Черви

Роберт Фленаган

Вот он — морской пехотинец. Какая-то тень, неясный отблеск живого человека. Он стоит перед вами. Вроде бы живой, настоящий. И в то же время — уже мертвый, убитый и погребенный по законам военною времени.

Торо


1

— А ну, выходи! Быстро! Быстро! Бегом!

Адамчик попытался подняться, но не смог. Что-то мешало ему, давило, сжимало с боков. Он попытался вздох-путь поглубже, сбросить эту непонятную тяжесть. Но она все давила, шевелилась, как будто бы жила своей непонятной жизнью. Какое-то странное внутреннее движение, явное и в то же время неясное, как легкий зуд. Все его телесные входы — глаза, уши, рот, нос, даже там, ниже пояса, — все как бы вдруг открылись, разверзлись, зудели. И внутри, там, глубоко в теле, тоже что-то двигалось, шевелилось. Вроде бы пыталось выбраться наружу, вылезти из телесной оболочки. Неожиданно он понял, что все это значит. Страх будто взорвал его изнутри. Он попытался вскочить на ноги, разорвать все эти путы, что как струны прошивали его насквозь, связывали по рукам и ногам, мешали пошевельнуться. Но не смог. Нечем было дышать, сверху все заливала какая-то зловонная масса, как грязь, не было воздуха, в легких уже ничего не оставалось. Он рванулся еще раз, другой. И вдруг застыл. Ослаб, сжался. Попытался как бы вновь вернуться в свою оболочку, в свое тело, отказаться от воздуха, потихоньку, весь как бы превратившись в что-то крошечное, беленькое, мягкое, в этакого крошечного червячка, залезть в свое тело, прогрызть крошечную дырочку, ход через собственный глаз. Совсем не хотелось выползать наружу. Только бы спрятаться, скрыться, стать незаметным. Ему казалось, что он ползет через чьи-то тела — мягкие и податливые, как зернышки вареного ряса. Забраться бы поглубже, спрятаться за ними — так будет лучше, спокойнее, безопаснее. Белый червячок в податливой, уже расползающейся ткани собственного тела.

— Кому говорят, выходи! Эй, вы там! Быстро! Выходи! Выходи!

Он дернулся, просыпаясь, ударился головой обо что-то твердое. В голове загудело, в желудке замутило, к глазам подступили непрошеные слезы. Он сидел на цементном полу, спиной к такой же цементной стене. Попытался подняться, встал на колено. На второе.

— А ну, выходи! Быстро! Быстро! Эй, ты, рыжая башка! Тряси своей морковкой! Давай, давай! Ждешь, пока под свой тощий зад пинка получишь? Дождешься!

Адамчик вскочил. В животе еще мутило, но он побежал вместе с другими, толкаясь, распихивая локтями, через широкую раздвижную дверь. Выскочив наружу, он, перепрыгивая через железные ступени, помчался по бетонной дорожке к строившемуся взводу. Быстро нашел свое место в строю и замер по стойке «смирно».

Первый день в казарме — и уже ухитрился заснуть на занятии. Вот уж дурак так дурак. Клейма ставить негде. Нет, так не годится. Надо быть повнимательнее. Надо заставить себя. Но ведь в помещении было так душно. От сбившихся в кучу тел, горячих, вспотевших, буквально дышать было печем. И зачем только запихивать столько людей вместе? Тут не то что слушать, вздохнуть невозможно.

На какое-то мгновение к нему пришло то ощущение, которое было во сне, и его опять замутило. Он даже не понимал, что это было за чувство — страх, ужас, паника. Ощущение это все еще сидело где-то внутри, и от него невозможно было избавиться.

Адамчик стоял не шевелясь. Высокий, худощавый парень в серых джинсах и белой рубашке без рукавов, которую всего лишь вчера он погладил дома, готовясь к отправке. Рядом в строю стояли другие парни, одетые во что попало, прямо радуга из штатских рубашек, ковбоек, теннисок, джинсов, шорт. Строй был неровный. Вытянувшиеся неподвижно фигуры поражали своей неестественностью, напряжением — какая-то карикатура на военный строй.

Новобранцы молча стояли под палящими лучами раскаленного добела южнокаролинского солнца. По одну сторону от строя находилось красное кирпичное здание, откуда они только что выскочили, по другую — обсаженная пальмами дорога. А прямо впереди на зеленой траве был установлен большой щит, и на нем красочная вербовочная афиша корпуса морской пехоты Соединенных Штатов: два милых, широко улыбающихся лица, рядовые — парень и девушка, оба в парадной форме. Они застыли в трогательном порыве — гордо поднятые головы, лица, озаренные лучами солнца. Они в церкви. В военной капелле базы морской пехоты…

Вдруг слева скрипнула дверь. Кто-то выходил из казармы. Лица солдат и их тела стали еще напряженнее. По ступеням лестницы спускался штаб-сержант. Он был невысок ростом, слегка коротковат в ногах, но с широкими плечами и крепкой, коротко посаженной шеей. Медленно подошел к строю, остановился. Луч солнца попал на начищенную до блеска бляху, сверкнул ярким бликом. Кто-то в заднем ряду не выдержал, переступил с ноги на ногу. Кто-то кашлянул. Сержант молча и неодобрительно повел головой. Строй замер.

— Я штаб-сержант Магвайр. Ваш взводный сержант-инструктор. — Он замолчал, прошелся вдоль строя, заложив руки за спину, и снова заговорил, выбрасывая слова в такт своей спокойной, размеренной походке: — В моем распоряжении всего двенадцать недель. Ровно двенадцать, ни одной больше. И за это время я должен выяснить, у кого из вас, кисоньки-кошечки, за душой есть то, что нужно, чтобы стать настоящим морским пехотинцем. Для этого, черви вы поганые, мне, наверно, придется потрясти вас как следует. Так, чтобы у вас в паху шарики застучали. Будьте уверены, я это сделаю. Сделаю обязательно! А кому будет не по нутру, кто вздумает скулить, пусть сразу сам сматывается. Как дерьмо в консервной банке! К чертям собачьим! Сам не захочет, получит под зад! Да так, что на всю жизнь запомнит!

«Ну, я-то выдержу», — подумал Адамчик. Однако какой-то страх все больше стискивал его сердце. Ему казалось, будто сержант обращается только к нему, видит только его и грозит тоже только ему. Стараясь успокоить себя, он клялся в душе, что не струсит, не поддастся, что бы не случилось, как бы ни было трудно. Он будет стараться изо всех сил, будет молить бога, но выдержит обязательно.

— Есть тут такие, — неожиданно спросил сержант, — что уверены, что из них получится настоящий морской пехотинец? А?

— Так точно, сэр, — закричали в строю.

— Но, но! — оборвал их Магвайр. — У меня свои методы! — Он вдруг набрал полные легкие воздуха, так что воротник рубашки даже врезался в шею. Мясистое лицо покраснело, глаза полезли из орбит. — Когда я спрашиваю, — заорал он так, что все разом снова вытянулись, — я привык получать настоящий ответ. Ясненько? Так вот я повторяю: есть ли тут такие, что уверены?

— Так точно, сэр!

— Ишь ты, какие! А я говорю, что у вас, черви поганые, кишка тонка. И в груди не меха, а тряпки гнилые. Ничего. Это мы поправим. Нас для этого и поставили, чтобы сделать из вас людей. А ну… всем лечь на землю! Быстро брюхо вниз! Живо, будьте вы прокляты, скоты. На брюхо!

Солдаты, кто как мог, попадали на землю. Взвод ждал, что же будет дальше. Раскаленный асфальт жег ладони, поднимавшийся от него жар обжигал лицо, и люди непроизвольно старались как-то отстраниться от этого жара, вытягивали вверх шеи, потихоньку отворачивались.

— А ну быстро руки на ширину плеч! Вот так, скоты! Приготовились! Начали отжиматься. Разогнуть локти, морду вверх! И держать! Держать, говорю! Эй, ты, жирняк! Куда задрал задницу? Вниз ее! Только голову поднять! А ты, рыжая башка? Выпрями спину. И не сметь гнуться! Вот так. Порядочек. Теперь начнем: на счет «раз» — вниз, морду на асфальт; на счет «два» — вверх и прогнуться. Приготовились. И… раз!

Солдаты согнули руки в локтях, опустились вниз. Пот стекал по напряженным лицам, и капли его мгновенно высыхали на раскаленном асфальте.

— И… два!

Все вновь отжались, выпрямили руки, замерли. У Адамчика спина выгнулась дугой. Магвайр заметил, подошел, стукнул носком начищенного башмака по руке.

— Встать! Как звать, червячина?

— Адамчик, сэр! Томас Адамчик, сэр!

— Ты, червяк, отжимаешься, как слон, когда из него дерьмо лезет. Поэтому отныне имя тебе — дерьмо. Понятно? Дерьмо!

— Так точно, сэр!

— И запомни. Когда раскрываешь пасть перед сержантом, первым из нее должно вылететь слово «cэp». Сперва «сэр», а потом все остальное. Ухватил? «Сэр, меня звать…». Только так! Ясненько? А ну-ка, попробуем, как получится. И чтобы прямо из души вылетало. А ну?

— Сэр, меня зовут Томас Адамчик, сэр!

— Ни черта подобного! Мамкина задница ты, а не Томас. Ведь сей минут тебе было сказано сержантом, что имя тебе — дерьмо. Ни отжиматься толком, ни обращаться к начальнику не можешь. А теперь вот, оказывается, и имени своего запомнить не в состоянии.

Магвайр в упор уставился на новобранца. Лицо его буквально пылало от негодования, глаза были выпучены, белки пошли какими-то красными прожилками. Адамчик отупело глядел прямо перед собой.

— Отныне и впредь, поганый червяк, — орал Магвайр, — имя тебе будет не просто дерьмо, а дерьмо двойное. Ухватил, скотина? Двойное дерьмо!

— Так точно, сэр!

— А вернешься в кубрик, мы с тобой еще потолкуем. Понял, двойное дерьмо?

— Так точно, сэр!

— Вот то-то. А теперь — на брюхо! Живо!

Адамчик упал на живот, вытянулся на прямых руках, постарался распрямить спину. Магвайр прошел во вторую шеренгу.

— И… раз!

Люди опустились на асфальт.

— И… два!

Выжались на руках.

— И… раз!

Пошли вниз.

— И… два!

Выпрямились.

Магвайр прошел вдоль третьей шеренги.

— А вы, черви сопливые, оказывается совсем к жаре не привычны. Так, что ли, скоты?

— Так точно, сэр!

— И к жаре не привычны, и зарядку делать не умеете. Да и голоса ваши мне не нравятся. Шипите, ничего не слыхать. Да только это мы из вас быстро выбьем. Научим порядку, животные. Будет вам тут и чистилище, и ад сразу. Все, что надо, узнаете. Научитесь!

Штаб-сержант закончил обход и вновь занял свое место перед строем новобранцев. Лежащие на земле солдаты тяжело дышали.

— Да, уж вам придется попотеть. За эти двенадцать недель я вас выдраю как следует. Научу всему, что надо для настоящего морского пехотинца. И вы все, каждый из вас, запомните мои слова. Как «Отче наш»! Будьте уверены, все, что прикажу, сделаете. Нравится вам это или нет. Прикажу снять штаны и оправляться, будете, оправляться. Прикажу улыбаться, у всех будет рот до ушей. А если прикажу не дышать, так уж поверьте моему слову, скоты, вы уж не вздохнете. Усекли?

— Так точно, сэр!

— Потому что до тех пор, пока вы здесь, в Пэррис-Айленд, я буду вашей матерью, вашим отцом и вашим господом богом. Попробуйте забыть об этом хоть на минутку, хотя бы только разочек, и вы на всю жизнь пожалеете, что ваш старик когда-то переспал со своей старухой и сделал ей такого скота. Понятненько?

— Так точно, сэр!

— С этого острова есть только два выхода, черви паршивые. Один из двух. Или вы закончите курс обучения, как положено, не посрамите чести 197-го взвода и в последний день протопаете торжественным маршем перед знаменем. Или же сдохнете, и вас отсюда увезут. Ногами вперед. Это вам понятно? Усекли?

— Так точно, сэр!

Магвайр вытер пот со лба, затем немного опустил поля своей шляпы1Сержанты-инструкторы учебных центров морской пехоты США носят установленный для них отличительный головной убор — широкополую «стетсоновскую» фетровую шляпу с подбородочным ремешком ковбойского стиля. — Прим. переводчика., чтобы защитить лицо от солнца.

— Встать!

Солдаты с трудом поднялись на ноги. Но тут в конце первой шеренги раздался шум, произошло какое-то замешательство. Рядовой Адамчик, громко охнув, вдруг начал оседать и упал лицом вперед, ударившись при этом плечом об одну из стоек щита с рекламной афишей. Длинное, тощее его тело, глухо стукнувшись о землю, замерло на тщательно подстриженном зеленом газоне. Магвайр подошел к упавшему, опустился на колено. Потрогал пульс, немного ослабил поясной ремень у солдата, пальцем приподнял одно веко. Затем быстро поднялся на ноги:

— Ну, кисоньки-кошечки, кто еще желает брякнуться? Валяйте. Да поживей. Чтоб уж разом покончить с этим делом. Ну? — Он зло плюнул себе под ноги, посмотрел на строй. — Значит, не хотите? Тогда порядочек. Когда взвод тронется, вон тем двум червякам, на шкентеле, поднять эту тухлятину и тащить за строем. — Он пнул носком башмака под ребра все еще лежавшего без сознания Адамчика. — А теперь всем подтянуть штаны и повернуться налево; Вот так, без суеты. Можно особо не спешить. Чудненько. Шагом… арш!

* * ** * *

— Снять все! — гаркнул Магвайр. — Все без исключения! А теперь становись, стадо, да побыстрее. Кому это не понятно? Ясно сказано, все долой. Чтоб были такие голенькие, как из мамки выскочили.

«А что же будет с моим перстнем? — подумал Адамчик. — С тем, что на выпускном вечере в школе дали?» Неожиданно на ум пришли фотографии, которые он видел в какой-то книге о нацистских концлагерях. Внизу живота сразу противно заныло.

В этот момент Магвайр подал новую команду — солдаты должны были связать свои пожитки в узлы, обернуть их лежавшими здесь же большими листами бумаги и связать шпагатом. «Чего это вдруг я так испугался, — попытался успокоить себя Адамчик. — Все будет нормально».

— Каждому взять по полотенцу, — последовала новая команда. Магвайр показал на большую стопу ярко-красных полотенец, лежавших на столе у стены. — Обернуть вокруг брюха и марш к парикмахеру. Там стать в строй и стоять смирно. Запомните, скоты, везде и всегда вы стоите только по стойке «смирно». Ясненько?

— Так точно, сэр!

— Как только там закончите, немедля назад и под душ. Всем без исключения! И мыться как следует, мыла не жалеть, скрести себя на совесть. Чтоб ни на ком цивильной грязи и крошки не осталось. Ясненько?

— Так точно, сэр!

— Каждый должен быть чистеньким и свеженьким, — мы ведь начинаем новую жизнь. Может, что из вас и получится. Ясненько?

— Так точно, сэр!

— Тогда… бегом… арш!

* * ** * *

Обернувшись по бедрам грубыми красными полотенцами, ощущая под ногами приятный холодок кафеля, рекруты выстроились в две колонны. Стояли, вытянув руки вдоль бедер, молча уставясь куда-то поверх голов. Два парикмахера быстро работали машинками.

Магвайр прохаживался вдоль строя, наблюдая за порядком. Как только очередной новобранец соскакивал с кресла, очередь разом делала шаг вперед.

Вот к парикмахеру уселся новый клиент. Парень был в теле. Полные округлые его плечи и грудь были густо усыпаны угрями и прыщами. Сняв очки, он положил их себе на колени, в складку, образовавшуюся на полотенце. Парикмахер погасил в пепельнице окурок, взялся за машинку. Толстый парень поднял голову повыше, как-то криво ухмыльнулся.

Эта неловкая улыбка еще блуждала у него на губах, когда подскочивший Магвайр резким рывком вышвырнул его из кресла прямо на пол. Очки со звоном отлетели в сторону, красное полотенце оказалось у парня где-то под коленками.

— Как звать, скотина? — рявкнул красный от негодования сержант.

— Сэр, моя фамилия Клейн. Мильтон Клейн, сэр!

— Ты что же это, червяк поганый, вбил себе в башку, когда в кресло полез? — Сержант схватил парня за руку. Рывком поставил на ноги, притянул к себе. — А ну, отвечай, мокрица! Да не вздумай врать!

— Сэр, но я ничего… Честное слово, ничего, сэр…

— Так ты еще выкручиваться, мразь! Уж не хочешь ли ты сказать, что твой сержант-инструктор врет? Что он все это придумал? Будто я не видел, как ты тут ухмыляешься кому-то. С подлыми намеками! Ну, говори, червячина!

Новобранца буквально трясло от страха. Тщетно пытался он придать своей позе хоть какое-то достоинство. Жирное тело блестело от пота, красное полотенце висело под коленками.

— Так точно, сэр, — только и мог вымолвить он, тщетно пытаясь подтянуть живот.

— Что «так точно», дрянь паршивая? Что? Ухмылялся ты с намеком или нет? Отвечай!

— Так точно, сэр! Ухмылялся!

Магвайр брезгливо отпустил жирную руку. Побелевшее место на запястье сразу же покраснело.

— Тогда слушай меня, свинья жирная. Не знаю когда, но может статься, что ты со своей жирной задницей и попадешь на фронт. Против китайцев, русских или еще кого. Нам будет тогда не до смеху. В корпусе морской пехоты комики не нужны. Ясненько? И клоуны тоже. Заруби это себе на носу! И подбери брюхо, пока не поздно. Пока твои потроха еще в одной упаковке! Не то вылетишь, как дерьмо в консервной банке. Усекаешь?

— Так точно, сэр! Усекаю!

— А что ты усекаешь, болван?

— Я не понял, сэр!

— Ты сказал «усекаю». Так вот я хочу знать, что же ты усекаешь?

— Сэр, вы сказали… Вы сказали, сэр, чтобы я не…

— «Вы»! «Вы»! — заорал вдруг в бешенстве Магвайр. — Ах ты, свинья поганая! Ты что же это, переспать со мной захотел, что ли?! Да я тебя, мразь, с дерьмом смешаю!

— Никак нет, сэр, — окончательно растерялся ничего не понимавший солдат. — Сэр, я не имел в виду…

— Так с какой же это стати ты меня вдруг овцой окрестил, гаденыш?2Игра слов. По-английски «вы» («you») звучит так же, как и «овца („ewe“). — Прим. переводчика.Совсем уж заврался, не знаешь, что бормочешь. Меня овцой зовешь, а себя, видно, бараном вообразил. Каков мерзавец! Покрыть меня захотел, мразь поганая!

— Сэр, я…

— Да что ты за скотина тут объявился? С мужиками что ли путаешься? Педик?

— Никак нет, сэр!

— А чего же тогда на своего сержанта-инструктора прицелился?

— Сэр, я и в мыслях не имел. Даже не думал, что так получится!

— Запомни, скотина, что в любом случае рекрут должен называть своего сержанта только сержантом. И никак иначе. Никаких там «вы»! Ясненько?

— Так точно, сэр!

— И впредь дважды подумай, прежде чем разрывать свой поганый рот. Да еще упаси тебя боже снова вылезти со своей похабной ухмылкой. Особенно, когда рядом твой сержант-инструктор. Ясненько?

— Так точно, сэр!

— Мы ведь тут комедиантов не жалуем. Усекаешь?

— Так точно, сэр!

— Ладненько, свинья. Подними-ка полотенце да прикрой эту свою… мелочь. А то еще отморозишь. И марш в кресло. И так вон сколько времени из-за тебя зря потеряли.

Клейн вновь обмотал вокруг бедер свое полотенце и нагнулся, чтобы поднять с полу очки.

— Я разве велел тебе хватать эти стекляшки? — рявкнул Магвайр.

— Никак нет, сэр!

— Так какого же черта ты делаешь то, что не приказано?

— Сэр, но я не вижу…

Магвайр просто задохнулся от гнева. Кровь снова бросилась ему в лицо, жилы на шее надулись, как веревки.

— Марш в кресло, будь ты проклят! — заорал он с такой силой, что парикмахер от неожиданности даже уронил ножницы.

Клейн плюхнулся в кресло. Парикмахер вопросительно поглядел на сержанта, тот молча кивнул:

— Остриги его наголо, Эдди. Под ноль. А когда кончишь, разрешишь ему поднять свои паршивые очки.

— Добро, сержант, как прикажешь.

Он начал быстро водить машинкой, умело пропахивая на голове новобранца одну полосу за другой, со лба на затылок и снова со лба. Густые черные волосы Клейна кучками падали на пол, скручиваясь, как шерсть, состригаемая с овцы.

* * ** * *

Парикмахерские кресла не пустовали ни минуты, и очередь быстро, как бы толчками, продвигалась вперед. Убедившись, что здесь все в порядке, Магвайр отправился в душевую. Под ближайшим к двери душем в это время мылся Клейн. Немного опустив голову и согнув спину, он блаженствовал, ощущая, как струйки воды сбегают между лопатками и вниз по телу. Глаза его были зажмурены.

Быстрым движением протянув руку, сержант разом закрутил кран с горячей водой. У солдата аж дух захватило. Громко ойкнув, он выскочил из-под ледяной струи и налетел животом на соседа, который, нагнувшись, мыл в это время ноги.

— Ага, свинья, — злорадно заорал Магвайр, — попался. Теперь уж я точно знаю, что у тебя на уме, поганец. А ну, всем выключить душ!

Солдаты один за другим завертывали краны. В душевой воцарилась гнетущая тишина. Только чуть слышно журчали по полу струйки воды, стекавшие мыльными ручейками в центральный сток. Все стояли по стойке «смирно». Один лишь Клейн пытался стереть мыло с лица.

— Не пытайся выкручиваться, свинья, — зловеще прошипел сержант. — Теперь уж тебе не отвертеться, я все своими глазами видел. Все до капельки. Мне бы сразу догадаться, что ты за птичка. Я же понимаю. Вон брюхо какое. И грудь, как у бабы…

— Сэр, это вовсе не…

— Заткнись, скотина. Скажи, черт тебя побери, спасибо, что я начальству не доложу. Не стану рапорт писать про то, что ты тут позволяешь себе вытворять. Грязная тварь! Педик несчастный! А ну, стань сюда. — Сержант показал на грязную лужу, образовавшуюся в центре душевой. — Сюда! В самую грязь! И стоять, пока все не помоются. Тогда сполоснеться. И береги тебя бог, если снова вздумаешь приставать к кому-нибудь. Ясненько?

— Сэр, честное слово, я не…

— Молчать! Марш в лужу! И стоять смирно!

Облокотившись о подоконник, Магвайр отсутствующим взглядом глядел в запотевшее окно. Он видел блестевший под палящими лучами солнца черный асфальт большого плаца, а за ним огромный бетонный монумент — пять застывших навек серых фигур на огромной железобетонной плите, устремившихся в едином порыве вперед и вверх. Пять пар рук сплелись на древке флага, с которого безжизненно свисало звездно-полосатое полотнище, блестевшее ярким пятном на фоне сизого безоблачного неба. Пять парней с горы Сурибати. Пять героев прошлой войны — солдаты морской пехоты.3Имеется в виду известный монумент (подлинник находится в Вашингтоне, а копии — во всех крупных гарнизонах морской пехоты в США), на котором изображены пять солдат морской пехоты, водрузивших флаг на вершине горы Сурибати во время боев на японском острове Иводзима в 1944 году. — Прим. переводчика.

За его спиной по мокрому кафелю душевой шлепали солдатские ноги. Магвайр не оборачивался. Уставившись в стекло, он внимательно прислушивался, как новобранцы поодиночке и группами выходили из душевой и строились в кубрике. От парикмахерских кресел все еще слышалось пощелкивание ножниц и жужжание машинки. Наконец там все затихло. Сержант выждал еще несколько минут, затем обернулся. В душевой полоскалось несколько человек. Всем им, включая и Клейна, он приказал бегом отправляться в строй. Солдаты ринулись в кубрик строиться. С тех, кто только что прибежал из душевой, все еще стекала вода, и у ног образовывались лужицы.

— Шевелись, скоты! — орал сержант. — Быстро! Быстро!

Адамчик, прибежавший одним из последних, жмурился от яркого света. Глаза щипало от попавшего мыла, но он боялся поднять руку, чтобы протереть их.

Магвайр грубо толкнул его.

— Кончай шевелиться, стадо паршивое! — крикнул он. — Скидай полотенца!

Солдаты побросали свои набедренные повязки и стояли голые, молча вытянувшись перед прохаживавшимся перед строем сержантом. За ними в открытом окне, как в раме, сияла залитая солнцем железобетонная громада — пять морских пехотинцев, водружающих знамя на горе Сурибати.



2

Адамчик медленно и аккуратно заполнял строка за строкой желтоватый лист почтовой бумаги.

«Дорогие мама и папа. У меня все в порядке. Мы прибыли сюда вчера утром, но весь первый день прошел в „организационных хлопотах“ (здесь так говорят). Дел было очень много, вот я и не смог вам написать. Сегодня наш „эс-ин“ (сержант-инструктор, по-здешнему) привел нас в казарму, и мы получили винтовки и все „имущество“. Теперь вот устраиваемся на новом месте.

Надеюсь, что у вас тоже все хорошо и вы не особенно волнуетесь за меня. Правда, тут некоторые парни здорово напугались с непривычки. Но мне повезло — дядя Тэд ведь мне все рассказал про эти учебные центры и обо всем прочем, так что я знал, что должно быть, и особенно не пугался. Здесь страшно жарко. Кое-кто из парней получил тепловой удар. Мне тоже было немного не по себе. Погода здесь совсем не такая, как у нас в Огайо. Но сейчас у меня уже все нормально. Говорят, что тут быстро привыкаешь («акклиматизируешься»).

Завтра нам должны сделать прививки. Надеюсь, их будет не очень много. Во всяком случае я здесь буду только двенадцать недель, а потом, говорят, нас, может быть, отпустят домой. Так что все не так уж плохо, ведь всего двенадцать недель. Не очень много, верно ведь?

На этом закончу. Надо собираться. Уже без десяти девять (по-флотски — 20.50). Нас учат здесь жить по-флотски. К половине десятого все должны лежать по койкам. Утром мы встаем рано. Говорят, будто в 4.30. Но вернее всего в 5.00, точно не знаем, часы у нас отобрали.

Сержант-инструктор говорит, что по воскресеньям нам разрешается ходить в гарнизонную церковь. Я (и другие католики тоже) уже получил казенный требник (здесь молитвенники дают всем по той вере, которую они указали в анкете). Так что за меня не беспокоитесь. Может быть, только лишний разочек помолитесь, чтобы у меня все было хорошо. Конечно, я и так справлюсь, но лишняя молитва не повредит. И очень прошу, пишите мне почаще. Дни тут кажутся очень длинными, даже не верится, что когда-то ты жил в другом месте и видел других людей. А с письмом все же полегче.

Пожалуйста, не волнуйтесь обо мне. Любящий вас…»

Адамчик сидел на своем рундуке, перечитывая письмо. Кончик карандаша с крохотной резинкой он держал во рту, медленно перекатывая из угла в угол и размышляя, как лучше подписаться — то ли «Томми», как его всегда звали дома, то ли посолиднее — «Том».

Конечно, «Томми» привычнее. Но это хорошо было там, в Огайо. А здесь это имя казалось детским, несолидным, вроде бы мальчишеским. Но и «Том» тоже звучало не очень здорово — с чего это он будет перед родителями важничать. Тем более, что никто во взводе и не увидит это письмо. Чего же тогда бояться? Он быстро подписался «Томми» и вложил письмо в конверт. Надписав адрес, он вытащил записную книжку и сверился, как пишется обратный адрес. Там значилось:

«Рядовой Томас С. Адамчик. Взвод 197, рота „А“4В соответствии с принятой в вооруженных силах США системой роты в полку имеют буквенные обозначения., 1-й б-н НРП, УЦМП Пэррис-Айлепд, Ю. К.»

Для посвященных эти непонятные буквы означали, что рядовой Адамчик проходит службу в 197-м взводе первой роты первого батальона начальной рекрутской подготовки и что этот батальон находится в учебном центре морской пехоты Пэррпс-Айленд в штате Южная Каролина.

Он с удовольствием отметил, что такой обратный адрес придавал его письму официальный, солидный вид. Все эти цифры и сокращения словно утверждали, что ты уже действительно морской пехотинец, а не просто штатский сопляк. Да и дома это тоже произведет впечатление. Родители ведь ничего не знают о военной жизни, подумают, что это что-то секретное, вроде шифра. Будут расспрашивать дядю Тома, что, мол, все это значит.

«Рядовой Томас С. Адамчик». Это ведь совсем не то, что «поганый червяк» или «двойное дерьмо». Когда видишь такое на бумаге, даже на душе полегче. Не такими ничтожными кажутся шансы благополучно пройти этот страшный курс «начальной рекрутской подготовки».

В этот момент кто-то толкнул его в бок. Адамчик знал, что рядом на соседнем рундуке сидел солдат, читавший учебное пособие, но, увлекшись письмом, забыл о нем. Сосед сам напомнил о себе:

— У тебя нет листочка бумаги? — тихонько спросил он.

— Ну, конечно, — так же шепотом ответил Адамчик. — На, вот.

— Спасибо.

— Меня зовут Адамчик. Том.

— А я Джо Уэйт. Это ведь ты тогда свалился в обморок?

Адамчик потупился, сделал вид, будто читает письмо.

— Да, — ответил он шепотом.

Ему казалось, что, коль скоро, тут все были новенькие, не знавшие совсем друг друга, никто не запомнил, кто это там свалился в строю. Оказалось, что это не так. Запомнили.

Уэйт принялся за свое письмо. Писал он быстро, слегка косые буквы бежали по листку одна за другой, рассказывая далекой матери о том, что у него все в порядке, и прося ее писать почаще. Он не преминул соврать, будто бы новобранцам разрешают писать письма только по воскресеньям, но что он обязательно станет писать каждую неделю. Подписавшись «Твой сын Джо», он затем добавил еще несколько строк, спросил, чем занимается брат и как идут дела в их мастерской химчистки. Затем сложил письмо.

— Не очень-то ты их балуешь, — заметил Адамчик.

— А что там писать. У тебя, кстати, конверта не найдется? С маркой.

— Забыл привезти, что ли?

— Да нет. Просто я писать письма не люблю. Вообще не собирался. А тут, оказывается, обязательно. На-ка вот. — Он протянул соседу пять центов.

— Ну, зачем ты так, — Адамчик вытащил из блокнота конверт с маркой, протянул Уэйту.

— Да бери, что такого, — настаивал тот.

— Не надо. В другой раз, может, ты мне чем-нибудь поможешь. Рассчитаемся еще.

— Как хочешь.

— А я сегодня ничего еще не ел. — Адамчику не хотелось обрывать начавшееся знакомство. Уэйт в этот момент лизнул конверт, собираясь заклеить его. С высунутым языком он уставился на соседа. Потом заклеил конверт, спросил:

— Чего это ты?

— Не знаю. Не хотелось что-то. От этого, видно, и в обморок упал.

— А сколько тебе лет, Рыжий?

— Семнадцать. Какое это имеет значение?

— Да так просто. — Уэйт снова раскрыл учебник, сел поудобнее, спиной к металлической раме, скрепляющей стоящие одна на другой его и Адамчикову койки. — В общем-то это твое дело. Только я на твоем месте не пропускал бы жратву. Так и ноги протянешь.

— Конечно, — согласился Адамчик, — какой разговор.

Уэйт принялся за учебник, а Адамчик, хотя тоже раскрыл свой, не читал, только скользил глазами по строчкам, не улавливая смысла. Конечно, ему было безразлично, что сосед назвал его «Рыжий», даже, пожалуй, понравилась такая простота. Они ведь солдаты, не мальчишки. Лучше «Рыжий», чем, скажем, «Томми». Даже «Том» и то было бы не очень к месту. А «Рыжий» — это вроде по-солдатски. Адамчику казалось, что именно так — грубовато, по-казарменному — должны обращаться друг к другу настоящие морские пехотинцы. Тем более, что они совершенно незнакомые люди, впервые встретились. И приехали сюда не дружбу заводить, а учиться солдатскому ремеслу, чтобы стать настоящими парнями. Мужчинами, черт побери. Морской пехотой!

— Ты бы лучше застегнулся, Рыжий, — шепотом, не поднимая головы, сказал Уэйт. — Гляди, нарвешься, будешь тогда задницей расплачиваться.

Застегнув пуговицы, Адамчик вновь взялся за учебное пособие. Он попытался вчитаться в то, что написано, понять. Это был раздел «Взаимоотношения и дисциплина». Написано было страшно скучно, читать не хотелось, и он бесцельно листал страницы, пока не добрался до главы «История и традиции морской пехоты». Описание боев в Северной Африке, на Тараве и Иводзиме увлекло его, даже вроде бы пробудило какую-то гордость. Ну и что, если он всего лишь зеленый новобранец в учебном центре? Все равно ведь он в морской пехоте. Он член этого механизма, его винтик. И он здесь, в его нутре. Не чета тем парням, что остались за бортом и только поглядывают теперь со стороны. Ему казалось, будто все это имеет уже особое значение. Только вот не ясно еще, какое. Но имеет.

— Смир-р-на! — Это заорал солдат, сидевший ближе всех к дверям. Все повскакали с рундуков, вытянули руки по швам, застыли. Кое-кто стоял с учебником в руках, не зная, куда его деть.

Сержант Магвайр прошел на середину кубрика. Рядом с ним стоял еще один сержант-инструктор — значительно моложе, повыше ростом, но поуже в плечах. Руки со сжатыми кулаками сложены за спиной, прямой подбородок подобран. Образцовый «эс-ин», прямо с картинки.

— Представляю сержанта Мидберри, — громко крикнул Магвайр. — Сержант Мидберри — младший инструктор 197-го взвода. Ваш «эм-эс-ин». Он будет помогать мне вышибать из вас гражданский дух и все такое прочее. В общем, делать из паршивых червяков настоящих морских пехотинцев. И запомните, скоты, не вздумайте артачиться. Все делать, как положено. А не то… Ясненько?

— Так точно, сэр!

— Добро! А теперь всем взять письма и поднять их вверх в правой руке. Чтобы у каждого было хотя бы по одному. Я вовсе не желаю, чтобы ваши истерички мамаши поднимали командование с постели своими дурацкими телефонными звонками — что, мол, там случилось с моим крошкой…

Он кивнул сержанту Мидберри, и тот двинулся вдоль шеренги, отбирая письма у вытянувшихся по стойке «смирно» солдат.

— У каждого письмо, — повторял он негромко. — У каждого письмо.

Но тут он, видимо, вспомнил, что перед ним не несколько одиночек, а целый взвод, семьдесят парней, и резко повысил голос:

— Каждый сдает письмо! Каждый с письмом!

Пока младший «эс-ин» обходил строй, Магвайр подошел к Адамчику. Солдат оцепенел, вытянулся, как мог, внутри у него сразу похолодело.

— Так, так, — медленно начал сержант. — Рядовой Двойное дерьмо. Тот самый паршивый червяк, что не способен четко ответить «Так точно, сэр». Не так ли, рядовой?

— Так точно, сэр, — крикнул Адамчик что было мочи. Пот тонкой струйкой уже стекал у него между лопаток, слепой страх комком подкатывался к горлу.

— Нечего теперь орать, — прикрикнул сержант. — Утром надо было стараться. А теперь чего глотку драть? Так вот запомни, Двойное дерьмо, заруби себе на носу: где бы и когда бы я к тебе теперь ни обращался, ты будешь в ответ только рычать. Ни одного слова. Только рычать. Как паршивый пес. Ясненько? Молчать! А ну, давай!

— Р-р-р!

— Дерьмо! Даже близко не похоже. Разве псы так рычат? Слушай, как надо: Гр-р-р! Гр-р-р! Гав! Гр-р-ры! Давай теперь.

— Гр-р-р… Гр-р-р…

— Плохо! Злее давай, злее и громче!

— Гр-р-р… Гр-р-р… Гав! Гр-р-р!

— Вот так! Теперь, стало быть, ты знаешь, как надо говорить «Так точно, сэр»?

— Сэр! Гр-р-р! Гав! Гав!

— Здорово. Это уж дело. А теперь раскорячься. Как в сортире на стульчаке…

— Сэр…

— Молчать! Садись, как приказано, будь ты проклят! Как в сортире. Быстро, мразь!

Адамчика будто ударили. Он резко присел на корточки, расставил ноги, локти упер в колени. Маграйв крикнул:

— Рядовой Двойное дерьмо!

— Сэр! Гр-р-р… Гр-р-р… Гав! Гав!

— Отлично. Просто отлично. Так и оставайся. Красиво сидишь.

Тем временем Мидберри заканчивал сбор писем. Подойдя к койке Адамчика, он взял лежавшее на ней письмо, мельком взглянул на сидевшего на корточках солдата и прошел дальше.

У Адамчика устали ноги. Он пытался потихоньку опуститься так, чтобы ягодицы уперлись в пятки. Но боялся, что потеряет равновесие. Магвайр все еще стоял над ним, хотя вроде бы и смотрел куда-то в сторону — в дальний конец прохода между двумя рядами коек.

Адамчик мельком взглянул на сержанта. Его поразили глаза — голубые-голубые, но как будто бы размытые, выгоревшие. И в них было что-то кошачье, но самое главное, что в этих глазах ничего, решительно ничего не отражалось, в них не было жизни.

Солдат быстро отвел взгляд, опустил глаза на ярко начищенную бляху, сиявшую на сержантском ремне. От напряжения у него заболела шея, но он еще больше сжался, ожидая окрика или даже пинка за свою нескромность. Однако наказание на этот раз миновало его: возможно, сержант не заметил этого мимолетного взгляда. Адамчику стало легче. Он хорошо запомнил, как еще утром одни из новобранцев нарушил запрет и поглядел в глаза сержанту. За это Магвайр заставил его отжиматься на руках До тех пор, пока бедняга не свалился без сознания.

Когда сержант-инструктор смотрит тебе в лицо, объяснял им Магвайр, ты должен стоять так, как винтовка в пирамиде, и смотреть только вперед и вверх, поверх головы начальника. Ведь новобранец, добавил он, пригоден лишь для того, чтобы быть объектом постоянного контроля со стороны сержанта, с него необходимо ни на минуту не спускать глаз. Сам же он еще не дорос смотреть на других, тем более на своего сержанта-инструктора. И это одно из главных правил неписаного кодекса поведения новобранцев в период прохождения начальной рекрутской подготовки. Магвайр в первый же день предупредил взвод, что это правило будет беспощадно вбиваться рекрутам в головы. Так же, разумеется, как и другие правила. Беспощадно!

От сидения в неудобной позе ныло все тело. Боль расходилась от поясницы вниз по бедрам, уходила в ноги. В голове стучала одна мысль: сколько же еще можно выдержать эту муку? Сколько еще так сидеть? И что сделает с ним Магвайр, если он не выдержит и свалится? Боль от поясницы и бедер перешла в живот, казалось, что там вот-вот что-то лопнет, разорвется. О, господи, ну когда же конец, когда же этот изверг разрешит подняться? И чего он добивается? Чего хочет? Чтобы его считали суперменом, что ли?

Адамчик еще раз сделал попытку хоть немного переменить позу — сжал локтями колени, попытался чуть-чуть снять нагрузку с ног. Чтобы отогнать боль, он, старался заставить себя думать о чем-то другом, ну хотя бы о доме. Но никак не мог сосредоточиться, мысли все время перескакивали, в голове все смешалось — мать, отец, дом. А ноги совсем уже отказывались слушаться, предательски дрожали. «Только бы судорогой не свело, — молил солдат. — О боже, святая Мария, — он еще раз попытался отвлечься от того, что происходило, увести мысль от отказывавшихся повиноваться ног, — матерь божья, помоги мне…»

В этот момент Магвайр заметил что-то в противоположном конце казармы:

— Эй, вы там, — рявкнул он. — Вы, вон те трое. Да, да, вы самые. А ну, шаг вперед — марш!

Три новобранца разом шагнули от коек в проход. Магвайр быстро подошел к ним, уставился в упор на первого.

— Ты меня любишь, червячина? — неожиданно спросил он солдата.

Новобранец растерялся, не зная, что ответить на этот вопрос.

— Ну! Тебя спрашивают, скотина!

— Так точно, сэр!

— И ты уверен?

— Так точно, сэр!

— Так, так… Что же тебе так во мне понравилось? Уж не моя ли кормовая часть, паскудник ты этакий? Ей-богу, наверно, я прав. А? Ну и ублюдок, тварь поганая. Развратная дрянь с херувимской мордой!

Почти без замаха он неожиданно сильно ударил новобранца кулаком в живот, прямо в солнечное сплетение. Даже не охнув, солдат, как подрубленный, переломился пополам. Но в тот же момент, опомнившись, снова выпрямился. Только лицо перекосилось и побелело. А Магвайр уже повернулся к его соседу:

— Ну, а ты что скажешь, червяк паршивый?

— Сэр?

— Я тебе нравлюсь?

— Никак нет, сэр.

— Так значит, ты меня ненавидишь, негодяй? Так, что ли?

— Сэр, я…

— Да или пет? Отвечай, мразь!

— Никак нет, сэр!

— Уж ты бы, наверно, с удовольствием разделался со мною. На месте прикончил бы, верно?

— Никак нет, сэр!

— Не ври, тварь! Дерьмо цыплячье! Не сметь врать мне! Ты должен или любить меня, или ненавидеть! Одно из двух, и только! Понял, скотина?! Одно из двух! А ты ведь меня не любишь. Верно ведь?

— Так точно, сэр! Вернее, никак нет, сэр!

Удар справа пришелся солдату в нижнюю часть живота. От боли у него перехватило дыхание, и он застыл с открытым ртом, судорожно хватая воздух… Второй удар! Потом хлесткая пощечина, и он уже пришел в себя. Магвайр в упор смотрел ему в глаза. От отвращения у него даже приподнялась верхняя губа, открыв сжатые пожелтевшие и неровные зубы.

— Ах ты, цыплячье дерьмо. Теперь сознаешься?

— Никак нет, сэр!

Сержант вдруг отвернулся от солдата, приблизился к третьему новобранцу:

— А ты что скажешь, мозгляк? Тебе я понравился? Ну-ка, ответь своему сержанту.

Солдат судорожно глотнул, весь напрягся, но ничего не ответил. Не мигая он глядел куда-то поверх головы Магвайра, ожидая удара. И не ошибся. Два мощных оперкота в живот повергли его на колени.

— Встать!

Солдат быстро поднялся на ноги, вытянулся. Магвайр обвел взглядом всех троих, приказал стать к койкам, а сам отошел на середину кубрика. Его напарник стоял у длинного, окрашенного в темно-зеленый цвет стола для чистки оружия. В руках он все еще держал пачку писем.

— Ну как, сержант, — подошел к нему Магвайр, — все херувимчики сдали свои писульки?

— Так точно, — Мидберри как-то замялся, но потом громко добавил: — Все скоты до единого сдали письма!

Магвайр посмотрел, как младший «эс-ин» положил письма на стол, и отошел. Потом повернулся снова к взводу:

— Хочу напомнить вам, мразь червячья, что это место не зря называется Пэррис-Айленд5«Пэррис-Айленд» по-английски звучит как «Парижский остров».. Может быть, это и не Париж, но уж относительно острова — это точно. По суше пути отсюда нет. Да и никакого другого тоже. И никто вам тут не поможет. Никто, зарубите себе на носу! Запомните раз и навсегда, девочки, — здесь вам не мамин дом! Ни дома, ни мамы! Только одни новобранцы. И всяк за себя! Каждый поганый червяк — за себя! Кто забудет — вылетит, как дерьмо в консервной банке. Только вонь останется! Ясненько?

— Так точно, сэр!

— И тебе. Двойное дерьмо, ясно?

— Сэр! Гр-р-р! Гав! Гав! — Адамчик мысленно поздравил себя с тем, что вопрос сержанта не застал его врасплох. Он, кажется, начинает уже осваиваться с местными обычаями.

— Значит, ясно? Ладненько. Тогда слушайте следующий урок. Сейчас я скомандую «Давай!», и у вас будет ровно пятнадцать минут, чтобы смотаться в сортир, сделать там свое дело, сполоснуться и встать у койки по стойке «смирно». Пятнадцать минут и ни секундой больше! Учтите, что в душевой у нас только десять сосков, а вас тут семь десятков тепленьких душ, так что не зевайте, скоты.

Магвайр взглянул на часы, подождал, пока секундная стрелка допрыгает доверху, затем рявкнул:

— Внимание! — Помедлил еще чуть-чуть, потом гаркнул: — Давай!

Семьдесят парней судорожно начали срывать с себя обмундирование. Раздевшись донага, солдат быстро обертывался по бедрам полотенцем и сломя голову мчался, отталкивая других, сопя и ругаясь сквозь зубы, в туалет. Кубрик быстро опустел.

Магвайр уселся на краешек оружейного стола, вытащил из кармана пачку сигарет, предложил Мидберри.

— Спасибо, не хочется.

— Ну и банда, — проворчал старший «эс-ин», закуривая. Он держал в руке серебряную зажигалку с позолоченной эмблемой морской пехоты на корпусе: одноглавый орел и якорь на фоне земного шара. — Настоящая банда. Ну, да не беда. Отшлифуются еще. Не таких обламывали.

Что-то в словах, а скорее в интонации Магвайра неприятно резануло слух его собеседника. Надо было ответить, как-то среагировать. Показать Магвайру, что его помощник разделяет эту уверенность, глубоко уверен в его талантах и способностях. А главное, предан ему. Но слова не приходили. Наконец Мидберри спросил:

— Как вы думаете, сколько из них отсеется до конца обучения?

— Да около десяти процентов.

— А этот вот Адамчик? Двойное дерьмо, как вы его окрестили? Наверно, не выдержит?

— Да кто его знает. Сейчас еще рано говорить. Бывает, попадет такой недоносок, вроде и не годен ни на что, а сядешь на него, взнуздаешь как следует, глядишь, со временем и настоящим солдатом станет, еще как поскачет. Да ведь раз на раз не приходится. Поди угадай наперед. Другой вон, бывает, вроде бы и ничего парень, а как прижмешь его, надавишь посильнее, он — как дырявая шина: воздух вышел, она и сплющилась. А на круг, считая все отходы — травмы, болезни, да еще тех, у кого черепушка не выдерживает, всяких там психов и придурков — как раз десять процентов и выходит. Это уж точно. Проверено.

— Вы, я вижу, запросто можете сказать, как дело пойдет?

— Да, ну. Дерьмовые все эти расчеты. Чего там наперед считать. Новый взвод — ведь он только на первый взгляд кажется новым. А на деле тут все то же, что и в прежних. Те же самые 60—70 паршивых скотов. А разве скотина от скотины чем-нибудь отличается? Поначалу вроде бы и не так. А как объездишь пару-тройку таких стад, так и видно, что разницы-то нет. Сам со временем убедишься, попомни мои слова.

Тем временем в кубрик один за другим начали вбегать солдаты. Когда весь взвод, за исключением нескольких опоздавших, стоял уже навытяжку у коек, Магвайр слез со стола и крикнул в сторону туалета:

— Поторопись!

В душевой сразу прекратился шум льющейся воды, и последние четыре новобранца с полотенцами, обернутыми вокруг бедер, запыхавшись вбежали в кубрик.

— Ладненько, скоты. — Магвайр прошелся вдоль вытянувшихся шеренг. — Вроде бы управились. А ведь на дворе ночь. Спать скоро. Значит, самое время помолиться на сон грядущий. — Он сделал еще несколько шагов вдоль прохода и вдруг рявкнул:

— Разобрать оружие!

Солдаты быстро расхватали винтовки, снова встали в строй и по команде «Оружие к осмотру!» взяли их на грудь — приклад вниз, прицельная планка на уровне глаз.

— А теперь повторять за мной нашу молитву, — скомандовал Магвайр. — Ну-ка дружно: это моя винтовка…

— Это моя винтовка… — дружно отозвался взвод.

— Таких, как она, много. Но эта — моя…

— Таких, как она, много. Но эта — моя…

— Это — моя жизнь…

— Это — моя жизнь…

— И я должен дорожить ею, как своей жизнью…

— И я должен дорожить ею, как своей жизнью…

— Громче, мерзавцы! Шепчете, как баба на исповеди!

— И я должен дорожить ею, как своей жизнью, — орал взвод.

— Не слышу! Ни черта не слышу! Ну-ка, еще раз!

— И я должен, — солдаты вопили что есть мочи, — дорожить ею, как своей жизнью…

Молитва о винтовке продолжалась. Магвайр выкрикивал фразу за фразой, и взвод, вопя во всю мощь своих глоток, повторял за ним. У многих уже сорвался голос, они хрипели и шипели, но открывали рот во всю ширь, старались, как могли.

Когда молитва была закончена, штаб-сержант приказал поставить винтовки на место и всем снова стать вдоль коек.

— Приготовиться к посадке, — крикнул он. И затем через несколько секунд: — Ложись!

Взвод мгновенно попрыгал по койкам. Те, кто спал наверху, прыгали с разбегу. Упав на постель, лежали не шевелясь. Только слышно было, как еще ныли пружинные сетки.

— Ну, нет, червяки. Так дело не пойдет, Слишком лениво. А ну… подъем. Всем стать у коек… Приготовиться к посадке… Ложись!

И вновь новобранцы, как подстегнутые, ринулись по койкам. Легли, затаились. Но сержант снова был недоволен. Шесть раз прыгали солдаты в постель, и шесть раз Магвайр возвращал их в строй:

— Кому говорят, быстрее! Вот же ленивая скотина! Быстрее!

Только на седьмой раз он решил, что необходимая быстрота достигнута, и прекратил тренировку. Солдаты, потные, с бешено колотящимися сердцами, молча лежали под одеялами, стараясь сдержать рвущееся из легких дыхание. Магвайр медленно прошелся по проходу, осмотрел лежащих, помедлил еще немного, потом кивком приказал Мидберри выключить в кубрике свет.

— Эй, вы, там, — крикнул он в темноту. — Запомните! Если какая-нибудь скотина вздумает открыть пасть — весь взвод будет до утра физподготовкой заниматься.

Помолчав еще с минуту, он круто повернулся и вышел из кубрика. Следом вышел Мидберри. Дверь несколько раз качнулась на петлях и затихла.

Некоторое время в кубрике еще царила мертвая тишина. Потом кто-то тихонько кашлянул. В другом конце послышался приглушенный вздох. Где-то заворочались, послышался скрип пружин.

— У-гу-гу… — кто-то из солдат начал тихонько подвывать на алабамский манер. — У-гу-гу… Эта дяденька, — затянул ломаный голос, — очень плоха-а-я. Эта дяденька — па-а-аршивая задни-и-ца…

— Да уж, паскуда порядочная, — поддержал другой голос из темноты. — Такая мразь, что и клейма ставить негде…

— Ма-а-агвайра… Ма-а-агвайра… — тянул первый голос. — У-гу-гу… У-гу-гу…

Раздался смех, потом опять воцарилась тишина.

— Послушай-ка, Уэйт…

— Кто это?

— Это я — Рыжий.

— Чего тебе?

— Правда, он ненормальный?

— Кто?

— Да Магвайр.

— Откуда я знаю?

— Так ведь он вон что вытворяет. Он ведь садист, правда?

— Да брось ты, Рыжий. Это у него просто работа такая.

— Не знаю. — Адамчик смотрел вверх, угадывая в темноте проступавшие сквозь матрас контуры тела Уэйта, — Мне кажется, у него не все дома.

— Ты только не делай из этого проблемы. Человек делает свою работу. Вот и все. Что тут особенного.

Адамчик не ответил. Он лежал, думая о том, что очень хотел бы верить Уэйту, считающему, что сержант вовсе не садист и тем более не сумасшедший. Хотел бы, да не мог. Может быть, Уэйт сам устроен по-другому? Не так, как он. Все ведь может быть. Сам же он воспитан в ином плане. Семья, церковь и отец Матузек учили его совсем по-другому, требовали, чтобы он умел отличать добро от зла. И сейчас ему было совершенно ясно, что сержант Магвайр был олицетворением зла.

Он припомнил слова из катехизиса о том, что человеческое тело — это всего лишь сосуд для души, сосуд для доброго духа и уже только за это достойно всяческого уважения. Магвайр же своими поступками осквернял это убеждение. Он обращался с людьми хуже, чем со скотиной. Или эта дурацкая молитва о винтовке… Как он смеет превращать святое таинство молитвы в какое-то посмешище! Неожиданно ему пришла в голову мысль: а исповедуется ли Магвайр кому-нибудь в том, как он обращается с новобранцами, что вытворяет в казарме. Да какая там исповедь! Смешно даже говорить. Он и в церковь-то, наверно, никогда не ходит. Какая может быть церковь для такого дикого зверя! Настоящее чудовище! Сам зверь и на других смотрит, как на животных.

Думая о Магвайре, Адамчик вдруг улыбнулся — ему показалась совершенно нелепой мысль о том, что у штаб-сержанта могут быть товарищи, друзья. Или тем более семья. Этот Магвайр скорее всего так и родился сержантом-инструктором. И всю жизнь только и занимается тем, что измывается над новобранцами в учебном центре, высмеивает их и все то, во что они верят, что свято и дорого для них.

Уэйт вдруг перегнулся через край койки, поглядел вниз:

— Ты спишь? — спросил он Адамчика.

— Нет. — Адамчик поднял лицо, поглядел туда, откуда доносился шепот. Лицо Уэйта казалось далеким мутно-белым пятном.

— Хочу спросить тебя, Рыжий. Ты что, действительно все это всерьез принимаешь? Зря ты это. Ей-богу, зря. И эту твою кличку — Двойное дерьмо тоже не принимай близко к сердцу. Тут так принято. Обычай такой. У сержантов. Он же просто старается показать нам, какой он строгий. Вот и измывается поначалу.

— Откуда ты это знаешь?

— Да мой старший брат служил в морской пехоте. В резерве был. У этих инструкторов такой закон — измываться над молодыми. Они со всеми так, не только с тобой или с кем еще.

— Может, и так. Не знаю.

Уэйт повернулся на бок, подбил поудобнее подушку, закрыл глаза. Через минуту он уже спал.

Адамчик слышал, как в кубрике похрапывали спящие, видел, что Уэйт наверху тоже уже успокоился, но сам уснуть никак не мог. «Все уже спят давным-давно, — думал он, — а я все мучаюсь. Надо тоже спать». Он убеждал себя, и в то же время старался отогнать сон, снова и снова возвращаясь мыслями к событиям дня. Эти крики, брань, оскорбления и расправы буквально выбили его из колеи. Надо было собраться с мыслями, сообразить, что к чему. Для этого, казалось ему, необходимо припомнить все, что было, увидеть, в чем же он ошибся, где сделал ложный шаг. И почему все-таки все шло не так, как следовало бы? Его наставник — отец Матузек всегда учил его перед сном вспомнить прошедший день и обязательно подумать о совершенных ошибках. Это нужно, говорил он, прежде всего для того, чтобы избежать плотского греха в постели. И Адамчик привык делать это.

Он снова подумал о шутовской молитве, придуманной Магвайром. Может быть, не стоило тогда молчать? Выступить против. Ведь надо же бороться за свои убеждения. Так его всегда учили. Да он и сам в это верил. Адамчик считал себя человеком, уровень которого был выше уровня среднего парня. Он был добропорядочным гражданином и добрым католиком. Ему даже доверяли в церковной общине прислуживать у алтаря, и он очень гордился этим, считая, что искренняя вера как-то выделяет человека из окружающих, особенно в среде приходской молодежи. А вот здесь у него не хватило храбрости выступить против Магвайра и всего устроенного им святотатства. Но что он, собственно, мог сделать? Новобранец ведь обязан повиноваться своему сержанту-инструктору. Даже уважать его, каким бы он ни был человеком. Таков служебный долг, святая обязанность солдата. Что сказали бы родители и дядя Том, особенно дядя Том, если бы его в первый же день отправили из учебного центра назад домой за то, что он отказался подчиниться приказу, выступил против законной власти? Да они просто со стыда сгорели бы за него. И не только они, а и все соседи, знакомые, друзья. Они, безусловно, решили бы, что он негодный человечишка, абсолютно не приспособлен к военной службе и поделом вылетел оттуда. «Как дерьмо в консервной банке», — вспомнил он выражение, которым любил пользоваться Магвайр.

Мысли о доме направили размышления Адамчика в новое русло, настроили его на грустный лад. Ему захотелось снова очутиться в своей комнате, где можно было закрыть дверь и даже запереться и, лежа в своей постели, спокойно размышлять, о чем захочешь.

Он задремал, но спохватился и заставил себя снова открыть глаза, чтобы все же обдумать возникавшие перед ним проблемы. Однако усталость все больше сковывала его тело, тупо болели ноги и поясница, не было никаких сил думать. Ему нужна чья-то помощь, поддержка, участие. Так было всегда в его жизни. Когда же не было живого помощника или советчика, выручал молитвенник. Но это было дома. А тут он за целый день не мог даже разочек взглянуть в него, не то что почитать внимательно, вдуматься в прочитанное.

Вспомнив о требнике, Адамчик потихоньку вытащил из-под подушки спрятанные там старые четки. «Может быть, — подумал он, — если я немножко помолюсь, станет полегче?» Он даже пообещал в душе, что постарается впредь находить в себе достаточно сил, чтобы отличать добро от зла, и, молча шевеля губами, принялся читать молитвы, перебирая время от времени горошины четок. Монотонность повторяемых одно за другим привычных слов успокоила его. Мысли отошли в глубину сознания, и он вскоре задремал.

Однако через несколько минут что-то будто подтолкнуло его, и он, проснувшись, сел в постели. Сердце билось учащенно, как в испуге. Адамчик осмотрелся впотьмах, ничего не увидел, успокоился. Он даже обрадовался, что не уснул с четками в руках — утром соседи обязательно подняли бы его на смех. А если бы об этом узнал еще и Магвайр, было бы совсем скверно. Все эти люди, что окружали его, ужасно грубы и плохо воспитаны. Их рты вечно изрыгают одно лишь сквернословие. Где им понять его. Только и могут, что насмехаться и хамить.

Уже было улегшись, он снова приподнялся на локте. Посмотрел на подсумок, что висел на специальном крючке в изголовье койки, тихонько расстегнул его и спрятал четки в одно из отделений. После этого улегся на бок и вскоре заснул спокойным сном.



3

— Сэр! — Уэйт от неожиданности даже уронил ботинок, который он чистил, сидя на рундуке у своей койки. Вскочил на ноги, вытянулся по стойке «смирно». Рядом вытянулся сразу побледневший Адамчик. У обоих крепко сжаты челюсти, глаза смотрят вперед и вверх. Как положено новобранцу.

— А тебе что надо, подонок? — рявкнул Магвайр в сторону Адамчика. — Чего вскочил? Спрашивали тебя, говорю?

— Никак нет, сэр!

— Так какого же черта ты взвился? Сиди и не суй свой поганый нос, когда не спрашивают!

Адамчик поспешно опустился на рундук.

— Я еще не знаю, каков ты в мужском деле, червяк, — продолжал Магвайр, носком башмака постукивая по ботинку, который за минуту до этого чистил Уэйт. — Ну так как же?

— Сэр! — удивился Уэйт. — Я не знаю…

— Ты, верно, считаешь себя верхом совершенства?

— Никак нет, сэр!

— Ах вот как. Не считаешь. Ладненько. В таком случае слушай, недоносок паршивый, что тебе скажет твой сержант. Ты ведь толком еще не знаешь даже, как над сортирным очком правильно сидеть.

— Так точно, сэр!

— «Так точно»! А что «так точно»?

— Сэр, я не знаю еще толком, как правильно надо сидеть над сортирным очком…

— Правильно. А все потому, что ты еще не человек. Ты всего лишь рекрут сопливый, поганый червяк, сапог. А сапог — это такая дрянь, такая ничтожная пакость, что… Ну, в общем все равно, что кучка китового дерьма на дне океана. Ясненько?

— Так точно, сэр!

— Ты мне тут, подонок, не тявкай на ухо. Отвечай полностью! Что «так точно, сэр»?

— Сэр, я такое ничтожество, все равно, что куча китового дерьма на дне океана…

Магвайр поглядел через плечо на стоявшего сзади Мидберри. Улыбаясь, он продолжал носком башмака постукивать по лежащему ботинку Уэйта.

— Этот вот сапог, — бросил он напарнику, — воображает, будто бы уже все постиг. Как ты на это смотришь, сержант?

— Ишь ты какой, — отозвался Мидберри. Он подошел поближе к Уэйту, уставился на него в упор, медленно и даже как-то особенно тщательно смерил его взглядом с ног до головы. Затем, не говоря ни слова, запустил солдату руку в карман, вытащил оттуда небольшой зеленый лоскуток — сантиметра три длиной, не больше. — Так ты, стало быть, ирландец?6Зеленый цвет считается национальным цветом Ирландии.— спросил он.

— Наполовину, сэр.

— А вторая твоя половина — грязная задница, — вставил с довольной ухмылкой Магвайр.

— И ты думаешь, что вправе таскать в карманах ирландский флажок? — продолжал Мидберри, размахивая перёд носом солдата лоскутком. — Так или нет?

— Никак нет, сэр!

— Ты что, не знаешь, что ли, что рекруту запрещено иметь посторонние предметы? Знаешь, конечно.

— Так точно, сэр! Я просто не придал этому значения.

— Ишь ты, как запел, милашка, — вновь вступил в разговор Магвайр.

— Ну, а как насчет того, про что тебя спросили? — продолжал Мидберри. — Про то, на что ты годишься? Считаешь себя уже бойцом?

— Никак нет, сэр!

— Погоди-ка, сержант Мидберри, — повысил голос Магвайр. — По-моему, тут кое-что еще можно поправить. Конечно, этот червяк и куска дерьма еще не стоит, да только остальные ведь и того хуже. Так что, думаю, этот все же подойдет.

— Он вроде бы и ходить умеет — по линейке пройдет, не свалится, — поддержал старшего Мидберри.

— Это верно. Да и выбора особого у нас с тобой нет. — Магвайр еще раз поглядел пристально в лицо Уэйту. — В общем считай, что мы сделали…

— Не понял, сэр?

— Нам нужен командир третьего отделения. Вот мы тебя им и сделали. Назначили в общем. Ясно?

— Так точно, сэр!

— «Так точно» да «так точно». Бубнит себе, как христова корова. Сосунок несчастный. Не знает, червяк, даже, как «спасибо» сказать.

— Сэр! — Уэйт окбнчательно растерялся. — Благодарю вас, сэр!

— Магвайр все еще в упор глядел на солдата. Выжидал.

— Сэр! — вдруг нашелся Уэйт. — Рядовой Уэйт благодарит сержанта-инструктора за назначение!

Магвайр довольно осклабился:

— Гляди-ка ты, — удивился он. — Какой прыткий для червяка. Да только запомни. Если хочешь добра, будь и впредь таким прытким. И научи этому свое отделение. Все время помни, что ты теперь в ответе не только за себя, но и за них. Коль у них машинка работать не будет, с тебя спросим. Твоя задница будет в ответе. Усекаешь?

— Так точно, сэр!

— Ну, быть по сему. Валяй, служи дальше.

Сержанты двинулись по проходу между койками в дальний конец кубрика, а Уэйт медленно опустился на рундук, потом нагнулся и поднял с пола недочищенный ботинок.

— Слышь-ка, тебя вроде бы поздравить надо. Причитается с тебя, так что ли?

Уэйт поглядел на худое веснушчатое лицо Адамчика, встретился взглядом с его возбужденными ярко-голубыми глазами. Адамчик улыбался во весь рот. Он был явно рад за товарища.

— Да ну тебя, — отмахнулся тот. — Нашел тоже повод. Драй, вон, лучше ботинки…

«Ишь ты, — подумал он, — командир отделения». Теперь все эти идиоты, Адамчик и прочая шваль, будут висеть у него на шее. Что другое, а эта перспектива вовсе не улыбалась Уэйту. Он старался быть добросовестным и исполнительным, выполнять, как положено, все, что приказывает начальство. Но лезть в начальники вовсе не хотелось. Он всегда считал, что главное — не делать грубых ошибок, и тогда никто не станет обращать на тебя внимания. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы служба шла тихо и спокойно, без всяких осложнений. Тогда и жизнь будет такая, как нравится. Сам по себе. Никто не сует свой нос тебе в душу. Теперь же все пошло прахом. Раз он — командир отделения, значит, надо будет совать нос во всякую ерунду, возиться со всем этим мусором…

— Дерьмо паршивое…

— Что? — не понял Адамчик.

— Да нет, ничего. Чего ты привязался вообще-то?

Адамчик опешил.

— Что с тобой, Уэйт? Тебя что-то тревожит? Скажи. Может, я чем-нибудь помогу…

— Слушай, Рыжий. — Уэйт начинал злиться. — Я же тебе сказал: драй ботинки. Значит, драй. И не лезь к другим, когда не спрашивают…

— На что же тогда друг, если ты…

— Да что ты ко мне привязался? Какой еще к черту я тебе друг! Не понял, что ли, что я теперь твой начальник? Так заруби себе это на носу и делай то, что приказано. Бери ботинки и занимайся делом. И вообще заткнись, пока не влетело. Смотри у меня! Живо к Магвайру на ковер выскочишь.

Он перевел взгляд на свою правую руку, все еще продолжавшую механически начищать ботинок. Он чувствовал у себя на спине взгляд Адамчика, взгляд, полный невысказанной обиды и непонимания. И даже ожидания, что вот-вот Уэйт обернется и скажет, что вовсе не хотел его обидеть, а просто пошутил. Однако Уэйт не обернулся. Он смотрел на свой блестящий ботинок, делая вид, будто полностью поглощен этой работой, но в то же время краешком глаза замечая, что Адамчик все же принялся за работу.

— Эй, вы, скоты!

Солдаты один за другим повскакали с рундуков, застыли у коек. В центре кубрика стоял Магвайр. Рядом с ним вытянулся чернокожий новобранец по имени Нил. По другую сторону стоял сержант Мидберри. Маленьким серебряным ножичком-брелочком он чистил ногти, делая при этом вид, будто все происходящее не имеет к нему ни малейшего отношения…

— Я спрашиваю: кто из вас ненавидит ниггеров7Ниггер — одна из наиболее презрительных кличек негров среди расистов в США, особенно в южных штатах.? Есть такие?

Взвод настороженно молчал.

«У этого человека, — думал Адамчик, — нет за душой ничего святого. Подумать только — не стесняется так себя вести. Так говорить о черном парне, который стоит с тобою рядом и все слышит. Разве Нил виноват в том, что родился не белым? За что же издеваться над ним?»

— Так, значит, тут у нас таких, что ненавидят ниггеров, не водится. — Магвайр обвел взглядом стоявших солдат. — Ладненько. В таком случае зарубите себе на носу, скоты. Чтобы у нас с этим делом все было в порядке. А я назначаю Нила командиром первого отделения. Вопросы есть? Всем понятно?

— Так точно, сэр, — крикнул взвод.

— И мне ровным счетом наплевать, кто из вас с Юга, а кто — северянин. Здесь у нас все одинаковы. Усекли?

— Так точно, сэр!

Впервые Адамчик увидел, что Магвайр может принять чью-то сторону. Это его удивило. Не меньше удивило и назначение солдата-негра командиром отделения. Нет, он вовсе не был противником негров. Он вообще не имел ничего против цветных. Конечно, он немало слышал о них плохого, особенно от дяди и тетки, — и что негров кругом развелось, и что от этого везде только воровство и всякие беспорядки. Но там, где он жил, негров не было, ему ни разу даже не приходилось с ними всерьез сталкиваться — ни дома, ни в школе. Хотя в школе, кажется, было несколько черных. В общем, с его точки зрения, все люди были равны, негры и белые. И если его не задевают, он тоже никого первым не тронет. Тем не менее ему было странно, что Магвайру пришло на ум назначить цветного командиром отделения, поставить его над белыми.

— Эй, вы там, — продолжал тем временем штаб-сержант. — Запомните хорошенько. У нас здесь нет ни ниггеров, ни косоглазых, ни гансов или там всяких полячишек. Никого. Есть только одни желторотые сопляки, цыплячье дерьмо, паршивые червяки. Только они, и никого больше. Вся ваша банда, все вы вместе взятые не стоите ни дерьма. Цена вам грош, да и то в базарный день. Так что в этом вы все равны. И будете такими до тех пор, пока мы — сержанты-инструкторы — не сделаем из вас что-нибудь порядочное. Ясненько?

— Так точно, сэр!

На какое-то мгновение у Адамчика мелькнула мысль: а не ошибся ли он в Магвайре? Но она тут же улетучилась. Он понял, что штаб-сержант назначил негра командиром отделения только для того, чтобы еще больше унизить остальных, весь взвод, и Нила в том числе. Нет, он не ошибся, его мнение о Магвайре было совершенно правильным. Это действительно не человек, а настоящий зверь, грубое и бесчеловечное животное. Садист, получающий наслаждение только от того, что тиранит и унижает людей.

— Вы все тут — дерьмо, грошовые черви, — разглагольствовал Магвайр. — И упаси вас бог хоть на минуту забыть об этом. Дерьмо и черви. И обращаться поэтому мы с вами будем соответственно. Пока не увидим, выйдет из вас что-нибудь подходящее или нет. Пока не убедимся, что из вас получатся настоящие морские пехотинцы. Ведь только морской пехотинец — это настоящий мужчина и человек. Слышите, скоты? Только он, и никто другой. Это — святая правда. Усекли?

— Так точно, сэр!

«Как бы там ни было, — продолжал думать про себя Адамчик, — хорошо, что меня не назначили командиром отделения». Правда, у него в общем-то и шансов не было. Но вот когда сержанты остановили свой выбор на Уэйте, ему почему-то вдруг захотелось, чтобы это был он. Теперь же, поразмыслив, понял, что, пожалуй, все, что ни случается, к лучшему. Коль скоро он не собирается бороться в открытую против Магвайра, то тогда уж лучше всего вообще поменьше сталкиваться с ним. Только в случае крайней необходимости. Что же касается того, что кое-что у него получается явно не так, как хотелось бы, то, может быть, это как раз и объясняется его внутренним несогласием с сержантом-инструктором. Не исключено ведь, что он подсознательно поступает так с самого начала потому, что сопротивляется злой воле Магвайра. Он даже где-то читал об этом — человек что-то совершает, то или иное, не ведая, почему он это делает, и лишь потом только осознает, что поступил правильно. И хотя он раньше ничего подобного не думал, Адамчик теперь был уверен, что причиной его многочисленных ошибок и неудач было не что иное, как сопротивление злой воле сержанта-злодея. Такая форма борьбы. Не очень, конечно, решительная, но что поделаешь. Тем более, что быть особо решительным ему вовсе и не хотелось.

— Ладненько, — донесся до него голос Магвайра. — А теперь… Взять оружие! — Он повернулся к своему напарнику: — У меня там кое-какая писанина еще не доделана. Займись-ка с ними по наставлению. Этак, на полчасика. А я пойду…

— Добро!

— А как закончите, пусть готовятся к отбою.

— Добро!

Магвайр вышел из кубрика. Новобранцы тем временем разобрали винтовки и вновь вытянулись двумя шеренгами вдоль коек. Мидберри молча прохаживался по проходу, и это его молчание угнетало солдат. Но вот сержант вышел на середину кубрика, осмотрел строй и, положив обе руки на пояс, крикнул:

— Слушать внимательно! Запомните, что все упражнения с винтовкой делаются особо четко и резко. В это дело надо всю душу вложить. Душу и гордость за то, что служите в морской пехоте. Чтобы лихо было!

Не спеша расхаживая по проходу, он выкрикивал команды, наблюдая, как солдаты выполняют приемы, принимают то или иное положение. Ему сразу же бросилось в глаза, что слабее всего они выполняют прием перекладывания винтовки с левого плеча на правое, и он вновь и вновь повторял команду, пока звук семидесяти пар рук, перебрасывающих семьдесят винтовок, не стал сливаться в один мощный шлепок. Время от времени он подходил к кому-нибудь из солдат, делал ему замечание, показывал, в чем ошибка:

— А ну-ка, подними повыше, парень. Это тебе не буханка хлеба, а винтовка. Держи ее прямо. Прямо, говорят тебе! Вот так.

Потом шел дальше, приподнимая приклад у одного, наклоняя оружие немного в сторону у другого, поправляя тут руку, там плечо, голову, ствол, приклад.

Он даже не заметил, как пролетели эти тридцать минут. Наблюдая, как взвод готовится к отбою, Мидберри ощутил внутреннее удовлетворение. Ему ведь впервые доверили самостоятельное занятие, в первый раз разрешили самому командовать взводом. И вроде бы он неплохо справился с этим.

Когда минут через тридцать вернулся Магвайр, они вместе наблюдали, как взвод готовился к отбою, а затем отправились к себе в сержантскую (на местном жаргоне она называлась «хаткой»). Войдя в комнату, Магвайр сразу же уселся за стол и принялся заполнять какие-то желтые карточки, Мидберри же отошел к раковине. Он налил воды в оловянную кастрюльку и поставил ее на электрическую плитку.

— Как вы насчет чашечки кофе? — спросил он Магвайра.

— Да неплохо бы.

Мидберри нагнулся к шкафчику, стоявшему под окном, достал оттуда две чашки, насыпал в них по ложечке быстрорастворимого кофе…

— Что-то мне показалось, — сказал вдруг Магвайр, — что пару раз ты с ними зря миндальничал. Вот хоть с этим, как его, Бутом. Он же, ей-богу, ну просто спал на ходу. А ты церемонился…

Мидберри застыл на месте. Не поворачиваясь к штаб-сержанту, он невидящим взглядом уставился в затянутое тонкой металлической сеткой окно, рука с ложкой так и повисла в воздухе. Мошкара билась о сетку, тихонько потрескивала раскаленная спираль плитки.

«Значит, все это время, — думал он, — этот тип наблюдал за мной. Шпионил. И даже не думает скрывать это. Ему просто наплевать на меня. Наплевать и все».

— Ты бы врезал как следует паре оболтусов, и все сразу же стало бы на свое место. Заставил бы повыжиматься на полу, другой раз были бы внимательнее.

Вода закипела. Мидберри налил кипяток в чашки, размешал кофе, подал Магвайру.

— Не знаю, — сказал он. — Этот Бут просто стоял неправильно. Вот я его и поправил. Показал, как надо…

— Какое твое дело, почему у него не получалось. Эта обезьяна сачковала, а ты ей объяснял, как надо стоять. Если их не проучишь, никогда потом толку не добьешься.

— Может быть, вы и правы. — Мидберри усилием воли сдержал нарастающее возмущение. Его так и подмывало спросить штаб-сержанта, какого дьявола он позволяет себе шпионить за своим помощником. Он, что же, и на полчаса ему боится взвод оставить? И он сказал бы, если бы не та странная откровенность, даже искренность, с которой Магвайр говорил о своих действиях. Все это было настолько нагло, что у Мидберри пропала всякая охота говорить о чем бы то ни было со своим начальником. Подумать только, он считает, что шпионить — это совершенно законное дело. И даже не думает скрывать ото. Считает, видно, что так и надо. А может быть, действительно так и надо? Ведь старший «эс-ин» обязан учить своего помощника. А по мнению Магвайра, шпионство и недоверие как раз и являются частью учебы…

— Я тут позвонил в штаб, — как ни в чем не бывало продолжал штаб-сержант. — Просил помочь нам. Да с этими протирателями штанов разве договоришься. Сами, говорят, зашились, все люди на учете, никого отпустить не можем. Только если через пару недель, не раньше. Да и то лишь какого-нибудь новичка желторотого, что вчера сержантские нашивки получил. «Может быть», — передразнил он кого-то. — Дерьмо паршивое! Повесили нам на шею семьдесят скотов, червей этих поганых, и рады. Пусть, мол, вдвоем управляются. «Может быть», черт бы вас всех побрал!

Мидберри молчал. Эта новость его здорово расстроила. Все эти дни он надеялся, что им дадут хотя бы еще одного младшего «эс-ина» и тогда ему не надо будет постоянно оставаться один на один с Магвайром. Он много слышал об этом человеке. Говорили всякое. Может, конечно, и не все правда, кто его знает. Тем не менее, ему все время было как-то не по себе. Особенно, когда приходилось оставаться с ним наедине.

— Вон во втором батальоне ни одной вакансии нет. Полный комплект. В каждом взводе по четыре «эс-ина». Да и в нашем почти везде хотя бы по три. Только нас режут. Дерьмо поганое.

— Ведь они же всегда так, — поддакнул Мидберри.

— Ты это о чем?

— Я говорю, что, мол, начальство всегда так делает. Только обещает. Все у них «может быть». На то оно и начальство, чтоб ему провалиться!

— Дерьмо поганое, — продолжал, не слушая его, Магвайр. — Ну и черт с ними. Мы тоже плевать на них хотели. Как они к нам, так и мы будем. Нечего миндальничать. Наших скотов только распусти, потом сам не рад будешь. Ты не думай, будто я тебя заставляю выше собственной задницы скакать. Просто иначе нельзя. Надо покруче гайки завинчивать. Я ведь для твоего же блага стараюсь. Взвод — это что? Дикое зверье. А ты — дрессировщик. Или ты заставишь их бояться, или они тебя. Тут середины нет. А поскольку нас всего двое, надо уж биться, не жалея сил. Каждый за двоих. Усекаешь?

— А что ж тут не понять. Только мне кажется… — попытался возразить Мидберри, но Магвайр вдруг вскочил со стула, обежал вокруг стола. Мидберри насторожился, сделал на всякий случай шаг назад, подобрался, правая рука сжалась в кулак, Магвайр ничего не заметил. Он рывком стянул через голову форменную рубашку, швырнул ее на койку и сам упал на нее лицом вниз. Сквозь изрядно поредевшие, коротко постриженные волосы на макушке у него просвечивала бледно-розовая кожа, и по ней почти через всю голову к шее тянулся глубокий шрам.

— Это у меня память от моего первого в жизни взвода. — Подняв голову, он быстро взглянул на Мидберри. — Я тогда был вроде тебя. Тоже пытался корчить из себя доброго дядюшку…

— А я вовсе и не корчу. Просто я…

— Мы тогда отрабатывали приемы рукопашного боя. Все было нормально, как вдруг у одного болвана, сосунка проклятого, ему и семнадцати лет-то не было, гляжу, глаза на лоб полезли. Хватает этот гад винтовку, прямо как дубинку сграбастал, и на меня. Я и охнуть не успел, как он меня со всего маху хрясь по башке. Потом целую неделю пришлось в лазарете проваляться. — Он поднялся с койки, взял рубашку, вернулся за стол. — И поверь мне, я сейчас даже благодарен этому щенку. Ведь он мне урок дал на всю жизнь. Вовек не забуду. Кабы не он, какой-нибудь психованный розанчик наверняка меня давно уже пристукнул бы. Тут ведь таких немало попадается. Да только я теперь ученый, не боюсь. И ты тоже себе заруби на носу: единственный способ справляться с этой бандой — держать их всегда в страхе. Только страх, и ничего больше.

— Ну, не знаю, — замялся Мидберри. Он понимал, что спорить с Магвайром сейчас просто бессмысленно. Ведь на стороне старшего «эс-ина» огромный опыт. А что он мог ему противопоставить? Свои сомнения? Этим ничего не докажешь. Лучше и не пытаться.

— А ты, гляжу, еще не шибко-то разбираешься. Поэтому и учу тебя. Чтоб ты уберегся от таких вот шрамов. Соображаешь?

Он снова углубился в свои бумаги и, казалось, забыл о помощнике. Мидберри сидел на краешке койки, потягивал горячий кофе.

— Ну, а с ним-то как? — неожиданно спросил он.

— С кем это? — не понял Магвайр.

— Да с тем парнем, что вас винтовкой стукнул.

— Ах, с этим… Да ничего особенного. Рапорт я подавать не стал, черт с ним, думаю, себе дороже. В лазарете сказал, что поскользнулся в душевой. А когда вернулся во взвод, отвел этого гада в сортир да и обработал его там так, что он потом пять недель с койки подняться не мог…

— Но ведь вы обязаны были доложить по команде.

— Обязан! Ишь ты! А на кой черт? Ну, отбили бы ему там задницу до костей, что толку-то?

— Положено так.

— Мало ли, что положено. Я вот не согласен. Взяли бы его за шкирку, и поминай как звали. А в этом подонке что-то было. По-моему, так: раз у парня хватило духу этак рубануть своего командира, значит, он и в деле не сдрейфит. Есть, стало быть, кишка. Закваска для морского пехотинца. А в бою это главное. Какого же дьявола отказываться нам от таких головорезов? Мы вон сколько сил вкладываем, чтобы этого добиться, а тут уже готовая скотина. Нет уж. Не согласен. Все эти наставления и приказы ни дерьма не стоят. К чертям бы их собачьим. А у «эс-ина» должен быть свой закон: нам наплевать, что и как надо делать, главное — превратить весь этот сброд, всю шваль и мразь в настоящих солдат. Бойцов, понял? Что бы ты ни делал, чем бы ни занимался, все время спрашивай себя: готовы ли они для боя? Не струсят ли? Согласен ли я теперь сидеть с ними в одном окопе и быть при этом спокойным за свою жизнь?

— Но как же…

— А ты в бою-то бывал?

— Нет. Не пришлось. — Мидберри поднялся с койки, отнес чашку к раковине, сполоснул ее под краном. Ему вовсе не хотелось начинать с Магвайром разговор о войне. Уж лучше бы вообще не начинать этого разговора. Какой там еще бой, когда он только вчера из сержантской школы. Вон даже нашивки еще не обтерлись. Да и вообще, имеет ли он право после всего этого ставить под сомнение правильность тех методов, которыми пользуется старший «эс-ин».

Он молча поставил чашку в шкафчик. Медленно обернулся. Магвайр в упор смотрел на него.

— Хочу тебе, парень, кое-что еще сказать. Ты что думаешь, в этих рекламных афишках и плакатах так тебе все и напишут? Черта лысого! Не жди! Только мы, старые сержанты, знаем всю правду-матку. Знаешь, что такое «настоящий морской пехотинец»? Вон все кричат про него. А что это такое, ты знаешь? Я тебе скажу. Скажу правду. Это всего-навсего настоящий, обученный своему делу и не боящийся его убийца. Он готов убить любого — кого прикажут и где прикажут. Любого, на кого укажет начальство. И ничего при этом не спрашивает. Ничего, ровным счетом! Никаких дурацких вопросов. Я ведь был в Корее. И все видел своими собственными глазами. На своей шкуре испытал. Так что зря болтать не буду. Да и чего болтать, когда все так именно и должно быть. Не будь мы такими, думаешь, смогли бы одолеть япошек? Держи карман шире. Только этим и спаслись. А то стояли бы сейчас на коленях перед Хирохито или перед какой другой косоглазой паскудой. Это уж точно.

— Так вон вы, оказывается, какой ветеран, — искренне удивился Мидберри. — Действительно, кому же еще знать, что надо. — Он вдруг почувствовал, что готов соглашаться теперь со всем, что говорит Магвайр. И ужасно устал от всего, что произошло за этот день. Устал и хотел отдохнуть. К тому же еще чертовски болела голова, просто разламывалась. Он ничего больше не желал слушать. Только бы добраться до койки и хоть немного поспать.

— Сдается мне, что ты и взаправду так думаешь. Как говоришь. У нас ведь тут не военная школа для маменькиных сынков. Где надо всяких пай-мальчиков учить, как быть чистенькими и аккуратненькими. И оч-чень уважительными к старшим. Мы с тобой служим в рекрутском депо Пэррис-Айленд и учим здесь ублюдков тому, как надо убивать людей. Этому и ничему другому. Так и запомни. Усекаешь?

Мидберри надел китель и пошел к двери. Подождал, не скажет ли Магвайр еще чего. Чего-нибудь такого, чтобы он после этого мог со спокойной совестью уйти к себе.

— На той неделе, в понедельник, — удержал его старший «эс-ин», — ты как следует возьмешься за взвод. Целый день один повозишься с этим мусором. А потом станем чередоваться: один день — ты, другой — я. Раз уж нас только двое, ничего не попишешь. Будем выкручиваться, как сможем.

— О'кей, — ответил Мидберри, думая про себя, что бы все это значило. Награда за уступчивость или попытка со стороны старшего как-то загладить вину, снять обиду за проявленное сегодня недоверие?

— Пойду, посплю немного.

— У-гу.

Магвайр углубился в бумагу. Мидберри еще немного помедлил в дверях, глядя на его склоненную голову. Даже в слабом свете висевшей под потолком лампочки большой белый шрам был отчетливо виден. Разговор, очевидно, был окончен, и Мидберри вышел из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь.



4

Мидберри очень удивился, что не слышал, когда «взводная мышь»8«Взводная мышь» (солд. жарг.) — солдат, в обязанность которого входит будить сержанта перед подъемом, убирать комнату для сержантов в выполнять их поручения.в первый раз будила его. Всю неделю он ждал этого своего первого самостоятельного дня работы со взводом, очень волновался, с вечера даже никак не мог уснуть — все думал, как бы чего не перепутать. И вот чуть не проспал.

Вечером, лежа на койке, он долго прислушивался к тихим шагам дневального, проходившего время от времени мимо дверей сержантской. Думал, что наверняка проснется сам. Поэтому и вздрогнул, когда вдруг в дверь кто-то негромко стукнул и приглушенный, но все же писклявый голос «взводной мыши» пропел:

— Сэр, бортовое время ноль четыре ноль три…

Открыв глаза, Мидберри приподнялся на локте, поглядел на дверь.

— Сэр, бортовое время ноль…

— Входи!

Дверь тихонько приоткрылась, в образовавшемся проеме вытянулась нескладная фигура рядового Купера — тощего и малорослого новобранца с вечно бегающими, испуганными глазами.

— Сэр, рядовой Купер просит разрешения войти в сержантскую!

— Так я же тебе уже приказал войти. — Мидберри сел на койке, свесив ноги на пол. — Давай, прибирайся. И не забудь корзинку для мусора и пепельницы. Вон сколько грязи.

— Есть, сэр. Будет исполнено. Я все, сэр, в лучшем виде сделаю.

Мидберри прошел к умывальнику, наполнил раковину до половины горячей водой. Слегка помочив лицо, он выдавил на ладонь немного мыльного крема из тюбика, густо намылил щеки и подбородок.

— Ты сколько раз стучал, пока я проснулся?

— Сэр! — Купер сразу повернулся лицом к сержанту, вытянул руки по швам. — Я обращался к сержанту-инструктору четыре раза. Так точно! Четыре раза, сэр!

Мидберри удивленно оглянулся.

— Ты что это, каждый раз так тянуться будешь? Ни к чему это. — Говоря, он размахивал в такт бритвой, как бы подчеркивая свои слова. — В гражданке ведь не тянулся? Или тоже так старался?

— Так точно, сэр! То есть, виноват, сэр! Не подумал.

— Ну вот и ладненько. А теперь давай-ка работай. Побыстрее!

Купер попытался изобразить на лице что-то вроде улыбки. Она получилась жалкой и совсем невеселой. Скорее это была вовсе и не улыбка, а гримаса. Как когда живот болит. Мидберри вновь отвернулся к умывальнику. Он отлично знал, что этот недотепа живет постоянно в состоянии панического страха. Это было видно по выражению его глаз, по жалкой улыбке, к месту и не к месту кривившей губы солдата, даже по тому напряжению, с которым этот парень двигался, поворачивался, стоял. И в кубрике, и на занятиях. Особенно на строевых. Когда же Магвайр, пытаясь окончательно сбить его с толку, начинал выкрикивать невпопад всякие вопросы, Купер вообще терял дар речи, заикался, путался. В общем ни на что уже не годился. Глаза его сразу наполнялись слезами, и Мидберри в эти минуты больше всего хотелось одного: чтобы день окончательного падения этого парня пришелся на дежурство Магвайра. «Пусть, что хочет, вытворяет — плачет, рыдает, кладет в штаны, разваливается на куски, — думал он, — только бы не в мое дежурство».

В кругленькое зеркальце, которым он пользовался для бритья, Мидберри видел, что Купер прибирает на столе. Даже по этой бесхитростной работе было видно, что он всего боится — он дотрагивался до любой вещи с такими предосторожностями, как будто это была мина, способная взорваться в любую секунду. Или человек, который мог неожиданно рявкнуть, накричать, ударить.

Подняв повыше голову, Мидберри тщательно выбривал волосы под подбородком. «Вот уж действительно неудобная зона», — подумал он. Но мысли его тут же вновь переключились на Купера. По правде говоря, он не взял бы на себя смелость сказать, что ему нравился этот парень. Может быть, немного жаль, но не больше. Да и к этой жалости примешивалось какое-то другое, не совсем ясное чувство. Что-то вроде предубеждения. Он все время ловил себя на мысли, что даже не может себе представить, зачем это вдруг Куперу понадобилось вербоваться в морскую пехоту? Зачем вообще ему военная служба? Он же для нее совсем не годился. Ни по каким статьям не подходил. Неужели ему самому это не понятно? И что он вообще пытается доказать?

Закончив бриться, сержант натянул старенькую, но чистую и тщательно отутюженную форму. Казалось, что она вся состоит из одних только острых складочек. Бриджи и рубашка здорово выгорели, чуть не до белизны.

«Пусть я и новичок в сержантах, — подумал он про себя, — но уж по этой форме солдаты увидят, что их младший „эс-ин“ повидал виды, познал кое-что из солдатской науки. Форма много им скажет, особенно на фоне их еще не обносившихся темно-зеленых комбинезонов».

Он взял в руки старый нейлоновый чулок и несколько раз провел им по начищенным до зеркального блеска носкам ботинок, затем вытащил из шкафа коричневую инструкторскую шляпу с широкими полями — «плюшевого мишку», как ее называют в учебных центрах морской пехоты, — и надел ее, надвинув слегка на глаза. Так, как принято у сержантов-инструкторов, — поля должны наполовину закрывать лицо, чтобы солдаты не видели выражения глаз начальника.

Посмотрев на себя в зеркало, висевшее на двери, Мидберри вернулся к столу. В верхнем ящике у него там лежали две длинные черные сигары, из тех, что продавались в гарнизонной лавке по 15 центов за штуку. Он их купил накануне специально для этого дня. Взяв одну из сигар, сунул ее в верхний карман рубашки.

— Купер!

Солдат в это время протирал зеркало над умывальником. Услышав окрик, он от неожиданности даже выронил из рук бумажное полотенце. Сразу весь напрягся, подобрался, будто ожидая удара.

— Есть, сэр!

— Тебе что было сказано, парень? Я же тебе не велел тянуться всякий раз, когда к тебе обращаются.

— Так точно, сэр!

— Так и не тянись. Чего ты? Давай, работай.

— Есть, сэр. — Купер снова принялся протирать зеркало.

— Ты вот лучше скажи, какого рожна тебе в морской пехоте понадобилось? Чего ты тут не видал?

Солдат вновь весь напрягся, хотя и продолжал работать. Отвечая сержанту, он неловко полуобернулся к нему, весь как-то скособочился…

— Это все мой отец, сэр. Взбрело ему в голову, будто мне тут польза будет. Человеком, мол, сделают, сэр.

— Ну, а ты сам-то как думаешь?

— Я? Так точно, сэр. Я тоже так думаю. — Отвечая, он говорил все громче и громче и под конец уже почти кричал. Покончив с зеркалом, схватил тряпку и принялся изо всех сил тереть в раковине.

— С чего ото ты такой весь дерганый?

— Сэр, это я просто нервный.

— Почему же?

— Не понял, сэр?

— Ну, с чего ты нервничаешь? Из-за чего?

— Да как вам сказать… сэр. Сам толком не знаю. Ведь как это бывает… — Купер приостановился, поглядел на сержанта. Глаза его были широко раскрыты, будто он хотел что-то спросить. Но он тут же спохватился и отвел их в сторону, снова принявшись чистить раковину. — Не знаю, сэр. Право, не знаю.

Купер уже однажды совершил подобную ошибку. Несколько дней тому назад, в дежурство Магвайра, отвечая на вопрос штаб-сержанта, он забыл святое правило казармы и сказал ему «вы». Расплата была скорой и беспощадной. Поэтому сейчас, поймав себя за язык, он пытался сделать вид, будто бы ничего не произошло. Мидберри заметил его оплошность и понял, что в эти секунды Купер сжался в комочек, ожидая, что же последует, какое будет наказание. В том, что наказание свершится, он, конечно, не сомневался.

— Ладно уж. Ладно. — Мидберри сделал вид, будто ничего не произошло. — Так все же, с чего ты такой нервный?

Напряжение понемногу отпускало Купера. Его узкие, опустившиеся плечи слегка распрямились, голова приподнялась. Он повернулся лицом к сержанту:

— Да все это, сэр, наверно, оттого, что сержант Магвайр… Что он, сэр… Ну, оттого, как он обращается с нами… От всей этой сумятицы, сэр. Мне ведь никогда еще не приходилось такое сносить…

Глаза Купера вдруг подернулись предательской влагой, пальцы то скручивали, то отпускали мокрую тряпку.

— Когда мы сюда прибыли, сэр, я думал, что все будет в порядке. Что нас тут будут учить, и мы станем солдатами… Я хотел сказать, морскими пехотинцами. Думал, что нас научат маршировать, мы станем выполнять приказы… И все такое, сэр. Но чтобы вот так… Я даже представить себе не мог. В вербовочном бюро они нам там давали всякие брошюрки читать, так там ведь все было совсем по-другому… И отец, мой отец, сэр, он тоже ничего такого не говорил. Я хочу сказать, сэр, что если бы только сержант Магвайр не относился к нам так, будто он нас всех насмерть ненавидит… Если бы только он не… Ну, не вел бы себя, как бешеный… А то ведь он бросается, будто готов убить тебя… Или будто… Я говорю, если бы он, сэр, не…

— Ну, ладно. Ладно. Хватит тебе. — Мидберри поспешил прервать этот вопль отчаяния. Он никак не ожидал, что Купер вдруг так разойдется. Прямо прорвало. — Сержант Магвайр ведь делает только то, что положено…

Он искренне верил в этот момент, что говорит правду. Конечно, Магвайр не всегда действовал строго по уставу, допускал порой вольности, которые, скажем прямо, не следовало бы допускать сержанту-инструктору. Однако что с того? Чем тут поможешь? Магвайр — старший «эс-ин», он хозяин во взводе. И опыта у него побольше. Не первый взвод на ноги ставит. Он — режиссер, и это его спектакль.

Поглядев на часы, увидел, что время поджимает. К тому же присутствие Купера начинало понемногу раздражать его. Было такое ощущение, будто засиделся у постели умирающего или неизлечимого калеки. Чувство неприязни к солдату все явственнее начинало брать верх над появившимся перед этим некоторым сочувствием. Он даже подумал, какой ему смысл впутываться в это дело. У него самого все в порядке, так стоит ли из-за какого-то неудачника ставить под удар себя? От такого решения ему стало легче, но почти в ту же минуту в душе вновь возникло чувство вины, а на смену ему вернулась неприязнь.

«Ну, какое мне дело до неприятностей этого солдата, — думал Мидберри. — Своих забот что ли не хватает. Вон какой день предстоит». Впервые с утра до вечера он будет единоличным хозяином во взводе. Мало ли оснований для волнений? А тут еще изволь вникать в переживания «взводной мыши».

— Ну, ладно, давай-ка выноси мусор, — сказал он солдату. — И быстро во взвод. Через две минуты я приду поднимать эту банду.

— Есть, сэр. — Купер подхватил мусорную корзину, собрался было бежать, но вдруг повернулся к сержанту: — Сэр, позвольте мне выразить вам… Позвольте поблагодарить… сержанта-инструктора… Отнял столько времени… Извините, сэр…

— Хватит, хватит, парень. Достаточно. И вообще давай-ка. Пошел!

С криком «так точно, сэр» Купер кинулся из сержантской. Мидберри присел на край стола, вытащил из кармана свою огромную черную сигару, сорвал с нее обертку, а затем красную бандерольку. Не спеша лизнул кончик сигары, откусил, потом зажег и пустил в потолок облако серого дыма…

«Что за народ эти новобранцы, — размышлял он. — Прямо беда с ними. Стоит самую малость отпустить вожжи, чуть-чуть дать слабину, как они уже готовы сесть тебе на голову. Не зря Магвайр говорил, что их можно держать в повиновении только страхом».

Тогда Мидберри с этим не соглашался, да в принципе и сейчас не очень-то одобрял, однако считал, что понимает, откуда у штаб-сержанта было такое мнение, и даже в какой-то мере понимал его. Взять хотя бы того же Купера. Разве он посмел бы этак вот распускать нюни перед Магвайром? Да ни за что на свете. А перед Мидберри не побоялся. Или это его «вы» в обращении к сержанту-инструктору. Магвайр за подобную вольность три шкуры с него спустил бы. А Мидберри промолчал, сделал вид, будто ничего не было. Хотя на самом деле обязан был взять его за шиворот да раз десять заставить отжиматься. Тогда знал бы, как себя вести. И сержанту не пришлось бы теперь думать, к чему приведет подобное панибратство. Завел себе дружка, ничего не скажешь! А этот-то обрадовался: «Сэр, позвольте выразить… Позвольте поблагодарить…» Черт бы его побрал со всей его благодарностью. Он, видите ля, позволяет себе благодарить сержанта. За слабость, что ли? Или за то, что еще не дорос до Магвайра?

Мидберри еще раз взглянул на часы. Было двадцать три минуты пятого. А он ведь собирался поднять взвод в четыре двадцать, за десять минут до общего сигнала побудки. Чтобы быть уверенным, что никто не опоздает в строй Не хватало еще, чтобы в первый его самостоятельный день были какие-то неполадки.

«Черт побери», — снова проворчал он, оглядывая себя в зеркало. Затем, зажав сигару в зубах, быстро направился через коридор в еще темный кубрик.

— Подъем! Быстро с коек! Давай! Давай, не задерживай!

Включив все освещение, он наблюдал, как новобранцы, чем-то напоминавшие ему вылезавших из щелей тараканов, выскакивают из-под одеял, прыгают с верхних коек, быстро становятся в строй.

Один только Адамчик сидел на койке, не понимая спросонок, где это он. Мидберри в два прыжка перемахнул через проход, схватил солдата повыше локтя и рывком сдернул с постели. Потеряв равновесие, еще не совсем проснувшийся солдат упал в проходе на четвереньки, но тут же вскочил и вытянулся по стойке «смирно».

Мидберри повернулся к взводу, громко крикнул:

— Рассчитаи-сь!

Он ждал, перекидывая сигару из одного угла рта в другой, и по мере того, как счет приближался к нему, все явственнее ощущал, что у него в душе поднимается какая-то непонятная озлобленность. Стоявший последним рядовой Дебази крикнул:

— Семидесятый, последний!

Мидберри приказал солдатам одеться и выходить строиться на площадку.

— С винтовками, подсумками и «ночными горшками»9«Ночной горшок» (солд. жарг.) — каска., — крикнул он. — И на все пять минут. Бего-ом!

Отдав команду, он вышел из кубрика, постоял немного на металлических ступенях крыльца. На улице еще было темно. Только на востоке небо чуть-чуть посветлело, из черного стало темно-серым. Но солнце еще даже не угадывалось. Тянуло прохладным ветерком с Атлантики, легкий бриз приятно холодил кожу. Он даже слегка попахивал чем-то легким, неясным — может быть, водорослями или рыбой, поди угадай.

Точно так же пахло и шесть лет тому назад, когда он, еще зеленый новобранец, стоял здесь же, в этом лагере, у крыльца казармы. Другой батальон и другой кубрик, но тот же самый запах, тот же плац, та же нудная солдатская повседневность: подъем на рассвете, неразбериха, крики, брань сержантов, построения, разводы, занятия, парады… Только теперь он стоял уже по другую сторону. Не с солдатами, а против них. И только теперь начинал понимать истинную подоплеку многого из того, что тогда казалось ему странным и необъяснимым. Почему, например, его тогдашний «эс-ин» не допускал по отношению к ним и намека на слабину, на какое бы то ни было панибратство с рекрутами. Просто, оказывается, он знал самую главную заповедь всех поколений «эс-инов» — дай солдату палец, оттяпает всю руку.

Мидберри еще раз глубоко вздохнул и задержал дыхание. «Черт бы их всех побрал, этих безмозглых тупиц, — подумал он. — Ну до чего же бестолковый парод. Не могут понять, что хорошо, что плохо. Стоит только отнестись к ним чуть-чуть по-человечески, как уже готовы растоптать тебя, верхом взобраться. Приходится ли после этого удивляться, коли иной „эс-ин“ и потеряет контроль, превратится в этакого вот Магвайра. И вины тут его вовсе нет».

Он медленно выпустил воздух из груди, снова набрал полные легкие, еще раз задержал дыхание, медленно выдохнул. Успокаивался. А потом снова вернулся он мысленно к тому, что произошло утром в сержантской: «Я, пожалуй, правильно поступил, не наказав Купера. Ведь он действовал не предумышленно. Просто парень на какое-то мгновение забылся, потерял контроль над собой. Вот и все. Да к тому же, поможет ли человеку наказание, наложенное в такой обстановке? Наставит ли оно Купера на путь истинный? Вряд ли. Скорее наоборот. Бесконечными окриками и придирками его просто окончательно задергаешь, собьешь с толку. А человека или солдата все равно не сделаешь. Вон он какой ходит. Как побитая собака. Всего боится. От всего вздрагивает. А если и дальше давить, так чего доброго еще с катушек скатится. Ну его».

В этот момент он вдруг вспомнил еще одни недавний разговор с Магвайром:

— Черт с ними, — наставлял его старший «эс-ин». — Ну что особенного, если кто-то из этого сброда тут чокнется Здесь ведь у нас не райские кущи. Верно? Так если кому не по нутру, мы тут при чем? Пусть на себя пеняет.

Конечно, Магвайр дело знает. И опыта ему не занимать. Тем не менее Мидберри был уверен, что сержанты-инструкторы поставлены все же не для того, чтобы давить и мордовать парней. Они должны делать из этих юнцов морских пехотинцев, а не психопатов.

А сомнения все никак не покидали его. Где же правда? И кто прав? Прав он сам или нет? Вот хотя бы в отношении того, можно давать солдатам слабину или нет. Ведь он сам еще только-только становится на ноги. Взвода толком не знает. Он к ним присматривается, а они, наверно, к нему. Что, мол, за человек этот младший «эс-ин»? Какие у него уязвимые места, слабинки? Взять хотя бы того же Купера. Кто может сказать, что он сейчас думает о своем сержанте. Не решил ли уже своей башкой, что с младшим «эс-ином» можно не церемониться. Слабак, мол. Сам, мол, еще новичок, не знает толком, как поступать.

Тем временем из казармы один за другим уже начали выскакивать новобранцы. Выбежавшим первыми Мидберри показал, где надо строиться, остальные примыкали к стоявшим. Попыхивая сигарой, он наблюдал, как постепенно образовывался строй, и вот уже весь взвод замер перед ним в молчаливом ожидании. В еще неясной предрассветной дымке тихо застывший взвод казался чем-то загадочным, даже неправдоподобным. На миг ему померещилось, что взвода вообще не было, и это он своей силой воли, своим воображением создал его.

В эту минуту над городком запела труба утренней побудки. В казармах, что вытянулись рядами вдоль дороги, зажглись огни.

— Добро, — сказал он как будто сам себе. И, набрав в легкие воздуха, крикнул: — Оружие… к осмотру!

Солдаты вскинули винтовки перед собой, замерли. Мидберри не торопясь спустился вниз с крыльца, двинулся вдоль строя. В третьем ряду стоял Адамчик. Сержант остановился перед ним, смерил взглядом:

— Что, не выспался?

— Так точно, сэр!

Мидберри глубоко затянулся сигарой, потом, приблизив лицо к самому носу солдата, спокойно и сосредоточенно выпустил ему облако едкого дыма прямо в глаза. Адамчик от неожиданности сморщился, заморгал, однако головы не опустил, продолжая напряженно смотреть куда-то вперед и вверх, поверх сержантской шляпы.

Мидберри подумал: «А ведь если бы мы были не в учебном центре, а где-то в другом месте, скажем, в баре, он бы так не стоял. Не стал бы терпеть. Дело и до драки могло бы дойти. Прямо здесь, или в другом месте, попозже. Но так просто с рук не сошло бы. Тогда за право унизить другого надо было бы выдержать бой. И никакие нашивки не помогли бы. А тут вот все можно. И драться не надо. Вот что значит учебный взвод. Совсем не то, что строевая часть. А все потому, что эти парни еще не солдаты. Сборище шпаны зеленой. Молчат и пялят глаза. Да смотрят еще и не в лицо тебе, а поверх головы. Чучела какие-то, манекены. Вон как вытянулись. Хоть режь их, хоть ешь, все стерпят».

На миг ему показалось, что все это просто сон. Необходимо встряхнуться, сбросить с себя эту паутину.

— Так вот что, — крикнул он. — Чтобы это было в первый и последний раз, парень. Больше я тебя будить не намерен. Ясно?

— Так точно, сэр!

Осмотрев строй и убедившись, что прием солдатами выполнен правильно и грубых нарушений нет, Мидберри вернулся на свое место. Обвел глазами взвод. Набрал воздуха в легкие. Выдохнул.

— Хочу сказать вам, человечки, что у вас в руках не швабры, а винтовки. Оружие. Держать его следует перед грудью, строго по диагонали, на четыре дюйма от себя. А главное, чтобы при этом в груди была гордость. Настоящая гордость. Ясно?

— Так точно, сэр!

Взгляд его остановился на Купере:

— А тебе, «взводная мышь»?

— Так точно, сэр!

— Ясно, говоришь? Что-то я не вижу. Ты что, оглох, что ли?

— Никак, нет, сэр!

— Так какого же черта держишь винтовку как поганую швабру?

— Сэр, я не думал…

— Кончай скулить! И запомни раз и навсегда: морской пехотинец никогда не оправдывается. Он знает только одну заповедь: повиноваться. Тебе, значит, нравится швабра. Отлично. А ну, в казарму бегом… марш! За шваброй! П-шел!

Через минуту Купер вновь уже стоял в строю. В руках, взятая к груди, как винтовка к осмотру, красовалась мокрая швабра.

— Вот так-то, — одобрил «эс-ин». Скомандовав взводу «Напра-во», он прошел в голову строя. Здесь уже стоял рядовой Бут, поднявший над головой взводный флажок. Ярко-красным по золотистому фону на нем выведено: «рота „А“, 197-й взвод».

— Шагом… марш!

Взвод двинулся. Мидберри перешел на фланг и, шагая рядом, наблюдал, как семьдесят пар кованых каблуков разом бьют по асфальту, печатая шаг. Звук был четкий, слитный. Трах, трах, трах! Шаги точно ложились под счет, выкрикиваемый время от времени сержантом:

— И… раз… дру… гой… давай… ногой!

Ему нравился этот необычный подсчет, которому он научился у одного сержанта-кадровика, когда служил иа базе «Двадцать девять пальм» в Калифорнии. «Гораздо лучше, — думал он, — чем обычный нудный подсчет „ать, два“, которым пользуется Магвайр».

Когда он только что стал сержантом (это было в учебном центре Кэмп-Лиджен, тоже на восточном побережье), он еще боялся пользоваться этим подсчетом — каденцией. На той базе было много ребят из его старого взвода с базы «Двадцать девять пальм». Они, конечно, стали бы подначивать его, подсмеиваться, что он, мол, воображает себя уже настоящим взводным сержантом. Старым служакой.

— Давай… ногой… разок… другой! И… раз… другой… давай… ногой!

Он раз за разом повторял каденцию, стремясь выкрикивать подсчет так, чтобы слова казались естественными. В них ведь действительно было что-то немножко надуманное, даже неловкое, и он это чувствовал, однако думал, что со временем эта вычурность пройдет, солдаты привыкнут и будут воспринимать ее как что-то характерное для их взвода, этакую отличительную черту.

К тому же никто ведь и не знал о его сомнениях и раздумьях. Магвайр, очевидно, решит, что для него, Мидберри, этот подсчет — привычная команда. Новобранцы же и подавно. Кто из них мог бы подумать, что идущий рядом со взводом сержант чувствует себя немного не в своей тарелке, что он волнуется. Для них он никогда не был и не будет Уэйном Мидберри, человеком, у которого есть свой дом, родители, семья, свои раздумья и заботы. Человеком, который иногда думает также и о том, какое впечатление он производит на других. Нет, для них он всего лишь сержант Мидберри, младший «эс-ин». И ничего больше. Ровным счетом ничего.



5

— Это ведь всего лишь небольшая любезность. — Адамчику очень не хотелось, чтобы Уэйт заставлял его упрашивать. Он хотел только одного — чтобы кто-то был всегда с ним рядом, хоть немножко дружил. А какая же это дружба, если ее приходится вымаливать.

— Не могу. Никак не могу. Вон ботинки сперва надо надраить. Потом еще винтовка не чищена. Да и отдохнуть тоже хочется. Просто отдохнуть. Понял?

Адамчик стоя заправлял только что выглаженную полевую рубашку в темно-зеленые бриджи. Уэйт сидел рядом на рундуке. Черной ваксой он начищал выходные ботинки, смотрел их на свет, поплевывал и снова махал щеткой. Одевшись, Адамчик принялся шнуровать башмак. Уэйт, как будто между прочим, сказал:

— Да и тебе не следовало бы ходить…

— Ты с ума сошел.

— Чего там, сошел. Дел же невпроворот. На башмаки свои вон погляди. Грязные же.

— Где же грязные? Нормально. Потом я их еще подчищу. А сейчас никак не могу. — Покончив со шнурками, он снова сел на рундук, опустил голову. — Мне обязательно надо. Хоть немного посидеть там, успокоиться. Даже хотя бы немного побыть одному. Не ожидать каждую минуту, что на тебя заорут. — Он вдруг резко вскинул голову. — Да чего это я тебе доказываю? Тебе-то что? Небось все в порядке, ничего не волнует. Ты у нас настоящий Джон Уэйн, собственной персоной.10Киноактер из Голливуда. Получил известность за роль бравого солдата-фронтовика во Вьетнаме в фильме «Морская пехота».

Адамчик поднялся с рундука. Поглядел на сидящего Уэйта и, все больше злясь на себя, повторил:

— Ну, пошли же, Джо. Право же. Чего ты? Честное слово, мне вовсе не хочется идти одному из всего отделения.

Уэйт помолчал минуту, положил ботинок на пол, взял другой. Вновь принялся за работу. Потом, не поднимая головы, бросил:

— Да какого рожна мне идти туда? Я же даже не католик…

— Ну и что с того?

Уэйт опять помолчал, не спеша с ответом. Он вытащил из выреза рубашки висевшую на тонкой цепочке «собачью бирку» и протянул ее Адамчику. На металлической пластинке под рельефными буквами «КМП» и личным номером солдата, там, где должно быть выбито его вероисповедание, ничего не значилось.

— Видишь, какое дело. Магвайр очень удивится, если узнает, что я пошел. Откуда, скажет, такое быстрое обращение.

— Да он никогда и не поинтересуется…

— Может и да, а может, и нет. Кто его знает.

— Ну, пойдем же, Джо…

— Нет, не пойду. Иди один. А я, может, в другой раз…

— Ну и ладно.

Адамчик вытащил из тумбочки туалетные принадлежности и направился в умывальник. Рекруты, сидевшие по обе стороны прохода, трудились вовсю. Одни драили ботинки, другие начищали винтовки, штудировали учебники и наставления.

— Эй, ты, Двойное дерьмо! Не забудь за меня помолиться. Ладно?

Это кричал солдат по имени Филиппоне — здоровенный итальянец, командир второго отделения. Крайне наглое, распущенное и грубое, по мнению Адамчика, существо. Если не считать Магвайра, Филиппоне был самым ненавистным для него человеком во взводе. Этот парень уже дважды устраивал в казарме драки, вечно ко всем приставал, и Адамчик его побаивался. Поэтому он постарался пропустить выкрик мимо ушей и молча прошел в умывальник. «Не хватало еще, — подумал он, — обращать внимание на это ничтожество».

В тот момент, когда он приблизился к двери, она неожиданно распахнулась…

— Встать! Смир-рно!

— Вольно, скоты. — Магвайр пребывал явно в хорошем настроении. — Которые там черви собираются в церковь, чтоб через десять минут стояли в строю перед казармой. Пойдут вместе с другими взводами. Одним большим божьим стадом. С надежным поводырем. Протестанты, католики и всякий прочий сорт. А вы, кисоньки, розовые носики, что остаетесь, быстро надеть рабочее платье и приготовиться к авралу. Этой казарме давно уже нужна ха-арошенькая приборочка. Так что ждать до понедельника не будем. Командиры отделений — ко мне!

Нил, Филиппоне и Уэйт подбежали к сержанту.

— Сегодня у нас будет жарко, — начал тот. — Смотрите, чтобы никто не вздумал сачковать. Пусть каждый по три пота спустит. Ясненько?

— Так точно, сэр, — дружно рявкнули командиры отделений.

— Драить так, чтобы палуба блестела, как зеркало, на окнах ни пятнышка, а в сортире такой блеск, чтобы даже моя бабка, если бы была жива, посчитала за честь посидеть там на стульчаке. Усекли?

— Так точно, сэр!

— Первому отделению — палуба. Второму — окна. Третьему — сортир. Быстро за работу!

— Есть, сэр!

— Р-разойдись!

Нил и Филиппоне резко шагнули назад, повернулись кругом и бегом бросились к своим отделениям.

— Сэр! Рядовой Уэйт просит разрешения обратиться к старшему сержанту-инструктору.

— Ну, что там еще у тебя?

— Сэр! Рядовой Уэйт просит разрешения пойти в церковь…

— А кто же за тебя будет со взводом управляться?

— Рядовой Дэнелли, сэр. Я передам ему все, что приказано.

— В таком случае, котеночек, поторопись. Не то остальные ангелочки упорхнут без тебя. Давай!

— Есть, сэр!

Солдат побежал на свое место. Вслед ему по кубрику раздалось:

— Идущим в церковь построиться через восемь минут. И чтоб все было в ажуре, червяки. Если узнаю, что какая-то скотина вздумала выскочить из строя или еще что натворить, пусть на себя пеняет. Во всяком случае молитвами этот червяк уж не отделается…

* * ** * *

В сложенной из красного необожженного кирпича гарнизонной церкви было нестерпимо душно. Два металлических вентилятора, стоявшие по обе стороны алтаря, только мешали слушать капеллана, бормотавшего что-то нечленораздельное по-латыни.

Уэйт как сел на скамейку, так сразу же и задремал. Адамчик же пытался слушать священника, с трудом следя за ним по карманному молитвеннику. Наконец тот кончил бормотать и, наклонив голову, направился к пюпитру, заменявшему традиционную кафедру.

В наступившей тишине посапывание Уэйта показалось очень громким, и Адамчик осторожно подтолкнул товарища в бок.

— А?

— Не спи…

— Что такого?

Капеллан громко откашлялся:

— Братие, — обратился он к присутствующим, — сегодня мы с вами давайте вспомним второе письмо апостола Павла к святому Фоме: «…Ведь бог дал нам не только терпение, но и силу духа, любовь к ближнему и способность держать в повиновении свои чувства…»

Уэйт осторожно огляделся вокруг. Впереди на хороших скамьях сидели местные офицеры и сержанты с женами. Церковь была небольшая, и они заполнили ее почти полностью. Лишь пять задних рядов были предоставлены новобранцам. Капрал, приведший их, стоял в стороне, внимательно наблюдая за порядком.

Капеллан тем временем продолжал свою проповедь, все время повышая голос — он тщетно пытался перекричать заглушавшие его вентиляторы.

— Эти мои слова о том, как надо переносить страдания и не стесняться этого, не роптать…

Взгляд Уэйта скользнул по стене, остановился на открытом окне. Там высоко над голубыми облаками, висевшими над Атлантикой, шли четыре самолета. Тонкие белые полосы, тянувшиеся за ними, постепенно расширялись и сходили на нет, как бы растворяясь в небесной голубизне. Это зрелище было таким спокойным, безмятежным, что у солдата опять смежились веки и голова безвольно упала на грудь.

— «…и во имя веры и любви к Иисусу Христу, — надрывался священник, — что завещал нам правду и дух веры…» Прошу всех встать и прочесть из Евангелия…

Адамчик больно двинул локтем в бок своего соседа.

— Проснись. Евангелие…

— Кто?

— Да вставай же ты! Ну!

Уэйт тяжело поднялся с места, уперся руками в спинку впереди стоящей скамьи и в полудреме слушал, что читал капеллан и повторяли прихожане. Наконец капеллан объявил:

— Можно сесть.

С шумом и вздохами присутствующие опустились на скамьи, снова уселись поудобнее. Уэйт тоже попытался найти прежнее положение, для удобства просунул ноги под переднюю скамью. Капеллан маленьким платочком вытер обильно выступивший на лбу пот.

— Слова, что мы только что прочитали, глубоко волнуют каждого из нас. — снова заговорил он. — Я знаю, что для многих из нас не так уж просто бывает порой должным образом увязывать общеизвестные христианские требования с нашей, повседневной военной жизнью. Не только не просто, но порой даже невозможно. Многим ведь так кажется, верно? Однако позволительно спросить, а законно ли такое мнение? Справедливо ли оно в наших условиях? Запомните, братие, что в жизни не бывает ничего такого, что не стало бы возможным в конце концов. И какой настоящий морской пехотинец позволит себе усомниться в этой истине? — Капеллан изобразил на лице щедрую, искреннюю улыбку. — Да и добрый христианин тоже. Бог делает все возможным. Надо только глубоко верить в это.

Неважно, какие пути избирает человек. Препоны могут встретиться на любом. И их надо преодолевать, как сказал святой Павел, «с верой и любовью». Труднее всего, конечно, делать это в условиях военной службы. Здесь ведь препоны бывают самыми сложными. Думаю, что не ошибусь, если скажу: труднее всего человеку побеждать чувство неприязни и даже негодования по адресу. того, кто бывает груб с ним или допускает насмешки. А такое, чего греха таить, часто бывает на военной службе. В морской пехоте не меньше, чем в армии или на флоте. На военной службе порой случается ведь, что кто-то пытается высмеивать тебя, тычет тебе в глаза твоими ошибками. И касается это не только солдат или матросов, но и офицеров. Все мы порой испытываем крайнюю неловкость от того, что…

Уэйт искоса посмотрел на Адамчика. Тот слушал так, что, казалось, боится пропустить хотя бы одно слово. Слегка наклонив вперед рыжую голову, зажав в коленях покрытые веснушками руки, он не моргая глядел на проповедника. Только временами как-то странно тер левой рукой кисть правой. Все ногти на руках у него были начисто обгрызены.

«Ишь ты, какой шибко верующий, — с неприязнью подумал Уэйт. — А чего бы ему и не быть верующим? Мальчишка ведь. Совсем сопливый. Лет на шесть, а то и на семь моложе меня».

Почувствовав на себе взгляд соседа, Адамчик оглянулся. Уэйт перевел взгляд вниз. Почему-то ему бросились в глаза ботинки товарища — рядом с его начищенными до зеркального блеска башмаками они выглядели уж очень плохо.

«Пожалуй, надо будет обязательно отчитать его за это, — подумал он. — Приказать, как только вернемся, как следует почистить. Чтобы действительно блестели. Да и винтовку его тоже надо будет проверить. За этим парнем нужен глаз да глаз. Ишь какой набожный выискался. Мечтатель несчастный. Времени и так не хватает, а он мотает его направо и налево. Выдумал еще в церковь ходить. Молитвы там всякие, размышления… А сам вон никуда не годится. Пусть только попробует еще лодыря гонять. Живо схлопочет. Не хватало еще, чтобы из-за этого церковника от Магвайра попало. Да и нечего ждать Магвайра. Слава богу, есть командир отделения. Чего больше. Вот же навязался этот парень мне на голову».

— Итак, — завершал между тем капеллан, — неважно, какие трудности и неприятности нас подстерегают, неважно, что твой брат — военный может быть порой недружелюбен к тебе, станет обижать пли высмеивать тебя. Мы все должны быть выше этого, должны трудиться и честно делать свое дело — быть хорошими солдатами или хорошими офицерами. И добрыми христианами. Это наш долг. А остальное неважно. Мы обязаны повиноваться командирам и начальникам. Как военнослужащие. Но и как христиане мы должны всегда помнить о долге смирения и повиновения старшим. Повиновения богу, определяющему наш земной путь, повиновения командирам. чья власть от бога. Возлюбим же всевышнего. Не будем придавать значения поступкам тех, кто по неведению или заблуждению насмехается над нами и нашими заповедями. Помните всегда слова святого Павла: «И да примем мы свою долю страданий, как добрые солдаты Христовы. Во имя отца и сына и святаго духа, аминь!»

Капеллан с чувством перекрестился и не спеша направился снова к алтарю.

Сопение Уэйта переросло в легкое похрапывание. Адамчик хотел было снова подтолкнуть его, но передумал. Он был искренне благодарен этому человеку за то, что он пошел с ним в церковь. Ему казалось, что теперь во взводе у него есть хоть один товарищ. Вот же не бросил он его, пошел с ним. И, может, со временем станет настоящим другом. Так что пусть уж пока подремлет. Зачем обижать. Дружба ведь должна расти с обеих сторон.

* * ** * *

Служба закончилась, прихожане стали толпясь выбираться сквозь узкие двери на свежий воздух, и только новобранцы оставались на своих местах. Вот вышли последние, церковный служка, подойдя к алтарю, начал гасить свечи.

— Смир-рна! — Пять рядов новобранцев, грохнув каблуками, вскочили разом на ноги и вытянулись вдоль скамей.

— Равнение на алтарь, — заученно частил капрал. — Два первых ряда выходят вправо. Из следующего ряда — в затылок последнему. Внимание! Шагом… арш! А ну, шевелись! Быстр-ра!

Солдаты поспешно двинулись на выход. Уэйт стоял позади Адамчика. Их ряд еще оставался на месте. Адамчик тихонько сказал:

— Джо…

— Ну?

— Спасибо тебе.

— Это еще за что?

— Ты знаешь. За то, что пошел.

— Да ну тебя.

Ряд двинулся на выход.

— Слышь, Рыжий…

— Чего?

— А какое звание у капеллана, не знаешь?



6

— Бегом, черт вас всех подери! Бегом, скоты! Шевелись! Шевелись, говорю! Эй ты, жирная рожа! Чего чешешься? А ты, коротышка? Хочешь схлопотать? Так дождешься. В два счета получишь. А ну, трясите задницами, червяки паршивые! Шевелись! Не бойсь, не отвалятся! Бегом!

Под эту брань — сочетание строевого подсчета и отъявленной грубости — Магвайр гнал взвод по плацу. С винтовками, поднятыми на вытянутых руках над головой, в серебристых касках, сбившихся от бега набок, совершенно запыхавшиеся солдаты действительно скорее походили на стадо, нежели на воинское подразделение. Наконец сержант повернул их в сторону казармы.

— Запомните, скоты, — кричал он на бегу, — когда я подойду к крыльцу, ни одной задницы не должно торчать из дверей. Чтоб вся скотина уже была в стойле. Кого догоню на ступеньках, пусть на себя пеняет.

Подбежав к казарме, взвод с грохотом ринулся вверх по железным ступеням. Солдаты отчаянно пихали друг друга, толкались, работали коленями и локтями. Каждый больше всего боялся оказаться последним, попасть в лапы подходившему сзади Магвайру. А он был уже в двух шагах. В невообразимой свалке, образовавшейся в дверях, люди пробивали себе дорогу, при этом винтовки и каски звенели, ударяясь друг о друга.

В ют момент, когда сержант ступил на дорожку, ведущую к крыльцу, клубок пробивавшихся в дверь уже почти исчез. Все солдаты успели проскочить. Зазевался один лишь Купер. Магвайр бегом подбежал к крыльцу, перемахнул через ступеньки и рывком схватил его сзади за ремень. Другой рукой он сграбастал солдата за ворот куртки, резко дернул на себя и, подняв в воздух, втащил в таком виде в кубрик.

Мидберри стоял уже там, привалившись к столу для чистки оружия. Магвайр подтащил свою жертву сюда же.

— Если бы у этих скотов, сержант Мидберри, — запыхавшись, сказал он, — была хоть капля ума, так я бы решил, что тут дело все в строевой подготовке. Мол, не любят они ее, вот и все. Но ума-то ведь нет. Значит, и любят — не любят не может быть. В чем же дело? Это же стадо коров, а не солдаты. Китайцы, наверное, и то лучше маршируют, чем это сборище дубин стоеросовых. Главное, эта мразь позволяет воображать, будто бы уже ходить научилась. И не только ходить, но даже повороты в движении выполнять. Представляешь! Ты посмотрел бы, что творилось, когда я им скомандовал: «Левое плечо вперед, марш!» Это же просто уму непостижимо. Сброд какой-то!

В этот момент Магвайр, все еще державший Купера на весу, неожиданно отпустил солдата, и тот с грохотом свалился на пол. Упав, он выронил винтовку, потом схватил ее и стоял на четвереньках, не понимая толком, что происходит.

— А ну, встать! Встать, кусок! Быстро!

Купер вскочил. Винтовку он почему-то поднял на грудь, как по команде «Оружие к осмотру». Костяшки пальцев, державшие оружие, побелели от напряжения, сам он, как мог, вытянулся и замер под взглядом сержанта.

— Ты почему уронил оружие, червяк? Отвечай!

— Сэр, я… я не знаю, сэр! Не могу знать!

— Ишь ты, дерьмо вонючее. Он, видите, ли, еще и не знает. А может быть, ты боялся ушибить свои ручки? Свои беленькие, пухленькие пальчики? Косточки свои нежненькие, костяшечки?

— Так точно, сэр! Наверное, так, сэр!

— Ах, вот как. Ты, значит, так считаешь? Сколько же у тебя этих пальчиков? Сколько, спрашиваю?

— Сэр, у меня десять пальцев…

— Врешь, скотина. У тебя восемь обычных пальцев и два больших. Так?

— Так точно, сэр!

— А сколько у тебя винтовок, червячина вонючая?

— Одна.

— Как ты сказал, мерзавец?!

— Сэр, у меня одна винтовка.

— Вот то-то же. Тут ты чертовски прав, червяк. Чертовски. Так вот запомни: если я еще хоть раз, хоть один самый маленький разочек увижу, что ты, подонок, посмел уронить свою винтовку, я с тобой разделаюсь. Усек?

— Так точно, сэр!

— А тебе хоть капельку известно, как должен действовать морской пехотинец? В тебе же, падаль, ни на грош ничего нет от настоящего солдата. На ломаный грош…

— Так точно, сэр!

— А выглядишь как! Глядеть противно. Ну и видик, пропади я пропадом. Морской пехотой и не пахнет. Даже для армии и то ни к черту не годен. Паршивый сосунок, а не воин. Дитятко желторотое. Тебе это ясно, червяк?

— Так точно, сэр!

— Что тебе ясно, скотина?

— Сэр, мне ясно, что я паршивый сосунок и дитятко желторотое.

— Вот именно.

Мидберри и все солдаты молча наблюдали, как Магвайр медленно обошел вокруг стоявшего навытяжку Купера, затем приблизился к нему в упор и вдруг с силой ткнул его пальцем в живот.

— Да ты ведь вылитый малютка из тех, что подбрасывают честным людям на крыльцо, — осклабился он. — Сам-то как думаешь?

— Так точно, сэр!

— Вот именно, — казалось, что это открытие привело Магвайра в преотличнейшее настроение. — Теперь мне ясно, — гоготал он, — откуда такая мерзость попадает в наш корпус. Ее нам на крыльцо подбрасывают. Какая-то солдатина в юбке схлопотала себе ребеночка на службе, да и решила втихаря от него избавиться. Подброшу, мол, добрым людям. Этакого-то ублюдка. Вот здорово. Ты как считаешь, сержант Мидберри?

Мидберри понравилась эта шутка, он утвердительно кивнул. А Магвайр все больше расходился:

— Ну и ну, — продолжал он паясничать. — Вот так дела. Ничего, видать, не поделаешь, придется усыновить подкидыша. Вы как считаете, скоты? — повернулся он к взводу. — Примем ребеночка во взвод? Усыновим ублюдка, а? Пусть будет у нас вроде полкового козла. Ха-ха-ха!

— Так точно, сэр, — отозвался взвод, подстраиваясь под настроение старшего «эс-ина».

— Но ведь крошку надо кормить. Как быть-то? Что делать, кто знает? А? Ну вот хоть ты, свинья супоросая, — сержантский палец указал на рядового Клейна. — Что скажешь?

— Сэр? — опешил тот, не понимая еще, куда клонит начальство.

— Тебя, болван, спрашивают — справишься с кормлением или нет?

— Сэр, я не понял, что имеет в виду сержант-инструктор…

— Ишь ты, дерьмо, не понял. Да ведь у тебя, жирняка, грудь, как у бабы. Такой пары в городе у шлюх не сыщешь. Это точно. Не скажешь же ты, будто в этаких мешках молока нет. Верно?

— Никак нет, сэр. Ничего нет.

— Вот беда! Прямо тогда не знаю, что и делать. — Магвайр картинно почесал в затылке, затем вызвал из строя командира первого отделения.

Нил сделал три шага вперед, пристукнул каблуками, вытянулся перед штаб-сержантом:

— Сэр, рядовой Нил прибыл по вашему приказанию!

— А ну-ка, парень, бегом в сержантскую и принеси оттуда молочка. Там в холодильнике бутылочка стоит. Быстро!

— Есть, сэр, — солдат бросился выполнять приказание. А Магвайр продолжал ломать комедию:

— Ну разве можно нашего полкового козла, да к тому же еще и новорожденного, подброшенного нам на крыльцо, оставлять без жратвы. Он же, бедненький, с голоду подохнет. А потом эти ведьмы из лиги борьбы против жестокого обращения с животными нам задницы отгрызут. Как считаете, черви?

— Так точно, сэр!

Тем временем Нил вернулся в кубрик. В руках он держал бутылку со сливками.

— Поставь на стол и марш в строй, — приказал сержант.

Вытащив из брючного кармашка небольшой пакетик, он разорвал обертку и вытащил оттуда содержимое — в руках у него шуршала прозрачная пленка презерватива.

— Сержант Мидберри, — повернулся он к помощнику. — Ну-ка, дай мне ножик. Или, может быть, шило. Что есть.

Мидберри протянул брелок с ключами. На позолоченной цепочке болтался крошечный ножичек с перламутровой ручкой. Магвайр взял его, осторожно проткнул в пластике дырку, затем натянул презерватив на горлышко бутылки. Подняв над головой импровизированную соску, он зло засмеялся:

— Ну как, скоты? Теперь наша крошка-подкидыш не умрет с голоду. Мы ее сейчас как следует покормим.

Многие солдаты, забыв о запрете, громко смеялись. Магвайр не обращал внимания на это явное нарушение порядка, был слишком поглощен своей выдумкой. Подойдя к Куперу, он слегка распустил ему поясной ремень и подсунул под него бутылку, соской вверх.

— Теперь, малышка, как захочешь поесть, сразу же за бутылочку. Пососешь маленько, отдохни, потом опять пососешь. Вот и сыт, верно? Сразу веселее станет. Может быть, тогда у тебя, подонок, — он вдруг резко изменил тон, — хоть немного сил прибавится. Чтобы успевать вовремя проскакивать в дверь, протаскивать свою паршивую задницу в казарму. Не так, как в этот раз.

Сержант с нескрываемым отвращением смотрел на солдата. Казалось, он готов был раздавить его, как червяка, растоптать.

— А теперь прочь с глаз моих. П-шел вон, скотина!

— Есть, сэр! — Прижав винтовку к телу, Купер бросился что было мочи к своей койке. Лицо его пылало, бутылка булькала под ремнем.

— Ладно, девочки. — Магвайр прошелся перед строем. — Побаловались и хватит. Теперь быстро за учебники. — Он понаблюдал, как солдаты расселись по рундукам, взяли книги, начали заниматься. Потом вместе с Мидберри вышел из кубрика.

Как только за сержантами закрылась дверь, в кубрике вспыхнуло веселое оживление. Большинство солдат открыто выражали радость, испытывая облегчение от того, что на этот раз не они, а кто-то другой явился очередной жертвой начальника. Так было уже не впервой. Но всего явственнее это проявлялось, когда дело касалось Купера. Считалось, что у этого парня был самый низкий шанс на выживание. Почти все солдаты, подсчитывая свои шансы на прохождение курса начальной подготовки, прежде всего брали в расчет, насколько далеко они ушли от этого неудачника. Именно поэтому, когда Купер в очередной раз становился жертвой начальства, все другие испытывали чувство облегчения — и на этот раз карательный меч упал не на их голову, шансы выжить не поколебались.

Купер в последнее время вообще превратился во взводе в незаменимое средство поддержания морального духа новобранцев. Шло время, нарастали трудности, но, как бы ни было плохо, солдаты думали: раз Купер еще держится, значит, наши шансы тем более не потеряны. Если же он, наконец, не выдержит, тоже не страшно — объявится первостатейный кандидат в те горькие десять процентов отсева, которые статистика заранее уже зачислила в разряд «плавуна» — неизбежного отхода жерновов беспощадной мельницы солдатского обучения.

Даже Адамчик, чувствовавший порой искреннюю жалость к Куперу, втайне был все же доволен, что во взводе есть этот козел отпущения. Кто знает, кому пришлось бы быть «взводной мышью», если бы не этот богом обиженный парень. Не исключено, что всего вероятнее ему — рядовому Адамчику. Их, таких кандидатов, в кубрике было несколько — Купер, Хорек, Сестра Мэри, Помойная крыса, Очкарик, Кусок и, наконец, он — Двойное дерьмо. Все они волей сержанта Магвайра были превращены в объект постоянных насмешек и издевательств. И не только с его стороны. В подразделении было немало солдат, оказавшихся настоящими мастерами по части измывательств над слабаками, унижения тех, кто не смел дать сдачи.

Среди этих подонков особо нагло и бесцеремонно вел себя Филиппоне. Он был просто неистощим по этой части.

Сидя на рундуке и делая вид, будто внимательно штудирует учебное пособие, Адамчик краем глаза наблюдал, как этот парень задирает Хорька. Здоровенный итальянец все время пытался заглянуть Хорьку в глаза. Тот притворялся, будто ничего не замечает, несколько раз пересаживался с места на место, пытался отвернуться, прикрывал лицо учебником. Ничто не помогало. Длинный, хищный нос итальянца, как живой, продолжал лезть ему в лицо, а сидевшие вокруг дружки Филиппоне, тоже итальянцы, жившие до службы вместе с ним в одном квартале в Нью-Йорке, буквально изнывали от любопытства, ожидая, что же дальше будет.

— Хоречек, деточка, — сюсюкал Филиппоне, налезая грудью на свою жертву, — ну что же ты упрямишься. Я же хочу тебе помочь. Ты мой маленький… Малюсенький… Хоречек мой хороший… Эй, Тони, подтверди, что я правду говорю. Клянусь мадонной, правду.

— Истинную правду, парень. Истинную, — немедленно подтвердил Тони Кастальди. — Самую святую правду, разрази меня гром…

Все попытки Хорька отвязаться от приставалы были тщетны. Филиппоне все лез и лез. Наконец ему это, очевидно, надоело, и, протянув руку, он вырвал учебник из рук солдата.

— По бумажке-то всякий дурак сможет…

Хорек сделал вид, будто бы считает все это дружеской шуткой.

— Да ладно тебе, — пробормотал он, вымучивая на лице жалкое подобие улыбки и всем видом показывая, будто считает действия итальянца лишь товарищеской шуткой, — Ладно. Сдаюсь. О'кей, парень. О'кей!

Хорька звали Логаном. Свою кличку он получил за непомерно большую, вечно висящую мокрую нижнюю губу. Рядом с рундуком, на котором он сидел, стояло старое помятое ведро. Вдоль его кромки ровными темно-зелеными буквами и цифрами были написаны фамилия и личный номер этого солдата.

Как-то еще в самом начале обучения Магвайр заявил, что у этого «поганого червяка» такая отвратительная рожа, что солдаты во время строевой подготовки шарахаются от него и портят строй. Придя к такому выводу, старший «эс-ин» приказал при выходе взвода на занятия по строевой Хорьку надевать на голову это ведро и не снимать его до окончания занятий. Но Филиппоне, кажется, придумал забаву. Он выдернул у Хорька из-под подушки лежавший там белый носок, расправил его, завернул верхнюю часть внутрь, так что получилось что-то вроде колбаски, и эту штуку приставил себе в пах. Дружки заржали. Поощренный этим смехом, Филиппоне начал делать похабные движения, подталкивая локтем Хорька:

— Так ты как это вытворяешь, Хоречек? Вот так? Ручкой? Верно ведь? Ну, что же ты стесняешься. Скажи своему дружочку. Скажи.

— Да хватит тебе. Хватит, — отталкивал итальянца весь красный от стыда и негодования Логан. Он чуть не плакал. Большая мокрая губа еще больше отвисла и походила на огромного розового моллюска, вылезшего из раковины. Казалось даже, будто этот моллюск живет отдельной жизнью, сам по себе, и никак не зависит от хозяина.

Филиппоне все не унимался:

— Ребята, — вдруг закричал он с деланным удивлением, — глядите, Хорек-то, оказывается, смущается. Это же надо! Весь аж залился. Во чудно! Га-га-га!

Троица ответила дружным гоготом. Сцена, по их мнению, явно удалась.

Наблюдая это издевательство, Адамчик внутренне весь кипел. У него была привычка жевать внутреннюю часть щеки, и вот сейчас он даже не заметил, что было больно. От постоянных укусов ткань во рту была дряблая, вся в волоконцах, он кусал эти кусочки собственного тела и не замечал, что делает. Сидевший же рядом Уэйт, казалось, ничего не замечал. Он весь был поглощен учебником и не обращал внимания на то, что происходило вблизи него.

Тем временем Филиппоне, чувствуя, что его действия привлекли внимание, начал обращаться уже не столько к Хорьку, сколько к окружающим:

— Я же этому дурню только помочь хочу. Вон Тони говорит, что видел, как Хорек… Ну, в общем того… Этим делом занимался…

— Да будет тебе, право… С чего ты взял, — ныл окончательно потерявший контроль Хорек. — Прошу тебя, не надо…

— О, господи, — не удержался Адамчик. — Да когда же это кончится? — Слова эти он произнес хотя и с осуждением, но не очень громко. Так, чтобы Филиппоне не дай бог не услышал. Он помнил, как однажды уже было так — он вслух выразил свое неодобрение (итальянец тогда измывался над Купером). Филиппоне услышал это и тут же, оставив свою жертву, накинулся на него. Он открыто провоцировал Адамчика на драку, но тот, всячески кляня в душе свое малодушие и трусость, на стычку не пошел, а сделал вид, будто бы просто пошутил и не имеет ничего против невинных шуток четырех итальянцев. Тогда ему удалось вывернуться и остаться небитым. Однако это больно ударило по его самолюбию, и больше того — по его престижу во взводе. Он потом рассказал обо всем этом Уэйту.

— Так ты же сам напросился, — удивился тот.

— То есть как это сам?

— А не суй свой нос, куда не следует…

— Выходит, что я должен был спокойно наблюдать, как эти подонки издеваются над Купером?

— Тебе-то какая забота?

— Да черт меня побери, если я такое терпеть буду…

— Ну, как хочешь. Только тогда уж не бегай ко мне плакаться. Сам полезешь, сам и расхлебывай. А мне все-это до лампочки. Моя цель — выйти отсюда одним куском. Поэтому в чужие дела я совать нос не намерен. Да и тебе не советую. Помяни мое слово.

Вспоминая теперь этот разговор, Адамчик снова украдкой поглядел на Уэйта. Да, этот выйдет целым из любой передряги. Одним куском, как он говорит. Кто-кто, а он везде выживет.

Тем временем Филиппоне и его банда продолжали издеваться над Хорьком. Теперь итальянец заставлял солдата громко повторять за ним похабную частушку. Красный, весь взлохмаченный Хорек пытался отказаться, отчаянно тряс головой, отчего мокрая нижняя губа беспомощно моталась из стороны в сторону, умолял оставить его в покое. Развеселившиеся парни и слышать об этом не хотели. Они все же заставили солдата повторить громко и слово в слово всю гадость, которой его учили, и только после этого отошли. Уже уходя, Филиппоне вдруг спросил Логана:

— А спасибо-то ты мне скажешь? За науку, а? Я ведь так старался…

— Да, да… Спасибо тебе, — еле слышно, не поднимая головы, выдавил Хорек. — Спасибо.

Довольно ухмыляясь, Филиппопе отправился к себе, Кастальди и двое других двинулись следом.

Адамчик до глубины души ненавидел Филиппоне. Этот итальянец был настоящим мерзавцем, опытным и готовым на все подонком. Адамчик даже молился в душе, чтобы он провалился на зачетах. Хотя прекрасно понимал, сколь слабы, а скорее всего просто безнадежны были его мольбы. Ведь этот итальянец был жестоким бойцом. И он обладал теми качествами, о которых говорил Магвайр, когда рисовал им портрет настоящего морского пехотинца. Да, пожалуй, Филиппоне был даже чем-то похож на Магвайра, во многом повторял его. Наверно, поэтому его и командиром отделения назначили.

Он взглянул на Хорька, сидевшего на рундуке согнувшись над учебным пособием. Увидел отвисшую большую розовую губу, толстые линзы очков армейского образца, неуклюже сидевших на носу, и вдруг почувствовал что-то вроде жалости к этому парню. Захотелось помочь ему, выразить сочувствие, что ли. Но он тут же сказал себе, что помочь ничем не может, стало быть, нечего и голову ломать.

Неожиданно он поймал себя на мысли: интересно, а о чем сейчас думает сам Хорек? Да и вообще, думает он о чем-нибудь или нет? Может быть (Адамчик внушал себе это скорее для собственного успокоения), парень вовсе и не переживает то, что произошло несколько минут назад. Ведь есть же немало людей, которые ничего особенно близко к сердцу не принимают. Может, и этот парень из таких. С такой рожей, как у него, всю жизнь будешь объектом насмешек. В конце концов, как тут не привыкнуть. Не исключено, что он просто не обращает никакого внимания на то, что о нем говорят.

Придя к этому выводу, Адамчик тут же решил, что, пожалуй, плечи у Хорька опущены вовсе не так, как это бывает у людей одиноких и подавленных. Скорее, так делают искусные и терпеливые хитрецы. Вот именно, хитрецы. Недаром ведь вон сколько раз бывало, что все новобранцы переживают, злятся, а этот Хорек сидит себе как ни в чем не бывало и в ус не дует. Его, видно, ничто особенно не волнует. Ох, уж этот Хорек. Только о себе и думает, хитрюга. Ну и эгоист.

От этих мыслей Адамчику почему-то стало легко на душе. Но вечером, когда взвод вернулся с ужина и солдаты занимались чисткой оружия, гнетущее ощущение вернулось снова. Филиппоне и Магвайр, Хорек, «взводная мышь», Свинья, Уэйт, он сам — рядовой Адамчик — все они перепутались, смешались у него в голове, разом кричали и бранились, толкались и плакали. Он едва не начал орать во весь голос.

— Хватит с меня, — твердил он себе шепотом. — Хватит. Больше я уже не могу. Все получил. Сполна. С меня хватит!

— Хватит? — неожиданно переспросил его сидевший рядом Уэйт. — Ты что, уж не собрался ли лапки вверх поднимать? Струсил, что ли?

— А что делать? Что? До каких же пор терпеть этого Магвайра? Смотреть, как он издевается над людьми. Как сует этому Куперу бутылку с соской, оскорбляет, бьет… Так что ли?

— Ну, а почему бы и нет?

— Тебе, видишь, почему бы и нет, а я не могу. Просто не в силах больше. Дошел до ручки. Хватит с меня…

— Да ведь с Купера-то как с гуся вода, а ты психуешь.

— О, господи… — Адамчик чуть не плакал. Он сгрыз все ногти, изжевал себе щеку, но все никак не мог успокоиться. — Ну, а этот парень… Тот, из первого отделения. Джексон, что ли?

— А что с ним? Я не знаю.

— Так вчера же его забрали. Вечером, когда спать ложились. Я посмотрел, а его койка стоит неразобранная. Спросил, что с ним, никто не знает. Говорят, куда-то его отправили.

— Может, заболел или еще что…

— Почему ж тогда ничего не сказали?

— А ты спросил бы Магвайра.

— Еще чего! Его спросишь, потом сам не рад будешь.

— Чего ж ты тогда раскипятился? Ничего не знаешь, да и парень этот тебе пришей кобыле хвост, а шуму развел, прямо куда там.

Уэйт протянул руку, взял у Адамчика банку с ружейной смазкой, отвинтил крышку и вылил немного масла себе на протирку.

— В общем-то верно, — продолжал рассуждать вслух Адамчик. — Это я про Джексона. Он ведь все время совал нос куда не следует. Хорек вон говорил, будто слышал, как он ревел по ночам. Все спят, а он носом хлюпает…

— Во-во, — поддакнул сразу Уэйт. — От этого, видно, и чокнулся.

— Так ведь… — хотел возразить Адамчик, но вдруг что-то вспомнил и замолчал. Он думал, а что же они могут сделать, чем могут помочь. Конечно, во взводе творится что-то непонятное, скверное. Но разве они в силах это изменить? Нет, конечно. И от этого бессилия, этой неспособности что-либо сделать, ему стало совсем не по себе. Все тело было каким-то вялым, разбитым, ничего не хотелось делать, хоть ложись и помирай…

— Мне кажется, — неожиданно сказал он шепотом, — у нас тут все так, как у нацистов в лагерях было. Я читал про них… Это точно.

— Да ты спятил, Рыжий. Вот уж удумал, надо же. Этот Джексон сейчас, может быть, преспокойно себе домой катит, а ты тут психуешь.

— Но мне же не по себе, как ты не понимаешь. Я ведь просто извелся весь…

— А ты постарайся не думать об этом. Выбрось все из головы.

— Не могу.

— Ты, видать, всерьез брыкаться удумал. Так, что ли? Гляди, опять в обморок не грохнись.

— Ужасно смешно. — Адамчика не тронула издевка, прозвучавшая в голосе товарища. — Значит, по-твоему, мы должны молчать, а этот Магвайр пусть и дальше зверствует? Чтобы ему все с рук сходило. Так, что ли?

— Да что ему с рук сойдет? Что?

— Как что? Да все, что он с нами тут вытворяет. Все эти насмешки, издевательства, хамство. Это что, так и должно быть?

— А почему бы и нет?

Адамчик как споткнулся. Замолчал и только с укоризной поглядел на Уэйта. «Неужели ему не стыдно от этих слов?» — подумал он. Но Уэйт спокойно встретил его взгляд, глядел как ни в чем не бывало, спокойно продолжая чистить винтовку. Потом сказал:

— Я так считаю. Раз Магвайр поставлен над нами, значит, так и надо. Не нашего ума, что он делает и как. Раз делает, значит, так положено. А мы обязаны ему повиноваться, выполнять приказ и не рассуждать. Вбей себе это в башку, убеди себя, что все правильно, и самому же будет легче. Хоть без толку скулить перестанешь, и то хлеб.

У Адамчика буквально кипело внутри. Больше всего его возмущали открытые намеки Уэйта на его неприспособленность, слабость, даже какую-то неполноценность. Этот здоровый парень, которому все трын-трава, постоянно подчеркивал, что считает Адамчика одним из тех слабаков, которым место в десяти процентах отсева, никчемным человечишкой, совершенно не приспособленным к жизни. В общем, маменькиным сынком, которому не место на военной службе.

Но это же вовсе не так. Не из-за слабости или неприспособленности возмущается Адамчик здешними порядками. Не потому бунтует, что сам ни на что не годен. Ерунда все это. Если бы он захотел, в два счета стал бы со всеми наравне. Что ему стоит. Но он сознательно против. Не хочет, ни за что не желает склоняться перед этим Магвайром, унижать свое достоинство перед ним. Другие пусть становятся на колени. Других он может ломать сколько хочет. Но не его. Это уж точно. Вон кругом сколько холопов, готовых принять от Магвайра все, что он ни пожелает. Одни — из-за своей глупости и ограниченности, другие — от страха, оттого, что боятся. Или вот такие, как Уэйт. Предпочитающие не вдумываться в то, что происходит, не принимать это к сердцу. Пусть, мол, все будет как будет. Такие хуже всего. Да только какое ему до них дело. Нужны они ему, что ли. Пусть поступают, как хотят. Он и без них обойдется. И без Уэйта тоже, больно нужен. Да от него проку меньше, чем от других. «Какой же я был дурак, — подумал вдруг Адамчик, — когда решил, что этот человек может быть мне другом. Да это же совершенно противоестественно. Все равно, что пытаться подружиться с каким-нибудь роботом пли манекеном».

Уэйт тем временем спокойно продолжал заниматься своим делом. Он осторожно извлек ударно-спусковой механизм винтовки, разобрал его, тщательна протер и смазал все детали. Адамчик глядел на все это, и губы у него даже побелели от ненависти и отвращения.

«Надо быть совершенно слепым, — думал он, — чтобы сразу не понять, что этот человек всегда и везде будет стоять на одном сидеть смирно, не высовываться, не ввязываться и, упаси бог, не вздумать сопротивляться. Конечно, он — командир отделения, начальство. Завари я, Адамчик, какую-то кашу, первому достанется ему. Поэтому-то, наверное, и старается избежать каких бы то ни было осложнений, неприятностей. Для него ведь главное — сохранить в неприкосновенности свою шкуру».

Ну что ж, в таком случае он сделает выводы. Пусть урок пойдет ему впрок. Хватит валять дурака. Хорошо еще, что он не посвятил Уэйта в свои планы, вот было бы весело. А ведь так хотелось с кем-нибудь посоветоваться, поговорить по душам. Но он вовремя удержался. И теперь уж сохранит тайну при себе. Никому ни слова. Он знает, что надо делать, готов к этому и завтра же, как только представится случай, осуществит свой замысел.



7

Адамчик все-таки выполнил свой план. Правда, для этого пришлось пострадать. Утром, когда он попросился в церковь, Магвайр чуть не лопнул от злости. Он орал, что Адамчик — последний лодырь и сачок, пытается увильнуть от приборки. Потом принялся всячески поносить и высмеивать его, обзывая паршивым псаломщиком и капеллановым блюдолизом, а когда и это не подействовало, приказал отойти к стенке и принялся размахивать перед носом кулаками, грозясь избить поганого святошу в кровь, если он не прекратит эти свои выходки и будет портить взводу всю жизнь.

Адамчик здорово перетрусил, но все же продолжал стоять на своем и в конце концов получил разрешение сходить к капеллану.

Тогда ему казалось, что это победа и что теперь все сомнения будут разрешены, все опасения и трудности останутся позади. Однако после посещения священника настроение у него окончательно испортилось, сомнения начали еще больше терзать душу. Как он ни старался, вернувшись во взвод, взять себя в руки, на душе было просто гадко, в голове все перепуталось, и из-за этого, когда занимались строевой, он несколько раз сбился, вызывая всякий раз злобное шипение соседей и грозные окрики со стороны сержанта-инструктора. Счастье еще, что занятия в тот день проводил Мидберри. Адамчик отделался одним ночным дневальством вне очереди, чему был крайне рад — он ведь все равно по вечерам долго не мог заснуть, так что дневальство было ему не в тягость.

После отбоя он медленно прохаживался между рядами двухъярусных коек, напрягая слух или вглядываясь в темноту, пытаясь представить себе, что там происходит. Потом нашел новое развлечение — ходил на цыпочках или ставя пятку одной ноги впритык к носку другой. Все это он придумывал для того, чтобы отогнать мысли, бесконечно лезшие в голову. И без этого он весь день мучился, не зная, что же теперь делать, как быть. В общем, ночью у него в душе царил такой же сумбур, как и утром. Неожиданно его внимание привлекли какие-то странные звуки. Как будто где-то скулила или тихонько подвывала собака. Он пошел на звук, включил фонарик и направил его в потолок. Отраженный свет рассеял мрак, и Адамчик увидел на ближайшей к нему койке скорчившуюся, странно дергавшуюся фигуру. Это был Хорек. Он спал, но во сне лицо его было искажено ужасными конвульсиями, нижняя губа втянута в рот и страшно закушена, судороги непрерывно пробегали по его телу.

Адамчик наклонился к спящему и потряс его за плечо. Хорек дернулся, но не проснулся, однако дрожь прошла, он расслабился и затих.

«Что тут только не снится», — подумал Адамчик. Ему самому дня два тому назад приснилось, будто он провалился в зыбучие пески, предательская трясина тянет вниз, засасывает, он кричит, а оба сержанта и весь взвод стоят вокруг, молча наблюдают за его агонией, слушают предсмертные вопли и даже не собираются помочь.

Когда утром он вспоминал об этом кошмаре, его почему-то не оставляло ощущение, будто весь этот ночной ужас имеет свое продолжение наяву. Они стояли в строю, и вдруг Адамчику показалось, что вытянувшийся рядом с ним Уэйт является двойником того Уэйта, который ночью спокойно взирал на его муки и не сделал даже шага, чтобы вытащить товарища из зыбучих песков. Такими же людьми из ночного кошмара показались ему другие солдаты, сержант Магвайр. Да что там солдаты и сержант. Весь Пэррис-Айленд представлялся теперь ему одним страшным сном, порождением больного воображения. Казалось, что здесь нет ничего настоящего, реального, ощутимого. Один сплошной обман. Временами ему даже хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что все происходящее вокруг не сон, а горькая реальность. «Как было бы хорошо, — думал он, — если бы можно было вот так ущипнуть себя и проснуться уже дома, в своей постели, в том привычном прежнем мире, который был единственной реальной вещью. В мире, где нормальные люди поддерживают друг с другом нормальные отношения, нормально решают вопрос о том, что человек может делать, а что нет».

Луч карманного фонарика все еще высвечивал на белом потолке неяркий, расплывчатый круг. Адамчик снова поглядел туда, где на нижней койке спал Хорек, а над ним слегка похрапывал рядовой Карузерс. Оба они были укрыты форменными одеялами грязно-зеленого цвета (как и все солдаты, спавшие в ту ночь в этом кубрике и в десятках, сотнях других кубриков в гарнизонах и на базах морской пехоты). Посредине одеяла четко выделялись большие черные буквы — «КМП США»11Корпус морской пехоты США.. По углам металлической рамы, прикрепленной строго вертикально к спинкам обеих коек и образующей вместе с ними что-то вроде ружейной пирамиды, на специальных крючках были растянуты две солдатские кожаные портупеи с подсумками тоже грязно-зеленого цвета. У каждой из ник слева был пристегнут ножевой штык в ножнах, а посредине коробка с пакетом первой помощи. Сверху над портупеями на пирамиде лежали два покрашенных в серебристый цвет пластмассовых подшлемника, снизу же, на железной поперечине нижней койки, висели грязно-зеленые ранцы. Ремни их были тщательно свернуты, свободные концы закреплены в пряжках. Под каждым ранцем стоял темно-зеленый деревянный рундук с традиционным черным замком. Замки были огромные, и каждый с секретом, чтоб вор не забрался. Сзади, за кроватью, находился еще один рундук, а спереди в ряд была расставлена обувь — черные походные бутсы, спортивные тапки и надраенные до зеркального блеска выходные ботинки. Вся обувь обязательно шнуровалась до самого верха, концы шнурков убраны внутрь, чтоб не болтались. Так было положено.

Такими же одинаковыми до мельчайших деталей были обе солдатские постели. Хотя Адамчик и не видел этого в темноте, но знал, что столь же однообразны были все тридцать пять коечных спарок, находившихся в кубрике. Стояли они в раз и навсегда установленном порядке, двумя строго параллельными рядами, точность и параллельность которых периодически проверялись сержантами с помощью специальной длинной веревки.

Адамчик выключил фонарик. Сквозь затянутые сетками окна в казарму проникал едва ощутимый поток прохладного ночного воздуха. И, немного успокоенный его приятным дуновением, солдат невольно вновь задумался: так что же он собирался сделать?

А кубрик жил своей ночной жизнью. Вокруг слышалось приглушенное дыхание спящих солдат, прерываемое время от времени то глубоким вздохом, то кашлем. Кто-то невидимый в темноте негромко похрапывал, кто-то слегка стонал. Замершему в темноте Адамчику даже показалось, будто он слышит дыхание не семи десятков спящих солдат, а одного огромного существа. Он даже представил себе, будто в кубрике сейчас никого нет, только он и это гигантское живое существо, это шумно дышащее чудовище по имени Взвод. От этой мысли Адамчику стало не по себе, будто мороз по коже пошел, он почувствовал себя полным ничтожеством, одиноким, неприкаянным пигмеем, и сразу же постарался поскорее отогнать от себя непонятно откуда появившийся страх, вернуться в реальный мир.

Больше всего, пожалуй, решил он, его угнетают здесь темнота и усталость. Прекратив бесцельное хождение по кубрику, он вышел в коридор, ведущий к сержантской. По пути заглянул в умывальную и туалет, убедился, что там никого нет, и, сдерживая дыхание, на цыпочках подкрался к страшной двери. Постоял несколько минут, прислушиваясь. В комнате слышалось тихое похрапывание, заглушаемое монотонными звуками капающей в душевой воды.

Уверившись в том, что Мидберри спит, Адамчик несколько приободрился, почувствовал себя спокойнее. Он не раз слышал от солдат, что у «эс-инов» есть привычка шпионить за дневальными, и очень боялся, как бы Мидберри не вздумал проследить, как несет вахту наказанный им новобранец.

Однако сержант, по-видимому, все же спал. Успокоившийся Адамчик пошел снова в кубрик. Там, где под потолком висела единственная на все помещение 60-ваттная дежурная лампочка, проход немного расширялся, образуя что-то вроде площадки. Здесь обычно проводилась физподготовка. Чаще всего сержанты занимались здесь с новобранцами, которые в силу своего слабого развития отставали от всего взвода. Занятия эти обычно устраивались ночью и проводились по особой методе, разработанной лично Магвайром. Он считал, что таким способом можно сделать человека из любой рохли, любого слабака.

В одном углу здесь на небольшом помосте стояли параллельные брусья, в другом — окрашенная в черный цвет штанга, около которой лежали дополнительные блины. Рядом блестели сталью большие спиральные пружины с красными деревянными ручками — специальные эспандеры. Тут же был и турник. Вернее, длинная железная труба, закрепленная на двух стойках.

Часть противоположной стены представляла собой большое зеркало. Около него находился щит, на котором был нарисован в полный рост солдат морской пехоты в парадном обмундировании. Тут же на стене висела в рамке инструкция по правилам ношения формы.

Адамчик остановился, поглядел на запертую на ключ входную дверь казармы и подумал, что для того, чтобы избавиться от всего этого, ему достаточно лишь сперва отпереть эту тяжелую дверь, затем открыть наружную, раздвижную, и выйти на улицу. Как ему хотелось, чтобы это было действительно так просто — взять и выйти, закрыть за собой дверь и оставить за ней Магвайра с его постылым корпусом морской пехоты. Но за дверью было море, а он не умел плавать. Да даже если бы и умел, то все равно не решился бы (им говорили, что вокруг острова шныряет много акул). А единственный путь по суше, проходивший по дамбе, тщательно охранялся. Так что шансов у него не было никаких, и надо было смириться.

Вчера еще у него была надежда. Пусть крошечная, зыбкая, но надежда. Сегодня утром она развеялась без следа. Да, пожалуй, мысленно поправил он себя, ее и раньше-то не было. Не было надежды, нечему было и развеиваться. Вот так, пожалуй, точнее. Просто вчера он вбил себе в голову какую-то чушь, ерунду, навоображал невесть что и сам поверил в это. А пришло утро, и оказалось, что ничего не было. Ничего, кроме пустых выдумок.

Вздохнув, он подошел к дверям, отпер их, открыл настежь. Прохладный бриз с океана пробежал по лицу, пробрался за ворот рубашки, приятно лаская кожу. В воздухе царили мир и покой. Адамчик привалился к косяку раздвижной двери и стал смотреть на раскинувшийся перед казармой, казавшийся ночью необозримым плац. За плацем и за металлическим забором с колючей проволокой поверху проходило шоссе, и по нему бежали, помаргивая огоньками, машины.

Наблюдая за этими далекими светлячками, двигавшимися в темноте, Адамчик в душе проклинал всех, кто ехал на этих машинах. Они ведь не могли даже представить себе, какими были счастливцами. Считают, наверно, что все так и должно быть. А тут сиди за этой проклятой проволокой, за этим забором, которому нет ни конца, ни края. Как было бы здорово очутиться вдруг по ту его сторону. Стать снова хозяином самому себе. Мчаться куда-то в машине и ни о чем не думать. Ах, если бы он мог оказаться сейчас на месте этих счастливцев! Он опустил бы боковое стекло, и пусть ветер треплет волосы, задувает в уши, холодит за пазухой. Он включил бы на полную мощность радио и так бы мчался и мчался. Тихо покачивает машина, слегка светится зеленоватым светом приборная доска, правая рука слегка касается баранки, левая, согнутая в локте, лежит на опущенном стекле. А может быть, и не так все. Иначе. Левая небрежно держит руль, правой же он прижимает к себе девушку, и пальцы скользят по ее теплому телу. Это его девушка. И его машина. Время тоже принадлежит ему. Все без остатка. Он может ехать тогда, когда хочет, туда, куда ему заблагорассудится. Машина мчится, шины умиротворенно шуршат по асфальту, иногда лишь слегка постукивая на неровностях дороги. И с каждой секундой он уносится все дальше и дальше от этого острова и ненавистного старшего сержанта-инструктора Магвайра.

Правая нога у него затекла, и он немного повернулся, перенося вес тела на левую. В этот момент он заметил, что проносившиеся по шоссе огоньки в какой-то момент вдруг исчезали, чтобы через несколько секунд вновь появиться уже чуть правее. Он догадался сразу же, в чем причина, — где-то там в темноте между ним и шоссе находился монумент героям Иводзимы. Он ненавидел эту железобетонную громадину, ненавидел с первых дней своего пребывания на острове. Эти неестественные семиметровые фигуры с раннего утра и до позднего вечера молча взирали свысока на сотни маршировавших у их ног измученных солдат, как бы вбивая им в голову: «Старайтесь! Старайтесь вовсю, парни. И, может быть, тогда вы станете настоящими морскими пехотинцами. Такими, как мы!»

Самым отвратительным было то, что все это было обманом. Чистым обманом от начала и до конца. Сам подвиг на горе Сурибати и все, что потом из него сделали. Как-то еще давно Адамчик читал в журнале «Ридерс дайджест», что знаменитая фотография «Подъем флага США на горе Сурибати» была сделана вовсе не в боевой обстановке. Группу, поднимающую флаг, фотографы снимали гораздо позже, когда бои на острове давно уже закончились. Тогда он не поверил тому, что прочел. Но сейчас был уверен, что это правда. Ведь у него за последнее время была уже не одна возможность убедиться, что весь этот корпус морской пехоты и все, что с ним связано, представляли собой не что иное, как бесконечное нагромождение пустого бахвальства и фальши.

Почему, например, было не сделать эту группу в натуральную величину? А еще лучше сломать ее напрочь и вместо нее поставить изваяние непревзойденного штаб-сержанта Магвайра, избивающего желторотого новобранца.

То же самое и с вербовочными афишами и всякими плакатами морской пехоты, рассчитанными на молодежь. Содрать бы всех этих голубоглазых и белокурых бравых морских пехотинцев, гордо вглядывающихся в будущее, а вместо них повесить простой плакат, на котором изобразить Магвайра, натягивающего презерватив на бутылочку с молоком и собирающегося поиздеваться над рядовым Купером.

Адамчику было совершенно ясно, что все афиши, фотографии, монументы, фильмы и телепрограммы о подвигах морской пехоты представляют собой звенья огромного заговора, целью которого является обман людей, в том числе и его лично. Он ведь в свое время заглотал эту лживую наживку, клюнул на нее, как глупый окунь на червяка, и вот теперь она сидит у него внутри, вся — крючок, грузило и леска. Никто ведь не заставлял его подписывать контракт, сам полез. Захотелось, видите ли, ему тоже, как и другим, пощеголять в темно-синем парадном мундире, стать настоящим парнем, именоваться бравым морским пехотинцем. Вместо этого его обрядили в это мерзкое грязно-зеленое рабочее обмундирование и окрестили Двойным дерьмом. И это еще не самое худшее. Самое худшее то, что его заставляют поверить, будто бы он к тому же еще и ублюдок, последний трус и подонок, в общем грязная тварь.

Все то, против чего он боролся в течение всего этого тяжелого дня, снова поползло ему в голову. Сумбурные, бессвязные мысли, одна невыносимее другой. Перед глазами вновь возник кабинет батальонного капеллана, того самого, у которого он был утром и который нанес последний удар по его думам и иллюзиям.

Первое, что увидел он, войдя в этот кабинет, была все та же опостылевшая фотография пятерых бравых морских пехотинцев, водружающих флаг на вершине горы Сурибати. Она висела на самом видном месте, и луч солнца играл на ее стандартной металлической рамке. Адамчику показалось, что именно она нанесла ему тогда самый сильный удар, похоронила окончательно все его иллюзии и надежды. Она уверила его в том, что только круглый дурак и непроходимый тупица может надеяться найти в этом кабинете взаимопонимание и сочувствие. Он просто попусту тратил время.

— Сэр, — тем не менее доложил он, как положено, — рядовой Адамчик просит разрешения…

— Ну, зачем же такие формальности, сын мой, — остановил его капеллан, приветливо улыбнувшись. — Садитесь, пожалуйста, рядовой… э-э…

— Адамчик, сэр!

Он сел перед окрашенным в темно-зеленый цвет металлическим столом, на блестящей крышке которого слева стояла обрезанная наполовину гильза 105-миллиметрового снаряда, служившая коробкой для писем. За спиной у капеллана на стене висело деревянное распятие с позолоченной фигуркой Христа посредине.

Капеллан удобно расположился в широком вращающемся кресле. Он слегка повернулся к своему посетителю, поставил локти на стол, всем своим видом показывая, что готов внимательно слушать. Ростом он был невелик и телосложением хлипок, и Адамчика очень удивило, что в этой тщедушной груди рождался неожиданно громкий, низкий голос.

— Так что же привело тебя, рядовой, в сию комнату? Давай, выкладывай, — пригласил его священник. — Рассказывай все по порядку и помни, что здесь принято ничего не утаивать. Давай!

— Сэр… То есть я хотел сказать, святой отец… — начал Адамчик. — Я… видите ли… он замялся, не в силах найти нужные слова — не знаю, вправе ли я к вам обращаться с этим…

— Почему же это не вправе? У меня здесь все вправе говорить о своих трудностях и сомнениях. Не бойся и выкладывай…

— Я хотел сказать, святой отец… — он снова остановился. — …Вернее, мне кажется, что я окончательно запутался…

Адамчику хотелось как можно точнее изложить капеллану все, что он думал о Магвайре и его методах, о всей системе подготовки, жертвами которой оказались он и его товарищи. О том, чем она, эта система, была, по его мнению, плоха и бесчеловечна. Но это все оказалось лишь благими намерениями. Фактически же рассказ оказался путаным, совершенно бестолковым и неубедительным. Он перескакивал с пятого на десятое и, в конце концов, так ничего толком не объяснив, оказался прав лишь в одном — доказал капеллану, что действительно полностью запутался.

Уже позже, возвращаясь к себе в казарму на джипе, за рулем которого сидел молчаливый капрал, непрерывно жевавший резинку, Адамчик вновь и вновь вспоминал все, что было, и пришел к выводу, что его замысел и надежды оказались на поверку совершеннейшей выдумкой, мыльным пузырем. И главной причиной этого, считал он, было то, что батальонный священник застал его врасплох, нарушил заранее намеченный план, запутал его. А может быть, наоборот? Может быть, беда была как раз в том, что ему самому не удалось застать врасплох капеллана? Когда еще до этой беседы он пытался представить себе, как она будет протекать, он был совершенно уверен в одном — его сообщение явится полной неожиданностью для капеллана, ошеломит его, потрясет. Может быть, даже вызовет бурю возмущения. Действительность полностью опровергла эти предположения. В течение всей беседы священник ни на йоту не отошел от того отечески-добро-желательного, но в то же время безразличного, как бы беспристрастного тона, которым он встретил солдата. Этот тон обезоруживал человека. Во всяком случае Адамчика он сразу же выбил из колеи.

Он рассказывал капеллану о том, как отвратительно Магвайр обращается с Купером, Хорьком и другими солдатами, как ночью тайком от всех куда-то увезли Джексона, о безобразном высмеивании штаб-сержантом духовных человеческих ценностей и его отвратительном лексиконе. Но это ни в малейшей мере не взволновало капеллана. Выслушав солдата, он пустился в пространные рассуждения о том, что такое человеческий долг, потом еще более подробно и нудно принялся разглагольствовать об особенностях военной службы и задачах, которые призван выполнить солдат. Ведь солдат, говорил он, выполняет двойной долг — перед богом и перед государством. На нем, значит, лежит двойная ответственность… Говорил он долго и нудно, Адамчик почти не слушал его, думая только о своем. Опустив голову, он уставился куда-то в край стола и только ждал, когда же иссякнет этот поток пустых слов. Когда же священник наконец замолчал, он извинился, что отнял так много времени, сказал, что теперь отлично понимает свой долг и что, так точно, сэр, впредь постарается служить лучше и понимать больше, будет, так точно, сэр, молить у бога силу и терпение, чтобы преодолеть все трудности и испытания.

«Ведь этот же капеллан, — думал он тем временем, — набитый дурак, да и только. У него же ничего за душой нет. Ни на грош. А я тоже вылез. Вообразил, что он горой за меня встанет. Заступится. Вот уж тоже дурак, клейма ставить негде. Хорошо хоть, что Уэйт ничего про это не знает. Он уж посмеялся бы вволю, поиздевался бы надо мной. И поделом. На что же еще ты, дурак, рассчитывал? Чего ожидал? Распустил слюни и ждал, что вот сейчас же тебя под ручки нежненько возьмут и сразу же домой отправят. Со славой и почетом. Черта лысого! Не на тех напал. Этот капеллан, видать, такое же дерьмо, как и все остальные. Он же офицер и против своих никогда не выступит».

Мысль о том, как прав оказался бы Уэйт, привела Адамчика в бешенство. Его бесило, что этот парень заранее все знает, что он ни на что не реагирует и поэтому всегда находится в лучшем положении, нежели Адамчик с его переживаниями. Особенно непонятным было то, что позиция-то Уэйта была явно ошибочной, противной всем догмам, и тем не менее он в конце концов всегда оказывался прав, всегда был в выигрыше.

Уже подойдя к дверям казармы, Адамчик еще раз задумался над тем, что произошло. Ну почему он ожидал, что все будет по-другому? Конечно, он воспитывался совсем не так, как Уэйт. В их семье всегда существовали очень крепкие узы, все были горой друг за Друга и крепко держались вместе. А что знал этот Уэйт? Да и вообще, что может знать человек, проживший всю жизнь только для себя, никогда не знавший в жизни, что значит подумать, позаботиться о другом?



8

Конец этой недели и вся следующая прошли для Адамчика в каком-то тумане. Хотя внешне казалось, будто бы взвод постоянно живет в каких-то навечно определенных и совершенно не меняющихся рамках, где каждый день как две капли воды похож на все предыдущие, в действительности это было не так. Жизнь все время менялась, и эти перемены постепенно примиряли Адамчика с действительностью. Вместе со взводом он переходил от одного этапа обучения к другому, что-то говорил, что-то делал, хотя внутреннее сознание его как будто окаменело. И хотя такое ненормальное состояние приводило неизбежно к увеличению количества совершаемых им ошибок, наказания, следовавшие за ними, только усиливали это чувство безразличия, отрешенности и изоляции от всего окружающего.

По ночам он часами молча лежал на койке, уставившись широко открытыми глазами в темноту казармы и думая о чем-то своем. Его тело ощущало сбившийся комками грубый матрас, но ему было все равно. Сложенные в замок за голову руки упирались в холодное железо металлической пирамиды. Глубокое, спокойное дыхание спящего наверху Уэйта внушало чувство определенности, однако раздававшиеся время от времени где-то неподалеку шаги дневального порождали в то же время непонятный страх. Органы чувств самопроизвольно фиксировали все, происходящее вокруг, но сознание почти не реагировало, все проходило мимо. Казалось, он витает где-то вверху, молча взирая на страдающее в муках больное тело. А оно лишь безмолвно переносило эти муки. Загнанная в глубину сознания душа полностью перестала считать себя ого частью, жила собственной, независимой от него жизнью. Иногда ему даже казалось, что все его органы чувств работают только на то, чтобы каким-то способом выражать сочувствие к несчастному комку ткани, именуемому Двойным дерьмом. Иными словами, Адамчик в эти дни полностью капитулировал, скис, от былого решения вести борьбу, сопротивляться не осталось и следа. И в то же время лишь теперь, впервые за все время пребывания на острове, он почувствовал себя как будто бы в безопасности. Что бы ни вытворял этот отвратительный Магвайр, как бы он ни измывался над новобранцем по кличке Двойное дерьмо, Адамчик отныне находился вне его воли, был ему уже недоступен. Он вообще был никому недоступен.

Вечерами, в свободное время, Уэйт несколько раз делал попытку проникнуть за пределы остановившегося взора соседа по койке. Он старался встряхнуть Адамчика, разбудить его напоминаниями о долге перед семьей, стыдил за неспособность собраться с силами, запугивал. Это повторялось из вечера в вечер, но ничто не помогало. Адамчик продолжал жить в непонятном трансе.

Временами дело доходило до того, что Уэйт вдруг начинал испытывать непреоборимое желание наброситься с кулаками на эту вдруг потерявшую дар речи скотину, схватить обеими руками безвольно поникшую рыжую башку и трахнуть ее что есть силы о стенку так, чтобы искры посыпались. А с ними и дурь вылетела бы. Ему приходилось тратить немало сил, чтобы подавить в себе эту ненависть, сдержать поднимающийся глухой гнев на одуревшего соседа. Такого с Адамчиком еще никогда не бывало, и это пугало Уэйта. И когда Адамчик снова становился странным, Уэйт поспешно прекращал разговор и отходил в сторону, говоря себе, что уж больше никогда не попытается переломить этого олуха, ни за что больше не станет тратить на него время.

«Да и вообще, — убеждал он себя, — я вожусь с этим чертовым Адамчиком только потому, что он в моем отделении. Если бы не это, я к нему и близко бы не подошел. На кой он мне вообще нужен, этот придурок? В данном же случае просто приходится заботиться о чести отделения. Иначе ведь мне самому первому не поздоровится. А если Адамчика все же выгонят из морской пехоты, никто не посмеет сказать, что его непосредственный командир ничего не сделал, не приложил всех сил, чтобы не допустить этого».

Адамчик же тем временем оставался глух и нем ко всему на свете. Уэйт старался избегать его, Мидберри без конца отчитывал, Магвайр трепал, как терьер крысу. Один день сменялся другим, и каждый из них — это восемнадцать часов беспрерывной гонки, пинков, крика. И бесконечные ручьи пота. Но все это шло мимо сознания Адамчика. Какое ему дело, что кого-то там оскорбляли, пихали, дергали. Ведь это же был не он, наказания обрушивались на чью-то чужую голову, от побоев страдало чужое тело.

Рядовой Клейн, по кличке Свинья, в конце концов все же не выдержал. На пятой неделе пришел ему конец. Во время сдачи зачета на выносливость он «свихнулся» и был признан негодным. Это была первая «боевая потеря» во взводе.

В спортивных трусах, майках и тапочках, насквозь промокшие от пота солдаты бежали в сомкнутом строю от плаца к казарме. Рядом со взводом рысцой трусил Магвайр, выкрикивавший время от времени подсчет, чтобы солдаты держали ногу. Новобранцы, бежавшие рядом с Клейном, чувствовали, что с парнем сегодня что-то не-ладно, бросали время от времени на него тревожные взгляды. Они сами не были уверены в своих силах, боялись, что не добегут, и поэтому наблюдали, как ведет себя главный слабак, сверялись по нему, как по эталону слабости, по эталону минимальных возможностей человека в строю. Большинство из них были даже уверены, что, пока не свалился Клейн, им самим бояться нечего, они выдержат.

На круглом, пухлом лице солдата с двойным подбородком, колыхавшимся в такт бегу, внешне не видно было никаких признаков усталости или тем более страха. Наконец взвод ворвался в кубрик и тут же выстроился в две шеренги по обеим сторонам центрального прохода. Вошедший вслед за солдатам и сержант Магвайр прохаживался вдоль шеренг, внимательно вглядываясь в застывшие лица:

— Запомните еще раз, скоты, — цедил он сквозь зубы. — Крепко запомните: ни одна душа не спрячется от справедливого наказания. Ни одна, поверьте мне. Справедливость всегда восторжествует, это уж точненько. А я, поверьте мне, никогда не позволю ей меня опередить.

Еще не отдышавшиеся, насквозь пропотевшие, безмерна уставшие солдаты молча слушали эти угрозы.

— Зарубите себе на носу, черви поганые. На всю жизнь зарубите. Каждый получит свое. Каждый, кто заслужил. Никто не спрячется. Ясненько, скоты?

— Так точно, сэр!

— И тебе, Свинья, тоже все понятно?

— Так точно, сэр! — ответил рядовой Клейн.

— А чего ж ты тогда потом обливаешься?

— Сэр, это я…

— Нет, вы только поглядите на эту свинью супоросую, — сержант явно старался настроить взвод. — Обливается потом, как корова с двойной лоханкой, налил туг лужу, не перепрыгнуть, и еще что-то бормочет. И с чего бы это? А? Отвечай, скотина, когда спрашивают! Или, может быть, сержант к тебе просто придирается? Зазря мытарит? Ну!

— Никак нет, сэр! Только я очень старался. Изо всех сил, сэр!

— И что же из этого вышло? Ты сам-то как считаешь? Все правильно сделал? Как надо? Или нет?

— Наверно, нет, сэр…

— Это еще что за ответ? Какое к черту «наверно»? Ты что, совсем уж спятил? Толком ответить не может! Да или нет?

— Сэр, мне кажется… Я думаю, сэр…

— Молчать, мерзавец! Ишь что еще придумал! «Кажется»! «Думаю»! Ты мне брось мозги задуривать! Тебя, подонок, четко сержант спрашивает, и ты должен так же четко отвечать: сдал ты зачет на выносливость или нет. Да или нет, скотина?! Одно слово!

— Нет, сэр…

— Так чего же тогда крутить вола за хвост? Ходить вокруг да около. Ты же ни к черту не годишься! Вот и весь сказ. Верно?

— Так точно, сэр!

— Опять придуриваешься? Отвечай, мразь, как положено!

— Сэр, я ни к черту не гожусь.

— И ты не в состоянии сдать самого захудалого зачета!

— Так точно, сэр.

— Опять?

— Сэр, я не в состоянии сдать самого захудалого зачета.

— Из тебя никогда ни черта не получится…

— Сэр, из меня никогда ни черта не получится…

Магвайр обернулся в сторону взвода:

— Я ведь и вам, скоты, хочу напомнить: у нас тут признается только один вариант — или из червяка получается то, что надо, или же он немедленно получает пинка под зад. Летит, как дерьмо в консервной банке. Середины нет! Ясно, мерзавцы?

— Так точно, сэр, — рявкнул взвод.

— А ну-ка, повторим: если из червяка ничего не получается, что с ним следует сделать?

— Под зад его, сэр!

— Ты слышал, Свинья?

— Так точно, сэр.

Магвайр подошел вплотную к солдату. Постоял, раскачиваясь с носка на пятку. Поглядел в упор. Потом с силой ткнул его рукой в жирный живот:

— Вон ведь какое брюхо! Ну просто студень какой-то. Куда тебе, червячина, с такой требухой в морскую пехоту? Да тебе одна дорога — в РСО. Слыхал хоть, что это за штука такая — РСО?

— Никак нет, сэр.

— Не слы-ыхал? Ишь ты какая каналья. — Магвайр еще раз ткнул Клейна в живот. Обождал несколько секунд и ткнул снова. Посильнее. Выждал мгновение и ударил с размаху, прямо в солнечное сплетение. Солдат охнул, согнулся пополам, но тут же выпрямился…

— РСО, скотина, это Рота Специального Обучения. Вот что это такое. Для всяких отбросов вроде тебя. Один взвод для жирных свиней. Другой для всяких маменькиных сынков. Слюнтяев и сосунков. Потом еще взвод для всяких придурков. У которых винтиков не хватает. Ясненько? Это для них последний шанс. И для начальства тоже — последняя попытка превратить всю эту мразь хоть в какое-то подобие мужиков, способных кое-как сдать зачет на выносливость. Выполнить норматив, что раз плюнуть пацану десяти лет от роду. Если только он не горбун, не хромой или безглазый…

Произнося эту непривычно длинную для него тираду, Магвайр после каждой фразы размеренным движением руки бил Клейна в живот.

— Конечно, кто попал в РСО, тому уж поблажек ждать не приходится. Да и срок службы на острове, естественно, удлиняется. Недели на две, не меньше. А может, и побольше. Все зависит от того, как быстро червяка приведут в надлежащий вид. Некоторые подонки ухитряются высидеть там и по шесть недель.

Глаза сержанта буквально буравили солдата. Казалось, что Клейн вот-вот не выдержит и развалится, упадет к его ногам. Его всего трясло, лицо было белое как мел, только щеки пламенели, горели изнутри. Не в силах справиться с собой, солдат судорожно хватал ртом воздух, пытался вдохнуть, но не мог и с каким-то хрипом или свистом выбрасывал его обратно.

— …А раз ты столько времени просидишь в РСО, — как ни в чем не бывало продолжал Магвайр, — тебе уже не догнать эту банду. Они к тому времени, гляди, уже и курс закончат. Значит, судьба тебе идти в новый взвод, все сначала начинать. С самого начала. Да тебя, Свинья, видать, все это нисколечко не беспокоит. Верно я говорю? Нисколечко! Плевать тебе на все с высокой колокольни. И на взвод, и на нас всех. Что скажешь, Свинья?

— Никак нет, сэр, — с хрипом выдохнул Клейн. — То есть я хотел…

Он не успел закончить фразу. Новый сильный удар сержанта застал его врасплох. Солдат судорожно раскрыл рот, с трудом перевел дыхание…

— Кончай болтать, скотина, — рявкнул Магвайр. — Уж не станешь же ты уверять, будто тебе дорога честь нашего взвода. Да кто тебе поверит? Кабы ты хоть на минуту дорожил его честью, разве дошел бы до такого? Ночами бы занимался. Сто потов пролил. На карачках ползал, а не допустил бы…

— Сэр, я старался. Так старался, сэр, — казалось, что голос солдата вот-вот оборвется. Слова застревали в горле, он захлебывался, еле говорил. На минуту остановился, хотел что-то добавить, но новый удар снова заставил охнуть. Клейн судорожно втянул воздух: — Сэр, я… Я занимался, сэр… Ночами… Так старался…

— Так почему же тогда завалил зачет? Почему?

— Сэр, но я ведь…

— А я тебе скажу почему, — крикнул прямо в лицо трясущемуся солдату Магвайр и ударил его снова в живот. Клейн, потеряв контроль, закричал. Магвайр, казалось, ничего не слышал… — Скажу! Потому, что тебе здесь все до лампочки. Хаханьки и ничего больше! Вроде как тогда, в первый день, с цирюльником! Вообразил себе, тварь, будто морская пехота ему — это так, раз плюнуть. Верно ведь, червячина?

Сильный удар пришелся снова в солнечное сплетение. Клейн громко вскрикнул, упал на колени, потом с трудом поднялся на ноги, вытянулся как мог перед сержантом.

— Ну, чего молчишь, тварь жирная? Отвечай, когда спрашивают! Верно я говорю?

Магвайр смотрел в упор на солдата, ожидая ответа. Но тот молчал. Казалось, что тишина повисла где-то между ними. И в этот момент сержант увидел, как по лицу Клейна стало расползаться что-то вроде улыбки. Пораженный, буквально лишившись дара речи, он в упор глядел на новобранца. А у того улыбка расползалась все шире и шире. И вдруг он засмеялся. Смех этот был сперва едва слышным, какой-то смеющийся шепот, но через мгновение он набрал силу, разросся, перерос в хохот. Клейн хохотал во все горло. Вне себя от ярости сержант схватил солдата за грудки, так что промокшая от пота майка сразу же превратилась в грязный мокрый комок, скрученный в жгут под гордом у новобранца. Рванул его на себя. Еще раз. Еще.

— Тебе смешно, свинья паршивая, — рычал Магвайр. — Смешно! Ах ты, клоун проклятый! Паяц вонючий! Мразь подзаборная!

Хохот внезапно оборвался. Вытаращенными глазами Клейн смотрел на сержанта. Лицо его исказилось конвульсиями, рыдания рвались из горла, слезы текли по щекам, пробивая по грязи бороздки вниз, к жирному подбородку. Солдат весь съежился, сжался. Щеки ввалились, подбородок обмяк, даже живот, казалось, подтянулся и исчез. Магвайр с отвращением оттолкнул его, и солдат начал медленно оседать, будто из него вдруг выпустили весь воздух. Это впечатление усиливалось тем, что в животе у Клейна сильно урчало, булькало, эти звуки неожиданно стали громче, вонючая грязь потекла вниз по ногам.

* * ** * *

Вечером сержант объявил взводу, что с Клейном уже все в порядке. Его отправили в лазарет, и тамошний санитар, принявший его, заверил, что через пару дней он снова будет в строю. Короткая речь, с которой Магвайр обратился к взводу, явилась тем катализатором, который окончательно сформулировал решение Адамчика. Инцидент с Клейном, казалось, вернул его с небес в мир жестокой реальности. С его помощью он понял, какой жалкой и неустойчивой является эта реальность, как легко и просто она может измениться.

Адамчик отлично понимал, что и на этот раз Магвайр солгал взводу. У него не было ни малейшего сомнения в том, что с Клейном все было далеко не в полном порядке. И, скорее всего, этот парень не возвратится в строй не только через пару дней, но и вообще до конца дней своих. Это было совершенно очевидно и объясняло, почему солгал Магвайр. Он просто боялся, что могут начать расследование. Ведь если начальство дознается, как он обращается с новобранцами, ему несдобровать. Сразу станет ясно, что он вовсе не всесилен. Да, да. Правда о Клейне, если она выплывет наружу, будет означать конец Магвайра как сержанта-инструктора. Взвод освободится от ненавистного тирана. Для этого нужно совсем немного — у кого-то должно хватить пороху сказать правду. Не побояться и сказать. Человек, который не побоится, держит в руках судьбу Магвайра, его карьеру. Этим человеком, подумал Адамчик, может оказаться любой из них. Даже рядовой по кличке Двойное дерьмо. Даже он!

Эта мысль потрясла Адамчика, всколыхнула его душу. Он поклялся сам себе, что только он и никто другой должен сделать решающий шаг.

От принятого решения у него сразу поднялось настроение. Возможность нанести удар в самое сердце такого человека, как Магвайр, подорвать его непоколебимое могущество казалась редкой удачей. Потом, вспомнив о Клейне, он устыдился своего оптимизма. Однако немного спустя, тщательно все взвесив, решил поступить так, как задумал. Это казалось ему единственным разумным выходом из создавшегося положения.

Кроме того, убеждал он себя (его это очень воодушевляло), разоблачение Магвайра и его жестоких методов поможет вовсе не одному ему, а всем солдатам, в том числе и Клейну. И чем больше думал он об этом, тем важнее казалось принятое решение. Ведь у него была такая благородная цель — отомстить за бедного, лишившегося рассудка Клейна.

Принимая свой план, Адамчик сознавал, что труднее всего ему будет убедить других новобранцев выступить в качестве свидетелей. Большинство солдат притворяется, будто верит в ложь, придуманную Магвайром. Им будет, наверно, неимоверно трудно преодолеть постоянно живущий в душе панический страх перед всесильным старшим «эс-ином» — человеком, способным любому заступнику Клейна уготовить печальную участь.

Как бы то ни было, Адамчик понимал, что без других свидетелей он не может рассчитывать на успех. Ему одному просто никто не поверит. Да и наивно было бы ожидать, что кто-нибудь всерьез прислушается к обвинениям со стороны солдата, входящего в те самые десять процентов естественного отсева. Нужны были свидетели.

Возвратившись в кубрик после ужина, он попытался натолковать сперва с Хорьком, Сестрой Мэри, Вонючкой и еще некоторыми новобранцами? Ни один из них не захотел даже выслушать его до конца. Все они отмахивались от его предложений, как от чумы, советовали выбросить все из головы, заткнуться и не морочить голову честным людям. Некоторые открыто смеялись ему в лицо, а здоровенный блондинистый парень из Небраски, прозванный за свой рост и невозмутимость Каменной горой, даже пригрозил «свернуть шею этому паршивому полячишке, если он не перестанет мутить воду». Не встретив ни у кого поддержки, Адамчик в конце концов пришел к Уэйту.

— Ты что, серьезно это? — удивился командир отделения. — Разве можно отыскать правду в таком месте, как Пэррис-Айленд? — И посоветовал лучше не вмешиваться в эту грязь. «Делай, что приказано, и помалкивай», — сказал он. Не солдаты ведь придумали эти порядки, не им их и критиковать. Тут, куда ни сунься, хозяйничают одни «эс-ины». Воображают, будто они семи пядей во лбу. Супермены. Во всяком уж случае перовня всякому мусору, что живет по ту сторону пролива. И у них тут свои законы, которые все равно не изменить. Попытаться сделать это может только сумасшедший. Никому пользы от этого не будет. Только беду накличешь. Да и вообще, убеждал Адамчика Уэйт, есть ли смысл огород городить, затевать всю эту шумиху из-за одного человека. Тем более такого, как Клейн. Да даже если заговорят двое или трое, все равно овчинка выделки не стоит. Ведь чтобы чего-то добиться, необходимо склонить на свою сторону большинство новобранцев взвода. А разве это реально? Ведь для всей этой банды сейчас важно только одно — окончить успешно курс первоначальной подготовки, попасть в выпуск, стать кадровым морским пехотинцем. Вот что их волнует, о чем болит голова. А все остальное ерунда, блажь. Кто это станет во имя какой-то блажи рисковать своим благополучием, своей карьерой, своим будущим? Принести в жертву невесть чему тяжкие недели муштры, унижений, мучений, крови и пота? Да и самому Адамчику тоже не грех бы подумать об этом. Стоит ли игра свеч? Ведь если он заведет всю эту бодягу и проиграет, песенка его спета. Не видать тогда выпуска, как своих ушей. И все лишения, напряжение этих недель, наконец, все вынесенные оскорбления, унижения и побои (в том числе и те, которые обрушит на него Магвайр, когда узнает о фискальстве) — все окажется пустышкой, будет просто-напросто выброшено на ветер. Он вылетит («как дерьмо в консервной банке»), а здесь все останется по-прежнему.

— Но ведь кто-то же должен начать? — настаивал Адамчик.

— Ну и пусть. А тебе зачем выпендриваться? Почему этим «кто-то» должен быть обязательно ты? Думаешь, я не вижу, что у тебя на уме? Отлично вижу. Ты же вбил себе в башку, что должен обязательно стать этаким героем. Великомучеником за правду. А на самом деле все это одна только дурь и блажь. Никто даже слова доброго не скажет. Думаешь, станут восхищаться. Ах, какой благородный шаг! Ах, какое мужество! Черта лысого. Никто даже не пикнет, ни одна шавка. Получишь хорошего пинка под зад и вылетишь. Как пить дать вылетишь. На том все и закончится.

Адамчик в общем-то ожидал, что Уэйт откажется поддержать его. Еще до того, как начать разговор, он был уверен в своей неудаче. Теперь же понял, что весь его план оказался мыльным пузырем. Никто не поддержал. Даже выслушать не захотели. А одному тут ничего не добиться. Одному, будь ты трижды мужественным, стену не дробить.

Вечером, когда наступило личное время, он молча забрался на рундук и сидел там, злой на всех и никому не нужный. Глядел ничего не видящим взглядом на снаряжение, висевшее на противоположной койке, и только сжимал и разжимал в бессильной злобе кулаки. В душе его снова что-то поднималось, будто закипало. Снова, как и все эти дни, его грызли сомнения. Он пытался бороться со своим настроением, подавить негодование, но ничего не получалось. И в отчаянии ломал пальцы, грыз ногти — от них и так уже почти ничего не осталось.

Снова и снова перед глазами вставала отвратительная картина недавней расправы с Клейном. Он слышал как наяву мерзкое гоготание потешавшегося взвода, злобные выкрики Магвайра, и Адамчику было стыдно за свою трусость, за то, что он так легко отступился от своего плана. Щеки его горели от внутреннего стыда — он отлично понимал, что планы его провалились прежде всего из-за собственной трусости, а не потому, что взвод не захотел поддержать его. И это был вовсе не физический страх перед возможной расплатой (хотя он, безусловно, был тесно связан со всеобъемлющим страхом перед штаб-сержантом), а просто глубочайшая уверенность в обреченности плана, его полной нереальности, в абсолютной тщетности тех замыслов, которые он лелеял. Именно поэтому он и не смог ничего возразить Уэйту, когда тот так безжалостно расправился с его планом. Больше того, многие аргументы, выдвинутые Уэйтом, в значительной мере совпадали с опасениями, которые сидели глубоко в душе самого Адамчика. Они только лишний раз подчеркнули уязвимость его замыслов. Сомнения, которые были у него раньше, теперь превратились в глубокую убежденность. Убежденность в том, что он, видимо, действительно совершенное ничтожество и слабак. Везде и во всем. Даже в мыслях и планах. Слабак, которого, как сопливого мальчишку, может положить на лопатки любой человек, в том числе и ни во что не веривший Уэйт.

Адамчику хотелось хоть раз в жизни глубоко поверить в то, что он стоит за правое дело. Почувствовать веру в доброту своих намерений. Ведь если бы удалось чего-то добиться, тогда не страшно было бы уже никакое наказание, он легко бы перенес любую несправедливость. Но такая уверенность, как назло, не приходила. Вопреки этому, в душе его все явственнее усиливались давно уже засевшие там неразбериха и страх. Он все отчетливее чувствовал, что сейчас, как никогда, ему необходимо было на кого-то опереться, найти в ком-то доброго и понимающего советчика, кому можно было бы откровенно обо всем рассказать. В голову лезли все новые страхи и опасения, они требовали все новых ответов, и в конце концов он почувствовал, что окончательно запутался.

В то время как Адамчик мучился и страдал, сидевший на соседнем рундуке Уэйт буквально излучал полнейшую уверенность в своей правоте. Не сомневался в своей правоте и штаб-сержант Магвайр. Он вообще, наверное, никогда не задумывался над тем, правильно поступает или пет. Это было не в его правилах. Полное спокойствие и безмятежность светились и в глазах сержанта Мидберри. Даже капеллан выглядел абсолютно уверенным в себе человеком. В еще большей степени все это относилось к тем, кто остался дома. Уж они-то твердо знали, что им надо. Адамчику вдруг пришло на ум, что и он сам, когда жил дома, был более уверен в себе, нежели здесь, в Пэррис-Айленде. Тогда он даже подумывал о том, чтобы избрать карьеру священника, наставлять других на путь истинный. Но потом, правда, передумал. Сейчас он вряд ли мог бы сказать, почему так получилось. Может быть, только потому, что захотел насолить отцу, поступить против его воли? А может быть, из-за дяди. Чтобы доказать ему, что он и сам, если только захочет, может пробить себе дорогу, стать человеком. Тогда почему же он решил пойти в морскую пехоту? Чтобы что-то доказать самому себе? Или еще почему-то? Вот и доказал. Сидит теперь в этом проклятом учебном центре Пэррис-Айлеид, отрезанный от всего и от всех, сидит и мучается. Понял, что не верит теперь ни в себя, ни во что другое. Не знает даже, что ему в конце концов надо.

Встречаясь ежедневно лицом к лицу с Магвайром, он докатился до того, что потерял веру в то, что совсем недавно считал вечным и незыблемым. Ему вдруг показалось, что его просто предали. Хотелось найти какую-то точку опоры, человека, который поддержал бы его. А вместо этого… При первом же прикосновении все буквально уходило из-под ног, рушилось, разваливалось. И его разум был совершенно беззащитен перед этим полным и безнадежным крахом. В голову, окончательно сбивая с толку, лезли без конца все новые вопросы, вопросы, вопросы…



9

Уэйт сидел на рундуке, стоявшем за стойкой для снаряжения. Он забрался сюда потому, что уж больно не хотелось сидеть рядом с этим Адамчиком. Видеть его безвольно опущенные, плечи, ссутулившуюся спину, поникшую рыжую голову. Даже не глядя, Уэйт знал, что обладатель этой Головы сейчас снова уставился ничего не видящим взором куда-то в пространство. Ну, прямо как корова, которая, одурев от всего, ждет, когда же на нее обрушится обух мясника. «И какого только дьявола, — подумал Уэйт, — этот мальчишка полез в морскую пехоту? Ну что ему тут надо? Насмотрелся, наверно, дурак, боевиков с Джоном Уэйном и Ричардом Видмарком. Вообразил, что может стать таким же бравым воякой. А теперь вот и расплачивается за свою глупость».

По мнению Уэйта, такие люди, как Адамчик, являются лишь никчемным балластом человеческого общества. Ну какой от них прок? Сидят вечно в дурацком мире иллюзий, а как только столкнутся с реальной жизнью, сразу начинают скулить и жаловаться. Пустые людишки. Он вот совсем не такой. Взять хотя бы всю эту болтовню насчет славы и доблести морской пехоты. Адамчикам она глаза застит, тянет их в мир иллюзий, а ему все это — тьфу. Эта ерунда ему голову не заморочит. Не верил он никогда во всяких героев и храбрецов и верить не собирается. Плевать хотел на придурков, которые бесстрашно идут в атаку, размахивая звездно-полосатым флагом. Чепуха! Он человек дела и трезвого подхода и на военную службу завербовался только потому, что ему позарез нужно было уйти куда-то от своих, избавиться от их надоевшей опеки, затеряться. Только поэтому.

— Эй, Уэйт!

Солдат вскочил с рундука, вытянулся в струнку:

— Есть, сэр!

В дверях кубрика стоял сержант Мидберри:

— А ну-ка быстро в сержантскую!

«Это еще что за новости», — удивился Уэйт, бегом направляясь к двери. Он быстро пробежал по кубрику, прикидывая в уме все, что произошло за день. Однако не нашел ничего, что могло бы внушать тревогу. Значит, дело не в нем. Скорее всего кто-то из отделения проштрафился. Опять небось этот чертов Адамчик. Вот же наказание. Подбежав к двери сержантской, он остановился, как положено, у косяка, трижды ударил что было силы в него кулаком и громко крикнул в закрытую дверь:

— Сэр, рядовой Уэйт просит разрешения войти в помещение сержантского состава!

— Разрешаю, — донеслось из комнаты.

Солдат толкнул дверь, сделал шаг через порог. Руки по швам, грудь вперед, подбородок резко вверх. Войдя в помещение, четко повернулся налево, щелкнул каблуками и, вытянувшись по стойке «смирно», доложил:

— Сэр, рядовой Уэйт явился по вашему приказанию!

Сержант Мидберри молча поглядел на него. Подошел к столу, взял чашку с кофе, отпил глоток, еще раз осмотрел солдата с ног до головы.

Ему правились четкость и исполнительность этого парня, нравилось, как он вошел, как доложил. Все было строго по уставу, как положено. Только не любил эти разговоры с солдатами один на один. Черт их знает, этих новичков желторотых, что там у них на уме, какие мысли в башке шевелятся. Вообразит еще, чего доброго, будто сержант в нем очень нуждается, а ты потом расхлебывай. Уэйт вроде бы не из таких. Да поди разберись. Чужая душа — потемки. Мидберри давно уже приглядывался к этому новобранцу и сейчас был уверен, что сделал правильный выбор. Уэйт не походил на тех, кто приносит неприятности.

— Послушай-ка, Уэйт, — начал Мидберри, — ты ведь спишь рядом с этим Адамчиком. Верно?

— Так точно, сэр!

— А чья койка напротив вас?

— Рядового Логана, сэр.

— Это с ним, стало быть, размещался Клейн?

— Так точно, сэр.

Мидберри не спеша выплеснул остатки кофе в раковину, сполоснул чашку, помолчал. Ему было не по себе. Странное, вроде бы даже глупое ощущение, будто он копирует одного киноактера. Того, что играет следователя в детективах. А вот с чего начать, он толком не знал. Это же вроде разговор по душам, не допрос. Значит, и говорить надо проще. А с другой стороны, нельзя особенно в сторону уходить. Да и вожжи отпускать тоже опасно. Надо сделать так, чтобы получилась вроде бы случайная, ничего не значащая беседа. Да только как этого добиться?

— Скажи-ка мне, как этот Адамчик отнесся к случаю с Клейном? Ну, когда тот свихнулся.

— Нормально, сэр.

— Он говорил с тобой об этом?

— Так точно, сэр. Немного…

— И что же сказал?

— Да вроде бы, сэр, беспокоился о парне. Мне кажется, он сам перетрусил. Напугался здорово. И с тех пор вроде бы стал даже больше стараться…

— Ну что ж, это неплохо. А сам-то ты? Тебя этот случай небось тоже удивил?

— Никак нет, сэр…

— Что ж так? Ты знал что ли, что он свихнулся?

— Никак нет, сэр…

— А говоришь, не удивился?

— Да нет, сэр. Просто я об этом совсем не думал…

— Он тебе казался слабаком, этот Клейн, верно? Ну, таким, что может свихнуться, когда трудно? Я хотел сказать, что, мол, когда становится чуть-чуть потруднее, такие сразу же слабину дают…

— Не знаю, сэр. Не могу знать…

— Но ведь ты же командир отделения. А командир должен знать своих солдат. Выдержат они или нет.

— Сэр, рядовой Клейн не из моего отделения.

Мидберри вновь подошел к столу, уселся в кресло. Глаза Уэйта неотрывно глядели куда-то поверх его головы.

— А как же в тот вечер было? Я ведь знаю, что сержант Магвайр и не думал издеваться над ним. А тог вдруг с чего-то начал реветь. Как ты думаешь, с чего бы он?

— Сэр! По-моему, все было точно так, как объяснил нам сержант-инструктор. Этот Клейн просто никуда негодный слабак. Вот и все.

Мидберри покрутил в руках карандаш, потом начал чертить на лежавшем перед ним конверте ровненькие квадратики.

— Это, наверно, оттого, что он завалил зачет на выносливость? Как ты думаешь, поэтому?

— Так точно, сэр! Именно поэтому. Да и вообще из-за занятий.

— Ты, стало быть, согласен: из-за этих зачетов. Завалил их и от страху сразу в штаны наложил. Так?

— Сэр, я точно не знаю…

— Но ведь сержант Магвайр его не бил. Пальцем не тронул, верно?

— Никак нет, сэр. Я так не думаю.

— А что же ты думаешь?

— Ничего особенного, сэр…

— Что значит ничего особенного? Ударил его сержант или нет?

Уэйт не ответил. Молча он глядел в одному ему видимую точку где-то на стене. Мидберри его не торопил, все чертил свои квадратики на конверте.

— Так точно, сэр, — вдруг сказал солдат. — Ударил.

— Куда же?

— В живот, сэр.

— И не один раз?

— Так точно, сэр.

— Сильно?

— Никак нет, сэр… Сначала.

Мидберри продолжал рисовать. Маленькие квадратики сплетались с другими, побольше. Потом он отложил карандаш в сторону и поднял глаза на Уэйта. Солдат глядел вверх.

— Так, так. Однако чего это вдруг мы тут занялись Клейном? В мелочах копаться надумали. Что случилось, того уж не вернешь. А я хотел тебя спросить про Адамчика… Так, говоришь, у него дела налаживаются?

— Вроде бы да, сэр. Налаживаются понемножку. Старается… Конечно, еще не очень, но все же.

— Думаешь, он пройдет?

— Не знаю, сэр. Не уверен. Иной раз он все делает, будто во сне. Как лунатик, сэр.

— Так одерни его. Подтяни, когда надо. О'кей?

— Так точно, сэр.

— Этот-то из твоего отделения? Вот и требуй с него, как положено. Кто же будет подтягивать солдат, как не командир отделения?

— Так точно, сэр!

— Вот то-то, — сержант снова поглядел на стол, подумал. — Ну, ладно. Ступай.

Уэйт сделал шаг назад. Щелкнул каблуками. Гаркнул:

— Есть, сэр! — И, круто повернувшись кругом, выскочил из комнаты.

Мидберри подошел к плитке, включил ее, поставил на нее кастрюльку с водой для кофе. Он был доволен, что поговорил с Уэйтом. Эта беседа дала ему очень много. Теперь он хорошо знал, что произошло во взводе и что думает по этому поводу солдат, у него была своя информация относительно того, что случилось. И он ее получил помимо старшего «эс-ина». Стало быть, мог составить собственное представление о случившемся. И при этом не бояться, что Магвайр станет буравить его своими глазищами, выведывать, что он думает.

Глядя на крошечные пузырьки, быстро поднимавшиеся в воде, собиравшиеся в кучки и потом разбегавшиеся к стенкам, он вдруг подумал, а не слишком ли осторожничает, не кидается ли по-глупому в крайности. Ведь Магвайр его товарищ по работе. Они составляют, так сказать, одну команду и должны доверять друг другу во всем. Какой же иначе сложится моральный климат в подразделении, если даже сержанты будут шпионить друг за другом?

Вода закипела. Обернув носовым платком ручку, Мидберри осторожно снял кастрюльку с огня.

«Климат климатом, — думал он, заваривая кофе, — а все же этому Магвайру особо доверять не стоит. Не тог это человек. Не тот».



10

— Неужели вы не могли дать ему еще один шанс? Последний.

Мидберри сидел за столиком, покрытым красной клетчатой скатертью, в сержантской столовой. Медленно помешивая кофе, наблюдал, как сидевший напротив Магвайр подбирает с тарелки остатки запеканки. Все до последней крошечки. Собрал, положил в рот, не спеша прожевал, запивая кофе. Потом так же не спеша снял с губы прилипшую крошку, внимательно рассмотрел ее со всех сторон, щелчком сбросил в пепельницу.

— По-моему, — повторил Мидберри, — никто, кроме вас, не мог здесь решить, как быть. Это ведь ваша прерогатива.

Магвайр нахмурился:

— Ты брось мне прописные истины разжевывать, — бросил он. — Без тебя отлично знаю, как и что. И вот это самое тоже.

— Что ото самое?

— Да вот словечко, что ты ввернул. Чтоб ученость показать. Пр-рерогатива. Я ведь вовсе не так глуп, как кое-кому кажется.

В его словах явно звучало осуждение. И сказаны они были так, с таким открытым вызовом, что Мидберри даже удивился. Но он вовсе не собирался оправдываться или пытаться загладить свою ошибку. Просто ждал ответа на свой вопрос. Секундная стрелка на его часах обежала полный круг. Прошла целая минута, прежде чем Магвайр заговорил снова.

— А что касается этого червяка, то, конечно, мог. Чего же тут не мочь? Запросто. Да и хотелось. Не веришь? А зря. Это божья правда.

— Так почему же не решились?

— Сам не знаю. Все собирался, да не собрался. Думал, обойдется. Ты, надеюсь, не считаешь, что я все это для собственного удовольствия устроил? Кабы я сразу решил от него избавиться, к чему мне было всю эту петрушку устраивать? Тянуть волынку? Нет, брат, не хотел я. Думал, может, все же удастся из этого дерьма человека сделать. На ноги поставить. Истинная правда, хотел. Сам хотел и его старался заставить в это поверить. Больше всего старался, чтобы он этот чертов зачет на выносливость сдал…

Магвайр налил себе еще кофе, отхлебнул из чашки…

— А вам не кажется, что вы вроде бы… ну, перестарались, что ли?

— Перестарался? Ты куда это гнешь? Кто же знал, что у этого болвана шарики заскочат? Разве такое когда угадаешь? Уж не думаешь ли ты, что всякий, кто сюда приходит, обязательно должен в выпуске быть?

— Нет, конечно. Я просто спросил…

— Знаешь, сержант, что я тебе скажу? Ты, парень, со мной лучше не финти. Тебе, видно, не больно-то по нутру, как я дело веду. Ну и что из того? Я из-за этого истерик закатывать не буду. Тебе, видишь, больше по вкусу добреньким казаться, всякие там подходы использовать. Ну и пожалуйста. Кто же против? Действуй, как считаешь нужным. Разве я против? Только потом уж не жалуйся. Хочешь свернуть себе шею, будь любезен, старайся. Мое дело — сторона.

— И на том спасибо.

— Твое «спасибо» мне не нужно. Только ты знай край, да не падай.

— А где он, этот край? Далеко ли?

— Не знаю. Одно только скажу: не вздумай с ними вместе против меня что-нибудь затевать. Не вздумай! У меня и без того забот хватает.

— Да я и не собираюсь…

Магвайр поднял глаза — Мидберри смотрел ему в лицо. Ему действительно показалось, что старший «эс-ин» выглядит неважно. Под глазами набрякли мешки, белки были нездорового цвета, с кровью. «Наверно, все это оттого, — подумал Мидберри, — что мы вот уже сколько времени работаем в таком некомплекте. Каждый за двоих. Может, поэтому он и сорвался, избил этого Клейна? Может, поэтому, а может, и нет. Может, здесь просто так принято? И не только в нашем взводе, но и везде. Кто его знает».

— Ты, поди, считаешь, что твой метод лучше? Я спорить не мастак. Чего там разговоры разговаривать. Считаешь, так попробуй. Валяй хоть с завтрашнего дня. Добротой и жалостью. Давай! Я буду их в бараний рог гнуть, давить. В общем формовать из глины настоящих солдат. А ты валяй, жалей их, утирай сопли, по головке гладь. Чего хмуришься? Я серьезно. Так ведь тоже делают — вроде бы во взводе дна дяди: один злой, а другой добренький. Другой раз этакое даже благом оборачивается. Понимаешь, у скотов появляется вроде бы отдушина — добрая душа, которой можно поплакаться в жилетку, а она приласкает, пожалеет. Глядишь, и дело наладилось. Неплохой способ. Особенно для того, чтобы узнать, какая сволочь камень за пазухой прячет, начальству фискалить собирается или еще там что.

Мидберри опустил глаза, уставился в стоявшую перед ним пустую чашку, зачем-то помешал в ней ложечкой. «Вот же как все получается, — подумал он. — Вроде бы взял наступательный тон, даже испугался, что обидел старшего, ткнул его носом. А он вон как дело повернул. Повернул и вывернул. Ну и мастер! И как только он ухитряется все это проделывать. Сам, что хочешь, вытворяет, а как влип в историю, враз поставил все с ног на голову, и опять причина, оказывается, в слабости и неопытности помощника. Сам же он ни при чем».

— Ты ведь еще совсем новичок в этом деле, — убеждал его тем временем Магвайр. — А вот поработаешь маленько, так сам убедишься, что я прав. Увидишь, что лучше моего метода не найти. Это святая правда, убедишься. Пока же можно и поиграть. В доброго дядю и злого. Как, согласен?

— И то верно. Почему не попробовать…

— Вот и ладненько. — Магвайр поднялся из-за стола. — Значит, договорились. Ты, хочешь, посиди еще, а я уж потопаю. Пора скотину на плац выгонять. Застоялись, наверное. А ты меня в двадцать два ноль-ноль сменишь. Лады?

— Добро.

Мидберри подождал, пока за Магвайром закрылась дверь, потом и сам поднялся из-за стола, вышел из столовой. Неподалеку от дверей, на стоянке была припаркована его старенькая машина. Он сел за руль, дал газ. Очень хотелось хоть немного побыть одному, подумать. Машина двинулась в сторону пляжа…

* * ** * *

Растянувшись на песке и закрыв глаза, Мидберри весь отдался приятной истоме. Горячее послеобеденное солнце медленно наполняло теплом успевшее уже устать с утра тело. Скоро на лбу и груди появились крохотные капельки пота, и вот уже он почувствовал, как пот тонкой горячей струйкой начал стекать с груди на живот.

«А может быть, — думал Мидберри, — я вовсе не годен для морской пехоты». Коль скоро они с Магвайром были антиподами, а старший «эс-ин», если судить по его послужному списку, считался образцовым морским пехотинцем, то, стало быть, он, сержант Мидберри, никак не может считаться образцом.

У него и раньше не раз возникали подобные сомнения, дело даже зашло так далеко, что в день подписания контракта на новый срок он уже почти решился подать командиру роты рапорт об увольнении. Да и после того не рая возникало чувство, что он, пожалуй, выбрал для себя не ту карьеру. Не потому, конечно, что имел что-то против корпуса морской пехоты и существующих в нем порядков, а скорее всего из-за неуверенности в своей собственной пригодности к этой службе. Он отлично понимал, что при всех своих ограничениях военная служба необходима. Эту точку зрения он всегда отстаивал, когда приходилось встречаться с Биллом — мужем его сестры. Билл был проповедником в методистской церкви и напрочь отрицал необходимость военной службы как таковую. Когда Мидберри приезжал по праздникам домой, они с Биллом спорили с утра до вечера.

— …Ну как же ты можешь, — горячился Билл, — верить в бога и в то же время работать сержантом-инструктором. Ведь ты же учишь людей убивать себе подобных. Есть ли больший грех для верующего человека, о господи!

Они сидели с Биллом за столом. Обед уже закончился, мужчины пили кофе. Сестра Мидберри — Филлис — помогала матери убирать со стола.

— Но я же вовсе не учу их убийству. Мы обучаем их только искусству защищаться, самообороне. Не исключено, что в этом деле я, может быть, и не всегда бываю добрым христианином, но, по-моему, беды в этом особой нет. Я разве спорю против того, что надо возлюбить ближнего и все такое? Ну, а если этот ближний вломится ко мне в дом, нападет на маму или Филлис? Что, так и глядеть на него с любовью? Или молиться? «Ах, братие, господь ведь завещал нам „не убий“! Так, что ли?

— Зачем же передергивать? Никто ведь так не ставит вопрос. Можно найти какие-то иные средства. Как-то по-другому…

— Да брось ты, Билл. Какие еще там средства?

— Как какие? Всякие. Может быть, попытаться убедить дурного человека. А может, и придется схватить со стены охотничье ружье да и всадить ему картечь в лоб…

— Вот так здорово! По-твоему, значит, выходит, что всадить картечь в лоб это по-христиански?

— А как же! Мы ведь не отрицаем человеческие эмоции и чувства. Все дело лишь в том, как они проявляются…

Мидберри пожал плечами.

— Да только твой пример, Уэйн, — продолжал Билл, — не совсем к месту. Ты ведь говоришь о прямом нападении. В таком деле любой вправе действовать по обстоятельствам. Возьми вон хоть апостола Петра…

— Ну вот, ты уже и взялся за проповедь…

— Я? Даже и не думал.

— Как же не думал. О чем же тогда толкуешь? Всякий раз, как у нас заходит разговор и ты видишь, что тебе уже нечем крыть, ты тут же начинаешь читать мне проповеди. Приплетаешь своего апостола Петра и иже с ним…

— Да ладно уж тебе. Согласен, оставим апостола в покое. Просто я хотел сказать, что вспышка гнева в какой-то критической ситуации и спокойное, хладнокровное обучение людей убийству — это далеко не одно и то же.

— Вот заладил! Да я ведь совсем о другом. Еще раз говорю, представь себе, что в твой дом вломились бандиты, напали на твою семью, надо спасать ее. Что ты станешь делать?

— Не знаю. Я же тебе сказал, что не знаю. Может, схвачусь с ними. А может, и нет. Ничего наперед сказать не могу. Ничего!

— А если их будет несколько? Что ты один сделаешь? Да еще если ничему не обучен. Ни ножом, ни ружьем пользоваться не можешь. Что? Нет, милый мой, если уж заранее не научился драться, грош цена такому защитнику.

Филлис вошла в комнату, неся на подносе большой пирог с тыквой. Сильно располневшая во время беременности, она с трудом нагнулась, чтобы поставить блюдо на стол и нарезать пирог на ровные куски.

— Ух ты, красота-то какая. Да еще с тыквой, — обрадовался Мидберри. Он очень любил этот пирог.

— Ну и ладно, — примирительно отозвался проповедник. — Дело твое. Просто жаль, что ты на это всю жизнь потратишь. Всю жизнь учить людей убивать себе подобных! Не заметишь, как и сам превратишься черт знает во что. Души-то не останется, все умрет.

— Да будет уж тебе…

— Нет, верно. О душе хоть подумай.

— Ну вот, опять проповедник заговорил.

— Мальчики, — вмешалась мать, — хватит уж вам. Лучше я вам кофе подолью. — Не ожидая ответа, она наполнила чашки, пододвинула каждому тарелку с куском пирога.

— Эй, Эрл! — крикнула она в сторону кладовки, находившейся за кухней. — Пирог уже на столе. Иди!

— Сейчас, — раздался голос отца. — Уж и не подождешь минутку…

— Да ведь не я одна. Все мы тебя ждем. Поторапливайся…

— А я ищу новый манок. Уток приманивать. Хотел Уэйну показать.

— Да ладно, пап. Потом покажешь. Пирог остынет.

— Ну, а если не будет войны, — снова завел разговор Билл. — Что тогда? Вот вы наготовите убийц, научите их всяким там приемам. И что же? Куда их всех тогда девать? Делать-то что, ответь мне. Они ведь больше ничего и знать не знают, как только людей убивать. А?

— Вот еще надумал. Как это «куда»? Да таким парням всегда дело найдется. Какая-нибудь Куба или еще что другое. Этот народ не пропадет…

— Ну нет уж. Ты давай-ка без политики. Политика — это дело скользкое, можно, глядишь, и брякнуться…

— Мальчики! Мальчики, хватит, — снова вмешалась мать. — Сейчас же прекратите. Чего еще удумали — за праздничным столом о политике болтать. Этого еще не хватало. Э-эрл!

Наконец появился отец. Это был невысокий, плотный, слегка сутулый мужчина. Войдя в комнату, он поднес к губам манок и резко дунул. Мать, не ожидавшая громкого крика утки, даже вздрогнула.

— С ума спятил, — напустилась она на мужа. — Чуть сердце не оборвалось. Ну-ка быстро за стол. Нашел еще время дурачиться…

Все уселись за стол. Принялись за пирог.

— Тоже еще удумали, — никак не могла успокоиться мать. — Утки и политика. И то, и другое спокойно может переждать, пока обед закончится.

…Позже, когда все в доме снова успокоилось, Филлис и Билл преподнесли Уэйну небольшой подарок к его прошедшему дню рождения — посеребренный брелок для ключей с маленьким ножичком на колечке. На блестящем лезвии было выгравировано: «У. Е. Мидберри».

— Прошу занести в протокол, — пошутил Билл, — что я считаю этот нож чисто оборонительным оружием.

— Предложение принято, — ответил ему в тон сержант.

Все засмеялись, но Мидберри все же чувствовал, что этому смеху (особенно с его стороны) не хватало искренности. Однако виду не подал. Только все повторял: «О'кей, — пожимая всем руки. — О'кей, друзья».

Маленький ножичек приятно холодил ему ладонь.

Мидберри приподнялся на локте, прищурясь, поглядел на солнце. Вытащив тюбик с кремом, намазал себе нос, остатки с пальцев размазал по ноге и снова растянулся на горячем песке.

«Хорошо еще, — подумал он, — что Билли ничего не знает о Магвайре. Каково было бы тогда доказывать свою правоту, защищая морскую пехоту и царящие в ней порядки, обороняться от проповедника. Только ведь, если по правде сказать, самому не все ясно. Особенно с тех пор, как познакомился с Магвайром, узнал его методы и приемы обучения». Мидберри не раз уже ловил себя на мысли: все ли правильно устроено в этой организации, именуемой корпусом морской пехоты? Все ли здесь оправданно и необходимо?

Хотя, с другой стороны, каким же все-таки должен быть настоящий боец, солдат морской пехоты? Раз ты надел военную форму, не означает ли это, что ты автоматически отказываешься от права задавать вопросы и выражать эмоции.

Оттого ли, что он тогда так внимательно вслушивался в вопросы, которые задавал ему Билл, или оттого, что порой он и сам ставил под сомнение правильность и законность некоторых действий, но только ему далеко не все сейчас казалось необходимым. Вот, например, он не был уверен в том, что методы, которые столь усиленно практикует Магвайр, действительно помогают воспитывать из молодых новобранцев настоящих бойцов. Скорее, пожалуй, даже наоборот. Кто может поручиться, что в других условиях эти парни не стали бы более надежными солдатами?

Ему вдруг вспомнилось: раньше он считал, что, став сержантом, сразу же почувствует уверенность в своих силах. Конечно, он не знал, в чем это конкретно проявится. Но думал, что ощущение это будет волнующе приятным. А что получилось в действительности? Изменили ли хоть что-нибудь в нем сержантские нашивки? Сделали ли они его таким же надменным и непроницаемым, какими казались ему сержанты в бытность его рядовым? Конечно, нет. Он никогда всерьез и не считал, что одно только звание уже способно изменить человека. Наоборот. Он знал, как «Отче наш», что никакие внешние факторы по способны сделать его другим человеком. Он будет всегда таким, какой есть. Одним и тем же. И неважно, какое у него будет звание — рядовой, сержант, штаб-сержант, может быть, даже когда-нибудь и сержант-майор12В морской пехоте США имеются следующие воинские звания для рядового и сержантского состава: рядовой, рядовой 1 класса, ланс-капрал, капрал, сержант, штаб-сержант, техник-сержант, сержант 1 класса, мастер-сержант, первый сержант, сержант-майор., он всегда останется тем же Уэйном Мидберри. Останется самим собой.

Тем не менее он никак не мог отделаться от одной мысли: почему же тогда он с таким упорством стремился получить звание, добивался этих трех нашивок? А когда эта мечта стала явью, вдруг почувствовал себя в чем-то разочарованным. Как будто какая-то часть его естества вдруг оказалась недовольна, полагая, что он мог бы достичь большего.

Все-таки, как там ни крути, он добился того, чего хотел, стал сержантом. В чем же тогда дело? Скорее всего, он просто плохо знал свою натуру. Всегда ведь кажется, что дорога из дому на работу длиннее, нежели обратный путь. Те сержанты, что обучали его, тоже, наверно, терзались такими же сомнениями. Только умело скрывали их от посторонних глаз. А сегодняшние его новобранцы, солдаты 197-го взвода, глядят на него так же, как он глядел на своих сержантов — образцовый морской пехотинец с головы до ног, да и только. А с чего бы им и думать иначе? Разве он допустил хоть малейшую ошибку? Сделал хоть один неверный шаг? Нет, конечно. Вон как он старается быть образцом, примером во всем. Его выходная форма и полевое обмундирование отутюжены всегда так, что того и гляди обрежешься о складку, ботинки надраены до зеркального блеска, снаряжение подогнано, все пряжки сияют. Каждое утро он делает гимнастику, дважды в неделю играет в гандбол, так что всегда в отличной форме, строго следит за своим весом и на занятиях по строевой или физической подготовке может на зависть новобранцам точно и четко выполнить любой прием. А сколько времени он отдает уставам, наставлениям, всяким пособиям и инструкциям! Он не только знает их все назубок, но и точно выполняет, умеет применить на практике.

Конечно, у него еще не все гладко в смысле командных навыков, особенно на занятиях по строевой. Тут кое над чем еще надо поработать. Но ведь это же его первый взвод, навыки не сразу приходят, нужно время. Зато уж что касается отношений с новобранцами, то тут он, бесспорно, на высоте — за все время ни один из них не посмел пикнуть. А это — главное.

Ничего, что иногда кажется, будто он вовсе и не сержант-инструктор, а только воображает себя настоящим «эс-ином». Вроде бы роль играешь. Все это оттого, что он еще новенький. В сентябре будет уже пять лет, как он в морской пехоте, но сержантом-то стал всего лишь год тому назад. А взводным «эс-ином» — от силы шесть недель. Разве это срок! Пять лет и то немного. Большинство «эс-инов» по десять — двенадцать лет служат. А Магвайр даже пятнадцатый год разменял. К тому времени, когда и он столько намотает, все порядки и обычаи морской пехоты будут ему ближе родной матери.

Мидберри перевернулся на живот, подложил руки под голову. Он смотрел невидящими глазами в песок и все думал.

Что это на него вдруг накатило? Лезет в голову всякая ерунда. И ничем он не хуже других. Вон нашивки дали, значит, заслужил, годится на что-то. Придет время, он всем покажет. Докажет, что не зря назначили его «эс-ином». В морской пехоте все знают, кого и как отбирают в инструкторы. Только самых проверенных, надежных сержантов. Значит, он чего-нибудь да стоит. А что касается морской пехоты, так тут тоже все ясно. Плохо ли, хорошо ли, а он вот связал с ней свою судьбу, да и точка. Думай не думай, ничего теперь уж не изменишь. Значит, нечего и голову ломать. Как говорится, знай сверчок свой шесток. А философствуют пусть типы вроде Билла. Им за это деньги платят.

Как по команде, мысли сразу же перестроились, на душе стало легче. Мидберри снова перевернулся на спину, потом сел. Пляж в это время был почти пуст. Матрос-спасатель, сидевший на вышке, от нечего делать крутил транзистор. Немного подальше какая-то парочка плескалась с шумом у берега.

Ладно, решил Мидберри, пусть будет что будет. И наплевать, что Магвайр о нем думает. Считает себя правым, ну и черт с ним. Каждый живет своим умом. А я буду своим. Поди докажи, чей ум лучше. Чей путь правильнее. Да и кто будет доказывать? Кому это нужно?

— Черт с ним, — неожиданно сказал он вслух, поднимаясь и потягиваясь, как после сна. — У него, наверно, свербит в одном месте. Боится, как бы я его не подсидел, вот и норовит первым напасть.

Спокойная уверенность, казалось, вошла ему в душу. И чтобы отвязаться наконец от надоевших дум и сомнений, Мидберри побежал по песку и с разбегу кинулся в прохладную синь Атлантики.



11

Голый по пояс, в одних рабочих штанах, Адамчик сидел на рундуке, быстро заполняя строчку за строчкой очередного письма к родителям. Висящие на серебряной цепочке нательный крестик и армейский медальон («собачья бирка») в такт движениям его руки скользили по груди то вправо, то влево. Грудь была тощая, без единого волоска, и цепочка бежала по ней свободно, без помех. Впервые он писал письмо на фирменной бумаге морской пехоты — белых листках стандартного размера восемь на десять дюймов, с чуть голубоватым изображением эпизода водружения флага на горе Сурибати в центре и эмблемой корпуса в левом верхнем углу.

Он сообщал, что сегодня утром успешно сдал еще один зачет — на этот раз по истории и традициям морской пехоты — и оказался третьим среди шестидесяти шести сдавших новобранцев. Написал и о том, что вчера вечером сержант Мидберри водил взвод в гарнизонный солдатский клуб, где показывали фильм «Сержант-инструктор». Это было им поощрение за успешную сдачу зачета. Потом он начал писать, как было бы здорово, если взводом командовал бы не Магвайр, а Мидберри, однако передумал и все это зачеркнул. Ведь не исключено, подумал он, что Магвайр читает солдатские письма. Так что уж лучше от греха подальше. Вместо этого он написал, что у них уже вечер, скоро отбой и поэтому он закругляется. Подписался: «Любящий вас Том».

Закончив письмо, Адамчик разделся, снял даже нательный крест с медальоном, обернулся по бедрам полотенцем и вприпрыжку отправился в душевую. Здесь было уже полно народу. В душном тумане блестели мокрые тела, солдаты по двое плескались под душем, толкались, шутили между собой. Кто-то вдруг громко замычал коровой, ему ответил дружный смех. Дождавшись очереди, Адамчик быстро вскочил под струю воды, потом выскочил, намылился и, снова дождавшись очереди, надолго забрался под горячие струи. Теперь он не торопился, полоскался с удовольствием — он ведь ждал, пусть и его подождут. Потом, пробравшись через тесноту голых тел, нашел место у стенки и принялся вытираться. Он уже собирался выходить из душевой, обвязавшись опять по бедрам сырым полотенцем, как вдруг услышал, что что-то стукнуло, послышалась возня и тот же голос, что перед этим мычал коровой, прогнусавил с явной издевкой:

— Бах-бах! Тр-рах-тарра-рах! А у бедненького Ку-упер-ра опять мыльце упало в водичку! Ха-ха-ха! — Солдаты снова засмеялись. Адамчик, даже не оглянувшись, выбрался из душевой.

Закончив вечерний туалет и надев чистое белье, он почувствовал прилив бодрости. Ему даже показалось, что жизнь здесь не такая уж плохая. Вчера вон в кино ходили Здорово! Как и воскресные посещения церкви, этот выход в кино был возможностью хоть на какое-то время избавиться от Магвайра и всего, что с ним связано. В том числе и от этого кубрика.

Там, в клубе, где темнота зала вдруг отгородила его от всех окружающих, ему на миг показалось, что он выбрался с этого ненавистного острова, вновь вернулся к прежней жизни. И даже когда закончился сеанс, погас экран и взвод возвратился в ярко освещенную казарму, чувство облегчения, даже радости, больше уж не оставляло Адамчика. Успешная сдача зачетов лишь прибавила бодрости, уверенности в своих силах. Да и сам фильм ему тоже понравился — в нем рассказывалось о новобранце, которому тоже сперва было трудновато, все у него не ладилось, но потом дело пошло на лад, и все закончилось благополучно. Даже очень благополучно.

Лежа после отбоя на койке, он вновь припоминал эпизоды этого фильма. Главным героем был не очень-то покладистый парень. На первых порах у него буквально ничего не клеилось, он часто ошибался и очень из-за этого переживал. Но постепенно дела стали налаживаться, и к концу фильма он не только гордо стоял со всеми вместе на церемонии по случаю выпуска, но и был удостоен чести нести взводный вымпел. Гремел полковой оркестр, аплодировали многочисленные гости. Да и сержант-инструктор (его играл Джек Уэбб), показавшийся сперва всем не очень привлекательным типом, под конец оказался отличным парнем — внешне грубоватым и не очень вежливым, но зато справедливым и по-настоящему глубоко сердечным человеком. Его внешняя грубость объяснялась очень просто: он должен был превратить этих желторотых юнцов в настоящих мужчин, способных постоять за себя в трудную минуту, выжить в самом тяжелом бою. За суровой внешностью человека часто скрывается большое сердце.

Шагая в строю из клуба, Адамчик на какое-то мгновение даже почувствовал, как у него затуманился взор, набежала слеза.

— Эй, Джо, — шепотом позвал он лежавшего на верхней койке Уэйта (они уже улеглись, в казарме был выключен свет). — Тебе понравилась картина?

— Не знаю.

— То есть как это?

— А я спал всю дорогу.

— Ну, ты даешь!

— Правда. Устал как собака.

— А мне так здорово понравилась…

Уэйт на верхней койке тяжело перевалился с боку на бок. Пружины жалобно заскрипели.

— Ты знаешь, Рыжий, — вдруг сказал он, свесившись головой вниз, — по-моему, это все такая липа, что даже уши вянут, ей-богу. Мура сплошная, вместе с этим пижоном Джеком Уэббом. У него же вся эта муть чуть ли не из ушей лезет…

— А мне вроде показалось здорово. И этот молодой солдат. Вроде как у меня — тоже все поначалу не ладилось.

— Ладно уж тебе. Давай-ка спать лучше.

Но Адамчику не спалось. Он уселся в постели, высунул голову, пытаясь разглядеть товарища.

— Слышишь, Джо. А верно ведь, что у меня помаленьку налаживается? Как думаешь, получится? Сдам я?

— Да вроде бы… Спи ты.

— Погоди минутку. Вот сегодня на зачете…

— Да угомонись же. Вот ведь привязался. Ты что хочешь, чтобы я соскочил с койки и гимн распевать принялся, что ли? Говорю, спи.

— Ну, ладно… Спокойной ночи.

Повернувшись на бок, он начал уже было засыпать, как вдруг услышал, что Уэйт снова свесился к нему:

— Не такая уж все это важная штука, Рыжий, — прошептал он.

— О чем это ты? — Адамчик открыл глаза, с напряжением всматривался вверх, ожидая ответа. Но Уэйт больше ничего не сказал.

«Чудной он все же парень, — подумал Адамчик. — Никогда не знаешь наперед, что выкинет. И говорит другой раз так, что понять ничего нельзя. Истинно чудной».

Стараясь не шуметь, он протянул руку к подсумку, осторожно расстегнул его и вытащил четки. Перебирая бусинки, начал потихоньку читать молитвы — сперва в благодарность за удачный день, потом за предстоящие на следующей неделе зачеты по стрельбе.

— Господи, — шептал он, отсчитывая очередную бусинку, — помоги мне быть внимательным на стрельбище, укрепи руку, сделай так, чтобы я не провалился…

Так он и заснул. Четки лежали на груди.

* * ** * *

Когда Адамчик начал похрапывать, Уэйт еще не спал. Он лежал на спине, глядя в потолок. В последнее время с ним происходило что-то непонятное. Куда девалась прежняя легкость, собранность, подтянутость. Не было и уверенности в том, что все идет так, как надо. Он старался, как мог, избавиться от этого неприятного ощущения, говорил себе, что просто, наверно, немного устал и скоро все пройдет. Но успокоение не приходило. Даже сон пропал.

Сегодня вечером он получил письмо от Кэролин. Она писала, что не сердится на него и желает ему всего самого лучшего в жизни, успехов в его солдатской карьере. Несколько ранее пришло письмо от матери, сообщавшей, будто Кэролин уже стала забывать его и сейчас даже встречается «с одним очень славным молодым человеком, который, по словам миссис Маклин, работает помощником управляющего в большом универмаге где-то в центре города».

Ну что ж, подумал Уэйт, значит, дело кончено. Ему ведь так хотелось стать свободным человеком, вот он и добился своего. Да к тому же еще и так просто.

Они с Кэролин в общем-то не были по-настоящему помолвлены. Правда, и его мать, и ее родители считали их женихом и невестой. В последние два года они часто бывали вместе, так что все думали, что они скоро поженятся.

С Кэролин его познакомил двоюродный брат. Было это на новогодней вечеринке, и с тех пор они стали, регулярно встречаться. Она казалась ему симпатичной и неглупой, и ему было с ней неплохо. Кэролин увлекалась бассейном и кино. Плавание его не очень привлекало, а вот кино он тоже любил, и они другой раз даже дважды в неделю бегали на боевики. Если ничего хорошего не было в городе, они отправлялись на машине куда-нибудь в соседний городок или к загородным мотелям, где были открытые киноплощадки для автотуристов. Основной фильм они смотрели внимательно, а когда начиналась реклама или хроника, целовались. Иногда Кэролин позволяла ему, как она выражалась, некоторые вольности. Сейчас ему казалось, что она просто дразнила его, хотела подзадорить, хотя, по правде сказать, тогда его это особенно не расстраивало. Он считал, что ее неуступчивость — это признак порядочности, даже что-то вроде залога будущей преданности и прочности их отношений. Ему вовсе не нужны были легкие победы, скорее, он хотел именно определенности в их отношениях.

На нижней койке тихонько застонал во сне Адамчик. Уэйт несколько секунд вслушивался в его дыхание. Сосед успокоился.

Кэролин умела неплохо готовить. Работала она секретаршей в одной небольшой фирме, прилично зарабатывала. Если она останется работать после того, как они поженятся, и они будут откладывать ее получку, то через год, возможно, удалось бы накопить деньжат на первый взнос за дом. В общем Кэролин казалась Уэйту вполне подходящей кандидатурой в жены, и он всерьез подумывал о женитьбе. Тем более, что и родители, и друзья тоже считали их брак делом решенным.

Но все же что-то в их отношениях было не так, как хотелось. И Уэйт, не отказываясь от планов женитьбы на Кэролин, не спешил с решающим шагом. Все то время, что они считались (пусть и неофициально) помолвленными, он был уверен, что рано или поздно придется жениться. Но пусть это все-таки будет попозже. Поэтому-то он и не спешил с окончательным объяснением, не заводил разговора о свадьбе.

И вот теперь, хотя он и пытался уверить себя, будто Кэролин все равно не была бы счастлива с ним, что ей будет гораздо лучше с этим неизвестным помощником управляющего, он чувствовал себя в чем-то виноватым. Виноватым хотя бы в том, что позволял ей строить всякие планы на будущее, мечтать о супружеской жизни, в которой главная роль отводилась ему. А ведь он с самого начала не был уверен, что женится на ней. Да и эта неофициальная помолвка. Вправе ли он был соглашаться на нее? Конечно, он пошел на это только ради матери и Кэролин, а также из-за ее родителей — согласиться на это было проще, чем отказываться и давать всякие объяснения. Наверно, он просто такой по натуре, не способен сказать «нет». Особенно когда можно ответить «возможно» или «может быть». А может, ему все это просто только так кажется?

Точно так же получилось и с их мастерской химчистки. Взять хотя бы брата Джерри или мать. Для них в этой мастерской был весь смысл жизни, все настоящее и будущее. Она была подлинным центром их бытия. Собственно, так же, как и для отца (до тех пор, пока его сердце не отказалось работать из-за вечных перегрузок и чудовищной нервотрепки). Для Уэйта же эта мастерская была самым обычным делом, рядовой работой, не представлявшей никакого интереса для души или ума. Правда, это была работа не такая уж обременительная или тяжелая, но все равно работа. Она спасала от необходимости ежедневно вырезать из газет объявления в разделе «Спрос и предложения» или околачивать пороги в чужих конторах. К тому же мать надеялась, что, выполняя несложные обязанности в мастерской (ему поручалось вести документацию и оформлять счета), он, может быть, в конце концов почувствует интерес к бизнесу и останется в семейном деле. Уэйт не видел смысла в том, чтобы разубеждать ее. Ей хотелось верить в это, что же, пусть верит.

Мать всегда возлагала на него какие-то надежды, а фактически парню уже двадцать четыре года, а он все еще находится под материнским надзором, работает спустя рукава (ни шатко, ни валко) и не проявляет к делу никакого интереса. Да и к тому же все время тянет с женитьбой. Было совершенно очевидно, что Уэйт просто плывет по течению, безвольно тащится по жизни и, если бы не семья, давно уже превратился бы в отпетого лодыря. Брату, например, это было предельно ясно, и он всячески старался это подчеркнуть. Но мать не хотела смотреть правде в глаза, и Уэйт не раз слышал, как она по этому поводу спорила с Джерри:

— Зря ты нервничаешь, — убеждала она старшего сына. — Потерпи еще немного. — Это был ее постоянный ответ на возмущенные высказывания Джерри, вечно кричавшего, что мастерская держится только на нем и без его титанических усилий давно уже пошла бы с молотка. — Потерпи, — повторяла она. — Вот Джо женится, и все сразу пойдет по-другому. Сейчас ведь его ничто не связывает, у него нет никого, о ком нужно заботиться, вот он и повесничает. Комната у него есть, покушать тоже всегда найдется, он и плывет себе по течению. И пожалуйста, перестань твердить мне, что если бы не мои бесконечные напоминания, так он вообще палец о палец не ударил бы. Я и без тебя это отлично знаю. Да только я уверена, что стоит ему жениться, стать главой семьи, а там, глядишь, и детишек завести, как все переменится. Вот увидишь. Ему будет тогда во имя чего жить и работать. И он быстро поймет, сколь важна для него наша мастерская.

— А если они с Кэролин не поженятся, тогда что?

— Как так не поженятся? С чего это ты взял? Ты же женился.

— Я! Я совсем другое дело. Мы с Джо люди разные.

— И он тоже женится. Что он, порченый, что ли? Слава богу, парень как парень. Вот увидишь, он скоро женится. Как только пора придет.

— А может, они поссорились с Кэролин? Могли ведь, как ты думаешь?

— Да нет. У них все в порядке. Скоро уж поженятся. Я ведь своего Джо знаю. Точь-в-точь такой же, как его отец. Тому тоже надо было пятки поджарить, чтобы он хоть чуток пошевелился. Зато когда разойдется, никакая сила не остановит. И этот такой же, вот увидишь.

И все же Уэйт не женился. Кэролин несколько раз как бы в шутку настаивала, чтобы он назначил срок. Сперва он всячески оттягивал решение, но потом был вынужден согласиться и даже купил ей обручальное кольцо. Они отправились вместе в центр, выбрали у ювелира колечко с небольшим брильянтиком, и он заплатил двадцать долларов задатку.

В тот вечер он всячески старался показать, будто ему очень весело. На самом же деле он здорово трусил. Ведь кольцо — это уже что-то конкретное, не то что слова, от которых можно всегда отказаться. Попробуй-ка теперь открутиться. И когда они выходили из магазина, он знал, что она больше уже не станет спрашивать: когда же? Это будет делать теперь вместо нее колечко.

Проводив в тот вечер Кэролин до дому, он не поехал к себе, а отправился за город, чтобы, как он думал, немного собраться с мыслями. И в конце концов оказался в придорожной таверне. Потягивая у стойки бара пиво, он неожиданно увидел одного школьного товарища, с которым не встречался с самого выпуска. Разговорились, и тот сообщил ему, что уволился с работы и поступает в морскую пехоту.

— Это как же? — заинтересовался Уэйт.

— А вот так. Ну чего я добьюсь в этом чертовом «Шевроле»? Два раза сдавал на бригадира и оба раза провалился. Да и вообще, больно надо по восемь часов стоять с краскопультом, глядеть на эти бесконечно ползущие шасси. Да еще краской дышать, легкие портить. Этак и ноги недолго протянуть…

— И ты уже завербовался? Подписал контракт?

— Ага. Завтра утром приказано прибыть для отправки в учебный центр.

— Может, и мне с тобой махнуть? Как считаешь?

— Ишь ты какой быстрый!

— А что? Пожалуй, стоит подумать…

Неделю спустя поезд умчал Уэйта в Йемаси, штат Северная Каролина, откуда уже автобусом он прибыл в Пэррис-Айленд. У ворот учебного центра все вновь прибывшие пересели на военный грузовик и несколько минут спустя оказались перед бараком для новичков, где их встретил сержант Магвайр.

«Вот ведь как все получилось, — думал Уэйт, сидя свесив ноги на своей верхней полке. — Может, оно и к лучшему». Теперь ведь все уже позади. И Кэролин пишет, что не держит на него зла. А братец и подавно без ума от радости, что избавился наконец от такой обузы. Да и мать, наверно, со временем успокоится. Может, даже поверит в то, что морская пехота делает из юнцов и несмышленышей настоящих мужчин, отнесется к тому, что он завербовался, как к еще одному обнадеживающему факту.

Уэйт спрыгнул на пол и отправился в туалет. Возвратившись, он поглядел на спящего Адамчика. Рыжий спал на спине, откинув одну руку в сторону, другая лежала на животе, сжимая пальцами маленькие четки. Крошечные черные горошины блестели в темноте. Уэйт осторожно разжал пальцы и высвободил четки. Адамчик вздохнул, но не проснулся. Уэйт повертел в руках нитку черных бус, потом, вспомнив, что каждый вечер слышал, как его сосед лазает в подсумок, расстегнул висящий за спинкой койки патронташ и сунул четки в один из кармашков. Сделав это, он быстро забрался на койку.

Уже трижды он обнаруживал, что Адамчик засыпает с четками в руках. Конечно, можно было их и не трогать, пускай кто-нибудь увидит. Филиппоне устроил бы, наверно, по этому поводу шумный розыгрыш. Но Уэйту почему-то не хотелось доводить дело до этого, и он каждый раз убирал четки, сам не зная, почему так поступает. Ведь он же ничем не был обязан этому святоше. Правда, тот был солдатом третьего отделения, и Уэйт, как командир, в определенной мере отвечал за него. Однако это вовсе не значило, будто он должен вечно думать, как бы с этим слабаком чего не случилось.

Уэйт вдруг отчетливо представил себе, что было бы, если б Адамчик неожиданно проснулся и увидел, что Уэйт вытягивает у него четки. Чего доброго, вообразил бы еще, будто тот хочет украсть их. Да и как можно ожидать от такого чистоплюя, как Адамчик, чтобы он поверил в добрые намерения кого-нибудь другого, кроме себя самого. Он только себя одного и считает порядочным человеком. А все другие, мол, так — тьфу, да и только.

Уэйт повернулся на бок, поудобнее подбил подушку. Да и вообще, кто он такой, атот Адамчик, черт бы его побрал. Так, сопливый мальчишка. Желторотик. Маменькин сынок бестолковый. Да еще святоша. Ханжа несчастный. Только и знает, что трястись над своей персоной. Где уж ему подумать, что и у других могут быть заботы.



12

— А ну-ка, парни, помолимся на ночь, — крикнул, входя в кубрик, сержант Мидберри. — Приготовились. А теперь громко и четко, все как один: «Это моя винтовка…»

Вытянувшись по стойке «смирно» у своих коек и подняв винтовки в положение «к осмотру», новобранцы во всю мочь орали «молитву»:

— Это моя винтовка. Таких, как она, много. Но эта — единственная. Она — моя. Моя винтовка — мой лучший друг. Это моя жизнь…

— Не слышу, — голос Мидберри перекрыл шум оравшего взвода. — Ничего не слышу! Громче, парни! А ну, еще громче!

— …Моя винтовка ничто без меня. А я — ничто без моей винтовки…

«Вот уж примерчик так примерчик, — думал про себя Уайт. — Образчик бескорыстного содружества. Истинно, черви поганые, да и только». Он вдруг почувствовал, что любимое ругательство Магвайра все сильнее внедряется в его лексикон, присутствует в нем даже тогда, когда он думает, разговаривает сам с собой.

— Я должен лучше всех владеть своей винтовкой, — хором выкрикивали между тем шестьдесят с лишним здоровых глоток. — И стрелять быстрее и точнее врага, который стремится убить меня. Я должен убить его раньше. Прежде, чем он выстрелит в меня. И я убью его…

Сегодня эта «молитва» казалась Уэйту почему-то длиннее, чем обычно. «Какая все же это глупость, вот такая молитва. И какими идиотами должны мы казаться со стороны — взрослые парни с винтовками в руках, орущие благим матом какие-то идиотские заклинания. Ну, прямо стадо дрессированных шимпанзе, кривляющихся по приказу дрессировщика. А тот всего-то и знает, что какую-то дюжину команд: „напра-во“ да „нале-во“, „винтовку к осмотру“ и „шагом ма-арш“.

Краем глаза он взглянул на Адамчика. Тот, уставившись неподвижно куда-то перед собой, с лицом, похожим на безжизненную маску, почти в истерическом экстазе выкрикивал дурацкие слова. «Этакую чушь и с таким усердием, — подумал опять Уэйт. — Ай да церковник! И как все это только уживается в нем — господь бог и винтовка, что должна убивать!»

— Это чего же вы пары стали спускать? А? — снова вмешался сержант. — Совсем уж заглохли. Эй, Уэйт! Ты что там, на ходу спишь? А тебя, Мур, я и вовсе не слышу. А ну-ка, поддайте огоньку. Начали!

Мидберри не мог не видеть, что по сравнению с первыми неделями взвод уже здорово переменился. Сейчас, когда новобранцы маршировали на плацу, звук семидесяти пар каблуков грохотал в едином ударе. Казалось, что шагает одна лишь мощная пара ног. Да и когда пели, тоже получалось, что это ревет одна глотка, а не семьдесят. Семьдесят? Он вдруг подумал, что называет эту цифру лишь по привычке. Теперь их уже не столько. Исчезли Джексон и Клейн, вылетели Тилитс и Квин. Значит, осталось только шестьдесят шесть. Шестьдесят шесть парней, старающихся, как один. А ведь именно так и должны формироваться настоящие морские пехотинцы. Вот и выходит, что бы он ни думал и что бы ни говорил, а штаб-сержант Магвайр все-таки умеет делать из мальчишек хороших солдат. Умеет, и этого у него не отнимешь.

— У моей винтовки человеческая душа, — все еще выкрикивал взвод…

— Но-но, девочки, — остановил их Мидберри. — Что это еще за цыплячий писк?! Вас же вовсе не слышно. А ну-ка, в полный голос!

— У моей винтовки человеческая душа, — завопили, надрываясь из последних сил, новобранцы. — Такая же, как и у меня. Ведь это же моя жизнь… Я должен знать ее, как родную сестру. Знать все ее слабости, всю силу…

— Громче, парни! Громче!

— Мы должны быть всегда неразлучны, быть частью друг друга, неразрывными частями одного целого…

— А ну, поддай пару! Поддай еще!

— Клянусь в этом перед богом. Моя винтовка, как и я сам, призвана защищать нашу страну. Пусть трепещут враги, пусть знают, что мы сильнее их. Ведь мы вместе — она ж я — спасаем мою жизнь…

— На сегодня хватит! Достаточно! — крикнул сержант. — Быстро винтовки в пирамиды и построиться в проходе… Марш!

Солдаты разбежались к пирамидам, бегом вернулись в строй, замерли двумя шеренгами вдоль прохода…

— Приготовиться к посадке… — Мидберри оглядел кубрик и замерших в ожидании команды солдат. Вроде бы все в порядке. Выждав еще несколько секунд, он выдохнул: — По коням!

Строй в мгновенье распался. Солдаты, будто выброшенные из катапульты, прыгнули по койкам и, вытянувшись на постели, замерли. Взвод как ветром сдуло. Сержант подождал, пока перестали звенеть разом нажатые пружины, прислушался:

— Завтра утром, народы, у нас начинаются стрельбы. Мы все уйдем на стрельбище и будем там жить все эти дни. Три недели. За это время пройдете курс огневой подготовки из всех видов оружия. Главная задача — сдать зачет по стрельбе. Каждый морской пехотинец должен уметь стрелять. Это ясно как дважды два. Кто стрелять не может — нам не подходит. Одно из двух: или сдать зачет, или пинком под зад, как дерьмо в консервной банке. Запомнили?

— Так точно, сэр!

— Тогда — спать!

Мидберри выключил освещение и вышел из кубрика. В сержантской горел свет. Магвайр стоял у плитки и кипятил воду.

— А я думал, вы уже домой ушли, — удивился Мидберри. Про себя же подумал: «Чего ему опять здесь понадобилось? Шпионит опять, что ли? Никак, видно, не хочет мне доверять. Боится даже на немного оставить меня одного со взводом».

— Вот гляди-ка… Схлопотали мы себе еще заботу, — как бы отвечая ему, сказал Магвайр. Кивком головы он показал в угол, где, вытянувшись в струнку, молча стоял рядовой по фамилии Вуд.

«Чтоб тебя черт побрал, — подумал про себя Мидберри. — И как же это я забыл про Вуда. Всех ведь вроде бы

перебрал. Всех до единого. А этого забыл. Но что же это все-таки значит? Новая выходка Магвайра, что ли? Еще какой-то ход? Или просто очередной прием контроля за младшим «эс-ином»? Так сказать, способ держать помощника всегда в узде. Чтобы тот знал свое место».

Мидберри чувствовал себя очень уставшим. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы Магвайр хоть на минуту отпустил вожжи, сам передохнул и дал передохнуть другим. Особенно ему. Ну какого черта он не идет домой? Вечно крутится где-то поблизости. А может быть, у него жена такая рожа, что ему с ней невмоготу? Вот он и спасается в казарме. Ни черта непонятно!

— Здорово, что вы его взяли в оборот, — почти мимоходом, как ему показалось, легко и небрежно бросил он в сторону Магвайра. — Я ведь как раз собирался писать на него рапорт за самовольную отлучку…

Он внимательно наблюдал за штаб-сержантом, ожидая увидеть у того в глазах какое-то недоверие или подозрение. Взгляд Магвайра был непроницаем.

— Не в этом дело, — вдруг сказал Магвайр. — Тут дело не в самоволке. Никуда он не собирался смыться. Я уж думал уходить, а он вдруг тут как тут. Это когда ты пошел давать отбой нашему стаду. Гляжу, входит…

— Это еще зачем?

— Вот и я удивился. В чем, говорю, дело? А он и докладывает. Семейка-то наша, вишь, не без урода. У какой-то, сволочи оказались больно быстрые пальчики. Сколько у тебя сперли, червяк?

— Сэр, четырнадцать долларов. Они лежали в рундуке, и он был заперт. Это я точно знаю, сэр. Хорошо помню, что запер его, когда уходил.

— Ладно, ладно. Найдем мы твои денежки. Не кисни!

Вода в кастрюльке закипела. Магвайр снял ее с огня.

— Как насчет чашечки кофе? — предложил он.

— Это можно, — согласился Мидберри и, повернувшись к Вуду, спросил: — Так кто же это, Вуд? Ты кого-нибудь подозреваешь?

— Никак нет, сэр. Они были у меня в рундуке. Заперты. Я не знаю, кто бы это мог.

— Ладненько, — вмешался Магвайр. — Успеется еще. Лучше, на-ка вот, выпей кофейку. Тебе сколько насыпать? — Он бросил в чашку две ложечки быстрорастворимого кофе, налил кипятку. — У нас, видать, сегодня ночь длинной будет.

— А что вы собираетесь делать?

— Так надо же найти подонка…

— Как же?

— Да уж как-нибудь надо. Попробуем, в общем. Веришь, ни одна сволочь меня так не бесит, как ворюга. Может быть, только трус поганый хуже него. Но уж ворюг-то я жуть как ненавижу. Убивал бы прямо на месте, ей-богу!

Мидберри наблюдал, как с каждой фразой лицо Магвайра все более и более ожесточалось. У него даже по щекам пятна пошли.

— Солдат всегда должен чувствовать, что рядом с ним товарищ, друг, которому доверить можно. А если этого нет, то нет и взвода. И о спайке говорить нечего. О каком-то боевом духе. Все тогда к свиньям летит. Под хвост. Такая банда разбежится в первом же бою. Уж я-то повидал такое, будь уверен. Знаю, что это значит.

Он взял с полки еще одну чашку, насыпал кофе, налил кипятку.

— Вы уже доложили об этом?

— Подонок, которому не будут доверять товарищи, — не слушая помощника, продолжал Магвайр, — ни на что уже не годен. Солдата из него не будет. Да и во взводе, если его не выгнать, тоже дело не наладишь. Такого надо гнать немедля. В три шеи…

— Я говорю, вы доложили уже об этом провост-маршалу13Провост-маршал — начальник военной полиции соединения, гарнизона.?

— Это еще на кой черт? Что я, сам что ли не справлюсь? — Магвайр вдруг повернулся к Мидберри, внимательно поглядел на него. — Мы с тобой и сами отлично справимся. Вдвоем. Зачем нам еще кто-то? Отлично справимся.

Мидберри сел на краешек стола. «Ну уж дудки, — подумал он. — Этого я тебе ни за что не позволю. Законы для всех писаны. И для старшего „эс-ина“ тоже. А если ты и на этот раз не доложишь по команде, как положено, я сам это сделаю. Как же это можно без дознания? Никому ничего не сказав. Так дело не пойдет. Дудки!»

— Пей же кофе…

— Мне все-таки кажется, что следует все делать по закону. Как положено, — Мидберри говорил, не поднимая головы, с трудом подбирая слова. Он хотел все же убедить своего старшего, заставить его поверить, что тут самоуправство может только навредить. — Полиция, надо думать, свое дело все же лучше знает. Вон у них там какие спецы!

— Во-во! Пусть они и занимаются своими делами. А с этакой ерундой мы и без них отлично управимся. В два счета. Тоже мне воровство — четырнадцать зелененьких…

Мидберри спрыгнул со стола, поставил чашку.

— И все же я позвонил бы им, узнал, что они думают. — Он подвинул к себе телефон, снял трубку. — Ну что за беда, если мы с ним посоветуемся? Верно ведь?

— Вуд, — скомандовал Магвайр, — марш в кубрик. И не вздумай там болтать. Понял? Ложись в постель и помалкивай. Мы сейчас будем. П-шел!

— Есть, сэр! — солдат прошмыгнул между сержантами и бегом кинулся по коридору в кубрик.

— Так вот, сержант Мидберри. Я никому не собираюсь докладывать. И хватит болтать. Положи трубку. Пора заниматься делом. Надо же в конце концов найти вора.

Мидберри молча опустил трубку на рычаг. Он вдруг весь как-то напрягся, ему стало жарко, сердце учащенно забилось. Он знал, что не боится Магвайра и готов хоть силой доказать свою правоту. Магвайр слабее его физически, да и годами постарше, так что с ним он наверняка справится. Да и сколько же можно терпеть все эти окрики и унижения? Как он вообще смеет так им помыкать?! Что он ему, червяк какой, что ли? Новобранец зеленый? В конце концов пора поставить все на свои места. Любому терпению когда-то приходит конец. А тут вон что творится.

— Я считаю, — начал он и почувствовал, как вдруг сел у него голос, — что так… не годится. Есть же ведь порядок, и каждый военнослужащий должен ему подчиняться. А порядок гласит: любое расследование должно проводиться только провост-маршалом или его людьми…

— Здесь кто же это командует? — взорвался вдруг Магвайр. — Кто здесь старший, черт меня подери? Ты или я? Я еще буду…

— К чертям собачьим! — закричал в ответ его помощник. — Закон один. И для старших, и для младших. Один, и все тут!

— Да плевать я хотел на твой закон. Все эти офицерские штучки-дрючки у меня вот где сидят. Плевать хотел, говорю…

— Но послушайте же. Выслушайте меня, пожалуйста, — Мидберри первым опомнился. Ему стало стыдно за этот взрыв, он пытался как-то убедить старшего «эс-ина». — Зачем нам лезть на рожон? Чем вам закон-то плох? Что он, мешает, что ли? Есть же порядок. Пусть следователь этим делом и занимается. А нам зачем? Лучше пошли бы да хоть выспались. Разве мы не заслужили отдыха, а? Давайте я им позвоню, и дело с концом.

Он протянул снова руку, хотел взять трубку. Мелькнувшая в воздухе рука Магвайра, как капканом, стиснула кисть. Мидберри попытался вырваться, но не смог. Рука у штаб-сержанта была как железная.

— Да ладно тебе, законник морской, — он тоже говорил спокойно. — Послушай-ка лучше меня. Что я, против закона, что ли? Да только есть два серьезных «но». Две, так сказать, причины. Во-первых, у нас нет времени. Посуди сам: если завтра с утра начнется расследование, то как же мы сможем выйти на стрельбище. Значит, весь взвод черт его знает на сколько дней вылетит из графика. И это еще не все. А теперь представь себе, что к нам припрется дознавателем какой-нибудь прыщавый лейтенантишка из тех, что только и мечтают вылезти в начальство. Этакий пинкертон-карьерист. Он же начнет тут копать сверху донизу. Полезет куда надо и не надо. Чтоб славу себе заработать. На наших костях. Ты об этом подумал? Такой мозгляк камня на камне не оставит, пока не доберется до чего-нибудь этакого. Чтоб перед начальством выслужиться. От него уж добра не жди.

Мидберри наконец смог поднять голову. Впервые взглянул Магвайру в глаза. Ему все было теперь ненавистно в этом человеке — его заплывшие, как у свиньи, глазки, хриплый, осипший голос, пожелтевшие от табака пальцы, тяжелый запах изо рта. До чего же, оказывается, он ненавидел своего начальника. Они были настоящими врагами. Ничего общего, никакого взаимопонимания. Какой уж там дружный тандем, пара единомышленников. Просто враги. И ничего больше.

— А мне нечего скрывать, — бросил он. — Пусть спрашивают, что хотят. Я ведь ничего за пазухой на держу и в карманах не прячу.

Магвайр слегка ослабил свою хватку, и Мидберри высвободил руку из сжимавших ее тисков. Он подошел к окну, потом вернулся назад, потирая кисть и стараясь дышать ровно.

— Вы ведь, любезный, говоря «мы» и «нас», вовсе не имели в виду нас с вами. У вас голова только о себе болит. Только о себе и ни о ком другом. Потому что если следователь что и вынюхает, так уж только не обо мне. А вот вы можете здорово влипнуть. Это точно. Потому и крутитесь. Не так ли?

«Уж на этот-то раз, — думал Мидберри с каким-то внутренним ожесточением, — Магвайру так просто не отделаться от меня. Узнает, кем можно помыкать, а с кем лучше не связываться».

— Дерьмо, — проворчал Магвайр…

— Я ведь вам не раз говорил, что добром все это не кончится. Говорил ведь? И про то, что я против всех этих расправ, хамства, мордобоя. Верно?

— Ну, а кому еще?

— Что, еще?

— Кому, говорю, еще ты обо всем этом трепал?

— Вы поосторожнее со словами. Я ведь не такой, как вы думаете. По углам не шепчусь. А если что надо сказать, так говорю прямо. В лицо.

— Так ты никому, значит, еще не успел наболтать? Не нажаловался?

— Конечно, нет!

Впервые за этот вечер Магвайр улыбнулся.

— Но сейчас я все это говорю вам в последний раз, — повышал голос Мидберри. — В последний. Вам это ясно? Вы слышите или нет?

Магвайр покачал головой.

— Так ты, стало быть, считаешь, что тебе бояться нечего? Что ты, вроде бы, весь чистенький? Ишь ты, однако. А этого не хочешь? — Он неожиданно сделал циничный жест. — Черта лысого. Тебе, брат, тоже ведь не отвертеться. Оба гореть будем, коли что, это уж как пить дать, оба. Ну что ты им скажешь? Что будто бы не знал ничего? Что, мол, ни ухом, ни рылом не ведал, что творилось во взводе? Да кого же ты этим бредом обманешь? Кто тебе поверит? Какой дурак? И ты сам, черт тебя дери, это отлично знаешь. А что до вины, так виноват ты никак не меньше моего. Одной веревочкой мы повязаны. Одной. И гореть вместе будем. Это точно.

— А я так вовсе не считаю…

— Да? Ишь ты какой шустрый. Не считает, вишь ты. А кто тебе поверит, ты об этом подумал?

— Я считаю, что, если дело дойдет до трибунала, там ведь тоже не дураки, разберутся как-нибудь. Да и я молчать не буду.

— Вон ты какой, оказывается! До трибунала! А ты уверен, что если уж действительно дело дойдет, так кто-нибудь из этих червяков поганых не покажет, что ты его избил? И не один раз? А?

— Но ведь я никого из них и пальцем не тронул…

— Ну и что? Какое это имеет значение? И кому это точно известно? Ты ведь «эс-ин», а этого уже достаточно, чтобы считать, что ты мог излупить новобранца. К тому же где это ты слыхал, чтобы вся эта мразь, сапоги несчастные, питали симпатию к нашему брату? Мы ведь для них все одним миром мазаны, все на одну колодку, враги до гроба. И коли уж они почувствуют, что могут насолить кому-то из нас, то уж, поверь, своего шанса ни за что не упустят.

— За что же так?

— Как за что? Сто раз тебе твержу: за то, что мы сержанты-инструкторы, «эс-ины», враги им.

Магвайр минуту помолчал, что-то обдумывая. Мидберри тоже молчал.

— Нет, не открутиться тебе, — снова заговорил штаб-сержант. — Будет после этого рядовой Магвайр, но и рядовой Мидберри тоже будет. Как тебе это нравится? Не очень, видать. А мне и подавно. И этого, парень, я ни за что не допущу. Слишком много сил вложил я в свои нашивки. Уж поверь, так просто я их не отдам. Слышишь, джентльмен? Мистер Мидберри! Не отдам!

Мидберри снова подошел к окну, поглядел в ночную темень. Он не имел права на промедление, на раздумья. Нельзя ждать. Необходимо действовать. Надо немедленно хватать трубку и звонить. Иначе будет уже поздно. Даже если Магвайр прав. Нельзя же, чтобы сержантские нашивки были важнее правды. В ярости он стукнул кулаком по подоконнику. Хоть бы он замолчал, этот Магвайр. Хотя бы на минуту.

— Ты, видно, считаешь, что тебе терять нечего, — продолжал, как бы читая его мысли, штаб-сержант. — А так ли это? Сколько лет ты уже в корпусе?

— А вы что, черт бы вас побрал, этого сами что ли не знаете? Знаете преотлично. И хватит долдонить об этом. Надоело одно и то же с утра до ночи: зеленый! неопытный! неотесанный! Меня от этого уже тошнит. Слышите?!

— Да ладно тебе, ладно, — голос Магвайра звучал примирительно, он вдруг заговорил почти дружеским тоном. — Не ершись. Сядь-ка лучше, не бегай.

Мидберри продолжал стоять у окна.

— Ну что еще? — спросил он, не поворачивая головы. — Говорите, раз начали…

— Да я про то, что вовсе не собираюсь подвести тебя под удар. Хоть парень ты в нашем деле и новый, но вроде бы справляешься неплохо. Правда, в голове у тебя еще много всякого мусора. Насчет того, каким должен быть корпус морской пехоты. Ну, да это не беда. Пройдет со временем. А я против тебя ничего не имею. Парень ты, повторяю, неплохой, в морской пехоте будешь как раз на месте. Только заруби себе на носу — идейки твои здесь вовсе не всем по вкусу приходятся. Эти все твои заскоки. Все законником хочешь быть, только по уставу действовать. Не годится нам это дело, парень. Мы ведь с тобой не начальство. Одно дело, что там начальству в голову взбредет. Понапишут там всякую муть в уставах да инструкциях. А другое дело — жизнь. В жизни ведь не все по уставу получается. И не только у нас, но и у тех, кто эти уставы пишет. Конечно, любой собаке на острове известно (а уж «эс-инам» и подавно), что новобранца не то что бить, а даже пальцем тронуть нельзя. Запрещено напрочь. Так это же по инструкции. А что на самом деле? Девяносто процентов инструкторов лупят эту шваль почем зря. По башкам их, мерзавцев, да так, чтобы навек запомнили. И знаешь почему? Да потому, что без этого никак невозможно. Ей-богу!

Вон как-то в третьем батальоне решили попробовать. Чтобы, мол, солдата ни-ни. И делать все тютелька в тютельку по уставу. Несколько недель эти поганые черви жили там ну просто как у Христа за пазухой. Рай, да и только — ни тебе в морду, никаких других там мер для острастки. Да и казарму для них приготовили — прямо дворец, а не казарма: и светло, и чисто, даже кондиционер поставили, чтобы жарко солдатикам, упаси бог, не было. Мол, уж ставить опыт, так на всю катушку. А что из всего этого получилось? Так знай: ничего, кроме огромной кучи дерьма. Ни один червяк из тех, что там обучались, не умел толком винтовку в руках держать, не говоря уж про стрельбу; строевая выправка — упаси бог, во сне приснится, бегать не умеют, врукопашную — мешки с дерьмом, да и только. Вот тебе и поставили опыт. Ты бы только поглядел на ату поганую кучу ублюдков во время выпускного парада на плацу. Какая-то шайка разбойников с большой дороги, да и только.

Ну, что ты скажешь? Думаешь, погладят по головке за это? Вот то-то же! Весь Пэррис-Айленд тогда за животики держался. Так ведь это на плацу. Тут и посмеяться не грех. А если они в бой пойдут, такие вояки? Что с ними там станется? Пошлют такой батальон в дело, а он и двух шагов сделать не успеет, ляжет костьми в первой же перестрелке. Да их и не жалко, черт с ними. Чем скорее от такого дерьма избавишься, тем лучше. Других ведь они за собой потянут, вот что плохо…

— Да, но кто же…

— Постой, дай закончить. Знаешь, что потом было? Начальство, как псы, накинулось на сержантов из третьего. Давай их топтать. И так, и этак. Они, мол, виноваты, что такое дерьмо подготовили. Ты понял, к чему я речь веду? Вообразил себе, будто эти пижоны в золотых галунах ничего не знают о наших делах и как мы работаем, не ведают, что сержанту для пользы дела приходится и кулаком поработать, и под зад кое-кому дать как следует. Ерунда, дружок. Все они отлично знают. И верят не хуже нашего в то, что если хочешь сделать бойца, так не стесняйся лишний раз дать ему хорошего пинка или съездить по зубам. Червякам это только на пользу. И все это преотлично знают.

Магвайр на минуту остановился. Помолчал. Потом продолжал:

— Вот так-то, друг мой дорогой. Начальству что, у него одна забота, чтобы мы этих желторотиков как следует натаскали, ремеслу нашему обучили бы их. Оно и ставит нам задачу. А мы, стало быть, выполняем. Как мы это делаем — их не касается. Это — наша забота. Начальство ведь всегда должно оставаться в стороне, чистеньким должно быть. Оно вроде бы не велит дубасить эту скотину, таскаться с ней день и ночь по грязи, гонять как Сидорову козу. Оно в чистеньких перчаточках прохаживается в сторонке. Да требует, чтобы все было в лучшем виде. Ну, а уж мы стараемся. Жмем, что есть сил. Всем известно, что ради этого нам другой раз приходится про инструкции забывать, на уставы смотреть сквозь пальцы. Все знают, да только шума не поднимают. Если только какой гад уж очень громко запищит. А пока все тихо, никто не пошевелится. Это, брат, хоть и неписаный, но железный закон.

Зато когда наружу что-нибудь вылезет, тогда сразу все по-другому начинается. Особенно если на стороне вдруг станет известно, кто-нибудь чужой пронюхает. Узнает, что какой-то «эс-ин» дал солдату под зад, и давай орать на всю епархию. Тут уж вони не оберешься. А нам всем уж во как (Магвайр провел ребром ладони по горлу) достанется. Начальству тут уж деться некуда. Оно и давай все на сержантов валить. Расписывает в газетах, какое это все, оказывается, безобразие, от него все, мол, утаили, но теперь-то уж меры будут приняты самые решительные и ничего подобного больше никогда не повторится. Да еще для пущей важности какого-нибудь беднягу сержанта в козлы отпущения определят, все шишки на него свалят, он, видите ли, один во всем виноват. Уж такие-то, брат, спектакли разыгрывают, такие комедии. Цирк, да и только. Смеху не оберешься. И все, главное, довольны. Кроме «эс-инов», разумеется, тем-то уж не до смеху. Они только пинки да подзатыльники хватают со всех сторон — от чужих и от своих. Только держись.

Магвайр подошел к столу, аккуратно положил трубку телефона на рычаг. Мидберри стоял, привалившись спиной к подоконнику. Руки скрестил на груди и спокойно наблюдал, что делает старший. Он отлично понимал, что теперь уже никуда не позвонит и ничего больше не предпримет. Все шло нормально до тех пор, пока Магвайр не вцепился ему в руку. Сила, с которой штаб-сержант схватил его, не только удивила Мидберри, но и поколебала его решимость. Эта сила и дикий блеск в его глазах. Сквозь охватившие его в тот момент возмущение и даже ненависть Мидберри вдруг почувствовал в груди спазм чисто животного страха. Ему показалось, что сержантская неожиданно превратилась в страшную западню. В голове промелькнуло: «А что вообще может выкинуть этот безумец, что можно ждать от него буквально в следующее мгновение?» Ведь Магвайр, кажется, уже закусил удила, просто сдурел, того и гляди кинется как зверь. И не просто в драку, а в смертельную схватку. Поэтому Мидберри и не полез на рожон, стал его слушать. Пусть, мол, успокоится немного. Но чем дольше он его слушал, тем все больше и больше чувствовал, как покидает его былая решимость. Магвайр сперва запугал его, потом посеял в душе сомнения и, в конце концов, вроде бы даже убедил в своей правоте.

Мидберри взял чашку с кофе, отхлебнул немного, ждал, что же дальше будет.

— Ты думаешь, мне очень уж нравится трепать себе нервы, мотать кишки с этими чертовыми новобранцами? — после минутного молчания снова заговорил Магвайр. — А что прикажешь делать? Такая уж наша работа.

Мидберри допил кофе, но все еще держал чашку в ладонях, чувствуя, как постепенно уходит тепло.

— Еще хочешь?

Он покачал головой.

— У нас с тобой одна задача, — продолжал штаб-сержант. — Значит, и делать ее надо совместно. И без того уж эти начальнички в золотых галунах жрут нас поедом. Так стоит ли еще и самим друг другу глотки рвать? Ну, что скажешь?

— Что?

— Я говорю, на кой черт нам рисковать нашивками из-за какой-то ерунды? Ставить себя под удар. Тем более что мы и сами все в лучшем виде сделаем. Черт побери! Да если мы с тобой дружно возьмемся, рука об руку, кто устоит против нас? Какой уж там, к свиньям, провост-маршал со своей шарагой! Ну, пошли, что ли? — Магвайр открыл дверь в коридор. — Ты займись вещмешками, а я рундуки проверю. Согласен?

— А потом что?

— Да ничего. Найдем, что надо, и порядок. А потом, как-нибудь в другой раз, этот подонок обязательно проштрафится снова — только уже при свидетелях. И мы его спишем, как не пригодного к службе. Только и делов. Они вышли из комнаты.

— А если не отыщем? — спросил Мидберри шедшего впереди Магвайра.

— Как так не отыщем? Обязательно отыщем. Иначе и быть не может. У меня он не выкрутится…

— Так ведь вор, возможно, уже куда-нибудь сплавил добычу.

— А куда он мог-то? Никуда ему не деться. В кубрике деньги, вот увидишь…

— Мог ведь за ужином кому-либо передать потихоньку. Дружки-то, наверно, есть…

— Вряд ли. Когда эти подонки идут на такой риск из-за монеты, трудно ожидать, что они с добычей расстанутся.

— Но может быть, он просто струсил?

— Да нет, увидишь, тут эти зелененькие. Как пить дать найдем.

Обогнав старшего «эс-ина», Мидберри взялся за ручку двери.

— Но ведь деньги-то не меченные, — вдруг сказал он, загораживая собой вход. — Как же доказать, что именно эти украдены у Вуда?

— Проще простого… При вербовке все они получили задаток. По тридцать долларов. Так? За все это время мы их в магазин выводили только один раз. И только в тот раз они могли что-то потратить. Стало быть, ежели у какого червяка окажется в кармане больше тридцати, он, выходит, и вор.

— А вдруг он не признается?

— Так у него же деньги. Откуда? В казарме ведь не заработаешь!

— Ну… может, в карты выиграл. Или еще там как…

— Играть на деньги запрещено. Это мы им сто раз твердили, они знают. Так что вряд ли на это кто решится. Неизвестно, за что больше влетит. Опасно рисковать…

Магвайр сделал движение, чтобы пройти в дверь. Мидберри смотрел ему в глаза:

— Подождите минутку… Но все же, как быть, если мы не найдем деньги? Найти ведь вора обязательно надо.

— Слушай, мы зря теряем время…

Толкнув дверь, Магвайр вошел в кубрик. Не включая света, громко скомандовал:

— Быстро поднимайтесь, черви! Скачи на палубу!. Живо! Всем подъем!

Проснувшись будто от неожиданного удара, Адамчик сперва подумал, что уже наступило утро. Однако в кубрике было темно, в темноте слышалось только напряженное дыхание быстро одевавшихся солдат. Они натыкались друг на друга, теряли равновесие, ругались. Весь этот шум покрывал голос Магвайра.

Подавив неожиданно подступившую к горлу тошноту, ничего еще толком не понимая, Адамчик сидел в постели, тщетно вглядываясь в окружающую темень. Неожиданно он почувствовал, что держит в руках четки, и, сунув их под подушку, соскочил с койки.

«Может, война началась, — подумал он, одеваясь. — Наверное, кто-то вторгся или бомбежка была. О, господи! — Его трясло. Неужели же теперь все начнется? И мне придется воевать». Эта мысль вызвала прилив безудержного страха. А он как на грех еще не очень внимательно вел себя на занятиях по тактике. И на стрельбище они еще не были. Вот же невезение! Он даже стрелять не умеет. Не могли подождать, пока они хоть отстрелялись бы. До чего же все это нечестно!

— Прежде всего, — говорил тем временем, обращаясь к взводу, Магвайр (свет в кубрике еще не горел), — быстро навесить одеяла на все окна. Каждый червяк отвечает за то окно, что у него за койкой. А вы там, скоты, на шкентеле, быстро закрыть входную дверь. Ну-ка, шевелись! Живо! И чтоб все было как положено! Проверю. И тогда уж на себя пеняйте! Ясненько? Давай!

Адамчик с Уэйтом молча, но быстро трудились у своего окна. «Наверно, воздушный налет, — думал Адамчик. — Но кто же это решился налететь? Кто враг? Русские? Китайцы? Да и у Кастро, говорят, есть самолеты». Он все пытался убедить себя, что это учебная тревога, а не настоящая война. И бояться вовсе нечего. С чего это он так струсил? На учениях же не убивают… Но только если командуют, оборвал он себя, не такие типы, как Магвайр. Да, кстати, если это учебная тревога, почему же не слышно воя сирен? Нет, Магвайр определенно что-то затевает. С ума, наверно, сошел. Или, может, пьяный? Вот и приперся ночью во взвод людей ни за что, ни про что мурыжить. У них тут действительно идет война. Все время идет, не прекращаясь ни на минуту. Война между новобранцами и штаб-сержантом. Сержант — их самый злейший враг. Вон и сейчас. Как орет! Сколько зла в его голосе. Ничего вроде бы и не видно, да только голос вон какой. Все выдает.

От одного этого голоса у Адамчика по телу ползли мурашки…

Тем временем Магвайр сходил в сержантскую и вернулся с карманным фонарем. Включив его, он пошел от окна к окну, проверяя, плотно ли пригнаны одеяла. Закончив осмотр и убедившись, что все в порядке, приказал Мидберри включить верхний свет.

— Так вот какие дела, червяки, — обратился он к взводу. Солдаты, не понимая спросонок, что происходит, жмурились и моргали от яркого света. — Окна у нас задраены как следует. Вроде бы все с этим в порядке. А теперь слушай приказ: всем быстро отпереть рундуки, взять вещмешки и построиться у коек. Шевелись, стадо! А ты, Нил, чего там не видел у окна? Давай быстро, тряси черной задницей. Да поживей! И чтоб я никого у окон не видел. Ясненько?

Солдаты врассыпную бросились выполнять приказание. В поднявшейся сумятице Магвайр отправил Вуда в сержантскую, велев ему не показывать оттуда носа, пока не позовут. Новобранцы между тем быстро похватали вещмешки и выстроились вдоль коек, вытянувшись и глядя поверх голов начальства. Магвайр откашлялся, прошелся вдоль строя:

— Хочу вас порадовать, скоты. Во взводе завелся вор. Кто-то из вас решил прибрать к рукам чужие денежки — четырнадцать долларов. И мы с сержантом Мидберри намерены найти их. Не важно, сколько для этого потребуется времени и к каким мерам придется прибегнуть. Это, повторяю, не важно. Да только деньги мы найдем, будьте уж покойны. Поэтому советую тому, кто их увел, учесть это. Не надейся, подонок, что тебе это с рук сойдет. Для твоего же блага и чтобы взвод не мурыжить, лучше сразу сознайся, и дело с концом.

Он замолчал, снова прошелся вдоль строя, вглядываясь в одно за другим напряженные лица солдат…

— Верно говорю! Лучше добром сознайся. Тебе же лучше будет. А уж когда найдем, пеняй на себя…

Сержант снова замолчал, огляделся. Солдаты стояли как вкопанные.

— Ну, быть по сему. Ладненько. Так и запишем. — И, подойдя к Мидберри, спокойно сказал: — Что ж, начнем, стало быть…



13

Взвод стоял смирно. Неподвижные лица солдат не выражали ни недоумения, ни возмущения, одно безразличие. Магвайр и Мидберри не спеша проводили обыск.

Сперва они внимательно осмотрели все кошельки и бумажники, но, как и думал Магвайр, ничего там не нашли. Затем осмотрели койки. Одеяла, простыни летели одно за другим на пол, за ними туда же отправлялись содранные с подушек наволочки, полотенца и все прочее. Под одной из подушек Магвайр обнаружил порнографическую открытку, у Адамчика нашел четки. Открытку спрятал в карман, а четками так ловко швырнул в Адамчика, что они наделись ему прямо на шею и висели там, болтаясь, как черные бусы, вместе с «собачьей биркой» и нательным крестом.

— Это тебе, Двойное дерьмо, как раз к твоей постной роже. Кр-расота, да и только. Прямо херувимчик!

Адамчик молча глядел поверх головы сержанта. Стоял не шелохнувшись, только зубы стиснул изо всех сил. Да чувствовал, как кровь заливает лицо. А сержант не унимался:

— Такой святоша, как ты, уж, конечно, не позволит прикарманить себе чужие денежки. Верно ведь?

— Так точно, сэр!

— А может быть, ты знаешь, кто может себе это позволить, а?

— Никак нет, сэр!

Ответив сержанту, Адамчик тут же подумал, а не сказать ли ему, что это, скорее всего, дело рук Филиппоне или Уэйта. Как просто, оказывается, подставить под удар любого недруга, сунуть его в петлю. Пусть потом выкручивается. Но он промолчал. Нужны же хоть какие-то доказательства. А не докажешь, так сам сгоришь без дыма.

— Ладненько, червяки паршивые. Стойте дальше, раз нравится. — Он подошел к Адамчику: — А ты, святоша, помолись, чтобы мы побыстрее нашли ворюгу. За себя молись и за всю банду тоже. Ты вроде здорово умеешь этими бусами пользоваться. Давай, стало быть, работай! Моли бога за наш успех. Валяй!

Адамчик не ответил. Тело его будто окаменело. Плотно сжатые губы побелели от напряжения, лицо превратилось в маску негодования и отвращения. Он все время старался глядеть то на верхнюю часть стены, то на потолок. Только бы, упаси бог, не встретиться с глазами Магвайра. «Свинья, — повторял он все время про себя. — Глупая, подлая, мерзкая свинья! Свинья! Свинья!»

Однако штаб-сержант не думал отходить от него. Двумя пальцами он пребольно ухватил Адамчика за щеку, с силой повернул к себе лицо. От этого неожиданного резкого движения у солдата растянуло рот, а голова как-то неловко свернулась на плечо.

— Ты что же это, оглох, Двойное дерьмо? Иль онемел? Подонок паршивый! А? — Он еще сильнее дернул солдата за щеку. — Слышишь? Тебя, мразь, спрашивают!

— Никак нет, сэр, — еле выдавил из себя Адамчик.

— Я тебе приказал молиться или нет?

— Так точно, сэр!

— Так точно, говоришь?

— Так точно, сэр!

Магвайр снова дернул на себя его голову, почти уперся носом в лицо солдату:

— И не думай, червячина поганая, что со мной можно в бирюльки играть. Не думай! — Его голос опустился до шипящего хрипа: — Даже и пытаться не смей! В муку сотру! Чуешь?

— Так точно, сэр!

— Думаешь, уселся своей задницей на святую кобылу, так я до тебя уж и не доберусь? Черта лысого, червячина! Куда бы ты ни залез, от моего пинка не увернешься Помни об этом всегда. Каждую минуту помни!

— Так точно, сэр, — Адамчик еле отвечал. Лицо у него совсем перекосилось, рот был растянут, щека нестерпимо болела. Он все время пытался сглотнуть набегавшую слюну, но никак не мог, и она текла изо рта на подбородок, капала на пол…

— Ты ничтожество, мразь, пыль… Понятно?

— Так точно, сэр!

— Ворона на куче дерьма…

— Так точно, сор!

— Поганый червяк, подонок, скотина…

— Так точно, сэр!

В этот момент, не отпуская щеку Адамчика, Магвайр с силой ударил его в зубы. От неожиданного удара голова солдата резко дернулась назад, и он больно ударился о железную спинку кровати. Магвайр опустил руку, глядя в упор в лицо солдата:

— Меня давно уже просто тошнит от твоих вечных стонов и псалмов, — прошипел он сквозь зубы. — Просто блевать хочется от всего этого святого дерьма. Тебе это известно, червяк набожный?

— Так точно, сэр!

— Ежели у тебя хоть капелька мозгов в башке есть, должен же ты, черт тебя подери, скотина, понять, что мы для твоего же блага стараемся. Не для себя, а только для тебя, понятно?

— Так точно, сэр!

— Так чего ж ты тогда кочевряжишься? Не набираешься уму-разуму? Ведь это же полезнее, чем псалмы гнусавить.

— Так точно, сэр!

— Вот видишь. Когда в бой попадешь, там уж не до молитв будет. Не до всяких этих дурацких бусинок. Они тебя от пуль не закроют. Твоя защита и спасение — оружие да умение. Только это, и ничто другое. Небось тогда вспомнишь, Двойное дерьмо, какая счастливая звезда привела тебя к сержанту Магвайру, к этой старой перечнице, будь он неладен. Уготовила тебе благо стать по его милости настоящим морским пехотинцем. Не раз вспомнишь, вот увидишь.

— Так точно, сэр!

Магвайр отошел к следующей койке, а Адамчик все стоял как оглушенный. Щека горела, внутри что-то пульсировало, во рту чувствовался вкус крови. Но он боялся даже переступить с ноги на ногу, все стоял навытяжку, а четки болтались на шее, как бусы у девушки. «О, боже, — думал он, — если бы эти четки вдруг превратились в проволоку, я сорвал бы ее и задушил этого ненавистного мерзавца, оторвал бы ему голову, заткнул глотку, чтобы оттуда не несло, как из помойки, не изрыгалось бы все это ужасное богохульство. Раз и навсегда покончил бы с этой мразью. А может быть, лучше утащить патрон на стрельбище? Вот тогда уж можно будет посчитаться по-настоящему».

Он живо представил себе, как вытянется это свиное рыло, когда увидит направленное на него дуло винтовки. Прямо в лоб! Тогда он запоет, наверно, по-другому. Глаза на лоб со страху полезут. Станет клясться, что никогда больше не будет называть его Двойным дерьмом или еще там как-то. Будет ползать на карачках, визжать, извиваться, как уж, о пощаде молить.

Адамчик вдруг почувствовал, что от напряжения ужасно разболелась спина и ноги стали как деревянные. От желудка к горлу подкатывалась тошнота, ему казалось, что он вот-вот опять грохнется в обморок. Этого нельзя было допустить. Ни в коем случае. Свались он теперь, все будет кончено, он превратится навечно в объект насмешек и издевательств. Да и кто знает, как к этому отнесется Магвайр. Что он еще выкинет.

Новый пароксизм леденящего страха охватил Адамчика. Этот приступ был настолько сильным, что даже заглушил чувство ненависти к штаб-сержанту, исчезло все то негодование, которое лишь несколько секунд назад переполняло грудь. Какой же он дурак, если воображает, что сможет хоть чем-то отомстить сержанту. Даже если бы ему и удалось притащить со стрельбища боевой патрон, тот обязательно в последний момент заклинится у него в винтовке. А случись такое невероятное событие, что ему удастся набраться мужества и выстрелить, он наверняка промахнется. А Магвайр? Смешно даже подумать, что он может испугаться такого мозгляка и труса, как Адамчик. Попробуй, выстрели в него. Он ведь пулю в воздухе поймает и даже не поморщится. Да что там говорить! Адамчику было совершенно ясно, что он никогда в жизни не осмелится украсть патрон на стрельбище, не говоря уж о том, чтобы притащить его тайком в казарму. Сама мысль об этом была самым настоящим бахвальством, только и всего. Размечтался, болван, как сопливый мальчишка, раскуражился. Коли ты такой уж храбрый, так вон штык висит на спинке койки. Всего лишь шаг сделать. Возьми да и двинь им Магвайру под ребро. Иль промеж лопаток. Что, не осмеливаешься? Кишка тонка? Вот то-то и оно. Ведь сержант может услышать, как ты пошевелился. Что тогда? Где тебе уж с ним совладать? И думать не смей. Похрабрее тебя парни и то его боятся как огня. Не тебе чета. Этот Магвайр все равно что вон монумент с горы Сурибати — твердый и монолитный. Не человек, а камень. До него пальцем дотронуться и то страшно. Можешь его бояться, можешь ненавидеть, но выступить в открытую, напасть — и думать не смей. Никогда! Твой единственный удел теперь — изо всех сил стараться делать так, чтобы ни в коем случае не стать ему поперек дороги. Это твое единственное спасение. Только это, и больше ничего!

Покончив тем временем с койками, Магвайр и Мидберри начали обыскивать рундуки и вещмешки. Мидберри переходил от одного рундука к другому, опускался у каждого на корточки и внимательно просматривал все содержимое.

— Не забудь просмотреть все письма, — крикнул ему Магвайр.

Мидберри тут же вернулся к первому рундуку и приказал стоявшему рядом хозяину предъявить всю корреспонденцию. Взяв письма в руки, он вытащил из конвертов все, что там было, развернул листки, тщательно посмотрел, не осталось ли чего внутри. Лишь убедившись, что денег нет, отдал письма и перешел к следующему рундуку.

Магвайр в это время потрошил вещмешки. Он брал их по одному за нижние углы, приподнимал на уровень груди и, резко встряхнув, выбрасывал на пол все содержимое. Затем садился на корточки и внимательно перетряхивал вещь за вещью, засовывая руки в носки, в карманы, тщательно прощупывая подкладку и углы. Он даже разворачивал пакетики с лезвиями для бритья, открывал коробочки с иголками и нитками. Все просмотренные вещи отшвыривались в сторону, они летели куда попало — на пол, под койку, на рундуки. По кучам валявшегося в беспорядке барахла можно было точно определить, где осмотр уже был проведен, а где еще нет.

С начала обыска прошло уже три часа. Были разворошены койки, вышвырнуто все из вещмешков, опустошены рундуки. Новобранцы еще держались на ногах. Кое-кто потихоньку менял положение, пытался незаметно привалиться к спинке койки. Магвайр остановился покурить, Мидберри сел рядом на стол для чистки оружия.

— Парни здорово устали уже, — потихоньку сказал Мидберри. — Сколько времени на ногах. Может, разрешить им присесть?

Магвайр медленно покачал годовой.

— Этого еще не хватало. Разреши им только, так уж наверняка денег не найдешь. Думаешь, вор что, железный? У него ведь тоже, поди, ходули затекать начали. А дай этому червячине отдохнуть, все наши труды кошке под хвост.

— Но остальные-то при чем?

— Как так, остальные?

— Они же не виноваты в том, что кто-то…

— И что же ты предлагаешь? — перебил Магвайр. — Разделить эту банду на две группы? Одну посадить отдыхать, а про другую думать, что этот подонок с ловкими лапками именно там, в этой группе? Так, что ли? — Магвайр медленно разминал сигарету. — Нет уж, дудки. Пока не отыщем ворюгу, виноватыми считаются все. — Он отошел от стола и, повысив голос, крикнул: — Учтите, скоты, что эта бодяга может затянуться. Может так получиться, что и всю ночь проискать придется. И вы, черви, всю ночь вот так простоите, коли та мразь не отыщется. Как вам это?

Он прохаживался между рядами стоявших в молчании солдат. Потом остановился:

— Скажу честно, не хотел бы я очутиться сейчас в его штанах. Особенно когда вся банда узнает, из-за кого ей пришлось этак вот страдать всю ночь, не спать, стоять как истуканы. А завтра ведь нам на стрельбище топать. Не забыли?

Магвайр неожиданно вдруг обернулся и схватил за шиворот новобранца, стоявшего у него за спиной:

— Ах ты, подлюга! — заорал он что есть мочи. — Думал, я не услышу, мразь? Заскулил, как паршивая собачонка…

— Сэр, я не виноват, — испугался солдат. — Я нечаянно, сэр. Ногу очень свело. Больно очень…

— И сейчас больно, подонок? Больно? А ну, брюхом на палубу! Стать на все четыре! Живо!

Солдат поспешно опустился на четвереньки, вытянулся, как мог.

— Вой, скотина! Да погромче!

Новобранец послушно завыл во все горло.

— Вот это здорово! Ну прямо как псина. А теперь ползи, как собака. До сортира и обратно. И выть всю дорогу по-собачьи. Вот как сейчас. Чтобы всем слышно было. П-шел, псина паршивая!

Он внимательно посмотрел, как солдат зашлепал на четвереньках из кубрика, потом обернулся ко взводу:

— А вам всем, черви паршивые, быстро раздеться. Догола! Ясненько? Нечего пастью мух ловить. Скидывай все на пол. Шевелись, бараны!

Наблюдая, как солдаты раздеваются, он подошел к Куперу:

— Ты чего чешешься, дерьмо безмозглое? Чего еще ждешь? Особого приглашения, что ли? Все скидай, сказано. И рубаху, и штаны. Ясно?

— Что вы собираетесь делать? — испуганно спросил Мидберри.

— Да не волнуйся ты зазря. Со мной все в порядке, А если сомневаешься, так можешь завтра проверить — жена и дети. В общем, не хуже других. Вот так-то.

Мидберри промолчал. Он давно уже понял, что не в состоянии противодействовать этому человеку, не в силах помешать ему творить все, что бы он ни пожелал. Тогда, вечером, он мог еще вызвать провост-маршала, как-то вмешаться. Но эта последняя возможность была безнадежно упущена. Теперь, наверно, лучше уже не вмешиваться, предоставить событиям развиваться своим путем. Будь что будет. Он стал соучастником преступления, в лучшем случае бесстрастным наблюдателем. Даже если он вмешается, все равно ничего не изменится. И помочь никому тоже нельзя. Разве только самому себе. Хоть немного вернуть веру в свои силы. Да только к чему все это.

Новобранцы уже стояли вдоль прохода в чем мать родила. Адамчик выделялся из общего строя молочно-белым цветом кожи. Только шея и лицо его пылали от стыда, да волосы в свете лампы казались ярко-оранжевыми. Высокий и худой, он вытянулся по стойке «смирно», высоко поднял подбородок и немигающими глазами уставился куда-то поверх голов солдат, на невидимую точку стены. Тройное ожерелье из четок, нательного креста и «собачьей бирки» все еще болталось на тощей груди. Казалось, что в Кубрик попал какой-то туземец, пробравшийся сюда из самых диких мест.

«Что же теперь взбрело на ум этому деспоту? — думал он. — Что он еще решил вытворить?» Его страшно угнетала собственная обнаженность и беспомощность. Казалось даже, что, сняв одежду, он окончательно лишился остатков храбрости, стал совершенно беззащитным. Теперь между ним и Магвайром не было даже видимости преграды, и штаб-сержант мог позволить себе любую выходку, мог делать все, что ему заблагорассудится.

«Но почему же, — удивлялся в душе Адамчик, — не вмешается сержант Мидберри? Почему он не остановит старшего „эс-ина“? Или офицеры, где они?» Краем глаза он глядел на других солдат. Две ровные шеренги обнаженных тел. Среди них есть немало парней здоровее и сильнее Магвайра. Взять вон хоть того же Мистера Чистюлю или Филиппоне. Им-то чего бояться? Конечно, новобранцев надо учить уму-разуму. Не все ведь одинаково понимают, что хорошо, а что нет. Но разве это значит, что их можно подвергать таким издевательствам и даже пыткам? Почему же ни один не осмелится подать жалобу по команде, обратиться к командиру роты или батальона? А может быть, в прошлый раз, когда капитан из штаба проводил опрос, кто-нибудь и пожаловался? Тайком от Магвайра.

Стоявший рядом с Адамчиком Уэйт спокойно ждал, когда Магвайр приступит к личному обыску. Тело его тоже ныло от усталости, но он старался не думать об этом, усилием воли заставлял сознание полностью отключиться от всего происходящего. Даже в глазах его застыла отрешенность. Какой толк думать о том, что может случиться, если… Только хуже еще. Ему казалось, что такой способ был самым действенным, чтобы сносить выходки Магвайра. Принимай все так, как есть, и старайся не думать о последствиях. Живи сегодняшним днем, сегодняшней минутой. Без всякого будущего. Так легче…

Солдат, ползавший на четвереньках в туалет, возвратился в кубрик. Когда он добрался до своего рундука, Магвайр приказал ему встать и раздеться. Затем велел снова стать на четвереньки и повторить прежний маршрут — из кубрика в сортир и обратно. Только теперь голышом. Адамчик и Уэйт смотрели, как солдат послушно двинулся снова в сторону туалета. Блестевшие в свете лампы его ягодицы мерно двигались из стороны в сторону. Зрелище было настолько циничным и отвратительным, что Адамчику опять стало нехорошо. Он чувствовал, что в любую минуту может грохнуться наземь. В голове все смешалось, к горлу подкатился комок. Тщетно он пытался остановить надвигавшееся, делая глубокие вдохи и выдохи, глотая слюну, задерживая дыхание. Тошнота становилась невыносимой.

— Ну, ладно, скоты, — оглядев строй, крикнул Магвайр. — Два шага вперед… марш! Кру-гом! А теперь всем стать пошире и быстро нагнуться вперед. Вот так! Пониже! Взяться руками за лодыжки и… стоять! Стоять, говорю! — Он оглядел две шеренги уродливо согнутых солдатских фигур и усмехнулся. — Жаль вот, Клейна нет. Ему бы точно понравилось. — Повернулся к Мидберри: — Эта свинячья рожа разинула бы пасть от уха до уха. Вот смеху было бы!

Мидберри пропустил циничную шутку мимо ушей:

— Мне кажется, — заметил он, — что Вуд наврал нам все про кражу. Поди, сидит там себе преспокойненько да посмеивается. Может быть, даже и сам деньги спрятал, а на других сваливает.

Ухмылка сбежала с лица Магвайра. Глаза вновь, налились кровью, под ними четко взбухли синие мешки. От бесчисленных сигарет на нижней губе образовалось неприятное пятно сероватого цвета.

«Когда он только спит, черт его побери? — подумал Мидберри. — Вечно в казарме, все время на службе». Но вслух сказал:

— По-моему, зря мы все это затеяли. Особенно, если Вуд все наврал.

— Что же, может быть и так, — отозвался Магвайр.

— Тогда почему бы вам не пойти поспать немного? — Мидберри сделал попытку воспользоваться вроде бы появившимся шансом. — А я тем временем проверю, как они тут все приберут, а потом уложу их. А утром…

— Ишь ты как, — перебил его Магвайр. Вытащив из пачки новую сигарету, он разминал ее в пальцах…

— Что вы сказали?

— Сказал, что, пожалуй, ты дело предлагаешь. Может, действительно, эта скотина все наврала. А ну-ка, давай его сюда! Надо разобраться все же. Может, и впрямь не украли. Сам потерял, а решил, что сперли.

Мимо них на четвереньках прополз воющий по-собачьи новобранец. Магвайр свистнул, солдат замолчал, остановился в ожидании новой команды.

— А ну, марш в сержантскую! Скажешь Вуду (он там сидит), чтобы бежал немедля сюда. Понятно, псина? — Солдат с трудом поднялся на ноги. Магвайр побагровел: — Это кто же тебе встать разрешил, мразь поганая? Я тебе командовал? Ах ты, дрянь! Живо на четвереньки и марш в сержантскую! Давай, парняга. П-шел!

Солдат запрыгал из кубрика. Мидберри заметил, что там, где он только что стоял, на полу были хорошо видны пятна крови. Даже небольшая лужица набежала в одном месте. Видимо, солдат разодрал о шершавые бетонные плиты в туалете колени и ладони. Он молча взглянул на Магвайра и неожиданно подумал: «А есть ли какой-нибудь способ исправить этого человека, кроме как пристрелить его?»

— Чего это ты на меня уставился? — удивился штаб-сержант. — Дырки во мне ищешь, что ли? Не ищи. Зря ты это. Я ведь хорошо знаю, что делаю.

— Не сомневаюсь, — ответил Мидберри. Круто повернувшись, он направился в дальний конец кубрика, к запасному выходу. Проходя мимо солдат, он старался не глядеть на их согнутые в унизительном поклоне, блестевшие от пота тела.

«Почему же они молчат? Почему не возмутятся, не закричат, не взбунтуются, наконец?» Тогда бы и ему было легче выступить против старшего «эс-ина». Никто не посмел бы сказать, будто он действует из личных побуждений, из неприязни к Магвайру.

Подойдя к двери, он хотел было выглянуть наружу, но увидел, что она, как и окна, плотно зашторена одеялами. Протянул руку, собираясь отогнуть уголок… и не осмелился. Еще, чего доброго, дежурная служба заметит свет и припрется проверить, в чем тут дело. Правда, это могло бы тогда положить конец затянувшейся сыщицкой авантюре Магвайра… Мидберри осторожно посмотрел через плечо. Старший «эс-ин» внимательно наблюдал за ним. «Пожалуй, не стоит, — решил Мидберри. — Тогда, в сержантской, мы были один на один, я говорил ему все в глаза и спор был честным. А сейчас может получиться, будто я исподтишка действую, вроде бы подсидеть его хочу. Так не годится. Даже ради прекращения всего этого безобразия. Потом никому не докажешь, что там у меня на уме было».

Подтащив один из рундуков поближе к двери, Мидберри закрыл крышку и уселся на нем, как на стуле. Во всю длину кубрика застыли в неестественной позе голые солдатские тела. Ноги раздвинуты, головы опущены между ног: головы — в сторону коек, спины — в проход.

«И эти парни, — с горечью подумал сержант, — должны вскоре стать настоящими солдатами, мужчинами, бойцами. Ну и бойцы! С самого начала приучены прежде всего к тому, чтобы безропотно сносить любые унижения, глумление, издевательства. Да какой же истинно уважающий себя мужчина потерпел бы все это! Что удерживает этих здоровых парней от того, чтобы дать отпор издевающемуся над ними сержанту? Неужели все дело только в том, чтобы, упаси бог, не остаться за бортом выпуска? Или же они боятся какого-то другого наказания? Может быть, полковой тюрьмы? Неужели они не в состоянии сообразить, что, если дело дойдет до расследования, Магвайру влетит гораздо больше, чем им. Нет, главное, очевидно, все же в страхе. Просто каждый очень запуган, очень боится Магвайра. Но еще больше, чем его, боится, что в случае каких-либо осложнений неминуемо окажется в одиночестве, будет предан товарищами, брошен ими на съедение начальству. Вот, пожалуй, где действительно собака зарыта — никто никому не доверяет, в каждом видит прежде всего врага. Но ведь это же чудовищно! Шестьдесят шесть здоровых парней боятся одного садиста с налитым пивом жирным брюхом. Прямо как львы в цирке. Хлюпик-дрессировщик щелкает бичом, и они послушно прыгают сквозь обруч. Да, с такой публикой, пожалуй, лучше уж не связываться». Мидберри был сейчас глубоко убежден, что, попытайся он выступить против Магвайра, наверняка останется в одиночестве — никто из солдат не поддержит его, никто не станет на его сторону.

Воющий по-собачьи новобранец вполз в дверь и двинулся дальше, подвывая, вдоль прохода, а вбежавший в кубрик Вуд вытянулся перед штаб-сержантом.

— Так сколько у тебя пропало?

— Сэр, четырнадцать долларов.

— Ты уверен?

— Так точно, сэр! Они были у меня в рундуке…

— И когда же ты хватился? Когда заметил пропажу?

— Сэр, я полез туда сразу же после ужина. Гляжу, а их нет…

Магвайр поглядел в противоположный конец кубрика на сидящего там помощника. Подумал, затем вновь повернулся к Вуду:

— А ты, парень, случайно, не вздумал вола вертеть?

— Никак нет, сэр!

— Не потерял ли ты эти денежки где-нибудь еще, а?

— Никак нет, сэр, они все время были в рундуке. Я совершенно уверен, сэр, что их…

— Ладно! Заткнись. Коль так уверен.

— Так точно, сэр!

— Знаешь, в Корее мы, случалось, захватывали этих гуков. Ух, и хитрюги же, скажу я тебе. Прямо жуть какие хитрые. Особенно в смысле того, как получше что-нибудь спрятать. Приходилось другой раз лазать в такие места, что ты и не поверишь. Особенно если у них какие-нибудь там бумаги важные были или еще что. Они их в рот запихнут, а то между ног зажмут. Прямо диву давались, что за хитрецы.

Глаза Вуда непроизвольно скосились в сторону низко согнувшихся солдатских шеренг…

— Вот я и говорю, — делая вид, будто ничего не замечает, продолжал штаб-сержант, — что рты я у них уже проверил. Там пусто…

— Сэр! — в ужасе отшатнулся солдат.

— Ты чего это взвился? Надо же в конце концов кончать с этим делом. Сам же заварил кашу, тебе и завершать. Ищи свои денежки. Еще горяченькие…

— Сэр!

— Давай, давай, червяк. Нечего сопли распускать. Ты теперь по этому делу за старшего. Действуй!

— Но, сэр, я…

— Так ты, выходит, не шибко-то хочешь отыскать свои денежки? Трепал тут, трепал, а теперь в кусты? Ах ты, мразь паршивая! Уж не вообразил ли, будто мы с сержантом Мидберри этак вот, за здорово живешь, проишачили всю ночь, и все зазря? Отвечай, скотина!

— Никак нет, сэр! Только я…

— Так тогда пошевеливайся. Не стой на месте, как ворона на куче дерьма! А то смотри, психану, тогда уж не поздоровится. Ясненько? П-шел!

Вуд неуверенно двинулся к дальнему концу кубрика, туда, где сидел Мидберри. Остановившись у первого согнувшегося в неприглядном поклоне солдата, он несколько секунд колебался, потом поглядел на поднятую несколько вверх нижнюю часть спины, шагнул ко второму, третьему. Когда он собирался сделать еще один шаг, Магвайр крикнул, чтобы тот вернулся к нему.

— Ты что же это из себя тут строишь, червячина поганая, — заорал он, когда солдат подбежал и вытянулся. — Видали чистоплюя? Ты, мразь, заглядывай как следует. В самую глубь. Чтоб уж никакого сомнения не оставалось. И руками пользуйся, авось не отвалятся.

— Сэр! — Вуд остолбенело уставился на сержанта. — Сэр, я…

Магвайр не дал ему договорить. Мгновенно вытянув руку, он цепко схватил Вуда за ухо, рванул на себя. Глаза у него снова налились кровью, в горле хрипело и булькало, как у свиньи, когда она давится:

— Ты что же это еще удумал, мразь? Неповиновение? Невыполнение приказа? Так, что ли, тебя понимать?

— Никак нет, сэр! Ни в коем случае! Я только…

— Ах, вон как, — сразу же успокоился Магвайр. — Тогда другое дело. Давай! Действуй, как приказано.

Вуд подошел к тому солдату, у которого застал его окрик сержанта, наклонился. Но Магвайр остановил его:

— Это еще что такое? Сначала начинай, с первого. Давай!

«О, господи», — чуть ли не вслух простонал Мидберри. Он не мог поднять глаз от надраенного добела пола. Какое-то мгновение ему казалось, что Вуд собирается позвать его на помощь. Если бы только он решился. Мидберри внутренне уже был готов, ждал только знака, хотя бы намека на призыв. Но Вуд не решился. Сейчас он молча двигался между шеренгами согнувшихся солдат, беспрекословно подчинявшихся еще одной отвратительной выходке Магвайра. А тот в это время шагал рядом с Вудом, подгоняя солдата, покрикивая на него и требуя:

— Гляди получше, черт паршивый! Нечего морду воротить, раз сам кашу заварил. Ищи вот теперь, подонок!

Адамчик слышал, как Вуд с Магвайром все ближе и ближе подходят к нему. Безотчетный страх, как тисками, сжал ему желудок, холодный пот покрыл тело…

Он знал, что теперь-то уж ему не миновать обморока и позора, который потом ожидает. Знал, но ничего не мог поделать. Тщетно пытался сжимать и распускать мышцы живота, задерживать дыхание, стискивать челюсти. Кислая слюна заполняла рот, желудок просто вывертывало, и в тот момент, когда голос Магвайра прозвучал где-то над ним, у Адамчика начался приступ безудержной рвоты. Он обрызгал кровать, загадил пол, попало и на стоявшего рядом Уэйта.

— Чтобы ты провалился, — крикнул тот, пытаясь отскочить в сторону. Это движение не ускользнуло от глаз Магвайра. Развернувшись, он наотмашь ударил Уэйта по затылку. И одновременно с этим движением нога сержанта с силой двинула Адамчика.

— Стоять, скоты! Я вам попрыгаю!

Уэйт остановился, снова нагнулся. Рядом, держась из последних сил, стоял полузадохшийся Адамчик.

— Ну ты и подонок, Двойное дерьмо, — голос штаб-сержанта звучал чуть ли не добродушно. — С тобой, сучье мясо, и впрямь не соскучишься…

Адамчик не шевелился. Голова его безвольно висела почти что между ног, во рту было омерзительно, горло как наждаком ободрали. Страшно болело то место, по которому пришелся удар Магвайра. Там что-то дергалось, пульсировало. Адамчик боялся, нет ли перелома — таким страшным был удар.

«Да, будет теперь всяким горлопанам лишний повод языки почесать, — с горечью думал солдат. — Раззвонят по всему лагерю. Особенно если меня теперь вышибут отсюда с разбитой задницей». Как же он в эти минуты ненавидел Магвайра. Как ненавидел взвод, казарму, весь этот Пэррис-Айленд и морскую пехоту с ее чудовищной системой, подавления людей.

— Сэр, — с трудом выдавил он, — рядовой Адамчик просит разрешения у сержанта-инструктора…

— Заткнись, мразь вонючая! Заткнись и стой, как приказано. И не вздумай еще раз разевать свою поганую глотку. Ясненько?

— Так точно, сэр!

— Да. Вот уж, истинно, подарочек нам. А ну-ка, Вуд, проверь его. Может, денежки тут? — И он, довольный собой, захихикал.

Адамчик уже ничего не чувствовал. Слезы заливали лицо, бежали по вискам и на лоб, капали на грязный пол. Ему казалось, что еще немного — и с ним случится то же, что и с Клейном. Больше не было сил. Есть же предел любому терпению. Где же правда? Почему он должен вечно страдать от несправедливости, издевательств и насмешек? То Магвайр, то Филиппоне, то еще какой-нибудь негодяй. Какие же после этого у него шансы попасть в выпуск? Когда он всем ненавистен, всеми презираем и гоним!

От этих горьких мыслей слезы бежали еще сильнее, рыдания, подступавшие к горлу, были безудержнее. Потеряв контроль, солдат всхлипывал громче и громче, захлебываясь слезами и слюной.

— Вот уж навязали сопливое дерьмо на мою голову, — услышал он над ухом голос Уэйта. — Совсем слюни распустил, слабак несчастный. Какого же ты черта не сидел тогда дома? У маменьки под юбкой? Чтоб тебя разорвало, сосунок паршивый. В солдаты, вишь, полез. А ну, заткнись сейчас же! Заткнись, говорю!

Тем временем Вуд осмотрел весь взвод. Магвайр останавливал для проверки даже парня, ползавшего по-собачьи. А тот представлял собой поистине жалкое зрелище — колени разбиты в кровь, каждое движение давалось с превеликим трудом, и там, где он проползал, на полу оставались красные пятна.

Деньги же так и не отыскались.

— Так, значит, скоты, никто не желает признаться, — снова обратился к взводу старший «эс-ин». — Ладненько. Так и запишем. — Подняв руки к поясу, он вдруг расстегнул пряжку и снял широкий сержантский ремень. Отпустив зажим, передвинул тяжелую медную бляху до самого конца, затем передал ремень Вуду. — На-ка, держи. — И он показал солдату, как следует обернуть свободный конец вокруг кисти, чтобы ремень превратился в оружие. — А теперь начинай с первого отделения. Давай!

— Но, сэр…

Вскочив с рундука, Мидберри быстро двинулся по проходу в сторону Магвайра. Он еще не знал, что сделает, не решил, как лучше поступить, но был уверен, что на этот раз уж не отступит. Ни за что! Однако его неотступно преследовала мысль, что он не имеет права вот так, ни с того ни с сего, обрушиться на своего старшего. Даже не предупредив его, не дав возможности что-то сделать в ответ. Да и вообще, вправе ли он выступать против старшего «эс-ина», хозяина подразделения, на глазах у подчинённых? Ведь это же мятеж! Эта страшная мысль заставила его остановиться. Круто повернувшись, он пошел к двери.

— Сержант Мидберри!

— Мне надо позвонить, — Мидберри резко толкнул дверь, чуть ли не бегом бросился в сержантскую. Войдя, прошел к окну, пошарил за радиатором и вытащил оттуда новенькую полицейскую резиновую дубинку. Взяв оружие в руки, повернулся лицом к двери, ожидая Магвайра.

Старший сержант-инструктор вошел, пнув дверь ногой. Он первым делом поглядел на телефон, стоявший на письменном столе, затем обвел удивленным взором комнату. Взгляд его остановился на Мидберри, опустился на дубинку, вновь поднялся на помощника. Мидберри в упор смотрел ему в глаза.

— Эта ерунда тянется уже четыре часа. — Мидберри чувствовал, как он весь напрягся. — А мы так ничего и не добились. Я уверен, что мы и вообще ничего не найдем. Пустое дело — денег нет.

— Рано или поздно…

— И мне кажется, что Вуд все-таки не врет…

— Да ну его, дерьмо паршивое…

— Если бы он врал, мы бы почувствовали это. Скорее всего, он просто потерял деньги, а сам думает, что их у него украли…

Магвайр вытащил из кармана измятую пачку, отыскал в ней последнюю сигарету, сунул в рот. Пачку смял в комок и бросил в мусорную корзину. Закурил.

— Ну и что же?

— Надо кончать волынку. Последим пару дней, понаблюдаем. Может, что и всплывет…

— Я что-то не пойму, кто у нас тут решает — ты или я.

— Решаете вы. Но ведь мы уже толковали с вами об этом. Разговор шел об обыске, и я согласился. Однако сейчас уже ясно, что он ничего не дал. Так зачем же упорствовать? Может быть, теперь-то вы послушаетесь меня?

Магвайр зевнул.

— Мы же с вами работаем в паре, — продолжал Мидберри. — И вроде бы похоже, что сработались. Разве это не значит, что мы должны прислушиваться друг к другу?

— Ладно. Считай, что убедил. Пусть на этот раз уж будет по-твоему.

— Спасибо, — ответил Мидберри и в тот же миг понял, что совершил ошибку.

— А эта штуковина, — Магвайр кивнул на дубинку, — тебе все равно не помогла бы. Это уж будь уверен. Знаю, что говорю.

Мидберри передернул плечами.

— Меня ведь и не такие пытались брать на пушку, — продолжал штаб-сержант. — Да ничего у них не вышло. А в общем ладно уж. Иди, уложи их спать. Хватит на сегодня. А я пошел домой. Пока.

За Магвайром давно уже закрылась дверь, а Мидберри все еще молча глядел ему вслед. Положив конец дубинки на открытую ладонь, он тихонько прихлопывал ею, прислушивался. И только когда убедился, что штаб-сержант уехал, убрал дубинку на место.

Лишь теперь он почувствовал, как тяжело досталась ему эта долгая ночь. Понимал, что вроде бы впервые одержал верх, заставил Магвайра почувствовать силу чужой решимости. Даже это глупое «спасибо» и то, что Магвайр уехал, притворившись, будто бы устал, не могли умалить его пусть небольшую, но все же победу. Ведь ему вынужден был уступить один из самых образцовых морских пехотинцев. «Так кто же из нас все-таки трус?» — с торжеством подумал Мидберри.

Он прошел в кубрик.

— О'кей, парни, — крикнул он настороженно смотревшим на него солдатам, — быстро одеться, прибрать все и по койкам. Давай живее! Еще часок, пожалуй, можно будет соснуть, коль поторопитесь. Раз-зойдись!

Все то время, пока солдаты разбирали вещи и распихивали их по вещмешкам и рундукам, он сидел на краю стола для чистки оружия и громко объяснял им основные правила поведения на стрельбище. Даже пару раз пошутил. Солдаты уважительно посмеивались в ответ. Работали они быстро и старательно, в поведении их не было ничего враждебного, и сержанту вдруг подумалось, что, кажется, впервые за все время он сумел по-настоящему взять взвод в свои руки.



14

Когда Мидберри зашел на следующий день в лазарет, дежурный санитар сообщил ему, что у рядового Дитара сильно разбиты колени, в раны попала инфекция и его, очевидно, придется госпитализировать недели на две, не меньше. Выйдя из комнаты дежурного санитара, сержант не пошел к выходу из лазарета, а тихонько прошмыгнул по прохладному коридору в самый конец, туда, где находились палаты. У полуоткрытой двери он остановился и заглянул в комнату. Дитар, тот самый новобранец, что в памятную ночь ползал, воя по-собачьи, из кубрика в туалет и обратно, лежал, как принц, на белой госпитальной койке. Ноги его, замотанные бинтами, были вытянуты поверх чистой простыни, в руках он держал какой-то комикс.

Направляясь в лазарет, Мидберри собирался обязательно проведать солдата, поговорить с ним, выразить сочувствие. Сейчас же это намерение показалось ему просто нелепым. Что он скажет Дитару? И поймет ли тот его? К тому же Мидберри был в штатском, он чувствовал себя не совсем в своей тарелке и даже не был уверен, узнает ли его Дитар без сержантских нашивок. В ту ночь, когда новобранец ползал по казарме на четвереньках, Мидберри был рядом. И молчаливо наблюдал за расправой. Имеет ли он моральное право теперь выражать пострадавшему свое сочувствие? К тому же по милости сержантов Дитар на две недели выбыл из строя, отстанет по всем дисциплинам от своего взвода и, конечно, не сможет уже готовиться к выпуску вместе с ним. Так что у этого человека действительно не было никаких оснований желать встречи с младшим «эс-ином» 197-го взвода.

Выйдя на улицу и направляясь к стоявшей неподалеку старенькой машине, Мидберри снова задумался о том, правильно ли он поступил, приняв приглашение на обед у Магвайров. Это приглашение, надо признать, было для него полнейшей неожиданностью. Еще более непонятным было то, что он не отказался. И вот теперь он направлялся в самый дальний конец гарнизона, туда, где жили сержанты с семьями.

— Это моя жена придумала, — говорил тогда Магвайр. — Заявила мне, будто ей очень жаль тебя. Ну, что ты все время по столовым да кафе должен мотаться…

— Да ну, что вы… Нормально…

— А она здорово стряпает. С чего бы еще я наел себе такое брюхо? К тому же стадо наше сейчас на стрельбище, делать нам с тобой особенно нечего… Заходи в воскресенье… Ладно?

— Спасибо.

Магвайр нарисовал план, рассказал, как добраться, написал адрес…

— Так что-нибудь в тринадцать ноль-ноль. Добро?

— Добро. — Мидберри положил бумажку в карман, — В воскресенье.

Всю дорогу к Магвайрам он думал о том, что ему все же следовало отказаться от приглашения. Любые внеслужебные отношения с этим человеком, а тем более возможность перейти с ним на приятельскую ногу, неизбежно приведут к нежелательным последствиям и даже осложнениям. Он думал также, стоит ли рассказывать Магвайру о Дитаре. И еще пытался представить, что знает жена штаб-сержанта о его служебных делах.

В его воображении даже разыгралась целая сцена.

— А у Дитара-то сильное нагноение, — будто бы говорит он, сидя за обеденным столом. — Колени распухли, все воспалилось. — Он даже вообразил, что произносит эту фразу в тот момент, когда безликая жена Магвайра передает ему блюдо с картофелем. — Наверно, пролежит несколько недель, не меньше…

— Какой ужас, — всплеснет руками женщина. — Отчего же это у него?

Мидберри ничего не отвечает. Он кладет себе картофель на тарелку, передает блюдо Магвайру, спокойно глядя при этом в его голубые глаза. Потом поворачивается к хозяйке:

— Дитару пришлось полночи ползать на четвереньках по казарме. Он был наказан. А бетонный пол в туалете очень шершавый и грубый. Вот он и ободрал себе колени.

— Какой ужас, — женщина снова всплескивает руками. Она глядит вопросительно на мужа. — За что же его так наказали? Что он сделал?

— Видишь ли, — начинает было Магвайр, но Мидберри перебивает его:

— Он завыл..!

— Что?

— Завыл, говорю. Они три часа стояли в строю по команде «Смирно», у него затекла нога, а может, судорога свела, и он от боли начал тихонько подвывать. Конечно, плохо, что так уж получилось. Я имею в виду его колени. Но, с другой стороны, этих желторотых надо же как-то приучать к порядку, учить дисциплине… — Он глядит на Магвайра и видит, как тот усиленно пытается отвести взгляд от уставившейся на него жены. — Таким способом или по-другому, но как-то надо…

«Да, — размышлял он, — Магвайр наверняка убил бы его на месте за такие дела. А может, и не убил. Ведь может же быть, что его жена и ухом не поведет. Тем более, если Магвайр уже давно рассказал ей про всю эту передрягу. И даже похвалился, как он разделался с этим Дитаром. Да и она сама неизвестно еще, что за человек. Может, ей все это даже нравится, и она с удовольствием слушает подобные истории. Зря что ли вышла замуж за этого типа».

Размышляя обо всем этом, Мидберри тем не менее внимательно следил за маршрутом, ведя машину точно по плану, который он разложил на соседнем сиденье. Самое главное, это считать повороты, а он их считал точно и пока что вроде бы не заблудился.

«И все же, — продолжал он думать об этом странном приглашении, — мне следовало отказаться. А коль уж согласился, так зачем было переться в лазарет? Что теперь сказать Магвайру? Как вести себя у него в гостях? Весело болтать, развлекать хозяев и в то же время думать: а вот Дитар по вашей вине оказался на госпитальной койке? Засел же этот Дитар у меня в голове. Я ведь лично ничего плохого этому новобранцу не сделал. Вина моя в том, что мог помочь парню, а не решился».

Включил приемник, послушал одну программу, потом другую, передавали какую-то пьесу, бренчало банджо. Он выключил радио.

«Как же все-таки быть с этим чертовым Дитаром? Конечно, если бы не я, парню пришлось бы совсем плохо. Кто знает, что бы еще придумал Магвайр. Он ведь совсем уже было закусил удила». И все же Мидберри чувствовал себя виновным. Хотя, с другой стороны, стоило ли уж так раздувать этот инцидент? В конце концов, что тут особенного? Ну, ободрал солдат коленки. Не умер же он от этого. И калекой тоже не стал. Через пару недель выпишется, зачислят его в какой-нибудь другой взвод, где нет Магвайра, и он спокойно закончит курс обучения, Так что, если взглянуть на вопрос с точки зрения интересов новобранца, то ему, пожалуй, даже повезло.

Без пяти минут час Мидберри подъехал к месту. Вокруг посыпанной мелким гравием площадки ровными рядами стояли двухкомнатные трайлеры, которые командование базы предоставляло внаем семейным сержантам. Некоторые даже имели навесы. В конце первого ряда, перед одним из трайлеров на столбе прибит почтовый ящик, на котором черным по желтому выведено «Дж. Магвайр». Буквы написаны от руки, неровно. Мидберри притормозил, поставил машину около трайлера, вышел.

— Давай сюда, Уэйн, — Магвайр стоял в дверях. Мидберри удивился, что штаб-сержант назвал его по имени, и подумал, вытирая ноги у деревянного порожка, как бы среагировал хозяин, назови и он его запросто — Джимми (так называли Магвайра приятели, сержанты из других взводов). «Джимми? А почему бы и не попробовать? Ведь они же оба сержанты. Что с того, что Магвайр старше по званию? Здесь же они не на службе».

— Заходи, — Магвайр протянул руку, провел гостя в комнатку. Он был одет в светлые застиранные джинсы и голубую трикотажную рубашку. Здоровенное брюхо сильно выпирало из-под ремня. В форме это так в глаза не бросалось.

Пригласив гостя сесть, Магвайр сразу же предупредил:

— Придется пару минут подождать… Может, пока пивка? Или кофе?

— Пивка бы неплохо…

— Так давай. — Хозяин быстро собрал лежавшие на небольшой кушетке какие-то журналы, поднял с пола несколько валявшихся там комиксов и вышел в соседнюю комнату.

Мидберри чувствовал себя немножко не в своей тарелке. Особенно корил себя за то, что надел галстук. Достаточно было бы и белой рубашки. Он прислушался. Хозяин разговаривал в кухне с женой. Быстро сняв галстук, сунул его в карман.

Комната, в которой он сидел, была небольшая, но чистенькая. У одной стены стояла кушетка, над ней по диагонали висели три картинки в рамочках — на белом фоне розы, фиалки и лилии. В дальнем углу стоял столик на колесах, на нем переносной телевизор, на нижней полочке — сборники телепрограмм, журналы, несколько детских книжек с картинками. Мидберри взял одну из них, полистал. Обложка и страницы были разрисованы красным и желтым фломастерами. Сержант грустно улыбнулся. Он, кажется, действительно представлял себе Магвайра этаким чудовищем, страшным монстром, у которого дома чуть ли не абажуры из кожи новобранцев. Вся обстановка в казарме, все напряжение тамошней жизни создали у него однобокое представление о штаб-сержанте. Но вот он попал к этому человеку в дом, в маленький домик на колесах, стоявший в дальнем углу острова. Увидел эти книжки с картинками, эти цветочки на стене и понял, что есть и другая сторона жизни старшего «эс-ина».

— Смешная книжонка, — сказал он вошедшему Магвайру.

— Возьми с собой, если не дочитал, — пошутил тот в ответ.

— И то верно. — Мидберри бросил книжку на полочку, поднялся, встряхнул плечами, сразу стало легко и просто. Даже захотелось сказать хозяину что-нибудь приятное, только слов подходящих, не мог отыскать.

Магвайр протянул ему бутылку и стакан, сам сел на кушетку.

— У вас две девочки, верно?

— Ага. Девчонки, — ответил тот. — Все до мальчишки никак не докопаем. Хоть я вроде и стараюсь изо всех сил. — Он засмеялся. — Но вот сейчас Дотти говорит, что уж на этот раз мальчишка будет точно. Небось у них там приметы какие-то есть. У женщин, значит, раз знают.

— Вон оно как. Тогда желаю удачи.

— Джим, — позвал с кухни женский голос. — Включи телевизор, девочки уже поели. Пусть они, пока мы будем за столом, мультики поглядят.

— Добро. — Магвайр подошел к приемнику, включил программу.

«Да, толстоват он все же, — подумал Мидберри. — Наверно, быстро вес набирает. А сколько ему, интересно, лет? Лет сорок или около этого. Сорок лет, двое детей и третий на подходе. Жена вроде бы им командует. А на службе — некомплект сержантов во взводе, работа с утра до ночи, вечная перспектива новых и новых переездов и почти никаких шансов на повышение».

Магвайр молча уставился в телевизор. Там какой-то комик огромной ложкой ел из банки шпинат. Шла рекламная передача.

Из кухни в комнату вбежала девчушка лет трех, У нее были гладко причесанные каштановые волосики, а на верхней губе еще виднелись остатки молока. Девочка испуганно поглядела на чужого мужчину, резко повернулась и, чуть не упав, бросилась к отцу. Обхватила худенькими ручками его за ногу, прижалась, но в этот момент увидела на экране забавного карлика и завизжала от восторга.

— Ну, а теперь вы заходите, — позвала с кухни жена.

— Пошли, — сразу оживился Магвайр. — Поедим…

Вечером, возвращаясь к себе в общежитие, Мидберри выбрал дальнюю дорогу, кружившую вдоль берега. Солнце уже опускалось в океан, ставшая вдруг рубиново-красной вода была похожа на кровь. Тянувший с океана бриз нес долгожданную вечернюю прохладу.

«Так что ж с того, — думал он, — что Магвайр стал „эс-ином“, штаб-сержантом морокой пехоты. Ведь он только выполняет свой долг. Как любой работяга. Разница только в том, что он ходит в военной форме, в рубашке защитного цвета, а не в белой или голубой. Обычный трудяга вкалывающий с утра до ночи ради того, чтобы в семье всегда был к завтраку кусок бекона».

Думая о Магвайре, он ощущал какую-то вину перед ним. И в то же время у него как будто гора с плеч упала. Он понял, что Магвайр лично ему ничем не угрожает. Угроза была, оказывается, мнимой, ее породило воображение, чувство собственной неустроенности. Неуверенность в себе явилась причиной ощущения надвигавшейся опасности, он боялся, что не справится с обязанностями сержанта-инструктора, и из-за этого каждое справедливое замечание старшего воспринимал превратно, думал, что тот ему не доверяет, шпионит за ним. Но теперь с этим покончено. Никаких страхов и опасений. Все внимание только службе. Работать без оглядки и поменьше никому не нужных вопросов и сомнений!

Показался поворот, за которым была казарма — общежитие сержантов-холостяков. Однако он решил поехать прямо, чтобы еще немного побыть в одиночестве, спокойно подумать…

На следующей неделе они должны принять взвод со стрельбища. А еще через три недели — уже выпуск, и после этого они с Магвайром получат снова семьдесят разномастных парней, которых им предстоит превратить во взвод морской пехоты.

Да, всего лишь три недели с небольшим, и все будет кончено. Самый трудный период уже позади. И для новобранцев, и для него самого. Сейчас Мидберри казалось, что он уже отлично знает и понимает Магвайра. Конечно, этот человек опасен, но тем не менее он человек, его можно и понять, и как-то направлять. Ночь обыска и то, как она закончилась, доказали это. К тому же он понимал, что после той ночи Магвайр проникся к нему определенным уважением. А это, безусловно, позволит и впредь хоть немного контролировать его действия.

И все же одна мысль продолжала беспокоить Мидберри: видимо, и в будущем он будет вмешиваться в его действия только в критический момент. Но ведь такая тактика означает лишь постоянное пассивное ожидание, Мидберри опять будет вынужден стоять в стороне и наблюдать, как Магвайр расправляется с новобранцами. И тем самым, стало быть, будет являться соучастником избиений, издевательств над солдатами и прочих безобразий. Иными словами, будет в не меньшей мере, чем штаб-сержант, виновен во всем этом. Как будто бы сам избивает солдат. «Не это ли, — спросил он сам себя, — удержало меня от посещения больного Дитара?»

Магвайр пугал, что, мол, если начнется следствие и дело дойдет до суда, виновными будут признаны они оба. А вот если бы спросить мужа сестры, проповедника, так тот, наверно, пошел бы даже дальше: он сказал бы, что Мидберри виновен в большей мере, нежели Магвайр. Не исключено, что он, пожалуй, и прав, этот проповедник.

Так что же ему в таком случае делать? Донести на Магвайра, нафискалить начальству, что ли? Он уже думал об этом, одно время даже считал, что просто обязан сделать этот шаг. Сейчас эта уверенность несколько поослабла. Ведь начальство разделается с одним Магвайром, а система сохранится. Всем известно, что в их учебном центре (да и в других тоже) полным-полно «эс-инов», избивающих новобранцев, считающих издевательства над солдатами основной формой обучения. Разве можно полностью изжить эту практику? И даже если бы он пошел на это (а он знал наверняка, что не пойдет), пользы все равно не будет. Тем более, что он был уверен: если бы начальство действительно хотело положить конец произволу сержантов, избиениям и издевательствам над солдатами, оно давным-давно решило бы уже эту проблему. Без его помощи.

Какой же еще у него был выход? Подать в отставку, наверняка сказал бы Билл. Ему легко так говорить. Всю жизнь только тем и занимается, что дает ерундовые советы, в которых смысла ни на грош. Отставка. А что она даст? Что решит? И кому от этого будет прок? Уйди он в отставку, Магвайру это только руки еще больше развяжет, позволит совсем беспрепятственно тиранить новобранцев. Конечно, и отставка тоже выход, да только не для него, он на это не пойдет.

Устав от этой бесконечной череды вопросов, на которые не находилось ответов, Мидберри попытался выбросить все из головы. Стал внимательно глядеть на дорогу, на все окружающее. Мимо проносились аллейки, проезды, повороты. То тут, то там виднелись казармы, учебные корпуса, штабные здания из красного кирпича. Газоны, зеленевшие перед ними, были все как вылизанные — ни бумажки. Вдоль дороги, как солдаты в строю, высились стройные пальмы.

Как ни старался Мидберри, но мысли его неудержимо бежали назад, в их взводную казарму. Он снова видел, как Магвайр выворачивает руки Куперу, в бешенстве душит Адамчика, бьет ногой в живот Клейна. Перед его глазами стоял Дитар, лежащий с забинтованными ногами на госпитальной койке. Что же все-таки это значит? Если штаб-сержант Магвайр не чудовище и не монстр, если он просто работяга, честно старающийся как можно лучше выполнить свои обязанности, если он не виноват во всем том, что творится, кто же тогда виноват? Кто должен нести ответственность за происходящее? Может быть, сама служба и вся эта система? Или же золотые фуражки, начальство, командование? Те самые золотые фуражки, что пишут и утверждают уставы и инструкции и требуют потом их неукоснительного выполнения? А может быть, виноват весь корпус морской пехоты со всеми его порядками, вся эта система? Ведь если бы не было ее, не было бы ни золотых фуражек, ни «эс-инов», ни чудовищ вроде Магвайра.

Мидберри даже засмеялся от этой мысли и громко закричал в опущенное боковое стекло:

— Э-гей! Слушайте все! Я, Уэйн Мидберри из Лимы, штат Огайо, двадцати шести лет, сержант почти с шестью годами выслуги, заявляю, что вся эта система порочна с начала и до конца. Весь наш корпус морской пехоты идет не в ногу, и только, только один я — в ногу. Но прав все же я, а корпусу следует поскорее взять ногу. Так я приказываю… — И вновь захохотал во все горло, довольный собой.

Да, такое бывает не часто. Чтобы какой-то там сержантишка вздумал выступить против целого корпуса, против всех его порядков, обычаев и традиций, всего того, что складывалось в течение многих десятилетий. Мидберри давал себе отчет, что он, конечно, далеко не гений. Однако, думал он, и не такой уж тупица, чтобы не понимать, что он, простой сержант, знает о жизни корпуса гораздо больше, нежели его командующий, все генералы и прочее начальство, сидящие на верху служебной лестницы, возглавляющие эту огромную машину более двухсот лет ее существования.

Солнце скрылось за горизонтом, и на остров быстро опустилась ночь. Он включил фары, потом притормозил, развернул машину и помчался назад, домой.



15

Удобно уложив винтовку на сгибе руки, Адамчик осторожно подкрутил небольшой винт прицела. Прорезь чуть-чуть подвинулась вбок и, щелкнув, стала на место. С помощью второго винта, установленного на противоположной стороне, он немного опустил ее, совместив установку с нулем. Еще раз тщательно сверил все с записями в форменном зеленом блокноте, лежащем перед ним на крышке рундука. После этого, прижавшись ухом к прицелу, медленно начал вращать винт наводки, считая еле слышные щелчки — один, два, три влево, один, два вверх. Теперь оружие было установлено на истинный, нуль. Взяв винтовку обеими руками, он приложил приклад к плечу, плотно прижался к нему щекой, поглядел через прицел на мушку. В прорези виднелась спина Филиппоне — широкие плечи и чуть пониже их впадина между лопатками были точно на мушке.

«Ба-бах!» Он мысленно сделал выстрел, опустил винтовку и взглянул на Уэйта.

— Порядок? — спросил тот.

— Я прицел устанавливал…

— Опять?

— У-гу. Хочу, чтобы все было в порядке…

Уэйт взял масленку, немного ветоши.

— А ты свою уже почистил? — спросил он Адамчика.

— Да нет еще…

— Тогда поторопись…

— Сделаю, не беспокойся.

— А кто беспокоится? Я, что ли? Теперь я за тебя спокоен…

Адамчик лишь кивнул головой. Сегодня он показал им всем, как надо стрелять. Утром они сдавали зачет по стрельбе. Этим завершилась неделя обучения на стрельбище. И он не только сдал, но и выполнил норматив отличного стрелка. Всего трех очков не хватило до снайпера. Разом всем утер нос. Даже Филиппоне. А Уэйт еле-еле в зачет попал, чуть было не провалился.

— Здорово, оказывается, у тебя это дело получается, — продолжал между тем Уэйт. — Сдается, ты прямо родился для стрельбы. Ей-богу!

Адамчик пожал плечами. Ему была приятна эта похвала, однако он старался не подавать виду. Уэйт вернулся к себе на рундук.

«Родился для стрельбы», — подумал Адамчик. А что, может, и верно? Не зря же инструктор по стрелковому делу говорил, что предпочитает иметь дело с теми, кто никогда не держал раньше оружия в руках. Лучше учить с азов, повторял он, чем переучивать. Не надо, по крайней мере, отучать от вредных привычек. Многие парни стреляют в детстве в лесу по банкам, а потом мучайся с ними.

С ним-то инструктор действительно начал с самых азов. В тот первый день, когда они стреляли боевыми патронами, его просто трясло от волнения. Он был уверен, что ре попадет в мишень, да к тому же еще очень боялся отдачи. Поэтому, делая первый выстрел, зажмурился, сильно дернул спуск, и пуля пошла далеко в сторону. Инструктор был уже тут как тут. Он стал орать что есть мочи, грозил, что если «этот паршивец» будет трусить, то сразу схлопочет от него на полную катушку. «Отдачи боишься, трус желтобрюхий? — орал он. — А пинка под зад не боишься? Живо получишь! Только зажмуришься еще раз, такого схлопочешь, что враз про отдачу думать перестанешь». И это, видно, подействовало. Второй выстрел он сделал спокойно, тщательно прицелившись и не дергая за спусковой крючок. Ему понравилось. Приклад ласково прилегал к щеке, от винтовки приятно пахло нагретой ружейной смазкой. Отстреляв первую серию, он, к своему удивлению, вдруг почувствовал, что все страхи неожиданно рассеялись, а когда показали результаты, был приятно удивлен — они стреляли на 200 ярдов14Ярд — англ. мера длины, равная примерно 91 см.и из восьми выстрелов у него было два поражения. Это было совсем неплохо.

Потом стреляли второе упражнение — на 500 ярдов из положения сидя. Даже в оптический прицел мишень была едва различима — чуть-чуть виднелись ее голова и плечи. Удобно подогнав ремни, Адамчик поплотнее прижал винтовку к плечу — так плотно, что даже рука занемела. Внимательно навел на цель и, затаивая каждый раз дыхание, начал посылать пулю за пулей, ощущая при каждом выстреле приятные толчки приклада в плечо. Отстрелявшись, перевел дыхание и стал ждать результата. Глядя на вытянувшуюся перед ним полосу пожухлой травы, он думал, что же покажет сидящий за песчаным бруствером контролер — белый флажок («в яблочко»), красный («попадание») или же красную отмашку, что значило: все пули ушли «в молоко». К его удивлению и радости, белый флажок поднимался и опускался восемь раз, а затем еще дважды показывался красный. Инструктор даже похлопал его по плечу, отчего Адамчик, только что поднявшийся и снявший с руки ремень, почувствовал настоящий прилив сил, не известную ему ранее решимость.

Теперь уже ему казалось, что от его выстрелов не уйдет ни одна цель, он поразит любую — хоть близкую, хоть дальнюю. Очень уж он был сейчас в себе уверен.

Закрепив лоскут ветоши на шомполе, он начал протирать ствол, гоняя шомпол резкими движениями вверх и вниз. Нагар был очень сильным, и, хотя он несколько раз сменил тряпки, дело двигалось медленно. Положив винтовку на рундук, он поднялся с места.

— Ты куда? — спросил Уэйт.

— Пойду возьму протирку для щелочи.

— Захвати и на мою долю.

— Добро. — Адамчик направился к столу для чистки оружия, на котором были разложены десятки разобранных затворов, спусковых механизмов, магазинов, лежали шомпола, ветошь, жестянки с маслом и щелочью.

Как и все солдаты в этом душном кубрике, он был без рубашки и майки. Если не считать цепочки с «собачьей биркой», грудь его была голой. Он весь блестел от пота. Адамчик давно уже не носил нательного креста, потеряв его на стрельбище, скорее всего, тогда, когда стрелял свою памятную очередь из положения сидя на 500 ярдов.

Теперь, направляясь к столу для чистки оружия, он чувствовал что-то вроде превосходства над другими солдатами. Вон какой боец — голый по пояс, рабочие штаны спустились на бедра, «собачья бирка» мерно покачивается на груди. Рядом с ней на цепочке болтается беленький ключик — от коробки с полевым пайком. На стрельбище горячей пищи не было, и им раз в день привозили сухой полевой паек в запаянных коробках. К каждой коробке сбоку был прикреплен такой ключик, и в первый же день все они, повинуясь традиции, прицепили эти ключики рядом с «собачьей биркой». Это был сувенир со стрельбища, память о днях службы в поле и в то же время напоминание — они уже прощаются с жизнью новобранцев, становятся бывалыми солдатами, настоящими бойцами.

Когда Адамчик подошел к оружейному столу, там стоял солдат по фамилии Фоли, прозванный Мистер Нокаут. Ворча что-то под нос, он рылся в лежащем здесь ящике с принадлежностями для чистки оружия. Это был здоровый парень с широченной грудью и мощными бицепсами, напоминающими канаты. Он заслужил прозвище. Адамчик рядом с ним чувствовал себя особенно тощим и хилым. Поэтому, подойдя к здоровяку, он попытался незаметно для того напрячь бицепс, чтобы сравнить мускулатуру. Сравнение было явно не в его пользу. «Жалкий слабак», — подумал про себя Адамчик, снова переводя взгляд на Фоли. Тот продолжал рыться в ящике.

— Провались он пропадом, этот затворный ершик, зараза, — бурчал Мистер Нокаут, поминутно хмуря свой неширокий лоб, отчего его густые брови, сросшиеся в одну широкую полосу над глазами, двигались наподобие огромной жирной гусеницы, непонятно каким образом забравшейся солдату на лицо. — Паршивая зараза, сожрали его, что ли?

В этот момент он заметил Адамчика.

— Ты не брал? — резко бросил он ему.

— Нет, нет, — перепугался Адамчик. — Я только протирку для щелочи ищу. Мне ершика не надо.

— Протирку? Да вот же она, — и Фоли бросил ее солдату. Протирка была старая, грязная до невозможности и вся вытертая, на ней почти не осталось щетины. Но Адамчик, не говоря ни слова, сразу же взял ее.

— А еще одной там нет? — подобострастно поблагодарив обозленного здоровяка, спросил он робко. — Мне бы еще одну надо…

— У-гу, — проворчал скорее всего сам себе Фоли. Не обращая внимания на просьбу Адамчика, он снова забрался обеими руками в ящик и начал с шумом рыться в его содержимом. Адамчик немного подождал, ничего больше не дождался и вернулся на место.

— Принес? — спросил его Уэйт.

Адамчик молча показал ему протирку.

— Одна только осталась. Последняя. Все там перерыли, но больше нет. А тебе тоже надо?

— Да чего уж там. Давай сам сперва. А я пока спусковой механизм разберу и почищу.

— Как хочешь. — Адамчик снова уселся на рундуке. Он навернул протирку на шомпол, потом снова повернулся к Уэйту: — Зря отказываешься, другой там все равно нет.

«Наплевать на него, — подумал он, вставляя шомпол в ствол винтовки. Он хотел с силой прогнать его до конца, но протирка была настолько изношена, что легко проскочила по стволу и со стуком вылетела в затворную коробку. — Такой протиркой, чтоб ее черт побрал, ничего не сделаешь толком. А все этот подонок, Мистер Нокаут. Сперва он, а потом еще Уэйт. Строит из себя обиженного. Делает вид, будто не верит, что там действительно больше протирки не было. Чем так вот губы дуть, пошел бы сам да взял. Что я ему, мальчик на побегушках? Думает, поди, что я Мистера Нокаута испугался. А сам? Тоже, наверно, струсил бы второй раз спросить. С этой дубиной стоеросовой лучше промолчать лишний раз, спокойнее будет».

Ему вдруг припомнилось, как пару лет назад, когда ему исполнилось шестнадцать, он прослышал о заочном курсе некоего Джо Бомоно, обещавшего любому парню в короткий срок развить отличную мускулатуру. Заинтересовавшись, он послал деньги и долго, почти все лето, ждал, ежедневно бегая на почту, пока наконец не получил большой коричневый пакет с самоучителем мистера Бомоно. Книгу он спрятал в верхнем ящике комода, под старыми кальсонами, решив, что пока ничего не скажет ни родителям, ни товарищам в школе. Он мечтал сделать им всем сюрприз, превратившись под руководством пособия в короткий срок в настоящего атлета. Курс был рассчитан на шесть недель и обещал настоящие чудеса. Особенно впечатляла обложка, на которой был изображен сам мистер Джо Бомоно, непринужденно разрывающий цепи на своей могучей груди.

Уроки были расписаны по дням и детально иллюстрировались всякими схемами, а также фотографиями мускулистых мужчин, одетых в черные или леопардовые трусики и приветливо улыбавшихся читателю. В конце каждого урока помещались особые указания Джо Бомоно, скрепленные (очевидно, для пущей важности) каждый раз его подписью. В начале курса, в конце третьей недели, а также в конце всего шестинедельного периода обучения необходимо было тщательно сверить свои данные с данными, помещенными в контрольных таблицах. Помнится, заполняя первую таблицу, Адамчик ужасно расстроился по поводу своих жалких показателей — рост метр восемьдесят, а вес всего семьдесят кило. Да и другие данные не лучше — объем бицепса чуть-чуть больше двадцати пяти сантиметров, груди — около семидесяти пяти сантиметров в спокойном состоянии и семидесяти семи с половиной при вдохе. Правда, он немного успокоился, прочитав тут же пояснение, в котором говорилось, что низкие первоначальные данные не должны смущать владельца самоучителя — каким бы тощим и слабым он сейчас ни был, уверял Джо Бомоно, к концу курса все изменится, как по волшебству. Главное — верить в успех и строго выполнять все предписания. И тогда через шесть недель ты — новый человек. Вера в себя и сила воли — вот слагаемые успеха. Очень важна также, уверял мистер Бомоно, ежедневная разминка — перед тем, как начинать урок, необходимо сделать десять глубоких вдохов, каждый раз при этом громко выкрикивая на выдохе: «Я побеждаю! Я побеждаю! Я побеждаю!» Воля и решимость играли, видимо, решающую роль в этом курсе.

Адамчик сразу же постарался тогда внушить себе, что у него есть эти качества. Каждое утро, когда родители еще спали, он торопливо вытаскивал самоучитель из-под кальсон и начинал упражнения. «Я побеждаю», — повторял он раз за разом свистящим шепотом, ужасно боясь при этом разбудить спящих в соседней комнате отца и мать. Упражнения, которые оказывались ему не под силу, он отчеркивал красным карандашом и давал себе каждый раз слово обязательно выполнить их немного погодя, когда наберутся силы.

Он снова и снова прогонял вдоль ствола облезлую протирку. Монотонные движения руки были похожи на те вдохи и выдохи, и он, как тогда, начал в такт повторять: «Я побеждаю! Я побеждаю! Я побеждаю!»

Сейчас это уже походило на правду. Он был почти уверен в себе. А тогда он курса так и не закончил. Бросил все к чертям собачьим после трех недель мучений. И не потому, что ему не хватило веры в себя и силы воли — ему ужасно хотелось стать сильным. А лишь из-за полного отсутствия хотя бы малейшего прогресса. День за днем число упражнений, отмеченных красным карандашом, росло и росло. Скоро их уже стало больше, чем выполненных, и как-то вдруг оказалось, что у него просто-напросто нет сил, чтобы стать сильным.

Зато теперь все по-другому. Конечно, он не стал Мистером Нокаутом или Джо Бомоно; таким, как они, он никогда не будет, но он все же немного набрал вес и был уже в состоянии пробежать утром до завтрака традиционные две мили солдатского кросса, не задыхаясь я не ловя в изнеможении воздух ртом, как рыба, выброшенная на песок. А это уже кое-что значило. К тому же зачем ему гнаться за Мистером Нокаутом? Парень действительно здоров как бык, бугай настоящий, да зато непроходимо глуп, к тому же и стрелять не умеет — зачет по стрельбе так и не сдал, как ни старался. Вот и выходит, что хоть мускулатура у него и могучая, а выпуск-то ему не больно светит. Адамчик же физическими данными, конечно, не блещет, но все тесты по общему развитию сдал неплохо, был третьим во взводе на зачете по истории и традициям морской пехоты и вот, пожалуйста, по стрельбе оказался в первой семерке. Нет, он определенно чего-то уже добился. Пусть Магвайр и Мидберри, Уэйт или Филиппоне этого пока и не замечают, но сам-то он чувствует, что успех налицо, дело идет на лад.

В эту ночь, когда скомандовали отбой, он долго не мог заснуть. Лежал на койке с открытыми глазами и думал, медленно перебирая по привычке четки. Правое плечо еще ныло от приклада, все тело требовало отдыха, но только что принятый душ и чистое белье, а главное, сознание того, что самый страшный зачет уже сдан, вселяли надежду на благополучный исход всего испытания. И к тому же этого всего он добился сам, своими собственными силами, без чьей-то помощи. Конечно, он каждый вечер молился богу, даже на стрельбище не расставался с четками, но все-таки не бог же на самом деле направил в цель все его пули. Нет, чудес не бывает. Он сам все сделал, своими силами.

При этой мысли Адамчик даже улыбнулся от удовольствия. Молитвы, конечно, помогают, сказал он мысленно себе, да только если ты сам чего-то стоишь, можешь что-то толковое сделать. А он вот смог!

Он свернул четки в шарик и тихонько спрятал их на старое место — в подсумок. Глубоко вдыхая воздух, почти физически чувствовал, как усталость постепенно уходит из тела, уступая место блаженной истоме…



16

Двое суток взвод провел в учебном городке рукопашного боя. В первый день принявшие их там инструкторы сперва показали все основные приемы действий штыком и прикладом, а потом заставили все отрабатывать до седьмого пота. Все элементы: длинный и короткий уколы, удары прикладом снизу и сверху, укол с последующим ударом прикладом и все прочее. При каждом движении солдаты должны были обязательно громко кричать и даже рычать по-звериному, чтобы застращать воображаемого противника, посеять ужас в его душе, лишить воли к сопротивлению. В общем, выбить из него всякий дух.

После этого, примкнув штыки и надев для безопасности на них ножны, солдаты почти до самого вечера отрабатывали приемы на чучелах.

— Длинным ко-оли! — кричал как резаный маленький штаб-сержант, старший в этом учебном городке. Он был весь как кукольный, прямо херувимчик с розовым личиком и большущими глазами, обрамленными длинными ресницами. — Ко-оли! — Десять солдат, стоящие в ряд перед чучелами, вскидывают разом винтовки и издают дикий, леденящий жилы вопль. К тому же сержант требовал, чтобы они при этом еще скалили зубы, как можно сильнее таращили глаза и вообще гримасничали, как умели. Это тоже действует на противника. Но. главное — крик. Громкий, пронзительный, хриплый — так, чтобы кровь стыла в жилах. И они кричали. Что было сил. Выли, вопили, рычали, хрипели. Ощерившись, с искаженными от чрезмерного усилия лицами, перекошенными ртами, безумно вытаращенными глазами.

После этого каждый солдат по очереди должен был сделать укол. И в этот укол требовалось вложить всю силу, отчаяние, жестокость и ненависть к врагу. А потом, воткнув в чучело штык, еще добавить прикладом.

— Добей же его! Добей! — хрипло орал сержант, прыгая рядом с солдатом. — Добей гада! Не видишь, что ли, он еще шевелится! Добей! Ну же! Давай!

Магвайр стоял неподалеку от инструктора. Он тоже весь горел от схватки, орал, подбадривая своих солдат:

— А ну, дай ему! Дай! Какого черта медлишь, подонок! Бей его! Чему тебя учили, слюнтяй! Шевелись!

Когда первая группа отработала прием, инструктор свистнул в свисток и вызвал вторую десятку. Десять пропахших потом солдат в грязно-зеленых комбинезонах заняли позицию. Они слегка согнули ноги в коленях, выпрямили спину, взяли винтовку на изготовку. Ждали команды. А перед ними на столбах в таких же грязно-зеленых, но только изорванных и растрепанных комбинезонах торчали десять чучел.

На следующий день взвод разделили на две группы. Их поставили на площадке одну перед другой и из каждой вызвали по одному солдату. Сержант-инструктор приказал им надеть боксерские перчатки и футбольные шлемы, а на лицо — маски, как у фехтовальщиков. Грудь и живот защищали стеганые куртки-нагрудники, в которых внутри были зашиты металлические пластинки. Солдаты называли их «броне-бикини». Каждый солдат получил в руки полутораметровую толстую палку, на обоих концах которой были прикреплены небольшие кожаные мешки с песком.

— Настоящий морской пехотинец, — обратился к взводу сержант-инструктор, — должен быть напористым и беспощадным. Ни минуты замешательства, ни секунды неуверенности! Лезть вперед, наступать, сбивать противника! Диктовать ему свою волю! А главное — непрерывно двигаться! Движение — залог успеха!

Он встал между солдатами, как рефери на ринге, чуть-чуть отвел их друг от друга.

— Вот сейчас поглядим, чему вы тут научились, — крикнул он. — Запомнили: ни секунды задержки. Оружие все время в движении. И бить! Бить без пощады! Остановился — значит пропал. Не ударил — сам получил. Не убил — сам подохнешь, как собака! Понятно? При-иготовились…

Отскочив в сторону, он пронзительно свистнул в свисток, и солдаты, опустив палки вперед, бросились друг на друга. Они вопили, визжали, кололи и били наотмашь палками. Вот солдат в черном шлеме, ловко отскочив в сторону, размахнулся что есть силы, и его палка обрушилась прямо на белый шлем противника. Тот охнул, ноги у него сразу подкосились, и он полетел животом вперед на истоптанную траву площадки.

— Чего стоишь? — истошно заорал инструктор. — Добей его! Не давай подняться! Коли!

Одна пара новобранцев сменяла другую. Площадка превратилась в настоящее ристалище. Солдаты визжали и рычали, били друг друга куда попало, сбивали с ног, добивали лежащего, вопили, кто от боли, кто от радости. Очередь подходила к Адамчику. От волнения и страха у него даже вспотели ладони, неприятно ныло под ложечкой. Глядя на противоположную шеренгу, он старался подсчитать, с кем же ему придется драться. Получалось, что с Купером, и от этого настроение его сразу улучшилось. Он больше всего боялся, как бы на его долю не достался Филиппоне или, того хуже, Мистер Нокаут.

Наконец пришла и его очередь. Выйдя из шеренги, он стал в боевую позицию — слегка согнул локти, чуть-чуть присел, палку взял перед грудью, немного наискось, как показывал инструктор.

Он толком так и не представлял, как же надо вести бой. Бойцом он никогда не был. Но в то же время чувствовал, что нужно только четко выполнять требования сержанта, делать выпады, наносить удары и стараться увертываться от ударов противника. А главное, погромче вопить и всячески запугивать его. К тому же они были надежно защищены, и можно было не бояться, что противник тебя покалечит.

Когда прозвучал свисток, он как-то особенно громко взвыл и резко прыгнул вперед. Купер ткнул палкой, целясь ему в голову, но промахнулся и тут же отскочил в сторону, успев увернуться от не очень грозного выпада Адамчика. Лицо его за сеткой было бледным и растерянным, губы плотно сжаты.

— Чего это вы скачете, как петухи? — недовольно крикнул инструктор. — А ну-ка, побольше агрессивности! Решительнее пошли друг на друга! Давай!

— Давай, червяки, пошевеливайся, — вторил ему откуда-то сзади голос Магвайра. — Покажите-ка, на что способны. — Голос штаб-сержанта сливался с мощным гулом шести десятков солдатских глоток, обладатели которых стояли тут же и выкриками одобрения или недовольства, свистом и улюлюканьем сопровождали поединок каждой из пар. Чей-то пронзительный фальцет, подзадоривая бойцов, все время выкрикивал: «Цып-цып… Цып-цып…» Стоявшие кругом смеялись.

Адамчик чувствовал, как у него пылают уши, лицо сильно вспотело, и пот заливал почему-то только левый глаз. Он вновь попытался сблизиться с Купером, но тот все время уходил от ближнего боя, отчаянно размахивая палкой перед собой. Как будто отгонял наскакивавшего на него пса.

«Что-то все не так получается, как надо», — подумал Адамчик. Ему казалось, что он действует правильно, как учил инструктор, а Купер всячески уклоняется от боя, и это его ужасно раздражало. Тем более, что он был уверен, что если все пойдет и дальше так, то достанется потом от Магвайра обязательно ему, а не Куперу. «Ах ты, паршивое дерьмо цыплячье, трусливая морда, — шипел он сквозь зубы. — Навязали эту пакость на мою голову. Трус несчастный. И драться-то толком не умеет. Ну и мразь! Кишка тонка поближе подойти, все только увертывается». Его бесило трусливое поведение противника, казалось, что если бы Купер смог, он давно уже вообще сбежал бы с площадки. И от этого Адамчик все больше впадал в ярость. Он наскакивал на Купера, толкал его концом палки в корпус, пытался посильнее ударить сверху или сбоку, сбить с ног.

От этого непрерывного натиска Купер совсем растерялся. Он слышал злобные выкрики Магвайра, чувствовал неодобрение со стороны стоявших вокруг солдат, но никак не мог преодолеть охвативший его страх, робость и все продолжал бегать от Адамчика. В один из таких моментов он на секунду задержался, и Адамчик вдруг сделал быстрый выпад вперед, притворился, будто бы собирается ударить прикладом снизу, а когда Купер поверил в это и опустил конец палки, нанес ему сильный прямой удар в корпус. Он пришелся в плечо, Купера развернуло, он качнулся назад, весь раскрылся. Воспользовавшись этим, Адамчик размахнулся и с криком «Ух ты-ы!» что есть силы ударил противника сперва справа по корпусу, а затем слева по пояснице и прямым в маску. Купер все пятился назад, беспорядочно отмахиваясь палкой. Чувствовалось, что он ошеломлен.

Адамчик понял, что теперь зрители поддерживают только его. Он слышал, как они орали: «Дай ему! Добей! Жми, Рыжий!»

Громче всех кричал Магвайр:

— А ну, давай! Еще давай! Бей его! Сильнее! Убей труса! По башке его, по башке! Чтоб с копыт долой!

Ободренный столь шумной поддержкой, Адамчик лез и лез на беспорядочно отбивавшегося противника. В каждый удар или укол он старался вложить всю силу. Злоба на Купера буквально захлестнула его, он действительно был готов разделаться с этим человеком. Тем более, что Купер уже почти не сопротивлялся. От последнего удара он упал на колени, весь сжался. Адамчик налетел, как коршун, дважды со всего размаху ударил по белому шлему. Купер упал на бок, попытался отползти в сторону, но вдруг вскочил на ноги и, как-то странно скособочившись, полупригнувшись, бросился наутек. Не понимая еще, что происходит, Адамчик остановился, но тут же сообразил, что противник в панике бежит с поля боя, и бросился за ним вдогонку. Купер отбежал всего лишь несколько шагов, когда почувствовал погоню. Он остановился, повернулся лицом к преследователю и поднял палку. Но было уже поздно. Налетевший Адамчик толкнул его в грудь, потом дважды ударил палкой по голове, и Купер рухнул как подкошенный. Разгоряченный Адамчик размахнулся, чтобы ударить еще раз, но услышал свисток инструктора и нехотя возвратился на место.

Товарищи стали помогать ему снимать доспехи, кто-то хлопнул по плечу:

— Настоящий убийца! Ишь как крови хочет!

В этот момент подошел Магвайр, помог развязать тесемки «броне-бикини», тоже похвалил:

— Ну, червячина, молодец! Здорово ты погнал этого ублюдка. Аж задница засверкала! Молодец!

— Так точно, сэр!

— Вот так и надо воевать. Перво-наперво сбить спесь с противника, остановить. Коль остановил, считай, что победа в кармане. Понятненько?

— Так точно, сэр!

Адамчик все еще никак не мог распутать последний узел. Пот заливал глаза, стекал по щекам и подбородку. Он страшно волновался в присутствии штаб-сержанта, боялся, как бы неосторожным словом не испортить хорошее настроение своего грозного начальника. Наконец стащил стеганку и бросил ее солдатам, одевавшим очередного бойца.

— Конечно, «взводная мышь» не бог весть какой противник, — продолжал тем временем Магвайр…

— Так точно, сэр!

Засвистел свисток, воздух вокруг мгновенно снова огласился воплями и рычанием, новая пара начала поединок.

— Но ты дрался неплохо. Неплохо… Ладно, ступай в строй!

— Так точно, сэр! — Довольный Адамчик рысцой бросился в конец своей шеренги, чтобы там снова ожидать очереди для повторного поединка.

Это же надо! Дождаться похвалы от самого Магвайра! Вот теперь-то уж, пожалуй, можно считать себя в морской пехоте. Самые трудные зачеты сданы. Дело вроде бы идет на лад. А он себя еще покажет. Вот подойдет опять очередь драться, так он станет биться как лев. Партнер бы вот только достался получше. Не такая трусливая мразь, как этот Купер. Ну, конечно, не очень-то уж здоровый, это тоже ни к чему, а немного посильней. Чтобы победа была почетнее.

Он стоял в строю рядом с Уэйтом. И все ждал, неужели же тот не похвалит его, не скажет хоть несколько слов восхищения. Как-никак ведь он из его отделения. Но Уэйт все молчал, и это даже расстроило Адамчика. Он сам начал разговор:

— А наши ребята вроде бы ничего дерутся, верно?

— А-га, — ответил Уэйт, не поворачивая головы. — Верно Магвайр говорит — настоящие убийцы. Зверюги прямо…

Адамчик никак не ожидал такого ответа. От неожиданности он не нашелся даже, что сказать, и молча стоял, ковыряя каблуком землю. Он привык считать Уэйта образцовым солдатом, тем самым материалом, из которого получаются настоящие морские пехотинцы. Чуть ли не двойником Магвайра. Казалось, что этого парня ничем нельзя пронять, что его ничто не волнует. Теперь же все чаще оказывается, что его задевает буквально все, любой пустяк может выбить из колеи, привести в ярость. И уж, во всяком случае, все то, что говорил или делал Адамчик.

— Тебе что, безразлично, как работают парни из нашего отделения? — через несколько мгновений все же спросил он Уэйта.

— Нет, конечно, — буркнул тот, так и не обернувшись.

— Да что это ты? Наехало, что ли?

Уэйт снова промолчал. «Да что это он из себя строит? — подумал Адамчик с возмущением. — Воображает, будто ему со мной и говорить не о чем. И вообще, что это с ним творится последнее время? Совсем замкнулся. Раньше все убеждал меня, чтобы я плюнул на всю эту волынку, смотрел с юмором, а теперь вон сам раскис, хуже некуда. Даже разговаривать не хочет. Прямо как капеллан на исповеди — слушает и молчит».

— Ерунда все это, — сказал он вслух. — Тут ведь никому толком и не попадает. Вон сколько всего на каждом понавешано. Шлем и вся прочая амуниция. У Купера, поди, и синяка ни одного нет. Ребячья забава, да и только.

— Это уж точно — забава!

«А может, он все это не всерьез? — подумал снова Адамчик. — Может, просто струхнул немного? Так ведь тоже бывает. Он вспомнил, как старался Уэйт первые недели, как он буквально из кожи лез. А теперь? Или, может, он просто так, напускает на себя? Магвайр ведь говорил, что первые недели — самые легкие. Любой новобранец их осилит. А вот когда начинается стрельба, дзю-до и рукопашный бой с оружием, тогда уж становится видно, кто годится, а кто нет. Все слабаки кверху брюхом на поверхность всплывают. Может быть, и Уэйт оказался таким?»

Ему было искренне жаль этого парня. Да только чем же он мог ему помочь? Что мог сделать для него? Ровным счетом ничего. В морской пехоте ведь всяк сам за себя отвечает, у каждого своя рубашка ближе к телу. Это здесь закон законов. Тем более, что им не раз говорили: каждый сам кузнец своего счастья. Мол, пока солдат старается, ему бояться нечего. Это верные слова. Он их не раз повторял. И Уэйт их тоже знает. Что ж еще? Пусть сам решает.

Адамчик отвернулся и стал смотреть, как в центре площадки дерется очередная пара. Солдаты визжали, наскакивали, как петухи, друг на друга, били палками куда попало. В общем, выкладывались вовсю. Интересно, кто будет теперь его противником?

Новобранец в белом шлеме вдруг нанес мощнейший удар противнику. Тот даже зашатался. Взвод встретил этот успех дружными воплями одобрения.

— Бу-у! Бу-у! — кричал вместе со всеми Адамчик, вытирая все еще струившийся со лба пот. — Бей его! Проткни, слабака! Дай ему по башке! Да посильнее! Бе-ей!

Занятия продолжались до позднего вечера…

* * ** * *

Приемам дзю-до их обучали в огромном пустом бараке из гофрированного железа, похожем на ангар. Боевые, одетые в борцовские куртки и короткие брюки из белой парусины, солдаты сгрудились большим полукольцом вокруг сержанта-инструктора.

Внешне этот человек казался неказистым, к тому же он был невелик ростом и физически не очень здоров. Но в то же время поражал быстротой и невероятной гибкостью движений. Тщательно выбритая голова его блестела, как бильярдный шар, резко контрастируя с загорелым до черноты телом. Он стоял перед солдатами в таких же, как они, коротких штанах, широко расставив босые ноги и слегка подогнув колени. Просторная куртка дзюдоиста была подпоясана черным поясом — знак высшего класса.

Урок начался несколько необычно. Цепко схватив Мистера Нокаута одной рукой за край куртки, а другой за рукав, инструктор подтянул его к себе.

— Надеюсь, Мистер Нокаут будет вежлив с этим малышом, — прошептал кто-то за спиной у Адамчика. — Не поломает ему кости. — Адамчик понимающе улыбнулся. Действительно, инструктор рядом с Фоли выглядел слишком уж мелким и жалким.

— Для того чтобы произвести бросок через бедро, — рассказывал тем временем сержант, — надо прежде всего сделать быстрый выпад правой ногой. — Он просунул свою босую ногу между широко расставленными ногами солдата. — Вот так! Затем следует резкий разворот на левой ноге, вы подгибаете колени, чтобы таким образом оказаться ниже центра тяжести противника, движением вперед переводите свое правое бедро в его паховую зону, нарушая тем самым равновесие, и, используя весь собственный вес и инерцию, бросаете его через бедро. Левая рука при этом остается крепко прижатой к телу. Все очень просто и понятно.

Говоря, он медленно показывал, как все это делается, специально даже задержавшись в тот момент, когда ноги Мистера Нокаута оторвались от пола. После этого он опустил солдата на ноги, но при этом все еще держал так, как ухватил вначале.

— Все ли считают, что должным образом поняли то, что я объяснил?

— Так точно, сэр, — нестройно закричали солдаты.

— Конечно, в рукопашной схватке… — Инструктор вдруг резко дернул Мистера Нокаута, и тот, взлетев в воздух, перевернулся через бедро, только пятки над головой сверкнули. Сам же сержант тут же опустился на одно колено, и правая его рука быстро легла солдату на горло. Затем он схватил новобранца за левую руку, отвел ее назад, перегнул слегка через колено. Затем отбросил ее в сторону и легко вскочил на ноги, руки снова на бедрах.

— В рукопашной схватке… в настоящей рукопашной схватке, — крикнул он с задором, — надо всё делать еще быстрее…

Мистер Нокаут тяжело перевалился на бок, рукой он все еще держался за горло…

— О, господи, — только и смог прошептать Адамчик. — Этот Фоли — настоящая гора мускулов, а он его швырнул, как куль с мякиной.

— …Надо действовать быстро и решительно, — продолжал инструктор, — и тогда вам не страшен никакой противник, сколь бы здоровым и сильным он ни был. Главная задача — лишить его равновесия. Добились этого, и он уже ваш, берите его голыми руками. Лишить равновесия — вот задача номер один, самое важное в схватке. Лишить и не давать встать на ноги. Равновесие — вот в чем соль. Всем понятно, что я говорю?

— Так точно, сэр!

А инструктор уже рассказывал, как можно лишить человека равновесия с помощью броска через бедро. Когда противник брошен на землю, говорил он, снова и снова демонстрируя, как это делается, можно легко сломать ему левую руку, рванув ее назад и вниз через подставленное колено. Одновременно свободной правой рукой можно сделать еще три движения: во-первых, ударить противника в адамово яблоко и перебить ему дыхание, во-вторых, нанести секущий удар ребром ладони у основания носа, в результате чего у него окажутся раздробленными кости, острые обломки войдут в мозг и человек будет убит, и, в-третьих, развернув под углом указательный и средний пальцы, проткнуть ему сразу оба глаза. Все эти приемы преследуют цель — легко и эффективно вывести противника из строя.

Кстати, чтобы проводить такие приемы, продолжал он, особенно последний, необходимо должным образом укрепить руку и пальцы. Это достигается систематической тренировкой. Отличное упражнение — втыкать разведенные указательный и средний пальцы в ведро сперва с песком, а потом и с мелким гравием. А еще лучше тренироваться на кошках. У них глаза, как у человека, и, протыкая их пальцами, получаешь особо полноценную тренировку.

— Кое-кто может подумать, — крикнул сержант, — будто я шуточки шучу. Но это все далеко не шуточки. Поверьте мне, ребята: с кошками наилучшая школа. Поймайте с полдюжины бродячих кошек, и тогда уж сможете точно убедиться, на что вы действительно годитесь. Да и душа ваша почувствует настоящую работу. Дело для мужчин, а не для кисейных барышень! Ведь важнейшее качество настоящего морского пехотинца — это уверенность в том, что в рукопашном бою или в другой какой передряге он, если потребуется, сможет убить человека. Там уж некогда будет рассуждать, смогу ли, мол, я сделать это. Хватит ли у меня пороху рубануть человека по носу так, чтобы кости и хрящи всмятку. Там будет поздно раздумывать, станешь ты блевать от вида крови или нет. Промедлишь секунду, самую чуточку заколеблешься, и ты уже сам труп. Дохлое мясо. Это все равно как вон было когда-то у нас на Дальнем Западе: кто первым выхватил кольт, тот и живой. Вот и наши профессионалы всегда должны быть первыми. И убивать без малейшего промедления. Не задумываясь. Как автомат. Увидел — убил! А думать потом. Не то — гроб! Нужно знать, что не струсишь, не заколеблешься. Быть уверенным в себе, в том, что в любой момент рука не дрогнет, что убьешь и не задумаешься. На то вы и настоящие морские пехотинцы. Не то, что какой-то там сопливый шпак — фермер или писарь. Этому обо всем сперва подумать, видишь, надо. Настроиться, решиться. Хоть секунду, а подумать. Так вот запомните, такому мыслителю в бою делать нечего. Ему там сразу — каюк. И это вы навсегда себе на носу зарубите. Понятно?

«Это он, конечно, обо мне, — сразу же решил Адамчик. — О ком же еще? Мне ведь всегда сперва надо все и так, и этак прикинуть, вопросы позадавать, убедиться. Конечно, такого сразу же укокошат». Он с отвращением припомнил те немногочисленные случаи в своей жизни, когда ему приходилось драться с мальчишками. Никогда ему не хватало пороху ударить первому. Не ждать, когда тебя стукнут, а самому нападать. Конечно, с его данными нечего было и думать о победе, если ждать, когда противник нападет. Его спасением могло быть только неожиданное нападение на ничего не подозревавшего и поэтому ошеломленного противника. Но на это он ни разу не смог решиться. Куда уж там! Он обязательно должен был топтаться на месте, петушиться, что-то выкрикивать, сопеть и ждать, ждать, ждать, пока противник не стукнет его первым. Каждый раз в таких ситуациях его охватывал какой-то паралич, руки становились как ватные, на ногах будто гири чугунные висели. Самое большее, на что его хватало, так это на нечленораздельное бормотание, дурацкие выкрики и угрозы. Да еще на то, чтобы пихать противника. Приходится ли удивляться, что все это кончалось всегда печально для него — после двух-трех таких толчков он неожиданно получал здоровенную затрещину и лишь только после этого кидался в драку. Однако уже было поздно — инициатива упущена, а стало быть, и драка проиграна.

И хотя, если бы зашла речь, в любом из этих случаев он стал бы доказывать с пеной у рта обратное, истинная причина подобной нерешительности была одна — он просто трусил. Он знал, что, даже если немедля даст сдачи, все равно конечный результат будет прежним — ему не видать удачи. Так уж неудачно он был скроен — слабые, почти девичьи, руки, какая-то зачаточная мускулатура. Кому же после этого он мог еще угрожать? Недаром же ему вечно снились одни и те же сны: он с кем-то дерется, пытается нанести удар, но в руках нет никакой силы, и они безвольно отскакивают от хохочущего ему в лицо противника.

Даже когда ему однажды приснилось, будто у него в руках пистолет или винтовка, результат был все тот же — оружие отказалось служить ему, патроны не стреляли, а пули еле выползали из ствола и падали, не долетая до цели. Наверно, этот его страх даже во сне создавал вокруг противника невидимую стену.

В сознании Адамчика давно уже сформировалась четкая мысль, что, как бы он ни старался, ему никогда не одержать победы в бою. Поэтому-то он никогда особенно и не старался. Наоборот, он выработал для себя совершенно особую тактику — если не хочешь, чтобы тебя отлупили, никогда не спорь с тем, кто сильнее, не раздражай его. Как бы ты ни чувствовал себя правым, не лезь на рожон, не провоцируй того, кто сильнее. А лучше всего вообще не высовывать носа. И эта тактика, как правило, всегда приносила ему пользу, ограждала от неприятностей: Ведь вопрос о драке как бы исчезал сам собой, и противник (если только это был не завзятый драчун), хотя и испытывал к нему чувство презрения, тем не менее был удовлетворен, считая, что получил достаточные доказательства своего превосходства над Адамчиком, и оставлял его поэтому в покое.

Когда он увидел, какие огромные возможности дает человеку дзю-до, ему показалось, что теперь-то уж все должно перемениться. Он даже представил себе, что возвращается домой и идет в школу. По дороге встречает известных хулиганов и задир. Всех тех, кто столько раз колотил и обижал его. Они и теперь не прочь напомнить, кто здесь хозяин. Замахиваются, пытаются ударить… и летят вверх тормашками, роют носом пыль, позорно ползают на брюхе, вымаливая у него пощаду.

Конечно, чертовски трудно представить, что все это может быть наяву. Однако то, что показывал инструктор, это уже не чепуха вроде самоучителя Бомоно. Это было реальное дело. И с ним теперь будут заниматься настоящие учителя, специалисты своего дела. Так же, как это было на стрельбище или на занятиях по штыковому бою. Так что если он будет прилежным, станет добросовестно заниматься, то почему бы и не освоить эту полезную науку — дзю-до. Освоил же он стрельбу и штыковые приемы, освоит и это.

— Первое, что нам следует сделать, — говорил инструктор, — это научиться правильно падать. Это надо освоить даже раньше, чем самый простейший бросок. Что главное при падении? Главное — это упасть так, чтобы не потерять ориентировку и не сбить дыхание, остаться в целости и сохранности, без вывихов и переломов, в общем, упасть так, чтобы все было на месте и ты мог бы продолжать бой. Получить от врага все, на что он способен, и все же быть в состоянии дать ему сдачи и в конце концов одержать верх. А ведь умение падать — это вовсе не врожденное качество. Это настоящее искусство, и ему надо как следует учиться.

В тот день взвод до самого обеда разучивал различные способы падения. Отойдя друг от друга на три шага, солдаты сперва сели на маты, чтобы затем быстро перекувырнуться назад, громко стукнув при этом левой ладонью по мату. Потом все встали в полуприседе, и ко свистку инструктора шестьдесят шесть правых рук протянулись к шестидесяти шести правым ногам и сделали резкий рывок. Как будто бы это была рука противника. От этого рывка шестьдесят шесть тел полетели кувырком назад, шлепнув опять же левой рукой по мату — останавливая падение. А инструктор ходил вдоль рядов, делая замечания, показывая, в чем ошибка и как ее исправить. Время от времени он командовал взводу встать, поворачивал всех лицом к себе и вновь и вновь демонстрировал, как нужно правильно падать.

Сделав затем десятиминутный перерыв, новобранцы приступили к отработке приемов падения с ног. Это было уже посложнее. В зале то и дело раздавались вскрики, слышалось, как тяжело грохались на маты человеческие тела.

— Единственный способ научиться, — пронзительный голос инструктора перекрывал стоявший в зале шум, — снова и снова повторять приемы. Повторять и повторять до тех пор, пока не станешь все делать автоматически. Ясно? Поехали…

Уэйт захватил рукой свою ногу, дернул и грузно грохнулся на мат. Однако не вскочил тут же, а продолжал какое-то время лежать, пока инструктор не скомандовал встать. Солдаты вокруг него прыгали и падали, прыгали и падали, а он не спеша поднялся, медленно снова стал в позицию.

Нельзя сказать, чтобы он устал. Просто надоело без конца повторять одно и то же, снова и снова делать уже успевшие опротиветь движения.

«Но ведь это же то, к чему ты так стремился, — говорил он сам себе. — Разве не ради этого ты завербовался на службу? Ты ведь знал, что здесь так будет, что с утра до вечера будешь слышать одни приказы и команды. Не думать, не принимать решения, а только выполнять. Слушаться и выполнять. Только так, просто и понятно. Чему же ты теперь удивляешься? Чем недоволен?»

— Приго-отовились! И-и… бросок!

Он перекувырнулся назад, упал на спину, немного полежал, потом поднялся.

— И-и… бросок!

Снова повторил движение.

— И-и… бросок!

Опять то же самое.

— Побольше огонька, парень, — инструктор остановился около него. — Что-то ты вроде без души работаешь.

С губ Уэйта едва не сорвался дерзкий ответ, но он вовремя сдержался и только коротко ответил:

— Есть, сэр!

— Тогда… бросок!

Инструктор не отходил, и Уэйт постарался на этот раз сделать все как следует. Получилось вроде бы неплохо, сержант одобрительно кивнул и пошел дальше. Уэйт молча послал ему вдогонку пару теплых слов — насчет того, куда бы он ему подпустил огоньку, кабы его воля. Узнал бы тогда, шкура, почем фунт лиха. Да ведь только попробуй открой рот, враз сам сгоришь без дыма…

Он уже начал одуревать от всего этого однообразия, именуемого начальной рекрутской подготовкой. Броски, падения, шагистика, всякая прочая мура. Даже сами дни и ночи в казарме вызывали в его душе растущее негодование и возмущение бессмысленно потерянным временем. В нем непрерывно нарастало острое чувство протеста. Все чаще и чаще приходилось сдерживать себя, затыкать себе рот, чтобы не сорваться, выдержать эти последние недели обучения в лагере.

Отработка приемов падения продолжалась всю первую половину дня.

После обеда взвод снова вернулся в зал. Солдатам было приказано снять обувь и стать полукругом. Пришел новый инструктор. Он был тоже невысок ростом и, как и утренний преподаватель, худощав и жилист. Одет он был тоже в белый костюм вроде пижамы и подпоясан черным поясом; Только волосы посветлее и кожа не такая загорелая.

— Вольно! Садись!

Новобранцы разом опустились на пол, поджав ноги по-турецки…

— Это что за взвод? — вдруг гаркнул что есть мочи инструктор.

— Сэр! Взвод один девяносто семь!

— Какой?

— Сэр, — подхватывая игру, рявкнули шестьдесят шесть глоток, — взвод о-дин де-вя-нос-то семь!

— Третьего батальона?

— Никак нет, сэр! Пер-во-го ба-таль-о-на!

— Второго батальона? Не слышу!

— Сэр! Пер-во-го ба-таль-о-на!

— А вы, червяки, орете так, будто гордитесь, что вы из первого.

— Так точно, сэр! Гор-дим-ся, сэр!

— Ну и ладно! Меня зовут сержант Лэндон. — Он повернулся к находившейся у него за спиной стойке, на которой висела большая красочная таблица. На ней изображен человек. Но человек очень странный. Казалось, что кто-то только что содрал с него кожу. Розовые мышцы были вывернуты и распластаны, за ними виднелись какие-то черные линии, красные реки и ярко-синие потоки, разбегавшиеся во все стороны. В разных местах этой разноцветной паутины были изображены непонятные темно-красные кружки…

— Перед вами парень по имени Чарли15В вооруженных силах США принято именем Чарли обозначать противника., — весело начал инструктор. Он постукивал указкой по таблице и все время слегка похохатывал. — Чарли — это, так сказать, ободранная модель (ха-ха!) стандартной человеческой туши (ха-ха!)…

Большинство новобранцев дружно засмеялись этой шутке. И только Уэйт даже не улыбнулся. Взводу и раньше приходилось встречаться с инструкторами, подделывавшимися под этакого рубаху-парня или кривлявшимися, как ярмарочные шуты. Уэйт ненавидел эту породу не меньше, чем сержантов — хамов и садистов. И те, и другие стоили друг друга.

А инструктор между тем продолжал рассказ. Ткнув указкой в один из красных кружочков, объявил:

— Это — точка болевого нажима. Их на человеческом теле (ха-ха!) до дьявола. Давайте-ка начнем с той, которая вам всем (ха-ха!) лучше всего известна. — И он ткнул указкой в паховую область «Чарли».

Солдаты снова дружно засмеялись. Им правился этот инструктор. Только Уэйт снова промолчал, пожав плечами. Ему уже начинало надоедать это кривлянье.

— Всем вам хорошо известно, — говорил сержант, — что нет ничего больнее, как схлопотать хорошего пинка по этому (ха-ха!) ювелирному изделию. Верно, парни (ха-ха!)?

— Так точно, сэр! — дружно крикнул взвод.

— Вот поэтому мы такие места и называем точками болевого нажима. Ваша задача какая? Постараться так двинуть противника в такую (ха-ха!) точку, чтобы он от боли надолго, а то и насовсем лишился бы способности (ха-ха!) к сопротивлению. — Он постучал указкой еще в нескольких местах таблицы. — Надавите как следует в любой из этих точек, и ваша задача (ха-ха!) решена. Можно (стук!) омертвить руку, перебить (стук!) дыхание, сделать (ха-ха!) человека (стук! стук!) калекой на всю жизнь, ослепить (стук!) его, полностью (ха-ха!) вывести из строя (стук! стук! стук).

Ободранная фигура на таблице все больше и больше раздражала Уэйта, и, чтобы успокоиться, он стал разглядывать свои ноги. Но тут ему вдруг показалось, что у него на коленях и в паху появились темно-красные кружочки, стало не по себе, вроде бы, даже заболело где-то. Хриплый голос инструктора и постукивание его указки стали приглушенными, казалось, уши заложили ватой.

Сине-черно-красный Чарли почему-то напомнил Уэйту о лекциях по личной гигиене и медицинской подготовке, которые им читали несколько дней тому назад. Там тоже висели таблицы костно-мышечной системы человека, большие схемы кровеносной, нервной и других систем. Такие же таблицы висели и в комнате, где новобранцы проходили свой первый медицинский осмотр. Раздетые догола, нервничающие, смущенные парни стояли там в длинной очереди. Вдоль строя медленно шел санитар, проверявший их по списку. Каждому рекруту, фамилию которого он находил, он ставил мелом на груди его порядковый номер. Дойдя до конца, санитар вернулся назад, проверяя теперь правильность цифр. Это был очень педантичный парень, он и потом без конца проверял и перепроверял их, сортируя по врачам — кого к глазнику, кого к хирургу или дантисту. Врачи тоже проверяли их — заглядывали в уши, рты, другие места, измеряли давление и объем легких, определяли рефлексы и все другое.

— Вот вам удалось бросить противника на землю, — доносился откуда-то издалека голос сержанта, — но надо ведь, чтобы он и не поднялся. Вот тут-то и помогут нам точки болевого нажима. Их вообще-то много, но вам следует запомнить самые главные. Вот они, — и он снова застучал по таблице своей указкой.

Уэйту в это время почему-то вспомнилось, как на занятиях по личной гигиене кто-то из новобранцев стал довольно громко подвывать. Это заметил сержант-инструктор. Он записал солдата в свой журнал, и с тех пор этого парня они больше не видели, как в воду канул. Куда, интересно, он девался?

— Ну ладно, парни, — сержант отошел от таблицы. — А теперь попробуем овладеть основным броском через бедро…

«И не забудьте, парни, — мысленно продолжил за него Уэйт, — поддать огоньку. Как же иначе. Без огонька-то. А, парни?»

— Встать!

Солдаты вскочили на ноги.

— Всем быстро принять то же положение, что и утром. Парами друг против друга. И чтоб никто не вздумал бегать по залу, подыскивать себе противника полегче. Глядите у меня, черви!

Новобранцы быстро выполнили приказ. Уэйту в партнеры достался Адамчик. «И то благо, — подумал Уэйт. — Хоть не надо будет лишней тяжести поднимать».

Инструктор показал, как проводится бросок через бедро.

— А теперь, — крикнул он, — пусть те, что стоят слева, примут оборонительную позицию. Правым же вытянуть вперед правую руку, как будто вы наносите удар…

Адамчик выбросил руку. Он был весь внимание…

— Да ты не бойся, — усмехнулся Уэйт. — Я с тобой полегче буду обращаться. Пожалею.

— И то верно. А то ведь потом моя очередь будет.

— Приготовились, — скомандовал инструктор. — По команде «и… раз» обороняющемуся сделать шаг вперед и бросить нападающего через бедро… Внимание… И… раз!

По залу прокатился глухой шум, затем послышался слившийся воедино звук падения тридцати трех здоровых тел…

— Встать!

Адамчик быстро вскочил на ноги…

— И… раз! — снова крикнул инструктор. Уэйт снова шагнул вперед, ухватил Адамчика за куртку и, резко нагнувшись, бросил его через бедро. Партнер полетел на мат, перевернулся, с силой шлепнул ладонью по полу, резко выдохнул. Уэйт упал рядом на колено, бросил Рыжему ладонь на нос, обозначая удар.

— Встать! Поменяться местами… Приготовиться… И… раз!

Теперь уже Адамчик выставил ногу вперед и ухватил Уэйта за куртку. Дернул его посильнее, попытался бросить на мат. Однако сил не хватило, и прием не получился. Командир отделения оказался тяжелее, чем рассчитывал Адамчик, и, вместо того чтобы полететь кувырком, просто свалился Адамчику на ноги.

— Эй, ты там, — заметил непорядок сержант, — морковная башка! Ты что же это вытворяешь? Разве тебе, болван рыжий, не ясно, как я приказывал — не руками тянуть, а бросать через бедро. Всем корпусом! Корпусом и ногами! А ну-ка, повтори, дубина. И чтоб как следует!

Солдаты снова заняли исходное положение. Адамчик весь напрягся от усердия, присел, рванул Уэйта на себя, швырнул на маты. Вроде бы, на этот раз получилось. Противник лежал на спине, Адамчик стоял рядом на колене, положив ладонь правой руки ему на горло.

— Пойдет! — крикнул инструктор. — Только отработать надо.

Разгоряченный Адамчик все еще продолжал давить на горло партнера, и тот раздраженно схватил его за руку:

— Полегче, ты…

— Прости, пожалуйста. Не хотел.

Они поменялись опять местами. Уэйт принял позу для броска.

— Ты не больно-то зарывайся, — тихо проговорил он, — занятия ведь. Не бой же.

— Так я же извинился…

На этот раз Уэйт бросил Адамчика совсем легко. Опустился рядом, положил руку ему на горло.

«Тренированные убийцы, — подумал он. — Действительно, обещания Магвайра удивительно быстро воплотились в жизнь. Вон как успешно идет подготовка. Все, что вам угодно: можно сломать шею или пальцами выдавить глаза. Все уже умеем. А чтобы отшлифовать мастерство, стать большими специалистами, будем тренироваться на кошках».

Он поглядел на тощую, слегка загорелую шею, что вся напряглась под его рукой. Где-то под пальцами бился пульс, по жилам текла кровь.

«Ничего себе, — возникла вдруг мысль, — хорошенький способ зарабатывать на жизнь, на хлеб насущный, будь он трижды проклят!»



17

— Всем быстро раздеться, — скомандовал Магвайр. — Снять все до трусов. Рубашки и брюки сложить и положить поверх ботинок, чтобы ничего не пропало.

Взвод стоял в две шеренги посредине огромного зала главного вещевого склада. Солдаты быстро раздевались, складывая обмундирование перед собою на полу. На стене напротив них висели большие плакаты, изображавшие морских пехотинцев в форме разных времен — от момента создания корпуса и до наших дней. На первом красовался лихо подбоченившийся бравый морской пехотинец периода войны за независимость. Он был одет в узкие белые лосины до колен и синий мундир. В руках у солдата был мушкет, через плечо — широкая белая портупея.

«Тоже мне, выхваляется, — подумал с неприязнью Уэйт. — Или вон тот, времен второй мировой войны. Вояку из себя разыгрывает. Хотя, наверно, солдат и должен выхваляться. Особенно перед противником — напугал его, глядишь, уже и победа в кармане».

— А ты чего, болван, ведро с башки не снимаешь? — крикнул сержант на Хорька. — Тебя что, не касается? Команды не слыхал? Быстро котелок скидывай и раздеваться! Ну!

Логан поднял руки и снял ведро. Пот, обильно покрывавший его лицо, при ярком свете ламп блестел, как свежая роса. Розовый язык непрерывно двигался по нижней губе, слизывая слюну и пот. Свое ведро он поставил сверху на обмундирование и ботинки.

— И запомни, Хорек вонючий, — приказал, отходя, Магвайр, — как только двинемся отсюда, чтоб ведро тотчас на башке оказалось. Закон есть закон, и приказа я не отменяю. Ясненько?

— Так точно, сэр! — с готовностью выкрикнул солдат.

Когда взвод отправлялся на стрельбище, штаб-сержант разрешил ему оставить ведро в казарме. Но по возвращении, как только солдаты вбежали в кубрик, они сразу же заметили, что у Логана на кровати, прямо на одеяле, стоит новенькое металлическое ведро.

— Это тебе от меня в подарок, — с ухмылкой заявил ему Магвайр. — Вишь, какое новенькое да блестящее. Это чтобы я тебя, дорогой мой, издали видел…

Сложив обмундирование на полу, солдаты снова вытянулись по стойке «смирно», а глазами — все, как один, куда-то в пространство между верхней частью противоположной стены и потолком. Прямо перед ними стоял огромный темно-зеленый стол, из-за которого в этот момент появился старший портной. Был он высокого роста и непомерно тощ, одет в какую-то грязную, всю измятую рубаху и застиранные, висевшие мешком джинсы, подпоясанные узким ремешком неожиданного розового цвета.

Этот человек уже одним своим видом вызывал неприязнь. И не только из-за грязного, затасканного обмундирования. Он был сам весь какой-то грязный и липкий. Длинные, давно не чесанные волосы сальными прядями свивали на воротник и шею, сутулые плечи кособочились, ноги вихляли и волочились. Адамчик вдруг подумал, что он со временем тоже мог бы стать таким же вот страшилищем — тощим, хилым, анемичным. Но ему, видно, повезло. Он вон даже в весе немного прибавил, да и физически окреп, чувствовалось, что недели тренировок не прошли даром, принесли какую-то пользу.

— Так вы уж меня слушайте, мальчишечки, — обратился к взводу старший портной. — Внимательно слушайте, что скажу…

Грязный, неряшливо одетый человек, с лицом сплошь в угрях и прыщах, стоял перед взводом загорелых здоровых парней. Адамчик искоса поглядел на Магвайра. Сержант сидел нога на ногу на уголке широкого портновского стола. Лицо его было спокойно и бесстрастно, только брезгливо опущенные уголки губ выдавали презрение. Солдаты чувствовали это отношение своего командира и постепенно тоже прониклись им. Да и как могло быть иначе? Кто такой был этот портняжка? Штатская шляпа, пиджак занюханный. Его удел — обслуживать настоящих людей, бойцов, морских пехотинцев. Ему за это и деньги платят. Так что, какая же он им ровня? Они ведь совсем другие люди.

Здесь, в присутствии чужака, взвод как бы почувствовал необходимость быть единым целым, сплотить ряды, слиться. Даже Магвайр казался солдатам в эти минуты ближе, он был своим, близким и нужным, тем, без чего они становились вещью в руках этого грязного портного. И солдаты невольно подтянулись, замолчали, даже посуровели.

Тем временем портной, с отсутствующим взглядом стоял перед строем и давил прыщ на щеке. Он уже объявил солдатам, что после того, как с них будут сняты мерки, они должны стать в затылок друг другу вдоль вон того прилавка, где каждому будет выдано по одной рубашке защитного цвета и по одной светлой — для тропической формы. Потом они получат еще зимнее обмундирование — шерстяной китель с брюками и другие вещи. Брать вещи следует того размера, какой нужен, без путаницы. Обмундирование лежит на прилавке стопами, сверху написаны размеры и роста. Брать только то, что сказано, лишнего не хватать.

«Нашел еще что объявлять, крохобор несчастный, — в сердцах подумал Адамчик. — Будто так не ясно. За круглых дураков нас считает, что ли? А может, этот грязный портняжка просто решил поиздеваться над нами? Так пусть побережется, пиджак паршивый. Магвайр ведь кого хочешь на место поставит — хоть новобранца, хоть этого пиджачника. Уж он-то себя ждать не заставит. Тем более что этот грязнуля и в подметки не годится настоящему морскому пехотинцу». Адамчику очень захотелось, чтобы штаб-сержант как-то одернул портного. Уж больно развязно тот себя вел. Забыл, наверно, кто здесь хозяева, а кто им только прислуживает.

Магвайр, однако, молчал. Он сидел себе на столе и посматривал вокруг, пока солдаты становились в очередь, и она медленно поползла вдоль прилавка.

Получив стопку обмундирования, каждый новобранец поднимался с ним на длинное возвышение — что-то вроде узкой платформы, куда уже забрался портной и где он, переходя от солдата к солдату, проверял подгонку, главным образом длину брюк.

Когда подошла очередь Адамчика, портной нагнулся и приложил сантиметр к щиколотке его ноги. Потом, придерживая конец сантиметра на месте, другой рукой провел по внутренней стороне ноги солдата, от щиколотки вверх. Пробежав по брючине, рука уперлась снизу в пах, и Адамчику показалось, будто она там на какое-то мгновение задержалась. Он весь напрягся, не зная, что делать. Но рука уже скользнула вниз, черкнула несколько раз мелком по брюкам и оставила его в покое.

«Интересно, — мелькнуло у него, — давал уже кто-нибудь этому дяде йогой в зубы за такие штучки? Это же надо! Мало того, что всякие штатские пытаются тут командовать солдатами, так они еще и хамство себе позволяют, педики несчастные».

Он поглядел на других солдат. Никто вроде бы ничего не заметил. Адамчик несколько успокоился. В новом обмундировании все выглядели уже совсем по-другому. Наверно, такими и должны быть настоящие морские пехотинцы. И они на них понемножку начинали походить. Вот только на головах вместо красивых фуражек сидели одни околыши с темно-зеленым козырьком и тонким каркасом из белой проволоки — верхних чехлов им еще не выдали, ни зимних, ни тропических. Без них же, с этими смешными белыми венчиками на голове, солдаты выглядели прямо как лики святых на иконе.

Если не считать брюк, тропическое и зимнее обмундирование пришлось Адамчику как раз впору. «Ну, прямо как по заказу», — подумал он, с удовольствием рассматривая выходной китель с лакированным ремнем и блестящей медной бляхой. Он расстегивал и снова застегивал клапаны на карманах, пробовал, хорошо ли пригнан узел галстука и на месте ли фирменная заколка с эмблемой морской пехоты. В новом обмундировании он почувствовал себя не то чтобы сильнее или здоровее физически, но как-то солиднее и увереннее. Ему даже захотелось сойти с платформы и посмотреться в зеркало, чтобы убедиться в том, что он действительно стал другим человеком.

Магвайр объявил, что теперь, когда их отпустят в гарнизонную лавку, они могут купить себе значок за стрельбу — кому какой положен по результатам зачетов. «А мне положен „Отличный стрелок“, — подумал Адамчик и представил себе посеребренный крестик с эмблемой морской пехоты в центре. Неплохо, наверно, будет выглядеть на выходном кителе. Конечно, еще лучше было бы получить в дополнение к этому значку еще и нашивку рядового первого класса на рукав, но это уже из другой области. Это было его мечтой. Приехать домой таким вот бравым морским пехотинцем, в хорошо подогнанном обмундировании, надраенных до зеркального блеска ботинках, да еще со значком за отличную стрельбу и нашивкой в придачу.

«Это ведь все не так для меня, — убеждал он себя, — как для папы с мамой. Чтобы они могли гордиться своим сыном. И чтобы им было приятно, что он стал сильным и здоровым, вон как загорел, да еще в красивой форме». Отец все время был против того, чтобы он завербовался. Но теперь, наверно, и он обрадовался бы. Адамчик знал, хотя отец никогда об этом не говорил и ни за что не признался бы, что того всегда угнетало, что он не бывал на военной службе. Дядя Тэд во время второй мировой служил в армии и даже воевал в Италии. И он всегда старался, чтобы отец ни в коем случае не забывал об этом.

У Адамчика перед глазами возникла картина: отец и дядя сидят за столом на кухне, друг против друга. Дядя небрежно поигрывает красивым брелком: на никелированном колечке вместе с ключами висит маленький номерной знак автомобиля.

— Как это тебе нравится? — вроде бы между прочим говорит он отцу. — Хорошая, брат, штучка. Случись грех, потеряю я эти ключи, так мне и горя мало. Через пару дней, от силы через неделю, получу их по почте. Видишь, на номере сзади выгравировано: «Доставка по почте оплачена. Нашедшего просят опустить в любой почтовый ящик». Вот ведь как! Кто-то подберет, увидит, бросит сразу в почтовый ящик, и, пожалуйста, почтальон уже мне их приносит. А ведь тут ни адреса, ни фамилии. Только номер и все. А зачем нам адрес и фамилия? Лишний соблазн для какой-нибудь хитрой бестии забраться в дом или машину угнать. Нет, нам это все ни к чему. Только номер нужен. Мы ведь ветераны. Номерок сразу в управление по делам ветеранов сообщат, там сверятся, и, пожалуйста, мистер, получите вашу пропажу. Неплохо придумано, а?

Отец не отвечает, он только жалко пожимает плечами.

— Надо бы нажать кое-где, — продолжает дядя. — Я и тебе такую же штуку могу устроить. У меня ведь там связи…

— Да хватит тебе чепуху плести, — вспыхивает отец. — Устрою! Связи! Будто бы любой не может все это сделать. Только заплати, и все дела. Обычная платная услуга.

— Ишь ты какой ловкий! «Обычная»! Нет уж, дудки, брат. Вовсе не любой, а только ветеран. Только ветеранам эта привилегия. Точно!

— А я говорю, нет. Давно уже всем такие номерки рассылают. Приглашают воспользоваться услугой. Я сам месяца два тому назад по почте получил — фотографию номерного знака моей машины и конверт с адресом, чтобы туда деньги вложить и выслать.

— Не верю. Покажи.

— Да я его выбросил.

— Ишь ты какой хитрец!

— Верно тебе говорю. Выбросил. А на кой он мне?

— А если потеряешь ключи? Ты что, не хочешь, чтобы их тебе вернули?

— Да с чего это мне их терять…

— Во-во! Послушайте-ка этого умника, — дядя Тэд, громко смеясь, повернулся к племяннику. — Он ведь никогда ничего не теряет. Какой молодец. Да я ведь, — он снова обращался к брату, — только добра тебе хочу. Мне что ли это все надо?!

— А кто тебя об этом просит? Кто? Будет надо, сам скажу. А пока что оставь меня с этим в покое.

Дядя Тэд еще немного поиграл брелком, потом сунул его в карман.

— Как хочешь, — он немного помолчал. — А то у меня есть там один приятель, мог бы помочь…

* * ** * *

Мать недавно писала Адамчику, что сын дяди Тэда — Стив тоже хотел завербоваться в морскую пехоту, но его забраковали. До этого он уже обращался в вербовочные бюро армии и флота. Даже в береговую охрану поступить пытался. Но с его астмой и плоскостопием разве возьмут? Признали начисто не годным.

«Когда разрешат первый отпуск, — подумал Адамчик, — нужно обязательно съездить повидать дядю Тэда». А может быть, даже дядя сам с семьей приедет к ним, чтобы встретиться с племянником. Но теперь уже, конечно, все будет иначе. Никакая сила теперь не заставит Тома Адамчика вместе с отцом сидеть и безропотно выслушивать бесконечные дядины бахвальства и разглагольствования о том, что такое военная служба и какова солдатская жизнь. Хватит, послушали. Теперь он сам может немало порассказать на эту тему. Правда, дядя Тэд бывал на фронте. Но зато он служил в армии, а не в морской пехоте. Стало быть, и у Тома Адамчика есть свои козыри.

А этот бедняга Стив. Оказался такой рохлей, что его даже в береговую охрану не взяли. Вот здорово бы поглядеть, какое выражение было у дяди Тэда, когда этот его любимчик Стив, предмет вечной гордости и похвальбы, заявился домой с полным отказом в кармане. Все телефоны, поди, оборвал, добиваясь, чтобы его сыночка приняли. Всех на ноги поднял — и начальника вербовочного бюро у них в городе, и службу набора добровольцев в Пентагоне. Всех, всех. Знакомых-то у него действительно немало. Еще бы! Сына такого выдающегося ветерана, такого заслуженного солдата и вдруг начисто отвергли. Да как же можно! Как посмели! Ах, ах!

— Теперь можете спуститься…

Голос портного заставил Адамчика на минуту отвлечься от своих мыслей. Вместе с другими солдатами он по узким ступенькам сошел с платформы. Проходя мимо портного, смотрел в другую сторону.

Встав в строй, солдаты начали снимать новое обмундирование, надевая взамен его уже изрядно истрепавшееся, пропитанное потом рабочее платье. Старая одежда на теле сразу же рассеяла ту атмосферу праздника, приподнятости, которая еще несколько минут назад владела Адамчиком. Он снова почувствовал себя прежним паршивым червем, грязной скотиной в стаде таких же скотов, вонючего быдла. Скотина во взводе скотов, в батальоне скотов, на этом проклятом скотском острове Пэррис-Айленд. Как и все в этом рекрутском центре, он сейчас боялся только одного — оказаться вне выпуска. Как и все, он не знал, не был уверен, сможет ли стать тем, что от него требовалось, — настоящим морским пехотинцем, бойцом и убийцей. Как и всех, его ждал впереди долгий и трудный путь.

И все же, попытался он уверить себя, его шансы были не такими уж мизерными. Стал бы разве корпус тратить зря деньги на выходное и тропическое обмундирование для него, если бы был уверен, что из него ничего не получится?

В последнее время, стремясь как следует взять себя в руки, он принял за правило поменьше думать о вещах, которые находились за пределами его возможностей. Пусть они идут сами по себе. Все равно ведь ничего не поделаешь, так нечего и голову ломать. Будь что будет. Вот и сейчас он постарался выкинуть из головы мысли о выпуске. Зато уж после этого, стучало тем не менее в голове, после этого… И он вновь представил себе, как приезжает домой, как обрадуются родители, как он встретится с дядей Тэдом и этим плоскостопным ничтожеством Стивом… А потом придут школьные товарищи, и он расскажет им, что такое Пэррис-Айленд и какая тут жизнь. Пусть знают.

Размышления вернули в душу Адамчика прежние треволнения и страхи. Вновь стало расти в душе чувство неуверенности в своих силах. Он попытался отогнать тяжелые мысли, снова стал перечислять в уме все те достижения, которых добился за последнее время: зачет по истории и традициям, стрельбище, занятия по штыковому бою, а также и то, что физически он окреп, стал больше верить в свои силы, лучше и быстрее реагировать…

— Ну, что ж, — услышал он снова голос старшего портного. — Пожалуй, на этом и покончим.

— Добро, — отозвался Магвайр, обращаясь скорее ко взводу, нежели к неприятному им всем человеку в грязных джинсах. Он соскочил со стола, ловким движением надел свою сержантскую шляпу, проверил, правильно ли она сидит на голове. Скомандовал:

— Смир-рна! Нале-е-во! По отделениям, на выход… На улице построиться во взводную колонну! Ша-агом а-ар-рш!

Солнце поднялось уже в самый зенит. Маленькое и белое, оно палило так, что асфальт на дорожках становился мягким, как резина, каблуки вязли в нем, как в сырой глине. Магвайр оглядел стоящий по команде «Смирно» взвод…

— Хорек!

— Есть, сэр!

— Мы уже вышли…

— Не понял вас, сэр?

— Мы уже вышли, говорю, скотина. Здесь светло, и я опять вижу твою поганую рожу. А мне это противно. Все равно, что… — Штаб-сержант грязно выругался. — Тебе что, все еще не ясно, мразь?

— Ясно, сэр! Виноват. — Солдат поспешно напялил себе на голову блестящее под лучами солнца ведро, бросил руки по швам и вытянулся смирно. Настоящий зеленый манекен. Робот с металлической головой на плечах. Магвайр подошел к солдату, дважды звонко стукнул стеком по ведру, отчего оно глухо звякнуло. Повинуясь команде, Хорек сделал головой «налево».

— А теперь и вы все, вороны дерьмовые, налево… рав-няйсь! Смир-р-на! Шаго-ом, — оп снова поднял стек над блестевшим на солнце ведром, потом резко стукнул ручкой по его дну и в тот же момент рявкнул: — …арш!



18

Все произошло раньше, чем Уэйт почувствовал, что он что-то сделал. Ему казалось, что он все еще сидит на своем рундуке, размышляя о том, что в общем-то нет ничего удивительного, почему он все время чувствует какую-то неудовлетворенность. Просто дело в том, что все время приходится торопиться — торопиться с улицы в кубрик, где вечно орущие Магвайр и Мидберри уже выкрикивают очередную команду.

Его голова была занята этими мыслями, но в то же время он видел, что Филиппоне снова начал задирать Хорька, пытаясь вызвать его на драку. Подбадриваемый дружками, итальянец старался дернуть Хорька за отвисшую нижнюю губу и при этом со смехом повторял, будто он точно знает, отчего это у парней иногда бывают такие слюнявые рты.

— Пусть только нагнется, — хихикал он, обращаясь к своим прихлебалам, — увидите, как он этими губами…

В следующее мгновение, как будто наблюдая со стороны, Уэйт вдруг увидел себя стоящим со сжатыми кулаками над валяющимся на полу Филиппоне. Закрывая руками окровавленный нос, тот тщетно пытался уклониться от сыпавшихся на него новых ударов, стараясь отползти в сторону. Увесистые удары приходились ему по голове, по корпусу, снова по голове. Четверо новобранцев, повиснув на Уэйте, с трудом оттащили его от трусливо сжавшегося и только закрывающего голову Филиппоне. Одним из четверых был Адамчик. Он был потрясен всем случившимся и только без конца повторял шепотом на ухо Уэйту: «Ну, успокойся же, Джо! Успокойся!»

Сейчас это уже все было позади. Прошел отбой, все утихомирилось. Прочитана ночная молитва, пропела труба за окном. Уэйт лежал на спине, сдерживая дыхание, чтобы казаться спящим, однако сердце все еще прыгало в груди, а в голове был полный сумбур.

Он слышал, как лежащий внизу Адамчик шепотом предлагал ему помощь, уверял, что он всегда может рассчитывать на него. Уэйт даже рассмеялся, и Адамчик обиженно замолчал.

Еще до того как скомандовали отбой, Адамчик украдкой спросил его:

— Боишься?

— Кого?

— Да, Филиппоне, конечно. Кого же еще… Слыхал, как он грозился?

— Да ну его, дерьмо это.

Уэйт храбрился, но чувство страха усиливалось.

— Эта шпана только и может, что грозиться. Йебось знает, что, если полезет, еще получит.

Но Адамчик никак не мог успокоиться, все лез с вопросами. Зачем он ввязался? И почему тогда только сегодня? Что станет делать, если банда Филиппоне возьмется за него всерьез, как это у гангстеров принято?

Уэйт отмалчивался, хотя настырность соседа действовала ему на нервы. Ему надо было побыть одному, подумать, прикинуть, что и как. В конце концов Адамчику надоел этот односторонний разговор, и он отстал от Уэйта.

Когда Уэйт говорил Адамчику, что не боится Филиппоне и его банды, он не кривил душой. Он действительно их не боялся. Гораздо больше беспокойства внушал себе он сам. Вот себя ему действительно следовало опасаться. Он знал, что может не сдержаться, взорваться и наломать дров. И тогда уж все, конечно, будет погублено. Сейчас ему уже даже казалось, что, замахнувшись на Филиппоне, он будто бы пробил брешь в плотине своих чувств, и все, что сдерживалось этой плотиной, теперь хлынуло наружу, брешь расширяется и нет уже сил закрыть ее. Стоит хоть чуть-чуть отпустить вожжи, хотя бы еще на миг потерять контроль, и все окончательно пропало. В голову настойчиво лезло то, что он оставил в прошлом, — мать, Кэролин, работа в мастерской химчистки, вся его жизнь до того, как он очутился на этой узкой солдатской койке и понял, что, оказывается, совсем не знает себя. Всю жизнь он старался сдерживаться, замыкался в себе, не давал выхода внутренним чувствам и энергии. И кто теперь скажет, что произойдет, если он откроет клапаны, выпустит все это наружу.

Он боялся только этого. Банда же Филиппоне была совсем не опасна. В худшем случае накостыляют ему по шее. Не страшился он и Магвайра. Что ему все сержантские угрозы? Даже самая страшная — вышвырнуть в гражданку с волчьим билетом в кармане. Никого он не боялся, только себя. В какое-то мгновение ему показалось, будто койка его потихоньку тронулась с места, поплыла, набирая ход, куда-то вверх и там остановилась, покачиваясь от дуновений ветра. Он чувствовал себя как циркач, сидящий высоко на шесте или идущий по туго натянутому канату под куполом цирка. Одно неверное движение, одна малейшая ошибка, и все будет кончено.

От этих мыслей кровь приливала к лицу, и оно горело, как в огне, лоб покрывали капли пота. А может быть, он заболел? Солнечный удар или что-нибудь еще? Вот было бы здорово. Отправили бы в лазарет, там чистые простыни, удобные кровати, в небольших палатах царят тишина и покой. Если вести себя по-умному, можно долго там проваляться, до тех пор, пока закончится курс рекрутской подготовки.

Повернувшись на бок, он постепенно успокоился и задремал. Ему снилось, будто он забрался на высоченную башню, она качается под напором ветра и ему очень страшно: упадешь — разобьешься насмерть. А ветер все крепчает и все сильнее припекает раскаленное солнце. Страшное белое солнце Пэррис-Айленда, иссушающее тело и душу, расплавляющее мозг и сердце человека и валящее его с ног. Время от времени на солнце наплывает какая-то тень. Подняв глаза, он увидел, что это не тучи, а стая огромных черных птиц, слетевшихся к нему со всех сторон, кружится с криком над головой и закрывает крыльями солнце и небо.

В тот момент, когда он взглянул вверх, одна из птиц вдруг отделилась от стаи и стремглав ринулась вниз. Это был огромный отвратительный орел-стервятник с хищно изогнутым клювом, длинной голой шеей и голодными глазами, которые горели дьявольским огнем. «Лучше бы мне не видеть это чудовище, — пронеслось у него в мозгу. — Будь проклято это любопытство». Не подними он голову, хищник, может, и не заметил бы его, пролетел мимо. Теперь же он мчался прямо на голову. И зачем только он это сделал! Сидел бы да помалкивал. А теперь вот накликал беду на свою голову.

Он тщетно пытался найти какое-нибудь оружие. Платформа, на которой он находился, была совершенно пуста. Да и сам он сидел в чем мать родила. О боже! Он скорее почувствовал, чем увидел, как черное чудовище наверху расправило во всю ширь свои страшные крылья, готовясь к последнему броску. В смертельном страхе Уэйт сделал отчаянную попытку сжаться в комок, затаился, даже дышать перестал, ожидая, голый и беззащитный, того последнего момента, когда чудовищный клюв обрушится на него, размозжит голову, растерзает тело. Он уже чувствовал на себе давящую тяжесть огромной птицы, физически ощущал, как от этой тяжести сдавливается грудная клетка, сплющиваются легкие, останавливается сердце. А птица все наваливалась, она, по-видимому, не собиралась уносить его в своих когтях, не рвала ими его тело. Наоборот, она вроде бы даже начала успокаиваться, старалась поудобнее усесться на своей жертве. Вот черные крылья махнули еще раз-другой и сложились вдоль огромного тела. Вот подобрался и хвост. Уэйту даже показалось, будто он слышит в глубине ее тела какие-то жуткие вздохи, похожие на воркование. «О господи, — пронзила вдруг его страшная догадка. — Да ведь эта гадина приняла меня за яйцо. Она собирается меня высиживать!»

* * ** * *

Если с вечера у него и начиналась лихорадка, то к утру она вместе с ночными страхами совершенно исчезла. Он проснулся опустошенный, будто выжатый. Беспокойные мысли не уходили из головы, они терзали его с той самой минуты, как он открыл глаза, не оставляли в покое, когда взвод шагал на завтрак, за столом и на обратном пути в казарму. Он пытался убедить себя, что нет никаких оснований для паники, что он больше ни за что не допустит подобных выходок и все опять пойдет по-старому. Ведь для этого надо так мало: держать себя все время в руках и не терять головы, что бы там ни случилось. Теперь, когда ему все так ясно и понятно, думал он, автоматически выполняя в то же время команды сержанта Мидберри, надо просто не допускать ненужного возбуждения, стараться не реагировать на всякие мелочи, и все снова пойдет как по маслу. Конечно, надо разобраться в том, что произошло вчера, найти тот момент, который послужил толчком к вспышке, чтобы так больше не получилось. Пусть тогда уж хоть гром греми, его это не застанет врасплох. Выходок, подобных вчерашней стычке с Филиппоне, он больше не допустит. Не имеет права допустить.

В течение всего дня он снова и снова пытался разобраться, что же все-таки происходит с ним.

Это мучало его во время занятий по тактике, потом на лекции по ночному бою и ведению разведки. Постепенно он припомнил и вроде бы очень тщательно проанализировал все случаи, вызвавшие раздражение или хотя бы острое недовольство в последнее время — жалкий юмор сержанта-инструктора на уроке дзю-до, бесконечные занятия по строевой, выстаивание часами по стойке «смирно» и отработка приемов отдания чести, хамское поведение Магвайра, его отвратительные выходки, оскорбления, расправа с Дитаром, ведро на голове Хорька и все остальное. В памяти всплывали и многие другие инциденты, одни более серьезные, другие совсем незначительные, но все одинаково возмутительные. Тем не менее, он, как ни старался, так и не смог себе ответить, почему же все это выбивает его из колеи. В чем все-таки причина? Может быть, это — Магвайр? Это был самый логичный и простой ответ. Действительно, все ведь могло происходить именно потому, что у них со штаб-сержантом не нашлось общего языка. Но тогда почему же его задевает за живое и то, к чему Магвайр не имеет никакого отношения? Может, просто нервы? Хорошо бы, если так. Но даже и в этом случае необходимо не допустить повторения вчерашнего срыва.

В конце концов, он решил, что надо поделиться своими мыслями с «эс-ином». Но, разумеется, не с Магвайром, а с его заместителем — сержантом Мидберри.

* * ** * *

— Но, сэр, — попытался возразить он, — возьмите хотя бы этого Хорька. Его же все время бьют стеком по голове. Разве так можно?

— Ну где же по голове? По ведру. А по ведру совсем не больно. Это же не избиение, а скорее назидание, одергивание. Верно?

— Может, и так, сэр. Только ведь его лупят чаще всего за то, что он путает на строевой. А как же ему не путать, с этим ведром на голове? Он же ничего не видит. Снять бы ведро, так он, может, давно бы уже путать перестал…

— Да ты сам-то в это веришь? — как-то странно улыбнулся Мидберри. — Нет, наверно? Вот то-то и оно. Сам же не хуже моего знаешь, что этот Хорек в любом виде напортачит — с ведром или без него. Ну, куда он годится, сам посуди?

— Не знаю, сэр. Не уверен. — Уэйт вдруг почувствовал, что. теряет почву под ногами. «Легче всего, — подумал он, — свести все снова к обычным насмешкам над Хорьком». А этого как раз он и не хотел. Он знал, что если только не получит ответа на свои сомнения именно сейчас и здесь, то снова будет вынужден ломать голову ночью, метаться в постели, дрожать и мучиться.

— Хотя в общем-то, сэр, — вдруг поправился он, — я все же думаю, что у Хорька могло бы и наладиться, как у всех, сэр, если бы только ему дали хоть самый крошечный шанс. Ну, пусть бы даже полшанса.

— А ведь все это, парень, — перегнулся через стол сержант, как бы стараясь получше разглядеть своего собеседника, — вовсе не то, что тебя волнует по-настоящему. Не с этим ты ко мне пришел, верно? И ответ я тоже знаю — ты считаешь, что сержант Магвайр к вам несправедливо относится? Это ведь тебя беспокоит? Или я не прав?

— По-моему, сэр, об этом не стоит даже и разговор заводить.

Чтобы выиграть время, Мидберри принялся раскуривать большую черную сигару…

— Сержант Магвайр, — через несколько минут начал было он, однако тут же закашлялся, выпустил огромный клуб ядовитого желтовато-серого дыма. Успокоившись, строго поглядел на Уэйта, как бы пытаясь сквозь набежавшие слезы поближе рассмотреть его лицо. Но оно ничего не выражало. Солдат молча глядел куда-то поверх головы сержанта-инструктора. Мидберри положил на краешек стола дымившуюся сигару… — Сержант Магвайр, — повторил он, и в голосе его чувствовалось какое-то странное напряжение, — прослужил в нашем корпусе больше лет, нежели ты недель. Улавливаешь?

— Так точно, сэр!

— Он уже подготовил тут целую уйму таких, как вы. И все это были отличные, первоклассные взводы. Два года уже этим занимается. Семь взводов за ним. А ты тут вообразил себе, будто бы лучше него знаешь, чему и как учить людей.

— Никак нет, сэр! Этого я вовсе не воображаю. Только я не вижу смысла, зачем таких людей, как Хорек…

— Морской пехотинец должен уметь переносить любые испытания. Любые, какие бы ни пришлось! Отсюда и ведро. Сержант Магвайр просто хочет убедиться, на что все же годится этот парень. Что он может выдержать. В общем, проверить, не тонка ли у него кишка. А это, в конце концов, Хорьку же на пользу.

Уэйт почувствовал, что Мидберри начинает раздражаться. Однако он не собирался отступать, идти на попятную, пока не получит ответа на мучавшие его вопросы.

— Вы вот говорите, на что, мол, он годится, сэр. Но в каком это смысле?

— А в смысле способности выносить моральный нажим. Давление, если хочешь. И ты не прикидывайся дурачком, парень. Отлично ведь соображаешь, о Чем идет речь. Сам знаешь, каким должен быть морской пехотинец, какие перегрузки должен выдерживать. Когда человек попадает в бой, на него там сразу же такое наваливается, что только знай держись. И он должен заранее быть готовым к этому. Все выносить, а дело делать. Иначе — крышка. И ему самому, и другим тоже. Но ему-то в первую очередь!

— Это с ведром-то на голове?

Такого Мидберри никак не ожидал. Возмущенный, он вскочил из-за стола, отшвырнув стул, шагнул к солдату:

— Ты мне тут умника не строй! Ишь, червяк паршивый! — он весь даже вспотел от возмущения. — Хочешь схлопотать, видно? Так могу устроить. До вечера будешь на руках выжиматься, остряк сопливый! Ясно?

— Так точно, сэр!

— И заруби себе на носу: когда открываешь свое поганое хайло, не забывай никогда слова «сэр». Ясно?

— Так точно, сэр!

— Твердо уяснил, червяк?

— Сэр! — весь сразу же подобрался Уэйт. — Я твердо уяснил, сэр!

Мидберри перевел дыхание. Взял погасшую уже сигару, немного постоял, держа ее в руках, потом снова положил…

— Хорек в твоем отделении?

— Никак нет, сэр!

— Так чего же ты тогда лезешь?

«Законный вопрос, — подумал Уэйт. — Абсолютно законный».

Молчание новобранца было для Мидберри красноречивее любого ответа. Он отлично знал — их целый год учили этому в Кэмп-Лиджене — главное в любом деле — захватить противника врасплох. Захватил, и сразу же переходи в наступление. Он уже открыл было рот, как вдруг задумался: так то же противника. А разве перед ним сейчас противник?

— Сэр, — наконец нашелся, что ответить Уэйт, — я просто хотел…

Он, очевидно, собрался перейти в наступление. Хочет захватить инициативу. Этого Мидберри допустить не имел права. Да, это был противник, и с ним следовало поступать, как с таковым. Сержант решил положить конец затянувшейся дискуссии. Тем более, что она вроде бы ускользала из-под его контроля. Не хватало еще, чтобы он пошел на поводу у какого-то червяка.

— У тебя что, в своем отделении дел мало? — перебил оп Уэйта.

— Сэр, я просто хотел… Так точно, сэр!

— Вон хотя бы взять Адамчика. Того и гляди, как бы опять вниз не покатился. С ним ведь далеко еще не все в порядке. С ним работать и работать. А кому еще, как не командиру отделения, этим заниматься. Верно?

— Так точно, сэр! Но только я…

— А Пауэре? Он же в строю, как корова на льду. На строевой с ним прямо мука. Особенно в сомкнутом строю. Тоже вот стоило бы тебе обратить внимание. Да и Роудмен. Вон сколько дел в отделении.

— Сэр, я стараюсь.

— «Стараюсь»! Не очень-то стараешься, как я погляжу. Да и у самого тоже не больно-то гладко. На стрельбище совсем неважно себя показал. Что скажешь?

— Так точно, сэр! Неважно.

— То-то и оно. К тому же мне последнее время кажется, будто ты стал вообще крылья опускать. Что с тобой, парень? Грызет что-нибудь, а? Или решил, что, мол, теперь уже все позади и можно малость расслабиться? А может, вообще собрался отбой трубить? Из морской пехоты драпать?

— Никак нет, сэр!

— Что «никак нет»?

— Никак нет, сэр, не собираюсь драпать! А что грызет, меня, так я вам уже говорил… Ну, вот это… про сержанта Магвайра. Как он с Хорьком и другими обращается… И все остальное…

— Это я уже слышал, — резко перебил его Мидберри, выходя из-за стола. — Ты лучше вот меня послушай. Я ведь тебе добра желаю. Сержант Магвайр знает дело, поверь мне. Отлично знает, лучше всех. И тебе вовсе нечего беспокоиться обо всех этих парнях. Пусть сами головы ломают. Лучше всего выбрось из головы всю эту ерунду насчет Хорька, Купера и всяких прочих недотеп. Возьмись как следует за дело, сам постарайся, с отделением побольше работай. И забудь думать, будто у тебя уже все в порядке. Хороший солдат должен день и ночь вкалывать. Особенно молодой. Только попытайся дать слабину, сразу все к чертям развалится. Ясненько?

— Так точно, сэр!

— Ну, вот и добро. — Мидберри хлопнул Уэйта по плечу. — Давай! Всего пара недель-то и осталась. Неужто не постараемся?

— Так точно, сэр, — четко бросил солдат. Однако в душе его этой четкости не было. «Опять все эти пустые слова, — думал он. — Без конца одно и то же. До чего же надоело, просто жуть!» Ему была отвратительна эта вроде бы поддержавшая его рука, только что коснувшаяся его плеча, претили все эти полуответы и полупризнания, которыми щедро пичкал его сержант Мидберри. «Наверно, оп на большее и не способен, — решил в душе Уэйт. — А за ответом надо идти не иначе как к генералу. Или. даже к самому командующему корпусом. Он один, верно, только и знает, что к чему. Все остальные живут лишь приказами».

Мидберри почувствовал, как под его рукой напряглись, будто окаменели, плечи солдата. Пожалуй, все-таки он зря устроил всю эту не очень искреннюю демонстрацию дружеского участия. Нет, видно, у него таланта так вот, как другие, запросто похлопать кого-то по плечу, не вкладывая в это никакого чувства и все же не вызывая ответного холода. А в результате вместо откровенности получается явная неловкость и даже отчужденность. Уэйт же своим поведением только усугубил все это.

— У тебя же раньше всегда все было в порядке, — снова начал сержант. — И мне вовсе не хотелось бы, чтобы ты вынудил Магвайра дать тебе окончательного пинка под зад. Честное слово. Все только от тебя одного зависит.

Уэйт молчал, но Мидберри и не ждал ответа.

— Старайся не отвлекаться, не разбрасываться, — продолжал он. — Только служба, учеба, подготовка к выпуску. И ничего постороннего. В общем, держи хвост пистолетом. Согласен?

Уэйт медлил с ответом. «Ишь ты какой, — думал он в это время. — Доброго дядюшку из себя разыгрываешь. Умного старшего братца. Вот я, мол, какой — душа нараспашку, для брата солдата ничего не пожалею. Ах, ах! Послушать только этого проповедника: жизнь — трудная штука, для всех трудная. Поэтому принимать ее надо такой, какая есть. По одежке протягивай ножки. Каждый должен выполнять свой долг, старайся, и награда найдет тебя. Ищи да обрящешь. Бери поменьше, отдавай побольше. И так далее. До чего же ты, оказывается, мерзкая скотина, сержант Мидберри. А я-то, дурак, приперся за советом».

Вслух же он ответил:

— Так точно, сэр! Я постараюсь!

Мидберри лихорадочно искал, что бы еще сказать этому странному парню. Он понимал (и знал, что Уэйт это тоже прекрасно понимает), что уклонился от искреннего разговора, не ответил солдату на его вопросы, и это угнетало его. Но что же он мог сделать? Как еще поступить? Не мог же, в конце концов, так вот просто взять и заявить: «Да, я знаю, что мой непосредственный начальник штаб-сержант Магвайр буйный маньяк и неисправимый садист и что его давно уже надо в шею гнать с военной службы, а тем более из учебного центра. Так что давай, дружище рядовой Уэйт, выведем все это дело на чистую воду, поднимем на пару шумиху. А в чем, собственно говоря, спросят, проявляется этот садизм? В том, что Магвайр не утирает сопли всякому паршивому червяку, у которого не хватает пороху, чтобы самому преодолеть трудности, сдают нервишки, сыреют портки? Или в том, что он не страдает бессонницей, мучаясь и переживая: что там думают обо мне эти бедненькие новобранцы?»

Рука, все еще лежащая на плече у Уэйта, медленно сползла вниз и безвольно повисла вдоль тела. Мидберри молча отошел к столу, провел языком по неожиданно пересохшим губам. Еще эта дурацкая сигара. Во рту как на помойке. Ему всегда хотелось, чтобы солдаты восхищались им и пример с него брали. А этот вон, за спиной, молчит и смотрит волком. Так ненавистью и исходит, мразь паршивая.

— П-шел вон, — вдруг рявкнул он. — Марш в кубрик!

— Есть, сэр! — Уэйт даже не удивился. Сделав шаг назад, щелкнул каблуками. В тот же миг подумал, что, пожалуй, зря сделал это. Но четко повернулся кругом и быстро вышел из сержантской.

* * ** * *

Не сказав ни слова, он прошел мимо сидевшего Адамчика, обошел вокруг койки и уселся на рундуке. «Ну и дерьмо же этот Мидберри! Такая же дрянь, что и Магвайр».

Адамчик зашевелился на рундуке.

— Что с тобой? — спросил он участливо. — Случилось что?

«Что ему ответить? — подумал Уэйт. — Что сказать? И какими словами?» Он даже не знал, с чего начать. Никогда еще в жизни не чувствовал себя таким дураком, таким слабым и беззащитным дураком, как сейчас.

— Не знаю, — начал было он и снова замолчал. Адамчик пожал плечами, отвернулся.

«И этот тоже, — подумал Уэйт. — Вечно лезет с вопросами. А подождать, когда ему ответят, видите ли, терпения не хватает. Да и нужен ли ему ответ? Ведь просто так спросил, из любопытства. А сам — такая же дрянь, как и все».

Он долго пристально глядел на опущенный затылок соседа, а сжатая в кулак правая рука все била и била в ладонь левой.

Что, собственно говоря, его так уж расстроило? Разве он узнал что-то новое, чего не знал раньше? Всю свою жизнь, сколько он себя помнил, он твердо соблюдал железное правило — нельзя доверять людям. Никому и никогда. У него часто бывало так, что он не доверял даже самому себе. Чего же тогда он хотел от Адамчика или от Мидберри? Кто они ему? Ровным счетом никто. И он для них тоже ничего не представляет. Пустое место! Ноль без палочки! Ну и отлично. Джо Уэйт прекрасно может и сам, за себя постоять.

Мысли бежали, перегоняя друг друга. А рукам нечего было делать. Их надо было чем-то занять. Тогда он вытащил из рундука сапожную щетку, бархотку, банку ваксы и начал, в который уже раз, наводить блеск на выходные ботинки.

Ему всегда казалось, что в такие минуты он принадлежит сам себе, сохраняет какую-то независимость. Раньше, так же вот замыкаясь в себе, он уходил от нудных домашних обязанностей, от работы в мастерской химчистки, от изнурительной правильности своего братца. Зачем-то он вздумал связываться с Кэролин. К чему это? Лишь для того, чтобы пробудить у матери ложные надежды? Зря это все. Он ведь создан только для самого себя, для независимой, вольной жизни, в которой он ни с кем не связан и никому ничем не обязан. Настоящий, закоренелый индивидуалист. Его не волнует, что кто-то заботится о нем, опекает, старается что-то сделать. Он вовсе не собирается давать что-то взамен. А не нравится, пусть оставят в покое, он не будет в претензии. Но и себя ломать не собирается.

Интересно, а что если бы такое отношение, в конце концов, переполнило бы чашу терпения матери и она дала бы ему хорошего пинка под зад? Разве он не заслужил этого? Всю жизнь ведь стремился уйти из семьи, порвать с ней всякие узы. Так что мать была бы абсолютно права. Сколько же еще можно терпеть? Наверное, ей и раньше не следовало позволять ему так вот безвольно плыть по течению, работать спустя рукава и шалопайничать. Он ведь не питал никакого интереса к их семейному бизнесу. И когда надо было улыбаться и угождать клиентам — всем этим безликим людишкам, которые несли в их мастерскую не только грязную одежду, но и деньги, — предпочитал перекладывать все это на плечи брата. Вот уж кто действительно талант по этой части. А он, Джо Уэйт, какими оп талантами обладает? Сам он, во всяком случае, толком на этот вопрос ответить не брался. Знал только, что дома свою жизнь не устроит, ничего не добьется, хоть сто лет просидит. Ему надо было как можно скорее бежать из дома. Семья от этого не пострадала. Наоборот, ей только лучше будет. Лучше и спокойнее, это уж точно. Мать-то всю жизнь твердила, будто он обязан стать хозяином, заниматься мастерской, в общем, делать бизнес. Но не создан он для этого. Не был никогда и не будет хозяином. Конечно, мать была бы счастлива, если бы он хоть в чем-то нашел себя. Ей же, в конце концов, нужно только одно: чтобы ее сын выбрал себе дорогу, прямой и верный путь в жизни.

Да только это все сложно. Как преодолеть ее — эту повседневность жизни? Без нее ведь тоже несладко — он привык к порядку и комфорту, которые порождались именно этой повседневностью, привык пользоваться благами и возможностями, которые она предоставляла (хотя на словах и критиковал ее направо и налево, ворча и демонстрируя свое неодобрение). Попробуй-ка тут вдруг все разом отбросить, отказаться от всего этого и начать трудную самостоятельную жизнь. Он сразу же терялся, решимость оставляла его, и все снова шло, как прежде. Тем более, что он сам толком не знал, чего же хочет, на что должен решиться.

Однажды приятель, работавший на лесозаготовках в Орегоне, написал ему, как там здорово и какой это удивительный штат — Орегон. И он уже было решил отправиться туда, чтобы попытать там счастья. Но не успел еще толком все обдумать, как тысячи сомнений переполнили его душу. А вдруг ему не найдется там работы? Или работа будет, но она окажется еще нуднее и противнее, чем эта химчистка? Выходит, он зря отправится за тридевять земель. Да еще — придется потом с позором возвращаться домой, а этот гнусный братец начнет ему выговаривать, заявит, что он, мол, заранее уже знал, как все получится.

То же самое было и в колледже. Менее чем за два года учебы он дважды менял профиль специализации. Сперва попробовал заняться психологией. Не то чтобы она его очень уж привлекала. Просто казалось, что, изучая человеческую природу, он скорее сможет познать и понять самого себя, выяснить, по каким это там закоулкам бродит его сознание. Однако очень скоро психология ему надоела. Кое-как научившись пользоваться статистическим методом, чертить диаграммы и наблюдать, как белые мыши отчаянно пытаются преодолеть бессмысленную путаницу какого-то особого Т-образного лабиринта (в тот момент ему вдруг показалось, что это не мыши, а он сам запутался в непонятных переходах и тупиках), он понял, что эта наука не для него, и решил посвятить себя философии. Уж здесь-то, думал он тогда, изучая человеческое мышление, мысли и идеи мудрых людей, а не одни лишь физиологические способности их мозга, ему скорее удастся найти решение своих проблем.

И вот на лекциях по истории философии перед ним, как на параде, прошли десятки великих людей: Сократ, который, оказывается, очень любил подковыривать тех, кто задавал много вопросов (а все лишь потому, что не всегда мог на них толком ответить), Платон, предпочитавший уклоняться от острых проблем, Аристотель, который, как Магвайр, стремился к дисциплине ради дисциплины, и многие, многие другие — Гоббс, Спиноза, Лейбниц, Ньютон, Локк, Юм, Кант… Особенно запомнился ему последний. Он, оказывается, мог без всякой на то необходимости подолгу смотреть на часы и к тому же часто оперировал такими категориями, которые породили в душе Уэйта полное отчаяние когда-нибудь что-то понять.

Запомнился ему, правда, Декарт, умевший глубоко вникать в суть вещей и понимавший их природу. Однако и он, как и все другие, был все же чужим и непонятным. Сейчас, вспоминая обо всем этом, Уэйт решил, что великие мыслители, имена которых заполняли страницы учебников и каталожные карточки в библиотеке, остались для него лишь безликими призраками. Такими же, как застывшие в бронзе и железобетоне фигуры морских пехотинцев, водружающих знамя на вершине горы Сурибати.

Потом, уже совсем без надежды на успех, он еще раз сменил профиль и начал заниматься историей, а через семестр — английским языком. Но ни система событий, ни система слов не принесли ему радости и удовлетворения. Он безвольно дрейфовал от дисциплины к дисциплине, не будучи в состоянии самостоятельно принять одно единственное правильное решение — распрощаться с колледжем. Жизнь сделала это за него: в полугодии он нахватал такие оценки, что просто-напросто был отчислен. И это его, в общем-то, не особенно огорчило — к тому времени он уже понял, что надежда закончить университет была для него столь же неосуществимой, сколь и расчеты матери превратить его в бизнесмена на ниве химчистки. Защищенный, как броней, своим цинизмом и безразличием, он принял провал как должное — для него это вовсе не было жизненной катастрофой. Ведь в жизни все оставалось, как прежде. Просто, вместо того чтобы по утрам ездить на занятия, он стал ходить пешком в. свою химчистку и, надевая полиэтиленовые чехлы на еще теплые пальто, костюмы, свитера и платья, чувствовал себя столь же далеко (а может быть, столь же близко) от ответов на свои вопросы, как и во время учебы в колледже. Ему было решительно безразлично, на что уходит время — на сдачу ли экзаменов по истории и философии или на выдачу сдачи клиенту, оплатившему стоимость сухой чистки своего зимнего пальто. Все было одинаково нудно и неинтересно. «Ну и что ж такого, — думал он, — что тут особенного?» И это «что ж тут такого» стало теперь его ответом на все вопросы. Шла ли речь о женитьбе, привычке глядеть, уставившись в упор, качающейся походке или о непонятной сонливости, на все он отвечал только так: «Ну и что ж тут такого?»

Уэйт покончил с одним ботинком, взялся за другой. Набрав на мягкую тряпочку немного ваксы, на минуту поднес ее к носу, с удовольствием втянул несколько сладковатый запах. Этот запах всегда почему-то нравился ему. И не только этот, но и запахи ружейного масла, асидола, простого мыла, всего того, чем пахло в кубрике. Это были, как ему казалось, свежие, чистые, можно сказать, непорочные запахи. Поглядел вокруг, не увидел ли кто, и снова принялся за дело.

Его мысли вернулись к дому. Все же он поступил правильно. Не виноват же он, в конце концов, в том, что обманул их ожидания. Он тут ни при чем. Они сами должны были понять, что он не собирается ограничивать себя рамками семейного бизнеса, точно так же, как и рамками семейной жизни. Тем более, что и в том, и в другом случае в какой-то мере затрагивались интересы не только его, но и другого человека. Как же он мог так вот взять и решить? Даже за одного себя не мог ничего толком решить, а тут еще и за других.

Он подумал, что, собственно, никогда ничего еще не решал сам. Даже вербовка на военную службу, по сути дела, была ему подсказана, это было не его, а чье-то чужое решение. Шаг во имя того, чтобы убежать от матери, брата, Кэролин, от семейного бизнеса. Он надеялся, что на службе ему будет проще и легче, жизнь здесь сама продиктует решения, а ему останется только спокойно следовать по течению. Надо будет просто выполнять чьи-то приказания. Отдавать же их (и стало быть, принимать решения) будет кто-то другой, с нашивками, золотыми листьями или звездочками.

Подумав об этом, Уэйт невольно улыбнулся — оп вспомнил старую шутку о парне, который, забравшись на бугор, прыгнул оттуда в заросли кактусов. Когда его спросили, зачем он это сделал, парень ответил: в тот момент ему это казалось оригинальным и забавным.

Что ж, может быть, так оно и было.

— Дерьмо проклятое, — неожиданно вырвалось у него. В сердцах он швырнул на пол ботинок, вскочил с рундука.

Не ожидавший этой вспышки, Адамчик удивленно поднял голову. Глаза его были широко раскрыты, рыжие брови выгнулись дугой.

— Ты чего это? — спросил он соседа. — Уж коли решил швыряться в меня башмаками, так хоть предупреждай заранее.

— Прости. Я нечаянно уронил его.

— И то верно.

— Это же всякому идиоту ясно…

— Да ты что это? Разве я что-нибудь сказал? — Адамчик даже попытался изобразить на лице что-то вроде улыбки.

— А что же ты тогда сказал?

— Слушай, брось…

— Всякая мразь будет еще тут рот разевать. Я тебя спрашивал? Ну, так и не лезь, воздух чище будет!

— О господи, — Адамчик возмущенно покачал головой, но ничего больше не сказал и отвернулся.

Уэйт продолжал глядеть ему в затылок. Жаль, что этот подонок сразу заткнулся. Теперь вот нет повода врезать ему по дурацкой роже. Так, чтобы напрочь согнать эту фальшивую ухмылку.

Все в этом человеке казалось Уэйту каким-то надуманным, неискренним, фальшивым. У него давно зрело желание узнать, каково же естественное выражение лица у соседа по койке, каково, так сказать, его нутро.

«Тоже мне образина, — с ожесточением подумал оп. — Вечно трясется, как заяц, ни кожи, ни рожи, да еще глуп до невозможности, а строит из себя бог весть что. Этакого хвата, опытного сорвиголову, просмоленного морского пехотинца до мозга костей. Какая только зараза его этому научила? Только уж не Магвайр с Мидберри».

Вслух же он проворчал:

— Ну и зверинец! Паноптикум проклятый, да и только!

Он огляделся вокруг, ожидая, какую реакцию вызовет его реплика, но ни один человек даже головы не поднял. После того, как он отделал Филиппоне, во взводе уже не было охотников заводить с ним спор. И не в силах сорвать на ком-нибудь зло, он бросил неизвестно в чей адрес: «Дерьмо паршивое!»

Теперь он, по крайней мере, знал, что напрасно затеял весь это никчемный разговор с Мидберри. Конечно, ему следовало знать (или хотя бы ожидать), что из этой дурацкой затеи все равно ничего не выйдет. Магвайр ведь им сто раз повторял, что «у нас в морской пехоте назад не ходят». Надо же, черт подери, учитывать эго. А он вот полез! Экий же дурак!

Вот и получил еще один урок: в морской пехоте вопросов не задают. Можно даже представить себе такую картину: Магвайр выстраивает взвод и кричит им в лицо, как всегда:

— Знайте, скоты, и запомните на всю жизнь, что в словаре морского пехотинца нет не только слова «вопрос», но даже такого понятия, как вопросительный знак. Ясненько, черви поганые?

И это говорится прежде всего для новобранцев. Зеленобрюхой скотине не положено спрашивать. Ее удел — выполнять, что приказано. Только это и ничего больше! Хороший «эс-ин» не может даже допустить мысли о каких-то вопросах. Он только изрыгает приказы.

Вон хотя бы в солдатской столовой. Сколько орали на них Магвайр и Мидберри, пока приучили как следует себя здесь вести: входя, разом срывать головной убор, так же резко потом опускать правую руку вдоль бедра и разом, одним движением, класть кепи в задний карман рабочих штанов. Да и потом все делается только по команде — взвод разом поворачивается лицом к раздаточному столу, каждый держит поднос строго перед грудью (обязательно так, чтобы нижний его край находился на уровне пряжки брючного ремня и был параллелен полу) и при этом смотрит только вперед и вверх, над головой кока-раздатчика. Повинуясь команде, солдаты вытягиваются по стойке «смирно» и начинают двигаться четкими боковыми шагами вдоль стола раздачи. Все как один загорелые, подтянутые, чисто выбритые. С неподвижно устремленными куда-то в пространство вытаращенными глазами. Только каблуки с каждым боковым шагом разом щелкают в тишине. В своем темно-зеленом рабочем платье они всегда напоминали Уэйту зеленых уточек, что ползут ровненькими рядочками вдоль задней стенки тира у них в городе. Этакие аккуратненькие зеленые уточки с нарисованными глазками — чик, чик, чик… А бравый «эс-ин» со снайперским значком на мундире уже держит их на прицеле. Бах! Дзинь! И одна уточка готова… Бах! Дзинь! Вторая…

После еды в таких условиях у него вечно ныло в животе. Он никак не мог привыкнуть, что надо стоять в этой идиотской очереди, вылупив глаза и надувшись, как истукан, потом, вытянувшись и прижав локти к бокам, так же молча сидеть за столом. Упаси бог, пошевельнуться или поглядеть в сторону. Недреманное око сержанта сразу же увидит, и тогда держись. Сразу загремит команда. А справа и слева тем временем слышно только, как работают челюстями и постукивают ложками и вилками все эти паршивые черви, сапоги, вороны в дерьме, недоделанные ублюдки, девочки, барышни, кисоньки, подонки… Как все они поглощают еду, старательно жуют и глотают, насыщаются, спеша покончить с тем, что выдано, пока не прозвучала новая команда сержанта и не надо сломя голову мчаться из столовой, чтобы успеть занять место в строю до того, как сержант выйдет на крыльцо.

Ему не раз казалось, когда он стоял с подносом перед раздаточным столом и чувствовал, как в ячейки шлепается порция картошки, кукурузной каши или тушенки, что вся эта их очередь представляет собой нескончаемую карусель, двигающуюся по вечному кругу, и что отныне ему всю жизнь придется делать эти дурацкие боковые шажки, щелкая каждый раз каблуками, и, сцепив челюсти, бессмысленно глядеть в пустое пространство поверх чьей-то ни разу не виденной головы.

Бах! Дзинь! Бах! Дзинь! Бах! Дзинь!



19

После вечерних занятий по тактике взвод затемно возвращался в казарму. Они прошли почти три мили и подходили к казармам. Легкий ветерок с океана приятно обвевал уставшие, разгоряченные лица, зеленые газончики перед побеленными бараками манили своей бархатистой мягкостью. Шагавший рядом со строем сержант Мидберри устал не меньше солдат и уже перестал выкрикивать подсчет, но взвод и без того хорошо держал ногу, четко печатая шаг по асфальту.

Адамчик даже удивился, как это раньше он без подсчета не мог сделать ни одного шага в строю, сразу же начинал путать ногу, наступать соседям на пятки. Теперь же он маршировал, даже не задумываясь. Закрыв на миг глаза, прислушался: топ-топ-топ — били разом в мостовую солдатские башмаки, топ-топ-топ. Чувство растущей уверенности в себе с утра не покидало Адамчика, ему даже казалось, будто он давно уже такой — высокий, несутулый, спокойно марширующий в ногу, что все это давно уже стало неотъемлемой частью его жизни. Как же он ошибался, думая, что ему не суждено стать морским пехотинцем! Да, эти недели здорово изменили его, сделали совсем другим.

— Левое плечо вперед… марш!

Уэйт пропустил команду, сбился с ноги, обернулся назад. Шагавший ему в затылок Адамчик налетел на него, с силой наступил на пятку. Уэйт запрыгал на одной ноге, но другой успел попасть в такт, зашагал дальше.

«Вот ведь не повезло, — подумал он. — Задремал на ходу. Хорошо еще, сержант не заметил. А может, заметил, да промолчал? У этого ведь никогда не узнаешь, что у пего на уме».

Теперь уже он внимательно следил за всем происходящим вокруг. Он пропустил команду вовсе не. потому, что опять, как и все последние дни, ломал голову, не зная, как быть. На этот раз действительно просто задремал, даже глаза закрыл.

Всю эту неделю он почти не спал по ночам. Часами лежал на койке не в силах заснуть, а когда сон все-таки одолевал, сразу же наваливались кошмары — то он тонул, то сгорал заживо или падал в пропасть. Утром он всякий раз чувствовал страшную усталость и разбитость, а потом весь день слипались глаза и не было сил устоять против сонливости.

А тут такая тихая, спокойная ночная прохлада, размеренный ритм марша, неудивительно, что и задремал. Сейчас вон даже шею больно, так мышцы затекли. Вспоминая события последних дней, он подумал, что, кажется, все больше заражается болезнью, за которую все время высмеивал Адамчика, — способностью любой пустяк превратить в неразрешимую проблему, чуть ли не в катастрофу. А ведь ему-то это было вовсе не свойственно. Надо о будущем думать. Осталось всего каких-то одиннадцать дней до выпуска. Одиннадцать дней, и все будет кончено. Прощай, ненавистный остров, впереди большая дорога, и делай, что хочешь.

Останется позади учебный центр, а с ним улетят в прошлое, канут в пропасть и гнетущее настроение, и сомнения. Все улетит прочь. И до этого желанного мгновения всего лишь одиннадцать дней. Стоит ли рисковать всем этим? Надо быть круглым дураком, чтобы в такое время позволить чему-то стать на пути к желанному выпуску. Тем более, что даже толком не знаешь причины этого…

— Слушай команду, — крикнул Мидберри. — Левое плечо вперед… марш!

Уэйт, шедший головным правофланговой колонны, сделал правой ногой еще один шаг, затем полушагами начал разворот, соразмеряя свой темп с темпом того, кто заходил левым флангом.

«Вот так и надо, — поймал он себя на мысли. — Ничего ведь особенного, а все получается хорошо. Не спал на ходу, вовремя услышал команду, четко ее исполнил. Вот все и в порядке. Только будь внимательным. Делай вовремя, что приказано и как приказано, ничего больше».

Взвод подошел к железным ступенькам у входа в казарму, и Мидберри скомандовал остановиться. Затем по команде солдаты, перестраиваясь в колонну по одному, побежали домой. В кубрике горел полный свет. Посредине прохода стоял сержант Магвайр, а вокруг него беспорядочными кучами валялись солдатские мешки. Все они были раскрыты, вещи, вытащенные наружу, валялись как попало — в проходе, под койками, между кроватями. Вдоль среднего прохода стояли десятки открытых рундуков. Полный хаос царил и на койках — постели были сброшены на пол, одеяла и простыни перепутаны, наволочки сорваны с подушек.

Вошедший вслед за взводом Мидберри остолбенело уставился на эту разруху. Затем, спохватившись, приказал солдатам встать у коек, а сам, медленно перелезая через груды валявшихся вещей, подошел к Магвайру. Он глядел на спокойно повисшие вдоль тела руки штаб-сержанта и лихорадочно думал, что же еще взбрело в больную голову этого человека. Может быть, он действительно сошел с ума? Что же тогда следует делать? Как поступить? И если дело дойдет до схватки, если придется связать сумасшедшего, может ли он рассчитывать на кого-либо из новобранцев? Вряд ли, решил он. Надо действовать самостоятельно.

— Это что же стряслось тут у нас? — Мидберри попытался даже изобразить на лице что-то наподобие улыбки. — Бандиты побывали, что ли?

— Ты чертовски прав, будь я трижды проклят. Да только теперь уж он от меня не уйдет. Найду ворюгу во что бы то ни стало…

— Что же пропало? И у кого?

— Часы. Мои часы. Собственные, вот что!

«Бог ты мой, — внутренне содрогнулся Мидберри. — Этого еще нам не хватало. О господи!»

— А не могли вы их где-нибудь оставить? Забыть? Вы уверены, что их украли? И что именно здесь, в казарме?

— Заткнись, сержант. Ишь ты, забыл! Как Вуд свои доллары в тот раз. Так, что ли?

Магвайр резко повернулся к застывшему в молчаливом ожидании взводу:

— Сегодня днем, — крикнул он, — какая-то сволочь унесла из сержантской мои часы. Хотел бы я знать, черви поганые, кто же это из вас осмелился? Кто? — он рявкнул так, что солдаты вздрогнули.

Взвод стоял молча, новобранцы застыли, глядя куда-то поверх головы сержанта, в кубрике повисла зловещая тишина. Мидберри лихорадочно прикидывал, что же теперь будет, как утрясти это дело, как удержать своего старшего от повторения ужасов той ночи. Он тихонько дотронулся до плеча Магвайра:

— Я хотел бы…

— Сержант Мидберри, — спокойно, даже не повернув головы, приказал Магвайр. — В сержантской на столе лежат бланки заявок. На обмундирование и всякое имущество для выпуска. Прошу вас немедленно заняться этим.

— Их же можно сделать и потом. Завтра утром…

— Штаб приказал представить заявки немедленно. И я обещал, что вы сделаете это, как только прибудете. Прошу заняться!

Мидберри был уверен, что откажись он, и Магвайр не стал бы напирать. У него ведь и без того забот хватает. Тем не менее он решил промолчать — начни он сейчас спор, и тогда уж им с Магвайром никогда не найти общего языка. Так что лучше уж сегодня проглотить обиду, чтобы потом действовать наверняка.

— О'кей, — только и ответил он, выходя из кубрика.

Магвайр стоял в самом центре прохода — как раз под затянутой металлической сеткой большой лампой…

— Так вот, черви, — снова заговорил он, на этот раз вполне спокойно. — У кого-то из вас, видать, очень уж ловкие ручки. Тот раз ему сошло, он и решил, что теперь, мол, все в порядке. Можно работать. Так нет же! На этот раз ему крышка. Землю разрою, в гроб вас всех вгоню, но вора, подлюгу, разыщу. Так и знайте, скоты вонючие. На носу зарубите! А ворюга проклятый — вдвойне!

«Спокойно. Спокойно, — повторял про себя Уэйт. — Только не волнуйся, не принимай близко к сердцу. Тебя ведь это не касается. Осталось меньше двух недель. Одиннадцать дней. Только и всего. Спокойно».

Усилием воли он пытался подавить закипавшее в груди странное чувство — что-то вроде смеси страха и ненависти. Он просто должен не реагировать, не обращать внимания. Пусть будет, что будет, его это не касается. Часов он не брал, так что, какое ему до всего этого дело. И что бы ни устроил Магвайр, на что бы ни решился, он выдержит. Должен выдержать. Вытерпят ли другие — Хорек, Купер, Адамчик — это еще вопрос. Но ему до них нет никакого дела. Пусть сами волнуются. Он же отвечает только за себя, и он должен выдержать.

— Я уже без вас прочесал здесь все, что можно, — прохаживаясь вдоль рядов, чеканил Магвайр, постукивая стеком. — Часов тут нет. Стало быть, этот ловкач или успел их уже сплавить на сторону, или же держит при себе. Так вот слушайте приказ, скоты: всем левой рукой расстегнуть подсумок. Только левой, ясно? — Он внимательно смотрел, как солдаты выполняют команду. Даже весь вперед подался, как собака на стойке. — А теперь… смирно! Руки но швам и не шевелись! Пусть только какая-нибудь сволочь шелохнется! Убью на месте! Ясненько?

— Так точно, сэр! — хрипло ответили шесть десятков глоток.

Магвайр подошел к первому солдату и начал тщательно просматривать содержимое подсумка. Затем заставил парня вывернуть карманы рабочей куртки и штанов, а потом спустить до полу штаны и трусы. Ничего не найдя, перешел к следующему, повторил всю операцию.

В подсумке четвертого солдата оказались два шоколадных батончика «Млечный путь». Сержант высоко поднял находку над головой, демонстрируя ее всему взводу.

— Жратву таскает, паскуда, — крикнул он с явным возмущением. — Выходит ты, Шапиро, за столом никак нажраться не можешь. Добавку с собой таскаешь. Чтоб брюхо ублажать. Так, что ли?

— Так точно, сэр!

— Мы тут стараемся с тебя лишний жир согнать, посадили твою раскормленную задницу на диету, а ты, мразь, в лавочку тайком мотаешься, жратву подкупаешь. Сладенького, вишь, захотелось. А?

— Так точно, сэр!

Магвайр с силой ткнул батончиком солдату в нос.

— Ну, так и жри, скотина, раз захотелось. Здесь жри, на месте!

Солдат трясущимися руками взял батончик, начал разрывать обертку. Кулак сержанта мелькнул в воздухе, удар пришелся прямо в ухо. Шапиро охнул, лицо его искривилось от боли.

— Чего развертываешь! С бумагой жри, подонок. Как есть, так и жри. Чтоб сытнее было! Раз такой голодный!

Шапиро откусил, разрывая зубами пропитанную парафином плотную обертку, долго с трудом жевал, пытаясь проглотить, но все никак не мог. Несколько раз казалось, что его вот-вот вырвет, но Магвайр стоял над ним с кулаком, и в конце концов солдат проглотил.

Не поворачивая головы, Адамчик искоса наблюдал за этой отвратительной сценой. Его трясло от страха с той самой минуты, как Магвайр объявил об обыске. И хотя он знал, что не брал часов, от этого вовсе не было легче. Ведь расплата все равно падет на головы всего взвода, страдать придется и правым, и виноватым. Выдержит ли он еще одно испытание, хватит ли сил вынести всю муку с начала и до конца? Он чувствовал, что начинает дрожать все сильнее и сильнее, пытался как можно плотнее сжать колени, что есть мочи прижимал руки к бедрам, но дрожь не проходила, и он со страхом ждал, что вот-вот, как в тот первый день, снова грохнется в обморок. Он даже дыхание задерживал, чтобы преодолеть накатывающуюся тошноту, делал глубокие вдохи и выдохи, но все без пользы.

Больше всего он боялся, что Магвайр опять отыщет его четки. Не глядя в ту сторону, он почти физически ощущал их свернутыми в клубочек («Как змея», — неожиданно подумал он) во втором слева кармашке подсумка. И, наблюдая за тем, как Магвайр издевается над Шапиро, все время пытался представить, что же ожидает его, какие наказания, издевательства, а быть может, даже пытки уготованы ему, что придумает этот садист, когда увидит ненавистные ему четки. И надо же было сунуть их в подсумок. Сержанты не раз предупреждали, что в подсумок ничего нельзя класть, кроме пустых обойм. «Ну какой же я идиот, прости господи! — думал Адамчик. — Сколько меня надо учить, бить, мучить, чтобы заставить хоть немного соображать. Хотя бы уж не повторять раз за разом старые ошибки».

И в то же время в глубине сознания какой-то голос нашептывал ему о святых мучениках, страдавших и умиравших за свою веру, за все то, что было им дорого. «Да только они ведь не таскали четки в подсумках, — отвечал сам себе Адамчик. — И не служили под командой этого сумасшедшего маньяка».

Неприятные звуки прервали его мучительные раздумья. Шапиро рвало. Он кашлял, хрипел, стонал, конвульсии сотрясали плечи, грязные потоки текли по груди в животу. Колени Адамчика едва не подкосились, все поплыло перед глазами. Стараясь сдержаться, он уставился невидящим взором в большое белое пятно на противоположной стене, а в ушах звенело от звуков пощечин, сыпавшихся на беднягу Шапиро. Весь трясясь от страха, Адамчик молил бога, чтобы тот помог ему устоять.

— Свинья супоросая! — орал взбешенный Магвайр. — Паршивый вонючий боров! Тебя бы стоило заставить вы-

лизать всю эту гадость, скотина. А ну марш за шваброй! И чтоб через минуту было чисто! П-шел вон, мерзавец!

«Какой же я дурак, — продолжал мучиться Адамчик. — Думал, что все уже позади, что дело сделано и я уже без пяти минут морской пехотинец. А что на самом деле? Сейчас этот негодяй наткнется на четки, начнет издеваться, терзать. Я, конечно, не выдержу, и все повторится, как в тот раз. Снова я стану всеобщим посмешищем, снова Двойным, а то, гляди, и Тройным дерьмом, подонком, сосунком, вороной на куче дерьма, паршивым, грязным, поганым червяком… Что еще придумает теперь Магвайр? Он ведь ни за что не простит это нарушение. Да и не только это. Он ничего не прощает. Обязательно устроит расправу. Вопрос только в том, что будет на этот раз, как долго будет меня терзать и смогу ли я выдержать».

Адамчик уже почти зримо представил себе штаб-сержанта, стоящего перед ним с четками в руках, видел, как тот поднимает руку для удара, ощущал себя падающим на землю.

«Что же делать? О боже, что мне делать? Как спастись, уцелеть? Ну что плохого в этих четках? За что же муки и эта вечная пытка? За что?»

Мысли его все убыстряли ход, скакали, цепляясь одна за другую, путались, куда-то пропадали и снова возникали.

«А стоило ли вообще, — возникла вдруг странная мысль, — прятать четки от Магвайра? Он ведь не безбожник какой-нибудь. Да и не сатрап тоже. Надо думать, он не казнит тех, кто верит в бога. И не его вина, что рядовой корпуса морской пехоты Адамчик вздумал нарушать установленный порядок, действовать вопреки присяге. Кто разрешил этому Адамчику прятать неположенные вещи в неположенном месте? Так при чем же здесь штаб-сержант Магвайр? На его месте любой „эс-ин“ был бы возмущен не меньше. Хотя бы тот же Мидберри. Правда, Мидберри, возможно, спокойнее реагировал бы на это нарушение. Но это уж не вина, а беда Магвайра, что он так близко принимает к сердцу всякие случайности. Для него любая ошибка — это происшествие».

И вдруг он увидел стоящее неподалеку большое мусорное ведро. Выкрашенное алюминиевой краской, сквозь которую в нескольких местах проступала ржавчина, оно находилось всего в каких-то полутора-двух метрах от его койки, чуть-чуть левее. Бросить туда четки было бы секундным делом.

На мгновение эта мысль показалась ему святотатством. Выкинуть освященные в церкви четки в поганое мусорное ведро! Да как он подумать-то о таком осмелился? А как бы среагировал на такое кощунство его духовный наставник, отец Матузек? Показалось, что он входит в исповедальню, рассказывает все духовнику, пытается выйти. «Нет, нет, — удерживает его священник. — Ни в коем случае. Это же смертный грех. Подумай, что ты делаешь». Но Адамчик не слушает, он выходит из церкви, и тяжелая дубовая дверь бесшумно захлопывается за его спиной.

Неожиданно пришедшая в голову идея уже не оставляла его. «А действительно ли это такой уж грех? — убеждал он сам себя. — Если бы кто-то потребовал от меня публично отречься от веры, предать святого Стефана, побитого каменьями, святого Иоанна, чья отрубленная голова кровоточила на серебряном блюде, или святого Петра, распятого вниз головой на кресте, я с гневом и возмущением бросил бы гордое „нет“. Что бы со мной ни делали, как бы ни пытали, я от веры бы не отрекся. Пусть вырывают ногти, выкалывают глаза, кастрируют, сжигают заживо, бьют камнями и даже бросают в кипящее масло — я не отступлюсь. Это точно. Святые мученики терпели, вытерпел бы и я, если бы потребовалось».

Но здесь-то все совсем по-другому. Разве кто-нибудь требует отречения или самопожертвования? Велика ли доблесть, есть ли хоть малейшая крупица здравого смысла в том, чтобы возводить пустяковое происшествие в какой-то священный принцип? Это же просто смешно (и он даже рассмеялся про себя). Только дурак стал бы упираться. Дурак и святой. Святой и дурак. Вот уж действительно сравнил, поставил на одну ступеньку.

Стараясь не двинуться с места, он осторожно стал протягивать руку в сторону подсумка. Дотянулся и тихо-тихо влез пальцами в кармашек, зацепил нитку бус, вытянул ее. Еще мгновение, и рука опустилась на место, вытянувшись вдоль бедра. Четки лежали в сжатом, потном от волнения кулаке.

Он снова взглянул на ведро и в этот момент заметил внимательно наблюдавшего за ним Хорька. Адамчика даже в холод бросило. «Этот скот, наверно, вообразил, — подумал он, — что я вытащил из подсумка краденые часы». Осторожно разжав пальцы, Адамчик выпустил из кулака крестик и несколько бусинок: пусть видит, что в действительности было у него в руке. Для верности даже незаметно кивнул Хорьку, чтобы тот посмотрел, и с облегчением вздохнул, когда увидел, что на толстых губах солдата мелькнуло что-то вроде улыбки. Слава богу, кажется поверил!

Отведя руку за спину, он переложил четки в другую ладонь. Надо бросить очень точно. Чтобы, не дай бог, не промахнуться. Да и тихо надо все это сделать, без звука. Он снова смерил глазами расстояние. Пожалуй, можно попасть. Подождал еще несколько секунд. Казалось, что крестик и бусинки четок вот-вот расплавятся в его горячей ладони. Надо бросать. Искоса он все время следил за Магвайром и, когда тот подошел к солдату, стоявшему последним в противоположной шеренге, сделал точный бросок. Сердце колотилось как бешеное, пот бежал по спине и струйками стекал между лопаток, но все сошло благополучно, дело было сделано. Четки, описав ровную дугу, неслышно юркнули в ведро. Магвайр ничего не заметил.

Адамчик почувствовал, будто он заново родился. На душе сразу стало легко и спокойно. И неважно, что он совершил богохульство. Зато теперь можно не бояться сержантского гнева. Он снова дышал глубоко и спокойно, странная тяжесть, сковывавшая перед этим руки и ноги, улетучилась без следа. Ему казалось, будто кто-то снял с него чугунные оковы, освободил душу и тело, вернул наконец-то им долгожданный покой.

* * ** * *

Магвайр осмотрел всех новобранцев, но так ничего и не нашел.

— Ладненько, — бросил он свое любимое слово, будто и не был взбешен до предела. — Оч-чень хорошо. Так и запишем. Вы, скоты, поди, думаете, что ваш сержант-инструктор свои часы все ищет. Ни черта подобного. Плевал он на часы. Он признания от вас добиться хочет. Чтобы парень с ловкими руками сам признался. Или кто другой, кто знает. Ну, а раз уж вы не желаете, так пеняйте на себя. И вор, и весь взвод за компанию. Все теперь вы в ответе. И я уж с вас спрошу по-полному. Постараюсь, будьте уверены. В морской пехоте ведь все за одного в один за всех. Один украл, все отвечают.

Он стоял посредине кубрика, уперев руки в бока, покачиваясь на каблуках. Солдаты стояли так тихо, что даже дыхания не было слышно, только пол под ногами у сержанта чуть-чуть поскрипывал.

Адамчик молча молился, выпрашивая у бога, чтобы тот заставил вора сознаться. Пусть даже это будет не вор, пусть кто-то невинный, все равно. Его накажут, он пострадает понапрасну, но это спасет от истязаний целый взвод. За что людям такая мука? И если бы можно было хоть чем-то помочь. Но чем? Да и ему ли это под силу — полудурку недоделанному, как считает Магвайр. Подонку, пытающемуся пробиться в морские пехотинцы. Вот если бы кто-нибудь из тех, кто посильнее, решился, тогда другое дело. Такому парню ведь все равно ничего не сделают. Ну, возьмет он вину на себя, схлопочет что-то, а к выпуску уже опять как огурчик. Да нет уж, где там. У таких духа хватает только слабых обижать. А на большее у них кишка тонка. До чего же он ненавидит этих здоровых, самоуверенных, спесивых нахалов. А еще взводом себя зовут, в одном кубрике живут, одним воздухом дышат. Цыплячье племя. Инкубатор поганый. Курятник. И хватает наглости рассуждать о полковом духе, войсковом товариществе, коллективе. Да какой там, к черту, коллектив! Какое товарищество! У них в кубрике ведь в пору лозунг вешать: «Всяк за себя! Каждый паршивый червяк спасает только свою шкуру!» Да, наверно, и в любом кубрике в морской пехоте тоже. Одним ведь миром мазаны. Верно Уэйт тогда говорил, что тут всяк только себя за человека считает, а другого готов растоптать и в пыль стереть, лишь бы самому выбраться. И растопчет. Как пить дать, растопчет. За медный грош.

— Сэр!

В гнетущей тишине казармы это слово прозвучало как выстрел. Адамчик даже вздрогнул, огляделся, пытаясь понять, кто крикнул. У него вдруг затеплилась надежда: неужели кто-то решился? А может, это сам вор? Чего, мол, ждать — семь бед, один ответ. Все равно рано или поздно… Магвайр ведь поклялся докопаться.

— С-сэр! Ряд-довой Лог-ган просит раз-зрешения об-братиться к с-сержанту!

Потрясенный Адамчик не мог поверить своим глазам, глядя, как Хорек делает шаг вперед, выходит из строя. Подумать только — Хорек. Это же надо! Даже представить себе невозможно! Кто бы мог сказать, что этот слизняк вдруг окажется таким молодцом, примет на себя вину.

Но уже в следующее мгновение радость Адамчика уступила место полному отчаянию. Его как током поразило… Ах, подонок проклятый! Грязный сукин сын! Да уж не удумал ли он… Неужели хочет…

— Выкладывай, да побыстрее, в чем дело. — Магвайр сделал несколько шагов к Логану. — Живо!

— С-сэр! — Солдата всего трясло как в лихорадке. — Я т-только хотел напомнить серж-жанту-инструктору, сэр, не забыли ли вы з-заглянуть в мус-сорную корзину. Вин-новат, в в-ведро, с-сэр.

— Ты что же, видел что-то? Туда что-нибудь бросили? А?

— Н-ник-как нет, с-сэр! П-просто п-подумал… Могли в-ведь…

Хорек с трудом переводил дух. Зубы его стучали, нижняя губа безобразно отвисла, и он ничего не мог с ней поделать.

— Добро, — отрезал Магвайр и поглядел в сторону тех, кто стоял ближе к ведру:

— Уэйт!

— Есть, сэр!

— Вывалить все на пол! Быстро!

— Есть, сэр!

Шагнув из строя, Уэйт ногой расчистил на полу место и опрокинул туда ведро. Затем, поставив его на место, четко встал в строй, вытянулся по стойке «смирно». Магвайр подошел, разворошил ногой кучу, внимательно стал рассматривать. Адамчик глядел не отрываясь, тело его снова напряглось, как будто бы оцепенело. Под ногой у сержанта рассыпались какие-то бумажки, измятые конверты, пропитанные ружейной смазкой тряпки, две баночки из-под смазки, носок, обрывок шнурка и его четки.

— А часов здесь нет! — Магвайр резко повернулся в сторону Логана. — Нет, червячина!

Несколько секунд Магвайр глядел в упор на трясущегося Хорька, потом приказал вернуться в строй. Повернувшись снова к кучке мусора, он опять начал рыться нос-ком ботинка. Адамчик чуть не до крови закусил губу, у него уже не было сил сдерживать рвущееся из груди дыхание.

Отшвырнув ногой четки, сержант поднял голову.

— Так вы, скоты паршивые, со мной шуточки шутить. Играть вздумали! Добро, поиграем. А ну-ка, быстро всем уложить вещмешки! Все, что есть, — туда! Бегом… марш!



20

Взвалив на плечи набитые под завязку вещмешки, солдаты тяжело бежали, описывая круг за кругом вдоль стен кубрика. Тех, кто хоть на мгновенье замедлял шаг, Магвайр крыл площадной бранью, бил куда попало стеком, пинал ногами. Купера он так двинул пониже спины, что бедняга несколько шагов пролетел по воздуху, а потом во весь рост растянулся на полу. Не дав солдату встать на ноги, сержант нанес ему еще несколько сильных ударов. Размазывая по лицу кровь из разбитой губы и слезы, Купер кое-как поднялся и, прихрамывая, побежал дальше.

Первым сдался Хорек. Не пробежав и пяти кругов, он вдруг остановился, уронил мешок на пол, безвольно опустил руки. Подскочивший Магвайр сильно ударил его по затылку, двинул коленом под зад. Солдат с трудом нагнулся, кое-как поднял мешок, сделал еще пару шагов и грохнулся на пол. Взбешенный сержант схватил его за шиворот, рывком снова поставил на ноги и, придерживая в таком положении, попытался тащить. Воспользовавшись замешательством, другие солдаты стали замедлять бег, но Магвайр крикнул, чтобы ни одна скотина не смела останавливаться, и они снова помчались вдоль стен. Магвайр все еще держал Хорька.

— Смирно, скотина! — орал он ему прямо в лицо. — Ты что же это еще удумал? Падать решил, червяк жирный? Стой смирно, мразь! Я тебе упаду! Вон морду как разукрасил, всю красоту потерял. Будешь еще падать, скотина?

— Никак нет, сэр!

— А ну-ка, возьми снова ведро!

— Есть, сэр! — Несколько пришедший в себя Хорек бросился к своей койке, вытащил ведро и вернулся на место…

— Быстро на башку!

— Есть, сэр!

— Теперь возьми мешок на плечо…

— Есть, сэр!

Магвайр внимательно смотрел, как солдат взвалил себе на плечи тяжелый мешок, приготовился, ждал команды. Но сержант наблюдал в это время за взводом. Он видел, что большинство солдат уже еле передвигают ноги, спотыкаются на ходу, тяжело дышат.

— Тпру, стадо! Стой!

Кто-то из бежавших остановился как вкопанный, другие налетели на него, многие чуть не попадали. Еле переводя дыхание, но не опуская все же мешки, они обалдело уставились на сержанта…

— Что-то я гляжу на вас, кисоньки, вы вроде бы заелись тут, что ли. Форму совсем потеряли, — криво усмехнулся «эс-ин». — Пробежали всего ничего, а уж рассопелись, раскряхтелись хуже жирной девки из бабьего батальона. А ведь мы с вами еще только начинаем. Так как же вы, устали или нет?

— Никак нет, сэр, — закричало несколько человек. Другие молча вытирали распаренные, залитые потом лица.

— А может быть, надоело?

— Никак нет, сэр!

— Иль я больно груб и жесток с вами? Как, красавчики?

— Никак нет, сэр!

— Может, и учиться уже невмоготу?

— Никак нет, сэр!

— Не слышу!

— Никак нет, сэр! — взревело шестьдесят с лишним глоток.

— Тогда запомните, черви дохлые, морской пехотинец — это вам не слюнтяй какой-нибудь. Не размазня или там маменькин сыночек. Это — парень, что надо. Кремень! Кремень настоящий. Ясненько?

— Так точно, сэр!

— Такая пробежка для него все равно, что раз плюнуть. Ему с мешком пробежаться — одно удовольствие. Усекли?

— Так точно, сэр!

— Тогда что же, червивое племя, потянем еще или пет?

— Так точно, сэр!

— Опять не слышу!

— Так точ-но, сэр!

— Уверены? Уверены, что потянете?

— Так точно, сэр!

— Абсолютно?

— Так точно, сэр!

— Чего?

— Так точно, сэр! — взвод ревел уже так, что стекла дрожали.

— Ладненько. Поглядим, — Магвайр повернулся к Хорьку. Ведро полностью закрывало солдату голову и даже шею, он ничего не видел. Сержант взял его за руку, поставил в строй.

— Ну-ка вытяни лапу. Вот так! А теперь положи ее этому барану на мешок. Чувствуешь? Вот так и держись. И не забывай про повороты. Внимание, стадо! Приготовились! Бего-ом… марш! Давай, давай, быстрее! Еще быстрее, бараны! Полный ход! Дава-ай!

Солдаты, успевшие слегка передохнуть, ринулись вперед с удвоенной энергией. Но уже на втором повороте произошла беда. Хорек упустил своего поводыря и с грохотом врезался головой в стену. Удар был настолько сильным, что солдат не устоял на ногах и грохнулся на пол. Тяжелый мешок с глухим стуком удал рядом, ведро, грохоча, полетело под чью-то койку. Остальные солдаты даже не замедлили бег — как стадо взбесившихся мустангов, они мчались по кругу, перепрыгивая через упавшего или обегая его стороной.

— Я, что, не говорил тебе, что ли, подонок недоделанный, чтобы ты держался за поводыря? Говорил! — Магвайр топал ногами над лежащим на полу солдатом, брызгая от негодования слюною. — Говорил или нет?

— Так точно, сэр!

— Так какого же ты… Да ты хоть что-нибудь можешь толком делать, дерьмо паршивое? Можешь?

— Так точно, сэр!

— Конечно, можешь! И еще как! Какого же тогда черта ты тут протираешь задницу? Какого, тебя спрашиваю?

— Сэр, я…

— Ты, видать, ждешь, не приснится ли тебе жирная баба? Так что ли, мразь?

Хорек наконец-то поднялся на ноги, вытянулся, как мог, перед штаб-сержантом…

— Так точно, сэр! — заорал он вдруг что было мочи.

Мимо них в это время пробегал Уэйт. Его поразило лицо Логана. В нем уже не было ничего человеческого. «Что же еще выкинет Магвайр? — подумал он. — Где остановится? Неужели он намерен давить этого парня до тех пор, пока тот концы не отдаст? Или свихнется напрочь? Решил, видно, от него избавиться. Но ведь во взводе есть и другие немногим лучше. Да и среди остальных тоже героев не сыщешь. Просто у Хорька свои слабости, а у них — свои».

Лямки вещмешка больно врезались в тело, и Уэйт на бегу попытался подкинуть его немного повыше, повыше к шее. Встряхнул резко пару раз головой, чтобы пот с лица скатился — в свете лампы летевшие капельки пота казались белыми, как молоко. «Беги же! — крикнул он беззвучно сам себе. — Чего ты? Не смей ни о чем больше думать. Это не твое дело. Ты должен бежать. Бежать!»

А Хорек тем временем уже снова бежал. С ведром на голове, уцепившись за вещмешок мчавшегося впереди солдата, он пытался держаться в ногу со всеми, не вываливаться из строя, и хотя и спотыкался, сбивался с ноги, стукался о стенки, но все же бежал.

Адамчик увидел эту пару в противоположном конце казармы, когда пересекал проход, идущий между рядами коек. «Так ему и надо, этому идиоту, — подумал он. — Не рой другому яму — сам в нее попадешь. Вот теперь и получил по заслугам. Полез, умник, с советами, теперь скачи козлом, как дурак».

Ему, правда, и сейчас еще не было ясно, чего хотел добиться Хорек, выскочив с этим мусорным ведром. Может, он и вправду думал, что часы там лежат? Только вряд ли. Надо быть круглым идиотом, чтобы спрятать вещь в таком месте, у всех на виду. Скорее всего, просто решил, что, найдя четки, Магвайр обрушит весь гнев на Двойное дерьмо, сделает его козлом отпущения, и это спасет взвод от общего наказания. В общем, как ни крути, а старался спасти свою шкуру. Разумеется, за чужой счет. Это же так просто и обычно. Но сетовать тут нечего — любой солдат во взводе поступил бы точно так же. Ведь своя шкура всегда дороже. А уж для таких ублюдков, как Хорек, Купер и вся эта прочая мразь из десяти законных процентов отсева, это вообще непреложный закон. Им сам бог велел. Иначе как же им избежать роковой возможности получить пинком под зад? Только вот за такие соломинки и приходится хвататься. Чтобы кто-нибудь другой занял их место в этом десятипроцентовом племени.

«Зато меня уж, — размышлял Адамчик, — в этом никак не упрекнешь. Сколько баллов в свою пользу ни набрал, все только своим горбом, своей головой — зачет по истории и традициям, стрельба и все прочее. Ни у кого не украл, ни под кого не подкапывался. Сволочью не был. Не был и не буду, это точно. И если в конце концов все же попаду в выпуск, буду знать, что добился этого честно, своими силами, не за чей-то счет».

Тем временем, несмотря на истошные крики Магвайра и щедро раздаваемые пинки и подзатыльники, темп бега снова начал спадать. Хорек упал еще дважды, многие солдаты спотыкались, все еле дышали. В этот момент в кубрик возвратился Мидберри.

— Все готово, — доложил он штаб-сержанту.

— Чего? — не понял тот.

— Я говорю, все формы уже заполнены. Можно отправлять…

— Да. — Внимание Магвайра было обращено на солдат, и он даже не вслушивался в то, что говорил помощник. — Эй, вы там, — крикнул он, — ну-ка шевелись. Бегом, бегом! А ты, Вуд, еще раз уронишь вещмешок, получишь такого под задницу, вовек не забудешь. Купер, скотина паршивая, сейчас же перестань выть! И бегом, червячина! Чего на трусцу перешли? Все — бегом!

Мидберри спросил, сколько же времени они уже так бегают.

— Опять начинаешь? — вместо ответа как бы вскользь бросил Магвайр.

— Чего начинаю?

— Да клянчить за это отродье. Поблажку им вымаливать. Скажешь, не так? Вечно лезешь к ним в защитники. А они? Ведь кто-то же из этих подонков знает, где. часы. Знает и молчит. Но уж я им это не спущу. Проклят буду, но дознаюсь, кто украл. Живыми не выпущу…

— Я тебя понимаю, но все же…

— Не вздумай лезть со своими советами. Я ими уже сыт по горло. Опять начнешь талдычить, что, мол, часы — это личная вещь и что нельзя из-за этого весь взвод мордовать. Слыхал я уже эту песенку, надоело. И плевать я на нее хотел. Не в часах ведь дело. И не в том, что они мои. Дело во взводе. Нельзя допустить, чтобы у нас тут сидел ворюга. Все же к черту полетит. Они же завтра, как звери, друг на друга кидаться начнут. Понятно тебе? А если война? Если в бой попадут? Что это за взвод будет? Труба же всем. Сразу конец. — Он на секунду замолчал, как бы переводя дух. Потом заговорил снова, тише, как-то спокойнее: — Да и среди инструкторов тоже ведь такое случается. Ну, подумай сам, сможем ли мы служить, работать вместе, если у нас не будет полной веры друг в друга, если начнем подозревать один другого, бояться, как бы кто тебя не подсидел. Нельзя нам, никак нельзя! Тут только так можно — каждый для другого вроде каменной стены. Только так. Поверь мне, знаю, что говорю.

Эта необычная тирада серьезно озадачила Мидберри, даже как-то выбила его из колеи. Он понимал, что опять проигрывает Магвайру, что должен немедленно ответить, перехватить ускользающую инициативу, но не было ни мыслей, ни слов. Одна пустота и апатия. Он смог лишь спросить, отыскались ли часы, но Магвайр сделал вид, будто не слышит, и он вдруг почувствовал ужасный стыд за этот дурацкий, явно никчемный вопрос, за все свое слабовольное поведение.

Взвод все бегал и бегал. Часы не находились. Мидберри отошел в сторонку и уселся на свое излюбленное место — на край стола для чистки оружия. Дикое упорство Магвайра начинало уже не на шутку пугать его. Необходимо было остановить этого человека, что-то предпринять, пока не поздно. Повторить снова трюк с телефоном сейчас уже, конечно, не удастся. Второй раз штаб-сержант не клюнет. Да и слишком уж прочно связаны они теперь — крах Магвайра будет и его крахом.

Он внимательно смотрел, как мимо, спотыкаясь и толкая друг друга, ругаясь сквозь зубы, проклиная свою судьбу, бежали потные, красные, изнемогающие от усталости новобранцы. Их пальцы, стискивающие лямки вещмешков, побелели от напряжения, головы болтались из стороны в сторону, дыхание стало хриплым, как у загнанных лошадей. Мидберри понимал, что действовать надо немедленно, пока еще не поздно, но все не мог решиться, не знал, с чего начать. Всего лишь несколько минут назад ему казалось, что все уже решено, он готов действовать и никакая сила не заставит его переменить это решение. А теперь вдруг его охватил непонятный страх ответственности, сковал по рукам и ногам, привел в оцепенение волю и разум. Эх, был бы он не на службе, не дежурил бы он в этот день, вот тогда все было бы по-другому. Он просто встал бы и ушел. Все равно ничем не поможешь, так чего уж крутиться. Пусть Магвайр сам выпутывается. А тут вот сиди и наблюдай. Чувствуешь себя во сто крат хуже, казнишься почем зря, а сделать ничего не можешь. Будь это в его власти, он давно бы уже прекратил безобразие. О, будь он старшим «эс-ином», все было бы по-другому. Теперь же…

— Ну, ладно, стадо паршивое, — неожиданно крикнул, как выдохнул, Магвайр. — Встать всем у коек. Положить мешки к ногам…

В душе у Мидберри шевельнулась неясная надежда: может быть, его молчаливое присутствие напомнило штаб-сержанту о том, что было в прошлый раз, и он решил не искушать судьбу вторично?

Но Магвайр уже отдавал новую команду:

— Взять оружие! Быстро, скоты! Шевелись! Становись! Смир-на!

Мидберри потихоньку сполз со стола, подошел к старшему «эс-ину»:

— Может, я их немного погоняю с оружием, а? — Он старался говорить как будто бы между прочим. — А вы пока отдохнете. Устали, поди, жутко?

— Ничего подобного, — оборвал его Магвайр и, повернувшись ко взводу, начал выкрикивать команды одну за другой. Солдаты послушно поднимали и опускали винтовки, перекладывали их с плеча на плечо, брали на изготовку и к ноге. В кубрике только слышалось: «На пле-ечо! К но-оге! Ор-ружие… к осмотру! На кр-ра-аул!» И в ответ разом шлепали десятки ладоней, стукали о пол приклады, звенел металл.

Мидберри как зачарованный глядел на Магвайра. Для этого человека, оказывается, его присутствие ничего не значит. Тьфу, и ничего больше. И попробуй останови такого, когда он вошел в раж. Попробуй стань на его пути. Если только по башке треснуть. С размаху! Да и то еще не известно, что из этого получится. Вон как разошелся. Все забыл, начисто. Действительно, фанатик. Одержимый какой-то.

Сейчас ему было совершенно ясно, что его прошлый небольшой успех, которым он так гордился, на самом деле был чистой случайностью и ровным счетом ничего не значил для Магвайра. И сегодня Мидберри был на том же самом месте, откуда начал. Если даже не дальше. До чего же он глуп и самонадеян, вообразив, будто хоть в чем-то может повлиять на Магвайра. Ничего он не может. Ровным счетом ничего.

От этих невеселых мыслей его отвлек какой-то приглушенный вскрик. Повернув голову, он успел только увидеть падающего головой вперед солдата, услышал глухой стук тела и звон отлетевшей в сторону винтовки.

Подбежав к тому месту, он опустился на колени, попытался перевернуть упавшего лицом вверх. Стоявший поодаль Магвайр даже не пошевельнулся. «Неужели уже поздно? — промелькнула мысль. — Только бы не это. Не хватало нам еще покойника». И он снова и снова клял себя за трусость и нерешительность, за то, что так и не посмел вмешаться в эту чудовищную экзекуцию.

— Да плюнь ты на этого симулянта, — крикнул Магвайр. — Не видишь, что ли, что эта дрянь снова притворяется. Просто я на ходу поддал ему, да попал в приклад, вот он и растянулся…

Лежащий на полу солдат слегка застонал, тело его все время сводило судорогой. Мидберри перевернул его на бок. Глаза у парня были закрыты, широко раскрытый рот с хрипом ловил воздух.

Сержант вдруг вспомнил свой первый день в этом взводе. Припомнил, как Купер явился прибирать в сержантской, как его тогда всего трясло от страха, даже запах какой-то неприятный исходил. Конечно, этому парню нечего было и думать о выпуске. Приходилось лишь удивляться, как он продержался до сих пор. Какой только дурак вообще позволил ему подписать контракт! Ведь даже слепому ясно, что он абсолютно не годен к службе.

Неожиданно Купер затрясся еще сильнее, у него свело одну ногу, другую, потом они обе начали дергаться вперед — назад, вперед — назад, прямо как пара огромных ножниц. И тут же хриплый стон перешел в настоящий вой, высокий и жуткий, как у собаки.

— Кончай притворяться, подонок, — Магвайр слегка наклонился над лежащим. Но солдат бился и выл все сильнее.

— Придержите же ему ноги, — крикнул Мидберри. Магвайр помедлил, но потом наступил ногой на корчившегося от боли солдата, зажал ему ноги своими ногами. Мидберри расстегнул ему рубашку, отпустил ремень, потом стянул брюки вместе с трусами. Дыхание у Купера было неровным, хриплым, и всхлипывания не ослабевали, руки конвульсивно прижимались к низу живота. С трудом оторвав их, Мидберри увидел, что пах у солдата залит кровью, там все набухло и посинело.

— Чтоб ты сдох, подонок паршивый, — прошипел Магвайр. — Пропади пропадом.

Мидберри поднял голову, посмотрел в лицо штаб-сержанту, хотел что-то сказать, но промолчал. «Ладно, успею еще, — подумал он. — Сейчас не время». А вслух крикнул:

— Филиппоне, Уэйт, Нил, ко мне!

Три солдата помогли ему поднять Купера, потащили его из кубрика. Магвайр зашел вперед, открыл дверь.

— Надо бы вызвать фельдшера, что ли, — проронил Мидберри на ходу, но тот ничего не ответил. Купер вдруг рванулся из рук, чуть не упал. Мидберри тихонько похлопал его по руке: — Тише ты. Не брыкайся. — И снова повернулся к Магвайру: — Фельдшера надо. И поскорее…



21

Теперь Мидберри окончательно понял, что не пользуется абсолютно никаким влиянием на штаб-сержанта. Он просто выдумал себе какой-то фальшивый образ этого человека и воображал, будто ему в нем все ясно и понятно. И только сидя в сержантской, после того как санитары унесли на носилках стонущего Купера, он понял, до какой степени заблуждался. Магвайр сразу же потребовал от него, чтобы он отправился в кубрик и постарался убедить всех, кто находился рядом с Купером, что с ним ничего не произошло, а все случившееся является лишь досадным недоразумением. Мидберри возражал против этого, считая, что на солдат вообще не следует давить. В ответ Магвайр рассмеялся ему прямо в лицо:

— А мне, парень, твои эти выходки уже начинают надоедать. Взял моду разыгрывать тут добренького дядюшку. Ладно уж, пока делу не мешало. А сейчас, дружок, этак не пойдет. Того и гляди, налетят золотые козырьки, начнут нос куда не надо совать, камня на камне не оставят, а он тут расселся, строит невесть что. Нет уж, уволь, не позволю я тебе этак распускаться. Не хватало еще, чтоб у нас тут раскопали что-то, да и раззвонили, развоняли бы по всему свету. А ежели мы с тобой начнем в разные стороны тянуть, так и вовсе беды не оберешься. Ты учти; что ищейки эти сразу же за червяков примутся. Начнут под нас копать, расспрашивать, вынюхивать, искать, кто послабее, чтобы побыстрее запищал, стал фискалить, гад. Солдаты, конечно, перетрусят, им бы тут в самый раз с кем-то посоветоваться, спросить, что делать. А к кому же им обратиться, как не к тебе. Ты же всю дорогу разыгрывал из себя защитника против меня. И не тряси головой, знаю, что говорю. Да и ты сам тоже отлично знаешь, что я прав. В общем-то, я в этом особой беды не вижу. Может, даже это и к лучшему, когда такой во взводе есть. Пусть уж лучше к тебе в случае нужды сунутся, чем к золотым козырькам побегут фискалить, провались они пропадом. Да только ты особенно слюни-то не распускай, не вздумай еще, чего доброго, с ними на равные становиться. Ясненько? Послушай этак маленько, где-то немножко пожалей, что ли, посочувствуй, и все. Главное, добейся, чтобы эти скоты не вздумали чего лишнего сболтнуть. Пусть говорят только то, что мы прикажем, и ни полслова больше.

Мидберри не стал с ним спорить, хотя в душе вовсе не собирался проводить эту линию. Он молча стоял у окна, подрезая ногти маленьким ножичком, что висел на колечке с ключами.

— Я ведь тринадцать лет убил, чтобы это заработать, — Магвайр слегка дотронулся рукой до своих нашивок, — теперь вовсе не собираюсь из-за какого-то дерьма начинать все сначала, бегать опять как дурак с пулеметом на плечах. Да и тебя ведь тоже по головке не погладят, коли дело заварится. Это уж точно, помяни мое слово. Эти золотые козырьки, стоит им только дерьмо унюхать, по уши в него заберутся, а потом начнут всех направо и налево мазать, чтобы вони побольше было. Не успокоятся, пока пару сержантов не сожрут, кровушки не напьются. Как же иначе этим лейтенантишкам да капитанишкам себе чины зарабатывать! Только вот так и выдвигаются, на чужом горе и беде.

— Даже и не знаю… — неуверенно начал Мидберри, но Магвайр сразу перебил:

— Как так, не знаешь?! А в рядовые снова хочешь?

— Нет, конечно.

— Вот то-то и оно. А откроется все, так уж тогда не миновать. В лучшем случае выгонят из инструкторов да турнут куда-нибудь в пожарную команду. Тебе это улыбается?

— Ну чего тут говорить…

— Знаю чего. Просто хочу напомнить: нам с тобой сейчас никаких там «если» да «может быть» допускать никак нельзя. Действовать надо, и немедля. Делай все, как говорю, и вот увидишь, все обойдется. Только чтобы без всякого там слюнтяйства. Я тебе сто раз уже говорил и еще раз скажу — в нашем деле середины не бывает. Никаких там половинок. Хочешь жить — действуй до конца! Это запомни. Накрепко! И… давай-ка, парень. За дело!

* * ** * *

Мидберри секунду помедлил перед дверью, зачем-то оглянулся назад, потом решительно толкнул дверь и вошел в кубрик…

— Смир-рна! — Солдаты, толпившиеся за дверью, отскочили кто куда, вытянулись перед вошедшим сержантом.

Заложив руки за спину, Мидберри, медленно шел по проходу. Всматривался в лица, фигуры, выправку. Глаза его автоматически регистрировали непорядок в обмундировании, заправку коек, размещение снаряжения, блеск надраенных ботинок перед рундуками…

Он дошел до середины кубрика, остановился. Подтянутый, наглаженный, спокойный. Его вид подействовал на солдат успокаивающе.

— Вольно, — крикнул он, все еще погруженный в свои думы, не переставая удивляться, как же все это произошло…

«Так вот ты, оказывается, какой, Уэйн Мидберри! Сержант Мидберри, младший „эс-ин“ 197-го взвода. Вот какой на поверку. Ну, да ладно. Какой есть, такой и есть. Другим уж, видно, не буду».

— Вы тут, наверно, парни, — обратился он к солдатам, — разговоры сейчас всякие ведете… Ну, насчет Купера и все такое прочее… Так вот, с ним уже все в порядке. Жив-здоров и вам кланяться просил. Лежит себе в лазарете пока что, да только ничего серьезного с ним нет. Фельдшер сказал, через пару дней выйдет. Просто ему надо немного в себя прийти, успокоиться. Только и всего. Нервишки подкачали…

«Как бы не так, — подумал Уэйт. — Успокоиться ему, видите ли, надо. Это уж точно, успокоиться. Да еще и кое-какие запасные части получить».

— Да, вот еще что, — добавил Мидберри. — Мы все тут люди взрослые, так я хочу с вами кое о чем договориться. У нас ведь задача номер один — стать настоящими солдатами, бойцами морской пехоты. Вы для этого завербовались, верно? А чтобы стать морским пехотинцем, надо немало испытать. Да и пережить кое-что приходится тоже. Поди, уже убедились, что тут у нас не так все легко и просто. Солдатская школа — штука трудная. Не всяк и не всякий барьер с ходу возьмет. Другой раз и попотеть приходится, а то, глядишь, и шишку набьешь, нос расквасишь. Как же иначе. Трудно воевать, а учиться этому еще труднее. Вон вас какая орава — чуть ли не семьдесят душ. В такой куче чего только не случится. Бывают и происшествия, не без этого. И тут ничего не попишешь. А уж заранее и тем более не угадаешь. Вон хоть с этим Купером. Конечно, кому приятно, что так получилось? Да только что тут особенного. Обычное дело. Не то еще бывает. Так что шум поднимать не к чему. Я еще раз говорю — учёба у нас с вами не мед, это верно. А почему? Да потому, что и служба наша — особая. Скажем, в армии или там на флоте оно, может быть, и полегче, там это можно, а нам — никак нельзя. Мы ведь с вами совсем другой народ — морская пехота. Не чета всяким сухопутчикам или матросам. Им можно и слабинку иметь, где-то гайки отпустить, а нам нельзя. Нам это — смерть верная! Вы здесь не первые, в этом учебном центре. Тысячи уже прошли. Многие тысячи. И все они учились так же, как и вы. Без всяких послаблений, До седьмого пота, а иногда и до крови. Зато и выходили настоящими бойцами, отборными солдатами — боевой морской пехотой. Гордятся этим. И вы тоже потом не раз добром нас помянете. С гордостью будете вспоминать, как тут трудились…

Мидберри сделал паузу. Подождал, чтобы солдаты поглубже впитали его слова, чтобы все, что он сказал, осело в их сознании, закрепилось там. Потом продолжал:

— О Купере не беспокойтесь. С ним все в порядке, и нечего зря трепаться об этом. Тем более, что у пас ведь есть забота поважнее — скоро выпуск, вот к чему готовиться надо. Все силы мобилизовать. А с Купером и без нас разберутся. На войне как бывает? Штурмует, скажем, взвод высоту. Половина солдат уже полегла. Но имеют ли право те, кто остались в строю, бросать свое главное дело и кидаться упавших обхаживать? Да еще переживать, как, мол, они. там. Ни в коем случае! Начни они так делать, страшно, что будет. Все полягут, ни один не уцелеет, это уж точно. Значит, так поступать негоже. Для раненых есть санитары, они пусть и заботятся. А взвод должен выполнить задачу — взять высоту, и точка, разбить противника и тем самым спасти не только себя, но и раненых. Вперед, на штурм! Только так в бою. И в учебе тоже. Раз поставлена задача, она должна быть выполнена любой ценой, во что бы то ни стало. Хоть нос в крови и лоб в шишках. Нам вон сколько еще сделать надо. А времени в обрез. Никто ведь из вас, надеюсь, не собирается проваливаться? Не желает пинком под зад отсюда вылететь, верно? Да никто и не вылетит. Будь я проклят, коли не так. Надо только поднажать. Осталось-то всего ничего — меньше, чем пара недель, и вы все уже в выпуске. Настоящие парни! Бойцы морской пехоты! Для этого стоит попотеть. Верно я говорю?

Взвод нестройно прокричал свое «Так точно, сэр», и Мидберри подумал, что можно было бы потребовать и более энергичного ответа, да, пожалуй, сейчас не стоит. Главную задачу он, вроде бы, выполнил, во всяком случае, открытого несогласия никто не выразил. Магвайр был прав, все шло так, как ожидалось. Их волновало вовсе не то, что произошло с Купером, а лишь то, как это происшествие может на них отразиться.

«Этих паршивых червяков сейчас только одно беспокоит: как бы поскорее отсюда выбраться. Выпуск-то ведь уже не за горами, какой же дурак захочет по своей воле его оттягивать, — учил его Магвайр, направляя для разговора с солдатами. — Вот ты на это и нажимай. Вдолби им в башку, что вся их судьба — в выпуске. Увидишь, они на это клюнут, все будет в порядке. Я такое уже повидал. Не впервой».

Тогда, подумал Мидберри, ему казалось, что дело вовсе не в выпуске. Он не особенно верил Магвайру. И, оказывается, зря. Сейчас вот воочию убедился, насколько прав был штаб-сержант, как здорово он разбирается в людях. Там, в сержантской, когда он спорил с Магвайром, ему казалось, что кубрик уже кипит, солдаты негодуют и готовы немедленно предать своих сержантов, выдать их на съедение золотым козырькам. Даже переступая порог кубрика, он ожидал увидеть тут чуть ли не бунт. А что оказалось на поверку? Вот то-то же. Прав, тысячу раз прав Магвайр. Он всегда знает, что говорит. Не то, что другие, вечно живущие в мире иллюзий.

* * ** * *

— А теперь, — крикнул Мидберри, — я хотел бы потолковать еще кое с кем отдельно. Рядовым Уэйту, Адамчику, Логану, Муру, Брешерсу и Тейлору явиться в сержантскую. Остальным — заниматься по плану. Вечером проверю оружие. Чтобы все блестело! И не болтать! Хватит уже, потрепались. Теперь — за дело!

Шестеро солдат вышли вслед за ним из кубрика, прошли в сержантскую, стали в шеренгу вдоль стены. Мидберри скомандовал: «Вольно». Шесть фигур стояли не-подвижно, шесть пар глаз уставились куда-то поверх головы сержанта, уперлись в невидимую точку на противоположной стене.

Улучив момент, Уэйт искоса огляделся, скользнул глазами по лицам остальных. Все они так и дышали уверенностью. И он, черт побери, отлично знал, что это была за уверенность — шесть новобранцев, включая и его самого, были готовы любой ценой выбраться с этого проклятого острова. И не просто выбраться, а уехать с высоко поднятой головой, настоящими морскими пехотинцами. Во имя этого они готовы на все, но только не к тому, чтобы бороться за Купера. Купер для них уже больше не существовал. Он ничего теперь не значил.

Уэйт задержал взгляд на Адамчике. Как ни старался Рыжий, как ни пытался напустить на себя уверенность и твердость, вся эта показуха была как решето. Внутри он оставался тем же трусливым мальчишкой, маменькиным сынком, запуганным и трясущимся. Интересно, о чем он сейчас думает? И что он тогда видел — в тот момент, когда Магвайр двинул Купера и тот упал?

С тех пор, как все это случилось, Адамчик упорно отказывался разговаривать. Все время уходил в сторону. И все же Уэйт был уверен, что он тоже видел все — как Магвайр с размаху двинул Купера ногой в пах, как этот удар переломил солдата пополам, как тот без звука рухнул головой вперед. Конечно, сейчас все это не имело никакого значения. Никто из них все равно не признается, что видел. Даже между собой побоятся говорить. Да и к чему все это? Только попробуй нос высунуть, сразу промеж глаз схлопочешь. Ему казалось, что это — слова Магвайра, что это он их так учил. Но потом решил, что, пожалуй, это не так, Магвайр тут ни при чем, он сам всегда так думал. Верил и сейчас верит в эту житейскую мудрость: хочешь быть целым, не высовывай носа. Так он и Адамчика учил. Вон хоть бы тогда, когда Клейн спятил. «Моя мудрость», — подумал он с горечью. А разве не так? И сейчас она даже правильнее, чем тогда. Сейчас, коли высунешься, так не только промеж глаз схлопочешь, но и башки начисто лишишься. Даром что ли их сюда пригнали? Специально, чтобы проверить, кто может дать слабину, высунуть нос, когда не надо.

Мидберри уселся за стол, поглядел молча на стоящих перед ним новобранцев:

— Я выбрал вас шестерых потому, что ваши койки рядом с койкой Купера и, стало быть, вы стояли в тот раз рядом с ним в строю. А раз так, значит, никто лучше вас не мог видеть, как сержант Магвайр стукнул ногой по прикладу его винтовки, а она рикошетом ударила его в пах. Верно я говорю?

— Так точно, сэр, — разом ответили шесть парней.

— Удар ведь пришелся в приклад, а не в пах? Купер сам налетел на приклад пахом, так?

— Так точно, сэр!

— Сержант Магвайр только хотел поправить его, чтобы он правильно держал оружие. Купер же не понял, сделал резкое движение, отчего и произошел несчастный случай. Я верно все излагаю?

— Так точно, сэр!

— Адамчик, ты тоже согласен?

— С чем, сэр?

— Ну вот, снова здорово. Я ему битый час растолковываю, а он… Подумай еще раз внимательно, парень! Это был несчастный случай или нет?

— Так точно, сэр!

— Что «так точно»?

— Сэр, это был несчастный случай…

— И ты в этом совершенно уверен?

— Так точно, сэр!

— А ты, Тейлор?

— Так точно, сэр!

Мидберри опросил всех шестерых, и все они подтвердили его версию. «Ну и выдрессировал же их Магвайр, — почти что с восхищением подумал он. — Надо же так вдолбить чувство верности корпусу и его чести, ничего не скажешь. Шпарят прямо как „Отче наш“. Без запинки».

— Уэйт!

— Есть, сэр!

— Ты согласен со всеми?

— Так точно, сэр!

— А вот мне твой ответ что-то не нравится. Ты что, не очень уверен?

— Так точно, сэр! Не успел тогда толком рассмотреть. Больно уж все неожиданно случилось. Да и быстро как-то все это…

— Что «все»?

— Ну, этот, сэр… несчастный случай…

— Вон оно как! Не успел, говоришь. Уж не считаешь ли ты, что сержант намеренно двинул этого рохлю? Так, что ли? Отвечай!

Уэйт все еще колебался. Он чувствовал, как в комнате вдруг начала нависать какая-то тяжесть, как напряглись стоящие рядом с ним солдаты. «Все они, — подумал он, — побывали на стрельбище и научились там стрелять, их обучили, как ходить строем, бегать, пользоваться штыком и ножом. При случае они могут швырнуть человека через бедро, сломать ему руку или ногу, выдавить пальцами глаза, размозжить череп, задушить руками. А уж дать сапогом в пах какой-то там грязной сволочи, двинуть его так, чтобы свалился замертво, — этому они и подавно обучены. Как же иначе, коль они — подготовленные убийцы! Отборное войско! Элита! Тогда что же сейчас с ними происходит? Почему так перетрусили? Да потому, что вдруг поняли, что кто-то может открыть рот. Вот хотя бы он — рядовой Уэйт. Откроет рот да и крикнет: „Сэр, этот мерзкий садист, подлый сукин сын сержант Магвайр ни с того, ни с сего развернулся и с ходу засадил бедняге Куперу сапогом в пах. Мы все видели это своими глазами“. Вот было бы здорово. Поглядеть бы на эту элиту, на этих патентованных убийц, как они в штаны наложат с перепугу. В форменные штаны рядовых корпуса морской пехоты Соединенных Штатов. „Ах, нет, нет, сэр! — сразу же завопили бы эти трусливые подонки. — Он все врет, сэр. Не было ничего подобного. Никто вовсе и не бил старину Купера. Просто произошел несчастный случай, сэр, печальное недоразумение, и только. Мы все уверены, сэр, совершенно уверены!“ Наверняка так вот и было бы. Точно!» Вслух же Уэйт ответил:

— Сэр, это был несчастный случай. Я совершенно уверен.

— Ладно, парень, — одобрительно ответил сержант. — Ладненько. Но только намотай себе на ус: ты — командир отделения. Стало быть, лицо официальное, ответственное. А это значит, что ты, черт побери, должен и сейчас, и потом стоять уже насмерть на своем, быть хозяином своего слова. Так как же, еще раз: это был несчастный случай или нет?

На какое-то мгновение взгляд Уэйта встретился с глазами Мидберри. Но тут же вновь скользнул куда-то вверх, на стену. Этот странный допрос уже начинал сбивать его с толку, ему даже подумалось, а не собирается ли сержант действительно выяснить, что же произошло на самом деле. Как будто бы он сам не знал, случайно или нет ударил Магвайр нерасторопного солдата.

Да только скорее всего все это вовсе не так. Мидберри просто-напросто ловит его, проверяет, твердо ли он стоит на своем. У этих «эс-инов» есть, говорят, специальные приемы, как выявлять, кому из солдат можно доверять, а кому нет. И этот из того же теста, что и остальные. Да только и у солдат есть свои приемчики. Что бы ему ни твердили начальники, как бы ни обхаживали, он всегда должен стоять на своем. Таков уж солдатский закон. И рядовой Уэйт должен жить только по нему.

— Сэр, я совершенно уверен. Это был несчастный случай. Купер дернулся назад и прикладом нечаянно ударил себя в пах.

Мидберри даже присвистнул, резко повернулся на стуле и вышел из-за стола. Подошел к окну, посмотрел на улицу, помолчал.

«Он что, разочарован? Недоволен? Ждал другого, что ли? — подумал Уэйт. — А может, все-таки действительно хочет докопаться до правды? Но-но, солдат! Не хватало еще, чтобы ты схватил эту наживку. Тут ведь ухо надо востро держать. А ну-ка, вспомни, как ты тогда попытался пожаловаться ему на Магвайра. Как он тебя отчитал. Вот и теперь то же самое. Попробуй только, распусти сопли, век потом не забудешь. Пусть он какой хочет спектакль разыгрывает, да только ты на это не ловись. Какой бы он там ни был, а все равно „эс-ин“. На такие штучки только дешевка может клюнуть. А мы — ни-ни!»

— Так, стало быть, вы все стоите на своем? — не поворачиваясь от окна, глухо сказал Мидберри. — Это был несчастный случай? Никаких сомнений?

— Так точно, сэр, — разом ответили все шестеро.

— Не слышу!

— Так точно, сэр! — рявкнули солдаты во все горло…

Сержант повернулся к строю, одобрительно кивнул:

— Ну что ж, так и запишем. С этим, стало быть, покончено. Добро!

«Действительно, Магвайр всегда прав, — подумал Мидберри. — Что бы там ни случилось, а солдаты всегда будут твердить одно и то же — несчастный случай, и все. Тут все предельно ясно». Не ясно только, как он сам относится к этому происшествию. Он действительно был в какой-то мере разочарован тем, как вели себя солдаты. Однако в то же время чувствовал и явное облегчение. Что же его разочаровало? То, что Магвайр снова оказался прав? Или то, как трусливо ведут себя новобранцы? А может быть, он надеялся, что теперь в его руках появится улика, которой при случае можно будет пригрозить Магвайру? Что-то такое, что в конце концов уравняет его со штаб-сержантом? Что же касается чувства облегчения, то тут у Мидберри, к сожалению, была полная ясность — если бы хоть один солдат заявил, что видел, как Магвайр умышленно ударил Купера, ему непременно пришлось бы выбирать чью-то сторону. Выступить открыто против Магвайра или же ополчиться на этого парня, во что бы то ни стало заставить его замолчать. И он, как ему казалось, вовсе не был уверен в своем выборе. Как бы все-таки он поступил, если уж быть откровенным? С одной стороны, Магвайр его прямой и непосредственный начальник, и он обязан служить ему верой и правдой. А чем он обязан перед солдатами? Ничем. А перед собой? «Да ну его к черту, — одернул он себя. — На кой это мне нужно, голову ломать. Если бы да кабы… Все уже решилось само собой. Нечего, стало быть, вола за хвост вертеть. Спасибо солдатам, избавили от сомнений. Теперь, надо думать, они на попятный уже не пойдут, будут везде твердить одно и то же. Вот и ладненько. А я стану им подпевать, и дело с концом».

Он давно уже принял свое главное решение. Тогда еще, когда решил стать сержантом-инструктором. Как он тогда радовался! И теперь отступать совсем ни к чему. Зря что ли их тогда учили: кто хочет смыться из морской пехоты, должен сделать это до того, как началась война, и ни в коем случае не после.

— Марш в кубрик и стать там к койкам, — приказал он солдатам. Те быстро вышли. Мидберри направился следом.

Когда он вошел в дверь, взвод стоял по стойке «смирно».

— Очевидно, будет начато официальное расследование, — обратился он к строю. — Понабегут золотые козырьки, начнут всех хватать, допрашивать, уговаривать. Будут из кожи вон лезть, чтобы выбить что-нибудь этакое… В общем, чтоб беду на нас накликать, навредить. Это уж будьте уверены. У них всегда так. Только и стараются, чтобы людям жизнь испортить. Понапридумывали всяких уловок хитрых. Добренькими дяденьками станут прикидываться, обещать черт-те что. Вроде, мол, не бойся, клепай все, что хочешь, мы тебе за это спасибо скажем, а потом в другую часть переведем. А то еще начнут обещать, мол, раньше срока в выпуск поставим, досрочно звание присвоим — рядового первого класса. Только согласись нафискалить на своих, натявкай. А главное, в душу лезть станут, расспрашивать, как и что. И не только про Купера, а и про то, как сержанты-инструкторы с вами обращаются, бьют ли, обижают, как вообще наказывают. Ну и всякое такое.

К чему я это вам все толкую? Да к тому, чтобы вы, парни, наперед знали и помнили: всем этим золотым козырькам на вас ровным счетом начхать. Плевать они на вас хотели с высокой колокольни. Они что, вкалывали тут вместе с вами все эти одиннадцать недель? Жили хоть один час с вами в кубрике? Учились, как вы, с утра до ночи и еще ночью? И беды ваши для них — тьфу да и только! У них своя корысть, одно на уме — на вашем горбу в рай въехать. Какой-то там дурак им намелет с три короба, наплетет, они и рады-радехоньки. Сейчас же все запишут и побегут скорее наверх фискалить. А все зачем? Да чтобы чины понахватать, вверх пролезть. Одно только это у них на уме, ничего больше. Так что еще раз предупреждаю: хотите себе добра, помните — что бы эти начальнички вам ни обещали, что бы ни сулили, хоть чины, хоть златые горы, не поддавайтесь. Стоит только одной шавке тявкнуть, одному гаденышу рот раскрыть, всем вам крышка. Перво-наперво всех вас до единого запишут в свидетели, и пошло-поехало. Сперва следствие, потом доследование, затем суд. А суды у нас тут, знаете, какие? Другой раз не только по неделе, а по месяцу тянутся. И все свидетели, конечно, сидят на месте. Никакого выпуска, никаких назначений. Значит, вон сколько времени вам тут лишнего придется вкалывать. Зря сидеть без дела, конечно, не дадут. Прибавят занятий — строевой, походов, марш-бросков. А когда все это, наконец, закончится, то может оказаться, что взвод-то надо расформировывать. Золотым козырькам наплевать, что вы что-то уже знаете, чему-то научились, да и меж собой притерлись. Распихают куда попало, скорее всего, к начинающим, а это значит, что придется вам все по новой проходить, еще не одну неделю торчать на этом острове. Есть тут такие, кому это улыбается, или нет?

— Никак нет, сэр, — дружно закричал взвод.

— А раз так, то, стало быть, всем надо стоять заодно. Петь одну песню. Покрутятся, повертятся начальнички, да и уйдут ни с чем. А нам только того и надо. Скоро ведь выпуск, дел невпроворот. Зачеты же сдавать лучше всего вместе, своим взводом. Так как, будем сдавать вместе?

— Так точно, сэр! — солдаты заорали что есть мочи.

«Вон как заговорили! Вместе! Как трогательно», — подумал Адамчик. Впервые он увидел, что кто-то из сержантов отнесся к взводу так, будто сам был его неотъемлемой частичкой. И это даже растрогало его, наполнило теплом. Он почувствовал гордость, что тоже является частичкой этого дружного целого. Неужели же его, как и других солдат, сержанты признают уже настоящим бойцом, морским пехотинцем? Не паршивым червяком, дерьмом, скотиной, а подготовленным солдатом. Видят в нем своего, считают, что ему можно доверять, что на негр можно положиться даже. Ну разве не здорово! И все это после случая с Купером. Этот случай как бы сплотил взвод, поставил все на свое место. Сержанты попали в передрягу и сразу почувствовали, что им надо опереться на своих солдат. Во взводе не стало уже ни важных «эс-инов», ни паршивых червей. Все они превратились в одно — в морскую пехоту, бойцов.

— Это что за взвод передо мной? — неожиданно рявкнул Мидберри.

— Сэр, — дружно отозвались шестьдесят с лишним глоток, — это взвод о-дин де-вя-нос-то семь!

Мидберри строжайшим образом следовал указаниям Магвайра. И сейчас лишний раз почувствовал, насколько тот был дальновиден. Да, штаб-сержант Магвайр досконально знал, как управлять новобранцами, как держать их в шорах и направлять туда, куда надо. Ничего не скажешь. Прямо тебе профессор солдатских душ.

— Какой взвод самый лучший здесь на острове, парни?

— Сэр! Взвод о-дин де-вя-нос-то семь!

— Какой взвод будет первым в выпуске?

— Сэр! Взвод о-дин де-вя-нос-то семь!

— В каком взводе лучшие солдаты?

— Сэр! Во взводе о-дин де-вя-нос-то семь!

— Так должны ли вы, парни, гордиться, что служите в этом славном взводе?

— Так точно, сэр!

— Горды? Действительно?

— Так точно, сэр!

— Уверены?

— Так точно, сэр!

От неуемного рева вошедших в раж шестидесяти здоровых парней буквально звенели стекла в кубрике. А сержант все подогревал их.

— Кто сюда припрется завтра совать нос в дерьмо, вынюхивать да подкапываться под нас?

— Золотые козырьки, сэр!

— Они станут науськивать нас друг на друга. Чтобы потом вырядиться в парадные мундиры и просиживать задницы в трибунале. В прохладненьком зале да за хорошие денежки. Будут стараться расколоть нас и сожрать поодиночке. Согласимся мы на это?

— Никак нет, сэр!

— Чтобы нас раскололи и сожрали поодиночке?

— Никак нет, сэр!

— Или же будем все заодно? Один за всех и все за одного?

— Так точно, сэр!

— Покажем им, что такое настоящий взвод морской пехоты. Такой, какого не сколотишь, просиживая задницу в кабинете с кондиционером. Да с маникюром на пальчиках. Верно, парни?

— Так точно, сэр!

— Покажем же им, что такое настоящая морская пехота.

— Так точно, сэр!

— Что настоящий морской пехотинец может вынести все, что он все осилит и еще добавки попросит! Покажем?

— Так точно, сэр!

— И что настоящие морские пехотинцы горой друг за друга?

— Так точно, сэр!

— И что взводу один девяносто семь второй роты первого батальона не с руки всяким там лейтенантишкам да капитанишкам с мишурой на плечах в жилетку плакаться. Что мы сами с усами, за себя постоять можем. Верно?

— Так точно, сэр!

— Ну, так кто же хочет напакостить нашему взводу?

— Золотые козырьки, сэр!

— А кому мы кукиш покажем и ни шиша не расскажем?

— Золотым козырькам, сэр!

— Добро, парни. — Мидберри надел на голову шляпу, вытер пот со лба. — Добро! — Он еще раз глубоко вздохнул. — А оружие у вас вычищено?

— Так точно, сэр!

— Уверены?

— Так точно, сэр!

Сержант посмотрел на часы.

— До отбоя у нас еще девяносто минут… Осмотр оружия, пожалуй, отложим на завтра… — По рядам прошел легкий шумок. Мидберри недовольно повел головой, и он тут же затих. — Этот вечер я дарю вам. Личное время. — Крикнул и сразу же предостерегающе поднял руку: — Но только чтобы тихо. Занимайтесь, кто чем хочет, поболтайте, письма домой напишите и все такое. Но без шума, чтобы соседи не услыхали. Ясненько?

— Так точно, сэр! — радостно заорали солдаты. Несколько голосов даже выкрикнули: — Спасибо вам, сэр!

— «Вам»? — В голосе сержанта снова зазвучало неодобрение. Взвод сразу же смолк. На лицах появились растерянность, тревога.

— «Вам»! Ишь ты! «Спасибо вам». Забылись, черви? Я вам покажу! Чего удумали — «вам»! Смотрите у меня.

Но в тот же момент лицо его снова преобразилось. Гримасу гнева сменила широкая, во весь рот улыбка.

— Ладно уж, черт с вами. Время-то ведь личное. Валяйте! Ну, чего уставились как остолопы? Р-разойдись!

— Есть, сэр! — крикнул взвод, бросаясь врассыпную.

* * ** * *

— Вон он, оказывается, какой, — криво усмехнулся Уэйт, как только за сержантом Мидберри захлопнулась дверь. — Добренькая сестричка, вишь ты. Ну и дает!

Адамчик укоризненно взглянул на соседа. Хотел что-то сказать, даже рот уже приоткрыл, но потом передумал и промолчал. «Странный человек. Вечно над всем насмехается. Ничего святого нет. Как таким людям понять, что у другого на душе. Ну, вот, что хотя бы взвод сейчас переживает. На все ему наплевать. Только себя и знает. Вот уж действительно чужак. Отщепенец какой-то. А еще командир отделения называется».

— Ты чего это рот раскрыл? — неожиданно повернулся к нему Уэйт.

— Да так, ничего…



22

— Так что же я должен делать? — допытывался Адамчик. — Ну скажи ты мне? У тебя ведь всегда на все ответ есть.

Уэйт внешне невозмутимо продолжал заниматься делом — вдевал нитку в иголку. Продел, спокойно завязал узелок, посмотрел, как получилось…

— Дай-ка мне китель, карман что-то прохудился…

Адамчик, сидевший рядом с ним на рундуке, повернулся, взял лежавший на верхней койке китель, подал его хозяину.

— Так как же мне быть?

— Чего ты пристал ко мне? Я ведь только спросил, что ты тогда видел, вот и все. Хотел узнать, что же произошло на самом деле. И твое мнение. Ну, а раз ты не хочешь об этом говорить, так и ладно. Кончим, стало быть, на этом. Дело-то ведь твое.

— Это-то верно. Да только… — уставившись куда-то в пол, Адамчик ломал пальцы. Перещелкал всеми суставами левой руки, взялся за правую. — Будто я не понимаю. Отлично знаю, куда гнешь. И ты тоже знаешь… что я знаю. Ужасно смешно!

— Тогда чего же ты кипятишься?

— Ничего я не кипячусь. Даже и не думаю. Просто я не такой дурачок, как ты считаешь. Не ловлюсь по дешевке. На твой или на чьи еще приемчики.

— Тьфу ты, гад! — Уэйт дернул рукой. На кончике пальца рубиновой точкой наливалась капелька крови. Он сунул палец в рот, пососал. — Какие еще там приемчики? Чего ты мелешь?

— Ты отлично сам знаешь какие.

— Да нет же. Правду говорю.

— А, брось. Просто добиваешься, чтобы я, как последний дурак, высунул башку, а мне ее — тяп! И поминай как звали. Хитрый больно. Подъезжаешь на кривой. Друга-приятеля разыгрываешь. А все только для того, чтоб я первым рот раскрыл. За чужого дядю вылез. Мне потом пинка под задницу, а ты — чист как стеклышко. Будто и знать ничего не знаешь. Как в тот раз, когда я за Клейна пытался вступиться. Думаешь, я забыл? Где ты тогда был? Где?

Адамчик с горечью усмехнулся. Эта усмешка показалась Уэйту фальшивой, надуманной и в то же время нервозной. Однако он ничего не сказал. Молча слушал…

— Я теперь уж не такой дурак, как был, — снова начал Адамчик…

— Это ты так думаешь?

— Ничего я не думаю. Я точно знаю.

— Да нет, я о том, что будто бы я тебя подбиваю.

— А почему бы и нет?

— Да потому, что смысла же никакого нет в этом. Ну какая мне от этого корысть, сам посуди?

Адамчик неопределенно развел руками. Уэйт вздохнул:

— Так вон, оказывается, куда ты гнешь. Мне, мол, высовываться опасно, и без того на волоске повис, того и гляди в выпуск не попаду. Пусть лучше другие, которые понадежнее себя чувствуют. Так ведь, верно?

— А хоть бы и так! Взять вон тебя и меня. Сам знаешь, какая разница. Тебе бояться нечего. Да ты послушай…

— Чего там еще слушать. Сам-то что собираешься делать?

— Нет, нет! И не уговаривай. Я и думать даже не хочу. — Адамчик в возбуждении вскочил с рундука, сделал движение, будто собирается уйти. — Ты что, по правде что-то задумал? Или только делаешь вид, будто собираешься за Купера вступиться? Так я все равно тут ни при чем, и не рассчитывай. Сделай одолжение, оставь меня в покое. Не хватало еще мне в это дерьмо влезать.

Он демонстративно засунул руки в карманы брюк, снова делая вид, что собирается уйти. И снова не ушел…

— Так тебе что, действительно оч-чень хочется узнать, что я тогда видел? — заговорил он после некоторого раздумья. — Хочется? О'кей! Тогда слушай…

Уэйт поднял голову. Его сосед странно улыбнулся, привалился боком к стойке, которая соединяла верхнюю и нижнюю койки, огляделся…

— То же самое, что и ты, вот что, — сказал он негромко. — Точно то же. Вот так-то. Это тебя устраивает?

— Но если ты видел, то, наверно, и другие тоже видели?

— Какое еще там «наверно»? Все точно видели, и сомнений быть не может. Да только что с того? Даже если бы это видел весь взвод. Все равно ведь никто не признается. Даже рта не раскроет.

— А может, раскроют? Ну не все, так хоть кто-нибудь?

— А может, в дерьме изваляются? Никто — это ведь не просто слово. Никто — значит, что ни ты, ни я, ни кто-нибудь третий, у кого есть в голове хоть капелька здравого смысла, не сделает этого. Да это и не играет роли. Ну пусть кто-нибудь и раскроет рот. Пусть даже не один, а двое. Скажем — ты и я. Думаешь, это что-либо изменит? Ровным счетом ничего. Было нас двое, так двое и останется. Ни одна душа не поддержит. И ты это отлично знаешь. Видел вон этих двух — Брешерса и Тейлора? Решился бы на них рассчитывать? Вот то-то и оно. Останемся вдвоем и вылетим оба с острова коленом под зад, а мордой в дерьме. Только и всего.

«Это же надо, — думал Уэйт. — Кроет меня моими собственными доводами. Как будто бы сам себя в записи прослушиваешь. Ничего себе, сыграла судьба шуточку — бумерангом по мне все полетело. Верно говорят, что посеешь, то и пожнешь. Научил на свою голову».

На его лице теперь блуждала легкая улыбка. Она становилась все шире, и в конце концов он рассмеялся вслух, тряся головой от разбиравшего его смеха.

— С чего это тебя раскололо? — удивился Адамчик.

— Да над тобой смеюсь. И над собой тоже. В общем, над всем понемножку. — Он сдерживал смех, постепенно успокаиваясь. Потом посмотрел внимательно на Адамчика и снова взялся за иголку.

— Ничего, в общем, особенного, — сказал он через несколько минут. — Забудь об этом. Смеялся-то я, пожалуй, всего больше над собой. — С трудом проколов плотную ткань, он выдернул иголку, потянул, сделал стежок.

Адамчик вдруг схватил его за руку:

— А ты не крути, — он резко дернул товарища. — Не крути, говорю. Сейчас же отвечай, чем это я тебе смешон? Чем?

— Отстань, — спокойно отмахнулся Уэйт. — беда с тобой, право. Шуток не понимаешь. Легче жить, парень, надо. Легче. С чувством юмора, — он продолжал работать, зашивая разорванный карман. — Ведь коли все всерьез принимать, недолго и шишек нахвататься…

Адамчик все еще не отпускал его руку. Он смотрел, как шьет Уэйт, и все силился понять, что же у того на уме. Но никак не мог решить. Попробуй пойми этого человека: то он вроде бы прямо рубаха-парень, все ему трын-трава, то вдруг начинает на полном серьезе за Купера заступаться, а потом ни с того ни с сего хохочет. А может быть, все это просто проверка? Может, он хочет выяснить, что за человек этот Адамчик? Что из него можно выжать? От таких всего ведь ждать можно, того и гляди вокруг пальца обведет. Все чего-то крутит, дураков из умных делает. Да еще при этом норовит на чужом горбу в рай въехать — пусть, мол, дураки стараются, шею под топор подставляют. А он, умник, всегда в сторонке, только посмеивается. Да уж чувство юмора у таких типов развито здорово, ничего не скажешь. Все мы для них только объекты для проделок и насмешек, не более. Всю ночь, наверно, может о Купере рассусоливать, а самого все это и на ломаный грош не трогает. Он ведь сам ничего делать не собирается, что же не потрепаться. Не попытаться кого-нибудь другого втравить. Авось получится, риск-то невелик.

Протянув правую руку, Уэйт расцепил сжимавшие кисть левой руки горячие Адамчиковы пальцы, снял его руку:

— Говорю тебе, забудь обо всем этом. Я ведь просто так. Спросил только. А теперь — ступай. Ладно?

Ничего себе, пошутил, называется. Адамчик чуть не взорвался. Его просто трясло от обиды, распирало от возмущения за свою тупость, за то, что он так глупо позволяет этому парню водить себя за пос. Вынюхивал, выспрашивал, делал вид, будто всерьез озабочен, что-то думает, решает. А сам тем временем, оказывается, просто китель зашивал и от нечего делать решил маленько потрепаться. Ну и тип. Прикидывается, что сочувствует, а сам в душе, поди, все время издевается. В конце концов даже не удержался, хохотать, подонок, начал…

— Видишь, у меня дел по горло, — говорил ему Уэйт. — Да и тебе, наверно, тоже чем-нибудь заняться надо бы. Чего сидишь?

Это переполнило чашу терпения Адамчика.

— Ах ты, двуличная сволочь! Мразь! Дрянь! — взорвался он. Рванув что есть силы, он выдернул из рук Уэйта его китель, швырнул на пол. Его всего трясло от бешенства. — Подлюга фальшивая! Вот ты кто — фальшивая подлюга!

Уэйт даже не шелохнулся.

— Положи китель на место, — ровным голосом сказал он.

— Только и умеешь, что болтать, — не мог сдержать своего гнева Адамчик. — Людям в душу лезть да поганить. А у самого только слова. Одни слова. Кроме слов, ничего за душой нет!

— Тебе что сказано: сейчас же положи китель на место! А не то пожалеешь!

— Ну, конечно же! Как же иначе. Вишь, задница здоровая выискалась. Любому покажет, как же! Да только не больно задавайся. Коли ты такой умный да сильный, чего же вокруг меня весь вечер увивался? Чего крутил? Шел бы сразу к Магвайру, да и выкладывал! Ну как, пойдешь? Черта лысого! Такие, как ты, никуда не ходят. Кишка тонка. Одно цыплячье дерьмо внутри, ничего больше.

— Не заставляй меня вставать, — все еще сохраняя внешнее спокойствие, процедил Уэйт. — Добром прошу. Не то плохо будет. Я ведь серьезно. Так дам, что и костей не соберешь. Ну!

— Ах, какие мы здоровые да грозные. Большой белый босс. Да я…

— Последний раз говорю: подай китель…

Протянув руку, Уэйт ждал. Адамчик даже не пошевелился. Он вдруг почувствовал, как затихло в кубрике, как десятки глаз сверлили его спину, ожидая, чем же все это кончится. Многие солдаты, как по команде, придвинулись к их койкам, образовав широкий полукруг. И от этой тишины злоба, так резко рванувшая минуту назад его сердце, вдруг сразу куда-то ушла, и вместо нее осталось только ощущение ужасной слабости и пустоты. Ну зачем он все это затеял? Что ему надо? К чему все это?

— Да ну тебя к чертям собачьим, — нагнувшись, он поднял с полу китель, швырнул его Уэйту. — Связываться не хочется. Стоило бы уж…

Протискиваясь сквозь сгрудившихся солдат, он услышал, как ему вдогонку кто-то присвистнул, другой хохотнул, мяукнул… Чьи-то пальцы больно ущипнули за руку, толкнули в бок.

— Ух ты, парень! Ну и трус! Истинно Двойное дерьмо. Да еще и брюхо желтое…

Обойдя вокруг коек, он подошел к окну, невидящим взглядом уставился в стекло. Слышал, как в его адрес выкрикивали новые оскорбления, как над ним открыто глумились. Постепенно насмешки затихли, сменились обычным негромким гулом голосов, и Адамчик перевел дух. Вроде бы и выбрался. Да только кого он этим обманул? Все видели, какой он трус. Последний жалкий трус, другого имени нет. Пыжился, хорохорился, а чего добился! Только окончательно все напортил. Был и будет впредь Двойным дерьмом. Другого и не достоин. Жалкий бесхребетник. Подонок. Ворона в дерьме. Почему бы Уэйту и не смеяться над ним? Вон весь взвод теперь хохочет. И сержанты тоже. И Магвайр, и Мидберри. Как бы он ни старался, что бы ни делал, а как был, так и останется дерьмом, козлом отпущения. Таким же парией, как Хорек и Купер. Десятипроцентник несчастный. Все, поди, уверены, что кому-кому, а уж ему-то никак не суждено в выпуск попасть. Кишка, мол, тонка. Не из того материала сделан, что надо.

— О господи… — прошептал он со вздохом. Что есть силы уперся в подоконник кулаком, деревянный край больно врезался в руку, и от этого сразу стало легче. На глаза навернулись слезы, щеки начали гореть, в горле будто напильником прошлись. До чего же в этот миг он был сам себе противен! Чем такое терпеть, не лучше ли застрелиться. Разом покончить со всеми мучениями. Или бежать прочь из этого отвратительного кубрика. Бежать куда глаза глядят. А то еще можно утопиться. Пускай акулы сожрут, все не так мерзко будет…

Долго еще стоял он так у окна, то проклиная, то жалея себя, возмущаясь и прощая. Слышал, как за спиной Уэйт полез в рундук, видно, собираясь в душевую. «О боже, — мелькнула тут же мысль, — до чего же он ненавистен мне. Да и не только он один, а все они, отвратительные, злобные, жестокие люди, сержанты или червяки, все едино, вся эта мразь. Все они заодно, только и делают, что стараются любой ценой не допустить меня до выпуска, не дать мне стать таким, как все. И совершенно ясно почему. Да потому, что я им всем ненавистен. С первых же дней появления здесь и до этой вот последней минуты. Ненавистен из-за рыжих волос, молитв, четок, да из-за всего буквально. Что бы я ни говорил, что бы ни делал — все встречается в штыки. Взвод считая и считает меня чужаком, не желает допускать в свои ряды, вечно отталкивает. А ведь я так старался — и на стрельбище, и на занятиях по истории и традициям, везде, везде. Они видят, что я не совсем уверен в себе и в своих силах, вот и делают все, чтобы окончательно сбить с толку, отталкивают, не желают оставить мне даже самого мизерного шанса на удачу. Да и какое им дело до меня. У них же одно на уме — сломать, растоптать, отбросить прочь чужака. У всех у них, а у Уэйта в особенности. Только за свою шкуру и трясется, о себе только и думает. Как и все, ищет, за чей бы счет выкарабкаться, удержаться на поверхности. Они же рады бросить меня на съедение Магвайру, пусть жрет, лишь бы на них поменьше внимания обращал…»

Рукавом рабочей куртки он вытер глаза, поглядел на кулак. Сжал и снова разжал. От упора в подоконник костяшки покраснели, даже больно стало. «Ну и дурак я был бы, если б решился. А эти мерзавцы уже и рты пораскрывали в ожидании спектакля. Надеялись, видать, что Уэйт меня так измолотит, что впору будет в лазарет отправлять. Им только того и надо — проваляюсь, от взвода отстану, глядишь, и отчислят. Да черт с ними со всеми. Я вовсе не обязан кому-то доказывать свои права. И уж, во всяком случае, не этому сброду. Надо будет, с Уэйтом и потом посчитаюсь, после выпуска. Конечно, если это будет необходимо. Да только уж я сам решу, когда и где. А не когда этому сброду заблагорассудится. Вот наберусь сил и опыта, тогда и посчитаюсь. Ишь ты, больно умные выискались. Да только и я не дурак. Стану зря силы тратить, когда их надо для дела беречь, к выпуску готовиться. Вот где надо постараться, а не в драке, где всякий дурак может выкладываться. Зато уж как попаду в выпуск, так всем нос утру. Всем этим умникам, я им докажу, куда следует силы употреблять. Тем более что, в общем-то, не в силе дело. Пусть я не такой уж здоровый, да тоже парень не промах. Я в своем деле силен. Какой-нибудь дурак все, знай, в драку лезет, а что толку. Дела-то не знает, пользы не принесет. А я не боюсь: пусть и побьют, так что особенного? С меня как с гуся вода. Давай еще, я жилистый, все выдержу. Меня так просто не сломаешь. Все вытерплю, а своего добьюсь. Главное сейчас — выпуск. Тут я сил уж не пожалею. Вот увидите. Рядовой Адамчик будет в выпуске, чего бы то ни стоило».



23

Сидя один в сержантском клубе, Мидберри снова и снова переживал события прошедшего дня. Он все отчетливее понимал, что, пожалуй, никогда еще за время службы не приближался так близко к грани, за которой был срыв, пропасть, катастрофа, как сегодня.

Почему же все так получилось? Что с ним вообще происходит? Он ведь уже не мальчик, хорошо знает свое дело, старается. Что же тогда мешает ему отдавать все силы только работе и не ломать голову над всякой ерундой? Проще сказать, быть таким, как все, как десятки других сержантов-инструкторов, которых он знает. То, что он молод (во всяком случае, моложе Магвайра), никакой роли в данном случае не играет. Ведь сомнения в том, правильный ли он выбрал путь, начали одолевать его задолго до назначения в этот взвод. Он пытался заглушить их, убеждал себя, что не несет никакой ответственности — все решает начальство, золотые галуны, а он лишь исполняет, что приказано. Но и это не помогало. Снова и снова повторял он себе, что таким, какой он есть, он стал не по своей воле, его сформировал корпус, а он-то уж знает, какие кадры ему нужны. Однако и это не приносило облегчения, и он опять ловил себя на тревожной мысли: что бы ни думали и как бы ни решали другие, он отлично знает, что поступает не так, как следовало бы, все время допускает грубые ошибки и из-за этого постоянно терзается сомнениями. Сейчас ему уже казалось, что он вообще запутался в своих ошибках, что неверен каждый его шаг, каждый поступок.

Взять хотя бы эту унизительную беседу с Уэйтом. Как мог он, сержант-инструктор, позволить новобранцу так вот разговаривать со своим начальником? Да и вообще, какой уважающий себя «эс-ин» допустит, чтобы солдат столь бесцеремонно приперся в сержантскую и начал ни с того ни с сего выкладывать свои претензии? И еще таким тоном, будто следователь на допросе. Взять хотя бы сержанта Кирнана из соседней роты. Да он и близко бы не подпустил к себе этакого болтуна. Или Шрамм, Крэтис, другие «эс-ины». Один только жалкий хлюпик Мидберри может стерпеть подобную наглость. И не только в случае с Уэйтом. Это была последняя капля. А сколько их было до этого? Почитай, с самого первого дня во взводе. Не зря Магвайр предупреждал — доведет он себя до беды! Ох, доведет! Это уж точно.

— Может еще одну, сарж16От английского «sergeant» (произносится сарджент).? — спросил бармен.

Мидберри пододвинул бармену пустую кружку. Вытащил из карманчика брелок с ключами, раскрыл ножичек и начал подрезать ноготь на мизинце. Мягко скользнув по полированной поверхности стойки, подъехала пущенная опытной рукой кружка с пивом. Хлопья пены, опадая, свешивались через край, медленно сползали по стенкам и расплывались внизу небольшой лужицей.

— Ну, дерьмо, — прохрипел бармен. Схватив тряпку, он насухо вытер стойку, поставил кружку на сухое. — Извини, сарж…

— Ладно.

— Никого нет. Вот скукотища. Видишь, даже сноровка пропадать начала. — На блестящем черном лице бармена блеснули в улыбке зубы. Облокотившись на стойку, он доверительно склонился к сержанту.

— Все на плацу да стрельбище. Вон как к выпуску готовятся. Некогда и кружечку пропустить… Налить еще?

Мидберри кивнул.

— Это надо же так. — Бармен с явным возмущением оглядел почти пустой зал. — Тьфу, дьявол. Даже словечком перекинуться не с кем…

Мидберри сложил ножичек и вместе с ключами убрал в кармашек брюк. Отхлебнул глоток. Он сидел у стойки, уставившись в полированную крышку и не поднимая головы. На душе было горько и муторно.

Действительно, бармен прав — плохо сегодня здесь. Все оттого, что мало народу. Было бы побольше, этот негр занимался бы своим делом и не лез к нему с дурацкими разговорами. Мидберри вовсе не был расположен к пустой болтовне. Хватит уж, за день наболтался по самую завязку. И еще недели на две вперед. Да и мозгами вертеть тоже надоело. Больше всего на свете ему хотелось побыть одному, посидеть, ни о чем не думая. В полной тишине. И вдрызг пьяным.

— Ну уж и время нынче ползет. Это всегда так, когда словцом переброситься не с кем…

Мидберри поднял голову. Стоявший перед ним бармен с явной тоской глядел на пустые столики, зевал, ковырял зубочисткой в широких, выступавших из-под верхней губы белых зубах. Седоватые ершиком волосы подстрижены как у морских пехотинцев — коротко сверху и почти наголо с висков. И все же за версту видно, что этот парень никогда не служил в морской пехоте. Мидберри узнал его — вольнонаемный писарь, днем сидит за конторкой в гарнизонной лавке, а вечерами здесь подрабатывает.

Он допил пиво, и негр услужливо сразу же снова наполнил ему кружку.

— А дружок ваш сегодня, видать, на службе?

«Дружок»! Это же надо! Мидберри кивнул. «Проще согласиться, — решил он, — нежели пытаться объяснять, кто же они с Магвайром на самом деле». Он снова глотнул пива, почувствовав в желудке какие-то неприятные ощущения. Странно даже слышать, чтобы кто-то додумался назвать Магвайра его дружком. От этой мысли он усмехнулся. Посмотреть бы на, кого-нибудь, кто согласится действительно подружиться с этим чудовищем. Все равно, поди, что попробовать пожать руку вон тем железобетонным воякам, что на постаменте стоят. Ему вдруг представилось, что он лезет на постамент, а там стоит семиметровый Магвайр, литой из бронзы. Мидберри пытается пожать ему руку, а он и не шелохнется.

— Ничего. Одному побыть тоже неплохо. Полезно иногда отключиться маленько.

Мидберри, не поднимая головы, вновь кивнул в знак согласия.

— А работка ведь у вас не мед. Верно?

Мидберри и с этим согласился, не отвечая.

— Я слышал. Ваших ведь много тут бывает. Наслушаешься. Говорят, не мед, я верю. По мне бы, ни за какие коврижки не согласился бы, ей-богу…

Мидберри засмеялся. Он представил себе этого здорового негра почему-то в тропическом обмундировании, с голыми коленками и в инструкторской шляпе. Ну и картинка!

— Я что хочу сказать: до смерти не люблю, когда отвечать надо… И хлопотно, жуть прямо. Ну, на кой черт все это мне? Ни в жизнь бы не справился бы, ей-богу. А вы вот справляетесь. За то вам и уваженье, и почет. Думаете, я не знаю. «Эс-ины» — народ особый, не как другие…

Сержант внимательно поглядел на собеседника. В глазах его даже появился живой интерес к этому человеку.

— И не спорьте, сарж, не спорьте. Это все знают. Вон другой раз бывает — приедут сержанты. Начнут строить из себя бог знает что. А я-то их знаю как облупленных — кто на складе работает, кто в штабе. Пусть такая мразь только попробует привязаться к «эс-ину»! Уж я ему скажу, ей-богу! Эй, парень, скажу, а ну, отвали! Ты ведь ему в подметки не годишься! Дерьмо ты! Ей-богу, скажу, верно, сарж…

Мидберри поднял кружку, поболтал остатки пива, допил. «Вот что надо было бы, — подумал он, — сказать Уэйту. Чтобы знал, с кем дело имеет, щенок. А то скоро совсем тянуть лямку перестанет. Того и гляди, станет что твой Купер, докатится. Ну Купер, правда, такое дерьмо, что с ним и возиться нечего. И не жалко, плевать на него. Магвайр и тут прав, ничего не скажешь. Чего время зря терять с этаким мусором. Не сегодня вылетит, так завтра, какая разница. Непригодный он напрочь, вот и весь сказ. Из такого материала, как ни старайся, никогда бойца не сделаешь». «Не годится он, вот и все, — сказал Магвайр. — Не тянет. Так что лучше всего от него избавиться поскорее. И так вон сколько за уши тянули. А зачем? Не дай бог, попадет такой в бой, сам пропадет, как падаль, и других погубит ни за понюх табаку. Так уж лучше его сейчас в мелкий ремонт спровадить, чтобы потом большой беды не было. Ему же польза — детей не будет, так хоть сам башку сохранит».

Неожиданно на плечо Мидберри легла чья-то рука. Это был Кирнан — младший «эс-ин» из соседней роты. Он уселся рядом на высокий стул, махнул рукой бармену.

— Добрый вечер, сержант Кирнан, — приветливо улыбнулся тот.

— Пивка, Билли, да побыстрее.

— Слушаюсь, сэр. Один, момент.

«И чего ему вздумалось здесь усаживаться, — неприязненно подумал Мидберри. — Вон кругом места сколько. Да и бармену было бы сподручнее с ним болтать. О славе корпуса и его бравых „эс-инах“.

— Как дела идут, Уэйн?

— Да уж… — Мидберри медленно тянул остатки пива, думая, что бы ответить. Ничего толкового на ум что-то не приходило…

— Ты чего это? — Кирнан удивленно уставился на соседа.

— Да нет, все в порядке. Устал просто немножко…

Бармен пододвинул Кирнану пиво.

— А пожрать у тебя, парнишка Билли, ничего не найдется?

— Да ведь, — негр пожал плечами, — кухня-то не работает. Поздно уже. Только вот чипсы или попкорн. — Он заглянул под прилавок, поискал там. — Ого, сарж! Шкварки есть, — и он радостно потряс пакетиком свиных шкварок. — Пойдет?

— О'кей, парнишка Билли, давай твои шкварки, раз ничего лучше нет. — Он разорвал целлофановый пакетик, сунул в рот пригоршню поджаренных кусочков свинины, смачно захрустел. — Замучился я прямо. — Кирнан повернул голову к Мидберри. — Весь взвод — отпетые головорезы из Нью-Йорка или из Нью-Джерси. Парни, скажу тебе, будь здоров! Этот, глядишь, педик, другой привык травкой баловаться, у третьего старые знакомства с полицией. Тертые все орешки, один другого хлеще. Раньше такая публика налетала к нам обычно по осени — чтоб зимой на улице не мерзнуть. А в этом году вон уже когда потянулись. Как думаешь, с чего бы это?

— Ух ты, сарж! Хватает вам забот с этаким народом, — проговорил бармен.

— Да уж, достается, не говори. Главное — сразу ножи у них поотнимать. Тогда еще справиться можно.

— Ишь ты! Вот дерьмо! — Негр состроил брезгливую мину. — И у вас, сарж, то же самое? — спросил он у Мидберри.

— В каком это смысле?

— Да с ножами-то?

— А… Есть, конечно.

— Трудненько с ними, поди?

Мидберри молча пожал плечами.

— Нашел кого спрашивать, парнишка Билли, — вмешался Кирнан. — У них во взводе трудно не бывает. Он ведь с кем в паре работает — с самим Магвайром. Понимать надо…

Негр понимающе закивал седой головой.

— Здорово… Здорово, — набивая рот чипсами из лежащего перед ним пакетика, бормотал он. — Так точно, сэр. Так точно. Кто же не знает сержанта Магвайра? Помню, как он тогда отделал этого черного из Чикаго. Здоровенный такой парняга был. Бандюга, клейма ставить негде. Весь взвод баламутил. Магвайр взял, да и вздернул его на турнике. Прямо как на виселице. Пришли, а он уже готов — глазищи повылазили, язык до пупа свесился. Уже холодный. Золотые фуражки туда-сюда, все хотели дело состряпать. А кто видел? Никто. Где свидетели? Нету. Весь взвод, как один, за сержанта. Начальнички крутились, крутились, а не подкопаешься. Тем дело и кончилось. Мне рассказывали. За что купил, за то и продаю…

— Все точно. Тютелька в тютельку, — подтвердил Кирнан. — Магвайр — мастер по таким делам. Так отделает, будь я проклят, что ни одна штабная крыса не подкопается. Настоящий «эс-ин». Морская пехота, одним словом. Я вот тоже расскажу случай. Как-то во взводе у него один бедолага психанул да и хрястнул сержанта прикладом по башке. Джимми аж в госпиталь отправили. А когда он вышел, думаешь, выкинул этого бандюгу, как дерьмо в консервной банке, вон с острова? Думаешь?

— Нет, конечно, — ответил Мидберри. — Выдал ему по первое число, но во взводе оставил…

— Так ты слыхал про это?

— Знаю. Понял он, что из такого парня со временем выйдет отличный боец. Раз, мол, здесь никому спуску не дает. Настоящий убийца получится! — Мидберри что есть силы стукнул кулаком по стойке. — Из тех, что так нам нужны, чтоб мне сдохнуть!

— А ты знаешь, что он потом мне сказал? — снова начал Кирнан. — Что его тогда больше всего беспокоило?

— Что же? — Бармен даже рот раскрыл от любопытства.

— Ты-то слыхал, Уэйн?

— Ну?.

— А вот что. Вышел, значит, Джимми из госпиталя, башка вся в шрамах, а он прямым ходом во взвод. Да и взялся там за этого парня. Потом, через пару дней, встретился он мне, разговорились. Знаешь, говорит, парень-то этот неплохой. С придурью только, да это не беда. Вон сколько времени занимался я с ним штыковым боем, а он, дурак, чуть что, хватает винтовку за ствол и норовит бить ею как дубиной. Чему же тогда, спрашиваю, мы его столько времени учили?

— Да будет тебе!

— Ей-богу. Он ведь тоже с приветом… Этот твой Магвайр. Ты уж мне поверь, знаю, что говорю. Зря, что ли, у него с начальством вечно нелады. Хотя все знают, что он — лучший «эс-ин» на острове. Да только кишка у них тонка под него подкопаться. Куда уж больше: два раза даже вынуждены были признавать его лучшим «эс-ином» месяца. А сколько раз его взвод оказывался лучшим на общем зачете по строевой? Брал первое место по итогам выпуска? Вот ведь какой человек.

— Вот это да! — восхищенно пропел бармен.

— Он ведь хоть и с приветом, но мужик с головой. А эти все дерьмовые лейтенантишки… Что они понимают в нашем деле? Им бы только чины отхватывать да награды. Одно ведь на уме. Ради этого готовы родную мать в грязь втоптать, не то что какого-то там сержанта.

Кирнан протянул бармену кружку.

— Допивай свое, я и тебе кружечку закажу, — подтолкнул он Мидберри. — Эй, Билли, а ну-ка быстро две кружки за мой счет.

Мидберри выплеснул в рот остатки пива, бармен взял кружки, подставил под кран…

— А у тебя, говорят, вроде, нелады во взводе? — отпив глоток, как бы между прочим спросил Кирнан. — Плюнь, не обращай внимания. Магвайр все наладит. — Он похлопал Мидберри по плечу, ободряюще улыбнулся: — Ну, поехали. Будь здоров!

— А верно говорят, — опять влез в разговор настырный бармен, — будто сержант Магвайр заработал нашивки в Корее?

— У Чхонсиньского водохранилища.17Зимой 1950/51 г. во время корейской авантюры США у Чхонсиньского водохранилища была окружена и разбита американская 1-я дивизия морской пехоты.Это точно. У него даже письмо благодарственное есть.

— Вы тоже слыхали об этом, сержант Мидберри?

Мидберри постеснялся признаться, что впервые слышит эту историю. Утвердительно кивнул на всякий случай головой. «Ну и Магвайр, — подумал он. — Прямо всеобщий кумир, да и только». Допив пиво, он вылез из-за стойки бара.

— Чего спешишь?

— Дежурю завтра…

— Погоди маленько. Вместе пойдем.

— Да нет, спасибо. Пойду уж, и так поздно засиделся. — Он вдруг качнулся и едва не потерял равновесие, Схватился за стул.

— Доберешься сам-то? — спросил Кирнан.

— Еще чего… Все в порядке. — Мидберри дошел до двери, толкнул ее плечом, вышел на каменное крыльцо. Вечер был тихий-тихий и удивительно теплый. Воздух, казалось, застыл, ни одна веточка не колыхалась. Сержант с большим трудом одолел две сотни шагов до общежития, несколько раз останавливаясь и переводя дыхание. В голове все плыло, и он с большим трудом сохранял равновесие. Наконец добрался до комнаты, не раздеваясь, как был в выходном мундире, грохнулся на койку и тут же заснул мертвецким сном…



24

Новость, которую сообщила мать в своем последнем письме, настолько потрясла Адамчика, что ему пришлось еще дважды перечитывать страницу, прежде чем он смог хоть что-то понять. Мать писала, что утонул Стив, его двоюродный брат. Три дня тому назад полицейские вытащили его тело из бухты Моуми. А утонул он, как предполагают, накануне ночью. Самое поразительное заключалось в том, что никто совершенно не мог себе представить, зачем это Стиву понадобилось ночью отправиться в эту глухую бухту. Он ведь совсем не умел плавать. Родителям сказал, что просто собирается покататься на машине. Полиция придерживается версии о самоубийстве. Но, писала мать, дядя Тэд категорически отвергает подобную возможность и говорит, что, если понадобится, будет добиваться судебного следствия, а с версией о самоубийстве ни за что не согласится. Он кричал, что не позволит этой шайке продажных полицейских ищеек запихать дело под сукно. «Но ты только подумай, — писала мать, — кому это надо было убивать Стива. Он ведь за всю жизнь и мухи не обидел». Она была абсолютно уверена, что никто на свете не мог желать Стиву зла. И в то же время не могла понять, зачем это ему понадобилось обрушивать такой страшный удар на голову своих родителей. Он же был всегда такой спокойный, рассудительный и вежливый мальчик. Все случившееся решительно не укладывалось в ее голове. «Тебе следует обязательно написать дяде, — просила она сына. — Он совершенно разбит, и твое письмо его хотя бы немного подбодрит».

Первой реакцией Адамчика, когда он прочитал это письмо, было недовольство. Ну зачем это матери понадобилось волновать его такими вещами? Помочь он все равно ничем не может, разве только как-то посочувствовать дяде. Но толку от этого сочувствия никакого не будет. А вот его самого это сообщение выбило из колеи, расстроило. И это в такой момент, когда ему и без того трудно, а тут еще подготовка к зачетам. Очень не вовремя.

Он вложил письмо в маленький розовый конвертик и сунул под подушку. Ему не с кем было даже поделиться этим печальным сообщением, и он продолжал сидеть на своем обычном месте — на рундуке, уставившись отсутствующим взглядом на начищенные выходные ботинки. Тщетно пытался восстановить в памяти лицо ныне покойного брата: как он ни старался, черты казались туманными, расплывчатыми, неясными. И вообще Стив теперь казался чем-то нереальным, далеким, все равно как персонаж полузабытого фильма или сновидения. Он не корил себя за это: они ведь никогда не были особо близки со Стивом, да к тому же вообще давно уже не виделись. Так что в этом не было ничего странного.

Потом он подумал о дяде и о том, что следовало бы действительно написать ему, хоть немного подбодрить. Но странно, что он и дядиного лица не мог восстановить в памяти, оно тоже вдруг оказалось далеким и расплывчатым, вроде как в тумане. Удивившись этому, он попытался представить себе лица других родственников, а потом и лицо матери, но никак не мог этого сделать. Прямо какое-то затмение нашло. Письма домой он писал довольно часто, при каждом удобном случае, а получаемые оттуда читал и перечитывал по нескольку раз. Тем не менее и отчий дом, и родители, и дядя Тэд оказались теперь какими-то нереальными личностями, будто бы их вообще никогда не существовало или они жили в другом, сказочном, нереальном мире. Все равно как далекие воспоминания детства. А ведь раньше такого с ним никогда не случалось. Первое время пребывания на острове дом и родители казались очень близкими, как будто они находились где-то рядом, стоит лишь руку протянуть. Но постепенно воспоминания уходили все дальше и дальше, прошлое стиралось, забывалось, и настоящими были уже только Пэррис-Айленд и он сам — новобранец морской пехоты. Не чей-то там сын или племянник, а просто новобранец.

Да, видимо, он здорово изменился за эти недели, повзрослел, набрался знаний и опыта, возмужал. Одиннадцать недель учебного центра показались ему долгими, как годы. Сейчас порой даже казалось, будто он пробыл на острове всю свою жизнь, что до острова вообще ничего не было, никакой другой жизни, один только смутный сон. Ему иногда казалось, что он и родился здесь на острове, здесь же и умрет. Ему ничего не стоило, закрыв глаза, абсолютно четко представить себе лица Магвайра или Мидберри, командира роты, Уэйта и других новобранцев их взвода. Он прекрасно помнил, как сдавал зачеты по истории и традициям морской пехоты, как здорово показал себя на стрельбище. Так же четко и ясно представлялись занятия по тактике, дзю-до и рукопашному бою. Теперь, когда дело уже шло к концу, все они казались ему чем-то вроде барьеров во время бега с препятствиями. И эти барьеры уже позади. Впереди же маячат лишь зачетные занятия в поле и выпуск. Одиннадцать недель тому назад ему казалось совершенно невероятным, что можно пройти весь курс и остаться в живых. А сегодня он был уверен, никакая сила уже не остановит его на пути к желанному финишу.

Да, действительно, дело, кажется, сделано. Уже шьют им выходное обмундирование, на днях была последняя примерка. Магвайр придирчиво крутил каждого солдата, выискивая недостатки. Ему замечаний он не сделал — все было по первому разряду. Как здорово чувствовал он себя в хорошо подогнанной форме, даже какая-то уверенность появилась сразу. Неожиданно припомнилось, как они стояли на плацу, здоровые, загорелые, чисто выбритые, в надраенных выходных ботинках, с блестящими бляхами на поясе и эмблемой морской пехоты. И Магвайр вдруг крикнул, чтобы они, когда получат мундиры, тщательно все проверили — через пару дней будет репетиция выпускного парада и всей прочей церемонии. «Кто же нас теперь остановит, — подумал Адамчик, — когда осталось-то всего ничего?»

Ему вдруг захотелось представить себе, какой будет эта заключительная церемония. Конечно, будут всякие речи, оркестр сыграет гимн морской пехоты, взвод пройдет торжественным маршем перед трибуной и станет рядом с другими выпускными взводами. И вчерашние новобранцы наконец-то станут морскими пехотинцами.

Так вот он сидел, мечтая о выпускном дне, пока не пришел Магвайр и не скомандовал отбой. Но и вытянувшись на койке, он продолжал мечтать, путая будущее с прошлым, планы и воспоминания. Мысли снова возвратились к дому, и тут он неожиданно вспомнил о Стиве. Сперва ему даже стало стыдно, что за своими размышлениями и мечтами он совсем забыл о гибели кузена, но тут же мысли снова ушли в сторону, вернулись к выпускному празднику и всему тому, что скоро должно было произойти. Ничего странного в этом, конечно, не было — мысль о том, как бы побыстрее выбраться с острова, была самой главной заботой всех без исключения новобранцев. Конечно, жаль было Стива, но он же все равно ничем не может помочь. Что случилось, того уже не миновать, а человек должен принимать жизнь такой, какая она есть, и, что бы ни случилось, покорно нести свой крест. Кстати, лучше всего эта истина проникала в сознание людей именно здесь, на этом острове. Забывать об этом, во всяком случае, никогда не следовало.

Последней мыслью уже засыпавшего Адамчика была мысль о выпускной церемонии. Ему даже вдруг показалось, что он слышит чей-то голос, приказывающий ему подняться с койки и выйти из строя. Он попытался крикнуть: «Есть, сэр!», но не было сил. Только одну еще минутку, одну лишь минутку, молило тело. Минуту, и я поднимусь, сделаю шаг, выполню команду. Где-то скрипнула пружина. Адамчик попытался прислушаться, но тут же забыл об этом и провалился в пустоту. Ему снился Стив, быстро и уверенно плывущий по озеру.

* * ** * *

Уэйт стоял, жмурясь от яркого света, в сержантской. Всеми силами он отчаянно старался подавить непонятно откуда поднимавшееся чувство страха, даже паники, еле-еле сдерживался, чтобы не закричать и не ринуться бегом вон отсюда. И все время старательно отводил глаза от фигуры Магвайра, непрерывно шагавшего взад и вперед по комнате. Молчание, длившееся с той самой минуты, как Уэйт переступил порог сержантской, начинало уже действовать ему на нервы. Ему казалось, что он стоит перед старшим «эс-ином» в чем мать родила (в действительности на нем были трусы, в которых он спал). Никогда в жизни его не одолевал еще такой всеобъемлющий страх и ужас перед человеком.

Разговор состоялся в тот же день здесь, в сержантской…

— Все эти твои доводы, — говорил Мидберри, — насчет того, будто тебя беспокоит судьба Клейна, Купера и прочих, не стоят и выеденного яйца. Куча дерьма, скажу я тебе, и только. И не старайся, парень, дурачить себя. Ты ведь такой же, как и все. Совершенно такой же. Вся эта твоя трепотня — блажь на пустом месте, да и только. Ни о ком ты вовсе не беспокоишься, только о себе. Тебя только твоя персона волнует. Твоя и ничья больше, поверь мне, я знаю, что говорю. Почему, скажи мне, ты не выражал особого беспокойства прошлый раз, когда я вызывал тебя из-за этого же Купера? Тогда у тебя все было в порядке и чувство заботы о ближнем не давало себя знать, так ведь? А теперь вон как разобрало. С чего бы, а?

— Но, сэр, — попытался ответить Уэйт, — в тот раз я просто не был еще уверен. Не был убежден…

— Черта лысого, — грубо перебил сержант. — В тот раз нас беспокоил только Купер. Только он и никто больше. Теперь же можно вести речь и о других, о тебе в частности. Ты же струсил, что не выдержись, расколешься. Боишься, как бы следователь не заставил запищать. Вот потому и крутишься, ищешь, как бы сухим из воды выйти. А от меня-то тебе чего надо? Уж не думаешь ли ты, что сержант Мидберри сей же момент все бросит и кинется тебя выручать? Что я приму твою сторону против сержанта Магвайра? На это рассчитываешь?

— Да нет, сэр, не думаю… Просто я…

— Просто зашел на огонек? Посоветоваться? Так, да?

— Так точно, сэр!

— Добро! Тогда я дам тебе совет. Дельный и надежный: ни в коем случае не раскрывай рта. Ни при каких обстоятельствах! Будь нем как рыба, и все будет в порядке. Вот и все. Это и для тебя, и для всех нас единственный выход. Держи, парень, язык за зубами и делай то, что велено. Согласен?

* * ** * *

«Здесь-то я и допустил свою роковую ошибку, — подумал Уэйт. — Именно здесь всплыло наружу, что у меня, оказывается, тонка кишка. Мне бы промолчать, рявкнуть проверенное „Так точно, сэр“, да и отваливать побыстрее, прочно зарубив себе на носу все, что было сказано. А меня черт дернул задать еще один вопрос, потом еще. Мидберри взбеленился, принялся орать, а я опять с вопросом. Будто какая-то нечистая сила тянула за язык. Вот и доспрашивался! Теперь Магвайр мне ответит. От него пощады не жди. Сейчас на куски начнет резать…»

— …Так ты все же скажи, мне, червяк паршивый, и скажи честно и напрямик, — тихо заговорил штаб-сержант, — что ты все-таки из себя строишь? Какого черта, подонок несчастный, ты вбил себе в дурацкую башку, что можешь учить нас, сержантов, как взводом управлять?

— Сэр, но я совсем не собирался… — Уэйт лихорадочно пытался придумать хотя бы один довод, который помог бы убедить этого страшного человека в его невиновности. Надо же как-то объяснить, рассказать, что у него на душе. — Я просто чувствую, сэр… Я хотел сказать, что по-моему… Что сержант-инструктор… то есть, что он, сэр… Ну, мне кажется, что неправильно было заставлять Дитара ползать на четвереньках… и что он поэтому разодрал себе коленки и попал в лазарет…

— А про Купера что?

— Я не понимаю, сэр.

— Ну и дерьмо же! Да я говорю, что, мол, история с Купером… Это как тебе? Нравится?

— Никак нет, сэр.

— Значит, будь ты на моем месте, ты бы уж этого не допустил?

— Никак нет, сэр.

— Ишь ты! Не допустил бы… — Магвайр пристально поглядел Уэйту в лицо, постоял несколько минут, потом обошел вокруг стоявшего по стойке «смирно» солдата и вдруг резко размахнулся и сильно ударил его кулаком в лицо. Уэйт отшатнулся, попытался закрыть лицо руками, но тут же опомнился, опустил их и вновь застыл навытяжку. Он знал, что ему все равно ни за что не справиться с сержантом.

— Так как бы ты поступил, червячина поганая, с Купером? Поди, не стал бы его бить, верно?

— Никак нет, сэр.

— А сержант-инструктор, стало быть, бил. Так ведь?

Уэйт не знал, что ответить. Магвайр угрожающе застыл перед ним, молчать было страшно, кто знает, что он еще выкинет. Но и отвечать тоже опасно. Солдат напряженно молчал. И тогда сержант снова с силой ударил его в лицо. Уэйт принимал удары не шелохнувшись, будто били не его, а кого-то другого. В комнате воцарилась гнетущая тишина, только слышалось хрипловатое дыхание Магвайра да скрип его ботинок — сержант отошел от своей жертвы и прохаживался снова взад и вперед по комнате.

Мысли Уэйта неожиданно возвратились в кубрик. «Они там все спокойно себе спят, — подумал он. — Никому и в голову не придет, что тут творится». «Твое дело молчать, не раскрывать рта и делать то, что велено», — вспомнились слова Мидберри. «И зачем я только ослушался сержанта, не последовал его совету? Сам накликал на себя беду и выхода теперь не вижу. А что дальше будет? Вот уж дурак так дурак. Спал бы себе сейчас спокойно на койке и горя не знал. Вот уж поистине говорят, поганый язык обязательно до беды доведет. Думал, идиот, что Мидберри не такой, как другие, что он меня поймет и поможет как-то. А на поверку что получилось? Нашел тоже советчика. Какая же этот Мидберри двуличная шкура, подонок настоящий!»

— Так что же ты завтра заявишь следователю, червяк? Что твой сержант-инструктор двинул умышленно Купера сапогом в пах? Так?

— Никак нет, сэр! — Уэйт чувствовал, что Магвайр снова уставился на него в упор, не верит ни одному его слову. И тем не менее продолжал стоять на своем. Он был уверен, что, когда следователь станет задавать вопросы, он будет отвечать так, как велит сержант. Пускай другие разыгрывают из себя героев и мучеников, он сыт всем этим по горло. Сделал уже одну ошибку, раскрыл рот, ну и хватит. Пока не поздно, надо спасать шкуру, может быть, еще поверят… — Никак нет, сэр, — повторил он снова. — Я заявлю, что это был просто несчастный случай…

— Ах вот оно как! Ты, скотина, стало быть, решил наврать офицеру? А знаешь, что за это бывает? В тюрягу, подонок, захотел, а?

— Никак нет, сэр! Какая же это ложь? Я ведь скажу им истинную правду. То, что своими глазами видел. Ведь это же точно был несчастный случай. За такое в тюрьму не сажают.

— И ты в этом уверен?

— Так точно, сэр!

— Абсолютно?

— Так точно, сэр!

— А ну-ка еще раз!

— Сэр, я абсолютно уверен в том, что это был несчастный случай!

— Тогда почему же ты не был уверен в этом сегодня днем?

— Сэр, я всегда был уверен в том, что с Купером произошел несчастный случай. Ничего иного я и не думал. Пусть сержант Мидберри подтвердит. Ничего иного, сэр…

— Да ну? А тебе, червячина, разве не известно, что я терпеть не могу брехунов? Прямо ненавижу их. До смерти! Известно тебе это?

— Так точно, сэр!

— И тем не менее продолжаешь утверждать, будто ничего не трепал про Купера?

— Так точно, сэр!

— Ишь ты! А сержант Мидберри мне совсем другое доложил. Слышишь, червяк? Совсем другое. Тебе это известно?

— Никак нет, сэр!

— Так что же, выходит, он врет?

— Никак нет, сэр!

— Как же тогда получается? Он мне одно докладывает, ты — совсем другое. Значит, один из вас врет. Кто же тогда?

— Не могу знать, сэр. Просто, может быть, сержант Мидберри не совсем разобрался. Не так понял что-то из того, что я говорил ему…

— Ты мне, мразь, брось тут вола вертеть. И не прикидывайся, будто ничего не трепал насчет моего плохого обращения с этими скотами. Что, мол, я луплю их почем зря и все прочее.

Уэйт замолчал. Он лихорадочно думал, как же вести себя дальше. Начни он отрицать все подряд, Магвайр сразу почувствует подвох, ни за что уж не поверит ему. Наверно, правильнее будет отрицать только то, что имеет отношение к Куперу и к последнему случаю. А относительно всего остального лучше уж откровенно признаться. Может, тогда удастся выбраться из сержантской, не оставив здесь на полу все свои зубы…

— Сэр, я виноват перед вами, — решился он.

— Ага, подонок, значит, ты все же трепался тут?

— Так точно, сэр, виноват.

Мелькнувший в тот же миг кулак Магвайра обрушился на голову солдата. Удар пришелся в левую скулу, затем тут же тыльная сторона ладони со звоном прошла по правой щеке Уэйта. Он стоял как вкопанный, молча перенося избиение.

— Какое же ты, сволочь поганая, имел право? Мразь подзаборная! Ублюдок недоношенный! Служит без году неделя, а уже набрался наглости указывать своему сержанту-инструктору, как взводом управлять. Отвечай, сапог дерьмовый, имеешь ты такое право?

— Никак нет, сэр!

— Так какого же тогда дьявола?..

Уэйт отлично помнил, чем кончались в подобных случаях попытки провинившегося просить прощения у сержанта. Магвайр сразу впадал в неописуемую ярость, буквально стервенел. Для него это было что красная тряпка для быка.

— Виноват, сэр, — только и нашелся он, что ответить. — Виноват…

Сжав что было сил челюсти, он стоял перед сержантом. Подбородок вперед, взгляд поверх головы начальника, только желваки на скулах как каменные. «Тебе нравятся железные парни, — думал он, — настоящие морские пехотинцы, которые не боятся боли, солдаты-автоматы без чувств и нервов. Что ж, вот перед тобой один из них. Получай и радуйся, делай с ним все, что хочешь! Пожалуйста! Он пищать не будет!»

— Ну, ладно, червячина! — Магвайр как будто остыл. — Черт с тобой. — Он вплотную приблизил лицо к поднятому вверх подбородку солдата; казалось, горящие недобрым огнем глаза сержанта вот-вот обожгут Уэйта. — Тошно глядеть на тебя. А еще тошнее слушать твой скулеж поганый! Аж кишки наизнанку выворачивает. У, мразь!

Размахнувшись, он снова ударил солдата сперва по одной щеке, потом тут же по второй. Секунду обождал и ударил снова, на этот раз сильнее. «Лучше разбитая морда, — стучало молотком в мозгу Уэйта, — чем то, что с Купером случилось. Только бы не остервенел. Не вошел бы в раж. Убьет ведь, мерзавец. Кто его остановит?»

У него пересохло во рту, к горлу подступила горечь, перехватило дыхание…

— Что, не нравится, скотина? А еще командир отделения! Дерьмо поганое! Будешь знать наперед, как фискалить да правды искать. Учись, червяк! Терпи, чтоб настоящим солдатом стать. И чтоб не думал, будто я луплю вашего брата только для собственного удовольствия. Будто у меня хобби такое. Думал, поди, так, мразь? Думал или нет?

— Никак нет, сэр, никогда не думал!

— Не думал, говоришь? — Нижняя губа у Магвайра отвисла в грязной ухмылке. — Вот это и плохо. Впредь зато знать будешь: прежде чем пасть разевать да пищать кому-то на ушко, сядь да хорошенько подумай. Семь раз отмерь. И главное про то, зачем это такое дерьмо, как ты и тебе подобные, посылают сюда, к нам на выучку. Может, допрешь своей черепушкой, что учебный центр морской пехоты это тебе не отель «Конрад Хилтон». Не пансион для благородных девиц и не богадельня. Да где уж тебе! Ты же, оказывается, не думаешь. Только пасть свою поганую разеваешь, где надо и не надо. А все потому, что слабак. Потому, что щенок желтобрюхий! Дерьмо в консервной банке. Вот ты кто. Ясно?

— Так точно, сэр!

— Потому и бегаешь к Мидберри у меня за спиной. Ждал, поди, что он тебе жилетку распахнет — иди, поплачь, родименький. А потом и выбраться отсюда поможет, смыться втихаря. Так что ли, мразь?

— Так точно, сэр!

— Это уж точно. Все-то вы, черви, на одну колодку. Вечно ищете, кто бы с вами цацкался, сопли утирал да штанишки мокрые менял. До чего ж вы мне противны, дерьмо поганое!

Магвайр перестал шагать по комнате, остановился снова перед Уэйтом, еще раз внимательно поглядел ему в лицо. Затем вернулся к столу, достал из ящика пачку сигарет. Закурив, уселся на край стола, но вдруг, резко швырнув сигарету в мусорное ведро, нагнулся и засучил брючину на левой ноге…

— Ну-ка, поди сюда, — приказал он солдату. — Да не бойся ты, трус несчастный, не двину я тебя. Нужен ты мне больно…

Уэйт приблизился, посмотрел на колено сержанта: широким ярко-розовым полукольцом его охватывал глубокий шрам. Там, где он врезался в тело, кожа как бы провисла, и казалось, что под ней нет ни кости, ни мышцы, просто пустота. Сержант опустил брючину, и Уэйт тут же снова вытянулся по стойке «смирно», уставившись немигающим взором поверх головы «эс-ина».

— Ты еще в школу ходил, цыпочка, когда я схлопотал себе эту штуку на Чхонсиньском водохранилище. Какой-то паршивец, чтоб ему провалиться, засадил мне прямо в колено. Думал, что мне крышка. А я все же выбрался. Да еще и на своих двоих. И знаешь, почему?

— Никак нет, сэр!

— Да потому, что знал: не выберусь сам, значит, наверняка там и сдохну. Вот так, сопляк, очень просто. На войне ведь все и всегда очень просто. Там всяким розовеньким задницам и дня не протянуть. Живо схлопочешь промеж глаз. Выживает только тот, кто сам о себе беспокоится и дело свое знает как следует. А все остальные в два счета копыта откидывают. Начни вон я тогда вопить: «Ах, меня ранило! Ах, помогите! Скорее возьмите винтовку, положите меня на носилки да отправьте в госпиталь. Ах! Ах!» Так что бы было? Да ничего. Ничего бы я не дождался, валялся бы в снегу, пока не подох как собака. Или вот стал бы гуков умолять: «Ребятки, полегче, ради бога! Не давите так страшно. Видите, у меня в коленке дыра вон какая!» Так, да?

— Никак нет, сэр!

— Вот то-то и оно, червячина. А ты хочешь, чтобы я тут жалел ваши поганые задницы. Верно ведь? Так вот я тебе скажу: мне ровным счетом наплевать, что ты или кто там еще обо мне думает. Мне главное — сделать из вас морских пехотинцев, настоящих вояк. Таких, чтобы Действительно могли драться. И если для этого потребуется не только одну твою, а все ваши семьдесят задниц утром и вечером драть в кровь, я и на секунду не задумаюсь. Да еще и по десятку дополнительных оплеух отвешу каждому. В промежутках между основными выдачами. Ясно тебе, сопляк?

— Так точно, сэр!

— Корпус морской пехоты — это тебе не пансион для розовеньких кошечек, всяких цыпочек и херувимчиков. Усекаешь?

— Так точно, сэр!

— А ежели какому червяку это вдруг не по вкусу или у кого там кишка тонка, так пусть на себя пеняет. Мы с этим дерьмом чикаться не будем. Пусть лучше сразу мотает на все четыре стороны, нежели дотянет до войны, а там и сам пропадет, и других ни за понюх табаку погубит. Ты знаешь, что я сделал с этой мразью Купером? Или с теми двумя — Дитаром и Клейном?

— Никак нет, сэр!

— Спас им жизнь, вот что, дубина. Вроде как бы выволок их полуживых из боя. Ей-богу! Такая уж наша работа: глядишь, какой-то червяк, мразь сопливая, ни к черту не годится. Дашь тогда ему пинка хорошего, чтобы он, как дерьмо в банке, вылетел с острова, вот и получается, что спасаешь ему жизнь. А не вышвырни я его, что получится? Не сегодня, так завтра этот слабак попадет в передрягу, наложит со страху в штаны; глянь, уже и без башки валяется. Да на него-то наплевать, получил, что заслужил, и черт с ним. Других ведь жалко. Настоящих парней, что из-за этой мрази на тот свет могут завалиться. Так-то вот! Улавливаешь смысл? Потому и требуем: прежде чем пасть раскрывать, тявкать где не следует, трижды подумай. Ясненько?

— Так точно, сэр, — ответил Уэйт и при этом, подумал, что ведь в чем-то этот зверюга и прав. Да и кто рассудит, на чьей стороне настоящая правда. Если же предположить, что Магвайр действительно лишь выполняет свой долг и старается не только для себя, но и для других, в том числе и для них, то выходит, что он делает большое, настоящее дело. И ему ли, зеленому рекруту, судить, кто прав, а кто нет. Он вот осуждает сержантов, а они лишь стараются принести пользу, действуют прежде всего в интересах таких, как он…

— И еще вот о чем подумай, червяк…

— Слушаю вас, сэр…

Удар в живот оказался совершенно неожиданным. От страшной боли Уэйт чуть не упал на колени. Он начал уже оседать вниз, но сильный удар в подбородок заставил выпрямиться, отбросил назад к стене. Не охнув, солдат медленно сполз на пол. Руки его непроизвольно схватились за живот, рот судорожно ловил воздух. Остатками воли он заставил себя, как учили на уроках дзю-до, согнутой в локте правой рукой закрыть голову. Но новых ударов почему-то не последовало.

— Ну и дерьмо! Где же твоя реакция, червячина? Да захоти я с тобой разделаться, ты бы уже дохляком тут валялся. Надо же защищаться. На занятиях по дзю-до был?

— Так точно, сэр, — еле смог выдавить из себя Уэйт.

— Немногому, видать, тебя там, ублюдка, научили…

— Так точно, сэр.

— Так какой же ты тогда морской пехотинец? Грош тебе цена.

— Так точно, сэр.

— Да и вообще, на что ты годишься, дерьмо поганое? Ну на что?

— Не могу знать, сэр. — Слова как бы вылетали сами по себе. В голове гудело, тошнота подступала к горлу. А ведь всего лишь несколько часов тому назад, сегодня утром, он еще был так уверен в себе. Сейчас от этой уверенности не осталось и следа. Не было даже сил подняться с пола, встать на ноги. «Может, действительно, — думал Уэйт, — я такой слабак, цыплячье дерьмо, как говорит Магвайр? Почему не пошел тогда сразу к Магвайру? Думал, что Мидберри помягче, почеловечнее, что ли? Магвайр, пожалуй, прав: искал легкого пути, более спокойного решения. Дома ведь тоже не раз так бывало — вечно старался уклониться от трудностей, все норовил обойти стороной. На острове это оказалось сложнее, здесь в сторону не отойдешь, не спрячешься. Тем более от сержанта Магвайра. Правда доставалась мне тяжелой ценой».

— Ну-ка подымайся!

Уэйт с трудом встал на ноги, попытался отвести глаза в сторону, чтобы ненароком не поглядеть Магвайру на руки. «Надо ни за что не показывать, что ты боишься, не выдавать себя. Иначе — конец», — лихорадочно твердил он себе.

— Так что же ты, червяк, завтра доложишь следователю?

— Ничего, сэр. Ни слова не скажу.

— Теперь ты уже уверен в этом?

— Так точно, сэр!

— Не передумаешь?

— Никак нет, сэр!

— А может, ты все же врешь, подонок?

— Никак нет, сэр. Я им ничего не скажу!

— А ты знаешь, что бывает с фискалами? С теми гадами, что вздумают скулить и пищать начальству на ушко?

— Никак нет, сэр, не знаю!

— Ну так знай же. Против этого подонка поднимется сразу весь взвод. Кому охота по милости одного паршивого фискала лишнюю неделю околачиваться на этом острове? А может быть, даже и не одну неделю. Вот ты и представь себе, каково будет житься этому фискалу в кубрике. Там, где его ненавидят как последнего предателя. Конечно, начальство может и пожалеть шкуру за то, что он натявкал на своего сержанта. Переведут его в другой взвод, а то даже и в другой батальон. Да что с того толку? У «эс-инов» везде есть друзья. Это же настоящий клан. Знаешь, у нас какая спайка? Горой друг за друга, будь уверен. Так что фискалу и там не жить. Всякое, знаешь, бывает — несчастный случай или еще что. Болтливому червяку всегда отольются сержантские слезы, это уж поверь моему опыту. Вон напротив нас взвод живет. Сержанта Кирнана. Недавно к нему в стадо перевели такого вот легавого. Так и недели, веришь, не прошло, как эта сука уже в лазарете лежала. Сотрясение мозга, говорят. В душевой, вишь, поскользнулся нечаянно и треснулся башкой о палубу. И все чисто-гладко, комар носа не подточит. Будь здоров, парнишка. Пять или даже шесть человек своими глазами видели, как он брякнулся. Хоть под присягой подтвердят, что никто его пальцем не тронул. Так что, червяк, подумай об этом. Усекаешь?

— Так точно, сэр!

— За ночь-то не передумаешь? Не станешь завтра следователю в жилетку скулить?

— Никак нет, сэр! — Уэйт отлично понимал, куда клонит Магвайр, на что намекает. Он знал, что такой же разговор уже был у сержанта или непременно будет и с другими солдатами. — Никак нет, сэр, — повторил он снова. — Я уверен, что не забуду!

— Я тоже, парень, в этом уверен. — Выбросив руку, Магвайр вдруг захватил солдата крюком за шею, рванул на себя, швырнул на пол. — Запомнишь эту ночь, подонок! На всю жизнь запомнишь!

— Так точно, сэр!

— А ну-ка, двадцать пять отжиманий, червяк! Без отдыху!

Упираясь руками в пол, Уэйт начал делать упражнение, громко считая каждое отжимание. На шестнадцатом счете Магвайр наступил ему ногой на голову, прижал лицом к полу. Солдат лежал молча, боясь пошевелиться…

— Так что же ты завтра заявишь следователю?

— Сэр, — Уэйт с трудом, как мог, повернул лицо, чтобы ответить, — я ничего не скажу ему. Ничего, сэр.

— Уверен?

— Так точно, сэр!

Он почувствовал, что подошва башмака сержанта соскользнула с его головы, вздохнул с облегчением…

— Давай дальше, червяк.

При счете «двадцать пять» Уэйт остановился.

— Чего стал? Ну-ка, еще пять раз за морскую пехоту!

После этого Магвайр заставил его делать приседания, потом подскоки, приказал ползать «гусиным шагом» до двери и обратно, потом вдоль стен и снова до двери и назад.

Пот заливал солдату глаза, руки и ноги стали как свинцовые, тело отказывалось повиноваться. Болела даже кожа, ныло внизу живота, разламывало поясницу. Потеряв всякое представление о времени, из последних сил выбрасывал он, как заводной, то одну ногу, то другую, старался как можно прямее держать спину, не опускать руки, взятые взацеп за головой. Только непроизвольный хриплый стон раз за разом вырывался из пересохшего рта, да свистящее неровное дыхание выдавало, как ему было тяжко напрягать остатки сил и воли.

— А ну, кончай скулить! — прикрикнул Магвайр.

— Есть, сэр, — с трудом прохрипел Уэйт.

— Теперь понял, недоносок, что значит раскрывать хайло свое поганое?

— Так точно, сэр!

— Попробуй только забыть про это! Пожалеешь, черт бы меня побрал, что и на свет появился. Ясненько, червячина?

— Так точно, сэр. — В пaxy так рвало, что казалось, уже нет никаких сил терпеть боль. Хотелось упасть на пол, кататься и выть. Уэйт закусил губу. Нет! Никогда! Он никому и ничего не скажет! Ни за что на свете! Никогда! И этого урока не забудет. На всю жизнь.

— Встать! — рявкнул сержант.

Солдат медленно выпрямился, слегка покачиваясь, затем вытянулся перед сержантом. Услышал вдруг, как за дверью проскрипела половица — видно, проходил дневальный. На какое-то мгновение скрип затих, потом раздался снова, уже удаляясь…

— О'кей, — Магвайр ухмылялся. — П-шел вон, мразь! Марш на койку! И смотри у меня!

— Есть, сэр! — Выскакивая из сержантской, Уэйт видел, что Магвайр, стоя у окна, исподволь следит за ним, внимательно смотрит вслед. Осторожно пройдя по коридору, открыл дверь в кубрик, добрался до койки. Внизу спокойно похрапывал Адамчик. Сбросив тапочки и с трудом преодолевая боль, потихоньку забрался к себе, осторожно вытянулся. Боль в паху не проходила, раз за разом снова и снова вспыхивая где-то в глубине и прокатываясь по телу с такой силой, что он готов был завыть, как собака. Сдерживался отчаянным усилием води, пытался отвлечься, думать о чем-либо другом. Но сил не было. Болело не только внизу живота, но и все тело. Казалось, там не осталось живого места. Даже губы ныли, нижняя сильно распухла, видимо, он ее прокусил. Лицо, шею, грудь все время заливало потом, от пота насквозь промокла наволочка, стала сырой простыня. Хоть выжми.

«Я еще легко отделался, — убеждал себя Уэйт. — Могло ведь быть и хуже. Слава богу, хоть цел остался, одним куском оттуда выбрался. Вот ведь до чего дурь довести может. Будешь впредь умнее».

Да, такой глупости он больше никогда не сделает. Урок на всю жизнь. Это уж точно.

Краем простыни он вытер лицо, попытался закрыть глаза. Боль все еще рвала тело, тупо, монотонно стучала в висках. Где-то за стенами казармы прокричал ночной патрульный:

— Сэр, местное время два ноль-ноль! В расположении все спокойно…



25

— Так точно, сэр! — Сержант Мидберри, вскочив со стула, четко откозырял вошедшему в сержантскую первому лейтенанту18В армии и морской пехоте США имеются офицерские звания: второй лейтенант, первый лейтенант, капитан, майор, подполковник, полковник.. Тот небрежно ответил, махнув затянутой в щегольскую перчатку рукой.

— Разрешите узнать, сэр? Вы из военной полиции?

— Ответ положительный. — Прищурившись, офицер осматривал комнату. Он стоял чуть-чуть расставив ноги и слегка покачиваясь. Руки в перчатках сложены за спиной, в правой — стек, на портупее — кобура, а из нее выглядывала инкрустированная перламутром рукоятка здоровенного револьвера.

«Не иначе как кольт 38-го калибра, — подумал Мидберри. — А сам-то — прямо шериф с Дальнего Запада. Только в голливудском варианте».

— Насколько я понимаю, — начал лейтенант, — вы — сержант Мидберри?

— Так точно, сэр.

— А где же штаб-сержант Магвайр?

— Немного задерживается, сэр. Обещал быть к восьми.

Лейтенант кивнул головой.

— Прикажете позвонить ему домой, сэр? Поторопить…

— Не надо, — офицер говорил медленно, казалось, что он обдумывает каждое слово и даже взвешивает его, прежде чем выпустить на свободу.

«Сейчас скажет: в этом нет необходимости, сержант», — подумал Мидберри, и в тот же момент лейтенант сказал:

— В этом нет необходимости… Мне хотелось бы сперва поговорить с вами…

— Так точно, сэр! Слушаю вас, сэр! — Мидберри отвечал четко, с подобающим уважением и даже подобострастием, хотя сам в то же время был глубоко убежден, что лейтенант — полнейший профан в их деле и, конечно, не имеет ни малейшего представления о том, что это за штука — «эс-ин», какова его работа, а самое главное, не знает, что «эс-ины» работают в паре, отвечают за все наравне и никогда не станут болтать друг о друге, тем более с каким-то чужаком. Он-то уж, во всяком случае, и слова лишнего не скажет, пусть этот хлыщ не надеется, А может быть, этот офицерик пронюхал, что у них с Магвайром поначалу не все ладилось?

— Говорят, — начал лейтенант, — будто штаб-сержант Магвайр считается лучшим «эс-ином» на острове?

«Вот расшагался, чертов гусь, — мелькнуло у Мидберри. — Хоть бы на минутку остановился. Ходит и ходит, аж в глазах мельтешит». Вслух же ответил:

— Так точно, сэр. Его все очень уважают. Не желаете ли присесть, сэр?

— Ответ отрицательный… Вы ведь впервые работаете со взводом, сержант?

— Так точно, сэр, впервые. — Про себя подумал: «Насмотрелся, видать, детективов, позер. Вот и разыгрывает из себя хитрого сыщика. Прямо как на телевидении. Вопросы-то задает, а сам уже и ответ знает». Неожиданно его вдруг стукнуло: «А ведь, поди, солдаты обо мне так же думают, как я об этом пижоне. Фальшивку сразу видно. Может быть, этот лейтенант вовсе и не такой уж спесивый, как со стороны кажется? Просто старается как следует свое дело делать. И это позерство обманчиво. Оно от волнения, оттого, что он сразу не знает, что делать. Трусит, поди, не меньше, чем я в первый раз, когда за взвод взялся. Вон ведь какой еще зеленый. А ему приказано разобраться, что за человек этот Магвайр, которого считают лучшим „эс-ином“. Затрясешься, пожалуй».

— Надо думать, — продолжал тем временем офицер, — вам повезло, что, впервые работая со взводом, вы попали к такому человеку, как штаб-сержант Магвайр с его опытом и знаниями?

— Так точно, сэр! Вполне с вами согласен.

— Он ведь многому может вас научить. Всем