Рождественское обещание

Мэри Бэлоу



Глава 1

Граф Фаллоден бросил рассеянный взгляд на визитную карточку на подносе, протянутом ему дворецким, и нахмурился.

– «Мистер Трэнсом, торговец углем», – прочел он вслух. – Почему ты не узнал, по какому делу он пожаловал, Старрет, и не направил его к кому следует?

Дворецкий и камердинер переглянулись.

– Он очень настойчив, милорд, – произнес дворецкий, – и говорит, что может сообщить причину своего визита только вам и никому больше. Мне следует сказать ему, что вас нет дома, милорд?

– Да, – раздраженно ответил граф и знаком велел камердинеру подать ему шейный платок. Он только что вернулся с утренней прогулки верхом, но это не успокоило его и не прогнало мрачное уныние. Казалось, ничто уже не могло поднять его настроение и он менее всего был расположен принимать визитеров.

Дворецкий деревянно поклонился и повернулся, чтобы уйти.

– Подожди, – остановил его граф Фаллоден. Вид у него стал еще более раздраженным, когда он сам начал наспех завязывать платок на шее, как бы не замечая неодобрительно поджатых губ камердинера. – Он выглядит респектабельно, Старрет? Прибыл к парадному входу?

– Он приехал в экипаже, запряженном четверкой цугом, милорд, – сообщил дворецкий.

Граф удивленно вскинул брови.

– Пожалуй, я приму его, чтобы узнать, что нужно этому нахалу, – сказал он. – Проведи его в гостиную, Старрет.

– Слушаюсь, милорд. – Поклонившись еще раз, дворецкий ушел.

– Торговец углем… – промолвил граф, глядя на отражение камердинера в зеркале гардеробной. – Как ты думаешь, что ему нужно, Кроули? Предложить мне поменять поставщика угля на нынешний зимний сезон? Кстати, кто поставляет нам уголь? Что ж, спущусь вниз и удовлетворю свое любопытство. Он явился с парадного, а не с черного хода и спросил меня, а не миссис Лоуфорд. Любопытно, ты не считаешь?

Но граф не стал дожидаться ответа, а, покинув гардеробную, спустился по лестнице в холл своего городского особняка на Гросвенор-сквер. Раннее ноябрьское утро было пасмурным, и, пересекая холл и ожидая, пока лакей откроет перед ним широкие двери в гостиную, граф обратил внимание на то, что в доме зажгли лампы. День полностью соответствовал мрачному настроению графа.

Как он и предполагал, мистер Трэнсом, торговец углем, был типичным представителем своего класса. Граф Фаллоден убедился в этом, когда стоявший у окна посетитель повернулся на звук открываемой двери. Одет он был опрятно, и его одежда оказалась не менее дорогой, чем у графа, хотя и более новой. В последний год граф стал реже заходить к портному и сапожнику, да к тому же он все еще носил траур. Единственное, в чем граф мог покритиковать вкус посетителя, это в том, что тот, видимо, предпочитал носить костюмы на два размера больше – костюм Трэнсома казался слишком просторным, будто был сшит не на него. Сам он был худ и костляв, с узким лицом и крючковатым носом. Темные глаза, казавшиеся огромными на худом лице, пристально разглядывали графа.

Тот кивком приветствовал гостя.

– Я Фаллоден, – представился граф. – Чем могу быть полезен? – Он недовольно насторожился – гость не ответил сразу, а все продолжал со странной полуулыбкой оглядывать его с ног до головы.

– Вы недурны собой, милорд, если мне будет позволено сказать вам это, – наконец проговорил мистер Трэнсом, довольно потирая руки. – И даже импозантнее, чем я предполагал. Это хорошо.

– Благодарю, – холодно отозвался граф. – У вас какое-то дело ко мне, сэр?

Мистер Трэнсом с коротким смешком продолжал потирать руки.

– Вы сочли бы странным, если бы узнали, что я пришел лишь для того, чтобы одобрить вашу внешность, не так ли, милорд? – наконец ответил он. – Но для меня и это важно.

Граф сжал губы. Он продолжал стоять в дверях, сцепив руки за спиной. Фаллоден не предложил гостю сесть.

– Пожалуй, я сразу же перейду к делу, милорд, – произнес мистер Трэнсом. – Если дворянство мыслит теми же категориями, что и торговое сословие, то позволю себе заметить, что время – деньги. Я всегда это говорю. И его не надо тратить на пустую болтовню.

– Я того же мнения, – подтвердил граф.

– Мне кажется, милорд, – продолжал торговец углем, потирая руки так, словно мыл их, и, как бы извиняясь, глядя на графа, – вы задолжали мне значительную сумму.

– Неужели? – Граф вскинул брови и надменно посмотрел на торговца. – Какие-нибудь неоплаченные счета? Я немедленно направлю вас к своей экономке.

– Нет, нет, милорд. – Мистер Трэнсом предупреждающе поднял руку. – Сущие пустяки, милорд, они не стоят ни вашего, ни моего внимания. Ерунда. Но вот ваше родовое поместье, Гресвелл-Парк в Гэмпшире, мне кажется, уже многократно перезаложено, не так ли, милорд?

В глазах графа появилась настороженность.

– Дом в городе и поместье с каждым годом ветшают и приходят в негодность, денег от аренды не хватает, чтобы оплачивать проценты по залогам, – продолжал мистер Трэнсом.

– Не знаю, где вы получили такую информацию, – не выдержал граф. – Положение Гресвелл-Парка вас не касается. Простите, но сегодня утром у меня много дел!

– Каких, милорд, если мне будет позволено спросить? – промолвил мистер Трэнсом. – Посещение портного или сапожника? Вы редко к ним захаживаете с тех пор, как ваши счета выросли настолько, что вам уже никогда их не оплатить. И тем не менее, если все уладить вовремя, вы сможете остаться уважаемым человеком.

– Мистер Трэнсом! – ледяным тоном произнес граф. – Прошу вас покинуть мой дом, сэр. – С этими словами он повернулся, чтобы открыть перед гостем дверь.

– В последнее время вас не видно в Таттерсолле на аукционах чистокровных рысаков, да и на скачках тоже. – Мистер Трэнсом проигнорировал недвусмысленно открытую дверь. – Вы более не играете по-крупному в карты, поскольку и без того обременены карточными долгами, с которыми вам не расплатиться до конца жизни. Хотя, следует добавить ради справедливости, не все они ваши. Вы много задолжали ростовщикам, милорд. А это весьма неприятная ситуация, и она не дает вам спокойно спать по ночам.

Граф закрыл дверь гостиной.

– Мистер Трэнсом, – промолвил он и на сей раз сделал несколько шагов к гостю. – Насколько я понимаю, у вас есть причина говорить со мной столь непозволительно дерзко. Не соизволите ли объяснить ее мне, прежде чем я вышвырну вас из своего дома? А также любезно сообщить, что я должен лично вам? Должок, о котором ничего не знал управляющий моего покойного кузена?

– Ничего подобного, милорд, – успокоил его мистер Трэнсом. – Надеюсь, вы хорошо знаете размеры своих личных долгов. Их вполне достаточно для того, чтобы они легли на ваши плечи таким же тяжким грузом, какой лег на пресловутого великана, запамятовал его имя.

– Атлант, – ядовито напомнил граф. – Интересно, посильным ли грузом для моих плеч окажетесь вы, мистер Трансом, когда я попробую в конце концов выдворить вас из своего дома?

Торговец углем тихонько засмеялся.

– Груз не так уж тяжел и в эти последние дни стал еще легче, милорд, – ответил он. – Все долги перешли теперь ко мне, Я выкупил ваши долговые обязательства. Все до одного.

Граф остолбенел. Странно, но он даже не усомнился в том, что гость говорит правду. Все долги графа Фаллодена, его кузена и предшественника, за целых восемь лет! Долги, от которых граф не отказался, унаследовав титул без малого полтора года назад! Ему и в голову тогда не пришло, что покрыть их можно, продав Гресвелл-Парк с огромными окружающими угодьями. Там прошло его детство, поместье было ему родным домом, частью его самого, самым драгоценным его сокровищем. И камнем на шее.

– Почему вы это сделали? – спросил он, недобро сузив глаза.

– Почему я купил их? – переспросил мистер Трэнсом. – Чтобы оказать вам услугу, милорд. Так будет лучше, меньше хлопот. Я всегда считал, что капитал целесообразно сосредоточить в каком-то одном предприятии, чем разбрасывать по всему Лондону или южным графствам. Вы со мной не согласны, милорд?

– Ваша точка зрения весьма интересна, – заметил граф. – Следовательно, отныне вы будете тянуть соки только из меня одного, Трэнсом? Что ж, запаситесь терпением. В конце концов я выплачу вам свой долг до последнего пенни. Однако на это потребуется время.

Мистер Трэнсом снова рассмеялся:

– Всю свою жизнь, милорд, я много и тяжело трудился. Усердие и чуть-чуть везения сделали свое дело. Я скопил столько, сколько мог пожелать человек для обеспечения своей жизни. Единственно, чего у меня нет, это именно того, о чем вы просите, – времени. Его у меня осталось очень мало.

– В таком случае, – промолвил граф, – я должен примириться с мыслью, что меня ждет долговая яма. Извините, сэр, я сейчас не могу, сунув руку в карман, извлечь из него сумму своего долга. Я бы очень хотел это сделать, но не могу. Поверьте мне.

– Я вам верю, милорд, – ответил торговец углем, снова вспомнив о своей дурной привычке потирать руки. – Но вы можете аннулировать свои долги уже сейчас, в эту самую минуту, милорд.

Граф смотрел на него с ледяной улыбкой.

– Услуга за услугу, как говорят, – продолжал Трэнсом. – Вы окажете мне услугу, милорд, а я спишу ваши долги, все до единого пенни. И тогда постарайтесь найти средства для того, чтобы сделать Гресвелл-Парк образцовым поместьем Англии, а его хозяйство процветающим. У вас также будут деньги, чтобы снова наведываться к своему портному.

Граф вопросительно поднял брови.

– Вы ждете, когда я скажу, какую услугу вы можете оказать мне? – спросил мистер Трэнсом. – Это совсем небольшая услуга, милорд, взамен того, что получите вы. Но она для меня очень много значит.

Выражение лица графа не изменилось. Он внимательно слушал.

– Я сниму с вас долги ив придачу передам вам половину всего, чем владею, милорд, а это, поверьте, немало, – продолжал торговец углем, – при одном условии: вы женитесь на моей дочери. Вторую половину моего богатства она получит после моей смерти, и, таким образом, это тоже станет вашим.

Граф Фаллоден, не веря своим ушам, смотрел на гостя.

– Вы хотите, чтобы я женился на вашей дочери? – нерешительно произнес он, думая, что все это ему просто снится. Жениться на дочери мещанина, дочери угольщика, совершенно ему незнакомой?

– Ей девятнадцать, и она красавица, поверьте, даже если это говорит вам ее отец, – заметил мистер Трэнсом. – А если вас беспокоит ее воспитание, милорд, то лучше моей Элинор вам не сыскать. В свое время я определил ее учиться в академию миссис Твидсмюр. Она училась вместе с двумя дочерьми лорда и дочерью полковника. Особенно она подружилась с дочерью лорда Хатчинса.

– Откуда вам известно, что я не женат? – холодно спросил граф. – Нет, можете не отвечать. Не сомневаюсь, что вам обо мне все известно. Вы знаете даже о моей привязанности к Доротее Лавстоун, хотя мы и не помолвлены с ней. И вам, без сомнения, известно, что у меня уже около года есть содержанка.

– Мисс Элис Фримен, – дополнил мистер Трансом. – Она очень красива, если мне позволено это заметить, милорд, и это делает честь вашему вкусу. Моя Элинор не менее красива и элегантна. Вы получите ее красоту, изысканность и образование, а также половину моего состояния. Она станет вашей графиней. Это все, о чем я прошу вас, милорд. – Он снова хохотнул. – Подумайте, я представил себя дедом будущего графа!

– Мистер Трэнсом, – еле сдерживаясь, тихо произнес граф, – прошу вас покинуть мой дом.

Торговец углем почесал свою лысеющую голову.

– Я понимаю, милорд, вы человек гордый, – промолвил он. – Кто из вас, аристократов, не испытывает этого чувства? Я понимаю, что женитьба на девушке из низшего сословия, дочери торговца, задевает вашу гордость. Но иногда гордость бывает вынуждена отступить перед обстоятельствами. Я не вижу альтернативы своему предложению.

– Долговая тюрьма, – коротко напомнил ему граф. – Альтернатива есть, сэр.

– Но вы не видели моей Элинор, – возразил мистер Трэнсом. – Как вы можете утверждать, что отдадите предпочтение долговой тюрьме, милорд? Я не верю, что вы серьезно так думаете. Это всего лишь бравада. Но если мы исключим тюрьму, какая жизнь ждет вас? Вам нечего было предложить мисс Лавстоун, не так ли, милорд, хотя ее отца мог бы прельстить ваш графский титул? Но вы слишком горды, чтобы предложить ей брак, пока вы по уши в долгах. Прошу извинить меня, но должен сказать, что вы скорее состаритесь и даже ляжете в могилу, чем расплатитесь с долгами. Я сомневаюсь, что отец мисс Лавстоун согласился бы на ваш брак, поскольку он и сам небогат.

– Мои отношения с мисс Лавстоун – это мое личное дело, – решительно заявил граф.

– Совершенно верно, – согласился его гость. – Не я, а вы сами назвали ее имя, милорд. Буду кратким, поскольку вижу, как вам не терпится закончить этот разговор. Вы должны жениться на моей дочери в течение месяца, милорд, или я в течение этого же времени предъявлю к оплате все ваши долговые векселя. Мне очень не хочется этого, но дело есть дело.

Рука графа легла на дверную ручку.

– Позвольте проводить вас, – промолвил он.

– Я зайду к вам завтра, милорд. Я не могу больше ждать. Уверен, что вы хорошо подумаете, прежде чем принять решение.

– Мне не о чем думать, сэр, – сказал граф, открывая дверь и приглашая гостя следовать за собой. – Вы напрасно потратите ваше время, сэр, если придете завтра.

– Итак, до завтра, милорд, – ответил мистер Трэнсом, принимая от лакея пальто и шляпу. – Думаю, что целого дня и всей ночи вам будет достаточно, чтобы понять: у вас всего один выход. И неплохой, в этом я могу вас заверить. Я выбирал вас с особым тщанием, ибо намереваюсь доверить вам самое драгоценное, что у меня есть.

– До свидания, сэр, – произнес граф и кивком велел лакею открыть перед гостем входную дверь. Сам же повернулся и, не дожидаясь его ухода, стал подниматься по лестнице.

Он чувствовал себя как осужденный на смерть, восходящий на эшафот.

* * *

Элинор Трэнсом не стала дочитывать письмо, которое лежало у нее на коленях. Она сидела, вытянув ноги, на кушетке у окна своей спальни, ее печальный взор был устремлен на улицу, где моросил тоскливый ноябрьский дождь, но девушка почти ничего не видела.

Уилфред отказывается от нее. Он ее не любит. Однако пишет, что она по-прежнему любима и желанна. Он повторяет, что всегда будет любить и желать ее, но жениться на ней не может.

Причина казалась вполне благородной. Он не вправе лишить ее роскоши и благополучия, к которым она привыкла, а это неизбежно случится, если она станет женой перебивающегося с хлеба на воду клерка, у которого, возможно, никогда не будет шансов разбогатеть. Он не примет помощи от ее отца, даже если бы тот предложил ее.

«У каждого человека есть гордость, Элли, – писал он. В который раз перечитывая письмо, она уже знала его наизусть. – Бывают случаи, когда гордость оказывается сильнее любви. Я сгорел бы со стыда, если бы, попросив твоей руки, потребовал бы за тобой хорошее приданое и, таким образом, оказался обязанным всем твоему отцу, сам ничего не достигнув в своей жизни».

Элинор закрыла глаза. Ох уж эта мужская гордость! Она первая написала Уилфреду, хотя и понимала, что девушке негоже первой писать молодому человеку и признаваться, что любит его, но для Элинор любовь была превыше богатства и положения. Ведь он говорил, что намерен жениться на ней, хотя и в далеком будущем. А в этом письме написал: «Я готов дать тебе свободу. Я мог бы трудиться и ждать, когда смогу заслужить тебя, Элли. Но сейчас все изменилось. Мне жаль, что такое случилось с твоим отцом. Я не ожидал, что все будет так плохо. Но твой отец сделал все, чтобы позаботиться о тебе. Лучше покориться его воле, Элли. Во всяком случае, ты будешь обеспечена всем, к чему привыкла и чего заслуживаешь. Забудь обо мне, Элли. Заставь себя поверить сердцем и разумом, что меня никогда не было в твоей жизни».

Свое письмо Уилфред, однако, заканчивал любовными излияниями и заверениями в том, что Элинор навсегда останется в его сердце.

Она понимала безнадежность своей попытки. Милый, гордый и глупый Уилфред. Она знала, что теперь ей не удастся его переубедить. Итак, она потеряла его, потому что богата, а он беден, несмотря на то что они кузены. А может, именно поэтому. Отец не одобрял ни Уилфреда, ни его отца за то, что они так и не преуспели в жизни. Он всегда был против крепнущей привязанности между нею и Уилфредом, чему способствовали частые семейные встречи, называл это детским увлечением и, взяв ее за подбородок, внушал ей, что у него есть гораздо более привлекательные планы для нее, чем брак с Уилфредом.

И вот появился граф. Элинор продолжала сидеть закрыв глаза. Склонив голову набок, она виском коснулась холодного оконного стекла. Она не знала имени этого графа и вообще ничего не слышала о нем, кроме того, что рассказывал ей отец. Тот лишь посвятил ее в свой планы, как ей заполучить графа в мужья, и ничуть не сомневался в том, что ему это удастся. А это означало, что отец добьется своего. Так всегда бывало, когда он что-либо задумывал.

Отец хочет выдать ее замуж за графа, аристократа, человека из высшего общества. Вздрогнув, она вспомнила, какие унижения ей пришлось вынести однажды летом, два года назад, когда она побывала в гостях у своей школьной подруги Памелы, дочери лорда Хатчинса. Ей было семнадцать, она только окончила школу и жадно радовалась жизни, ожидая от нее развлечений и любви. Она совершенно не понимала того, что отличается от всех гостей в доме лорда Хатчинса. До этого Элинор никогда не слышала слова «мещанка». О, как же хорошо она узнала его смысл в это лето, когда оно стало ее прозвищем в устах господ, и поняла, сколько в нем насмешки и пренебрежения! Это слово сказало ей, что она из низшего класса, класса выскочек, почти черни. Леди смотрели на нее надменно и свысока, джентльмены – с пренебрежением и не без задней мысли, что у мещаночки можно легче добиться расположения, чем у леди. По телу Элинор снова пробежала дрожь отвращения, когда она вспомнила, как реагировала на это, как давала отпор и защищала себя, скорее побуждаемая инстинктом самозащиты, чем сознательно.

Отец хочет, чтобы она стала женой графа. Беда в том, что у нее не хватит смелости воспротивиться отцу. Именно теперь. Если бы ответ Уилфреда был иным, она, возможно, настояла бы на своем. Бесспорно, она сделала бы это. Но без Уилфреда в этом не было никакого смысла. Разумеется, она ничего не сделала бы наперекор. Как могла она перечить умирающему отцу, который был для нее всем в ее жизни?

Элинор прикусила губу, но непрошеные слезы все равно навернулись на глаза. Отец торопится устроить ее судьбу, пока еще жив. Это всегда было его главной и самой важной целью, он сам сказал ей об этом несколько недель назад. Именно этот разговор побудил Элинор написать Уилфреду. Отец хотел выдать ее замуж за человека знатного рода, предпочтительно из тех, кто владеет землей. Он спокойно умрет, сказал он ей, если его дочь станет знатной леди, для этого он учил и воспитывал ее.

Видимо, он не понимал, думала Элинор, что знатным нужно родиться. Она может стать женой не одного, а поочередно целого десятка графов и все-таки оставаться для окружающих мещанкой до конца своих дней. Ее всегда будут презирать, а она этого не вынесет. Она хочет быть любимой, это все, что ей нужно. Просто чтобы ее любили. Разве это так много?

Видимо, да. Она разгладила письмо, лежавшее на коленях.

Уилфред!

Но внезапный и лишь ей знакомый звук, который уловило ее чуткое ухо, мгновенно прервал ее горестные раздумья и чувство жалости к себе. Вскочив, она выбежала из комнаты и бросилась вниз по лестнице, навстречу тому, кто только что вошел в дом.

Это был отец – сгорбленный, изможденный и почти обессилевший.

– Папа! – воскликнула она и, остановив спешившего к нему слугу, осторожно обняла отца за шею и нежно поцеловала. Она знала, что крепкие объятия могут причинить ему физическую боль. – Ты не должен был выходить из дома! Ты же знаешь это! Наверное, ты очень устал. Пойдем в гостиную, я принесу тебе твой стульчик для ног и теплый плед. Нам подадут чай, и ты примешь лекарство.

Говоря это, она расстегнула его пальто, осторожно сняла его с плеч отца, стараясь не причинить ему боли, и широко и беззаботно улыбнулась.

– Успею еще насидеться и належаться, Элли, – промолвил он. – Утро я провел небесполезно. Продолжу завтра, и все будет решено.

– Словно другие не могут за тебя это сделать, – нежно упрекнула отца Элинор и, взяв его под руку, повела в теплую гостиную, чтобы усадить в покрытое пледом кресло у горевшего камина. –Ты должен больше отдыхать, папа. Тебя мучат боли, я вижу это по твоей вымученной улыбке. Тебе следовало принять лекарство еще час назад.

– Лекарства притупляют не только боль, но и способность думать, – заметил отец, осторожно опускаясь в кресло. Сев, он откинул голову на спинку кресла и закрыл глаза. – Все решится завтра, Элли. Тогда я смогу умереть спокойно.

– Не говори так, – возразила Элинор, убирая волосы со лба отца и целуя его, а затем удобно устраивая его ноги на стуле. – Тебе нужен отдых, папа.

– Время притворства, увы, прошло, Элли, – произнес он, открыв глаза и слабо улыбнувшись. – Позвони, чтобы подали чай. Экипаж тащился бесконечно долго. Завтра граф согласится на все мои условия, и я еще увижу вашу свадьбу.

Элинор не перечила ему. За прошедший месяц она и так в этом перестаралась. Теперь же, когда врачи, наконец уступив ее настоянию, открыли ей правду, девушка старалась не раздражать больного. Раковая опухоль пожирала его, болезнь быстро прогрессировала. Время споров и протестов прошло – письмо Уилфреда решило все.

– Каковы же твои условия? – тихо спросила она и позвонила, чтобы подали чай.

– Все его долги будут погашены, и он получит половину моей собственности, – ответил отец. – Он владеет огромным поместьем и одним из красивейших особняков и парков в Англии, Элли. С помощью моих денег он сможет великолепно все отреставрировать и привести в порядок. А ты станешь его графиней, дочка. Завтра мы все уладим, и только тогда я почувствую себя счастливым.

Она ничего не сказала, а тихо стояла у камина и смотрела на отца. Ей с трудом верилось, что всего несколько месяцев назад он был энергичным и крепким мужчиной. Тогда отец казался воплощением цветущего здоровья. Сейчас же тело его исхудало, щеки впали, глаза провалились. Он тяжело и прерывисто дышал. Элинор знала, какую невыносимую боль он терпит, и безмолвно поторопила слуг принести поскорее лекарство, которое облегчит его состояние на несколько часов.

Итак, благодаря своим деньгам она выйдет замуж. Нет никаких иных причин, по которым английский граф, потомственный аристократ, может согласиться жениться на девушке не своего круга. Элинор хорошо это понимала. Она выйдет замуж за человека без денег, но живущего беспечно и наделавшего кучу долгов. Долги, должно быть, действительно огромные, если он женится на дочери мещанина, которую даже в глаза не видел. Этот человек будет презирать ее как нечто чуждое и непонятное, но неизбежное в его жизни, с помощью чего он уладил все свои неприятности. Он тот человек, который пустит по ветру все, что тяжким трудом заработал за свою жизнь ее отец.

Иногда ей казалось, что, как и он, она тоже приговорена к смерти.



Глава 2

– Ты пьян, Рэндольф, – улыбаясь, склонился над другом сэр Альберт Хэгли. – Давай-ка я отвезу тебя домой, старина.

Граф Фаллоден плеснул себе немного коньяку, но не выпил. Да, он пьян, и впервые бог знает за какое время. В последние дни он ничего не мог пить в значительных количествах, кроме воды. К сожалению, сейчас он недостаточно пьян, а лишь утратил должный контроль над своими руками и ногами. Он осторожно поставил стакан на стол и поздравил себя с тем, что это ему удалось. Его разум был столь же ясным, каким был несколько часов назад, когда он вошел в бар клуба.

– Пойдем. – Кто-то теребил его за локоть. Он подчинился и, пошатываясь, встал.

– Что бы ты сделал на моем месте, Берти? – после долгой паузы спросил он у сэра Альберта. Сам он не помнил, как ушел из клуба и оказался в экипаже Берти. Теперь он созерцал свои ноги в ботинках, лежащие на подушках сиденья напротив, сознавая, как неприлично пачкать сиденье чужого экипажа. Икнув, граф удобно скрестил ноги.

– Хо! – надув щеки, выдохнул сэр Альберт. – Что бы я сделал на твоем месте? Наверное, женился бы на этой мещаночке. Не думаю, что у тебя есть выбор.

– Ее отец тоже мне так сказал. – Должно быть, граф пролил вино, ибо на носке левого ботинка заметил тусклое пятно. Неужели он рассказал все Берти? Видимо, так, предположил граф. И еще кому-нибудь? Он надеялся, что не развлекал историями о своих злоключениях всех присутствующих в клубе.

– Я никогда не видел ее, – произнес он. – Но я должен жениться на ней в течение этого месяца. Я говорил тебе, Берти, что она мещанка? Дочь торговца углем? Ты полагаешь, что мне остается только приставить пистолет к виску и выстрелить, чтобы покончить с этим делом?

– В который раз я говорю тебе, что нет! – поспешил заверить его Берти. – Думаю, что мне придется заночевать у тебя сегодня, Рэндольф. Я еще никогда не видел тебя таким пьяным. В этом состоянии ты можешь наделать бог знает каких глупостей. Почему бы тебе не продать Гресвелл-Парк? Мы что-нибудь придумаем с закладными и выплатим этому ублюдку остальные долги, только не понимаю, почему ты должен это делать. Тогда ты снова станешь свободным, каким был когда-то, и простым добрым малым Рэндольфом Пирсом. Вот что тебе следует сделать. Граф долго разглядывал свои ботинки.

– Более двух столетий наша семья владеет этим поместьем, – наконец промолвил он. – Когда-то оно принадлежало деду. Я вырос там. Я люблю эти места.

– Что ж, – сказал сэр Альберт, – тогда остается жениться на этой девушке, кем бы она ни была. Хотя это чертовски плохо, должен тебе сказать. Неужели тебе придется всю свою жизнь слышать за столом кокни, Рэндольф? Но тебе не обязательно жить с ней в одном доме, не так ли? Твой распорядок в той или иной степени может оставаться прежним, только наличных в карманах у тебя будет побольше, чтобы ни в чем себе не отказывать. И наконец, останется Элис.

– И чертов мещанин в качестве тестя, – скорчив гримасу, добавил граф. – И мещаночка в женах. Ее отец похвастался, что она красавица.

– Он должен был это сказать, – ответил сэр Альберт.

– Она училась в одной школе с дочерью Хатчинса. – Сказав это, граф нахмурился. – С которой же из них?

– Сколько девушке лет? – спросил сэр Альберт.

– Откуда мне знать? – снова нахмурился граф. – Нет еще двадцати. Так он, кажется, сказал. Во всяком случае, она не старая дева, Берти.

– Тогда она училась с Памелой, – подумав, заявил сэр Альберт. – Это третья из дочерей Хатчинса. Он прочил ее мне в жены пару лет назад, но она не в моем вкусе, в ней есть что-то лошадиное. Целый месяц он держал меня в своем поместье, где я умирал от скуки. Подожди, – произнес он и пристально посмотрел на графа. – Как зовут твою мещаночку?

– Господи! – Сильный толчок плохо сказался на состоянии желудка графа. – Не спрашивай меня, – простонал он. – Кажется, Трэнсом. Эгги, Эдди, Элли, Эмми… или что-то в этом роде.

– Будь я проклят, если это не та девчонка, которую привезла с собой из школы Памела. Она сделала это, чтобы досадить матери, – вспомнил сэр Альберт. – Боже мой, как она была не к месту среди нас! Вульгарна, как они все, этот ужасный акцент кокни и неумение вести себя. Уже тогда были видны ее намерения приглядеть себе жениха из знатных. Да ей не повезло – охотников не нашлось. Уверен, что это ее имя, хотя за нею укрепилось прозвище «мещаночка». Лорд Хатчинс был чернее тучи.

Граф Фаллоден нахмурился и зевнул.

– Гресвелл останется моим, – промолвил он. – Я приведу в порядок дом и парк, да и коттеджи арендаторов тоже. Сделаю наконец ту сотню неотложных дел, о которых мне постоянно твердит мой управляющий. Пустив пулю в лоб, я обреку все на погибель, не так ли, Берти?

– Да, – согласился его друг. – Только будь паинькой, Рэндольф, и не засыпай, слышишь? Не представляешь, как трудно перетаскивать пьяного из экипажа в дом.

Граф поудобнее уткнулся подбородком в грудь.

– Ты сказал, Берти, что я могу не жить с ней, не так ли?

– Не будешь, Рэндольф, дружище, не будешь, – подтвердил тот. – Не смей спать! Мы совсем близко.

– Разве что в отдаленном будущем я все же заставлю ее подарить мне наследника, – решительно высказался граф.

– У тебя уйма времени в запасе для этого, – успокоил его друг. – Тебе нет еще и тридцати.

– На Рождество я оставлю ее в Лондоне, – продолжал размышлять граф. – Ей как-никак захочется побыть с отцом и друзьями, сам же уеду в поместье. Поедешь со мной, Берти? Поохотимся. Я приглашу еще кого-нибудь.

– Ты уже пригласил, – напомнил ему сэр Альберт. – По крайней мере полдюжины человек.

– Разве? – удивленно переспросил граф. – На Рождество? Тогда все в порядке. Может, и Доротея согласится приехать, если я попрошу.

– А вот этого делать не стоит, старина, – заметил сэр Альберт, внимательно вглядываясь в умолкшего графа. – Мог бы обойтись и без этого. – Ритмичные звуки, доносившиеся до его ушей, и мерно поднимавшаяся грудь графа, бесспорно, свидетельствовали о том, что он все же уснул. Сэр Альберт в сердцах выругался.

На сей раз мистеру Трэнсому было предложено сесть, не то что в прошлое утро. Сам граф Фаллоден, однако, остался стоять перед камином, заложив руки за спину и словно не чувствуя жара горящих углей. У него раскалывалась голова, неприятные ощущения в желудке давали о себе знать больше, чем ему хотелось бы. Но отчасти он был этому рад. Все это отвлекало его от прочих мыслей.

Мистер Трэнсом потер руки.

– Я рад, милорд, что вы приняли верное решение, – начал он. – Я так и думал, что, поразмыслив, вы это сделаете.

– Полагаю, что свадьбу лучше всего отложить ближе к весне, – сдержанно произнес граф. – На Рождество я уже пригласил друзей в Гресвелл-Парк. Будут только мужчины.

– Прошу извинить меня, милорд, – возразил Трэнсом, – свадьба должна состояться в этом месяце, вернее, на следующей неделе. По особому решению. Я уже все уладил.

Граф удивленно вскинул брови.

– По особому решению, сэр? – переспросил он.

– Я хочу видеть мою Элли полностью устроенной, – ответил гость. – Это должно быть сделано как можно быстрее, милорд. У меня осталось мало времени. – Он улыбнулся.

Граф в полном недоумении посмотрел на гостя и снова отметил слишком свободно висящую на нем одежду, впалые щеки, огромные глаза и странную бледность лица.

– Я сомневаюсь, что встречу это Рождество, – промолвил мистер Трэнсом. – Очень сомневаюсь. Возможно, я не дотяну и до декабря, милорд. – Он хмыкнул. – Мой врач утверждает, что лишь упрямство позволило мне продержаться до ноября.

Граф промолчал. Столь конкретное упоминание о смерти не могло не смутить его.

– Я должен уладить все свои дела, – продолжил мистер Трэнсом. – Вот что еще удерживает меня в этом мире, милорд. Мы с вами подпишем брачный контракт сегодня же утром, если вы не возражаете. Мой адвокат уже ждет с подготовленными бумагами. Я знаю, вы джентльмен, милорд, и выполните свои обязательства, когда контракт будет подписан. Я хочу собственными глазами видеть бракосочетание своей дочери и буду счастлив, когда она станет графиней Фаллоден. Граф недовольно сжал губы.

– Финансовую сторону контракта я изложил вам вчера, милорд, – напомнил ему мистер Трэнсом. – Мой адвокат сейчас обсудит с вами его во всех деталях. Но есть два условия, не вошедшие в контракт, и они очень важны для меня. Вы должны дать мне слово джентльмена, что выполните их.

– Что же это за условия? – тихо спросил граф. Кровь стучала в его висках, словно гигантский часовой механизм.

– Брак должен быть настоящим, – промолвил, виновато улыбнувшись, мистер Трэнсом. – Она должна стать вашей женой в первую же брачную ночь, милорд. Умирая, я хочу знать, что в ближайшем будущем у вас не будет причин для расторжения брака.

– Соглашение есть соглашение, – сказал граф. – Я не нарушу его, сэр.

– И тем не менее, – мистер Трэнсом продолжал улыбаться, – вы должны дать мне ваше слово, милорд.

– В первую брачную ночь ваша дочь станет моей женой в полном смысле этого слова, – коротко произнес граф. – Каково ваше второе условие?

– Вы проживете в одном доме с моей дочерью по крайней мере первый год вашего брака, – медленно проговорил мистер Трэнсом. – Меня уже не будет в живых, чтобы проверить, как вы выполните свое обещание, милорд, но я знаю, что значит для джентльмена слово чести. Я уверен, что, дав слово, вы не нарушите его.

Воцарилась долгая пауза.

– Я даю вам слово, – наконец тихо промолвил граф. – Вам плохо, сэр?

– Ничего. Всего лишь спазм. – Мистер Трэнсом, опираясь на одну руку, прижал другую к животу. – Не откажите в любезности и распорядитесь, чтобы позвали моего адвоката, милорд. Он обсудит с вами подробности контракта, а я пока посижу здесь. Это не отнимет у вас много времени.

Граф потянулся к шнуру звонка и дернул за него.

– Вы сделали меня счастливым человеком, – поблагодарил его мистер Трэнсом.

Граф молча кивнул дворецкому, который открыл дверь и впустил адвоката, ждавшего в холле.

Спустя полчаса все было закончено. Граф Фаллоден, почти не слушая объяснений адвоката, поставил свою подпись под брачным контрактом.

Раз так надо, он это сделает, и к черту всякие подробности, думал граф, даже если они неприятные. Лишь одна вещь интересовала его: состояние мистера Трэнсома, половина которого обещана ему после того, как он женится на мисс Элинор Трэнсом. Эта половина оказалась намного больше того, что он ожидал. Он станет одним из самых богатых людей Англии.

Когда все было закончено, мистер Трэнсом медленно поднялся. Спина его согнулась, чего не было вчера, да и сегодня утром, когда он вошел в этот дом. Он протянул руку графу.

– Вы не пожалеете об этой сделке, милорд, – заверил он его. – Вы поймете, что моя дочь стоит большего, чем те богатства, которыми вы будете владеть после свадьбы.

Чуть поколебавшись, граф вложил свою узкую ладонь в протянутую худую руку старика.

– Могу я ждать вас у себя сегодня пополудни для официального представления моей дочери? – спросил мистер Трэнсом.

Граф молча поклонился.

Итак, все решено. Две минуты спустя граф снова был один в гостиной и разглядывал копию брачного контракта. Через неделю он женится на девушке, которую даже не видел. На дочери торговца. На вульгарной крикливой особе, если она действительно такова, какой ее описал Берти. Женится из самых низменных побуждений, ради денег, а она выходит за него замуж ради титула графини и положения в аристократических кругах Англии. Он недобро ухмыльнулся. Она скоро узнает, что ждет тех, кто столь дерзко навязывает высшему свету свое нежелательное присутствие. Однако она может не понять и не почувствовать этого. У таких людей, видимо, нет ни грана подобной чувствительности.

Через неделю он окажется в одной с ней постели, а затем не меньше года будет жить под одной крышей. Рухнули планы оставить ее в городе, провести Рождество в поместье в обществе Берти и остальных, кого он спьяну наприглашал вчера в клубе. Но даже без всяких обещаний старику к Рождеству его дочь окажется уже на попечении мужа, будет зависеть от мужа, и он должен заботиться о ней. К этому времени старика уже не будет в живых.

Граф стиснул зубы и, повернувшись, хотел было направиться к двери, но вспомнил, что ему некуда бежать за помощью после того, что он сделал. Проклятие! На мгновение он пожалел, что его кузен, прежний граф Фаллоден, умер и он не может доставить себе удовольствие самолично прикончить его за оставленные вместе с наследством долги.

Затем вспомнилась Доротея Лавстоун, изысканная и восхитительная Доротея, в которую он влюблен без малого уже год. Сегодня вечером она будет у Прюэттов. Он тоже должен там быть и в светской беседе сообщит ей о своей помолвке.

Помолвка! О Господи, подумал он, взглянув на часы на камине. Сутки назад он не знал о существовании какого-то мистера Джозефа Трэнсома и его драгоценной Элли: Вчера он был человеком, просто удрученным своим безденежьем и долгами, и еще не ведал, что такое быть по-настоящему несчастным.

Что ж, теперь он это знает. И тут же граф злорадно подумал, что мисс Элинор Трэнсом тоже узнает, что такое быть несчастной, еще до Рождества, и вдруг понял, сжимая и разжимая кулаки, что должен злиться прежде всего на самого себя. Ему было стыдно, он был противен себе от того, что делает. Он женится на деньгах.

* * *

Элинор ждала графа в гостиной, стоя спиной к окну. Ей было холодно и неуютно, но она умышленно не подходила к камину, чтобы быть как можно дальше от двери, в которую он войдет. Так ей удастся лучше его разглядеть. Она не хотела, чтобы он застал ее врасплох.

Элинор знала, что он уже приехал, – минут пять назад она слышала суету в холле. Скоро его проведут в гостиную. У отца он не задержится долго. Всю деловую часть соглашения они завершили утром. Папа сразу же пошлет его к ней, однако сам не зайдет сюда. Утром, вернувшись от графа, он еле держался на ногах и теперь отдыхает в своем кабинете, в большом удобном кресле, которое перенесли туда несколько недель назад, чтобы он мог работать по вечерам, как в былые времена. Ему лучше было бы подняться в спальню и лечь в постель, но Элинор знала: он не сделает этого, пока не доведет все до конца.

Она решила не садиться, чтобы не оказаться в невыгодном положении перед ним, стоящим, когда он войдет, поэтому продолжала стоять неподвижно у окна. Наконец в дверь постучали.

Одного взгляда на него ей было достаточно, чтобы понять, что перед нею человек с резким и гордым характером. Об этом свидетельствовали выражение его лица, жестко сжатые губы, вскинутый подбородок и блеск глаз, говоривший о том, что сложившаяся ситуация ему явно не по душе. Его больше бы устроило, если бы ему достались деньги без нее в придачу, подумала Элинор.

Красивый, с темными волосами, чуть более длинными, чем было принято, и правильными чертами лица, с голубыми глазами, он показался ей не очень высоким, зато крепким и стройным. Все в его фигуре казалось ладным – ни прибавить, ни убавить. Сразу видно, что этот джентльмен вел праздную жизнь, увлекался верховой ездой и боксом, а также другими видами бесполезных мужских занятий. Однако, напомнила себе Элинор, граф – бездельник из породы высокомерных богачей, хотя сейчас у него нет и гроша в кармане. Он мот и, конечно, картежник. Элинор распрямила плечи и смело посмотрела графу в лицо.

Он куда красивее Уилфреда, внезапно подумала девушка.

– Мисс Трэнсом? – произнес он так холодно, что его слова показались ей ледяными сосульками.

Глупый вопрос. Конечно, она мисс Трэнсом. Но Элинор промолчала и не присела в книксене, как было положено по этикету.

– Я граф Фаллоден. К вашим услугам. – Он поклонился. – Рэндольф Пирс.

Пирс. Значит, теперь она будет Элинор Пирс, тут же подумала Элинор, мысленно пробуя это имя на вкус. Его зовут Рэндольф.

Говоря о нем, отец употреблял лишь его графский титул, словно за ним не стоял живой человек, имеющий имя. Возможно, так оно и было.

Элинор не ответила на его поклон.

Теперь, когда он стоял совсем близко, она мысленно прикинула, что своей макушкой, пожалуй, дотянется до его подбородка. Эта мысль заставила ее вести себя с ним особенно холодно.

– Ваш отец позволил мне увидеться с вами, – счел нужным пояснить граф. Когда он подошел к ней, свет из окна упал на его лицо, и оно показалось ей еще более суровым, а голубизна глаз еще ярче.

Разумеется, она знает, зачем он здесь. К чему это глупое объяснение? Ведь, кроме нее, в гостиной никого нет, с раздражением подумала Элинор и тут же поняла, что эти мгновения одинаково неловки и мучительны как для нее, так и для графа. Но она ничем не собиралась облегчить их для него. Ни за что. Ему никогда не получить бы отцовских денег, заработанных трудом всей его жизни, если бы не это, столь неприятное для графа условие: жениться на ней. Пусть получит все сполна.

– Я имею честь просить вашей руки, – наконец вымолвил нужные слова граф.

– Я об этом, разумеется, знаю и отвечаю вам – да. – Она была горда, что произнесла все это с ледяной холодностью и умышленно не добавила слово «милорд». Годы учебы в привилегированной школе, а также усилия гувернантки не позволяли ей забывать о манерах и вежливости, но на сей раз она предпочла игнорировать их. Этот человек ей никто. Во всяком случае, пока.

У графа был такой вид, будто он не знает, как вести себя дальше. А Элинор торжествовала, не испытывая и капли сочувствия. Сама она казалась спокойной, словно ей были безразличны эти пусть даже непозволительно затянувшиеся минуты неловкого молчания.

– В таком случае я счастлив, – наконец нарушил паузу граф, с поклоном протягивая ей правую руку.

Его кисть была узкой, с длинными пальцами и хорошо ухоженными ногтями. Рука аристократа, подумала она и, на мгновение задержавшись на ней взглядом, вложила в нее свою. Рука графа неожиданно оказалась приятно теплой и по-мужски сильной, когда он сжал ее руку и поднес к губам. Элинор невольно оторвала взгляд от их сцепленных рук и посмотрела графу в глаза. Их голубизна показалась ей холодной как лед. Он выдержал ее взгляд.

Он ненавидит ее так же сильно, как она его. Хорошо, очень хорошо, подумала Элинор. Пусть страдает из-за своей алчности.

– Как я понимаю, – промолвил граф, – ваш отец хочет, чтобы венчание состоялось на следующей неделе. Вы не возражаете?

– Конечно, нет, – не задумываясь ответила Элинор. Словно кто-то стал бы прислушиваться к ее возражениям. – Если мы будем медлить, мой отец не доживет до свадьбы. Дни его сочтены.

Что-то промелькнувшее в его глазах подсказало ей, что ее откровенность шокировала его.

Что он может знать о ее чувствах, о тревоге, мучающей ее? Все, что ему нужно, – это деньги. Бедный отец никогда не торопил бы так события и не поступал бы столь необдуманно, заботясь о ее будущем, если бы не знал, что жить ему осталось совсем недолго.

– Рано или поздно мы все умрем, – холодно заметила Элинор.

– Да. – Если ему хотелось подчеркнуть одним этим словом свою отчужденность, это ему вполне удалось. – Итак, это произойдет через неделю, мисс. Я собираюсь провести Рождество в поместье, но, разумеется, все будет зависеть от самочувствия вашего отца.

– Он не проживет так долго, – сказала Элинор. Словно окаменев, она говорила об этом как о факте, который с каждым месяцем, с каждой новой неделей становился все более близкой трагической реальностью. – Для папы каждый день может быть последним. Только сильный характер, возможно, продержит его какое-то время после нашей свадьбы. Но, видимо, очень недолго.

– Что ж. – Граф, отступив назад и заложив руки за спину, окинул ее взглядом с головы до ног. – Кажется, мы обо всем успешно договорились. Возможно, нам теперь надо зайти к вашему отцу? Ведь ему не терпится увидеть нас после нашей первой встречи.

Граф, как полагала Элинор, собирался предложить ей руку, но она быстро прошла мимо него к двери и остановилась. Надо подождать, когда он сам перед ней ее откроет. Было бы вульгарно не соблюсти здесь этикет. Она шла впереди графа и, когда они пересекли холл, кивком велела лакею провести их в отцовский кабинет.

– Итак, дети, – промолвил мистер Трэнсом, открывая глаза. Он отдыхал в кресле. – Я вижу вас вместе, значит, вы обо всем договорились, не так ли?

– Мисс Трэнсом согласилась стать моей женой, сэр. – Голос графа, стоявшего за ней, звучал сдавленно.

Мистер Трэнсом час назад принял лекарство, но боль, видимо, окончательно не прошла. Дочь поняла это по его виду. Это напугало ее. Что ждет их, когда станет ясно, что лекарства уже не снимают боли? Мистер Трэнсом улыбнулся и протянул к дочери руки.

– Моя дорогая девочка, – взволнованно произнес он, – иди ко мне и обними своего папу.

До боли знакомые слова. Сколько раз она слышала их в те далекие, уже ушедшие годы.

Отец, видимо, никак не мог смириться с тем, что она не ребенок и не может, как когда-то, крепко обнять его за шею и взобраться ему на колени. Так всегда встречала Элинор своего отца после утомительного дня и рассказывала ему все, что случилось с ней в его отсутствие. Теперь же она могла только легонько прикоснуться к нему. Элинор подошла к отцу и, положив руки на подлокотники кресла, нагнулась и нежно поцеловала его в лоб. Отец опустил протянутые руки.

– Папа, ты должен быть в постели, – проговорила она с упреком и сама удивилась, как отрывисто и холодно прозвучали в тишине ее слова. Элинор знала почему. Граф Фаллоден стоял от нее всего в нескольких шагах. Это мешало ей.

Она услышала довольный смешок отца.

– Нет, мы должны отпраздновать событие, Элли, – возразил он. – Позвони, чтобы принесли нам чай и графинчик хорошего вина. Не каждый день моя дочь обручается с графом.

– Папа! – не выдержала Элинор, и опять в ее голосе была ненужная строгость. – Тебе необходимо отдохнуть.

– Простите, сэр, я хотел бы откланяться. – Голос графа был холодным и официальным.

Странная помолвка, подумала Элинор.

– У меня неотложная встреча, – поспешил добавить граф.

С портным, насмешливо подумала Элинор. Или с ювелиром, а то и просто с парикмахером.

– А жаль, – ответил мистер Трэнсом, протягивая руку для пожатия. – Не станем задерживать вас, милорд. Не так ли, Элли?

От Элинор не укрылось то, как поморщился от боли отец, когда граф крепко пожал ему руку.

Элинор облегченно вздохнула, когда отец велел ей позвать слугу проводить гостя. Как хорошо, что умница папа освободил ее от этой обязанности.

До венчания в церкви на следующей неделе они больше не должны были видеться. Глядя, как раскланивается и уходит граф, она с чувством странного недоумения думала о том, что они вскоре станут мужем и женой. Будут близки друг другу и проживут в браке всю свою жизнь, она и этот чужой ей человек. Он – из ненавистных ей высших кругов, а она – из презираемого им мещанства. Элинор всегда гнала от себя такие мысли, когда общалась с Уилфредом.

– Элли! – Отец протянул ей руку, и она осторожно взяла ее в свои ладони, а затем прижала к щеке. – Теперь я могу умереть спокойно. Не сейчас, пожалуй. Я доживу до дня свадьбы, а потом, возможно, еще пару деньков. Но ты не должна долго оплакивать меня. Я совершил в своей жизни все, что задумал, и даже, пожалуй, больше. Я буду знать, что оставляю тебя под надежной защитой, ты станешь респектабельной леди и, возможно, даже счастливой. Для меня это награда за все.

– Папа, – промолвила Элинор и, отвернув лицо, чтобы он ничего не заметил, поцеловала его руку и снова бережно опустила ее ему на колени. Она изо всех сил пыталась сдержать слезы. Наплачется потом, но только не теперь. – Позволь мне проводить тебя в спальню, папа. Тебе станет лучше, как только ты ляжешь.

– Ты права, детка, – согласился мистер Трансом. – Я, пожалуй, послушаюсь тебя и лягу. А он довольно красивый малый, ты не считаешь, Элли? Среди тех, кто владеет титулами, поместьями и землями, такие попадаются редко. – Он тихонько засмеялся. – Моя Элли будет графиней. Он еще молод, разница между вами в возрасте меньше десяти лет. Он куда больше подходит тебе, чем лорд Хенли, которого я тебе сватал. Тот почти моего возраста. Ты счастлива, моя девочка?

– Я буду счастлива, когда наконец уложу тебя в постель, папа, – строго сказала Элли.

И снова услышала его довольный смешок.



Глава 3

Холодна как рыба, заключил граф Фаллоден, покидая дом мистера Трэнсома. Эта мысль преследовала его всю следующую неделю, в течение которой он не видел ни будущую невесту, ни тестя, а вел свой обычный образ жизни, словно ничего особенного с ним не произошло. Будущие события казались чем-то далеким и нереальным, пока знакомые не стали одолевать его расспросами и даже поздравлять, а он сам наконец не прочел в газете «Морнинг стар» сообщение о своей помолвке.

Итак, он женится на холодной как рыба женщине. Его пронимала дрожь каждый раз, когда он вспоминал об их первой встрече. Он ожидал тепла, волнения, радости, благодарности, болтливости, вульгарности и всего прочего. Иначе говоря, он чего-то ожидал. Но не упорного молчания и невозмутимости, дерзко вскинутого подбородка и презрения в глазах.

Почему? Она получает то, что хотела, не так ли? Желаемый титул и положение в обществе. Возможно, для нее он просто жертва, это почти похоже на правду, и, значит, ей незачем притворяться и изображать особое волнение и благодарность, которых она, увы, не испытывала. Или же это просто плохое воспитание и Элинор не способна на проявление чувств и не умеет себя вести.

Возможно, она так холодна не только с ним. Ее отец тяжко трудился и строил планы, как заполучить для нее жениха из дворянского сословия. Сейчас он на грани смерти и, видимо, страдает от невыносимых болей, однако она к этому почти безразлична. Когда отец протянул ей навстречу руки, она не бросилась к нему в объятия, а лишь ограничилась холодным поцелуем в лоб. Когда он хотел отпраздновать их помолвку, она велела ему лечь в постель. Граф ожидал искреннего сочувствия и заботы, но вместо них были лишь холодный тон и скупые слова.

Посетив дом Трэнсомов, он пришел к выводу, что лишь в одном мистер Трэнсом был прав: его дочь действительно красавица. Среднего роста, стройная, с хорошей фигурой. У нее каштановые, с рыжеватым отливом волосы, зеленые глаза и крупный чувственный рот. Но цвет волос и губы как-то противоречили холодному характеру девушки и говорили скорее о щедрости и страстности натуры.

Да, она красива. Графиня Фаллоден будет красавицей, если в данном случае это может служить ему утешением. И тем не менее он не находил Элинор привлекательной. На мгновение мелькнула нехорошая мысль: удастся ли ему достойно выполнить свои брачные обязательства в первую ночь? К счастью, если все это можно назвать счастьем, Трэнсом ограничил свое условие лишь первой брачной ночью и только годом совместной жизни супругов под одной крышей.

Граф Фаллоден решительным усилием воли заставил себя выбросить из головы воспоминания о Доротее Лавстоун, хрупкой, обворожительной и женственной Доротее, и о горьком упреке в ее глазах, когда она узнала о его помолвке. Оставшиеся до свадьбы вечера, до последнего включительно, он провел у своей любовницы. Элис была единственным дорогим удовольствием, которое он себе позволял, когда стал графом чуть более года назад и узнал, что вместе с титулом унаследовал еще и кучу долгов.

Элис со спокойной улыбкой наблюдала за ним. Ранним утром в день своей свадьбы он сидел на краю ее постели. Элис во всем сохраняла спокойствие, даже в любви. Он знал, что она не испытывает к нему глубоких чувств. Ей нужны были лишь защищенность и постоянное покровительство. Возможно, именно это больше всего нравилось ему в ней. Удовлетворяя его желания, она не требовала взамен каких-либо обязательств.

– Я не приду вечером, – наконец сказал он ей, с брезгливостью глядя на свою одежду, в беспорядке лежащую на полу.

– Разумеется. Я понимаю тебя, – спокойно согласилась она. – Ведь это день вашего венчания.

Даже это известие не нарушило привычного спокойствия Элис.

– Я приду завтра вечером, – пообещал он.

– Так скоро? – Элис сладко поежилась и натянула на себя одеяло. – Твоя жена позволит тебе?

Он повернулся и посмотрел на нее. Ее локоны были в беспорядке, в глазах сонливость.

– Ты не возражаешь? – спросил он. – Я буду здесь завтра, Элис.

– И я тоже, – ответила она и улыбнулась. – Ты не рад этой женитьбе, Фаллоден, не так ли? Ты был раздражен всю эту неделю. Можешь всегда приходить ко мне.

Постель была еще теплой, смятой и звала его. Под одеялом он легко угадывал соблазнительные округлости тела Элис. Более всего в это мгновение ему хотелось снова забраться под одеяло и провести весь день в любовных ласках, а затем уснуть от приятной усталости, надолго забыться.

Но это был день его венчания.

Он поднялся, ежась от утреннего холодка, и стал поспешно собирать с пола одежду, чтобы окончательно не продрогнуть.

Элинор чувствовала, что смертельно устала. Горничная обеспокоенно суетилась вокруг нее, заметив, как она бледна. Кажется, она не очень одобряла чересчур завитые волосы Элинор и более замысловатую, чем обычно, прическу, которая была совсем не к лицу девушке. Она то и дело повторяла, что мисс поступила правильно, остановив свой выбор на бледно-голубом цвете для подвенечного платья – оно было очень простым, с накидкой того же тона, – а не на чем-то поярче, что еще сильнее подчеркнуло бы бледность ее лица.

Как хорошо, что она устала, думала Элинор, спускаясь наконец вниз, где в гостиной ее ждал отец. День своей свадьбы она будет помнить смутно и как бы в дурмане.

Войдя в гостиную, Элинор была неприятно удивлена, что жених уже ждет ее. Он приехал намного раньше и выглядел великолепно. Граф показался ей еще красивее, чем в их первую встречу. Он тоже был в голубом, словно заранее знал, какого цвета подвенечное платье у его невесты. Казалось, он собрался не на собственную свадьбу, а на прием к принцу-консорту. Но Элинор продолжала испытывать к нему неприязнь. Поэтому она была подчеркнуто холодна с ним, едва кивнула, здороваясь, и даже не пыталась улыбнуться. Разумеется, ни о каких церемонных приседаниях и поклонах не могло быть и речи.

В экипаже по пути в церковь отец Элинор говорил без умолку. Невиданным усилием воли он, несмотря на протесты дочери, встал с постели, чтобы сопровождать ее. Жених и невеста не проронили ни слова.

Когда они приехали в церковь, граф представил свою невесту безукоризненно одетому джентльмену, своему другу сэру Альберту Хэгли. Если ей хотелось подчеркнуть свою холодность и недоступность, то это должен был выразить, как ей казалось, едва уловимый кивок головой. Элинор сразу же узнала сэра Хэгли, как и он ее, но, будучи джентльменом, он и виду не подал. Это он первым попробовал флиртовать с юной «мещаночкой» на загородной вечеринке в поместье ее школьной подруги Памелы, если те посягательства сэра Хэгли можно было назвать флиртом.

– Рад познакомиться с вами, мисс, – сказал он.

– Здравствуйте, сэр, – сухо ответила Элинор.

Ее встретили холодная пустая церковь и приветливо улыбающийся священник. Отец вложил ее руку в руку графа, а затем тот покорно повторил за священником слова клятвы. Она, в свою очередь, сделала то же самое. Потом Элинор почувствовала на своих губах холодные губы графа, его короткий поцелуй, на который ответила столь же бесчувственно. Помнила еще, как улыбался и кланялся священник, завершая церемонию. Сэр Альберт поцеловал ее в щеку, чему она, увы, не могла воспрепятствовать. Затем они снова ехали в экипаже графа.

В экипаже ее мужа.

Да, мужа.

Молодожены направлялись в дом графа на Гросвенор-сквер. Теперь и ее дом. В своем новом доме она улыбалась и кивала головой, здороваясь с выстроившимися в шеренгу слугами. Затем муж провел ее в столовую, где их ждал стол, накрытый на четыре персоны. Как положено, новая графиня Фаллоден заняла свое место в конце стола, напротив мужа. По обеим сторонам от них сидели мистер Трэнсом и сэр Альберт.

За столом велась беседа, иначе и быть не могло. Элинор не помнит, чтобы возникали неловкие паузы. Сама она в разговоре не участвовала. Она также не могла вспомнить, что ела и ела ли вообще. Когда завтрак подходил к концу, неожиданно поднялся ее отец, держа бокал с вином. Элинор инстинктивно протянула руку, словно хотела остановить его, но тут же опустила ее на колени.

– Тост, – широко улыбаясь, произнес мистер Трэнсом, окидывая взглядом сидящих за столом. – Предлагаю тост за свою любимую дочь и своего зятя. За графа и графиню Фаллоден.

Элинор заметила, как сжались в узкую линию губы ее мужа, прежде чем изобразить холодную улыбку. Их глаза встретились через стол. Затем поднялся сэр Альберт и, повторив тост, чокнулся с мистером Трэнсомом.

Только железная воля помогла отцу подняться с постели, подумала Элинор, глядя на него. Он сделал это. Всю неделю отец пролежал в постели. Временами у него был сильный жар и он впадал в беспамятство.

Их домашний врач навещал отца каждое утро, но два дня назад Элинор пришлось дважды вызывать его в неурочные часы. Тогда же он предупредил ее, что, видимо, теперь счет пойдет не на дни, а на часы.

Последние три ночи Элинор провела у постели отца, вовремя давала ему лекарства, оправляла постель, взбивала подушки, поддерживала огонь в камине и урывками дремала на стуле, каждый раз с ужасом просыпаясь, когда ей казалось, что в комнате наступила мертвая тишина.

Она просила отца не вставать с постели в утро свадьбы, но он не послушался. Во время краткой церемонии венчания счастливая улыбка не сходила с его лица. Он не переставал улыбаться и за столом. До боли сжав руки на коленях, Элинор с тревогой и страхом следила за тем, как он, тяжело дыша, опускается на стул.

– Папа, – не выдержала она, – тебе надо сейчас же вернуться домой. Ты должен быть в постели. – Она произнесла это сухо и сдержанно, хотя сердце ее разрывалось от боли. Но за столом сидели двое чужих мужчин, один из которых был ее мужем, и она не хотела проявлять свои чувства.

– Думаю, я последую твоему совету, Элли, – согласился с ней отец с улыбкой, больше похожей на гримасу боли.

К счастью, граф все понял и, встав из-за стола, велел слуге подать к крыльцу экипаж мистера Трэнсома.

Элинор очень хотелось поехать с отцом. К несчастью, она не может поехать с ним, несмотря на то что у них осталось так мало времени. Отец отчаянно нуждается в ней. Она была первой, кого он хотел видеть, просыпаясь по утрам в эти последние недели. Элинор была светом его очей. Она помнит, как отец постоянно повторял это после того, как умерла ее мать, а Элинор тогда было всего пять лет. Сейчас она нужна ему как никогда прежде, но…

Но Элинор помнила отцовский наказ. Это было утром перед венчанием. Он сказал, что, выйдя замуж, она должна быть отныне верной и послушной только своему мужу, а отнюдь не отцу. Сегодня день ее свадьбы, и она в доме мужа. Но между нею и им нет той близости и понимания, которые позволили бы ей обратиться к нему с такой просьбой. Если бы они любили друг друга, если бы на его месте был Уилфред, она не колеблясь попросила бы у него разрешения сопровождать отца домой невзирая на то, что это день их свадьбы.

Но он не Уилфред, и между ними нет такого понимания.

Элинор могла лишь надеяться на то, что чувство сострадания и милосердия побудит его самого предложить ей это. Она посмотрела на мужа, когда они вместе провожали отца в холл, но ни о чем не попросила даже взглядом.

– Мы приедем к вам с Элинор завтра утром, сэр, справиться о вашем здоровье, – сухо пообещал граф.

– Не спешите, не спешите, – ответил с обычным смешком мистер Трэнсом. – Если вы проснетесь в полдень, я подожду, милорд.

Элинор почувствовала, как это не понравилось графу – он словно застыл, услышав слова отца, – и попыталась не покраснеть.

– Итак, – промолвил отец, обнимая ее, – графиня Фаллоден, моя Элли. Возможно, теперь ты слишком важная особа, чтобы обнять своего отца?

Он был доволен, он сиял от счастья, несмотря на то что жить ему оставалось лишь считанные часы.

Элинор сделала шаг к нему, стараясь, чтобы муж не увидел ее лица. В его присутствии ее не покидала странная скованность. Легонько коснувшись губами исхудавшей щеки отца, она позволила ему обнять себя. Сама же не обняла его.

Внезапно девушка осознала чудовищность всей ситуации и недопустимую жестокость собственного поведения. Как ей хотелось нежно обнять отца, потеснее прижаться к нему, навсегда запомнить его живым, близким!

– Не задерживайся, папа, тебе пора, – сказала Элинор, отстраняясь. – Мы увидимся завтра.

Вскинув подбородок, сложив перед собой руки, она смотрела, как уезжает отец. Ей казалось, что внутри у нее все оледенело. Ей не суждено разделить с ним его последние часы. Теперь она пленница этого чужого огромного и неуютного дома и незнакомого мужчины, стоящего рядом. У них в доме гость, и его надо развлекать. Вернее, у графа гость. Она не была уверена, потребуют ли от нее сейчас выполнять роль хозяйки или пожелают, чтобы она удалилась к себе.

– И что же теперь, согласно вашему желанию, мне следует сделать? – повернулась Элинор к мужу и вдруг без всяких эмоций мысленно снова отметила, что он хорош собой.

– Согласно моему желанию? – Граф удивленно вскинул брови. – Впрочем, пройдемте в гостиную и велите подать нам чаю. –С этими словами он предложил ей руку. После секундного колебания Элинор оперлась на нее.

Граф подумал, что уже достаточно медлил, и отвернулся от окна. Придя в свою спальню, он долго стоял, бесцельно глядя в темноту ночи. С тоской бросив взгляд на приготовленную горничной холостяцкую кровать, он с еще большим сожалением подумал о широком и мягком ложе Элис и ее пышном и податливом теле.

Нет смысла тянуть, решил граф. Надо поскорее покончить со всем этим, тем более что выбора у него нет. Чем скорее он проследует через две гардеробные, его и ее, а оттуда в спальню жены, тем скорее вернется к себе.

Жена. Эта мысль ужаснула его.

После того как он про себя назвал ее холодной рыбой, ему никак не удавалось подыскать столь же убийственное определение для той Элинор, которую он увидел сегодня после свадьбы. Гордячка, холодна, безмолвна, упивается победой и своим новым положением и, конечно, недовольна тем, что должна мириться с присутствием мужа, который достался ей в придачу. С отцом недопустимо бездушна, как камень, а он, видимо, тяжело болен.

Взявшись за ручку двери в спальню жены, он постучался и, не дожидаясь ответа, толкнул дверь и вошел.

Элинор не ждала его в постели, как он себе представлял. Она сидела в кресле у камина, но тут же встала, как только он вошел, и теперь стояла перед ним, выпрямившись, с гордо поднятой головой. В ее осанке было что-то царственное, несмотря на ночную сорочку и распущенные волосы.

Он снова, но как-то равнодушно мысленно воздал должное ее красоте. Ночная сорочка из чистого шелка с дорогими кружевами, которая, вероятно, недешево обошлась старому Трэнсому, выгодно подчеркивала стройные линии ее тела. Тяжелая масса блестящих рыжеватых волос струилась по плечам, как воды огненной реки. Резкий контраст ее яркой внешности с холодной натурой опять неприятно удивил его.

– Итак, миледи, – произнес он, сделав несколько шагов по ковру, устилавшему пол спальни, – сегодня вы стали графиней Фаллоден и получили доступ в высшее общество. Ваше заветное желание исполнилось? На губах Элинор играла странная улыбка. Такого выражения лица он у нее еще не замечал.

– Итак, милорд, – промолвила она, – отныне вы свободны от долгов и богаты так, как вам и не снилось. Ваше заветное желание исполнилось?

Граф ошеломленно смотрел на нее.

– Сдаюсь, – наконец проговорил он тихо. – Это счастливый день для нас обоих, не так ли?

– Да, – подтвердила Элинор. В этом кратком ответе было торжество.

– Но не все еще доведено до конца, – как бы напоминая ей, сказал Фаллоден. – Пока это еще не настоящий брак.

– Нет, – согласилась она и еще выше подняла подбородок.

– В таком случае теперь мы окончательно скрепим узы нашего брака, – продолжал граф.

– Да, – повторила Элинор.

В глазах ее была насмешка. «Я получила что хотела, – говорили они. – А остальное уже не столь важно».

Он не имел права на негодование, ибо тоже получил что хотел. Хотя рассчитывал, что будет обладать безвольной и послушной женой. Неожиданный гнев обжег его, а с ним и желание погасить насмешку в глазах Элинор, сделать ей больно, унизить. Он был слишком разъярен, в том числе и на себя, чтобы устыдиться своих намерений.

Со всем этим можно покончить в считанные минуты: повалить ее на тонкие простыни, задрать сорочку и на правах законного супруга совершить действо, скрепляющее брак и превращающее невинную девицу в женщину. Достаточно и пяти минут, чтобы снова вернуться в свою спальню уже женатым мужчиной, отныне свободным распоряжаться собой и своим временем, как прежде. Останется выполнить лишь еще одно обязательство: прожить с женой год под одной крышей.

Чувство раздражения и гнева не покидало его.

Поэтому, положив руку на затылок Элинор, он запустил пальцы в ее волосы и, грубо запрокинув ей голову, впился в ее губы поцелуем, давая волю языку. Он с удовлетворением почувствовал, как напряглось сопротивляющееся его грубости тело Элинор и крепко сжались губы. Она попыталась вырваться, но он не отпускал ее. Наконец, оторвавшись от ее губ, граф с насмешливой улыбкой посмотрел на нее.

– Можно подумать, что миледи сделана из мрамора, – язвительно заметил он, не собираясь ради справедливости или приличий посчитаться с тем, что для Элинор это первый поцелуй мужчины.

Он мог бы побороть раздражение, если бы не испытующий взгляд Элинор и не ее странная улыбка, которую он и улыбкой не мог назвать. В ней было что-то настораживающее, кошачье.

Он не отводил взгляда от ее лица и тогда, когда медленно расстегивал крохотные перламутровые пуговицы на ее ночной сорочке. Элинор даже запрокинула голову, как бы помогая ему поскорее обнажить ее плечи. Его руки коснулись юной груди, теплой и упругой.

– Как-никак, миледи, – приговаривал он, стягивая с ее плеч шелк и кружева и обнажая ее торс, – вы мне все-таки жена.

Возможно, в этот момент или чуть позднее злость и желание унизить ее уступили бы место совсем иному чувству. Но Элинор неожиданно ошарашила его, когда сама стала спокойно расстегивать пуговицы его ночной сорочки.

– Как-никак, милорд, – промолвила она, – вы все-таки мне муж.

Граф впервые увидел ее красивые, ровные как на подбор зубы и на мгновение испугался, что она вонзит их ему в плечо.

В ту минуту он, очевидно, потерял голову, о чем потом вспоминал с удивлением и стыдом, ибо довольно грубо схватил Элинор за руки и, резко опустив их вниз, позволил шелку ночной рубашки с легким шелестом упасть к ее ногам, а сам стал нетерпеливо стаскивать свою сорочку. Почувствовав, что ее руки свободны, Элинор невольно помогала ему. Когда он снова коснулся ее губ, они раскрылись для поцелуя. Руки мужа скользнули по ее телу, изучая и лаская его. Элинор не противилась.

Во всяком случае, теперь каждый из них знал, что последует дальше: он возьмет ее на руки и отнесет в постель. Пробудившееся желание позволит ему должным образом выполнить супружеские обязанности, подумал в это время граф.

Однако в постели Элинор оказала сопротивление. Когда она наконец присмирела под тяжестью его тела, оба, обессилев, тяжело дышали. Наконец он коленом грубо раздвинул ей ноги и, подложив руки под ее спину, приподнял девушку. Она почти с вызовом смотрела на него. Он быстро овладел ею.

Даже в этот момент выражение лица Элинор не изменилось, он только почувствовал, как напряглось ее тело в тщетной попытке воспротивиться. Но это длилось лишь мгновение. Затем его снова встретила та же насмешливая полуулыбка и Элинор с силой попыталась сбросить его.

– Почти жена, почти графиня, – шепнул он ей. – Осталась самая малость.

– Я знала, что будет больно, однако ждала чего-то потрясающего, – не осталась в долгу Элинор.

Торжествуя победу, ощущая под собой ее ослабевшее и покоренное тело, он мог проявить хотя бы каплю сострадания и на этом все закончить. Но неуместная реплика Элинор больно задела мужское самолюбие и вызвала новую волну его раздражения и гнева. Ее следует проучить, он покажет ей, как надо угождать желаниям мужа и выполнять супружеские обязанности. Отныне ее дни будут полны страха перед каждой ночью в супружеской постели.

Его движения были нарочито медленны. Снова прижав всей своей тяжестью Элинор, он невольно прислушивался не только к ее, но и к своему дыханию и к ритмичному поскрипыванию кровати. Дыхание Элинор было прерывистым, неровным, как и его. Он с трудом контролировал себя, чтобы не поспешить прежде времени.

Это было нелегко. Он слышал, как громко и учащенно бьется его сердце, и почувствовал, как жаркая кровь прилила к лицу, когда ноги Элинор обвились вокруг его ног, а ее тело изогнулось, словно она помогала ему, и он уловил ответные движения ее бедер.

Он схватил ее за плечи, затем его руки скользнули вниз, и он изо всех сил прижал ее к себе. Теперь все, что он делал, было бездумным и бесконтрольным, подчиненным лишь желанию, пока наконец он не достиг разрядки неистово и грубо. Как бы со стороны он услышал собственный крик.

Почувствовав, как дрожит и трепещет под ним тело Элинор, он не отпустил ее, а пережидал, когда она успокоится. А может быть, он не отпускал ее и потом. Когда же наконец подумал, что надо это сделать, ему показалось, что он просто проснулся после глубокого сна. Однако вокруг по-прежнему была ночь, комнату все так же освещали свечи и огонь камина.

Они лежали рядом, и граф смотрел на Элинор. Никто из них и не подумал набросить на себя одеяло. Каштаново-рыжеватые волосы Элинор разметались по подушке, ее белая, как из алебастра, грудь светилась в полутьме. Теперь он готов был переменить свое мнение о том, что рыжие волосы несовместимы с ледяным сердцем. Его жена оказалась земным созданием, не чуждым страсти. А он сомневался. Во всяком случае, такой была женщина, которую он видел рядом с собой. Возможно, ее темперамент – это и есть то, что досталось ей в дар от ее малообразованных и неблагородных предков? Хотя на собственном опыте он убедился, что простолюдинки и уличные девки такие же рабыни приличий и декорума и блюдут их даже в постели. Итак, страстная женщина с холодным, как кусок льда, сердцем.

– Что ж, – наконец нарушил он молчание, – свое обязательство я выполнил! Во всяком случае, я уже не могу аннулировать наш брак, леди, и лишить вас столь желанного титула графини.

– А я, милорд, – не задумываясь ответила Элинор, – тоже не смогу сделать это, да и не собираюсь лишать вас вашего богатства.

– Снова одно очко в вашу пользу, – оценил ее ответ граф. – А счастливейший день нашей жизни, миледи, подошел к концу, и, я уверен, к нашему обоюдному сожалению. Я оставляю вас упиваться победой и размышлять о вашем новом статусе графини, а сам удаляюсь в свою спальню, чтобы подсчитывать золотишко, которое мне досталось. Доброй ночи.

Встав, он окинул взглядом измятую постель и Элинор. Она даже не попыталась прикрыться, и на ее обнаженных ногах и смятой простыне он увидел следы крови. Элинор встретила его взгляд все той же ненавистной ему полуулыбкой.

– Доброй ночи, – отозвалась она. – Боюсь, ночь коротка, и все золото вам не пересчитать, милорд. Мой отец очень богат. Очень.

– Мне это известно, – буркнул граф, подбирая с пола ночную сорочку, но не натянул ее на себя, а тут же покинул спальню жены.

В своей гардеробной, взглянув на часы, он удивился, что с той минуты, как он вошел в спальню Элинор, прошло более часа. Граф вздрогнул от внезапно охватившего его отвращения и, плеснув в таз остывшую воду, стал мыться. Всему виной была чужая, жестокосердная и неожиданно темпераментная женщина, на которой он вынужден был жениться. Не меньшее отвращение он чувствовал и к самому себе – за то, что переполнен ненавистью, за то, что поддался животным инстинктам.

К счастью, все уже позади. В его городском доме и поместье Гресвелл-Парк достаточно комнат, чтобы не встречаться друг с другом неделями. А когда минует год, он позаботится о том, чтобы в доме, где он будет жить, и духу его жены не было. А если он решит, что пора иметь наследника, у него будет время это обдумать. Ему всего двадцать восемь.

Кто ожидал, что будет так много крови, думал он, глядя на воду в тазу. Он, первый мужчина у Элинор, был так груб с ней. Ему стало стыдно, он ненавидел ее за то, что она вынудила его быть таким.

Закрыв глаза, граф потянулся за ночной сорочкой. Он думал о завтрашней ночи, о знакомом и успокаивающем уюте постели Элис и ее теле.



Глава 4

Проснувшись, Элинор сразу почувствовала непривычность обстановки. Вокруг нее все было чужое: огромная комната с высоким потолком, слишком широкая и слишком мягкая кровать по сравнению с той, к которой она привыкла, и зеленый полог над ней вместо знакомого нежно-розового. Она поняла, что разбудило ее, когда увидела горничную, стоявшую на коленях перед камином и разжигавшую огонь. В гардеробной тоже кто-то хлопотал, и Элинор узнала характерный стук фаянсового кувшина с горячей водой, когда его ставят на мраморную доску умывальника. А затем пришло и удивление, когда она поняла, что проспала всю ночь до утра, хотя боялась, что в эту ночь ей не уснуть.

Снова закрыв глаза, она попыталась разобраться в том, что произошло, как поступил с нею граф и как она сама вела себя. Она часто прибегала к этому, когда хотела успокоиться после испуга, была разгневана или и то и другое вместе. Кажется, несмотря ни на что, она все выдержала и поборола страх, по-настоящему поборола его. Она вспомнила, какой холодный ужас охватил ее, когда в спальню вошел муж. Она никогда еще так отчаянно не защищалась.

И все же потом ее неожиданно одолели усталость и зевота, она помнила, как боялась, что не найдет сил добраться из гардеробной в спальню. Накануне она не спала три ночи, измученная то страхом, то гневом, а иногда просто впадая в отчаяние. Все было как в тумане. Она опомнилась лишь тогда, когда оказалась в постели, прижатая телом мужа и уже не в состоянии что-либо предпринять и защитить себя. Но она совершенно не помнила, как потом из гардеробной попала в спальню. Очевидно, ей это удалось, раз она оказалась в постели. На ней была ее ночная сорочка, она убедилась в этом, ощупав себя, хотя и не помнила, как снова надела ее.

Новым трудным и пугающим испытанием, как она поняла, отпустив горничную, теперь будет спуститься к завтраку. Элинор до ужаса боялась встречи с мужем, боялась увидеть чужое, полное презрения лицо человека, который прошлой ночью причинил ей физическую боль и унизил ее. Муж. Она распрямила плечи и выше подняла голову.

Но в столовой она нашла лишь дворецкого и слугу. На буфете стояли серебряные судки е дымящейся едой.

– Доброе утро, миледи, – поклонившись, приветствовал ее дворецкий и отодвинул для нее стул.

Вот кто она теперь: миледи, графиня, подумала Элинор, едва веря самой себе. Графиня Фаллоден. Сердце ее упало.

– Доброе утро, мистер Старрет, – произнесла она и улыбнулась, как всегда улыбалась слугам в доме своего отца. – Доброе утро, – сказала она еще раз, обращаясь теперь к слуге. – Я не знаю вашего имени.

– Питер, миледи, – ответил тот, испуганно вытянувшись перед ней. – Доброе утро, миледи.

– Доброе утро, Питер, – повторила Элинор.

У дворецкого было для нее сообщение. Как только миледи позавтракает, его сиятельство граф готов сопровождать ее к отцу.

Это сообщение вызвало у нее чувство легкой дурноты, и Элинор, отказавшись от еды, ограничилась ломтиком поджаренного хлеба. Граф собирается вместе с ней ехать к отцу, поскольку обещал тому, что они сделают это сегодня утром. Значит, ей не удастся избежать встречи как с мужем, так и с отцом. С удивлением и стыдом она подумала, что ни вчера вечером, ни сегодня утром, когда проснулась, она ни разу не вспомнила об отце. Как могло это случиться? Что с нею произошло? Как могла она спокойно спать ночью?

Ее охватила паника. Что, если отец не пережил эту ночь и, приехав, они узнают, что его уже нет в живых? Что будет с ней, когда не станет отца? Она не вынесет этого. Особенно сейчас. Мысль о собственном эгоизме заставила Элинор содрогнуться от стыда. Она положила салфетку рядом с недоеденным кусочком хлеба. Дворецкий поспешил отодвинуть стул, и она вышла из-за стола.

– Спасибо, мистер Старрет, – поблагодарила она дворецкого. – Сообщите его сиятельству графу, что я буду готова через пять минут. – Собрав всю свою волю и выдержку, она покинула столовую.

Держась очень прямо, став снова мраморной статуей, Элинор сидела рядом с мужем в карете и молча смотрела в окно.. Граф, упорно не спускавший с нее взгляда, пока они ехали по улицам Лондона, успел прийти к выводу, что темно-коричневое бархатное платье ей очень к лицу, хотя показалось бы убийственно мрачным на любой другой женщине. Этот цвет, однако, выгодно подчеркивал яркость рыжевато-каштановых волос Элинор, словно застывшей в гордой неприступности. Она вполне сошла бы даже за герцогиню, подумал граф. Видимо, его молодая жена достаточно потрудилась над собой, готовясь к вхождению в высшие круги общества. Никто, глядя сейчас на нее, не подумал бы, что она всего лишь дочь торговца.

Графиня, его жена. Вспомнив ночь, он вновь почувствовал стыд. С такой грубостью он не обходился даже с проститутками. Надо попросить прощения. Он даже обдумал, как сделает это и что скажет, пока ждал ее в библиотеке. Однако Элинор посмотрела на него с таким ледяным презрением, когда они встретились в холле, и так холодно и надменно поздоровалась, что он забыл о своем намерении и слова извинения так и не слетели с его губ. Он лишь коротко ответил на приветствие и сдержанно поклонился.

Это были единственные слова, которыми супруги обменялись в это утро. Граф, однако, не мог не вспомнить того, что ночью она напоминала разъяренную тигрицу. Тигрицу в период охоты. А сейчас трудно было узнать в этой окаменевшей, как изваяние, женщине вчерашнюю Элинор. Он попытался мысленно раздеть ее, но ничего не получилось.

Он так и не смог найти в ней ту, какой она была всего несколько часов назад – обнаженная, гневная и очень близкая.

– Благодарю, что сопровождаете меня, милорд, – наконец сказала Элинор, когда они уже подъезжали в дому ее отца. Произнося это, она не повернулась и не посмотрела на мужа. – Но вам не обязательно входить в дом. Я вернусь на Гросвенор-сквер в экипаже отца.

– Ничего подобного, миледи, – возразил граф – Я хочу лично поприветствовать вашего отца.

Он вышел из экипажа первым и подал ей руку. Мостовая и тротуар перед домом были устланы толстым слоем соломы. Граф, заметив, что медный дверной молоток обмотан куском сукна, поблагодарил судьбу за то, что у его жены холодное сердце и она нечувствительна к таким явным приметам близкой смерти в этом доме. Элинор действительно ничем не выказала, что заметила это.

– Мистер Трэнсом у себя наверху, в спальне, у него сейчас врач, – ответил лакей на вопрос графа. Элинор, стоявшая рядом, не вымолвила ни слова. – Да, мистер Трэнсом примет вас, он уже справлялся, приехали ли вы. Но вам придется подождать, пока врач спустится.

Элинор первая прошла в гостиную и, остановившись у камина, протянула к огню руки. Он мог бы подойти к ней, положить руки ей на плечи и произнести слова утешения. Но ему она казалась безразличной. Разве любящая дочь не бросилась бы вверх по лестнице, в спальню к больному отцу, невзирая на то что у него врач?

Доктор, которого граф попросил зайти потом в гостиную, наконец появился. Он подобострастно раскланивался, но был смущен и переминался с ноги на ногу.

Мистер Трэнсом тяжело болен, и их сиятельство миледи должна быть готова к тому, что смерть может наступить в любую минуту, пояснил он. Больному прописана двойная доза прежних лекарств, но мистер Трэнсом заявил, что будет принимать лекарства в прежних дозах до тех пор, пока не переговорит с их сиятельством графом и его супругой. Сказав это, доктор наконец перестал раскланиваться.

Граф, не питавший больших симпатий к мистеру Трэнсому, не мог не бросить неодобрительного взгляда на стоявшую к нему спиной жену. За все время разговора с доктором она не проронила ни слова и даже не обернулась.

– Я первым навещу вашего отца, миледи, – сказал ей граф. – Подождите, когда я вернусь. Я пробуду у него недолго.

Но Элинор не повернулась и на этот раз и снова промолчала.

Происшедшие с больным перемены испугали графа. Он понял, каких неимоверных усилий стоили мистеру Трэнсому два визита к нему на Гросвенор-сквер и присутствие в церкви на венчании дочери. Старик доживал последние дни. И все же он встретил графа улыбкой, когда тот приблизился к его постели.

– А, милорд, – еле слышно прошептал он, – извините, что не могу раскланяться с вами, как положено.

– Как вы себя чувствуете, сэр? – спросил граф, сознавая нелепость своего вопроса.

– Получше, – ответил мистер Трэнсом и попытался улыбнуться. – Что вы хотели мне сказать?

– Ваша дочь стала моей женой и графиней в полном смысле этого слова, сэр, – сообщил граф.

– А, – вырвалось у мистера Трэнсома, и он облегченно закрыл глаза. – Хотелось бы увидеть первого внука, милорд. Но я не должен быть жадным и требовать так много.

Граф, по привычке заложив руки за спину, смотрел на больного.

– Где Элли? – тихо поинтересовался мистер Трэнсом.

– Внизу, в гостиной, – произнес в ответ граф, – она с нетерпением ждет, когда сможет подняться к вам. Я подумал, что вам захочется сначала поговорить со мной.

– В ящике письменного стола лежат небольшой пакет и письмо, – промолвил мистер Трансом. – Дайте мне их. Видите, я уже отдаю вам распоряжения, милорд, но вы должны извинить меня. Ведь теперь вы мне как сын, не так ли?

Граф без труда нашел то, что просил Трэнсом, ибо, кроме пакета и письма, в ящике больше ничего не было. Взяв их, он снова подошел к постели.

– Рождественский подарок моей Элли, – пояснил мистер Трэнсом с едва заметной улыбкой. – Я купил его заранее, на тот случай, если буду еще жив, но я настолько слаб, что не смогу уже совершать рождественские покупки. Передайте ей это, милорд. И также письмо. В нем есть кое-какие пояснения.

– Я непременно сделаю это, сэр, – обещал ему граф.

– Да. – Мистер Трэнсом устало закрыл глаза. – В таком случае я прощаюсь с вами, мой друг. Простите меня за то, что я сделал. Вы еще будете благодарить меня, я уверен, и все же прошу у вас прощения. Моя дочь – это все, ради чего я жил после смерти своей дорогой жены.

– Она в надежных руках, – заверил его граф, чувствуя угрызения совести за явную ложь, и вспомнил прошлую ночь. – В этом отношении вы можете быть совершенно спокойны. До свидания, сэр.

Выйдя из спальни, он какое-то время постоял за дверью, прежде чем спуститься в гостиную. Граф почти готов был простить все больному старику. Тот как мог позаботился о будущем единственной дочери, использовав все, что у него было, – деньги. Кто может упрекнуть его за это?

Элинор стояла, глядя на огонь в камине. Отец умирал. Она знала это. Доктор предупредил ее, что это может случиться в любое мгновение. Разумом она понимала это. Однако когда услышала приглушенный стук копыт и шелест соломы под колесами экипажа, увидела завернутый в шерстяное сукно дверной молоток, неумолимость ужасной правды с новой силой потрясла ее.

Увы, не она, а ее муж первым справился о здоровье отца. Он, а не она, распорядился, чтобы доктор пришел в гостиную и сказал им правду. Ее муж, а не она, первым поднялся в спальню больного.

Элинор почувствовала, как у нее онемели руки и ноги, хотя доктор не сказал ничего нового, чего она уже не знала бы: ее отец умирает, и вскоре она останется совсем одна. Одна с чужим, жестоким и внушающим страх человеком, от которого не услышала ни единого слова сочувствия, пока они в гостиной ждали доктора. Элинор не нужно его сочувствие. Хотя нет, оно было нужно ей. Она ждала чьих-то добрых слов и добрых рук, любых, пусть даже его.

Открылась дверь.

– Вы можете подняться к отцу, миледи, – услышала она голос графа. – Он ждет вас.

«Как он?» – чуть было не вырвалось у нее. Глупые лишние слова. Элинор повернулась.

– Я останусь с ним, – сказала она, прямо глядя мужу в лицо. – Я буду с ним до последней его минуты. С вашего разрешения, милорд.

Граф кивнул.

– Я вернусь позднее, – промолвил он. – Справиться о его состоянии.

Элинор вдруг поняла, что все это время оставалась в шляпке и накидке. Сняв их, она положила все на стул и аккуратно оправила на себе платье. Она испытывала подлинный страх перед этой встречей с отцом, ибо знала, что теперь он уже не станет оттягивать неизбежный конец. Роковой конец уже близок. Элинор искренне хотела, чтобы кто-то был с ней рядом в этот момент, ей нужна была рука, на которую она могла бы опереться.

– Вы хотите, чтобы я пошел с вами? – неожиданно предложил ей граф.

– Нет, благодарю вас, – холодно посмотрев на него, возразила Элинор и, подобрав юбки, прошла мимо и стала подниматься по лестнице. Ей показалось, что в ней существуют две противоречащие друг другу личности: одна думает и чувствует, другая говорит и действует. Она подумала, которая же из них настоящая: Элинор Трэнсом или Элинор Пирс?

Ей показалось, что отец похрапывает во сне. Но когда Элинор кивком отпустила экономку и на цыпочках приблизилась к его постели, она убедилась, что он не спит.

– Папа! – воскликнула молодая женщина.

– Элли. – Она знала, что отец улыбается, хотя лицо его было неподвижным. – Моя маленькая графиня.

– Да, это я, – прошептала она и, нагнувшись, легонько поцеловала его в лоб.

– Он хорошо относится к тебе, Элли? – спросил отец.

– Да, папа, – солгала она. – Он очень добр ко мне.

– И ласков, Элли?

– И ласков, – ответила она, вспомнив боль и все остальное, что ей пришлось вытерпеть.

– Прости меня, Элли, – промолвил отец. – Я догадываюсь, что ты не этого хотела. Но я знаю жизнь лучше тебя и верю, что ты будешь счастлива. Ты простишь меня?

– Папа! – Это все, что смогла произнести Элинор.

– Я любил твою маму, детка, – продолжал говорить он. – Она подарила мне тебя, самый драгоценный в моей жизни подарок. – Его слова прерывались тяжелыми хрипами.

– Папа, – остановила его Элинор, – ничего не говори больше.

Он подчинился и умолк на какое-то время, лежа с закрытыми глазами, и ей снова показалось, что он уснул. Но он вновь открыл глаза.

– Обещай мне кое-что, Элли, – попросил он.

– Все, что хочешь, папа. – Элинор поближе наклонилась к нему.

– Не оплакивай меня долго, – промолвил он. – Я знаю, что ты меня любишь, детка. Но не стоит показывать это всему миру, носить траур и печалиться. Вы молодожены, Элли, и не пройдет и года, как ты станешь молодой матерью, я в этом не сомневаюсь. Недалеко и Рождество. Обещай мне, что снимешь траур еще до Рождества и отпразднуешь его как можно веселее. Ради меня, Элли. Это мой самый любимый праздник. Обещай мне.

– О папа! – не выдержала Элинор.

– Обещай, – настаивал отец и, протянув к ней исхудавшую руку, крепко сжал ее кисть.

– Обещаю, – проговорила она. – У нас будет замечательное Рождество, папа.

– Да, – прошептал он.

Это было его последнее отчетливо произнесенное слово. Когда он через какое-то время стал беспокойным, Элинор дважды давала ему усиленную дозу прописанного врачом лекарства. Она сидела у его постели, сложив руки на коленях, не решаясь прикоснуться ни к отцу, ни к его постели из опасения, что любым своим движением может причинить ему боль. Она видела, как под воздействием лекарства он погружался в тяжелое забытье, а когда оно проходило, она давала отцу болеутоляющее.

Так шли часы. Забытье прерывалось тревожными метаниями, отец ворочался и что-то бормотал. Он произносил нечто похожее на ее имя, потом на имя ее матери. Но вскоре, казалось, стал звать только ее мать.

Элинор потеряла представление о времени, помнила лишь, что ей предлагали отдохнуть, но она отказывалась. Однажды она согласилась поесть, но поднос с едой унесли нетронутым. Лишь появление врача, экономки или кого-нибудь из слуг приводило ее в себя. В ее память почему-то врезались слова экономки, что ее муж трижды приезжал и справлялся о больном.

Ей было все равно, прошло ли за это время несколько часов, дней или недель. Ей все казалось, что это вечер того дня, когда она впервые приехала к отцу после свадьбы. Ритм дыхания больного изменился, интервалы между хрипами становились все продолжительнее.

– Отлетает его бедная душенька, – чуть слышно проговорила экономка.

Элинор не поняла ее слов. Бережно держа отца за руку и прислушиваясь к его слабому бормотанию, она сама осознавала, что он покидает ее и делает это теперь, когда знает, что его дочь прочно заняла свое место в стане живых. Он более не думал о ней, а видел перед собой тех, кто ушел до него, – ее мать и своих родителей. Он уже попрощался с дочерью и лишь ждал той минуты, когда с него будет снято бремя изношенной плоти, уже неспособной служить ему.

Элинор отныне останется одна со своей болью и печалью. Ее отец уже вне таких чувств, как страх и страдания.

– Он умер, миледи. Мне очень жаль, – тихо произнес чей-то голос, и чьи-то руки легли на плечи Элинор. Это была экономка.

Только тогда Элинор заметила, что отец не дышит. Она долго еще не выпускала его руку из своей, но наконец так медленно и бережно положила ее вдоль неподвижного тела, словно боялась потревожить его.. Наклонившись, она поцеловала отца.

– Прощай, папа, – прошептала Элинор.

– Их сиятельство граф ждет внизу, миледи, – сообщила ей экономка, – Идите к нему. Я все, что нужно, сделаю сама.

– Спасибо. – Элинор поднялась и распрямила плечи. – Благодарю вас, миссис Беннет, – повторила еще раз она и, более не взглянув на отца, покинула комнату.

– Он умер, – сказала она. – Несколько минут назад.

– Поверьте, мне очень жаль. – Граф сделал шаг к ней навстречу. Она была все в том же платье из коричневого бархата, лицо бледно, волосы не причесаны, под глазами темные круги. Он готов был обнять и утешить ее. В каждый свой приход в дом тестя он слышал одно и то же: его жена отказывается покидать спальню умирающего. Никому не удалось уговорить ее отдохнуть.

Возможно, он к ней несправедлив, укорял себя граф.

– Не трудитесь, милорд, – ответила Элинор. – Благодарю вас. Это должно было случиться, возможно, еще месяц назад. Лишь упрямство помогло ему продержаться так долго.

Не двигаясь, граф смотрел на нее.

– Да не стойте вы на пороге, вам надо сесть, – наконец промолвил он.

– Я ценю ваше внимание и то, что вы так часто заходили и справлялись об отце, – произнесла Элинор, но осталась в дверях гостиной.

– Ваш отец был моим тестем, – обиделся граф, – а вы моя жена.

– Как великодушно с вашей стороны признать это.

– Мой экипаж ждет, – спокойно сказал граф. – Я отправлю вас и горничную домой. Вам надо выспаться. Я останусь здесь, переговорю с врачом, когда он приедет, и займусь подготовкой. Вернее, начну заниматься…

– …похоронами, – помогла ему Элинор. – Да, конечно. Благодарю вас. Вы очень добры. Я приеду завтра, с вашего позволения. Мне надо написать письма, сообщить всем…

Даже сейчас он готов был подойти к ней. Что будет, если он обнимет ее? Сможет ли она расслабиться, забыть о своей гордости и просто выплакаться у него на плече? Искренняя ли ее печаль? Долго ли она будет стоять в дверях и смотреть на него с такой отчужденностью, даже презрением?

– С вами все в порядке? – осторожно справился он.

– В порядке? – переспросила Элинор, широко раскрыв глаза от удивления. – Я устала. Он долго и мучительно умирал. Дольше, чем я ожидала.

– Тогда поезжайте быстрее, – предложил граф, – не стоит медлить.

Она молча взглянула на него, а потом повернулась и, не проронив более ни слова, покинула гостиную.

Он долго смотрел ей вслед. Если бы на его месте был кто-то другой, вела бы она себя так? Неужели она и в самом деле такая холодная и бесчувственная, какой кажется? Неужели ненависть к нему подавила в ней все чувства? Или она их никогда не знала?

Его пробрала холодная дрожь при мысли, что он женился на такой особе. Брак с Элинор беспокоил и угнетал его больше, чем он того ожидал. В последние два дня он только и делал, что совершал поездки между домом Трэнсома и своим на Гросвенор-сквер. Его не видели ни в клубе «Уайт», ни в других местах. Он только сейчас вспомнил, что вчера обещал Элис провести с ней вечер. Смерть, в сущности, чужого ему человека непонятным образом огорчила его, несмотря на то что он испытывал к мистеру Трэнсому скорее неприязнь. Не радовало и поведение Элинор, только что потерявшей отца. Она убеждена, что отец отдал ее под опеку мужа, который собирается обращаться с ней не так, как было оговорено, а намного хуже.

Ему стало стыдно, что он оказался этим мужем. Но можно ли испытывать нежные чувства к мраморному изваянию? К женщине, столь тщеславной и мечтающей лишь о светском успехе? Или к той, которая ненавидит его, с равнодушием говорит о смерти своего отца, а последние часы, проведенные с ним, считает невыносимо долгими?

Есть ли у него добрые чувства к Элинор? К этой мещаночке? Ведь его вынудили к этому браку, и теперь он всегда будет испытывать стыд, что женился ради денег. Он никогда не считал себя меркантильным и корыстолюбивым.

Не время предаваться подобным размышлениям, опомнился он. У него много дел. Время позднее, но в доме покойник, и растерянные слуги ждут распоряжений. Вздохнув, граф вышел в холл.

Элинор сохраняла холодность и выдержку и, прогнав все тяжелые мысли, ждала момента, когда наконец останется одна в своей спальне. Она отпустила горничную и сама разделась. Опустившись в кресло, в котором в первую брачную ночь ждала мужа, она попыталась вспомнить, сколько вечеров назад это было, и не смогла. Ей хотелось одного: выплакать свое горе.

Глядя на огонь в камине, она думала об отце, о том, что и совсем еще ребенком, и уже взрослой девушкой была его единственной отрадой, смыслом всей его жизни. Хотя отец всегда был очень занят своими делами, он отдавал ей всю свою любовь и привязанность, баловал подарками. И ее мир тоже вращался вокруг отца и забот о нем. Уже тяжелобольной, он, никогда не жаловавшийся на недомогание, ничего не сказал своим братьям и сестрам и запретил дочери обмолвиться хотя бы словом, насколько это серьезно. У его родственников хватало своих бед и забот, объяснил ей отец, и незачем их обременять чужими. В последние часы она не отходила от постели отца и видела, как он медленно угасал и тихо уходил из жизни не только своей, но и ее. Она держала его руку в своей, пока он не испустил дух.

Она уже никогда не увидит отца, с болью сознавала Элинор. Он ушел, как когда-то в детстве от нее ушла мать. Отец умер. Рядом с ней нет самого близкого и родного ей человека, нет и Уилфреда, да, да, Уилфреда, ибо для нее он тоже умер.

Элинор ждала, когда придут слезы. Они помогут унять невыносимую боль. Но слез не было, боль оставалась, как и сознание того, что она больше не в состоянии ее выносить. Она слишком устала. Никогда еще она не испытывала такой усталости.

Если бы в гостиной ее ждал кто-то другой, любой из родственников ее отца, дядя или кузен… Она опять пожалела о том, что не сказала им о роковой болезни отца. Они все были бы сейчас здесь, рядом с ней, как всегда собирались всей семьей, когда что-то случалось, хорошее или плохое, рождение или смерть.

Если бы она знала, что в гостиной ее ждет один из братьев отца, она бросилась бы к нему, чтобы выплакать горе на его груди. Ей это было необходимо. Но там ждал ее муж, аристократ с холодным сердцем. Если бы она вздумала упасть ему на грудь, его беспокоило бы не ее горе, а то, что от ее слез может пострадать накрахмаленный шейный платок. В его глазах были бы надменность и презрение. В высших кругах общества не принято таким образом выражать свою скорбь по умершим. К тому же она ни за что не показала бы мужу, как велико ее горе. Никогда!

Папа… Элинор устало закрыла лицо руками, моля о спасительных слезах или о ком-то, к кому она могла бы прийти со своим горем, о чьих-то добрых руках, дружеском плече и тихом успокаивающем голосе. Думая о муже, она неизбежно вспоминала, как он вел себя с ней в этой спальне.

Слез не было, она не могла плакать и вскоре, потеряв всякую надежду, задула свечу и легла в постель. Но заснуть так и не могла, хотя очень устала.

Глядя на огонь в камине, Элинор гадала, что может делать сейчас ее муж и вернется ли он вечером домой.



Глава 5

Со старыми привычками нелегко расставаться, подумал граф, когда рано утром Элинор снова вернулась в дом отца, решив именно здесь написать письма родственникам. Однако когда граф заметил, что лучше бы сделать это на Гросвенор-сквер; она не возразила и, подняв застывший взгляд на мужа, безмолвно согласилась вернуться вместе с ним. Казалось, все здесь стало ей чужим.

Граф устал после бессонной ночи, Элинор тоже не выглядела отдохнувшей, хотя накануне он велел ей немедленно лечь в постель. Сейчас Фаллоден находил ее бледной, вялой, апатичной. Графу снова пришла в голову беспокойная мысль: как бы она повела себя, если бы он подошел и обнял ее? Приняла бы она его сочувствие? Он не был в этом уверен. До сих пор он не мог понять, чем объясняется замкнутость и холодность Элинор – выдержкой и силой воли или же чертами характера? Как граф ни старался, но под застывшей маской не мог угадать человеческих чувств.

– Тело приготовлено к погребению, – тихо промолвил он. – Но пока находится в спальне. Возможно, вы хотите подняться туда?

Элинор ответила не сразу.

– Нет, – наконец сказала она. Ей, видимо, страшно, понял ее чувства граф. Она боится мертвых.

– Если хотите, я поднимусь с вами. Она с испугом посмотрела на него:

– Нет, не надо. Благодарю вас.

– Я пригласил для вас портниху, – сообщил муж Элинор, когда они ехали в экипаже. – Вам не надо будет никуда выходить за покупками. Она сошьет вам все, что положено для похорон и траура. Или, возможно, у вас есть своя портниха?

– Нет, – коротко ответила Элинор. – Мне много не нужно. Несколько платьев на оставшиеся до Рождества недели. В сочельник я сниму траур. И вы тоже должны это сделать, милорд, если вы вообще собираетесь носить траур. Я полагаю, вы не питали особых чувств к моему отцу.

– Вы собираетесь снять траур до Рождества?! – негодующе воскликнул граф. – Ведь и месяца еще не минет! – На последнюю фразу Элинор он предпочел не отвечать.

– Зачем долго носить траур? – спросила она. – Чтобы кому-то что-то доказать? Мне безразлично, что обо мне подумают в высшем свете.

– Уверен, что вам это далеко не безразлично. Иначе зачем вы искали титулованного жениха? Ведь никто не скажет, что вы вышли за меня из-за моих денег?

– Или из-за любви к вам, – отрезала Элинор. – А как вам понравится, если я скажу, что вышла за вас замуж потому, что вы красивы, милорд? Ведь вы знаете, что красивы, не так ли?

– Сейчас не время и не место затевать ссору, – произнес граф, недовольно хмурясь. – Боюсь, я должен настаивать на том, чтобы вы оставались в трауре не менее года, миледи. Я чту память о мертвых. Жаль, что вам этого не дано.

– Отец так хотел, – пояснила Элинор, глядя на него с презрением. – Это его последняя просьба, милорд. Он просил не оплакивать его долго и снять траур до Рождества.

Но теперь, кажется, я должна слушаться только мужа, не так ли? А не отца, к тому же мертвого.

Графу послышалась горечь в словах Элинор. Какие еще доказательства ему нужны, чтобы убедиться в том, что ей безразлично все, кроме нее самой? Он не верил Элинор. Но следует ли возражать ей сейчас? Ведь у нее на всю жизнь останется обида на него за то, что он не позволил ей выполнить предсмертную просьбу отца.

– Что ж, хорошо, – сухо согласился он. – В следующем году у вас не будет ^ выездов в свет, миледи. Во всяком случае, в Лондоне. Мы уедем в Гресвелл-Парк, в наше поместье, и какое-то время поживем там. Боюсь, вам не удастся участвовать в открытии сезона балов будущей весной. Уверен, вы уже строили планы ваших развлечений, не так ли?

Рассерженный, он ничуть не сомневался в том, что угадал ее намерения. Если он не вмешается, Элинор способна хоть сейчас танцевать и веселиться вопреки трауру по отцу.

– Да? Но в моем распоряжении будет Гресвелл-Парк, милорд, а быть его хозяйкой разве не увлекательное занятие? Я имею право всем приказывать, не так ли, милорд? Надеюсь, в местной церкви скамьи вашей семьи с мягкими сиденьями? Я уже предвкушаю, как благосклонно раскланиваюсь с соседями и прохожу у всех на виду к нашим скамьям.

– У вас злой язык, – сердито буркнул граф. – Кто-либо из вашей семьи будет на похоронах, как вы считаете?

– Нет, никого из них не будет, – ответила Элинор. – Большинство родственников отца живут в Бристоле или недалеко от него. Письма не успеют дойти до них, да и до Лондона немалый путь. Можете успокоиться, милорд. Вам не грозит оказаться в окружении вульгарных коммерсантов и фермеров. На похоронах будем лишь я и деловые партнеры моего отца. Все они из Лондона. Думаю, милорд, этого испытания для вас достаточно.

Граф хотел было промолчать, поскольку они подъезжали к дому, но потом решил, что когда-нибудь надо поставить все на свои места, если он намерен чего-либо добиться.

Он не собирался отмалчиваться и выслушивать колкости этой строптивой особы.

– Я думаю, миледи, нам следует прийти к разумному соглашению, – начал он суровым голосом, глядя в лицо Элинор, – нам пора с уважением относиться друг к другу. Мы с вами вступили в брак отнюдь не по взаимному влечению, без обоюдной симпатии, Но мы женаты и останемся вместе до конца жизни. Поэтому будем взаимно вежливы как на словах, так и на деле. Давайте откажемся от обидного сарказма и демонстративных выходок.

Он заметил, как понемногу из глаз Элинор исчезла прежняя враждебность, уступая место настороженности.

– Очень хорошо, – наконец согласилась Элинор.

Любая возможность утешить ее, если она в этом нуждалась, была безнадежно потеряна. Когда они прибыли на Гросвенор-сквер, он помог ей выйти из экипажа, и она тут же поспешила в малую гостиную, чтобы написать письма, а граф поднялся в свою спальню, чтобы поспать хотя бы пару часов. Но он слишком устал. Сна не было.

Ему вдруг захотелось снова пережить последние несколько дней. Жаль, что он раньше не последовал собственному совету и немедленно не установил с женой нормальных отношений, основанных на взаимном уважении. Ему хотелось вновь пережить брачную ночь. На этот раз проявить больше внимания и деликатности к Элинор. Возможно, это ничего не изменило бы в их отношениях. Его жена холодна и сварлива, насколько он может судить по этим нескольким дням их знакомства.

Однако он не забыл, как она неожиданно проявила свой темперамент. Он вспомнил ее неистовство и смелость в любви в ту первую ночь и готов был поклясться, что это женщина, искушенная в любовных ласках, если бы не знал, что Элинор была девственницей. В этом он сам, бесспорно, убедился, вспомнив ее сопротивление, кровь на простынях, а затем сладостное опустошение, когда он окончательно потерял контроль над собой.

Он глубоко вздохнул. Не то чтобы он был доволен тем, как все закончилось, или тем, что это уже случалось с ним и прежде. В близости с женщинами он предпочитал разумность действий, приятный уют и тепло постели. Он раздраженно повернулся на бок и попытался уснуть. Но воспоминания, возбудив его, окончательно прогнали сон.

Все, что говорил граф в экипаже, когда утром после смерти отца они возвращались домой, было разумным. Элинор все больше убеждалась в этом во все последующие дни и недели. Она была рада, что он это предложил, хотя его голос и взгляд могли бы превратить ее в сосульку, как, впрочем, и мысли о том, что отныне она до конца жизни должна подчиняться желаниям этого человека.

И все же она была довольна, что он предложил согласие. Дни, которые им пришлось пережить, были бы трудными при всех обстоятельствах, но они показались бы адом, если бы граф не положил конец откровенной вражде между ними. Теперь она вынуждена видеть его гораздо чаще, чем прежде видела своего отца.

Это оказалось неизбежным. Высокие гости шли непрерывным потоком в течение пяти дней до похорон, да и потом. Всем хотелось увидеть избранницу графа Фаллодена, поздравить молодоженов и выразить соболезнование в постигшем их горе – смерти отца графини Фаллоден. Многими, как догадывалась Элинор, двигало просто любопытство. Им интересно было посмотреть на «мещаночку», поймавшую в свои сети во всех отношениях завидного жениха. Посмотреть на нее, посудачить, раскритиковать ее внешность и манеры и убедиться, насколько она вульгарна.

Иногда Элинор была готова доставить им такое удовольствие, как сделала это на вечеринке у Памелы два года назад, если бы не их с мужем соглашение и его постоянное присутствие рядом. Кажется, он сознательно не оставлял ее одну с гостями, чтобы предупредить возможные неловкие ситуации. Но какими бы ни были его соображения, он всегда был с ней, и иногда она чувствовала, как его рука обхватывает ее талию, когда он представлял молодую жену.

Граф вместе с ней выслушивал слова соболезнования от друзей и деловых компаньонов ее отца, тоже наносивших им визиты. Он даже вежливо беседовал со всеми этими людьми, включая и мистера Симмса с его ужасающим кокни. Ее муж свято соблюдал правила соглашения, как делала это и Элинор.

Это странно успокаивало ее, пока в тиши своей спальни она не задумывалась над реальной стороной создавшейся ситуации. Все это было фасадом, данью светским законам вежливости, способом избежать конфронтации и жить в относительном мире. Это приемлемо и удобно для нескольких дней перед похоронами отца и нескольких недель после. Но Элинор хотелось вернуться к нормальному образу жизни, она ждала того дня, когда сможет возвратиться в отцовский дом. Порой ей казалась невыносимой сама мысль, что все происходящее станет нормой и дом графа будет ее домом. Отца нет, и с графом Фаллоденом ей суждено провести всю жизнь. Рэндольф. Она никак не могла связать это имя с личностью графа. Он навсегда останется для нее графом Фаллоденом.

В их отношениях нет и грана каких-либо чувств, предупредил ее муж. И это была сущая правда! Чувств не было. И все же такая реальность пугала ее. Она выросла в любви и ласке, ее любили все: отец и многочисленные родственники из его семейства. Это особенно проявлялось, когда семья собиралась вместе. А происходило это довольно часто. Но отца больше нет, с его смертью она потеряла и семью. Ее муж никогда не захочет общаться с родственниками отца, ибо сочтет это для себя недостойным. Неужели ее жизнь пройдет без любви и привязанности? Отсутствие их она уже ощутила в эти последние недели и жаждала любви и внимания.

Ее привело в гнев и до боли огорчило страстное письмо Уилфреда, которое он прислал ей как бы в ответ на то, что она написала его отцу. В письме Уилфреда была любовь, которой так жаждало ее истосковавшееся сердце. Но это была запретная любовь.

Возможно, поначалу думала Элинор, если она будет послушной и терпеливой, через год у нее родится ребенок, которому она отдаст переполнявшие ее чувства. Пусть это будет ребенок графа, но и ее ребенок, и маленькая личность сам по себе. Однако эта надежда постепенно угасала: шли дни, а затем недели, но граф не появлялся в ее спальне. Если говорить только о ней, то она была рада этому, так как первые две недели, когда она ложилась спать, ей становилось почти дурно от страха, что в любую минуту он может войти в ее спальню. Разумом она понимала, что без этих до ужаса пугающих ее встреч у них не может быть ребенка.

Ее ждет пустая и бессмысленная жизнь в браке без детей. Будучи в семье единственным ребенком, Элинор всегда мечтала о братьях и сестрах, о большой шумной семье, где было бы пять, а то и шесть детей и много кошек и собак. А еще были бы любовь, веселье и смех!

Первые две недели после похорон отца у нее хотя бы были свободными вечера. После ужина, за которым они с мужем обменивались вежливыми фразами о событиях дня, она уединялась в своей гостиной. Чем занимался в это время граф, оставался он дома или уезжал, она не знала, да это и не интересовало ее. Муж никогда не входил в ее гостиную, расположенную напротив ее спальни и гардеробной. Элинор удалось по-своему обустроить свое маленькое убежище, переставить и заменить кое-что из мебели и добавить то, что она перевезла из родительского дома. Она собрала все свои любимые вещицы.

Здесь она занималась рукоделием и читала, чувствуя себя почти счастливой. Но это длилось недолго.

– Что вы делаете по вечерам? – однажды совсем неожиданно для нее спросил за ужином граф.

– Читаю, – ответила Элинор, – вышиваю или вяжу. Занимаюсь тем, чем положено заниматься настоящей леди, милорд. – Элинор невольно покраснела под его пристальным взглядом. Она редко позволяла себе забывать об их мирном соглашении. – Простите, милорд, – извинилась она.

– В таком случае приносите ваши книги, вышивание или что другое, чем вы занимаетесь, в библиотеку, – сказал граф. – Теперь, когда мы, кажется, научились более терпимо относиться друг к другу, почему бы нам не проводить вечера вместе?

– Хорошо, милорд, – с упавшим сердцем согласилась Элинор, почувствовав отчаяние от одной только мысли, что должна исполнять любой каприз мужа. Жизнь несправедлива к женщинам. Подумав это, она поняла, что явно все сгладила. Как бы реагировал граф, если бы она отказалась от его предложения или согласилась, но с явной неохотой?

Глядя на то, как он кивком велел лакею снова наполнить его бокал, она почему-то подумала, что, во всяком случае, ему не чужды и человеческие порывы, ибо вечера вдвоем создадут хотя бы иллюзию их близости и уменьшат ее чувство полного одиночества.

Она пришла в библиотеку, взяв с собой вышивание, посчитав, что бессмысленно брать книгу, если все равно не сможет сосредоточиться на чтении. Элинор опустилась в глубокое кожаное кресло по одну сторону гудящего, жарко растопленного камина, по другую же сидел граф с открытой книгой на коленях. Склонившись над вышиванием, она тут же поняла, как глубоко ошибалась в своих надеждах. Ее охватило еще большее чувство одиночества, чем в своей гостиной, хотя она сидела в уютной, теплой комнате, а за окнами были первые декабрьские морозы. Ее муж был с ней и удобно растянулся в кресле. Чем не семейная идиллия?

Но все это осталось иллюзией. Они были чужими друг другу, два несчастных одиноких человека, которые, однако, решили во имя здравого смысла вести себя благоразумно и взаимно вежливо. Между ними не было чувств или хотя бы простой человеческой близости. Ей бы и в голову не пришло, даже если бы она захотела, поднять глаза от вышивания и поделиться с мужем чем-то важным и сокровенным или же просто по-женски сболтнуть какую-нибудь глупость.

Однако Элинор все-таки пришлось поднять голову и посмотреть на мужа. Она почувствовала на себе его пристальный, изучающий взгляд. Граф даже забыл о раскрытой книге, лежавшей на коленях.

– Красиво, – промолвил он, указывая взглядом на вышивание в ее руках.

– Спасибо. – Элинор снова опустила голову.

– На Рождество я жду приезда в Гресвелл-Парк четырех своих друзей, – помолчав, сказал граф. – Я пригласил их поохотиться еще до нашей свадьбы. На несколько дней. Возможно, вам угодно, чтобы я отменил приглашение. Это нетрудно сделать, учитывая события – мою женитьбу и то, что вы в трауре по отцу.

Четырех джентльменов! На Рождество повеселиться! Элинор похолодела. Одним из них, конечно, будет сэр Альберт Хэгли.

– Нет, не стоит, – спокойно произнесла она. – Это было бы неприлично, милорд.

– В таком случае, возможно, вы тоже хотите кого-либо пригласить? Подругу или друзей? Вы ни с кем не общались после нашей свадьбы, но у вас, очевидно, есть друзья, не так ли?

– Но никого, кто был бы из вашего круга, милорд, – ответила Элинор. – Никого, с кем ваши друзья пожелали бы общаться.

– Не имеет значения, вы можете их пригласить, – решил граф. – Оставляю это на ваше усмотрение, миледи, приглашайте всех, кто не будет чувствовать себя стесненно в нашем доме.

Это были хорошие слова, и она оценила их. Вежливые. Но в то же время в них звучало бесспорное снисхождение. Она может пригласить друзей при условии, что никто из них, открыв рот, не станет убийцей великого английского языка. Не будет неприлично громко смеяться при каждой шутке и не станет окунать пальцы в соус.

– Благодарю, милорд. Как много друзей я могу пригласить? – спросила Элинор.

– Сколько вам угодно.

Она снова склонилась над вышиванием. Граф молчал. Мысленно она прикидывала, кого же ей пригласить. Ее друзья, наверное, все откажутся от приглашения, предпочитая провести Рождество в кругу семьи. Но должна же она кого-нибудь пригласить, она обязательно это сделает. Элинор вспомнила, что обещала отцу сделать Рождество веселым и радостным праздником. Это едва ли ей удастся, если в гостях будут всего четыре джентльмена.

Да, она найдет кого-нибудь из своих друзей, даже нескольких из них, и сможет пригласить их. А если друзьям ее мужа не понравится общество торговцев и прочих представителей третьего сословия, что ж, она сделает свои выводы. Обещание относительно вежливого поведения касается лишь ее мужа.

Она посмотрела на графа, готовая к военным действиям, если он еще раз проявит обидную снисходительность. Но он углубился в книгу и, кажется, с особым интересом.

На следующий день Элинор все уже решила: на Рождество в Гресвелл-Парк она пригласит двух своих теток, сестер отца, и двух незамужних дочерей одной из них. Тетушка Берил была замужем за фермером, который умер пять лет назад. Он прилежно и много трудился и неплохо обеспечил жену и дочерей, Мюриель и Мейбл. Тетушка Рут жила с ними. Она осталась старой девой.

У них неплохие манеры, подумала Элинор. Они не раз ужинали с лордом Шарплсом, который жил у них на квартире. Тетушка Берил любила похвастаться этим. Элинор стало стыдно, что из всей родни она выбрала самых воспитанных и образованных. Будто это имело какое-то значение и ее беспокоило, что подумают о ней ее муж и его четыре друга. Она искренне любила всех своих родственников. Когда они собирались всей семьей, это всегда было для нее праздником.

Элинор намеревалась уже утром написать им письма, но экономка попросила ее проверить счета. Мужа не было дома и не будет весь день, он предупредил ее об этом за завтраком. Вместе с поверенным отца он завершал его дела.

Элинор решила, что письмами займется после полудня, но опять кто-то приехал. Визитов теперь было не так много, всего один или два в день. Например, приехал мистер Симмс, на сей раз с женой, которая в первый визит мужа не сопровождала его из-за недомогания. Она со священным трепетом оглядывалась вокруг, хотя ее муж был столь же богат, как и отец Элинор. Гостья с облегчением вздохнула, когда узнала, что графа нет дома. Отбыла она лишь тогда, когда доложили о приезде леди Лавстоун с дочерью. Элинор не была с ними знакома.

Леди Лавстоун и ее дочь принесли свои извинения, что не смогли нанести визита раньше… Далее следовал перечень причин, почему они запоздали. Элинор выслушивала все это, улыбаясь то матери, то ее красивой белокурой дочери, которая молча разглядывала Элинор.

– Я была поражена, – щебетала леди Лавстоун, – когда узнала о неожиданной помолвке Фаллодена и его поспешном браке. Разумеется, он был в весьма стесненных обстоятельствах, а ваш отец…

– Мистер Джозеф Трэнсом, – подсказала ей Элинор. Она остро ощущала отсутствие мужа, который обычно помогал ей сдерживать себя. А это было нелегко под взглядом двух пар недружелюбных глаз, не прячущих своего презрения. – Торговец углем, – добавила она для полной ясности.

– Да, да, – кивнула леди Лавстоун. – Надеюсь, вы будете счастливы. Я уверена в этом, леди Фаллоден. Не понимаю, как можно на вашем месте не быть счастливой. Сэра Гектора можно было бы убедить не противиться ухаживаниям Фаллодена за Доротеей, но граф был так стеснен долгами. Кажется, теперь ситуация изменилась к лучшему.

– Да, улучшилась, – согласилась Элинор. – Мой папа был очень богат. – Она опять улыбнулась Доротее Лавстоун и подумала с интересом, любила ли эта девушка ее мужа и любил ли он ее.

– Конечно, – продолжала леди Лавстоун, – были и другие обстоятельства, но они могли бы измениться, если бы граф женился на Доротее. Но это вас не может интересовать, я уверена, леди Фаллоден. Одно из преимуществ людей малообразованных и без должного воспитания – их нечувствительность. Ужасно тяжело, если у тебя чувствительное сердце.

– Полагаю, вы правы, миледи, – ответила Элинор с не сходившей с губ улыбкой. – Поскольку я не получила должного воспитания, то не могу этого утверждать с той же уверенностью, что и вы.

– Поскольку вы в трауре по вашему бедному батюшке, – быстро проговорила леди Лавстоун, – вы не очень страдаете от того, что граф каждый вечер оставляет вас одну. Доротея привыкла к выездам в свет, любит развлекаться. Граф, разумеется, очень осторожен, и это успокаивает. Я слышала, что его… пассия, предмет его интереса на стороне, вполне утонченная особа, хотя, разумеется, я ничего не знаю о женщинах такого сорта…

– Разумеется, – снова с улыбкой согласилась с ней Элинор. – Вы знаете лишь то, о чем делятся между собой жены, и это вполне понятно. Если бы вы знали слишком много и в подробностях, это могло бы только задеть кого-нибудь. Например, если бы стало известно, что любовница намного привлекательнее жены, у нее прекрасная фигура и к тому же она куда лучше в постели, чем жена…

– Доротея, дорогая! – в ужасе воскликнула леди Лавстоун, схватившись за сердце, а у ее дочери глаза стали круглыми, как плошки, и она неловко заерзала на стуле.

– Я отнюдь не уязвлена вашим сообщением, миледи, наоборот, очень довольна, что у моего мужа в этом случае оказался изысканный вкус. Если бы его предметом на стороне оказалась вульгарная особа, это было бы неприлично и унизительно.

– Леди Фаллоден! – вскричала гостья. – Не забывайте, что нас слушает моя дочь.

– Прошу извинить меня, – сказала Элинор, обращаясь и к той, и к другой почти с дружеской улыбкой. – Но поскольку разговор на эту тему начала не я, то, полагаю, миледи, вы сочли его отнюдь не оскорбительным для ушей вашей дочери.

Затем разговор сам собой перешел на погоду, а через пять минут леди Лавстоун поднялась и сделала дочери знак следовать за ней. Визит закончился десятью минутами раньше, чем положено по этикету.

Они ушли явно удовлетворенные, как показалось Элинор. Проводив гостей, она снова села на стул с прямой спинкой. Все их подозрения подтвердились. Граф Фаллоден женился на невыносимо вульгарной дочери торговца… ради денег. Теперь можно всем говорить о том, что он мог бы жениться на Доротее, если бы удалось уговорить сэра Гектора смириться с тем, что у графа ни гроша в кармане и огромные долги. А они могут поздравить себя с победой. Она дала им возможность успешно завершить день визитов.

Элинор поднесла к губам чашку с недопитым чаем, но, не притронувшись, снова поставила ее на блюдце. Рука ее дрожала. Значит, у него есть любовница? Она должна была сама об этом догадаться, ведь он достойный представитель разложившейся аристократии. У него нет строгих нравственных принципов, и он не придерживается правил, которым неукоснительно следуют те, кто принадлежит к ее сословию. Он не станет искать удовлетворения своих желаний в спальне жены.

Но это ей безразлично. Действительно безразлично. Пусть это причиняет боль кому-то другому и оскорбляет того, кому платят за то, чтобы все это терпеть. Пусть проводит свои вечера у любовницы, если ему так хочется. Это позволит ей быть свободной в своем одиночестве. Ей все равно.

Но Элинор тут же вспомнила о тетушке Берил и тетушке Рут, о своих кузинах и причинах, почему именно их она решила пригласить на Рождество в Гресвелл-Парк. Провалиться ей на этом месте, поклялась она себе, чувствуя, как в ней закипает гнев, если она станет подбирать своих гостей по принципу, как бы меньше шокировать графа и его благородных гостей! Будь она проклята, если сделает это!

Она спросила у мужа, сколько гостей ей можно пригласить. Столько, сколько хочет, разрешил он. Что ж, она так и поступит. Он мог бы ее ограничить, но неразумно дал ей волю решать самой.

Элинор недобро улыбнулась и поднялась со стула. Бумага и письменные принадлежности ждут ее в малой гостиной. Впереди у нее много дел.



Глава 6

Граф Фаллоден, к своему удивлению, обнаружил, что ждет рождественские каникулы. Ранее он не очень любил зимний сезон. Даже мальчиком, когда были еще живы его родители, он не ожидал на Рождество чего-то особенного. У него не было ни братьев, ни сестер, его родители в рождественские праздники предпочитали оставаться дома, а не ездить в гости или приглашать к себе. А когда в доме появлялись гости, это были всегда взрослые люди, и его немедленно отсылали в детскую. В доме бабушки и деда были почти такие же порядки и обычаи.

В последние годы граф принимал все рождественские приглашения, иногда даже в загородные поместья своих друзей, не говоря уж о балах и званых вечерах в Лондоне, но всегда был рад, когда все наконец заканчивалось.

Почему-то в Рождество он особенно остро чувствовал свое одиночество.

Но это Рождество он ждал. Он встретит его в Гресвелл-Парке, где, окинув взглядом поместье и окрестности, почувствует с облегчением, что теперь все по-настоящему принадлежит ему, без каких-либо оговорок и условий. Он может мечтать о том, как со знанием дела благоустроит наконец дом и парк, а также коттеджи арендаторов и воплотит в жизнь все, что задумал. В детстве и в школьные годы он часто проводил каникулы в поместье деда и бабушки, а потом жил в нем, когда один за другим умерли его родители. Ему тогда едва минуло четырнадцать. Он любил Гресвелл-Парк.

Теперь он не жалел, что за неделю до свадьбы, выпив лишку, пригласил гостей. Приедут Берти, лорд Чарльз Райт, виконт Джесон Созерби и достопочтенный мистер Тимоти Бедкомб. Он впервые приглашает к себе гостей на рождественские праздники. Возможно, их присутствие сделает их по-настоящему веселыми.

Странным образом, да, весьма странным, мысль о том, что он проведет это время вместе с Элинор, не показалась ему столь уж неприятной. Между ними установился осторожный мир. Они заключили его в день смерти ее отца. Теперь они не ссорились, не обменивались колкостями и не соревновались в сарказме, разве что изредка, но тут же спешили принести свои извинения.

Между ними по-прежнему не было привязанности, дружбы или какой-либо близости. Но исчезла по крайней мере враждебность или, возможно, была задвинута куда-то в дальний угол. Граф надеялся, что так цивилизованно они проживут этот обязательный год их совместной жизни. А может, и дольше, ибо уже в первый месяц своего брака он сделал обескураживающее открытие и не мог не учитывать изменений, происшедших в это время. Он более не сознавал себя неженатым человеком, и не только из-за присутствия в его доме женщины, считающейся его женой. Она заняла свое место в его сознании тоже.

После похорон тестя он снова стал захаживать по вечерам в клуб. Но вместо того чтобы развлекаться, вдруг понял, что все чаще задумывается о несправедливом отношении к своей жене, которая вынуждена сидеть взаперти дома, потому что он не хочет никуда ее сопровождать. Одинокие вечера, вероятно, кажутся ей тягостными, сказал он себе.

Дважды он бывал у Элис, спал с ней. В свой второй визит сделал ей подарок – гранатовый браслет, который, он знал, должен ей понравиться. Прежде он не мог делать ей такие дорогие подарки. Когда он застегивал браслет на ее запястье, его мучила совесть, что он куплен на деньги, полученные от выгодного брака. По этой же причине Элинор теперь сидит по вечерам одна.

– Это прощальный подарок, – внезапно сказал он Элис, ожидая, что его тут же охватит отчаяние, но этого не произошло. Вместо отчаяния он почувствовал облегчение. Только и всего.

Он еще ни разу не сделал подарка жене. Элинор. Он до сих пор не привык к тому, что у нее есть имя. И ни разу не произнес его.

На Рождество они отправятся в поместье и проведут там некоторое время. Возможно, он приложит усилия, чтобы получше узнать жену, убедиться, что за ее спокойствием и неулыбчивостью есть что-то другое, кроме холодности и язвительности. Может случиться, что он станет жить с ней как с женой, хотя будет непросто снова попасть к ней в постель после столь долгого перерыва, последовавшего за первой ночью.

Если он намерен выполнить слово, данное ее отцу, и прожить с ней год под одной крышей, наверное, следовало бы подумать и о наследнике. И когда она родит ему сына, у них не будет более необходимости в совместной жизни, если они решат, что их брак не удался.

Попробовать не мешает, решил граф. А Рождество – наиболее удобный случай внести немного тепла в их отношения. Он надеялся, что Элинор пригласит своих подруг, одну или двух, иначе ситуация окажется несколько неудобной – пять джентльменов и одна леди.

– На следующей неделе мы уезжаем в Гресвелл-Парк, – сообщил он Элинор, когда вечером после ужина, по заведенному им пять дней назад порядку, они встретились в библиотеке. Такие вечера начинали ему нравиться, несмотря на то что в каждый из них у него неизбежно возникали трудности, как только он пытался найти предмет для легкого и непринужденного разговора. Они не болтали, а беседовали на отвлеченные темы. –Я должен предупредить экономку о том, сколько гостей у нас будет на Рождество.

Элинор оторвалась от книги и слегка вскинула подбородок – жест, ставший знакомым ему еще в первые дни их общения. Тогда это было предвестником того, что далее последует саркастическое замечание или вызов.

– Надеюсь, что вы уже пригласили одну или двух из ваших подруг? – полюбопытствовал граф.

– Одну или двух? – удивленно переспросила Элинор. – Разве вы ограничили их число, милорд?

– Вы пригласили больше? – удивился он. – Что ж, прекрасно.

– Вы не опасаетесь, что вашим друзьям не понравится общество представителей моего сословия? – задала ему вопрос Элинор.

По ее виду и голосу он понял, что она готова к спору. Ни дать ни взять колючка.

– Если такое случится, они будут иметь дело со мной, – решительно заявил граф, прямо глядя ей в глаза. – Вы моя жена.

– Любое оскорбление, нанесенное мне, это оскорбление, нанесенное и вам тоже, – справедливо заметила Элинор. – Я уверена, что заслуживаю уважения.

– Это не подлежит сомнению, – согласился граф.

– Да, не подлежит. – Она снова склонилась над книгой.

– Кого вы пригласили? – спросил граф. – Сколько будет гостей?

– Моя семья, – ответила Элинор, бросив на него взгляд, в котором был вызов, на щеках ее зардел румянец. – Мы всегда встречаем праздники вместе, если это возможно. А это особый праздник, первое Рождество без отца. Я обещала ему, что он будет светлый и счастливый. Но вы, без сомнения, считаете, что неприлично устраивать семейное торжество, когда не прошло и двух месяцев после похорон?

Граф почувствовал раздражение. Сколько таких выдуманных обещаний покойному отцу у нее в запасе на ближайшие недели и месяцы? Видимо, этой женщине не терпится повеселиться, и даже память об отце не станет тому препятствием.

– Мы можем скромно и достойно провести эти праздники, – заметил он.

– Только не с моей семьей, – возразила Элинор. – Это самые шумные и необузданные, даже вульгарные люди, каких только можно себе представить.

Он уже не пытался подавить гнев.

– Сколько же их будет? – спросил он.

Помолчав, Элинор потупила взор. По легкому шевелению ее пальцев и губ он понял, что она подсчитывает количество приглашенных.

– Двадцать, – наконец сказала она, окинув его холодным взглядом, – если считать еще двоих детей кузена Тома. По-вашему, это много, милорд? Следовательно, когда вы сказали, что я могу пригласить столько гостей, сколько хочу, вы имели в виду, что их будет не более четырех?

– Двадцать, – повторил граф. – Боже правый!

– Это невероятно, не так ли? – продолжала она. – Невероятно, чтобы Гросвелл-Парк, родовое поместье графа Фаллодена, заполнили коммерсанты, торговцы, фермеры. Это все равно что пустить стадо в церковь. Но не забывайте, на чьи деньги обеспечивается благополучие Гросвелл-Парка и будет обеспечиваться и далее, милорд. Это деньги торговца.

Граф усилием воли не позволил себе встать с кресла, так как если бы он сделал это, то едва ли смог бы отвечать за свои слова, а возможно, и действия.

– Этого мне не удастся забыть, миледи, – произнес он, еле сдерживаясь. – Мне всегда об этом будет напоминать моя бранчливая жена.

– Что ж, – промолвила Элинор, – вы знаете, где можете спастись и от меня, и от моего злого языка, милорд. Мне говорили, что она весьма изысканная особа. Это будет вам утешением.

– – Кто это изысканная особа? – не удержавшись, спросил он с недобрым прищуром.

– Ваша содержанка, милорд. Женщина, которая услаждает вас.

– Ага, – понял граф. – Кто же это имел честь проинформировать вас?

– Мать девушки, которую вы… любили… и любите, возможно, и сейчас… Но были слишком бедны, чтобы жениться на ней.

– Леди Лавстоун, – догадался граф. – Да, я любил Доротею и женился бы на ней, если бы не обстоятельства. Она красива, нежна и добра. – Его сердце сжалось от тоски по нежности и изяществу той, которая могла бы стать его женой.

– Все то, чего у меня нет, – заметила Элинор.

– Это ваши слова, не мои, – холодно ответил граф.

– Ради нее вы бросили бы любовницу и зажили счастливо, не так ли? – произнесла Элинор. – Какая жалость, что вы мот, милорд, заядлый игрок, которому не повезло! А вот мне повезло. Я никогда бы не получила в мужья дворянина, если бы вы научились жить по средствам.

– Да, вам повезло, – согласился граф и наконец поднялся с кресла. – Вы получили мой титул и все, что вам нужно, и на всю жизнь. Но вам никогда не получить то, что спрятано в самом дальнем уголке моего сердца, а также мою привязанность и уважение! Или мое общество, если это от меня будет зависеть. – Он отвесил ей глубокий поклон. – Торжествуйте вашу победу, миледи. Я надеюсь, Искренне надеюсь, что она доставит вам удовольствие.

– А я надеюсь, – сквозь зубы процедила Элинор, когда он направился к двери, что деньги моего отца не принесут вам ни крупицы счастья, милорд. Я искренне надеюсь.

Граф слышал, как что-то со звоном разбилось в библиотеке, как только он с силой захлопнул за собой дверь. Он догадался, что разъяренная Элинор что-то бросила на пол, скорее всего фарфоровую статуэтку, стоявшую на столике рядом с ее креслом.

– Пальто и шляпу, – коротко сказал он лакею.

– Прикажете подать карету, милорд? – с поклоном спросил лакей.

– Я пройдусь пешком, – ответил граф, еле удержавшись от того, чтобы не нагрубить лакею, который ни в чем не был виноват, и вышел не застегнув пальто, хотя вечер был ветреным и холодным. Он не может пойти к Берти и излить другу душу, всю злость и отчаяние. Элинор – его жена, он женатый человек. Это сугубо личное дело. Подобное не обсуждают даже с друзьями. Он снова вспомнил Доротею и, застегнув пальто, натянул перчатки. Никогда еще ему не было так одиноко.

* * *

До Рождества осталось менее двух недель, напомнила себе Элинор, глядя в окно кареты на незнакомые сельские дали, выглядевшие особенно унылыми под тяжелым, в тучах небом. Ей казалось, что уже сумерки, хотя до вечера было еще далеко. Она не предвкушала близости сочельника, как в былые времена. Раньше в эти дни, взяв с собой горничную, она отправлялась в магазины, да еще не раз в день, и совсем не потому, что не могла сразу купить все, что приглянулось, а скорее потому, что ей нравились предпраздничное многолюдье улиц и переполненные магазины. Особенно любила она вид предрождественской Оксфорд-стрит.

Возможно, ее теперь ничто не радует потому, что умер отец. Да, очевидно, в этом причина ее тоскливого настроения. Думая о нем, она вновь ощутила уже ставшую привычной боль в груди и ком в горле и столь же привычное чувство вины. Она не может скорбеть о нем и даже ни разу не всплакнула. Элинор взглянула на свою голубую бархатную накидку от платья, в котором венчалась. Она оставила все черное, траурное в Лондоне, так же как и граф, но она заметила, что он все же продолжал носить траурную повязку на рукаве. Она же этого не делала. Завтра будет месяц, как умер отец.

Или ей тоскливо и грустно потому, что она совсем недавно замужем и уже несчастлива, подумала Элинор. Они сидели рядом в карете, но с тех пор, как покинули Лондон, едва обмолвились парой слов, да и те были данью вежливости. Ей хотелось спросить о местах, которые они проезжали, ее интересовало поместье графа, далеко ли еще до него. Но спросить его об этом она не решалась. Они почти не разговаривали друг с другом последние пять дней с того вечера, как поссорились.

Ей хотелось извиниться перед ним. Ее поведение непростительно. Граф прав, назвав ее бранчливой. Ведь это она все затеяла, вынуждена была признаться себе Элинор. Его поразило количество приглашенных ею родственников, да и она сама тоже удивилась, подсчитав, но он совсем не собирался возражать ни против числа, ни против того, кто они. Возможно, он что-либо сказал бы по этому поводу, но она не дала ему возможности сделать это, тут же затеяв ссору. Она всегда прибегала к самообороне, когда нервничала или попадала в затруднительное положение.

Элинор должна была извиниться и за разбитую статуэтку, которой так дорожили в доме. Но они с графом почти не виделись все последующие дни, а если виделись, то мимолетно. Он издалека кивком сдержанно здоровался с ней или высокомерно окидывал ее взглядом, а если что-то произносил, то все равно был подчеркнуто холоден и надменен. Элинор отлично помнила причину, почему она в последнюю минуту решила позвать столько гостей и почему ее нервы не выдержали в тот вечер в библиотеке.

У него есть любовница. Он занимается любовью с другой женщиной, хотя у него есть жена. Не то чтобы ее это очень задело. Она совсем не прочь, чтобы он все это проделывал хоть тысячу раз с кем-то другим, а не с ней. Но все эти пять дней она чувствовала себя некрасивой, непривлекательной и одинокой, хотя убеждала себя, что именно так хотела бы жить. Она совсем не собиралась пускать его в свою постель, но ей хотелось иметь ребенка. Все эти пять дней она грустила об Уилфреде, хотя пыталась выбросить его из головы. И еще она почему-то вспоминала хрупкую белокурую Доротею Лавстоун.

Непрерывно размышляя обо всем этом, Элинор ожесточила свое сердце и не попросила у мужа прощения. А теперь уже было поздно. Поздно устанавливать даже мало-мальски вежливые отношения.

Ее печальные мысли были прерваны неожиданным появлением одинокого всадника у края дороги на странно застывшем коне. Он словно ждал их приближения. А что, если это разбойник, подумала она и с тревогой посмотрела на мужа. Но всадник, повернув лошадь, поскакал впереди них. Возможно, муж не очень хорошо знал дорогу к поместью? Как далеко еще до него?

– Через несколько минут мы въедем в деревню, – сказал граф, словно прочел ее мысли, – а оттуда еще десять минут – и мы дома.

Это была самая длинная фраза, которую он произнес за все время пути. Да, пожалуй, и за всю эту неделю. Элинор не отрывала глаз от окна.

– Мы проведем здесь весь наступающий год, – продолжал граф. – Здесь то место и те люди, с которыми вам предстоит близко познакомиться, миледи. Думаю, будет лучше, если мы забудем события этой недели и оставим все позади. Если нам суждено терпеть общество друг друга, лучше делать это в цивилизованной форме.

Она глотнула воздух. Граф снова протягивал ей оливковую ветвь мира.

– На следующей неделе приедут гости. Их будет двадцать четыре, чтобы быть точным. Было бы нехорошо с нашей стороны испортить им Рождество ссорами. Вы согласны со мной?

– Да, – покорно ответила Элинор.

– Прекрасно, – произнес граф. Наступила короткая пауза. – Я прекратил всякие отношения с Элис Фримен за несколько дней до того, как вы заговорили о ней. Прошу простить, что не сделал этого до свадьбы.

Ничего, кроме глубокого стыда, Элинор не испытала. Когда она так грубо напомнила ему о его любовнице, он уже порвал с ней. И теперь он просит у нее прощения, что не сделал этого раньше. Она же только подумывала извиниться за нарушение мирных договоренностей – за неделю, полную молчания и отвратительных ощущений. Элинор лихорадочно искала нужные слова.

Но внезапно что-то отвлекло ее внимание. Колокола? Шум колес и стук копыт не помешали ей узнать колокольный звон.

– О Господи! – воскликнул граф. – Этого я и боялся.

Элинор вопросительно посмотрела на мужа.

– Если вы способны улыбаться, миледи, – промолвил он, – то начинайте уже сейчас. Нам оказывают традиционный в этих местах прием.

– Что? – Она непонимающе смотрела на мужа.

– Граф Фаллоден и его молодая жена возвращаются домой, – пояснил он. – Их надо достойно встретить. Не знаю, откуда им стало известно, что мы приезжаем.

Всадник, вспомнила Элинор. Она чувствовала, как билось ее сердце, когда карета въехала на деревенскую улицу. Все окна и двери были украшены белыми лентами, а жители вышли из домов и приветственно махали платками. У всех на лицах была широкая улыбка.

– Улыбайтесь! – приказал ей граф. – Помашите рукой.

Элинор послушно подчинилась и впервые поняла, как ее брак может изменить всю ее жизнь и что значит быть графиней. При выезде из деревни карета остановилась у постоялого двора с кабачком, и джентльмен в одежде священника поклоном приветствовал Элинор, когда граф представил ее ему. Стоявшая рядом леди присела в реверансе. Преподобный Джеремия Блодел был польщен честью познакомиться с ее светлостью графиней Фаллоден и представить ей свою супругу. Элинор вовремя удержалась от того, чтобы по привычке не протянуть руку, но, как положено, всего лишь кивнула и улыбнулась викарию и миссис Блодел.

Граф, предложив Элинор руку, провел ее через холл, где перед ними в книксене присели две горничные в чепцах, затем вверх по лестнице через парадные залы на балкон, выходивший на улицу. Деревушка была не так уж велика, но Элинор подумала, что все ее жители собрались перед таверной, и ей показалось, что на нее смотрит огромная толпа. Кто-то выкрикнул приветствие, и толпа с энтузиазмом подхватила.

Когда наконец шум утих, граф, взяв Элинор за руку, представил ее жителям деревни как свою супругу и графиню Фаллоден. Снова раздались шумные приветствия, граф поблагодарил всех за теплый прием, а затем преподобный произнес длинную речь, которую взволнованная Элинор не слушала. Еще крики и приветствия. Элинор помахала рукой, и в толпе свистнули в ответ.

Две горничные в чепцах и два лакея то и дело подносили шампанское и сласти в парадные комнаты, куда перешло общество, покинув балкон. Это были почтенные поселяне и богатые арендаторы.

Первые десять минут Элинор не отрывалась от мужа, который то и дело представлял ее огромному количеству людей. Она в отчаянии пыталась запомнить их имена и лица. Этому всегда учил ее отец. В деловых контактах, наставлял он ее, весьма важно помнить имена даже тех, с кем встречался десять лет назад. Это всегда производит впечатление и свидетельствует о том, что такой человек думает не только о сделках и деньгах.

Большинство тех, кто пришел сюда выпить за здоровье графини и ее мужа и отведать закусок и сластей, были люди местные, торговцы или ремесленники: мясник, кузнец, галантерейщик и другие. Элинор понемногу успокоилась и убедилась, что ей нечего бояться их, они же были готовы принять и полюбить ее. Даже если они знали о ее происхождении, это, должно быть, мало их беспокоило. Возможно, даже наоборот: им нравилась графиня более доступная, чем дочь родовитого дворянина.

Элинор, оставив мужа, разговорилась с мясником, фермером и их женами. А вскоре она уже беседовала с дочерью прежнего викария, старой девой и учительницей, а затем с миссис Блодел и еще с кем-то.

Совершенно неожиданно она почувствовала, что счастлива, более того, очень счастлива. Ей казалось, что она вернулась домой, хотя приехала в места совсем незнакомые, в которых никогда ранее не была, и к людям, которых видит впервые. Да и Гресвелл-Парка она еще не видела. Ее теперь даже радовало, что они с мужем проживут здесь весь год, а не вернутся в Лондон сразу же после Рождества. Лондон всегда был ей родным, даже казалось, что она не сможет надолго покинуть его. Но она была так несчастна в нем в этот последний месяц.

Возможно, теперь, думала она с внезапной надеждой, все здесь у нее пойдет по-другому. Элинор нашла глазами мужа. Он весело смеялся, разговаривая с хозяином постоялого двора. Элинор впервые видела мужа смеющимся. Он был как мальчишка – весел, беззаботен и очень красив. Она почувствовала, как что-то дрогнуло в ней, вызвав неожиданную боль.

Но вот они снова в пути, оставив позади деревню. Вскоре карета уже въезжала в массивные каменные ворота со сторожевыми постройками по бокам, а затем покатила по темной вязовой аллее. Опускались сумерки.

– Я должен был бы предупредить вас, – наконец промолвил граф после длительного молчания. – Но я и сам не знал, что старый обычай все еще существует. Последней новобрачной, приехавшей сюда, была моя бабушка. Надеюсь, это вас не очень смутило? Вы вели себя очень достойно.

Опять снисходительность! Неужели он не ожидал от нее этого и ее достойное поведение всегда будет для него сюрпризом?

– Это были люди моего сословия, – объяснила она. Фраза прозвучала с некоторым оттенком сарказма, и она искренне пожалела об этом. – Мне они понравились, милорд. Они были добры ко мне.

– Что ж, хорошо, – сказал он, – но не расслабляйтесь, миледи. Если нам устроили такой прием в деревне, я уверен, что нас ждет нечто подобное и в поместье. Все слуги выстроятся перед вами в холле, и нам надлежит осуществить смотр, останавливаться и кое с кем перекинуться словом. Будут приветствия и аплодисменты. Пока не прячьте улыбку.

Элинор посмотрела на мужа, но увидела лишь его профиль на фоне окна кареты. Он смотрел перед собой, возможно, ждал, когда появится дом. Их будут встречать все слуги? Под ложечкой заныло от страха, но было в этом страхе и предвкушение чего-то нового.

На Мгновение она искренне пожалела, что их брак не настоящий, что граф не может разделить с нею тех чувств, которые она уже испытывала к своему новому дому, даже еще не увидев его. Как было бы прекрасно, взявшись за руки, вместе смотреть на него и улыбаться друг другу!

По крайней мере слова, сказанные графом ранее, позволяют им сохранить разумные отношения. Она должна быть благодарна ему за милосердие.

Теперь она знает, что и любовницы у него больше нет. Он даже извинился перед ней за то, что она у него была еще какое-то время после свадьбы.



Глава 7

Гостей ждали за четыре дня до Рождества. Друзья графа собирались пожаловать раньше, но он предупредил их о дате своего приезда и этим дал им шанс передумать и вообще отказаться от встречи, объяснив, что Рождество в Гресвелл-Парке будет большим семейным праздником родственников его жены. Странно, но его друзья все равно изъявили желание приехать.

– В конце концов, Фаллоден, – заявил лорд Чарльз Райт, один из самых откровенных из четверых, – нам все равно некуда податься на Рождество, а это самый занудный праздник в году, да если еще в одиночестве торчать дома.

Он был прав. Это действительно пренеприятнейшее время года. У лорда Чарльза не было семьи и родственников, во всяком случае, таких, кто с радостью приветствовал бы его появление в праздничные дни. У Берти были мать и сестра, но вся их жизнь сосредоточилась на воспитании младших детей, как утверждал Берти, и он чувствовал себя лишним. К тому же они осуждали его холостяцкий образ жизни и подбирали ему невест. Бедкомб давно разругался с отцом и братом, и ему было запрещено переступать порог отчего дома. Созерби овдовел два года назад, его жена умерла во время родов. А родители жили далеко, на границе с Шотландией.

Только Берти выразил некоторое опасение в том, стоит ли приезжать в Гресвелл-Парк.

– Твоей жене это может не понравиться, Рэндольф, – сказал он графу. – Вы ведь молодожены.

– Она знает, что я пригласил четверых своих друзей, – ответил граф, – и поэтому пригласила двадцать своих.

Сэр Берти оторопел:

– Право, не знаю. Может, мне лучше положить голову на мамину плаху и ждать невест?

– Берти, – взмолился граф, – не бросай меня в беде! Четверо против двадцати! Только подумай! Ведь ты мой лучший друг! – Это было единственной откровенностью, которую позволил себе граф и как бы намекнул другу, что не все ладно в его новой жизни. – Кстати, она не та вульгарная девчонка, которую ты видел на вечеринке в поместье Памелы Хатчинс? Скажи, не та?

– Нет, – как-то неопределенно произнес Берти. – Эти двадцать гостей, они все родственники твоей жены, Рэндольф? Не знал, что у нее столько братьев и сестер.

– Скорее это тетки, дядья и еще кузены, мне кажется, – пояснил граф. – Должно быть, это дружная семейка, Берти. Всегда по праздникам собираются вместе. Не дождусь, когда познакомлюсь с ними, – слукавил он. – Со всеми двадцатью, включая еще двоих детей.

– Господи! – воскликнул сэр Альберт и, поморщившись, почесал затылок. – Что, если они все станут просить тебя облагодетельствовать их, Рэндольф? Видимо, они рады-радешеньки, что кто-то из них пробился в высший свет. В семье немало девиц на выданье, кузин и прочих.

Граф насторожился.

– Я не должен забывать о том, – сказал он, – что отец моей жены вернул мне Гресвелл-Парк, Берти, и многое другое.

– Ха! – Его друг с любопытством посмотрел на графа. – Ты стал обидчивым, не так ли, Рэндольф? Тебе неприятна эта тема? Прости, старина.

– Элинор – моя жена, – промолвил граф. – Моя графиня, Берти. Сэр Альберт шумно выдохнул.

– Для тебя важно, чтобы я приехал, Рэндольф? – прямо спросил он. – Я тебе обещал, не так ли? Что ж, пусть будет еще одно испытание.

Согласие было принято, но без особого энтузиазма. Однако друзья были нужны графу, а Берти особенно – как наиболее близкий. В том, что это будет настоящим испытанием, граф убеждался все больше по мере того, как близились Рождество и день приезда гостей. Шумные и необузданные – так охарактеризовала свою родню Элинор. И вульгарные. Иногда графа охватывала паника.

Но времени предаваться мрачным размышлениям не было. Пока же в те дни, что остались до прибытия гостей и наступления Рождества, граф старался просмотреть конторские книги и познакомиться с арендаторами. Неожиданно для себя он делал это с интересом и удовольствием, ибо все отныне принадлежало ему без какого-либо страха потери.

Теперь он мог спокойно и объективно выслушивать жалобы и предложения управляющего, а также фермеров-арендаторов. Он дал согласие что-то исправить там, где это нужно, и знал, что для этого у него найдутся деньги. Он даже внес несколько своих предложений. А когда проверил, как поступает арендная плата от самых бедных из его арендаторов, он согласился с необходимостью уменьшить ее.

Графу приходилось наносить визиты и самому принимать, иногда одному, а иногда и с женой. Он и Элинор редко оставались наедине, и не потому, что избегали друг друга. Граф знал, что жена занята не меньше его. Учительница просила ее посетить школу и послушать, как читают дети. Соседи приглашали на чай и сами наносили визиты. Супруге викария требовалась помощь в проведении детского рождественского утренника.

А Элинор, кроме всего, нужно было встречаться с экономкой, если она хотела научиться вести дом и хозяйство. Ее тревожили престарелые и больные в деревне, которых приходилось навещать. Кроме того, ей нужно было приготовить им подарки к Рождеству. Элинор не забывала и о подарках семьям фермеров-арендаторов.

Граф был поражен, узнав все это. Элинор вела себя так, будто ей, как настоящей леди, с детства привили понятия о жизни и долге. Его радовало и удивляло, что в доме и поместье ее хорошо приняли. Слуги стали боготворить ее после того, как она в течение полутора часов побеседовала с каждым из них, даже с кухонной девушкой-хромоножкой Салли, которая заикалась. Его жена была ласкова и не переставала улыбаться. Он не помнит, чтобы Элинор когда-нибудь столько улыбалась. И это ей чертовски шло, она похорошела еще больше.

Граф был доволен, что они приехали в поместье. Здесь каждому из них было хорошо. Он опасался, что такая городская барышня, как Элинор, не сможет прижиться в Гресвелл-Парке. Но ежедневные поездки и пешеходные прогулки вызвали здоровый румянец на ее щеках, что невольно напоминало ему о ее вынужденном затворничестве в городе после смерти отца.

Конечно, думал он, Элинор совсем мало оплакивала кончину отца. Однако он старался гнать от себя эти мысли и робко надеялся на то, что этот год они проживут почти в дружбе. Лишь бы приезд ее семьи и его друзей не нарушил установившегося хрупкого равновесия. По правде сказать, он побаивался этого дня.

В день их приезда в Гресвелл-Парк он готов был прийти к Элинор в спальню, ибо считал, что это самое подходящее время перевернуть страницу и начать их супружескую жизнь в полном смысле этого слова. Не будет ничего странного, если он придет к ней, когда вокруг них все незнакомое и не похожее на то, что было после свадьбы. Мысль оказаться в ее постели не показалась ему отталкивающей. Совсем наоборот. Он хочет этого, с удивлением понял он. Ему хотелось любить свою жену. Он вспомнил ее страстные порывы, прерывистое дыхание.

Вспомнил и то, как уже стоял перед ее спальней, взявшись за ручку двери и собираясь постучать в нее, как услышал ее разговор с горничной и смех. Он показался ему счастливым и произвел какое-то странное впечатление на него, так как он еще не видел свою жену смеющейся и счастливой. Неужели она была такой до того, как вышла за него замуж, неожиданно подумал граф. Возможно, он отнял у нее теплоту, радостный смех? Или это сделали ее тщеславие, желание выйти замуж за какого-нибудь титулованного аристократа?

Сначала он решил подождать, когда уйдет горничная, поэтому уперся лбом в дверь и, закрыв глаза, попытался представить, как она встретит его. С радостью? Едва ли. Равнодушно? Она заморозит его своим безразличием. С враждебностью? Вскинет подбородок, и в ее глазах блеснет боевой огонь? И тогда он поймет, что она ждет лишь возможности, чтобы сказать что-то резкое, ранящее, затеять ссору и довести его до того, чтобы он сам вел себя с ней холодно и оскорбительно? Неужели это будет повторением их первой ночи, когда он пытался силой утвердить свою власть над ней, а чего хотела она, он так и не узнал?

Это было бы плохим началом их новой жизни в поместье и ужасной встречей рождественских праздников. Возможно, после этой ссоры они уже не смогут прийти в себя настолько, чтобы вместе встречать гостей, быть гостеприимными хозяевами. Это будет невыносимо. Не дай Бог! Нет, он должен отложить попытку примирения, наконец решил он. Лучше попробовать после Рождества. Когда гости разъедутся, наступит тишина и они с Элинор останутся одни. Их сближение будет совершенно естественным. Он неохотно вернулся к себе в спальню и долго ворочался, прежде чем уснул.

И все же, думал он, ожидая приезда гостей, все не так уж плохо. Его женитьба не стала кошмаром, каким казалась вначале.

Гости прибыли до того, как пошел снег, и это явилось для них приятным сюрпризом.

– Посмотрите, – сказал жене граф, глядя в окно, когда они сидели за завтраком. – Эти тучи предвещают снег. Я более чем уверен. Рождество у нас будет со снегом.

– О! – недоверчиво произнесла Элинор, проследив за его взглядом. – Вы так полагаете? На Рождество никогда не бывает снега. Снег выпадает в начале декабря и, разумеется, в январе. Но не на Рождество.

– Этот год будет особенным, – пошутил граф. – Готов поспорить. Но я не надеюсь, что гости прибудут до снегопада.

– Завтра снег превратится в коричневое месиво, – упорствовала Элинор.

Он посмотрел на нее и улыбнулся.

– Это сельская местность, миледи, а не Лондон, – ответил он. – Здесь снег остается белым, каким ему и положено быть. Он лежит на деревьях, образует сугробы, к великой радости детей всех возрастов, и, конечно, вызывает желание прокатиться на санях с бубенцами.

– Как хорошо, – печально проговорила Элинор. – Вы уверены, милорд, что эти тучи не предвещают дождь? Вы когда-нибудь ошибались в своих прогнозах?

– Я непогрешим, – заявил граф. – Как сам Господь Бог.

Впервые он сказал ей что-то похожее на шутку. Элинор неуверенно улыбнулась.

Гости стали прибывать после полудня, а первые снежинки закружились в воздухе ближе к вечеру. Снег стал сильнее и шел до поздней ночи.

Первыми прибыли сэр Альберт Хэгли и виконт Созерби. После того как граф представил ему свою жену, виконт, взяв руку Элинор, улыбаясь, поднес ее к губам.

– Как великодушно с вашей стороны, леди Фаллоден, пригласить нас встретить Рождество в кругу вашей семьи, – промолвил он. – Боюсь, моя семья слишком далеко отсюда.

Он сразу понравился Элинор, и она облегченно вздохнула. По крайней мере один из аристократических друзей ее мужа не посмотрел на нее свысока. Хотя сэр Альберт тоже не позволял себе этого, но, возможно, они оба помнят тот злополучный случай в поместье ее подруги Памелы, когда он вздумал приударить за ней, даже бесцеремонно задел рукой ее грудь во время прогулки. И тогда, как бы в назидание, она поведала ему о том, какими словами ее отец отчитал своего компаньона, посмевшего позабавить его скабрезным анекдотом в ее присутствии. Рассказывала она это нарочито громким голосом, на чистейшем кокни и при этом непозволительно громко хохотала. После этого сэр Альберт старался держаться от нее на возможно большем расстоянии, но она продолжала отпугивать всех своим акцентом и громким смехом. Сэр Альберт был не единственным в этом светском обществе джентльменом, пытавшимся позволить себе вольности по отношению к ней.

Сейчас сэр Альберт поздоровался с ней так, как сделал это в день ее свадьбы, – изысканно вежливо и пряча глаза. Он с облегчением повернулся к графу и тут был более искренним, здороваясь с другом. Элинор пожалела, что сэр Альберт не нашел предлога, чтобы не приехать. Но он был другом ее мужа, и она сделает все, чтобы никто не заметил, сколь неприятно ей его присутствие. Разумеется, она постарается. Элинор упрямо подняла подбородок.

Дядюшка Сэм Трэнсом, старший брат отца, прибыл вместе с тетей Айрин, кузеном Томом, его женой Бесси и двумя детьми, Дэйви и Дженни. Каждый раз, когда она встречалась с дядей Сэмом, ей казалось, что он стал еще выше и толще, а румянец на его лице еще ярче. Элинор приветствовала их появление искренними возгласами радости. Они поднялись по ступеням крыльца, вошли в дом, а затем проследовали в холл. Здесь дядя наконец смог заключить ее в свои объятия и стиснул так крепко, что ей показалось, будто ни глотка воздуха не осталось в ее сжатых легких.

– Элли! – гудел он басом. – Хороша, как картинка, и элегантна, как леди. Но ты теперь и вправду леди. Я должен говорить тебе «миледи» и не иначе и делать реверансы. Эй, Айрин, я что-то не так сказал? Что же? Говори. А-а, «кланяться», не так ли? Я буду кланяться тебе, Элли. Мне жаль, что ты потеряла отца, девочка. Не представляешь, как жаль. Джо был хорошим человеком и самым удачливым из нас. У него была щедрая душа, Элли. Да, щедрая. Мне очень не хватает его. – Он снова стиснул Элли своими ручищами.

Дядина семья не была в трауре, с облегчением заметила Элинор, когда наконец объятия дяди ослабели и она смогла сделать вдох, уловив исходивший от него знакомый запах хорошей кожи и дорогого табака. Ее родственники исполнили ее просьбу и пожелание отца.

Наконец Элинор освободилась из дядиных объятий и повернула свое раскрасневшееся лицо к мужу. Что он сейчас думает? Она стала представлять ему родственников:

– Это мой дядя Сэмюэль. Он мясник, милорд, – добавила она, вскинув подбородок. – Один из самых преуспевающих мясников в Бристоле.

– Что верно, то верно, мой мальчик, – скромно подтвердил дядя Сэм и, сжав руку графа в своей огромной ладони, энергично тряхнул ее. – И разумеется, милорд, не так ли? – Он лукаво подмигнул. – Но не так уж обязательно, если мы одни и накоротке, мой мальчик, а?

Элинор с трудом подавила неуместный смех и подумала: кто бы посмел в последнее время так обратиться к графу и назвать его мальчиком? Граф вежливо перекинулся словами с тетей Айрин и с Бесси, что-то сказал детям и наконец обратился к миссис Тернер, няньке, в срочном порядке нанятой в деревне.

Вскоре один за другим стали прибывать и все остальные. Немалое время дня ушло на приветствия, знакомство, пожатие рук и распределение под руководством экономки по комнатам. Наконец все спустились в нижнюю гостиную на чай.

Почтенный мистер Тимоти Бедкомб оказался худощавым и серьезным молодым человеком, которого ничуть не обескуражило или смутило то, что он очутился в холле одновременно с только что прибывшими Беном Трэнсомом и тетей Юнис, а также с их дочерью Речел. Дядя Бен был столь же огромен и громогласен, как дядя Сэм, хотя всегда жаловался, что ему и повернуться негде, если рядом находится тетя Юнис. Он был смотрителем почтовой станции и владельцем гостиницы при въезде в Бристоль. Дела его шли неплохо.

Он обнял Элинор, так же крепко, до хруста костей, стиснул ее и прошептал на ушко слова соболезнования в связи со смертью отца. Тетушка Юнис расцеловала ее, а Речел сочувственно сжала ей руку.

– Папа так плакал, узнав о смерти дяди, – шепнула она Элинор. – И мы с мамой тоже. Дядя Джо был моим любимым дядей, хотя я люблю и дядю Сэма. Бедняжка Элли. Но ты удачно вышла замуж.

Элинор тоже ответила ей пожатием руки. У нее не было возможности дольше пообщаться со своей любимой кузиной.

Почти в одно и то же время приехали лорд Чарльз Райт и сестры отца, тетя Берил Уикс и тетя Рут Трэнсом, а с ними кузины Мюриель и Мейбл Уикс. Тетушка Рут, переполненная сознанием того, что она гостья графа, приняла лорда Чарльза за хозяина дома, и понадобилось много шумных восклицаний, каждое из которых было эмоциональнее и тоном выше предыдущих, чтобы выправить положение, пока наконец тетя Рут поняла, кто настоящий граф Шаллоден и муж ее дорогой племянницы Элли. Затем она поплакала в объятиях Элинор, вспоминая лучшего брата на свете.

– И должна сказать, дорогая Элли, лучшего отца тоже, – добавила она и успокоилась..

Тетушка Берил сердито объяснила всем, что тетя Рут довела себя утром до сердцебиения оттого, что едет в Гресвелл-Парк, как будто они с ней не обедали в обществе самого лорда Шарпса и покойный мистер Уикс не был одним из уважаемых арендаторов в округе. Всего этого тетя Берил просто не могла понять.

Элинор то и дело бросала взгляды на мужа и, держа высоко голову, была готова к его надменным взглядам. Но ничего, кроме исключительной вежливости, его лицо не выражало.

Затем, позднее, прибыли тетушка Катерина Галлис, сестра матери Элинор, и дядя Гарри с кузенами Джорджем и Гарвеем и кузинами Сьюзан и Джейн. Дядя Гарри был преуспевающим торговцем тканями в Бристоле и не менее богатым, чем отец Элинор. Его дед был баронетом, и дядя Гарри в свое время натерпелся от шуток и подковырок своих братьев на сей счет. Тетя Катерина молча обняла племянницу.

– Бедняжка Элли, – промолвила она. – Прекрасный брак и смерть отца – и все это одновременно, дорогая. Это очень нелегко.

Вслед за ними пожаловал кузен Обри Эл-лис, арендатор. Собственно, он был кузеном отца Элинор, но они выросли вместе и были как братья. Кузен Обри был вдовцом, но приехал не один. Таким образом, гостей Элинор стало на одного человека больше. Сын Обри прибыл без приглашения.

Уилфред. Высокий, стройный, белокурый. Глаза его засветились радостью, когда он взял Элинор за руку и нежно поцеловал в щеку.

– Я подумал, что ты не будешь возражать, Элли, если я приеду, – сказал он довольно громко. – Ведь наша семья всегда вместе. В радости или в горе. Поэтому, получив твое приглашение, мы с папой решили, что оно для нас обоих.

– Разумеется, – вмешался граф, протягивая ему руку. – Мы хотели, чтобы к нам на Рождество приехали все члены семьи моей жены. – Он вопросительно посмотрел на Элинор.

– Уилфред Эллис, милорд, – представила она его мужу. – Мой троюродный брат. Работает торговым клерком в Бристоле.

– О, теперь я уже не мелкий клерк, Элли, – подавая графу руку, произнес Уилфред. – Я стал компаньоном фирмы. Ты этого не знала?

– Нет, – призналась Элинор. – Я не знала об этом. Поздравляю, Уилфред.

Опоздал. Почти на два месяца. Случись это чуть раньше, он написал бы ей совсем другое письмо. Если бы он теперь попросил ее руки, у него были бы и положение, и доход. Ей показалось, что она задыхается. Элинор вспомнила их встречи и клятвы, которыми они обменялись летом. Тогда семья собралась, чтобы отпраздновать совершеннолетие Мюриель Уикс. Она попробовала прогнать все воспоминания и посмотрела на мужа. Но граф встречал последних из прибывших и был занят тем, что давал указания экономке, как разместить их.

Внезапно Элинор с графом остались одни в пустом холле, а из гостиной уже доносились оживленные разговоры. Элинор прямо посмотрела мужу в глаза и еще выше подняла подбородок.

– Все успели приехать до того, как пошел снег. Нас это должно радовать, не так ли? – заметил граф.

Он элегантен, спокоен, воспитан, думала она, наслаждаясь тишиной холла после сумбурных и шумных семейных встреч и приветствий. И все же она приготовилась к обороне. Нет, она не стыдилась своей семьи, убеждала она себя. Разумеется, нет. Она нежно всех их любила, и так было всегда. Это теперь они как бы совсем из другого мира, чем мир ее мужа. А она не хотела их видеть его глазами. Лучше бы она никого не приглашала.

– Я не стыжусь их, – почти прошипела она. – И не ждите от меня этого.

Он высоко поднял брови, глаза его стали холодными, и он тоже посмотрел на нее в упор.

– Разве в этом есть необходимость, миледи? – спросил он. – Разве я вел себя с ними как надменный аристократ? Был снисходителен или высокомерен?

– Нет, – согласилась она. – Конечно, нет. Вы джентльмен и умеете скрывать свои истинные чувства.

– А, вот оно что, – промолвил граф. – Значит, именно это качество помогло мне скрыть свое пренебрежение, не так ли?

Элинор ничего не ответила. Она проклинала себя за то, что начала этот разговор. Зачем ей его мнение?

– Что ж, пусть это вас утешает в будущем, миледи. Во всяком случае, вы будете знать, что я достаточно благовоспитан, чтобы не показывать свое отвращение оттого, что мой дом полон вульгарных торговцев и прочих. Владелец таверны? Храни меня Господь! Мясник? Мое сознание шокировано! Но только сознание. Поведение и голос остаются безукоризненно учтивыми.

Она все это сама начала и едва ли может винить его. Но она не попросит у него прощения. А если все, что он сказал, правда и он действительно презирает ее семью, всех тех, кто составляет ее мир? Да, презирает. Что тогда? Она сама сделала себя несчастной, она это знала, но ничего не могла поделать с собой.

Граф с поклоном протянул ей руку.

– Не присоединиться ли нам к гостям, миледи? – вежливо спросил он.

Она приняла его руку, и они проследовали в гостиную. Супруги улыбались. Но только не друг другу.

Уилфред приехал, он здесь, в ее доме. Сердце ее упало. Он сейчас наверху и скоро спустится вниз. Она вынуждена будет смотреть ему в глаза и улыбаться так, словно он всегда был для нее только кузеном, так, словно она забыла обо всем.

Впервые после приезда в Гресвелл-Парк радость жизни окончательно покинула Элинор, уступив место свинцовой тяжести отчаяния. Ей так не хватало отца, и сознание этого было подобно удару в грудь, способному прервать дыхание.

Роль вежливого и общительного хозяина давалась графу нелегко, он понял это, сидя за чаем после ужина. Граф ожидал, что родственники Элинор будут полны благоговейного страха, ведь их пригласили на Рождество в Гресвелл-Парк, имение родовитого графа. Он думал, что ему придется использовать весь свой опыт светского обхождения, чтобы гости не чувствовали себя скованно и неловко. Даже шумный приезд, а потом веселое чаепитие и не умолкающие за столом разговоры не насторожили графа. И когда за ужином он увидел их в более официальной обстановке, он опасался, что все они превратятся в неподвижные манекены.

Каково же было его изумление, когда за столом завязалась оживленная и шумная беседа, было много смеха и возгласов. Большинство из гостей предпочитали забыть о правиле этикета – за столом беседовать лишь с ближайшим соседом. Дядя Сэм и дядя Бен в особенности, сидевшие довольно далеко друг от друга, громко обменивались остроумными замечаниями, вызывавшими общий смех.

Его друзей, как показалось графу, это скорее забавляло, и они бросали на него вопросительные взгляды. Кроме Берти, который был поглощен беседой с Речел Трэнсом, дочкой дяди Бена. Да, у дяди Сэма есть сын, Том. Граф старательно попытался угадать, кем тот ему приходится теперь. Ведь, женившись на Элинор, он породнился со всеми ними, ошеломленно думал он и никак не мог осознать это.

Он посмотрел на жену на другом конце длинного стола. Она улыбалась, но, как только их взгляды встретились, улыбка сошла с ее лица, а в глазах появилась враждебность.

Неужели она все делала намеренно, думал граф. И родственников пригласила на Рождество с одной целью – причинить ему неприятность? Или же она сделала это потому, что у нее есть семья и это первое Рождество без отца? Ответ, однако, был очевиден. Судя по ее поведению, трудно сказать, что она все еще печалится, а вот дерзкий подбородок свидетельствует о том, что она бросила ему вызов.

Граф с удовольствием задал бы ей трепку. Он ничего не имел против ее родственников. Они были удивительно жизнерадостные, жизнелюбивые люди. Он просто не знал, что теперь с ними делать и как их развлекать. Одно было ясно: традиционные в его кругах развлечения им едва ли подходили.

А он так ждал этого Рождества, ждал, пожалуй, впервые в своей жизни!

Однако после ужина в гостиной все само собой образовалось, никого развлекать не пришлось. Он собрался распорядиться о том, чтобы расставили карточные столы для старшего поколения, а молодежь собрать у фортепьяно.

Но дядя Сэм вдруг громким голосом спросил свою племянницу, когда же начнется подготовка к сочельнику и к Рождеству. Этого было достаточно, чтобы все стали строить планы, как это сделать. Завтра надо принести из парка все, что там есть зеленого.

– Омелу! – с готовностью подсказала его жена. – У вас растет омела, милорд?

В день рождественского праздника, вспомнил граф, у них на доме всегда появлялся венок из омелы.

– В северной части парка растут дубы, – сказал он, – кажется, там есть и омела.

На этом порешили. Завтра они осмотрят рощу и парк. А заодно выберут рождественское полено для того, чтобы в сочельник торжественно сжечь в камине.

– Нельзя встречать Рождество без полена, – авторитетно подтвердил дядя Бен. – Как вы считаете, Рэнди?

Графу потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что вопрос задан ему. Он крепко сжал губы, чтобы не расхохотаться. Рэнди? Он хотел встретиться взглядом с другом Берти, вернее, попытался сделать это, но тот снова был увлечен беседой с Речел.

– Не означает ли это, что мы все можем теперь называть вас так, милорд? – тут же справилась тетушка Юнис, что-то обсуждавшая с дамами у камина. – Где у вас хранятся рождественские украшения и игрушки, Рэнди? Те, кто завтра предпочтет остаться дома, могут заняться ими.

Боже милостивый! Какие украшения? Ленты, колокольчики и прочая мишура? Где они? Ведь было у них что-то во времена его детства.

– Думаю, на чердаке, миссис, – наконец сообразил граф. – Завтра я велю их достать.

– Нет необходимости занимать этим слуг, – решительно сказала тетя Юнис. – Мы сами их достанем, не так ли, Берил?

Как ты считаешь, Айрин? Зовите меня просто тетя Юнис. Ты пойдешь с нами, Катерина? А ты, Рут? Или боитесь, что начнете чихать от пыли? На чердаках ее всегда много.

Завтра граф с друзьями собирался на охоту и готов был пригласить всех желающих, включая дам. Но тут вдруг выяснилось, что виконт Созерби изъявил желание присоединиться к Тому, Бесси и их детишкам и отправится собирать в лесу остролист для венков. Райт и Бедкомб охотно согласились сопровождать дядю Сэма в поисках рождественского полена. Эта затея привела их в восторг. Знакомый графу мир, кажется, сошел с ума. Боже правый, его дом и парк захватили Трэнсомы, а он, лишившись дара речи, беспомощно наблюдает за этим!

Ему пришла в голову дикая мысль, что после Рождества и отъезда гостей он уже не будет считать этот дом своим. Оглядываясь вокруг, он чувствовал себя как во сне. У Трэнсомов, Уиксов и Галлисов была необычная способность говорить и слушать одновременно. Юный Джордж Галлис, как ему показалось, уже положил глаз на Мейбл Уикс, а та тоже отнюдь не безразлична к нему. Очень интересно.

Когда граф все же решил хотя бы на остаток вечера взять в свои руки организацию досуга, молодые люди сами собрались вокруг фортепьяно, и Сьюзан Галлис охотно согласилась что-нибудь сыграть. И не успел он опомниться, как гостиная наполнилась музыкой, если не быть слишком строгим ее критиком, и пением, ибо все семейство Элинор с энтузиазмом исполняло рождественские песнопения. Созерби и Бедкомб тоже в этом охотно участвовали, как заметил граф. Оказавшись не у дел и чтобы не быть единственным, у кого закрыт рот, он тоже присоединил свой голос к общему хору.

Это Рождество действительно обещало быть самым необычным в его жизни, думал он, обводя взглядом гостиную. Невольно он засмотрелся на свою жену. Она стояла у фортепьяно рядом с Мюриель и Мейбл Уикс, младшей из Галлисов, кажется, Джейн и незваным Уилфредом. Элинор пела. Фаллодену вдруг вспомнились тихие и чинные святки в доме его деда.

Что ж, это семья его жены. Это ее образ жизни. Собираться вместе у таких людей в обычае. И Элинор – частица этих живых, радостных и шумных сборищ, она с ними и одна из них. Только сейчас он стал понимать, какой незнакомой и чужой для нее оказалась ее новая жизнь. Такой же странной, какой кажется ему ее жизнь. Но что-то в ней есть, в этой ее жизни. Что-то влекущее его. И надо признаться себе, Элинор в немалой степени тому причиной.

Он так мало знает о ней, размышлял граф. Очень мало. Думая об этом, он понял, что жаждет узнать ее получше. Ведь она его жена. Они были близки в первую ночь. Но она по-прежнему осталась для него незнакомкой.

Одинокой незнакомкой. К тому же гордой недотрогой и злючкой. Это вызов ему по меньшей мере. Глядя на нее, стоявшую в другом конце гостиной, он почувствовал не просто волнение плоти, но что-то дрогнуло в его сердце. Сегодня утром они повздорили и повздорят, должно быть, и завтра. Но он знал, что все-таки вновь попробует добиться своего. Несмотря на все. Несмотря на ее семью.

Это решение несколько взбодрило его, он даже улыбнулся тетушке Рут и привел ее в трепет, присоединившись к ней и сев рядом.



Глава 8

Граф оказался прав, думала Элинор. Она сидела на краю кровати и дрожала от холода, несмотря на то что хорошо укуталась в одеяло. Ее насторожил яркий свет, пробивавшийся в щель между портьерами. Да, муж не ошибся. Забыв о холоде в комнате, еще не успевшей нагреться от только что растопленного камина, она подбежала к окну, раздвинула портьеры и, приподнявшись, уютно устроилась, подвернув под себя ноги, на кресле.

Глаза ее округлились от удивления. Вчера она, как и все, знала, что вечером пошел снег, но не сомневалась, что вскоре он, как обычно, превратится в дождь, а утром они увидят за окном унылые дали и будет слякоть под ногами, которая помешает им пойти в лес за хвойными ветвями для рождественских украшений.

Но от того, что она увидела в окне, ей захотелось, как девчонке, запрыгать от радости. Повсюду лежал снег, скрывший под пушистым покровом контуры всех построек, засыпавший дорожки в парке и даже подъездную аллею. Он лежал на ветвях деревьев, его высоко намело на подоконнике. Под слабыми лучами зимнего солнца снег блестел и переливался и был похож на сказочные россыпи драгоценных камней.

– О! – не удержавшись, воскликнула, Элинор, окидывая взглядом свою пустую спальню. – О! – Она встала с кресла и сделала несколько неуверенных шагов к двери в гардеробную, когда вдруг поняла, что готова бежать в комнату мужа, чтобы сообщить ему радостную новость. Она была уверена, что он разделит ее восторг от такого чуда.

Осознав это, она почувствовала, как жаркая кровь прилила к лицу. Что с ней? Ведь они вчера поссорились, потому что ей показалось, будто муж стыдится ее семьи, будто он с сарказмом посмотрел на нее, говоря о профессиях ее дядей. Однако ссору затеяла она. Больше всего ее пугало то, что он будет всегда с презрением относиться к ее семье.

Чего же она так боялась, спрашивала она себя уже в который раз. Почему это так важно для нее? Не она ли сама пригласила в поместье всех до одного, своих родственников, чтобы досадить мужу? И все из-за того, что у него была утонченная и образованная любовница.

Элинор, опустив глаза и посмотрев на свои сцепленные руки, почувствовала, как ее снова охватывает тоска и портится настроение, и вдруг осознала, что ей отнюдь не безразлично, что думает о ней граф. Ведь в конце концов он ее муж, и, что бы там ни было между ними, вчера в гостиной она гордилась тем, что он принадлежит ей. И это при том, что Уилфред постоянно напоминал ей о себе и, казалось, неотступно следовал за ней. Она старалась не замечать его, а теперь даже прогнать мысль о нем.

Элинор бросила быстрый взгляд в окно. Всюду лежал снег. Как обрадуются ее кузины! Она дернула шнур звонка, вызывая горничную, и поспешила в гардеробную.

Но как ни торопилась она поскорее переодеться в теплое шерстяное платье, вернувшись в спальню и взглянув в окно, Элинор поняла, что ей не удастся первой выйти на снег. Под окном раздавались крики, и кто-то уже резвился на свежевыпавшем снегу. Как жаль, она, кажется, пропустила что-то замечательное и интересное, забеспокоилась Элинор и устремилась в гардеробную за накидкой и перчатками. Вскоре она уже сбегала по лестнице вниз. Улыбающийся лакей с готовностью распахнул перед ней дверь. Молодой графине даже не пришло в голову, что улыбка лакея госпоже – недопустимая фамильярность в поместье Гресвелл-Парк, и она тоже улыбнулась в ответ.

Дэйви и Дженни бегали, кувыркались в снегу и спускались с горки у фонтана. Том Трэнсом и Чарльз Райт играли в снежки с кузинами Мюриель и Сьюзан. С тех пор как Элинор взглянула в окно своей спальни, таких ранних пташек, как она, во дворе прибавилось.

Спускаясь с крыльца, она, однако, сдержала себя и замедлила шаги. Господи, неужели графиня Фаллоден готова прыгать и развлекаться вместе со своими нетитулованными кузинами у всех на виду? Это могут увидеть слуги! Но ведь ей нет еще и двадцати лет, она моложе тех четверых взрослых, которые сейчас играют в снежки. Все равно ей не стоит забывать, что она замужняя женщина, жена графа.

Снежок с глухим стуком угодил ей в плечо. На нее, расплывшись в улыбке, смотрел лорд Чарльз. Из дома начали выходить и другие.

– Кажется, нам надо помочь девушкам, Гарви, – услышала Элинор голос Джорджа. – Им приходится трудновато. А ты что бездельничаешь, Элли?

– А я, кажется, встану на сторону мужчин, – заявила подошедшая Речел. – Том меткий стрелок, я буду рядом с ним. А ты, Элли?

Не успев решить, стоит ли графине играть в снежки, не уронит ли она в чьих-то глазах своего достоинства, Элинор почувствовала, что ее схватили за руки и куда-то тащат с одной стороны кузен Джордж, с другой – улыбающийся виконт Созерби.

– Не бойтесь, леди Фаллоден, – успокоил ее виконт, – я буду на вашей стороне.

Элинор потеряла счет времени. Прошло, возможно, десять минут, а то и полчаса, как мимо ее ушей со свистом проносились снежки, кричали мужчины, взвизгивали девушки, все тяжело и шумно дышали, раздавался смех, а кое-кто не жалел и крепких слов, прицеливаясь в противника. Сражающихся становилось все больше. К противной стороне примкнул дядя Сэм, а Уилфред занял свое место рядом с Элинор. Она успела улыбнуться ему, прежде чем запустила очередным снежком в противника, напомнив вдогонку дядюшке Сэму, что одновременно пускать в цель несколько снежков – это против правил.

– Что? – заорал он, приложив руку к уху. – Сегодня утром я, кажется, оглох, дорогая. Это снег виноват. Вот тебе, лови! – В грудь Элинор полетел мокрый комок снега.

А затем ее взгляд невольно остановился на одинокой фигуре мужчины, медленно идущего по снегу от конюшен к дому. Он задержался у крыльца. Все на нем выглядело безукоризненно, пальто и шляпа были лишены каких-либо следов снега. Стыд, сознание вины и того, что она сама не знает, что делает, охватили ее одновременно. К этому добавились дух противоречия и убежденность, что ей все равно, что он думает о ней и какую нотацию прочтет ей потом. Откинув назад голову, она окликнула мужа и, нагнувшись, слепила снежок.

Он угодил графу в скулу где-то между подбородком и ухом. Самое неприятное место для удара снежком – пока отряхнешь снег с лица, половина его, растаяв, уже успеет потечь за ворот. Элинор смотрела на мужа, не переставая хохотать, и лепила новый снежок, косясь на дядю Сэма, чей снежок только что угодил ей в руку.

А потом она вдруг почувствовала, что теряет почву под ногами, и закричала, отчаянно брыкаясь в воздухе. Неужели это проделки Уилфреда, мелькнула мысль, но, подняв глаза, увидела, кто так бесцеремонно подхватил ее на руки и уносит с поля боя. Лицо графа было мрачным. О Господи, подумала она, сейчас он даст ей взбучку. Кажется, она нанесла удар по достоинству его сиятельства. Элинор довольно хихикнула.

Но граф нес ее отнюдь не к дому. Неожиданно он сильно качнул свою ношу в одну сторону, и в то же мгновение она ощутила, что летит, беспомощно размахивая руками и ногами. На сей раз она кричала уже от страха. Еще мгновение – и она в сугробе, а ее открытый от крика рот полон снега. Ноги Элинор тщетно пытались найти твердую опору. Снег был мягким, как вата, а сугроб высоким.

– Позвольте вам помочь, миледи, – услышала она равнодушный голос, но протянутая рука почему-то внушала доверие, а в глазах, глядящих на нее, было что-то среднее между гневом, торжеством и веселой насмешкой. Граф, видимо, находил ситуацию забавной. Она нерешительно ухватилась за протянутую руку.

Встать на ноги было не так просто, она долго барахталась, пока не уперлась руками в нечто твердое и надежное, что оказалось грудью мужа. Подняв голову, Элинор посмотрела ему в лицо.

– Иногда, – промолвил он, – при таких сражениях эффективнее охладить противника, сунув его в сугроб. Особенно когда он настолько неумен, что при каждом удачном попадании оглашает смехом всю округу.

Элинор прикусила губу, не зная, засмеяться ей или повиниться. Его глаза не без интереса наблюдали за ее лицом, ожидая, какое решение она примет. К тому же, Боже правый, она все еще упиралась в его грудь, словно не могла стоять на собственных ногах. Что, впрочем, могло быть и так.

Раздавшийся рядом смех привел ее в чувство, и она поняла, что все вокруг них хохочут. Снежное сражение прекратилось, и все, конечно, видели, как ее швырнули в сугроб. Большинство из воюющих отряхивали снег с пальто и накидок и выбивали его из рукавиц.

– Правильно, мой мальчик! – одобрил графа дядя Сэм. – Чем строже мы с ними, тем больше им нравимся.

– Дядя Сэм! – с упреком высказали свое удивление женщины. Все отлично знали, что он всегда относился к тете Айрин так, словно она была богиней из древнегреческих мифов. Это рассказывал Элинор ее отец.

Смущенная, Элинор оттолкнула мужа и принялась отряхивать обледеневший снег с подола юбки. Господи, как она боялась, что он вот-вот ее поцелует! Ее кинуло в жар, а это было совсем некстати, потому что снег, набившийся под одежду, таял еще быстрее. Она почувствовала, как чья-то быстрая рука отряхивает сзади ее накидку. Ей снова стало жарко.

– Мне кажется, миледи, – услышала она голос мужа, – нам пора пригласить гостей к завтраку, если мы еще намерены побывать в парке и поискать остролист.

– Вы правы, – слабым голосом послушно согласилась Элинор и оперлась на предложенную руку. Оглянувшись, она заметила, что дети поглощены лепкой снежной бабы, а взрослые увлеченно беседуют, причем, как обычно, все говорят одновременно. Так происходило каждый раз, когда семья Трэнсомов собиралась вместе.

Поскольку об охоте в это утро не могло быть и речи, а общество соберется в лес не раньше полудня, граф Фаллоден решил утром заняться делами, намеченными на вторую половину дня. Возвращаясь в дом, он ожидал, что к завтраку спустились немногие, лишь те, кто привык вставать рано.

Но его взору предстало зрелище, подобного которому он никогда еще не видел в Гресвелл-Парке, да и не предполагал увидеть. Все его гости, увлеченные игрой в снежки, были во дворе. И трое его друзей в том числе. Он убедился в этом, подойдя поближе. И конечно же, здесь была его жена.

Первое, что он почувствовал, – это неловкость и беспокойство. Его бабушка перевернулась бы в гробу, увидев подобное. Все представители его рода всегда вели себя в Гресвелл-Парке с должным достоинством. Что подумают слуги? Особенно когда увидят молодую графиню среди тех, кто кричит, смеется и бросается снежками? Но пока граф дошел до крыльца, он стал испытывать чувство, похожее на зависть. Если не считать школьных лет, детство его прошло в полном одиночестве, он был лишен общества сверстников. Дома, и у родителей, и в поместье деда, он всегда должен был помнить прежде всего об установленных правилах поведения и светском этикете. Даже во время рождественских каникул, когда выпадал первый чистый снежок, он не мог о них забыть. Ему никогда не позволяли быть непосредственным и откровенным в своих желаниях ребенком.

Сейчас он завидовал другим и готов был к ним присоединиться. «К черту слуг, даже если они увидят графа и графиню, резвящихся на снегу!» – мелькнула шальная мысль, и в этот момент в лицо ему угодил и тут же разлетелся снежными брызгами снежок. Холодная струйка потекла по шее за ворот. Он знал, что снежок бросила Элинор, его жена. При этом она громко рассмеялась и нагнулась, чтобы слепить новый. Он действовал мгновенно, импульсивно, чего не делал никогда с тех самых пор, как умер дед более десяти лет назад. Он не совсем понимал, как поступит дальше, когда подхватил Элинор на руки и быстро зашагал прочь от места снежного боя. Но, увидев сугроб, не избежал искушения. Давно он не испытывал такого удовольствия, как в тот момент, когда, размахнувшись, бросил ее в этот сугроб и она проплыла по воздуху, некрасиво растопырив руки и беспомощно болтая ногами, и наконец исчезла в мягком, пушистом снегу.

Он готов был от души расхохотаться и сделал бы это непременно, если бы не поймал ее гневный настороженный взгляд. А если бы она увидела себя в зеркале в этот момент, она содрогнулась бы от стыда. Покрасневшие щеки и нос блестели, как лакированные, мокрые волосы в беспорядке выбились из-под капюшона, вся она была в снегу, даже брови и ресницы стали белыми от налипшего снега.

И несмотря на все это, когда он резким рывком вытащил ее из сугроба и сделал это так стремительно, что она, не удержавшись на ногах, упала ему на грудь, он испытал непреодолимое желание обладать ею. Это чувство стало тревожить его с первого же дня их пребывания в поместье. Несмотря на свой неприглядный вид, Элинор была красива. Кроме того, неожиданно для себя он стал открывать в ней еще что-то, о чем не ведал и не знал. Приезд ее родственников помог ему увидеть сердечность, молодой задор и непосредственность – качества, столь незнакомые ему, но к которым его неосознанно влекло в людях. Если бы Элинор оказалась действительно такой, думал он, а не холодной мраморной статуей, какой он узнал ее в Лондоне… Ему почему-то стало трудно дышать.

Тетушки Берил, Юнис и Рут остались дома, чтобы обследовать чердак. Все остальные спустились вниз и одевались для похода в лес.

– Получше закутайте шею шарфом, – по-матерински заботливо наставляла графа тетя Берил. – Простуда на Рождество вам совсем ни к чему.

Граф послушно согласился с тем, что это ему ни к чему, и получше укутал горло шарфом.

– Не беспокойтесь, Рэнди, мы со всем здесь справимся, – заверила его тетушка Берил, – к вашему приходу все будет сделано.

Граф в этом не сомневался.

– Элли, дорогая, – тиская Элинор, шептала ей в это время тетушка Рут. – Он такой красивый. Дорогой Джозеф хорошо позаботился о тебе. Граф совсем не такой надменный и недоступный, как я опасалась, хотя он носит титул и все такое прочее. Ты видела, как вчера он присел на подлокотник моего кресла, будто член нашей семьи? Конечно, это не так, но очень мило с его стороны. О Господи, только подумать, что наша маленькая Элли теперь графиня!

«Маленькая» Элли, которая была на несколько дюймов выше своей тетушки, наклонилась и поцеловала ее в щеку.

– Ты, должно быть, счастлива, дорогая, – промолвила тетушка Рут и вздохнула.

– Да, тетя, – улыбнулась ей Элинор и в этот момент не кривила душой. Ее муж весело смеялся, слушая то, что рассказывал ему дядя Гарри, и действительно казался вполне своим среди них. Почти своим.

Дженни уселась на плечи отцу, а Дэйви побрел по снегу рядом, норовя отыскать сугроб повыше. К семье Тома присоединился виконт Созерби. Джордж подхватил под руку Мейбл, а мистера Бедкомба сразу окружила молодежь: Мюриель, Сьюзан, Гарвей, Джейн и Речел. Тетя Катерина шла между дядей Гарри и кузеном Обри, лорд Чарльз о чем-то разговаривал с Уилфредом. Граф и графиня, оказавшись между дядей Сэмом и дядей Беном, как бы замыкали шествие.

– Кто обычно помогает вам собирать остролист и омелу в лесу и парке, а также тащить из лесу рождественское полено, Рэнди? – полюбопытствовал дядя Бен.

– Меня не было здесь в прошлое Рождество, – ответил граф. – Да и все предыдущие восемь лет тоже. Тогда Гресвелл-Парк принадлежал моему кузену. Я давно не бывал здесь на Рождество. В детстве, при моем деде, кажется, этим занимались слуги. Они также празднично украшали дом.

– Здесь жил ваш кузен, и вы за это время ни разу не приехали сюда? – спросил дядя Сэм, нахмурив брови. – У вас большая семья, мой мальчик, где же они все в этом году? Разве, кроме кузена и вас, никого больше нет?

– У меня есть тетки, дяди и кузены, – сказал граф. – Но боюсь, мы не очень близки.

– Невероятно. – Дядя Сэм переглянулся с дядей Беном. – Просто невероятно, как ты считаешь, Бен? Нет семейных праздников? Нет смеха, шуток, разговоров, розыгрышей? Тишина, покой и одиночество. Тебе бы это понравилось, братец?

– Тишина и покой с моей Юнис? – удивился Бен. – Семейные праздники для меня отдых от ее болтовни, Сэм.

– Как вам не стыдно, дядя Бен! – упрекнула его Элинор.

– «Как не стыдно, дядя Бен!» – передразнил ее он. – Значит, ты говоришь, Рэнди, что всю подготовку к Рождеству поручали слугам? Да ведь подготовка к празднику – это самое интересное в нем! Разве у вас нет обычая есть пудинг, пить пиво с пряностями, петь рождественские песни и целоваться под венком из омелы?

– В нашей семье это всегда был тихий праздник, – пояснил граф. – Он не отличался от обычных дней в году. Разве только тем, что был еще скучнее.

– Скучнее? И это вы говорите о Рождестве? – Рокот баса дяди Сэма был подобен грому. – Да, мой мальчик, видимо, наш мир и ваш мир никогда не встретятся. Даже через миллион лет. Ты как думаешь, Элли? Хотя теперь, когда вам досталась наша маленькая Элли, кто знает, как будет. Что ты на это скажешь, девочка? Советую, когда мы вернемся, утаить для себя веточку омелы и повесить ее над постелью. Она отлично помогает против рождественского уныния. Взгляни-ка, Бен, не покраснела ли наша Элли, ты ближе к ней. Так как, покраснела или нет?

– Думаю, покраснела, – согласился дядя Бен, – хотя, может, от морозца так горят ее щечки. А теперь скажи, Сэм, покраснел ли Рэнди? Это важнее.

– К моему великому сожалению, я должен прервать ваш остроумный разговор, но с этого места мы расходимся в разные стороны, – сказал граф, останавливаясь.

Он снял руку Элинор со своей и, попросив внимания, стал пояснять, что делать дальше. Хвойные деревья и остролист росли к востоку от дома; деревья покрупнее, включая дуб, – в северной части парка, там же, где и омела. Вскоре несколько мужчин, и в их числе граф, направились на север в поисках рождественского полена. С ними пошли и девушки нарвать омелы. Элинор присоединилась к тем, кто повернул на восток. Она хотела набрать остролиста и сосновых веток. Едва придя в себя от смущения, в которое поверг ее дядя Сэм, посоветовав, да еще в присутствии мужа, повесить ветку омелы над постелью, Элинор увидела рядом с собой Уилфреда. Улыбнувшись ему, она ускорила шаг, чтобы не отстать от тети Катерины и дяди Гарри.

– Элли, – понизив голос, произнес Уилфред, заглядывая ей в глаза, – как ты?

Когда семья собиралась, Элинор и Уилфред всегда искали общества друг друга, даже еще не понимая того, что были влюблены. Им казалось, что так и должно быть, и они всегда ждали новой встречи. Уилфред ростом был выше ее мужа. Ей нравилось, что макушкой она едва дотягивалась до его плеча и поэтому рядом с ним чувствовала себя миниатюрной и женственной.

– Все хорошо, – ответила Элинор, беззаботно улыбаясь. – А ты, Уилфред? Должно быть, счастлив, что стал партнером? Расскажи мне об этом.

– Ничего особенного, – проговорил он. – Сейчас это уже не имеет значения.

– Ну что ты, – рассмеялась Элинор. – Видимо, ты еще не привык к своему высокому положению. Дядя Обри, наверное, гордится тобой.

– Как он к тебе относится, Элли? – спросил Уилфред. – Я не буду спрашивать, счастлива ли ты. Надеюсь, он, во всяком случае, добр к тебе?

– Конечно, – снова рассмеялась Элинор. Они уже подходили к сосновой роще, и она вспомнила, как прошлым летом они не могли глаз оторвать друг от друга, держались за руки, когда их никто не видел, и украдкой целовались. Это было всего лишь прошлым летом, несколько месяцев назад. А кажется, прошла целая вечность.

Дядя Гарри уже распоряжался, кто что будет делать. Мужчинам предстояло рубить хвойные ветки, а женщинам – складывать их. Работая, все оживленно разговаривали и смеялись, хотя труд был не из легких. Элинор, оглядываясь, успела заметить, как виконт Созерби улыбается ее кузине Мюриель, когда передает ей срубленные ветки, и краем глаза увидела, что Джордж и Мейбл, зайдя за куст, обменялись поцелуем.

И она могла бы вот так украдкой обмениваться с Уилфредом взглядами и поцелуями, подумала Элинор, если бы можно было стереть в памяти эти два месяца. Если бы был жив отец. Если бы он не устроил ее брака с графом Фаллоденом. Если бы… Одни «если бы»…

У ее мужа никогда не было веселого Рождества, вдруг вспомнила она. Он, видимо, рос очень одиноким ребенком. День Рождества проводил как любой другой день, даже еще более скучно. И своей семье он не был нужен. Никто из них не приезжал на Рождество в Гресвелл-Парк, а вот ее семья приехала. Все, кроме ее отца. Эта мысль только сейчас пришла ей в голову. В поместье приехали четыре друга графа, но не его семья.

Странная печаль вдруг охватила Элинор, ей стало грустно. Необъяснимо грустно. Причину она не знала. Она выбрала из груды ветвей две маленькие, чтобы дети сами могли дотащить их до дома. На обратном пути она не замечала жарких взглядов Уилфреда.

* * *

Сэр Альберт Хэгли не собирался отправляться в лес. Он приехал в Гресвелл-Парк поохотиться и был раздражен тем, что кто-то из гостей заставил Рэндольфа изменить все планы. Конечно, он не винил своего друга. Семейка Трэнсомов была напористой, если не сказать больше. Настроение его еще больше ухудшилось, когда после завтрака в одиночестве он покидал столовую и увидел в холле шумную толпу, состоявшую преимущественно из дам, только что вернувшихся со двора. Все были в снегу, а впереди шествовал сам граф Фаллоден. Сэр Альберт понял, что упустил возможность посмотреть снежную баталию.

Подумать только! Самое плебейское из развлечений. Среди прочих сэр Альберт увидел и мисс Речел Трансом. Она шутила и смеялась, переглядываясь с Гарвеем Галлисом, который даже родственником ей не был, да и познакомились они только вчера вечером. Щеки Речел рдели, глаза светились задором, хотя она промокла от тающего снега и одежда ее была в беспорядке. Такую привлекательную и аппетитную маленькую женщину ему, пожалуй, еще не доводилось встречать.

Сэр Альберт решил намеренно избегать ее сегодня. Она дочь владельца гостиницы, хороша собой, умна, и, возможно, он ей тоже понравился. Но при ней отец с весом и силой хорошего борца-рекордсмена да и другие родственники, готовые в случае чего вступиться за честь девушки, и ко всему она гостья его друга Рэндольфа и его свояченица по браку с Элинор. К тому же мисс Элинор Трэнсом, ныне графиня Фаллоден, уже преподала ему урок, как опасно заводить шашни с женщинами не своего круга.

Сегодня он твердо решил избегать мисс Ре-чел Трэнсом. Если он станет флиртовать с ней или искушать ее, отдавая ей предпочтение, это может быть не правильно понято, и не успеет он глазом моргнуть, как его судьба окажется связанной с судьбой дочери трактирщика.

Но Речел сама улыбнулась ему, стряхивая снег с капюшона и влажных волос. При этом она покраснела, хотя потом сэр Альберт вспоминал, что просто ее щеки были румяны от морозца, а у него, должно быть, разыгралось воображение.

Однако странным образом в результате этих, казалось бы, очень трезвых размышлений он отправился вместе со всеми в лес за остролистом и омелой. Самому себе в качестве оправдания он придумал следующую версию: останься он в доме, тетушки неизбежно заставили бы его обшарить вместе с ними все самые дальние углы чердака, где бог знает сколько пыли и паутины. Сэр Альберт предпочел лес и омелу.

Таким образом он опять оказался рядом с Речел Трэнсом. Они непринужденно болтали и, само собой, отстали от всех, даже умудрились заблудиться в дубовой рощице, в чем сэр Альберт убедился лишь тогда, когда слез с древнего дуба и положил в протянутые руки Речел несколько веток омелы.

Поскольку они оказались одни, а Речел улыбалась так радостно, а еще потому, что он сущий идиот и способен сам сунуть голову в петлю, даже если рядом нет матери и сестер, чтобы поспособствовать этому, он был настолько неосторожен, что поднял над собой и Речел ветку омелы и поцеловал девушку в нежные прохладные губы.

«Господи!» – мысленно воскликнул он, оторвавшись от ее губ, и глупо улыбнулся, ибо прекрасно понимал, что не устоял перед соблазном. Господи, подумал он, почему он не остался в доме? Или не предпочел провести рождественские праздники вместе с семьей? Ему незачем было сочувствовать Рэндольфу и приезжать сюда, чтобы морально поддержать друга в связи с приездом в поместье этой действительно странной семейки! Шумной, крикливой, но очень дружной.

– Что вы делаете в гостинице своего отца? – спросил он Речел и вдруг представил ее в чепце служанки, с метелочкой для стряхивания пыли в руках. К смазливой девушке, конечно, пристают постояльцы и норовят ущипнуть. Но он тут же мысленно поставил их перед собою в ряд, сдвинул попарно и стукнул лбами.

– Ничего не делаю, – ответила улыбаясь девушка. – Наша семья живет в отдельном доме по соседству. Папа владеет несколькими домами в Бристоле. Я помогаю маме по хозяйству и два дня в неделю преподаю в школе. А вообще жизнь бывает иногда довольно скучной, – призналась Речел, сделав гримаску.

Что ж. Так ему и надо. Вообразил ее в чепце.

– Нам лучше присоединиться к остальным, – осторожно сказал сэр Альберт и решительно зашагал по снегу. Речел шла рядом, держа ветки омелы в руках. Сам собой разговор перешел на ее школьные и университетские годы. Речел окончила школу, ее любимыми предметами были латынь и история. Сэр Альберт в университете увлекался игрой в крикет. Они от души смеялись, вспоминая разные забавные случаи.

Сэр Альберт искренне надеялся, что мистер Бенджамен Трэнсом не встретит их, размахивая брачным контрактом. Однако тот, кажется, был серьезно занят поисками рождественского полена. Это ничуть не успокоило сэра Альберта, когда он на мгновение с опаской представил себе это полено.

Но черт побери, дочь владельца гостиницы была действительно прехорошенькой, к тому же неглупа и не лишена чувства юмора. Теперь, когда все уже было позади, он пожалел, что его поцелуй оказался таким коротким.



Глава 9

В каком-то смысле это был трудный день. Утром граф занимался делами, а затем эта игра в снежки… Но ему казалось, что все произошло когда-то давно. Затем поход в лес, чтобы притащить в дом рождественское полено, хвойные ветки и омелу. Сразу после ленча начались шумные споры и хлопоты, как украсить гостиную, столовую, а также холл и лестницу. По меньшей мере с десяток голосов давали какие-то указания и столько же им противоречили. Удивительно, думал граф после того, как все удалось довести до конца. Дом преобразился, стал уютнее, приобрел праздничный вид, воздух в нем был напоен свежестью и запахом хвои.

В гостиной над дверью стараниями преисполненной гордости тетушки Рут и с помощью кузины Джейн красовался венок из омелы. Кроме того, ветки омелы можно было найти в самых неожиданных местах, так что любая пара могла невольно оказаться под ними и хор восторженных голосов потребовал бы от нее традиционного поцелуя. Элинор и сэр Хэгли уже оказались в подобном неловком положении, случайно столкнувшись в дверях гостиной под венком омелы. Покраснев и ужасно смутившись, они вынуждены были весьма неохотно коснуться друг друга губами. То же произошло с виконтом Созерби и Мюриель Уикс на скамье у фортепьяно, хотя граф подозревал, что это было подстроено ими самими, как и встреча Джорджа Галлиса с Мейбл у подножия лестницы.

И, как будто не истратив еще к вечеру неуемной энергии, все вдруг единодушно – а у Трэнсомов иногда трудно, как вскоре понял граф, определить, кто именно инициатор такого единодушия, – решили играть в такую шумную и азартную игру, как шарады. Граф неожиданно обнаружил у себя способности к этой игре, хотя никогда в шарады не играл. Он не мог избавиться от чувства, что его домом и даже жизнью завладела какая-то чужеземная орда, особенно когда каждую его удачу встречали восторженные крики и щедрые похвалы его сценическому таланту.

Он был удовлетворен уходящим днем и даже начал понимать, почему людям нравится предрождественская суета. Он видел, как порозовели щеки у его жены, как она весела и очаровательна. За весь день они с ней ни разу не повздорили, правда, им почти не приходилось оставаться наедине. Граф неожиданно вспомнил шутку ее дяди о ветке омелы над постелью, и его сердце учащенно забилось.

Ему даже стало спокойнее, и это немало удивило его. В окружении семейства Трэнсомов, перестав быть хозяином собственного дома и не будучи даже уверенным, что ему и его друзьям удастся поохотиться, ради чего он и пригласил их сюда, он тем не менее чувствовал себя… счастливым. То ли это слово? Неужели он действительно счастлив?

Элинор не была так радостна и счастлива, как хотела казаться. Уилфред весь день буквально не отходил от нее. Помимо того что его присутствие рядом заставляло ее страдать, она опасалась, что в конце концов это кто-нибудь да заметит. Например, ее муж. Родственники знали, что она и Уилфред были неравнодушны друг к другу, хотя тщательно скрывали это.

Когда, набрав сосновых веток, они вернулись из леса, Уилфред снова оказался рядом: он подавал ей ленты и банты при украшении лестницы в доме, был ее партнером в шарадах. А теперь, едва подали чай, ему удалось уговорить ее подойти к фортепьяно и вместе поискать ноты той пьески, которую они играли вчера. А над фортепьяно висела ветка омелы.

Так дальше продолжаться не может, решила Элинор. Она больше не выдержит присутствия в одной комнате собственного мужа и того, кто должен был стать им, если бы не происки судьбы.

– Нам надо поговорить, – шепнула она Уилфреду, а громко для всех, в том числе и для мужа, пригласила юношу в библиотеку, чтобы подобрать ему книгу почитать на ночь. Это было, по ее мнению, самым подходящим предлогом, чтобы им уединиться. Джордж и Мейбл тоже извинились и отправились в картинную галерею, разумеется, не для того, чтобы смотреть на портреты предков графа, а скорее, чтобы полюбоваться снегом и ночными звездами. Но Джордж и Мейбл были почти помолвлены, и никто не мог бы возразить против их уединения, тем не менее тетя Юнис велела Мейбл вернуться не позднее чем через полчаса.

* * *

В библиотеке Элинор, поставив подсвечник с зажженными свечами на стол, с решительным видом повернулась к Уилфреду. Она пожалела, что он не закрыл за собой дверь, но побоялась пройти мимо него и самой закрыть ее. Пожалуй, даже хорошо, что дверь открыта. Их видят слуги, а это безопаснее для ее репутации.

– Элли, – промолвил Уилфред и сделал шаг к ней.

Элинор предостерегающе подняла руку.

– Пожалуйста, не подходи, Уилфред, – попросила она. – Пожалуйста…

– Как я могу не подойти, Элли? – взмолился он, но остановился, глядя на нее горящими глазами. – Элли, любовь моя.

– Я не твоя любовь, – решительно заявила Элинор. – Уже не твоя. Я замужняя женщина, Уилфред.

– Но ты не любишь его, – запротестовал он. – Ты сделала это ради отца, Элли. Ты всегда, я знаю, презирала этих аристократов!

– И тем не менее он мой муж, – ответила Элинор.

– Элли. – Он все же сделал шаг и протянул к ней руки.

Высокий и по-мальчишечьи худой, Уилфред всего на два года был моложе ее мужа. Взглянув на его руки, Элинор еще крепче сжала свои, держа их перед собой. Они были ледяными, будто застыли от холода, как и ее сердце.

– Если бы ты написал, что хочешь жениться на мне, хотя беден и ничего не можешь мне предложить, – заговорила наконец она, – я бы воспротивилась воле отца. Я бы отстаивала свое право решать и, если надо, дождалась бы совершеннолетия, хотя, думаю, отец уступил бы мне и раньше. Он любил меня. Или ты попросил бы меня в письме подождать, пока не сможешь предложить мне что-то большее, и этим сохранил бы свою гордость. Я ждала бы тебя. Пять лет, даже все десять. Столько, сколько бы понадобилось. Но ты написал, что даешь мне свободу, что я должна послушаться отца и сделать так, как он решил.

– Ты должна меня понять, Элли, – горячо возразил Уилфред. – Я был так несчастен, узнав, что отец собирается выдать тебя замуж, а я слишком мало могу тебе дать. Как ты не понимаешь, что я был вынужден сделать такой благородный жест?

– И все же, – заметила Элинор, и в глазах ее была боль, – несмотря на это, ты отважился приехать сюда, Уилфред. Ты тоже считаешь это благородным жестом? Ты снова прислал мне письмо, когда умер отец, а я была уже замужем. Это тоже благородно? Зачем ты приехал? – Она молила судьбу, чтобы причина его приезда оказалась справедливой и понятной ей, хотя понимала, что это невозможно. Увы, она привыкла считать Уилфреда во всем безупречным.

– Как мог я не приехать? – Он был полон недоумения. – Для меня мука видеть тебя вместе с ним, знать, что ты принадлежишь ему. Как мог я не увидеться с Тобой?

– Хотя бы ради меня ты не должен был это делать, – упрекнула его Элинор. – Ты подумал о том, каково будет мне видеть тебя здесь? Вспоминать о том, что было? Почувствовать, какую злую шутку сыграла с нами судьба? О, Уилфред, ты ведь знал, что скоро добьешься повышения? Ты догадывался об этом? Ты мог бы, не ранив своего самолюбия, жениться на мне. Но теперь уже поздно. Господи, зачем ты приехал? Уилфред сделал еще один шаг к ней.

– Ты знаешь, что говоришь совсем не то, что чувствуешь, Элли. Ты все еще любишь меня. Дай мне обнять тебя. Всего один раз.

– Я замужем, – твердо произнесла Элинор.

– Но не по своему выбору! – почти выкрикнул он. – Скажи, что ты любишь его, Элли, что он тебе хотя бы нравится. Если так, то вечером я уеду, клянусь. Но ты не любишь его, не так ли?

– Ты знаешь, что не люблю, – сказала Элинор. – Я вышла за него замуж, потому что так решил отец, будучи уже при смерти, а я не хотела его огорчать. Да и зачем после твоего письма, когда ты отказался жениться на мне? Мои чувства к мужу не имеют значения, Уилфред. Я дала согласие, вышла за него замуж и не могу больше испытывать любви к тебе. Ты должен это понять. Пожалуйста, пойми. И не смотри на меня так, как смотрел весь этот день. О, ты не должен был приезжать! Я не вынесу этого!

– Элли! – почти простонал Уилфред. – Я люблю тебя. Лишь поэтому я предложил тебе свободу. Я боялся, что ничего не смогу тебе дать! Я совершил ошибку! Нет ничего дороже нашей любви. Сегодня я мог бы предложить тебе намного больше.

– Все, что мне было нужно, – тихо промолвила Элинор, – это оставаться в твоем сердце. Мне не нужны ни богатство, ни положение. Ничто не могло быть выше нашей любви. – Голос у Элинор дрогнул. Она еле сдерживала слезы. Не может же она появиться перед всеми с заплаканными глазами. – Уходи, – с усилием произнесла она. – Пожалуйста, уходи. Я не должна была уединяться с тобой в библиотеке. Я хочу остаться одна.

– Элли! – взмолился он.

– Пожалуйста, – повторила Элинор. Он повернулся и вышел.

Элинор подошла к столу и оперлась на него руками. Закрыв глаза, она сделала несколько глубоких вдохов. Уилфред так и не понял, что все изменилось, и какие бы обещания они ни давали друг другу два месяца назад, ничто уже не может изменить случившегося. Она не хотела винить Уилфреда, но и не искала ему оправдания. Что ему нужно от нее? Тайной связи? Разве он не понимает, что она замужняя женщина и ее брачные клятвы священны, она не может их нарушить?

Элинор отвернулась от стола и тупо уставилась в пол. Если она сейчас же не вернется в гостиную, ее начнут искать. Она распрямила плечи и подняла голову.

В дверях библиотеки стоял граф, прислонившись к притолоке и скрестив руки на груди. Она, не отводя глаз, смотрела на него, пока он не вошел и не закрыл за собой дверь.

Видимо, он достаточно долго стоял и смотрел на нее. Элинор была бледна, но глаза оставались сухи. Не дрогнув, она выдержала взгляд мужа. Она презирала бы себя, если бы отвела глаза.

– Итак, миледи… – наконец произнес граф.

– Полагаю, вы все слышали, – сказала она. – Хотя те, кто подслушивает, редко узнают о себе что-либо хорошее.

– Не думал, что у меня есть основания подслушивать, – ответил граф. – Он ваш кузен. Я пришел, чтобы помочь вам найти ему книгу, поскольку лучше вас знаю свою библиотеку, – объяснил граф. – Но кажется, книга ему не понадобилась, не так ли? Он ушел отсюда с пустыми руками.

– Да, – согласилась Элинор, – книга ему не нужна. Однако вам не в чем меня обвинить. Если вы все слышали, то сами это знаете.

– Кажется, не мне одному пришлось покончить с прежними привязанностями для того, чтобы этот брак состоялся.

– Да, – не ушла от ответа Элинор.

– Выходит, – продолжал граф, – вы вышли за меня замуж только потому, что ваш кузен, как вы полагали, отказался от вас, а ваш отец был при смерти и вы не хотели его огорчать?

– Да.

– И совсем не потому, что вам хотелось стать графиней и попасть в высшее общество?

Элинор не скрывала своего презрения, когда посмотрела на графа.

– Вы, конечно, решили, что я согласилась на брак с вами только потому, что мечтала войти в высшие круги общества, – промолвила она. – Вы считаете, что это предел мечтаний каждой женщины. Нет, милорд, я предпочитаю нормальных людей. Тех, кто трудится, чтобы достичь заветной цели, а не тех, кто растрачивает то, что нажито другими, ведя разгульную и легкомысленную жизнь.

– Какую вел я, – подсказал ей граф, окидывая ее взглядом. – Не всегда вещи таковы, какими кажутся нам на первый взгляд. Я мог бы объяснить вам это, но, откровенно говоря, сейчас у меня нет такого желания.

«Ты знаешь, что не люблю», – сказала она Уилфреду, когда тот спросил ее, любит ли она мужа. Эти слова и насмешливый тон, какими они были произнесены, все еще звучали в его ушах. Они обидели графа. Сильно обидели. Он и сам знал, что это правда. Никто из них не притворялся, что любит или что они испытывают симпатию друг к другу. Совсем наоборот. И все же ее слова больно ранили графа. Возможно, потому, что они были сказаны кому-то чужому и стало известно, сколь неудачен их брак?

«Все, что мне было нужно, – это оставаться в твоем сердце», – грустно призналась Элинор своему кузену. И эти слова усугубили обиду графа. Она любила Уилфреда Эллиса, однако решительно отвергла его притязания. Она вела себя достойно. Возможно, граф сожалел об этом. У него не было повода для гнева, но раздражение требовало выхода.

– Не смотрите на меня так, – резко проговорила Элинор и вскинула подбородок. – Или скажите то, что хочется, или позвольте мне уйти.

– Кажется, мы находимся не в равном положении, – заметил граф. – У нас были разные причины вступить в этот брак.

Элинор молчала.

– Я полагаю, что этот семейный праздник, это веселое Рождество, которое доставляет вашей семье такое удовольствие, намеренно устроено для того, чтобы показать мне, как мало вы во мне нуждаетесь.

– Вы сами сказали мне, что я могу пригласить гостей, – возразила Элинор.

– Значит, я вам совсем не нужен, не так ли? – настаивал на ответе граф. – Ваш отец оставил вам почти половину своего состояния, и многие из ваших родственников весьма охотно примут вас в свою семью.

– Если вы надеетесь, граф, так просто избавиться от меня, – приняла вызов Элинор, – вас ждет разочарование. Никто не принуждает вас жить со мной под одной крышей, поскольку, как мне кажется, у вас не один дом, а несколько. Но вы приняли на себя обязательство дать мне кров и заботиться обо мне, поэтому я не покину ваш дом. Не ждите этого от меня и не надейтесь на это. Людьми моего сословия брачная клятва дается на всю жизнь.

– Очевидно, мистер Уилфред Эллис не знает этого, – не преминул съязвить граф.

– Я не отвечаю за Уилфреда, – оборвала его Элинор. – Я отвечаю только за себя. Я остаюсь той маленькой неприятностью, которая прилагается ко всему тому, что вам так хотелось получить, когда вы женились на мне. У меня нет сомнений, что через год вы снова будете таким же безнадежно нищим, каким были два месяца назад. Но у вас всегда буду я, милорд. Вам придется привыкнуть к этому неприятному факту.

– Я собираюсь это сделать, – ответил граф. – Поэтому нам лучше подняться в гостиную, прежде чем наши гости начнут беспокоиться, что с нами что-то случилось.

– И разумеется, вообразят, что мы украли несколько минут, чтобы побыть наедине. Я бы не тревожилась за нашу репутацию, милорд. Ведь мы в конце концов молодожены. – Голос Элинор был полон сарказма.

– А это именно так, – согласился граф, приближаясь к ней. – Было бы нехорошо разочаровывать их, как вы считаете? По вашему лицу, когда вы вернетесь, они должны убедиться, что их предположения оправдались. У вас должен быть вид зацелованной жены.

Подойдя совсем близко, он запрокинул голову Элинор и впился в ее губы поцелуем. Она осталась мраморной статуей, хотя он целовал ее довольно долго, ожидая ответа. Целуя ее, он закрыл глаза, а когда открыл их, то встретил взгляд жены и понял, что все это время ее глаза были открыты.

– Вы намерены жить со мной, – сказал он, выпрямившись, – при условии, что я не буду к вам прикасаться, не так ли? Вы приняли такое решение? Вы будете обращаться со мной, как обращались с вашим отцом: не трогать, не обнимать?

– Мой отец постоянно испытывал мучительные боли, – тихо объяснила Элинор. – Любое прикосновение причиняло ему ужасные страдания. Вам же я не имею права отказать ни в чем. Ведь я еще ни разу не оттолкнула вас, милорд.

Граф рассмеялся.

– Если не считать того, что все мускулы вашего лица при моем приближении каменеют, – съязвил он. – Вы моя жена, как вы недавно с таким старанием объясняли мне. Как бы мы с вами ни хотели, чтобы этого не было, как бы ни старались не делать того, на что добровольно согласились, все обстоит именно так. Бог свидетель, миледи, с этого дня вы станете мне настоящей женой. Ждите меня сегодня вечером в своей спальне и отныне – каждую ночь.

– Хорошо, милорд, – смиренно согласилась Элинор.

Она умела быть покорной и послушной, сохраняя при этом неприступный и независимый вид, как бы говоривший: вам может принадлежать мое тело, но не более! Ее сердце, ее душа принадлежали только ей одной, и она никогда не позволит ему туда заглянуть.

Граф почувствовал неприятный холодок, и ему захотелось поскорее подняться в гостиную, где многолюдно, весело и все ждут Рождества. Там есть хотя бы иллюзия домашнего уюта, семьи и даже любви. Ее семьи.

Холодно поклонившись, он предложил ей руку.

– Не пора ли нам вернуться к нашим гостям? – снова напомнил граф жене.

– Как вам угодно, милорд, – холодно произнесла Элинор и положила свою руку на его, – если вы не будете настаивать на том, что у меня должен быть вид зацелованной молодой жены.

– Это мы решим в более позднее время, когда останемся одни, – таким же холодным тоном ответил граф.

Только сейчас он понял, что происходило с ним в эти последние дни, пожалуй, даже недели. Он хотел как-то изменить их отношения, это ему казалось вполне резонным, поскольку им предстояло прожить вместе целый год. Он дал слово старому Трэнсому, что так и будет. Но, думая сегодня об этом обещании, он убедился, что, помимо здравого смысла и слова чести, в его решении сейчас присутствует также желание. Элинор пробудила его в нем, он хотел ее, она влекла его, и не только физически. Он вдруг увидел, особенно после приезда родственников, что его жене не чужда теплота человеческих чувств, она умеет смеяться и быть живой и непосредственной.

Однако хватит о здравом смысле и желаниях. Она вышла за него замуж по велению отца и потому, что человек, которого она любила, отказался жениться на ней. Элинор ненавидела аристократов, а его особенно.

Теплота и магия рождественских праздников, в которую он наконец поверил, оказались иллюзией. Не приход Рождества украсил его дом, а всего лить зеленые ветки сосны, остролиста и омелы, принесенные из леса, которые через несколько дней будут сняты и выброшены. А родственники тоже хороши – веселятся на Рождество, когда со дня кончины отца его жены не прошло и двух месяцев. Не следует ли им быть в глубоком трауре? Ему, ей и всем остальным?

Он слышал, как в гостиной все еще пели или кто-то продолжал петь, а другие оживленно разговаривали и смеялись. Во всяком случае, всем было весело, и полчаса назад ему казалось, что он тоже готов в этом участвовать. Но это были люди из ее мира, а он закрыт для него. Его происхождение и воспитание не пускают его туда. Взяв в жены одну из представительниц чужого ему мира, он лишил и ее возможности быть такой же беспечной и счастливой, как все они. А может быть, она лишила его счастья? Кто знает? Наверное, виноваты они оба.

Он открыл дверь в гостиную, позволяя Элинор войти первой.

Элинор грела руки перед камином и, глядя на огонь, чувствовала, что вот-вот расплачется. Но нет, она не позволит себе этого, ведь не проронила же она и слезинки, когда умер отец. Не заплачет и сейчас, когда в любую минуту может войти граф.

В этом году у нее не будет Рождества, не будет радостных, чудесных и полных особой магии праздников, какими они всегда были для Элинор. Но только не в этот раз. Когда она вернулась из библиотеки, ее не порадовал вид празднично убранной гостиной, и рождественские песни не напомнили о Вифлееме и младенце в яслях, а также о том, что все это для нее когда-то значило. Со щемящей тоской она вдруг вспомнила отца. Он не должен был требовать от нее веселой встречи Рождества. Она не в состоянии это выполнить!

Подшучивания семьи более не казались ей милыми и забавными. Дядя Сэм зачем-то громогласно спросил, где это они были так долго, привлекая к ней и графу всеобщее внимание, затем перекинулся многозначительными взглядами с дядей Беном и дядей Гарри; тетя Юнис и тетя Айрин посоветовали им не обращать внимания на шутки, а тетушка Рут и кузины Мюриель и Мейбл почему-то покраснели. Том, заметив, где она стоит, смеясь, сказал об этом графу.

Тот был вынужден подойти к жене, обнять ее и поцеловать в губы, поскольку они оказались под венком омелы. Все это сопровождалось всеобщим ликованием, весельем, шутками, смехом и поздравлениями. Тетя Рут даже благословила ее.

Элинор проняла дрожь. Нет, у нее не будет радостного Рождества. Но свое обещание отцу она выполнит.

Когда традиционный поцелуй под омелой состоялся, Элинор случайно поймала взгляд Уилфреда. Бедняга даже не пытался скрыть свое отчаяние.

Ее муж хочет прийти к ней, подумала Элинор с содроганием. Его гордость уязвлена. Он наконец понял, что ей не нужен его графский титул и она не собирается падать ниц перед ним из чувства благодарности. Он просто намерен сделать ее своей собственностью, отнять у нее право на независимость.

Но ей хотелось совсем другого. Приехав в поместье, она тешила себя глупыми иллюзиями. Она не мечтала о какой-то любви или хотя бы привязанности с его стороны. Нет, она не думала о чем-то подобном. Просто надеялась, что между ними установятся мир, уважение друг к другу, нечто похожее на дружбу. Но сейчас это стало невозможным, потому что граф узнал о ее чувствах к Уилфреду.

Уилфред! Она не должна теперь думать о нем и не станет делать это. Она вышла замуж за другого, и все ее мысли должны быть о ее браке. Какой смысл тосковать по любви, когда ей не суждено расцвести?

Граф вошел в ее спальню, даже не постучавшись. Она отвела глаза от огня в камине и посмотрела на мужа. Он был в ночной сорочке, лицо сурово. Разве с таким лицом входят в спальню молодой жены, чтобы разделить с ней брачное ложе?

Глядя, как он приближается к ней, Элинор решила было оказать ему сопротивление. Но особой охоты делать это почему-то не испытывала. Она противилась их близости в первую ночь только потому, что очень боялась. Сейчас же она не ощущала страха, только разочарование, потому что боялась повторения. Не хотела холодности мужа и опасалась его гнева. Она откинула упавшую на плечо прядь волос.

«Ну скажи же что-нибудь», – мысленно молила она графа, когда его руки стали расстегивать ворот ее ночной сорочки. Но эта мольба была где-то так глубоко похоронена в ней, что глаза, в которые глядел граф, ничего ему не сказали. «Поцелуй меня. Притворись хотя бы, что ты со мной нежен». Но он не угадал ее мыслей, а она стояла, безразлично застыв, и позволила ему спустить сорочку с ее плеч и дала ей соскользнуть на пол.

Граф стоял и смотрел на нее, видимо, ожидая, что и она станет расстегивать пуговицы его ночной сорочки, как сделала это в их первую ночь. Возможно, он ждал, что она тоже станет раздевать его. Но она не шевельнулась и даже не попыталась прикрыть наготу руками, придвинуться настолько близко, чтобы он смотрел лишь ей в лицо.

– Садитесь, – велел граф, и Элинор покорно села на край постели.

Она следила за тем, как он сам стаскивает с себя сорочку и бросает ее на пол. Пожалуйста, молила она его. Пожалуйста, только не так. Чего она просит у него? Ласковых слов? От такого, как он? Нежности? Как она может возникнуть между ними? Ну пожалуйста, молило все ее естество, пока она молча следила за его действиями.

Он грубо повалил ее на кровать, так же безжалостно, как в первый раз, коленом раздвинул ей ноги и овладел ею. Она судорожно втянула в себя воздух, но боли не почувствовала. Она смотрела поверх его головы на край полога над кроватью – тускло-зеленый шелк с тисненными золотом розами. В складках шелка играли блики света. Она ждала, что будет дальше.

Внезапно перед ней появилось его лицо, он поднялся на локтях и смотрел на нее. Элинор ответила ему спокойным взглядом, хотя продолжала безмолвно взывать к нему.

– Вот что означает быть моей женой, миледи… Элинор. – Ее имя он произнес сквозь зубы. – Вам не удастся держать меня на обочине вашей жизни, в то время как вы будете жить так, как привыкли. Я не шучу. Близость каждую ночь. Близость. И днем тоже, если нет гостей в доме. – «Чтобы удовлетворять мои желания», – мог бы добавить он, но не сказал этого. – Вы поняли меня? – Его движения в ней замедлились.

– Поняла, – ответила Элинор. – Я всегда буду ждать вас здесь, милорд. Каждую ночь. Каждый день. Я никогда вам не отказывала.

– Вы отказываете мне даже сейчас, – безжалостно промолвил он. – Вы холодны, как мраморная статуя. Такой я вас уже видел в библиотеке. Но вам не удастся долго отвергать меня, Элинор. С этого момента мы с вами будем по-настоящему в браке, нравится это вам или нет.

– Нравится, – сказала она, чувствуя, как растет в ней спасительный гнев, который поможет ей сбросить с себя почти летаргическое оцепенение. Она попробовала вытянуть ноги вдоль его ног и согнула их в коленях, позволяя ему глубже проникнуть в нее, а затем обхватила его руками. – Не думайте, что я хочу брака без этого. Как же у нас иначе появятся дети? Он замер.

– Вам хочется иметь детей? – На мгновение в его глазах появилось выражение, которое буквально перевернуло ее душу.

– Конечно, я хочу иметь детей, – надменно произнесла она. – Кого же мне тогда любить?

Тронувшее ее выражение исчезло из его глаз. У него был вид человека, которому дали пощечину.

– Да, кого? – переспросил он. – Что ж, кажется, мне не следует просить прощения за то, что я именно таким образом утверждаю свои супружеские права. Отныне каждый из нас будет извлекать из этого свою пользу.

– Да, – согласилась Элинор. Он снова всей тяжестью опустился на ее тело и положил голову на подушку. Отвернувшись от Элинор, он, однако, спрятал лицо в ее волосах, разметавшихся по подушке. Он больше ничего не говорил и не целовал ее. Закрыв глаза, она не разнимала своих рук, обхвативших его, и пыталась сосредоточиться на том, что происходит между ними. Сейчас она не чувствовала ни боли, ни злости, которые испытала в первый раз.

Было даже приятно, с удивлением подумала она спустя несколько мгновений. Все, что он делал с ней, не причиняло особой боли и не казалось унизительным. Она чувствовала, как приятно заныло в груди и как затвердели ее соски. Ей хотелось, чтобы это чувство не проходило.

Элинор еще сильнее обняла его и еще выше подняла колени, пока наконец не обхватила тело мужа ногами. В этот момент она пожалела, что между ними нет любви или хотя бы влечения, ведь то, что она сделала, было таким интимным движением доверия, так сблизило их и было приятно. Но она ждала еще чего-то. Он должен был шептать ей нежные слова, целовать и гладить ее. Они должны стать единым целым.

Элинор не выпускала мужа из своих объятий, вдыхала запах его кожи и одеколона. Но почему-то вдруг почувствовала себя ужасно одинокой. Она готова была расплакаться.

– Пожалуйста… – повернулась она к мужу. Ей так хотелось прижаться щекой к его волосам.

Он поднял голову и с удивлением уставился на нее.

– Что? – настороженно спросил он.

Элинор покачала головой. Он не сказал того, что она хотела услышать, не издал крика, как в тот первый раз. Ничего.

– Я делаю вам больно? – переспросил он.

– Нет.

Он изучал ее лицо. Доставляя ее телу удовольствие, он причинял боль ее душе.

– Элинор, – наконец шепнул он, – вы моя жена.

– Да, – согласилась она, не зная, что он хотел этим сказать. Должно быть, просил извинить его. Это не было упреком, и ей нравилось, что он наконец произнес ее имя. Элинор. Так никто еще не называл ее. «Поцелуй меня, просила она безмолвно. – Пожалуйста, поцелуй, мне так нужна нежность».

Наконец он затих в ней, и она почувствовала, как что-то теплое пролилось в нее, а муж, уронив голову на подушку рядом, тихо и облегченно выдохнул. Его дыхание щекотало ей щеку.

Теперь у нее будет ребенок, подумала она, вытягивая ноги и стараясь расслабиться под тяжестью его тела. Через девять месяцев у нее будет кого целовать, ласкать и любить. Это произойдет за несколько месяцев до следующего Рождества. Целая вечность. Но все это время она будет чувствовать, как растет и шевелится в ней зерно новой жизни, которую он заронил в нее. Теперь она будет беречь и лелеять это зерно.

Граф, оставив жену, накинул одеяло на плечи и, потянувшись через кровать, задул свечу на туалетном столике. В темноте она слышала, как он укладывается рядом с ней и, кажется, пока не собирается уходить.

Щекой она касалась его плеча, от него исходило тепло. Ей вдруг стало хорошо и уютно, какой-то покой охватил ее всю. Ни мыслей, ни раздумий. Она оставит это на завтра. А теперь ей просто захотелось спать.



Глава 10

Возможно, ему еще удастся убедить кого-нибудь из мужчин отправиться на охоту, думал граф, глядя на потемневший полог над кроватью. Однако в спальне было необыкновенно светло. Видимо, ночью снова выпал снег. Вспомнив вчерашнее утро и игру в снежки, он улыбнулся, подумав, какое это было необычное для Гресвелл-Парка зрелище. Хотя поначалу это ему очень не понравилось.

Конечно, его друзья будут рады позабавиться охотой. Ведь за этим они сюда и приехали. Можно пригласить Джорджа Галлиса и Тома Трэнсома. Мелькнула мысль даже об Уилфреде, но он тут же прогнал ее. С этим именем у него связано лишь дурное настроение.

Ему необходимо на какое-то время уйти из дома с друзьями. Можно пригласить и еще кого-нибудь из гостей.

Он должен снова вернуться в нормальный, привычный ему мир. Вчера он слышал разговор Элинор с тетушками. Они, кажется, собирались в деревенскую школу, а затем к священнику, чтобы предложить свою помощь в подготовке детского утренника. Когда он вернется с охоты, жена уже уедет в деревню. Это даже хорошо. Они должны держаться подальше друг от друга. Так они смогут сохранить мир в доме.

Он посмотрел на Элинор. Она спала, повернувшись на бок, лицом к нему. Держаться подальше не означает, что он не будет приходить к ней по ночам. Их брачные отношения должны продолжаться, он возобновил их. По ночам они будут вместе. Хватит того, что во всех других отношениях врозь. Странная грусть охватила его. В семье его жены было столько любви и радости, хотя и шумной, порой неуемной. Ему незнакомы такая любовь и теплота семейных отношений. Бабушка нашла бы их вульгарными. Но он понял, что для него они желанны.

Ему, однако, никогда не узнать их, он не станет членом этой семьи. Элинор презирает его, она любит другого. А он? Что ж, не он выбирал ее себе в жены. Ему она всегда казалась холодной и отстраненной, хотя теперь он не совсем уверен ни в том, ни в другом. Однако единственная близость, на которую он может рассчитывать, – это близость в постели.

Уже утро, ему надо вернуться в свою спальню. Желание снова пробудилось в нем, хотя Элинор крепко спала. Он устроил ей беспокойную ночь, дважды нарушал ее короткий сон, чтобы вновь утвердить свое супружеское право, обладать ею и наладить их брачные отношения, как он не раз пытался объяснить это самому себе.

Однако он все больше убеждался, что дело не только в этом, но не знал, что еще побуждает его вести себя так. Неужели он действительно хочет спасти этот брак? Надеется, что физическая близость поможет их эмоциональному сближению?

Нет, едва ли, с сомнением подумал он. Мысли обгоняли одна другую. Элинор – дочь торговца, мещанка, на которой в силу обстоятельств он был вынужден жениться. Он умышленно воскрешал в своей памяти их первую встречу. И так же намеренно заставлял себя думать о Доротее, а затем об Уилфреде Эллисе и разговоре этого юнца с его женой в библиотеке, который он невольно подслушал.

Нет, не в этом дело. Ему хочется всего лишь какого-то мира между ним и женой, возможности разумно прожить вместе оставшиеся десять с половиной месяцев. В Гресвелл-Парке у него много дел и обязанностей, он будет занят ими в течение всего дня, у Элинор появятся свои заботы. Ночью его будет ждать удовольствие в супружеской постели, а Элинор – надежда иметь ребенка. Это может быть полюбовным соглашением обеих сторон. Всего лишь, не больше и не меньше.

Когда родится ребенок, у нее будет кому отдать свою любовь, подумал он и вспомнил слова, сказанные ею прошлой ночью. Они задели его так же больно тогда, как задевают и сейчас. Разве у нее нет мужа, чтобы любить? Он тогда обиделся. Глупые мысли, подумал он вчера и мысленно повторяет то же сегодня. Элинор презирает его, как презирает весь его класс. Ему совсем не нужна ее любовь.

Пора вставать. Граф снова посмотрел на жену. Она шевельнулась, открыла глаза, словно почувствовала на себе его взгляд. Вид у нее был смущенный.

– О! – воскликнула она. – Который час?

– Понятия не имею, – ответил граф. – Скоро утро, полагаю.

И потому, что она проснулась и была еще сонной и теплой, с растрепанными волосами, и еще потому, что она была его женой, он сбросил с нее одеяло, лег рядом и снова овладел ею. Затем, заботливо укрыв ее от утреннего холодка, спустил ноги на пол и стал искать свою сорочку.

Он чувствовал на себе взгляд Элинор, когда, не промолвив более ни слова, покинул ее спальню.

Утро прошло относительно спокойно. Граф с друзьями, дядей Гарри и Томом уехали на охоту. Остальные мужчины отправились в бильярдную. Бесси и тетя Юнис, взяв санки, ушли с детьми покататься по свежему снегу, который шел всю ночь. Элинор около часа беседовала с экономкой, а затем обсудила с поваром меню рождественского ужина. Она наслаждалась уютом большой теплой кухни и аппетитным ароматом сдобных булочек в печи.

Этот день ей суждено было провести в обществе женщин, сказала себе Элинор, поднимаясь в малую гостиную, где надеялась уже найти тетушек и кузин. Мужчины вернутся не раньше вечера. Мужа она увидит только за ужином. Потом, видимо, будут какие-нибудь вечерние развлечения, а затем… Он снова придет к ней. Ведь он предупредил ее, что будет неизменно каждый вечер приходить в ее спальню. Неужели он снова останется у нее до утра? – гадала она. Он овладевал ею четырежды за эту ночь. Четырежды! Она почувствовала волнение.

– Элли, дорогая! – окликнула ее тетя Катерина. – О чем ты задумалась?

– Что? – Элинор рассеянно посмотрела на тетку. – Простите, я немного устала. Я плохо спала в эту ночь. – Элинор склонила голову над вышиванием. Лицо ее залила краска.

– Мы восторгались домом, дорогая, – объяснила тетя Катерина. – Но ты никак не ответила на все наши восторги.

– О, спасибо, – рассмеялась Элинор.

– А их сиятельство граф, Элли? – спросила тетя Рут. – Никак не могу заставить себя называть его Рэнди, что бы ни говорила мне тетя Юнис. Он такой приятный джентльмен, дорогая.

Элинор улыбнулась ей.

– Он так красив, Элли, – мечтательно промолвила Сьюзан. – Гораздо красивее Уилфреда. О! – Она покраснела и украдкой посмотрела на мать. – Прости.

– Ты, должно быть, очень счастлива, Элли, – сказала Речел.

– Да, – снова улыбнулась Элинор. – Я счастлива.

Мысленно проверив свой ответ, она удивленно пришла к выводу, что, пожалуй, едва ли солгала, сказав так. Конечно, речь не идет о полном счастье. Как это возможно, когда Уилфред в ее доме? О каком полном счастье можно говорить, когда она замужем за человеком, которого не уважает, который мот, игрок и волокита? Хотя, подумала она, у нее нет никаких доказательств того, что граф играл в карты и швырялся деньгами после женитьбы. Возможно, он решил все начать с чистой страницы? Может, ей стоит дать ему шанс исправиться? Он порвал со своей любовницей, разве не так? Вдруг, представив себе, что он вел себя с любовницей так же, как и с ней, своей женой, когда уже был женат, Элинор почувствовала боль обиды. Но с этим покончено, граф попросил у нее прощения.

Видимо, ей следует дать ему шанс исправиться, снова подумала Элинор, раз уж ничего нельзя изменить и они остаются мужем и женой. Возможно, эта ночь будет такой же, как вчерашняя. Элинор было приятно спать с мужем в одной постели, приятно и то, что снова произошло между ними. Но, поняв, что, по сути, это единственное, что их соединяло, она почему-то устыдилась этих мыслей. И еще ее смущало, что, если нет чувств, такие отношения считаются безнравственными. Неужели это так?

До слуха Элинор донесся смех.

– Элли опять замечталась, – услышала она голос тети Берил и сочувствующий хохоток. – Сама я уже забыла, о чем думает молодая жена. Я рада за тебя, Элли. Признаюсь, зная тщеславие Джозефа Трэнсома и его грандиозные планы в отношении тебя, я боялась, что это он устроил твой брак. Но чувствую, здесь что-то большее. Кстати, мы тут гадали, сколько человек может уместиться в одних санях?

– О! – опомнившись, воскликнула Элинор. – У нас двое саней, но я их еще не видела. Я спрошу у слуг.

– Не стоит, дорогая, – остановила ее сидевшая у окна тетя Юнис. – Наши мужчины уже вернулись с охоты. Спросим у твоего мужа, – добавила она, глядя в окно.

– Уже вернулись? – Элинор быстро сложила рукоделие, готовясь к тому, что мужчины вот-вот войдут в гостиную. Когда она случайно поймала взгляд тети Катерины, та улыбнулась и подмигнула ей.

Вскоре охотники действительно вошли в гостиную с раскрасневшимися от морозца лицами и растрепанными волосами. Лишь дядя Гарри и мистер Бедкомб могли похвастаться кое-какими трофеями, остальным не повезло. Тем не менее никто не выглядел разочарованным.

– Великолепная рождественская погода! – радостно произнес виконт Созерби, улыбаясь дамам. – Грешно в такую погоду сидеть дома.

– И мы глотнем сегодня свою порцию свежего воздуха, – сказала ему тетушка Берил. – После обеда мы с Элли едем на санях в деревню.

– В таком случае не буду поддевать и дразнить вас, дамы, – улыбаясь, поклонился виконт.

Как только мужчины вошли, Элинор поискала глазами мужа и тут же поймала его взгляд. Неожиданно для себя она почувствовала, как что-то обожгло ее внутри, и ей показалось, что сердце оборвалось и упало. Лицо ее вспыхнуло, словно на нее дохнуло жаром из камина, хотя она сидела совсем не близко от него. В костюме для охоты граф совершенно не был похож на того мужчину, с которым она провела ночь. Его взгляд жег ее.

Элинор вдруг растерялась. Однако, крепко сжав зубы и сцепив руки на коленях, она по привычке вскинула подбородок и с вызовом, выдержав взгляд мужа, посмотрела на него так, будто он позволяет себе что-то недостойное. Он же, задержав взгляд на ней еще какое-то время, отвернулся и что-то с улыбкой сказал ее кузинам.

– Кто это «мы»? – с любопытством уточнил Том. – Дамы собираются прокатиться на санях в деревню? Если так, то и я с вами.

– Я тоже, – присоединился к нему сэр Альберт. – Мне надо кое-что купить.

– Бесси сказала, что вы собирались с детьми лепить снежную бабу, Том, дорогой, – не удержавшись, напомнила тетушка Рут.

– Да-а, – разочарованно протянул Том и повернулся к двери.

– Речел и я едем с Элли, а также тетя Катерина и тетя Берил, – сообщила Мюриель.

– Я с тобой, Берти, – быстро произнес виконт, – несправедливо, если все дамы достанутся только тебе.

Элинор невольно опять посмотрела на мужа.

– Если ты не возражаешь, Элинор, я тоже вместе с тобой побываю в школе, – неожиданно сказал граф. – Мне давно пора познакомиться с детишками своих арендаторов и работников, а заодно и с их родителями.

Элинор кивнула в знак согласия и почувствовала, как приятная теплота разлилась по телу. Что это с ней? Неужели она обрадовалась всего лишь тому, что муж выразил желание сопровождать ее? И сделал это сам, добровольно?

– Элли! – окликнула ее Речел несколько минут спустя, когда мужчины, покинув гостиную, ушли переодеваться к ленчу. Они с Речел тоже поднимались в свои комнаты.

– Что, Речел? – улыбнулась кузине Элинор. – Нам с тобой так и не удалось посекретничать. Я слышала, что вскоре будет объявлено о твоей помолвке с мистером Реддингом. Это так?

Речел внезапно покраснела.

– В который уж раз он собирается это сделать, – промолвила она. – Но я не дам согласия на помолвку, Элли. Мне нравится мистер Реддинг, но не более. Я не уверена, что хочу выйти за него замуж.

– О, – с сожалением произнесла Элинор, – как жаль! Мне он тоже нравится. Значит, есть кто-то другой?

– Нет, – нерешительно возразила Речел и, взяв Элинор за рукав, втянула ее в свою спальню. – Понимаешь, Элли, джентльмены не часто женятся на девушках нашего сословия, ты это знаешь. В твоем случае помогло то, что дядя Джо был богат и влиятелен. А ты красавица. Такие браки редки, не так ли?

Элинор пристально посмотрела на кузину.

– Кто он, Речел? – спросила она, и ее сердце сжалось от предчувствия. – Не говори мне, что это сэр Альберт Хэгли. Он и вправду оказывает тебе внимание, но вы знакомы всего два дня. Ты слишком умна, чтобы поверить этому шалопаю.

Речел встревоженно посмотрела на нее.

– Это глупо, ты считаешь? – обеспокоенно поинтересовалась она. – Представляешь, он словно перестал меня замечать вчера пополудни, а потом и весь вечер. А ведь сам сказал, что мы увидимся сегодня, когда еще не знал, что я поеду с тобой в деревню. Да, это ужасно глупо, но я просто хочу узнать от тебя о нем, Элли, поскольку он самый близкий друг графа. У него есть… кто-нибудь?

Элинор закрыла глаза от отчаяния.

– Он соблазнитель, Речел, – наконец отважилась она. – Держись от него подальше. – Элинор понимала, что ей следовало бы сказать это своей любимой кузине в более деликатной и осторожной форме.

– О, – печально воскликнула та, – я понимаю! Я знала, что веду себя глупо. Но недаром говорят, что соблазнители особенно привлекательны. Я последую твоему совету, Элли. Думаю, мне вскружило голову то, что он джентльмен. Баронет. – Она вздохнула. – Но это не мешает ему быть повесой. С ним так интересно, Элли!

Элинор покачала головой.

– Держись от него подальше, – повторила она. – Прошу тебя, Речел! Я не хочу, чтобы тебе причинили зло.

– Я буду избегать его, – обещала Речел, грустно улыбнувшись.

Она сдержит свое обещание, подумала Элинор и облегченно вздохнула. Речел была разумной девушкой.

Элинор собиралась посетить школу одна, чтобы не только выполнить свою обязанность как леди Фаллоден, но и получить удовольствие. Если что и было хорошего в ее статусе графини, решила она, приехав сюда и встретив сердечный прием, – это возможность помочь мужу и сделать все, что в ее силах, для тех, кто жил и работал в поместье.

Но общество, хотя и шумное, ей не помешает. Она кое-как втиснулась в сани, где уже сидели Мирюель и Речел. Сэр Альберт и виконт Созерби сопровождали дам верхом. Они весело переговаривались и много смеялись. В первых санях ехали две тетушки, их сопровождал верхом ее муж. Они тоже о чем-то беседовали. Граф держался непринужденно и смешил тетушек. Он настоящий джентльмен, призналась себе Элинор, надо отдать ему должное. Что бы ни думал он о ее семье, пока они его гости, он будет неизменно любезен с ними. Внезапно сердце Элинор наполнилось гордостью при мысли о том, что и она имеет к этому отношение. Ей не следует слишком копаться в своих чувствах. Она не должна делать это. Лучше наслаждаться прекрасным днем. Сегодня, как сказал виконт, великолепная рождественская погода. И в этом году будет чудесное Рождество, подумала она, пряча руки в муфту и с интересом наблюдая за тем, как стынет на морозце ее дыхание, окружая голову, словно ореол. Глухо стучали копыта лошадей по снежку, звенел колокольчик, и скрипели полозья саней по накатанной зимней дороге.

Элинор смотрела перед собой, не участвуя в разговоре кузин и их спутников. Глядя сзади на графа, она напоминала себе, что это ее муж. Как крепко и уверенно он сидит в седле, как легко держит поводья его затянутая в перчатку рука. Ее муж. Мужчина, с которым она должна прожить всю свою жизнь. Эта мысль больше не вызывала ужаса и отвращения, и ей даже не хотелось вспоминать первые несколько дней своего замужества. Она смирилась с ним, так как должна была смириться. Не случись этого, вся ее жизнь могла бы стать полосой одних несчастий и неудач. Судьба бросила ей вызов. Да, именно так.

Повернув голову, она встретилась с полным любопытства взглядом сэра Альберта. И он, и она быстро отвернулись друг от друга.

Все детишки в школе, тщательно умытые и причесанные, были взволнованы тем, что в этот последний день учебы перед рождественскими каникулами графиня приедет послушать, как они читают. Возбуждение учеников и возрастающая из-за этого тревога учительницы в десятки раз усилились, как только в класс вошли ее сиятельство графиня вместе с двумя дамами и сопровождавший их граф собственной персоной.

Дамы были сначала представлены детям, при этом одна из них величественно поклонилась, а другая одарила детей материнской улыбкой, а затем усажены на стулья, поспешно найденные для них учительницей мисс Брукс.

Его сиятельство граф так и остался стоять в немного неестественно застывшей позе в дверях класса, по привычке заложив руки за спину, но молодая графиня пошла между партами, приветливо улыбаясь детям и заговаривая с каждым.

Мисс Брукс охватило сильное беспокойство. Никакой беседы с детьми не предусматривалось в этом визите. Она подготовила учеников только к чтению перед графиней. В школе также не ждали никого, кроме нее, и лишь для нее одной был приготовлен стул на подиуме. Каждый из учеников, встав, должен был прочитать вслух несколько тщательно выученных предложений из учебника.

Мисс Брукс растерянно откашлялась, смущенная встречей с графом, который неподвижно стоял в дверях, и двумя незнакомыми леди, очевидно, гостями хозяев поместья.

Однако внимание графа было полностью поглощено поведением его супруги. Он понял, что Элинор совсем забыла о протоколе, который принято соблюдать в таких случаях. Ей следовало бы вести себя как настоящей графине, быть сдержанной, чуть высокомерной и неприступной, внушающей детям и учительнице трепет и восхищение. Как это сделал он, остановившись в дверях и со слегка нахмуренными бровями взирая на класс.

Он сознавал, что это получилось у него непроизвольно, как следствие воспитания. Тут уж он ничего не мог с собой поделать. Однако граф вынужден был признать, что неожиданная беседа молодой графини с учениками, ее добрая улыбка сделали свое дело – дети успокоились, напряжение и испуг исчезли. И вместо того чтобы сожалеть о столь неприличном поведении жены – что непременно сделала бы его бабка, – он почувствовал неожиданную зависть, а потом такую же неожиданную гордость. И еще что-то, что не мог бы сразу объяснить. Элинор не только красива, но у нее, оказывается, отзывчивое сердце. Как он мог считать ее холодной?

Однако у мисс Брукс был такой вид, словно ее вот-вот хватит апоплексический удар. Граф невольно сделал несколько шагов к ней.

– Вы работаете здесь с нынешнего лета, мисс, не так ли? – справился он. – Преподобный отец Блондел считает вас достойной этого поста. Он говорил мне об этом. Я слышал о вас только хорошие отзывы.

От такой похвалы некрасивое лицо мисс Брукс засияло.

– Благодарю вас, милорд, – пролепетала она. – Я стараюсь, милорд. Граф улыбнулся.

– Вы подготовили детей к чтению вслух? – спросил он. – Ее сиятельство графиня вскоре захочет послушать ваших учеников. Надеюсь, мы не нарушили ваше расписание?

– О нет, нет, милорд, – поспешила заверить его учительница. – Это такая честь для нас, милорд. Больше, чем честь!

– В таком случае вы не будете возражать, если до этого мы побеседуем с детьми? Мы не будем говорить с ними об учебе, мисс. Ведь сейчас Рождество. – Он снова ободрил ее улыбкой.

Мисс Брукс боялась именно этого, что было видно по тому, как она облегченно вздохнула, а затем почти с благоговением взглянула на графа.

Теперь, как понял он, у него не было иного выбора. Придется повернуться к классу и заговорить с детьми, хотя его жена все еще продолжала беседовать с ними. Граф был близок к панике. О чем можно говорить с деревенскими детишками? Как Элинор удается быть такой непринужденной, словно беседа с детьми доставляет ей удовольствие?

– У вас завтра утренник, не так ли? – наконец спросил он у ближайших к нему мальчишек. Дурацкий вопрос, потому что ответ ему известен.

Дети дружно закивали головами, глядя на графа округлившимися от страха глазами.

Граф, улыбаясь, лихорадочно придумывал, что сказать дальше.

– Но у нас нет места, – вдруг пискнул чей-то голосок.

Граф, отыскав глазами говорившего, вопросительно вскинул брови.

– Нет места? – подбадривающе произнес он. – Как это понять?

– Это значит, милорд, что на празднике не смогут присутствовать все родители. Класс слишком мал, – услышал он приветливый, но чуть насмешливый голос Элинор. – Дети мне все уже рассказали. Церковь, где достаточно места, закрыта, так как еще летом в ней прохудилась крыша.

– Да, я об этом знаю, – поспешил ответить граф, – и несколько дней назад уже распорядился, чтобы ее починили.

Это известие было радостно встречено кое-кем из учеников. Починили на деньги вашего отца, словно говорили глаза графа, когда их взгляды встретились. Это было неосознанной попыткой графа защититься от неизбежного упрека в его адрес, ибо он был уверен, что в этот момент только такая мысль могла прийти в голову его жене. Однако Элинор мило улыбнулась.

– А пока, – промолвила она, – утренник может состояться или в переполненном классе, или же в церкви с продырявленной крышей.

– Если мы не найдем иного выхода, – ободрился граф.

– О, ваше сиятельство, – растерянно пролепетала совсем сбитая с толку учительница, – его можно, как всегда, провести в классе. Дети, нехорошо обременять их сиятельства графа и графиню такими пустяками.

– Это не пустяки, мисс Брукс, – уже решительно возразил граф, повернувшись к учительнице. – Мы непременно найдем выход. – Он посмотрел на жену. Она все еще улыбалась, словно угадала его мысли. Более того, она читала их, он в этом был уверен. Разве муж и жена не должны читать мысли друг друга? В этот момент он почувствовал нечто странное, почти мистическое.

– Наш дом полон гостей, мисс Брукс, – промолвила Элинор. – Все будут в восторге, если удастся побывать на детском концерте. Но в классе не уместятся родители учеников, их бабушки и дедушки да еще наши гости. Вы согласны со мной, тетя Катерина? А вы, тетя Берил?

– Я уверена, что мы все будем крайне огорчены, если нам не удастся побывать на вашем концерте, – подтвердила тетя Катерина.

– В таком случае решено, – заявил граф. – Отпустите детей по домам, пусть сообщат родителям, что концерт состоится завтра в Гресвелл-Парке, скажем, в четыре часа пополудни. – Он обвел класс взглядом. – Ну как? Вам нравится такое решение?

– А после концерта будет веселый праздник, – добавила Элинор. – Игры и много вкусной еды и лакомств.

Кто-то из детей с открытым ртом недоверчиво смотрел на графиню, но большинство встретили ее слова радостными возгласами. Двое особо непоседливых мальчишек даже вскочили, громко хлопнув крышками парт. Мисс Брукс грозно застыла, взирая на вышедший из-под контроля класс.

– Это так великодушно с вашей стороны, милорд, миледи, – наконец нашлась она. Силой воли, не прибегая к окрику, одним взглядом учительница сумела завладеть вниманием и привести к повиновению расшалившихся учеников. – Я думаю, дети, мы должны выразить нашу благодарность графу и графине аплодисментами. – Сказав это, мисс Брукс, изящно взмахнув руками, негромко хлопнула в ладоши, показав, как это следует делать.

Но дети хлопали громко, с искренним энтузиазмом, видя приветливые улыбки высоких гостей. Граф радостно улыбался графине, словно понял, что они с ней впервые сделали что-то, что объединяло их как мужа и жену, помимо супружеского ложа. Одновременно, без предварительной договоренности они решили провести детский праздник в поместье, где будут все: ученики, их родители и его гости. А затем вечеринка. Нечто доселе неслыханное в Гресвелл-Парке, что, возможно, даже побудит графского повара попросить расчет. Но, что бы там ни случилось, граф вдруг чему-то страшно обрадовался, хотя не смог бы объяснить – чему.

– Мисс Брукс, – обратилась к учительнице Элинор. – Вы хотели, чтобы дети почитали мне. Это замечательно. Где мне сесть?

Вскоре она сидела на подиуме, а граф так и остался стоять в дверях. Элинор вела себя очень мудро, размышлял он, если продумала все это заранее. Теперь дети не такие робкие и стеснительные, к тому же их обрадовало то, что их ждет завтра. Даже мисс Брукс немного успокоилась, видя, как ее ученики один за другим поднимались и читали. Элинор, подавшись вперед, со вниманием слушала их, подбадривая улыбкой.

– Какие вы все умницы, – похвалила она учеников, когда прослушала последнего из них. – Как вы прекрасно читаете. Мне давно не было так интересно. Наверное, ваш концерт завтра будет тоже замечательным?

Дети были в восторге.

– Я с нетерпением буду ждать его, – заверила их Элинор и встала. – Рождество – это ведь самое прекрасное время года, не так ли?

Граф испугался, что дети не отпустят Элинор и снова завяжется оживленный разговор, но, к счастью, мисс Брукс подала знак рукой, и ученики запели. Это были первые строки рождественской песни «Да пребудет Господь с вами, и счастливого вам Рождества». Дети пели охотно и излишне громко, забыв о тихом и благостном смысле того, о чем поют.

Да, Рождество – чудесный праздник, подумал граф, как бы мысленно отвечая жене, открывая перед дамами дверь. Прежде чем закрыть ее за собой, он помахал рукой детям и их учительнице.

– Теперь нам следует навестить священника, – напомнил он жене, – и сообщить миссис Блодел, где будет концерт, а также праздник.

– Да, – согласилась Элинор, опираясь на его руку. – Думаю, она встретит эту новость с большим облегчением, милорд.

Граф посмотрел на жену, но Элинор уже разговаривала с тетушками. Однако от него не ускользнул радостный блеск ее глаз, когда их взгляды встретились.



Глава 11

Мужчины были явно недовольны тем, что провели почти весь день дома. Дядя Сэм за ужином заявил, что, если он еще недельку покружит вокруг бильярдного стола в полусогнутом положении с кием в руках, преждевременная старость ему обеспечена.

– Ты говоришь, Бесси, дети катались с горки? Это была крутая горка? – расспрашивал дядя Бен невестку брата.

– Для меня достаточно крутая, – ответила Бесси. – Там много горок, однако Дэйви, конечно же, выбрал самую крутую.

– Внук весь в меня, – заметил дядя Сэм, довольно хохотнув. – Сколько там санок, сынок? – спросил он, обращаясь к графу.

– Шесть, – ответил граф. – Почему шесть и почему вообще они там есть, на это я не смогу вам ответить, но точно знаю, что я единственный, кто ими когда-либо пользовался. По крайней мере до сегодняшнего утра.

– Шесть! – в восторге загудел басом дядя Сэм. – Значит, длинной очереди за ними не будет? Они выдержат меня, мой мальчик?

– О, конечно, сэр, – заверил его граф с выражением некоторого недоумения.

– Прекрасно. – Дядя Сэм потер руки, чем напомнил Элинор покойного отца. – Если они выдержат меня, то выдержат и любого из нас. Бен весит на целых четырнадцать фунтов меньше меня, сущее перышко! Правда, я не знаю, сколько сейчас весит Айрин.

– О, Сэмюэль, как ты можешь! – запротестовала его жена, покраснев.

– Дядя Сэм! – поддержали ее упрек кузины.

На этом шумное обсуждение закончилось, и все дружно решили, что после ужина нет ничего лучше, как покататься с горок перед сном. Ни темнота, ни морозец никого не отпугнули.

Совсем как дети, подумала Элинор, не без опаски следя за мужем и его друзьями за столом. Кто-кто, а она знала, что поведение ее дядюшек может быть куда неразумнее, чем поведение детей. Ее интересовало, успели ли граф и его друзья привыкнуть к ее шумным родственникам. Или их все еще шокирует то, что они называют вульгарностью? Возможно, за эти дни они стали терпимее?

Ее муж был неизменно вежлив и предупредителен. Иными словами, непредсказуем. Элинор до сих пор не разобралась, была ли первая и единственная отрицательная реакция ее мужа в день приезда Трэнсомов выражением его настоящего чувства к ним, или он повел себя так потому, что накануне у них произошла ссора.

Сегодня, возвратившись из деревни, они снова поспорили. Хотя это ссорой и не назовешь. Они обменялись всего несколькими словами, но в результате Элинор была задета и не на шутку рассердилась на мужа. Прелесть чудесного дня улетучилась как дым.

– Вы, наверное, заметили, как по вашей вине мисс Брукс едва не хватил удар, – сказал граф, провожая жену в ее комнаты. – Вы вели себя в школе совсем не как знатная дама.

– А как надо было себя вести? – насторожилась Элинор.

– Величественно кивнуть, но ни в коем случае не улыбаться, позволить немедленно провести себя на подиум и сесть, а затем прослушать, как читают дети, запинаясь, дрожащими от страха голосами. По окончании визита надо благосклонно посоветовать им прилежнее учиться читать до тех пор, пока они этому не научатся.

Она была вне себя от гнева из-за того, что он оказался таким бесчувственным. Господи, она только начала успокаиваться и забывать о том, что он из ненавистной ей аристократии!

– Еще бы! – воскликнула Элинор, подняв подбородок. – Чего еще можно ожидать от дочки мещанина, милорд? Дочки торговца углем? Только вульгарности, не так ли? Вероятно, вам следует отвезти меня в город, чтобы удобнее скрывать от посторонних взоров и сократить возможности опозориться.

Граф открыл перед ней дверь гардеробной.

– Ну и колючка же вы, – произнес он вполне дружелюбно. – Вы даже не дослушали меня. Я собирался сказать вам, что вы наконец покончили с ненужными условностями. Вы успокоили детей, и ваш визит доставил им удовольствие и отнюдь не напугал их.

И все же в глазах Элинор было недоверие. Граф Фаллоден хвалил ее или это опять его надменная снисходительность? На первый раз прощаю, дорогая, но в дальнейшем советую вести себя так и так… Элинор быстро прошла в свою гардеробную и закрыла за собой дверь. Потом она с удивлением долго думала, считать ли это ссорой.

Ее родственники собираются кататься с горок. Элинор беспокоило то, что и ей ужасно хочется присоединиться к ним. Нестись с горки вниз с бешеной скоростью, если это возможно, и кричать во все горло, не жалея голосовых связок. Из нее стараются сделать знатную даму! Боже милостивый, менее всего на свете ей хотелось стать графиней!

Она с вызовом через стол посмотрела на мужа. Он поймал ее взгляд и недоуменно поднял брови.

Колючка, сказал он, дикобраз, поднимающий все свои иглы в минуты опасности, вспомнила она, не испытывая к мужу никакого милосердия. Что ж, пусть будет так!

Тетушки Берил и Рут, а также кузен Обри предпочли остаться дома. Детям ничего не сказали и рано отправили спать. Ведь завтра сочельник, объяснила им мать. Остальные, тепло одевшись, отправились к горкам. Санки тащили за собой, прихватили и фонари, хотя и без особой нужды. Ночь была светлая, звездная. Блестел и искрился снег.

– Настоящая рождественская ночь, – заметил Джордж Галлис и заботливо, словно оберегая ее от холода, обнял Мейбл.

– Ты хочешь сказать, Джорджи, что это отличная ночь для влюбленных, не так ли, мой мальчик? – грубовато, как всегда, пошутил дядя Сэм. Если он думал, что влюбленные смутятся, то его ждало разочарование. Джордж и Мейбл, переглянувшись, улыбнулись, и свет звезд ярко блеснул в их счастливых глазах.

– Вот это мне нравится! – воскликнул дядя Гарри и остановился на тропе, ведущей к холмам, до которых уже было рукой подать. – Горки на любой вкус – для храбрых сердцем и для тех, кто трусоват! Выбирай какую хочешь.

– И много рощиц, где можно укрыться, – глубокомысленно добавила тетя Катерина. – Как красивы деревья в снегу!

* * *

Прекрасное место для прогулок с детьми, подумала Элинор. А также для семейства Трэнсомов, где каждый сохранил в своем сердце способность радоваться как дитя. В том числе и она. Ей вдруг захотелось первой спуститься с самой крутой горки.

– Вот моя горка, – указала на пологий холм тетя Айрин, – она мне подходит, я отношусь к числу трусливых. Сэм, мы спустимся с этой горки.

Гарвей и Джейн, Джордж и Мейбл, а за ними следом Том и Бесси уже облюбовали для себя горки и спешили к ним, таща за собой санки.

– А как вы, мисс Уикс? – спросил виконт Созерби у Мюриель. – Вам, наверное, нужна самая крутая горка?

– Следуй за нами, если не трусишь, Джесон! – крикнул ему сэр Альберт, готовясь с Речел к спуску.

– Вот досада! – не выдержав, громко произнесла Элинор, ни к кому не обращаясь. – Мне так хотелось быть первой.

– А третьей не хочешь? – раздался голос рядом. – У первого, кто вернется на горку, мы отнимем санки.

Элинор, улыбнувшись, обернулась. Прелесть звездной ночи померкла.

– Что ж, третьей так третьей, Уилфред, – согласилась она, окинув взглядом его высокую, стройную фигуру. Элинор на мгновение вдруг представила себе, как все сложилось бы в ее жизни, если бы не события этих последних месяцев. Это была бы волшебная ночь, спуск с горы, несколько мгновений в лесной чаще, а потом неторопливое возвращение домой, чуть поотстав от остальных.

Элинор хотелось, чтобы ее сердце заныло, ну хотя бы дрогнуло. Но она не почувствовала ничего, кроме раздражения и досады, – Уилфред постоянно напоминает ей о том, что могло бы быть. Из головы не шла предательская мысль, что он совсем не так хорош, каким казался. Он не должен был писать ей такое письмо и тем более не должен был приезжать сейчас и искать любой повод, чтобы оказаться рядом с ней. Ей казалось, что в каждом разговоре с гостями он неизбежно упоминает о своем новом статусе партнера в торговой фирме. Словно хочет напомнить ей, как близки они были к своей мечте о счастье.

Элинор хотелось первой спуститься с горки, но только не с Уилфредом. Например, с… Вполне естественно, что большую часть времени их с мужем должны видеть вместе. Она поискала графа глазами и увидела, что он внимательно следит за тем, как готовятся к спуску дядя Сэм и тетя Айрин. Элинор нахмурилась. Почему ей так хочется спуститься с горки вместе с мужем? Он же, бесспорно, осуждает подобные развлечения. В таком случае ей суждено спуститься с горки с Уилфредом.

Тетя Айрин вскрикивала от испуга, а дядя Сэм довольно загудел басом, когда санки понесли их вниз.

За ними последовали Речел и сэр Альберт; Девушка звонко взвизгивала, а ее чопорный спутник издавал боевые клики.

Ну прямо расшалившиеся дети, подумала Элинор и более не противилась, когда Уилфред, наконец раздобыв санки, взял ее за руку. Попросив ее сесть в санки, он потащил их по глубокому снегу на самый гребень высокого холма. Глубоко втянув в себя свежий, с морозцем воздух, Элинор решила, что тоже будет веселиться.

Взглянув с вершины холма вниз, она ощутила себя под небесами, и это было прекрасно. Поудобнее устроившись впереди, она ждала, пока за нею усядется Уилфред, и наконец локтями почувствовала его согнутые колени. Поводья санок натянулись, коснувшись ее плеч, когда Уилфред взял их в руки. Его теплое дыхание согрело щеки Элинор, и вдруг она почувствовала легкое прикосновение – он поцеловал ее.

– Элли, – шепнул ей Уилфред на ухо, – давай спустимся с другой стороны склона и… исчезнем навсегда. Разве тебе не хочется это сделать?

Поведение Уилфреда вызвало у нее лишь раздражение и досаду. Иных чувств она не могла испытывать.

– Мы спустимся по той стороне склона, где спускаются все, – резко ответила она, отвернувшись.

– Значит, твой муж стоял за дверью библиотеки, – с упреком произнес Уилфред. – Надеюсь, он не был груб, Элли, когда читал тебе нотацию?

Не выдержав, Элинор громко приказала:

– Спускайся!

Но в эту минуту на вершине холма появились дядя Бен и тетя Юнис.

– Элли, Уилфред! – радостно воскликнули они. – Почему вы не спускаетесь? Смелее, дети, – подбодрил их дядя Бен и даже хлопнул в ладоши и лихо свистнул.

Но Уилфред и Элинор уже летели вниз. Свистел ветер в ушах, бил прямо в лицо и больно резал глаза. Ей казалось, что неизбежно что-то случится.

Спускаясь, Элинор, как и все остальные, не смогла удержаться от торжествующего крика. Однако когда санки через мгновение, чуть накренившись набок, все же благополучно остановились у подножия холма, смех Элинор был почему-то растерянным и робким.

– Элли, – промолвил Уилфред и взял ее за руку, как только она успела встать на ноги. Но Элинор, сердито сверкнув на него глазами, вырвала руку.

– Оставь меня, – сквозь зубы проговорила она. – Ты отказался от меня, когда я могла бы стать твоей женой. А сейчас этого уже не может быть. Никогда. Я не делаю что-то наполовину. Я принадлежу Рэндольфу, – она чуть запнулась, произнося непривычное для ее слуха имя, – по велению закона и клятвы, данной мною в церкви, да и по собственному выбору.

– О, Элли… – У Уилфреда, глядевшего на нее, был глубоко оскорбленный и несчастный вид. – Тебя соблазнили титул и поместье. Я не ожидал от тебя этого.

– Меня соблазнило замужество, – отрезала Элинор. – Граф – мой муж. Оставь меня в покое, Уилфред.

Он, не сдержавшись, снова сжал ее руку, пытаясь увести ее с накатанного санками спуска. Но, окончательно придя в себя, Элинор со страхом осмотрелась. Что, если кто-то слышал ее спор с Уилфредом? Граф мог их видеть, но они были слишком далеко от него, чтобы он расслышал, о чем они говорят. Она наконец решительно освободила свою руку.

– Лорд Чарльз! – увидев, как вслед за ними спустился с горки приятель графа, окликнула его Элинор. Тот, довольный, смеясь, отряхивал с себя снег. – Не хотите ли повторить спуск? На сей раз со мной, – добавила она.

* * *

Сэр Альберт Хэгли совершенно неожиданно для себя присоединился к тем, кто ехал в деревню. Он верхом сопровождал вторые сани и занимал разговором трех сидевших в них дам. Хотя леди Фаллоден он мог бы не считать – она не сводила глаз с ехавшего впереди Рэндольфа и не слышала ни слова из того, что без умолку говорил сэр Альберт, таким образом получивший возможность, не опасаясь толков, любоваться одной маленькой темноволосой прелестницей. При этом он чувствовал себя более чем странно. Накануне весь день он тщательно избегал встреч с Речел, никак не хотел, чтобы их видели вместе и, не дай Бог, заподозрили его в том, что у него серьезные намерения.

И все же в деревне он решил сопровождать ее. Однако Речел сначала подхватила под руку кузину, а затем каким-то необъяснимым образом оказалась в обществе Джесона. Было похоже на то, что теперь девушка избегает его. Это больно задело сэра Альберта.

То ли целый день разлуки притупил его бдительность, то ли он просто решил стать легкомысленным, но в конце концов, когда все отправились к горкам, он снова оказался в обществе Речел и охотно смеялся забавным рассказам девушки о происшествиях с ее семьей, веселых походах на каток и прогулках на лодках. К его удивлению, Трэнсомы умели развлекаться. Это навеяло грустные мысли о родительском доме, атмосфере чопорности и благопристойности, столь оберегаемой матерью и сестрами, единственным интересным развлечением которых было осуждение тех, кто не отвечал их строгим требованиям, и светские сплетни.

На горках сэр Альберт первым завладел санками, хотя знал, что их на всех не хватит, и, решительно взяв Речел за руку, потащил ее за собой по глубокому снегу вверх по склону вдоль уже накатанного утром детьми санного спуска. Потом он и Речел с криком и смехом неслись вниз «со скоростью звука или около того», как горячо убеждал девушку сэр Альберт, положив для вящей убедительности руку на сердце.

– Хвастунишка! – смеялась Речел.

Сэр Альберт не собирался менять партнерш после каждого спуска, как, кажется, делали остальные мужчины. Не думал он и о том, что скажут о нем и Речел после этого вечера. Его не удивило и то, что девушка тоже не собиралась отказываться от его общества.

Ему было чертовски хорошо. Родственники его друга Рэндольфа умели весело проводить время.

А потом Тимоти Бедкомб обвинил его и Речел в том, что они, завладев санками, не считаются с другими. Тимоти потребовал отдать санки тем, кто ни разу еще не съехал с горки, и сэр Альберт вызвал за это Тима на дуэль. Он предоставил другу самому выбрать оружие, и тот не колеблясь выбрал снежки. Они лупили друг друга снежками с таким азартом и энергией, что вскоре повалились на снег от усталости и смеха. Но с санками все же пришлось расстаться. Тим, победоносно подняв их, пошел на горку, прихватив с собой юную Джейн Галлис.

– Что ж, – подвел итог сэр Альберт, – из всех развлечений нам остается лишь спокойная прогулка, мисс. – И, поклонившись, он предложил Речел опереться на его руку. Девушка, улыбаясь, приняла приглашение.

Нет ничего удивительного в том, что, поплутав немного в ближайшем перелеске, они наконец вошли в лес. Здесь их шаги замедлились, и вскоре парочка остановилась. Разумеется, нашелся крепкий многолетний ствол старого дерева, обвитого омелой, к которому уставшая Речел могла прислониться.

Сэр Альберт, бережно взяв лицо девушки в свои ладони, заглянул в ее чуть мерцавшие при слабом свете луны глаза. Кожа Речел была прохладной, а губы и дыхание теплыми.

– Если вам хочется вернуться, скажите прямо сейчас, – промолвил он.

Он слышал, как Речел испуганно глотнула воздух, и, наклонившись, коснулся легким поцелуем ее губ, как сделал это утром в лесу под веткой омелы.

– М-м, – тихонько прошептал он, – какие сладкие.

– Вы соблазнитель? – тоже шепотом спросила Речел.

Он чуть отпрянул от нее, но не отнял рук от ее лица.

– Потому что завел вас в лес без няньки или гувернантки? – произнес он. – Я не сделаю вам ничего худого, Речел. Поверьте мне. Вы хотите, чтобы мы вернулись?

Какое-то мгновение она молча смотрела на него, а затем замотала головой.

Он поцеловал ее еще раз. Теперь поцелуй был долгим, нежным. Он прижался к ней, ощущая тепло ее стройного юного тела.

Господи, помоги! Сколько времени потрачено на то, чтобы не угодить в подобное положение вопреки всем попыткам матери и сестер. Эта мысль, мелькнув, не успела оформиться в нечто определенное. Он подумает над этим потом. Только не сейчас, не в этот вечер.

Руки Речел обвились вокруг его шеи, всякие мысли на какое-то время, а возможно, и надолго, оставили его.

Тетушка Юнис озябла, но, когда дядя Бен предложил проводить ее в дом, категорически заявила, что и слышать об этом не хочет. Как можно уйти, когда началось самое интересное? Они должны разжечь костер. Первым предложил это дядя Бен, и его идея была воспринята всеми с энтузиазмом. Есть ли у кого спички? Спички нашлись у мистера Бедкомба. Забыв о санках, горках и спусках, все бросились в лес собирать хворост.

Пошла и Элинор. Но она старалась держаться особняком, прячась за деревьями, чтобы ее не увидел Уилфред, а он искал ее, оглядываясь вокруг. Муж Элинор остался где-то на склоне низкого холма вместе с кузиной Сьюзан, которая из-за своей робости так и простояла весь вечер у его подножия.

Элинор удалось найти несколько сухих веток. Стряхнув с них снег, она пошла дальше. Но вдруг остановилась и стала осторожно озираться. Звуки, которые она услышала, были едва различимы и не походили на шаги человека, собирающего хворост в снегу.

Вскоре она увидела Речел, прислонившуюся к дереву, и сэра Альберта Хэгли, целующего ее. Они были так поглощены этим, что ничего не слышали вокруг. Это их любовный шепот достиг чуткого уха Элинор.

Сначала она, остолбенев, застыла на месте, но затем медленно и бесшумно попятилась назад. Только отойдя на порядочное расстояние, она повернулась и поторопилась выбраться из леса. Возможно, ей надо было как-то вспугнуть их, прервать этот поцелуй, заставить их разомкнуть объятия, а потом она должна была увести Речел с собой!

О, Речел! И это после того, как она предупредила ее! Как может она? И с кем? С этим Альбертом Хэгли! С человеком, презирающим «мещаночек», считающим, что они годятся лишь на то, чтобы соблазнять их, если, конечно, они хороши и юны. А Речел была дочерью владельца придорожной гостиницы.

Заблуждения Речел можно понять. Сэр Альберт – законченный повеса, и за прошедшие два года после попытки соблазнить Элинор опыт его в этом наверняка возрос.

В полном замешательстве она оглядывалась в поисках помощи. Дядя Бен? Сказать ему? Или тете Юнис? Она представила себе, что тогда будет. Пропадет рождественский праздник. Дядя Бен немедленно уедет. Или сэру Альберту укажут на дверь. А Речел, так и не поняв, от чего ее спасла Элинор, никогда больше не станет разговаривать с ней.

О, Речел!

И тут она увидела мужа у костра, он смотрел на нее и улыбался.

– Вы для этого костра собрали хворост, Элинор? – полюбопытствовал он. – Или хотите разложить свой собственный?

Элинор посмотрела на несколько хворостин, которые держала в руках, и поторопилась бросить их в огонь. Затем она потянула мужа за рукав.

– Пожалуйста, – тихо попросила она, – мне нужно кое-что сказать вам.

Они отошли от костра и всех, стоявших вокруг него, и он встревоженно спросил:

– Что случилось?

– Сэр Альберт, – промолвила Элинор. – Он целует Речел в лесу. Граф вскинул брови:

– В чем же он провинился? Что воспользовался случаем, которого давно ждал? Все эти дни они не сводили глаз друг с друга.

– Но, – нетерпеливо прервала его Элинор, – он… он соблазнитель!

– Берти? – удивился граф. – Не слишком ли это сильное слово для Берти? Я не думаю, что он соблазнит девушку прямо на снегу в лесу, когда рядом столько ее родственников.

– Он не уважает ее, – настаивала Элинор. – Она всего лишь дочь владельца гостиницы.

Взгляд графа стал холодным.

– А, вот оно что. Да, мы, аристократы, презираем простой народ и не задумываясь при первой возможности совращаем женщин из низших слоев общества. Или женимся на них из-за денег.

– Пожалуйста, – снова ухватила его за рукав Элинор. – Я знаю, что говорю. Знаю по личному опыту.

Он непонимающе посмотрел на нее, в глазах был гнев.

– Он пытался что-то сделать с вами? – спросил он грозным голосом.

– Да, – ответила Элинор, не отпуская его рукав. Он посмотрел в сторону леса и даже сделал пару шагов. – Нет, не теперь, – торопливо стала объяснять она. – Это было до нашей встречи, два года назад. Я гостила в одном поместье, он тоже оказался там. Я почувствовала по его взгляду, что понравилась ему. А затем поняла, что он видит во мне лишь легкое развлечение, зная о моем происхождении. Он попытался… тронуть меня, а когда убедился, что у него ничего не получится, позволял себе насмешки в мой адрес, называл мещаночкой. Вскоре все стали называть меня так, и целый месяц мне пришлось отбиваться от ухаживаний. Речел позволила ему прикоснуться к себе. Она не знает, какой он.

Граф, сжав зубы, пристально смотрел на нее. Глаза его потемнели от гнева.

– Значит, это все-таки были вы, – сказал он, обращаясь больше к себе, чем к Элинор, и немного успокоился. – Он не причинит ей зла, Элинор. Он мой гость, как и Речел. Они совсем рядом. Это украденный поцелуй, не более того. Завтра я поговорю с ним, обещаю вам.

Она почувствовала, как тревога постепенно исчезает. Он прав, безусловно, прав. С Речел ничего не случится, во всяком случае, сегодня. А завтра муж поговорит с сэром Альбертом, напомнит ему, что Речел теперь его кузина и гостья в его доме. Сэр Альберт будет вынужден помнить о чести джентльмена до конца своего пребывания в Гресвелл-Парке. У джентльменов есть хотя бы одна хорошая черта – честь им дороже многого в их жизни.

– Разве для того, чтобы разжечь костер, нужно не менее двадцати человек? – произнес граф, взглянув через плечо.

– Обязательно, – ответила Элинор, – если это Трэнсомы.

Ее ответ заставил графа улыбнуться – первая его улыбка, насколько она помнит, подаренная ей. От этого он стал похож на мальчишку и показался еще красивее. Она почувствовала странную слабость в коленях.

– Посмотрите, Элинор! Шесть брошенных санок! – воскликнул он. – Не воспользоваться ли нам одними?

– О да! – Элинор радостно посмотрела на графа. Ее почтил вниманием почти каждый мужчина, кроме собственного мужа. – Давайте спустимся. С самой крутой горки. Спуск теперь отлично откатан, но и опасен.

– Это особенно привлекает, – заметил граф, взяв ее за руку, а другой рукой беря ремни саней.

– Вы часто спускались с этих горок в детстве? – поинтересовалась Элинор, когда они брели по снегу.

– Не очень. Мне не с кем было спускаться, а одному это не так интересно.

– Вы были одиноки в детстве? – спросила она и посмотрела на мужа. – Я тоже росла единственным ребенком, но не знала одиночества, потому что у меня много двоюродных братьев и сестер.

– И дядей и тетей впридачу, – добавил граф.

Она бросила на него настороженный взгляд. Но он улыбался, и в этой улыбке она не заметила насмешки.

– Всегда был рядом отец, – продолжала она, – веселый и жизнерадостный человек, пока не заболел. Вы увидели его, когда он уже был обречен.

Это воспоминание вызвало в памяти то, о чем хотелось забыть. Их брак, его причину и горечь раздоров, которую они оба внесли в него. Воцарилось молчание, неловкое молчание, пока он устанавливал санки на вершине крутого спуска. Наконец, выпрямившись, он посмотрел на нее.



Глава 12

Началось это, полагал он, в классе деревенской школы, когда Элинор повела себя не так, как от нее ждали. Но это не разгневало и не смутило его. Скорее наоборот, он вдруг позавидовал ей и даже восхитился. Потом эта мысль – провести детский праздник в поместье Гресвелл-Парк и пригласить не только учеников, но и их родителей. И все для того, чтобы порадовать Элинор, увидеть ее сияющие глаза и улыбку, в которой всегда был вызов. Затем Элинор предложила после детского концерта устроить праздник с угощением. Это позабавило его, вместо того чтобы рассердить.

Так было положено начало переменам. Конечно, во многом помогала ее семья, шумная, громогласная, охочая к забавам и приключениям, наделенная качествами, которые еще месяц назад он назвал бы вульгарными. А затея с катанием после ужина на санках? Это предлагалось всем, даже старшему поколению Трэнсомов, вместо того чтобы чинно коротать время в гостиной за привычными занятиями. Разве это предложение не повергло его в шок поначалу? Но потом он вдруг подумал: а почему бы не покататься с горок? Да, почему? Это была чертовски хорошая идея.

Она позволила ему получше узнать собственную жену. Несмотря на ее сдержанное молчание за столом, он понял, как зажгла ее идея покататься с горок. Ведь она была Трэнсом до мозга костей. Странно, что он этого не понял еще в Лондоне. Или она тщательно прятала это от него?

Еще перед тем как все отправились к горкам, граф заметил перемену в жене: походка ее стала быстрой и упругой, глаза радостно блестели. Ей едва удавалось скрывать свое нетерпение. Он продолжал следить за ней и потом, когда она каталась с горок, весело взвизгивая и крича, словно ей было девять лет, а не девятнадцать.

Ему хотелось быть с ней. Но хорошее воспитание – оно всегда противопоставляло себя простым человеческим радостям – заставило его оказывать внимание гостям. Он видел размолвку между Элинор и Уилфредом и догадывался, какие слова были произнесены. Во всяком случае, он надеялся, что угадал. Граф был рад тому, как Уилфред своей назойливостью сам убивает их чувство.

Именно эта мысль заставила его обратить внимание на то, что произошло между Элинор и Уилфредом во второй половине дня. Неужели для него так важно, чтобы чувство Элинор к ее кузену умерло? Чего он хотел? Чтобы Элинор любила своего мужа? Как всегда, он прогнал эту мысль. Однако Трэн-сомам уже удалось доказать ему, как порой тяжело и скучно нести груз привычек и традиций.

Ему хотелось быть рядом с молодой женой. Это была простая и очевидная правда. Иной он не знал – пока. Поэтому, успокоив и прокатив пару раз с горок одинокую Сьюзан, доказав ей, что это не страшно, и услышав от нее, что просто даже замечательно, он неторопливо направился к костру, где надеялся найти свою жену.

Их падение с санок в сугроб? В нем есть его вина? Он не был в этом уверен. Но оно было кстати. Как подарок судьбы. Он понял, что ему хотелось поцеловать ее так, как он целовал ее ночью. Но Элинор не склонна была отвечать на его нежность, которую, как он был уверен, он стал искренне испытывать к ней. После всего одного короткого, но жаркого поцелуя в ответ Элинор продолжала оставаться колючей недотрогой. Она снова заняла оборону. Такой он ее помнил в первые дни их знакомства. Но тогда он ничего не знал о ней и считал, что она настроена к нему враждебно.

– Хотите вернуться к костру? – спросил он и, обняв ее, повел через глубокий снег. Наконец они выбрались на тропу, и идти стало легче. Он видел по лицу Элинор, что она по-настоящему рассержена. Ей хотелось затеять шумную и откровенную ссору, а он отказал ей в этом. У него не было желания ссориться с ней. Он хотел смеяться и веселиться, как все. Приближаясь к костру, он намеренно замедлил шаг.

– Во всяком случае… – вдруг после долгого молчания произнесла Элинор, когда они совсем близко подошли к костру. Он горел весело и победоносно. Хворосту насобирали предостаточно, и можно было долго поддерживать огонь. Настоящий семейный костер Трэнсомов, подумал граф с удивлением, которое теперь не покидало его, – оно росло в нем и усиливалось, порой доставляя радость, –…смотреть на костер в лесу куда лучше, чем сидеть в гостиной и изображать хрупкую и болезненную английскую леди, – закончила свою мысль Элинор.

– А вы пробовали это делать? – с интересом полюбопытствовал граф. Он по-прежнему не собирался давать ей ни малейшей зацепки, чтобы затеять ссору. Сам же едва удерживался от смеха. Подойдя к костру совсем близко, он пропустил Элинор вперед и, став за ней, привлек ее к себе. Точно так стояли дядя Бен с тетей Юнис, Том с Бесси да и помолвленные Джордж и Мейбл, хотя в последнем случае в свете это посчиталось бы непозволительной вольностью. Прилюдно можно лишь коснуться руки леди, и то если она собственная жена.

Дядя Бен что-то рассказывал о небесных светилах:

– У меня есть собственная теория на этот счет. Чтобы достичь места, где родился младенец Иисус, путникам понадобилось куда больше времени, чем одна ночь. Они шли с Востока, сказано в Библии. А как далеко был Восток? На расстоянии мили или двух? А может, три царя <Три волхва. – Примеч. пер.> жили всего в миле отсюда?

– Ты не заметил, что в Библии ни слова не сказано о трех царях? – поправил его дядя Сэм.

– Ну пусть не три, – согласился дядя Бен, – пусть их было двенадцать. Двенадцать царей, живущих вдоль одной дороги? Нет, все они пришли издалека и были в пути дольше, чем одна ночь.

– Когда я вышла замуж за Бена, – вдруг перебила их тетя Юнис, – в первые годы в Рождество, когда наша гостиница бывала переполненной, я ждала, что вот к нам постучатся два усталых одиноких путника и попросятся переночевать. Я представляла, как поведу их в хлев и найду для них стойло и ясли.

Дядя Сэм довольно хихикнул.

– Кто скажет, глядя на нашу Юнис, что она такая романтическая натура?! – воскликнул он.

– Она действительно романтик, Бен, – сказал дядя Гарри. – Иначе никогда бы не вышла за тебя замуж.

Его слова были встречены дружным хохотом.

– Тебе повезло, Бен, – подтвердил дядя Сэм. – Признайся.

– Да, повезло, – согласился дядя Бен. – Когда-то я был недурен собой. Хотя вернемся к предмету нашего разговора. Дело в том, что звезда появилась там не только в ту единственную ночь.

– Она появляется каждый год, папа, – напомнила отцу Речел. Они с сэром Альбертом стояли так близко, что соприкасались плечами. Вид у них был задумчиво-романтичным, что не очень понравилось графу. – Ты ведь сам мне это говорил.

– Это верно, – произнес дядя Бен. – Она и сейчас там. Рождественская звезда. Вифлеемская звезда.

Наступила странная тишина, хотя у костра были в основном члены шумного клана Трэнсомов. Взоры всех устремились в темную бездну ночного неба. Темнота и звезды. Все будто ждали, что, опустив глаза, они увидят ясли, младенца в них, пастухов и приближающихся волхвов.

– Вот эта звезда, – сказала Мейбл так тихо, чтобы слышал только Джордж, и повернулась к нему, чтобы он успел незаметно ее поцеловать. Снова пренебрежение этикетом, подумал заметивший это граф, и легонько прикоснулся щекой к макушке Элинор.

– Да, это именно та звезда, – промолвила тетя Юнис. – Как странно встречать Рождество не дома, Бен. Ты думаешь, Джон Причард справляется без нас?

– Та, что поближе к луне, – пояснила Речел, и сэр Альберт еще ниже склонился к девушке, чтобы вместе с ней отыскать звезду, которая показалась ей самой яркой на небе.

– Я тоже вижу звезду, – шепнул жене граф Фаллоден и указал рукой вверх, надеясь, что запрокинутая голова Элинор неизбежно коснется его плеча.

Они смотрели на звездное небо, вспоминая о рождественском чуде, и граф впервые ощущал Рождество как праздник. Раньше это было посещением церковной мессы, отслуженной строго по канонам.

– Она прямо над нами, – возразила Элинор, – а должна быть здесь лишь завтра, в рождественскую ночь, разве не так?

– Завтра она уже будет над яслями, – пояснил граф. – А сегодня сияет для нас, чтобы нам было светло и тепло.

– Мне казалось, что вы не любите Рождество, – удивилась Элинор.

– Да, не люблю, – подтвердил граф. – Но прежде мне никто не предлагал смотреть на звезды. – Да к тому же с вами. Эти слова сами собой родились в его мозгу, но он не позволил им слететь с уст.

Элинор тихо засмеялась.

– Свою звезду найдет каждый, если поищет, не так ли? – спросила она.

– Звезды на небе всегда, – ответил граф. – Просто мы забываем поднимать голову и смотреть на них.

Голова Элинор все еще лежала на плече мужа. Вместе с ним она любовалась загадочным величием мироздания. Человек так часто забывает об этом, хотя все рядом, перед его очами, огромное, необъятное и полное тайн.

«Господи, – думал граф, – это моя жена. Она принадлежит мне. Она моя». Впервые в его жизни есть кто-то, кого он может считать близким. Это его семья! Она подарит ему тепло домашнего очага и дружбу. А он будет любить и беречь это сокровище. Что говорил ему старый Трэнсом о сокровище?

– Вифлеемской звездой для вас может стать любая звезда, если вы того пожелаете, – пояснил дядя Бен. – Любая, если ее свет сулит вам мир, надежду и любовь. Если вы почувствуете, что эта звезда ваша, так оно и будет.

Дядя Сэм опять тихонько хохотнул.

– Мальчишкой Бен стишки пописывал, – заметил он.

– Что ж, – подумав, сказал виконт Созерби. – Это красивая сказка. Она делает библейское предание о рождении Христа чем-то близким и личным.

– В таком случае это моя Вифлеемская звезда. Я выбираю ее, – шепнул граф на ушко жене. – Ваша и моя.

Элинор стояла не шелохнувшись, положив голову на его плечо. Она молчала. В этот короткий волшебный миг тишины, чувствуя Элинор рядом, граф испытал такую близость к ней, какой не испытывал ни к кому и никогда. Теперь он искренне поверил, что они стали единым целым, мужем и женой. Этот миг молчания для него стал мигом любви к Элинор.

Но полной тишины не было. У костра разговаривали, потрескивали, догорая, сучья. Внимание графа отвлеклось, и волшебство исчезло. Элинор была столь близка к нему, потому что он сам привлек ее к себе, а она, как послушная жена, покорилась. Она молчит, потому что ей нечего сказать, или сказала бы, да не хочет, чтобы это дошло до ушей ее родных. Возможно, она так же далека и враждебна, какой была до сих пор? Он вдруг почувствовал озноб, несмотря на жаркий огонь костра.

– Во всяком случае, – промолвил он сдержанно, – это всего лишь красивая фантазия, не так ли? Разве Рождество не время чудес и выдумок? – Опустив руки на ее плечи, граф слегка отстранил ее, затем отошел и направился к мужчинам, которые снегом тушили догорающий костер.

– Неплохо бы выпить горячего шоколаду, когда вернемся домой, – весело крикнул он так, чтобы все его услышали. – И глоток бренди, пока будут готовить шоколад. Вы согласны?

Уместное предложение графа было поддержано дружным хором голосов. Вскоре все веселой гурьбой направились к дому, как всегда говоря и слушая одновременно и даже пытаясь перекричать друг друга.

Элинор шла в компании тетушек, Бесси и кузины Сьюзан. Ей было холодно и одиноко, несмотря на веселый щебет ее спутниц. Она сама не понимала, что произошло с ней у костра, и была немного озадачена этим. Она прислонилась к мужу, ощущая за собой его крепкое плечо, на которое даже положила голову, сильные руки графа обхватили ее. Ей было хорошо, она это сознавала и чувствовала себя почти счастливой. В этот момент, вспомнив Уилфреда и спросив себя, была бы она более счастлива, если бы вместо графа ее обнимал он, Элинор поняла, что отнюдь не разочарована тем, как все сложилось.

Граф – ее муж, и им придется научиться жить вместе. А события прошедшего дня показали, что это не такая уж безнадежная перспектива, как казалось поначалу. В какой-то степени она даже привлекательна. В деревенской школе между ними возникло взаимопонимание, они даже обменялись улыбками. Граф не остался равнодушен к тому, что она рассказала ему о Речел, и обещал поговорить с сэром Альбертом. А поцелуй на горке в снегу… Элинор задумалась.

Потом были костер и его руки, охватившие ее, крепкое мужское плечо, на которое она положила голову, и его голос. Это он нашел звезду и назвал ее своей. Нет, это ее и его звезда, поправился тогда он. Их Вифлеемская звезда, свет которой приведет к надежде, покою и любви, если верить дядюшке Бену. А Элинор поверила. Нереальность происшедшего захватила ее врасплох. Она поверила и хотела верить всем своим сердцем и душой.

И вдруг этот голос, равнодушный, говорящий ей, что все это не более чем красивая выдумка. А потом он оставил ее одну, решив помочь тем, кто гасил костер. Теперь она снова одна. Одна со своими глупыми мыслями. Чуть больше месяца назад он женился на ней, хотя и видел ее только один раз, женился потому, что ему до зарезу нужны были деньги, чтобы расплатиться с долгами и продолжать вести привычный образ жизни в той роскоши, которая подобает графу. Она ничего для него не значит. Так, помеха, обуза, шокирующая его. Ему было стыдно за ее поведение в школе. Она не оправдала его ожиданий. Щеки Элинор вспыхнули от унижения и обиды.

Разве это так уж важно для нее, спрашивала она себя. Она совсем не хотела быть леди. Тем более графиней. Он сам заставил ее, чтобы получить деньги ее отца. Что ж, теперь он их получил вместе с ней. Но ему придется принимать ее такой, какая она есть. Провалиться ей на этом месте, если она изменится в угоду ему.

Есть еще надежда, утешал себя граф. Он должен убеждать себя в этом. Нужно только терпение. Не надо быть жадным, ведь нельзя получить все сразу. Невозможно коснуться Вифлеемской звезды, даже если она у тебя над головой и, кажется, до нее легко дотянуться рукой.

Элинор не полюбит его. Или, во всяком случае, не полюбит так, как он мечтает быть любимым. Их брак состоялся в силу неблагоприятных обстоятельств. Она не хотела выходить за него замуж и не принимает его мир. Она любила другого. Не следует надеяться на то, что она когда-нибудь полюбит своего мужа.

И все же надежда теплилась. Надежда остается всегда. Он должен поговорить с Элинор и кое-что рассказать ей. Между ними возникла преграда, и в значительной степени это произошло по его вине, так как, женившись, он решил, что нет особой необходимости в том, чтобы Элинор знала всю правду. Обременять жену такой правдой он считал ниже своего достоинства. Но теперь хотел, чтобы она знала все. Это было крайне важно для него.

Покинув свою спальню, граф легонько постучал в дверь, ведущую в гардеробную жены. Элинор была там и, сидя перед зеркалом, расчесывала свои густые с бронзовым отливом волосы.

– Кажется, наши гости получают удовольствие от пребывания здесь, – заметил граф и положил руки на плечи жены. Элинор отложила щетку.

– Да, – согласилась она, глядя на его отражение в зеркале. – И даже ваши друзья. Мне кажется, эти джентльмены очень одиноки. Не поэтому ли вы пригласили их?

– Я пригласил их и еще кое-кого, будучи сильно пьяным, – признался граф и тут же пожалел, что сказал это. Он чуть не добавил, что напился из-за того, что не знал, как избежать женитьбы на ней. – Я думаю, эта четверка приняла мое приглашение потому, что им просто некуда идти. Созерби потерял жену, она умерла два года назад при родах. Вам об этом известно?

– Нет, – тихо ответила Элинор. – Бедняга. Он хороший человек. Мне он нравится.

Она стояла перед ним, не пытаясь уйти. Его руки привычно, не спрашивая, коснулись мелких пуговичек у ворота ее ночной сорочки. Элинор посмотрела, как он это делает. Граф почувствовал, что в нем растет волнение. Она нужна ему. И не только в постели. Она нужна ему вся.

«Спокойно, – говорил он себе. – Терпение. Не требуй от нее слишком многого».

– Элинор, – произнес он, расстегивая последнюю пуговку, но не спуская сорочку с ее плеч. – Я женился на вас ради денег. Я готов признаться в этом. – Господи, подумал он, неужели надо было начать с этих ужасных слов? – Но вы не правильно поняли меня, – торопливо добавил он банальную фразу. Надо было хотя бы подготовиться, прежде чем открывать рот.

– Неужели? – Она подняла на него глаза. – Не напоминайте мне об этом, пожалуйста. И не сейчас. Вы хотите, чтобы я легла в постель?

– Я не карточный игрок, – не менял своего намерения граф, – и не сорил деньгами. Долги не мои.

– О, пожалуйста, прошу вас, – взмолилась Элинор и, поведя плечами, сбросила ночную сорочку. Она сама высвободила руки из рукавов, обнажила грудь и позволила сорочке соскользнуть к ногам. А затем, зажмурив глаза, сделала шаг к нему. – Я ничего не хочу слышать о деньгах. Это уже не имеет значения. Вы мой муж, и я ваша жена. Разве не так? Разве я не отдала вам себя в прошлую ночь и вы не получили то, что хотели?

«Принимаю тебя, покоряюсь тебе». Ее обнаженное тело прижалось к нему, глаза были послушно закрыты. И все потому, что она ему жена, потому что согласилась выйти за него замуж, чтобы выполнить волю умирающего отца. Она будет верна своему обещанию до конца жизни. Долг и честь. Ей неинтересны его объяснения.

Ему стало холодно, хотя ее теплое стройное тело прижималось к нему, и единственным, что разъединяло их, была его ночная сорочка. Он видел обнаженную грудь Элинор, ее отливающие бронзой волосы, рассыпавшиеся по плечам. Она казалась ему такой желанной. Он хотел любить и ласкать свою жену, а она готова была ему подчиниться.

Сердце его было холодным, а тело сжигала страсть.

– Я думал, что, возможно, – снова попытался граф, – вам захочется узнать меня получше. Может быть, нам удастся стать друзьями.

– Я вам нужна в постели. – В голосе Элинор было не меньше холода, чем в сердце графа. – Вы хотите, чтобы я прошла в спальню?

– Да, – согласился граф и смотрел, как она пересекла гардеробную, вошла в свою спальню и легла. Граф снял свою ночную сорочку и оставил ее на полу рядом с сорочкой Элинор.

Он хотел ее, признался он себе, глядя на нее, покорно лежавшую в постели и ждавшую его. Кровь, громко стучавшая в ушах, побежала по его телу вниз. Элинор нужна ему. Он готов взять ее не менее решительно и грубо, чем в первую ночь. Он жаждал ее. Но ее тело тоже жаждало его, оно было горячим и влажным, несмотря на спокойствие, написанное на лице Элинор. Они жаждали друг друга. Опустившись на нее, он более не сдерживал себя.

Но не все произошло так, как ему хотелось. Его тело спешило избавиться от груза желаний и получить удовлетворение, но разум был холоден, трезв и отчужден. В том, что происходило, главенствовала требовательная плоть, она брала от Элинор то, чего желала, отдавая ей лишь ее долю – надежду на ребенка.

Однако между ним и Элинор должно же быть что-то другое! Он ждал, чтобы это произошло. Он и она должны слиться не только телами. Ему хотелось, заглянув ей в глаза, увидеть ее душу, он ждал ее слов и сам жаждал открыться ей. Теперь он знал, что ему нужно. Вифлеемская звезда. На меньшее он не может согласиться.

Да, он желал ее. Это так. Но вместе с тем он желал большего.

Застонав, он с выдохом выплеснул в нее струю горячей жизни и почувствовал блаженное облегчение. Элинор лежала неподвижно, тихая и теплая под грузом его успокоившегося тела.

Они были мирами, независимыми друг от друга. Но его и Элинор связывали те узы, которыми природа навсегда связала мужчину и женщину. Он заронил в нее сейчас свое семя, и они, возможно, зачали новую жизнь. Планеты и миры существуют раздельно. Он с сожалением отпустил Элинор и лег рядом. Он вспомнил, что говорил у костра, когда попытался защитить свои чувства от ее упорного молчания. Он тогда сказал правду. Это были фантазии.

Ему надо уйти в свою спальню, думал граф. Элинор выполнила свои обязательства как жена. Теперь он должен дать ей отдохнуть. Завтра будет трудный день. Если он не уйдет, он не даст ей покоя. Он должен уйти…

Внезапно графа сморил сон.

Проснувшись, он не знал, как долго проспал, но, видимо, долго, так как огонь в камине погас и свечи догорели. Элинор беспокойно металась по подушке, словно искала кого-то, и тянулась к кому-то губами. Граф понял, что она спит и все это происходит с ней во сне, но не удержался и стал жадно целовать ее. По мере того как она успокаивалась, мысль о том, что так возбудило Элинор и кого она видела во сне, не могла не прийти ему в голову и не встревожить его. К кому она так жадно тянулась? Она была полна вожделения, и соски ее обнаженной груди были колючи, как шипы, когда он коснулся их ладонью. Он не стал гадать, кто мог быть ее возлюбленным во сне. Подняв Элинор, он опустил ее на себя так, чтобы ноги жены обхватили его тело, и, прижав ее к себе, проник в нее. Их тела соприкасались, он нашел ее рот, он целовал и любил ее, как никогда прежде, чувствуя ответную влагу ее желания. Она почти бессознательно подчинялась его ритму. Наконец он услышал их слитный крик и почувствовал, как затрепетала она, достигнув наслаждения. Элинор все еще дрожала, когда он натянул на них одеяло.

Нечто подобное произошло в их первую ночь, невольно вспомнил он. Но какая разница! Сейчас все было иначе. На этот раз она была с ним. С самого начала и до конца. Шаг за шагом.

– Элинор, – прошептал он.

Она спала.

«Элинор. Моя жена. Моя любовь. Моя любовь».

Еще какое-то время он боролся со сном. Тепло и разлившийся по телу покой располагали к размышлениям. Элинор так и заснула на нем. Они все еще были вместе.

Моя любовь. Это был волшебный сон. Рождественский сон. Возможно, утром все предстанет холодной реальностью. Он боялся уснуть, чтобы сон не исчез.

Но он снова уснул.



Глава 13

Сэра Альберта граф нашел в бильярдной. Там также были лорд Чарльз, Обри Эллис, его сын Уилфред и дядя Гарри. Какое-то время граф молча следил за игрой.

– Ух! – не без досады тихо воскликнул он, когда лорд Чарльз, дважды отлично сыграв в лузу, на третий раз промазал. Наконец, улучив минутку, граф шепнул сэру Альберту:

– Ты не прочь прогуляться со мной по галерее, Берти?

Сэр Альберт открыл было рот, чтобы отказаться, но, рассмотрев выражение лица графа, поставил кий к стене.

– Почему нет? – сказал он. – На дворе непогода, валит снег, началась метель. Не очень похоже на тихий сочельник.

– К полудню прояснится, – весело пообещал ему дядя Гарри, когда граф и его друг покидали бильярдную.

– Здесь мы не встретим дам, – произнес граф. – Камин в гостиной предпочтительнее холодной галереи. Мы будем здесь одни.

– Хотите обсудить что-то важное? – поинтересовался сэр Альберт, с улыбкой глядя на друга. – Почему мы должны быть одни, дружище?

Граф промолчал и плотно закрыл за собой дверь.

– Уф! – Сэр Альберт подошел к окнам, тянущимся вдоль одной стены. – Надеюсь, Галлис окажется прав и к полудню прояснится. Нет ничего хуже, чем сидеть в сочельник дома.

– Какие у тебя намерения относительно Речел Трэнсом? – без обиняков быстро спросил граф.

Сэр Альберт удивленно обвел глазами галерею.

– Намерения? Ради Бога, Рэндольф. Не делай из себя грозного патриарха семейства. Мне кажется, эту роль выполняет мясник… э-э… я хочу сказать, дядюшка Сэм Трэнсом.

– Ты постоянно оказываешь ей внимание, – заметил граф. – Вас видели в лесу, вы целовались.

– Я был бы олухом, если бы не воспользовался такой возможностью, – заявил сэр Альберт. – Ты хотя бы присмотрелся к ней? Разговаривал с ней?

– Она невинная девушка, Берти, – строго сказал граф, – и не подходит для твоих забав. Она дочь владельца гостиницы.

Сэр Альберт пожал плечами.

– Твоя жена – дочь торговца углем, – парировал он. – И неплохо справляется с ролью графини. Ты предупреждаешь меня, Рэндольф? Я не совсем понимаю, к чему ты клонишь?

– Я знаю твое отношение к «мещаночкам», – не выдержал граф.

Сэр Альберт в недоумении смотрел на него.

– Всего несколько недель назад ты мертвецки напился оттого, что тебе грозило жениться на одной из них, – ядовито проговорил он. – Ты так сильно погорел, что хочешь предостеречь меня от подобной ошибки? Ты находишь эту семейку чудовищно вульгарной?

– Совсем наоборот, дружище, – ответил граф. – Я завидую их жизнелюбию, сердечности и тому, как они привязаны друг к другу. Временами мне хочется быть членом этой семьи, а потом вспоминаю, что, женившись на Элинор, я уже стал им.

– Черт побери! – воскликнул сэр Альберт, глядя на друга с живым интересом. – Ты начинаешь влюбляться в собственную жену, Рэндольф?

Но граф не был расположен к шуткам, поэтому даже не улыбнулся, лицо его было сурово.

– Она рассказала мне, как ты пытался соблазнить ее в доме Хатчинсов два года назад, – сказал он.

– Она тебе рассказала? Значит, теперь ты знаешь, что это была она. – Сэр Альберт посерьезнел. – Не думаю, что я хотел тогда соблазнить ее, Рэндольф. Я просто позволил себе некоторые вольности, вот и все. Решил проверить, как далеко она разрешит мне зайти. Оказалось, что не очень далеко.

– Ты сделал это, потому что она была простолюдинкой? – Тон графа не сулил ничего доброго. – Ты не позволил бы себе этого с дочерью Хатчинса, не так ли, Берти?

Сэр Альберт нахмурился.

– Я должен отвечать за то, что было два года назад? – спросил он. – Вернее, за то, чего не было?

– Я не хочу, чтобы ты повторил это с Речел, – твердо произнес граф. – Вот и все, Берти. Она кузина моей жены и моя гостья. Для всех в моем доме она леди и заслуживает соответствующего отношения.

– Я все равно поцеловал бы ее вчера, будь она хоть трижды леди, – упрямо заявил сэр Альберт. – Я без ума от нее, если хочешь знать. Просто слов не нахожу. Она умнее лондонских барышень, украшающих собою, как мотыльки, бальные залы. И куда красивее их. К тому же я не обязан перед тобой отчитываться. Я предпочитаю сделать это перед ее отцом.

– Ты действительно собираешься это сделать? – Граф вздохнул с облегчением. – Значит, у тебя благородные намерения, Берти? Почему ты сказал мне, что Элинор вульгарна?

– Собственно, я не…

– Нет, ты сказал. Ты предположил, что она, возможно, та, кого ты видел у Хатчинсов. Помнишь, когда я тебе рассказал о предполагаемой своей женитьбе?

– Она действительно была вульгарной, – осмелел сэр Альберт. – Такой густой кокни, хоть ножом режь. И криклива, Рэндольф. А уж смеялась – хоть уши затыкай.

– Было это до того, как ты начал приставать к ней, Берти, или после? – поинтересовался граф.

– Я сначала не замечал этого, – ответил сэр Альберт. – Иначе едва ли захотел бы даже приблизиться к ней.

Граф понимающе кивнул.

– Ясно, – произнес он. – Это похоже на Элинор. Могу себе представить такую картину: сжатые кулаки, образно говоря, закатанные до локтей рукава, глаза мечут молнии.

– Я с трудом поверил, что передо мной одна и та же женщина, если хочешь знать, – серьезно заявил сэр Альберт. – Но знаешь, Рэнди, мне эта семейка нравится. Да и кому бы она не понравилась?. Они сумели сделать веселым Рождество, разве не так? Я даже забыл, что приехал к тебе поохотиться.

– Ты не сделаешь ничего плохого Ре-чел? – спросил его граф.

Сэр Альберт как-то виновато посмотрел на него.

– Понимаешь, я сделал все, чтобы держаться от нее подальше, – сказал он. – Сначала, наверное, из-за того, что она дочка трактирщика. Потом подумал, что у мамы, если я приведу ее к нам на смотрины, случится удар. Потом я решил избегать Речел, потому что боялся попасть в затруднительное положение, притом на глазах всей семьи. Чего мне никогда и в голову не приходило, Рэндольф, так это соблазнять Речел. Боже правый, за кого ты меня принимаешь?

– Значит, ты знаешь, как вести себя, – удовлетворенно ответил граф. – Но Элинор испугалась. Тебе действительно нравится эта девушка, Берти?

– У мамы будет удар, – задумчиво произнес сэр Альберт.

– Но тебе одному жить с Речел, Берти, – назидательно сказал другу граф.

– Я знаю. – Сэр Альберт почесал затылок. – Черт побери, вот задача, ты как считаешь? Может, мне держаться от нее подальше сегодня?

– Если сможешь, – согласился с ним граф. – Так ты проверишь свои чувства.

– Господи, дочь владельца придорожной гостиницы, дочь торговца углем. Разве это имеет значение, Рэндольф? Я спрашиваю тебя серьезно: это имеет значение?

– Для меня нет, – ответил граф. – Мне пора, пожалуй, к Элинор, может, ей понадобится помощь в подготовке бального зала. Она, видимо, захочет как-то украсить его для сегодняшнего концерта и детского праздника.

– Я, пожалуй, вернусь в бильярдную, – проговорил сэр Альберт. Однако его друг, встав в дверях, казалось, не собирался выпустить его. Граф как-то задумчиво глядел на приятеля, и тот в недоумении поднял брови.

– Прости, Берти, – обратился к нему граф. – Но я должен это сделать. Ради своей жены.

Выражение удивления на лице сэра Альберта сменилось испугом, а затем гримасой боли, когда граф нанес ему удар в скулу. Отшатнувшись, сэр Альберт не удержался на ногах и упал.

– Если ты требуешь удовлетворения, Берти, можешь хлестнуть меня перчаткой по лицу, – сказал граф. – Нам будет нетрудно найти секундантов и все решить без того, чтобы это стало известно в доме и дамам.

Сэр Альберт проверил, как работает его челюсть, и осторожно ощупал ее. Сидя на полу, он, нахмурившись, смотрел на графа.

– Влюбился, не так ли? – насмешливо спросил он. – Черт побери, Рэндольф, ведь ты любишь ее? Первый и, надеюсь, последний раз меня наказывают за то, что я совершил два года назад.

– Ты требуешь удовлетворения? – повторил граф.

Сэр Альберт протянул руку.

– Пока помоги мне встать, – произнес он. – Это то малое, что ты все же можешь для меня сделать. Теперь у меня будет чертовский синяк, и придется по крайней мере раз двадцать объяснять любопытствующим, как я его получил. Скажу, что налетел на косяк двери. Самое простое объяснение, какое придумывают в таких случаях, не так ли? И самое унизительное. Черт побери, Рэндольф, если ты наносишь удар, то хотя бы думай о последствиях. У меня голова будет гудеть целый месяц.

Граф помог приятелю подняться, а затем молча протянул ему руку. Сэр Альберт посмотрел на нее и без лишних объяснений молча пожал. Они вместе покинули галерею.

Элинор с нескрываемым удовольствием окинула взглядом бальный зал. Ранее казавшаяся ей слишком большой, пустой и неуютной, комната празднично преобразилась. Дети, подумала она, будут в восторге, да и их родители тоже. Она собиралась сама встречать их, когда они приедут. Понимая, что для некоторых из них, если не для всех, надо сделать приезд в Гресвелл-Парк приятным праздником, она хотела, чтобы все почувствовали себя здесь хорошо и свободно. Ведь всего пару месяцев назад она, в сущности, была простая Элинор Трэнсом.

Она радостно улыбалась, видя, как ее семья, так помогшая ей, тоже с удовольствием смотрит на плоды своих трудов. Ее муж полагал, что все надо поручить слугам. Он предложил ей и свою помощь, все еще не веря в способности семьи Трэнсомов. Но стоило ей только намекнуть за ленчем, как они загорелись этой мыслью. Половина из них тут же отправилась в лес за еловыми ветками, несмотря на то что метель едва кончилась. Тетя Берил и тетя Рут полезли на чердак, чтобы поискать, что там еще осталось от игрушек, хотя утверждали, что почти ничего уже нет. Лорд Созерби вызвался поехать в деревню за лентами. Мюриель, Мейбл и Джордж решили составить ему компанию.

Все с энтузиазмом готовили зал для праздника. До того как начнут съезжаться гости, осталось не более часа, а надо было еще переодеться и привести себя в порядок.

– Итак, Элли, – воскликнул дядя Сэм, отвесив Элинор галантный поклон, – что ты скажешь, если я приглашу тебя на вальс?

Элинор с игривым видом стала обмахиваться веером.

– Но, дядюшка, у меня все танцы обещаны. Моя карточка вся исписана. Мне очень жаль, – жеманничая, ответила Элинор.

Она рассмеялась, и дядюшка дружески обнял племянницу за плечи.

– Ты счастлива, Элли? – спросил он.

Она кивнула. Ее муж и мистер Бедкомб держали высокую лестницу, на самой верхушке которой стоял, опасно балансируя, сэр Альберт и прикреплял к люстре рождественские игрушки. Все трое сняли свои сюртуки. Элинор подумала, что этим молодым людям впервые доводится заниматься таким делом.

– Он хороший человек, Элли, – сказал дядя Сэм племяннице. – Твой отец сделал неплохой выбор. Хотя я думаю, моя девочка, ты тоже в этом поучаствовала. Ты его любишь, скажи?

Элинор опять кивнула. Да, она его любила. Элинор поняла это сознательно и по-настоящему вчера ночью, когда проснулась оттого, что он занимался с ней любовью, и почувствовала, что отвечает ему. Возможно даже, она первая начала это. У нее было такое чувство, будто так и вышло. Впрочем, какая разница. Главное, они любили друг друга. Это был акт супружеской близости, союз двух тел. Но и что-то большее. Что-то, чего она так страстно ждала и хотела, но до вчерашней ночи еще не понимала своих желаний.

Они любили друг друга. Иначе и нельзя назвать то, что произошло прошлой ночью. Физически это была страсть, и настоящая, потому что он взял ее без грубости и боли и ввел в мир приятных наслаждений и покоя, о которых она не ведала. Эмоционально же их союз был… О, у нее просто не хватит слов, чтобы описать все, что она чувствовала.

Но сегодня снова появились какие-то неуверенность и натянутость. Она проснулась, когда он снял ее с себя и положил рядом на постели. Он не промолвил ни слова при этом, хотя видел ее открытые глаза и знал, что она не спит. Он просто встал с постели, а затем повернулся и заботливо поправил одеяло, укутав ее до подбородка, и лишь на мгновение посмотрел ей в глаза. Но сегодня они дружелюбно переглядывались и обменивались словами. Между ними не было привычной холодности. Но не более.

Ничто не напоминало о том, какими страстными и нежными любовниками они стали в эту ночь. Не просто муж и жена в привычной супружеской близости. Или ей все это причудилось? Возможно, муж не разделяет этих ее ощущений?

– Да, – подтвердила Элинор. – Я люблю его, дядя Сэм. Как мне хотелось бы, чтобы папа был с нами! – Неожиданная жестокая боль и чувство какой-то пустоты напомнили ей об утрате, и в горле появился комок, мешавший дышать. Сознание того, что отец никогда не сможет увидеть ни этого зала, ни собравшейся в нем семьи, ощутимо ранило ее.

Дядя словно почувствовал это и ободряюще сжал ее плечо.

– И мне тоже этого хотелось бы, детка, – промолвил он.

Через зал к ним шел граф. Он улыбался, отряхивая с себя пыль.

– Получилось все замечательно, правда, дядя Сэм? – воскликнул он.

– Что я могу тебе сказать, мой мальчик? – ответил дядя Сэм, отпуская плечо Элинор и широко разводя руки. – Сразу видно, что за дело взялись Трэнсомы. Это вы претендуете на следующий танец с Элли? Мне она сказала, что все ее танцы расписаны.

– Вот как? – удивился граф. – Но мне, надеюсь, она не откажет, не так ли, как вы считаете, дядюшка Сэм? Я ее муж. Вальс, миледи?

Элинор рассмеялась.

– Как скажет дядя, – проговорила она. – Что касается меня, то мне так весело, что голова пошла кругом и я забыла счет танцам и какой объявлен сейчас. – Она забавно захлопала ресницами, изображая растерянность.

Взяв ее за руку, граф обвел зал взглядом, словно искал кого-то среди весело беседующего общества.

– Джесон! – наконец громко крикнул он, увидев того, кто был ему нужен. – Вальс, пожалуйста. Садись за фортепьяно. Ты согласен быть аккомпаниатором на нашем празднике?

Лорд Созерби прервал беседу с тетушками Берил и Рут, посмотрел на него непонимающим взглядом.

– Я отвлекся, чтобы передохнуть немного. Сейчас возьмусь за работу, граф. Что прикажете? Вальс так вальс.

– Миледи, – промолвил граф. – Это мой танец, не так ли?

Элинор сделала вид, что сверяется со своей воображаемой карточкой.

– Да, вы правы, милорд. – Она склонилась в низком реверансе. – Все как положено.

И закружилась в вальсе так, как ей довелось танцевать лишь в школьном зале, но она готова была поклясться на ста Библиях, что с графом она не танцевала, а парила в воздухе. Она улыбалась, смотрела ему в глаза, а он отвечал ей таким же взглядом, и чувствовала, как ее сердце переполняется счастьем. Граф, должно быть, испытывал те же чувства вчера ночью, думала она. Их чувство взаимно. Еще никогда им не было так хорошо вместе.

– Становится довольно тесно, вам не кажется, миледи? – Она, оглянувшись, увидела, что все ее кузины, тетушки и дядья, за редким исключением, вальсируют. Даже тетушка Рут кружится в объятиях отзывчивого мистера Бедкомба и готова вот-вот взвизгнуть от удовольствия.

– Рождество, – смеясь, промолвил граф, глядя на жену. – Оно сводит с ума даже самых рассудительных людей. Ничего, рассудок к нам вернется уже на следующей неделе.

Что он хотел сказать? Значит, всему виной Рождество? И только это? Неужели через неделю волшебство исчезнет, словно его и не было? Не оставит даже следа? Не будет больше хорошей дружбы и подшучиваний, воображаемых балов и танцев? Все исчезнет через неделю? Не будет любви?

– Надеюсь, что это не произойдет, – произнесла Элинор, и ее обрадовал огонек одобрения в глазах графа. Но он почти тут же повернулся к залу, когда музыка смолкла.

Сразу стало шумно, все заговорили, засмеялись.

– Нам, пожалуй, пора разойтись по. своим комнатам и переодеться, – громко сказал граф, надеясь, что все его слышат. – Это, разумеется, относится к тем, кто собирается побывать на концерте.

А желающих оказалось очень много, почти все, и снова вспыхнул шумный и живой обмен мнениями. Граф, глядя на все это, только улыбался.

Элинор почувствовала, как кто-то тронул ее за руку, и быстро обернулась.

– Миледи, – услышала она голос сэра Альберта Хэгли. – Не уделите ли вы мне минут пять? Могу я с вами поговорить?

Первой мыслью было отказать ему. Она всегда чувствовала какое-то смущение в обществе сэра Альберта и старалась избегать его. Ей казалось, что он делает то же самое.

– Конечно, – настороженно ответила она. – Может, мы пройдем в оранжерею?

Сказав это, она немедленно проследовала туда.

– Погода, кажется, улучшилась, – заметил сэр Альберт, рассеянно прикоснувшись к мягкому, похожему на зеленый бархат листку какого-то растения и глядя в широкие окна оранжереи.

– Думаю, да, и я очень рада за детишек и всех приглашенных. Да и за нас всех тоже. Теперь мы все сможем пойти вечером на мессу в церковь.

Наступила неловкая пауза. О чем он хочет говорить с ней, думала Элинор. Меньше всего она ожидала от него такой просьбы.

– Я должен извиниться перед вами, миледи, – внезапно сказал сэр Альберт и, отвернувшись от окна, посмотрел ей прямо в лицо.

Элинор вспомнила, как, гостя у своей одноклассницы Памелы, на первом же званом обеде обратила внимание на худощавого шатена с узким лицом и темными глазами. Тогда она нашла его привлекательным. Но, как оказалось, так было на первый взгляд. Однако теперь она понимала кузину Речел, влюбившуюся в него. Рассказывая Элинор о нем, Речел тоже произнесла слово «привлекательный».

– Надеюсь, я смогу это сделать, – продолжал сэр Альберт. – Мое поведение тогда было недопустимым, да и позднее тоже. Те, кого поставили на место и кого мучит стыд из-за этого, нередко прибегают к насмешке как наилучшему орудию отмщения. Я поступил тогда именно так и помню, что постарался склонить к этому и других. Вам тогда пришлось нелегко.

Господи, да ведь он говорит о том, что произошло два года назад! Элинор почувствовала, как краснеет.

– Да, мне тогда было нелегко, – призналась она. – Хотя я делала все, чтобы скрыть это.

Теперь чуть покраснел он.

– Кокни, – вспомнил он. – У вас это отлично получалось. И громкий смех. Я не подозревал тогда, что вы искусно разыгрывали меня и всех, что на самом деле вы такая же воспитанная леди, как любая из тех, с кем я… Как любая леди. Вы и есть леди.

Элинор вдруг охватило сомнение, словно она что-то заподозрила.

– Мой муж потребовал от вас этого? – наконец прямо спросила она.

– Нет, – заверил ее сэр Альберт. – Хотя сегодня утром он говорил со мной о мисс Трэнсом.

Элинор прикусила губу, чтобы не выдать себя.

– Вы не должны опасаться повторения того, что было два года назад, – поспешил успокоить ее сэр Альберт. – Я хочу сказать, с вашей кузиной. За то, что было, миледи, я приношу вам свои искренние извинения. Жаль, что тогда не нашлось никого, кто бы мог поставить меня на место.

Губы Элинор тронула улыбка.

– Благодарю вас, – сказала она. – Вы близкий друг моего мужа, не так ли? Сколько раз я желала, чтобы вы не были им. Мне было неприятно бывать в вашем обществе так часто, как это случалось.

– Да, я вас понимаю, – согласился с ней сэр Альберт, – я сам чувствовал себя по-идиотски. – Он протянул ей руку. –Вы пожмете мою руку, миледи, в знак нашего примирения? Мы можем быть друзьями?

– Я бы хотела, – ответила Элинор, подавая ему руку и отвечая на рукопожатие. В эту минуту она разглядела ссадину и синяк на его щеке и вспомнила, какие оживленные толки это вызвало за ленчем. – Кстати, относительно двери, на которую вы так неудачно налетели из-за собственной неосторожности, – промолвила она. – Возможно, это был всего лишь кулак моего мужа?

Посмотрев на нее, сэр Альберт поджал губы.

– Это все из-за Речел? – спросила Элинор. – Он не должен был так поступать.

– Из-за вас, – вынужден был пояснить сэр Альберт. – Из-за того, что я не проявил должного уважения к вам два года назад.

– О! – воскликнула Элинор и закрыла рот рукой, чтобы скрыть улыбку. Но глаза ее смеялись. – О! – не удержалась она.

– Вы, кажется, довольны, – произнес сэр Альберт, – но, поверьте, мне было чертовски больно. Вы рады тому, что он ударил меня, или тому, что вступился за вас, а это значит, что вы ему далеко не безразличны?

«Второе!», – хотелось крикнуть ей. Конечно, второе.

– Сэр Альберт, – взяв себя в руки, искренне проговорила она, – мне очень жаль, что ваша челюсть пострадала. И все же не считаете ли вы, что сочельник – самое лучшее время года? Не так ли?

– Признаюсь, у меня бывали куда лучшие дни. Но этот день можно исправить. Время еще есть. Могу я вам сказать, что кузен Рэндольфа все же заслуживает благодарности?

Элинор в недоумении смотрела на него.

Он тоже удивленно поднял брови, не понимая ее взгляда.

– Если бы не его кузен, Рэндольфу не встретить бы вас, а не встретив, не жениться. Вам понятен ход моей мысли?

– Какой кузен? – Элинор по-прежнему ничего не понимала. – Я, должно быть, чего-то не знаю? О ком вы говорите?

– О кузене Рэндольфа, бывшем графе Фаллодене, – пояснил сэр Альберт. – Об этом жалком подобии человека, прошу извинить меня за резкость, кто промотал все и залез в долги, потому что был игрок, да такие, что все должно было пойти с молотка, если бы он вовремя не отдал Богу душу. Рэндольф унаследовал одни долги, хотя мог бы отказаться оплачивать личные долги кузена. Но ваш отец сумел скупить все долговые векселя и закладную на имение Гресвелл-Парк. Вы должны были знать об этом. Разве не так? О Господи, что я такое говорю? Кажется, я слишком разболтался?

Элинор быстро положила руку на его локоть.

– Я знала, – успокоила она его. – Знала о долгах и почему он женился на мне. Только я думала, что это были долги моего мужа.

– Рэндольфа? – Сэр Альберт рассмеялся. – Это действительно комичная ситуация. Когда мы с ним учились в университете, да и после, он был единственным из нашей компании, кто научился жить по средствам, хотя они у него были ничтожными. Для вас это новость? Возможно, мне не следовало вам это говорить.

– Нет, наоборот. – Элинор одарила его счастливой улыбкой. – Наоборот. Я вам благодарна, мой друг. – Мило прикусив губку, она продолжала улыбаться, вспомнив, как граф сам пытался рассказать ей об этом вчера вечером. Но она по-прежнему не понимала, почему он так долго молчал. Правда, вчера она сама помешала ему рассказать ей обо всем. Ей хотелось его ласк и любви, а серьезный разговор мог все испортить – вернуть его к тому, почему он был вынужден жениться на ней. Ведь так уже было в их первую ночь. Она вспомнила свое безразличие, упрямое стремление скрывать от него свое желание тоже любить его, сказать ему, что ей нравится все, что он с ней делает. Ей надо было выслушать его. Все, что рассказал ей сэр Альберт, она должна была услышать из уст своего мужа.

– Мне надо приготовиться к встрече с детьми, – заторопилась Элинор и поспешила к двери. – Вы будете на концерте?

– Если я не буду там, – сказал сэр Альберт, – то окажусь в полном одиночестве. Конечно, я буду на концерте.

Когда он открыл перед нею дверь, она взяла его под руку, и они вместе вышли в холл, чтобы, поднявшись по лестнице, разойтись каждый по своим комнатам.

– Погода обязательно улучшится, обещаю вам, – заверила его Элинор на прощание. – Ведь это Рождество, не забывайте. Сейчас все должно казаться новым и прекрасным. Никому нельзя чувствовать себя несчастным в день Рождества, даже если у него болит челюсть. – Она весело рассмеялась, а сэр Альберт охотно улыбнулся.

Напевая что-то, Элинор проследовала в гардеробную и даже успела покружиться там в вальсе с воображаемым партнером. Лишь потом она решила вызвать горничную, хотя знала, что в ее распоряжении осталось полчаса или того меньше. Однако она не дернула за шнур звонка, остановленная внезапно пришедшей в голову мыслью.

Уилфред! За весь день она ни разу не вспомнила о своем кузене, хотя ее взгляд случайно останавливался на нем. Выходит, теперь ему совсем нет места в ее мыслях? А вот о муже она думает постоянно. И Элинор пришлось признаться себе: она любит его. Но неужели она также любит Уилфреда? Разве может такое быть?

Нет, конечно, она не любит Уилфреда. Он больше ничего для нее не значит. Следовательно, она непостоянна и легкомысленна? Неужели это так? Она изменчива в своих чувствах? Да, призналась она себе, замужество изменило ее. Вынужденная интимность с мужем заставила ее не только оценить его красивую внешность, но и узнать черты его характера. А после того, что рассказал ей сэр Альберт, она убедилась, что не ошиблась. Это верно, что граф женился на ней из-за денег. Но он сделал это, чтобы спасти родовое поместье, где он вырос. В последнее время она поняла, как ему дорог Гресвелл-Парк. Он женился на ней отнюдь не из эгоистического желания вести рассеянную жизнь светского гуляки.

Элинор тихо улыбнулась и закрыла глаза. Она любит мужа. Она наслаждалась этим новым для нее открытием, произнося вслух слова любви к нему. Может, он еще не влюблен в нее по-настоящему, но она чувствовала, как менялось его отношение к ней. Возможно даже, что он так и не полюбит ее, но сейчас она не станет мучить себя сомнениями. Сейчас Рождество, а в сочельник все может случиться. Она обещала отцу, что у нее будет радостное и веселое Рождество. И помнила слова отца, что когда-нибудь она будет счастлива в этом браке.

Что ж, она подождет.

Элинор с улыбкой повернулась к горничной, когда та вошла.



Глава 14

Граф Фаллоден поднялся в гардеробную жены, чтобы сопровождать ее в бальный зал.

– Мы вместе будем встречать гостей, – напомнил он ей, хотя сам не очень-то радовался этому. Он не помнил, чтобы раньше в Гресвелл-Парке происходило что-либо подобное, поэтому совсем не представлял, как должен вести себя, и даже немного жалел о своем несколько непродуманном предложении, сделанном в школе.

– Да, конечно! – воскликнула Элинор со счастливой улыбкой. – Для детей праздник в поместье будет большой радостью, вы согласны? Я вспоминаю, как в детстве мы с кузинами радовались этому. Сначала робость и томительное ожидание, а затем радость успеха и всеобщие поздравления. Все, мол, прошло отлично. Ведь взрослые щедры на похвалы даже в тех случаях, когда дети забывают слова или неловко падают во время представления, запутавшись в громоздких маскарадных костюмах.

Элинор была радостно взволнована и, очевидно, такой останется все праздники, подумал граф. Щеки ее рдели, она была прелестной и юной в свои девятнадцать лет. Он даже позавидовал тому, что она с такой радостью ждет довольно скучного, по его мнению, испытания для взрослых.

– Элинор, не ждите, что все будут без ума от радости. Для родителей, дедушек и бабушек прием, устраиваемый ради них хозяевами, – это событие, которое скорее смущает и пугает их. Большинству из них праздник не понравится и покажется пустой тратой времени, но в одном я убежден: они будут вспоминать и говорить о нем всю свою жизнь.

Элинор с недоумением смотрела на него.

– Что за глупости! – наконец воскликнула она и рассмеялась. – Вы можете отлично сыграть роль скучного и надменного графа, но не ждите, что я тоже буду скучной и всем недовольной графиней. – Кажется, она собралась затеять ссору, с опаской подумал граф. Но Элинор улыбалась, в глазах ее были смешинки.

– Вы не совсем так поняли меня, – поспешил сказать он. – Нам не нужно играть или не играть какие-то роли. Мы граф и графиня Фаллоден. Для этих людей мы высокие особы, внушающие некий трепет и страх.

Улыбка исчезла с лица Элинор.

– Вы предостерегаете меня? – медленно произнесла она. – Это так? Напоминаете о моем происхождении и предостерегаете от ошибок, боитесь, как бы я не уронила ваше достоинство своими вульгарными манерами, как это было вчера в школе, не так ли?

Кажется, она действительно хотела ссоры. Протянув руку, граф ласково провел костяшками согнутых пальцев по ее подбородку.

– Дикобраз, колючка! – промолвил он. – Пойдемте-ка вниз, иначе встречать будет некого. Вы мне нравитесь, Элинор, такой, какая вы есть. И мне понравилось, как вы вели себя в школе.

– Это правда? – недоверчиво и осторожно спросила Элинор. – Я не казалась вульгарной?

– Может быть, моя мать и не согласилась бы со мной, – ответил граф. – Но не моя бабушка.

– О! – успокоенно вздохнула Элинор и оперлась на его руку.

В любую минуту могли появиться гости, и граф опять почувствовал неясные опасения. Его пугала встреча в своем доме, да еще в зале для танцев, с теми, с кем он обычно встречался и разговаривал в поле или в их коттеджах. Он знал, что будет сдержан и любезен, как всегда, но это и пугало его. Он хотел, чтобы гости чувствовали себя непринужденно, получили удовольствие от концерта и успехов своих детишек.

Он посмотрел на Трэнсомов, хотя было неверно их всех объединять под одной фамилией, потому что здесь были семейства Галлисов и Уиксов и его друзья Джесон, Тим и Чарльз, да и Берти тоже. Они все сгрудились в ожидании гостей поближе к двери в бальный зал, перешучивались и смеялись несколько громче, чем обычно. Дядя Сэм, словно предвкушая удовольствие, довольно потирал руки.

– Как в добрые старые времена! – восклицал он, и его бас гудел еще гуще. – Ты помнишь, Элли, наши рождественские представления, когда тетя Айрин все время толкала меня в бок, чтобы я не засмеялся там, где не надо, и ненароком не обидел вас, детей?

– Это настоящее Рождество, – широко улыбался дядя Гарри. – Все как надо: детские концерты, праздники в доме. Какое без них Рождество? И молодое поколение научится этому и передаст дальше, не так ли, Элли? Теперь твоя очередь! А всем молодым желаю найти себе пару и как можно скорее! – Он довольно ухмылялся, слушая ответные возгласы молодежи.

– Что ж, чуть попозже я кое-что вам скажу на эту тему. После полуночи, – добавил он и подмигнул тете Берил.

Мейбл покраснела, как показалось графу, а Джордж с весьма довольным и гордым видом посмотрел на девушку.

– Начинайте концерт! – нетерпеливо крикнул дядя Бен. – А затем будут праздник и чаепитие. Сейчас Рождество, и животы у всех должны быть набиты до отказа. Что скажешь, Рэнди?

Граф почувствовал, что Элинор смотрит на него. Ее рука напряглась. Взглянув на нее, он увидел в ее глазах тревогу. Пару дней назад все это, возможно, и шокировало бы его. Но сегодня лишь позабавило.

– Что касается меня, дядя Бен, то я буду есть, пока на мне не лопнет сюртук.

Все рассмеялись, в том числе и сам граф. Но он тут же посерьезнел. По лестнице уже поднимались первые гости. У многих из них был вид, будто их ведут на заклание. Граф мысленно собрался и приготовился встречать их.

Но Трэнсомы и те, кто по своей живости мог вполне примкнуть к их клану, опередили его. Нет, они не были столь невоспитанны, чтобы оттеснить графа в сторону и не дать ему самому приветствовать гостей. Он каждому смог самолично пожать руку и сказать приветственные слова. Элинор рядом с ним делала то же самое и даже успела успокоить некоторых из женщин сообщением, что все дети уже прибыли и находятся в гостиной вместе со своей учительницей.

Однако все же Трэнсомы сердечнее всех пожимали руки, громче всех произносили приветствия, смеялись, успевали перекинуться словцом о прежних рождественских праздниках и провожали гостей в бальный зал, где усаживали их перед самодельной сценой и сами садились рядом, чтобы занять гостей беседой. Казалось, что Трэнсомов здесь не каких-нибудь два десятка, а целая сотня.

– Итак, – промолвил граф, глядя на жену, когда стало ясно, что все уже пришли и более ждать некого, – я не заметил страха перед господами, а тем более почтения.

– Мне жаль, – ответила Элинор, – если ваши ожидания не сбылись. Но я не буду просить у вас извинения за свою семью. Они помогли всем почувствовать себя непринужденно в гостях.

– И мне тоже, – произнес граф. Элинор с удивлением посмотрела на него. – Как я завидую вашим родственникам, Элинор! Они умеют наслаждаться жизнью. Как много человек теряет, делая и думая только так, как положено, следуя аристократическим канонам, порою убивающим простую радость.

Элинор, не отрывая глаз от его лица, улыбнулась ему с такой теплотой, что он на мгновение забыл, что его дом полон шумных гостей. Он тоже счастливо улыбнулся ей.

– Пойду посмотрю, возможно, мисс Брукс нуждается в моей помощи, – сказала Элинор. – Готова биться об заклад, если леди позволено биться об заклад, что у нее в последнюю минуту возникло множество неразрешимых проблем.

– У меня с языка был готов сорваться совет: не ходите туда! – воскликнул граф. – Поскольку появление графини лишь усугубит проблемы и создаст множество новых. Но я уже научился не совсем доверять своему языку. Поэтому говорю: идите!

Он чуть было не добавил «моя любовь», но вовремя удержался. Между ними была дружба, как они и договорились сначала в Лондоне, затем по пути в Гресвелл-Парк. Возможно, дружба стала переходить в нечто большее. Но он не должен делать никаких предположений относительно чувств Элинор к нему. Он не должен действовать поспешно.

Он смотрел, как быстро Элинор пересекла холл и скрылась в малой гостиной, где переодевались дети. Граф, успокоенный, почувствовал, что готов к тому, что произойдет в ближайшие час или два, и даже ожидал, что это доставит ему удовольствие. Опасения и дурное настроение исчезли. Странно, думал он. Кажется, маленькая графиня многому его учит, например, как быть хорошим графом и землевладельцем. Он думал, что будет учителем, а стал учеником.

«Мещаночка». Дочь торговца углем. Элинор. Его жена. Его возлюбленная. Он улыбался, глядя вслед ее удаляющейся фигурке, а потом повернулся и направился в бальный зал. Шум разговоров утих, как только он вошел. Кое-кто из работников графа попробовал встать, но его улыбка и кивок головой успокоили их. Он прошел, сел сзади и снова вспомнил слова дяди Гарри.

Да, это настоящее Рождество, с детским концертом, волнением и ожиданием. И теплым чувством общности. Как хорошо, что он познал его и наконец у него есть Рождество! Какая удача, что старый мистер Трэнсом, в спешке решая свои земные дела, обратил взор и на него, когда искал, кому вручить судьбу любимой дочери!

И вдруг ему захотелось, чтобы старик был жив и он, граф, мог бы отблагодарить его.

Все уже собрались и ждут, заверила детей Элинор. Все с нетерпением ждут концерта. Никто, разумеется, не забудет своих строк или шага в танце. В такой важный момент этого с ними не случится. Но если, что почти невозможно, такое вдруг произойдет, мисс Брукс обязательно поможет, а папы и мамы все равно будут ими гордиться. Она сама ждет не дождется их представления, заверила детей Элинор. Она тоже волнуется вместе с ними.

Дети все же были возбуждены, когда она их оставила, а мисс Брукс – как натянутая струна, готовая лопнуть. И все же Элинор удалось оставить их в радостном возбуждении, а не в нервном страхе. Спеша в зал, она улыбалась, вспоминая слова дяди Гарри. Пришел ее черед рожать и воспитывать детей и учить их, как праздновать Рождество.

Она надеялась, что скоро это произойдет. Две ночи, и, возможно… это уже произошло. Нет, она не должна ждать, что все произойдет так скоро. Ведь если надежды не оправдаются, ее ждет разочарование. Надо запастись терпением. Надо надеяться, что ее муж, пообещав приходить каждую ночь, не передумает. Если не в этом месяце, то в следующем или еще через месяц это сбудется. У нее будет ребенок. Его ребенок.

Улыбающаяся Элинор вошла в зал – разговоры сразу же стихли.

– Дети готовы, – сказала она. – Если их ноги так же быстры, как желание порадовать вас, то через несколько минут они будут здесь.

Под общий веселый смех графиня заняла свое место рядом с мужем. Сев, она протянула ему руку, и он взял ее. Лишь потом она поняла, что этого не стоило делать. Теперь он не сможет отпустить ее руку, потому что все это заметят. Но граф, нежно сжав ладошку Элинор, положил ее себе на колено.

– О, милорд, я так рада, что вы предложили устроить праздник в поместье, – промолвила она.

– Вы так считаете? – ответил граф. – Я также рад.

И прежде чем она осознала, что нечто новое возникло в их отношениях, в дверях зала появилась мисс Брукс, а за ней цепочка странно молчаливых детей. В зале воцарилась тишина. Наконец ее нарушил громкий хлопок. Мудрый дядя Сэм захлопал в ладоши. Под всеобщие аплодисменты дети поднялись на подиум, чтобы открыть концерт двумя рождественскими песнями. Три или четыре высоких детских голоска пели чисто и в тон, остальные же, опустившись до самой низкой октавы, что-то бормотали под звуки фортепьяно.

В программе концерта были хоровое и сольное исполнение, дуэты, чтение стихов и танцы. А в самом конце – рождественское представление, в котором участвовали все дети. Мисс Брукс благоразумно поручила каждому из них сказать несколько слов. Малышка, игравшая роль Девы Марии, произнесла свои слова таким тихим шепотом, что не услышал бы даже младенец Иисус. Зато муж Марии Иосиф говорил басом, которому позавидовал бы даже дядя Сэм. Игравшая Ангела Господня девочка забыла свои слова, а пастухи затеяли возню, надеясь, что мисс Брукс воспользуется шумом и незаметно подскажет их; один из пастухов хотел стукнуть посохом по полу, а угодил по босой ноге другого, и тот от неожиданности произнес слова, которых не было в Писании, да еще запрыгал от боли на одной ноге, что было уж совсем ни к чему. Случились и другие накладки: у одного из волхвов, когда он склонился к яслям с младенцем с дарами, съехал на глаза тюрбан, и Дева Мария бросилась помочь ему поправить его; хор, изображавший Святого Духа, не пел, а скорее мычал.

Но все прошло прекрасно. Не только потому, что зрителями были родители, дедушки и бабушки, преисполненные гордости и радости за своих чад. Нет, не только поэтому. А потому, что это был рождественский рассказ, пусть не совсем безупречно поведанный зрителям. Родился Иисус, произошло чудо, внушающее благоговейный трепет и чувство счастья. За ним рано или поздно, хотя об этом и слова не было сказано, последует Пасха. Рождение младенца всегда чудо, означающее, что с ним на землю приходит любовь.

– Ох! – облегченно вздохнула Элинор, глядя на мужа, когда дети, раскланявшись, покинули зал. Уходили они, значительно повеселев и ободрившись. Но Элинор ничего уже не замечала. Она была поглощена только собой. Ее рука все еще оставалась в руке мужа, хотя он несколько раз выпускал ее, когда надо было аплодировать детям.

Граф поднял ее руку к губам.

– Я должен пойти к гостям и напомнить им, что они все приглашены на праздник с угощением, – промолвил он. – Хотите пойти со мной, Элинор?

Она сопровождала его, когда он поднялся на подиум. Они держались за руки, и Элинор улыбалась всем, хвалила детишек и их учительницу и приглашала всех остаться. Детей ждут игры и чай. Она почувствовала, как благожелательно восприняли приглашение все, кто работал у ее мужа. Что ж, возможно, они никогда не станут настоящими друзьями, граф и она, между ними всегда будет дистанция, так же как они не смогут быть друзьями с этими людьми, хотят они этого или нет. Она графиня, а ее муж – граф. Может, так и должно быть. Ее муж нес ответственность за всех них и их благополучие. Но их благожелательности и уважения было достаточно. Эти чувства куда приятнее, чем страх и отстраненное почтение.

Вначале были задуманы игры для детей и чай для всех. Но тогда никто не рассчитывал, что во всем будут участвовать Трэнсомы, а все они взрослые, кроме двух подростков, и что, когда речь заходит об играх, все становятся сердцем юны, как дети.

Когда была объявлена игра «Путь в Иерусалим», дядя Сэм немедленно приступил к подготовке: он поставил в ряд стулья в центре зала и своим зычным басом велел детям сесть на них, оставив около десятка стульев свободными. Их заняли Элинор, дядя Бен, Джордж, Мейбл и еще кое-кто из радостно поощряемых детишками менее робких родителей. И шумная и веселая игра началась и длилась до тех пор, пока в ней не осталось ни одного взрослого. Но таков был уговор: в каждой игре побеждал кто-то из детей.

Когда же очередь дошла до жмурок, не выдержала даже тетя Рут и изъявила желание участвовать, заявив, что так давно в них не играла. Правда, она потребовала, чтобы Мюриель присоединилась к ней. Тут уж не устоял от соблазна виконт Созерби, за ним последовали Джейн и Гарви и с десяток поселян из деревушки. Разумеется, участвовала, к великой радости детей, и Элинор, которой шумная гурьба детишек с почестями завязала глаза первой.

Вечер удался, гости или участвовали в играх, или с улыбкой и одобрением следили за успехами своих близких. Преподобный отец Блодел, разумеется, не мог не сказать графу, какое впечатление на него произвели внимание и забота хозяев поместья и какую благодарность чувствуют к нему родители детей. Граф неожиданно поймал себя на том, что и сам не прочь поучаствовать в веселых играх.

Когда же миссис Блодел, поймав его, стала зачитывать ему конспект недопустимо длинной речи ее мужа, граф понял, что выбора у него нет. Как раз в это время в зале шла подготовка к эстафете. В каждой команде полагалось иметь двух взрослых и пятерых детей.

– Команду номер один возглавит граф Фаллоден, – внезапно громогласно объявил дядюшка Сэм, – а команду номер два – сэр Альберт, затем…

Эстафета! Боже правый, граф этого не ожидал. И тем не менее он шагнул вперед и пересек зал. Вторым взрослым членом его команды была Элинор. В команде номер два соответственно партнером сэра Альберта стала Речел. Такой поворот событий дал графу возможность убедиться в искренней доброжелательности к нему его гостей. Раздались одобрительный свист, возгласы, шутки. Граф улыбался.

– Как все это делается? – спросил он, пока формировались остальные команды.

– Надо влезть в мешок, – объяснила Элинор, – завязать его на поясе и, поддерживая руками, проскакать в другой конец зала и так же вернуться обратно. Затем передать мешок мне.

Элинор рассказывала ему все это с веселым смехом, к которому присоединились и остальные члены его команды.

– Это так просто, милорд, – успокоил его какой-то мальчик. – Главное – не упасть.

– Не упасть? – нахмурился граф, что снова вызвало взрыв дружного смеха. – А что делать, если я упаду?

Но дядя Сэм уже призвал всех к тишине, готовясь отдать команду всем участникам влезть в мешки.

– Приготовьтесь все! Слушайте мою команду! Побежали!..

Граф вскоре узнал, что приходится делать, когда упадешь. Пришлось беспомощно кататься или ползти, безуспешно пытаясь встать на ноги. Все это вызывало необычайное веселье и насмешки у зрителей, вопли и стоны отчаяния у членов команды. В конце концов оставалось вылезти из мешка и передать его кому-то другому из команды. Не обошлось и без ссадин на локте, а уж о смехе и шутках говорить нечего.

Его жене это удалось лучше, видимо, помогла многолетняя практика, подумал граф, помогая дамам, которым не повезло, как и ему, подняться с пола. В третьем забеге его команда вышла на третье место, но в пятом она уже была на втором и в конце концов завершила соревнование, заняв второе место.

– Что ж, – со смехом успокаивал свою команду граф, – это было достаточно весело. Разве обязательно занимать первое место? Лично меня вполне устраивает второе.

Появились лакеи с подносами, на которых были напитки и еда, и, пока их хозяин помогал тете Катерине закончить пробег, накрыли столы в противоположной части зала. Граф, обратившись к несколько уставшим и растрепанным гостям, пригласил их выпить чаю и отведать всего, что было на столах. Он предложил нарушить заведенный порядок и дать возможность детям быть первыми. Шумная толпа детворы радостно обступила столы. Самым большим успехом пользовались холодный лимонад и фруктовый пунш.

А потом, когда уже казалось, что праздник подходит к концу, объявили танцы, и, как ни странно, начали с простых народных мелодий, которые обычно исполняются в праздники на лугу. А здесь под эту музыку охотно танцевали гости графа. Трудно сказать, кто предложил это, но на сей раз не дядя Сэм. Когда дядя Сэм что-либо затевает, он не делает из этого секрета. Мисс Брукс села за фортепьяно, а потом ее сменил виконт Созерби. В танцах приняли участие все, но дети, молодежь и взрослые танцевали отдельно.

Неожиданно прервав одну из мелодий, виконт Созерби вдруг заиграл вальс. Это на мгновение сбило с толку танцующих, многие остановились, глядя, как кружатся те пары, которым удалось перейти на ритм вальса. Те же смеялись и, перестраиваясь, смотрели себе под ноги. Даже дети попытались это сделать.

Граф с женой кружились в вальсе, и ему казалось, что он не испытывал бы такой легкости и веселья, танцуя на пышном балу под звуки целого оркестра. Придет время, и они с Элинор испробуют и это, думал он. Когда-нибудь, когда официально кончится траур и они вернутся в Лондон. Он совсем не жаждал возвращения в столицу, к ее развлечениям. Он думал о том, что ему вполне нравится его жизнь в Гресвелл-Парке и он готов никуда не уезжать из поместья, если его установившаяся дружба с Элинор, а возможно, и нечто большее, чем дружба, продлится и окрепнет. Если через несколько дней они вдруг не обнаружат, что это всего лишь рождественские чудеса, не больше.

Берти, как видел граф, танцевал с Речел. Они о чем-то шептались. Все окружающее их не интересовало. Ведь Берти твердо решил избегать ее сегодня. Граф подумал, что, возможно, дядя Бен ждет официального предложения, которое последует с минуты на минуту, а Берти все еще колеблется. Ведь он и девушка знакомы только неделю. Это вполне может быть всего лишь легким флиртом в Рождество.

Однако вид этой пары говорил о чем-то большем, чем рождественский флирт.

Прошел еще час, музыка стихла, и гостей опять потянуло к фруктовому пуншу, а затем, словно по сигналу, все стали прощаться, разрумяненные, полные благодарности графу и графине, стоявшим в дверях. Это был самый чудесный вечер, утверждали гости, и хотелось верить, что их заверения чистосердечны.

– Счастливого Рождества, милорд и миледи.

– Счастливого Рождества, мистер и миссис Меллори, и тебе тоже, Майкл. Ты хорошо сыграл роль волхва.

Наконец ушли последние из гостей. Дядя Сэм и кузины уже принялись собирать оставшиеся после представления шары, котомки и прочие вещи и предметы. Тетя Рут радовалась, что все прошло как в былые дни, и расхваливала великодушие его сиятельства графа и дорогой Элли, устроивших им такой замечательный праздник. Словно все это было сделано ради семьи Трэнсомов.

– Я не хотел этого говорить при чужих, – воскликнул дядя Гарри, глядя на графа и Элинор и хитро улыбаясь, – но посмотрите, под чем вы стоите!

Такие слова в сочельник могли означать лишь одно. Граф, подняв голову, увидел то, что ожидал, – ветку омелы над дверью.

– Спасибо, дядя Гарри, – поблагодарил он. – Глупо не воспользоваться такой приметой, не правда ли?

Он привлек к себе Элинор и поцеловал ее. Поцелуй был долгим и вызвал шумное одобрение всего клана Трэнсомов. Кто-то, не удержавшись, даже свистнул.

Он не поверил бы раньше, подумал граф, глядя в глаза жены, что сможет быть таким счастливым, как в этот короткий миг. Загадывать дальше не хотелось.

– Счастливого Рождества, Элинор, – промолвил он.

– Счастливого Рождества, э-э… Рэ… Рэндольф, – ответила она.



Глава 15

Ужин был перенесен на более поздний час, поскольку детский праздник затянулся дольше, чем все ожидали. Дядя Бен не увидел в этом ничего необычного, и все с ним дружно согласились. Чаепитие после концерта было с довольно щедрым угощением, и, чтобы отдать должное ужину, понадобится еще некоторое время. А не отужинать в сочельник так, как положено, означало бы глубоко обидеть главную стряпуху Гресвелл-Парка, чего эта хлебосольная и добрая женщина никак не заслуживала.

Перерыв между ужином и мессой в церкви соответственно сократился до полутора часов. Но прежде чем кто-то предложил, чем занять это время, или успел распорядиться, чтобы подали чай, из деревни прибыли ряженые. Раскрасневшиеся от морозца, с нотами под мышкой, они заполнили холл, наследив на полу мокрой от тающего снега обувью.

В поместье, порядком отстоявшее от деревушки, они заходили в последнюю очередь, обойдя деревню и близлежащие коттеджи, поэтому всегда жалели, что приходится так скучно заканчивать свой веселый поход. Но тут их ждал неожиданный сюрприз. В прежние времена владелец поместья обычно появлялся на лестничной площадке лишь к концу песнопений, сдержанно кланялся, желал счастливого Рождества и тут же уходил. Его родители, граф и графиня Фаллоден, встречали ряженых, тоже не спускаясь к ним в холл, дружелюбно раскланивались, но прослушивали пение с начала до конца, благодарили и, отдав слугам распоряжение принести угощение, тоже удалялись в свои апартаменты.

Совсем иначе повел себя новый владелец поместья, которого те из ряженых, кто был постарше, помнили еще мальчиком, тихим, не по летам серьезным и немного печальным. Он вместе с молодой графиней вышел на лестничную площадку еще до того, как закрылась дверь за последним вошедшим ряженым. Граф и графиня рука об руку спустились в холл, а за ними последовали и все их многочисленные гости, оказавшиеся шумными и веселыми родственниками молодой графини.

Не успели ряженые запеть первую обрядовую песню, как к ним присоединились голоса присутствующих, и вскоре пели все, даже, как с удивлением заметили поселяне, и сам молодой граф.

Обычно в каждом доме ряженые исполняли не более четырех песен, а в поместье пытались ограничиться тремя. Сейчас им не удалось бы закончить на четвертой песне, даже если бы они захотели. В холле звучала одна песня за другой, и у лакеев, стоявших навытяжку у двери, был такой вид, будто они вот-вот присоединятся к общему хору.

Наконец граф кивком дал знак слугам вносить угощение: пиво с пряностями, горячий сидр и пирожки с миндалем и изюмом. После угощения ряженые, да и все остальные, включая графа и графиню, спели еще одну песню. Затем начались шумные поздравления, крепкие рукопожатия, и ряженые отбыли, провожаемые дружескими напутствиями, хотя через час и тем и другим предстояло вновь встретиться в церкви на вечерней мессе.

Между женщинами тут же состоялся оживленный обмен мнениями, каким образом можно всем добраться до деревушки только на двух имеющихся в поместье санях. Видимо, не избежать нескольких поездок, разумно заключила тетя Берил. Мужчины, разумеется, поедут верхом, высказала свое предположение тетя Юнис. А тетушка Рут благоразумно заметила, что если пренебречь некоторыми неудобствами, то в одни сани можно сесть втроем.

Конечно, не обойдется без скучных ожиданий в церкви, пока все не приедут, и треволнений тех, кто еще остался в поместье и опасается, что они опоздают на мессу. Впрочем, вскоре все пришли к выводу, что молодежь вполне способна добраться до деревушки и церкви пешком. Это всего лишь какая-нибудь миля, не больше. Вечер был ясным и тихим, как и накануне.

Если на то пошло, заявила тетя Берил, она тоже готова присоединиться к молодежи. Ее поддержала тетя Катерина, пояснив, что это пойдет им только на пользу, учитывая, сколько они съели в эти последние часы. Ведь смогли же они дойти пешком до горок и леса, напомнила всем тетя Айрин, такое же расстояние отделяет их от церкви. Что ж, если все согласны идти пешком, храбро объявила тетушка Рут, нет надобности ради нее одной закладывать сани. Она тоже пойдет пешком. Кто-нибудь, например, Сэм или Бен, а то и Обри охотно понесет ее, если она устанет. Но она уверена, что до этого не дойдет, она справится.

Граф так и не успел предупредить всех, что распорядился приготовить и сани, и оба экипажа, которые могут доставить гостей в церковь. Все было решено: они пойдут в деревню пешком. Граф, улыбнувшись про себя, отменил свое распоряжение относительно саней и экипажей. Никого из дам не беспокоило, что в церковь они явятся с красными носами и все в снегу.

В церкви Элинор увидела много знакомых лиц, теперь она даже знала их имена. Это были торговцы и богатые арендаторы, с которыми она познакомилась в день приезда в Гресвелл-Парк, крестьяне и мелкие арендаторы, которых она навещала в коттеджах по их приглашению или сама заходила к ним с корзиной еды и лекарствами. Были здесь деревенские бедняки, гости детского праздника и, конечно, ряженые.

Она улыбалась им, направляясь с мужем по проходу к своим скамьям, и ей улыбались в ответ. Что ж, возможно, совсем неплохо быть графиней. Элинор особенно ласково улыбнулась миссис Ричарде, которая была не на шутку больна, когда неделю назад она навестила ее.

В центре перед алтарем стояло изображение сцены Рождества Христова. Играл орган, звонили колокола. Элинор опустилась на скамью и облегченно вздохнула, наслаждаясь торжественной атмосферой рождественской мессы. Это было самое замечательное Рождество в ее жизни, хотя для нее это всегда лучшее время в году.

Если бы… Она проследила за рукой мужа, потянувшегося к Библии. Нет, она не должна пытаться коснуться рукой Вифлеемской звезды. Ей надо быть довольной тем, что у нее есть. А то, что у нее есть, – не так уж мало, если сравнить с началом ее, как она считала, чрезвычайно неудачного брака. Если установившаяся между нею и графом дружба, даже теплота, продолжится и после Рождества, когда гости уедут, она будет удовлетворена своей жизнью.

Во всяком случае, почти удовлетворена.

Но внезапно о себе напомнило чувство вины. Она считала это Рождество лучшим в своей жизни. А как же смерть отца? Его нет с ней.

Он ушел навсегда. Она вспомнила его последние часы, как ему привиделась ее покойная мать и он разговаривал с ней. Отца нет, а она весело празднует Рождество, хотя со дня его смерти прошло менее двух месяцев. Но он сам просил ее, чтобы Рождество было веселым.

Больно сжалось горло, и Элинор с трудом глотнула воздух. Преподобный Блодел начинал службу.

Не все прихожане разошлись по домам после мессы. Большая их группа осталась на паперти еще примерно на полчаса, обмениваясь поздравлениями и рукопожатиями, слушая торжественный перезвон колоколов. Граф на одно мгновение вдруг подумал, что ничуть теперь не удивится, если окажется, что все жители деревушки и прилегающих ферм приглашены в Гресвелл-Парк. Но такого, к счастью, не произошло. Все наконец отправились по домам.

Возвращались в поместье шумной, веселой гурьбой, даже бросались снежками. Расшалившаяся молодежь, к которой присоединился и лорд Чарльз, бросила взвизгивающую от страха тихоню Сьюзан в придорожный сугроб. Вскоре кое-кто стал заметно отставать, как, например, Джордж и Мейбл, а за ними и лорд Созерби с Мюриель, которые, казалось, только что со всеми покинули деревню, ну и, конечно, сэр Альберт с Речел.

Графу самому захотелось последовать их примеру и ненароком отстать вместе с молодой женой. Но не мог же он остановиться и, пропустив всех вперед, таким образом наконец остаться с Элинор наедине, и все для того, чтобы обнять ее и снова целовать под звездным рождественским небом. Придется подождать до ночи. Хотя бы в этом у него было преимущество перед неженатыми парами.

– Вам известно, что сэр Альберт сегодня днем разговаривал со мной? – неожиданно спросила графа Элинор.

– Я слышал, как он просил вас оказать ему эту честь, – ответил граф, посмотрев на жену.

– Он извинился передо мной, – пояснила Элинор. – За свое недостойное поведение два года назад.

– Значит, извинился? Что ж, я этому рад, – произнес граф. – Вам он всегда не нравился, Элинор, не так ли? Теперь что-то изменилось?

– Да, – промолвила она. – Теперь я не чувствую неприятного недоумения, когда мы встречаемся взглядом. Зачем вы ударили его?

– Он сказал вам об этом? – нахмурился граф.

– Нет, – возразила Элинор. – Но у людей, налетевших на косяк двери, синяк не может оказаться под подбородком. Если, конечно, дверь не ниже человеческого роста. Зачем вы это сделали?

Граф пожал плечами.

– Предоставляю вам самой делать предположения, – проговорил он.

– Он сказал мне еще кое-что, – заметила Элинор. – Кажется, именно то, что вы хотели мне сами рассказать вчера вечером, но я помешала вам. Это были не ваши долги, не так ли?

– Они были огромными, – сказал граф, – и некоторые из них – долги ростовщикам. Ваш отец выкупил их все. У меня никогда не было опыта делать долги.

– Итак, – тихо заключила Элинор, – получается, что ни у кого из нас не было каких-то особенно неблаговидных целей для вступления в этот брак, не так ли?

– Если забыть о том, что брак совершен исключительно из-за денег и только потому, что этого хотел ваш отец.

Ему не следовало так говорить. Он почувствовал это, даже не закончив фразу.

– Таким образом, – продолжила Элинор, и граф по ее голосу понял, как она напряжена, – вы хотите всю вину возложить на моего отца? Выкупив все ваши долги, он лишил вас выбора. Он убедил и меня согласиться с его решением. Мы с вами виноваты лишь в том, что оказались слабовольными.

– Полагаю, вы правы, – ответил граф после недолгой паузы.

– В таком случае во всем виноват мой отец, – повторила Элинор. – Но он умер, а мы живы. Неужели не было никакой надежды на то, что это будет более или менее сносный брак, как вы считаете? – произнесла Элинор убитым голосом, в котором, ему показалось, прозвучала мольба. Или, может, он ошибся? Он готов был согласиться с ней. Конечно, она права. Надежды не было. Скорее наоборот. Их брак был обречен на полную неудачу, как он того и ожидал вначале. Но получилось совершенно иначе. Каким-то образом, несмотря на все трудности и препятствия, они установили вполне приемлемые для обоих отношения, при которых у них были условия для согласия и, возможно, даже счастья.

Нет, он не хочет соглашаться с Элинор, да она и не ждет этого. Она задала вопрос только потому, что хотела услышать его возражения. Да, это так. Он слишком хорошо знал ее. Она тоже мечтала о счастливом браке.

– Да, пожалуй, надежды не было, – согласился с ней граф, – но…

Но в эту минуту тетушки Берил и Рут, догнав их, поравнялись с ними.

– Рут немного устала, – со свойственной ей прямотой объявила тетя Берил. – Вы не против, если она обопрется о вашу руку, милорд?

– Конечно! – воскликнул граф, взяв тетю Рут под руку, и окинул ее заботливым взглядом. – Мне надо было попросить подать для вас сани.

– Что вы, что вы! – растерялась тетушка Рут. – Я считаю, что свежий воздух мне очень полезен, милорд. Погода прекрасная. А месса была такой проникновенной. Не так ли, Элли?

– Да, тетя, – подтвердила Элинор. – Да, замечательная месса.

– Я только что сказала это Берил, – продолжала тетя Рут. – Если бы в нашем приходе был такой проповедник, как преподобный Блодел. Он очень импозантен.

Граф улыбался и по мере возможности участвовал в разговоре, но он помнил о прерванной беседе с Элинор и решил продолжить ее до того, как все разойдутся по спальням. В противном случае ему сулит возможность оказаться в постели с мраморной статуей или же с дикобразом. Эта мысль заставила его улыбнуться.

– Бристоль, – повторил виконт Созерби, неожиданно заметивший, что оказался наедине с Мюриель. Их обогнали Джордж с Мейбл, которые не скрывали своего желания быть подальше ото всех и хотя бы на несколько мгновений заблудиться в перелеске. – Я не бывал в этих местах. Это красивый город?

– Мне он нравится, – охотно ответила Мюриель. – Мы переехали туда после смерти отца.

– Возможно, я наведаюсь в ваш город весной, – как бы невзначай сказал виконт. – Особенно теперь, когда у меня есть в нем знакомые.

– Это будет приятным сюрпризом, милорд, – промолвила девушка.

– Вам известно, что я был женат? – внезапно спросил ее виконт.

– Нет. – Она посмотрела на него широко распахнутыми глазами.

– Моя жена умерла. Во время родов два года назад. У меня могла бы быть дочь. Я любил свою жену.

– О, – вздохнула Мюриель, – мне очень жаль.

Виконт улыбнулся девушке.

– К счастью или к несчастью, – проговорил он, – горе и боль со временем утихнут, а жизнь продолжается. Мне нравилась жизнь женатого человека, домашний уют и чувство спокойствия и надежности. Боюсь, жизнь холостяка меня тяготит. Я приехал в поместье, чтобы поохотиться, ожидая здесь скучного Рождества. Но каким приятным подарком для меня оказалось праздновать его в семейном кругу!

Мюриель улыбнулась.

– Я не представляю себе Рождества без семьи, – ответила она. – Да и жизни тоже.

Дорога была пустынной. Джордж и Мейбл укрылись за мощными стволами вязов. Ни один из уважающих себя джентльменов, оставшись наедине с красивой девушкой да еще под звездным небом, не удержится от поцелуя.

Лорд Созерби поцеловал Мюриель.

– Встретимся в Бристоле в марте, – сказал он, поднося ее руку к губам. – Тогда уже появятся подснежники.

– И нарциссы, – добавила Мюриель. Обещание еще раз было подтверждено поцелуем.

Джордж и Мейбл, виконт и Мюриель порядком отстали от всей компании, но дальше всех:

– сэр Альберт Хэгли и Речел.

– Какие звезды! – мечтательно произнес сэр Альберт, глядя на небо. – Они кажутся такими близкими, что хочется снять одну из них.

– Моя звезда сегодня снова ярко светит, – промолвила Речел, тоже подняв голову, – и еще ярче, чем вчера.

– Вот эта? – спросил сэр Альберт, указывая на звезду, близкую к луне. – Это не только ваша звезда. Она наша звезда.

– Неужели? – Девушка повернула голову и улыбнулась молодому человеку, а он, отпустив ее руку, обнял ее и привлек к себе.

– Вы в последнее время почему-то избегаете меня, – проговорил сэр Альберт.

– Да, – не стала отрицать Речел. – И вы тоже меня избегали.

– Вы думаете, у нас была одна причина для этого? – полюбопытствовал он.

– Не думаю, – мягко улыбнулась девушка. – Мне о вас сказали, что вы ловелас, соблазнитель, однако я не верю в это. Но Рождество – отличное время для флирта. А я, мне кажется, для этого не гожусь.

– Почему вы так думаете?

– Потому, что не могу сегодня влюбиться, а завтра забыть. Они остановились.

– Я вам нравлюсь? – вдруг спросил сэр Альберт.

– Это некорректный вопрос, – ответила девушка, покосившись на его подбородок. – Нам лучше не оставаться вдвоем.

– Вы боитесь, что я поцелую вас?

– Да, боюсь, – призналась Речел. – И еще потому, что я не умею флиртовать.

– А я вообще не уверен, что умею что-либо делать, – объявил сэр Альберт. – Я слишком долго оставался без вас, разве не так? И я намерен целовать вас много-много раз. Слишком много для того, чтобы считать это флиртом, хочу я сказать. Не думаю, что мне хочется, чтобы дело дошло до драки с вашим отцом. Я слишком дорожу своими зубами.

Речел тихонько рассмеялась.

– Поэтому борюсь сам с собой, – продолжал он. – Мой разум велит мне держаться от вас подальше, а сердце говорит: найди ее, узнай ее получше… И что дальше? Поцеловать вас? Завести роман? Я не уверен, что хорошо владею языком сердца.

Девушка как-то растерянно улыбнулась.

– Думаю, будет лучше, если я поговорю с вашим отцом, когда мы вернемся в поместье, – закончил сэр Альберт с едва заметной улыбкой, – прежде чем он сам потребует этого от меня.

– Вы ничем не скомпрометировали меня – прерывисто вздохнув, сказала Речел. – К тому же мы с вами не пара.

– Вы так считаете? – посмотрел ей в глаза сэр Альберт. – Потому что я джентльмен, аристократ, а вы не леди, а мещаночка? Пожалуй, я не колеблясь согласился бы с этим до того, как встретил вас, и если бы у меня на глазах союз Рэндольфа и Элинор не превратился в настоящую любовь. Все эти предрассудки кажутся мне сущей нелепицей. Нельзя на человека наклеивать ярлыки. Вы Речел Трэнсом, и я влюбился в вас. Неужели я произношу это? Кажется, в английском языке это самые труднопроизносимые слова.

– Значит, вы считаете, что брак вашего друга – это брак по любви? – взволнованно произнесла Речел. – Когда я впервые услышала об этом, я очень встревожилась и испугалась, что графский титул вскружил голову Элли. А она самая любимая моя кузина. Теперь я начинаю понимать, что, кажется, титул здесь ни при чем. Если любишь человека, то не думаешь, граф он или мелкий клерк.

– Вы исходите из собственного опыта? – поинтересовался сэр Альберт. Девушка кивнула.

– Или баронет, – добавила она.

– В таком случае я поговорю с вашим отцом сегодня же, – заявил сэр Альберт. – Вы позволите мне это?

Речел снова кивнула.

Дорога была пуста, светили звезды. Встреча с отцом Речел не к спеху и может подождать. А пока сэр Альберт и Речел вдоволь нацелуются, а затем скажут друг другу то, что уже сказали, но уже без обиняков и совершенно определенно.

А каждое новое признание заслуживало быть скрепленным поцелуем.

О том, что дядя Гарри привез с собой в Гресвелл-Парк достаточно шампанского, знала только тетя Катерина. Когда все наконец собрались, он приказал своему камердинеру доставить вино в гостиную. Было уже за полночь, но никто и не помышлял о сне, разве что Том и Бесси, которые, извинившись, сослались на то, что им завтра надо рано разбудить детей.

– Я привез это с собой для того, – объяснил дядя Гарри, указывая на шампанское, – чтобы отпраздновать некое объявление, которое Катерина и я, а также Берил решили сделать в первый день Рождества.

Разумеется, никто не догадывается, что это за объявление, потому что виновники его, одна молодая пара, настолько были равнодушны друг к другу в последние дни, хотя, впрочем, даже в последние два года, что никто ни о чем и не мог догадаться.

Мейбл отчаянно покраснела, Джордж улыбался, а все кругом смеялись и обменивались репликами.

– Это будет объявление о помолвке, как вы уже поняли, – продолжал дядя Гарри, – нашего сына Джорджа с Мейбл, дочерью тети Берил. Итак, наши две семьи будут связаны еще одной нитью. Первой был брак сестры моей жены с братом тети Берил. Я говорю о родителях нашей дорогой Элли, да упокоит Господь их души. Прежде чем будут пролиты слезы радости и начнутся поздравления, крики восторга и объятия, прошу разлить шампанское.

Слезы, объятия, поздравления и остроты были столь искренни, что раскрасневшаяся Мейбл сияла, а Джордж, глупо улыбаясь от счастья, подошел к невесте и, сев на ручку ее кресла, смело обнял ее при всех.

– Свадьба состоится в апреле, в день девятнадцатилетия Мейбл, – оповестил всех счастливый жених и одновременно ответил на вопросы кузена Обри. – Хочу при всех сказать наше общее спасибо дяде Джо, хотя его нет уже с нами и он не услышит моих слов благодарности за то, что продолжал собирать у себя всю нашу семью даже после смерти дорогой тети. Не будь этих встреч, Мейбл и я помнили бы друг друга только малолетними детишками.

Слуги разносили шампанское, прозвучали тосты, пили за помолвленных и их родителей, за Рождество и дружбу, и, как бы ее каждый ни понимал, этот тост неизменно встречался с особым энтузиазмом и звоном бокалов.

Наконец поднялся дядя Сэм. Он казался большим, внушительным и непривычно серьезным, когда терпеливо пережидал, пока утихнет шум в гостиной, чего сразу достичь было не так просто, учитывая обстоятельства.

– Еще один тост, – медленно произнес он. – Элли, как мы помним, была очень настойчива в своих письмах, когда приглашала нас сюда на Рождество. Никто из нас не сомневался, зная Джо, что она выполняла его волю и его указания. Мы должны были на это время забыть о трауре, писала она нам, и приехать сюда, чтобы встретить светлый праздник так, как не встречали еще никогда. Мы исполнили его желание. – Он повернулся и поклонился Элли, сидевшей на ручке кресла, в котором отдыхала тетушка Рут. – Мы сделали это, моя дорогая девочка, благодаря тебе и гостеприимству твоего молодого мужа и его славных друзей, да и всех обитателей этого дома. У нас не было еще такого прекрасного сочельника, как этот, и нас ждет такой же необыкновенный первый день Рождества.

Присутствующие выразили свое полное согласие приглушенным и почтительным бормотанием.

– Но мы должны помнить, что это была последняя воля Джо. Мы будем сознавать, что он того хотел, и ради него мы это сделали, ради этого лучшего из братьев, дядей, кузенов и отцов. Нам сейчас очень недостает его. – Он поднял бокал. – Нам недостает тебя, Джо.

Тетушка Берил и тетушка Рут приложили носовые платочки к глазам. Все подняли бокалы.

Итак, размышлял граф Фаллоден, если у него и были какие-то сомнения на сей счет, теперь они рассеялись. Странное отсутствие даже намека на траур в одежде гостей, веселье там, где должна быть достойная скорбь, – это была воля самого Джозефа Трэнсома. Элинор и все родственники только исполняли последнее желание умирающего, близкого и дорогого им человека.

Рождественское обещание.

Граф посмотрел на жену, у которой в руках не было ни носового платка, ни бокала с шампанским. Ее сжатые руки лежали на коленях. Тетушка легонько похлопывала по ним одной рукой, а другой утирала платочком слезы.

Элинор опять была подобна мраморному изваянию. Казалось, с ее лица исчезли краски и какое-либо живое выражение. Взгляд ее был устремлен на сцепленные на коленях руки. Внезапно графа обожгло ужасное воспоминание. Он понял, почему, когда утром после свадьбы они поехали к старому Трэнсому, Элинор, казалось, не замечала ни соломенного настила на мостовой перед домом отца, ни дверного молотка, зачем-то обернутого сукном. Она не бросилась в спальню больного отца, а осталась в гостиной у камина, протянув к огню озябшие руки. Она не повернулась, когда вошел врач отца.

Чувства ее были глубоки, горестны и слишком болезненны, чтобы выказывать их перед кем-нибудь из посторонних. Холодная замкнутость и неподвижность статуи были лишь хрупкой скорлупой самозащиты. Внутри Элинор страдала и любила.

В гостиной понемногу возобновился разговор, сначала тихий и сдержанный, но вскоре прежняя легкость веселья возобладала. Ушли к себе Том и Бесси; Уилфред, увлеченный флиртом со Сьюзан, провел ее к фортепьяно. Кто-то из молодежи последовал за ними. Сэр Альберт и дядя Бен о чем-то тихо беседовали, а вскоре совсем покинули гостиную.

Элинор, ни с кем не попрощавшись, исчезла. Только граф, казалось, заметил это. Подождав еще несколько минут, он тоже покинул гостиную.



Глава 16

Боль вернулась, а с нею подавленное состояние и новая горечь утраты, тем более ужасной, что Элинор не могла облегчить ее слезами. Она надеялась, что расплачется, когда покинет гостиную, и даже закрыла лицо руками в ожидании слез, но их не было. Поздно ждать их. Она сдержала слезы тогда, когда умер отец, она не оплакивала его так, как оплакивают дорогих и близких, а теперь уже поздно. Она не могла плакать.

Самый лучший из отцов, как сказал о нем дядя Сэм. Да, он был необыкновенным отцом. Для него, бесконечно занятого делами, поставившего себе целью сколотить состояние, дочь тем не менее была всегда средоточием всех его жизненных интересов. Он неизменно находил для нее время. Она помнила его добрую улыбку, отеческую заботу, ласку и любовь.

«Нам недостает тебя, Джо. Мне недостает тебя, папа! О, как мне тебя недостает!»

Элинор не могла плакать. Повернувшись к лестнице, ведущей в ее комнаты, она вдруг почувствовала, что не хочет уходить к себе, поэтому спустилась в холл и, чуть помедлив у дверей библиотеки, прошла дальше, в оранжерею. Теплая зелень растений, темное звездное небо за стеклом, возможно, помогут ей расслабиться, и она поплачет.

Но от мерцающего неверного света свечей растения казались уныло поникшими, а ночное звездное небо за стеклянным потолком лишь усугубило чувство одиночества. Поставив подсвечник, она обхватила себя руками. Ей было холодно.

Как ей хотелось, чтобы чьи-то теплые руки согрели ее! Элинор невольно снова вспомнила, как того же хотела и ждала, когда умер отец. Но таких рук не нашлось, были они разве что у далеких дяди Сэма или дяди Бена. Любой из них крепко обнял бы свою племянницу, если бы узнал, как ей это нужно. Но она мечтала о других руках. Они, без сомнения, обнимут ее позднее, когда она будет в постели. Тогда будут и успокаивающее ощущение тяжести его тела, и их близость. Но он был нужен ей сейчас.

Элинор горько сожалела о той игре в догадки, которую невольно затеяла на обратном пути из церкви, если это можно назвать игрой. Это не было чем-то продуманным, все получилось совершенно случайно. Вначале она почувствовала облегчение, даже радость, узнав, что никто из них, вступая в брак, не помышлял о какой-либо циничной выгоде, как поначалу думала она. Затем у нее возникло подозрение, что граф намерен во всем винить ее отца и, возможно, даже ненавидит его. И тут она пришла к выводу, что, несмотря на все, это был приемлемый брак, хотя лучше бы его не было.

Однако она все больше начинала ценить его, понимала, что именно этого хотела более всего в своей жизни. Граф – это тот, кого она мечтала встретить. Она почти сразу влюбилась в него, несмотря на ненависть, которую испытывала вначале. Теперь он для нее – все, весь ее мир, и это Рождество, и ее Вифлеемская звезда на ночном небе.

И вдруг эта игра. Она высказала сомнения и ожидала, что он подтвердит их, но в душе хотела, чтобы он возразил ей, сказал, что этот брак тоже очень важен для него, даже стал бы убеждать ее, что он ему необходим. Но он всего лишь согласился с ней. Правда, в этот момент их прервали тетушки Берил и Рут. Он что-то еще собирался сказать ей. Но тех нескольких слов, что сказал, было достаточно.

Их брак для него по-прежнему остается чем-то, что надо терпеть, и оставляет желать лучшего. У него это неплохо получилось. Врожденное чувство благородства, думала она, помогло ему найти приемлемые формы для их отношений, но не более. Никакой настоящей привязанности и, разумеется, любви.

Ей хотелось остаться одной. Элинор не желала более вспоминать о своих мечтах. Сев на стул, она по привычке положила руки на колени. Внутри нее были холод и свинцовая тяжесть. Праздник Рождества закончился.

Но кто-то тихо открыл дверь и, войдя, закрыл ее за собой. Граф поставил свою свечу и подошел к Элинор. Она не подняла глаз.

Но в оранжерее стало чуть светлее и даже теплее.

Граф был уверен, что найдет ее в слезах, однако не удивился, увидев ее застывшей и неподвижной. Она не посмотрела на него и ничем не выдала, что чувствует его присутствие. Она просто сидела и смотрела на свои руки, лежащие на коленях.

Граф вспомнил свою нерешительность в тот вечер, когда умер отец Элинор, а она спустилась в гостиную и сообщила ему об этом. Тогда он подумал, что будет, если он подойдет и обнимет ее. Но теперь он не такой глупец и не столь глух к чужому горю. Тогда он решил, что Элинор бесчувственна и не позволит прикоснуться к себе. Поэтому он не подошел к ней и не обнял ее.

Теперь он понимал, что должен сделать это, какой бы враждебной она ему ни казалась. Элинор нуждалась в человеческом участии. Отказав ей в этом тогда, он совершил непоправимую ошибку и глубоко ранил ее. Он не помог ей дать выход своему горю. Он знал, что это было горе. Знает это и сейчас.

Граф, присев на корточки перед Элинор, взял ее холодные руки в свои. Они были как лед. Он потер их, пытаясь согреть.

– Он был хорошим отцом, Элинор? – спросил он.

– Он любил меня, – ответила она ровным голосом. – А когда тебя все время любят, принимаешь это как должное. Я знала, что отец любил меня так же, как я любила его, но огромность этой любви я по-настоящему поняла лишь тогда, когда лишилась ее.

Граф почувствовал, что сердце в его груди стало тяжелой гирей.

– Вот почему я хотела ребенка, – промолвила Элинор.

Руки ее потеплели в его ладонях.

– У нас будет ребенок, – прошептал он. – У нас будут дети, и в нашем доме будет любовь, Элинор.

– Да, – согласилась она.

– Вам не удалось поплакать? – тихо произнес он.

Элинор впервые посмотрела на него – как-то мимолетно, не остановив взгляда.

– Нет, не удалось.

– В этом виноват я, – быстро сказал он. – Если бы я обнял вас в тот вечер, когда умер ваш отец, вы бы выплакали свое горе и вам стало бы намного легче.

– Мы ненавидели друг друга, – тихо промолвила Элинор.

– Возможно, – согласился граф. – Но если бы я держал вас в своих руках, а вы плакали на моем плече, мы бы меньше ненавидели друг друга. Это помогло бы нам сблизиться и понравиться друг другу.

– А мы нравимся друг другу?

– Да, – ответил граф. – Нравимся. Элинор пожала плечами и снова бросила на него короткий взгляд.

– Видимо, ваш отец понимал, как трудно вам будет в рождественские дни без него. Он и здесь постарался смягчить ваше горе. Он был умным человеком, умел многое предвосхитить, мне кажется.

Элинор снова подняла глаза на него, но на этот раз не отвела их.

– Ваш отец оставил вам подарок, – сообщил ей граф, – и письмо. Он попросил меня вручить их вам в первый день Рождества. Время пришло.

Губы ее дрогнули, но она ничего не сказала. В глазах были страдание и печаль.

– Что мне вручить вам первым? – осторожно поинтересовался граф. Элинор глотнула воздух.

– Письмо, – прошептала она.

Он протянул ей конверт и смотрел, как она распечатывала его. Руки ее дрожали. Граф не сводил глаз с жены, пока она читала письмо. Наконец Элинор опустила руки с письмом на колени и подняла глаза на мужа. Помолчав немного, она отдала ему письмо. "Моя дорогая девочка, – читал граф, – возможно, ты возненавидишь меня, даже не дочитав это письмо до конца, но я должен оправдаться перед тобой, пока жив. У меня очень мало времени, Элли, и одна теперь забота – твое счастье, оно мне дороже всего на свете. Я хочу, чтобы твоя жизнь была связана с достойным человеком. В свое время я сам женился на достойной женщине, твоей матери. Тебе кажется, что таким достойным человеком является Уилфред. Это не так, Элли. Будь это так, я сам вручил бы ему твою судьбу и благословил ваш брак. Не скрою, меня мучили сомнения, что я, возможно, несправедлив, оценивая его характер, что во мне говорит ревность к тому, кто может отнять у меня дочь. И тогда я решил испытать его. Прости меня, Элли, за это! Я предложил купить ему пай в той компании, где он работал клерком, и таким образом сделать его партнером. Но при одном условии: он откажется от своих намерений относительно тебя. Если бы он отверг мое предложение, он получил бы партнерство в судоходной компании и тебя в жены. Но как видишь, он предпочел стать богатым человеком.

Лучше, если ты узнаешь об этом от меня, пока я еще жив. Понимаю, какую боль это тебе причинит, как, пожалуй, и все мое письмо. Я надеюсь лишь на то, что к этому времени ты уже почувствуешь привязанность и нежность к своему супругу, и это позволит тебе забыть детское увлечение Уилфредом. Я выбирал тебе мужа с великим тщанием, Элли, и очень сожалею, что пришлось прибегнуть к принуждению, но беспощадное время заставило меня сделать это. Граф хороший человек, и у него добрые намерения. Он будет заботиться о тебе, хотя бы даже потому, что совестлив и является человеком чести. Но я верю, что к тому времени, как ты прочтешь это письмо, между вами появится и что-то другое. Я уверен, что так будет".

Граф посмотрел на жену. Она молчала, глядя на свои руки, сложенные на коленях.

«Не оплакивай меня так горько, Элли, – заканчивалось письмо. – Я не буду лукавить, мне не хочется умирать. Но время все решает, и мне кажется, что я хочу побыстрее встретиться с твоей дорогой матушкой, которая так мне нужна. Мне не хватает ее. Я словно лишился половины себя, и хочется, чтобы мы с ней опять стали единым целым. Счастливого Рождества, моя дорогая девочка. Среди других звезд с небес на тебя будут глядеть твои мама и папа».

Прочитав письмо, граф положил его на колени Элинор.

– Вас потрясло это письмо? – тихо спросил он.

– Вы об Уилфреде? – промолвила Элинор. – Возможно, это ранило бы меня сильнее, если бы Уилфред не приехал сюда. Так бы и было, если бы он не явился в поместье. Он показал, как дурно воспитан, приехав без приглашения и рассчитывая на мое постоянное внимание, на наши беседы с ним и мою любовь, как это когда-то было. Я разочарована в нем и зла на него.

– Но по-прежнему любите его? – не удержался от вопроса граф.

Наступила недолгая пауза, затем Элинор отрицательно покачала головой.

– Теперь я рада этому. Папа был прав относительно Уилфреда. У моего отца была раздражающая многих черта: он всегда оказывался прав.

– Всегда? – Граф не хотел, чтобы Элинор уловила нотки надежды в его голосе. Это было ее время, а не его. Он перед ней в долгу и обязан вернуть ей то, чего лишил в день смерти отца. Вынув небольшой, обернутый бумагой пакет, он вручил его Элинор.

– Это какое-то ювелирное изделие, – промолвила она, вынув из бумаги небольшую коробочку. – Золото. Медальон на цепочке. Она нажала на кнопку сбоку, и медальон открылся. В нем было две миниатюры.

У графа защемило сердце от тревожного ожидания, как дальше поведет себя Элинор.

– Это портрет моей матери. Отец постоянно носил этот медальон, – взволнованно произнесла Элинор. – После смерти папы я искала его, но не нашла. А это портрет отца, видимо, сделанный недавно, но еще до того, как он стал худеть.

Граф попытался улыбнуться ей, но она, разглядывая портрет отца, даже не подняла голову.

– Папа, – тихо прошептала Элинор. – Ужасно было видеть, как быстро он терял в весе. Глаза его казались такими огромными. – Наконец она подняла взгляд на мужа, в глазах ее блестели слезы. – Как, по-вашему, они уже встретились? Вы верите в загробную жизнь?

– Да, верю, – кивнул граф.

– Папа. – Рука Элинор, державшая медальон, дрожала. Она не отрывала глаз от миниатюры.

Граф взял ее руку, разжав пальцы, вынул из них медальон и надел его ей на шею. Он не взглянул на портрет ее матери, ибо не сомневался, что Элинор похожа на нее. Ни у кого из Трэнсомов не было таких темно-бронзовых волос, разве что у дочери дяди Гарри Джейн, и таких зеленых глаз.

Встав, он взял ее за локоть, привлек к себе и заключил в объятия, словно хотел согреть. Трепет ее тела перешел в дрожь, и Элинор громко и безудержно разрыдалась. Рыдания ее были мучительно горькими и ранили его душу. Он чувствовал, как глаза пощипывает от навернувшихся слез и перехватило горло. Он тихонько качал ее, как мать качает дитя, бормотал что-то успокаивающее, произносил слова, которые потом не мог вспомнить. Он словно пытался каплю по капле передать ей свою любовь и свои жизненные силы.

* *

Элинор казалось, что боль разорвет ее сердце надвое. Невыносимо было видеть живое лицо отца на портрете, каким он был до того, как роковая болезнь стала разрушать его. Невыносимо было сознавать, что он ушел навсегда и никогда больше она не увидит его, не поговорит с ним, не услышит его голос.

Боль, однако, постепенно отпускала ее, словно уходила, смытая слезами. Элинор чувствовала, как успокоение и тепло наполняют ее сердце. Что-то настойчиво возвращало ее к жизни, говорило ей, что она должна позволить уйти горьким воспоминаниям, что у нее теперь есть ради кого жить и кому отдавать свою любовь. Последние всхлипы затихли, Элинор прижалась щекой к влажному от ее слез плечу мужа и закрыла глаза, ощущая покой, которого так давно уже не знала.

– Хорошо же я веду себя в первый день Рождества, – наконец прошептала она.

– Только так вы и должны были встретить этот день, – успокоил ее граф. – Проститься с отцом, которого вы так любили. Лучше всего было сделать это в Рождество.

Элинор подняла голову, вытерла ладонью мокрый нос и посмотрела на мужа.

– Вы так хорошо все понимаете и так добры, – промолвила она. – А ведь вы должны меня ненавидеть. О, как я, должно быть, ужасно выгляжу! И нос красный и мокрый.

Граф вынул свой носовой платок и, отстранив ее протянутую руку, сам осторожно промокнул платком ее заплаканное лицо, а затем отдал платок ей, чтобы она хорошенько высморкалась.

– Носик действительно покраснел, – проговорил он и, склонив голову набок, лукаво посмотрел на жену. На его лице играла добрая улыбка. – И все же вы по-прежнему красивы. Вам уже лучше?

Элинор кивнула:

– Да, лучше. – Но ей стало неуютно, когда он отнял руки. Она с надеждой посмотрела на него. – Вы действительно верите в то, что мы нравимся друг другу?

Граф утвердительно кивнул и еще раз улыбнулся.

– Вначале было ужасно, не правда ли?! – воскликнула она.

– Тут мы оба виноваты, – рассудительно сказал граф. – Помимо того, что мы ничего не знали друг о друге да и не хотели этого брака, мы вдобавок ко всему были еще ужасно предвзяты друг к другу, и Бог знает что каждый думал о другом. Словно все аристократы и люди торгового сословия совершенно одинаковы, как горошины в стручке. Какими глупыми мы были, вам не кажется?

– Да, – несколько неуверенно согласилась Элинор. – Но Доротея Лавстоун…

– …хорошенькая, избалованная и немного глуповатая светская барышня, – перебив ее, добавил граф. – Сейчас я даже не вспоминаю о том, что когда-то она мне нравилась.

– О! – вздохнула Элинор.

– Кто-то, кажется, дядя Сэм, категорически запретил открывать рождественские подарки до завтрашнего утра. Но я хочу сейчас, сегодня же, вручить вам свой подарок. Это, в сущности, совсем не рождественский подарок, потому что я купил его для вас сразу же после свадьбы, желая, как мне в то время казалось, искупить свою вину перед вами, но так и не осмелился вручить его вам. Теперь я рад, что не сделал этого, ибо тогда он не значил бы столько, сколько значит сейчас.

Он достал из кармана совсем небольшую бархатную коробочку, гораздо меньше той, в которой был отцовский медальон, и протянул его Элинор. Открыв ее, она увидела кольцо с бриллиантом.

– Всего один драгоценный камень в золотой оправе, – сказал граф. – Мне он показался таким, прекрасным, и я не захотел, чтобы его обрамляли другие камни. Тогда я еще не сознавал, что он будет похож на мою жену, одну и единственную.

Когда Элинор подняла глаза на мужа, они были полны слез. Взяв кольцо, граф надел его на ее палец рядом с обручальным, которое, как он помнил, так неохотно надевал на непокорный палец невесты при венчании в церкви.

– Спасибо, – прошептала Элинор, не зная, благодарит она его за кольцо или за добрые слова. – Оно так красиво.

– Помните, Элинор, как совсем недавно я говорил вам, что любовь придет, если у нас будет ребенок. Если у нас будут дети. Но это не все. Любовь уже пришла, я влюбился в злючку-колючку и хочу, чтобы она это знала. Но пусть вас это не пугает. Мне кажется, что и я тоже немножко вам нравлюсь и вы захотите иметь от меня детей, наших детей, и полюбите их. А этого мне будет вполне достаточно. Поверьте, я буду этим удовлетворен.

Элинор с трудом верила своим ушам, но, посмотрев мужу в глаза, поняла, что он говорит чистую правду.

– В таком случае скажите, как вы любите меня, – не выдержав, попросила она.

– О, разве для любви есть какая-то мера? Ее можно выразить в словах? Как я люблю вас? Люблю всем телом, сердцем и душой. Звучит глупо, не так ли?

– И вы будете удовлетворены, получая от меня гораздо меньше?

Граф улыбнулся и, наклонившись, поцеловал ее.

– Да, буду удовлетворен.

– Лжец! – не выдержала Элинор. – Я же этим никогда не удовлетворюсь. Я останусь самой острой колючкой для вас на весь остаток жизни. Я не дам вам покоя. Я буду ссориться с вами каждый день и каждую ночь до конца нашей совместной жизни, если вы не полюбите меня так, как я люблю вас. Мне нравится, какие вы нашли слова для любви. Всем своим телом, сердцем и душой я тоже люблю вас, Рэн… О, как трудно произнести имя, которое я не произносила со дня венчания, почти целых полтора месяца! Я люблю вас, Рэндольф. Ну вот, наконец я вам все сказала. Я люблю вас.

Они смотрели друг на друга с глупейшими растерянными улыбками на лицах, какие бывают от неожиданно сделанного открытия. Наконец Элинор звонко и счастливо рассмеялась. Ее переполняла такая радость, что она едва удерживала себя от какого-нибудь неблагоразумия.

Те же чувства испытывал и граф, но он нашел им иной выход. Он закружил Элинор в бешеном вихре танца, осыпая ее лицо страстными поцелуями.

Наконец они остановились и подождали, когда пройдет головокружение и земля станет твердой под их ногами. Граф для большего равновесия уткнулся лбом в лоб Элинор.

– Видите?! – воскликнул он. – Ваш отец и здесь оказался прав. Невероятно, вам не кажется?

– Да, – радостно согласилась Элинор. – Но как он мог все это предвидеть? Ведь мы с вами с первого взгляда возненавидели друг друга.

– Я подозреваю, – загадочно промолвил граф, – что ваш отец впервые решил рискнуть. И выиграл. Мне кажется, что он был как царь Мидас, от одного прикосновения которого все превращалось в чистое золото.

– Рэндольф, – промолвила Элинор, легонько касаясь пальцами его волос. – Как вы думаете, наша звезда все еще светит нам сегодня? Или она уже где-то над яслями с младенцем Христом?

Они подошли к широкому окну оранжереи. Мириады звезд смотрели на них с ночного неба, и все они были яркими. Как найти среди них ту, что светила им вчера? Граф указал на одну из них, которая сияла совсем не над ними.

– Вот она, – показал он. – Теперь она не над нами, Элинор, как была вчера. Но она все же привела нас в Вифлеем. Помните, как об этом сказал вчера ваш дядя Бен? Звезда, которая приведет вас к миру и надежде. И любви.

– Папа хотел, чтобы у нас было счастливое Рождество, – тихо сказала Элинор. – Вы думаете, он предвидел, что так и будет?

– Не сомневаюсь, – ответил граф. – Кстати, который сейчас час? Половина первого ночи? Два? Еще позднее? Если мне удалось убедить вас, во-первых, в том, что я люблю вас сердцем, во-вторых, в том, что люблю вас всей душой, то позвольте мне убедить вас в том, как я люблю вас, и, в-третьих…

– Только в том случае, если вы и мне позволите это доказать вам. Отныне, Рэндольф, я не буду оставаться безучастной, когда вы будете любить меня!

Граф тихонько хмыкнул.

– Счастливого Рождества, моя любовь! – произнес он.

– Счастливого Рождества, – ответила Элинор, – моя любовь. – Улыбаясь, она протянула мужу руку.

– К тому же мы не должны забывать о рождественском обещании. Разве не самый удобный случай выполнить его сейчас?

Сказав это, он сжал ее пальцы своей теплой рукой.


Поделиться впечатлениями