Изумрудная паутина

Ника Муратова



Пролог

Неслышно семеня босыми ножками по паркетному полу, темноволосая девочка лет десяти вошла в мамину комнату и остановилась, как вкопанная. В комнате никого не было, но ее внимание привлекло не это, а раскрытая шкатулка на мамином столике, излучающая невообразимой красоты фейерверк искр. Она подошла ближе и присела рядом со столиком, не в силах оторвать завороженных глаз василькового цвета от игры света на драгоценных гранях. И чудилось ей, что видит она в этом искрящемся кристалле двигающиеся фигурки людей. Словно в кукольном театре, управляемые невидимым мастером, фигурки разыгрывали неизвестную девочке пьесу, одни герои которой были ей хорошо знакомы, а иные — лишь по семейным фотоальбомам. И почему мама вдруг решила вытащить сегодня это кольцо, которое сама по непонятным причинам никогда не надевала? Ох уж эти взрослые! Вечно у них свои тайны… Девочка чуть слышно вздохнула, осторожно поставила хрустальную шкатулку обратно на столик и тихонько, на цыпочках, словно был в помещении еще кто-то, кого не надо было тревожить, вышла из комнаты.

* * *

Дети, дети… Имеют же привычку совать свои носики в дела, которые еще слишком сложны для их понимания! Эх, имел бы я язык, рассказал бы я этой девчоночке множество преинтереснейших историй. Уж поверьте мне — навидался на своем веку столько, что и не упомнишь всего. Ой, что это я, даже не представился, а уже хвалюсь тут перед вами. Я, в общем-то, и есть тот предмет, который так заворожил взгляд маленькой гостьи. Я — камень, и не просто камень, а тье. изумительной красоты изумруд. Да, да, вы не ошиблись, хоть это и не совсем скромно так о себе заявлять, но мы, драгоценные камни, знаем себе цену и ложной скромностью не отличаемся. А я, надо признать, из прослойки высшей аристократии драгоценных камней. Не какой-нибудь там искусственно выращенный клонированный камешек, каких вы можете встретить миллионами в самых разных магазинах по всему свету, а самый что ни на есть настоящий природный изумруд величиной в два карата! Без единого изъяна, что является, заметьте, большой редкостью в нашем мире изумрудов, а потому совершенно неповторимый в своей прозрачной красоте и изяществе, чистоте цвета, с превосходной огранкой, из тех, о каких мечтают так много прекрасных женских пальчиков. Немногие знатоки знают, что мы, изумруды, намного дороже алмазов, и в мире нас не так уж и много. Древние Инки, тем самые, которые открыли нас в свое время, называли нас магией Земли. Когда-то давно человек, впервые нашедший меня, предсказал, что принесу я и счастье и несчастья, и много удивительных историй и сломанных судеб пролетят перед моими глазами, огорчая несовершенством человеческого устройства. И что еще долго я буду скитаться по свету, переходя из рук в руки, пока необыкновенная сила женского сердца и энергия материнской любви не нарушат привычный ход истории и не заставят поверить меня в счастливое предназначение…

Но что это я, все о себе, да о себе. Вы меня простите, старика, люблю, знаете ли, повспоминать былое. Хотя жизнь наша, на самом деле, неотрывна от наших обладателей, нравиться нам это или нет. Хозяев выбираем не мы, а судьба, но на жизнь их влиять в наших силах. Драгоценные камни, да будет вам известно, обладают не меньшей энергетикой, чем живые существа, а может даже и большей, а потому люди, их владельцы, привязываются к ним всей душой, сами того не замечая, или, напротив, они не уживаются вместе и стараются избавиться друг от друга любыми путями. Ох, и доставалось мне, бывало! Но об этом как-нибудь потом, потом. Поворчать да на судьбу посетовать всегда время найдется. А сейчас мне жаловаться не на что, как ни посмотри. Моя нынешняя обладательница, Полина, ценит меня по достоинству и знает, что в ее руках находится большая редкость и ценный друг. Если быть точнее, Полина является больше моей хранительницей, нежели хозяйкой, но именно благодаря ей я оказался в этом доме, в этой шкатулке, в ожидании дальнейшего поворота судьбы. Это она вытащила меня из примитивного старенького колечка и поместила в восхитительный цветок из лепестков белого золота превосходной пробы и мастерского исполнения. Это она приобрела для меня хрустальный домик, сквозь который так чудесно проходят лучи света, отражаясь на моих гранях, раскрывая магическую красоту.

Надо сказать, что сегодня день совершенно особый, именно поэтому я в своем хрустальном домике стою на виду у всех, а не в темном шкафу, в ожидании того самого момента. Тот самый момент наступит вечером, когда соберутся все гости, нарядную Гелю выведут в центр освещенного зала и Полина, открывая вечер, вручит своей дочурке меня в качестве самого дорогого подарка. Геле (или же Ангелине, если быть более официальным в такой торжественный день) исполняется всего десять лет, но меня ничуть не смущает тот факт, что я перейду в руки столь юной девулечке. Именно так оно и должно быть, именно так и было предначертано судьбой, удивительной и непредсказуемой, беспощадной и щедрой, капризной и необъяснимой, история которой началась задолго до этого дня…



Глава 1

Птичка из клетки

…История эта началась много лет назад, когда один восточный купец, торговавший драгоценными камнями, привезенными со всех стран света, прибыл в маленький уездный городок имперской России под названием Заречный, что на Волге, и потерял голову. Потерял он ее от любви к одной хорошенькой девице по имени Даша, прислуживавшей богатым господам, скупавшим у купца драгоценности. Жениться купец на Даше не мог, уехать с ним она сама отказалась (куда же ей на чужбину?), так и расстались они, чтобы больше никогда не свидеться. Осталась девица при господском доме, а купец уехал восвояси, оставив ей ребенка в чреве и изумруд в бархатном мешочке на память. С тех пор в роду Дашином нет-нет да родиться кто-нибудь с восточными чертами, оставляя в недоумении всех родственников, откуда у ребеночка такие темные волосы да миндалевидный разрез глаз.

Удивительным образом драгоценный камень не потеряли по какой-нибудь случайности, каких бывает миллион, не продали в тяжелые времена бедности, революции и войн, и не изъяли при смене власти. Видимо, не догадывался никто, что в таких бедных руках может быть чистейший изумруд, стоящей немалые деньги. Так и передавали камень из поколения в поколение, от девицы той Даши к дочке купцовой Таисии, от Таисии к ее дочке Ксении, от Ксении к внучке ее Зое. Вообще-то Ксения, так и продолжавшая жить в том самом уездном городке, где и родилась, пережив войну и выучившись на машинистку, держала свой изумруд долго, никому его не показывая. Жила она трудно, подрабатывала там и сям, но меня, изумруд не продавала, возможно, не надеясь получить за него что-либо стоящее, а, возможно, мечтала о лучшей жизни для своих детей, которым и планировала передать свое наследное сокровище. Замуж она вышла так же тихо скромно, как и жила, выбрав в супруги работягу Степана, который в жене души не чаял, но показать этого не умел.

Когда ее собственная дочь Верочка, родившаяся довольно поздним ребенком, выросла, стало ясно, что жизнь ее не будет намного легче, чем у самой Ксении. Еле-еле окончив школу и втайне вынашивая план уехать из провинциального городка подальше, Верочка так и не смогла осуществить свою мечту, по неосторожности забеременев от одного из тех молодцов, которые обещали Верочке увезти ее в прекрасные далекие края, да дальше койки на квартире у друзей никуда с ней не доезжали. Ксения, узнав о беременности Верочки, огорчилась, так как средств у ее дочери на ребенка пока не предвиделось, да и в планы Верочки намерение растить ребенка не входило. Но, несмотря на это, сердце у Ксении было чистым и добрым, и поэтому от аборта она Верочку отговаривала, пообещав помочь и взять заботы о дитятке на себя. Муж Ксении, Степан, хоть и не одобрял поведении дочери и даже грозился поколотить ее, все же поперек мнения жены не решился встать и в итоге тихо смирился с ее позицией.

Верочка, напротив, долго сопротивлялась и уже направилась, было, в клинику к знакомому и часто посещаемому врачу по женским вопросам, договорившись с ним об аборте, но тут в дело вмешалось его величество провидение, посчитав, видимо, что ребенок Верочки еще понадобиться миру, и по пути в клинику она споткнулась на ровном месте и сломала ногу. Пока она лежала дома, опекаемая Ксенией, пока кости ноги срослись, пока она снова собралась к врачу, срок беременности был уже настолько большой, что аборт был уже невозможен. На радость Ксении. Не знала она, правда, что все окажется не так просто. И что продолжение у этой истории будет совсем не радостным. Проходив всю беременность мрачнее тучи от собственной неудавшейся жизни, Верочка, наконец, родила слабенькую крохотную смугловатую девочку с чернявыми волосами и такими же глазами, что удивило как саму Верочку, помнящую светловолосого отца ребенка, так и Ксению, пока она не вспомнила историю о купце и бабке своей, Даше. Малышку назвали Зоя Солодцева, дав ей фамилию Степана. Мама ее сильно рождению ребенка не обрадовалась и вообще интереса к жизни особого не выказывала. Через две недели после родов Верочка умерла, неразборчивые связи с кем попало дали о себе знать в виде запущенной инфекции, справиться с которой в провинциальной больнице не смогли. Малышка тоже была больна, но у нее сил и желания жить было явно больше, чем у ее матери, и она выжила, невзирая на все трудности и слабое здоровье. И хотя никто не надеялся на то, что Зоя преодолеет даже первый год жизни, заботами Ксении она росла и крепла на глазах, и ко второму году уже догнала своих сверстников по развитию, как физическому, так и умственному.

Ксения, став бабушкой, преобразилась на глазах. Откуда не возьмись, у этой хрупкой невыразительной женщине удвоилась жизненная энергия, она брала работу на дом, набирая на машинке тексты, зарабатывая на этом достаточно, чтобы давать внучке необходимое питание и одежду, а главное, у нее было время уделять ей внимание, время, которого ей всегда не хватало почему-то на собственную дочь. Смерть Верочки, конечно, оставила у Ксении глубокую рану, но подсознательно она всегда чувствовала, что непутевая Верочка добром не кончит, хотя и никогда не желала ей этого, и, как ни ужасно это было осознавать, но она знала, что упустила что-то в воспитании дочери и что вряд ли сможет уже что-либо изменить. Зато с рождением Зои Ксения воодушевилась, поверив, что сможет наверстать упущенное и даст девочке не только кров и пропитание, но и веру в жизнь и в собственные силы, то, чего у Верочки никогда не было, а если и было, то умерло в зачатке. Так и росла Зоя пусть не в большом достатке, но и не в нищете, опекаемая бабой Ксюшей и дедушкой Степаном, росла в своем провинциальном городке, в маленьком опрятном домике с беленными стенами и корявым забором вокруг огорода, получая от жизни необходимый минимум, не требуя большего.

Когда она подросла, превратившись в тоненькую, невысокую, миловидную девочку-подростка, до ее сознания стала доходить информация, получаемая из программ, транслируемых стареньким маленьким телевизором, подаренным деду Степану за службу на заводе, из жадно поглощаемых книжек из городской библиотеки, из глянцевых столичных журналов, завозимых кем-нибудь в количестве один на весь городок и зачитываемых до дыр мечтательными девчонками. Она не пошла по стопам своей матери, она и не знала о ее пути, пока однажды соседский мальчишка в сердцах не крикнул ей, что она, мол, дочь потаскухи. Тогда она пришла с вопросами к бабе Ксюше, с вопросами о своей маме, хотя раньше слишком не давила на бабушку, инстинктивно не желая причинять ей боль. Но на этот раз она была более решительно настроена.

Ксения как раз кофточку для внучки довязывала, когда Зоя уселась у ее ног на деревянном полу.

— Ты ведь мне что-то не договариваешь о маме, а, баба Ксюша? — тихо сказала Зоя, прижавшись щекой к коленям бабушки, не решаясь взглянуть ей в глаза. — Ведь не все просто было в ее судьбе, не просто так исчез мой отец, не просто так она умерла, и не просто так люди говорят всякие вещи….

— Ты людей не слушай, милая, — Ксения отложила спицы, разглядывая сдвинутые брови внучки. Знала бабка, что момент этот наступит когда-нибудь. Но портить девочке жизнь плохими воспоминаниями о родной матери она не собиралась. — Мало ли, что они говорят, может, из зависти сплетни разводят, ведь мама твоя красавица была, а много ли красавиц в нашем захолустье? Вот и брешат, что кому в голову придет.

— Нет, баба Ксюша, — упрямо тряхнула темными, с медным отливом волосами Зоя. — Расскажи, как она жила, о чем мечтала, почему отец ее бросил? Я уже взрослая, расскажи мне все, как оно было.

— Да что рассказывать-то, — задумалась Ксения, теребя сморщенными, искривленными от печатных трудов пальцами жесткие прямые волосы внучки, блестевшие под солнечными лучами, — мечтательной она слишком была, твоя мама, в этом вся беда ее была. Все рвалась убежать отсюда, улететь хотела, тесно ей было в наших краях, а крыльев не было, вот и скала она эти крылья, чтобы унести они ее могли туда, где, по ее мнению, жизнь лучше. Крылья ведь так просто ниоткуда не вырастают, а она все надеялась на это. Оттого и ошибки делала, оттого и люди ее осуждали, за ошибки, за голову бедовую, за мечту…

— А отец?

— Отец… — не знала Ксения, как и сказать-то девочке о том, что отец и не знает, скорее всего, о ее существовании. — Что там было, я не знаю и за маму твою говорить не хочу, но скажу лишь, что раз не знала ты его, то оно и к лучшему, не достоин он, значит, тебя был, вот так-то.

После этого разговора Зоя несколько дней ходила очень тихая, все в окно подолгу смотрела, вся в своих думах сложных, переваривала рассказ бабушки. Потом опять к ней подошла на серьезный разговор.

— Знаешь, баба Ксюша, я подумала о том, что ты мне рассказала, о маме, о крыльях, обо всем. Я теперь поняла, почему мне неспокойно в последнее время. Я тоже улететь хочу. Но не хочу маминых ошибок повторять. Понимаешь ты меня?

— Куда же ты пойдешь, милая? — Ксения встревожилась не на шутку, хотя и не была сильно удивления желанием внучки. Городок их загнивал на глазах, все потихоньку разрушалось, жизнь не приливала, а уходила из их мест, уходила вместе с молодежью, с их мозгами и силами, оставляя совсем маленькую надежду на существование их края в недалеком будущем. Она сама никогда не стремилась уехать отсюда, здесь были ее корни, история ее семьи, ее душа, но она понимала стремление Зои, понимала и подспудно ждала этого разговора.

— Уеду, — Зоя, казалось, тщательно продумала свой план. Ее продолговатые карие глаза загорелись мечтой. — уеду в Москву, выучусь на кого-нибудь, получу профессию, работу найду. Потом и тебя с дедом заберу.

— Ой уж, — всплеснула руками Ксения, — пока ты на ноги встанешь, нас уже с дедом на этом свете не будет.

— Не говори так, бабушка, у тебя еще сил ого-го-го! А я упорная, обязательно своего добьюсь! И скоро добьюсь, вот увидишь!

У Ксении глаза заблестели от непрошеной влаги. Как быстро время летит. Вот уже и выросла ее малышка, выросла, расправила крылышки и уже улететь из гнезда норовит. Хорошо, что по-другому к мечте своей подошла, не как Верочка, легкий билет в будущее не ищет, сама хочет всего добиться, учиться хочет, может и вправду изменит она их родословную, где пока одни лишь тяжелая трудовая жизнь в наследство доставалась, и никто за все время дальше своего гнезда не вырвался. Времена другие, молодые да напористые свое от жизни берут, образование дорогу открывает, может и получится у Зои другой жизни добиться? Подумала так Ксения, с дедом своим посоветовалась, и решила внучке не препятствовать, а помочь, чем сможет. Степан не так оптимистично смотрел на планы Зои, ему все мерещились непорядочный люд, который мог на пути Зоечки их встретиться, а уж тем более в столице, где к провинциалкам известно, как относятся. Слышал он много историй разных, ребята на заводе да во дворе столько всякого сказывали, что уши не выдерживали.

— Да как же ты своими руками внучку нашу на дорожку дурную отправить хочешь! — бушевал он поначалу, колотя от злости топором по бревнам.

— Не на дурную дорожку, а учиться, разницу чуешь, дед? — твердо сказала Ксения, наблюдая за ним с порога с незаметной улыбкой. Знала она, что дед поворчит-поворчит, да с ней все равно согласится.

— Да разве же она там сможет учиться? Она, конечно, не дурочка, но ведь этого в наши времена маловато будет. А как найдется ирод какой, желающий ее охмурить? Таких в большом городе предостаточно, пообещают золотые горы, она и поверит, как Верка наша.

— Ты ее с Верочкой покойной не сравнивай, у Зои голова на плечах гораздо крепче держится, она знает, чего хочет. Ну, а если не получится, значит, судьба такая. Но попробовать мы ей запретить не можем. Ну что ее ждет здесь? Работа на фабрике или в школе? И так всю жизнь лямку тянуть, без просвета всякого? Без надежды?

Дед махнул рукой. Все равно не переубедишь их, женщины всегда на своем настоят, пусть делают, что хотят. Да потом не говорят пусть, что не предупреждал он их.

Окончила Зоя школу и стала собираться в путь-дорогу. Собрала свой небольшой клетчатый чемоданчик, купила билет на поезд на бабушкины сбережения, взяла с собой немного на первое время. Перед дорогой Ксения вспомнила об изумруде. Подошла к своему комоду, вытащила мешочек заветный и вручила внучке своей.

— Я не знаю, милая, что ждет тебя в этой жизни, как она сложиться, твоя судьба, но эту вещь, этот камень, я передам тебе на счастье, как это сделала моя мама, а до этого и ее матушка. Мамуня моя говаривала, что камень этот драгоценный, изумруд, больших денег стоит, но я никогда не проверяла, потому сказать, правда это или нет, не могу. Дочке своей я его передать не успела, теперь вот тебе отдаю. Может, принесет он тебе счастье.

Зоя разглядывала подарок, приблизив к глазам, на просвет солнечных лучей, дивясь красоте и переливам изумрудной зелени. В этот момент она почувствовала, что исходит от камня нечто теплое и завораживающее, притягивающее, как магнит. Поддавшись инстинкту, прижала она изумруд к щеке, словно живого.

— А откуда он у бабушки взялся? Ведь не была она никакой богачкой, откуда же драгоценный камень в ее запасах взялся?

— Говорят, подарили ей, вроде, влюбился один купец восточный в нее и подарил в знак любви. От него и пошли в нашем роду детки с темными волосами, как у тебя. Раз в тебе гены купцовские проявились, может, и подарок его тебе пригодится по-настоящему. Главное, чтобы он охранял тебя от бед всяческих и напастей.

* * *

Я, чего уж скрывать, долго ждал этого момента и по-своему такому развороту событий способствовал. Кому понравится лежать без дела в темноте и сырости? Так и потускнеть недолго. А потому как вырваться из затхлого шкафа мне хотелось не менее сильно, чем Зое из ее городишка. Насмотревшись в жизни всякого, я понимал, что никакого светлого будущего, блеска и славы мне здесь не дождаться, никто меня здесь не оценит по достоинству, никто не поймет, что за сокровище находится в их руках. Изумруд ведь не живет, пока его не носит обладатель, если лежать все дни в запертом шкафу, то никакой силы проявить невозможно. Поэтому, прослышав, что Зоя собралась в дальний путь, я лежал в своем стареньком бархатном мешочке и уже ожидал своего момента, тысячу раз перевернувшись от нетерпения.

Зоя, новая моя хозяйка, спрятала мешочек с подарком поближе к груди, чтобы не украл кто по дороге, поцеловала Ксению и Степана, прослезилась на мгновение и выпорхнула из родимого гнезда, обещав писать и звонить при любой возможности. И отправились мы с ней в новую жизнь. За счастьем. За свою долгую жизнь много я повидал таких вот светящихся надеждой глаз, но многие ли из них находили то, что искали? Знаю, но не скажу.



Глава 2

Винтик случайности в махине закономерности

Полина сидела в кофейне у окна и не спеша пила кофе. Она часто заходила сюда по утрам, перед тем, как продолжить день, занятый важными и не очень делами, кое-что на фирму мужа занести, кое-что оттуда забрать, по магазинам пройтись, к знакомым заскочить, так и день пройдет. Но как бы он не прошел, важно начать его хорошо. А когда начинаешь день с чашечки ароматного кофе, то можно сказать, что утро удалось. Сидящие за соседними столиками исподволь разглядывали ее, так как не обратить на Полину внимание было очень трудно. Высокий рост, длинные, красивой формы ноги, складная и пропорциональная фигура — все это смотрелось очень эффектно. И хотя она и не обладала особо пышными формами, а была скорее похожа сложением на женщину-мальчика, общего вида это не портило, а лишь добавляло изюминку. У нее были густые рыжие коротко остриженные волосы, белая, без веснушек, кожа, и на фоне этой чистой мраморной кожи ее выразительные карие глаза смотрелись очень впечатляюще. Пытливый, с искринкой, взгляд глаз чайно-карего цвета, мягкая мечтательная улыбка, изгиб неприкрытой волосами длинной шеи, сочетание уверенности и уязвимости в одном лице… Добавьте к этому образу незатейливый, но очень элегантный льняной летний костюм и вам станет тогда понятно, почему на нее оглядывались не только сидящие в кафе люди, но и прохожие, замечавшие ее с улицы через окно кофейни. Такой я увидел ее в первый раз. Если вы верите, что камни могут влюбляться, то это был как раз мой случай. Полина меня просто очаровала с первого взгляда.

К тому времени Зоя переселила, наконец, меня из старенького протертого мешочка в свое простенькое серебряное колечко, которое однажды подарила ей Ксения, сказав, что это было мамино. Колечко, конечно, само по себе совершенно не соответствовало мне, но что было делать, на большее у Зои денег не было, и я был и так безмерно благодарен ей, что она привязалась ко мне по-настоящему и вытащила на свет Божий и я, наконец, получил возможность наблюдать за миром воочию, так как колечко это она носила практически не снимая. Я знал, что судьба подкинет нам с Зоей перемены, что-то необычное и значительное, что сможет изменить нашу жизнь, изменить к лучшему. И, когда я увидел Полину, то сразу понял — она и есть наш поворотный пункт.

Полина допила свой кофе и сидела в ожидании второй чашечки. Принесла ей его на подносе Зоя, которая уже несколько дней работала в этой кофейне официанткой. Полина с интересом заглянула на Зою. Она раньше никогда не видела эту девушку в кофейне, видимо, новенькая, решила она. По внешности Зои невозможно было сказать, кто она по национальности. С одной стороны, миндалевидный разрез глаз, темные волосы и едва уловимая смуглость ее кожи выдавали в ней восточное происхождение, с другой, было в ней нечто, быть может, взгляд, осанка, янтарно-чайный цвет глаз, что заставляло задуматься о возможности любопытной смеси кровей у этой девушки. Сочетание невысокого роста с хрупкими линиями фигуры делали Зою похожей на изящную статуэтку. Если Полина напоминала царственную тигрицу, то Зоя была больше похожа на гордую лань, и спокойное достоинство, с которым она держалась, сильно отличало ее от всего остального персонала кофейни, именно поэтому Полину так заинтересовала новенькая. И еще была в глазах официантки некая глубоко затаенная грусть, которую та старательно сдерживала, не давая выпрыгнуть наружу, дабы другие не жалели ее. Этого Зоя боялась больше всего. Жалости окружающих. Пока другие не жалеют, и ей легче верить в то, что все у нее хорошо.

— Вы здесь новенькая?

Зоя вздрогнула от неожиданного вопроса и внимательнее взглянула на Полину. Обычно клиенты ограничиваются заказами, не задавая лишних вопросов.

— Да, — коротко ответила она, осторожно перенося поднос с кофе, сахарницей и сливками на стол.

— Вам здесь нравиться? — Полина знала, что вопрос звучит довольно глупо, но уж очень ей хотелось подольше задержать эту девушку около себя.

— Да, — так же коротко ответила Зоя, — Вы что-нибудь еще желаете?

— Нет, спасибо, пока все, — широко и искренне улыбнулась Полина, и на лице Зои наконец-то произошло видимое движение и губы ее расплылись в еле заметной застенчивой улыбке.

Пока Зоя обслуживала другие столики, Полина достала свой блокнотик и стала делать зарисовки. Это было ее хобби. Если она встречала интересных людей, или что-то необычное, красивое, захватывающее ее воображение, она непременно хотела запечатлеть это в своих зарисовках. Она никогда не училась живописи, но рисовала по наитию, просто в свое удовольствие, изредка показывая свои зарисовки только самым близким людям. А вообще по образованию она была филолог, окончила романо-германский факультет, но по специальности не проработала ни дня. Пока она пробовали себя в разных ипостасях и искала место, где может приложить свои знания, она вышла замуж и Никита, ее муж, сказал, что она сможет помогать ему на фирме переводами поначалу, а потом они вместе придумают, чем ей можно будет заняться, если будет в этом необходимость. История ее замужества до того невероятна по набору совпадений, что если бы мне кто рассказал раньше, что так бывает, я бы не поверил. Но случаются в жизни еще такие удивительные цепочки случайностей и неожиданностей, и история эта заслуживает того, чтобы я на ней остановился поподробнее.

Закончив университет и получив диплом филолога, Полина Листьева отправилась на поиски работы, не имея ни малейшего представления о том, чего она хочет. Она никогда не была законченной карьеристкой, но и не страдала синдромом «ничегонеделывания». Будучи приученной средне обеспеченными родителями полагаться на саму себя после достижения определенного возраста (хочешь личной свободы, научись жить самостоятельно!), Полина имела вполне определенные представления о независимости, но не очень ясные представления о том, как эту независимость обеспечивать. Родители, Светлана Николаевна и Борис Павлович, самостоятельность дочери поощряли и считали, что со своей стороны уже вложили в нее все, что могли, и теперь настала ее очередь думать о своей жизни.

Она знала английский и немецкий языки, владела навыками работы с компьютером, но не слишком представляла, где она это может приложить. В то время, когда она только поступала в университет в начале девяностых, знание иностранного языка было не очень распространенным и те немногие переводчики и учителя английского языка, которые могли этими знаниями похвастаться, имели большой шанс получить хорошо оплачиваемую работу в какой-нибудь иностранной фирме, не имея никакого другого специального образования за плечами. Знание языка на несколько лет стало одним из самых спрашиваемых. Однако, это смекнула не только Полина, но и другие, и к тому времени, когда Полина окончила университет, выяснилось, что на рынке труда уже появилось большое число молодых людей, имеющих в своем арсенале не только специальности, нужные международным представительствам и фирмам, но и знание как минимум английского, полученным за несколько месяцев курсов иностранного языка. Конкуренция невероятно возросла и Полине пришлось немало побегать, пока она не устроилась на работу офис-менеджером в индийскую фирму, занимающейся продажей копировального оборудования. Работы было невпроворот, индусы экономили на рабочей силе, как могли, и в и итоге на Полину свалили обязанности не только офис-менеджера, но и ассистента по продажам. Природное обаяние значительно помогали ей сбывать продукцию фирмы и ее стали отправлять по различным регионам, для того, чтобы налаживать там связи и проталкивать товар.

Зарплата была не ахти какая, работы выше крыши, поездок много. Полина не испытывала никакого восторга от своей работы, но альтернативы пока не было. Ко всему прочему, через несколько месяцев после начала работы выяснилось, что у ее шефа были на нее не только профессиональные виды, но и личные, вполне конкретного характера. В Полинины планы это никак не входило, и, получив отказ на свои домогательства, шеф к Полине видимо охладел и всячески портил ей жизнь. Отправив ее однажды в очередную командировку, шеф и не представлял себе, что отправляет ее прямиком за своим счастьем, так как именно там Полина умудрилась познакомиться в гостинице с парнем с глазами василькового цвета, который оказался не только ее земляком по городу и даже району, но и вообще отличным парнем, умеющим ее рассмешить, вызвать блеск в ее глазах, в общем, зажигающем в ней ту самую искру, отсутствие которой угнетало Полину уже давно.

Судьба играла с ними в забавные игры с самого начала знакомства. Когда Полина приехала в провинциальную насквозь гостиницу старого образца, встретили ее там не слишком радушно.

— Милочка, Вы никак не можете остановиться в номере-люкс, так как их всего два, и один уже занят, а второй забронирован на даму из одной солидной иностранной организации и мы ее ждем с минуты на минуту! — важно внушала Полине дежурная из регистратуры.

— Так я и есть та самая …дама, — устало пыталась объяснить Полина, ясно читая в глазах дежурной все, что та думает о том, как такие пигалицы, как Полина, попадают в подобные организации. После ужасного перелета с задержкой рейса сил реагировать на чьи-то мысли у Полины уже не оставалось, ей бы добраться до душа и кровати. Ключ она получила, номер оправдал все ее ожидания, вернее будет сказать, неожидания от гостиницы подобного класса. Вдобавок ко всему, ногу ее укусила какая-то тварь и нога эта распухла до внушительных размеров. «Ну не сидеть же так весь вечер», подумала Полина, и решила заняться хотя бы лечением укуса. Так как представление о том, какое требуется лечение, она имела очень слабое, то первым, что пришло ей на ум, был спиртовый компресс. Спирта, естественно, у нее с собой не имелось, а куда же вечером пойти за спиртом в незнакомом городе, как не к дежурной в регистратуре? Так она и сделала.

— Мне нужно немного водки, грамм 50, не подскажете, где можно найти? — спросила Полина, читая в глазах дежурной продолжение ее осуждающих мыслей по поводу современной молодежи.

— Да мне для компресса, понимаете, — попыталась объяснить Полина, — у меня нога распухла. Может у вас здесь что-то типа медпунтка есть?

— Есть, — выражение лица дежурной сменилось с осуждающего на подозрительное. — По коридору первая дверь направо. Только вот вряд ли вы там кого-нибудь застанете в такое время.

Попытка не пытка, подумалось Полине, и она храбро заковыляла по коридору. Как ни странно, свет в нужной комнате горел и там даже обнаружился некий молодой человек, очевидно врач (кому же там еще быть?), и хотя он не был в белом халате (а чего еще ожидать в таком захолустье в неурочное время?), он деловито разбирал склянки в шкафу.

— Здравствуйте, к вам можно? — не дождавшись разрешения, Полина проковыляла к кушетке. — У меня тут укус на ноге, распухло, вот. Помочь сможете?

Парень обернулся, внимательно посмотрел сначала на Полину, потом на укус, потом, подумав о чем-то секунду, деловито повернулся к шкафу и продолжил перебирать склянки, бормоча себе под нос «Так, укус, значит, опух, так-так…».

— Вот! Нашел, это то, что вам нужно! — радостно провозгласил врач и направился к Полине, на ходу открывая бутылочку с жидкостью, имеющей запах нашатырного спирта.

Сделав компресс и, немного неловко перевязав его, врач слегка насмешливо взглянул на свою пациенту.

— И что же такая милая девушка делает в такой глуши да еще и с таким укусом?

— А вы у всех своих пациентов такие детали спрашиваете? — огрызнулась Полина, сообразив через мгновение, что даже не сказала спасибо. Этот факт и удивительно обаятельный взгляд молодого врача смягчили ее сердце.

— Вообще-то, спасибо, — буркнула она. — А вы всегда так допоздна работаете?

— Нет, не всегда, по крайней мере здесь, — почему то засмеялся врач.

— Так вы здесь на стажировке?

— Ну типа того, — последовал уклончивый ответ. — А давай на ты перейдем и еще предлагаю сходить в бар выпить чего-нибудь. В порядке дополнения к лечению, а ?

Полина опешила поначалу от такого напора, а потом трезво рассудила, что ничего тут криминального нет, все лучше, чем в номере одной торчать наедине со своими мыслями и горестями. Бар располагался в этой же гостинице и оказался того же класса, как и номер и все остальное. Но выпить там было можно, и пообщаться под спокойную музыку тоже. Посижу немного и пойду, решила про себя Полина, осушив свой коктейль почти залпом. Отсутствие ужина и еще пару коктейлей сделали свое дело и когда Полина уже собиралась встать, она поняла, что ей тут не так уж и плохо. Врач, который представился как Никита, оказался человеком ненавязчивым и разговорами ее особо не утомлял. Решив, что она никуда не торопится, Полина расслабилась и сама стала втягиваться в разговор. О том о сем, в основном отвечая на вопросы собеседника, Полина рассказывала о своей крутой работе (ну, с крутизной она немного перебрала, для пущего блеску, кто проверит?), о своей веселой жизни, о своих друзьях и поклонниках…Но в один момент ее как будто прорвало. Это было похоже на встречу в поезде со случайным попутчиком, когда знаешь, что уже вряд ли когда-нибудь его еще раз встретишь, и выкладываешь ему все наболевшее. Слезы потекли сами собой. Полина рассказала все и про ее ситуацию с шефом и как она тут оказалась и как ей вообще, по ее мнению, не везет по жизни. Вывернув всю свою душу наизнанку и выплакавшись, Полина почувствовала невероятное облегчение и жизнь уже не показалась ей такой уж никудышной. Он проводил ее до номера и Полина провалилась в безмятежный сон.

Наутро ей было ужасно стыдно за то, что она так расквасилась перед незнакомым человеком. Но, решив, что они виделись в первый и последний раз, она перестала переживать и забыла о нем. Пока не столкнулась нос к носу с ним в аэропорту по дороге назад.

— Ты что, тоже в Москву? —изумилась она.

— Да, домой, — спокойно ответил Никита, хотя глаза так и светились искрами смеха.

— Домой? Разве ты … ты не здешний?

— Вообще-то нет. А почему ты так решила?

— Ну, врач из Москвы вряд ли приедет сюда работать…

— А кто тебе сказал, что я врач? — Никита уже не скрывал смеха, забавляясь ошарашенным выражением лица Полины.

— А что ты тогда делал там в медпункте и вообще в той гостинице?

— Приехал по делам. Не одна же ты такая деловая (у Полины вспыхнули уши от своей бравады в тот вечер в баре). А в медпункте искал себе таблетку от головной боли. Там никого не было, вот и перебирал их запасы, дежурная разрешила за небольшую благодарность. Ты же меня даже не спросила, кто я такой. Сразу потребовала медицинской помощи. Ну как я мог отказать девушке, попавшей в беду? Да еще и такой очаровательной?

— Ясно.

Полина не знала, как реагировать, но сердце отчего-то радостно запрыгало, невзирая на смущение от сложившейся ситуации. Они проболтали всю дорогу, выяснили, что не только из одного города, но даже и живут недалеко друг от друга.

— Нет, ну надо же, какие судьба умеет подкидывать любопытные сюрпризы, — веселился Никита, — ну кто бы мог подумать, что в этой глуши я встречу такую изумительную девушку! Да еще и соседку, можно сказать! А я еще, идиот, ломался, ехать или нет. Никогда бы себе не простил, если бы не поехал!

— Тогда бы тебе просто-напросто пришлось бы искать меня в большом городе. Может, и нашел бы лет так через сто! — смеялась в ответ Полина, окончательно стряхнув неловкость и получая удовольствие от общения с парнем, который казался все более и более обаятельным.

— Ну нет, спасибо преогроменное, но лет так через сто я, пожалуй, уже буду не в состоянии пригласить девушку в кафе или на дискотеку, не говоря уж об остальном. Так уж лучше сейчас, плиииз. Меня это устраивает намного больше.

* * *

В Москве они продолжили свое знакомство. Полина проводила все свое свободное время с Никитой, не скрывая симпатии к нему. Разница в восемь лет совершенно не ощущалась, наоборот, добавляла разнообразие в спектр их интересов и тем для обсуждения. Его обаяние имело очевидную власть над ней, а легкость их общения поднимала и кружила ее, наполняя ощущением счастья. Чем больше они виделись, тем больше она понимала, что влюбилась, радуясь своему чувству, словно долгожданной весне после долгой тоскливой зимы.

Как ни странно, имея так много разного для заполнения своего времени, так получилось, что , не считая того откровения в гостиничном баре, к теме о работе они больше никогда не возвращались. Полина не хотела больше обсуждать своего шефа, боясь быть неправильно понятой и полагая, что рассказывать о домогательствах начальства своему парню дело неприятное, а Никита, видимо, не считал, что Полине будут интересны детали его дел.

Наступил момент, когда Полина почувствовала, что предел бывает всему, в том числе и ее терпению, с фирмы она ушла и начала поиски новой работы. Несколько попыток окончились неудачами. То она не подходила нанимателям, то ее саму что-то настораживало. Обжегшись на молоке и на воду дуешь. Это было очень похоже на Полину. Будучи достаточно уверенной в себе и своих силах, она все же не хотела заранее обрекать свою карьеру на неудачу только из-за чьего-то неуемного либидо. Поэтому она продолжала поиски, пока не наткнулась на объявление в газете о вакансии, которая не очень подходила ей по ее образованию, но навыки офис-менеджера, полученные в индийской фирме, пригодились бы здесь, как нельзя лучше. Плюс к знанию языков, конечно. Что ее заинтересовало больше всего, так это то, что там имелись хорошие перспективы роста, да и, судя по габаритам фирмы, оклад там должен быть неплохим. Никита ничего о ее поисках не знал. Полина не хотела грузить его своими проблемами и намеревалась рассказать обо всем после того, как устроиться на новую работу.

Отослав на указанный адрес свое резюме, она запаслась терпением и сухофруктами, лежа на диване перед телевизором в ожидании звонка и поедая свои съестные запасы. Долгожданная телефонная трель раздалась через три дня. Ее вызвали на интервью. Полина была эффектной девушкой и знала об этом, так что о своей внешности она особо не беспокоилась, так же как и о коммуникабельности и способности представить себя, но…. Было одно «но», на котором она всегда запиналась. Причина ухода с предыдущей работы. Ну не скажешь же, что шеф домогался ее. Никто не поверит и решат, что она просто скрывает за этими выдумками свои профессиональные промахи. А если захотят связаться с предыдущим начальством, то Полина живо могла себе представить, что бывший шеф наговорит о ней. Пока она думала над этим, сидя в приемной, секретарь пригласила ее в кабинет, где, по ее словам, она должна была встретиться с их начальником и другими членами интервьюирующей комиссии. Ну и кого вы думаете она увидела в кабинете, восседающим за столом босса? Того самого обаяшку Никиту Ястребова, роман с которым у нее был в самом разгаре! Полина была с состоянии шока и едва могла отвечать на вопросы. Никита откровенно забавлялся ситуацией, закруглив, правда, экзекуцию побыстрее и попросив оставить их с Полиной наедине. Полины набросилась было на него за такие дурацкие шутки, но он стал уверять, что резюме сортировал не он, что ему только коротко доложили о кандидатурах, и он был не менее удивлен, увидев Полину, чем она при виде него. Звучало это не слишком убедительно, но ситуация была настолько комичной, что они оба хохотали, как сумасшедшие, пока наконец не решили, что продолжат «интервью» за обедом. Продолжение, однако, приняло еще более крутой поворот.

— Ты уверена, что хочешь работать у меня на фирме? — спросил ее Никита, держа за руку и глядя в глаза.

— Была уверена до последнего момента, пока ты не спросил об этом.

— А если я предложу тебе кое-что в качестве альтернативы?

— Другое место работы, ты хочешь сказать? — Полина ожидала этого вопроса, но еще не знала, что на него ответить. — Слушай, Никита, я понимаю, что сложившихся обстоятельствах, ну…при наших отношениях, тебе, наверное, не очень комфортно иметь у себя на фирме меня в качестве сотрудника, так?

— Не так. Я совсем о другом, Поля. Я о том, что хочу предложить другую позицию. Более близкую ко мне. Но и более ответственную. Более долгосрочную. Более нервную, учитывая мой характер, но и, надеюсь, более приятную и счастливую. Если мы оба постараемся.

Полина была в растерянности. Никита редко бывал серьезным и она всегда не была до конца уверенна, как воспринимать его слова.

— Звучит очень заманчиво, ты знаешь, — неопределенно сказала она. — Но меня интересуют детали. Условия, требования и так далее.

— Их так много и так мало одновременно. Все зависит от тебя и меня. Как и в любом браке.

— В любом что?

— Выходи за меня замуж, Поля, зачем тебе эта работа? Мы ведь и по-другому можем быть вместе.

— Да я ведь не из-за тебя в твою фирму пришла, я же не знала… — начала оправдываться Полина, но тут увидела, что Никита опять смеется.

— Так ты согласна или нет?

— А как же работа?

— Как ты можешь думать о работе, когда свадьба на носу?

— Я еще не сказала «да»!

— А что, ты сказала «нет»?

— Никита, ты просто невозможен. У тебя все на грани шутки. Даже когда предложение делаешь!

— Нет, я не шучу, это ты увиливаешь от ответа.

— Но это же ведь очень серьезный разговор!

— А я что, умираю от смеха?

— Никита! Прекрати издеваться!!!

Короче говоря, после последующей десятиминутной словесной перепалки и непрекращающегося смеха Полина взяла тайм-аут, но уже через неделю огненного напора Никиты она сдалась и сказала-таки свое «да», а далее события понеслись своим чередом, логичным образом закончившись свадьбой.

* * *

Вообще-то, несмотря на приятную внешность и успешность в жизни, отношения с женщинами у Никиты далеко не всегда складывались так гладко. Руна Игоревна, мать Никиты, была женщиной с болезненным самолюбием, замашками «солдата в юбке» и глубоко несчастной в личной жизни. Она с детства давила в сыне все попытки к самостоятельности и привязывала его к себе, борясь таким образом со своим комплексом одинокой женщины. Мужа, отца Никиты, она выгнала, когда ребенку было семь лет. Он отчетливо помнил, как они часто и яростно ругались, и при этом всегда отец выходил виноватым. Было ли так на самом деле, или же так получилось благодаря влиянию матери, но Никита запомнил своего отца малодушным ни на что не способным, но ужасно упертым мужичком. Все детство он только и слышал « Ты точно такой же, как твой отец! Весь в него!», и звучало это как самое ужасное оскорбление. Он всеми силами пытался изменить мнение матери о себе, подстраивался под ее прихоти, старался угодить ей во всем, добиваясь ее любви.

В итоге это привело к тому, что в шестнадцать лет Никита имел в уме только одну модель взаимоотношений с женщинами — подобострастное и угодливое, искусственное подавление своего «я» в угоду чьей-то любви. И девушек себе выбирал такого же типа, как и мать — властных, уверенных в себе. Однако отношения прекращались, не успев набрать обороты. Девушки ловились на его обходительность, но потом бросали его, раскусив искусственность. Будучи кинутым не одной девушкой, брошенным с насмешками и унижениями, он совсем было разочаровался в себе и женщинах, разочаровался до импотенции, пока однажды не встретил тихую милую сокурсницу, по непонятной причине влюбившуюся в него по уши. Вот с ней-то он неожиданно для себя открыл, что можно вести себя по-другому, можно быть хозяином положения, можно командовать и унижать, точно так же, как это проделывали до этого с ним самим. Девушка все терпела в силу бледного характера, а его задавленное с детства «эго» вырвалось из плена, опьяненное свободой и вкусом власти над более слабыми. От матери он решил отделиться и стал жить отдельно, поняв, что любовь ее покупалась слишком дорогой ценой, которую он больше не хотел платить.

Девушку он ту в итоге бросил, найдя других, но к тому времени он знал, кого выбирать, знал, с кем ему хорошо и комфортно. Он обрел уверенность, почувствовал вкус успеха и обрел стремление к власти. Его успех в карьере был в какой-то мере обусловлен тем толчком в юности, когда он понял, что только ведущие получают все удовольствия в этом мире, а ведомые остаются за бортом. Перебесившись и выместив на женщинах свои давние обиды и комплексы, Никита успокоился, закопав поглубже темные стороны своей натуры, и уже стал задумываться о семье, нормальных долгосрочных взаимоотношениях, семье. И даже наладил разорванные, было, отношения с матерью, к безмерной радости быстро состарившейся больной женщины.

Встретив Полину, он решил, что нашел «золотую середину» — довольно податливую для манипулирования, но при этом отнюдь не глупую, достаточно хорошо воспитанную и красивую, чтобы составить ему достойную пару. Круги, в которых он вращался, требовали соответствующей супруги и модели поведения. Он даже по-своему привязался к Полине и был благодарен ей за покой и уют, который она создавала в его доме, за то, что он мог быть с ней «нормальным» в общепринятом понимании мужем, особо не подавляя при этом свои властолюбивые инстинкты…

* * *

Что-то я совсем отвлекся, забегая вперед. Хотя это и не вперед вовсе, а назад, так как к тому времени, как Полина встретила Зою, история ее замужества была уже в прошлом. А в настоящем была Полина, рисующая Зою в своем небольшом блокноте, перенося на бумагу ее тонкие черты, прямой нос, узкий подбородок, большие печальные глаза, напоминающие глаза лани. Главное, что она хотела запечатлеть, это сочетание гордости и покорности, просвечивающее в этой девушке. Полина так увлеклась, что совершенно забыла о своем кофе и времени. Когда она подняла глаза, Зоя исчезла. Подождав немного, Полина разочарованно вздохнула и собралась уходить, встала, взяла сумочку, развернулась и …столкнулась нос к носу с Зоей, несущей поднос с дымящимся чайником. Трик-трак, колесо судьбы сделало небольшой поворот и… Поднос покачнулся, чайник опрокинулся и горячая янтарная жидкость вылилась прямиком на Зоину ногу. Раздался сдвоенный крик: Зоин — от боли, Полинин — от ужаса. Через секунду Полина, придя в себя, начала суетиться вокруг скорчившейся от боли официантки.

— Боже мой, простите меня, пожалуйста. Очень больно, да? Я не хотела, надо же, как неловко вышло.

— Да ничего, пройдет, — сдавлено ответила Зоя, хотя на самом деле боль была очень даже ощутимая. Чай был и впрямь горячий, достаточно для ожога. Вот невезуха, только устроилась на работу, и вот тебе…

— Может, я отвезу вас в больницу, а? — не унималась Полина. — Я за рулем, вы можете отпроситься?

— Вряд ли, столько работы еще, заживет и так. — Зоя была уверенна, что если ее и отпустят сейчас, то насовсем. Никто не будет ждать, пока ожог заживет. Желающих работать на ее месте было предостаточно, девчонок из провинции, без работы и без денег, со смазливой внешностью хоть отбавляй, только свистни, так что придется потерпеть и доработать свой день.

— Нет, у вас же настоящий ожог, его надо обработать, забинтовать, нельзя так оставлять. — Полина чувствовала себя совершенно ужасно. Ни в коем случае нельзя было оставлять эту девушку в таком состоянии. Ей и в голову не могло придти, что Зою могут просто не отпустить. В этот момент, наконец, подошел представитель начальства, недовольный шумом в кофейне.

— Что здесь случилось? У вас проблемы? — спросил он, недовольно взглянув на официантку.

Этого молодого лощенного парня не волновало, что случилось с новенькой официанткой, его волновал сбой в работе, возможные хлопоты по замене официантки, недовольство клиентов, не получивших заказанный чай. Все. Полина могла ясно прочитать все это на его лице, невзирая на учтивое выражение, адресованное ей, как постоянной платежеспособной клиентке. Она повернулась к Зое и, не обращая внимание на лощенного паренька, она обратилась к ней так, словно они были одни.

— Послушайте меня, это не мое дело — вмешиваться в ваши дела, но если вы сейчас останетесь, вы можете сильно осложнить свой ожог инфекцией или чем-нибудь еще. Что вы тогда будете делать? Думаете, это спасет ваше рабочее место? Сейчас вы соберете свои вещи и поедете со мной в больницу, и если эти ребята не примут вас потом обратно на ваше рабочее место, то я обещаю, что подыщу вам что-нибудь, хорошо? Вы мне верите?

Зоя не знала, что делать. Но вся эта ситуация так или иначе подпортила ее пробный период в кофейне. А разболевшаяся нога ей была совсем ни к чему, потом еще деньги на лекарства придется искать, по врачам ходить. Уж лучше сейчас уйти с это странной рыжей девушкой. Та хоть до врача подбросит. Она вопросительно взглянула на менеджера. Тот как-то неопределенно кивнул, не выразив ни малейшего сострадания. Зоя молча пошла за своей сумочкой, вышла вслед за Полиной и села в ее машину.



Глава 3

Не закрывай замочек, если не имеешь ключа

— Ну, как вы там? — Полина, ведя свою любимую «Ауди», заглядывала в зеркало, пытаясь угадать по выражению лица своей пострадавшей попутчицы ее ощущения. Водители вокруг, как всегда, обгоняли, сигналили, зажимали, но Полине было не до них и она даже не комментировала их действия, как это обычно бывало с ней, когда она была за рулем. Никита всегда смеялся над ней, что если бы проезжающие водители слышали, что о них говорит Полина, ее давно бы уже бойкотировали с московских дорог всеобщими усилиями. Полина вообще не любила, когда ее муж сидел рядом с ней, когда она вела машину. Обычно это превращалось в кошмар, так как Никита нервничал и беспрестанно давал ценные советы, нужные и ненужные, Полина нервничала еще больше и в итоге всегда попадала в дурацкие ситуации, словно присутствие Никиты в машине вредным образом влияло на качество ее вождения. Поэтому, если им надо было ехать куда-то вдвоем, Полина всегда «любезно» уступала место за рулем ему. Впрочем, сейчас ее голову занимали вовсе не эти мысли.

Зоя сидела тихо, прижав рукой салфетку, предложенную Полиной, к раскрасневшейся коже на ноге.

— Я в порядке, — ответила она, хотя совершенно не ощущала «порядка» ни физического, ни морального.

— Мы даже не познакомились. Я — Полина. Если бы могла, протянула бы руку, но боюсь, попадем в ДТП, это я легко! — Полина улыбалась зеркальному отражению Зои, не оставляя попыток вызвать у девушки улыбку и расположит ее к себе. — Так как же вас зовут?

— Зоя. Меня зовут Зоя. — Зоя с беспокойным любопытством взглянула в зеркало, в улыбающиеся глаза Полины. Что этой девушке надо от нее? Почему она так старается показаться дружелюбной, она ведь прекрасно понимает, что между ними пропасть социального статуса и вообще… Кто она ей?

— Уже через минут десять подъедем к моему знакомому врачу, он все сделает, что нужно. Потерпите еще немного, хорошо?

Зоя кивнула. Полина, воспользовавшись остановкой на светофоре, обернулась.

— А можно на «ты»? Мы, по-моему, почти ровесницы. А то как-то слишком официально выходит.

— Хорошо. Может, вы … ты меня просто у больницы оставишь, я как-нибудь сама, а то слишком много хлопот я доставляю. И время твое трачу почем зря.

— Даже и не думай. Я же виной твоему ожогу, так что доведу это дело до конца.

Зоя покорно кивнула и отвернулась к окну, не так часто ей приходилось ездить в иномарках. Можно на пальцах сосчитать. Ощущение, словно в другой жизни на полчаса оказался. А потом придется обратно возвращаться. В своюжизнь. В своиусловия. Так что нечего особо расслабляться, сказала она сама себе. К врачу, и забудь. Назад — в трудовые будни. Если еще возьмут обратно в кофейню, что навряд ли. Придется опять искать что-то. С тех пор, как она покинула дом бабы Ксюши и деда Степана, жизнь ее обернулась совсем не так, как виделось ей в мечтах, во снах, не так, как она обещала Ксении, не так… Ай, да какая теперь разница? Перед кем ей оправдываться? По крайней мере, она все же не стала, как мать ее, искать прибежища у мужиков всяких. По крайней мере, она сама на себя полагается.

Приехав в Москву, ей казалось поначалу, что весь спектр возможностей раскинулся у ее ног. Вот сдаст экзамены, получит диплом экономиста, поступит на работу в фирму какую-нибудь крупную, и понесется жизнь огромными прыжками вперед — в светлое будущее. Почему экономистом? Она и сама не могла толком ответить на этот вопрос. Просто казалось, что именно эта специальность самая ходовая, востребованная, дает шансы на замечательную карьеру. Зое непременно хотелось доказать своей семье и всем тем, кто мать ее недобрым словом вспоминал, что она способна на многое, способна вырваться из замкнутого круга низкого сословия, в котором варилось не первое поколение ее предков.

Однако судьба — известный мастак расставлять ловушки и Зоя убедилась в этом с самого начала. С институтом ничегошеньки у нее не получилось. Она, конечно, решила, что попробует еще раз в следующем году, но реальность успеха была ничтожна мала. Так ей казалось. Провинциальное образование и нехватка поддержки давали о себе знать. Ей советовали — езжай обратно домой, там и поступай, легче будет. А что учиться, кроме как на машинистку, ткачиху или повара в ее городке больше не на кого, никого не волновало. А она большего хотела. А на большее знаний не хватало. А может и силы воли, может, надо было заставить себя сесть за книжки поусерднее, из библиотеки не вылезать, может и так… Ведь поступают же другие. А жить тогда на что, спрашивается? Ведь не на бабушкину же пенсию. И возвращаться совершенно не хотелось. Опять в эту дыру, те же лица, те же разговоры, абсолютно нечем заняться, уныние и тоска. Нет, спасибо. Лучше уж какую никакую работу поискать здесь, в столице, а там… А там видно будет. Комнатку сняла на окраине у старушки одной. За то, что готовила ей, убиралась да в магазин за покупками ходила, старушка та совсем мизер с нее за комнатку брала. Устроилась Зоя сначала уборщицей в магазин один, потом официанткой в маленькое кафе, где платили получше и кормили, иногда и домой кое-что забирала. Жизнь текла довольно скучно и однообразно, хотя время от времени выбиралась она с приятельницами с работы куда-нибудь. Иногда появлялись у нее и приятели мужского рода, но она почему-то панически их боялась, крепко сидели у нее в голове слова деда, что пойдет она, как и мать, по дурной дорожке, а ей так хотелось доказать, что она другая! Потому отношения с ребятами не складывались, ну кому интересна полная комплексов девушка, хоть и симпатичная, но со странностями. Мужчинам нужна были легкость, доступность и отсутствие обязательств, именно этого они ожидали от Зои и, не находив этого, исчезали с горизонта очень быстро. Но Зоя не расстраивалась. Нет, и не надо. Дождется она своего счастья. Вот встанет на ноги, получит образование, и найдет свою судьбу. Еще все ее подружки обзавидуются.

Так и жила она, пока кафе это маленькое не прикрыли, то ли хозяин кому не доплатил, то ли еще что, им причину не сказали, а просто распустили в один прекрасный день на все четыре стороны. Хозяин к Зое относился хорошо, даже удивительно хорошо для разницы в их положении, и, пожалев девушку, устроил ее в кофейню в центре города, где работал его знакомый. Правда там Зое сразу сказали, что кофейня, мол, репутацией своей дорожит, и абы кого держать не будет, дают ей на пробу неделю а там решат, оставят или нет. Парень, который отвечал за работу с персоналом, Зою почему-то невзлюбил. Слишком уж гордый взгляд у нее был, с такими работницами тяжело работать, такие хоть и нуждаются в работе, но брюхом по земле ползать ради этого не будут, ни пригрозить таким толком не получается, ни приструнить. Тяжело, одним словом. Раз попробовал он ей ее место указать, так она его таким взглядом окинула, что пот прошиб. И не скажешь ничего, так как обязанности свои она выполняла безупречно. И вот надо же такому случиться, что бы Зоя чайник на себя опрокинула. Пока вылечиться, пока на работу явиться, он успеет так сделать, что о ней и не вспомнят в кофейне этой. Какая такая Зоя? Не было никакой Зои. Не помним, не знаем. Кто не успел, тот опоздал…

Полина притормозила около больницы и помогла Зое выйти.

— Мы сейчас с врачом поговорим, а потом посмотрим, что он скажет нам делать. Все будет хорошо.

— Спасибо вам, тебе то есть. Ты ведь совсем не обязана, я и сама виновата в этом ожоге, мне очень неудобно ну, словом, неудобств столько причинять . — Зоя и впрямь чувствовала себя не в своей тарелке. Не любила она быть обязанной кому-либо. Лучше уж все самой.

— Еще раз заведешь эту песню — обижусь, — шутливо пригрозила Полина, поддерживая Зою под локоток, пока вела в клинику. А ведь другая бы на месте этой Зои могла наибольшую выгоду их этой ситуации извлечь, подумала Полина. Деньги бы попросила, или еще что-нибудь, а эта все от элементарной помощи отказывается. Нет, не зря она ее внимание там, в кофейне, привлекла. Есть в ней что-то….что-то нестандартное.

— Приветствуем вас, Валерий Ильич. Вот, привела к вам знакомую свою. Посмотрите? — Полина начала разговор сходу, едва они в кабинет вошли. Валерий Ильич, седой, но с моложавым лицом хирург, широко улыбнулся Полине, словно старой доброй знакомой.

— Привет, Поля, давненько не виделись и слава богу, значит поводов не было! Что там у вас стряслось? — он вымыл руки, поправил очки и принялся осматривать ожог. — Да, угораздило. Я тебе деточка, сейчас его промою, потом просто повязочку наложу, а потом посмотрим, должно все пройти в течении одной-двух недель. Ожог не глубокий, но побеспокоит немного. Главное, повязка чтобы всегда чистая была, дабы инфекция не попала. А так я проблем не вижу. Ясненько?

— То есть — ничего страшного, а, Валерий Ильич? Обойдется? — Полина внимательно наблюдала за действиями врача.

— Обойдется, обойдется. На молодой коже все хорошо заживает. Диабета нет?

Зоя выдавила «нет», хотя не совсем понимала, что это такое, и поморщилась от боли, . Обработка была довольно чувствительной.

— Ну и прекрасненько. Тогда у меня все. Можете бежать домой. Главное, не забудьте — чистота и сухость — ваши лучшие друзья на ближайшие несколько дней. Если что не так — приходите.

Валерий Ильич проводил их до двери, поцеловал Полину на прощание, та сунула ему в кармашек халата вознаграждение, и выскочила за дверь.

У выхода из больницы девушки в замешательстве остановились. Зоя не знала, как поскорее распрощаться и уйти, а Полина не знала, как еще можно помочь этой девушке.

— Послушай, а давайте ко мне махнем на чай? Посидим, поговорим, а то я совершенно четко чувствую, что если я тебя сейчас отпущу, то уже не найду никогда. А мне очень хочется поближе познакомится. — Полина взяла Зою за руку и заглянула ей в глаза. — У меня, честное слово, нет никаких задних мыслей, просто хочется с тобой поближе познакомиться. Да и тебе отдохнуть нужно.

— Нне знаю. Неудобно это как-то. — Зоя насторожилась. Полина была то ли до странности навязчивой, то ли слишком добросердечной и жалостливой. Правда, ни в том, ни в другом случае Зоя ничем не рисковала. Сегодняшний день все равно убит, насчет будущего можно и завтра подумать. Полина тем временем уже отрывала двери своей машины, предлагая Зое сесть в нее.

— Поехали, поехали, нам еще о твоем трудоустройстве надо поговорить. Я тебе это обещала, так что за мной еще один должок!

Ах, Зоюшка, Зоюшка! Если бы у меня были руки, то я бы изо всех сил пихал бы в этот момент тебя в бок, чтобы она не сопротивлялась и ехала с Полиной. Я не мог сказать в тот момент, чем это все обернется, но знал, что Зое в ее жизни надо что-то срочно менять. И Полина виделась мне той самой соломинкой, за которую Зое следовало ухватиться обеими руками. Почему? Да потому что Полина так и искрилась энергией, радостью, живым интересом ко всему вокруг. И она могла заразить этой энергией окружающих ее людей. Зоя имела все это раньше, в юности, но, пройдя через несколько разочарований и не получив от жизни немедленного исполнения своих мечтаний, она несколько погасла. И это тревожило меня. Я знал, что Зоя не боец по натуре, но все же так уж слишком плыть по течению, как это делала она, было, на мой взгляд, чересчур. Единственным отчаянным шагом в ее жизни стало решение уехать из дому и этим изменить свою жизнь. Но после этого, встретив первые препятствия в своей до того тепличной жизни, Зоя сразу же в тень отступила, даже не попробовав вызов судьбе кинуть, не попытавшись найти другие пути для достижения своих целей. Вращаясь только среди людей своего круга, она толком не видела другой жизни и потому стимул ее к лучшей жизни не получал должной подпитки. Я почему-то думал, что Полина сможет дать ей эту подпитку, толкнуть ее к действиям, к новым стремления. Почему бы и нет?

Руки мне не понадобились. Зоя и так словно услышала меня и села в машину. Если эта странная Полина так уже настаивает, то смысла отказываться нет никакого. И они поехали к Полине. Полина жила в просторной квартире в неплохом районе, просторной не только по своей планировке, но и благодаря тому, что Никита умудрился выкупить соседнюю квартиру на площадке, и совместить ее со своей. В итоге получилась удобная большая квартира с большим количеством комнат. Они обставили ее в смешанном стиле — что-то среднее между модерном и классикой, но в итоге получилось очень мило. Полине порой казалось, что им с Никитой там, пожалуй, слишком просторно. Она была замужем за Никитой уже 3 года, но детей, увы, у них пока не было. После замужества Никита предложил Полине не торопиться с поиском работы, так как если они планируют не тянуть с рождением ребенка, то нет смысла начинать Полине работу на новом месте.

— Если тебе так уж хочется применять свои знания, то можешь помочь мне с переводами документации, или с проверкой переводов. Я тебе даже платить за это буду! — предложил ей он. Его фирма занималась разработкой архитектурных проектов и они часто получали заказы от иностранцев, где требовался перевод документации, или даже просто для переписки им иногда требовались переводчики. Но в планы Никиты не входило держать жену в офисе целыми днями, поэтому он сделал ее как бы «начальницей над группой переводчиков», в обязанности которой входил лишь контроль и, если требуется, помощь каждодневным переводчикам, этим самым оградив ее от пребывания на работе с утра до вечера но, в тоже время, предоставив ей поле деятельности, чтобы она не чувствовала себя изолированной от работы.

— Но ведь я таким образом ничего не добьюсь, — возражала Полина. — Я даже не смогу быть толком полезной, потому что, не будучи на рабочем месте, трудно осуществлять контроль за чьей-то работой!

— Ты ведь знаешь, что некоторые переводчики работают даже просто он-лайн. Для подобной работы просиживание офисных стульев не требуется. Так что забудь о своей бесполезности, ты будешь очень даже полезна, особенно дома, как жена и мама, — при этом он так широко и искренне улыбнулся, словно решал разом все ее проблемы. Для Никиты все казалось проще простого. Да, жену надо чем-то занять, чтобы не скучала, но настоящая работа ее — создавать тыл их семейному очагу.

Спорить с Никитой казалось делом бесполезным. Полина могла бы настоять на другом решении, но она и сама была не против мысли о ребенке и согласилась с тем, что, пожалуй, в данным момент такое решение самое разумное. И она уступила. И все было бы хорошо, если бы не одно «но». Беременность никак не наступала. Почему-то так устроен мир, что у одних людей, причем не обязательно очень хороших и выдающихся, дети появляются даже когда их вовсе и не ждут. Быстро и легко. И усилий никаких не требуется. Раз-два, секс, задержка, тест — беременность! А у других, ожидающих, молящих об этом денно и нощно, готовых все создать для счастливого детства своего малыша, беременность не наступает. Проходит два месяца, три, проходит год, все бесполезно, женщина бежит по врачам, миллион тестов, миллион проверок, дорогие препараты, нудное лечение, процедуры, и ожидание, ожидание, бесплодное ожидание. Женщина в отчаянии. Секс превращается в нечто однонаправленное: цель — ребенок. Удовольствие? Да кто о нем вспоминает, когда в такой-то день в такой-то час нужно срочно переспать с мужем и бежать на проверку, все ли прошло нормально. Постепенно, с увеличением количества врачей, разводящих руками от бессилия, с истечением времени и нарастания напряжения мужа и невроза жены, надежда теряет свою интенсивность, бледнеет, тускнеет, и скоро женщина не то чтобы смиряется с мыслью о том, что она бесплодна, но отодвигает эту мысль на задний план, чтобы продолжать жить.

Именно это и происходило с Полиной. Пережив пик своих попыток забеременеть, проплакав бесчисленное количество ночей по этому поводу, она усилием воли заглушила эту навязчивую мысль, решив, что пока она ничего не может сделать, кроме как поддаться воле судьбы. Ни один врач так и не нашел причины ее проблемы. Но ни один врач и не сказал, что дело безнадежно. Поэтому она просто превратила это из острой открытой раны в глухо ноющую мозоль, о которой, если забивать мысли всякой всячиной, можно и не так часто вспоминать. Пока на нее кто-нибудь не наступит по неосторожности.

По прошествие четырех лет замужества образ жизни Полины не сильно изменился. Она так же продолжала «слегка», для успокоения совести, работать у Никиты, а остальное время просто наслаждалась жизнью, общению с друзьями, любительской живописью и другими многочисленными делами, которые трудно перечислить, но из которых в итоге складываются дни, недели, жизнь.

Конечно, наслаждалась жизнью она с большой оговоркой. Ради этого «наслаждения» мысль о ребенке пришлось запрятать в самый укромный уголок сердца и запереть на замочек. Далось это Полине нелегко. В определенный момент она совершенно четко ощутила, что если не сделает этого, то превратиться в законченную истеричку, невротичку и психопатку. Такая перспектива пугала ее, грозила потерей жизненной энергии, врожденного оптимизма, и, самое главное, грозило потерей любимого мужа. Мама не раз говорила ей, что ни один мужчина не выдержит постоянных нервных срывов жены и механических отношений ради одно лишь цели — завести ребенка. Полина прекрасно понимала, что мама права, и, как бы ни больно было оторвать себя от навязчивой мысли, она все же усилием воли добилась того, чтобы вырвать свою жизнь из-под гнетущего доминирования этой проблемы над всем остальным и вновь начать видеть светлые стороны своего существования, А их было немало —обеспеченная жизнь, множество хороших друзей, любящий муж.

Никита не обманул ее ожиданий за четыре года. Он оказался предупредительным, заботливым мужем, никогда не отказывал ей в ее просьбах, старался обставить их жизнь как можно лучше. Иногда, правда, ей казалось, что он несколько потерялась, растворилась в нем, в их отношениях, слишком далеко отодвинула свое «я» в угоду семейным ценностям, внушаемым ей мужем. Выходило так, что она советовалась с ним абсолютно по всем вопросам и выстраивала свою жизнь в соответствии с его мягким контролем, он же четко разделял свою жизнь на внутрисемейную часть и внесемейную. Полина знала о его делах постольку, поскольку бывала в его офисе и переводила некоторые документы, но глубоко она не вникала, а работники офиса были вымуштрованы начальником держаться дистанции с первой леди офиса и ни в коем случае не заниматься распространением сплетен. Таким образом Полина оказалась отрезанной от некоторой части его души, но давно бросила переживать по этому поводу. Будучи натурой намного более мягкой по характеру, чем Никита, Полина рано или поздно в итоге соглашалась с его доводами и уступала ему.

— Полина, я тебе удивляюсь. Как ты можешь так спокойно относиться к тому, что муж не посвящает тебя в свою жизнь? — удивлялась мама, имея абсолютно противоположную модель своих отношений с мужем, полную открытости и доверия.

— А почему я должна переживать? — пожимала в ответ Полина. — Он отгораживает меня от лишних переживаний, понимаешь? Это не недоверие, это выражение заботы! Ты же знаешь, как непросто вести бизнес в наши дни. Зачем мне знать о всех этих проблемах? Мало у меня своих поводов нервничать?

— Но ты ведь даже не знаешь, от чего он тебя отгораживает. Разве тебе неинтересно, как у него идут дела? И потом, семейная жизнь — это плавание в одной лодке, тут не может быть раздельных проблем, все общее.

— Это ты так думаешь. Отец всю жизнь грузил тебя своими проблемами, и что в этом хорошего?

— А что плохого?

— Ну, не знаю. По мне так Никита столько для меня делает хорошего, такой внимательный, что, мне кажется, требовать от него большего было бы просто глупо и эгоистично. Возможно, я в твоих глазах превращаюсь в клушку-домохозяйку, но меня это пока устраивает. Не всем же всю жизнь пробиваться и доказывать что-то. Если есть возможность, можно просто расслабиться и дать другим позаботиться о тебе.

Мама улыбалась в ответ, думая про себя, как долго ее дочь будет придерживаться такой точки зрения.

Полина, конечно, несколько лукавила перед матерью. Не расскажешь ей, сколько раз они пререкались с Никитой, особенно поначалу, из-за его скрытности, нежелания рассказывать, как прошел его день, почему задержался, что вызывает сияние его глаз, а что угрюмую складку на лбу. Никита мягко, но методично, внушал ей, что не собирается выворачиваться наизнанку, даже перед собственной женой. Его проблемы — это его проблемы, не предназначенные для ее ушей. Конечно, сказано это все было не так резко и прямолинейно, но смысл оставался именно такой. Со временем Полина поняла, что либо научится уважать эту черту и прекратит свои попытки переступить за нее, либо эта черта отодвинет ее еще дальше от Никиты.

— Так было надо. Зачем тебе знать подробности? — возражал он на ее шутливые, но настойчивые попытки узнать, почему он уволил одну из сотрудниц.

— Интересно, что тобою движет. Что тебе в ней не нравилось? Ведь мне же хочется знать своего мужа на все сто процентов!

— Ведь я уважаю твое личное пространство, твои решения, не так ли, любимая? Почему бы тебе не отвечать мне тем же?

Возразить Полине было нечем. Не скажешь же, что он умудрился так обставить их жизнь, что никакого «скрытого» личного пространства у нее и не было. Разве что грусть о ребенке она научилась скрывать. Да и то, больше в угоду мужу, а не согласно своим естественным желаниям. Никиту, казалось, отсутствие ребенка вовсе не угнетало, хотя именно он первый заронил зернышко этой мысли в голову своей жены. Но хоть он никогда и не говорил об этом Полине, ребенок для него был, скорее, просто неотрывным атрибутом имиджа нормальной семьи и, кроме того, средством занять жену и прочно усадить ее дома. А так как Полина и так прекрасно справлялась со его ожиданиями создания домашнего уюта и образа идеальной супруги, он вполне мог обойтись и без ребенка. Полина, не зная обратной стороны его спокойного отношения к проблеме, думала, что он просто более сильный духом и умеет воспринимать жизнь такой, какая она есть. И ей казалось, что надо брать пример с такого отношения, а не отравлять их брак своим нытьем. Быть оптимисткой ей нравилось гораздо больше и казалось более правильным, чем тонуть в депрессии.

* * *

— Зоя, проходи, не стесняйся. Я сейчас мигом поставлю чайник и что-нибудь на стол соображу. Ты что предпочитаешь — кофе или чай? — Полина стремительными движениями передвигалась по кухне, ставя на ходу чайник, выкладывая из шкафов и холодильника на стол сладости и закуску.

— Чаю, пожалуй. Да ты не беспокойся так, я не голодна. — Зоя присела на краешек стула, с прямой спиной, слегка напряженная, но при этом сохраняя спокойное выражение лица. Она оглядывала квартиру. Отделанная со вкусом, без оляпистых излишеств, окрашенная в спокойные тона, с затейливыми картинами на стенах и причудливыми вазами на многочисленных полках, она выдавала довольно состоятельных, но не кичившихся своими средствами хозяев. В ней было много света и много воздуха, солнечные лучи свободно лились сквозь широкие окна. Зоя невольно вздохнула, вспомнив темную каморку, в которой обитала она сама. Полина тем времени уже заварила чай и присела за стол напротив Зои.

— Угощайся, пожалуйста. Ты, наверное, порядком подустала от всех сегодняшних переживаний. Даже я успела устать! — засмеялась Полина. — Хотя я, конечно, не показатель. Мой муж меня иногда сравнивает с дохлой курицей, потому что я не выдерживаю никаких нагрузок. — она разливала чай и краем глаза взглянула на выпрямленную, как натянутая струна, спину собеседницы. — Знаешь, ты мне так понравилась там, в кофейне, мне жутко захотелось с тобой познакомиться. Сама не знаю, почему.

— У тебя тут очень красиво, — Зоя продолжала оглядывать квартиру. — Ты, наверное, очень счастливая женщина.

— Кто, я? — Полина вскинула брови. — Квартира — это не показатель счастья. Хотя я жаловаться особо не могу. Трудно сказать. У всех ведь разные критерии, не так ли? Вот ты, ты счастлива?

Зоя усмехнулась. Странный вопрос. Если бы ее, Полину, поставить в ее положение, считала бы она себя счастливой? Полина поймала ее усмешку.

— Понимаю, понимаю, о чем ты подумала. Но я имею ввиду другое, женское счастье, любовь, дети, семья… В этом плане, понимаешь?

— Не могу сказать, так как у меня ничего этого нет. Пока, я надеюсь. Поэтому я и не счастлива и не несчастна. Мне нечего оценивать. — Зоя, наконец, несколько расслабилась и стала отвечать на вопросы более подробно.

— А если дать волю твоему воображению, то что бы оно тебе нарисовало? Чего бы тебе хотелось в данный момент?

Зоя задумалась. Так многого не хватало в ее нынешней жизни, что трудно даже сразу ответить на этот вопрос. Так многого хочется и так мало реальных возможностей…

— Наверное, хотелось бы найти стабильную работу, потом скопить денег, подготовиться и поступить в институт, получить образование и найти более лучшую работу, чтобы быть себе хозяйкой, потом завести семью, детей. Да, наверное, так. — Зоя отвернулась к окну. Мечты, мечты. За окном открывался замечательный вид, пруд, небольшой парк, мини-мир внутри большого города. Из окна ее комнаты на окраине открывался вид на свалку мусора. Вот и вся разница. Она не стала говорить Полине, что в ее мечты можно было бы включить и желание однажды стать частью мира, в котором живет Полина, встать с ней на одну ступень, в один прекрасный день стать посетительницей той самой кофейни, а не ее обслуживающим персоналом. Но это казалось таким далеким, что и упоминать об этом не хотелось. Полинин голос прервал ее размышления.

— У тебя вполне конкретные мечты. Ты молодец. И не сомневайся в том, что однажды они станут реальностью. Знаешь, говорят, бойтесь своих желаний, они могут исполниться в один прекрасный день, а ты не будешь к этому готова. Я тоже раньше думала примерно так же, как ты сейчас. Хотелось карьеры, обеспеченности, хотелось вырваться из той среды, в которой выросла, дальше, выше. Но сейчас… Сейчас у меня поменялись приоритеты. — Полина замолчала. Стоило ли говорить только что приобретенной знакомой о своих проблемах? Почему-то ей подумалось, что стоит. И не просто стоит, а безумно хочется излить ей душу, поделиться тем, о чем она давно избегала говорить с кем-либо. — А сейчас у меня только одна мечта — родить ребенка.

Они проговорили очень долго, говорили так, словно давно знакомы, словно только и ждали этой минуты, чтобы обсудить наболевшее. Они были похожи на случайных попутчиков в поезде, когда думаешь, что вряд ли уже когда увидишься и открываешь всю душу наизнанку, после чего на сердце точно светлеет и становиться теплее. Уже близился вечер, и девушки словно опомнились, что они сидят у Полины на кухне и что Зое пора собираться, вот-вот придет Никита, словом, реальность снова невидимым грузом опустилась на плечи. Зоя беспокойно посмотрела на настенные часы и заерзала на стуле.

— Мне, пожалуй, пора. Уже вечереет. Да у тебя, наверняка, полно дел.

Полина словно не слышала ее. Она смотрела в окно и напряженно думала. Она вспомнила, что обещала Зое помочь с работой, но на самом деле ничего толкового ей в голову не приходило. Все связи, которые она имела и которые могли бы пригодится в данном случае, были не ее личные, а мужа, и ей почему-то не очень хотелось ими воспользоваться по Зоиному поводу. Лишний раз просить Никиту, пускаться в долгие объяснения, видеть его покровительственную усмешку — опять, мол, за благотворительность взялась… Однако отпускать ее вот так просто ей тоже не хотелось. То, что обратно в кофейню ее не возьмут, было очевидно. Нужно было найти выход. Зоя кашлянула, привлекая внимание.

— Я пойду, Полина. Спасибо тебе еще раз за помощь. И за чай. И вообще… — Зоя встала, замешкалась, не зная, как попрощаться, то ли руку протянуть, как просто знакомой, какими они являлись по времени знакомства, то поцеловать, как близкую подругу, какими они почувствовали себя за несколько часов беседы на уютной кухоньке.

— Знаешь что, — выпалила Полина. — У меня к тебе есть предложение. Насчет работы. Садись, обсудим, может тебя это заинтересует. Хотя бы на время.

Зоя села. Она уже и забыла, что именно из-за этого она и согласилась зайти к Полине. Что еще она придумала?

— Мне нужна помощница по дому. Я давно уже говорю об этом с Никитой и знаю, что он не против, даже сам поднимал эту тему. Просто как-то вплотную я этим не занималась, ну, знаешь, объявление, интервью и так далее. Но сейчас я подумала, что ты могла бы взяться за это. Как ты на это смотришь? Если тебя что-то не устроит, ты всегда можешь подыскать себе что-то лучше. Платить я буду ну уж точно не меньше, чем в кофейне. Работы не слишком много, с уборкой, стиркой помочь, иногда с готовкой. У нас гости часто, с приемами помочь тоже понадобиться, ну и все в этом роде. Ты подумаешь? — Полина и сама не ожидала, что это простое решение придет ей в голову. Она на самом деле обсуждала эту тему когдараньше с Никитой, он не был против, они даже уже однажды нанимали одну женщину на уборку квартиры, но женщина эта была откровенно неприятна Полине и у них все время шла безмолвная война. Поэтому вскоре Полина ее уволила и после этого не торопилась находить ей замену, памятуя неудачный опыт. Хотя заниматься уборкой квартиры отнюдь не являлось ее любимым занятием, не то что кулинария. В этом она находила истинное удовлетворение. Она подходила к процессу приготовления пищи не как к ежедневной ненавистной рутине, обязанности, а как к творчеству, она не просто готовила, она творила и обожала придумывать что-то необычное, экспериментировать, угощать других. Это было еще одним хобби, помимо живописи, которое, правда, Никита не слишком поощрял в качестве хобби. Он не считал, что Полине стоит заходить в этом деле дальше обычных внутрисемейных рамок. На большие мероприятия он предпочитал нанимать помощников из ресторанов или же вообще проводить приемы вне дома. Но это уже была другая история. Хотя она не была бесполезна в качестве аргумента для взятия Зои на полноценный рабочий день. Если она согласиться, конечно.

Зое не понадобилось много времени для обдумывания решения. При ее положении выбирать особо не приходилось, это раз. Полина ей нравилась, это два. Деньги нужны, это три. Об институте подумать время еще есть, это четыре. Этого было вполне достаточно, что бы Зоя ответила сразу.

— Если ты это серьезно, то я согласна, Полина. Я постараюсь не подвести. Я перед тобой в долгу за твою заботу.

— Ой, не говори глупостей, долг, какой еще долг? Расслабься! Ерунда все это. Начнешь работать пока в качестве моей помощницы по хозяйству, а потом посмотрим, может, что еще придумаем, договорились? Я, по-моему, рада даже больше тебя, что ты будешь мне помогать! — Полина не удержалась и расцеловала Зою в обе щеки. Все получалось просто здорово!

* * *

Так началась у нас с хозяйкой новая жизнь. В который уж раз я ликовал и светился надеждой, что вот теперь предсказание сбудется, что череда неудачных судеб на этом завершиться. Я побывал в руках принцесс и бедняков, прошел славу и забытье, но никогда я еще не ожидал перемен с такой страстью! Прежняя работа Зои мне вовсе не нравилась, но сказать я ей об этом, как вы понимаете, не мог, да и сделать ничего, увы, не мог. Я был не против честного труда хозяйки, но, зная, что ей, голубушке, труд этот не приносит ничего, кроме унижения и разочарований, я никак не мог радоваться. Унылое настроение хозяйки вкупе с постоянным гадким налетом жира и мыла на моих гранях просто не давали мне покоя. Я же рожден для блеска и славы, а какой мог быть блеск? И хотя у Полины Зоя тоже не в богачках ходила, а целыми днями убиралась, стирала, гладила и помогала с готовкой, все же эта жизнь отличалась от прежней. Чем? Очень просто — работу официанткой, где капризные клиенты да заносчивые менеджеры так и норовили унизить Зою, и помощь Полине невозможно было и сравнивать, хотя бы потому, что Полина очень уважала свою помощницу и всегда это подчеркивала. С такой маленькой детали начинается восход. Зоя поднялась в собственных глазах, и я был рад за нее. Хозяйка моя еще не понимала, к добру это все происходит, или нет. Она не видела, глупышка, целой картины и того, что делает очередной шажок в сторону своей мечты, но я-то знал. Мало я, полагаете, прислуги видел, вырвавшихся из сетей бедности? Правда, люди склонны думать, что мечты разбросаны по ровной дорожке — иди и подбирай. Хм, смешные они, однако….

В любом случае, я был уверен, что Полина позаботиться о Зое лучше, чем она сама могла позаботиться о себе. Мы, изумруды, чувствуем такие вещи, знаете ли…



Глава 4

Посади зернышко и оно непременно взойдет

Зоя не переставала удивляться Полининой энергии и способностям. Поля всегда являлась заядлой кулинаркой и обожала возиться на кухне, так что Зое было чему поучится у нее, так как раньше она таких блюд не то что не пробовала, но и не знала об их существовании. Она познавала различные новые продукты, ингредиенты, способы приготовления. Училась чувствовать сочетаемость продуктов, находить необычные решения для их смешивания.

— Понимаешь, в любом салате главное — это заправка. Если ты не найдешь нужные ингредиенты для заправочного соуса, то даже лучшие продукты потеряются в общей массе и ты не получишь от салата никакого удовольствия! — учила Полина Зою. Сама она познавала всякие тонкости из книг, от знакомых, но большей частью интуицией. Зоя впитывала ее советы, словно губка, сама не ожидая, что ее это может так захватить.

Вскоре Полина начала доверять ей самостоятельно готовить некоторые блюда для них самих и для гостей. Она не ошиблась в девушке — у Зои было чутье на кулинарию, умение слушать, смотреть и учиться. Кроме того, несмотря на то, что Полина частенько вела с ней задушевные беседы, словно с близкой подругой, у нее хватало такта не переходить невидимую черту между нанимателем и сотрудником, что многим людям дается с большим трудом. Никита не очень понял слишком уж явного воодушевления жены по поводу новой домработницы и ее активного участия во всем, что касалось Зои. Он-то думал, что Полина не в восторге от мысли доверить кухню кому-то постороннему, но со временем убедился, что недостаточно знает свою жену. Однако дело было не в том, что Полина передала обязанности по кухне Зое, она просто радовалась, что может вместе с подопечной познавать и учить не тому, что умела сама, открывая при этом все больше нового и для себя самой.

Никита в первое время практически Зою и не видел. Она приходила после его ухода на работу и уходила до его прихода домой, исключая те вечера, когда у них бывали гости. Девушка ему понравилась своей спокойной деловитостью, аккуратностью, немногословностью. Но главное, что его жена, по всей видимости, нашла себе в ней компаньонку и перестала донимать его просьбами о работе на его фирме.

— Я согласен прибавить этой девушке зарплату за то, что она так положительно влияет на твое настроение! — шутил Никита.

— Я не буду возражать! Она просто находка для нашего дома, — Полина и впрямь так считала. Зоя украсила ее жизнь, трудно было определенно сказать, что именно она привнесла в ее жизнь, но это «что-то» было, несомненно, хорошим. А может, просто ей нравился сам факт, что она словно лепит из Зои другого человека, а творить ей всегда нравилось. Она никогда ни за кого не была ответственна и вот теперь у нее появилась подопечная, о которой можно заботиться.

— Зоя, а давай тебе прическу сменим? Тебе не надоело ходить с длиной косой?

— Да мне так удобно, я так давно с этой косой, — замялась Зоя.

— Нет, нет, надо учиться экспериментировать! — настаивала Полина.

И он пошли в салон красоты, где Зое подобрали новую прическу, преобразившую девушку до неузнаваемости. Теперь некоторая восточность ее облика приобрела больше характер южного средиземноморья, что добавило к ее внешности еще большую изюминку.

— Посмотри на мой шкаф, вещам уже некуда умещаться! Пора заняться его чисткой. — сообщила однажды Полина.

— Разобрать вещи? — переспросила Зоя.

— Давай вместе. Некоторые вещи я уже не ношу совсем. И знаешь, что мы с ними сделаем? Мы их примерим на тебя. Ушьем, если что, переделаем, ты не против? Таким образом, и я место в шкафах освобожу и тебе гардероб обновим.

— Ой, что ты, Полина? Это совсем неудобно. Мне вполне хватает вещей. Да и куда я хожу? Зачем мне наряды?

— Зачем, это мы еще придумаем. Пока давай их отберем. Когда приладим на тебя, потом будем думать, куда тебя отправить красоваться.

Зоя, на самом деле, кроме как на работу в дом Полины и Никиты, больше никуда не ходила. Возвращаясь к себе на съемную квартиру, она второпях прибиралась там, готовило еду своей старушке и засыпала, так как дорога до Полининого дома была долгой и ей приходилось вставать очень рано, чтобы быть вовремя на работе. Она испытывала странные чувства по отношению к Полине. С одной стороны, она была ей бесконечно благодарна за всю заботу и хорошее отношение, с другой — все еще присутствовала некоторая настороженность. Что ни говори, они были из разных миров и чрезмерное сближение напрягало ее. Она изо всех сил старалась держаться границы между ними. Она боялась проблем с Никитой, так как именно это часто осложняет жизнь молодых домработниц, но поскольку их контакты ограничивались словами «Привет Зоя, как дела?», «Хорошо, спасибо», проблем даже и не намечалось. Да и потом при такой яркой и энергичной жене, как Полина, было бы крайне глупо со стороны Никиты искать приключения на стороне. Но Зоя все равно оставалась начеку.

Казалось, все наладилось и упорядочилось и дальше менять уже больше нечего. Однако, в постоянно вращающемся калейдоскопе судьбы ни одна картинка не остается без изменений долгое время. Полина, беспокойная душа, решила воплотить в жизнь еще одну идею. А началось все с ее знакомых иностранок. Она знала некоторых через Никитиных партнеров, это были их жены, они зачастую приходили к Полине на кофе, просто пообщаться, так жизнь у многих из них была не очень насыщена событиями и общение становилось важнейшей частью пребывания в чужой стране. Постепенно у них сплотилась своеобразная компания, к ним прибавились московские подруги Полины и они стали ходить вместе в театры, на выставки, словом вели активную светскую жизнь. Но на кофе они все неизменно приходили к Полине, так как она сама настаивала на этом, находя удовольствие в том, что могла угостить своих подруг чем-то новеньким. Ядром их компании были Полина, француженка Джульет, голландка Дороти и Инна. Дороти жила в России уже пят лет, ее муж возглавлял одну из строительных фирм, Джульет приехала два года назад вслед за мужем — французским консулом, консулом, а с Инной Полина была неразлучна еще со студенческих лет. Они хорошо понимали друг друга и находили в этом общении своеобразное прибежище от скуки и уныния.

— Полина, тебе пора продавать свои идеи или брать с нас деньги за дегустацию твоих шедевров! — сказала ей однажды Джульет. — В тебе явно пропадает талант. Как кулинара, так и организатора чаепитий. Моя дорогая, на Западе твои таланты уже давно нашли бы применение.

— Джульет совершенно права, — согласилась пухленькая Дороти. За пять лет она успела изучить все знаменитые рестораны Москвы. — Подумай над ее словами. Переводы, которыми ты занимаешься, явно недостаточное занятие для тебя. И потом, твои блюда составят конкуренцию кому угодно, уж поверь мне, знатоку и любителю хорошей кухни!

— Слушай, может, откроешь ресторан, Поля? — Инна, не проработавшая ни дня после окончания института «благодаря» рождению детей, всегда говорила, что Полининой энергии нужно достойное применение.

— Ресторан? — Полина подала плечами. — Никита это не одобрит. Он не считает, что на моей кулинарии можно сделать деньги. А может, просто не считает, что мне это нужно…

— О! Он просто не знает, какэто может быть выгодно! — возмутилась Джульет. — Это же такой же бизнес, как и любой другой.

— Да он просто боится, что его жена будет пропадать там все вечера, а он, одинешенька, будет дома куковать! — хохотнула Инна.

— Да брось ты, — засмеялась Полина, — я и сама не потяну, это же жуткий труд. Тут одной порцией пирожного не обойдешься. Тем более бизнес в наших условиях! Ты же знаешь, как из наших мужей этот бизнес все силы высасывает, так что это не для моей хрупкой нервной системы. Я Никиту целыми днями не вижу, мы даже отдыхать никуда не ездим, так он боится оставить свою фирму даже на неделю без присмотра. А ты хочешь, чтобы и я так же по горло оказалась занята? Я не выдержу.

— Это просто ты сама себя успокаиваешь этим, чтобы не браться за реализацию идеи. — Инна, хоть и не работала сама, никогда не одобряла то, что Полина, при ее желании работать, практически все время сидела дома. Ничегонеделание не шло ее подруге на пользу, тем более при ее проблеме с бесплодием… В таком положении надо занимать чем-нибудь мозги, а когда есть для этого возможности и способности, так зачем откладывать это на потом?

— А может, Никита боится того, что его милая женушка будет зарабатывать больше денег, чем он сам? — Дороти недолюбливала Никиту, несмотря на то, что ее муж давно сотрудничал с ним. Она считала, что от Никитиного отношения к жене попахивало некоторым феодализмом и снобизмом, хотя ни он, ни Полина этого бы никогда не признали.

— Ой, да что вы накинулись на моего мужа! Я и сама не возьмусь ни за какой бизнес, хватит мне и наших чаепитий! Вас бы прокормить. Или вы надеетесь, что в моем ресторане я вас бесплатно кормить буду? Даже и не мечтайте. По большому блатувам мои ужины будут подаваться по двойному тарифу! Если только не станете моими партнерами! А что — это идея, давайте вместе откроем заведение «Отдых для бездельниц»!

— Я, чур, главный дегустатор! — Дороти, закатив глаза, отправила еще один кусочек торта в свой пухлый ротик.

Они еще долго подтрунивали на эту тему, представляя себе, кто чем будем заниматься в воображаемом ресторане, распределяя роли и инсценируя сценки из жизни ресторанного бизнеса.

Однако смех смехом, но Полина раздумывала над словами подруг в течении последующих дней, ее зацепила эта мысль, и, зная, что мысль об открытии ресторана можно сразу выбросить в мусорный ящик, она придумала другой выход. Эта идея не должна была вызвать сопротивления Никиты, так как сочетала в себе интересы Полины заняться вплотную кулинарией и желанием Никиты, чтобы его жена вела светскую жизнь без забивания головы идеями о собственном бизнесе.

Когда Никита вернулся в один из вечеров из тренажерного зала, искупался и устроился с бутылочкой ледяного пива у телевизора, Полина, сияя от удовольствия, присела рядом и принялась нежно разминать ему мышцы шеи и плеч, то, что он особенно любил.

— Как прошел твой день, дорогой?

— Как обычно, — Никита никогда не вдавался в подробности своих рабочих дел. — Ты, я смотрю, практически не появляешься в офисе. Прямо-таки разительные перемены. С чего вдруг? — он вопросительно взглянул на жену. — То прямо умирала от недостатка работы, то вдруг вообще исчезла.

— А ты что, скучаешь там без меня? — усмехнулась Полина. — Раньше ты минуты моего пребывания в твоем офисе считал. Вот я и иду навстречу твоим пожеланием.

— Да ну! Удивительно, с чего вдруг такая покладистость? Признавайся, плутовка, что у тебя в голове творится! — Никита притянул ее за шею так, что она не удержалась и переместилась с дивана на ковер.

— Ну, если тебе интересно, то я поделюсь с тобой по большому секрету!

— По очень большому или по не очень?

— Ты опять смеешься! С тобой невозможно разговаривать! — Полина попыталась высвободиться из его объятий, однако он уже повернулся к ней и принялся расстегивать Полинины брючки.

— Я очень серьезно разговариваю. Ты продолжай, продолжай, — при этом он уже целовал ее живот, гладя ей спину, ниже и ниже…

В общем, разговора не получилось. Приняв душ, Полина вышла на кухню сделать себе молочный коктейль. Никита вышел за ней, вытаскивая из холодильника очередную бутылочку пива.

— Ты самая очаровательная женщина на свете, — сказал он, поцеловав на ходу ее плечо.

— Ты так и не хочешь послушать про мою идею? — Полина отнюдь не была противницей секса, она всегда получала от него удовольствие (Никита знал, как сделать эту часть их семейной жизни абсолютно счастливой), но она иногда несколько раздражалась, когда он пытался сексом заменить их разговоры, особенно если Полина хотела поговорить о чем-то серьезном. В такие минуты она чувствовала себя словно кукла Барби, очаровательной и привлекательной, но абсолютно безмозглой.

Никита вздохнул и уселся на стул у окна.

— Конечно, хочу, дорогая. Только не говори мне, что ты нашла очередного супер-врача. Я больше не пойду ни на какие проверки. Нам уже все сказали, что все в порядке. Если это не происходит, значит тому не время.

В глазах Полины мелькнула боль, но тут же исчезла. Она уже привыкла к таким резким заявлениям мужа. Действительно, было время, когда она металась от одного врача к другому, водила за собой Никиту, изнуряя его всяческими обследованиями, но ведь она старалась для них обоих, для их ребенка… Он не всегда понимал ее отчаяние. Отсутствие ребенка, казалось, не угнетало его настолько, как Полину. Впрочем, сейчас она собиралась говорить совершенно о другом.

— Не волнуйся, любимый, я же обещала тебе не поднимать больше эту тему. — тихо сказала она. — Я хотела поговорить совсем о другом.

Никита нежно потрепал ее по щеке.

— Ну, не обижайся, Поля, ты же знаешь, я любя. Так что там у тебя?

— Я хочу открыть «Гурман клуб». Пока у нас дома. Использовать одну из свободных гостиных, обустрою ее несколько по-другому, Зоя будет помогать мне с кухней, она чудесная ученица, у нее прекрасное чутье.

— Подожди, подожди. Я не понял. А в чем будет суть твоего клуба? — в глазах его мелькнуло любопытство — это было нечто новенькое.

— Суть в том, что избранные члены клуба, в основном из наших знакомых, иностранок, жен дипломатов будут приходить и участвовать в приготовлении определенного изысканного блюда и потом дегустировать его. Можно устраивать демонстрацию блюд разных народов, можно устраивать конкурсы, создавать призовые меню и так далее. При этом мы будем и просто общаться, как настоящий клуб. — Глаза Полины сияли от собственного энтузиазма. Она уже так и видела себя хозяйкой этого клуба. Будет изысканно, утонченно, вкусно, интересно. Чудесно, одним словом.

Никита взглянул на эту идею с другой стороны. Будучи деловым человеком, он увидел в этом расширение и поддержание полезных для него связей. Если его жена привлечет в этот свой клуб жен дипломатов, крупных бизнесменов, все это под видом домашних дружеских обедов и чаепитий, то это поможет ему выходить на нужных людей и использовать их поддержку. Ничего так не сближает, как совместные обеды и ужины и непринужденная беседа. Ни одна деловая встреча не заменит это.

— Ты молодчина! — воскликнул он опешившей от такого оптимизма Полине. — Давай! Я полностью поддерживаю. Используй ту гостиную, в которой мы практически никогда не бываем, обставь по своему вкусу, привлеки своих подруг, сделай анонс клуба, в общем — действуй!

Полина не верила своим ушам. Неужели Никита, наконец, оценил ее идею? Это же просто здорово! В голове ее закружились вихрем мириады мыслей, эскизы к дизайну гостиной, рецепты, приглашения, так много всего надо сделать!

* * *

На следующие утро она встретила Зою объятиями и кружением по комнате.

— Зоюшка, милая, мы открываем клуб! «Гурман клуб»! Теперь мы с тобой поставим это дело на нужные рельсы. Никаких тебе обедов только лишь для себя. Теперь мы с тобой будем творить в рамках клуба, со вкусом, на публику, с оценкой, словом, совместим приятное с полезным.

— И как часто ты будешь собирать членов клуба? — Зоя думала о том, что слишком частые клубные обеды могут отнимать много времени. Как она будет успевать делать остальную работу? Придется задерживаться допоздна. Но идея, конечно, интересная. Светский клуб — и она, Зоя, будет частью этого!

— Не знаю еще, ну, наверное, раз в неделю, раз в две недели. Но надо будет подготавливаться к этому, продумывать все, закупать продукты, словом, хлопот будет много. А что тебя тревожит? Зарплату я тебе повышу, так как обязанностей прибавится.

— Спасибо, — Зоя лишь благодарно улыбнулась и не стала делиться своими мыслями. Это не должно заботить Полину, это проблемы только ее, Зои.

Однако, когда все завертелось-закрутилось, дел оказалось действительно невпроворот. И Зое зачастую приходилось задерживаться до позднего вечера, это заботило ее, так как ей еще надо было успеть расплачиваться за свою комнату услугами для старушки. Полина сначала никак не могла понять, что так заботит Зою, ведь она оплачивала ей такси, когда Зоя уходила домой слишком поздно.

— Зоя, ты не хочешь поделиться своими проблемами? Ты выглядишь устало и озабоченно. Что-то случилось, чего я не знаю?

Выпытав, наконец, что тревожило Зою, и отчего она такая уставшая и не выспавшаяся, Полина предложила мужу взять Зою с проживанием.

— Никита, она мне так помогает, и она нужна мне сейчас целый день, а эта дорога, проблемы с проживанием съедают половину ее сил и времени. У нас столько комнат пустуют, ну что нам стоит выделить одну для нее?

— Ты понимаешь, что селишь к нам постороннего человека? В доме все время будет кто-то, кроме нас самих. Тебе это действительно так нужно, дорогая?

— Ну, мы не единственные такие будем. Другие же так живут, и ничего. Вот твои друзья Макеевы, например, и у итальянцев твоих тоже прислуга в доме живет. Это даже дешевле обходиться. И эффективнее. — Полина знала, что упоминание о влиятельных друзьях мужа подействует безотказно. — И потом, Зоя нам уже не посторонний, — тихо добавила она.

— Ой, вот только не надо. Не надо из домработницы делать подружку. Давай не переходить границ, хорошо? Не создавай проблем, пожалуйста. Но если уж так хочешь, то давай попробуем поселить ее здесь. Но только попробуем, о-кей? Так ее и предупреди. Если не получиться, то ей придется опять искать себе жилье.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Я переехала жить к Полине. Мне не особо понравилась эта идея, не очень то приятно жить с чужими людьми на правах домработницы, но таким, как я, выбирать не из чего. Полина — она хорошая, милая, но ведь одно дело днем, когда нет Никиты, а другое дело вечером, когда у них своя жизнь, свои разговоры. А мне остается сидеть в своей комнате, пойти-то некуда, да и не с кем. А что, если у меня самой кто появится? Что я тогда буду делать?

Но отказать Полине я не смогла. И потом — я так устала мотаться из одного конца города в другой, прислуживать ворчливой старухе, которая начала грозиться поднять квартплату из-за того, что я, видите ли, мало ей внимания уделяю. Так что нет у меня особого выбора. Что хорошо, так то, что я у Полины так многому учусь, что после такой работы мне вполне по силам будет готовить на заказ. Даже если у нас что-то не заладится, я не пропаду.

Платит она хорошо, буду жить на всем готовом, на сегодня мне этого вполне достаточно, получается и сбережения отложить и Ксении со Степаном отсылать. Глядишь, на учебу когда-нибудь скоплю. Хотя насчет учебы все смешалось в моей голове. Раньше я непременно хотела выучиться на экономиста, а теперь все чаще думаю — а зачем мне это? Цифры мне никогда не давались легко, зачем же мне голову морочить себе тем, в чем я ничего не смыслю? Да и потом, мои мечты сделать карьеру в крупной фирме сейчас мне кажутся наивными и глупыми. О чем я вообще думала, когда ехала в Москву? О какой карьере? В этом городе все разложено по полочкам. На верхней полке находятся те, кто изначально имел там теплое местечко. А такие как я начинают с самых низов, у нас нет поддержки, нет средств, нет связей, нет ничего, чтобы вскарабкаться вверх. Надо быть реалисткой и мечтать о чем-то доступном. Пока я еще не решила, о чем.

Пока поработаю на Полину, будет время подумать над этим. Правда, скучно мне здесь по вечерам, они на своей половине с Никитой тусуются, я там лишняя. Вот и решила писать дневник. Хорошо убивает время и для развития полезно. А то вот на бумаге у меня хорошо выходит, а когда говорю — так на каждом слове спотыкаюсь. Не то, что Полина. У нее все так гладко и складно. Почему одним бог дает все — а другим ничего? Нехорошо это, завидовать. Но не могу не думать об этом.

* * *

Глава 5

Если долго мучиться, что-нибудь получиться

— Доброе утро, Зоя! Я сегодня на пол дня уйду, ты подготовь все для приема гостей, как мы договорились, пожалуйста, а я к часу дня подойду. — Полина закончила подкрашивать ресницы, накинула пиджак и направилась к двери. — Тебе ничего не нужно, я в магазин собираюсь заскочить по дороге?

— Нет, ничего не надо, все есть.

— Ну, тогда чао, увидимся! — Полина послала воздушный поцелуй и умчалась.

Зоя закрыла дверь и направилась на кухню заварить чай. Она жила здесь около четырех месяцев и, в общем-то, была довольна. Довольна настолько, что забросила мысль об институте, об учебе, так как здесь, под руководством деятельной Полины, она, по ее мнению, проходила наилучшую школу, то, чему она здесь училась, она бы бесплатно нигде не получила. У Зои уже скопилась довольно пухлая тетрадка с записанными рецептами, со всеми подробностями, со всеми премудрыми тонкостями. Зоя скрупулезно записывала все, что они с Полиной готовили, вынашивая в голове план использовать все это в один прекрасный день. Как? Насчет этого у нее еще четкой идеи не было, но она знала, что эти знания помогут ей позднее в достижении своей цели — перейти на другую ступень общественной лестницы. Что для Полины было лишь развлечением в ее жизни, для Зои было возможностью вырваться вперед.

Ей отвели самую дальнюю спальную комнату, благодаря сдвоенной квартире там даже кухня была отдельная, и туалет с ванной, и телевизор, так что, когда она была не нужна Полине, а чаще всего это бывало после прихода Никиты, она удалялась на свою половину и могла иметь подобие уединения и, заодно, и им не мешать. Хотя, конечно, все равно чувствовалось, что она не у себя дома. Особенно это давал понять Никита, он все время менял тему разговора, если входила Зоя, или же, когда Полина убирала его руку со своей талии, чувствуя себя неловко в присутствии Зои, Никита красноречивым взглядом давал понять, что не в восторге от такого положения вещей и отпускал замечания типа, «я в своем доме или нет», и так далее. Никита ей определенно не нравился и она даже не могла толком объяснить почему. Вроде прямой опасности от него не исходило, но он напоминал ей затаившегося зверя, способного выжидать свою жертву столько, сколько понадобиться. Пару раз она ловила на себе его взгляд, странный такой, плоский, без эмоций, словно уверенный в себе сытый хищник разглядывает двигающуюся вокруг него дичь. Дичи нечего боятся, так как хищник сыт, но страх перед подспудной силой заставляет дичь держаться безопасной дистанции. Зоя была настороже, хотя пока никаких поводов для опасений не было, просто быть на чеку с мужчинами было у Зои в крови.

Однако в целом все шло относительно гладко и даже интересно. Работа по дому не занимала много времени, а в остальные часы Зоя помогала Полине и даже ездила с ней в разные интересные места, на выставки, в новые рестораны, словно ее компаньонка.

— Это Зоя, мой верный друг и помощница! — представляла ее везде Полина. — Можно сказать, мой заместитель по делам «Гурман клуба».

Вскоре Зою знали очень многие знакомые Полины. Их Гурман клуб пользовался бешеной популярностью. Желающих было много, и гостиная Полины иной раз не могла вместить всех желающих. Пришлось ввести входную плату, так как, чем сложнее были блюда, тем больше дорогих и экзотических продуктов на него уходило. Причем предложила это Дороти, Полине это даже и в голову не приходило..

— Полина, ты не можешь брать на себя все эти расходы, это просто глупо! Люди платят бешеные деньги в ресторанах за гораздо более обыденные и хуже приготовленные блюда, а ты не берешь ничего. Что за советское воспитание!

— Да ну, Дороти, неудобно, я же как бы людей в гости приглашаю, что же за это деньги брать? Что все скажут?

Однако, все члены клуба единодушно поддержали Дороти. Все было рассчитано так, что ни о каком доходе и речи не было, просто окупались затраты на продукты. Никиты был тоже доволен. Он скрупулезно узнавал, кто приходит к ним в клуб, чьи это были жены, чем занимались их мужья и, если это были нужные ему люди, он просил Полину, используя дружбу с женой, пригласить и вторую половину, заводя таким образом знакомства, которые потом использовал на все сто.

— Вот не ожидал, что твои таланты так благотворно скажутся на моем бизнесе! — говорил он, обнимая и целую жену. — И как тебе эта идея раньше в голову не приходила? Мои контракты проходят, как по маслу, а партнеров больше, чем когда-либо.

— Но я-то этих людей не по признаку нужности тебе приглашаю, а просто из интереса к ним самим! В этом наше отличие. Но так как ты кормилец семьи, то я за твои деловые успехи могу только порадоваться, любимый!

Полина ощущала в себе новый нотки по отношению к Никите. Любовь не прошла и не остыла, но порой она ловила себя на том, что видит его слова и поступки сквозь другую призму. Словно стекла розовых очков иногда теряют свой розовый оттенок и краски приобретают более натуральные тона. Расчетливость Никиты абсолютно во всем просто убивала. Она оправдывала это в отношении работы, но в отношении всего другого не могла понять. Иногда она и себя ощущала звеном в цепочке бесконечных уравнений в мозгах мужа. Знакомые наперебой твердили, какой он успешный бизнесмен и как удачно ведет свои дела, основываясь не на пустом везении, а на голом расчете и продумывании каждого шага. Она гордилась этим и даже не раз повторяла маме, что с мозгами ее мужа их семье никогда не грозит оказаться на мели. Но некоторые ситуации заставали ее врасплох, заставляя задуматься, так ли уж это хорошо. Как то раз она узнала, что он уволил своего заместителя, проработавшего с ним не один год. Причем не просто уволил, но и даже открыл на него дело в прокуратуре.

— Что случилось? Почему Сашу уволили? — спросила она его вечером. — Он что-то украл у фирмы?

Никита сделал недовольное лицо, как всегда сердясь, когда она пыталась выспрашивать о рабочих делах.

— Уволен — значит заслужил.

— Но как же так? Вы же так долго работали вместе?

— Это ничего не значит. Если я вижу, что мой зам мне больше не нужен, зачем мне его держать?

Полина замялась, не зная, стоит ли говорить о том, что случайно подслушала в офисе. Но в итоге не сдержалась.

— Говорят, ты что-то раскопал в его личных файлах на компьютере?

Никита бросил настороженный взгляд и нахмурился.

— Это кто уже сплетни распускает?

— Какая разница? Важно, что ты залез в его личные файлы. Это правда?

— Я вскрою любой пароль и залезу в любые файлы, если понадобиться, ясно? Я не хочу рисковать своим благополучием ради мнимой этики! Для меня существует только мои правила, на другие мне наплевать!

Он был рассержен, но не слишком. Рассержен вмешательством жены, но не ее реакцией. Ему незачем было оправдывать свои поступки, которые в итоге служат его делу.

—  Но это же некрасиво… Это как вскрывать чужие письма! И что ты нашел, что он тебя обманывает? Ворует?

— Нет. Но нашел, что он, как бы сказать, не совсем лоялен по отношению ко мне. И сотрудничает еще и с другими.

— Во вред тебе?

— Нет. Просто заработать хотел, все пальцы в рот засунуть. А я не люблю действий за моей спиной.

— А дело зачем завели?

— Мне надо его нейтрализовать, вот я и дал на него кое-какую информацию кому надо. Не волнуйся, его не посадят, просто подцепят на крючок, чтобы не дергался.

— У него семья, дети… Он твой друг… — лепетала ошеломленная Полина.

— В бизнесе нет друзей, запомни это. И давай прекратим этот разговор, ты никогда не вела серьезных дел и не понимаешь, что это такое. Если бы я рассуждал, как ты, то тоже бы сейчас готовил обеды для своих подружек.

Полина вспыхнула, но ничего не сказала. В конце концов он прав — он кормилец в их семье, а она транжира. Или это он ей внушил?

* * *

Из дневника Зои

* * *

Писать каждый день не получается. Устаю и спать охота. И настроение не всегда есть. Потихоньку привыкаю к новой жизни. С Полиной нет никаких проблем. Она славная. Все старается для меня сделать, подарила кучу своих шмоток. С собой везде брать старается. Правда, я не совсем понимаю, зачем ей это? Подружек у нее, что ли, не хватает? Зато муж ее странный. Я боялась, что приставать будет, ничего такого, слава богу, нет. Но враждебность его я кожей чую. Так и кажется, что вот обернусь — а там он стоит и наблюдает, как и что я делаю. Подальше от него надо бы держаться. Он противный и высокомерный, но надо смотреть на вещи шире, как любит говорить Полина. В конце концов, я и есть прислуга в этом доме, как бы не вела себя со мной хозяйка, этот факт не вычеркнешь, я убираюсь и готовлю и получаю за это деньги, которых скопилось уже немало. И мне, можно сказать, несказанно повезло, что я плюс ко всему, еще и учусь у Полины стольким полезным вещам..

С этим клубом нашим так все здорово получается! Мне так нравится, просто слов нет. И название-то какое — «Гурман клуб». Я еще никогда так много разных блюд не видела и не пробовала. А теперь ведь и научиться могу. Я уже и тетрадочку с рецептами завела, все туда записываю, подробно, кто знает — вдруг потом сама такой клуб открою? Ага, размечталась. У Полины денег куры не клюют и подружки все под стать, а у меня что? Но все равно интересно. Вот скоплю денег и открою кафешку небольшую. «Гурман кафе». Почему бы и нет? Уже знаю, что к чему, еще вот подучусь у Полины, а потом…

Хозяйка моя такая золотая и умница ко всему прочему, а вот с мужем ей не повезло. Денег, конечно, зарабатывает — ничего не скажешь. Но в остальном… Не любит он ее, а она не видит этого. За удобное кресло держит. Я давеча на рынок ходила за фруктами, видела его в машине с кралей какой-то, смеялись, его рука у нее на плече лежала. Я-то в сторонке стояла, а они ждали, пока парнишка им стекла протирает. Ничегошеньки я Полине, конечно, не сказала, а зачем? Не моего ума дело, но жалко ее. Хорошая, а счастья все как пузырь мыльный — на вид большое, а внутри пусто.

* * *

После некоторого напряжения, зародившегося во времена безуспешных попыток вылечиться от бесплодия, отношения между Никитой и Полиной вновь набирали обороты. И хоть беременность так и не наступала, Полина настолько была увлечена и занята своим клубом, что мысли о ребенке уже не разъедали ее мозг. Полина вновь выглядела цветущей молодой женщиной, радующейся жизни и всему, что она преподносила ей. Грусть в карих глазах исчезла, энергия била ключом, и, смотря на них с Никитой, друзья говорили, что они переживают второй медовый месяц. Конечно, чужая семья — потемки, и то, что казалось знакомым, на самом деле являлось плодом некоторых усилий со стороны Полины. Начав с тревогой замечать, что идеальный образ мужа в ее воображении дает невидимые трещинки, она с удвоенной энергией взялась за их отношения. Наличие интересного занятия в ее жизни придавало ей сил и оптимизма, а поддержка Никиты «Гурман Клуба» давало твердую уверенность, что они с мужем — единое целое, и эгоистично с ее стороны выискивать недостатки. Ведь она и сама далеко не идеальна, а он старается, как может, и все это на благо их же семьи. Начитавшись книжек по психологии о том, как надо строить свою жизнь на положительных эмоциях, она послушно следовала их советам, намеренно освобождая свои мысли от критики окружающего и концентрируясь на хорошем. При ее беззлобном сердце находить хорошее в людях и событиях не составляло труда, и в итоге жизнь ее приобрела более или менее стабильную уравновешенность, а когда все вокруг кажется прекрасным, намного проще преодолевать редкие трения с мужем, не заостряя на них внимание и не перенося их на общую картину отношений.

* * *

Зоя, несмотря на мелкие стычки с Никитой, мирно вписывалась в их жизнь, хотя Никита никогда не давал забыть, что она в их доме — прислуга. Зоя, молодец, не обижалась. Полина всегда с благодарностью думала, что Зоя старается не обращать внимания на Никиту и этим существенно облегчала ей, Полине, жизнь.

— Все-таки странная немного эта Зоя, — не уставал повторять Никита Полине.

— Да чем она странная? Просто ты не хочешь увидеть в ней человека, вот это действительно странно. — этот спор возникал частенько между супругами и Полину всегда задевало отношение ее мужа к Зое. Почему-то он совершенно не хотел посмотреть на нее другими глазами, несмотря на то, что Зоя была для Полины намного больше, чем просто домработница. Она привязалась к ней, хотя Зоя до сих пор держалась ощутимой дистанции. Эта немногословная исполнительная девушка стала для нее незаменимой помощницей и напарницей в «Гурман клубе». Без Зои это предприятие могло и не получиться настолько успешным. Слаженность в работе и безошибочная подготовка к каждому обеду были осуществимы только благодаря помощи Зои.

— Чтобы ты не говорила, а я не одобряю вашего сближения. Она мне напоминает волчонка. А сколько волка не корми, он все в лес смотрит.

— Да как ты можешь делать такие сравнения? Ужас какой-то. — Полина закусила губу и отвернулась, еле сдерживая более резкие слова, готовые сорваться с ее языка. Надо успокоится и не обращать на это внимания, твердила она себе, как заученный урок. И почему по этому поводу они все время ругались? Что ему сделала Зоя? Он практически с ней и не общается, видится изредка, чем она ему так не угодила? Полина не находила объяснения. Никита обычно достаточно лояльно относился к людям, особенно к ее знакомым, умел с юмором подходить к недостаткам других, легко сходился с людьми, а в случае с Зоей его будто подменили.

— Ладно, Поля, не будем портить себе вечер из-за домработницы. Если она тебе нравиться, на здоровье. Главное, что бы она тебя не разочаровала и не подвела в нужный момент. Ты только не привязывайся к ней слишком. Если тебе уж так хочется кого-то осыпать любовью и лаской, то я согласен стать этим объектом! — Никита заулыбался, пытаясь смягчить тему. Еще не хватало ссориться с Полиной из-за Зои. Эта гордячка вызывала в Никите раздражение одним своим видом. Если ты прислуга в доме — изволь вести себя как прислуга, а не как…. Он не находил слов, чтобы описать, как она себя вела, но ему определенно не нравилось. Даже его подчиненные на работе не держали так высоко свою голову. Каждый сверчок знай свой шесток. Зоя, похоже, шестки перепутала .

* * *

Он таких девиц в своей жизни встречал и немало. Девушки подобного пошиба обычно про свой гонор быстро забывали, как только начинали думать, что в лице Никиты им светит работа, деньги или другие блага. Он быстро обламывал их мнимую неприступность, научившись манипулировать их зависимостью от него. Чем выше взлетала кривая его успеха, чем больше власти и денег оказывалось в его руках, тем меньше сопротивления встречал он со стороны женщин, особенно тех, кто стоял на более низкой социальной ступеньке. Тем паче раздражало его поведение Зои, которая всем своим видом излучала достоинство и четко держала дистанцию. Не то, чтобы она зацепила его, как женщина, но ее позиция жутко раздражала его, а Полинина привязанность к ней только добавляла масла в огонь.

Была еще одна причина, по которой он недолюбливал Зою. С самого начала отношений с Полиной он установил границы невторжения на его территорию, и Полина научилась не совать свой нос в его дела. Перед женой у него выработался определенный стиль поведения, отвечающий, по его мнению, ее представлениям о муже, но в его жизни существовало множество разных отношений и типажей, для каждой из сторон его жизни у него был в запасе имидж, подходящий для данной ситуации. Корни этого уходили, в детство, когда, будучи маленьким мальчиком, он старательно подыгрывал родителям, вживаясь то в одну, то в другую роль, в поисках родительской любви, близости к матери и отцу, вечно враждующих, вечно ненавидящих друг друга. С тех пор он уяснил, что к разным людям требуется разный подход, твоя истинная сущность никого не интересует. Хочешь добиться успеха, играй на наивности других людей, принимающих роль, подготовленную специально для них, за чистую монету. Это давало власть, контроль, удовлетворение. До настоящего момента отделять Полину от его других ипостасей удавалось довольно хорошо. И даже наличие любовниц, которых он заводил обычно не из нужды в хорошем сексе, а из необходимости использовать ту или иную женщину для достижения определенной цели, никогда не доходило до стадии, угрожающей его семейному благополучию.

До тех пор, пока однажды он не был замечен Зоей. Глупо, конечно, было, с его стороны так открыто разъезжать по городу с той девицей, но обычно он знал, где может быть Полина, и в тех местах не появлялся, а вот маршрут домработницы он не учел, упустил. Он не подал виду, что заметил Зоино открытие, решил подождать, как она себя поведет. Она тоже не подала виду, вела себя, как ни в чем ни бывало, разве что еще большей дистанции стала придерживаться, но Полине точно не настучала. Никита судил о людях по себе. В то, что Зоя просто не считала нужным вмешиваться не в свои дела, он бы ни за что не поверил. А вот то, что она просто затаилась и выжидает удобного случая, чтобы шантажировать его этим, он вполне мог вообразить. С тех пор неприязнь Никиты к подопечной Полины приобрела то, что искала — основу. Нечто, на что он мог опереться, строя планы избавиться от нее, видя в ней потенциального врага. Открыто идти против нее он не мог, не рискуя нарваться на скандал с женой, но подспудное ожидание момента, повода для того, чтобы выкинуть изолировать ее от своей семьи, началось.

* * ** * *

Из дневника Зои

* * *

Удивительно, но после того, как я начала заниматься английским (благодаря Полине!), я обнаружила, что уже понимаю, о чем они там в клубе разговаривают. И даже что-то ответить могу, если спрашивают. Прогресс налицо. Сама себе радуюсь. Змей этот однажды услышал, как я что-то бормочу на английском, засмеялся, нехорошо так засмеялся, словно я и не способна вовсе что-то выучить. В принципе. Сказал, надо зарплату удвоить, наша домработница теперь англо-говорящая. Не забывает напомнить мне мое место. Как будто я хоть на секунду могу забыть об этом.

* * *

Недавно Полина сказала, что все в жизни происходит к лучшему. Если это так, то почему у них с мужем завести ребеночка никак не получается? Разве это к лучшему? Вроде, все у них есть, и Полина такая хорошая, почему же детей им бог не дает? Я вот думаю, может это он не заслуживает, муж ее? Не нравится он мне, и все тут. Зло от него исходит. Однажды попросили они меня помочь в его офисе с приемом одним. Если бы он знал, чего я только от его сотрудниц не наслышалась! Полине они об этом боятся сказать, а при мне не стеснялись. Гадости в нем немерено. Полина его обожает, а по мне так он на удава похож, холодный весь такой, скользкий, противный. Она не знает, какой он двуличный, он умудряется не показывать ей этого. Зачем-то постоянно провоцирует меня на то, чтобы о Полине плохо отозваться. Недавно завел песню, что жена его, мол, неуравновешенная особа. Спросил об этом под соусом, как мне с ней работается, как я выдерживаю ее перемены настроения. Думал, ирод, что я попадусь на крючок и начну о ней гадости говорить. И как только у него язык поворачивается о Полине что-то плохое говорить! Это при его-то гадких внутренностях! Он не догадывается, сколько я о нем знаю. И хорошо. Иначе бы давно меня уволил. От него все можно ожидать, это я уже хорошо поняла. Жаль, что Полина не видит этого. Это я не от зависти к их семье, нет. Мне за Полину обидно, она лучшего достойна.

* * *

Наступил отпускной период и большинство знакомых разъехались. Собрания клуба временно прекратились, решили подождать до осени. Оказавшись с кучей свободного времени на руках и полной воодушевления, Полина, к неудовольствию Никиты, вновь начала визиты к врачам. На это раз она решили предпринять более кардинальные меры и очередным шагом к беременности стала попытка завести, как говорят обыватели, ребенка «из пробирки». Они обратились в самый лучший центр, где Полиной занялась чудесная врач Людмила Алексеевна. Милая и очень внимательная к состоянию своей пациентки, Людмила Алексеевна была настроена изначально очень оптимистично, но, когда выяснилось, что организм Полины производит неспособные к развитию яйцеклетки, на попытках Полины забеременеть и выносить своего ребенка можно было поставить крест. Людмила Алексеевна, в отличии от совсем приунывшей Полины, смотрела на ситуацию иначе. Она, немедля, предложила ей еще варианты, из которых один был наиболее максимально приближен к естественной беременности. Этим вариантом было использование донора. Если Полина и Никита согласятся на этот метод, то отцом ребенка (при удачном исходе) будет по-прежнему Никита, объяснила им Людмила Алексеевна, а Полина выносит ребенка, как и положено при обычной беременности, но только вот генетической хозяйкой ребенка будет другая женщина. При этом они вправе либо использовать клетку неизвестного донора, либо предложить свою знакомую или родственницу. Во всех остальных вариантах, типа суррогатной матери и усыновления, участие Полины исключалось. Именно поэтому Полина ухватилась за эту идею двумя руками.

— Какая разница, что гены будут не мои, ведь я же фактически от начала до конца буду матерью этого ребенка, а ты — отцом. Мы не должны упускать эту возможность. Это лучше, чем усыновление, согласись, Никита! — возбуждение Полины переполняло ее. После отчаяния вновь появилась надежда. И почему ее до этого никто про это не сказал? Ведь она могла бы уже иметь ребенка, начав они все это раньше. Она все еще может родить ребенка! Никита, напротив, не был в восторге от этого.

— Зачем нам это, Поля? Неужели мы никак не можем наслаждаться нашей жизнью без этих истязаний? И еще, если и эта надежда не оправдается? Что потом?

— Потом? — взгляд Полины неожиданно стал спокойным и уверенным, — потом мы попробуем следующий шаг, который будет предложен врачами. Я не вижу дальнейшего смысла в моей жизни без ребенка.

— Это уже своего рода сумасшествие. Болезнь, если хочешь. Одержимость.

— Называй, как хочешь. Мой мнение это не изменит, ты знаешь.

Никита в итоге согласился. Ему просто хотелось поскорее закончить со всем этим, чтобы Полина, наконец, отстала от него. Вся эта эпопея уже сильно его утомила, он давно уже не хотел никакого ребенка, никаких попыток. Единственное, чего он хотел — это спокойной жизни, как раньше. Но, похоже было, что Полина не даст ему этой спокойной жизни до тех пор, пока не заполучит ребенка. Усыновление он категорически не воспринимал, еще не хватало растить совершенно чужого ребенка, приходилось соглашаться на донора. По крайней мере, в этом случае он-то уж точно будет родным отцом.

В большинстве подобных случаев пара предпочитает использовать совершенно неизвестного донора. Это намного безопаснее в том отношении, что женщина — донор лишена всякого шанса вмешиваться в жизнь ребенка. Правда, в этом случае ты никак не можешь предположить ни характер, ни точную внешность донора, так как фотографии и всякий личный контакт по процедуре исключаются. Только общие данные — рост, вес, цвет волос, глаз, национальность и так далее. Полина не хотела неизвестного донора. Почему-то ее это пугало. Она, по совету врача, все же прошлась по файлам с возможными донорами, но все это были такие абстрактные личности для нее, что она не могли морально примириться с тем, что, идя на такой шаг, она не знает, чей это будет ребенок.

Сомнения эти трансформировались в полную уверенность, когда однажды, ожидая, пока Людмила Алексеевна принесет новые файлы, Полина оказалась случайной свидетельницей разговора двух подруг, которые пришли зарегистрироваться на процедуру донорства.

— Знаешь, меня все еще сомнения гложут, — одна из девушек держалась неуверенно, даже голос у нее был тихий, невыразительный. — Все-таки, идти на такое… С одной стороны, помогаешь несчастным бесплодным, с другой — отдаешь частичку себя. А потом даже и знать этого ребенка не будешь.

— Да что тут сомневаться, — вторая девица обладала более решительным и громким голосом и несколько нахальной внешностью. — Тебе деньги нужны? Нужны. Триста баксов на дороге не валяются, подруга. Сдал — и забыл. И гуляй на здоровье. И эти ущербные тетеньки меня совершенно не волнуют, меня волнует, сколько они готовы мне заплатить.

Полину прямо-таки передернуло от услышанного. Если все доноры такие, то ее этот вариант определенно не устраивал. Казалось бы, она так страстно хотела ребенка и даже готова была усыновить чужого, а тут вдруг застопорилась. Она вбила себе в голову, что если уж идти на смешение генов Никиты с чужими, не принадлежавшими самой Полине, то ей бы хотелось знать, чего ожидать. Пусть не она будет генетической матерью, но она хотела иметь хоть какую-то иллюзию контроля над процессом. Но как выбрать женщину, если тебе не разрешают иметь доступ к их файлам, знакомиться с ними, да и что даст однодневное знакомство? Родственники исключались, потом проблем не оберешься, кто чей ребенок будут напоминать всю жизнь. Она вообще не собиралась никому, даже самым близким родственникам и подругам, говорить о том, на что решилась. Даже родителям, зачем их травмировать лишний раз. Искать среди знакомых? Тоже проблематично. Нужен человек, который совершенно точно не станет ни на что претендовать и с которым будет легко договориться. Вот именно — нужен человек, с которым можнобудет договориться!

* * *

Из дневника Зои

* * *

Мне кажется, я Полину даже полюбила. У меня никогда не было ни сестры, ни подруги близкой, ни даже матери. Она мне словно заменила их, заполнила эту пустоту. Я, в общем-то, привыкла к одиночеству, привыкла быть лишь за себя. Ведь с детства меня гноили ровесники за то, что мать меня «нагуляла». Ксения потом сказку напридумывала про это. Наивная, думала я никогда не вырасту и не пойму правды-то. Расти дочерью «гулящей» в маленьком городке не слишком приятно. Поэтому и приходилось замыкаться в себе, прятаться от злых языков. Уж лучше бы я раньше правду узнала, тогда бы выросла покрепче, позакаленнее, знала бы, как от уродливых мальчишек защищаться. А так оберегала меня Ксения, оберегала от всех неприятностей, а теперь вот не знаю, как в этой жизни с людьми общаться, где ждать зла, а где добра, где можно верить, а где в сторонку следует отойти.

Вот и с Полиной… Наверное, не стоит мне к ней привязываться. Ничего хорошего из этого не выйдет. Слишком большое расстояние нас разделяет. Хотя она все время показывает, что не замечает этого. Но я точно могу сказать, я уже к ней сильно привязалась. Так хочется, чтобы все у нее было хорошо. Она что-то опять загрустила, видно вновь о ребенке начала думать. У клуба нашего отпуск, вот она и оказалась без дел. Муж ее, похоже, не слишком беспокоиться о том, что ребеночка у них нет. Мне кажется, ему и так неплохо живется. Он ведь эгоист, каких поискать. Это Полина, бедняжка, извелась уже вся, синяки под глазами, похудела. Жаль ее.

* * *

По одной из тех необъяснимых причин, которые обычно сваливают на движение звезд на небе, так как они совершенно не подаются земной логике, Полина приняла решение, предназначенное повлиять на всю ее дальнейшую жизнь. Она решила избрать донором Зою. Человека, к которому испытывала странную и необъяснимую привязанность, не похожую ни на родственную, ни на дружескую, ни какую другую. Она не копалась в себе, не искали причины свой привязанности, она просто принимала ее, как факт, не требующий никаких обоснований. И по такой же необъяснимой причине она захотела, чтобы ребенок, которого она будет вынашивать, был не чей-то, неизвестного происхождения, а именно Зоин. Она уже представляла себе, что это будет девочка, у которой будет так заворожившая ее при первой встрече Зоина необычная внешность, и черты характера. Если есть уже человек, который так нравиться Полине, зачем выбирать кого-то еще? Она не сомневалась, что сможет убедить Зою пойти на это. Она даже согласна была заплатить ей, если потребуется. Но интуитивно она чувствовала, что Зоя согласиться ей помочь просто так, от души. А потом… Что же, об этом она пока не подумала. Еще будет время решить эту проблему. Но надо продумать любой возможный риск и предотвратить его заранее.

Предчувствуя, что с Никитой в этом вопросе возникнут сильные разногласия, особенно учитывая его негативное отношение к Зое, Полина не стала пока ему об этом говорить. Так же не стала она говорить об этом и Зое. Еще неизвестно, как она среагирует. Следовало хорошо подготовиться к разговору, продумать все до мелочей. Первый человек, с кем Полина решила обсудить свою идею, была Людмила Алексеевна.

— Вы понимаете, Людмила Алексеевна, я хочу использовать знакомого донора. — Полина пришла к ней на прием сильно нервничая, боясь оказаться непонятой.

— Ну , так в чем проблема, Полиночка? Если у вашей знакомой все показатели в порядке, то мы все сделаем. Конечно, если она согласна, — добавила она, не понимая, почему так нервничает ее пациентка. — Некоторые люди используют родственников, некоторые просто знакомых, ничего тут странного нет.

— А если она сейчас согласится, а потом решит забрать ребенка себе? Ведь она же будет знать, чьего ребенка я ношу.

— Это будет исключено. Потому что она подпишет все необходимые бумаге о согласии на донорство и отказе всех прав на ребенка в случае успеха. У нее не будет никаких юридических прав на вашего ребенка. У нас все предусмотрено, Полиночка, вы не волнуйтесь. Но ее согласие на это совершенно необходимо, — на всякий случая добавила врач.

— И все же мне не по себе от того, что она будет знать об этом. Я хочу исключить любой риск, хочу, чтобы этот ребенок был только моим и никто больше не ощущал к нему никакую причастность. Кроме мужа, конечно, — улыбнулась она.

— Но тогда вам лучше использовать анонима !

— Нет, не лучше. Я хочу знать, чего ожидать от своего ребенка, мне морально так будет легче. В общем, я клоню к тому, что хочу использовать одну знакомую, но не хочу, чтобы она в итоге знала о том, что ребенок имеет к ней отношение. Нельзя как-нибудь это устроить? Скрыть?

— Скрыть? — удивленно вскинула ухоженные брови Людмила Алексеевна. —Но, позвольте, как же мы можем скрыть это от нее, ведь ее придется пройти через множество процедур, она никак не может не заметить всего этого! — не удержалась она от иронии. Это что еще за предложение! Не хватало ей тут еще подобных странностей.

— Я, — замялась Полина, — я вас отблагодарю. Хорошо отблагодарю, — добавила она, выразительно взглянув в глаза врачу. — Вы не пожалеете, уверяю вас.

— Нет, Полиночка, дело тут не в этом, дело в том, что я никак не могу это сделать. В общем, вы решайте эту проблему, а потом приходите ко мне еще раз. Возможно, вам лучше использовать неизвестного человека, тогда не будет подобных сомнений. — довольно резко закончила разговор Людмила Алексеевна. — Всего доброго!

— Вы тоже подумайте, Людмила Алексеевна, — сказал Полина, поднимаясь с кресла. — Вы умная женщина, я уверена, что вы сможете что-нибудь придумать. Учтите еще, что моя знакомая не обладает высоким уровнем образования, так что если придумать заумную медицинскую теорию, она пройдет с успехом. Я могу заплатить вам в десять, в двадцать раз больше, чем стоит сама процедура. И это вам в руки, а не в кассу. Подумайте над моим предложением еще раз. Я вам позвоню.

Вечером того же дня на мобильный телефон Полины поступил звонок. Звонила Людмила Алексеевна. Перед этим она провела в мучительных раздумьях не один час. На следующий год ее сыну поступать в институт. Надо нанимать репетиторов, платить им, платить за поступление и потом еще за учебу, да и вообще… Зарплата врача, даже в таком крупной центре, даже при хозрасчете, оставляла желать лучшего. Да что там говорить, деньги они на то и деньги, чтобы никогда не быть лишними.

— Полина, я подумала над вашим предложением, — прозвучал в телефонную трубку ее мягкий приглушенный голос.

— Да? — Полина не задавала лишних вопросов, так как рядом находился Никита.

— Есть один вариант. Не стопроцентный, но может сработать. Надо обсудить при встрече. Приходите завтра.

— Отлично. Увидимся.

— Кто это? — спросил Никита, не отрываясь от телевизора.

— Врач, просит придти завтра для консультации.

— А зачем ей звонить так поздно?

— Мы так с ней договорились. — спокойно ответила Полина.

— Странно, — пожал плечами Никита. Впрочем, он уже устал удивляться всему происходящему.

* * *

На следующий день с утра Полина помчалась в клинику. Она была первой пациенткой в этот день на приеме у Людмилы Алексеевны, так не терпелось ей узнать, что придумала врач.

— Заходите Полиночка, доброе утро, — поприветствовала та ее.

— Доброе! — такое начало Полину обрадовало. Значит и впрямь есть варианты. — Чем порадуете?

— Я попытаюсь вам помочь. — участливо сказала Людмила Алексеевна, словно деньги тут были вовсе не причем. — Но вам все равно понадобится согласие вашей знакомой и подписание ею всех необходимых документов. Это для вашей же безопасности.

— В чем тогда разница? — нетерпеливо прервала ее Полина.

— В том, что потом мы скажем, что попытка не удалась по определенным причинам и мы решили для повторной попытки использовать другого донора, чтобы снизить риск. Таким образом, она не будет знать, что использована именно ее клетка. Понимаете?

— Кажется, да. Только… — Полина откинулась на спинку кресла и задумалась. Выглядит все идеально. При хорошем раскладе Зоя никак не узнает правды. И тогда любой риск исключается. — А как мы сымитируем неудачную попытку? И как отложим процедуру на потом?

— Очень просто. Мы сделаем, все, как положено, и удавшиеся эмбрионы заморозим. Мы так делаем, чтобы иметь запас для следующих попыток. Никакого риска для ребенка. А ваша знакомая и знать про это не будет. Понимаете?

— Да. Я думаю, это просто великолепная идея. И если все получится, я заплачу в два раза больше, чем обещала. А аванс дам перед началом процедуры.

— Но вам надо договориться с этой женщиной прежде всего. Это основной момент. А все остальное при этом будет вполне легально, комар носа не подточит.

— Я понимаю. Я займусь этим сегодня. И еще один момент — моему мужу совсем необязательно знать, о нашей договоренности. Во избежания ненужных разговоров и сомнений.

Людмила Алексеевна кивнула. Что она могла сказать? Согласившись на сделку, она потеряла право диктовать условия. Теперь она могла только следовать им.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Она снова по врачам ходит. Вчера сидела и плакала тихо на кухне. Она меня не заметила, а у меня аж мурашки по коже забегали, так жалко ее стало. Видно, плохие новости получила. Обычно она делиться со мной своими проблемами, а тут замкнулась совсем. С чего бы это? Может, я что-то не так сделала, кто знает. И муж ее нервный все время, наверное, ссорятся опять из-за ребенка. Слышу иногда, как он шипит на нее, а она вспылит на секунду, а потом опять к нему тянется. Странные они все-таки. С виду такая пара — залюбуешься, а изнутри все непонятно на чем держится. По крайней мере, мне непонятно. Наверное, только Полина и вытягивает этот брак.

* * *

Я сейчас посвободнее, книги стала читать. Опять-таки Полина снабжает. Читаешь и думаешь — какая у людей бывает жизнь! Насыщенная, яркая, не то, что моя. Как родилась серой мышкой, так живу. Хотя грех жаловаться — за этот год я столько полезного узнала, что никакая школа не научит. Только вот хочется чего-то еще, сделать нечто значительное. Это я от Полины заразилась, она вечно стремится переворот какой-нибудь совершить. У меня планы не такие масштабные, но я тоже могла бы совершить что-то более заметное, чем убирать квартиру да посуду мыть. Я все чаще думаю, что достойна лучшего в этом мире, что я ничем не хуже окружающих меня людей. Они этого не понимают, им их снобизм мешает, но я знаю, что достойна другой жизни. Однажды Полина сказала про кого-то, что вот мол, из гусеницы выросла бабочка. А может быть, это и про меня? Может, я тоже всего лишь гусеница, которая может превратиться в бабочку? Почему нет? Надо лишь немного приложить усилий, а, вернее, много усилий, очень много. Но ведь это того стоит. И я буду над этим работать. Пообещала себе.

* * *

Если вы спросите мое изумрудное мнение, то ответ меня затруднит. Я, конечно, с огромным интересом наблюдал за развитием событий. Такого поворота событий я, признаться, не ожидал. Я живу на этом свете так много лет, что привык ко всему привычному и знакомому, как мир. Эти новомодные веяния со смешиванием генов и борьбой с природой меня пугают. Хотя, во все времена было что-то новое, что настораживало и отталкивало, но современная медицина зашла так далеко, что даже мы, странники через века, не в силах осознать все последствия. Решение Полины меня и обрадовало и насторожило. Более тесное сплетение судеб моей хозяйки и Полины могло привести как к упорядочиванию вещей, так и к абсолютному хаосу. Моя изумрудная интуиция подсказывала мне, что колесо калейдоскопа вот-вот опять сдвинется и в окошке покажется другая картинка. Совсем другая. А составляющие картинки об этом и не подозревают.



Глава 6

Не все то золото, что блестит.

Как начать разговор с Зоей, Полина себе даже не представляла. Сначала она решила прощупать почву. На удачу вечером Никита ушел на деловой ужин и сказал, что задержится допоздна. Полина пригласила Зою поужинать вместе где-нибудь в уютном местечке. Они пошли в таверну, маленькую, с тихой музыкой, идеальное место поговорить. Поначалу они говорили о том, о сем, обсуждали проблемы клуба, всякие сплетни. И только когда они уже перешли на кофе и десерт, Полина решилась приступить к волнующей ее теме.

— Знаешь, врачи сказали мне, что я не могу иметь своего ребенка. — неожиданно сказала она.

— Это правда? — Зоя опешила. Она знала, что Полина вновь возобновила свои попытки забеременеть, но такого не ожидала. — А они точно все проверили? Может, есть еще шанс? Может, стоит заграницу съездить и там провериться?

— Нет, — покачала головой Полина. — Не поможет. Этот вердикт окончательный. К сожалению, но мой организм не производит нужные для ребенка яйцеклетки.

— Чего не производит?

— То, из чего получаются дети.

— А-а-а. Мне очень жаль. — Зоя не знала, что еще сказать. Ей действительно было очень жаль. Но что она могла поделать?

— Но шанс все-таки еще есть.

— Есть? Значит, не все потеряно? — в голосе Зои звучала искренняя надежда.

— Нет, не все. Я могу использовать клетку женщины-донора.

— Как это?

Полина простыми словами объяснила Зое процедуру.

— Но я пока не могу решиться. — в заключении вздохнула Полина.

— Почему?! В чем проблема? Ты же так хочешь ребенка?

— Проблема в том, что я боюсь рожать ребенка от неизвестного человека. Просто какой-то психологический страх, и все тут. А вдруг эта какая-нибудь психопатка скрытая, или еще что, чего я не знаю. Я так не могу. Из-за этого тяну пока с походом к врачу.

— А как же ты тогда сможешь все это проделать? Ну, я имею в виду, если боишься неизвестного донора?

— Вот не знаю, думаю пока. А ты бы что предложила?

— Ну, не знаю. А в каком случае ты бы не боялась?

— Если бы знала, чья это клетка. Если бы хорошо знала саму женщину, доверяла ей, симпатизировала ей. Это же будет мой ребенок как никак.

— Ну, тогда надо найти такую женщину.

— Надо. Но не всякий согласится на это. Не каждый поймет меня.

— Но почему ты так думаешь, Полина? Чего тут не понять? Любой из твоих друзей захочет помочь тебе, разве не так?

— Не знаю. Мало ли. Может, это я себя накручиваю. Но пока мне боязно с кем-то даже заговаривать. Да и вообще я не хочу об этом распространяться, ведь если все получится, то незачем будем всем подряд знать, что это, ну скажем так, не совсем мой ребенок. Ты тоже никому не говори, ладно?

— Да что ты! — Зоя обиженно выпрямилась. — Конечно, не скажу. Можешь об этом не беспокоиться.

Полина наблюдала за реакцией Зои. Та пока еще не совсем понимала, к чему весь этот разговор, но почва для размышлений была, по всей видимости, готова. Поэтому она не стала дальше углубляться в эту тему, решив вернуться к ней немного позже.

Зоя в эту ночь не спала. Она все думала о разговоре с Полиной. Интересно, как чувствует себя женщина, которой сказали, что она не может иметь детей? Наверное, это очень страшно. Хотя, смотря, какая женщина. Но Полина, с ее страстью к материнству, наверняка очень страдает. Потом она подумала о том, что надо непременно Полине помочь. И такими же необъяснимыми путями, как к Полине пришла мысль использовать Зою в качестве донора, к Зое пришла мысль стать этим самым донором. Почему? Может, потому, что она всегда чувствовала себя обязанной ей и всегда мечтала отблагодарить, может потому, что просто посочувствовала ей. По-женски, по-человечески. Заснула она уже под утро, приняв твердое решение поговорить с Полиной и предложить свою помощь.

Утром, едва дождавшись ухода Никиты, она подошла к Полине и, взволнованно схватив ее за руку, что было совершенно несвойственно для поведения Зои в отношении хозяйки.

— Полина, я думала всю ночь и решила предложить тебе свою помощь.

Полина сделала вид, что не совсем понимает ее.

— Ты о чем?

— О нашем вчерашнем разговоре. Я могу попытаться помочь тебе. Если ты этого хочешь, конечно, — покраснела Зоя.

— Боже мой, Зоя, это было бы просто идеально! Но… Ты уверена, что хочешь сделать это для меня?

— Да, — взгляд Зои был прямой и открытый. — Я была бы счастлива сделать это для тебя.

— И сколько бы ты хотела за это?

— Ты с ума сошла? После всего, что ты для меня сделала, ты можешь говорить о таких вещах? Не обижай меня так.

— Извини. Просто, если бы я не спросила, это было бы несправедливо. Мы можем пойти с тобой к врачу уже сегодня. Только… — Полина хотела бы сказать, что от Никиты она это утаит, но передумала. Это не к спеху.

— Что?

— Да так, ничего. Спасибо тебе Зоя. Спасибо, что согласилась помочь. Надеюсь, наши усилия будут не впустую. Пойду звонить в клинику!

Конечно, Полина верно поставила на простодушие Зои. Ведь та даже ни на минуту не засомневалась в правдивости Полининых слов, не почуяла никакого подвоха. Мне, при всей моей симпатии к Полине и привязанности к Зое, эта идея не совсем нравилась. Все-таки, что ни говори, а ложь есть ложь. И это всегда чревато неприятностями. Даже если эта ложь во благо. А Полина в данном случае была уверена, что ложь эта во благо. Во благо ребенка, во благо Полины, которая будет жить спокойно, и Зои, которая будет избавлена от возможных в будущем моральных терзаний.

Зоя же в данный момент чувствовала себя счастливым человеком. Не будь этой ситуации, возможно, у нее никогда бы не было шанса отплатить Полине за ее отношение. Барьер, которого так усердно придерживалась Зоя, словно треснул. Она вдруг почувствовала себя так, словно перешла с Полиной на другой уровень отношений. Намного ближе и теплее.

Продав кое-что из своих драгоценностей, Полина расплатилась с Людмилой Алексеевной. Если вдруг возникнут вопросы, можно всегда придумать что-нибудь. Зоя подходила по всем параметрам и эпопея началась.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Свершилось! Вот он, тот момент, которого я так ждала. И я его не собираюсь упускать. Я решила помочь Полине. Сама не могу в это поверить и не до конца понимаю, как это все работает, но она сказала, что врачи могут подсадить к ней мою клетку и тогда она сможет родить ребенка! Это просто чудо какое-то. И я — я могу стать часть этого чуда! Ура современной медицине! Неужели все теперь изменится? Если это получится, я, наконец, смогу отплатить Полине за все. А я так переживала, что никогда не сделаю этого. А теперь — теперь мы станем не просто подругами, мы станем по-настоящему близки, как я и мечтала. Наверное, это как когда твой лучший друг умирает, а ты спасаешь ему жизнь. Я чувствую себя именно так. Я понимаю, что это немного эгоистично с моей стороны так радоваться. В конце концов, не было бы Полининого несчастья, не было бы у меня этой возможности. А с другой стороны, почему я должны стыдится своих чувств? Ведь если у Полины будет ребенок, это же настоящее счастье, и я буду к нему причастна.

Я пью разные таблетки, мне делают уколы, говорят, все идет хорошо. Полина носится со мной, как с писаной торбой. Мне даже неловко. Я вдруг ощутила странное желание тоже родить ребенка. Наверное, это все вина тех гормонов, которые мне вкалывают. Куда мне сейчас ребенка? Вот встану на ноги, тогда и подумаю об этом. Хотя я всегда думала — если бы я оказалась на месте моей матери, как бы я поступила? Оставила ли бы ребенка при полной безнадеге? Думаю, что да. Всегда можно найти выход. Если уже зародился ребятеныш — ему надо дать жизнь. Вон как Полина мучается — а все от того, что не дает бог детей. Но ничего, теперь все будет по-другому, все изменится к лучшему. Все происходит, словно во сне. Моя жизнь еще никогда не была такой насыщенной и полной впечатлений. У меня вырастают крылья!!!!!

* * *

Полина усердно ходила с Зоей в клинику, они всем говорили, что Зоя ходит туда для моральной поддержки Полины. Никто, даже самые близкие друзья и родственники, не знали правды. Инна предлагала тоже сходить с ними, но Полина отказалась, сославшись, что сильно нервничает и не хочет никого в это втягивать. Никиту вызвали лишь однажды и больше его обещали не беспокоить. Еще его попросили подписать все необходимые бумаги. Он вел себя с таким видимым раздражением, что Людмила Алексеевна поинтересовалась, хочет ли он вообще ребенка или нет?

— Не обращайте внимания, Людмила Алексеевна, он просто уже тоже устал от всего. Мы ведь уже так долго мучаемся. — отвлекла ее Полина. — Мужчины никогда терпеливостью не отличались, правда ведь?

* * *

Все шло по задуманному плану, в итоге получили даже больше эмбрионов, чем нужно.

— Мы их всех заморозим, а потом используем три для первой попытки, и два оставим для второй. — Людмила Алексеевна была довольна результатом.

Последующие две недели Полина усиленно имитировала попытки забеременеть, Зоя смотрела на нее счастливыми и преданными глазами, молясь, чтобы все прошло хорошо. По истечении третей недели Полина вернулась домой в полном упадке и сообщила, что попытка не удалась.

— Но как же так? — сокрушалась Зоя, расстроившись до глубины души. — Ведь они все проверили, сказали, что все нормально?

— Я и сама не знаю точно, в чем там дело. Но они сказали, что на следующую попытку лучше попробовать другого донора, чтобы больше не рисковать. И я, наверное, соглашусь на анонимного. — Полина прикусила язык, увидев как искренне огорчилась Зоя. Ей вдруг захотелось рассказать всю правду, но она вовремя себя остановила. Ее цель — защитить ребенка от ненужных огорчений в будущем, и ради этого она будет молчать. Если она сейчас поддастся на эмоции, в последствии это может обернуться трагедией не только для нее, но и для всей их семьи. И даже для самой Зои.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Я — неудачница. Я — не-у-дач-ни-ца. Надо повторять себе это почаще, чтобы в следующий раз не быть такой идиоткой и не питать иллюзии. И как я могла быть такой наивной и забыть об этом? У меня трагедия. Впрочем, как всегда в моей жизни. Ничего хорошего не получается, даже когда очень этого хочется. Врач сказала, что мои эмбрионы, как они их называют, не прижились. Почему? Я задала себе этот вопрос тысячу раз. Полина не смогла ответить на него, да она и сама, наверняка расстроена, чего ее мучить еще больше. Я ничего не понимаю, я просто раздавлена. Полина как-то сразу отдалилась от меня. То ли от огорчения, то ли еще что. Не знаю. Но мне самой так плохо от всего этого, даже не могу объяснить свои ощущения. Я так искренне хотела помочь. И теперь, когда ничего не вышло — я опять никто в этой семье. Я опять ходячая швабра с тряпкой, не более. Полина никогда этого не скажет, но я же знаю! Мне никогда не выбиться из этой трясины. Сколько бы я ни старалась, сколько бы не училась у Полины всему, сколько бы не читала умных книжек, я все равно буду сидеть на том месте, на котором сижу. Мы ходим с ней по разным выставкам и приемам, но никто, НИКТО не смотрит на меня, как на равную, после того, как узнают мое положение при Полине. Никто не хамит, все предельно дружелюбны, но не более. Я понимаю, это реальность мира, в котором я живу, но я не понимаю, почему в этом мире я живу по одну сторону, а такие, как Никита и Полина — по другую. Я не понимаю. Я люблю Полину, но расстояние между нами всегда будет мешать нам. Всегда. И даже не стоит делать попытки сократить его. Я — серость, иногда мечтающая о ярких красках. Видно, я из той породы гусениц, которые так и живут всю жизнь гусеницами, подыхая в какой-нибудь склизкой луже вместо того, чтобы порхать, наслаждаясь высотой и солнечными лучами. Иначе почему я до сих пор на самой последней ступеньке шуршу лапками?

* * *

Никите Полина сказала, что первая попытка не удалась, но это нормально, у них есть еще в запасе несколько попыток.

— И что, мне опять туда тащиться? — отвращение на его лице даже насмешило Полину.

— Нет, они заморозили то, что осталось с прошлого раза, и используют это. Не волнуйся, можешь жить спокойно. Хотя, я удивлена, я-то думала, что тебе процедура сбора …ммм… материала нравится! — подразнила она его со смехом.

— Ну, конечно, особенно в больничных условиях с пробиркой в руке — я просто в восторге, дорогая! Давай лучше на деле займемся производством, может у нас даже лучше получится! — он потащил ее в спальню, стаскивая c с нее на ходу футболку.

* * *

Следующая, на этот раз настоящая попытка удалась, что было удивительно, так как обычно успех достигается со второго-третьего раза.

— Вы, я смотрю, правильного донора выбрали, Полиночка! Чтобы с первого раза и все так хорошо! Если продержимся еще пару-тройку месяцев, то можно будет совсем успокоиться.

Людмила Алексеевна смотрела на расплывшуюся в улыбке клиентку с умилением, радуясь вместе с ней удаче

* * *

Добившись своей заветной цели, Полина испытывала странные ощущения. Радость от того, что она, наконец, носит в себе ребенка, смешивалась со страхом за будущее, неуверенность в том, каким будет ребенок, будет ли какая-нибудь разница от того, что он генетически не принадлежит ей? Но, по мере того, как беременность продолжала развиваться, все негативное постепенно отступало на задний план и все ее существо заполнялось самыми обычными чувствами, присущими всем ожидающим своего желанного первенца. Всем знакомым и родственникам, и даже родителям Полины, было сказано, что попытки врачей удались и Полина теперь в ожидании их с Никитой малыша. Все, естественно, поздравляли, радовались за них, Никита вздохнул с облегчением, теперь-то его оставят в покое. Как ни странно, он пока не испытывал особых чувств к младенцу в утробе, может быть «ненатуральность» его зачатия играла тут определенную роль. Но Полина, хоть и замечала это, не особо расстраивалась. В конце концов — о ребенке всегда больше всего мечтала она, а не он, и она своего добилась. А он… Он потом полюбит малыша, ведь он же отец, родитель, и даже более настоящий, чем она! Жизнь продолжалась. Все были счастливы и довольны. Судьба вновь показало свое ласковое личико.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Полина беременна. Какое это, должно быть, счастье для нее! Она вся светиться. Она гладит свой живот, пьет витамины, читает журналы для беременных. Я рада за нее. Но я к этому не причастна. И ее поведение только подчеркивает этот факт. Нет, ее отношение ко мне не стало хуже, но появилась некая отстраненность. Или она слишком увлеклась своим положением, которого так долго ждала, или ее интерес ко мне пропал, как бывает, когда игрушка надоела и больше не нужна. Теперь у нее есть новый объект внимания, и вся ее энергия уходит туда. А я? Я в этом мире всем чужая.

Недавно Полина принесла ультразвуковой снимок ребеночка. Он такой крохотный, но уже все различимо — ручки, ножки, все это видно, удивительно, такой крошечный и хрупкий, что дух захватило. Я вдруг подумала, а если бы это был ребенок из моей клетки, моя частичка, мой малыш? Чтобы я почувствовала? Мучилась ли бы от того, что не я его ношу? Что отдала другому человеку? Ведь получилось бы, что я сознательно отдала своего ребенка в чужие руки.

Вот что, Зоя, сказала я себе сегодня, это очень даже хорошо, что ты не имеешь ко всему этого никакого отношения. То, что это не мой ребенок — лучше для всех нас, и в первую очередь для меня. Я подумала, что я, возможно, пожалела бы о своем решении, если бы увидела малыша, выросшего из части меня, без права любить его, как своего. Пусть лучше мы не будем так близки с Полиной, как мне того хотелось, это все же лучше, чем терзания всю жизнь по поводу ребятенка. Хочешь спать спокойно, сказала я себе, живи обычной жизнью и не лезь во всякие дебри, в которых ты не разбираешься.

Еще и муж ее, змей, добавляет проблем. Я его только так про себя и зову — змеем. Он и впрямь на него похож. Все высматривает, вынюхивает что-то, а что — не пойму. Я в их отношения не лезу, всегда в сторонке от них держусь, чего он опасается? Так и не могу понять. Какой от меня может быть вред? Мне все время кажется, что он поджидает, когда же я глупость какую-нибудь совершу, что бы Полине доказать, что я идиотка. То заметила, как он чеки от покупок внимательно просматривает, проверяя мои расходы, то, словно нарочно, крупные суммы денег на виду оставляет или драгоценности. Однажды всполошил весь дом, что его часы крутые пропали. Все кричал, что эксклюзивная серия и так далее. Конечно же, тень на меня упала. Я к нему подошла и напрямую сказала, что не брала часы. Полины рядом не было. А он вдруг говорит: «А если я докажу?». Я вспыхнула, но и разозлилась не на шутку. Сказала, что тоже смогу доказать. Имела в виду свою невиновность. А он отчего то побледнел, глазенки сузились от ярости, затрясся аж. Прошипел, что я с огнем играю и ушел. Вечером того же дня часы нашлись. После этого мы с ним вообще не общаемся, а мне так и лучше. Хотя до сих пор не поняла, с чего он так взбеленился.

* * *

Собрания Гурман клуба возобновились. Полина не сбавляла энтузиазма, беременность протекала нормально и не отнимала, а прибавляла ей сил. Через несколько месяцев Людмила Алексеевна сказала, что теперь уже риск минимален, все показатели прекрасные и Полина в ней уже не нуждается.

— Если что — сразу звоните, Полиночка, желаю вам удачи!

— Спасибо. Думаю, теперь все получится!

Они рассчитались и расстались довольная каждая по-своему. Тайне происхождения малыша ничего не грозило.

Полина чувствовала себя прекрасно и Джульет решила предложить ей съездить с ней в Париж, развеяться.

— Почему бы тебе не смотаться со мной во Францию? — сказала она ей на очередном клубном обеде. — Хотя бы на две-три недели, а потом уже приедешь и будешь сидеть безвылазно дома вплоть до родов. Еще вспомнишь свой беззаботный отпуск без детей, поверь мне. Врачи тебя отпустят? У тебя же все нормально, насколько я знаю?

— Врачи-то отпустят, я думаю, но… Никита вряд ли сможет… — замялась Полина.

— А я тебяприглашаю, тебя одну, я знаю, что твой муж ни сам не ездит отдыхать, ни тебе не дает, работает, как проклятый. Разве так можно? Работа дается человеку, что бы обеспечивать радости жизни, а не для того, чтобы стать этой самой радостью. При таких доходах сидеть дома — это преступление. Ну, досуг Никиты — это не мое дело. Но ты — о тебе я забочусь больше, чем о твоем драгоценном муже. Тебе нужна перемена обстановки. Поживешь у меня, у нас просторный дом под Парижем, тебе будет уютно. Я тебе покажу кучу интересных мест. А уж так делать шоппинг, как это вдохновенно делаю я, никто не умеет! Плюс — попробуешь новые французские блюда, тебе ведь это интересно? Тебе страшно повезло, что нет токсикоза и ты можешь есть все, что хочешь.

— Я подумаю, — неуверенно сказала Полина, — я никогда так надолго не уезжала от мужа. Разве что с мамой на две недели в Турцию ездили…

— Турция с мамой и Париж со мной — это несравнимые вещи, дорогая. Абсолютно несравнимые! Я заказываю билеты на следующей неделе, дай мне знать о своем решении.

Никита, как ни странно, был совершенно не против, и даже очень поддержал идею.

— Конечно, езжай. Лето под Парижем — классно проведешь время! Завидую! Если бы я мог тоже оторваться от дел, но ты же знаешь… — виновато добавил он.

— Знаю, дорогой, поэтому и не настаиваю, хотя очень не хочется без тебя, — про то, что Никиту никто и не думает приглашать, она не стала упоминать.

— А врачи тебе разрешат, это не опасно в твоем положении?

— Я посоветуюсь, но думаю, что все нормально. Я не первая и не последняя, кто путешествует при беременности. Да и потом —я же ненадолго. Тяжестей обещаю не таскать! — Полина торжественно приложила руку к сердцу, словно произнося подобие клятвы. Никита рассмеялся и обнял ее.

— Ты уже становишься похожа на колобка, высокого такого рыжего колобка!

— Бессовестный! Издеваешься! Тебя бы на мое место, ты бы стал похож на беременного … — она запнулась, подыскивая подходящее сравнение, — на слона! И хобот слоненка уже показался! —

— Один ноль в твою пользу, сдаюсь! — Никита поднял руки вверх и незамедлительно опустил их к ней на плечи, обнимая. Хорошее настроение жены — это вещь, подумалось ему. Она не зря так хотела ребенка — беременность настолько изменила ее к лучшему, вернув и хорошее настроение и веру в себя, как в женщину, что он готов был забыть все эти страдания с врачами ради спокойствия в семье.

Оставалось решить, что Зоя будет делать в Полинино отсутствие. Полина все не могла решить, отправить ли ее в отпуск или оставить дома. В принципе, она могла бы навестить своих, у нее ведь где-то бабушка с дедом живут. Хотя для Никиты надо готовить и следить за домом… Кто-то же это должен делать, один он не справится. Зная его неприязнь к Зое, она побаивалась, что они перегрызутся. Но если Зоя не будет лезть на рожон, возможно, все и обойдется. В конце концов — всего лишь месяц!

— Зоя, я, наверное, скоро уеду на недельки три с Джульет во Францию.

Зоя вопросительно смотрела на Полину в ожидании продолжения.

— Вот, не знаю, что ты будешь делать. С одной стороны, тебе тоже нужен отпуск, с другой — Никита один не справиться. А ты, наверное, своих хотела бы навестить, да?

— Своих? — Зоя задумалась. Она исправно отправляла деньги Ксении, иногда звонила, не вдаваясь в детали, но ехать туда… Нужно ли ей это? Что она там будет делать? Хотя… Оставаться тут с этим змеем Никитой тоже не казалось шибко привлекательной перспективой, но своего угла у нее не было. Правда, можно записаться на компьютерные курсы, о которых она давно мечтала, и ходить туда по вечерам. Днем все приготовить, а вечером уходить. Так они вообще видеться не будут. — Я, пожалуй, здесь останусь, Полина, если ты не против. — произнесла в итоге она. — Только вот… — она замялась.

— Что? Ну, говори?

— Я бы хотела походить на компьютерные курсы, если можно. Днем я все буду по дому успевать, а вечером — на курсы.

— Ну, конечно можно, какой разговор! Вечернее время — это твое законное время. Я вообще удивляюсь, почему ты так редко выходишь из дому. Прямо синий чулок! Хорошо хоть, несколько месяцев на английский походила, базовый запас набрала, а так вообще бы со скуки померла, как монастыре! — Полина засмеялась. На курсы английского Зою сподвадила она. И даже оплатила. И хорошо сделала. Теперь Зоя вполне сносно могла изъясниться с ее гостьями иностранками. Да и вообще, знание еще одного языка никогда не повредит. — Ну, решено, значит. Пора делами заниматься!

Дни пролетели с удивительной быстротой и вот уже и время отъезда подошло. Полина была в восторге и не скрывала это. Даже тот факт, что ей приходилось оставлять Никиту, не омрачал ее радости. Еще бы — Париж! Музеи, кафе, фонтаны! Французская кухня! Разве может хоть что-то убавить радость ожидания встречи со всей этой прелестью? Никита не смог проводить ее в аэропорт, поскольку как раз в это время проходила важная встреча с партнерами. Он хотел послать ей шофера, но Джульет пообещала заехать за Полиной по дороге в аэропорт. Так и сделали и к вечеру этого дня они с Джульет уже спускались с трапа самолета, вдыхая Парижский воздух…

* * *

Из дневника Зои

* * *

Полина уехала в Париж. Как бы мне хотелось уехать вместе с ней! Бросить все, уехать, увидеть мир, сменить обстановку, вырваться из рутины! Ага, мечтать не вредно. Осталась я тут, записалась на курсы компьютерные. Интересно ведь и пригодится потом. Буду заниматься и английским. Время пролетит. Домой к Ксении не захотела ехать. Что мне там делать? Дыра она и есть дыра. Да и мне хвастать особо нечем пока. Уехала учиться на экономиста, карьеру делать, а сижу в домработницах уже вон сколько. Честно говоря, в основном из-за этого и не поехала. Стыдно. Вот когда добьюсь чего-нибудь стоящего, тогда и поеду. Когда будет, что рассказать, чтобы увидели, что не зря я их бросила и упорхнула, что не пустыми были мои обещания достичь лучшего. А ведь я еще обещала их сюда вытащить. Какой там! Самой жить негде, куда еще Ксению со Степаном. Да и кто знает, сколько я здесь еще проработаю. Все ведь зависит от Полины и наших с ней отношений. А когда не от себя зависишь, то и планировать ничего нельзя. Надо так сделать, чтобы зависеть только от себя самой и на свои силы полагаться. Вот тогда мне чужое настроение уже будет безразлично. Боже, как я об этом мечтаю! О своем — своем угле, своем деле, своей независимости! Не подделываться под чужих, не бояться косых взглядов, не избегать лишних столкновений, как это сейчас происходит с Никитой. Я так устала от своего положения прислуги, меня гнетет и унижает моя жизнь, мне надоело. Но надо признать — я хочу независимости, но я ее все еще боюсь. Вот поэтому я пока еще там, где я есть. Надо перестать бояться. Надо решиться на прыжок.

* * *

Так же, как в тот день, когда я увидел Полину в первый раз, я почувствовал своим изумрудным сердцем, что меня с ней непременно что-то свяжет в этой жизни, так и в тот самый момент, когда Полина начала носить в себе зачатки новой жизни, я почувствовал, что вот он — поворотный момент. Я ощутил связь с этой зарождающейся жизнью. Как, почему и каким образом мы окажемся связанными — я еще не знал. Просто, как всегда моя интуиция забегала вперед реальных событий. Оказавшись по загадочным причинам связанным с малышом в утробе, я как-то немного ослабил свою связь с Зоей, моей настоящей владелицей. И, каюсь, ни к чему хорошему это не привело. То, свидетелем чего я оказался в отсутствие Полины, заслуживает самого пристального внимания, но — всему свое время, и место этой истории — чуть позже. В калейдоскопе судьбы колесо вертится то быстро, то медленно, картинки могут казаться не связанными друг с другом, но на самом деле компоненты одни и те же.



Глава 7

Тяжело ходить по краю пропасти в тумане

Дни в Париже пролетели, как одно мгновение. Чего же еще можно было ожидать от великолепного отдыха? Полина возвращалась переполненная впечатлениями, с новым чемоданом, купленным специально для того, чтобы вместить покупки, посвежевшая, в прекрасном настроении и с целым запасом новых рецептов и идей для «Гурман Клуба». Теперь она будет делать все совершенно по-другому. Она встретилась там, с помощью Джульет, с организаторами нескольких клубов подобного рода, узнала, как они работают, что организовывают, и как можно использовать клуб для реализации различных акций. Столько возможностей впереди! С помощью Зои они совершат переворот вкусов в Москве! Может быть, даже придется снять отдельное помещение для этого. Планов — громадье!

Однако, по возвращении ее ожидал неприятный сюрприз. И даже два. Во-первых, пока ее не было, Никита подвергся нападению. Прямо около их подъезда, когда он возвращался домой после работы, на него напал с ножом неизвестный порнишка с намерением взять кошелек, часы, в общем, банальная попытка ограбления. На удачу, из подъезда в это время кто-то вышел и грабителю пришлось делать ноги, но он успел все же полоснуть Никиту ножом по руке. Никита даже и заявлять не стал в милицию, так как не особо верил в то, что грабителя найдут, тем более он и украсть-то ничего не успел. И хотя шрам на руке остался довольно видимый, можно сказать, что в целом все обошлось.

Второе неприятное известие было куда более болезненным для Полины. Исчезла Зоя. Бесследно. Никто не знал куда. Никита сказал, что просто-напросто в один прекрасный день она не вернулась домой и больше не появлялась. Полина была возмущена спокойной реакцией мужа на это исчезновение.

— Никита, но ведь с ней могло что-то случится? Ты не стал заявлять в милицию?

— Поля, конечно, я поинтересовался у них, что делать в таких случаях, но мне сказали, что Зоя — взрослый человек, перед нами никаких обязательств не имеет, а потому может уехать, куда ей вздумается. Никто и не подумал ее искать!

Полина растерянно хлопала глазами.

— Как же так? Да не могла она просто так исчезнуть. Если и хотела бы уехать, или работу сменить, меня бы дождалась. Ни за что не поверю, что она настолько наплевательски к нашей семье относилась. Вот так вот исчезнуть, не дождавшись моего возвращения, не позвонив, не оставив даже записки…

* * *

— Я же тебе говорил, что волк всегда в лес смотрит. Нельзя ей было доверять, — «успокаивал» ее Никита.

— Она же ничего не украла! — все еще пыталась защищать ее Полина. — Если даже и ушла, то каждый человек имеет право на устройство личной жизни. Может, просто она тебе не могла рассказать всего. Я не могу обвинять человека, не выслушав.

— Вот именно. А выслушать у тебя нет возможности, так как она просто сбежала, исчезла, и это непорядочно с ее стороны, прежде всего, по отношению к тебе. После всего, что ты для нее сделала!

— Она для меня сделала не меньше, не забывай этого! — Полина пыталась скрыть за повышенным тоном свое огорчение. Конечно, Зоино исчезновение расстроило ее. Она не знала причин, но Зоя могла бы написать письмо и обо всем рассказать. Но перед Никитой она не хотела показывать свое огорчение. — Она мне помогала на протяжении всего года, и помогала немало!

— Поля, любимая, я знаю, ты очень расстроена, но придется просто забыть это, как неприятное происшествие. Переверни страницу и забудь. Тем более, тебе нельзя сейчас нервничать, сама прекрасно знаешь, побереги свое здоровье, родная. — Никита обнял ее и прижал к себе. — Давай, я тебе вина налью, расслабит тебя немного. Немножко красного можно, правда ведь? А потом сходим куда-нибудь, отвлечемся.

Полина кивнула и дала себя успокоить, словно ребенка. Но это была лишь реакция устрицы, прячущейся в скорлупе от проблем внешнего света.

Последующие недели Полина ходила, словно в тумане. Все-таки она не могла так просто перевернуть страницу и забыть Зою. Беспокойство не отпускало ее. Если допустить, что Зоя действительно просто ушла, то это было слишком подло. Она так верила в нее, так хотела с ней сблизиться, что пошло не так? Почему это не сработало? Неужели Полина что-то упустила в их отношениях? Никита сказал, что она уходила по вечерам неизвестно куда, но были это компьютерные курсы или что-то другое, он не знал. Он практически ее не видел, только иногда слышал шум на ее половине, зная, что она там. И самое обидное, что Полина даже не знала никаких ее знакомых, не знала, где искать ее бабушку с дедушкой, не знала, через кого можно разузнать о Зое хоть что-то. Вроде бы, они столько времени провели вместе, а получается, что толком Полина ничего о Зое не знает. Подруги успокаивали, как могли, хотя все единодушно соглашались, что это не очень красиво со стороны Зои так поступить с Полиной.

— Она могла бы кому-нибудь из нас позвонить, телефонная книжка всегда у нее под рукой, сколько раз она нам звонила по поводу обедов в клубе, — возмущалась Инна. — Что за дела такие неотложные, которые не могли пару недель подождать, что бы сделать все это красиво, а не так, извини Полина, по-свински. Других слов не нахожу.

— Ничего не могу сказать, потому что ничего не знаю. — Полина отвечала, словно заученный урок. Не имея в голове собственного объяснения, какое объяснение она могла дать другим?

Дороти попыталась использовать свои связи и узнать через авиакомпании, улетала ли куда девушка по имени Зоя Солодцева из Москвы. Но запрос и ничего не дал.

— Может, она замуж вышла и улетела за рубеж под другой фамилией? — предположила Инна. — А может, поездом пересекла границу, теперь трудно будет вычислить.

— Да не думаю я, что она могла так быстро замуж выйти. За пару недель найти себе жениха, выйти замуж, уехать, слишком все это сложно. — Полина просто отказывалась в это верить. — Да и потом, почему вы решили, что она непременно замуж вышла? Мало ли какие дела могли возникнуть. Может, с родными проблемы, всякое бывает.

— Это не повод не оставить записку и не позвонить.

— Хочешь, я через посольства попробую разузнать? — предложила Дороти. — Джульет попросим, она поможет.

— А зачем? Не надо. Да и маловероятно, что она уехала за границу. На какие деньги? Что бы там не произошло на самом деле, раз она решила перестать работать у меня, это ведь ее право, правда? — грустно улыбнулась Полина. — И не будет больше эту тему мусолить. Если что-нибудь проясниться, то мы об этом услышим не последние.

Но на самом деле Полина не успокоилась. Она отказывалась верить в бегство Зои. Случиться могло всякое. Если она по вечерам, как говорит Никита, ходила на курсы, то на нее могли напасть, избить, да что угодно могло случиться! Она вновь обратилась к мысли об обращении в милицию.

—Никиточка, милый, нам стоит проверить еще раз. Надо хотя бы найти телефон ее родных, позвонить им, узнать, знают ли они что о ней. А вдруг беда с ней приключилась? А мы и не знаем. Нельзя так руки опускать. Мы с самого начала про нее плохо подумали, а вдруг это не так? Вдруг она где-нибудь в больнице сейчас лежит и некому даже о ней позаботится?

Никита посмотрел на жену с сомнением.

— А что она не может позвонить из больницы, если она там?

— Но мы же не знаем, в каком она состоянии. И вообще…

У Полины навернулись слезы.

— Что?

— Может, надо и…и морги обзвонить, я думаю. На всякий случай.

— А знаешь, возможно, ты права. — неожиданно согласился Никита. — Надо проверить и эти варианты, что бы совесть была чиста. Я займусь этим.

Полина крепко обхватила его за шею.

— Спасибо! Спасибо, что понимаешь.

Никита прижал жену к себе, но лицо его приобрело несколько странное выражение. Словно он обдумывал нечто важное, но не совсем понятное ему.

— Оставь мне эти заботы, — ласково сказал он. — Тебе в твоем положении ни к чему лишние волнения. Я подключу знакомых из «органов», они попытаются разузнать что-нибудь.

Никита сдержал обещание. На следующий же день он рассказал Полине, что родственников Зои нашли, но они ничего не знают об ее исчезновении. Сказали, что звонит она им редко, а потому они даже не знают, где она сейчас. Потом он попросил у Полины ее фотографию.

— Если будем связываться с больницами и моргами, надо бы ее фото иметь, иначе как они ее опознают?

Фотографий Зоиных имелось предостаточно и он начал поиски. Полина беспокоилась все больше и больше. Если родственникам Зоя ничего не сообщила, то, значит, никуда далеко она уехать не могла. Но тогда что случилось?

Через пару дней Никита пришел домой необычно тихий и расстроенный. У Полины сжалось сердце — ничего хорошего его настроение не предвещало. Он сел рядом с ней, обнял и стал гладить по голове, словно готовя к ужасной новости.

— Любимая, ты только постарайся не воспринимать все слишком близко к сердцу.. — начал он неуверенно.

— Что случилось? Это про Зою, да? Что-нибудь плохое?

— Да, любимая. Зоя мертва. — он вздохнул, как перед прыжком с высоты. — Она попала в морг еще в тот день, когда исчезла. Ее сбила машина. Они держали ее какое-то время, но так как никто не искал ее, они просто похоронили ее в общественной могиле.

Полина похолодела. Она была готова к неприятным новостям, но не к такому. Зоя мертва… А они все думали о ней плохо, она, Полина, позволяла знакомым обсуждать ее! Ее похоронили, как бомжа, как человека без имени и семьи… Что может быть хуже?

— Полина? — Никита обеспокоено смотрел на жену. — Ты в порядке? Может, выпьешь успокоительное?

Полина покачала головой. Она не была «в порядке». Как можно быть « в порядке» , если Зоя умерла? Она была в шоке. Зоя умерла. А они даже не потрудились найти ее, изначально приняв идею о ее побеге. Поверить в плохое о человеке всегда легче, чем принять на себя ответственность за него. Какие же они все снобы, бездушные, толстокожие, слепые снобы, смотрящие на все только со своей колокольни! Если бы это была сестра, близкая подруга, любой из них бы засуетился с первой же секунды, нашли бы все возможные средства, чтобы разыскать пропавшую. Никто бы не успокоился, пока поставили бы точку в розысках. Но когда дело коснулось домработницы — тут другое дело. Тут все резко стали глухи и слепы, кинулись осуждать, строить нелепые предположения, все, что угодно, кроме реальных действий, кроме поисков, кроме тревоги и заботы, человеческого отношения. Боже, как теперь жить с таким грузом на сердце? Она положила руки на живот. Твоя настоящая мама умерла, малышка, подумала она, мысленно обращаясь к ребенку. Теперь у тебя осталась только я. Прости, я не хотела, чтобы вышло все именно так. Я люблю тебя. Ты никогда не узнаешь о своей потере. Ты никогда не пожалеешь, что я досталась тебе в мамы. Я сделаю все, чтобы ты была счастлива.

* * *

— Я пойду, полежу. У меня кружиться голова.

Полина тяжело встала, поддерживая поясницу, и пошла в спальню. Там она легла на кровать, свернувшись калачиком. Когда Никита вошел следом, она закрыла глаза, давая понять, что слишком устала для разговоров. Он вздохнул и тихо вышел. Выйдя на кухню, он достал из шкафа начатую бутылку виски, налил себе полстакана и осушил залпом. По его лицу было непонятно, то ли он сильно расстроен, то ли злиться по какой-то причине. Он еще долго курил у окна, залил в себя еще виски, не закусывая, и все размышлял о чем-то, сдвинув брови. Когда ночью он на цыпочках вошел в спальню и лег, не зажигая свет, Полина, не поворачиваясь к нему, вдруг спросила без тени сна в голосе:

— Кто-нибудь должен сообщить ее семье. У меня не хватит на это сил.

— Я позвоню завтра же, не волнуйся. Мы вышлем им справку о смерти и соболезнования. Не надо так убиваться, Поля. Мы ничего бы не смогли сделать. Это не наша вина.

Полина ничего не ответила. Неизвестно, сколько она еще пролежала, неподвижно, не смокнув глаз, но утром, когда Никита уходил на работу, она еще крепко спала.

Последующие дни Полина несколько замкнулась, словно переживала свое горе наедине с собой. Никита старался не затрагивать эту тему, видя, что жене это доставляет такую боль. Она, конечно, сообщила новость подругам, но дала понять, что пока еще морально не готова обсуждать произошедшее.

В один из таких дней Полина, наводя порядок среди своих коробочек с украшениями в столе, обнаружила синий бархатный мешочек, потертый местами, явно не новый и совершенно точно не принадлежавший Полине. Она осторожно раскрыла его и высыпала содержимое на свою ладонь. Из мешочка выпало простенькое колечко с зеленым прозрачным камнем.. Полина, конечно же, его сразу узнала. Ведь Зоя носила свое кольцо постоянно и не раз рассказывала Полине про семейную легенду, связанную с этим кольцом. Полина побледнела, словно получила весточку с того света. Повертев кольцо в руках, она еще раз заглянула в мешочек. Там оказалась крошечный кусочек бумаги, который гласил: «Это мой подарок для ребенка, которого ты родишь. Зоя.»

И все. Ни слова больше. Полина уставилась на странный дар и не могла найти ему никакого объяснения. Когда Зоя успела написать эту записку? Почему она это сделала? Кольцо для ребенка. Это подарок мог значить так мало и так много. Это могла быть простая благодарность, но тогда почему Зоя решила сделать это так, втихую, почему не вручила в руки самой Полине? Подобные подарки не прячут среди личных вещей, а передают из рук в руки. Ведь не могла же Зоя знать о предстоящей трагедии? А если у этого кольца другое значение? В ее сердце закрался страх, что Зоя каким-то образом узнала реальную историю Полининой беременности и исчезла именно из-за этого. А вдруг ее смерть не была случайностью? Лоб Полины покрылся испариной от страха. Но потом она подумала, что если бы это было так, Зоя, скорее, не стала бы делать глупостей, а непременно захотела бы увидеть родившегося ребенка Ничего не понимая, она вертела кольцо перед глазами. Этот подарок не вписывался ни в одну из версий, если только… Если только смерть Зои была не простой аварией, а преднамеренным убийством и она каким-то образом знала о нависшей угрозе. Но кто мог желать Зоиной смерти? И почему? Зоя не была вовлечена ни в какие опасные дела, не владела никакой информацией… Разве что, кроме врача и Никиты, Зоя являлась единственным человеком, знающим о том, что ребенок Полины не является ее в полном смысле этого слова. Но и тут шантажировать Зою некому. О ее причастности к ребенку не знал даже Никита. А может быть, это Зоя узнала как-нибудь об этом и попыталась шантажировать Никиту? Вполне возможно. Но тогда получается, что Никита виноват в ее смерти? Нет, это невозможно. Ее муж не способен ни на что подобное. Но на всякий случай Полина узнала у Людмилы Алексеевны, не интересовался ли кто ее случаем, но та поспешила заверить, что нет.

— Никто, кроме вас, родителей, не имеет права на доступ к этой информации. Так что можете не беспокоиться. А уж от меня точно никто не узнает, мне ведь не нужны проблемы, сами понимаете.

Перебрав в уме все возможные и невозможные варианты, она решила Полина показала кольцо и записку мужу.

— Не могу понять, почему она сделала это.

Никита пожал плечами.

— Я тоже не знаю. А больше там ничего не было? — Никита заинтересовался не столько кольцом, сколько запиской.

— А что там еще должно было бы быть?

— Ну, не знаю. Может, письмо или еще что.

— Нет, ничего. Я тоже удивилась. Она тебе ничего не говорила о своем намерении оставить мне кольцо?

— Нет. Да мы с ней практически не общались, ты же знаешь. Я ее и не видел, разве что иногда. Это все очень странно, Поля. Я всегда говорил, что Зоя странная девица. Этот ее жест еще раз подтверждает мои слова. Я бы посоветовал тебе пока не трогать это кольцо. Кто знает, почему она сделала это.

— А я и не собираюсь. Это же для ребенка. Подрастет — передам по назначению. Но я боюсь, а вдруг это как-то связано с … с ее смертью?

— Как кольцо может быть связано с ее смертью под колесами машины? — Никита посмотрел на жену, как на умалишенную.

— Ну, вдруг это не была случайная смерть… — Полина запнулась. Язык не поворачивался высказать свои подозрения. Это действительно было похоже на паранойю, а не здравый смысл.

— Полина, тебе надо отдохнуть, любимая. А то у тебя уже крыша едет от всей этой суматохи.

— Это не просто суматоха, Никита, это смерть близкого нам человека! И это кольцо несет какой-нибудь смысл! Я не понимаю твоего равнодушия!

— А я не понимаю, зачем тебе надо копаться в жизни человека, которому уже не ничем не поможешь! Ну, согласись, Поля, что вряд ли ты сейчас сможешь понять, зачем эта Зоя оставила тебе свое кольцо. Но делать из мухи слона я бы тебе не советовал.

Полина пожала плечами, давая понять, что не согласна с этим, но спорить прекратила. Никита как-то странно посмотрел на жену, из чего Полина сделала вывод, что он списывает ее нервозность на беременность и не принимает ее слова всерьез.

* * *

Дни побежали дальше. Жизнь продолжалась, хотя и не так, как раньше. Задор у Полины в отношении «Гурман клуба» прошел. Интерес к общению тоже поубавился. Она сосредоточилась на своей беременности и решила полностью посвятить свое время здоровью себя и малыша. Сославшись, что массаж, бассейн, гимнастика, посещение занятий для беременных занимают все ее дни, она практически престала принимать участи в других мероприятиях. Сосредоточившись на своем мирке, она словно потерял интерес к миру окружающему. Даже близкие подруги не могли понять, что с ней происходит.

— Надо ее почаще навещать, если она сама не хочет выходить в свет, — предложила Джульет. — Я тоже была беременной и знаю, что такое быть зацикленной на этом, но не до такой же степени!

— Может, это потому, что она так долго ждала этого ребенка? — предположила Инна. — Боится сделать что-то не так.

— Да что не так? У нее все прекрасно, по ней же видно! Нет, это все та история с Зоей, после нее она так приуныла. Вот я не думала, что они были настолькоблизки. Я не помню, чтобы я хоть с одной беременностью впадала в такую депрессию и хотела полного уединения.

Однако все их попытки развеселить Полину и вытащить « в свет» не давали желаемого результата. Полина по-прежнему не стремилась выползать из своей раковины. В мирке, в котором она замкнулась, Полину порой одолевал странный ужас. Ужас от мысли, что ребенок не будет ее любить, что он почувствует, что не принадлежит ей, что подсознательно будет отгораживаться от Полины. Свои чувства у нее сомнений не вызывали — она уже сейчас обожала свою крошку (ей уже сказали, что это девочка). А вот что будет чувствовать ребенок и какую роль здесь могут сыграть чужие гены — она не могла предугадать. И еще — она знала, хотя и не хотела признаться себе в этом, что чувствует себя виноватой перед Зоей за то, что обманула ее. И ей казалось порой, что судьба непременно накажет ее за этот обман. И хотя это было совершенным безумием, но она ничего не могла поделать с этими наплывами страха. Иногда на нее накатывалась настоящая депрессия, с которой она не могла справиться неделями. Мысли о странном подарке и смерти Зои тоже тревожили ее, но, не найдя никакого объяснения, она гнала эти мысли прочь. Полина лежала целыми днями в кровати, читала книжку или просто смотрела те тупые фильмы, которые можно смотреть, не вникая в суть. Никита поначалу принимал это за временную блажь беременной женщины. Все знают, что они в этот период могут становиться просто невыносимыми в своих странностях и капризах. Погрустит и пройдет, думал он. Он даже предложил ей работу в офисе, но она отказалась, сославшись на хроническую усталость и бессилие.

— Из меня сейчас плохой работник получится, милый. Давай подождем, потом посмотрим, хорошо? Сейчас главное родить нормально.

Потом Никиту это хроническое уныние стало раздражать.

— Слушай, ты так хотела ребенка, все мозги мне просверлила этим, теперь ты беременна, все у тебя есть, ну, скажи мне на милость — чего ты еще хочешь? Сколько можно действовать на нервы себе и окружающим? Тебе радоваться надо, жизнью наслаждаться, а ты что творишь? Это ведь и на малой может сказаться, неужели ты не понимаешь? Неужели смерть прислуги может свести на нет всю твою жизнь? Это, знаешь ли, просто глупо. Идиотизм даже, ты уж не обижайся.

— Да причем тут… — Полина пожала плечами, словно ежась от холода. — Хотя, знаешь, есть в этом доля истины. Ведь мы виноваты перед ней, понимаешь? Я никогда не прощу себе того, что мы позволили похоронить ее в общей могиле. Это же чудовищно! И вообще — эта ее смерть и все вокруг этой истории чудовищно.

— Ой, слушай, брось эти святые страдания! — Никита откровенно злился. — Откуда я мог знать, что ее сбила машина? Я думал, девчонка сбежала с мужиком каким-нибудь и все дела. Не дави на меня этой фигней, хорошо? У меня своих проблем хватает. Только из-за тебя я выяснил о ее смерти, иначе ты, чего доброго, всю жизнь бы ее еще искала! Но теперь пора забыть об этом, слышишь? Хватит! Возьми себя в руки, в конце концов!

— Ты так говоришь, словно она не умерла, а уехала на курорт. За что? За что ты так ненавидишь ее? За что такое презрение к ней даже мертвой? — скривилась Поля, — она ведь ничего плохого тебе не сделала. Или я не все знаю? Все, что я знаю, так это что именно ты вел себя с ней так, словно она стенка, мебель, словно она из низшего мира, помнишь? Именно ты! И теперь продолжаешь! Даже после ее гибели!

— Да ты с ума сошла! Думай, что говоришь! — Никита задвигал желваками.

Но Полина не унималась. Ее словно прорвало. Она перешла на повышенный тон.

— А может, что-нибудь все-таки случилось в мое отсутствие, а? Может, она не случайно оказалась под колесами? Ты ничего не хочешь мне рассказать? Может, ты скрываешь что-то от меня? Почему ты не стал ее искать сразу после исчезновения? Почему не заподозрил ничего? Ты всегда недолюбливал ее, и вот теперь она мертва, мертва! — Полина кричала на Никиту, кричала сквозь истеричные рыдания, кричала так, словно вся горечь ее переживаний пробилась сквозь пелену долгого молчания. — А ведь она донор нашего ребенка!

— Что? — у Никиты от ярости перекосилось лицо. — Что ты сказала?

Полина в ужасе закрыла рот руками. Эти слова вырвались у нее против воли. Она, должно быть, совершенно потеряла над собой контроль. Боже, что она наделала! Зачем она сказала это?

— То, что ты слышал. — Полину била мелкая дрожь от ужаса перед тем, что теперь будет, но отступать было поздно.

— И ты посмела скрыть от меня это? Ты посмела так обмануть меня? Как ты могла? Зачем ты это сделала? — лицо его было настолько перекошено от ярости, что, казалось, он едва сдерживается, чтобы не ударить ее.

— Какая теперь разница? И какая разница, кто донор? Она мертва. И она даже не знала об этом, ей сказали, что ее эмбрионы не прижились и мне подсадили других, от другого донора.

— Значит, моя дочь будет рождена от этой… этой девки?

— Да какая тебе разница? Ты думаешь, другие доноры все имеют сплошь аристократическое происхождение? Я подумала, что лучше уж знать, чьи гены в ребенке, знать, что это за человек, чем полная неизвестность. И Зоя мне так нравилась…

— Полина, то, что ты сделала — это…это… — Никита был бледен, как полотно. — Я тебе этого никогда не прощу. И на твоем месте я бы прервал беременность, потому что на ребенка от этой придурошной у меня согласия не спрашивали. Я не хочу этого ребенка, слышишь? Я не хочу этого ребенка!!!!

— На таком сроке уже остается только рожать. Это во-первых. — Полина постепенно приходила в себя и уже ощущала почву под ногами. — Во-вторых, Зоя имеет к малышке лишь очень отдаленное отношение, я — ношу ее, я — мать. Понятно? И никто не посмеет это оспорить. А ты — отец, и уже ничего не поделаешь. И если ты будешь мыслить по-другому, то ты поймешь, что ребенок этот наш и только наш. И заслуживает нашей любви в полном объеме.

* * *

Никита ничего не ответил. Он просто повернулся спиной и ушел, хлопнув дверью.

Появился он на следующий день, небритый, с помятым лицом. Зашел, не сказав ни слова, налил себе коньяк, выпил залпом, потом уселся напротив прорыдавшей всю ночь Полины, которая без лишних вопросов наблюдала за ним сквозь опухшие веки, сидя на диване и поглаживая свой живот.

— Вот что. Поделать уже действительно ничего нельзя. Простить я тебя не простил, но ты меня заманила в ловушку и я ничего не могу изменить на данный момент.

— Что ты этим хочешь сказать? — прошептала Полина.

— То, что я ничего не буду предпринимать. Не стану же я бросать беременную жену. Поползут слухи, а мне они не нужны. Будем жить, как жили. А там посмотрим.

Ледяной тон, которым были произнесены эти слова, убил Полину. На глаза навернулись слезы. Счастье, которое должно было наполнить их дом с зарождением новой жизни, растаяло в одно мгновение. Рассеялось в воздухе и исчезло, как дым. Оставив лишь запах, напоминающий о том, что оно здесь когда-то было.



Глава 8

Склеенное стекло никогда по-прежнему звенеть не будет

Ангелина родилась на шесть недель раньше положенного срока. Ко всему прочему, у Полины так и не появилось молоко и пришлось сразу же приучать малышку к искусственному питанию. Но все это не помешало ей прекрасно окрепнуть в довольно быстрые сроки и вскоре Полина переступила порог своей квартиры с маленьким сверточком на руках, который она прижимала к себе, не доверяя никому даже подержать. Дома ее встречали родители и друзья с многочисленными подарками, всем хотелось посмотреть на Полино долгожданное счастье. Как всегда, все наперебой начинали искать сходство с родителями. То, что у девочки будут синие, как у Никиты глаза, не вызывало сомнений, а вот остальные черты… Никто не мог определенно сказать, чьи они и все дружно решили, что пока еще рано судить о внешности. Свекровь сказала, что девочка, похожая на отца, будет обязательно счастливой. Мама Полины заметила, что дети меняются и неизвестно еще, как будет выглядеть малышка через пару-тройку лет. Полина не принимала участия в обсуждении внешности крохи, она сидела на кровати, прижимая малышку к себе, словно боялась, что ее отнимут.

— Ты будешь сумасшедшей мамочкой — это я уже сейчас могу сказать. — заявила Инна. — Да положи ты ее в кроватку! Или так и будешь на руках держать все время?

— Зачем ей кроватка, если у нее есть мамочка? — Полина склонилась над спящим личиком, не в силах насытится своим счастьем. — Да, крошка?

— Ну, все, мне так кажется, что я тут уже лишний! — Никита вроде бы шутил, но глаза его оставались абсолютно серьезными.

— Ах, папаши, все одинаковые! Первые на земле ревнивцы, — засмеялась Инна. — Ничего, привыкнешь еще.

— Только учти, никто не обещает, что это будет легко! — предупредила Дороти, похлопывая его по плечу. По ее наблюдениям, Никита не относился к числу самозабвенных отцов, готовых ночами менять подгузники и собственноручно мыть бутылочки и соски. И вообще, было немного странно, что он даже не пытается изобразить бурную радость.

— А мне что? Я все равно на работе целыми днями, — отшутился он. — Вот кому придется тяжело — так это Поле.

— Ну, ну, — Дороти многозначительно покачала головой. Посмотрим, мол.

— Если что, няню возьмем.

— Няню? Ты уже о няне думаешь? — Полина отвлеклась, наконец, от ребенка, и включилась в общий разговор. — Лично мне пока няня не нужна, я и сама могу справиться со своей малышкой.

— Но помощница нам все равно понадобиться, Поля. Ты же будешь уставать.

— Да, по дому помощница нужна, но не няня.

— Это ты сейчас так рассуждаешь, — попыталась смягчить спор Инна. — А потом, когда начнутся недосып, усталость, еще как на няню согласишься. Сама попросишь.

— Ну, посмотрим, — не стала спорить дальше Полина. — Главное, что у нас теперь есть Ангелина, остальное не так важно. — Она вновь склонилась над малышкой, шепча ей что-то на ушко и гладя розовые щечки, наслаждаясь ощущением нежной детской кожи.

К обеду все разошлись, оставив счастливую семью наслаждаться своим маленьким чудом. И началась у Полины с Никитой новая глава их жизни. Теперь уже с Гелей.

Как и у любых родителей с новорожденным ребенком, у них начались бессонные ночи, беготня из-за детских колик, проблемы с питанием, диатезом, и все эти мелочи, которые хоть и не убавляют радости от общения с ребенком, но и не прибавляют сил хронически уставшим родителям. Вернее заботы все легли на плечи Полины. После того разговора, когда Полина призналась о донорстве Зои, они к этой теме никогда не возвращались. Словно и не было ничего. Но отчуждение Никиты было очевидным, и Полина все время ощущала этот холодок между ними, хоть он и поддерживал видимость нормальных отношений. После родов он исправно навещал их в больнице, накупил множество детских вещей, словом, как и положено нормальному отцу в такой ситуации. Дома же он сразу дал понять, что не собирается менять свою жизнь из-за появления Гели. Практически с самого начала было решено, что Полина с малышкой перейдут спать в другую спальню, чтобы не мешать Никите отсыпаться перед рабочим днем. Полина решила дать ему время, будучи уверенной, что он не сможет не полюбить ребенка и когда он это поймет, все проблемы исчезнут сами собой. И потом, она так была занята своим материнством, что не слишком-то и ощущала потребность в общении с ним. Няню они все-таки наняли, несмотря на сопротивление Полины. Никита сказал, что не имеет времени помогать жене во всем, как она того требует, и что няня еще не означает, что родители не любят своего ребенка. Няня, Ирина Поликарповна, женщина в возрасте, с опытом, в итоге в основном занималась хозяйством, так как ребенка Полина с рук не спускала. Освоившись немного, Полина решила позвонить Людмиле Алексеевне, чтобы поделиться новостью о рождении Гели, но, к ее удивлению, ей сказали, что Людмила Алексеевна давно уволилась и уехала заграницу. По все видимости, навсегда. Ну, и хорошо, подумала Полина. Теперь ей вообще не о чем беспокоиться — их тайне ничего не грозит. Никита ни за что никому не скажет, Полина тем более., а Зоя мертва…

Геля росла жизнерадостным, но довольно беспокойным ребенком. Видимо, полная переживаний беременность Полины сказалась на нервной системе малышки и иногда она могла просто кричать без причины часами и Полина не знала, чем ее успокоить. Подруги наперебой давали советы, но они мало помогали, Геля успокаивалась со временем, и могла по несколько дней быть улыбчивой и спокойной, а потом «концерты» повторялись. Педиатр сказал им, что надо переждать до года, а потом все успокоится само собой. Что, видимо, роды были непростые, девочка недоношенная, поэтому у малышки такие последствия. Но тяжелого ничего нет, так что беспокоится не о чем. Полина-то могла не беспокоиться, если бы Никита не становился все более нервным и раздражительным день ото дня, ссылаясь на хроническую усталость.

— Я совершенно не могу расслабиться в своем собственном доме! Сделай что-нибудь, дай ей успокоительное, как-то же ее можно успокоить!

— Милый, но это же ребенок, она не может молчать все время. Я и так хожу с ней беспрестанно по комнате, качаю на руках, но, видимо, ее что-то беспокоит. Врач же сказал, что после года все пройдет. Лучше возьми ее тоже, погладь ей спинку, животик, а то совсем мало внимания уделяешь.

Это было правдой. Никита, несмотря на то, что больше не вспоминал вслух про обман Полины, к Геле не испытывал никаких особых чувств. Даже ее очевидное сходство с ним не добавляло его привязанности к малышке. Перед его глазами все время вставало лицо Зои и все, что было с ней связано, и это неумолимо отстраняло его от Ангелины. И он ничего не мог с этим поделать, хоть и пытался принять все, как свершившийся факт. Видя, как Полина носится с Гелей, забывая обо всем на свете, в том числе и о нем, Никите, Геля больше казалась ему чем-то вроде игрушки для Полины, о которой она так мечтала, но которая у него лично не вызывало ничего, кроме раздражения. К тому же эта игрушка становилась все более и более шумной и расстраивала весь устоявшийся уклад их жизни. Он уже вообще не понимал, зачем в их семье нужен был ребенок. По его мнению, это портило их семейную жизнь, они отдалялись друг от друга, начиная постепенно жить в разных мирах — в одном жили Полина с Гелей, в другом он со своими проблемами и заботами. Полина пыталась привлечь его к купанию, к прогулкам, к кормлению, ко всем тем обыденным делам, в которых отцы, по ее мнению, должны принимать участие, но он ссылался на наличие няни и просил его не беспокоить.

— Он совершенно не общается с ребенком, это же несправедливо! — чуть не плача жаловалась Полина подругам.

— Но дорогая, ты должна понять его, — успокаивала ее Инна, — не все мужчины сразу становятся идеальными папашами, а твой Никита, извини меня, достаточно избалованный вниманием и гиперопекой мужик. И твоя вина тут тоже есть — вспомни, как ты бегала вокруг него до рождения Гели, а тут вдруг центр внимания в семье смещается. Ему дискомфортно, но он пройдет этот период, надо просто подождать. Думаешь, мой сразу стал таким послушным папочкой? Воспитывать их надо, воспитывать, и все придет со временем.

Джульет, однако, была возмущена не меньше Полины.

— Он не прав, ребенок общий и требует общих усилий. Тем более такой долгожданный ребенок. И занятость мужа тут не при чем. Просто Никита думает только о себе. Он не имеет права так поступать! — говорила она, и ее выразительный французский выговор английского делал ее слова еще более экспрессивными.

— Ну, может, потому что я несколько надавила на него, он уже не так хотел ребенка, не знаю… — мялась Полина, не в силах взглянуть правде в глаза. Страшно было подумать, что Никита так до сих пор и не простил ее и именно поэтому не принимает ребенка. Но, несмотря ни что, холодность Никиты была возмутительной. Сама Полина так любила свою Гелю, что просто растворялась в ней. Она не просто так мечтала о ребенке, это было тем самым недостающим звеном в ее жизни, не хватающего для полного счастья. Любая улыбка, движение руки, взгляд, все вызывало в ней новые и новые всплески любви и нежности, неведомые ее раньше. Бессонная ночь моментально забывалась, когда наивные синие глазенки радостно смотрели на нее поутру, а беззубый ротик расплывался в улыбке. Словом, Полина была счастлива. Если не считать нарастающее число и интенсивность размолвок с мужем. Однажды она застала его внимательно разглядывающим Гелю, которая в это время беззаботно играла с погремушками в своей кроватке. Он о чем-то напряженно думал, брови его были нахмурены, а выражение лица напоминало ищейку.

— О чем ты думаешь? — ее вопрос застал Никиту вздрогнуть, словно Полина застала его врасплох, и выражение лица его моментально сменилось на равнодушно-приветливое.

— Ни о чем, просто смотрю. Когда не подхожу, ты жалуешься, когда подхожу — тоже недовольна.

— Но тебя что-то тревожит. Не хочешь поговорить? Ты так и не изменил своего отношения к Геле. Я никак не пойму, в чем дело. Почему ты не хочешь принять ее в свою жизнь? Неужели в твоей жизни столько ценного и радостного, что для ребенка там нет места? В конце концов, ты ее отец, так почему же ты так упорно отвергаешь ее?

— Я никого не отвергаю. И моя жизнь меня устраивает. Это у тебя вечные проблемы с самореализацией. Все ищешь непонятно что. Это ты была так одержима идеей о ребенка, что согласилась даже на чужую кровь. Поэтому ты так и носишься с ней, что боишься проблем. Я отношусь к ребенку спокойно, потому знаю, что с моей стороны все в порядке и я не страдаю паранойей. Я обеспечиваю свою семью, даю тебе свободу делать, что ты хочешь, чего еще ты от меня хочешь? Чтобы я прыгал до потолка от любви к отпрыску домработницы?

— Не забывай, что это и твой отпрыск тоже, раз уж на то пошло. А вообще — это очень жестоко с твоей стороны говорить мне об этом. Знаешь, ты становишься просто невозможным. Я тебя не узнаю, и мне все труднее и труднее понимать тебя. — Полина взяла Гелю из кроватки и направилась с ней в другую комнату.

— А я и не требую от тебя понимания, — крикнул ей вслед Никита. — Я и без твоего понимания обойдусь как-нибудь. У меня и так уже ощущение, что у меня нет жены. Потому что ребенок заменил тебе все, включая мужа. И если уж говорить о жестокости — то это была ты, кто первая поступила жестоко по отношению ко мне. Так что тебе не на что теперь жаловаться. И у тебя не осталось никаких прав требовать от меня чего-либо.

—Что? — Полина остановилась, как ошпаренная. — Что ты говоришь? Что ты имеешь в виду?

— То, что ты слышала. Ты не глухая. Знаешь, после моего отношения к тебе, после всего, что я для тебя сделал, я не заслужил, чтобы моя жена так по свински предала меня. Я не заслужил, чтобы меня постоянно попрекали и требовали от меня невозможного. И я уже сыт по горло твоими нервными срывами, психопатическими криками Гели и вообще всей этой обстановкой. Ты хоть помнишь, когда у нас был в последний раз секс? Ты помнишь, когда ты в последний раз просто лежала со мной в кровати и разговаривала со мной не детских болячках, а о нас, наших с тобой проблемах? Когда ты в последний раз спросила меня, как прошел мой день? Когда ты вообще смотрела на меня не потому, что тебе что-то нужно, а просто так, как на любимого мужчину?

— Ты сам отбил у меня охоту обсуждать с тобой твои дела. Ты плевать хотел на мой интерес к твоей жизни еще до появления Гели, ты отгородился от меня с самого начала, запер свою жизнь на сто замков, так чего ты требуешь теперь? И ты всегда так же плевать хотел на мои проблемы и мою жизнь, прикрывая это подобием нежности и желанием видеть меня сидящей дома. Всегда только и мечтал превратить меня в безмолвную домохозяйку. И обманула я тебя только потому, что знала, как ты среагируешь, знала, что ты даже не попытаешься понять меня. А я хотела ребенка и не могла ждать, пока ты созреешь для разумных решений. Ты всегда был законченным эгоистом, просто я не хотела этого видеть. И сейчас ты совершенно не хочешь понять, что я устаю и что мне нужен отдых. Если бы ты хоть немного разделял со мной уход за Гелей, ты бы по-другому все это воспринимал. Но как же — от тебя же убудет, если ты дашь капельку тепла и любви маленькому человечку только потому, что его происхождение тебя не устраивает. Может, я не идеальная мать и жена, но я, по крайней мере, стараюсь. А ты — ты привык думать только о себе и не хочешь меняться! — Полина гневно сверкала глазами. Надоело! Недовольство Никиты и его снобизм переходил все границы. Она долго терпела его однобокое отношение к ней, Полине, его нежелание понять ее мир и чувства, но терпеть то же самое по отношение к ребенку она не хочет. Да и не может, подумалось ей. Ей почему то захотелось оказаться дома только с Гелей, наедине, чтобы не нервничать из-за каждого ее крика, боясь разбудить Никиту, чтобы не бояться каждый раз потревожить его, если надо ехать к врачу, чтобы не выпрашивать у него деньги, объясняя, что подгузники и детское питание невероятно дороги и что деньги на них уходят с быстротой молнии, чтобы… Чтобы просто начать жить спокойно и радоваться материнству. Потому что роль жены уже давно перестала приносить ей радость. Даже если она поняла это только сейчас.

— Что еще ты хочешь мне сказать? — Никита скрестил руки на груди и прислонился к стене. Лицо его было непроницаемо. — Может, ты и от меня устала? Ну, скажи это! Тебе никогда не хватало смелости сказать и сделать то, чего ты хочешь на самом деле, поэтому и сидишь серой мышью на своей кухне. Ну, так скажи — я тебе надоел? Произнеси это! Ты так поглощена сменой подгузников, что на что-то еще тебя уже не хватает?

— Чего ты хочешь, Никита? — Полина все еще держала на руках Гелю и подумала, что продолжать перебранку в ее присутствии не имело никакого смысла. Спорить о том, что ролью «серой мышки» она во многом обязана его желанию иметь неработающую жену, можно долго и безрезультатно. Он, похоже, все равно не поймет этого. — Если у тебя есть конкретное предложение, чтобы разрешить наши проблемы, так и скажи. Если нет, то подумай об этом на досуге, а я пойду и накормлю Гелю.

— Скажите, пожалуйста, как мы заговорили. Прямо большой начальник, раздающий указания! С каких пор ты у нас такая деловая?

— Никита, у тебя все?

— Во-первых, не смей разговаривать со мной в таком тоне, ясно? Я все еще твой муж. Во-вторых, действительно, надо что-нибудь решать, и так как у меня нет условий и времени поразмышлять над этим в этом сумасшедшем доме, то мне придется удалиться куда-нибудь, чтобы все обдумать. Ты тоже подумай. И, прежде всего о том, что ты готова сделать, чтобы сохранить нашу семью.

* * *

И Никита ушел. У его фирмы была так называемы гостевая квартира, где они размещали своих гостей из других городов и стран, туда он и переехал. Время от времени он посылал Полине деньги с шофером, иногда звонил, чтобы спросить, как дела и что им нужно, но дальше этого разговор не шел. Это было невероятно, но казалось, что им больше не о чем говорить.

* * *

— Ты ненормальная, подруга, — вздохнула Инна, не считая нужным поддерживать Полину в таком глупом, на ее взгляд, решении. — Ну, как ты могла его отпустить? Как? Что ты будешь делать без него? Одна, с маленьким ребенком? А если ему понравиться такая жизнь — без проблем, без забот, спокойная, как прежде? Что ты тогда будешь делать? Мужчину так долго надо приручать, а ты, наоборот, даешь ему вновь вкусить свободы. Я же говорю — ты ненормальная.

— Но существуют же еще понятия любви и ответственности, — возразила Полина. — Если он меня любит, если он хоть что-то испытывает к Геле, то он должен вернуться. Это же предательство, если он вот так вот бросит нас.

— Может, и предательство, но он, наверняка, смотрит на это по-другому. И ты сейчас должна попытаться его вернуть.

Полина покачала головой.

— Не буду. Не буду пытаться. Я не считаю себя виноватой. И я вполне обойдусь без него, если ни я, ни Геля ему не нужны.

— Ну и глупо! От твоей гордости пользы никому не будет.

— Ну и пусть глупо. Зато от всего сердца! Посмотри, Геля пытается сесть! Эй, красавица, не рановато ли? — Полина бросилась к Геле, поддерживая ей спинку, а та, заливаясь смехом, быстрехонько перевернулась на животик.

Через несколько месяцев после своего ухода Никита заехал домой сам. Даже привез Геле игрушку и цветы для Полины.

— Есть что поужинать? — он улыбался и попытался обнять Полину, словно шел обычный вечер, словно ничего и не было, никаких размолвок.

Она мягко убрала его руки.

— Есть отбивные. Будешь? —

— Будешь. Если позволишь.

— Это твой дом. Надеюсь, ты тоже так думаешь.

Полина накрыла стол и они поужинали, обсуждая разные мелочи жизни и новости о знакомых, но не касались темы их отношений. Геля вела себя на редкость тихо и гулила в своем креслице, улыбаясь новой игрушке. Никита дождался того, пока Полина уложила Гелю, и уселся рядом с ней на ковре перед телевизором. Полина была напряжена, она не знала, зачем Никита пришел, не знала, что у него в голове и это не давало ей расслабиться. Внезапная нежность настораживала ее.

Они сидели молча, в темной комнате, освещенной лишь мерцанием голубого экрана, думая каждый о своем. Потом Никита осторожно коснулся ее щеки, поцеловал ее шею, губы, волосы, коснулся нежной кожи на спине, округлого живота…

— Что ты делаешь? — прошептала она, — остановись, нам надо сначала поговорить.

— Угу, — руки его продолжали путь по ее телу, обнажая ее колени, бедра, осыпая ее поцелуями, играя на ее обострившихся от одиночества чувствах, словно касаясь обнаженных струн истомившейся в одиночестве скрипки.

— Никита, я так не могу. Мы же…

Он закрыл ей рот поцелуем и перевернул на спину. Она еще попыталась отворачиваться, но потом сдалась. Она соскучилась по нему и больше сил сопротивляться у нее не было.

* * *

— Ты меня любишь? — Полина лежала на диване, все еще раздетая, утомленная ласками, улыбаясь одними глазами. Она так давно не видела его таким, прежним, каким он был в этот вечер, словно вернувшись из прошлого. И она скучала по такомуНиките!

Никита поцеловал ее и, не ответив, направился в душ. Когда он вернулся, она уже тоже успела искупаться и накинуть шелковый халатик.

— Ты не ответил на мой вопрос — ты все еще меня любишь? Это важно, скажи мне.

— Послушай, — он взял ее руки в свои. — Я не знаю, что тебе ответить. Я люблю тебя, но я запутался. Я не знаю, чего я хочу. Но я точно знаю, что такой жизни, какая была у нас в последние месяцы, я не хочу, но как это можно изменить — я не знаю. Мне нужна моя прежняя Полина, моя прежняя жена, моя прежняя жизнь.

Полина отпрянула.

— Это невозможно! Потому что изменить нашу жизнь можно, только избавившись от Гели. А этого я, как ты понимаешь, сделать не могу. Есть только один выход — и он в тебе самом. Если ты до сих пор не готов измениться и попытаться понять меня, то я не могу тебе помочь.

— А ты не хочешь, наконец, перестать играть в одни ворота и взглянуть на свое отношение ко мне?

— А дело не в моем отношении к тебе, дело в том, что я разрываюсь между ребенком, которому я очень нужна, и мужем, который не хочет ничем облегчить ситуацию и лишь требует к себе стопроцентного внимания. Ты без моего внимания на данный момент смог бы обойтись, ты взрослый самостоятельный мужик, а ребенок — не может. Ты же не хочешь этого понять и потерпеть немного.

— А ты не боишься меня потерять?

— Эта угроза?

— Нет, всего лишь вопрос.

— Не боюсь. — В голосе Полины звучал вызов. — Сегодня я, было, подумала, что вижу прежнего Никиту, но, видимо, ошиблась.

— Уверена?

— Я уверена в своих чувствах. И я уверена в своих идеалах относительно того, какими должны быть любящие родители.

— Ну…

— Что?

— Тогда мне здесь нечего делать. Глухой телефон. Ты не слышишь меня. Сделала ли ты сама хоть малейшую попытку понять кого-нибудь, кроме себя? Ведь ты стала абсолютно непробиваемой, замкнулась в своем мире и никого не хочешь туда впускать. Ты первая оттолкнула меня и продолжаешь отталкивать, так что не надо сваливать все проблемы на мое эгоизм.

— Ответь мне на один вопрос — к чему был весь этот секс? — Полина инстинктивно запахнула поплотнее полы халатика, словно вдруг ощутив себя под взглядом чужого мужчины. Ей стало холодно и неуютно рядом с ним. — Хотел доставить мне приятное? Спасибо, но больше не надо. Мне больше вообще ничего от тебя не надо.

* * *

Услышав звук хлопнувшей двери, Полина разрыдалась. Это уж было похоже на конец. Хрупкий мостик рухнул, не успев даже построиться. Похоже, она осталась одна со своей жизнью и своими проблемами. Это не было неожиданно, но было все же жутко неприятно. Особенно то, что он мог позволить себе вот так заняться с ней любовью и через минуту после этого уйти, хлопнув дверью. Словно от строптивой проститутки. Это было унизительно. Больше она не позволит этому повториться. Ни за что.

Она не стала рассказывать подругам о деталях его визита, но по ее пунцовому лицу они и так все поняли.

— Не одобряю, но, похоже, сделать уже и впрямь ничего нельзя, — мрачно заключила Инна.

Дороти закурила сигарету и усиленно мяла ее в своих пухлых руках.

— Знаешь, дорогая, не хотела тебе этого раньше говорить, но….

— Что? Колись, раз уж начала. — Полина знала, когда Дороти курит, она сильно нервничает.

— Просто, муж сказал, что у Никиты вроде как кто-то есть. Он его уж не раз видел с какой-то особой, она с ним на ужины ходит, часто в офисе бывает, похоже — они живут вместе.

Полину бросило в жар. Любовница! И при этом он посмел прийти к ней и заниматься с ней сексом! Свинья. Настоящая свинья, вот он кто. Да о каком сближении могла идти речь? Все его разговоры и обвинения — всего лишь предлог, чтобы порвать с ней. О чем он думал, когда пришел к ней? Ведь не сегодня, так завтра она все равно узнала бы об этом. Боже мой! Какой стыд. Так опозорить ее перед всеми знакомыми. Ведь они же не в разводе, чтобы он так себя мог вести! Может, она просто слишком консервативна? Она никогда не задумывалась о его возможных изменах, она просто никогда не допускала такой мысли. А кто знает? Может, у него это уже давно?

— Ты сильно не расстраивайся, ладно? Ну, не может же мужик долго один жить, — ласково сказала Дороти. — И потом, вы же, как это по-русски, сепарэйтед, ну, раздельно живете, значит и жизнь у него своя теперь.

— Но зачем тогда весь этот цирк насчет попытки все вернуть? — на глазах у Полина были слезы. — Ведь это подло. Мог бы и сказать обо всем раньше и не выставлять меня полной дурой. Сволочь!

— Что будешь делать? — спросила Инна, с трудом удержавшись от «я же говорила тебе».

— Что и давно надо было сделать. Разведусь. Не сепарэйтед, а нормальный развод, и пусть живет, с кем захочет и как захочет.

Подруги молчали. В такой ситуации трудно что-нибудь сказать. Радоваться не за что, но и огорчаться при таком раскладе, похоже, не было оснований. Трещина между ними стала слишком ощутимой, что бы попытаться склеить ее сейчас. Жалко ребенка. Не все пары выдерживают рождение малыша одних это сближает, другие спотыкаются об трудности. Может быть, позже они смогут найти общий язык и понять претензии друг друга, но сейчас… Когда люди становятся глухими к друг другу, поделать ничего нельзя. К сожалению.

* * *

Неполная семья — это, конечно, не то, о чем я мечтал для Ангелины, учитывая мои стародревние изумрудные принципы и взгляды на жизнь. Но, с другой стороны, мой опыт показывал, что счастье дитятино зависит не столько от наличия отца, сколько от его качества, если можно так выразится. А Никита, как не крути, не был тем отцом, который был бы достоин любви прелестной Ангелины. Эта девочка была слишком мне дорога, чтобы я позволил ей страдать от ненависти родного отца. Уж лучше и вовсе его не знать. Таково мое изумрудное мнение!



Глава 9

Несчастья не бывает мало или много. Оно или есть или его нет

Кто бы мог ожидать, что развод так заденет Полину! Она сильно похудела, лицо осунулось, потеряло присущие ему яркие краски, от былого задора не осталось и следа. Чтобы она не говорила о том, что уже не чувствует к Никите никакой любви, судя по ее переживаниям дело обстояло несколько иначе. Она старалась не касаться своим унынием Гели, но разве можно этого избежать, когда на душе постоянно скребут кошки, а на глаза то и дело наворачиваются слезы? Геля, однако, повела себя молодцом. Не стала устраивать маме дополнительных истерик, а стала, наоборот, тише и спокойнее, словно повзрослев в одно мгновение, превратившись из новорожденного несмышленыша в сознательную девочку, пусть всего лишь году от роду. У нее была довольно необычная внешность, кожа с едва заметным оттенком солнечного поцелуя, темно-каштановые волосы с янтарным отблеском, и синие-синие глаза, по большей части сохранявшие серьезное выражение.

Когда ребенку всего лишь несколько месяцев, еще трудно сказать что-то определенное по поводу его внешности, ближе же к году черты лица обретают более или менее выразительные черты, проявляется определенный характер, в маленьком человечке прорезывается личность. В Геле ее натура стала проявляться буквально во всем. Она словно осознала, наконец, свое место в этом мире, отсутствие постоянных скандалов и напряженной обстановки успокоили ее нервную систему, она будто ощутила себя в безопасности, беспричинные крики забылись, и малышка стала наслаждаться жизнью. Полину она обожала. Когда у той были минуты совершенного упадка сил, Геля усаживалась к ней на колени, прижималась к груди и могла сидеть так очень долго, играя с мамиными волосами, теребя пуговицы на ее кофточке, мурлыча что-то себе под нос. Но зато если уж мама приходила в себя, начинались неимоверные игры с кувырканием, смехом, разбрасыванием игрушек по всему дому и размазыванием мороженного по маминому лицу. Геля вела себя, словно зеркало Полининого состояния, чутко реагируя на все перемены ее настроения. Никита все еще иногда заходил к ним, правда все реже и реже, и, как ни странно, Геля принимала его очень хорошо, несмотря на всякое отсутствие внимание с его стороны. Гены, думала в такие моменты Полина. Он неизменно приносил какую-нибудь игрушку для Ангелины, но никогда не делал даже и попыток взять ее на руки, повозится с ней, пообщаться. Его визиты были похожи больше на деловые, он использовал это время для решения дел с Полиной. Никита и не думал отрицать наличие другой женщины в его жизни и факт, что появилась она уже давно, нисколько не смущал его.

— Ты сама подтолкнула меня к этому, Поля, и сейчас, когда развод уже практически оформлен, выяснять, кто прав, кто виноват, уже не имеет никакого смысла. Это приведет к новому ушату обвинений в адрес друга, что совершенно не конструктивно.

— Ты даже на наш брак смотришь, как один из своих проектов — конструктивно, не конструктивно. — Полина давно уже бросила свои попытки выяснить, что же между ними пошло не так, почему все так легко рухнуло в такой короткий срок. Помятуя безобразную ссору между ними по поводу необходимости развода с упоминанием всех взаимных претензий, после чего Полина сильно засомневалась, а была ли вообще любовь в их семье, они решили выяснять все тихо, избегая никому ненужных скандалов.

Поначалу Полина не хотела брать от Никиты ничего после развода. После выслушанных унизительных характеристик в свой адрес, что она, мол, ни на что не способная бесхребетная серая мышка, умеющая лишь жить за чужой счет, так соблазнительно было сказать « Мне ничего от тебя не надо» и хлопнуть дверью! Потом разум и верные друзья подсказали, что это как минимум неразумно. Она, как жена, имеет право на свою долю. И Геля, как их ребенок, тоже. Насчет прав Полины Никита не возражал. С Гелей все обстояло иначе. Он знал, что любой суд принудит его платить алименты, но он испытывал такой необъяснимый негатив по отношению к ребенку, что пытался любыми путями избежать этого.

— Ты прекрасно знаешь, что я могу в суд представить справку о том, что получаю двести долларов в месяц и никто не сможет доказать обратное. Что тебе это даст? Я не собираюсь полжизни отдавать четверть своих доходов на ребенка, который был зачат обманным путем, без моего согласия и носит гены глубоко противного мне человека. И я могу поднять все это дело на поверхность, если захочу. Тебе это надо? Ко всему прочему, именно из-за нее и происходит весь этот чертов развод, которого можно было избежать!

— Не хочешь, не плати. Сами справимся. — Полине было противно до тошноты в который раз слушать этот бред. — Это твой ребенок и любой суд признает это, но ради Гели я не хочу полоскать грязное белье на глазах у всей общественности. Уж лучше она потом узнает, что ее родной отец не захотел ничего для нее сделать.

— А может, она еще и захочет узнать, кто ее родная мать?

— Ты не посмеешь этого сделать, — губы Полины дрожали. — Ты не посмеешь.

— Посмею, если ты будешь давить на меня. Ты можешь считать меня последним подлецом, но я хочу на законном основании защитить себя от каких-либо дальнейших попыток потребовать алименты.

— И как же ты собираешься это сделать? — усмехнулась Поля. — Потребуешь от меня расписку? А если я ее не дам?

— Тогда мне придется поднять со дна историю происхождение Гели и посадить в тюрьму того врача, который в этом участвовала. Тебя это больше устраивает?

— Мне открывается все больше и больше неожиданных сторон твоей натуры! Как ты изменился…

— Вот только не надо давить на совесть. Идея с этим ребенком и обманом полностью принадлежит тебе, я был поставлен буквально перед фактом, так что расхлебывать эту кашу всю жизнь придется тебе, а не мне, и я считаю, что это справедливо, чтобы ты ни думала по этому поводу.

— Что ты, что ты! Я ничего такого не думаю. Все твои решения — самые лучшие и справедливые в мире, я этого никогда не забываю!

— Язвишь? Ну, ну… Посмотрим, как ты проживешь без моей поддержки. Ты жила, как у Христа за пазухой и разрушила все своими же руками. Впрочем, я предлагаю тебе вполне взаимовыгодную сделку.

— Я не твой партнер по бизнесу, не забывай об этом. Скорее наоборот, — Полина с неприязнью смотрела на свою бывшую любовь. И как люди могут так меняться? Похоже, ошибаться в людях было частью Полининой натуры. И с каждым разом последствия этих ошибок становились все больнее и больнее. Несмотря на долгие разборки с Никитой она так и не смогла понять, чем же она так провинилась. И особенно — чем же так провинилась Геля, что вызывает такую ненависть у своего отца. Даже если брать в расчет обман насчет Зои, все равно в голове не укладывалось, почему родной ребенок может вызывать такое неприятие.

— Я предлагаю оставить тебе нашу квартиру со всем содержимым, вернее, уточним, наши обе квартиры, так как их здесь две, а взамен на это ты напишешь расписку о том, что не претендуешь на алименты и мы ее заверим у нотариуса.

— Я подумаю.

— Только долго не думай, потому что в противном случае нам придется стирать грязное белье твоей обожаемой Гели на глазах у всех, что тебе вряд ли понравится.

— Знаешь, что мне больше всего интересно? Почему ты так ее ненавидишь? Неужели только из-за того, что Зоя была нашей домработницей и ты не любил ее? Не то чтобы мне нужны эти твои деньги, просто интересно — если бы это был ребенок не от Зоиной клетки, все было бы иначе? Я до сих пор не могу отделаться от мысли, что не все так просто было со смертью Зои.

— Я ненавижу все, что замешано на обмане. А насчет смерти Зои — обратись к психиатру. Это ты ее обманула, насколько я помню, вот тебя и гложет чувство вины.

— Какая же ты скотина. И только вот не надо мнеговорить о твоей ненависти к обману, будто я не знаю кристальность твоей суперпорядочной натуры. Думаешь, до меня не доходили слухи о твоих махинациях на работе? В общем, лично мне все ясно. Не вижу смысла обсуждать дальше этот разговор о деньгах. Повторяю — сами справимся, твои деньги нам не нужны!

— Ну конечно, тебе не нужны деньги! У тебя их куры не клюют, не так ли? А может, у тебя есть мужик, о котором я не знаю? Иначе с чего ты такая смелая?

— Это уже не твоя забота, дорогой. И вообще — ни я, ни Геля уже давно не твоя забота. Надеюсь, ты этому рад. Никого у меня нет, я — не ты. Из кровати в кровать не скачу по любому поводу. А прокормить я себя сумею.

— Ничего ты поняла, Полина. Столько всего хорошего было между нами, а ты все испортила. — Казалось, что Никита искренне огорчен. — Ведь живут же люди без детей, и все нормально. Ну, зачем тебе надо было все это начинать? Зачем тебе все эти проблемы?

— Просто потому, что я не отношусь к тем людям, которые могут быть счастливы без детей. Рано или поздно я все равно решила бы эту проблему таким или иным способом. А если бы ты был против, то я бы от тебя ушла, Никита. Потому что если ты не разделяешь моих взглядов на такой важный вопрос, мы бы не смогли быть вместе.

— Хм, как все меняется. Раньше я был нужен тебе безоговорочно, а теперь ты так тверда в своем решении. Ну что же, значит мы разводимся вовремя.

— Я согласна на твои условия, Никита. Только постарайся попадаться на нашем пути как можно меньше, договорились? — Полина устало отвернулась от него. Она действительно устала от всей этой канители. От боли в сердце. От чувства, что ее предали. От унизительной позиции женщины, требовавшей свою долю имущества ради ребенка. Единственно, чего ей хотелось в данный момент — это перевернуть поскорее нынешнюю страницу своей жизни и начать все сначала. Начать по-другому. Встать на ноги и крепко на них держаться. Не зависеть ни от кого. Жить для себя и Ангелины.

Если бы изумруды могли плакать, то я бы заплакал. От жалости к своей обладательнице. Но что-то мне подсказывало, что так оно будет лучше. Для всех нас.



Глава 10

Лиха беда начала

Как же трудно женщине, привыкшей во всем полагаться на мужчину, оказаться одной! Как же портит женщину то самое «надежное мужское плечо», о котором многие женщины так мечтают. Есть проблема — звонок мужу, и все решается. Как приятно наличие этого, до того приятно, что и не замечаешь порой, воспринимаешь, как само собой разумеющееся, и как пугает отсутствие этого, особенно внезапное. Полина почувствовала это довольно остро. Даже после ухода из дома Никита все еще снабжал ее деньгами, этого хватала на няню и необходимые расходы. Однако после развода приход денег остановился. Квартира, как они и договорились, осталась за Полиной. И машина осталась тоже при ней. Однако средств на существование не было никаких. Родители Полины вызвались помогать с Гелей, забирали иногда к себе, или же мама приходила посидеть с малышкой, пока Полина ходила по делам. На няню средств не было. Вскоре стало ясно, что при таком раскладе им придется потуже затянуть пояса. Полина продала кое-что из вещей и драгоценностей, но понимала, что надолго этого не хватит. Надо начинать работать, иначе они с Гелей не прокормятся. На какое-то время они даже переехали к родителям и начали сдавать квартиру, Дороти с Джульет подкидывали иногда клиентов. Этих доходов вполне хватало на питание и подгузники для Ангелины, но откладывать сбережения не получалось. Полина стала брать переводы на дом, но таких, как она, в городе было пруд пруди и зарабатывать приличные, по ее понятиям, деньги не получалось. Постепенно приходилось менять потребности. Заходя в магазин, она уже внимательно изучала цены, чего раньше никогда не делала, составляла список расходов, начала ходить на рынок за продуктами питания, хотя раньше все скупалось исключительно в супермаркетах. По большому счету, она не слишком страдала от походов на рынок и подсчета расходов, это не ущемляло ее самолюбия, так как до замужества она не была слишком избалована деньгами. Ее родители занимались наукой в области биологии, сотрудничали с зарубежными университетами и были людьми не бедными, но и не богатыми. Они не баловали Полину в плане денег и учили ее всегда соразмерять свои расходы и потребности с возможностями. Поэтому Полина не страдала излишней расточительностью в юные годы, но замужество заставило ее забыть о подобных проблемах очень быстро. Никита всегда был достаточно щедр, хотя и не считал излишним узнавать, на что его деньги тратились. Но все же Полина, будучи замужем за ним, забыла о том, что такое смотреть на ценники в магазине и в зависимости от этого решать стоит ли ей брать этот кусок мяса или другой, похуже и подешевле. И вот все возвращается на круги своя. Но теперь у нее на руках есть еще и Геля, маленькая любимая девочка, которой столько всего нужно, и которой хочется дать непременно все самое лучшее. И почему Никита так и не полюбил ее? Этот вопрос нет-нет, да выпрыгивал на поверхность из глубин ее сознания, куда она старалась запихнуть его. Ведь все могло быть совсем по-другому. Ведь он тоже хотел детей, иначе разве соглашался бы он на все эти обследования и лечение от бесплодия, разве поддерживал бы ее в этом? Нет, не сходилось все это в голове. Все это казалось жутко несправедливым и нелогичным. Но поделать ничего нельзя. И Полина, гордо вскидывая голову, продолжала вести жизнь матери-одиночки, оказавшейся без поддержки экс мужа.

— А ты не думаешь продать квартиру? Или разменять ее на меньшую, тогда бы могла разницу в сумме на что-нибудь использовать, или под проценты положить. — совет мамы казался разумным, но Полина не хотела этого делать.

— Давай подождем, мам. Я еще не решила, что буду делать. Может, все и образуется и я найду нормальную работу. Эта квартира — единственное, что у меня есть для Гели. Пусть она пока стоит, как есть.

Про изумруд Полина тогда и не подумала, и хорошо сделала, а то продала бы еще. Хотя нет, не продала бы. Она не предала бы Зоино пожелание передать кольцо Ангелине ни при каких обстоятельствах. Она часто о ней вспоминала и как-то даже решилась позвонить Никите, чтобы узнать у него телефон ее родных. Но тот довольно грубо отмахнулся от нее, сказав, что он не хранит информацию о людях, которые ему неинтересны. Полина больше не пыталась ничего выяснять о ее смерти, хотя бы потому, что не имела никаких зацепок, кроме странно подаренного кольца, да и в настоящий момент у нее было столько своих проблем, что та трагедия постепенно отодвинулась на задний план.

Начались поиски работы. Нудные, долгие и полные разочарований. Дело было в том, что если раньше Полину устраивало место офис-менеджера (к примеру), то теперь она уже не хотела такого уровня, ей хотелось чего-нибудь более творческого, с большим размахом, с большим окладом, в конце концов. Но при этих изменившихся амбициях образование и опыт работы-то остались на прежнем уровне! К тому же — перерыв в работе не много ни мало пять лет — кому нужна такая сотрудница на высокие позиции? Подруги пытались помочь через своих мужей и знакомых, но все, что Полине могли предложить — это должность переводчика или секретаря, что совершенно не вписывалось в ее наполеоновские планы.

— У тебя сейчас не то положение, чтобы быть такой разборчивой. — «воспитывала» ее Инна. — Ну, чего тебе стоит начать на стартовой позиции, а потом, глядишь, вырастешь.

— Вырасту до кого? До старшего переводчика? Или до администратора? Не мое это все, понимаешь. Не нравиться и даже начинать не хочу.

— Но так ты долго не протянешь, подруга. Вы же с Гелей не воздухом питаетесь. А скоро ей в детский сад идти, в группы развития, кружки и так далее. Все это не бесплатно, особенно, если ты не хочешь отдать ее абы куда.

— Твоя правда. — вздыхала Полина. — Ради Гели мне надо шевелить мозгами и как можно скорее.

* * *

Жизнь любого человека представляет собой синусоиду. Вверх — вниз, вверх — вниз. И Полинина жизнь не была исключением. И обычно чем выше был взлет, тем глубже падение и наоборот. Она даже научилась ожидать падения, когда чувствовала, что все идет слишком хорошо. На этот раз, побывав на пике своего замужества, успеха «Груман клуба», дружбы с Зоей, испытав счастье материнства, Полина знала в глубине души — рано или поздно придется спускаться вниз. И спуск начался. День ступенька, еще день — еще одна ступенька. Идти и не оглядываться. Вниз, вниз. Наверх не смотреть — зависть и сожаления сгложут, вниз не смотреть — страшно от незнания продолжения. Смотреть лишь под ноги, чтобы не упасть и не покатиться кубарем с этой лестницы. Так она и делала, шла осторожно по жизни, словно на ощупь в темноте, и ждала. Ждала ощущения, когда ступеньки поведут наверх. Пусть не очень круто, но все же наверх. Это сразу чувствуется. По совершенно незаметным посторонним признакам. Шорохи, звуки, любимая песня, зазвучавшая в определенный момент, цифра на номерах машин, повторяющаяся слишком часто, улыбка незнакомца… И наступил такой день, когда, проснувшись, Полина ощутила, что сегодня она не спуститься вниз. Может, она просто постоит на месте, может, это просто плато такое, для передышки, чтобы нащупать, наконец, перила на подъем, может, просто транзит. Но сегодняшняя ступенька не будет вести вниз — это было совершенно точно.

В этот день Джульет собиралась распространять пригласительные на свою вечеринку. Контракт ее мужа закончился, и они собирались уехать обратно в Париж на каникулы, а затем — в Танзанию, продолжать работать уже там. В честь отъезда она планировала закатить через несколько дней прощальную вечеринку у себя дома, куда пригласила множество знакомых, большинство из которых были в свое время завсегдатаями «Гурман клуба». Звонок от Джульет застал Полину за приготовлением завтрака для Гели.

— Дорогая, ты должна меня выручить. — прощебетала она в Полинино ухо сквозь телефонную трубку. — Мой повар даже с десятью помощниками не сможет сделать то, что ты творила на наших клубных обедах. А я хочу сделать этот вечер незабываемым. И не только в плане развлечений и отличного французского вина, как ты понимаешь. Мы, французы, имеем привычку делать культ из хорошей еды!

— Ты хочешь, чтобы я приготовила на всю ораву гостей? — прижимая плечом телефонную трубку к уху, Полина подмешивала сахар в дымящуюся овсяную кашу.

— Нет, нет, что ты, я же не изверг! Просто хочу, что бы ты немного проконсультировала моих поваров и потом слегка проконтролировала их работу. Это не слишком тебя затруднит? — Джульет знала, как преподносить свои просьбы так, чтобы люди не отказали ей.

— Нет, что ты Джульет, совсем не затруднит! Я заеду на днях к твоему повару, поговорю с ним. Но ты тоже будешь нужна, ты же должна знать, что твои гости будут кушать.

— Но, дорогая, я могу полностью положиться на тебя. Ты же знаешь — я в кулинарии полный профан, когда это касается готовки. Когда дегустация — это всегда пожалуйста!

— Ну, договорились, Джульет! Ты меня извини, но мне надо Гелю сейчас накормить, а то она уже нацелилась размазать всю кашу по моей кухне.

— Целую и спасибо! Считай, что это твой прощальный подарок для меня!

* * *

Упоминание о прощальном подарке было очень кстати. Полина чувствовала себя неловко из-за того, что не могла позволить себе купить что-нибудь стоящее для подруги, с которой провели столько хороших дней. Она уже несколько дней думала, что бы такое найти — памятное и ценное — что сможет достойно выразить Полинино отношение к Джульет. Но все, что ни приходило в голову, стояло немалых денег, а таких расходов Полина не могла себе позволить в настоящее время. Предложение об ужине решало мигом все вопросы. Уж она постарается! Гости останутся довольны, это Полина могла обещать.

Она взялась за свои сборники рецептов, перелистала их тщательно, выбрала то, что соответствовало подобному случаю и направилась к поварам Джульет. Там они провели около трех часов, споря, что реально приготовить, а что нет, какие продукты можно найти в Москве, а что совершенно невыполнимая задача, и в конце концов остановились на меню, которое устроило всех и превосходно сочеталось с легкими французскими винами, список которых она заблаговременно взяла у Джульет.

Полину было не узнать — она точно вновь ощутила привкус азарта кулинарии и с энтузиазмом взялась за дело, как это было в пору расцвета ее «Гурман клуба». Но только в данном случае это был не маленький обед на нескольких друзей, а настоящий прием! Когда средства и размах позволяют, то из продуктов можно творить чудеса. Организовав маму присматривать за Гелей, она сама взялась за покупку необходимой провизии.

— Зачем тебе это надо, Поля? — удивлялась мама. — Ведь у тебя столько проблем нерешенных висит, а ты собираешься тратить время на какую-то благотворительность.

— Это не благотворительность, мамуля. — уверенно возразила Полина. — Это дружеская услуга. И не забывай, пожалуйста, что Джульет немало нам помогала с постояльцами на квартиру и вообще сделала для меня много хорошего. И потом — мне самой жутко нравится всем этим заниматься!

Конечно, Джульет снабдила ее целым штатом помощников, но в целом она не доверила переложить эту ответственную задачу на посторонних. Раз уж это ее подарок, то он должен был быть безупречным.

В день вечеринки Полина пришла к Джульет с утра пораньше. Повар Жак, который работал у Джульет уже не один год, поначалу был страшно недоволен тем, что в его работу прислали вмешиваться непрофессионала, которая то и дело дает советы ему, бывалому мастеру, проработавшему в этой сфере не один десяток лет. Он частенько спорил до хрипоты с Полиной по поводу нереальности ее идей, Полина так же упорно доказывала ему, что все это ею проверено и исполнимо. Эти стычки продолжались вплоть до дня, когда они начали готовить, и, к удивлению повара, со временем ему пришлось согласиться с тем, что Полина обладает природным чутьем, позволяющим ей безошибочно определять все те мелочи, которые делают блюдо неповторимым и совершенным. Полина, в свою очередь, отметала не все придирки и предложения Жака, с некоторыми она соглашалась, словом, работа пошла.

Когда начался прием, Полина успевала и на кухню заглянуть, и с гостями пообщаться, наслаждаясь вечером. Она вновь окунулась в привычную среду светского общения, от которой поотвыкла в течение последних месяцев. Джульет и гости были в неописуемом восторге. Все стали наперебой спрашивать, кто автор этих кулинарных шедевров, имя повара, откуда он, кто составлял меню.

— Раз уж ты уезжаешь, ты непременно должна оставить нам координаты своего кудесника, дорогая! Нам он тоже понадобится, зачем заказывать еду в ресторанах, если можно все сделать через него. — наперебой обращались к хозяйке приема ее гости. Большинство из них вращались в сфере дипломатии или крупного бизнеса, и устраивать приемы и презентации было неотъемлемой частью их жизни. — Джульет — не жадничай, разошли всем нам его имя и как его найти в случае надобности. Ты же уезжаешь!

Джульет, страшно довольная от успеха ее вечеринки, стояла в обнимку с Полиной и со смехом кивала в ее сторону, мол, все вопросы к моей подруге.

— Ничего не скажу! Все секреты знает только Полина — она была ответственной за вечер. Так что я даже не знаю, кто и что делал, хранительница сей тайны — моя очаровательная подруга.

Через некоторое время Джульет отвела Полину в сторонку.

— Послушай, у меня все еще сохранились те визитные карточки, которые мы печатали для «Гурман клуба». Там ты стоишь как контактное лицо и телефоны твои есть, правда, с той твоей квартиры, которую ты сдаешь. Если ты не против, мы можем раздать карточки гостям. Ты не хочешь подумать на эту тему? Я не предлагала тебе денег за эту услугу потому что знала, что ты не возьмешь от меня ничего. Но они — другое дело. Они могут и будут платить. Разве это не то, что тебе сейчас надо?

— Да, но… Я сомневаюсь, что они захотят воспользоваться моими услугами. Я — непрофессионал, обойдется все это недешево, по клубу знаю, зачем им рисковать?

— Почему рисковать? Они же пробовали твои блюда раньше в клубе, и сегодня. Просто раньше ты не предлагала такие услуги, Никита твой драгоценный был против, а теперь — другое дело.

— Да, — вздохнула Полина с оттенком грусти, — теперь другое дело.

— Так что? Принести визитки?

— Неси. Хотя я мало верю, что все это получит хоть какое-нибудь продолжение.

Визитки с дописанным вручную номером сотового телефона Полины разошлись на «ура». Полину знали в этих кругах многие, некоторые слышали про их развод с Никитой, некоторые нет, но факт, что Полина предлагает теперь свои услуги в качестве кулинара, вызвал у одних удивление (неужели дела так плохи?), у других восторг (такому таланту нельзя пропадать зря!), у третьих — жалость (бедняжка, развелась и осталась без гроша, приходится готовить для других. Как времена меняются!). Но общим знаменателем явилось то, что в услугах Полины заинтересовались и многие обещали позвонить в ближайшее время.

Засыпая в этот день, уставшая и довольная успехом, Полина подумала о том, что ступеньки ее синусоиды определенно пошли вверх.

* * *

Я тихонько полеживал себе в шкатулке со всеми Полиниными драгоценностями, думая о том, когда же наступят вновь времена, чтобы обо мне могли вспомнить по-настоящему. Сколько всего было на моем веку — и теряли меня, и продавали, и дарили, и выкрадывали, но всегда я попадал в итоге в руки тех, кто живет неспокойной судьбой. Взлеты и падения моих хозяек были просто головокружительны. И пусть мне это не всегда нравилось, я не мог ожидать ничего другого. Куда бы не бросала судьба Полину, признаться, по-настоящему я переживал только за Ангелину, мою истинную владелицу, а потому все, что ни делалось хорошего для ее мамы, было потенциально хорошо и для нее. При всей моей любви к Поле я был бы не прочь, если бы она потрудилась, и даже тяжело потрудилась, если это во благо Гели. Вот так вот! Эгоизм? Да, но с абсолютно благой подоплекой!



Глава 12

Было бы желание…

— Мама, возьми, пожалуйста, мой телефон, а то я Гелю купаю!

— А где он, Полина?

— В моей сумке, в коридоре.

Полина накинула пушистое полотенце с мордочкой и ушками зайчика на раскрасневшуюся от горячей воды Гелю и вышла с ней в спальню.

— Поля, это тебя, — мама передала ей трубку. — Говорят на английском, я не разобрала, кто это.

— Да, я слушаю. — начала Полина на английском, с удивлением отмечая, что голос собеседницы ей не знаком. — Да, да, хорошо, когда? Я подъеду завтра и мы все обсудим. Куда мне подъехать? Договорились! До свидания.

—Кто это был? —поинтересовалась мама.

— Представь себе — первый заказ на организацию приема! Завтра поеду обсуждать детали, — многозначительно улыбнулась Полина. — это жена немецкого консула, они что-то там планируют в конце этой недели, зовут меня на помощь.

— А если заказ большой? Как ты справишься?

— Надо подумать. Сначала узнаю, что они хотят от меня, потом подумаю, как все организовать.

В этот момент Полина опять с грустью вспомнила о Зое. Вот если бы она была жива, они могли бы вместе свернуть любые горы! Мама права, одной ей не справиться. У Джульет был Жак и его помощники, а здесь никого в помощь пока не предлагают. Хотя у посольства должен быть свой повар дли приемов и для резиденции посла, но кто знает, может ли его услугами пользоваться семья консула, у них там все так сложно. В любом случае надо будет продумать, кого можно привлечь для подмоги. Если начинать это, как настоящий бизнес, то надо заранее продумывать все мелочи, чтобы использовать потом опыт и для последующих заказов.

На следующий день ровно в полдень Полина сидела на террасе резиденции немецкого консула и пила с его женой кофе. В руках у нее был блокнотик, куда она скрупулезно записывала все интересующие ее детали.

— Итак, вы планируете пригласить около шестидесяти человек?

— Да, что-то около этого, плюс-минус десять человек, учитывая, что некоторые не смогут прийти, а некоторые приведут с собой сопровождение. — Жена немецкого консула, Гертруда, была женщиной неброской, но приятной внешности, говорила тихо и с немецкой точностью раскладывала все по полочкам. — Мы бы хотели, что бы меню было адаптировано для приема «а-ля фуршет». Если бы вы могли еще и продумать винный лист, я бы была бы вам очень благодарна, Полина.

— А в честь чего будет прием? — Полина делала пометки у себя в блокноте, но еще не представляла себе четкой картины. Она задавала вопрос за вопросом, уточняя все необходимые детали — гости, бюджет, требования.

—  — Я бы предпочла, что бы вы все сделали сами, включая контроль процесса на самом приеме, вы понимаете, о чем я говорю? — Гертруда доверительно заглянула Полине в глаза. . Гертруде понравились вопросы Полины. Они показывали вполне профессиональный подход к делу. Она сама была относительно новенькой в компании жен дипломатов и с Полиной сталкивалась лишь на нескольких приемах. До нее, конечно, дошли слухи о Полининой истории, но кому какое дело, как и почему эта молодая женщина решилась взяться за этот бизнес? Гертруду волновало лишь качество. Этот прием не был очень уж важным по рангу гостей, поэтому можно было попробовать Полину. Тем более жена посла, фрау Миллер, не двузначно намекнула ей провести пробу, чтобы в случае успеха воспользоваться услугами Полины в дальнейшем

— Давайте мы с вами встретимся завтра в это же время и я вам привезу несколько вариантов меню на ваше рассмотрение и цены на услуги. вам это подходит? — Полина четко соблюдала дистанцию продавец — потребитель. Независимо, на каком уровне идет переговоры, никто никогда не забывает, кто есть кто в данной ситуации, и Полина старалась не забывать об этом ни на секунду. Это не ее подруга, это ее клиент.

— Превосходно. Приятно работать с хорошо организованными людьми, — улыбнулась Гертруда и поднялась, чтобы проводить Полину до двери.

Если бы она еще знала, что я пока понятия не имею, как это все организовать, думала про себя Полина, заводя машину. Ну, положим, составить меню — не такая уж большая проблема, надо проехаться по магазинам и прикинуть цены. Но приготовить это все на шестьдесят человек? Заранее не сделаешь, должно быть свежим. Кто-нибудь нужен для помощи на кухне, кто-то на обслуге, официанты, море проблем. Где их всех взять? Нужно с кем-то посоветоваться. Не наберет же она людей с улицы. К Дороти что ли поехать? У нее всегда полно идей по поводу и без повода.

— Дороти, твоя землячка приглашает меня прием «а-ля фуршет» обслужить! — сходу выпалила Полина, едва только войдя в зимнюю оранжерею в доме у Дороти, где пухленькая хозяйка с любовью купала своих зеленых питомцев.

— Привет, Полина! У меня все хорошо, спасибо, что спросила — невозмутимо ответила Дороти, продолжая протирать листву растений.

— Ну, ладно, ладно, не обижайся, я просто переполнена новостями и ты первая, с кем делюсь! — Полина обняла обхватила сзади мягкие бока Дороти, прижавшись к ее щеке.

— Какая еще землячка? — так же невозмутимо перешла к делу Дороти.

— Жена немецкого консула, Гертруда. Собирается сделать прием в честь открытия какого-то там проекта, хочет на меня возложить организацию стола.

— Попрошу не смешивать в одну кучу немцев и голландцев, это во-первых. Поздравляю с новой работой, это во-вторых.

— Ой, прости, пожалуйста. Просто вы же близкие соседи, не так ли? А поздравлять еще рано. Куча проблем всплывает, поэтому к тебе пришла.

— Ну, конечно, когда все хорошо, к старушке Дороти не позвонишь даже, а когда проблемы, так сразу прискакала. — На самом деле Дороти лукавила. Она обожала давать советы и была в восторге, когда к ней за ними обращались. — Пошли пить чай, послушаем, что там у тебя за «куча проблем»!

Выслушав, в чем дело, Дороти задумалась. Можно обратиться в хороший ресторан и там нанять всю команду, но это будет очень дорого. Или же надо иметь связи и сведения о том, где лучше нанимать персонал надежного качества и недорого. А если Полина зарядит сейчас высокие цены, то ее, как новенькую на рынке, не возьмет никто. Богатые люди умеют считать деньги и взвешивать риск.

— Тебе нужен не просто советчик, а профи. Настоящий профи. И единственный, кто приходит мне в голову сейчас — это Жак. Джульет уехала и он, я слышала, не слишком занят сейчас. На постоянную работу пока не устроился, отдыхает, но берет разовые заказы.

— Жак? — Полина была искренне удивлена. — Я даже и подумать про него не могла бы. Разве он заинтересуется?

— Может, и не заинтересуется, но совет дать хороший сможет, это совершенно точно. Хочешь, я свяжу тебя с ним? Он мне не откажет. Да и, к тому же, вы же с ним работали уже у Джульет. Если только ты с ним тогда не разругалась, он тебе поможет.

— Да нет вроде, не разругались. Хотя и случались размолвки, но финал был замечательный.

— Значит, к нему и поедем. Я поеду с тобой. Подожди, позвоню ему.

Жак, высокий широкоплечий блондин, похожий своей квадратностью на большой шкаф, являл собой пример истинного повара-авантюриста. Он был француз по происхождению, но с тех пор, как освоил азы кулинарии, он путешествовал, поставив себе целью повидать как можно больше на этом свете. Чтобы путешествия не были обременительными в плане расходов, он устраивался на работу в дома иностранцев, или в рестораны, или к местным богачам, превосходные рекомендации открывали ему все двери. Он уже успел побывать почти во всех европейских странах, нескольких азиатских, и вот уже около четырех лет работал в Москве и даже сносно освоил русский. Джульет схитрила, когда сказала Полине, что не может положиться на него в плане организации вечеринки, просто она хотела вовлечь Полину, поднять ее престиж, самооценку и настроение. Жак был хорошим поваром и рискованным экспериментатором. В этом они с Полиной были схожи. Но организаторские способности, свойственный Поле, у него напрочь отсутствовали. Он даже и не хотел вмешиваться в сферу организации обедов и ужинов.

— Мое дело — то, что у вас на столе. Все остальное — меня не должно касаться, — заявлял он сразу же заказчикам.

После отъезда Джульет он был в нерешительности, то ли ехать в другую страну, то ли пока наслаждаться жизнью в Москве, где ему, несомненно, нравилось.

Когда Полина с Дороти подъехали к нему обсудить заказ Гертруды, он только-только просыпался и отходил от бурной ночи в казино, где он не только хорошенько проигрался, но и хорошенько напился. Квартира, которую он снимал, представляла собой довольно своеобразное зрелище: наряду с коллекцией редких изделий народного творчества, привезенных из стран, где он успел побывать, там можно было увидеть старую и поношенную сумку, какую встретишь разве что у бомжей, или странную шапку непонятного происхождения, или замшелую кожаную папку с иероглифами. При этом по всему дому валялись разбросанные вещи хозяина, явно не утруждавшего себя частыми уборками помещения.

* * *

— Ничего у вас не выйдет, — проворчал он, выливая себе в горло бутылку холодной минералки.

— Это почему еще не выйдет? — возмутилась Полина. Помятое лицо Жака и недвусмысленный запах перегара не вызывал особо положительных эмоций с ее стороны. Она почувствовала неприятные спазмы в желудке. Она хронически не выносила запаха перегара, даже Никиту она всегда выпроваживала в другую спальню, если он приходил в доску пьяный. При этом сама она отнюдь не была трезвенницей, парадокс!

— Да ты же ничего не смыслишь в этом деле! Ты представляешь себе, каких ресурсов это требует? И где все это взять?

— Нет, не представляет. Именно поэтому мы здесь, Жак. — вмешалась Дороти. — Давай, голубчик, выпей кофе и пораскинь мозгами. Ей нужно к завтрашнему дню иметь примерные расценки и идеи. Давай же, проясняй свой взгляд и мозги!

— Попрошу мне не указывать, мадам. Когда мне захочется, тогда я и протрезвею, вы, кажется, это имеете в виду? — Жак демонстративно потянулся за банкой пива.

— Мне все ясно. — Полина резко встала со своего стула. — Мы теряем время, Дороти, лучше я начну действовать, а не ждать, пока этот господин соизволит протрезветь, чего он, по-моему, делать в ближайшее время не собирается. Я жду тебя снаружи. — она вышла, остановившись за дверью в ожидании Дороти. Какой можно помощи ожидать от Жака в этот момент, когда он имя свое с трудом произносит! Она услышала, как Дороти попыталась внушить ему необходимость помочь ее подруге, но это было абсолютно бесполезным занятием. Жак только раздражался в ответ и в итоге крикнул, что раз уж Полина такая крутая, что Джульет поставила его в положение мальчика на побегушках перед ней, то пусть сама и выкручивается. Засела у него все-таки эта заноза.

— Назвался груздем, полезай в грузовик! — сказал он по-русски со смешным акцентом.

— Чего?

— Пословица у них такая, Дороти. Шла бы ты лучше, а то голова раскалывается.

Дороти, вздохнув, оставила свою роль переговорщика и закрыла за собой дверь. Вслед послышались стоны и очередное бульканье воды.

— Дороти, я улетаю! Мне надо Гелю повидать, заскочу домой, а потом займусь телефонными звонками. Выясню что-нибудь, не пропаду.

— Извини, что так вышло. Я же не знала, что он в таком состоянии. Мы его еще растрясем, только подожди, когда в себя придет. Он неплохой парень, только надо поймать соответствующее настроение. — Дороти улыбнулась, чмокнула Полину и села в свою машину. Про себя она уже продумывала другие варианты помощи подруге, но не хотела говорить ей, пока не выяснит подробности.

* * *

Через два часа в дверь Полининой квартиры, а вернее, квартиры ее родителей, где она сидела и составляла список агентств и ресторанов, куда можно позвонить за информацией, раздался звонок. Это был Жак. Свеженький, сияющий, словно начищенный медный чайник.

— Ты что тут делаешь? — ошарашено воззрилась на него Полина. Жак занимал собой почти все пространство дверного проема и выглядел на удивление трезво.

— Салют, мадам. Могу пройти?

— Проходи, коли пришел. С чего вдруг такая честь? — она прошла в гостиную и остановилась там, скрестив руки на груди, в ожидании разъяснений.

— Хорошая хозяйка сначала кофе предлагает, — Жак вел себя так, словно это не он отшил Полину каких-то там пару часов назад.

В комнату вошла Геля, волоча за собой плюшевую собаку.

— Мама, ручки! — потребовала она тоном, не терпящим возражений.

— Ну, давай, забирайся, — Полина уселась на диван и разместила ее на своих коленях, — не получится с кофе, руки заняты. Так чему обязана и как ты меня вообще нашел?

— Как, как… Дороти дала адресок. Вот что, я был слишком горячим сегодня. Нет, не так. — Жак почесал у себя в затылке, подбирая русские слова. — Я неправильно ответил тебе сегодня утром. Вот!

— Так это не утро уже было, а скорее обед.

— Ну, какая разница, ты же меня поняла? — он перешел на английский, чтобы яснее выражаться. — Так вот, на самом деле, я заинтересован тебе помочь.

— С чего вдруг? — Полина не забыла его выкриков относительно вечерники у Джульет.

— Ты классный кулинар. Я объективно говорю. Не лучше меня, конечно, но все равно классный. Плюс — ты умеешь организовать людей. Мне эти дела всегда по барабану были, а тебе — по зубам. Так что я даже мог бы работать с тобой в паре, пока здесь ошиваюсь.

— Хм, в паре? И как ты себе это представляешь? — Полинин скептицизм был оправдан. Она не раз слышала от него, что он повар-одиночка, потому и не привязывается к одному месту работы и к коллективу.

— Ты будешь все организовывать, встречаться, договариваться, вместе составляем меню, готовлю я, примерно так!

— Так я к тебе потому и пришла, что не знаю даже с чего начать! — Полина решила перейти прямо к делу. Времени упираться и упражняться в острословии у нее не было. Она передала Гелю вновь бабушке и отправила их погулять, чтобы не мешали разговаривать.

— С мамой! — заупиралась Геля.

— Золотце, мама занята сейчас. Погуляй пока с бабушкой, а потом я присоединюсь, хорошо?

Когда Геля с недовольным видом ушла гулять, Полина подавила вздох сожаления и продолжила беседу с Жаком.

— Предложение твое звучит заманчиво, но ведь я даже не знаю, с какого конца подступиться к организаторской части!

— Как делим доходы?

— Что????

— С этого надо начинать. Потом — вся остальная работа.

— Ну, давай пятьдесят на пятьдесят после вычетов всех расходов. Идет?

— Идет. Ну, поехали!

В течении дня они составили примерный план — где нанять команду для обслуги, что готовить, где взять продукты.

— Имей в виду, что мы не будем в большом наваре. — предупредила Полина. — Я не могу заломить большие цены с первого раза. Это же проба! Потом будет легче. Так что не рассчитывай, что разгуляешься с этого заказа.

— Как знаешь, ты у нас финансист будешь. Только не принижай свой класс ценами уличной забегаловки. Как себя преподнесешь, так тебя и слопают.

К вечеру у них на руках был полный вариант предложения и даже образец договора, который Полина могла представить Гертруде. Таким образом, было уже затемно, когда Жак, наконец, собрался уходить.

— Свяжись со мной завтра, когда с Гертрудой поговоришь.

— А ты разве со мной не пойдешь, шеф-повар?

— Нет, ты у нас по связям с общественностью, не забыла? Это я в первый раз тебе помог по твоей части, потом будешь сама все делать. Я же говорю — ненавижу организаторскую деятельность! Это не творчество, это — нудятина. Я люблю творить на кухне и познавать мир. Все! Остальное меня не интересует.

Полина промолчала по поводу того, что в таком случае ей полагается большая часть доходов: в ее положении капризничать не приходилось. Дай бог, они начнут, а потом все наладится.

— Ну, пока, партнер! — Жак широко улыбнулся и протянул руку.

— Пока. До завтра! — Полина встала проводить его до двери. — Кстати, не в грузовик, а в кузов.

— Что? Не понял…

— Пословица звучит так — назвался груздем, полезай в кузов.

— А-а-а, — Жак густо покраснел от мысли, что Полина все слышала, и поспешил выйти.

Полина, уставшая и довольная, еще просмотрела проделанную работу. Все должно получиться!

* * *

Из дневника Зои

* * *

Забавно — нашла свой старенький дневник. Каким все кажется наивным и смешным теперь! Столько воды утекло, столько всего произошло, мне кажется, что это не я вовсе писала в этом дневнике, а совсем другой человек, глупенькая дурочка, ничего не понимающая в жизни, мечтающая непонятно о чем, не имеющая конкретных планов и целей на будущее . Я хотела выбросить это чудо в бумажных перьях, но остановилась в последний момент. Моя жизнь — это моя жизнь, и, выбросив старенький блокнот, я не вычеркну этим страницы из моей жизни. Быть может, еще через несколько лет я опять стану другим человек и по-новому взгляну на свои записи. А может, моему ребенку будет интересно прочитать о жизни его матери. Ради этого я, пожалуй, даже продолжу свой дневник. Ведь мне есть о чем написать здесь. И хотя не так все просто в моей жизни, она не стоит на месте, а несется с бешеной скоростью, спотыкаясь, падая, но вновь поднимаясь, а иногда и взлетая, и продолжая свой путь…

После того, что произошло со мной во время поездки Полины в Париж, мне пришлось, конечно же, уехать. Меньше всего мне хотелось бы вспоминать о том периоде, но, к сожалению, а может и к счастью, именно тогда я получила мощный стимул двигаться вперед, и это движет мною до сих пор, не давая опустить руки, толкая дальше, ближе к своей к намеченной цели.

* * *

Подлость и обман, с которыми я столкнулась за такой короткий отрезок времени, в один день изменили меня, превратив в совершенно другого человека. Неуверенность и самоуничижение сменилось ненавистью и упорством доказать, что я тоже чего-то стою.

Уехала я тогда еще не зная о своей беременности, уехала, одержимая страхом и ненавистью. Я была похожа на улитку, заползшую в раковину, чтобы в тишине и покое обдумать свой план. План мести. Я еще не знала, как именно я отомщу Полине и ее мужу, но я точно знала, что однажды я сделаю это, даже если на это уйдет вся жизнь.

Раковиной мне служил дом моего детства. Больше мне деваться было некуда. Сказала, что приехала на время, типа отпуска. Наврала, что есть работа в одной фирме, но пока отпускной период и нас всех распустили по домам. Бабушка хотела бы начать свою лекцию, но я не дала. Сказала, что нет сил на разборки. Дала денег, как доказательство того, что работаю. Она обиделась, замолчала и не стала копаться, что там правда, а что нет. Хотя, по глазам видела, не поверила. Дед все ворчал, как прежде, но деньгам был рад. На тот момент я еще не знала, что я собиралась делать дальше. Надеялась, что со временем все встанет на свои места.

Но со временем проблем стало еще больше. Я обнаружила, что беременна. Обнаружила довольно поздно, когда аборт уже был опасен. У меня и в юности-то эти самые дни через пень колоду появлялись, а после всего того стресса, что я пережила, мне вообще не до них было. Тем более, врач тогда дала мне таблетки от беременности, от которых меня потом страшно тошнило. Так что я и подумать не могла, что попадусь в такую идиотскую ловушку. Но вот попала. Сначала думала, что пухну от болезни какой-то нервной, а потом решила к врачу сходить. Ну, та меня и «обрадовала». Предложила за огромные деньги аборт, если захочу. Я согласилась. Она назначила день, но я так и не решилась на это. Почему? Трудно объяснить. Я ненавидела отца ребенка и была даже готова убить его, уничтожить, причинить ему еще большую боль, но ведь это только потому, что он унизил меня, он причинил мне боль. Он, а не ребенок. И хотя позже мне приходили в голову мысли, что в будущем я смогу шантажировать этим ребенком его отца, но в тот конкретный момент я была сконцентрирована на неожиданно проснувшемся материнском инстинкте. Он захлестнул во мне все остальные чувства и мысли. Вопреки всякой логике и разуму я захотелародить его. Я сама родилась и выжила назло разумным доводам — у молодой больной матери-одиночки, без всяких средств на существование. Я выросла и благодарна «нелогичному» стечению обстоятельств. Моя мать не хотела меня. Это было взаимным чувством. Я тоже не любила мать, хоть и не знала ее никогда, и я не хотела быть на нее похожей.

Как я благодарна судьбе за посланное мне вовремя решение. Если бы не это, я была бы лишена радости общения с моим любимейшим малышом, с моим чудесным мальчиком, открывшим мне мир любви.

* * *

Глава 13

Поосторожней на крутых поворотах!

Гертруда была в восторге от предложения Полины, хотя природная немецкая сдержанность не позволила ей проявить его в полной мере. Цены, предлагаемые Полиной, были ниже ресторанных, а меню несравненно лучше и разнообразней. Она остановилась на одном варианте, который выглядел, на ее взгляд, наиболее здоровым по составу и красочным по оформлению. Позже она поделилась с женой посла, что иметь дело с элегантной и интеллигентной Полиной намного приятнее, чем с представителями их традиционных ресторанов—партнеров. Скорость и пунктуальность тоже приятно удивили Гертруду. Правда, фрау Миллер не торопилась с выводами и предложила отложить восторги до самого приема.

— Кто знает, как это будет выглядеть в реальности. На бумаге все может быть красиво, особенно в этой стране, ты же знаешь, дорогая. Ничего нельзя сказать заранее. Я здесь дольше тебя, можешь поверить моему опыту, — советовала она Гертруде.

— Да, вы правы, фрау Миллер, пока не увидим своими глазами и не попробуем, ничего нельзя сказать, — послушно согласилась Гертруда, коря себя за поспешность в суждениях в разговоре с первой леди посольства.

Но прием прошел великолепно. Конечно, им с Жаком пришлось поработать в режиме цейтнота, не имея лишней секунды в запасе, но это окупилось сторицей — все прошло на удивление гладко. Были мелкие огрехи, которые стали им уроком на будущее, но все это были мелочи на общем фоне. Получив дежурную благодарность от посольства, Полина и Жак так же дежурно улыбнулись и оставили им заблаговременно подготовленные визитные карточки. Однако, оставшись наедине, Полина набросилась на Жака с объятиями криками радости.

— Мы сделали это, Жак! Мы сделали это!!! Они же не знают, что это наша девственная попытка подобного рода и даже и не заметили этого. Это же самая лучшая оценка! Жак, я тебя обожаю, ты знаешь об этом?

— Уж я-то это понял, что они ничего не поняли! Я же знаю, когда у них вытянутые лица, обращенные к новичкам в деле, и когда, как сегодня, улыбка шесть на девять: «Примите нашу благодарность за ваши услуги», черт подери! Как будто мы это десять лет, как исполняем! — Жак так точно изобразил интонации и выражение лица Гертруды и фрау Миллер, что Полина не удержалась от хохота.

— Точно! Я думаю, в следующий раз они непременно к нам обратятся.

— И этот следующий раз наступит очень даже скоро, — многозначительно добавил Жак.

— Откуда ты знаешь?

— Птичка на хвосте принесла, — вид у Жака был загадочный, однако имя этой «птички» было нетрудно предположить.

— Дороти шепнула? Колись!

— Угу. Сказала, что это была проверка, по ее сведениям, а скоро у них большая делегация приезжает, и будет настоящий прием с пресс-конференцией и развернутым обедом. Сечешь? — Жак выразительно посмотрел на Полину.

— Разведка Дороти обычно безупречна. Так нам готовиться к развернутому обеду? — Полина начала кружиться по комнате и напевать. Это же здорово! Голову кружил не только успех и первые заработанные деньги в ее новом бизнесе, но и тот факт, что ей безумно понравилось все это дело!

То, что осталось им с Жаком в виде чистой прибыли, было не очень уж большой суммой, но все же! Все же это были ее, Полины, деньги, на которые она первым делом купила кучу подарков Ангелине и родителям.

— Мама, я, наверное, перееду обратно к себе на квартиру. Я устрою там офис на одной половине, мы с Жаком сможем принимать там клиентов, держать всю информацию, файлы на людей, нужные запасы приправ и так далее. Это будет удобнее.

— А как же Ангелина?

Ангелина «висела» на маме, словно маленькая обезьянка, крепко обхватив ее ногами и руками. В последние дни мама была так занята, что она почти не видела ее. Это совсем не устраивало малышку Гелю!

— Я с мамой, — захныкала она.

— Конечно, с мамой, любовь моя, с кем же еще. Просто иногда бабушка будет приходить и навещать тебя, иногда ты к ней будешь приезжать.

— Тогда мне придется взять длительный отпуск, иначе у меня не будет времени. Если ты будешь занята с каждым заказом, как в этот раз, то ты будешь пропадать целыми днями, Поля.

— Если дела пойдут хорошо, то я найму няню. В детский сад ей пока рано, так что придется выкручиваться.

— Хочу с мамой, — продолжала канючить Геля и ее синие глазки были полны слез.

— Ну, ну, родная, не плачь, я же не отдаю тебя никому, золотце! — Полина крепко поцеловала дочку и прижала к себе. — Ты всегда — всегда будешь с мамой!

— Ладно, что-нибудь придумаем. Будем пока с дедушкой брать «дежурства», а там посмотрим, — вздохнула бабушка, с сочувствием глядя на внучку. Ее собственная дочь так мечтала о ребенка и так хотела посвятить всю себя ее воспитанию, и вот, пожалуйста… Ребенок есть, а времени на нее у Полины теперь будет все меньше и меньше. И никак этого не избежишь. К сожалению.

Через пару недель клиенты из Полининой квартиры съехали и она перевезла свои и Гелины вещи обратно на свою квартиру. Она поделилась с Жаком идеей устроить офис на второй половине квартиры, на что он ответил, что один заказ — еще не повод для открытия офиса.

— Да ты не понял, мы пока не будет регистрировать наш бизнес официально, пока не наберем обороты, у нас больше денег уйдет на регистрацию и налоги, чем мы заработаем. Но принимать клиентов, держать бумаги где-то надо!

— Принимать клиентов? Пока, насколько я понимаю, клиенты будут принимать нас, а не мы их!

— Ну да… Но все равно наступят лучшее времена! —не уступала Полина.

Жак не спорил. Какая разница, как называть часть Полининой квартиры — офисом или столовой. Смысл их предприятия от этого не измениться.

Заказы поступали один за другим. Семья итальянцев, немецкий посол, польская фирма… Некоторые заказы были совсем небольшими и Жак противился, пока Полина не убедила его, что пока они работают на имя и количество клиентов, надо брать все, что есть. Некоторые просили их взять на себя всю координацию приема, так что Полине пришлось пораскинуть мозгами и даже покорпеть в библиотеке над книгами, связанными с организацией приемов, презентаций, обедов. По мере того, как вырисовывалась общая картина того, что может понадобиться, становилось ясно, понадобиться еще один человек, который возьмет на себя режиссуру мероприятий. И человек этот был совершенно конкретной персоной — Инна. Конечно, у нее никакого опыта подобного рода, но! У нее неуемная энергия, хороший уровень взаимопонимания с Полиной, задатки организатора, бурно проявившиеся в студенческие годы, и бесспорная коммуникабельность. Полина прекрасно помнила, как во времена учебы в институте Инна устраивала многочисленные конкурсы, была лидером команды КВН, словом, являлась личностью яркой и вполне подходящей для подобной работы.

Уговаривать Инну долго не пришлось. Она не работала после института только из-за рождения детей, вначале дочки, а затем мальчиков-близнецов, которые отнимали все ее время. Муж был в состоянии обеспечивать семью и вопрос о работе остро не вставал. Но детки, как известно, растут, начинают ходить в детский сад, школу, и преданные мамочки начинают задумываться о том, что им делать с вдруг появившимся свободным временем. Особенно, если у этих мамочек энергии столько, что ее непременно надо куда-нибудь приложить, как это было в случае с Инной. Инна располнела и превратилась в настоящую матрону, но задора не растеряла. Поэтому, услышав предложение Полины, она даже не стала думать, согласившись моментально.

— Но ты понимаешь, что это будет отнимать у тебя немало времени и даже иногда вечера? — Полина хотела заранее предупредить подругу о нерегламентированных часах работы, чтобы потом не оказалось, что «муж против, ворчит, извини, не могу». — Олег не будет возражать?

Олег, муж Инны, обожал жену и не отличался домостроевскими замашками, но, с другой стороны, он еще и не имел опыта семейной жизни, когда жена работает, а не посвящает себя целиком и полностью своим любимым домочадцам.

— Ничего, Поля. Засиделась я дома. Да и Олег, знаешь…Ну, в общем, у него сейчас не очень дела идут, так что дополнительные деньги нам не помешают. Детей —то кормить-одевать-образовывать надо, а не только носы утирать.

Таким образом, Инна стала еще одним постоянным членом команды. Их команду уже стали узнавать — строго одетая Полина, неизменно привлекающая к себе внимание гостей яркой внешностью, Инна, со своей деловитостью, любопытно выглядевший Жак с его собранными в хвост волосы, шкафообразной фигурой и жонглированием продуктами (превращавшее действо на кухне в телевизионное шоу). Все вместе они смотрелись очень слаженной и симпатичной командой, и гости то и дело спрашивали у них визитные карточки. В эти годы подобный сервис еще не являлся обычным делом для России и иностранцы, да и местный люд проявили к этому немалый интерес.

На одном из вечеров у немцев к Полине подошел среднего роста, с неглубокими залысинами на лбу мужчина, лет сорока, который представился как Сергей Макеев и дал визитку, на которой было указано, что он является председателем одного довольно известного концерна.

— Вы очень хорошо поработали! — похвалил он. — Можно взять ваши координаты? Потому что я тоже планирую скоро устроить презентацию нашего нового предприятия, так что вы можете мне понадобиться.

Полина протянула карточку, где были указаны имена ее и Жака с телефонными номерами. Из-за разницы в росте (которую усугубляли шпильки Полининых туфель) Полина смотрела на него сверху вниз, что немного смешило ее. Сергей глянул на визитку с некоторым удивлением.

— А как вы называетесь? Я имею в виду, агентство или фирма, или вы действуете, как частные лица?

Полина смутилась. Никого из иностранцев это не волновало и она как-то не задумывалась пока об их статусе.

— Да, можно сказать, как частные лица.

— Это не мое дело, но я бы посоветовал вам легализоваться. Ну, знаете, неизвестно на кого напоретесь в таких кругах и кто вами заинтересуется. Иностранцам-то точно дела нет до этих мелочей, они вообще считают, что все мы здесь немного дикие и спрос, поэтому, соответствующий. Но вы же хотите занять определенную нишу в этом бизнесе. Хотите ведь? — он с улыбкой заглянул Полине в глаза. Она отметила, что у него серо-зеленые глаза с лучиками морщин вокруг, свидетельствующие о частых улыбках на этом лице.

— Вы правы. Я подумаю об этом. — Полине не хотелось раскрывать потенциальному клиенту тот факт, что они только-только начинают. Хотя уже можно было сказать, что дело пойдет. По крайней мере, работали они не в убыток.

— Подумайте, подумайте. Если что — звоните мне, я смогу вам помочь в этом.

— Помочь? С оформлением, вы имеете в виду?

— И с оформлением тоже. Позвоните мне, поговорим, — Сергей пожал ей руку и вернулся к гостям.

Полина посмотрела ему вслед с интересом. В его глазах она увидела не просто сухой деловой интерес, а нечто большее, зацепившее ее любопытство. С другой стороны, в его взгляде не было того неприятно-липкого интереса, который она так не любила в некоторых мужчинах. Надо будет непременно ему позвонить.

Когда позже они сидели с Инной и Жаком у Полины дома на своеобразном собрании, подводя итоги, Полина рассказала им о своем разговоре с Сергеем.

— И зачем нам это надо сейчас? — протянул Жак. — знаешь, сколько средств потребуется, чтобы организовать стоящее агентство? Мы и так хорошо справляемся.

— Да, но пока мы лишь начинаем и пробуем свои силы. Я считаю, что начали мы неплохо, пора переходить на более серьезный уровень. Пора дать нам имя, легализовать свой бизнес, сделать настоящую рекламу. Тогда мы сможем работать не только через знакомых, но и выйти на общий рынок. И потом, я не хочу, чтобы в один прекрасный день нас поймали за хвост соответствующие «органы» с вопросами, чем мы занимаемся и кому мы платим налоги. Ты же не скажешь, Жак, что помогал готовить просто по дружбе, а ты, Инна, выручила меня, как давняя приятельница.

—Я-то как раз могу сказать, я французский подданный и с меня взятки гладки. А вот насчет вас… Наверное, ты права, но …. Я просто не хочу терять свой доход. А регистрация и реклама съедят много денег.

— Мы наймем хорошего бухгалтера. Не волнуйся, я тоже не горю желанием работать себе в ущерб. У меня дочка на руках и все, что я делаю, я делаю ради нее.

— И ради себя тоже, — добавила Инна. — Посмотри на себя, ты же рождена для этого бизнеса. Не то, что раньше — все дома сидела да пирожки пекла.

— Ладно-ладно, и для себя тоже. Так что — решено? Завтра я позвоню Сергею и узнаю, чем он может нам помочь. Что-то лицо мне его кажется знакомым… Наверное, видела его где-то среди знакомых Никиты. — Полина осеклась. Обычно она избегала упоминания его имени. — Хотя, возможно, я ошибаюсь.

Сергей назначил ей встречу в кафе вечером следующего дня. Полина пришла не слишком подготовленная, так как Геля не спала всю ночь, плакала и металась по кровати, температурила, и потом весь день почти ничего ела. Перед уходом она не хотела отпускать маму, все висела на ней и совершенно не давала собираться. Полина не выспалась, устала и поэтому даже не позаботилась о своем внешнем виде, да и времени не было, хотя, по идее, шла на важную для ее бизнеса встречу. Когда она вошла в кафе в своих потертых обтягивающих джинсах с несколько растрепанными волосами, она заметила, что все головы повернулись в ее сторону. С подозрением глянув сбоку на свое оконное отражение и не найдя ничего странного, она подошла к столику, где сидел Сергей. Он привстала навстречу, подал руку и пододвинул стул.

— Как дела? — тон его был рутинно-вежливым, но глаза излучали потоки искринок смеха.

— Спасибо, хорошо. Как у вас? — она занервничала. Что-то было явно не так. — Что-то не так? — не выдержала Полина. — У меня случайно второй нос не вырос?

— Нет, нет, — Сергей смеялся уже в открытую. — Просто не каждый день красивая видная девушка входит в кафе с… — Он указал глазами на ширинку ее брюк. — Это, простите, невозможно не заметить.

Полина последовала его взгляду.

— О! Извините… — лицо Полины запылало ярким румянцем. Как она могла забыть! Это все из-за Гели, она и в туалет-то сходила с ней на руках. И вот пожалуйста! Она торопливо застегнула непослушную «молнию». Джинсы были такие узкие, что расстегнутая ширинка расползлась в широкую зияющую дыру, через которую были видны малюсенькие кружевные трусики лимонно желтого цвета. Теперь понятно, почему все таксмотрели на ней — зрелище еще то.

— Вы выглядите уставшей, или долго праздновали вчера свой успех? — Сергей сделал вид, что ничего не произошло, но Полина все еще была пунцово-красного цвета от смущения.

— Да нет, просто дочка заболела, не выспалась немного, — она не смотрела ему в глаза. — Давайте закажем что-нибудь.

— Кофе?

— Да, двойной, пожалуй.

Пока сделали заказ, Полина немного расслабилась. В конце концов, с любым может случиться. Правда, если бы еще не цвет трусиков…

— Так вы говорите, вам понравилось вчера? — она перевела разговор в деловое русло, так было легче справиться со смущением.

— Да, очень. Вы подумали насчет легализации?

— Да, посоветовались со своей командой и решили, что уже пора. Но пока не представляю, как это сделать, с какого конца подступиться.

— Я смогу помочь. У меня есть знакомые в нужных кругах. А еще я бы предложил вам взять кредит на раскрутку. Реклама, проспекты, может, даже презентация некоторых блюд, создание своей странички в интернете — все это потребует некоторых вложений.

— Но у нас и так неплохая сеть знакомств… — попыталась возразить Полина.

— Неплохая для маленькой частной конторы. А если вы хотите поставить все на широкую ногу — этого недостаточно. Поверьте мне, я ведь в бизнесе не новичок.

— Да кто же мне даст кредит под такое дело?

— Я дам, — спокойно ответил Сергей. — Вернее, не я лично, а мой банк. Мы даем кредиты на развитие мелкого бизнеса. Все честно — проценты, обозначенные сроки возврата, гарантии и так далее. Не думайте, что это дружеский жест. Просто я вижу потенциал вашей идеи.

— Вы меня второй день знаете и готовы дать мне кредит? — Полина недоверчиво смотрела на Сергея. Если это всего лишь прием затащить ее в постель, то она как-нибудь обойдется.

— Совершенно верно. Но только вот справки о вас навести было совсем несложно. Люди болтливы по своей природе. Так что я знаю о вас больше, чем вы думаете. В конце концов, вы можете указать в качестве гарантийного имущества свою квартиру. Поверьте, она стоит намного больше того, что вам потребуется на первое время для раскрутки.

— О! Вы даже про квартиру выяснили. Быстрая работа, — Полине было немного неприятно, словно порылись в ее бельевом шкафу.

— Без обид. Я же деловой человек и не собираюсь бросать деньги на ветер. А можно перейти на ты?

Полино равнодушно кивнула. Такой подход успокоил ее. Залог под кредит — это, несомненно, лучше, чем «по дружбе» с сомнительной подоплекой. И это даст им одновременно и большой толчок к развитию и стимул стараться не прогореть. Отдавать свою квартиру банку она ни за что бы не согласилась, так что работать придется с полной отдачей сил. Без права на проигрыш. Это то, что ей нужно.

— Я бы даже мог стать соучредителем вашего агентства, — продолжал тем временем Сергей, — но, думаю, вам будет интереснее самим доказать свою состоятельность.

— Мы вернем кредит в срок, — уверенно и с азартом воскликнула Полина. — Вот увидите — мы не подведем. С чего мне надо начать?

— С регистрации агентства!

* * *

Из дневника Зои

* * *

Ну вот и выкроила минутку продолжить свои воспоминания на бумаге. Еще пару страниц — и доберусь до сегодняшних дней. Мне даже стало интересно — словно пишу о себе книгу.

Итак мой ребенок рос и скрыть живот уже было невозможно. Пришлось признаться, что беременная. На всякую бубню вокруг не обращала внимания. Посторонним сказал, что вышла замуж, да муж занят шибко в Москве, приехать пока не может. Кто поверил, кто нет — меня мало волновало. У меня был свой план и свои цели. Я не собиралась оставаться в той дыре надолго. После рождения ребенка я планировала вернуться в Москву. А потом — потом хотела найти Полину и поговорить с ней. Прежде всего, мне безумно хотелось увидеть ее ребенка — моего ребенка! Я заранее любила малыша в своей утробе, независимо от того, как он мне достался и кто его отец, и мне казалось, что мой второй ребенок тоже нуждается во мне, не меньше, чем тот, который жил во мне.

Я подрабатывала, пока ожидала родов. Пекла торты и готовила всякую всячину на дому на заказ. Деньги получала не очень большие, так как жители нашего городка не шибко обеспеченные, но все же на жизнь хватало. Это было первым успешным шагом в цепочке моего плана.

Сейчас я думаю, а если бы Полина не обманула меня тогда, и все было бы открыто и честно, как бы я тогда повела себя? Ведь ее ребенок так же являлся бы частью меня и я сама изначально пошла на это. Я не знаю ответ на этот вопрос. Но очевидно, что ненависть и разочарование извращают и меняют наши чувства, превращая черное в белое, а белое в черное. Я думаю, что если бы Полина не обманула меня, я бы не посмела портить ей жизнь. Даже если бы чувствовала свою причастность к малышу. Я бы исчезла из ее жизни тихо и мирно, не осложняя никому ничего… Но все сложилось по-другому…

* * *

Вскоре после того, как у меня родился совершенно прелестный мальчишка, которого я назвала Павлуша, умер дед. Умер тихо, во сне, так, наверное, только безгрешные люди умирают. Без страданий, без изнурительной борьбы со смертью. Я бабушке объявила, что в Москву уеду, позвала с собой. Она плакала долго, говорила, что на своей земле помереть хочет. Но я не могла ее оставить — мне нужна была помощь с Павлушей, пока я планировала своими делами заниматься. Уговорила ее все же. Дом продали. Ерундовые деньги, но и они пригодились впоследствии. Так мы переехали в Москву. Перед отъездом я раздобыла себе новый паспорт на фамилию бабушки — Малышева. Это на тот случай, если меня станут искать. По документам я так и осталась в своем захолустье, вряд ли кто поедет проверять. В Москве я сняла квартиру, скромную, но чистенькую. Мы начали новую жизнь…

Я развесила по району, где мы сняли квартиру, объявления, что пеку-готовлю на заказ. На остановке стояла и продавала пирожные и пирожки, чтобы народ попробовать мог. Сначала поступил один заказ, потом второй, и пошло-поехало. Райончик у нас был бедный, платили не густо, но все равно появился стабильный доход. Но мне этого было мало. Это являлось лишь началом. С Полиной я пока встречи не искала. Думала, вот встану немного на ноги, потом встретимся. Я хотела добраться до ее уровня, а потом уже разговаривать с ней на равных. Я думала, что смогу еще и отобрать у нее своего ребенка, если достигну материального благополучия. Все, что мне было нужно для этого — это время.

Достигнув известности в своем районе, я решила сделать следующий шаг. Я мечтала открыть свое дело, у меня были сбережения небольшие для этого, я могла, в конце концов, взять в кредит, мне одна из моих клиенток из женской ассоциации рассказала об этом, они таким как я, помогали начать свое дело.

Я нашла подходящий ресторан, где одна знакомая свела меня с менеджером. Я хотела пройти стажировку в каком-нибудь подобном заведении, чтобы увидеть все эту кухню изнутри. Я предложила деньги за стажировку. Менеджер мигом оценил, что я им не конкурентка никаким боком и сказал, что посоветуется с начальством. Начальством там являлся некий Стефан, американский болгарин, юморной и жизнерадостный мужик с крепкой хваткой. Он дал согласие. Я подписала документы о неразглашение служебных тайн и уже со следующего дня проводила все свои вечера там, в ресторане. Я ужасно уставала, буквально валилась с ног, но меня спасал Павлуша. Мой милый любимый сынуля — его улыбка способна вернуть мне все силы в любой ситуации. И тогда и сейчас. Всегда.

* * *

Открою вам старинный секрет — любой успешный человек обязан своим успехом прежде всего госпоже Удаче. Он, несомненно, обладает талантом в своей сфере, и трудолюбием, но плюс ко всему этому ему случилось однажды оказаться в нужно время в нужном месте и встретить нужных людей. Это я вам точно говорю, со всей ответственностью. Без этого счастливого совпадения он никогда бы не смог вырваться вперед с такой бешеной скоростью и добиться того, чего добился. Полина поймала этот момент удачи и не упустила шанс. Я был рад за нее, ведь ее успех имел непосредственное отношение к моей любимице Геле. Мы, изумруды, не можем подталкивать судьбу в нужном направлении, если сами хозяева судьбы ничего не делают со своей стороны. Но если они прислушиваются к окружающим событиям и знакам провидения, то и мы рады помочь им не свернуть с дороги. Даже если она порой оказывается очень тернистой.



Глава 14

Тени из прошлого редко исчезают навсегда

Если уж карта в масть, то игра идет! Не далее, как через месяц, Полина являлась директором агентства «Гурман PR», в рекламном проспекте которого было сказано, что они помогут организовать любой прием и презентацию от начала и до конца. По совету Сергея они устроили небольшое представление своего агентства с показательными примерами того, чем они могут улучшить подобные мероприятия и как это скажется на прибыли компании или имидже организаторов. У них были две основные целевые группы — те, кто делал упор на деловую часть акции, а прием был лишь приятным дополнением и те, кто хотел удивить своих гостей изысканными блюдами. Для первой аудитории Полине пришлось нанять в помощь Инне настоящих профессионалов в деле рекламы и связей с общественностью, для вторых же главным действующим лицом являлся Жак, который руководил кухней с помощью новенького повара Влада, нанятого ему в подмогу.

Количество заказов неуклонно росло. Цены на их услуги тоже выросли, так как теперь уже не они работали на имя, а имя работало на них. Конкурентов масштаба «Гурман PR» на рынке не было и поэтому, что бы успеть за количеством заказов, приходилось работать по 25 часов в сутки 8 дней в неделю. Зато такими темпами они вернули кредит даже раньше срока. Полина могла позволить себе нанять няню. Она нашла свою старую няню, Ирину Поликарповну, и та согласилась вновь взяться за работу няни для Ангелины. Она успевала не только за Гелей смотреть, но и по дому Полине помогать. А это при Полининой занятости ох как было необходимо. Она записала Гелю в элитную студию раннего развития, где с детьми занимались по специальной методике, раскрывающей таланты у маленьких детей. Она могла вновь вернуться к дорогим покупкам и не оглядываться на цены. Правда теперь, когда она сама зарабатывала эти деньги, она относилась к ним более бережно, зная, как дается ей каждая копейка. Работа приносила вполне ощутимые плоды, и она с удовольствием пользовалась ими.

С Сергеем они то и дело встречались по поводу Полиных дел, он давал очень дельные советы, словно сам проделывал подобное не раз. Они стали хорошими друзьями и теперь уже Полина старалась не надевать высокий каблук на встречи с ним, чтобы не смущать его лишним раз свои ростом. Хотя Сергея, по правде говоря, это волновало очень мало. Он пристально наблюдал за всеми продвижениями Полины и вообще за нею самою, особенно ему нравилось наблюдать за ней в работе, на приемах, куда он сам бывал частенько приглашен, так как являлся фигурой видной в деловых и светских кругах. Поведение Полины на работе являло собой образец сдержанности, приветливости и деловитости. Бизнес не мог не повлиять на характер Полины. Ленивая уверенность тигрицы и мягкая задумчивость, присущие ей раньше, теперь тщательно скрывались за маской учтивости и энергичной готовностью помочь.

Однажды Сергей стал свидетелем того, как сдержанность, присущая Полине, изменила ей. На одном из коктейлей, где турецкое посольство отмечало открытие нового торгового комплекса, Сергей заметил, как Полина, стоящая в уголке и наблюдающая за ходом вечера, вдруг сильно побледнела и даже покачнулась, ухватившись за край стола. Вид у нее был совершенно беспомощный и растерянный. Сергей проследил за ее взглядом и заметил мужчину, придерживающего под локоток хорошенькую беременную брюнетку, смотрящую на него обожающим взглядом. Он подошел к ним и представился, решив выяснить из любопытства, кто же эта пара, при виде которой Полина так побледнела. Оказалось, что это директор одной архитектурной фирмы, Никита Ястребов, они были подрядчиками при строительстве турецкого комплекса. Яркая брюнетка рядом с ним была его супругой.

Сергей обернулся, чтобы вновь посмотреть на реакцию Полину и тем самым привлек к ней внимание Никиты. Тот, в свою очередь, тоже изменился в лице, но быстро совладал с собой и спешно отвернулся. Сергей, извинившись, покинул их и приблизился к Полине.

— Это твой муж, верно?

— Экс. Ты и это уже выяснил?

— Было нетрудно догадаться.

— Кто это рядом с ним?

— Жена.

— Ясно, — Полина изо всех старалась сдерживаться, но предательские слезы заполнили ее глаза и она быстрым шагом вышла из зала и скрылась в туалете. Что за дурацкая реакция! Как будто это что-нибудь меняет. Они давно уже чужие люди и после развода практически и не виделись. Она ничего о нем и не слышала и не поощряла, когда кто-нибудь пытался донести ей новости о нем. В особенности она предупредила Дороти, знаю дружбу ее мужа с Никитой, чтобы она не бередила рану Полины и не напоминала лишний раз о нем. Так легче все забыть. Любовь, обиды, унижения, стену непонимания. Не слышишь, не видишь, не помнишь. И вот надо же — встретились. Жена. Беременная. Слезы душили Полину и не было никакой возможности остановить их. Она, Полина, не смогла дать ему ребенка так, как он того хотел, а эта вот девушка смогла. И как он поддерживал ее за локоток — нежно, заботливо, словно хрустальную вазу. Наверное, будет любить, нет, обожать этого ребенка. И только потому, что это его и ееребенок. Их, общий, зачатый нормальным образом и не имеющий отношения к людям из низшего класса. И девушку эту будет обожать. И только потому, что она сможет родить ему такого ребенка. А они с Гелей — они так никогда и не узнают, что такое заботливый папа в семье. Разве это поддается какой-либо логике? А ведь она такая же родная ему, как и этот еще не родившийся ребенок!

— Полина! — в дверь просунулась голова Инны. — Там тебя зовут! Ой… — она осеклась, увидев зареванное лицо подруги. — Что с тобой? Что случилось?

— Потом расскажу. Сейчас иду. Скажи им — сейчас буду.

— Это из-за Никиты, да? — тихо спросила Инна.

— Ты знала?

Инна молча кивнула.

— Такова жизнь, — воздохнула Полина, собираясь с духом. — Ладно, иди, я догоню.

* * *

Из дневника Зои

* * *

С тех пор, как я стала учиться ресторанному бизнесу, моя жизнь превратилась в череду ярких запоминающихся событий. Я упивалась своей учебой в ресторане. Мне до сих пор все, абсолютно все нравится в этом деле. До сих пор мои планы на жизнь были размытыми, неясными, я не знала, чего хочу. Не знала, потому что не пробовала себя и не верила в свои силы. А теперь я нашла свою нишу. Это — мое, я поняла это сразу, просто я никогда не имела шанса реализовать в себе этот потенциал. А Стефан дал мне этот шанс. Он был очень внимателен с самого начала и брал меня везде с собой. Мы сблизились. Я как-то приготовила ему кое-что по Полининому рецепту — он чуть со стула не упал. Сказал, что это я должна обучать его поваров, а не сама стажироваться. Он взял меня на работу менеджером по кухне. Типа шеф-повара, но еще и с другими организаторскими обязанностями. Он мне очень нравится, Стефан. Он милый, мне с ним хорошо в постели. Но он женат. Дальше можно не объяснять.

Я навела справки о Полине. Что она давно развелась с этой сволочью, я знала (интересно все-таки, почему?), но вот что она стала крутой бизнес-леди, это было для меня новостью. Ко всему прочему, оказалось, что мы с ней работали практически в одной и той же сфере, вот смех! Я видела ребенка. Я часто ходила и наблюдала за ними издалека. Хорошая девчушка, красивая, похожа на меня — это сразу заметно, хотя глаза у нее синие. Полина ни разу меня не заметила, и слава богу, я к этому пока не стремлюсь.

* * *

Через две минуты Полина вновь появилась в зале, словно ничего не произошло, только красные сосудики на белках глаз выдавали недавние слезы, но яркая помада на губах служила отличным отвлекающим маневром. Все шло своим чередом. Гости начали расходиться . Полина не могла дождаться окончания, чтобы уйти домой, зарыться головой в подушки и никого не видеть и не слышать. Она смотрела невидящим взглядом в окно, борясь с воспоминаниями.

— Хорошо выглядишь.

Она вздрогнула. Это был голос Никиты. Она и не заметила, как он подошел к ней.

— Спасибо. — Полины холодно и неприветливо взглянула на бывшего мужа.

— Как жизнь? Процветаешь?

— Как видишь, не побираюсь.

— Молодец. Я слышал про твою фирму.

— У тебя все?

— Ты не меняешься.

— Меняюсь. Только не для тебя.

Никита оглядел Полину с ног до головы оценивающим взглядом.

— Хорошо выглядишь, — повторил он и отошел.

Хотел сказать, что я только этим и беру? Не выйдет. Я уже так просто на твои штучки не поддаюсь, подумала Полина.

Когда все было закончено, к ней подошел Сергей.

— Хочешь, я тебя подвезу?

— Нет, я за рулем. Спасибо.

— Я скажу водителю, чтобы подогнал твою машину к дому. А мы можем сходить отдохнуть где-нибудь, выпить, расслабиться. Ты отлично поработала.

— Если бы я каждый раз так расслаблялась после удачной работы, я бы уже спилась! — отшутилась Полина. — Нет, спасибо, я хочу поехать домой. Устала. Извини.

Она так резко газанула свою «Ауди», что Сергей обеспокоено посмотрел ей вслед. Надо позвонить, узнать, как доехала, подумал он. Прежде, чем отправиться домой, он решил попытаться выяснить у Инны подробности Полининого развода. Инна на роль агента ЦРУ никогда не претендовала и была легка на выдачу любой информации.

Когда Полина добралась до дому, едва глядя на дорогу и чудом избежав аварии, Геля и ее мама уже спали. Светлана Николавевна пришла сменить няню, потому что захотела пообщаться с внучкой и дать няне свободный день. Полина была так занята в последние дни, что сама редко заезжала к родителям повидаться и, следовательно, и внучку они видели лишь тогда, когда сами приходили к ней домой. Геля спала в обнимку со своей любимицей — плюшевой собакой. Полина тихо подошла к кроватке и присела рядом, прислушиваясь к дыханию своей малышки. Девочка, лишенная отца. Одна маленькая ложь решила всю ее судьбу. Как это несправедливо! Полина посидела еще немного около кроватки, наблюдая за своей звездочкой, поцеловала ее макушку и тихо вышла. Автоматически набрала номер Дороти. Дороти уже спала, но, поняв по голосу Поли, что что-то стряслось, не стала бурчать по поводу позднего звонка.

— Что стряслось?

— Я видела Никиту. Он был не один. — Полина сжала губы, чтобы не разрыдаться прямо в трубку.

Дороти молчала, ожидая дальнейшей реакции Полины.

— Ты ведь все знала, да? Скажи Дороти, ты ведь все знала?

— Да. Но ты же не хотела слушать про него и правильно делала. Хотя… Рано или поздно так или иначе все равно бы узнала. Только не вижу повода так убиваться, дорогая.

— Давно это у них? Я имею в виду — давно он женился?

— Месяца три назад.

— Три? Но ее беременность гораздо больше. Значит…Значит, решил сначала устроить проверку качества. — Полина скривилась от горькой усмешки. Потом поняла, что сморозила лишнее, ведь никто не знал о том, как была зачата Геля. — Бросил Ангелину и уже сделал ребенка другой женщине. Подлец! — добавила она.

— Успокойся. Только не начинай снова поедать себя поедом. — голос Дороти звучал расстроено. Ей было жаль Полину. Такая новость может кого угодно с ног сбить. Если бы он просто женился, это еще пол беды. Но то, что жена его беременна — это, конечно, удар ниже пояса. — Жизнь никогда не была слишком справедлива, дорогая. Зато посмотри на себя — ты вышла из всех неприятностей с гордо поднятой головой. И у тебя есть Ангелина. И даже если ее отец подлец, зато мама у нее — что надо!

— Да, — вздохнула Поля. — У меня есть Ангелина. Ладно Дороти, извини, что разбудила. Донимаю тебя своими проблемами на ночь глядя.

— Выше нос, Поля. Завтра я тебя навещу, окей?

— Угу. Договорились. Я тебе позвоню.

Полина подошла к бару — запасы выпивки звякнули манящим колокольчиком. Одной пить не хотелось. Придется, видимо, Сергею расплачиваться за его приглашение. Она решила не звонить и поехать прямо к нему. С бутылкой виски. А вдруг он не один? А к черту. Сегодня ей на все наплевать. Полина опрокинула стакан с виски. Обычно она так не пила. И вообще не любила виски. Но сейчас хотелось чего-нибудь крепкого. И ужасно хотелось встретиться с Сергеем.

Сергей жил в часе езды от нее, в районе, застроенном коттеджами, один лучше другого. Его дом, в три этажа, без излишеств в фасаде, отделанный бежевой плиткой, с ухоженным садиком вокруг, выделялся из общей массы домов своей архитектурой и выдержанным вкусом. Она затормозила около его дома, раздумывая, стоит ли его будить. Потом вздохнула и вышла из машины, хлопнув дверью так, что в его окне моментально зажегся свет. Когда он отворил дверь и увидел ее на пороге своего дома, заплаканную, с бутылкой виски в руках, Сергей мигом оценил ситуацию. После разговора с Инной состояние Полины его больше не удивляло. Он завел ее в дом, усадил в кресло и мягко отобрал бутылку.

— Приглашал? Приглашал. Вот — пришла. Принимай гостей, — с вызовом провозгласила Полина.

— Не отказываюсь от приглашения. Только вот пить надо правильно, давай я тебе льда в стакан добавлю, закусочки дам.

— Не надо закусочки. Просто садись и выпей со мной. Хорошая компания действует лучше любой закуски.

— Ага, и особенно она хорошо действует на количество выпитого!

— Тебе жалко?

— Нет, виски-то твое.

— Ну, вот и пей тогда. И не возмущайся.

И они выпили. И еще раз выпили. Потом Полина начала плакать и ругать свою жизнь на чем свет стоит. Потом стала ругать Никиту. Потом его жену. Потом стала приставать к Сергею. Он не сопротивлялся, заботясь лишь о том, чтобы она не свалилась с дивана, но дело в итоге закончилось тем, что ей элементарно стало плохо. Рвало и выворачивало так, что свет казался не мил. Сергей терпеливо придерживал ей над унитазом, утирая ей рот. Затем искупал под прохладным душем, напоил таблетками активированного угля, минералкой и уложил спать. Полина долго еще стонала, держась руками то за голову, то за живот, а потом уснула крепким сном. Сергей уснул рядом, не раздеваясь.

Наутро их разбудил звонок мобильного Полины. Звонила мама.

— Поля, ты где?

— Ой, мама, привет. Я… — она огляделась вокруг. — Я у друзей.

— Мы тебя потеряли. У тебя все нормально?

— Да, мам, все нормально. Я скоро приеду, не волнуйся за меня. Как Геля?

— Все нормально. Спрашивает, где мама. Сейчас буду кормить завтраком.

— Ну, приятного аппетита. Поцелуй ее от меня. Скоро увидимся.

Полина со стоном села на кровати. Вид лежащего рядом Сергея совершенно смутил ее.

— Что я вчера вытворяла? — голос ее осип от сильной рвоты.

— Ничего выдающегося. Нормальная реакция расстроенной женщины. Лучше так, чем в себе держать. Теперь точно легче будет на душе.

— А-а-а. Значит, ничего выдающегося? — подозрительно переспросила она, разглядываю помятую постель.

— Не волнуйся. Мне, увы, нечего и вспомнить. А как хотелось бы… — поддразнил ее Сергей. — Но, как видишь, я одет.

— Ужас.

— Что ужас? Что нечего вспомнить?

— Нет, вообще ужас — ввалилась среди ночи, напилась до дурноты… Кошмар. Стыд-то какой.

— Да мои воспоминания о тебе вообще сплошные казусы.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, то ширинка на джинсах, то виски без закуски.

Поняв, что он шутит, Полина кинула в него подушку.

— Тебе смешно, а у меня голова раскалывается. Кофейку бы.

— Вставай. Вместе и заварим. Вчера я за тобой ухаживал, сегодня твоя очередь.

— А я, между прочим, у тебя дома.

— Вчера тебя это не смущало!

— Имей совесть — не напоминай лишний раз!!!

Они пошли заваривать кофе. Сергей сделал бутерброды с холодным копченым лососем и выжал свежий апельсиновый сок. Завтрак получился чудесный.

— Спасибо, что выслушал вчера, — как бы между прочим бросила Полина, жуя бутерброд.

— Надеюсь, тебе уже легче?

— И я надеюсь. Я как-то особенно и не вспоминала о нем, пока не увидела вчера. Да еще эта его жена… Не подумай, что ревную, — поспешно добавила она. — Просто… У нас с Никитой с детьми были проблемы, не получалось долго… — Полина замялась.

— Но получилось же в итоге? Я имею ввиду Ангелину, ведь она же его дочь? — осторожно спросил Сергей, зная, как болезненна для Полины эта тема.

— Его, — кивнула она. — Но фактически не совсем моя. — Она подняла на его глаза, наблюдая за реакцией. Ей было просто необходимо кому-нибудь рассказать об этом. Слишком тяжело было носить в себе эту тайну и ни с кем не поделиться, а Сергей был именно тем человеком, которому можно довериться. — Она была зачата от донорской клетки. Я не смогла стать генетической матерью своему ребенку, понимаешь?

— Это кое-что объясняет, — задумчиво протянул Сергей. — Поэтому у вас и начались проблемы?

— И поэтому тоже, — Полине не хотелось открывать все тайны до конца. — Но, знаешь, я думаю, если бы все у нас было хорошо, что это не послужило бы причиной конфликта. Это просто был повод.

— Я тоже так думаю. Тем более, несмотря ни на что, Геля во всех смыслах твоя дочь и ты прекрасно это понимаешь. А Никита — просто негодяй, если бросил вас с дочерью в такой ситуации. Я таких мужиков не понимаю.

—Да, ты прав, но все равно, знаешь… Все равно больно. Это как видеть чужой успех, когда сам точно на этом месте провалился.

— По мне так важно, что ты, не в пример другим разведенкам, живущим на деньги бывшего мужа, выкарабкалась и самостоятельно встала на ноги. Ты можешь собой гордиться. — Сергей с нежностью смотрел на Полю. За время их дружбы они всегда подчеркнуто держались дистанции, сначала деловой, потом она превратилась в дружескую, но все же дистанцию. При этом он, Сергей, совершенно не был уверен в том, что испытывает к ней только лишь дружескую привязанность. Он всегда с подозрением относился к утверждениями о дружбе между мужчиной и женщиной и вот пришло время и ему испытать это на своей шкуре. И его подозрения лишь оправдались — дружба служила лишь предлогом быть почаще рядом с Полиной, помогать ей, участвовать в ее жизни. При этом сама Полина всегда деликатно избегала разговоров и даже намеков на эту тему. Ее, казалось, очень устраивало подобное положение вещей. Или же она была просто до такой степени наивной. Сергея всегда удивляло — неужели она не догадывается о его чувствах? Неужели он, боясь отпугнуть ее, так успешно их скрывает?

— Чем я точно могу гордиться, так это тем, что у меня есть такой друг, как ты! — словно в ответ на его мысли сказала она.

Не догадывается, вздохнул про себя Сергей.

— Мне пора, Сереж, Геля меня со вчерашнего дня не видела. Побегу домой. Созвонимся.

Дома ее уже ждала Дороти с удивленно приподнятыми бровями. Во взгляде ее ясно читался вопрос по поду того, где пропадала Полина. Полина лишь коротко сказала, что была у друзей, неважно себя почувствовала и решила остаться. Дороти тактично не стала уточнять, хотя было очевидно, что после вчерашнего позднего звонка она не могла поехать в обычным друзьям. Это, видимо, был уж очень особый друг.

Полина узнала от Дороти подробности о Никите, выслушав их на удивление спокойно.

— Просто лучше, оказывается, быть в курсе дела, чем попасть в такую шоковую ситуацию, как вчера. Я сглупила, когда запрещала тебе рассказывать о Никите. Могла бы избежать дурацкой сцены на вчерашнем приеме.

— Никогда не знаешь, что лучше, дорогая. Просто тебе стоит успокоиться тем фактом, что у тебя сейчас совершенно другая, независимая от него жизнь, полная своих радостей и приятных событий, успехов и неудач, но все это уже никак не связано с ним. Так же как и его жизнь не должна влиять на твою.

— В этом ты права, Дороти. У меня своя жизнь, у него — своя. И надо с этим смириться. И знаешь, я думаю, у меня это получится.

— Мама, мама, смотри, какая красота! — Геля направлялась к ним, вертя в руках маленький предмет. Лицо ее выражало чрезвычайную заинтересованность, бровки сдвинулись над переносицей, а васильково синие глаза неотрывно смотрели на то, что находилось в ее руках.

— Что ты там раскопала, золотце? — Полина подошла к дочурке и присела, чтобы получше рассмотреть Гелину находку. — Где ты это вязла?

В руках у Гели находился я, изумруд, в том самом скромненьком колечке, оставленном Зоей. Ах, как хорошо было вновь оказаться в лучах солнечного света!

— В твоем шкафу нашла, — чистосердечно призналась Геля. — Какая красота! — мечтательно вздохнула она, неловко пытаясь надеть колечко на свои детские тоненькие пальчики.

— Милая, отдай это маме, пока ты не потеряла. — Полина осторожно взяла кольцо из рук Гели.

— Нет, мое! Геле нравиться! — запротестовала Ангелина и надула губки.

— Конечно, твое, солнышко, но пока мама позаботится о нем лучше. Это не игрушка, — твердо произнесла Полина и встала, чтобы унести кольцо обратно в шкатулку.

Геля продолжала хныкать, выпрашивая колечко, пока Полина не отложила его в сторону и не вышла с ней в детскую, пытаясь отвлечь игрушками. Ангелина успокоилась и занялась раскрашиванием своего альбома с героями из любимых мультяшек. Когда Полина вернулась в комнату, где они с Дороти разговаривали, она застала подругу за разглядыванием кольца, а вернее — изумруда.

— Откуда у тебя это? — полюбопытствовала Дороти, вертя колечко и подставляя мои грани солнечным лучам.

— Подарили.

— Интересное сочетание…

— В каком смысле?

— Камень, если я не ошибаюсь, настоящий изумруд редкой чистоты, а оправа — такая простая, что совершенно не вяжется с ценностью камня. Обычно бывает наоборот — малую ценность камня пытаются преувеличить за счет богатства оправы, а здесь… Невероятно!

— А откуда ты так уверена, что это настоящий изумруд? — поинтересовалась Полина. Она, как это не обидно звучит, подзабыла обо мне за заботами о своем бизнесе, но я не возмущался, так как все ее труды, в конечном итоге шли на благо Ангелины, а мне это и было нужно. Я валялся в ее шкафу, пока сегодня Геля не решила провести там ревизию и наткнулась на меня, немедленно заинтересовавшись. И говорите потом, что все в мире происходит случайно!

— Ну, знаешь ли, я в драгоценностях немного разбираюсь! — обиженно протянула Дороти. — Это же мое хобби, ты забыла? Так ты держишь это чудо в такой оправе только потому, что не веришь в ценность камня?

— Да нет, — замялась Полина, — просто так получилось. Я как-то не занималась этим кольцом, в каком виде получила, в таком и держу.

— Если ты хочешь удостовериться в качестве изумруда, могу отвести тебя к знакомому ювелиру. Но, по-моему, держать такую прелесть в таком позорном оформлении — это преступление!

— Ты думаешь?

Полина давно уже не возвращалась мыслями ни к тем событиям, что сопутствовали появлению у нее этого кольца, ни к самому кольцу. Хорошо еще, что Геля не притащила сюда ту записку от Зои, которую Полина тоже сохранила, подумала она. До того момента, как она планировала вручить кольцо Геле, еще оставалось несколько лет, и она даже и не думала об оценке этого кольца. Всегда казалось, что у Зои не может быть очень уж дорогого камня, хотя, кто знает, кто знает… С Зоей много чего странного было связано, даже слишком тесно связано в Полининой жизни .

* * *

Из дневника Зои

* * *

Все реже и реже нахожу время для своего дневника. Все меньше и меньше времени. У меня началась совсем другая жизнь Другие люди вокруг. Другие возможности. И даже Стефан разводится и проводит теперь со мной все свое время. Приглашает уехать с ним в Штаты, но я не хочу. Пока не получит развод, нам там в Америке с Павлушей делать нечего. Он поставил меня во главе своего ресторана. Я сказала ему, что хочу еще один бизнес параллельно вести. Для души, для настроения. Он не против — он вообще мягкий человек. Я могу крутить и вертеть им, как захочу. Я и не знала раньше, какую власть женщина имеет над мужчиной, стоит ей только отбросить сантименты и превратиться в стерву. Если бы я знала это раньше, избежала бы многих ошибок… Золушкой я себя не ощущаю — мне все досталось далеко не так легко, как ей. Я прошла эту дорогу босиком по битому стеклу.

И дорога эта ведет меня прямиком к моей цели. Я медленно, но верно, приближаю день своего отмщения. Мне помогает Стефан (хотя он и не догадывается об этом) и мое упорство. А больше всего мне помогает моя ненависть.

* * *

На следующий день Полина и Дороти поехали к знакомому ювелиру, где она с удивлением узнала обо мне все то, что я вам уже рассказывал — редкостность, ценность, чистоту и так далее. Кто бы сомневался!

— Изумруды такого качества уже практически и не встретишь в наши дни! — восхищался ювелир, прищелкивая языком. — А какая огранка! Боже мой, давно я такой красоты не видел. Для ювелира увидеть такой камень — настоящее счастье, знаете ли! Вы знаете, что один карат изумруда такой чистоты стоит десятки тысяч долларов! Должно быть, из старинной семейной коллекции? — обратился он к владелице.

— Да, вроде того, — невнятно ответила Полина. — Это из коллекции моей знакомой, подарок.

— Очень дорогой подарок, надо признать, — заметил ювелир. — Наверное, вы были дороги этому человеку? Простите за любопытство, — смутился он, заметив, как вспыхнула Полина.

— Даже не знаю. Возможно, не столько я, сколько моя дочь.

Дороти с недоумением посмотрела на нее. Что-то тут нечисто, подумалось ей, но расспрашивать не стала. Полина и так не совсем в себе, не стоило ее смущать еще больше.

* * *

После этого визита я был отдан в надежные руки, которые, следуя дизайну Полины, поместили меня в то самое обрамление из лепестков белого золота, в котором я и находился последующее время. Мне, надо признать, понравилось! Ну, люблю я потешить свои грани в роскошных объятиях, люблю, что же поделаешь! Если уж я обрел то, что хотел, то и другие обретут. Медленно, но верно, все в этом мире занимало свое место, непонятное становилось понятным, неоцененное оценивалось, мутное приобретало прозрачность… Нужно всего лишь уметь ждать.



Глава 15

Подножки бывают совершенно нечаянными

Жизнь текла дальше, набирая обороты. Подрастающая Ангелина, работа, успех, деньги, все то, о чем нерешительная Полина, какой она была всего лишь пару лет назад, не смела и мечтать. «Гурман PR» стало ведущим агентством на рынке подобных услуг, практически ни одна крупная вечеринка, обед или прием в дипломатических и бизнес кругах не обходился без их участия. Полина уже даже подумывала об открытии филиалов в других городах, где это могло бы быть востребованным. А еще ее не оставляла мысль о собственном ресторане, но не просто ресторане, а с какой-нибудь творческой изюминкой. Например, в сочетании с арт-салоном или галереей молодых художников, что-нибудь, что отвечало бы ее давнему хобби — рисованию. Но пока бизнес шел хорошо, она решила не отвлекаться. Жак и Инна по-прежнему составляли сердце ее команды. Жак даже и не заговаривал о возможности отъезда, но Полина время от времени задумывалась над тем, что однажды его натура искателей приключений все равно прорвется наружу и она должны быть к этому готова. Поэтому она четко следила за тем, что бы круг его помощников всегда имел хорошую подготовку и чтобы, в случае чего, кто-то из них мог взять на себя его обязанности. Хотя, конечно, Жак был в своем роде незаменим с его фантазией, мгновенной реакцией на перемены тенденций в мире кулинарии и неизменным вкусом. Инна тоже прекрасно справлялась со своими обязанностями, она успела заочно пройти курсы по маркетингу и общественным связям, «набила» руку на проведении мероприятий разных стилей и направлений и стала незаменимым членом команды. Полина, естественно, являлась не просто директором агентства, но и душой, двигателем и основным вдохновителем, работающим без выходных и отпусков, с полной отдачей своих сил.

Первый тревожный звоночек прозвенел, когда венгерка Ивонна, в первый раз пригласившая их (по рекомендации знакомых) для обсуждения заказа, вдруг заявила, что подумает, что должна, мол, обсудить их предложение с мужем и так далее. Ну, это было обычным делом, у всех свой бюджет и свои требования, но необычным оказалось то, что через пару дней она позвонила и сообщила им, что, к сожалению, ей поступило более выгодное предложение и она вынуждена отказаться от услуг «Гурман PR2». Полина была неприятно удивлена и предложила пересмотреть меню и расценки, чтобы адаптировать их к требованиям Ивонны, но та мягко отказалась, сославшись на то, что решение уже принято. Заказ не обещал быть крупным и Полина не стала на этом зацикливаться. «Если у людей нет денег, зачем обращаться в крупное профессиональное агентство», подумала она с раздражением. Тем более, заказ был в основном по кулинарной части, наверняка Ивонна нашла какое-нибудь дешевое заведение, исполняющее заказы на дому по низким расценкам.

Однако, на этом дело не закончилось. В течении последующего месяца она столкнулась с еще несколькими отказами, и каждый раз звучало одно и тоже: «Сожалеем, но мы получили более выгодное предложение». Причем, касалось это неизменно тех случаев, когда требовалось приготовление еды и оформление стола. Не то чтобы они потеряли много денег, но все же Полина заволновалась. Похоже, что на рынке появился конкурент, предлагающий неплохое качество и ассортимент по более низким ценам. Это было что-то новенькое. И главное — этот конкурент пытался работать на ту же публику, что и «Гурман PR». На один из таких коктейлей, где ее агентство получило отказ, был приглашен Сергей, и Полина просто не могла удержаться от того, чтобы пойти туда и посмотреть своими глазами, что же предлагают ее конкуренты. Несмотря на заблаговременно приготовленный скептицизм, Полина с удивлением обнаружила, что качество предлагаемых блюд очень высокое и даже она, с ее искушенным вкусом, не смогла ни к чему придраться.

— Ты не знаешь, кто это все готовил? — спросила она Сергея.

— Ну, откуда же мне знать, Поля!

— Давай, узнаем у кого-нибудь ненавязчиво.

— Давай, мой детектив. У кого, например?

— У хозяйки. Ты меня просто к ней подведи, а уж я найду, как спросить.

Хозяйкой вечера была Евгения Куцко, директор недавно открывшегося издательства. Переговоры с ней Полина вела по телефону, поэтому лично они не были знакомы. Сергей представил Полину, как свою «хорошую знакомую» и Полина сразу же вступила в разговор.

— Как у вас тут все прелестно организовано! Я просто в восторге.

— Спасибо за комплимент! — улыбнулась Евгения. — Мы не очень-то шикуем, издательство только-только набирает обороты, но нам повезло, нашли людей, которые за очень приемлемые цены вызвались нам все это организовать, особенно в плане закусок. Я рада, что вам понравилось.

— Что вы! Не просто понравилось, а нет слов, как понравилось! Я вот рекомендую Сергею взять у вас контактную информацию ваших помощников, чтобы воспользоваться их услугами в дальнейшем.

— Да, конечно, я очень рекомендую. Хотя, наверное, у Сергея найдутся средства и на более представительные агентства, типа «Гурман PR», но я вам скажу — они в последнее время такие цены загибают, что просто невозможно. Не все выдерживают их запросы.

— Да, да, — кивал Сергей, усердно подыгрывая Полине. — Они требуют немало. Таковы законы бизнеса — если нет конкуренции, то и ценами можно вертеть, как захочется.

— Ну, теперь-то уже конкуренция есть. Хотя и не по всем параметрам, но все же! — Евгения вышла в другую комнату и вернулась с визитной карточкой. — Вот здесь вы найдете всю необходимую информацию.

На карточке значилось: Устинова Елизавета. Организация приемов. И телефон.

— И это все? — удивилась Полина. — Просто частное лицо открывает себе двери на такой уровень?

— Вспомни себя, ты ведь тоже так начинала, — возразил Сергей. — Если качество достойное, то стоит только начать. И к тому же, они делают очень умный шаг — находят тех, кто хочет быть на уровне, но не имеют для этого достаточно средств. Это очень верный ход. Я бы на их месте тоже так бы поступил.

— Спасибо за поддержку, дружище! — возмутилась Полина. — Надо бы мне о них побольше разузнать о них — кто такие, что такое. И знаешь, что больше всего меня сегодня поразило? Что многие блюда приготовлены точно так, как бы я их сделала. Словно я стояла за спиной повара и подсказывала свои рецепты.

— Может, кто-то путем телепатии вытягивает из тебя твои идеи? — с самым серьезным видом произнес Сергей.

— Что? Господи, я уж думала, ты это серьезно! — вздохнула Полина, увидев улыбку на лице своего спутника. — Я бы очень удивилась, если бы узнала, что ты, уважаемый, веришь в подобные вещи.

— Почему бы и нет? Вот найти бы приговор любовный, приворожил бы…

— Кого?

— Тебя, например. — Вид у Сергея был самый беззаботный, но глаза внимательно следили за реакцией Полины.

— Да зачем я тебе нужна? Женщина под тридцать, с ребенком, ростом с телевышку, обремененная проблемами самого разного рода! Тебе что, твоя спокойная жизнь надоела?

— Надоела. — Последовал незамедлительный ответ.

— Не шути так, Сергей, а то мое бедное сердечко не выдержит, — отвертелась Полина и перевала разговор на другую тему.

Попытки Полины связаться с Устиновой Елизаветой и разузнать, что это за особа, не привели ни к чему интересному. Девушка оказалась лишь представителем и Полина это сразу раскусила, когда стала обсуждать детали меню под предлогом возможного заказа. Елизавета умела разговаривать, производить впечатление, заинтересовывать, но было совершенно ясно, что в приготовлении пищи она ничего не смыслила.

— А вы под каким соусом предлагаете подать рыбу? — спросила Полина, словно это было самым важным в предлагаемом меню.

— Под белым, — не моргнув, ответила Елизаветта.

— Белый на основе чего?

— Я уточню у нашего повара, — деловито ответила Устинова и сделала пометку у себя в блокноте. — А вы под каким бы предпочли?

— С белым вином.

— Хорошо, я передам ваши пожелания.

— А не могли бы Вы в следующий раз привести с собой вашего повара? Думаю, нам так было бы легче обсудить эти вопросы. — попросила Полина.

— Нет, не думаю. Вы извините, но наш шеф-повар очень занятой человек и на встречи не ходит. Слишком много заказов, — улыбнулась она, смягчая отказ. — Этим занимаюсь только я. Я передам все ваши пожелания и вопросы и перезвоню вам как можно скорее. Вас это устроит?

— Да, вполне, — солгала Полина. А мозг ее тем временем работал над тем, как можно еще попытаться выйти на человека, стоящего за спиной Елизаветы. Она подключила Дороти, попросив как бы между прочим выяснить у знакомых, не слышал ли кто про этих людей.

— Ну, ты понимаешь, Дороти, что сама я не могу у людей про конкурентов выяснять, некорректно как-то получается. Уж лучше ты, тем более ты — всем известный информационный банк.

Через некоторое время Дороти рассказала ей, что в качестве публичного лица этой группы неизменно является госпожа Устинова и больше никого из них никто не видел. Вероятно, кто-то находится на кухне и руководит всем этим процессом, возможно даже, что каждый раз они нанимают разных поваров, но внятного ответа о том, кто это, Дороти не смогла добиться. Что было неудивительно, если спросить любого о «Гурман PR», то все сразу назовут Полину, а про Жака знают не так много людей, просто и не интересуются даже.

Сергей, по просьбе Полины, тоже попытался разузнать что-нибудь о компании Устиновой, но информация, полученная им через компетентных людей, не особо проливала свет на интересующие Полину вопросы.

— Понимаешь, эта Устинова зарегистрировала себя, как частного предпринимателя и по бумагам выходит, что все делает она. — Сергей передал Полине досье на Елизавету, по которому выходила, что она по образованию менеджер, никакого блестящего послужного списка за плечами не имеет и вообще не на чем глазу зацепиться, кроме как пару лет работы в одном из ресторанов. — Она же нанимает, если надо, дополнительную рабочую силу, — продолжал Сергей, пока Поля перелистывала страницы досье, — она получает деньги за услуги, она платит налоги, больше никто в документах не фигурирует. Так что если и есть кто-нибудь за ее спиной, то это очень трудно выяснить. Да и зачем тебе это надо? Ну, конкуренты, нормально явление. Все равно вы на уровень выше работаете.

— Да, но они сбивают нам цены на рынке, понимаешь, Сереж? Эти иностранцы — они же скряги от природы, и если они поймут, что за одинаковое качество они могут выложить разную сумму, они все переметнуться к ним. И очень скоренько. А мы останемся со своими презентациями, которые, если к ним не прилагается оформление столов, никому не будут нужны.

— Значит, снижай цены, пока не разбежались клиенты. Все равно вам больше достанется заказов даже и при таком раскладе.

— И знаешь, что самое интересное? — Полина задумчиво посмотрела на досье. — То, что нигде не значится, кто готовит для Устиновой. Где она берет официантов и кухарок, ясно, но ведь есть там некто, кто является шеф-поваром, и этот некто очень недурен, судя по тому, что я пробовала.

— А почему ты не допускаешь, что она сама разрабатывает меню? Как ты, например, ты же тоже не кулинар по образованию. — Сергей не совсем понимал беспокойства Полины. Если она так близко к сердцу будет принимать всех новых конкурентов, то она так долго не протянет.

— Нет, нет, это исключено, она элементарных вещей не знает, я проверяла. Ладно, я еще подумаю, что можно предпринять.

* * *

Сказать, что Полинин бизнес стал страдать, пока еще было нельзя. Заказов хватало и при помощи Инны они завоевали доверие практически всех ведущих компаний. С посольствами было несколько сложнее, так как именно они чаще всего заказывали просто приемы, без нужд в организации презентаций. Но и тут Полина придумала систему скидок, уступки постоянным клиентам, зависимость расценок от общего количества заказов. Конечно, ей приходилось мириться с утратой безраздельной власти на рынке, но при этом они сохраняли свой имидж, сеть своих клиентов и удовлетворительный уровень доходов.

Гром, как это часто бывает, прогремел среди ясного неба. В качестве грома выступил Жак. Жак, со своей страстью к странствиям и переменам, Жак, для которого даже небольшая сумма в кармане уже является сбережениями, а уж та сумма, которую он скопил, работая с Полиной, была целым состоянием. Когда он заявил Полине, занятой проверкой документации за последний месяц, что собирается уходить, она даже бровью не повела, несмотря на то, что уход его был как нельзя некстати.

— Я ожидала этого, Жак. Я же не забыла, что за натура скрывается за этой обманчивой оседлостью в последние годы.

— Разве ты не расстроена? — удивленно спросил Жак. Он готовился к этому разговору несколько дней, ожидал слезы и упреки, крики у угрозы, что угодно, но только не это спокойное «Я ожидала этого»!

— Расстроена? Конечно, я расстроена, что теряю такого хорошего друга и такого великолепного повара, но я же знаю, что удержать тебя будет все равно невозможно. Ты просто завянешь, словно цветочек без солнца. — Полина неожиданно рассмеялась.

— Что тут смешного? — обиженно протянул Жак.

— Да нет, просто представила тебя в роли цветка, эдакий баобаб в кадке!

— Сама ты баобаб. Ты лучше скажи, что делать будешь, я имею в виду с кухней?

— Но у тебя же целая команда подготовленных поваров. Ты их столько месяцев обучаешь! Неужели не справятся?

— Хм. Справятся, если ими будут руководить толково. А кто будет руководить? — Жак сидел, сутуля свою широченную спину, и стучал пальцами по столу, нервничая. Он привязался к Полине, хотя порой она бывала настоящей стервой. Но все же они хорошо работали вместе и ее агентство он воспринимал как и свое детище, так как стоял у истоков вместе с ней. Но он больше не мог сидеть на одном месте. В этом деле они освоили все, что могли. Ничего нового и интересного для себя он уже не видел. Ему стало скучно, а это был самый верный признак того, что ему пора сниматься с места.

— На первых пора придется мне руководить, потом определю, кто более способный из команды поваров. Лучше скажи, куда собираешься податься, а, путешественник по жизни? — весело спросила Поля.

— Да не знаю пока, может на Балканы, там сейчас нескучно. Попробую себя там.

— Ну, нашел куда ехать! Там же горячая точка!

— В этом и интерес!

Так они проболтали довольно долго, весело и непринужденно, вспоминая их совместно проведенное время, смешные случаи и казусы, клубные вечера, эксперименты, договорившись до того, что Полина пообещала закатить в честь отъезда Жака шумную вечеринку, такую, чтобы он навсегда смог запомнить.

На самом деле веселость Полины была напускной. Она отлично понимала, что без Жака ей придется туго. Команда поваров, работающая под началом Жака, была вполне профессиональной, но этого было недостаточно. Этого хватит на первое время, чтобы отрабатывать прежние варианты меню, но для того, чтобы в дальнейшем придумывать что-то новое, необычное, следить и успевать за тенденциями времени и моды, для всего этого нужна было очень светлая голова и творческие мозги. За один день такого человека не найдешь. Придется Полине заняться этим вплотную, как самым приоритетным вопросом.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Лизавета Устинова — моя находка. Эта девушка — мечта для такого руководителя, как я. Достаточно грамотная и амбициозная, чтобы взять на себя роль «руководителя на публике», достаточно умная, чтобы понимать, что весь успех зависит от меня, моих доходов и моего ресторана, а потому слушается меня беспрекословно. Мы постепенно стали выходить на тот же рынок, где работает Полина. Говорят, у нее хорошая крыша, но и мы — не голяки. Я посмотрела, как они работают — цены ползут вверх безостановочно, у них просто отказали тормоза. Я могу обеспечить качество не хуже, а вот цены собью так, что у них не одного клиента не останется. Мне этот доход не нужен, Стефан мне такие деньги платит за управление его рестораном, что мне их хватает выше крыши. А вот Полина — она живет только этими доходами, так что прямая ей дорога в банкроты и очень скоро. А девочка ее, Ангелина, вряд ли захочет с такой мамочкой у разбитого корыта оставаться, особенно, когда узнает, кто ее настоящая мать. Я, конечно, не питаю иллюзий, что ребенок откажется от матери, с которой вырос. Но нервы я Полине попорчу и отношения их испортить навсегда вполне в моих силах. А потом и до Никиты доберусь. Я проконсультировалась у юриста — у меня в запасе есть еще куча времени.

* * *

Вечеринку в честь Жака Полина, как и обещала, закатила на славу. Пригласили множество друзей, сняли один из самых популярных ночных клубов, бармен которого делал такие коктейли, что к концу вечера все просто валились с ног, и не только от коктейлей, но и от сумасшедшей музыки, звучавшей весь вечер и зажигающей толпу лучше всякой выпивки. Сергей принимал во всем самое непосредственное участие, не отходя от Полины ни на шаг. Кто-то даже спросил, не поженились они втайне от всех. На что Полина сделала круглые глаза, сообщив, что это даже не входит в их намерения. А Сергей, закрыв руками Полинины уши, прошептал, что входит, просто Полина об этом еще не знает. Все вокруг многозначительно засмеялись, а Полина, получив, наконец, доступ к восприятию звука, начала допрос:

— Что? Что он сказал? Я не слышала, почему вы все смеетесь?

— Успокойся, дорогая, я сказал, что мне с мои ростом только в твои придворные можно метить, королева, — Сергей сделал неуклюжее подобие реверанса под хохот окружающих.

— Ты бы видел Сергея на работе, — шепнул при этом один из его знакомых своему другу. — Сталь, а не человек! Знаешь, какими деньгами ворочает? А перед ней — словно тающее мороженное. Вот что бабы с мужиками делают, — вздохнул он.

— Да уж, в пластилин превращают, — согласился собеседник. — Но такая стоит того!

Жак, веселящийся больше всех, улучил, однако, минутку, чтобы отвести Инну в сторону и поговорить с ней.

— Я не понимаю, почему Полина совершенно не заботится о том, кем меня заменить. Она просто не представляет себе, сколько проблем на нее сваляться разом. Тебе надо с ней поговорить.

— Ты от скромности не умрешь! — засмеялась Инна, раскрасневшаяся от выпитых коктейлей. — Она просто знает, что тебя НИКЕМ не заменишь, ты у нас незаменимый, дорогуша, так с чего ей переживать зазря?

— Так, ты уже хороша, — многозначительно покачал головой Жак. — Я же не об этом. Я о том, чтобы ты не давала ей расслабиться. Эта странная эйфория меня настораживает.

— Не бери в голову, мосье! Раз она спокойна, значит, знает, что делает. Может у нее есть кто на примете, просто тебе не говорит. Ладно, пошли танцевать, в твою же честь вся эта шумиха! И если мы и дальше тут будем шептаться, мой муж превратиться в Отелло!

От Полины не укрылась ни одна деталь этой сцены и она даже догадывалась, о чем так озабоченно шепчет там Жак. Но забивать этим голову в этот вечер совершенно не хотелось. Чему быть, тому не миновать, подумала она. Успех — штука капризная. Сегодня есть, завтра нет, только и успевай ловить его за хвост. Кто успеет, хорошо, а кто нет — кусайте локти. Полина чувствовала, что надвигается буря, но не имела еще жизненного опыта предотвратить ее, полагаясь лишь на себя и свои силы.



Глава 16

Один невидимый враг опаснее десяти явных

Помните, я говорил вам о синусоиде жизни? Так вот, судя по всем признакам, синусоида Полининой жизни преодолела пик своей волны на данном этапе и начала потихонечку сползать вниз. Потихонечку, полегонечку, шаг за шагом, так, что сразу и не замечалось. Перегрузки на работе из-за отсутствия Жака, неудовлетворенность работой поваров, неудачи в поисках замены, неимоверная усталость и стресс, нервозность… Все это ухудшалось еще и тем, что ее конкуренты в лице Устиновой и ее так и не объявившихся помощников буквально наступали на хвост. Количество клиентов, перешедших на работу с ними, росло день ото дня. Полина зашивалась, так как не хотела терять качество их блюд, и для этого ей приходилось присутствовать частенько на кухне, но при этом ей надо было вести и другие дела агентства, встречаться с людьми, придумывать ходы для удержания потребителей их услуг.

Больше всего страдала от этого Ангелина. Она все время жаловалась, что мама постоянно работает, оставляя ее с няней или бабушкой. Если раньше, когда Полина проводила с ней больше времени, Ангелина спокойно реагировала на временные расставания с ней, то теперь каждый раз она закатывала истерики, цепляясь за нее и плача, что не хочет отпускать маму из дома. По ночам она прижималась к мамочке, иногда всхлипывая во сне, разрывая Полинино сердце. В такие моменты она чувствовала себя предательницей по отношению к Геле. Наверное, если бы не особенности зачатия Гели, чувство вины не было бы таким острым и болезненным, а так получалось, что она так отчаянно хотела ребенка, что была согласна на все варианты, а в итоге не может уделить своей дочери даже минимум необходимого времени, проводя его на работе. Но другого выхода она пока не видела. Такой темп являлся ценою за успех и достаток, а более низкий уровень доходов для нее уже был неприемлем. Полина честно пыталась проводить хотя бы выходные с дочерью, но и это не всегда удавалось. О личной жизни она вообще забыла и думать. Сергея она по-прежнему считала просто другом, а об отношениях с другими мужчинами даже и не помышляла. Найти бы время с Гелей в парк сходить, какая там личная жизнь!

— Полина, ты что-то делаешь неправильно. Надо научиться делегировать обязанности, иначе ты загнешься. Даже если тебе кажется, что никто не сделает это лучше тебя, все равно рано или поздно ты придешь к этому. Это показатель хорошего менеджера — то, насколько успешно он умеет распределять обязанности между подчиненными. — Сергей обеспокоено пытался разобраться в Полининых проблемах.

Они сидели с ней на скамейке парка недалеко от Полининого дома и наблюдали, как Геля играет с другими детьми на детской площадке. Это было не редкостью — Сергей тоже вылавливал свободное время Полины и приходилось совмещать их встречи с семейными походами на прогулки. Впрочем, слово «приходилось» не совсем подходило в данной ситуации, так как Сергею очень даже нравилось чувствовать себя частью их семьи. Интимная сторона в их отношениях с Полиной все равно напрочь отсутствовала (благодаря ее усилиям), так что Геля совсем даже не мешала их встречам. При этом Сергей и Ангелина отлично ладили и порой доходило до того, что Полина даже ревновала, как это они умудряются так весело сходить с ума, гоняясь друг за другом по дорожкам парка или, разбросав подушки по полу, прыгать на них с дивана с веселым визгом расшалившихся сорванцов. В глубине души она понимала, что Ангелина чувствует нехватку отца в их семье и подсознательно видит в Сергее замену, но она не противилась этому. У нее просто не было ни сил ни времени думать об этом. Но забота Сергея ей нравилась и его поддержка была ей просто необходима.

— Спасибо, Сереж. Спасибо, что переживаешь за меня. Я и сама вижу, что все не так идет. Но пока не могу найти компромисс, который помог бы мне разрулить все проблемы. Обещаю серьезно над этим подумать!

— Да уж, Поля, подумай. Иначе в один день проснешься и подумаешь с удивлением — а что это за девица взрослая по дому ходит? А это оказывается твоя собственная дочь! А ты и не заметила, как она выросла.

— Это жестоко, Сережа. — Полина обиделась. — Ты же знаешь, что я все делаю ради нее.

— И так и не так. Ей не нужно богатство денег при отсутствии мамы рядом в этом возрасте, и ты и это понимаешь и без меня.

— Да, он если я сбавлю темп, то потом мне будет уже трудно подняться на прежний уровень. Я обязана держать свою планку!

— Не мне тебя судить, Поля. Но мне жалко смотреть, как ты загибаешься и не позволяешь мне помочь тебе.

— Я знаю, Сереж. Знаю, что ты прав, — вздохнула она. — Я постараюсь что-нибудь придумать. А пока пойду Гелю приведу, давайте сегодня устроим день ничегонеделывания!

— Ей это точно понравиться! — засмеялся Сергей, переводя взгляд на Гелю, которая раскачивалась на качелях, визжа от удовольствие и горделиво поглядывающая на Полину с Сергеем — смотрите, мол, какая я смелая!

* * *

Через несколько месяцев стало очевидно, что положение их из рук вон плохо. Полина не успевала совмещать обязанности Жака и свои, они стояли перед выбором — либо сокращать число принимаемых заказов, либо идти на снижение качества блюд, так как то, что делали остальные повара без Полины не соответствовало прежнему уровню «Гурман PR». Проигрывать на качестве Полина принципиально не хотела, приходилось принимать меньше заказов. За это время на рынке появились и другие фирмы, предоставляющие подобные услуги в том или ином объеме, но на уровень «Гурман PR» пока никто так и не вышел. Кроме фирмы Устиновой. Они продолжали набирать обороты и число их поклонников неумолимо росло.

После очередной неудачной попытки найти замену Жаку, Полине в голову пришла неожиданная идея. Она решила предварительно посоветоваться со своей командой и они собрались у нее на кухне, Инна, повар Влад, Полина и Анастасия Петровна, их бухгалтер.

— Вот что, мои дорогие, не буду тянуть резину и скажу сразу, что дела наши, как вы знаете и без меня, не важняк. Не сказать, что близки к банкротству, но уровень уже явно не тот, что был раньше.

Все молчали и ждали, что она скажет дальше. Настроение было подавленное, упадок дел никого не радовал.

— Так вот, — продолжала Полина, — я решила пойти на своеобразное слияние. Вы знаете, что фирма Устиновой наступает нам на пятки, самым бессовестным образом отнимая у нас клиентов! Я бы даже сказала, что они крадут у нас идеи, но пока я не понимаю, как они это делают. Но сервис они предоставляют безупречный, я не могу это отрицать.

— Но мы тоже неплохо работаем, — вставил Влад. Полина так и не решилась поставить его во главе работы кухни и это всегда обижало его. В силу растущего самомнения и амбиций молодости он не видел разницы между тем, что делал он, и тем, что делала Полина.

— Да, Влад, мы тоже работаем хорошо, но мы начинаем не справляться с объемом заказов. А я не хочу, чтобы это отражалось на качестве. И если Устинова со своими людьми согласятся к нам присоединиться, это сделает из нас вместо конкурентов одной сильной командой и мы вновь займем лидирующее положение на рынке.

— Это рискованно, — сказала Инна. — Как бы они не испортили нам наши дела намеренно, чтобы развалить, а потом вновь вернуться на рынок в прежнем виде — и мы в проигрыше!

— Согласна, что рискованно. Но пока не вижу другого выхода. Нам придется рискнуть, дорогие мои. Надо выживать!

* * *

Через некоторое время она связалась с Устиновой, но на этот раз уже не скрывая, кого она представляет. По телефону она сказала Елизавете, что хотела бы обсудить деловое предложение.

— Если вы предпочитаете, чтобы на нашей встрече присутствовал кто-нибудь еще, кто тоже участвует в принятии решений в вашей команде, то я это только приветствую, — попыталась спровоцировать собеседницу Полина. Но та была крепким орешком.

— Нет, не думаю. Когда и где вы предлагаете встретиться?

* * *

На следующий день Полина и Елизавета сидели в любимой кофейне Полины, внимательно разглядывая друг друга.

— Поздравляю с успешным стартом, — промолвила, наконец, Полина. — У вас здорово получается. И мне очень нравится, как вы готовите.

— Нам приходится стараться, чтобы не отстать от вас, — парировала Устинова.

— Кому это — вам? Разве вы не одна все делаете?

Устинова холодно посмотрела на Полину, давая понять, что она прекрасно понимает, к чему та ведет, но не собирается выдавать тут все свои профессиональны секреты.

— Уважаемая Полина, давайте договоримся, я не задаю вам лишних вопросов, а Вы не задаете их мне. Мы с вами не подруги, мы с вами — конкуренты. Вы, конечно, сильны, но мы тоже растем. Мы начали позже вас, но, как видите, начали небезуспешно. Так что в один прекрасный день мы, вполне возможно, будем разговаривать на равных.

— Я этого не исключаю. Более того, я бы хотела этот день не откладывать на потом. Именно поэтому я и пригласила вас, Елизавета. — Полина придвинулась ближе к столику, создавая иллюзию доверительной беседы. — Я предлагаю вам объединиться с нами.

— Что вы имеет в виду?

— Бросьте, Елизавета, Вы прекрасно все поняли. Я считаю, что ваши и наши таланты пора объединять. Зачем надо действовать, как конкуренты, снижать цены, перетягивать клиентов, если мы может объединить наши усилия и стать единственным агентством подобного уровня на этом рынке. Разве такой вариант не кажется вам более выгодным?

— Почему вы вдруг решились на это предложение? — Устинова откинулась на спинку стула, прищурив глаза. Это была не та реакция, которую ожидала Полина.

— Почему? Потому что мне очень нравиться, как вы ведете дела, мне нравиться ваше качество, и я считаю, что вместе мы могли бы стать одной сильной командой и править балом. Вот почему!

— Я не совсем понимаю. Если бы подобное предложение прозвучало от вас в самом начале нашей деятельности, когда вы были на пике славы, а мы желторотыми птенцами, тогда бы я вас поняла. Но сейчас, извините, это звучит по меньшей мере странно. Ведь у вас проблемы, не так ли, Полина? — Устинова говорила все это совершенно без эмоций, словно просто перечисляла сухие факты. — Ваш лучший повар уехал, замены вы ему так и не нашли, насколько я знаю. Ваши клиенты постепенно переходят к нам, вы снижаете цены, перечислять дальше?

— Вы неплохо осведомлены, Елизавета. — Полина не сдавалась. — Но, к вашему сведению, мы предлагаем намного более широкий спектр услуг, чем ваша фирма. Именно поэтому наше объединение могло бы дать очень хорошие плоды. Ваша кухня и наша организация мероприятий…

— Ничего не выйдет, — прервала ее Устинова. Непробиваемая уверенность этой молодой девчонки во всем, что она говорила и делала, совершенно сбивала с толку Полину, не оставляя шансов на малейшее превосходство в переговорах. — В сложившейся ситуации это мы могли бы предложить вам присоединится к нам, если бы нам вдруг понадобились услуги в организации презентаций. Но, вы же понимаете, на сегодняшний день найти таких людей — это уже не проблема. А вот хорошая кухня на дороге не валяется.

— Ну, наша кухня по качеству уж никак не уступает вашей, если уж на то пошло. — Полина уже злилась. Разговор повернул совсем не в то русло, что она планировала.

— Согласна. Но вы пытаетесь засунуть все пальцы в рот и не справляетесь с объемом. И вскоре вам придется либо оставить себе что-то одно из ваших направлений, либо превратиться в агентство маленького масштаба, намного меньшего, чем раньше.

— Вы, я смотрю, все просчитали за нас, не так ли?

— Это моя работа. Вы же наши конкуренты.

— Значит, мое предложение вас не интересует? — уточнила Полина.

— Нет, Полина, не интересует. Пожалуй, я бы лучше подождала, когда мы сравняемся, вот тогда мы по-настоящему посоревнуемся! И, поверьте, у меня немало идей в запасе! — Устинова улыбалась такой улыбкой, словно они уже превратили агентство Полины в пыль.

— Хорошо. Оставим мое предложение. Я тоже не без идей сижу, знаете ли. Так что еще посмотрим, кто кого. Но меня мучает один вопрос — с кем вы работаете? Неужели, это такая тайна? И почему это такая тайна?

— Это вас совершенно не должно волновать, Полина. Это наши внутренние дела, которые я не обсуждаю на публике, а уж тем более с нашими конкурентами.

Разговор зашел в тупик и обсуждать было больше нечего. Устинова расплатилась и вышла, даже не потрудившись улыбнуться на прощание. Казалось, она даже обрадовалась шансу отказать Полине, упиваясь своим превосходством. Ни о каком сотрудничестве и речи быть не могло.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Дела мои идут, как нельзя лучше. Клиенты один за другим переходят к нам, Полина нервничает, с ней там еще подруга ее давняя — Инна, тоже заодно с ней в яму катится. Это еще только цветочки. У меня уже четкий план разработан — как и когда их к последней черте подвести. Единственное, что меня немного смущает, так это то, что вся эта ситуация на ребенке отражается негативно. Я видела однажды, как Полина на нее сорвалась в парке и как та плакала и смотрела на мать непонимающими глазенками — за что? Ясное дело, Полина нервничает, но чем больше я смотрю на Ангелину, тем меньше мне хочется, чтобы девочка страдала. Это ведь и мой ребенок. Я не хочу причинять ей никакого вреда. Геля — славная девчушка, у нее лучистые глаза и очаровательный смех. Мне так хочется порой обнять ее и прижать к себе покрепче! Но еще не время.

* * *

После ухода Устиновой Полина осталась сидеть совершенно уничтоженная, словно ее только что отхлестали по щекам. Неужели дела их так плохи, что уже даже конкуренты, подобные Устиновой, могут себе позволить так с ней разговаривать. Нет, так дело не пойдет. Она непременно должна что-нибудь придумать. Что-нибудь такое, что вновь поднимет ее над остальными. И еще — она должна выяснить, кто стоит за спиной этой девчонки Елизаветы. Если уж Устинова настолько хорошо осведомлена об ее агентстве, то почему она не может разузнать более подробно о слабых и сильных сторонах конкурентов? Знание дает контроль над ситуацией, это она усвоила еще давно. И тот, кто больше знает, обладает большим преимуществом.

Остановившись на этой мысли, Полина переключила свое внимание на более приятные вещи. Кофейня, в которой она находилась, практически не изменилась с тех пор, как она в первый раз повстречала здесь Зою. Продержавшись столько лет, менеджеры кафе не расслабились, как это случается во многих поначалу успешных заведениях, и качество их кофе и десерта по-прежнему было великолепным. Приятная джазовая музыка и уютная атмосфера настраивали на задумчивый лад и мысли Полины унеслись в прошлое, к тем далеким дням, когда она жила совсем другими заботами и проблемами. Сколько воды утекло с тех пор, подумала она. Мысль о Зое Полина постаралась отодвинуть поглубже, в последнее время она старалась не вспоминать о ней, хотя порой, разглядывая восточный разрез глаз Ангелины, она не могла отвязаться от Зоиного образа. Полина так и не поделилась ни с кем той историей, только Никита мог проговориться, но, по всей видимости, ему было не до этого. Они нигде не пересекались, так что ему не было никакого смысла влезать в Гелину судьбу, несмотря на то, что она являлась его родной дочерью. Полина слышала, что он процветал, фирма его расширилась, вышла на международный уровень, и он проводил основное время за рубежом. О смерти Зои Полина с тех так ничего и не узнала. Иногда ее посещали мысли «заказать» расследование ее загадочной гибели через знакомых Сергея в соответствующих органах, но потом она думала, что не сможет объяснить свой чрезмерный интерес по поводу Зои, и эта мысль остановила ее. Однако на этот раз она все-таки воспользуется услугами друзей Сергея — чтобы выяснить всю подноготную Устиновой и ее коллег. Раз пошла крупная игра, то все методы будут ко двору.



Глава 17

Вспышка молнии коротка, но успевает осветить все вокруг

Полине требовалось время, чтобы продумать план действия. Она позвонила домой и сказала, что задержится на работе, а сама поехала за город, где она недавно выкупила небольшой участок земли под строительство дачи. Участок был еще нетронутый, у Полины пока не доходили руки до того, чтобы найти хорошего прораба и начать стройку. Так что пока это был просто кусок земли, заросший высокой, по-весеннему ярко зеленой травой, располагавшийся рядом с березовой рощей и небольшим прудом. Участок был огорожен высоким забором, поставленным здесь еще во времена бывших хозяев. Поселок только-то застраивался, вокруг выросло несколько готовых, но еще больше недостроенных дач, в рабочие дни соседи практически не приезжали сюда, разве что можно было услышать шум с тех участков, которые строились. Идеальное место для пикников на природе и для размышлений, когда требуется тишина и покой.

Полина вышла из машины и уселась около дерева, прислонившись к его стволу, словно ища поддержки у природы. Она переключила телефон на функцию автоответчика, чтобы звонки не мешали ее размышлениям. Но вместо того, чтобы думать, как вырулить из сложившейся ситуации на работе, она задумалась о Геле. В последнее время ее малышка стала частенько болеть. Ей вспомнились грустные глаза дочурки, когда она, Полина, в очередной раз извинялась перед ней, что не может провести с ней выходные, что опять придет бабушка. Иногда Геля устраивала скандалы, отказывалась слушаться, и все потому, что требовала таким образом внимание Полины. Полина злилась сама на себя, злилась за то, что довела своего собственного ребенка до такого. Она понимала, что бизнес засосал ее, словно наркотик, она уже не сможет стать пассивной домохозяйкой, да и средства на жизнь нужны, ждать помощи ей не от кого. Но она понимала так же, что рискует потерять близость с дочерью и ее здоровье, если не будет уделять ей больше внимания. Последние месяцы, полные стресса и нервных срывов, повлияли и на ее, Полинино, здоровье. Стала часто болеть голова, на коже порой появлялась непонятная сыпь, врачи в один голос утверждали, что это — нервное. Полина сняла пиджак и, свернув его, положила себе под голову, закрыла глаза, продолжая размышлять, что что-то с ее жизнью твориться неправильное. Она вдруг почувствовала себя слабой, безмерно уставшей женщиной, попавшей в собственную ловушку самореализации, и остро нуждающейся в поддержке, в мужском плече. Да и не только в плече. Когда в последний раз она спала с мужчиной? Она даже и вспомнить не могла. Были какие-то случайные связи, не имеющие никакого продолжения, и не оставляющие ничего, кроме разочарования и пустоты в душе. Секс перестал приносить ей удовольствие и она попросту перестала даже искать его, убеждая себя, что не нуждается в очередном разочаровании. Но природу не обманешь! Превратившись в волчицу в мире своего бизнеса, она не перестала быть женщиной. Она просто на время забыла об этом. Забыла и о том, что Геля — это самое драгоценное в ее жизни, самое долгожданное чудо, источник ее любви и радости. Полина заплакала, дав волю своим эмоциям. Она легла на траву, уткнувшись в свой пиджак, продолжая всхлипывать, и не заметила, как уснула, — усталость и нервные потрясения последних дней дали о себе знать. А может, это свежий воздух и пение птиц так подействовали на нее.

Когда Полина открыла глаза, она в первое мгновение не могла понять, где она находится. К этому времени уже стемнело и спросонья она не сразу вспомнила, как приехала сюда поразмышлять и уснула. Взглянув на телефон, она мысленно чертыхнулась. Часы показывали начало десятого, в городе, наверное, ее потеряли. Он включила запись автоответчика.

— Поля, ты где? Перезвони. — это была Инна. Раз не сказала, в чем дело, значит ничего срочного.

— Полина, укладывать ли мне Гелю без тебя или дождаться? — няня, как всегда, уточняла это у Полины, зная, что та предпочитала, по возможности, сама укладывать ребенка. Но уже было так поздно, что Геля, наверняка, видит десятый сон.

— Поля, послушай, что я нашел! — На приеме, проходившем в замке….. — Влад решил поделиться длинным меню, которое он откопал в интернете в статье о приеме испанкой королевской семьи.

Телефон жалобно пискнул и отключился — батарейки разрядились, не дав дослушать сообщение до конца. Ну что за идиот! Неужели нельзя было дождаться Полины и потом прочитать ей эту статью! Теперь вот по его вине телефон разрядился. Полина, протирая глаза, поплелась к машине. Доехать бы до дому и принять горячую ванну! Рисуя мысленно эту картину, она плюхнулась в водительское кресло и захлопнула дверь. Картинка выключилась, прерванная странным звуком, который издала ее новенькая «Митсубиси Галант» в ответ на усилия включить зажигание. Полина тщетно поворачивала ключ, но машина отказывалась заводиться. Имея нулевое представление о том, что может служить причиной сбоя, Полина растерянно оглянулась вокруг. Что теперь делать? Да и что сделаешь на практически пустом дачном поселке с разрядившимся мобильником на руках? И ведь совсем недавно купила машину, а еще говорят, японское качество! Видала она это качество… Что делать-то? Полина вышла на дорогу поселка, прислушиваясь. Вроде бы где-то неподалеку раздавались голоса, по всей видимости, строители одного из соседних участков. Может, у них есть телефон? Перспектива идти одной к бригаде строителей, наверняка пьяных в стельку в это время суток, ей не улыбалась, но и сидеть тут до утра, ожидая другого выхода, ей тоже не хотелось.

Приблизившись к воротам участка, откуда раздавались голоса, она остановилась, прислушавшись. Исключительно мужская компания, подумала она. Беседа была оживленной, прерывалась то и дело взрывами смеха, но на пьяный балагур похоже не было. Это придало ей смелости и она постучала в ворота.

— Народ! Вас можно побеспокоить? — крикнула она, пытаясь разглядеть в щелочку, что там твориться. Разговор прервался.

— Кто это может быть? — спросил кто-то удивленно.

— Сиди, я сам посмотрю.

Послышались шаги в сторону калитки и через минуту дверь открыл молодой парень в синих потертых джинсах и черной футболке. На строителя он никак не был похож. Он широко улыбнулся, словно увидел старую знакомую.

— Добрый вечер! Вы ведь наша соседка, не так ли?

— Да, — оторопела Полина. — А мы знакомы?

— Ну, друг другу нас не представляли, но я видел вас пару раз, когда вы проезжали на свой участок.

— А я вас что-то не заметила, — смутилась Полина. — Вы хозяин этой дачи? — осторожно спросила она.

— Точно. Меня зовут Олег, — он протянул руку. — Да вы проходите, не стесняйтесь, — Олег держался так, словно подобные визиты были обычным делом. — Вас как величать?

— Полина. Я, собственно, к вам за помощью.

— Да вы проходите, а там разберемся. Чего в дверях стоять-то, правда?

Олег держался настолько доброжелательно, что Полина решилась войти внутрь. Обойдя сияющий белизной в темноте жигуленок, они прошли во двор. Дворик был небольшим, в углу его возвышались стены одноэтажного дома, наполовину закрытого крышей, большая часть двора, как это обычно бывает на строящихся участках, была завалена стройматериалами. На свободном клочке земли стоял стол, за которыми сидели человек пять мужиков в пыльной, замызганной побелкой, одежде. На столе возвышались бутылки с пивом, колбаса, хлеб и пакет с чипсами.

— Здравствуйте и приятного аппетита, — Полина приветственно кивнула в сторону сидящих и остановилась неподалеку. Строители кивнули и уставились на нее, словно на привидение.

— Присаживайтесь, у нас пива на всех хватит. Я тут заехал посмотреть, как работа идет и, заодно, ребят взбодрить, — Олег откупорил бутылку с пивом и протянул ее Полине.

— Нет, нет, спасибо, извините, что прервала ваш ужин, у меня там проблема с машиной, у вас телефона не найдется?

— А что за проблема? — Олег пододвинул к ней стул, словно не слышал отказа Полины. — Может, я могу помочь?

— Не заводится. Не знаю, почему.

— А какая машина? «Япошка», кажется?

— У вас удивительная наблюдательность! Митсубиси галант.

— Ясно. Сейчас сходим и посмотрим в чем там дело. Ну, хоть глоточек с нами выпейте — за удачное строительство? И за знакомство? А потом и на «ты» можно будет перейти, а?

— На «ты» можно и так перейти, — улыбнулась Полина. — Я за рулем, вообще-то.

— Но машина же не заводится? — подразнил Олег. — Не волнуйся, от одного глотка ничего страшного не случиться.

Вид пенящегося пива в покрытой капельками бутылке возымело свое действие и она отхлебнула глоток. Пустой желудок радостно заурчал и приятное тепло разлилось по всему телу. Полина, медленно, наслаждаясь каждым глоточком, выпила еще немного и поставила бутылку на стол.

— Так у вас телефон есть?

— Есть, но прежде, чем помощь вызывать, дай я сначала попробую посмотреть, в чем там дело.

— Хорошо, но мне надо домой позвонить.

— Ну, пошли, вернее, поедем на моей колымаге, вдруг понадобиться аккумулятор заряжать. Простая русская «десяточка» протянет провод помощи навороченной японочке! По дороге и позвонишь. У меня сотовый с собой.

Усаживая Полину в машину, Олег случайно коснулся ее щеки и от этого простого жеста Полину словно пронзило током. По дороге она позвонила домой, убедилась, что с Гелей все в порядке и предупредила няню, что приедет не раньше, чем через пару часов.

— Полина, тут вас уже все обыскались! Человек десять звонили, пока вас не было.

— Да, догадываюсь, у меня телефон не работает, вы там не беспокойтесь, я скоро приеду.

Полина передала телефон Олегу.

— Геля — это дочка? — уточнил Олег, остановившись у ворот Полининого участка.

— Дочка, а что? — с вызовом спросила Полина.

— Ничего. Можно заехать на участок?

— Да, там места, хоть отбавляй. Сейчас открою ворота.

Олег завел машину во двор и вышел, оглядевшись вокруг.

— Да уж, простор. Когда строиться собираешься?

— Не знаю. Пока руки не доходят.

— А что ты тут вообще делала одна так поздно?

— Да я… — Полина запнулась и покраснела. — Я вообще-то раньше приехал, просто заснула случайно.

Олег пристально посмотрел на нее, неодобрительно покачав головой.

— Ты кажешься уставшей. Что-то случилось?

— Ты так спрашиваешь, словно мы сто лет знакомы. Может, я так всегда выгляжу!

— Да нет, не похоже. Я же тебя раньше видел, хоть и мельком.

— Ну, скажем, есть небольшие проблемы.

— От них сюда сбежала?

— Какой ты проницательный! — Полина прислонилась к капоту машины, разглядывая своего нового знакомого. Ничего особенного, внимательные карие глаза, едва уловимая усмешка, мужественный подбородок. Ничего особенного, кроме… Раньше она за собой такой слабости не наблюдала, подумала она. Что бы вот так при первой встречи ее так потянуло к мужчине! Она физически ощущала свое влечение, до боли в низу живота. Казалось, вот сейчас он ее коснется, и она растает в его руках.

— Может, с мужем поругалась. — она попыталась стряхнуть с себя наваждение фразой, которая, по идее, должна была бы создать дистанцию между ними.

— Ну, да, с мужем, — усмехнулся Олег. — Поэтому ты, когда домой звонила, даже не упомянула его в разговоре. Да и не похожа ты на замужнюю даму, откровенно говоря.

— Это почему же?

— Не знаю. Не похожа — и все тут. Слишком красивая.

Олег подошел к ней ближе, приподняв ее подбородок и заглянул ей в глаза, словно пытаясь прочесть ее мысли. Полина подумала, что ее желание, наверное, написано у нее на лице, как у девчонки, впервые ощутившей влечение к мужчине, но ничего не могла с собой поделать. Спазмы внизу живота усилилась, а щеки пылали от нарастающего возбуждения.

— А что, замужние дамы не могут быть красивы? — сделала еще одно усилие Полина, пытаясь отвлечься от навязчивого желания наброситься на Олега сию же секунду.

— Могут, но не так. — Олег расстегнул пуговицы на ее брюках и осторожно провел подушечками прохладных пальцев по линии ее трусиков. Она откинула голову и глубоко вздохнула. Если она сейчас не сделает это, она умрет, подумала Полина и впилась в его губы.

Такого бурного секса у нее не было уже давно, не говоря уж о том, что у нее вообще давно не было секса. Вспоминая утренние мысли, она подумала, что была не права — еще не все женское в ней умерло, раз она способна на такую страсть. Чтобы вот так, забыв всякую осторожность и благоразумие, поддаться на сиюминутное желание и получить от этого такое наслаждение! Прямо на машине, посереди пустого дачного участка! Полина словно открыла в себе что-то новое, можно сказать, пугающее и радующее ее одновременно.

— Пойдем смотреть машину? — Олег смотрел на Полину и его взгляд не выражал ничего, кроме абсолютного спокойствия. Она не могла понять, что он чувствует, но ей стало легче от такой реакции. Если бы он сейчас сказал что-нибудь, относящееся к произошедшему, она не знала бы, что ответить.

— Пойдем, — она привела себя в порядок и они направились к машине.

Через пять минут вердикт был вынесен.

— Как я и думал — аккумулятор сел. — он направился к своему «жигуленку» и вытащил оттуда какие-то провода.

— Да с чего ему сесть? Машина практически новая, пробег небольшой совсем.

— Ну, не знаю. Может ты фары оставила включенными или музыку, тебе лучше знать.

Полина покраснела. Точно, она оставила ключ в машине и там играла музыка, а потом она уснула. Вот дуреха!

— Ладно, не переживай, сейчас подкормим твою красавицу. Классная тачка!

— Спасибо.

Она наблюдала за его возней с машиной и подумала, что наваждение ее еще не прошло. Если она сейчас же отсюда не уедет, то она за себя не ручается.

— Ну вот, готово!

— Спасибо, Олег. Выручил.

— Да не за что, всегда рад помочь. Поедешь домой? — Олег стоял, скрестив руки на груди и прислонившись к дереву. Свет тот фар светил прямо на него и он прищурился от яркого света.

— Да, конечно домой. Уже так поздно. — выдавила из себя Полина. Возьми себя в руки, внушала она себе мысленно, немедленно садись в машину и уезжай отсюда, иначе останешься тут с этим парнем на всю ночь.

— Ну, тогда давай выводить наших верных «лошадок» и запирать ворота.

— Счастливо. И спасибо еще раз, — вымученно улыбнулась Полина, закрыла ворота и уселась в свою машину.

Олег подошел к ней, наклонился и положил руку на ее шею.

— Ты уверена, что хочешь поехать домой? Точно-точно? — словно невзначай, он нажал другой рукой на рычаг сидения и откинул его назад. — Ой! Извини. Ты в порядке?

— Олег, я … я не могу так. Это все как-то неправильно.

— Что неправильно? Ты и я?

— Все неправильно. Я… О, господи…

Полина притянула его к себе и в следующую секунду она уже ничего не видела вокруг.

* * *

Она гнала машину, словно сумасшедшая. Я ненормальная, думала она про себя. Так нельзя! А почему нельзя? В конце концов, это же здорово! Ей же было хорошо, не просто хорошо, а замечательно, так почему же так нельзя? Полина не могла найти слов для своих ощущений. Она, конечно же, оставила ему свой номер телефона, она, конечно же, взяла его номер, и она клялась себе после этого, что не броситься первым же делом звонить ему, как только доберется до телефона. Она ничего о нем не знала, кроме имени. Она чувствовала себя опутанной его нитями, словно мушка в сети паука, но нити были такими невероятно сладкими, что хотелось запутываться в них, как можно глубже. У нее до сих пор все внутри горело от воспоминаний. Даже с Никитой в их счастливые времена она никогда не испытывала ничего подобного. Было хорошо, да, но никогда не было такхорошо, до боли, до крика, до слез.

Тихонько отворив дверь своей квартиры, она прошмыгнула в ванную. Приняв прохладный душ, она накинула халат и прошла в комнату Ангелины.

— Твоя мама — сумасшедшая! — прошептала она ей.

Девочка почувствовала присутствие матери и открыла сонные глазенки.

— Ты пришла? Я ждала, ждала и уснула.

— Прости, солнышко. Хочешь сегодня поспать с мамой?

Геля радостно кивнула. Полина взяла ее на руки и перенесла в свою кровать, где Геля немедленно снова погрузилась в сладкий сон. Полина еще долго ворочалась, переживая события дня, перед глазами то и дело всплывало лицо Олега и ощущение прикосновения его губ не покидало ее, создавая иллюзию его присутствия. Она так и уснула, с улыбкой и ощущением поцелуя на губах.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Стефан говорит, что скоро должен завершить развод. Старается парень. Молодец. Мне и Павлуше нужно его плечо в этой жизни. Тем более, я планирую уехать из этого города, когда закончу свои дела с Полиной и Никитой. Больше меня здесь ничего не будет держать, кроме неприятных воспоминаний. Мне надоело жить с ненавистью в сердце. Я устала от постоянной борьбы. Я хочу мира в душе, нормальной семьи, а не встреч урывками, я хочу еще детей, я хочу согласия с самой собой. Я хочу уехать.

* * *

Как я уже говорил вам, связь с Ангелиной я почувствовал еще со дня ее зачатия. И каждый прошедший день приближал тот момент, когда я, наконец, перейду в ее руки. С каждым днем, в то же время, мне становилось все яснее, что времена наступают тяжелые. Для всех нас. Но что меня успокаивало, так это то, что светлая радость ощущается в полной мере лишь после темноты горечи страдания. Если бы все шло ровно, хорошо и гладко, мы, возможно, никогда бы не поняли, что за счастье нам дано в этой жизни.



Глава 18

Посадив дерево, не забудь собрать урожай

Весь следующий день Полина маялась, не понимая, почему не может найти себе места. Она даже отменила встречу со своими сотрудниками, которые жаждали узнать об итоге ее разговора с Устиновой, сославшись на сильнейшую головную боль.

— Ты в порядке? — с участием спросила ее Инна. — Вчера исчезла на целый день, сегодня никого не хочешь видеть…

— Да, что-то расклеилась немного. Сегодня соберу себя по кусочкам и завтра буду, как свежий огурчик, обещаю, — отшутилась Полина.

— Про Устинову завтра расскажешь?

— Да отказала она, причем, даже не задумываясь отказала. Подробнее завтра расскажу, ладненько?

— Давай, выздоравливай. Не время расклеиваться.

А когда время? — подумала про себя Полина. В последние месяцы у ни на что нет ни времени ни прав, кроме как на бесконечную работу. При таком режиме не то что расклеиться, вообще сдохнуть недолго и потом все скажут — ах, не время ей было умирать, совсем некстати! Ну, конечно, это все преувеличение. Полина поругала себя за подобные дурацкие мысли и решила посвятить день себе — пойти в салон красоты, принять массаж, масочки всякие разные, а там, глядишь, и мысли полезные в голову полезут. Ангелина сегодня была на занятиях в студии по рисованию и музыке, так что полдня у Полины точно свободны. А потом они могут пойти с ней куда-нибудь в парк, или просто дома провести время вдвоем.

Позвонив в салон, она договорилась о времени, но это не успокоило ее. Она ходила из комнаты в комнату, не зная куда себя деть. Потом она поймала себя на том, что все время поглядывает на телефон. Она ждала звонка Олега. Именно этим объяснялось ее состояние — беспокойное, нервное. Тело ее ныло от воспоминаний вчерашних событий. В первый раз в ее жизни Полина почувствовала, что голос ее разума заглушается криком чувственности. Наверное, именно это и называют животный инстинкт, подумала она. Когда ничего не можешь с собой поделать — настолько сильно, до физической боли, тело требует мужчину, помня о его прикосновениях. С трудом удерживаясь от того, чтобы позвонить Олегу, Полина собралась и вышла из дому, намереваясь направиться в салон. Захлопнув дверь своей машины, она вдруг увидела в боковом зеркале смеющееся лицо Олега — он стоял около своего «жигуленка», терпеливо ожидая, когда она, наконец, его заметит. Полина выключила зажигание и вышла. От одного его вида у нее пересохли губы.

— Что ты тут делаешь? — она старалась держаться спокойно и непринужденно. Не покажешь ему, что она готова наброситься на него прямо здесь и прямо сейчас.

— Тебя жду. Долго же ты собираешься.

— Куда собираюсь?

— Выйти из дома.

— А если бы не вышла целый день, так бы и стоял здесь до вечера?

— Вышла бы. Ты на домоседку не похожа. — он улыбался и, казалось, даже и не думал сдвинуться с места и сделать шаг ей навстречу.

Полина тоже остановилась напротив него и скрестила руки на груди.

— Постой, а что ты тут все-таки делаешь? Адреса я тебе своего, вроде бы , не давала?

— Но ты же дала телефон, адрес было нетрудно разузнать.

— Да, — она мгновение задумалась. — Но я ведь дала номер сотового телефона, а не домашнего. С каких пор компании сотовой связи раздают налево и направо адреса клиентов?

— Да ладно тебе, ты прямо как следователь. При желании можно найти любую информацию.

— А у тебя было такое желание? — смягчилась Полина.

— Было и очень сильное. Ты не хочешь меня пригласить на кофе?

— Откуда такая уверенность, что дома никого нет?

— Нет такой уверенности, просто спрашиваю.

Полина взглянула на часы.

— У меня, вообще-то, через час встреча с массажисткой в салоне, — заколебалась она.

— Через час? А что, салон далеко?

— Да не очень… Ну, давай зайдем, если ты настаиваешь.

Что я делаю, подумала Полина, я совершенно сошла с ума. Ведь совершенно ясно, что произойдет, если мы сейчас зайдем домой. Но приглашение уже сделано и через пять минут она уже сбрасывала с себя одежду. Кофе они все-таки выпили. Правда, пока до этого дошло, стало очевидно, что на массаж она уже не успеет.

— Ты мне все планы на сегодня испортил! — возмущалась она, заваривая кофе. — придется теперь ехать в салон и искать «окно» между клиентами.

— Да? И что я еще тебе испортил?

— Больше ничего, — улыбнулась она, словно довольный котенок, объевшийся сметаны. — Наоборот…

— Мне, по правде говоря, тоже уже пора. Вот выпью кофе и побегу. Ты такая красивая, — вдруг добавил он.

— А куда ты спешишь?

— По делам. Дела, дела. Не салон красоты, конечно, но тоже важные.

Вспоминая этот разговор после его ухода, Полина подумала, что ни он не она даже не спросили друг друга о том, чем занимаются, чем живут, словно это было совершенно не важно. Голая страсть, лучше и не скажешь. Они даже не договорились о том, когда увидятся в следующий раз. Но после утреннего появления Олега Полина уже не сомневалась, что он не исчезнет и вновь появиться, когда будет свободен.

После великолепного секса и процедур в салоне красоты она чувствовала себя, словно заново рожденной. То, что еще вчера виделось в самом черном свете, сегодня уже показалось ей не таким уж и безнадежным. Полина решила, что даже если ее бизнес на самом деле переживает закат, то она найдет в себе силы начать другое дело. Попробовав себя и убедившись, что она можетосилить свое дело, она уже не боялась перемен в своей жизни. Это была уже не та Полина, брошенная мужем без поддержки, с маленьким ребенком на руках, неуверенная в себе. Сейчас она имела опыт, поддержку и связи в нужных кругах, определенный капитал и, самое главное — веру в себя. На волне этого настроения Полина решила не думать о делах остаток дня, а вместо этого, дождавшись Гелю с занятий в студии, повела ее в парк, где они вместе слопали огромную порцию мороженного, посетили практически все аттракционы и, страшно довольные и уставшие, вернулись домой уже вечером.

— Мама, мне хочется, чтобы ты всегда-всегда со мной была! — мечтательно промурлыкала Геля, уплетая картофельную запеканку.

— Я и так всегда с тобой, родная. Просто иногда занимаюсь важными делами, без которых нам с тобой было бы трудно. Но даже, когда я занимаюсь делами, я всегда думаю о тебе. Сейчас покажу тебе кое-что. — Полины вытащила из сумки свой кошелек и раскрыла его перед дочкой. Геля с интересом стала разглядывать, что там у мамы в руках. — Вот смотри — видишь, здесь у меня есть твоя фотография, и, если я по тебе соскучусь, я всегда могу взглянуть на тебя!

— Мамочка, я тоже хочу всегда носить твою фотографию, сделаешь мне такую?

— Хорошо, — улыбнулась Полина. — И тогда мы всегда-всегда будем видеть друг друга, да?

Геля кивнула и потерла глазки. Полина умыла ее и уложила спать. Завтра будет, как всегда, насыщенный день, ей тоже следовало бы лечь пораньше. Устроившись поудобнее перед телевизором, Полина задремала на диване. Разбудил ее звонок. Спросонья она и не поняла, от чего проснулась. Потом звонок повторился — звонил телефон.

— Алло, ты спишь что ли? — Олег не церемонился.

— Да, вздремнула, — зевнула Полина. — А сколько время?

— Десять. Ты одна?

— С дочкой.

— Спит?

— Угу. А что?

— Я здесь, около твоего подъезда.

— Где? Здесь, внизу? — Полина подошла к окну и отодвинула штору. Олег помахал ей из окна машины. Она улыбнулась. Как будто нетерпеливый подросток, подумалось ей. — И что ты хочешь этим сказать?

— А чтобы ты хотела услышать?

— Не отвечай вопросом на вопрос.

— Мне уехать?

Полина молчала. Вот хитрюга, хочет, чтобы она сама его позвала, хотя сам приехал сюда без приглашения.

— Так что? — в голосе Олега не было нетерпения, словно его устроил бы любой ответ.

— Заходи, коли пришел.

Опять! Опять она идет у него на поводу. Что за магию он использует против нее?

Ночевать у нее он не остался. Ему беспрестанно звонили на сотовый, но понять по его односложным ответам, в чем дело, Полина так и не смогла. Потом он засобирался.

— Ладно, сладкий, мне пора.

— Ты прямо, как бэтмен, появляешься внезапно и так же внезапно исчезаешь. А что у тебя за дела в полночь, можно узнать?

— Тебе это интересно?

— А почему тебя это удивляет?

— Нет, не удивляет. Когда-нибудь расскажу, а сейчас мне действительно пора.

— Ну, раз пора, значит пора, — Полина вздохнула и покорно поцеловала его на прощание.

Наутро отоспаться не получилось, так как Геля проснулась рано, да и встреча с Инной и остальными из офиса была назначена на девять. Офис она давно уже переместили из ее квартиры в просторное помещение в одном из центральных зданий. Аренда помещения под офис обходилась довольно дорого и если дела пойдут и дальше так, как сейчас, им станет невыгодно платить такие деньги.

— Что-то ты выглядишь странно, — встретила ее Инна в дверях. — Вроде бы посвежевшая, а под глазами синяки.

— Не выспалась.

— Что так? Все проблемы мировые решаешь?

— И да и нет, — неопределенно ответила Полина. — Наши все здесь? Пригласи их, пожалуйста, ко мне в кабинет. Потом поговорим, — подмигнула Инне Полина. — Сначала дела рабочие, потом личные.

— А что, появились дела личные? — у Инны округлились глаза.

— Зови ребят, а потом все расскажу.

— Уже бегу.

На собрании Полина вкратце передала суть ее разговора с Устиновой. Слушали все молча, так как ничего хорошего эти новости, похоже, не предвещали.

— Вот что ребятки, — Полина оглядела всех, пытаясь прочесть на лицах их мысли. — Я знаю, что сейчас нам придется нелегко. Носы вешать пока рано, но и сидеть без дела тоже не следует. У меня есть пара задумок, дайте мне время и я их вам представлю. Никого насильно не держу, но и уходить не рекомендую. Даю слово, что мы выкарабкаемся, даже если придется начать что-то совершенно новое.

— Что значит — новое? — Владу эта идея не очень понравилась. — Ты хочешь сказать, новое дело?

— Посмотрим. Я еще не решила, проработаю варианты. Но я еще раз повторяю — на мели мы не останемся.

Разглядывая своих сотрудников, Полина отлично понимала, что далеко не все из них решать остаться с ней до конца. В течении следующего месяца будет ясно, как разворачиваются события. Пока же она ничего не могла им сказать более определенно. После собрания Инна даже и не подумала выходить из комнаты.

— Ну, что, колись, подруга! Неужели, наконец, Сергея подпустила к себе? — глаза ее блестели от любопытства.

— Сергея? Да нет, к тому же он сейчас в отъезде. Будет где-то через неделю или две. Хорошо, что ты вспомнила о нем — надо бы разыскать его и попросить разузнать кое-что для меня.

— Не томи — рассказывай! — безапелляционно потребовала Инна.

— Ладно, слушай. Знаешь, где я вчера пропадала?

— Нет, где?

— На даче. Представляешь, уснула там и проспала до вечера, а потом сел аккумулятор. Пришлось идти за помощью…

Полина рассказали вкратце, что произошло. С Инной они были такими давними подругами, что для них было естественным делом обсуждать приключения на личном фронте.

— И ты знаешь, что меня больше всего волнует?

Инна покачала головой. История эта была совершенно не в Полинином стиле. Вот уж кого она бы не ожидала подобного спонтанного романа, так это от своей всегда такой благоразумной подруги.

— Меня волнует то, что у нас с ним отношения развиваются только в одной сфере — секса, а все остальное словно и не существует, ни нашей жизни вне постели, ни других интересов.

— Так ты с ним всего пару дней знакома, чего же ты хочешь?

— Да, но…Обычно все наоборот происходит, по крайней мере у меня, сначала узнаешь человека хоть немного, а потом позволяешь затащить себя в постель. А тут — я словно с ума сошла. Любовью и не пахнет, но и без него уже не могу, словно наркотик какой-то. И мне это безумие нравиться, представляешь?

— Да, голову ты потеряла, это совершенно очевидно. Будь осторожна, с головой-то оно лучше будет, ты же знаешь.

— Спасибо за совет. Если бы так просто было следовать мудрым советам! А знаешь что, приглашу-ка его на обед, вот и будет возможность поговорить друг о друге, не станет же он заниматься со мной сексом за ресторанным столиком.

Она позвонила Олегу и непринужденно пригласила его пообедать вместе, словно они были сто лет знакомы. Тот немного удивился и, как ей показалось, немного напрягся от ее предложения, но потом согласился. Они пошли в пиццерию, так как Олег сказал, что времени у него совсем немного. Разговора все никак не получалось, потому что он то и дело отвлекался на телефонные звонки.

— Да, да, скоро буду. Попридержи его, пусть подумает еще… Хорошо, понял… Нет еще не готов, перезвоню…

И все в таком духе. В какой-то момент мимо них за окном прошел какой-то хлюпкий парнишка лет семнадцати-восемнадцати. Заметив Олега, он вдруг смутился, постоял, переминаясь с ноги на ногу, потом, обнаружив, что замечен, решился войти и подойти к их столику.

— Приветствую, начальник. — обратился он заискивающе. — Я еще вчера собирался зайти, но не смог, честное слово, начальник, сегодня бы обязательно зашел!

— Вот и зайди. А сейчас — исчезни. Ясненько?

Парнишка испуганно замотал головой и скорехонько вышел из пиццерии. Олег посмотрел на Полину, пытаясь угадать, поняла она что-нибудь из этого разговора или нет.

— Где ты работаешь, Олег?

— Раньше работал магазине электротоваров.

— Раньше, это когда?

— Лет так пятнадцать назад.

— А потом?

— Потом.. Потом решил, что мне это не нужно и пошел учиться.

— Куда?

— В академию. Потом закончил академию…

Тут опять зазвонил телефон. Но Полина терпеливо дождалась окончания разговора и продолжили их беседу.

— А после академии?

— Полина, я опер, если тебе это интересно. Так что можешь не ходить вокруг да около.

— А почему ты так нехотя об этом говоришь? — Полина была неприятно удивлена. Не потому, что он работал в «органах», а потому, что по каким-то причинам не хотел об этом говорить до последнего. В памяти сразу вспыли эпизоды с удивительной наблюдательностью, когда он так запомнил ее лицо и марку автомобиля там, на дачном участке, и как он нашел ее адрес так быстро…

— Спрашиваешь, почему? Потому что для таких, как ты, я простой мент, и я сомневаюсь, что между нами что-то было бы, если я сразу представился тебе «по форме», разве не так, сладкий?

— Не так. Не надо делать выводы о людях за меня.

— Ладно, не так — и хорошо. Проехали. Давай, доедай, а то мне скоро ехать.

— Как всегда, торопишься…

— Не сердись, сладкий, дел по горло, вечером заскочу.

Вечером все повторилось, как и в предыдущий вечер — по той же схеме. Великолепный секс, минимум разговоров, кофе, и… и Олег умчался, не прекращая телефонные разговоры. Хорошо хоть, что на время секса он телефон отключал. Так продолжалось неделю, Полина ничего не предпринимала кардинального по работе, плывя по воле волн, словно сосредоточившись только на своей личной жизни. Сергей еще не приехал и она не могла начать свое расследование по поводу Устиновой без него. Да и новые шаги в бизнесе она тоже не хотела предпринимать, не посоветовавшись с ним. Странность ситуации была в том, что Сергей являлся для нее тем самым другом и партнером по жизни, который ей был нужен, но она ни в какую не допускала мысли о сексе с ним, подчиняясь странностям разума, говорившего, что не стоит смешивать личное с рабочими и дружескими отношениями. С Олегом же у нее не было ничего общего, и тем легче ей было наслаждаться отсутствием обязательств с обеих сторон, хотя в глубине душе она считала это неправильным.

— Инна, я до сих пор горю, — рассказывала она подруге утром в понедельник, после того, как они провели с Олегом весь день у него даче. — И почему мужчины имеют над нами такую власть?

— Мы, женщины, тоже имеем над ними власть. Просто сейчас, похоже, ты оказалась на месте того, кто целует, а Олег — на месте подставляющего щеку.

— Да нет. Так говорят, когда обсуждают любовь, а между нами…Я даже не знаю, что это. Но это не любовь. Когда я думаю о нем, я думаю только о сексе, больше ничего мне в голову в связи с ним не приходит. — Полина была озадачена. Озадачена своим отношением к Олегу. Раньше она говорила про подобные отношения, как про бездумные, и считала, что только женщины без мозгов могут позволить своей сексуальности диктовать условия и контролировать отношения. У нее была знакомая, она жила с парнем моложе ее на десять лет, которому явно нужны были только ее деньги и связи, но она отказывалась видеть эти очевидные для окружающих вещи. Она была счастлива тем, что происходило за дверьми их спальни, и на остальное готова была просто-напросто закрыть глаза. Тогда Полина осудила ее и думала, что она ломает свою жизнь в угоду своей чувственности. Как же, оказывается, она была не права! Как оказалось просто для нее самой утонуть в этом же океане страсти. Олегу, конечно же, ничего не нужно было от нее в материальном плане, но было совершенно очевидно, что между ними нет ничего, кроме постели.

Полдня прошло за подготовкой к новому заказу, а ближе к обеду Полина решила забежать в одно из кафе, чтобы купить там пирожных для Гели. Ангелина была страшной сладкоежкой, но у мамы в последнее время не так часто находилось время для домашней выпечки и поэтому частенько она просто покупала что-нибудь по дороге домой. Зайдя в кафе, Полина остановилась у витрины, разглядывая различные виды выпечки в нерешительности, что же ей сегодня купить. Кафе было заполнено людьми, в обеденное время здесь обычно бывало много желающих перекусить что-нибудь по быстрому. Ей показалось, что она услышала знакомый голос. За одним из столиков в углу спиной к ней сидел Олег. С ним сидели еще двое мужчин. Полина хотела, было, подойти к ним, но остановилась, раздумывая, удобно ли прерывать их разговор. Движимая любопытством, она отвернулась к витрине и прислушалась к их беседе.

— Этот гаденыш так и не пришел, — вдруг услышала она голос Олега. Голос был совсем другой, не такой, к какому она привыкла, заботливый и уютный, а жесткий, с оттенком ярости и агрессии. — Ну, ничего, посмотрит еще, сучонок. Сегодня пошлю за ним ребят и проведу чистку могзов башкой об стенку, чтобы впредь словами зря не разбрасывался.

— А ты что думал, что этот недоумок тебе каждый день письменный отчет будет давать? — ухмыльнулся один из друзей.

— После того, как я закрыл его дело, он мне много чего должен! Так что пусть стучит, пока жив. А то решил, что легко отделался. Раз лопухнулся и попал на крючок, назад уже дороги нет. А он, видать, в чистенького решил поиграть.

— Сегодня опять всю ночь их пасти, — вздохнул третий. — Может твой лох ложную информацию дает тебе? Что-то не появляются эти чмыри.

— Если узнаю, что мозги компостирует, он пожалеет. — зло сказал Олег. — Пущу слух по своим каналам, что он на меня работает, его свои же и замочат.

Полину вдруг почувствовала приступ тошноты. Она никогда не касалась подобной стороны жизни. Даже будучи в бизнесе, где законы человеческих отношений тоже не слишком гуманны, и жизнь заставляет людей обходиться без лишних сантиментов, Полина все же никогда не задумывалась о том, что где-то люди выполняют свою работу такимобразом. Она не совсем четко осознавала, что незримое присутствие Сергея рядом с нее всегда служило своего рода защитным механизмом. Люди знали, кто стоит за ее спиной, и это держало всякого рода вымогательства и посягательства на значительной дистанции от нее самой и ее агентства. Истории об использования служебного положения в постельных целях, рэкете и насилии лишь доходили до ее ушей от других, но проходили стороной ее саму. Агрессия никогда не касалась ее. А здесь — совершенно другая жизнь с волчьими законами. И Олег — часть этой жизни. Полина решила потихоньку улизнуть, не учтя наблюдательности Олега. Он заметил, как она выходила из дверей кафе, но не двинулся с места. Часом позже он позвонил ей, предложив встретиться.

— Я сейчас занята, Олег, — попыталась отделаться Полина. Настроения видеть его сейчас, когда в памяти был еще свеж его разговор с коллегами, не было никакого.

— Хорошо. Когда ты освободишься?

— Не знаю точно.

— Через час? Через два? Когда? — спокойно, но настойчиво он требовал своего.

— Давай вечером, хорошо?

— В семь я подъеду к тебе.

— В семь дочка еще не спит, я не могу пригласить тебя.

— Тогда позже. Я тебе позвоню.

Полины была удивлена — обычно он днем не звонил. Она была горда собой — горда тем, как она нашла силы отказаться от встречи с ним. Еще пару часов назад она бы не удержалась и выкроила хоть полчаса на встречу с ним. Неужели отрезвление началось? Или осознание того, что они принадлежали к совершенно разным мирам, все-таки сделало свое дело?

Вечером он так и не позвонил, и она уже уснула, когда среди ночи ее разбудил телефонный звонок.

— Уже спишь? — голос Олега был немного сиплым, словно он заболел.

— Что у тебя с голосом?

— Да так, сорвал. Пришлось немного поорать, вот и хриплю теперь. Я зайду?

— Заходи.

Она поднялась с дивана, пригладила волосы и открыла Олегу дверь. Поймала себя на том, что совсем не горит желанием видеть его сейчас. Когда он вошел, он сразу уловил перемену в ее настроении.

— Ты в порядке?

— Да, просто не проснулась еще. — Полина зябко повела плечами, словно замерзла.

Он попытался поцеловать ее, но она уклонилась.

— Пойдем сначала выпьем чего-нибудь, чтобы проснуться.

— Я разбужу тебя, не волнуйся, — улыбнулся он и обнял ее.

— Не сейчас, — Полина увернулась и прошла на кухню.

Олег сел у окна и закурил. Внимательно смотрел, как она заваривает кофе и раскладывает чашки с блюдцами на столе.

— Почему ты сегодня не подошла ко мне в кафе? — спросил он ровным будничным голосом.

Полина застыла.

— Ты меня видел?

— Да. Так почему ты не подошла?

— Не хотела вам мешать, — она посмотрела ему в глаза, но его взгляд оставался непроницаем.

— Значит, ты слышала наш разговор?

— Так, отрывки, там было шумно. — Полине стало неловко, словно ее застукали за подсматриванием в замочную скважину. — Надеюсь, вы не обсуждали государственные тайны?

Он ничего не ответил. Выпил кофе, выкурил еще одну сигарету.

— Ладно, проехали.

— Олег, я не хотела бы, чтобы ты подумал…

— Я ничего не подумал. Послушай, — он коснулся ее щеки. — не напрягайся по этому поводу.

— Да, я, собственно, что… — Полина несла бессмыслицу, потому что ответить что-нибудь вразумительное не могла. Ее ведь на самом деле взвинтило услышанное, но обвинить человека в том, что выполняет свою работу было бы просто глупо. Она не хотела казаться снобом в его глазах.

В этот вечер все было, как всегда. Почти, как всегда. Но оба сделали вид, что не заметили разницы.

В последующие встречи Полина мужественно пыталась сблизится с Олегом, расспрашивала его о его работе, планах, но он только отшучивался.

— Ты прямо, как верная жена, встречаешь вопросом — «Как прошел день, дорогой?». Так скоро разбалуешь, я уже прямиком к тебе домой буду ездить.

Полина улыбнулась. Роль жены в ее планы точно не входила, она просто хотела побольше узнать о нем.

— Только ты учти, что муж из меня никакой, — продолжал Олег. — Из семи суток недели дома провожу от силы одни, остальные — то плановое дежурство, то срочный вызов. Это тебе везет — я к тебе только в хорошем настроении прихожу. Ты меня злого и пьяного не видела!

Хоть и говорилось все это шутливым тоном, но видно было, что Олег явно провоцирует Полину, надеясь вытянуть из нее более определенную реакцию, дать которую она была не готова.

* * *

Обстановка на работе у самой Полины накалялась. Уже ушли некоторые сотрудники, сославшись на нестабильный доход. Полина нервничала, много курила не могла найти выход из ситуации. Амбиции не позволяли спустить агентство на более низкую ступень, возможности не позволяли держать его на прежнем уровне. Единственной отдушиной от стресса были короткие встречи с Олегом, когда она, несмотря ни на что, забывала на время свои проблемы. Однажды так получилось, что Олег встретился с Ангелиной. Он приехал рано и Полина, поколебавшись, решила пригласить его, хотя Геля еще не спала. Они мило побеседовали, но Олег сразу же заметил, что внешность у Гели не совсем славянская.

— У тебя что, муж был не русский?

— Русский. Но какие-то примеси там были, точно не знаю. Ты, как всегда, все замечаешь. — усмехнулась Полина, несколько смутившись. Хотя она уже привыкла к этому объяснению, Олег был не первый, кто спрашивал об этом, и легенда о кровных примесях бывшего мужа давно стала частью семейной истории.

— По девочке видно. На тебя вообще не похожа.

— Бывает и так.

* * *

Этот разговор всколыхнул в Полине воспоминания о Зое и Никите. Неожиданно ее в голову пришла отчаянная мысль. Олег — тот самый человек, который, возможно, может чем-нибудь ей помочь. История гибели Зои, так давно терзавшая ее глухой болью в сердце, не отпускала Полину.

— Олег, а если бы я тебя попросила раскопать кое-что для меня из архивных данных, ты бы смог? — осторожно спросила она.

— Смотря что. А в чем дело? — он закурил, поглядывая на явно разволновавшуюся Полю.

— Да, дело давнее, даже не знаю, как начать. Была у меня одна знакомая, Зоя Солодцева, работала у меня. Однажды, когда я была в отъезде, она пропала. А потом мы выяснили, что она попала под машину и умерла.

— И что?

— Ну, понимаешь, тогда мне показалось это все несколько странным. Она мне оставила тогда дорогой подарок, словно знала, что больше не встретимся. Но тогда я ничего не могла узнать, кроме того, что она попала под машину.

— Если тогда дело о подозрении в убийстве не открыли, то вряд ли я что-то смогу узнать. А когда это было?

— Лет пять назад. Это давно?

— Достаточно. Дело, скорее всего, записали, как ДТП, повлекшее смерть пешехода. Может, водителя наказали. А может так и составили, что она сама виновата. Так что именно ты хочешь узнать?

— Вот именно это и интересно — как произошла смерть? — у Полины загорелись глаза. — Сама она под колеса кинулась, случайность или на нее специально наехали?

— А что тебе это даст?

— Пока не знаю. Пищу для размышлений.

— Ну, давай попробуем. Давай запишу, как звали, когда погибла, где погибла.

— Звали Зоя Солодцева. Погибла… — тут Полина запнулась. А ведь она даже не знала точной даты смерти. — Я только знаю, в каком месяце и году, но точной даты не знаю. Где — в Москве, точнее тоже не знаю. Муж это выяснял тогда, и справку о смерти родне высылала, но он не сохранил копии документов и я не хочу к нему звонить по этому поводу.

— Ладно, давай пока, что знаешь. Там посмотрим. Попрошу ребят в архиве покопаться.

Через пару дней он позвонил и немного озадаченным тоном сообщил ей, что найти удалось немного.

— Знаешь, в тот месяц, который ты указала, среди умерших человека с таким именем в архивных списках нет.

— Как нет? — Полина в это время находилась в офисе и находившаяся рядом секретарша заметила, как шеф побледнела.

— Так вот — нет. А ты уверена, что фамилия верна?

— Да, я ее паспорт не раз видела.

— Тогда другой вопрос — а ты уверена, что…

— Что?

— Ладно, у меня тут кое-какие соображения появились. Я тебе потом перезвоню.

То, что выяснил потом Олег, ввергло Полину в полнейший шок. Оказалось, что женщина с именем Зоя Солодцева числится проживающей в городке Заречный, жива и невредима. Но попытки дозвониться туда ничего не дали. Дом, в котором она была прописана, давно уж продан другим хозяевам, и те ничего о Зое не знают, кроме того, что из городка она уехала года четыре назад. Однако больше нигде ее следов не зафиксировано.

— И что ты об этом думаешь? — спросил Олег. Сам-то он вполне четко понимал, что дело тут воняет гнильем. Либо Полинин муж наврал по каким-то причинам, либо эта дамочка Солодцева умело состряпала свое исчезновение, что тоже «с душком».

— Я даже не знаю, Олег.

Полина была бледна, как полотно. Столько лет она переживала по этому поводу, столько всего передумала, пролила слезы о человеке, который, оказывается, и не думал умирать!

— Я ничего не понимаю. Почему тогда Никита сказал, что она мертва?

— Никита — это муж?

— Бывший.

— Я тоже не понимаю, но выглядит это очень фигово. То, что я узнал сейчас, было несложно, но если ты хочешь копаться дальше, это уже сложнее. Надо допрашивать твоего мужа, бывшего, — добавил он с улыбкой, видя, как передернулась Полина, — надо искать следи родни Солодцевой, выяснить, не меняла ли она фамилию и так далее. На все это нужны санкции, а у нас как такого дела нет. Все, что есть, так это сбежавшая совершенолетняя девушка, имеющая право сбежать, и изовравшийся муж, тоже имеющий право врать жене по личным причинам. А на этом дело не сошьешь.

— Так вот эти личные причины мужа и есть самое интересное, Олег. Я думаю, в них и есть разгадка.

— Ты хочешь копаться дальше? Я могу дать тебе телефон тех людей, которые живут в бывшем доме твоей беглянки. Но большего я пока сделать не могу.

Полина молчала. Ей требовалось время переварить все это. И ей было необходимо поговорить с Никитой. Только после этого можно что-либо предпринимать.

— Я попытаюсь поговорить с бывшим. Как что-то узнаю, я тебе скажу. Пока ничего не ясно. Полная ерунда получается, и я в этой истории выхожу самой главной идиоткой. По любому.

Олег не стал настаивать на своей помощи. У него и своих дел хватало, а это было давним и запутанным, тем более концов не найти. Слишком много усилий надо было бы приложить, чтобы выяснить, в чем там дело. Если Полина рассказала все, как есть, то, скорее всего, это банальная история интрижки ее мужа и домработницы, которую потом они решили почему-то замять и скрыть от Полины таким дурацким способом. Может, девка попыталась шантажировать мужика, тот ее и выгнал в шею. Олегу совершенно не хотелось копаться в белье Полининой семьи. Если она хочет выяснить подноготную, пусть узнает это у своего муженька. Когда он сказал Полине о своих соображениях, она как-то странно отреагировала. Не слишком огорчилась, но и пылу не убавила. Она не собиралась останавливаться в своих поисках. Теперь, когда она знала, что Зоя жива, повод поговорить с Никитой был очень серьезный. Чутье подсказывало ей, что не все так просто, как думает Олег.

После того, как Олег ушел, она схватилась за телефонную трубку и стала искать Никиту. Через общих знакомых она нашла его новый телефон, но, к своему разочарованию, выяснила, что он уехал в Арабские Эмираты и будет не раньше, чем через месяц. Искать его за границей и выяснять такой щекотливый вопрос по телефону было бы нелепо, поэтому она решила дождаться его возвращения.

* * *

Дни неслись на бешенной скорости, не прибавляя радостных новостей. После того, как ушел еще один из поваров, Полина совсем приуныла. Если они не поймают крупный заказ в ближайшее время, дело швах. Отношения с Олегом тоже пошли на убыль. Незаметно, без ссор и скандалов, страсть теряла свой накал. Последней каплей стала неприятная сцена, случайной свидетельницей которой стала Полина. Они как раз отъезжали от дома Олега, как он вдруг увидел кого-то из знакомых. Знакомый, видимо, был очень нужен ему, так как, быстро бросив, что ему надо перекинуться с парнишкой парой слов, он оставил Полину в машине, и бросился вслед за парнем за угол дома. После десятиминутного ожидания Полина потеряла терпение и пошла взглянуть, куда исчез Олег. Завернув за угол, она застыла на месте. Парень валялся на земле, обхватив голову руками, словно защищаясь, а Олег стоял рядом и курил. Смысл происходящего был ясен.

— Поговорим еще, — бросил Олег синему от страха парнишке. — Идем, — это уже относилось к Полине, которая никак не могла совладать с выражением отвращения на лице.

Когда он довез ее до дому, они поднялись к ней, не произнеся ни слова. Устроившись на кухне привычным движением, Олег задымил сигаретой и долго смотрел в окно.

* * *

— Останемся друзьями? — вдруг задал он неожиданный вопрос.

— Почему ты спрашиваешь об этом?

— Слушай, сладкий. Однажды ты спросила меня, почему я не сразу сказал тебе, чем занимаюсь. Тогда ты не поняла меня. Теперь, наверное, понимаешь лучше. Люди из твоего мира не хотят признавать, что кто-то должен делать за них грязную работу. Да, я признаю, что мы не чистюли и не аристократы, и методы наши не слишком сентиментальны. И я не исключение. Но кто-то должен это делать, понимаешь? — Олег говорил все это так, словно объяснял прописные истины. Он не оправдывался, не нападал, он просто объяснял ситуацию. — Я не умею делать ничего другого. И я согласен отбить чьи-нибудь мозги ради того, чтобы ты и твоя дочь могли спокойно спать и спокойно ходить по улицам. Но я знаю, что тебе это трудно принять. Ты устроена по-другому, а я никогда не верил в то, что железо можно приклеить к стеклу.

Полина молчала. Она понимала, что он прав. Люди ее круга могли часами обсуждать статьи из газет, рассказывающие о беспределе в правоохранительных кругах, но никто из них не хотел признать, что жестокость эта порождена жестокостью, и что в большинстве случаев эти люди работают на них — общество, которое знает об обратной стороне жизни только по газетам и теленовостям.

— Я понимаю, — наконец произнесла она. — Но я не думаю, что мне это когда-нибудь станет близким. И вряд ли я смогу избавиться от ощущения, что твои руки час назад жестоко избивали кого-нибудь, прежде чем ласкать меня. Даже в твоих объятиях я не смогу забыть об этом. Прости, Олег, я просто… Я не осуждаю тебя, я все понимаю, но… Не знаю, как сказать. Я просто другая.

— Это я заметил. Поэтому и предложил остаться друзьями.

— Ты не обижайся, Олежек. Может, нам стоит все-таки попробовать? Мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой.

Олег лишь покачал головой. Зачем оттягивать конец, если он неизбежен? Если Полина захочет этих отношений, она всегда сможет найти его, подумал он, но только вот навряд ли это произойдет.

Оба понимали, что этот вечер у них последний. И, возможно именно это обострило их восприятие, и секс у них в эту ночь был просто бесподобен, словно прошлись босиком по струнам скрипки, ощущая каждый аккорд. Когда Олег уходил, он взял ее за плечи и спросил, глядя в глаза:

— Надеюсь, ты не о чем не жалеешь?

— Нет. Ни о чем. — искренне ответила Полина. — Это были лучшие дни в моей жизни. Я вновь ощутила себя женщиной, а ведь, было, испугалась, что для меня это потерянная часть жизни. Мне было очень хорошо, и я тебе очень благодарна за это.

— Если что-нибудь понадобиться — ты знаешь мой номер телефона. Не забывай, что я твой друг, обещаешь? И не забывай, что ты очень красивая и замечательная женщина.

Она кивнула. Олег поцеловал ее еще раз долгим поцелуем на прощание и ушел. Оставшись одна, Полина попыталась проанализировать свои ощущения. Не было ни горечи, ни радости. Было какое-то облегчение, словно она вышла из под действия опьянения, оставившего воспоминания фейерверка и звездопада. Страстный эпизод завершился так же внезапно, как и начался. Как и полагается яркой вспышке пламени.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Ну, вот и близка развязка. А значит и мой отъезд. Полина на грани срыва и вот-вот закроет свое агентство, и я знаю, что она уже близка к тому, чтобы выйти на меня. Я удивлена, что она до сих не заподозрила о моем существовании. Словно вычеркнула меня из своей жизни после моего отъезда. Хотя, кто знает, какую версию о случившемся услышала она. Но теперь встреча уже не за горами. Ну, что же, я к этому готова. У меня еще не все звенья моего плана задействованы, Полина получила пока не весь набор сюрпризов. Главное — впереди. Она не справится с тем, что ее ожидает. Она — слабачка, хоть и пытается показаться сильной. Сильные люди не поступают так, как она поступила со мной. Сильные люди имеют силы быть честными с преданными им людьми. А не предавать их в угоду своей прихоти.

* * *

Хоть мы, изумруды, считаем себя самыми умными, но и среди людей, нельзя ни признать, встречаются настоящие мудрецы. Один такой мудрец написал в своем романе замечательную фразу о том, что ответственен за тех, кого приручил. Полина приручила Зою в свое время, по-другому это и не назовешь. Но не справилась с этим до конца. И теперь настало время ей пожинать плоды своей безответственности, как это ни грустно звучит.



Глава 19

Веришь — больше знаешь, знаешь — меньше веришь

Инна отреагировала, как и полагается подруге. Не стала судить, а просто поддержала.

— Расстались, и хорошо. Значит, не твоя судьба. Могла бы, конечно, попробовать взглянуть на все это с другой стороны, но не захотела, да и ладно. Только не осуждай его. Ведь мужики, окружающие нас, не все чистоплюи порядочные. Для того, что бы грязь на руках иметь, не обязательно кого-нибудь мордой по стенке бить, ты же понимаешь? — Она внимательно посмотрела на Полину, так и не поняв, огорчена та или нет. — Ладно, у нас работы невпроворот. Не до бабских разговор, босс.

Дел и вправду было невпроворот. К радости всех сотрудников «Гурман PR», крупная французская фармацевтическая компания «Фармтек», открывшая недавно свое представительство в Москве, предложила им взяться за презентацию их фирмы. Проект крупный, собирались вовлечь много людей, необходимо было продумать все до последней мелочи, требования у заказчиков были очень жесткие. Сроки тоже. Контракт еще не заключили, но предварительная работа уже началась и на это уходило немало сил и времени. Когда сценарий был продуман, меню разработано и цены просчитаны, Полина отправила предложение представителю «Фармтека» мадам Пуассо, чтобы дать время на рассмотрение и позже встретиться и обсудить детали. Прождав три дня и так и не получив никакой реакции, Полина и Инна решили встретились с мадам Пуассо, чтобы выяснить причину задержки.

— Хорошо, что вы приехали, — сладко улыбнулась Наталья, ассистент представителя. — Мы как раз собирались позвонить вам. Мадам Пуассо не может сегодня принять участие в нашей встрече и поручила мне переговорить с вами.

Полина с Инной переглянулись. Это было не к добру. Обычно то, что касается бюджета и вообще такого масштабного для фирмы события не обсуждается на уровне ассистента.

— Мы отослали вам распечатки сценария и сметы, вы их рассмотрели? Может, есть какие-нибудь непонятные моменты? — спросила Полина, немного нервничая.

— Да, спасибо, мы получили ваши файлы, только… — Наталья замялась. — Понимаете, нам поступила другое предложение и мы приняли решение в пользу другого агентства.

— Что? — Полина позеленела от возмущения. — Я вас правильно поняла — после того, как мы с вами вели столь детальные переговоры и подготовили все по вашей просьбе, вы отказываетесь от заказа?

— Мадам Пуассо сказала, что, так как мы еще не заключили с вами контракт, мы можем рассматривать альтернативные предложения. — протараторила ассистентка заготовленную фразу. — И, надо сказать, ваши конкуренты оказались оперативнее вас и сумели предложить отличное качество за намного меньшие цены.

— Но мы и так поставили минимальную наценку за наш сервис, никто не может предложить вам намного более низкие цены за такое же качество.

— Этого я вам объяснить не могу, — вздохнула Наталья. — Факт то, что такое произошло и мы вынуждены вам отказать, как это ни печально. — Она вновь изобразила дежурную улыбку.

— И кто же эти конкуренты? — не выдержала Инна. —Уж не госпожа ли Устинова?

Тонко выщипанные брови Натальи удивленно поползли вверх.

— Да, а как вы догадались?

— Догадались, — процедила Полина с усмешкой. — Спасибо за уделенное нам время, всего доброго.

— Всего доброго! — ответила Наталья и открыла перед ними дверь.

Они молча спустились по лестнице и пошли к машине.

— Знаешь что, — Полина внезапно остановилась. — Ты поезжай в офис и дай отбой, а мне надо смотаться по одному делу.

— Что ты задумала? — Инна была подавлена и ей совершенно не хотелось ехать одной в офис и сообщать сотрудникам, что еще один заказ провалился.

— Да так, кое-что надо выяснить. Потом расскажу. — Она дождалась, пока Инна поймала такси и уехала, затем вытащила из сумочки телефон. Если бы Сергей уже был в городе, она бы поехала к нему, но он задерживался, и оставался только один человек, к которому бы она могла обратиться с такой просьбой.

— Олег? — услышав его голос, она замолчала в нерешительности.

— Да, слушаю. Кто это? Полина?

Кажется, он даже рад ее звонку.

— Да, это я. Привет.

— Привет. Как поживаешь? Какие-то проблемы?

— Почему ты так решил?

— По голосу, — рассмеялся он. — Слишком ты напряжена. Что случилось?

— Ты бы не мог встретиться со мной сейчас. Скажи куда и я подъеду.

— Прямо сейчас? — он задумался на секунду. — Ну, давай. Подъезжай к пиццерии около моего конторы, где мы с тобой обедали как-то, помнишь?

— Ага, буду там через минут двадцать.

Он уже сидел внутри пиццерии, когда она подъехала. Обменявшись приветственными фразами, Полина перешла к делу.

— У меня очень щекотливая просьба и мне больше не к кому с ней обратиться. — начала она. — Это не относится к той истории с Зоей, это другое, связано с работой.

Объяснив коротко ситуацию с Устиновой и ее непонятной фирмой, Полина попросила Олега выяснить, кто еще с ней работает.

— Тут что-то нечисто, понимаешь? — сказала она. — Они не просто перехватывают наши заказы, они снижают цены даже себе в ущерб, лишь бы отнять у нас клиентов. Как будто нарочито против нас работают. И главное, там есть кто-то еще, я чувствую это, что есть кто-то, кто предпочитает по каким-то причинам оставаться в тени. И я хочу знать, кто и почему старается испортить мне жизнь.

— А может, это просто обычная конкуренция, и вы им мешаете на рынке? — спросил Олег. — Почему ты решила, что это именно против тебя?

— Не знаю, просто такое ощущение. Ты сможешь это все выяснить? Если нужны деньги, скажи сколько, это будет стоить. Я заплачу, не думай, что я так и буду использовать твои связи, уповая на свои красивые глазки!

— О! Это тебе обойдется дорого! — засмеялся Олег. — Денег не возьму!

— Нет, я серьезно, Олег, я же понимаю, что тебе надо будет кого-нибудь просить.

— И я серьезно! — он весело улыбался, забавляясь ее деловитостью. — Ладно, забудь. Если что-то понадобиться, я тебе дам знать. Я позвоню, когда узнаю что-нибудь интересное.

«Что-нибудь интересное» выяснилось не далее, как через пару дней. Устинова встречалась со множеством людей, вела переговоры, словом, развернула активную деятельность, как того и требовал новый заказ от «Фармтека». Поэтому составить на нее досье за такой короткий срок не составило большого труда. Олег привез фотографии и адреса Полине домой, потребовав обед в качестве вознаграждения. Пока Полина заваривала кофе, он разложил на столе свою коллекцию фотографий. Полина подсела к нему, с интересом разглядывая лица, заснятые скрытой камерой.

— Выяснить, почему они работают, как ты говоришь, против тебя, я пока не смог. — «отчитывался» Олег. — но кое-что уже есть.

Полина переводила глаза с одного снимка на другой. Вот Устинова с мадам Пуассо, вот в агентстве по найму обслуживающего персонала, в супермаркете, в офисе…

— Надо прощупать людей, поговорить с ее сотрудниками. — продолжал Олег, выкладывая остальные снимки. — Пока я собрал фотографии тех, кто с ней работает. В одном ты точно права — есть некто, кому она постоянно отчитывается и кто, по все видимости, руководит ее действиями. Некая Малышева, знаешь такую?

Полина уже не слушала его, застыв на пол-движении, словно увидев привидение. Этого не могло быть! Такого она не могла даже заподозрить! Все это время… Боже мой… На очередной серии фотоснимков Устинова была запечатлена с хорошо одетой дамой, лицо которой и заставило Полину побледнеть. Гладкие темные волосы собраны сзади в пучок, миндалевидные карие глаза, тревожные, как у лани, этот гордый, неприступный взгляд… Сомнений не было — дама на снимке не кто иная, как …Зоя! Да, да, та самая Зоя, только сильно изменившаяся, похорошевшая, стильно одетая, с добротным макияжем, словно только что побывавшая в руках «звездного» мастера лучшего салона моды и красоты.

— Тебе знакома эта женщина? — спросил Олег, проследив ее взгляд.

— Да, — с трудом пролепетала Полина. — Да, мы знакомы.

— Ты не знала, что Устинова работает вместе с ней?

Полина беззвучно покачала головой.

— Она и есть шеф Устиновой. Она стоит за всеми ее делами. Теперь поставим у них в офисе прослушку и, может, что-нибудь выясним, почему эта дама так к тебе неравнодушна.

— Не надо, — Полина откинулась на спинку стула. — Я думаю, я теперь сама разберусь. Только дай мне адрес, где ее найти.

— А что, у тебя с ней были неприятности, конфликт? — поинтересовался Олег.

— Нет. Вернее, я не знаю. Это и есть Зоя Солодцева.

— Да ты что? — даже повидавший виды Олег был ошарашен. — Та самая??? Ну, ни фига себе, история! И теперь она работает против тебя?

— Похоже, что так. С моим бывшим я так и не смогла поговорить, но зато теперь смогу встретится с ней самой. Нда, вот так подарочек судьбы!

Полина качала головой, словно не верила своим глазам.

— Ну, смотри, тебе виднее. Теперь и мне интересно, что там произошло! Расскажешь потом? — он взглянул на все еще бледную Полину. — Что-то не нравится мне твой вид, Поля. Не делай глупостей, если что надо, лучше меня попроси! Договорились? — он провел указательным пальцем по ее по щеке, как в былые времена. — Мне пора, сладкий, работа!

* * *

Захлопнув дверь, Полина уселась на полу в коридоре, закрыв лицо руками. Почему? Почему Зоя? Почему скрывается, почему хочет навредить ей? Что она знает про Ангелину и знает ли что-нибудь? Почему исчезла тогда? К чему был маскарад со смертью? Миллион вопросов пронизывали мозг Полины острыми иглами. Как она смогла организовать агентство, на какие деньги? Сделал ли это нарочно, в пику Полине, или просто совпадение? Надо срочно с ней встретиться, только так можно что-либо выяснить. Полина не хотела ждать до завтра, звонить, договаривать о встрече, в которой ей, скорее всего, откажут, уж лучше ехать прямо сейчас. Дело было слишком серьезным, чтобы откладывать его. Натянув джинсы и куртку, она отправилась по указанному Олегом адресу офиса. Если не найдет там, придется искать домашний адрес.

Разыскать офис Зои оказалось не так сложно, хоть и расположен он был не совсем в центре. Офис размещался на втором этаже старой трехэтажной постройки, все комнаты которой, похоже, были отданы под аренду различным фирмам. Пожилой охранник поинтересовался у Полины, куда она направляется.

— Я к Зое, я ее подруга, у них там фирма на втором этаже, она меня ждет, — соврала Полина.

— А они на обед все ушли, милая, нету никого, — развел руками дедушка. — Не велено пропускать посетителей, пока не вернуться.

— Ничего, я там в коридоре подожду. — улыбнулась Полина, вкладывая в ладонь дедули деньги.

— Ну, раз подруга, то проходите, — кивнул охранник, складывая хрустящую денежку в карман.

Полина поднялась, с интересом разглядывая убежище конкурентов. Офис не отличался шикарностью, но отделан был со вкусом, все в светлых тонах, из приемной двери вели в две другие комнаты. Они не были заперты, видимо, хозяева не намеревались отсутствовать долго. Войдя в одну из комнат, Полина подошла к рабочему столу. На нем стояла фотография в резной деревянной рамке. На фотографии запечатлены Зоя и маленький мальчик, лет четырех-пяти, очень похожий на Зою, только волосы его были намного светлее. Странно, но он чем-то напомнил ей Ангелину, хотя глаза у него были темные, в отличие от васильковых глаз Гели.

— Сын.

Полина вздрогнула он неожиданно раздавшего за спиной голоса. Она резко обернулась и встретилась глазам с Зоей. Выглядела Зоя великолепно. Она несколько раздалась в бедрах и груди, но это только придало ее фигуре больше женственности и очарования. От простоты провинциальной девушки, забитой и зажатой, не осталось и следа. Перед Полиной стояла уверенная в себе молодая женщина, знающая себе цену, с несколько жестким взглядом и сжатыми в полуулыбку губами.

— Здравствуй, Зоя. Давно не виделись, — произнесла Полина неуверенно. Не имея абсолютно никакой информации и произошедшем, она не знала даже, с какого конца начать разговор. Имея за пазухой подсознательное чувство вины перед Зоей, Полина не знала, известно ли Зое что-либо о случившемся, и что вообще двигает этой девушкой, к которой пять лет назад Полина воспылала необъяснимой привязанностью и которую оплакивала все это время.

— Здравствуй. Признаться, давно ожидала твоего появления здесь. — Зоя ничем не выдавала своих эмоций. Было вообще неясно, что она ощущает в этот момент. Похоже, она и вправду не была удивлена приходом Полины и была готова к встрече.

— Да? — переспросила Полина. — Тогда почему сама не позвонила мне и не хотела встречаться столько времени?

— Всему свое время, зачем торопить события? Я была уверена, что ты сама найдешь меня.

Обе женщины стояли напротив друг друга, скрестив руки на груди, и напряжение между ними было настолько ощутимо, что, казалось, его можно было потрогать руками.

— Я думаю, нам с тобой о многом нужно поговорить, Зоя. Может, пойдем куда-нибудь, посидим, в более спокойной обстановке.

— А чем тебе здесь не нравиться? Вполне спокойно и уютно, — пожала плечами Зоя.

Словно в ответ на ее слова по лестнице застучали каблучки и в дверях показалась Устинова.

— Добрый день, — проворковала она и запнулась, заметив Полину. — Ой! Зоя Степановна, я честное слово не давала никому ваших координат! — начала скороговоркой оправдываться она. — Что Вы тут делаете? — обратила она к Полине возмущенный взгляд. — Я же вам говорила, что все переговоры веду только я!

— Все в порядке, Лиза, все под контролем. Я уверена, что Полина нашла меня, пользуясь своими каналами, неофициальными, не так ли? — усмехнулась Зоя, глядя на несколько смутившуюся Полину.

— Не думаю, что это имеет какое-либо значение. — парировала Полина. — А вот что имеет значение, так это то, почему вы делали из этого такую тайну.

— Это долгая история, — ответила Зоя. — Лиза, если у тебя ничего срочного, то на сегодня ты свободна.

— Я тут кое-что принесла, надо бы обсудить, — Лиза с интересом поглядывала то на свою шефиню, то на Полину. Ее давно интересовало, почему Зоя скрывается от всех, особенно от Полины, почему строго настрого запретила ей выдавать, кто истинный руководитель фирмы, но пока ей хорошо платили за молчание и исполнение обязанностей, она не углублялась в суть вопроса. Теперь же, похоже, ситуация подошла к развязке, но по лицам участниц невозможно было сказать, в какую сторону все повернется. Ясно было, что они не в первый раз видят друг друга. Но что их могло связывать, оставалось для Лизы Устиновой загадкой.

— Хорошо, давай обсудим. — она обошла стол и села в широкое кожаное кресло. — Полина, ты не возражаешь, если я закончу дела с Лизой, а ты пока подождешь внизу. А потом мы поговорим.

Полина кивнула и молча вышла. Вот и настали времена, когда не Зоя выслушивала ее просьбы, а она, Полина, вынуждена была покидать комнату, повинуясь указанию. Зоя не была настроена враждебно, но и дружеским ее прием нельзя было назвать. Скорее, это была холодная вежливость, совершенно не характерная для той Зои, которую Полина встретила в кофейне в тот памятный день. Что же так изменило ее? Полина села на ступеньки, обхватив голову руками. Жизнь не дает расслабиться, преподнося сюрпризы за сюрпризами. В это момент ей больше всего захотелось оказаться дома, прижать к себе Гелю и больше никого не пускать в свой мир.



Глава 20

Одни платят, другие получают, хотя ни те, ни другие не всегда до конца понимают — за что

— Так о чем ты хотела поговорить? — спросила Зоя, усевшись за столик в кафе и закурив сигарету. По дороге она не могли разговаривать, так как Зоя поехала на своем серебристом «Фольсвагене», а Полина — на своей машине, следуя за Зоей. Та притормозила около неизвестного Полине кафе, внутри которого было довольно уютно, тихо играла джазовая музыка и низкие столик с мягкими диванчиками вокруг располагали к спокойной беседе.

— О чем? Обо всем, — ответила Полина. Она уже успела взять себя в руки. В конце концов, чтобы там ни случилось, с ее, Полининой стороны, никакого большого греха не было, кроме маленького обмана, который можно будет объяснить чисто по-человечески. — Мы так долго не виделись, что, я думаю, нам не хватит одного дня, чтобы обменяться новостями. И чтобы объясниться, — добавила она.

— Объясниться? — Зоя выпустила струйку дыма и прищурила глаза. — Не думаю, что имею большое к этому желание. Давай сначала закажем себе что-нибудь, а потом продолжим.

Они заказали кофе по-ирландски. Официант работал бесшумно и быстро и вскоре на их столике дымились чашечки с ароматным напитком.

— Зоя, ты не можешь делать вид, что ничего не произошло. Ты исчезла из моей жизни так же внезапно, как и появилась, ничего не объяснив, исчезнув, растворившись в неизвестности.

— А ты меня разве искала? — Зоя смотрела прямо и жестко, словно зная ответ.

— Нет. А знаешь почему? Потому что думала, что умерла. Считала тебя мертвой до совершенно недавнего времени! Мне сказали, что ты попала под машину, что погибла, что уже похоронена. Ты хоть знаешь, какого этого оплакивать человека пять лет, а потом вдруг выяснить, что ты и не думала умирать и все это было фарсом?

Зоя облокотилась на ручку кресла и усмехнулась.

— Эта самая интересная история, которую я слышала за всю свою жизнь. Держу пари, что рассказал тебе ее твой драгоценный муж. Бывший, я имела в виду.

— И это все, что ты можешь мне ответить? А ты не хочешь объяснить, почемумой бывший муж решился вдруг на такой идиотский поступок?

— Ну, вот у него бы и спросила. Я понятия не имела, что попала под машину. Я спокойно себе жила в свое удовольствие и не ведала о твоих слезах.

— Зоя, но ведь какое-то объяснение этому должно быть? Если ты ничего не знала, то почему не давала о себе знать? Почему скрывалась? Тоже без причины? Через пять лет молчания я вдруг нахожу тебя здесь, в Москве, во главе конкурирующей компании, которая всеми силами старается уничтожить мое агентство. И ты считаешь, что при этом ничего не стоит объяснять?

Вместо ответа Зоя взяла со стола кошелек Полины и раскрыла его, вглядываясь в фотографию Гели, которую Полина всегда носила с собой.

— Это твоя дочь?

У Полина похолодело в груди. Почему она спросила про Гелю?

— Да. Та самая, для которой ты оставила изумруд.

— Красивая. Изумруд сохранила?

— Конечно. Кстати, он оказался очень редкой чистоты, ювелир сказал, что это, видимо, из чьей-то древней семейной коллекции. До сих пор не пойму, почему ты решила оставить его моему ребенку? — при этих словах Полина внимательно следила за реакцией Зои, однако ничего особенного не заметила.

— Не обманул, значит, купец мою прабабку, — улыбнулась Зоя, проигнорировав вопрос.

— Что?

— Да так, семейная легенда.

— А у тебя сын есть? — спросила Полина, вспомнив фотографию на офисном столе.

— Есть. — кивнула Зоя.

— Ты…ты замужем?

— Нет, но не одинока. — уклончиво ответила Зоя. — А ты? Впрочем, знаю, пока одна, не так ли?

— Ты даже про мою личную жизнь осведомлена. И давно собираешь информацию?

— Ничего я не собираю. Новости сами до меня доходят, тем более мы с тобой вращаемся в одних кругах, где все друг про друга известно.

— Да, но я про тебя почему-то ничего не знала до последнего момента.

— Просто недостаточно хорошо искала, — засмеялась Зоя, отхлебнув кофе.

Полина откинулась на спинку дивана. Похоже, что Зоя не собирается откровенничать.

— Так ты не хочешь рассказать, что тогда произошло? Почему ты исчезла?

— Как ты сказала — попала под машину? — язвительно спросила Зоя.

— Никита тогда занялся поисками и сказал, тебя нашли в морге, что ты погибла под колесами. — по выражению лица Зои Полина поняла, что Зою это ничуть не удивляет. — Зачем тогда Никита соврал? Почему он хотел убрать тебя из моей жизни?.

— Тебе надо с ним об этом разговаривать, Полина. Это не моя парнойя, так что у автора и выясняй. Я тогда просто уехала к родным в Заречный.

— Но почему ты уехала? Была же причина? И фамилию сменила?

— Слушай, Полина, зачем тебе копаться в прошлом? Откуда ты знаешь, что ты там раскопаешь и насколько тебе это понравится?

— Как это, зачем? По-моему, после всего того, что было между нами, я имею моральное право знать, почему ты решила исчезнуть? Понравится мне это или нет, какая разница, я хочу знать правду.

— А что между нами было? Я работала на тебя, ты реализовывала свою потребность покровительствовать и заниматься благими делами. Вот, пожалуй, и все. Хотя нет, я тебе благодарна за то, что ты меня многому научила и что дала шанс попробовать себя в новой ипостаси. Без того, что я переняла у тебя, мой нынешний бизнес не был бы столь успешным.

Полина ошеломленно молчала. Она ничего не понимала, что происходит. Не понимала, что твориться в Зоиной голове. И, получается, никогда не понимала, переоценивая их отношения, считая, что они стали подругами, она ведь старалась никогда не принижать положение Зои, никогда не ставить себя выше нее. Но, видимо, Зоя так не считала. Тогда нечего и удивляться тому, что она посчитала нормальным просто уйти без объяснений с Полиной. Похоже, Зоя злилась, была обижена, но не хотела говорить об этом. Как-то это все-таки связано с Никитой. Что она скрывает?

— Значит, ты так все это видишь? Хорошо хоть, не обвиняешь ни в чем. — усмехнулась Полина. — А я-то, дуреха, всегда думала, что мы стали друзьями. А почему ты так старалась подорвать мой бизнес?

— Обычные законы бизнеса, дорогая. Ничего личного. И друзьями мы никогда не были, не питай иллюзий.

— Нет?

— Нет.

* * *

Они какое-то время сидели молча, допивая кофе. Полина не знала, как ей пробить лед, потому что не знала причины его возникновения. А Зоя просто не хотела идти ни на какое сближение. Она все вертела в руках фото Ангелины, не отрывая глаз от улыбающегося лица девочки.

— Вот что, Полина. — вдруг сказала Зоя. — Я предлагаю тебе временный договор. Раз уж ты нашла меня, дальше продолжать играть в кошки-мышки не имеет смысла. Я не хочу вдаваться в детали того, что произошло тогда, и тебе придется принять это пока так, как есть. Скажу лишь, что были причины уйти, были причины скрыться, были причины не звонить тебе. Прими это так, как я говорю. Если хочешь, конечно, возобновить наши отношения. Я готова снова сотрудничать с тобой, общаться с тобой, но только при условии, что ты не будешь меня спрашивать о причинах моего исчезновения. Если же тебя это не устраивает, то мне придется снова прекратить с тобой все контакты.

Полина вертела в руках кофейную чашечку. И, в свою очередь, тоже не сводила глаз с фотографии Гели в руках Зои. Почему она так разглядывает ее дочь? Почему не хочет ничего объяснять? Потом она подумала, что не стоит торопить события. Что бы там ни было, это всплывет рано или поздно. Не хочет Зоя говорит сейчас, расскажет потом. А если она сейчас даст ей снова исчезнуть, то она рискует вообще никогда не узнать этой тайны. Если бы Зоя что-нибудь знала про Гелю и намеревалась отобрать ее у Полины, то, скорее всего, она попыталась бы давно уже войти в их жизнь, чтобы быть ближе к девочке. Да и нет у нее никаких прав на Ангелину, она сама подписала все необходимые документы тогда, когда согласилась стать донором. Даже если она расскажет Геле об этом, то девочка еще слишком мала, чтобы понять что-нибудь. А Никита и так все знал. И зачем-то соврал Полине про смерть Зои. Значит, он и явился причиной ухода Зои, но не хотел этого признать. Можно было предположить, чем он обидел Зою, вечная история мужчины и женщины, хотя никогда нельзя быть уверенной до конца, пока не узнаешь правды.

— Хочешь придти ко мне в гости со своим сынишкой? Познакомим его с Ангелиной, мой дочкой. Кстати, как его зовут? — это было ответом Полины на предложение Зои.

— Павлик. Он будет рад познакомиться с твоей девочкой, они практически ровесники.

— Значит, ты его родила вскоре после ухода от нас? — не удержалась от вопроса Полина.

— Да нет, почти через год после ухода. — лицо Зои вновь стало непроницаемым.

— Приходите завтра вечером, договорились? — Полина сделала вид, что просто приглашает старую знакомую на ужин. Словно ничего за этим не было другого. В любом случае ей нужно было время, чтобы переварить сегодняшнюю информацию. Да и утро вечера мудренее.

На этом они разошлись. Полина приехала домой в совершенно удрученном состоянии. Ей срочно надо было поговорить с кем-нибудь об этом, но, кроме Никиты, никто не знал о той истории в полном объеме. А он еще не вернулся. С другой стороны, она ведь даже приблизительно не знает, что произошло между Зоей и Никитой. Зоя тоже воду мутит, это однозначно. Если сейчас надавить на Никиту, то он, чего доброго, расскажет Зое о происхождении Гели. Идти на этот риск Полина не собиралась. Даже если придется проглотить весь этот кошмар и не влезать в их дела. Лучше обработать пока Зою и добыть факты против Никиты, чтобы закрыть ему рот. Хотя бы до тех пор, пока Полина сама не будет готова рассказать всю правду.

— Мамочка! Мамочка! — Геля бросилась обниматься, едва Полина переступила порог. — А мы гуляли!

— Кто это мы? А где няня?

— Няня домой ушла. А я с дядей Сережей ходила на карусели кататься, и еще мы ели мороженое, и еще чипсы!

— Полный набор, — улыбнулась Полина, — А где же дядя Сережа?

— Он тебе сюрприз готовит, — прошептала Геля с видом заговорщика. — Тсс, не выдавай меня. — при этом она загадочно прищурила глазки и приложила палец к губкам.

Полина тихонько прошла в столовую и остановилась в дверях. Сергей деловито раскладывал на столе экзотичную еду, посередине стола красовалась цветочная экибана, и по комнате разносился чудесный аромат японских приправ.

— Что это у нас тут происходит?

От неожиданности Сергей вздрогнул и уронил на пол салфетку.

— Нельзя так людей пугать! Ни тебе здрасьте, ни тебе, как я соскучилась! — он с притворным возмущением покачал головой.

— Привет, Сереж! Я так соскучилась!

Полина улыбнулась его лучистым глазам и подумала, что ведь и на самом соскучилась по нему, по его улыбке, по мягкому успокаивающему голосу, рядом с ним сразу становилось уютно и тепло, словно появился в доме тот недостающий человек, который делал этот дом целостным и надежным гнездышком.

— Ну, здравствуй, дорогая! — он засмеялся и чмокнул Полину в щеку. — Как поживала тут без меня?

— Долго рассказывать. — махнула рукой Поля. — А как ты тут оказался? Да еще и с Гелей?

— Приехал, хотел тебе сюрприз устроить, тебя не оказалось на месте, мобильник отключен, во дворе Геля с няней скучает. Я няню отпустил, поехали с Гелей в парк. А потом решили тебе праздничный ужин устроить — вот купил кое-что из японского ресторана. Знаю, любишь суши-муши всякие.

Полине продолжала улыбаться, наблюдая за сияющими радостью глазами Ангелины, за суетящимяся вокруг стола Сергея и подумала, что все это очень похоже на маленький семейный праздник.

— Чему ты улыбаешься? — спросил он, оторвавшись от стола.

— Да так, тому, как мы тебе рады.

— Правда? — он внимательно посмотрел на нее. — С тобой все в порядке?

— И да и нет. — Полина устало пожала плечами. — Много чего произошло в твое отсутствие. Месяц — а как будто год прошел. Много о чем хочется поговорить. Но сначала мы отведаем твои суши-муши! Я проголодалась!

Полина выпила немного саке и расслабилась. Они много смеялись в этот вечер. Ангелина пыталась кушать палочками, испачкав при этом всех и вся вокруг липким рисом. Сергей рассказывал множество забавных историй, половину из которых, Полина была уверена, он выдумал специально для Ангелины. А потом они смотрели забавную комедию по телевизору, поедая фисташковое мороженое. Геля уснула прямо на диване, уморившись от развлечений и смеха. Сергей осторожно перенес ее на кровать, переодев в пижамку и укрыв одеялом.

— Ты прямо профессиональный папаша! — пошутила Полина, наблюдая за его действиями.

— А почему бы и нет? Может, у меня двадцать детей внебрачных есть, а ты не знаешь, — отшутился он, скрывая смущение. — Видишь лысину? Это все от забот, от хлопот…

— Ага. Только вот сомневаюсь, что заботы эти с детьми связаны.

— Ладно, ты мне зубы не заговаривай, выкладывай, что там у тебя стряслось. — они уже разместились вновь на диване перед телевизором и Сергей сменил шутливый тон на серьезный.

— У агентства были неприятности в плане заказов. Конкуренция, как ты понимаешь. На данный момент мы, фактически, на грани провала, если я не придумаю что-нибудь. Правда, появился шанс выкарабкаться, но я еще не уверена, как это сработает. Еще… — Полина запнулась. Если она расскажет Сергею про Зою, то надо будет рассказать все, иначе он не поймет. Ей подумалось, что он, пожалуй, единственный человек, которому она сейчас может довериться. И она начала свой рассказ, с самого начала, с того самого момента, когда она увидела темноглазую гордую официантку в кофейне и разлила на нее горячий чай…

Сергей слушал, не перебивая, чувствуя, что у Полины наболело и ей прежде всего необходимо высказаться. Когда она остановилась, он продолжал молчать, переваривая услышанное. Полина встала и налила себе воды.

— Будешь? — спросила она его.

Он молча покачал головой.

— Ты молчишь, потому что осуждаешь меня, или по другой причине? — спросила молчание Полина.

— Я думаю, чем тебе это может грозить и как эта вся ситуация может обернуться. Жаль, что ты мне раньше об этом не рассказала.

Сказав это, Сергей вытащил свой мобильный телефон и стал кому-то звонить.

— Константин, это Сергей. Извини, что поздно беспокою. Слушай, проверь для меня одну вещь…

Сергей вкратце объяснил ситуацию с Гелиным зачатием, акцентируя на том, что мать обманула донора.

— Перезвонишь? Через сколько? Лады, жду. — он посмотрел на Полину, тарабаня пальцами по журнальному столику. — это мой знакомый юрист, сейчас выдаст нам все подводные камни.

— Ты ни о чем не хочешь меня спросить? — Полина не решалась взглянуть в глаза Сергею, боясь увидеть хоть малейший отблеск осуждения в его глазах.

— Зачем? Ты и так обо всем рассказала. И мне понятны твои мотивы. Но мне непонятны мотивы твоей знакомой Зои. Я уверен, что за этим скрывается нечто более серьезное, чем простая обида домработницы на приставания хозяина или высокомерие хозяйки. И потом, этот изумруд… За этим тоже что-то кроется.

— Ты думаешь, она хочет отобрать Ангелину?

— Не знаю. Вряд ли она сможет это сделать. Легально, я имею в виду.

Разговор прервал телефонный звонок. Юрист заверил их, что в любом случае Полина является законной матерью Ангелины, даже если она обманула донора. Донор не имеет никаких юридических прав на ребенка. Никаких. Это звучало обнадеживающе. Но это не избавляло от дилеммы, которая возникнет в случае, если Геля узнает об этом однажды.

— Полина, до этого момента еще далеко. Я имею в виду, до момента, когда девочка сможет понять, в чем проблема. А сейчас меня больше волнует, почему Зоя скрывалась от тебя и почему ставила тебе палки в колеса. Мне не нравятся тени прошлого, забредшие в настоящее. — нахмурился Сергей своим мыслям.

— Я тоже ничего не понимаю. Но я не могу оттолкнуть сейчас Зою излишним любопытством. Пусть она будет рядом, я постараюсь убедить ее сотрудничать, может даже добьюсь слияния. Моему «Гурману» это не повредит, знаешь ли. А по ходу дела выясним, что к чему. Если она мой враг, то пусть лучше действует на моих глазах, чем за моей спиной.

— Ты рискуешь, Поля. Пойми дорогая, вряд ли эта женщина желает тебе добра. Зачем партнер с ножом за пазухой?

— Но мы же не знаем, чтоу нее за пазухой. И я не упокоюсь, пока не выясню это.

— Хочешь испытать ее заготовки на своей шкуре? Не слишком ли самонадеянно?

Полина пожала плечами. Не могла она сейчас отпустить Зою, не выяснив все до конца. Даже ценою своего бизнеса.

Сергей ходил по комнате кругами, соображая, что он может сделать для Полины в данной ситуации. Похоже, что пока лучше последовать решению Поли сотрудничать с Зоей.

— Надо бы побольше информации собрать о твоей «подружке». Ты говорила, что у тебя есть хорошие осведомители? Кто это — частный детектив? Или нашла акомых в «органах»? — увидев, как Полина моментально покраснела при упоминании осведомителя, Сергей остановил свой круговой марш. Потом вдруг подошел к бару, налил себе виски и осушил одним махом. — Мне, пожалуй, пора. — и направился к выходу.

— Подожди, это не то, что ты подумал! — крикнула Полина, но в ответ услышала лишь звук хлопнувшей двери.

Вот дура! Так себя выдать! И ведь все уже кончено, зачем делать из этого событие? Неужели Сергей настолько в нее влюблен, что так остро среагировал даже на намек на наличие мужчины в жизни Полины? Конечно, влюблен, ответила она сама себе и улыбнулась. Приятно иметь рядом человека, которому не безразлична твоя жизнь. И жизнь твоей дочери, добавила она мысленно. Завтра она ему позвонит и все объяснит. Нет, не завтра, сегодня. Зачем заставлять человека мучиться? Она позвонит ему и скажет, что … Что же она скажет ему? Что соскучилась? Нет, не то. Что у нее никого нет? Тоже не то, зачем оправдываться.

Пожалуй, она сама должна разобраться в своих чувствах, прежде, чем сообщать о них Сергею. Удивительным образом она вдруг ощутила, что повзрослела, как женщина, что уже по-иному смотрит на людей и оценивает отношения между ними. Что она принимала за любовь все это время? Любовь к Никите была больше похоже на восторженность и готовность раствориться в человеке, которого уважала. Как только уважения и восхищения поубавилось, так и любовь ее потускнела. Ничего другого там и не оказалосьт, чтобы удержало их вместе. Ни доверия, ни потребности друг в друге, ни понимания. Может, это и была любовь, но любовь неполноценная, ущербная, скорее всего даже односторонняя. После их развода она все больше понимала, что Никита никогда ее не любил, как это ни печально, но она являлась просто удобной супругой, не более. Перестала быть удобной — и он сразу же ушел. Потом были случайные связи, не оставляющие никакого следа, кроме смятой постели, потом Олег. Насчет того, что было между ней и Олегом она не питала никаких иллюзий — секс. Превосходный секс. Ей этого не хватало, да, но одного секса было недостаточно.

А Сергей…. Сергей существовал все это время в виде рядом, близко, принимая непосредственное участие в ее жизни. Он позволил ей превратить его в привычного друга. Не слишком ли она увлеклась этим обманчивым имиджем? Не пора ли остановиться и задуматься, что лежит за ее привязанностью к нему? Просто привязанность? Так долго? Просто дружба? Однозначно нет. Почему она никогда не думала о нем, как о мужчине? Почему никогда не представляла себя с ним в постели? Не потому ли, что изначально так сильно боялась стать его любовницей, боялась превратить их деловые и дружеские отношения в постельные, боялась пересудов, банальностей… Как глупо. Чего она добилась? Большинство окружающих все равно считают их любовниками, а сама она в итоге лишь закрыла себя на сто замков ради странных предрассудков. Так бывает, когда убеждаешь себя, что вода поздней осенью в море холодная и ни за что не хочешь ступить в нее и ощутить кожей ласку прибрежной волны, заранее представляя себе мурашки по коже от холода и потенциальную простуду. Но при этом ты сидишь на берегу, на мягком белом песке, ветер перебирает твои волосы, ты наслаждаешься красотой состояния, и лазурная вода все же тянет и влечет, манит, тяга к живым ощущения борется к логикой предрассудков.

Полина скинула с себя джинсы и рубашку и бессильно опустилась на кровать. Чувствуя себя, словно выжатый до сморщенной корки лимон, она моментально уснула, несмотря на обилие мыслей в голове, которые, словно повинуясь невидимому зову, растворились в тумане усталости, и отступили, уступив место глубокому сну.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Вот мы и встретились. Жалко было на нее смотреть. Вся потерянная какая-то, не в состоянии нормально разговаривать. Где ее прежняя уверенность в себе и в созданном ею мире? Ничего этого я не увидела. Вопросы, вопросы. Идиотская история с моей смертью. Неужели она думает, что я вот так все ее и выложу сразу? Она ничего не знает. И она не уверена, знаю ли я про Гелю. Видно, что страх потерять дочь сковывает абсолютно все в ней. Она боится меня — и это хорошо. Она идет на все мои условия. Она не знает, что двигается прямиком в яму, которую сама же помогает мне вырыть для нее. Я написала, что жалко на нее было смотреть. Но жаль ли мне ее на самом деле? Пожалуй, нет. Она не пожалела меня в свое время, ее муж не пожалел меня, никто из них не имел никакого сострадания ко мне, так почему я должна испытывать жалость? Я не бездушная стерва, я просто плачу по счетам.



Глава 21

Страх — плохой советчик, ненависть — еще хуже

Стол был накрыт просто и со вкусом. Меню продумано так, чтобы дети были заняты ужином не меньше взрослых. Поначалу Полина хотела сделать что-нибудь очень изысканное, ужин при свечах, потом передумала. В конце концов, будут дети, да и им с Зоей надо бы попытаться сблизиться, а слишком уж формальный ужин этому не будет способствовать. Полина подготовила детскую, чтобы Геля могла со своим гостем там поиграть, когда им захочется. В ожидании гостей, Полина сидела у окна на кухне и обнимала притихшую у нее на коленях Ангелину.

— Мама, а этот мальчик, который придет сегодня, он хороший? — спросила она, перебирая мамины волосы.

— Очень хороший, золотце. Я очень надеюсь, что вы с ним подружитесь. Ты покажешь ему свои игрушки, расскажешь о своем садике. Он тебе тоже что-нибудь расскажет интересное.

— А он мне принесет подарок?

Полина рассмеялась. Ее дочь настолько привыкла к тому, что все приносят ей подарки, что другого уже и не ожидает.

— Этого я не знаю! Совсем не обязательно, что тебя должны заваливать подарками, дорогая! Ты только не вздумай спрашивать тетю Зою, когда она придет, о подарке, договорились? Это будет очень невежливо, а ты же у меня самая воспитанная принцесса на свете.

Геля кивнула и принялась что-то мурлыкать под нос. Полина немного нервничала, хотя решила для себя заранее не торопить события и строить их отношения шаг за шагом. Может, когда-нибудь они и придут в прежней близости, кто знает. Полина вспомнила, как отреагировали на новость ее знакомые. Инна, как и ожидалось, была в полнейшем шоке. Дороти тоже. Да и все, кто знали о том, что Зоя когда-то работала у Полины и как Полина переживала по поводу ее смерти.

— Почему она скрывалась? Почему ушла тогда? Почему Никита сказал, что она умерла?

Вопросы сыпались один за другим и Полине пришлось придумать версию, одну для всех, чтобы успокоить публику. Версия сводилась к тому, что у Зои в личной жизни произошла какая-то страшная трагедия, о которой она не хочет ни с кем говорить, и что скрывалась она именно по этой причине. Правда, объяснить, почему Зоя не хотела идти на контакт так долго и почему явно мешала работе «Гурман PR» она толком не могла, но попросила всех не пытать Зою вопросами, так как Полине важно сейчас сотрудничество с ней, а не вражда. Про Никиту она сказал, что он всегда терпеть не мог Зою и решил вычеркнуть ее версией о смерти из жизни Полины. Звучало совсем неубедительно, но она дала понять, что сама еще не разобралась толком и потому не может сказать более точно.

Непосвященным Полина просто сказала, что главной их конкуренткой оказалась ее знакомая и что теперь, возможно, все наладится. Близких друзей объяснение Полины не удовлетворило и встревожило, но, видя взвинченное состояние Полины они решили пока ее не трогать. Полину это вполне устраивало, так как она была морально не готова объяснять то, чего сама не понимала. Интуиция подсказывала ей, что судьба не просто так играет в такие сложные игры.

Размышления Полины прервались звонком в дверь.

— Прости, что опоздали, немного задержалась на работе. — извинилась Зоя, как только Полина открыла дверь.

— Проходите, Геля уже заждалась нового друга. Привет, Павлик, — Поля протянула руку мальчику, но тот спрятался за мамину спину.

— Стесняется, — улыбнулась Зоя. Они подтолкнула его в комнату и они вошли. Зоя оглянулась, разглядывая несколько изменившуюся обстановку квартиры. Классические элементы уступили место смелым решениям дизайнера, необычным цветовым сочетаниям, оригинальной мебели с металлическими деталями, ярким пятнам абажуров и множеству полочек с фотографиями и открытками со всех концов света.

— Я ремонт маленький сделала, изменила кое-что. Не радикально, а лишь чуть-чуть. — Полина с гордостью отметила одобрительный взгляд Зои. — Ангелина, это Павлик, про которого я тебе говорила.

Ангелина, наконец, высунула свой носик из-за двери, с любопытством уставившись на гостей.

— Так это и есть Ангелина! Красавица, настоящая красавица! — Зоя пристально посмотрела на девочку, потом спохватилась и протянула ей небольшой сверток. — Это тебе!

Геля незамедлительно распотрошила сверток, вытащив оттуда маленького радиоуправляемого робота.

— Он умеет ходить? — спросила она Зою, подняв на нее свои васильковые глаза.

— И даже говорить, пойдем, я тебе покажу.

Геля послушно пошла вслед за Зоей в комнату. Полину неприятно кольнула ревность. Геля не настолько общительная девочка, чтобы легко сходиться с незнакомыми людьми. А тут через секунду она уже была согласна играть с Зоей. А может, это просто Полинин страх за Гелю искажает ее восприятие?

Они болтали ни о чем и обо всем. Зоя рассказала кое-что из случившегося за последние годы, но все это были лишь отрывки, мимолетные упоминания, словно маленькие частицы мозаики, из которых жадно внимающая Полина пыталась сложить узор. Выходило, что Зоя жила определенное время у своих родных в Заречном, потом переехала обратно в Москву, причем уговорила свою бабушку поехать с ней, чтобы помочь с ребенком. Кто отец ребенка и что произошло между ними, она не рассказала и дала понять, что не хочет касаться этой темы. Они продали дом и землю, выручили небольшие деньги, на которые она начала свой бизнес. Сначала работала на совсем мелкие заказы, днями и ночами пекла, жарила, парила, копила денег. Ксения, бабка, помогал с Павлушей. Потом, правда, нашлись люди, которые помогли ей, так что дело пошло резко в гору. Чуть позже она нашла Устинову, которая и стала лицом ее компании.

Полина тоже рассказала о себе, о том, как разошлись с Никитой, не стала, конечно, рассказывать про ссоры из-за Гели, просто сказала, что оказались разными людьми. Зоя слушала про это очень внимательно, но вопросов особых не задавала. Спросила лишь, помогает ли Никита деньгами для Ангелины.

— Нет, что ты. Ему на нас с ней глубоко наплевать. Хорошо, что квартиру оставил. А так — они даже не видятся.

— И что, ты не думаешь сейчас о том, чтобы вновь завести семью? — Зоя пытливо заглянула ей в глаза. — Хочешь так и прожить одна?

— Не знаю. Есть один мужчина, который мне нравится… — Полина неожиданно для самой себя подумала о Сергее. — Он мог бы стать идеальным партнером для меня и отцом для Гели.

— Что-то звучит это не особо романтично! — засмеялась Зоя.

— Знаешь, мне уже хватило романтики в жизни. Теперь я хочу стабильности, надежности, я хочу уюта и спокойной жизни. Прежде всего, ради дочери. — Полина посмотрела на детей, играющих на ковре. — А может, это и есть любовь, просто я еще не до конца разобралась.

— Ты права. Дети — это самое главное в нашей жизни. Все, что мы делаем, это ради них. — Зоя тоже посмотрела на детей, улыбнувшись.

— А ты? Ты ведь тоже не замужем? — задала ответный вопрос Полина.

— Пока нет. Но планирую. Есть один человек, который уже давно со мной. Но мы еще не решили окончательно. — Зоя подошла к детям, усевшись рядом с ними. — Ангелина, давай я тебе покажу, как этот робот выплевывает кольца. Смотри! — Зоя нажала на кнопку пульта управления, и изо рта робота полетели разноцветные колечки. Дети были в восторге. Геля бросилась ловить их по всей комнате, заливаясь веселым смехом. Паша был более спокойным мальчиком, более сдержанным на эмоции. Он просто сидел и улыбался, послушно подавая Ангелине пластиковые колечки с ковра.

Полина принялась убирать стол и накрывать десерт. Поглядывая на то, как Геля хохочет на пару с Зоей, она вновь поймала себя на том, что не очень рада такому сближению. Она словно выискивала незаметные признаки того, что девочка тянется к своей генетической матери. Возможно, это было всего лишь плодом ее фантазии, но она забеспокоилась.

— А теперь — торт! — провозгласила она, вынося торит со взбитыми сливками и фруктами. — Дети, налетайте!

— А можно я буду резать? — спросила Геля умоляющим тоном.

— А ты справишься? — Полина недоверчиво посмотрела на лопаточку в руке Ангелины.

— Конечно, справится. — заверила Зоя, словно знала Гелю много лет, — Чур, мне самый большой кусок, — шутливо воскликнула она, протягивая тарелку. Ангелина благодарно посмотрела на поддержавшую ее тетю Зою и аккуратно отрезала огромный кусок. Правда, пытаясь переложить его на тарелку, она вымазала все вокруг сливками.

— Ничего страшного, для того и существует крем, чтобы потом слизывать его с тарелки! — улыбнулась Зоя, глядя на слегка расстроившуюся Гелю.

Когда кусочки торта на тарелках детей бесследно исчезли и кофе в чашках взрослых было выпито, Зоя вдруг заговорила о работе.

— Ты знаешь, мне Лизавета рассказывала, что ты подумывала об объединении?

— Да, но она же отказалась категорически. — Полина нахмурилась, вспомнив о том неприятном разговоре.

— Обстоятельства изменились. Я пересмотрела это решение и подумала, что идея это в принципе неплохая. У тебя, кажется, с поварами проблема?

— Да нет, вроде бы сейчас они справляются лучше. — ответила задетая за живое Полина. В последнее время кухня уже не так волновала ее, сколько клиенты, которые убегали к Зое, привлеченные более низкими ценами.

— А в чем тогда дело? Или нет уже никаких проблем? — едва заметно усмехнулась Зоя.

— Ты прекрасно знаешь, в чем, Зоя. Зачем нам играть в кошки-мышки друг перед другом. Вы переманиваете наших клиентов, ставя совсем низкие цены. Я не совсем понимаю, как вы этого добиваетесь, потому что по всем моим расчетам при таких ценах у тебя должно едва-едва хватать на зарплату людям. Ни о какой прибыли тут и речи не может идти.

— Мы и это пересмотрим. Теперь, если мы будем работать вместе, то мы сможем вновь придерживаться прежних цен. Ваших цен. — добавила Зоя. — Таким образом, клиенты будут лишены альтернативы такого класса и им придется платить по полной. А за счет нашего слияния мы сможем работать на гораздо большее количество людей и организаций.

— Звучит, конечно, заманчиво. — Полина не знала, как реагировать. Все это было очень странно. Получается, Зоя намеренно работала без прибыли с одной лишь целью навредить «Гурман PR», а теперь хочет добиться обратного? Зоя прекрасно знала, кто стоит во главе «Гурман PR», зачем же она старалась против них? Полина не решилась спросить. Но предложение о слиянии было идеальным выходом для ее агентства, это решило бы махом много проблем и позволило бы расширить рынок заказов. — А кто будет во главе новой компании? — спросила она после раздумий. — Как мы поделим сферы влияния?

— Уж не подеремся, я думаю. — улыбнулась Зоя. — Пока обе будем совмещать управление. Можно сделать так — я занимаюсь тем, что касается Гурмана, а ты тем, что касается PR. Но, конечно, основные решения принимаем вместе. Так будет легче. Мне нравится ваше название, пожалуй, оставим это, как есть.

— Это очень неожиданно, но очень кстати. Я согласна, но мне надо поговорить со своей командой.

— Пожалуйста. — пожала плечами Зоя, словно для нее это было мелочью. — Дашь мне знать, когда будете готовы. А сейчас мы, пожалуй, пойдем. Уже поздно, Павлуше пора спать.

— Не хочу, что бы ты уходила, — захныкала Геля. — Давай еще играть с роботом и колечками? — она потянула Зою за собой.

— Нет, Геля, золотце, гостям пора, мы еще раз обязательно встретимся и поиграем все вместе, правда, ведь, Зоя? — Полина взяла Гелю на руки, чтобы отвлечь от Зои. — Павлуша может приходить в любое время, хорошо?

— Мы обязательно еще увидимся и очень скоро, — Зоя потрепала Гелю по щеке. — Я очень рада знакомству с тобой, принцесса!

— Приходи. — прошептала Ангелина.

Распрощавшись, они ушли. Полина принялась убирать со стола, прокручивая в голове отрывки разговора с Зоей. Геля тем временем продолжала играть со своим подарком.

— Тебе понравился Павлуша? — спросила ее Полина.

— Да, — серьезно ответила она. — И тетя Зоя понравилась тоже.

Полина ничего не ответила, ругая себя за дурацкое чувство ревности. Этого еще не хватало. Детям хорошо с теми, кто уделяет им внимание. Зоя развеселила Гелю, вот та и рада. Все просто. Никаких сложностей на уровне подсознания и генов. Это все Полинина больная фантазия. Надо прекратить думать об этом и бояться этого.

— Ты знаешь о том, что ты для мамы самая дорогая девочка на свете? — она присела рядом с Гелей. Посуду можно убрать и потом. После того, как ее драгоценная дочурка пойдет спать. — Я тебя очень-очень сильно люблю.

— Я тоже тебя люблю, мамочка. — Геля протянула ручки и обхватила Полину за шею. — Мы с тобой вместе самые дорогие, да?

— Да. — засмеялась Полина. — Какая ты у меня умница!

* * *

Было уже далеко за полночь, когда она закончила прибираться, искупалась, высушила волосы и принялась за стаканчик вечернего шерри. Она с наслаждением вытянула ноги на диване, закрыла глаза и попыталась расслабиться. Мысли, однако, не давали мозгу отключиться, пронося, словно кадры из кинофильма, картинки событий. Она чувствовала, что вступила в непонятную ей игру. Правил она не знала, причин для этой игры тоже. Зоя не вела себя, как враг, но и к близкой дружбе тоже явно не стремилась. Что было на руках Полины? Дочь, по всем законам принадлежавшая ей, опыт работы, кое-какие сбережения, хорошая команда. Что было у Зои? Этого она не знала. Полина открыла глаза и потянулась за телефоном.

— Алло, спишь?

— Нет. — голос Сергея и впрямь звучал довольно бодро. — много работы, надо кое-что закончить. А что полуночничаешь?

— Ты все еще дуешься?

— С чего ты взяла? И на что мне обижаться?

— Вчера ты так внезапно ушел…

— Погорячился. Твоя жизнь — это твое личное дело. Меня это не должно волновать. — голос его звучал нарочито равнодушным.

— Почему же не должно? Ты ведь тоже уже давно часть моей личной жизни. Просто у нас это все как-то так плавно протекает, что я запуталась.

— Что ты имеешь в виду?

— Что принимаю, как данность, твою дружбу, твою преданность, твое отношение к Геле. Что я слишком эгоистична и не делаю со своей стороны должных усилий.

— Поля, послушай меня. — Сергей шумно вздохнул. — Если для наших отношений тебе надо прилагать усилия, то не делай этого. Пусть все идет, как идет. Но, с другой стороны, ты права, что я не могу наблюдать все просто со стороны. Попробуй определиться с твоим отношением ко мне. Если ничего, кроме дружбы, ты мне предложить не можешь, то на этом и остановимся. Только не торопись с ответом, хорошо?

— Хорошо, — ответила, помолчав, Полина. — Но ведь ты сам виноват, что создал мне такие условия, что с моей стороны оставалось лишь принимать от тебя хорошее отношение и все. Ты ни разу не подтолкнул меня к тому, чтобы задуматься о нас с тобой, чтобы посмотреть на это с другой стороны.

— Полина, дорогая, — он замолчал, подбирая слова. — О таких вещах люди догадываются сами, им не нужны толчки извне. Если не время — значит не время.

— Но я уже не уверена, что не время…

— Ну, тогда…

— Что?

— Все равно решать тебе. Я не хочу ничего делать за тебя. Лично для меня все ясно, я в себе не сомневаюсь. Решение за тобой. Но я на полутона не согласен, имей в виду.

Полина замолчала, не зная что сказать. Он прав, решать и разбираться в их отношениях только ей.

— Знаешь, кто у меня сегодня был? — сменила она тему.

— Знаю. Ты же мне сама говорила, что пригласила Зою. Как все прошло?

— Хорошо.

— Ты как-то неуверенно это сказала. Что-то не так?

— Да нет, все чинно и мирно. Она предложила объединится. Что бы мы стали равноправными партнерами в рамках моего «Гурмана». Я согласилась. Мне это выгодно.

— А ты уверена, что у нее нет бомбы за пазухой?

— Нет, не уверена. Но если у нее причины играть против меня, она так и так будет это делать. А, объединившись, я хоть выиграю в плане бизнеса на определенное время. А потом посмотрим.

— Как знаешь. Я бы на твоем месте держал ухо востро.

— Обещаю, товарищ начальник. — слабо улыбнулась Полина.

— Но тебя тревожит что-то еще?

— Не знаю. Просто мои дурацкие страхи. Я схожу с ума, предупреждаю тебя, как лучшего друга, заранее.

— Спасибо, буду знать. А что за страхи? Ангелина?

— Да. Они так мило сегодня играли с Зоей, словно знакомы сто лет.

— Ты заревновала? — засмеялся Сергей. — Ты действительно сходишь с ума. Ангелина обожает тебя. Не накручивай себя понапрасну, Поля. Иди спать. Уже поздно.

— Спокойной ночи!

— Пока. Завтра вытащу вас с Гелей на ужин. Новый мексиканский ресторан открылся, пойдем пить текиллу и танцевать сальсу!

— А ты умеешь?

— Спрашиваешь!

— Договорились, — Полина с улыбкой отключила телефон. И чего она еще сомневается, когда только один разговор с Сергеем может развеять все ее тревоги и успокоить, словно в детстве, когда мама гладила ее по голове. Разве сможет другой мужчина так понять ее и поддержать?

* * *

Из дневника Зои

* * *

Теперь я имею доступ к Ангелине. Она приняла меня на удивление замечательно. У меня было ощущение, что мы общаемся не первый день, а уже много лет. И мы прекрасно поняли друг друга. Полина нервничала. Ревнует и правильно делает. Хотя, нет, не правильно, она забывает, что это не ее дочь, а моя.

Мы объединили наши компании. Вернее будет сказать, я милостиво согласилась на это слияние. Ей, наверное, кажется, что я делаю ей услугу и спасаю ее компанию от немедленного закрытия. На самом деле я просто хочу быть внутри ее дел, хочу узнать получше, как она работает, а потом уже нанести последний удар. Я подорву ее репутацию, я скомпрометирую ее среди клиентов, я смещу ее с первой позиции сначала морально, а потом фактически, и в итоге она сама уйдет оттуда. Сможет ли она подняться после этого? Возможно. Вполне возможно, тем более, у нее есть влиятельный друг при деньгах и связях. Но это уже будет другая история и меня она волновать не должна. То, что происходит сейчас — это дело принципа, я докажу ей, что я — это не дурочка из низшего класса, с которой можно делать все, что угодно. Я — личность. И я заставлю ее уважать меня.



Глава 22

Ткни палкой в кучу мусора — и червяки немедленно выползут на поверхность

Дни полетели с такой скорость, что Полина не успевала оглянуться. Работы вновь стало много, но благодаря большому количеству персонала все обязанности были умело распределены и авралов удавалось избегать. Если на уровне директоров Полина и Зоя дипломатично сотрудничали, то на уровне замов, Инны и Елизаветы, частенько возникали стычки, хотя каждая из них отныне отвечала только за свой участок работы. Инна — за организацию презентаций, рекламы, пресс-конференций, Устинова — за гастрономическую часть. Но так как иногда одно шло вместе с другим, бывшим конкуренткам все же приходилось пересекаться. Полине Устинова беспрекословно подчинялась, если приходилось обсуждать с ней рабочие решения. Видимо, получила жесткую установку от Зои принять положение Полины, как одного из директоров. Ситуация с клиентами наладилась, хотя они все были недовольны тем, что цены вновь стали на уровне прежних. Но выбора не было — так, как работал обновленный «Гурман PR», никто на рынке не работал.

Со временем Полина выяснила, что у Зои, кроме этого бизнеса, есть еще и ресторан, довольно успешный и популярный. Как оказалось, настоящим владельцем его являлся ее друг, Стефан, болгарин, проживающий в США. Он бывал в Москве наездами и имел здесь пару ресторанов, один из которых отдал под управление Зои, начисляя ей к тому же проценты от прибыли. У них, как поняла Полина, были давние и близкие отношения, но, так как Стефан все еще не получил развод, Зоя пока не собиралась переезжать к нему. Зоя с улыбкой рассказывала о том, как они познакомились, как он стал частью ее жизни. Любит ли она Стефана, Полина так и не поняла. Но поняла, что именно этот бизнес позволял Зое снижать цены на свои услуги в организации приемов. Только Полина так и не выяснила, зачем Зое надо было идти на эти ухищрения.

Зоя все еще держалась на некоторой дистанции, но были дружелюбна и оказалась отличным деловым партнером. Полина не уставала поражаться ее хватке и идеям. Ничего такого раньше она не замечала в ней но, с другой стороны, тогда были совсем другие времена и обстоятельства. Зоя часто приходила к ним в гости, приглашала детей на прогулки, иногда они даже собирались, словно семьями, вместе с Сергеем и Стефаном, когда тот бывал в Москве. Сергей нашел с Зоей общий язык, но все равно не доверял ей. Хотя и не мог ни к чему придраться. Полина внешне не разделяла его подозрения, но на уровне подсознания все время чувствовала себя, словно на урчащем вулкане, ожидая извержения в любую минуту.

Когда Полина узнала, что Никита вернулся в город, она позвонила ему договориться о встрече.

— Зачем? Чего ты хочешь? — Никита вовсе не обрадовался ее звонку. После стольких лет молчания его бывшая жена вряд ли позвонила бы по хорошему поводу.

— Надо кое-что обсудить. Очень важное. И не по телефону.

— Ну, хорошо. Приходи на работу. Только после четырех. Днем я занят.

* * *

Полина тщательно готовилась к разговору, но так и не смогла придумать, как вывести его на чистую воду. Она знала, что у Никиты железные нервы и пробить его не так-то легко. Они не виделись сто лет, она уже давно перестала интересоваться его жизнью (до того момента, пока не всплыла история с Зоей), но всегда находились люди, доносившие до нее информацию о нем. Рождение сына, частые командировки, пару лет он жил практически все время за границей, работая с партнерами, потом вернулся. Дела его шли хорошо, как она слышала, они удивительным образом никогда не пересекались, исключая очень редкие встречи на светских раундах, где ограничивались сухими кивками друг другу. Дороти как-то показала его новый офис, когда они проезжали мимо. Он располагался в новой высотке в самом центре. Зная примерные цены на аренду помещений, Полина поняла, что ее экс далеко нее бедствует. Но, по большому счету, ей было глубоко все равно, не считая тех моментов отчаяния, когда она думала, что находится на грани закрытия и начинала бояться за будущее Ангелины. Вот тогда-то она вновь вспомнила свою злость на отца дочери, не желающего ничем помогать ей. Сейчас ее злость была еще больше. Получалось, что он умудрился сделать из Полины самую виноватую, обличив ее во лжи, а сам при этом врал ей все время и даже не пожалел ее, беременную, убивающуюся по Зое. Видно, веские у него были для этого причины.

Войдя в здание, где располагался его офис, ей пришлось преставиться и подождать его милостивого разрешения на аудиенцию. Секретарша, завистливо разглядывая эффектную посетительницу, проводила ее в кабинет к Никите. Полине пришлось остановиться на мгновение перед тем, как зайти, чтобы перевести дыхание. Но гнев помог ей справиться с волнением, и она решительно шагнула в комнату.

Никита сидел в своем широченном кресле, просматривая разложенные на столе чертежи. Он сильно располнел и стал похож на сытого борова, довольного своей жизнью. Заплывшее жирком лицо приобрело выражение надменности и презрения к окружающим, тщательно скрываемые раньше за маской обходительности эмоции. Когда открылась дверь, он поднял голову, взглянул на Полину, но не произнес ни слова, ожидая, с чего начнет она. Судя по всему, она явилась сюда не для того, чтобы узнать, как у него дела.

— Никита, ты должен рассказать мне, что произошло тогда с Зоей. — начала Полина несколько сдавленным голосом.

Никита явно не ожидал такогоначала. Он изумленно воззрился на Полину.

— Что ты имеешь в виду? Хотя бы поздоровалась для приличия.

— Некогда мне тут здороваться. А что я имею в виду — ты прекрасно знаешь.

— Я, по моему, тебе уже однажды сказал, что не хочу ворошить больше эту историю. Зачем ты пришла?

— Зоя жива. И не думала умирать. Ты все наврал тогда. Зачем?

Никита не изменил положения в кресле. Лишь карандаш в его руке захрустел от нажима. Он быстро соображал, как выйти из положения. Нашлась-таки эта сучка. Не послушалась его, вернулась. Что же, этого можно было ожидать. Ничто не вечно под луной. Теперь уже не так страшно. Уже поздно что-либо доказывать.

— Наврал, потому что хотел оградить тебя от нее. О тебе думал.

— Да ну? И как же это ты обо мне думал, если я из-за этого чуть с ума не сошла тогда?

— Если бы узнала правду, то точно бы сошла.

— Ну, теперь у меня нервы крепче, может, расскажешь все-таки?

— Ты этого так хочешь? Твоя обожаемая Зоя мне проходу не давала. Практически с самого начала она решила занять твое место, ловила моменты, чтобы ножки передо мной раздвинуть. Думаешь, я просто так невзлюбил ее? Да я видеть не мог, как эта проститутка пользуется твоей добротой и гадит в твоем же доме.

— И почему же ты мне ничего не сказал?

— А ты бы поверила? Ты же обожала ее! «Ах, Зоя, такая хорошая!» — передразнил он Полину. — Даже вон ребенка ее додумалась родить! Ты бы мне тогда не поверила. Я отталкивал эту дуру, как мог, даже пригрозил, но когда ты уехала, она совсем с цепи сорвалась. Я уже стал боятся, что она на крайние меры пойдет, до того одержима была девка своей идеей. Даже грозилась тебя покалечить, если я ее и дальше отталкивать буду. Вот и пришлось ее выгнать взашей и припугнуть хорошенько, чтобы больше не на пушечный выстрел не подходила к нашему дому. А ты стала копать, пришлось придумать историю с машиной. Тебя же оберегал, но ты никогда не умела ценить доброту. Ясно теперь?

Полина недоверчиво посмотрела на него. Он так увлеченно рассказывал обо всем этом, словно пересказывал интересный фильм. Она поймала себя на мысли, что не особо верит его словам. Ну не могла она так ошибиться в Зое. Скорее, это он не давал ей проходу, а может оба были виноваты, кто знает. В любом случае, теперь более или менее понятно, почему сама Зоя не хочет об этом вспоминать. Олег был прав — банальная интрижка. Но как мерзко обставлена.

— Значит ты абсолютно чистенький в этой истории? И только и делал, что оберегал меня? — криво усмехнулась она.

— Думай, что хочешь. Она тебе, конечно, другую историю наплетет, но это уже твое дело, кому верить. Можешь даже у моих друзей спросить, как она ко мне на работу тогда приходила, все искала возможности приклеиться.

— Не буду я ни у кого спрашивать, — устало махнула рукой Полина. — Все это грязь и мерзость. И я совсем не уверена, что ты так уж невинен. Если бы я тебя не знала…

— А ты меня и не знаешь. С появлением Зои ты переключила все свое внимание на нее, словно влюбившаяся лесбиянка, ты перестала слушать меня, слышать меня, понимать. Из-за этой проститутки начались все наши проблемы. Ты и теперь не хочешь верить мне. Но мне все равно. Мне плевать. Если у тебя все, то мне надо работать. Впарила меня вся эта история. Я больше не хочу ничего о ней слышать! Исчезни из моей жизни и Зою свою прихвати! Ты поняла меня?

Он встал и открыл перед Полиной дверь. Ей на самом деле было нечего добавить к сказанному. Оставалось только уйти.

По дороге она подумала, что разговаривать с Зоей так же бесполезно, как и с Никитой. Каждый из них будет придерживаться своей версии, она наверняка обвинит его, он будет продолжать обвинять его. Если они спали друг с другом, то какая теперь разница, кто первый залез в постель. Доказать уже ничего невозможно. Да и стоит ли? Похоже, придется просто перевернуть эту страницу. Хорошо еще, что Никита не стал вспоминать про Гелю. Больше не стоит на него нападать. Не буди лихо пока тихо.

Полина вернулась домой, как ни в чем ни бывало. Горько осознавать, что у тебя за спиной кто-то из близких тебе людей гнусно обманывал тебя, но это не конец света. В конце концов, Полина тоже непорядочно поступила с Зоей. Все они хороши. Жизнь продолжалась.

* * *

Но лихо она все же уже разбудила. После того, как Никита выпроводил ее за дверь, он тут же позвонил своему знакомому, который частенько собирал для него компромат о конкурентах и партнерах, успешно используемый Никитой в бизнесе. Знакомый этот брал немалые суммы за свою работу, но и выполнял ее безупречно. Ему не требовалось много времени, чтобы собрать полное досье на человека. Так как Никита не знал, как выйти на Зою, он справедливо рассудил, что легче найти ее через Полину. Таким образом, установив слежку за бывшей женой, он уже на следующий день имел на руках координаты Зои, ныне Малышевой. Он сразу же узнал ее на фотографиях, поразился перемене, произошедшей с ней за последние годы, немного насторожился уверенности в ее глазах. Теперь будет не так просто заткнуть ее рот, подумал он. Крепко стоящая на ногах, независимая, уверенная в себе женщина не самый лучший материал для манипуляций и угроз. Но и у нее была слабая точка.

— Зоя? — он поджидал ее у подъезда ее дома. — Не делай вид, что не узнаешь.

Зоя только что припарковала машину и направлялась домой после работы. Сколько раз она представляла себе эту встречу, мысленно готовила свою речь, но она никак не ожидала встретить его здесь, у своего дома. Она остановилась, сдерживая волнение, окинула его надменным взглядом, но не произнесла не слова.

— А ты изменилась, — продолжил он, словно встретились старые приятели.

— Если есть, что сказать, говори. Твой анализ моей внешности меня не интересует.

При этом Зоя вытащила из сумочки телефон..

— Володя? Это я. Подъезжайте к моему дому и как можно скорее, договорились? Пока ничего не случилось, но на всякий случай. Все, жду.

Она отключила телефон и спокойно посмотрела на Никиту.

— Вот теперь можно и поговорить. Охрана будет здесь минута на минуту, это я тебе на всякий случай говорю, чтобы не вздумал делать глупостей.

Никита прищелкнул языком.

— Скажите, какие мы деловые стали! Интересно, через сколько постелей надо пройти прислуге, что заиметь охрану по вызову? Ты, я смотрю, преуспела в этом немало.

— Что еще? Пытаешься оскорбить меня? Не выйдет. Твои штучки на меня не действуют с некоторых пор. У тебя в запасе минут пять до приезда ребят, так что выкладывай, зачем пришел и проваливай.

Никита начинал злиться, причем не мог этого даже скрыть. Уверенные женщины всегда действовали на него, как красная тряпка на быка. Он ненавидел, когда баба указывала ему, как себя вести.

— Ребята твои мне до одного места. На мирного гражданина еще ни одна охрана не имеет права нападать. А мы ведь тут вполне мирно беседуем, не так ли? Так что брось тут играть в мафиозницу, кишка тонка. — Зоя лишь пожала плечами. — Но вот дело у меня к тебе есть, это ты права. Я слышал, ты тут с моей бывшей женой контакты наводишь? Так вот, слушай, голуба. Ты себя так хорошо вела все эти годы, будь умницей и впредь. Доказательств ни на что у тебя нет и не было. Если обзавелась деньгами, это еще не повод открывать рот. Против меня и не вздумай переть, слышишь? Дорогу не переходи, иначе задавлю ненароком.

— Никита, ты болен, но мне уже на это наплевать. Я уже не та пугливая девочка, что была раньше, учти.

— А мне плевать, пугливая — не пугливая. Я слышал, ты тут и ребенка успела нагулять? Так вот, не забывай, что в мире столько несчастных случаев случается, что и не перечесть. А с детьми в особенности. Так что будь умницей, поняла?

Никита не стал ждать ответной реакции Зои, повернулся и уехал, на минуту раньше того, как примчались переполошившиеся ребята из охраны ресторана Стефана. Когда они приехали, Зоя стояла у подъезда, бледная и встревоженная. Было непривычно видеть шефиню в таком состоянии. Она завела их к себе и объявила, что за ее сыном отныне должен кто-нибудь незаметно повсюду следовать. Что объявился некий маньяк, угрожающей его жизни. Как бы уверенно она не чувствовала себя в отношении Никиты, но за Павлушу она испугалась не на шутку. Прежде, чем остановить этого идиота, надо хорошенько продумать, как его обезвредить.

* * *

Телефон, как это обычно и бывает, зазвонил в самый неподходящий момент, когда Полина, Инна и Елизавета находились за городом, в загородной резиденции их клиента — компании по производству упаковочного материала. Алексей Дмитриевич, заместитель менеджера компании, пригласил их для обсуждения предстоящего заказа. Они собирались провести недельный семинар для своих сотрудников и партеров и хотели бы, что бы «Гурман» выделил им людей для организации обедов и ужинов в течении этой недели, и для презентации их нового брэнда. Переговоры были в самом разгаре, когда из сумочки Полины раздалась телефонная трель. Она вытащила мобильный и уже собиралась автоматически нажать на отбой, как взгляд ее мельком упал на экран, где высветился домашний номер телефона.

— Извините, я на минутку, — она вежливо улыбнулась, хотя сердце сжалось. Неожиданные звонки из дома всегда пугают. Беспорядочные мысли начинают моментально забивать голову, нагромождаясь друг на друга еще до выяснения обстоятельств. В туже секунду, как она нажала кнопочку «ответить», из трубки раздался пронзительный плачь Павлика.

— Что случилось?

— Павлуша, кажется, пальчик сломал и я никак не могу до Зои дозвониться! — перепуганная няня еле выговаривала слова, голос ее был полон слез. — Я только на минутку вышла на кухню, тут он и упал, да ручку под себя, видимо, подмял. Гонялись с Гелей друг за дужкой, вот он и поскользнулась, я только-только полы вымыла, на минутку вышла…

Полина молчала, прикидывая, сколько времени у них уйдет на дорогу. Она сама предложила Зое, чтобы та приводила иногда Павлушу поиграть с Гелей под присмотром Гелиной няни. Полине непременно хотелось, чтобы дети подружились. Но сейчас она была уже не рада своей идее.

— А что, Зоин телефон не отвечает?

— Нет, я несколько раз пыталась набрать ее номер, никто не берет.

— Вот что, Ирина Поликарповна, в моей записной книжке на столике в коридоре Вы найдете телефон и адрес Валерия Ильича, моего знакомого хирурга. Вызовите такси и езжайте с детьми туда, если не он, так его напарник будет обязательно на месте. Я смогу подъехать в лучшем случае через полтора часа, так что пусть врач делает все необходимое, ждите нас там.

— Хорошо, — всхлипнула няня. — А с Гелей что делать? Может, ее у вашей мамы оставить?

— Пока вы до мамы доедете, потеряете слишком много времени. Езжайте сразу в больницу, как я сказала. Вместе с детьми.

Поспешно попрощавшись с клиентами и оставив Инну и Устинову для продолжения переговоров, пообещав подъехать еще раз к вечеру, Полина помчалась в больницу. Успев нарисовать мысленно самые ужасные картины переломанной руки, она гнала машину на полной скорости, мысленно молясь, чтобы Валерий Ильич был на месте и чтобы ничего страшного с рукой Павлуши не случилось. Она попыталась еще раз дозвониться Зое, но безрезультатно. За своими мыслями она и не заметила, как доехала до клиники. Несмотря на озабоченность состоянием ребенка, Полина, подъезжая к больнице, не могла не вспомнить, как много лет назад она приезжала сюда с Зоей. Эпизод, изменивший всю ее жизнь. Не случись тогда этого, не было бы ничего из того, что произошло за эти пять лет. А самое главное, не было бы Ангелины, ее драгоценной дочурки. Геля порой так сильно напоминала Зою, несмотря на васильковые глаза, что Полина боялась, как бы Зоя сама не начала в один прекрасный день тот тяжелый разговор, который Полина все откладывала и откладывала на потом.

Отмахнувшись от несвоевременных мыслей, Полина взлетела по ступенькам больницы и ворвалась в кабинет Валерия Ильича. К счастью, он был на работе и к тому моменту, как Полина открыла дверь, уже заканчивал перевязку. Павлик сидел на кушетке с залитым слезами лицом и с ужасом смотрел на свою загипсованную ладошку.

— А, Полиночка, долго же ты добиралась! — пожурил Валерий Ильич.

— Да уж, была за городом, поэтому так долго, Валерий Ильич. Ну, что там у нас, не смертельно? — она все еще не могла отдышаться от волнения.

— Перелома нет, но трещинка кости есть, не скрою. У таких малышей это дело так быстро заживает, что вы и оглянуться не успеете. Сейчас закончу перевязку и покажу тебе на рентгеновском снимке, что там нет ничего страшного.

— Я думал, у тебя только дочь, а у тебя их двое, оказывается! Что-то я не помню, чтобы ты мне о сыне говорила, — сказал он, вывешивая снимок на экран с подсветкой.

— Почему Вы так решили? — удивилась Полина. — Разве Павлуша так на меня похож? — она держала Павлика на коленях и прижимала к себе, чтобы малыш побыстрее успокоился.

— А что, мальчонка не твой?

— Ну, вообще-то нет…

— Значит, племянник, причем не твой, а мужа твоего, Никиты. — со странной уверенностью и хитрецой в глазах произнес Валерий Ильич.

— Бывшего мужа, — поправила его Полина. Почему-то в ее сердце закрался неприятный холодок. — Но все же, откуда у вас такая уверенность в этом? Я не вижу никакого явного сходства!

— Нет, милая моя, сходство здесь и не требуется. У нас, врачей, есть более интересные признаки. Сейчас я тебе кое-что покажу.

Он еще раз вышел в смежную комнату и вынес оттуда еще один рентгеновский снимок, разместив его рядом со снимком Павлушиной ручки.

— Я уже много лет материал для докторской собираю, связанный со строением суставов. И я не устаю поражаться матушке природе, как она играет с генами! Иногда определенная особенность в строении суставов проявляется в каждом поколении, безошибочно указывая на родство. И генетический анализ не нужен!

Полина слушала с непроницаемым лицом, не перебивая. Но ей вдруг показалось, что потолок кабинета вот-вот обрушиться на нее.

— Вот и в данном случае — мальчик вроде на Никиту ничем особо не похож, а строение костей руки у них один в один! Поэтому я сразу и понял, что они родственники. Я даже решил, было, что Никита ему отец, но, видимо, это присуще многим членам его семьи.

— Что вы имеете в виду? — выдавила из себя, наконец, Полина. — Я что-то не совсем понимаю… — Она уже собралась возразить, что Никита не имеет к этому ребенку никакого отношения, но запнулась, решив не смущать опытного медика тем, что он ошибся в своих заключениях.

— Я всегда обращал внимание на необычное строение костей у людей, привычка профессиональная, знаешь ли! У меня целая коллекция снимков с такими вот «необычностями», и среди них снимок кисти Никиты, представь себе! Уже много лет храню — у меня все рассортировано по алфавиту. — у Валерия Ильича глаза заблестели от азарта. — Помнишь, у него был перелом руки? Мы тогда несколько раз снимки делали, проверяли, как срослось. Так вот, у него фаланги пальцев очень своеобразно расположены — с большим углом отгиба от основной линии. И у Павла — абсолютна та же самая картина! Вот, посмотри на экран — и тебе все станет понятно.

Полина взглянула на снимки. Строение, действительно, было абсолютно идентично, только размеры отличали их.

— Ну, как? Интересно ведь, правда? — Валерий Ильич вопросительно взглянул на Полину, с гордостью ожидая подтверждения своих слов, словно он демонстрировал мировое открытие.

— Да, да… — пробормотала Полина, не знаю, что и сказать. Она была так растеряна, что никак не могла собраться с мыслями.

— Ну, ладно, — несколько обиженно протянул Валерий Ильич, расстроившись, что такая интересная мысль осталась неоцененной. — Приходите через две недели, сделаем контрольный снимок, а потом решим, сколько еще вам, молодой человек, ходить с гипсовой повязкой, договорились? — он протянул руку Павлуше, мальчик нерешительно протянул здоровую ладошку врачу, тут же выдернув ее и уткнувшись в Полинино плечо. — Обязательно покажу этот случай на коллегии, — пробормотал врач, вновь сосредоточившись на рентгеновских снимках.

— Спасибо большое, обязательно зайдем. — Полина оставила деньги за прием и вышла из кабинета, ведя за собой Пашу. Геля, ерзавшая все это время на кресле под присмотром няни, тоже уцепилась за маму, задавая бесконечные вопросы. Но Полина словно ничего не слышала. В голове ее продолжали звучать слова хирурга. Он, конечно, мог и ошибиться, но…

— А что, Павлуша и вправду племянник вашего бывшего мужа? — озадаченно спросила Ирина Поликарповна, которая мало что поняла из рассказа врача, тем более, что Геля все время ее отвлекала.

— Да нет, просто совпадение. Эти ученые, они же все немного одержимые своими идеями, вот и мерещится им везде подтверждение их теорий. Просто не стала его расстраивать, указывая на прокол. — Полина натянуто улыбнулась. Не хватало еще, что бы няня что-то заподозрила!

По дороге домой Полина не произнесла ни слова, сославшись на головную боль. Оставив детей и няню дома, она вернулась в машину, но не сразу завела ее. Новость была просто шокирующей. Это объясняло так много и, в свою очередь, создавало еще больше вопросов. Если это ребенок Никиты, то … Полина скрупулезно восстанавливала в памяти все, что она слышала от Никиты и от Зои. Она даже вспомнила месяц, когда исчезла Зоя и сравнила время ее ухода и приблизительную дату рождения Павла. Выходило, что Павлуша родился десять-одиннадцать месяцев после исчезновения Зои из семьи Полины, но ведь Полина никогда не видела документы Паши, а значит Зоя могла наврать ей про дату его рождения, чтобы не вызвать подозрений. Если это так, то Зоя спала с Никитой еще до ухода, а потом почему-то решила исчезнуть. Если же день рождения Павла верен, то это значит, что они продолжали встречаться уже после мнимой смерти Зои. И в том и в другом случае все это было просто отвратительно. Ясно теперь, почему Зоя не хотела говорить об этом. Кому же охота признаваться в такой низости? Только непонятно, почему она обозлилась на Полину? Ведь это не Полина, а Зоя спала с чужим мужем. Поэтому и изумруд оставила, чувствовала себя виноватой. Интересно, что теперь скажет Никита? Тоже будет изображать из себя саму невинность? Прежде, чем окончательно объясниться с Зоей, Полина решила высказать все своему бывшему мужу, чтобы навсегда заткнуть ему рот. И уж она постарается припереть его к стенке, гаденыша! Руки дрожали от злости, пока она ехала к нему на работу. Он не захотел с ней встретится, но Полина пригрозила поднять скандал на весь офис и он в итоге приказал впустить ее.

— Что ты тут делаешь? — Никита угрожающе встал ей навстречу, терпение его явно было на пределе. — Что еще за истерики? Опять на разборки пришла? У меня они уже у горла стоят, слышишь? У меня своя жизнь, у тебя своя, и мне нет никакого дела до твоих проблем с сумасшедшими подружками. Я слышал, что вы опять с ней спелись, и я безумно рад, что я уже никаким боком этого не касаюсь. Ни-ка-ким.

— Никита, все намного серьезнее, чем ты думаешь. Ты должен,ты просто обязанрассказать мне о том, что же тогда произошло!!! — губы Полины дрожали от ярости и от боли. Бумеранг прошлого бил куда сильнее, чем она могла ожидать.

— Чего ты хочешь от меня Полина? Я тебе уже все рассказал! — Никита раздражался все больше и больше. Но змееныш внутри уже понял голову. Что она имеет в виду? Неужели что-нибудь узнала? Неужели Зоя посмела?

— Ты спал с ней. Не отрицай, ты с ней спал! За моей спиной!

— Ты что, спятила? Я тебе уже рассказал, как все было. Это она тебе наплела свою версию? И ты, как всегда, ей поверила?

— Нет, не спятила. Я просто устала. Устала от лжи, окружающей меня все эти годы, устала от предательства, от постоянного страха за судьбу Ангелины, и я, наконец, имею полное право знать правду.

— Какую правду? Я чувствую себя полным идиотом, Полина, потому что как всегда не имею ни малейшего преставления — с чего у тебя очередная истерика.

Полина глубоко вздохнула, словно набираясь смелости. Она по-прежнему иногда ощущала себя птичкой перед змеей в присутствии бывшего мужа. Но это быстро прошло. Взгляд ее стал колючим и жестким.

— У Зои есть ребенок, сын. Ему четыре года, на год младше Гели.

— И? — Никита держался совершенно невозмутимо, но двигающиеся желваки выдали напряжение.

— Хочешь сказать, что не понимаешь, к чему я все это говорю? — Полина распалялась все больше и больше. — Ну что же, слушай. Я была недавно у нашего хирурга — Валерия Ильича, он лечил и тебя. Сын Зои сломал руку и пришлось делать снимок его руки. И знаешь что? Врач сказал, что у Павла, Зоиного ребенка, строение рук в точности повторяет строение твоих. Что это некая особенность, которая передается по наследству. Он даже сохранил снимок твоей руки, настолько это необычно. И вот представился случай сравнить, — усмехнулась Полина. — И после этого ты будешь стоять на своем?

* * *

Никита похолодел. Этого он никак не мог ожидать. Все эти годы он был уверен, что прошлое останется прошлым, что оно никогда не потревожит его настоящее. Он приложил для этого столько усилий. Замел все следы. Прошло столько времени, и вот оно — всплыло. Тогда, пять лет назад, он еще беспокоился, что Зоя расскажет кому-нибудь, но чем больше проходило времени, тем реже он вспоминал о ней. В конце концов, она знала, чем это грозит ей, и это должно было держать ее рот закрытым долгое время. Он сделал все, чтобы для других она умерла. Но такого поворота событий он точно не ожидал. Он даже не знал, что она забеременела. Он ничего не знал об этом. И кто бы мог подумать, что эта сучка решиться родить ребенка, зачатого при таких обстоятельствах! Но еще неизвестно, его ли это ребенок. Это может быть просто шантаж .Она не докажет, она ничего не сможет доказать!

— Ну и что? Что ты этим хочешь сказать? — он сделал вид, что ничего не понял из слов Полины.

— Не притворяйся глупее, чем ты есть на самом деле. Я могу поверить, что ты не знал, что Зоя забеременеет, но ты не можешь утверждать, что между вами ничего не было. Она не Дева Мария. Мне просто интересно, как долго между вами длилась эта связь за моей спиной? И почему она решила сбежать, а не осталась в доме, ведь, забеременев, она имела все шансы занять мое место, или я не права? И зачем была вся история с ее смертью — чтобы я никогда не узнала о твоей низости? Если раньше я думала, что ты просто толстокожая сволочь, то теперь я вижу, что это слишком мягко сказано. Ты подонок, причем самой высокой пробы.

— Боже, что за бред сумасшедшего! Ты что, хочешь сказать, что ее сын — это мой ребенок?

— У него твои суставы! Это наследственность, ты понимаешь? Как я могла поверить тогда всей той чуши, которую ты нес. Но я же не хотела ничего видеть, плохое всегда видится вы последнюю очередь, — с горечью проговорила Полина. Нестерпимо хотелось плакать. И прежде всего от бессилия и от неопределенности — что же они теперь будут делать? Как со всем этим жить?

— Это еще ничего не доказывает! — защищался Никита. — Мало ли что там у него с суставами! Может, его папаша тоже имел такие, откуда я знаю. Ты не можешь утверждать такие вещи вот так вот запросто.

— Не могу. — она с ненавистью посмотрела на него. — Но зато я могу настоять на ДНК анализе и тогда уж тебе не отвертеться, папаша. Получается, ты бросил не одного, а двоих детей. Обрюхатил любовницу — и был таков. А про меня так я вообще молчу, потому что до сих пор не понимаю, что произошло.

Никита замолчал. Полина почувствовала, что попала в цель. Теперь уже не оставалось ни единого сомнения.

— Как ты мог? Как ты мог так предать меня? Ведь я же тогда была беременна. Как ты мог так предать Ангелину? И еще ты посмел невзлюбить Гелю из-за того, что Зоя ее донор? И это после того, что ты спал с ней? Значит, спать с ней ты не брезговал, а вот ее гены в твоем ребенке ты не мог никак перенести? Или она напоминала тебе лишний раз о том, какая ты свинья? Ты подонок, Никита. И это, видимо, уже не исправишь.

— Я не собираюсь оправдываться и что-то доказывать. Я не признаю, что это мой ребенок — у тебя нет доказательств. И если твоя подружка хочет от меня что-то вытянуть, то ничего у нее не получится. .

— Господи, как ты еще не понял, никому ничего от тебя не нужно. Она уже столько лет растит его без тебя, неужели ты считаешь, что она вдруг вспомнит о тебе сейчас?

— Тогда что ты хочешь от меня, Полина?

— Ничего. Я просто не знаю, как мне пережить мою ненависть к тебе.

— Это твои проблемы. Меня они не касаются, как и прежде. Так же, как меня по-прежнему не касаются проблемы твоей дочери, твоих друзей и их детей. Попытаешься создать мне неприятности в связи с этим — я, уж не сомневайся, в долгу не останусь. И может закончиться тем, что ты все потеряешь.

— Что — все? — усмехнулась Полина. Интересно, каких проблем он боится, если она не собирается ничего у него просить? Что-то здесь нечисто. Отцовство — не единственное, что его испугало. — И чего ты так боишься? Может мне у Зои попытаться разузнать все поподробнее, раз уж от тебя невозможно ничего добиться?

— Все — значит все. Включая Гелю. — Лицо Никиты перекосилось от злости. Теперь он уже не мог скрыть, что был явно не в себе. Она видела его таким лишь в минуты очень сильной ярости. Но в данный момент она не понимала, что с ним происходит. Она ожидала какой угодно реакции — удивления, чувства вины, испуга, всего, чего угодно, но только не такой откровенной ярости. Похоже, что она вообще ничего не понимала.

— Гелю ты уже отобрать никак не сможешь, — спокойно возразила Полина. — Она по всем документам после развода принадлежит только мне. А насчет остального — не волнуйся, я уже не боюсь остаться на мели.

— Отобрать не смогу. Но смогу рассказать ей, кто ее настоящая мать. И Зое могу рассказать, как ты использовала ее, обманула, и растишь теперь ее дочь. Ведь они сейчас довольно часто видятся, не так ли? Может, захотят воссоединиться, кто их знает? — Никита пристально посмотрел Полине в глаза, чтобы быть уверенным, что она правильно его понимает

— Ты не посмеешь этого сделать. — Полина побледнела. Боже, а ведь он прав. А вдруг у него есть реальный шанс выполнить свою угрозу? Полине поплохело. — Ты отказался от нее, тебе было всегда наплевать на нашу девочку. Зачем тебе портить ей жизнь сейчас?

— Ты права, мне это все не нужно. Я тебе говорю об этом на тот случай, если ты хоть каким-нибудь образом попытаешься использовать историю с Зоей против меня в будущем.

— Мерзавец, — процедила Полина сквозь слезы и выбежала из его офиса.

* * *

Никита стукнул кулаком по столу. Черт! Как это все некстати! Совершившие зло ненавидят людей, перед которыми виноваты. Потому что они являются постоянным напоминанием их вины, живым свидетельством той темной стороны, о которой они так не любят вспоминать. Никита ненавидел Зою, потому что она напоминала ему о самом отвратительном, что в нем было. Любое напоминания о Зое вызывало в нем ненависть. Даже Ангелина. А ведь Зоя сама была виновата, что всполошила в Никите его ярость. Не вела бы она себя так вызывающе неприступно, он бы и не обратил внимания. К тому времени он уже справился со своими приступами ярости, по крайней мере, с Полиной он достаточно долго держался приличным мужем, пока не появилась эта идиотка. Полина не шла наперекор Никите и тем самым никогда не провоцировала особо его нажитую с юности ненависть к женскому сопротивлению. А Зое это удалось сделать. Да еще то, что она оказалась свидетельницей его другой жизни. Он до конца верил, что она прикидывается простодушной девицей, что на самом деле вынашивает план шантажа, хочет унизить его, заставить просить о молчании, заставить просить её. Одна мысль о том, что она видит его, Никиту, в роли просящего, зависимого, сводила его с ума. Он даже не понимал, насколько сумасшедшими кажутся его мысли, настолько ненависть его к Зое приобрела невероятные болезненные размеры. Казалось, все комплексы, нажитые с детства, нашли выход в этой ненависти. Мысленно он приписывал ей все то, что ненавидел в женщинах, все то, что заставляло его умело скрываемую истинную натуру поднимать голову и проситься на свет божий.

Она сама во всем виновата, твердил он себе все эти годы. Исподволь, капля за каплей, она терзала его болезненное самолюбие, пока не попалась под горячую руку. Он, конечно, тогда совершенно потерял контроль и самообладание, но что сделано, то сделано. Это было сильнее его. Требовался лишь повод.

И какой же надо было быть Полине дурой, чтобы родить дочь от этой мерзавки. Ее обман тогда совершенно выбил его из колеи. И хоть он старался довольно долго сохранять приличное лицо ради своего же имиджа, но в итоге он не выдержал. Ради того же имиджа постарался завести поскорее другую семью.

Он постарался вычеркнуть из своей жизни произошедшее, чтобы забыть, забыть навсегда. Но, видимо, не все так просто в жизни. Но ничего, Никите было не привыкать бороться с демонами в своей жизни. А демонами являлись все, кто мешал ему на его пути.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Странный был у меня день. Интересно, как одна-единственная случайность может иметь такое значение. Я собралась переехать на квартиру к Стефану и перебирала свои вещи. Жить отдельно становилось опасно. Из-за Павлуши. Этот мерзавец реально испугал меня. Я не думаю, что он в состоянии навредить Павлику, но все равно в душе вновь поселился страх. Я поговорила с юристом, она сказал, что шансы посадить его ничтожны, так как нет свидетелей. Но я решила не сдаваться. Я все равно задумала уничтожить его, пусть не через суд, так другими путями. Пока же для большей безопасности я решила перевезти ребенка в хорошо охраняемый дом Стефана. Кто бы знал, что это событие повлечет за собой другое, такое неожиданно и важное.

В этот день мерзостные события прошлого вновь захлестнули меня с головой. Перебирая вещи, я нашла свой старенький диктофон, которым пользовалась в те времена, когда учила английский у Полины дома, и там лежала кассета. Та самая, которая была в диктофоне в тот страшный день, ведь с тех пор я диктофон не трогала. Не знаю, что меня остановило от того, чтобы просто выбросить ее в мусорное ведро, но я почему-то решила прослушать, что на ней записано. Услышала свой голос, каким он был почти пять лет назад. И еще — на ней оказалась записана вся моя трагедия, весь кошмар и ужас сотворенного этой сволочью. Я тогда НЕ ВЫКЛЮЧИЛА диктофон.

Я не могла поверить в такое совпадение. У меня на руках теперь находилось то, чего мне не хватало — неопровержимое доказательство его преступления! Страшным был тот день. День, перевернувший всю мою жизнь. Я столько времени молчала, держала в себе эту боль, запихнув ее поглубже, заткнув все дыры, чтобы ни одно малейшее воспоминание не нарушило моих воспоминаний, утихомирить которые стоило мне огромных трудов. Но так не может продолжаться до бесконечности. Чтобы победить монстров внутри нас, мы вынуждены столкнуться с ними лицом к лицу, признать их, проанализировать их. Я ДОЛЖНА написать о том, что произошло со мной, мне надо высказаться хотя бы на бумаге — выплеснуть застоявшийся гной, пока он не прорвался сам.

В тот день он меня изнасиловал. Собственно, поначалу он хотел меня, видимо, просто избить, но не справился со своей яростью. Я до сих не понимаю, почему он это сделал. Он никогда не нравился мне, он всегда относился ко мне с видимой неприязнью, но никогда, никогда я не допускала мысль, что он настолько ненавидит меня. Никогда он не давал повода заподозрить, что за дьявол сидит в нем. Многие изменяют своим женам и гадят сотрудникам на работе, но ведь это не означает, что они способны на подобную низость. Если бы я хоть на секунду могла допустить мысль, что он способен на такое, я бы ни за что не осталась с ним в доме без Полины. И все-таки он сделал это… Мне страшно даже выводить это слово на бумаге. Я помню каждую деталь — как он зашел в мою комнату, прервав мои занятия, и стал, как всегда, оскорблять меня, намекать на какой-то шантаж с моей стороны, как потом… Мне не хочется описывать, как это было противно, больно и как это вообще все ужасно и грязно, это просто произошло и все. Я сопротивлялась, я даже умудрилась полоснуть его ножом по руке. Откуда взялся нож — черт его знает. Наверное, чистила яблоко, да так и забыла на столе. Жалко, что не убила. Было много крови, которая довела его до яростного, животного исступления, были мои крики, которые никто не услышал. Потом были угрозы с его стороны, что если я скажу кому-нибудь, он меня найдет и убьет, и не только меня, но и моих родных. Я ему поверила. Тогда я верила больше таким мерзавцам, чем милиции, которая, по моему мнению, за деньги могла закрыть глаза на все, что угодно. То, что Никита с его деньгами из меня же и виноватую сделает, если я заявлю, казалось для меня совершенно очевидным. Он дал мне время до вечера на то, чтобы собрать свои вещи и исчезнуть. Исчезнуть навсегда из его поля зрения.

Когда он ушел, моей первой мыслью было то, что, исчезнув вот так, я предам Полину. Но я не хотела разрушать их брак своей историей, ведь она вскоре должна была родить ребенка. И я решила все же исчезнуть из ее жизни. Я не могла больше видеть эту надругавшуюся надо мной сволочь, и я не была в силах что-либо изменить в жизни Полины.

Потом я подумала о том, что надо сходить к врачу. Было невыносимо больно и нужен был совет, что делать в такой ситуации. Единственный врач, которого я знала из этой области, была та врач из клиники, где Полина забеременела. Я нашла ее телефон в записной книжке и позвонила. Трубку взяла не сама врач а медсестра, видимо, новенькая. Я назвалась Полиным именем и сказала, что мне необходимо срочно придти на прием. Медсестра порылась в бумажках и сказала, что врача пока нет, а потом…Я до сих пор помню дословно наш разговор. Она спросила меня, что делать с замороженными эмбрионами. Я ничего не поняла и переспросила, о каких эмбрионах идет речь.

— Ну, те, которые зачаты от вашей знакомой, ведь вам подсадили одного, а два тогда заморозили, , так они уже не нужны или держать пока? — сказала она совершенно равнодушным тоном, словно речь шла о вырванном зубе.

— От Зои Солодцевой? — спросила я сдавленно, хотя уже знала, что это именно так и есть. Даже помню, как зубы стучали, словно от пронизывающего холода.

— Сейчас проверю фамилию… Ну да, а других у нас и нет в вашем файле.

* * *

Я швырнула трубку. Я не нашлась, что ответить. Меня трясло. Почему именно на меня должно сваливаться все самое плохое? Что такого я сделала в жизни, чтобы заслужить к себе такое отношение? Полина ничего мне не сказала про то, что там еще остались эмбрионы. Не просто эмбрионы, а мои эмбрионы, за которых кто-нибудь другой решал, жить им или нет! Как она могла оставить их там, не сказав мне? Ведь я имела полное право знать об этом. Неужели я значила в этой жизни не более, чем пустое место, мусор, с которым никто не считается? В тот момент я поняла, что Полине плевать на меня и так было всегда. Меня больше ничего не связывало с этим домом. Но мне нужно было все-таки сходить к врачу на проверку, а потом уже убраться из этого дома навсегда.

Я поехала в ту клинику и нашла Людмилу Алексеевну. Она меня сразу же узнала — в этом можно было не сомневаться по тому, как она побледнела при виде меня. Я завела ее в кабинет и приперла к стенке тем, что все знаю об эмбрионах. Она не поняла, что я имела в виду, и начала оправдываться, что Полина поставила ее в безвыходное положение, что боялась, что я буду качать права по поводу ее ребенка и все в этом духе. Так как я в шоке молчала, она так и не поняла, что только что она мне выложила всю ту правду, о которой я даже и не подозревала к тому моменту. О том, что Полинин ребенок был все же от меня. О том, что она меня просто обманула, предала, использовала, как бездушную глупышку. О том, что она носит МОЕГО ребенка и скрыла это. Ну что же, раз так, то и я буду играть по их правилам, решила я в тот момент. Как вы ко мне — так и я к вам. Я сделала вид, что не придаю этому значения и просто попросила ее обследовать меня. После осмотра я приехала за сумкой, складывая по кусочкам в голове всю картину, представляя себе, как когда-нибудь я буду в состоянии постоять за себя. Когда-нибудь.

Я забрала свои вещи и отправилась на вокзал. Правда, перед тем как уйти, я решила оставить свое кольцо с изумрудом своему ребенку, тому, который жил в чужой утробе. Я не знала, что со мной произойдет в будущем и на случай, если я вдруг никогда не увижу этого малыша, мое кольцо, предназначенное переходить по наследству, должно достаться этому ребенку. Моему ребенку. Он должен знать, что я люблю его. Эта была самая малость, которую я могла для него тогда сделать…

Вот так оно все и было. И кто бы знал, что я найду сегодня эту злосчастную кассету, которая заставит меня заново пережить все это. Но почему-то мне стало легче после этого. Словно избавилась от застарелой боли, сжигающей меня изнутри все это время. И теперь у меня есть все, чтобы заплатить по счетам. Это не займет много времени.

* * *

Глава 23

Можно встретить свой страх с открытым забралом, а можно зарыться головой в песок

К своим загородным клиентам после разговора с Никитой Полина уже не поехала. Она была просто не в состоянии продолжать переговоры. Позвонила и предупредила Инну, чтобы не ждали и закруглялись без нее. Потом поехала домой. Голова гудела от пережитого стресса, словно в ней играл целый духовой оркестр. Мир, ее личный мир, в котором она жила, рушился на глазах. Годы, прожитые с Никитой, дружба с Зоей, все это оказалось такой фальшью, сплошным обманом и предательством. Никому нельзя верить в этой жизни, даже если очень хочется. Использовать Зою донором для Гели было, конечно, абсолютной глупостью. Но кто же знал, что она за человек? Ведь Полине она тогда так нравилась своей женственность, мягкой красотой, достоинством, переполнявшим ее… И что же — все это оказалось наносным притворством. Открытие того, что Никита изменял ей с Зоей, породило еще больше вопросов. История со смертью Зои была, ясное дело, жалким прикрытием их связи. Но почему все-таки Зоя сбежала? Ждала, когда Никита избавится от Полины? Но ведь Никита в итоге ушел к совсем другой женщине. Почему Никита не знал о ребенке? И почему это вызвало в нем такую ярость? Чего он боится? И почему Зоя пыталась навредить Полине, хотя уж Полина-то ни в чем не была виновата в этой ситуации?

Полина не могла остановить жгучие слезы, застилавшие ей глаза. Ей хотелось немедленно увидеть Зою и высказать ей все, что она о ней думала. Что бы там ни было, она не имела права так предавать Полину. Конечно, она не хочет теперь говорить о прошлом, кто же захочет о таком вспоминать? Да и что она могла сказать — извини, Поля, я переспала с твоим мужем и решила, что жить в вашем доме мне уже не совсем удобно? Или что надо было скрыть беременность? Полина теперь и сама ей может все это сказать. И уж она скажет!

Полина подъехала к дому и поднялась на лифте. В голове вертелись гневные фразы обличения, вопросы, требование исчезнуть из их с Гелиной жизни. Однако, пока она доехала, все это померкло перед чувством страха. Страхом, что побудит Зою встретиться с Никитой, что бы шантажировать его этим или по другой причине, мало ли. И если Никита выполнит свое обещание и расскажет про Ангелину, то тогда…. Полина даже не могла представить себе, что может случиться. Если Зоя такая сволочь, то она вполне сможет разрушить их с Гелей жизнь. Если не сейчас, то позже. Кто знает? А если Полина не станет устраивать высняловки, то, возможно, Никита пока будет молчать. До той поры, пока Полина не придумает, как можно решить эту проблему. Но как же она сможет общаться с Зоей спокойно после всего этого?

Полина устало села на ступеньки лестничной площадки около своей двери. Надо набраться сил, чтобы спокойно взглянуть всем в глаза и сделать вид, что ничего не произошло. Зазвонил мобильный телефон, но она не ответила. Через некоторое время дверь ее квартиры отворилась и на пороге показалась Зоя.

— Полина? Что с тобой? Ты почему сидишь здесь под дверью? Тебе нехорошо? — Зоя озабоченно оглядывала ее.

— Нет, нет, просто что-то голова закружилась. — Полина поднялась и вошла домой.

— А я слышу — телефон звонит под дверью, но никто не заходит, решила посмотреть. С тобой точно все в порядке?

— Да, да, все в порядке. Тебя няня нашла?

— Нет, я сама позвонила, я вещи перевозила к Стефану, мы теперь у него будем жить. Я, наверное, и не слышала звонка в общей суматохе. Потом стала звонить к вам домой — никто не отвечал. Я забеспокоилась, приехала, а вы, оказывается, уже успели у врача побывать.

— Да, маленькое недоразумение. Врач сказал — трещинка небольшая, быстро зарастет. — Полина изо всех сил пыталась звучать спокойно. Но внутренне она была так напряжена, что даже не спросила, зачем вдруг Зое переезжать к Стефану.

— Спасибо тебе, что все организовала. Я очень благодарна. С этими детишками столько хлопот! — Зоя с нежностью посмотрела на сына, который важно сидел на диване, чувствуя себя героем дня. Геля в это время лопала чипсы, пользуясь тем, что расстроенная няня готова была позволить все, лишь бы детки не плакали.

Полина прошла в комнату и взяла Гелю к себе на колени. Эта девочка — самое ценное, что есть в ее жизни, и она не будет ради своих амбиций и выяснения отношений рисковать ее спокойствием. Ни за что не будет. Она посмотрела на Павлика. Значит, это сын Никиты. А ведь и вправду похож, поэтому они похожи и с Гелей, ведь гены практически одни и те же. Брат с сестрой, усмехнулась она про себя, целуя Гелю в макушку.

Зоя внимательно смотрела на мать и дочь и что-то неуловимое мелькнуло в ее глазах. Она тряхнула головой, словно отгоняя назойливые мысли.

— Как прошли переговоры? — Зоя не могла понять, что же так расстроило Полину. На ней явно не было лица и что-то за этим крылось. Что-то, что потрясло ее до глубины души. Полина вроде бы держалась нормально до настоящего момента. Но сегодня явно что-то произошло.

— Все нормально, я недавно с Инной разговаривала, вроде все обговорили и цены клиентов устраивают. Так что с завтрашнего дня можно начинать подготовку. Ты вечерком, может, тоже глянешь, до чего они там договорились, чтобы, если что, сразу внести изменения.

— Хорошо. — Зоя думала о том, что если проблемы Полины не связаны с работой, то что тогда? Может, Никита запугал и ее чем-нибудь, чтобы не копалась в прошлом? — Прошло головокружение?

— Да, все прошло. Уже все нормально, просто слабость. Может, заболела. Наверное, пойду, полежу.

— Правильно, отдохни. А мне еще надо в свой ресторан заехать. Я Павлика заберу, отвезу домой, там за ним бабушка присмотрит. Спасибо еще раз, что позаботилась о нем!

— Не за что, — Полина сделала рукой неопределенный жест. — Звони.

Когда они ушли, она попросила Ирину Поликарповну заварить ромашковый чай и приняла таблетку от головной боли. Надо подумать, очень хорошо подумать, что же ей делать. Долго она так не выдержит. Как можно улыбаться друг другу, ненавидя при этом всем сердцем? Как может Зоя так искусно играть, если знает, что произошло?

— Геля, идем, поваляемся на диване!

Девочка с готовностью подошла и свернулась рядом калачиком.

— Мама, у тебя головка болит?

— Да, милая, что-то разболелась. Но скоро пройдет. Ты меня любишь?

— Да, мамочка, люблю. Больше всех на свете! — она принялась гладить ее по волосам. — Уйди, уйди, больнюка, с маминой головки. — напевала она, словно заговор и ее ласковые пальчики на самом деле утихомирили боль.

Полина уснула под ее мурлыкание. Во сне все вздрагивала, ей снилось, что Зоя забрала у нее Гелю, злобно улыбаясь и приговаривая: « Что, не отдала мне своего мужа, и ребенка моего решила присвоить? Не выйдет у тебя ничего! Все у тебя заберу, все!». А Полина все кричала, что готова отдать все, только чтобы Гелю не трогали.

Когда она проснулась, за окном было уже совсем темно. Пошатываясь, она вышла на кухню. Там сидела ее мама и поила Гелю горячим шоколадом.

— О! Проснулась, наконец. Я уже испугалась, что ты совсем разболелась.

— Привет, мам. Ты когда пришла?

— Час назад. Ты спала, я няню отпустила, мы с Гелей поужинали, теперь вот шоколад пьем. — Геля, размазывая шоколадные «усики» вокруг рта, усиленно закивала головой, поддакивая бабушке.

— Спасибо, мам. Извини, я тебе уже пару дней не звоню, замоталась совсем. Как вы там с отцом? — Полина включила чайник. Если она не выпьет сейчас кофе, то совсем расквасится.

— Все нормально. Соскучилась вот по внучке, решила навестить. Ты давно ее не привозила. — мама посмотрела на дочь с тревогой во взгляде. В последнее время Полина постоянно находилась под стрессом. То неприятности на работе, но еще какая-нибудь ерунда. Она сильно сбавила в весе и под глазами постоянно были синие круги. У них с дочерью были хорошие отношения, но, так уж повелось еще со школьных лет, что в их семье не приветствовалось перекладывать решение своих проблем на чужие плечи, и Полина редко делилась с родителя своими тревогами. Но видеть, как родная дочь буквально тает на глазах, мать не могла, и все собиралась поговорить с ней по душам. — Заварить тебе чаю?

— Нет, мам, спасибо, я лучше кофейку выпью.

— На ночь глядя?

— Угу. Что-то совсем сил нет. Устала. Надо мне подумать об отдыхе. Уж сколько лет нормально в отпуск не ездила. Хорошо хоть в прошлом году вас с Гелей отправила на море отдохнуть. Но мне и самой нужна передышка. К черту эту работу, все равно все на свете не успеешь.

— Вот тут я с тобой совершенно согласна. Ты неважно выглядишь, дочка.

— Уррра! Мы с мамой поедем на самолете! — радостно завопила Геля. — А куда мы поедем?

— Да еще никуда не едем, как ты все быстро схватываешь! — слабо улыбнулась Полина. — Если поедем, ты узнаешь первая, обещаю тебе.

— Не хочешь рассказать, что тебя так беспокоит? — мягко спросила мама.

Полина пожала плечами. Рассказать, на самом деле, очень хотелось. Но она еще не определилась со своей собственной позицией. Тогда, когда родилась Ангелина, Полина не сказала родителям, какона была зачата. Решила, что раз уж тайна — то тайна от всех. Она горько сожалела, что рассказала об этом Никите, и после этого твердо решила больше никому не рассказывать. А вдруг ее родители тоже поменяют свое отношение к ребенку? Хотя, вероятность этого была практически нулевая, но, как говорится, у страха глаза велики. Может, сейчас наступил как раз тот момент, когда она была готова поделится с мамой своим секретом, но она все еще сомневалась.

— Ты знаешь, мама, все так запутано. Я сделал одну ошибку, давно, но до сих пор в какой-то степени расплачиваюсь за нее. Хотя, может я и не права, и вижу все в черном свете. Мне надо еще немного подумать над всем. Но я тебе обещаю — скоро я тебе все расскажу.

— Это связано с… — мама запнулась, так как поняла по взгляду Полина, что та не хочет продолжать этот разговор при Ангелине.

— У этой истории глубокие корни. Но, судя по всему, пришло время их выкорчевывать или придумать что-то еще. Мне и вправду тяжело и все, о чем я могу тебя попросить, это не спрашивать меня ни о чем, пока я сама не буду готова рассказать.

Мама лишь молча кивнула, теряясь в догадках, что же это за ошибка, которую совершила ей дочь. Связано ли это с Никитой или еще с кем-нибудь? При чем тут появление Зои? Она всегда считала, что в истории с домработницей Полины не все чисто. Интуиция умудренной жизнью женщины подсказывала ей, что не так просто, как ее зять пытался всем представить. Но тогда она не хотела огорчать беременную Полину, а позже прибавились и более крупные неприятности, так что было уже не до Зои. И только когда выяснилось, что Зоя-то, оказывается, жива, тогда Светлана Николаевна вновь подумала, что ее сомнения по поводу этой истории были не напрасны.

В это вечер они больше не возвращались к этой теме. Ангелина заставила бабушку прочитать ей чуть ли не все книги из ее коллекции, а Полина провалялась на диване, улыбаясь ее проказам, но мыслями витая где-то совсем в другом месте.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Я должна быть откровенной хотя бы с самой собой. Во мне произошел странный и болезненный перелом, что-то хрустнуло и надломилось в моей непоколебимой ранее ненависти. Я думаю, причина этому — любовь. Я успела полюбить Ангелину всей душой, но я не могу сравнить свое чувство к ней с моей любовью к Павлуше. Это совсем не одно и тоже. Я поняла, что материнская любовь не возникает только лишь из-за биологической связи. Она может зародиться из этого, но если не будет подкреплена постоянным общением с ребенком, слиянием с его жизнью, его проблемами и радостями, его ответной любовью, то никогда эта материнская любовь не дозреет. И ответная любовь детей тоже. Я никогда не смогу соперничать с Полиной в качестве матери, даже если заберу ребенка к себе. Ангелина обожает ее. То, что их связывает — это много-много больше, чем биологические узы. Это любовь, взаимная любовь, на которой держится их мир. Утрата этого мира, в котором они с мамой существуют неразрывно, для Ангелины будет настоящей трагедией. Я люблю свою дочь, но я ни за что не хотела бы быть причиной трагедии ее жизни. Никакие мои амбиции не стоят этого, никакие мои гены и обиды не могут оправдать это. Я не в праве разрушать жизнь этой малышки. Не вправе!!!!!!!!!

Я так же не вправе разрушать жизнь Полины. Она заслужила свое счастье, она выстрадала его. Видя, в каком постоянном страхе она живет, мне стало ее жаль. Возможно, я не все поняла тогда, когда узнала об ее обмане. Возможно, она просто хотела избежать этого самого страха, который в итоге не отпускает ее из своих когтей, разрывая ей сердце. Я прожила все эти годы с ненавистью в душе, а она прожила все эти годы в страхе. В страхе, что в один прекрасный день ее дочь узнает правду и отвернется от нее. Ненормальная! Неужели она не видит, как Геля обожает ее, ловит каждый ее взгляд, каждое ее слово. Разве может что-нибудь разрушить эту любовь? Я уже не уверена, что хочу довести свой план до конца. Я думаю, что я и так уже доказала многое если не Полине, то самой себе. На Никиту я начала оформлять дело, он заслуживает полного наказания, а Полина… Она и так настрадалась, пусть живет с миром. Мне надо серьезно подумать об этом.

* * *

Когда на следующий день Полина вышла на работу, у них как раз было запланировано собрание сотрудников, где намечалось обсудить предстоящий заказ и другие вопросы. Все были на месте, Полина поручила Инне и Елизавете провести собрание, лишь изредка внося добавления к тому, что они докладывали. Зоя тоже внесла пару предложений, но мысли ее были поглощены поведением Полины. Она никак не могла понять перемену ее настроения. После собрания Зоя предложила ее выпить чаю у нее в кабинете.

— А еще лучше — давай пойдем ко мне в ресторанчик, у нас можно чудесно позавтракать блинчиками с творогом и джемом! — Зоя была сама приветливость, словно позабыв, что всегда избегала слишком активных контактов с Полиной.

Полина хотела поначалу отказаться, так как ей было тяжело даже находится в одной комнате с Зоей, но потом решила, что, пожалуй, можно и позавтракать. Все равно надо было сообщить Зое о решении, которая она приняла. Когда они приехали в ресторан, где Полина уже успела побывать, она в очередной раз удивилась тому, как хорошо относится к Зое персонал ресторана. Было видно, что хоть все и боялись шефа, но при всем при этом искренне ее уважали. Достичь такого баланса было заветной мечтой многих руководителей, но удавалось далеко не всем.

Они сели за столик и уже через десять минут на столе дымился кофе и красовались свежевыпеченные блины. Зоя все пыталась развеселить Полину, рассказывая всякие смешные истории из ее жизни, как она начинала в этом ресторане, какие казусы случались. Полина вяло улыбалась, пытаясь делать вид, что ей это интересно.

— У тебя что-то стряслось? — Зоя, наконец, бросила свои попытки разрядить обстановку, видя, что Полина практически не слушает ее.

— И да и нет. Я решила продать «Гурман PR».

— Что? — Зоя изумленно посмотрела на Полину, сомневаясь, правильно ли ее поняла.

— Если ты хочешь — продам тебе. Продам вместе с офисом, оборудованной мобильной кухней, именем, имиджем, все, как есть сейчас. Назови цену, если ты заинтересована. Если нет — то я буду искать другие варианты.

— А почему? Почему ты вдруг так решила? — Зоя явно не ожидала такого поворота событий.

— Разные причины. Хочу начать все сначала. Прошла один этап, решила начать другой.

— Но ведь в это агентство вложена твоя душа, столько твоего времени, зачем тебе начинать все заново? На крайний случай, можно начать другое дело параллельно, как я это делаю я.

Полина усмехнулась. Ей было странно слушать, как Зоя, предавшая ее Зоя, пытается уговорить ее остаться в деле, фактически, уговаривала ее остаться рядом с ней. Зачем? Полина не видала в этом никакого смысла.

— Нет, Зоя. Я хочу начать все заново. И, возможно, даже в другом месте.

— Как это в другом месте? Не в Москве?

— Я еще не решила, — уклонилась от прямого ответа Полина. Еще не время сообщать Зое, подумала она.

— Странное решение. — пробормотала Зоя. — Ты это окончательно решила?

— Да.

— Ну что же… Я подумаю над твоим предложением. Может, ты сама предложишь цену?

— Давай обе подумаем, а потом еще раз обсудим. Может, часть согласится выкупить Инна, я еще с ней не обсуждала, но вряд ли, они только недавно купили дом за городом.

* * *

После завтрака они вернулись в офис, Полина позвонила Сергею и попросила его подъехать к ней в офис.

— Мне надо с тобой кое-что обговорить. Нечто очень важное.

— Может, тогда лучше не в офисе? — предложил Сергей, обеспокоенный ее тоном.

— Да, пожалуй, ты прав, — Полина подумала о том, что в офисе всегда снуют туда-сюда люди, отвлекают телефонные звонки и так далее. — Можно я подъеду к тебе домой?

— Конечно. Только я сейчас на встрече и освобожусь где-то через часик. Подождешь? Ключи у тебя есть.

— Хорошо. — Полина облегченно вздохнула. Приняв решение, осталось только сообщить о нем всем и все — она освободит себя от проблем надолго. По крайней мере, это то, на что она так надеялась. Она попросила секретаря пригласить Инну.

— Полина, ты меня звала? — Инна просунула голову в дверь.

— Заходи, Инна, поговорить надо. Закрой дверь поплотнее, лишние уши нам не нужны.

— Что-то случилось?

— Я решила продать агентство, если найдутся желающие его купить. Если нет — просто закрою и всех распущу. Я уже предложила выкупить его Зое, она еще думает. Извини, тебе я не предложила первой, потому что знаю, что вы с Олегом недавно купили дом. Да сядь ты!

Инна как стояла около стула, когда начала слушать Полину, так и осталась стоять. Новость была шокирующей, ничего не скажешь.

— Ты в своем уме, Полина? Это все из-за Зои, да? Не хочешь с ней работать? — Инна искренне расстроилась. Все шло так хорошо, особенно после того, как они объединились с Зоей, и вот опять — бомба.

— Нет, не из-за Зои. Просто хочу начать все сначала.

— Тогда возьми меня с собой в новый бизнес. Ты же знаешь — я человек надежный. — Инна чуть не плакала. Она не представляла себе «Гурман PR» без Полины. Это будет уже совсем другое агентство, и она не была уверена, что захочет там оставаться.

— Не дури, Инна. У тебя дети, семья, тебе нужен стабильный доход. Новое дело — это всегда риск. Если у меня получится, то я тебя позову. А пока не рискуй и оставайся здесь.

— Да если ты уйдешь, меня отсюда быстрехонько выживут! Устинова так и ждет этого момента!

— Ну, это уже тебе надо постараться доказать, что ты им нужна. Или же выкупай часть компании, тогда точно никто не выкинет.

— Мне надо подумать. — Инна, наконец, села. — Но все же — почему, Поля? Почему вдруг такое решение? И что ты собираешься делать? Тебе ведь тоже надо зарабатывать, Гелю растить!

— Есть причины, Инна, о которых я тебе пока не могу сказать. Узнаешь несколько позже, не обижайся. Здесь не только мои интересы затронуты, поэтому не могу рассказать. Если хочешь, я поговорю с Сергеем, чтобы помог тебе кредит взять на выкуп части компании.

— Я посоветуюсь с Олегом. Посмотрим, что он скажет. Я так растеряна, что ничего не соображаю сейчас. — Инна нервно теребила пуговицы на блузке. — Может, есть другой выход, кроме этого?

— Нет, пока нет. Возможно, позже, все станет на свои места, но не сейчас. Попрошу тебя пока никому не говорить об этом разговоре, хорошо? Когда судьба агентства определится более точно, тогда и сообщим остальным.

— Знаешь, мне Дороти недавно звонила, говорит, что не может до тебя дозвонится. Она вроде бы уезжать собралась.

— Серьезно? Наша Дороти? А я уж думала, они здесь навсегда поселились!

— Я тоже так думала, но они решили, что пора отдохнуть. Ее муж выходит на пенсию и они собираются поехать в кругосветное путешествие, а потом вернуться в Голландию.

— Спасибо, что сказала. Обязательно позвоню ей. Она, наверное, обижается на меня, я уже давно ни заезжала к ней, ни звонила. А сейчас, извини, Иннуся, мне надо поехать на одну встречу.

— Да, конечно. — Инна встала, потирая лоб, — ты меня так озадачила, что мыслей на весь день хватит.

* * *

«Так, — думала Полина, пока ехала к Сергею, — теперь надо сообщить Сергею, потом родителям, и в течении месяца, вероятно, можно будет уже уехать». Она открыла дверь Сергея своей парой ключей. Строго соблюдая выдуманную Полиной дистанцию, они не жили вместе и даже не спали. Но он дал ей, и уже давно, запасную пару ключей от его дома и код сигнализации. Полина, впрочем, пользовалась им очень редко. Только в тех случаях, когда, как сейчас, она уславливались о встрече и она приходила раньше времени. Они были настолько близкими друзьями, что она считала его членом своей семьи. Она никогда не задумывалась, насколько она, возможно, мучает его своим дружеским отношением. Погрузившись в свои проблемы, Полина не видела, не хотела замечать, что твориться в душе такого близкого ей человека. Когда она пыталась задуматься о своем отношении к Сергею чуть глубже и откровеннее, выходило, что она, словно Алиса в Зазеркалье, живет среди выдуманных барьеров, выстроенных ею же самою. Причем барьеры эти настолько надуманные, что любой взрослый и разумный человек нашел бы силы посмеяться над ними и перешагнуть. А Полина вместо этого… Впрочем, то, о чем она собиралась поговорить с Сергеем сегодня, должно было расставить все на свои места и определить судьбу их отношений в ту или иную сторону.

В ожидании хозяина дома Полина прошлась по комнатам, разглядывая привычную обстановку. Она всегда удивлялась, с каким вкусом Сергей обставил свой дом, в нем чувствовались уют и покой, и совсем не ощущалось, что в доме живет одинокий мужчина. А может и не совсем одинокий, улыбнулась своим мыслям Полина. Кто его знает, как Сергей устраивает свою личную жизнь, ведь Полина никогда не поощряла его попытки сблизиться физически. Она налила себе Кампари и добавила апельсинового сока со льдом. Сергей застал ей за поглощением этого коктейля, когда вошел в комнату.

— Ты что это с утра уже подзаряжаешься, дорогая? — воскликнул он удивленно. — Что случилось?

У самого у него был весьма энергичный вид и приподнятое настроение. Встреча прошла хорошо, он получил желаемое. А это всегда прибавляло ему оптимизма, даже если победы были незначительными.

— Уже и выпить нельзя честной женщине просто в свое удовольствие. — отшутилась Полина.

— Да ладно тебе, честная женщина. Как будто я тебя первый день знаю. Колись, что случилось и где пожар?

— Я продаю «Гурман PR», — выдохнула Полина.

Сергей ничего не сказал, а только уселся поудобнее в кресле, приготовившись слушать.

— Ты не удивлен? — спросила Полина.

— Но ты же еще не все рассказала. Продолжи, а потом будем обсуждать.

— Кто купит — еще не знаю. Надеюсь, что Зоя заинтересуется.

— А потом?

— А потом… — Полина набрала воздуху. — А потом мы с Гелей уедем за границу. В Европу или в Штаты, я еще не решила. Уедем на продолжительное время, если не навсегда.

— Так-так. Теперь, пожалуйста, с самого начала. Потому что то, что ты рассказала — это уже конец истории. А меня интересует начало. — Сергей сложил ладони домиком у рта и хмурился, словно не хотел выпускать свои эмоции наружу.

Полина медленно допила коктейль, думая, что она просто обязано рассказать все Сергею, если хочет честных отношений. Да иначе он никогда и не поймет ее решения, не говоря уж о том, чтобы поддержать. И она рассказала о том, что услышала от врача, о разговоре с Никитой, о его угрозе раскрыть Зое и Геле ее тайну, своих размышлениях.

— И я решила — так как я не могу сейчас выяснять отношения с Зоей, но и в тоже время морально мне невыносимо находиться рядом с ней, мне необходимо уехать. Потому что рано или поздно Никита все равно достанет меня этим. Я хочу дать себе и Геле время, чтобы она доросла до того, чтобы понять мои мотивы, чтобы иметь возможность самостоятельно судить о поступках других. И тогда я сама расскажу ей обо всем. Но я ни в коем случае не хочу, чтобы кто-нибудь другой травмировал сейчас ее психику. Мне лучше всего уехать, исчезнуть с горизонта Зои и Никиты. Возможно, позже я вернусь, когда уже будет нечего бояться.

— Нда, ситуевина…. — Сергей переваривал услышанное. — А ты уверена, что не можешь поговорить сейчас с Ангелиной? Ведь можно объяснить все простыми словами, на ее уровне. Как ты можешь вообще сомневаться, что для нее это будет играть хоть какую-то роль? Она же тебя обожает. А потом можно и Зое рассказать, и тогда уже вообще нечего будет опасаться. Ведь юридически у Зои нет никаких прав на твою, слышишь — твоюдочь! Почему ты должать бежать? Бежать — это удел слабых, а ты — сильная и уверенная в себе женщина. Другой вопрос — насчет сотрудничества с Зоей. Это уж точно ни к чему при таких обстоятельствах. Говорил я тебе — не связывайся с ней. Надо разрывать с ней и как можно скорее. Но сделать это надо аккуратно, чтобы она ничего не заподозрила и не обозлилась раньше времени.

— Нет, Сережа, я не чувствую себя сейчас ни сильной, ни уверенной в себе. Я так устала, ты себе не представляешь. И притворяться у меня уже нет сил. И объяснять Ангелине что-либо тоже. Она слишком мала, она не поймет, она только запутается и расстроится. Еще неизвестно, как себя Зоя поведет при всем этом. Не хочу. Не хочу скандалов, сплетен, я устала. Я хочу спокойно жить со своей дочерью и наслаждаться жизнью. И для этого мне надо уехать.

— Я не понимаю. Вернее, я понимаю, но не согласен с тобой. Нельзя поворачиваться спиной к проблемам.

— Я не поворачиваюсь спиной. Я хочу защитить свою дочь! — воскликнула Полина. — Как ты не понимаешь?

— Не кипятись. Я все понимаю, но давай подумаем еще, может, есть другой выход из положения.

— Нет, я хочу уехать и все. У меня есть сбережения, продам компанию, может, продам даже квартиру, и уеду. На первое время хватит. Если хочешь — поедем со мной.

— А это как прикажешь понимать?

— Ты не ослышался. Я именно поэтому и пришла. Хватит нам уже в кошки-мышки играть.

— Да я никогда и не играл, — Сергей невольно улыбнулся женской логике.

— Не имеет значения, кто играл, а кто нет. Нам пора определиться — вместе мы или нет. Если да — то езжай с нами, если нет — то оставайся.

— Это ультиматум?

— Нет, предложение.

— Ты думаешь, это так просто — все бросить и уехать?

— Нет, я понимаю, что не просто, но… — Полина вдруг представила себе, сколько проблем с бизнесом возникнет у Сергея, если он решиться уехать. — Но я не вижу, как мы можем остаться вместе по-другому.

— А ты хочешь, чтобы мы были вместе? — тихо спросил Сергей.

— Ну, да…

— Я, в общем-то, «за».

Полина рассмеялась. Она даже не подумала спросить его об этом, насколько не сомневалась в позитивном ответе.

— А если «за», то почему не хочешь ехать?

— Потому что не могу все бросить в один момент, это раз, потому что считаю, что тебе тоже незачем ехать — это два.

— Ну, мое решение остается в силе. Как только устрою свои финансовые дела — займусь отъездом. А ты — ты решай. Время есть. Может, присоединишься к нам позже. А пока просто будешь навещать нас. Как свою семью. — добавила она, помолчав.

— Звучит весьма заманчиво, но, прости, вынужден отказаться.

Сергей встал и зашагал по комнате, как делал всегда при разладе мыслей. Полина изумленно взирала на него, пока до нее доходил смысл сказанного.

— Как это? Ты же сам…. Ты же сказал, что «за» идею быть вместе?

— Быть вместе и создать семью, на мой взгляд, разные вещи.

— В чем разница? Мы же не юные подростки, по-моему время тестирования отношений прошло, вернее, мы уже так долго рядом…

— И что? Как ты считаешь, я себя уважаю?

— Надеюсь, — пробормотала Полина.

— Я тоже надеюсь, что потерял этого по дороге нашей дружбы. А потому не хочу довольствоваться тем огрызком отношений, который ты мне предлагаешь.

— Я не понимаю…

— Ты оказалась в трудной ситуации, ты не хочешь быть одна, тебе нужно чье-то плечо, чтобы продолжать свой путь по жизни, я тебе нравлюсь, устраиваю тебя, все, что хочешь, ты уместила в свое решение, кроме одного, самого важного. Ты меня не любишь, Поля. Разве не так?

Полина молчала. Он припер ее к стенке, загнал в угол, но она не могла собрать свои мысли и ответить честно. Так как сама не знала ответа.

— Ты все продумала, я смотрю. — Сергей вернулся в кресло, закинул ногу на ногу, наблюдая за выражением ее лица.

— Нет, не все. Это только зарисовки. Раскрашивать картину будем потом, — улыбнулась она, сглаживая возникшее напряжение.

— Я рад, что ты уже улыбаешься, хотя это может быть всего лишь действие кампари. — поддразнил он ее. — В любом случае, обещай мне не предпринимать пока никаких шагов относительно отъезда. Давай еще подумаем, пораскинем мозгами.

— Извини, Сереж, но обещать я тебе этого не могу. Ты подумай — насчет себя. А я буду делать то, что считаю нужным для себя и своего ребенка.

Они расстались, сделав вид, что все сказали. Что нет оставленного без ответа вопроса, что нет невысказанных мыслей и незаконченных решений.

* * *

Жрецы древних инков говорили, что изумруд приносит счастье только чистым и искренним людям. Лживым же душам он приносит болезни и несчастья, физические и душевные. Я никогда не считал, что Полина лжива по своей натуре. Я всегда полагал, что она просто немного запуталась. И именно поэтому страдания ее должны были бы, по идее, вывести ее на чистую линию. Моя энергия не могла ей помочь в обретении счастья до тех пор, пока она не распутает клубок своих заблуждений и не избавится от старых долгов по отношению к Зое. А Зое просто повезло, что она оставила меня у Полины, иначе я бы сейчас только навредил ей, так как чистота изумруда с ненавистью и местью никак не сочетаются.



Глава 24

Под смытой грязью обнажаются раны, но иначе они никогда не заживут

Следующая неделя обернулась для Полины сплошным эмоциональным кошмаром. Когда она сообщила о своем решении родителям, ей пришлось объяснить им причину. Для родителей вся эта история явилась откровенным шоком, но не потому, что Ангелина была зачата таким путем, а потому что их дочь скрыла от них правду, не доверяла им. Мама плакала, сокрушаясь, чем же они заслужили такое недоверие, отец сердито молчал и пыхтел сигаретой. Когда первый шок прошел, они перекинули свое внимание не Зою и Никиту, переключив свой гнев на них. В конце концов, мама заявила, что Полина поступает абсолютно неправильно и они категорически не согласны с ее решением уехать. Словом, поддержки у них Полина не нашла.

В офисе понимания было еще меньше, так как, не зная подоплеки, никто вообще не мог понять, что происходит и что с ними всеми будет. Особенно разволновалась та часть сотрудников, которая до объединения работала с Полиной. Поползли слухи, что Полина, якобы, разругалась с Зоей и что в итоге борьбе за власть победила Зоя, вышвыривая Полину на улицу. Другие говорили, что Полина давно уже переправляла деньги за границу, планируя отъезд, для этого и провернула слияние, чтобы не оставлять компанию без руководителя. В любом случае, было совершенно ясно, что легкой жизни после ухода Полины ожидать не стоит, так как, каковы бы ни были реальные причины, уезжала Полина не от хорошей жизни. Даже Инна, близкая подруга Полины, не могла ничего объяснить. Она отказалась вкладывать деньги в компанию, так как не видела смысла владеть маленькой частью под бесспорным руководством Зои.

Сергей все еще продолжал отговаривать Полю, хотя сам уже начал продумывать, чем сможет ей помочь в случае отъезда. Он нашел друзей в Англии, которые обещали помочь подыскать квартиру в Лондоне, чтобы Сергей снял ее для Полины и Гели на первое время. Нашлись даже те, кто пообещал свести Полину с людьми из ресторанного бизнеса, в случае, если она захочет там работать.

Сама Полина была настолько перевозбуждена и, одновременно, морально истощена всем происходящим, что уже не реагировала ни на чьи слова. Менять решение она и не думала. Она упорно видела в этом единственных выход на данный момент и ее мало волновало мнение других. Зоя неожиданно легко согласилась на выкуп Полиной части агентства и даже предложила очень приличную сумму. При этом Зоя на удивление спокойно себя вела, помогала Полине во всем и даже взяла на себя все юридические вопросы, связанные с переоформлением. Полина подала заявление в посольство на получение визы. Так как обычная туристическая виза заняла бы неизвестно сколько времени, Сергей организовал ей вызов на стажировку в компанию его знакомых, якобы для обмена опытом. Он пообещал сделать визу и на няню, Ирину Поликарповну, в случае, если Полине понадобится помощь в Лондоне. Ангелине Полина сказала, что они уезжают в другую страну, далеко, но там очень красиво и много игрушек.

— А бабушка с дедушкой тоже с нами поедут? — спросила Геля, наивно полагая, что это сродни поездке на море с бабушкой.

— Обязательно, только не сейчас, а чуть попозже, когда мы там с тобой устроимся.

— А дядя Сережа? — в последние дни Сергей так часто бывал у них дома, что Геле казалось совершенно естественным, что он тоже должен присоединится к ним.

— Он не сможет поехать, — ответил Полина неуверенно. — Ведь у него много работы, ты же знаешь, что дядя Сережа очень занятой человек.

— А я хочу, чтобы дядя Сережа поехал!

— Мы еще поговорим с ним об этом.

Полина ободряюще улыбнулась, внушая сама себе, что все еще разрешиться. Когда Сергей принес ей билеты и паспорта с визами, она тупо вертела их в руках, ясно представив, наконец, что она собирается натворить. Оторвать себя и ребенка от привычной родной обстановки, прыгнуть в неизвестность, оказаться одной…

Она не боялась трудностей одиночества, в конце концов, она уже проходила подобный этап в своей жизни. Пережив в своей жизни восходы и закаты, легкие праздности и тяжелые будни, Полина поменяла свои взгляды на то, какой должна быть женщина. Было время, когда она мечтала о независимости, потом этап полного растворения в муже, адаптации под его требования, потом вынужденная независимость, слезы в подушку по ночам по поводу незащищенности и неуверенности в себе. А потом вместе с успехом пришло наслаждение собственной силой, деньгами, азарт, она погрузилась в иллюзию самодостаточности, считала, что никто ей, такой сильной и все-умеющей, и не нужен. Потребовалось какое-то время, чтобы она поняла — неправильно это. Быть слабой — это тоже нормально. Ни один человек не в состоянии взять на себя все. Быть все время сильной можно, но силы то эти не бесконечные, они расходуются, как любое топливо. А если даже делать вид, что не замечаешь этого, то в одно прекрасное утро проснешься и обнаружишь себя пленницей этой самой силы и воли, которыми так гордилась. Ощущение «я все могу сама» может подарить иллюзию счастья, но не счастье. Вот пришлось ей доказать это, когда Никита бросил их с Гелей, она доказала, и спрашивать себя не понадобилось «могу, не могу», просто делала все, как могла, выживала, вставала на ноги. Но ведь жить все время по такой установке — это утомительно, это значит постоянно доказывать, что можешь, подтверждать свою силу. Обрекать себя на одиночество, сильное, независимое, никому, кроме твоего «эго» не нужное одиночество. А зачем? Зачем, если можно присесть на минутку и расслабиться, признать свои слабости, признать, что можешь далеко не все, это ведь совсем не стыдно, это нормально — попросить о помощи, стать женщиной, захотеть мужчины в своей жизни, впустить в свое сердце человека, близкого тебе, нужного тебе, дорогого тебе. Впустить не потому, что он сильный и может помочь, а потому что понимаешь — жизнь без него пустая и серая, потому что признаешь, что ошибалась в своих чувствах к нему, потому что оглядываться на предрассудки и пересуды — смешно, отказывать себе в счастье из-за собственной слепоты — нелепо, не слушать свое сердце — преступно…

Она держала в руках билеты — мостик в далекую жизнь — и слушала биение своего сердца, кричащего о страхе. Страхе перед днями, месяцами, годами одиночества без Сергея. То, что было пока просто планами, на глазах превращалось в неумолимо приближающуюся реальность, и Полину охватила паника. Он не держал её, вернее, уговаривал остаться, но по причине разумности, а не по причине того, что не сможет без неё жить. Казалось, но решил для себя, что жить-то как раз предпочтет без нее, чем продолжать находится рядом в непонятном статусе.

— Ты так и не решил, хочешь ли поехать с нами? — тихо спросила она, не полнимая глаз от билетов.

— Решил. Не хочу.

— Зачем же так… так резко.

— А как ты хочешь? Могу выразиться по другому.

— Ангелина спрашивает, почему ты не едешь.

Сергей метнул на нее пронзительный взгляд.

— Запрещенный удар. Ты знаешь, как я ее люблю. Но я не могу позволить тебе разрушить то, что есть. Пусть все останется хорошими воспоминаниями.

— Я не собираюсь ничего разрушать.

Полина, наконец, подняла глаза, найдя силы посмотреть ему прямо в глаза.

— Я хочу создать. Создать семью.

— Зачем? Потому что так надо?

— Нет. Потому что… — она прикусила губу, нервно теребя бумажки на столе, — потому что я тебя люблю.

Сергей ничего не ответил. По его глазам трудно было определить, что он думает. Похоже, он не поверил. Решил, что это всего лишь очередной продуманный шаг. Полина вскочила и стремительно вылетела из комнаты, хлопнув входной дверью. Видеть его непроницаемое лицо было невозможно. Невозможно до боли в груди. Если он ей не верит, значит все потеряно. Она спохватилась слишком поздно. Она все потеряла. Все.

Рука нервно нажимала на кнопку вызова лифта, который медленно полз наверх, недовольно урча и останавливаясь по дороге бесчисленное количество раз.

— Ну, давай же… — Полина облизнула губы, потрескавшиеся от беспрестанного покусывания. Бежать. Бежать от Зои, Никиты, Сергея, от всех, кто не понимает её, кто не верит в неё, кто не хочет ее счастья. Бежать с раной в сердце. Ничего, заживет когда-нибудь. Опять одна. Ну и что. На коленях она умолять никого не собиралась. Не верит, не надо. Пусть. Он гордый, она тоже. Пусть каждый живет своей жизнью, оттолкнув любовь. Лифт добрался-таки до ее этажа, открыв двери. Она вошла, не оборачиваясь, нажала на кнопу с единицей. Дверь закрылась, лифт пополз вниз, увозя Полину от дверей собственной квартиры, где она оставляла свою любовь. Оставляла из-за трусости и нежелания попытаться признать свои же ошибки. Между первым и вторым этажом лифт вдруг остановился. Застрял намертво. Полина очнулась от захватившего ее процесса жаления себя и прислушалась. Тихо. Кнопки не реагируют ни на что. Стала нажимать кнопку вызова лифтера — молчок. Это казалось странным. Лифтер в их доме всегда находился на месте. Да и проблемы с лифтом случались крайне редко. Полина стала стучать в двери, крича о помощи. Ну вот — так всегда! Если ВСЕ плохо, то плохо ВСЕ! Даже убежать от собственных проблем не удается по-человечески. На её крики никто не отозвался. Выбежала она с пустыми руками, а потому даже сотового телефона с собой не было. Ситуация казалась глупее некуда. Полина устало села на пол, прислонившись к стенке лифта. Вот так и жизнь ее застряла неизвестно где. Неизвестно зачем. Неизвестно куда. В самый неподходящий момент. Просидев так неизвестно сколько, она решила попытаться раздвинуть двери, но не смогла. Неумолимо приближалась истерика, она чувствовала это по начинающимся спазмам в горле, по стуку молоточка в голове. Когда первые слезы уже заполонили глаза, лифт дернулся и пополз вниз. Она так и осталась сидеть, не в силах сделать ни единого движения. Двери открылись. Полина подняла глаза, ожидая увидеть все, что угодно, кроме того, что увидела. У дверей лифта ало-розовой россыпью благоухали розы — язык любви тех, кто боится слов. Рядом с розами стоял Сергей, с тревогой разглядывая безвольно сидящую на полу Полину. Он протянул руку, поднял ее и осторожно, словно пугливого ребенка, прижал к себе.

За спиной его маячил лифтер, виновато улыбаясь и разводя руками. «И как только он успел розы раздобыть», — дурацкой мыслью мелькнуло в голове у Полины. Следующая мысль не успела появиться, так как губы неожиданно нежно растворились в поцелуе, горячей волной смывая всю ненужную шелуху сомнений.

* * *

Еще через пару недель Полина уже собирала чемоданы. Квартиру решили пока не продавать, так как Сергей настоял на том, что жилье для них в Лондоне обеспечит он. «Гурман PR» перешел в полное владение Зои. Полина пролила немало слез в подушку по этому поводу, но потом решила, что благополучие Гели ей намного дороже. Даже обретенное взаимопонимание с Сергеем не могло смягчить ее психоза по поводу всего происходящего. Она нашла время навестить Дороти, которая, хоть и была очень обижена тем, что Полина уже очень давно не появлялась, сразу же простила ее за все, увидев, в каком она состоянии .

— Я, конечно, не буду копаться, что у тебя произошло, дорогая. Если ты считаешь, что это дело не нуждается в огласке, то даже такая закоренелая сплетница, как я, не буду совать свой нос в это дело. — Дороти повела себя, как само понимание, проявив удивительную тактичность. — Я и сама скоро уезжаю, как ты уже знаешь. Наверное, через месяц меня уже здесь не будет. Надеюсь, хоть на мою отходную придешь?

— Я постараюсь, Дороти, — Полина всхлипывала, не в силах сдержать слезы. Столько хороших воспоминаний ее связывало с Дорой, столько лет дружбы, жаль было расставаться, да еще при таких обстоятельствах.

— Ты не грусти, дорогая. Во-первых, у тебя все разрешиться, это я тебе точно говорю, поверь моим словам. Во-вторых, я буду не так уж и далеко, в Голландии. От Лондона — рукой подать. Что тебе мешает навещать меня там? И попробуй только не приехать ко мне туда и не взглянуть на мой чудесный сад!

— Какой сад, Дороти? — удивленно воскликнула Полина, утирая уголки глаз. — Ты же на родине сто дет не жила уже, только наездами бывала.

— Сад моей мечты. Пока он существует в моей голове, но можешь не сомневаться, что не успеет мой муж купить там дом, как вокруг него уже взойдут первые ростки.

— Ты неисправимая оптимистка, — улыбнулась Полина, обнимая ее за плечи.

— Ты тоже, дорогая. Просто почему-то на время позабыла об этом. Но ничего, ты еще молода, есть время все исправить.

* * *

Из дневника Зои

* * *

Все возвращается на круги своя. Все тайное становится в один день явным, как бы мы не хотели избежать этого. А чего я ожидала? Думала, так и буду крутить вертеть всеми, словно марионетками, и при этом совершенно без ущерба для себя? Не вышло. Хотела пройтись на каблуках там, где раньше ползала на коленях. Как глупо. Тот, кто держится за воспоминания о ползание на коленях, так на коленях и останется. Пусть даже мысленно. Я вернулась к тому, откуда начала. К выбору. Либо жить с оглядкой на других, либо своей жизнью. Когда-то я сделала неправильный выбор, недооценив свои силы. Позже это привело к гипертрофированному чувству сопротивления прошлому, и я переметнулась к полярному — переоценки себя, своих возможностей, своих прав и своих обязанностей. Любое действие рождает противодействие.

Никиту надо было слышать. Он позвонил ко мне в совершенно разъяренном состоянии. Все, что я поняла, это то, что Полина по досадной случайности узнала о том, что Павлик — сын Никиты. И решила, что мы с этим чудовищем были любовниками. Она ходила к Никите выяснять все это, но разве от этой сволочи можно ожидать правды? Не знаю, о чем они говорили, но знаю, что Никита вконец теряет разум от ярости и решил, что я только и думаю о том, как шантажировать его Павликом. Какая наивность! Если бы он только знал, чтоу меня есть для шантажа! Вот тогда бы он точно наложил в штаны от страха. А Павлушу своего я и близко к нему не подпущу. Если раньше были у меня мысли вытянуть из Никиты денег для ребенка, то я уже давно забыла об этом. Мне это не нужно. Что мне нужно — так это закопать его поглубже и как можно скорее.

Теперь я поняла, почему Полина решила уехать. Страх гонит ее с невероятной силой. Он чем-нибудь ее запугал, я не могу понять чем. Он упомянул, что нашел управу на Полину, найдет и на меня. Идиот. Он еще увидит — кто на кого найдет управу!

Я чувствую себя в таком дерьме, просто невыносимо. Вся та ненависть, с которой я жила, вдруг стала давить на меня тяжелым грузом. Зачем я потратила столько лет на свою злость? Ради чего? Я чуть не испортила жизнь двум замечательным людям, одна из которых виновата лишь в том, что хотела испытать счастье материнства и оградить своего ребенка от лишних травм, а другая так вообще ребенок, моя дочь и не виновата ни в чем. Я — дрянь. Я самая настоящая дрянь. Я должна прекратить этот марафон ненависти и страха. Правда, не я его начала, но я весьма успешно подхватила эстафету. И чем же я лучше них? Мне незачем уезжать далеко, чтобы найти мир и спокойствие для себя. Я могу сделать это и здесь, и сделать это надо, пока еще не поздно.

* * *

В этот день Полина отправила Ангелину в родителям, что бы спокойно разобрать вещи и разложить по чемоданам самое основное. Вылет был через два дня и пора уже было завершать сборы. Она свалила все в одну кучу на ковре в гостиной, раскладывая по кучкам, что взять, а что оставить. За этим занятием ее и застал звонок в дверь. На пороге стояла Зоя. Выглядела она несколько странно, казалось, она долго плакала и не спала всю ночь. От ее ухоженного и подтянутого вида не осталось и следа. Вместо этого перед Полиной стояла совершенно подавленная женщина с красными опухшими глазами, без следов макияжа на лице, с растрепанными волосами. Это было настолько нехарактерно для Зои, которую Полина видела в последнее время, что у Полины сжалось сердце. Несмотря на ее неприязнь к Зое, было жаль видеть ее такой убитой.

— Что-нибудь случилось? Что-то с Павликом? — почему-то первой мыслью явилась мысль о ребенке. Иное вряд ли могло настолько вышибить Зою из колеи.

— Можно войти? — проигнорировала Зоя Полинин вопрос.

— Проходи, конечно. У меня, правда, полный бардак.

— Вижу. — Зоя прошла в гостиную. — Вещи собираешь уже?

— Ну да. Вылет через пару дней, а у меня еще ничего не собрано.

— А почему уезжаешь?

Полина посмотрела на нее, как на умалишенную. Она что, стукнулась головой?

— Зоя, с тобой все в порядке? Мы же эту тему миллион раз обсуждали.

— Да. Слова, пустые слова. Ненавижу ложь. Не хочешь, наконец, поговорить нормально. Без всего этого притворства и бесконечного вранья? — у Зои горели глаза, словно она была под действием наркотиков.

Полина побледнела и опустилась в кресло. Что все это значит? Что она узнала?

— Я… я ничего не понимаю, Зоя. — пролепетала она, запинаясь.

— Неужто? Ладно, Полина, — тон Зои вдруг сменился с нападающего на доверительный. — чем он тебя запугал?

— Кто? — Полину хватило только на одно слово.

— Не прикидывайся. Я про Никиту говорю. Скажи, он тебя запугал, да? Ты поэтому уезжаешь? Эта сволочь испортила тебе жизнь однажды, и не только тебе, а теперь он опять тебя терроризирует?

— Эта сволочь? Так ты его называешь? Хм, это, по крайней мере, странно.

— Странно? А что ты знаешь, чтобы так говорить? — Зоя вновь стала нападать. — Что ты знаешь, чтобы судить обо мне и о моем мнении? О том, что было тогда? Или как только ты узнала, что Павлик — сын Никиты, ты сразу же поставила на меня клеймо? Ты меня хоть раз спросила о чем-нибудь? Или ты настолько привыкла считать себя во всем правой, что и сейчас доверяешь лишь своим догадкам?

— Это не догадки, Зоя. То, что Павлик — сын Никиты, это не догадки. И ты не можешь спорить с этим. Тебе нечем возразить! И я тебя сто раз спрашивала, что произошло, но ты же запретила даже говорить на эту тему! А теперь пытаешься сделать из меня дуру!

— Я не собираюсь делать из тебя дуру и я не собираюсь возражать. Только вот история эта совсем не такая простая, как тебе кажется. И грязи в ней даже больше, чем ты предполагаешь.

— Да уж куда больше? — Полина встала, смотря Зое в глаза. — Раз уж карты на стол, то, может, ты мне расскажешь, чем я заслужила твое предательство? Не думай, что мне жалко было потерять Никиту, как мужа. В конце концов, ты мне, скорее всего, даже услугу оказала, переспав с ним. Это или нет привело в итоге к разводу, я не знаю. Но все, что ни происходит, все к лучшему. Просто противно, что ты спала с ним еще до нашего развода, что обманывала меня, что вела двойную жизнь. И еще после всего этого ты пыталась мстить мне — за что? За то, что не смогла занять мое место? Что другая девка в итоге заполучила его? Так ведь это не моя вина, дорогая. Это уж ты маху дала, видимо.

— У тебя все? — спокойно прервала ее гневную речь Зоя.

— А что тут еще скажешь? Теперь твоя очередь — ты же выяснять отношения пришла, а не я. — Полина с опаской следила за Зоей, которая вытащила из сумочки маленький кассетный проигрыватель. — Что ты собираешься делать?

— А у меня тут есть кое-что интересное для тебя. — Зоя с некоторой издевкой посмотрела на Полину, словно хотела сказать — «просила, получай!»

— В один из прекрасных дней, — продолжила она, — когда ты была в отъезде в Париже, произошло прелюбопытнейшее событие. И, по странному стечению обстоятельств, мой диктофон оказался включен. Не хочешь послушать, что там записалось?

— Что это? — спросила Полина подозрительно. Будучи на грани нервного срыва в последние дни, она уже боялась любых неожиданностей, подозревая в них угрозу для себя и дочери.

— Садись, тебе стоит это внимательно послушать. — Зоя включила запись. Поначалу было слышно, как Зоя старательно выговаривает английские слова, читая занудный текст про времена года. Потом она замолчала, и мужской голос спросил:

— Не надоело тебе заниматься?

Полина узнала голос Никиты со знакомыми насмешливыми интонациями. Казалось, что он пьян. Запись была не очень чистой, с множеством помех, но все равно все слова были отчетливо слышны.

— У тебя же в голове одна извилина, зачем тебе тратить время на занятия, а, Зоюшка?

Ответа не последовало.

— Ты что, решила, что после работы уборщицей тебе прямая дорогая в дипломаты? — засмеялся Никита. — Это тебе моя драгоценная женушка внушила?

— Что я делаю — это мое дело. И вас оно не касается. — резко ответила Зоя.

— О! У тебя еще и голосок прорезывается? Ты на кого огрызаешься? Забыла, кто здесь тебе платит деньги и хлеб дает? И в чьей квартире живешь, тоже забыла? Тебе освежить память, а, гордая красавица из подворотни?

— Вы пьяны. Оставьте меня в покое.

— Оставлю. Как только ты уберешься отсюда к чертовой матери. Думаешь, я не знаю, что ты здесь забыла? Все выжидаешь момента, что бы из меня деньги вытянуть? А моя жена, идиотка, тебе в рот смотрит, думает, ангела пригрела!

— Я не понимаю, о чем вы.

— Ну конечно, не понимаешь! Будешь тут из себя строить. А кто следил за мной, вынюхивал обо мне все, компромат собирал? Думаешь, я ничего не знаю? Ошибаешься, сука!

Голос Никиты срывался на крик, полный агрессии, которой Полина никогда в нем не замечала.

— Выйдите, пожалуйста. — тихо сказала Зоя.

— Что? Ты, сучка, мне на дверь указываешь? Да как ты смеешь? Я сейчас покажу тебе, кто в этом доме хозяин, навсегда запомнишь. Давненько я хотел это сделать!

Послышался удар, потом звук падающего стула. Дальше были крики Зои, она звала на помощь, визжала, чтобы ее не трогали, было слышно, что они боролись, потом Никита резко вскрикнул, словно от сильной боли.

— Ах ты… Убить меня решила? Ну, сама нарвалась…

После этого крики и плач Зои слились с его грязной бранью. Потом все затихло. Было слышно лишь тяжелое дыхание Никиты и всхлипывания Зои.

— Учти, расскажешь кому-нибудь, скажу, что сама ножки раздвинула. Как ты думаешь, кому поверят? И до родни твоей доберусь. — Никита, казалось, совершенно обессилел, голос звучал тускло и вяло. — Достану из-под земли, уж можешь мне поверить. Чтобы до вечера и духу твоего здесь не было, ясно? Появишься на горизонте — прощайся с семьей. Запомни. — Никита еще раз матернулся и слышно было, как хлопнула дверь.

Потом был тихий плач Зои и на этом запись оборвалась.

Полина сидела, не шевелясь. У нее перед глазами стояла сцена произошедшего. Представить себе, что происходило за записанными звуками не составляло труда. Она ненавидела Никиту, она знала, что всегда ошибалась в нем, но чтобы настолько! Даже в самом страшном сне не могла бы она представить себе, что он способен на такое. Хуже ничего не могло и быть. Неужели возможно, чтобы нормальный с виду человек, не маньяк, не психопат мог иметь настолько черное нутро?

— Почему же ты не заявила на него тогда? — выдавила она из себя.

— Ты же слышала — он грозился убить моих родных и я ему поверила. Я ведь тогда считала, что такие, как он, правят миром, а такие, как я — моют полы. И была уверена, что никто бы мне не поверил. — Зоя была бледна, словно заново пережила весь этот ужас.

— Но… — Полина замолчала. Она не знала, что сказать.

— В тот же день я исчезла. Уехала к своим, — помолчав, добавила Зоя. — Теперь ты понимаешь, что произошло.

— Я… Я должна извинится перед тобой. За свои ужасные слова. Я же.. я же понятия не имела… — запиналась Полина.

— Я знаю. Можешь не извиняться. Я уже пережила острую стадию, когда одно только упоминание об этом разрывало меня на части.

— Но, я все равно не понимаю, — задумчиво проговорила Полина, — если у тебя были на руках такие неопровержимые доказательства, почему ты не пошла в милицию?

Зоя усмехнулась.

— Самое забавное, что нашла я эту кассету не сразу. Тогда я просто побросала все вещи в сумку и уехала. И лишь позже, совсем недавно, когда я перебирала вещи перед переездом к Стефану, я вытащила на свет божий свой старенький диктофон и нашла там эту кассету.

— И?

— И . .. И я уже завела дело на него. Еще немного и он об этом узнает. Хотя, честно говоря, у меня уже совсем другие планы и цели в жизни. У меня нет ни сил, ни времени, ни желания проходить через многочисленные судебные разбирательства, слушания, нервотрепку, Придется выносить всю эту грязь на публику… И неизвестно еще, решилась бы я вообще опубликовать все это дело, если бы не ты.

— Я? — искренне удивилась Полина, ничего не понимая.

— Скажи мне, почему ты уезжаешь? — вернулась к своему вопросу Зоя. — От чего ты бежишь?

— А это-то тут при чем?

— Ведь тебя чем-нибудь запугал Никита?

— Почему ты так решила?

— Мы с ним недавно пообщались, так сказать.

Полина побледнела. Значит, эта сволочь все-таки рассказал Зое обо всем. Все ее усилия были совершенно напрасны.

— Он рассказал мне про Пашу, правда, — усмехнулась Зоя, — по его версии, я всю жизнь только и мечтала о том, чтобы использовать своего ребенка для шантажа папаши. А я только и мечтаю, что мой малыш никогда не узнал, что за подлец его папочка.

— Что еще он тебе рассказал? — Полина приготовилась встретиться лицом к лицом со своим самым сильным страхом. С правдой о Геле.

— Да ничего особенного, кроме тошнотворной ругани и угроз, не было в этом разговоре. О кассете он пока не знает. Его ждет сюрприз. — вздохнула Зоя. — Но потом я подумала, почему же ты все-таки уезжаешь, и решила, что, должно быть, он тебя чем-то запугал. — она вопросительно посмотрела на Полину, но та молчала. — Слушай, ведь мы можем посадить его в тюрьму, понимаешь? Ведь мы сильны, у нас есть деньги, связи и у нас есть доказательства! Мы можем избавиться от него и отомстить за все наши обиды! Я проверяла — срок давности преступления еще не истек. У нас есть реальный шанс!

Полина молчала. Если Зоя еще не знает про Гелю, то Никиту ей трогать так же небезопасно, как и раньше. Зоя удивленно наблюдала за Полиной, не понимая, почему ее не вдохновляет идея отомстить Никите. А может, дело в том, что…

— Полина, это из-за Гели? — тихо спросила она. — Он пугает тебя Ангелиной?

— Ты знаешь? — Полина смотрела на Зою полными ужаса глазами.

— Да, знаю, и уже давно. Очень давно. Практически с самого начала.

— Но… откуда?

Зоя уселась на полу, перебирая руками Гелины вещи, разложенные вокруг чемоданов. Видимо, настал тот момент, когда пора все рассказать. Дальше с этим жить невозможно. Надо решить все раз и навсегда, рассказать все и определиться, как им всем жить дальше.

— Я смотрю, у нас сегодня момент истины. — Зоя задумалась, собирая в уме все события. Каждая мелочь имела значение. Все было важно в этой истории, абсолютно все. — Ну что же, Полина, давай выкладывать все карты на стол. Только, давай договоримся, откровенность за откровенность.

Полина кивнула и приготовилась слушать. Они обе перенеслись в прошлое, заново переживая времена своей дружбы, любви, ненависти, зачатия и рождения своих детей…

* * ** * *

Это на самом деле был момент истины. Истины и очищения. Теперь моя изумрудная энергия получила свободу. Ничто не сдерживало ее от проявления магии счастья и любви. Капризные и чувствительные в мутной воде, в идеальной среде мы способны на настоящие чудеса!



Эпилог

Неслышно семеня босыми ножками по паркетному полу, Ангелина вошла в мамину комнату и остановилась, как вкопанная. На столике лежала раскрытая шкатулка, излучающая невообразимой красоты искрящийся фейерверк. Ангелина подошла ближе и присела рядом со столиком, не в силах оторвать завороженных глаз от игры света на драгоценных гранях. И чудилось ей, что видит она в этом искрящемся кристалле двигающиеся фигурки людей. Словно в кукольном театре, управляемые невидимым кукольником, фигурки разыгрывали неизвестную девочке пьесу, одни герои которой были хорошо знакомы Геле, а иные — только по семейным фотоальбомам. И почему мама вдруг решила вытащить сегодня это кольцо, которое сама по непонятным причинам никогда не надевала? Ох уж эти взрослые! Вечно у них свои тайны… Ангелина чуть слышно вздохнула, осторожно поставила хрустальную шкатулку обратно на столик и тихонько, на цыпочках, словно был в помещении еще кто-то, кого не надо было тревожить, вышла из комнаты.

А уже вечером этого же дня звучала музыка, дом был полон гостей и стол ломился от еды. Полина суетилась, носясь из комнаты в комнату, проверяя, все ли, как надо, довольны ли гости. При этом она все поглядывала на часы — гости уже все собрались, а Зои, Павлуши и Стефана все не было. «А вдруг прилет самолета отменили или задержали рейс», забеспокоилась Полина. «Тогда все придется отложить. Но ведь десятилетие Гели именно сегодня, они так долго планировали это мероприятие, жаль будет все отменять.»

— Сереж, звякни в справочную, проверь, прилетел их рейс, или нет! — умоляющим тоном обратилась она к мужу.

— Уже проверил, прилетели с небольшой задержкой. Должны быть скоро здесь. Да не переживай ты так, вот неспокойная душа! — он нежно обнял жену за плечи. — Все будет хорошо. Посмотри на Гелю, лучше. Вот кто ни о чем не переживает и чувствует себя настоящей королевой бала.

— Она и есть сегодня королева бала! — с гордой улыбкой матери посмотрела на дочку Полина. — Я и вправду что-то разнервничалась, пойду, подышу свежим воздухом, не возражаешь?

— Иди, иди, а я пойду гостей спаивать продолжать!

Полина вышла на крыльцо их коттеджа, зябко повела плечами, прислушиваясь к вечерним переливам сверчков. Она любила этот дом. С ним у нее было связано столько хороших воспоминаний. Не в пример той огромной квартире, с которой она съехала практически сразу же, как они с Сережей назначили дату свадьбы. Это случилось несколько дней спустя после их душераздирающих взаимных признаний с Зоей. Столько воды утекло с тех пор, подумала, улыбаясь, Полина. Столько слез, трагедий, ошибок — и всего этого можно было бы избежать, если бы люди больше доверяли друг другу! Отменив поездку в Лондон, Полина тогда все еще находилась в состоянии прострации от пережитого стресса. Предложение Полине в итоге сделал Сергей, не дожидаясь, когда она опомнится от очередного шока.

— У тебя жизнь — как американские горки, любимая. И если я буду каждый раз ждать, когда у тебя все утрясется, я рискую никогда не улучить момент! Выходи уже за меня замуж, ну, сколько можно тянуть!

— А кто тянет? Я готова!

— С каких пор между нами такое взаимопонимание? — забавлялся Сергей ее покладистостью.

— Это я вид делаю, чтобы не отпугнуть тебя до свадьбы.

— Поздно притворяться. Уж кто-то, а я тебя вдоль и поперек изучил.

— Я бы так не сказала…

— Ты имеешь в виду то, что я подумал?

С тех пор, как они, наконец, дали полную волю своим чувствам, и Полина втихаря корила себя, что тянула так долго, лишая себя таких пронзительных ощущений, щемящей сердце любви в каждом прикосновении, нежности на грани слез, настолько все казалось драгоценным и нереальным.

Впрочем, корила она себя зря. Всему свое время. Я, как самый умудренный опытом участник событий, знал это не понаслышке. Довелось мне как-то наблюдать жизнь бабочки, которую пожалел прохожий, наблюдая ее усилия выбраться из кокона. Не дав бабочке окрепнуть, он вскрыл кокон, высвободив слабое тельце на волю. Бабочка пошевелила бледными крылышками, сделала усилие, но взлететь так и не смогла. Так и провела она свою жизнь полу-бабочкой, полу-гусеницей. А было бы у нее время набраться сил в коконе, достаточно для того, чтобы справиться с ним без помощи прохожего, она бы вылетела из него сильной красавицей, готовой к встрече с окружающим миром. Полине потребовалось время, чтобы созреть и окрепнуть до своей любви, до своего счастья. Ничего не прошло для нее зря, каждый полученный урок оказался полезным.

Свадьбу они планировали тихую, но с таким широким кругом знакомых, каким они оба обладали, тихого мероприятия не получилось. Друзья устроили им сюрприз в виде шикарного вечера, где никто не остался обделен весельем. Полина до сих не могла без смеха вспоминать, как Инна с Олегом тогда танцевали танго с гвоздикой в зубах, а Елизавета Устинова пригласила сюрпризом танцовщиц канкана, одна из которых свалилась посередине танца и угодила головой прямиком в свадебный торт.

Полинину квартиру они вскоре после свадьбы продали и положили деньги под проценты на счет Ангелины и Павла — как основу их будущего капитала, законного наследства от отца.

Встряхнувшись, Полина прислушалась — не едет ли машина. С минуты на минуту должна подъехать Зоя с семьей — для нее сегодня уготовлена важная роль, они ждали этого момента пять лет. Пять лет с тех пор, как все встало на свои места. Ангелине тогда сказали, что тетя Зоя подарила маме свою клеточку, чтобы помочь вырастить Гелю, как семечко в сказке о Дюймовочке. Геля выслушала все это и сказала

— Значит, когда я вырасту, я тоже встречу принца из страны Эльфов?

Они тогда долго смеялись логике Ангелины, которая из всего могла найти для себя самое лучшее. Зоя проводила с ней много времени, у них сложились отношения типа племянницы с любимой тетей, которая всегда понимала ее и разговаривала, как с равной, устраивала для нее веселые праздники и покупала множество игрушек. Геля чувствовала себя абсолютно счастливой — она обрела брата Павлушу, тетю Зою, папу в лице обожаемого дяди Сережи и счастливую маму, которая словно заново училась жить — без страха, наслаждаясь жизнью в полной мере.

Насчет Никиты в ту пору разгорелись нешуточные споры — что же с ним делать, привлекли лучших юристов, рассмотрели все возможные варианты. Когда выяснили, что Никите грозит, как минимум, лет семь тюремного заключения в колонии строгого режима, Зоя вдруг несколько охладела. Они с Полиной долго разговаривали на эту тему и в итоге решили, что они не хотят сажать в тюрьму отца своих детей. Это означало бы посеять в нем ненависть на долгие годы, а зачем наживать детям врага, тем более в лице их биологического отца? Но наказать его по-другому и избавиться от него все же следовало. В итоге устроили совместную встречу, где юристы представили дело Никите, со всеми возможными последствиями. А когда они удалились, Зоя потребовала от Никиты убраться из страны навсегда и никогда больше не приближаться ни к ним с Полиной, ни к детям. Кассета и копии находились в надежном месте, так что Никита находился у них на долгосрочном крючке. Этот ход подействовал и Никита навсегда исчез из их жизни. Говорили, что он уехал куда-то в юго-восточную Азию, но точно никто не знал и никто о нем с тех пор ничего не слышал.

Полина вернулась в «Гурман PR», но, когда через год Зоя объявила, что Стефан, наконец, получил развод и она уезжает к нему вместе с Павликом (бабушка Ксения к тому времени скончалась), Полина решила продать компанию и начать новый бизнес. Она открыла арт-кафе, где могла совмещать свою любовь к искусству и кулинарии. У нее уже не было такой необходимости работать, как сумасшедшая, она могла просто наслаждаться тем, что ей так нравилось. Ну, и доход ей это тоже приносило достаточный.

Показавшийся вдали свет автомобильных фар отвлек Полину от её воспоминаний. Такси остановилось около их дома и из машины вышла Зоя, как всегда красивая и с улыбкой на лице. Вслед за ней вышел Павлуша, в костюме с бабочкой, торжественный до невозможности, с трудом удерживая в руках огромный букет цветов для Ангелины.

— Стефан поехал за каким-то эксклюзивным шампанским, приедет через минут двадцать! — с ходу начала объяснять Зоя. — А где моя именинница?

— Привет! Я уже разволновалась, что что-то с рейсом случилось! — Полина расцеловала Зою и Павлика.

<