Книгосайт / Книги / Френсис Фицджеральд «Великий Гэтсби» - скачать

Скачать: Великий Гэтсби , Френсис Фицджеральд

+126 Понравилась книга? Да / Нет

В сознании современников Фрэнсис Скотт Фицджеральд был и остается не просто писателем, но живой легендой, воплощением духа времени. В 1920 — х годах он стал кумиром американской молодежи, которая видела в нем блистательного выразителя собственного мироощущения. Эта репутация закрепилась за ним навечно, и даже сегодня американская критика продолжает именовать его певцом «джазового века». Правда, теперь уже не вызывает сомнений, что творчество Фицджеральда, наряду с сочинениями Ш. Андерсон, Э. Хемингуэя, Т.Вулфа, У. Фолкнера, — явление в высшей степени значительное, что оно отражает целую эпоху в развитии американского сознания и обладает абсолютной эстетической ценностью.

Развернуть
Скачать электронную версию



Купить бумажную книгу

Читать книгу онлайн

…В юношеские годы, когда человек особенно восприимчив, я как-то получил от отца совет, надолго запавший мне в память.

— Если тебе вдруг захочется осудить кого то, — сказал он, — вспомни, что не все люди на свете обладают теми преимуществами, которыми обладал ты.

К этому он ничего не добавил, но мы с ним всегда прекрасно понимали друг друга без лишних слов, и мне было ясно, что думал он гораздо больше, чем сказал. Вот откуда взялась у меня привычка к сдержанности в суждениях — привычка, которая часто служила мне ключом к самым сложным натурам и еще чаще делала меня жертвой матерых надоед. Нездоровый ум всегда сразу чует эту сдержанность, если она проявляется в обыкновенном, нормальном человеке, и спешит за нее уцепиться; еще в колледже меня незаслуженно обвиняли в политиканстве, потому что самые нелюдимые и замкнутые студенты поверяли мне свои тайные горе ста. Я вовсе не искал подобного доверия — сколько раз, заметив некоторые симптомы, предвещающие очередное интимное признание, я принимался сонно зевать, спешил уткнуться в книгу или напускал на себя задорно-легкомысленный тон; ведь интимные признания молодых людей, по крайней мере та словесная форма, в которую они облечены, представляют собой, как правило, плагиат и к тому же страдают явными недомолвками. Сдержанность в суждениях — залог неиссякаемой надежды. Я до сих пор опасаюсь упустить что-то, если позабуду, что (как не без снобизм? говорил мой отец и не без снобизма повторяю за ним я) чутье к основным нравственным ценностям отпущено природой не всем в одинаковой мере.

А теперь, похвалившись своей терпимостью, я должен сознаться, что эта терпимость имеет пределы. Поведение человека может иметь под собой разную почву — твердый гранит или вязкую трясину; но в какой-то момент мне становится наплевать, какая там под ним почва. Когда я прошлой осенью вернулся из Нью-Йорка, мне хотелось, чтобы весь мир был морально затянут в мундир и держался по стойке «смирно». Я больше не стремился к увлекательным вылазкам с привилегией заглядывать в человеческие души. Только для Гэтсби, человека, чьим именем названа эта книга, я делал исключение, — Гэтсби, казалось, воплощавшего собой все, что я искренне презирал и презираю. Если мерить личность ее умением себя проявлять, то в этом человеке было поистине нечто великолепное, какая-то повышенная чувствительность ко всем посулам жизни, словно он был частью одного из тех сложных приборов, которые регистрируют подземные толчки где-то за десятки тысяч миль. Эта способность к мгновенному отклику не имела ничего общего с дряблой впечатлительностью, пышно именуемой «артистическим темпераментом», — это был редкостный дар надежды, романтический запал, какого я ни в ком больше не встречал и, наверно, не встречу. Нет, Гэтсби себя оправдал под конец; не он, а то, что над ним тяготело, та ядовитая пыль, что вздымалась вокруг его мечты, — вот что заставило меня на время утратить всякий интерес к людским скоротечным печалям и радостям впопыхах.

Я принадлежу к почтенному зажиточному семейству, вот уже в третьем поколении играющему видную роль в жизни нашего среднезападного городка. Каррауэи — это целый клан, и, по семейному преданию, он ведет свою родословную от герцогов Бэклу, но родоначальником нашей ветви нужно считать брата моего дедушки, того, что приехал сюда в 1851 году, послал за себя наемника в Федеральную армию и открыл собственное дело по оптовой торговле скобяным товаром, которое ныне возглавляет мой отец.

Я никогда не видал этого своего предка, но считается, что я на него похож, чему будто бы служит доказательством довольно мрачный портрет, висящий у отца в конторе. Я окончил Йельский университет в 1915 году, ровно через четверть века после моего отца, а немного спустя я принял участие в Великой мировой войне — название, которое принято давать запоздалой миграции тевтонских племен. Контрнаступление настолько меня увлекло, что, вернувшись домой, я никак не мог найти себе покоя. Средний Запад казался мне теперь не кипучим центром мироздания, а скорее обтрепанным подолом вселенной; и в конце концов я решил уехать на Восток и заняться изучением кредитного дела. Все мои знакомые служили по кредитной части; так неужели там не найдется места еще для одного человека? Был созван весь семейный синклит, словно речь шла о выборе для меня подходящего учебного заведения; тетушки и дядюшки долго совещались, озабоченно хмуря лбы, и наконец нерешительно выговорили: «Ну что-о ж…» Отец согласился в течение одного года оказывать мне финансовую поддержку, и вот, после долгих проволочек, весной 1922 года я приехал в Нью-Йорк, как мне в ту пору думалось — навсегда.…

К сожалению, текст книги удалён по просьбе правообладателя.

Развернуть
«Великий Гэтсби»: отзывы

Если вы уже скачали эту книгу, вы можете написать небольшой отзыв,
чтобы помочь другим читателям определиться с выбором.

Написать отзыв
Пожалуйста, указывайте настоящее имя или Ваш сетевой никнейм. Старайтесь использовать одно и то же имя для всех отзывов. Отзывы с именами "asdasf", "Ыыыы" и подобными будут отклонены.
Кратко опишите впечатления. Например, "Книга потрясла до глубины души" или "Автор сам не понял, о чём написал".
Чтобы Ваш отзыв гарантированно был принят к публикации, пожалуйста, ознакомьтесь с рекомендациями по ссылке ниже.
Как написать хороший отзыв?
Написать отзыв

История одного повесы

Алекс Гримм 16.05.2014 | 04:53
0 Полезный отзыв? Да / Нет

Сегодня я хочу обсудить книгу Фрэнсиса Скотта Фицджеральда – «Великий Гетсби». Будучи откровенным, скажу, что об этой книги я узнал только после выхода одноименного фильма, который я так и не досмотрел до конца, что и спасло мои впечатления от прочтения истории.
Для справки: «Великий Гетсби» входит в сотню лучших книг всех времен и народов по версиям «Newswaak» и «Le Monde». Как я удалось узнать, книги, вошедшие в этот сборник, очень сложны для осмысления, по крайней мере требуют от читателя того, чтобы заржавевшие шестеренки в его голове начали свое тихое вращение. То же самое случилось и с Гетсби. Об этом мы и поговорим.
НЭЭЭЭЭЭКСТ!!!!!
Итак. Настолько я понял (хотя скажу сразу, что мое осмысление Гетсби будет проходить по мере написания рецензии), история Гетсби – это повесть об одном зажиточном повесе времен великой депрессии. Нью-Йорк 20-30 годов прошлого столетия. Человечество еще толком не оправилось от Первой мировой войны, но им было невдомек, что они стоят на пороге еще более сокрушительного бедствия. Однако, люди, о которых идет речь в книге, представляют собой особое привилегированное сословие, которое не особо-то заботится о мирских проблемах и всевозможных путчах и живет в свое удовольствие. Если бы действие книги проходило в нашем времени, то я не удивился бы, если бы главными героями были жители Калифорнии, да и прочего Западного побережья Штатов, где круглый год светит солнце, а главной заботой является выбор коктейля или вечернего платья. Именно так и протекала жизнь Гетсби. Однако все не так-то просто.
Книга зацепила меня с самого своего начала, и мне очень понравился язык повествования, который, собственно, и купил меня со всеми моими потрохами. Да, порой Фицджеральд использует словечки, которые уместны, но не очень понятны мне, как среднестатистическому читателю, не обремененному углубленными понятиями родного языка. Хотя, меня это не красит. И все же, мне было очень приятно читать, хотя то же самое слово «апломб» употреблялось рассказчиком раз пять за книгу.
Что касается сюжета, то это очень искусная изюминка книги. С самого начала я начал задаваться вопросом, почему именно Гетсби был назван Ником – повествователем – «великим»? К моему счастью, ответ на это был великодушно предоставлен мне в конце книги, однако все было сформулировано и изложено так, чтобы читатель сам включил свой мозг и начал домысливать, почему же Гетсби – Гетсби. По крайней мере, в моем случае. Можно сказать, что это очень высокий уровень писательства, потому как автор не предоставляет ответ на главный вопрос на блюдечке с каемочкой, а лишь намекает читателю, который сам волен отнести себя к одной из категорий людей, которые прониклись к Гетсби или же оставили его непонятым. Пожалуй, в этом и заключается гений Фицджеральда, хотя мне еще слишком рано судить об этом.
Впечатления от истории были самыми разными. Поначалу была особенная интрига, которая невольно возникает вокруг имени Гетсби. Затем наступил черед различных интрижек, которые являются важной частью истории. После я увидел историю о любви, которая хоть и была слишком глянцевой и кремовой, но все же оставалась искренней. Возможно, для нынешнего русскоязычного читателя это не слишком то понятно, ибо мировоззрение все-таки разное. Но, осмелюсь предположить, что роман о Гетсби стал отражением принципов жизни именно того времени, в котором и разворачиваются события.
Мне понравился финал. Да, с одной стороны я ждал неимоверного эмоционального потрясения, которое бы заставило сказать: «ЧЕРТ БЫ ВАС ВСЕХ ПОБРАЛ! КАК КРУТО!». Этого не произошло, однако впечатления от финала остались… такие, какими и должны были остаться. Не хорошие и не плохие, но до крайности выдержанные. Отражение людской сущности нашло в романе свою кульминацию, ибо здесь были очень сдержанно отображены как тщеславие, так и лживость, коварство, лицемерие, праздность и беспечность. Даже ведя увеселительный образ жизни и принимая у себя бессчетное число гостей, Гетсби остался для них ни кем, хотя при жизни был многим. Фрэнсис Скотт показал это очень умело, и у меня сейчас не хватает нужных слов, чтобы в полной мере передать атмосферу людских отношений, которые были заложены в книгу.
Что касается самого Гетсби, то он вызвал у меня двойственное впечатление. В одной стороны я был заинтригован его сущностью. С другой – я во многом не разделял его взглядов. Однако, второе начинало стираться как только личность хозяина виллы начала раскрываться перед лицом повествователя. Человек с сильным духом и стальным характером. Несмотря на то, что он представляется эдаким гулякой, в нем невероятно сильно выражены принципы, на которые читатель то и дело натыкается в истории. Одно то, что Гетсби не закладывает заворот в то время, когда вечеринки в его доме достигают чуть ли не уровня оргии уже говорит о том, что этот человек имеет свое мнение, нарушить которое возможно далеко не каждому. То же самое мы видим в разговоре, который прошел в отеле «Плаза» между Томом, Дэзи и Гетсби, когда и нужно было выяснить, кто есть кто. Здесь мы видим, что у Гетсби есть офигительно-аристократичный стержень внутри, который заставляет его держать свою стать и знать себе цену, но в то же время оставаться верным своей любимой.
Вот я этого момента книги мне, пожалуй, труднее всего судить об истории, потому что я не понял ее до конца. Возможно это вызвано тем, что у меня из-за работы был довольно длительный перерыв в прочтении: я не проглотил книгу целиком. Возможно оттого, что мой литературный вкус, взращенный и вскормленный современной прозой, изломан вдоль и поперек. Подобное впечатление у меня осталось после «По ком звонит колокол», а потому можно заключить вывод, что я даже в свои 26 до сих пор не достаточно дорос до этой книги и, вероятно, когда я буду ее перечитывать (а это точно случится) лет в 50 (ну если доживу, конечно), то у меня сложится иное мнение и я смогу понять сильную и непоколебимую сущность Гетсби. Надеюсь, что так оно и будет.
Что же у нас в заключении? Здесь можно смело сказать, что книга обязательна к прочтению. Надеюсь, что вы не разделите моей ошибки и Гетсби предстанет перед вами во всей своей красе, как ему и должно. Ежели нет, то вы по крайней мере получите удовольствие от лицезрения ушедших нравов, в которых честь и доблесть были не просто словами, а прерогативой настоящих живых людей.
Что касается фильма, то я, наверное, не буду его смотреть, хотя бы в ближайшее время. Могу сказать только одно: Ди Каприо очень ярко отобразил своего персонажа, а вот Тоби Могуайр козел, потому что не сыграл в последних частя Человека-Паука.

Как обычно, с вами был Саша Гримм, который до крайности раздражен своим новым кабинетом и все ждет не дождется, когда же ему на шею свалится хомут работы, что не даст продохнуть и поможет вытворить из бренной головы всякие ненужные мысли о женщинах, сладострастии и прочих факторах, которые мешают написанию «Бездомного бога». Удачи, друзья! ;)

Полностью