Боевая Машина: Руководство По Самозащите — 3

Анатолий Тарас



Часть 5

СИТУАЦИИ

Мужественными, беззаботными и сильными хочет видеть нас мудрость. Она — женщина, и любит всегда только воина.

Фридрих Ницше



20. ДРАКА НА УЛИЦЕ1Главы 20-22 написаны с использованием материалов Г.И. Паркина.

Подворотня — не ринг, хотя и на ринге, случается, убивают. Но все-таки в реанимацию после уличной драки попадают значительно чаще, нежели после матчей за звание чемпиона в фулл-контакте. К тому же иной раз жертвами уличных хулиганов становятся даже прославленные мастера спортивных единоборств, уверенные в собственных силах, однако далекие от жизненных реалий. Ежели ты, читающий эти строки, нарвешься в слабо освещенном месте на ребятишек, желающих с тобой «развлечься», то помни, что работать с ними «по школе» не выйдет. Жизнь — не киностудия, а спорт хоть и дает многое, но совсем не то, что требуется в такой ситуации.

Нарваться на «приключение» нынче возможно где угодно. Все же для начала возьмем классический случай. Ночь, тишина, условная подворотня и трое безусловных хулиганов, желающих выбить зубы первому встречному. Просто так, ради интереса, чтобы увидеть, как они (зубы) выпадут на тротуар. Догадаться о замыслах троицы несложно. Хамоватые ухмылки, этакая раскованность в манерах, традиционное приветствие: «дядя, дай закурить». Или: «подкинь деньжат, корешок!» Вариантов первого приветствия много, но все они сводятся к одному — щас мы тебя отоварим!

Помни, что самые зловредные хулиганы — тоже люди. Со всеми присущими людям слабостями и заблуждениями. Так что впадать в панику не стоит. Тем более, что это состояние психики еще никогда никому не помогло. Лучше оцени соотношение сил, свои и чужие плюсы и минусы.

Сразу кидаться в бой с несколькими противниками глупо. Во-первых, нет никакого представления об уровне их подготовки. Во-вторых, не исключен вариант обойтись без мордобития, «съехать», как говорят криминальные элементы, «на базаре». В-третьих, сразу начинать зверствовать тоже не стоит. Если ты надежно вырубишь всех нападающих, то не исключено, что в итоге сам окажешься на скамье подсудимых. Законы в странах СНГ до сих пор такие, что виноватым чаще всего становится победитель, независимо от того, на чьей стороне правда. Если хоть одного угробишь в процессе самообороны, то срок тебе обеспечен. Простая и в общем нормальная для цивилизованных стран мысль, что виноват в своей гибели сам убитый, в «совковых» мозгах никак не укладывается. Особенно, если это мозги «народных» судей.

Брать «наездников» на испуг не всегда разумно. Подобные фокусы удаются только умелым «фокусникам» и то, в основном, против малолеток. Коллективный опыт битых и небитых подсказывает, что действовать надо по следующему алгоритму. Прежде всего следует быстро прикинуть возможность бегства. Если таковая имеется, делаешь крутой разворот и исчезаешь во мраке ночи. Способы бегства годятся любые, лишь бы не подвели. Можно бегом, прыжком, кувырком и даже ползком, было бы куда бежать, прыгать, кувыркаться (например, с обрыва). Корона оттого, что сбежал, не упадет, зрителей все равно нет, а жить и кушать бананы очень хочется.

К сожалению, уйти не вступая в контакт удается далеко не всегда. Вечерние собеседники перекрыли вероятные пути отхода, готовятся напасть, до первой плюхи осталось всего ничего. Тогда сразу дави на психику, сбивай им наступательный пыл и выигрывай инициативу. Помни, что их единственное преимущество заключается в численном превосходстве.

Вот его и требуется в максимальной мере ослабить. Это значит, вести себя не так, как они ожидают. Например, дружелюбно спросить: «Парни, где тут Батон живет? С фиксой вот здесь (показываешь пальцем на себе расположение фиксы, то бишь металлического зуба). Он на прошлой неделе с зоны пришел».

Можно короче: «Старик, не с тобой мы гуляли у Нинки?» В твоей фразе важна естественность, а не правдоподобие. Можно делать любые заявления, вплоть до идиотских: «О, наконец мне есть с кем выпить!» (Как будто прохожий в темном переулке в час ночи только и делал, что искал собутыльников). Кстати, если предложение выпивки заинтересует, то имеется шанс откупиться и расстаться по-хорошему Но, предположим, не хотят они водки, кровь, гады, предпочитают сырую. Значит, общаясь с ними посредством загадочных восклицаний, стараешься занять наиболее выгодную позицию и просчитать план сражения. Естественно, тут не обойтись без визуальной оценки противника. На все это несколько секунд, пока «ребятишки» пытаются осознать смысл твоих слов.

Ага, это вот вожак, он покруче других будет, начинать надо с него. У того глаза бегают по сторонам, озирался пару раз, значит трусоват, с него хватит ложной атаки. Третий — здоровый жлоб и лапы загребущие, придется следить за ним, чтобы не попасть на захват и не пропустить удар, не то можно сразу копыта отбросить. Руки все время держишь в движении, то затылок чешешь, то нос теребишь, то живот свой гладишь. Тем временем «базар» поддерживаешь всеми силами. «Закурить? — Бога ради. Спички? Где-то были, сейчас поищу». Кстати, поиск спичек или зажигалки дает некоторую возможность достать из кармана что-либо тяжелое, острое, крепкое, если оно там есть. А процесс поднесения огня к сигарете является одним из наилучших моментов для внезапной атаки.

Пока идет оценка, просчитывание, перемещение, все движения должны быть мягкими, без резкости. Внешне изображай полное миролюбие, дружеское расположение к этой мрази и заметную трусоватость. Они должны расслабиться, на расслабухе можно и Тайсона поймать: «Помнишь, Майк, как мы с тобой тех козлов в Чикаго по стенке размазали? Как каких? У меня тогда вот тут, на переносице, фурункул выскочил»… И палец, обозначив точку на собственном лбу, вонзается удивленному Майку в глаз. Много он теперь побоксирует, без глаза? Так и на улице: «Ребята, а чего мы здесь делим? Я же для вас»…

Продолжая молоть языком, ты играешь корпусом, обращаясь то к одному, то к другому, незаметно занимаешь наиболее подходящий рубеж для атаки, ставишь ноги как надо, выводишь руки в намеченную точку. Потом глубокий вдох и на выдохе… Длинный звериный, парализующий всех встречных и поперечных, крик (кто не умеет кричать с безумной тоской и яростью загнанного зверя, тот должен потренироваться). И вместе с криком удар, неожиданный, без замаха, лидеру по глазам. Растопыренной пятерней, хоть один палец, да попадет куда надо. Тут же остальным по глазам, по кругу, той же рукой, а лучше обеими. И каблуком по ступням, ребром подошвы по голени или по косточке. О защите не думай, пока кричишь, они все твои, никто не рыпнется.

Непрерывное движение, короткие (тратить энергию на тяжелые удары нельзя) тычки по горлу, почкам, печени, в солнечное сплетение (если одежда позволяет), по ушам. Ослепил, оглушил, заставил отпрянуть — и рывок в открывшуюся щель. Любым способом, только не дай себя схватить. Иначе повиснут на спине, повалят и затопчут. Итак, взрывной спурт, пусть не на сто метров, так хоть на тридцать шагов. На бегу обязательно вооружись. За оружие сойдет что угодно: палка, полкирпича, ржавая крышка от мусорного бака, бутылка… Попался киоск, выбей стекло, тут и оружие (осколок), и сигнализация сработает.

Вооружиться очень важно, увидят кол в руках — не погонятся. А если все же решатся, так кол он и есть кол, не голыми руками драться будешь. Но если под руку ничего не подвернулось, можно имитировать вооруженность. Догоняет один, самый резвый, быстро пригнулся, сгреб рукой воздух, как будто взял что-то с земли, развернулся и шагнул навстречу?'«Убью козла!» Ложный замах, разворот и опять наутек. К людному месту, из асфальтовых джунглей к неоново-рекламной цивилизации.

Если на вопли преследователей вывалит толпа из соседней подворотни и перекроет путь — никаких остановок. Только отчаянный прорыв, похожий на то, что делает в американском футболе игрок, бегущий с мячом в руке. Никаких прицельных ударов, время дорого, только непрерывное стремительное движение вперед. Человек-болид, Микаэль Шумахер на своих двоих. Зацепили — крутись юлой, выдирая рукав или полу куртки. Подсекли — перекат или кувырок, снова на ноги и дальше в прежнем направлении. Если сразу встать не получилось, вращайся фа «пятой точке» и работай ногами по коленям, лодыжкам, голеням. Уловил момент, пнул кого-то в пах, вскочил, протаранил головой оказавшегося на пути и снова спурт.

* * *

Такова примерная схема действий человека, угодившего в стычку с уличной компанией хулиганов. Тут возможны вопросы. Первый таков: а почему бы их не добить, если есть возможность? Думаю, все понимают, что даже превратившись в инвалидов, они все равно лучше не станут. А вот сесть на пару лет за их разбитые головы, переломанные конечности, оторванные уши придется тебе. Тогда как отвечать перед законом абсолютно ни к чему. Из тех же соображений нет смысла выяснять на утро после побоища, не погиб ли там кто-нибудь, не попал ли в больницу. Ну, а заявлять в милицию о том, что подвергся нападению, в нынешнее суровое время способны только люди, страдающие умственной отсталостью.

Другой вопрос: почему мишенью для первых ударов становятся глаза? Очень просто, потому что нет более удобной точки для внезапной атаки, рассчитанной на временную нейтрализацию. Торс обычно прикрыт одеждой (у нас, знаете ли, не Африка и не Окинава), горло легко прикрыть подбородком, нокаутировать крюком в челюсть тому, кто не боксер, достаточно сложно. Поэтому волейбольный хлест по глазам, особенно в сочетании с жутким криком, решает массу проблем. Естественно, зацикливаться на одних только глазах неразумно. Но это лишь первые действия стандартны, а последующие могут быть самыми разными, в зависимости от того, что является твоей «коронкой».

Для усиления боевого потенциала желательно всегда иметь при себе оружие. Не ствол, конечно, не кастет и даже не нож. Вооружаться надо такими предметами, обладание которыми закон не запрещает. Мужской гардероб, в отличие от женского, всегда оснащен карманами. В них может найтись многое. Например, шариковая ручка в металлическом корпусе, мундштук из твердого материала, специальный брелок для ключей. Чем эти предметы хуже ладонной палочки явары? В кармане вполне может оказаться и портсигар, грани которого не мешает заблаговременно подточить. Часы рекомендуется в острые моменты жизни сдвигать с запястья на пальцы. Металлическая расческа легко превращается в подобие опасной бритвы. Даже простой спичкой можно так ткнуть в глаз противнику, что ему надолго расхочется злодействовать в темных закоулках.

Особое внимание следует уделить обуви. Для опытного бойца ботинки ничем не хуже кастетов. Даже лучше. Разумеется, не всякая обувь подходит. Требуется жесткий рант, рифленая подошва, надежное крепление на ноге, чтобы не остаться босиком после первого же маха ногой. Зато в хорошей обуви, к тому же немного «доработанной» с учетом специфики применения, ты будешь всегда иметь преимущество, причем абсолютно неожиданное для любого врага. Только научись правильно пользоваться им.

* * *

В случае вооруженного нападения очень важно понять его смысл. Если ребята хотят совершить тривиальное ограбление, то сопротивляться им нежелательно. Разбой есть разбой, срок отсидки за него предусмотрен значительный, поэтому сознательно решившись на подобное дело, идут, как правило, до конца. Оружие пустят в ход без размышлений. Разумнее всего подчиниться, отдать все, что есть и остаться невредимым, пусть с облегченными карманами. А вот если

* * *

ножами просто пугают (пока только пугают), целью же ставят издевательство или избиение, тогда можно что-то предпринять.

Но без лихого героизма. Грудью на сталь пусть бросаются супермены в кино и участковые милиционеры, одуревшие от конфискованного в микрорайоне самогона. Твое амплуа — трус, жалкий перепуганный слюнтяй, готовый на что угодно ради спасения своей шкуры. На все, кроме сопротивления. Понятно, что играть эту роль надо талантливо, наградой будет собственное здоровье и даже жизнь.

— Ребята:.. Парни… Мужики… Да вы что? — не удивление, а страх, даже ужас животный в голосе и жестах. — Я все отдам… Я вам денег принесу, хотите? У меня много денег есть, и водка дома, пять бутылок «Смирновской». Вместе зайдем, без обмана… — И под словесный шум работа, работа, работа: глазами, ногами, корпусом. Вон обрезок трубы подходящий валяется. Доска на заборе едва держится, ее оторвать можно одним движением… Вон куча булыжников лежит… А там пролом в бетонной ограде, туда следует броситься в отрыв.

Определил план действий и, не прекращая игры, начал… От тех двоих, что ножами поигрывают, подальше отодвинулся, ближе к тому, что цепь в руках держит. Ножом без замаха ткнут, цепью или прутом металлической арматуры еще замахнуться надо. — Ребята, хотите я водку вам сюда принесу? Честное слово, вы ж меня все равно найдете, если что. — И пока они пережевывают информацию, глубокий вдох и на выдохе с криком звериным вперед. Если тот, кого атакуешь (с цепью или арматуриной) успел-таки замахнуться, ныряй ему под руку и проходи за спину, с ударом кулаком по затылку. Коротким резким ударом оглушил и толкни его навстречу остальным.

Дорвался до загодя примеченного обрезка трубы, булыжника, палки, бутылки разбитой, сразу этим оружием по рукам или тем концом, что острее, в морду. Вслед за этим рывок к спасительной дыре в заборе, в проход между гаражами, за угол ближайшего дома, смотря по обстоятельствам. Но тут уж надо УБЕГАТЬ — с большой буквы и с очень большой скоростью. Если погонятся, то кто-то из них обязательно опередит остальных. Поэтому неплохо за первым же подходящим углом дома или забора остановиться и хорошим встречным ударом в лоб вышибить этому спринтеру мозги. Тот момент, когда он вывернет из-за угла, уловить нетрудно: топот, дыхание тяжелое, шелест одежды укажут рубеж атаки в лучшем виде.

Впрочем, совсем не обязательно бить по голове. Палкой, например, можно стегануть изо всех сил по коленям или ниже, ткнуть ею в живот. Ощущения будут такие, что продолжать гонку вряд ли захочется. Кстати, если противник много выше ростом, то не всякий имеет возможность достать рукой по глазам. Поэтому в начале драки вместо того, чтобы пятерней целить ему в физиономию, лучше присесть и кулаком от души засадить в пах, по многострадальным мужским принадлежностям. Прием неоднократно проверен, действует исключительно! А вот низкорослого «квадратного» крепыша атакуй в глаза, он любой удар по корпусу держит лучше быка (и в пах ему попасть трудно, рост мешает).

Если вооружиться на месте столкновения не удалось, то убегая следует высматривать подходящие предметы. Например, заскочив в подъезд, сделай бросок вверх по лестнице на несколько пролетов и там выбей ногой стальную стойку под перилами. Обычно они слабо закреплены, поэтому пара хороших ударов ступней, два-три рывка рукой и вот ты уже при оружии. Но подъезд легко превращается в ловушку, особенно в типовых бетонных пятиэтажках. Использовать его надо только в крайних случаях, ради выигрыша нескольких секунд времени.

Во многих подъездах между этажами есть окна, чаще всего с уже выбитыми стеклами. Добрался до такого окна, подождал догоняющих и прыгнул наружу. Три метра не высота, но без тренировки повредить ногу легче легкого. Следовательно, не владея техникой прыжков на асфальт, подъезды лучше игнорировать. Тем более, что звать там жильцов на помощь бесполезно, никто не выйдет и даже в милицию звонить не станет. Совсем другое дело когда в подъезде есть второй выход, во двор. К сожалению, он встречается только в зданиях старой постройки и то чаще всего закрыт.

Попалась на глаза пожарная лестница — смело на нее и вверх. Пусть рискнут ползти следом, отбиться ногами ничего не стоит, правда не все это понимают. Вдобавок открывается путь на крышу, а с нее через слуховое окно на чердак. Или по такой же пожарной лестнице, но с другой стороны дома, быстренько спускаешься вниз и бежишь прочь от гиблого места. Площадки строящихся домов дают прекрасную возможность спрятаться, забраться на высоту (откуда снять беглеца удается только пулей), вооружиться самыми разнообразными предметами. Территории школ, детских садов, различных баз, складов, автопарков тоже годятся. Если там есть охрана или хотя бы сигнализация, используй их в свою пользу Лучше попасть в этом случае в милицию, чем напороться на финский нож.

Встретилась на пути бегства река (озеро, большой пруд), а ты хорошо плаваешь, и время летнее, смело прыгай в воду. Вряд ли полезет кто-нибудь за тобой. Если и полезет, то вода — не земля, там совсем другие законы передвижения и боя. Очень неплохо отрываться от погони на задней стенке троллейбуса, в тех случаях, когда он есть. Там даже лесенка имеется и специальная подножка, а скорость электротранспорт набирает очень быстро. Во всяком случае, разрыв дистанции он обеспечить может. То же самое относится к трамваю, по ночам они носятся с большой скоростью, улицы-то пустые.

Вообще для отрыва годится любое транспортное средство, способное увеличить скорость передвижения. Например, кузов либо подножка грузовика, притормозившего на повороте, на выезде из ворот, под светофором. Оставленный возле подъезда или магазина велосипед тоже сойдет, хотя поздно вечером найти стоящий без присмотра велосипед малореально, такое бывает скорее днем. Но ведь и днем нападают! Можно вломиться в такси на стоянке. Здесь главное заставить его тронуться с места. Никаких уговоров, только дикий вопль: — Гони, убьют обоих!!! — или — Рви, плачу три счетчика!!! — даже если денег при себе ни копейки. Рассчитаться с таксистом удастся и потом, а вот лишиться жизни можно сейчас.

Еще на бегу неплохо засадить камнем в витрину магазина, аптеки, Сбербанка, опорного пункта правопорядка или хотя бы в освещенное окно жилого дома. Пусть взревет сигнализация либо возмущенный квартиросъемщик, этот трезвон способен остудить самые горячие головы. Кстати, самому тебе дожидаться милиции ни к чему, мало ли за кого она тебя примет. Камень кто швырял? А хулиганы где? Их давно нет. Следовательно, ты и являешься хулиганом. Дубинкой тебя по голове, чтобы не разговаривал, и в отделение. Там доказывай, что ты не верблюд, что тебя убить хотели, что у тебя и в мыслях не было куролесить по ночам. Если милиция уже появилась, а убежать или спрятаться тебе негде, смело поворачивай в сторону гнавшихся за тобой и мчись навстречу с перепуганным видом, выкрикивая на бегу: «Атас, менты!» Только помни, что им налево, а тебе — направо, или наоборот.

Короче говоря, отрываться от погони следует так, что бы:1) чем-нибудь вооружиться; 2) не загнать самого себя в ловушку; 3) не покалечиться, исполняя трюки несоразмерные с физическими возможностями; 4) обязательно оставить преследователей ни с чем. В противном случае надо стать спиной к глухой стене или к забору и попытаться продать как можно дороже то, что они намереваются получить задарма. Кто знает, тебе терять нечего (кроме жизни, разумеется), глядишь и отобьешься.

Тут важно помнить, что непрофессионалы бьют ножом снизу вверх или прямым тычком, нож они держат открытым хватом, «играть пером» не умеют. Иными словами, траектория их ударов вполне предсказуема. «Розочкой», как правило, наносят прямые удары в лицо и ниже пояса, а также секущие удары сбоку. Но в лицо чаще всего. Трубы, палки, цепи, ремни требуют замаха, хотя опытные бойцы предпочитают тычки обрезками труб и арматурой. Исходя из подобных стереотипов действий строй свою оборону. Уклоняйся, вертись, контратакуй, времени в твоем распоряжении мало. Выстоять против нескольких противников, вооруженных колюще-режуще-рубящими орудиями, практически невозможно. Все решается в течение максимум тридцати секунд. Либо ты их, либо они тебя. Вот если ты успел сам вооружиться, тогда другое дело. Особенно хороша в глухой обороне длинная лопата: с одного конца дубинка, с другого — настоящая алебарда. Палкой в живот, лезвием по ногам, мало не покажется. Только где ее взять?

* * *

Как ни печально об этом говорить, но воевать в темных закоулках иногда приходится не с одними хулиганами да разбойниками, но и с родной милицией. Случается такое значительно чаще, чем хотелось бы, ведь власть опьяняет не хуже алкоголя, а если еще и водочки милиционер успел принять, а если у него еще и с интеллектом проблемы… Впрочем, нередко милиция превышает свои полномочия без всякого допинга, причины тому бывают разные, нам на них наплевать, главное — что делать?

Конечно, сопротивление представителям власти карается по закону. Но и молча сносить побои от них, особенно тогда, когда ты ни в чем не виноват, тоже не хочется. Лишнего здоровья не бывает. Усовестить словами навалившихся на тебя беспредельщиков обычно не удается. В ответ на любые возражения — звериный рык и удары дубинок РП-73. По Руси Великой так забили до смерти тысячи людей, превратили в инвалидов — десятки тысяч. Тем не менее помни, что отвечать в любом случае придется тебе, а не им. Поэтому лучше всего убежать. А защищаться следует таким образом, чтоб не покалечить ментов, поскольку каждый синяк, не говоря уже о переломах, аукнется суровым приговором суда.

Атакует милиция в общем-то однообразно. Удары дубинками наносятся сверху вниз, с солидным замахом. За ударами следует захват за волосы или за верхнюю часть одежды и тычок коленом в пах, в живот, в солнечное сплетение. Бьют примерно так, как два медведя колют дрова (есть такая детская игрушка), то есть поочередно, осыпая жертву градом непрерывных ударов по голове, плечам и спине. Стоит отметить, что именно бьют, избивают, а не пытаются задержать. Это обстоятельство дает моральное право даже законопослушному гражданину оказать сопротивление.

Вариантов защиты несколько, но цель одна, вырваться и убежать. Убивать их не следует — очень дорогое удовольствие. Милиционеров учат работать вдвоем или в составе группы. Поэтому один атакует спереди, второй норовит обогнуть с фланга и зайти в тыл. Если уверен в своих силах, то в момент замаха первого шагни ему навстречу, схвати за одежду и разверни спиной ко второму Используй его как щит от ударов напарника. Коленом ему в пах, головой в лицо и, резко отпрянув назад, ногой изо всех сил в живот. Так, чтобы падая, он завалился на своего компаньона. Сам же в этот момент иди на прорыв. Если выиграл пару секунд форы и бегать умеешь, то, даст Бог, избавишься от напасти.

Можно поступить иначе. Резко вскинуть руки вверх, одновременно нанося удары ребром обуви и каблуком по ногам обоих противников. В удобный момент основанием ладони бей в подбородок или ребром ее (но тоже ближе к основанию) по горлу. При этом смещайся в стороны, не давая им зайти с флангов, а тем более сзади. Обычно сотрудники патрульно-постовой службы зациклены на своих дубинках, быстро перестраиваться не способны, этим и надо пользоваться. Так, при замахе одна нога выставлена немного вперед — вот по ней и следует бить ребром подошвы или каблуком под колено. Хорошо проходит притоптывание подъема ступни резким движением ноги сверху вниз (каблуком либо всей подошвой). Руками не только отклоняй в стороны удары дубинок (подставлять под удар нельзя, сломается рука, а не дубинка), но и наноси короткие хлещущие удары кончиками пальцев по глазам, тыльной стороной кисти по ушам, по вискам, по носу.

Если удалось «поймать ритм» атакующих, можно использовать серию нырков. Скользнул под замах, развернулся и нырнул под замах второго противника. Опять разворот и снова нырок. Попутно — бьешь ногами по ступням и голеням, кулаками — по печени, в подреберье, в диафрагму, в пах. Если все это делать быстро, то через несколько секунд дубинки станут для них обузой, но перестроиться, как уже сказано, вряд ли сумеют. И совсем не исключено, что где-то в глубине души обрадуются, когда строптивая «жертва» рванет в кусты. Даже преследовать не станут. Тем не менее, думай только о том, как убежать побыстрее и подальше. Во-первых, у них могут быть пистолеты. Поэтому, убегая, делай короткие броски зигзагом, сбивай прицел. И путь свой направляй туда, где видны люди, в их сторону вряд ли посмеют стрелять. Во-вторых, если все же поймают, то отнимут не только здоровье, но и свободу. Не сомневайся, в случае неудачного сопротивления и бегства то и другое тебе гарантировано!

* * *

Говорят, хороший понт дороже денег. Золотые слова! Понтируя, можно обыграть кого угодно не только за карточным столом, но и на улице. Но помни, что избрав определенную тактику, надо держаться ее до конца, притом не переигрывая. На сцене плохих актеров забрасывают тухлыми яйцами, на улице — тяжелыми предметами. Да и публика здесь более взыскательная, чем театральные критики.

Игра преследует лишь одну конкретную цель: расслабить «ребятишек» и уйти, надеясь на быстрые ноги. Даже если кто-то из них успеет ударить, опередив твои действия, все равно продолжай гнуть свою линию, готовясь к атаке: — Ребята, ну за что?! — не голос, а сплошная мольба. — Давайте по хорошему… Все, что хотите… И занимаешь тем временем выгодную позицию. Прорываться надо наверняка.

Понтируя, можно также нейтрализовать агрессию вероятных противников в зародыше. Ведь решив порезвиться с одиноким незнакомцем, они уже успели представить, как будут развиваться события, настроились, и вдруг слышат: — Ребята! Где здесь телефон? — вопрос звучит так, словно встреча с ними — спасение. — У жены роды начались, срочно «скорую» надо. — Никакого страха, только крайняя озабоченность и надежда на помощь. Или: — У матери сердечный приступ, второго инфаркта она не переживет!

Могут даже до автомата проводить, тогда уже надо играть до конца. Звони в «скорую», вызывай карету по какому-нибудь правдоподобному адресу, ребяток сердечно поблагодари за помощь, пообещай даже выпить с ними за здоровье наследника (или того «родственника», ради «спасения» которого «искал телефон»). Еще можно, едва окружили, сделать «ужасные» глаза и прошипеть: Разбейте понты, только быстро… У меня менты на хвосте». При этом шипеть надо с искренней злобой (к ментам) и украдкой оглядываясь.

Вообще говоря, вариантов понта множество, все зависит от фантазии и актерского мастерства. И еще от верной оценки противника. Пьяного наглеца, тем более — «отмороженного», на человечность не возьмешь, а вот приближение милиции может его отрезвить. Жаргон тоже дает понять, что встретились в темном углу родственные души, а за «своего» потом ведь и спросить могут. Но не владея сленгом криминогенной среды в совершенстве, лучше «по фене не ботать». Раскусят фальшивку и тогда сделают с тобой такое, что и делать-то не собирались.

В завязавшейся драке понт тоже бывает полезен. Разумеется, не сам по себе, а ради реализации общего плана. К примеру, делаешь радостные глаза и кричишь противнику за спину:

— Леха, гаси козлов! — И тут же бьешь что есть силы в растерянно отвисшую челюсть, или в другое место, более удобное и надежное. В смысле, чтобы после твоего удара противник лег и долго не мог встать. Вдобавок, понт помогает добраться до лежащей где-нибудь неподалеку железяки. Бросишься просто так — поймут и остановят. А вот если ойкнешь от слабого удара так, словно тебя почти убили, то смело прорезай воздух в нужном направлении. Тогда бросившегося на добивание ворога встретишь славным ударом железякой по лбу. Тем самым огрызком трубы, ради которого пришлось понтировать. Помни только о правдоподобий. Неудавшаяся хитрость способна привести нападающих в бешенство.

* * ** * ** * *

Впрочем, любые советы бесполезно давать тем, кто при встрече с опасностью теряет голову. Они пригодятся лишь людям, сознающим, что в реальном мире слабые обречены на гибель. На бескрайних просторах бывшего СССР человек человеку давно стал волком, а все здешние улицы стали походить на одну — Мясоедовскую. Тут выживают сильные духом и телом, одним словом, настоящие бойцы!



21. ДРАКА В ПОМЕЩЕНИИ

Огни вечернего города обладают притягательной силой. Они манят и зовут, словно обещают своим сиянием праздник радости. Однако проще простого ожечься этими огнями. Даже тому кто не ищет приключений, а просто желает немного расслабиться.

Дискотеки и дансинги, рестораны и бары, биллиардные и кегельбаны, кафе и салоны видеоигр считаются вполне приличными заведениями. Казалось бы, у них нет ничего общего с бандитскими притонами. Но это в тех странах, где закон и порядок торжествуют даже в неосвещенных подворотнях. У нас же места массового отдыха не без оснований считаются «злачными». Еще бы, в парламенте и то драки устраивают, что уж говорить о кабаках?! Поэтому нередко бывает так, что человек отправляется приятно провести время, а оказывается в приемном отделении клиники скорой помощи. И откачивают его там вовсе не от пищевого отравления. Некоторые попадают даже на кладбище. Тоже своего рода место отдыха, но к сожалению, вечного.

Дабы избежать нежелательных эксцессов, рекомендуется посещать те заведения, что относятся к разряду дорогих. Там публика собирается более или менее солидная, да и охрана за порядком присматривает. Люди платят немалые деньги и вправе рассчитывать на безопасность. Однако фешенебельные предприятия индустрии развлечений по карману далеко не каждому. А развеяться от житейских проблем хочется любому. Поэтому, усаживаясь за столик в ресторане, смахивающем на пресловутый «трактир на Пятницкой», слишком расслабляться не стоит. Здесь свои правила поведения, назвать которые благородными постеснялся бы знаменитый налетчик двадцатых годов Ленька Пантелеев. Царящие там нравы скорее напоминают разбойные салуны американского Дикого Запада. В пианистов, правда, не стреляют, но оскорбить с наглой ухмылкой могут запросто. И это еще далеко не самое плохое, что может с вами случиться в подобном заведении.

Вообще-то лучшее, что вы можете сделать, если публика не внушает вам доверия, так это отправиться по иному адресу. Но так получается далеко не всегда, чему есть масса причин. Не станем тратить время на их рассмотрение. Гораздо важнее разобраться в том, как следует поступать в неприятной ситуации, раз уж она возникла. Например, что делать пареньку с подругой, если на него «наезжают» двое-трое наглых мордоворотов. Решив развлечься, они грубят и хамят на глазах у всех присутствующих, явно провоцируя драку и совершенно не задумываясь о последствиях. А успокаивать их некому, дураков нынче заметно поубавилось.

Лучший выход находится там, где выход. То есть та дверь, куда и заходить-то не стоило, но через которую теперь требуется проскочить назад. До двери этой еще надо добраться, вследствие чего приходится иной раз начинать боевые действия. Можно, правда, попытаться обезоружить наглецов жизнерадостной улыбкой, пригласить их к себе за столик и, рассыпаясь мелким бесом, предложить отдохнуть вместе, чувствовать себя как дома. Хотя дом их тюрьма, а в тюрьме вряд ли они себя ведут столь вызывающе, там махновцев не уважают и беспредел пресекают очень быстро. Подобная тактика поможет избежать драки, поскольку парочку дружеских оплеух и дружеский пинок ногой под зад дракой не назовешь. Ну, могут еще деньги забрать, оставшиеся после рассчета с официанткой (жрут ведь и пьют на халяву безудержно). Еще могут увести с собой спутницу.

Если кого-то такое окончание вечера устраивает, что ж, нельзя его осуждать. Хоть и не самый лучший вариант, зато остался жив, здоров, благополучен. Но есть и такие люди (я бы даже сказал, что их большинство), которые физически неспособны унижаться перед подонками, замирая в душе от ужаса. Да и перед женщиной стыдно. Она тебя мужиком считала, а тут ей какой-то хмырь в твоем присутствии под юбку лезет. Короче, сдерживать себя не получается, надо что-то предпринимать.

Как правило, наглеть начинают в пьяном виде, а действия пьяного человека непредсказуемы. Обезвредить его можно лишь двумя способами: «вырубить» наглухо либо напугать так, чтобы страх парализовал проспиртованный мозг. Но это если противник один, здесь же их, как минимум, двое. И сдерживающий фактор у них отсутствует — нож воткнут не задумываясь, если только имеют при себе ножички. Чаще всего «да». Поэтому для начала следует оценить агрессоров, поразмыслить о том, каковы их физические возможности, есть ли бойцовский опыт. Кстати об опыте. Тот, кто хоть раз нарывался на человека, способного оказать мощное сопротивление, на рожон не суется. Он обычно держится немного в стороне, ведет себя менее вызывающе, чем его небитые дружки. Но пристально следит за поведением жертвы. Вот такие-то наиболее опасны, не зря ведь говорится «за одного битого…» А небитые землю ногами роют, уже в морду норовят закатить… В общем, пора принимать адекватные меры.

Красиво дерутся в кабаках только герои кино. В жизни все проще и страшнее. Надеяться на кулаки, если ты не Брюс Ли и не Майк Тайсон, глупо, необходимо мгновенно вооружиться. С этим проблем не возникнет, любая закусочная — тот же оружейный склад. Целый арсенал, набитый средствами уничтожения себе подобных, а уподобиться противнику поневоле придется. Иначе не уйти. К примеру, нож или вилка. Хорошее оружие, правда пользоваться им надо совсем не так, как рекомендуют пособия по застольному этикету. Пусть нож этот тупой и антрекот резать упорно не хочет — быстрый секущий удар им кожу на лице противника вспорет не хуже бритвы. Можно ткнуть лезвием в глаз, в нос или в ухо, неожиданно ткнуть, оглушив «наездника» болью. О вилке же не зря говорят: два удара — восемь дырок. Хватит, впрочем, и четырех, засадил ее в щеку наглецу, да там и оставил, пускай торчит, жуть нагоняет. К слову, какой рукой схватить нож, а какой вилку, значения не имеет. Главное — хватать и поскорее пускать в дело.

Еще на столе стоят тарелки, бокалы и всякие фужеры. Тарелка превосходно вписывается в переносицу либо чуть ниже носа. Бокалы и фужеры с тонкими стенками специально сделаны такими, чтобы легче было вгонять их в лицо. На тарелках лежит закуска — в морду ее супостату. Особенно хорошо, ежели закуска горячая, с пылу, с жару. В бокале налита водка или другой какой-нибудь крепкий напиток — в глаза ему водку Спирт отрицательно влияет на зрение не только тогда, когда его принимают внутрь, жжет глаза не хуже напалма.

Однако все перечисленные виды оружия применяются лишь при нанесении первого удара. Задача превентивной атаки заключается в выигрыше времени для подготовки серьезного артналета. Тяжелое вооружение тоже найти нетрудно. Та же тарелка, расколотая пополам, превращается в две опасные бритвы. Бутылки, графины, кувшины, массивные пепельницы хороши как для ударов, так и для метаний. Важный момент: если хочется бить неприятеля бутылкой словно дубиной, то лучше использовать порожнюю тару. Разбить ее о чужую голову труднее. Но если по душе работа «розочкой», то берите бутылки полные или недопитые. Не лупите ими о край стола. «Розочку» изготавливают посредством удара по лбу ближайшего к вам «братана». Так сказать, двойной эффект.

С оружием более-менее разобрались, порассуждаем о маневрах. Воевать сидя на стуле мог только товарищ Сталин. И то, говорят, когда готовил свои знаменитые «десять ударов», расхаживал по кабинету с трубкой в руках. (Пример сей навеял: если у вас в руках есть горящая сигарета, ткните дымящимся концом в глаз, вопль прозвучит такой, что слабонервным станет плохо.) Так вот, рассиживаться за столом не рекомендуется. Если противники сидят напротив (или рядом), то, пустив в ход легкое вооружение, следует немедленно вскочить на ноги и опрокинуть на них стол. А уже после этого,задействовать бутылку, пепельницу либо стул. Можно с соседнего стола.

Ежели они нависли сверху над вами — резко качнитесь назад вместе со стулом. Спинка стула бережет при падении даже дряхлого пенсионера, никаких травм не будет. Скатерть при этом одной рукой на себя, вилку или нож — другой рукой. Пусть звенит бьющаяся посуда. Самому она не помешает, а вот врагам ресторанным визг официантки на нервы подействует. Спинка стула об пол тюкнулась, кувырок назад либо перекат в сторону, на ноги вскочил, одному вилкой в морду, другому каблуком в колено, а там и стул можно пускать в ход. Стулом и бить, и защищаться очень удобно, кто не верит, пусть попробует. Только не увлекайтесь. Удалось противнику схватить стул за ножку — толкните его от себя. Пусть летит вместе со стулом на пол, вокруг еше много других стульев имеется.

И постоянное движение! Следите боковым зрением, чтобы никто за спину не зашел. Очень хорошо подключить окружающие народные массы, превратив тем самым локальный конфликт в массовое побоище. Для этого толкните кого-нибудь из врагов так, чтобы он протаранил соседний стол, где веселится посторонняя компания, хорошо подогретая спиртным. Народ у нас отзывчивый, выяснять нюансы не станет, а просто начнет лупить всех подряд, и в первую очередь того, кто к ним в гости пожаловал. Если такой трюк получился, то через двадцать секунд в драку втянется половина присутствующих в зале. Но вам во всеобщем веселье участвовать не стоит. Подругу за рукав, боком-боком и к выходу.

Затевая весь этот сыр-бор, о даме сердца можно не беспокоиться. Бить собрались не ее, она рассматривается участниками в качестве военного трофея или королевы турнира пьяных рыцарей. К тому же, современные девушки в обморок не падают и рассудок при виде того, как лихо сражается ее кавалер, не теряют.

В маленьких барах, пивных, кафе в основном отираются завсегдатаи. Так сказать, парни с одной улицы, из одного двора (микрорайона). Спитые, спетые и отпетые, очень часто с отпитыми мозгами. Чужаков они, мягко говоря, не уважают. Но коли судьба завела к ним в гости, хотя бы сами не провоцируйте их на злодейские выходки. Во-первых, нельзя показывать, что у тебя есть деньги. Лучше долго рыться в карманах, отыскивая мятые купюры, нежели с видом внучатого племянника султана Брунея шлепать на стол ассигнации, тем самым вызывая нездоровый интерес к себе. Во-вторых, нечего глазеть по сторонам, встречаясь взглядом со взглядами окружающих. Задеть человека, упорно смотрящего исключительно в стол либо в лицо подруге, значительно труднее. И в-третьих, держаться надо уверенно, но без наглой заносчивости. Не суетиться, к бармену, к официантке обращаться требовательно, однако без крика, без грубости. В общем, играть человека, попавшего в привычную для себя среду, пусть в чужом городе или районе. Если имеется при себе ствол, хотя бы газовый, можно его как бы случайно продемонстрировать ближайшему зрителю с наглой рожей. Только учтите, что для такого показа он должен находиться на животе, за брючным ремнем, но никак в наплечной кобуре. А то еще, чего доброго, примут за переодетого мента, и тогда могут взяться за вас из принципа.

Если конфликт все же возник, то берегись. Рвать будут всей стаей, а сопротивление их только ожесточит. В кино, правда, смельчаки-одиночки вырубают в баре двух-трех нападающих^ после чего гордо удаляются под восторженный гул остальных посетителей. В жизни все обстоит иначе. «Наших бьют!» — и на героя кидаются все, кому не лень, лупят его чем попало по всему корпусу, от головы до пяток, и удаляется он на машине «скорой помощи». Поэтому противопоставить наезду надо такое, чтобы у них мозги набекрень съехали, чтобы в ушах зазвенело, чтобы холодный пот по спине заструился.

Следует твердо усвоить, что в подобных ситуациях действовать надо не просто жестко, а жестоко. О высокой морали рассуждать хорошо там и тогда, где и когда ничто не угрожает жизни. Перед лицом серьезной опасности мораль одна: сегодня умрешь ты, но не я. И потом, подлость заключается не в том, чтобы выбить противнику глаз, а как раз в его желании превратить в инвалида ни в чем не повинного человека методом «семеро на одного», исключительно развлечения ради. Нет разницы, кто именно хочет с тобой так поступить: отпетые уголовники, обнаглевшие от безнаказанности юнцы или даже слуги закона, прикрывающие садистские замашки милицейскими фуражками. На карту поставлены здоровье и жизнь, этим сказано все. Остановить беспредел одиночка может лишь дерзостью и неимоверной жестокостью. Конечно, если у него хватает бойцовского духа.

Если такого духа не наблюдается, то сопротивляться бессмысленно. Лучше тогда задрать лапки, получить свою порцию пинков и оплеух и, умывшись кровью, существовать дальше, радуясь, что ранения зажили всего за какие-то два-три месяца. Или что оставили жизнь, хоть и сделали инвалидом. Но если дух воина не позволяет сносить над собой издевательства — сомнения прочь. Ошарашить, напугать, парализовать противника ужасом, действуя в стиле загнанной в угол крысы. Крыса в таких случаях яростно атакует, не щадя ничего и никого. Атакуйте и вы, навязывая врагу свои правила игры.

Хорошо действует вид крови. Только не своей, разумеется, а одного из нападавших. Если он просто упал от хорошо проведенного удара в голову, никто не испугается. А вот ежели дико взвоет, зажимая пальцами свою морду, изуродованную тонким стаканом (бокалом, фужером), то обязательно возникнет пауза. Шок. Чем и надо воспользоваться. События должны разворачиваться по нарастающей амплитуде. Если первому ты порезал щеку, то второму следует разрубить нос или полоснуть по глазам. Тем же разбитым стаканом либо подхваченным со стойки консервным ножом. Можно и расколотой пополам тарелкой, главное, чтобы крови было побольше. И, размахивая окровавленным оружием, со зверским выражением на лице, с дикими криками ломиться к выходу. Пока не опомнились. Выскочил наружу и рывок на утек.

Но если выход далеко (кстати, садитесь всегда поближе к нему) и публика в том конце, где дверь, под кровавый гипноз не попала, надо идти другим путем. Профессионалы в таких случаях советуют брать заложника. Да иначе с толпой и не управишься. Хватай за волосы кого-нибудь из нападающих, кто поближе и поменьше массой (с дядей за центнер весом трудно двигаться к выходу), приставляй огрызок стакана ему к горлу и ревом оповещай окружающих о возможном смертоубийстве ихнего кореша. Действует исключительно, но — никакой игры. На вашей физиономии должна быть написана искренняя решимость выполнить обещанное. Что, кстати, в самом деле является единственно возможным вариантом действий. Иначе не уйти.

Еще можно прыгнуть через стойку и взять в заложники бармена. Он для толпы вроде как свой, но в то же время хозяин заведения. Тут уже пахнет более чем дурными последствиями, да и непонятно это толпе. С чего вдруг именно бармена на прихват берут? А вот с чего. Он от нападающих стойкой отделен. За спиной у него подсобное помещение, а там почти всегда выход есть, не дверь, так окно во двор. Посему незамедлительно, прижав к горлу обалдевшего бармена колюще-режущий инструмент, толкаешь его туда, в подсобку. Есть дверь — на засов ее. Нет двери — опрокидываешь в дверной проем что-нибудь из мебели, или штабель коробок-ящиков. И ему в ухо: «Выпускай, козел! Быстро, пока не замочил!» Проход открылся, бармена с силой пихнул назад, а сам на свободу. И спурт под девизом: «живым не дамся, да еще пусть догонят».

Ну, а если женщина за стойкой? Что ж, иного выхода нет. Убивать ее вы все равно не собираетесь, демарш рассчитан на публику. Только вот знать об этом она не должна. Не по-джентльменски, конечно, да ничего не поделаешь. Лучше остаться здоровым эгоистом, чем высоконравственным инвалидом. А перед женщиной можно потом извиниться и как-нибудь компенсировать причиненный моральный ущерб. Но это все потом, в экстремальной ситуации следует до конца оставаться жестоким и дерзким.

Чаще всего в подобные притоны человек отправляется не по собственной инициативе, но по предложению какой-нибудь сомнительной личности. Естественно, что тянуть туда жену, сестру, любимую девушку не станет даже Ван Дамм в кинофильме. А вот со случайной подругой, особенно из числа профессионалок, там вполне можно оказаться. Бывает, и притом не так уж редко, что она сама туда вас и тянет на растерзание. Подсадные утки встречаются не в одних только болотах. Но если и не виноватая она, тоже ничего страшного. Дамы легкого поведения весьма изворотливы, тогда как рыцарство по отношению к ним мало уместно. Даже в день 8-го марта, если только вы не мечтаете, чтобы на вашей могильной плите была выбита именно эта дата.

* * *

Случается, что смертельной ловушкой для человека становится обычная КВАРТИРА. Гостиничный номер или комната в общежитии. По какой причине это происходит, не столь важно, хотя, как известно, в большинстве своих бед человек повинен сам. Важно другое — быстро найти самый безопасный способ эвакуации из негостеприимного помещения. Быстрота процесса «шевеления мозгами» играет важнейшую роль, иначе может получиться, что шевелить будет уже нечем. Слишком многим нравится бить жертву по голове тяжелыми предметами.

Первое обстоятельство, подлежащее выяснению — заманили тебя в нехорошую квартиру из каких-то злодейских соображений (грабеж, вымогательство, месть), либо конфликт с хозяевами (а может быть и с гостями) возник спонтанно. Из-за ревности, например, неудачной шутки, случайного оскорбления или чего-то еще в таком духе. В незнакомой компании получить по морде за свои слова или действия легче легкого. Но во втором варианте конфликта вполне возможно обойтись без кровопролития, в первом же сглаживать углы бесполезно, рассчитывать приходится только на силовые методы.

Итак, человек находится в незнакомой комнате либо квартире, попал туда в общем случайно, никого из присутствующих толком не знает. При этом он ухитрился чем-то прогневить хозяев и атмосфера вокруг него накаляется. Извиняться поздно (или вообще не нужно), дело зашло далеко, вот-вот грянет гром. Гостя еще не огуливают всей толпой лишь потому, что не успели определиться — кому наносить первый удар. Вот тут-то и стоит сыграть на мужском самолюбии самого агрессивного из противников,, обвинить его в трусости (друзьями прикрываешься?!) и предложить выйти один на один.

Скорее всего, пресловутая дилемма «мужик ты или не мужик» вызовет небольшую паузу, и вот почему. Агрессия — дочь страха, самый агрессивный среди противников обычно самый трусливый. Сознавая это, он страшно боится выглядеть трусом в глазах своих друзей. Но от них трудно скрыть собственные слабости, о природной трусости своего приятеля они, как правило, прекрасно осведомлены. Поэтому, коль решится он на поединок, в обиду друга не дадут и, одержи гость победу, подобной дерзости ему не простят. Но сказанное не означает, что надо подставлять физиономию под хлипкие кулаки закоперщика. Надо сделать другое — воспользовавшись паузой, переиграть противников и вызвать один на один лидера компании или самого крепкого из них.

— Так, мол, и так, парни, солдат пацанов не обижает, но от честного боя не отказывается. Вот ты, к примеру, мужик на вид крутой, может лучше с тобой перемахнемся? В соответствии с кодексом самурайской чести «Бусидо». Или ты не крутой и не самурай? — Смелость вызывает невольное уважение, а проиграть в честном поединке… Это не нож в спину из-за угла. Пара-тройка плюх? Что ж, кого из нас в жизни не били? Разве что Рокфеллера-правнука! Так он по сомнительным притонам не шастает, да вдобавок прикрывает его добрый десяток профессиональных отбойщиков. Короче говоря, интуитивно избрав верную линию поведения, можно убраться восвояси с минимальными потерями. Главное — сохранять спокойствие, ни в коем случае не паниковать и не суетиться.

Однако подобный вариант проходит лишь там, где никто загодя не собирался кромсать гостя на части, где вышла обычная застольная свара, не более того. Если же трое-четверо злоумышленников заманили человека к себе специально, то ни о каких поединках не может быть и речи. Ребята знают, на что идут, и пойдут, можно не сомневаться, до конца. Более того, просто ограбить (если их целью являются деньги), а потом отпустить, они даже не подумают. Где-нибудь в темной подворотне или подъезде такое случается, но в четырех стенах практически никогда. Жертву сперва хорошо изобьют, а выворачивать карманы начнут потом, когда о сопротивлении человек уже не помышляет. Мечтает только о том, как бы выбраться отсюда живым. Если же человека завлекли в дом для жестокой разборки-правилки, тогда и вовсе дело труба. Под молоток пустят обязательно, и, войдя в раж, запросто могут убить. Действовать гостю, уловившему нездоровый блеск в глазах хозяев, следует исходя из возможности именно такого печального финала. То есть быстро и жестоко, преследуя единственную цель — любой ценой вырваться из западни.

Самый верный выход, как и везде, там где выход. В комнатах, правда, есть еще окна, но выйти через окно третьего либо четвертого этажа достаточно сложно. Не имея парашюта за пазухой, лучше всего сосредоточиться на входной двери, а окна (если дело происходит на первом-втором этаже) и другие двери рассматривать в качестве запасного варианта, на «крайний случай». Стоит, кстати, выработать у себя привычку отмечать, если случается посещать чужие апартаменты, в какую сторону отворяется входная дверь. Хотя бы для того, чтобы не смешить народ, дергая ее не туда, куда надо при срочном расставании с хозяевами. Мелочь, на первый взгляд, но именно от таких мелочей очень часто зависит человеческая жизнь. Чуть замешкался при попытке бегства, и получил острым углом утюга по затылку. Провожают ведь по уму, заодно и одежке достается. И вообще, оказавшись в незнакомом месте, надо первым делом определить тот маршрут, которым лучше всего выбираться назад без провожатых. Следуя данному правилу, удастся избежать многих проблем, причем не только в тех случаях, когда «провожатые» бегут следом с ножами в руках.

Необходимо заметить, что если квартиру-ловушку используют опытные ребята, то гость и дернуться не успеет, как все будет сделано. Усадят его туда, куда надо, технично врежут по голове и накинут удавочку, чтоб лишнего шума не создавать. Все у них расписано как по нотам, срыва они не допустят, поэтому жертве лучше всего притвориться бесчувственным телом и покорно ждать, пока разбойнички выметут у него из карманов-сумок все мало-мальски ценное и вышвырнут потерпевшего на ближайшую помойку. Иначе лежать ему на той же помойке натуральным трупом, без всякого притворства.

Но бывает и так, что идея ограбления (вымогательства, мести за прошлые обиды) возникает у хозяев (или у гостей) уже в ходе общения с малознакомыми партнерами. Вот тут-то потягаться с ними можно, поскольку без ошибок и проколов им никак не обойтись. Главное в таком случае (как и в любом настоящем бою) выбросить из сердца чувство жалости. Противник должен воспринимать сопротивляющегося гостя не барашком, бестолково дергающим ножками, а чем-то вроде голливудского Терминатора, сметающим всех на своем пути с жестокостью, граничащей с садизмом и безумием. Опять же, если хватает у человека на такое действо силы духа. В противном случае лучше с христианским смирением получить причитающуюся порцию оплеух с зуботычинами и пинками ногами, без сожаления распрощаться с имевшимися материальными ценностями и не вынуждать бандитов идти на крайности своим недовольством либо недостаточной любезностью. Даст Бог, в реанимации откачают, ну, а деньги можно нажить снова!

Представим себе примерно следующую картину. Комната в общежитии, второй этаж панельной пятиэтажки, широкое окно, балкон отсутствует. Обстановка спартанская — стол, четыре стула (табурета), встроенный платяной шкаф, кровати с деревянными спинками. Обреченный на заклание жертвенный барашек освежается пивком (самогоном, водкой, портвейном, чаем) в компании троих аборигенов, почему-то решивших, что у гостя денег пруд пруди. Понимая, что им (аборигенам) денежки как-то нужнее, они между собой перемигнулись и поехали в атаку. Кто-то один вылез из-за стола, подгребает к потенциальной жертве с тыла, остальные старательно отвлекают внимание разговорами о событиях в Чечне и о видах на урожай.

В общем-то, если гость не переусердствовал с «чаем» местного разлива, то уловить подготовку хозяев к нападению несложно. Это опытные в подобных делах ребята сработают, как уже сказано выше, быстро и чисто. Дилетанты сперва пару раз переглянутся, а то и пошушукаются за дверью, вдобавок начнут дарить гостю насмешливые взгляды пополам с многообещающими улыбочками. При желании можно проверить их на «вшивость» наивным заявлением типа «ну, мужики, спасибо за компанию, мне пора отчаливать». И если двое начнут отчаянно уговаривать посидеть немного еще, а третий шмыгнет из-за стола, отрезая путь к спасительной двери, — значит, пора.

Важно сразу перехватить инициативу, ошарашить их чем-то из ряда вон выходящим, шокировать на какое-то время. Одним словом, навязать свою игру. Например, если третий уже навис за спиной — качнуться вместе со стулом назад (спинка стула убережет от травмы), сгребая при этом со стола какое-нибудь оружие (вилку, бутылку, стакан или нож), перекатиться на свободное пространство, вскочить на ноги, и обрушить оружие на голову (в лицо) тому, кто ближе других. Если этот «кто-то» находится на расстоянии вытянутой руки, надо врезать ему бутылкой по лбу, превращая ее тем самым в «розочку» и незамедлительно нанести огрызком секущий удар по морде. Вилку желательно воткнуть в щеку (при наиболее угрожающей ситуации — в глаз), столовым ножом рассечь крест-накрест физиономию. Короче, удары оружием по лицу, по голове, по рукам, по ногам, но такие, чтобы обильно пошла кровь. Естественно, не своя, а злодейская.

Ежели сидишь на табуретке, то акробатикой заниматься не стоит. Лучше вывернуть ее из-под себя за одну ножку и превратить в ударный предмет. Например, мгновенно ахнуть по голове того, кто подбирался сзади. Или того, чья бестолковка наиболее удачно играет роль мишени. Только не надо хвататься за ножки обеими руками, и в духе ковбойских фильмов стараться одеть табурет на уши противника вместо шляпы. Гораздо эффективнее наносить тяжелые раны довольно острым углом сиденья табурета, держа его за одну ножку. Раскрутил это оружие над головой и вперед, по принципу «кто не спрятался, я не виноват». Но это лишь в том случае, если хозяева уже сами не рады своей дурной затее. Разогнал их по углам, а сам в двери, пока они не опомнились.

Однако может случиться, что они тоже не лыком шиты, драться умеют, от чувства растерянности избавились в кратчайшие сроки. Между тем гостю никак не удается добраться до двери. Не отчаивайтесь. Если этаж низкий (первый, второй, в некоторых случаях даже третий), можно катапультироваться через окно. Летом окно чаще всего раскрыто, а второй этаж — это не высота. При условии, что человек умеет правильно приземляться (кстати, знать и уметь это должен каждый). Где научиться искусству приземления? Пообщайтесь с любым парнем, отслужившим срочную службу в ВДВ, он объяснит в два счета. Если же на дворе зима и в окне стоят двойные рамы, тоже не беда. В жилой комнате всегда найдется чем высадить стекла так, чтобы не пораниться о них при расставании с гиблым местом — та же табуретка, тумбочка, массивное настенное зеркало, один из противников, в конце концов. Впрочем, чтобы заставить кого-то протаранить головой стекло, надо иметь изрядную силу, да к тому же владеть борцовской техникой.

Хозяйскую мебель жалеть нечего. Отвоевывая свободное пространство, желательно использовать именно ее. Например, обрушить на супостатов их собственный шкаф, поставить на дыбы кровать, опрокинуть сервант с посудой, сорвать со стены и выставить перед собой книжную полочку. Зеркало на стене — сойдет и зеркало. Ухватил его половчее, хряпнул о ту же стену, вот и оружие, да еще какое! Отбитым краем настенного зеркала можно вырезать пол-общежития и два кишлака в придачу, а блокировать им удары вообще одно удовольствие.

Короче говоря, спасение в том, чтобы хозяева ужаснулись происходящему. И побольше шума, грохота, рева — пусть народ сбежится и полюбуется на своих героев. Впрочем, соседи могут встать на сторону нападающих. Поэтому, едва дверь распахнулась снаружи и в проеме нарисовались любопытные лица, надо шустро рвануть туда, с испуганным видом крича что-нибудь устрашающее. Но такое, чтобы болельщики действительно испугались и бросились врассыпную. Например, «атас, там граната!», при этом жутким взором фиксируя отдаленный участок пола. Или, с перекошенной физиономией завопить: «Он умирает!!! Скорее врача!! Телефон! Где телефон?!» Между прочим, действует здорово. В худшем случае публика обязательно расступится, в лучшем — только их тут и видели. Взрываться вместе с чьей-то гранатой, равно как и давать свидетельские показания по факту убийства, таких добровольцев найти трудно.

Еще неплохо исхитриться и взять кого-нибудь из противников в заложники. Только делать это надо в первые секунды столкновения, не позже. Взял бедолагу на прихват и, вереща дурным голосом свои требования, поскорее потащил его к двери. Потом в коридор, заложника пихнул назад в дверь, а сам ходу. В качестве средства устрашения заложника и его компаньонов сойдет «розочка», столовый нож, вилка, если прижать их к сонной артерии клиента. Опять же кусок разбитого зеркала, иногда и оно приносит счастье. Только запираться вместе с заложником в соседней комнате не стоит, можно нажить грандиозные неприятности.

В общем, так или иначе, но человек вырвался из западни. Это не значит, что конец всем бедам. В спину дышит погоня, и до выхода из здания необходимо проскочить, как минимум, два коридора и три лестничных пролета. Перво-наперво следует твердо усвоить: никогда не бросайся в любое место, способное стать ловушкой. Прорываться следует только туда, откуда можно уйти, не через дверь, так через окно или люк. Неважно, что путь в такое место иной раз перекрыт. Не останавливаясь, с ужасающими воплями, размахивая оружием (взятым еще в комнате либо найденным по дороге), вперед и только вперед, на прорыв, яростно и целеустремленно.

Оказавшись в той части здания, где народ понятия не имеет о причине странного поведения разлетевшегося к выходу человека, неплохо сменить пластинку и будоражить умы криками «Пожар!» или «Караул, горим!» То же самое на выходе, где бдительная бабка-вахтерша может легко перекрыть путь легким нажатием на кнопку электроблокиратора.

Но, допустим, до выхода еще предстоит вволю попрыгать по грязной лестнице, между тем самый быстроногий из провожатых напряженно сопит в метре сзади. Тут неплохо прыгнуть вниз сразу через несколько ступенек, резко присесть, уцепившись руками за перила и выбросить свою ногу поперек лестницы. То, что последует дальше, удовольствия догоняле не доставит, а врача после этого можно звать с полным основанием. Гробанется он славно, с гарантией. Если же окажется каскадером и, пересчитав хребтом ступеньки, попытается вскочить, надо добавить ему ногой в «солнышко» или в рожу. Много времени не займет, зато отнимет у него охоту к продолжению погони.

Если противники каким-то образом оказались ниже тебя на лестнице, сгруппировались посредине пролета либо на лестничной площадке, готовясь заключить в свои объятия, тормозить и переходить к обороне не рекомендуется. Размахивать ногами, занимая господствующую высоту, оно, может быть и удобно, только с тыла вот-вот подтянутся главные силы врага. Воевать же на два фронта не просто тяжело, а бесперспективно. Сомнут и растерзают, как стая полярных волков дурного оленя, возомнившего, что посреди голой тундры он сумеет отбрыкаться от них рогами и копытами. Между тем, рога у оленя скорее декоративные, а ноги даны ему, как и человеку, для быстрого перемещения в пространстве. Поэтому никаких притормозок. Блокировал противник лестницу — не беда. Прыжок через перила на нижний пролет и снова в бега, проскакивая лестничные марши с утроенной скоростью.

Кстати, мыслить в ситуациях бегства надо стратегически, определяя маршрут движения в целом, и не размениваясь на пустяки вроде того, как удобнее увернуться от очередного противника или где лучше прыгнуть. Если человек запрограммирован на прорыв и только на это, мозг заботится о спасении тела в автоматическом режиме. Проще говоря, ноги сами вынесут хозяина из беды, дай им только волю. Все же, коли прыгнуть через перила сложно, имеет смысл таранить сгрудившихся врагов. Оттолкнулся ногами от очередной ступеньки и полетел прямо на них, чуть развернув в прыжке корпус, чтобы удар пришелся на плечо. В образовавшейся после столкновения куче-мале захватов не избежать, и освобождаться от них надо мгновенно. Пальцем в глаз, рывок за гениталии, укус за нос, за ухо или за палец, резкие короткие удары по болевым точкам лица и рук — все годится. Нельзя лишь устраивать возню на лестничной площадке. Куснул одного за щеку, ткнул второму пальцем в глаз, вскочил на ноги, благо их рученьки разжались и снова вперед, выигрывая драгоценные секунды.

При этом не стоит зацикливаться исключительно на парадном подъезде. Мелькнула по дороге дверь черного хода, встретилось распахнутое окно между первым и вторым этажом — грех не воспользоваться. А на улице вариантов отрыва от преследователей хоть отбавляй. Как пелось в старой пионерской песне, «все пути для нас открыты, все дороги нам доступны»…

Разумеется, изложенное здесь не более, чем общая схема действий угодившего в ловушку человека. Во всех конкретных ситуациях следует поступать сообразно реальной обстановке, так, как подсказывает здравый смысл. Под прицелом ствола пистолета, например, особенно не попрыгаешь. С другой стороны автору приходилось видеть как гость спокойно уходил из ловушки, взяв в заложники… хозяйского кота редкой породы. Он мигом разобрался, что для кровожадного квартиросъемщика нет ничего на свете дороже, чем это пушистое существо.

Словом, теряться не стоит ни в коем разе, пусть ситуация кажется на первый взгляд совершенно тупиковой. Хотя лучше думать заранее о том, чтобы в подобные ситуации просто-напросто не попадать. А захочется острых ощущений, так можно включить видеомагнитофон. За сражением одиночки с толпой приятнее всего наблюдать из мягкого кресла, сидя у телеэкрана с бокалом пива или легкого вина. Вести его самому, честное слово, удовольствие много ниже среднего, хотя случается так, что иного выхода просто нет.



22. СТОЛКНОВЕНИЯ В РАЗНЫХ МЕСТАХ

«ДАВАЙ ВЫЙДЕМ!» Воевать прямо в зале начинают либо совсем отпитые субъекты, либо «отмороженные» (хотя сегодня хватает и тех, и других). Более разумные, более трезвые личности предпочитают традиционное: «давай, выйдем». Надо заметить, что подобный вариант встречается не только в ресторанах и барах, но и на танцплощадках, и вообще где угодно. Потому как изгаляться над жертвой сподручнее без свидетелей. В туалете, например, под темной лестницей, где-нибудь за углом. Как бы то ни было, принимать подобное предложение иной раз приходится, хотя правильнее всего послать наглеца по конкретному адресу, не сходя с места. Однако таким ответом можно спровоцировать немедленное нападение, или же «теплую встречу» по завершении культурной программы. К тому же подруга рядом, знакомые всякие (если дело происходит на танцплощадке), подругины подруги. Могут воспринять нежелание драться как трусость, со всеми вытекающими последствиями.

Короче, идти надо, но идти надо так, чтобы не было потом мучительно больно. Как морально, так и физически. Обычно сценарий событий стандартен. «Выйти» приглашает кто-то один, но «там» ждут-дожидаются пара-тройка дружков. Либо они отправляются следом, но чуть погодя, рассчитывая налететь сзади и порезвиться от всей души. Поэтому важно добиться права на честный поединок. «Ты что, не мужик, значит? Один боишься, друзьями решил закрыться?» — прилюдно подобная аргументация действует, поэтому противник может согласиться выйти один на один. Если толпа повалила гурьбой вслед за спарринг-партнерами, то, скорее всего, сюрпризов не будет. Состоится более или менее честный бой по уличным правилам, обсуждать который здесь ни к чему.

Речь о другом. Подвоха следует ожидать в том случае, если противник согласился на поединок как-то очень уж легко и быстро, если «группа товарищей» внезапно покинула место ссоры, если обидчик ведет себя слишком уверенно и нагло.

И даже если он собрался разделаться с вами самостоятельно, играть надо на опережение. Поединок только условно называется честным, ведь «наезжают» на других только тогда, когда ощущают свое превосходство. Вот превосходство это и следует свести на нет любой ценой. Разве не справедливо?

Как правило, тот, кого вызвали на разборку, вынужден шагать чуть впереди. Противник сопит в спину и время от времени указывает маршрут. Кстати, это уже указывает на возможность засады, что можно (и нужно) проверить. Свернуть не туда или остановиться и если слышишь: «Куда?! А ну, давай налево! — или „Чего встал, двигай вперед!“ — то вот оно, поле Куликово. И дубрава с засадным полком где-то рядом. Делать им подарки глупее глупого, атаковать надо самому, притом подальше от гиблого места. Тянуть резину незачем, засадный полк может быть рядом, например, вон за теми кустами, вон за тем углом.

Противник пыхтит позади, мысленно смакуя скорую расправу, вот тут-то на ходу и брось ему что-нибудь оскорбительное. Типа «щас я тебя, козла, сделаю». В 90 случаях из 100 реакция будет такая: ухмыльнется про себя и презрительно пихнет в спину рукой — «давай, мол, не тормози». «Щас и за козла ответишь, и ва-аше…» В толчке он потеряет равновесие, а толкает-то не прекращая движения, на оборотку не рассчитывает. И зря. Делаешь еще шаг вперед и бьешь ступней (каблуком, ребром подошвы) ему под колено (можно сверху по колену), тут же разворачиваешься и прямой удар кулаком под дых. Следом серию тяжелых ударов на отключку, пока его приятели не подскочили. И ходу, на улицу, подальше отсюда.

* * *

В ТРАНСПОРТЕ. Стычки между людьми возникают повсюду, и общественный транспорт в этом отношении не исключение. Скорее наоборот — нарваться на неприятность в салоне троллейбуса или автобуса легче легкого, особенно по нынешним временам. Прежде-то и машин на линиях было больше, и народ нервничал меньше. Вдобавок, сиплые динамики без конца призывали: «Граждане пассажиры! Будьте взаимно вежливы!» Это только на первый взгляд кажется, что толку от подобные увещеваний мало — на самом же деле в подсознании кое-что откладывалось, так что народ шибко не буйствовал. Ругались, конечно, в давке, случалось и морды били друг другу, но до нравов нью-йоркской подземки советскому троллейбусу было еше ехать да ехать. Теперь, похоже, приехали. Во всяком случае, по количеству драк и разбойных нападений в общественном транспорте Россия Америку не только догнала, но и перегнала.

Боевые действия в коммунальных средствах передвижения возникают по разнообразным причинам. Перечислять их нет необходимости, а вот рассмотреть некую типичную ситуацию придется. В конце концов суть дела не в том, как все началось — ты нечаянно задел подвыпившую компанию, сгрудившуюся на задней площадке, или же просто показался подходящим «объектом» паре-тройке ребяток, желающих над кем-нибудь поиздеваться. Главное другое: мирное автобусно-троллейбусно-трамвайное нутро вот-вот превратится в поле боя, а устилать его своим бездыханным телом очень не хочется. Но и бежать некуда, двери закрыты, водитель гонит, как невменяемый, пол под ногами трясется, вокруг люди, развернуться особенно негде.

Впрочем, противник находится в тех же условиях. Поэтому побеждает тот, кто умеет превращать издержки тесной езды в своих союзников. В первую очередь следует любой ценой избежать войны на два фронта. И хотя маневрировать в проходе метровой ширины сложно, делать это необходимо. Ведь если вникнуть, в любом бою (бой в замкнутом пространстве не исключение) такого понятия как численный перевес не существует. Есть недостаточная скорость маневра, определяющая превосходство той либо иной из противоборствующих сторон.

Итак, взаимной вежливостью в троллейбусе не пахнет, атакуют с фронта и с тыла, проход узкий, а остальные пассажиры испуганно жмутся к спинкам сидений, вмешиваться в конфликт они не собираются… Если рядом имеется свободное сиденье — туда. Подушки на сиденьях в общественном транспорте обычно не закреплены (или закреплены кое-как), а посему прижался спиной к окну, подхватил эту самую подушку — вот тебе прочный щит, проход же между сиденьями и спинками совсем невелик. Ушел в глухую оборону и выжидаешь, ведь атаковать до бесконечности противникам не в жилу. Все-таки город, милиция на улицах встречается — водитель может затормозить, окликнуть стражей порядка, и нападающие это отлично понимают.

Однако свободного сиденья рядом может не оказаться, к тому же в автобусах съемных подушек не бывает. По крайней мере, в большинстве эксплуатируемых на городских маршрутах. Все равно, отчаиваться не стоит, холодный расчет — основа успеха. Можно, например, взять в оборот того из противников, кто пожиже, а лучше того, кто атакует по ходу движения троллейбуса. Жесткий захват рукой за ворот или за плечо, удар лбом ему в переносицу и резко развернуть обмякшее тело навстречу второму ворогу, пускай таранит спину своего кореша. Если импровизированный живой щит оглушен недостаточно, пытается дергаться — надо шокировать его болью. Зубами цапнуть за нос или за щеку, пальцами надавить на кадык либо сжать половые органы, нанести повторный удар головой, придушить его же воротником — короче, использовать все, что можно использовать в ближнем бою.

На удары размениваться нежелательно, главная цель держать противника перед собой в качестве прикрытия, сводя на нет атаки второго. Кстати, брать в плен именно того, кто лез напролом по ходу движения транспорта, надо вот почему. Водитель может резко затормозить, а сила инерции штука коварная. Поэтому если ты воюешь спиной к задней площадке, то в образовавшейся куче-мале обязательно окажешься сверху. Просто как молоток, но забывать о законах механики нельзя ни в коем случае. А вот если с одного бока нападает единственный боец, тогда как с другой стороны их двое или трое, тут выбирать не приходится. Идти на сближение остается только с одиночкой.

Ежели все агрессоры находятся вместе, спине твоей никто не угрожает, план действия должен исходить из реальной обстановки. Глупо ведь входить в клинч с дядей весом около центнера — задавит в объятиях, словно мишка косолапый, пискнуть не успеешь, либо сам тебя развернет спиной к своим товарищам, чтобы они на спине этой могли беспрепятственно горох молотить. Но и безрассудно хватать за грудки плюгавого недомерка тоже опасно. Не забывай, что мужик смело бросающийся в атаку, явно на что-то рассчитывает. Конечно, может он просто водки слишком много выпил, «колес» наглотался, с мозгами имеет большой дефицит. Но может быть все дело в том, что он приготовил тебе сюрприз — нож в рукаве, бритва в ладони за спиной, заточка в пальцах.

Как бы там ни было, лучше стараться держать противника на дистанции. Благо, что проходы в общественном транспорте чем-то напоминают Фермопильское ущелье, где знаменитые 300 спартанцев довольно долго сдерживали натиск стотысячной армии персов. Правда, потом они погибли, так ведь изначально стояли насмерть, даже не помышляя об отступлении. Нам же в троллейбусе такой героизм без надобности. Именно в грамотном отступлении к выходу и заключается главная цель всей этой возни — на улице и простора для маневра больше, и можно банально дать деру. Но до остановки еще надо доехать, желательно целым и невредимым, поэтому разберемся, как и чем лучше обороняться.

В первую очередь, конечно, ногами. Руками взялся за поручни и вперед. Только задирать их под потолок, равно как и пытаться бить сразу двумя ступнями не надо. Если противник ухитрился схватить тебя за лодыжку, ударь его второй ногой под колено или в пах. Захвата за руки, тем более за корпус, нельзя допускать ни в коем случае. Строго соблюдай дистанцию и планомерно отходи к кабине водителя. Хотя, если противник уж очень удобно подставится, если за спиной у тебя уже раскрываются двери и надо выиграть необходимые для отрыва мгновения, один хороший тяжелый удар на вырубание не повредит. Для понта восторженный взгляд им за спины и радостный возглас — «Санек, делай!» Пока они соображают, где этот Санек и что он собрался делать, мощный удар тому, кто нагло лез первым. От всей души, на максимальное поражение, чтобы заполучить возможность рвануть без оглядки на улицу. Или чтобы вооружиться, не все же одними ногами воевать.

Оружия вокруг нас хватает везде, даже в троллейбусе и в трамвае. Например, торчит из пакета у какой-нибудь бабушки-старушки бутылка кефира — прекрасно. Бутылка промеж глаз не девичий поцелуй, да и общественность в лице бабки наконец-то подключится. Визг, писк, ругань, претензии малоимущих пенсионеров превосходно воздействуют на нервную систему противников, особенно с учетом того, что своими действиями ты уже сорвал им «блицкриг». Кстати, задерживать врага, ежели он пустился наутек, не рекомендуется. Выскочили ребята на улицу и пусть себе бегут куда глаза глядят.

Подбирая оружие, не обязательно зацикливаться именно на кефире. Все годится. Объемистую хозяйственную сумку можно резко выдвинуть в проход под ноги атакующим. Можно хорошо врезать по рукам острым углом атташе-кейса, выхваченного из рук у интеллигентного очкарика, пугливо вжавшегося в сиденье. Можно сыпануть в морду пакет картофеля, ткнуть чужим зонтиком, ослепить дезодорантом, заимствованным из женской сумочки… Народ поймет и не осудит, а если осудит, то не слишком сурово. К тому же материальный ущерб нетрудно компенсировать, а вот поправить здоровье часто оказывается слишком сложной проблемой. Кстати, кейсом лучше всего бить с размаха, держа его за ручку, или употреблять вместо щита, активно работая при этом ногами.

При наличии способностей к акробатике вовсе не обязательно ждать до тех пор, пока раскроются двери. В троллейбусах, например, форточки достаточно широкие. Подтянувшись на поручнях, довольно легко можно выскользнуть из ловушки ногами вперед, не дожидаясь, пока тебя аналогичным образом вынесут на носилках санитары «скорой помощи». Если форточка закрыта, а возиться с ней некогда или тогда, когда побоище разыгралось в автобусе (трамвае), выбраться на улицу можно прямо через окно. Дабы пассажиры при аварии не покалечились, стекла в общественном транспорте ставятся сталинитовые — врезал по стеклу каблуком и оно разлетается на тысячи мелких осколков. Но, разумеется, надо десантироваться через окно тогда, когда водитель остановил стального коня или хотя бы притормозил на время. И еще надо убедиться перед выполнением этого номера в том, что пару секунд форы противник тебе подарил — после твоих настойчивых просьб ногами или руками…

* * *

В ВАГОНАХ МЕТРО свободного пространства гораздо больше. Там противник не станет атаковать, выстроившись в колонну по одному. Навалятся сразу, как минимум, двое. Однако и обороняющемуся в таких условиях маневрировать легче. Принцип маневра всетот же — свести на нет численный перевес врага. Опять-таки, для этого можно взять в оборот более хлипкого из нападающих или вжаться в угол, отбиваясь выхваченным у кого-нибудь из пассажиров «оружием». Главное, дождаться остановки, а там с ревом рваться к дверям. На станциях метро всегда есть милицейский патруль, но даже если он окажется в противоположном конце подземного перрона, атаковать противники скорее всего постесняются. Да и раствориться в толпе нетрудно, и им, и тебе.

Еще можно привлечь в союзники пару-тройку крепких ребят, случайно оказавшихся в том же вагоне. Только без всяких «парни, помогите!» Народ этого не любит. А вот нырнуть за спины мощных нейтралов, как бы ненароком подставляя под удар кого-нибудь из них, такой маневр не помешает. Вдобавок, можно сыграть на узнавание: — Привет! Слава Богу, что ты тут! Ну, суки, теперь мы вас! — это уже врагам. Пока в суматохе те и другие разберутся, глядишь, уже остановка.

Оставить противника ни с чем в электричке еще легче. Оружия там невпроворот — зимой лыжники едут, а с весны до осени в любом вагоне полно садово-огородного инвентаря. Встречаются также плотницкие инструменты, разные там ножовки, топоры, стамески. Наконец, имеется стоп-кран, рвануть который в случае опасности сам Бог велел. Только нельзя забывать о коварстве резкого торможения. Рванул, а сам схватился за что-нибудь надежное, неважно за что, лишь бы не упасть. И в контратаку, пока противники не опомнились. Цель контратаки — прорваться в тамбур. Дверки за спиной съехались и, если ручки у них выпирают наружу, нетрудно зафиксировать створки поясным ремнем, рукавом плаща (можно чужого), шарфом, проволокой, веревкой. Но бывает, что вместо ручек на дверях какие-то малополезные углубления (о чем, спрашивается, конструктор думал?!). Тем не менее, отчаиваться не стоит. Сразу за тамбуром находится площадка для перехода в соседний вагон. Проскочил через нее в сопредельный тамбур, сел там на пол и ногой отжал тормозную ручку до упора вверх. Давление ноги рукой не пересилить, так что преграда для погони получится непреодолимая. Но засиживаться под дверью нежелательно. На первой же остановке кубарем из вагона в придорожные кусты, а там дай Бог ноги! Если же невтерпеж ехать дальше, то следует пробежать вдоль поезда в ту сторону, откуда начиналась погоня и в последний момент прыгнуть на вагонную ступеньку. Только маневр этот надо произвести как можно осторожнее, не привлекая внимания обескураженных преследователей, мечущихся по платформе в поисках исчезнувшей жертвы.

ПОЗДНО ВЕЧЕРОМ В ПАРКЕ. Ночные прогулки с любимой девушкой по нынешним временам занятие довольно опасное. Хотя подавляющее большинство влюбленных, уединяясь на тихой скамейке, думает все же о свадьбе, а не о собственных поминках. При этом они, как правило, забывают что безопасность секса обеспечивается отнюдь не наличием презерватива, что бы там ни внушала народу газета «Спид-инфо». Точнее сказать, потерявшие рассудок влюбленные вообще ни о чем не думают, потому и шляются-милуются в таких местах, куда и милиция-то совать нос остерегается. В результате они иной раз попадают в скверный переплет.

Профессиональные грабители редко когда нападают на жмущиеся по лавочкам пары. Писку от них много, а навара практически никакого, ведь слоняются по улицам-паркам-скверикам те, у кого в кармане блоха на аркане. И потом, гркбеж пережить можно. Отдал имеющуюся наличность, часики, кольца-перстни и обнимайся себе дальше, если настроение не до конца испортилось. Но злодействуют в темных переулках и тенистых аллеях не только грабители. Гораздо чаще там шныряют стаи веселых ребятишек, обожающих наезды широкого профиля. На охоту они выходят не корысти ради, а развлечения для, так что экспроприацией материальных ценностей не ограничиваются. Парней лупят, девчонок в кусты волокут. Могут и парня заместо девчонки использовать. Развлекаются, одним словом.

Если твоя подруга не проходила спецкурс в Симферопольской школе ГРУ с последующей стажировкой в джунглях Латинской Америки или трущобах многострадального Белфаста, тебе придется туго. Сложность ситуации заключается в том, что просто вывернуться и убежать никак нельзя, оборонять надо не только себя, но и любимую. Если, конечно, считаешь себя мужчиной. Впрочем, самые предусмотрительные берут с собой на свидание, кроме цветов да презервативов, еще и охотничий нож либо бейсбольную биту. А уж прихватить бутылку типа «фаустпатрон» сам Бог велел. Но разговор сейчас идет о такой ситуации, когда под рукой ничего подходящего нет, зато имеются в наличии пять-шесть подонков, желающих извлечь максимум удовольствия из твоей непредусмотрительности.

Спровоцировать их нападение может все, что угодно. Даже литые мускулы парня, увлеченно тискающего подругу в уютной беседке. Собственное превосходство такие ребятки в честных поединках доказывать не любят, предпочитают толпой огуливать крепкого с виду противника. Правда, атаковать «качка» с торсом как у Шварценеггера они предпочитают внезапно, норовят вырубить первым же ударом чего-нибудь тяжелого. Чтобы наверняка. А вот перед млеющим в жарких объятиях худосочным студентом или старшеклассником, наоборот сперва кочевряжатся и только потом сворачивают ему челюсть — смотри, мол, девочка, какой он у тебя доходяга. Дали разок, он и скис, головку не держит. Плюнь на него, пошли с нами. Не хочешь?! Ну, в таком разе не обижайся…

Посему, заметив движущуюся в вашу сторону развеселую компанию, лучше всего как можно скорее покинуть облюбованное местечко. Раздумывать тут нечего и надеяться, что мальчики-хулиганчики проследуют мимо, скромно опустив глаза в землю, тоже не приходится. Чтобы там ни орали в спину — подругу в охапку и вперед, желательно туда, где много света, где движутся вереницы прохожих. Даже имея при себе оружие, даже владея приемами рукопашного боя, разыгрывать «крутого мэна» не стоит. Подруга поймет, а если не поймет, то стоит задуматься — нужна ли тебе такая подруга? Заботливая девчонка, которой ты действительно дорог, сама потащит любимого, способного в ярости натворить делов, куда подальше. На шею бросится с криком: «не трогай их, милый!» Поскольку перспектива увидеть своего ненаглядного на скамье подсудимых ее как-то не вдохновляет, а в гробу — и того меньше.

Но не получается, допустим, тихо исчезнуть. Только начали вы с ней уносить ноги, а ребятишки озорные вдруг следом увязались. В спину кричат «стоять!» и еще много разных нехороших слов, из которых явствует, что интересует их в три часа ночи отнюдь не местонахождение ближайшей библиотеки.

Если подруга, опять же, не привыкла бегать кроссы на скорость, а погоня уже дышит в затылок — ничего не поделаешь. Надо принимать бой. Точнее, связывать их боем, давая подруге возможность оторваться. При всей своей любви и заботливости она просто обязана понимать, что как раз ее присутствие любимому сейчас мешает. Пусть себе убегает куда угодно и кричит при этом погромче, тебе же требуется выиграть время, нужное ей для бегства. Но выиграть так, чтобы оставалась возможность чуть погодя, когда подруга окажется вне опасности, уйти самому. Естественно, на бегу крайне желательно чем-нибудь вооружиться. Палкой, кирпичом, бутылкой, хотя бы куском стекла от разбитой витрины с местной газетой. Но лучше всего обрезком стальной трубы или куском арматуры. Подхватил с земли и, велев подруге со всех ног бежать к ее подругидой маме (если сразу не поймет, адрес следует уточнить более эмоциональным выражением), развернулся навстречу противнику со звериным ревом: «Поубиваю, козлы вонючие!»

Но это в том случае, если рельеф местности позволяет блокировать дорогу подобно тому, как триста спартанцев перекрыли проход в Фермопилах. Если же есть вероятность, что кто-то из преследователей бросится за девицей, тогда как остальные начнут окружать тебя, то лучше пробежать какую-то часть дистанции вместе с ней, а подхваченное оружие пустить в ход тогда, когда лидер погони начнет наступать на пятки. Помни, что единственное преимущество одиночки в данной ситуации заключается во внезапности контрудара. То есть, лупить самого быстроногого преследователя арматуриной по нижним конечностям (либо бутылкой по голове) следует так, чтобы он даже притормозить не успел. Сократилось расстояние до критического — резкий разворот и в бой.

По ногам ему бей так, чтобы носом в землю зарылся, чтобы встать без посторонней помощи не сумел. Этот не встанет — половина дела сделана. За подругой гонятся не станут, тобой одним займутся. Ну и пусть, было бы у тебя желание, а отмахнуться дубиной завсегда можно. И так вот, отмахиваясь-отмахиваясь, старайся уходить. Главное, реву матерного побольше, и к себе близко не подпускай. Как? Пособий по работе с палкой нынче хватает, пользы они пареньку, рискующему устраивать любовные игры там, где ночами раздаются вопли о помощи, принесут не меньше, чем знаменитая «Кама-сутра».

Кирпич, бутылка, кусок стекла по эффективности металлическому пруту значительно уступают, однако нейтрализовать ими хотя бы одного-двух противников несложно. Задача номер один состоит ведь в том, чтобы даму сердца обезопасить. Будьте уверены, если удалось хорошо приголубить хоть одного члена компании, за ней никто уже не побежит. Поскольку жажда развлечения сменилась у ребят кровной обидой за покалеченного дружка. И эту обиду они теперь жаждут смыть твоей кровью. Если схватят, лютовать будут жутко. Убить могут запросто.

Предположим, ни кирпича, ни палки под рукой не нашлось. Что ж, терять все равно нечего. Можно просто броситься ближайшему преследователю под ноги, только опять же, так броситься, чтобы грохнулся он со всей скорости. Но руками его за ноги хватать не вздумай, кидайся боком, перекрывая движение где-то ниже колен. И тут же вскакивай для встречи тех, кто мчится следом за ним. Если время позволяет, то не мешает врезать ногой по голове или в пах зарывшемуся в грунт упавшему Чтобы не встал, чтобы видом своим полумертвым у товарищей своих боевой задор поубавил.

Если номер этот удался, дальше полегче будет. За подругу переживать не надо. Надо теперь дырку искать, в которую самому отсюда сбежать можно. Итак, непрерывное перемещение, яростные крики, атаки и, при малейшей возможности, рывок в темноту окружающего пространства. В любом направлении, за исключением того, куда понеслась очей твоих краса. При этом, затевая хоровод вокруг себя, действовать необходимо крайне агрессивно и жестоко. Примерно так, как воюет кавказская овчарка со стаей голодных волков. Никаких захватов-бросков, никаких тяжелых ударов кулаками со вкладыванием всей массы тела. Только стремительные тычки оружием, хлещущие удары открытой рукой по рожам, в первую очередь по глазам-ушам-носу. Удалась атака или не удалась, все равно отскок в сторону и новая атака, по другому противнику. Хорошо зацепил, не увлекайся одним, вон их вокруг сколько мельтешит. Бей следующего, того, кто поближе. Но думай только об одном: как бы скорее из круга вырваться.

Если на спину кто-то прыгнул, сразу падай на одно колено с резким наклоном вперед. Сила инерции его мигом сметет, через тебя перебросит, но тут уж надо любым способом избавиться от захвата и на ноги быстро встать. Потому что валяться в обнимку с противником под ногами у его озверевших корешей занятие крайне опасное, долбанут ботинком в череп, и общий привет! Чтобы такого не произошло, потрудиться придется изрядно. Во-первых, если упавший вместе с тобой ворог вцепился клещом, отпускать никак не желает, требуется срочно превратить его в безвольное чучело для прикрытия. Как угодно, только быстро. Головой в асфальт ткнуть, в угол скамейки, в бетонную урну, локтем в висок ударить, собственной головой хороший «бычок» закатить ему между ушей. Во-вторых, вертеть его надо словно куклу, закрываясь от ударов ногами. В-третьих, зорко следить за теми, кто сгрудился вокруг, пинать их по голеням-коленям, чтобы чересчур близко не подходили. Освободился, наконец, от захвата, увидел просвет и перекатом туда. На ноги вскочил, проимитировал атаку на ближнего, развернулся и ходу.

Другой вариант действий на земле — не глушить лежащего рядом с тобой противника, а ткнуть ему пальцем в глаз или хорошенько крутануть за яйца. Либо ухо ему откусить, нос свернуть, палец сломать. Словом, причинить такую боль, чтобы взвыл, словно его режут без наркоза. Благодаря твоему зверству, захват он мигом отпустит, да к тому же приятелей своих этим воплем малость испугает. Подумают, что ножом ихнего друга ткнули, и разубеждать их в том не стоит. Ножа все побаиваются, особенно если он уже пущен в ход. А впотьмах разве разберешь? Вскочил и с криком «зарежу!» на остальных бросайся, дорогу обязательно освободят. Ну, а убегать — это уже не в кольце драться. Так что унывать, даже если свалили на землю, совсем не обязательно. Главное — не терять голову. И еще важно заблаговременно хоть что-то освоить на тренировках, пусть полушутя. Если та или иная ситуация заранее смоделирована, уже легче в случае ее реального возникновения.

Бывает, к сожалению, и так, что присохшая к скамейке парочка настолько увлечена друг другом, что ничего и никого вокруг не замечает. В результате ее положение становится почти безвыходным. «Почти», так как абсолютно безвыходных ситуаций все же не бывает, главное, как всегда, не впадать в панику. Известили ребята о своем появлении деликатным покашливанием или сразу ахнули по затылку, бесцеремонно прервав затяжной поцелуй, не имеет значения. В любом случае, первым делом крайне важно перехватить инициативу, хоть на мгновение шокировать противника какой-то неожиданной выходкой. Цель все та же: отвлечь внимание присутствующих на себя, чтобы подруга могла боком-боком потихоньку свалить отсюда. Разумеется, если хватит на то у нее мозгов.

Кстати, можно и ее в игру включить. Например, взреветь дурным голосом что-нибудь вроде «ты куда меня заманила, шалава?!», и отшвырнуть ее от себя подальше в темноту Сам же не вставая бей головой под дых тому, кто для подобной акции удобней других расположился. Рванулся кто-нибудь за девчонкой — останови любой ценой, подножкой или захватом за руку, смотря как оно сподручней. А сам в сторону отпрыгнул, но сразу не убегай, внимание их по-прежнему на себя отвлекай. Понтов побольше: руку за пазуху либо в карман и яростно кричи «зарежу!» Или: «вы что, совсем очумели, своих уже щемите?!» Да что угодно, лишь бы хоть чуть-чуть ошарашить. И тотчас атаковать, причем атаковать предельно агрессивно, работая всеми четырьмя конечностями одновременно и еще головой впридачу. Удары рассыпай веером — по глазам, в горло, наотмашь по вискам. Заприметил поблизости кол, туда сдвигайся. Кирпич увидел — стремись к кирпичу В любую, короче говоря, сторону, где имеется что-нибудь, пригодное для употребления в качестве оружия.

Взяв в руки дрын (кирпич, бутылку, арматуру, стекло), действовать надо крайне жестоко. Ни капли жалости, никаких мыслей о последствиях. Еще неизвестно, дойдет ли потом дело до суда, а вот убивать тебя сейчас станут конкретно, если допустишь ошибку. Поэтому алгоритм твоих действий должен быть простым: убил, так убил, не убил, так инвалидом сделал. Ребята эти иной участи все равно не заслуживают, а вид бездыханного тела одного из них если и не остановит дальнейшую агрессию, то рвения намного убавит. Посему решимость пойти на все, вплоть до смертоубийства всех нападающих без исключения, должна гореть на твоем лице и выплескиваться в яростных криках, напоминающих звериное рычание. Нападают-то на беззащитные парочки в основном дефективные переростки. На серьезное сопротивление они не рассчитывают и, за редким исключением, легко поддаются испугу, особенно при виде собственной крови. Чужая их, напротив, зверит, зато своя неудержимо побуждает к отступлению. А поскольку отступать им есть куда, постольку берут они ноги в руки, ежели нарываются на достойный отпор, очень даже охотно. Только следует убедить их в своей решимости соорудить здесь груду из мяса с костями, иначе в окровавленный мешок костей превратишься ты сам. Растерянность проходит быстро.

Предположим теперь, что сыграть на опережение тебе не удалось, ситуацию контролируют они. По зубам пару раз врезали, по земле покатали и, опьяненные первым успехом, решили приступить ко второй части программы. То есть, поразвлекаться с оглушенной происходящим девчонкой. Можно, конечно, взвыв от отчаяния, снова ринуться в бой, однако обух плетью не перешибешь. Оставить-то ее оставят, но ненадолго. В пять секунд затопчут толпой, и бить теперь станут так, чтобы измываться над ней им больше никто не мешал. Следовательно, надо идти на хитрость. На четвереньках или еще как, изображая всем своим видом полную капитуляцию, отползти в сторону и рвануть в темноту. В принципе, верно оценив соотношение сил, сделать это можно уже после первого пропущенного удара. Отлететь на пару метров (даже если удар средненький) и с жалобным воем броситься в кусты, якобы помышляя лишь о собственном спасении. Могут, конечно, погнаться следом (что в общем неплохо), а могут чисто символически дернуться в ту же сторону, но после трех-четырех шагов махнуть рукой: «не боец, а так, трусливая мразь».

Девчонке, конечно, придется несладко, но тут уже от тебя зависит что они с ней успеют сотворить. Поскольку в кусты ты должен уходить по той же причине, по какой фельдмаршал Кутузов после Бородина пер до Рязани. Порыскал вокруг, нашел подходящий предмет (лучше всего, разумеется, стальную трубу или арматуру) и назад, отбивать любимую. Вот тут-то на твоей стороне все преимущества, не одного, а двоих-троих можно сразу завалить. В 90 процентах случаев из 100 после такого выхода на арену остальные члены шайки бросятся врассыпную, позабыв обо всем на свете. Никакого преследования! Железяку в одной руку, девушку в другую и форсированным суворовским маршем подальше отсюда. Да, перед уходом не забудь проверить, не осталось ли на поле брани что-нибудь из ваших вещей? Вдруг в самом деле ты кого-то убил? Зачем подбрасывать следствию вещдоки?

Еще один вариант Ребятишки могут оказаться жутко деловыми и сразу вас с подругой поставить под ножи, чтобы без всяких опасений грабить, насиловать, издеваться. В подобных случаях разыгрывать труса сам Бог велел, иначе все может окончиться очень быстро и очень печально. Играть можно по-разному. Например, распустить нюни и взмолиться плачущим голосом: «Не убивайте, все отдам и молчать буду. И деньги берите, и шмотки, и ее, только меня отпустите». Или же весело сообщить обступившей тебя своре, что ты с ними одного поля ягода, только залетная. Что-нибудь типа «да я эту шлюху сам на танцах (на вокзале, в кафе) подцепил пару часов назад. И вообще, свой я, братва, только иностранец. Гражданин сопредельного государства Кыргызстан. Вы тут развлекайтесь, я в ваши внутренние дела не вмешиваюсь. Вот вам часы и дензнаки на память, а я пошел спать. Мир-дружба-балалайка»…

Пару плюх в любом случае отвесят, но как противника не воспримут. Дальше все зависит от твоего нюха на ржавые металлоизделия. Их у нас пока, слава покойному Госснабу СССР, везде и всюду навалом. На худой конец и брусок от соседней скамейки сойдет или сук потолще. Те же кирпич с бутылкой. Подруга, конечно, будет поначалу изрядно потрясена, но сокрушительные удары по головам подступивших к ней подонков быстро ей все объяснят. Хотя «вокзальную шлюху» она тебе потом припомнит обязательно. Женщины, они такие.

Короче говоря, выпутаться с минимальными издержками можно практически всегда. И все же, элементарная предусмотрительность требует, как минимум, наличия при себе оружия, раз уж отправляешься в ночные прогулки по глухим местам. Неплохо также заранее обсудить с девушкой вариант действий при нападении «всадников ночи». А всего лучше гулять с ней там, где, может быть, не столь уютно, зато сравнительно безопасно. Не зря ведь давно сказано: «Умный знает, как выбраться из трудного положения, мудрый знает, как такого положения избежать». Хотя, если честно, любовь и мудрость в людях не совмещаются. Ведь что такое любовь? Чудовищное преувеличение достоинств одного человека в сравнении с другими.

* * *

КОГДА ТЫ ГОЛЫЙ. Оживленный пляж на берегу какого-нибудь водоема имеет, на первый взгляд, мало общего с мрачной подворотней или вонючим пивбаром. Однако есть у людей странное свойство выяснять отношения с помощью кулаков в самых неожиданных местах, и ситуации типа «ногой по морде» возникают на пляжах частенько. Да что там пляж?! «Наехать» могут даже в бане, где все мы разгуливаем в чем мать родила и где, за редким исключением, единственным нашим оружием является именно то, что досталось от той же мамы при рождении. Впрочем, в бане разомлевший от пара народ не столь агрессивен, как на пляже. Ах, этот пляж! Вокруг гуляют и лежат красивые девочки, солнышко плавит мозги снаружи, водка плавит их изнутри. Как тут не покуролесить?

Если с головой и мозгами у тебя все в порядке, то шансы понежиться возле воды и при этом остаться совершенно невредимым, значительно возрастают. Главное вести себя так, чтобы не привлекать внимания той части публики, что привыкла сочетать отдых с мордобоем. А именно: держаться надо естественно и просто, с окружающими общаться вежливо и дружелюбно. Нарисовалась, допустим, поблизости группа парней, прямо-таки дышащих агрессией, не подавай виду, что их появление чем-то тебя озаботило, не косись по сторонам, не реагируй на их реплики и взгляды, не обращай внимания на матерщину, пьяные крики и вопли транзистора или магнитофона (эта мразь просто обожает засорять тишину природы грохотом звуковоспроизводящих устройств). В общем, демонстрируй всем своим видом, что тебя интересуют только три предмета: солнце, вода и подруга, ежели таковая при тебе имеется.

Между прочим, именно из-за них, лапушек, чаще всего конфликты и возникают. Пляжные мальчики, во-первых, считают себя — условно выражаясь — ценителями и любителями женской красоты, а во-вторых, истинными неотразимчиками. Объяснять очередному пьяному скоту с вонючей пастью и тупой рожей что он чудовищно заблуждается насчет собственной привлекательности, дело безнадежное, неблагодарное и опасное. В-третьих, манеры у них, мягко говоря, раскованные. Присесть на твои вещи, барышню твою руками полапать — это для них норма, а не исключение. Ну и речь, достойная истинных джентльменов: без такой-то матери они трех слов в одну фразу связать не могут.

Что ж, испуганно умолкать, затравленно коситься по сторонам и судорожно подгребать под себя одежду не надо. Достаточно производить впечатление пары, занятой исключительно друг другом, глубоко равнодушной ко всему, что творится вокруг. Можно также подняться и перейти в более спокойный уголок. Только делать это надо не торопясь, так, словно нет никакой связи между вашими действиями и появлением неподалеку агрессивной компании. И уж само собой, не стоит лезть на рожон, даже если в спину вам несутся разные нехорошие слова. Вот если в погоню ринутся, тогда другое дело, а на провокации пусть реагируют другие, у кого рассудка поменьше.

Согласен, время теперь такое, что можно забить человека на глазах у всех, и никто не полезет вмешиваться — глухой ропот и крики «надо вызвать милицию» — не в счет. Своя рубашка ближе к телу для любого и каждого. Но все же люди вокруг, а не безмолвные истуканы с острова Пасхи, поэтому сколотить из них комитет собственного спасения дело вполне возможное. Развалилась, к примеру, на песочке пара мускулистых парней, с усмешкой взирающих на то, что происходит с тобой. Ты их знать не знаешь, они тебя тем более, но в данной ситуации это не имеет никакого значения. Издаешь радостный возглас и устремляешься к ним. Говори все, что взбредет в голову, главное, чтобы твои недруги видели процесс тесного дружеского общения с «качками». Например, «опознай» в одном из них своего старого приятеля (причем узнавай громко, а извиняйся за ошибку тихо). Можно риторически призвать их в свидетели пляжного беспредела — «нет, мужики, вы посмотрите только, что за козлы!! Из-за них теперь и у меня, и у вас будут неприятности!» Короче говоря, главное — нарушить их душевный комфорт. Хотят они того или нет, но ты уже втянул их во всю эту историю и пусть они из твоих слов не поняли ровным счетом ничего, как-то отреагировать должны. Например, начали выяснять, кто ты такой и чего ты от них хочешь, просто замолчали, поглядывая вокруг и соображая, как им поступить — уже сто против одного, что прилюдно тебя мордовать никто не станет. Агрессоры либо сойдут со сцены, либо займут выжидательную позицию, а значит дадут тебе время хорошенько пошевелить мозгами в поисках выхода.

Воспользуйся этим и объясни ребятам, что их мускулистые спины стали для тебя временным укрытием, постарайся расположить их к себе и сам убедишься, что даже после 80 лет господства большевиков простой народ еще не утратил до конца своего благородства. Кулаки ведь чешутся не только у «плохих» парней, у «хороших» они тоже зудят. И если представилась парню возможность показать себя перед пляжными красотками этаким рыцарем без страха и упрека — обязательно покажет. Но при одном важном условии: если твои невольные союзники будут уверены в собственном превосходстве над противником. Поэтому помощь следует искать у парней действительно крепких, а не первых попавшихся хлюпиков, с испугу утративших дар речи…

Только не надо бросаться к окружающим с воплями «караул, убивают!» или «люди, спасайте!» Наверняка в таком случае натолкнешься на глухую стену отрешенности, тут реакция у всех одинаковая. Впрочем, находится иной раз какая-нибудь пигалица женского рода влезающая в твою проблему, но кроме визга и писка помочь она ничем не может. Ее саму спасать в таком случае требуется. Посему стратегия обращения к гражданам такова: сломать им кайф, втянуть в свою разборку и тем самым вызвать вполне понятный гнев к тем, из-за кого все началось.

Получается это не у всех и не всегда. Гораздо чаще жертва просто не успевает сообразить, откуда что взялось, как кто-то уже навис сверху, нагло вопрошая: «Чего ты на нашем месте разлегся?!» или же по-хозяйски шлепая по попке твою милую-ненаглядную. И людей вокруг не так, чтобы очень, к тому же преимущественно мамаши с детьми, да тощие школьники. А то и вовсе их вокруг пара человек, что применительно к описываемой ситуации весьма реально — все же хулиганы предпочитают резвиться не в самых многолюдных местах. Что надо делать? Как всегда, в первую очередь взять себя в руки. Давно известно, но не мешает это повторять снова и снова — чем агрессивнее ведет себя противник, тем больше он боится. Вот и у них, у наехавших на тебя беспределыциков, как бы они ни хорохорились, в душе живет страх. Стоят они вокруг тебя, шуточки отпускают, а сами ждут твоей реакции и то, как все повернется дальше, зависит только от тебя.

Бывает, правда, что сперва по затылку треснут, а уж потом прикалываются, наслаждаясь беспомощным состоянием жертвы, но такое случается редко. В том случае лишь, если цель наезда совершенно конкретная, грабеж, скажем, или изнасилование твоей спутницы. В принципе, все так же, как в парке или на танцплощадке, хотя есть два существенных отличия. Во-первых, одетыми и обутыми не загорают, во-вторых, рядом вода. Если прихватили тебя одного, то проще всего унырнуть от них в набежавшую волну и делу конец, особенно ежели беспредельная команда разгуливает по пляжу в одетом виде. Ну не получилось у них начистить тебе рыло, не портить же из-за этого шмотки? Правда твой гардеробчик может либо исчезнуть, либо превратиться в лохмотья. Что ж, сам решай, что дороже — тряпки или здоровье? Кстати, в наше время рекомендуется одевать на пляж только самое простое из одежды: застиранная майка, старые-престарые джинсы, тапочки на босу ногу — чтобы не на что было позариться даже самому занюханному пляжному воришке-бомжу.

Схема проста. Делаешь неожиданное заявление типа «ладно, мужики, давайте ударим по пиву, оно у меня там в воде на дне охлаждается» и с ходу бросаешься в воду. А если плавать не умеешь, то заходишь по самое горло и начинаешь перемещаться в воде подальше из этих мест параллельно берегу, время от времени подныривая для маскировки. Если в воде людей много плещется, крайне трудно уследить, какая из голов — твоя. Пытаются задержать? Тоже не беда, голого человека удержать ой как не просто. Песочком в глаза одному, пяткой по яйцам другому, рывок из объятий третьего, прыжок в воду и чемпионский заплыв кролем.

Бывает, однако, что по горячке кто-то из противников устремится в воду вслед за тобой. Особенно, ежели они тоже раздеты. А то и двое ринутся. Помни, что вода для умного человека надежный союзник. Основная идея боя в воде сводится к тому, чтобы тянуть противника под воду, а не вырываться судорожно из рук. Настиг кто-то, делаешь глубокий вдох, ныряешь, хватаешь его за ноги и тянешь на дно. Проверено на практике: мгновенно забывает обо всем на свете, кроме одного — как можно скорее оказаться на берегу. Не делай только распространенную ошибку — не пытайся топить противника сверху, выпрыгивая из воды и наваливаясь на него. Тут очень легко пропустить удар под дых, под ребро, захват за половые органы. Не хватай за горло, за волосы. Ныряй, обхватывай тело ниже пояса или ноги и вниз вместе с ним, причем старайся не отпускать подольше.

Если противник обхватил тебя, не оригинальничай. Кусай его за пальцы, уши, нос, откручивай мужскую красу. Не жди, пока подоспеет второй, тем более — третий. Ныряй от берега и выныривай со сменой курса, глядя от берега, чтобы лицо твое разглядеть не смогли. Затылки у всех почти одинаковые. А то ведь может найтись снайпер, способный с пятнадцати метров точно вложить камень тебе в лоб или в висок. Посему меняй направление и пореже всплывай из-под воды. Ежели не умеешь хорошо плавать и нырять, значит, рано тебе еще на пляжи похаживать, подучись сперва.

Впрочем, спасаться бегством хорошо тогда, когда тебя на берегу ничто не удерживает. Однако стычки на пляже большей частью случаются из-за девчонок и как-то не в жилу оставлять подругу одну. Ах, эти женщины, все наши беды из-за них! Что ж, рассмотрим второй вариант.

Подошли, окружили, наехали — не дрейфь. Твоя основная задача, как и в парке ночью, связать их боем, давая подруге возможность улизнуть, а потом самому удрать без особых повреждений. Сие вполне возможно, общая безвыходность ситуации — лишь иллюзия. Повторю в очередной раз, что численного перевеса в бою не бывает, бывает только недостаток маневра. То же и на пляже, хотя некоторые комплексуют, оказавшись в кольце и без одежды. А напрасно. В самый неподходящий момент никто не поймает тебя за рукав или за воротник, опять-таки рядом плещется спасительная вода. Если в ней ты чувствуешь себя более или менее уверенно, понадобятся человек пять, чтобы там с тобой что-то сделать.

Главное, не позволяй завалить себя возле самого берега, где вода до колена. Все время двигайся, избегая ближнего боя. Бегать по воде трудно, так ведь и противникам тоже нелегко, вот и изматывай их до тех пор, пока девчонка твоя не догадается сбегать за подмогой или просто удрать. Кстати, если у нее хватит ума крикнуть на ходу «сейчас я наших позову» или «ой, дяденьки-милиционеры, скорее сюда, а то Вовку моего убьют» (хотя никаких «наших», равно как и ментов, в радиусе трех километров не наблюдается), совсем неплохо. «Наезжантов» подобные восклицания сильно нервируют и тот самый страх, что сидит в каждом из них, проявится обязательно. Наступательный пыл спадет и они, скорее всего, уберутся подальше отсюда.

Если вода до груди, до пояса, а кто-то из противников подобрался вплотную, пускай в ход удары локтями, коленями, головой. В таких схватках только они и проходят — короткие резкие удары с ближней дистанции. Ни в коем случае не стой в воде на одном месте, непрерывно смещайся в сторону максимальной глубины или хотя бы вдоль берега.

С оружием на пляже обычно напряженка. Хотя иногда кое-что попадается: ржавая лодочная цепь, кол для привязывания лодок, доска от мостика, пустая бутылка, ржавая консервная банка, камень. Хватай и пускай в ход без всяких раздумий, с максимальной жестокостью. Жестокость — средство выживания в любом месте, даже если оно — всего лишь крохотный пятачок на прибрежном песке.



23. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРИМЕРЫ РЕАЛЬНОГО БОЯ

В принципе, число таких примеров может быть сколь угодно большим. Однако еще никому и никогда не удавалось описать все возможные ситуации столкновений. Жизнь неисчерпаема в своем разнообразии. Поэтому здесь я предлагаю вам всего лишь двенадцать примеров реального боя, извлеченных из произведений художественной литературы. Лично общаясь с авторами цитируемых произведении, я убедился в том, что они неплохо владеют предметом. Сами дрались много раз, многое видели, многое умеют. Так что фрагменты их произведений нельзя считать всего лишь плодом писательской фантазии.

Смысл такого цитирования, конечно, не в описании техники. Мне хочется, чтобы те из вас, у кого нет собственного боевого опыта, почувствовали дух смертельной схватки «за жизнь».

* * *

Поселок Рудник по ночам вымирает. Темень, хоть глаз коли. Да тут еще ветер в лицо. Словом, Малышев столкнулся с этой троицей. Настуженная сталь ножа обожгла горло. Малышев не разобрал, что ему сказали эти «шестерки». При виде опасности в нем проснулся зверь и лишил способности понимать человеческую речь.

Он почувствовал в краткий миг полное расслабление тела, натренированного в бесчисленных нещадных поединках «рейнджеров» в учебном центре Первого главного управления КГБ СССР. За этим расслаблением, характер которого трудно передать словами, тут же следует взрыв энергии невероятной силы. Тело превращается в машину-авто мат, крушащий все на своем пути. Такая способность приобретается годами весьма специфических тренировок.

Малышев напряг шейные мышцы, подался на нож и в тот же миг, резко отпрянув, нанес мощный удар ногой. Подошва хромового сапога с жесткими краями рантов врезалась в голень державшего нож. Бандит с воплем согнулся. Нанеся сокрушительный удар другой ногой по оседающей фигуре, Малышев пронес корпус по инерции и левым кулаком с разворота раздробил висок громоздящегося сзади налетчика. Тот как-то нелепо дернувшись, рухнул на землю.

В следующие доли секунды ладонь Малышева мертвой хваткой сомкнулась на вороте третьего. Вытянув руку на полную длину, Малышев затем ее резко согнул и швырнул корпус бандита к себе. На встречном движении нанес удар ему в челюсть кулаком, потом еще раз. Безжизненно обвисшее тело стало опускаться, и тогда, как было отработано в тренировочных поединках, согнутая в колене нога рванулась вверх, навстречу этому падению. Удар пришелся в голову, что-то хрустнуло, и конвульсивно изгибающееся тело мешком рухнуло у ног Малышева. Все было кончено…»

Георгий Подлесских. — «ВОРЫ В ЗАКОНЕ», ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ПОВЕСТЬ
* * *

По аллее ковылял Сашка, осторожно удерживая перед собой полный трехлитровик воды.

— В чем дело, ребята, — сразу оценил он какую-то ненормальность ситуации. — Чего они от тебя хотят? — Это уже было адресовано мне.

— Ты вали, мужик, куда идешь, не мешай друзьям общаться, — прогудел Каюк, жестом предлагая Сашке пройти.

Я раскрыл было рот, но сказать ничего не успел. Мелькнувший в руке Руслана нож побудил Сашку к открытию второго фронта. Скорее всего, резать никто никого не собирался, чеченец хотел только припугнуть не в меру любопытного прохожего. Но Сашкин мозг, сталкиваясь с угрозой жизни, переключался на автоматический режим, в действие вступали рефлексы, выявленные когда-то академиком Павловым у беззащитных собачек, над которыми академик безжалостно издевался. Правда, собачки бессмысленно дергали лапками, а каждое Сашкино движение было продумано инструкторами и выверено до миллиметра.

Увесистый трехлитровик развалился на десятки осколков, врезавшись в бычий загривок Каюка. Чеченец успел отпрыгнуть, но Сашка ступней чиркнул ему по колену и этого хватило, чтобы Руслан на пару секунд потерял способность передвигаться. Я начал протискиваться на подмогу, но кажется, подмоги там не требовалось. Ржавый огрызок трубы-дюймовки, забытый когда-то сварщиком, превратился в Сашкиных руках в мощное наступательное оружие.

Торцом трубы он коротко ткнул в правый бок изумленно трясшего головой Каюка, быстро перехватил трубу за конец и с размаху ахнул гиганта по переносице. Раздался чмокающий звук и Каюк плавно завалился в растекающуюся по дорожке лужицу воды.

Сашка развернулся и тем же концом рубанул чеченца по руке, до сих пор сжимающей нож. Руслан с воплем разжал пальцы и нож сверкнул отшлифованным лезвием, исчезая в густой траве. От повторного удара, направленного в голову, чеченец ухитрился уйти и, выхватив вновь нунтяки, умело завращал ими, рассекая со свистом воздух.

Драться Сашка действительно не умел. Он умел убивать. Даже не пытаясь блокировать трубой мельтешащие перед глазами палки, он резво присел и саданул Руслана самым кончиком трубы по голени. Того как за шиворот от земли оторвало, но упасть он не успел. Ржавый торец с хрустом сокрушил грудь чеченца, джигит перевернулся в воздухе и затылком врезался в бетонную дорожку. Поскольку побоище длилось всего секунд десять, я за это время сумел только добраться до неестественно распластавшегося Каюка…

Но судьба еще не исчерпала все предназначенные нам на сегодня сюрпризы. Едва мы отошли от поля боя, на пути вырос холеный мужик с холодным взглядом серых глаз…

— Он с ними! — крикнул я Сашке и втер Свиридову под ребра с левой руки.

Подполковник отступил на два шага и, быстро сунув руку под мышку, рванул пистолет.

— Стоять! — заорал он, но Сашка опять включил свои кошмарные рефлексы. Он действовал так же уверенно, как обычно футбольная сборная Германии разыгрывает стандартное положение. Штрафной удар или, к примеру, угловой.

Левой рукой он вытолкнул с линии возможного огня меня, уходя вправо сам. Свиридов на долю секунды вынужден был раздвоить внимание и этого хватило. Сашка атаковал его сбоку, одновременно задирая сжимавшую пистолет руку куда-то в небо, подсекая обе ноги подполковника и нанося хлесткий удар по печени свободной правой. Навалившись на упавшего Свиридова коленями, Сашка пару раз треснул его затылком о бетон и удовлетворенно полюбовался результатом.

Геннадий Паркин. — «ПУЛЯ С ВАГАНЬКОВА»
* * *

Я уже полностью пришел в себя и выжидал теперь удобный момент. Голова прояснилась и, несмотря на боль в затылке, я чувствовал, что еще могу за себя постоять. Рядом с собой я ощутил какую-то длинную железяку. Осторожно, чтобы никто не заметил, положил на нее руку.

Тем временем Монах вспомнил о моей персоне.

— Слышь, Лешка, возьми у Сени арматуру и посчитай ему косточки. Давай живее, не телись.

Приземистый коренастый парень с наголо выбритой головой отделился от своих товарищей и двинулся в мою сторону.

Поняв, что дальше тянуть нельзя, я изо всех сил ударил с земли стоявшего поблизости члена шайки каблуком в пах и тут же вскочил на ноги, вертя над головой железяку

Первый удар пришелся в ключицу бритоголовому, который, завизжав, выронил арматуру и завертелся юлой на месте. Остальные в испуге отпрянули. Тут я заметил, как Монах, подавшись назад, с хищной улыбкой заносит руку для броска. В последний момент я резко отпрянул в сторону и брошенный нож лишь слегка задел плечо. Вниз по руке поползла теплая струйку крови. Взвыв от ярости, я врезался в толпу,нанося вокруг себя сокрушительные удары железякой. Мои противники опешили и с воплями стали разбегаться.

Илья Деревянко. — «ОТБОЙЩИК»
* * *

Калямов обернулся. К ним приближались четверо рабочих, которых в порту называли «докерами».

— Эй, ты чего к человеку пристаешь? — спросил первый — мужчина лет тридцати пяти с обветренным лицом и выцветшими усами. Чуть сзади его шел молодой парень в оранжевом жилете, на вид не старше двадцати, за ним тучный мужлан с большим пивным животом и замыкала процессию непонятного возраста личность, обладавшая узким скошенным лбом и длинными руками, похожая на питекантропа. Усатый, по-видимому, являлся лидером.

— Гребите отсюда, — презрительно выдавил Калямов, поворачиваясь, чтобы покончить с мужиком, который собирался воспользоваться ситуацией и ускользнуть.

Четверка «докеров» подошла вплотную, усатый схватил Калямова за плечо: — Ты что, не понял?

Вместо ответа Калямов ударил его тыльной поверхностью кулака в печень и в солнечное сплетение. Мужчина согнулся, отступая на шаг.

— Ах ты, бритая башка! — парень в оранжевом жилете подцепил с земли обрезок трубы, которыми рабочие закрывали контейнеры, и размахнулся, бросаясь на выпаде вперед. Калямов успел достать кастет, поэтому удар он отбил защищенным в железо кулаком. Труба со звоном отскочила, а парня он встретил мощным хуком с левой руки. В челюсти у того что-то хрустнуло, парень упал.

Тогда к нему ринулся жирный мужлан. Калямов встретил его боковым ударом ноги. Толстяк двигался медленно, еще не успел набрать скорость, поэтому удар отшвырнул его. Он приложился к стенке контейнера, шумно выдохнул воздух и снова рванулся в бой. Усатый тоже очухался, теперь он создавал угрозу с другой стороны. Отступать было некуда.

Калямов оттолкнулся от контейнера и всадил каблук в солнечное сплетение толстяка. Это его остановило, он упал и больше не поднимался.

— Отсосите, — сказал Калямов. Мужичок тем временем попытался бежать, но был схвачен за грудки и отброшен на место.

Настала очередь питекантропа. Он сжал кулаки и раскачиваясь из стороны в сторону, словно боксер на ринге, пошел на Калямова. Тот врезал ему по черепу вскользь, брызнула кровь, но питекантроп не отреагировал, пытаясь достать серией ударов обеими руками в голову и по корпусу. Калямов врубил ему в зубы, послышался треск. Но вместо того, чтобы упасть, питекантроп ударил по скуле. Казалось, он совсем не чувствует боли. Голова Калямова мотнулась в сторону, автоматически он увернулся от следующего удара. В дополнение ко всем своим прелестям противник одинаково хорошо владел правой и левой рукой. Калямов присел, пропуская удар над головой, скользнул под руку и локтем изо всех сил врезал по позвоночнику. Это наконец подействовало. Питекантроп замычал, упал на колени, потом медленно завалился набок.

Остался один усатый. Он держался осторожно, и в то же время раскованно, обнаруживая навыки уличного бойца.

— Ну ты, мразь панковская, — негромко произнес мужчина. Он что-то подкинул на ладони. Калямов догадался, что это свинчатка. Усатый, как и все портовые, ненавидел панков. Это ясно читалось в его глазах. Калямов решил на этом сыграть.

— Фак ю селф, — сказал он, демонстрируя высунутый язык и средний палец. Усатый разозлился. Прищуренные глаза его сузились, превратившись в злобные щелочки, на скулах заиграли желваки и он молча ринулся в атаку.

Калямов уклонился, пропуская первый удар мимо себя, зато второй — грубым кирзовым сапогом по голени достиг своей цели. Калямов дернулся от боли и врезал усатому по скуле. Кастет рассек кожу, из раны брызнула кровь. Мужчина, отступил. Он вытер левой рукой лицо и слизнул с нее кровь. Лицо у него приняло совершенно зверское выражение. Залитое кровью, оно было похоже на маску, а оскаленный рот обнажал прокуренные клыки, желтые словно у старого пса.

— Р-ра!

Калямов снова увернулся от удара и встретил противника коленом в живот. Мужчина словно ничего не почувствовал, теперь он ударил ногой. Калямов поймал ногу на захват, вздернул и сам ударил ногой в ответ. Он целился в промежность, но попал в бедро. Мужчина подпрыгнул на одной ноге, его кулак со свинчаткой пролетел возле лица, не достав самую малость. Калямов выпустил ногу и изо всех сил дал кастетом по ребрам, вложив в удар всю массу тела.

Мужчина замер, будто из него выбили воздух. Рот его приоткрылся, глаза вылезли из орбит. Он покачнулся и шумно рухнул на землю. Все было кончено.

Юрий Гаврюченков. — «ВИЗИТ»

* * *

Автомобиль, негромко скрипнув тормозами и едва заметно качнувшись вниз-вверх, замер в полуметре оттого места, где мгновением раньше находился мужчина в джинсовой куртке.

— Что, испугался?

Вопрос, естественно, задал водитель «Ауди», крупный парень с широким лицом, с аккуратной стрижкой, в дорогом голубоватом свитере, облегавшем широкие плечи.

Мужчина скользнул безразличным взглядом по свитеру, по мясистой широкопалой руке, расслабленно лежащей на руле, по безукоризненному пробору в блестящих темных волосах и произнес глухим невыразительным голосом:

— Я скотов сроду не пугался.

Возможно, если бы водитель был один, инцидент оказался бы исчерпанным этой репликой или последующей. Но рядом с ним сидел еще один такой же битюг, а на заднем сиденье размещался мужчина постарше, чье лицо смутно виднелось за тонированным стеклом. Поэтому водитель неторопливо открыл дверцу, также неторопливо поставил на грязный тротуар ногу, обутую в полуботинок из мягкой черной кожи, потом вынес наружу другую ногу и выпрямился, оказавшись на полголовы выше мужчины в куртке.

— Не понял. Ты кого не боишься? — почти вежливо спросил он.

Мужчина повернул к нему худое остроскулое лицо и ответил с расстановкой:

— Скотов не боюсь. И вообще всякого дерьма собачьего.

Потом он повернулся, собираясь обойти автомобиль спереди. Но тяжелая рука резко опустилась на его плечо, цепко, сноровисто, привычно захватывая ткань куртки, с силой потянула назад. Мужчина не стал сопротивляться, послушно переместился туда, куда его тащили, но по пути словно невзначай саданул водителя «Ауди» коленом в пах. В следующее мгновение он отшатнулся назад и, удерживая на своем плече схватившую его руку, ударил парня ногой. Удар получился молниеносным, мощным, он пришелся в солнечное сплетение противника, отчего тот сильно дернулся и тяжело упал рядом с автомобилем.

Секундой позже распахнулась дверь с противоположной стороны машины, это выскочил товарищ упавшего. Он мгновенно сократил расстояние до мужчины, обогнув капот по самой короткой дуге и сразу, не останавливаясь, «выстрелил» в обидчике своего партнера пяткой правой ноги с разворота, метя в подбородок. Нога выпрямилась с совершенством и точностью механизма. Если бы удар достиг цели, мужчина в джинсовой куртке наверняка отправился бы в нокаут — в лучшем для него случае. Но он гибко качнулся в сторону, пропуская удар и ловя руками бьющую ногу, затем сам ударил ногой, четко вложив ступню в пах раскорячившегося агрессора. Последовавший следом удар кулаком в челюсть снизу довершил комбинацию…

Владимир Моргунов. — «СЕРЫЙ КАРДИНАЛ»
* * *

Гардеробщик побагровел: — Чего буровишь, козел? Щас самого раком постав… — Договорить он не усел, ткнув в карман бумажник, Зуб коротко, без замаха, ударил точно в середину массивного щетинистого подбородка. И тотчас развернулся лицом к двум крепышам, рванувшим уже в атаку. Первый нацелился сгрести Зуба за ворот, но зацепил вытянутыми пальцами пустоту Нырком уйдя вправо, Зуб вскользь мазнул ему ребром ладони по печени, и, немного подпрыгнув, с размаха втер ступней по позвоночнику на уровне поясницы. Противник на мгновение застыл, словно подстреленная на взлете птица, а потом грянул лбом об угол гардероба, помешав своему стриженному наголо напарнику заскочить Зубу за спину

Гардеробщик тем временем успел подняться, перегнулся через прилавок и выволок оттуда резиновую милицейскую дубинку. Но воспользоваться ею не успел. Зуб ударил кулаком его по локтевому сгибу, метнул свою кисть вверх и зажал ухо гардеробщика между большим и указательным пальцами. Большой палец уткнулся в искомую точку под ушной раковиной, гардеробщик взвыл, а Зубов лоб уже ломал ему переносицу. «Бычок по-одесски» всегда считался Зубовой коронкой.

Второй крепыш избавился, наконец, от навалившегося на него друга, и прыгнул вперед, однако Зуб успел вырвать из пальцев падающего гардеробщика дубинку. Скользнув вдоль прилавка, он с плеча рубанул резиновой сабелькой по кадыку противника. Тот успел прикрыть горло подбородком, удар пришелся по губам — только кровавые брызги и осколки зубов разлетелись. Следующий удар, по затылку, заставил окровавленного крепыша опуститься на колени. Зуб прицельно огрел его дубинкой в третий раз, чуть правее макушки, и остался один на один с оторопевшим при виде лихой расправы вышибалой.

— Ты это… Короче, бери девок и вали, — отступил тот в сторону, освобождая проход.

Геннадий Паркин. — «МОШЕННИКИ И НЕГОДЯИ»
* * *

Кентас лежал у края тропы, крепко сжимая в руке короткую кизиловую палку К нему приближался цыган по имени Георгий. Когда цыган приблизился вплотную, Кентас вскочил и с криком бросился на него. Георгий, давно оставивший спорт, разжиревший, не успел среагировать. Он пропустил два удара палкой: вертикальный — по правой руке, который сломал большой палец и выбил из руки обрез; и горизонтальный—по переносице, мгновенно изуродовавший лицо, превративший его в кровавую маску Следующий удар был ногой, но тут Георгий рефлекторно закрылся рукой, пригнулся и перешел в партер. Кентас прыгнул к нему, целя ногой в лицо. Но в лицо не попал, носок ботинка встретил плечо, развернув противника боком и открыв его шею. Тут же на нее обрушилась палка. Палка сломалась, а цыган захрипел, откатился назад, потом вскочил на ноги, успев прикрыть локтями живот.

Он почти ничего не видел, кожа вокруг глаз вспухла от подкожного кровоизлияния. Кентас бил его без разбора, не встречая сопротивления — по бедрам, по почкам, в живот. Мясистое тело упруго встречало удары, Георгий почти не реагировал. От крови и безнаказанности Кентас все больше зверел. Он бил изо всей силы, как по мешку, это доставляло ему огромное удовольствие. Пару раз он попал по голове. Ноги у цыгана подогнулись, тот упал и замер. Кентас двинул его еще пару раз, потом остановился.

— Неужели убил? — подумал он. Убивать ему еще не приходилось. Он пнул тело ногой. Оно мягко перевалилось, дохлое, превратившееся из человека в кусок кровавого мяса. На месте лица было просто месиво. В той части, где должен был помещаться рот, что-то слабо запузырилось.

— Не сдох еще? — сквозь зубы процедил Кентас, нагнувшись над телом, чтобы получше рассмотреть, жив ли его враг. В то же мгновение «труп», проявляя неожиданную ловкость, схватил его за ногу и опрокинул. Кентас попытался вырваться, но цыган навалился сверху и стал душить. Кентас изо всех сил отбивался, изловчившись, ткнул противника пальцами в глаза. Однако их закрывали теперь толстые подушки вздувшейся плоти, так что атака не причинила никакого вреда. Георгий продолжал стискивать пальцы до тех пор, пока тело под ним не перестало дергаться. Он выждал еще несколько минут для полной страховки, потом тяжело отвалился в сторону. Опыт и умение держать удар победили и в этот раз.

Георгий полежал несколько минут, собирая силы, затем кое-как встал на ноги. Глаза у него полностью заплыли, палец, нос и несколько ребер были сломаны. Но он жив, а его враг мертв!

Юрий Гаврюченков. — «СОКРОВИЩА МАССАНДРЫ»
* * *

Двое молодых людей вовсе не толкали его, а вели, правда, взяв цепко за локти, к машине вели. К другой «Волге» вели Клюева — тоже двое, крепко поддерживая с боков. Третий уже открывал дверцу автомобиля.

— Полковник, — довольно грубо, повысив голос, спросил Бирюков, — какого черта? Вы можете объяснить нам, что все-таки происходит?..

Это хорошо, что народ наблюдает, с явным удовольствием подумал Бирюков, фиг они теперь стрельбу затеют. Надо что-то предпринимать прямо сейчас, иначе через несколько секунд уже будет поздно.

Он немного согнул колени, повис на руках у молодых людей, заставляя их рефлекторно напрячься, направить свои усилия вверх, дабы удержать бирюковские восемьдесят пять кило плюс одежда. В следующий момент Бирюков резко вскинул свои руки вверх и опять присел, уже гораздо быстрее, уходя за спины конвоиров.

Удар ступней в промежность, нанесенный сзади, лишил одного из них как минимум на минуту возможности совершать какие-либо активные действия. А хлесткий круговой удар костяшкой большого пальца, угодивший второму в челюсть чуть пониже уха, вообще отправил его в глубокий нокаут. Теперь надо помочь Клюеву.

Однако Клюев и сам позаботился о себе. Едва заслышав шарканье подошв по асфальту и резкие щелчки ударов, он резко повернулся и саданул коленом в пах одному из поводырей. Тот мгновенно сложился пополам, однако второй сноровисто захватил Клюева сзади, надавливая предплечьем тому на кадык.

Долго делать это ему не пришлось — Бирюков нанес сильный удар носком ботинка точно в позвоночник. Сноровистый молодой человек захрипел и упал на землю.

— В машину, Женя!!! — заорал Бирюков, бросаясь к той самой «Волге», дверцы которой услужливо приоткрыл водитель — третий из тех, кто поджидал их внизу на лестнице.

Этот попытался оказать сопротивление Бирюкову, атакуя его ногой в живот, а затем пытаясь попасть кулаком в челюсть. Бирюков ушел от ноги вращением вокруг своей оси, сильно подсек противника под колено опорной ноги и, продолжая вращение, поразил его. Водитель завалился на спину, ударившись затылком об асфальт.

Клюев уже сидел за рулем и вращал ключ в замке зажигания. Бирюков перелетел через капот автомобиля, мельком успев отметить пистолет в руке полковника, нырнул в дверцу, ушибив при этом колено, и его тут же швырнула на Клюева центробежная сила — Клюев со старта положил машину в крутой вираж…

Владимир Моргунов. — «КТО ЗАКАЖЕТ РЕКВИЕМ?»
* * *

В спину Алексу уперлось острие охотничьего ножа.

— Тихо, дядя, — державший нож дефективный переросток выдохнул целое облако перегара. — Давай сюда лопатник и котел, только быстро.

Второй грабитель, узколобый крепыш с удивительно дебильной физиономией, подобрался справа, поигрывая шипастым кастетом, а третий, заскочивший в туалет последним, застыл в дверях на атасе. Судя по багровым рожам, мозги все трое отпили настолько, что не боялись ни Бога, ни СОБРа, однако на ногах держались довольно твердо и настроены были решительно.

Полагая, что риск и лишний шум ему ни к чему, Алекс решил выполнить требования грабителей, только не совсем понял, чего они хотят. В совершенстве владея тремя языками, по фене бывший диверсант не ботал. Потому счел необходимым поинтересоваться:

— Простите, ребята, но я не совсем… Лопатник — что это? Опять же, котел?

— Издевается, козел, — констатировал узколобый дебил и, отступив на шаг, саданул жертве в пах ногой. Алекс лишь шевельнул бедром, отводя удар по скользящей траектории, но стоявший сзади Пацан принял это за попытку сопротивления и замахнулся ножом, чтобы ударить в шею. Интуитивно ощутив замах, Алекс резко бросил корпус влево, так что клинок пронзил пустоту. Тут же он вогнал каблук в селезенку изумленного переростка, качнулся вправо, уходя от кастета и подъемом правой ноги подсек дебила, отправив его головой прямо в бетонное корыто писуара.

Рванувшегося от двери атасника встретил старый добрый прямой в подбородок, гарантирующий стопроцентный нокаут. И пока тот, уже без сознания, скользил по полу обратно на исходный рубеж, два коротких тычка вторыми фалангами пальцев, сжатых в подобие копыта — переростку под сердце, дебилу в горло — положили конец избиению. На все ушло не более пяти секунд и Алекс, довольный отсутствием свидетелей шагнул к двери.

Геннадий Паркин. — «СТРЕЛЬБА ПО СКОТАМ»
* * *

Дверь, наконец, раскрылась до такой степени, что Бирюков смог рассмотреть в просвете женское лицо.

— Входите.

Но тут случилось нечто странное: Рытова указала глазами влево, в ту сторону, куда должна была пойти дверь. Да, точно указала. Глаза предупреждали.

Рытова отступила в глубь квартиры, а Бирюков изо всей силы пнул дверь ногой и через долю секунды почувствовал, что кого-то зашиб ее металлической обшивкой, здорово зашиб.

В следующее мгновение он перепрыгнул через порог, схватил Рытову, толкнул ее на силуэт, возникший в полутемной прихожей из коридора. Рефлексы остаются рефлексами — человек в прихожей поймал падающее на него тело. И тотчас получил сокрушительный удар в лицо. Бирюков мог разбить ударом ребра ладони кирпич, подвешенный на веревочке. Теперь под его воздействием переносица незнакомца подалась внутрь, словно спичечный коробок. Человек грузно упал, как сваленная колода. Рытова повалилась на него, продолжая движение по инерции.

Бирюков резко развернулся и движением, многократно отработанным на тренировках, прореагировал на присутствие противника, находившегося в углу, за дверью. Он выбросил туда ногу и выставил правую руку для блока или захвата. Ни того, ни другого не потребовалось: ушибленный дверью человек барахтался на скользком паркете, пытаясь приподняться. Бирюков наклонился к нему, взял за отвороты куртки, вытащил из угла. И тут же почувствовал, как крепкие руки схватили его за рукава. Ощутив рывок, Бирюков в самый последний момент успел увернуться от ноги, направленной ему в живот и нанес слегка скрюченными пальцами удар в горло противника. Потом, упав на правое колено, врезал незадачливому борцу сильный удар кулаком сбоку по челюсти. Уж очень его разозлило, что этот ушибленный вдруг оказался таким прытким.

Владимир Моргунов. — «СЕРЫЙ КАРДИНАЛ»
* * *

Он пришел в себя на заднем сиденье автомобиля. Слева сидел человек в шляпе. В руке он держал пистолет, направляя его ствол в бок Андрею. Под шляпой находилось типичное лицо убийцы, невыразительное, с пустым взглядом.

С переднего сиденья улыбался в пол-оборота худощавый мужчина. Рядом с ним маячила массивная шея водителя. Очевидно, они остановили машину в пригородном районе. Андрей видел деревья, но не видел окон.

Худощавый произнес: — мы не извиняемся за похищение. Мы лишь скажем, чего хотим. А хотим мы одного — чтобы вы, сударь, в течение этого вечера покинули наш город. Понятно? В противном случае вы скончаетесь от алкогольного отравления. Или нечаянно упадете с балкона.

Андрей пожал плечами. Ствол пистолета упирался в его ребра. Он медленно поднес ладони к ушам, благодаря чему локоть оказался сверху над пистолетом.

— У меня нет никакого желания возражать вам, — произнес он. И немедленно ударил левым локтем вниз, по руке с пистолетом. А правой рукой «выстрелил» вперед, впечатывая удар костяшками вторых фаланг согнутых пальцев худощавому между глазом и ухом. Потом левой рукой прижал кисть с зажатым в ней пистолетом к сиденью, а правой сломал нос соседу слева.

На отмашке ребром ладони той же руки он нанес удар шоферу в основание черепа. Шейные позвонки хрустнули, словно деревянные доски под тяжелой ступней. Голова водителя дернулась вперед, он уткнулся лицом в рулевое колесо, изо рта потекла струйка крови.

Андрей взглянул на худощавого. Может быть, удар в висок не сработал? Черт возьми, худощавый тоже был мертв. Он повернулся тогда к незадачливому боевику, выпустившему пистолет из разжавшихся пальцев и схватившемуся за нос левой рукой.

— Ну что, голубок, пообщаемся? — спросил Андрей.

Александр Кабашников. — «ОБЫКНОВЕННАЯ РАЗБОРКА»
* * *

Шварц вытер губы скатертью, вяло поднялся из-за стола, медленно повернулся. Павел успел только заметить радостно-жестокие глаза, как в его животе словно разорвалась бомба: Шварц ударил правой снизу… Черная боль заставила Павла согнуться и следующий удар показался не таким сильным, но он отбросил Павла снова назад. Потом Шварц ударил в грудь, в сердце… Павел стал хватать воздух раскрытым ртом, нечем было дышать. От следующего удара — в челюсть — он, все еще держась обеими руками за живот, отлетел к стене и медленно сполз вниз. Из разбитой губы потекла кровь.

Шварц размахнулся для удара ногой, но Семен остановил его:

— Хватит. Для знакомства хватит, пусть очухается…

Шварц принес кружку воды, стал медленно лить на голову Павлу. Это было излишним, Павел не потерял сознания, он все слышал, только вот не мог пошевелиться, боль в животе отняла все силы. Он открыл глаза, стараясь повернуть голову в сторону дивана. Это ему удалось. Светлана полулежала на диване, сын был рядом с ней. На какое-то мгновение ему показалось, что они мертвы и он застонал от бессилия. Шварц заржал.

— Ты гляди, какой живучий. Его ломом не убьешь. Одно слово —деревня.

Семен подошел к Павлу, наклонился.

— Где деньги, дядя? Давай быстрее, а то мы торопимся, да и тебе легче будет, меньше мучаться…

Павел постепенно приходил в себя, боль медленно отступала, на ее месте в животе приходило ощущение сильного жара, но это можно было терпеть… Семен провел пятерней по его лицу, выругался и снова спросил:

— Где деньги, сука? — и неожиданно плюнул ему в лицо.

Павел сидел на полу, привалившись спиной к стене и набирался сил, сейчас для него это было главное. Этот подонок ударил его по язве! Если бы куда-нибудь в другое место… Грудь и голова тоже болели, но это терпимо, а вот желудок просто выскакивал наружу…

Семена забавлял разговор. Он был уверен, что деньги они заберут без особого труда — больно хлипкий мужичок попался. Времени особо не было, но и не поджимало, можно побазарить…

Шварц попытался залезть в другой карман, но Павел плотно прижался к полу, так что Шварцу пришлось оттащить его от стены. Семен не выдержал: — Что ты с ним лежачим возишься. Поставь его на ноги и спокойно обшарь карманы: видишь, он совсем поплыл…

Павел стоял с полузакрытыми глазами и не поднимая голову смотрел на пол: по теням он четко определял передвижения бандитов по комнате. Он понимал, что пришло время действовать, только вот как? Сейчас этот амбал возьмется за него снова, а новую серию ударов ему не вынести, здоровье уже не то. Значит, надо что-то предпринимать, пока они не решили, что им делать…

…Он вспомнил скуластое лицо капитана-инструктора, любившего втолковывать им прописные истины:

— Запомните раз и навсегда: я не учу вас драться, я вас учу убивать. Вы едете туда, где за каждую ошибку придется платить головой, это вам не кино и не пьяная потасовка. Убивать лучше всего сразу, добивать — занятие неприятное. Убил или начисто вырубил — вот ваш девиз. И никакого сдерживания себя, выбросьте из своих дурьих голов все слова о гуманизме, которые вы когда-либо слышали. Если вы не самоубийцы, конечно. Пусть самоубийцами будут те, кто вам встретится на узкой дорожке.

Кретины! Сколько я должен повторять, что проигрывает не тот, кто опоздал с первым ударом, а тот, кто решил, что он сильнее! Никогда не показывайте свои возможности раньше времени, вы не перед бабами выступаете. Если противник считает вас мешком с дерьмом, то вы наполовину уже победили…

Мешок с дерьмом! Павел ощущал, что именно так сейчас выглядит в крохотном мозгу этого амбала. Для большей убедительности он даже покачнулся, когда Шварц положил руку ему на плечо. Другой рукой Шварц начал похлопывать по карманам — фильмов насмотрелся, болван. Павел посмотрел на Светлану, на сына… Все, больше ждать нельзя. Пора!

Он изобразил на лице отчаяние и, слегка повернувшись в сторону сына, так, чтобы не терять из поля зрения голову амбала, громко простонал: — Алешка!

Нужно было быть суперменом или Станиславским, чтобы не купиться на этот отчаянный стон. Шварц попался: он резко обернулся, подставив подбородок. Павел слегка присел и, вложив в удар массу тела, локтем врубил амбалу в квадратную челюсть. Буйвол свалился бы от такого удара, но Шварц устоял, хотя пошатнулся. Тогда Павел провел правой рукой прямой удар в его бычью шею и только после этого амбал стал медленно валиться набок. Павел успел еще достать его коленом и тот, развернувшись, рухнул. Павел обернулся к Семену и был неприятно поражен, увидев, что крысенок метнулся к столу за ножом.

Мгновенно оценив ситуацию, Павел выбросил вперед ногу, и достал Семена ступней в тот момент, когда он наклонился к столу за ножом. Удар получился отличный, Павел понял, что крысенок тоже вырублен. Оставался белобрысый…

Стас растерялся. Вместо того, чтобы прикрыться Светланой, он отпустил ее. Она развернулась, сильно толкнула его рукой в грудь. Стас невольно сделал пару шагов назад, пока не уперся спиной в стену. Павел подошел к нему не спеша: почему-то он не опасался этого парня. И напрасно. Едва Павел приблизился, Стас сильно ударил правой сбоку, однако Павел среагировал, убрал голову и подставил левое плечо. Затем повторил свой излюбленный прием: его правый локоть описал короткую дугу и врезался в челюсть белобрысого. Добавлять не пришлось, тот тихо сполз по стене по пол…

Тогда Павел взял на веранде моток бельевой веревки и профессионально связал сначала Семена, потом Стаса и лишь после этого осторожно подошел к Шварцу. Амбал лежал на боку, слегка согнув правую ногу. Павел внимательно посмотрел ему в лицо: вроде не притворяется, но береженого Бог бережет. И он сильно ударил носком сапога по колену Шварца. Тот не шелохнулся. Павел облегченно вздохнул и связал его.

Виктор Леденев. — «АДСКАЯ МАШИНА»
* * *

В ночь с седьмого на восьмого октября в Бабушкинском парке Москвы подгулявшими юнцами был насмерть забит сотрудник муниципальной милиции Александр Юсупов. Его товарищ, лейтенант милиции Сергей Смирнов в тяжелом состоянии доставлен в больницу.

Трагедия разыгралась после полуночи. Милиционеры сделали замечание юноше, задиравшему прохожих и оглашавшему окрестности нецензурной бранью возле летнего ночного кафе в парке. В ответ компания из восьми разгоряченных спиртным парней, в возрасте от семнадцати до двадцати лет решила, что представителей власти необходимо «наказать». Похватав пустые бутылки, они кинулись вдогонку.

Били двоих милиционеров и их товарища, гражданского человека, страшно. Пинали ногами, увечили бутылками, прыгали с разбегу на поверженных. В итоге — один мертвец, один инвалид и один с тяжелыми побоями. Распоясавшихся молодчиков арестовали. Но жизнь Юсупову, здоровье Смирнову уже не вернешь.

И вот что еще приходит в голову при размышлении над этим диким случаем. Трое не хилых мужиков в кожаных куртках и тяжелых ботинках, абсолютно трезвых, не смогли дать отпор восьми пьяным пацанам! Значит, вести рукопашный бой по принципу «один против нескольких» они не умели. Ясно, что и психологически они не были готовы к тому, что спасая свою собственную жизнь, надо идти в бою до конца…

«ИЗВЕСТИЯ» от 10 октября 1995 года


24. ОБОРОНА ОТ СОБАК

Вы идете по улице и вдруг на вас бросается собака. Возможно ли такое? К сожалению, очень даже возможно. В любом городе СНГ ежегодно обращаются к врачам сотни людей, пострадавших от собачьих зубов и когтей. А сколько не обращается?!

Собак в нынешние времена селяне и горожане развели огромное количество. Времена трудные, народ сильно опасается за свою жизнь, имущество, права. Поэтому вооружается кто чем может. А собака — она вся, от головы до хвоста, живое оружие. Притом стоит относительно недорого и разрешения на ее приобретение не требуется. Вот и ходят иные граждане под охраной своих волкодавов повсюду. Даже в местах массового отдыха. Последнее, кстати говоря, запрещено во всех цивилизованных странах, но мы, как известно, к ним не относимся.

Конечно, своему хозяину или хозяйке собака завсегда друг. Так ведь хозяин бывает только один. Остальные люди для любой псины скорее враги, чем друзья. Так что каждому из вас надобно знать, как защищаться от четвероногих друзей человека.

* * *

Условно все варианты собачьей агрессии можно разделить на три группы:

♦ когда хозяин специально натравливает на вас своего пса;

♦ когда собаке кажется (неважно, обоснованно или нет), что вы угрожаете ее хозяину, или посягаете на охраняемую ею территорию;

♦ когда на вас нападает собака без хозяина на нейтральном участке земли. Чаще всего это бывает тогда, когда ваше поведение чем-то раздражает животное (например, собаки часто бросаются на бегущих людей, на оживленно жестикулирующих, на пьяных и т.д.).

В каждом из трех вариантов собака может оказаться как необученной, так и специально дрессированной для нападения на человека. Дрессированным считается такое животное, которое, прежде всего, мгновенно и точно выполняет команды хозяина («проводника»). Во-вторых, дрессированный пес умеет атаковать вооруженных людей и защищаться от них (например, ускользает от ножа, петли-удавки, уворачивается от нацеленного ствола), умеет сбивать человека с ног и удерживать его в лежачем положении. Однако дрессированная собака менее опасна, чем «необразованная», поскольку в своих действиях она не выходит за пределы необходимости. К тому же, случайная встреча с подобным животным маловероятна и просто так оно не нападает.

Чаще всего нам угрожают плохо подготовленные (или вовсе неподготовленные) представители рода «канис фамилиарис». Этому есть две причины: объективная и субъективная. Объективная заключается в том, что квалифицированная дрессура требует наличия соответствующих знаний, немало времени, терпения, денег. Подобным условиям среди частных лиц отвечают лишь единицы. Практика показывает, что хорошо обученных собак можно встретить, за редкими исключениями, только на государственной службе — в милиции, внутренних и пограничных войсках, у спасателей. Кое-кто может возражать против данного утверждения, имея в виду многочисленные кинологические центры, работающие на коммерческой основе. Но там подвизаются либо откровенные шарлатаны, либо «горе-специалисты», чей профессионализм вызывает большие сомнения. Вся их «дрессура» такая же «липа», как те «паспорта», которыми снабжают щенков продавцы на рынках животных. Грамотные собаководы почти поголовно связаны с МВД, КГБ, МЧС, армией.

Субъективная причина отсутствия «на улице» хорошо вышколенных собак лежит в области социальной психологии. Чем больше человек неуверен в себе, чем больше он запуган или озлоблен, тем сильнее стремится обеспечить себе превосходство над окружающими. «Голубая» мечта подобного индивида — завести себе такую псину, чтобы все вокруг в ужасе от нее шарахались. Однако самостоятельно дрессировать животное он не может (да и не хочет), а настоящих специалистов найти негде. Поэтому дело обычно начинается и кончается тем, что он покупает, нередко за большие деньги, собаку с впечатляющей внешностью. Все воспитание ее сводится к обучению двум-трем командам типа «свои», «фас!» и «дай лапу», повседневное же отношение к животному определяется настроением владельца.

Ничего удивительного, что собака в руках подобного недоумка приобретает вполне определенные качества: она становится неуравновешенной, непослушной и агрессивной. Она легко выходит из повиновения и еще легче впадает в неистовство, особенно если чувствует, что ее боятся. Можете не сомневаться, она искусает не только того, кому хочет что-то доказать ее недоделанный хозяин. Она злобно бросится на всякого, кто ей самой чем-нибудь не понравится.

Амбиции некоторых граждан зашли так далеко, что возникла глупая и очень опасная мода заводить дома пресловутых «бойцовых» собак (то есть пород, специально выведенных для собачьих боев на ринге). К ним относят бультерьеров, бульмастифов, пит-бультерьеров, стаффордширов. Хотя данные породы считаются мелкими, генетически это породы убийц. Они просто дуреют от запаха крови, мало чувствуют боль, способны напасть по самому ничтожному поводу (не так посмотрел, чуть повысил голос, сделал резкое движение) и совершенно не способны отступать. Часто они нападают просто потому, что ощутили страх человека перед ними. Бойцовые собаки бросаются в атаку молча, сразу начиная рвать тело. Перегрызть руку или перекусить горло для этих зверушек не составляет большого труда. Особенно грустно то, что они продолжают нападение даже на неподвижно лежащего человека…

Случается и такое, что отдельные мерзавцы специально выходят на улицы для охоты с собачкой на человека. Совершаемые ими «подвиги» описываются потом в милицейских протоколах как злостное хулиганство, разбойные нападения, изнасилования, причинение телесных повреждений различной степени тяжести…

По своему телосложению (конституции) собаки делятся на три основных типа: тяжелых(например, доги, ротвейлеры, сенбернары, черные терьеры), средних(немецкие и восточноевропейские овчарки, лайки, доберманы, ризеншнауцеры), легких(эрдельтерьеры, боксеры, питбультерьеры). Телосложение существенно в том плане, что в зависимости от него собаки нападают по-разному и обладают большей или меньшей силой. Так, тяжелые собаки обычно очень сильны, нередко намного сильнее тех людей, на которых они нападают.

Наиболее распространены два варианта собачьих атак. Первый— «лобовое» нападение, когда пес и человек находятся, так сказать, лицом к лицу (или морда к морде). В этом случае собаки всех трех типов ведут себя одинаково. Уворачиваясь от ударов обороняющегося, они стараются зайти сбоку и немного сзади от него. Когда такой заход удается, собака пытается укусить за руку, за ногу либо за тот предмет, которым человек защищается.

Второй вариант —нападение сзади на убегающего человека. Тут есть различия. Собака тяжелого типа, настигнув бегущего, хватает зубами его за ноги или торс и валит на землю словно медведя. Собака среднего типа не валит человека, а сбивает его с ног. Для этого, приблизившись к бегущему почти вплотную, она прыгает на него и бьет всем своим телом (всеми лапами) в поясницу. Или наносит удар головой ему под колени. Легкие собаки отличаются большой ловкостью и прыгучестью. Они без труда вскакивают человеку на спину и, вцепившись зубами в плечо или шею, повисают на нем.

Как при «лобовой» атаке, так и при нападении сзади любая собака пускает в ход свои зубы сразу во всю силу. Это делается для того, чтобы как можно быстрее (секунд за 10-15) вывести противника из строя, заставить его прекратить всякое сопротивление (а в случае нападения бойцовой собаки — без особых помех загрызть насмерть). Именно укусов и боится человек больше всего. На самом же деле укус можно «держать» точно так, как удар. Разумеется, не каждый из них безвреден и всегда — болезнен, но боль можно и нужно терпеть, а что до самих укусов, то их надо превращать в относительно безопасные.

Во всяком укусе различают три стадии: хват, сжатие и трепок. Сжатие следует сразу после хвата, Сила его зависит от глубины хвата, размера захваченного предмета (части тела) и силы челюстей. Трепок начинается спустя полсекунды-секунду после хвата. Это самое опасное действие собаки, так как именно при трепке травмируются мышцы и связки. Поэтому лучше не давать ей возможности трепать ваше тело. С этой целью спровоцируйте собаку на укус двух кулаков или двух предплечий, проталкивая их в момент укуса глубоко внутрь пасти. Чем глубже хват и толще захваченный предмет, тем слабее сжатие и тем скорее собака начинает выплевывать то, что схватила зубами. Чтобы она не могла этого сделать, направляйте свои кулаки вниз и к шее собаки. Это позволит вам в течение нескольких секунд наносить ей удары ногами, не подвергая себя особому риску. Конечно, еще лучше, если удастся запихать собаке в пасть не собственные руки, а вязаную шапочку, кусок палки, перчатку, камень средних размеров, ком земли…

При нападении на упавшего противника собака получает определенные преимущества. Главное среди них то, что ей открывается доступ к любой части человеческого тела. Между тем, большинство людей чувствует себя в положении лежа весьма неуверенно, некоторые просто впадают в панику. Кроме того, в момент падения и удара о землю человек на какое-то время теряет ориентацию в окружающем пространстве. Если уж пришлось упасть, ни в коем случае нельзя допустить, чтобы собака схватила вас зубами за любое из уязвимых мест. Это горло, шея, лицо, половые органы, запястья, внутренние стороны локтевых и коленных суставов — все те места, где есть крупные сосуды. В частности, нельзя вставать на ноги, опираясь при этом руками о землю. Руки заняты, и вы становитесь совершенно беззащитным. Учитесь вскакивать без помощи рук, притом сохраняя готовность к отражению атаки животного с любой стороны. Надо также уметь бороться с четвероногим врагом на земле.

Рассмотрим теперь общие правила поведения в случаях нападения собак любого типа и любой степени тренированности.

♦ Прежде всего приучите себя не боятся даже самых страшных на вид псов, их оскаленных ртов, бегущей слюны, злобного рычания. Для этого придуман простой, но очень эффективный прием: надо воспринимать собаку не как животное, а как человека маленького роста с острыми зубами. Если вы сможете рассматривать ее под таким углом зрения, то сразу увидите, что боевые возможности любой псины намного меньше, чем у человека.

♦ Заранее свыкнитесь с мыслью о том, что скорее всего она несколько раз цапнет вас зубами. Настройтесь вытерпеть боль, какой бы сильной она ни была. Ваша цель не в том, чтобы стопроцентно избежать укусов, важнее не допустить сколько-нибудь серьезные травмы от них. Поэтому надо, чтобы болевые ощущения не помутили ваш разум. Ясность, логичность, быстрота мышления — залог успеха во всех жизненных ситуациях, в экстремальных особенно.

♦ Никогда не пытайтесь убегать от собаки, никогда не поворачивайтесь к ней спиной. Всегда держите ее перед собой, не допускайте захода сбоку и, тем более, прорыва вам за спину. Если поблизости есть какой-то крупный предмет, позволяющий обезопасить тыл (стена, забор, дерево, автомашина), медленно отступите к нему спиной, не делая резких движений и не упуская собаку из вида.

♦ Нетренированные собаки чувствуют себя неуверенно, если теряют хозяина из вида, и еще тогда, когда удаляются от охраняемой территории. Поэтому имеет смысл при наличии подходящих условий отступить таким образом (за угол дома, в подъезд, за густой кустарник), чтобы собака оказалась в иной обстановке, нежели в начальной фазе столкновения. Утратив уверенность, она (как и человек) становится менее агрессивной и легко обращается в бегство.

♦ Собаки не любят, когда на них кричат, что-нибудь в них бросают, делают резкие выпады по направлению к ним, когда внезапно меняется поза того человека, на которого они нападают. Эти особенности собачьей психологии надо использовать в своих целях. Так, для защиты от бегущей на вас собаки можно упасть на четвереньки и зарычать на нее, даже залаять (рис, 345, а).Либо резко опуститься на колени, выставить перед собой руки и злобно закричать. В том и другом случае собака остановится или отпрянет назад, и вы получите несколько секунд передышки.

♦ Отпугивая собаку криком помните, что лучше всего кричать на нее по-звериному, то есть низким голосом, протяжно, угрожающе. Либо отрывисто и звонко, если звериный рык не получается. Но в том и другом случае сила крика должна усиливаться к концу и его надо подкреплять демонстрацией вашей агрессивности (угрожающие жесты, метание предметов, наступление).

♦ Используйте для защиты от собаки любые предметы, оказавшиеся под рукой: от камней и земли до ножей и лопат. В зависимости от ситуации и от того, чем вы располагаете, эти предметы можно употреблять следующими способами: а) удерживать с их помощью пса на расстоянии (например, выставив перед собой палку, зонтик, сумку, куртку или бросая в животное камни, комья земли, бутылки, консервные банки и прочие вещи); б) засовывать этот предмет животному в пасть (скажем, ту же палку либо свою руку, обмотанную толстым шарфом, полотенцем, курткой); в) бить, колоть или резать собаку (ножом, палкой, бутылкой, куском стекла, ремнем с пряжкой, лопатой — чем угодно) (рис. 344).

♦ На теле собаки, как и человеческом, есть несколько мест повышенной уязвимости (рис. 343).Самое слабое среди них кончик носа. Сильный удар палкой, кулаком, бутылкой и чем угодно еще по этому месту может убить даже крупного пса. Кроме того, у собак уязвимы переносица, место перехода от морды ко лбу, основание черепа, середина спины, солнечное сплетение, живот. Травмирующее воздействие в эти точки вынуждает животное отказаться от агрессивных действий.

В то же время выкалывание глаз, переламывание ушей, лап, хвоста, ребер, удары по бокам хотя и вызывают у него боль, далеко не всегда заставляют отступить. Особенно это касается тренированных собак тяжелого и среднего типа, и собак бойцовых пород.

* * ** * *

♦ Довольно сложно защищаться от человека, держащего собаку на коротком поводке. Тем более, что нередко он отвлекает своим зверем внимание от себя (например, чтобы пустить в ход оружие). В таких случаях необходимо любым способом (оскорблениями, имитацией бегства, метанием мелких предметов) принудить хозяина отпустить от себя пса. Спущенная с поводка собака немедленно бросается на врага, поэтому важно уловить момент начала атаки (прыжка), и встретить хвостатого мощным ударом ноги в грудь либо в открывшийся живот. Отлетел пес, заскулил — скорей к нему и ногой еще пару раз под дых, или чем-нибудь тяжелым по морде, по носу, по затылку.

♦ Взгляд собаки всегда направлен в то место, куда она хочет вцепиться зубами, поэтому не так уж сложно вовремя увернуться и сбить ее с ног, в том числе в момент прыжка. Толчки, сбивающие собаку с первоначальной траектории движения, должны быть не только сильными, но и быстрыми, иначе не избежать укуса за толкающую ногу или руку. Сами же эти толчки следует проводить в область лопатки, а также сбоку в шею или в грудь.

♦ Никогда не надо самому провоцировать нападение собаки: кричать на нее или на хозяина, махать руками, подходить незаметно сзади и неожиданно заговаривать с ее владельцем (особенно в темное время суток). Нельзя гладить чужих собак, вообще протягивать к ним руки, нельзя командовать ими. Опасно даже повышать голос на хозяина: собака не понимает смысла слов, но отлично чувствует интонацию голоса. Особую осторожность требуется соблюдать при встречах с собаками в намордниках или на коротких поводках — ни один собачник не станет обуздывать своего любимца просто так.

♦ Теперь несколько слов о позиции обороняющегося. Ноги в коленях надо согнуть и свести их к центру Такое положение повышает устойчивость, улучшает защиту корпуса (особенно паха) и облегчает возможность уклонения от прыжков собаки на вас. Предплечья рук следует держать не горизонтально, а вертикально, тогда их труднее схватить зубами (собака делает хват в прыжке по направлению вперед-вниз). Желательно также левое предплечье (левше правое) обмотать одеждой, чтобы пес не смог прокусить толстую обмотку (рис. 344—346).

* * ** * *

Старайтесь, чтобы любые движения руками были круговыми. Необученной собаке редко когда удается схватить руку, совершающую быстрые вращения по кругу, кроме того, на таких вращениях легче ее обмануть. После 10-15 секунд неудачных попыток укусить за руку собака чаще всего вообще прекращает атаку. Конечно, требуется определенная наработка обманных движений. Их можно освоить, играя с каким-нибудь знакомым псом в палочки: показал ему палочку, а когда он прыгнул, убрал руку — и так пока не научишься.

♦ Еще проще подставлять собаке такие предметы, которые она может крепко схватить: пустой рукав, кожаную перчатку, вязаную шапочку, спортивную сумку, плащ. При этом важно не выпускать этот предмет из рук, с силой тянуть на себя, чтобы собака не выпустила его из пасти и не переключилась на вас. Пока она занята трепкой того, что вы ей сунули, нанесите пару-тройку сильных ударов ногой (или чем-нибудь тяжелым, на худой конец кулаком) по ближайшему к вам уязвимому месту.

♦ Подставляя собаке обмотанное одеждой предплечье, правильно оценивайте величину и силу ее челюстей. Если пес тяжелой породы, с крупными челюстями, не стоит допускать укуса непосредственно за руку. Обмотайте предплечье посвободнее, а в момент хвата выдерните его так, чтобы собака укусила только одежду. И тяните эту одежду на себя, не давайте ей отпустить. Если же челюсти не очень сильные, то наоборот, обматывайте руку потуже, этим вы защитите ее от повреждений кожи (имея дело с мелкими и средними породами собак).

♦ Против собаки легче и эффективнее, чем все остальные виды приемов, применять удары руками, ногами, различными предметами. Но бывают и такие ситуации (особенно в положении лежа на земле), когда ударить в полную силу трудно, приходится проводить захват и душить пса, ломать ему конечности, шею, уши, выдавливать глаза, вырывать язык. Некоторые варианты действий в подобных случаях показаны здесь на рисунках (рис. 347—348).Отмечу только, что если бить животное вам неудобно, целесообразно хорошо его захватить. Лучшие места для фиксирующих захватов это уши (оба уха сразу), горло (спереди двумя руками, сзади локтевым сгибом), под челюстью в районе скул, за холку и середину спины (для собак легкого и среднего типов) с последующим отрыванием от земли.

♦ Если удалось осуществить надежный фиксирующий захват, то собака становится практически беспомощной, а вы получаете возможность полностью вывести ее из строя: задушить, избить ударами о землю либо о посторонние предметы, сломать кости и суставы» отбросить подальше и в это время схватить что-нибудь острое или тяжелое, до чего вы не могли добраться раньше. Есть очень эффективный прием против невысоких животных, требующий, правда, определенной подготовки. Он заключается в том, что пригнув собаку к земле вы подпрыгиваете и опускаетесь коленями ей на шею и спину. Затем возможно одно из двух: вы либо ломаете ей этим ударом позвоночник, либо наваливаетесь всем телом сверху и душите ее локтевым сгибом.

♦ Самые предусмотрительные люди могут постоянно носить с собой пластиковую емкость (например, из-под витаминов, диаметром 3 см и высотой 5—9 см) с так называемой «кайенской смесью». Это средство в годы войны широко использовали подразделения СМЕРШ. Состав таков: 50% махорка (или мелко перетертый табак сигарет самых дешевых сортов), 50% молотый перец, лучше черный). Если сыпануть эту смесь в морду любой собаке, независимо от ее размеров (а для верности дважды), то она надолго о вас забудет. Кстати, это же средство прекрасно действует на людей. Так что потренируйтесь на досуге в его использовании. Носить «кайенскую смесь» лучше всего в нагрудном кармане, ни в коем случае не в кармане брюк.

♦ И последнее. После того, как схватка с собакой останется позади, тщательно осмотрите себя. При наличии на теле следов от зубов лучше всего немедленно обратиться к врачу. Если же это невозможно, то промойте раны собственной мочой с использованием чистого носового платка, а в домашних условиях дезинфицируйте поврежденные места раствором перманганата калия (марганцовки) или фурацилина и обработайте края ран крепким одеколоном.

* * ** * ** * ** * *

Разумеется, приведенные здесь рекомендации полезны лишь при защите от необученных или плохо натасканных собак. Для борьбы с решительно настроенными псами-профессионалами необходимы специальный тренинг и «настоящее» оружие. Но, как я уже сказал раньше, ваш наиболее вероятный четвероногий противник, это именно невоспитанное животное с неустойчивой психикой. Так что шансы на успех в схватке с ним высоки. Главное, как и во всех других случаях жизни, не терять самообладание.



Часть 6

СОЗНАНИЕ



25. ЗАДАЧИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ

Страх беспощаден. Он показывает, что представляет собой тот или иной человек: не то, чего он хочет, а каков он на самом деле.

Фридрих Ницше
* * *

Психологическая подготовка в боевых искусствах важнее всякой другой, ибо главная ее цель — преодоление страха. «Что толку от острого меча, если он в руках труса?» — вопрошает пословица. Ведь самые эффективные приемы не помогут тому, кто боится врага.

Когда люди изучают технику самозащиты, они довольно быстро приобретают умение справляться с условным противником, вооруженным учебным (резиновым, пластмассовым, деревянным) оружием. Но как только инструктор заменяет этот «клинок» на острый финский нож, вся ловкость исчезает. Почему? Да потому, что страшно распороть себе руку или, не дай Бог, живот неудачным движением. Еще один пример: любой человек может пройти, не оступившись, по длинной узкой доске, лежащей на земле. Но если он попытается сделать то же самое, подняв эту доску хотя бы на два метра вверх, то свалится оттуда непременно. Легко и свободно двигаться на высоте ему помешает страх. Наконец, все мы видим, что в поединке с более сильным противником на ринге, ковре или татами многие спортсмены действуют крайне однообразно, словно они никогда не изучали вариативную технику и тактику. Опять-таки, их выбор ограничивает страх перед противником, заставляющий забыть о большинстве приемов, освоенных в процессе тренинга.

Страх ограничивает, мешает, сковывает. Не случайно такой знаток человеческой души, как писатель Оноре де Бальзак, отмечал в одном из своих романов: «Под воздействием страха все способности человека либо достигают крайнего напряжения, либо приходят в полный упадок».

С ним солидарен знаменитый авторитет в области военной науки Карл фон Клаузевиц: «Опасность и ответственность не увеличивают в нормальном человеке свободу и активность духа, но напротив, действуют на него угнетающе». Наконец, известен научный факт, установленный американскими психологами, наблюдавшими за поведением военнослужащих на полях сражений в годы Второй мировой войны: в настоящем, а не учебном бою правильно действует, в лучшем случае, только четверть бойцов. Три четверти отчаянно боятся погибнуть и потому совершают одну ошибку за другой. Да что там война. Масса людей впадает в полуобморочное состояние при виде крови или ножа, панически боится темноты, высоты, глубины, скорости, крыс, змей, пауков, боли и многого другого…

* * *

Что же такое страх? Это эмоция, то есть переживание, возникающее при угрозе как биологическому, так исоциальному благополучию человека. Не имеет значения, насколько реальна сама угроза. Она может быть мнимой. Главное, чтобы тот, кто боится, воспринимал ее как настоящую.

В зависимости от ситуации и от особенностей личности человека, переживание страха варьирует в широком диапазоне оттенков: неуверенность, опасение, тревога, испуг, паника, отчаяние, ужас. В тех случаях, когда переживание страха достигает силы аффекта, оно навязывает человеку стереотипы так называемого «аварийного» поведения, сложившиеся в процессе биологической эволюции. Иными словами, разум в этот момент полностью отключается и человек действует «не помня себя» в точном смысле слова. Но, к сожалению, сами действия сплошь и рядом оказываются нерациональными, часто такими, которые приводят к весьма печальным последствиям.

Поведение и внутренние ощущения испуганных людей разнообразны. Страх заставляет дрожать, визжать, кричать, плакать, смеяться… От него «сосет» под ложечкой, трясутся руки, становятся «ватными» ноги, звенит в ушах, застревает ком в горле, бледнеет лицо, колотится сердце, перехватывает дыхание, встают дыбом волосы, расширяются зрачки, по спине бегут мурашки… Страх вынуждает мчаться сломя голову неизвестно куда, стоять без движения и тупо смотреть в одну точку или, простите за натурализм, наложить в штаны… Чтобы понять суть реакций человека на страх, необходимо их классифицировать.

У людей, переживающих страх, имеют место следующие психические состояния: ажитация (внешнее проявление — бегство), ступор (внешнее проявление — оцепенение), сумерки сознания (внешнее проявление — неуправляемая агрессия). Именно бегство, оцепенение или агрессия являются стереотипными способами «аварийного выхода» из таких ситуаций, где попавший в них человек не может найти приемлемый для себя выход.

АЖИТАЦИЯ наиболее распространена. Она выражается в стремлении убежать, спрятаться, не видеть и не слышать того, что пугает. В двигательном плане реакция ажитации обусловливает совершение человеком автоматических действий защитного характера. Например, он закрывает глаза, втягивает голову в плечи, прикрывает лицо или тело руками, пригибается к земле, отшатывается от источника опасности, бежит прочь. В организме в это время происходят серьезные изменения. Под воздействием гормона адреналина кровь в большом объеме устремляется к органам, обеспечивающим движение, преимущественно в ноги. От других органов кровь в это время отливает, особенно от головного мозга. Именно поэтому его работа ухудшается, и напуганный человек часто не знает толком, куда же ему бежать.

На людей со слабой нервной системой повышение уровня адреналина в крови оказывает обратное воздействие: оно парализует их мышцы. Это тоже естественная реакция, выработанная в процессе эволюции: чтобы тебя не тронули, притвориться мертвым, поскольку ни один хищник не питается падалью. Да и в бою с себе подобными в горячке сражения людям обычно не до того, чтобы заниматься павшими. СТУПОР проявляется в том, что человек застывает на одном месте, либо становится крайне медлительным и неловким, а то и просто падает без сознания. Все это потому, что мышцы судорожно сжались, их кровоснабжение резко ухудшилось, координация движений нарушилась.

СУМЕРЕЧНОЕ СОСТОЯНИЕ сознания выражается в провалах памяти (человек не помнит того, что он только что делал), алогичности мышления, эмоциональном перевозбуждении. Внешне сумерки сознания выглядят как своего рода приступ безумия, непоследовательные или бессмысленные агрессивные действия в отношении источника страха. Правда, полномасштабная агрессия в качестве формы проявления страха встречается довольно редко. Зато ее атрибуты общеизвестны: это злобное выражение лица, угрожающие жесты и поза, крик или визг. В их основе кроется бессознательное стремление испугать противника, что иногда удается, а иногда — нет.

Таким образом, страх ослабляет, парализует либо заставляет, образно выражаясь, бросаться грудью на меч, от чего, как известно, тоже нет никакого толку. Поэтому не научившись контролировать свое эмоциональное состояние, нечего всерьез надеяться на победу при столкновении с более сильным врагом.

* * *

В современной психологии утвердилась концепция, согласно которой бесконечное разнообразие эмоциональной жизни человека обусловлено взаимодействием всего лишь нескольких базисных эмоций. Каждая из них имеет свою валентность. В соответствии со знаками этой валентности выделяют четыре пары противоположных друг другу базисных эмоций: удовольствие — отвращение, радость — горе, торжество — гнев, уверенность — страх. Шкала эмоций является нелинейной, а круговой. Схематически она выглядит следующим образом:

* * ** * *

Эта схема наглядно подтверждает правомерность традиционного деления всех эмоций на положительные (стенические) и отрицательные (астенические). К первым относятся те, которые способствуют душевному подъему, дают человеку энергию, усиливают волевую активность. Вторая группа эмоций ослабляет волю, снижает активность, предрасполагает к пассивно-оборонительным действиям, ухудшает организацию поведения. Следовательно, у психологически подготовленного бойца положительные эмоции должны всегда преобладать над отрицательными.

Согласно той же концепции, эмоциональные состояния подразделяются на кратковременные и длительные. Первые представляют собой прямые реакции на конкретные ситуации. Вторые (их нередко называют чувствами) определяются не только непосредственно переживаемым моментом, но также прошлым и будущим человеческой жизни. Например, чувство страха, отравляющее кому-то повседневное существование, может быть связано с пережитой в прошлом опасностью или определяться мыслями о предстоящей смерти. Для психологической подготовки бойца существенно то, что и ситуативная эмоция страха, и страх как глубинная особенность личности имеют одну и ту же основу. Эта основа есть ощущение угрозы гибели, прекращения существования. Поэтому все на свете, что прямо либо косвенно ведет к смерти (хотя бы только в воображении данного человека), является причиной для возникновения у него эмоции страха. Необходимо также отметить, что человек, у которого преобладают астенические эмоции в структуре личности, испытывает страх чаще и сильнее, чем индивид с доминированием положительных состояний.

У подготовленного бойца любая угроза, любая опасность, любая агрессия должна вызывать не страх, а положительные (стенические) эмоции. Чтобы такое стало возможным, необходимо решить в процессе психологической подготовки две основные задачи:

♦ Устранить из своей психики страх перед смертью.

♦ Научиться сражаться в бою без участия сознания, на «автопилоте».

Тогда в любой ситуации, даже перед лицом реальной гибели, он сможет действовать раскованно, без лишнего напряжения, наиболее эффективным для его возможностей способом. Даже на пределе своих возможностей.

Если говорить кратко, то первая задача решается путем программирования личности (включая самопрограммирование); вторая — посредством визуализации (медитации) и самогипноза. Рассмотрим оба пути подробнее.

Чтобы навсегда избавиться от страха смерти, человеку прежде всего необходимо изменить свою личную шкалу ценностей. Если самой большой драгоценностью считать собственную жизнь, то приступы страха в ситуациях, угрожающих ей, будут практически неизбежными. Иными словами, требуется, чтобы какая-то идея восторжествовала над животным инстинктом самосохранения. Люди поняли это давно. Далеко не случайно у японских самураев существовал подлинный культ смерти. Как выразился один их поэт:

Воин должен учиться Единственной вещи — Смотреть в глаза смерти Без всякого трепета!

Извечные враги самураев — ниндзя — практиковали приемы психологического тренинга, направленные на осознание и переживание своей будущей смерти. Именно с осознанием и переживанием ужаса ухода из жизни связаны ритуальные посвящения в тайных сектах и организациях разных стран и времен. Прочувствовать смерть, постичь ее тайну надо для того, чтобы перестать бояться. Не делать вид перед другими людьми, что изгнал из себя страх, а в самом деле устранить навсегда эту эмоцию из своей психики.

Перестав угнетать человеческое сознание, мысль о смерти дает возможность особенно остро чувствовать радость бытия, позволяет утонченно наслаждаться каждым его мигом. Пребывая в гармонии с естественным ходом событий и с самим собой, человек обретает тогда способность безмятежно «жить, когда правомерно жить, и бестрепетно умереть, когда требуется умереть». Не бояться смерти позволяют разные идеи. Для самураев главную роль играли понятия чести рода и личного долга перед господином. У современных европейцев определяющими являются иные понятия. Например, самоуважение, долг перед семьей, служение политической организации и т.д.

* * *

В суете и заботах повседневного бытия мы почти никогда не задумываемся о том, насколько важно человеку уважать самого себя. Меня в свое время — лет тридцать назад — глубоко поразил один случай, открывший глаза на значимость данной проблемы. Недалеко от моего дома жил парень, по кличке Аркан. Он успел уже провести года три за решеткой, весь был в наколках, с окружающими изъяснялся исключительно матерным языком, трезвым бывал редко, а чуть что — пускал в ход кулаки. Короче, все считали его очень «крутым» и старались не связываться. При всем при том он производил впечатление весьма тупого, грубого и бесчувственного субъекта, которого, казалось, не может прошибить ничто на свете.

Но вот однажды его подловили парни из другой шайки, с которыми он где-то что-то не поделил. Крепко его избив, порезав лицо и грудь ножом, они предложили ему выбирать: либо он съест при всех кусок собачьего дерьма, либо его убьют. Аркан сильно испугался и предпочел первый вариант, после чего бы отпущен. И что же? Он стал так сильно страдать от пережитого унижения, что через две недели повесился ночью на воротах своего дома (мы все жили тогда в частном секторе). Я был потрясен: оказывается, даже для примитивного, интеллектуально ограниченного человека, неспособного к тонким чувствам, существуют феномены идеального плана, которые дороже жизни!

В этой связи еще один пример экстремальной ситуации, основанный на фактах, реально имевших место. Предположим, что вы прогуливаетесь со своей дочерью подросткового возраста где-нибудь в глухом углу лесопарка. Вдруг вас окружает шайка юных негодяев в количестве семи или восьми человек. Рожи у них гнусные, зато их много и ростом они вас превосходят. Вдобавок, у каждого есть либо нож, либо кастет. Короче, вам с ними не справиться, нечего даже надеяться на это. Они желают изнасиловать вашу дочь все по очереди, а вам говорят: «Не дергайся, если жить хочешь». И вы отчетливо понимаете, что они вовсе не шутят.

Так что же, вы будете безучастно стоять и смотреть? Или броситесь в бой, фактически на верную смерть? В жизни бывало и так, и этак. Однако насколько мне известно, ни один мужчина из тех, кто считал себя «крутым», но допустил насилие над своей дочерью (или женой, или любимой), после пережитого потрясения сколько-нибудь нормально жить больше не смог. Одни спивались, другие садились на иглу, у третьих «ехала крыша» и так далее. Не лучше ли было бы им сразу ввязаться в сражение, не размышляя о последствиях?

Итак, сделаем вывод: существуют такие духовные ценности, которые в самом деле дороже жизни. Для верующего человека ими могут быть религиозные идеи; для людей, вовлеченных в политическую борьбу — идеи общественной справедливости, патриотизма, верности вождям и т.п.; для воинов — самоуважение и долг перед близкими людьми. Важно для наших рассуждений не конкретное содержание подобных ценностей, а отчетливое понимание того, что в душе каждого человека есть нечто святое. Если он позволит другим растоптать свою собственную драгоценность, то никогда больше не сможет жить по-человечески. Поэтому лучше не позволять никому покушаться на нее, чего бы это ни стоило. Лучше умереть, чем допустить надругательство!

* * *

Смерть неизбежно приходит к любому человеку, только никто не знает заранее, когда ее надо ждать. Есть ли смысл бояться неизбежного? Стоит ли ради того, чтобы прожить немного дольше, позволять вытирать о себя ноги и, образно выражаясь, «жрать дерьмо»? Честь, достоинство, гордость, самоуважение и уважение других людей — все это не пустые слова. Это такие вещи, жить без которых невыносимо тяжко. А потому ради их сохранения можно и нужно жертвовать своей жизнью! И, следовательно, надо всегда быть готовым к встрече со смертью, независимо от того, сколько успел прожить на свете и какие дела тебе еще надо сделать. Собственно говоря, именно так всегда рассуждали настоящие воины как на Востоке, так и на Западе: самураи, рыцари, ниндзя, викинги, хвараны, казаки и многие, многие другие.

Но это рассуждения на уровне философии. В плане психологической техники сказанное здесь означает следующее. Человек усваивает в процессе жизни различные нормы и ценности (плохо — хорошо, красиво — безобразно, справедливо — несправедливо, достойно — унизительно и т.д.). Это и есть программирование, задающее общее направление стремлений и конкретные очертания жизненных целей любого человека. Понятно, что главную роль в программировании играет среда: родители и соседи, учителя и воспитатели, друзья и знакомые, сослуживцы и случайные спутники. А еще книги и журналы, фильмы и телевидение, слухи и мода. Короче говоря, нас стихийно программирует тот гигантский поток информации, который проходит сквозь психику в течение жизни, особенно в детстве и юности.

Когда я говорю о самопрограммировании, то имею в виду попытку упорядочить этот процесс, сделать его более или менее целенаправленным, последовательным, систематичным. Вот зачем требуется какая-нибудь доктрина (политическая, религиозная, моральная, все равно какая). Она дает человеку опору в его размышлениях, позволяет оценивать и выбирать, указывает путь, освещает этот путь высшим смыслом. В рамках обсуждаемой здесь проблемы крайне важно, чтобы такая доктрина допускала и оправдывала самопожертвование во имя принятых данным человеком ценностей и норм.

Для того, чтобы человек не только «знал», что смерти бояться нельзя, что есть веши, которые дороже жизни, но и сделал эту идею частью самого себя, необходимо перевести ее из сферы сознания в бессознательную сферу психики. С этой целью надо составить перечень («пакет») конкретных «команд» для нашего биокомпьютера. Такие команды должны быть короткими, ясными, выраженными в форме положительных утверждений.

Иными словами, «пакет команд» представляет своеобразный «кодекс мужества». (Как тут не вспомнить «кодексы чести» традиционных школ!) Требуется не просто выучить его наизусть, а именно ввести в бессознательную сферу психики. Отмечен очень интересный феномен: при правильном вводе программы она начинает работать независимо от сознания. То есть, заданное программой поведение реализуется в экстремальной ситуации как бы само собой, без видимого вмешательства воли и без насилия над личностью.

Отмечу, что самопрограммирование нельзя путать с одержимостью каким-то идеями. Один из наставников дзэн-буддизма высказался по этому поводу следующим образом: «Навязчивые идеи, от которых должен избавляться боец, суть следующие. Желание во что бы то ни стало победить; желание запугать противника; желание использовать его ошибки; желание поймать на свой любимый прием; желание применить всю освоенную технику. Если любая из этих идей овладевает бойцом, то он становится ее рабом, лишенным свободы и естественности в своих действиях. Поединок требует полной безмятежности духа».

* * *

Вообще говоря, устранить страх смерти можно двумя путями, Первый, о котором уже сказано выше, это подавление животного инстинкта самосохранения логикой разума. Второй путь — устранение страха за счет отключения сознания и перехода к действиям на «автопилоте». В этом случае бессознательная сфера психики, натренированная соответствующим образом, в упор «не видит» угрозы гибели, и потому «не боится».

В идеале, оба этих пути должны соединяться в одно целое. Тогда человек даже в самой отчаянной ситуации действует свободно, легко, уверенно. Более того, у него проявляются такие возможности, о которых в обычной повседневной жизни он может только мечтать. Однако сверхвозможности, позволяющие «рассекать скалы», не выходят на сцену просто по желанию. Нужна длительная, упорная, достаточно тяжелая подготовка (вспомним, сколько времени понадобилось Ояме на то, чтобы научиться разбивать булыжники ударом кулака). В связи со сказанным приведу простую, но очень важную схему психотренинга:

* * ** * *

Смысл этой схемы в том, что она показывает, как можно научиться из обычного человека внутренне превращаться в нечто иное: в зверя, в робота, в сверхчеловека, в «ангела смерти» — в кого угодно. «Освоить» некий образ, «вживаясь» в который вы станете сражаться на «автопилоте», без всякого страха, можно как путем самопрограммирования, так и путем медитации. Сначала такое перевоплощение будет занимать много времени, но по мере достижения все более высокого уровня тренированности, этап «вхождения» постепенно сократится с нескольких часов до считанных секунд. В рамках своей системы я предпочитаю образ киборга, «боевой машины». Сосредоточившись на противнике, человек-робот сражается, не ведая страха, боли, сомнений. А для того, чтобы его «работа» была высокоэффективной, необходимо использовать в своем тренинге и самопрограммирование, и медитацию, и самогипноз.

* * *

Но зачем «отключать» сознание? Чтобы лучше разобраться в обсуждаемой проблеме, посмотрим на нее с другой стороны, в плоскости мышления. Необразованные люди обычно путают мышление с сознанием (восприятием самих себя в качестве существ, отделенных от окружающего мира), смешивают мышление и интеллект (который есть всего лишь структура умственных способностей). Мышление, в отличие от сознания, есть и у животных, и у дебилов. Весь вопрос в том, какое оно?

Итак, мышление — это процесс переработки информации, поступающей в мозг через органы чувств (зрение, слух, кинестетические ощущения, обоняние), а также изнутри организма. В результате переработки наш биокомпьютер (центральная нервная система) «выдает» команды в виде импульсов, «бегущих» по нервной сети и управляющих всеми нашими движениями, действиями, поступками. Выделяют 3 вида мышления:

♦ Наглядно-действенное, основанное на интенсивном и разнообразном манипулировании собственным телом, а также предметами окружающего пространства;

♦ Наглядно-образное, основанное на эмоционально-чувственном восприятии предметов и явлений «вне» и «внутри» организма;

♦ Абстрактно-логическое, понятийное, знаковое мышление, основанное на отображении причинно-следственных связей, тесно связанное с памятью о прошлом, с предвидением будущего и с осознанием самого себя.

Легко понять, что наглядно-действенное и наглядно-образное мышление составляют животную стадию развития человеческой психики. Но в то же время именно эти два вида мышления наиболее существенны для рукопашного боя. Абстрактно-логическая его разновидность в бою скорее помеха. В этой связи рассмотрим вопрос о функциональной ассиметрии головного мозга человека.

Установлено, что психические функции распределены между левым и правым полушариями. Функцией левого является оперирование словесно-знаковой информацией, а также чтение и счет. Функцией правого — оперирование образами, ориентация в пространстве, координация движений, распознавание сложных объектов (например, лиц, фигур, цвета) и т.д. При этом различия между полушариями определяются не тем, какой материал они получают от органов чувств, а тем, как они его используют (перерабатывают). Левое полушарие «заведует» абстрактно-логическими способами переработки, правое — наглядно-образными и наглядно-действенными. Левое работает прерывисто (дискретно) и последовательно (поэтапно). Правое перерабатывает информацию одновременно (симультанно) и синтетически, мгновенно «схватывая» многочисленные свойства объектов восприятия в их целостности, нерасчлененности.

Для понимания возможностей целенаправленного тренинга (в том числе психотренинга) необходимо знать, что функциональная асимметрия заложена в человеке только как предпосылка, а окончательно формируется и корректируется конкретными условиями жизни, обучения, воспитания.

Из всего сказанного о видах мышления и функциональной асимметрии головного мозга следует ясный вывод: для успешного ведения рукопашного боя человеку надо активизировать (усилить) функции правого полушария и ослабить, «притормозить» деятельность левого. Еще раз напомню: правое полушарие отвечает за положение тела в пространстве и ориентацию в нем, за координированность и скорость движений. Переживание любой ситуации в развертке ее пространственно-временных характеристик тоже осуществляется правым полушарием, работа которого позволяет человеку ощущать себя «здесь» и «сейчас», в конкретной данности происходящего в текущий момент времени.

Поэтому усиление активности правого полушария, его доминирование над левым, как бы раздвигает рамки ощущения времени, «продлевает мгновение». Внешне это выражается в ускорении ответных реакций тела. Дело в том, что на абстрактно-логическом (словесном) уровне мышление успевает переработать не более 100 единиц информации в секунду, тогда как на образном и сенсомоторном (двигательном) уровнях — до десяти миллионов единиц! Благодаря этому «ум тела», освобожденный от «цепей разума», практически мгновенно запускает нужную двигательную реакцию. Вот почему мастер действительно отражает нападение и контратакует раньше, чем сам успевает подумать об этом.

Однако выбор тех или иных движений (связок приемов) наш биокомпьютер может осуществлять лишь из числа тех, которые «закодированы» в психике. Чтобы «загнать» их туда, требуется многократное повторение (не менее 5 тысяч раз на каждый прием) и длительное упражнение, то есть отработка в похожих, но все же различающихся деталями ситуациях. Иными словами, автоматизм действий в бою требует предварительной наработки определенных «клише» (матриц) движений. Такие клише тренированный человек может «выдавать» практически мгновенно после общего опознания характера ситуации.

Установлено, что на опознание ситуации, осуществляемое правым полушарием, требуется всего лишь 60 миллисекунд, тогда как ее поэлементный анализ (работа левого полушария) занимает 320 миллисекунд. Но если, например, два удара идут один за другим с интервалом меньше этой величины, то человек физически не способен адекватно прореагировать на второй из них. Поэтому всякий раз, когда он пытается понять ситуацию в деталях, опоздание с ответом неизбежно. И наоборот, воспринимая ситуацию в целом (не думая), на основе ранее отработанных и «закодированных» в подсознании схем (клише, матриц), боец успевает выдать ответную реакцию в кратчайший промежуток времени. Это и есть беспонятийное, автоматическое, интуитивное мышление мастера рукопашного боя.

И еще. Доминирование правого полушария снижает чувствительность к боли, ослабляет критичность в оценке окружающей действительности. Соответственно, снижается выраженность реакций на реальную опасность, вплоть до полного пренебрежения ею. Если подобное состояние накладывается на безразличное отношение к смерти, на готовность сражаться до конца (что должно обеспечиваться самопрограммированием), то рождается удивительное бесстрашие. Человек перестает тогда обращать внимание на что бы то ни было, кроме того, что имеет прямое, самое непосредственное отношение к действиям противника. Зато все, что идет от врага, даже самые слабые сигналы (выражение глаз, мимика, микродвижения конечностей и тела, интонации голоса), воспринимается необыкновенно остро.

* * *

Разумеется, в своем рассказе о психологической подготовке бойца я по необходимости был краток. Но общие принципы такой подготовки, ее главные направления и методы указал. Остальное должны делать вы сами, изучая специальную литературу, консультируясь с более опытными людьми, а главное — регулярно тренируя свою психику.



26. ПСИХОТЕХНИКА ДЛЯ БОЯ

Известен исторический факт — превращение воина в дикого зверя (разумеется, не в буквальном смысле, а психоповеденческом)… Воину оно давало силуи ловкость, отвагу и ярость того зверя, что был тотемом данного племени.

Франко Кардини
* * *

Приоритет в области боевой психотехники несомненно принадлежит древним мыслителям: шаманам, жрецам, колдунам, отшельникам. Они детально разработали целый ряд методов, помогавших соплеменникам входить в состояние боевого транса, впадать в так называемое «безумие воина». Самый старый, и в то же время один из самых надежных и эффективных среди них — метод подражания (или, по-другому, метод ролевого поведения).

Его суть сводится к следующему. Человек выбирает себе объект для подражания (отождествления). Этим объектом может быть как реальное лицо (знаменитый воин, мастер боевого искусства), так и вымышленное (мифический герой, персонаж кинофильма), а также хищное животное. Неважно, насколько реален избранный объект. Важно твердо верить в то, что этот идеальный образец в любой ситуации рукопашного боя вел бы себя наилучшим образом. — всех бы побил, все преодолел. Затем человек тем или иным способом пытается отождествить себя с объектом подражания, по принципу «он — это я, я — это он». Именно так поступали скандинавские берсерки, воображая себя волками, псами или медведями, именно так действовали адепты «звериных» стилей ушу.

Благодаря вхождению в подобное психическое состояние становится возможным смотреть на ход боя, анализировать изменения ситуации, управлять своими действиями как бы со стороны. Иначе говоря, можно на какое-то время внутренне (психологически) СТАТЬ ТЕМ, ЧЬЮ РОЛЬ ИГРАЕШЬ и вести бой как бы от его лица. В результате сознательная часть психики (экран сознания) на какое-то время отключается, поведением начинает управлять ее бессознательная сфера — помещенный туда в качестве эталона идеальный образец. Никаких «собственных» эмоций индивид, перевоплотившийся в дикого зверя, легендарного героя или вымышленный персонаж не испытывает, тем более нет у него в это время никаких мыслей. Он сражается автоматически, не думая, на «автопилоте». А этот автопилот — мысленный образ объекта подражания.

Хочу подчеркнуть, что боевое мастерство не может появиться из ничего. Поэтому речь не идет о том, что неловкий, физически недостаточно тренированный человек вдруг ни с того, ни с сего начнет прыгать, бить, маневрировать так, словно он стал выдающимся мастером каратэ или кикбокса. Я говорю о другом. О том, что у него господствующей эмоцией будет ярость, пропадет скованность, он максимально задействует свой собственный боевой потенциал. Между тем, «любой человек обладает физическими возможностями, достаточными для того, чтобы в течение двух-трех секунд убить другого, даже килограммов этак на 20—30 тяжелее. Основной задачей тренировки является не увеличение потенциальных возможностей, из которых боец, как и прежде, будет использовать десять процентов, а обучение максимально эффективному использованию тех возможностей и орудий, которые УЖЕ ИМЕЮТСЯ в нашем распоряжении»2Сенчуков Ю.Ю. Дацзешу — искусство пресечения боя, с. 24..

Иными словами, вхождение в образ идеального воина позволяет сражаться самым эффективным для данного человека способом, соответствующим его физическим и техническим возможностям на пределе их проявления. А это — очень даже немало. Тем более, что в ситуациях самозащиты при хулиганских, разбойных и им подобных «наездах» нашими противниками становятся отнюдь не мастера дзю-дзюцу. Максимум, кто может нам угрожать, это ребята, имеющие в своем багаже несколько лет занятий спортивными единоборствами, со всей присущей им ограниченностью возможностей.

«Вхождение в образ» устраняет страх и сомнения, значительно снижает порог болевой чувствительности, дает возможность своевременно реагировать на любую возникающую в ходе схватки угрозу Все эти эффекты обеспечиваются за счет того, что управление телом почти полностью берет на себя правое полушарие головного мозга, тогда как активность левого резко снижается. В этой связи еще раз обращаю ваше внимание на значение технической подготовки. Наш «автопилот» может пускать в ход только те двигательные клише (шаблоны, стереотипы), которые стали навыками. Мало ЗНАТЬ какой-то прием, мало УМЕТЬ его выполнять. Надо дойти до того, чтобы пользоваться этим приемом НЕ ДУМАЯ. Лишь в этом случае его сможет употребить во время сражения тот идеальный боец, которым вы стали. А одной храбрости для победы не всегда бывает достаточно.

* * *

Мой объект подражания — это биоробот, киборг. То есть, вымышленное существо, соединяющее в себе преимущества машины и человека. Образ киборга давно уже фигурирует в фантастических романах и кинофильмах. Киборг обладает огромной силой, колоссальной выносливостью, молниеносно реагирует на любое действие противника, обращая его против агрессора, и не способен ощущать боль. Киборг сражается так, чтобы как можно быстрее и надежнее выводить из строя всех врагов, независимо от того, сколько их, чем они вооружены, каковы по своим габаритам. Если надо — он их искалечит, если надо — убьет. Но то и другое — по необходимости. Желание сплясать танец победителя на теле поверженного противника у него отсутствует.

Единственная эмоция, присущая боевому роботу — это холодная ярость. Она не имеет ничего общего ни с отчаянием, ни с ослепляющим желанием крушить и ломать все вокруг. Это полностью контролируемое чувство, если хотите — энергетика данного существа. Оно похоже на то, что испытывает хищный зверь по отношению к любому травоядному животному. Неважно, есть ли у того рога, копыта, острые зубы, большое оно или маленькое, находится в стаде или бегает само по себе. Это животное — всего лишь пища для хищника, а все его метания, брыкания и вопли не более, чем гарнир к обеду. Животное обречено изначально. Так и у киборга. Враги интересуют его исключительно в одном аспекте — как удобнее их бить. Остальное не имеет никакого значения.

Конечно, вы можете выбрать себе иной объект для подражания. Если говорить о мире животных, то наиболее соответствует славянской ментальности волк. Но, конечно, не тот глупый смешной волк, что фигурирует в сказках и мультфильмах, а настоящий огромный волчара. Рассказы о нем можно найти в книгах путешественников, охотников и натуралистов прошлых времен. Ему было по силам в одиночку растерзать целую свору сторожевых собак, перегрызть горло паре-тройке охотников и спокойно уйти через линию «красных флажков» с тушей лося в зубах!

Или вообразите своим эталоном какого-нибудь выдающегося мастера мордобоя из мира кино. Например, такого как Брюс Ли, Дон Уилсон, Джефф Спикмэн, Сё Косуги, либо несколько киногероев сразу. Забегая вперед, скажу, что работа с таким объектом потребует иметь собственный видеомагнитофон и набор кассет с фильмами. Из этих фильмов надо переписать одни лишь боевые сцены, притом не все подряд, а такие, в которых ваш кумир побеждает. Эпизоды, где его гоняют по площадке и тычут головой в стену не нужны. И это еще не все. Надо также выбросить самые неправдоподобные моменты, вроде прыжков вверх выше головы, бегание по потолку, пробивание стен и им подобные. А потом смотрите свой монтаж как можно чаще, притом не только «обычным взглядом», но и в состоянии гипнотического транса, о способах достижения которого речь впереди.

* * *

Итак, цель определена: надо научиться «входить в образ» идеального бойца в нужный момент. Это значит, на всем протяжении боя психологически и поведенчески быть не самим собой, а тем, с кем себя отождествляешь, чью роль играешь.

Но играешь, в отличие от плохих актеров, самозабвенно. «Не помня себя» в точном смысле этих слов.

Теперь я укажу способы достижения этой цели, а затем познакомлю с их методикой. Исходным этапом психотренинга всегда является состояние релаксации (СР). Оно включает в себя мышечное расслабление, успокоение дыхания и работы сердца, сосредоточение внимания на телесных ощущениях. Данный этап потому считают исходным, что только в СР можно вводить ту или иную программу в наш биокомпьютер. Само же СР достигают одним из двух методов: нервно-мышечным расслаблением, либо аутогенным расслаблением.

Добившись СР (которое, кстати говоря, настолько приятно и полезно, что многие люди дальше его и не идут), необходимо перейти к следующим процедурам:

Блок А

1. Запрограммировать себя «пакетом команд» мировоззренческого плана.

Блок Б

2. «Пропитать» себя через медитацию образом идеального бойца, избранным в качестве объекта отождествления.

3. «Прокручивать» в своем воображении, тоже посредством медитации, различные варианты ведения боя в этом образе.

Блок В

4. Выработать конкретный пусковой механизм вхождения в боевой транс на основе самогипноза.

5. Периодически проверять достигнутый результат с помощью упражнения «перешагни черту».

ПРИНЦИПИАЛЬНО ВАЖНО ТО, ЧТО ВСЕ ТРИ БЛОКА ПРОЦЕДУР МОЖНО ПРАКТИКОВАТЬ КАК ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО, ПРОХОДЯ ИХ ОДИН ЗА ДРУГИМ, ТАК И ПАРАЛЛЕЛЬНО. Все зависит от наличия времени, упорства, способностей. Можно также ограничиться каким-то одним блоком — любым из трех. Но наилучший результат дает, конечно, только выполнение развернутой программы психологической подготовки.

Период освоения и отработки процедур блока А требует, в среднем, 1 месяц ежедневных занятий; блока Б — 2 месяца, блока В — 3 месяца. Заниматься следует 2—3 раза в день, по 15—30 минут каждое занятие. В дальнейшем достаточно осуществлять поддерживающий тренинг 2—3 раза в неделю, по одному разу в день. Если кто-нибудь станет уверять вас, что всю психологическую подготовку можно «втиснуть» в один месяц, — он просто лжец или шарлатан! И еще одно замечание: психотренинг предполагает весьма специфические умения, типа умения «слышать» свое сердце, дыхание, внутренние органы. Иначе говоря, нужна определенная душевная тонкость — врожденная либо приобретенная. Отсюда и большие различия в сроках. Например, процедуру расслабления с помощью аутотренинга один человек может полностью освоить всего за два занятия (лично со мной в свое время было именно так). А другому понадобятся два или даже три месяца. Но при наличии упорства успех придет к каждому!

* * *

ДОСТИЖЕНИЕ СОСТОЯНИЯ РЕЛАКСАЦИИ. Как уже сказано выше, СР характеризуется мышечным расслаблением, замедлением сердечного ритма, более глубоким и редким дыханием. Используя научную терминологию, можно сказать, что в ответ на СР в организме происходит разнообразные функциональные сдвиги. Они подразделяются на 3 группы: устранение психического напряжения (эффект успокоения); ослабление проявлений утомления (эффект восстановления); усиление психофизических реакций на словесное и образное воздействие (эффект программируемости). В рамках обсуждаемого здесь вопроса наибольшее значение имеет последний из перечисленных феноменов — программируемость.

Метод нервно-мышечного расслабления разработал в 1929 году американский психолог Эдмунд Джекобсон. Метод аутогенного расслабления создал немецкий врач Иоганн Шульц в 1932 году. С тех пор они успешно применяются во всем мире. Оба метода позволяют достигать одного и того же состояния. Различие прежде всего в том, что нервно-мышечное расслабление доступно людям, не прошедшим предварительного обучения, и лишенным богатого воображения. Напротив, аутотренинг (AT) требует хотя бы нескольких подготовительных занятий. В принципе, оба метода можно считать двумя последовательными этапами процесса обучения технике релаксации. Однако для реализации программы «вхождение в образ бойца» метод AT более эффективен.

Нервно-мышечное расслабление (НМР):

1. Найдите тихое место с мягким освещением. Закройте дверь на ключ, отключите телефон, радиоприемник, телевизор. Вас никто и ничто не должно отвлекать. Удобно сядьте на стул (в кресло, на диван). Ноги поставьте так, чтобы ступни полностью касались пола, а колени не соприкасались. Ослабьте ремень на брюках, чтобы тело не было пережато. Закройте глаза.

2. Сосредоточьте внимание на своем дыхании. Примерно одну минуту дышите редко и глубоко (животом, а не грудью), произнося про себя на каждом выдохе слова «я расслабляюсь, я успокаиваюсь».

3. Затем, продолжая дышать спокойно, без всякого напряжения (само дыхание может при этом стать менее глубоким), сосредоточьте внимание на своем лице. Мысленно представьте себе его напряжение в виде какого-то образа. Например, в виде сжатого кулака или завязанного веревочного узла. Затем вообразите, что кулак разжимается (веревка развязывается) и повисает подобно натянутой и отпущенной резинке. Ощутите, как расслабляется ваше лицо от лба до верхней губы.

4. Снова напрягите свое лицо и глаза, сморщившись или сдавив их как можно сильнее, а затем расслабьте и постарайтесь ощутить, как волна расслабления пошла дальше вниз.

5. Проделайте то же самое со всеми остальными частями тела. Медленно продвигайтесь от лба и глаз вниз — к нижней челюсти, шее, плечам, груди. Прорабатывайте свою спину, верхние и нижние части рук, пальцы рук, живот, бедра, голени, щиколотки, ступни, пальцы ног — до тех пор, пока все тело не окажется расслабленным.

Для каждой части сначала напрягайте соответствующие мышцы, затем расслабляйте их, сопровождая эти действия мысленным представлением напряжения и расслабления.

6. Расслабив все тело, оставайтесь в этом приятном состоянии от двух до пяти минут (время можно засекать с помощью будильника, имеющего негромкий приятный звук).

7. По истечении времени упражнения представляйте себе, что мышцы ваших век становятся легче, что тело наполняет энергия и что вы готовы вернуться к своим делам. Откройте глаза, потянитесь, встаньте.

Иногда первые несколько раз бывает трудно представлять мысленным взором свое лицо, различные части тела или долго удерживать эти образы. В этом нет ничего страшного. Не ругайте себя, иначе вы вызовете еще большее напряжение. Лучше повторите свою попытку еще раз, и еще. Расслабление полезно само по себе. Но нам оно нужно лишь в качестве средства подготовки к более сложным формам психотренинга.

Аутогенное расслабление (AT)

На основании своего опыта практической работы я предлагаю блок из 10 формул для самовнушения, расположенных в строго определенном порядке. Формулы таковы:

1.  Общее успокоение: «Яспокоен… Я совершенно спокоен… Я отдыхаю… Отдыхает все мое тело. Мое тело приятно расслаблено… Отдыхает каждая клеточка моего организма… Отдыхает каждый нерв… Отдыхает каждый мускул… Веемой мышцы приятно расслаблены… Посторонние звуки перестали меня отвлекать… Перестали тревожить и беспокоить… Я совсем перестал волноваться… Все мои проблемы ушли прочь… Мне хорошо… Я отдыхаю… Я совершенно спокоен… Я внимательно слушаю свое тело… Я чувствую то, что говорю сам себе…»

2.  Дыхание: «Яспокоен… Я совершенно спокоен… Я дышу легко и свободно… Дышу без всякого напряжения… Мое дыхание равномерное… Мои вдохи и выдохи неглубокие… Мое дыхание ровное и спокойное… (затем надо молча проследить за своим дыханием в течение примерно одной-двух минут, как бы прислушиваясь к нему изнутри своего организма).

3.  Расслабление мышц лица(особая важность их расслабления связана с тем, что именно эта группа мышц наиболее подвержена напряжению в результате эмоциональных переживаний): «Я спокоен… Я совершенно спокоен… Я отдыхаю… Мышцы лица вялые и спокойные… Расслаблены мышцы моего лба… моих бровей… моих глаз… моих век… моего носа… щек… губ… рта… (при этом свой внутренний взор необходимо переводить с одной мышцы лица на другую. Если упражнение выполняется правильно, то нижняя челюсть вскоре должна слегка отвиснуть, а язык — расположиться у края нижнего ряда зубов).

4.  Тяжесть рук:«Я спокоен… Я совершенно спокоен… Моя правая рука словно наливается тяжестью… Эта тяжесть идет от кончиков пальцев все выше и выше… (Мысленным взором надо проследить волну тяжести от кончиков пальцев до плеча)… Вся моя правая рука стала тяжелой. Правая рука очень тяжелая… Мне приятна эта тяжесть…» (Затем такая же формула произносится для левой руки. Если человек левша, то внушение тяжести в руках надо начинать с левой руки). В заключение: «Обе моих руки тяжелые…».

5.  Тяжесть ног:«Я спокоен… Я совершенно спокоен… Моя правая нога тяжелеет. Чувствую волну тяжести, идущую по правой ноге от кончиков пальцев все выше и выше… (затем надо проследить волну тяжести от пальцев до бедра)… Вся моя правая нога стала тяжелой… Она словно налилась свинцом… Моя правая нога очень тяжелая… Мне приятна эта тяжесть…» (Затем такая же формула произносится для левой ноги). В заключение: «Обе моих ноги тяжелые…».

6.  Тепло в руках:«Я спокоен… Я совершенно спокоен… Моя правая рука (у левшей — левая) приятно теплеет… Тепло струится через плечо в мою правую руку… Оно идет к локтю… Затем в кисть… В кончики пальцев… (Обратите внимание на то, что ощущение тяжести должно идти от кончиков пальцев к центру, а ощущение тепла — в противоположном направлении)… Тепло волна за волной прокатывается через мою правую руку от плеча до кончиков пальцев… Кончики пальцев приятно покалывает… Вся моя правая рука очень теплая… Мне приятно это ощущение…» (Потом такая же формула повторяется для левой руки)… В заключение: «Обе моих руки очень теплые…».

7.  Тепло в ногах:«Я спокоен… Я совершенно спокоен… Моя правая нога теплеет… Тепло струится из моего бедра вниз по ноге… Ощущаю волну тепла, идущую от бедра к колену… затем в голень… в пальцы… Кончики пальцев моей правой ноги приятно покалывает. Вся моя нога теплая… Мне приятно это тепло…» (Аналогичные формулы повторяем для левой ноги; у левшей самовнушение начинается с левой ноги)… В заключение: «Обе моих ноги очень теплые…».

8.  Тепло в области живота:«Я спокоен… Я совершенно спокоен… Ощущаю тепло в районе пупка… Мой живот мягкий и теплый… Словно грелка лежит на моем животе… Тепло от нее идет вглубь… Явственно ощущаю это тепло… Оно согревает все внутри живота… Мой живот прогревается глубинным теплом… Мне очень приятно это тепло…».

9.  Сердце:«Я спокоен… Я совершенно спокоен… Мое сердце бьется спокойно и ровно… Мое сердце работает ритмично. Мое сердце здоровое. Мне приятно ощущать его сокращения… (Затем следует примерно полминуты-минуту проследить за работой своего сердца)…

10.  Прохлада в области лба:«Я спокоен… Я совершенно спокоен… Кожа моего лба стала чувствительной… Она ощущает едва уловимое движение воздуха в комнате… Словно легкий ветерок овевает мой лоб… Мой лоб приятно прохладен… Я чувствую приятную прохладу в области лба»… Мне приятна эта прохлада… (Можно использовать такой прием для ощущения прохлады: на первом занятии смочите кожу лба водой. Испаряясь, вода вызовет ощущение прохлады. Постарайтесь его запомнить).

Формула выхода.:«Я спокоен… Я совершенно спокоен… Я хорошо отдохнул… Все мое тело расслабилось. Приятное ощущение во всем теле. У меня хорошее настроение… Мое дыхание ритмичное и спокойное… С каждым вдохом в меня вливается бодрость… Я улыбаюсь… Свежесть и бодрость наполняют меня… Я собран и внимателен… Я заряжен энергией… Вытягиваю свои руки вперед… Сплетаю пальцы рук между собой… Подымаю их вверх над собой и одновременно делаю глубокий вдох… Сеанс окончен!.. Открыть глаза! Выдох! Руки опустить! Встать!».

* * *

На выход из СР нужно обратить особое внимание тем, кто отличается постоянным мышечным напряжением. Для некоторых оно бывает настолько приятным, что им не хочется его прерывать. Они не проводят «выхода», а в результате долго потом испытывают вялость, усталость, принимают эти ощущения за болезненный симптом и с тревогой ищут причину. Кроме того, пока мышцы и воля остаются расслабленными, у человека сохраняется повышенная внушаемость, в том числе к случайным воздействиям. Вот почему сеанс AT можно считать законченным только после того, как вы приведете себя в активное состояние. В повседневной жизни эту роль играет утренняя гимнастика, а в аутотренинге — психическая «гимнастика выхода».

При первом предъявлении блока проговаривается полный набор формул. В дальнейшем, от занятия к занятию, объем блока уменьшается, отдельные блоки объединяются, как бы нанизываются на одну нить. Примерно 30-секундные паузы между блоками помогают занимающимся оценить результаты проработки предыдущих формул и настроить себя на последующие. В конце курса самообучения формулы становятся краткими, сводятся буквально к нескольким словам: «Я спокоен, дыхание равномерное, мышцы лица расслабленные, руки тяжелые, ноги тяжелые, руки теплые, ноги теплые, живот теплый, сердце работает равномерно, лоб прохладен», чтобы достичь быстрого успокоения и сброса напряжения. Это позволяет использовать метод AT в экстренных случаях, для преодоления стресса. Разумеется, формула выхода тоже должна проговариваться — если требуется быть энергичным.

САМОПРОГРАММИРОВАНИЕ

Использование магнитофона

При самопрограммировании цель, к которой стремится занимающийся находится за пределами непосредственно переживаемого расслабления. Это обстоятельство делает данный метод психотренинга сложным. Основная трудность заключается в противоречии. С одной стороны, для усвоения внушаемых формул (пакета команд) человек должен находиться в СР. А с другой стороны, чтобы внушать их самому себе во время сеанса программирования, требуется «выйти» из СР, «вернуться» из дремоты в активный мыслительный процесс. Получается своего рода замкнутый круг.

Конечно, если внушением занимается посторонний человек (врач, инструктор, глава секты), то проблемы нет. Но мы говорим о самовнушении, об аутотренинге. Обычно для преодоления указанного противоречия специалисты предлагают научиться искусству «балансирования» на грани между дремотой и бодрствованием. Это доступно очень немногим, лишь тем, у кого есть соответствующие способности (вот почему так редко встречаются люди, добивающиеся значительных успехов в психотренинге). Но даже эти немногие вынуждены тратить достаточно много времени и сил на поддержание достигнутого уровня мастерства. В частности, им требуются регулярные поддерживающие тренировки.

Методика самопрограммирования с помощью магнитофона позволяет легко снять данное противоречие (в самом деле, какой толк от технического прогресса, если не пользоваться его плодами? Один экскаватор заменяет сотни землекопов, телефон делает ненужными гонцов-скороходов, и т.д. и т.п.). Основной принцип этой методики можно сформулировать так: «Сам себя погружаю в состояние полного психофизического расслабления и, находясь в нем, сам себя кодирую на то, что мне надо». Сначала требуется подобрать наиболее адекватную формулу для внушения. Затем записать ее текст на магнитофон. Далее возможны два варианта работы с этим техническим устройством:

Первый — когда вы прослушиваете весь текст сеанса от начала до конца, включая в его содержание и процедуру достижения СР, подчиняясь тем командам, которые вы сами продиктовали на магнитную пленку. Второй — вы достигаете СР без помощи магнитофона, и включаете его лишь для усвоения формулы самопрограммирования. Но и в первом и во втором вариантах построения занятий удается, благодаря магнитофону, фактически совмещать два состояния сознания: активное бодрствование (записанные на пленку команды) и расслабление (частичный сон). Принципиальное отличие этой методики от гипноза состоит в том, что вы не являетесь объектом манипулирования со стороны гипнотизера. Вы подчиняетесь самому себе, своему собственному «Я», отображенному на магнитной пленке. Поэтому полностью снимается неосознанное внутреннее сопротивление, которое оказывают многие люди попыткам что-то внушать им.

Благодаря магнитофону, самопрограммирование доступно каждому. Если вы будете серьезно заниматься им хотя бы несколько месяцев подряд, то обязательно ощутите, что стали другим человеком. Сама же методика программирования бессознательной сферы основана на идее, согласно которой все многообразие циркулирующей там информации подчиняется некоему программному обеспечению. Следовательно, путем введения в психику тех или иных программ можно сознательно изменять свои привычки, корректировать черты характера, стереотипы поведения в различных ситуациях.

Отмечен очень интересный феномен: при правильном вводе программы она работает уже независимо от сознания. Иными словами, заданный программой алгоритм действия реализуется как бы самостоятельно, без вмешательства вашей воли и без всякого насилия над собой. Но было бы обманом утверждать, что степень успеха в самопрограммировании одинакова для всех людей. Мы все различаемся между собой индивидуальными особенностями центральной нервной системы, своеобразием психического содержания, окружающими нас условиями повседневной жизни, характером переживаемых экстремальных ситуаций. Поэтому одни будут идти указанным путем легко и быстро, другие — медленно и трудно. Однако и те, и другие будут идти к желанной цели. А это — главное!

Формулы самовнушения

Формулы для внушения самому себе (пакет команд) составляются в лаконичной форме положительных утверждений (без частицы «не», без слов «нет», «никогда», «нельзя»). Во время одного сеанса можно использовать только одну формулу, включающую в себя не более 5—7 команд. Обычно первые результат внушения этой формулы, при ежедневных занятиях 2—3 раза в день, становятся заметны через 10—15 дней. Затем в течение 3—5 дней данную формулу закрепляют и только после этого можно добавить новую формулу (именно добавить, а не отменить предыдущую). Это означает, что во время очередных занятий вы сначала повторяете текст прежней формулы (поддерживающий тренинг), после чего усваиваете новый текст (обучающий тренинг).

Как я уже говорил раньше, примерно через один месяц такой практики (некоторые уже через 2 недели, другие только через 2—3 месяца) вы заметите существенные перемены в своем поведении.

Текст формулы вы составляете сами. Для этого надо глубоко продумать тот вопрос, на который хотите найти ответ. Что, собственно говоря, вас мучает? Серьезный анализ приведет к правильному выводу и к твердому убеждению в его правильности. Вот этот полученный результат и надо сформулировать в нескольких кратких, четких, ясных фразах положительного содержания (общим числом не более 5—7). При этом формула должна отражать конкретную ситуацию и желаемое поведение в ней. У нас с вами речь идет о ситуациях рукопашного боя. Приведу для примера две составленные мной формулы. Одну в прозаическом варианте, другую — в стихотворном (я не поэт, так что к качеству моего четверостишия прошу не придираться):

— Я всегда готов к бою! — Любого противника встречаю с радостью! — В бою действую уверенно и быстро! — Я наслаждаюсь процессом боя! — Я преодолеваю любую опасность!

Второй вариант:

Я всегда готовый к бою, В радость мне — бить врагов. Бить ногою и рукою, Бить жестоко — я готов!

Теперь перейдем к рассмотрению ПРОЦЕДУР ПСИХОТРЕНИНГА БЛОКА Б. Основным инструментом для их отработки является медитация. Что такое медитация? Это слово ныне настолько затаскано, что многие уже не понимают его истинного смысла. А он достаточно прост: предельное сосредоточение всех мыслительных процессов на каком-то объекте, неважно, материальный он или воображаемый, с целью слияния с ним. Строго обязательным условием медитации является устранение всех факторов, рассеивающих внимание, как внешних (звук, свет, запах и пр.), так и внутренних (физическое, эмоциональное и любое другое напряжение). Понятно, что объектом медитации в нашем случае выступает не какой-то случайный предмет, а тот образ, с которым мы желаем себя отождествить. Например, киборг, цветное изображение которого находится на обложке этой книги.

Разумеется, вы свободны выбрать себе любой другой объект. Только запомните: сделав однажды выбор, больше никогда не меняйте его. Иначе ничего путного из ваших медитаций не выйдет. Как узнать о том, чей образ вам ближе всего? Спросите у своего Внутреннего Наставника!

* * *

ТЕХНИКА МЕДИТАЦИИ

Чтобы лучше понять суть процесса вхождения в образ идеального бойца (и подготовить себя к нему), можно воспользоваться двумя подготовительными упражнениями.

ТОЧКА. Повесьте на стене, на уровне своих глаз, листок белой бумаги с изображением черной точки диаметром 2-3 миллиметра. Станьте или сядьте лицом к ней так, чтобы расстояние от вашего лица до листка составляло примерно 25 сантиметров. Неотрывно смотрите на эту точку. Через 2-3 минуты такого вглядывания начните представлять себе (и старайтесь ощутить это всем своим естеством), будто вы погружаетесь в точку все глубже и глубже, как бы растворяетесь в ней. А также что точка «дышит», что ваши вдохи и выдохи — это и ее дыхание, что ее «вдохи-выдохи» идут через вас. Спустя 10-15 минут, если сосредоточение внимания на точке было сильным, подобные ощущения придут. Тогда вернитесь из точки назад, и на этом закончите упражнение.

КРУГ. Нарисуйте циркулем небольшой круг на листке белой бумаги (диаметром не более 5—7 сантиметров). В центре его изобразите черную точку. Потом повесьте листок на стене на уровне своих глаз и встаньте (либо сядьте) лицом к нему на расстоянии одного метра. Сконцентрируйте внимание на этом круге. Ваши глаза сначала должны быть полуприкрыты. Представляйте себе, что некая энергия исходит из точки между бровями (это место восточные мистики называют «третьим глазом») и устремляется сквозь круг в стену.

Через 2—3 минуты полностью откройте глаза и попытайтесь вообразить, как весь вы уменьшаетесь в своих размерах и погружаетесь в точку внутри круга. Когда вы полностью войдете внутрь точки, изнутри ее обернитесь и посмотрите назад, на оставшееся позади тело. Если это удастся, значит ваша медитация успешна, в ней слились воедино реальность и иллюзия. Реально вы по-прежнему стоите перед стеной, но в то же время как наяву смотрите из стены (или даже из-за нее) на собственное тело. Оккультисты сразу же начали бы рассуждать о «тонком теле», отделившемся от физического, но я заявляю вам со всей ответственностью, что ничего подобного не происходит. Просто это восприятие иллюзорного образа, порожденного замыканием нейронных цепей мозга по определенной схеме. Видит ведь не глаз, видит мозг! И вся сила психотренинга как раз в том, что иллюзорные образы могут быть не менее убедительны, чем реальные! А иной раз даже убедительнее.

Попутно надо объяснить, почему главный акцент делается на визуальной (т.е. зрительной) медитации. Ведь можно концентрироваться и на звуках, и на телесных (кинестетических) ощущениях, на определенных эмоциональных состояниях, на чем угодно. Все дело в том, что механизм человеческого восприятия за двадцать или тридцать миллионов лет эволюции приматов сложился так, что 80-85 процентов всей информации мы воспринимаем через зрение. Не зря ведь говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Причем визуальная информация на те же 80-85 процентов неосознаваема. То есть, мы воспринимаем глазами абсолютно все, но осознаем (т.е. видим) очень немногое из того, что воспринимает зрение.

Данная проблема слишком сложна для того, чтобы подробно ее здесь рассматривать. Поэтому ограничусь всего одним тезисом: визуальная медитация устраняет барьер сознания (в самом деле, какой человек в нормальном состоянии почувствует, что он вошел внутрь точки и смотрит оттуда сам на себя?!). С ее помощью мы можем войти в любой желаемый объект, в том числе в образ киборга, хищного зверя, великого мастера из кинофильма — во что угодно. А для того, чтобы этот процесс отождествления был более эффективным (во всех смыслах слова «эффективность») надо подключать к визуальной медитации также и свои кинестетические ощущения (пресловутое мышечное чувство, чувство холодной ярости, восприятие «врагов»). Это значит, не только видеть себя кем-то, но и чувствовать!

Возьмемся теперь за основное упражнение визуальной медитации — «пропитывание» себя образом идеального бойца. Если вы не в состоянии найти что-нибудь подходящее самостоятельно, возьмите в качестве объекта сосредоточения цветное изображение киборга с обложки этой книги. Итак, поставьте книгу перед собой на расстоянии одного метра от себя, на уровне своих глаз. Затем постарайтесь предельно внимательно в течение 2-3 минут рассмотреть облик биоробота, не упуская из виду ни одной, даже самой мелкой его детали, ни одного оттенка цвета.

Потом закройте глаза и мысленно воссоздайте в своем воображении данное изображение. После 2-3 минут мысленного созерцания снова откройте глаза, взгляните на объект медитации и начните «втягивать» в себя его энергию (а она, как я уже говорил выше, суть «холодная ярость» — в вашем понимании этого термина). Если процедура втягивания энергии вам не удается (провели пять-десять сеансов и ничего не вышло), можете поступить так, как в упражнениях «точка и круг» — проникать внутрь изображения и становиться им. В том и другом случае упражнение должно занимать в период обучения не более 10-15 минут. Постепенно время удержания состояния «я — это он, он — это я» можно увеличить до 30 минут. Некоторые практики утверждают, будто втягивание энергии (или образа в целом) происходит путем раскручивания исходного изображения по спирали и закручивания его внутри себя, но я не столь категоричен. Психотренинг — процесс весьма субъективный, у каждого человека он имеет свои неповторимые черты, присущие только ему, и никому другому.

ВТОРОЙ ЭТАП ПРОЦЕДУР БЛОКА Б заключается в том, чтобы мысленно «прокручивать» сцены рукопашных схваток в облике того, кем вы стали3По существу дела, это так называемая идеомоторная тренировка.. Именно этот этап дает веру в свою способность эффективно сражаться с любыми противниками. Повторяя сеанс за сеансом эти представления, вы все больше и больше будете верить, что так все и произойдет. А в результате этой установки сознания, вы в экстремальной ситуации на самом деле станете действовать должным образом.

Чтобы увидеть и почувствовать себя — киборга (киногероя, зверя или кого-то еще) — в действии, нужен соответствующий «строительный» материал. Мозг не может конструировать из ничего. Вернее сказать, он может, но тогда получается нечто совершенно фантастическое, не имеющее прямого отношения к реальности. Поэтому чем больше ваш двигательный и зрительный багаж впечатлений о рукопашном бое, тем лучше. Но если вам не удалось «увидеть» нужный образ, а вы его лишь «ощутили» или как-то иначе представили себе, не волнуйтесь. Просто большинство людей ориентировано на зрительное восприятие, однако есть и такие, у которых ведущим каналом получения информации является слух либо кинестетика (я, кстати говоря, принадлежу к последним). Так что не насилуйте себя, не заставляйте «видеть» то, что вам не удается. Лучше придерживайтесь более привычного и удобного для вас способа представления информации на экране сознания. Ведь все способы мышления (а оно суть процесс переработки информации) переплетаются, и человек, мыслящий зрительными образами, постепенно начинает их «чувствовать». А тот, кто склонен создавать чувственные образы, постепенно начинает видеть их.

Другая трудность, с которой приходится сталкиваться в процессе медитации (и вообще психотренинга) состоит в том, что мысли начинают отвлекаться, блуждать где-то далеко от происходящего. Обычно это связано с неумением концентрировать внимание, осложняемое, вдобавок, страхом («ой, вдруг получится что-то нехорошее?»), сомнением («ой, я знаю, ничего у меня не получится»), ожиданием сразу получить невероятный результат (задумался однажды на пять минут и тут же стал суперменом). В таких случаях надо остановиться и спросить самого себя: «Почему мне трудно сосредоточиться?». Уделите несколько минут размышлениям на эту тему, а потом снова вернитесь к своему упражнению и постарайтесь выполнить его со всем старанием, которое вам доступно.

Еще одно важное указание относительно мысленного проигрывания поведения в ситуациях рукопашного боя: как только наступает такой момент, когда вы не можете представить себе конкретные действия на каком-то отрезке боя, сразу необходимо восполнить этот пробел. Мысленные пробелы надо заполнять на физическом уровне, моделируя необходимые действия теми или иными движениями тела и конечностей. Или хотя бы путем зрительного восприятия подходящих действий, при наблюдении за сценами из кинофильмов, на соревнованиях, тренировках или во время уличных драк. Заполнив обнаруженную брешь, можно продолжить процесс мысленного конструирования, с обязательным достижением в процессе его своей победы. В уме, в воображении, вы должны всегда всех побеждать. В этом иллюзорном мире нет места сомнениям, нет и выбора: если не победитель, то побежденный. А зачем тогда весь психотренинг?!

ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОЦЕССА МЕДИТАЦИИ СВОДИТСЯ К соблюдению ряда условий (они по существу идентичны условиям НМРиАТ):

1. Обеспечить спокойную обстановку (исключить громкие или резкие звуки, вторжение посторонних людей, яркий свет, сильные запахи и т.д.

2. Принять удобную позу (идеальная для медитации — «лотос»). Это значит — спина выпрямлена, голова на одной линии с позвоночником, мышцы лица и тела максимально расслаблены, кроме тех, что обеспечивают саму позу.

3. Дышать надо только через нос, плотно сомкнув губы, но без всякого напряжения, без форсирования. Тип дыхания во время медитации — легкий, поверхностный («как будто дыхания нет, хотя оно есть»). Если вы все делаете правильно, то иногда наступает удивительное ощущение, как будто дыхание в самом деле исчезло. Не пугайтесь, вы дышите!

4. Во всем теле должно ощущаться тепло, кожа может увлажняться от пота, лицо розоветь, руки (или одни только пальцы) могут подергиваться. Опять-таки, не пугайтесь, эти признаки указывают, что все идет так, как надо.

5. Наилучшее время для медитации — между тремя и пятью часами утра. Это период, который индусы называют «час Бога», а китайцы — «час тигра». Понятно, что человек, не ложащийся в постель раньше полуночи, не сможет медитировать в столь раннее время. Но в любом случае утренняя медитация не должна происходить позже семи часов.

Заниматься вечером трудно, так как целый день вы находились в сутолоке жизни. Настроиться на соответствующую волну вам помогут холодный душ, полчаса в одиночестве, прослушивание спокойной музыки (никаких песен!).

6. Для выработки соответствующего стереотипа надо медитировать всегда в одно и то же время. Допустим, это 5.30 утра. Значит, чтобы вокруг ни происходило, менять это время нельзя. Лучше уж пропустить один сеанс, чем менять время. Если вы пропустили свою сегодняшнюю медитацию, то не делайте из пропуска трагедию. И не пытайтесь восполнить пропущенное двойным или тройным увеличением длительности следующего сеанса. Это не приведет ни к чему хорошему, так же, как и обжорство.

7. Если вы медитируете неправильно либо слишком долго, то у вас скорее всего разболится голова, или же вы ощутите внутреннее напряжение, беспокойство, страх, может быть, даже впадете в депрессию. Любые неприятные последствия говорят о том, что вы что-то делаете неправильно. Надо остановиться, подумать и посоветоваться, чтобы не идти дальше ошибочным путем.

8. Рост психической тренированности можно сравнить с накачкой мускулатуры. Сегодня вы поднимали гантели десять минут и уже устали. А через два-три месяца те же самые гантели сможете поднимать час или больше, потому что мускулы окрепли. Точно так и медитация. Начните с 10-15 минут и прибавляйте не более 5 минут в течение одного месяца ежедневных занятий. А вообще верхним пределом медитации (для людей с опытом нескольких лет занятий) являются 2 часа. Нельзя весь день тратить только на нее. Она нужна нам для жизни, не наоборот.



27. ВХОЖДЕНИЕ В БОЕВОЙ ТРАНС

Есть упоение в бою,

У мрачной бездны на краю

Михаил Лермонтов
* * *

В предыдущей главе сказано, что процедуры блока «В» сводятся к выработке пускового механизма для вхождения в боевой транс.

Прежде, чем раскрыть этот механизм, необходимо объяснить смысл терминов «транс» и «пусковой механизм». Транс — это измененное состояние сознания. Имеется в виду тот факт, что в своем обычном (повседневном) состоянии мы ощущаем самих себя, воспринимаем других людей и совершаем разнообразные действия в соответствии с устоявшимися привычками, вкусами, убеждениями, на которые накладываются колебания настроения и всякого рода случайности. Но в ИЗМЕНЕННОМ СОСТОЯНИИ нас не узнать: психологически и поведенчески мы становимся совершенно другими людьми. Самым простым аналогом трансоподобного состояния бывает та стадия опьянения, когда человеку кажется, что ему «море по колено», и он совершает такие поступки, которых на трезвую голову никогда бы не допустил.

Одним из видов транса является гипноз. С точки зрения научной психологии, гипнозом считают «временное состояние сознания, характеризующееся сужением его объема и резкой фокусировкой на содержании внушения (или самовнушения)… В состоянии гипноза у человека могут возникать психические и физиологические реакции, не свойственные ему при обычном состоянии сознания»4Краткий психологический словарь. М., 1985, с. 64.. Говоря о гипнозе, люди часто имеют в виду что-то почти сверхъестественное. И уж практически всегда связывают с тяжелым взглядом гипнотизера, движениями его рук, командой «спать!», прочими внешними атрибутами. Между тем, суть гипноза — это разница в тонусе всей массы нейронов головного мозга и какого-то одного их участка.

Академик Иван Павлов (1849—1936) представлял гипноз как бодрствование изолированного очага на фоне сна всей остальной коры полушарий человеческого мозга. Выдающийся современный психолог Милтон Эриксон (1901—1980) доказал существование и другого вида гипноза, не связанного со сном. В этом случае люди не спят, а бодрствуют, но один участок мозга перевозбужден, как бы «сверхбодрствует». Именно вторая теория хорошо объясняет множество случаев непонятного подчинения чужой воле, а также — что важно для нас — дает ключи к технике самогипноза. Следуя разработкам Эриксона и его последователей, любой нормальный человек может научиться входить в транс (т.е. в измененное состояние сознания) самостоятельно, притом не прибегая к наркотикам, аскетизму, ритмическим движениям, особому типу дыхания и прочим традиционным средствам.

Поскольку речь идет о конкретной разновидности измененного сознания — БОЕВОМ ТРАНСЕ, перечислю главные отличительные чертытакового:

♦ господствующей эмоцией у человека, подавляющей или вытесняющей на какое-то время любые другие эмоции, становится ярость;

♦ исчезают всякие сомнения, колебания, страхи, человек делается необыкновенно решительным, его воля полностью реализуется в действиях;

♦ значительно снижается чувствительность к боли, вплоть до ее полного исчезновения;

♦ намного возрастают энергетические возможности организма за счет мобилизации всех его ресурсов;

♦ заметно ускоряется быстрота реагирования на изменения окружающей обстановки.

В связи с этими характеристиками необходимо прояснить смысл термина «ярость», так как его нередко путают с гневом, ненавистью и другими эмоциональными состояниями. Содержание терминов обычно раскрывают через их синонимы. В данном случае словарь русского языка называет такие, как «безудержность, бешенство, буйство, исступление, неистовство, неукротимость, остервенение». Все это различные оттенки ярости. А гнев — это «возмущение, злость, негодование», т.е. совсем иное психическое состояние. Прекрасное описание ярости боя дал поэт:

И я был страшен в этот миг; Как барс пустынный зол и дик. Я пламенел, визжал, как он, Как будто сам я был рожден В семействе барсов и волков Под свежим пологом лесов. Казалось, что слова людей Забыл я — и в груди моей Родился тот ужасный крик, Как будто с детства мой язык К иному звуку не привык…
М.Ю. Лермонтов
* * *

Теперь займемся пусковым механизмом. Это та волшебная кнопка, щелчком которой человек мгновенно вызывает у себя желаемое психическое состояние. А оно, в свою очередь, обеспечивает желаемое поведение в тех ситуациях, на которые рассчитан пусковой механизм. Говоря словами профессиональных психологов, он представляет «физическое действие, звук или событие, которое вызывает, стимулирует либо активизирует соответствующее действие, эмоцию, обусловленную реакцию»5Пауэлл Т., Пауэлл Дж. Психотренинг по методу Хосе Сильвы. СПб, 1996, с. 41.. Выражаясь немного по-другому, можно сказать, что пусковой механизм — это конкретный стимул, включающий сформированный условный рефлекс. Например, в опытах И.П. Павлова таким стимулом для бедных собачек служил звонок, на звук которого они реагировали так же, как на вид пищи (слюноотделением и секрецией желудочного сока).

У Эриксона стимул для запуска условного рефлекса (т.е. пусковой механизм) называется «якорь». В роли «якоря» может выступать то, что мы видим (чье-то лицо, характерный жест, какое-то изображение и т.п.); то, что мы слышим (голос, слово, музыка, шумы) то, что мы чувствуем (мышечное напряжение или расслабление, боль, тепло, холод, прикосновение и т.д.)— Соответственно, в терминах эриксоновского гипноза «якоря» подразделяются на визуальные (воздействующие через зрение), аудиальные (воздействующие через слух) и кинестетические (воздействующие через физические ощущения).

Человек отличается от других животных, в частности от собак, тем, что у него условный рефлекс часто формируется сразу, после первой встречи с какой-то последовательностью событий. Например, человек, которого избили либо ограбили на темной улице, начинает бояться темноты или хождения по этой конкретной улице. Отрицательным якорем для большинства людей является похоронная музыка. Стоит ее услышать, и настроение понижается, так как когда-то похороны вызвали тягостные переживания и неизбежные мысли о своей собственной кончине. Короче говоря, мы в своей жизни постоянно имеем дело с огромным количеством неосознаваемых нами условных рефлексов, срабатывающих от разнообразных якорей, которые тоже не осознаем. (Смысл всех этих рассуждений заключается в том, что я пытаюсь объяснить, как данный феномен поставить себе на службу).

Тут может возникнуть вопрос: почему нам требуется именно гипнотический транс, а не какой-то другой, скажем, наркотический? Ответ содержится в приведенном выше определении сущности гипноза. Надо, чтобы вступив в бой, мы действовали в ходе его на «автопилоте», не испытывая при этом никаких других эмоций, кроме ярости. Такое возможно лишь в том случае, если нами начинает управлять преимущественно правое полушарие головного мозга (обеспечивающее наглядно-образное и наглядно-действенное мышление), тогда как работа левого (логическое, оценочное мышление) подавляется.

А это, в свою очередь, возможно лишь при условии «значительного сужения объема сознания» (условно говоря, «экран сознания» должен померкнуть) и одновременной с таким угасанием «резкой фокусировкой на содержании внушения». В нашем случае содержание представлено образом идеального бойца (киборга, хищного зверя, легендарного персонажа, киногероя или кого-то еще). Если размышления прекратятся, образ же, напротив, «вспыхнет» в мозгу ярчайшей живой картиной, то последуют «психические и физиологические реакции, не свойственные человеку при обычном состоянии сознания». И тогда сражаться с врагами будем уже не мы, какими все нас знают в обыденной жизни, а кто-то другой, чей образ «сидит» в бессознательной сфере психики, потому что мы «посадили» его туда в процессе самопрограммирования и медитаций.

Кое-кто захочет спросить: известны ли в боевых искусствах методы подобной трансформации на основе психотренинга? Конечно, да. Первыми приходят на ум знаменитые ниндзя. Позволю себе процитировать два небольших отрывка из собственной книги:

«Ниндзя мог на какое-то время становиться сверхчеловеком, произнося магические заклинания (дзюмон), сплетая пальцы в замысловатые комбинации (кудзи-ин) и мысленно отождествляя себя с одним из девяти мифических существ: вороном-оборотнем Тэнгу, небесным воином Марией-тэн, повелителем ночи Гарудой, великаном Фудо-мё и другими. В результате он обретал те психические и физические качества, которые требовались в данный момент: силу быстроту движений, нечувствительность к боли и ранениям, прилив энергии и так далее… Он, говоря современным языком, запускал определенную программу в своем биокомпьютере. Все остальное происходило как бы само собой»6Тарас А.Е. Воины-тени: ниндзя и ниндзюцу. Минск, 1996, с. 224, 219..

Сегодня мы можем сказать, что ниндзя использовали самогипноз на основе «якорной» техники. Совершенно по Эриксону, который объяснил методы такого рода лет через 500 или 600 после их изобретения. Ниндзя задействовали сразу три якоря: кинестетический (сплетение пальцев), аудиальный (звукорезонансная формула) и визуальный (зрительный образ). Тем самым они обеспечивали надежность пускового механизма для вхождения в боевой транс. Нам остается последовать их примеру. В самом деле, зачем «изобретать велосипед», если его давно уже придумали.

* * *

Специалисты отмечают, что искусство применения «якорей» для вхождения в транс основывается на удачном выборе моментов для их постановки, удачном выборе типов «якорей» и удачном воспроизведении уже поставленных7См.: Горин С.А. А вы пробовали гипноз? — СПб, 1995, с. 147.. Самыми надежными являются кинестетические якоря, так как телесные ощущения ВСЕГДА легко воспроизвести и они легко воспринимаются подсознанием.

Вряд ли можно надеяться, что для решения такой сложной задачи, как безотказное вхождение в боевой транс достаточно одного якоря и одной попытки его использования. Нет, это довольно длительный процесс, требующий многократного повторения на тренировках определенной процедуры, о сути которой я скажу чуть позже. Что же касается типов якорей, запускающих в действие желаемую реакцию, то мы для надежности возьмем на вооружение и жест, и звукорезонансную формулу и образ.

Жест — это сжатие пальцев обеих рук в «кулак дьявола» (см. главу 8), хотя, в принципе, вы можете использовать и что-то другое, например, сжимание большого пальца одной руки большим и указательным пальцами другой. Мантра (звукорезонансная формула) должна быть очень простой. Например, слово «раум», связанное, по воззрениям йогов, с агрессивностью. Но в любом случае слово это должно быть коротким, резонирующим, не встречающимся в повседневной речи и хранящимся в тайне от всех других людей, даже самых близких. Ну, а зрительным образом станет изображение того идеального бойца, с которым вы хотите себя отождествить, причем в его окраске должны преобладать цвета агрессии— красный, желтый, оранжевый. Понятно, что об этом вы тоже не должны рассказывать ни одному человеку на свете. И еще хочу напомнить о том, что зрительный образ должен быть« предельно конкретным. Вот почему весьма желательно иметь его в виде какой-то яркой картинки, служащей объектом для медитации.

Теперь о самой процедуре.Считается, что программирование — это процесс компоновки и ввода в мозг специальной информации, рассчитанной на то, чтобы вызвать совершенно определенную реакцию психики и тела. Программирование позволяет использовать скрытые возможности организма для достижения того, чего вы хотите — и чего у вас сейчас нет. Программирование наиболее эффективно в том случае, если осуществляется в состоянии релаксации8См.: Пауэлл Т., Пауэлл Дж. Психотренинг по методу Хосе Сильвы, с. 44..

Посредством медитативной практики вы «пропитали» бессознательную сферу своей психики образом идеального бойца. Чтобы получить возможность действовать в этом образе (стать им), вы начинаете внушать себе в СР следующую программу (через магнитофонную запись):

—  Каждый раз, когда я буду сжимать в кулак дьявола пальцы обеих рук и произносить волшебное слово (например, «раум» — в этом месте вы должны слышать свою мантру), я буду превращаться в… (здесь называется конкретный образ).

Предположим, вы избрали образ хищного зверя. Тогда ваша тренировка может выглядеть следующим образом. Вы расположились возле своих тренажеров. Ваше тело расслаблено, лицо выражает благодушие, глаза чуточку улыбаются. Но вот вы сжали пальцы соответствующим образом, и произнесли про себя мантру, представили себя зверем. В то же мгновение вы как бы взрываетесь изнутри. Мощный, парализующий волю крик, атакующая боевая стойка, перекошенное яростью лицо, дикий взгляд, оскаленные зубы. И тут же следует бой: серия мощных ударов по тренажерам. Удары в полную силу и крик обязательны, иначе, во-первых, ничего вы у себя не разовьете, а во-вторых, причините вред своей психике и телу.

Конечно, поначалу вхождение в образ будет в большей мере театром, актерской игрой, чем истинным состоянием.

Так ведь на пустом месте никогда ничего не появится. Желаемые изменения психики обеспечит только многократное повторение. Рано или поздно условный рефлекс выработается. Когда он сформируется, вы сможете усложнить упражнение. Тогда, сжав кулаки и произнеся заветное слово, вы будете внешне оставаться воплощением благодушия, спокойствия, доброты, а в хищного зверя превращаться внутренне, Вот это уже высший пилотаж, недоступный абсолютному большинству тех самовлюбленных «мастеров», что в изобилии встречаются на территории СНГ и Европы.

* * *

Существует ряд условий, обеспечивающих успешность психотренинга. Их можно назвать так: соответствие, развитие, желание, вера.

СООТВЕТСТВИЕ. Культивируемый человеком образ идеального бойца должен соответствовать его общей философии жизни. О ней я уже говорил раньше (в главе 25). Если такого соответствия нет, если самое важное для данного индивида — ВЫЖИТЬ, а цена значения не имеет, то ничего у него не получится. Идеальный боец не думает о том, что врагов слишком много, что шансы на победу невелики, что можно сдаться на милость неприятеля. Не думает он и о том, что с ним будет, если он кого-то убьет, изувечит, сделает инвалидом.

Он рассуждает иначе: меня хотят убить, значит враг должен быть уничтожен! Разве зверь помышляет о сдаче в плен или беспокоится о том, как бы это не ободрать шкуру противника немного больше, чем следовало? Даже если суждено погибнуть, это не волнует идеального бойца. Победа все равно останется за ним: он не сдался, не дрогнул и не дал унизить себя. Собственное достоинство, самоуважение, гордость для него дороже жизни. Между тем есть много людей, которые позволят оплевать их от головы до пяток и вообще подвергнуть любому издевательству, только чтобы не слишком зверствовали, а главное — сохранили жизнь. Все, о чем говорится здесь — не для них.

РАЗВИТИЕ. Карлос Кастанеда в одной из своих книг, посвященных магии американских индейцев, задает риторический вопрос: способен ли стать ягуаром человек, не обладающий ни одним из тех физических и психических качеств, что присущи настоящему зверю? Иначе говоря, любое здание строят из чего-то более осязаемого, чем воздух.

Идеальный боец — по определению — бесстрашен А стать им желает человек, вполне вероятно, просто отравленный всевозможными страхами, начиная с ежедневной боязни не успеть вовремя сесть в автобус и кончая мыслями о смерти, мучающими его по ночам. Или возьмем физический план. Человек этот грезит об ударе, проламывающем стены, тогда как в действительности не способен сломать дощечку толщиной всего в полсантиметра!

Поэтому требуется развивать у себя весь набор идеальных качеств, пусть в ограниченных масштабах. Можно даже составить их перечень («инвентарь») и регулярно отмечать, как далеко удалось продвинуться по пути развития. Например, вы боитесь падать, тем более на спину? Научитесь делать это легко в любом месте. Сначала сидя на стуле, на мягкий толстый ковер. Потом без стула, затем перейдите на деревянный пол, еще позже смените дерево на уличный асфальт. Вы не обладаете сокрушительным ударом? Начните с отработки его на листках бумаги, рано или поздно дойдете до двухсантиметровой доски. Вы боитесь прыгнуть на землю с верхушки крыши одноэтажного дома? Для начала освойте прыжки из его окна.

Бессознательная сфера устроена так, что любой успех (равно как и неудача) в любой области немедленно распространяется на те отделы психики, которые обеспечивают иные виды деятельности. В первую очередь всякий успех или неудача влияет на то, что для данного индивида наиболее значимо. Мы говорим здесь о том, что хотим стать «боевой машиной», идеальным бойцом, сметающим всех на своем пути. Значит, требуется идти от одной маленькой победы над своими слабостями к другой. И делать это все время, каждый день, во всем, чем приходится заниматься. «Я сегодня не такой, как вчера», — поет эстрадный певец. Эти слова вполне нам подойдут, но требуется добавить еще одно: «лучше!».

ЖЕЛАНИЕ. И вот тут-то встает вопрос: а хотите ли вы стать сегодня лучше, чем вчера? И вообще, так ли уж требуется вам умение входить в боевой транс?

Есть разница между желанием и обычным хотением. Многие люди как будто «хотят» улучшить себя, например, научиться драться. В таком случае, почему они, заплатив деньги за месяц занятий в клубе, после одной-двух недель тренировок навсегда исчезают из зала? В прежние годы, когда я занимался по вечерам тренерской работой, меня постоянно занимал этот вопрос. Если бы дело было в том, что я им не понравился и они перешли к другому наставнику, ответ лежал бы на поверхности. Но в том-то и суть, что они «вдруг» начинали понимать, что рукопашный бой — занятие не для них. И это касается не одной лишь самозащиты. Смешно, но факт: для слишком многих людей единственное по-настоящему увлекательное занятие сводится к максимальной загрузке прямой кишки. Все остальное им как бы не по плечу.

Мастеров в любом деле немного. Почему? Да потому, что только немногие проделывают на самом деле всю ту работу, что требуется для достижения желаемых результатов. Следовательно, измерить силу своего желания очень просто. Задайте себе вопрос: готовы ли вы трудиться без всякого увиливания столько, сколько потребуется, даже если это займет уйму времени? Например, вы разработали программу своей общефизической подготовки и решили в рамках ее КАЖДОЕ УТРО полчаса выполнять специальный комплекс упражнений. Ну, и сколько раз за прошедший месяц вы нарушили свой график? Почему не занимались вчерашним утром? Ах, накануне шел интересный фильм по телевизору, вы легли слишком поздно. А кто мешал вам встать после этого как обычно? Стало жалко себя? Что ж, жалейте и дальше, только враг вас не пожалеет.

Человек, рассуждающий в духе того, что «нечего истязать самого себя дурацкими обязательствами» редко когда ведет дневник. А я его вел много лет и убедился: любые поблажки себе в течение одного-двух месяцев превращаются в зияющий провал, чем бы при этом не занимался. Если регулярно находишь оправдание своей слабости, лени, расхлябанности, любым другим недостаткам, чего ждать от себя чудесного преображения в экстремальной ситуации? Откуда взяться тогда стальной воле, решительности, упорству? Вот мы и видим все время в кино, как «обыкновенные люди», попав в какую-нибудь гнусную историю (скажем, став заложниками или жертвами бандитов) весь фильм пытаются отыскать в себе хоть какое-то мужество. Но пока кто-то из них настроится на то, чтобы начать действовать, его и всех остальных буквально вываляют в дерьме. Более того, кого-то обязательно еще и убьют.

ВЕРА. Для большинства вера есть нечто из области религии. Тогда как в действительности вера — самая могучая сила на свете. Потенциально ей обладает каждый, но в реальности только единицы. Казалось бы, чего проще, взял да и поверил во что-нибудь. Например, в Бога. Так нет же, в душе постоянно сомневаются, отсюда афоризм, выражающий всю ущербность психологии современных обывателей: «Боже, если ты есть, спаси мою душу, если она есть!»

Чтобы вера из потенциального состояния перешла в актуальное, ее надо тренировать каждый день, наращивая помаленьку свои духовные мускулы. Мозг не знает разницы между фантазией и реальностью. Чувства юмора он тоже лишен, шуток не понимает. Что вы на самом деле думаете, то и получите. Если не ждете в глубине души успеха, не верите в собственное превращение, тем самым закладываете в мозгу яркие образы сомнений. И тогда он отвергает вашу желанную цель. Неуверенность в себе, сомнение в обязательном достижении желаемого результата делает образ идеального бойца расплывчатым, тусклым, бессильным. Такому образу не хватает «психической энергии» для воздействия на нейроны мозга, поэтому они не воспринимают его как своего господина.

Если вы, занявшись психотренингом, думаете, что дело лишь в том, чтобы как можно чаще грозно таращить глаза, вопить дурным голосом и колошматить «кулаками дьявола» по мишеням, то вы заблуждаетесь. Хотя делать все это тоже надо, секрет все же в другом. Измененное состояние сознания (транс) не может свалиться откуда-то извне. Оно должно возникнуть внутри. А для этого, помимо всего прочего, требуется истово (это значит, изо всех сил) ВЕРИТЬ в то, что так оно и произойдет. Тут не должно быть никаких свидетелей, никаких критиков, никаких насмешек. Это сугубо индивидуальное, тайное от всех занятие. Вам надо бережно растить маленький росточек, оберегая его от злых ветров, от копыт, от засухи. Помните, что горчичное зерно — самая малая вещь, однако из него вырастает могучее дерево! Так и вера собирается по капельке.

* * *

Соотношение двигательной тренировки (физической) и умственной (психической) должно быть равным. В этой связи не могу не вспомнить рассказ Германа Попова, создателя популярной школы Чой. Лет 12 или 13 назад он мне сказал, что когда жил в Бирме, занимался там в семейной школе «удава». Будучи в те времена убежденным марксистом, он отрицал всякую мистику, потому не ходил на утренние трехчасовые занятия медитацией и прочими не совсем понятными «штучками». Он был убежден, что главное — это вечерние трехчасовые занятия техникой боя. Но к концу своего пребывания в Рангуне (столице Бирмы), сравнивая достигнутые им результаты с результатами тех, кто занимался по полной программе, он понял, что не получил ровно половину необходимых знаний, притом более важную!

Применительно к сюжету нашего разговора, эта история означает следующее: тратите вы в неделю, скажем, 6 часов на занятия рукопашным боем, извольте ровно 6 часов уделять и психотренингу. Конечно, заниматься 6 раз в неделю по одному часу гораздо лучше, чем один раз — шесть часов подряд. Приходится говорить о подобных вещах потому, что слишком часто встречаются люди, в упор не понимающие казалось бы очевидных вещей. Я получаю вот уже шестой год подряд огромную почту со всего бывшего СССР, поскольку издаю журнал боевых искусств. И знаю, что это именно так.

В завершение темы хочу сделать предостережение: в сознательном культивировании агрессивности таится серьезная опасность. Используя имена персонажей знаменитой повести Роберта Стивенсона, можно сказать, что в каждом человеке есть две ипостаси личности: «хорошая» — Джеккил, и «плохая» — Хайд9Кстати, любой читатель может убедиться в этом факте на собственном примере — был бы фотоаппарат. Сделайте снимок самого себя точно в фас. Затем свое лицо на фотопленке (2 кадра подряд) разделите пополам и сложите два новых лица: одно из двух правых половинок, другое — из двух левых, и отпечатайте получившиеся негативы на фотобумаге. Результат ошеломляющий. Родная мать не хочет верить своим глазам — что в ее сыне таятся две столь разные личности — ангел и мерзавец.. Может случиться так, что человек выпестует в себе или разбудит (что почти одно и то же) кровожадное чудовище, жаждущее все новых и новых злодеяний. Навсегда останется отвратительным мистером Хайдом, прячущимся за личиной добропорядочного доктора Джеккила.

Как избежать подобной опасности? Прежде всего, стараться быть нравственным человеком. Не из страха перед чьим-то мнением, не из подражания обычаям предков, а исключительно из чувства долга перед самим собой, из уважения себя. Никогда и нигде не роняйте своего достоинства, не суетитесь, не будьте мелочны, держите свое слово и все в том же духе. Помните: чем больше достоинства, благородства, внутренней силы увидят в вас другие, тем больше станут уважать, тем охотнее подчиняться. Не делайте ничего постыдного ни на людях (это легко), ни наедине (что гораздо труднее). Нравственность и психическое здоровье связаны между собой напрямую. Но об этом надо рассказывать отдельно.



28. РАБОТА С ВНУТРЕННИМ НАСТАВНИКОМ

Действие — это как бы вдох, а созерцание — как бы выдох, и человек, не владеющий тем и другим, не вполне человек.

Герман Гессе
* * *

В глубинах человеческой психики скрывается источник мудрости, который можно использовать для решения любых проблем, возникающих перед нами. В том числе тех, что связаны с практикой боевого искусства.

Ученые с незапамятных времен догадывались о существовании некоего психического центра личности, направляющего и регулирующего жизнь каждого отдельного человека. Но только в двадцатом веке данную идею удалось доказать. Первым это сделал Зигмунд Фрейд (1856—1939), назвавший такой центр «бессознательным». На большом фактическом материале он показал, что именно «бессознательное» (в которое также входят инстинкты) является источником, регулятором и «мотором» тех стремлений, которые направляют поступки человека. При этом они не осознаются людьми, либо осознаются в искаженном виде. Карл Юнг (1875—1961) совершил следующий шаг. Он обосновал идею, согласно которой бессознательное не просто побуждает человека совершать различные поступки, но и определяет их генеральную линию — стремление к душевному благополучию, радости, счастью. А поскольку все люди различны, постольку и логика их поведения чрезвычайно разнообразна. Понять ее смысл можно только одним способом — если «залезть внутрь» человеческой души10Кстати говоря, современная наука умеет делать такое. Подобные методы называются компьютерной психосемантикой. В России этим занимается Институт компьютерных психотехнологий, возглавляемый проф. И.В. Смирновым..

«Внутреннее Я» постоянно сообщает сознательной части психики (как бы выводит на экран сознания) то, чего оно хочет. Средствами передачи этих сообщений являются интуиция, эмоции, фантазии, сны. Но, к сожалению, в европейской культуре принято не обращать внимание на такие послания. Нас с детства учат ценить логику события окружающей жизни, материальные предметы — что угодно, только не свой внутренний мир. Поэтому мы, как правило, пренебрегаем интуицией и «наступаем на горло» своим мечтаниям и чувствам. А потом удивляемся собственной трусости, лени, слабоволию, постоянным сомнениям, вообще всем тем личностным недостаткам, что отравляют нашу жизнь, делают ее жалкой и постыдной.

Для того, чтобы установить надежную связь сознания с бессознательной сферой психики, научитесь работать с образом Внутреннего Наставника. В этих словах нет никакой мистики. Это всего лишь условное обозначение метода выведения на экран сознания из кладовых памяти той информации, которая нужна для решения возникающих проблем. Установлено, что люди осознают в обычных условиях не более одного процента того, что помнит психика. А помним мы абсолютно все, что с нами случалось в течении жизни, начиная с ее первого дня, все, что когда-либо видели, слышали, ощущали. Но осознавать этот гигантский массив информации мы не в состоянии. Да и не нужно нам столько сведений в каждый момент бытия.

Чтобы лучше объяснить смысл образа Внутреннего Наставника, я проведу аналогию с компьютером. В нем тоже содержится океан информации. Однако для решения любой задачи требуется активизировать всего лишь один или несколько файлов. То есть не всю память, а только несколько ее полок, может быть, только одну полку или даже часть одной. То же самое и Внутренний Наставник. Данный образ не более чем инструмент сознания, с помощью которого удается отыскать в себе самом сведения, нужные для решения тех или иных проблем. Мысленное вызывая его в своем воображении, мы как бы включаем автоматическое устройство, которое само ищет среди миллиардов нейронов именно те, где записано то, что требуется сейчас. Как? Этого никто не знает. Работа мозга еще очень плохо изучена. Но мы с вами ведь не ученые, мы практики. Нам важна не конструкция прибора, а то, как им пользоваться в своих целях.

Если человек целенаправленно чем-то занимается, например, боевыми искусствами, то он приобретает определенный двигательный опыт, у него накапливаются телесные ощущения, зрительные картинки, слуховые впечатления, собственные мысли, чужие мнения. Проходит всего два-три года (Не говоря о более значительных отрезках времени), и у человека заполняется огромный шкаф, на дверце которого написано «рукопашный бой». Только залезть в этот шкаф, рассортировать лежащие в нем папки с материалами, тщательно их обдумать, сделать все напрашивающиеся выводы человек не в состоянии. Внутренний Наставник и есть тот инструмент, который открывает это хранилище, достает нужные папки и перелистывает их страницы. Иногда он сразу дает готовый ответ, иногда лишь подводит к нему, но в любом случае значительно облегчает и ускоряет решение проблемы.

У большинства людей Внутренний Наставник принимает облик какой-то авторитетной фигуры: учителя боевого искусства, старого мудреца, любящей матери, религиозного персонажа, героя кинофильма, всезнающего доктора и т.д. У некоторых возникает в облике симпатичного животного либо сказочного героя. Однако независимо от того, как он выглядит, с ним можно вести внутренний диалог, задавать вопросы и выслушивать ответы, выходящие, на первый взгляд, за пределы наших знаний. Эти ответы появляются словно ниоткуда. В действительности Внутренний Наставник является частью нас самих. Той частью, которую мы не осознаем и которая в самом деле «знает все». Не в том смысле, что мы от рождения являемся специалистами по всем проблемам. Конечно, нет. Имеется в виду нечто иное: наше «внутреннее Я» отыскивает такое решение проблемы, которое наиболее приемлемо для нас в переживаемой ситуации.

Техника работы с образом Внутреннего Наставника та кова:

1. Удобно рядьте на стуле или в кресле. Закройте глаза. Полностью расслабьгесь, выполнив для этого упражнение нервно-мышечной релаксации либо релаксации с помощью аутогенной методики.

2. Представьте затем, что вы находитесь на природе, в каком-то месте, которое дает вам ощущение уюта, спокойствия, безопасности, отдыха. Это место может существовать в действительности (вы там когда-то были или видели в кино), а может быть выдуманным. Сосредоточьтесь на деталях данного места. Постарайтесь воспринимать всеми органами чувств то, что там есть, как будто вы в самом деле туда перенеслись.

3. Обратите внимание на тропинку (дорогу, мост, лестницу), которая начинается в вашем оазисе тепла и уюта, и которая уходит за горизонт (либо куда-то вверх). Начинайте по ней двигаться, с ощущением того, что идти по этой тропинке (лестнице, мосту) легко и приятно.

4. Обратите внимание на голубоватое сияние вдали (оно может быть и другого цвета, но обязательно такого, которое вызывает у вас чувство спокойствия, — зеленым, голубым и т. д.). Оно приближается к вам. Вы с любопытством ждете его приближения.

5. Сияние становится все ближе, и вы видите, что это какое-то живое существо: незнакомый человек либо симпатичное животное.

6. По мере все большего приближения этого человека (или животного) постарайтесь внимательно рассмотреть его. Какого оно пола, роста и конфигурации? Если к вам приближается человек, обратите внимание на его лицо, глаза, волосы, фигуру, одежду.

7. Если в присутствии появившегося человека (животного) вы чувствуете себя спокойно, уютно и безопасно, значит, это — Внутренний Наставник (если ваши ощущения связаны с дискомфортом, значит, на экране сознания возникло изображение мучающих вас проблем).

8. Спросите, как его зовут, и потом попросите о помощи.

9. Поговорите с ним. Обсудите с ним свои проблемы так, как вы сделали бы это с самым близким своим другом, которому вы доверяете полностью и во всем.

10. Запомните то, что сообщит вам Внутренний Наставник. Его сообщение может быть словесным, а может передаваться через символический жест или через предъявление какого-то предмета, олицетворяющего совет.

11. Договоритесь о способе выхода с ним на связь, тогда, когда вам снова понадобится его помощь.

12. Затем медленно вернитесь в то помещение, где находится ваше тело, и откройте глаза.

* * *

Не огорчайтесь, если вам не удастся с первого раза встретиться с Внутренним Наставником, или получить от него полезный совет. Чаще всего для этого требуются несколько попыток. Ведь данное существо — часть вас самих, притом та часть, которой вы никогда не уделяли должного внимания. Поэтому для того, чтобы наладить с ней отношения, понадобится время и терпение. Кому-то достаточно двух-трех попыток, кому-то придется затратить два-три месяца. Успех придет обязательно!

Если при общении с Внутренним Наставником вы испытываете смущение, неловкость, сомнения, помните, что он — всего лишь символ вашего «внутреннего Я». Это та часть психики, которая ничего не забывает, и которая «знает», каковы мы на самом деле, потому что она не лжет и не предается иллюзиям. Она «видит» нас такими, какими мы являемся, без всяких украшений, без всякой маскировки. Поэтому выбирает именно такое решение, которое наиболее соответствует нашим глубинным (истинным) целям, вкусам и нормам.



29. ЧТО ТАКОЕ ПУТЬ БОЕВЫХ ИСКУССТВ?

(Вместо заключения)

Вы часто говорите в своем журнале «Путь боевых искусств», а по существу об этом Пути как таковом — ни слова! Почему? Сами не знаете?

(Из письма читателя автору)
* * *

Говоря кратко, Путь боевых искусств — это процесс превращения обычного человека в воина. А как выразился Карлос Кастанеда, «стать воином — значит сознательно выработать в себе набор специфических качеств и соответствующее этим качествам поведение». Мае Ояма сказал по существу то же самое, но иными словами: «путь боевых искусств сводится к обретению истинного смысла жизни через воинскую практику».

Проблема Пути боевых искусств изрядно запутана тем, что, обсуждая ее, чаще всего говорят о другом. Например, начинают рассказывать о принципах «инь-ян», о пяти первостихиях и восьми триграммах, либо цитируют христианских Отцов и Учителей Церкви. То и другое не имеет особого смысла. Не так-то просто связать даосскую натурфилософию или христианскую догматику с жестокой резней и мордобоем. Лучше всего это получается у тех людей, которые любят глубокомысленно рассуждать о реализации в бою принципа ненасилия, о просветленном сознании бойца, о бесовских искушениях и других интересных вещах из области мистики.

Личное общение с некоторыми из них убедило меня в том, что к подобным рассуждениям наиболее склонны теоретики, никогда не вступавшие в кровавые столкновения с полупьяными субъектами, вооруженными кастетами или разбитыми бутылками (не говоря уже о рукопашных схватках на войне). Именно теоретики преувеличивают значение мистических изысканий и недооценивают критическую роль практики.

Путанице также способствует то обстоятельство, что изложение теории Пути боевых искусств традиционно пытаются осуществлять через легенды, исторические анекдоты, всякого рода притчи и афоризмы. Однако современный человек, лишенный классического гуманитарного образования, не приученный думать своей собственной головой, в большинстве случаев не в состоянии извлечь из этих сказок хоть что-то полезное для себя. Ему требуется ясное объяснение сути проблемы, своего рода инструкция по использованию собственного тела и духа, похожая на памятку для автолюбителя или владельца компьютера.

Лично мне кажется, что для начала надо понять, чем вообще привлекает людей искусство рукопашного боя сегодня, когда имеется столько огнестрельного, химического и электрического оружия.

* * *

Видимо, дело в том, что боевые искусства (конечно, как и некоторые другие виды увлечений) позволяют удовлетворять глубинные потребности, определяющие все наши поступки. Эти потребности разделяются у людей на три основные группы: витальные, социальные и идеальные (или духовные). Удовлетворение витальных потребностей обеспечивает биологическое существование индивида; признание со стороны себе подобных связано с социальными потребностями. Что же касается третьей группы, то именно здесь скрыта причина творчества, поисков истины, добра, красоты, справедливости, всего того, что в совокупности составляет смысл жизни.

Так вот, прикладной аспект боевых искусств, то, что в японском Будо называют «дзюцу» (техника, приемы) отвечает инстинкту самосохранения, присущему человеку как виду живых существ. Практика соревновательных поединков, показательных и трюковых выступлений («сиай») соответствует той стороне человеческой натуры, которая нуждается в признании окружающими ее достижений и личных качеств. Наконец, третий аспект боевых искусств, именуемый «до»(путь) связан с совершенствованием личности, с поиском смысла жизни, с обретением духовных ценностей. Принципиально важно то, что в рамках одних школ эти стороны боевых искусств сливаются воедино, в других же реализуются по отдельности (только техника реального боя, только спорт, только психофизическое совершенствование).

Ведя разговор о человеческих потребностях, следует особо подчеркнуть, что человек отличается от животных не витальными и даже не социальными потребностями, а идеальными. Иными словами, в каждом из нас тем больше человеческого, чем сильнее наши поступки определяются стимулами духовного плана. В конечном счете (потому что на первый взгляд это совсем не очевидно) жажда материального благополучия и сексуальных наслаждений, стремление к власти или к славе — все это в людях от первобытного стада человекообразных обезьян.

В самом деле, к чему фактически сводятся мечты пресловутого «среднего человека», которого антропологи красноречиво называют «голой обезьяной»? К тому, чтобы как можно реже напрягаться умственно и физически, как можно чаще отдыхать и развлекаться. А в процессе отдыха и развлечений наиболее значимыми являются для него положительные физиологические ощущения, особенно сексуальные и пищевкусовые. Короче говоря, огромная масса людей больше всего на свете жаждет «ловить кайф»! Сладко пить, вкусно есть, сношаться с лицами противоположного пола, нежиться в теплой водичке, валяться в мягкой постели или на горячем песке…

Что здесь такого, чего нет у животных? Чем подобное поведение — в принципе — отличается от поведения свиньи, которая нажралась до отвала, залезла в корыто с теплой водой, нагревшейся на солнце, разлеглась там и хрюкает от удовольствия. Почему я об этом говорю? Да потому, что бесполезно призывать к самоограничению, к самодисциплине, к обузданию ненасытной плоти (то есть к нравственности) тех, чей идеал в том, чтобы как можно чаще «хрюкать от удовольствия». Однако, если говорить о Пути боевых искусств, то следует отчетливо понимать: «голой обезьяне» он недоступен.

Конечно, для того, чтобы «пройти школу» в смысле освоения какой-то техники рукопашного боя, требуются лишь здоровье, время и старание. Можно при этом быть верующим или атеистом; можно соблюдать диету, не прикасаться к рюмке и сигарете, а можно есть все подряд, периодически напиваться и выкуривать пачку в день; можно не прикасаться к женщине, соблюдать некий моральный кодекс, либо напротив, блудить, лгать, красть, предавать и продавать… Для овладения «голой» техникой, приемами нападения и защиты образ жизни адепта, наличие либо отсутствие у него совести и прочих духовных качеств не имеют никакого значения. Хватило бы ему только «дыхалки», то есть ресурсов сердечно-сосудистой и дыхательной систем организма.

Но для того, чтобы все три аспекта боевых искусств соединить в одно целое, чтобы пойти значительно дальше технического минимума конкретной системы — для этого преображение психики (и тела тоже!) через аскетизм, нравственный образ жизни, непрерывный психический и физический тренинг абсолютно необходимо. В результате человек будет оставаться грозным бойцом до глубокой старости, а не до обычных 30—35 лет. Но гораздо важнее то, что повседневная жизнь станет для него непрерывно длящимся счастьем! Один индус (Калидаса) много веков назад красиво Сказал: «Когда ты вошел в мир, ты горько плакал, а все вокруг тебя радостно смеялись. Сделай свою жизнь такой, чтобы, покидая мир, ты радостно смеялся, а все вокруг горько плакали». Может ли так прожить свою жизнь «голая обезьяна»? Более чем сомнительно.

Талантливые писатели, эти знатоки человеческих душ и жизни вообще, много раз уже излагали превосходные жизненные программы. Их цитирование заняло бы целую книгу. Поэтому ограничусь всего одним высказыванием:

* * *

«Мы не знаем, и никогда не узнаем, что нас ждет за последним вздохом. Так или иначе — ты живешь. Так или иначе — неизбежно умрешь. Есть ли смысл бояться неизбежного? Наоборот, именно поэтому следует жить разумно, смело и весело, как то подобает человеку. На удар отвечай ударом, на улыбку — улыбкой. В любви и в дружбе иди до конца и все, что не оскорбляет других людей, позволяй себе в полной мере. Гордо живи и бестрепетно умирай!»

(Ал. Грин)
* * *

Кто-то может сказать, что мысли такого рода не имеют никакого отношения к Пути боевых искусств. Мне искренне жаль тех, кто так думает. Ибо давно уже известно: «сначала человек, потом мастерство».

* * *

Итак, путь, о котором идет речь, представляет собой служение высшим идеалам. Его протяженность равна всей сознательной жизни. Следовательно, это путь для немногих («для избранных»), особенно в нынешнюю эпоху с присущей ей верой в чудеса, с ее презрением к духовности, ненавистью к честной трудовой жизни, с чудовищным развратом, обжорством и пьянством. Наконец, с ее всеобщей ленью, бесхребетностью и надеждой на счастливый случай. Но только эти «избранные» и могут идти по Пути боевых искусств. Остальные навсегда останутся на «поле чудес в стране дураков».

Понятно, что не имеет смысла тратить несколько десятков лет лишь для того, чтобы научиться ловко драться. При наличии в обществе гор оружия это было бы нерациональной тратой времени, просто глупостью. Но в том-то и дело, что серьезная практика боевого искусства нацелена на физическое, психическое и нравственное совершенствование человека, а не воспитание «киллера». Совершенный человек на порядок превосходит обычных людей во всем: в работоспособности, в сообразительности, в настойчивости, в самых разнообразных знаниях и умениях. Его превосходство проявляется также и в столкновениях с двуногими хищниками. Но это лишь следствие его совершенства, а не цель. Цель, повторю еще раз, заключается в преображении собственной духовной и телесной природы.

Стремление к ней открывает врата в принципиально иную жизнь, нежели у «голых обезьян». Идти по Пути — значит быть не таким, как «все». Например, посещение идиотских вечеринок, дискотек и концертов заменять созерцанием вечной красоты природы; не отравлять себя алкоголем, а наслаждаться вкусом хорошего чая; ежевечернему сидению у телевизора предпочитать медитацию; вместо бесконечной возни с автомобилем — тренироваться; мясо и сладости из сахара с маргарином навсегда заменить пищей из натуральных продуктов… Необходимо научиться слушать музыку, прошедшую испытание временем, понимать поэзию и философию, обрести знания в истории и психологии. А самое главное, узнать на собственном опыте, что человек, посмевший вырваться из стада, фактически обречен на одиночество, даже если им восхищаются. Пожалуй, это труднее всего: научиться быть одиноким среди людей, но радостным и счастливым в своей душе!

Чтобы не скулить от тоски, не переполняться отвращением к самому себе, ненавистью или раздражением к окружающим, есть только один метод, верный для всех эпох: истово заниматься тем делом, которое предназначено каждому его судьбой. Если так получилось, что главным для тебя стало боевое искусство, то посвяти ему себя полностью. Не обязательно превращаться в профессионального тренера. Инженер ты или офицер, рабочий или врач, фермер или художник, не имеет значения. Надо лишь одно — чтобы твое любимое занятие в самом деле было для тебя важнее всего на свете. И чтобы это отражалось во всех твоих поступках, независимо от «обстоятельств».

Тогда неважно, сколько часов в день уходит на работу и бытовые заботы, сколько — на физические упражнения и психотренинг. Это в стаде «настоящая жизнь» начинается лишь после окончания рабочего дня или в выходные дни, которых так страстно ждут и так бездарно проводят. Во-первых, дух и тело можно закалять всегда и везде, не только во время специальных тренировок. Во-вторых, важны не фактические затраты времени, а внутренние приоритеты. На первом месте в сознании должно стоять любимое дело, понимаемое как способ существования в мире. Именно тогда оно дает чувство смысла жизни, полноты и радости бытия.

Разумеется, в современном обществе практика боевых искусств в определенном смысле является игрой, но что такое игра с позиций философии? Как утверждает Герман Гессе, это та «форма, которая объединяет сферы духа и материи, созерцания и действия. Созерцание — это как бы вдох, действие — как бы выдох, И человек, не владеющий в совершенстве тем и другим, не вполне еще человек».

* * *

Вернусь к началу своих рассуждений, О каких специфических качествах и о каком поведении там говорится?

По мнению Кастанеды, важнейшая черта поведения настоящего воина заключается в том, что он заранее считает себя умершим, поэтому ему нечего терять и нечего бояться. В самом деле, что может испугать мертвеца? И зачем ему какие-то выгоды или награды? Воин верит в свой успех не веря, не имеет никаких привязанностей, встречает любую опасность с чувством радости и абсолютной свободы. Таким образом, воин сохраняет невозмутимость духа в любом месте, в любой момент, даже тогда, когда все вокруг разваливается и гибнет.

В то же время, двигаясь по Пути боевых искусств, воин приобретает так называемое «знание тела», позволяющее интуитивно ощущать грозящую опасность и адекватно реагировать на нее, осуществляя необходимые действия без помощи рассудка. Кроме того, это «знание» открывает дверь в кладовую резервных (скрытых) возможностей своего организма.

Мнение Оямы аналогично: «путь воина является путем познания смерти». Подразумевается достижение через экстремальные ситуации, связанные с реальной угрозой жизни, дзэнского «пустого» сознания. Такое сознание идеально отражает все происходящее вокруг. Не задерживаясь ни на чем конкретно («ни к чему не привязываясь»), оно готово к чему угодно. Ояма специально подчеркивал, что «истинно готов тот, кто кажется ни к чему не готовым».

С понятием «пустого сознания» неразрывно связано понятие «духовного меча справедливости». Оно означает следующее. Когда чья-то агрессия нарушает гармоническую безмятежность воина, он, совершая акт возмездия в соответствии с мерой нарушения своего внутреннего покоя, действует без каких-либо эгоистических или садистских побуждений. Подобно ветру, вырывающему сопротивляющееся дерево с корнями, воин просто восстанавливает «естественную гармонию бытия».

Наконец, Путь боевых искусств дает человеку возможность преодолевать извечный разлад между телом и разумом. Что больше всего препятствует единству духовного и физического? Ответ известен давно: мешает «зажатость» человеческого ума множеством норм, понятий, условностей, привычек и догм. Мешает все то, что составляет интеллектуальное начало в человеке (животные всегда ведут себя естественно, но у них нет абстрактно-логического мышления).

Для того, чтобы стать естественным, раскрепощенным, спонтанно действующим существом, руководствующимся в экстремальных ситуациях интуицией, а не логикой, и в этом смысле похожим на дикого зверя (но в то же время по-прежнему оставаясь человеком), необходимо ослабить цивилизованное, культурное начало, и дать приоритет биологическому, природному началу. Именно в этом заключается подлинный смысл «слияния с природой», а не в смене внешних условий жизни. Иначе можно уйти в горы или в леса, и прожить там целую жизнь, ни на шаг не приблизившись к желаемой цели!

* * *

Теперь сделаем общий вывод: Путь боевых искусств — это такой образ жизни, главную роль в котором играет повседневная практика конкретного вида единоборства и психической саморегуляции. В процессе многолетней серьезной практики боевого искусства и психической саморегуляции недочеловек («голая обезьяна») постепенно превращается в человека совершенного, а в отдельных случаях даже в сверхчеловека!



30. ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА

по технике самозащиты:

1. Волостных В.В. и др. Энциклопедия боевого самбо. — М.: «Ассоциация —Олимп», 1993. — 576 с.

2. Иванов-Катанский СИ. Джиу-джитсу: техника боевых приемов. — М.: «Фаир», 1996. —336 с.

3. Карпов В.П. 100уроков кун-фу: самоучитель и пособие для начинающих инструкторов. — М.: «физкультура и спорт», 1994. — 270 с.

4. Ли Б. и Уйехара М. Методика борьбы, книги 1-4. — М.: «Здоровье народа», 1993. — Кн. 1 (104 с), 2 (120 с), 3{96 с), 4 (115 с.)

5. Медведев А.Н. Как дрались в НКВД. — М.: «Здоровье народа», 1993. — 512 с.

6. Миллер Д. Благородное искусство дзю-дзю-цу: 112 приемов. — Минск: «Харвест», 1997. — 320 с.

7. Ознобишин H.H. Искусство рукопашного боя. — М.: НКВД РСФСР, 1930. — 228 с.

8. Онул Л.П. Самозащита без оружия — самбо: сборник приемов. Кировоград: Облполигра-физдат, 1990. — 152 с.

9. Попенко В.Н. Тренажеры и методы тренировки в боевых искусствах. М.: «Богучар», 1993. —192 с.

10. Рожков В.А. Искусство защиты без оружия: по системам защиты и нападения джиу-джитсу, кэмпо, дзюдо, каратэ-до, айкидо, бокса и военно-прикладного самбо. — СПб: «Нотабене», 1992.-286 с.

11. Сенчуков Ю.Ю. Дацзешу — искусство пресечения боя: общие принципы и традиционные секреты восточных боевых систем. — М.: «Кэнсай», 1995.-128 с.

12. Тарас А Е. Энциклопедический справочник Боевые Искусства. 200 школ Востока и Запада. —Минск. «Харвест», 1996. — 640 с.

13. Тарас А.Е. Вьетводао-Вовинам. От начинающего к черному поясу (Практическое пособие). —Минск: «Красико», 1994. — 112 с.

14. Харлампиев A.A. Система самбо, боевое искусство. — М : «Советский спорт», 1995. — 96 с.

15. Цзи Цзяньчэн. Техника самообороны Дуаньда: 84 приема самозащиты. — М.: «Прасковья», 1992. — 284 с.

По методам психотренинга:

1 Алман Б., Ламбру А. Самогипноз (Руководство по изменению себя) — М.: «Класс», 1994. —192 с.

2. ВуджекТ. Тренировка ума (Упражнения для развития повышенного интеллекта). СПб: «Питер», 1996. — 224 с.

3. Гершон Д., Страуб Г. Эмпауэрмент: Искусство творить такую жизнь, какую вы хотите. — М.: «Голубка», 1992.-102 с.

4. Годфруа Ж. Что такое психология. — М.: «Мир», 1996. Том 1 (492 с), том 2 (372 с).

5. Каппони В., НовакТ. Сам себе психолог (2-е изд.). — СПб: «Питер», 1996. —г224 с

6 Лилли Д Программирование и метапрог-раммирование человеческого биокомпьютера. —Киев: «София», 1994. — 320 с.

7. Пауэлл Т., Пауэлл Дж. Психотренинг по методу Хосе Сильвы. — СПб: «Питер», 1996. — 192 с.



КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Анатолий Ефимович Тарас родился в 1944 году, в семье кадрового офицера советской военной разведки. В 1963-66 гг. служил в отдельном разведывательно-диверсионном батальоне 7-й танковой армии. В 1967-75 гг. участвовал в 11 операциях, проводившихся спецподразделениями ГРУ в различных регионах мира. Имеет несколько правительственных наград.

В 1972 году А.Е. Тарас окончил философское отделение Минского университета; в 1979 — Академию педагогических наук в Москве. В том же году защитил кандидатскую диссертацию, посвященную преступности подростков и молодежи. Затем ряд лет работал в научно-исследовательском институте, где вел изыскания в области социально-психологических проблем преступности. Параллельно исполнял обязанности внештатного инспектора уголовного розыска. За успешную работу на этом поприще получил несколько наград от руководства МВД.

С 1984 года А.Е. Тарас занимался прикладной психологией в рамках проектов, выполнявшихся по заказам Министерства обороны СССР. Параллельно преподавал психологию управления в Институте повышения квалификации руководящих кадров Белоруссии, а также выполнял внедренческие работы на предприятиях военно-промышленного комплекса. С 1991 года занимается исключительно редакторской и издательской деятельностью.

А.Е. Тарас неоднократно проходил курсы обучения у инструкторов рукопашного боя спецподразделений военной разведки. Один год был учеником вьетнамского мастера, капитана Нгуэн Зянга из спецподразделения ВНА «Дак Конг». Ряд лет вел занятия в Минске с группами взрослых, изучавших технику самообороны. С 1993 года систематически проводит семинары для инструкторов самозащиты и рукопашного боя. С января 1992 года издает журнал боевых искусств «Кэмпо», пользующийся большой популярностью в странах СНГ и Балтии. Кроме того, пишет книги по проблемам самозащиты и традиционных боевых искусств.


Поделиться впечатлениями