Книгосайт / Книги / Энтони Берджес «Заводной апельсин» - скачивайте бесплатно

Скачать: Заводной апельсин , Энтони Берджес

+50 Понравилась книга? Да / Нет

«– Ну, что же теперь, а?»

Аннотировать «Заводной апельсин» – занятие безнадежное. Произведение, изданное первый раз в 1962 году (на английском языке, разумеется), подтверждает старую истину – «ничто не ново под луной». Посмотрите вокруг – книжке 42 года, а «воз и ныне там». В общем, кто знает – тот знает, и нечего тут рассказывать :)

Поклон киноманам :) – книга стала известна благодаря фильму-экранизации, снятому Стенли Кубриком в 1971 году – случай, аналогичный случаю с романом «Полет над гнездом кукушки» (в другое время и с другим режиссером, разумеется). Согласно завещанию господина Кубрика, в России «Заводной апельсин» должен показываться исключительно с субтитрами, никакого дубляжа.

Развернуть
Скачать электронную версию
  • FB2
  • EPUB
  • TXT
  • RTF
  • HTML

Это бесплатно?

Читать книгу онлайн

…– Ну, что же теперь, а? Компания такая: я, то есть Алекс, и три моих druga, то есть Пит, Джорджик и Тем, причем Тем был и в самом деле парень темный, в смысле glupyi, а сидели мы в молочном баре «Korova», шевеля mozgoi насчет того, куда бы убить вечер – подлый такой, холодный и сумрачный зимний вечер, хотя и сухой. Молочный бар «Korova» – это было zavedenije, где давали «молоко-плюс», хотя вы-то, бллин, небось, уже и запамятовали, что это были за zavedenija: конечно, нынче ведь все так скоро меняется, забывается прямо на глазах, всем plevatt, даже газет нынче толком никто не читает. В общем, подавали там «молоко-плюс» – то есть молоко плюс кое-какая добавка. Разрешения на торговлю спиртным у них не было, но против того, чтобы подмешивать кое-что из новых shtutshek в доброе старое молоко, закона еще не было, и можно было pitt его с велосетом, дренкромом, а то и еще кое с чем из shtutshek, от которых идет тихий baldiozh, и ты минут пятнадцать чувствуешь, что сам Господь Бог со всем его святым воинством сидит у тебя в левом ботинке, а сквозь mozg проскакивают искры и фейерверки. Еще можно было pitt «молоко с ножами», как это у нас называлось, от него шел tortsh, и хотелось dratsing, хотелось gasitt кого-нибудь по полной программе, одного всей kodloi, а в тот вечер, с которого я начал свой рассказ, мы как раз это самое и пили.

Карманы у нас ломились от babok, а стало быть, к тому, чтобы сделать в переулке toltshok какому-нибудь старому hanyge, obtriasti его и смотреть, как он плавает в луже крови, пока мы подсчитываем добычу и делим ее на четверых, ничто нас, в общем-то, особенно не понуждало, как ничто не понуждало и к тому, чтобы делать krasting в лавке у какой-нибудь трясущейся старой ptitsy, а потом rvatt kogti с содержимым кассы. Однако недаром говорится, что деньги это еще не все.

Каждый из нас четверых был prikinut по последней моде, что в те времена означало пару черных штанов в облипку со вшитой в шагу железной чашкой, вроде тех, в которых дети пекут из песка куличи, мы ее так песочницей и называли, а пристраивалась она под штаны, как для защиты, так и в качестве украшения, которое при определенном освещении довольно ясно вырисовывалось, и вот, стало быть, у меня эта штуковина была в форме паука, у Пита был ruker (рука, значит), Джорджик этакую затейливую раздобыл, в форме tsvetujotshka, а Тем додумался присобачить нечто вовсе паскудное, вроде как бы клоунский morder (лицо, значит), – так ведь с Тема-то какой спрос, он вообще соображал слабо, как по zhizni, так и вообще, ну, темный, в общем, самый темный из всех нас. Потом полагались еще короткие куртки без лацканов, зато с огромными накладными плечами (s myshtsoi, как это у нас называлось), в которых мы делались похожими на карикатурных силачей из комикса. К этому, бллин, полагались еще галстучки, беловатенькие такие, сделанные будто из картофельного пюре с узором, нарисованным вилкой. Волосы мы чересчур длинными не отращивали и башмак носили мощный, типа govnodav, чтобы пинаться. – Ну, что же теперь, а?

За стойкой рядышком сидели три kisy (девчонки, значит), но нас, patsanov, было четверо, а у нас ведь как – либо одна на всех, либо по одной каждому. Kisy были прикинуты дай Бог – в лиловом, оранжевом и зеленом париках, причем каждый тянул никак не меньше чем на трех– или четырехнедельную ее зарплату, да и косметика соответствовала (радуги вокруг glazzjev и широко размалеванный rot). В ту пору носили черные платья, длинн…

Читать целиком
Развернуть
«Заводной апельсин»: отзывы

Если вы уже скачали эту книгу, вы можете написать небольшой отзыв,
чтобы помочь другим читателям определиться с выбором.

Написать отзыв
Пожалуйста, указывайте настоящее имя или Ваш сетевой никнейм. Старайтесь использовать одно и то же имя для всех отзывов. Отзывы с именами "asdasf", "Ыыыы" и подобными будут отклонены.
Кратко опишите впечатления. Например, "Книга потрясла до глубины души" или "Автор сам не понял, о чём написал".
Чтобы Ваш отзыв гарантированно был принят к публикации, пожалуйста, ознакомьтесь с рекомендациями по ссылке ниже.
Как написать хороший отзыв?
Написать отзыв

Реквием по панку и всякий прочий kal.

Алекс Гримм 24.01.2014 | 06:12
+13 Полезный отзыв? Да / Нет

Итак, сегодня я хочу поделиться своим мнением об одной выдающейся книге, а именно о «Заводной апельсине» Энтони Берджеса. Предупрежу, что во-первых мое мнение никоим образом не совпадает со мнением большинства читателей, которые души не чают в этом романе, но на то это и есть МОЕ мнение. Во-вторых, в рецензии будет очень и очень много спойлеров, потому что без них никак нельзя передать те чувства, которые я испытываю к этой книге.
Скажу сразу, что один тот факт, что ты действительно испытываешь некие чувства к литературному произведению, уже говорит о многом, априори. Другое дело – какие именно чувства у тебя остались после книги. А вот это, правильный вопрос.
Мое косвенное знакомство с «Заводным апельсином» свершилось несколько лет назад, когда ко мне в кабинет ворвался один мой весьма начитанный знакомый и сказал:
- Гримм, ты должен прочитать весь топ 100 лучших книг всех времен и народов по версии Newsweek.
Хорошо, хорошо, приятель, я это сделаю! Гугл – мой верный друг и соратник – показал мне этот топ 100 и я увидел там действительно очень и очень много книг, которые либо уже меня заинтересовали, либо обещали это сделать в скором времени. Некоторые из них я даже уже успел прочесть, например – «Над пропастью во ржи» Сэлинджера… оооо, товарищи… об этой книге тоже можно говорить часами, и я сам лично, буквально вчера, сравнивал ее с «Заводным апельсином», но об этом далее.
Так вот. Мой знакомый сказал, что «ЗА» - это азбука киберпанка, а сам многоуважаемый мистер Берджес – основоположник. Круто! То, что доктор прописал! Как только я узнал об этом, мое взбудораженное воображение, подпитанное бурной фантазией и нескончаемой страстью к научной фантастике сразу же начало рисовать мне не менее приятные и красивые картины, как в той же самой «Дочери железного дракона» - книге, от которой я был в полнейшем восторге. Я предположил, что такую вещь просто так не прочтешь и к ней нужен определенный подход, а потому отложил эту затею до лучших времен. Наберусь опыта, узнаю других авторов, а потом и приступлю к классике, коей по моему мнению и являлся «ЗА».
И понеслась душа по кочкам, вот только в каком направлении? Киберпанк, стимпанк, триллеры, детективы, социальная драма – не сказать, что я прочел очень много книг за этот период, предшествующий «ЗА», но все же кое-какой опыт получил. Например – «Последний поворот на Бруклин» Хьюберта Селби младшего. Я неспроста заговорил об этой книге, потому что лично для меня – и это опять-таки МОЕ и только МОЕ мнение – эта книга во многом схожа с «ЗА», но и об этом я расскажу позже.
Когда я добрался до произведений из «топки», в моем багаже уже присутствовало несколько книг, от которых я был в полнейшем восторге. Та же «Дочь железного дракона» Майкла Суэнвика, «Сердца в Атлантиде» и «Побег из Шоушенка» моего любимого Кинга, «Реквием по мечте» Селби. В общем, как вы можете заметить, я поступил опрометчиво и изрядно подпортил свой литературный вкус, а точнее было бы сказать – заточил его под современные стандарты. И вот, пройдя долгий путь тысяч страниц, я добрался до классики, которая будоражила мое сердце и заставляла обращаться с собой, как с сокровенной реликвией чистейшей и благоговейной речи. Я начал с «По ком звонит колокол» старины Хема, а затем проглотил «Пролетая над гнездом кукушки» Кена Кизи. Стоит ли говорить, в каком предоргазмовом состоянии я пребывал от обеих книг? Думаю, что нет, ибо они просто великолепны. Я в полной мере получил то, чего и ожидал, чем и остался доволен.
Теперь, настал черед «киберпанка» - разрази гром того дезинформатора, который сказал мне эту чушь несусветную – и я принялся читать «Заводной апельсин». Стоит сразу расставить все точки над i: я читаю на ридере kindle 5, а потому все книги у меня измеряются в процентах.
В общем, мои глаза побежали по строчкам этой книги так молниеносно, как только умеют бегать, однако, разочарование настигло меня настолько стремительно, насколько я этого даже ожидать не мог. Господи, как же меня добивала транслитерация: kal, shtutshka, vestsh, kisa, baldiozhnaja tusovka, tsygarka… дальше продолжать? Конечно же, я понял, что таким вот пресловутым образом старина Берджес передает нам непередаваемый сленг, а попросту – жаргон, который царил Нью-Йорке в 60-х годах, если я ничего не путаю. Но, позвольте, господа? Зачем это нужно? У всего должна быть конечная цель, как мне кажется. То бишь, те же самые испаноязычные словечки в «По ком звонит колокол» в полной мере передавали атмосферу, царившую в бригаде повстанцев. А что тут? Зачем? Я начал думать, что с главным героем – Алексом, чертов тезка – должна произойти чудеснейшая метаморфоза и даже если это будет банально и скучно, он перестанет быть выродком, коим являлся на протяжении всей книги. Читаю… читаю… читаю… ничего подобного не происходит. ОК, думаю я, поживем – увидим.
По мере того, как строки «ЗА» оставались позади, я почему-то начал мысленно проводить аналогию с замечательнейшим произведением – «Цветы для Элджернона». То бишь, я фактически продолжал ожидать какого-то удивительного изменения в жизни Алекса, которое и направит повествование в то русло, какое я хочу. Но, к моему безумнейшему сожалению, ничего такого не произошло. Вернее, нет, произошло, Алекс стал другим человеком, но остался мудаком. С 50% книги он начал участвовать в эксперименте и оказался непригодным к любому роду насилия. И это хорошо, я был рад, что этот ублюдок теперь не сможет бесчинствовать. Далее, наступило томное ожидание того, что это все должно закончиться логической развязкой, которой – тысяча чертей! – я так и не нашел.
Давайте, я расскажу вам, почему я так ненавижу этого выродка. Собственно, мне дико представить, что кому-то понравился данный персонаж. С одной стороны, это хорошо, потому что мы привыкли читать о положительных и лучезарных героях, который свергают горы на своем пути, спасают девушку, женятся, заводят золотистого ретвивера и стригут зелененький газон в палисадничке перед домом. Здесь мы ничего такого не видим. Это история о гнусной подлой пятнадцатилетней твари, которая убивает людей, насилует маленьких девочек, а при малейшем подозрении о «палевее» тут же сбрасывает все на других и открещивается от содеянного. Выродок? Да чистейшей воды! Я так ненавидел Алекса, что всеми фибрами моей извращенной души хотел, чтобы Тем выбил ему чертовы глаза той самой велосипедной цепью, и представьте мое разочарование, когда этого не случилось! Далее следовал метод Людовика, тот самый, который должен был изменить Алекса и изменил таки. Да, теперь он стал покорным, как маленький беззащитный щенок… НО ЧЕРТ БЫ ЕГО ПОБРАЛ! Он как был тупоголовым выродком, так им и остался. Да, теперь он не способен вершить насилие, но мы видим ярчайший пример лицедейства, лицемерия, цинизма и саможалости. Более отвратительного литературного персонажа я в жизни не встречал, хотя, меня впереди ждет «Случай портного», и что-то мне подсказывает, что меня ожидают схожие эмоции.
Итак, я немного отклонился от темы и дал волю эмоциям, но иначе я просто поступить не мог, потому что Алекс – лидер среди антиподов. Что? Вы скажите, что книга и была заточена, дабы показать его сволочную натуру? И вы совершенно правы, однако и своей правоты я не отрицаю, и потому я упомянул «Последний поворот на Бруклин». Читая эту книгу, я заламывал себе руки и ноги от отвращения, потому что в жизни не читал столь омерзительного чтива про юных рецидивистов, гомосексуалистов, извращенцев, и так далее, и все прилагающееся. Плюс к этому, необычайно странный язык повествования самого Селби, к которому нужно привыкнуть. НО! Закончив «Бруклин», я остался доволен. Почему? Да все потому, что в полной мере увидел американские «низы» тех же шестидесятых годов. Да, ты испытываешь отвращение к «торчкам» и педофилам, которые представлены твоему вниманию, но книга заставляет задуматься. А что «Заводной апельсин»? Да чушь собачья, вот что!
В общем, я крайне недоволен книгой. Не исключаю, что я ее просто не понял, хотя до меня дошла идея о демонстрации малолетней преступности и деградации личности, которые имели место в свое время и в своем месте. Киберпанк? Шутите? «Кибер» здесь и не пахло, а вот «панка» - предостаточно. Сам термин «панк» переводится с английского, как «дрянной», но все чаще его переводят, как «мусор», и вот как раз таки мусора в этой книге было предостаточно. Одно то, как автор передавал всякие звуки, вроде как kashl-kashl-kashl, говорит об очень многом, и это омерзительно. Повествование не делается от этого увлекательнее и интереснее, и, в конечном счете, добивает ужаснейший язык Берджеса. Я его просто не понимаю! С одной стороны, Алекс способен говорит высокопарными, но крайне лицемерными и противными речами, с другой стороны, под конец книги я видел настолько скудное повествование, о которого ругался благим матом. Чуть ли не на каждой строчке было «и всякий прочий kal», каждый раз он повторял «нутряных, или внутряных, или каких еще там дел», и от этого однообразия складывается впечатление, что автор просто «копипастил» свою речь, явно сливая концовку.
Какой можно заключить вывод? В «Заводном апельсине» я увидел яркого представителя не самой приятной из существующих субкультур, но… я люблю панк, и любое его проявление, что в литературе, что в музыке (исключая разве плаксивых эмо). Но вот показывать панк можно по-разному, и Селби тому яркий пример. Нет, конечно же, нельзя сказать, что именно панк он и показывал, но по качеству передачи насилия и – что важнее – характера насильников, здесь Селби неоспоримый лидер.
Сегодня, немного отойдя от «ЗА, я зашел в свою любимую Википедию и начал искать инфу. Стоит признаться, что я несколько смягчился, когда узнал, что Энтони Берджес начал писать ее после того, как у него обнаружили опухоль мозга, а в основу истории об Алексе лег реальный случай из жизни писателя, когда какие-то подонки изнасиловали его беременную жену. Показать выдающегося людского сволочизма. Меня это проняло, не спорю, но продолжая аналогию с Селби стоит сказать, что Хьюберту врачи в свое время давали всего пару месяцев жизни, не более, и по их показателям он должен быть давно мертв, да еще и при том, что жил он всего с одним легким. Вот и попробуйте рассудить, что, да как.
Книга «Заводной апельсин» оставила у меня очень негативный оттенок, но, стоит признать, что безучастным я к ней не остался. Вполне вероятно, что я еще не дорос до нее и не способен понять глубокий контекст, который заложен в ее строчки, не отрицаю. В конечном итоге, «Над пропастью во ржи» я тоже понял не до конца, хотя, казалось бы, и понимать то нечего.
Вот такие вот пироги, друзья-товарищи. Я не жду, что сейчас в ваших рядах найдутся мои союзники, которые будут в полной мере разделять МОЕ мнение, даже больше, чем уверен, что своим негативом вызову лишь волну ненависти и укоров тех защитников, которые костьми лягут, но защитят честь «Заводного апельсина». Что ж, ваше право, а я за сим откланяюсь.

Саша Гримм

Полностью

Крик душеньки

Мартин Люпин 31.03.2019 | 16:40
-5 Полезный отзыв? Да / Нет

Весьма короткий,но объёмный рассказ про отпетую юность парня.
Поднятый этим произведением вопрос - о сущности человека и сейчас волнует умы людей. Я очень был удивлён, когда понял что человеком человека делает способность делать выбор самостоятельный и личный. Я очень, что прочитал это произведение. Заставляет поразмыслить мозгами.

Полностью