Свадьба со взломом

Сандра Джоунс



1

В ушах свистел ветер, мокрые ветки хлестали по лицу, сырой подол противно облеплял ноги… Наконец за деревьями мелькнула синь залива, и показались дачные домики на берегу. Флоренс чуть замедлила шаг и, воровато оглянувшись, направилась к самому крайнему, стоявшему чуть поодаль от остальных. Подойдя к угловому окну, просунула пальцы в щель и, приподняв оконную раму, с ловкостью кошки проникла внутрь.

Хорошенькое дело – кража со взломом! Пожалуй, это уже перебор даже для Флоренс Хэзлтон. Она хохотнула, но, спохватившись, зажала рот ладонью и с опаской оглянулась. В полумраке незнакомого дома звук собственного голоса казался жутковатым. Хотя кто ее здесь услышит? Соседний домик довольно далеко, а этот, заключила она после недельного наблюдения, на данный момент необитаем. Пока все складывается на удивление удачно.

Ну и холодрыга же тут! – подумала она, зябко поведя плечами. Однако камин растапливать воздержалась. Она сбросила туфли и огляделась. Кровать, кресло, комод, стенной шкаф… Ну-ка, чем тут можно поживиться?

Главное – поскорее переодеться во что-нибудь сухое. Флоренс приподняла кружевной подол и заметила рваный край: видно, зацепилась за ветку или порвала, пока ломилась в окно своего временного прибежища. Милое было платьице…

– Я только одолжу что-нибудь, – буркнула она, словно извиняясь перед отсутствующим хозяином, и с решительным видом выдвинула ящик комода. – На время… А потом верну в выстиранном и выглаженном виде. Честное слово!

На ее беду, хозяин жилища оказался холостяком. Во всяком случае, ей не попалось ни одного предмета женского туалета. Судя по качеству и состоянию футболок, теннисок, шортов и джинсов джентльмен отличался аккуратностью и вел светский образ жизни.

Флоренс отворила дверку стенного шкафа – пара клубных пиджаков, смокинг, слаксы, белоснежные рубашки… Итак, выбор у нее небогат: стиль спортивный или вечерний. Поразмыслив секунду, она сняла с распялки нарядную шелковую рубашку. Все-таки сегодня у нее как-никак свадьба, усмехнулась она, хоть и несостоявшаяся…

Флоренс расстегнула молнию на спине, и расшитое бисером подвенечное платье с громким шорохом упало на пол. Надев белую рубашку – она оказалась ей почти до колен – и, закатав рукава, Флоренс решила осмотреть дом. Она направилась к двери, но замерла от полыхнувшей за окном молнии, которую сопровождал оглушительный раскат грома. Флоренс невольно задрожала и обхватила себя руками.

Хорошо, что я не суеверна! А то решила бы, что это дурной знак.

А дурных знаков сегодня и так было предостаточно… Флоренс кое-как подавила вспышку истерического смеха и продолжила экскурсию по своему временному убежищу. Даже в наступившем грозовом мраке осмотр занял не более трех минут. Типовой дачный домик или, как выражаются в южных широтах, бунгало: спаленка, крохотная кухня и гостиная с верандой с видом на залив Мори-Ферт.

Неплохое местечко, чтобы залечь на дно… Хотя церковь, где, наверное, все еще толпились гости, была минутах в десяти отсюда, Флоренс не сомневалась: здесь ее никто не найдет. Да никому и в голову не взбредет искать ее в запертом дачном домике на берегу залива!

А что, если рискнуть включить свет? Наступивший мрак начинал действовать на нервы. Конечно, не хотелось бы, чтобы ее заметили соседи, но и сидеть в темноте до утра радости мало… Флоренс щелкнула выключателем в коридоре и сразу почувствовала себя намного уютнее.

Правда, радовалась она недолго: после очередной вспышки молнии и раската грома свет пару раз мигнул и вырубился наглухо. Видно, авария на линии…

Флоренс чертыхнулась и вернулась в гостиную. Придется сидеть в темноте… Она опустилась на диван и устало прикрыла глаза. Хорошо бы поспать, но разве уснешь? Нервы на пределе…

Она распахнула глаза, и ей показалось, что в доме стало чуть светлее. Может, гроза проходит стороной? Она подошла к окну и похолодела от ужаса: на подъездной дорожке стояла машина с зажженными фарами.

Черт! Флоренс зажмурилась, надеясь, что жуткое видение всего лишь плод ее взвинченного воображения, но – увы и ах! – машина осталась на месте, и через миг фары погасли. Флоренс отпрянула от окна. Что делать?

Больше недели она присматривалась к этому домику, пока не убедилась, что здесь никто не живет. Неужели по закону пакости владелец явился именно в ту ночь, когда ей так необходимо убежище?! А может, это просто случайный гость?

Мимо окна промелькнула тень, и вот уже в замке клацал ключ, погребая последнюю надежду. Судьба-злодейка сыграла с ней злую шутку – хозяин дома явно вознамерился составить ей компанию.

Флоренс опрометью выскочила из гостиной, прошмыгнула в спальню и забралась в стенной шкаф. Затворив дверь и затаив дыхание, она приникла к щели. Сердце тревожно бухало в ребра.

Раздались шаги и проклятья – хозяин безуспешно пытался включить свет. Потом послышался стук в пол – надо думать, брякнул чемодан.

Ну и что теперь делать? Улучив момент, сбежать, как и пришла, через окно? Перспектива угодить за решетку ей совсем не улыбалась. Какая же она дура! Надо было проработать план получше… Но в этом и состоит трагедия всей ее жизни: у нее нет никакой системы. Живет, руководствуясь импульсами, если не сказать – взбрыками… Неужели она на самом деле такая безответственная, как все считают? Ну почему ей все время не везет?!

Между тем шаги удалились. Флоренс потихоньку приоткрыла дверь и высунулась. Шаги снова приблизились, а из коридора появился неяркий свет. Зажег свечу и идет сюда!

Флоренс шмыгнула обратно, но тут ее взгляд упал на белевшее, на полу свадебное платье, и она помертвела от страха. Не заметить его мог только слепой. Она прикрыла дверцу и обратилась в слух.

– Какого черта!

Так и есть! Увидел. Флоренс прижалась к щели и закусила губу, стараясь ни дышать, ни думать. Мужчина какое-то время разглядывал платье, потом осмотрелся и заметил приоткрытое окно. То самое окно, через которое она влезла. (А у окна ее туфли! Вот дура! По привычке оставила, где сняла, а здесь убирать за ней некому.) Чертыхнувшись, он поднял свечу, шагнул к окну и свободной рукой взялся за ручку.

Сейчас или никогда! Флоренс приоткрыла дверцу и тенью выскользнула наружу. Господи, помоги! Да, она крадет чужую рубашку, но ведь у нее нет выхода. А хозяин получает взамен ее свадебное платье, между прочим дорогущее…

Она шмыгнула в коридор и, не чуя под ногами пола, словно за ней гналась свора свирепых псов, добежала до входной двери и нащупала ручку. Только бы не скрипнула! Ручка повернулась, но дверь не поддалась.

Флоренс вжалась в дверь и, тяжело дыша, вгляделась в темноту. Последняя надежда – убежать через черный ход. Она кралась мимо спальни к кухне, молясь всем богам, лишь бы хозяин не вышел в коридор.

У Мейсона Кроули выдался на редкость неудачный день. Хотя, чего там день, весь месяц ни к черту! Да и год тоже… Ну а если честно, то и вся жизнь. Устал как собака, на работе все не ладится… Надо оттянуться, как следует – отоспаться, подышать свежим морским воздухом, позагорать и поплавать. А тут – на тебе! – погода испортилась. Одно к одному…

Войдя в спальню, он сразу увидел одежду на полу и приоткрытое окно. Только этого ему и не хватает – в доме были воры! Нахмурясь, Мейсон отвернулся от окна. Ему послышались какие-то шорохи, а может, это просто дождь стучит по крыше? Нет, у него определенно такое чувство, словно он в доме не один…

Мейсон подошел к груде белья на полу, опустил свечу. Белый шелк, бисер, кружева… Что за чертовщина? Похоже на свадебное платье. Он покосился на приоткрытое окно и заметил женские туфли. Интересно, что все это значит?

Стоп. Когда он вошел, дверца стенного шкафа была закрыта. Ну конечно! В доме кто-то есть. И этот кто-то заявился сюда в подвенечном уборе? Потом, за каким-то чертом разулся и разделся… Бред!

Внезапно он догадался и, хлопнув себя по лбу, простонал:

– Черт бы тебя побрал, Дэнис! До чего же ты надоел мне со своими дурацкими придумками! – Он покачал головой. Нет, это уже не смешно.

Без сомнения все это подстроил братец. Дэн обожает розыгрыши, особенно с привлечением особей женского пола. Сдуру сказал сопляку, что собирается приехать на выходные в Инвернесс, отдохнуть на природе… Вот паршивец! Стоило ему узнать, что брат мечтает побыть в тишине и покое, как он тут же обеспечил его компанией.

Проклятье! Теперь придется тратить время и силы на то, чтобы выставить отсюда очередной сюрприз Дэна. Ну и где же прячется хозяйка платья? У него нет ни малейшего желания играть в кошки-мышки.

Заглядывая во все углы, Мейсон отправился на поиски непрошеной невесты. Обошел коридор, гостиную… В колеблющемся свете свечи любую тень можно было принять за человека. Он остановился и прислушался: дождь все так же барабанил по крыше. Так и стадо невест не услышишь…

А может, стаю? Он усмехнулся, заглядывая за высокое кресло, а потом и за диван. Никого… Ну и куда же подевалась эта чертова птичка-невеличка? – подумал он, направляясь на кухню. Там тоже никого не оказалось… Мейсон разозлился: он валится с ног от усталости, а ему еще предстоит восстановить неприкосновенность своего жилища.

Он вернулся в гостиную и вдруг, повинуясь инстинкту, пошел назад, в спальню, где лежало платье. Заметил, что так и не закрыл окно, и чертыхнулся. Поставил подсвечник на комод, и ему показалось – нет, он увидел, – что у стенного шкафа скользнула чья-то тень.

– Стойте! – скомандовал он. – Все равно я вас вижу. Не шевелитесь!

Тень и не думала шевелиться. Все это начинало действовать Мейсону на нервы. Он шагнул к шкафу, протянул руку, схватил женщину за рукав и вытащил на свет.

Она здорово смахивала на уличного воришку с иллюстрации к роману Диккенса: вьющиеся белокурые волосы растрепаны, в серых перепуганных глазищах сверкает вызов. Мейсон невольно усмехнулся: ну да, вылитый Оливер Твист! Джентльмен держит его за шиворот, а он вопит и лягается.

– Не смейте меня трогать! – прошипела гостья, сверля его глазами, и вырвала руку. – А то я вызову полицию.

От подобной наглости Мейсон оторопел.

– Вызовете полицию? – словно не веря ушам, эхом повторил он. – А чей это, по-вашему, дом?

– Вот именно – чей? – нагло вопросом на вопрос ответила незнакомка, как будто пострадавшей стороной была она сама. – Явились без приглашения… Может, у вас столько же прав быть здесь, сколько и у меня!

Мейсон помрачнел. Ну и штучка! С характером… Тем хуже для нее. Он терпеть не может сильных женщин. Хотя, справедливости ради надо признать, ему импонирует, что она сумела заставить его оправдываться.

– Хорошо еще, что вы признались, что это не ваш дом.

– Ничего подобного. Ни в чем я не признаюсь!

– Разумеется. – Он хмыкнул. – Воришки редко в чем признаются.

Флоренс вздрогнула, словно от пощечины. Она проникла в дом совершенно незаконно, и он вправе вызвать полицию.

– Я не воришка, – возразила она, отведя глаза в сторону.

– Не воришка? – Мейсон усмехнулся. – Интересно… Ну а как бы вы себя назвали?

– Я… гостья, – нашлась Флоренс. Это звучит намного приятнее. Не станет же он вызывать полицию из-за гостьи?!

– Ну ладно, допустим, что гостья, – согласился он. – Только гостья незваная. Или непрошеная. Как вам больше нравится?

Теперь, когда стало ясно, что хозяин не намерен обезвреживать «гостью» с помощью полиции, дерзость Флоренс потихоньку улетучивалась.

– А вам как больше нравится? – спросила она уже мягче, – Ведь это ваш дом.

– Мой.

Флоренс тянула время. Судя по тону последней реплики, вероятность вызова полиции еще есть.

– Симпатичный домик…

Хозяин удивленно вскинул брови.

– Мне нравится, – с язвительной улыбкой заметил он. – А вы, как я понимаю, привыкли к большей роскоши?

Флоренс поразилась его догадливости и, заглянув в его темные глаза, кивнула.

– Вообще-то да. Хотя здесь довольно мило…

Мейсон чуть не рассмеялся. Ничего себе!

Взломщица с претензиями. Хотя она никакая не взломщица, это понятно. Ее прислали развлечь его, так что она здесь ни при чем, но он незамедлительно выставит отсюда этот сюрприз.

– Послушайте, – резко сказал Мейсон. – Сколько вам заплатили?

Гостья вытаращила глаза.

– Что?

– Знайте, если вы уберетесь отсюда, я дам вдвое больше. Сколько бы вам ни заплатили.

Флоренс смотрела на него во все глаза. Интересно, как это понимать? Значит, ни полиции, ни наручников не будет?

– Поверьте, вам не придется тратиться. Я уйду сама. С удовольствием.

Мейсон пожал плечами и сложил руки на груди.

– Тем лучше. Уходите.

– Ухожу.

Она повернулась к двери и скорчила гримаску. Ну и куда ей идти? Дождь льет как из ведра. Она промокнет до нитки. Флоренс замедлила шаг.

– Постойте!

Она с готовностью остановилась и подняла глаза на хозяина дома.

– А на вас, часом, не моя рубашка? – прищурившись, спросил Мейсон.

Флоренс оглядела себя.

– Ваша… – Она откинула волосы и взглянула на него исподлобья. – А вы не возражаете, если я… если я ну вроде как одолжу ее на время?

Он смотрел на нее с неподдельным интересом, словно изучал как явление.

– А вы, надо думать, считаете это само собой разумеющимся? – Он развел руками. – Вам что, больше нечего надеть?

Флоренс пожала плечами и одарила его лучезарной улыбкой.

– Именно так. Разве что мокрое свадебное платье. И притом поношенное… – И премило наморщив носик, она кивнула на лежащий, на полу свадебный наряд.

– Поношенное? – Мейсон заметил гримаску, но поддаваться на подобные уловки он не привык. Шагнув к платью, он поддел его ногой. – Не хотите ли вы сказать, что явились сюда в этом наряде? И никаких других вещей у вас с собой нет?

Флоренс наклонила голову набок, разглядывая хозяина с неприкрытым любопытством. Ну, до чего же странный тип! Ведет себя так, словно знает, кто она и как здесь оказалась. Остается лишь уточнить у него, за кого он ее держит?

– Представьте себе, именно так, – не сразу ответила она.

Он вздохнул и снова уставился на нее с недоуменным видом.

– Невеста в подвенечном уборе… – Он покачал головой. – Да… У Дэна извращенное представление о моих вкусах и пристрастиях.

У какого еще Дэна? Да кто он такой? Похоже, этот мрачный тип на самом деле считает, что разоблачил некий тайный заговор. Остается выяснить, какой и при чем здесь она… Флоренс нахмурилась.

– Послушайте, я не знаю, что вы обо мне думаете, но я…

– Не волнуйтесь! – поспешил успокоить ее Мейсон, заранее полностью оправдывая во всем. – Я думаю, что вы безработная актриса. И по причине незанятости согласились выполнить это маленькое поручение. За приличное вознаграждение.

Флоренс стало смешно, и она отважилась возразить:

– Ошибаетесь, я не актриса.

Он усмехнулся.

– Вообще-то, я не собирался затрагивать эту тему, но раз уж вы сами начали… Если честно, то ваша игра не произвела на меня особого впечатления.

– Шутить изволите?! – парировала она. – Признаться, меня иной раз называли комедианткой, но за актрису принимают впервые.

– Комедианткой? – повторил он, поняв ее в буквальном смысле. – Но ведь это одно и то же.

– Едва ли. – Флоренс смотрела на него во все глаза. У него что, напрочь отсутствует чувство юмора?

– Дэн уверяет, что у меня нет чувства юмора, – словно читая ее мысли, продолжил он. – Может, он и прав…

Чертовски серьезный тип! – удивлялась про себя Флоренс. Спасибо и на том, что не собирается вызывать полицию. Надо поскорее делать ноги. А на улице дождь и скоро наступит ночь… И делать ноги ох как не хочется!

Может, вернуться к алтарю? Что скажет Стэнли? Флоренс представила его торжествующий взгляд.

– Ха, – скажет он с презрительной усмешечкой. – Ну что, прискакала обратно? Думала, сумеешь без меня обойтись? Посмотри, что ты натворила! Лучше выходи за меня. Будет хотя бы кому о тебе заботиться. Ведь ты хуже малого дитяти. Для тебя гроза и то трагедия!

А ведь Стэнли прав! Флоренс задрожала от обиды и, взглянув на хозяина, вздохнула и жалобным тоном промямлила:

– Ну, я пошла… А рубашку я вам верну. Не беспокойтесь.

Уходит. Слава Богу. Через минуту он обретет долгожданную тишину и покой. Мейсон взглянул на ее босые ноги и такую огромную и несуразную на ней рубашку и внезапно понял, что не может ее так отпустить.

– Постойте! – Он нагнал ее в коридоре. – У вас на самом деле нет ни плаща, ни зонта?

Она молча помотала головой.

Мейсон поморщился как от зубной боли. Уму непостижимо! Он тянет время, и они оба это прекрасно понимают.

– Куда же вы пойдете в. таком виде?

Она с любопытством заглянула ему в лицо.

– А вам не все равно?

Мейсон колебался.

– Могу одолжить плащ. Или подвезти в Инвернесс, до аэропорта.

– Спасибо, вы очень любезны, только в аэропорт мне не нужно.

Снова вспыхнула молния и на миг осветила холл. Она стояла перед ним в белой рубашке, точно привидение. Маленькая, хрупкая, жалкая…

Словно ребенок, которого выгоняют в грозу вон из дома.

Мейсона считают суровым. И даже бессердечным. Но надо быть чудовищем, чтобы выгнать даже собаку в такую ночь. А ведь она не собака… А он не чудовище. Во всяком случае, пока.

Ругнувшись себе под нос, он шагнул к двери и заслонил ее спиной.

– Похоже, гроза не скоро утихнет. – Мейсон решил проявить гостеприимство. А что ему оставалось делать? – Черт с вами, оставайтесь на ночь. А утром уедете. И расскажете Дэну все, что вам заблагорассудится. Скажите ему, что мы с вами устроили настоящую оргию. Пусть порадуется.

Флоренс замерла, а пальцы судорожно сжали ворот рубашки. Похоже, хозяин дома сексуальный маньяк. Может, лучше уйти в грозу? Как говорится, из двух зол…

– Я вас не понимаю… – выдавила она, прервав тягостную паузу. – О чем вы?

– Да будет вам притворяться! – Мейсон хохотнул. Ситуация начала его забавлять. Он поднял свечу повыше и повел гостью на кухню. – Скажите Дэну, что я сразу на вас запал. И не долго думая, швырнул вас на кухонный стол, – он резко кивнул головой в сторону стола, и Флоренс от страха чуть не подпрыгнула, – и овладел прямо в подвенечном уборе. Короче, мы с вами так распалились, что предавались любовным утехам всю ночь напролет и вам пришлось сбежать с утра пораньше, потому как больше вы не могли выдержать. – Он плотоядно ухмыльнулся. – Ну что, расскажете? Пусть послушает и позавидует. Согласны?

Флоренс прижалась к плите и прикинула расстояние до двери черного хода. Такой поворот событий ей совсем не нравился.

– Извините за беспокойство, – пробормотала она. – Все-таки я, пожалуй, пойду.

– Куда? – Мейсон нахмурился.

Что это с ней? Из-за чего она так всполошилась? Неужели из-за экспромта насчет траха на кухонном столе? Не может быть. Тоже мне целка-невидимка! Ведь сама же заявилась сюда, чтобы скрасить его одиночество. Причем самым незамысловатым образом. А теперь разыгрывает перед ним угнетенную невинность. Никак не выйдет из амплуа инженю. Мейсон отвернулся, раздраженный и смущенный, хотя ни за что на свете не признался бы в этом даже себе самому.

– Послушайте, не делайте из себя посмешище! – грубо сказал он. – Никуда вы не пойдете. Ведь вы с самого начала знали, что останетесь, за этим и приехали! Ну, что же вы молчите?

Флоренс не знала, что сказать, но он и не ждал от нее ответа. Судя по его свирепому виду, он давно вынес ей обвинительный приговор.

– Можете остаться, только зарубите себе на носу: у нас в семье плейбой один. Это Дэнис. Связи на одну ночь не в моем стиле.

Слава Богу! Флоренс выпрямилась и, просияв, заявила:

– Представьте себе, и не в моем тоже.

Мейсон окинул ее насмешливым взглядом. Интересно, а что же она тогда здесь делает?

– Ладно. Оставайтесь, но только на одну ночь.

Она чихнула.

– Не могу же я отпустить вас в одной сорочке. А то еще простудитесь… – Он кивнул на стул. – Садитесь. Сейчас приготовлю чай.

Флоренс в изнеможении опустилась на стул.

Раз угощает чаем, значит, все не так плохо… Будь у него дурные намерения, он, скорее всего, предложил бы ей чего покрепче. Сплетя пальцы, она украдкой следила, как он зажигает огонь, наливает чайник, достает пакетики с чаем…

– Спасибо, – тихо поблагодарила она, когда он вручил ей чашку и сел напротив.

– Ни лимона, ни молока у меня нет… Только сахар. – Он открыл буфет. – Я ведь не знал, что у меня гости…

Флоренс осторожно отхлебнула и почувствовала, как горячий чай согревает ее и успокаивает нервы.

– Как вы думаете, когда дадут свет? – спросила она, чтобы поменять тему.

– Трудно сказать. Может, оборвало провода. В этой глухомани с удобствами туго. – Он придвинул к ней сахарницу. – Муниципальные власти не обращают на нас особого внимания. Но именно это мне и нравится.

Ей тоже нравилось, пока она не оказалась запертой один на один в темном доме с незнакомым мужчиной.

– Как вас зовут? – внезапно спросил он.

Флоренс колебалась. Вдруг о ней сообщат в «Новостях»? Впрочем, какая разница? Пока электричества нет, он все равно ничего не узнает.

– Флоренс Хэзлтон. А вас?

– Мейсон Кроули. А разве вы не знаете?

А разве должна знать? – удивилась Флоренс и, вместо ответа обведя глазами кухню, спросила:

– Это ваш загородный дом?

– Ну, это громко сказано… Я живу в Глазго, так что для загородной резиденции это далековато.

– А чем вы занимаетесь?

– Я юрист.

– Юрист? Престижная работа. И денежная…

– Только деньги эти даются не так легко, как кажется после просмотра детективного сериала. – Он хмыкнул. – В последнее время у меня одно дело сложнее другого… Чертовски устал! Решил приехать сюда отдохнуть и расслабиться. Только имел глупость сказать об этом Дэну.

– Я не…

– Послушайте, я не хочу быть грубым, – перебил он ее, – и, прошу вас, не принимайте это как личное оскорбление, но я в состоянии выбрать себе компанию сам. Без помощи Дэна.

– Криво усмехнувшись, он окинул ее критическим взглядом. – Как видно, у меня с ним совершенно разные вкусы.

Флоренс смотрела на него во все глаза. Интересно, он родился таким обаяшкой или долго трудился над собой?

– Значит, я вас не привлекаю? – Она расхохоталась. Можно подумать, ее это волнует!

Ну и тип!

Мейсон пожал плечами.

– Если честно, то нет. Не в обиду будет сказано, вы, на мой вкус, мелковаты. Мне нравятся высокие элегантные женщины. Интеллектуальные, изысканные…

Флоренс чуть не поперхнулась.

– Понятно. А я, значит, простушка?

– Я этого не говорил.

– Но подумали. – Она шутливо свела брови, изобразив праведный гнев. – Признайтесь!

В один миг его лицо помрачнело, а карие глаза стали колючими.

– И не подумаю! – отрезал он. – Я не наследственном дознании.

Флоренс ухмыльнулась.

– Сразу видно юриста. Говорите как истинный крючкотвор. Скажите еще, что мы с вами по разные стороны стола…

В глубине его глаз промелькнул гнев, и он с тихой угрозой произнес:

– Я бы попросил вас не переходить на личности.

Флоренс вздохнула. Нет, он просто несносен! Напрасный труд объяснять ему очевидное. Тем более что он не желает ничего понимать… Вот дуболом!

– Послушайте, а как, по-вашему, я должна себя чувствовать? Вы прямо в глаза заявляете мне, что, мол, я вас не завожу. Мало того, судя по всему, вы держите меня за шлюху. Ну и что мне теперь, бедной, прикажете делать? – с сарказмом в голосе спросила она. – Как жить дальше?

Мейсон смотрел на нее так, будто перед ним инопланетянка, лопочущая на своем марсианском наречии. Но одно он понял: проститутки так себя не ведут.

– Извините, если что не так. – Он нервно хохотнул. – Однако, похоже, я тоже не произвел на вас впечатления? Выходит, мы не пара.

Ну и хватит об этом! Тем более что сочетаться узами брака мы не собираемся.

Флоренс раздумывала, стоит ли сказать ему правду. Может, пора положить конец этому дурацкому недоразумению? Фарс зашел слишком далеко. Но внезапно ей ужасно захотелось спать, и она передумала. Она так устала от всей этой словесной перепалки… Ну и денек выдался! Предсвадебная суматоха, треволнения, бегство из церкви, незаконное проникновение в чужой дом и неожиданное появление хозяина – не многовато ли будет? Сейчас ей хотелось только одного: завалиться спать. И как можно скорее.

– Господин Кроули, прошу прощения за беспокойство, – устало сказала она, – но я очень хочу спать. Вы не покажете мне, где я могу прилечь? Я отдохну чуть-чуть, а рано утром уйду.

– Разумеется. Если вы не возражаете, я устрою вас в гостиной. Пойдемте, я провожу вас.

Ей показалось или он на самом деле не прочь с ней еще поболтать?

Флоренс проследовала за мерцающим кругом света и наконец, оказалась на диване, показавшимся ей на удивление мягким и уютным.

– Сейчас принесу плед и подушку, – буркнул хозяин. – Надеюсь, вам будет здесь удобно.

– Более чем.

Через минуту он вернулся и, положив на диван плед с подушкой, хмуро пожелал ей спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – прошептала она и опустила глаза, давая понять, что не склонна к дальнейшим разговорам.

Ну и штучка! Хорошо, что утром он от нее избавится. У него и без нее проблем хватает.



2

Должно быть, Флоренс проснулась от грома. Распахнув глаза, она с опаской осмотрелась: во всех углах прятались зловещие тени…

Ну что за ребячество! В комнате никого нет, и бояться нечего… Но тут снова полыхнула молния, и Флоренс увидела за окном силуэт мужчины.

Стэнли! Все-таки он ее нашел! От страха у Флоренс перехватило дыхание.

Да нет же, никакого Стэнли там нет. И не было. А она ведет себя как круглая дура. Просто померещилось… Нужно успокоиться и попытаться снова заснуть.

Дождь барабанил по крыше, завывал ветер, по стенам метались причудливые тени… Ну, разве уснешь?! Флоренс ненавидела себя за глупый детский страх, но ей было по-настоящему жутко. Она боялась оставаться одной в темной комнате.

Она встала, завернулась в плед и на цыпочках отправилась по темному коридору в спальню. Сердце колотилось как бешеное, голова кружилась, в каждом углу мерещились призраки… Войдя в спальню, она тихонько свернулась клубочком в кресле рядом с кроватью и закуталась в плед. И лишь потом осмелилась взглянуть на Мейсона.

Он неподвижно лежал под одеялом, обхватив одной рукой подушку, и казался очень большим и надежным. Флоренс сразу стало спокойнее. Все будет хорошо, здесь с ней ничего не случится. Она закуталась поплотнее в плед и вздохнула. Только бы удалось заснуть!

Но сон все не шел к ней. Она подрагивала от нервного напряжения, в голову лезли неприятные мысли. А от них не спрячешься… Что же она натворила? Зачем убежала с собственной свадьбы? Ну что за глупая выходка! И как теперь все поправить? Придется поломать голову.

– Что случилось? – Мейсон проснулся и поднял голову с подушки. – Что вы здесь делаете?

Флоренс поежилась.

– Извините. Я не хотела вас будить.

Он хмурился, пытаясь различить черты ее лица в ночном полумраке.

– Так что все-таки случилось? – с трудом сдерживая раздражение, спросил он.

– Ничего. Все в порядке. Спите.

Он приподнялся на локте.

– Спасибо, что разрешили. – Он фыркнул. – Как я могу спать, если вы на меня таращитесь?

– Извините. Я больше не буду на вас таращиться. Честное слово! Просто я… – Ну как объяснить ему, если и себе самой объяснить не можешь! – Просто мне надо, чтобы хоть кто-нибудь был рядом. Ничего не могу с собой поделать…

Мейсон пристально смотрел на нее, взвешивая, действительно ли она такая психопатка, как кажется, или ловко притворяется. Заметив, что она дрожит, сел и свесил ноги на пол, прикрываясь простыней.

– Вам холодно? – недоверчиво спросил он. Несмотря на грозу, ночь была довольно теплая.

– Нет, мне не холодно. Прошу вас, позвольте мне здесь остаться. – Голос у нее дрогнул. – Я не пикну, обещаю. Спите.

За окном снова полыхнуло, и Мейсон заметил у нее на лице слезы. Что бы это значило? Может, он ее чем-то обидел? Ну и морока же с этими бабами! Поди, пойми, что им нужно… И что теперь делать? Мейсон чувствовал себя так, словно его разбудил беспомощный щенок и теперь требует внимания. А ему хочется одного: спать. Но у этого проклятого щенка такая трогательная мордашка…

– Почему вы плачете? – грубоватым тоном спросил он.

Флоренс вздрогнула.

– С чего вы взяли? Я не плачу.

– Тогда почему у вас мокрое лицо? Я же вижу. Она быстро вытерла щеки и засопела.

– Все в порядке. Не обращайте на меня внимания.

Легче сказать, чем сделать.

– Закройте глаза! – не терпящим возражений тоном велел он.

От удивления она распахнула глаза еще шире.

– Зачем?

– Я хочу встать, а на мне ничего нет. – Но я все равно ничего не вижу в темноте, – возразила Флоренс, подавляя в себе желание захихикать.

– А я сказал, закройте!

Она подчинилась, закрыв лицо ладонями и крепко сжав веки, и удивилась: его скромность почему-то была ей приятна.

Встав с кровати, он подошел к комоду, нашел пижамные брюки и поспешно натянул их.

– Подождите, сейчас принесу вам стакан теплого молока, – пробормотал он. – В буфете есть коробка сухого молока. Пойду, подогрею чайник. Это поможет вам уснуть.

– Спасибо, только мне ничего не нужно, – слабо возразила Флоренс. Она терпеть не могла молоко, но его забота показалась ей приятной.

Через пару минут он вернулся с двумя стаканами и один протянул ей.

– Вот, выпейте. Между прочим, свет уже дали. Флоренс улыбнулась в темноте.

– Не хотите включить?

– Нет, – ответил он, садясь на край кровати. – Если я включу свет, со сном будет покончено. А я еще не выспался.

– А я люблю спать при свете, – не преминула сообщить Флоренс, но тут же спохватилась и смущенно буркнула: – Извините. Я понимаю, как вам надоела, но я на самом деле перепугалась, вот и пришла сюда: – Она с виноватым видом потупилась и зябко повела плечами.

Мейсон хмурился, пытаясь понять, что с ней происходит.

– Может, дать вам еще одеяло?

Флоренс затрясла головой.

– Нет, спасибо. Все в порядке, правда… – Она поставила нетронутый стакан на тумбочку. – Просто у меня был очень напряженный день.

– А, вот в чем дело… – Он немного оттаял. По крайней мере, выяснил, что ни в чем не виноват. – У меня тоже был жуткий день.

Мейсон припомнил багровое от злости лицо Артура в суде, как тот вопил, брызгая слюной:

– Что ты делаешь с моим клиентом? Есть у тебя хоть капля сострадания? Да у тебя нет сердца! Ты не человек, а бездушный робот! Ты меня уничтожил! И тебе на это наплевать, да?

Слова Артура до сих пор звенели в ушах Мейсона. Но самое забавное, что ему на самом деле наплевать. У него больше нет сердца. И с состраданием он покончил. С тех пор как понял, что с ним слишком много хлопот.

Однако гневная тирада Артура его задела. Он давно не брал отпуск и решил, что самое время отдохнуть, уединиться на лоне природы.

– Одно меня удивляет, – задумчиво заметил Мейсон, отхлебывая молоко. – С чего вы с Дэном взяли, будто меня вдохновит свадебное платье?

Флоренс тяжко вздохнула и повернулась к нему лицом. Пора поставить все на свои места.

– Никакого Дэна я не знаю.

До него не сразу дошел смысл ее признания.

– Как это не знаете?

– Я хотела сразу вам сказать, но вы так упивались вашей собственной версией, что у меня ничего не вышло. Никто меня сюда не присылал. – Как приятно говорить правду! – Просто мне было негде ночевать, вот я и влезла в окно.

Мейсон пристально вглядывался в ее лицо в темноте. Кое-что проясняется… Значит, братец не нанимал ее, чтобы отравить ему жизнь. И она делает это по своей собственной инициативе и совершенно безвозмездно.

– Значит, вы… вы заурядная правонарушительница? – словно не веря в столь простое объяснение, произнес он и, чуть помедлив, добавил: – И, следовательно, никаких обязательств перед вами у меня нет.

– Верно, – подтвердила она.

Мейсон чертыхнулся. Не очень-то приятно быть в дураках! Ну почему он ее сразу не выставил вон? Ведь хотел же… Впрочем, еще не поздно.

– Пожалуй, я все-таки вызову полицию, – холодным тоном сообщил он. – И вам обеспечат теплый сухой кров.

Флоренс задрожала.

– Хотите вызвать полицию, пожалуйста, вызывайте. Но…

– Что «но»? – задыхаясь от ярости, спросил он.

– Но мне бы этого не хотелось, – кротко и печально призналась она.

Мейсон не собирался вызывать полицию, во всяком случае, до утра, но припугнуть эту штучку не помешает.

– Говорите, не хотелось бы? – Он фыркнул. – Ну, тогда хотя бы соблаговолите объяснить, какого черта вы влезли ко мне в дом? Что вам здесь понадобилось?

Флоренс задумалась, глядя в темноту, словно сама решала, какого черта ей здесь понадобилось, а потом тихо сказала:

– Сегодня я должна была выйти замуж. Так вот откуда свадебное платье.

– Ну и что же вам помешало?

– Я сбежала из церкви перед самым венчанием.

Нет, она определенно сумасшедшая! Ну, кто в здравом уме и твердой памяти до такого додумается?

– Сбежали из церкви? Не верю. Так никто не поступает.

Она тихонько рассмеялась.

– А я, представьте, сбежала.

– Зачем?! – рассердился он.

Действительно, зачем? Интересный вопрос…

Она бы и сама не прочь узнать ответ. Только спросить не у кого…

– Просто я вдруг поняла, что совершаю ошибку.

Мейсон отвернулся, и его рот скривился в злой усмешке. Нет, она точно ку-ку. Вдруг поняла… Как мило! Он терпеть не может таких баб. Никакой логики! Подчиняются лишь своим капризам. А он любит порядок. Или, выражаясь языком юриста, мотивацию. Порядок во всем, и особенно в мыслях. Во всяком случае, он прекрасно понимает поступки тех, с кем сталкивается в суде. Что до мотивов поведения женщин, то они для него были и остаются тайной за семью печатями.

– А как же ваш жених? – с осуждением спросил он. – Вот так запросто взяли и выставили его на посмешище?

Флоренс смиренно кивнула, понимая, что этому буквоеду ничего не объяснить.

– Я хотела с ним поговорить, – не слишком убедительно промямлила она. – Правда… Всю неделю пыталась с ним поговорить, только он не стаи меня слушать.

– Как это не стал слушать? – усомнился Мейсон. – Надо было сказать прямо. Набраться мужества, вернуть ему кольцо и сказать…

– Я так и сделала! Взяла и вернула ему кольцо. Но все только посмеялись и решили, что я пошутила.

Значит, он прав: она психопатка. И для ее близких это не новость.

– А у вас, как я погляжу, весьма своеобразное чувство юмора! – с ехидцей заметил Мейсон. – Экая вы шутница!

– Да, со мной не соскучишься! – Флоренс скорчила гримаску, не вдаваясь в подробности. Было время, когда все считали ее душой любой компании. Только эти времена давно прошли…

Мейсон брякнул пустой стакан на прикроватную тумбочку. Взяла и бросила жениха прямо у алтаря, потому что, видите ли, передумала. Как трогательно! Ох уж эти женщины! До чего же неприятные и непредсказуемые создания. Спят и видят, как бы получить власть над мужчиной. Только с ним такой номер не пройдет! Больше ни одна женщина не станет им помыкать. Он дорого заплатил и теперь знает, как это больно.

– Ну и кто же тот счастливчик, за которого вы собирались замуж? – осведомился Мейсон.

Он вырос в этих краях и знает тут многих. – Как там поется в песенке, «если к другому уходит невеста, то неизвестно кому повезло»?

– Его зовут Стэнли Мак-Килак, – начала она. – Только я не…

– Стэнли Мак-Килак? – Мейсон вскинул голову. – Не может быть!

– Почему? – удивилась Флоренс. – А вы что, его знаете?

– Знаю. – Мейсон встал и включил свет.

Флоренс заморгала, и он нахмурился. У нее такой простодушный вид: серые глазищи, нежное лицо в ореоле белокурых волос, по-детски припухлый рот… Ему не нравится этот тип, хотя объективно она очень даже ничего. Только вот с головой беда, иначе бы не связалась с таким типом, как Стэнли.

– Что это вам взбрело в голову выходить замуж за такое ничтожество?

От неожиданности она вздрогнула, а потом рассмеялась.

– Действительно! Не могу не согласиться! Стоило мне приехать сюда и начать общаться с ним с утра до ночи, как я поняла, что вовсе не хочу выходить за него замуж.

Мейсон с трудом сдержал улыбку. Держи дистанцию, напомнил внутренний голос. Осторожность никогда не помешает.

– А откуда вы знаете Стэнли? – спросила Флоренс, радуясь тому, что теперь видит его глаза. – Вы с ним вместе учились?

– Не совсем так. – Мейсон скривился. – Стэнли учился в дорогом частном пансионе, а я, как и подобает людишкам поплоше, ходил в обычную школу.

Флоренс опустила глаза. Она тоже училась в частном пансионе, но говорить об этом не стоит. Судя по всему, Мейсон не испытывает особой любви к людям с большим достатком. И не делает из этого секрета.

– Ну и где же вы с ним познакомились? – спросила она.

– На соревнованиях по плаванию. Нам было тогда лет по тринадцать. – Мейсон задумался, словно вглядываясь в прошлое. – Между прочим, мы с ним всегда соперничали за место в смешанной эстафете.

– Ну и кто же чаще побеждал?

– Представьте себе, я. В плавании на спине мне не было равных. У меня отличный гребок, – сказал он, как будто размышляя вслух, и взгляд его ожесточился.

Флоренс следила за ним, и на душе у. нее становилось тревожно. В этом мужчине чувствуется стержень. Надо учесть.

Мейсон вернулся в настоящее.

– А как вы познакомились со Стэнли?

– Моя мама приходится какой-то там родственницей миссис Мак-Килак. Наши семьи дружат целую вечность. В детстве Стэнли приезжал к нам на рождественские каникулы в Кенсингтон. – Вот она и выдала свое социальное положение. Взглянув на Мейсона, Флоренс попыталась прочесть его мысли, но его лицо оставалось бесстрастным, а взгляд непроницаемым. – А потом мы с ним учились в Лондонском университете. Он заканчивал, а я только что поступила на первый курс. Так что он взял надо мной шефство.

– Вы учились в университете? – Он удивился и так искренне, что Флоренс не обиделась, а развеселилась.

– Училась. И не в одном.

– Не могли сделать выбор?

– Не совсем так. Из первого меня вышибли.

– И за какие же подвиги, если не секрет?

– Угадайте.

– Провели приятеля в спальню? – Флоренс расхохоталась.

– Не угадали. К тому же, да будет вам известно, за такие подвиги нынче не отчисляют. Я пострадала за правое дело.

– Могу себе представить!

– На первом курсе я вступила в Общество охраны животных. Я на самом деле люблю животных и не хочу, чтобы они страдали. Даже для науки. Во всяком случае, тогда я именно так и думала.

Мейсон закатил глаза и застонал.

– Ну, так вот. Как-то ночью мы прокрались в виварий и выпустили на волю всех крыс, свинок и кроликов. Правда, ничего путного из этой затеи не вышло. Кролики и свинки так прибалдели от свободы, что почти все угодили под колеса машин, ну а крысы… Увы! Крысы недолго резвились в близлежащих кладовках и, в конце концов, бесславно завершили свой жизненный путь в мышеловках.

– Значит, у вас с давних пор нелады с законом?

– Это точно: я рецидивистка со стажем! – Флоренс хохотнула. – Короче, меня исключили. И поделом. Только поработав в детской больнице, я поняла, насколько важна экспериментальная медицина. И если придется выбирать между здоровьем детей и жизнью крыс, я за тех, кто хочет спасти детей.

До чего же странная особа! – думал Мейсон, поглядывая исподлобья на свою незваную гостью. Судя по ее словам, она из состоятельной семьи. И зачем-то вломилась в его скромное жилище. Что это? Посещение трущоб с ознакомительной целью? А может, с благотворительной?

Она выросла вместе со Стэнли и училась с ним в университете. Мейсон давно не видел Стэнли, но вряд ли с тех пор он изменился к лучшему. Наверняка все такой же сноб. Отвратный тип…

– Итак, вы вместе учились. Но ведь это было довольно давно.

Флоренс откинула голову и рассмеялась. Ну и экземпляр! Одни манеры чего стоят. Учинил ей допрос с пристрастием. Интересно, долго ли это будет ее забавлять? Хотя какого черта? Утром она уйдет отсюда, а пока ей на самом деле смешно. Во всяком случае, не скучно.

– Ну вот! А я-то размечталась! Думала, останусь в ваших глазах романтичной и наивной двадцатилетней особой. А вы, оказывается, все подсчитали… – И она театрально вздохнула.

Он фыркнул. Судя по всему, он не испытывал ни малейшего смущения по поводу своей бестактности.

– Романтичной еще, куда ни шло, а вот наивной я бы вас не назвал.

– Значит, вам не по душе беззаботные и веселые женщины.

– Можно и так сказать.

– А вы скажите, – как есть на самом деле. Ведь вы терпеть не можете всю женскую половину рода человеческого!

– Ну, я на вашем месте не стал бы делать столь огульных выводов. Однако признаюсь: да, я не люблю игры, в которые играют женщины.

– Игры?! – Как бы ей хотелось, чтобы все это была только игра. Увы! Когда разбивается жизнь и рушатся все представления о самой себе, это уже не игра. Хотя зачем обманывать себя? Флоренс прекрасно понимала, что заигралась, и теперь молчала, не зная, что сказать.

– Да, ваш возраст для меня не секрет, – продолжал между тем Мейсон. – Ведь я знаю, сколько лет Стэнли. И обижаться тут не на что.

Однако какой он уверенный в себе и как здорово держит дистанцию! – не могла не восхититься Флоренс. Такой не разозлится, не выйдет из себя, но сделает вывод и непременно сведет счеты.

– Ну, так что же все-таки случилось? – стоял на своем Мейсон. – Как вы поняли, что Стэнли не годится вам в мужья?

Флоренс натянула плед до самого подбородка. Ей не хотелось говорить об этом. Не хотелось, чтобы он понял глубину ее отчаяния, но, очевидно, она перед ним в долгу.

– Сначала все было довольно мило. У Мак-Килаков прекрасное поместье. Со старинным парком и замком на холме с видом на залив…

– Ну да, впечатляет… Особенно тех, кто любит выставлять роскошь напоказ.

Флоренс кинула на него недоуменный взгляд, Ну откуда такая неприязнь?

– А при чем тут роскошь? Я говорю о красоте. Да, я люблю все красивое. – Она с вызовом подняла голову. – А что, господин прокурор, разве это наказуемо?

– Вопросы здесь задаю я, – парировал он. – Что случилось?

– Все было нормально, пока не приехали мои родители.

– Они приехали на свадьбу?

– Да. Дело в том, что мои предки давным-давно в разводе. И мать явилась со своим новым приятелем, а отец – с очередной подружкой. Так что им было не до меня…

Ну вот, картина проясняется. Она-то рассчитывала, что будет в центре внимания, а когда все сложилось иначе, топнула ножкой и сбежала. Как выражаются психологи, эффект обманутого ожидания…

– Просто вы донельзя избалованны, – с презрительной усмешкой констатировал Мейсон. – Никто не ублажал вас, и вы нашли способ обратить на себя внимание. Так ведут себя капризные дети.

– С чего вы взяли, что я избалованна? – возмутилась Флоренс. – Да что вы обо мне знаете?!

– Вполне достаточно.

Самоуверенный тип! Ну как она может быть избалованной, когда с ней никто и никогда не считался?

– К вашему сведению, я совершенно не думала о том, чтобы привлечь к себе внимание.

– А о чем же тогда вы думали? Зачем сбежали и залезли ко мне в дом? Что вы собирались делать дальше?

– Что дальше? – переспросила Флоренс и, потупив глаза, честно призналась: – Не знаю…

Не знает. Отлично! Воистину, без руля и без ветрил. Или, как сказал бы Дэн, без башни… Надо поскорее отправить ее восвояси и пусть отвечает за свои проделки. Большая уже девочка…

– Ваши родители, наверное, с ума сходят, – с упреком заметил Мейсон. – Может, уже обзванивают морги и больницы.

– Сомневаюсь…

– А вы не сомневайтесь! Лучше позвоните. Хотите, дам вам свой сотовый?

– Спасибо, не надо. Думаю, они еще на банкете.

– На банкете? Какой еще банкет? Ведь никакой свадьбы не было.

Флоренс от души расхохоталась.

– Шутите? Все оплачено, а моя матушка не упустит возможности лишний раз потусоваться.

Несмотря на внешнюю веселость, в ее голосе прозвучала потаенная боль, и ему впервые пришло в голову, что все куда сложнее, чем ему показалось вначале. Впрочем, это его не касается. Он уже и так угробил уйму времени на пустую болтовню. Она успокоилась и теперь, может, быть, даст ему поспать. Ну а утро вечера мудренее.

Он выключил свет.

– Спокойной ночи, – промямлила Флоренс упавшим голосом.

– Что вы собираетесь делать утром? – спросил Мейсон.

Повисла долгая пауза.

– Не знаю.

– Здесь вы не можете оставаться, – суровым тоном предупредил он. Пусть знает, что ей ничего не светит. – Придется подыскать другое убежище.

– Понимаю. – Она тяжко вздохнула и завозилась на кресле, сворачиваясь в калачик. – Не волнуйтесь. Скоро я избавлю вас от своего общества.

Разумеется, избавит. Уж он проследит за этим.

Довольный, что все уладилось, Мейсон закрыл глаза и очень скоро заснул.

Флоренс сидела тихо как мышка и следила за ним. Сон все не шел к ней: она не могла расслабиться. Но ей доставляло удовольствие смотреть, как сладко спит Мейсон. Полная расслабленность его тела завораживала и успокаивала. Внезапно ей захотелось до него дотронуться. Может, хоть часть его уверенности передастся ей?

Дождь прекратился, облака рассеялись, и светила полная луна. Только ветер никак не стихал. Он все раскачивал деревья, и по стенам метались беспокойные тени. Прямо как ее мысли…

Господи, ну, сколько можно терпеть эту муку? И ведь винить некого. Сама все погубила: свои надежды и мечты, планы матери, расчеты отца… Пути назад нет. Стэнли вряд ли простит ей такое унижение.

Хотя возвращаться к нему Флоренс совсем не хотелось. Просто было жаль, что обидела Стэнли и учинила такой громкий скандал. И что своим бездумным поступком разом перечеркнула все надежды на безоблачное будущее.

Флоренс снова охватила дрожь. Она укуталась в плед, хотя прекрасно понимала: холод тут ни при чем. Это все нервы. Так плохо ей еще никогда не было. Она с тоской взглянула на безмятежно спящего Мейсона и вдруг поняла, чего ей хочется.

Хочется – перехочется… Мейсон наверняка рассердится. А если она будет очень-очень осторожной, может, он и не проснется? Медленно и бесшумно Флоренс выскользнула из кресла и прилегла на край постели. Он шевельнулся. Она затаила дыхание и сжалась в комочек, словно готовясь к удару. Но он не проснулся, и она с облегчением перевела дыхание.

Потом придвинулась поближе, устроилась поудобнее и лежала, слушая его дыхание и ощущая его тепло, но, не осмеливаясь до него дотронуться. Мейсон спал на боку, спиной к ней – такой большой, сильный и такой надежный… Впервые с той минуты, как она выбежала из церкви, Флоренс почувствовала себя в полной безопасности. Она глубоко вздохнула и сладко потянулась.

Внезапно Мейсон перевернулся на другой бок. Флоренс хотела отпрянуть, но не успела: его рука легла ей на плечо и осталась там, а ладонь замерла на ключице. Флоренс поняла, что Мейсон спит, и испуг ее прошел. А теплая тяжесть руки была очень приятной. Она знала, что так и будет. И на душе у нее стало тепло и покойно.

Что же в этом незнакомом мужчине так ее успокаивает? – размышляла Флоренс. Может, его надежность? Хотя какая разница? Главное, что она, наконец, расслабилась и согрелась душой. Флоренс улыбнулась, веки стали тяжелыми, и через минуту она заснула.



3

Мейсон сладко улыбнулся во сне. Ему снилось что-то очень приятное. Он не сумел бы рассказать, что именно видел во сне, но отчетливо запомнил удивительно приятное ощущение тепла и покоя на душе. Странный сон…

Открыв глаза, он увидел свою собственную руку на плече у Флоренс. Флоренс у него в постели?! Что, черт побери, происходит? Когда он засыпал, ее тут точно не было.

Спальню заливал солнечный свет. Как правило, Мейсон просыпался ни свет ни заря. Неужели он так крепко спал, что даже не почувствовал, как она залезла к нему в постель?

Он чуть отодвинулся и взглянул на нее. В утреннем свете Флоренс казалась еще более хрупкой. Белокурые волосы разметались по подушке, длинные темные ресницы чуть подрагивали во сне, сочные губы приоткрылись… Выражение лица кроткое и беззащитное, как у ребенка. Однако его это не касается.

Мейсон осторожно убрал руку и с облегчением вздохнул: Флоренс не проснулась. Потом начал потихоньку выбираться из постели и похолодел от страха, когда тишину нарушил голос Шерли из гостиной:

– Мейсон! Не вздумай притворяться, будто ты спишь!

Мейсон застонал. Для полного счастья не хватало только сестрицы! Да, денек явно не задался… Неужели эта полоса невезения никогда не кончится?

Флоренс распахнула глаза и, глядя на него с испугом, одними губами спросила:

– Кто это?

– Шерли, моя сестра. – Мейсон с досадой поморщился. – У нее есть ключ. Оставайтесь здесь, а я пойду, узнаю, что ей нужно.

Времени надевать джинсы не было: чем дольше он провозится, тем больше вероятность, что неугомонная сестрица вломится в спальню и увидит Флоренс. А этого допускать нельзя! Чувствуя себя полным идиотом, Мейсон выскочил из спальни в одних пижамных брюках и в спешке пребольно стукнулся большим пальцем ноги о дверной косяк. Он так и припрыгал в гостиную на одной ноге, исторгая проклятья.

– Мейсон! Ну и манеры! – упрекнула его Шерли. – Выбирай выражения: мы не одни.

За спиной у сестры стояла хорошенькая девица. Вид у нее был весьма смущенный, чтобы не сказать ошарашенный: похоже, появление на одной ноге полуголого босого мужчины, использующего ненормативную лексику, произвело на незнакомку ошеломляющее впечатление.

А Шерли и бровью не повела. Обняла брата, расцеловала в обе щеки и, отступив на шаг, окинула критическим взором.

– Ну и бледный же у тебя вид, братец! – вынесла она свой вердикт и тут же со свойственным ей оптимизмом добавила: – Вот и молодец, что приехал! Мы быстренько приведем тебя в норму. Будешь толстый и румяный.

Обернувшись, она схватила за руку свою спутницу, подтащила поближе и, со значением заглянув брату в глаза, объявила:

– Знакомься. Дороти, моя новая помощница. Прошу любить и жаловать. Мы с ней случайно проезжали мимо, и я подумала: почему бы мне не познакомить ее с моим любимым братиком?

Мейсон заглянул в лукавые глаза Шерли и чуть не заскрипел зубами от ярости. Сестрица в своем репертуаре: приволокла очередную претендентку на вакансию супруги Мейсона Кроули. С тех пор как ему стукнуло тридцать, Шерли регулярно знакомит его с девицами всех мастей и калибров и уверяет, что не успокоится, пока не увидит его женатым.

– Очень приятно. Здравствуйте, Дороти! – буркнул он, выдавив улыбочку. – Шерли, я очень рад тебя видеть, но…

– Никаких «но»! – довольно бесцеремонно оборвала его на полуслове сестрица и принялась оглядывать комнату, всем своим видом давая понять, что не уйдет, пока не закончит свою миссию. Задорные рыжие кудри мотались из стороны в сторону в такт энергичным движениям головы, лукавые глаза цвета меда искрились смехом. – Хорошо, что надумал приехать! Дэн сказал мне, что ты звонил, и я жутко обрадовалась. И, между прочим, настроила кучу планов. Во-первых, заглянуть к тебе и поздороваться.

– Здравствуй, – покорно отозвался Мейсон. – И спасибо, что заглянула.

Знакомиться с Дороти и общаться с сестрой ему совсем не хотелось, но еще меньше хотелось, чтобы у него в постели обнаружили постороннюю женщину. Пригладив ладонью взлохмаченные волосы, он приклеил на лицо улыбку и робким голосом произнес:

– Дело в том, что я приехал поздно вечером, в самую грозу. А тут еще вырубился свет, и я… По правде говоря, я еще не успел толком выспаться, так что у меня…

– Мейсон, не волнуйся! – Шерли хитро улыбнулась. – Я как чувствовала, что у тебя в холодильнике шаром покати, и кое-что купила по дороге. – Она с торжествующим видом потрясла пакетом. – Растворимый кофе и пончики. Твои любимые! Так что пошли на кухню. Перекусим все вместе и заодно поболтаем. Сто лет тебя, блудный братец, не видела!

Она направилась на кухню, но Мейсон схватил ее за рукав и шепнул на ухо:

– Шерли, подожди! Я же не одет…

– А я и не думала, что ты в смокинге. Ведь еще утро… – Она хмыкнула и подмигнула. – Не морочь мне голову. Ты что, братик, не рад нас видеть? – И одарив его лучезарной улыбкой, она подтолкнула Мейсона в сторону кухни. – Сейчас накормим тебя как следует, а потом прокатимся в город. Мы с Дороти собрались прошвырнуться по магазинам. Составишь нам компанию. Идет?

– Шерли… Но я не…

– Не брит? – подсказала сестра. – Ничего, мы с Дороти дадим тебе минут пять на сборы. Хватит, Мейсон, садись за стол! И не стесняйся Дороти. – Шерли оглядела его мускулистую грудь в шелковистых темно-каштановых волосках и, метнув взгляд на подругу, добавила: – Она не против, что ты без рубашки. Правда, Дороти?

Может, Дороти и не возражала, но, тем не менее, почему-то стала пунцовой как свекла. Мейсон недовольно покосился на сестру, а так как ни в чем не бывало, уселась напротив брата и, кивнув на стул рядом с ним, велела подруге:

– Садись, Дороти! Будем, есть пончики. Зря, что ли, мы с тобой старались!

Мейсон смотрел, как Шерли хлопочет за столом, и думал о том, почему он, взрослый самостоятельный мужчина, до сих пор беспрекословно подчиняется старшей сестре. Стоит ей появиться – и он снова чувствует себя ребенком. Конечно, она вырастила его и, можно сказать, заменила мать… Но все равно это просто смешно!

Да, избавляться от старых привычек тяжко, но рано или поздно придется… Пожалуй, настала пора устроить день неповиновения. Прищурившись, он слушал трескотню Шерли, выжидая момент, пока она замолкнет, чтобы перевести дух:

– Немножко погуляем, а потом завалимся в новый кинотеатр. Там сейчас ретроспектива фильмов ужасов. Твоего любимого Хичкока… Мейсон, ешь пончики, а то остынут! Сегодня днем, если не ошибаюсь, «Окно во двор». Братик, ты не поверишь! Знаешь что? Дороти по дороге как раз говорила, что обожает Грейс Келли. Вот и сходите вместе. Хорошо, да?

Мейсон поставил чашку и свирепо взглянул на сестру.

– Нет! – отбросив все потуги на вежливость, рявкнул он.

Шерли вытаращила на него глаза.

– Почему нет?

– Потому! – огрызнулся он. – К твоему сведению, я терпеть не могу триллеры.

– Первый раз слышу! – хохотнула сестра, не спуская с него глаз. – Давненько мы с тобой не виделись… И какие же фильмы ты теперь любишь, если не секрет?

– Предпочитаю боевики, – с любезной улыбкой ответил Мейсон, но Шерли заметила характерный упрямый блеск в глазах брата. – И чем кровавее, тем лучше.

– Мейсон у нас большой шутник! – постаралась сгладить неловкость Шерли и покосилась на Дороти, не совсем понимавшую, что здесь происходит. – Ну ладно, не хочешь в кино, не ходи. Тогда пойдешь с моим семейством на пикник. Договорились?

Мейсон упрямо замотал головой.

– Не могу. Как-нибудь в другой раз.

Шерли так легко не сдавалась.

– Ну ладно, тогда приходи к нам завтра на обед. А я приготовлю твой любимый…

На этот раз Мейсон не дал ей закончить фразу:

– Спасибо, но я буду занят.

– Можно узнать, чем именно?! – рассердилась сестра. – Ведь завтра воскресенье!

– Вот именно! Буду отдыхать, – с вызовом ответил он.

Какое-то время они, не мигая смотрели друг другу в глаза. Потом Шерли временно отступила на заранее заготовленные позиции.

– Ну ладно. Раз ты не в духе, поговорим об этом потом. Когда ты, бедняжка, как следует, выспишься. Идет?

Мейсон пожал плечами и откинулся на спинку стула, смакуя вкус пусть маленькой, но победы.

– Идет.

Глаза Шерли полыхнули гневом. К нарушению субординации со стороны младшего брата она не привыкла.

– Спросонья он у нас всегда такой бука, – успокоила она Дороти. – А к обеду снова будет паинькой, вот увидишь!

– А, по-моему, Мейсон и сейчас па… – Дороти осеклась и снова густо покраснела.

Шерли решилась еще на одну атаку.

– Ну, вы тут поболтайте, я не стану вам мешать. – И она вскочила из-за стола.

– Ты куда? – выпалил Мейсон.

– Ну и манеры! Братик, я сгораю со стыда, – с деланным ужасом увещевала его Шерли. – Раскудакался, ну прямо как маленький! Мне нужно попудрить нос.

Мейсон похолодел от ужаса: если он ее не одержит, она увидит Флоренс!

– Не уходи! – Он привстал и хотел схватить осетру за руку. – Шерли, не надо!

– Да что с тобой сегодня?! Думаешь, меня испугает беспорядок у тебя в ванной? – Она хмыкнула. – Я воспитала двух братьев и двух сыновей. Так что удивить меня нелегко. Не волнуйся, братишка, в обморок не хлопнусь! – И она упорхнула.

Мейсон в изнеможении опустился на стул. Оставалось – только надеяться, что у Флоренс достанет ума не высовывать носа из спальни. Если Шерли ее увидит… И он замер в ожидании.

– Я тоже не люблю фильмы ужасов, – предал его тревожные мысли робкий голос Дороти. Она заерзала на стуле и, отчаявшись дождаться вопроса от Мейсона, поведала сама: – Лично я обожаю фильмы про любовь.

Мейсон повернулся к ней с кислой улыбкой, промычал нечто нечленораздельное и подумал, что прикончит Шерли. И его оправдают.

Знакомить братца с девушками становится все труднее, думала Шерли, идя по коридору. Насколько проще было управляться с ним в детстве! Ей всегда удавалось найти с ним общий язык. Не то, что с Дэном… Мейсон был спокойным и рассудительным и всегда знал, чего хочет.

А сейчас не знает! – с досадой думала она. Требует, чтобы его оставили в покое, а на самом-то деле ему нужно совсем другое! Уж я-то знаю…

Шерли уже взялась за ручку двери в ванную, но ее внимание привлек неясный шорох. Она прислушалась. Что бы это значило? Похоже, в спальне кто-то есть. Странно… Она вернулась и толкнула дверь.

На постели, вытянув стройные загорелые ноги с изящными ступнями, сидела миниатюрная женщина. Разлохмаченные со сна белокурые волосы оттеняли нежную кожу и эффектно контрастировали с темными бровями и ресницами. Она подняла большие серые глаза и, увидев Шерли, вздрогнула.

– Доброе утро! – опешив от неожиданности, не сразу приветствовала незнакомку Шерл и только сейчас заметила, что та в шелковой мужской рубашке.

– Доброе утро! – отозвалась Флоренс. Прокашлялась и с улыбкой продолжила: – А вы, должно быть, сестра Мейсона?

Шерли кивнула, все еще не придя в себя от изумления. Женщина в постели Мейсона? Воистину, неисповедимы пути Господни…

Словно прочитав ее мысли, Флоренс смущенно пробормотала:

– Это… это не то, что вы думаете.

– Не то? – Шерли расплылась в улыбке. – Очень жаль…

– Нет, на самом деле, – серьезным тоном заверила ее Флоренс. – Мы с вашим братом едва знакомы. Мы не… то есть я хочу сказать, мы с ним не… – И указав глазами на кровать, она замотала головой.

– Ну ладно, – согласилась Шерли, не в силах стереть с лица улыбку, – нет так нет. Как скажете…

Флоренс предприняла еще одну попытку разъяснить ситуацию:

– Понимаете, было уже поздно, а тут еще гроза и все такое… А я как раз шла мимо.

Шерли понимающе кивнула:

– И решили переждать дождь.

– Вроде того. Мейсон пригласил меня, а мне негде было ночевать, вот я… вроде как… осталась на ночь.

– Понятно. А ночную сорочку с собой не прихватили.

Флоренс только сейчас вспомнила, что на ней рубашка Мейсона.

– Ничего более подходящего я не нашла… – Она тяжко вздохнула. – А у меня с собой никакой одежды нет.

– Нет одежды? – Шерли улыбнулась еще шире. – Как интересно!

Флоренс потупилась. Чего уж тут интересного! Однако вдаваться в подробности о свадебном платье, женихе и всем прочем она не собиралась, так что Шерли придется разбираться в ситуации без некоторых существенных фактов.

– Ну да, надо было хоть что-то надеть, а вещи Мейсона мне совершенно не подходят. – Она подняла глаза. – Скажите, где здесь ближайший магазин женской одежды?

Сложив руки на груди, Шерли с интересом рассматривала женщину, которая провела ночь с ее братом. А она прехорошенькая! Правда, совсем не такая, какие ему обычно нравятся. Ни внешностью, ни манерами… Насколько ей известно, Мейсону нравятся высокие, элегантные и очень сдержанные особы. Вернее, нравились. Последнее время они редко общаются, и она понятия не имеет, с кем он встречается.

Кто знает, может, у него изменился вкус… Нет, все равно тут что-то не так! Шерли кожей чувствовала: эта женщина не из тех, кто бездумно порхает от одного мужчины к другому. Достаточно заглянуть ей в глаза – ясные и глубокие.

– Я не совсем поняла, – не сразу отозвалась Шерли, забыв ответить на вопрос. – Вы хотите сказать, что просто шли мимо и мой брат пригласил вас переночевать? Вы с ним старинные друзья или что-то в этом роде?

Флоренс покачала головой и с обреченным видом промямлила:

– Я плохо объяснила. – И замолчала. Шерли ждала дальнейших пояснений.

– Нет, мы с ним не друзья…

Шерли закивала и, понукая Флоренс к общению, подсказала:

– Не друзья и не любовники?

– Да! – с готовностью подтвердила Флоренс. – Мы с ним познакомились только вчера вечером. – Она подняла глаза на Шерли. – У нас с ним ничего не было. Честное слово!

– Угу. – Шерли покосилась на смятую постель, потом заметила плед на кресле. – И сколько вы собираетесь у него гостить?

– Гостить? – повторила Флоренс, словно удивившись выбору слова для описания столь пикантной ситуации. – Думаю, скоро уйду.

– Скоро? То есть, как только найдете подходящую одежду?

– Да! – Флоренс радостно закивала, и ее волосы заиграли золотом в лучах солнца. – Именно так.

– И куда же вы пойдете, если не секрет?

Флоренс пожала плечами и уклончиво ответила:

– Еще не решила.

– Если вам нужна работа, могу предложить место официантки. На утреннюю смену, – затрещала Шерли. – У меня в кафе. Мы работаем круглые сутки. На углу Попларз-стрит. Заходите, если надумаете.

Флоренс смотрела на нее во все глаза. Работать официанткой? А что, это оригинально. Во всяком случае, что-то новенькое…

– Спасибо за предложение. Я подумаю. Может, зайду…

– Когда найдете одежду?

– Вот именно.

– Ну, раз так, тогда еще увидимся. – Шерли заулыбалась. – До встречи.

– Может, и увидимся, – улыбнулась в ответ Флоренс. – До встречи.

Шерли вернулась на кухню с загадочным блеском в глазах.

– Дороти, наши планы изменились, – не терпящим возражений тоном сообщила она. – Мы с тобой уходим.

– Уходим? – упавшим голосом переспросила та, переводя глаза с сестры на брата. Ее затащили сюда силой, но теперь, когда она познакомилась с Мейсоном, уходить ей совсем не хотелось.

– Уходим. И немедленно, – подтвердила безжалостная Шерли.

– А что случилось? – с подозрением спросил Мейсон. Судя по блеску глаз, сестрица явно что-то задумала. – С чего это вдруг такая спешка?

– Ничего не случилось, – бросила Шерли через плечо, решительным шагом направляясь в холл. – И спешки никакой нет. Просто у нас с Дороти полным-полно дел. Да и ты еще не выспался…

Интересно, что заставило сестрицу так резко изменить планы? – недоумевал Мейсон, следуя за ней. Просто так Шерли ничего не делает.

– Братик мой дорогой! – Она звонко чмокнула его в щеку. – Умник, что приехал! Еще увидимся. Пока.

– Всего доброго, – расстроенным голоском пробормотала Дороти. – Надеюсь, еще увидимся?

– Приятно было познакомиться, – холодно-любезно отозвался Мейсон, уклоняясь от ответа.

Дороти печально улыбнулась и вслед за Шерли исчезла за дверью. Мейсон с облегчением вздохнул, но не успел и глазом моргнуть, как вернулась Шерли с ворохом одежды.

– Передай своей подружке, – ухмыльнулась она, – то есть знакомой. Хотела отвезти в комиссионку, но подумала, вдруг она подберет себе что-нибудь. Ну, пока!

– Постой. Какой еще подружке?

– Можно подумать, ты не знаешь! Хорош гусь! – Шерли окинула брата взглядом, не скрывая удивления и восхищения, и с деланной укоризной покачала головой. – Я имею в виду ту, которую видела у тебя в кровати. А что, в стенном шкафу припрятана еще парочка?

– У меня в кровати? – глупо повторил Мейсон и заметно побледнел. Значит, Шерли застукала Флоренс у него в спальне. От огорчения он не придумал ничего лучше, как нагло все отрицать. – О чем это ты? Никого там нет.

– Ха! Не смей мне лгать! Мейсон, ты не в суде. – Шерли снисходительно улыбнулась. – Имей в виду, я вижу тебя насквозь. И всегда видела.

Оставшись одна, Флоренс попыталась собраться с мыслями. Но чем больше она думала о своем положении, тем больше понимала, что натворила уйму глупостей. Ну почему она не может вести себя как все нормальные люди?

Зачем сбежала из церкви? Ведь могла бы просто вернуть Стэнли кольцо. Тогда сейчас была бы свободна, и все неприятности были бы позади… Нет! Хватит обманывать себя. Флоренс на миг представила себе, что бы случилось, верни она жениху кольцо, и ее замутило. Стэнли бы раскричался, мать бы устроила истерику, а отец разразился бы гневной тирадой… Ну а ей пришлось бы остаться и выйти замуж. Да-да, именно так все и было бы! Ее мог спасти только побег.

Спасти? Положеньице у нее и сейчас не ахти. Одна, без одежды, без денег… Флоренс вздохнула. Ну что у нее с головой? Ни гроша за душой, а она интересуется, где тут поблизости магазин женской одежды!

Флоренс не привыкла думать о деньгах: что о них думать, когда они есть? А у нее всегда были и деньги, и кредитные карточки. Но вчера, сломя голову бросившись навстречу свободе, она не захватила с собой сумочку. Да и вообще, невесты не ходят к алтарю с сумочкой. Предполагается, что о невестах есть, кому позаботиться.

Ну и что теперь делать? Может, на самом деле поработать официанткой?

Ее невеселые раздумья прервал голос Мейсона:

– Можете выходить. Они уехали.

Флоренс подняла глаза и впервые как следует, разглядела хозяина дома. То, что он очень привлекательный мужчина, она успела заметить еще вчера, но сейчас, при ярком свете дня, увидела нечто большее. В глубине карих глаз таилась тайна, а большой красиво очерченный рот свидетельствовал о чувственной натуре. Мейсон казался таким большим и сильным, что это даже немного пугало. Флоренс взглянула на его обнаженный торс и быстро отвела глаза, но все равно покраснела.

– Шерли оставила вам вот это. – Он бросил на кровать ворох одежды.

Довольная, что есть на чем сосредоточить внимание, Флоренс выбрала яркое хлопковое платье василькового цвета. Оно не очень-то подходило ей по стилю и размеру, но все лучше, чем рубашка Мейсона.

– Отлично, теперь мне есть во что одеться.

– Подождите минутку.

Мейсон присел на кровать, стараясь держаться от нее как можно дальше. Он заметил, как она смотрела на его обнаженный торс, но играть в поддавки не собирался. Сделает вид, будто ничего не заметил. Хотя, если говорить серьезно, ничего сверхъестественного тут нет. Он мужчина, а она женщина. Физическое влечение бывает и между людьми, ненавидящими друг друга.

Флоренс. сидела на краешке кровати, и Мейсон невольно обратил внимание на ее стройные загорелые ноги. Она казалась юной и беззащитной, но, заглянув ей в глаза, он поразился их глубине и выразительности. А может, это просто игра света? Скорее всего, так оно и есть. В жизни, как правило, все куда проще, чем, кажется.

– Вы разговаривали с моей сестрой?

Флоренс молча кивнула.

– II что она сказала?

– Ничего особенного… Она больше слушала. А я пыталась объяснить, какого черта здесь делаю. – Флоренс подняла на него глаза и усмехнулась. Она немного успокоилась и чувствовала себя увереннее. – Между прочим, она предложила мне работу у себя в кафе.

– Что?! – Мейсон вытаращил на нее глаза. – Надеюсь, вы не станете ловить ее на слове?

Флоренс медлила с ответом. Похоже, он не хочет, чтобы у них было хоть что-то общее.

– Я обещала подумать. – Как она и ожидала, в его глазах промелькнула досада.

Он собрался что-то сказать, но передумал. Поднялся, достал из комода тенниску и джинсы, сунул под мышку.

– Одевайтесь и приходите на кухню, – не слишком любезным тоном пригласил он. – Там есть пончики.

Мейсон вышел, а Флоренс высунула ему вслед язык.

– Там есть пончики, – передразнила она, когда за ним закрылась дверь. – Будете хорошо себя вести, я, так и быть, позволю вам посмотреть, как я буду их есть.

Несносный тип! Даже не пытается скрыть, насколько она ему неприятна. Можно подумать, она собирается обременять его своим обществом вечно! Да она уйдет, как только придумает куда.

Только в этом-то вся и закавыка: деваться ей некуда. Когда она сбежала из церкви, то предполагала, что через пару дней объявится у матери в гостинице, а потом заберет свои вещи и вернется домой. Конечно, ей в любом случае пришлось бы встретиться со Стэнли, но весь ее план был построен на том, что она переждет бурю здесь, в пустующем дачном домике. А домик, как выяснилось, явно перенаселен. Еще одно доказательство того, что ей вечно не везет…

Ну и что теперь делать?!



4

Платье оказалось коротковато и широковато, хотя какая разница? Главное – прикрывает все, что должно быть прикрыто. Флоренс умылась, пробежала рукой по волосам и отправилась на кухню.

Мейсон сидел за столом, мрачный и задумчивый. Темно-синие джинсы подчеркивали узкие сильные бедра, белая тенниска оттеняла загар. И Флоренс снова отметила про себя, что он очень даже недурен.

Только ей от этого ни холодно, ни жарко. Сейчас ей не до красавцев-мужчин. Ей бы подыскать тихую гавань, чтобы переждать шторм, а здесь ей ничего не светит… Так что отвлекаться на лирику не стоит. Флоренс села за стол напротив Мейсона и, одарив его лучезарной улыбкой, спросила:

– Ну и где же обещанные пончики?

Мейсон с виноватым видом уставился на пустой пакет.

– Извините, но я их съел.

– Все?

– Boобще-то, их было не так и много… Видно, задумался и сам не заметил, как проглотил.

– A вот оно что… – Флоренс с понимающим видом улыбнулась. – Это бывает. На нервной почве.

– Ничего подобного! – возразил он. – Я совершено спокоен.

– Вам виднее. – Флоренс округлила глаза и прикусила нижнюю губу, чтобы не расхохотаться.

Мейсон хмуро поглядывал на нее исподлобья.

Интересно, о чем он думает? Кажется, она знает, что его так растревожило… Неужели он до сих пор смущен тем, что она забралась к нему в постель? Надо думать, решил, будто она его домогается, и ждет, вдруг она возьмет да и набросится на него? Лишит скромняшку невинности. Ну конечно, типично мужская логика! Да они все поголовно, даже самые невзрачные, считают себя завидной наживкой. Думают, все женщины спят и видят, как бы заполучить их хотя бы во временное пользование!

Нет, это уж слишком! Да, Мейсон хорош собой, но самомнения у него выше крыши. Пора внести ясность и успокоить бедолагу: втолковать, что никто на него не покушается.

– Послушайте, давайте поговорим откровенно, – с решительным видом начала Флоренс и с вызовом подняла на него глаза. – Хочу, чтобы вы знали. Я забралась к вам в постель с одной целью – согреться. И поверьте, никаких попыток сексуального домогательства с моей стороны не было.

Мейсон вздрогнул и от изумления вытаращил глаза.

– Я этого и не говорил, – не сразу ответил он.

– Но подумали.

– А вы умеете читать мысли? – недовольным тоном спросил он.

– Умею. – Флоренс одарила его еще одной улыбкой. – Хотите, скажу, о чем вы сейчас думаете? – И не дожидаясь ответа, выпалила: – Вы мне не верите. Ну, разумеется! Где вам понять, что иногда женщине бывает, нужен от мужчины не только секс!

Мейсон сурово сдвинул брови, и глаза у него полыхнули гневом.

– А теперь послушайте, что я вам скажу. Я вас ни в чем не обвинял и не намерен выслушивать ваши обвинения в свой адрес.

– Извините. Вы, конечно же, правы, но я все-таки хочу объяснить, почему я…

– Не надо ничего объяснять.

– Нет, надо! Поймите, я должна объяснить, почему здесь оказалась и почему залезла к вам в постель.

– Хорошо. Раз вы настаиваете, объясняйте и покончим с этим. Итак, почему вы залезли ко мне в постель? – с трудом скрывая раздражение, ровным голосом, словно в зале суда, спросил он.

Флоренс собралась с мыслями, облизнула пересохшие губы и, тщательно подбирая слова, постаралась объяснить, взывая не столько к разуму, сколько к интуиции Мейсона:

– Мне очень захотелось, чтобы кто-нибудь был со мной рядом. А вы никогда не чувствовали ничего подобного? – Она с надеждой заглянула ему в глаза. – Ночью была такая страшная гроза… И после всего, что произошло вчера, мне было так неспокойно… Казалось, все рушится вокруг. – Она зябко повела плечами. – Я никак не могла согреться. Понимаете, мне было необходимо почувствовать тепло живого существа, услышать его дыхание… – Но при свете дня ее слова, даже в ее собственных ушах, звучали сухо и избито… Нет, она ничего так и не смогла объяснить. – Понимаете? – робко спросила она.

Мейсон колебался. Он чувствовал: для Флоренс очень важно, чтобы ее поняли, но лгать не в его правилах.

– Не очень… – не сразу ответил он. – Если честно, я так и не понял, что вам от меня было нужно.

– Что мне было нужно? – эхом повторила Флоренс, тараща на него глаза. Ну что ж, по крайней мере, не притворяется, а говорит, как чувствует. Значит, не все потеряно. Надо сделать еще одну попытку. Флоренс опустила глаза и, помолчав, спросила: – Помните мюзикл «Моя прекрасная леди»?

Мейсон молча кивнул. Он любил мюзиклы прошлых лет.

– Помните арию Элизы Дулитл, где она мечтает о собственной комнате?

– Да ладно вам! – оборвал ее Мейсон, решив, что пора сменить тему. Разговор становился слишком личным. Зачем она говорит ему все это? Он не желает больше ничего слушать. И не намерен помогать ей решать ее проблемы. – Еще чуть-чуть – и я зарыдаю от умиления! Можно подумать, у вас нет своей комнаты…

– Ну, при чем тут это? Ведь речь идет не о материальных удобствах. Элиза хочет, чтобы у нее было что-то свое… И чтобы она могла разделить это с кем-то другим. Она хочет иметь семью.

– Семью?

В его голосе сквозило такое отвращение, что Флоренс поняла: он думает, что она пытается накинуть аркан и затянуть потуже петлю у него на шее. То бишь заловить в брачные узы… Нет, у этого типа навязчивая идея! Она с трудом сдержала смех.

Внезапно Мейсон отвел глаза и пробормотал:

– Признаться, я никогда не вкладывал в эту арию столь глубокий смысл.

– Разумеется! Разве вам нужна семья? Ведь вы мужчина. Да еще на редкость бесчувственный.

– Бесчувственный?! – Их взгляды встретились, и в какой-то миг, оценив нелепость ситуации, оба чуть не рассмеялись, но Мейсон поспешил отвести глаза. – И вы полагаете, что настолько хорошо меня изучили? – сухо спросил он. – Можно полюбопытствовать, на чем основывается такая уверенность?

– На женской интуиции. Хотя она меня иной раз подводит, так что уверенности у меня нет. – Флоренс тоже решила поставить точку. Она объяснила, как сумела. Если этот самец так ничего и не понял, это его проблемы. Она покосилась на холодильник и спросила: – Там есть что-нибудь съедобное? А то вы меня так раздразнили пончиками…

– Если повезет, найдется банка консервов.

– Можно взглянуть? А то у меня живот свело от голода.

– Разумеется.

Флоренс выскользнула из-за стола и, открыв дверцу, присела на корточки.

– У меня для вас две новости. Одна хорошая, а другая плохая, – сообщила она. – С какой начать?

– С хорошей, – ухмыльнулся Мейсон.

– Нашлись консервы. Компот из ананаса. – Она мечтательно закатила глаза. – Напиток богов!

– Ну а какая же плохая?

Флоренс состроила скорбную физиономию и траурным тоном возвестила:

– Всего одна баночка.

– Уступаю ее вам. – Мейсон снова ухмыльнулся. – Как видите, не такой уж я и бесчувственный.

– Спасибо! – Она прижала банку к сердцу. – Надеюсь, в этом доме найдется консервный нож?

– Посмотрите в ящике буфета. И вообще, чувствуйте себя как дома. К чему такие церемонии? – с ехидцей заметил Мейсон. – Ведь мы как-никак провели ночь в одной постели…

– Вы опять?! – с притворным ужасом воскликнула Флоренс. – А я-то хотела поделиться с вами компотом!

Оба засмеялись. Мейсон встал и открыл банку, а потом, насупившись, снова уселся за стол, как будто хотел быть подальше от нее. Флоренс, как ни в чем не бываю, уплетала ананас, а Мейсон наблюдал за ней и впервые по-настоящему увидел ее.

Она была красива какой-то юной, озорной красотой – он без труда представил ее маленькой девочкой с веселыми искорками в глазах, веснушками на носу и задорными белокурыми кудряшками. Но заметил и другое: гордую осанку, изящную фигуру и изысканные манеры. Странно, почему он не обратил внимания на все это сразу, как только она упомянула Стэнли Мак-Килака? Ведь Флоренс одного с ним круга. Вряд ли Стэнли женился бы на простушке…

Ну конечно! Флоренс – типичная избалованная жизнью богачка. Не поладила с женихом и решила его наказать. Взбрыкнула и натворила глупостей. И никакой это не побег, а просто игра в прятки. Наверняка ждет, что Стэнли разыщет ее и после бурной сцены они снова помирятся. Мыльный сериал, да и только! Надо избавиться от нее. И поскорее.

– Ну и какие у вас планы? – спросил он.

– Планы? – Флоренс повернулась и, округлив глаза, посмотрела на него с таким видом, будто ей задали нелепый вопрос.

– Да, планы. Понимаете, о чем я? Вот я, например, говорю себе: сначала надо сделать это, а потом то. А что, в вашем кругу так не принято?

Флоренс поставила банку на прилавок у мойки и молча села напротив Мейсона. Ну вот, снова начал язвить. Впрочем, чему тут удивляться? Она наговорила ему много чего не слишком лестного.

– Отчего же? – Она вздохнула. – Я знаю, что такое план.

– Вот и хорошо. А то я уже начал сомневаться.

Флоренс пожала плечами.

– Просто пока никакого плана у меня нет.

– Как это нет? – опешил Мейсон. – Но хоть что-то должно было быть у вас в голове, когда мы выскочили из церкви и помчались сюда! На что вы рассчитывали?

Судя по тону, он считает ее безмозглой пустышкой, решила Флоренс. Но почему? Может так ему проще держать оборону? Ну конечно! В этом все и дело! Таким образом, он от нее защищается.

– На что я рассчитывала? – Она подняла на него глаза. – Я думала, что поживу у вас в доме, пока все не уляжется.

– Но почему именно в моем доме?

– Потому что я думала, что здесь никто не живет. Я всю неделю гуляла по пляжу, и ваш дом мне очень понравился. На окнах герань. – Она опустила глаза. – А когда подошла поближе, заметила, что одно окно неплотно закрыто. Я подумала: приподниму раму и залезу внутрь. Так я и сделала…

– Значит, вы сознательно выбрали мой дом…

Флоренс усмехнулась.

– Каюсь! Сознательно и умышленно. Просто мне не повезло: владелец, как назло, надумал вернуться. Этого я не учла.

– Впору извиняться, что нарушил вам все планы! – Мейсон хмыкнул. – Ведь если бы не я, вы отлично провели бы тут время.

– Что верно, то верно. – Флоренс окинула взглядом маленькую уютную кухню. – Уверяю вас, я ничего не испортила бы.

– Теперь мы этого не узнаем, – тихо сказал он.

Флоренс удивленно вскинула брови, но Мейсон отвернулся и встал из-за стола, и она не успела разглядеть выражение его лица.

– Ну что ж, поскольку вы уже здесь, – буркнул он, стоя к ней спиной, – оставайтесь, сколько вам нужно. Пока не захотите вернуться.

Он вышел из кухни, а она, опешив, смотрела ему вслед. Ведь именно этого она и хотела: вот она, тихая пристань… Теперь ей есть, где собраться с мыслями. Почему же она не чувствует ни радости, ни благодарности?

Здесь что-то не так… Как он сказал? Пока не захотите вернуться? И куда же, по его мнению, она собралась возвращаться? Мейсон так и не сказал, что думает по поводу ее пребывания здесь. Встав из-за стола, Флоренс отправилась за ним.

Мейсон уже заканчивал убирать постель, и помогать ему было поздно, но Флоренс подошла к креслу и принялась складывать плед.

– Постараюсь не попадаться вам на глаза, – бодрым голоском пообещала она. – Ведь вы приехали отдохнуть. Вот увидите, я не стану вам мешать. Вы только дайте мне знать, что собираетесь делать, и я не буду путаться у вас под ногами.

– Не беспокойтесь! Я сделаю все, что в моих силах, лишь бы не сталкиваться с вами нос к носу.

Его грубость обидела Флоренс. В конце концов, ничего обидного она не сказала. И вообще, хотела как лучше. Ну, зачем он так? Она резко выпрямилась и, бросив плед на кресло, повернулась к нему, а он в этот момент тоже выпрямился, и они столкнулись. Он, чуть не сшиб ее с ног. Флоренс, потеряв равновесие, обеими руками вцепилась в его тенниску, а Мейсон, желая поддержать ее, случайно коснулся рукой ее груди.

Флоренс отпрянула: ей показалось, будто ее пронзило током. Она уставилась на него своими серыми глазищами, но не двинулась с места.

Мейсон рассвирепел.

– Может, хватит? – рявкнул он, кляня себя за неосторожность. Он коснулся ее не нарочно, и теперь она явно переигрывает, изображая испуг.

– Что – хватит? – опешив, спросила Флоренс. Она еще не пришла в себя. – Это вы меня схватили.

Ну и что? Зачем устраивать из этого целое событие? Вот ломака! Сама залезла к нему в постель, а теперь строит из себя недотрогу! Мейсон хотел повернуться и уйти, но почему-то не ушел, а стоял слишком близко к ней и не мог сдвинуться с места, словно она держала его в магнитном поле.

– Случайно, – отрезал он, пристально глядя на нее сверху вниз.

– Неужели? – Флоренс с вызовом вздернула подбородок и встретила его взгляд. Она прекрасно понимала, что это произошло нечаянно, но уже не могла остановиться.

– Когда мне хочется обнять женщину, я так и делаю. – Глаза у него потемнели, а руки сжались в кулаки. – Я в поддавки не играю.

Флоренс смотрела на его упрямо сжатый рот и чувствовала, как в ней растет возбуждение.

– Вы слишком самоуверенны! – парировала она: не могла же она допустить, чтобы последнее слово осталось за ним!

– Да. И не скрываю этого, – тихо сказал Мейсон, пристально глядя ей в глаза.

По спине у Флоренс бегали мурашки, лицо горело… Разумом она понимала, что должна остановиться, но какой-то своенравный бесенок так и подначивал ее продолжать игру: ведь игра с каждой минутой становится все рискованнее и интереснее.

Флоренс еще ни разу не испытывала столь сильных ощущений. Ей казалось, будто она идет по канату, натянутому над пропастью…

– Вот как? А мне сдается, что все это маска, – сделала она следующий ход.

– Какая еще маска? – опешил Мейсон. – Что вы имеете в виду?

Флоренс понимала, что нужно отодвинуться от него подальше, но вместо этого взяла и придвинулась еще ближе, словно бросая ему вызов. Теперь они едва не касались друг друга.

– А вы не понимаете? – усомнилась Флоренс. – Полагаю, женщины вам безразличны. Вернее, вы питаете к ним отвращение.

Мейсон прищурился. Он понимал: она его провоцирует. Не на такого напала! Он не попадется на крючок. Сейчас рассмеется и отойдет подальше. Однако по какой-то неясной ему самому причине он этого так и не сделал.

– Ошибаетесь! – со злостью выдохнул он. – Я вовсе не женоненавистник. – Он схватил ее за плечи, заглянул в глаза и понял, что хочет ее поцеловать. – Просто я терпеть не могу капризных светских дамочек, – сказал он, стараясь убедить себя самого.

– Потому что они вам не по зубам? – Флоренс чуть подалась вперед и подняла к нему лицо. – А может, боитесь, что вы не в моем вкусе?

Мейсон притянул ее к себе и залепил рот поцелуем. Губы у него были властные, горячие и сердитые. Флоренс ответила на поцелуй. Его жар передался ей, и она почувствовала, что под его напором тает.

Мейсон целовал ее так, как никто ее еще никогда не целовал – разжигая кровь и вызывая трепет, какой испытываешь разве что катаясь на «русских горках».

Флоренс не была обделена вниманием со стороны мужского пола, но подобного опыта у нее не было. Она привыкла к развлечениям, но не к страсти.

А в поцелуе Мейсона было что-то первобытное. Он оглушил ее и даже испугал, обжег уверенностью, что ей захочется большего. И очень скоро.

Внезапно Мейсон оторвался от ее губ, отстранился и, отерев рот ладонью, взглянул на нее потемневшими от гнева глазами.

– Как же я попался! – пробормотал он.

Флоренс зажмурилась, словно пробуждаясь от сладкого сна, и шепнула:

– Ловко я вас подловила!

Мейсон открыл рот что-то сказать, но передумал. Он так и знал: стоит появиться женщине в доме – и спокойной жизни конец. Сейчас примется его соблазнять, а он не хочет сближаться с женщиной. С него хватит. Нужно задушить все в зародыше.

Флоренс молча наблюдала за ним. Поцелуй привел его в смятение, и она не могла взять в толк, в чем тут дело. Ей захотелось коснуться его руки, погладить и успокоить. Ну и зануда же этот юрист! Тоже мне законник… Надо сказать ему, что, мол, ничего особенного не произошло, все в порядке, а этот поцелуй ничего не значит.

Подумаешь, поцеловались, получили удовольствие, вот и все… Но при воспоминании о поцелуе сердце заколотилось как бешеное.

– Вы слишком серьезно ко всему относитесь, – тихо сказала она. – Да забудьте вы о том, что произошло. Все это пустяки.

– Пустяки?! – В глазах у него снова засверкали молнии. – Как и ваша свадьба? Сегодня вы идете к алтарю с одним, завтра набрасываетесь на другого… По-вашему, именно так и нужно относиться к жизни?

От обиды Флоренс вспыхнула и отпрянула от него.

– Я на вас не набрасывалась. Мы просто поцеловались. Разве это уголовно наказуемо? И не смотрите на меня так, будто я преступница!

– А вы больше так не делайте.

– Как «так»?

– Бросьте! Не, стройте из себя невинную девочку!

Нет, это уже слишком! Да как он смеет!

– А вы не смейте меня учить! Я буду делать все, что захочу и с кем захочу! И вас не спрошу! – Она прочла осуждение в его глазах и со всем разошлась. – Так что можете не волноваться о моем моральном облике. Я уже большая девочка и позабочусь о себе сама.

Мейсон пожал плечами, давая понять, что ее будущее ничуть его не волнует, и сдержанно заметил:

– Не сомневаюсь.

Он отвернулся, шагнул к окну и чуть не упал, споткнувшись о ее свадебное платье. Наклонился и, подняв его за кружевной рукав, посоветовал:

– Повесьте на плечики. Думаю, оно вам еще пригодится.

– Еще пригодится? – повторила Флоренс. – Ну, это вряд ли! Я поклялась больше не связываться с мужчинами. – Как и всегда, гнев ее быстро улетучился, и она с улыбкой заметила: – Похоже, мы с вами друзья по несчастью. Может, дадите мне парочку уроков, как отвратить противоположный пол? Думаю, они мне очень и очень пригодятся.

Мейсон смотрел на нее все тем же суровым взглядом. Бросил платье на спинку кресла и процедил сквозь зубы:

– Это вопрос времени. Все равно вернетесь. Флоренс замерла. Может, она ослышалась?

– Что вы сказали? – переспросила она.

– Да ладно вам! Будто вы сами не знаете, что вернетесь! – Он презрительно хмыкнул. – Стэнли просто создан для вас: богатый, красивый…

– Высокомерный, властный и наглый, – подхватила Флоренс и, разведя руками, завершила: – Ну, просто предел мечтаний!

Мейсон нахмурился.

– А что, раньше вы всего этого за ним не замечали? До того, как согласились выйти за него замуж?

Флоренс присела на край кровати.

– Представьте себе, не замечала… – Она подняла на него глаза. – А что, разве так не бывает? Раньше он казался мне настоящим мужчиной. Стэнли так красиво ухаживал… – И она улыбнулась своим воспоминаниям. – Я думала, у нас с ним много общего. Одним словом, когда он приезжал к нам, он был совсем не тем человеком, каким я увидела его здесь.

Мейсон сложил руки на груди и прислонился к дверному косяку.

– То есть вы хотите сказать, что теперь его не любите?

Он решил, что нашел слабое место в ее объяснениях, но Флоренс с готовностью возразила:

– Ничего подобного. Я его никогда не любила.

– Не любили? – Мейсон вытаращил глаза. – А зачем тогда собрались за него замуж?

Господи, ну что тут непонятного?!

– Мне уже тридцать, а я еще не замужем.

– Вот оно в чем дело! – Лицо Мейсона прояснилось. – Так вы хищница. И весьма расчетливая.

Флоренс вздохнула. Нет, он не хочет ее понять.

– Послушайте, мы же не на следственном дознании. Постарайтесь думать о чувствах, а не о мотивах. Неужели вы сами не видите? Ну, разве я похожа на хищницу? Ей-богу, вы мне льстите!

– Послушайте, но вы только что сами сказали, что никогда не любили Стэнли.

– Сказала. Ну и что дальше?

– Значит, вы охотились за его деньгами. Верно?

– Нет, не верно. – Флоренс хохотнула. – Зачем мне его деньги? У меня и своих предостаточно. Сами сказали, что я богачка.

– Не понимаю. – Мейсон пожал плечами.

Не понимает и ладно! Просто он верит в то, во что хочет верить. Флоренс взглянула на Мейсона и чуть не прыснула: такой у него был недоуменный вид. Придется сделать еще одну попытку.

– Просто я почувствовала, что мне пора замуж. Видно, сработал первобытный инстинкт. Настал момент вить гнездо. Понимаете? Я нашла себе пару. И вроде бы все параметры подходили… – Флоренс пожала плечами. – Короче, я хотела иметь семью, и… – Она замолкла, исчерпав все аргументы, и подняла глаза на Мейсона.

Тот смотрел на нее с недоверчивым видом. Никакой логики! Если Флоренс не были нужны деньги Стэнли, то чего же еще она искала в браке с мужчиной, которого никогда не любила? Мейсон привык думать, что женщины по своей натуре романтичны, а эта несет какую-то ахинею про первобытный инстинкт и подходящие параметры! Нет, тут явно что-то не так…

– Вы что, ни разу не влюблялись? – решился спросить он.

Удивленно вскинув брови, она какое-то время молчала, потом помотала головой и тихо пробормотала:

– Нет. Пожалуй, ни разу… А вы?

Глаза Мейсона стали непроницаемыми.

– Речь не обо мне. Сейчас мы говорим о вас. – Он насупил брови и окинул ее пристальным взглядом. – Вы это серьезно? Неужели ни разу не влюблялись?

Флоренс никому еще не признавалась в этом, но про себя уже давно решила, что не способна любить. Ведь любовь своего рода талант, а она этим талантом явно обделена…

По натуре Флоренс была дружелюбной и общительной, и среди ее друзей было немало мужчин. Она наслаждалась их обществом, но никогда не испытывала того особого чувства, о котором написано столько книг и снято столько фильмов…

Когда она была совсем юной, она постоянно жила в ожидании большого чувства, но любовь все не приходила. Флоренс испытывала смутное сожаление, но не слишком переживала. Разве можно тосковать по тому, чего не знаешь? Потом вычитала у Шекспира:

Любовь бежит от тех, кто гонится за нею, А тем, кто прочь бежит, кидается на шею.

И перестала ждать. Более того, почти убедила себя, что жизнь без любви намного спокойнее. Так было до вчерашнего дня, пока она не сбежала с собственной свадьбы и не оказалась в этом доме. Станет ли теперь ее жизнь снова спокойной?

– Представьте себе, я никого не любила, – призналась Флоренс. – Вот и решила, что для создания семьи вполне достаточно совместимости характеров. – Она невесело хмыкнула. – Только я и здесь чего-то не учла. А ведь была уверена, что мы со Стэнли прекрасно подходим друг другу. Мы с ним одного круга, наши семьи дружат домами… Я думала, у нас с ним будет идеальный брак.

– То есть вы рубили сук по себе, – бесстрастным тоном подытожил Мейсон. – И раз уж безумной любви у вас не было, выбрали верный расчет.

– В том-то все и дело, что неверный! Если бы я знала, каков Стэнли на самом деле…

Мейсон издал странный звук – не то фыркнул, не то поперхнулся – и оторвался от косяка.

– Флоренс, а вам не надоел весь этот фарс?

– Какой фарс?

– Нет, ей-богу, вы переигрываете! – Он усмехнулся. – Могу себе представить, какой вы устроили переполох! И жениху, и родителям, и гостям… Нет, конечно же, это так эффектно: сбежать прямо из-под венца! Признайтесь, ведь теперь вы выжидаете момент, чтобы поэффектнее вернуться за наградой?

О чем это он?

– За наградой? – тупо повторила она. – За какой еще наградой?

– За заслуженной! – Мейсон скривил губы в презрительной усмешке. – Еще бы! Теперь вы будете в центре внимания. Вот увидите, все наперебой – и Стэнли первый – будут из кожи вон лезть лишь бы вас ублажить. Вам не откажешь в изобретательности. Браво! – И пару раз хлопнул в ладоши.

Вот и все. Как говорили древние, до взаимопонимания как до бессмертия… Ну почему он думает о ней так плохо?! Битый час пытается ему втолковать, почему очутилась у него в доме, а он только и может говорить ей всякие гадости! Может, ему приятно думать о ней плохо?

Ну и черт с ним! Раз так, она здесь не останется. Ни минуты! Нечего сказать, нашла тихую гавань… Флоренс встала и, откинув со лба непокорную прядь, заявила:

– Все! Я ухожу. – И с решительным видом направилась к двери.

– Куда же вы? – Мейсон сделал скорбное лицо.

Не верит! Думает, что представление все еще продолжается, мелькнуло в голове у Флоренс.

– Останьтесь!

– Нет, я уйду, – заявила Флоренс. – Извините за вторжение. – Она покосилась и, заметив, что он ехидно ухмыляется, бросила через плечо: – Было очень вкусно. Всего доброго.

Флоренс вышла за порог и начала спускаться по ступенькам, а Мейсон следовал за ней все с той же издевательской ухмылкой, как будто ждал, что она вот-вот повернется и побежит назад.

– Ну и что вы будете делать? – бросил он ей в спину.

– Не знаю.

– А деньги у вас есть?

Флоренс обернулась, гордо вскинула голову и от отчаяния ляпнула:

– А они мне не нужны.

– Не нужны? – Мейсон расхохотался. – Идти вам некуда, денег у вас нет… Ловко устроились!

Его издевка только подлила масла в огонь. Флоренс рассвирепела и, сверкнув глазами, выпалила:

– Ничего, не пропаду! У меня есть средства.

– О чем это вы? Какие еще средства? Флоренс постучала себя по лбу.

– Вот здесь.

Мейсон саркастически хмыкнул. Пусть смеется. Он считает ее чокнутой. Ну и пусть! Это его право.

– Да, я могу заработать на жизнь своим умом, – с вызовом произнесла она. – И вы мне совершенно не нужны. Обойдусь и без вашей помощи.

Мейсон старался стереть с лица ухмылку, но ему это никак не удавалось.

– Хватит, Флоренс! Ну что за ребячество! Куда вы собрались без денег? Оставайтесь! Такой женщине, как вы, нечего…

– Какой «такой»? – возмутилась Флоренс. – Да что вы обо мне знаете?! Сами выдвигаете версии, сами их развиваете… Тоже мне, выдающийся юрист!

Мейсон смотрел, как она идет по песчаному пляжу, – хрупкая фигурка в ярко-синем платье, светлые волосы треплет ветер… От нее исходила такая энергия, что ему показалось, будто она вся светится изнутри.

Надо бы догнать ее и заставить вернуться. Ну и куда она собралась? Какого черта будет делать без денег? Жить на пляже?

Хотя, что он так волнуется? У нее есть родственники и знакомые. Люди они богатые… Ничего страшного с ней не случится. Побродит по пляжу и вернется к жениху. Или к родителям.

– Вот и, слава Богу! – громко сказал он для пущей убедительности. Наконец-то он один. И сам себе хозяин. Захочет – пойдет в дом и приготовит лимонад, захочет – поваляется на солнце, расслабится… За этим он приехал, и теперь ему никто не помешает. Да здравствует свобода!

Насвистывая, Мейсон вернулся в дом и, подойдя к холодильнику, распахнул дверцу. И только сейчас вспомнил, что у него нет лимонов. Ну и черт с ним, с лимонадом. Сойдет и пиво.

Он потянулся за банкой пива, холодная банка выскользнула из ладони и упала на тот самый палец, который он утром ушиб о дверной косяк. Чертыхаясь, Мейсон запрыгал на одной ноге, а когда боль утихла, поднял банку и дернул ключ. Холодная пена выстрелила ему прямо в лицо, повисла на бровях и волосах…

День явно не заладился, отметил он, отряхиваясь, и отер лицо салфеткой. Хотя последнее время ему постоянно не везет. Ну, ничего! Главное – он наконец-то один.



5

Флоренс шагала по пляжу и мысленно обзывала Мейсона всеми известными ей ругательствами по алфавиту. Преодолев букву «м», она почувствовала некоторое облегчение, но отойти полностью не смогла. Нет, каков наглец! Какое самомнение!

Флоренс частенько обвиняли в легкомыслии, и она ничуть не обижалась, прекрасно понимая, что обвинения эти не лишены основания. Но назвать ее расчетливой хищницей!.. Это уж слишком!

Впрочем, откровенно говоря, удивляться тут нечему. Ведь что, в сущности, Мейсон знает о ней? Не так уж и много. И, между прочим, ничего хорошего. Сначала, она проникла к нему в дом, потом разнюнилась как малолетка и не давала ему спокойно спать, а в довершение залезла к нему в постель!

А еще сдуру поведала, что сбежала с собственной свадьбы и собиралась выйти замуж за человека, которого никогда не любила. Спрашивается, что он может о ней думать? Что она без башни – вот что! И с какой стати он должен оказывать ей уважение?

Обращался со мной, как с уличной девкой! – вспомнила Флоренс. А как же быть с презумпцией невиновности? Гнев закипел в ней с новой силой. Нет, Мейсон не имел права так с ней разговаривать. И не имел права так о ней думать.

Ну и что теперь? Одно дело ляпнуть, что, мол, она не пропадет, сумеет раздобыть средства к существованию, а сделать это, да еще в совершенно незнакомом месте, – совсем другое…

Флоренс вспомнила, какое лицо было у Мейсона, когда он понял, что она на самом деле уходит, и невольно расплылась в улыбке. Нет, что ни говори, а этот раунд выиграла она! А это уже кое-что. Жаль только, что у нее нет никакого плана.

Флоренс свернула с пляжа и вскарабкалась на высокий берег. Эту часть побережья она знала неплохо. Гребень холма привел ее к развилке дорог. Одна вела к клубу «Хайлендерз-Хейвн» и отелю, где остановились ее родители. Разумеется, порознь и оба с новыми пассиями.

Пару дней назад Флоренс ужинала с родителями и со Стэнли в клубе. Все Мак-Килаки – члены клуба. Там она окажется на знакомой территории. Привратник позволит ей позвонить по телефону – и через какие-нибудь полчаса она вернется к привычной роскоши.

С минуту Флоренс стояла, глядя на ухоженные лужайки и аккуратно распланированные теннисные корты, и боролась с искушением. Стоит сделать всего один телефонный звонок… Нет, она не пойдет по линии наименьшего сопротивления! В таком случае все ее приключение будет выглядеть не более чем детской проказой или, как выразился Мейсон, блажью капризной светской дамочки. Ведь подобным образом поступают только дети: утром сбегают из дома, а вечером, как только в животе заурчит от голода, возвращаются назад. Нет, она не вернется. Ни за что!

Флоренс отвернулась и взглянула на другую дорогу, которая вела в прибрежный городишко с дешевыми магазинчиками, сомнительного вида баром и закусочными, где подают гамбургеры и сосиски. Семейство Мак-Килаков вряд ли бывает на этой территории: они делают покупки в новом торговом центре с магазинами всемирно известных фирм. Прибрежный городишко – для скромных туристов.

Вот туда она и отправится! – решила Флоренс и уверенным шагом направилась вперед навстречу приключениям.

Хотя никто Мейсону не мешал, отдых не клеился. Пляж кишел шумными соседскими чадами, книга оказалась на редкость занудной, а в транзисторе сели батарейки. В ванной, как назло, засорился сток, в холодильнике пусто… И все это называется отдыхом? Пока он раздумывал над тяготами жизни, открылась входная дверь. Он обернулся, неизвестно почему решив, что это Флоренс, но увидел Шерли, которая вломилась к нему в дом с непринужденностью хозяйки.

– А стучать необязательно? – спросил Мейсон.

– Разве я посторонняя? – изумилась сестра. – Ну, раз ты так хочешь, в другой раз буду кричать о своем появлении прямо с улицы.

– Лучше позвони заранее и предупреди, что придешь, – ворчливо заметил Мейсон, хотя в глубине души был рад видеть сестру. В последние часы ему стало тоскливо.

– Где она? – спросила Шерли, заглядывая во все углы, как будто Флоренс играла с ней в прятки.

– О ком это ты? – нагло спросил Мейсон, пытаясь выиграть время.

Шерли окинула его суровым взглядом.

– Я говорю об особе, которую застукала у тебя в постели.

Мейсон поморщился и, отвернувшись, буркнул:

– Ушла.

– Как это ушла?

– Очень просто. Ногами. – И он устало плюхнулся на диван.

Шерли села в кресло напротив.

– Почему ты ее отпустил?

Говорить на эту тему Мейсону ничуть не хотелось, и он предпринял отчаянную попытку переменить тему.

– А с какой стати мне ее задерживать? Она мне не нужна.

– Да? – Шерли многозначительно хмыкнула, но от комментариев воздержалась. – Ну и что все это значит?

Мейсон откинулся, на спинку дивана, не зная, с чего начать. Может, рассказать все как есть? В конце концов, Флоренс здесь больше нет. И правда никому не повредит.

– Вчера вечером она влезла ко мне в дом, – бесстрастным голосом сказал он. – Через окно.

– Что?! Она хотела тебя ограбить?

– Нет. Просто ей негде было переночевать. – Мейсон покосился на Шерли и отвернулся. Делать нечего: раз уж начал, придется договаривать. – Видишь ли, она сбежала со своей свадьбы.

– Шустрая особа! – Помолчав, Шерли уточнила: – А она сбежала до того, как сказала «да», или после?

Мейсон не сдержат улыбки.

– До того. Во всяком случае, так она мне сказала. Знаешь, за кого она собиралась замуж? За нашего старого знакомого Стэнли Мак-Килака.

Шерли шлепнула себя по лбу.

– Вот оно в чем дело! Теперь все понятно! Я бы тоже сбежала.

Они рассмеялись, а потом Шерли, заглянув брату в глаза, с упреком спросила:

– Ну и почему же она ушла?

Мейсон пожал плечами и отвел взгляд. Больной вопрос. Он и сам не прочь это знать. Хотя бы для того, чтобы избавиться от угрызений совести…

– Понятия не имею. – Он чувствовал себя подследственным.

– А куда она ушла?

– Не знаю.

– Как это не знаешь? – Терпение Шерли было на исходе. – Она ничего не сказала.

– А ты не спросил?

Мейсон молча покачал головой.

– Ну ладно. Давай рассуждать логически. Куда она может пойти? Кого она здесь знает? Она сказала, что у нее нет денег. Надеюсь, ты додумался дать ей денег?

Мейсон уставился в окно, шумно вздохнул и признался:

– Нет.

Шерли смотрела на него круглыми глазами.

– Ты не дал ей денег?! Ну и что же она будет делать?

– Шерли, хватит доставать меня своими дурацкими расспросами! – огрызнулся Мейсон. – Флоренс не маленькая девочка. Уверяю тебя, она давным-давно в объятиях Стэнли.

– С чего ты взял?

– Посуди сама. Ну, куда ей еще деться? Она выждала момент и вернулась к жениху. Как говорится, совет им да любовь!

Какое-то время Шерли молча смотрела на брата, словно видела впервые, потом медленно покачала головой.

– Нет, – отрезала она. – Ошибаешься, братик! Насколько я разбираюсь в людях, к Стэнли эта юная леди не вернулась.

Мейсон удивленно вскинул брови. Он не помнил себя без Шерли. Она заменила им с Дэном мать, и он привык доверять ее интуиции. Как правило, чутье ее не подводило. И все же ему показалось, что на этот раз сестра поспешила с выводами.

– Откуда ты знаешь?

Шерли пожала плечами.

– Знаю, и все. Уверяю тебя, сейчас она бродит по городу и пытается выкрутиться. Без денег, без друзей, в незнакомом месте… – Шерли хмуро смотрела на брата. Иногда ее пугала холодная рассудочность Мейсона. Неужели он не может понять чувства других? Конечно же, ей бы не хотелось, чтобы он вырос слюнтяем, – хотя это ему никогда не грозило, – но быть чуть-чуть поотзывчивее ему бы не помешало. – Как ты мог ее отпустить?

– Как-как? Очень просто. Пойми, Шерли, я ее совсем не знаю. – Мейсон пожал плечами. – Она вломилась в мой дом. Что, по-твоему, я должен был сделать? Сказать спасибо? – Он хохотнул. – Может, надо было одолжить ей машину?

– Может, и надо было! – Шерли всплеснула руками. – Мейсон, взгляни на все иначе: ты выбросил ее на улицу без гроша в кармане. Ну что ей остается, кроме как вернуться к Стэнли? Да ты сам толкнул ее к этому скользкому типу! – Ее глаза потемнели от боли. – Мейсон, ну как ты мог? Такая милая девушка… Надо было отнестись к ней по-доброму.

Мейсон хотел продолжить спор, но передумал. В конце концов, сколько можно спорить о том, чего они оба наверняка не знают?

– Шерли, она ушла, так что говорить больше не о чем. Хватит.

– И тебе все равно? – не унималась сестра. Мейсон вскочил с дивана.

– Да! Представь себе, мне все равно.

– Сомневаюсь…

– А почему мне должно быть не все равно? Ну, кто она мне? Она для меня ровным счетом ничего не значит.

– А мне показалось, что между вами что-то было…

Мейсон принялся мерить гостиную шагами.

– Когда кажется, крестятся.

Шерли вздохнула и, покачав головой, с грустью сказала:

– Ну ладно, твоя взяла. Мейсон закатил глаза.

– Слава Богу! Допрос окончен.

– Рано радуешься! – Шерли пригрозила ему пальцем. – Помяни мое слово: будешь продолжать в том же духе, закончишь как наш кузен Тимоти. Бедолага часами сидит на утесе и смотрит на воду. Ждет свою русалку…

– Что, так плох? – нахмурясь, спросил Мейсон. – Неужели до сих пор ждет?

Шерли кивнула.

– Совсем свихнулся. Целыми днями торчит на утесе. Ни с кем не общается, кое-как ест… И все бормочет о своей потерянной любви.

– А что говорят врачи?

– А что врачи? Разве они знают, как вылечить душу? – Шерли вздохнула. – Ума не приложу, что с ним делать…

– Оставь его в покое, – тихо сказал Мейсон, уставясь вдаль невидящим взглядом. – Просто оставь его в покое.

– Сначала кузен Тимоти, – печально покачала головой Шерли, – а теперь вот ты… Неужели в роду Кроули по мужской линии не все в порядке с головой?

– Спасибо на добром слове, сестрица! Только я не вижу никакой аналогии.

– Ну ладно! Пойду-ка я домой, пока мы с тобой не поцапались, – рассудила Шерли. – Я тут привезла тебе кое-что вкусненького. Найдешь на кухне. До свидания, братик!

– До свидания, – буркнул Мейсон, но едва ли заметил, что сестра ушла: мысли его были заняты другим.

Визит Шерли не способствовал подъему настроения. День и до появления сестры не задался, а теперь и вовсе стал невыносимым. Солнце было недостаточно жарким. Пиво недостаточно холодным. Море недостаточно синим. Мейсону не нравилось все, на что падал его взгляд. Он пытался читать, но не мог сосредоточиться. Принялся бесцельно слоняться по пустому дому и, заметив свое отражение в зеркале, остановился. Он вспомнил, как несколько лет назад стоял у зеркала вместе с Джулией. Как они смеялись и строили планы на будущее… Тогда он был гораздо моложе. И чувствовал себя гораздо моложе. Неужели это было только пять лет назад? Смерть Джулии состарила его неизмеримо сильнее.

Мейсон заглянул в глаза своему отражению и спросил себя: ты поедешь за Флоренс? Ответ был предельно ясен. Он не успокоится, пока ее не разыщет. Если она вернулась к своим, тогда он умывает руки. Ну а если бродит где-то, то даст ей денег, чтобы продержалась пару дней. Только тогда он сможет расслабиться и отдохнуть – зачем он, собственно, сюда и приехал. Мейсон направился прямиком в клуб «Хайлендерз-Хейвн», втайне надеясь, что Флоренс именно так и поступила. Там она как рыба в воде, ее наверняка узнали, и она обратилась за помощью к родителям или к жениху. Он купил гостевую карточку и вошел на территорию клуба. В баре Флоренс не оказалось. В ресторане ее тоже не было. Мейсон методично обошел все теннисные корты, где, как сказал бы Дэн, резвились хорошенькие телки в коротеньких белых юбочках, но Флоренс среди них тоже не было. Ее не было нигде. Напоследок Мейсон спросил у портье, не видел ли тот Флоренс Хэзлтон, и получил отрицательный ответ.

Впрочем, что он так волнуется? Значит, она уже в объятиях Стэнли. Ну, разумеется! Флоренс давным-давно в поместье Мак-Килаков. А где же ей еще быть? Он как дурак мотается по городу, а она льет, крокодиловы слезы на груди у Стэнли и обещает впредь быть паинькой.

Представив себе эту картинку, Мейсон сел в машину, грохнул со всего маху дверцей и рванул домой. Все! С него хватит! Пропади она пропадом, эта Флоренс! Вместе со всеми ее выдуманными проблемами.

Доехав до развилки, Мейсон решил, что прогулка по прибрежному городку ему не повредит. Он проехал вдоль пляжа, припарковал машину на стоянке и отправился пешком по набережной. Было довольно людно: на следующей неделе в Инвернессе открывается ежегодный горский фестиваль, и отели во всей округе заполонили туристы и желающие принять участие в популярных шотландских забавах, как-то: метание ствола, толкание ядра, борьба и танцы под волынку.

Каждая блондинка в толпе гуляющих невольно приковывала его взгляд, но Флоренс и здесь не было. Не спеша, дойдя до самого конца набережной, Мейсон повернул назад и почти у самой стоянки навстречу ему попался юнец на велосипеде, а на пороге дешевой забегаловки показался мужчина в мятом костюме и заорал во всю глотку:

– Эй, Робби! Давай скорее сюда! Это надо видеть. Тут одна блондиночка выделывает такое! А как играет в бильярд – всех наших расколошматила в пух и прах!

Мейсон остановился. Робби слез с велосипеда и помчался в бар, а у Мейсона появилось дурное предчувствие. Нет, этого не может быть! Флоренс блондинка, и маленькая, но не станет же она общаться с подобной публикой. Или станет?

Неужели эта чокнутая додумалась играть в бильярд на деньги в сомнительном баре? Нет, это уж слишком даже для Флоренс Хэзлтон! Пора ехать домой и приступать к отдыху.

Мейсон бросил прощальный взгляд на залитую закатным солнцем набережную, и внезапно короткая дорога домой показалась ему утомительной и одинокой. А куда спешить? Лучше зайдет в бар, посидит, поужинает… И заодно взглянет на белокурую малышку, которая разделала всех в пух и прах. Чем он хуже Робби?

Мейсон вошел в бар и, прищурившись, вгляделся в дымный полумрак, сотрясаемый оглушительной попсой из музыкального автомата и громким смехом. Судя по запаху, в гриле что-то явно подгорало. В зале было слишком жарко, слишком шумно и слишком дымно… Вдобавок ко всему в воздухе витало напряжение. А может, это всего лишь игра утомленного воображения?

За столиками вдоль стен одиноко сидели несколько дам – судя по боевой раскраске и более чем откровенным туалетам, представительницы древнейшей профессии, – а все клиенты мужского пола собрались плотным кольцом в центре, вокруг бильярдного стола, где разыгрывалось основное действо.

Мейсон протолкался сквозь толпу и обомлел. У бильярдного стола стояла Флоренс и с непринужденным видом натирала кий мелом, не обращая ни малейшего внимания на хамоватые шутки мужчин. Какое-то время он следил за игрой и был вынужден признать, что Флоренс на самом деле играет отлично.

Странно, но сейчас она не похожа на женщину, которую он обнаружил накануне у себя в доме. В чем дело? Те же белокурые кудряшки, та же хрупкая фигурка в синем платье Шерли… Только сейчас в ней появилось что-то новое, значительное и привлекательное.

Загнав очередной шар в лузу, Флоренс выпрямилась и с улыбкой внимала одобрительным свисткам и аплодисментам.

– Партия, джентльмены! – объявила она и с видом победителя откинула со лба волосы, а поверженный соперник понуро попятился от стола. Флоренс потянулась, небрежно смахнула со стола кучу банкнот и сунула в карман. – Кто следующий? – весело спросила она, обводя глазами толпу.

От возбуждения щеки у нее раскраснелись, глаза блестели. Судя по задорному тону, настроение у нее боевое и уходить она не собирается. Мейсон улыбнулся: выглядит она на все сто.

Он оглядел толпу, и улыбка сползла с его лица. Мейсон остро чувствовал запах опасности. Помимо праздных зевак здесь были и любители поживиться за чужой счет.

– Я следующий! – громогласно объявил он, шагнув к столу.

Увидев его, она задохнулась от изумления и округлила глаза. Но, быстро овладев собой, вежливо улыбнулась.

– Отлично. Разобьете?

– Я бы с радостью разбил вам голову! – шепнул он, проходя мимо нее к стойке с киями. – Какого черта вы здесь делаете?

– Зарабатываю на хлеб, – шепотом ответила она и громко спросила: – Выбирайте, во что будем играть?

– В русский бильярд, – буркнул Мёйсон, вставая у стола рядом с ней. Перехватив ее взгляд, понял: вызов принят. – Похоже, сегодня вам везет, – тихо продолжил он. – Советую не искушать удачу. Рано или поздно всякое везение кончается.

– Девять шаров? – предложила Флоренс, игнорируя его замечание. – Идет?

Она смотрела на него, оценивая как противника, и Мейсон впервые почувствовал замешательство. Он рассчитывал на то, что победит и вытащит ее отсюда. А что, если он проиграет?

Мейсон неплохо играл в бильярд: он изрядно набил руку за годы учебы в университете. Но последнее время играл лишь от случая к случаю. Он не спеша натер кий мелом, покосился на ровное зеленое поле стола, а потом перевел взгляд на Флоренс.

Она стояла с непринужденным видом, не обращая внимания на свист и непристойные выкрики, полностью сосредоточившись на игре. И внезапно Мейсон почувствовал: в честной борьбе ему ее не одолеть.

В азарте она распласталась над столом и, выискивая оптимальный угол для удара, не замечала того, что короткое платье обнажает бедра. Удары у Флоренс были уверенными и меткими. Как у заводной игрушки. Вернее, как у отлично налаженного робота.

Как она прекрасна – сама поэзия движения! И ведет игру так, словно рождена для нее. Мейсон запаниковал: у него нет ни единого шанса.

– Дайте мне победить! – шепнул он, когда она подошла к нему совсем близко, выискивая положение для особо сложного удара.

– Еще чего! – фыркнула она, озорно сверкнув глазищами. – Даже не мечтайте!

Мейсон схватил ее за руку и заглянул в лицо.

– Флоренс, это заведение для мужчин.

– Знаю. – Она прищурилась. – Они у меня все вот где. – Она сжала кулак. Отошла и ловким, изящным движением ударила по шару.

Мейсон снова подошел к ней и предпринял еще одну попытку убедить ее уйти:

– Флоренс, не все так просто. Сейчас они за вас. Но стоит проявить слабость, и они накинутся на вас как свора псов.

Она рассмеялась и, оттолкнув его, чтобы он не мешал ей сделать следующий удар, коротко и веско бросила:

– Хватит, Мейсон! Не учите меня жить.

– Эй, приятель! Не мешай даме играть! – завопил один из болельщиков. – Отвали!

Внезапно Мейсон осознал, что они скорее накинутся на него, чем на нее. Он попытался сосредоточиться на игре и играл отлично, но Флоренс все время была на шаг впереди. И без особого напряжения.

– А промахи у вас бывают? – мрачно осведомился он.

– Никогда! – ответила она, блеснув белозубой улыбкой. – Так что советую смириться с неизбежным и уступить место следующему.

Тут же нашлись желающие, но Мейсон упрямо замотал головой.

– Нет! – отрезал он. – Я еще не побежден. Отойдите.

Он продолжал игру, лихорадочно соображая, как же ему вытащить ее отсюда. Победить не удастся. А пока удача сопутствует ей, толпа ее не отпустит и у него не будет шанса заставить ее уйти. Черт побери, что же делать?!

Мейсон уже совсем отчаялся, но вдруг, на его счастье, бармен за стойкой уронил поднос со стаканами – как раз в тот момент, когда Флоренс ударяла по шару.

Рука у нее не дрогнула, и шар четко покатился к месту назначения. Но толпа развернулась, все вытянули шеи – взглянуть, что случилось, – а Мейсон, воспользовавшись моментом, быстро прикрыл лузу рукой. Шар отскочил, стукнувшись о костяшки пальцев.

– Эй! – возмущенно крикнула Флоренс. – Не жульничайте!

– Ну, вот вы и промахнулись! – с веселой улыбкой во всеуслышание объявил Мейсон.

Толпа повернулась к ним и возбужденно загудела.

– Видали? Она промахнулась, – с мрачным видом констатировал здоровенный громила весь в татуировке. И на лице у него нарисовалось такое разочарование, как будто он только что узнал, что никакого Санта-Клауса на самом деле нет. – Вот это да! Промахнулась…

Флоренс окинула взглядом разочарованных болельщиков и, свирепо уставившись на Мейсона, прошипела:

– Сию секунду скажите им, почему я промахнулась!

– Вы промахнулись, потому что бармен уронил поднос со стаканами, – с подкупающей честностью сказал он. – Но игра есть игра. Вы проиграли.

Мейсон аккуратно поставил на место свой кий и повернулся к Флоренс. Глаза у нее потемнели от ярости. Он усмехнулся и обратился к толпе:

– Я играл не на деньги, а на спор.

Флоренс хмуро поглядывала на него исподлобья, недоумевая, куда он клонит, а Мейсон подошел к ней и одним ловким движением взял ее на руки.

– Эй! Какого черта? – зашипела она, яростно барабаня ему в грудь кулачками. – Отпустите меня!

– Спокойно, Флоренс! – тихо предупредил он. – Я должен вытащить вас отсюда. Давайте сделаем это с достоинством.

– С достоинством?! – Флоренс едва не задохнулась от гнева. – Какое еще достоинство! Схватили меня как мешок с картошкой!

Толпа с одобрением заулюлюкала, и Мейсон двинулся к выходу. Несмотря на внешнее спокойствие, он был крайне напряжен: ведь настроение толпы непредсказуемо. Остается лишь надеяться на лучшее. Если не расступятся, придется пробивать себе дорогу, а с Флоренс на руках это будет не так-то просто…

Подойдя к толпе вплотную, Мейсон сказал, обращаясь к верзиле с сальными волосами, стянутыми в конский хвост:

– А эта куколка тяжелее, чем кажется… Ну-ка дайте мне дорогу, а то, боюсь, пупок развяжется.

После нескольких секунд, показавшихся Мейсону вечностью, верзила захохотал и все задвигались, уступая им дорогу.

– Эй, приятель, захвати ее с собой завтра, лады? – крикнул кто-то. – А то я не успел показать ей класс.

– Захвачу. Если будет хорошо себя вести, – отозвался Мейсон и под всеобщий хохот вышел на улицу.

Лишь на безопасном расстоянии от бара он поставил Флоренс на землю и, схватив за руку, потянул к стоянке.

– Пошли отсюда! И поскорей, пока они не передумали.

Флоренс выдернула руку и быстро зашагала с ним рядом, недовольно ворча:

– Ну, надо же! И как это они меня отпустили? А вы тоже хороши: таскаете меня взад-вперед. Будто я мебель, какая…

Мейсон ухмыльнулся и, не удержавшись, поддразнил:

– Спор есть спор. А я выиграл в честной борьбе.

Флоренс остановилась и завопила на всю набережную:

– Ничего подобного! Вы смухлевали! А теперь еще и врете!

Мейсон схватил ее за запястье и силком приволок к машине.

– Как бы там ни было, я победил, – упрямо буркнул он. Открыл дверцу, усадил ее, сел сам и завел мотор.

– Куда едем? – насупив брови, спросила Флоренс.

Мейсон покосился на нее и понял: она дуется не столько от гнева, сколько из принципа.

– На утес. Там и поговорим, – успокоил он ее, выруливая со стоянки. – Потерпите. Это близко. Будем там, через пару минут.

С утеса открывался потрясающий вид. Огненный шар солнца скатился на горизонт, окрасив бухту в оранжево-розовый цвет, сочная зелень оттеняла золотистый песок, по небу разбежались барашки облаков…

Мейсон остановил машину у обочины и выключил двигатель.

– Удивляюсь, и как вы только умудрились дожить до тридцати лет? – с ухмылкой спросил он, а про себя подумал, что она чертовски хорошо выглядит.

Флоренс еще не отошла от азарта игры, что было ей к лицу: щеки горели румянцем, глаза оживленно блестели… Однако хождение по краю пропасти не всегда заканчивается удачно. Неужели ей это неведомо?

– Ваш сарказм неуместен! – возмутилась Флоренс. Она была чрезвычайно горда собой и своим успехом. – А вас не удивляет, что я умудрилась заработать себе на пропитание? И вопреки вашим прогнозам, не пропала в чужом городе. – Она усмехнулась. – Вместо того чтобы издеваться, могли бы меня и похвалить.

Похвалить?! Мейсон с превеликим удовольствием свернул бы ей шею. Однако объективности ради приходится признать: Флоренс достойна восхищения. Он считал ее избалованной богачкой, а она нашла-таки способ заработать и сделала это мастерски. Да, она оказалась бесстрашной и находчивой. В этом ей не откажешь. Плохо только, что у Флоренс полностью отсутствует инстинкт самосохранения. Неужели она не понимает, чем могла окончиться ее дерзкая выходка?

– Вы что, не заметили, как смотрели на вас некоторые типы?

Флоренс усиленно заморгала.

– Подумаешь! Мне от их взглядов ни холодно, ни жарко.

Мейсон досадливо поморщился.

– Разменяли четвертый десяток, а рассуждаете как малое дитя…

– А у вас чудовищные манеры! По поводу и без повода вспоминаете, сколько мне лет.

– Флоренс, я серьезно.

– Я тоже. – Она передернула плечами. – Ну что плохого в том, что я им понравилась? А вы, как я погляжу, и мужчин не жалуете! Считаете всех поголовно похотливыми животными, которые не пропустят ни одной юбки?

Мейсон застонал и откинулся на спинку сиденья.

– Я говорил совсем о другом.

– О чем же?

– В любой толпе большую часть составляют хорошие парни, но попадаются типы, которые считают своим долгом показать, какие они крутые.

Флоренс поняла, но сдавать позиции не собиралась.

– Хорошего же вы мнения о людях!

– Да, Флоренс, я считаю, что в основе своей люди неплохие. Только чтобы они такими и оставались, лучше не будить в них зверя.

– Ну и ну! – усмехнулась она. – Занятная философия…

Мейсон с трудом подавил желание тряхануть ее как следует.

– Флоренс, я прошу вас об одном: в следующий раз, прежде чем поставить себя в подобное положение, подумайте, как следует. Договорились?

Флоренс улыбнулась, и Мейсону показалось, будто на миг кругом стало светлее.

– Есть, сэр! – отсалютовала она по-военному и приложила к виску пальцы.

– Кстати сказать, Флоренс, а где вы научились так классно играть в бильярд?

– Еще в школе, – вздохнула она. – Даже чемпионкой была. Раньше я здорово увлекалась спортом и под предлогом подготовки к соревнованиям частенько сачковала занятия, особенно химию… А потом забросила спорт и всерьез занялась рисованием.

– А вы не так просты, как может показаться на первый взгляд, – тихо заметил он.

Флоренс не поняла, хорошо это или плохо. Улыбка потухла, но через миг появилась снова.

– Что будем делать?

Мейсон не сразу ее понял. Она слишком быстро переключала скорости. Ее улыбка полностью обезоружила его, и ему было трудно сохранять спокойствие.

– Не знаю… – пробормотал он, отводя от нее взгляд. – А вы чего хотели бы?

Флоренс скорчила гримаску.

– Я много чего хочу. Забраться на Эверест. Установить мир во всем мире. Или купить новый «ягуар». А вы чего хотите?

– Оберегать вас от беды, – не подумав, ляпнул он.

– Меня? – У Флоренс хватило наглости изобразить крайнее удивление. – А это еще зачем?

Лишние хлопоты! Со мной такого не бывает. Мейсон тяжко вздохнул и прикрыл глаза.

– Похоже, у вас провалы в памяти. Во всяком случае, события последних суток напрочь стерлись из вашего сознания. Или у вас каждый день такой?

– Я же говорю, у вас чудовищные манеры! – Она сделала обиженный вид. – Все время говорите о неприятном. Да, было жутковато… Но я крепкий орешек!

Мейсон открыл глаза и покосился на нее.

– Когда вы планируете вернуться?

– Что? – Она насторожилась. – Куда вернуться?

Он повернулся к ней лицом.

– Сами знаете куда. Флоренс, может, хватит? Вы прекрасно знаете, что рано или поздно верне…

Флоренс зажала уши руками и перебила его на полуслове:

– Неужели вы до сих пор не поняли? К Стэнли я не вернусь. Ни-ког-да.

Он снова отвернулся и еле слышно спросил:

– А ко мне?

– К вам? – Она уставилась на него. – Зачем?

Мейсон заерзал на сиденье.

– Ну, я не имею в виду ничего такого… Просто мне неловко: утром я сгоряча наговорил вам всяких глупостей. Вот я и подумал, почему бы вам не вернуться? – пробормотал он, по-прежнему глядя в сторону. – Может, останетесь у меня? Пока не решите, что делать дальше.

Флоренс долго не отвечала, и ему пришлось повернуться к ней лицом. Оказывается, именно этого она и ждала. Лицо ее было серьезным.

– А зачем мне возвращаться? Теперь у меня есть деньги. И я могу жить, где захочу.

– Вы правы, – пробормотал Мейсон. А что ему оставалось сказать?

– Конечно, права, – с готовностью отозвалась она. Надо было дать ему понять, что она вольный человек.

Мейсон пожал плечами.

– Ну, раз так, идите.

– Куда?

– Вот видите! Вы здесь никого не знаете, – он криво усмехнулся, – кроме меня.

Флоренс перевела дыхание и, заглянув ему в глаза, тихо сказала:

– Я вернусь к вам. Только обещайте, что не станете обращаться со мной, как с бездомной кошкой.

– С бездомной кошкой?! – Мейсон едва не поперхнулся. – А когда это я так с вами обращался?

– Сегодня утром. – Она посмотрела ему прямо в глаза. – И не делайте вид, что забыли. Теперь у вас провалы в памяти? Вы обращались со мной так, будто я… будто я социально неадаптированная дебилка! Или, выражаясь вашим языком, недееспособная.

– Извините. Был не прав.

– Да, не правы. А я доказала, что не пропаду и без вас.

– Доказали, – согласился он. – Не пропали. – Он выдержал паузу и продолжил: – Хотя я не представляю, что бы вы делали, если бы все те мужланы…

– Ну вот! Опять за свое? – рассмеялась она. – Да вы просто зациклились на этих мужланах! – В глазах у нее заплясали чертики. – Мейсон, а вы, часом, не ревнуете?

– Ревную? Что за вздор! – фыркнул он. – С какой стати мне вас ревновать? Пусть ревнует Стэнли. Ведь вы его невеста.

Глаза Флоренс потемнели от гнева.

– Оставьте в покое Стэнли! У меня с ним все кончено.

Однако Мейсон не мог позволить ей так легко отмахнуться от прошлого.

– Нет, Флоренс, не все так просто! Сначала вы должны увидеться с ним и объясниться. И тогда, может быть, у вас с ним будет все кончено.

С юристом не поспоришь! Мейсон прав: рано или поздно придется выяснить отношения со Стэнли.

– Вы правы, – тихо согласилась она, опустив глаза. – Но пока я не готова… Мне нужно время.

– Вот поэтому вам лучше вернуться ко мне. Мейсон смотрел на ее опущенную голову и внезапно ему захотелось протянуть руку, погладить ее по щеке, утешить и приободрить… И тут же его охватила паника. Что он натворил! Какого черта предложил вернуться?! Думал о ее безопасности, а про свою собственную забыл. Вот влип! Флоренс слишком привлекательна. А он, дурак, поет соловьем, уговаривает ее остаться! Господи, да что с ним происходит?!

– Виновен, но невменяем, – буркнул он себе под нос безжалостный вердикт, не осознавая, что говорит вслух.

– Что-что?

– Да так, ничего… – Он судорожно вцепился в руль, чтобы не коснуться ее. – Ну и каков ваш приговор? Едете ко мне? Если нет, – поспешно добавил он, – тут неподалеку есть один маленький недорогой мотель. Могу вас подвезти…

Он ждал ее ответа, а сердце гулко стучало в груди.

Флоренс положила ладонь ему на руку и тихо сказала:

– Спасибо, Мейсон. Я поеду к вам.

У него будто оборвалось что-то в груди. Он понял, что совершил непоправимую ошибку: Флоренс не просто погостит у него в доме, она перевернет всю его жизнь.



6

Вопрос о том, где будет спать Флоренс, не произносился вслух, но постоянно витал в воздухе.

Флоренс приняла душ, вышла на увитую плющом веранду и села рядом с Мейсоном на скамью. Какое-то время они молча слушали шорох прибоя, вдыхали аромат душистого табака… С каждой минутой у нее становилось все спокойнее на душе.

Во двор забрела соседская черная кошка и направилась прямо к Мейсону. Она запрыгнула к нему на колени и подставила мордочку, требуя ласк. Флоренс смотрела, как он гладит ее, слушала, как он ласково с ней разговаривает, и поражалась столь удивительной метаморфозе. И куда только подевалась его грубость!

– Почему вы не любите женщин? – отважилась спросить Флоренс. – Вас кто-то обидел?

Мейсон перестал гладить кошку и покосился на Флоренс с таким видом, словно она заговорила на чужом языке.

– А кто вам сказал, что я не люблю женщин?

– Никто. – Флоренс опустила глаза. – Да это и так видно.

Он снова стал гладить кошку.

– Не знаю, что уж там вам видно, – резко ответил он, – только я против женщин ничего не имею. Вам показалось.

– Все понятно. Не хотите – не рассказывайте.

– О чем это вы? – с притворным удивлением спросил он.

– Все о том же. Мне любопытно, почему вы сторонитесь женщин.

Мейсон молча уставился на нее, и Флоренс испугалась, что хватила через край. Она собралась извиниться, но он тихо сказал:

– Ее звали Джулия. Только она меня не обижала. Она умерла.

– Извините! – смущенно буркнула Флоренс. Ну, кто ее тянул за язык! – Я не знала…

– Это было пять лет назад. – Кошка спрыгнула с коленей и с достоинством удалилась. – А вы кого больше любите: кошек или собак?

– Что? – Флоренс растерялась от столь внезапной смены темы разговора. Она думала о Джулии и о том, что ее смерть превратила Мейсона в отшельника. Неудивительно, что он сменил тему, а ей не стоит совать нос в чужие дела. Но все-таки жутко интересно, что между ними было… – Пожалуй, больше кошек, – не сразу ответила она. – Сколько себя помню, у меня всегда была кошка, а то и две… А вы?

– Я никого не люблю, – спокойно сказал он. – Не хочу брать на себя ответственность за чужую жизнь. Читали «Маленького принца»? Мы все в ответе за тех, кого приручили.

Флоренс усмехнулась и, подтянув под себя ноги, обхватила колени руками.

– Ловко вы подводите подо все базу! Нет бы прямо сказать: с домашними животными много хлопот. Вот что значит юрист! Ну, прямо задавили интеллектом…

– Не прибедняйтесь! – Мейсон не мог сдержать улыбки. – Вас не задавишь.

– Интересно, а в детстве вы тоже так разговаривали? – И Флоренс передразнила его высокопарным тоном: – Миссис Смит, с прискорбием должен сообщить вам, что ваша просьба о предоставлении моей домашней работы не может быть удовлетворена. Вышеупомянутый документ стал жертвой чрезмерной страсти к жеванию моего четвероногого питомца.

Мейсон рассмеялся.

– Увы! В детстве я не был столь велеречив. Дело в том, что большую часть юных дней я провел на пляже, загорая и плавая, или в кино, глядя на жизнь, куда более интересную, чем моя. Вот оно в чем дело! – думала Флоренс. Еще один ключик к его сдержанности и отчужденности.

– А я тоже проводила уйму времени на улице. Иной раз забегала домой, чтобы поесть и принять душ.

– Только вы никогда ни в чем не нуждались. Да и теперь вам не приходится зарабатывать себе на жизнь.

– Откуда вы знаете? – Флоренс возмущенно выпрямилась. – К вашему сведению, я дипломированный художник и вот уже десять лет занимаюсь иллюстрациями к детским книгам.

– Вот как! – Мейсон не мог скрыть удивления. – Не ожидал…

– А вы многого обо мне не знаете, – многозначительно заметила она. – Как говорится, внешность обманчива…

– Не могу не согласиться. Буду держать ухо востро, – отшутился Мейсон. – Под овечьей шкурой скрывается страшный серый волк?

– Я серьезно. Терпеть не могу, когда вы называете меня капризной светской дамочкой и говорите, что я вернусь к Стэнли.

Мейсон молча смотрел на Флоренс. Он так и не разобрался, что она представляет собой на самом деле. Сначала он считал ее психопаткой, сбежавшей из-под венца из блажи или чтобы привлечь к себе внимание. Теперь он так не думал. Флоренс постоянно удивляла его. Чем лучше он ее узнавал, тем больше убеждался: она гораздо интереснее и глубже, чем ему показалось вначале. И если он доберется до сути и выяснит, по какой причине расстроилась ее свадьба, то узнает, какая же она на самом деле. По неясной ему самому причине Мейсону очень хотелось это узнать.

– А почему вы сбежали со свадьбы? – наконец прервал он молчание. – Чем вам не угодил старина Стэнли?

Флоренс откинулась на спинку скамьи и подняла глаза на звездное небо.

– Я же говорила… Просто я увидела, какой он в привычной обстановке, у себя дома. И он оказался совершенно другим человеком.

– Вы хотите сказать, что у вас в гостях он был неотразим?

– Ну, не совсем так… – не сразу ответила Флоренс. – Я знала, что Стэнли далек от совершенства. Но ведь идеальных людей нет. – Она развела руками. – У вас тоже есть недостатки.

– Не спорю. Однако вы собирались выйти за него замуж. Почему?

Флоренс хохотнула:

– Вы не поверите.

– Ну а все-таки? – настаивал Мейсон.

Она повернулась к нему, чтобы разглядеть в сгущающихся сумерках выражение его глаз.

– Потому что он сделал мне предложение.

Мейсон недоверчиво вскинул брови.

– Вы что, хотите сказать, что до этого никто и никогда не делал вам предложения?

– Ну почему! Делали… Но давно. А в последнее время нет.

Мейсон смотрел на нее во все глаза. Иногда он совершенно не понимал женщин.

– То есть вы решили, что нужно держаться за Стэнли. На случай, если другие соискатели так и не появятся. Так?

Флоренс выдавила улыбку.

– Ну да…

У Мейсона был такой вид, словно он проглотил что-то несъедобное.

– И какой женой вы собирались стать?

Флоренс сомневалась, стоит ли откровенничать с Мейсоном. Она не привыкла раскрывать душу. Но в этом сдержанном мрачноватом человеке есть нечто такое, что внушает доверие. И потом он честен с ней. Не подслащивает пилюли, а называет вещи своими именами. И в то же время не отнимает у нее права на собственное мнение, даже если оно ему не нравится.

Флоренс к таким отношениям не привыкла. Люди ее круга предпочитают не говорить правду, надеясь, что все как-нибудь утрясется само собой. И не имеют обыкновения считаться с мнением собеседника.

Мейсон совсем другой, и именно этим он ей нравится. Она чувствовала: он уважает ее как личность. И решила не уклоняться от ответа:

– Странный вопрос! Разумеется, хорошей… Я же говорила: Стэнли мне нравился. Я знала его с детства, и мне казалось, я вижу его на сквозь.

Флоренс отвернулась и посмотрела на лунную дорожку на черной глади залива.

– На вечный праздник я не рассчитывала, но надеялась, что будем жить как все… Я бы занималась воспитанием детей, Стэнли играл бы в гольф… Вместе путешествовали бы… – Она порывисто повернулась липом к Мейсону. – Господи, ну что тут непонятного? Мне уже тридцать, и я хочу иметь семью. В таком возрасте начинаешь понимать, что жизнь проходит. – Она помолчала. – Дело в том, что я никогда по-настоящему не влюблялась, хотя честно старалась. Лет этак пятнадцать… – Она тяжко вздохнула. – В общем, я решила остановиться на том, что есть. Понимаете?

Мейсон промолчал.

Стало совсем темно, и Флоренс с трудом различала его лицо. Она коснулась его руки и повторила:

– Понимаете? – Для нее было очень важно, чтобы он ее понял.

– Тогда почему вы вдруг передумали? – спросил он.

Флоренс убрала руку.

– Сначала все было прекрасно. Я приехала пару недель назад. И сразу влюбилась в Шотландию. После сутолоки Лондона оказаться среди всей этой первозданной красоты… Тут и время идет по-другому… – Она перевела дыхание. – А поместье Мак-Килаков просто сказка! Мне казалось, что я попала в другое измерение, на пару столетий назад. Первые дни я была так счастлива! Ходила как во сне…

Мейсон молча кивнул, хотя Флоренс вряд ли это заметила. Какая же она все-таки странная! И так на него не похожа! Он предпочитает прямой путь, без зигзагов из стороны в сторону, а она взлетает как ракета, а потом падает и расшибается. В этом она похожа на Джулию. Поразительно похожа. У Мейсона мурашки побежали по спине, и он пожалел, что завел этот разговор.

– А потом я вдруг заметила, что Стэнли, которого я знала раньше, больше нет. Оказалось, я помолвлена с совершенно чужим человеком. Да еще и с полным ничтожеством… – Флоренс поморщилась как от зубной боли. – Я смотрела, как он расхаживает, раздуваясь от собственного величия, и отдает распоряжения с таким высокомерием, что я просто диву давалась!

Мейсон тихо рассмеялся.

– Вот это уже больше похоже на старину Стэнли!

– Но я-то его таким не знала! Вам смешно, а я совсем растерялась! Как та сороконожка, у которой спросили, как она ходит. Она задумалась и сразу свалилась. – Флоренс с горечью усмехнулась. – У меня было странное ощущение, будто все это происходит не со мной. Будто я попала в…

– В Зазеркалье?

– Что-то в этом роде… Короче, Стэнли мне разонравился, и я подумала: как же я могу связать с ним жизнь? И обещать делить с ним радости и беды, пока смерть не разлучит нас?

Мейсон вглядывался в ее лицо, пытаясь увидеть то, что еще не поглотила ночная мгла. Конечно же, можно встать и включить свет, но это разрушит доверительную атмосферу, думал он. А ему хотелось, чтобы Флоренс откровенно рассказала о своем отношении к Стэнли. Хотелось ее понять.

– Но если вы поняли, что Стэнли не тот человек, с которым стоит связывать жизнь, почему не порвали с ним сразу? Зачем дождались венчания?

– Если честно, то я собиралась выдержать все до конца. За ошибки нужно платить. Как говорится, постелила кровать, тебе на ней и спать. Но тут явились мои предки. В полном и обновленном составе.

– Как это?

– Первой прикатила матушка с очередным воздыхателем. – Флоренс хмыкнула. – Вы меня извините, но меня от всего этого тошнит. Хотя, когда она заводит новых мужей, бывает еще хуже.

– И часто она их заводит?

– Да как вам сказать… – Флоренс помолчала, словно пытаясь вспомнить. – Это у нее четвертая попытка.

Мейсон молча покачал головой, но от комментариев воздержался, не желая подливать масла в огонь.

– Следом заявился отец со своей новой подружкой-малолеткой. Этакая Лолиточка… Судя по интеллекту, вряд ли закончила младшую школу.

– Экая вы шутница! – с упреком заметил Мейсон. – Никакого почтения к родителю…

– Я серьезно! – Флоренс невесело усмехнулась. – Просто я все время забываю, что вы все понимаете – буквально. На самом деле Линде двадцать пять, но ведет она себя как малолетка.

– Выходит, на поддержку семьи вам рассчитывать не приходится?

– Да уж! Если откровенно, то они здорово действуют мне на нервы. Глядя на них, я начинаю сомневаться, удастся ли мне самой наладить личную жизнь.

– Ну, зачем же так мрачно?

– Зато реалистично. Как говорится, яблочко от яблоньки… Посудите сами: у меня дурная наследственность с двух сторон. Мои дражайшие родители не имеют обыкновения задерживаться в браке больше полугода. И вот я – результат их первого неудачного опыта. – Она развела руками. – В задачке спрашивается, какова вероятность, что у меня получится лучше, чем у них? Ну, что скажете?

Мейсон деликатно промолчал, и Флоренс нетерпеливо спросила:

– Теперь понимаете?

– Значит, печальный опыт родителей убедил вас сдаться. Верно?

Флоренс молча кивнула, не зная, стоит ли продолжать. Она и так уже зашла слишком далеко.

– Ну и что было дальше?

– Когда я надела свадебное платье, ко мне в комнату вошел Стэнли. И это-то и явилось последней каплей…

Мейсон резко повернулся к ней.

– Неужели вы сбежали со свадьбы из-за того, что жених увидел вас в платье перед церемонией? Невероятно! Признаться, такого нелепого объяснения я не ожидал!

– Вы меня не так поняли! Я вовсе не это хочу сказать. Стала бы я обращать внимание на дурацкие предрассудки!

– А в чем же тогда дело?

– Дело в том, что Стэнли… меня поцеловал.

– А что, до этого он вас никогда не целовал?

– Да нет, целовал… Но не так. На этот раз он попытался проявить страсть. Понимаете, о чем я?

Нет, с ней точно не соскучишься! Мейсон с трудом сдерживал смех. А еще рассуждает про малолеток!

– Флоренс, я не фанат Стэнли, но ведь он собирался стать вашим мужем. Думаю, он имел право рассчитывать на большее, чем платонические отношения.

– Разумеется! – Она закивала головой, и белокурые кудряшки разлетелись в стороны. – И я думала, что готова к этому. Ведь, если надо, женщина может сжать зубы, зажмуриться и вынести все. Это всем известно.

Мейсон застонал, откинулся на спинку скамьи и захохотал.

– У вас на редкость допотопный взгляд на брак. Бедный Стэнли!

– Не вижу ничего смешного! Я не собиралась так себя вести. Просто это был запасной вариант. На случай, если все пойдет не так, как я надеялась.

– Понимаю. Да, у вас завидная сила воли! Флоренс, значит, вы были готовы ко всему?

– Ко всему. – Ее голос стал тихим и таинственным. – Кроме того, что случилось на самом деле.

Мейсон улыбнулся в темноте. Ему так захотелось ее обнять… Он замер и усилием воли направил мысли в нужное русло. Ничего подобного у них быть не должно. И быть не может.

– Вы меня заинтриговали. Так что же случилось?

Флоренс нерешительно придвинулась к нему и еле слышно спросила:

– Помните, как сегодня утром вы меня поцеловали?

Хороший вопрос! Да он целый день только об этом и думал.

– Вы хотите сказать, как вы спровоцировали меня поцеловать вас? – уточнил он, чтобы поддразнить ее.

– По-вашему, я одна во всем виновата?! – От возмущения у нее перехватило в горле. – А вы, значит, ни при чем?

– А что, разве не так?

– Конечно, не так! Да вы виноваты ничуть не меньше моего!

О Господи! Если ее не остановить, она всю ночь будет разглагольствовать об этом проклятом поцелуе!

– Ну ладно, – с досадой согласился он. – Часть ответственности я беру на себя. Итак, я вас поцеловал. Ну и что дальше?

Дальше было самое трудное. Флоренс сделала глубокий вдох и, отведя глаза в сторону, с усилием произнесла:

– Ну, так вот, когда вы меня поцеловали, я… я почувствовала что-то необыкновенное. – Она смущенно замолчала.

– Флоренс, вам тридцать лет. Неужели я должен объяснять вам природу физического влечения между мужчиной и женщиной? Вы что, прогуляли в школе все уроки анатомии?

– Если вы не перестанете надо мной издеваться, я больше ничего не скажу. – Она обиженно засопела, но тут же заговорила снова: – Дело в том, что, когда меня поцеловал Стэнли, я была в свадебном платье и он был такой красивый, в смокинге… И говорил приятные слова, а потом прижал к себе и поцеловал, а я… А я ничего не почувствовала! Понимаете? Как будто воткнулась лицом в подушку… И ничего. Совсем ничего.

– Но вы только что говорили, будто были готовы к этому.

– Говорила. И на самом деле так думала. Но когда это случилось, я запаниковала. Я осознала, что не смогу быть его женой. А еще я решила, что со мной, наверное, что-то не так. Но когда меня поцеловали вы, я поняла, что… – Она осеклась.

– Ну и что же вы поняли? – подбодрил ее он.

– Знаете что? Поцелуйте меня еще раз, – тихо сказала она.

Мейсон не имел ничего против, однако на всякий случай спросил:

– Зачем?

– Хочу убедиться.

Убедиться в чем? В том, что он ее возбуждает? Он хохотнул, ибо уже знал ответ.

– Хотите с моей помощью проверить свою реакцию? – с ехидцей уточнил он.

– Да… – еле слышно выдохнула она. – Если это именно то, о чем я думаю, значит…

– Полагаете, роль подопытного кролика мне льстит?

– Только один разочек. – Она приложила палец к губам. – Вот сюда. Чтобы я убедилась.

Она все еще не сказала, в чем именно хочет убедиться, но Мейсон был уверен, что знает. Нет, это, наконец, смешно! Нужно немедленно встать и уйти. И положить конец всей этой бессмыслице. Но почему-то ноги приросли к полу, сердце набрало обороты, и Мейсон, сам того не желая, повернулся к ней.

Он осторожно приложился к губам Флоренс, словно хотел просто приласкать ее. Но все вышло по-другому. Как только он прикоснулся к ней, кровь бросилась ей в голову. Флоренс затрепетала и порывисто прижалась к нему всем телом.

Ее волнение передалось Мейсону. Одной рукой он приподнял ей лицо за подбородок, а другой провел по волосам и привлек к себе.

Это было восхитительное ощущение. Казалось, время остановилось… Флоренс замерла в его объятиях и полностью доверилась ему. Ее язык проник в горячую глубину его рта, и он ответил. Она и представить себе не могла, что поцелуй вызовет в ней такую бурю чувств.

Движения Мейсона были медленными, мучительно медленными, и Флоренс прижималась к нему все теснее, желая от него большего. Огонь желания охватил ее всю. Еще одно мгновение… только одно… Но тут Мейсон отпустил ее, пристально глядя ей в глаза. Она коснулась ладонью его щеки и, чуть задыхаясь, тихо произнесла: – Спасибо.

Он не стал спрашивать, довольна ли она результатами «эксперимента». В этом нет надобности. С реакциями у Флоренс все в порядке. Она совершенно нормальна. И никаких доказательств больше не требуется.

– Уже поздно. Пора ужинать, – буркнул Мейсон, отодвигаясь от нее как можно дальше, и чуть не свалился со скамьи. – А у меня в холодильнике не густо…

– Пустяки! – Флоренс с трудом подавила смех счастья, рвавшийся у нее из груди. – Я не ахти, какая кулинарка, но салат приготовить сумею.

Мейсон особенный. Может, он и не догадывается, но его поцелуи разбудили неведомые ей раньше чувства.

У Флоренс был некоторый опыт интимных отношений. Не слишком богатый, но все-таки был. И ни разу секс не вызвал в ней таких восхитительных ощущений. Она никогда не влюблялась и не испытывала страсти к партнерам. Она внутренне усмехнулась. Забавное слово – партнеры… А они и были партнерами в предприятии, в котором она участвовала без особой радости. Она никогда еще не чувствовала такой жажды наслаждения.

Флоренс смотрела на Мейсона и улыбалась. Как хорошо, что она его встретила! Вернее, хорошо, что она залезла к нему в дом. Нет, он совершенно необыкновенный!

Они нарезали большую миску салата, но едва прикоснулись к нему. Мейсон рассказывал об интересных случаях из своей практики, а Флоренс – о детских книжках, которые иллюстрировала. И оба старались держаться друг от друга как можно дальше.

Все это время Флоренс чувствовала на губах его поцелуй. Спокойно! – одергивала она себя. Это ничего не значит. Кроме того, что она совершенно нормальна. Но в глубине души она знала, что это значит для нее гораздо больше.

– Сегодня будете спать на кровати, – сказал Мейсон, когда они убрали со стола и вымыли посуду. – А я на диване.

– Нет. – Флоренс решительно замотала головой. – Я и так доставила вам уйму хлопот. И из-за меня вы не выспались. Так что я ложусь на диване. Там очень удобно.

– Если на диване так удобно, почему вы там не остались?

– Ах вот оно что! – Флоренс лукаво ухмыльнулась. – Так вы боитесь, что я снова завалюсь к вам ночью?

Именно этого Мейсон и боялся, хотя ни за что на свете не признался бы ей в этом. Какое-то время они упоенно спорили, кто, где будет спать, и наконец, устроились так же, как и прошлой ночью.

Флоренс завернулась в плед и закрыла глаза. Сегодня она чувствовала себя гораздо увереннее. Она знала, что будет спать до утра. Сегодня она совсем не та женщина, которая дрожала и плакала от страха прошлой ночью. Теперь она сильнее. И больше ночных кошмаров не будет. На этот раз ее хватило на три часа. Она проснулась среди ночи, и какое-то время лежала, любуясь причудливыми тенями на стенах. Ночь была тихой и ясной, луна озаряла все таинственным перламутровым светом…

Спать совершенно не хотелось. Тело было напряжено, мысли кружили нескончаемым хороводом. И где-то в глубине души снова ожила смутная тревога. С каждой минутой она стремительно росла, вызывая почти физическую боль.

– Нет, не пойду к нему! Не стану его больше беспокоить, – произнесла Флоренс вслух, глядя в потолок. – Ни за что!

А тревога росла снежной лавиной. Флоренс вспоминала его поцелуй, вспоминала, как он гладил кошку сильными чувственными пальцами, и изнывала от страстного желания.

Она зажмурилась и принялась считать овец. Стадо росло, а сон все не шел. Пыталась представить, как расслабляется тело – от кончиков пальцев ног и дальше. Не помогло. Тогда Флоренс слезла с дивана и принялась ходить кругами по комнате. Кружила до тех пор, пока ее не замутило, снова закуталась в плед и уставилась в темноту.

Все равно не пойду! – сказала она себе, но получилось не слишком убедительно. Господи, ну пожалуйста, дай мне силы!

Очень трогательно, но совершенно неэффективно. И что дальше? А что, если рискнуть? Может, Мейсон не проснется? В конце концов, проспала же она в его кровати всю прошлую ночь, а он так и не проснулся. Что, если она тихонечко проскользнет к нему в кровать, а на рассвете снова вернется на диван? Надо же еще хоть чуть-чуть поспать. Попытка не пытка…

Флоренс на цыпочках вышла в коридор. Дверь в спальню Мейсона была приоткрыта. Она тенью проскользнула внутрь и вгляделась в лунный сумрак. Мейсон спал на боку, спиной к ней, и половина кровати была свободна.

Все складывается как нельзя лучше! У нее все получится, нужно только быть осторожной. Затаив дыхание, Флоренс подошла к кровати и, шмыгнув под одеяло, легла на краешек. Только бы сердце не стучало так громко!

Мейсон не проснулся, и мало-помалу сердце сбавило обороты. Флоренс начала расслабляться, веки стали тяжелыми. Она вытянула ноги – и внезапно содрогнулась от резкой боли. Нет, только не это! Флоренс села и начала массировать сведенную мышцу, но боль не проходила, а становилась еще острее.

Флоренс не издала ни звука. Зажав нижнюю губу зубами, она растирала икру, стараясь не разбудить Мейсона.

И все-таки он проснулся. Повернулся на другой бок, наткнулся на нее и вскочил, обалдело моргая спросонья.

– Какого черта? – с досадой спросил он.

– Свело! – простонала Флоренс, кивнув на ногу. – Никак не отпускает.

Мейсон окончательно проснулся, схватил ее ногу и принялся массировать.

– Постарайтесь расслабиться.

– Расслабиться?! – простонала Флоренс. – Вы что, смеетесь?

Мейсон с суровым видом разминал икру сильными пальцами, и постепенно боль отступила.

– Вам не хватает кальция, – поставил он диагноз. – Ешьте побольше творога.

– Хорошо, – слабым голосом отозвалась она. – Как скажете, доктор!

Флоренс подтянула ногу и попробовала пошевелить пальцами.

– Вроде все в порядке… – Она с благодарностью улыбнулась. – Спасибо.

– Пожалуйста. Ну что, теперь можете вернуться на диван? – полуспросил Мейсон.

Флоренс молчала, а бесенок внутри рвался наружу.

– А нужно? – спросила она чуть слышно.

Мейсон не торопился с ответом. Он бы с удовольствием оставил ее в своей постели на ночь, но это все равно, что играть с огнем. Рисковать не стоит.

– Вам лучше уйти.

Флоренс явно не спешила уходить. Она улыбнулась и смиренным тоном пообещала:

– Я буду хорошо себя вести. Честное слово!

Потянувшись, Мейсон коснулся ладонью ее волос, погладил шелковистые кудри.

– Зато я не гарантирую, что буду себя хорошо вести.

Флоренс не видела выражения его лица, но голос звучал непреклонно.

– А мне гарантии не нужны! Жизнь – азартная игра. – Взяв его ладонь, переплела свои пальцы с его пальцами. – Прошу вас, Мейсон, позвольте мне остаться. Одна я не усну.

Мейсон колебался. Черт! Да что с ним происходит?! Куда подевалась его сила воли? Рядом с этой женщиной он становится мягким как воск. Нет, он должен проявить твердость характера!

– Флоренс, я не могу дать вам то, что вам нужно. Не умею утешать.

– А мне утешения не нужны. Просто я хочу, чтобы рядом со мной кто-то был… Обещаю, я не буду вам мешать.

– Ну ладно. Оставайтесь, – буркнул он, ненавидя себя за слабость. Выдернул руку и отвернулся к стене. – Только на своей половине.

– Спасибо. – Она с облегчением вздохнула. – Теперь я точно засну. А вы забудьте обо мне. Забудьте – и все!

Он фыркнул.

– Постараюсь!

– Правда! Считайте, что меня нет. А я буду лежать тихо как мышка. И баюкать меня не надо. Просто я должна чувствовать, что вы рядом, вот и все.

Мейсон не ответил, а может, он ее уже не слышал.

Что бы она ни говорила, сама-то она знает, что хочет от него большего! Неужели Мейсон всегда сторонится женщин? Если так, то у него довольно скучная жизнь… Интересно, что же все-таки произошло между ним и той женщиной, которую он любил?

– А Джулию вы тоже никогда не утешали? – спросила она. И не успели слова сорваться с ее языка, как она пожалела о них. Флоренс кожей почувствовала, как Мейсон напрягся, но он не проронил ни звука. Она вспыхнула от стыда, на глаза навернулись слезы. Какая же она дура! – Извините! – прошептала она. – Извините меня за бестактность.

– Спите! – шепнул он. Но в голосе у него не было гнева, и это ее приободрило. Она лежала очень тихо и наслаждалась его близостью. Время текло медленно, и наконец, веки ее стали смыкаться.

Флоренс почти заснула, как вдруг почувствовала, что Мейсон обернулся к ней и тут же снова отвернулся. Она мгновенно распахнула глаза и, сверля его спину взглядом, упрекнула:

– А сами не спите!

Мейсон снова обернулся и, глядя в темноту, буркнул:

– Уснешь тут, пожалуй!

– А в чем дело? – Флоренс приподнялась на локте. – Вас что-то беспокоит?

– Вот именно, беспокоит.

– Что? – с невинным видом спросила она.

– Вы!

– Я? – Флоренс хохотнула. – А вы расслабьтесь! Вы слишком напряжены. – Она села. – Ну-ка, повернитесь на живот! Я сделаю вам массаж.

Мейсон открыл было рот возразить, но прохладные мягкие руки Флоренс уже легли ему на спину, и он вздохнул от удовольствия. Какие приятные ручки!..

Мейсон закрыл глаза и расслабился. Маленькие ловкие пальчики разминали шею, плечи, спину. Постепенно по телу разлилось приятное тепло, и ему показалось, что он стал невесомым…

Почувствовав, что Флоренс устала, он перекатился на бок и повернулся к ней лицом.

– Спасибо! – шепнул он и, обхватив рукой ее за шею, хотел поцеловать.

Флоренс наклонилась и с готовностью приникла к нему, прижавшись всем телом. У него закружилась голова: разум уступил место чувствам. Он обнял ее, руки скользнули под рубашку, лаская нежную кожу.

От удовольствия Флоренс выгнула спину, и рубашка распахнулась. Мейсон порывисто поднял голову с подушки и прильнул губами к обнажившейся груди. Флоренс затрепетала, а он почувствовал мощный прилив желания.

Словно со стороны Флоренс услышала свой стон, больше похожий на мурлыканье довольной кошечки. Она обхватила его ногами и прижалась с одним желанием: вобрать его в себя и слиться с ним воедино…

Но Мейсон вдруг вырвался из ее объятий и вскочил с кровати. Флоренс смотрела на него затуманенными страстью глазами. Все ее тело сладко ныло, требуя продолжения, и она с недоумением спросила:

– Что случилось? Куда ты?

Мейсон молча покачал головой. Какой ужас! Он полностью потерял контроль над собой. Ведет себя как дикарь! Еще чуть-чуть – и он бы воспользовался ее неопытностью. Так нельзя. Впредь нужно быть осторожнее.

– Пойду приму душ, – отвернув лицо, пробормотал он. – И похолоднее…

Холодная вода не только остудила желание, но и помогла привести в порядок мысли.

Джулия… Вот уже пять лет, как ее не стало. Пять долгих лет, исполненных напряженной работы: сплошная череда дел, судебных заседаний, деловых командировок… Пять лет работы на износ. Порой он говорил себе: так нельзя. Но все равно брался за самые сложные дела, изнуряя себя работой.

– Так и здоровье подорвать недолго! – увещевала его секретарша. – Всю неделю в конторе, да еще и на выходные норовите взять с собой папки с делами! Ну, разве так можно? Ничего не видите кроме работы.

Но Мейсон ничего не умел делать вполовину. Он просто не мог иначе, так уж он был устроен. Последние годы он был одержим работой.

Он любил юриспруденцию. Да, законодательство несовершенно, хотя бы, потому что позволяет беспринципным юристам двояко трактовать тот или иной закон. Но сам закон совершенен. Четкий, ясный, логичный и не подвластный чувствам. Разумеется, если люди его не извращают…

Джулия была полной противоположностью. Мейсона: неистовой, беспечной, безрассудной… Что его привлекало в ней? Он и сам не знал. Говорят, противоположности сходятся. Может быть… Раньше – пока Мейсон не встретил Джулию – ему казалось, что это просто красивая фраза.

В тот день, когда она погибла, они повздорили. Была суббота, и они собирались покататься на паруснике. Мейсону позвонили из офиса: возникло осложнение в деле, которое он вел. Разумеется, он решил отложить прогулку, а Джулия вспылила, наговорила ему уйму гадостей и вышла в море одна. И не вернулась. Она так и не простила его. А он никогда не простит себя.

После гибели Джулии Мейсон дал себе слово: больше ничего подобного с ним не случится. Раз он не может отвечать за последствия своих собственных поступков, у него нет права принимать на себя ответственность за других. Он не из тех, кто теряет разум и подвергает себя риску. Если кому-то по душе щекотать нервы – ради Бога, только без него. Увольте!

И вот теперь Флоренс… Он не искал встречи с ней. Она сама свалилась ему на голову. Залезла к нему в дом, в кровать, а теперь еще и в душу… Хотя, если быть до конца честным с самим собой, ему не хочется, чтобы она ушла.

Как быть? Его тянет к Флоренс. Мучительно тянет. Он почувствовал: если они сблизятся, она станет ему необходима. А он не уверен, сумеет ли это выдержать. Может ли он так рисковать? Мейсон закрыл воду, растерся и, надев пижамные брюки, вернулся в спальню. Флоренс лежала, раскинувшись поперек кровати, и сладко спала, обнимая подушку. Словно еще чувствовала рядом его присутствие…

Какое-то время он смотрел на нее. Такая маленькая, хрупкая… И полная решимости завоевать мир. Зачем обманывать себя? Флоренс ему небезразлична.

Он отвернулся и отправился в гостиную. На диван. Надо хотя бы немного поспать. Он усмехнулся. Нечего сказать, приехал отоспаться…



7

Проснувшись, Флоренс раскинула руки и обняла пустоту. Поняв, что лежит одна в постели Мейсона, тихонько рассмеялась.

– Сбежал… – шепнула она. – Испугался, трусишка…

Она думала о том, что случилось ночью, и о том, что не случилось. Мейсон – странный мужчина, но она научилась уважать его. Он ей нравится. Нравится гораздо больше всех, кого она знала раньше.

Будь осторожна! – предостерегал ее внутренний голос. Стэнли тебе тоже нравился, и что из этого вышло?

Да, Стэнли ей нравился. Но он никогда не нравился ей так, как Мейсон. И она не испытывала трепета, когда видела Стэнли или прикасалась к нему.

Флоренс снова тихонько рассмеялась. Хорошо, что ее ничего не связывает с Мейсоном и не надо ломать голову, выходить за него замуж или не выходить… Мейсон не из тех, кто женится, так что такой проблемы не возникнет. Какое облегчение!

Встав с постели, она покопалась в ящике, куда сложила одежду, доставшуюся ей от Шерли, и нашла купальник. Скинула рубашку, надела купальник и, довольно потянувшись, вышла в гостиную.

Мейсон крепко спал на диване. Наклонившись, Флоренс поцеловала его в рот.

– С добрым утром, соня! – шепнула она и, не дожидаясь ответа, босиком выбежала на веранду. С моря дул легкий прохладный бриз, до самого горизонта, слепя глаза, расстилалась залитая солнцем гладь залива, утреннюю тишину нарушал гомон чаек…

Красота! Флоренс подставила лицо солнцу, зажмурилась и с минуту стояла, вдыхая воздух, напоенный солоноватым ароматом моря. Потом помчалась на пустынный в этот час пляж и с разбегу кинулась в обжигающую холодом воду. Пока не согрелась, плыла брассом, потом перевернулась на спину и лежала, раскинув руки и глядя в небесную лазурь.

По лицу у нее блуждала улыбка. Господи, как все-таки хорошо жить! Просто жить и ощущать себя частичкой всей этой красоты. Как же здесь здорово! Потом она вспомнила, почему здесь оказалась, и улыбка потухла.

Где бы она была сейчас, если бы вышла замуж за Стэнли? Они планировали провести медовый месяц на Лазурном берегу… И она осталась бы наедине с человеком, который ей безразличен. Ужас! Флоренс внутренне содрогнулась и, закрыв глаза, поблагодарила Бога за то, что он уберег ее от такой напасти.

Однако еще столько предстоит уладить! Она должна встретиться с родителями. Должна объясниться со Стэнли и извиниться… Но сейчас ей не хочется думать о неприятном. Сейчас она просто рада, что сделала то, что сделала.

Хотя Мейсон прав: пора подумать о том, как жить дальше. Нужно составить какой-то план. Может, потихоньку ускользнуть в аэропорт и вернуться в Лондон?

Флоренс перевернулась и поплыла дальше, жмурясь от солнца и с наслаждением ощущая, как вода обволакивает тело, и внезапно поняла, что совсем не хочет возвращаться домой. Не хочет возвращаться к жизни, от которой пыталась сбежать, выходя замуж за Стэнли. Не то чтобы это была плохая жизнь, но она не давала ей полного удовлетворения.

Флоренс нравилась ее работа, но ведь иллюстрировать книги можно где угодно. Для этого совсем не обязательно жить в Лондоне…

Флоренс поняла: она хочет остаться здесь. Вздохнув, она повернула и поплыла к берегу. Она только сейчас почувствовала, что жутко проголодалась. Давно пора завтракать.

Она была совсем близко от берега, когда увидела на дальнем конце пляжа знакомый силуэт, и у нее мурашки побежали по спине. Генри! Только этого мне не хватает! Что делать? – лихорадочно соображала Флоренс. Выбраться на пляж и бежать изо всех сил к дому, надеясь, что любовник матери ее не узнает, или повернуть обратно и плавать до посинения, пока он не уберется отсюда? Она уже и так замерзла – Северное море это вам не Средиземноморье. Нет, придется рискнуть! Флоренс выбралась на берег и во весь дух помчалась к дому.

Мейсон проснулся от поцелуя Флоренс и долго лежал, ощущая на губах вкус ее губ. Он должен избавиться от нее. И как можно скорее. Ничего хорошего из этого не выйдет. Он уже только и думает о запахе ее волос, шелковистой коже, лучистых серых глазах… Если она останется, он за себя не ручается. Ведь он не робот, а всего лишь мужчина из плоти и крови.

Зазвонил мобильный. Мейсон вздрогнул, но не шелохнулся. А телефон звонил настойчиво и упрямо. Какой все-таки противный звук! Сдуру не отключил телефон вечером… Ну и черт с ним, пусть звонит! Если что-то важное, оставят сообщение.

Через пару минут чувство долга возобладало.

Мейсон поднялся, вернулся в спальню, достал из кармана пиджака телефон и прочел сообщение партнера из адвокатской конторы:

– Перезвони немедленно. Необходима помощь в деле Брауна.

Мейсон сбросил сообщение и, швырнув телефон на кровать, рявкнул:

– К черту Брауна! К черту все дела! Гори все синим пламенем!

Мейсон любил свою работу, но сейчас думать о ней не хотел. И не мог. Он мог думать только о Флоренс.

Именно поэтому он должен уехать. Оставаться здесь больше нельзя. Еще один день… Да какой там день! Еще пара часов – и его затянет так, что он уже никогда не выберется. Ехать нужно немедленно, пока еще есть шанс сохранить внутренний покой.

Мейсон принял душ, побрился и оделся: черная тенниска, слаксы цвета хаки. Вчера был день забав, а сегодня – день расплаты! – усмехнулся он про себя. Поиграли – и будет.

Хлопнула входная дверь, и через пару секунд в спальню как маленький смерч, едва не сбив его с ног, влетела Флоренс. Взглянув на нее, он понял, что она сообщит ему нечто неприятное.

– Явился Генри! – выпалила она. – Умоляю, не говорите ему, что я здесь.

– Какой еще Генри? – нахмурился Мейсон.

– Потом объясню. А сейчас мне нужно спрятаться.

– Флоренс, ну что за ребячество! – Мейсон с досадой поморщился. – Зачем вам прятаться? Он что, Джек Потрошитель?

– Мейсон, мне не до шуток! – Флоренс чуть не плакала. – По-моему, он меня узнал! Вы мне поможете?

– Как?

– Скажите, что я ваша сестра… Или скажите, что у него галлюцинации. Наврите что хотите, ладно? Только обо мне ни слова! – И она полезла в шкаф.

– Флоренс, вы что, на самом деле собираетесь торчать в шкафу? – Мейсон фыркнул. – Это, наконец, смешно!

– А мне ничуть не смешно! – возразила Флоренс, закрывая дверцу. – Генри тот еще фрукт!

– И долго вы там пробудете?

– Пока он не уберется.

– Признаться, я заинтригован. Не терпится познакомиться с суперменом, который наводит на вас такой ужас.

– Спровадьте его поскорее! – раздался трагический шепот из стенного шкафа. – И обо мне ни слова!

Мейсон вздохнул. Ну вот! Хорошо, что успел одеться, а то пришлось бы общаться с Генри в пижамных брюках. Хорошенькое дело: наврите что хотите! Как будто это вопрос хотения!

– Генри… – повторил он. – Для полноты счастья только его мне и не хватало!

Мейсон вышел на веранду и увидел у порога высокого атлетического вида блондина в спортивном костюме. Обычно такие смазливые физиономии встречаются на обложках журналов мод и в рекламных роликах типа «Жилетт» для мужчины лучше нет».

– Скажите, вы не видели девушку в купальнике? – Он отер лоб тыльной стороной ладони и перевел дыхание. – Только что здесь пробежала…

Мейсон изобразил на лице легкое недоумение и, для пущей убедительности посмотрев по сторонам, покачал головой.

– А что за девушка? – уточнил он, для достоверности придав лицу выражение легкой заинтересованности, приличествующей человеку с хорошими манерами.

– Такая хорошенькая блондиночка, – ответил Генри, глядя на него с подозрением. – Небольшого роста, в синем купальнике…

– Такую трудно не заметить, – сдержанно ответил Мейсон.

– Это точно! – Парень приложил руку к сердцу. Он все еще тяжело дышал. – А мне показалось, она скрылась в вашем доме.

– Уверяю вас, вам это показалось.

– Жаль… – Он помолчал. – Не возражаете, если я посижу у вас на крыльце и немного отдышусь?

Мейсон молча кивнул.

– Черт бы побрал эту девчонку! А я бегу себе спокойненько и вдруг вижу Флоренс! Вышла на берег и как припустится! Прямо к вашему дому… Ну, я за ней, а она как сквозь землю провалилась! – Он развел руками. – Совсем запыхался… – Парень опустился на ступеньки и протянул Мейсону руку. – Генри Олдем. Остановился в «Хайлендерз-Хейвн».

Мейсон с серьезным видом кивнул, пожал протянутую руку и представился:

– Мейсон Кроули. – Он присел рядом с блондином и с интересом спросил: – А с чего вы взяли, что это была именно она? Генри пожал плечами.

– Очень уж похожа. А мы ее битых два дня ищем. – Он помотал головой. – Вы не поверите: эта артистка должна была выйти замуж, но сбежала прямо из церкви!

– Сбежала?

– Представьте себе, сбежала! – Он хохотнул. – Не хотел бы я оказаться на месте жениха… Бедолага сначала прибалдел, а потом рассвирепел до чертиков!

– Оно и понятно. Получить такой сюрприз…

– Да уж! – Генри хмыкнул. – Правда, Флоренс сказала мне по секрету, что не хочет выходить за него. А я возьми и ляпни, мол, не хочешь – не выходи. И сдуру пообещал поговорить с Синтией, ее матерью. А эта ненормальная на самом деле смылась! Нигде ее не можем найти. Вы ее точно не видели?

– Я только вчера приехал, – ответил Мейсон, удивляясь в душе, с какой легкостью он врет. – Говорите, маленькая блондинка?

– Ну да. Такая складненькая, с короткими кудрявыми волосами…

Интересно, когда этот тип сообразит, что ему вешают лапшу на уши? – думал Мейсон, украдкой поглядывая на блондина. Однако лицо джентльмена не обезображено интеллектом, усмехнулся про себя он.

– А у вас не найдется сигаретки? Ужасно хочется курить!

– Извините, не курю. – Мейсон развел руками. – Предпочитаю спорт. – Он покосился на накачанные мышцы Генри.

– Да я и сам не курю. Так, изредка… И почти не затягиваюсь. А сейчас не отказался бы! Хочу успокоить нервишки. – Он вздохнул. – Я тоже люблю спорт. Стараюсь держать себя в форме. – Он приосанился и поиграл мышцами. – Загружаюсь по полной программе. Каждый день занимаюсь в тренажерном зале. А вы не пробовали?

Почувствовав, что блондин оседлал любимого конька и грядет упоительная дискуссия о косых и всяких прочих мышцах, Мейсон неопределенно хмыкнул и вернул разговор к Флоренс:

– Говорите, сбежавшая невеста прехорошенькая? Если не секрет, какова ваша роль во всем этом деле? – небрежным тоном спросил он. – Хотите занять место жениха?

– Еще чего! – Генри хохотнул. – Флоренс классная телка, но без башни. Зачем она мне?

С сутью характеристики Мейсон не мог не согласиться.

– Я ухаживаю за ее матерью, – добавил Генри, выдержав многозначительную паузу.

На миг Мейсон потерял дар речи, а Генри расправил плечи, явно гордясь произведенным эффектом.

– А что, сейчас многие молодые парни предпочитают женщин в возрасте. Между прочим, у таких баб много преимуществ. И вообще, с ними удобнее! – разоткровенничался он. – С молодыми одна морока! Их нужно окучивать. А эти все знают, везде бывали… Да и денег у них полно. – Мейсон внимал молча и Генри, заглянув ему в глаза, спросил: – Понимаете, о чем я? Вот, к примеру, у моего брата подружка совсем еще соплячка. Он работает в магазине. Так вот он не может позволить себе прокатить ее к морю, а тем более остановиться в таком шикарном месте, как «Хайлендерз-Хейвн». А Синтия сама обо всем заботится.

Мейсон был изумлен. Генри говорил с таким подкупающим простодушием, что это не могло не нравиться.

– Я так рассуждаю, – с воодушевлением продолжал вещать красавчик. – Когда встречаешься с женщиной, в ней всегда что-то особенно нравится. Ну, там смех, или голос, или как она танцует, как целуется… А может, ум или фигура. Короче, всегда найдется что-нибудь. Верно?

Мейсон молча кивнул.

– Ну, так вот! – обрадовался Генри и продолжил цепочку логических умозаключений: – Тогда почему нельзя любить женщину за ее деньги? Если считать, что деньги это еще один пункт в списке ее достоинств.

– Ну, если так считать… – Мейсон замялся.

– Вы не думайте, Синтия нравится мне не только из-за денег! – заверил его Генри. – Она классная… Может, мы с ней даже поженимся.

Мейсон поперхнулся и так закашлялся, что Генри пришлось постучать его по спине.

– Ну, мне пора! – Он встал и протянул Мейсону руку. – Если вдруг увидите Флоренс, позвоните мне в отель. Буду вам очень благодарен. И передайте ей, что нам с ней нужно поговорить. Идет? – Он прищурился, многозначительно оглядел дом, улыбнулся и затрусил в сторону «Хайлендерз-Хейвн».

А парень не так глуп, как притворяется! – решил Мейсон, глядя ему вслед, и вернулся в дом.

– Генри ушел, – сказал он, отворяя дверцу стенного шкафа. – Вылезайте!

– Какой ужас! Все-таки они меня нашли! – со скорбным видом произнесла Флоренс, глядя на Мейсона печальными глазами. – Теперь начнется такое!..

А чего она ожидала? Мейсон пристально смотрел на Флоренс. Неужели думала, что ей позволят вот так просто исчезнуть и оставят в покое после всего, что она натворила?

– А что вас так удивляет? – не сразу отозвался он. – Вы же сами говорили, что целую неделю по утрам прогуливались по пляжу. Почему другие не могут воспользоваться этим же маршрутом?

У Флоренс не было ни малейшего желания заниматься логическими умозаключениями. Она хотела совсем другого: сочувствия и утешения.

– Как вы думаете, он вернется? – спросила она, заглядывая Мейсону в глаза.

На ее беду, Мейсону как юристу факты и мотивы были ближе, нежели пустые обещания и безосновательные утешения.

– Думаю, вернется. Он знает, что вы здесь.

– Как это знает?! – взвилась Флоренс. – Вы что, сказали ему?

– Нет! – с обидой буркнул Мейсон. – Просто он узнал вас и вычислил, что вы здесь.

Флоренс в отчаянии сцепила руки и без сил рухнула в кресло.

– Прямо так и сказал?

– Не сказал. Но это очевидно. Флоренс спрятала лицо в ладонях.

– Нет! Я этого не вынесу! Неужели вернется?!

– Вернется, – подтвердил безжалостный Мейсон. – И не один, а вместе с вашей матерью.

Еще один скорбный вопль – и Флоренс перешла от траура к активным действиям.

– Ну и ладно! – заявила она, вскакивая с кресла. – Пусть приходят! Все равно меня уже здесь не будет! – Она метнулась к шкафу. – Я возьму синий сарафан? Думаю, Шерли возражать не станет… Черт, куда подевались мои туфли? – Она заглянула под кровать. – Здорово, что вчера мне так подфартило! Деньги на дорогу есть… И одалживать у вас не придется.

Мейсон схватил ее за запястье и повернул лицом к себе.

– Нет, Флоренс! На этот раз вы никуда не сбежите! Вы останетесь и встретитесь с ними.

От ужаса ее зрачки расширились и глаза стали темными.

– Ни за что! – Она упрямо затрясла головой. – Мейсон, вы не понимаете, каково мне сейчас! Я не останусь! Они меня сломают. Да поймите же вы, я не могу!

– Можете. Я поддержу вас. И никто вас не сломает, – спокойным тоном возразил он. – Флоренс, вы взрослая самостоятельная женщина. И вольны делать все, что хотите.

Но она все трясла головой, едва ли слыша его доводы.

– Нет, вы не понимаете! Стоит мне оказаться рядом с ними, как я превращаюсь в маленькую девочку. Да они со мной никогда не считались! И сейчас не посчитаются. Мейсон, не заставляйте меня делать это! Поймите, я не выдержу!

Он не хотел ее заставлять. И все понимал. Устоит она перед ними или нет, он ее все равно потеряет. Сказка кончилась.

На один безумный миг Мейсон представил, что они сбегут вместе. Сядут в машину и рванут в аэропорт в Инвернесс. Или к нему домой в Глазго. А почему бы нет?

Да потому, что это жизнь, а не приключенческий фильм, сказал ему разум. Его ждет работа, а ей давно пора научиться быть взрослой и справляться со своими страхами самостоятельно. Всю жизнь не пробегаешь. И вообще, они совершенно чужие люди. И так будет всегда. Это к лучшему. Или нет?

Глядя в бездонные глубины ее глаз, Мейсон ни в чем уже не был уверен. Стоит сделать один шаг, одно движение – и все изменится. Искушение было слишком велико. Его влекло к ней с такой неудержимой силой, что внутри все горело.

Все равно он потеряет ее. Это совершенно очевидно. Вчера утром он был бы этому рад. Но не сейчас. Что делать?! Разумом он понимал: сближаться с Флоренс – значит порождать новую боль. Он должен противостоять искушению. Мейсон отошел от нее и отвернулся.

– Пойду, соображу что-нибудь на завтрак, – севшим от волнения голосом сказал он. – Переодевайтесь и приходите на кухню.

Флоренс молчала. Она стояла и смотрела, как он уходит, и внутри у нее словно что-то слома лось. Она прекрасно понимала: как только здесь появятся Генри и ее мать, созданный ей мирок будет разрушен. Придется вернуться к реальности, от которой она сбежала. Вряд ли ей удастся здесь остаться.

Если только… если только…

Мысль о том, что она теряет Мейсона, была слишком мучительной. Она впервые встретила такого… такого необыкновенного мужчину. И точно знает: больше никогда такого не встретит. Так неужели она сдастся без боя? Ну, уж нет! Этот мужчина ей нужен. И она за него поборется!

Флоренс подошла к кухне и остановилась в дверях.

Мейсон взглянул на нее и, увидев блеск ее глаз, понял, что она задумала.

– Флоренс… – тихо сказал он, качая головой. – Не надо. Не делай этого.

Но у него не было сил сопротивляться. Он мог развернуться и выйти через дверь черного хода. Мог бы уйти прочь от нее…

– Флоренс… – шепнул он и, откинув голову, смотрел не мигая, словно надеялся остановить ее взглядом. – Флоренс…

Почувствовав в его голосе сомнение, она шагнула к нему, протянула руку и положила ему на грудь. Она приняла решение. За себя и за него. Ее глаза стали темными, взгляд отрешенным – как будто в ней возобладало какое-то другое существо.

– Флоренс! – повторил он, отчаянно пытаясь ее остановить.

Но она почувствовала, как он дрожит от возбуждения, и, улыбнувшись, шепнула:

– Мейсон, скажи, что не хочешь меня, и я уйду. Только скажи, и я уйду. И больше ты меня никогда не увидишь.

Но он молчал. Он не мог сказать это: у него недостало бы сил. Природа берет свое: он должен закончить то, что начала она. И как только он сдался, страсть вспыхнула в нем с неистовой силой. Точно лопнула пружина, сжавшаяся в ту ночь, когда Флоренс вошла в его жизнь.

Мейсон не хотел спешить. Он хотел ласкать ее, хотел, чтобы все было романтично… Но он сдерживал себя слишком долго. Если он не возьмет эту женщину сейчас и здесь, он взорвется. Он не выдержит больше этой муки!

Мейсон впился в ее губы с неистовой силой, как будто хотел завоевать. Схватил почти грубо, хотя она сама предлагала себя, и еще больше распалился от ее податливости. Заглянул в бездонные глаза Флоренс и понял: она всецело принадлежит ему. Хотя бы сейчас.

Дыхание у Мейсона участилось, он сорвал лифчик купальника и обхватил ладонью еще прохладную грудь. Флоренс застонала и впилась пальцами в его плечи, притягивая к себе все крепче и крепче. Он оторвался от ее рта и начал ласкать языком сосок, а руки скользнули вниз и сорвали трусики.

– Где? – хрипло выдохнул он, пожирая ее глазами.

– Здесь! – шепнула она, пятясь к кухонному столу.

Ждать больше она не могла. Его желание было слишком властным, слишком первобытным. Она должна слиться с ним воедино в тот же миг.

Она никогда еще не знала мужчины, который желал бы ее с такой страстью. И возбуждал в ней ответную страсть. Она хотела его так, что перехватывало дыхание. Он нужен ей как воздух, даже больше.

– Сейчас! – шепнула она, притягивая его к себе. – Возьми меня! Быстрее! Мейсон, прошу тебя! Флоренс легла спиной на стол, и он овладел ею с болезненным стоном. Она вскрикнула, обвила его руками за шею и сомкнула ноги вокруг его талии. Мейсон обхватил ее за бедра и прижал к себе, словно боялся, что она ускользнет. Она не могла дышать. И не хотела. Она слилась с ним воедино и двигалась, повинуясь ритму страсти. И Мейсон вел ее за собой к вершинам экстаза, которого она еще никогда, не знала…

Однако кухонный стол не самое удобное место для любовных утех. Мейсон взял Флоренс на руки, и она с улыбкой посетовала:

– Жаль, не дотянули до спальни! И всего-то десять шагов…

– Ну, это легко поправимо! – Мейсон ухмыльнулся и понес ее в спальню. Положил на кровать, склонился над ней и, глядя на ее стройное тело, снова испытал мощный прилив желания.

– Еще? – спросила она, потянувшись к нему.

– Еще! – шепнул он, пряча лицо в душистом шелке ее волос. Он покрывал поцелуями ее лицо, грудь, живот. Потом его рука скользнула ниже… Губы Флоренс приоткрылись, и она сладко застонала. Мейсон понимал: теперь не надо спешить. Он хотел ласкать ее долго и нежно. И все же через миг тела их сплелись, и Флоренс снова испытала наслаждение.

Она лежала с закрытыми глазами в дремотной истоме и удивлялась, почему раньше не знала, что секс доставляет такую радость. Как же она жила до сих пор? Она открыла глаза и, взглянув на Мейсона, почувствовала такую – нежность, что у нее перехватило дыхание. Неужели она влюбилась?

Во всяком случае, это очень похоже на любовь. И ей нравится. Нравится это ощущение восторга и полноты. В теле и душе. Очень нравится.

– Хоть бы они так и не пришли! – прошептала Флоренс, лежа в объятиях Мейсона. – Пусть налетит ураган, пусть разразится буря, пусть они забудут обо мне! – Она приподнялась на локте и залюбовалась его лицом, загорелой кожей, карими глазами, темными волосами. – Мейсон, а ты бы разрешил мне здесь остаться? Если бы они забыли обо мне… – Она мечтательно улыбнулась. – Я каждый день плавала бы в заливе, рисовала бы на веранде… А ты уезжал бы в Глазго по понедельникам и возвращался на выходные. И мы целые дни проводили бы в постели… И жили бы как в раю. – Она помолчала и тихо добавила: – Пока ты от меня не устанешь.

Мейсон снова притянул ее к себе.

– С чего ты взяла, что я от тебя устану? – хрипловатым голосом спросил он. – Мне кажется, ты мне никогда не наскучишь. Как бы ни старалась.

Флоренс счастливо вздохнула. Вот такой и должна быть жизнь. У каждой женщины должен быть такой мужчина. Жаль только, у нее нет уверенности, что он ее не бросит… И жаль, что она сама не способна на прочные отношения.

Всего два дня назад она собиралась выйти замуж за одного, а теперь… А теперь занимается любовью с другим. Неужели она такая пустышка?

Флоренс совсем запуталась. Но одно знала точно: то, что произошло у нее с Мейсоном, случается раз в жизни. И она права, что поймала счастье, не дача ему пролететь мимо, урвала свой кусочек… Ведь она живой человек!



8

Они приняли душ, оделись и вернулись на кухню. Оба молчали, полные дурных предчувствий. Есть расхотелось. Скоро нагрянут Генри и Синтия… И что тогда?

Хлопнула входная дверь, и Флоренс набрала в грудь воздуха – как перед прыжком в воду. Но это оказалась Шерли. На сей раз, заботливая сестрица явилась с завтраком.

– Заскочила по дороге в китайский ресторанчик, – объявила она, ставя пакет на стол. – Вижу, я не опоздала? – Шерли приветливо улыбнулась Флоренс, а потом, подмигнув брату, со смиренным видом спросила: – Надеюсь, сегодня ты не будешь меня ругать?

Мейсон промолчал, а Флоренс рассмеялась:

– А вы всегда приносите ему еду?

– Всегда. А как же иначе? Представляете, как бы он меня встретил, приди я без еды?! – Шерли с притворным ужасом закатила глаза. – Вот и вырабатываю у братика условный рефлекс, как у собаки Павлова.

– И надо сказать, весьма преуспела в этом, – с усмешкой заметил Мейсон. – Стоит появиться Шерли, выделяется слюна. Причем не у меня одного.

– Видите? – Шерли заговорщицки подмигнула Флоренс. – Никакого почтения! И как я только его терплю?!

– Может, перейдем к завтраку? – предложил Мейсон и потянулся к пакету. – Что там у тебя?

– Утка в соусе и салат из лапши фенчоза. – Она обернулась к Флоренс. – А еще я купила вам кое-что из одежды. Вряд ли мои обноски вам подходят.

– Спасибо! А как вы узнали, что я еще здесь?

– Слухами земля полнится! – Шерли хмыкнула. – Я уже не раз слышала историю о том, как вы разгромили всех на бильярде, а потом явился мой великолепный брат и унес вас. В городе только и говорят про ваши подвиги.

– В городе или у тебя в кафе? – с ехидцей уточнил Мейсон.

– А при чем тут мое кафе? – насторожилась Шерли.

– Как это при чем? Не скромничай, сестрица! Да твое заведение это эпицентр городских сплетен. Если вдруг выдается день без слухов, – он повернулся к Флоренс, – Шерли запускает парочку-другую сама.

– Не верьте ему! – отмахнулась Шерли. – Это он так шутит. Давайте лучше завтракать.

– Вы ешьте, а я, пожалуй, пойду, проверю обстановку на пляже, – буркнул Мейсон и вышел.

– Какую еще обстановку? – спросила Шерли.

– Скоро придут мои родные, – объяснила Флоренс, опуская глаза. – И мы немного нервничаем…

– Это вполне естественно! – с готовностью отозвалась Шерли, увлеченная своими мыслями, и, просияв, добавила: – Итак, вопреки всем вашим заверениям, вы с Мейсоном пара.

Флоренс смущенно улыбнулась и, не поднимая глаз от лапши, промямлила:

– Вы так думаете?

– Нет, я уверена! – Шерли вскочила и порывисто обняла Флоренс за плечи. – Спасибо, милая моя! Спасибо вам огромное! А то я решила, что так и не увижу своего кошмарного братца женатым.

– А мы не собираемся жениться, – быстро вставила Флоренс. Лучше объяснить сразу, а то Шерли напридумывает себе всякого, а потом будет разочарована. После всего, что у нее произошло со Стэнли, она должна быть особенно осторожной.

– Не собираетесь, и не надо! – Шерли с понимающим видом закивала. – Зачем торопить события! Дело молодое…

– Понимаете, мы с ним оба… не из тех, кто связывает себя браком.

Какое-то время Шерли молча взирала на Флоренс, а потом тихо сказала:

– Я хочу одного: чтобы мой брат был счастлив. – Она улыбнулась и спросила: – Хотите взглянуть, какой он был маленьким? Я захватила с собой альбом с фотографиями.

– Правда? – Флоренс с готовностью отставила тарелку. – Очень хочу! Мейсон наверняка был ужасно симпатичный! А фотографии голышом тоже есть?

– Есть. – Шерли полезла в свою объем истую сумку и с видом циркового фокусника, извлекающего из цилиндра живого кролика, достала альбом. – Сейчас все покажу и расскажу, милая моя!

Они долго рассматривали и обсуждали детские фотографии Мейсона. И, когда закрыли последнюю страницу, Флоренс показалось, что она знает Мейсона всю жизнь.

– Почти на всех снимках у него такой серьезный вид! – со вздохом заметила она.

– А Мейсон всегда был серьезным ребенком, – подтвердила Шерли. – И вырос серьезным мужчиной.

– Даже слишком…

– Это верно. – Она погрустнела. – Таким нелюдимым он стал из-за Джулии. Он вам рассказывал?

Флоренс кивнула.

– Немного. Сказал только, что она умерла…

С минуту Шерли сомневалась, но потом решила все-таки рассказать.

– Джулия утонула. Вышла в море на парусной лодке одна. И Мейсон вбил себе в голову, что это его вина. – Она вздохнула. – С тех пор он сторонится женщин. – Просияв улыбкой, уточнила: – Вернее, сторонился. До сегодняшнего дня. – Шерли вскочила и запихнула альбом в сумку. – Ну, мне пора! Пойду, отнесу еду кузену Тимоти. А то он сидит голодный на утесе и ждет свою русалку.

– Кого-кого ждет? – удивилась Флоренс.

– Как-нибудь потом расскажу. Это длинная и очень грустная история… – Она, чмокнув Флоренс в щеку. – Хочу, чтобы вы знали, Флоренс: мое предложение о работе остается в силе. И вообще, если вам что-нибудь понадобился, обращайтесь. В любое время. Договорились?

– Договорились. – Флоренс пошла проводить Шерли до дверей. – Спасибо вам, Шерли.

Они обнялись.

– Всегда буду вам рада! – И Шерли вышла, напевая что-то веселое себе под нос.

Вскоре вернулся Мейсон. Он показался Флоренс расстроенным. Она молча убирала со стола, а он стоял рядом, словно не решаясь начать разговор.

– Нам надо серьезно поговорить, – наконец выдавил он.

Флоренс подняла на него глаза.

– О чем?

– О том, что произошло утром. – Мейсон смотрел на нее, не мигая. – Мы вели себя неосторожно.

– Неосторожно? – Флоренс наморщила лоб – Что ты имеешь в виду?

– А ты не понимаешь? Мы поступили неосторожно и… и безответственно! – Мейсон шумно вздохнул. – Ведь мы не предохранялись.

Флоренс этот разговор совсем не нравится.

Утром они пережили чудесные мгновения. Конечно же, благоразумнее было подумать о возможных последствиях и использовать противозачаточные средства, но переживать по этому поводу сейчас она не желала. Ей хотелось навсегда сохранить в душе волшебное обаяние этого утра.

Пожав плечами, Флоренс беспечным тоном ответила:

– Признаться, я думала, что молодые холостяки вроде тебя всегда держат такие вещи про запас.

– У меня этот период давным-давно закончился, – мрачно пробормотал он.

Флоренс заглянула ему в глаза и спросила:

– Еще до Джулии?

– Да. – На этот раз он выдержал ее взгляд.

Флоренс взяла его ладони в свои.

– Мейсон, ты ее очень любил? – спросила она, боясь ответа, но страстно желая его знать.

Мейсон смотрел ей в глаза, словно искал в них ответ на этот вопрос. Любил ли он Джулию? Тогда он был уверен, что любит. Но сейчас, с Флоренс, он окунулся в совершенно иной мир чувств. Это открытие настолько ошеломило его, что он растерялся.

– Тогда думал, что люблю, – честно ответил он.

– Шерли говорит, ты во всем винил себя.

Мейсон кивнул, но, судя по выражению его лица, Флоренс догадалась: ему неприятно, что сестра обсуждает его жизнь.

– Я на самом деле виноват.

Флоренс вглядывалась в его глаза и не могла отыскать в них следа хотя бы малейшего снисхождения к себе.

– Но ведь это был несчастный случай! Ну, причем здесь ты?

Его глаза потемнели от боли.

– Я не должен был отпускать ее в море одну.

– Но ты…

– Я был зол на нее, а она на меня. Мы собирались покататься на яхте, но у меня возникли непредвиденные дела. Джулия была такой вспыльчивой… Она завелась, наорала на меня… Я тоже не сдержался. И она вышла в море одна. – Он помолчал. – Я знал, что это опасно, но не остановил ее. А должен был остановить!

Флоренс сжимала его руки, не зная, что сказать.

– А если бы этого не случилось, – выдержав паузу, спросила она, – вы бы с ней поженились?

– Не знаю. Вряд ли… – Он покачал головой. – А ты, Флоренс, ведешь себя как любопытный ребенок. Зачем тебе все это знать?

Она пожала плечами.

– Просто хочу знать о тебе все: от детских привычек до того, что ты любишь на обед.

Лицо у него просветлело, и он нежно поцеловал ее в губы.

– Ты отвлекла меня от темы, – упрекнул ее он.

– Какой темы?

– Мы вели себя безответственно. Так рисковать нельзя.

– Да ладно, – отмахнулась Флоренс. Не волнуйся ты так!

– Обещай мне: если что случится, сразу сообщи мне. Я помогу. Это моя обязанность.

– Ладно. – Флоренс взглянула на его серьезное лицо и отвела глаза. – «Обязанность». «Ответственность». Спасибо, что не уголовная! Ну что за человек! Да ничего он ей не должен! И она не хочет быть ему в тягость. Она хочет быть ему в радость. Им хорошо вместе, и никто никому ничего не должен. Разве этого мало? Живи и радуйся! А Мейсон видит во всем цену входного билета и объявления типа: «проезда нет».

Флоренс еще раз прокрутила в голове его слова и, припомнив, что ее насторожило, нахмурилась.

– Ты просил тебе сообщить. Но куда? Ты что, уезжаешь?

– Как это куда? – удивился Мейсон. – В Глазго. Я там живу и работаю. Я же тебе говорил.

– Говорил, – подтвердила она, хотя предпочла бы об этом забыть. – А когда ты едешь? Он сжал ее руку.

– Завтра.

Флоренс показалось, будто ее ударили в сердце. Но она выстояла. И даже нашла в себе силы улыбнуться.

– А мне куда деваться?

Вообще-то, она спрашивала себя, но Мейсон с готовностью ответил:

– Если хочешь, оставайся здесь.

Она огляделась по сторонам, словно оказалась здесь впервые и никогда об этом не думала.

– Здесь?

– Живи в этом доме сколько захочешь. Я договорился с одной женщиной в поселке. Она будет убираться в доме, и закупать продукты.

Звучит неплохо… Особенно если на выходные сюда будет приезжать Мейсон. Только Флоренс показалось, что в его сценарии этого нет. Остаться здесь?

– Не знаю… – не сразу ответила она. – Пожалуй, это не лучший вариант. Придумаю что-нибудь…

Хотя какой смысл строить планы? Скорее всего, завтра она уже будет с родителями. Никуда не денется. Увы! Сказка кончилась.

Словно прочитав ее мысли, Мейсон сурово сказал:

– Нет, Флоренс, назад ты не вернешься. Нельзя идти у них на поводу.

– Легче сказать, чем сделать, господин прокурор! – Она вздохнула. – Поживем – увидим.

Долго ждать не пришлось. Через пару минут за окном послышались голоса. У Флоренс от волнения перехватило дыхание. Она бросилась к окну: первым шел Генри, за ним, неловко ступая по гравиевой дорожке на высоченных шпильках, семенила мать. И как всегда при встрече с ней Флоренс почувствовала укол совести: она любит мать, но не слишком уважает ее как личность.

Ей захотелось спрятаться. Или убежать далеко-далеко и больше никогда их не видеть. Но Мейсон прав: она должна встретить их с достоинством. Флоренс сосчитала про себя до десяти и вышла на веранду.

– Привет! – бодрым тоном сказала она.

– Флоренс! Хорошо, что мы тебя застали! – обрадовался Генри. – Я был уверен, что ты здесь. Сделай милость, объясни своей матери, почему ты сбежала. А то она винит во всем меня! Говорит, мол, я тебе помогал.

– А разве нет? – капризным тоном возразила Синтия. – Ну, здравствуй, беглянка!

– Флоренс, скажи, ну разве я тебе помогал? – стоял на своем Генри. – Да у меня и в мыслях этого не было! Скажи ей это сама!

Флоренс смотрела на мать и думала: все как всегда. Иногда в ее присутствии она ощущала себя нашкодившим ребенком, иногда, напротив, совсем взрослой – взрослее матери. Но всегда, при любых обстоятельствах, любила ее. От этого никуда не денешься.

– Мама! Генри не имеет к этому никакого отношения. Даю слово.

Синтия извлекла из сумочки белоснежный кружевной платочек и промокнула пот на лбу. Мейсон с интересом разглядывал ее. Прекрасно сохранилась. Красивая, холеная, элегантно одетая и вся как елка увешанная драгоценностями… Если Флоренс в мать, она еще долго будет молодой и привлекательной.

– Нет, это уму непостижимо! Чудовищный поступок! – заявила Синтия, взирая на дочь сквозь зеркальные темные очки. – Как ты могла так обойтись с родной матерью!

– Мама, лично тебе я ничего плохого не сделала. – Флоренс удалось подавить охватившую ее панику. Она всегда чувствовала себя ужасно, когда разочаровывала родителей. – Я подвела Стэнли. И мне жаль, что все так вышло, но… но, будь свадьба сегодня, я бы поступила точно так же.

Синтия воздела глаза к небу.

– Дочь! Я чуть с ума не сошла! – с пафосом продолжила она, как будто и не слышала объяснений. – Как ты могла так поступить?! Нет, это за пределами моего понимания.

От нескончаемых упреков матери Флоренс, как в детстве, захотелось заткнуть уши и закрыть глаза. И представить себя где-нибудь далеко-далеко отсюда. Было больно и обидно. Она повернулась к Мейсону за поддержкой и он, выступив вперед, взял ее за локоть и представился:

– Добрый день, миссис Хэзлтон! Меня зовут Мейсон Кроули. Не хотите ли зайти в дом?

На улице жарко. Сядем и поговорим обо всем спокойно…

Смерив его взглядом, Синтия соизволила согласиться:

– Действительно, почему бы и нет? – Однако до благодарности не снизошла, поскольку не поняла, кто он такой и какое отношение имеет к случившемуся. Они вошли в гостиную и сели – Синтия с Генри на диван, Флоренс и Мейсон в кресла напротив, – и Синтия вдохновенно продолжила свою партию: – Флоренс! У меня нет слов, чтобы выразить, что я перенесла по твоей милости! Ты поставила меня в идиотское положение. Ума не приложу, что сказать Мэгги Мак-Килак! Ведь она мне не просто родственница, но и давняя подруга! Какой удар судьбы! – Она заломила руки. – Моя дочь ни с того ни с сего бросает сына моей любимой подруги! Ты поставила под удар нашу многолетнюю дружбу. Скажи, ну как мне теперь смотреть ей в глаза?

Так вот почему эта страдалица не снимает черные очки! – усмехнулся про себя Мейсон.

– Вчера Мэгги устраивала в мою честь ланч, – продолжила горестное повествование Синтия. – Представила меня всем своим друзьям. Флоренс, вообрази, каково было мне? Само собой разумеется, все проявили такт и понимание. И мне не пришлось объяснять, почему моя дочь устроила такое… – Не сумев найти подходящее слово, она поменяла интонацию и повторила, вложив во фразу всю свою боль: – Устроила такое. – Выдержав эффектную паузу, она возопила: – Какой стыд! Все сидели и таращились на меня. Представляешь, что я пережила?

Флоренс нервно улыбнулась и, заправив волосы за уши, спросила:

– А почему вы не отменили ланч?

– Отменить ланч? – вскинув брови, переспросила Синтия. – Что за дикая мысль! Ведь его назначили три недели назад. И разослали всем приглашения. Как это можно отменить ланч?

Флоренс взглянула на Мейсона, и он прочел в ее глазах: «Вот видишь? Что я тебе говорила!».

– Мама, ну раз уж невеста сбежала со свадьбы, ланч все-таки нужно было отменить, – заметила Флоренс. – Позвонили бы гостям и объяснили все как есть. Ведь это еще не конец света…

Однако для Синтии, дамы до мозга костей светской, отмена ланча граничит со святотатством.

– Дочь, ты несешь несусветную чушь! Отменить ланч мы не могли. И, между прочим, он прошел прекрасно. – Она горделиво выпрямилась. – Дивный был ланч!.. Не считая того, что на меня все пялились.

Флоренс с трудом подавила нервный смешок. У Генри начался приступ кашля, и Мейсон проводил его на кухню. Воспользовавшись их отсутствием, Синтия доверительно поведала дочери:

– Знаешь, Фло, я жутко разочаровалась в Генри. – Она шумно вздохнула. – Если бы ты только знала, как тяжело терять иллюзии! Оказалось, он совсем не тот человек, который мне нужен.

– Вот как? – Флоренс порадовалась, что Мейсона нет рядом. Будь он тут, она бы посмотрела на него и наверняка бы рассмеялась. А обижать мать не хотелось. – Кто бы мог подумать!

– Представь себе! Так ошибиться! – Синтия скорбно покачала головой. – Видно, я хотела слишком многого… Жаль. Я думала, Генри мне подходит. Вначале он казался таким внимательным…

Флоренс с сочувствием взглянула на мать и отважилась предположить:

– Может, тебе нужен мужчина постарше?

– Постарше?! – изумилась Синтия. – Фло, дорогая моя! Заруби себе на носу: мужчинам постарше нужны женщины помоложе. Господи, неужели ты думаешь, что, встреть я мужчину постарше – и притом воспитанного, достойного, такого, с кем мне было бы хорошо и кто действительно понимал бы меня, – я его упустила бы?! Да я бы тут же в него вцепилась! Мертвой хваткой! – И она сжала кулачок. – Будь уверена, такого я бы не упустила! Но нет, им всем нужны молоденькие… Посмотри хотя бы на своего отца. – Синтия сняла очки и сверкнула глазами. – Кстати сказать, как тебе его новая пассия? Флоренс дипломатично промолчала и только пожала плечами.

– Очередная пустышка! Позарилась на его деньги. – Синтия вскинула голову. – У меня тоже есть деньги. Почему я не могу завести себе молодого любовника?

Флоренс взяла руку матери в свои ладони.

– Потому что тебе это совсем не нужно, – нежно сказала она.

– Не скажи! – живо возразила мать. – В этом есть свои маленькие прелести. Приятно обращать на себя внимание… – Она сжала руку Флоренс, словно принимая сочувствие и благодаря за него. – К тому же на официальные приемы не принято ходить одной. И в таких случаях Генри весьма кстати. – Внезапно с ее лица спала маска превосходства и в глазах промелькнуло такое отчаяние, что у Флоренс к горлу подступил комок. – Вот почему я хочу, чтобы ты вышла замуж! Фло, пойми, я не желаю, чтобы ты повторила мою судьбу!

– Мама, ты у меня такая красавица! – Флоренс с трудом сдерживала слезы. – И такая молодая душой… Мама, ты себя недооцениваешь. – Она собралась с духом и сказала главное: – Такие, как Генри, тебе не нужны.

К ее удивлению, мать не рассердилась, а со вздохом послушно закивала.

– Ты права. Права. Я должна взять себя в руки и изменить свою жизнь. – Она улыбнулась и обняла дочь. – Фло, дорогая ты моя, ты придаешь мне силы. Думаешь, у меня получится?

– Конечно, получится! – заверила ее Флоренс.

Стоя в дверях, Мейсон наблюдал за этой сценой. Он успел услышать достаточно и немало удивился. Он думал, что в присутствии матери Флоренс превратится в маленькую запуганную девочку, не способную принимать взрослые решения. Однако стал свидетелем обратного. Очевидно, отношения в семье гораздо сложнее, чем он предполагал.

Мимо него в гостиную протиснулся Генри и, увидев мать и дочь в обнимку, бодрым тоном спросил:

– Ну что, все уладилось? Вот и прекрасно! Флоренс, ты идешь с нами? Где твои вещи?

– Помолчи, Генри! – одернула его Синтия. – Мы еще ничего не решили.

– Ну вот! А у меня в два часа теннис! – недовольно пробурчал Генри. – Не хочу опаздывать. Неужели нельзя побыстрее?

– Нельзя, – отрезала Синтия. – Придется потерпеть.

А то не получишь мороженого! – усмехнулся про себя Мейсон.

Снаружи послышались шаги, и в дом ворвался высокий пожилой мужчина в белых шортах и тенниске, лысоватый, но интересный и уверенный в себе. Его сопровождала долговязая девица в более чем откровенном пляжном костюме с недовольной миной на лице.

– Какая встреча! – воскликнул мужчина, увидев Синтию и Генри. – Вы уже тут!

– Не шуми, Чарлз! – Синтия наморщила носик. – Ведешь себя как персонаж из дурного водевиля.

– А ты, Синтия, словно героиня мелодрамы! Этакая жалостливая матушка… – Он хохотнул. – С трагическим прошлым и феерическими планами на будущее. – Брезгливо скривив губы, он покосился на Генри. – Ну и что же дальше? Собираешься жить в шалаше и удить на обед рыбу?

– Как остроумно! – Глаза Синтии метали молнии. – Даже если так, Чарлз, мои планы на будущее тебя совершенно не касаются.

Между тем Чарлз обратил взор на дочь и, бросившись к ней, заключил в объятия.

– Фло, малышка! Мой цветочек! Мой белокурый ангел! – Он откинул голову и, с грустью воззрившись на дочь, с чувством завершил: – Дитя мое, что же ты натворила?

– Папочка… – Флоренс высвободилась из его объятий. – Я не…

– Дочь, как ты могла так поступить? – продолжил отец, будто начиная читать лекцию. – Бедняга Стэнли! Он сломлен. Фло, это удар ниже пояса. Видела бы ты его! Слоняется по дому как бесприютная душа. На него больно смотреть!

– Так переживает? – усомнилась Флоренс. Подобное поведение не отвечало ее представлениям о Стэнли.

– Твой отец как всегда все преувеличивает, – капризным тоном вставила свое слово пассия отца, которую звали Линда. – Стэнли на самом деле ведет себя странно, но на убитого горем он не тянет. – Линда не допускала мысли, что мужчины могут убиваться из-за какой-то другой особи женского пола, кроме нее самой. – Когда до него дошло, что ты сделала ноги, он стал носиться по дому как чокнутый и изорвал в клочки все твои фотографии. Еще бы! Такой облом! А потом вышвырнул из окна все твои шмотки. – Она хихикнула. – Прямо на лужайку. Ну, прямо в кино ходить не надо! А потом уволил привратника.

– Господи, а привратник тут при чем? – нахмурилась Флоренс.

– А тот сдуру болтанул, что видел, как ты выходила из церкви. Стэнли и горничную хотел уволить, только ему мать не позволила. Стала бить на жалость, мол, она служит в семье двадцать лет и все такое. Короче, нехилое устроил представление твой женишок! Обхохочешься! – И она закатилась мелким смешком.

– Насколько я поняла, Стэнли пребывает в ярости, а не в печали, – подытожила Флоренс.

– Да уж! – вмешался в разговор Генри. – На несчастного влюбленного он не похож. Скорее, у него такой вид, будто его ограбили.

– Хватит злословить! – упрекнула его Синтия. – Все переживают по-разному.

– Пусть говорит, – слабо улыбнулась Флоренс. – Ведь Генри только сказал, что думает. Просто у нас в семье так не принято. – Она выдержала паузу и, переведя глаза с матери на отца, с вызовом спросила: – Разве я не права?

Оба промолчали, а потом Синтия взяла дочь за руку и, заглянув в лицо, примирительным тоном произнесла:

– Что сделано, то сделано. Фло, у тебя было время обо всем подумать. И я уверена, ты приняла верное решение. – Она ободряюще улыбнулась. – Пора вернуться и все исправить. Так, дорогая моя?

Флоренс вытащила руку и покосилась на Мейсона, словно ища у него поддержки.

– Мама, ничего подобного я не говорила, – тихо возразила она.

– Флоренс, вот вернемся в отель, там обо всем и поговорим. Времени у нас будет предостаточно. – Синтия погладила дочь по ладони. – Посидим, попьем чаю. А потом позвоним Мак-Килакам и все решим.

Флоренс сидела молча, опустив глаза на свои руки. Лицо у нее раскраснелось, но Синтия, не замечая ничего вокруг, продолжала свою линию:

– Ну что, пошли в отель? Первым делом приведешь себя в порядок и наденешь что-нибудь поприличнее. – Она с деланным ужасом уставилась на синее платье. – Ну а потом позвоним Мак-Килакам и…

– Нет, – еле слышно сказала Флоренс.

Все смотрели на нее, не мигая, сомневаясь, правильно ли поняли.

– … и скажем, что ты хочешь извиниться, – закончила мысль Синтия.

– Нет, – сказала Флоренс, на этот раз громче, и теперь услышали все.

На миг повисла тягостная пауза. Синтия первой пришла в себя и погрозила дочери пальчиком.

– Как это нет? Не глупи! Ты вернешься, извинишься и выйдешь замуж за Стэнли.

– Мама, но…

– Никаких «но»! Стэнли Мак-Килак – прекрасная партия. Тебе с ним будет хорошо. И мы с отцом будем за тебя спокойны. – Она взяла дочь за руку. – Ну же, не упрямься!

Флоренс молча мотала головой. Все переглянулись. Чарлз с решительным видом шагнул вперед.

– Ну ладно! Идите, погуляйте по пляжу, полюбуйтесь заливом, а я тем временем поговорю с дочерью.

Синтия встала.

– Очень оригинально! – презрительно фыркнула она. – Ты что, всерьез вознамерился приступить к выполнению отцовских обязанностей?

– А что, разве я не имею права поговорить с родной дочерью? – с достоинством осведомился Чарлз.

– Разумеется, имеешь! Только не поздновато ли? – с ехидцей спросила Синтия, однако взяла Генри под руку и вышла на веранду.

– На улице жарища, так что я никуда не пойду! – заявила Линда. – Не пропускать же такой цирк! Только сбегаю на кухню, выпью водички. А вы без меня ничего не говорите, ладно? – И она выскочила из гостиной.

– Мне бы хотелось поговорить с дочкой с глазу на глаз, – сказал Чарлз, обращаясь к Мейсону, и выразительно кивнул в сторону кухни.

Мейсон отправился на кухню – заговаривать зубы беспардонной девице.

– Папуля, извини, что вмешиваюсь, – Флоренс прижалась к отцу, – но тебе не кажется, что Линда для тебя слишком молода?

Чарлз хотел упрекнуть дочь в том, что она переводит разговор на другую тему, но, заглянув в ясные серые глаза Флоренс, передумал.

– Ты права! – с грустью признал он. – Она меня утомляет. Без умолку трещит… И потом у нас с ней совершенно разные интересы. Линда мечтает стать моделью… Вот, пожалуй, и все, что ее волнует. А какие она словечки употребляет? Ей-богу, Фло, иной раз я ее с трудом понимаю!

Флоренс улыбнулась и погладила отца по руке.

– При желании всегда можно найти общий язык, – уклончиво заметила она.

Но отец, казалось, ее не слышал. Его мысли уже были заняты собственными проблемами.

– Вообрази, Фло, на днях я сказал ей, что, когда был маленьким, у нас не было телевизора. На что она заявляет, да еще с очень умным видом: неужели у вас в доме не было электричества? – Чарлз откинулся на спинку дивана и округлил глаза, словно силясь понять, как работает мозг его юной подружки. – То есть по ее логике телевизоры пылились на полках, и никто не знал, что с ними делать, пока не явился монтер и не установил в доме электророзетки! – И он от души расхохотался. – С ума можно сойти!

Флоренс тоже рассмеялась.

– Вот видишь! Зато тебе с ней не скучно!

– Да, Линда забавная… Но только в малых дозах. – Он тяжко вздохнул. – Даже не знаю, как бы мне от нее избавиться…

– Неужели это так трудно?

– Представь себе. Прилипла намертво!

– А ты воплоти ее мечту, – предложила Флоренс.

– Как это?

– Очень просто. Помоги ей стать моделью. Линда довольно эффектная. А у тебя есть кое-какие связи в рекламном бизнесе.

– Верно. Я подумаю.

– А чего тут думать? Ты можешь себе это позволить. Уверяю тебя: как только Линда получит то, о чем мечтает, она оставит тебя в покое.

– Думаешь, отвяжется? – воодушевился Чарлз.

Флоренс вздохнула. Если бы все проблемы решались так просто!

– Гарантирую.

Чарлз притянул дочь к себе, расцеловал и изрек:

– Фло, ты гений. Вся в отца! – Он самодовольно ухмыльнулся. – Именно так я и сделаю. Спасибо за совет, мой ясноглазый ангел!

Мейсон слышал конец разговора. Верно, говорят, мудрость не всегда приходит с годами, подумал он. Иногда годы приходят одни. А Флоренс – крепкий орешек! Ее не заставишь петь с чужого голоса. Она делает только то, что считает нужным. И если родители давят на нее, то лишь потому, что она позволяет им это сама. Добровольно.

В дверях появилась Линда.

– Мейсон, что же вы меня бросили? – капризно протянула она. – Я же не успела рассказать вам, как Чарлз потащил меня в «Ковент-Гарден» на оперу. Если честно, я там от скуки чуть ласты не склеила, зато в антракте видела в фойе… Знаете кого? Сроду не догадаетесь! – Она схватила его за руку. – Пойдемте, я вам расскажу!

Но тут вернулись Синтия с Генри, и Мейсон отделался легким испугом.

– Как успехи? – спросила Синтия.

– Что? – Чарлз с виноватым видом поднял глаза, осознав, что так и не успел приступить к воспитательной миссии, и посетовал: – Никак… Вы же не дали нам времени. А такие дела быстро не делаются!

– А ты, надо думать, отклонился от темы и тебя занесло невесть куда! – Синтия хмыкнула. – Так я и знала! Ну ладно. Времени у нас нет.

Она присела на диван рядом с Флоренс и взяла ее за руку, требуя внимания:

– Послушай, что я тебе скажу, дорогая моя. Ты должна вернуться к Стэнли, вот и весь разговор. Тебе прекрасно известно, что у твоего отца с Мак-Килаками деловые связи. Как, по-твоему, что будет с его фирмой, если ты порвешь со Стэнли? – Она сурово воззрилась на дочь. – Нельзя думать только о себе. Не забывай, отец уже не мальчик. Неужели ты допустишь, чтобы из-за твоей блажи пострадало его дело? Ведь это твой родной отец!

Изумленная такой заботой матери о бывшем муже, Флоренс молча таращила на нее глаза. А Чарлз не на шутку растрогался.

– Синтия! У тебя золотое сердце! Я и не знал, что ты обо мне так беспокоишься.

– Разумеется, беспокоюсь! – подтвердила она. – А что тут удивительного? Что ни говори, мы с тобой не чужие люди. – Она кивнула на дочь. – Нас с тобой навеки связал вот этот дивный плод любви. Хотя последние годы мы не всегда понимаем друг друга…

– Последние годы? – Глаза Чарлза зажглись юмором. – Синтия, ты так изящно формулируешь мысли! Я бы сказал, последние два-три десятилетия…

– Чарлз! Прошу тебя, не сбивай меня с мысли!

– Извини, дорогая, я весь внимание.

– Флоренс, твой отец всегда тебе помогал, а теперь он нуждается в твоей поддержке! – продолжала давить Синтия с привычной легкостью. – Ты не можешь его подвести.

Все смотрели на Флоренс, ожидая капитуляции.

– Нет, – тихо, но твердо сказала она.

Зрители в изумлении открыли рты.

– Нет? – переспросила Синтия, хотя прекрасно все расслышала.

Флоренс подняла голову и посмотрела матери в глаза.

– Нет, – повысив голос, повторила она. – Этого не будет.

– Чего «этого»? – уточнила Синтия.

– К Стэнли я не вернусь, – спокойно объяснила Флоренс.

– Он простит тебя, вот увидишь…

– Мама, дело не в этом.

– А в чем?! – Синтия теряла терпение.

– Я не люблю Стэнли. И не могу выйти за него замуж.

– Бред!

– Извини, – Флоренс перевела взгляд на отца, – но я не могу.

Обстановка накалялась, и Мейсон решил, что пора вмешаться.

– Флоренс все сказала. – Он шагнул вперед и сложил руки на груди. – Она остается здесь.

Синтия оглядела его с головы до ног, словно только что заметила его присутствие, и холодно-любезно спросила:

– Позвольте, а какое вы имеете отношение ко всему этому?

– Извольте, объясню. Насколько я понял, у каждого из вас в этом деле свой корыстный интерес. А я, как говорится, лицо незаинтересованное. И вижу, что никто из вас не думает о Флоренс. Вас беспокоят только ваши собственные дела. – Он обвел всех присутствующих взглядом. – А я здесь для того, чтобы защитить Флоренс.

– Защитить? От родителей? – фыркнула Синтия. – Нет, это просто смехотворно! Мы желаем ей только добра.

– Ну, так не лишайте ее права самой строить свою жизнь.

– Фло, ты на самом деле решила остаться? – спросил Чарлз.

– Да, папа.

Все пошумели-пошумели и наконец, разошлись.

– Ну что теперь? – тихо спросил Мейсон, когда они остались одни.

Флоренс подняла на него блестящие от возбуждения глаза и эхом повторила:

– Что теперь? Не знаю… – Она шагнула к нему и, словно ища защиты, попросила: – Мейсон, обними меня. Мне страшно… Просто обними меня.

Вечером они отправились в город, в уютный итальянский ресторанчик, где Мейсона знали с давних пор. Хозяин играл на аккордеоне, официанты пели итальянские песни, и арии из популярных опер. Флоренс и Мейсон сидели за столиком, покрытым скатертью в красную и белую клетку, и пили кьянти из бутылок толстого зеленого стекла.

Они смотрели друг на друга, и Флоренс поняла: у нее никогда в жизни не было такого чудесного вечера. Мейсон много смеялся и шутил, слушая ее рассказы. Они все время держались за руки.

– Знаешь, что я сейчас чувствую? – спросила Флоренс, когда они возвращались домой при свете луны. – У меня такое ощущение, будто мы с тобой герои старого фильма. Будто идет война, в город вот-вот войдут враги, а главный герой уходит выполнять опасное задание. И осталась одна, последняя ночь… Ночь, которая запомнится им на всю жизнь.

Мейсон притянул ее к себе и, заглянув в глаза, прошептал:

– Флоренс, я никогда не встречал такой, как ты! Ты мне очень дорога.

– А мне ты! – Она прижалась губами к его рту, подтверждая сказанное.

Она чувствовала себя счастливой: от хорошего вечера, от приятных слов, от его близости… Любовь ли это? Она еще не знает.

Флоренс была в длинном белом платье с открытыми плечами, которое купила ей Шерли. Милая Шерли! Платье сидело как влитое. Когда она перед ужином прошлась в нем перед Мейсоном, в его глазах вспыхнуло желание, и он не удержался и поцеловал ее.

По дороге домой Мейсон зашел в аптеку.

– Теперь можно ничего не бояться! – заявил он, помахивая упаковкой презервативов. – И смело предаваться любовным утехам!

И они предавались. Снова и снова. Всю ночь напролет, пока небо не окрасилось первым светом зари. Только тогда они уснули. Ведь это была их последняя ночь вместе.



9

– Я должна увидеться со Стэнли.

Они сидели за столом на кухне. Мейсон поднял глаза, но промолчал. Флоренс слабо улыбнулась.

– Понимаешь, я должна с ним поговорить.

Мейсон молча кивнул: он был рад, что Флоренс, наконец, решилась. Чем лучше он узнавал ее, тем больше понимал, насколько обманчивыми оказались его первые впечатления. Флоренс не была ни глупой, ни капризной, ни инфантильной.

– Хочешь, я поеду с тобой? Постою возле дома. Просто на всякий случай.

– Спасибо, – шепнула она и, смахнув слезы, взяла его за руку. – Спасибо тебе за поддержку. Мейсон, я так рада, что влезла именно в твой дом!

– Я тоже.

Дорога к особняку Мак-Килаков оказалась самой трудной в жизни Флоренс. Но она вошла в дом с поднятой головой, остановилась поздороваться со старшими Мак-Килаками, а потом прошла в кабинет, где ее ждал Стэнли.

Он сидел за письменным столом и смотрел на нее исподлобья. Флоренс встала перед ним и, набрав в грудь воздуха, сказала:

– Стэнли, я пришла извиниться.

Он заглянул ей в лицо, и его светлые глаза недобро сверкнули.

– Извиниться? – тихо переспросил он. – И все? Флоренс, а тебе не кажется, что одних извинений явно недостаточно?

– Разумеется, ты прав. – Она не отвела глаз. – Стэнли, я поступила с тобой непростительно. И буду жалеть об этом всю жизнь. Поверь, я не знаю, как загладить свою вину.

– Очень просто, – бесстрастным тоном отозвался он. – Выходи за меня замуж.

Флоренс не моргая смотрела ему в лицо и не верила своим ушам. К такому повороту событий она не была готова.

– Стэнли, это невозможно, – не сразу ответила она. – Пойми, я не могу выйти за тебя замуж.

Он отстранился от спинки стула и, наклонившись вперед, положил на стол сжатые в кулаки руки.

– Но почему? Флоренс, изволь объяснить! Почему мысль о замужестве ни с того ни с сего стала тебе неприятна? Что случилось?

Флоренс облизнула пересохшие губы.

– Ничего не случилось.

– Тогда в чем дело? Ты хоть представляешь, что со мной сделала? Я потерял покой и сон. Все пытаюсь понять, почему ты так поступила. Почему? Неужели я тебе до такой степени противен?

– Ну, при чем здесь это! Нет! – Флоренс без сил опустилась на стул. Чувство вины навалилось на нее с такой силой, что ей стало трудно дышать. – Стэнли, я не знаю, что сказать…

– Да что уж тут скажешь! – Он прищурился. – Если откровенно, я и сам прекрасно понимал, что наш с тобой брак вершится не на небесах, а чуточку пониже… – Он хмыкнул. – Но ведь не сбежал в последнюю минуту. Не оставил тебя у алтаря среди шепчущихся гостей.

Флоренс нахмурилась и, моргнув, словно стряхивая наваждение, спросила:

– Что ты сказал?

– Да ладно тебе, Флоренс! Ведь мы с тобой не вчера познакомились. И ты прекрасно знаешь: наша с тобой помолвка результат коллективного творчества наших родителей. Мы никогда не любили друг друга, и оба это знаем.

Флоренс проглотила комок в горле, и внезапно ей захотелось рассмеяться. Господи, какая же она наивная дурочка! Свято верила, что Стэнли ее любит. Как же ее так одурачили?

– Мы оба знали, что это всего лишь деловое соглашение, – продолжал вещать Стэнли. – И я был готов выполнять свои обязательства, а ты… ты струсила и сбежала. И все разрушила.

– Что все?

– Можно подумать, ты не знаешь! Деловые связи между фирмами наших отцов, вот что! Неужели непонятно?

Флоренс покачала головой. Она потеряла дар речи.

– Нельзя быть такой наивной! Ведь ты не девочка. – Он смотрел на нее с презрительно-снисходительной усмешкой. – А твои предки тоже хороши! Ничего тебе не сказали. Может, тогда ты нашла бы другой, менее болезненный способ от меня избавиться.

– Да, – выдохнула она, с готовностью с ним соглашаясь. – Ты прав. Тогда все было бы по-другому.

– Флоренс, я знаю, что последнее время вел себя не лучшим образом, – смягчаясь, заметил он. – Но ведь я тоже не испытывал большой радости от предстоящего брака. Просто понимал, что отступать поздно. Я же не знал, что у тебя другие планы…

– Никаких планов у меня не было! – Флоренс затрясла головой. – Просто я вдруг поняла, что из нашего брака ничего хорошего не выйдет.

С минуту Стэнли молча взирал на нее, потом вздохнул и уже другим тоном произнес:

– Кто знает, может, все к лучшему… Тем более что в последнее время дела у твоего отца идут неважнецки. – Он развел руками. – Этого следовало ожидать. Чарлз слишком много тратит на девиц. Флоренс, на твоем месте я положил бы этому конец.

Флоренс с готовностью закивала.

– Ты прав, Стэнли. Я попробую.

– А что касается Мейсона Кроули…

От неожиданности Флоренс вскинула брови и округлила глаза.

– Представь себе, я знаю о твоем рыцаре в сияющих доспехах. Ведь это мой старый соперник… – Стэнли криво усмехнулся. – Не скрою, это обстоятельство добавляет соли мне на рану. Передай этому выскочке, что пловец он хреновый. И на длинной дистанции ему меня не одолеть. – Он прищурился и окинул Флоренс пристальным взглядом. – Ну а какой он любовник, тебе виднее. – Он пожал плечами. – Иди, Флоренс. Возвращайся к своему новому дружку. Желаю счастья.

Флоренс поднялась, едва сдерживая слезы облегчения.

– А что ты будешь делать?

– Поеду в Австралию. Займусь нашим филиалом. Побуду там, пока тут не улягутся страсти.

Флоренс протянула ему руку.

– Желаю удачи.

Стэнли взял ее руку.

– И тебе тоже. – Он вдруг улыбнулся. – Кто знает, может, я должен сказать тебе спасибо? За то, что у тебя хватило духу сбежать из церкви. – И он захохотал. – Ведь если бы не ты, мы сейчас были бы женаты. Чуть-чуть не попались!

– Ну, надо же! Верится с трудом, – сказал Мейсон, когда Флоренс пересказала ему разговор со Стэнли. – Наверное, все мы взрослеем рано или поздно.

– Знаешь, на такую удачу я и надеяться не смела! – Флоренс вздохнула. – Ты себе не можешь представить, какое я чувствую облегчение! – Она расплылась в улыбке. – Мейсон, а какие у тебя планы на сегодня? – спросила она, когда они подъехали к дому.

– Сегодня я занят. – Он заглушил мотор и посмотрел на нее.

– Занят? – Флоренс не могла скрыть разочарования. – Ну, тогда я…

Мейсон привлек ее к себе.

– Флоренс, я буду занят одной тобой. – Он поцеловал ее и улыбнулся. – А чем хотела бы заняться ты?

– Я? – обрадовалась она. – У меня столько пожеланий, что даже не знаю, с чего начать.

– Помню-помню. – Мейсон лукаво ухмыльнулся. – Забраться на Эверест, установить мир во всем мире, купить новый «ягуар»… – Он заглянул ей в глаза. – Я ничего не забыл?

– Нет, у тебя отличная память. Только на сегодня у меня совсем другие планы. – Флоренс развернула ладонь. – Начнем по порядку. Купание в море вдвоем – это раз. – Она загнула палец. – Душ – это два.

– Тоже вдвоем? – уточнил Мейсон.

– Разумеется – подтвердила Флоренс. – Со всеми вытекающими последствиями…

– Это три, – подсказал он. – Может, на этом поставим точку?

– Ну, уж нет! Так просто ты от меня не отделаешься! А романтический ужин в кафе под шорох прибоя? А визиты?

– Визиты?! – ужаснулся Мейсон. – По-моему, на сегодня у нас с визитами перебор. Неужели тебе мало?

– Не спорь, Мейсон! Я хочу заглянуть в кафе Шерли. Без этого тур по Северной Шотландии не будет полным.

– Как скажешь… – Мейсон притворно вздохнул. – Одно твое слово – и я облачусь в костюм горца и до ночи буду услаждать твой слух игрой на волынке. Хочешь?

– Я подумаю. – Флоренс покосилась на него и игривым тоном заметила: – Пожалуй, я не прочь взглянуть на тебя в юбке. – Она выдержала паузу. – Но учитывая нехватку времени, согласна и без.

– Учитывая нехватку времени, – Мейсон покосился на часы, – нам пора идти купаться. А то солнце сядет и в воду лезть не захочется. Здесь вам не Ницца.

Они плавали в заливе, как пара дельфинов, ныряя, плескаясь и смеясь. Вместе приняли душ, что повлекло за собой кое-что другое. Обедали в уютном кафе на утесе над морем, заглянули в заведение Шерли. Мейсон попросил сестру одолжить Флоренс старый «фольксваген» ее сына Шона.

– Не надо! – смутилась Флоренс. – Зачем мне машина? Я еще не решила, что буду делать.

– Ну и решай себе! А средство передвижения никогда не помешает, – возразил Мейсон.

Потом была ночь. Это была самая лучшая часть дня. Они долго лежали, обнимаясь и нашептывая друг другу свои секреты.

– Завтра ты уезжаешь, – с грустью вздохнула Флоренс, лежа у Мейсона на груди.

– Меня ждет работа, – не сразу ответил он. – А ты останешься?

– Наверное, останусь. С твоего позволения, – улыбнулась она и чмокнула его в нос. – Может, поработаю у Шерли. Временно. Пока не заключу новый договор с издательством.

– Вот и хорошо. – Мейсон обвел пальцем контур ее губ. – Шерли о тебе позаботится. – Он помолчал и сказал то, что долго не решался сказать. – Теперь мы не скоро увидимся.

– Не скоро? – упавшим голосом повторила она.

– Да, в ближайшее время вряд ли… Я веду одно сложное дело, так что придется работать без выходных.

Флоренс не хотела задавать лишних вопросов. Она знала: Мейсон любит свободу и не хочет связывать себя обещаниями. Да и она тоже. А может, нет? В последнее время ее собственные желания и потребности очень сильно изменились.

– Я рад, что ты поговорила со Стэнли, – прервал ее мысли Мейсон. – Теперь ты забудешь всю эту историю.

– Как сказать… – Флоренс помрачнела. – Вся эта история лишний раз доказывает мою дурную наследственность. Я не способна на длительные отношения. Скажи откровенно, Мейсон, что ты подумал, когда увидел мою матушку с дружком и отца с подружкой?

– Сначала я подумал, что они у тебя оба чокнутые, – прямо ответил он. – Только знаешь что? Теперь мне кажется, что твои родители любят друг друга. Просто еще не нашли в себе сил признать это.

– А я думаю, что у них обоих напрочь отсутствует ген постоянства. И они передали этот порок мне.

Мейсон взял ее лицо в ладони и тихо сказал:

– Нет, Флоренс! Я так не думаю. Особенно после того, что увидел сегодня утром.

Флоренс смотрела ему в глаза и думала: наверное, это и есть любовь.

– И что же ты увидел? – спросила она, не отводя взгляд.

– Я впервые увидел тебя в истинном свете.

– Как это?

– Знаешь, когда я с тобой познакомился, я решил, что ты избалованная, капризная, легкомысленная… И привыкла получать все от родителей.

– Ты недалек от истины, – признала она. – Я не ангел.

– А вчера я понял другое. Флоренс, ты хорошая дочь. Ты любишь родителей и всегда готова им помочь. Разве не так?

– Ну, конечно же, я их люблю! – согласилась Флоренс. – Это естественно… Ведь они мои родители. И они меня любят. На свой манер…

– Вот именно! На свой манер. – Мейсон усмехнулся. – Знаешь, мне показалось, себя они любят куда больше. И их не слишком волнует, каково тебе с такими родителями. Ведь это по их милости у тебя развился комплекс вины! И не только вины, но и…

– Мейсон, а тебе не приходило в голову поменять профессию? – прервала его Флоренс. – По-моему, из тебя бы вышел классный психоаналитик.

– Я подумаю над твоим предложением. – Он поцеловал ее в шею. – Ну а если серьезно, Флоренс, то вот что я тебе скажу: с генами у тебя все в порядке. Просто тебе нужно завести свою семью. Я уверен, ты не повторишь ошибок родителей. И у тебя все получится.

Завести семью? Неплохая мысль… Жаль только, что в этом сценарии нет самого Мейсона.

* * *

Флоренс стало обидно, и она, не подавая виду, беспечным тоном ответила:

– Спасибо на добром слове. Я подумаю.

– Подумай. – Он привлек ее к себе. – Юлько как-нибудь потом, а сейчас… – Он поймал губами ее рот, а руки заскользили по ее гладкой коже.

– Опять?! – с деланным ужасом спросила Флоренс, переведя дыхание.

– Да, опять! – жарким шепотом выдохнул он, а руки продолжали свое дело, скользя по каждому изгибу и находя все укромные уголки ее тела, – А у тебя что, есть возражения?

– Возражений нет, – подрагивая от удовольствия, шепнула она. – У меня есть комментарии.

– У меня тоже. Ты сексуальная болтунья!

– Просто я пришла к утешительному выводу, что ты предпочитаешь кровать.

– А ты в этом сомневалась?

– Как тебе сказать… Началось все с кухонного стола. Потом была душевая кабина…

– А что тебя смущает? Этим можно заниматься где угодно.

Флоренс рассмеялась. Мейсон прав. Если бы он сказал не «этим», а любовью… И если бы добавил «когда угодно»… Ведь завтра он уезжает. А что будет потом? Да и будет ли у них потом? Слишком много «если».

Нет, это просто смешно! Всего неделю назад она его не знала, а теперь ей кажется, что она не может без него жить! Очень трогательно… Попадись она в руки феминисткам – они бы ее повесили. И были бы правы.

Да, она стала слишком зависимой. Надо быть увереннее в себе и научиться управлять своими чувствами. В конце концов, до тридцати лет она считала себя фригидной женщиной – и ничего, не умерла. А теперь не может прожить без Мейсона какую-то неделю?

Да, не может! Она устала от одиночества. И хочет Мейсона. Она не может без него жить. Раньше могла, а теперь – не может. Почувствуйте разницу! Почувствовала. И как теперь жить?!

Однако жизнь продолжалась. Флоренс работала в кафе у Шерли. Они сразу поладили. Флоренс задерживалась в кафе даже после окончания смены: так и время шло быстрее.

Постепенно она познакомилась практически со всеми членами клака Кроули. Шерли была у них вроде главы. И всеобщей любимицей. К ней тянулись все.

Сначала Флоренс познакомилась с мужем Шерли – Бентоном. Он был юристом, но от практики в большом городе отказался и открыл небольшую контору в Нэрне.

– Я не трудоголик, – говорил он. – И всех денег не заработаешь. Зато не умру от инфаркта в сорок восемь лет.

Познакомилась она и с младшим братом Мейсона, Дэном. Дэн был полной противоположностью старшего брата – весельчак и шутник. Он частенько забегал в кафе со своей подружкой. Они все время обменивались нежными взглядами и держались за руки. Глядя на них, Флоренс еще острее ощущала, как ей не хватает Мейсона.

В выходные наведывался и двоюродный брат Эдвин с женой Мейди и полуторагодовалыми близняшками. Как-то раз, когда шумное семейство уехало, Флоренс и Шерли уселись в комнате отдыха с кофе и фирменными овсяными лепешками, чтобы немного прийти в себя.

– И как только Мейди управляется с этой парочкой! – удивлялась Шерли. – Да еще умудряется оставаться при этом такой безмятежной…

– Очаровательные малышки! – сказала Флоренс, думая о своем. – Мейди повезло: сразу мальчик и девочка…

Дети… Флоренс выросла одна, и опыта общения с детьми у нее не было, но отвлеченно, как и любой нормальной женщине, ей всегда хотелось быть матерью. А последние дни она ощущала, что с ней происходит что-то необычное. Ей даже пришло в голову, что, может, она беременна?

Нет, вряд ли.

Проходили дни, дни складывались в недели, а Мейсон все не звонил. То есть он звонил Шерли и справлялся, как дела у Флоренс, но с ней не поговорил ни разу. Шерли пыталась выяснить, почему он ведет себя так жестоко, но он все время уклонялся от ответа.

– Думаю, он тебя боится, – заявила Шерли, когда Флоренс задала ей этот вопрос. – Почему же еще!

Флоренс рассмеялась.

– Боится? С какой стати ему меня бояться?

Шерли задумалась.

– Может, и я в этом виновата. Понимаешь, я давно хочу его женить. Видно, перестаралась…

– А что, если он вообще не хочет жениться? – спросила Флоренс, старательно рассматривая свои ногти.

– Мало ли чего он не хочет! – фыркнула Шерли. – Да он сам не знает, чего хочет! Я этого так не оставлю. Человек не должен жить один.

– Все люди разные… – уклончиво заметила Флоренс.

– Знаешь, пока я не вышла замуж и не обзавелась детьми, я на Мейсона не давила. Ну а теперь не успокоюсь, пока он не женится. – Ее глаза упрямо блеснули. – Вот увидишь, я что-нибудь придумаю!

Решимость Шерли не слишком порадовала Флоренс: ей не хотелось становиться частью очередного замысла Шерли. Она должна дать понять Мейсону, что не собирается заманивать его в ловушку. Она смирилась с тем, что он не хочет постоянных отношений, но ей было нестерпимо больно, что он может так долго обходиться без нее. Ну почему он ей даже не позвонит?

Флоренс ждала. Звонить самой не позволяла ей гордость. Если она ему не нужна… Нет, этого не может быть! Что-то должно произойти. А пока она будет ждать.

Ждать стало ее главным занятием. Днем, когда она работала, время шло быстрее. Но вечерами делать было нечего: поскольку никаких новых предложений от издательства пока не поступало, Флоренс в основном предавалась грустным размышлениям. Правда, ей почему-то не удавалось надолго сосредоточиться на одном и том же. Мысли все время где-то витали. И почему-то все время очень хотелось есть.

Как-то раз Шерли попросила Флоренс отнести обед кузену Тимоти. Флоренс много слышала о Тимоти, но еще ни разу не встречалась с самым эксцентричным представителем клана Кроули.

– Я загляну к нему по дороге домой, – с готовностью предложила она. – Только объясни мне, как его найти.

– Тимоти живет в заброшенной хижине на утесе прямо у развилки дороги. Сколько мы с ним стыда натерпелись! – Шерли горестно вздохнула. – Живет как бездомный! И безродный… А ведь у него в городе квартира.

– А почему он живет в хижине?

– Говорит, мол, боится упустить свою русалку.

– Русалку?

Шерли вздохнула.

– Это долгая история… Тимоти у нас художник. Ему предложили работу на киностудии. Снимали научно-популярный фильм. Про мифы кельтов.

– Как интересно!

– Куда как интересно! – Шерли снова вздохнула. – Кто знает, может, если бы не этот дурацкий фильм, Тимоти был бы сейчас здоров. Видно, заработался совсем, вот и свихнулся!

– А вы не обращались к психиатрам? – осторожно спросила Флоренс. – Может, все не так плохо? У каждого свои странности…

– Да я не одного врача к нему приводила! А толку-то? Говорят, мол, в пределах нормы. – Она с возмущением хмыкнула. – Ничего себе норма! Бросил квартиру, живет в развалюхе, целыми днями смотрит в море… Я тебе так скажу: им самим лечиться надо!

Подходя к хижине, Флоренс немного нервничала, но Тимоти оказался высоким седовласым мужчиной приятной наружности и, несмотря на спартанский образ жизни, весьма ухоженного вида.

Он пригласил ее в свое жилище.

Флоренс нерешительно вошла и восхищенно ахнула: все стены хижины были испещрены замысловатыми рисунками морских нимф.

– Какая прелесть! Это ваши рисунки?

Тимоти чуть заметно кивнул.

– А вы не хотите заняться иллюстрацией книг? У вас очень оригинальный стиль.

– Я рисую русалок, – с достоинством ответил он. – Только русалок.

Флоренс молча обошла хижину, не зная, что еще сказать, и хозяин дома, словно заметив ее смущение, бесстрастным тоном объявил:

– Извините, но я должен вернуться к работе.

– К какой работе? – вырвалось у Флоренс.

– Смотреть в море, – объяснил он, беря в руку бинокль, висевший у него на груди, и взглянул на нее так, будто это она чокнутая. – А вы что подумали?

– Видно, у нас в роду по мужской линии нелады с головой, – ворчала Шерли на следующее утро, когда Флоренс рассказала ей о своем визите. – Один торчит на утесе и ждет свою нимфу, другой убежал от своей и месяц носу не кажет!

– Шерли, я не знаю, что мне делать! – Флоренс чуть не заплакала. – Почему Мейсон мне не звонит? Почему не приезжает на выходные?

– Не знаю, – нахмурилась Шерли. – Но узнаю. Сегодня же вечером позвоню этому паршивцу!

– Куда ты пропал? – с ходу спросила она брата, едва он поднял трубку.

– Никуда я не пропал. Просто много работы.

– А ты подумал о Флоренс?

– А что с Флоренс?

– Мейсон, не морочь мне голову! – вышла из себя Шерли. – Неужели она тебе безразлична?

После долгого молчания Мейсон признался:

– Нет. Она мне не безразлична.

– Ну, так чего же ты ждешь?

– О чем это ты?

– А ты не знаешь? – возмутилась она. – Бедняжка по тебе тоскует. Ну, просто извелась вся!

Мейсон вздохнул.

– Шерли, не дави на меня. Ладно?

– Боишься влюбиться? Да?

– Не твое дело, – огрызнулся Мейсон. – Сам разберусь.

Терпение у Шерли лопнуло.

– Знаешь, что я тебе скажу? Ты просто трус!

Прячешься от жизни среди своих кодексов, где все просто и ясно!

На том конце провода долго молчали, а потом Мейсон, не скрывая раздражения, сказал, как отрезал:

– Приеду, когда смогу.

– Смотри, не опоздай!

– Спокойной ночи, Шерли. – Мейсон решил поменять тактику. – Не советую лезть в чужую жизнь. Ведь ты не Господь Бог. – И повесил трубку.

В эту ночь Мейсон долго не мог уснуть. Снова и снова он думал над словами Шерли. Конечно, он неравнодушен к Флоренс. Настолько неравнодушен, что не смеет вернуться и встретиться с ней. Он надеялся, что его чувство со временем ослабнет и сойдет на нет. Но пока на это не было даже намека.

Флоренс жила в его мыслях днем и ночью. Он скучал по ней так, что порой не мог спать. Разве можно тосковать по человеку, которого едва знаешь? О чем он тоскует? Может, всего лишь о пустой мечте?

Мейсон старался убедить себя, что так оно и есть, но тщетно. Он тосковал по женщине из плоти и крови, которую держал в своих объятиях. И тосковал так, что испытывал физическую боль.

Так почему же он не позволяет себе любить Флоренс? Что с ним происходит? Ответа Мейсон не знал. Может, Шерли права? Неужели он на самом деле прячется от жизни?

Подожду еще немного, уговаривал он себя. Мне нужно время. Разберусь с делами и поеду.

Пошел второй месяц, а Мейсона все не было. Теперь Флоренс знала наверняка: она беременна. Это открытие сначала ошеломило ее, а потом наполнило спокойствием и силой. Она смотрела в зеркало и не узнавала себя: перед ней была другая Флоренс. Она прикоснулась рукой к животу. Скоро все изменится. Больше она никогда не будет одна.

Флоренс не поделилась своей тайной ни с кем. Ни с Шерли, ни с родителями, когда они заглянули к ней перед отъездом в Лондон. К несказанному удивлению Флоренс, они явились к ней вдвоем – без Генри и Линды.

– А у нас для тебя новость! – сообщила с порога мать. – Взгляни, какое чудо! – И она протянула руку с новым бриллиантовым кольцом. – Что скажешь?

– Очень красивое! – подтвердила Флоренс. – А что за новость?

– Фло! – с пафосом произнес отец. – Мы с твоей матерью решили снова быть вместе. Что скажешь?

На миг Флоренс утратила дар речи, а потом твердо заявила:

– Я – против.

Родители в изумлении вытаращили на нее глаза.

– Как? – выдохнул отец.

– Детка, но ты же сама говорила, что мне нужен мужчина постарше, – залепетала мать, – а теперь…

Флоренс упрямо мотнула головой и повторила:

– Я – против. Вы что, шутите? Или решили заключить шотландский брак? – Она хохотнула. – Объявили, что вы муж и жена, пожали ручки и все?

– Фло, твой юмор неуместен! – с обидой заметила мать. – Во-первых, мы с отцом не шотландцы, а во-вторых, шотландский брак отменили, – проявила осведомленность она. – Если не ошибаюсь, еще до Второй мировой войны.

– Фло! Мы с Синтией любим друг друга! – Чарлз заглянул дочери в глаза. – Неужели ты не благословишь наш союз?

Флоренс немного смягчилась.

– Ну ладно. Даю вам испытательный срок. Шесть месяцев. – Она чуть заметно улыбнулась. – И если вы продержитесь вместе полгода, в чем я сильно сомневаюсь, вот тогда и поговорим о свадьбе.

Родителям пришлось согласиться с ее условием, и они ушли под ручку, нежно воркуя, а Флоренс осталась при своих сомнениях. Для них шесть месяцев очень долгий срок. Хочется верить, что они сумеют миновать этот рубеж, но всерьез на что-то рассчитывать не приходится: слишком много разочарований в жизни принесла ей эта сладкая парочка…

Я не такая, напомнила себе Флоренс и положила руки на живот.

– Сенсация сезона! – объявила Шерл и на следующее утро. – Тимоти поймал свою русалку.

– Шутишь?

– Нисколько! Мечты сбываются. – Оглядев зал и убедившись, что никого поблизости нет, она продолжила: – Тимоти на седьмом небе от счастья. Вчера на закате к нему приплыла его нимфа. На лодке под парусом.

– Я-то думала, он отловил настоящую русалку с хвостом! – разочарованно протянула Флоренс. – А это всего лишь заблудившаяся туристка…

– Не в хвосте счастье! – хохотнула Шерли. – Главное, что Тимоти ее узнал.

– Как это узнал? – недоумевала Флоренс. – Он что, был с ней раньше знаком?

Шерли кивнула.

– Говорит, что был. – Она выдержала паузу. – Только в другой жизни.

– Это сумасшествие, – тихо сказала Флоренс.

– Согласна. Тимоти всегда был немного тронутый. – Она улыбнулась. – Но, похоже, его русалке это нравится.

Они посмеялись, поговорили о причудах судьбы и разошлись по делам. Флоренс пришло в голову: Тимоти ждал и дождался. Интересно, всегда ли вознаграждается терпение? Может, ему просто повезло?

Флоренс ждала, но ей стало казаться, что ждет она напрасно. Каждую неделю Мейсон звонил сестре, обещал приехать на выходные, но каждый раз по той или иной причине откладывал приезд.

– Он не приезжает, потому что не хочет меня видеть, – сказала Флоренс, когда Шерли в пятницу сообщила, что Мейсон приболел. – Все это пустые отговорки. И вовсе он не заболел.

– Ну что ты! Как это не заболел! – пыталась разуверить ее Шерли. – Этого не может быть!

– Еще как может! – возразила Флоренс. – Поверь моей интуиции. Просто не хочет меня видеть, вот и все.

– Но он всегда о тебе спрашивает. Беспокоится, не натворила ли ты чего-нибудь…

Флоренс кивнула.

– А это комплекс вины. Из-за трагедии с Джулией… – Внезапно ее осенило. – Кажется, я знаю, что мне делать! – Она лукаво ухмыльнулась. – Говоришь, беспокоится?

Шерли с готовностью закивала.

– Вот мы его и проверим! – Флоренс взяла Шерли за руку. – Поможешь мне?

– Она еще спрашивает! – возмутилась та: – Говори, что надо делать.

– Позвони ему и скажи, что в выходные я собираюсь полетать на дельтаплане.

– Еще чего! – ужаснулась Шерли. – Только через мой труп!

– Успокойся! Никуда я не собираюсь. – Флоренс прищурилась и коварно усмехнулась. – А Мейсону скажешь, что завтра я полечу на дельтаплане с самого высокого утеса.

Шерли нахмурилась, но тут же позвонила брату и передала все, как просила Флоренс. Разговор получился очень коротким.

– Ну и что сказал наш больной? – спросила Флоренс.

– Ничего. – Шерли уставилась на нее с таким видом, словно видела впервые. – Чертыхнулся и бросил трубку.

Отлично! Одно из двух: или Мейсон рассвирепел и умыл руки, или звонит в аэропорт и заказывает билет на ближайший рейс. Очень скоро она все узнает. Осталось только ждать. Снова ждать…

Мейсон мчался на такси в аэропорт, а в голове крутились жуткие картины. Нет, Флоренс определенно спятила! Какой еще дельтаплан! Он ей не позволит. Только бы не опоздать!

Сидя в кресле самолета, он терзался угрызениями совести. Надо признать: он вел себя как последний идиот. Столько времени обманывал себя, отказываясь верить, что Флоренс ему необходима! Вбил себе в голову, что может жить один.

Шерли права: все эти годы он прятался от жизни! И дело не в смерти Джулии, а в нем самом. Он боялся влюбиться. Не хотел усложнять себе жизнь, прикрывался работой, боялся брать на себя ответственность. Короче, шел по линии наименьшего сопротивления – куда проще отвечать только за себя самого!

Все! С этим покончено! Флоренс заставила его пересмотреть свое отношение к жизни. Она такая искренняя, такая честная в поступках и мыслях, такая… А он сбежал от нее!

Когда Мейсон влетел в дом, Флоренс собиралась ложиться спать. Она вышла в гостиную и молча смотрела на него.

– Привет, – буркнул он, сунув руки в карманы. – Я приехал.

– Вижу. – Выглядел он замечательно, но Флоренс не могла себе позволить проявить истинные чувства. – С чего это вдруг?

– Что это за бредовая затея с дельтапланом? – вопросом на вопрос ответил он.

– А у тебя есть возражения? – вскинув подбородок, с вызовом спросила она.

– Да, я тебе запрещаю!

– Запрещаешь? – переспросила Флоренс и повторила, словно пробуя слово на вкус: – Запрещаешь. Странное слово. – Она выдержала паузу. – И совершенно неуместное в данной ситуации.

Мейсон шагнул к ней.

– А ты заделалась в феминистки?

– Нет. Но я самостоятельный человек. И у тебя нет никакого права что-либо мне запрещать.

– А я все-таки запрещаю! – не сдаваясь, повторил он. – И право у меня есть. – Он схватил ее. Именно схватил. И поцеловал. Сначала грубо, потом с нежностью.

Флоренс попыталась вырваться. Какое самомнение! Столько времени игнорировал ее, а теперь – нате вам! – явился. И думает, что она упадет к его ногам?! Размечтался!

– Отпусти меня! – выдохнула она. – Сейчас же отпусти!

Мейсон чуть-чуть ослабил объятия и, заглянув ей в глаза, тихо произнес:

– Ну, нет! Больше я тебя не отпущу. Никогда!

– Что? – шепнула она, перестав бороться, и подняла на него глаза. – Что ты сказал?

Он коснулся ее щеки.

– Я люблю тебя, – проговорил он и удивился сам: неужели он наконец-то решился сказать ей самые главные слова.

Флоренс показалось, будто у нее за спиной выросли крылья, и она засмеялась от счастья.

– А я люблю тебя! – Она прижалась к его груди и услышала, как громко бьется у него сердце. – С того самого дня, как залезла к тебе в дом. – Она помолчала. – Только я на тебя страшно зла. За то, что мы потеряли целых два месяца!

Они рассмеялись. Мейсон смотрел на нее, словно не веря, что эта женщина принадлежит ему, и думал о том, что боится одного: потерять ее.

Потом они занимались любовью. На этот раз никуда не спеша.

– Ты самый замечательный любовник на свете! – сказала Флоренс, возвращаясь из сладкого забытья.

– Тебе виднее! – сказал он, куснув ее за мочку уха. – Особенно учитывая твой колоссальный опыт.

– Смейся-смейся! Только опыт тут ни при чем. – Она улыбнулась. – Я точно знаю. Вернее, чувствую это, когда ты меня касаешься.

– Флоренс, – сказал он, приподнимаясь на локте, чтобы, видеть ее глаза. – Я знаю твое отношение к браку. И уважаю твое мнение.

Она молча кивнула, глядя на него во все глаза.

– Если тебе нужно время, мы можем подождать, – продолжал Мейсон. – Но ты должна привыкать к мысли о его неизбежности.

Флоренс заморгала.

– Неизбежности чего?

– Того, что мы поженимся! – выпалил он.

– Ты хочешь жениться? – Она приподнялась и уставилась на него. – Не может быть!

Мейсон притянул ее к себе.

– Я знаю, тебе будет трудно. Но я хочу, чтобы все было юридически обосновано. Понимаешь? А когда у нас будут дети…

– Ты хочешь детей?! – Флоренс не верила своим ушам.

– Разумеется, хочу! – подтвердил он. – Но если ты против…

– Я – против? – Флоренс откинулась на подушку и расхохоталась. – Нет, Мейсон, ты точно чокнутый! Если я против… – повторила она. – Да я уже беременна!

– Флоренс! – Он перевел глаза на ее живот и нежно, чуть ли не благоговейно коснулся его. – Не может быть!

Она улыбалась, а на глаза у нее навернулись слезы.

– Мейсон, а я думала, ты расстроишься, – застенчиво прошептала она.

– Расстроюсь? – Мейсон обнял ее и прижал к себе. – Флоренс, я люблю тебя. – И на этот раз он поверил в это сам.

– Я тоже тебя люблю, – пробормотала она сквозь всхлипы. – Даже не знаю, как выразить, как сильно я тебя люблю…

Мейсон улыбался, вдыхая запах ее волос, и вдруг понял, что у него появилась новая цель в жизни – сделать эту женщину счастливой.

Так и будет. Ведь Флоренс его половинка. И теперь он никогда не будет чувствовать себя одиноким. Потому что всегда, даже если ее не будет рядом, она будет в его сердце.


Поделиться впечатлениями