Самый богатый человек в Вавилоне

Джордж Клейсон

Деньги — мерило общественного успеха.

Деньги дают возможность вкусить высшие радости, которые дает жизнь.

Деньги любят тех, кто понимает простые законы, их накопления.

Сегодня деньги подчиняются тем же законам, что правили миром капитала еще в Древнем Вавилоне шесть тысяч лет тому назад.

* * *


ПРЕДИСЛОВИЕ

Процветание нации зависит от финансового благополучия каждого гражданина.

Эта книга как раз и исследует аспекты персонального успеха каждого из нас. Успех есть достижение цели собственным трудом и умением. Ключ к успеху — в правильной подготовке к осуществлению задуманного. В поступках мудрости не больше, чем в мыслях. А мысль не может быть мудрее понимания.

Предлагаемые в этой книге рецепты спасения от тощего кошелька могут стать основой для понимания финансовых законов. Собственно, в этом и состоит цель: предложить тем, кто стремится к успеху, проникнуть в тайну денег, с тем чтобы накопить капитал, сохранить его и заставить работать на прибыль.

Последующие страницы книги перенесут нас в Древний Вавилон — колыбель базовых финансовых законов, которые остаются актуальными и по сей день.

Автор с радостью приветствует своих новых читателей, надеясь, что и для них, как и для миллионов их предшественников, книга станет источником вдохновения на пути к успеху и финансовому благополучию.

Пользуясь случаем, автор выражает благодарность бизнесменам, которые щедро делились почерпнутыми в этой книге знаниями со своими друзьями, родными, коллегами. Признание, полученное со стороны делового мира, особенно ценно, поскольку именно представителям бизнеса пришлось на практике испытать действенность тех инструментов и законов, о которых идет речь в книге.

Вавилон стал самым процветающим городом древнего мира, потому что его жители сумели побороть бедность. Они знали цену деньгам. И твердо придерживались основных финансовых законов, позволявших им не только добывать деньги, но и сберегать их и заставлять работать. Жители Вавилона добились главного, о чем все мы мечтаем… они обеспечили себе безбедное будущее.

Джордж С. Клейсон



ЧЕЛОВЕК, KOTOPЫЙ МЕЧТАЛ О БОГАТСТВЕ

Бензир, строитель колесниц из Вавилона, пребывал в самом мрачном расположении духа. Устроившись на низкой изгороди, окружавшей его владения, он печально взирал на свой убогий домишко и открытую мастерскую, где стояла почти достроенная колесница.

Из распахнутой двери дома время от времени выглядывала его жена. Взгляды, которые она украдкой бросала в сторону мужа, напоминали ему о том, что в доме почти не осталось еды и ему пора бы взяться за работу и достроить наконец колесницу — вбить последние гвозди, отполировать и покрасить, натянуть кожу на ободья колес и доставить товар богатому заказчику.

Но его толстое, нагруженное мышцами тело и не думало шевелиться. Мысли лениво вращались вокруг единственного вопроса, на который Бензир никак не мог найти ответа. Горячее тропическое солнце, столь привычное для долины Евфрата, нещадно жгло его своими лучами. Бусинки пота, скапливаясь в надбровьях, незаметно сбегали вниз по лицу, чтобы затеряться в мохнатых зарослях на его груди.

По ту сторону его дома вздымались высокие насыпные стены, окружавшие царский дворец. Голубое небо рассекала расписная башня Храма Бэл. Тень от этого грандиозного сооружения накрывала собой и бедное жилище Бензира, и множество других домиков — гораздо более добротных и ухоженных. Таким был Вавилон — смесь великолепия и убожества, слепящего богатства и жестокой нищеты, — все сбилось в кучу безо всякого плана и системы под сенью могучих стен города.

Если бы только он потрудился обернуться, он бы увидел, как за его спиной тянутся, тесня друг друга, богатые колесницы, заставляя сбиваться к обочине и торговцев в сандалиях, и босых нищих-попрошаек. Даже богатые были вынуждены трястись в колесницах по сточным канавам, освобождая дорогу для длинной очереди рабов-водоносов, которая медленно двигалась «по царскому делу», — каждый раб нес тяжелый мешок из козьей шкуры, наполненный водой, для поливки висячих садов.

Бензир был слишком поглощен собственной проблемой, чтобы слышать или обращать внимание на шумную суету делового города. Лишь неожиданно раздавшийся звук струны знакомой лиры вывел его из задумчивости. Он обернулся и увидел перед собой одухотворенное улыбающееся лицо своего лучшего друга Кобби, музыканта.

— Да наградят тебя боги великой щедростью своей, мой добрый друг, — произнес Кобби свое витиеватое приветствие. — Хотя, похоже, они уже и так постарались, облагодетельствовав тебя. Позволь порадоваться вместе с тобой твоему великому счастью. Я бы даже разделил его с тобой. Пожалуйста, достань из тугого кошелька, который наверняка хранится в твоей мастерской, всего лишь два жалких шекеля и одолжи их мне до окончания сегодняшнего праздника. Ты даже не успеешь заметить их отсутствие, как я их уже верну.

— Если бы у меня и было два шекеля, — мрачно ответил Бензир, — никому бы не смог я одолжить их — даже тебе, моему лучшему другу; поскольку в них было бы все мое богатство. А богатство не отдают, пусть даже и лучшему другу.

— Как! — с искренним изумлением воскликнул Кобби. — У тебя в кошельке ни шекеля, а ты сидишь, словно изваяние! Почему не достраиваешь колесницу? Чем ты собираешься удовлетворять свои благородные аппетиты? Это на тебя не похоже, мой друг. Где твоя нескончаемая энергия? Тебя что-то расстроило? Может быть, боги принесли тебе беды?

— Похоже, боги послали мне эту муку, — согласился Бензир. — Все началось со сна, бессмысленного сна, в котором я увидел себя богатым. На моем поясе болтался красивый кошелек, туго набитый монетами. В нем были шекели, которые я с невероятной беспечностью раздавал попрошайкам; были и серебряные монеты, которые я потратил на украшения для жены и подарки для себя; золото — а его было немало — придавало мне уверенности в будущем, так что я без страха расставался с серебром. Незабываемое чувство радости и удовлетворения поселилось во мне! Ты бы и не узнал во мне своего друга-работягу. Как не узнал бы и мою жену — без единой морщинки на лице, искрящуюся счастьем. Она вновь превратилась в ту веселую девушку, которую я полюбил когда-то.

— В самом деле, приятный сон, — заметил Кобби, — но почему же то прекрасное чувство, которое он вызвал в душе твоей, превратило тебя в мрачную статую?

— И ты еще спрашиваешь — почему? Да потому, что, когда я проснулся и вспомнил про свой тощий кошелек, меня захлестнуло волной негодования. Помоги мне разобраться с этим, ведь мы с тобой, как говорят моряки, плывем в одной лодке. В молодости мы вместе ходили к священникам познавать мудрость. Вместе искали удовольствий и развлечений. Наша дружба не ослабла с годами. Мы всегда были довольны собой и своей жизнью. Нам приносила удовлетворение работа, а заработки мы тратили легко и свободно. За последние годы мы заработали немало, но, зная о том, какие радости сулит богатство, мы продолжаем мечтать о них. Ба! Выходит, мы не умнее безмозглых овец? Мы живем в самом богатом городе мира. Действительно, роскоши вокруг немало, но нам-то от этого не легче. И вот, после долгих лет тяжелого труда, ты, мой лучший друг, приходишь ко мне с пустым кошельком и просишь одолжить каких-то жалких пару шекелей. И что же я тебе отвечаю? «Вот мой кошелек, я с радостью поделюсь с тобой его содержимым»? Нет, я признаю, что мой кошелек так же пуст, как и твой. В чем же дело? Почему у нас нет серебра и золота, чтобы хватало и на еду, и на платье?

Подумай теперь о наших сыновьях, — продолжал Бензир, — разве не уготована им судьба их отцов? Неужели им и их сыновьям, а потом и семьям их сыновей придется влачить жалкое существование в окружении чужой роскоши и богатства, довольствуясь лишь козьим молоком и кашей?

— Ни разу за все годы нашей дружбы я не слышал от тебя таких речей, Бензир. — Кобби был явно озадачен.

— Ни разу за все эти годы меня и не посещали такие мысли. С рассвета до заката я трудился в поте лица, мастерил самые прекрасные колесницы, втайне надеясь на то, что однажды боги оценят по заслугам мои свершения и ниспошлют мне великое процветание. Но этого так и не случилось. В конце концов я понял, что ждать бесполезно. Вот почему душа моя в печали. Я хочу быть богатым. Хочу иметь земли и стада, красивую одежду, много монет в кошельке. Ради этого я готов работать не разгибаясь, отдавая все свои силы и мастерство, но мне хочется, чтобы мой труд был вознагражден справедливо. Чем мы хуже других? Опять я задаю тебе свой вопрос! Почему мы не можем иметь хотя бы толику тех радостей, которые в избытке отпущены тем, кто способен щедро за них заплатить?

— Если бы я знал ответ! — воскликнул Кобби. — Я и сам не более тебя удовлетворен жизнью. Доходы, которые мне приносит моя лира, быстро тают. Мне приходится планировать и экономить, чтобы семья моя не осталась голодной. У меня тоже есть тайное желание — обладать большой лирой, которая рождала бы такие звуки, от которых дрожь бежала бы по телу, С таким инструментом я мог бы сочинять музыку столь чарующую, что даже царь подивился бы ей.

— Да, такой лиры ты заслуживаешь. Никто во всем Вавилоне не смог бы сыграть на ней лучше тебя, никому не удалось бы заставить ее петь так сладко, чтобы вызвать восторг не только у царя, но и у богов. Но разве возможно осуществить эту мечту, если мы с тобой такие же нищие, как царские рабы? Слышишь этот звон? Они идут. — И он указал на длинную колонну полуобнаженных, обливающихся потом рабов-водоносов, которая медленно двигалась вверх по узкой городской улице со стороны реки. Рабы шли по пять человек в ряд, каждый склонялся под тяжестью кожаного мешка с водой.

— Каков красавец — тот, что ведет их, — Кобби указал на звонившего в колокольчик богатыря, который вышагивал впереди колонны, не обремененный поклажей. — Сразу видно: выдающийся в своем отечестве человек.

— В этой колонне много достойных мужчин, — согласился Бензир, — таких же, как и мы с тобой. Высокие светловолосые выходцы с севера, чернокожие весельчаки с юга, желтокожие коротышки из соседних стран. И все маршируют от реки к садам — туда и обратно, день за днем, год за годом. Никакой надежды на счастье. Соломенные подстилки служат им постелью, грубая каша — едой. Жаль мне этих бедняг, Кобби!

— И мне жаль. Но ты все-таки пытаешься убедить меня в том, что наша участь не намного лучше, хотя мы и свободны.

— Это верно, Кобби, мысль об этом не доставляет мне удовольствия. Мы же не хотим из года в год влачить рабское существование. Работать, работать, работать! И без всякой надежды на лучшее.

— Может, мы просто не знаем секрета добывания денег, а другим он известен? — спросил Кобби.

— Возможно, ты прав. Есть в этом некий секрет, и узнать его можно только у людей сведущих, — задумчиво произнес Бензир.

— Как раз сегодня, — начал Кобби, — я повстречал нашего старого приятеля Аркада, который проезжал в своей золотой колеснице. Должен тебе сказать, он не повел себя высокомерно по отношению ко мне, простолюдину, как это сделал бы любой другой из городской знати. Вместо этого он помахал мне рукой, так что все прохожие могли видеть, как он дружески приветствует Кобби, скромного музыканта.

— Говорят, он самый богатый человек в Вавилоне, — пробормотал Бензир.

— Он так богат, что даже царь обращается к нему за помощью, когда речь идет о пополнении казны, — ответил Кобби.

— Так богат, — перебил его Бензир, — что, боюсь, встреть я его в ночи, не смогу устоять перед искушением залезть в его толстый кошелек.

— Ерунда, — упрекнул его Кобби, — богатство человека измеряется не толщиной его кошелька. Толстый кошелек быстро опустошится, если нет золотой жилы, которая его пополняет. У Аркада есть доход, который надежно защищает его кошелек, независимо от того, насколько он расточителен в тратах.

— Доход — вот в чем все дело! — озарило Бензира. — Мне нужен надежный источник дохода, который постоянно пополнял бы мой кошелек, независимо от того, сижу ли я, как сейчас, на стене или путешествую по дальним странам. Аркад должен знать, как найти источник дохода. Как ты думаешь, сможет ли он внести ясность в мои сумбурные мысли?

— Я думаю, он передал свои знания сыну, Номазиру, — ответил Кобби. — Разве не он, как говорят, без всякой помощи со стороны отца, стал одним из самых богатых людей в городе?

— Кобби, ты подал мне блестящую идею, — в глазах Бензира загорелся огонь. — Мне ведь ничего не стоит спросить мудрого совета у хорошего друга, коим остается для меня Аркад. И не беда, что наши кошельки пусты, как соколиное гнездо. Это не должно нас сдерживать. Стыдно» оставаться нищим, когда тебя окружает богатство. Мы хотим стать богатыми. Пойдем к Аркаду, спросим его, как искать денег.

— Вдохновенны речи твои, Бензир. Они и меня заставили призадуматься. Кажется, я начинаю понимать, почему мы так до сих пор и не вкусили богатства. Мы просто никогда не искали его. Ты терпеливо строгал свои колесницы, отдавал этому делу все свои силы. И стал настоящим мастером своего дела. Я делал все возможное, чтобы стать хорошим музыкантом. И тоже преуспел в этом.

— Да, мы добились успеха в тех делах, которым посвящали себя. Боги довольны нами. И вот наконец глаза наши открылись — словно впереди вспыхнул яркий свет. Он озарил наше сознание, и мы поняли, что заслуживаем большего. Это новое понимание мудрости жизни поможет нам найти достойный путь воплощения наших желаний. Давай пригласим с собой наших друзей детства, которым тоже будет полезно послушать мудрого человека.

— Ты всегда заботился о своих друзьях, Бензир. Потому у тебя их так много. Пусть будет так, как ты предлагаешь. Пойдем сегодня же и захватим с собой друзей.



САМЫЙ БОГАТЫЙ ЧЕЛОВЕК В ВАВИЛОНЕ

В Древнем Вавилоне жил когда-то очень богатый человек по имени Аркад. О его богатстве слагали легенды. Славился он и своей щедростью. Благотворительностью занимался с размахом. Он был щедрым семьянином. Жил на широкую ногу. И тем не менее из года в год его доходы значительно превышали расходы.

И у него было несколько друзей юности, которые однажды пришли к нему и сказали:

— Ты, Аркад, более удачлив, нежели мы. Ты стал самым богатым человеком во всем Вавилоне, в то время как мы вынуждены бороться за существование. Ты можешь позволить себе носить самую красивую одежду, наслаждаться изысканной едой, а мы радуемся уже тому, что есть, во что одеться и чем накормить свои семьи.

— И тем не менее когда-то мы находились в равном положении. Учились у одного учителя. Играли в одни и те же игры. И ни в учебе, ни в играх ты не превосходил нас. Да и потом в течение многих лет ты был таким же почтенным гражданином, как и мы все.

— Насколько мы можем судить, ты работал ничуть не больше нас. Тогда почему, скажи, капризная судьба выбрала именно тебя, чтобы подарить тебе все радости жизни, и обошла вниманием нас, которые в равной мере заслуживают того же?

И тогда Аркад отвечал им:

— Если вы за те годы, что прошли со времен нашей молодости, не добились большего, нежели жалкое существование, вы либо не познали законов, по которым строится благосостояние, либо просто не следовали им.

Судьба действительно капризна, она не приносит постоянного счастья никому. Наоборот, она несет лишь опустошение каждому, кто не добыл денег собственным трудом. Беспечных мотов, которые очень быстро растрачивают накопленное, она оставляет один на один с их аппетитами и желаниями, которые они не в состоянии удовлетворить. Те же, к кому она благосклонна, становятся скрягами и трясутся над своим богатством, боясь растратить его, поскольку сознают, что у них нет способностей, которые позволят вновь накопить его. Боятся они и грабителей, а в результате обрекают себя на пустое существование и тайную нищету.

Наверное, есть и другие, к которым богатство само плывет в руки, и они преумножают его и живут счастливо. Но таких очень мало, я знаю о них лишь понаслышке. Подумайте сами: возможно, среди ваших знакомых есть те, кому неожиданно досталось наследство. Вам судить, насколько мои слова о них правдивы.

Его друзья, вспомнив своих знакомых, получивших наследство, признали его правоту и попросили Аркада объяснить, как ему удалось добиться такого благополучия, так что он продолжил:

— В молодости я посмотрел на мир и увидел, что есть много вещей, которые приносят человеку счастье и удовольствия. И еще я понял, что богатство дает возможность вкусить еще больше счастья и удовольствий.

Богатство — это сила. С помощью богатства многое возможно:

Можно обставить свой дом роскошной мебелью.

Можно отправиться в путешествие по дальним морям.

Можно путешествовать по заморским землям. Можно даже построить величественные храмы во славу богов.

Можно сделать еще очень многое, что принесет восторг и удовлетворение для души.

И когда я понял это, то решил для себя, что буду бороться за право обладать частью земных радостей. Я не буду стоять в стороне, с завистью наблюдая за тем, как наслаждаются жизнью другие. Не буду довольствоваться ветхой одеждой, считая ее вполне достойной. Меня не удовлетворит участь бедняка. Нет, я решил стать полноправным гостем праздника, который устраивает жизнь для избранных. Будучи сыном бедного торговца, если вы помните, выросший в большой семье, без всякой надежды на наследство, не обладая, как вы правильно подметили, особыми талантами и мудростью, я решил, что для достижения всего, о чем я мечтаю, потребуются время и знания.

Что до времени, так его у всякого из нас в избытке. Вы просто упустили драгоценные минуты, которые можно было бы потратить на то, чтобы зарабатывать свое богатство. В то же время вы признаете, что вам нечем похвастаться, кроме как своими хорошими семьями, которыми по праву гордитесь. Теперь об учебе: разве не говорил нам наш мудрый учитель, что учиться можно по-разному — можно познавать новое и запоминать, а можно тренировать ум, пытаясь открыть для себя то, что еще не знакомо?

Потому-то я и решил понять, как можно накопить богатство, и, когда я выяснил, поставил это своей задачей и хорошо решил ее. Ибо разве не в том заключается мудрость, чтобы наслаждаться жизнью, пока купаешься в ярких лучах солнца, — ведь, погрузившись во тьму, печали успеешь хлебнуть?

Я нашел работу, устроившись писарем в городской магистрат, и каждый день корпел, выписывая на глиняных дощечках. Неделю за неделей, месяц за месяцем я трудился, однако заработки мои были ничтожны. Их едва хватало на еду и кое-какую одежонку. Но решимость не покидала меня.

И вот однажды Алгамиш, ростовщик, пришел в магистрат и заказал копию Девятого закона, и магистр сказал мне: «Я должен иметь этот документ через два дня, и, если задание будет выполнено, получишь две бронзовые монеты». Я работал упорно, но закон был длинным, и, когда Алгамиш вернулся, его задание еще не было выполнено. Он пришел в ярость. Если бы я был его рабом, он бы избил меня. Но, зная, что магистр не позволит ему изувечить работника, я не испытывал страха, а потому сказал ему:

«Алгамиш, вы очень богатый человек. Расскажите мне, как стать богатым, и я буду всю ночь трудиться над рукописью, так что к восходу солнца она будет закончена». Он улыбнулся мне и ответил: «А ты, оказывается, тот еще мошенник. Что ж, назовем это сделкой».

Всю ночь я работал не разгибаясь, хотя спину ломило, а от запаха фитиля раскалывалась голова, и глаза уже едва различали буквы. Но, когда он вернулся на рассвете, рукопись была готова.

«А теперь, — сказал я, — исполните свое обещание».

«Ты выполнил свою часть сделки, сын мой, — мягко произнес он, обращаясь ко мне, — так что я готов выполнить свою. Я расскажу тебе то, что ты хочешь узнать, потому что уже старею, а старики болтливы. И когда молодые приходят к пожилым за советом, они познают мудрость, проверенную годами. Правда, молодые зачастую думают, что мудрость стариков вся в прошлом, а потому для будущего ее секреты не годятся. Но ты запомни: солнце, что светит сегодня, — то же самое, что светило в тот день, когда родился твой отец, и это же солнце будет светить в день, когда последний отпрыск вашего рода уйдет во тьму.

Юношеские мысли, — продолжал он, — это яркие кометы, которые проносятся по небу, освещая его своим сиянием, а мудрость стариков — вечные звезды, которые никогда не меняют своего положения на небосклоне, и потому моряк всегда может сверить по ним курс своего корабля. Хорошенько запомни мои слова, иначе ты не сможешь понять ту правду, что я открою тебе, и тогда твоя ночная работа будет напрасна».

И потом он пристально посмотрел на меня из-под своих косматых бровей и сказал низким и твердым голосом: «Я открыл дорогу к богатству, когда решил, что часть всего мною заработанного я должен оставить себе.И ты запомни это». И после этого он долго молчал, прожигая меня своим взглядом.

«И это все?» — спросил я.

«Этого было достаточно, чтобы из пастуха овец я превратился в ростовщика», — ответил он.

«Но ведь все, что я заработал, мое, разве не так?» — спросил я.

«Далеко не так, — ответил он. — Разве ты не платишь портному? А обувщику? Разве не платишь ты за еду? Можно прожить в Вавилоне, не расходуя денег? Что осталось у тебя от тех денег, что ты заработал в прошлом месяце? А от прошлогоднего заработка? Дурак! Ты платишь всем, кроме себя. Глупец, ты работаешь на других. Это то же самое, что быть рабом и работать на своего хозяина за еду и одежду. Но, если ты будешь оставлять себе десятую часть всего, что заработал, сколько у тебя накопится за десять лет Мои познания в математике не подвели меня и я ответил: «Столько, сколько я зарабатываю за год».

«Ты прав лишь отчасти, — возразил он. — Каждый золотой, отложенный тобою, становится твоим рабом и начинает работать на тебя. Каждый медяк, заработанный этим золотым, тоже начинает приносить тебе доход. Если ты станешь богатым, все твои накопления должны постоянно работать, только тогда ты сможешь преумножить свое богатство. Ты, наверное, думаешь, что я тебя обманываю, и это вовсе не та плата, которую ты ждал за свою работу, — продолжал он, — но если у тебя хватит ума понять мою правду, ты убедишься в том, что заплатил я тебе в тысячу раз больше обещанного.

Часть того, что ты зарабатываешь, принадлежит тебе. И эта доля должна быть не ниже десятой части твоего заработка, каким бы ничтожным он ни был. В первую очередь заплати самому себе. Не плати портному и обувщику больше, чем ты можешь выкроить из остатка, так чтобы при этом хватало и на еду, благотворительность, епитимью богам».

Богатство, как и дерево, вырастает из крохотного семени. Первый медяк, что ты отложишь, и будет тем семенем, из которого произрастет дерево твоего богатства. Чем скорее ты посадишь семя, тем скорее вырастет дерево. И чем лучше ты будешь ухаживать за деревом, удобряя его и поливая постоянными сбережениями, тем быстрее сможешь насладиться приятным шуршанием его кроны».

Сказав это, он забрал свою рукопись и ушел. Я долго размышлял над его словами и нашел, что они разумны. Так что решил попробовать. Теперь, получая свой заработок, я откладывал каждую десятую монету из заработанных и прятал ее подальше. И, как ни странно, беднее от этого я не становился. Я почти не замечал разницы в том, что теперь у меня оставалось меньше денег на расходы. Правда, очень часто меня одолевало искушение купить себе что-нибудь из тех красивых вещей, что привезены на верблюдах и кораблях из финикийских земель и выставлены на прилавках. Но я мудро воздерживался.

Прошло двенадцать месяцев, и Алгамиш вновь пришел ко мне. «Сын мой, скажи, весь этот год ты платишь себе десятую часть заработанного?» Я гордо ответил: «Да, учитель, плачу». «Это хорошо, — просиял он. — И что ты делаешь с этими деньгами?»

«Я отдал их Азмуру, каменщику, который сказал мне, что отправляется в дальнее мореплавание и привезет мне из Тиры редкие финикийские драгоценности. Когда он вернется, мы продадим их по высокой цене и разделим прибыль». — «Каждому дураку надо учиться, это верно, — рассвирепел он. — Но как ты мог довериться каменщику при выборе драгоценностей? Ты что, пошел бы к пекарю спрашивать его о звездах? Нет, мне кажется, ты бы пошел к астрологу, если, конечно, у тебя голова на плечах. Твои накопления испарились, мальчик мой, ты срубил свое дерево богатства под корень. Что ж, сажай другое. Сделай еще одну попытку. И если в следующий раз тебе понадобится совет насчет драгоценностей, обратись к тому, кто в них разбирается. Если тебе захочется узнать что-то об овцах, сходи к пастуху. Совет — это единственное, что дается бесплатно, но помни, что принимать нужно только те советы, которые заслуживают внимания. Тот, кто советуется насчет своих сбережений с человеком несведущим, обречен расплачиваться этими же сбережениями за собственную глупость». С этими словами он ушел.

И все вышло так, как он сказал. Ибо финикийцы, подлецы, вместо драгоценностей подсунули Азмуру блестящие стекляшки. Но, как научил меня Алгамиш, я опять стал откладывать каждый десятый медяк, поскольку это уже вошло в привычку и больше не казалось мне обременительным.

Прошло еще двенадцать месяцев, и Алгамиш вернулся и обратился ко мне. «Ну, и какой прогресс у тебя с тех пор, как мы виделись в последний раз?» — «Я по-честному платил себе, — ответил я, — и свои сбережения доверил Аггиру, мастеру по изготовлению щитов, чтобы он покупал бронзу. Каждый четвертый месяц он платит мне ренту». — «Это хорошо. И что ты делаешь с рентой?» — «Устраиваю себе грандиозный праздник с медом, прекрасным вином и ароматными угощениями. А еще я купил себе алую тунику. И собираюсь приобрести молодого осла, чтобы ездить на нем». На что Алгамиш рассмеялся: «Ты же пожираешь деток, рожденных твоими накоплениями. Как же они смогут работать на тебя? И как могут породить себе подобных? Сначала обзаведись армией золотых рабов, и только потом сможешь без сожаления закатывать себе роскошные банкеты». Сказав это, он опять исчез.

С тех пор я не видел его в течение двух лет, и вот однажды он опять появился у меня. Лицо его испещрено глубокими морщинами, глаза ввалились — он сильно постарел. И он сказал мне:

«Аркад, ты уже достиг вершин богатства, о которых мечтал?» И я ответил: «Еще нет, но у меня есть хорошие накопления, и они работают на прибыль». — «А ты по-прежнему пользуешься советами каменщиков?» — «По кладке камней они дают мне хорошие советы», — парировал я. «Аркад, — продолжал он, — ты хорошо усвоил урок. Сначала ты научился жить на средства, чуть меньшие тех, что ты зарабатываешь. Потом научился обращаться за советами к знающим людям. И наконец, ты добился того, что твое золото работает на тебя. Ты научился добывать деньги, сберегать их и распоряжаться ими. Поэтому ты вполне готов к тому, чтобы занять ответственный пост. Я старею. Мои сыновья умеют только тратить деньги, но не имеют ни малейшего представления о том, как их зарабатывать. У меня огромная собственность, и боюсь, мне уже не хватит сил управлять ею. Если бы ты согласился поехать в Ниппур и управлять там моими владениями, я сделал бы тебя своим партнером, и ты получил бы долю в моем поместье».

Итак, я отправился в Ниппур и взялся управлять его недвижимостью, которая была немалой. А поскольку я был полон амбиций и к тому же владел тремя законами успеха, мне удалось резко увеличить доходы от его собственности. Так что и я смог сделать на этом состояние и, когда душа Алгамиша вознеслась на небо, вступил во владение своей долей его имущества, как он и завещал по закону.

Так говорил Аркад и, когда он закончил свою историю, один из его друзей сказал:

— Тебе действительно повезло, что Алгамиш назначил тебя своим наследником.

— Повезло только в том, что еще до встречи с ним у меня возникло желание разбогатеть. Разве за те четыре года, что я откладывал десятую часть своего заработка, я не доказал свою решимость добиться поставленной цели? Вы назовете везением мастерство рыбака, который годами изучал привычки рыбы так, чтобы при любой погоде удачно расставлять свои сети? Везение — это могущественное божество, которое не станет тратить время на тех, кто не готов им воспользоваться.

— Ты проявил огромную силу воли, чтобы остаться на плаву после того, как потерял все свои сбережения, накопленные за первый год. В этом смысле ты уникален, — вмешался в разговор второй из друзей.

— Сила воли! — возразил Аркад. — Что за чушь! Неужели ты думаешь, что сила воли поможет человеку поднять ношу, которую не в силах удержать верблюд и которую не сдвинуть с места даже крупному быку? Сила воли есть не что иное, как твердая решимость выполнить задачу, которую ты себе поставил. Если я ставлю перед собой задачу, я должен выполнить ее, какой бы сложной она ни казалась. А как же иначе я могу быть уверенным в себе, уверенным в том, что смогу взяться за серьезное дело? Скажи я себе: «Каждый из ста дней, что мне предстоит идти по мосту, я буду подбирать с дороги булыжник и сбрасывать его в реку» — и я это сделаю. Если на седьмой день пути я забуду о поставленной задаче, то не стану утешать себя словами: «Завтра я сброшу два булыжника — какая разница». Вместо этого я вернусь назад и сброшу пропущенный булыжник. А на двадцатый день я не скажу себе: «Аркад, это бессмысленная затея. Почему обязательно надо сбрасывать по булыжнику в день? Сбрось сразу целую кучу». Не скажу я этого и не сделаю. Если я поставил задачу, значит, должен выполнить ее. Вот почему я стараюсь не брать на себя трудные или невыполнимые задачи — мне слишком дорог мой покой.

И тогда в разговор вмешался еще один из друзей, который сказал:

— Если то, что ты рассказываешь, правда, а слова твои на самом деле кажутся разумными, тогда получается, что, следуя таким простым заповедям, каждый может стать богатым.

— Богатство рождается только энергией человека, — ответил Аркад. — Если богач строит себе новый дворец, разве золото, которое он за это платит, идет прахом? Нет, часть его получает каменщик, часть — рабочий, часть — художник, который расписывает стены. И все, кто работает на строительстве дворца, получают свою долю золота. И разве, когда дворец достроен, он не представляет собой определенную ценность? А земля, на которой он стоит, разве не становится дороже? Как и те земли, что окружают территорию дворца? Богатство растет удивительным образом. Никто не может предопределить его границы. К слову, финикийцы построили огромные города на пустынных берегах, воспользовавшись тем золотом, которое они заработали на торговле.

— Тогда что же ты посоветуешь нам, чтобы мы тоже разбогатели? — спросил кто-то из друзей. — Прошли годы, и мы уже далеко не мальчики, но нам все равно нечего отложить на черный день.

— Я вам советую воспользоваться мудрым советом Алгамиша и сказать себе: «Часть того, что я зарабатываю, принадлежит мне».Произнесите эти слова утром, когда проснетесь. Повторите их в полдень. Потом вечером. Говорите это каждый час. Заучите эти слова так, чтобы они всегда стояли у вас перед глазами.

Пусть эта идея завладеет вами. Пусть все ваши мысли будут сосредоточены на ней. А затем определите, какую часть заработка вы сможете откладывать. Постарайтесь, чтобы она составляла не менее одной десятой. И сразу же отложите ее. Очень скоро вы поймете, какое это великое чувство — сознавать себя собственником сокровища, на которое только вы одни имеете право. По мере того как ваши накопления будут расти, это чувство лишь укрепится и станет мощным стимулом. Ваша жизнь наполнится новым радостным ощущением. Вы ощутите прилив сил и энергии, которые позволят вам зарабатывать еще больше. И тем больше вы сможете откладывать.

А потом заставьте свое сокровище работать на вас. Превратите его в своего раба. Пусть оно плодит детей, которые тоже станут работать на вас.

Обеспечьте себе доход на будущее. Обратите свои взоры на людей пожилых, помните, что пройдут годы — и вы пополните их ряды. Поэтому вкладывайте свои деньги с осторожностью, чтобы не потерять их. Щедрые посулы ростовщиков, обещающих высокие проценты по вкладам, — не более чем сладкоголосые сирены, которые зазывают простаков, но потом обрекают их на горечь разорения.

Обеспечьте безбедное существование своей семье — на тот случай, если боги призовут вас в свое царство. Регулярно откладывайте сбережения и для этой цели. У дальновидного человека всегда предусмотрены средства и на подобные ситуации.

Советуйтесь с мудрыми людьми. Ищите помощь у тех, кто постоянно имеет дело с деньгами. Пусть они уберегут вас от ошибок, подобных той, что допустил я по молодости, доверившись. совету каменщика Азмура. Пусть ваш доход будет маленьким, но зато безопасным.

Наслаждайтесь жизнью, пока живы. Не перенапрягайтесь и не пытайтесь сэкономить больше разумного. Если, откладывая десятую часть заработка, вы продолжаете жить комфортно, остановитесь на этой доле. Живите по доходам, но и не бойтесь тратить деньги. Жизнь богата, и не стоит отказываться от ее удовольствий».

Друзья поблагодарили его и ушли. Некоторые из них молчали, потому что не обладали богатым воображением и не могли понять смысла его слов. Кто-то саркастически ухмылялся, искренне полагая, что такой богатый человек должен был попросту поделиться со своими менее удачливыми друзьями. Но у некоторых в глазах блестел огонь. Они поняли, что Алгамиш не зря время от времени возвращался к писарю: он наблюдал за тем, как нищий пробивается сквозь тьму к свету. И, как только выбрался на свет, сразу же занял уготованное ему место. Ибо никто не может просто так занять свое место, не будучи готовым достойно нести бремя ответственности.

Именно они, понявшие смысл слов Аркада, в течение последующих лет вновь и вновь навещали его, и он принимал их радушно. Он давал им советы и щедро делился своей мудростью, как это и присуще всякому, кто обладает большим жизненным опытом. И он помогал им инвестировать накопления, чтобы они не только не пропадали, но и приносили хороший доход.

Поворотной точкой в судьбах этих людей стал тот день, когда они поняли правду, которую Алгамиш открыл Аркаду, а Аркад открыл им.

ЧАСТЬ ЗАРАБОТАННОГО ТОБОЙ ПО ПРАВУ ПРИНАДЛЕЖИТ ТЕБЕ



СЕМЬ ПРАВИЛ ОБОГАЩЕНИЯ



Слава Вавилона не меркнет с годами. Прошли века, но мы до сих пор говорим о нем как о богатейшем из городов, а его сокровища по-прежнему будоражат воображение.

И все же так было не всегда. Богатства Вавилона стали результатом мудрости его жителей. Они первыми открыли секреты процветания.

Когда великий царь Саргон возвратился в Вавилон, разгромив своих врагов, он столкнулся с серьезной ситуацией. Канцлер так объяснил ее царю:

— Ваше величество, вы обеспечили людям долгие годы процветания, повелев возводить грандиозные оросительные каналы, мощные храмы во славу богов. Но теперь, когда эти постройки завершены, людям нечем себя прокормить. Рабочие остались без работы. У торговцев совсем не осталось покупателей. Крестьяне не могут продавать свои продукты. У людей не хватает золота, чтобы покупать себе еду.

— Но куда ушло то золото, что мы потратили на все эти преобразования? — спросил царь.

— Боюсь, оно утекло в карманы нескольких самых богатых людей нашего города, — ответил канцлер. — Оно просочилось сквозь пальцы наших жителей, как козье молоко сквозь сито. А теперь, когда поток его иссяк, многим попросту нечего есть.

Царь на какое-то время задумался. Потом спросил:

— Как удалось горстке людей прибрать к рукам все золото?

— Просто они знали, как это сделать, — ответил канцлер. — Нельзя обвинять человека, преуспевшего в делах, за то лишь, что он знает секрет успеха. Точно так же, как противозаконно отбирать у человека честно заработанное, чтобы отдать тем, кто не умеет зарабатывать.

— Но почему бы тогда всем не научиться зарабатывать золото и не стать богатыми и счастливыми? — спросил царь.

— Это вполне возможно, ваше величество. Но кто их научит этому? Разумеется, не священники, потому что они сами толком не знают, как делать деньги.

— Кто в нашем городе лучше всех знает, как стать богатым? — спросил царь.

— В вашем вопросе кроется и ответ, ваше величество. Кто в Вавилоне обладатель самого большого состояния?

— Правильно мыслишь, мой мудрый канцлер. Самый богатый среди нас Аркад. Приведи его завтра ко мне.

На следующий день, как повелел царь, Аркад явился к нему — стройный и прямой, несмотря на свои семьдесят лет.

— Аркад, — обратился к нему царь, — это правда, что ты самый богатый человек в Вавилоне?

— Так говорят, ваше величество, поэтому не будем оспаривать людскую молву.

— Как же тебе это удалось?

— Я умело использовал свой шанс, а это дозволено любому гражданину.

— У тебя не было начального капитала?

— Только огромное желание разбогатеть. И кроме этого — ничего.

— Аркад, — продолжал царь, — наш город оказался в тяжелом положении, поскольку лишь очень немногие знают секрет богатства и потому завладели всем золотом, в то время как основная масса жителей, которым неведомы пути к успеху и процветанию, обречены нищенствовать. Мое единственное желание — чтобы Вавилон стал самым богатым городом мира. А это возможно лишь при условии, что все его жители станут богатыми. Поэтому мы должны научить людей делать деньги. Скажи мне. Аркад, есть ли какой-то секрет в этом? Можно ему научить остальных?

— Это возможно, ваше величество. Тому, что известно одному человеку, можно научить и других.

В глазах царя вспыхнул огонек.

— Аркад, слова твои греют мне душу. Можешь ты посвятить себя этому делу? Согласишься ли обучить людей, которые будут дальше распространять твои знания?

Аркад склонил голову в знак согласия и сказал:

— Я — слуга вашего величества. И с радостью поделюсь всем, что знаю, с другими, если это принесет славу моему царю. Прикажите своему канцлеру организовать класс из ста учеников,

и я научу их семи правилам обогащения, с помощью которых я превратил свой нищий кошелек в толстую суму.

Через две недели, по приказу царя, первая сотня учеников собралась в большом зале Храма Знаний, рассевшись полукругом на разноцветных скамьях. Аркад сел возле маленького табурета, на котором была установлена священная лампа, распространяющая загадочные благовония.

— Смотри, вот самый богатый человек в Вавилоне, — прошептал один из студентов, толкнув в бок своего соседа, как только Аркад поднялся со своего места. — А ведь с виду самый обыкновенный человек.

— Выполняя священную волю нашего царя, — начал Аркад, — я предстал перед вами. Когда-то я был бедным юношей, страстно мечтающим разбогатеть, и наконец приобрел знания, позволившие мне добиться этой цели. Теперь я готов поделиться с вами всем, что знаю сам.

Мое богатство начиналось с нуля. У меня не было никаких преимуществ перед остальными жителями Вавилона. Первой копилкой стал для меня мой потрепанный тощий кошелек. Его бесполезная пустота вызывала у меня отвращение. Я мечтал о том, чтобы он стал пухлым и тяжелым, чтобы мелодично позвякивал от золотых монет. Потому-то я и принялся искать лекарство для тощего кошелька. И открыл семь правил обогащения. Вам, собравшимся в этом зале, я и расскажу о них. Их я рекомендую всем, кто мечтает разбогатеть. Каждый день на протяжении недели я буду открывать вам новое правило. Слушайте внимательно. Спорьте со мной. Обсуждайте друг с другом. Тщательно усваивайте полученные знания, ибо они станут семенами богатства, которые вы сможете заронить в свои кошельки. В первую очередь каждый из вас должен построить собственное состояние. Как только вы овладеете этим искусством в полной мере, сможете передавать опыт другим. На простых примерах я буду учить вас тому, как сделать свой кошелек толстым. Это первый шаг на пути к богатству, и нельзя продвигаться дальше по этому пути, если не сможешь преодолеть первую ступень.

Итак, правило первое.



ПРАВИЛО ПЕРВОЕ Начните пополнять кошелек

Аркад обратился к задумчивому мужчине, сидевшему во втором ряду:

— Мой добрый друг, скажи, каким ремеслом ты владеешь?

— Я работаю писарем, — ответил слушатель, — делаю записи на глиняных дощечках.

— Именно этим ремеслом я заработал свои первые медяки. Поэтому и тебе ничто не помешает воспользоваться возможностью разбогатеть.

Затем он обратился к румяному мужчине, сидевшему чуть позади.

— Скажи, чем ты зарабатываешь себе на хлеб?

— Я — мясник, — ответил розовощекий. — Я покупаю у крестьян козлов, забиваю их и продаю мясо домохозяйкам, а шкуры — обувщикам.

— Видишь, у тебя тоже есть возможность зарабатывать, так что и тебе ничто не мешает разбогатеть.

Так продолжал Аркад, выясняя у каждого, чем они зарабатывают на жизнь. Когда опрос закончился, он сказал:

— Теперь вы видите, что существует много ремесел и занятий, которые позволяют человеку зарабатывать деньги. Каждое из них — золотой ручеек, от которого можно сделать ответвление, так чтобы часть золота стекала в ваш кошелек. В зависимости от вашего умения и способностей поток золота может быть большим или маленьким. Вы согласны?

Сидевшие в зале дружно согласились с ним.

— В таком случае разве не разумно начать строить свое богатство, основываясь на том источнике дохода, который есть у каждого из вас? — спросил Аркад.

И с этим согласились его ученики. Затем Аркад обратился к скромному мужчине, который назвался торговцем яйцом.

— Представь, что у тебя одна корзина, в которую ты каждое утро кладешь по десять яиц, а вечером берешь из нее девять яиц. Что произойдет со временем?

— Она окажется переполненной.

— Почему?

— Потому что каждый день я кладу в нее на одно яйцо больше, чем забираю.

Тогда Аркад обратился с улыбкой ко всему залу.

— У кого-нибудь из вас есть тощий кошелек? Поначалу слушатели выглядели озадаченными. Но потом расхохотались. И дружно достали свои кошельки, помахав ими в воздухе.

— Хорошо, — продолжал Аркад. — А теперь я открою вам первое правило обогащения. Проделайте то же самое, что я предложил торговцу яйцом.

Из десяти монет, что вы положите в свои кошельки, доставайте только девять, которые будете тратить на свои нужды. Тощий кошелек сразу же начнет пухнуть, и вы вскоре ощутите приятную тяжесть в своих руках, что принесет вам невероятное удовлетворение.


Данная книга охраняется авторским правом. Отрывок представлен для ознакомления. Если Вам понравилось начало книги, то ее можно приобрести у нашего партнера.
Поделиться впечатлениями