Женская сущность

Кристин Григ



1

Николь Колдер думала только об одном: как бы поскорее сбежать. Эти вечеринки порой действуют на нервы. Неужели недостаточно, что она специально прилетела на это семейное торжество с другого конца света? Ее сестра Пам вышла замуж за Чина, и теперь они живут в Буэнос-Айресе. Сюда на празднование пятилетия их бракосочетания съехались родственники: ее мать Глория, сестра Белл с мужем Аби. Не то чтобы она не рада была видеть их здесь всех вместе. Боже упаси. Она их всех любит, и с сестрами у нее были прекрасные отношения. Были. Пока они не вышли замуж. До чего же замужество меняет людей. Раньше они понимали друг друга с полуслова и веселились от души, когда сходились вместе. Теперь же их как подменили. Они стали преданными женами и неутомимыми домохозяйками. Но и это, в конце концов, можно было бы пережить. Все обстоит гораздо хуже. Они все словно сговорились устроить ее светлое будущее. Можно подумать, что других забот у них нет. Они умудрились вовлечь в это даже своих мужей, которые – Ник не собиралась кривить душой – неплохие ребята. А тут все как взбесились. Стоит ей появиться в семейном кругу, как кругом творится какая-то несусветица. Ее так и норовят познакомить с очередными подходящими представителями сильного пола, которые, по мнению ее близких, очевидно, должны оказать на нее благотворное воздействие и способствовать изменению ее непутевых взглядов в сторону продвижения к благам семейной жизни.

В последний раз это был зануда академик лет на сто старше ее. А перед этим вдовый ковбой, владелец ранчо, так тот целый вечер рассказывал об осеменении коров.

Как это ни забавно, на самом деле оба были весьма симпатичные ребята, только Ник ни на дух не переваривала симпатичных. И еще менее – перспективы оседлой семейной жизни. Ее манят свобода, приключения и случайная связь с человеком, который умеет зажечь кровь одним взглядом.

Ник пригубила стакан с ромом и, проведя рукой по волосам, оглядела гостиную, полную незнакомых людей. Вечер был душный и жаркий, и ее волосы цвета темной бронзы превратились в непослушную массу мелких колечек, несмотря на лак. Сейчас самое время пройти сквозь толпу, глупо улыбаясь направо и налево, и…

У Ник перехватило дыхание.

В комнату вошел мужчина. Высокий, широкоплечий, с узкими бедрами, с черными как смоль волосами и не то голубыми, не то серыми глазами на мужественном лице, словно вырезанном из куска мрамора умелым мастером, он смотрелся как картинка в своем черном смокинге.

Ник раздумала убегать. Усталость как рукой сняло. Если уж ее сестрички так помешаны на сводничестве, что бы им познакомить ее с таким красавчиком? А толку? Хотя он, если оценивать по десятибалльной системе, тянет на все двенадцать. У нее на уме совсем другое. Потому-то им ее никак не опутать.

Такие типы не из числа подходящих. У этого на лбу написано, что брак не входит в круг его интересов. Она это по опыту знает.

– Он очарователен, – сказала бы Глория и тут же добавила бы, – и красавец, слов нет, но, милая, это же не брачный материал. Он не подходящий.

Что правда, то правда. Не подходящий для брака. Только брак не единственное, что женщина ищет в мужчине.

Ник снова пригубила ром. Остепенится она! Ждите! В гробу она видала мужчину, у которого на уме брачные планы! Чтоб она дала подрезать себе крылья, посадить в позолоченную клетку и превратить ее, переводчицу экстра-класса, в домохозяйку, ничего дальше кухни не видящую!

Ник оглядела гостиную. Где этот мистер Двенадцать? Ах вон он, треплется с блондинкой, которая спит и видит, чтоб он раздел ее прямо на глазах у всех. С таким типом сестрички ее не познакомят.

– Ты имеешь дело с мужчинами, которые не собираются остепениться, – сказала за завтраком Белл. (И она туда же! Совсем как Глория).

– Точно, – с таким же серьезным видом поддакнула Ник. – Тем-то они и интересны.

Пам вздохнула, Белл вздохнула, и Ник пришлось спасать ситуацию. Она тоже тяжело вздохнула. К счастью, сестрички еще не совсем потеряли чувство юмора и прыснули. Чин и Аби даже спросили, над чем это они смеются, отчего все трое залились пуще прежнего.

Позже Ник застала сестер и их мужей в комнате; они что-то горячо обсуждали. При виде Ник все сразу замолчали. Ее шурины – оба, кстати, мистеры Двенадцать – покраснели и стали говорить о погоде, из чего она вывела, что раскрыла очередной заговор по охмурению ее, Ник.

Подтверждения не пришлось долго ждать.

– Ты в Греции была? – как бы мимоходом обронил Аби.

– Была, – откликнулась Ник, подцепив вилкой помидор. – Красивая страна.

Все затаили дыхание.

– Да, – подхватил Аби, – красивая. А по-гречески ты говоришь?

– Как все туристы. Как пройти туда-то и дайте мне то-то и то-то. Сколько стоит? Сам знаешь. А с какой стати ты спрашиваешь?

– Да так, – быстро проговорил Аби. Слишком быстро.

Вот почему в голове у Ник зазвенел колокольчик, когда Пам и Белл зашли к ней в комнату, где она одевалась к съезду гостей, и как бы между прочим посетовали, что она не говорит по-гречески, потому что среди гостей будет старый друг Аби и Чина из Афин.

– Я думаю, мистеру Татакису, наверное, было бы приятно, если б с ним поговорили на его родном языке, – заметила Белл.

– Надо же, – с невинным видом сказала Ник, – этот господин дружит с Чином и Аби, а говорит только на греческом. Я-то думала, что английский международный язык общения.

Попавшиеся на собственной хитрости сестры поспешили признать, что Александр Татакис говорит по-английски.

– Ах вон оно как, – все так же невинно подхватила Ник. – Александр Татакис, говорите.

– И еще владелец целого торгового флота, – с готовностью объяснила Белл. – И если бы ты, Ник, была бы столь любезна…

– Ты бы оказала услугу нам с Чином и… – лучезарно улыбаясь, ввернула Пам.

– …И скрасила ему сегодняшний вечер, – добавила Белл.

Ник со вздохом поднесла к губам стакан.

Единственное, о чем она мечтает, так это скрасить вечер себе самой и сбежать с вечеринки. А завтра она скажет сестрам, что прождала высокочтимого господина Татакиса, а он не появился и ее сморил сон. В конце концов, она сегодня прилетела из Океании в Сан-Франциско, из Сан-Франциско в Нью-Йорк, чтобы забежать к себе домой, и, наконец, из Нью-Йорка в Буэнос-Айрес и имеет право на отдых. При такой перегрузке трудно ожидать, что она будет вежлива с мистером Флотоводцем. Но на всякий случай надо держать ухо востро и избегать маленьких, толстеньких подходящих магнатов с Эгейского моря.

Хотя, будь она в настроении, она сумела бы улыбнуться тому сексапильному красавчику, что недавно появился в гостиной.

Но, увы, она не в настроении. Да и толку из этого не было бы никакого. Ее семейка глаз с нее не спустит и не даст пофлиртовать с черноволосым красавчиком. Где, кстати, он? Ага, вокруг него стайка девиц: пара блондинок, одна брюнетка и еще одна с такими пестрыми волосами, что скорее походит на кисть художника на длинных ногах. И все млеют и смотрят на него так, будто готовы съесть.

А что, неплохая идея, мечтательно подумала Ник. И тут же одернула себя. Она очень устала. И хотя она любит мужчин и любит секс, но предаваться пустым грезам…

В комнату влетела Пам. Вскрикнув, она бросилась к господину Двенадцать, который посмотрел поверх ее темноволосой головки прямо на Ник.

У Ник учащенно забилось сердце. Глаза у него точно небесно-голубые. На миг их взгляды встретились. Пам обняла его и что-то сказала. Он перевел взгляд на нее… и все кончилось.

Она отвернулась и отошла, сжав в ладони свой стакан. Рука немного дрожала. Это от усталости, подумала она. Слава Богу, рядом никого нет.

Ночь была великолепная. Воздух пронизан ароматом цветов в горшках, стоящих на плитах пола; в небе светила полная луна. Немного душно, но Ник это было по душе.

– Добрый вечер. – Сердце у нее бешено заколотилось.

Она круто обернулась… но это был не он. Нет, это не грек. Высокий. Приятный на вид парень с песочными волосами. Очень цивилизованный. Цивилизованный. Что за странное определение человека, которого не знаешь. Здесь все цивилизованные: женщины в длинных вечерних платьях, мужчины в смокингах. Куда уж цивилизованнее? А вот в том типе, за которым она наблюдала, есть что-то дикое, в нем таится какая-то примитивная сила…

Ник кашлянула и протянула руку.

– Привет. Я Николь Колдер.

– Приятно познакомиться.

– Мне тоже..; если только вы не Татакис. Вы же не Татакис?

– Боже упаси, – засмеялся он. – Меня зовут Нейл Саймон. Я учился в одной школе с Аби Джемалем. А вы его свояченица Николь, да?

Сколько же здесь бродит подходящих, мелькнуло в голове у Ник.

– Точно, – бросила она. – Значит, вы знакомы с его женой. Моей сестрой.

Конечно, знаком. Они поболтали о Лос-Анджелесе, где он живет, и о Нью-Йорке, где живет она. Потом Нейл помолчал, прокашлялся и сказал, что было бы неплохо как-нибудь повидаться, скажем когда он будет в Нью-Йорке по делам.

– С удовольствием, – согласилась Ник, – только я редко бываю дома. Я все время в разъездах.

Нейл перестал улыбаться.

– Да, – бросил он, – я слышал. – И, извинившись, смешался с толпой.

Ник глотнула рома.

Вот так-так. Не хотела быть невежливой, а в результате обхамила человека, не желая того. На самом деле она брякнула первое, что пришло на язык, но, если подумать, это все равно что сказать: «Ах, простите, я сегодня не могу с вами встретиться, потому что хочу помыть голову».

И на старуху бывает проруха. Это не ее вина. Это все ее сестры. Занимались бы лучше своими делами и не совали нос в ее жизнь.

Не следовало, наверное, лететь в такую даль, на эту вечеринку, после того как три месяца изо дня в день она переводила с французского на английский и с английского на французский в этнологической экспедиции с учеными из Парижа и Нью-Йорка, но ей хотелось навестить сестру и ее мужа в день пятилетия их свадьбы и повидать свою племянницу, которой через несколько дней должно исполниться пять годиков. Этот факт ни Пам, ни Чин не отрицали, но кто будет их винить, когда они и через пять лет после свадьбы все еще без ума друг от друга? Если б только Пам не вбила себе в голову, что любовь – это панацея от всех бед.

– Я познакомилась с Чином на такой же вечеринке, – пела она этим утром.

– Я тоже, – подхватила Белл.

Ник вздохнула и снова обвела взглядом гостиную. Пам нигде не было видно. Наверное, воспользовалась первой возможностью и сбежала… Но черноволосый здесь.

Сердце у Николь учащенно забилось.

Сомнений нет. Незнакомец смотрит на нее. Прямо на нее. И, слегка улыбнувшись, начинает пробираться сквозь толпу к ней на террасу…

– Александр!

Глаза у Ник расширились. Громовой голос принадлежал ее шурину, но мужчина, который остановился и поворачивается к нему, не толстенький коротышка.

А двенадцатибалльный красавчик.

Она так и стояла с открытым ртом, глядя, как они обнимаются и смеются.

– Когда ты прилетел, Александр?

Александр. Александр Татакис. У Ник голова пошла кругом. Этот роскошный мужчина и есть тот, с кем хотели познакомить ее сестры? Не жаба, которую брак обратит в принца? Этот высокий, красивый, ошеломляюще сексуального вида человек и есть воплощение их представления о мистере исключительно подходящем?

Только две женщины, пребывающие в затянувшейся эйфории медового месяца, могли додуматься до подобного плана. Из Александра Татакиса такой же супруг, как из нее супруга. Как звучит народная мудрость? Свой свояка видит издалека. Так, кажется? Ей достаточно было одного взгляда на этого человека, чтобы понять: это закоренелый холостяк, то бишь ее поля ягода.

Она быстро отступила в темноту и прикусила губу, чтобы не расхохотаться. Она весь вечер бегает от предполагаемого профессора или фермера, который якобы спит и видит как бы запрячь ее в колесницу семейного рабства, ожидая от нее сытного обеда, после того как она провела изнурительный день за прялкой – или чем там занимаются ее сестры, – а это, оказывается, красивейший из мужчин, какого только ей доводилось встретить.

Видать, от брачной жизни мозги у сестренок набекрень.

Не могут они не понимать, что этот человек никакой не брачный материал. Он так же, как и она, носится со своей свободой как с писаной торбой. Она с ним покрутить не против. На вечер он, пожалуй, сошел бы. Но не больше. Улыбка. Походка. Самовлюбленный, темпераментный… Одним словом, грек. Со всеми мужскими заскоками. Одним словом, мачо.

Ник покачала головой. Только попадись мне Пам и Белл. И их муженьки. Да и мать, которая из кожи вон лезет, чтобы отыскать для нее подходящего мужчину. Она им все за завтраком выложит. Хватит вечно лезть не в свое дело…

– Николь. – Чин промурлыкал ее имя со своим бесподобным аргентинским акцентом.

Ник глубоко вздохнула и обернулась.

– Чин, – спокойно проговорила она, поднявшись на цыпочки и целуя его в щеку. – Прекрасный вечер.

– Это все Пам, – с гордостью ответил Чин.

– Да, она славно поработала.

Чин кивнул, затем сунул руки в карманы брюк и смущенно кашлянул.

– Ты со всеми поздоровалась?

Так вон он куда клонит!

– Да ты что, – с невинным видом проговорила она. – У тебя тут миллион народу. Со всеми разве перездороваешься?

– Ясное дело. Но если бы ты зашла в дом, кое с кем бы познакомилась.

Ник смотрела на обычно невозмутимого шурина. У того даже румянец выступил на смуглых скулах.

– Чин, – строго проговорила она. – Не хочу я встречаться с вашим Александром Татакисом.

– Пам думает…

– Пусть лучше не думает. Во всяком случае, обо мне. – И тут же сменила гнев на милость: – Уж какая я есть, такая есть. Мне и так хорошо.

Шурин посмотрел на нее с явным облегчением.

– Я и сам знаю. Я все пытался втолковать ей. Да…

– Но ему-то ты не говорил, а? Этому Татакису?

– Ты что! – возмутился Чин.

– Вот и хорошо, – взмахнула Ник ресницами. – Потому что мне не хотелось бы, чтобы он смотрел на меня как на рыночный товар, если мне случится столкнуться с ним нос к носу и познакомиться.

– Но ты же только что сказала…

– Я сказала, что не хочу знакомиться с ним. То есть в смысле брака и всего прочего. – Она понизила голос до театрального шепота: – Да и он неудачный выбор в этом плане.

– Боюсь, он с тобой согласился бы, – с улыбкой подтвердил Чин.

– Но на одну ночь он, думаю, то, что надо.

– Николь!

Ник рассмеялась.

– Шучу.

Конечно, шутит. Все это шутка. Сводничество. Незнакомый красавец с вешающимися ему на шею девицами. Он ей приглянулся, и, как ей показалось, она ему тоже. Но даже если он и впрямь заметил ее и даже если он ее тип, что из того? Она не в настроении связываться сейчас с кем-нибудь ни на вечер, ни на месяц, ни на какое другое время. После этой экспедиции, стоившей ей немало нервов и крови, ей надо отдохнуть. Какие-нибудь переводы в Нью-Йорке. А там, глядишь, кто-нибудь подвернется до следующей выездной работы.

– …Прошу прощения.

Ник посмотрела на Чина.

– Ах прости, я задумалась.

– Я сказал, что хочу разыскать жену и ненадолго смыться с ней. Если ты не против…

Она улыбнулась.

– Ради Бога. Кстати, если найдешь Пам, передай ей, что вечер удался на славу, но я выжата как лимон и хочу спать.

– Конечно. Скажу. – Чин поцеловал ее в висок. – Спокойной ночи, Ник.

– Спокойной ночи, Чин.

Только об этом она сейчас и мечтает. И хватит рыскать по темной террасе. Надо идти в дом. Она ведет себя как школьница, пытаясь ускользнуть от этого Александра Татакиса. И довольно фантазировать, будто он положил на нее глаз и ищет ее…

Ищет ее?

Ник усмехнулась. Хорошего помаленьку. Надо выспаться. Она пригладила волосы, задрала подбородок, нацепила на лицо дежурную вежливую улыбку, решительно вошла в шумную гостиную… И отправилась на поиски Александра Татакиса.



2

Она красива, эта юная женщина с волосами цвета осенней листвы и изумрудными как море глазами.

Александр заметил ее сразу, как только вошел в гостиную. Она была воплощением женственности в этом шелке чуть бледнее ее глаз. На ней был топик (так называла это его последняя любовница) и брюки в тон ему. Вообще-то женщин в брюках он не жаловал, но эти…

Он оглядел ее с головы до ног. Брюки начинались ниже пупка, облегали бедра и ягодицы и сбегали к щиколоткам. Туфельки были под стать всему наряду – светло-зеленые и словно сделанные из воздуха: пара ремешков и изящные каблучки.

Только святой не представил бы ее тут же на одних каблучках, ну может, еще с парой кружевных лоскутков…

Что он высмотрел ее в толпе, не удивило его; удивила мгновенная реакция тела. Он смущенно отвернулся и заговорил с окликнувшей его женщиной, но это не помогло. Он что-то говорил невпопад, натужно улыбался, но в голове была только эта женщина с волосами цвета бронзы. Но почему у нее такой отчужденный вид? Грохочет музыка, люди болтают, смеются. У Чина настоящий праздник, а она как с другой планеты. Она стоит на пороге террасы, словно решая, уйти или остаться. В руке она держит стакан, а взгляд отрешенно скользит по комнате. Что, ей скучно? Безразлично? Странно. Ей стоит только поманить – и все мужчины у ее ног. Но этот ее взгляд словно говорит: держитесь подальше от меня.

Неужели она пришла одна?

Единственная возможность выяснить что к чему, – это подойти и спросить самому. Ее отрешенность не отталкивала его, а, наоборот, притягивала.

Александр Татакис закончил разговор, извинился и направился к террасе, но его сразу же перехватили. Здесь он многих знал. К нему потянулись руки, преимущественно женские. Всем надо было что-то сказать. Так просто не отделаешься… А с этой блондинкой у него был бурный роман, но они уже давно расстались.

Та рыжая на террасе, должно быть, не цепляется за мужчину, когда страсти больше нет. Впрочем, может, это его фантазии. По собственному опыту он знал, что женщина не способна наслаждаться чем-либо, не пытаясь тут же построить на этом свою жизнь.

И все же приятно помечтать. Должна же быть на свете совершенная женщина, прекрасная, как дикая орхидея, и самодостаточная, как кактус в пустыне.

К сожалению, такое совершенство еще надо создать. Женщины обычно либо красивы, либо стойки. И смешивать это нельзя, а поскольку лично он поклонник красоты, а не стойкости, то всегда страдает от собственной честности и все его отношения с женщинами кончаются плохо. И это не его вина. Хоть бы раз встретить женщину, которая искренне отдавалась бы желанию и не думала о последствиях.

Александр попытался отделаться от женщины, повисшей на его руке и о чем-то без умолку болтавшей. И вдруг его словно пронзило острой иглой. Он взглянул в сторону террасы и увидел, что рыжая женщина пристально смотрит в его сторону, и ему захотелось отшвырнуть приникшую к нему даму, растолкать всех, схватить незнакомку на руки и унести подальше отсюда.

Только он этого не сделает. Цивилизованные люди так не поступают.

В результате он дождался конца разговора с дамой и хотел было продолжить путь к террасе, но уж не везет – так не везет. Его окликнул Чин. Они с Чином давние друзья. Александр решил действовать по-мужски, напрямую.

– Послушай, Чин, давай попозже поболтаем. Скажем, завтра. Как ты на это?

– Похоже, ты на кого-то глаз положил, нет? – засмеялся Чин.

– Правда, имени я ее не знаю. Только увидел.

– Ну так покажи. Может, помогу.

Александр хотел показать рыжую, но ее уже и след простыл. Только мелькнул зеленый шелк. Таинственная незнакомка исчезла на террасе.

– Была да сплыла, – проронил Александр. – Есть вещи, которые мужчина должен делать сам.

– Не сомневаюсь, что у тебя получится, – рассмеялся Чин. – Аби говорил, что ты его всегда за пояс затыкал в этих делах.

– Рад, что он это признает, только теперь он ведь у нас образцовый супруг.

– Счастливый супруг, – поправил Чин. – Как и я. И ты будешь, когда найдешь подходящую женщину.

Александр услышал предупредительный сигнал. Выражение на лице у Чина стало очень серьезным. Не может быть. Чтобы хороший друг пытался…

– Так ты всю семью моей жены видел? – как-то скороговоркой произнес Чин.

– Недаром говорят, от семейной жизни люди глупеют, – рассмеялся Александр. – Ты что, забыл, что у меня были дела с Говардом? Я был у него в Коридо и там видел его жену и сыновей. И, конечно, я знаю жену Аби Белл и ее красивую сестру Пам.

– В таком случае… э-э-э… ты не знаешь только Ник.

– Ник? Не знал, что у Говарда есть сын Ник.

– Нет-нет, Ник это сокращенное Николь.

– А, – продолжал валять дурака Александр. – Слышал, у старика есть внучка.

– Ник не дочь Говарда, – продолжал Чин. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. – Она не Фокс, а Колдер. Младшая сестра моей жены.

– А, – протянул Александр и бросил взгляд на террасу. Там ли она? Надо разыскать ее. В этом садке красавиц она сияла, как маяк на его островке в Эгейском море.

– Ник где-то здесь. Хочешь, познакомлю?

Вот куда он клонит. Ну и дела. Чинтано Лопес, владелец знаменитого конного завода и один из крупнейших воротил финансовой империи, докатился до сводничества. Что творится с мужчиной, стоит женщине взнуздать его.

– Хорошая идея, – промямлил Александр. – Только мне… мне надо срочно позвонить.

– Она тебе понравится, вот увидишь.

– Не сомневаюсь.

– Она твоего типа женщина.

– Что ты говоришь? – с недоумением вскинул брови Александр.

– Вы два сапога пара. Хоть на первый взгляд этого не скажешь. Ник палец в рот не клади.

Это надо понимать, что у нее дурной характер, подумал Александр.

– Она как необъезженная кобылка и привыкла все делать по-своему.

Некому было объездить. Александр давно научился читать мысли тех, кто пытался надеть на него брачный хомут, только слышать такое от друга было неприятно.

– Все это очень соблазнительно, – протянул он. – И, не сомневаюсь, она такая же красавица, как твоя жена.

– Пожалуй, не совсем, – задумчиво проговорил Чин. – Она не похожа ни на Пам, ни на Белл.

Час от часу не легче. Старый приятель пытается подсунуть ему какую-то зануду, которую зовут мужским именем и которая в подметки не годится по внешности своим сестрам.

– Потрясающе, – процедил Александр. – Только мне надо сию минуту позвонить. И кое с кем повидаться. Крикни меня, как только найдешь ее, и я с радостью познакомлюсь с ней.

– Ни черта ты не познакомишься, – вздохнул Чин.

– Откуда такой пессимизм? Ты думаешь, я против? Только дай знать, и я готов увидеться с этим… образцом совершенства. Просто я…

– Просто ты еще не готов расстаться со своей свободой, – кисло улыбнулся Чин. – Я тебя понимаю, Александр. Я говорил Пам, но она стоит на своем: дескать, вы с Ник идеальная пара. Что я могу поделать. Ты же знаешь женщин.

– Мне ли не знать, – подхватил Александр, вздыхая с облегчением. – Потому и предпочитаю оставаться холостым.

Чин отошел, а он поспешил на террасу, но тут его перехватила другая блондинка, с которой у него тоже был когда-то роман.

– Дорогой! – вскрикнула она, и он поспешно чмокнул ее в подставленную щеку, пытаясь выдавить улыбку. И тут уловил тонкий запах духов. Источник духов явно двигался в его сторону. Что это? Вербена? Грейпфрут?

– Добрый вечер. – Голос был мягкий, чуть глуховатый и очень приятный.

Александр весь напрягся. Только одна женщина на этой вечеринке могла так подействовать на него одним тембром своего голоса. Он уже знал, что это она. Он медленно обернулся, желая убедиться, насколько реальность соответствует его фантазиям…

Да, она не просто красавица. Она великолепна. В этих глазах можно утонуть. Эти губы созданы для поцелуя. Волосы словно из огня.

– Какая вы обворожительная, – с трудом выговорил он.

– Какой вы прямолинейный.

– Я следил за вами. Вы следили за мной. Зачем нам притворяться. – Он шагнул к ней. – Я весь вечер пытаюсь подобраться к вам.

Она улыбнулась и протянула ему стакан. Только сейчас он заметил, что она держала в руках два стакана с золотистой жидкостью и льдом.

– Значит, тебя должна мучить жажда.

Александр улыбнулся.

– Мой любимый ром.

Он взял стакан, и пальцы их встретились. Его словно током ударило. Ее, видать, тоже. Он заметил, как потемнели ее глаза.

– Нравится, что я принесла, мистер Татакис?

– Да, – дрогнувшим голосом проговорил он, не отрывая от нее глаз и понимая, что она говорит не о роме. – Очень.

– Замечательно. – Она улыбнулась, подняла свой стакан и отпила глоток. – Я так и думала.

Она флиртует. Она дразнит его. И в то же время она откровенна в своем желании. Это сочетание сбивает с толку. Ему захотелось взять ее на руки и унести отсюда к себе в постель…

– Александр, – раздался сзади жалобный голосок.

Черт побери.

– Минутку, – тихо проговорил он. – Прости, я занят.

Он повел себя грубо. Он этого не отрицал. Но ему было все равно. Его интересовала только эта женщина.

Она исчезла. Но где? На террасе. Конечно. Он краем глаза заметил что-то зеленое. Растаявшее в темноте. Поставив на столик стакан, он направился сквозь толпу к террасе.

Вот она. Сбегает по широким ступеням на покатую лужайку.

– Постой!

Она только прибавила шагу и почти бежала. Александр выругался и пошел за ней. Он настиг ее у погруженной в тень беседки. Обняв за плечи, он привлек ее к себе. Луна осветила ее лицо.

– Почему ты убегаешь? Ты что, боишься меня? – Он ласково взял в руки ее лицо и погладил пальцами скулы. – Чего меня бояться. Я не кусаюсь.

Ник посмотрела ему в глаза. Что тут объяснять? Сначала она просто решила поддразнить его без всякой задней мысли, просто чтобы развлечься, а потом представила, как здорово было бы лечь с ним в постель, назло своей семейке. Она облизнула губы.

– Прости, что я ввела тебя в заблуждение. Но я… я устала. И…

– И ты не знаешь меня. В этом загвоздка? – Он посмотрел на ее губы. – Это дело поправимое. Один поцелуй. И все станет ясно, и каждый поймет, чего ему надо.

– Не думаю.

– И не надо думать. Не в такой вечер. – Он медленно нагнулся к ней.

Несмотря на его слова, Ник понимала, что он не торопится, давая ей время прекратить игру, если ей этого хочется.

Глаза у него были цвета индиго, их затеняли пушистые черные ресницы.

В этих глазах можно утонуть, мелькнуло у нее в голове. Тут его губы легко коснулись ее губ, и Ник забыла обо всем на свете. Она почувствовала на своих губах вкус вина, луны, тысячи забытых и несбывшихся грез. И ей захотелось, чтобы этот поцелуй длился вечность. С губ у нее сорвалось:

– Еще.

Александр замычал. Еще? Конечно, еще. Он готов дать ей все и взять все. Он прижал ее к себе, коснулся рукой ее шеи и почувствовал пульсирующую жилку.

Николь прижалась к нему всем телом, чувствуя его грудью, животом, бедрами. Он провел рукой по ее плечам и по спине, и она застонала, чувствуя, что готова отдаться ему, этой ночи и страсти. Он слегка прикусил ее нижнюю губу и стал гладить по прикушенному месту языком. Она упивалась сладковатым привкусом рома, чувствуя, как ее охватывает жар желания. Он оперся спиной о стену беседки, притянул ее к себе, и руки его двинулись вниз. Он коснулся ее груди, напрягшихся сосков, опустился ниже и провел рукой по бедрам, переменив положение так, что теперь она прижималась спиной к стене. Он дотронулся до твердого бугорка внизу ее живота, и она вся выгнулась под ним, а он понял, что теряет контроль над собой, чего с ним не было с юности.

– Подожди, – прошептал он.

Но она не отпускала его – запустила руку под пиджак и расстегнула на нем рубашку с такой яростью, что запонки полетели на землю. Он затаил дыхание, чтобы совсем не потерять голову, но она не давала ему передышки. Он понимал силу ее желания. Он и сам хотел только одного – обнимать, целовать, прижиматься, но это было не в его правилах. Он никогда не позволял себе таких безумств. Можно потерпеть. Надо отвести ее к себе в комнату.

Он поцеловал ее и погладил по голове.

– Идем ко мне в комнату, – пробормотал он, но она яростно закачала головой.

– Нет, в доме не могу. Мне…

Хорошо, она боится на кого-нибудь наткнуться. Ему это тоже ни к чему.

– Идем в конюшню, – проговорил он и, не дожидаясь ответа, повлек ее к отдаленным хозяйственным постройкам.

– Подожди, – сказала теперь она, и он решил, что она передумала, но она нагнулась и сняла туфли.

Он подхватил их, и они побежали по сырой траве. Она тихо смеялась, и он остановился, схватил ее и поцеловал.

Луна скрылась за облаками, и в небе остались одни звезды, но Александр знал дорогу. В здании конюшни была небольшая конторская комнатка. Они с Чином заключали там договора. Контора как контора. Без претензий. Стол, стул, диван. Старый кожаный. Не очень большой, но заниматься любовью на нем вполне удобно.

Он отведет ее туда, разденет и вопьется в ее пухлые горячие губы и будет ласкать ее без устали, а потом гости разойдутся и они незаметно проберутся к нему в комнату и будут резвиться всю ночь.

В конюшне приятно пахло лошадьми и кожей. Конь фыркнул, когда Александр открыл ворота. Он провел Николь через всю конюшню к задней комнате.

– Александр? – прошептала она.

Она знает его имя, а он ее не знает. Он хотел спросить, но какое значение это имеет сейчас? Вместо этого он взял ее руку и приложил к себе.

– Чувствуешь, что ты со мной делаешь, милая?

– А ты чувствуешь, что ты делаешь со мной? – пробормотала она и положила его руку себе на грудь.

Его рука ощутила твердые набухшие соски. Он замычал, крепко поцеловал ее и положил на диван. Она впилась ему в губы и прижалась к нему, и на какой-то миг он даже успокоился. Ему просто было приятно лежать с ней, впитывать ее тепло и не спешить.

– Скажи, как тебя зовут? – спросил он.

Но она нетерпеливо прижималась к нему, и он уже не мог ждать. Он сунул руку под топ, погладил ложбинку между грудями, провел по животу, проник под пояс брюк и наконец коснулся шелковистых завитков, а когда она громко застонала, закрыл ей рот поцелуем…

В это время в конюшне вспыхнул свет. Николь окаменела в его объятиях. Теперь она не прижимала его к себе, а отталкивала.

– Отойди! Не видишь – свет. Здесь кто-то есть…

– Шшш, – прошептал он ей на ухо. – Молчи. Уйдут.

Уйдут? Ник закрыла глаза. Конечно, уйдут…

– …Рад, что ты наконец решил приобрести жеребца, Аби, – раздался голос Чина Лопеса. – У меня для тебя есть один такой, сказка.

– Знаю я твои сказки, – весело откликнулся Аби. – Ты и шурина готов раздеть. – Оба засмеялись.

Ник зарылась лицом в грудь Александра.

– Вот, смотри, – снова послышался голос Чина. – Ну, не красавец, a?

– Что правда, то правда. Беру. По рукам. Отправь мне его в поместье.

– Как только оформлю все бумаги.

– Они сейчас уйдут, – прошептал Александр.

Но он ошибся. Чин и Аби не удалялись, а шли к ним.

Александр быстро выпрямился, снял пиджак и накинул его Ник на плечи. Затем поднялся и заслонил ее собой.

В конторе вспыхнул свет.

– Давай отметим, – проговорил Чин. – По глоточку бренди. Или предпочитаешь… Александр? – Чин вытаращил глаза.

Этого только не хватало, мелькнуло в голове у Ник. От стыда она готова была провалиться сквозь землю.

– Мы… это… похоже… помешали?

Ник закрыла глаза, как в детской игре: глаза закрою – и меня не будет видно. Да ее и не было видно. Александр высился над ней как скала. А она лежала, задрав колени и зарывшись лицом в его пиджак. В жизни она не попадала в такую позорную ситуацию.

– Давайте выйдем, – услышала она его голос, а потом уже за дверью: – Вы и впрямь… э-э-э… немного помешали.

Ник сжала кулаки.

– Черт побери, Александр, извини ради Бога, – смущенно пробормотал Аби.

У Ник сердце колотилось, и она повторяла про себя: уходите, уходите, уходите.

– Мы не знали, что вы… что ты здесь, – промямлил Чин. – Теперь… э-э-э… понятно, почему ты не хотел знакомиться с сестрой моей жены. Ах черт…

– Мы пошли. До скорого, – подхватил Аби.

Ник, затаив дыхание, ждала, когда удалятся их шаги. Свет погас, дверь хлопнула, и она вскочила на ноги.

– Милая, – проговорил он.

– Какая я тебе милая! – яростно бросила Ник, толкая его в грудь, – И не вздумай дотрагиваться до меня.

– Но, радость моя, я и сам расстроен, что нам помешали, но…

Она смотрела на него во злостью. Он говорил тихо, пытаясь уговорить ее вернуться на диван. Только этому не бывать. И так она легла с незнакомцем, который не хотел встречаться с ней. Ведь об этом только что говорил Чин.

Человек, который затащил ее сюда, не хотел с ней встречаться. Пусть он даже не знал, что она и есть та женщина. Может, этим многое объясняется и она не логична. Только черт с ней, логикой. Ее унизили, опозорили, а этот человек, виновник ее позора, еще пытается что-то говорить.

– Да хватит, – взорвалась Ник и бросилась к двери, но он остановил ее.

– Разве ты не слышала, что я сказал? – Легкий акцент, который придавал ему такой шарм, вдруг стал заметней. Ник отбросила волосы со лба.

– Это все из-за тебя. Если бы ты был хоть капельку джентльмен…

– Понимаю. Ты хочешь сказать, что ни к чему не причастна.

– Не моя идея лезть в этот сарай.

– Во-первых, – холодно проговорил он, – это конюшня. Во-вторых, не будь я джентльменом, еще надо было бы обсудить, кто кого затащил.

– И кто же? – выпалила Ник.

– И в-третьих, – спокойно продолжал Александр, – мы здесь потому, что ты наотрез отказалась идти в дом.

– Конечно, отказалась. У меня хотя бы есть чувство приличия.

– Именно из чувства приличия ты лезла на меня у беседки.

Он не только самодоволен, но и невыносим. Ник хотела залепить ему пощечину, но раздумала. Не стоит марать руки. Пропади все пропадом, подумала она и прошмыгнула мимо него. Это все от усталости.

– У тебя мой пиджак, – язвительно проговорил он. – Или ты любительница сувениров?

Она круто повернулась и процедила сквозь зубы арабские ругательства, которым научилась в последнюю поездку.

– Что? Что?

– Чтоб твоим потомкам жрать падаль как шакалам! – с лучезарной улыбкой перевела Ник. – И чтоб у тебя выпали зубы и волосы к тридцати пяти годам! Спокойной ночи. Я бы сказала, спасибо за доставленное удовольствие. Но не хочу врать.

– Про удовольствие ты права.

– Что же до драгоценного пиджака, – она сбросила с плеч упомянутый предмет и брезгливо взяла его двумя пальчиками.

Александр молча переводил взгляд с ее лица на пиджак, а с пиджака на жеребца в стойле…

– Ради Бога! – вскрикнул он, но было поздно.

Пиджак полетел вниз. Жеребец всхрапнул. А женщина, которую он имел глупость пожелать, быстрым шагом направилась к двери.

– Спокойной ночи, – еще раз сказала Ник и вышла, хлопнув дверью.

В воздухе повисло одно-единственное греческое слово. Но в греческом она еще не поднаторела. Ник отряхнула руки и зашагала к дому. Пиджак приземлился, где надо: прямо под ноги жеребцу.

Что ни говори, есть еще в мире справедливость.

Александр смотрел на захлопнувшуюся дверь.

Затем, сжав зубы, нагнулся и осторожно поднял из стойла пиджак. Держа его тоже двумя пальцами, он открыл дверь и бросил его в мусорный контейнер.

Он так и не узнал ее имени, но это и неважно. Должно быть, Цирцея. Волшебница. Черта с два! Сучка… Однако, когда он вышел на улицу, губы его невольно растянулись в улыбку. Потомки шакала еще куда ни шло, но чтоб он был беззубый и лысый через пару лет? Александр хмыкнул и громко рассмеялся. Она не первая женщина, обругавшая его, но обычно это бывало из-за того, что он первый направлялся к двери. И к тому же никто до сих пор не делал этого столь артистично.

Что же до Чина и Аби… Александр вздохнул. Придется объясниться с ними. Они, наверное, ждут не дождутся. Им подавай детали, имя и почему именно конюшня… Почему он бросил пиджак в помойку?

Что ж, придется им остаться ни с чем. Он не собирается кормить их подробностями. Любовное свидание – назовем его так – началось со страсти, а кончилось фарсом, но распространяться об этом ему не хотелось, даже с юмором. Это не для посторонних ушей.

А что касается Цирцеи или как там ее, она просто женщина. Негромко насвистывая, что было нелегким делом, учитывая безрадостный конец приключения, Александр двинулся в сторону дома, засунув руки в карманы брюк.



3

Прошло почти четыре недели, когда в квартире Ник зазвонил телефон. Она как раз наливала себе кофе. Ник поставила кофейник, взглянула на часы и подняла трубку.

– Привет, Белл, – проговорила она.

Сестра драматически вздохнула.

– Только не уверяй меня, что у тебя поставили видеотелефон.

– Кто еще в такую рань может звонить. Пять минут седьмого, – со смехом сказала она.

– У кого четырехлетний малыш, вот кто. К тому же я боялась, что ты убежишь. Ты же говорила, у тебя собеседование.

– Целых два, – поддакнула Ник, прижимая трубку щекой к плечу, чтобы открыть холодильник и достать сливки. – Первое через пару часов, так что…

– Так что тебе некогда болтать. Знаю. Это я слышу с того самого дня, как ты вернулась с юбилея Чина и Пам.

– С чего ты взяла? – быстро ответила Ник.

Слишком быстро, подумала она. И уже медленней продолжила:

– Я была занята, вот и все.

– Ну да. И что же в твоем плотном графике на сегодня?

– Утром два собеседования. А это значит…

– Это значит, – как ни в чем не бывало подхватила Белл, – что мы с тобой можем пообедать. Помнишь тот ресторанчик на Бродвее?

– Где, переступив порог, вдыхаешь тысячи калорий?

– Ты не слышала последние научные новости? Солнце пожирает калории. А если ты не в курсе, сообщаю, сейчас весна. Выгляни в окно. Видишь, большой желтый шар над рекой? Это солнце.

– Сплошные загрязнения. Честно, Белл, вряд ли что из этого получится. У меня в девять встреча в ООН…

– Ты собираешься работать в ООН? А я-то думала, тебя в офисе на цепи не удержишь.

– Да нет, это частная работа. Переводить письма. А в одиннадцать профессор Мейланд хотел встретиться, чтоб я просмотрела какие-то стихи девятнадцатого века…

– Невероятно. Это что-то новое. С каких пор ты переводишь письма, поэзию. Ты у нас вроде любительница живого перевода. Каллас встречается с Фредом Меркьюри. В таком духе.

Ник налила сливки в кофе и ответила:

– Я действительно предпочитаю это, но у меня банковский счет сам собой не растет, а я, как вернулась с юбилея Пам, еще не работала.

Что за идиотка! Она об этом уик-энде вспомнить без отвращения не может. Сразу всплывает эта гнусная история с Александром Татакисом.

– Правда?

– Увы! Никому не нужны переводчики с французского, немецкого, итальянского…

– Борнезианского.

Ник рассмеялась.

– Ты спец по изобретению языков. Только на Борнео я переводила с французского на английский и с английского на французский. Там была сладкая парочка этнологов, один говорил на… – Она вздохнула. – И мне сейчас не до того, что ты окрестила борнезианским.

– Или греческим, – вставила Белл.

– А греческий-то тут при чем? – вспыхнула Ник.

– Да так просто, подвернулось.

– Что-то у тебя все подворачивается не то.

– Николь, да что на тебя нашло? Ты кофе еще не выпила?

Ник посмотрела на остывающий кофе.

– И правда.

– Оно и чувствуется. Вяжешься к каждому слову.

– Белл, это ты звонишь мне, я не я тебе.

– Это не значит, что надо говорить со мной так, будто я говорю тебе какие-то гадости. А звоню я, чтобы пригласить тебя пообедать и сообщить тебе о твоей будущей работе. А ты на дыбы.

– Что за работа? Переводчиком?

– Разумеется. Какую еще работу может предложить тебе Аби?

– Твоему мужу нужен переводчик?

– Его партнеру по бизнесу нужен. Вернее, приятелю. И это специально для тебя, Ник. Не какие-то там пыльные письма или стишки.

– Классно! – Ник допила кофе. – А с кем именно? Где? Какие языки?

– Я, честно говоря, в детали не входила. Узнаешь все от Аби. Он подойдет в ресторан и все расскажет.

– Ладно, идет. – Ник кашлянула. – Кстати об Аби. Как ему… э-э-э… понравился уик-энд у Чина с Пам?

– О чем речь. Они же с Чином друзья.

– Само собой. – Ник облизнула губы. – У них там немало друзей. Они же со всеми знакомы. Чин, Аби… и другие.

– Что-то я не врубаюсь. О чем ты?

Действительно, о чем? Ник закрыла глаза и почесала кончик носа. Если бы Александр Татакис узнал ее имя и рассказал об их приключении, она бы знала. Чин и Аби грудью бы встали на ее защиту как настоящие старшие братья.

Сестры с мужьями не оставили бы ее. Стало быть, никто ничего не знает. И Александр Татакис тоже не знает, кто она.

– Ник?

– Хорошо, – проговорила Ник. – Увидимся в ресторане.

– Отлично. Я закажу столик в солярии, так что будем греться на солнышке.

Но к полудню небо затянуло. Солнца не было, когда Ник шла на встречу в Мейланд-колледж и когда выходила оттуда. На асфальт падали крупные капли дождя, над головой погромыхивал гром. Ник высматривала такси, ей не улыбалось вымокнуть до нитки. Но такси, как и водится, нигде не было видно. Как только начинается дождь, они как сквозь землю проваливаются. Ник решила бежать к ресторану.

Она порядком промокла, когда добежала до спасительного навеса «Маргаритки». Навстречу ей поспешил метрдотель.

– Меня здесь ждут, – запыхаясь от бега, проговорила Ник.

– Я знаю, мисс Колдер.

Бросив на себя взгляд в зеркало, Ник сняла пальто. Ну и видок! Мокрая крыса. Не беда. Деловые встречи кончились, а Белл с Аби как-нибудь перебьются.

– Сюда, мисс Колдер. Ее Высочество ждет вас.

Ник сдержала улыбку. Она не тешила себя иллюзией, что он ее помнит. Она здесь была полгода назад. Это ее сестрица. Что-то она не припомнит, чтобы у Белл был титул, если только Аби не заделался претендентом на трон у себя на родине, но этим снобам-метрдотелям из шикарных ресторанов Нью-Йорка хоть кол на голове теши.

Несмотря на дождь, Белл, как и обещала, заказала столик в солярии. Больше здесь не было ни души. Да и кому охота сидеть под стеклянным колпаком, по которому барабанит дождь. Но здесь уютно.

Белл сидела за столиком в загородке; на столике горели свечи.

Увидев Ник, она помахала ей рукой.

– А вот и ты! – радостно воскликнула она и вышла из-за столика, чтобы обнять сестру.

Они сели, и Белл стала рассказывать о своих детишках, племяннике и племяннице Ник, которых та очень любила.

Появился официант с бутылкой.

– Я заказала «Шираз», – сообщила Белл. – Ты как? Я решила, что красное идет к дождливой погоде.

– Сидеть под колпаком как при потопе тоже? – засмеялась Ник.

– А тебе не нравится? Что ты. Здесь так славно. Господи, Ник, ты только глянь на свои волосы!

– К счастью, мне на себя не приходится смотреть, – парировала Ник. – Это ты обречена созерцать меня в виде Медузы.

– Да я не о том. Наоборот, все эти колечки и завитушки. Тебе так и надо ходить. Жуть как сексуально.

Официант торжественно открыл бутылку и протянул Белл пробку. Та улыбнулась и замахала руками.

– Я доверяю тебе, Джордж. Наливай. Нас с сестричкой мучит жажда. – Когда бокалы были наполнены, она обратилась к сестре: – Как твои деловые встречи?

Ник вздохнула, подняла свой бокал и сделала глоток.

– Скажу только, что Аби очень вовремя предложил мне работу.

– То есть ничего возбуждающего?

– Этот парень из ООН оказался вторым помощником первого помощника… – Она скроила кислую мину, – Короче, он положил глаз на секретаршу французской делегации и решил, что было бы высшим шиком, если бы я написала для него десяток любовных посланий.

– Он хотел, чтобы ты писала за него любовные письма? Это как? Ты Сирано, а он… как того другого парня из этой старинной пьесы звали?

– Он еще страшно изумился, когда я ему сказала, что я переводчица, а не из бюро знакомств. – Ник хлебнула еще вина. – Потом я потопала к другому заказчику. Здесь и того лучше. Оказывается, речь идет не о стихах.

– Не о стихах?

– О стихотворении. Сонете. Четырнадцать строк. Автор декадентский поэт начала века. Сколько времени вам понадобится на перевод, спрашивает он. Почему вы не обратились к кому-нибудь с испанского отделения, спрашиваю я. Им это раз плюнуть.

– Ты расстроена?

– А ты как думаешь, – ответила Ник, вынимая из сумочки приглашение и разрывая его. – Две встречи. Целое утро. А в результате: nada, niente, nicht. Гуляйте.

– Хорошо, что я заказала обед, – подмигнула Белл.

– Лучше, чем предложение о работе. Ты хоть что-нибудь о ней можешь сказать? Что это такое? Переводить какие-то документы?..

– Нет-нет. Нечто посущественней. Аби говорил, что это на несколько недель, а то и месяцев, какой-то бизнес на международном уровне. Французские бабки, итальянские бабки… Кто их разберет, – говорила она, разворачивая огромные карты меню, принесенные официантом. – Я поняла только одно – что это в твоем духе.

– Этот человек друг Аби?

– Ммм. Что будем есть? Здесь утки просто чудо.

– Иностранец?

– Не думаю, – проговорила Белл, не отрываясь от меню. – Разве лучшие утки не местные? С Лонг-Айленда?

Ник вдруг осенило. У сестры что-то на уме. Кто на сей раз?

– Анабелл!

– Что?

– Кто этот человек?

– Я же тебе говорила. Я не знаю подробностей. О, у них есть гребешки. Это такая вкуснятина… пальчики оближешь…

– Не может быть, чтоб ты совсем не знала. Он американец? Или иностранец?

– Кажется, и то и другое. – Белл подняла меню выше. Ник видела только ее макушку. – Так что же возьмем, утку или гребешок? О Боже, всегда надо решать. – Она произносила это несколько драматичней, чем надо. – Вот что сделаем, – воскликнула она, подзывая официанта, – закажем и то и другое, а потом поделимся.

Ник не слушала, что заказывала сестра. Почему в голову ей вдруг пришел Александр Татакис? Она и раньше о нем вспоминала. Частенько. Но все больше ту сцену, как у него вытянулось лицо при виде пиджака в стойле. С какой стати он всплыл сейчас во время ланча?

– Ну вот, – с облегчением вздохнула Белл. – Дело сделано. А теперь рассказывай, как поживаешь, с кем видишься…

– Ответь на мой вопрос. Что это за человек?

– Я же говорила. Друг…

– Он что, безымянный?

– Ник, – взмолилась Белл. – Клянусь, клянусь и больше не вернусь, а если совру, на месте помру.

– Ты это, сколько себя помню, всегда говорила перед тем, как что-нибудь соврать.

– Побойся Бога, – возмутилась Анабелл. – Мы что, дети? Кроме того, тогда у Пам ты заявила, что слышать не хочешь об Александре Татакисе, с какой стати я буду снова сводить вас?

Ник пристально посмотрела на сестру.

– Я не говорила ни о каком Александре Татакисе.

– Разве? – смутилась Белл. – А мне показалось…

– Чтоб мне провалиться.

– Ладно, – ухмыльнулась Белл, поднимая бокал и снова ставя его. – Ты все время обвиняешь меня во всяких кознях, поэтому, наверное, я подумала о том, что случилось в последний раз и…

– Но я и об этом не говорила, – не сводя с нее глаз, возразила Ник. – Я только спросила, кто предлагает мне работу. А ты начала нести какую-то ахинею насчет мистера Татакиса.

– Право, Ник…

– Да что ты все время крутишь!

– Ну что ты на меня все время наседаешь? Я только хочу сказать тебе о работе, а ты…

– Какое отношение она имеет к этому человеку?

– Какому человеку? А вот и еда! – Белл стала резать гребешки и грудку утки.

Ник прищурившись смотрела на нее.

– Сама знаешь, о ком идет речь. Об Александре Татакисе. – Лицо у Белл из бледно-розового стало алым. Плохой знак, подумала Ник. – Так вот где собака зарыта, да?

Белл вздохнула, положила нож и вилку и вытерла губы.

– Послушай, Ник, что ты из мухи слона делаешь? Ну было дело. Аби с ним обедал месяц назад. И Александр сказал…

– Что бы он ни говорил, это все беспардонная ложь!

– Окстись, милая. С какой стати Александру врать?

– Я даже имя свое ему не называла!

– Чего?

– Он рассказывал обо мне Аби? И Аби поверил?.. Этот человек лжец, Белл.

– Но зачем ему лгать, Ник. Честное слово…

– И ты могла? Ты на стороне этого типа?

– Да успокойся ты ради Бога. Хоть убей, не пойму, о чем ты.

– У меня ничего не было с Александром Татакисом! Он мне не нравится. И мне совсем не правится, что он настроил против меня мою собственную сестру! – Она в сердцах швырнула на стол салфетку. – Наслаждайся едой, а я ухожу.

– Ты что, спятила? – Белл схватила поднимавшуюся Ник за руку. – Ты ведешь себя, как… – Она помолчала, закинув голову. – Он тебе не нравится? Но ты говорила, что никогда не видела его.

– Мало ли что я говорила. Я говорю тебе, что не хочу иметь ничего общего с…

– Я, кажется, вас прервал.

Ник обернулась. У столика стоял Аби Джемаль собственной персоной и улыбался. Аби явно не такой непробиваемый, как сестра, подумала Ник. Он уже понял, что с ней в эти игры играть нельзя.

– Аби, – протянула Белл. – Дорогой, объясни ты, будь добр, моей сестре, что она ведет себя как идиотка.

– Аби, – с места в карьер бросилась Ник. – Чья это идея? Белл или твоя?

Аби посмотрел на жену, и на его красивом лице появилось недоумение.

– О чем это вы?

– Я и сама не пойму. Я ей об Александре Татакисе, а она в бутылку полезла.

Ник вскочила и посмотрела в глаза Аби.

– Неважно, кто из вас все это придумал. Скажите вашему Александру Татакису…

– Что сказать ему? – раздался голос.

Ник замерла. «Только один человек на свете мог произнести два слова таким тоном, будто он произносит их на ухо женщине, лежащей в его объятиях. Ради Бога, пусть мне это все снится, и я сейчас проснусь. Или лучше бы мне провалиться сквозь землю», – подумала Ник.

Но это не сон, а Александр Татакис во всем своем мужском великолепии. Ник стояла не дыша. Александр прошел мимо нее, подошел к Белл, повернулся и уставился на нее. Ник вдруг поняла, что выражение «у него отпала челюсть» не пустые слова. Именно так он смотрел на нее.

Он так же не ожидал ее увидеть, как и она его.

Но это… это же значит, что никто не знал о случившемся. Ни Аби. Ни Белл. К Ник вернулось самообладание. Но не надолго. Не знали, так узнают. Сейчас.

– Ник? – проговорил Аби и обнял свояченицу за талию. – Тебе плохо?

– Нет, нет. Все в порядке. Я только…

Только – что? Что ей делать? Повернуться и бежать или ждать, когда произойдет что-то ужасное. Собственно выбора нет. Она не побежит. Ни от кого и ни от чего в жизни она не бегала… Только от этого человека… Все эти дни она уверяла себя, что в тот вечер вовремя опомнилась и не дала событиям принять скверный оборот. Но сейчас, глядя на живого Александра Татакиса, она вынуждена признать правду.

Судьбе было угодно позволить ей выскользнуть из его объятий один раз. Но второго шанса она ей не даст. С этим придется смириться.

– Аби, – пробормотала она, – Белл, я понимаю, вы ничего плохого не хотели, но…

– Спасибо, Аби. Ты говорил мне, что твоя свояченица прекрасный переводчик, но ты не сказал, что она еще и красавица.

Ник готова была себя ущипнуть. Александр уже взял себя в руки, улыбка вернулась к нему, только в глазах были льдинки.

– Не тратьте попусту комплименты, – холодно откликнулась она. – На меня они не действуют.

– Ник, – зашипела на весь зал Белл.

– И к тому же она не из тех, кто ходит вокруг да около. Она просто очаровательна.

– Мы знакомы с этим человеком, – ледяным голосом произнесла Ник, с вызовом подняв подбородок. – И лучше бы ему не тратить попусту время. У меня о нем свое мнение.

– Я как раз хотел принести свои извинения за то, что случилось в тот вечер в Буэнос-Айресе у Чина и Пам на юбилее.

– В Буэнос-Айресе? – Белл переводила взгляд с Александра на Ник. – Вы знакомы? Ник? Почему ты ничего не говорила? Мы только того и хотели… а выясняется…

– Боюсь, я не совсем правильно выразился, – продолжал Александр, – мы знакомы, но мельком. Нам не удалось познакомиться ближе, потому что меня… э-э-э… вызвали по делам, а когда я вернулся, твоей сестры уже не было. Так ведь все было, Николь?

Какую игру он затеял?

– Нет, – сухо бросила она. – И не Николь, а мисс Колдер.

– Ник, да что на тебя нашло? – возмутилась Белл. – Александр, не принимай близко к сердцу. У сестры был трудный день. Два собеседования подряд…

– Белл!

– Одно с типом, который предложил ей писать за него любовные письма, и второе еще с одним придурком, который просил ее перевести стихотворение. Оба предложения настолько ниже ее квалификации, что это просто унизительно. – Белл бросила беспокойный взгляд на сестру. – Я правильно говорю, Ник?

– При чем тут собеседования? – все так же холодно бросила Ник.

– Надеюсь, ни при чем, – с улыбкой вставил Александр. – Мне бы не хотелось, чтобы неудачи мисс Колдер как-то повлияли на наши с ней переговоры.

Аби и Белл переводили взгляды с Ник на Александра. Прямо теннис, мелькнуло у Ник. Да, в известном смысле так оно и есть. Александр подал крутой боковой мяч. Выдумал вполне правдоподобную историю. Она тонкая, чувствительная женщина. Он не проявил к ней должного внимания. Она, естественно, обижена на него. Короче, он выставил ее дурой, но при этом все это подал с еле скрытой угрозой, которую посторонний понять не мог. Но он почему-то решил хранить тайну того вечера. Почему? Уж никак не потому, что он джентльмен. Только правду не скроешь.

Ник передернуло. Она обняла себя за плечи, чтобы унять дрожь.

– Ты что, замерзла?

– Нет, – вспыхнула она. – Я… я…

– Да она еще толком ничего не ела, – вступилась Белл. – Мы только собирались переходить к десерту, когда вы как с неба свалились.

– Не хочу я никакого десерта. И вообще, я не думаю…

– И не думайте, – с той же очаровательной улыбкой, что и в тот вечер, проговорил Александр. – Женщины слишком много думают, когда дело касается удовольствий. – Их взгляды встретились. – Вроде десерта. – Он подошел и взял ее под руку. Она дернулась, но пальцы его только крепче сжали ее руку. – Кофе и что-нибудь сладкое будет в самый раз. А когда Белл и Аби покинут нас, мы поговорим о делах.

– О каких делах?..

– Я, пожалуй, не хочу десерта, – быстро ввернула Белл. – А ты, Аби?

– Честно говоря, – проговорил Аби, – я хотел малость перекусить, а впрочем, – переменил он вдруг тон, встретив взгляд Белл, – я ничего не хочу.

– Вообще-то нам надо идти. У нас встреча.

– Да-да, мы же договорились о встрече, – подхватил Аби, – я и забыл.

Совсем заврались, подумала Ник. Это же и слепому видно. Только винить их не за что. Кому охота подставлять себя под пули. Хотя Белл, как всегда, все видит в романтическом свете.

Пальцы Александра опять сжались на ее руке. Не устраивай цирк! – словно хотел сказать он. Она и не будет. Лучше все выскажет ему с глазу на глаз, без свидетелей.

После поцелуев и объятий Аби и Белл удалились. Ник вырвала руку и посмотрела в глаза Александру.

– Не знаю, в какую игру вы играете, – выпалила она, – но это вам ничего не даст.

– Какая злость, мисс Колдер! Какая враждебность! Вы что, этим прикрываете свои истинные чувства, которые вызвало у вас наше приключение?

– Никакого приключения не было.

– Выказывать злость легче, чем смущение.

Ник вспыхнула. Может, он и прав, но она ногу готова себе отрезать, но не признается в этом.

– Вы хотите сказать, это легче, чем признаться в ошибке? Я тогда выпила слишком много рома…

– Ах вон оно что. Старая дева с алкогольными проблемами. Вот уж сюрприз для вашего шурина, правда?

– При чем тут проблемы. Я тогда была очень уставшей. Но не пытайтесь уверить меня, будто Аби изобразил меня старой девой!

– Нет-нет. Чего нет, того нет. Он просто сказал, что его свояченица великолепный переводчик. – Он холодно улыбнулся. – Но мне и в голову не пришло, что речь идет о даме, которая обещала все, а потом сбежала в ту душную бразильскую ночь.

– Прощайте, мистер Татакис.

Александр взял ее под руку, провел назад в загородку, усадил за столик и сам сел рядом.

– Ваш шурин считает вас интеллигентной благопристойной женщиной, ведущей слишком замкнутую жизнь. Из его слов у меня и создался образ классического синего чулка.

– Я и есть интеллигентная благопристойная женщина, – проговорила Ник, сама удивляясь глупости, которую несет. – И вовсе не такая уж замкнутая. А если вы думаете о женщинах по шаблонам, это ваша проблема, а не моя.

– Мне пришлось врать Аби, моему доброму другу, чтобы спасти вашу… э-э-э… благопристойность.

– Вы лгали, чтобы спасти себя, мистер Татакис. Что до моей благопристойности, то ее нечего спасать, во всяком случае не вам. Всю эту историю, начавшуюся в Буэнос-Айресе и закончившуюся здесь этим неуклюжим предложением работы, надо выбросить и забыть.

– Это не неуклюжее предложение, мисс Колдер. Мне действительно нужен высококвалифицированный переводчик.

– Вот и найдите.

– Я и нашел. Вас.

– Я скорее буду переводить князю Валашскому.

Александр кисло улыбнулся.

– Боюсь, последние двести лет он не нуждается в переводчиках. Правда, взглянув на дело с другой стороны, я начинаю сомневаться в ваших данных.

– У меня самые отличные данные, – возмутилась Ник.

– Не сомневаюсь, что вы профессиональны с академической точки зрения, мисс Колдер, – проговорил Александр, глядя на официанта и рукой показывая ему, чтобы тот принес кофе. – Но у меня особые требования. Разговорные французский и итальянский, перегруженные юридической и экономической терминологией. – Он покачал головой. – Боюсь, это не фунт изюма. Ничего у нас не получится.

– Вы сомневаетесь в моих профессиональных возможностях, – поджав губы, процедила Ник. – Вы, вероятно, думали бы иначе, будь перед вами настоящий синий чулок?

– Я думал бы иначе, если бы вы не тратили свой профессионализм на писание любовных писем и перевод стишков. – Появился официант с кофе. Александр подождал, пока он уйдет. – Мои требования более жесткие. Мне нужен переводчик, который может понять скрытый смысл между слов, по интонации. – Он вежливо улыбнулся и поднял чашку. – Согласитесь, мисс Колдер, у вас таких знаний нет.

– Вы слишком поспешно делаете выводы, мистер Татакис. У меня именно такой уровень знания языков.

– Неужели? – Вопрос сопровождала недоверчивая самоуверенная, чисто мужская улыбка.

Ник сжала зубы. И этот человек мог показаться ей привлекательным? Самовлюбленный наглый самец, ничего дальше своего носа не способный увидеть.

– И в таком типе я могла найти что-то интересное. Кто бы мог подумать? – холодно проговорила она.

Александр вскинул брови.

– Неужели?

– Что поделаешь, глупость человеческая не знает предела.

– Я тоже удивляюсь, как мне могло в голову взбрести остановить на вас свой выбор, понимая всю сложность моего бизнеса. Кто бы мог подумать.

– Позвольте задать вопрос, мистер Татакис. Что вы делали последние несколько месяцев? Хотя можете не утруждать себя ответом. Я и без того знаю.

– Да ну?

– Сидели и считали денежки, доставшиеся вам от отца, тогда как мне приходилось зарабатывать деньги в поте лица, переводя двух тщеславных этнологов, и притом следить; чтобы они не убили друг друга из-за того, кто из них первый открыл какую-нибудь ерунду, не стоящую ломаного гроша.

– Это где же?

– В Индонезии, на Борнео. Гнусная дыра. Глинобитные хижины, ни водопровода, ни электричества… – Ник холодно улыбнулась. – С другой стороны, экономика проста и вся в двух шагах. Она основана на свиньях.

– Там не очень-то развернешься с переводами стихов? – усмехнулся Александр.

– Куда там, – тоже усмехнулась Ник. У нее руки чесались, так ей хотелось врезать по этой улыбающейся красивой физиономии. – Не до стихов.

– И не до любовных посланий, верно? – Он улыбнулся еще лучезарнее. – Это я так, из чистого любопытства.

– Ни стихов. Ни любовных посланий. Месяцы занудной работы, от которой мозги сохнут.

– Прекрасно. – Александр поставил чашку кофе на стол. – В таком случае я вас беру.

– Вы что, оглохли? Я же сказала, что не собираюсь работать с вами, раз…

– Я хочу, чтобы мы подписали контракт на четыре месяца.

– Я же говорю вам…

– Сколько вы зарабатывали в этой дыре?

Ник точно знала сумму. Не задумываясь, она удвоила ее и посмотрела на Александра, ожидая, что тот возмутится.

– В месяц?

Она засмеялась.

– Вы что, в месяц? Разумеется…

– Хорошо, я плачу в два раза больше.

В два раза больше? Ник уставилась на него, не веря своим ушам. Он прервал ее и не дал договорить, что эту сумму ей выплатили за все время пребывания в экспедиции. Даже в реальном виде это была солидная сумма, она столько никогда не зарабатывала. Это за работу в боевых условиях, сказали ей в музее, когда она устраивалась в экспедицию, имея в виду, что ей придется работать с двумя учеными-соперниками.

Перед цифрой, названной Александром, эта сумма бледнела. Никто не платит столько переводчику, если только в его работу не входит что-то сверх контракта.

– Это много, – сорвалось у нее.

– Я так не думаю.

– А я думаю. Я уже шесть лет в этом деле. Переводчику столько не платят.

– Я в своем деле в два раза дольше и усвоил одно: по оплате и работа.

– Что же за работа будет у меня?

– Ваши профессиональные навыки, мисс Колдер, – с улыбкой ответил Александр. – Ваш талант… к языкам. Что еще, позвольте спросить, должен я требовать от вас за эти деньги?

– Это я спрашиваю, мистер Татакис. Что вы еще от меня ждете?

– Ваше знание языков. – Улыбка погасла на его лице, и он продолжил сухо: – Это тонкая и подчас трудная работа. Я хочу, чтобы вы указывали мне на самые незначительные речевые нюансы, даже те, что вы только почувствуете, а объяснить толком не можете. Далее, вы будете в моем распоряжении двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. – Он строго посмотрел на нее. – Или вы полагаете, что я так обделен женской лаской, что нанимаю вас, чтобы затащить в постель за свои деньги? Уверяю вас, вы ошибаетесь.

Тут он, пожалуй, не кривит душой, подумала Ник. Александру Татакису достаточно поманить женщину, и та с охотой залезет к нему в койку. Еще будет торопиться при этом. Разве не так было с ней самой?

Но она его проучит и поставит на место. Не на ту напал. Она больше не позволит себе терять голову. А деньги немалые. Сколько на них можно жить. Но дело даже не в деньгах, хотя сумма внушительная. Дело в характере работы. Это ей по душе. Выявлять скрытый смысл сказанного – ее любимое дело…

– Ну так как?

Ник кашлянула.

– Надо обдумать ваше предложение. Оставьте свой телефон, и я вам позвоню через неделю.

– Боюсь, будет слишком поздно. – Александр достал бумажник и положил на стол пачку банкнот. – Мне нужен немедленный ответ.

– Насколько немедленный?

Он посмотрел на нее холодным взглядом.

– Утром я вылетаю в Афины.

– Я могу позвонить туда.

– Если вам подходит работа, вы должны вылететь со мной.

Он пожал своими широкими плечами, и этим все было сказано. Либо она остается с ним, либо скатертью дорожка. Судя по нему, его не очень-то волнует ее решение. Бизнес есть бизнес… Только так ли?

– Да или нет?

Ник задумалась. Потом глубоко вздохнула. Нашел идиотку, хотела она сказать, но вместо этого сказала… «да».



4

К вечеру дождь прекратился, небо очистилось. Легкий ветерок шевелил занавески – на ее окне и нес с собой запахи распускающих деревьев. Николь смотрела на чемодан, который собирала. Кое-что из нижнего белья, пара хлопковых брюк да несколько теннисок – вот и все сборы. Для поездки на четыре месяца не Бог весть что.

Четыре долгих месяца.

Она вздохнула, откинулась на кровать, опершись на локти. Она несколько часов беспрерывно вышагивала по своей крошечной квартирке и не только не успела собрать вещи, но, что важнее, не решила толком, правильно ли делает, соглашаясь на этот вызов Александра. Честно говоря, по-другому это не назовешь. Сможешь ли ты работать целыми днями со мной и не оказаться в моей постели? Он, конечно, так не говорил, но суть от этого не меняется.

Для чего бы еще ему говорить о том, что он женщин не покупает? Конечно, не покупает. Зачем ему это? Женщины млеют от одного взгляда Александра Татакиса. Разве она сама не млела? – с отвращением подумала Ник. Разве она чуть не переспала с человеком, которого впервые в жизни видела? А сейчас он умудрился вытянуть из нее согласие. Она будет работать с ним, едет в Грецию, будет рядом с ним все дни и ночи напролет…

Умудрился вытащить? Ник в сердцах выхватила из шкафа блузки и швырнула их на кровать. Умудрился. Да не очень он и мудрил. Все это белыми нитками шито. Он предложил ей такую кучу денег, от которых только дурак откажется. Некоторые считают, что раз она падчерица Говарда Фокса, то ей и заботиться о деньгах не надо. На самом деле Говард и рад был бы подкидывать ей деньжат, но она любит независимость.

Она сама пробивается в жизни и до сих пор не боялась трудностей. Богатой ее не назовешь, но свои счета она оплачивает сама. И никаких безумств она до сих пор не натворила, если не считать прыжка на эластичном тросе с моста и купания в акульей заводи в Океании…

А тут согласилась на четыре месяца уехать в Грецию с незнакомцем. Она выругалась и схватила телефон. Хуже неправильного решения только нежелание признаться в своей ошибке. Александр предложил ей кучу денег, они, конечно, ей бы не помешали, но лучше не ввязываться в эту историю.

Это Николь Колдер – вежливо скажет она. Тут кое-что изменилось, мистер Татакис. К сожалению, мне придется отказаться от вашего предложения.

То есть она так сказала бы, если бы знала его телефон. Ник набрала номер и топнула, услышав автоответчик у Белл.

– Извините, – услышала она голос сестры, – нас сейчас нет дома. Будьте добры…

– Белл, Белл, ты слышишь? Я знаю, что ты дома. А дело касается тебя. Сними…

– Ник? Что случилось?

– Ничего. Все. – Ник перевела дыхание. С какой стати спускать собаку на сестру? При чем тут Белл? Она же сама согласилась на эту работу. – Ты знаешь телефон Александра Татакиса? Он в отеле или у него квартира?

– Видишь ли…

– Мне надо с ним поговорить, а он не оставил мне телефон.

– Видишь ли…

Благие намерения Ник разлетелись в один миг.

– Да перестанешь ты, черт побери, твердить как попугай…

– Да какая муха тебя укусила?

– Какого дьявола ты вмешиваешься в мою жизнь?

– Не отвечай вопросом на вопрос, – обиделась Белл. – А потом, я не вмешиваюсь.

– Еще бы. Вы там все с ума посходили с этим красавчиком. Кто из кожи вон лез, чтобы познакомить меня с ним?

– Наконец врубилась. Это ты про Александра, да? – смеясь переспросила Белл.

– Да-да, про твоего Александра. Или у тебя на примете есть еще одно… воплощение Геракла.

В трубке послышался скорбный вздох.

– А мне показалось, что он тебе понравился.

– Откуда ты это взяла? Из его идиотского рассказа о том, как он оскорбил меня в гостях у Пам?

– А что такого? Вы встретились, его отозвали, тебя это обидело, и ты свалила.

– Ты и впрямь считаешь, что я такая обидчивая? – спросила Ник, не подумав.

– Я… э-э-э… вовсе нет. С чего ты взяла? – скороговоркой проговорила Белл. – Дело не в том. Подумаешь. Я и Аби так сказала, и он согласился, потому что видел Александра в тот вечер позже… – Она вдруг замолчала.

– Ну и что? Что сказал Аби? – допытывалась Ник.

Аби догадался? Понял, что это она была в конюшне?

– Да ничего. – Он остановился на полуслове и сменил тему. Ник вдруг почувствовала резкую боль в виске. – Ник?

– А?

– Ты не ответила мне. Что-нибудь было в тот вечер? Александр чего-то недоговаривает?

– Да нет.

– Брось, сестричка. Ты что, забыла, как в детстве я всегда выводила тебя на чистую воду, если ты завиралась?

– Угу, но мы уже не дети.

– Какое это имеет значение? Я все равно тебя насквозь вижу. Вы с Александром встретились в тот вечер, так? И что-то там произошло.

Ник устало присела на край кровати.

– Ну, положим, мы пересеклись. И, положим, кое-что произошло. Вернее, могло произойти. Но не произошло. И, чтобы с этим покончить, на том и поставим точку.

– Ой!

– Ой? Что это значит? Я тебе говорю, кое-что произошло, почти произошло, а – ты «ой».

– Но это так романтично. Совсем как у нас с Аби.

– Да что ты несешь? Ты же не знаешь в чем дело. И, поверь, это и близко не лежит к вашей истории. Ты же мне рассказывала. Как вы договорились, что ты переделаешь ему интерьер в его пентхаусе, а потом отношения изменились и из деловых превратились… в более близкие… Белл? – Трубка молчала. – Разве не так все было, а?

Белл кашлянула.

– Не совсем так. Все было, как бы это сказать, более спонтанно и неожиданно.

– Спонтанно? – с недоумением повторила Ник. – А точнее нельзя?

– Честно говоря, Ник, все это действительно никакого отношения к тебе и Александру не имеет.

– Наверное, ты права, – со вздохом согласилась Ник. – Слушай, мы договорились, что утром я лечу с ним в Грецию. И я что-то не решу, стоит или не стоит.

– Ты улетаешь? – В голосе Белл послышалось беспокойство. – С Александром?

– Он живет в Афинах, – сухо сказала Ник. – У него дела в Греции. Где же мне, скажи на милость, работать? В Манхэттене?

– Понятно, но… все-таки вот так лететь черт знает куда с человеком, которого видела пару раз…

– Не начинай, пожалуйста, новую песню, как ты теперь жалеешь, что заварила всю эту кашу; ты же из кожи вон лезла, чтобы познакомить нас.

– Ничего я не лезла, – со вздохом протянула Белл. – Просто это как гром с ясного неба. Я удивлена, что ты уезжаешь так внезапно.

– Я и сама удивлена.

– Только беспокоиться тут нечего. Разве мы с Аби можем познакомить тебя с каким-нибудь недостойным человеком, подумай. Александр вполне порядочный и уважаемый человек.

Уважаемый, подумала Ник. Порядочный. И это о человеке, который полез ей под юбку, даже не спросив имя. Конечно, и она хороша…

– Ник? – Голос Белл стал ласковей. – Ради Бога скажи, в чем дело?

– Да ни в чем. Все нормально. Только я… – Ник остановилась. – Если бы тебе не нравился человек, если бы ты считала его надменным, несносным, отвратительным и он предложил бы тебе потрясную работу, ты бы согласилась на нее?

Молчание. Слышно только дыхание Белл. Наконец неясное бормотание:

– Я, гм… может, и да.

– Ну а если в довершение всех бед тебя к нему тянет? Он тебе не нравится, но что-то в нем есть такое…

– Ты говоришь о ваших отношениях с Александром?

Теперь надолго замолчала Николь. Наконец она проговорила:

– Мне не нравятся такие люди, как он. Во-первых, он самоуверенный.

– Авторитарный, – подсказала Белл. – Знаю я такой тип.

– Точно, – согласилась Ник. – Авторитарный, требовательный, привык командовать. А я не люблю, когда мною командуют.

– Но, согласись, в нем есть шарм и что-то еще…

– Вероятно. Что-то глубинное.

– Я знаю.

– Откуда ты знаешь?

– Ты спрашивала, что было между мною и Аби, когда мы познакомились. Так вот то же самое. Сначала неприязнь. Я прямо как кошка фыркала. – Ник почувствовала, что Белл улыбается. – А потом мы влюбились друг в друга и поженились.

Ник закрыла глаза и потерла лоб. У сестренки только брак на уме.

– Анабелл, поверь, это никакого отношения к любви и браку не имеет. Я не интересуюсь ни любовью, ни браком. Ни Александром. Если это имеет к чему-то отношение, то только к сексу.

– Секс – часть любви.

– Это для тебя так. – Ник бросила взгляд на открытый чемодан, валяющийся на кровати. – Все это не про меня. Я не сплю с первым встречным. Ты знаешь. Тем не менее я не считаю, что если ты с кем-нибудь в постели, то все должно кончиться алтарем. У меня были мужчины, Белл. Некоторые вполне стоящие. Но я никогда не путала траханье с любовью. Можно только позавидовать, что у тебя и Пам это соединилось, но это не значит, будто я сплю и вижу подобное.

– В таком случае в твоем вопросе ответ. Чего бояться ехать с Александром в Грецию? Если дело обернется мимолетной интрижкой, вы оба получите удовольствие. И все тут. А если нет, чего плакать о не случившемся, так ведь?

Ник переварила слова сестры. Все логично. Как это она сама не додумалась?

– Что ж, пожалуй, ты права. Только дай слово, что больше не будешь совать нос в мои дела. Ты же знаешь, что я этого терпеть не могу.

– По рукам, – с подозрительной поспешностью ответила Белл.

– Я серьезно. Я же тебя знаю. «По рукам», а через пару месяцев за старое. Сколь волка ни корми…

– Николь…

– Клянись! Как в детстве.

Белл вздохнула.

– Клянусь, клянусь и больше не вернусь, а если совру, на месте помру. Довольна? И послушай, если ты не хочешь остепениться, осесть на одном месте и обзавестись семьей…

– Да уймешься ты когда-нибудь? – чуть не взвыла Ник.

– Да что ты все на стену лезешь. И слова тебе не скажи. Я же обещала. Все. Баста. Чтоб я еще лезла с этим. Да я и думать об этом не думала, иначе зачем бы я подала Аби идею о том, что ты можешь поработать переводчиком у Александра.

– Потому что ты вбила себе в голову, что нас надо во что бы то ни стало свести.

– Да будет тебе, Ник, – рассмеялась Белл. – Может, и так. Но работенка-то классная, скажешь нет? Аби говорит, это для высоких профессионалов. По его словам, Александр твердо заявил, что не наймет тебя только за красивые глаза и потому, что ты моя сестра.

– Конечно, еще до того, как он узнал, что я твоя сестра, он меня чуть… – Ник прикусила язык. – Это было до того, как он узнал, кто я.

– Я тоже так думаю. Он не знал, кто ты, знал только, что ты классный переводчик. Потому и хотел встретиться с тобой. – Ник только вздохнула. – Ты все усложняешь Стиви! Прекрати немедленно! Отдай сестренке соску. Как не стыдно, Стиви, тебе четыре годика, ты большой мальчик… Ник, это твой племянничек утащил игрушку у сестренки. Ладно, мне надо заниматься делами. Позвоню позже. Хотя нет, мы идем на обед. Позвоню завтра утром. Как встану.

– Меня уже не будет. Я буду в самолете. В Грецию летают самолеты?

– А ты не уверена?

– Я ни в чем не уверена, что касается меня и Александра. Ты права: чему быть, того не миновать. Если между нами что и произойдет… Только не бывать тому. Честно говоря, я даже не могу понять, что меня в нем привлекает. Он воплощение всего того, что я терпеть не могу в мужчинах. Властный, эгоистичный, набитый мужской спесью, и при этом от одного его вида коленки трясутся.

– Гм…

Ник не сдержалась и прыснула. Белл тоже рассмеялась.

– Я тебя понимаю, сестренка, вернее себя понимаю. Сделай мне одолжение, а? Не теряй голову. Я согласна, что тебя не интересует мистер Самый Подходящий, но это не значит, что сердечко твое не может быть разбито.

– Мое сердце не та часть анатомии, которая интересует мистера Татакиса, – сухо бросила Ник. – Меня же интересуют деньги, которые он мне обещал за работу. Это бизнес, и ничего больше.

– Все так говорят.

– А некоторые – я, например, – так и поступают. – В трубке послышались детские вопли. – Поцелуй детей! – крикнула она. – И не беспокойся, я уже не девочка.

– Ты уверена? Иначе…

– Уверена. Позвоню из Афин. Позвоню, если вообще не передумаю лететь. В конце концов, последнее слово за мной.

К десяти Ник закончила сборы. Она вымоталась за день и решила лечь пораньше. Ну а если она проснется утром и ее будут одолевать сомнения, она еще сможет сказать мистеру Татакису, который будет ее ждать в вестибюле, чтоб он подавился своей работой. С этими мыслями Ник пристроила удобней подушку и тут же заснула.

В десять Александр все еще выхаживал по своей спальне в пентхаусе. Он был не в лучшем настроении, что не преминул показать повару, спросившему его, будет ли он обедать, и прислуге, позволившей себе улыбнуться, когда он с ней поздоровался.

У себя в спальне он снял пиджак, расслабил галстук, расстегнул пуговицы на рубашке и закатал рукава. Потом глянул на себя в зеркало, вздохнул, поднял трубку переговорного устройства и извинился перед поваром и служанкой.

Зачем срывать злость на невинных людях, когда виновница его дурного настроения Николь Колдер? Однако он никак не мог успокоиться, даже после того как, решив отвлечься, стал наговаривать в диктофон различные распоряжения.

– Моему брокеру, – диктовал он, вышагивая по комнате. – Если акции Гривинса опять начнут падать, немедленно известить меня прежде чем…

Прежде чем – что? Как можно сосредоточиться на делах, когда из головы не лезет Николь Колдер. Зачем он взял ее на работу, которая, несмотря на всю рекламу Аби, ей явно не по зубам? Женщина может быть и красивой и умной. Не такой он глупый, чтобы отрицать возможность подобного сочетания. Но эта женщина не просто красива. Она как кошка: гладкая, мягкая, грациозная, мурлычет и ластится к мужчине, словно только и ждет, чтобы он ее погладил, и вдруг – раз! – превращается в настоящую фурию: сплошные зубы и когти.

Это же тигрица, а он решил провести рядом с ней целых четыре месяца.

Александр тяжело вздохнул, швырнул диктофон на кровать и подошел к окну. И дернула же его нелегкая нанять ее. Теперь пеняй на себя. Не соблазняйся… А он именно соблазнился. И это с его-то опытом! Невероятно.

Он пошел на поводу гормонов, не прислушался к голосу разума и взял на работу человека, который заведомо не может с ней справиться. А если – чем черт не шутит – и может, нужно ли ему иметь под боком этот перманентный соблазн? Избави Боже, такого врагу не пожелаешь. И с каких пор он стал действовать по настроению, а не по здравому размышлению? Он привык тщательно изучать все данные о компании, прежде чем решиться иметь с ней дело и инвестировать в нее деньги. Он нанимает на работу лучших из лучших и то только при наличии добротных рекомендаций. А тут так опростоволоситься! Как все это вышло? Он упомянул о том, что ему нужен высококвалифицированный переводчик, Аби, а тот сказал, что знает такого. Это его свояченица, сестра Анабелл. Александр имел глупость кивнуть, но особой радости не почувствовал. Во-первых, у Белл есть сестра, которая живет одна; пусть даже она имеет дипломы по многим языкам, о чем твердил Аби. Но Аби его друг, и он не мог отказать, когда тот предложил ему встретиться с ней.

Он согласился из чистой любезности. И если даже (всякое ведь бывает), она паче чаяния окажется компетентной, он твердо заявил, что без знакомства с ее досье он ни о чем говорить не будет. Никакой спешки нет. У него есть дома переводчики, услугами которых он пользовался раньше. Просто, на его взгляд, они слишком академичны, слишком педантичны, тогда как ему в данной ситуации нужен человек, блестяще знающий живой язык и обладающий языковым чутьем и интуицией.

Александр прижал ладони к холодному стеклу и смотрел на мерцающие внизу огни большого города.

Все благие намерения развеялись, как только он увидел, что гениальная свояченица Аби не кто иная, как та самая особа, которую он чуть не затащил в постель в Аргентине, и что во плоти она столь же ошеломляюще красива, как в его воспоминаниях, которые мучили его все эти недели.

Одного взгляда на Николь оказалось достаточно, чтобы все его планы и здравый смысл полетели к черту. В результате он предложил ей гораздо большую оплату, чем намеревался (и гораздо большую, чем она сама предполагала, судя по ее ошарашенному виду). А чтобы она глубже заглотала наживку, он сумел подать свое предложение как вызов, что, как подсказывала ему интуиция, ее только раззадорит.

Александр тряхнул головой.

Вот тебе и строгие правила! Он вырос в семье, где каждый шаг регулировался незыблемыми законами. Когда он стал взрослым, он сумел сбросить с себя узы этой жесткой системы, выработав взамен небольшой набор правил, которых старался придерживаться в жизни.

Он никогда не действовал по настроению. Никогда не делал чего-либо без трезвого размышления. И никогда не смешивал дело и развлечение. Делу время, потехе час. Это было его кредо.

И что же он натворил сегодня днем? Нарушил все три правила. Летит в Афины с женщиной, которая едва ли говорит по-французски и итальянски лучше, чем он, – раз; с женщиной, которая чуть сама не залезла к нему в койку, – два; и, наконец, с женщиной, которая возбуждает его одним своим видом даже после того, как сбежала от него, сделала из него дурака, поступив с ним так, как будто он пустое место, – три.

Он, похоже, потерял голову и злился на собственную глупость. Но есть способ прекратить все это. Надо положить этому конец.

Александр схватил пиджак и стал шарить по карманам. Аби дал ему адрес и телефон Николь. Он вытаскивал листок, когда сажал ее в такси. Куда же он потом его сунул?

Он нашел его в нагрудном кармашке. Александр развернул бумажку, подошел к телефону, и тут взгляд его упал на часы. Полночь. Он собирается звонить в такой час, чтобы сказать, что раздумал и не берет ее? Нельзя этого делать. Она это неправильно истолкует. Пожалуй, лучше сказать это лично. Он поедет завтра с утра, как и обещал, к ней домой. Подождет в вестибюле, а когда она выйдет, сообщит ей, что передумал, а чтобы смягчить удар, даст ей чек на сумму, равную месячной зарплате. А если она будет настаивать, скажет, что не считает ее достаточно компетентной для такой щекотливой работы.

Александр удовлетворенно улыбнулся. Все стало на свои места. Женщина должна знать свое место. А мужчина – свое. Раздевшись, он лег, удобнее пристроив подушку, и заснул глубоким сном.

Александр проснулся до шести, задолго до будильника. На улице было еще темно, когда он положил дорожную сумку на заднее сиденье черного «феррари» и вывел его из подземного гаража. Он ехал по улицам спящего города. Был воскресный день, и нью-йоркцы еще видели сны.

Дом Николь был довольно запущенным на вид. Его скрашивал небольшой парк позади. Александр, нахмурившись, припарковал машину. Неудивительно, что предложенная сумма потрясла ее. Ясное дело, она нуждается в деньгах, но ее финансовые дела его не касаются. Он поднялся по ступенькам к входной двери. Надеюсь заперта, подумал он. Черта с два. Ручка повернулась без всяких усилий, и он вошел в вестибюль. Женщина не должна одна жить в таком доме. Впрочем, это тоже не его забота.

Александр взглянул на часы. Еще рановато. Он переминался с ноги на ногу и зябко поеживался. В вестибюле, если этот закут можно так назвать, не теплее, чем на улице.

Он снова взглянул на часы, затем на почтовые ящики на стене: «Н. Колдер, кв. 401». Слава Богу, у нее хватило ума не писать полное имя, чтобы всему свету было известно, что она живет одна.

Так она живет одна? Хотя… какое ему до этого дело?

Черт побери, в этой душегубке размером с телефонную будку любой почувствует клаустрофобию. Такой спертый воздух. Уныло посмотрев вверх, он вздохнул. Четыре этажа. И поднялся на первую ступеньку. Вот откуда у нее такая идеальная фигура.

Он стал мрачнее тучи.

Он что, пришел сюда, чтобы думать о теле Николь и о том, как она живет? Он пришел, чтобы сообщить ей, что их договор расторгнут, и передать чек.

Ее квартира была на самом верху. Он набрал полную грудь воздуха, прочистил горло, пригладил волосы… Затем чертыхнулся и позвонил.

Никого. Александр посмотрел на часы. Через несколько минут она должна встречать его внизу. Она что, еще спит? Не оделась? О каком профессионализме может идти речь?

Он правильно сделал, что решил не связываться с ней.

Он еще раз позвонил. Потом еще.

Дверь приоткрылась на цепочку. Он увидел одну ее щеку и глаз, вперившийся в него. И мокрые колечки медных волос.

– Это вы? – проговорила она.

– Я, – ответил он. – Откройте дверь, мисс Колдер.

– Как вы здесь оказались? Вы должны быть внизу через двадцать минут.

– Через десять. Так вы откроете?

Ник не ответила. Чего ему надо? Она только вышла из душа. Она не одета для встречи. Ей живо представилось, как все произойдет. Она скажет ему, что не хочет работать на него. Он будет ее уговаривать. Лучше такие переговоры проводить в формальной обстановке.

– Мисс Колдер, – строгим голосом произнес он. – Я не привык обсуждать дела на лестничной площадке доходного дома.

Ник пристально посмотрела на него.

– Это не доходный дом, мистер Татакис, но тому, кто родился с ложкой в двадцать четыре карата во рту, дом без горячей и холодной воды кажется трущобой.

Она захлопнула дверь, сняла цепочку и снова открыла. Какое имеет значение, что на ней купальный халат, который она носит еще со времен учебы в колледже? Если она босиком, а с волос капает на ковер и лицо без помады и грима? Не обязательно выглядеть, как с обложки «Вог», чтобы сказать Александру, что она отказывается от работы.

– Что ж, заходите.

Он вошел и выпалил:

– Вы уволены.

Ник уперла руки в боки.

– Это как?

– Я вправе поступать, как считаю нужным, и я вас увольняю.

– Попробуйте, если я сама уже ушла.

Он уставился на нее.

– То есть как это, сама ушла? Вы не имеете права!

– Как хотите, но я ухожу. Не хочу работать с вами.

Этого он не ожидал. Ник прочла это на его лице. Здорово! – внутренне порадовалась она. Этому греческому божеству редко наступают на любимую мозоль. Уж во всяком случае, не его наемные сотрудники, если он платит им так, как обещал ей. И не женщины. Какая женщина откажет ему, если он положил на нее глаз? А я откажу, подумала она и с вызовом задрала подбородок.

– Понятно, – проговорил он. – Вы живете в таком месте и отказываетесь от работы за такие деньги?

– В каком таком месте? Так живут все люди, мистер Татакис, да, боюсь, такие, как вы, этого не знают.

– В доме нет запора на входной двери. Эта цепочка не выдержит и одного хорошего удара.

Что он себе позволяет?! Не его собачье дело, где она живет и как живет. Он же сам только что сказал.

– Если только, – добавил он, – вы живете не одна.

Ник прищурившись посмотрела на него.

– Спасибо за заботу, но мне она не нужна, как и ваши деньги. Повторяю, мистер Татакис, я уволилась.

Александр шагнул к ней. Ник отступила. Вид у него был пугающий.

– И вы считаете, что так решите нашу проблему? Что вы опять убежите и все образуется?

– Что еще за наша проблема? Между нами ничего нет. И я не убегаю.

Глаза у него потемнели. Он сделал еще шаг. Она отступила еще на шаг.

– Вы бежите. Даже сейчас, – негромко произнес он, оглядев ее сверху донизу. – Чего ты боишься, Николь?

– Ничего, – быстро проговорила она. – Я ничего не боюсь. Я просто решила, что работать с вами мне не хочется.

– Ты лжешь.

Она изумленно взглянула на него. Он протянул руку. Ник отшатнулась. Его пальцы коснулись ее волос.

– Как… как вы смеете?

– Что смею? – Он смотрел на нее так пристально, что она почти физически чувствовала его взгляд. – Аби говорил, что ты не из робких и любишь риск.

– Аби любит плести всякое.

– Он говорит, что для тебя жизнь вызов. – Его рука коснулась ее затылка, и ей вдруг захотелось закрыть глаза и замурлыкать. – А ты боишься меня.

Она сбросила его руку.

– Это смешно.

– Ты боишься очутиться со мной в постели.

– Боже мой, какое самомнение!

– Это оттого, что ты сама знаешь, как это будет, и боишься потерять всякое самообладание в моих объятиях?

– Думайте, что хотите, мистер Татакис. – Она прошла мимо него к двери. – Прощайте.

Александр схватил ее за руку.

– Я тот любовник, который потребует тебя целиком – и душу и тело, – хриплым голосом проговорил он. – И это пугает тебя.

Ник дрожала, сама не зная почему. Что он несет? Она не девочка, боящаяся потерять невинность, и не столь наивна, чтобы полагать, что после него уже ничто в жизни ей не будет мило. Она дрожала от злости, так он достал ее своим невероятным зазнайством.

– Можете думать, что вам угодно, но все гораздо проще. Я не желаю работать на человека, который хочет соблазнить меня. Моя карьера зависит от моей репутации, и я не собираюсь рисковать ею.

– Замечательно.

– Мне мое положение далось не так просто. Те, кто имел со мной дело, знают меня как надежного сотрудника, для которого работа прежде всего.

– Очень хорошо, – одобрительно кивнул Александр.

– Что вы все твердите «замечательно» да «очень хорошо»?

– Я полностью согласен с вами. Я тоже не смешиваю дела и развлечение.

Ник с недоумением посмотрела на него.

– Но буквально минуту назад вы говорили…

– Я принимаю ваши условия, Николь.

– Какие условия? Я не…

– Никаких интимных отношений. Мы только работаем. Согласны?

Николь захлопала глазами. Ну и дела! И пяти минут не прошло, как она уже ушла с работы, а он ее вышиб, сообщил ей, что он показал бы ей в постели такое, что перевернуло бы ее мир вверх тормашками, и тут же заявил, что об этом не может быть и речи. Кто из них свихнулся? Он или она?

– Так вы говорите, что не увольняете меня?

Черт побери, именно так. Да что это такое?

Еще с порога он собирался сказать, что раздумал брать ее.

– Точно. Не увольняю.

– С чего бы это? – насмешливо спросила Николь. – Передумали?

Это из-за твоего вида, подумал Александр. Чего только стоят эти глаза, мечущие молнии, эта нежная кожа…

– Это… деловое решение. Признаю, я был немного раздражен.

– Раздражены? Но чем?

– Мисс Колдер. Николь. Должны мы…

– Конечно, должны. Я предпочитаю «мисс Колдер», мистер Татакис.

Александр сжал зубы.

– Отлично, мисс Колдер. Это ваше отношение.

– Мое отношение? Невероятно. – Глаза ее снова вспыхнули. – У меня нет никакого отношения, мистер Татакис. Зато у вас больше чем надо.

– В таком случае мы идеальная пара. Если только…

– Если только?

Оскорбительная улыбка пробежала по его губам.

– Если только вы не воспринимаете это как вызов.

– Боже мой! – взмахнула руками Николь. – Ваше самомнение просто невыносимо.

– Это надо понимать как согласие?

– Ну да, можно и так.

– Вот и ладненько. – Он вплотную подошел к ней и схватил ее за концы пояса. – В таком случае, – тихо проговорил он, – у меня только два вопроса.

У Николь сердце ёкнуло. Он притянул ее к себе и развязал пояс.

Надо остановить его, пока не поздно…

Он пристально смотрел ей в глаза, раздвигая полы халата.

– На вас под халатом ничего нет, мисс Колдер?

Ее поразило, что голос у него сел. Залепи ему пощечину, сказала она себе, оттолкни его.

Вместо этого она запустила пальцы ему под рубашку. Она вся горела, хотя Александр не притрагивался к ней. А теперь притронулся. Сунул руку под халат и коснулся ее спины, затем провел по ней ладонью, а она закусила губу, чтобы не застонать.

– А вы хорошая переводчица?

Николь затаила дыхание, когда он обеими ладонями взял ее за ягодицы и прижал к себе, демонстрируя свое возбуждение. Она почувствовала, что стала влажной.

– Хорошая, – пересилив себя, произнесла она. – Не хорошая – великолепная.

Он выдавил смешок, нагнулся к ее шее.

– Отлично. Именно это мне и требуется, gataki. Понимаете?

– Что это за… – Грудь ее напряглась. Его руки гладили ее по коже. – Что еще за gataki?

– Киска. – Он обхватил ее груди и поглаживал пальцами соски. Ему захотелось схватить ее, отнести на кровать, овладеть ею и забыться. – Значит, по рукам? Вы будете работать со мной. И ничего больше.

Это смешно. Как это ничего больше, когда от одного его прикосновения она чуть с ума не сходит. Но она не привыкла отступать. Она не из слабаков. Зачем трусливо бежать, когда нужно просто держать себя в руках?

– Идет, – кивнула она, облизнув пересохшие губы, и поднялась на цыпочки. – Только должна сказать вам, что вы много потеряете, – прошептала она и запустила пальцы в его черные мягкие волосы. Затем притянула его к себе и на миг забылась, страстно поцеловав его.



5

В Пирее, морских воротах Афин, вот уже две с половиной тысячи лет бывших средоточием экономической жизни Греции, шел дождь.

В это время года дождь здесь был необычным явлением, особенно такой ливень. Александр, сидевший во главе стола из оливкового дерева в конференц-зале фирмы «Татакис», смотрел, как по окну барабанят крупные капли. Это действовало как гипноз. Он всегда так говорил себе, когда мысли его уносились от деловой встречи.

Проще было сделать вид, что его отвлекает ливень, чем признаться, что он не может сосредоточиться из-за Николь. Из-за Николь, которая пылала в его объятиях в Нью-Йорке и которая превратилась в Снежную Королеву.

Она сидела слева, чуть сзади – воплощенная деловитость и почтительность. Чтобы увидеть ее лицо, ему надо было повернуть голову, но он и так знал, как она выглядит. И так день за днем, неделя за неделей. Сидит прямо, держа блокнот на коленях; колени сведены вместе, лодыжки соблазнительно скрещены. Двигается, только когда надо сделать запись или наклониться к нему и сказать что-то на ухо.

Только что она как раз наклонялась к нему, и он не мог ни слова воспринять из того, что говорилось за столом. Мягкое прикосновение ее груди не выходило у него из головы. А запах кожи… Как может мужчина так легко отмахнуться от этого? И надо же было так опростоволоситься и нанять ее! Нет, дело не в работе. Напротив. Она действительно превосходная переводчица. Он такой еще не встречал. Но из-за нее он не может включиться в переговоры. Такого с ним еще не случалось.

Интересно, понимает ли она, что происходит? И как можно доводить до умопомрачения, и бровью не поведя?

Она быстро записала что-то в блокнот. Он отчетливо услышал скрип пера. Итальянец с каким-то немыслимым титулом и судостроительной компанией, спускавшей со стапелей быстрейшие в мире пассажирские лайнеры, быстро лопотал то на английском, то на итальянском, периодически обращаясь к Николь за помощью, но Александр, как ни бился, не мог разобрать ни слова. А вот описать духи Николь мог за милую душу. Вербена. Грейпфрут. Нечто очень тонкое. Таинственное. Вот она снова нагнулась к нему. Вместо слов он снова вдохнул запах духов, и у него голова пошла кругом.

– Простите, – сказал он с вымученной улыбкой и, махнув рукой, чтоб не обращали на него внимания, встал.

Его секретарша приготовила на столике у окна кофе и печенье, и он направился туда, делая вид, что хочет выпить чашку кофе и взять что-нибудь к кофе, хотя ему ничего в рот не лезло. На самом деле ему надо было хоть на минуту побыть одному, подальше от своей неулыбчивой серьезной переводчицы, сидевшей, будто она аршин проглотила… И это та женщина, с которой он должен по его собственному договору держаться исключительно в деловых рамках, а как это, скажите на милость, возможно, когда от одного движения ее ног он теряет самообладание? Это просто смешно. Он и сам это знает. Александр решительно повернулся спиной к столу для заседаний и через силу глотнул горячий кофе.

Надо взять себя в руки. Так не ведут себя во время переговоров, касающихся полумиллионного контракта. Для таких дел нужны хладнокровие и трезвый ум.

И никакого секса. Они же с Николь договорились, и он со своей стороны придерживается договора, почему же она так ведет себя? Каждый ее шаг, каждое движение сплошной соблазн, несмотря на неприступный вид, черный костюм, туфли без каблуков; даже забранные в узел волосы соблазнительно колышутся на шее.

Александр сжал чашку. Надо было уволить ее еще тогда. Он до сих пор не мог понять, как все случилось. Все пошло не так, когда он поднялся в ее квартирку. Он начал за здравие, а кончил за упокой. Пришел, чтобы отделаться от нее, а кончил тем, что стал уговаривать ее остаться. Ведь Николь сама сказала, что не хочет работать с ним, а потом… Потом суп с котом. Он дотронулся до нее и… потерял голову.

Как он мог такое сделать? Разве можно было целовать ее. Но это же она поцеловала его. Господи, и что ему такое в голову лезет! Это все ее вина. Зачем она поцеловала его? Чтобы посмеяться над ним? Сбить с толку? Но и о ней не скажешь, что она действовала хладнокровно. Он же чувствовал ее учащенный пульс, она почти стонала в его объятиях. Разве он не знает, как ведет себя женщина в порыве страсти? А тогда, утром… Неужели она сама все забыла? В нем глухо поднималась злость. С нее станется. Иначе с какой стати она ведет себя так, будто не знает его. И кокетничает с этим французом, который владеет компанией, не уступающей компании итальянца, который сейчас имеет наглость улыбаться ей.

У Александра перехватило дыхание. Где же ее нравственные устои? Нельзя же так. Она работает на него. Имеет же он право ожидать от нее лояльности и соблюдения субординации? Или она считает, что надо флиртовать с мужчинами, с которыми у него деловые отношения?

Почему она ведет себя так, будто здесь сама по себе? Все с самого начала пошло наперекосяк. И здесь, и дома, где он велел своей домохозяйке приготовить комнаты для нее, а Николь с места в карьер все опять переиначила и, вместо того чтобы остановиться в его доме, переехала в крошечный коттедж для гостей, который высмотрела с вертолета, когда они подлетали к его острову. И как он ни протестовал, настояла на своем.

– Вы должны обедать со мной, – втолковывал он ей, придя к ней в коттедж в тот первый вечер, когда обнаружил, что ему накрыли стол на одного, а его экономка сообщила, что американка изъявила желание есть у себя в домике.

– В следующий раз будьте любезны стучаться, прежде чем войти, – сказала она ему.

– Стучаться? – опешил он. – Стучаться в собственный дом?

– Пока я в нем живу, конечно. Что касается обеда с вами, – с улыбкой продолжала она, – вы платите мне за переводческую работу, мистер Татакис. Этот род услуг не включает обязанности обедать с вами.

Что было на это сказать? Для нее обедать с ним обязанность. Так тому и быть. Он только хотел оказать услугу человеку, впервые приехавшему в его страну. Но оно и к лучшему. Каково ему было бы каждый вечер видеть ее за столом?! Лучше уж есть в одиночку. Конечно, он платит ей как переводчице. Это значит, он вправе ожидать, что она будет рядом весь день в офисе. Похоже, она этого не понимает. Всю неделю он видел, как она торопливо выходит из здания во время перерыва на обед, потом возвращается порозовевшая и вся какая-то светящаяся, при этом волосы ее слегка растрепаны.

«У нее есть любовник», – подумал он, и в нем начал подниматься гнев, но он тут же одернул себя. Это же смешно. Николь ни единой души не знает в Пирее и в Афинах. По-видимому, она обедает одна. Все остальные – и француз, и итальянец со своими переводчиками – обедали вместе в общей столовой, небольшой уютной комнате. Рядом было приличное кафе, откуда приносили хорошую еду. Всем явно нравился такой распорядок. Почему же она одна все делает шиворот навыворот?

Пошла вторая неделя, и он как бы невзначай спросил свою секретаршу, не знает ли она, куда ходит его переводчица во время обеда. Та ответила, что Николь гуляет. Александр удивился. Гуляет? Одна? В доках? Секретарша только пожала плечами.

– Я ей говорила…

– А она все пропускает мимо ушей, – хмуро продолжил за нее Александр. Он решил поговорить с Николь, когда она вернется. Надо же объяснить ей, какое это безрассудство. Женщине без сопровождения опасно разгуливать в этой части Пирея. Она должна понять, что тут нет ничего личного, просто его долг заботиться о своем работнике. Но втолковать ей что-либо оказалось невозможным.

– Моя безопасность – мое дело. – Вот и весь разговор.

И дураку ясно, что такой ответ звучит оскорбительно. Но, говори ей не говори, все попусту, она будет гнуть свою линию, с нее все как с гуся вода. Но он-то действительно отвечает за нее, как она этого не понимает? Она иностранка. Приехала сюда с ним. Словом, на следующее утро он заявил ей, что ради пользы дела отныне общий обед дело не факультативное, а обязательное, ибо, добавил он, «должен способствовать быстрейшему достижению соглашения». С этого дня они обедали все вместе в столовой компании. Но сегодня Николь пошла обедать с французом.

– Не возражаете, если я умыкну мадемуазель Колдер на часок, mon ami? – спросил тот за утренним кофе.

«Не возражаю?» – мелькнуло у Александра.

В этот момент за спиной у него послышался женский смех. Он обернулся. Николь покинула свое место и стояла с итальянцем. И с французом. Чертов француз, который собрался смотаться с ней на обед, как будто она не обязана быть с ним, ее работодателем?

– Мисс Николь, не скажете, что вас так рассмешило? – обратился к ней Александр.

В конференц-зале наступила тишина. Он хотел спросить это веселым тоном, как бы желая разделить общее веселье, но, судя по реакции присутствующих, у него это не получилось.

– Я хотел бы посмеяться с вами.

Опять попал впросак. Никого не проведешь.

Француз смущенно кашлянул.

– Ничего особенного, Александр. Я спросил очаровательную мисс Колдер по-английски, и она объяснила, что я пропустил слово, отчего совершенно изменился смысл вопроса. Я правильно объясняю, мадемуазель?

– Да нет, у вас отличный английский, месье.

– Вы очень любезны, – ответил польщенный француз, – но я-то знаю, что мой английский оставляет желать лучшего.

Не английский, а он сам, подумал Александр. У него своя переводчица. Чего он лезет к Николь? Но и она тоже хороша. Почему она отвечает на все его глупости?

Он скажет ей потом. Мисс Колдер, скажет он, с этого момента вы разговариваете только со мной… Александр глубоко вздохнул. Он, кажется, совсем рехнулся. Он на полпути к концу переговоров, на подготовку которых ушло несколько месяцев и которые в результате должны принести немалый куш компании; более того, благодаря этому контракту он выводит свое предприятие на новые рубежи, о чем давно мечтал. Ему нужно внимательно взвешивать каждое слово, произнесенное в этом зале, а он не может сосредоточиться на деле и теряет время на пустяки.

Это все из-за дождя, мрачно подумал он. Николь вернулась на свое место за столом. Он пошел вслед за ней, призывая весь свой здравый смысл на помощь. Надо собраться. Начал говорить итальянец. Александр улавливал смысл отдельных слов, но здесь он мог положиться на свою переводчицу. Он повернулся к ней и стал следить за выражением ее лица. Она внимательно слушала итальянца, чуть наклонившись вперед и не сводя своих блестящих изумрудных глаз с итальянца, будто на нем свет клином сошелся. Почему она на него так смотрит?

Потому что сейчас она собирается переводить не твои слова, резонно подсказал ему голос разума, но его уязвленное эго не слушалось его.

Как может она так поступать? Улыбаться одному мужчине, идти обедать с другим, а к тому, кто нанял ее, относиться так, будто его не существует.

Потому что ей за это платят, успокаивал его голос рассудка. Это же ее работа; так они договорились в то утро у нее на квартире. Он должен быть доволен, потому что она оказалась бесподобным переводчиком. Что поделаешь, если она к тому же еще и красавица? Мир полон красавиц. И в этой ничего особенного. Кто она ему? Разве он сам не подтвердил это, ни разу не упомянув о происшествии в Аргентине? Почему же его так волнует, что она не обедает с ним?

Вовсе это его не волнует, тем более что он редкий вечер бывает дома. Он каждый вечер отправляет ее на вертолете в свое поместье, а сам остается в Афинах, где-то обедает, домой возвращается за полночь, зная, что она слышит шум вертолета… Хотя ей-то что? Какое ей дело до того, где он проводит вечера и с кем. К тому же он только обедает в клубе, а потом сидит, уткнувшись в газеты. Даже друзья избегают его.

– Поссорился с женщиной? – спросил его кто-то.

Он едва не сорвался, но сдержался. Какие у него могут быть проблемы с женщинами, особенно с той, что лицом поспорит с Еленой, а телом с Афродитой.

– Что-то он темнит, – прошептала ему на ухо Николь, обдав его теплым дыханием.

Александр вернулся к действительности. Она наклонилась к нему и говорила тихо, словно они любовники и лежат в объятиях друг друга. Только это иллюзия. Она говорит о долларах, тоннаже, а не о страсти и любви, и говорит деловым языком с бесконечными «мистер Татакис», что в ее устах всегда звучит оскорбительно.

Или она полагает, что от этого он забудет, как чуть не переспал с ней тогда в Аргентине?

У Александра опять все поплыло перед глазами. Он задержал дыхание, чтобы не вспыхнуть, и вдруг, выругавшись, вскочил на ноги, так что стул полетел на пол:

От наступившей тишины зазвенело в ушах. Все уставились на него, будто он бешеный пес.

Хотя кто знает, может, так и есть?

Он наклонился, поднял стул и поставил его на место. Потом оглядел маленькое собрание.

– Прошу прощения, – вымученно улыбнулся он. – У меня вдруг жутко разболелась голова. – Он помолчал, но никто не произнес ни слова. – Я предлагаю сделать перерыв на денек. Мы и так добились значительного прогресса. – На самом деле это не так, но ложь во спасение не ложь. – Уже поздно. – Хоть это было правдой. За окнами темнело. – Как бы дороги от дождя не размокли. – И это правда, хотя и не к месту. – Вот что я предлагаю… – Что же он предлагает, чтобы хоть как-то скрасить неловкость ситуации? – Сегодня пятница. Давайте соберемся завтра у меня, скажем в девять утра. Мой шофер заедет за вами в отель в восемь и отвезет вас в аэропорт, где стоит мой вертолет. – Он заставил себя улыбнуться. – В менее формальной обстановке дела у нас пойдут быстрее.

Задвигались стулья. Рукопожатия. Все надевают плащи, берут зонтики и торопятся к двери. Александр идет за ними… и кладет руку на плечо Николь.

– А вы останьтесь.

От ее взгляда нормальный мужчина обратился бы в камень. Но он не относится к нормальным. Сейчас, во всяком случае. Его переполнял гнев, и он не очень соображал что к чему, он понимал только, что все это из-за нее.

– Простите?..

– Я сказал, что вы остаетесь.

– Остаюсь? – Глаза ее вспыхнули. – Может, лучше прямо скомандовать: «кругом!», «шагом марш!», «сесть!» «встать!».

Александр метнул на нее сердитый взгляд.

– Не так громко, будьте любезны, – прорычал он.

– Я не собака, чтобы мне отдавали команды, мистер Татакис, – еле сдерживаясь, проговорила она. – Я ничего не делаю по команде. Больше мне сказать нечего. Прощайте, мистер Татакис.

– Как вы можете со мной так разговаривать?

– А вы как можете снова ставить меня в такое положение перед посторонними?

Выражение лица у него было странное. Что это? Гнев? Изумление? Нет, шок. Николь поняла, что с греческим божеством еще никто так в жизни не разговаривал.

– Прощайте, мистер Татакис, – бросила она, убегая.

– Вернитесь немедленно! – крикнул он вдогонку.

Николь только прибавила шагу. Она слышала его крики, потом голос секретарши, потом все смолкло.

Она выскочила из здания, помахала водителю Александра, выбежала на улицу, завернула за угол на полной скорости и промчалась по улочкам, сворачивая раз десять. Только тогда она сбавила темп и позволила себе перевести дыхание. Холодные струи дождя хлестали ее по разгоряченному от быстрой ходьбы лицу.

Она остановилась, чтобы собраться с мыслями. Где она? Она бродила по этим старым улочкам, пока эти прогулки не прекратил Александр, но не ночью. Хотя какое это имеет значение? Главное, отделаться от Александра Татакиса, чтоб глаза ее больше не видели его.

Как он смел? Как он посмел так разговаривать с нею?

А вы останьтесь.

Николь передернула плечами и подняла воротник.

Несносный, самовлюбленный, упоенный своей властью сукин сын! Изо дня в день смотрит на нее как на пустое место, а замечает только тогда, когда хочет покомандовать. Приказывает есть с ним за одним столом, будто купил ее с потрохами. Затем велит обедать со всеми. И все это из чистой фанаберии. А еще эта чушь насчет ответственности…

С каких это пор мужчина несет за нее ответственность? Не бывать этому. Она сама себе голова. Ее мать пошла по этому пути, и где она сейчас? Сначала об нее вытирал ноги размазня, а не мужчина; а сейчас она собственность сильного человека. Отчим сдувает с Глории пылинки, будто она дорогая хрустальная ваза у него в буфете. А Пам и Белл туда же.

Нет, благодарю. Она не только не думает о замужестве, она не собирается даже временно связывать свою судьбу с человеком, который считает, что он несет ответственность за женщину. Это не что иное, как вежливая форма права диктовать женщинам, как им следует жить.

Кто такой этот Александр? Не муж, не любовник, подумаешь, босс, а туда же – держать ее в клетке! Сначала попытался поселить ее в своем доме; запретил гулять в обеденный перерыв. Он хочет караулить каждый ее шаг.

Неужели он и впрямь считает, что она ему позволит это? Обращается с ней как со своей собственностью, а все остальное время смотрит на нее как на пустое место? Что-то буркает по утрам, когда они садятся в вертолет. Потом буркает вечером. Правда, вместе они не так часто возвращаются. Он допоздна торчит в Афинах черт знает где и черт знает с кем. Наверное, с секретаршей, а потом вешает лапшу на уши, что, дескать, делу время, потехе час.

Женщины готовы молиться на него. А что в нем такого? Разбухшее эго. Царек в своем маленьком царстве. При этом убежден, что женщинам против него не устоять.

Это смотря каким женщинам. Она не из их числа.

Николь глубже зарылась в воротник. Она раскусила его в тот первый вечер. Ей чертовски повезло, что она не вляпалась в историю и не залезла к нему в постель. Это ж надо, таким тоном говорить с ней! Так смотреть на нее весь день, будто он вдруг вспомнил, что она женщина, и на уме у него одно: вышвырнуть всех за дверь, а ее зажать в уголке и…

Ник снова передернула плечами. Обойдусь.

Она сошла с тротуара на дорогу. Сзади послышался гудок и выскочил автомобиль. Она еле успела отпрыгнуть на тротуар, но ее обдало с ног до головы ледяной водой. Она посмотрела вслед машине и выдала целую серию непечатных слов, которых набралась за время своих блужданий по улочкам Пирея.

Его величество Татакис удивился бы, узнав, сколько греческих фраз она выучила со времени их прибытия сюда. Она прислушивалась, запоминала. Профессиональная привычка лингвиста. Она запомнила массу вежливых – и еще больше невежливых – выражений. С паршивой овцы хоть шерсти клок. Это дали ей обеденные прогулки, пока Александр не прекратил их. Но на водителя, облившего ее с ног до головы, ей их с лихвой хватило.

Кстати, она поняла, что он воскликнул, когда уронил стул. «A sto diabolo!». Черт бы побрал!

Если это означало «черт бы побрал их договор», то она с ним согласна. Абсолютно. Ей здесь нечего было делать. Согласиться работать с ним было чистое безумие. Надо было придерживаться своего плана. Сказать, чтобы он засунул свое предложение куда следует.

Черт побери, лужи по колено! Должно же быть такси. Знать бы, где она находится, но в темноте все выглядит по-другому. И настроение другое.

Шею у нее заломило, и она пошла быстрее.

И чего она потеряла в этом Пирее, да и вообще в Греции? Надо ж было Александру бросить ей вызов с этой работой. Даже поцелуй…

Ну ладно, положим, поцелуй не на его совести. Это была глупость, такая же, как позволить ему прикоснуться к себе, но желание дать ему почувствовать, что он теряет, оказалось сильнее благоразумия. Он заслужил маленький урок. Уж очень он самоуверенный, привык, что все ему легко дается, стоит только пальцем пошевелить, хотя, надо признать, есть что-то невероятно сексуальное в этой мужской самовлюбленности…

Но это было ошибкой. Разве она сама не зареклась связываться с мужиками, которые мнят, будто владеют всем миром и всеми женщинами в мире? Ей ли не знать, какие бывают любовники из этих мужчин? Будет вести себя как в завоеванной стране и все время командовать и ревновать по каждому пустяку.

И… и…

Ник задышала чаще. Из головы не шло то утро, когда он запустил руку ей под халат, будто имеет право делать с ней все, что хочет. Дудки. То, что она тогда почувствовала, было нехорошо, но она переживала это сотни раз. Тысячи. Стоило ей закрыть глаза, и тело вспоминало за нее грубоватую чувственность его пальцев, жар его объятий, губ…

Снова раздался гудок, когда она спустилась с тротуара. Опять, промелькнуло у нее в голове…

Завизжали тормоза. Ник ослепили фары. Машина надвигалась на нее. Она вскрикнула и отшатнулась. Машина резко вильнула, останавливаясь. Ник споткнулась о бордюр тротуара. Машина остановилась в тот самый момент, когда она дрожа осела на тротуар.

Дверца открылась. Шаги приблизились. Над ней склонилась темная фигура, и крепкие руки взяли ее за плечи. До ушей донесся поток греческих слов.

– Она чуть не убила себя, – произнес мужчина.

Ник подняла глаза вверх. Его лицо скрывала тень.

– Seengnomi, – прошептала она. – Простите…

Но ее извинений было явно недостаточно.

Она чувствовала исходящую от него горячую мужскую ярость. Его руки крепче вцепились ей в плечи и подняли ее на ноги.

Ее охватил страх. Не страх соприкосновения со смертью, а страх перед этим разъяренным человеком.

– Нет, – пробормотала она, пытаясь оттолкнуть его. – Нет. Я закричу!

– Кричите сколько душе угодно, – мрачно проговорил Александр, поднял ее на руки и понес к машине.



6

Вести машину в четыреста восемьдесят с чем-то лошадиных сил, жаждущих вырваться на волю, по узким извилистым улочкам старинного города да еще в дурном настроении, когда тебя колотит от ярости, не лучшая идея.

Александр сам знал это. Но он также знал, что это более предпочтительней способ дать выход эмоциям, чем останавливаться у тротуара, оборачиваться к Николь и спорить с ней. Она совершила такую глупость, что это чуть не стоило ей жизни. Нет, лучше не останавливаться. Иначе он так тряхнет ее, что у нее зубы вылетят…

Или прижмет к груди и уймет свою ярость поцелуем, и она поймет, что нельзя бегать от него, что больше он ей этого не позволит.

Но он еще не совсем потерял голову и знал, что оба варианта никуда не годятся, и потому гнал машину на полной скорости.

– Я ведь мог сбить вас, – наконец проговорил он.

Она не ответила.

Он прибавил скорость.

– Что на вас нашло? Как можно было, не посмотрев, сходить с тротуара? Вы что, вообразили, что находитесь в джунглях на Борнео? По этим улочкам вообще ходить нельзя. Я же говорил, что здесь небезопасно. Вам же хоть кол на голове теши… – Он сжал зубы, крепче вцепился в баранку, чтобы унять ярость. – Как вы?

Ее мутило. Ее трясло как в лихорадке. И болела лодыжка.

– Все в порядке, – солгала она.

– Могло случиться что угодно. Как можно так глупо себя вести? Почему вы убежали?

– Вы хотели ругаться, а я нет.

– Не хотел я ругаться, – хмуро ответил он. – Я хотел поговорить, и только.

– Нам не о чем говорить.

Не о чем говорить? Она целый день флиртовала с другим мужчиной, и им не о чем говорить? Александр до боли сжал челюсти.

– Я ваш работодатель. Если мне надо с вами обсудить что-то, значит, надо.

Черт побери, что за глупости он несет?!

Николь подумала то же самое, но промолчала. Это только подлило масла в огонь.

– Вы слышите меня? – теряя терпение, воскликнул он. – Вы понимаете, что я говорю. Если мне надо поговорить с вами, если я хочу, чтобы вы остались, когда все разошлись. – Он замолчал. – Что вы сказали?

– Ничего.

Но она что-то сказала еле слышно. Извинение? Она уже извинялась, она произнесла это по-гречески? По крайней мере, холодно подумал он, она поняла, что была на волосок от смерти.

Николь, смерть. Ледяная рука сжала его сердце. Он почувствовал неудержимое желание нагнуться к ней и заключить в объятия, объяснить ей, что она не имеет права так пугать его…

– Что толку после драки кулаками махать, – холодно бросил он.

Тишину нарушал только шум мотора и шуршание шин о мостовую.

Это было глупо.

Но она все молчала. Александр закусил губу от злости. Почему она молчит? Ей что, нравится, когда он ругает ее, приказывает ей? Нет, это не в ее духе.

Что-то здесь не так. В первый раз за все время он взглянул на нее. Бог мой! Она сидела, откинувшись на спинку, голова запрокинута, глаза закрыты и только слышно тяжелое дыхание.

– Николь? – Она не отвечала, и он остановился у тротуара. – В чем дело?

– Ничего. – Она слабо качнула головой.

– Не лгите мне, – грубо оборвал он ее. – Что случилось?

Она не ответила. Он приподнял ее подбородок и посмотрел ей в глаза. Фары встречной машины осветили ее, и он ахнул. С ней явно что-то случилось. Такие глаза. На лице ни кровинки, только ссадина темнеет на щеке и еще одна на виске.

Не может быть, подумал он…

– О Господи, – прошептал он и прижал ее к себе. – Что я сделал с тобой, gataki?

– Я сама виновата.

– Нет, радость моя. – Он провел рукой по ее мокрым волосам. – Это я. Нельзя было гнать па такой скорости, но когда я вышел из офиса и Лия сказала, что ты сбежала…

– Я вела себя как последняя дура. А потом… потом сошла с тротуара… как во сне…

Хуже некуда. Она вся в ссадинах, у нее все болит, и она кается. Хуже не придумаешь.

Он обнял ее за плечи, откинулся, чтобы заглянуть ей в глаза, затем легонько дотронулся до ее виска.

– Болит?

– Нет. – Дрожь пробежала по ее телу, дыхание сбилось. – Лодыжка. Когда я прыгнула обратно, я неудачно приземлилась. Лодыжка подвернулась.

У Александра сжалось сердце. Он развернулся, чтобы взглянуть на ногу, но отодвинуться было некуда.

– Ты можешь пошевелить ногой?

– Могу, – еле заметно кивнула она. – Но больно.

Он выскочил из машины, обошел ее, открыл пассажирскую дверцу; из бардачка достал фонарик, наклонился и посветил вниз.

– Чтоб его! – пробормотал он. – Я не могу…

Что он делает? Она сказала, что лодыжка болит. Что толку рассматривать ее? Ей нужен врач, вот и все. И как можно быстрее, подумал он, потому что у нее начинается озноб. От холода? От шока? Господи, что он натворил?!

Александр быстро снял пиджак и осторожно накинул его ей на плечи, ожидая, что она заартачится, начнет с ним спорить, объяснять, что он может сделать со своим пиджаком и куда идти с ним… но она охотно закуталась в него.

– Так лучше?

– Угу.

– Вот и хорошо.

Только чего тут хорошего? Лучше бы она обругала его, назвала идиотом, стукнула его по рукам, когда он застегивал пиджак на ней. Ее пассивность сводила его с ума.

– Все будет хорошо, – проговорил он.

Она кивнула.

– Хорошо, – повторил он нежно, затем нагнулся, осторожно обнял ее за плечи и поцеловал, уверяя себя, что, в конце концов, лодыжка есть лодыжка…

Но это Ник, и от одной мысли, что ей больно и что это из-за него, ему стало жутко.

В квартале от них есть больница. Как лучше ехать? Быстро или по-черепашьи, чтобы не причинить ей ни малейшей боли на колдобинах? Он остановился на компромиссном решении. Ехал в два раза медленнее обычного, но раза в два быстрее черепахи.

У Ник клацали зубы. Время от времени она стонала. Его непробиваемой, бесстрашной тигрице плохо. «Пожалуйста, – молил он, – пожалуйста, пусть все будет хорошо!»

Время словно остановилось, но тем не менее до больницы они добрались. Он остановил машину перед главным подъездом, не обращая внимания на запретный знак. Как можно осторожней взял ее на руки. Она тихо застонала, и он забормотал какие-то утешительные слова из далекого детства.

В приемном покое никого не было. Александр направился к столу регистрации.

– Нам нужен врач, – сказал он.

Женщина-регистратор взглянула на него, потом на Николь. В глазах у нее застыло выражение скуки.

– В чем дело?

– С женщиной плохо.

– Я и спрашиваю: в чем дело?

Александр сжал губы, пытаясь сохранять спокойствие. Что толку ругаться?

– Она упала.

– Где упала?

– На улице.

– На какой улице?

У него на скулах заходили желваки.

– Было темно. Я не смотрел на уличный знак. Какое это имеет значение? Я же говорю, ей плохо.

Женщина взяла из ящика стола формуляр.

– Мне нужны ее имя и адрес..

– Ее зовут Николь Колдер. Она живет у меня.

Женщина взглянула на него.

– Это где?

Он сказал. Он отвечал на вопросы, но время шло, а терпение кончалось. Ник пошевелилась у него на руках и застонала. Ему захотелось усадить ее в кресло, потом схватить регистраторшу и выбить из нее душу.

– Как это случилось?

– Мисс Колдер оступилась, сходя с тротуара на дорогу, и чуть не попала под мою машину. Я подавал сигнал и пытался остановиться. Она испугалась и отпрыгнула.

– Дорожно-транспортное происшествие. Понятно. Полицию известили?

– Но это не дорожно-транспортное происшествие!

– Но вы сами только что сказали…

– Я не задел ее…

– Но, как я поняла…

– Александр, – слабым голосом проговорила Ник, – объясни ей точно и ясно, что ты не виноват.

– Она говорит по-английски?

– Она американка.

– А. В таком случае нужно два других формуляра…

– Формуляры подождут. – Александр снова призвал на помощь всю свою выдержку. Гневом делу не поможешь, он по собственному опыту знает это. – Ей немедленно нужен врач. У нее боль. Что-то с лодыжкой. И у нее озноб. К тому же, насколько я понимаю, она в шоке.

– Формуляры…

– К черту формуляры! – взорвался он. – Вызовите врача!

– Вы здесь не приказывайте. Мне нужна информация. А кое-какие бумаги должна подписать сама больная. После этого придется ждать, Когда вас вызовут. Вам понятно?

– Наверное, это вам следует понять, что скажут вам ваши начальники, когда узнают, что члена совета директоров держат в приемной.

У женщины вытянулась физиономия.

– Как, вы сказали, ваше имя?

– Александр Татакис. И мне нужен врач-ортопед. Немедленно.

– Разумеется, сэр. Будьте добры, Присядьте. Я вызываю доктора.

Он сел, прижимая Ник к себе, грея ее своим телом. Она проговорила что-то, но так тихо, что ему пришлось нагнуться к ней.

– Что, gataki?

– Я говорю, ну и спектакль. – Зубы у нее стучали. – Т-т-ты и правда в совете директоров больницы?

– Кто знает? – Он улыбнулся. – Не исключено. Я даю деньги на многие благотворительные дела и числюсь во многих попечительских советах. Трудно все упомнить.

Ник улыбнулась.

– Когда ты волнуешься, у тебя появляется особая интонация.

– Я и не замечал. – Он поморщился, потому что она сказала правду. – Прибавим это к твоей работе. Теперь будешь не только переводить, но и сообщать, когда у меня появляется эта интонация.

– Не буду, я ухожу с работы.

– Никуда ты не уходишь, – спокойно проговорил он. – У нас контракт.

– Нет у нас никакого контракта. Мы ничего не подписывали.

– У нас словесное соглашение. Такого рода соглашения приравниваются к контрактам. Ты что, рискнешь порвать контракт с человеком, способным напугать тирана местного значения?

Взгляды их встретились. В глазах Ник еще стояла боль; лицо было бледно. Что промелькнуло на ее лице: гримаса боли или подобие улыбки?

– Сэр?

– Да? – поднял глаза на регистраторшу Александр.

– Доктор сейчас выйдет.

– Ортопед, – проговорил он, поднимаясь с Ник на руках.

– Главный ортопед, – поправила женщина из регистратуры, а Ник зарылась лицом в шею Александра, и ему показалось, что на этот раз она действительно улыбнулась.

Ссадины на лице Ник оказались липовыми. Ссадины, как пояснил врач, не выступают так быстро. Это просто подтеки грязи, и сестра, ассистировавшая доктору, аккуратно стерла их с ее лица тампоном со спиртом.

Врач осмотрел ее зрачки и сообщил Александру, что с ними все в порядке. Это касательно ее координации. Шока тоже не было. Просто она замерзла.

Медсестра выставила его ненадолго из палаты, чтобы снять с Ник мокрую одежду и переодеть в больничную ночную рубашку, халат и закутать в одеяло.

Когда Александр вернулся, сердце его сжалось при виде Николь. Его свирепая киска была похожа на потрепанную жертву кота. Он поцеловал ее в лоб, сел на стул около кровати и держал ее за руку, пока врач осматривал лодыжку. Тот действовал с профессиональной осторожностью, но Ник сжала губы и вскрикнула от боли.

Александр чуть не взбесился.

– Вы что, коновал? Вы же ее мучаете.

– Я все делаю, чтоб не причинить ей боль, мистер Татакис.

Ник задержала дыхание и вонзила ногти в его ладонь.

– Черт побери, – снова взорвался Александр, – нельзя ли поаккуратней!

Врач бросил на него взгляд.

– Послушайте, мистер Татакис. Вы либо сидите тихо, либо подождите в коридоре, пока я не закончу осмотр.

Александр хотел было обругать врача и сказать ему, что не привык, чтобы ему приказывали, но его остановила Ник, с мольбой посмотревшая на него. Он сдался и больше не пытался вмешиваться, даже когда ее повезли на рентген, а его не пустили в кабинет. Когда врач вышел, Александр вышагивал по коридору.

– Ну как? – набросился он на врача.

– Не выпьете ли вы со мной чашечку кофе, мистер Татакис? День был очень тяжелый.

Александр нетерпеливо схватил его за локоть.

– Сначала скажите, что с ней. Врач устало вздохнул.

– Мисс Колдер вывихнула лодыжку. Сильное растяжение.

– Что это значит?

– Возможно, разрыв связок. Это болезненно и требует времени на выздоровление.

– Но это не перелом?

– Нет-нет, лодыжка не сломана. Надо сказать, ей повезло. Сильное растяжение связок иногда требует хирургического вмешательства.

Александр закрыл глаза. Он вспомнил, как разозлился, узнав, что Николь убежала в ночь, и как злость сменилась ужасом, когда она шагнула чуть ли не под колеса его машины.

– Это все из-за меня, – с горечью проговорил он. – Она сошла с тротуара. Шел дождь, а я ехал слишком быстро…

Врач кивнул.

– С ней будет все в порядке, – мягко заметил он.

– Я хочу, чтобы вызвали лучшего хирурга. И мнение второго врача. Не обижайтесь, доктор, но прежде, чем ее будут оперировать…

– Ее не будут оперировать, – еще мягче произнес врач. – Я же сказал, мисс Колдер в рубашке родилась. Травма болезненная, но не опасная. Придется ей несколько дней побыть с перевязанной лодыжкой, и я кое-что пропишу, что полагается при сильном растяжении. Скоро она будет как огурчик.

Александр уставился на него.

– И это все?

– Все. Медсестра наложит эластичный бинт. – Он похлопал Александра по плечу. – С вашей дамой все в порядке, мистер Татакис.

– Она работает у меня, – быстро отреагировал Александр. – Это моя переводчица. У меня словно камень с души свалился, доктор. Спасибо. И я счастлив слышать, что ей ничто не грозит.

– Я тоже счастлив, а теперь, простите меня, но, если вы не возражаете, я поеду домой, а то жена меня ждет не дождется.

– Конечно, конечно, – улыбнулся Александр, пожимая ему руку. – Чем я могу вас отблагодарить?

– Вы бы могли позаботиться через совет директоров об увеличении штата, чтобы мы здесь так не перегружались.

– Считайте, дело сделано.

– И вот еще что. Ради вас и пациентки… успокойтесь, прежде чем повезете ее домой.

– Так я могу забрать ее?

– Если не хотите, чтобы она провела ночь у нас.

– Я отвезу ее домой, – твердо заявил он, постаравшись скрыть охватившую его радость.

Ему выдали флакон с таблетками и велели давать по одной каждые четыре часа, если будет боль.

Сейчас у нее боли не было. Вероятно, действовало то, чем они ее напичкали. Александр понял это по ее странной улыбке. Она была все еще в больничном одеяле, халате и рубашке. Сиделка вручила ей пакет с промокшей одеждой и заверила его, что он может не торопиться возвращать больничные вещи.

– Ну, поехали, – сказал Александр и снова взял ее на руки.

Ник обвила его шею руками, вздохнула, свернулась калачиком и положила голову ему на плечо.

– Куда мы едем?

Язык у нее слегка заплетался. Дыхание было теплым. Она вся была теплая, и он подумал, как прекрасно, что ей так хорошо в его объятиях.

– Домой, gataki, – проговорил он тихо, неся ее к машине.

– Ммм, – пробормотала она. – Домой.

– Да, домой.

Он посадил ее на переднее сиденье, пристегнул и повез на вертолетную площадку так аккуратно, словно вез драгоценный груз. Она крепко спала, когда он отнес ее в вертолет, и спала, когда он отнес ее в дом, в дом, который она не видела, если не считать кухни, куда приходила за едой.

Обычно невозмутимая экономка была перепугана, когда увидела его с его ношей.

– Боже мой, – воскликнула она, – что стряслось?!

– Мисс Колдер повредила лодыжку, – тихим голосом сообщил он, хотя понимал, что разбудить его спящую красавицу не сможет и табун южноафриканских буйволов. – За ней придется присматривать несколько дней.

– Ясное дело, сэр. Может, положите ее в голубую квартирку? Если хотите, я поставлю рядом с кроватью раскладушку и буду там спать на случай, если что-то понадобится.

– Благодарю, хорошая идея. – Он остановился на полуслове. – Впрочем, пожалуй, в этом нет необходимости. Мисс Колдер будет у меня.

– У вас, сэр? – У экономки отвисла челюсть.

– Да, – с глубокомысленным видом проговорил он, будто долго размышлял над этим вопросом, – у меня. Это лучший выход из положения. Я могу лечь на диване в гардеробной, если вы там все устроите.

Он сел в кресло со своим драгоценным грузом, пока экономка делала, что ее просили.

«Ник, – с улыбкой думал он, глядя на медные завитки волос, рассыпавшихся по ее лицу, – надо же, чтобы столь женственное и красивое создание звали так странно, хотя это отражает ее мужественный дух. У нее есть коготки, у этой киски, и она умеет ими пользоваться».

Скоро экономка сообщила, что все готово. Когда дверь за ней закрылась, Александр еще некоторое время сидел не шевелясь. Наконец встал и перенес Ник на постель. Как только голова ее коснулась подушки, она открыла глаза.

– Ал… санр? Что м… тут… дел… м?

– Укладываемся спать, дорогая, – как ребенку втолковывал он, прижав ее к себе и осторожно снимая с нее больничный халат. – Болит нога?

Ник недоуменно посмотрела на лодыжку.

– Сто это?

– А, это. Эластичный бинт.

– Щем?

Он не сразу сообразил, что она спрашивает, а когда понял, стал объяснять, что она растянула ногу на улице.

– Ага, всп… мнила. Дождь. Улица. Машина. Твомашина, – соединила она два слова.

– Точно, – кивнул он, осторожно укладывая ее. – Моя машина.

– Н… раздета, – пробормотала она, и он долго соображал, что бы это могло значить, пока не догадался, что она не раздета, потому что больничную рубашку он не собирался снимать. Звать экономку? Попросить ее раздеть Ник и переодеть во что-то на ночь. Думая об этом, он спускал с ее плеч рубашку, затем ненадолго застрял, возясь с застежкой лифчика. Он был поражен совершенством ее тела, небольшими округлостями грудей, изысканным контрастом бледно-золотистой кожи и абрикосового тона сосков. Плечи у нее были гладкие как шелк.

Бросив рубашку на ковер, он не удержался и метнул вороватый взгляд на кружевной треугольничек между бедрами, после чего уложил ее на подушку и накрыл шелковым одеялом. Подождав немного и убедившись, что она заснула, он поцеловал ее в слегка приоткрытые губы и поднялся. Быстро раздевшись, он натянул штаны и пижаму из почтения к своей гостье и отправился в гардеробную, выключив свет и оставив дверь приоткрытой. Лег на диван, но не смог. Он все прислушивался и прислушивался. Промаявшись без сна полночи, он услышал ее голос. Она сидела на постели, все еще явно под действием лекарства, и жаловалась на боль в лодыжке. Он дал ей одну таблетку и принес стакан воды. Она слизнула таблетку с его ладони, и его словно током ударило. Он почувствовал острое желание и обругал себя. Ник выпила глоток воды, вздохнула и откинулась на подушку. Он наклонился и поцеловал ее в губы.

– Спокойной ночи, киска, – прошептал он.

– Останься со мной.

– Ник, Ник, ты словно пьяная…

– Останься. – Она обвила его руками за шею.

– Не могу, сердце мое.

Она заснула у него в руках, обдавая его теплым дыханием. Он долго смотрел на нее, потом разжал ее руки, откинул одеяло и лег рядом. Она со вздохом свернулась у него в объятиях, и он прижал ее к себе, стараясь не прикасаться к лодыжке и не выдавать своего возбуждения.

«Что за пытка! – подумал он. – Сущий ад». Ему уже не заснуть сегодня, но он позаботится о Николь. Он будет держать ее в своих объятиях, охранять, успокаивать, если она проснется…

Александр вздохнул, закрыл глаза и подложил ладонь ей под голову. Она вздохнула и удобней пристроилась у него на плече.

Он провалился в глубокий сон.



7

Лодыжка болит.

Ник замычала и прикусила губу, чтобы не вскрикнуть. Ужасно больно, хотя не так, как в семь лет, когда Рикки Кроу сказал ей, что девчонкам слабо перемахнуть на тарзанке через речку Крик, а она сказала, что он ни фига не понимает в девчонках, только она не удержала канат и грохнулась на мель, и, мама родная, как она приложилась тогда! А когда доктор Бергман спросил, как она умудрилась сломать ногу, она сказала, что все это из-за Рикки Кроу и что она отмутузит его, как только снимут гипс. А потом доктор дал ей что-то, и она полетела. Просто закрыла глаза и полетела.

– Ник, ты меня слышишь?

– Ммм.

Как славно. Доктор Бергман взял ее на руки, и ей стало так хорошо.

– Ник?

– А? Что? – со вздохом пробормотала она. – Я летаю.

– Я знаю, киска. Знаю. Как нога?

Ник зевнула.

– Лед снял отек, слава Богу. Прости, что ничего более существенного дать не могу. У тебя реакция на кодеин… Ник?

Лед. Лед на лодыжке. Все тело горит. Ей тепло. Хорошо и тепло…

– Хорошо.

– Вот и отлично. Умная девочка. Лежи на моем плече.

Славное плечо. Крепкое и надежное. Ник нахмурилась. Странно. Больно приятный запах от доктора Бергмана. Обычно от него пахнет камфарными шариками и, как их называет мама, старинными пряностями…

– Ник?

И голос не похож на доктора Бергмана. Низкий. Чуть хрипловатый. И… очень сексуальный.

– Открой глаза.

Зачем? Ей и так хорошо. Кайфово.

– Еще ночь?

– Да, милая. Еще ночь.

Она вздохнула. Потерлась о щетину доктора и, прижавшись к нему, снова впала в забытье.

Она летала и летала… Над ухом жужжал чей-то голос:

– Ник, ты проснулась? Лодыжка болит?

Болит? Вроде нет. Она покачала головой и устроилась удобней.

– Пить, – прошептала она.

– Сядь. Вот так. Хорошо. Пей.

Она сделала глоток. Вода холодная. Какое наслаждение. В комнату просачивался утренний свет, но ей не хотелось вставать. Еще рано.

– Еще рано, – пробормотала она.

– Ну и спи, gataki.

– Что ты делаешь, Ник?

Но он прекрасно знал, что она делает.

Она обняла его за шею, прижалась к нему и одарила лучезарной улыбкой.

– Александр?

Он кивнул, боясь произнести хоть слово.

– Александр, – прошептала она. – Так ты не доктор Бергман?

Он едва не рассмеялся, но вовремя спохватился.

– Доктор Бергман. Камфарные шарики. Пятнышки на руке. Старинные пряности.

– Нет, – подтвердил он. – Я не доктор Бергман.

– Понятно. – Она провела пальцем по его щеке. – Как я рада.

Александр взял ее руку, поцеловал ладонь и каждый палец. Он не доктор Бергман. Это как пить дать. Но и не святой. Лучше бы от греха подальше вернуться в гардеробную. Любой порядочный человек поступил бы так.

– Ты Александр, – шептала она, – и от тебя так здорово пахнет.

Он замычал. Тело его стало как из камня. Он обхватил ее за талию, пытаясь отстраниться.

– Радость моя, раз тебе лучше, я пойду…

Ее теплые губы коснулись его губ. Он больше не сопротивлялся и поцеловал её.

– Ник.

Он снова подумал об этом нелепом имени и о том, как сладко оно теперь звучит для него. Нежное, милое имя, как ее поцелуй. Оно вылитое она. Оно принадлежит ей, а она ему. Она будет его.

– Радость моя, ты понимаешь, что делаешь?

Вместо ответа сладкое посапывание. Александр улыбнулся. Его красавица Ник, заторчавшая от лекарств. Ник, заснула в самый щекотливый момент – оно и к лучшему. Он со вздохом прижал ее к себе. Будет она что-нибудь помнить завтра? Или возненавидит его? Захочет ли его? А если со сном все улетучится, что он будет делать?

Она положила на него здоровую ногу. Александр почувствовал, как на лбу выступили капельки пота. Он досчитал до десяти по-гречески, по-английски, на всех известных ему языках. Затем с превеликой осторожностью перевернул ее на спину, поцеловал, выбрался из постели и на цыпочках удалился.

Ник открыла глаза. Комната была залита светом. Ее мучила жажда, голова раскалывалась, нога болела так, будто на ней всю ночь воду возили.

Еще бы. Дождь. Тротуар. Больница. А что потом? Она нахмурилась. Дальше провал. Смутный образ. Может, пара. Александр несет ее в машину. Александр несет ее в дом. На периферии сознания еще какие-то смутные видения. Ночь. Эта кровать. И крепкое горячее тело прижимается к ней.

Что за безумные сны? И что она делает в этой комнате? Она присела, откинувшись на подушки, запустила пальцы в волосы. Из окна разгоряченное голое тело овеял ветерок.

Голая? Она никогда не спит голой. Всегда в чем-нибудь. Обычно в тенниске или в хлопковой ночной рубашке, а сейчас на ней ничего, кроме трусиков.

Она натянула одеяло до подбородка. Потом отбросила его и посмотрела на ногу. Гипса нет, только эластичный бинт. «Слава Богу. Не перелом. Вероятно, небольшой вывих», – решила она, опуская ноги на пол.

Ее пронзила невыносимая боль. У нее бывали растяжения. Разве было так больно? Она вспомнила свой последний прыжок на фале. Один парень неудачно приземлился. Без перелома, сильный вывих, но ему пришлось пролежать несколько дней.

Но нельзя же лежать и ждать, когда кто-нибудь соизволит явиться и сообщить ей диагноз. И почему она в этой комнате? Почему голая? Как отсюда выбраться?

И почему из головы не идет крепкое жаркое тело, прижимающееся к ней?

Ах, если бы память подсказала. О том, что было после дождя. Машина. Больница. Ее несет на руках Александр. В свою машину. В эту спальню. В эту постель.

– Kalimera sas.

Ник резко натянула одеяло до подбородка и повернулась к двери. И тут же облегченно рассмеялась.

– Доброе утро, Петра. – На нее с улыбкой смотрела экономка Александра.

За время пребывания здесь они нашли общий язык – смесь из греческих слов, которые успела усвоить Ник, и английских, которые знала Петра, но в основном пользовались жестами. Может, со стороны дико, но они прекрасно понимали друг друга.

Петра подняла брови и показала головой на дверь в ванную.

– Banyio, a?

– Да-да, banyio, точно… только… – Как сказать «голая»? Ник выше натянула одеяло, показывая на него пальцем. Петра недоуменно посмотрела на нее, но тут же понимающе заулыбалась, жестами показывая, что ее вещей нет.

Должно быть, их постирали. Ник обдумывала, как попросить Петру сходить в ее домик и принести что-нибудь из одежды. Но Петра подошла к стенному шкафу и извлекла из его недр темно-синий халат. В гостевом домике была пара белых ворсистых халатов. Уж не в комнате ли она для гостей в доме Александра? И этот халат для… Ник взяла халат и принюхалась. И застыла. Нет. Это халат Александра. Этот мускусный дух, смешанный с морским запахом. Это его запах. Спать в таком халате все равно что спать в его объятиях.

Его руки обнимали ее всю ночь.

– Banyio? – снова повторила Петра.

Ник кивнула и, опершись на руку Петры, заковыляла в ванную.

Она приняла душ, высушила волосы. От Петры не было никакого толку. На все ее вопросы, кроме мыла да шампуня, она только пожимала плечами. И Ник сдалась. Ей ничего не удалось выяснить о ночных событиях.

– Ну ладно, – махнула рукой Ник, которую Петра расчесывала. – Теперь мне нужна палка. – И она попыталась мимикой и жестами изобразить тросточку.

Петра кивнула и произнесла вполне членораздельно по-английски, что ей надлежит оставаться здесь. При этом экономка сослалась на мистера Татакиса, из чего Ник поняла, что она под домашним арестом. Она пыталась объяснить доброй женщине, что Татакис ей не указ. Петра не поняла. Ник опять махнула рукой.

– Ладно, вы тут ни при чем. Не ваша ведь вина, что вы служите у диктатора. – И попросила кофе.

Это Петра поняла и отправилась на кухню. Через минуту вернулась, таща на подносе кофе, сок, тосты, фрукты, яичницу с беконом. Ник игнорировала все, кроме тоста и кофе. Петра принесла две чашки. Уж не собирается ли присоединиться к завтраку хозяин собственной персоной? Не у него ли она должна просить соизволения покинуть комнату?

Чтоб он провалился!

Ник подняла поднос с колен, поставила его на прикроватную тумбочку и огляделась. Кровать, ночной столик, кресло, комод, дверь. Отбросив одеяло, она встала, балансируя на здоровой ноге. Не такая уж она беспомощная. Мистер Татакис ошибается. Он все еще сердится на нее за то, что она не выполняет его приказы? А как же насчет утренних переговоров? Она отчетливо помнила все до мельчайших подробностей: как он рявкнул на нее в конференц-зале, как…

– Черт побери, что ты делаешь?!

Ник от неожиданности вскрикнула, резко повернулась к двери, замахала руками и рухнула бы на спину, не подхвати ее Александр.

– Что за несносная женщина! – в сердцах воскликнул он. – Тебе нельзя доверять.

– Это я-то несносная? – парировала Ник. – И от кого я это слышу! Я просыпаюсь в чужой постели, в чужой комнате, нога забинтована, как… как у агнца, приведенного на заклание, без одежды, без палки… до ванной можно добраться, только прыгая на одной ноге, и я еще несносная? Оставьте меня.

– С удовольствием.

Он уложил ее на кровать и холодно посмотрел на нее. Итак, нежная теплая женщина, всю ночь пролежавшая в его объятиях, испарилась.

– Мне очень жаль, мисс Колдер, что условия вам не понравились. Но это было лучшее, что я мог вам предложить. В следующий раз прошу заранее известить меня, что вы намерены подвернуть ногу.

– Ужасно смешно, – фыркнула Ник. – Значит, – неохотно протянула она, – я вам должна быть благодарна?

– За что? За то, что чувствуете себя агнцем, ведомым на заклание? Пожалуйста, не утруждайте себя.

– Я немного переборщила. Я… мне было не по себе. А тут вы вошли в комнату и до смерти напугали меня. – Она вздохнула и посмотрела ему в глаза. – И… потом…

– Что – потом? – спросил Александр, но Ник ничего не могла добавить.

Она его еще таким не видела. Он был одет в выцветшие джинсы, под стать им поношенную черную тенниску. Волосы влажные, на щеках щетина, но, даже несмотря на хмурый взгляд, вид у него был бесподобный. Или это ей кажется? Опять воспоминания. Его руки на ее теле. Его дыхание смешивается с ее дыханием. Его руки обнимают ее…

– И потом? – повторил он.

– И потом, – медленно проговорила она. – Я прошу прощения. Не знаю, с какой стати я набросилась на вас.

Выражение лица у него ни капельки не изменилось, но губы его дрогнули в улыбке.

– Заметано. – Он кивнул на поднос. – Я думал, мы выпьем кофе вместе.

– Сегодня же утром встреча.

– Я отменил. Как вы себя чувствуете?

– Лучше. Ходить пока не могу, но…

– Никаких хождений. Врач велел отдохнуть пару дней.

– Дело в том… – Ник запнулась. – Дело в том… я почти ничего не помню из вчерашнего.

Ей это показалось или у него и впрямь порозовели щеки?

– Помнить особенно и нечего. Кофе еще не остыл?

– Нет. Но…

Он присел на кровать, слегка коснувшись ее бедра. Это прикосновение обожгло ее, словно каленым железом. Она осторожно отвела ногу. Александр налил себе кофе и улыбнулся.

– Петра позаботилась о вас?

– Это ваша комната?

– Странная манера отвечать вопросом на вопрос.

– Ваша?

– Моя.

– Почему?

– Что почему? Почему здесь, а не в коттедже? – Он пожал плечами, отпил кофе. – Было бы неразумно оставлять вас одну, вдруг лодыжка бы стала вас донимать? И я оказался прав: у вас сильная реакция на лекарство, которое дал вам врач.

– Реакция? – Так вот почему она ничего не помнит. – Кодеин?

Он кивнул и слабо улыбнулся.

– Вы были как под кайфом.

– В улете.

– Точно. Именно так. Я позвонил доктору, когда понял в чем дело. Он сказал, что все будет нормально, когда проснетесь.

– Теперь вспоминаю. Медсестра дала мне таблетки… Я всего раз в жизни принимала кодеин, когда была маленькой девочкой. Я грохнулась…

– …И сломала себе ногу, потому что Рикки Кроу подговорил тебя махнуть на тарзанке через речку, – с улыбкой договорил за нее Александр. – Знаю.

– Знаете? – Ник смотрела на него во все глаза. – Я вам рассказывала?

– Вы же сами говорите, что были… – Он пожал плечами.

– В улете. Все понятно. Я ни черта не помню, что было после больницы.

– Ничего особенного.

Голос у него был несколько странный, и ей показалось, что он напрягся. Что-то, значит, было, что-то произошло. Если бы она помнила.

– Я привез вас домой. К себе.

– К себе. И… и в эту комнату?

– В свою комнату. И в свою постель. – Он поставил чашку на поднос. – Николь, я хочу вам все напомнить, все, что было ночью.

– Александр…

– Если бы вы знали, сколько я ждал, чтобы вы назвали меня по имени. – Он подвинулся к ней и взял ее лицо в руки. – В твоих глазах уйма вопросов, gataki. Спрашивай. Ты хочешь знать, почему я привез тебя сюда и положил здесь, а не в гостевой комнате. Ты хочешь знать, кто уложил тебя и заботился о тебе. – На скулах у него заиграли желваки. – Спрашивай, я отвечу на все твои вопросы. Или ты боишься? И нам продолжать притворяться?

– Притворяться? О каком притворстве речь?

Он кивнул. Он предполагал, что она может не захотеть знать правду. О том, что она чувствовала. Чего хотела. Глупо убеждать женщину, предпочитающую закрывать глаза на правду, когда есть много других, не стесняющихся своего желания. В мире пруд пруди женщин, которые прибегут, стоит их пальцем поманить. Только они ему не нужны. Ему нужна эта одна, которая из кожи вон лезет, чтобы не признать, что он ей желанен. Он не совсем понимает природу ее страхов, но готов сражаться с ними, потому что в смутном свете занимавшегося утра он видит собственные страхи. Да, он тоже боится.

Уйдя от Ник, он отправился в свою библиотеку смотреть, как первые лучи солнца начинают окрашивать небо в розовые и алые цвета, попивая дрянной кофе, потому что его повар еще не проснулся. Он в одиночестве созерцал восход, словно впервые видел его. Это было действительно поучительно. Он вдруг понял, что солнце с таким же постоянством будет вставать и завтра, и послезавтра, и изо дня в день, даже если он и она не пожелают знать, что произошло ночью в спальне.

Все в нем призывало его к благоразумию и говорило о том, что надо вежливо поздороваться с Николь, когда она проснется, и делать вид, что ничего не произошло, что она не провела ночь в его объятиях. Да, искорки между ними проскочили, но он достаточно долго жил на свете, чтобы не понимать, что искры так же легко гаснут, как и возникают.

Да, соглашался он с голосом рассудка, лучше всего забыть о ночных событиях.

Он налил себе еще кофе – на сей раз настоящего, потому что его сварил повар.

Он поднимался по лестнице и готовил заученную улыбку и заученные слова… но увидел Николь, сидящую в его кровати, и вдруг понял: он ни за что не отпустит ее, не открыв ей и себе глаза на правду о том, что с ними случилось и что они оба испытывают. А пока он думал об этом, стоя в дверях, она выскочила из-под одеяла и чуть было снова не повредила ногу из-за своего дурацкого упрямства.

– Никогда бы не подумал; что вы такая трусиха, – сухо проговорил он.

– Вы попусту теряете время. – Голос у нее был твердый, но она не отодвигалась. Она вся дрожала. – Вы что, действительно полагаете, что вам снова удастся заманить меня в ловушку? Честно говоря, мне плевать, где я проснулась, в вашей постели или…

– Я привез вас к себе в дом, потому что кому-то надо было присматривать за вами. Петра предложила уложить вас в комнате для гостей. Она даже решила лечь на раскладушке около вас. – Александр помолчал. – Я не согласился. И знаете почему?

– Как не знать, – вспыхнула она. – Вы сказали «нет», потому что несете ответственность за всех и вся. Вы спите и видите, как управлять миром, Александр, а я ненавижу мужчин, которые…

Он закрыл ей рот поцелуем, не дав договорить.

– Ради Бога, – прошептала она, впиваясь пальцами в его рубашку, – прошу вас. Не делайте этого. И ничего не говорите.

– Я хотел быть с вами, быть тем, к кому вы можете обратиться ночью. – Он приподнял ее лицо, заставив ее посмотреть себе в глаза. – Я раздел тебя, gataki. Я уложил тебя в постель. И я всю ночь лежал рядом, обняв тебя, после того как ты попросила меня не уходить.

Ник перевела дыхание. Так она и знала. Нюхом чуяла. Помнила это если не памятью разума, так памятью тела.

– Хватит лжи, дорогая. – Он обнял ее и притянул к себе. – Мы заключили дурную сделку тогда в Нью-Йорке. Мы решили, что, если бросим друг другу вызов, мы угасим охватившее нас пламя, но это не так. Теперь, когда я узнал тебя, я хочу тебя еще отчаянней. И ты хочешь меня.

– Мы же договорились…

– Договорились. – Он коснулся своим лбом ее лба. – Если ты прикажешь, я выйду сейчас из комнаты и больше никогда не скажу об этом.

Она ничего не сказала. Он ждал, прислушиваясь к стуку собственного сердца и видя смятение в ее глазах. Он мог бы заставить ее признать правду. Это было так же определенно, как восход солнца сегодня утром. Дело за малым. Приласкать ее. Поцеловать. Он мог пробить брешь в ее обороне одним прикосновением, но ему этого было мало. Он хотел, чтобы она сама пришла к нему. Чтобы она сделала усилие.

Ник что-то произнесла, закрыла глаза, прикусила губу.

Он чувствовал, как его стойкость слабеет. Держать ее в объятиях, ощущать тепло ее тела и воздерживаться от обладания ею. Он все-таки простой смертный, а не святой… хотя… хотя еще немного воздержания – и он, чего доброго, станет таковым. Хватит, решил он и отстранился от нее.

– Я освобождаю тебя от нашего договора, – тихо произнес он. – Я выплачу тебе все полностью, как мы договорились, gataki. Можешь вернуться в Штаты, как только пройдет нога.

– Александр…

– Не бери в голову. Все нормально. – Он поднялся с кровати и пошел к двери, мужчина, обреченный на святость и уже проклинающий себя за это.

– Пожалуйста, не уходи.

Она произнесла это еле слышно, но его словно громом поразило. Он повернулся и посмотрел на нее. Она улыбалась такой интимной улыбкой, в глазах ее светилось такой обещание, что он чуть не рухнул на колени. Она медленно, так медленно, что, казалось, время остановилось, раскрывала полы халата. Его глазам открылась изумительные округлости ее грудей и совершенной формы живот.

– Иди ко мне, – прошептала Ник и протянула к нему руки.

Александр повернул замок и двинулся, чтобы взять женщину, которая воистину была его от начала времен.



8

Он был прекрасен.

Ник никогда не думала, что к мужчине приложимо это слово, но, когда Александр снял рубашку, она поняла, что другого слова не найти.

У него были широкие плечи, руки с сильно развитыми бицепсами. На груди чернели колечки волос, которые тоненькой дорожкой убегали к пупку. В одежде он выглядел нормальным цивилизованным человеком, но она всегда чувствовала в нем дикую примитивную силу.

Сейчас, когда он шел к ней раздетый до пояса, с расстегнутой верхней пуговкой на джинсах, не отрывая своих черных глаз от нее, она знала, что это и есть настоящий Александр Татакис. Это человек, который привык брать то, что хочет, а хочет он ее.

И это оказалось лучшее, что ей приходилось испытывать. Все ее тело с готовностью ждало его. Соски затвердели от желания, груди почти болели.

– Александр, – прошептала она, когда он приблизился.

– Да, радость моя, – тихо откликнулся он. – Я знаю. Мы долго этого ждали.

Она задрожала, когда он снимал с ее плеч халат, застонала, когда он приник губами к ее шее. Чувствует ли он губами, как бьется у нее пульс? Он что-то шептал ей по-гречески. Она не понимала ни слова. Только зачем? Его руки были красноречивей всяких слов.

Он взял в ладони ее лицо и приник к ней губами. Она почувствовала темную страсть, которую он так долго сдерживал. Он был с ней нежен, но не того она ждала. Не от него, во всяком случае. Ник хотела его всего, хотела все, что он мог дать ей, и она обвила его руками за шею и с готовностью приоткрыла губы. Он застонал, схватил ее за запястья и прижал ее ладони к груди. Она почувствовала его выпуклые грудные мышцы.

– Я не хочу делать тебе больно, gataki. Твоя нога…

Вместо ответа она высвободила руку и провела ею по джинсам.

– Вот что я хочу, – прошептала она. – Хочу тебя всего в себе.

Выдержка начала оставлять его, он был близок к тому, чтобы потерять всякий контроль над собой, чего с ним не бывало с юности. Он быстро сбросил джинсы. Ник краем глаза увидела всю его мужскую мощь и тут же оказалась вновь в его объятиях. Он впился в ее грудь, сосал ее, покусывал, касался языком, пока наконец она не закричала.

Александр крепче сжал ее, выгнувшуюся дугой; крики ее стали отчаянными, и, хотя его самого уже била мелкая дрожь, он не давал еще себе воли. Еще не время. Он хотел большего, хотел убедиться, что она забылась полностью и никто, кроме него, ей не нужен. Только он. Его рука пробежала по ее телу и коснулась шелковой полоски между ног.

– Давай, – стонала она, – я не могу больше…

Но она могла. Он заводил ее все больше и больше, вдавив палец в нежную развилку, нащупывая источник наслаждения. Он сорвал с нее шелковый лоскут, и трогал и гладил, затем наклонился, стал касаться языком, и ее крики стали частью его самого.

Ее оргазм словно передался ему, он сам весь взмок и дрожал каждой мышцей. Но он все сдерживался, наслаждаясь ее экстазом, и, когда вошел в нее, уже не останавливался. Рыдая, она выкрикнула его имя, и на этот раз Александр присоединился к ней в бесконечном световом взрыве…

Ник не шевелилась. Ей не хотелось даже пальцем двинуть.

Она в жизни не испытывала ничего подобного. Всю эту страсть. Этот пыл. Александр лежал, тяжело навалившись на нее, его губы прижимались к ее шее, руки обнимали ее, она всем телом ощущала тяжесть его тела…

Кровь еще звенела наслаждением. Она вздохнула, провела рукой по его спине, поражаясь скульптурной лепке его мускулатуры, влажной гладкой коже. Он приподнял голову, поцеловал ее в висок и попытался передвинуться. Она крепче обхватила его руками.

– Не уходи.

– Я тяжелый.

– Мне нравится чувствовать на себе твою тяжесть. – Она поцеловала его в шею. – Останься. Пожалуйста.

Не отпуская ее, он перевернулся на бок, и теперь они лежали грудь к груди, живот к животу. Осторожно подсунув руку ей под колено, он приподнял ее ногу и положил себе на бедро.

– Болит лодыжка?

– Какая лодыжка? – тихо рассмеялась Ник. – Ты действуешь похлеще кодеина.

Александр улыбнулся, запустил пальцы в ее волосы и поцеловал в кончик носа.

– Думаю, это было бы приятной новостью для медицинских журналов, радость моя. Я серьезно. Как ты? Я обещал врачу присматривать за тобой.

– А ты что, не присматриваешь? – Она улыбнулась, взъерошивая его шевелюру. – Ты меня с ног свалил.

Он нагнулся и впился губами ей в грудь, пока ее сосок не стал твердым как камень.

– Я сказал ему, что это будет нелегко, нужно немало усилий, чтобы найти, чем тебя занять.

Он провел рукой у нее между бедер, и Ник замычала.

– Немало усилий, – прошептала она.

Александр поднял голову и заглянул ей в глаза.

Кожа у нее пылала, губы трепетали от желания. Он почувствовал, что готов снова любить ее.

– Так чем мне тебя занять?

– Думаю… – Ее губы раскрылись ему навстречу. – Думаю, это хорошая…

Он поцеловал ее и снова лег сверху. Она увидела неподдельную страсть в его глазах и во всем облике, и ее словно опалило огнем. Он поцеловал ее груди, живот. Ей хотелось крикнуть, чтобы он прекратил, чтобы никогда не прекращал, чтобы любил и любил ее до полного изнеможения. Ник перестала думать о чем-либо и отдалась неистовству его страсти…

Она проснулась в постели одна.

В комнату струился свет дня, заливая ее золотом.

Ник потянулась, широко зевнула, и у нее перехватило дыхание от боли в лодыжке. Все остальное было чудесно. Она улыбнулась, закинув руки за голову. В воображении она не раз занималась любовью с Александром, но действительность превзошла все ожидания. Он невероятный любовник. Дикий. Нежный. Требовательный. Щедрый. От одного воспоминания все тело у нее заныло от желания.

Она перевернулась на живот. Но как все теперь запуталось. Вчера он был ее работодателем. Сегодня – любовником. Пошатнулось равновесие между ними. Что будет дальше? Что он от нее ожидает?

Она всегда тщательно отделяла личную жизнь от трудовой. Мужчины считают, что близость дает им право над твоим существованием. Отсюда простое правило: не хочешь проблем, не спи с тем, с кем работаешь, и не работай с тем, с кем спишь.

Конечно, многим женщинам нравится это мужское покровительство. Если они так считают, это их личное дело. Для нее самой это непонятно, но кто она, чтобы судить? Но влюбиться в мужчину, который…

Влюбиться? Это еще что такое?

Ник нахмурилась, села и откинула волосы со лба. Все, что произошло в этой постели, никакого отношения к любви не имеет. Любовь – иллюзия. Приятная, пока она длится, но, насколько она понимает, это лишь способ притворяться, будто ты не отдал свою независимость за здорово живешь.

Какая разница между вторжением мужчины в жизнь женщины и его постепенным господством над ней. Она как-то говорила это Пам. Сестра по телефону сказала, что с радостью прилетит в Нью-Йорк, но ей надо спросить Чина. Ник страшно удивилась, что ей требуется разрешение мужа, и не смогла скрыть своего негодования, но Пам рассмеялась и ответила, что никакого разрешения не требуется, но она должна с ним посоветоваться.

– Раньше ты думала сама за себя, – с укором сказала Ник.

– Но я же люблю его, – ответила сестра с чуть заметным раздражением. – Чин поступил бы так же. Мы же отвечаем друг за друга. Мы живем вместе, и мы одно. Мы не разделяем свои жизни. В браке такого быть не может, если это, конечно, настоящий брак.

Если ты не возражаешь стать тенью мужчины, подумала тогда Ник, но промолчала. То, что сестра называла ответственностью, она называла зависимостью, но, черт побери, если Пам и Белл хотят это называть любовью, это их дело.

С чего это она с утра расфилософствовалась? Они с Александром занимались любовью. Но она не влюблена в него. Просто с таким мужчиной ей еще не доводилось быть. Она еще не встречалась с такой энергетикой. Этого нельзя отрицать. В постели они равны, но какая-то частица ее признает, что они равны, да не одинаковы; он сила – она мягкость, он мужественность – она женственность. Он нежен в один момент и яростен в другой. Но главное, он пробуждает не знакомое ей прежде чувство – чувство, которое не объяснишь словами, но от которого сердце у нее бьется быстрей, даже сейчас.

«Час от часу не легче. Сначала философия, теперь психоанализ. Будет», – подумала она и отбросила одеяло. Халат Александра валялся на полу у кровати. Она подняла его и надела.

Это был лучший секс в ее жизни. Чего темнить. Она не из тех женщин, что как огня боятся правды; она не так глупа, чтобы считать, что секс это всего лишь соединения тела А с телом Б. Мужчина должен нравиться, надо уважать его, но это не значит, что ты только о нем и мечтаешь и жить без него не можешь.

– Ник?

Голос Александра вывел ее из раздумий. Александр стоял в дверях. На нем были джинсы, но он по пояс оставался голым. Он смотрел на нее сердито, и она поняла, что это оттого, что она спустила ноги на пол и, стало быть, опять не слушается его, принимая совет за приказ, но должного гнева не почувствовала.

Ник думала только об одном: она хочет его. Это желание сильнее ее, и она испугалась. Во что она ввязывается?

Он никак ей не подходит. Если бы сейчас с неба спустилась добрая фея и сказала ей: «Вот тебе, Ник, карандаш и бумага, напиши список того, что ты ценишь в мужчине», – она бы не написала ничего, что хоть отдаленно напоминало бы Александра. Он слишком красив. Красивые мужчины упоены собой, и, если пока она этого не заметила, все равно рано или поздно он проявит себя.

Кроме того, слишком всего в нем много. Мужчина с большой буквы. Требовательный. Властный. Он сводит ее с ума и хочет во всем руководить ею…

И она так же не подходит ему, как и он ей.

Может, потому их и тянет друг к другу так сильно? У нее никогда не было подобного мужчины, и она готова отдать голову на отсечение, что и у него не было такой женщины, как она. Она непокорна. Она хочет жить своей жизнью. Она сама принимает решения, и она никогда, хоть режь ее, не согласится жить в тени мужчины, если… если этого уже не произошло.

Одна ночь в постели Александра, одно утро в его объятиях, и он уже возымел над ней власть. Она же узница в его комнате. Ни одежды. Ни палки. Полностью в его руках, а сейчас он закрывает дверь, смотрит на нее зверем, будто она совершила преступление века, и все потому, что она, видите ли, соизволила по собственной воле, не дожидаясь его одобрения, спустить ноги на пол.

– Ты же знаешь, что на ногу нельзя наступать, – сказал он.

– Но ты же знаешь, что этого говорить не следует.

Он вскинул брови и посмотрел на нее так, будто она лишилась рассудка.

– И стучаться надо, – продолжила она. – Это, конечно, твоя спальня…

– При чем тут спальня. На ногу вставать нельзя.

– Я не идиотка, Александр. Я буду осторожна.

– Идиотка и есть, если думаешь, что я разрешу тебе вставать.

– Разрешу? – Ник вскочила. В лодыжке что-то щелкнуло. Звук был такой громкий, что у нее все внутри оборвалось, но она постаралась не кричать. – Не нужно мне твоих разрешений. Себе разрешай.

– Ник…

Он с улыбкой шел к ней. Она словно увидела, как в этой красивой самоуверенной голове повернулись шестеренки. Не мытьем, так катаньем. Раз бранью киску не проберешь, надо действовать лаской.

– Я понимаю, радость моя.

– Ничего ты не понимаешь.

– Прекрасно понимаю. У тебя болит нога. Ты раздражительна. Тебе хочется перемены мест.

– Вот именно. И я хочу это сделать. – Она набрала воздуха, сжала зубы, дотянулась до спинки стула и доскакала до него. – Спасибо за все, но…

– Иди в кровать, Николь.

Улыбки как не бывало. Лицо словно вырублено из мрамора. Так, с добротой покончено.

– Нет.

– Стоит оставить тебя на пять минут и что?

– Я забираю обратно свою жизнь, вот что.

– Что это, скажи, пожалуйста, значит?

– Послушай, я тебе очень благодарна за помощь, но…

– Благодарна?

– Конечно. Ты был очень добр, Александр, но…

– Сначала ты поблагодарила меня. Теперь говоришь, что я был добр. – В голосе его появились суровые нотки. – Может, пожмешь мне руку?

– Я только пытаюсь сказать тебе, что…

– Благодарна? – Он прищурил глаза, и они стали ярко-синими щелками. – Ты потому и переспала со мной. Из благодарности?

– Пошел к черту!

– Резонно. Легче послать человека, чем написать благодарственную записку.

Она прыгнула на него с кулаками, но он схватил ее за руки, прежде чем она упала.

– Черт тебя побери! – Драться с ним было бесполезно, но она не сдавалась. – Пусти!

– Куда? В твой коттедж, подальше от меня? Или лучше вызвать такси до аэропорта, а там в Штаты? Пять тысяч миль между нами дадут тебе чувство безопасности?

– Безопасности? Да какой еще безопасности?

– Ты сама знаешь, что я имею в виду, – бросил он. – Ты боишься.

– Я в жизни ничего не боялась.

Александр взглянул на ее пылающее лицо. И как это ей удается завести его парой слов. Он всегда был добр с женщинами, умел сохранять спокойствие, даже когда они вели себя истерично, но с Ник ему не удается держать себя в руках.

– Ты боишься меня, – сказал он.

– Боюсь? Тебя? Поверьте, мистер, вы льстите себе, если полагаете, что мне есть дело до вашего нрава, богатства и прочих достоинств. И если вы сейчас же не выпустите меня…

Он что-то промычал по-гречески, наклонился и залепил ей рот поцелуем. Она поперхнулась на полуслове, попробовала вырваться, но он запустил пальцы в ее волосы и держал до тех пор, пока не оторвался от нее. Вот что ей нужно. Мужчина, способный держать ее в узде. Мужчина, который может подчинить ее, контролировать ее… Желать ее с каждым вздохом, с каждым ударом сердца.

Ник вытаращила на него глаза.

– Ты безумец.

– Если и безумец, то это твоих рук дело.

– Ты ведь сам видишь. Ты же… ты же…

Он снова поцеловал ее, теперь нежно. Когда он оторвался от нее, у нее в глазах стояли слезы.

– Ненавижу! – неровным голосом выкрикнула она. – Ненавижу…

Он снова поцеловал ее, и она замычала, обхватила его за шею и поцеловала в ответ. Они рухнули на кровать. Ник обхватила ногами его бедра, и он глубоко вошел в нее.

Все вокруг перестало существовать.

Только они.

Александр пошевелился, открыл глаза и снова смежил веки.

– Я, кажется, умираю.

Ник тихо засмеялась. Она лежала в его объятиях, навалившись на него всем телом.

– Угадай, что мне кажется.

– Боюсь, – сказал он, но она почувствовала, что он улыбается.

– Вовсе не то. – Она положила руки ему на грудь и уперлась подбородком в кулаки. – Ты небритый.

– Сейчас очухаюсь и побреюсь. Лет через пять – десять.

– Я вовсе не жаловалась. Мне нравится твоя борода.

– Это щетина.

– Какая разница?

– У моего отца была борода. У меня щетина.

Она провела пальцем по его квадратной челюсти. Он схватил его зубами и стал сосать.

– Если будешь так делать, я очухаюсь раньше.

– Так ты не хочешь узнать, что мне кажется?

Он почувствовал, как ее тело стало легче, уступчивей, а его начинало наливаться. Как такое возможно? Он уже и счет потерял, сколько раз они сегодня занимались любовью.

– Я и так знаю, – сказал он и задвигал тазом.

Она поцеловала его в грудь, и он почувствовал, что губы ее растягиваются в улыбке.

– Мне кажется, я хочу… Дай подумаю. Первое, под душ.

Александр крепче прижал ее к себе и провел рукой по позвонкам.

– Этому делу можно помочь.

Она вздохнула. От его ласки ей захотелось свернуться калачиком в его объятиях, а еще лучше съесть его с потрохами. Разве возможно и то и другое одновременно? Интересный вопрос.

– А еще, – промурлыкала она, – я хочу есть.

Его рука дошла до низа спины и обследовала упругие округлости.

– Густые сливки подойдут?

– Бери выше. Добрый бифштекс. Или яичница-болтунья из дюжины яиц. А то и просто бутерброд с арахисовой пастой.

– Арахисовая паста? – Он передернул плечами. – Я знал, что рано или поздно узнаю твою страшную тайну. – Он обхватил ее за плечи, прижал к себе и поцеловал. – Так вы нуждаетесь в пище смертных, мадам?

– Какой сообразительный!

Он поцеловал ее снова и горячее.

– В такой момент? Или можете немного потерпеть?

Она села на него верхом и одарила соблазнительной улыбкой.

– Даже не знаю. Может, примешь решение за меня?

Боже, как он обожает ее сейчас. Особенно когда они любят друг друга. Когда он ласкает ее как сейчас. Гладит ее груди. Возбуждает ее. Он дуреет от ее потемневшего взгляда. От учащенного дыхания. От того, как чуть увлажнилась кожа, подобно лепесткам розы под поцелуями утренней росы. Она прекрасна как богиня, эта женщина, восседающая на нем.

Он обвел пальцами ее соски. Она выдохнула его имя, и руки его сами собой легли на ее бедра, а он пытался разрешить дилемму: войти ли в нее снова или просто зацеловать ее до смерти.

Что с ним? В любовных делах он не новичок. У него было немало женщин с пятнадцати лет, когда девушка-служанка отдалась ему и он не сплоховал. Он все знал о сексе и гордился тем, что всегда удовлетворял женщин, но чтобы с таким неистовством вожделеть одну? Заниматься с ней любовью вновь и вновь и тут же хотеть ее снова, хотя рассудок говорит, что это физически невозможно?

Только зачем исследовать чудо?

Хотя трудно отделаться от вопросов. Сегодня утром он проснулся, обнимая Ник, и радость, которую он испытал, чертовски напугала его.

Он никогда не хотел женщину так, чтобы больше ничего на свете не хотеть. Он отменил сегодняшние переговоры, вместо них запланировал ланч и начисто забыл о нем… Ради этого он и пришел сюда, чтобы сказать Ник, что утро было чудесным и что он хочет, чтобы она осталась здесь, пока он слетает в Пирей, чтобы встретиться с партнерами по переговорам… Но как только он вошел в комнату и увидел ее на ногах, готовую к битве, он начал разрываться между желанием душу из нее вытрясти и целовать до тех пор, пока она не поймет…

Поймет – что? Он сам ни черта не может понять. Как же она поймет?

Он знает лишь одно: суда и верфи ничего не значат, когда у него есть это. Это, думал он, когда она гладила его возбужденное естество. И это, думал он, когда приподнимал ее и осторожно опускал на свое содрогающееся от желания готовое к любовной схватке оружие. Ее голова запрокинулась; дрожь ее, казалось, внедряется в его кровь, в самое сердце. А ее крики, проникая в его сознание, тут же захлестывались волной неистового наслаждения.

Он с превеликой осторожностью снимал эластичный бинт.

– Больно?

– Нет, – ответила Ник, но он не верил ей, а она пригрозила, что доскачет до душа сама.

Он взял ее на руки, отнес в ванную и удалился ненадолго, чтобы она сделала свои дела.

Потом перенес ее под душ, хотя она уверяла его, что справится и сама. Но он сказал, чтобы она и думать об этом забыла, но на этот раз она не ощетинилась. Он помог ей помыться, и на это ушла уйма времени, потому что была уйма сокровенных местечек, которые нельзя было оставить без внимания. Наконец он обмотался полотенцем, набросил другое на нее и перенес ее в спальню, где на постели ее ожидала одежда – белье, шорты, тенниска.

– Я позвонил Петре, пока ты мылась, – как бы между делом бросил он, отчего все в Ник затрепетало.

Она сидела на краю кровати, кутаясь в полотенце. Как ни смешно, она стеснялась. Петра знает, что они любовники? А как иначе? Они же часами не выходят из комнаты. Она не привыкла, чтобы ее частная жизнь была напоказ.

– Как мило с ее стороны принести мои тряпки.

Александр кивнул. Он явно нервничал. И Ник не могла понять почему.

– На улице тепло, – заметил он. – Значит, шорты подойдут. Но, если хочешь, чтобы…

– Да нет, что ты. Зачем попусту гонять Петру…

– Да никуда ей идти не придется. – Он перевел дыхание. – Все твои вещи здесь.

Ник ничего не понимала.

– Что значит здесь?

– Я велел ей все собрать и принести сюда. Так что, если тебе что нужно…

– Но зачем? Я же живу в…

– Теперь будешь жить здесь. В этом доме. В этой комнате. Со мной.

Он сказал это холодным жестким голосом. Ник поняла: он ждет, что она начнет спорить. Что ж, он это получит.

– А тебе в голову не пришло узнать мое мнение?

– Нет, – проговорил Александр, взглянув на нее с вызовом. – Не пришло.

Ей хотелось ударить его. Она в жизни никого пальцем не трогала (Рикки, конечно, не в счет), а сегодня дважды за короткий промежуток времени ей захотелось избить Александра Татакиса. Сбылись ее самые мрачные ожидания. Он решил, что раз они спали вместе, то теперь можно себе позволить все.

– А надо было, потому что я сказала бы «нет», я не хочу жить в твоей комнате. Я не хочу, чтобы ты решал за меня, что мне делать и чего не делать. Я не хочу…

– Все, что ты хочешь, – сказал он, нависая над ней и беря ее за плечи, – это меня. И я хочу тебя. Почему это так трудно признать?

– Как ты смеешь думать за меня! – воскликнула Ник, отталкивая его. – Я никогда не жила с мужчиной и не собираюсь это делать.

– Я тоже никогда не жил с женщинами.

– Так я и поверю, что ни одна женщина не жила здесь.

– Можешь верить, можешь не верить, но ни одна женщина не просыпалась в этой кровати до сегодняшнего утра.

– У тебя не было любовниц?

Он шумно вздохнул.

– Нет, у меня были любовницы. – Он почувствовал, как она напряглась, и крепче схватил ее за плечи, чтобы она выслушала его. – Но со мной они не жили. Их никогда не было в этом доме. Мне даже страшно было представить, что утром я проснусь и рядом будет лежать какая-то женщина. Мне этого не хотелось.

– А сейчас захотелось? – Голос Ник дрогнул, и она сама себе стала противна за то, что ей захотелось поверить ему и броситься ему в объятия, хотя она твердо знала, что все это чудовищная ошибка.

– Да, kalyz mou, сейчас захотел.

Он обнял ее, но она не поддавалась. Она словно в реальности увидела, как ломается ее жизнь, как тропа, уверенно бежавшая прямо и не отклонявшаяся ни вправо, ни влево, вдруг резко петляет и поворачивает.

– Что это значит? Как ты меня назвал? Kalyz mou?

– «Любимая». – Он произнес это тихо и поцеловал ее.

И что ей оставалось после этого? Она обхватила его за шею и тоже поцеловала.



9

Уик-энд оказался долгим и праздным. Они провели его в постели и в ее окрестностях. Александр поил ее холодными напитками и донимал заботой. Не жмет ли бинт? Не разболтался ли он? Не хочет ли она положить лед? Не нужен ли ей аспирин?

Ник уверяла его, что все в порядке. А когда к вечеру они стали переодеваться к ужину, но вместо этого снова занялись любовью, он остановился и сказал, что давно хочет спросить, предохраняется ли она. Она ответила, что предохраняется, и потянула его к себе.

Она всегда и во всем привыкла заботиться о себе сама, поэтому и принимала противозачаточные таблетки, даже когда ни с кем не жила. Она забыла принять таблетку прошлой ночью, но это не беда. Примет двойную дозу. И все будет в порядке. Вечером в субботу они отправились на вертолете в Афины, а потом поехали в маленькое кафе пообедать.

– Тебе понравится там, – уверял ее Александр, когда машина петляла по серпантину над морем.

– Конечно, понравится, – подхватила Ник. – Хоть немного неизведанного.

Он быстро взглянул на нее.

– Сама увидишь, радость моя. Я правду говорю.

Он оказался прав. Заведение было маленькое, невзрачное на вид, но с потрясающей кухней. Когда они вошли, все разговоры прекратились.

– Держу пари, не каждый вечер сюда входит мужчина с дамой на руках.

– Можем положить начало новой моде, – рассмеялся Александр.

– Мы же и положим ей конец. Мне нужна палка.

– Ты хочешь предпочесть палку моему эксклюзивному обслуживанию? – Он широким жестом приложил ладонь к груди. – Я убит.

– Конечно, – улыбнулась Ник. – Но я серьезно. Мне нужна палка. Я хочу иметь возможность передвигаться сама.

Как выяснилось, палка имелась у садовника, осталась после его давнишнего перелома. Александр уверял, что это ему как-то в голову не пришло, а кроме того, она непригодна, потому что на ней нет резинового наконечника. И вообще, почему ей не хочется, чтобы он носил ее по дому, а в воскресенье утром в бассейн.

Она попыталась пробудить в себе гнев или хотя бы подобие раздражения, но на самом деле ей эта забота нравилась. Тем не менее она запротестовала, когда он аккуратно усадил ее в шезлонг и велел полежать на солнышке, пока он проплывет пару кругов.

– Ты что, действительно хочешь, чтобы я тут пеклась как картофелина?

– Мне нравится твой купальник, – сказал он. – Что тут плохого?

– Ты уходишь от разговора.

– Женщина, нацепившая три крошечных треугольничка и назвавшая это купальником, должна понимать, что за все приходится платить.

– Это же бикини, – вздохнула Ник.

– Значит, мужчине придется платить здоровьем.

Она сдалась. Как можно ругаться с человеком, который так на нее смотрит. Она засмеялась и обвила его шею.

– Рада, что тебе нравится. Я бросила это в сумку в самый последний момент перед уходом.

– Ага. Стало быть, ты планировала греться на солнышке на пляже, согласившись работать у меня?

– А то как же.

– Ты думала обо мне, когда прихватила его? – ухмыльнулся Александр.

Ник тоже ухмыльнулась.

– Я думала о Ницце. Я там его купила.

Он дотронулся до тоненькой бретельки.

– Там в основном нудистские пляжи.

– Знаю. Голой мне было слабо, вот и купила эти финтифлюшки.

Александр подсунул палец под бретельку и спустил ее с плеча.

– Ну и как, помогло?

– Еще бы! – Она засмеялась. – Только человек предполагает, а Бог располагает. Я чувствовала себя как последняя дура. Я там была белой вороной. Словом, через пять минут все сняла и осталась в чем мать родила.

– Ах ты все сняла, – сказал он, а сам, как это ни смешно, почувствовал ревность ко всем мужчинам, которые видели ее в тот день. – А как?

– Что – как? Взяла и… Александр! – Она схватила его за руку, не давая ему снять лифчик. Взгляд у него потемнел, и она испугалась, что сейчас тоже потеряет голову. – Нас же могут увидеть.

– Здесь никто нас не увидит. – Он прижался к ней губами. – Здесь такие кипарисы вокруг. Мы здесь как в постели. Ни одной души поблизости.

Она откинулась на спину, подняла бедра, чтобы ему удобнее было снять остатки бикини, наблюдая, как он сбрасывает джинсы. Опять он делает все, что хочет, не спрашивая ее согласия… Но все это уже не имело никакого значения. Они отдались наслаждению любви, овеваемые легким эгейским бризом, шумящим в ветвях кипарисов…

Утром в понедельник первое, что увидела Ник, открыв глаза утром, была прислоненная к ночному столику палка с резиновым наконечником. Увидела она и Александра. Он стоял перед зеркалом при всем параде и поправлял галстук. Она присела, прикрывая одеялом грудь.

– Я проспала?

Он повернулся. Ее словно ледяной водой окатили. Он улыбался, но как-то отчужденно.

– Вовсе нет. Я просто подумал, что лучше я приму душ и оденусь первым.

– Понятно. Я смотрю, и наконечник нашелся, – сказала она, глядя на палку.

Он пожал плечами.

– Он его нашел.

– Надо его поблагодарить.

– Я уже поблагодарил. Не могли же мы начинать сегодняшние переговоры с вноса переводчицы в зал, а? – Он снова улыбнулся и повернулся к зеркалу. – Пора пить кофе. Позвони, когда будешь готова, я приду за тобой. – Их глаза в зеркале встретились. Он долго смотрел на нее каким-то странным взглядом. – Конечно, если ты собираешься на работу сегодня…

– Разумеется. – У Ник сжалось сердце. Она торопливо опустила ноги на пол, все еще прикрываясь одеялом. – Чего тут спрашивать!

– Действительно – чего?

Он улыбнулся, последний раз поправил галстук и вышел. Дверь за ним закрылась.

Ник смотрела ему вслед. Что это значит? Все кончено? Один уик-энд – и она ему надоела? Она оперлась о столик, дотянулась до палки и заковыляла в ванную. Это просто невозможно после такой ночи. Они часами не могли оторваться друг от друга.

Но когда они наконец угомонились, она вспомнила, что завтра понедельник. И вдруг с удивлением поймала себя на мысли, что не хочет идти в офис. Ей хотелось быть вдвоем с Александром. Она начала было говорить ему об этом, но спохватилась. Вдруг он так не чувствует. Поэтому она весело бросила:

– Не забудь поставить будильник! – И замолчала, надеясь, что и ему этот будильник, и работа, и все, кроме нее, до лампочки.

Но, оказалось, нет. Он протянул руку, бросил на нее беглый взгляд и с улыбкой заметил, что и сам собирался завести его. Странно, что это задело ее. В конце концов, они первым делом партнеры по работе, а любовники потом. Да и любовниками-то можно ли их назвать?.. И все же ей не хотелось, чтобы он ставил этот чертов будильник. А уж проснуться и увидеть его одетым – этого она точно не хотела. Она мечтала проснуться в его объятиях и услышать от него, что в гробу видал он эту работу и все, кроме нее…

Что за идиотские мысли! Она взялась за работу и должна работать. А если Александр передумал относительно ее места в его жизни, то так бы и сказал ей, глядя прямо в глаза. А она бы с радостью переехала в домик для гостей и вернулась к нормальной жизни.

Если великий Александр Татакис думает, что она будет стоять перед ним на коленях, он глубоко заблуждается.

Александр стоял на кухне с чашкой кофе. Если Николь полагает, что он будет выуживать из нее просьбу отменить сегодняшнюю встречу, она глубоко заблуждается. Он подумал об этом, как только открыл глаза, но решил, что это абсурд. Он в жизни подобного не делал. Это очень важные встречи, а у него сильное чувство ответственности. Он сын человека, который начал простым палубным матросом на грузовом пароходе, а кончил хозяином этого судна и еще целой флотилией ему подобных, человека, который знал, что такое тяжелая работа и риск. Александр унаследовал это от отца и старался быть достойным его.

Хотя одна перенесенная встреча ничего не меняет.

Он посмотрел на Ник. Как она сама считает: что лучше, провести еще один день вдвоем или толкаться в комнате с другими людьми, думая только о бизнесе? Она очень серьезно относится к работе. Это, конечно, восхищает его, но сейчас ему важнее другое.

Он долго рассматривал ее спящей. Как же она красива! Длинные ресницы. Сладкий рот. Осторожно откинув одеяло, он любовался ее дивными формами.

Ему до боли хотелось прикоснуться к ней, только прикоснуться разок. Но он знал, что последует дальше. Она проснется, улыбнется и обнимет его. И скажет, что сегодня рабочий день.

И с чего это ему пригрезилось, будто она готова забыть весь мир и остаться здесь с ним? Ночью, перед тем как заснуть, она напомнила ему поставить будильник. Это застало его врасплох, и он не совсем понял, как это воспринял. Часть его обрадовалась: она сказала это таким тоном, будто они вечно спят вместе. Другая часть с разочарованием подумала, что она думает о работе после проведенного с ним бурного уик-энда. И он сказал, что и сам хотел это сделать, хотя это было неправдой. Он хотел только одного – обнять ее и уснуть с ней рядом.

С этой мыслью он проснулся и потому не стал целовать ее. Он забыл о будильнике, как и о субботнем деловом завтраке.

Если бы Ник хотела провести с ним еще день, она бы сказала.

Это глупо, Татакис.

Внутренний голос сказал это с насмешкой, граничащей с презрением, но он отмахнулся от него, высвободил руку из-под головы Ник, нажал кнопку звонка, чтобы будильник не звонил, и выбрался из постели. Как он и предполагал, первые ее слова, когда она проснулась, были о работе, а не о нем.

Александр хмуро пил кофе. Он вел себя не только глупо, но и ребячливо. Если он хотел отменить сегодняшнюю встречу, он сам должен был сказать об этом. Он ведь ее работодатель. Не ей же принимать решение.

Он улыбнулся, поставил чашку в раковину, потянул галстук и направился к лестнице. Навстречу ему спускалась, опираясь одной рукой на перила, другой на палку, Ник.

– Что ты делаешь? – спросила она.

Глупый вопрос. Ответ и так ясен. Она не только обошлась без его помощи, но и упрямо собирается на работу. Так что незачем говорить ей, что он решил остаться дома, и ждать от нее одобрительной улыбки.

В нем поднимался гнев.

– Ты просто невозможна, – вскинулся он. – Разве я не сказал, чтоб ты позвала меня? Надо же головой думать. Тебе просто нельзя доверять!

– Мне и распоряжаться своей жизнью нельзя доверить, это ты хочешь сказать? – парировала она.

Он посмотрел на нее. Она посмотрела на него. Он махнул рукой, взбежал по лестнице, схватил ее на руки и поцеловал, отчего все в нем перевернулось.

– Незачем сегодня идти на работу, – прошептал он.

– Я решила, что ты хочешь идти.

– Ты же сама велела мне поставить будильник.

– Это же повод, чтобы сказать мне, что нечего его ставить.

Он улыбнулся. Она тоже улыбнулась.

– Мы все равно одеты, – тихо проговорил он. – Может, съездим в офис ненадолго?

– Можно устроить долгий ланч.

– Можем сегодня поработать неполный день.

– Хорошо. Только там мы должны соблюдать декорум.

Он с улыбкой кивнул.

Ее удивило, что он сдержал слово. Хотя он на руках донес ее до вертолета, а потом до машины, отказавшись от помощи водителя, он вежливо стоял рядом, давая ей проковылять в здание компании, предложив только руку. Однако у него заходили желваки на скулах, когда они подошли к лестнице, ведущей в конференц-зал. Он бросил на нее умоляющий взгляд. Ее мрачная решимость испугала его. Опять исполнились худшие его предчувствия. Она сама поднялась по лестнице. Она чуть запыхалась, но посмотрела на него победоносно.

– Как видите, мистер Татакис, я вполне справляюсь.

Он уже не знал, радоваться ему или плакать. Ему нравилась ее стойкость, но он предпочел бы заботиться о ней. Словом, его обуревали сложные чувства. Но она сама была сложной. Он смотрел, как она ковыляет в зал, и подумал, что всю жизнь мог бы восхищаться ею, и тут же поймал себя на этой фразе «всю жизнь». Как это надо понимать?

Проклятый французишка и несносный итальяшка бросились со своих мест навстречу Ник и, перебивая друг друга, принялись допытываться, что с ней да как.

– Так, ерунда, – сказала Ник. – Шла, споткнулась, упала, но в общем ничего серьезного.

– То есть как это ничего серьезного?! – воскликнул француз. – Вам нужна помощь.

– Если будет нужна, – холодно вмешался Александр, – я ей помогу. – Все посмотрели на него, и Ник прищурилась. – Я ее работодатель, – добавил он не совсем кстати.

Начались переговоры. Ник обращалась к Александру как к своему патрону. Александр находил это правильным: незачем вовлекать посторонних в их отношения, хотя это его немного раздражало; больше, правда, его бесили француз с итальянцем, время от времени прекращавшие переговоры и наперебой предлагавшие Ник то воду, то кофе. Но он пытался держать себя в руках. Он даже поздравил себя с этим, когда переводчица итальянца попросила прерваться на пять минут, чтобы что-то сверить. Александр согласился и взглянул на часы. Был уже почти полдень. Самое время сказать всем, что на сегодня хватит. Можно будет поехать с Ник в один маленький отель с отличным рестораном и на частный пляж с сахарным белым песком, где ей не понадобится ее бикини.

Все стали выходить из-за стола. Ник вцепилась в ручки кресла, чтобы подняться, и в этот момент к ней подскочил француз и услужливо обхватил ее за плечи. Александр мгновенно оказался рядом.

– Я сам помогу ей, – рявкнул он и, оттолкнув француза, сделал то, что обещал себе не делать. Он обнял Ник с таким видом, что для всех в комнате – и для него самого – стало очевидно, что он по уши влюблен в нее.

Они полетели на Кифиру, валялись на пляже, ели креветки, запивая их белым вином, и занимались любовью.

Александр пытался отмахнуться от того, что открылось ему в конференц-зале, но мысль эта упорно сидела в голове. Может, поэтому он не сразу сообразил, что что-то идет не так.

Ник была спокойна. Чересчур спокойна. Она была спокойна и вечером, когда они ужинали в патио. Повар превзошел самого себя. Высокие белые свечи горели в серебряных подсвечниках, в серебряной вазе посреди стола благоухали цветы, рядом в серебряном ведерке стояла бутылка белого вина.

Но что-то было не так. Александр чувствовал это. И это не имело никакого отношения к случившемуся в офисе. Все зашаркали, извинились и быстро удалились, а они с Ник остались, и она выложила ему все, что думает по поводу того, как он афишировал их отношения. Он извинился, она вздохнула, они обнялись, поцеловались, хотя в любой момент кто-то мог зайти. Он решил, что этим все кончилось, но сейчас это ее молчаливое спокойствие пугало его. В чем дело? И почему он сидит и ждет? Он боится того, что будет. Да, он, Александр Татакис, боится спросить женщину, почему она такая тихая, почему перестала улыбаться и время от времени бросает на него непонятные взгляды?

Служанка вкатила столик на колесах и поставила его около их стола. Ник не пошевелилась; Александр наполнил ее тарелку, потом свою. Блюдо было на вид очень аппетитное, но ему не хотелось есть. Ник даже не притронулась.

Только снова метнула на него этот загадочный взгляд.

– Черт побери, – наконец взорвался он и швырнул салфетку на стол, – в чем дело?! – У него это вырвалось против его воли. Он не хотел кричать. Но он никак не мог оправиться от своего открытия, что влюбился в Ник, а она смотрит на него как на прокаженного. – Прости, – извинился он, чуть успокоившись. – Но я хочу знать, что случилось. Я не умею гадать на кофейной гуще.

Ник оторвалась от бокала вина. Вино было замечательное, но она едва пригубила его. Ее захлестывало отчаяние.

Этот прекрасный долгий день показал ей, в какую бездну неприятностей она погружается. Она представить себе не могла, что спать с человеком, который тебе нравится, еще не значит быть с ним по-настоящему близкой, даже если близость длится несколько недель или месяцев. Эта… эта трясина, в которую они попали с Александром, была близостью с большой буквы, и от этого хотелось не то смеяться, не то плакать. Он входил в комнату, и от одного его вида у нее голова шла кругом. Он объявил при всем честном народе, что она его любовница, а она сделала вид, что сердится, но в глубине души сама готова была со всех крыш кричать, что она принадлежит ему, а он принадлежит ей…

И что она любит его. И как это всплыло? Когда она в конференц-зале обращалась к Александру как к мистеру Татакису, ловила его сердитые взгляды. Вечно у нее все не как у людей. Ну почему бы ей не влюбиться по-человечески со скрипкой и луной и чтобы ее тоже любили? Потому что Александр никогда ее не полюбит.

Все это открылось ей утром, и с того момента она не могла понять, что с этим делать, и до сих пор у нее нет ответа. Что толку, что он смотрит на нее страстным взглядом, он все равно сердится, несмотря на извинение. Было бы на что сердиться, бесчувственный идиот!

– Ты слышишь? – проговорил он. – Прости, что я рявкнул.

– Слышу.

– Ник, черт побери!.. – Он перевел дыхание. – Ты сердишься? За эту выходку утром?

– Я не сержусь, – негромко проговорила она. – Но… но я хочу кое-что сказать… и это так нелегко.

– О чем ты? – спросил он, чувствуя, как бездна разверзается у него под ногами.

Она сглотнула, облизнула пересохшие губы, стараясь не глядеть на него.

– Я… я тут подумала… не слишком ли стремительно у нас все закрутилось?

– Что закрутилось?

Он говорил спокойно, но она знала, сколь обманчиво это спокойствие. За ним стоит непреклонная решимость, но и она не шутит. Пришло время принять решение.

Она не могла решить, что ей делать, хотя весь день только об этом и думала. Страдать сейчас или потом? Куда ни кинь, всюду клин. Это нелегкое решение. Она всегда считала, что умеет контролировать отношения с людьми. Белл как-то говорила ей, как страдала, не в силах разобраться в своих чувствах к Чину; Пам клялась, что сначала презирала Аби, а Ник слушала и удивлялась, как можно запутаться в отношениях с мужчиной.

Теперь, кажется, она понимает сестер.

– Так что у нас так закрутилось? – переспросил Александр.

Если переспать с боссом – ошибка, то влюбиться в него – катастрофа. Разумеется, ее хоть режь, она ему в этом не признается. Она скажет, что не готова потерять независимость, что вообще было ошибкой так далеко заходить, что… что…

– Да все это…

– Что мы любовники, – спокойно проговорил он. – Это так трудно признать?

– Нет. Я не о том. Я… Да не смотри ты на меня так.

– Как? – спросил он и поймал себя на мысли, что, если бы ему пришлось платить драхму при каждом желании выбить из нее душу, он уже сейчас мог бы смело проситься в приют для бездомных.

Ник отодвинула стул и встала.

– Не надо, – махнула она рукой, когда он тоже вскочил, – я прекрасно могу передвигаться сама, Александр. Я вывихнула лодыжку, а не сломала.

– А…

– Что – а? Ничего лучше придумать нельзя?

– Я был прав, – спокойно сказал он.

Теперь, когда он понял в чем дело, можно быть спокойным. Он-то подумал, что сейчас она скажет, что больше не хочет продолжать их связь. Их отношения. Называй это как заблагорассудится, хотя одному Богу известно, что это такое, когда мужчина влюбляется в женщину, которая не любит его, женщину, в которую он не хотел влюбляться.

Но это же курам на смех. Николь нравится быть с ним. Она наслаждается их постельными играми. Все, что ей надо, немного больше уверенности, что он не посягает на ее независимость. Что ж, придется дать ей такие гарантии. Надо немного отыграть обратно, убедить ее, что он готов довольствоваться тем, что есть.

Это даже не ложь.

Если на то пошло, он и сам не мог бы сказать, чего он хочет. Брака? Детей? Насколько он понимает, это его не прельщает. Он скажет ей об этом, и она сама поймет, что ничем не рискует, продолжая быть с ним.

А там видно будет. Если он переменит свои представления, попробует переменить и ее. А если нет… на нет и суда нет. И все будет по-старому.

Разве не логично? У него как камень с души свалился, и он с улыбкой шагнул к ней.

– Ник, kalyz mou…

К его немалому удивлению, она стукнула его по рукам, когда он захотел обнять ее за плечи.

Она и сама не знала, что с ней. Она готова была плакать от того, что он назвал ее любимой всуе.

– Послушай, я сейчас скажу, потому что это надо сказать. Только не останавливай меня.

– Давай без этого обойдемся.

– Господи, да можешь ты быть серьезным?! Это что-то неслыханное. Мне надо тебе кое-что сказать.

– Радость моя, я знаю, что тебя тревожит.

– Ну так скажи. Давай.

– Тебя беспокоит, что я вошел в твою жизнь.

– Все гораздо сложней.

– Ты боишься, что я могу занять слишком большое место в твоей жизни.

Господи, какие мужики дураки!

– Вот именно.

– Но это не так. Я не собираюсь расхаживать по твоей жизни как слон в посудной лавке. – Он обнял ее. Она не растаяла, как в прошлую ночь, но и не сопротивлялась. Он решил, что это добрый знак. – Я хорошо представляю, как такой женщине, как ты, связываться с таким мужчиной, как я.

– Ну как же, ты у нас все знаешь!

Он предпочел пропустить ее шпильку мимо ушей.

– У меня мать была американкой. Ты не знала?

– Кажется, Белл что-то говорила… Только не пытайся мне зубы заговаривать.

– Она была певицей. Колоратура. Ты знаешь, что это?

– Знаю. Сопрано с особо светлым тембром.

– Точно. – Он посадил ее на плетеный диванчик. – Она была славная женщина. Твоего поля ягода. Красивая. Независимая. Слова не скажи. Трудная.

– Разве я склочная и трудная?

– А мой отец… Я во всем похож на него.

– Самоуверенный. Несносный. Властолюбивый.

– Я грек, – сказал он, будто этим объяснялось все. – Ну, положим, наполовину, но это неважно. Он вырастил меня.

Ник дала себе слово не попадаться на его удочку, но не задать напрашивающийся вопрос было невозможно.

– Почему? Что случилось с твоей матерью?

Александр улыбнулся.

– Ей не сиделось на месте. Она стала скучать по родине, подругам, карьере… – Он замолчал. Не это он хотел сказать ей. Отец говорил ему, почему у них не сложилось, но дело не в том. – Они часто ссорились. Она уезжала, летала в Нью-Йорк. Он летал за ней, привозил ее обратно. А в один прекрасный день не полетел. Она осталась в Америке и больше не вернулась.

– Не понимаю. Разве ты вырос не в Греции?

– В Греции.

– Но ты говоришь, что она осталась в Америке.

– Я не поехал с ней. Отец не разрешил.

– Не разрешил? – Ник уставилась на него. – И она это допустила?

– Ник. Попробуй понять. Это Греция. Здесь другие законы. Мужчина здесь глава семьи.

– Ты хочешь сказать, что твой отец не отдал тебя матери?

– Именно так. – Александр поднялся. Разговор принял нежелательное направление. – Она в общем-то не возражала. Она любила меня, но материнский инстинкт у нее был не особенно сильный. Ты меня понимаешь?

– Нет, не понимаю. Если бы у меня был ребенок, я бы его не отдала.

– Закон был на стороне отца. А какой мужчина отдаст свою плоть и кровь?

– Но есть такое понятие, как совместное опекунство. В Америке…

– Здесь не Америка, Ник, это Греция. Да и как можно то и дело перекидывать ребенка через океан, это же не теннисный мячик. – Это он тоже не хотел говорить. Да и какое все это имеет значение через столько лет! – Все это к делу не относится, Николь. Я хочу, чтоб ты поняла…

– И что было дальше? С твоими родителями и их браком?

– Они развелись.

– А где твоя мать сейчас? Я знаю, что отец умер несколько лет назад, а о матери ты ничего не говорил.

– Она жива, – нехотя проговорил Александр. – Живет в Аргентине с конезаводчиком.

– Она уехала туда после развода?

– Она уехала туда, когда мне было тринадцать лет. До этого она прожила пять лет в Нью-Йорке. И чтобы ты не спрашивала, скажу, что до ее отъезда из Штатов я бывал у нее по две недели каждый июль, когда отец разрешал ей…

– Когда отец разрешал ей?.. – повторила, не веря своим ушам, Ник.

– Вот именно. Он разрешал ей прилетать в Афины и останавливаться в своей квартире и видеться со мной, сколько ей угодно было.

Ник встала, положила руку ему на плечо и почувствовала, как напряглись у него мышцы.

– Все это ужасно, – тихо сказала она. – Александр, это просто невероятно…

– Что тут такого? – холодно сказал он и сбросил ее руку. – Она во всем сама виновата. Она была не пара моему отцу – плохая жена и плохая мать.

Ник отшатнулась.

– Откуда тебе знать? Ты знаешь только одну сторону. Может, это не все.

– Люди женятся по ошибке, Николь. Из-за страсти, из-за секса. Это называют любовью, но какая это любовь? – Он положил руки ей на плечи и резко притянул к себе. Почему еще только недавно все казалось ему таким сложным? Он знал, что ему нужно, но это не любовь, не брак и не отцовство. – Поэтому тебе нечего бояться меня. Я не прошу ничего, кроме того, что ты можешь дать, потому что я сам хочу того же.

Нечего бояться? Вот умора. Он думает, что знает ее. Хуже всего то, что она сама думала, будто знает себя, но в один миг все вдруг полностью изменилось. Еще недавно у нее и в мыслях не было всех этих матримониальных дел, а сейчас ей захотелось построить надежное теплое гнездышко, где она жила бы, как живут все женщины на свете: просыпалась бы утром в объятиях любимого человека, а там, глядишь, и гладила бы разбитые коленки мальчишек, как две капли воды похожих на отца. Как могла она пасть так низко?

– Ник? – Он взял ладонями ее лицо и приподнял. – Еще ни одна женщина не значила для меня так много, как ты. Ты красива. Обворожительна. Я счастлив с тобой. И я мил тебе. Хоть убей меня, но я говорю правду.

Ей захотелось разреветься и удрать. Сердце у нее разрывалось. Но она стояла как ни в чем не бывало и даже выдавила смешок.

– Ты от скромности не умрешь, Александр.

– Я говорю как на духу. Я хочу быть честным. И от тебя того же жду. Нам не нужны сказки с красивым концом.

– Не нужны, – как эхо отозвалась она дрогнувшим голосом.

– Я дам тебе все, gataki. He только честность, но и уважение. Я обещаю быть тебе верным, пока мы вместе, но я не хочу лгать и не хочу, чтоб ты лгала. Ты меня понимаешь?

Он замолчал. Он не планировал говорить все это, даже не знал, что такое наговорит, и все же был рад, что все так получилось. Это и есть правда, а то, что ему показалось, будто он влюбился в Николь, просто сентиментальная чушь.

Он сын своего отца, но он не будет таким глупцом, как его отец, и она должна понять это. Он не будет просить от нее того, чего она дать не в состоянии. Он не будет льстить себе надеждой, что станет для нее всем на свете, и не будет требовать от нее обетов, которые она не может сдержать, или ожидать, что она будет растить его ребенка.

Губы у нее задрожали.

Неужели он обидел ее? Ему захотелось прижать ее к себе и сказать, что все это неправда, что он любит ее и будет любить всегда и стоит ей только сказать, что она тоже любит его…

– Я хотела сказать, что уезжаю, – чужим голосом произнесла она.

– Но теперь это необязательно.

Ник смотрела в лицо человека, которого любит, человека, которого решила оставить, а видела не взрослого мужчину, а того ребенка, которого бросила мать.

– Ник. – Он обхватил ладонями ее лицо. – Останься со мной.

Он поцеловал ее, и она обняла его, пытаясь не расплакаться, хотя сердце у нее кровью обливалось и она даже не понимала, о ком так горюет: о нем или о себе. Она только твердо знала, что мука, которую она испытывает сейчас, ничто по сравнению с той, которую будет испытывать, когда ему надоест. Вот тогда она будет платить за свое ночное решение разбитым сердцем.



10

Следующие недели Ник была на верху блаженства.

Александр был невероятным любовником. Она ничего подобного раньше не испытывала. Он был неистощим на выдумки и развлечения, он был внимателен и заботлив. Он останавливал машину, чтобы купить одну розу у уличного торговца; он возил ее на уик-энд во Флоренцию и купил ей маленький золотой амулет – котенка с изумрудными бусинками глаз, потому что тот, по его словам, напоминал ему ее.

А когда они были одни в объятиях друг друга, он заставлял ее забыть обо всем на свете.

О будущем они не говорили.

Все было прекрасно. Ник всегда мечтала так жить. Было что-то замечательное в таком образе жизни, когда не знаешь, что будет завтра. Жизнь не дорожная карта, где ты намечаешь четкий маршрут. Жить, не заботясь о будущем, гораздо лучше всяких планов.

Знать все наперед – скука смертная.

Так всегда думала Ник. А теперь убедилась, что это так и есть.

Она довольствовалась знанием, что заснет в объятиях Александра и проснется от его поцелуев. Ее радовала простая предсказуемость простых событий: первая чашка кофе, пока он бреется, а она наносит макияж, ночные обсуждения дневных происшествий, уютное времяпрепровождение рядышком на диване за чтением или фильмом по телевизору. И все это так же хорошо, как званая вечеринка. Нет, лучше, потому что быть вдвоем с ним еще чудеснее.

Ее, правда, пугало, что в одну из ночей она проговорится и скажет, что любит его с каждым днем сильнее.

Ник понимала, что глупее ничего не придумаешь.

Александр все честно изложил. Он сказал, как относится к любви и чего ждет от нее, и в эти представления никак не вписывалась женщина, потерявшая голову от любви. Между подругой и возлюбленной пролегает целый мир.

А уж любовницей-содержанкой…

Как это ни забавно, она не думала о себе как о его любовнице до того вечера, когда он повел ее на открытие нового ресторана.

– Честно говоря, я не очень хочу идти, – сказал он, когда они поднимались в машине по узкой петляющей дороге на холм, откуда Афины лежали как на ладони, – но это ресторан моих старых друзей. Мы долго не задержимся, радость моя.

– Есть о чем говорить, – удивилась Ник. – Сколько тебе захочется, столько и будем.

В какой-то момент Александр вышел, и к Ник подошла статная блондинка в платье, не оставлявшем места воображению.

– Приятно наконец взглянуть на вас, – промурлыкала она.

Ник с недоуменной улыбкой посмотрела на нее.

– Всем не терпелось увидеть вас, – продолжала блондинка. – Вы же новая пассия Александра, так ведь?

В этот момент появился Александр. Он обнял Ник за талию и познакомил женщин. Блондинка уплыла, а Ник провела весь вечер с Александром, чувствуя на себе любопытные взгляды и слыша шепот за спиной. Она ничего не сказала Александру, но и не забыла. В конце концов, разве это не так? Разве она не его любовница? Она живет с ним. Он платит за крышу над ее головой и за пищу, которую она ест. Правда, он хочет большего – хочет покупать ей наряды и ювелирные украшения. Она против, но дела это не меняет. Она его любовница.

В этом слове есть что-то старомодное; в кругах, в которых он вращается, оно имеет даже какое-то особое эротическое очарование. Для Ник в нем нет ничего негативного. Ну и что? Ей всегда не было дела до условностей. Пусть люди мелют языками. Что из того? Какое значение имеют какие-то слова, когда двое принадлежат друг другу?

Но, похоже, это не так. Ответ на вопрос, так ли это, правда ли, что значение имеют только их отношения друг с другом, становился все более прозрачным по мере того, как четыре месяца контракта быстро подходили к концу. Жизнь содержанок весьма непредсказуема. Содержанки никогда не знают, в чьих объятиях они окажутся через год или через месяц, а Ник точно знала, где ей хотелось бы быть. Она нашла мужчину, который был ее второй половиной.

Иногда, глубокой ночью, лежа в его объятиях после бурной любви, она пыталась представить, что будет, когда она потеряет его. Роль любовницы имеет начало и конец. Чтобы понять это, не надо быть семи пядей во лбу, а если она была настолько глупа, что питала какие-то надежды, то лучше бы вспомнила, что Александр прямо и ясно говорил о том, что у него были любовницы.

Она первая, кого он пригласил жить в своем доме, но это дела не меняет. Были женщины до нее, будут и после нее, и чем больше она пыталась не думать об этом, тем больше думала.

Она заметила перемены и в нем. Плод ли это ее воображения или он действительно теперь относится к ней по-другому? Стал более чопорным? Отчужденным? Стал больше времени по вечерам проводить в своем кабинете, а не с ней?

Дни шли, а она ни о чем думать не могла. К тому же она отвратительно чувствовала себя. По Афинам ходил тяжелый грипп; заразившиеся кашляли, чихали и мучились от приступов тошноты. Всех Бог миловал, только не Ник.

Тело у нее словно свинцом налилось, она быстро уставала. Ее все время мутило, особенно по утрам. А может, это не грипп? Может, это реакция на ожидание того, что произойдет через две недели, когда закончится контракт?

Ей придется покинуть Грецию и Александра. Конец работе – конец их отношений.

К концу последней недели все переговорные стороны в принципе пришли к взаимному согласию. Теперь дело за юристами. Они переведут все на язык права, и документ будет готов. В пятницу Ник сидела в конференц-зале, пытаясь сосредоточиться на жужжащих вокруг голосах, но у нее ничего не получалось.

Изо дня в день она ждала, что Александр заговорит о том, что будет, когда подпишут контракты. В глубине души она ждала, что он предложит ей остаться с ним.

Но он ничего не говорил.

В тысячный раз она твердила себе, что это к лучшему. У нее своя жизнь в Штатах. У нее карьера. Не может же она бросить все и быть его любовницей!

Ник посмотрела в свой блокнот, не видя записей. И как это ее угораздило влипнуть в такую историю? Как она докатилась до жизни такой? Она ждет, чтобы мужчина задал ей вопрос, который разрешит ее будущее. Нет. Это уж слишком. До такого унижения она не дойдет.

– …Это возможно, не так ли?

Ник заморгала и подняла голову. Переводчица итальянца стояла рядом, ожидая ответа. Формальная часть встречи закончилась, хотя Ник и не заметила этого. Александр и его партнеры по переговорам поднялись со своих мест. Они стояли кружком и о чем-то болтали…

Ник содрогнулась, перехватив холодный изучающий взгляд Александра. Она перевела взгляд на итальянку.

– Прости, я не расслышала.

– Я сказала: невозможно представить, что все позади и через несколько дней я буду в Риме. – Она нахмурилась и с тревогой в голосе спросила: – Николь, тебе плохо?

Этого еще не хватает. Неужели отчаяние написано у нее на лице? Это последняя капля.

– Нет, все нормально, – быстро проговорила она. – Так, немного устала. – Она взяла свой кейс, открыла и стала укладывать письменные принадлежности. – У меня, кажется, этот грипп, который всех косит.

– Лучше поздно, чем никогда, – с улыбкой сказала итальянка, – хотя в данном случае предпочтительнее – никогда. Надеюсь, ты выздоровеешь до возвращения домой. Или ты планируешь остаться? – Она сказала это как бы между прочим, но в глазах читалось любопытство.

О чем она думает, понять несложно. Все четыре месяца Александр улыбался Ник, а последнее время эти улыбки испарились. Ник это ранило, но она не думала, что и другие заметили это.

Она закрыла кейс.

– Даже не знаю. Сама думаю, что делать дальше.

«Чтоб тебе провалиться, Александр! – пронеслось у нее в голове. – Я тебе никогда этого не прощу».

Однако в чем его можно упрекать? Если он взял над ней такую власть, так это ее слабость. Никогда раньше она не попадала в зависимость от мужчин, у нее были свои правила. И вдруг пасть так низко и пресмыкаться перед человеком, который больше ее не замечает, кроме как в постели, и то последнее время с трудом.

Когда все это случилось? Когда он перестал целовать ее перед сном и в первый миг, когда открывал глаза? Он еще занимается с ней любовью, но уже без прежнего пыла. Она чувствовала, что он отдаляется от нее, и это ее ранило, и она сама начинали отдаляться.

Вначале она была с ним абсолютно раскованной и открытой. Теперь, обнимая его, отвечая на его поцелуй, касаясь его, она вдруг задумывалась: уж не делает ли он все это из чистой любезности, отвечая ей только телом, но не сердцем.

Да и что такое сердце? Часть анатомии, совершенно неуместная в их отношениях.

Ник чувствовала, как в ней поднимается злость. На Александра. На себя. Ей хотелось наброситься на него с кулаками. Только что толку? Ничего не изменится. Он не любит ее. Не любил и не полюбит.

Она встала из-за стола. Перед глазами все поплыло, пол накренился. Она схватилась руками за край стола, чтобы не упасть.

– Мадемуазель, что с вами?

Ник с трудом перевела дыхание.

– Пустяки. – Она подняла голову, сосредоточилась и улыбнулась французу. – А может, и нет. По-моему, у меня грипп.

– Кажется, эпидемия уже кончилась. – Француз прищурился. – Давайте я помогу вам дойти до диванчика в кабинете мистера Татакиса. Там вы сможете прилечь…

– Если мисс Колдер нужна помощь, – раздался голос Александра, – я ей помогу.

«Эту смехотворную фразу, он, кажется, уже слышал, – с горечью подумал Александр, обходя француза и подхватывая Ник. – Почему с этой женщиной он вечно попадает в дурацкое положение?»

– Спасибо за беспокойство, – произнес он почти с вызовом. – Я сам разберусь.

Француз бросил на Ник сочувствующий взгляд.

Ник подождала, когда все выйдут, потом высвободилась из рук Александра и повернула к нему вспыхнувшее лицо.

– Это было очень грубо.

– Что с тобой. Ты заболела?

– У меня грипп, а он хотел помочь.

– Помочь? – хмыкнул Александр. – Этот тип все четыре месяца из кожи вон лез, чтобы затащить тебя в постель.

Ник вытаращила на него глаза. Затем схватила свой кейс и ринулась к выходу.

– Николь! Николь! Вернись. Я не разрешал тебе уходить.

Она не остановилась. Александр выругался и пошел за ней. Он весь кипел от злости. Она его достала. Какое она имеет право так с ним обращаться? То молчит часами. То в дурном настроении. А вчера легла в постель и повернулась к нему спиной.

– Ты что, оглохла? – сердито бросил он, догнав ее. – Ты не слышала, что я сказал?

– Слышала. Но если ты решил, что мы вернулись к твоим фельдфебельским командам, то ты ошибаешься.

– Ты не только глухая, но и сумасшедшая. Что ты несешь?

– Дай мне пройти.

– Дам, только образумься. – Он посмотрел на нее, прищурившись. – С тобой последнее время что-то непонятное творится.

– Это с тобой что-то творится, – парировала она. – И мне все это надоело.

У Александра заходили желваки на скулах.

– Здесь не место выяснять отношения. Давай поговорим без посторонних.

Ей хотелось плакать, но она гордо задрала подбородок.

– Здесь нет посторонних.

– Коридор в офисе моей компании едва ли можно назвать приватным местом. – Он взял ее под руку и с мрачным видом повел на улицу к машине. Сегодня он приехал на «феррари». Он открыл дверцу и подтолкнул ее.

– А повежливей нельзя?

– Да садись ты, черт побери, или хочешь одна шляться по улицам?! Забыла, что случилось в прошлый раз?

– Не забыла. – Слезы подступили к глазам, но Ник скорее бы умерла, чем расплакалась перед ним. Мало того, что он позволяет себе так обращаться с ней, перейдя от безразличия к откровенной враждебности, он ни в грош не ставит ее. – Как я могу забыть, если я сплю и вижу, чтобы всего этого не было?

Александр уставился на нее холодными глазами.

– Садись, – негромко сказал он.

Что ей оставалось делать? Ник высвободилась из его рук и села. До самой вертолетной площадки они не обменялись ни словом.

В доме было непривычно тихо. Петра уехала на долгий уик-энд, а у повара сегодня выходной. Ник совсем забыла об этом, как, впрочем, забыла и о том, с каким нетерпением ждала, когда они останутся совсем одни. Она мечтала, что будет колдовать на кухне, приготовит ему что-нибудь вкусное, сделает яичницу-болтунью с сыром, как сделала как-то ночью. А он будет восторгаться и говорить, что в жизни ничего подобного не ел. Амброзия, скажет он, пища богов, а потом поцелует ее.

А сейчас она много отдала бы, чтобы Петра оказалась здесь, лишь бы нарушить это невыносимое молчание.

Александр снял пиджак и повесил его на спинку стула. Сверху повесил галстук. Затем расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и закатал рукава. Это было что-то новое. Раньше они первым делом шли в душ. Иногда проходил час-другой, прежде чем они отрывались друг от друга.

– Я, пожалуй, чего-нибудь выпью. – Он прошел мимо нее в кабинет. – Виски со льдом? Ты будешь?

– Нет, – отказалась она. – Не хочу.

Александр взял бутылку из бара и плеснул себе в стакан, тут же поняв, что совершает ошибку. Торопиться им некуда. У них есть время для разговора. Надо было налить вина. Пока выбираешь вино, открываешь бутылку, наливаешь, время идет. Можно успокоиться. Разговор? Смешное слово для предстоящего объяснения, после которого он, несомненно, почувствует себя глубоко несчастным.

Александр посмотрел на стакан на свет. Пропади все пропадом, подумал он и выпил содержимое одним глотком. Пусть опалит огнем желудок, все равно ему не растопить льда, сковавшего его последние дни, когда он понял, что Николь наплевать на то, что их время подходит к концу.

Он взял бутылку и плеснул еще. Существует тонкая грань между количеством алкоголя, необходимым мужчине, чтобы взбодрить себя, и тем, чтобы позволить себе взорваться. Он стал вспоминать, как француз обнял Ник за плечи, а она на него смотрела, будто он рыцарь, вызволяющий ее из плена.

Александр поставил стакан, собрался с мыслями и повернулся к женщине, которая делила с ним ложе три месяца. Она стояла в проходе в кабинет и сердито смотрела на него, хотя ему на секунду показалось, что в глазах у нее слезы.

Как же она красива! Красивее, чем всегда. Она как-то неизъяснимо изменилась. Она чуть пополнела, груди стали круглее, живот тоже чуть округлился. Может, просто теперь, когда она отдается ему без былого самозабвения, он видит ее другими глазами.

Последний раз она отвечала на его ласки не так горячо, словно что-то ее удерживало. Это буквально убило его. Она никогда не была скованной в постели и всегда с готовностью отдавалась любым безумствам. Он в жизни не встречал таких женщин. Она могла плакать в опере и смеяться над детскими мультфильмами. Морским раковинам она радовалась так же, как ювелирным украшениям, и целовала его и с нежностью, и со страстью.

Никогда у него не было женщины, ради которой он готов был забыть все на свете.

Неужели она может уйти без сожалений и оставить его?

Он по-настоящему никогда не задавал себе вопроса, что будет через четыре месяца. Да и что было думать попусту? Конечно, она захочет остаться с ним. Разве может быть иначе?

И каким же глупцом он был!

Их отношения для нее были небольшим развлечением. Ее свобода для нее важнее, и она готова идти дальше. Это видно по всему. Она стала отдаляться от него, от их жизни, и он ничего здесь не может поделать, разве что умолять ее объяснить, почему она хочет уйти, но он предпочел бы мучиться на дыбе, чем унизить себя до такой степени.

Подумав об этом, он налил себе еще виски. Как можно так распускаться? Не хватает еще пустить слезу. Наверное, он слишком многое позволял ей. Надо было вести себя как подобает мужчине, а не раскисать от одного ее взгляда!

Он выпил и повернулся к Николь, но она не дала ему заговорить, подняв руку.

– Можешь не утруждать себя. Я и так знаю, что ты хочешь сказать. – Голос у нее чуть дрогнул.

– Все кончено, – проговорил он.

– Да, кончено.

– Ты хочешь вернуться к своему образу жизни.

Он говорит за нее. Что это? Галантность или он просто хочет обойтись без скандалов? Мог бы не беспокоиться. Она скорее умрет, чем скажет ему правду.

– Да.

Он кашлянул.

– Когда ты хочешь уехать?

Ему так не терпится отделаться от нее?

– На следующей неделе. Как только истечет срок контракта.

– Спешить некуда. Я тебя не гоню. Если хочешь побыть немного…

Теперь, когда она сказала, что уезжает, он явно старается быть как можно учтивей. Второй раз за день ей захотелось ударить его.

– Спасибо, – сказала она, пытаясь улыбнуться, – но лучше, если я уеду на следующей неделе, как мы планировали. У меня… у меня собеседования по найму на работу.

Александр почувствовал, как в нем вспыхивает гнев. Как мы планировали. Ничего подобного они не планировали. Они не обсуждали, когда она уедет, но она, очевидно, об этом думала, даже о собеседованиях договорилась. Он тут маялся, думал, как будет жить без нее, а она все это время спокойно строила свою будущую жизнь без него.

– Ах вон оно что, – не моргнув глазом, проговорил он. – Ты даже о собеседованиях договорилась!

Она кивнула. Все это ложь, но лучше ложь, чем слезы.

– Есть парочка.

– Уж не на француза ли ты собралась работать?

– Брось, Александр. Вовсе нет. Я… я послала резюме пару недель назад.

– Пару недель назад, – тихо повторил он. – Когда… когда еще работала на меня.

– А что тут такого? – коротко засмеялась она. – Я не в рабочее время.

– Твое время – мое время. Все. – Он двинулся к ней. – До того момента, как ты покинешь этот дом, ты моя.

– Чего-нибудь поумней нельзя? – Ник пыталась снова выдавить смешок, но боялась зарыдать. – Ты меня не покупал.

– Я купил тебя на время контракта, – сказал он грубо. Он протянул руки и схватил ее. – Ты была моей.

– Это, может, в твоей стране так, Александр, но не…

Он обхватил ладонями ее лицо и страстно поцеловал. Ник убеждала себя, что это не должно произойти, что все кончено, но она чувствовала биение его сердца, его напрягшееся тело и поняла: она ничего не может поделать с этим и эту последнюю ночь проведет с ним.

Она обняла его и поцеловала в ответ. Он поднял ее и понес наверх в спальню, неторопливо раздел, вдыхая аромат ее тела, отчего у него голова шла кругом. Он вошел в нее так медленно, что это чуть не убило его, но он хотел ее всю, хотел видеть, как темнеют ее зрачки, как она начинает пылать, услышать ее стоны, шепот, прерывистое дыхание. Хотел, чтобы она говорила, как хочет его…

– Смотри на меня, – сказал он, когда она уже была близка к разрешению. Он схватил ее руки и сплел свои пальцы с ее пальцами. – Смотри на меня, – повторил он, а когда она взглянула ему в глаза, он вошел в нее до конца и повторял это до тех пор, пока она не пришла в неистовство и забилась под ним, требуя еще и еще, а он, забыв обо всем на свете, растворился в женщине, которая навсегда изменила его.

Он прижался лицом к ее шее, вдыхая ее запах, вбирая в себя ее содрогания. Он всегда так обнимал ее, но сейчас ему стало страшно, потому что он понял, что эта женщина значит для него.

А вдруг она любит его? Вдруг ждет от него знака? Он глубоко вздохнул, перекатился на бок и прижал ее к себе.

– Ник, – нежно прошептал он, – киска…

Она спала. Значит, так тому и быть. Он все равно не знает, что скажет ей. Утро вечера мудренее. Там видно будет.

Но, когда он проснулся, ее не было. Лежала записка, где говорилось, Что она не знала, как сказать ему, но она уже приняла одно из предложений. Лучше ей не ждать еще неделю, а уехать сейчас. Переговоры завершены. Он не нуждается в ее услугах.

У него от бешенства в глазах все помутилось. Вскочив с постели, он наспех оделся и побежал к вертолетной площадке. Белый как полотно летчик сказал, что мисс Колдер просила его доставить ее в аэропорт.

Александр тупо смотрел на него. Все кончено. Николь сбежала. Ночь в его объятиях для нее ничто. Да и для него, если уж на то пошло. А вся эта сентиментальная блажь не более чем действие хорошего виски и хорошего секса, а в мире полно бутылок и женщин, которые доставят ему то же самое удовольствие.

Он улыбнулся пилоту. Женщины непредсказуемы, пошутил он и похлопал его по плечу. Потом вернулся домой, заглянул в телефонную книжку, в которую не заглядывал с появления Николь, и позвонил брюнетке в Лондон. Он разбудил ее ни свет ни заря, но она взвизгнула от восторга, услышав его голос.

Они договорились о встрече в уик-энд.

Несколько часов спустя, когда Александр уже летел в Англию, экономка разбудила Глорию Колдер-Фокс в Техасе.

Глория быстро накинула халат и спустилась в огромную кухню их особняка на ранчо, именуемом Коридо.

– Ник? – обратилась она к сидящей за столом молодой женщине.

Ник взглянула на нее. Ее бил озноб.

– Мам, – с трудом проговорила она. – Мне, конечно, надо было предварительно позвонить, но…

– Да что ты, глупышка, – перебила ее Глория, присев рядом и погладив руку дочери. – Что-то случилось, ласточка? Что с тобой? Ты, насколько помню, собиралась пробыть в Греции до…

Ник вскочила и, вскрикнув, бросилась в туалет.

Глория пошла за ней, попросив экономку приготовить чай.

Ник склонилась над унитазом, ее тошнило. Глория обхватила ее за плечи. Когда спазмы кончились, она усадила Ник на стул и протерла ей лицо смоченной в холодной воде губкой. Сопоставив происшедшее с кое-какими изменениями во внешнем виде дочери и опираясь на жизненный опыт, она опустилась на колени рядом с дочерью, взяла ее холодную руку и спросила:

– Ник, милая, почему ты не дала нам знать, что беременна?

– О чем тут говорить.

– Даже об отце твоего ребенка?

– Да я же говорю тебе, не беременна я. А если бы и была, я ему не сказала бы. Ненавижу его. Презираю… – Ник закрыла лицо ладонями и горько расплакалась.

Глория, бормоча что-то ласковое и утешительное, повела ее наверх и уложила в постель. Потом спустилась на кухню и выпила приготовленный Барбарой чай, пытаясь разобраться, что ее тревожит больше: что ее незамужняя дочь беременна или что воинственно независимое дитя, ставшее воинственно независимой женщиной, вернулось домой.

Глория была по-своему рада ее возвращению, но это не меняло главного. Ник могла вернуться домой только в состоянии полного отчаяния.



11

– Беременна? – переспросила Ник. – Кто? Я?

– Конечно, ты.

Ник с трудом сдержала смех.

– Не смеши меня. У меня грипп. Пол Афин переболело. Мне последнее время что-то не по себе… – Ник слышала свой голос, и вдруг у нее возникло чувство, что она на краю бездны. – И как тебе такое в голову пришло?! – с горячностью воскликнула она. – Это грипп. Долгий перелет. И… и… – Она всхлипнула.

Глория обняла ее за плечи.

– Хочешь поговорить?

Ник покачала головой.

На следующее утро Ник, давясь от отвращения, пила кофе у себя в комнате, когда зашла Глория.

– Ник?

Ник круто обернулась к двери.

– Да, мама.

– Тебе плохо?

– Да нет, нормально. Лицо пылает. Руки дрожат.

– Так-так, – бодрым голосом проговорила Глория. – Ну и хорошо. Я вот что подумала, Ник… Не позвонить ли моему гинекологу, чтобы он осмотрел тебя. Конечно, конечно, это грипп. Но чем черт не шутит! Лучше раньше, чем позже…

Но это же курам на смех! Надо покончить с этим.

– Звони. Съездим.

Врач согласился принять их через час. Ник даже на дыбы встала. Она не ожидала такой стремительности. С другой стороны, чем раньше, тем лучше. Вся эта смехотворная история наконец закончится.

– Не может у меня быть беременности, – заявила она, забираясь в гинекологическое кресло.

Доктор внимательно осмотрел ее и проговорил:

– Не хочу спорить с вами, леди, но вы беременны.

– Вы что, сговорились? – воскликнула она.

– Насколько я вижу, вы на третьем месяце.

Ник встала с кресла. Она была в состоянии, близком к шоку. Как же это произошло? Она вдруг вспомнила то, что так тщательно вытесняла из памяти: тот уик-энд, когда они с Александром стали любовниками и она забыла принять таблетку, а потом, на следующий день, приняла двойную дозу.

Одна несчастная таблетка. Ничтожная ошибка. Неужели вся жизнь может перевернуться из-за такой ерунды?..

По дороге домой Глория без умолку трещала, а потом замкнулась в себе. Навстречу им с крыльца спустился Говард Фокс.

– Как у нас дела? – приветствовал он их, с трудом скрывая беспокойство.

Ник посмотрела на отчима.

– Все отлично, – бросила она и прошла мимо него в дом.

Оставшись одни, Говард и Глория переглянулись.

– Ну? – протянул он.

– Она на третьем месяце, – со вздохом ответила Глория.

– Надеюсь, ты сказала, что она может жить у нас столько, сколько ей заблагорассудится.

Глория улыбнулась мужу.

– Спасибо.

– Есть за что. Девочка мне как родная. – Он сжал челюсть, и Глория подумала, как хорошо, что ее муж выглядит еще таким сильным, решительным и молодым. – Она сказала кто?

– Нет.

– Это грек, да? У которого она работала?

– Она не говорит, Говард.

– А кто же еще? Думаю, надо поговорить с этим сукиным сыном.

– Милый, я понимаю твое беспокойство, но…

– Ты хочешь сказать, что это не мое дело?

– Да, обычно ребенка делают двое.

– Но у себя на ранчо я вижу только одну.

– Может, он не в курсе.

Говард фыркнул.

Глория положила ладонь на его руку.

– Такое бывает, Говард. Ник сама не знала. А как она могла признаться ему, если сама до последнего момента не верила?

– Это в книжках такое бывает, но не… – Он хотел сказать «но не в жизни», но вдруг в памяти всплыло воспоминание, которое он похоронил. – Но не часто. Ник не дура. Не могла она не знать.

– А вот и не знала. Или не хотела знать. Уж не скажу, что именно. – Они пошли в дом под руку. – И не хочет, чтобы он знал. Это ясно.

– Но это глупо. Мужчина должен отвечать за свои поступки.

– Но здесь Ник должна решать, Говард.

– Но если она любит его…

– Если, – подхватила Глория, – если, милый. Это новый мир, дорогой, разве ты забыл? Здесь любовь, а здесь секс. И вместе они не всегда сходятся.

Говард вздохнул.

– Ты хочешь сказать, что он не виноват? О'кей. Все бывает. Но сейчас-то она знает. Мы знаем. Скоро, черт побери, весь мир узнает. Пора и ему знать. Мужчина не может не отвечать, когда дело дошло до ребенка.

Глория склонила голову на плечо мужа. Принимая во внимание его собственное прошлое, когда он тридцать лет отказывался признавать родного сына, в котором сейчас души не чает, не приходится удивляться его горячности. В глубине души она с ним соглашалась. Кто бы ни был виновник, он обязан знать. А если знал и сознательно отвернулся, то Говард прав, что собирается надрать ему уши.

И все же решать Ник. Ее дочь взрослая женщина, она сама вправе принимать решения, какими бы они ни были. К тому же она еще не сказала, хочет ли ребенка.

– Не будем торопить события. Пусть Ник сама обдумает все, а нам не следует предпринимать что-нибудь сгоряча.

– Но и тянуть нечего, – пробормотал Говард. – Пусть подумает. Но не слишком долго.

– Ты прав, не слишком долго. – Она поцеловала мужа.

Говард направился к себе в кабинет, а она поднялась на второй этаж и остановилась перед дверью в комнату Ник, потом постучала.

– Ник? Можно к тебе? – Чуть подождав, она открыла дверь.

Шторы были опущены, в комнате стоял полумрак. Ник сидела в кресле-качалке, поджав под себя ноги.

– Милая, ты хорошо себя чувствуешь?

– В зависимости от того, что понимать под словом «хорошо», – отозвалась Ник.

– Может, впустить солнышко? – спросила Глория и, не дожидаясь ответа, подошла к окну и раздвинула шторы. – Ну вот. Я понимаю, милая, это шок, но…

– Я даже представить такого не могла, – проговорила Ник тихим голосом. – Разве это не глупо? Как это я ничего не заметила? У меня не было месячных, но я решила, что это из-за таблеток. У меня они вообще легко проходят…

– Милая, если тебе не хочется говорить об этом, и не будем.

– И все время тошнило, – словно не слыша ее, продолжала Ник. – У меня было такое ощущение, будто проваливаешься в лифте, а потом резко останавливаешься. Тебе такое знакомо?

– Знакомо, – со вздохом поддакнула Глория. – Я помню это как сейчас.

– И настроение переменчивое, и уставала все время… – Ник покачала головой. – Совсем как у Белл, когда она носила малышку, а я не могла свести концы с концами. Значит, не хотела.

– Должно быть, так, – согласилась Глория. – Но в глубине души, думаю, ты знала. Не могла не знать. Потому ты, наверное, и сбежала, кто бы он ни был.

– Наверное, бессознательно. Вообще-то я оставила его, потому что… потому что…

Потому что я ему надоела, и это разбило мне сердце. Я не вынесла мысли, что ему больше не нужна.

– Потому что?.. – переспросила Глория.

– Потому что наш роман закончился, – задумчиво сказала Ник. – Как и все романы. Иначе зачем мне было бросать его?

Действительно зачем? Женщина, оставившая мужчину, потому что их отношения закончились, не приходит в дом матери с таким лицом, что краше в гроб кладут, подумала Глория, но промолчала.

– А теперь, выходит, я еще и беременна, – пробормотала Ник. – Поверить не могу. Я не думала…

– Это бывает, дорогая. Со многими.

– Я не многие, мама. Я – это я. И я не хотела иметь детей.

Глория присела на краешек кровати.

– Я знаю. Я же говорила, многие…

– Нет. – Ник наклонилась вперед – Не знаешь. Я действительно не хотела иметь детей. Вообще.

– Ник, – осторожно проговорила Глория. – Я видела, как ты возишься со своими племянниками и племянницами. Ты чудесно с ними ладишь.

– Только потому, что знаю: у них есть родители, – стояла на своем Ник. – Очень приятно возиться с малышами и даже подтирать им сопли, когда знаешь, что к вечеру поцелуешь их и отдашь матери, а сама вернешься к своей нормальной жизни.

– Понимаю.

– Понимаешь?

– Конечно, – кивнула Глория и глубоко вздохнула. – Я поддержу любое твое решение, милая.

– Решение?

– Относительно того… что произошло.

– Что я беременна? – с горьким смехом воскликнула Ник. – Можешь так и говорить.

– Я не совсем о том. Я имею в виду, что ты должна решить…

– Решить? Да что решить? – Ник внимательно посмотрела на мать. – Ах ты думаешь, что я не захочу всю эту кашу расхлебывать?

– Николь, девочка моя. Ты мое дитя. Знаю, знаю, ты уже взрослая и сама выбираешь, что считаешь нужным. Но ты всегда будешь для меня маленькой девочкой. Я с тобой, что бы ни случилось. Я никогда не отвернусь от тебя, даже если…

– Мам. – Ник взяла руку матери. – Я оставлю ребенка.

Глория вздохнула с явным облегчением.

– Я решила, что ты хочешь…

– Я думала, что мне не нужны дети и все, что с ними связано. Сама знаешь. Дом… щенки… котята… игрушки. Это меня не трогало.

– А сейчас?

– Странно, не правда ли? – Ник с трудом рассмеялась, – Словом, я решила поменять поездку в Марокко на роддом.

– Ничего уж такого странного нет, дорогая, – с улыбкой сказала Глория. – Мы, женщины, такие. Нужен только подходящий мужчина… Николь? Ник, что с тобой?

Ник вырвала руку.

– Но он как раз неподходящий, мама. Разве не понятно? Я бросила его, потому что он не по мне.

– Но ведь был, иначе ты бы с ним не связалась.

– Был да сплыл, – засмеялась Ник. – А связалась я с ним потому, что он жутко сексуальный. Он из тех, от которых дух захватывает. – Она сплела пальцы. – Он хотел меня. Я хотела его. Вот и вся премудрость. Но он не из тех, кто может жить с одной женщиной.

– Ах вон оно что! – проговорила Глория, чувствуя, как у нее засосало под ложечкой.

– Он из тех, с кем женщине хочется залезть в койку, но не из тех, кого приводят в дом.

Глория похолодела.

– Замечательно.

– Но он честен. Он… он с самого начала сказал, как все будет, но мне было плевать. – Ник встала. – Секс есть секс. Я и сама того же поля ягода. Сколько веревочка ни вейся, конец будет.

– А сейчас тебе так не кажется?

Ник круто обернулась.

– Разве я так сказала? Почему мне не должно так казаться? Это было увлечение. Секс. Теперь все кончилось. – Голос у нее дрогнул. – А я беременна.

– Верно. Это меняет дело.

– С какой стати?

– Николь, опомнись, что ты говоришь. Конечно, меняет!

– Он не знает. А я не собираюсь докладывать ему.

– Нет, Ник. Это надо сделать.

– Ни за что.

– Ник, дорогая, но ребенок и его тоже.

– Этот ребенок полностью мой, – горячо запротестовала она.

Глория с изумлением смотрела на дочь. Лицо у Ник запылало, глаза засверкали. Добрые знаки. Даже слишком, пожалуй. Такой приступ независимости в данной ситуации неуместен.

– Ник, ~ проговорила она, апеллируя к ее здравому смыслу, – что бы ты ни говорила о его свободных… э-э-э… любовных отношениях, теперь все изменилось.

– Ничего не изменилось.

– Но это неправда! Этот человек… Кстати, как его имя? Не могу же я все время называть отца ребенка собственной дочери «этот человек».

– Тебе незачем его называть, потому что ты с ним не встретишься. А зовут его Александр. Александр Татакис. И это останется между нами, мама. Я не хочу, чтобы хоть одна живая душа об этом знала.

– Дорогая, но как же такие вещи можно удержать в тайне? Твои сестры…

– С сестрами я разберусь.

Глория решила, что лучше не спорить.

– Но ты учитываешь трудности, связанные с воспитанием ребенка без отца?

– Если ты хочешь этим сказать, что мне понадобятся деньги…

– Естественно, понадобятся. Мы бы и рады помочь тебе, но, зная тебя…

– Зная меня, ты боишься, что я не приму вашей помощи. Ты права.

– Но у тебя нет постоянной работы. – Глория вздохнула. Это была старая болячка. Они вечно ругались из-за этого. – С ребенком не особенно полетаешь с места на место.

– Есть хорошо оплачиваемые места для переводчиков и в Нью-Йорке. Просто до сих пор меня это не интересовало.

– И подумай о ребенке. Ему или ей нужен отец.

– Мы с Пам и Белл прекрасно обошлись без отца.

Глория предпочла пропустить это ехидное замечание мимо ушей.

– Но ты не допускаешь, что мистер Татакис имеет право знать, что он отец ребенка?

– Нет!

– Ник…

– Он не хочет иметь детей. Он мне это говорил достаточно определенно.

Глория пыталась держать себя в руках. Чтоб этому сукину сыну, затащившему ее девочку в постель, пусто было! Ах он потаскун несчастный! Говард прав. Кто-то должен по-мужски поговорить с ним.

– Понимаю, – спокойно заговорила она. – Семейные узы его не интересуют. Дети ему не нужны. Но у него будет ребенок, нравится ему это или нет. И он обязан взять на себя ответственность.

– Это моя ответственность, а не его, – еще яростнее заговорила Ник. – Он спрашивал меня, предохраняюсь ли я. Я сказала, что принимаю противозачаточные таблетки. Это я виновата. Я забыла принять.

– Ну и что. Это что, дает ему вольный билет? Ребенка делают двое, милая Ник, двое. – Глория из последних сил пыталась не вспылить. – Послушай, девочка, многие мужчины думают, что им не нужны дети, пока таковые не заводятся. Разве не может такого быть, что, как только он узнает о ребенке, в нем проснется отцовский инстинкт? Может, узнай он о твоей беременности, и заговорит по-другому. Я не к тому, Ник, что он обязательно должен жениться на тебе. Из твоих слов я понимаю, что в мужья он тебе не годится.

– Его родители развелись, когда он был совсем маленьким.

– И что из того? Только не говори мне, что ты попалась на сказки Казановы о детских страданиях.

– Его мать уехала в Нью-Йорк.

– Хм. Если его папочка такой же фрукт, как сынок, я не виню ее.

– Его отец забрал ребенка себе.

– Если они так договорились.

– Ни о чем они не договаривались. – Ник обхватила себя руками. В залитой техасским солнцем комнате было тепло, но ее пробирал озноб. – Все было сделано так, как хотел отец. Он грек. Там законы другие. У мужчин все права; мы этого даже представить не можем. Разумеется, у богатых, могущественных.

– И ты думаешь, такое может случиться, если?.. Но ты же сама сказала, что Александр Татакис не хочет иметь детей.

– А ты сказала: все может измениться, когда он узнает, что у него ребенок. – Она помолчала. – Его отец разрешал матери Александра проводить с ним две недели в году.

– Две недели? – Глория покачала головой. – Я думаю, это было раньше… Кроме того, здесь Соединенные Штаты, Ник. По нашим законам…

– Две недели в Афинах, где эти визиты можно было контролировать. И не трать время попусту, говоря мне о законах. За последние месяцы я убедилась, что закон для таких, как Александр Татакис, не писан, у них свой закон. – Она закусила губу, отвернулась и уставилась в окно. – Он никогда не узнает о ребенке.

– Но, Ник…

– Никогда, – решительно произнесла Ник и повернулась к матери. – Дай мне слово, мама. Никогда.

Глория смотрела на дочь. Что-то здесь не так. Эта история о его отце, который заставил мать отказаться от сына, чересчур странная. Что касается богатства и власти, то тут она согласна, она сама замужем за Говардом Фоксом, ей ли не знать, какая железная воля у людей такого рода. Но сильная женщина может противостоять сильному мужчине, а Ник понимает, что в суде у нее за спиной стоял бы весь могущественный клан Фоксов.

Нет, что-то здесь не то. Глория внимательно смотрела в глаза дочери и вдруг поняла. Ник влюбилась. Влюбилась в человека, который четко и ясно дал понять, что никогда не полюбит ее, и разбил ей сердце.

– Не говори Пам и Белл.

– О, Ник!

– Хотя бы пока, ладно? Дай мне время кое-что сделать.

– Хорошо, – скрепя сердце согласилась Глория.

– И дай слово, что никогда не скажешь Александру, что он отец моего ребенка.

Мать обняла Ник.

– Он не достоин это знать, – с мрачной решимостью проговорила Глория, утешая себя тем, что представила себе, каким карам подвергла бы этого негодяя, попадись он ей в руки.

Через сутки или чуть более в Коридо прибыли Лопесы и Джемали. Они прибыли почти одновременно.

Глория поцеловала дочерей, обняла обоих зятьев, ругая себя за то, что во всем видит заговор. Она проводила их на первый уровень веранды у водопада, подождала, пока Барбара принесла лимонад и все удобно расселись, после чего перешла к делу. Окинув всех внимательным взглядом, она проговорила:

– Рада вас видеть, только меня на мякине не проведешь. Выкладывайте, с чем вы явились, я все равно не поверю, что вы решили устроить нам сюрприз.

Молчание. Наконец первым подал голос Чин:

– Как Николь?

– С Николь все в порядке, спасибо. А откуда вы узнали, что она здесь?

– Что ж такого, – вступила Белл, – ее нет в Греции. Во всяком случае, никто не отвечает. Я позвонила Александру, но и его нет, только экономка, а она…

– Она не говорит по-английски, – подхватил Аби. – Белл сказала, что беспокоится за сестру, и я попытался дозвониться до офиса Александра. Секретарша сказала, что он внезапно уехал, не оставив координат, что странно. Такого никогда не было.

– Никогда, – подтвердил Чин.

– Где Ник, секретарша не знает, вот…

– Вот я и стала звонить в Нью-Йорк, – перехватила эстафету Пам. – Оставляла сообщения на автоответчике, но она его явно не прослушивала. Ни ответа, ни привета. Я и говорю Чину, что мы с Белл страшно обеспокоены.

– Я туда-сюда, – с нарочитой веселостью сказал Чин, – поговорил с одним, с другим… Словом, через десятые руки добрался до человека, работающего в аэропорту Афин, тот навел справки…

– И мы выяснили, – взял слово Аби, – что Николь вылетела из Афин в Хьюстон. И вот мы здесь.

Глория переводила взгляд с одного на другого.

– Понятно. Вот вы здесь. Проще простого.

– А что ты удивляешься? – обидчивым голосом проговорила Белл. – Мы ее любим. И если что-нибудь случилось…

– А с какой стати вам это пришло в голову? – Глория прищурившись посмотрела на дочь.

– Она улетела из Афин явно в спешке, – сказала Пам. – Нам не позвонила. Приехала сюда, а не домой. Не обижайся, мам, но…

– С чего бы это? – произнесла Глория таким тоном, что вода превратилась бы в лед.

– Но Ник-то мы знаем. Она скорее ногу отрежет, чем попросит помощи.

– А почему ей нужна помощь?

– Мама, – всплеснула руками Белл, – да что ты заладила, почему да почему? Мы же только говорим, что она как-то странно ведет себя. Нам она не чужая. Вот мы и приехали.

– Вы приехали всей компанией, вместо того чтобы просто позвонить?

Пам с Белл обменялись взглядами.

– Видишь ли…

– Да что мы ходим вокруг да около? – рассердилась Белл. – Короче, мы думали… как это сказать… считали, что Ник и этот человек…

– Александр Татакис, – холодно вставила Глория.

– Точно. Мы считали, что они споются. Мы решили… э-э-э… познакомить их. А тут Александр говорит Чину, что ему нужен переводчик. Я сказала об этом Ник и…

– Ваша сестра спелась с ним, это уж точно, – буркнула Глория.

– Ах, – вскинулась Белл и посмотрела на Пам. – Мы… не были уверены, что у них…

– Вы можете что-нибудь членораздельное произнести? Потому что ничего хорошего у них не вышло. Николь забеременела. И ваш разлюбезный Александр Татакис умыл руки.

Пам и Белл как ледяной водой облили. Чин и Аби вскочили с места с физиономиями, как у Говарда Фокса день раньше.

– Это правда? – воскликнул Чин.

– Умыл, говоришь? – крикнул Аби.

– Что здесь происходит, черт побери? – с негодованием воскликнула Ник, появляясь со стороны лужайки. – Ты же обещала, мама.

Все повскакали со своих мест.

– Дорогая, я не сказала им, что ты здесь.

– Ник? – вытаращила глаза Белл. – Ах, Ник, – прошептала она, чуть не плача.

– Почему ты сказала маме, чтобы она не говорила нам? – вступила Пам. – Мы же тебя любим, Ник. Мы хотим помочь.

– Спасибо, уже помогли. Вы все. – Ник взглянула на все семейство сверкающими от гнева глазами. – Кто вам дал право лезть в чужую жизнь?

– Не знаю, как в чужую, а в жизнь Александра Татакиса мы влезем, – громовым голосом загудел Аби. – Доберусь я до этого подонка…

– Доберемся, – поправил его не менее грозным голосом Чин.

– Доберемся, и он пожалеет, что на свет появился.

Дверь на веранду громко хлопнула, и раздался низкий голос:

– Это мы еще посмотрим. – В дверях стоял Александр с бледным от бешенства лицом и со сжатыми кулаками.

– Татакис, – холодно произнес Аби. Он шагнул в сторону Александра. То же самое сделал Чин. – Не думал, что ты решишься явиться сюда.

– Ну, давайте. – Александр сделал широкий жест, как бы подзывая их. – Посмотрим, какие вы храбрые. И кто вы такие, чтобы играть жизнью людей?

– Что ты здесь делаешь? – спросил Чин.

– Не твое дело.

– Ошибаешься, – рявкнул Аби. – Отвечай. Что ты здесь делаешь?

– Я приехал поговорить с Николь.

– Ты в своем уме?

– Был бы в своем, не приехал бы, – проговорил Александр, но уже не так воинственно. – Здесь она?

Никто не ответил, но все пятеро повернули голову в сторону лужайки. Александр двинулся к ступенькам, ведущим с веранды на лужайку. Чин и Аби тоже двинулись и преградили ему путь, но он уже увидел ее, свою Ник, глядящую на него так, будто он призрак. Он смотрел на нее и думал, как это она ухитрилась вселить в него два противоположных чувства: любви и ненависти?

Она собралась бежать. Он видел это по ее позе. Бежать, как бежала в ту ночь, как бежала в их первую встречу, но сейчас он ей не даст так поступить. Она должна увидеть его и сказать, почему не хочет остаться с ним. Он тоже все ей скажет. А там – будь, что будет.

Он тяжело вздохнул и посмотрел на Чина и Аби.

– Отойдите, – тихо проговорил он.

Чин скрестил руки на груди. То же сделал Аби.

– Это касается только Николь и меня. – Желваки заходили у него по скулам. – Я все равно пройду. Мне нужна Ник, нужна во что бы то ни стало. Вам ясно?

Глория быстро встала между своими зятьями и Александром. Она внимательно разглядела человека, которого заранее возненавидела. Он, похоже, не брился уже несколько дней, а волосы у него сбились так, словно он спал в стоге сена. Но Ник права, вид у него потрясающе сексуальный, а на дочь он смотрит так, что любая женщина ослабела бы.

Ник смотрела на него, в глазах ее сверкали слезы, так может плакать только любящая женщина, подумала Глория, и сердце у нее сжалось.

– Конечно, ясно, – мягко проговорила она. – Ясно как день. Чин, Аби, дайте ему пройти.

– Глория, ты в своем уме? Этот человек…

– Я в здравом уме и твердой памяти. Дайте ему пройти. – Она хлопнула в ладоши. – А ну все в дом. – Дочери нахмурились. Их мужья смотрели на нее, как на ненормальную. – Поверьте мне. С Николь все будет в порядке.

Она подталкивала их к двери, понимая, что они идут через силу, что дочери будут спорить с ней, а зятья отступят, но будут как сторожевые псы ждать команду, чтобы выскочить в любой момент.

Глория улыбнулась про себя. Мужчины такие предсказуемые. Как она об этом забыла?



12

Ник смотрела, как удаляются ее сестры и воинственные шурины, и глазам своим не верила.

Чудесно. Именно те люди, у кого рыльце в пушку, кто толкнул ее в объятия. Александра Татакиса, покинули ее. Даже мать пошла за ними в дом. Она не слышала, о чем шел разговор на веранде, но жесты их говорили за себя достаточно красноречиво. Мать была обеспокоена, сестры раздосадованы, их мужья взбешены… а Александр, знай, свое гнет.

Этому трудно было бы поверить, если бы она не знала, что он из-под земли достанет то, что хочет.

По части целеустремленности и напористости ему равных нет.

А сейчас он неторопливо спускается по широким деревянным ступенькам с гордым и независимым видом.

– Ник, – говорит он. Говорит негромко, почти ласково, что не вяжется с воинственным блеском в глазах. – Не беги, Ник. Я тебя предупреждаю. Больше ты от меня не убежишь.

Не беги? Что это, опять собачья команда? Ник подняла голову. Но он прав, она собиралась бежать, только вовсе не по тем причинам, которые приписывает ей он, а по своей воле.

Сложив руки на груди, она смотрела, как он спускается с последней ступени и идет в ее сторону. Он как с неба свалился, но она уже оправилась от шока и поняла, зачем он явился. Женщины не убегают из постели Александра Татакиса по ночам. Может, оно и к лучшему, что он здесь. Она не сбежала, она бросила его. Это не одно и то же, и он должен знать…

А вот то, что она беременна, ему знать необязательно. Он не должен знать этого! Ник почувствовала страх. От неожиданности у нее все выскочило из головы. Ее живот, ребенок, который там растет… Скрыть это невозможно.

Он остановился в нескольких шагах от нее и протянул к ней руки.

Ник затаила дыхание. Ее ребенок будет похож на него? У него будут его глаза? Его черные как смоль волосы? Неужели ее ребенок будет вечно напоминать ей об Александре, которого она так любит?

Надо выбросить эту глупость из головы. Сейчас не до этого. Да и все это неправда. Она только вообразила, что любит его. Какая женщина в здравом уме полюбит такого человека? Достаточно взглянуть на его оскал, чтобы убедиться: тут нечего любить.

Хотя его глаза прожигают ее насквозь, Ник была уверена – он не заметит, что она беременна. На ней безразмерная рубашка еще со студенческих лет – до колен.

– Thee mou, – прошептал Александр, – ты с ребенком!

Ник больше не колебалась. Она рванула с места и побежала. Он за ней.

– Ник! Стой!

Она побежала быстрей.

– Ник! – Его голос хлестнул ее словно плеть. – Николь! Ты с ума сошла? Ты же беременна, тебе вредно так бегать.

Она бежала по саду к фонтану, прячущемуся в его глубине.

– Ты что, не слышишь? – кричал он, преследуя ее по пятам. – Я приказываю тебе остановиться.

Вон оно, он весь в этом. Она резко обернулась. Щеки ее горели от негодования и отчаяния.

– Ник, – проговорил он, а она подняла руку и сделала то, что давно хотела, – ударила его по щеке.

– Чтоб тебе пусто было, Александр! – выкрикнула – нет, не выкрикнула, – прорыдала она. Слезы полились у нее из глаз, она оплакивала свою горькую судьбу.

– Киска, – прошептал он, обнимая и целуя ее.

– Уходи. – Она обхватила его за шею и прижалась к его груди. – Вали в свою Грецию, – рыдала она между поцелуями. – Вон из моей жизни!

– Не могу, gataki. – Он взял в ладони ее лицо. Он улыбался, но глаза его тоже были на мокром месте. – Я и есть твоя жизнь, а ты моя.

– Ну вот опять. – Ник прижалась к нему губами. – Видишь, ты опять уверен, что всегда все знаешь. Только ничего-то ты не знаешь. Если бы ты знал, как я тебя…

– Я люблю тебя, – тихо проговорил он. – Вот отчего я знаю. Я обожаю тебя, радость моя. Люблю больше всяких слов. – Он чуть отстранился и положил ладонь на ее живот. – И я буду любить всем сердцем этого ребенка и всех детей, которые у нас будут.

Ник принужденно засмеялась.

– Опять планируешь мою жизнь за меня.

– Да что ты, никогда.

– Александр. – Она схватила его за запястья. – Я смеюсь.

– А я серьезно, радость моя. Я никогда не дам тебе повода думать, будто я управляю твоей жизнью. – Он глубоко вздохнул. – Мой отец построил золотую клетку для моей матери, но клетка есть клетка. Я не хочу этого. У меня есть дом в Нью-Йорке, Ник. Когда тебе захочется, будем летать туда. Если хочешь работать, работай. Я люблю тебя. Ты мне нужна. Но я не хочу, чтобы ты была моей собственностью. Ты понимаешь?

– Понимаю, – ответила она, – понимаю, любовь моя. Сердце мое, душа моя, жизнь моя!

Александр притянул ее к себе и поцеловал. Ник вздохнула и откинулась назад.

– Я не знала о ребенке, когда ушла от тебя. Хотя, говоря честно, это мало что изменило бы. Я бы все равно ушла. Я не могла оставаться, считая, что ты хочешь отделаться от меня.

– Николь? Где ты?

– Это Аби, – сказала она.

– Ник? – подхватил второй голос. – Ответь. Где ты? Ты в порядке?

– А это Чин, – улыбаясь, сообщила Александру Ник. – Они, должно быть, решили, что мы поубивали друг друга.

– Ник? – присоединился к двум голосам третий. – Черт побери, девочка, ты скажешь, где ты или нет?

– Это Говард. – Она вздохнула. – Через пару минут они найдут нас.

– Вот и хорошо, – пробормотал Александр. – Мне надо переговорить с Говардом. И с Глорией.

Ник с удивлением посмотрела на него.

– Это еще зачем?

– Я грек, Ник. – Он сказал это так, будто этим объясняется все.

Брови у Ник взлетели вверх.

– Это новость.

– Я грек, человек Старого Света, как ты сама как-то заметила. И как человек старомодный, я хочу попросить у твоей матери и отчима руки их дочери.

– В таком случае хочу тебе напомнить, что я американка из Нового Света и лучше тебе сначала попросить у меня.

Он понимал, что она шутит, что она давно уже дала ответ своими поцелуями и слезами, но ему хотелось, чтобы это был самый прекрасный миг в их жизни, миг, когда они открыли друг другу свои сердца в дивном саду, полном цветов, под неумолчное журчание фонтана.

Александр опустился на одно колено и сжал руку Ник.

– Николь. Я люблю тебя больше жизни. Я постараюсь быть тебе хорошим мужем, если ты выйдешь за меня замуж и разделишь со мной свою жизнь.

Из глаз Ник заструились слезы.

– Да, Александр. Я согласна.

Александр поднялся в тот самый момент, когда рядом послышались шаги. Говард Фокс выскочил на лужайку, а за ним его жена, падчерицы и их мужья.

– Ах вон ты где, – громовым голосом воскликнул Говард, – ничтожный, трусливый, недостойный носить имя грека!…

– Зять, – перебила его Глория, кладя ладонь на руку мужа. – Ты это хотел сказать, Говард?

Говард смотрел на человека, который стоял рядом с Ник, обняв ее за талию. Он был крупного сложения и вполне импозантный. И чертовски симпатичен, подумал Говард. Чертовски симпатичный.

– Мы встречались, – проговорил Александр и сделал шаг навстречу Говарду. – Может, помните?..

Симпатичен и не глуп.

– Мистер Фокс… Говард. Прошу у вас руки вашей падчерицы. Я люблю ее всей душой, и она любит меня. Просим вашего благословения. И вашего, разумеется, – с улыбкой обратился он к Глории, но тут же согнал улыбку. – Но должен сказать вам обоим, что, если вы откажетесь выдать за меня Ник, я ее умыкну.

Глория рассмеялась. Говард ухмыльнулся, обнял одной рукой жену за плечо, другую протянул Александру.

– Что ж, сынок, нашего полку прибыло. Добро пожаловать в семейство Фоксов.


Поделиться впечатлениями