Творец Миров

Джек Вэнс



Джек Вэнс

"Творец Миров"

(Перевод Т. Брауловой)

1

В открытое окно вливались звуки города - свист пролетающего самолета, постукивание ведущей под уклон пешеходной дорожки, хриплые, приглушенные расстоянием голоса. Кардаль сидел у окна, разглядывая лист бумаги с фотографией и лаконичным текстом:

"Беглец!

Изабель Май

Возраст: 21 год

Рост: 5 футов, 5 дюймов

Телосложение: среднее

Волосы: темные (возможно, будут перекрашены)

Глаза: голубые

Особые приметы: отсутствуют"

Кардаль перевел взгляд на фотографию, разглядывая хорошенькое личико, которому плохо соответствовало гневное выражение глаз. На груди девушки висел плакат: 94Е-627. Кардаль снова обратился к тексту:

"Приговоренная к 3 годам исправительных работ в женском лагере Невады Изабель Май в первые же 6 месяцев заключения получила дополнительно 22 месяца штрафного заключения. Особо опасна при задержании".

- Не глупа, не вульгарна, - размышлял Кардаль. Своевольное и отважное лицо, несмотря на вызывающий вид, просто светилось тонким интеллектом. Совсем не похожа на преступницу! - отметил Кардаль и нажал кнопку.

Телеэкран моментально ожил.

- Лунную обсерваторию, - бросил Кардаль.

На экране промелькнуло что-то неразборчивое, потом возникло помещение офиса с лунной поверхностью за окном, Мужчина в ярко-розовой блузе смотрел с экрана:

- Привет, Кардаль.

- Что скажешь о Май?

- Мы вышли на нее. Но сначала кое-что неприятное, о чем ты не желаешь слышать. Вот что - пожалуйста, впредь держи фрахтовиков в другом секторе, когда ловишь беглецов. Одни неприятности от этих чайников...

- Но вы засекли Май?

- Конечно.

- Не выпускайте ее из вида. Я вышлю кого-нибудь для задержания.

Кардаль отключил экран. Немного подумав, он вызвал на экране изображение секретарши.

- Дайте мне Детеринга из Центрального Управления.

Экран полыхнул всеми цветами радуги, и на нем высветилось румяное лицо Детеринга.

- Кардаль, если тебе нужна помощь...

- Мне нужен смешанный взвод из мужчин и женщин и быстрый корабль для поимки беглеца. Ее зовут Изабель Май. У нее безнадежно скверный и буйный нрав, но я не хочу, чтобы ей причинили вред.

- Дай мне договорить до конца... Кардаль, если нужна моя помощь, то тебе не повезло... Здесь никого нет. Ни одной живой души, кроме меня, во всем здании.

- Тогда приезжай сам.

- Гоняться за полоумной бабой, схлопотать от нее по морде и потерять остатки волос? Премного благодарен... Хотя подожди. Тут сидит один парень, ждет дисциплинарного взыскания. Я могу послать его либо под трибунал, либо к тебе.

- В чем он провинился?

- Нарушение субординации. Неподчинение приказам. Высокомерие. Он сам по себе. Делает что вздумается и плевать хотел на устав.

- Ну и как, успешно?

- В каком-то смысле - да. Смотря что считать успехами!

- Пожалуй, он может оказаться именно тем, кто вернет Изабель Май! Как его зовут?

- Ланарк. Он в чине капитана, но не любит, чтобы к нему обращались по званию.

- Не слишком ли он своенравен" Ну ладно, присылай его.

Ланарк появился почти мгновенно. Секретарша провела его в контору Кардаля.

- Присаживайтесь, пожалуйста. Меня зовут Кардаль, а вы - Ланарк, не так ли?

- Совершенно верно.

Кардаль изучал своего посетителя с откровенным любопытством. Внешность Ланарка противоречила его репутации. Он вовсе не производил впечатление хвастливого выскочки и не вел себя развязно. Правильные черты лица, потемневшего от сурового воздействия космоса, холодный прямой взгляд серых глаз, крупный орлиный нос. Голос у Ланарка был мягкий и приятный.

- Майор Детеринг прислал меня в ваше распоряжение, сэр!

- Он дал вам хорошую рекомендацию. У меня имеется для вас срочная и деликатная работа. Вот, взгляните сюда.

Он передал лист бумаги с фотографией Изабель Май. Ланарк критически оглядел ее и, не говоря ни слова, вернул обратно.

- Эта девушка была осуждена полгода назад за нападение с применением оружия. Позавчера она бежала в космос - что само по себе довольно обычная история. Но она похитила важную информацию, которую необходимо заполучить обратно для экономического благополучия Земли. Возможно, это звучит для вас не совсем вразумительно, но просто примите информацию к сведению.

- М-р Кардаль, - сдержанно сказал Ланарк, - я нахожу, что работаю гораздо эффективнее, когда располагаю фактами. Обрисуйте мне подробности. Если вы считаете, что дело слишком тонкое для меня, то я сразу отказываюсь, и вам лучше будет привлечь кого-нибудь более подходящего.

Кардаль с неудовольствием стал объяснять:

- Отец девушки - математик высокого уровня, работал для Казначейства. Под его руководством был разработан сложнейший метод контроля безопасности банковских операций. Из крайней предосторожности он придумал что-то вроде закодированного переключателя, состоящего из определенных слов в заданной последовательности. Преступник мог бы подойти к телефону, связаться с Казначейством и, воспользовавшись кодом, только словами перевести на свой личный счет миллиард долларов. Или сто миллионов.

- Почему бы не заменить этот код на другой?

- Потому что Артур Май - дьявольски умен. Переключатель находится внутри компьютера и, запрятанный совершенно немыслимым образом, защищен от каждого, кто захочет обнаружить его. Единственный способ заменить код - это сначала с его помощью войти в переключатель, а уж потом отдать соответствующую команду.

- Дальше.

- Артур Май признался в этом. Он согласился на определенных условиях передать код Канцлеру и затем пройти сеанс гипноза, чтобы удалить из своей памяти знание этого кода. Сейчас стали известны некоторые, довольно грязные подробности в отношении вознаграждения Мая и, по моему мнению, он поступил с ними абсолютно правильно.

- Мне понятно ваше чувство, - сказал Ланарк. - С этими бандитами у меня свои счеты. Хороший казначей - это мертвый казначей.

- Короче, вокруг всего этого разгорелись жуткие дрязги - споры, предложения, интриги, встречные предложения, опять интриги, взаимные уступки - все это вызвало у Артура Мая нервный срыв, и он забыл код. Но что-то в этом роде он, видимо, ожидал, потому что оставил документ с текстом своей дочери Изабель Май. Когда представители власти явились за ее отцом, она отказалась их впустить; она совершила акт насилия, и пришлось поместить ее в исправительное заведение, откуда она и удрала пару дней назад. Впрочем, нас не касается, кто тут прав и кто виноват... Ее надо задержать, более или менее осторожно, - и вернуть назад. С кодом переключателя. Ну как, вам понятна подоплека дела?

- Да, непростая работенка, - сказал Ланарк. - Ну что ж, поеду за этой девицей и, если повезет, верну ее обратно.

Спустя шесть часов Ланарк прибыл к Лунной Обсерватории. Входная оболочка раскрылась, принимая опускающийся корабль. Внутри купола Ланарк откинул входной люк и вышел. Подошел Главный астроном в сопровождении нескольких механиков. Один из них держал в руках прибор, который они собирались приварить к корпусу корабля.

- Это детекторное устройство, - объяснил астроном. - В настоящий момент оно настроено на корабль, который вы собираетесь преследовать. Когда указатель в центре шкалы - значит, вы на верном пути.

- И куда же этот корабль держит курс, как вы думаете?

Астроном пожал плечами.

- Уже вышел за пределы земного влияния. Его путь проходит мимо Фомальгаута и дальше по прямой.

Ланарк промолчал. С таким же успехом Изабель Май могла держать курс на осиное гнездо. В один прекрасный день она может влететь на окраину Клантлаланской системы; космический патруль этой злобной и враждебной империи уничтожает без предупреждения все приближающиеся суда. Дальше шла область черных звезд, населенная каким-то диковинным людом, ничуть не лучше пиратов. Еще дальше лежали совершенно неизведанные и поэтому опасные районы космоса.

Механики закончили работу. Ланарк снова забрался в корабль. Выходная оболочка раскрылась, он запустил двигатель, нажал на педаль и отбыл в космос.

Медленно потекли дни, поглощая пространство. Земная империя маленькая кучка звезд - осталась позади. С одной стороны все ярче разгоралась Клантлаланская система, и, когда Ланарк проходил мимо, сферические корабли клантлаланов рванули к нему, намереваясь ввязаться в драку. Врубив аварийный генератор на полную мощность, Ланарк прошмыгнул под носом боевого клантлаланского крейсера и умчался вперед. Он понимал, что когда-нибудь, возвращаясь к родной планете, ему снова придется пробираться мимо сторожевых кораблей системы двух красных звезд-близнецов. И все это для того, чтобы добыть секрет, который так дорого стоит. А пока он только следил за тем, чтобы указатель находился в центре шкалы. И день ото дня сигналы, которые шли от преследуемого корабля, становились все сильнее.

Оба корабля прошли через пояс потухших звезд, захваченных пиратами и всяким сбродом, в малоисследованную область пространства. По слухам, тут вечно шлялись эти пьяницы и придурки - клантлаланы. Ему припоминались рассказы о планетах сплошь в развалинах и руинах, легенды об астероидах, заваленных обломками сотен космических кораблей. Болтали всякие небылицы про дракона, который странствует здесь, отлавливает космические корабли и разрывает их на части своими мощными челюстями, про заброшенную планету, на которой живет отшельник и, подобно Господу Богу, творит миры для своего удовольствия.

Сигналы детектора настолько усилились, что Ланарк сбросил скорость из опасения, что проскочит мимо цели и детектор потеряет источник излучения. Сейчас корабль Изабель Май, будто рыская в поисках ориентира, разворачивался то к одной, то к другой из звездных систем, проплывающих мимо роем светлячков. При этом сигналы детектора становились все сильнее. Впереди вырастала, поблескивая, желтая звезда. Ланарк не сомневался, что до корабля Изабель Май уже рукой подать. Не отступая ни на шаг, он проследовал за ней к желтой звезде, держа курс на единственную планету этой системы. И вот, когда перед ним возникли четкие контуры планеты, сигналы внезапно смолкли.

Высокие слои чистой атмосферы затормозили движение космического корабля Ланарка. Внизу можно было уже увидеть бурую, выжженную солнцем почву, через телескоп поверхность казалась каменистой и плоской. Облака пыли свидетельствовали о сильных ветрах.

Можно было не беспокоиться о том, где искать корабль Изабель Май. В поле зрения телескопа находилось белое кубическое строение, единственный ориентир на всем пространстве от горизонта до горизонта. Рядом стоял серебристо-серый корабль Изабель Май, Ланарк лихо приземлился, готовый к тому, что сейчас последует залп из ее лучемета. Входной люк корабля был открыт, но девушка не показывалась, хотя он с грохотом посадил корабль совсем рядом.

Воздух был вполне пригоден для дыхания. Горячий шквал ветра обрушился на него, хлестал по лицу так, что слезились глаза. Порывистый ветер швырял гальку, сплошь покрывавшую почву, больно бил по ногам. Солнце жгло немилосердно.

Ланарк внимательно огляделся Ни белое строение, ни корабль Изабель Май не подавали никаких признаков жизни. Во все стороны простиралась голая, залитая солнцем равнина, затянутая у горизонта пыльной дымкой.

Ланарк посмотрел на одинокую белую конструкцию. Изабель Май должна быть внутри. Цель, которую он преследовал и которая провела его через всю Галактику, находилась здесь.

2

Ланарк обошел вокруг здания. С подветренной стороны он обнаружил темную низкую арку. Изнутри потянуло тяжелым животным запахом - то ли зверя, то ли пресмыкающегося. Держа наготове свой лучемет, он заглянул внутрь и крикнул:

- Изабель Май!

Прислушался.

Ветер свистел за углом, маленькие камешки проносились над бесконечной залитой солнцем пустыней, пощелкивая друг о друга. И ни звука больше.

Тихий голос проник в его сознание:

- Той, которую вы ищете, здесь нет. Ланарк остолбенел от неожиданности.

- Вы можете войти, землянин. Мы не враги вам.

Темное пятно, арки маячило перед ним. Он осторожно ступил внутрь. После ослепительного солнечного света тусклая сумеречность комнатного освещения была подобна безлунной ночи. На мгновение Ланарк ослеп.

Постепенно предметы приобретали очертания. Два огромных глаза светились в темноте; позади смутно угадывалась округлость чудовищной туши. В голове Ланарка всколыхнулась новая мысль:

"Умерьте вашу агрессивность. Здесь не будет причин для применения силы".

Ланарк замялся, чувствуя себя слегка не в своей тарелке. Телепатия не очень-то была в ходу на Земле. Существо передавало свои сообщения как бы чрезвычайно тихим голосом, но Ланарк не представлял, как передать свои собственные. Потом - была не была - бросил наугад:

- Где Изабель Май?

- В месте, недоступном вам.

- Как она попала туда? Ее корабль стоит снаружи, и она села не более получаса назад.

- Я отослал ее.

Держа лучемет наготове, Ланарк обошел все здание, но девушки нигде не было видно. Внезапно, охваченный жутким подозрением, он бросился к выходу и выглянул наружу. Нет, оба космических корабля стояли на том же месте, что и прежде. Засунув лучемет в чехол, Ланарк вернулся к левиафану, который, похоже, добродушно забавлялся, наблюдая за ним.

- Ну ладно. Так кто же вы и где Изабель Май?

- Я - Лаом, - последовал ответ. - Лаом - один из Тройки Нарфилета, Лаом - Мыслитель Мира, Главный Мудрец Пятой Вселенной... Что касается девушки, то она в очень приятном, но недоступном для вас месте - в мире моего собственного производства. Она сама захотела туда отправиться.

Ланарк стоял в замешательстве.

- Взгляните, - сказал Лаом.

Пространство затрепетало, и прямо перед глазами Ланарка появилось темное отверстие. Приглядевшись, Ланарк увидел висящий в пустоте на расстоянии не более ярда светящийся шар - миниатюрный мир. Все время, пока Ланарк разглядывал его, мир расширялся подобно мыльному пузырю.

Когда он вышел за пределы отверстия, исчезли края горизонта, но стали различимы океаны и континенты, испещренные неровными пятнами облаков. Ледяные полярные шапки ослепительно сверкали в лучах невидимого солнца. И все это время казалось, что до планеты не более ярда. Появилась равнина в оправе из черных кремнистых гор. Розовато-охристый цвет равнины, как он теперь видел, проистекал из-за цвета ржавой листвы лесного покрова. Развитие прекратилось.

Мыслитель Мира произнес:

- Все, что вы видите перед собой, сделано из столь же реального и осязаемого вещества, как и вы сами. Протяните руку и потрогайте.

Ланарк так и сделал. Действительно, планета была не дальше вытянутой руки, и красный лес закрошился под пальцами, словно сухой мох.

- Вы разрушили деревню, - заметил Лаом и заставил мир увеличиться еще больше, раздувая его пропорционально во всех направлениях, пока у Ланарка не возникло ощущение, что он сам висит всего лишь в ста футах над поверхностью.

Он пригляделся к месту катастрофы, которую устроил минутой раньше своим прикосновением. Деревья, значительно большие, чем он предполагал, с диаметром стволов от тридцати до сорока футов, лежали вповалку, разбитые в щепки. Видны были обломки грубых построек и, прислушавшись, Ланарк различил доносившиеся из них вопли и крики боли. Валялись останки мужских и женских тел. Другие люди отчаянно барахтались под развалинами.

Ланарк уставился на все это, не веря своим глазам:

- Здесь жизнь! Люди!

- А без жизни мир неинтересен - просто комок глины. Я часто использую людей вроде вас. Они предприимчивы и обладают большим эмоциональным потенциалом, легко приспосабливаются к различным условиям, которые я задаю им.

Ланарк пристально оглядел кончики своих пальцев, потом перевел взгляд на обломки деревни.

- Они в самом деле живые?

- А как же. И если бы вы могли превратиться в одного из них, то сами бы убедились, что у них есть понимание истории, фольклорные традиции и культура, хорошо приспособленные к их среде обитания.

- Но как это можно, постичь мир во всем разнообразии только одним умом? Каждый листок на дереве, каждую черту человеческого образа...

- Да, это было бы довольно скучным занятием, - согласился Лаом. - Мой ум задумывает модель только в общих чертах, задавая определенные корни в гипостатическое уравнение. Остальное получается автоматически...

- И вы позволили мне уничтожить сотни этих... людей?

Любопытные щупальца зашевелились в его мозгу. Ланарк почувствовал, как Лаом развеселился.

- Это вам кажется противоестественным? Через минуту я заставлю исчезнуть весь этот мир! И все же, чтобы доставить вам удовольствие, я могу восстановить все, как было. Глядите!

Мгновенно лес приобрел девственно нетронутый вид, деревня, мирная и безмятежная, встала, как прежде, посреди леса.

Ланарк вдруг ощутил, что живая связь, установившаяся у него с Мыслителем Мира, как-то странно костенеет. Оглянувшись, он увидел, что большие глаза его остекленели, а огромное туловище извивается в судорогах. И тотчас же вымышленная планета Лаома стала меняться на глазах. Величественные красные деревья превратились в серые гнилые стебли и качались, как пьяные, другие, оседая, складывались пластами, подобно слоям штукатурки.

На земле, бешено вращаясь, черные клубки слизи преследовали поселян, которые в ужасе разбегались кто куда. С неба посыпался град блестящих шариков, вмиг перебивший всех жителей деревни, но круглые слизняки еще корчились в агонии. Ошалев от ударов, они яростно вгрызались в каменистую почву, пытаясь найти укрытие. Мир исчезал еще быстрее, чем появился

Ланарк оторвал пристальный взгляд от пятна, оставшегося от этого мира, обернулся и увидел прежнего Лаома.

"Не волнуйтесь!"

Мысли успокаивались,

"Припадок кончился. Такое случается со мной крайне редко, и я не знаю, почему это происходит. Я так полагаю, что мой мозг впадает в рефлексивный спазм, чтобы избавиться от сильного умственного напряжения. Это был еще приступ средней тяжести. Мир, на котором я концентрируюсь, в тяжелых случаях разрушается полностью".

Поток беззвучных слов резко оборвался. Шли минуты. Затем мысли с левой силой хлынули в мозг Ланарка,

"Позвольте показать вам другую планету - один из самых интересных моих замыслов. Почти миллион земных лет она развивается в моем воображении".

Пространство опять затрепетало перед глазами Ланарка. В иллюзорной пустоте возникла и повисла другая планета. Как и предыдущая, она расширялась, пока очертания местности не обрели земную перспективу. Едва ли превышая милю в диаметре, мир разделялся вдоль экватора песчаным поясом пустыни. На одном полюсе тускло отсвечивало озеро, другой буйно зарос зеленой растительностью.

В этот момент под взглядом Ланарка из джунглей тайком выползло нечто, напоминающее в пародийной форме человека. У этого существа было длинное, переходящее сразу в туловище бесформенное лицо с блестящими и подвижными бусинками глаз. Неестественно длинные ноги, плечи и руки недоразвиты. Существо подкралось к границе пустыни, на мгновение замерло, озираясь по сторонам, и бешеным броском устремилось через пустыню к озеру.

Когда оно было примерно на полпути, послышался ужасающий рев. Из-за края горизонта выпрыгнул драконообразный монстр и со страшной скоростью помчался вслед за бегущим человеком. Я все же тот обогнал его и на двести футов раньше достиг края пустыни. Уперевшись в границу песчаной зоны, дракон остановился и взревел так горестно и жутко, что у Ланарка мурашки по коже побежали. В этот момент человечек доплелся до озера и, распластавшись, с жадностью набросился на воду.

"Эволюционная модель", - появилась мысль Лаома. - Миллионы лет назад эти существа были такими же, как вы, людьми. Но сам мир их устроен крайне тривиально: на одном конце - пища, на другом - вода. Для того, чтобы выжить, человек должен чуть ли не каждый день бегать через пустыню. Дракону запрещается нарушать границу пустыни и покидать ее, так что, если людям удается пересечь пустыню, они в безопасности.

- Вы сами можете убедиться в том, как превосходно они приспособились к этим условиям. Женщины отличаются особой подвижностью, но равновесие сохраняется, так как они обременены еще своими младенцами. Конечно, годы берут свое, и, постарев, они уже не так быстро бегают, пока рано или поздно дракон их не отловит и не сожрет.

- Любопытная религия, и в ней возникло множество запретов. Мне они поклоняются как Высшему Божеству Жизни, а Шилла - так они называют дракона - для них символ смерти. Конечно, в основном омрачает их жизнь и занимает все помыслы именно он. Эти людишки очень примитивны. Еда, вода и смерть для них почти неразделимы.

"Они не могут создать оружия из металла против Шиллы, в этом мире нет подходящего материала. Как-то, сто тысяч лет назад, один из вожаков, ухитрившись построить гигантскую катапульту, метнул заостренный ствол дерева в Шиллу. К несчастью, волокна натяжной веревки лопнули, и вожак был убит при отдаче. Жрецы восприняли это как знак свыше и..."

- Посмотрите, Шилла ловит дряхлую старуху! Она совсем одурела от выпитой воды, пытается вернуться в джунгли.

На глазах Ланарка эта бестия, громко хлюпнув, заглотила жертву.

"Как следствие, - продолжал Лаом, - было создано табу, и никто уже впредь не пытался сделать оружие".

- Но как вы могли обречь этот народ на миллионы лет такого жалкого существования?

Лаом мысленно пожал плечами и, как ни странно, Ланарк это понял.

"Я справедлив и, более того, благосклонно отношусь к ним, - сказал он. - Эти люди обожествили меня. У них есть такой холмик, который считается священным. Туда они приносят своих больных и раненых, и, если я в хорошем расположении духа, то исцеляю их. Пока они существуют, жизнь кажется им такой же привлекательной, как вам - ваша".

- И все же, создавая эти миры, вы несете ответственность за счастье их обитателей. Если вы и вправду так благосклонны к ним, то почему допускаете болезни и насилие?

Лаом снова мысленно передернул плечами.

"Я могу сказать, что это моя модель нашей собственной Вселенной. Возможно, где-то существует другой Лаом, выдумывающий миры, в которых живем мы с вами. Ведь когда человек погибает от болезней, он дает жизнь бактериям. Дракон живет, пожирая людей, ну а сами люди, разве они не едят растения и животных?"

Ланарк молчал, стараясь упрятать поглубже свои собственные мысли.

- Я надеюсь, что Изабель Май нет ни на одной из этих планет? "Это верно".

- Я прошу у вас возможности связаться с ней. "Но я нарочно поместил ее в, такое место, чтобы оградить от возможных посягательств".

- Надеюсь, что ей будет полезно выслушать меня.

"Ну ладно, - сказал Лаом. - Справедливости ради, я должен вам дать такие же возможности, что и ей. Можете отправляться в тот мир. Однако помните, что судьба в ваших собственных руках, так же как и у Изабель Май. Если вы погибнете на Маркавеле, это произойдет столь же реально, как если бы вы умерли на Земля Я не могу играть роль Судьбы и влиять на ваши жизни".

Тут в мыслях Лаома наступил провал, образы и мысли вихрем сменяли друг друга, так что Ланарк не мог ничего уловить. Наконец Лаом снова вперился в него взглядом. Мгновенная дурнота охватила Ланарка, потом снова вернулось сознание.

Пока Лаом молча рассматривал его, Ланарку пришло в голову, что тело Лаома, груда черного мяса, до странности плохо приспособлено к жизни на этой планете.

"Вы правы, - заструились мысли Лаома. - Я пришел из Потустороннего Мира, неизвестного вам, изгнанный с темной планеты Нарфилет, в чьих бездонных черных водах я плавал. Это было очень давно, но и сейчас я не могу туда вернуться!" - Лаом еще глубже погрузился в транс.

Ланарк беспокойно шевельнулся. Ветер за стеной совсем разбушевался. Лаом продолжал молчать, похоже, размечтавшись о темных океанах древнего Нарфилета.

Ланарк нетерпеливо бросил:

- Как я попаду на Нарфилет? И как вернусь оттуда?

Лаом вышел из забытья, глаза его уставились в точку рядом с Ланарком. Вновь, в третий раз задрожало, раскрываясь, отверстие, через которое были видны его воображаемые миры. На некотором расстоянии, в глубине, покачивался космический корабль. Ланарк прищурил глаза, с интересом приглядываясь.

- Да это же 45-G - мой собственный корабль, - воскликнул он.

- Нет, не ваш. Но такой же. Ваш находится здесь, за стеной.

Судно приближалось, постепенно вплывая в пределы досягаемости.

- Подымайтесь, - сказал Лаом. - Сейчас Изабель Май находится в городе, расположенном в вершине треугольного материка.

- Но как я вернусь обратно?

- Когда покинете Маркавель, направьте ваш корабль к самой яркой из видимых звезд. Там вы прорветесь через ментальное измерение в эту Вселенную.

Ланарк просунул руку в призрачную Вселенную и подтянул призрачный корабль поближе к отверстию. Он открыл вход и осторожно вступил на корабль, сопровождаемый прощальной мыслью Лаома.

- Если вы попадете в беду, я не смогу изменить естественный ход событий. С другой стороны, я не стану намеренно чинить препятствий на вашем пути. Если они возникнут, то исключительно из-за внешних причин, а я тут ни при чем.

3

Ланарк захлопнул входной люк, отчасти готовый к тому, что корабль развалится у него под ногами. Но тот оказался достаточно прочным. Он посмотрел назад. Брешь в его собственную Вселенную затянулась, и на этом месте засверкала алмазным блеском голубая звезда.

Он обнаружил, что находится в космосе. Внизу тускло мерцал диск Маркавеля, точно такой же, как у других планет, когда опускаешься на них из пустоты. Ланарк потянул за ручку ускорителя, круто направив нос корабля вниз на планету. Ну держитесь, абстракции и иллюзии!

Корабль опустился на Маркавель.

Планетка оказалась довольно приятной. Теплое яркое солнышко светило с небес. Голубые океаны покрывали большую часть поверхности. Среди разбросанных островков суши Ланарк нашел треугольный материк. Он был невелик, только горы с зелеными лесистыми склонами да плато посредине. Ничего такого, чего нельзя увидеть на Земле, и Ланарк не испытывал обычной настороженности и отчужденности, как это обычно бывало при посадке на другие планеты. Глядя в телескоп, Ланарк увидел белоснежный город, раскинувшийся в дельте широкой реки.

Молнией прорезав верхние слои атмосферы, он затормозил и выровнял корабль, не долетев до берега тридцати миль. Скользя по искрящимся голубым волнам, он полетел к городу.

Несколькими милями левее из океана поднимались базальтовые утесы какого-то острова.

Поглядев в ту сторону, он увидел, как волна вынесла на гребне какой-то плавающий темный предмет. Спустя мгновение он вновь скрылся между волн: это был ветхий плот. Девушка, находившаяся на нем, отчаянно сражалась с морскими тварями, которые настойчиво карабкались на борт. Ланарк опустил корабль на воду, совсем рядом. Волна окатила плот и смыла девушку за борт.

Ланарк выбрался через люк и бросился в прозрачную зеленоватую воду. Он успел заметить едва различимые получеловеческие фигуры, удиравшие в глубину. Короткими саженками подплыв к плоту, он нырнул и, подхватив обмякшее тело девушки, поднял ее из воды. Некоторое время он, уцепившись за плот, переводил дыхание, держа над водой голову девушки. Он увидел, что эти твари возвращаются. Темные очертания появились там, где тень от плота легла на воду, и гибкая рука с длинными пальцами цапнула его за ногу. Ланарк отбрыкнулся и почувствовал, как ступня угодила во что-то похожее на лицо. Из глубины поднимались все новые темные фигуры. Ланарк прикинул расстояние до корабля. Сорок футов. Слишком далеко. Он вполз на плот, втащив за собой девушку. Освободив весло, он наклонился пониже, приготовившись нанести сокрушительный удар первой же морской гадине, которая высунется из воды. Но вместо этого они возбужденно закружили на глубине около двадцати футов.

Лопасть весла оказалась разбитой, и Ланарк не смог бы управиться с непослушной громадой плота. Ветерок тем временем отгонял их все дальше от корабля. Минут пятнадцать он надрывался, колотя по воде сломанным веслом, но расстояние все увеличивалось. С раздражением отшвырнув весло, он повернулся к девушке, которая, скрестив ноги, задумчиво наблюдала за ним. Почему-то вдруг Ланарк вспомнил о Лаоме, дремлющем в сумерках белого здания на продуваемой ветрами планете. Все это, думал он, переводя взгляд от ясных глаз девушки на залитый солнцем дышащий океан, на горный массив материка, видневшегося впереди, было всего лишь фантазией Лаома.

Он снова посмотрел на девушку - ее блестящие пшеничного цвета локоны рассыпались по плечам. "Какая хорошенькая", - подумал Ланарк, отводя взгляд. Она метнула на него пристальный взгляд и поднялась с непринужденной грацией.

Девушка заговорила, и Ланарк с изумлением обнаружил, что понимает ее. Потом, припомнив, как Лаом манипулировал его сознанием, извлекая мысли и изменяя их, незаметно внушая новые понятия, он перестал удивляться.

- Спасибо вам за помощь, - сказала она. - Но сейчас у нас обоих положение неважное.

Ланарк промолчал. Он присел на корточки и стал снимать ботинки.

- Что вы хотите делать?

- Плыть, - ответил он. Новый язык казался уже родным.

- Донники утащат вас прежде, чем вы проплывете двадцать футов.

Она кивнула на воду, в которой кишели, описывая круги, темные фигуры. Ланарк не сомневался, что так и будет.

- Вы тоже с Земли? - спросила она, внимательно оглядев его.

- Да. А кто вы и что вы знаете о Земле?

- Я - Йоро из вон того города, он называется Гахадион. Земля - родина Изабель Май, которая прилетела сюда на таком же, как ваш, корабле.

- Изабель Май прилетела не более часа тому назад. Как вы могли узнать о ней?

- Часа? - переспросила девушка. - Да она здесь уже три месяца. - Это было сказано с легкой горечью.

Ланарк подумал, что Лаом так же вольно обращается со временем в своих вселенных, как и с пространством.

- Как вы добрались сюда на этом плоту?

Йоро скорчила гримаску, повернувшись к острову.

- Жрецы захватили меня. Они живут на острове и забирают людей с материка. Они взяли меня, но прошлой ночью я сбежала.

Ланарк перевел взгляд с острова к городу на материка

- Почему же власти Гахадиона не запретят жрецам этого делать?

Она от удивления открыла рот.

- Они посвящены Великому Божеству Лаому и неприкосновенны.

Ланарк подивился, что и здесь шел тот же эволюционный процесс Лаома.

- Некоторым посчастливилось вернуться на материк, - продолжала Йоро. Те, кому удается освободиться и не попасть в лапы Донникам, обычно поселяются в дикой местности. Если они вернутся в Гахадион, фанатики растерзают их или снова передадут жрецам.

Ланарк молчал. Несмотря ни на что, ему с трудом верилось, что эти люди существуют. Они были плодом фантазии, обитая на вымышленной планете. И все же, глядя на Йоро, он никак не мог поверить, что это вымысел, а не реальность.

- А Изабель Май в Гахадионе? Йоро поджала губы.

- Нет, она живет на острове. Она - Трижды посвященная, Верховная жрица. Ланарк удивился.

- Почему ее сделали Верховной жрицей?

- Когда она тут появилась, примерно через месяц, Иерарх, неравнодушный к женщинам с темными, как ночь, волосами, вроде как у вас, хотел забрать ее рабыней на Дрефтелай и сделать Символом Острова. Она убила его из своего ружья. И поскольку Лаом не испепелил ее молнией (это означало, что он одобряет ее действия), то Май провозгласили Верховной жрицей вместо убитого Иерарха.

- Такая философия, - подумал Ланарк, - на Земле прозвучала бы наивно. Там боги не так явно вмешиваются в человеческие дела.

- Изабель Май ваш друг или ваша возлюбленная? - мягко спросила Йоро.

- Едва ли.

- Так что же вам от нее надо?

- Я прилетел, чтобы вернуть ее на Землю. - Он с сомнением посмотрел на все увеличивающийся разрыв между плотом и своим кораблем. - Во всяком случае, собирался это сделать.

- Вы скоро увидите ее, - сказала Йоро. Она показала на длинную черную галеру, плывущую к ним со стороны острова. - Это Посвященные. И я опять рабыня.

- Ну вот еще, - сказал Ланарк, проверяя ствол лучемета.

Двадцативесельная галера стремительно неслась к ним. На задней части палубы стояла молодая женщина, ветер развевал ее черные волосы. Когда Ланарк смог различить черты лица, он сразу узнал девушку с фотографии Кардаля. Выражение лица у нее сейчас было спокойное и надменное.

Ему показалось, что Изабель Май засмеялась, переведя взгляд от онемевшей парочки на корабль, который тяжело покачивался в четверти мили от плота.

Галера, заполненная высокими золотоволосыми людьми, подошла вплотную.

- Итак, Земная служба Безопасности наносит мне визит. - Май говорила по-английски. - Не представляю, как вы нашли меня. - Она с любопытством оглядела Ланарка, стоявшего с угрюмым видом. - Как?

- Я неотступно следовал за вами, а потом объяснил Лаому суть дела.

- И в чем же суть?

- Я надеюсь выработать некий компромисс, который устроит нас обоих.

- Да мне плевать.

- Понятно.

Они изучающе смотрели друг на друга. Изабель Май вдруг спросила:

- Как ваше имя?

- Ланарк.

- Просто Ланарк? А звания? Фамилия?

- Ланарк. Этого достаточно.

- Ну как хотите. С трудом представляю, что с вами делать. Я не кровожадна и не хочу мешать вашей карьере. Но доставлять вас на корабль было бы просто донкихотством. Мне хорошо здесь, и у меня нет ни малейшего желания менять что-нибудь ради вас.

Ланарк прикоснулся к своему лучемету. Она проследила за ним равнодушным взглядом.

- Мокрый лучемет не работает.

- Этот исключение.

Ланарк снес выстрелом фигуру на носу галеры. Изабель Май сразу изменила выражение лица.

- Я вижу, что была не права. Как вы сделали это?

- Личное изобретение, - ответил Ланарк. - Теперь я могу требовать, чтобы вы перевезли меня на мой корабль.

Изабель Май уставилась на него, и в ее голубых глазах Ланарк уловил что-то знакомое. Где он видел такое выражение глаз? На Фане, планете развлечений? В волшебных рощах Хицифиля? Во время облавы на плантации рабов Старлена? В Земном макрополисе Тран?

Она повернулась и что-то прошептала своему рулевому. Это был бронзовый гигант с золотыми волосами, перехваченными медным обручем. Он поклонился и отошел.

- Ладно, - сказала Изабель Май. - Садитесь.

Йоро и Ланарк перелезли через резной планшир, галера рванулась вперед, оставляя в кильватере белый пенистый след.

Изабель Май обратила внимание на Йоро, которая сидела с безутешным видом, глядя в сторону острова Дрефтелай.

- Вы быстро обзаводитесь друзьями, - сказала Изабель Ланарку. Девушка очень красива. Какие у вас на нее виды?

- Она одна из ваших беглых рабынь. У меня нет никаких планов. Это место принадлежит Лаому, и здесь он все определяет. Меня волнует только, как забрать вас отсюда. Если вы не хотите возвращаться на Землю, отдайте мне документ, который увезли с собой, и живите здесь сколько хотите.

- Очень жаль, но документ останется при мне. Я не ношу его с собой, так что, пожалуйста, не вздумайте обыскивать меня.

- Что ж, звучит убедительно, - сказал Ланарк. - Вы знаете, что в этом документе?

- Приблизительно. Что-то вроде пустого чека на мировое господство.

- Хорошо сказано. Насколько я понял эту прискорбную историю, вас разгневало обращение с вашим отцом.

- Это еще мягко сказано.

- Деньги помогут смягчить ваш гнев?

- Не нужны мне деньги. Я хочу отомстить. Я хочу ткнуть их мордой в грязь, хочу поставить их на колени и сделать невыносимой всю их жизнь.

- И все же не надо пренебрегать деньгами. Так приятно быть богатой. У вас вся жизнь впереди. Я не думаю, что вы захотите провести ее здесь, у Лаома в голове.

- Да, это верно.

- Так назовите цену.

- Я не могу измерить в долларах гнев и горе.

- Почему бы и нет? А миллион? Десять миллионов? Сто миллионов?

- Стоп. Я не умею считать дальше.

- Это ваша цена?

- На что мне деньги, если они отправят меня обратно в Неваду.

- Нет. Под мою личную ответственность, что этого не произойдет.

- Какой в этом смысл? Я ничего не знаю о вас.

- Узнаете, пока мы будем лететь на Землю.

- Ланарк, вы умеете убеждать, - проговорила Изабель Май. - Если хотите знать правду - я тоскую но родине.

Она отвернулась, глядя вдаль, на океан. Ланарк стоял, разглядывая ее. Да, девушка была очень привлекательна, и Ланарк не мог оторвать от нее глаз. Но сев на скамью рядом с Йоро, он ощутил волну какого-то другого, более сильного чувства, которое было ему неприятно. И Ланарк постарался отделаться от него.

4

Впереди вяло покачивался на волнах его корабль. Галера стремительно скользила по воде, и гребцы не сбавляли скорости, хотя корабль был уже совсем близко. Ланарк прищурил глаза и встал в полный рост, уже ликуя в душе. Галера, не сворачивая в сторону, врезалась в корабль, протаранив его носом, окованным металлом. Вода хлынула в открытый люк, корабль вздрогнул и затонул, уходя под воду темной отвесной тенью.

- Скверно, - заметила Изабель Май. - С другой стороны, у нас теперь равные шансы. Вы имеете лучемет, а я - космический корабль.

Ланарк молча опустился на скамью. Спустя некоторое время он сказал:

- Где ваш собственный лучемет?

- Взорвался, когда я пыталась перезарядить его от генераторов космолета.

- И где же ваш космолет? Изабель это развеселило:

- Вы что, думаете, что я расскажу?

- Почему бы и нет? Я не собираюсь бросать вас здесь.

- Тем не менее даже не подумаю это делать! Ланарк повернулся к Йоро.

- Где корабль Изабель Май? Изабель свысока промолвила:

- Как Верховная жрица Всемогущественного Лаома, приказывало тебе молчать Йоро переводила взгляд с Изабель на Ланарка, что-то прикидывая в уме.

- Он на площади перед Малахитовым Храмом Гахадиона.

Изабель промолчала.

- Лаом - гнусный обманщик, - сказала она наконец. - Йоро вами просто очарована. Можете не сомневаться в ее преданности.

- Лаом обещал не вмешиваться, Изабель горько усмехнулась.

- Это он и мне говорил - и что же... Я - Верховная жрица! Он также обещал, укрыв меня на Маркавеле, что не позволит никому мне навредить. Но вы-то здесь!

- У меня нет намерения вредить вам, - сухо сказал Ланарк, - Мы так же легко можем стать друзьями, как и врагами.

- Я не нуждаюсь в вашей дружбе. И как враг вы меня не пугаете. Эй! Изабель подозвала к себе высокого рулевого.

Возничий набросился на Ланарка, но тот, напрягая все силы, вывернулся, и золотоволосый гигант, не успев опомниться, растянулся на дне галеры.

Мягкая ручка скользнула по бедру Ланарка. Он обернулся, приглаживая прямые темные волосы, и увидел, что Изабель смеется ему прямо в лицо. Лучемет подрагивал в ее руках.

Йоро поднялась со скамьи и, прежде чем Изабель успела что-то понять, дала ей пощечину одной рукой, а другой завладела лучеметом. Она нацелила оружие на Изабель.

- Сесть, - сказала Йоро.

Рыдая от ярости, Изабель рухнула на скамью. Йоро повернула лицо, румяное и довольное, к скамье гребцов, держа их под прицелом лучемета. Ланарк все еще стоял.

- Теперь я буду командовать, - сказала Йоро. - Эй, Изабель! Прикажи своим людям двигаться в сторону Гахадиона.

Изабель мрачно скомандовала. Длинная черная галера развернулась в сторону Гахадиона.

- Хоть это и кощунство, - Йоро посмотрела на Ланарка, - но зато теперь мне не надо беспокоиться о том, как убежать с Дрефтелая.

- Как вы думаете использовать ваши новые возможности, - осведомился Ланарк, придвигаясь ближе.

- Во-первых, обратить это оружие против каждого, кто вздумает отобрать его у меня Ланарк отодвинулся.

- Во-вторых, но я вижу, что этого уже достаточно.

Белые ярусы Гахадиона быстро вырастали над водой.

Изабель, нахохлившись, сидела на скамье. У Ланарка не было другого выбора, как дать событиям развиваться своим чередом. Он отдыхал рядом с гребцами и наблюдал за Йоро краем глаза. Она, выпрямившись, стояла позади скамьи с сидящей Изабель, ее ясные глаза были устремлены поверх искрящихся морских брызг. Ветерок развевал ее волосы, прижимал тунику к стройному телу. Ланарк вздохнул, тяжело и печально. Эта девушка с пшеничными волосами не существовала - как только Лаом утратит интерес к этому миру, она канет в небытие. Она была меньше чем тень, мираж или сон. Ланарк поднял глаза на Изабель, земную девушку, сумрачно глядевшую на него. Вот она действительно настоящая!

Галера поднималась по реке, направляясь в белую гавань Гахадиона. Ланарк поднялся на ноги. Он вгляделся в город, рассматривая людей на пристани, их белые, красные и голубые туники, затем повернулся к Йоро.

- А теперь я вынужден взять оружие.

- Назад, или я... - Ланарк без труда взял лучемет из ее покорных рук, Изабель наблюдала за этой сценой, недовольно усмехаясь.

Протяжный пульсирующий звук, подобный биению огромного сердца, шел с небес. Ланарк задрал голову, вслушиваясь, затем оглядел небо. На горизонте возникло странное облако, похожее на валик из тускло отсвечивающего металла. Оно раздувалось в такт с небесным биением. С непостижимой быстротой вал разрастался, пока не занял весь горизонт. Пульсация переросла в сильные громовые раскаты. Воздух стал тяжелым и гнетущим Страшная мысль пронзила Ланарка, он повернулся и заорал на гребцов, которые, охваченные благоговейным ужасом, опустили свои весла в воду.

- Живо! Давайте в гавань!

Они схватили весла, неистово задергались, но галера не прибавила ходу. Вода в реке стала маслянистой, вязкой, как сироп. Лодка понемногу приближалась к гавани. Ланарк отчетливо ощущал ужас обеих перепуганных девушек.

- Что случилось? - прошептала Изабель.

Ланарк взглянул на небо. Облачный вал, отливая металлом, содрогался и расщеплялся на два. Один из них, подрагивая и подпрыгивая, двигался в их сторону.

- Хочется верить, что я ошибаюсь, но, похоже, у Лаома приступ шизофрении. Поглядите на наши тени. - Он повернулся, чтобы взглянуть на солнце, которое корчилось, как издыхающее насекомое, распадаясь на бесформенные куски. Сбывались его наихудшие опасения.

- Не может быть, - закричала Изабель. - Что же будет?

- Ничего хорошего.

Галера покачивалась у пирса. Ланарк помог Изабель и Йоро подняться на пристань, потом выбрался сам. Толпы высоких золотоволосых людей метались в панике вдоль улицы.

- Ведите меня к кораблю! - Ланарк был вынужден кричать, чтобы его голос можно было услышать в суматохе города. Сердце его сжалось от тоскливого предчувствия: что произойдет с Йоро?

Он прогнал эту мысль. Изабель резко дернула его:

- Бежим, скорей!

Схватив Йоро за руку, он побежал за Изабель по направлению к храму с черным портиком в дальнем конце улицы.

В воздухе закружились смерчи, пошел дождь из горячих красных шариков: маленькие медузы малинового цвета жалили открытое тело, как крапива. Переполох в городе достиг накала истерики. Красной протоплазмы становилось все больше, и уже улицы по щиколотку были затоплены розовой слизью.

Изабель споткнулась и упала вниз лицом в жуткое месиво. Она барахталась в нем, пока Ланарк не помог ей подняться. Они продолжали бежать к храму. Ланарк, поддерживал обеих девушек, беспокойно озираясь по сторонам. Дождь из красных амеб прекратился, но улицы были затоплены липкой грязью.

Небо меняло цвета - но какие цвета! Таких не было в спектре, их можно было увидеть только в горячечном бреду.

Розовая слизь сворачивалась и разбегалась подобно шарикам ртути, тут же застывая в миллионы и миллионы блестящих голубых человечков трехдюймового роста. Они бежали, подпрыгивая и суетясь. Улица покрылась трепещущим ковром безликих маленьких гомункулов. Цепкие, как мыши, они карабкались по ногам Ланарка, хватались за одежду. Он давил их, не обращая внимания на визг.

Солнце в спазматических корчах угасало и, теряя блеск, становилось все более сплющенным. На нем появились полосы, и, когда потрясенные жители Гахадиона замерли в священном ужасе, солнце превратилось в членистого белесого слизня, у которого длина превышала ширину в пять раз. Он вывернул голову и уставился на Маркавель, повиснув на небе, окрашенном в какие-то дикие цвета,

В исступлении метались жители Гахадиона по широким улицам, чуть не растоптав Ланарка и его спутниц, с трудом пробиравшихся к своей цели.

Да маленькой площади у мраморного фонтана эти трое нашли себе убежище, Ланарк впал в состояние прострации, в полной уверенности, что все происходящее - только кошмарный сон. Голубой карлик схватил его за волосы и запел тонким приятным голоском. Ланарк спустил его на землю. Пришло отрезвление. Это не было кошмарным сном - это была реальность, какой бы смысл ни вкладывать в это слово!

Быстрее! Людской поток почти иссяк, и путь был относительно свободен.

- Давайте, скорей! - Он подхватил девушек, с ужасом глядевших на слизня, расползавшегося по небу. Как только они двинулись, начались метаморфозы, которых со страхом ожидал Ланарк. Вещество, из которого состоял Гахадион и весь Маркавель, превращалось в призрачную субстанцию. Белые мраморные здания стали как пластилиновые, искривляясь под собственной тяжестью, Малахитовый - воздушный купол на зеленых малахитовых колоннах скользил и оседал, как ком сырой замазки. Ланарк подталкивал задыхающихся девушек, вынуждая их бежать быстрее, гахадионцы успокоились, поняв, что торопиться некуда: Они стояли, остолбенев от ужаса, не отводя глаз от поблескивающего слизня в небе. Кто-то завопил: "Лаом!" Остальные подхватили крик: "Лаом, Лаом!"

Если Лаом и слышал, то никак не давал о себе знать,

Ланарк не отрывал тревожного взгляда от толпы, с трепетом ожидая, как бы призрачные существа не обрели омерзительный облик. Если что-то произойдет с ними, значит, с Йоро случится то же самое. Какой смысл тащить ее на корабль! Она не сможет существовать вне воображения Лаома. Разве он даст уйти ей?

Весь облик Маркавеля переменился. Черные пирамиды проросли из земли и, чудовищно вытягиваясь, взметнулись вверх черными шипами в милю высотой.

Ланарк увидел корабль, еще целый и невредимый, возможно, продукт чей-то более основательной умственной деятельности, нежели сам Маркавель, Что-то ужасное происходило внизу, у них под ногами, как будто деформировалось само ядро планеты. Какая-нибудь сотня ярдов оставалась до корабля.

- Быстрее! - едва дыша, прокричал он девушкам.

Все время, пока они бежали, Ламарк не терял из виду толпу гахадионцев. Похолодев, он понял, что и с ними начались изменения, и безнадежно замедлил бег. И сами гахадионцы это поняли. Беспомощно раскачиваясь, они в невероятном изумлении разглядывали свои руки, ощупывали лица.

Слишком поздно! Напрасно Ланарк надеялся, что, оказавшись в космосе, за пределами Маркавеля, Йоро смогла бы сохранить свой облик. Да, слишком поздно! Неведомая болезнь поразила жителей Гахадиона. Царапая свои усыхающие лица, они раскачивались и падали, не в силах удержаться на дряблых ногах. С болью Ланарк почувствовал, что одна из рук, которые он сжимал, становится сухой и сморщенной, что девушка оседает на подгибающихся ногах. Остановившись, он обернулся, чтобы с болью в сердце посмотреть на то, что стало с Йоро.

Земля поплыла у него под ногами. Повсюду, судорожно извиваясь, умирали гахадионцы. Сверху спускался со сверхъестественного неба слизень. Черные шипы устрашающе торчали над головой Ланарка, но он ничего вокруг не замечал. Перед ним стояла Йоро! Йоро - перепуганная и чуть живая от усталости, но все же здоровая и крепкая. На мраморной мостовой, умирая, высыхал призрак, которого он знал, как Изабель Май. Схватив Йоро за руку, он повернулся и кинулся к кораблю.

Потянув люк, он втолкнул Йоро внутрь и, едва прикоснувшись к корпусу, отчетливо понял, что с кораблем также происходят перемены - бесчувственный металл оживал трепещущей плотью. Ланарк захлопнул люк и, не обращая внимания на треск лопающихся труб, рванул без оглядки прочь.

Накренившись на бок, корабль пробирался через лес черных блестящих шипов, вытянувшихся уже на сотни миль в высоту, забрав в сторону на тысячу миль, чтобы избежать столкновения с громадным слизнем, который неумолимо опускался на Маркавель. Как только корабль проскочил в свободное пространство, Ланарк обернулся, чтобы посмотреть на слизня, растянувшегося чуть ли не на все полушарие. Он корчился, наколотый на высокие черные колючки.

Ланарк на полной скорости устремился к звезде-ориентиру. Единственный надежный объект в небесах, она сняла ярким голубым светом. Все остальные едва виднелись сквозь вихри черного потока, кружащиеся пылинки в море чернил.

Ланарк, мельком посмотрел на Йоро и спросил:

- Теперь, когда я решил уже больше ничему не удивляться, скажи мне, почему Изабель Май умерла, а ты, Йоро из Гахадиона, осталась в живых?

- Я - Изабель Май. Вы уже знаете.

- Знаю, конечно, потому что нет другого объяснения. - Он положил свою руку на стенку корабля, осязая теплую жизнь вместо неодушевленного металла. - Просто чудо, если удастся выпутаться из этой заварушки.

Корабль менялся на глазах. Отказали приборы, входные проемы зарастали чем-то темным и непрозрачным, похожим на хрящ. Моторы и аппараты стали внутренними органами; стены, обрастая розовым сырым мясом, ритмично пульсировали. Снаружи доносились звуки, напоминающие хлопанье огромных крыльев;, под их ногами кружилась водоворотом темная жидкость. Ланарк, побледнев, встряхнул головой. Изабель прижалась к нему.

- Похоже, мы в чьем-то желудке!

Изабель не отвечала.

Вроде как хлопнула пробка, вылетев из бутылки, и просочился тусклый свет. Ланарк верно выбрал направление, корабль прорвался в нормальную Вселенную и разрушился.

Два земных существа обнаружили, что бредут, спотыкаясь, по полу Лаомова жилища. Сначала они не могли поверить в свое освобождение; спасительное место могло оказаться лишь переменой декораций.

Ланарк первым пришел в себя. Он помог Изабель встать на ноги, и они увидели Лаома, все еще в состоянии приступа. Дрожь волнами пробегала по его черной шкуре, блюдца глаз бессмысленно остекленели.

- Бежим, - прошептала Изабель.

Ланарк молча взял ее за руку, они тихо выбрались на ослепительную, продуваемую насквозь равнину. Там, как и прежде, стояли два корабля. Ланарк проводил Изабель к своему судну, открыл вход и помог забраться внутрь.

- Я через минуту вернусь. - Ланарк заблокировал стартер. - Для гарантии от новых неожиданностей.

Изабель промолчала, Обойдя вокруг корабля, в котором прибыла Изабель Май, Ланарк таким же образом заблокировал и этот механизм. Затем направился к белой бетонной конструкции. Изабель прислушивалась, но завывания ветра заглушали все звуки. Треск лучемета? Или ей почудилось?

Ланарк вышел из-под темной арки, забрался в корабль и захлопнул за собой люк, Двое сидели молча, пока разогревались трубы, молчали, пока Ланарк заводил двигатель и корабль, накренившись, поднимался в небо. Пока они не оказались далеко в космосе, ни один не проронил ни слова. Ланарк взглянул на Изабель.

- Как вы узнали о Лаоме?

- От моего отца. Лет двадцать тому назад он оказал Лаому какую-то пустяковую услугу - убил ящерицу, которая досаждала тому, или что-то в этом роде.

- И поэтому Лаом защитил вас от меня, создав воображаемую Изабель?

- Да! Он рассказал мне, что вы должны появиться, разыскивая меня, и устроил так, чтобы вы встретились с моделью Изабель Май, а я незаметно могла бы оценить ваши действия.

- Но почему вы так не похожи на свою фотографию?

- О, я была разгневана и заплакана, я буквально скрежетала от злости зубами. Я в самом деле надеюсь, что не выгляжу так больше.

- А как с вашими волосами?

- Они осветлены.

- Другая Изабель Май знала, что вы настоящая?

- Не думаю. Нет, наверняка не знала. Лаом снабдил ее моим умом и памятью. Она действительно была мною.

Да, в этом состояла разгадка. Ланарк кивнул и задумчиво произнес:

- Ей нельзя было отказать в уме и наблюдательности. Если помните, она сказала, что нас с вами тянет друг к другу. Интересно знать, правда ли это?

- Мне. тоже.

- Еще будет время решить эту проблему... Наконец, последний штрих документы с шифром. Изабель от души расхохоталась:

- Нет никаких документов!

- Нет документов?

- Ну да! Хотите обыскать меня?

- Где же документы?

- Их не существует. Документ... в единственном числе. Клочок бумаги. Я разорвала его.

- Что было на бумаге?

- Шифр. Я единственный живой человек, который его знает. Как вы думаете, следует ли мне хранить его в тайне?

Ланарк поразмыслил.

- Ну, я бы тоже не отказался... Такого рода знания никогда не помешают.

- А где обещанные сто миллионов долларов?

- По возвращении на Землю. Когда мы прибудем туда, вы сможете использовать шифр. Изабель хохотала.

- Вы очень практичный человек. Что случилось с Лаомом?

- Лаом мертв.

- Как?

- Я уничтожил его. Я подумал о том, что нам пришлось пережить. Его вымышленные создания - насколько они реальны? Они казались настоящими мне и самим себе. Отвечает ли личность за то, что происходит в ночном кошмаре? Я не знаю. Я повиновался своему инстинкту или совести, называйте это как хотите, я убил его.

Изабель Май взяла его за руку.

- Мой инстинкт подсказывает, что я могу довериться вам. Шифр - это стишок.

Том, а Том - сыночек мой,

Хватай свинью и беги домой.

5

Ланарк доложил Кардалю:

- Рад сообщить вам, что задание успешно выполнено.

Кардаль отнесся к этому скептически:

- Что вы хотите этим сказать?

- Шифр в безопасном месте!

- Вот как? Где же именно?

- Я решил, что лучше сначала переговорить с вами, прежде чем передавать его.

- Думаю, что это излишняя щепетильность. Что с Изабель Май? Она арестована?

- Для того, чтобы добыть шифр, мне пришлось сделать широкие, но приемлемые уступки, включая полное прощение, снятие всех обвинений в ее адрес, публичные извинения, так же как денежную компенсацию за ошибочный арест и моральный ущерб. Она хочет официальный документ, подтверждающий эти условия. Как только вы подготовите такую бумагу, я передам ее, и дело будет завершено.

- Кто дал вам право делать такие далеко идущие заявления? - холодно спросил Кардаль. Ланарк спокойно отпарировал:

- Хотите иметь шифр?

- Конечно.

- Тогда принимайте мои предложения.

- А вы, оказывается, еще более заносчивы, чем предупреждал меня Детеринг.

- Успех сам говорит за себя, сэр!

- Откуда мне знать, что вы не воспользуетесь шифром?

- Насколько я понял, вы можете сейчас же обратиться к нему и поменять.

- Откуда мне знать, что вы уже не использовали его на всю катушку?

- Я упомянул про денежную компенсацию, вам этого не достаточно?

Кардаль запустил пальцы в волосы.

- Как велика сумма?

- Цифра не так существенна. Если они сочтут чрезмерной сумму, которую назовет Изабель Май, то оплатят ее частично.

- Это вы так говорите. - Кардаль никак не мог решить, что ему сделать: впасть в бешенство, угрожать или снова схватиться за голову. Наконец он откинулся в кресле. - Я приготовлю бумагу завтра. Можете приносить шифр.

- Отлично, мистер Кардаль.

- Я все же хочу знать, неофициально, если вам угодно, сколько она требует в уплату?

- Мы хотим сто один миллион семьсот шестьдесят два доллара на личные счета. Кардаль выпучил глаза:

- Мне показалось, что вы говорили об умеренной плате.

- Кажется, лучше запросить большую сумму, а не маленькую.

- Не сомневаюсь, что лучше. Однако странная цифра. Почему семьсот шестьдесят два доллара?

- Это, сэр, деньги, которые мне должны, потому что казначей отказался подписать чек. Они включают расходы на непредвиденные случаи: взятки, выпивку, услуги проституток, если вы хотите знать подробности.

- А почему еще один миллион?

- А это страховой фонд моих будущих затрат на всякие непредвиденные случаи. В каком-то смысле это мягко и деликатно отражает мое недовольство действиями казначея.

Ланарк поднялся.

- Надеюсь увидеть вас завтра в это же время, сэр.

- До завтра, Ланарк.


Поделиться впечатлениями