Сильнее обстоятельств

Пенни Джордан



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Боль, гнев, чувство вины – вот что испытывал Ворд, разговаривая в своем кабинете с двадцатидвухлетним сводным братом Ричи.

– Почему, черт возьми, ты не пришел ко мне, если тебе нужны были деньги?

Каштановые волосы Ричи блестели и переливались в лучах солнца, проникавших через узкое окно – почти как в монастырской келье.

Ворд не сомневался: вот сейчас Ричи поднимет голову и посмотрит на него синими, полными раскаяния глазами.

– Ты уже так много сделал для меня.

У Ричи спокойный, хорошо поставленный голос, здорово напоминает голос его отца, отчима Ворда.

– Мне не хотелось беспокоить тебя и просить еще. Но этот год в аспирантуре в Америке такой важный, – добавил он серьезно и умолк.

Ясно, мальчик ушел в себя – размышляет о своих занятиях, уже почти забыл о том, что натворил.

Ворд тоже молчал, разглядывая брата. Его собственные глаза не синие, как у отчима и у Ричи, а темные, серо-стального оттенка, как у отца, погибшего сорок два года назад – Ворд еще не вышел из пеленок – в результате несчастного случая на работе: алчный хозяин не потрудился удостовериться в безопасности техники. Несчастье произошло до того, как подобные происшествия стали полностью контролироваться; компенсация за потерю жизни полностью зависела от отношения работодателя, а не от статьи закона.

Мать Ворда не получила ничего, даже потеряла, что имела. Вслед за гибелью своего молодого мужа ей пришлось выехать из домика (жилье было собственностью компании) и вместе с новорожденным сыном переехать к родителям, в северную часть городка. Маленький Ворд оставался с бабушкой, а мать старалась заработать хоть что-нибудь уборкой и стиркой.

В местной школе, куда ходил Ворд и где мать служила уборщицей, она и встретила своего второго мужа, отца Ричи. В нее влюбился учитель английского языка, мягкий, спокойный человек. Долго и подробно обсуждала она с сыном свои надежды и планы, те изменения, которые произойдут в их жизни, прежде чем приняла предложение.

Супруги не надеялись на ребенка, и Ворд понимал, почему они оба чуть не обожествляли второго сына.

Ричи как две капли воды походил на отца. Такой же спокойный, уравновешенный, легко подвергался влиянию других – не потому, что был недостаточно умен, а просто не всегда мог распознать людские пороки – самоуверенность, жадность, – так как ему самому они не были свойственны.

Благодаря отчиму, его заботе и любви – он поистине заменил ему отца, – Ворд продолжил обучение в школе и затем, после окончания, начал собственное дело. Он оказался из тех, о ком говорят «селфмейдмен» («сам себя сделавший»): кто-то много рассуждал, а он как вол работал. Миллионер, способный сейчас позволить себе любую роскошь и прихоть, управляющий громадной американской корпорацией, Ворд предпочитал вести жизнь простую, чуть не монашескую.

Большой, широкоплечий, крепко сложенный (неимоверную физическую силу он унаследовал от отца, рабочего), он всем своим видом являл силу и уверенность. Мужчины боялись его, а женщины…

Сейчас он был сердит на сводного брата: и когда же он перестанет быть таким доверчивым? Сам Ворд только неделю назад вынужден был твердо отказать жене своего коллеги по бизнесу, несмотря на всю ее чувственность и привлекательность, – ему абсолютно неинтересно то, что она могла бы предложить.

Мать Ворда сосредоточивала в себе лучшие женские свойства – нежная, любящая, мягкая, понимающая и надежная. Впоследствии ему предстояло неприятное открытие: этот тип женщин встречается очень редко. Пришлось убедиться в этом на собственном опыте. В двадцать два года он стремительно женился, влюбившись по уши. После года семейной жизни жена его оставила, объявив: есть мужчина, который понимает ее лучше – может тратить на нее больше и денег и времени.

К этому времени и Ворд разочаровался в семейной жизни: устал возвращаться в пустой дом, шарить в пустом холодильнике в поисках хоть какой-нибудь еды; но больше всего устал от женщины, которая не стала близким человеком, а для себя требовала все-все.

Через пять лет ее новый муж пришел к нему умолять о работе, но он не почувствовал от этого ни удовлетворения, ни радости. Не внял его мольбам, но дал денег. До сих пор с чувством отвращения вспоминал алчный блеск в глазах экс-жены, осматривавшей новый дом (куда он только что въехал) и оценивавшей стоимость человека, который мог бы принадлежать ей и теперь.

Слегка удивился, когда чуть позже она набралась наглости явиться к нему за спиной своего нынешнего спутника жизни и уверять, что все это время любила только его, а развод и новый муж всего лишь глупая ошибка. Даже имей Ворд несчастье еще любить ее – а этого уже не было, – не принял бы назад. Глубоко внутри, в генах, в упрямом характере, таилась черта: превыше всего – честность и преданность. Любовь их умерла, и они навсегда покончили с семейной жизнью.

С тех пор они не встречались, да он и не хотел этого и выбирал для времяпрепровождения только женщин не очень строгого поведения. Конечно, нельзя утверждать, что жизнь его проходила абсолютно безоблачно; напротив, у него возникали проблемы, и как раз сейчас он пытался разрешить одну из них.

Когда Ричи поступил в Оксфорд, Ворд с гордостью и радостью предложил финансировать его. Ричи – его сводный брат, член его семьи, и Ворд всегда помнил о помощи и поддержке отчима в самом начале своей самостоятельной жизни.

Его родители, их родители, сейчас на пенсии; отчим (он примерно на пятнадцать лет старше матери) слаб здоровьем – сердечная недостаточность. Им необходима спокойная жизнь, без всяких стрессов. Вот почему…

– Почему, черт возьми, ты не сказал мне, что тебе нужно больше денег? – раздраженно повторил Ворд.

– Но ты и так много давал мне… Не мог я, просто не мог.

– Но, Боже мой, Ричи, разве твой ум и здравомыслие не подсказали тебе, что все это обман? Кто вкладывает деньги таким образом, не получает их обратно. Почему, ты думаешь, они давали такую маленькую рекламу?

– Мне казалось, это решит мои проблемы. У меня было пять тысяч фунтов, которые ты выдал мне в банке, и я надеялся, что они превратятся в десять через несколько месяцев, а поработал бы во время каникул… – И остановился, смутившись: Ворд недоверчиво качал головой. – И идея хорошая, – защищаясь, настаивал Ричи. – Я просто не представлял…

– Значит, тебе конец, – согласился, ухмыляясь, Ворд, – раз у тебя самого отсутствовали идеи. Тебе следовало прийти ко мне вместо… Расскажи-ка все мне снова! Ричи глубоко вздохнул.

– В одной бесплатной газетенке – где ее взял, не помню – была напечатана реклама. Всякий, кто желает получить реальную выгоду и нарастить свой капитал, пусть свяжется с почтовым ящиком номер такой-то для дальнейших инструкций.

– «С почтовым ящиком»… – Ворд только поднял глаза к небесам. – И ты, как последний простофиля, обратился за «дальнейшими инструкциями».

– Думал, верное дело, – сокрушался огорченный Ричи. – Ну, отец всегда говорит, как мне повезло иметь такого брата, как ты, – помогаешь, финансируешь. Ни отец, ни мама не могут ничем помочь мне в учебе в Оксфорде; сам я не могу оплатить учебу, работая в свободное время, – учусь по-настоящему только благодаря тебе. Иногда это заставляет меня чувствовать… Знаешь, отец постоянно сравнивает меня с тобой – ты даешь, а я-то прошу, – да и товарищи считают меня чуть не хлюстом из-за того, что у меня есть ты и твои деньги.

Ричи просит – при этой мысли Ворд нахмурился. Отчимом он восхищался, и уважал его, и любил, но изумлялся, как сильно тот порой заблуждается. Обеспечивая брата, Ворд возвращает долг.

– В общем, – продолжил Ричи, – в конце концов мне позвонили оттуда и сказали, что делать: послать чек на пять тысяч фунтов, а мне вышлют отчет – насколько выгодно мое вложение – и ценные бумаги, куда мои деньги инвестированы.

– А не объяснили, как им удается получать такие прибыли? – спокойно осведомился Ворд.

– Объяснили: работают без посредника, знают все колебания мирового рынка и перспективные отрасли, где есть хорошие возможности для того, кто разбирается… Какой-то господин со мной разговаривал.

– Та-ак… и великодушно намеревался поделитьcя своими знаниями с теми, кто откликнется на его рекламу. Верно?

– Я… я его не спрашивал. – На лице Ричи было написано отчаяние и раскаяние. – Профессор Каминз сказал, что, если я решусь еще на год, чтобы получить дополнительную квалификацию в Америке, буду иметь больше шансов на успех. Я решил попробовать получить стипендию здесь, и он попросил меня сделать для него некоторые исследования – для лекций, которые он читает в Америке. Не знаю, почему он выбрал меня: мои отметки….

– Главным образом по той же причине, что и наш предприимчивый господин, этот финансовый плут, – холодно, не без сарказма перебил Ворд. – Итак, продолжай: ты выплатил ему пять тысяч фунтов, которые были у тебя на банковском счете, и что?

– Ну, первые два месяца все шло хорошо – я получал подтверждения об отличном обороте своих денег; потом, на третий месяц, ничего не получил. Я звоню по номеру, который он мне дал, – не тут-то было, нет его.

У Ричи был такой подавленный вид, что в другое время Ворд, с его чувством юмора, не удержался бы и подшутил бы над ним, но сейчас не до смеха. Перед ним стоял растерянный молодой человек, которого умышленно и хладнокровно лишили пяти тысяч фунтов, в свое время Ворд встречал способных на это жестоких, практичных молодцов, хотя сам на их удочку никогда не попадался.

– Что ты говоришь, Ричи? Да, непонятно.

Брат поднял на него виноватые глаза.

– Знаю, знаю, что ты сейчас думаешь… Сначала я попытался убедить себя, что тут какая-то ошибка. Послал письмо; оно вернулось с пометкой «Адресат неизвестен», и с тех пор…

– С тех пор твой благодетель волшебным образом испарился вместе с деньгами, – подхватил Ворд.

– Я действительно виноват, Ворд, но я… я вынужден сказать тебе… у меня нет денег, даже чтобы заплатить за этот семестр, о следующем и не думаю…

– Сколько будет стоить проживание и обучение на все время? – ровным голосом спросил Ворд.

Очень неохотно Ричи ответил.

– И сколько будет стоить год в Америке? Только полную стоимость, Ричи, пожалуйста, а не нелепые выдумки из-за того, что ты слишком горд сказать правду.

Ричи сказал – еще более неохотно.

– Отлично! – Ворд выдвинул ящик стола, достал чековую книжку, открыл и наверху размашисто написал сумму, не только покрывавшую ту, что назвал Ричи, но и значительно ее превосходившую.

Сумма была велика. Когда он передал чек Ричи, молодой человек покраснел до корней волос и, заикаясь, стал протестовать:

– Нет, Ворд, я не могу, это слишком много… я…

– Бери! – твердо перебил его Ворд и, взглянув на часы, добавил: – Кстати, я решил – пришла пора тебе иметь новую машину. Вот ключи. Старую можешь оставить здесь, я распоряжусь, чтобы ее отогнали.

– Новая машина? Но мне не надо, «мини» отлично мне подходит!

– Тебе – да, но твой отец не становится моложе. Я знаю, как он ждет твоего приезда и как волнуется за тебя. Ему будет спокойнее, когда он узнает, что ты ездишь на чем-то более безопасном…

Покачивая головой, Ричи принял из рук старшего брата связку ключей – спорить не о чем. С улыбкой он поблагодарил брата, в который раз желая себе как можно больше походить на него – он так привлекателен и хорош истинно мужской красотой.

В предыдущий семестр, когда брат приехал навестить его, одна сокурсница, самая красивая и популярная среди студентов, с восторженным придыханием отозвалась о Ворде так: «О-очень сексапильный!» Ричи понимал, что она имела в виду. Весь его облик дышит энергией, силой, мужестом, и это отличает его от многих мужчин. Прирожденный лидер, он унаследовал это волшебное свойство от своих могучих предков. Сам-то он, Ричи, такими чертами не обладает, сколько бы научных степеней ни получил.

Когда брат ушел, Ворд открыл маленькую папку, которую Ричи принес с собой, – полученные им подтверждения – и принялся изучать. Акции, конечно, придется проверить, но и так ясно, что они фальшивые и никто их не купит.

Разумеется, такой молодой человек, как Ричи, с его кругом интересов, и не мог разобраться, что все это чистый обман. В финансовой прессе достаточно предупреждений о подобных махинациях, но Ричи получает классическое образование – вряд ли он просматривает, тем более читает деловую прессу.

Столь же безнадежен в этом смысле, как и его отец – наивный, не от мира сего, далеко не всегда могущий противостоять интригам и агрессии, царившим в школе, где сам преподавал и где учился Ворд. Мать однажды сказала сыну: одна из причин ее замужества – необходимость того, чтобы кто-то присматривал за Альфредом.

Ворд помнит, как многие ученики дразнили и изводили мягчайшего учителя английского языка, его отчима. Ворд, большой и сильный для своего возраста, убедительно доказал им ошибочность их поведения. К тому же здоровенные кулаки сочетались у него с умением метко и остро говорить.

В той среде, где он вырос, приходилось быть жестким, чтобы выжить, и полученные уроки весьма пригодились ему для выживания в мире бизнеса. Сейчас эти тяжелые, изматывающие годы кончились, ему не надо больше работать на износ.

Ворд встал, подошел к окну и выглянул наружу. Его взору открылась привычная панорама: Йоркширские пустоши тянутся прямо до самого городка. Каменный особняк, который служил ему домом, многие считали недостаточно комфортным. Ворд не прислушивался к подобной критике: ему подходит, он непритязателен; пусть другие говорят что хотят.

Что касается этих бумаг, некие Дж. Кокс и А. Труэйн наверняка уже вне пределов досягаемости. Подобные вещи делаются по тщательно отработанной схеме. Но недаром природное упрямство и жажда справедливости – основные черты его натуры: он не бросит это просто так, без попытки вывести мошенников на чистую воду.

Дело свое Ворд продал, и его время принадлежит ему сейчас без остатка, хотя бывают, конечно, какие-то звонки. Он постоянно навещает родителей, которые счастливо и спокойно живут в курортном городишке Танбридж-Уэлс. А еще проявляет большой интерес к местным мастерским, как их основатель и спонсор. Молодежь учится там широкому кругу ремесел, да и старики получают подходящую работу, что позволяет им не утратить интереса к жизни и чувства собственного достоинства.

Ворд посвящал проекту много времени и при этом не терпел лодырей. Любой поступающий сюда, будь то учитель или ученик, должен работать, и очень упорно. В глубине души Ворд вынашивал проект создания смешанной команды из лучших учеников, работающих и вместе с учителями, и самостоятельно.

– Послушай, Ворд, ты ведь не собираешься оплачивать обучение каждого выпускника в Йоркшире! – запротестовал бухгалтер, когда он поделился с ним своими планами.

Но Ворд ответил лишь:

– Может, и нет, но по крайней мере дам некоторым шанс.

– А как насчет тех, кто просто будет использовать в своих целях твое великодушие?

Ворд пожал плечами, как бы демонстрируя, что его плечи достаточно широки и он спокойно справится с человеческой жадностью и узкомыслием. Хотя, если бы бухгалтер или кто-то другой назвали его идеалистом и романтиком, он не колеблясь отмел бы подобные титулы.

Продолжая просматривать бумаги, Ворд открыл телефонную книгу: сейчас он вызовет одну весьма достойную и профессиональную службу – к услугам ее Ворд иногда прибегал, собирая сведения о ком-либо. К нему, миллионеру и филантропу, постоянно обращались за финансовой поддержкой, и ему приходилось проявлять и мудрость, и осторожность, чтобы убедиться, действительно ли просящий так в ней нуждается. Ожидая ответа на телефонный звонок, он не отрывался от лежавших на столе бумаг – на них написано его полное имя. Порой оно прямо-таки отравляло его существование, а в детстве вообще служило поводом для насмешек. Там, где он вырос, иногда оставалась лишь одна возможность убедить насмешников, что имя Хиаворд вовсе не означает, что он жертва дураков или легкая мишень для школьных задир.

– Почему Хиаворд? – с необычайной страстностью потребовал он ответа у матери.

– Потому что мне так нравится. – Она нежно улыбалась. – Мне казалось, это имя тебе подходит. И отличит от всех других.

– Что сделано, то сделано! – внезапно согласился он.

Хиаворд Хантер… Возможно, мать его в глубине души поддалась влиянию известной песни Джонни Кэша «Мальчик, которого звали Сью». Необычное имя делает его не столько непохожим на других, сколько сильным. Во всяком случае, он достаточно сильный, чтобы не сомневаться: Дж. Кокс и А. Труэйн вернут до последнего пенни все, что выманили у его наивного братца.

Тонкий луч солнца, проникавший через узкое окно офиса, коснулся его темных волос, высвечивая каждую морщинку и черточку волевого лица. Глаза его были темными и холодными, как Северное море в студеный зимний день, когда он назвал поднявшей трубку девушке имена тех, с кем хочет говорить. Определенно Дж. Кокс и А. Труэйн очень пожалеют, что обманули его сводного брата. Вполне возможно призвать их к ответу с помощью суда. Но Ворд уже решил: они заслуживают более быстрого и сурового наказания, чем то, которое ждет их на медленном и затяжном пути закона.

Эти мошенники заставили его вспомнить о насмешниках, которые пытались зло подшучивать над ним в школе. Больше всего такого рода людишки сами боятся оказаться в нелепом положении и стать публичным образцом глупости или, еще хуже, финансовой некомпетентности. И этот страх заставляет их изворачиваться и прикрывать свою истинную сущность.

Что ж, очень скоро аферисты поймут, что, пытаясь надуть его сводного брата, они совершили самую большую ошибку в своей отвратительной, лживой жизни.



ГЛАВА ВТОРАЯ

– Анна, привет! Как поживаешь? В голосе Ди слышалось нескрываемое удовольствие, и у Анны Труэйн защемило сердце. Ди, конечно, не обрадуется, узнав новости, которые Анна сообщит ей.

Приняли бы они, Ди, Келли и Анна, это решение – попытаться заставить его заплатить, – если бы знали, как все повернется? – горестно размышляла Анна. Он почти разрушил жизнь и разбил сердце четвертого члена их дружного квартета.

Келли первая выступила против Джулиана Кокса и прямо назвала его обманщиком и лжецом (он им и был). А вот Ди задумала хитрый план разоблачения, представляя их как богатых наследниц, и отчасти он сработал. Джулиан заинтересовался ею, стал оказывать знаки внимания, в тo же время не прекращая ухаживать за своей подругой. Но тут Келли внезапно влюбилась, и, к великому огорчению Ди, ей уже было не до того, чтобы выводить на чистую воду Джулиана. Как теперь действовать по этому хитрому плану? Келли любит Бру, а Бру любит Келли.

Тогда Ди и объявила, что придется перейти ко второй части плана: Анна притворится, что ей нужен финансовый совет Джулиана. Так она и сделала: сказала ему при встрече, что у нее есть некоторая сумма денег и она не прочь ее увеличить.

Направляемая Ди – та дала пятьдесят тысяч фунтов, которые Анна якобы собиралась нарастить, – Анна, с широко открытыми глазами и наивным выражением лица, слушала правдивые речи Джулиана. Он знает, что надо делать, а она пусть только подпишет ему чек на пятьдесят тысяч фунтов и больше ни о чем не беспокоится.

– Мне кажется, Ди, пятьдесят тысяч фунтов – это слишком много, – беспокоилась Анна, передавая ей свой разговор с Джулианом.

– Ничего страшного! – твердо остановила ее Ди.

Анна, в свои тридцать семь, уже семь лет была наставницей Ди, но все же порой ощущала себя моложе своей зрелой и деловой подопечной. Все они в целом составляют, наверное, довольно отчаянную группу. Двадцатичетырехлетняя Беф, мечтательница, нежная, мягкая, отзывчивая, стала легкой добычей Джулиана Кокса.

Келли – подруга и деловой партнер Беф: они вместе держали чудесный магазинчик в Рей-на-Авертоне. В этот маленький городок в свое время посоветовала им перебраться и открыть свой бизнес Анна, несравненно более живая и импульсивная.

Ди – владелица здания, где помещался магазинчик; там же, на втором этаже, находилась и квартира, которую Беф делила с Келли, пока та не встретила Бру. Отец Ди, известный общественный деятель, работал в нескольких местных благотворительных комитетах; неожиданно, как раз в тот момент, когда дочь кончала университет, он умер. Ди сразу изменила свои планы: вместо того чтобы следовать собственному выбору в карьере, она продолжила дело отца. Именно Ди убедила подруг решиться на это – проучить Джулиана Кокса, и притом ничего не говорить Беф.

Это может только навредить ей, особенно теперь, когда она как будто оправилась немного от случившегося. Келли и Анна согласились, что Беф, полностью поглощенная сейчас хрусталем, который накупила в Чешской Республике, сумела преодолеть боль, причиненную Джулианом, и не станет ссориться и протестовать. Посетить Прагу Беф убедила Ди – походить там по магазинам, развеяться немного после окончательного разрыва с Джулианом.

Вернувшись, Беф деятельно занялась магазинчиком, что, пожалуй, даже удивило Анну. Ведь она привыкла видеть свою племянницу в мечтательном настроении – вечно та позволяла другим руководить ею.

Возможно, решила Анна, активность Беф объясняется тем, что она знает: Келли скоро выйдет замуж, и ей придется взять дело в свои руки. Самой Анне, старшей в необычной четверке, мать Беф приходилась кузиной – именно поэтому Анна стала крестной Беф. Обе семьи уже несколько поколений жили в Корнуолле.

В двадцать два Анна вышла замуж, по большой любви, за друга детства Ралфа Труэйна. Они так любили друг друга! Чувствовали себя такими счастливыми вместе! Ралф – спокойный, покладистый парень, влюбились они друг в друга юными, их чувство было очень нежным. Как сложилась бы их семейная жизнь дальше – неизвестно; к сожалению, они лишились возможности узнать это: Ралф утонул в море, плавая на яхте. Они совсем мало прожили вместе, и после его смерти Анна не могла даже смотреть на море – слишком много воспоминаний – и переехала в Рей, глубоко на материке, чтобы попытаться начать новую жизнь там. Рядом протекала речушка, тенистая, спокойная; тем не менее Анна умышленно выбрала для себя домик за городом – чтобы ни малейшего намека на воду…

Однажды Ди с некоторым удивлением выразила свое отношение к этому месту:

– Прелестный домик, Анна, но, понимаешь, многие, кто переехал жить в Рей, специально подбирали себе что-нибудь рядом с рекой.

Ди явно хотелось понять причину ее выбора, но в то время Анна еще недостаточно знала ее, чтобы раскрывать душу.

– Этот дом меня устраивает. – Вот и все, что она ответила тогда.

– Конечно, ты ведь сделала его таким уютным, – поспешила согласиться Ди.

Ралф был хорошо застрахован, и Анна не испытывала финансовых затруднений. Она никогда не чувствовала потребности выйти замуж опять – сочла бы это предательством их юношеской любви (воспоминания о ней стали со временем светлыми и спокойными) именно потому, что Ралфа больше нет в живых и жизнь его оказалась столь несправедливо короткой. Иной раз она даже чувствовала вину за то, что осталась жить, тогда как его существование оборвалось.

Порой становилось грустно, что у нее нет детей, но в общем она была вполне довольна своей жизнью в Рее. Ей нравился этот тихий городок с его живописными окрестностями; она получала удовольствие от пешеходных прогулок, вступила даже в Клуб любителей походов. Вышивание также принадлежало к числу ее увлечений; она работала над городским проектом – гобеленами, представляющими фрагменты из истории города.

Благодаря дружбе с Ди Анна получила возможность контактировать со многими благотворительными комитетами. Хотя, когда Ди впервые предложила ей присоединиться к одному из них, поначалу возражала, не уверенная, что сможет быть полезной.

Ди решительно отмела ее возражения, заявив, что она себя недооценивает. Подбадриваемая подругой, Анна сделала первый шаг и стала работать в Городском совете. К громадному изумлению, она обнаружила, что ей хватает и жизненного опыта, и образования.

Это произошло в первые дни их знакомства, и Анну – обычно она очень медленно и осторожно сходилась с людьми – потрясло, как быстро они с Ди стали подругами. Несмотря на то что Ди производила впечатление очень деятельной и уверенной в себе, Анна всегда чувствовала внутреннюю потребность заботиться о ней – молодая женщина сильно затронула ее чувства. Она и любила ее, и уважала, и сознавала, что именно благодаря ее напору и активности оказалась вовлеченной в общественную жизнь городка.

Анна имела и свой небольшой круг друзей, а еще у нее жили кошка и собака. В общем, река жизни как будто наполнила свое спокойное чистое русло. Конечно, иногда чувствовался недостаток впечатлений, страсти и любви, но смерть Ральфа причинила столько боли, что Анна боялась разрешить себе испытать эти чувства вновь.

Другими словами, пока Джулиан Кокс не ворвался в их жизнь, все шло вполне прилично. А сейчас Анна переживала, собираясь сообщить Ди плохие новости. Многие назвали бы Ди деловой, напористой, но Анна-то знала и другую ее сторону – мягкость, ранимость. И вот однажды Анна собралась с духом и решилась позвонить подруге.

– Ди, боюсь, у меня плохие новости. О Джулиане Коксе и… и о деньгах… твоих деньгах.

– Он не стал советовать, куда вложить деньги? – мгновенно откликнулась Ди. – Я была уверена, что он проглотит нашу приманку.

– Нет, не проглотил… – Анна помолчала – нелегко говорить подруге об этом. – Ди, он исчез и забрал деньги, твои пятьдесят тысяч фунтов.

– Он… что?..

– Понимаю и очень сожалею, это моя вина… – принялась было оправдываться Анна.

Ди сразу оборвала ее:

– Брось, это не твоя вина! Что произошло? Я ведь единственная… Расскажи мне все, Анна!

Анна опять глубоко вздохнула.

– Хорошо, Ди. Я сделала, как ты придумала: сказала Джулиану, что у меня есть пятьдесят тысяч фунтов для инвестирования и я желаю получить с них хорошую прибыль. Он ответил, что знает способ. Предложил отбросить всякие формальности. У него на примете совершенно потрясающая сделка в Гонконге, и чем меньше будет бумажной волокиты, тем больше окажется выгода. Ну, я пыталась связаться с тобой, посоветоваться, но ты…

– Я была в Лондоне по делам. Знаю, получила твое сообщение; но будь я и здесь – неважно, все равно сказала бы тебе: «Действуй!»

– В общем, я согласилась с предложением Джулиана и подписала чек. Решила так: деньги пойдут с моего счета в банке, ему потребуются доказательства, чтобы снять их, вот и гарантия сохранности. Он обещал поддерживать со мной связь. Если честно, я и не собиралась звонить ему: ведь прошла всего неделя, как я дала ему чек. Но столкнулась случайно с сестрой Бру, Евой, и она вскользь упомянула, что видела Джулиана в аэропорту. Точнее, он выходил из такси, а они с Гарри, твоим кузеном, как раз собирались в него сесть. Их он не заметил и… Короче, я сразу почувствовала неладное. Бросаюсь звонить Джулиану – телефон отключен; еду к нему домой – пусто. Связываюсь с его банком – там не имеют представления, где он. Бру сделал запрос – оказывается, Джулиан закрыл свой счет. Видимо, никому не ведомо, куда он поехал или когда вернется. Боюсь, что…

– … он никогда не вернется назад, – твердо закончила за нее Ди.

– Возможно, ты правильно сделала, сообщив, что нам известно о его сомнительных доходах. С пятьюдесятью тысячами фунтов в кармане он решил свернуть все здесь, уклониться от долгов и просто начать свои лживые игры где-нибудь еще. Ди, я так сожалею…

– Это не твоя вина! – решительно повторила Ди. – Если кто и виноват, так это я.

– Что же нам делать, Ди?

– Прежде всего – не волноваться, – мягко отозвалась Ди. – А я… я не знаю еще, не уверена, что буду делать, Анна. Но, Боже мой… я просто в бешенстве, что он… удрал абсолютно безнаказанно. Деньги не такие уж и большие, но он обманул стольких людей…

Остальное Ди говорила не в трубку, и Анна не уловила слов – только интонации возмущения в ее взволнованном голосе; наконец услышала:

– Сколько вреда он причинил другим, сколько принес боли и переживаний!

– Но Беф вроде бы вылечилась от влюбленности в него, – попыталась утешить ее Анна.

– Да, – согласилась Ди, – но это далось непросто… – И замолчала.

Уже не впервые Анна обнаружила, что в горячности, с какой Ди требует наказать Джулиана, кроется нечто большее, чем намерение отомстить за боль, причиненную Беф. Ди – гордый человек, может быть даже, болезненно гордый. Если она желает что-то скрыть, так не стоит спрашивать, это очень личное.

«Возможно, и у Ди с Джулианом произошел какой-то инцидент, – предположила однажды Келли, когда они с Анной обсуждали это. – А что, если он бросил и ее, как Беф?»

Но Анна не согласилась с подругой: никогда Ди не привлек бы мужчина типа Джулиана. Келли, подумав, не стала возражать, но «что-то тут есть», так она выразилась. Анна тогда осторожно напомнила Келли, что, даже если и так, Ди сама расскажет, если захочет, – у нее, как у каждого, есть право на частную жизнь.

– Ди, я чувствую себя такой виноватой из-за твоих денег, – грустно повторила Анна. – Стоило мне насторожиться… хоть немного подумать…

– Анна, я не хочу, чтобы ты чувствовала себя виноватой! – Ди помолчала немного. – Знаешь, я подозревала – что-нибудь подобное случится, он попытается исчезнуть вместе с деньгами. Но чего не предполагала, так это того, что все произойдет так просто и быстро. Ты ничуть тут не виновата! Вероятно, он даже в более отчаянной ситуации, чем я думала, раз так рискует. Во всяком случае, он не вернется в Рей – никогда!

И тут же переменила тему разговора:

– Что собираешься делать на уик-энд?

– Ничего особенного. Беф собирается в Корнуолл навестить родителей. Келли и Бру уехали. А ты?

– Моя тетушка в Нортамберленде опять плохо себя чувствует, поеду к ней. Врач настаивает на операции, а она боится, что не выдержит; надо поговорить с ней, поддержать.

– Ди, думаешь, мы выследим Джулиана?

– Не уверена… Насколько я знаю Джулиана, он отправится туда, где его не достать европейским законам. Возможно, он прихватил с собой не только наши пятьдесят тысяч фунтов.

После разговора с Ди Анна долго простояла задумавшись в своей оранжерее, не обращая внимания на заунывное мяуканье кота – он все терся о ее ноги. Мама Беф, ее кузина, сказала: «Сейчас самое время для визита в Корнуэлл»; скорее всего, она права. Прошло много времени с тех пор, как ей казалось абсолютно невозможным вернуться туда, где погиб ее любимый.

Их любовь была так юна, наивна и неопытна, оба учились искусству любить вместе; Анну больше всего мучило, что Ралфу так и не довелось достигнуть настоящей мужской зрелости и силы, превратиться из мальчика в крепкого мужчину, каким он обещал стать.

С трудом Анна вспоминала теперь, как это было – любить его и быть любимой им, – что она тогда чувствовала. Удавалось, с трудом, воскресить в памяти только короткие ночи, когда они лежали в объятиях друг друга. Но все это принадлежало другой жизни и другой Анне.

Сейчас уже нет причин не поехать туда – она простила море за украденную любовь. Но простила ли себя за возможность жить без него?.. Теперь она не может ясно представить его образ, но абсолютно живым остается мучительное страдание в глазах его матери во время похорон. Этот взгляд спрашивал ее: «Почему ты жива, а моего любимого сына нет на земле?» Анна чувствовала себя неизбывно виноватой. Сейчас чувство вины вызывалось уже тем обстоятельством, что Ралф и их любовь так отодвинулись в сознании. Она любила его, правда, но это была любовь девочки и мальчика. Анна ныне взрослая женщина, и неопределенное, но очень острое чувство будило ее среди ночи; тело ее ощущало себя обманутым из-за невозможности счастья, оно жаждало любви…

Анна тяжело, глубоко вздохнула; эти незнакомые, неопределенные чувства приходят сами собой, против ее воли, но от этого не легче их вытерпеть. Наблюдая, как Бру целует Келли, свою невесту, Анна всегда ощущала острую боль зависти. Не потому, что ей нравился Бру, – это не причина, Бру совсем не в ее вкусе. Нет, ее зависть – от невозможности самой предаться таким восхитительным, чувственным занятиям. Но что это означает? Неужели она превращается в изголодавшуюся по сексу женщину средних лет? Анна упрямо вздернула подбородок: нет, конечно, нет!

Кот, убедившись, что хозяйка не собирается откликнуться на его увертюры, обиженный, ушел прочь и продолжил голосить на кухне. А она все смотрела в окно повлажневшими серо-голубыми глазами. В тридцать семь лет у нее девичья, стройная фигура, такая, какая была в восемнадцать. И волосы все еще мягкие, шелковистые и блестящие, теплого медового опенка; сегодня они разбросаны по плечам, а не собраны, как обычно, сзади и ниспадают до середины спины. Ралф, бывало, прежде чем поцеловать ее, пробегал пальцами по всей их длине…

Что случилось с ней? За годы вдовства она встречала немало славных и симпатичных мужчин и неоднократно замечала, что кто-то из них оказывает ей знаки внимания.

Как необычно, несправедливо, что тело ее вдруг вспомнило свои притязания и жадно стремится почувствовать всю силу страсти, а разум упрямо твердит: нет, не имеет она права снова окунуться в эти зыбкие, опасные ощущения.

– Сейчас-сейчас, прости, иду! – Наконец-то обратив внимание на доносившееся из кухни нудное мяуканье кота, она очнулась от тяжких размышлений.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Ворд отметил последний дорожный указатель перед своей целью – Рей-на-Авертоне. Типичное для Центральной Англии название – наверняка вполне респектабельное местечко, пусть один его житель и несомненный мошенник.

Агенты осчастливили Ворда, сообщив следующее: попытки выследить Джулиана Кокса не увенчались успехом – он, как установлено, покинул страну и, очевидно, исчез надолго; зато удалось найти его партнершу, некую Анну Труэйн, в маленьком городишке под названием Рей, адрес, номер телефона и массу другой, весьма интересной информации об этой миссис Труэйн.

Вдова, детей нет, внешне ведет вполне респектабельный, несколько скучный, исключительно правильный образ жизни. На самом деле, конечно, все не так – Ворд ясно себе ее представлял: особа далеко за тридцать, изо всех сил пытается удержать ускользающую молодость. Возможно даже, внешне симпатичная – отличный способ убедить беззащитного мужчину расстаться со своими деньгами; употребляет слишком много косметики, носит вызывающе короткие юбки. Острый взгляд, хищный интерес к вашему банковскому счету. Конечно, не очень умная, но весьма деловая. Возможно, у нее даже далеко идущие планы продолжения мошеннического бизнеса – ее и лихого партнера.

Пусть его считают женоненавистником, но по отношению к этой женщине он чувствует почти отвращение – даже большее, чем к ее партнеру. Бессердечная, беспринципная, это она обманула сводного брата, он вполне уверен. Бывшая его жена тоже относилась к такому типу женщин.

Сбросив скорость мощного открытого «мерседеса» на повороте в городишко, расположенный в живописной зеленой долине, Ворд невольно сравнил его с мрачными каменными улицами города, где вырос. Городок выглядит почти сказочным: на чистеньких зеленых улицах, обсаженных ухоженными деревьями, нет изнуренных лиц; не видно людей, постаревших раньше времени от работы и безысходности, – такие обычно собираются на ближайшем углу посудачить; вряд ли здесь водятся и опасные банды досужих юнцов.

Впереди, у реки, парковочная площадка; пора посмотреть на карту. Выключив двигатель, он быстро разобрался, где главная улица; так, а вот и место, которое он ищет.

* * *

Анна Труэйн жила ближе к окраине города, в небольшом доме, без соседей. Для такой женщины любопытные соседи определенно неудобны – помеха в делах. Ворд с непроницаемым, угрюмым выражением лица тихонько поехал к домику. Когда он остановил машину, Анна – она собирала в саду цветы для дома – опустила корзину, несколько обеспокоенная. Кто-то подъехал; она не ждет никаких посетителей, и машина, и тот, кто выходит из нее, незнакомы… Что ж, она подождет, когда визитер позвонит. И повернулась, чтобы через стеклянную дверь оранжереи пройти в дом.

Ворд, уже у ограды, уловил краем глаза ее движение, повернулся и позвал:

– Минуту, миссис Труэйн, прошу вас! Мне нужно кое-что обсудить с вами.

Естественно, Анна перепугалась: этот внезапный приезд, этот тон… Она инстинктивно устремилась к спасительной оранжерее, но оказалась недостаточно проворной – Ворд настиг ее в тот момент, когда она уже подошла к двери, и ухватил ее за руку, так что женщина вздрогнула, почувствовав его силу.

– Отпустите… я… у меня собака… – пролепетала Анна, скованная страхом; хоть бы Мисси ее услышала…

Маленькая собачонка появилась из-за угла, все ее пушистое тельце дрожало, когда она, виляя хвостом и приветствуя захватчика, подбежала к Анне.

– Да, я заметил, – язвительно проговорил он и стал опускать свободную руку.

Вдруг Анну охватил безумный страх за собаку – куда больший, чем за себя.

– Только попробуйте тронуть ее! – вызывающе бросила она, пытаясь свободной рукой защитить Мисси.

Этого песика, комочек белого пуха, уже спасли однажды. Одна семья приобрела Мисси, а потом бросила – хозяева сочли ее крошечные острые зубки чрезвычайно вредными для дома. Анна взяла ее к себе, выучила и полюбила. Мисси обожала новую хозяйку. Ворд подавил удивление: странно, женщина такого типа игнорирует собственную опасность и пытается защитить собаку. Да он и не собирался причинять никакого вреда мохнатой крохе, и Мисси, похоже, это почувствовала. Не замечая страстного желания хозяйки отогнать ее прочь, счастливая и беззаботная, она обнюхивала туфли незнакомца, а стоило Ворду опустить к ней руку, подпрыгнула и лизнула его маленьким розовым язычком.

– Послушайте, я не знаю, кто вы и чего вы хотите, – нервно начала Анна, – но…

– Но вы знакомы с Джулианом Коксом, не так ли? – Ворд уже обрел невозмутимое спокойствие.

– С Джулианом… – Анна побледнела.

Так этого человека послал Джулиан, чтобы потребовать у нее еще денег? А что, если ему известно, что они задумали?

Глядя на ее вмиг побелевшее лицо, Ворд неожиданно для себя ощутил что-то странное, незнакомое – на такое он никак не рассчитывал. Так, допустим, он ошибся – она выглядит не так, как он себе представлял. Юбка длинная, мягкая, легкая, а насчет косметики… да ее просто нет. И вообще, у женщин этого возраста не бывает такого нежного, розового, зовущего к поцелуям рта. Зато волосы у нее, уж конечно, крашеные, торжествующе решил он. А выражение испуганной невинности, без сомнения, столь же фальшиво, как цвет волос.

– Не пытайтесь лгать мне! – упрямо заявил Ворд. – Я знаю, вы знакомы с ним. Знаю еще кое-что. Вы вдвоем…

– М-мы вдвоем?.. – повторила Анна, слегка заикаясь.

– У меня есть доказательства – вот! – так же непреклонно продолжал Ворд, отпуская ее запястье, чтобы достать из внутреннего кармана пиджака бумаги.

Потирая затекшее запястье, Анна соображала: надо набраться смелости, забежать в оранжерею и запереть дверь на засов – оставить его снаружи… Анна бросила на незваного гостя быстрый взгляд: нет, пожалуй, это опасно. Во-первых, он ужасно большой… просто чудовищно огромный… Высоченный, более шести футов, и… нет, не толстый… нет. Внутренний жар охватил ее: безошибочный женский инстинкт подсказывал, что мужское тело, лишь едва обозначенное свободным костюмом, – сильное и мускулистое, определенно он занимается тяжелым физическим трудом. Волосы густые, темные, с неожиданным золотистым отливом на концах – там, где солнце коснулось их; это… это придает ему какой-то львиный вид.

– Это вы, не так ли? – Он развернул перед ней бумаги и требовательно указал пальцем на ее подпись.

Глаза Анны широко раскрылись – да, это ее имя… Что она, в полном смятении, и подтвердила, и лицо ее запылало, когда она заметила его оценивающий мужской взгляд – не упустил-таки возможность изучить ее. Стараясь не замечать этого взгляда, Анна попыталась прочесть документ: что это такое?.. Она уставилась в бумагу, а сердце ее отчаянно забилось: вот ее имя, совершенно отчетливо, и рядом – слово «партнер».

Бог мой, что это значит? Почему Джулиан бессовестно, лживо называет ее своим партнером? Нет у нее на то никакого ответа! Все, что она может предположить, – он намеревался таким способом придать вес, значимость тому, что планировал. Или точно знал: что-то в этом роде произойдет – и умышленно подставил ее имя. Он ведь отъявленный мошенник и в принципе способен на любую гадость.

Слова протеста, отрицания, готовые сорваться с ее губ, так и замерли где-то внутри. Может ли это быть доказательством против Джулиана, которое так настойчиво искала Ди? Потребуется время – обдумать, посоветоваться с Ди, рассказать ей, что произошло. Ей нужен этот листок бумаги! Но как только она потянулась, чтобы взять его, ее мучитель отступил назад и, сложив листок пополам, убрал в карман.

– Возможно, ваш партнер оказался достаточно умным, чтобы исчезнуть. А вы, вероятно, не на столько умны или более самонадеянны, – вынес Ворд свой приговор.

Она самонадеянна… Подумать только!

– Интересно, что вы чувствуете, зная, что лишили стольких людей их денег? За этот дом, вашу одежду, еду, без сомнения, заплатили другие, все это вынуто из чужих карманов! – Ворд впал в ярость. – Нечего ответить? Не говорите, что не виновны! Поистине вы меня удивляете!

Да узнай он правду – вот уж действительно удивился бы. Но поверит ли он ей, если она расскажет ему все? Взглянув в его лицо, Анна засомневалась. Но если он думает, что она позволит ему оскорблять ее… Повернув голову и глядя ему прямо в глаза, она заговорила – теперь вполне твердо:

– Видите ли, я сожалею, если вы думаете, что обмануты…

Она умолкла: что-то в его поведении, манере произносить слова настолько ее возмутило, затронуло, что она чувствовала слабость в коленях. В конце концов это, конечно, его злость, а что же еще? Прежде чем продолжить, Анна улыбнулась спокойно, почти нежно.

– Но когда вам предложили такие высокие проценты и баснословную прибыль за такое короткое время и на таких выгодных условиях, разве вы сами не испытывали сомнений, не подумали, что здесь… что-то не так?..

Ворд ушам своим не верил: так она считает, что это его – его! – обжулили и это его собственная вина? Так это ему не хватает ума?!

Едва достает ему до плеча – маленькая, изящная птичка, он легко, без всякого напряжения может взять ее на руки. И вот стоит перед ним и что-то там чирикает… Неохотно ему пришлось признать, что у нее есть сила воли – в отличие от ее партнера. Кроме того, она совершенно спокойна и хладнокровна – именно эти качества всегда его восхищали. Сделав над собой усилие, Ворд заставил себя не поддаваться таким мыслям – не следует забывать, что она совершила.

– Вы правы – именно подумал, – угрюмо подтвердил он. – Горжусь, что чую жуликов за версту. И это случилось не со мной – впрочем, вам это известно. – И посмотрел на нее в упор. – Имя Ричи Льюис вам что-нибудь говорит?

– Нет… никогда не слышала, – искренне ответила Анна. – Но если вы не давали Джулиану денег, что же вы тут делаете?

– Ричи – мой сводный брат! – пояснил он резко и с горечью спросил: – Да вы хотя бы сознаете, что сделали? Ричи – молодой человек, ему следует учиться, а не сходить с ума от потери пяти тысяч фунтов. – В голосе его зазвучало презрение. – Вы, видимо, никогда не выбирались из своего маленького, уютного мирка. Явно и не представляете, что это такое – страдать, разочаровываться…

– А вы… позволяете себе делать выводы, не узнав меня хоть немного! – оборвала его Анна – мягкое выражение лица сменилось на гневное и гордое.

– Ну, немного-то я вас знаю. Например, что вы лгунья и обманщица! – не обратив на ее слова никакого внимания, сформулировал он свой вывод.

Охваченная гневом, Анна, казалось, утратила дар речи.

– Ну что, нечего сказать?

– Я… я не собираюсь вам что-либо отвечать до тех пор… пока не посоветуюсь со своими консультантами, – выпалила Анна, ей вдруг пришло в голову, что все это сильно смахивает на эпизод из телевизионного сериала: как раз недавно она видела нечто подобное.

– С вашими консультантами? Без сомнения, они тоже замешаны в этом грязном деле, как вы и ваш драгоценный партнер! Но замечу вам здесь и сейчас, что ни ему, ни вам не удастся удрать. Вы присвоили пять тысяч фунтов, принадлежащие моему сводному брату, и я намерен их вернуть!

– Правда?

Анна пришла в восторг: наконец появился кто-то, способный противостоять Джулиану – отыскать его, как бы далеко он ни забрался, и наказать. Ди, несомненно, рада будет встретиться с этим человеком. Но даже если и так, сама она выступает в роли приманки… Такого еще никогда не было!

– Ну… все, что вы рассказали, чрезвычайно интересно, мистер… э-э…

– Хантер, – наконец-то представился Ворд. – Ворд Хантер.

Ворд Хантер… Отлично, теперь ей известно его имя. Надо направить его к Ди вместе с полученной информацией, и пусть они вместе преследуют Джулиана Кокса, вот и все. Но вдруг она почувствовала какую-то неловкость.

– Вы сказали, что хотите заставить меня вернуть деньги вашего сводного брата. Вряд ли у меня здесь, дома, есть пять тысяч фунтов. Можете позвонить мне, скажем, завтра?..

Ворд недоверчиво воззрился на нее: что еще она задумала? Минуту назад притворялась, что ничего не знает о деньгах, потом произвела его самого в простофили, а теперь хладнокровно обещает вернуть деньги. Да она, пожалуй, опаснее, чем он подозревал.

– Почему я должен вам верить? Вы можете испариться, как и ваш партнер.

– Уехать из страны, вы имеете в виду? – Анна перевела взгляд на оранжерейный пол, где улеглась Мисси. – Нет, этого я не могу.

Она произнесла это так просто и убедительно, что Ворд против воли почувствовал, что верит ей. Ловка, ничего не скажешь, – обманула Ричи и одному Богу известно, скольких еще, но он заметил любовь в ее взгляде, когда она смотрела на свою собачку.

– Конечно, я могу дать вам чек сейчас, – предложила Анна любезно.

Взгляд, последовавший за этими словами, чуть не рассмешил ее.

– Который ваш банк, без сомнения, откажется принять, – возразил он, качая головой. – Нет, это не пойдет. Мне нужны наличные…

– Тогда вам просто придется подождать до завтра, – твердо закончила Анна.

– Отлично! – согласился Ворд. – Тогда я здесь ровно в девять.

– В девять? Но банк открывается в десять.

– Точно, – неохотно подтвердил Ворд. – Просто не могу подвергнуть вас риску путешествовать туда и обратно одной с такой суммой. Поеду с вами.

– Поедете со мной? – Злость буквально захлестнула ее. – А может быть, предпочтете остаться здесь и провести со мной всю ночь? – И тут же залилась румянцем, заметив его взгляд., Ворд недоуменно разглядывал ее пылающие щеки. Если бы она умышленно флиртовала с ним, воздействовала на его мужские чувства, стараясь привлечь к себе внимание… но так растеряться от смущения… Определенно это один из ее трюков – видимо, она не раз испытывала его в прошлом на потерявших бдительность особах мужского пола. Нетрудно представить, что чувствует мужчина, глядя на нее в таком состоянии… Так и хочется защитить ее, такую крошечную, хрупкую… и еще эта нелепая собачонка… Ладно, его дело – предупредить, что он и сделал, сердито отвернувшись:

– Не вздумайте скрыться; обещаю вам: где бы вы ни находились – найду! – И Ворд пошел к машине.

Вдруг Мисси обежала Анну и потрусила за ним, жалобно поскуливая. Ворд немедленно остановился, повернулся и наклонился погладить песика; стоя на коленях и поглядывая на Анну, он приговаривал:

– Бедняжка! Она заслуживает лучшего хозяина – кого-то более стоящего ее преданности и доверия.

Потом – Анна не успела произнести в ответ ни слова – быстро поднялся и зашагал к машине.

«Оч-чень душещипательно! Что за неприятный гороподобный тип!» – мысленно дала ему определение Анна; взяла Мисси на руки и, нежно поглаживая, жестко произнесла вслух:

– Да, пожалуй, я очень сочувствую его жене!

Его жена… Боже мой, это, должно быть, ужасно – исследовать каждый сантиметр его широкой. твердой груди и униженно умолять этот упрямый рот поцеловать ее… А как же его, ох, высокие моральные принципы? А что будет, если разрушить непробиваемый, жесткий барьер и заставить этого мужчину чувствовать, вырваться из-под контроля разума, рассудка? Попытайся он ее обнять, она просто потерялась бы в нем, вдруг пришло ей в голову. Это все равно что оказаться в лапах у льва. Интересно, а волоски на его теле такие же мягкие на ощупь, как у ее старого медвежонка Тедди? И рычит он так же, если почесать ему живот?..

Анна прыснула, и глаза ее засветились чем-то неведомым. О, его слишком много… И женщина, рискнувшая влюбиться в него, должна быть или очень храброй, или очень глупой. Как он настроен против нее, как готов поверить худшему… И в то же время… Определенно ей необходимо привести себя в норму.

– Ну хватит, пойдем-ка звонить Ди, – подытожила она, обращаясь к Мисси и нежно опуская ее на землю.

* * *

«Уехала на север к тете», – проинформировал ее автоответчик. У Анны защемило сердце: попытки дозвониться на ее мобильный телефон оказались также неудачными. Что ж, позже еще попробует. Этот Ворд Хантер так груб и агрессивен… А бумага, которую можно использовать против Джулиана Кокса, – она ведь правильно ее поняла? Анна никогда не давала Джулиану разрешения называть ее своим партнером – это просто хитроумная уловка. Обдумывая случившееся, Анна пошла на кухню.

Готовить она очень любила, но ведь куда приятнее делать это для других, чем для одной себя. Именно поэтому ей так пришлось по душе помогать пожилым людям… Заставила себя немного поесть и отправилась опять в сад, пока совсем не стемнеет.

* * *

Через полчаса после того, как уехал от Анны, Ворд добрался до отеля. В этот жаркий день он чувствовал потребность принять душ и поесть. Портье ушел; Ворд рассеянно оглядел комнату; он остановился в первом отеле, который попался на пути. Роскошь – это не то, что ему необходимо, он мог иметь это или не иметь. Ему нравились хорошие вещи, он ценил их и любил на них смотреть, но комфорт пятизвездочного отеля, с великолепным рестораном, – последнее, о чем он думал сейчас.

А эта женщина – да она самая лживая, двуличная и опасная из всех, каких он встречал. Он помнит, как солнечные лучи пробились сквозь длинную, тонкую юбку и высветили очертания стройных, длинных ног, – слишком поздно он отвел взгляд, и как натянулась мягкая блузка, подчеркивая округлую линию груди, когда она нагнулась к своей нелепой собачонке – может быть, и ненамеренно…

А ее обнаженные руки, теплые и нежные, чуть тронутые прелестными веснушками… Когда он схватил ее запястье, возникло инстинктивное желание пробежать пальцами до плеча, ощутить прохладу кожи… От нее шел одуряющий аромат роз и жимолости, а в волосах был приколот цветок клематиса. И все время, пока он был с ней, ему хотелось обнять ее, прижать к себе и убаюкивать. Его ужасно смущала подобная реакция на незнакомую женщину. Хотя одно все-таки понятно… Он неловко улыбнулся самому себе: ему сорок два, и он не припомнит, когда в последний раз его тело так переполнялось мужской силой. Слава Богу, что удалось овладеть собой, прежде чем она заметила его состояние.

Ворд перевел дыхание. На стене в спальне висит картина – кукурузное поле и красные маки. В какой-то момент ему почудилось, что он вдыхает свежий аромат лета, чувствует дуновение легкого ветерка на своих руках, и солнце нежно гладит его нагое тело, и он… сжимает в объятиях тоже нагую Анну. Ее дыхание чисто и свежо, а груди полные, прекрасные, светло-кремовые, и на них возбуждающе темные ягоды сосков… Он дотрагивается до них пальцами и слышит нежный вздох удовольствия. В глазах ее призыв и желание, она шепчет: «Поцелуй их, Ворд! Хочу чувствовать твои губы!..»

Невольно он прикрыл глаза: вот он едва касается волос между ее бедрами, неправдоподобно мягких, шелковых… И слышит шелест ее голоса: «Ворд, я так хочу тебя!»

Черт возьми, он сошел с ума! Может, она колдунья? Нет, ей не удастся его приворожить – никогда! Тело его горячее, напряженное, полное неудовлетворенного желания… Ну хватит, скорее в ванную! Он долго стоял под холодным душем.

* * *

Наконец-то все эти бесконечные дела переделаны. Теперь остается убраться и все – можно принять долгожданную ванну. О Боже, как устала! Все тело ноет и гудит, какие-то тяжкие ощущения переполняют ее… Но виновата тут вовсе не работа в саду. Итак, где же садовые грабли с длинной ручкой – ими так удобно рыхлить землю для цветов? Усталая до предела, Анна шагнула вперед – и закричала от страшной боли: нечаянно наступила на эти самые грабли и ручка, взметнувшись, ударила ее по голове.

* * *

Мисси обеспокоенно заскулила – почему любимая хозяйка лежит посередине клумбы и не обращает никакого внимания на ее заунывный вой?..

* * *

Ворд отодвинул тарелку с заказанной едой, едва осилив половину. Нет, это никуда не годится – не доверяет он все же этой женщине: одному Богу известно, где она будет утром… Он схватил пиджак, ключи от машины и почти выбежал из отеля.

* * *

Мисси встретила его слабеньким, но восторженным гавканьем. Ворд нахмурился: дом абсолютно темный, хотя сейчас раннее утро; дверь оранжереи открыта… Где, черт возьми, Анна?.. Собачка мгновенно разрешила его сомнения – дрожа, остановилась у клумбы, где лежала неподвижно хозяйка; крошечный хвостик что есть силы колотил по земле, Мисси умильно, доверчиво пялилась на Ворда…

Анна застонала, пытаясь разомкнуть веки.

– О, моя голова… – пробормотала она, и глаза ее наполнились слезами.

– Спокойно! Вы ударились, не двигайтесь… Я вызову «скорую», – озабоченно проговорил Ворд.

Анна повернула голову, и он заметил темное пятно запекшейся крови на волосах и такое же пятно – на длинной ручке лежавших рядом грабель.

– Кто вы? – услышал он ее слабый голос.

Он уже набирал на мобильном телефоне номер «скорой помощи».

Анна с выражением отчаяния устремила на него затуманенный взор.

– А вы не знаете? – поинтересовался он осторожно.

– Не-ет… – Она начала тихонько дрожать. – Я… не знаю… ничего не знаю…

* * *

– Похоже, она потеряла память, – пятнадцатью минутами позже сказал он врачу.

Анну осторожно подняли с земли и устроили в машине.

– Такое случается, – отвечал врач. – Возможно, сотрясение мозга. Мы узнаем больше, когда сделаем все тесты и возьмем все анализы. Я так понимаю, вас не было рядом, когда это случилось?

– Нет, не было…

– Вы сказали, ее зовут Анна Труэйн. А вас?

– Ворд Хантер, – быстро добавил Ворд.

– Значит, вы не супруги. – Врач оценивающе взглянул на него. – Если хотите, можете следовать за нами в госпиталь на своей машине. Консультант, наверно, захочет поговорить с вами. – И захлопнул дверцу, прежде чем Ворд успел возразить.

«Скорая» тронулась с места.

Ворд закрыл дверь оранжереи, посадил Мисси в свою машину и поехал следом. А что еще ему делать? Не оставлять же здесь одну перепуганную, беззащитную собачку?

* * *

– Будьте любезны, подождите здесь, мистер Хантер, консультант выйдет через минуту.

Анну сразу же увезли на каталке, как только они добрались до приемного покоя больницы. Через стеклянную дверь Ворд видел, что консультант уже заканчивает осматривать лежавшую на кушетке Анну.

– Мистер Хантер?

Кивнув, Ворд протянул консультанту руку и спросил, наблюдая, как другой врач ставит Анне капельницу:

– Как она?

– Насколько можно судить, серьезных повреждений нет. Синяки, внешние кровоподтеки, но, к счастью, без внутреннего кровоизлияния. Надо понаблюдать за ней несколько недель, но это может сделать и ее личный врач.

Консультант взглянул на часы и нахмурился. Его дежурство кончилось уже три часа назад, но неожиданный вызов задержал его, а потом пришлось осмотреть пострадавшую.

– У нее небольшое сотрясение мозга, но ничего страшного. Можем отпустить ее домой. – Одну? – удивился Ворд.

Конечно, ее не отпустили бы, если бы это могло ей повредить. Но он видел ее состояние – вряд ли она сумеет позаботиться о себе.

Сообразив, что им недовольны, консультант нахмурился, сочувствие в его голосе исчезло. – Вы, полагаю, будете рядом с ней? – спросил он.

Ворд уже приготовился яростно отрицать подобное предположение, но тут консультант вкрадчиво произнес:

– Конечно, здесь еще дополнительная проблема – временная потеря памяти; иногда такое случается при травмах головы. К счастью, из нашей практики известно, что полная память в конце концов возвращается почти в ста процентах случаев. Анна, похоже, не помнит только последние события. Знает свое имя, прошлое своей семьи, но не может сказать, что делала сегодня или кого видела. Последнее, что она помнит, связано с событиями, произошедшими несколько месяцев назад.

– Потеря памяти?

Слова: «И вы отсылаете ее домой?!» – чуть не сорвались у Ворда с губ, но он умел держать себя в руках и не произнес их. А если бы Анна была членом его собственной семьи? Тогда он без церемоний начал бы искать возможность выслушать другое мнение. Но Анна не член его семьи, она ничто для него, их связывает только то, что она должна ему пять тысяч фунтов.

– Конечно, если она вдруг начнет жаловаться на головные боли, или раздвоение предметов, или тошноту, вам следует немедленно привезти ее обратно к нам.

– А это обязательно… у нее будет? – взволновался Ворд.

– Не думаю; насколько я могу судить, не должно, – успокоил консультант.

– И вы утверждаете, память к ней вернется?

– Да, надеюсь. Хотя не могу сказать точно – когда. Бывает, что пациенты видят вспышку и моментально все вспоминают; иногда память возвращается постепенно. – Консультант явно готовился уйти, давая понять всем своим видом, что он свою миссию выполнил.

– Черт! – пробормотал Ворд, растерянно глядя, как медицинский работник почти побежал по коридору. – Что тут прикажете делать?..

Вообще-то он ничего не должен Анне, как раз наоборот. У него есть все права уйти прочь из больницы и оставить ее – пусть сама решает свои проблемы… Теоретически он, возможно, прав, ну а по-человечески?..

Собственные ее моральные принципы никуда не годятся – скольких людей она обманула кроме Ричи? Она лгунья и обманщица; так что же, и ему опуститься до такого же уровня? Нет, не в его характере уйти и оставить человека в беде.

– Мистер Хантер? – раздался бесстрастный голос медсестры. – Консультант уже сказал Анне, что она может ехать домой. Она сейчас оденется, и если вы пойдете со мной…

Он повернулся и последовал за медсестрой, как вдруг внезапная мысль пришла ему в голову. А что, если все это – просто бегство от обязательства платить ему? Будет сидеть и притворяться, что к ней не возвращается память, пока что-нибудь не случится или кто-нибудь не приедет?.. Резко остановившись, он обратился к сестре:

– А эта амнезия, я хотел бы знать… Может ли это быть простое притворство?

– Притворная амнезия? – гневно взглянула на него медсестра. – Иногда у нас бывают пациенты, которые по той или иной причине симулируют потерю памяти, но наш консультант очень скоро распознает такие случаи. Почему вы спрашиваете? – теперь уже с любопытством осведомилась она. – У вас есть причины предполагать, что Анна притворяется? Знаете, попадаются пациенты, которые так страдают от полученной травмы, что единственная возможность для них избавиться от страданий – это представить, что ничего не случилось. Но в случае Анны…

– Нет-нет, конечно, нет! – поспешил успокоить ее Ворд. Не хватало еще, чтобы его сочли виновным в травме Анны.

– Хочу уверить вас, мистер Хантер, – спокойно заговорила сестра, – что если Анна осмотрена мистером Баннерменом и он утверждает – амнезия, значит, так и есть.

Они наконец достигли входа в бокс, и Ворд увидел Анну: потерянно стоит у кровати, вид всеми покинутого существа, в выражении лица неуверенность, тревога… Ворд невольно почувствовал некоторое участие к ней. Не хотел бы он оказаться в ее положении…

Глаза ее заблестели, как только она увидела медсестру, – определенно узнала. Но Ворд с каким-то острым и непонятным удовольствием почувствовал – блеск глаз, это подобие улыбки связаны с ним.

– Ворд? – Его имя она произнесла неуверенно, дрожащим голосом; в глазах – скорее серых, чем голубых – застыла мольба.

– Вы узнаете меня?

Сестра неодобрительно покачала головой. У Анны отчаянно дернулся рот.

– Не-ет… Сестра Джемма сказала мне ваше имя. И что я могу идти домой.

Медсестра дипломатично удалилась, оставив их вдвоем.

– Я… я сожалею, что не помню вас, – услышал Ворд тихий голос Анны. – Но я догадываюсь… чувствую… между нами… что-то особенное… – Она умолкла и, встретив его взгляд, отвернулась.

– Вы так чувствуете? – неожиданно мягко произнес Ворд.

– Да… да… – заставив Ворда смутиться, Анна подошла к нему близко и нежно дотронулась до его лица тонкими пальцами – лицо ее тут же озарилось радостью. – Не могу узнать и вспомнить вас сейчас, Ворд. Понимаю, как это тяжело – вы ведь переживали за меня. – Она улыбнулась, в углах рта появились очаровательные ямочки.

Боже, она выглядит такой беззащитной, ранимой… И такое доверие в глазах, в прикосновении – у Ворда перехватило дыхание. А если бы в этот момент рядом с ней оказался не он, надежный и честный, а кто-то другой?..

– Я так рада, что вы здесь, со мной, Ворд! – прошептала Анна – Ужасно, когда ничего не можешь вспомнить… Мистер Баннермен сказал, что вы мне не муж…

– Нет, – поспешно подтвердил Ворд.

– Но мы же не чужие, мы связаны. Он сказал, именно вы вызвали «скорую помощь».

Ворд сжал зубы; он никого не просил ввязываться в его дела! Сделали вывод, что он и Анна – пара, основываясь на смехотворном предположении: раз вызвал «скорую», значит, живут вместе.

– Что вы помните? – попытался выяснить он.

Анна отодвинулась на шаг от него, руки ее бессильно упали. Нелепо, но он почувствовал разочарование – какая-то часть его получала истинное наслаждение от ее прикосновений.

– С начала этого года все, и потом… ничего. – Анна горестно улыбнулась. – Не могу вспомнить, как мы встретились и как долго мы вместе.

Глаза ее наполнились слезами, она попыталась смахнуть их; пальцы теребили обручальное кольцо.

– Не стоит беспокоиться об этом. Консультант сказал – память к вам полностью возвратится. Поедемте-ка домой! – И он легонько подтолкнул ее к двери.

Но, несмотря на его попытки держаться от нее на некотором расстоянии, Анна прижалась к нему и взяла под руку.

– Домой… да, домой… По крайней мере я знаю, где мой дом. – Она остановилась, на лицо опять набежала тень печали. – А где мы живем, Ворд? Не могу вспомнить… – Паническое выражение затуманило ее глаза. – Знаю, где мойдом, не…

– Туда мы сейчас и идем… – поспешно прервал ее Ворд.

Что же он делает? – спрашивал себя Ворд, подводя женщину к своей машине. Почему просто не сказал консультанту правду? А сейчас ситуацию уже не исправить. Анна, видимо, считает, что они любовники. А ведь то, что их в самом деле связывает, малосимпатично. Как теперь найти ответы на вопросы, которые она, несомненно, ему задаст?..

Ворд был в растерянности, в смятении. Его мужское начало вступало в противоречие с моральными принципами, доставшимися от матери и отчима. Ему мерещились необъяснимые бесповоротные изменения в характере Анны. Неужели это все из-за амнезии? Неужели потеря памяти превратила ее из беспринципной, бессердечной обманщицы в эту нежную, волнующую, влекущую женщину – она так естественно и доверчиво прижалась к нему… Он слышал, что травма головы, может вызвать изменения в поведении, но чтобы такие разительные…

Уже час ночи; ну и денек у него выдался – сейчас уже нет сил что-то менять. Несомненно, он расскажет Анне всю правду – если, конечно, в течение нескольких следующих дней к ней не вернется память. Но сейчас кто-то обязательно должен находиться с ней рядом, нести за нее ответственность. Невозможно уйти и оставить ее в таком состоянии. Да и кроме того, если он все время рядом, она не исчезнет, не вернув деньги Ричи.

– О, это ваша машина! – удивленно воскликнула Анна, как только они добрались до «мерседеса» и Ворд открыл его.

Почему она так удивлена? Да, это дорогая машина, но, если судить по тому, что он видел у нее дома, она привыкла к комфорту и ей знакомы роскошные машины.

Вдруг Анна заметила собачку, свернувшуюся комочком на заднем сиденье машины, и лицо ее озарилось улыбкой.

– О, Мисси! – прошептала она.

– Вы узнали ее, – непроизвольно произнес Ворд.

– О да, я взяла ее к себе в прошлом году. Ее бросили, и я… – Она помолчала. – Я знаю, Ворд, она моя, но когда был прошлый год?.. – И опять ее глаза наполнились слезами.

– Все хорошо, вы все вспомните! – уверил он ее, открывая дверцу машины.

Но у Анны появилась другая идея – Ворд был к этому совершенно не готов: она повернулась и положила голову ему на плечо, шепча:

– Обними меня, Ворд, пожалуйста! Просто обними меня… Я так боюсь…

Ворд заколебался – вот этого он совсем не предполагал. Его, уверенного в себе, гордящегося умением находить выход из любых ситуаций и кризисов, нежная просьба Анны вывела из равновесия.

– Все хорошо, не волнуйся, я здесь… – Ворд тоже перешел на «ты».

Говоря это, он перешагнул свой Рубикон, хоть и продолжал убеждать себя, как человека практичного, прислушаться к внутреннему голосу, предупреждающему об опасности. Но в чем, собственно, опасность? Для него не секрет, к какому типу женщин относится Анна; когда память вернется к ней, она выгонит его прочь, а отнюдь не прыгнет в его объятия.

Волосы ее пахнут розами – он с наслаждением вдыхал этот легкий аромат, прижимая ее к себе. Неожиданно для себя поднял руку, нерешительно, будто украдкой, погладил ее по голове, а потом внезапно отвел руку прочь.

– Думаю, мы не так долго вместе, – проговорила Анна, смущенно улыбнулась и отодвинулась.

На освещенной стоянке Ворд заметил, как запылало ее лицо, изумленное, недоверчивое. Она объяснила:

– Так говорит мое тело – во всяком случае, то, как я реагирую на тебя. Вряд ли я так дрожала бы в твоих объятиях, если б мы были давным-давно вместе.

Дрожит в его объятиях… Ворд закрыл глаза.

– Мы встретились совсем недавно, – признался он несколько напряженно, помогая ей сесть в машину. Во-первых, это правда; он только надеялся, что она не спросит, как недавно, но, к счастью, когда он занял водительское место, она была слишком поглощена своей Мисси и не стала его ни о чем расспрашивать.

Направляясь к дому Анны, Ворд раздумывал о своем. В отель он позвонит завтра и заплатит по счету; но как насчет одежды? Неизвестно, как долго ему придется пробыть в Рее: того, что в чемодане, едва ли хватит, если он собирается жить у Анны. Кроме того, у него есть и свои дела. Хорошо, что ноутбук здесь и никто не может предъявить претензии за его отсутствие. Надо только позвонить миссис Джарвис, домработнице, приходящей два раза в неделю, и предупредить ее.

Анна прикрыла глаза и прислонила голову к спинке сиденья. Это так неудобно – чувствовать, что не можешь все припомнить. Она знает, кто она и откуда родом; вполне ясно помнит свою семью и друзей, образ жизни здесь, в Рее, и неприятность, которая произошла с ней. Но встреча с Вордом, их совместная жизнь, все события последних нескольких месяцев, даже сам Ворд – все это скрыто тяжелой, темной завесой. Консультант объяснил ей, что она получила сильнейший удар по голове садовыми граблями, наступив на них.

– У вас легкое сотрясение; было много крови, но, к счастью, никаких серьезных повреждений.

– Только потеря памяти, – напомнила ему Анна.

– Да, памяти. Постарайтесь не думать много об этом. Память вернется.

– Но когда?! – взволнованно воскликнула Анна.

– Боюсь, что не могу на это ответить.

– А я… я останусь здесь, в больнице? – страшась положительного ответа, спросила она.

– Нет, – поспешил успокоить ее врач. – Хотя, если нет никого, кто позаботится о вас, решение будет другим.

Кто о ней позаботится? Ворд, тот, кто и привез ее сюда. Анна почувствовала смятение, головокружение, думая о нем, сердце часто забилось. Он такой большой, сильный… мускулистый. Ее щеки запылали. О Боже, женщина ее возраста и положения не должна так восторженно, восхищенно мечтать о своем партнере… своем любовнике…

Ворд… Так уютно, надежно и по-домашнему тепло почувствовала она себя в его объятиях, узнавая его запах, его прикосновения; хотя многое кажется странным. Она постарается снова узнать его. Где же они познакомились? Есть ли у него семья? Женат ли он? Есть ли дети? «Завтра спрошу», – устало подумала Анна, наблюдая, как уверенно въезжает Ворд в ворота ее дома.

По крайней мере она узнает и помнит свой дом. Но почему Ворд живет с ней здесь? Почему они так решили? Должно быть, есть какая-то причина, но она не отрицает; ей приятно, что они останутся здесь вдвоем. Пытаться что-то выяснить сейчас не имеет никакого смысла.



ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Посиди, я поставлю чайник и приготовлю что-нибудь выпить.

– Нет, Ворд, позволь мне сделать это.

Они сидели на кухне; Мисси счастливо посапывала в корзинке, огромный кремово-коричневый кот Виттейкер неодобрительно наблюдал за ней.

Уговаривая Анну отдохнуть, Ворд вдруг вспомнил: считается, что он знает и кухню, и вообще весь дом Анны.

– Хорошо, но только если ты чувствуешь себя нормально, – согласился он. – Пойду достану твои вещи из машины и принесу наверх.

Анна отказалась надеть на обратном пути измазанный кровью жакет; кроме того, в госпитале им дали лекарства, чтобы обрабатывать рану на голове. Под предлогом, что достанет все это, Ворд мог быстро осмотреть дом и окрестности. Утром, перед тем как Анна встанет, ему необходимо заскочить в отель, но это он обдумает позже.

Ворд забрал все из машины и уже был на полпути наверх, когда услышал – Анна тихо зовет его. Бросив жакет и лекарства, он устремился на кухню.

– Что? – задыхаясь, произнес он. – Ты плохо себя чувствуешь? Тебя тошнит? Или глаза?..

– О, Ворд, извини… ничего такого, – успокоила его Анна. – Просто хотела спросить, какой ты любишь кофе. Боюсь, что не помню…

– Черный, крепкий, без сахара, – ответил Ворд. На какую-то секунду он действительно испугался… Закрыл глаза, попытался сосредоточиться и в этот миг почувствовал, как губы Анны коснулись его подбородка.

– Спасибо тебе! – услышал он ее нежный шепот.

Она благодарит его…

– За что? – спросил он почти грубо, открывая глаза и отодвигаясь в сторону, чтобы избежать ее прикосновения и особенно – манящего взгляда серо-голубых глаз.

– За то, что ты здесь… за заботу… за себя, – тихо проговорила Анна.

Взгляд ее, такой доверчивый, зовущий, совсем лишал Ворда сил. Неужели это возможно, чтобы простой удар по голове так сильно изменил личность?

* * *

– О, извини! – Сонная Анна опять подавила зевок.

Кофе уже выпили, и Ворд уговорил Анну подождать, пока он уберет посуду.

Дом Анны, хотя она жила одна, был просторный и благоустроенный. Она выросла в большой, постоянно растущей семье; когда Беф и Келли впервые приехали в Рей, она с радостью предложила им устроиться наверху. Там четыре большие спальни, а к ее собственной примыкала отдельная ванная комната.

Внизу, помимо обширной кухни, где можно уютно посидеть и поесть, еще столовая для гостей и две гостиные – очаровательная маленькая и большая, для приемов.

Слишком большой дом для одного человека – гораздо больше симпатичного коттеджа, в котором они жили с Ралфом после свадьбы.

Этот дом Анна купила на часть денег, полученных по страховке (оформленной на Ралфа), а оставшуюся, довольно внушительную часть вложила в ценные бумаги. Сначала она вообще сомневалась, брать ли эти деньги, – ей казалось более справедливым передать их родителям Ралфа. Но родственники с обеих сторон уговаривали взять, и, поддавшись наконец их увещеваниям, она решила: возможно, они и правы – Ралф хотел бы, чтобы она имела их. Вот только родители Ралфа, особенно мать, вряд ли когда-нибудь будут чувствовать себя спокойно в ее присутствии из-за напоминания о гибели сына.

Естественно, что мать Ралфа всякий раз, как видела Анну, заново переживала страшную боль потери, – что ей эти деньги. А Анна, всегда чуткая к горю других, представляла себя на ее месте – и понимала, каково той приходится.

До самой смерти Ралфа она работала личным ассистентом своего отца – архитектора. Он понял, конечно, ее намерение оставить Корнуолл, но не скрыл, как будет скучать по ней.

Дом она обставила в той же благородной, спокойной манере, в какой одевалась и держала себя, – у нее был отличный вкус. И Ворд невольно сравнивал Анну – и в обстановке, которая ее окружала, и в поведении – с бывшей женой.

Та никогда, насколько помнил Ворд, не пыталась вести себя так с ним, а если он пытался внести чуточку нежности в их отношения, всегда резко отталкивала его, заявляя: «Не будь слюнтяем!» Возможно, тогда он им и был, но не теперь. Ворд не собирался забывать, что за женщина Анна Труэйн.

– Ты устала, – мягко сказал он, заметив, что она зевает. – Почему бы тебе не пойти спать?

– А ты? – неуверенно спросила Анна.

– Я лягу позже. – Ворд умышленно от нее отвернулся, не желая, чтобы она видела его лицо.

Очевидно, Анна предполагала, что они спят вместе, и столь же очевидно – он не может позволить себе так поступить. Ну хотя бы потому, что он, живя один, спал обычно, занимая целую кровать поистине королевского размера. А тут повернись он во сне – рядом Анна, миниатюрная и изящная… Не поддастся он этим искусительным, опасным мыслям – так и лезут в голову, возбуждающие, невозможные…

Услышал, как скрипнул стул, – Анна встала; даже не поворачиваясь, знал: направляется к нему.

– Спокойной ночи, – раздался ее тихий, чуть сонный голос.

Автоматически повернувшись, он буквально столкнулся с ней – Анна, нежно улыбаясь, подняла голову, подставив ему губы в простодушной надежде, что он ее поцелует.

Кого, черт возьми, он пытается обмануть? Ведь именно по этой причине он не хотел делить постель с Анной… Звук протеста, уже готовый сорваться с губ, умер не родившись. Ворд протянул руки, обнял ее и прижался губами к ее губам.

– Ммм… о да! – Счастливо вздохнув, Анна еще теснee к нему прижалась. – О да… о Ворд!.. – шептала Анна.

Как она могла забыть это?

Все ее тело с готовностью отзывается на поцелуй Ворда, с головы до самых кончиков пальцев на ногах, которым сразу стало тесно в туфельках. Полностью поглощенная этим поцелуем, она коснулась языком его нижней губы и задрожала, чувствуя ответную дрожь его тела.

Счастливая искательница сокровищ, она неожиданно нашла, что искала. Ни Ралф, ни вся ее любовь к нему никогда не вызывали в ней таких чувств. Волшебная связь, существующая между ней и Вордом, особенная, ни на что не похожая, такого она ни разу не испытывала. И эта связь неоспоримо доказывает: они любовники.

Когда и где они встретились, на каких условиях жили вместе – этого она не помнит, но сознает, как сильны ее чувства и как нежна ее любовь, раз ощущает себя такой близкой ему. Должно быть, она уже много раз пребывала в этом прекрасном, безумном, волнующем, чувственном состоянии, но сейчас ей не вспомнить, когда это было. Наверно, именно поэтому так остро сейчас ее восприятие. Отчаянно хочется прикоснуться к его обнаженному телу…

Но он уже оторвался от ее губ и, борясь с охватившим все его существо желанием, хрипло проговорил:

– Консультант сказал, тебе надо отдохнуть…

– Да? Я что-то не помню… – неохотно согласилась Анна, но отошла от него и направилась к дверям, помедлив на пороге, чтобы погладить Мисси и Виттейкера.

Ворд так и не успокоился, пока она не ушла.

Когда он последний раз переживал такое? Да если честно – никогда. Эта женщина стремительно и успешно пробиралась через охрану, которую он сам возвел для себя, преодолевала все преграды, – надо быть каменным, чтобы не отозваться. Она так привлекательна, чувственна, а может быть, даже весьма опытна в сексуальном смысле?

Явно тянулась к нему, ее тело, взгляд, улыбка – все говорило, что она хочет его. В какой-то момент – хорошо, что он позволил ей уйти, – неистовость и страстность желания чуть не заставили его разорвать на ней одежду. Такого с ним не случалось по отношению к другим женщинам…

Когда он впервые встретился со своей бывшей женой, он был полон романтики: возвел ее на пьедестал, поклоняясь как святыне. Мысли о возможной близости доводили его до сумасшествия; когда это в конце концов произошло, в физическом удовлетворении таилось некоторое разочарование – он ожидал большего.

Говорил себе: вина, наверное, полностью заключена в нем самом – он слишком наивен, идеалистически настроен, раз ожидал от этого чего-нибудь невероятного. И вот пять минут назад, сжимая в объятиях Анну, внезапно обнаружил, что не ошибался тогда, в юности, представляя любовь чувством неимоверно прекрасным, неземным.

* * *

Наверху в спальне Анна быстро разделась – она примет душ, чтобы быть свежей и душистой, когда придет Ворд. Скорее всего, у них это не в первый раз, но станет началом свежих воспоминаний, новой первой страницей их отношений. Сейчас ей хочется быть особенной – не столько для себя, сколько для Ворда. Кажется, она здорово его напугала.

В ванной Анна обнаружила простенький хлопковый халатик, а в спальне, под подушкой, – такую же непритязательную ночную сорочку. Нахмурясь, внимательно изучила свои находки. Нет, без сомнения, когда она была близка с ним – точно не надевала эти вещи.

Быстро проверила все ящики; на удивление быстро угадала тот, где хранилось нижнее белье – точно того же типа, что ночная сорочка. Озадаченная, Анна все проверила опять: безошибочный женский инстинкт подсказывал, что уж для Ворда она выбрала бы что-нибудь другое – красивое, изысканное, что подчеркивало бы ее женственность. Нашла бы самое лучшее – тонкое белье из легкого шуршащего шелка и атласа, нежных или ярких цветов, щедро украшенное кружевами. Ничего вульгарного, вызывающего – это не ее стиль. Но ведь они не один день были вместе, она обязательно купила бы что-нибудь, чтобы его немножко расшевелить. Но ничего такого здесь нет… Разочарованная, она вернулась к себе. Уж если перед ней такой выбор – это скучное хлопковое белье или ничего, – пусть лучше ничего!

Скоро ли Ворд придет? Легкая дрожь нервного возбуждения охватила ее. Она чувствовала себя кем-то вроде старомодной девственницы, ставшей вдруг невестой, – сгорает от любви к мужу и в то же время немного боится ощущений, которые ей предстоят.

* * *

А внизу Ворд подождал сначала полчаса, потом еще полчаса… Дом абсолютно безмолвен – наверняка Анна уже спит. Очень тихо, осторожно поднялся по лестнице. Дверь спальни приоткрыта: Анна лежит на одной половине кровати – спит, к счастью. Какой она кажется покинутой, одинокой.

У Ворда вдруг пересохло во рту, и он поспешил быстро проскользнуть мимо. Для ночлега он выбрал себе комнату, расположенную как можно дальше от ее спальни. Принял душ, но бриться не стал – все его вещи в отеле. Если утром Анна поинтересуется, почему он выбрал другую комнату, скажет, что так посоветовал консультант. Сочинит историю, что им нельзя поддерживать близкие отношения до тех пор, пока память не вернется к ней. Уставший, измученный всеми этими мыслями, Ворд лег.

* * *

Анна внезапно проснулась – сердце бешено колотится, она вся дрожит. Ей приснился страшный сон, но она точно не помнит, о чем. Немного болит голова, но сейчас, когда она оправилась от неведомых ночных кошмаров, на смену пришел другой страх: а если память никогда не вернется к ней?..

– Ворд! Ворд! – И она взволнованно обернулась к другой половине кровати – его нет рядом.

Растерянная, пораженная, Анна откинула одеяло: где он?.. Выбежала в коридор – пусто; только в самом конце – важный кот Виттейкер крадется к открытой двери.

– Э, нет, сюда нельзя! – Она догнала его и оттолкнула в сторону.

Коту строго запрещено спать на кроватях, он это хорошо усвоил, но вечно старается нарушить запрет. Прегрешение Виттейкера было моментально забыто, как только, заглянув в комнату, она увидела, что на кровати спит Ворд…

Почему он здесь, в этой комнате? Озадаченная, но обрадованная, что нашла его, Анна подошла ближе. Должно быть, совсем вымотался; она не станет будить его, просто пристроится рядом, прижмется к его большому теплому телу. Вот так… необыкновенно приятно лежать рядом… Так хорошо, спокойно… она так счастлива и так любит его…

* * *

Ворд повернулся во сне; тело его совместилось с нежными изгибами тела Анны; он обнял ее и положил ногу поверх ее ноги в вечном неосознанном мужском стремлении защитить, охранить…

Счастливая, Анна придвинулась еще ближе. Спать совсем не хочется; приятная тяжесть мускулистой груди так искушает… Она легонько коснулась ее губами и, лаская, стала перебирать покрывающие ее мягкие волоски.

– Как медвежонок! – еле слышно прошептала она.

Откуда у нее эти слова? Они ей смутно знакомы, она уже произносила их когда-то… Но чем больше старалась вспомнить, тем дальше улетало призрачное воспоминание…

Ее движения, ласки разбудили Ворда; он провел пальцами по ее плечу.

– О, Ворд, с тобой так хорошо! – прошептала она горячо. – Поцелуй меня!

Теперь Ворд окончательно проснулся. Что это – Анна здесь, в его постели?

– Анна… – начал он.

Не дождавшись, когда он исполнит ее просьбу, Анна сама прикоснулась теплыми, нежными губами к его губам. Язык ее осторожно, бережно изучал их…

– О, Ворд, не могу поверить, что это на самом деле! Я так счастлива.

Он почувствовал упругое прикосновение ее груди, сладкую тяжесть твердеющих сосков. К своему ужасу, непроизвольно дотронулся до одного из них и стал поглаживать. Анна прерывисто вздохнула от удовольствия, и Ворд почувствовал, как тело его сразу отозвалось. Нагая, как и он; мягкий, шелковый треугольник волос нежно вжимается в его бедра. Она целовала его, нежно обняв руками голову, и с каждой секундой эти поцелуи становились все более волнующими…

О Боже, он больше не выдержит! Тело уже не слушается его, оно готово к ласкам… Ворд прерывисто вздохнул и попробовал отодвинуться. Но это не совсем честно, да и не нужно – притворяться, что он не хочет ее, зачем гасить желание, если она делает все, чтобы возбудить его еще сильнее. Он почти закричал, ощутив тяжесть ее бедер – она все сильнее прижималась к нему…

– Ворд! Ворд! – жарко шептала она.

И он уступил. Какая же она крошечная, хрупкая… Испугавшись, что причинит ей боль, он поднял ее на себя, и теперь она лежала поверх его тела; губы их опять страстно встретились. Ворд, уже не в силах остановиться, ласкал изящные холмики ягодиц, вдавливая ее в себя еще глубже.

Это невероятно, невозможно… каждый ее стон, каждая клеточка ее тела поет ему о счастье, о любви… Ворд нежно пробежал пальцами по ее груди и слегка сжал. Груди, тяжелые, налитые, требуют, ждут, чтобы их сжимали, ласкали.

Он чуть приподнял ее и стал языком облизывать нежные холмики – сначала один, потом другой – и делал это до тех пор, пока Анна не задрожала с головы до ног от наслаждения. – О да, Ворд… Еще… еще! – умоляла она его. Взяв в рот ее сосок, он стал нежно сжимать его. Острая радость пронзила все ее тело – она испытывала это и прежде, но не помнит когда…

Почувствовав крепкие мышцы ее тела, гладкие, упругие бедра и ее отклик на могучие ритмичные толчки, пульсирующие внизу его живота, Ворд окончательно потерял голову. Да, он, сорокадвухлетний мужчина, в первый раз за всю жизнь переживал такие необыкновенные ощущения. Ему хотелось, чтобы она вся растворилась в нем и эти мгновения продолжались вечно… Сжать посильнее зубами ее твердый сосок – вот так… Анна вскрикнула – о, он сделал ей больно… Но Анна страстно возразила:

– Нет, нет, Ворд, не останавливайся!

Глаза у нее сейчас голубые, а не серые… Таких горячих, голубых-голубых глаз он не встречал раньше. Застонал, чуть приподнял ее, подвинул к себе и стал целовать.

Пока он целовал ее, Анна, страстно прижимаясь к нему, сделала то, что хотела сделать с той минуты, когда впервые увидела через двери больничной палаты, как он к ней приближается. Ворд почувствовал, как ее нежные пальцы коснулись его мужского начала. В горле его мгновенно пересохло. Надо остановить ее, бежать прочь… но никакая сила не заставит его сдвинуться с места. Этого не передать, это нечто чувственное, сладостное – ощущать, как маленькие нежные пальчики направляют его в глубь ее тела… Непередаваемо прекрасная, влажная, горячая, она сразу крепко сжала его внутри себя и застонала от долгожданного наслаждения.

Стоило ей чуть-чуть двинуться – и Ворд тут же нежно отвечал ей; потом немного вышел из нее и крепко сжал руками ее запястья. Теперь его очередь сойти с ума от нее, выпить до дна все наслаждение их любви, ритмично двигать ее, входить в нее, как ему хочется. А она… о, она так любит его, ей так сладко ощущать его силу и мощь внутри себя… Сначала медленно, осторожно, затем все сильнее, глубже… еще глубже, до тех пор, пока…

– Ворд!.. Ворд!..

Анна выкрикивала его имя, раскрываясь все шире и глубже навстречу ему, покоряясь, наслаждаясь горячим безумием, – и наконец полное удовлетворение и спокойствие. До конца растворенная в нем, она бессильно упала ему на грудь и закрыла глаза, ощутив, как его руки бережно обнимают ее.

* * *

Что же он наделал… Ворд яростно обвинял себя, нежно сжимая Анну в объятиях. Где же его воля, самоконтроль – все это не смогло противостоять соблазну. Он и не помнил, когда позволял легкому флирту вовлечь себя в новую связь. Впечатления разрушенной семейной жизни слишком глубоко поразили сознание – ни к чему рисковать еще раз. А как же его гордость, его высокие моральные принципы? Никогда секс не диктовал ему, как поступить.

И вот теперь он лежит тут, и тело его, умиротворенное, спокойное, окутано эхом наслаждения, которое дала ему женщина, лежащая рядом с ним. Но мало этого – наслаждение, владевшее им, рождает в нем другие чувства: желание защитить ее, быть с ней нежным, просто сжимать ее в объятиях и ощущать мягкое тепло ее тела рядом со своим… Как может он чувствовать все это, если презирал ее и все, что он знал о ней, говорило, что в такую женщину он не может влюбиться!..

Невозможно, чтобы ее амнезия была фальшивой, медсестра подтвердила это, и, значит, все правда. Но дело не в амнезии; он прекрасно понимал, что искра, проскочившая между ними, когда они впервые встретились, – серьезное предупреждение. Именно это, видимо, и заставило Анну поверить, что они любовники и раньше делили постель…

И как объяснить, что эта женщина – как он знает, лживая, нечестная – такая любящая, нежная, отдающая себя всю без остатка? Никто, никогда не говорил ему того, что говорила она, – он желанен и любим. Любим! Сердце бешено забилось, дыхание стало прерывистым и тяжелым – он опять полон желания… Что же ему делать со своим чувством к этой женщине?..



ГЛАВА ПЯТАЯ

– Доброе утро!

Ворд попытался сесть, провел обеими руками по волосам – воспоминания прошлой ночи нахлынули на него.

– Я уже давно проснулась! – объявила ему Анна и тоже села, сияя счастьем и любовью; наклонилась и нежно поцеловала его.

Ворд, задыхаясь, застонал, почувствовав мягкое прикосновение ее груди; попытался прикрыть ее наготу, но Анну, казалось, это совсем не волновало. Тяжесть ее тела так нежна и притягательна – тут уж нет притворства. Все его существо откликалось ей навстречу.

– Тебе надо было разбудить меня… – Он вернул ей поцелуй. – Спущусь вниз, приготовлю чай. Как ты себя чувствуешь?

Что там говорил консультант – надо обязательно наблюдать, нет ли головной боли, тошноты, двоения в глазах, сонливости…

– Прекрасно! – Анна улыбалась и не делала попытки скрыть радость. – Невероятно прекрасно! Может быть, отложим чай? – И придвинулась к нему ближе, с глазами, потемневшими от воспоминаний. – Все, что произошло между нами, так ново для меня, Ворд. Поверить не могу, что это на самом деле… я так счастлива… что встретила тебя… знаю, я должна была сказать тебе это раньше, но после смерти Ралфа я чувствовала… я боялась… что не смогу впустить в свою жизнь кого-нибудь еще… – Помолчала, покачала головой. – Шок, боль потери, ощущение вины… Такой молодой – и вот его уже нет. Мне казалось, безопаснее не разрешать себе влюбляться опять.

Знаешь, он просто захотел покататься на яхте. Обычно я была с ним, хотя вообще-то не люблю этого. Но нельзя вырасти в Корнуолле и не уметь водить яхту или не уважать море… Спасатель сказал, что его, должно быть, ударило встречной волной. Ралф был опытный моряк, осторожный, не из тех, кто рискует понапрасну. В тот вечер мы собирались на обед к его родителям. Ну вот, я ждала, ждала… – Анна умолкла, не в силах продолжать.

Ворду известно было от детективов, что она стала вдовой в ранней юности, в результате несчастного случая на море, но он-то решил, что эта смерть – трагический результат глупого поведения подвыпивших молодых идиотов. Значит, он не прав: то, что она рассказала, – совсем другое, и голос ее, весь ее вид… тут нет обмана, тут правда и пережитое горе. Между тем Анна продолжала свою исповедь:

– Не знаю, как встретила тебя, почему изменила привычному. Я всегда так старалась… защитить свои чувства… – И вдруг улыбнулась ему. – Не представляю, не пойму… Ты мой любимый… и ты сумел изменить мое решение остаться навсегда одинокой…

Прелестные волнующие ямочки – он их заметил вчера ночью – опять появились вместе с улыбкой.

– Но что меня больше всего поражает – так это… как я позволила тебе стать мне близким… Ведь я никогда… Как мы встретились, Ворд?

– Консультант сказал: память должна сама, естественно, вернуться к тебе.

Слова Анны глубоко затронули его: эмоциональный эффект оказался куда сильнее, чем ему хотелось бы.

– Ты, наверно, очень его любила, – удивляясь себе, услышал он свой хриплый голос.

Лучше уж беседовать о ее драгоценном Ралфе и о ее прошлом, чем об их отношениях, о совместной жизни, а если он встанет сейчас, как и хотел, она наверняка поймет…

Всегда он гордился своим несокрушимым прагматизмом, и его потрясло, что всего лишь улыбка женщины и слова «Невероятно прекрасно!» так сильно, почти физически на него подействовали.

– Да, любила… Но теперь это кажется таким далеким. Столько лет прошло, мы были так молоды… Наша любовь… мы росли вместе, считались отличной парой, все ждали, что рано или поздно мы поженимся. Наши родители дружили; никто и в мыслях не имел женить нас насильно, ни малейшего давления не было. Просто как-то само собой разумелось, что так будет.

Она помолчала немного.

– Пожалуйста, пойми меня правильно: нам было очень хорошо вместе, мы жили в согласии, но… это совсем не похоже на то, что между нами. – Она смутилась и подняла на него глаза. – Но я, наверно, говорила тебе об этом раньше… А ты? Ты был женат?

– Да, но очень недолго. Моя семейная жизнь… в общем, это была наша ошибка…

– Ты все еще любишь ее? – чуть поколебавшись, спросила Анна.

– Все еще люблю ее? – Он горько усмехнулся. – Нет, нет. Долгое время после развода думал, что ненавижу, потом это прошло. Моя вина, что я не разглядел до свадьбы ее жадность, самонадеянность, желание, чтобы потакали ее прихотям. А ее вина – что вышла замуж за трудоголика, который не мог ничего не делать и просто разбрасывать деньги. Оба мы искали друг в друге идеал, которого не существовало. Я примирился с тем, что она не та женщина, о которой я мечтал.

– Ты простил ее вину в крахе вашего брака, – мудро догадалась Анна, – но не простил свою.

Ворд был поражен: это простое, естественное объяснение – правда, но никому еще не удавалось проникнуть в его чувства, понять, как сильно он винил себя за неправильный выбор.

– И потом, у нас не было детей.

– Ты не хотел их?

–  Онане хотела, – ответил он спокойно.

– Ралф и я… Мы оба были так молоды. Когда его не стало, я сначала очень надеялась, что у меня будет ребенок; иногда даже теперь… – И грустно улыбнулась. – Конечно, у меня есть крестница, Беф, она живет здесь, в Рее. – Она помолчала. – Ой, извини, ты же, конечно, знаком с ней.

– Ммм… – Ворд умышленно промолчал, стремительно соображая.

Если у Анны здесь семья, то, вероятно, они очень скоро с ней свяжутся. И что ему тогда делать?

– Надеюсь, она и ее подруга Келли будут и дальше успешно вести свои дела – у них чудный магазинчик. Обе проводят массу времени на всяких распродажах. Иногда я помогаю им в магазине, но не часто, у меня есть другая работа.

Ее работа! Ворд заволновался: это она о своем партнерстве с Джулианом Коксом? Как бы ему порасспросить ее, не вызывая подозрений?

– Ммм… я знаю, ты здорово занята, – согласился он.

– Я?.. – Анна нахмурилась, лицо ее внезапно сморщилось. – О, Ворд! Я не знаю… не могу вспомнить… – В голосе ее зазвучали панические ноты. – Когда мистер Баннермен осматривал меня, он сказал, что я помню события нескольких прошлых месяцев. Это было в субботу, накануне Пасхи… Как раз моя очередь готовить еду. Беф пригласила меня на обед… – Анна казалась совсем подавленной.

Ворд, ни о чем больше не думая, потянулся к ней – лишь бы успокоить ее, но, как и раньше, Анна опередила его, накрыв его руки своими, слегка дрожащими.

– О, Ворд, пожалуйста, обними меня… Я чувствую себя так неуверенно… мои мысли… моя голова….

– А ты не думай! – прошептал ей Ворд.

– Не думать… – Она немного успокоилась, приблизила к нему лицо, так, что он отчетливо видел блеск ее глаз, и прошептала прямо ему в губы: – А что же мне делать вместо этого?..

Абсолютно ненужный вопрос, потому что ответом стал сладкий поцелуй. Ни одна женщина не волновала так Ворда прежде, не прикасалась к нему так – ни физически, ни эмоционально…

– Ммм…. ты такой вкусный…

– А ты-то!..

Ворд почувствовал, как у нее затвердели соски и буквально прожигают ему насквозь кожу на груди… Охваченный страстным желанием, он закрыл глаза и, забыв обо всем на свете, отдался горячему чувству, которое все больше овладевало им.

На этот раз он уже не колебался, как и где дотронуться до нее, чтобы доставить больше удовольствия. Она неразборчиво бормотала что-то, пока он целовал ее шею; глаза ее крепко закрыты; она лежит в его объятиях, успокоенная его нежностью и страстью.

Потом она стала дотрагиваться до него, но сначала чуть колеблясь, смущаясь.

– Я… Ворд, я просто не помню, что тебе нравится.

Голос у нее неуверенный, глаза глубоки и взволнованны.

– Мне нравится все, что ты делаешь… Делай, как тебе хочется.

Он сразу осознал, как много эти слова значат для него.

– Тебе стоит… показать мне… – предупредила очень застенчиво Анна.

Но скоро они поняли, что это не нужно. Анна, казалось, точно знала, где ее прикосновения наиболее желанны и приятны, – горло его мгновенно пересохло от ее страстных, легких поцелуев. Его соски превратились в маленькие жесткие комочки удовольствия, и это передавалось всему его телу, как только она начала медленно целовать и облизывать их. Теперь ему понятно, почему она дрожала и стонала, когда он ласкал ее так же… Но вот она сжала пальцы вокруг его твердого оружия и мягкими, нежными касаниями стала поглаживать его.

– Иди ко мне! – умоляюще простонал он, счастливый, что она здесь, рядом. – Ты ведьма, ты знаешь это? Никто не мог заставить меня так чувствовать… желать так, как ты заставляешь… – Он ощутил ее под собой – все ее тело страстно, будто привычно прижалось к его. Это потрясающе – Ворд сразу же растворился в ней…

– Если я ведьма, то ты… волшебник, – прошептала Анна через несколько секунд, когда тело ее стало отвечать на пульсирующие толчки.

Секс с Ралфом, она помнит, был приятен, нежен, но ничего общего с этим… абсолютно ничего… Она читала, слышала, что так бывает, но никогда не знала сама… никогда не чувствовала…

Как она могла это забыть? Как такое ускользнуло из ее памяти? Потом… она подумает, она вспомнит потом… А сейчас мощный призыв охватил все ее тело. Произнесла она эти слова вслух или нет, целиком растворившись в живительной, жизнеутверждающей струе удовлетворения, стремительным потоком заполняющей ее тело?..

– Ты… ты самая… – нежно бормотал Ворд, покрывая страстными поцелуями ее шею. Она смотрела на него улыбаясь, слезы счастья блестели на ресницах.

– Все еще не верю, что у нас с тобой есть это, Ворд, что все это по-настоящему, что мы с тобой вместе. Это так прекрасно, так волшебно… – Она коснулась пальчиками его губ и, лаская, стала обводить их контур.

Он не мог противиться и, сжимая ее пальцы губами, стал целовать каждый.

– Я так счастлива… – нежно произнесла она.

Знай Анна правду, подумал Ворд, вряд ли произнесла бы она сейчас эти слова.

Анна коснулась его щеки.

– Тебе надо побриться.

Она права: Ворд уже заметил розоватые полоски на ее нежной груди – натер своей щетиной.

– Э-э… да. – Он вдруг растерялся. – Я… видишь ли, я оставил свои вещи в машине, пойду принесу. И еще куплю газету.

– О, но ты говорил, что принес все вещи вчера вечером…

– Да, только забыл бритву…

– Отлично. Но если ты пойдешь за газетой, почему бы мне не присоединиться…

Ни в коем случае! Покупка газеты – просто предлог, чтобы добраться до отеля, заплатить по счету и собрать вещи.

– Нет, Анна, консультант велел тебе отдыхать, – нежно напомнил он. – Куплю газету, а потом мы что-нибудь поедим и…

– Какой сегодня день? – неожиданно спросила Анна, чем-то взволнованная.

– Воскресенье, а что? – Ворд порадовался, что хоть на этот вопрос может ответить честно.

– Значит, тебе не надо на работу. Кем ты работаешь, Ворд?

– Я не работаю. Недавно продал наконец свое дело, сейчас только консультирую время от времени, ну и инвестиции…

– Инвестиции… – Анна наморщила лоб. – О, этот звонок…

Ворд задержал дыхание, но она с сожалением покачала головой.

– Нет… нет… Значит, так мы встретились? Ты пришел посоветовать мне, куда вложить сбережения?

Ворд едва подавил изумленное восклицание: он советовал ей, куда вложить деньги?!

– Нет, я ничего не советовал тебе…

– Извини… Врач сказал, память возвратится сама. Иди, покупай свою газету. О, не купишь ли и для меня заодно?

Газету для нее? Но какую?.. Ведь ему полагается знать, какую газету она предпочитает. Недаром говорят, что, запутавшись в паутине лжи, из нее не выберешься.



ГЛАВА ШЕСТАЯ

С газетами в руке Ворд почти побежал к машине. Уладить дела в отеле и опять вернуться к дому Анны – это потребовало куда больше времени, чем он рассчитывал. Что касается газет для Анны, он нашел спасительный выход: купил те, что обычно читала его мать.

Когда Ворд уже собрался садиться в машину, внимание его привлекли свежесрезанные цветы, выставленные на продажу. Он прошел было мимо, но вдруг остановился и подошел к симпатичной молодой продавщице.

Через несколько минут Ворд садился в машину с чудным букетом – прямо-таки художественно оформленная композиция; нежно-кремовые розы в окружении темно-зеленых листьев и тяжелых гроздьев сочно-фиолетовой сирени. Какие цветы нравятся Анне, он не имел ни малейшего представления, но несомненно, что вот эти очень хороши, а пахнут…

Только в машине, подъезжая к дому Анны, Ворд задался вопросом, почему, собственно, он хочет подарить цветы женщине, которую, как он убедил себя, любить не может, более того, совсем недавно презирал. Наверно, потому, что считает необходимым просто-напросто соблюсти некую джентльменскую галантность – никаких нежных чувств. У нее есть основания ожидать с его стороны такого жеста, вот он и сделает его. Он же не купил ей букет красных роз… Одна мысль о какой-то иной причине своего поступка погрузила Ворда в мрачное настроение. Достал вещи из машины, подошел к двери дома и позвонил, так и не избавившись от чувства неловкости.

В отсутствие Ворда Анна не теряла времени даром: приняла душ, надела мягкие, просторные брюки и удобную белую рубашку и, спустившись вниз, стала готовить завтрак.

Первое, что почувствовал Ворд, когда Анна открыла ему дверь, – аппетитный, дразнящий аромат свежезаваренного кофе, а в следующий момент – легкий, свежий запах ее духов. Он вручил ей букет. Голова у него слегка закружилась, пришлось прислониться спиной к двери; наверно, просто от голода.

– О, Ворд, цветы… Как они прекрасны! И ты выбрал мои самые любимые… О, Ворд… – В глазах ее заблестели слезы. – Все время, пока тебя не было, я думала о том, как счастлива!

Ворд закрыл глаза и отвернулся – ни к чему ей видеть сейчас его лицо. Казалось бы, ему должен быть приятен ее столь эмоциональный отклик, то, что она так доверчиво отдавала ему себя, целиком покоряясь его силе. Но почему-то им владело смешанное чувство злости и боли; пожалуй, злости – потому что она вела себя так безрассудно, оставаясь беззащитной перед ним, а боли… У него нет никаких соображений по этому поводу; нет, скорее, он просто не желает в это вникать.

– А где же твои ключи? – Анна вернулась на кухню.

Его ключи – подумать только! Он собрался уже возразить, что у него нет своих ключей, но тут же передумал.

– У тебя есть время пойти наверх и побриться до завтрака. – Анна вдруг опечалилась. – Я тут искала, что бы такое для тебя придумать, но, увы, выбора не оказалось. Наверно, я как раз вчера собиралась запастись продуктами.

Анну ужасно обескуражило, когда она не нашла в холодильнике ничего существенного, чтобы приготовить завтрак для такого огромного мужчины, как Ворд. Потеряла она память или нет, но здорово сомневалась, что его устроят биойогурт и фрукты. Есть еще хлеб и яйца; к своему большому облегчению, она обнаружила копченого лосося и баранью ногу. Так, на ленч баранина, а завтра она поедет в магазин и купит то, что нужно мужчине. Да, но что нужно Ворду? Странная все-таки штука – память. Где находятся магазины, как приготовить еду – помнит, а что любит Ворд – нет.

– Буду есть то, что ты приготовила, – ответил Ворд почти резко.

Дома он ел так же просто, как и жил. Если нужно – он мог вкусно готовить, но кулинарные изыски для одного себя – нет, это его не вдохновляло. Ворд предпочитал полуфабрикаты, что-нибудь готовое из супермаркетов или просто перекусить где-то вне дома.

Пока он был наверху, Анна поставила в вазу цветы, счастливо мурлыча что-то себе под нос. Изумительный букет – ее любимые оттенки, и так прелестно, изысканно подобраны.

Наверху, в спальне, где они провели предыдущую ночь, Ворд умышленно обходил вниманием аккуратно убранную кровать. Он все еще не осознал как следует все произошедшее. Вообще-то возможность, которую она ему подарила, соблазнительна, что и говорить. И не стоит лгать себе, что это только ее инициатива. Ворд привык контролировать себя, умерять свои желания. От матери и отчима он навсегда унаследовал значимость и важность уважения себя и других. Случайный секс – конечно, он приобрел этот опыт во времена сумасшедшей юности – никогда особенно не привлекал его.

Он тяжело вздохнул, взял бритву и пошел в ванную. Даже сейчас воспоминания о прошлой ночи живо преследуют его, будоражат чувства, побуждают надеяться… Ворд стиснул зубы. Нет! Все равно из этого не выйдет то, что ему нужно! Прошлая ночь – ошибка, и он ее не намерен повторять.

Правда, Анна полагает, что они любовники, и ждет, что они и дальше будут делить ложе. Пусть так, это не значит, что он должен касаться ее, гладить ее шелковую кожу, целовать мягкие, нежные губы; это вовсе ничего не значит…

Черт возьми! Почему опять он думает о ней с обожанием? Это ведь случайность, или ошибка, или заблуждение, это не должно было произойти и уж точно не случится вновь.

– Надеюсь, тебе понравится завтрак – копченый лосось и яйца всмятку… – неуверенно проговорила Анна, когда Ворд вошел на кухню.

Как он привлекателен, свежевыбритый, чуть-чуть пахнет лимоном… Ей по вкусу, что он не пользуется тяжелым, с сильным запахом лосьоном после бритья. И даже сейчас, умытый и готовый к завтраку, он какой-то особенный – в нем есть нечто эротическое, глубоко личное, волнующее… и напоминает о том, как он пахнул прошлой ночью…

Анна смутилась немного – вот куда занесли ее воспоминания…

Боже мой, да предложи Ворд позабыть про завтрак и заняться совершенно другим – она сразу согласилась бы. Ее поведение прошлой ночью совсем на нее не похоже, напротив, она крайне удивлена. Но Анна не могла не признать, что бесконечно наслаждалась неизведанным – исследованием своей чувственности.

Копченый лосось и яйца всмятку! Ворд изумился – да ведь это одно из его любимых блюд на завтрак.

– Чудесно! – ответил он Анне, не находя в себе сил отвести глаза от ее лица и замечая, как оно озарилось от его слов.

Невозможно ведь, чтобы такая женщина расцвела от удовольствия, получив одобрение по поводу приготовленного завтрака!

А она могла бы ему это легко объяснить: немного счастья, чувственное настроение – и она обычно пылает как роза, а тут… Оставить бы завтрак – и в постель! Там и позавтракать. Вот бы предложить ему… Вместо этого она сообщила, чуть задыхаясь:

– А я тут… э-э… нашла в холодильнике бутылку шампанского. Если ты ее откроешь, мы бы вы пили по бокалу.

Шампанское! Брови Ворда удивленно взметнулись.

– Что ж… я… э-э… – неожиданно хрипло пробормотал он.

Что такое случилось с его голосом? – испугалась Анна. Должно быть, она слишком экстравагантна, эмоциональна и расточительна. Жаль, что ничего не помнит про него из предыдущего опыта их совместной жизни – что он любит, что ненавидит…

– Но это не обязательно, если не хочешь, – поспешила она согласиться с ним.

И вдруг подумала: а зачем она так, ведь честность – необходимое условие их отношений, насколько она понимает, просто иногда надо все смягчать. Анна подняла голову.

– Понимаешь, мне хотелось… что-то особенное, запоминающееся. – И опять порозовела. – Ты сделал прошлую ночь особенной для меня. Пусть я не припомню всего, что было раньше между нами, Ворд, но… наши новые отношения… они прекрасны. Для меня это утро – первый праздник нашей любви, нашего единения… Хотя, конечно, дело вовсе не в шампанском… – Помолчала и закончила со смущенной улыбкой: – Если тебе это кажется…

Несколько минут Ворд просто не мог ничего ответить. Слова, что она произнесла, чувства, которые проявила при этом, побуждали его осознать с громадным стыдом, что же он наделал. Сейчас она не настоящая, не такая, как всегда, с величайшим усилием уговаривал он себя. В обычной жизни слова эти ничего не значили, а чувства просто не существовали. Да они и не могут рождаться у женщин такого типа. Как она могла так сильно измениться? Нет, у него нет ответа на этот вопрос; надо было поподробнее побеседовать с консультантом в больнице о ее состоянии. По правде говоря, он и в мыслях не держал провозглашать тост за несуществующее их единение, поднимать бокал с шампанским за несуществующую любовь; разделять интимный завтрак с, женщиной, не ведающей, что происходит, не подозревающей об истинных их отношениях.

Но, глядя в ее открытое, счастливое лицо, он сознавал: нет на свете силы, что заставит его разочаровать ее, лишить эти черты дивного выражения простодушной радости.

* * *

Завтрак съели в солнечной оранжерее Анны; рядом в корзинке возилась Мисси, грелся на солнышке важный кот Виттейкер.

– Я помогу тебе убрать, – предложил Ворд, когда они закончили.

Улыбаясь ему, она встала; цветы его стояли рядом, на маленьком садовом столике, и Анна всякий раз, поглядывая на них, чуть-чуть улыбалась. Вместо того чтобы убирать со стола, она подошла и прижалась к Ворду, положив одну руку на его плечо, а другой нежно, почти невесомо касаясь его лица; потом подняла голову и поцеловала его.

– Спасибо тебе, милый, за чудесные цветы!

Это не был поцелуй страсти, полный чувственности, – обычное прикосновение ее нежных губ, ничего больше, убеждал он себя позже. Не было у него причин обнимать ее, опускать к себе на колени, накрывая своим ртом ее губы, проводить стремительно рукой по ее стройному телу, страстно ласкать обнаженную шею, снова и снова окунаться в жадную пучину поцелуев.

Анна чувствовала, что еще немного – и она лишится чувств. Когда она его целовала, конечно, надеялась – он ответит ей, но собственная страстность и желание ответа превысили все ее ожидания. Она забыла, что ей уже тридцать семь и желания ее как будто давно уже скорее в голове, чем в теле. Губы ее раскрылись навстречу. Она положила руку ему на грудь – и ощутила бешеное биение его сердца. Теплый воздух оранжереи наполнился их ненасытной страстью и шепотом Анны, непрерывно произносившей его имя.

Все ее существо уже пело, стонало от желания слиться с ним, страстные, всепоглощающие, неуправляемые чувства наполняли ее восторгом.

Рука его, наткнувшись на пуговки ее рубашки, быстро с ними справилась – опустила ее с плеч. Теперь он мог наслаждаться, целуя хрупкую теплоту ее кожи. Крошечные молоточки удовольствия были ее реакцией на это, и сквозь прозрачные кружева лифчика Ворд заметил, как напряглись и затвердели соски. Полностью поглощенный желанием, он крепко прижимал ее мягкую грудь к своей, дрожа и бессознательно произнося ее имя.

Когда он наклонил к ней голову, Анна увидела: солнечный луч, коснувшись загорелой обнаженной шеи, озарил сиянием темные жесткие волоски; шея у него такая крепкая, мускулистая и в то же время мучительно беззащитная – у нее на ресницах выступили слезы. Очень нежно она коснулась его затылка – так мать касается своего ребенка. Дитя и мать – этот образ молнией пронесся в голове. А каким Ворд был ребенком? А если у нее будет его ребенок?

Губы Ворда все ласкали ее обнаженную кожу, отодвигая края лифчика; пальцы, проникнув под кружево, прикасались к податливой теплоте соска. Повторяющимися судорогами удовольствия отвечало ее тело на эти ласки. Ворд взял ее сосок губами, и все существо Анны наполнилось страстью, призывом.

Стулья совсем не предназначены для происходящего. У Ворда расстегнута рубашка, выбилась из брюк… неудобно здесь…

– Ворд, Ворд! – прошептала Анна страстно ему на ухо. – Пойдем наверх, в постель…

Звук ее голоса внезапно вернул Ворда к реальности. Что же, черт возьми, он делает? А она?.. Тело его яростно протестовало, когда он выпустил ее сладкий сосок изо рта, поправил лифчик у нее на груди и поднял ее с коленей. Надо что-то сделать, сказать, и побыстрее. Если только они поднимутся наверх… Его тело уже почти вышло из повиновения, оно требует, чтобы Анна немедленно вернулась к нему, а лучше туда, где они были прошлой ночью, – на постель, в его объятия, так чтобы ее тело было окутано лишь испепеляющим пожаром желания.

Ворд взял Анну за руки. Она смотрела на него затуманенным взором – что он собирается сказать?..

Ворд проговорил тихо, задумчиво:

– Я… я не могу, Анна.

Почему, Боже мой?.. Она не сразу поняла, что это означает: они ведь не молодая пара, в расцвете сексуальной энергии, и прошлая ночь, и утро, и все, что произошло между ними тогда… Для женщины все по-другому.

По чуть заметному быстрому взгляду, который Анна бросила на него, Ворд догадался, конечно, о чем она подумала. Интересно, а как она прореагирует, скажи он, что не только полностью способен к любви с ней сейчас, но и очень сомневается, что, поднимись они наверх, одного раза окажется достаточно, чтобы унять желание? Барьер, который удерживает его, не физический, о нет, а моральный. Но едва ли он ей скажет. Пусть думает так.

* * *

Убрали вместе посуду после завтрака, и Ворд предложил:

– Сегодня хороший день. Не хочешь куда-нибудь выйти прогуляться или поехать на машине?..

– Конечно, поедем. Знаешь, давай позвоним в садовый центр: мне нужны еще цветы, чтобы тут все закончить. Когда ты уходил сегодня утром, я поняла, что, должно быть, сажала растения, когда все это случилось. На другой стороне города – хороший садовый центр; можно недалеко от реки оставить машину и погулять по дорожкам… если хочешь, конечно.

Услышав слово «погулять», Мисси выпрыгнула из корзинки и громко залаяла.

– Что ж, почему бы и нет, – уныло согласился Ворд.

* * *

– Какие у тебя интересы, что ты любишь? – чуть поколебавшись, спросила Анна часа через полтора, по дороге, когда сидела с ним рядом в его машине.

– Работа, работа и еще раз работа, – ответил Ворд сухо и честно. – Люблю гулять, ходить пешком, – добавил он чуть погодя, – но только редко это делаю, хотя у меня ферма тут рядом, на холмах.

– Ты – трудоголик… но ведь ты говорил, что отошел от дел.

– Да, я отношусь к такому сорту людей… Компанию свою продал, но все еще даю консультации.

– Ты упомянул раньше об инвестициях, – напомнила Анна, и на ее лбу появились морщинки.

По каким-то неясным причинам слово «инвестиции» волновало ее, мучило – так от появившегося как бы ниоткуда тяжелого облака гаснет тепло сияющих солнечных лучей.

Ворд быстро взглянул на нее: неужели память возвращается к ней? И что она собирается сделать, если… нет – когда, поправил он себя сердито, память вернется? Что ж, он будет очень рад: пусть она вернет деньги Ричи, а потом он уедет и заживет опять своей собственной жизнью.

– Мы так встретились? Ты советовал мне… куда вложить деньги? – неуверенно спросила Анна, повторяя вопрос, который уже задавала раньше.

Ей самой было непонятно, почему эта тема расстраивает ее и приводит в замешательство.

– Ничего похожего! – твердо возразил Ворд и, не удержавшись, добавил: – Советы по вложению капитала – это то, что тебе меньше всего нужно от других.

Смущенная, Анна хотела уже попросить его пояснить это загадочное замечание, как вдруг обнаружила, что они уже почти подъехали, и стала показывать ему дорогу. Робкий внутренний голос подсказывал ей, что есть вещи, которые лучше не обсуждать. Быть может, они с Вордом повздорили из-за того, что он предложил ей совет и помощь, а она, слишком независимая, не приняла их. Пожалуй, стрит подождать, не обсуждать этот вопрос, пока память не вернется к ней.

Ворд между тем насторожился: Анна оставила вдруг все расспросы – что-то вспомнила? Почему-то он уверен, что нет, но кто знает, как глубоко тянутся ее прошлые делишки, как давно она обманывает и обжуливает других.

– Вот мы и приехали, эта улица – налево! – Анна показала на въезд в садовый центр.

* * *

Странное замечание Ворда очень задело и обидело Анну, хотя она и не собиралась ему об этом говорить. Отношение ее к нему сразу стало заметно прохладнее. По ее предложению Ворд остался в машине с Мисси, а она пошла выбирать растения.

Ворда поразило, как тактично она отказалась от сопровождения. Видно, Анна из тех женщин, которые никогда не станут сердиться, спорить, не погрузятся в ледяное молчание, зато твердо и непреклонно уйдут в свое личное пространство, едва найдут это нужным. Сам того не желая, он восхитился, с какой независимостью она спокойно закрыла дверцу машины и пошла прочь.

Все в ней говорит о честности и достоинстве женщины, считающей интересы других выше своих собственных; поведение ее явно определяется несколько старомодным, в лучшем смысле, восприятием действительности – очень похожим на его собственное. И все-таки она присоединилась к лживому, обманному предприятию Джулиана Кокса…

Ворд, однако, совсем не удивился, увидев, как по дороге к входу в садовый центр она остановилась и помогла пожилой паре поднять цветочный ящик на багажник машины.



ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Анна обещала вернуться минут через десять, а прошло уже полчаса. Мисси мирно посапывала, свернувшись калачиком на заднем сиденье. Окно было приоткрыто, воздух в машине свежий… Ворд вылез, запер дверцу и направился к входу в садовый центр.

Не прошло и пяти минут, как он увидел ее; стоит у припаркованной рядом машины, загруженной растениями; спиной опирается на капот, рядом с ней какой-то мужчина. Симпатичный, улыбается во весь рот – видимо, очень доволен этой встречей. До него донесся мелодичный, тихий смех Анны, и Ворда внезапно пронзило острое чувство неприязни к ее собеседнику – парень на вид сильный, внешне привлекательный…

Несомненно, сам он злится лишь потому, что испытывает определенные опасения: как бы этот тип не рассказал ей, без всяких особых намерений, что-то, что наведет Анну на размышления относительно его, Ворда, миссии здесь.

Взволнованный, он поспешил подойти и уже почти приблизился к ним, как парень подвинулся к Анне ближе и коснулся ее руки – кому-то надо дать дорогу. Как только Ворд увидел его руку на запястье Анны, яркая вспышка ненависти на миг ослепила его. Не понимая сам, как очутился рядом, он уже стоял возле Анны, сжигая взором того, кто осмелился коснуться ее.

– А, Ворд! – воскликнула Анна, немного смущенная – его внезапное появление заставило ее почувствовать себя чуть-чуть виноватой. – Извини, я задержалась. – Она не поняла истинной причины его мpaчного гневного взгляда. – Там была длинная очередь, а как только я вышла – встретила Тима. – И представила мужчин друг другу.

Ворд с трудом нашел в себе силы ответить на вежливую улыбку этого Тима. По поведению Анны ясно – это не соперник, но он почему-то никак не мог погасить в себе чувство раздражения. Что же с ним происходит, спросил себя Ворд с горечью, неужели это ревность? Мысль нелепая, смехотворная, невозможная! Никогда он не был ревнив, это не его пунктик – ревность.

– Извини, что тебе пришлось долго ждать, – повторила Анна бесстрастно, как только они остались одни.

Больше Анна ничего не говорила, пока они возвращались к машине, но Ворд чувствовал – она посматривает на него искоса.

– Я просто вышел поискать тебя, а то Мисси волновалась, – придумал Ворд, когда они подошли.

Анна ничего не ответила, но Ворд заметил быстрый взгляд, который она бросила на безмятежно посапывающую собачку.

Десятью минутами позже они молча шагали по дорожке вдоль реки, и Ворд решил, что, вероятно, был чересчур резок. Будь ситуация другой и составляй они действительно пару, он заставил бы свою гордость признать, что ревнует. Но какая же речь о ревности, если эта женщина ему даже и не нравится и тем более он ее никогда не полюбит!

Обыкновенный природный мужской инстинкт – желание во всем быть единственным, уговаривал он себя, помогая Анне перебраться через бревно, лежавшее на дорожке.

Между тем Анна размышляла о том, что, в сущности, почти ничего не знает о Ворде. Вспышка ярости с его стороны смутила и огорчила ее. Не очень-то красиво повел он себя по отношению к ней. Быть может, вспыльчивость вообще ему свойственна?

Но имел место еще один эпизод. Целая компания – молодая женщина с тремя детьми и двумя собаками – преодолевала деревянный мостик. Собака и маленький мальчик упирались и никак не хотели идти. Ворд терпеливо подождал и даже подержал собаку, за что был вознагражден благодарной улыбкой.

Совсем не похоже на вспыльчивого человека, признала Анна, неосознанно придвигаясь к Ворду ближе и дотрагиваясь до его руки – жест собственницы. Конечно, эта молодая женщина ей не соперница, но даже если так… Анну поразило, как сильны владевшие ею чувства. Ворд добродушно подшучивает над молодой мамой… Как он осмелился смотреть на нее так, улыбаться ей, будто с ней флиртует?! Анна тут же ощутила странный гул в голове – как она, однако, устала.

– Кажется, мне лучше вернуться к машине, Ворд. – И не ожидая его ответа, повернулась и быстро пошла в обратном направлении, стыдясь охвативших ее эмоций и не имея сил справиться с ними.

Пока ехали к дому Анны, Ворд всячески себя обвинял: у нее есть все основания быть недовольной. В садовом центре он вел себя непозволительно и сам это признает. А его ревность не что иное, как восхищение, которое он не должен позволять себе чувствовать. Он потерял уже реальную нить, причину своего присутствия в ее жизни, в ее доме, в ее постели… Страстная тоска по ней предавала и выдавала его – он готов в любой момент ответить на призыв этой женщины.

Дома голова у Анны сильно разболелась. Но это, конечно, не извиняет ее поведение. Почувствовать ревность к этой бедной, замученной, молодой маме… Такие эмоции абсолютно новы для нее, она никогда не испытывала их раньше, и это смущает, даже больше – пугает.

Открывая дверь, они услышали телефонный звонок. Анна побежала взять трубку, одной рукой массируя ноющий висок. Услышав голос племянницы, воскликнула:

– Беф! Как поживаешь?

– Отлично… а ты?

Анна колебалась: стоит ли делиться с Беф, обрушивать на нее свои проблемы…

– У меня тоже все нормально.

– Хотела позвонить тебе раньше, – говорила Беф, – но вернулась только сегодня утром. Все родные просили передать, что любят тебя. А мама напоминает, что скоро их серебряная свадьба. Она устраивает грандиозную вечеринку и, конечно, хочет тебя видеть на ней.

Анна задержала дыхание – Беф, вероятно, навещала родных в Корнуолле; без сомнения, про поездку племянницы ей было известно, хотя вспомнить она не может…

– Извини, мне пора. Поговорим позже. – Беф попрощалась и повесила трубку.

* * *

В гостиной, расположенной над магазинчиком, Беф закрыла глаза и вздохнула. Пришлось вот так скоропалительно прервать разговор с Анной. Крестная всегда так внимательна, чутка, у нее безошибочная интуиция – догадается, пожалуй… Беф пробежала глазами почту, которую захватила по дороге: что это – авиаконверт из Праги?.. Внезапно у нее пересохло во рту. В конверте оказалась копия свидетельства на некоторые изделия, купленные ею во время последней поездки в Прагу. Великолепной копии на старинный хрусталь еще нет. Только на предыдущей неделе Келли, ее партнерша, выразила озабоченность по поводу того, что она до сих пор не получена:

– Когда точно она придет? Что произошло?

– Скоро! – пообещала Беф, украдкой скрещивая пальцы за спиной, и заметила, что Келли бросила на нее удивленный взгляд.

Они были знакомы с университетской скамьи; сейчас, к своему и ее счастью, Келли обручилась. Новое положение, отношения с женихом занимают все ее мысли, и она не слишком вникает, почему задерживается доставка чешского хрусталя. Хватит с Беф и того, что Джулиан Кокс выставил ее всем на посмешище… Расстроенная, Беф закрыла глаза; чувства ее все так же остры, боль не зажила. Келли не было в городе – они с Бру навещали родителей, – и в этом ей повезло.

Что касается крестной, голос ее звучал по телефону как-то необычно. Может, обиделась, сочла ее тон невниманием к себе?.. Так она разуверит ее – позже, когда найдет в себе силы. А теперь Беф намерена держать от себя крестную на расстоянии – чтобы ей ничего не пришло в голову. Пусть Анна и не заподозрит, что племянница второй раз совершила глупость…

* * *

– Что случилось, Анна? Что-то не так? – Ворд с тревогой смотрел, как она то и дело принимается массировать виски.

– Голова болит, – едва слышно ответила Анна.

– Голова? – Ворд сразу же оказался рядом: ох, какая она бледная. – Давно? Почему ты ничего не сказала мне? Тебя тошнит? Ты можешь…

– Ворд, это просто головная боль, и ничего больше.

Вспомнив советы консультанта, Ворд спокойно сказал, взяв ее за руки:

– Собирайся.

– Куда? – удивилась Анна. – Я как раз хотела приготовить ленч…

– В больницу.

– В больницу? Зачем?

– Консультант предупредил меня, что надо опасаться таких симптомов, как головная боль, тошнота, двоение в глазах, ну и прочее, – мягко объяснил Ворд.

– Но у меня вовсе не двоится в глазах, – запротестовала Анна, все же позволяя Ворду вывести ее из дома и направляясь к машине, – голова болит, и все.

Они приехали; к счастью, в приемном отделении оказалось малолюдно и даже дежурил тот самый консультант. По просьбе Анны, все время, пока он ее осматривал и задавал вопросы, Ворд оставался с нею.

– У вас часто бывают головные боли? – спросил Анну врач, закончив осмотр.

– Иногда… бывает, побаливает голова.

– Мне кажется, это как раз такой случай. Насколько я могу судить, это вряд ли что-нибудь еще. Вы сказали, с тех пор как потеряли память, у вас не было никаких… озарений?

– Нет, пока никаких, – огорченно ответила Анна.

* * *

– Вот видишь, я же говорила тебе.

Они направлялись к машине; у Анны был усталый, подавленный вид.

– Да, но в этом надо было убедиться.

Терпеливо отвечая на вопросы врача – тот все выяснял, не вернулась ли к ней память, – Анна выглядела такой слабой, печальной… Ворд страстно хотел поддержать ее, обнять, успокоить, убедить, что все будет хорошо, она в полной безопасности и все это не имеет для него никакого значения, что он… Ворд так резко крутанул руль, что Анна испуганно вцепилась в сиденье.

– Извини, – пробормотал он, избегая встретиться с ней взглядом и выравнивая машину.

Как только они вернулись домой, Ворд поднялся наверх. У него были в ванной комнате, в аптечке, таблетки от головной боли. Достав две, он вернулся вниз и налил в стакан воды. Анна стояла к нему спиной и выкладывала на противень баранью ногу. Он подошел, обнял женщину за плечо и протянул стакан и таблетки:

– Прими, это должно помочь.

Слезы выступили у Анны на глазах – это так необычно, что кто-то заботится о ней, переживает за нее, любит ее… Она чувствует Ворда всем телом, всем существом, любовь переполняет ее… Анна отвернулась и быстро пошла в спальню. Это нелепо, она ведет себя по-идиотски!

Ворд догнал ее у дверей.

– Анна, в чем дело? Я сделал что-то не то?

– Нет, не ты, а я… – пролепетала она сквозь слезы. – Этим утром, на тропинке… та молодая мамаша… Знаешь, я приревновала тебя к ней. Но я ведь не ревнива, и ты… ты только помогал ей. А я думала… чувствовала… На одно мгновение я даже… – И умолкла, стыдясь продолжать. – Я ненавидела ее, Ворд, – наконец быстро закончила она. – Не могла смотреть, как она улыбается тебе и… И как ты смотришь на нее… я хотела…

Ворд остолбенел.

– Уж не это ли вызвало твою головную боль? – осенило его.

Анна виновато улыбнулась.

– Нет, голова уже болела, но это вызвало… боль в сердце, – заставила она себя признаться. – Ворд, в тот момент я была так ревнива…

Ворд тяжело вздохнул – ее откровенность, ее храбрость требуют того же с его стороны.

– Я тоже ревновал тебя… раньше… в садовом центре. Тот, кто стоял с тобой… этот Тим… Он дотронулся до твоей руки, и я… я мог…

– Так вот что, ты ревновал к Тиму, а не сердился, что я задержалась? О, Ворд, Тим просто друг, он счастлив в семейной жизни… – Смех перехватил Анне горло. – Вот уж к кому не стоит ревновать.

– А тебе – к этой бедной молодой маме.

Неожиданно для себя Ворд поднял Анну на руки и бережно прижал к груди, приближая ее залитое слезами лицо к своему.

– Наверно, Ворд, дело в том, что наша любовь еще так нова для нас… мы не совсем уверены друг в друге… Наши чувства еще такие… яркие, страстные… – шептала она и зачарованно наблюдала, как его пальцы нежно коснулись ее щеки, потом губ…

Анна судорожно вздохнула, и Ворд почувствовал ее жаркое дыхание – сигнал, посланный его телу. Она чуть приоткрыла губы и, сжав его палец, очень медленно стала ласкать его языком. Необъяснимое тепло разливалось у него внутри. Опять он поддается, он не должен… А она тем временем, застонав от наслаждения, занялась его другим пальцем.

– Как, ты думаешь, это действует на меня? – отрывисто проговорил он.

– Ммм… не знаю… Почему бы тебе не рассказать мне? – нежно предложила она.

– Пожалуй, попробую… Это немного похоже на… – И неожиданно для себя заскользил языком по ее шее.

Анна сладко вздохнула и закрыла глаза.

– На тебе слишком много всякой одежды… – прошептал он, расстегивая ее рубашку.

– Ммм… а на тебе… а ты…

Ворд плавился от удовольствия, ощущая нежные прикосновения ее губ к его пальцам; а если она проделает то же с другими частями его тела?..

Ралф и она… о, они никогда не экспериментировали с сексом; оба несколько застенчивые, действовали почти официально, любя друг друга. А теперь… о Боже, да она ощущает себя искательницей чувственных приключений, и. это и радует и пугает ее. Нетерпеливо расстегивая пуговицы его рубашки, она уже ни о чем не думала, от него пахнет, как прошлой ночью, – теплым, дивным мужским запахом…

– Ммм… ты такая вкусная… – эхом откликнулся Ворд на ее ощущения, между тем как его губы осторожно изучали мягкие холмики ее груди.

Сколько времени им потребовалось, чтобы освободиться от одежды?.. Никакая сила не остановит ее руки и губы теперь, когда они дотрагиваются до тела Ворда…

Он пытался остановить ее, перехватить инициативу – ему не свойственно быть пассивным наблюдателем. Но она нежно продолжала ласки и наконец прошептала:

– Никогда не пробовала так раньше…

– Откуда ты знаешь… если все еще не можешь вспомнить?

– Просто знаю, и все, – легко ответила Анна.

Он вгляделся в ее глаза – и сразу поверил ей.

Нет ничего искусственного, «профессионального» в ее прикосновениях; он едва мог управлять своим желанием, нежно наблюдая, как она внимательно, любовно исследует его тело.

– Все в тебе… ты весь… прекрасен! – прошептала она, и щеки ее запылали в ответ на его улыбку. – Да, да… это правда… ты прекрасен для меня… – И вдруг стремительно атаковала его: – Скажи, Ворд, ты правда ревновал меня к Тиму?

– Да, – подтвердил он и, не опуская взгляда, прибавил: – Очень.

Анна вздохнула, и вздох ее был полон любви.

– Не стоило, – повторила она. – У меня никогда не было ничего подобного прежде. – И помолчала. – А ты… у тебя…

– Нет, – сразу ответил Ворд. – Моя мать… – Он остановился, сомневаясь.

– Расскажи мне о своей семье, Ворд! – Она теребила упругие темные волоски на его груди.

– Да не так уж много можно рассказать… Ты ведь ни с кем из моих не знакома.

Ему как-то не хотелось это обсуждать, но Анна настаивала:

– Расскажи мне о своем доме. Я видела его?

– Нет, нет…

Ворд приподнял ее и опустил к себе на грудь; приблизил лицо, чтобы поцеловать ее… Может быть, тогда она перестанет спрашивать… Велико искушение, но он не повторит ошибок прошлой ночи. Пальцы Анны продолжали нежно ласкать его, и одна мысль о том, как бережны, прелестны ее пальчики, вызвала у него стон наслаждения.

– Ты такой… большой, Ворд…

Расслабленный, Ворд все же смотрел на Анну с некоторым подозрением; нет, в выражении ее лица ни тени насмешки. Будь в нем хоть капля тщеславия, его подкупил бы взгляд этих глаз.

– А ты… ты несравненная… – И придвинулся к ней.

– О, Ворд… – шептала она, и слезы счастья, радости блестели на ее ресницах, и она, дрожа от охватившей все ее существо страсти, наслаждалась любовью.

– Что?.. Что?.. – Он не понимал, почему она все время произносит его имя.

– Ворд! Я… я просто счастлива… что ты рядом, что ты часть моей жизни, что я встретила тебя, что ты здесь… со мной… как… как сейчас…

Он слушал ее страстные, искренние слова, горячие признания, впивал их, молчал и вдруг произнес неожиданно для самого себя:

– Не больше, чем я.

И сам не поверил тому, что выговорил, – ведь это все равно что признание в любви. Что, черт возьми, он делает, думает, чувствует?..

Вдруг Анна поднялась на постели, явно чем-то встревоженная.

– Что, Анна, что случилось?

– Да я не накормила Мисси и Виттейкера, вот бедные… И баранья нога не готова…

– Оставайся здесь, а я спущусь и все сделаю.

Ворд отсутствовал всего несколько минут и вернулся веселый.

– Что там? – поинтересовалась Анна, как только он взобрался на кровать позади нее. – Почему ты улыбаешься?

– Забудь о бараньей ноге. А Мисси и Виттейкер есть уже не хотят.

– О, они слопали баранью ногу…

– Ну да, устали ждать нас и сами распорядились.

– Но, Ворд, теперь нам нечего есть…

– Ну, обойдемся, не так уж она нужна, еда.

– Пожалуй… Ведь у нас есть кое-что другое…



ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Ну вот, Анна, если сможешь подменить меня на следующей неделе, я… – Внезапно посетительница ошарашенно замолчала, и глаза ее округлились от удивления – она увидела входившего в комнату Ворда.

– Я поменял тебе колесо на машине – проколото, – сказал он Анне.

– Э-э… Мэри, это Ворд… мой… мой друг. – Анна правильно поняла любопытство на лице подруги.

– О да… я понимаю… Твой… друг… Мы незнакомы… Я… э-э… Вообще-то мне пора. Приятно было познакомиться, Ворд…

– Что происходит? – спросил Ворд, как только за Мэри закрылась дверь.

– Мэри хотела поменяться со мной дежурствами на следующей неделе.

Прошло уже три дня, как он переехал к Анне, и все еще нет никаких признаков, что память к ней возвращается. Сам он вовсе не придерживается данного себе обещания сохранять расстояние между ними. Прошлой ночью Анна уговаривала его, шепча:

– Глупо, что ты спишь в этой кровати, а я вынуждена….

– Врач сказал, тебе нужен отдых, – неуверенно напомнил Ворд.

– Ммм… а как ты узнаешь, что у меня болит голова или что-то ночью случилось, если мы не спим вместе?

Он уступил и сегодня утром проснулся рядом с Анной, доверчиво прижимавшейся к нему… Дурацкое положение – рано или поздно кто-нибудь поинтересуется причиной его появления в доме Анны, в ее жизни, а он не может позволить, чтобы это случилось. Когда память вернется к ней, он будет действовать в зависимости от того, что она предпримет. Но сначала надо убедиться в ее выздоровлении.

Масляное пятно на последней чистой рубашке напомнило ему еще кое-что. Внезапно он принял решение.

– Мне надо поехать домой на несколько дней – проверить почту, кое-куда позвонить… – Да-да, конечно…

Пусть она величайшим усилием воли пытается скрыть свои чувства – они легко читаются на ее лице. Анну ужасала сама мысль, что ей придется остаться без него.

– Я хотел бы, чтобы ты поехала со мной, – быстро добавил Ворд.

– Поехать с тобой?.. – Глаза ее широко распахнулись. – А как же Мисси и Виттейкер? – Возьмем их с собой.

Поехать с ним, увидеть его дом; быть может, познакомиться с его друзьями…

– О, Ворд, мне очень хотелось бы!

* * *

– И это все об Анне и о мужчине, который у нее живет? – с любопытством спросила Келли у Беф.

– Какой мужчина? Не знаю, о ком ты говоришь. Может, это и неправда: мы бы знали, Анна сказала бы нам. Кроме того, она… не такая.

Келли, конечно, поняла, что имеет в виду Беф. Не то чтобы Анна не была привлекательной и интересной женщиной, но ее всегда окружал некий ореол печали, облако воспоминаний, если так можно выразиться. Вот почему ее трудно представить даже флиртующей с мужчиной, тем более – поверить, что кто-то живет с ней под одной крышей.

– Это какая-то ошибка, – возразила Беф.

– Нет, Мэри Чарлз не могла ошибиться. Сама лично видела его в доме, и Анна ей представила его как друга.

Молодые женщины в недоумении переглянулись.

– Ди, может быть, знает, – предположила Беф. – Они с Анной довольно близки последнее время.

– Возможно, – согласилась Келли. – Но она сейчас в Нортамберленде, у тетушки.

– Ах да, конечно, я и забыла.

Келли задумчиво смотрела на Беф: та стала какой-то отстраненной, озабоченной; не знай она ее так хорошо, подумала бы – подруга что-то скрывает. Но нет, Беф не такая, как и ее крестная, – обе они не того типа женщины, которые живут с мужчиной под именем «друг».

– Думаешь, кому-то из нас надо поехать и навестить Анну? – наконец спросила Беф.

– Ну-у… частная жизнь Анны, конечно, не наше дело. Тем не менее… поговорю с Бру, узнаю, что он думает по этому поводу.

– Да, Бру знает, что делать, – согласилась Беф.

Крестная ее не такая уж состоятельная, но и не бедная; насколько Беф понимает, нашелся бы такой, кто не прочь разделить достояние одинокой затворницы. Вот сама она, к примеру, попала ведь в лапы Джулиана Кокса, позволила убедить себя, что он ее любит, а на самом деле его интересовали только деньги и состояние, которое ей предстояло унаследовать. Она хорошо запомнила этот урок и никогда не повторит своей ошибки. Лучший способ не распускать мужчин – это держать свои эмоции от них подальше, как они сами делают в отношениях с женщинами. И ничего нет аморального, если при этом получаешь удовольствие от секса, то есть используешь мужчину, как он обычно использует женщину, вот и все. А кто думает иначе – что ж, это его дело.

– Беф, хватит мечтать! – насмешливо пропела Келли.

Спохватившись, Беф попыталась сосредоточиться.

– Мэри могла все понять неправильно, Келли. Человек, которого она видела, возможно, и правда просто друг Анны.

– Будем надеяться, что ты права, – согласилась Келли.

* * *

– Бру, я беспокоюсь насчет Анны.

Бру оторвался от газеты, которую внимательно изучал.

– А что с ней такое? – спросил он спокойно. – Если она плохо себя чувствует…

– Нет, дело не в этом! – Келли энергично замотала головой. – Она… ну, исчезла, что ли, – похоже, никто не знает, куда она отправилась. Вчера я ездила к ее дому – он закрыт, и никакого намека на ее присутствие, как и Мисси и Виттейкера.

– Ну, может, она решила устроить себе каникулы, – предположил Бру.

Келли яростным жестом отвергла этот вариант.

– Подумать только – не сказать никому ни слова! Хотела бы я, чтобы Ди была здесь!

– А ты спрашивала у Беф, она ничего не знает?

– Нет, ничего! Да и нет никакого смысла обсуждать с ней что-нибудь сейчас – ушла в себя и живет только в своем собственном мире. Что-то с ней случилось в Праге! – уверенно заключила Келли, вдруг сопоставив про себя исчезновение Анны и необычное поведение Беф. – Не знаю что, и пока мне не удалось разузнать, хоть и пытаюсь. Чем-то она озабочена, встревожена.

Келли умолкла, размышляя.

– О, Бру, я так волнуюсь за Анну! Это так не похоже на нее – провалиться как сквозь землю, не сказав никому ни слова.

Бру отложил газету и подошел к Келли – ее переживания были ему далеко не безразличны.

– Анна давно живет своей внутренней жизнью – с тех пор как стала вдовой.

– Да, знаю, как и то, что ты думаешь: я стала несдержанной, слишком эмоциональной… Возможно, ты и прав, Бру, но я не могу не волноваться.

И, взглянув на него после паузы, объявила:

– Джулиан Кокс тоже испарился…

Выражение ярости тут же появилось на лице жениха – не надо ей было произносить имя Джулиана Кокса. Бру имел все основания не любить этого человека, да и для нее самой не найти худшей темы для разговора. Однако переживания за подругу заставили ее вернуться к этому неприятному предмету.

– Я слышала это в городе, и Гарри подтвердил. Кажется, он уехал, пока нас здесь не было, без предупреждения, задолжав кому только можно. Никто не имеет представления, где он.

– Чем дальше, тем лучше, насколько я понимаю, – хмуро проговорил Бру.

Гарри был женихом его сестры Евы и кузеном Ди. Именно благодаря ей он с Келли вместе; вот почему Бру решил пересмотреть свое отношение к Ди – он считал, что она манипулирует людьми, – и помочь ей в войне, которую она начала против Джулиана Кокса.

– Бру, ты думаешь, исчезновение Анны никак не связано с Джулианом Коксом? – неуверенно спросила Келли.

– Она знает о нем столько, что вряд ли могла влюбиться в него.

– Конечно, нет! – нетерпеливо оборвала его Келли. – Я совсем не про то. Я имею в виду… – И остановилась, не находя в себе сил облечь в слова страшное предположение. – Бру! – прошептала она с пересохшим горлом. – А если он заставил ее уехать с ним? Ты знаешь, какой он алчный в смысле денег.

– Но Анна же не так состоятельна… Конечно, она довольно обеспечена, но, Келли, причина не в этом. – Бру прищурился. – Ты чего-то недоговариваешь, так?

Келли разрывалась между своим обязательством по отношению к друзьям и чувством долга. Наконец последнее победило.

– Ну, вот что, Бру. Ди и Анна пытались вывести Джулиана на чистую воду. Он последнее время все подкатывался к Анне по поводу вложений и… Это слишком длинная история… Короче, Анна убедила его, что у нее есть большая сумма денег, которую она хочет инвестировать…

Несколько минут Бру молчал, потом спокойно сделал вывод:

– Что ж, это совершенно меняет дело. Ты говорила Ди об исчезновении Анны?

– Нет, она в Нортамберленде.

– Хм… Знаешь, Келли, в стремлении Ди наказать Джулиана Кокса, мне кажется, скрывается что-то большее, чем у всех вас.

– Да, думаю, ты прав… Я часто спрашивала себя, но…

– Она никогда не намекала тебе на что-нибудь?

– Да нет… Вообще Ди не из тех, кто поощряет вопросы личного характера. Я думала сначала, может, она сама влюбилась в него, но нет, вроде никаких признаков.

– Да, пожалуй.

– А не знает ли Гарри что-нибудь? Он же кузен Ди.

– Возможно, но для нас сейчас гораздо важнее выяснить, что случилось с Анной. Кто еще, кроме Беф, может знать, куда она поехала?

– Или Ди, или она сама. Но, Бру, ты забыл – я же говорила тебе, что, когда Мэри Чарлз забегала к Анне вчера, она видела там мужчину.

– Мужчину? – Бру непонимающе взглянул на нее.

– Ну да. Мэри даже подумала… Ну, Анна представила его как друга.

– Друга? И как это понимать?

– Я думаю, это не просто друг, и тогда… – Келли остановилась: стоит ли вводить жениха в тонкости женской психологии? Все равно не поймет.

Бру спросил:

– А эта… Мэри Чарлз сказала хоть, как его зовут? Тогда мы бы связались с ним и проверили, известно ли ему что-нибудь об исчезновении Анны.

– И да, и нет. Анна представила его – Ворд, но не назвала фамилии.

– Что и говорить, ценная информация. – Бру, кажется, растерялся. – Ты решила, не так ли, что, если Анна… находится с ним в особых отношениях, с этим Вордом, кем бы он там ни был, у нее есть свои причины не обсуждать это с вами.

– И именно поэтому она не представила его полностью Мэри Чарлз, – подхватила Келли. – Но знаешь, Анна не из таких, непохоже это на нее. Она застенчивая, Бру, и… ее воспоминания… Я правда здорово беспокоюсь о ней, Бру. Мы оба знаем вспыльчивость Джулиана. Если вдруг он каким-то образом обнаружил, что задумали Анна и Ди…

– Но тогда первое, что мы должны сделать, – связаться с Ди и выяснить, знает ли она что-нибудь о планах Анны и об этом загадочном друге.

* * *

– Но, Ворд, ты ведь сказал, что живешь в старом фермерском доме! – воскликнула Анна, когда он остановил машину во дворе перед большим, внушительным каменным зданием.

– Ну, что-то вроде того, – проворчал Ворд.

«Нечто среднее между человеческим жилищем и маленькой крепостью», – решила Анна, пока Ворд открывал ей дверцу машины. Даже здесь, во дворе, воздух гораздо прохладнее, чем в Рее. Так она и сказала Ворду. А он в ответ объяснил:

– Это потому, что мы здесь несколько повыше. Этот дом построен по специальному проекту, для семьи богатого торговца из Йорка. Несколько лет он пустовал, прежде чем я купил его.

– Здесь довольно уединенно… – заметила Анна.

Прежде чем достигнуть цели, они долго ехали по пустынной местности. Анна находила что-то завораживающее в бескрайней синеве неба над ними, убегающих вниз очертаниях Далласа…

– Да, случайные посетители здесь довольно редки, – согласился Ворд.

Анна по его голосу почувствовала – он гордится домом. Будь это ее дом, она расцветила бы дворик растениями, настенными корзинами цветов…

– Сюда, – пригласил ее Ворд и указал на старинную, тяжелую дубовую дверь.

Взгляду ее открылся узкий, темный коридор. Она поежилась, пока Ворд включал свет. Пол и стены стерильно чистые – казалось, здесь никто никогда не бывает. Единственная дверь, находившаяся в коридоре, вела в большую, хорошо оборудованную кухню. Анна с одобрением отметила добротную деревянную мебель: большой дубовый стол, удобные, в тон ему стулья; каменный пол устлан плетеными, ручной работы ковриками.

– Как красиво! – восхитилась Анна.

– Это мама выбирала. Сказала – никогда не найду никого, чтобы готовить и убирать, если не благоустроена кухня. Давай я покажу тебе дом, а потом мы приготовим что-нибудь поесть.

По дороге они остановились перекусить только раз, в Йоркшире, но Анна, взволнованная предстоящим знакомством с домом Ворда, почти ничего не ела.

Спустя полчаса ее восхищение поутихло, уступив место более сложным чувствам. Жилище Ворда трудно назвать домом – это чистый холст, на который надо нанести краски. Ни одна из комнат, которые он ей показал, включая его собственную спальню, ничего не говорила о характере хозяина. Даже кабинет, где он работает, безлик.

Сам дом хорош – комнаты просторные, хорошо распланированы, мебель простая, ее немного, но она безупречного качества. Но он какой-то… стерильный – ни жизни, ни теплоты, ни сердца. Анна всматривалась в Ворда в его доме и переживала за него: в этих безупречных помещениях нет главного – любви. Вот если бы она распоряжалась здесь…

Анна позволила себе немного помечтать. Непомерно огромную спальню хозяина она смягчила бы спокойными, мягкими шторами, отвечающими характеру и возрасту почтенного дома; статуэтками, гобеленами и эстампами разных оттенков: сочно-синего или небесно-голубого – это сочеталось бы с видом из окна. Пустые, скучные потолки надо согреть лампами и настенными бра. В большую, ничем не декорированную ванную комнату повесить яркие, пушистые махровые полотенца. Мрачный коричневый ковер заменить светлым и веселым. На большую двуспальную кровать положить уютное, сложной расцветки покрывало, подушки переодеть в солнечные наволочки. На пустые столики поставить вазы с цветами и семейные фотографии в рамках.

Да, семейные фотографии – вот что этому дому нужно в первую очередь: ему недостает семьи, тепла человеческих чувств. Ворд был лишен этого, пока они не встретили друг друга. Комок сострадания перехватил ей горло; она так любит его, так тянется к нему… А увидев его дом, сразу поняла: она застала Ворда в такое время жизни, когда ему приходится очень нелегко.

Ее реакция не укрылась от хозяина – он обратил внимание, как меняется у нее выражение лица. Он явно наблюдал уже когда-то такое у женщины – ну да, конечно: у своей матери видел тот же любящий, сочувственный взгляд, когда она убеждала его поселиться поближе к ним с отчимом. «Мне здесь нравится», – отвечал он тогда упрямо. «Но, дорогой, это все так… мрачно». Сын оставил без внимания ее советы. Для нее, может быть, мрачно, а для него – нормально, вполне подходит.

– Я достану твои вещи и отнесу в комнату для гостей. Там отдельная ванная комната, и, если хочешь, Мисси и Виттейкер тоже поселятся с тобой…

«В комнату для гостей»… Анна удивленно взглянула на него: она, естественно, ожидала, что они будут жить вместе, в его комнате, спать в одной постели. Ворд, конечно, понял, о чем она думает; что ж, он имел время подготовиться к этому моменту.

– Дело в том, что Эклстоун немного старомоден, да и миссис Джэрвис – что она подумает о наших отношениях?

Это истинная правда: не хватает еще, чтобы его экономка разнесла по всему городу, что он приехал в свой дом с любовницей. Мать его весьма общительна, и рано или поздно такие новости дойдут и до ее ушей. Для него не секрет – мать мечтает, чтобы он снова женился, завел семью. Не для себя, а во имя его счастья. Стоит ей узнать, что рядом с ним женщина и она интересует его, – горы сдвинет, примчится немедленно, чтобы задержать ее здесь навсегда.

Зачем ему сплетни, толки, хоть он давно холост и никогда не придавал значения таким вещам. Впрочем, это не единственная причина, почему он решил поселиться с ней в разных комнатах.

Конечно, это очень галантно со стороны Ворда, думала между тем Анна, но все же…

– Мы оба взрослые люди, – напомнила она ему мягко. – И оба вправе выбирать… свой образ жизни.

Но, глядя на Ворда, почувствовала – он не собирается менять свое решение. Есть, правда, способ… подойти к нему, прижаться, ласкать – в общем, соблазнить. Но нет, раз он так настроен… Ей надо, чтобы Ворд желал ее, гордился своим желанием, отчаянно хотел ее любви и абсолютно не переживал о возможных сплетнях. Но раз уж его так волнует мнение общества…

Что касается ее самой, для нее все ясно. Попроси он ее выйти за него замуж – она не колеблясь ответила бы согласием.

* * *

– Чем ты хочешь заняться завтра? Мы еще не были в Линдисфарне и…

– А не можем мы просто остаться здесь? – нежно осведомилась Анна.

Уже три дня она в Йоркшире, и каждый день Ворд настаивает на какой-нибудь поездке. День провели в Йорке, который она очень любила; другой – в Хэрроугейте. Ворд отсчитывал мили по Дейлсу, и его знаниями о родной стороне Анна восторгалась не меньше, чем живописными видами. Пробовали волшебный чай в Йоркшире, наслаждались ланчами в пабах маленьких деревушек Дейлса, роскошными обедами в многочисленных ресторанах, встречавшихся на пути. Но Анна предпочла бы простой, совсем не экзотический ужин вдвоем с Вордом: пусть лишь хлеб, сыр, бутылка вина, главное – уверенность, что он любит и желает ее.

Вчера после утонченного ленча они прогуливались, забираясь все выше по извилистой дорожке, пока не нашли заброшенный сарай: вокруг простираются бесконечные вересковые пустоши, и внутри можно укрыться от любопытных глаз.

Анна тосковала по объятиям и поцелуям Ворда, по его любви. Может быть, здесь, сейчас?.. Она присела на камень; он слегка обнял ее, спросил:

– Ты в порядке?

Кивнув ему, она заметила – взгляд его скользнул по ее губам. Сердце бешено забилось, Анна горела желанием… Он подвинулся ближе, так что на нее веяло теплом его тела, во рту стали сухо, она замерла в сладком ожидании. Ни о чем не думая, подставила губы. Внезапно Ворд отошел от нее и отвернулся в сторону, но она могла поклясться, что слышала стон.

Страсть сжигала ее – как хочется открыть ему свое желание… Но нет, не может она! Потеря памяти чрезвычайно мешала, обескураживала: что она знает об отношениях с Вордом? Слишком мало, чтобы выбрать для себя линию поведения.

Ворд не хочет, чтобы о них говорили, он заботится о ее репутации. А ее мучает другое: их отношения существуют как бы в вакууме, у них нет прошлого, во всяком случае, она ничего не помнит из прежнего. А будущее?.. Ворд ни о чем таком словом не обмолвился.

Надо избавляться, конечно, от дурных мыслей, гнать их. Возможно, они тревожат потому, что две ночи подряд ей снились плохие сны – Анна просыпалась с ощущением брошенности, будто ее обманули… Никаких действий в этих снах – смесь лиц, людей, обрывков речи, наспех связанных вместе чувством отчаяния и страха. Слышался откуда-то голос Ворда – сердитый, злой, – но слов, которые он говорил, она не помнит; еще – переживания по поводу денег, отчаянное стремление найти их….

В конце концов Анна стала сомневаться, правильно ли поступила, согласившись поехать на север с Вордом.

* * *

Опять они вдвоем, и опять он отошел от нее – стоит у окна, смотрит во дворик… Не понимает она, почему он так поступает.

А он и сам, быть может, не совсем это понимал. Как тяжело бьется сейчас его сердце. Быть с Анной врозь оказалось гораздо труднее, чем он ожидал. Вчера он едва удержался, чтобы не сжать ее в объятиях, не начать целовать; а вопрошающее выражение ее глаз… непонимающее…

Зачем он привез ее сюда? Ну что для него пять тысяч фунтов? Легко может позволить себе выбросить на ветер сумму в десять раз большую. Дурацкое упорство! Не будь он так задет, не поклянись себе непременно вернуть деньги Ричи, не попал бы в такую ситуацию.

Если у него есть хоть капля здравого смысла, ему надо посадить Анну в машину и везти отсюда прочь – домой. Во-первых, у нее друзья, племянница, они присмотрят за ней, пока не восстановится память. Не его дело заботиться о ней; что он ей должен? Это она должна ему… пять тысяч фунтов.

Но, несмотря на всю логику своих построений, Ворд не отделался от внутреннего убеждения: у него есть обязательства по отношению к ней. Позволил ведь он ей поверить, что они любовники, и сделал так потому, что намеревался заставить ее признать: она лжет, отрицая партнерство с Джулианом Коксом. А теперь его состояние ужасно, он переживает несравненно больше, чем из-за потери пяти тысяч фунтов. Кажется, жизнь его состоит ныне лишь из боли, чувства вины и сожалений…

– Ворд?..

Он замер, услышав рядом с собой голос Анны и ее глубокий вздох.

– Ворд, думаю, мне надо вернуться домой, – спокойно объявила она.

Ворду удалось подавить невольный протестующий вскрик – свою естественную реакцию на ее желание уехать, покинуть его…

– Ну что ж, если ты хочешь… – Он сам не верил себе.

– Да, пора, – солгала Анна.

За окном идет дождь, скучный, монотонный, моросит из низких облаков, нависших над самыми холмами, затуманивает все вокруг.

– Пойду наверх, соберу вещи, – добавила она сухо, отходя от Ворда и поворачиваясь к нему спиной.

– А я, пока ты собираешься, съезжу в город заправить машину, – коротко проинформировал Ворд.

Что угодно, лишь бы сохранить безопасное расстояние между ними. Ворд был уверен: если он останется, не удержится и станет умолять ее изменить решение.

«Ведем себя как чужие люди», – с грустью отметила Анна, наблюдая, как он равнодушно берет ключи и идет к двери. А кто он, в сущности, ей? Он и есть чужой. Ее любовник? Но эти последние несколько ночей даже и не любовник – держал ее на расстоянии, в отдельной комнате.

* * *

Она собрала свой чемодан, а Ворд все не возвращался. Виттейкер выпрыгнул из рук и прошествовал сквозь открытую дверь в кабинет Ворда. Анна машинально последовала за ним – надо его вернуть. На столе Ворда лежат какие-то бумаги: он работал в предыдущий вечер, когда они вернулись, пообедав. Весь вечер он был в ровном, хорошем настроении – так уж, видимо, на него действовало, что они живут врозь, – и в конце концов она ушла спать, не желая выводить его из этого благостного состояния.

Виттейкер вспрыгнул на стол Ворда, не проявляя ни малейшего намерения слушаться хозяйку. Изловчившись, Анна схватила его – сидит, озорник, прямо на бумагах.

– Ну что ты за скверный кот! – выговаривала она ему, намереваясь отнести прочь.

Анна мельком взглянула на бумаги и застыла от пронизывающего насквозь ужаса… Джулиан Кокс!

Анна не замечала протестующего мяуканья Виттейкера, которого слишком крепко сжимала в руках. Комната плывет вокруг нее, как темно… расплывчатые, бессвязные очертания воспоминаний клубятся в сознании… Джулиан Кокс… Она видит его, слышит его голос… Ее охватила дрожь, сковал страх: ну да, она доверила ему деньги Ди – ее пятьдесят тысяч фунтов. Он пугал ее постоянными телефонными звонками, добиваясь денег, которые она якобы собиралась инвестировать. С ним связано что-то опасное, лживое, он из тех, кто не поддается контролю…

Рассказать бы сейчас Ди, что с ней происходит, но подруги нет рядом… Это ужасная катастрофа. Возможно, расскажи она все Ди, деньги были бы целы…

Плотный туман стал потихоньку рассеиваться. То, что сейчас было, – вспышка, возвращение утерянной памяти. Анна почувствовала, как тело ее похолодело, задрожало, кожа покрылась противными мурашками; руки и ноги как-то странно ослабели, голова гудит…

Джулиан Кокс… О нем она все вспомнила, но при чем здесь Ворд? О, это словно снимать бинты с незажившей раны, открывать дверь в темное никуда, осознавать: неизвестное станет ясным, но оно пугает, оно наводит ужас…

Анна заставила себя опять посмотреть в бумаги Ворда и на этот раз прочитать их. Лицо ее стало мертвенно-бледным: сообщение о Джулиане Коксе и… о ней как о партнерах в инвестиционной компании… Потрясенная, Анна пошла на кухню, Виттейкер следовал за ней по пятам.

Мисси – она возилась в своей корзинке – выпрыгнула, как только появилась хозяйка, и побежала к задней двери – настало время прогулки! Анна посмотрела на нее невидящим взором и автоматически открыла дверь, следуя за собачкой по двору, за его пределы…

Все еще шел дождь, но Анна ничего не замечала – она брела за Мисси по холмам, поглощенная царившим в мыслях хаосом… Так вот оно что – она и Ворд вовсе не были любовниками. Он явился к ней с обвинением, что она обманула его брата! Это она четко вспомнила…

Дорожка, по которой она шла, круто извивалась; вся ее одежда, волосы промокли от дождя, но она не чувствовала этого. Анна автоматически двигалась в густом белом тумане – ноги переставлялись будто сами собой.

Ворд не любит ее, никогда не любил, но лег с ней в постель, позволил ей думать… позволил ей верить… Анна издала горестный стон…

О, Боже, почему? Да чтобы наказать ее, сделать ей больно. Вот ей и больно, да, она больна, она в отчаянии… Впереди залаяла Мисси – перепуганный кролик внезапно пересек дорожку, пронесся буквально между ногами, почти дотронулся до них. Она позвала собаку, но та бросилась за кроликом, не послушавшись хозяйку, – маленькое пушистое тельце растаяло в тягучей пелене тумана…

Зубы выбивают дробь; неужели сейчас лето – так холодно… Снова позвала Мисси, подождала, прислушиваясь, но раздавалось только беспорядочное биение собственного сердца. Пелена тяжелого тумана упала на глаза, Анна неуверенно двигалась вперед – где она, эта взбалмошная собака?.. Крикнула еще раз:

– Мисси! Мисси!

Восторженный лай вознаградил ее усилия, и, благодарная, она двинулась на звук. Тропинку Анна давно потеряла, земля под ногами была покрыта высокой травой и галькой. Споткнувшись о большой камень, женщина едва удержалась на ногах, ухватившись за толстый, жесткий стебель.

– Мисси! Мисси! – звала она жалобно.

Это какое-то безумие – она не может быть дальше чем в нескольких минутах от дома, но уже в нескольких метрах ничего не видно. Где она?.. Похоже, взобралась на холм и если спустится вниз – попадет домой.

Спустя полчаса ее руки и одежда были в грязи после нескольких падений, сердце бешено колотилось, ноги ныли… Она не имела ни малейшего представления, где находится. Как ни старалась Анна разглядеть что-нибудь, видела один сплошной туман. Черная тень внезапно опустилась из-за холма, приведя ее в ужас. Да это просто овца – глупая овца, ее преследует Мисси…

– О, Мисси! – Анна с облегчением погладила собачку. – Где ты была, шалунья ты эдакая?

Как страшно болит голова, буквально раскалывается… и еще тошнит. Мисси выпрыгнула из ее рук и убежала.

– Мисси! Мисси! Вернись, негодница!

Придется сесть – ноги ослабели, подгибаются. Трава мокрая, еще мокрее одежда; очень холодно, знобит, но кажется, что душевный холод еще невыносимее. Как Ворд мог так поступить с ней?.. Прежде всего надо привести в порядок мысли. Первая встреча, его злость, их ссора – теперь она все это отлично вспомнила. И как увидела его опять, уже в больнице… Низкий стон боли вырвался у нее, когда она вспомнила, что говорила ему.

А ее что заставило так поступить? Но он-то не поправил ее, позволил ей… О, должно быть, предвкушал, что когда-нибудь к ней вернется память и она узнает, догадается обо всем.

Анна вглядывалась в туман; она потерялась, одинока, но это ее не трогает; пусть никто не найдет ее, может, так даже лучше. Как она посмотрит людям в глаза? А Ворду? Она убедила себя добровольно, а он позволил ей это. Она-то считала – он такой чудесный, заботливый, правильный и честный…

Анна засмеялась, и смех ее звучал отрывисто и глухо, отдаваясь эхом сквозь зыбкий, тяжeлый туман.



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Ворд отсутствовал гораздо дольше, чем планировал: случайно встретил в гараже давнюю приятельницу матери. Пожилая вдова взволнованно расспрашивала механика о состоянии своей маленькой машины.

Ворд подошел, осведомился, не нужна ли помощь. Выяснилось вот что: механик пытается объяснить ей, что машина непригодна для вождения, а она в свою очередь настойчиво внушает ему, что не может существовать без машины и у нее нет средств поменять ее.

После чаепития в небольшом кафе поблизости Ворд отвез ее домой. Вернулся в гараж, еще раз поговорил с механиком, дал ему нужные указания и ушел. Механик только удивленно покачал головой и сказал ученику:

– Странный парень: хочет, чтобы мы поменяли эту «мини» на ту, что выставлена для продажи; заплатил наличными. И еще хочет, чтобы мы перекрасили ее в цвет старой. Предупредил его насчет цены, а он, – механик поднял указательный палец, – «цена меня не волнует»…

Ворд приготовил извинения и объяснения для Анны. Но, к великому его удивлению, она не ожидала его, как он думал, на кухне, видимо раздраженная его опозданием. Однако кот ее на месте. Ворд машинально погладил Виттейкера, пробежавшего мимо него в холл.

Дверь в кабинет открыта, сообщение, которое он читал накануне вечером, лежит на столе. Ворд вошел и взял его; прошлой ночью заставил себя перечитать, чтобы напомнить себе, какова Анна на самом деле, но это не сработало. Спать он пошел, безумно желая ее, тоскуя по ней, чуть не наяву ощущая мягкое, нежное тепло ее тела. Прошло так мало времени – меньше двух недель, – как он встретил ее. Что же с ним случилось, почему его так тянет к ней? Он вскакивал с кровати, почти доходил до ее комнаты – и возвращался. За этот крошечный промежуток времени изменилась вся его жизнь, приходится это признать.

Схватил сообщение, разорвал его на две части и потом каждую половинку – еще на две, пытаясь погасить растущее чувство раздражения. Дом безмолвен и как будто пуст – то, к чему он стремился. Но нет, когда-то стремился! Громко позвал Анну и вдруг, охваченный неизъяснимым беспокойством, побежал наверх, открыл дверь ее спальни: пусто, стоят упакованные чемоданы…

Ему потребовалось меньше десяти минут, чтобы обыскать весь дом сверху донизу – ни намека на ее присутствие. Где же она?..

На кухне блаженствовал Виттейкер – занял корзинку Мисси. А собачка куда подевалась? Ворд выглянул в окно: не повела же ее Анна на прогулку в такую погоду?..

Захватив тонкий дождевик, он выбежал во двор, громко зовя то Анну, то Мисси. Она должна бы знать, как опасно гулять в густом тумане. Даже тот, кто знает все холмы вокруг как свои пять пальцев, сто раз подумал бы… Проще простого потеряться….

Сначала он нашел Мисси – она почти вылетела к нему из тумана, взволнованно лая. Совсем промокла, пушистая белая шерсть вся в грязи…

Ворд стремительно схватил собачку.

– Где она. Мисси? Где Анна? Где?.. – И опустил на землю.

Мисси задрала кверху мордочку и завиляла хвостиком.

– Где она, Мисси?! – умолял Ворд. – Ищи Анну, ищи!

Собачка неуверенно побежала вперед, потом опять вернулась. У Ворда замерло сердце – Анна может быть где угодно… Он сложил руки рупором и принялся выкрикивать ее имя: – Анна! Анна!

Через некоторое время услышал какой-то ненастоящий, почти нечеловеческий звук смеха – такой слабый, что в первое мгновение подумал – ему показалось. Нет, действительно… И, прислушиваясь, двинулся в направлении странного звука.

– Анна! Анна!

Молчание… Ворд остановился. У его ног Мисси насторожилась – и вдруг яростно залаяла. Он с надеждой оглянулся: нет, собака лает на овец.

– Нельзя! – приказал он.

Мисси не обращала на него никакого внимания.

– Мисси! – позвал он.

Собачка отбежала и нырнула в плотный туман… Снова лай – без сомнения, намерена цапнуть овцу. Ворд, с трудом различая собачий силуэт впереди, поспешил за Мисси – и внезапно остановился: вот почему она лает…

У подножия холма сидит Анна и смотрит на него спокойно, безучастно…

– Анна!

– Привет, Ворд! – Голос ее прозвучал неестественно ровно.

– Анна!

Горе пронзило ее насквозь, как только он подошел к ней.

– Что ты делаешь? Что случилось? С тобой все в порядке?

Она слышала, как он ищет ее, рано или поздно он все равно обнаружил бы ее… Голова болела так сильно, что женщина с трудом терпела и была совершенно не в состоянии подумать, что сказать ему.

Гораздо проще не говорить ничего, просто позволить ему поднять ее и поставить на ноги; кажется, он требует объяснений… Желает знать, почему она пошла на прогулку в такую опасную погоду.

– Я не знала, – невыразительно ответила она. – Я шла за Мисси….

Веки слишком тяжелые, хочется закрыть глаза. Она вдруг начала дрожать с головы до ног «Вся заледенела, а лицо пылает как в лихорадке», – думал Ворд, осторожно ведя ее по тропинке.

– Ты уверена, что с тобой все в порядке? – в волнении спросил он опять, когда они вошли на кухню. – Ты что-то выглядишь неважно… Наверно, надо вызвать врача….

– Нет, – вдруг резко ответила Анна, – мне хорошо!.. Кроме того, мы же уезжаем, правда?

– Уезжаем? – Ворд удивленно посмотрел на нее. – Пока ты не примешь горячую ванну и не поешь, никуда мы не поедем!

– Но я уже собрала вещи…

– Я распакую все нужное. Ты же насквозь промокла, Анна, ты не можешь ехать в таком виде!

Ворд очень переживал: она замерзшая, отстраненная, а не теплая и любящая. Не следовало оставлять ее одну так надолго – все что угодно могло произойти с ней на пустошах. И он был бы виноват во всем.

Анна стала дрожать сильнее. Ворд поднял ее на руки.

– Что ты делаешь? Отпусти меня! – слабо отбивалась Анна, но Ворд ее не слушал.

В смежной с его спальней ванной комнате есть громадная ванна – установить ее убедила мать. «Хорошо помогает при ревматизме», – говорила она тогда. «Но у меня нет ревматизма», – сказал ей Ворд. «Пока, – согласилась она. – Но ты ведь не становишься моложе, Ворд». Намек, что он до сих пор не женился, не порадовал ее внуками. Ворд все-таки установил эту ванну; пользовался ею не часто, предпочитал душ, но сейчас был благодарен матери за настойчивость. Толкнув дверь ванной комнаты, он бережно поставил Анну на ноги.

– Ворд… – начала было протестовать она, наблюдая, как он включает воду и наполняет ванну горячей водой, но вдруг умолкла. Ворд засучил рукава рубашки, и Анна на расстоянии видела, как мягкие волоски, покрывающие его руки, заблестели от капелек. В этих сильных мужских руках она чувствовала себя такой защищенной… Она вздохнула и закрыла глаза, открыв их вновь, только когда Ворд начал осторожно снимать с нее мокрую насквозь одежду.

– Анна, ради всего святого! – взмолился он, ибо она тут же попыталась оттолкнуть его.

– Я могу раздеться сама! – резко заявила она. – Когда ты выйдешь…

Он не стал спорить; странно она себя ведет, но чем дольше стоит здесь в мокрой одежде, тем выше риск заболеть. Нехотя он пошел к двери.

Анна подождала, пока он ее закроет, проверила: замка нет… Губы ее вытянулись, глаза потемнели; нет, она не боится, что он вернется и попробует применить силу. В конце концов, за эти дни у него было достаточно возможностей иметь с ней столько секса, сколько он мог пожелать, но он ее просто игнорировал; она горько, обиженно улыбнулась. Есть ли предал ее унижению? Сначала он увлек ее, а потом предал.

Морщась от боли, она стала раздеваться – горячая вода как ни странно пронзила ее холодом… Ванна огромная – хватило бы места для двоих, пришло ей в голову, даже если один – такой большой, как Ворд.

* * *

Опять она о нем! Анна закрыла глаза, слезы побежали из-под ресниц. Сердито повернулась, закрыла кран; почему она плачет, она же ненавидит его, ненавидит…

– Анна?..

Ворд постоял немного у закрытой двери ванной комнаты, ожидая ответа, – молчание… Волнуясь, он приоткрыл дверь и остановился. Анна свернулась калачиком на полу, мгновенно охваченная сном, завернутая в полотенце. Распущенные волосы, на лице никакого макияжа… она выглядит юной, манящей и такой желанной… У него пересохло во рту; он наклонился и поднял ее. Она приоткрыла глаза и прошептала:

– Во-орд…

– Шшш… все хорошо… Пойдем спать, – нежно прошептал он и осторожно вынес ее из ванной комнаты в свою спальню. Положил на кровать, аккуратно и бережно подоткнув одеяло со всех сторон. Ворд все понял: он любит ее и не позволит ей уйти. Не имеет значения, что она сделала, это неважно. Его стремление убежать от своих чувств к ней прошло, и эта убежденность, эта уверенность, как ни странно, сняла большой груз с его плеч.

Все, о чем он думал, что планировал, тщательно выстраивал, теперь не имеет значения. Им владеет только острая радость – наконец он свободно может признать, что любит ее.

Убедившись, что с ней все в порядке, он спустился вниз: надо покормить Мисси и Виттейкера и сделать кое-какую работу, пока Анна не проснется.

* * *

Остаток дня Анна провела в полусонном состоянии, то погружаясь в легкий сон, то опять просыпаясь. Несколько раз Ворд поднимался проверить, как она. Не будил, а только дотрагивался до ее лба и проверял пульс.

Ворд приготовил и наскоро съел простой ужин. Туман начал потихоньку рассеиваться. Дом его тих, но уже не пуст, больше он не будет пустым, никогда не будет… Напевая себе под нос, Ворд опять поднялся наверх. Анна проснулась, как только кровать заскрипела под тяжестью его тела.

– Ворд…

Он дотронулся до нее, потом обнял и крепко прижал к своему телу – большому, теплому и обнаженному. «Не трогай меня, не лги, не обманывай», – хотела она сказать. Но Ворд уже целовал ее – мягко и с такой непередаваемой нежностью, что глаза ее опять наполнились слезами.

– Не плачь, не плачь! – шептал он. – Ты в безопасности, ты со мной, Анна… Все хорошо….

Ничего хорошего нет, она знала, но тело предает ее, а поцелуи Ворда становятся все более страстными и настойчивыми… Она может отказать ему и, наверно, достигнет в этом успеха, но она не в состоянии отказать самой себе, она хочет его… и так любит его; сердце ноет от боли, от борьбы с собой…

– Тебя лихорадит? – испуганно спросил Ворд. – Тебе холодно? Как ты себя чувствуешь, Анна?

Да не лихорадит ее, она просто дрожит, и причина ее дрожи вовсе не холод – она давно согрелась, – а интимное, нежданное… Это дрожь от прикосновений его рук, его сильного тела – он изо всех сил пытается отдать ей свое тепло. Ничего не поделаешь, мужчины ведут себя совсем иначе, чем женщины. Ведь он не любит ее, она даже ему не нравится… Он-то не терял память, и тем не менее он здесь, сжимает ее в объятиях, обращается с ней так, как будто…

Гордость удерживает ее от признания – память вернулась к ней, она все знает. Гордость и понимание: если она признается, это будет сопровождаться слезами, обидой, болью – он поступил с ней жестоко, бессердечно. Не сравнить ее предполагаемое преступление с тем, что сделал Ворд – взял на себя смелость, не разобравшись, судить ее.

– Анна, Анна! – горячо шептал он.

Возможно, если она сейчас закроет глаза и будет лежать спокойно, он отодвинется и наконец оставит ее одну. Бесполезно говорить ему и себе, что не хочет его, – он не поверит, как и она не верит своему внутреннему голосу. А если он о чем-то спросит, что ответить?..

Под опущенными ресницами глаза ее наполнялись горькими слезами обиды. Зачем лгать себе – она хочет его, жаждет его нежности, его прикосновений, его любви. Но как может она чувствовать это, когда все, во что он позволил ей поверить, оказалось химерой?

И что ей делать с собой, если ее эмоциональный и физический ответ ему столь всепоглощающ, что логика не имеет никакого значения? Все ее существо безудержно реагирует на его ласки и помимо воли отвечает ему – нет сил остановить это. Она теряет самообладание от его нежных поцелуев, от ощущения его рук на груди.

В конце концов, почему не добавить еще одно воспоминание к другим, которые уже есть? Не наказать себя за глупость, за уязвимость, опускаясь опять в пучину бесконечного, безумного наслаждения?.. С тихим, отчаянным вздохом она повернулась к Ворду и сразу почувствовала теплоту его тела, окутывавшую ее нежной радостью до кончиков пальцев. Протянула руку, погладила волосы на его груди – и сердце заколотилось, будто пытаясь выпрыгнуть…

– О, я так скучал без тебя! – прерывающимся голосом говорил Ворд. – Эти несколько ночей без тебя… о, они были невыносимы!

Напомнить ему, что это его решение – спать им отдельно?.. Она содрогнулась от горячего касания его руки, а потом от нежного, сладкого поцелуя в сосок, пока полностью не растворилась в пьянящем ощущении, наполняясь изнутри огненным жаром. Раскаленное от удовольствия тело не поддавалось контролю, ее желание, ее стремление ему навстречу неудержимы, и она впитывает его отклик, его желание. Пусть он ненавидит ее, презирает, обманывает, но он хочет ее.

Жестокая горечь понимания обостряла ее чувства, и, злясь на себя, она провела, лаская, пальцами по его телу более откровенно, чем раньше. Может быть, он еще остановит ее, отодвинет от себя… Нет, он полностью погрузился в нее, наслаждаясь ее любовью, издавая страстные, глубокие стоны…

– Мне так хорошо с тобой!.. Так хорошо… – шептал он, тяжело дыша.

Ей так сладостно сознание, что она, именно она, дает ему это утонченное наслаждение и сама испытывает то же. И не показывает ему при этом своего лица…

Под ее мягкими пальчиками его мужское начало стало твердым и большим – даже не глядя, она знает, какое оно. Какое не изведанное ранее чувство восхищения овладело ею, когда она впервые изучала его тело… Ралф… был совсем еще юным, по-мальчишески тонким, худощавым. А Ворд такой сильный, мощный – мужчина в полном смысле слова.

Близость с ним, само появление его в ее жизни подарили ей наслаждение, на которое она не имела права. Что ж, она намерена заплатить ему сейчас свой долг – ее женская гордость, ее честь требуют этого. В темноте она слышала тихие стоны Ворда…

– Мне… я не должен был… позволять тебе делать это… Это мне… я…

– Я хочу делать это, Ворд…

Зато она может как-то контролировать и себя и его. Но что она не желает признавать – так это острое, сладкое удовольствие для нее самой: лаская его так, знать, какое наслаждение дает ему… Ее тело тоже реагирует, отвечает…

– Нет, нет, Анна! Хватит… не надо больше! – стал он умолять ее.

Потом нежно взял за руку, отодвинул, поднял и бережно опустил на себя, страстно целуя.

Не чувствуя в себе сил остановиться, Анна обхватила его ногами.

Кто дрожит сейчас больше – она или Ворд? Она сама, все ее тело отчаянно ждет его, нуждается в нем… о, как осторожно и бережно, как сладко он проникает внутрь… И, откликаясь на его призыв еще сильнее, чем прежде, она вытягивалась, обхватывала его, затягивала в себя глубже…

Где-то далеко-далеко, на самом кончике сознания, она пыталась предупредить себя: это опасно, неправильно – чувствовать такое единение с мужчиной, с которым у нее нет будущего. Волшебство, которое они создают вместе, не более чем стыд и обман. А яростная волна облегчения и восторга в голосе Ворда – лишь еще одна ложь, как и слова любви, что он пламенно шепчет ей сейчас, когда тела их содрогаются в безумном наслаждении…

– Я люблю тебя, Анна! – горячо, уверенно произнес он. – Я люблю тебя!

* * *

Анна ждала, пока не уверилась точно – Ворд заснул. И тогда осторожно встала – она знает, что ей делать. Внизу, на кухне, Виттейкер и Мисси спят в своих корзинках; ключи от машины Ворда на столе… Сама судьба помогает ей.

Отнесла корзинки со своими питомцами в машину Ворда и открыла чековую книжку. Пять тысяч долларов для нее большая сумма, чтобы просто выбросить на ветер, но дело того стоит. Рядом с чеком она положила короткую записку: «Я все вспомнила. Машину оставлю на станции в Йорке, ключи отошлю тебе по почте. Этот чек возместит деньги твоего сводного брата, которые, как ты уверен, я присвоила. Прошлой ночью я рассчиталась за все, что должна тебе».

* * *

Она села в машину Ворда и включила бесшумно работающий двигатель. Вряд ли Ворд бросится в погоню или постарается как-то с ней связаться.

Теперь ей еще надо предстать перед друзьями там, дома. Мэри Чарлз, конечно, уже успела раззвонить по всей округе о незнакомом мужчине. Но сильнее, чем любопытство друзей, собственные стыд и боль.

* * *

Ворд проснулся с первыми лучами солнца и сразу потянулся к Анне. Ее нет рядом. Он подождал несколько минут: она, наверно, в ванной комнате. Но оттуда не доносится ни звука, и нет никаких следов ее пребывания там… Он натянул одежду и поспешил вниз: на столе – записка, он увидел ее в тот же миг, когда понял, что из кухни исчезли корзинки с кошкой и собакой…

Кровь отхлынула от лица, когда он читал записку; рука дрожала, держа чек; но главное, к чему было приковано все его внимание, – одна строчка: «Прошлой ночью я рассчиталась за все…»

Взглянул на часы: половина седьмого. Если она поехала в Йорк, значит, решила добираться до дома на поезде. На хорошей скорости он приедет туда раньше ее. Но у него нет машины с хорошей скоростью, у него нет никакой машины… Ворд застыл на месте при этой мысли – и вздрогнул от неожиданности: пронзительно зазвонил телефон. Сердце его рвалось на части, он схватил трубку: Анна, это она, кто же еще может звонить в такое время? Передумала?..

На другом конце провода раздался женский голос и плач – это его мать…

– Ворд… Альфред в больнице, подозрение на сердечный приступ… О, Ворд, я так боюсь за него!..

– Не волнуйся, мама. Приеду так скоро, как смогу! – попытался он успокоить мать.

Так, он вызовет по телефону такси и поедет до Йорка. Где, черт возьми, запасные ключи? Вот они, в ящике! Последнее, что он сделал, прежде чем выбежать из дома, – разорвал записку Анны и чек.



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– От Анны, как я понимаю, никаких вестей? – осведомилась Ди.

Все три подруги – Беф, Келли и Ди – сидели в квартире над магазином. Ди спешно приехала накануне, поздно вечером, сразу после звонка Келли, обеспокоенной неожиданным исчезновением Анны.

– Никаких, – ответила Беф.

Настороженно взглянув на Беф, Келли спросила неуверенно:

– Ди, думаешь, мужчина, с которым Мэри видела ее, как-то связан с Джулианом Коксом?

– С Джулианом? А почему он должен быть с ним связан? – резко отозвалась Беф.

Ди, предостерегая Келли, покачала головой: обе считали, что не стоит еще больше огорчать Беф – она и так пострадала от козней Джулиана, ни к чему ей знать их планы.

– Джулиан хотел занять у Анны денег, – спокойно объяснила Ди: в конце концов, это правда.

Беф, казалось, поразило это сообщение.

– О… но ведь это не значит… – И она умолкла, затем прошептала со страхом: – Но… но вы же не думаете, что Джулиан сделал что-нибудь с Анной?..

– Ну да! – не выдержала Ди. – Ведь, чтобы сотворить все это с тобой, он долго не думал!

– А что, кто-нибудь знает, куда он уехал? – взволновалась Беф. С тех пор как вернулась из Праги, она совсем не вспоминала о Джулиане Коксе. Отношения с ним, боль, что он ей причинил, – все это казалось сейчас несущественным. А вот когда она получит известия о своем хрустале – это важно. Беф гораздо больше вложила в этот хрусталь, чем могла себе позволить, безрассудно забыв про первоначальный заказ. Не приняла во внимание, что ей следует чрезвычайно осторожно, взвешенно тратить заработанные ею и Келли деньги. Это он, Джулиан, посоветовал обратиться на эту фабрику. Как она вновь могла оказаться такой глупой?

О, теперь ее охватывает бешенство при одной мысли о Джулиане. Но, вероятно, он был по-своему прав, раз она проявила подобную наивность…

– Беф!

Она спохватилась – ох, виновата: Келли что-то ей говорит, а она, вместо того чтобы думать об Анне, размышляет о своем.

– Согласна, Джулиан Кокс вел себя отвратительно, но если Анна исчезла… нет, не думаю, что он как-то с этим связан.

Ди молча слушала; хорошо, что ее крестная, в сущности, излечилась к тому времени, как Келли позвонила ей. Собиралась вернуться домой неделей позже, но, услышав новости, приехала раньше. Пусть Беф верит, что Джулиан никак не связан с исчезновением Анны, – она, хоть почти уже собиралась обручиться с ним, совсем его не знает.

Этот человек абсолютно безучастен к чувствам других, к их интересам и нуждам. Алчность его поистине необъятна – какое ему дело, что он кого-то обидит, огорчит… Ди, пока гостила у крестной, посылала множество запросов, пытаясь выяснить местонахождение Джулиана, – безрезультатно.

Сначала полагала, что обнаружит его в Гонконге – там он вел какие-то дела. Но если он и там, никаких официальных подтверждений она не получила. Возможно ли, что Анна уехала с тем таинственным незнакомцем, которого видела Мэри Чарлз?

– Да, вполне, – согласилась Беф.

Ди поняла, что произнесла свой вопрос вслух.

– Но почему она нам ничего не сказала, пусть даже у нее и появился любовник? Это так на нее не похоже… Мы что же, будем опираться только на слова Мэри Чарлз?

– Если не любовник, то кто же? – рассудила Келли.

– Муж какой-нибудь подруги? – предположила Беф, и на лбу у нее появилась морщинка. – Или кто-то пришел что-то сделать, ну, садовник, рабочий – мало ли.

– Но Мэри уверена: когда Анна представляла его как друга, слово звучало с заглавной буквы.

– А-а… может, мы зря встревожились. Просто решила уехать на несколько дней, не все же нам сообщать, – предположила Беф.

Прозвучало это очень неуверенно, она сама почувствовала. Беф виновато вспомнила, что, когда говорила с крестной по телефону, не набралась терпения довести разговор до конца. Кто знает, не поведи она себя так, Анна, может быть, что-то сказала бы, и это помогло бы им найти ключ к разгадке.

– Машина ее все еще у дома, – уточнила Келли.

– Но Мисси и Виттейкера нет? – поинтересовалась Ди.

– Во всяком случае, я их не видела.

– Хм… все это очень странно. А может, поехала в Корнуолл, навестить родных? – продолжала Келли.

– Нет, – покачала головой Беф, – вчера я звонила домой – мама сказала бы, если бы Анна приехала. Прямо я не спросила – не хотела беспокоить. Они с Анной очень близки.

– И что же нам делать? – Келли посмотрела на Ди.

– Если не узнаем ничего до сегодняшнего вечера… – Ди помолчала, – остается одно: сообщить в полицию.

– Думаешь, тут что-то серьезное? – страшным шепотом спросила Беф.

– Возможно. – Вот все, что позволила себе сказать Ди, глаза ее потемнели. Десятью минутами позже, направляясь на машине домой, она радовалась, что Беф и Келли не могут прочитать ее мысли. Келли очень интересует, почему она, Ди, так ненавидит Джулиана Кокса. Догадывается, видимо, что здесь нечто большее, чем желание отомстить за Беф, – и не без основания.

Но не Келли, а Анне Ди столько раз собиралась рассказать о бушующих в ее душе демонах. Возможно, Анне недоставало способности быстро реагировать, сразу давать ответ, как Келли. Зато Анна обладает спокойной внутренней силой – иногда хочется опереться на человека именно с таким характером.

Ди многие считали слишком самоуверенной, а ее поведение – вызывающим, но никто ведь не знает, что сделало ее такой и почему ей надо так себя вести.

Рассказать кому-нибудь, даже Анне, – значит подвергнуть риску того, кого она любила очень, очень сильно, и ничего с этим нельзя поделать. Она должна нести свой крест столько, сколько сможет, а если люди считают ее бесчувственной феминисткой – что ж, пусть так.

Сейчас у нее еще один груз на плечах. Если что-то случится с Анной, насколько она ответственна за это? Связано ли исчезновение подруги с поисками Джулиана Кокса, которые она начала?

Достаточно ли оказалось пятидесяти тысяч фунтов, которые он проворно уволок прямо из-под носа? Не вернулся ли он опять за деньгами или прислал кого-то? Она обещала себе, что ее планы не причинят никакого вреда Келли и Анне, и теперь тяжесть вины возрастала с каждой минутой. Ужасно, если придется обращаться в полицию; по некоторым причинам Ди считала – вряд ли они что-то сделают. Все-таки исчезновение Анны, скорее всего, не связано с Джулианом Коксом, но от этого ей не легче, она даже больше переживает.

Как часто приходилось читать в газетах о женщинах – почти всегда это были именно женщины, – которые исчезали после таинственных происшествий. В некоторых случаях тело находили позже; в других не находили вообще… Ди с такой силой вцепилась в руль, что побелели костяшки пальцев.

– Пожалуйста, о Боже! Нет, нет! – шептала она. – Нет!..

* * *

«Домой не поеду!» – решила Анна. Выйдя из поезда и поблагодарив проводника, что помог ей с багажом и животными, она почувствовала усталость и опустошение. Во время долгого путешествия на поезде, с бесчисленными остановками, у нее было достаточно времени, чтобы подумать, даже слишком много.

Дома она сразу окунется в море вопросов, все соберутся посмотреть на нее… нет, этого она не хочет. И Ворд, должно быть, попытается связаться с ней – надо ведь отругать ее за то, что забрала машину, подумала она горько.

Рядом со станцией полно пустых такси; она уселась, поместив Мисси к себе на колени, а дорожную клетку с Виттейкером – рядом. Водитель повернулся и спросил:

– Куда едем, дорогуша?

Куда? Хороший вопрос… Анна прикрыла глаза и, словно эти слова кто-то произнес за нее, назвала адрес Ди.

* * *

Лежа в ванне с закрытыми глазами, Ди чувствовала, как тело отдыхает и успокаивается; но голова напряженно работала. Ванна для Ди всегда оставалась самым лучшим местом, безопасным, надежным, где она как бы заряжала свои батарейки и собирала силы.

Как подросток, который пытается привести в равновесие множество чувств, эмоций и физических изменений внутри себя, Ди считала ванную комнату местом, где она может отдохнуть от чувства вины – в том, что отгородилась от отца. Они все время были так близки, существуя в своем отгороженном пространстве, с того времени, как умерла мать. Но когда наступил переходный возраст, к ней пришло необъяснимое ощущение: она движется на новую территорию – женственности.

С отцом она чувствовала себя такой защищенной его твердостью, его великой любовью. Но там, где раньше он был единственным слушателем, сейчас располагалась группа подруг ее возраста. С ними она могла обсудить необыкновенные, волшебные изменения, происходившие с ней. Конечно, в то время она видела, как обижало отца ее отдаление. Но понемногу все утряслось, и появилось дочернее желание защитить отца. Много часов она проводила в ванной комнате: никак не могла решить, что лучше – поступить в университет (чего ей очень хотелось) или остаться дома с отцом. Ведь именно отец сам решил это за нее, гораздо мудрее и дальновиднее, чем она ожидала. Сказал, что очень огорчится, если она не продолжит образование и не пойдет в университет.

Ди совсем потерялась в воспоминаниях и мыслях, когда прозвенел дверной звонок. В конце концов, ее может не быть дома… Но все же, наверное, стоит посмотреть, кто там. Ди неохотно поднялась, накинула халат, открыла дверь ванной и быстро сбежала вниз. Нахмурившись, она внимательно разглядывала посетителя через стеклянное облачко дверного глазка; осознав, кто это, радостно распахнула дверь.

– Анна! Заходи!

Все еще в заторможенном состоянии, Анна вошла. В этот теплый день ее опять начала бить дрожь. Она позволила Ди взять себя за руки и провести на кухню.

– Садись! – твердо приказала ей Ди, забирая у подруги клетку с Виттейкером.

Ясно: с Анной произошло, что-то нехорошее, сразу догадалась Ди – трудно узнать подругу в этой, в сущности, незнакомой женщине.

– А мы все гадали, куда ты делась. – Ди включила чайник.

Интуиция подсказывала ей: не надо рисовать исчезновение Анны драматическими красками, настаивать на немедленном объяснении… Ди молча налила чай, приглушила свет; потом начала спокойно рассказывать новости – вот встречалась недавно с Келли и Беф, – неотрывно наблюдая за тем, как Анна реагирует. Но та, если не считать чуть заметного подрагивания ресниц, казалась совершенно безучастной. Определенно что-то страшное произошло с ней – Ди знала все признаки эмоционального шока.

Случаются вещи, которые никогда не забываются; бывают впечатления, которые никогда не стираются… Поставив чашку чаю прямо перед Анной, Ди увидела совершенно ясно: перед ней сидит не Анна, а какая-то другая женщина.

– Анна, – Ди нежно дотронулась до ее руки, – что с тобой, что случилось? Что-то не так?

Анна с трудом остановила взгляд на лице Ди.

– Я… я… – Лицо ее сморщилось, все тело начало трястись.

Ди обняла ее, прижала к себе.

– Если это из-за Джулиана, из-за денег… – Ди знала, как огорчило Анну, что Джулиан перехитрил их обеих.

– Нет, нет… – Анна покачала головой и умолкла.

– Тогда что? Что случилось?

Анна прикоснулась дрожащей рукой к лицу – что она делает здесь, на кухне Ди, и зачем пришла сюда? Ясно ей только одно – у нее нет никаких сил вернуться к себе домой.

– Ди, я была такой дурой… – тихо сказала Анна, и слезы покатились по ее щекам. – Мне бы догадаться, додуматься, а вместо этого… – Она судорожно сжала кулачки, содрогаясь от рыданий. – Не понимаю, что это нашло на меня….

Ди терпеливо ждала, вслушиваясь в ее бессвязную речь, в непонятные слова, прорывавшиеся сквозь рыдания; потом предложила мягко:

– Анна, почему бы тебе не начать сначала и не рассказать мне все?

– Все? – Кровь бросилась Анне в лицо – и тут же отхлынула. – Не могу я… рассказать тебе все… О, Ди, я не знаю, что мне делать и как я смогу пережить все это….

«Как я смогу жить без Ворда» – вот что хотелось ей сказать, но она вовремя остановилась. Сколько раз напоминала себе: того Ворда, которого она любит, не существует.

– Расскажи мне! – ласково повторила Ди.

И медленно, запинаясь, Анна начала рассказывать.

– Что он сделал? – изумленно переспросила Ди.

Анна рассказывала ей об ошибке, происшедшей в больнице, когда она решила, что Ворд – ее любовник.

– Так, значит, этот незнакомый мужчина, который меньше чем двенадцать часов назад впервые тебя встретил, позволил тебе поверить, что ты и он – любовники?..

Ярость в голосе Ди заставила Анну горько закусить нижнюю губу.

– Сама думаю об этом снова и снова, – тихо ответила она. – Я, одна я виновата, что так произошло… Я решила, что мы любовники…

– Но у тебя была потеря памяти! – гневно напомнила Ди. Глаза ее засверкали от возмущения. – Он вел себя подло…

– Я-то думала, он любит меня… но все это время на самом деле он меня ненавидел, презирал… – И Анна прижала руку к губам, чтобы не выплеснуть наружу бушевавшие чувства. – Я даже не подозревала, я действительно верила…

Ди в полном молчании слушала ее, не желая расстраивать вопросами. Видимо, Анна обманута самым жестоким, бесчеловечным образом, понятно, что ей тяжело возвращаться в пустой дом, оставаться наедине с собой.

– Что я действительно не могу понять – так это чем вызвано такое поведение! – яростно выдохнула Ди. – Какое чувство, стремление владело им, для чего он все это проделал?

– Хотел вернуть деньги своего сводного брата, – объяснила Анна.

Поделившись с Ди, она почувствовала себя спокойнее, немного пришла в себя и уже пыталась разумно судить обо всем, что с ней произошло, хотя этот ворвавшийся в ее жизнь посторонней человек все еще владел ее телом и разумом.

– Он проделал такое с тобой из-за денег? – жестко спросила Ди.

– Нет, не только из-за денег. Думаю, это некий реванш… или наказание…

– Что? Как может кто-нибудь… – начала Ди.

– Мы… – напомнила ей Анна, – по крайней мере мы пытались… с Джулианом…

– Да, но это далеко не одно и то же! – возразила Ди. – Ничего общего между тобой и Джулианом нет. Ты ни в коей мере не ответственна за его делишки!

– Это мы знаем, ты и я, но Ворд… – И замолчала, пытаясь проглотить жесткий комок в горле. – Ворд думал иначе.

– Но обмануть тебя таким образом…

– А вдруг он влюбился в меня… уже в постели? – с нервным смешком предположила Анна. – Настаивал ведь, чтобы мы спали в отдельных комнатах. Это именно я… – И опять замолчала. – О, Ди! Я… я… так несчастна! Понимаешь, о некоторых вещах не скажешь – слишком больно!

– Что ж, по крайней мере ты вернулась, ты в безопасности, это главное! – порывисто подытожила Ди и, взглянув Анне в лицо и мягко дотронувшись до ее руки, несколько неуверенно продолжила: – Знаю, сейчас ты считаешь это невозможным, но в конце концов все пройдет… И ты поймешь, что все не так уж плохо. Ты уже пережила худшее, и по логике все должно повернуться к лучшему.

Анна опять печально улыбнулась.

– А как он реагировал, когда ты открыла ему, что знаешь правду? Постарался объяснить что-нибудь, как-то извиниться?

– Нет… А я не говорила ему ничего, просто оставила записку, что все вспомнила, и уехала. Видишь ли, Ди… – Анна замолчала, и слезы опять покатились по ее бледному лицу; она стала нервно скручивать между пальцами край скатерти. – Я думала, что люблю его; я верила… Он казался таким… Оставаться с ним было так естественно… как будто он всегда существовал в моей жизни. Он наполнял ее смыслом, дал мне счастье, наслаждение, о каком я и не мечтала. Никогда не думала, что оно будет у меня. Даже сейчас не могу до конца поверить… мне кажется, все это сон…

– Кошмар, не более того! – сердито объявила Ди, непроизвольно наклоняясь к подруге в стремлении как-то утешить, оградить от тяжелых переживаний.

Это сумасшествие, думала Анна, но в глубине души она тоскует по Ворду, жаждет его прикосновений – так страстно, что, появись он здесь, бросится ему навстречу… Ни разумные рассуждения, ни справедливая злость, ни незаслуженная обида не вычеркнут из памяти восторг, который они пережили вместе, пусть он и замешан на обмане. Но это ее тайна – на всю оставшуюся жизнь.

– Хотела бы я, чтобы он оказался сейчас здесь! Я сказала бы все, что о нем думаю! – рассердилась Ди. – Сделать то, что он сделал… – И замолкла – у Анны глаза опять наполнились слезами.

– Пойдем наверх, Анна, тебе надо лечь – ты совсем вымоталась.

– Да нет, я как раз почти уже в порядке. – Но послушалась – стала подниматься за Ди по лестнице.

* * *

– Как Анна? – взволнованно спросила Келли. – Что говорит врач?

– Ничего, все в порядке, – успокоила Ди подругу, придерживая телефонную трубку щекой и поглаживая Мисси – собачка тоже тревожилась за хозяйку. – А врач… он сделал все, что нужно; говорит – обычные последствия перенесенной травмы, единственное, что ей необходимо, – это отдых.

По особому желанию Анны Ди держала в секрете детали участия Ворда в том, что с ней произошло, по крайней мере насколько возможно. Беф и Келли знали, что Ворд – незнакомец, который помог ей, когда она пострадала от удара граблями и впоследствии, когда потеряла память. Этакий добрый самаритянин (хотя Ди думала о нем иначе).

– А сказала она, почему уезжала, куда? – с любопытством осведомилась Келли.

– О, просто ей хотелось проветриться.

Ди надеялась, этого достаточно, чтобы усыпить бдительность Келли. Вообще она старалась вести себя – ради Анны – так, будто все уже прошло. Но сама Ди просто места себе не находила от возмущения. Как решился этот Ворд сотворить такое с Анной? Как смел и подумать, что она относится к тому типу женщин, которые имеют дело с субъектами вроде Джулиана Кокса! Да Анна переживает, даже если не может получить парковочный талон для машины, и обычно оставляет записку и чек для смотрителя. И будь она какой угодно, ему-то кто позволил поступить с ней так?!

Почему в жизни всегда вот так получается? Такие мужчины, как ее отец и Бру, наперечет, зато тех, кто может с легкостью обидеть женщину, – десятки… нет, сотни. Ди и сама заработала немало шрамов в войне, бушевавшей между полами, но это уже другая история.

Быть может, она судила резко, рубила сплеча, комментируя историю Анны. Но в конце концов это возымело успокаивающий эффект – Анна сейчас спит, а сон для нее важнее всего. Травма после перенесенной амнезии – серьезное испытание. А у нее это сопровождается такими переживаниями. Да, надо проверить, как чувствуют себя ее питомцы, решила Ди.

Придется перед сном прочитать некоторые финансовые отчеты. Ответственность за финансовую империю отца – дело, к которому Ди относится чрезвычайно серьезно. Его неожиданная смерть вынудила ее заняться абсолютно неизвестной работой. Ее долг перед отцом – разобраться во всем и вести дела так же, как при его жизни; кроме того, поддерживать налаженную благотворительную деятельность.

Единственное изменение, которое она допустила, – предала огласке все формы пожертвований: пусть люди знают, каким любящим и заботливым был ее отец.

Одно, время она ужасно по нему скучала. Видел бы он ее сейчас – был бы разочарован? – спрашивала она себя. В некоторых отношениях его можно было назвать несколько старомодным – мечтал, чтобы дочь вышла замуж за солидного человека, имела детей. Но сама она допускала это только при условии, что полюбила бы очень сильно и была бы так же любима. А как полюбить, если не веришь, что любовь, та самая романтическая любовь, о которой Ди мечтала юной девушкой, существует? Любовь – просто слово, которое используют для выхода других, грубых и низменных, эмоций. Любовь или обещание ее – грозное оружие мужчин в борьбе против женщин. «Я люблю тебя», – говорят они, но имеют в виду: «Я люблю самого себя».

– Смотри внимательнее! – шутливо приказала она Виттейкеру. – Не так уж много на свете мужчин, достаточно храбрых, чтобы прийти в этот дом!



ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Как он, мама? – Ворд отложил в сторону газету.

Мать вышла из палаты отчима и закрыла за собой дверь. Лицо ее озарилось улыбкой облегчения.

– Он чувствует себя лучше. Врач хочет немного поговорить с ним, и потом… Он уже видел врача сегодня утром, и тот сказал, это не сердечный приступ. Сейчас получены результаты исследований: думаю, боль вызвана волнением. Ты ведь знаешь, как Альфред волнуется из-за предстоящей поездки Ричи в Америку…

Ворд попытался возразить:

– Но ты же знаешь, ему совсем не о чем беспокоиться…

– Я-то знаю, дорогой, но он… Он считает несправедливым, что ты вынужден финансировать Ричи все годы его обучения в университете, когда ты… – И умолкла под сердитым взглядом Ворда.

– Когда я – что? Когда мне приходилось зарабатывать на жизнь? Мама, ради Бога, не думает же он, что я жалею для Ричи денег…

– Нет, конечно, нет! Он знает, как ты относишься к Ричи, Ворд. – Мать прикоснулась к его руке. – Мы оба знаем. Ты так много сделал для всех нас. Я просто хочу… тебе обязательно надо жениться, Ворд, завести детей… Я знаю, что… – Она вопросительно посмотрела на него. – Ты встретил кого-то, да? Не отрицай, Ворд, в твоих глазах все написано…

Ворд, слишком изумленный, чтобы отрицать это предположение, лишь произнес осторожно:

– Знаешь, мне не хотелось бы говорить об этом.

Ничего удивительного, что мать догадалась о существовании кого-то в его жизни – об Анне. Ведь он все время думает о ней с того момента, как прочитал ее записку. Даже здесь, в больнице, мысли об Анне не отпускают его.

Напрасно он убеждал себя, что все его действия справедливы и это его долг по отношению к Ричи и другим жертвам обмана. О ее преступлении он и не думал, зато так живо вспоминал те невероятные, сладкие ощущения: она лежит в его объятиях, целует его, ласкает; ее аромат, ее руки и нежная кожа… Он ужасно скучает по ней, и чем дальше, тем больше.

– Расскажи мне о ней! – В голосе матери зазвучали властные нотки.

Ворд взглянул на закрытую дверь палаты – помощи отчима ждать в этот момент не приходится.

– Да нечего особенно рассказывать, мама. – Он нахмурился. – О, пожалуйста, не смотри на меня так. – И горько улыбнулся. – Это совсем не то, что ты предполагаешь, вовсе не райская любовь, мама. Это просто ужасно.

В глазах матери он заметил беспокойство и решимость.

– Она обманщица, даже еще хуже – она воровка, – грубо объяснил он. – Никак не могу понять, почему испытываю к ней такое… И даже если она испытывает то же самое ко мне… Сейчас она знает… – И замолчал.

– Рассказывай! – распорядилась мать.

– Тебе это не понравится, мама, – предупредил он глухо.

Минут через двадцать, когда он закончил свой рассказ, лицо матери было очень бледно.

– Ты прав, – произнесла она странным голосом, – мне это не понравилось. О, Ворд! – воскликнула она с болью. – Как мог ты так поступить? Бедная девушка! Что она должна была чувствовать?

– Бедная девушка? – взорвался Ворд. – Мама, да она… – И умолк, запустив пальцы в волосы. – Если кому-то нужно твое сочувствие, так…

– Ворд, она, наверно, страшно обижена, потрясена: зacтaвить поверить, что ты так же любишь ее, как она тебя…

– Минуточку… почему ты думаешь, что она меня любит? – поинтересовался Ворд.

– Но это очевидно. Если бы не любила, то никогда бы… Ворд, конечно, она любит тебя!

– Мама, ты странно рассуждаешь. – Он поколебался, разочарованно покачал головой. – Я говорил тебе – в первый раз я поехал повидаться с ней…

– Знаю – потому что она обманула Ричи. Но, Ворд, может быть, у нее были причины… могли ведь так сложиться обстоятельства…

– Какие тут обстоятельства, тут…

– А это правда так важно, что она совершила, Ворд? Раз ты любишь ее и – я знаю – она любит тебя.

– Конечно, важно, мама! Если человек нечестен, как можно иметь с ним дело? Как я могу…

– Вот что, Ворд, я никогда не говорила тебе этого, послушай-ка. В то время, когда я впервые встретила твоего отчима, в школе было несколько краж. Денег пропало немного, но кражи есть кражи. Твой отчим знал то же, что и я: обстоятельства указывали на меня; у него имелись веские доказательства моей вины, но его чувства ко мне не изменились, он полюбил меня и продолжал любить, поддержал, поднялся выше всех подозрений.

– Но ты ведь не была воровкой… – хмуро возразил Ворд. – А Анна…

– Ворд, ты не слушаешь меня, – нежно попеняла ему мать. – Ты не слушаешь свое сердце, а тебе следует. Иногда сердце, а не логика подсказывает правильное решение. Иди и поговори с ней! Поговори со своей Анной, Ворд, и скажи ей то, что рассказал мне, – как ты любишь ее.

Не пойдет он и не скажет – зачем, и так выставил себя полным дураком, признавшись ей в любви. Но судьба дает ему другой шанс, надо слушать логические сигналы рассудка, а не головокружительное томление сердца. Не последует он совету матери, сам знает, что ему делать.

* * *

Но почему же тогда, едва убедившись, что отчим идет на поправку, он мчится на полной скорости по дороге? И дорога эта не домой, в Йоркшир, а в обратную сторону – в Рей? Мать права: он любит Анну и не позволит ей уйти из его жизни. Еще хотя бы раз увидеть ее…

Но кого он обманывает – он же любит ее, и так сильно, так страстно… Готов ли он поступиться ради нее своими принципами и убеждениями? Как он закроет глаза на происшедшее – представит, что она ничего не сделала, хотя оба они знают, что это не так?

А сама Анна? Что, если она не захочет меняться, если ей нравится обманывать, обижать? И она бросит ему в лицо его прощение и предложение жить по-новому?

И все-таки в глубине души Ворд не принимал мысль, что Анна – та Анна, которую он узнал и полюбил, – проделала такое. Непохоже это на нее: нежная и чуткая, все понимает с полуслова, всегда считается с чувствами других…

Но знает ли он настоящую Анну? Возможно, он чувствует ее сердцем, не разумом, и только убеждает себя верить в ее порядочность. Ведь по мере развития их отношений она могла приспособиться, притвориться… Нет, пустые фантазии, никогда он не поверит в это!

Спустя полчаса он еще имел возможность изменить свое решение – свернуть на дорогу, ведущую домой. Теперь поздно.

* * *

– Ты уверена, что уже чувствуешь себя лучше и можешь вернуться домой? – настойчиво спрашивала Ди Анну уже у нее на кухне.

– Ди, со мной все в порядке, – мягко убеждала подругу Анна.

Ди изо всех сил старалась уговорить ее остаться погостить еще, не уезжать к себе. Но Анна была непреклонна.

– Пора мне начать вести свою обычную жизнь! Чем раньше окунусь в привычные заботы, тем легче справлюсь! – настаивала Анна. – Ди, дорогая, я так ценю то, что ты сделала для меня. Без тебя… сама понимаешь, как важно, когда рядом кто-то, с кем можно поделиться, все обсудить. И еще, Ди, я очень тебе благодарна за то, что ты никому ничего не рассказала. Грустно, что я была такой дурой…

– Уверена – Келли и Беф все поняли бы!

– Да, знаю, поняли бы, но… Беф вроде бы избавилась от Джулиана, но она изменилась, она другая. Все думает о чем-то своем, что-то угнетает ее, но обсуждать это не хочет ни с кем.

– Ну-у… честно говоря, я заметила, – согласилась Ди, – но не стала ничего выяснять – думала, это связано с заказом из Праги.

– О! А она что, еще не получила этот заказ? Бедняжка Беф! Поскорее бы… Она так надеялась на хорошую прибыль.

– У нее еще есть время, – успокоила ее Ди.

– Ты такой хороший друг для всех нас, Ди! Всем помогаешь и…

– Разве? Ведь это я вовлекла тебя в историю с Джулианом, и потому Ворд Хантер вел себя так отвратительно по отношению к тебе…

Иной раз Анна забывала, что Ди моложе ее, всем им часто хотелось опереться на Ди, искать у нее поддержки. А оказывается, и у Ди бывают моменты слабости, неуверенности.

– Ты хороший друг, – мягко повторила она, – очень хороший друг, Ди. Я просто хотела… – она остановилась и вгляделась в лицо подруги, – не прими за навязчивость, но… то, что случилось между тобой и Джулианом Коксом… Ведь здесь гораздо больше, чем ты нам рассказывала, а, Ди?

Анна подождала, сдерживая дыхание: откликнется ли Ди на возможность открыться ей, довериться? На мгновение ей показалось именно так. Ди, заметно волнуясь, начала:

– Да, да, я… – Ди не смотрела на нее. – Да нет, не могу…

Анна поняла: ничего она больше не скажет, расспрашивать бессмысленно. Несомненно, Ди что-то знает и не говорит ей правды, печально подумала Анна.

* * *

Ди доставила Анну домой на машине и тут же объявила, что поедет купить продукты.

Не удалось ей отговорить Ди… Что ж, пусть едет; а если ей когда-нибудь тоже понадобится помощь, Анна всегда будет рада оказаться рядом.

– А потом мы можем вместе приготовить ленч, – сказала Ди уже в дверях. – Ты пока поспи.

Ложиться спать Анна совсем не собиралась, но как-то невольно прилегла и закрыла глаза. Не прошло и нескольких минут, как зазвонил телефон.

– Алло, здравствуйте! Я разговариваю с Анной Труэйн?

Незнакомый, мягкий женский голос.

– Да, но, простите…

– Меня зовут Руфь. Я мать Ворда…

Мать Ворда! Анна чуть не положила трубку; сердце заколотилось, первое побуждение – убежать прочь от телефона, не слышать этот мелодичный, приятный голос… Вероятно, догадавшись об этом, Руфь быстро проговорила:

– Пожалуйста, выслушайте меня, Анна, прошу вас! Не пытаюсь просить за него прощения и, конечно, не собираюсь передавать его извинения, – твердо начала Руфь. – Но хочу сказать, Анна: он очень любит вас.

– Но, он не любил меня, когда я была в больнице, и позволил мне поверить, что мы близки.

– Нет, тогда он еще не испытывал к вам таких чувств, но ведь он и не знал вас тогда.

– Он умышленно и недостойно воспользовался моим состоянием!

– Да, это так, – согласилась Руфь, не делая попытки оправдать сына. – Даже его уверенность, что вы совершили этот поступок по отношению к Ричи, не извиняет его поведения.

Анна засмеялась в ответ на это лишнее подтверждение всех своих подозрений.

– Почему вы говорите мне все это?

– Потому что я женщина и мать. Понимаю: вам нужно быть уверенной, что ваши чувства, ваша интуиция не подвели вас. Верьте мне, Aннa: то, что было у вас с Вордом, – это настоящее, он действительно любит вас.

«Я люблю тебя», – сказал он ей после ночи любви, и горечь охватила тогда Анну: опять он обманывает ее, как и раньше. А если это не ложь?..

– Он просил вас сказать мне об этом? – чуть изменившимся голосом спросила она.

– Нет, Анна, Ворд – мужчина гордый и независимый. Он не одобрит того, что я сделала. – Но тогда… зачем же вы…

Помолчав немного, Руфь заговорила очень серьезно – в голосе ее слышались интонации Ворда:

– А я сама хотела понять, что это за женщина, в которую так сильно влюбился мой старший сын – моя гордость и надежда.

– И вы надеетесь понять это… по телефону?

– Но вы ведь показали, что любите его, – показали несмотря на потерю памяти… У нас, женщин, хорошо развита интуиция.

– Вы утверждаете, что, если я люблю его, то не должна замечать, что он сделал, как повел себя…

– Нет, конечно, нет. Просто говорю вам – Ворд любит вас. Анна, тут мое стремление как матери помочь ему, защитить, хотя в свои сорок два он, безусловно, давно привык сам решать, как ему поступить.

– А что вы скажете, если я сообщу, что Ворд ошибся и я не имею ничего общего с бесчестными планами Джулиана Кокса? Более того, я сама тоже жертва его махинаций.

– Это не имеет никакого значения. Сказать по правде, меня даже радует признание Ворда в любви к вам при том, что он уверен в вашем партнерстве с этим Джулианом Коксом. Несколько мгновений Руфь молчала.

– Знаете, Анна, он окружил себя стеной из жестких принципов, не слушается своих чувств. Придумал себе идеальную женщину – подходящую жену. Очень я из-за этого переживаю. Ему бы осознать, что… ну, он как все и ничто человеческое ему не чуждо.

Она опять умолкла и вдруг засмеялась.

– Совсем я не довольна, что мой дорогой сын повел себя так. Не дождусь, когда встречусь с вами, Анна!

Теперь настала очередь Анны высказать наболевшее.

– Не делайте, пожалуйста, поспешных выводов. Пусть Ворд и говорил вам, что любит меня и мои… жульничества не разрушили его любовь. Это вовсе не значит, что он собирается искать дальнейшего сближения или я захочу этого. – Анна почувствовала гордость за свою последнюю фразу.

– О, он собирается, – очень спокойно ответила Руфь и после небольшого молчания добавила: – Не хочу вмешиваться в жизнь сыновей, но после нашей с ним беседы мне показалось, что Ворд не может себя простить за то, что сделал.

Анне потребовалось несколько секунд, чтобы полностью осознать сказанное. Боже, но ведь не один Ворд вел себя необдуманно.

– О, но это… невозможно, – только и произнесла она, боясь сказать больше, и глубоко вздохнула.

Внезапно ей показалось, что вся ее спальня залита солнечным светом. Какая острая радость, как прекрасен и восхитителен мир! И у нее есть дивная тайна…

– И еще хочу сказать вам, Анна: все же Ворд никогда, например, не повернется спиной к своему ребенку. И не удивляйтесь его реакции, когда расскажете всю правду в связи с Джулианом Коксом. Уверена – ему будет очень стыдно за свое по ведение, за то, что так подумал о вас. И для него проявить великодушие по отношению к вам – одно, а осознать и принять, что вы оказались более благородны, – совсем другое.

Анна согласилась с этим без всяких возражений: да, это правда. Положив трубку, она почувствовала себя так, будто у нее выросли крылья. Ворд любит ее; никогда не собирался обмануть или наказать ее – просто воспользовался случаем. Что ж, она поступила так же! Зато у нее дивная тайна. И она запела, охваченная ощущением не испытанного до того счастья.

* * *

Ди уже готовилась повернуть к дому Анны, когда увидела – сзади нетерпеливо сигналит громадный «мерседес». Она остановила машину, вышла – насколько ей известно, Анна не ждет никаких посетителей, – и направилась к остановившемуся «мерседесу». Ди сразу узнала Ворда – по рассказам Анны.

– И куда же это вы направляетесь? – не очень любезно осведомилась она.

Ворд уставился на нее: кто, черт возьми, эта мегера?

– Вообще-то я собираюсь навестить Анну, но это не ваше дело, – в тон ей ответил он.

Почему эта молодая женщина настроена так воинственно, он не понимал; впрочем, ему все равно. Он намерен повидать Анну, обнять ее, сказать, как сильно ее любит…

Ди воззрилась на него – вот это наглость!

– А вам не кажется, что вы уже достаточно ее обидели?! Я-то точно знаю, кто вы и что сделали, и если вы хоть на одну минуту подумали, что она хочет вас видеть…

Ворд нахмурился:

– Она обсуждала это с вами?

– Да, Анна рассказала мне все, – язвительно проинформировала Ди.

Ворд нахмурился еще больше: вот уж не ожидал, что путь к Анне преградит ему эта злобная молодая женщина.

– Где она? – резко спросил Ворд, оглянувшись на дом Анны.

– Ее там нет, – усмехнулась Ди, – она уехала. А если бы и была, – подчеркнуто добавила она, – ни при каких обстоятельствах не захотела бы вас видеть после того, что вы сделали, как лгали и обманывали ее…

– Минутку, – мрачно перебил ее Ворд, – у меня были причины…

– Если ваши причины – абсолютная уверенность, что Анна вовлечена в делишки Джулиана Кокса, то должна отметить: вы в корне ошибаетесь! – отчеканила Ди. – Анна такая же жертва обмана, как и ваш брат.

Теперь Ворд с изумлением уставился на нее.

– Что бы вы там ни говорили, но я-то уверен: Анна и Джулиан Кокс – партнеры.

– Вы основываете свое убеждение на газетном объявлении, утверждающем это? Очень жаль, что не проверяете такие сообщения! Вы не поступили бы так, если бы знали правду. – Какую правду?

– А ту, что Джулиан Кокс попросту использовал имя Анны, даже не потрудившись поставить ее в известность.

– Если это так, почему Анна не рассказала мне правду? – холодно поинтересовался Ворд.

– Возможно, она так и сделала бы, если бы вы дали ей этот шанс и она не страдала бы от потери памяти, – так же холодно ответила Ди.

Ворд молча изучал лицо Ди – несомненно, она не лжет.

– Если бы вы были честны с Анной и сказали ей в больнице, кто вы и почему здесь, – без сомнения, обретя память, она объяснила бы вам все.

Ворд умолк; потом с жаром произнес:

– Если это так, почему она не рассказала все при нашей первой встрече?

Настала очередь Ди собраться с мыслями.

– Потому что хотела сначала поговорить со мной! – торжествующе выпалила она наконец.

– Поговорить с вами?

– Ну да, разумеется.

Очевидно, Ворд ждет более детального объяснения, но с какой стати она будет перед ним распинаться? После того, что он совершил с Анной, он не заслуживает решительно ничего!

– Вы хотя бы понимаете, что сделали с Анной и как она чувствует себя? Вы позволили ей думать… – Ди остановилась и сжала губы. – Неужели вы думаете, что она когда-нибудь захочет видеть вас, говорить с вами? Вы уже получили свою долю – и деньги, и… другое.

– Это ваше решение или ее?

– Анна – моя подруга, мое право и долг защитить ее. Я виню себя в том, что произошло с ней. Она попала в когти Джулиану Коксу только потому, что я попросила ее помочь мне.

– Помочь вам? Почему? Кто вам Кокс? Бывший любовник?

– Нет! – возмутилась Ди.

– Вы обвиняете меня в недостойном поведении по отношению к Анне, а мне кажется, что вы сами здорово используете ее! Вмешали ее в делишки этого Кокса и…

– Не я лгала Анне, что люблю ее. Не я позволила ей поверить, что между нами любовная связь. Не я затаскивала ее в постель… – С трудом Ди остановилась, внезапно осознав, что и так сказала лишнее – вторглась на частную территорию, в личные отношения.

Бесполезно дальше разговаривать с этой агрессивной молодой женщиной, понял Ворд, да он и не ручался, что не выйдет из себя. Ему еще надо переварить оглушительные новости, которые Ди бросила ему в лицо.

Почему-то он сразу поверил этой напавшей на него женщине. Вдруг все встало на свои места. А он-то был так ошарашен несоответствиями в характере Анны и ее предполагаемом поведении. Будто ему воткнули нож в сердце… Как смел он столь отвратительно судить об Анне, так низко использовать ее… Не удивительно, что она не желает видеть и слышать его снова, – он не винит ее.

Убеждать себя, что его любовь к ней преодолеет все, даже этого Джулиана Кокса, – это одно. И совершенно другое – осознать, что они, в сущности, поменялись ролями.

Даже если Анна согласится выслушать его, попытается поверить, что он полюбил ее до того, как узнал всю правду, – как ему оправдаться перед ней? Ее не так-то просто вообще убедить в чем-либо. Что и говорить, он обошелся с ней жестоко, непозволительно, и это дает ей право не иметь с ним больше ничего общего. Не сказав ни слова, он повернулся и зашагал обратно к своей машине.

Ди дождалась, пока Ворд отъедет от дома Анны. Тогда и она села в свою машину и направилась в противоположную сторону, к ее дому.

* * *

– Анна, почему ты поднялась?

Открыв дверь кухни, Ди сразу увидела Анну: ставит на плиту чайник…

– А я чувствую себя намного лучше, не хотелось уже лежать – надоело. И вообще, я ведь не инвалид, как тебе известно, – пошутила Анна. – Ты что-то грустная, Ди… Что случилось?

Ди не собиралась докладывать Анне о перепалке с Вордом и потому сама удивилась, что несвязно бормочет какие-то объяснения:

– О, неважно… Хочу сказать тебе, Анна… Дело в том, что я уже поворачивала к твоему дому, когда… Ворд Хантер тоже завернул сюда.

– Ворд здесь?! Где он? – вскрикнула Анна, стремительно подбегая к кухонному окну и пытаясь разглядеть, что там, в саду…

– Да нет… его здесь нет… Я… я сказала ему, что ты не хочешь его видеть… и вообще что тебя, здесь нет.

– Он уехал? Когда? Сейчас? О, Боже! Ди, я поеду за ним! Он поехал домой, я знаю дорогу!

– Поедешь… за ним? После всего, что он сделал?.. – Ди была ошарашена.

– Нет, это не то, что ты думаешь, – успокоила ее Анна и коротко передала ей свой разговор с Руфью.

– И ты ей поверила?! – поразилась Ди.

– Да, конечно, – спокойно подтвердила Анна.

Ди умолкла, изумленная, даже потрясенная – такое поведение для Анны совершенно необычно.

– Кажется, напрасно я отослала его прочь, – удрученно констатировала она. – Прости меня, Анна, но…

– Что ты, Ди, ты ни в чем не виновата. Ты ведь не знала о телефонном звонке его матери. Понимаю, ты просто хотела защитить меня, Ди, и я очень благодарна тебе за это. – Анна обняла ее. – Могу я попросить тебя кое о чем?

Ди кивнула, растерянная.

– Присмотри тут за Мисси и Виттейкером, ладно? Не знаю, когда я вернусь – вдруг поздно вечером, если Ворд откажется выслушать меня…

– Да, Анна, конечно, присмотрю… Это единственное, что я могу сейчас сделать.



ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Ворд ничего не ел с самого завтрака; заставил себя встать, пойти на кухню и что-то приготовить, но есть не мог. Что делает сейчас Анна, где она? Быть может, где бы она ни находилась, есть кому окружить ее нежностью и любовью, она этого так заслуживает… Он должен бы дать ей эти чувства, любить и утешать ее, он так хочет этого… Когда ездил на север, он все время вспоминал, какой она была в больнице, когда смотрела на него, – глаза ее сияли верой и любовью. А дома, когда она оборачивалась и улыбалась ему… А в постели, когда ласкала его, говорила с ним…

Ворд почти ощущал горечь на губах от охватившей его боли; глаза его были полны отчаяния. Он открыл дверцу холодильника и сразу с силой захлопнул. Включил радио, как только приехал домой, надеясь, что оно отвлечет от грустных мыслей, но от нежного женского голоса ему сдавило горло.

Единственный голос, который ему сейчас нужен, – это голос Анны, cnoкойный и мягкий. Или нежный…

– О, Боже, Aннa!

Он и не заметил, как произнес это вслух.

– Да, Ворд? – раздался у него за спиной тот самый голос.

Ошеломленный, он стремительно повернулся…

– Анна… Ты здесь?!

Она улыбнулась ему.

Въехать во двор, припарковать машину – это ерунда. Но сейчас храбрость и уверенность испарились. Ворд не смотрит на нее, хоть и собирался объясниться с ней раньше… Нет, смотрит, но… Она неуверенно сделала шаг по направлению к нему и, остановилась: внезапно он повернулся к ней спиной и открыл холодильник.

Им так много надо сказать друг другу, но как же трудно все объяснить… Однако должен же быть способ достучаться до него, убедить его…

Она смотрела на его спину, невольно вспоминая, какая она, когда дотрагиваешься до нее пальцами, – кожа гладкая, натянута мощными мускулами; плечи сильные, крепкие… И вдруг она поняла, что ей надо сказать. Сдерживая дыхание, Анна тихо, нежно вымолвила:

– Ты можешь повернуться спиной ко мне, Ворд, но повернешься ли ты спиной к нашему сыну или дочери?

О, Боже, что он слышит! Мгновение он еще стоял у открытого холодильника, а в следующее уже сжимал ее в объятиях.

– Что ты говоришь, Анна? Анна, Анна… Ты что, действительно…

Анна скрестила пальцы за спиной – мать-природа не солжет ей…

– Еще немного рано, Ворд, но я… да… мы…

– Ребенок… у тебя будет мой ребенок!..

– Наш ребенок, Ворд!

Ворд затряс головой, простонал:

– Мать предупреждала меня, но я… я думал…

– Ну, мы сами были неосторожны, Ворд…

– Ты беременна… моим ребенком… – повторил Ворд и нежно провел руками по ее телу; глаза его потемнели. Анна чувствовала, как дрожат его пальцы.

– О, Боже, Анна, я так скучал без тебя! Сможешь ли ты когда-нибудь… простить меня?

Поддаться искушению наказать его, напомнить, что он сделал, как сильно ее обидел? Но Анна, с ее нежной душой, все ему уже простила. Он гордый человек, и она сознавала, как много для него значит попросить у нее прощения и понимания.

– Мы оба совершили ошибки, не ты один, Ворд. Но… мы были так счастливы. И теперь у нас есть шанс начать сначала.

– Я любил тебя, Анна, до того, как твоя подруга рассказала мне правду о Коксе, – признался Ворд.

– Знаю, ты говорил мне тогда – помнишь, когда мы были вместе…

– Ты слышала это?..

– Да, да, Ворд. А если бы и не слышала, поверила бы в твою любовь, потому что… о ней сказала мне твоя мать.

– Моя мать?! Она разговаривала с тобой? Но…

– Но – что? – вкрадчиво поинтересовалась Анна, подставляя ему губы.

– Н-ничего… – И он прижался губами к ее губам. – Боже, Анна, ты… тебе не надо позволять мне это! – простонал он, целуя ее. – Есть вещи… о которых мы должны поговорить… объяснения… извинения… мне нужно…

Она нежно прижала пальчики к его рту.

– Потом… потом, Ворд. А сейчас… отнеси меня в постель… Я так этого хочу! Мы оба… все не так поняли. Но, Ворд, если бы ты не думал так… ну, что я была заодно с этим Джулианом Коксом, я не подумала бы, что мы уже близки, и тогда… у нас никогда ничего бы не было.

* * *

– Ворд?.. Я думаю… – пробормотала Анна спустя час.

Они лежали рядом в постели, в его спальне.

– Не хочу ни о чем думать, Анна… только обнимать тебя, касаться тебя… целовать тебя…

– Ворд… – Она всем телом отзывалась на легкие поцелуи, которыми он покрывал ее шею.

Рука его опустилась ей на грудь, и Анна ласково остановила его:

– Подожди, Ворд, это… я о нашем маленьком…

Он мгновенно замер.

– Мне хотелось бы, чтобы Ди была его крестной матерью.

– Ди? – подозрительно переспросил Ворд. – Ну, если она не будет такой мужененавистницей, мегерой, ведь она запретила мне увидеть тебя…

– О Ворд, Ди вовсе не такая! Она очень добрая… ранимая. Поверь, когда узнаешь ее лучше – сам это поймешь.

– Постараюсь… поверить, Анна. Но сейчас… – и он снова стал целовать ее. – Иди сюда, ко мне!..



ЭПИЛОГ

Телефон зазвонил, когда Беф входила в магазин – выбегала принести сандвичей для себя и для Келли на ленч. Келли как раз взяла трубку, когда появилась Беф.

– Это тебя – кто-то из таможни по поводу твоего заказа из Чешской Республики.

Протянув Келли сандвичи, Беф схватила трубку – она уже боялась, заказ не придет никогда… Возможно, Алекс был прав, предупреждая ее, чтобы не покупала прелестную копию старинного стекла, но она в нее просто влюбилась.

Эти фужеры – она увидела их на распродаже – так изумительно сияли… она сразу решила заказать их для магазина. И вот представитель таможни сообщает, что долгожданный заказ наконец прибыл и ей высылают документацию.

– Хорошие новости? – спросила Келли, как только она положила трубку.

– Очень хорошие! Мои фужеры получены! Слава Богу, Келли!

– Жду с нетерпением! Как раз с ними отпразднуем долгожданное счастье нашей Анны.

– Ну конечно! Ди и Ворд все еще смотрят друг на друга буками… Кстати, Анна не догадывается, где может быть сейчас Джулианн Кокс?

– Да нет, по-моему. Как будто его видели в Гонконге, потом в Сингапуре… Впрочем, там – чаще за картами.

– Главное – он ушел из нашей жизни.

– Мне придется поехать в аэропорт, в Манчестер, Келли. Заменишь меня здесь.

Итак, первый год их бизнеса в Рее оказался неожиданно бурным; только сейчас, слава Богу, все как-то успокоилось – и в личной жизни, и в деле.


Поделиться впечатлениями