Пикантное пари

Роксана Морган



Глава 1

Шеннон Гарретт бурно кончила. Публика в зале зааплодировала. Всего один прожектор освещал сцену, на которой была установлена огромная кровать. Плоть артистки жаждала нового оргазма. Шеннон погладила свои бедра и обняла партнера. Он прижался к ней низом живота. Она почувствовала, что уперлась спиной в нечто твердое.

– Еще! – выдохнула она.

Аплодисменты стихли, зрители замерли в ожидании нового зрелища, невидимые под бархатным покровом темноты.

Шеннон запрокинула голову и увидела тускло поблескивающие перила балкона и галерки. Искорки отраженного света огромных свечей вспыхивали на наручных часах, перстнях и колье. Сотни пар глаз впились с трех сторон в середину помоста.

Повинуясь вовсе не молчаливому требованию возбужденной толпы, а властному зову своей ненасытной плоти, Шеннон крепче обняла мужчину за плечи и, запустив пальцы в его длинные волнистые волосы, приказала:

– Возьми меня еще раз!

Партнер стал целовать ее шею и плечи, упираясь фаллосом ей в лобок. Шеннон вильнула задом, и фаллос проник ей во влагалище. Ей хотелось полюбоваться им, но обзор закрывали ее пышные атласные нижние юбки. Она закусила губу от досады. Мужчина ускорил темп своих телодвижений. Ворот его льняной рубахи с кружевами распахнулся, обнажилась влажная волосатая грудь. Запахло пачулями. Шеннон сладострастно застонала, чувствуя, как член пробивается в лоно все глубже и глубже.

Мужчина вдруг отстранился и, злодейски осклабившись, спросил:

– Хочешь, чтобы я засадил тебе по самую рукоять?

– Да, пожалуйста! – попросила она, недоумевая, что же все-таки упирается в ее зад. Она заерзала на твердом округлом предмете с шишковидным набалдашником и догадалась, что это один из четырех столбиков кровати, стоящих по ее углам. Красный полог был отдернут, чтобы зрители видели все происходящее в деталях.

Публика замерла в трепетном ожидании.

Шеннон наконец запустила руку под юбку и, нащупав пальцами мошонку, сжала ее в кулаке. Член напрягся еще сильнее. Шеннон ласково погладила бархатистую головку и начала двигать вниз и вверх кожу на ней. Партнер ахнул. Она обвила его ногу своей для большей устойчивости. Грубая ткань бриджей и кожа сапожного голенища натирали ей икру и бедро. Шеннон пришла в неистовство и, стиснув пенис в кулаке, прохрипела:

– Давай! Действуй! Быстрее!

Она откинулась на кружевные подушки и обняла партнера за плечи.

Мужчина с размаху всадил фаллос в ее росистое лоно до упора. Шеннон согнула ноги в коленях и обхватила его бедра. Его пот падал ей на раскрасневшееся лицо, волосы щекотали шею, приятная тяжесть вдавливала ее в матрац все глубже и глубже. В мочке уха мужчины блеснула серьга, и тотчас же в сокровенном местечке Шеннон началась долгожданная пульсация. Она ударила лобком по чреслам партнера и сжала его в объятиях так, что он захрипел. В зале послышались хлопки, кто-то из зрителей истерически крикнул:

– Поддай жару, крошка!

– Только не сломай мне хребет, – прошептал партнер, слегка приподнимаясь на локтях. Он повыше задрал ее согнутые в коленях ноги, сжал руками ляжки и засадил ей под самый корешок. Шеннон громко застонала. Публика пришла в неистовый восторг. Мужчина ловко сорвал с Шеннон кружевной лифчик и стал целовать разбухшие груди. Шеннон завертела задом. Мужчина вытянул пенис и уперся в клитор коленом.

Шеннон ахнула и замерла.

Партнер наклонился и начал дразнить языком ее соски. Потом он сжал рукой ее мокрую от соков промежность и языком провел от ложбинки между грудей до подбородка. Шеннон раскрыла рот, и мужчина просунул в него язык. Шеннон порывисто обняла партнера и прошептала:

– Пора!

Он напрягся и прохрипел:

– Только не обижайся, крошка!

Шеннон впилась ногтями в его мускулистую спину, обтянутую насквозь промокшей рубахой, и замерла в предвкушении экстаза. Удар фаллоса пришелся в шейку матки, но Шеннон приняла его с благодарностью. Слеза покатилась по ее щеке. Она повыше задрала ноги, демонстрируя публике аппетитные ляжки и розовые ягодицы. Благодарные зрители наградили ее бурными аплодисментами. Но плоть Шеннон жаждала чего-то большего, необычного.

Бедра мужчины заходили ходуном, разбухшая головка стального поршня, обтянутого бархатом, едва не разрывала ее срамные губы, устремляясь в недра лона. Фаллос начал долбить и крушить их, словно отбойный молоток, так, что полетели брызги. Млея от этих сладостных ударов, Шеннон заскулила и пошире раздвинула ноги. Струя горячей спермы излилась в раскаленное лоно. Мужчина захрипел. Шеннон впилась ногтями в его ягодицы, выгнулась дугой и, пронзительно завизжав на весь зрительный зал, погрузилась в огненную пучину оргазма. Блаженство охватило все тело, но неутомимый партнер продолжал работать торсом. И она кончила во второй раз, потом – в третий. Это был подлинный экстаз. Гром аплодисментов сотряс театр. А фаллос все проникал и проникал в разбухшее от спермы и соков лоно…

Тяжело дыша, Шеннон вытянула ноги и раскинула в стороны руки. Мокрые нижние юбки прилипли к телу, ей было трудно дышать от острого запаха пота и выделений половых желез, хотелось поскорее погрузиться в нирвану и забыться сладким целебным сном. Но ей мешал грохот аплодисментов, к которому примешался другой, странный и пронзительный, звук.

Все завертелось у Шеннон перед глазами, она куда-то полетела. Треск продолжался, противный и настойчивый. Неужели это сигнал тревоги? Может быть, сработало сигнальное устройство противопожарной системы? А вдруг это конец света? Шеннон испугалась и заметалась по кровати, путаясь в чем-то мокром и липком…

Она проснулась и с отвращением откинула влажное покрывало. В глаза ударил яркий свет, падающий из окна гостиничного номера. Шеннон Гарретт зажмурилась и чертыхнулась. Вот так всегда! Конечно же, мужчины рядом с собой она не обнаружила. Надсадно трещал будильник. Шеннон шлепнула ладошкой по кнопке звонка и простонала, глядя в потолок:

– Ну почему? Почему это происходит со мной только во сне, а не наяву?

Когда-то, года полтора-два назад, она пускалась в лихие сексуальные авантюры, почище той, что ей приснилась. Но в последнее время…

Будильник вновь зазвонил: сработал таймер. Шеннон вздрогнула и схватилась за голову. Половина шестого утра!

Ей стало отчетливо понятно, почему с ней не происходит ничего невероятного наяву: потому что она работает едва ли не круглосуточно. Вот и сегодня на семинаре ей предстоит отчитываться за реализацию тиража последнего номера журнала.

– Проклятие! – сказала Шеннон Гарретт и спустила ноги с кровати.

Она спала голой. Сейчас ей хотелось немедленно лечь в холодную ванну. Все тело покрылось липким потом.

– О Боже! Что со мной происходит!

Шеннон провела ладонью по груди и животу, погладила лобок – и рука стала мокрой. Она вздохнула и откинула назад рыжие локоны, прилипшие ко лбу и щекам. Левую бровь пронзила острая боль, заломило в висках, веко задергалось, заныло в затылке, живот свело судорогой…

– Проклятое «Дайкири»!

Сжав виски ладонями, Шеннон прищурила серо-зеленые глаза и, покачиваясь из стороны в сторону на кровати, начала подводить итоги. Итак, в пять часов тридцать минут утра она проснулась одна в гостиничном номере в Лутоне и мучится похмельем. А днем ей предстоит провести презентацию очередного номера журнала «Женщина» и отчитаться о финансовых успехах. Ах, с грустью вздохнула Шеннон, разве встала бы она с постели раньше десяти часов, если бы сейчас была дома! Впрочем, ее детище стоило таких жертв и страданий. Наконец-то ей удалось стать главным редактором, осталось лишь развить успех…

Шеннон встала и посмотрела на свое отражение в зеркале стенного шкафа: стройная фигура, округлые бедра, тонкая талия, длинные ноги и смазливая, хотя и слегка помятая физиономия. Но сладкие грезы о мужчинах растаяли, как только к Шеннон начала возвращаться память.

Нет, она этого не делала! Боже, какой кошмар!

– Я не могла себе такого позволить! – в отчаянии воскликнула она, потрясая над головой кулаками. Опровергнуть это утверждение было некому. Шеннон вздохнула и, уронив руки, опустилась на край постели. Пальцы дрожали, во рту была помойка, в горле пересохло. На виске билась синяя жилка. По щеке потекла соленая слеза. Плечи Шеннон безвольно поникли. Ей не оставалось ничего другого, как подпереть подбородок кулаками и посмотреть горькой правде в глаза.

Шеннон Гарретт собрала остатки воли в кулак. Прозрение было мучительным, но она бичевала себя, чтобы впредь не совершать подобных ошибок. В тишине пустой комнаты ее глухой голос звучал зловеще, но Шеннон не замечала, что разговаривает сама с собой.

И зачем она выпила столько коктейлей! Зачем позволила Ричарду Стенли втянуть ее в дурацкий диспут? Теперь она в дерьме по самые уши. Шеннон сделала успокаивающий вздох и подставила грудь солнечному свету, нежному и ласковому, как теплые сливки. Небо тоже не ответило ей на риторические вопросы.

– Боже, так на что же, в конце концов, я согласилась? – тихо спросила у себя Шеннон, затравленно оглядывая пустой номер. Ее воспаленный мозг лихорадочно восстанавливал события минувшей ночи…



Глава 2

Перед мысленным взором Шеннон возник Ричард Стенли.

Откинувшись на спинку стула, он рассеянно оглядывал полутемный винный бар. Его светлые, коротко подстриженные волосы были расчесаны на безупречный пробор, на дорогом костюме не было ни пятнышка, ни морщинки. И только чуть заметная краснота глаз выдавала накопившуюся за долгий рабочий день усталость. И все же, отметила Шеннон, для двух часов ночи он держался молодцом. И как ему это удавалось?

Шеннон потихоньку скинула с ног туфли на высоких каблуках и вытянула под столом ноги в прозрачных чулках.

– Так вот, – продолжил свой рассказ Ричард Стенли, – эта моя знакомая работала на так называемой горячей линии для взрослых. Проще говоря, девица развлекала извращенцев – импотентов, нюхающих дамские трусики, онанистов, соглядатаев-скопофилов и прочих чудаков.

Секретарша Ричарда громко икнула. Мужчины – сотрудники издательства «Миднайт роуз интернэшнл», собравшиеся после семинара в баре, захохотали. Шеннон поднесла ко рту бокал с «Дайкири» и посмотрела на рассказчика через стекло. Ричард понизил голос и заговорщицки добавил:

– И вот что моя сообразительная подруга придумала. Она организовала собственную фирму и стала рассылать своим бывшим клиентам грязные дамские трусики наложенным платежом. Девчонка сколотила на этом себе состояние!

– Фу, какая мерзость, – сказала секретарша Ричарда и, прикрыв ладонью рот, выбежала в туалет.

Шеннон проводила ее презрительным взглядом. Ей не нравились люди, которыми окружил себя Ричард, ей был противен он сам, претили его банальные шутки, ее раздражало содержание журнала, главным редактором которого он являлся, с нелепым названием «Крошки». Но позволить ему переплюнуть ее, главного редактора журнала «Женщина», по части тошнотворных приколов она не могла. С видом знатока Шеннон изрекла во всеуслышание:

– Сколотить себе состояние на вонючих трусах может каждый. Одна моя знакомая тоже этим занималась. Она рассказывала, что замачивает дамское белье в пасте из тунца и анчоуса. Получалось очень убедительно…

Секретарша Ричарда, возвращавшаяся из туалета, при этих словах рыгнула и, зажав рот, побежала обратно.

Остальные присутствующие дружно заикали.

Ричард пожевал губами, закатил глаза и снисходительно развел руками:

– Трудно спорить с экспертом по пачканью дамских трусов.

Шеннон скрипнула зубами.

– Зато вас, уважаемый коллега, никто не переплюнет по части извращений! – процедила она.

– Пожалуй, настала моя очередь заказывать для всех коктейли! – воскликнул ее двадцатидвухлетний помощник Гэри, с серьгой в ухе и блуждающей улыбкой на полных губах. Он наклонился над столиком, чтобы взять пустые бокалы, и прошептал: – Умоляю вас, поберегите силы для завтрашней презентации!

– Ты прав, Гэри! – кивнула Шеннон. – Грех нападать на бедного Ричарда. Его стоит пожалеть, ведь «Крошки» обречены на сокращение.

Гэри пожал плечами и поспешно удалился к стойке бара.

Ричард Стенли положил на стол руки, сверкнув золотым перстнем и «Ролексом» на запястье, и дыхнул на Шеннон перегаром.

– Под сокращение скорее подведут «Женщину»! Ведь ее перестали покупать в последнее время. Не кажется ли вам, коллега, что читатель утратил к этому чтиву всякий интерес? Ему надоели ваши дурацкие рекомендации типа совета почаще карабкаться на Эверест, чтобы начать испытывать оргазм по два раза подряд. Над вашим журналом уже смеется вся корпорация!

В другой раз Шеннон и бровью бы не повела. Но сейчас ей словно шлея попала под хвост.

– По-вашему, два оргазма подряд – это нечто из области фантастики? – улыбнувшись, спросила она. – В таком случае, коллега, мне искренне жаль женщин, которые ложатся с вами в одну постель.

– Нормальные люди не кончают, едва лишь с них снимут трусики! – прорычал Ричард. – Обыватель предпочитает обычный, традиционный, секс дедовским способом с одним и тем же партнером. А после работы до девяти вечера ему нужны не ваши идиотские рекомендации по практике секса, а пища для сексуальных фантазий. И вот ее-то ему и предлагает в изобилии мой журнал.

– Какая трогательная забота о несчастном, замученном работой рядовом читателе! – Шеннон покачала головой. – Вы надеетесь удовлетворить его естественные потребности пошлой порнографией? Напрасно! Людям мало фантазий, им подавай живое дело! Между прочим, ваши «Крошки» вполне могут служить пособием для начинающих практиковаться. Вы недооцениваете свой журнал, коллега. Это стыд и срам!

Гэри, вернувшийся с бокалами в руках, поставил на столик очередное «Дайкири» для Шеннон и прошипел ей на ухо:

– Уймитесь ради Бога! Пора спать, кровожадная тигрица.

Но Шеннон уже понесло. Она закричала, тряся пальцем у носа Ричарда:

– Напрасно вы считаете, что простые смертные не интересуются сексуальными приключениями! Они готовы зайти очень далеко, распаленные своими фантазиями после ознакомления с вашим детищем. Плохо же вы знаете своих читателей, коллега! Вы презираете и не уважаете обыкновенных тружеников, у которых в жизни так мало радости.

– Зато вы их любите и поэтому готовы загнать на Эверест! – Ричард расхохотался, побагровев как рак. – Смотрите на жизнь проще, милая Шеннон! Поймите наконец, что дальше фантазии дело у большинства наших читателей не идет. Вот почему мой журнал всегда идет нарасхват. А показатели реализации вашего издания неуклонно снижаются, и его вскоре сократят. Нормальный обыватель не получает удовольствия от сексуальной экзотики, ему подавай что попроще.

– Вы заблуждаетесь! Я тоже была до поры серой мышкой. Но когда мне бросили вызов, я преобразилась.

– О ваших приключениях по корпорации давно ходят легенды, Шеннон. – Ричард подмигнул своим подчиненным и добавил: – Но вас вряд ли можно отнести к категории нормальных людей.

– Права мужчин и женщин в сексе равны! – воскликнула Шеннон. – Что плохого в том, что свободный человек стремится внести разнообразие в свою сексуальную жизнь? Или вы хотите лишить наших читателей права на свободный выбор?

Шеннон почувствовала легкое головокружение. Даже приглушенная музыка и невнятный гул в баре раздражали ее. Не нужно было поглощать в таком количестве кофе и коктейли, подумала она. Но больше всего ее бесила манера собеседника закатывать глаза и разводить руками после каждого ее довода. Вот и сейчас Ричард выдержал многозначительную паузу, вздохнул, закатил глаза и снисходительно сказал:

– Милая Шеннон! Да поймите же вы наконец, что люди в большинстве своем пассивны и консервативны в сексе. Чем, по-вашему, объясняется снижение спроса на «Женщину»? Ответ прост: большинство наших соотечественников знают, что они не осмелятся последовать вашим советам. А если так, рассуждают обыкновенные англичанки, зачем же попусту тратить деньги?

– Чушь! – вскричала Шеннон. – Вы не знаете наших женщин! Впрочем, и мужчин тоже. Приглядитесь получше к своим коллегам, и вы убедитесь, что в тихом омуте действительно порой черти водятся. Я готова биться об заклад, что сотрудники наших редакций с удовольствием окунутся в любую сексуальную авантюру и выкинут такие номера, что у вас волосы встанут дыбом и поседеют. И при этом мои девочки непременно заткнут за пояс ваших парней.

Эти слова были восторженно встречены всеми присутствовавшими при споре двух главных редакторов.

Шеннон сообразила, что перегнула палку, и одернула на коленях юбку.

Ричард Стенли почесал в затылке и процедил сквозь зубы:

– Если ваши сотрудницы и способны в чем-то переплюнуть моих фотографов и редакторов, то исключительно в слабоумии. – Он наклонился над столом и прошипел, брызгая слюной: – Твои девки, Шеннон, в подметки не годятся моим ребятам. Мои парни положат твоих дурочек на лопатки.

Шеннон подавила желание подлить масла в огонь его задетого мужского самолюбия и, приторно улыбнувшись, сказала:

– Тогда вам не нужно волноваться за исход пари, коллега! Мистер Говард похлопает вас по спине и погладит по головке! Он, разумеется, не даст вам хорошего пинка под зад и не крикнет вам в след, что закрывает ваш журнальчик по причине невостребованности читателем.

Ричард нахмурился и оттопырил губу, сразу превратившись из импозантного тридцатилетнего мужчины в обиженного карапуза двух лет от роду.

Шеннон расхохоталась и, подхватив с пола туфельки, встала из-за стола.

– Что вас так забавляет? И куда вы собрались?

– А вот угадайте! – Она вильнула кормой и взяла курс на дамский туалет, стараясь ступать твердо и не упасть.

Возможно, этим бы все и ограничилось и Шеннон отправилась бы спать в свой номер. Но на ее беду, их спор случайно достиг ушей Эдмунда Говарда, находившегося в соседнем баре.

Выйдя через несколько минут из туалета, Шеннон остановилась в коридоре и, схватившись за дверную ручку, стала подтягивать свои чулки. Пол вдруг стал уходить у нее из-под ног, и она, пошатнувшись, пропела себе под нос:

– Пора баиньки! Утром нам рано вставать.

– Но прежде я бы попросил вас уделить мне несколько минут, – раздался у нее за спиной знакомый бас.

Голос управляющего корпорацией отрезвил Шеннон в одно мгновение. Она выпрямила спину, пригладила упавшую на лицо рыжую прядь и обернулась, готовая встретиться с холодным взглядом синих глаз Эдмунда Говарда.

– Я всегда к вашим услугам, сэр! – пролепетала она, чувствуя, что сердце вот-вот вырвется из груди. В голове у нее при этом вертелся только один вопрос, а именно: неужели ее уволят прямо здесь, напротив дамского туалета?

Облик Эдмунда Говарда свидетельствовал о его достатке и благополучии. Одетый в темный деловой костюм, сшитый на заказ, и мягкие туфли ручной работы, этот элегантный седоволосый шестидесятилетний мужчина с лицом, изрезанным глубокими морщинами, держался бодро и уверенно. Однако вовсе не его осанка и высокий рост поражали собеседника. Нет, самым удивительным в этом мужчине были его глаза: пронзительно-голубые, они пригвождали человека к месту, словно молния, и буквально замораживали своей ледяной невозмутимостью.

– И пригласите ко мне Ричарда, – добавил босс, не повышая голоса.

Ричард Стенли, давно следивший за их разговором от стойки бара, тотчас же подбежал и почтительно кивнул боссу. Шеннон вновь удивилась случившейся с Ричардом метаморфозе: он казался абсолютно трезвым и бодрым.

– Прошу! – Эдмунд Говард распахнул дверь отдельного кабинета.

Здесь было не так шумно, как в общем зале, музыка не играла, пол был покрыт коврами, кожаные кресла были шире и глубже, а лица обслуги не выражали и тени недовольства тем обстоятельством, что им приходится работать в третьем часу ночи.

За столом в углу комнаты сидели солидные пожилые джентльмены, видимо, знакомые управляющего. Кивнув им, мистер Говард опустился в кресло возле окна и взмахом руки предложил своим подчиненным занять места напротив него.

Мягкое кожаное кресло едва не поглотило Шеннон, как только она опустилась на него, подчинившись указующему персту управляющего корпорацией. Ричард прокашлялся и неохотно плюхнулся рядом. Официант молча поднес им на подносе рюмочки с коньяком. Шеннон поставила свою рюмку на столик, даже не пригубив.

Управляющий вперил в нее тяжелый взгляд.

– Мне нравится «Женщина»! – выпалила Шеннон. – Я четыре года боролась за место главного редактора! И не хочу даже слышать, что вы собираетесь упразднить мой журнал! Вы для этого меня сюда пригласили?

Это был отчаянный шаг, но Шеннон решилась на него, потому что знала, что управляющий любит решительных и смелых подчиненных, а не трусов и подхалимов.

– Возможно, – уклончиво ответил Эдмунд Говард.

Шеннон ощутила в животе холод.

Ричард прокашлялся и пробормотал:

– В таком случае я здесь, вероятно, лишний, сэр?

Эдмунд облокотился на ручки кресла, сцепил пальцы и, окинув пристальным взглядом обоих собеседников, промолвил:

– Если бы я выгонял людей с работы за глупость, вам обоим пришлось бы освободить свои кабинеты. Я веду переговоры с деловыми партнерами, и вдруг в соседнем помещении раздаются громкие пьяные голоса двух моих главных редакторов! Что бы вы сделали, окажись вы на моем месте?

У Ричарда задергалась щека, он сжался в комок и покосился на Шеннон. Она собрала волю в кулак и подкупающе улыбнулась:

– Да, разговор был громкий и пьяный, сэр. Но ведь интересный, не правда ли?

Наступила пауза. В уголках голубых глаз управляющего обозначились мимические морщинки: он улыбался. По едва заметным признакам Шеннон поняла, что он не совсем трезв.

– Пожалуй, так тоже можно сказать, – промолвил мистер Говард. – Во всяком случае, он навел меня на любопытную мысль. – Эдмунд Говард отпил из рюмки коньяку и пожевал губами, наслаждаясь его чудесным ароматом. – Так вот, – продолжал он, – как это ни печально, я вынужден сообщить вам, что корпорация считает экономически невыгодным и дальше издавать оба ваши журнала. Вам, вероятно, уже известно, что я решил избавиться от одного из них. Цифры продаж у обоих журналов приблизительно одинаковые, да и по содержанию они мало отличаются один от другого. До конца месяца мне предстоит окончательно решить, какой именно из них упразднить. И вот, слушая ваш «интересный» спор, я подумал, что оставлю то издание, в редакции которого работают наиболее дерзкие и раскованные в сексуальном плане сотрудники. Ну, как вам нравится моя идея? Она гениальна, не правда ли?

Ричард Стенли разразился истерическим хохотом, но моментально умолк, сообразив, что управляющему не до шуток. Шеннон заметила, как отхлынула кровь от его лица, и благоразумно подавила смешок, вытаращив на мистера Говарда невинные глаза.

Управляющий корпорацией загадочно улыбнулся.

– Хочу особо подчеркнуть, – промолвил он, – что победит лишь тот участник состязания, который получит от него истинное удовольствие!

– Но откуда же нам взять такого сотрудника? Как мы определим его склонности и способности? – растерянно промямлила Шеннон. – Извините, сэр, вы говорите все это серьезно? – на всякий случай уточнила она, сглотнув подступивший к горлу ком.

– Разумеется! – кивнул мистер Говард.

И, глядя в его пронзительно-голубые глаза, она поняла, что этот человек, ворочающий миллиардами, может позволить себе маленький каприз.

– Мы вернемся к этому разговору, когда конференция закончится. А пока я предлагаю вам подумать о подходящих кандидатурах. Если, разумеется, вы не предпочтете, чтобы я решил судьбу ваших журналов немедленно, бросив жребий.

Стенли усмехнулся и, откинувшись на спинку кресла, закинул ногу на ногу, ожидая, что Шеннон дрогнет и пойдет на попятную. Это взвинтило ее, и она заявила, ослепив улыбкой управляющего корпорацией «Миднайт роуз»:

– Это чрезвычайно плодотворное решение проблемы, сэр! Я вас поддерживаю! Надеюсь, что и мой коллега тоже.

Ричард мученически улыбнулся:

– Вы говорите, что вопрос должен быть решен до конца месяца, сэр?

– Да. Особые условия пари я сообщу вам через секретаря. – Седоволосый джентльмен встал, оттолкнувшись руками от подлокотников: возраст все-таки иногда давал о себе знать.

– Особые условия, сэр? Как это понимать? – спросил Ричард, оттопырив нижнюю губу.

Шеннон едва не прыснула со смеху.

– Позвольте напомнить вам, коллега, суть нашего спора, – ответила она за босса. – Вы сказали, что ваши парни легко положат моих сотрудниц на лопатки. Мистер Говард предлагает оригинальное решение: заключить пари. Это, несомненно, подлинный вызов обеим редакциям, проверка на решительность, находчивость и смелость. Победит тот, кто в ходе состязания получит истинное сексуальное удовлетворение. Проиграет же участник, которому эта проверка покажется пыткой. Я правильно схватила вашу мысль, сэр?

– Абсолютно точно! – Управляющий вовремя подхватил пошатнувшуюся Шеннон под локоть. – Желаю вам спокойной ночи, – галантно добавил он.

Ричард залпом допил коньяк и покосился на полную рюмку, оставшуюся на столике: Шеннон уже мутило от одного вида спиртного. Эдмунд Говард нахмурился: он не привык ждать.

– До свидания, сэр! – Ричард вскочил с кресла.

Стараясь не упасть, Шеннон вышла из кабинета и, едва его двери закрылись, привалилась к ним спиной.

– Он сумасшедший! – выдохнула она, уронив руки.

– Он управляющий корпорацией, коллега! – строго поправил ее Ричард. – Ему позволены чудачества, он вправе иногда вести себя как ненормальный.

– Сегодня уже четырнадцатое? – озабоченно спросила Шеннон. – Значит, в нашем распоряжении только две недели! Забавно! Все это невероятно, но забавно!

Общий зал бара опустел. Даже Гэри ушел в свой номер. Шеннон подхватила жакет со спинки стула, и в этот момент кто-то положил ей на плечо влажную ладонь – пот она почувствовала даже через шелк блузы. Шеннон обернулась и увидела ухмыляющегося Ричарда.

Он погладил ее по бедру и похлопал ладонью по заду. От него несло коньяком. Шеннон поморщилась.

– Послушай, почему бы нам не возглавить это состязание? Проверим наши возможности на деле! Как далеко ты готова зайти, крошка?

Шеннон стукнула его локтем в живот – Ричард охнул и отшатнулся, с трудом устояв на ногах.

– Если я и лишена предрассудков, то это еще не означает, что я не разборчива в сексуальных связях! Спокойной ночи, Ричард. – Она быстро пошла к лестнице.

Ричард крикнул ей вслед:

– Ты пожалеешь, что ввязалась в эту затею, Шеннон! Когда все твои сотрудницы откажутся участвовать в ней, а кое-кто подумает, что ты окончательно свихнулась, когда наступит последний день этого месяца и твой паршивый журнальчик выкинут в унитаз, вот тогда ты станешь рвать на себе волосы и проклинать себя за то, что ухватилась за идиотскую идею босса!

…Шеннон сладко потянулась на кровати и прикрыла рукой глаза. Мысленно она уже перенеслась в главный офис корпорации, куда ей предстояло вернуться в понедельник. Презентация очередного номера журнала отошла на второй план.

– Нет, коллеги не сочтут меня сумасшедшей! – Шеннон усмехнулась. – Они просто сметут меня в суматохе, которая поднимется, едва лишь я раскрою рот.



Глава 3

– Ты спятила, Шеннон! Я ни за что не соглашусь на такое!

– Но ведь кто-то должен это сделать! Послушай, Джулия, не огорчай меня! Подумай еще раз над моим предложением.

Шеннон была в отчаянии.

Джулия Ройстон, ее заместитель, понимающе усмехнулась и подмигнула:

– Я поняла, это шутка! Ведь так, Шеннон? Скажи, что у тебя такое оригинальное понимание юмора. Ну пожалуйста!

Шеннон сжала в ладонях кружку с лозунгом «Налей кофе, иначе обижусь!», сделала глубокий вдох и улыбнулась:

– Разумеется, это шутка. Ты ведь знаешь, как проходят конференции. Сплошная нервотрепка, мощнейший выброс адреналина. Вот почему я решила развлечь тебя рассказом о том, какие фантазии приходят в голову измученным участникам совещания, когда они засиживаются за полночь в баре.

Джулия, чья нервная система начала давать сбои после того, как ей перевалило за сорок, успокоилась и тоже улыбнулась.

– Не морочь мне голову, Шеннон! Лучше вернемся к заметке о дамском белье…

Жесткая спинка стула давила Шеннон на лопатки. Она передернула плечами. Миленькое ситцевое платье василькового цвета, купленное совсем недавно, промокло под мышками от пота. Кондиционеры в редакции журнала «Женщина» не справлялись с жарой.

Шеннон готова была расплакаться. Ни одна из ее сотрудниц не согласилась участвовать в эксперименте. Более того, никто не воспринял это предложение всерьез. Между тем наступило восемнадцатое число, положение становилось угрожающим.

Шеннон глотнула горьковатого кофе и попыталась сосредоточиться на материалах для октябрьского номера.

Взгляд ее скользнул по кабинету, заваленному бумагами, и замер на чьей-то выглядывающей из-под стола заднице, обтянутой шелковыми шароварами. Спустя мгновение появилась и ее обладательница – молоденькая сотрудница с серебристо-пепельными волосами.

– Как зовут эту милашку, наводящую порядок под столом Дэвида? – спросила Шеннон у своей заместительницы.

Джулия тяжело вздохнула: терпеть не могла, когда ее сбивали с мысли.

– Кажется, Аликс Невилл. Она не уборщица, а наладчица компьютеров. Работает у нас по договору. Недавно наладила нам селектор.

– Ах вот как! А я подумала, что она здесь убирается… – задумчиво сказала Шеннон и допила кофе. – Вместо заметки о нижнем белье напечатаем обзорную статью о зимней моде. Да, и вычеркни тест на сексуальную совместимость! А Сандре передай, что я жду от нее очерка об опыте сношений с бывшими мужьями своих подруг. Опубликуем его не в ноябрьском, а в октябрьском номере! Ну, я схожу перекушу, а ты пока посиди на телефоне.

Выходя из своего офиса, Шеннон остановилась возле стола, за которым работала Аликс Невилл, и спросила:

– Не желаете ли пообедать со мной?

Блондинка подняла голову, взглянула на нее холодными как лед серыми глазами и молча кивнула.

* * *

Шеннон пробежала меню, вернула его официанту и заказала салат. Тонированные стекла бистро смягчали яркий свет, слепивший несчастных лондонских пешеходов. Солнечные зайчики весело скакали по столовой посуде и серебристым волосам Аликс Невилл. Она была на два дюйма выше Шеннон, прекрасно сложена и зачесывала за уши длинные волосы, что придавало ее лицу с острым подбородком зловещее выражение.

Шаровары и шелковая блузка прилипли к ее покатым бедрам и маленьким грудям, непослушная прядь упала ей на плечо и щекотала нежную кожу шеи. Аликс передернула плечами и поправила волосы. Шеннон невольно отметила, что у нее мускулистые руки – вероятно, посещает тренажерный зал – и она вовсе не такая хрупкая, какой кажется на первый взгляд.

Аликс улыбнулась нахально, как уличная девка, и спросила:

– Чем я привлекла внимание начальства? И почему босс разглядывает меня, как породистую корову-рекордистку?

– Разве? – Шеннон удивленно вскинула брови. – Извините!

– Наверное, мне следовало бы покраснеть до ушей и смутиться, – с усмешкой сказала Аликс.

Шеннон Гарретт закинула голову и расхохоталась. В зале повисла тишина, кто-то выронил вилку. Шеннон зажала рот ладонью.

– Мне объяснят, что происходит, в конце концов? – невозмутимо спросила Аликс.

Шеннон потянулась и пожала ей руку:

– Не сердись, я сейчас все объясню! Ты верно заметила, что я, пусть и временно, являюсь твоим боссом. Соответственно, ты – сотрудница редакции, пусть и временная! Я знаю, что, выслушав меня, ты пошлешь меня к черту, как это сделали сегодня уже восемь моих подчиненных. И будешь права: кого волнуют чужие проблемы!

– Так или иначе, я готова вас выслушать, – сказала девушка, делая строгое лицо.

Шеннон стала рассказывать ей о свалившейся на нее напасти, и выражение лица Аликс начало изменяться. Наконец она ухмыльнулась, уперлась в стол локтями и, прикрыв рот пальцами с коротко обстриженными ногтями, уставилась на Шеннон смеющимися глазами.

– Забавная история! – Она шлепнула ладонями по лакированной деревянной столешнице. – Даже не знаю, что и сказать…

– У тебя огромное преимущество перед другими сотрудниками, тебе не нужно постоянно находиться в редакции! – начала горячо убеждать ее Шеннон. – Следовательно, тебе не страшны сплетни. И при этом ты такая же сотрудница журнала «Женщина», как и все остальные! Трудно подыскать более удачную кандидатуру!

Девушка насмешливо взглянула на собеседницу из-под темных бровей и заметила:

– Обычно хвалят мои деловые качества.

Шеннон взглянула на припаркованные у тротуара японские мотоциклы, на группу китайских фокусников и танцоров на площади, вымощенной булыжником, на угол здания «Ковент-Гардена», тяжело вздохнула и откинулась на спинку стула. Голубое платье прилипло к ее мокрому телу, голые ноги в босоножках покрылись серой пылью. Шеннон допила лимонад, вытащила дольку лимона и стала ее сосать.

Аликс терпеливо ждала, что она еще скажет.

– Пойми, я не принуждаю тебя делать это, – смущенно пробормотала Шеннон. – Ты свободна в своем выборе! В конце концов, даже если журнал закроют, ты не останешься без работы! То есть я хочу сказать, что… Тьфу, черт! Я окончательно запуталась. И что в этом смешного?

Аликс перестала хохотать и, повернувшись на стуле, вытянула ноги, длинные и обутые в аккуратные сандалии. Шеннон скользнула взглядом по ее плоскому животу, упругим грудям, волевому подбородку и отметила, что волосы у нее не крашеные, а натуральные.

– Я рассмеялась, потому что вспомнила, что не знаю вашего имени! Послушайте, мисс Гарретт, не пора ли нам перейти на ты? Учитывая пикантность обсуждаемой проблемы…

– Меня зовут Шеннон! – сказала главный редактор журнала «Женщина». – Извини, что я сразу не представилась.

Официант наконец подал им заказанные блюда. Шеннон вяло поковырялась вилкой в салате. Аликс отправляла вареные креветки в рот горстями, словно бы не ела целую неделю.

– Я не завтракала, – промычала она, перехватив ее недоуменный взгляд.

Шеннон с плохо скрытым отвращением посмотрела, как девушка облизывает соус с пальцев, и резко встала из-за стола.

– Забудем этот разговор! Ричард прав, я совсем не разбираюсь в людях. Это действительно нелепая затея!

– Подожди! – Аликс отбросила вилку и салфетку и схватила Шеннон за руку липкими пальцами. – Не уходи. Я ведь пока не сказала, что отказываюсь!

Шеннон взглянула на ее хищное лицо и пожала плечами:

– Я лишь собиралась зайти в туалет! На минуточку!

– Ладно, – покраснев, сказала Аликс и отпустила ее.

Войдя в туалет, Шеннон тщательно вымыла руки, ополоснула тепловатой водой лицо и взглянула в зеркало. Капли воды стекали по шее под вырез платья, расплываясь темными пятнами на груди и освежая кожу.

Дверь туалета распахнулась и вошла Аликс.

Подойдя к умывальнику, она включила холодную воду и, подставив руки под струю, спросила:

– Надеюсь, ты меня не разыгрываешь? Я хочу сказать, что если все это всерьез, то я согласна. А меня будут снимать?

– Вряд ли, – растерянно пробормотала Шеннон. – Если не веришь, спроси у нашего босса Эдмунда Говарда. Откровенно говоря, это его затея! И от ее исхода зависит судьба моего журнала.

Аликс нахально ухмыльнулась и подмигнула:

– За журнал не беспокойся! Мы утрем нос Ричарду Стенли. Я с ним знакома. Это настоящий хряк, самоуверенный и бесцеремонный. Пора поставить его на место.

Шеннон невольно расцвела, услышав это.

– Ты повторила мои слова!

Глаза Аликс задорно сверкнули. Она отошла от зеркала и сказала:

– Позвони мне немедленно, как только получишь условия пари. В любое время суток. Мне не терпится приступить к работе. Но я еще не все тебе сказала, Шеннон!

– Так говори же! – Шеннон подалась вперед, тщательно нанося на губы светлую помаду перед зеркалом.

Глядя в него, она увидела, как Аликс подошла к ней сзади и, вытянув руки, сжала ее груди. Промежность Шеннон обдало жаром, ей стало душно: она не ожидала от Аликс такой прыти.

– Если по условиям пари мне придется иметь дело с женщиной, – сказала Аликс, – то я в первую очередь обращусь к тебе. Договорились?

В сумочке Шеннон зазвонил мобильный телефон. Она схватила его и поднесла к уху, продолжая изумленно смотреть в зеркало на Аликс.

– Что? Да! Все в порядке… Что? О’кей. Я скоро вернусь, не волнуйся! – Она отключила телефон. – Это Джулия. Посыльный доставил для меня пакет от управляющего корпорацией. Итак, началось! Ты уверена, что не пойдешь на попятную, Аликс?

Девушка погладила себя по грудям и животу и томно ответила:

– Шеннон, я так завелась, что не могу и думать ни о чем, кроме этого пари! Когда начнем?

* * *

Окна редакции журнала «Женщина», располагавшейся на двадцатом этаже здания корпорации, выходили на набережную Темзы. Стекла едва ли не плавились от августовского зноя. Шеннон с трудом подняла раму на два дюйма, и вместе со свежим воздухом в офис ворвался шум порта. Как только Аликс, вошедшая следом, захлопнула за собой дверь, все разговоры в редакции прекратились, и сотрудницы обменялись многозначительными взглядами. Но Шеннон строго взглянула на них и взмахом руки предложила Аликс пройти в кабинет главного редактора, отделенный от общей комнаты стеклянной перегородкой.

Шеннон подошла к столу, взяла с него конверт кремового цвета и сказала:

– Что ж, давай посмотрим, что внутри!

Аликс не стала садиться на стул для посетителей, а осталась стоять на крохотном пятачке, свободном от папок, коробок и старых журналов, переминаясь с ноги на ногу. Шеннон посмотрела ей в глаза и поразилась тому, насколько расширились ее темные зрачки.

– Честно говоря, я волнуюсь, как на старте перед скоростным спуском на лыжах с горы, – призналась девушка. – Возврата нет, еще мгновение – и ты помчишься вниз с головокружительной высоты.

Шеннон живо представила себя на горных лыжах и покрылась липким потом.

– Итак, я вскрываю конверт!

Она ловко распечатала послание управляющего и уставилась на лист дорогой бумаги. Текст был написан от руки старомодной перьевой ручкой. Пожевав губами, Шеннон начала читать его вслух.

Аликс замерла, ловя каждое слово.



Глава 4

Аликс Невилл отчетливо поняла, что не просто хочет это сделать, но испытывает в этом потребность.

Она ловко въехала на площадку и затормозила. Ее серебристая «ауди» прекрасно вписалась в шеренгу других машин, стоявших на парковочной площадке напротив торгового центра в пригороде Лондона.

Сегодня здесь было особенно оживленно, к зданию торгового комплекса под стеклянной крышей, сверкающей на солнце, словно павильоны ботанического сада Кью-Гарден, спешили и молодые пары, и пожилые люди, и мамы с детьми.

Выбравшись из автомобиля, Аликс одернула белую юбку, прилипшую к чулкам, расправила плечи и с наслаждением вдохнула свежий воздух, пропитанный ароматами уходящего лета.

Что толкнуло ее на столь экстравагантный поступок? Скука! Аликс все осточертело, и захотелось развлечься. Самое интересное, что до последнего момента она и сама этого не понимала.

Что ж, Аликс Невилл заслужила право на отдых. В свои двадцать четыре года эта блондинка с оригинальным оттенком волос и неординарной внешностью, которой она была обязана своей французской бабушке, стала высококвалифицированным специалистом по компьютерам. У нее имелись все основания гордиться собой.

Аликс взяла с сиденья мобильный телефон, положила его в сумочку и надела солнцезащитные очки, смягчавшие яркие краски жаркого полдня.

Как это ни странно, именно высокооплачиваемая работа и стала одной из причин ее скуки. Парням, с которыми Аликс встречалась, не нравилось, что она много зарабатывает, это сказывалось на их эрекции. Впрочем, ее любовников раздражало и то, что она чаще, чем они, ощущает оргазм, обладает большей сообразительностью и так далее, и тому подобное. Возможно, они считали себя крутыми парнями, но и она была о себе весьма высокого мнения.

В конце концов ей обрыдли такие кавалеры. Она перестала встречаться с мужчинами и в последнее время ожесточилась и готова была выть на луну от тоски.

Поэтому-то Аликс и ухватилась за уникальный шанс – выпустить пар, расслабиться без лишних нудных прелюдий и дать волю похоти. Она набрала номер телефона, который ей дала Шеннон, и договорилась с Саймоном о встрече. Убрав телефон в сумочку, Аликс направилась к шестиэтажному зданию торгового центра, где и должно было произойти свидание. Над искрящимся стеклянным куполом кружились, пронзительно крича, чайки. Аликс облизнула пересохшие губы. Ее чуть было не сбил с ног какой-то парень в футболке и с медальоном на шее.

– Закрой рот, пока ворона не залетела, – презрительно бросил он ей на ходу и толкнул стеклянную дверь, отделанную хромированной сталью.

Аликс решительно толкнула дверь и очутилась в прохладном павильоне. Шум тысячи голосов оглушил ее, словно гул водопада. Стуча каблучками по отполированному до блеска полу, она направилась к площадке в центре зала, освещенной снопом солнечного света.

Она подумала, что без труда заметила бы в пестрой толпе мистера Говарда, если бы хотя бы раз увидела его. Любопытно, придет ли он сам на эту встречу или будет тайно наблюдать происходящее? Нет, решила Аликс, скоре всего он пошлет соглядатая, чтобы тот потом доложил ему все в деталях.

Аликс тряхнула головой, и серебристые локоны рассыпались по ее обнаженным плечам. Высокая элегантная пепельная блондинка – именно так она себя описала – не могла не привлечь к себе внимания.

– Аликс? – окликнул ее кто-то.

Она подошла к ограждению вокруг площадки и увидела рядом с прозрачными лифтами молодого симпатичного мужчину.

– Саймон?

Он окинул взглядом ее фигуру – упругие груди, обтянутые белой тканью, тонкую талию, бедра, скрываемые пышной юбкой, – и улыбнулся.

Аликс, в свою очередь, тоже успела рассмотреть Саймона. Это был шатен с короткой стрижкой, высокий, широкоплечий и подтянутый. Лицо его оставалось невозмутимым и непроницаемым. Аликс подумала, что в этом-то, возможно, и заключается его главное достоинство, и весело воскликнула:

– Улыбнись, Саймон! Мы отправляемся за покупками!

– И для этого ты вытащила меня сюда в обеденный перерыв? – опешил ее новый знакомый. У него оказался высокий и пронзительный голос, несолидный для крупного мужчины. – Не лучше ли было пригласить подружку?

– Ты ведь совсем меня не знаешь, – возразила Аликс, скользнув выразительным взглядом по его светло-голубым джинсам. – Лучше оставь моих подруг в покое! По-моему, тебе не помешает набраться опыта в хождении по магазинам.

– Да, пожалуй… – Саймон растерялся, не ожидая такого отпора. – Что ж, давай прогуляемся…

– Тогда вперед! – Аликс шутливо хлопнула его по груди, обтянутой белой тенниской.

Он прищурился и впился в нее взглядом:

– Я тебя где-то уже видел…

Аликс расхохоталась. Она тоже не сразу узнала в этой одежде парня, с которым не раз сталкивалась в корпорации.

– Теперь вспомнил! Я видел тебя в офисе! – обрадованно воскликнул он, и глаза его ожили.

Аликс покосилась на его ширинку: там заметно выделялся бугорок.

– Не разочарован? – спросила она, хитро прищурившись.

– Полагаю, что нет, – многозначительно ответил Саймон и громко расхохотался. Он, несомненно, расслабился, в глазах его вспыхнули веселые искры, на лбу высыпали бисеринки пота. Саймон непринужденно обнял Аликс за талию, и даже через ткань она почувствовала, какая горячая у него ладонь.

Аликс высвободилась из его объятий и шутливо нахмурилась:

– Сбавь обороты, тигр! Я ведь сказала, что сначала мы пойдем за покупками. А там посмотрим…

– Но почему же так строго? – вскинул брови Саймон.

– Вперед! – Аликс взяла его за руку и потянула за собой сквозь толпу, виляя бедрами. Саймон старался не отставать. – Сюда! – воскликнула Аликс и вошла в отдел женского белья.

Продавщица скользнула по ней скучающим взглядом и отвернулась. Аликс пощупала шелковую комбинацию и оглянулась на Саймона:

– Тебе нравится? Смотри, какая мягкая и гладкая ткань!

Он послушно погладил прохладную материю ладонью, сосредоточенно разглядывая изделие. Выражение его лица оставалось безмятежным.

Аликс опустила руку и незаметно для окружающих погладила его по бедру. Почувствовав, как напряглись мышцы, она просунула руку в промежность и легонько сжала мошонку. От прикосновения ее пальцев к столь чувствительной части его тела у Саймона началась эрекция. Аликс покосилась на его лицо и увидела, что у бедняги на лбу выступил пот. Отрешенный взгляд его был устремлен на стенд с образцами дамских трусиков.

– Нравится? – спросила Аликс.

– Побойся Бога, женщина! Мы же в общественном месте, вокруг люди! – прошипел Саймон.

Аликс захихикала и зажала ладонями рот.

Продавщица метнула в нее негодующий взгляд. Аликс повернулась к ней спиной, как бы случайно задев бедро Саймона, и выплыла из секции, провокационно виляя задом.

– Так вот, – заявила она Саймону, когда они вновь очутились в проходе между отделами, – ты не вправе овладеть мной в интимной обстановке. Но можешь это сделать у всех на виду.

Саймон снял ветровку и, перекинув ее через руку, прикрыл ею ширинку.

– Ты все понял, Саймон? – едва сдерживая смех, спросила Аликс.

Саймон оглянулся по сторонам, побагровел и буркнул:

– Если честно, то нет.

– Такого шанса у тебя больше никогда не будет! Мы с тобой должны трахнуться прямо здесь и сейчас, но так, чтобы никто не понял, что мы делаем.

– Это как же? – оживился Саймон. Он почесал в затылке, огляделся по сторонам и расхохотался: – Ага, понял! Ты спятила, милочка!

Аликс погладила себя по юбке и, потупив глазки, сказала доверительно:

– А на мне нет трусиков!

Саймон перестал улыбаться и вытаращил на Аликс глаза.

– Время пошло! – грудным голосом сказала она.

Саймон стал медленно теснить ее к деревянным перилам галереи, обняв за талию и наклонив голову. Руки у него были сильные, ладони – горячие. Стиснув ими Аликс так, что она ахнула, он прижал ее к перилам и встал настолько близко, что она ощутила сосками его грудь, а низом живота – пенис, готовый проткнуть и джинсы, и юбку. Аликс начала тереться о Саймона, он не выдержал и пробурчал:

– Черт бы тебя подрал, Аликс! Нельзя вытворять такое с мужчиной.

– Ты плохо меня знаешь! Сейчас я покажу тебе, как следует с вами обращаться. И сделаю это у всех на виду…

– Прекрати сейчас же! – прорычал Саймон.

Аликс осторожно повернулась к нему спиной и уперлась руками в перила. Саймон моментально прижался к ней вздыбленной ширинкой и сжал руками груди. Аликс широко расставила ноги, устремила задумчивый взгляд на центр торгового комплекса и тихо, но настойчиво промолвила:

– Трахни меня!

Солнечный свет, попадающий через стеклянный купол, рассеивался в окружающем их пространстве, наполняя его неземным свечением. Витрины магазинов на противоположной галерее начали расплываться перед глазами Аликс, словно марево, ее обволокло жаром, по груди и спине потек пот. Она часто задышала и замерла в предвкушении соития…

– Я так часто представлял себе эту сцену, – хрипел у нее за спиной Саймон, – так живо рисовал ее в своем воображении, что сейчас…

Он резко ударил низом живота по оттопыренному заду Аликс и прижал ее к перилам. Фаллос, все еще сдерживаемый слоями ткани, уперся в углубление между ее ягодицами. Саймон огляделся по сторонам и начал осторожно задирать ей юбку, обнажая бедра.

Почувствовав голой кожей его горячие ладони, Аликс задрожала и непроизвольно уткнулась выпяченным задом в пенис.

Саймон тихо зарычал.

Промежность Аликс увлажнилась и стала горячей, но мозг оставался холодным. Она притворилась, будто бы увидела что-то любопытное в витрине, и, вытянув руку, воскликнула:

– Взгляни-ка туда!

Одновременно она подставила обнаженные горячие ягодицы под его нетерпеливые ладони, он сжал их и глухо застонал.

Оставаясь неподвижным, Саймон просунул палец в ее горячее влажное углубление, и она присела, сжав палец наружными половыми губами. Сок потек по его руке.

– Как хорошо… – выдохнул Саймон на ухо Аликс и начал двигать пальцем возле преддверия влагалища.

Аликс расставила ноги пошире. Пенис задрожал под джинсовой тканью. Аликс осторожно потянула за язычок молнии на ширинке. Но головка члена мешала ей расстегнуть молнию до конца.

– Предлагаю добавить остроты нашим ощущениям, – сказала Аликс и выскользнула из объятий Саймона.

– Это как? – Он вытаращил полубезумные глаза.

– Сейчас узнаешь, наберись терпения! Разве тебе не известно, что предвкушение – часть удовольствия?

– Нет! – прохрипел Саймон.

На них уже начали обращать внимание. Щеки Саймона раскраснелись, глаза сверкали, мускулы на руках взбугрились, грудь под тенниской вздымалась. От него пахло мускусом и потом. Аликс тряхнула серебристыми локонами и, пошатываясь, отошла в сторонку.

Ноги у нее стали словно ватные. Она покачнулась и с опаской оглянулась. Комкая куртку, Саймон шел следом, мрачный как туча.

Неверной походкой Аликс доковыляла до кабинок лифта, находящихся в центре комплекса. Голова у нее кружилась от мелькающих перед глазами детей в ярких костюмах, в ушах звенели их возбужденные голоса, отголоски чьих-то реплик, звонкий смех молодых мамаш. Промежность напоминала о себе влажностью и томлением, требуя удовлетворения и протестуя против удручающей пустоты. Кожа ладоней горела от цепкого ощущения напряженного члена Саймона.

Он должен оказаться внутри ее немедленно!

Двери лифта распахнулись. Стенки его были прозрачные, обрамленные бронзовыми фитингами. Кабинки плавно скользили по вертикальным направляющим то вверх, до шестого уровня, то вниз, то опять вверх…

Аликс вошла в кабинку, за ней вошел Саймон, потом – еще три человека. Все стояли, едва не прижавшись один к другому. Аликс уставилась сквозь прозрачную стенку на другие кабинки, не слушая, о чем говорит со своим знакомым стоящая рядом с ней женщина. Саймон молча терся о ягодицы Аликс. Сжав руками скользкий металлический поручень, она закусила губу. Кабина плавно поднималась.

Саймон смотрел через ее плечо на рекламные щиты магазинов, сияющие неоновым светом. В кабине пахло разгоряченными людскими телами. Двери с легким шумом то открывались, то закрывались. Аликс не обращала на это внимания. Совсем тихо она пробормотала:

– Начинай меня трахать!

Она прекрасно понимала, что возражать он не может.

Остальные пассажиры лифта смотрели на световое табло или дверь кабины. Лицо Аликс, отраженное в стеклянной стенке, раскраснелось, серебряные локоны подрагивали. Раскрыв рот, Саймон тяжело дышал у нее над ухом.

Спорить он, безусловно, не мог, ему оставалось принять решение: либо сделать то, что она сказала, либо отказаться от этой затеи. Приближался момент истины!

Дыхание Аликс участилось. Груди распирали платье, соски стали твердыми и терлись о тонкую ткань. Она увидела движение рук Саймона и замерла.

Он стал медленно поднимать ей юбку. Пока ни один из пассажиров не обращал на них внимания. Ни спереди, ни сбоку ее ноги не оголились, надежно прикрытые складками расклешенной юбки. Лишь едва различаемый шорох ткани мог насторожить чье-то чуткое ухо. Шея и грудь Аликс покрылись красными пятнами. Подол юбки уже щекотал ей ягодицы. По ногам потекли струйки пота и соков из влагалища. Рука Саймона проскользнула под ткань…

Его пальцы дотронулись до резинок ее тонких чулок. Он погладил кожу и вдруг просунул ладонь в мокрую промежность. Аликс тихонько охнула. Саймон вставил между половыми губами большой палец…

Аликс замерла, борясь с желанием выпятить зад. Усилием воли она сдержала этот порыв и сделала глубокий вдох.

Саймон задышал чаще и сжал руками ее бедра. Аликс стиснула зубы, боясь пошевелиться, но у нее напрягся живот.

Саймон погладил пальцами волосики на ее лобке и стал массировать клитор. Наружные половые губы набухли и начали раскрываться. Аликс крепче стиснула зубы.

Лифт остановился, двери раскрылись, кто-то вышел, кто-то вошел. Двери с тихим шипением закрылись, и кабина поползла вверх.

Саймон стал действовать под юбкой второй рукой. Никто этого не замечал. У него за спиной громко разговаривали два молодых человека. Саймон начал тереться ладонью о преддверие влагалища. Аликс повела бедрами. Он вынул руку из ее промежности и стал расстегивать молнию на ширинке.

Аликс привстала на цыпочки, перенеся тяжесть тела на руки. Промежность ее пульсировала. Аликс раздвинула ноги.

Головка члена Саймона вошла между ее половыми губами, горячая, толстая и мокрая. Аликс присела, и член стал медленно, дюйм за дюймом, входить во влагалище. Аликс чуть приподнялась и снова опустилась. Разбухшая мошонка Саймона уперлась в ее срамные губы, жесткие курчавые волосы на его лобке пощекотали ей анус.

Аликс судорожно сглотнула. Никто не обернулся.

Стеклянная кабинка плавно поднималась под купол торгового комплекса, кишащего покупателями. Над головами у них сверкало безоблачное голубое летнее небо. Фаллос Саймона тоже устремился вверх, и пятки Аликс приподнялись. Вцепившись руками в поручень, она ждала, когда фаллос упрется в шейку матки.

Саймон стал ритмично работать торсом, не произнося ни слова и сохраняя внешнее спокойствие. Но Аликс ощущала каждую набухшую вену, каждую выпуклость его крепкого члена, распирающего ее промежность. Легкие искорки удовольствия пробежали по ее телу, пушок на шее встал дыбом, глаза расширились. Пенис продолжал ритмично двигаться внутри ее вверх-вниз, вверх-вниз.

Аликс прикусила губу и подавила стон.

Саймон тяжело дышал, кабина время от времени замирала, чтобы выпустить одних пассажиров и принять других. Двери с легким шумом открывались и закрывались. В промежности Аликс возникло ощущение тяжести. В какой-то момент она едва не вскрикнула.

– Быстрее! Еще быстрее! – Ей ужасно хотелось кончить.

Словно бы желая подразнить ее, Саймон вытянул пенис из влагалища до головки. Аликс покачнулась, кабина лифта дернулась после очередной остановки, и Саймон вогнал ей член в лоно по самую мошонку.

Глаза Аликс едва не вылезли из орбит, рот ее раскрылся, и легкий вздох вырвался у нее из груди.

Женщина в длинном плаще скользнула по ней рассеянным взглядом и возобновила разговор с подругой.

Аликс с ужасом поняла, что вот-вот кончит. О Боже! Это непременно произойдет. Вот черт!

Аликс прикусила губу. Саймон потупился. Они походили в этот момент на беспечных молодых любовников, разморенных жарким летним полуднем.

Что же делать? Стенки влагалища Аликс сжались, затем вновь расслабились. Она приподнялась на цыпочки и стиснула половыми губами головку члена. Саймон сжал руками ее бедра и принялся постепенно проталкивать в нее член. Аликс едва не завизжала. Проклятие!

От нее уже ничего не зависело. Она сжала поручень пальцами так, что побелели костяшки. Сок струился по ногам, пенис ходил во влагалище вперед-назад, словно поршень. Аликс готова была закричать.

Малыш в коляске посмотрел на нее и засмеялся, хорошо, что мамаша выкатила из лифта коляску. Но вместо нее вошли двое мужчин. Они стали громко обсуждать различные модели автомобилей.

– Сильнее! – прошептала Аликс. – Давай же!

Кабина остановилась на пятом этаже. Ладони на бедрах Аликс стали влажными. Саймон с силой вогнал в нее фаллос так, что у нее свело ноги. Скользкое и мокрое влагалище до краев заполнилось твердой мужской плотью, обтянутой бархатом. Аликс зажмурилась…

Правая рука Саймона скользнула по ее животу, горячему от толчков изнутри. Его длинный средний палец нащупал клитор и стал медленно потирать его. Искорки удовольствия рассыпались по телу Аликс, пульс ее участился, она тихонько застонала, осознавая, что сейчас кончит на глазах у всех, кто находится в кабине.

Саймон все сильнее нажимал на клитор и засаживал ей сзади член. Колени Аликс подкосились, во рту у нее пересохло, она едва держалась на ногах…

Двери кабины раскрылись, мужчины вышли, двери закрылись. Стеклянная кабинка поползла вверх на шестой этаж. Саймон вошел в раж и поддал Аликс сзади пенисом так, что у нее искры посыпались из глаз. Аликс обессилела и откинула голову ему на грудь, успев отметить, что в лифте они остались одни.

В шестидесяти футах от них, на другом конце круглой площадки в центре комплекса, поднимались и опускались другие лифты, заполненные посетителями, глазеющими по сторонам. Люди растекались из кабинок по галереям, останавливались у витрин, разговаривали, прислонившись спиной к перилам…

– Сейчас ты у меня кончишь! – раздался голос Саймона.

Его рука, столь искусно ласкавшая клитор, скользнула к груди и бесцеремонно сжала ее.

Аликс успела подумать, что кто-то может их случайно увидеть, но в следующий миг она уже не могла думать ни о чем…

Соски ее набухли и отвердели. Сжав другой рукой ее бедро под юбкой, Саймон медленно вытянул пенис из влагалища и тотчас же снова вогнал его внутрь. Раскрыв рот, Аликс изогнулась и сама с силой ударила его задом.

– Божественно! – сдавленно воскликнул Саймон.

Утрата им контроля над собой переполнила чашу терпения Аликс. Она почувствовала неописуемый восторг и, раскрыв глаза, стала резко выпячивать ягодицы, все сильнее прижимаясь ими к лобку и мошонке Саймона. Ее ладони, сжимавшие поручень, стали мокрыми. Экстаз достиг своего пика, и оргазм пронзил Аликс, словно молния, одновременно с его семяизвержением.

Кабина замерла на шестом этаже.

Словно во сне Аликс услышала, как открылись и закрылись двери лифта. Никто не вошел в него. Сперма Саймона стекала по ее ногам. Он привалился к ней и тяжело вздохнул.

Кабина остановилась на пятом уровне. Вошла молодая пара, на четвертом этаже она вышла. Грудь Аликс часто вздымалась. Она прижалась спиной к груди Саймона и окинула взглядом окружающее пространство. Никто не обращал на них внимания. Ни один человек!

Все тряслось и дрожало между ног у Аликс. Пенис Саймона скукожился и выскользнул из ее лона, маленький и дряблый.

– Мы повторим это когда-нибудь, Аликс? – хрипло спросил Саймон.

– Нет, я же сказала, что это в первый и последний раз! – ответила она и, улыбнувшись, пригладила свои серебристые локоны. Концы их стали мокрыми от пота. Аликс обернулась и неожиданно сжала в кулаке его мошонку. – Но обеденный перерыв еще не кончился! – лукаво прищурившись, прошептала она. – Можешь поднять меня на верхний этаж еще разок!



Глава 5

Звонок телефона вынудил Шеннон Гарретт выбраться из ванны.

Было жаль вылезать из облака пара, пропитанного ароматом трав и запахом липы, которым веяло в открытое окно из садов на задворках уютных домиков в западном районе Лондона. Шеннон обмоталась махровым полотенцем и взглянула на свое отражение в запотевшем зеркале в раме из красного дерева. Шея и плечи ее блестели, обретя приятный розовый оттенок.

Ее мобильный телефон остался, разумеется, в спальне. Она побежала туда босиком.

– Да! Ах это ты, Аликс! Извини, что я долго не подходила, дорогая, была в ванной. Ну, рассказывай, как все прошло! Неужели? Молодец, поздравляю! Ты прелесть, нет, ты гений! Настоящий бриллиант! Как ты сказала? Ты сделала это, скрипя зубами? Знаешь, Аликс, если тебя это огорчает, пожалуйста, не утруждайся повторять…

В аппарате раздался звонкий смех.

– Шеннон! – воскликнула Аликс. – Я пошутила. Я давно положила на Саймона глаз! Он всегда выглядел таким неприступным, чопорным, самодовольным, а меня бесит, когда мужчины смотрят на меня как на кусок обоев. Впредь будет знать, как задирать нос!

– Послушай, Аликс, прости за нескромный вопрос: сколько раз ты его проучила? – понизив голос, спросила Шеннон.

– Три! – гордо ответила Аликс. – И нас не застукали! Правда, был один неприятный момент, когда в лифт вошла дама с собачкой и та облаяла меня. Саймон уполз восвояси едва живой. Не знаю, обрадуется ли он, если ему позвоню. Надеюсь, официальную часть проблемы ты утрясешь сама.

– Да, разумеется. Мне придется заехать сегодня в офис, есть срочная работа. Я заскочила домой, чтобы принять ванну и перекусить. Освобожусь не раньше полуночи. Не исключаю, что этой же ночью я получу от босса ответ. Ну, пока!

Шеннон выключила телефон и пошла принимать душ.

* * *

Шеннон освободилась в двенадцатом часу ночи. Попрощавшись с Джулией Ройстон и еще одной молоденькой редакторшей, она откинулась на спинку стула и тихо вздохнула. За окном кабинета ночное небо над Лондоном расцвечивали красными и зелеными бортовыми огнями самолеты, заходящие на посадку в Хитроу.

– Мисс Гарретт, – постучавшись в открытую дверь кабинета, окликнул Шеннон посыльный, – вам пакет из приемной управляющего.

Юноша был одет в кожаную куртку, он явно собирался уйти домой.

– Спасибо, Майк! Спокойной ночи!

Шеннон забрала у посыльного конверт, юноша поклонился и ушел.

Шеннон сняла трубку и, прижав ее ухом к плечу, набрала номер телефона Аликс, после чего распечатала конверт.

В трубке послышался щелчок, и сонный голос Аликс что-то промычал в знак того, что она слушает.

– Аликс! Я только что получила письмо от руководства. Тебе, наверное, интересно узнать его содержание.

– Правда? – оживилась девушка. – Ну, как оценивается мой эксперимент?

– Эдмунд Говард пишет, что он произвел на него глубокое впечатление.

– Ура! – обрадовалась Аликс.

Шеннон с опаской оглянулась по сторонам и понизила голос, хотя и знала, что, кроме нее, в здании никого не осталось:

– Вот что здесь говорится дословно: «Изобретательность известной вам девушки произвела на меня глубокое впечатление. Мне думается, что она может считаться постоянной сотрудницей вашей редакции, хотя и работает в ней по временному контракту, и, соответственно, может быть допущена в следующий раунд».

– А он, оказывается, вовсе не упрямый дурак, каким я представляла себе его с твоих слов, – заметила Аликс. – И что еще он пишет?

– А вот что: «Мне доложили, что ваш первый опыт прошел успешно. К сожалению, аналогичный эксперимент, проведенный сотрудником редакции «Крошки», провалился».

– Вот это да! – обрадовалась Аликс.

Шеннон плотнее прижала плечом трубку к уху, развернула лист плотной кремовой бумаги и продолжала:

– Но и это еще не все! Вот послушай! «Представитель вышеупомянутой редакции приступил к опыту достаточно решительно, однако был вынужден прервать его, когда служба безопасности объявила по радиосети ярмарки, что администрация просит некую влюбленную парочку воздержаться от неумеренной демонстрации своих чувств. Этот факт имел место приблизительно в два или три часа пополудни…»

Аликс отреагировала на эти слова столь бурно, что Шеннон едва не уронила трубку. Впрочем, ее саму душил смех. С трудом успокоившись, она дочитала фразу:

– «После такого объявления партнер сотрудника «Крошек» незамедлительно покинул место эксперимента, не доведя его до конца».

Аликс застонала, схватившись за живот и приговаривая:

– Я сейчас умру от смеха…

Шеннон вытерла слезы и прыснула. Несколько минут обе женщины отчаянно боролись с хохотом. Шеннон выронила из рук письмо и прохрипела в трубку:

– Как мне жаль эту несчастную женщину…

– Не хотелось бы мне оказаться на ее месте, – сказала Аликс.

– Все это вполне в стиле Ричарда Стенли. Он хочет победить, но при этом сам до конца не верит, что женщины способны на это. Готова побиться об заклад, что он выбрал для этого опыта первую же попавшуюся ему на глаза девицу, не принимая в расчет, готова ли она к такому опыту или нет.

– Бедняжка! Как она, наверное, страдала. Хотелось бы мне взглянуть, как все это происходило! – Аликс хихикнула. – Значит, в первом туре победила редакция «Женщины»?

– Похоже, именно так считает мистер Говард, – ответила Шеннон. – Кстати, в этом же письме он сообщает мне условия второго раунда соревнований. Хочешь узнать, каковы они?

– Ты еще спрашиваешь! Да я не усну, если сейчас же не услышу их! Выкладывай! Я сгораю от любопытства!

– Но предупреждаю, тебе придется применить смекалку. Впрочем, ты ведь сообразительная девочка, не так ли? – Шеннон заерзала на стуле.

– Так говорят, – скромно ответила Аликс. – В чем же суть пари?

– В том, что нужно соблазнить тренера по атлетической гимнастике прямо в спортивном зале, – сказала Шеннон.

– Ты хочешь сказать, совратить накачанного здоровяка с рельефными мышцами? – уточнила Аликс.

– Ну да!

– Вот это настоящая проверка на прочность!

– В письме указаны адреса нескольких клубов здоровья. Я сообщу их тебе завтра на работе. – Шеннон сложила письмо и сунула его в жакет, наброшенный на спинку стула.

– Прекрасно! – Аликс хрипловато рассмеялась. – В таком случае мне не помешает выспаться. До встречи, Шеннон!

Шеннон положила трубку, но передумала и набрала номер кабинета Ричарда Стенли. Трубку подняли немедленно.

– Это ты, Шеннон? – спросил Ричард без предисловий.

– Угадал! – усмехнулась она.

– Это не сложно! Я знал, что такая стерва, как ты, непременно позвонит, чтобы позлорадствовать.

– Ты не прав, Ричард! Я звоню, чтобы пожелать твоей девочке успеха во втором туре. Почему вам так не повезло в первом? Где твое хваленое чутье? Неужели ты выбрал первую же подвернувшуюся тебе под руку безответную секретаршу и заставил ее пойти на столь рискованный шаг?

Наступила пауза. Наконец Ричард Стенли ледяным голосом невозмутимо промолвил:

– Благодарю вас за добрые пожелания, мисс Шеннон. Вы очень любезны.

– Если хочешь выиграть этот раунд, рекомендую признать, что и женщины способны рисковать! Советую тщательно взвесить все достоинства следующей участницы соревнования. Тебе потребуется девушка с авантюрной жилкой. Спокойной ночи, Ричард. И приятных снов!

Шеннон усмехнулась, представив, как заскрежетал зубами ее собеседник. Однако улыбка сползла с ее лица, как только она вспомнила, что он разговаривал с ней несколько странным тоном. Не удрученным, а скорее загадочным, как будто бы ему известно то, что не известно ей…

И все же он проиграл. Да, он, разумеется, проиграл.

А что, если проиграл по большому счету вовсе не он?

Шеннон охватило беспокойство.

Она порывисто встала, надела светлый льняной жакет и взяла портфель.

Ее вдруг осенило: да она просто завидует Аликс, в ней забурлила былая кровь. Ведь раньше и она трахалась как крольчиха, а теперь стала занудной каргой… Не пора ли тряхнуть стариной?

Шеннон выключила в офисе свет и отправилась домой.

* * *

Следующий рабочий день выдался такой суматошный, что у Шеннон и Аликс не было ни одной свободной минуты вплоть до половины пятого. И лишь в конце дня Шеннон отдала Аликс листок с номерами телефонов спортивных клубов.

Аликс немедленно покинула здание корпорации и помчалась исполнять поручение.

* * *

Рядом с клубом, который она решила посетить в первую очередь, места для парковки машины не оказалось.

Аликс вынуждена была оставить автомобиль за квартал до него и пешком идти вдоль улицы, неся на плече спортивную сумку. На город опускался вечер, но жара не спадала. Аликс была одета в розовые велосипедные шорты и короткую пеструю майку.

В исходе второго раунда она сомневалась: все-таки инструктор по бодибилдингу не чета обыкновенным «качкам», посещающим тренажерный зал, чтобы потом играть бицепсами перед девушками. Тренер знает, что такое человеческий организм, и умеет обращаться со своим телом. От такого пощады не жди… «Впрочем, – подумала Аликс, – где наша не пропадала!»

Ее белые кроссовки быстро покрылись пылью. Из окон домов тянуло ароматом пряностей: люди готовили ужин, возможно, с вином. Но есть Аликс совершенно не хотелось, она думала о другом. Ее бросило в жар от одной лишь мысли об этом! В груди ее возникло сладкое томление.

Аликс остановилась у перехода и перешла на другую сторону улицы. Мимо нее пронесся автомобиль с молодыми парнями, кто-то из них свистнул ей в окно. Небо над головой было на удивление голубое, подернутое дымкой на горизонте, утомленное солнце лениво зависло, словно раздумывая, стоит ли ему опускаться ниже.

Аликс остановила свой выбор на клубе, наиболее отдаленном от района, в котором она жила. Среди высоких зданий в стиле архитектуры времен короля Эдуарда VII, перестроенных в многоквартирные дома, и современных типовых строений она без труда нашла зал с плоской крышей, а подойдя поближе, прочитала на дверной медной табличке название спортивного клуба: «Феникс».

Взяв у администратора членскую карточку, Аликс направилась по длинному коридору в зал, из-за дверей которого доносилось характерное бряцание металла.

Тренировка шла полным ходом, зал был полон народу. И как, спрашивается, можно в такой ситуации совратить инструктора?

Аликс усмехнулась, представив, как вытянулась бы у него физиономия, если бы она с порога предложила ему покувыркаться вместе с ней на мате или трахнуться на тренажере. Оставалось одно: размяться, попросив уделить ей особое внимание, потом предложить ему выпить по чашке кофе и только тогда приступить к главному. Было бы неплохо, если бы тренер оказался симпатичным парнем.

Аликс смело двинулась по коридору мимо танцевальных студий, косметических кабинетов и кабинок для оздоровительных процедур. Время от времени дверь одного из помещений открывалась, и оттуда доносились приглушенные голоса или стук спортивных снарядов.

Внимание Аликс привлекла приоткрытая дверь, из-за которой не доносилось ни звука. Она заглянула внутрь и поняла, что перед ней класс для занятий аэробикой. Золотистый свет падал на пол из высоких створчатых окон. В дальнем углу высилась горка гимнастических матов, сложенных один на другой. Всю противоположную стену занимало зеркало.

Аликс взглянула на него и улыбнулась своему отражению.

Она сняла малиновый обруч, запустила пятерню в копну серебристых волос и стянула их резинкой на затылке. Получился симпатичный длинный хвост. Глаза Аликс заблестели. Ну чем не самое подходящее место для осуществления задуманного? Здесь мило, спокойно, и зеркало во всю стену!

Она вышла из класса и пошла по коридору. Толкнув дверь тренажерного зала, Аликс очутилась в просторном помещении с низким потолком и зеркалами на стенах, отражающими станки для занятий со штангой. Два парня внушительного вида качали торс, три девицы крутили педали велосипедов, мужчина лет тридцати с гладко выбритой головой лупил кулаками по груше, звучала ритмичная музыка в исполнении ансамбля «Куин». Аликс вздохнула: иного музыкального сопровождения она и не ожидала.

Она встала на свободный мат и начала разминаться, делая наклоны и упражнения на растяжку мышц. Все оборудование было новым и казалось надежным, но в целом зал выглядел убого.

Аликс поработала немного на тренажере для развития трицепсов, установив самую легкую нагрузку, и почувствовала себя значительно лучше: тело обрело подвижность и гибкость, стало послушным, словно отлаженный и смазанный механизм.

Она пересела на велосипед и принялась энергично крутить педали. Легкие, ритмичные движения приятно согрели тело, на лбу выступила испарина. Но скоро эйфория сменилась усталостью и болью в икрах и руках.

Аликс спрыгнула с велосипеда, испытывая острую потребность размять другую часть тела, в которой появился характерный зуд после долгого ерзания на седле. Она бы отдала все на свете, чтобы немедленно лечь под темпераментного мужчину. Но инструктора нигде не было видно…

Аликс поболтала с одной из девушек, ожидавших, когда освободится тренажер для упражнения в положении лежа, вспомнила, что видела в коридоре автомат с газировкой, и пошла в раздевалку за мелочью. Беря деньги из сумки, она взглянула на часы: половина седьмого! Следовательно, те, которые сейчас тренируются, скоро пойдут домой ужинать, и сюда придут новые люди.

Аликс разыскала автомат по продаже газированной воды, утолила жажду шипучей прохладной влагой и стала смотреть с балкона на играющих в сквош, их крики, неловкие удары ракеткой по мячу и громкие вопли изрядно ее позабавили. Спохватившись, что она пришла сюда не для праздного созерцания спортивных состязаний, Аликс вернулась в коридор.

Проходя мимо одной из распахнутых дверей, она наконец-то увидела инструктора.

Он стоял возле стола и читал какую-то бумагу. Воспользовавшись этим, Аликс повнимательнее присмотрелась к тренеру. На нем были черные тренировочные штаны и черная майка с короткими рукавчиками, и то и другое выглядело измятым. По-армейски подстриженные волосы были темно-каштановые, черты лица – мужественные, резкие, брови – густые, глаза – карие и ясные.

Он был высокого, более шести футов, роста и обладал превосходно развитой мускулатурой. Аликс сглотнула, скользнув взглядом по его широкой груди и могучим плечам. Его сильные руки были покрыты густыми черными волосами. Живот у него был подтянут, ноги мускулистые и плотные.

Он не выглядел вульгарным «качком», в нем все было аккуратно и пропорционально. Если такого мужчину одеть в костюм, то его развитой мускулатуры и не заметишь.

Аликс завершила свой осмотр беглым взглядом на бугорок в промежности, отметила его внешнюю компактность и воскликнула, прислонившись спиной к косяку:

– Привет!

Тренер скользнул по ней изучающим взглядом.

– Чем могу быть вам полезен? – даже не улыбнувшись, спросил он.

Его смуглая кожа, тяжелые брови и короткая стрижка придавали лицу хмурый вид. Он смотрел на Аликс с высоты своего огромного роста и, казалось, вдавливал ее в пол. Вот это подлинный вызов!

Аликс ощутила легкое волнение.

Наверное, у него полно поклонниц из числа девиц, посещающих спортивный комплекс, подумала Аликс. И возможно, он пресытился ими и не прочь размяться с обыкновенной женщиной, а не сексуально озабоченной красоткой, смотрящей на него как на ходячий пенис.

Впрочем, так оно и есть… Аликс подавила улыбку и снова оглядела стоящего перед ней великана с головы до ног. Тренер положил бумагу на стол и повторил:

– Я слушаю вас!

– Мне нужен наставник! – сказала Аликс. – Персональный тренер. Ваш клуб предоставляет своим клиентам такие услуги?

Великан задумчиво пожевал губами.

– Пожалуй, я мог бы с вами заняться.

– Вы уверены, что справитесь? – Аликс кокетливо вскинула брови. – Я клиентка с капризами.

– В самом деле? – Тренер улыбнулся, черты его сурового лица смягчились. – А вы уверены, что достаточно хорошо подготовлены для усиленных тренировок? Я требовательный наставник и люблю учеников, имеющих приличную физическую форму.

– Я в прекрасной форме, – ответила Аликс. – И нуждаюсь в хорошей нагрузке, можно сказать, изнуряющей. Я могу ожидать ее от вас?

– Вы не будете мной разочарованы, – ответил тренер. – У вас есть какие-то особые причины для таких шагов? Вы уверены, что готовы идти до конца и не отступитесь на половине пути? Не переоцениваете ли вы свои возможности?

– Я не внушаю вам доверия? – Аликс отошла от косяка и выпрямилась. – Вам не нравится моя фигура? А мне говорили, что у меня прекрасное, гибкое и упругое тело. Я чрезвычайно вынослива и целеустремленна. Уж если я что-то начинаю, то обязательно довожу до конца.

– Что ж, будем знакомы! – Мужчина протянул ей руку: – Меня зовут Винс.

– А меня – Аликс! – Она с замирающим сердцем пожала его лапу. Рукопожатие лишний раз подтвердило, что он обладает недюжинной силой. Во рту у Аликс пересохло, а промежность свело. Сердце ее учащенно заколотилось.

– Вы уверены, что хотите доверить свое тело моим рукам? – спросил Винс, усмехнувшись.

– Разумеется! – Аликс мило улыбнулась.

– Не горячитесь! – Винс осклабился, отчего стал словно бы моложе, но не менее самоуверен. – У меня особая система тренировки.

– Надеюсь, что я с ней справлюсь.

– Вам придется изрядно попотеть. Особое внимание я уделяю упражнениям на растяжку. Вы их не боитесь?

Аликс окинула взглядом маленькую комнату. Почти всю ее площадь занимали два металлических стеллажа для папок с документами, выкрашенные в зеленый цвет, и письменный стол. Окна не было, люминесцентный свет придавал стенам желтоватый оттенок.

Аликс потянула за ручку двери и закрыла ее, на всякий случай повернув ключ в замочной скважине два раза.

– Ну, как мы будем разминаться? – спросила она грудным голосом.

Внезапно он бесшумно и стремительно подошел к ней вплотную. Аликс напряглась.

Оцепенев и онемев, она молча смотрела, как мрачнеет его суровая физиономия и как вздымается грудь. Ей в ноздри ударил резкий запах мужского пота.

– Вот тебе для начала! – гортанно воскликнул Винс и, погладив ладонями ее грудь, обтянутую лайкрой, сжал пальцами набухшие соски.

Аликс прижалась к нему. Его ладони, горячие и сухие, лихорадочно тискали ее тело, шелковистая материя неприятно шуршала от их прикосновений. Аликс порывисто стянула майку, обнажив кремовые полушария с темными сосками. Винс тотчас же сжал рукой ее левую спелую «дыньку» и стал жадно сосать правую.

Аликс охнула, пронзенная, словно ударом тока, его поцелуем, ее шорты промокли от соков. Неосознанно замахав руками, она задергалась, прижимаясь к нему животом, и, судорожно вздохнув, вцепилась пальцами в его волосатую грудь. Его тело было горячим и плотным.

Аликс положила ладонь на живой бугор в его промежности – фаллос пришел в движение и уперся головкой ей в бедро. Аликс просунула руку под резинку и, сжав пенис, принялась мастурбировать.

Штаны соскользнули Винсу на колени. Обхватив Аликс за плечи, он резко приподнял ее. Она потеряла равновесие и повисла у него на шее. Винс смахнул свободной рукой на пол бумаги и папки и повалил Аликс на стол.

Она больно стукнулась копчиком о твердую поверхность и вскрикнула.

Винс ткнул большим пальцем в ее промежность, и эластичная ткань шортов застряла между срамными губами. Аликс сжала ягодицы, ей хотелось стянуть с себя мокрые трусики и шорты, но Винс навалился на нее и засопел у нее над ухом. Аликс вцепилась в его плечи. Он сильнее прижал ее к столу. Тогда она изловчилась и, схватив его за член, стала быстро двигать кожу на головке вверх и вниз. Толстый восьмидюймовый пенис подрагивал в ее кулаке от напряжения.

Винс застонал и сжал рукой ее промежность, обтянутую лайкрой. Ткань натянулась так, что грозила разрезать сокровенное место Аликс пополам. Резко взвизгнув, она завиляла бедрами. Винс вынул руку из промежности и сжал ягодицы, вцепившись пальцами в ткань. Одним резким движением он сорвал с Аликс шорты вместе с трусиками, и они застряли у нее на коленях. Охлажденный кондиционером воздух слегка освежил ее раскаленные, словно вулкан, половые органы и натертые тканью ягодицы. Аликс выпятила низ живота и воскликнула:

– Да засади же наконец в меня свою дубину, болван! Что ты медлишь!

В этот момент она услышала, как распахнулась дверь и чей-то рассерженный голос заорал:

– Что здесь происходит, черт подери?

Аликс резко подскочила и, стукнувшись о грудь здоровяка, упала плашмя на стол. Извиваясь от боли в спине, она мучительно соображала: как случилось, что кто-то открыл дверь, запертую ею изнутри на ключ?!

Аликс приподнялась и, повернув голову, увидела, что распахнута дверь, находящаяся между стеллажами, а ее-то она и не заметила! Проклятие! Мужчина в белых спортивных трусах и тенниске застыл в проходе, вытаращив на Аликс глаза. Взгляд его уперся в ее голую задницу. Аликс завертелась на столе, но Винса, похоже, абсолютно не трогало, что и он демонстрирует незнакомцу свои срамные места.

– Какие проблемы? – рявкнул Винс.

– Убирайтесь отсюда, мерзкие извращенцы! Вон, говорю я вам!

– Отпусти меня! – завизжала Аликс, сгорая от стыда.

Винс выпрямился и, отступив на шаг, натянул тренировочные штаны. Но член его продолжал стоять, оттопыривая материю.

– Хорошо, не кричи, мы уходим, – пробурчал он.

– Я вызову полицию! – пригрозил ему незнакомец.

Аликс отпихнула Винса и попыталась натянуть трусики. Мокрая материя прилипла к ногам и не поддавалась. Второпях она проткнула ногтем кружевную кайму трусиков и поцарапала кожу. Кое-как все же подтянув шорты, Аликс слезла со стола.

Винс подхватил ее под руку, отпер дверь в коридор и, вытолкнув ее из кабинета, выскочил сам и захлопнул дверь.

– Быстрее, крошка! – Он сжал стальной клешней ее хрупкую ладонь и потянул за собой.

Из-за двери кабинета раздавались возмущенные возгласы и позвякивание телефонного аппарата: очевидно, мужчина звонил в участок. Аликс завертела головой, высматривая женскую раздевалку.

– Эй, крошка! – Винс положил руку ей на плечо и повернул к себе лицом.

Аликс почувствовала, что на одной ноге у нее нет кроссовки. Неужели она осталась в кабинете? Какой позор!

– Да как ты посмел! – вскрикнула она, глядя Винсу в глаза.

– А вот так! – Он сжал одной рукой ее грудь, а другой обнял Аликс и прижал ее к себе.

К своему стыду, она почувствовала, что изнывает от неудовлетворенной похоти. Винс кивнул на дверь зала для занятий аэробикой:

– Похоже, там никого нет! А мы с тобой так и не кончили. Что будем делать?

Аликс сжала его кисть, пытаясь оторвать руку от своей груди, и крикнула:

– Я все равно не кончу! Этот мужчина смотрел прямо на мой зад! Я чуть не умерла от стыда. Что мне делать? У меня промокли трусы. Мне плохо. Я не стану трахаться перед зеркалом. Понял? Отпусти меня!

С пылающим лицом Аликс вырвалась и убежала в женскую раздевалку. Шорты с треском лопнули по шву, как только она попыталась их снять.

– Проклятие! – в сердцах воскликнула Аликс.

Из кабинки выглянула немолодая женщина и встревоженно спросила:

– Что случилось? Вам нужна помощь?

– Спасибо, нет! – Аликс порылась в сумке, но чистых трусов в ней не оказалось. Аликс ничего другого не оставалось кроме как выбежать из клуба в неприглядном виде и, прикрывая сумкой разорванные в промежности шорты, торопливо заковылять с одной босой ногой по пыльному тротуару. Лицо ее пылало. На поиски машины у нее ушло не менее часа.

* * *

Шеннон Гарретт оторвала взгляд от глянцевых фотоснимков, лежащих на столе, и увидела входящего в офис Ричарда Стенли.

– Доброе утро, – вкрадчиво пророкотал он.

Шеннон окинула его ненавидящим взглядом, невольно отметив, что волосы его безупречно уложены и напомажены, а костюм от Армани тщательно отутюжен и выглядит как новый, и спросила:

– Чем могу быть полезна?

– Я зашел, чтобы выразить свои соболезнования, – промолвил Ричард, блеснув голубыми глазами.

«Видимо, уже отметил свою победу», – желчно подумала Шеннон.

Понизив голос, чтобы ее не услышали сотрудницы в общей комнате, она сказала:

– Я вижу, вас уже оповестили о нашей досадной неудаче.

– Да. – Ричард глубокомысленно улыбнулся. – Эдмунд обмолвился об этом, когда я был у него утром в кабинете.

«Эдмунд! – с негодованием подумала Шеннон. – Да я готова побиться об заклад, что ты не осмелишься обратиться к боссу иначе, как сэр, мистер Говард!»

– Ваша участница соревнований позорно бежала с дистанции, не дойдя до финиша, – продолжал Ричард. – Представитель «Крошек» был готов продолжить честную борьбу, но… – Он развел руками. – В связи с неспортивным поведением вашей девицы мой сотрудник признан победителем.

Шеннон откинула со лба локон каштановых волос и, нахмурившись, спросила:

– Сотрудник? С вашей стороны участвовал мужчина?

– Да. По чистой случайности он выбрал тот же спортивный клуб, что и ваша девушка. – Ричард принялся внимательно изучать свои ухоженные ногти.

– Но Аликс не заметила там никого из известных ей сотрудников «Крошек»! – выпалила Шеннон, утратив самоконтроль.

– Дело в том, что я привлек сотрудника нашей службы безопасности, – улыбнулся Ричард. – Аликс приняла его за тренера, а он не стал ее разочаровывать и приступил к выполнению задания. Винс Рассел служил в армии, находчивость – его основное достоинство. Я им очень доволен.

– Настоящий душитель и убийца, запатентованный головорез! – сказала Шеннон и горько усмехнулась.

– Но этот головорез теперь работает в редакции журнала «Крошки», – с обаятельной улыбкой уточнил Ричард Стенли. – Он моментально смекнул, с какой девицей имеет дело, и поступил в соответствии с инструкциями. Винс хотел довести начатое до конца, но ваша девица этого не пожелала. Победа во втором раунде досталась «Крошкам». Осмелюсь напомнить вам, мисс Шеннон, что сегодня двадцать первое число…



Глава 6

Эдмунд Говард переступил порог своей приемной в пентхаусе, когда солнце взошло над подернутой туманом Темзой. С высоты птичьего полета ему был виден весь порт Канэри-Уорф и даже мост королевы Елизаветы, подернутый утренней дымкой. Мистер Говард был без портфеля, свой элегантный плащ фирмы «Берберри» он держал, перекинув через руку. В ярком солнечном свете его хищное лицо казалось высеченным из камня. Он прищурил пронзительно синие глаза и оглядел кабинет.

Взгляд его замер на девушке, стоящей возле письменного стола красного дерева. Руки она держала за спиной, упираясь ими в край столешницы, коричневое шелковое платье облегало округлые груди и стройные голые ноги.

Эдмунд Говард нахмурился.

Девушка приветливо и без тени кокетства улыбнулась:

– Аликс Невилл. Только не говорите, что вам не знакомо мое имя! – Она протянула мистеру Говарду руку.

– Здравствуйте, мисс Невилл! – Эдмунд Говард пожал ей руку, галантно поднес ее к губам и поцеловал. Затем он обошел вокруг стола, непринужденно кинул плащ на кожаный диван и сказал: – Даже если бы охранник не предупредил, что вы меня ожидаете, я не мог вас не вспомнить, мисс Невилл. Ваше победное выступление в лифте торгового комплекса произвело на меня огромное впечатление.

При этих словах Аликс вскинула брови и повела головой. Серебристые волосы рассыпались по плечам, она усмехнулась и с сожалением сказала:

– Мое вчерашнее выступление в оздоровительном комплексе было менее успешным…

– Ах вот вы о чем… – Эдмунд Говард тяжело опустился в кресло, прикрыл глаза ладонью от солнца и, откинувшись на спинку, задумался. Эта длинноногая непосредственная девица, излучающая сексуальность, не походила на обыкновенную кокетку, у нее были ясные и умные глаза. – Каковы ваши отношения с мистером Винсентом Расселом? – спросил мистер Говард.

Аликс саркастически усмехнулась:

– Мне известна эта фамилия, но лично мы не знакомы. И, предвосхищая ваш следующий вопрос, отвечу: нет, мисс Шеннон Гарретт не знает, что я здесь.

– Пожалуйста, присядьте. Я закажу чай. – Эдмунд Говард нажал на кнопку звонка, и спустя минуту в кабинет вошел с подносом в руках его секретарь, серьезный молодой человек. Комната наполнилась ароматом свежезаваренного чая и гренков с корицей. – Я занят, отвечайте пока вы на телефонные звонки, – сказал Эдмунд Говард.

Секретарь бесшумно удалился.

Аликс Невилл с подкупающей непосредственностью взяла с подноса гренок и, плюхнувшись на кожаный диван, поджала под себя голые ноги. Ее волосы соскользнули с плеча, и хозяин кабинета увидел нежный пушок у нее на шее.

– Дорогая моя, – промолвил он, – если вам не хочется больше участвовать в состязании, вы вправе выйти из игры. Ее правила исключают всякое принуждение! – Эдмунд Говард хищно осклабился.

Аликс взглянула на него сверкающими чистыми глазами и ответила:

– Цель состязаний – выявить, кто из участников имеет природную склонность к авантюрам, не так ли? Победителем признается человек, испытывающий от приключений подлинное удовольствие. Скажите, пожалуйста, сэр, разве я выглядела притворщицей во время встречи с Саймоном? Разве мое поведение не доказывает, что я получала от нее истинное наслаждение?

Видеокамера, установленная в кабине лифта, обеспечивала отчетливое изображение всего происходящего в ней. Эдмунд Говард вспомнил свои ощущения во время просмотра видеозаписи и заерзал в кресле, почувствовав прилив крови к промежности. Его член предательски зашевелился в брюках из тонкой шерсти, и управляющий корпорацией «Миднайт роуз интернэшнл» подался всем корпусом вперед.

– Если вам доставляет удовольствие участие в пари, то зачем же вы ко мне пришли, мисс Невилл? – спросил он.

Аликс ответила ему не сразу.

Масло с гренка просочилось на ее пальцы. Она грациозно подняла руку и, облизав их розовым язычком один за другим, обтерла ладонь о коленку и вперила в сэра Говарда задумчивый взгляд. Брови ее сомкнулись на переносице.

Аликс спустила ноги с дивана на ворсистый ковер, разгладила на коленях шелковую коричневую юбку, глубоко вздохнула и выпалила, выпятив грудь:

– Я хотела выяснить, нет ли в этом пари подвоха. Все должно быть честно, и правила должны быть одинаковые как для женщин, так и для мужчин. Ведь в этой игре участвуют и те и другие, не так ли?

Эдмунд Говард кашлянул и пригладил седые волосы. Упрямый пенис настойчиво оттопыривал брюки, выбравшись из тонкого белья, и вынуждал управляющего ерзать в кресле и вытягивать ноги.

– Хотите еще чаю? – спросил Эдмунд Говард.

– Чаю? Чаю. Ах чаю? Да, с удовольствием, вы очень любезны!

Аликс Невилл рассеянно покосилась на Эдмунда, когда он потянулся к чашке, чтобы наполнить ее из чайника, и пододвинула к нему поднос. На ее лисьем лице возникло выражение легкого недоумения. Казалось, она напрочь забыла, что привело ее в этот кабинет в столь ранний час, и теперь отчаянно пытается вспомнить.

Сэр Говард с наслаждением отхлебнул из чашки, вдыхая приятный аромат напитка, и взглянул в окно. Солнце начинало припекать. Офисы здания корпорации постепенно наполнялись сотрудниками.

– Я вас понимаю, – наконец промолвил управляющий и повернулся лицом к Аликс. Девушка смотрела на него холодным ясным взглядом, положив руки на колени. – И целиком с вами согласен. Собственно говоря, этот спор был затеян именно для того, чтобы выяснить, какие люди способны испытывать истинное удовольствие и как далеко они готовы пойти ради него. В мои намерения не входило унизить или обидеть кого-либо. По-моему, в последнем раунде мистер Рассел и мистер Стенли вели себя не совсем честно, или не совсем так, как подобает настоящим спортсменам. Поэтому я, пожалуй, поручу бухгалтерии решать, которой из двух редакций продолжать существовать.

– Нет! – воскликнула Аликс Невилл.

Эдмунд Говард настолько опешил от такой бесцеремонности, что даже откинулся на спинку кресла. На его лице обозначились глубокие морщины. Он нахмурил брови.

– Нет? – переспросил он, вперив в Аликс ледяной взгляд пронзительно-голубых глаз.

Девушка вскочила с дивана, невольно задрав подол юбки, и Эдмунд мельком увидел, что на ней надеты полупрозрачные кружевные коричневые трусики. Аликс застыла в грациозной позе, тряхнула серебристыми волосами и звонко расхохоталась.

– Простите, я допустила бестактность. Обычно я веду себя чрезвычайно осмотрительно и вежливо с большими начальниками, особенно когда пытаюсь втолковать им, почему дают сбои их устаревшие компьютеры, которые давно пора выбросить на свалку. Мне следовало сказать: «Пожалуйста, не делайте этого, сэр!»

В голубых глазах Эдмунда Говарда сверкнули смешинки. Его губы вздрогнули и растянулись в улыбке.

– Вы это серьезно? – спросил он.

– Пусть пари продолжается! – серьезным тоном, но с блестящими от смеха и возбуждения глазами воскликнула Аликс. – Я здесь, чтобы сказать, что я готова рисковать. Потому что раньше я помирала от скуки. Я хочу играть дальше, чтобы продемонстрировать Винсу Расселу, насколько рискованными могут стать наши приключения. Вы должны меня понять.

Эдмунд Говард вперил в нее пристальный взгляд. Стройная, высокая и длинноногая, эта молодая энергичная женщина была полна решимости и упрямства. Глаза ее так и сверкали от ярости. Управляющий корпорацией улыбнулся:

– Мисс Невилл, я вас понимаю, потому что я сам азартный человек. И, как и вы, я не люблю проигрывать. Но вы уверены, что мистер Стенли и впредь будет выдвигать на состязания мистера Рассела?

– Его можно переубедить, лишь треснув по башке бейсбольной битой. Я проучу этого Винса, мистер Говард, я утру ему нос. Я сделаю это в любом случае, но моя главная цель – помочь мисс Гарретт сохранить журнал «Женщина». Вы согласны продолжать игру?

– Вы меня заинтересовали! Значит, хотите посостязаться с мистером Расселом в смелости и предприимчивости? Что ж, пожалуй, это вполне обоснованное желание, оно соответствует замыслу спора. Вы не дрогнете?

– Я не дрогну, сэр! И вы в этом убедитесь. – Она хитро улыбнулась. – Ведь вы будете наблюдать за мной, не так ли?

Ее кокетливый взгляд застал мистера Говарда врасплох. Обмякший пенис окреп и задрожал, упершись головкой в ширинку. Сохраняя внешнюю невозмутимость, Эдмунд рассеянно уставился в окно.

– Хорошо. Пари будет продолжено, – скучным голосом произнес он. – Условия вашей следующей встречи с мистером Расселом я сообщу письмом мисс Гарретт.

Он дождался, пока за Аликс захлопнулась дверь, достал из стола вечное перо и потянулся за листом тисненой бумаги. Открутив колпачок золотой ручки, мистер Говард задумчиво взглянул в створчатое окно, пронизанное солнечным светом.

– Какая жалость, что в следующем раунде должен участвовать именно мистер Рассел! – пробормотал он себе под нос. – Если бы не это досадное обстоятельство, я бы с удовольствием сформулировал условия пари так: «Соблазните управляющего корпорацией “Миднайт роуз”». Увы, но такая формулировка не соответствует духу спора. А поэтому… – Он заскрипел пером по бумаге.

* * *

Шеннон Гарретт подалась вперед, аккуратно обводя губы блестящей помадой цвета раздавленной земляники – этот оттенок удачно сочетался с серыми тенями, подчеркивающими выразительность ее карих глаз. Шеннон тряхнула каштановыми волосами, промокнула салфеткой губы и улыбнулась, довольная собой. У нее за спиной открылась дверь туалета.

– Аликс! – Шеннон обернулась и, растерянно уставившись на девушку, пробормотала: – Я получила от управляющего письмо о вчерашнем происшествии в спортивном клубе… Мне очень жаль…

Аликс покраснела и ответила:

– Не принимай это близко к сердцу, это не повторится!

Она решительно подошла к зеркалу, обрамленному, как в гримерной, лампочками, и, швырнув сумку на полочку, достала расческу.

– Я сказала, что это не повторится, потому что в следующий раз все будет иначе. Вот увидишь!

Она включила холодную воду, смочила расческу и принялась яростно расчесывать копну серебристых волос.

– Как? Разве ты не выходишь из соревнований?

– Черта с два! – Аликс сверкнула глазами. – Тебе известны условия следующего пари?

– Пока нет, но я узнаю их в течение суток. Послушай… – Шеннон обернулась, чтобы видеть лицо Аликс, а не его отражение. – Может быть, я смогу тебе помочь?

– Ты? – искренне удивилась Аликс.

– Да, я. А почему бы и нет? – возмутилась Шеннон, уязвленная ее тоном.

Аликс покосилась на нее и передернула плечами:

– Так, ничего!

Шеннон встала с ней рядом и, вглядевшись в их отражения, заметила, что на лице девушки нет грима. Ей не требовалось скрывать мимические морщины в уголках глаз, а груди распирали платье и без бюстгальтера.

– Разреши мне помочь тебе в следующем раунде, – тихо попросила Шеннон.

– Это исключено! – отрезала Аликс.

– Что ж, замечательно! – Шеннон подхватила свою парусиновую сумочку. – Чудесно! Если ты настаиваешь на этом, я свяжусь с тобой, как только получу письмо с инструкцией.

Она пулей вылетела из туалета и хлопнула дверью, не желая слышать, что крикнула ей вдогонку Аликс.

«Да как эта девчонка посмела задирать нос только потому, что ей всего двадцать! Она считает, что я ни на что не гожусь, потому что я старуха! Ну и наглость!»

Шеннон рвала и метала весь день – для несчастной Джулии Ройстон он стал настоящим кошмаром.

В четыре часа пополудни Шеннон вскочила со стула и выбежала из офиса, крикнув на ходу помощнице:

– Если меня будут спрашивать, я поехала забирать машину со станции гарантийного обслуживания!

Она хлопнула дверью так, что стопка старых журналов упала с полки на пол. В редакции журнала «Женщина» раздался облегченный вздох сотрудников.

Шеннон треснула кулаком по кнопке вызова лифта.

«Я, видите ли, стара для этого! Ну держись у меня, Аликс!»

* * *

Такси доставило Шеннон до угла улицы Ист-Энд. Смрадные испарения железнодорожных путей и депо затуманивали нежно-голубое небо. Шеннон ощутила во рту привкус гари. Кирпичные стены строений эпохи королевы Виктории были размалеваны рисунками и надписями, сделанными синей и красной краской; сквозь старинную кладку кое-где пробивались кустики золотарника, увенчанные желтенькими цветами, тянущимися к солнцу. Было жарко, и Шеннон старалась держаться в тени, направляясь к гаражам под сводами пролета моста. Пот струился по ее спине.

Дверь гаража, покрытая выцветшей и облупившейся зеленой краской, была распахнута, оттуда доносились звуки радио. Боязливо переступив порог, Шеннон очутилась в полутемной мастерской. Сделав несколько шагов в душном полумраке, она крикнула, перекрывая голосом музыку:

– Эй, есть здесь кто-нибудь?

Кто-то приглушил звук, из-за автомобилей, горделиво сверкающих хромом молдингов и бамперов и пахнущих лаком и краской, вышел механик, одетый в запачканный комбинезон. Увидев клиентку, он сказал:

– Вы за своим «БМВ», мисс Гарретт? Машина готова, можете ее забирать.

– Спасибо, – сказала Шеннон.

Глаза ее привыкли к полумраку, и она еще раз окинула взглядом помещение. Повсюду тускло поблескивали банки с краской, ящики с запасными частями, разнообразные инструменты, на стене красовались глянцевые календари. Механик улыбнулся, и, приглядевшись к нему, Шеннон поняла, что это женщина. Среднего роста, худая, с длинными белокурыми волосами, стянутыми косынкой, она совсем не смущалась того, что ее старенький комбинезон надет на голое тело. Руки и плечи под широкими лямками потемнели от загара, местами кожа облупилась. Пока мастер искала среди документов, лежащих на верстаке, наряды на выполненные ремонтные работы, чтобы выписать счет, Шеннон краем глаза заметила, как под комбинезоном колышутся ее полные груди.

Шеннон стало жарко, и она потупилась, пряча румянец, и стала рыться в сумке, ища чековую книжку.

– Вы новенькая? – спросила она. – Я не знала, что здесь работают женщины.

– Меня зовут Донна. – Женщина обернулась и протянула руку.

Шеннон разглядела ее вблизи и поняла, что ей лет под тридцать. Обутая в плетеные сандалии, она уверенно и легко ступала по скользкому бетонному полу.

– Я работаю с прошлой недели. А вам не внушают доверия механики-женщины?

Шеннон пожала руку, оказавшуюся довольно крепкой, и рассмеялась:

– Избавь меня Бог! Нет, разумеется.

Донна улыбнулась. Рот у нее был большой и чувственный, губы накрашены блестящей красной помадой.

– Это хорошо, – сказала она. – А вот мужчины, случается, придираются ко мне и ворчат. Но ничего, привыкнут со временем.

– Наверное, тяжело работать механиком? – спросила Шеннон. – Я бы не смогла. И как только вы уживаетесь с коллегами!

Взгляд ее упал на один из настенных календарей: на нем была запечатлена мускулистая женщина в эластичном спортивном костюме из лайкры, поднимающая штангу в тренажерном зале. На фотографии были отчетливо видны капли пота на ее груди, животе и бедрах.

– Вас, наверное, раздражают такие картинки? – спросила Шеннон. – Вид у нее довольно агрессивный.

– Нет, абсолютно. Тем более что это мой календарь, – ответила Донна, глядя ей в глаза.

Шеннон еще раз взглянула на символ августа. Концы влажных волос атлетки прилипли к шее и гладкой коже на ключицах.

– Я тоже иногда посещаю спортивный клуб, но таких красоток я там не встречала.

– Ваша машина на заднем дворе, мисс Гарретт, – улыбнувшись, сказала Донна. – Следуйте за мной.

Она резко повернулась, и штаны из грубой ткани впились ей в промежность, обтянув плотные ягодицы. Шеннон вновь обдало жаром. Она провела пальцем по округлому вырезу льняного платья на шее. У нее взмокли подмышки, а чувствительные соски пощипывало от пота. Но жарко ей стало не из-за спертого горячего воздуха в мастерской.

«Нет, этого делать не стоит, – убеждала себя Шеннон, – нужно поскорее вернуться в офис. И вообще не известно, захочет ли этого Донна…»

«Но почему бы не рискнуть?» – нашептывал ей внутренний голос.

– Чушь! – вслух воскликнула Шеннон, хорошо еще, что музыка заглушила это вырвавшееся у нее восклицание. Она оставила банковский чек на верстаке и следом за мастером прошла на задний двор.

После сумрака мастерской яркое солнце ослепило ее. Лучи отражались в ветровых стеклах автомобилей, ожидающих своих владельцев, и рассыпались на тысячи игривых солнечных зайчиков. Донна склонилась над отводом водонапорной трубы и принялась разматывать рукав, сложенный в кольца, чтобы обдать водой раскаленный бетон.

Красный «БМВ» Шеннон стоял возле стены в конце площадки. Ворота были закрыты на засов.

– Не могли бы вы отполировать мне бампер? – спросила Шеннон. – По-моему, хромированные детали сверкают недостаточно ярко.

Блондинка томно потянулась и хитро прищурилась:

– А почему бы и нет? Я сделаю это сейчас же.

Она непринужденно отстегнула широкие наплечные лямки комбинезона и пояснила, покосившись на клиентку:

– Я запарюсь в нем, пока закончу работу. Я всегда мою машины в купальнике. Вас это не смущает?

Обезоруживающе улыбаясь, Донна стала расстегивать металлические пуговицы на бедрах. Лямки упали с ее покатых плеч, и Шеннон впилась взглядом в полосатый зеленый лифчик, распираемый большими загорелыми грудями. Донна полностью освободилась от плотного комбинезона и осталась в бикини.

– Я не только не возражаю, но и с удовольствием посмотрю, как вы работаете, – поспешно сказала Шеннон.

– Замечательно. И мне будет веселее. – В ее светло-карих глазах промелькнули лукавые искры.

Шеннон покраснела и потупилась.

«К пари это не имеет отношения, – подумала она. – И не поможет спасти журнал. Но зато это поможет мне вновь поверить в себя. Нельзя чувствовать себя старухой!»

Она спряталась в тени навеса над дверью черного хода гаража. Донна пошла к водонапорной трубе, на ходу развязывая косынку. Золотистые волосы упали ей на плечи. Шеннон захотелось подкрасться к ней сзади и потянуть за тесемки лифчика.

В промежности у Шеннон стало горячо. Она поежилась, разгладила на бедрах льняное платье и, прислонившись к крылу зеленого «ягуара», припаркованного у дверей гаража, с притворно равнодушным видом взглянула на Донну.

Та наклонилась над краном и стала наполнять водой ведро. Зеленый треугольник трусиков впился в ее ягодицы. Она скинула сандалии, и Шеннон с удивлением увидела, что на ногах у нее вытатуированы синие бабочки. Донна выпрямилась, подхватив ведро с мыльной водой и тряпку, и, не оглядываясь на Шеннон, подошла к ее машине и стала мыть бампер. Лифчик с трудом удерживал ее груди. Шеннон впилась взглядом в ложбинку между ними.

Донна выпрямилась и с улыбкой обтерла лоб тыльной стороной ладони.

– Жарковато сегодня. Пора освежиться.

Она подошла к крану и, повернув его, стала поливать себя водой из брандспойта. Ее сильные загорелые ноги, мускулистые икры и упругие бедра засверкали тысячами радужных капель. Донна подставила под тугую струю ладонь, плеснула водой себе на лицо и тряхнула головой.

– Небывалая жара! Совсем не хочется работать… – Она задрала голову и стала поливать водой грудь и живот.

Шеннон почувствовала, что в голову ей ударила кровь, насыщенная адреналином. Кожа покрылась пупырышками, ноги подкосились, и она присела на горячее крыло машины. Трусики под ее платьем впились в промежность, Шеннон заерзала, и Донна с подозрением покосилась на нее.

– Хорошо! – Она заткнула большим пальцем наконечник насадки рукава и подняла его над головой. – Приятно принять душ во время работы!

Донна звонко расхохоталась и стала поливать голые плечи. Вода стекала по ложбинке между грудей и животу. Донна оттянула лифчик и направила струю на соски. Купальник промок и прилип к телу.

– Не желаете ли принять холодный душ? – спросила она. – Или вы предпочитаете погорячей?

Она оттянула верхний край трусиков и сунула под них брандспойт. Ткань промокла, вода хлынула по бедрам, образовывая лужу вокруг ступней.

Донна повизгивала от удовольствия и вертела бедрами.

– Так что вам больше по душе – холодный или горячий? – спросила она. – Будете принимать ледяной душ?

Шеннон сглотнула ком и, оттолкнувшись от крыла «ягуара», встала. Коленки у нее дрожали.

– Обычно я принимаю сначала ледяной, а потом теплый душ. – Она подошла на неверных ногах к Донне, чувствуя, как печет голову солнце, и выдохнула: – А сейчас мне хочется одновременно и холодного, и горячего.

Донна уставилась на нее смеющимися карими глазами и облизнула нижнюю губу.

Шеннон положила руки ей на плечи, взяла брандспойт и засунула его ей под трусики. Потоки холодной воды хлынули по ягодицам на ноги. Донна взвизгнула и прижалась к Шеннон.

Ее платье моментально промокло насквозь, ей стало и холодно, и горячо одновременно. Отбросив пожарный рукав в сторону, Шеннон сжала предплечья Донны и принялась целовать ей груди. Мокрая кожа оказалась соленой на вкус, с привкусом машинного масла, от волос попахивало бензином. Шеннон оттянула край лифчика и стала сосать горячий и твердый сосок, сжимая крепкое тело Донны и приговаривая:

– Ты такая сильная, такая спортивная, такая сексуальная!

Мускулы на руках Донны напряглись под гладкой, загорелой кожей, она порывисто обняла Шеннон, и, прижав ее руки к бокам, приподняла над землей. И не успела Шеннон опомниться, как Донна отнесла ее к «ягуару» и усадила на горячий капот. Яркое солнце ослепило ее, в ноздри ударил запах бензина и масла. Донна повалила ее на спину, прижав лопатками к металлу, и задорно сверкнула глазами:

– Я вызвалась помыть машину, но с удовольствием займусь и ее хозяйкой. Отдраю по первому классу и бампер, и передок!

Шеннон оторопело хлопала глазами, хватая горячий воздух раскрытым ртом и чувствуя себя абсолютно беспомощной перед мускулистой атлеткой.

Донна ловко подхватила с земли ведерко и обдала клиентку мыльной водой. Шеннон ахнула и зажмурилась.

Не давая ей передохнуть, Донна сжала ее груди так, что соски набухли и встали торчком, а в промежности началась пульсация. Шеннон дотянулась руками до трусиков Донны и вцепилась пальцами в волосы у нее на лобке. Живот ее подрагивал, из промежности пахнуло жаром.

– Хорошо… – прохрипела Донна.

Главный редактор журнала «Женщина» завертела задом на капоте «ягуара», изнемогая от страсти. Механик станции технического обслуживания пока оправдывала ее ожидания.

Шеннон изловчилась и просунула два пальца во влагалище Донны. Та охнула и стала жадно сосать ее груди, щекоча мокрыми концами волос лицо и шею. Все завертелось перед затуманенным взором Шеннон.

– Да, да! – приговаривала Донна.

Вдохновленная ее стонами, Шеннон просунула в мокрую щель третий палец. Донна зачавкала громче, соски Шеннон отвердели, она почувствовала, как стенки влагалища резко сжали ее пальцы, но вскоре отпустили, и рука стала мокрой от соков. Шеннон стиснула другой рукой ягодицы Донны и начала просовывать в ее лоно пальцы все глубже и глубже в заданном ритме. Тело Донны все сильнее прижимало Шеннон к капоту автомобиля. Наконец она закричала:

– Не жалей меня, мне хорошо! Еще, еще, еще!

Ветерок ласкал влажные груди Шеннон. Поднатужившись, она приподнялась и начала двигать рукой вверх и вниз изо всех сил, все быстрее и быстрее, сжимая другой круглую, как мяч, ягодицу Донны и прижимаясь лицом к ее полным грудям.

– Ох, как мне хорошо! – грудным голосом стонала Донна, обильно увлажняя ладонь и запястье Шеннон. – Ох, ох, ох, ой-ой-ой… Да! Да! Да!

Она задрала голову, содрогнувшись в исступленном оргазме, и волосы ее сверкнули на солнце, словно золото.

Ее стройное, сильное тело распростерлось на Шеннон и словно бы приклеилось к нему. Спину Шеннон жег раскаленный автомобильный капот, в рот лез разбухший сосок Донны, ноздри щекотал ее резкий пот. Все это действовало на Шеннон чрезвычайно возбуждающе.

– Это великолепно! – воскликнула она, как только Донна пришла в себя после оргазма.

– Но я еще не закончила, – похотливо ухмыльнувшись, сказала атлетка. – Нужно кое-что отполировать.

Она медленно сползла с распростертого на капоте «ягуара» главного редактора и опустилась на колени. Полюбовавшись ее оголенными бедрами и промежностью, обтянутой крохотными трусиками, Донна раздвинула ей ноги, приговаривая:

– Сейчас узнаешь, что такое первоклассное обслуживание!

Солнце слепило Шеннон глаза, и она зажмурилась, создав себе таким образом подобие интимного полумрака.

Сильные пальцы Донны сорвали с нее трусики, и в промежности возникла легкая пульсация. Шеннон завиляла задом и выпятила низ живота.

Донна высунула шершавый красный язык и лизнула ей промежность от ануса до лобка.

Шеннон зарычала, сжав кулаки.

Язык Донны ловко проник во влагалище.

Шеннон взвизгнула и, сжав голову Донны ладонями, потянула ее на себя, шепча:

– Сделай меня как следует… Сейчас же!

– Ты у меня быстренько кончишь, подружка, не беспокойся! – заверила ее Донна.

Шеннон часто и глубоко задышала, предвкушая долгожданное удовлетворение.

Донна свернула язычок трубочкой и просунула его во влагалище Шеннон. Та взвизгнула и завертелась на капоте, изнемогая от вожделения. Сильные пальцы ремонтного мастера стиснули ее ягодицы, шершавый язык стал обрабатывать клитор. По телу Шеннон пробежала дрожь.

– Я кончаю! Я кончаю! – выдохнула она.

Обдавая промежность Шеннон горячим дыханием, Донна стала лизать ей клитор, да так, что у редактора зашевелились волосики на лобке, а ягодицы покрылись гусиной кожей. Сжав кулаки, она забилась в экстазе, выкрикивая:

– Еще! Еще!

Донна стала сосать клитор энергичнее. Шеннон напряглась, словно натянутая струна. Донна ввела ей во влагалище два пальца и начала двигать ими туда-сюда, все быстрее и быстрее.

– Вот так, вот так! Да, да, да! – стонала Шеннон.

Крепкая рука Донны на мгновение вышла из ее лона и затем вновь вошла в него по самую кисть. В потемневших глазах Шеннон вспыхнули искры, она утробно ахнула и улетела куда-то за облака…

* * *

В этот вечер даже в уютном садике на заднем дворе дома Шеннон, обнесенном кирпичной стеной, было жарко и душно. Она удобно устроилась в кресле-качалке с бокалом белого вина в руке и любовалась вечерним небом, проглядывающим сквозь лепестки цветов магнолии. Внезапно небо над Лондоном осветилось зарницей: надвигалась гроза. И тотчас же раздался звонок в дверь. Кто бы это мог быть?

Шеннон лениво встала и босиком подошла к входной двери, чтобы открыть ее. На пороге стояла Аликс Невилл.

– Ах это ты!

– Я на минутку, – перебила ее гостья. – Очень спешу. Я забежала, чтобы передать тебе вот это. – Она вручила Шеннон сложенный вдвое листок плотной бумаги кремового цвета.

Как же она могла забыть о письме Эдмунда Говарда! Ведь ей следовало вернуться в офис из гаража. Но она забыла обо всем на свете…

– Спасибо, Аликс! Заходи, не стой в дверях, – сказала Шеннон.

Аликс Невилл прошла мимо нее в прихожую. На этот раз девушка была одета в бледно-золотистый плащ до колен из микроволокнистой ткани. Шеннон предложила ей войти в комнату и обсудить условия очередного пари.

– Боже правый! – воскликнула Шеннон, пробежав текст. – Ты уверена, что готова пойти на это?

Она взглянула на Аликс. Волосы ее были заплетены в косу и уложены в тугие кольца, лисья физиономия светилась от возбуждения.

– Ты еще спрашиваешь! О лучших условиях я не могла и мечтать! – воскликнула она. – Мне даже немножко жаль бедного Винса Рассела.

– Насколько я знаю, у тебя с ним свои счеты. Рассчитываешь взять реванш? Понимаю… Так вот почему ты отказалась от моей помощи! – Шеннон усмехнулась. – Справишься сама?

– Естественно! Пожелай мне удачи, и я побежала. Кстати, тогда, в туалете, мне показалось, что ты психанула. Извини, если я в чем-то была не права. Но сейчас ты, кажется, успокоилась.

Шеннон хихикнула и погладила себя по бедрам, обтянутым шелковым китайским халатом. После первоклассного обслуживания в ремонтной мастерской у нее все еще побаливала спина и приятно ныла промежность.

– Успеха тебе, Аликс! Надеюсь, я первой узнаю от тебя, как все прошло! – сказала она.

Аликс Невилл потуже стянула на плаще пояс, как-то странно взглянула на Шеннон и облизнула верхнюю губу.

– Сегодня уже двадцать первое число, не так ли? У нас в запасе совсем мало времени. Но не беспокойся, «Женщина» победит в этом споре, я не намерена проигрывать дважды. На этот раз победа будет за мной.

С этими словами Аликс покинула квартиру. Как только за ней захлопнулась дверь, Шеннон вернулась во внутренний дворик и, опустившись в кресло, прочла написанные на листке бумаги два слова: «Предел удовольствия».

Это было название малоизвестного широкой публике частного клуба.



Глава 7

Аликс предполагала, что клуб, название которого значилось в записке мистера Говарда, находится в каком-нибудь убогом домике на южной окраине Лондона, с грязным подъездом и окнами, выходящими на задний двор с общей помойкой.

Но таксист привез ее в переулок за Слоун-сквер, в один из наиболее фешенебельных кварталов Лондона. Расплатившись и выйдя из машины, Аликс огляделась по сторонам и глубоко вздохнула. Казалось, воздух здесь был пропитан богатством и роскошью обитателей этого уютного уголка. Клуб «Предел удовольствия» находился всего в нескольких шагах от нее, напротив шикарного антикварного салона.

Аликс взбежала по ступенькам старинного особняка и прочла надпись на латунной табличке: «Вход по членским билетам. Звоните». Она послушно нажала на кнопку звонка. Ей открыла элегантная дама с седыми волосами, собранными в пучок на затылке, и в эффектном платье от Версаче. Взглянув на серебристо-черную тисненую карточку, которую ей протянула гостья, она промолвила:

– Добро пожаловать! Друзьям Эдмунда мы всегда рады. Я буду помогать вам развлекаться, зовут меня Натали. Если вам понадобятся дополнительные услуги, дайте мне знать. Мы стараемся удовлетворить все прихоти наших клиентов.

– Благодарю вас! – Аликс прошла в холл, пол которого был устлан бежевым ковром, а стены радовали взор светло-золотистыми обоями. В коридоре внимание ее привлекла необычная картина, подсвеченная снизу светильником, и Аликс остановилась, желая лучше ее разглядеть.

Фон картины был темным, изображенная на ней женщина стояла в кругу серебристого лунного света, падавшего на нее из окна. Иссиня-черные волосы, убранные с ее надменного лица, венчала диадема, миндалевидные зеленые глаза смотрели холодно и отчужденно. На ней был кожаный костюм типа закрытого купальника, облегающий большие груди и крутые бедра, на широком ремне висела на кольце плетка. На ногах у женщины были ботфорты на высоких каблуках. Надпись внизу гласила: «Владычица воронов».

– Картину написал и подарил нам один наш постоянный клиент, талантливый и щедрый господин, – пояснила Натали. – Не желаете ли встретиться с этой дамой? Или вы предпочитаете быть такой, как она?

Аликс улыбнулась:

– Да, я предпочитаю последнее. Видите ли, Натали, сюда должен приехать один мой приятель, и я хочу сделать ему сюрприз. Вы меня понимаете?

– Разумеется! – кивнула Натали. – Вероятно, он пожелает, чтобы его привели в ваши апартаменты, возможно, силой…

– Не исключено, что он представится другим именем, поэтому будет лучше, если я опишу вам его внешность, – сказала Аликс.

– Весьма предусмотрительно! – Глаза Натали вдруг потеплели. – Осмелюсь предположить, что если к вам попадут по недоразумению и другие наши гости, они не пожалеют об этом. Вы очень похожи на нее! – Она кивнула на «Владычицу воронов». – У меня чутье на таких. Если вы не слишком утомитесь к концу вечера, я бы с удовольствием выпила с вами.

Она улыбнулась своими карими глазами, и в уголках их обозначились мимические морщинки, придававшие солидность и величавость этой многоопытной даме. Прекрасно сшитое бархатное платье цвета красного вина подчеркивало стройность ее фигуры. Изящная и хрупкая, как фарфоровая статуэтка, она вселяла в собеседницу необъяснимое волнение. В голове Аликс родилась дерзкая мысль: «А как она будет смотреться, если поставить ее на четвереньки?»

Поймав взгляд Аликс на своих коленях, Натали промолвила, словно бы прочитав ее сокровенные мысли:

– Роль послушного раба способна приносить редкостное удовольствие! Но сегодня вы будете госпожой. Позвольте мне сопроводить вас в гримерную. Там есть все, что вам потребуется. Я помогу вам переодеться.

Аликс выдержала ее пристальный взгляд и медленно расстегнула молнию на плаще. Полы его распахнулись.

Вся верхняя часть ее тела была обтянута черным сексуальным костюмом из кожи. В полумраке коридора ее груди, приподнятые корсажем, походили на половинки спелой дыни. Длинные ноги в кожаных брючках были обуты в коротенькие, по щиколотку, сапожки на высоких каблуках. На поясе у нее висела плетка, похожая на ту, что была изображена на картине.

– Ну, и что теперь вы на это скажете?

– Весьма эффектно для экспромта! – Натали взглянула на гостью с нескрываемым вожделением. – В гримерной вы найдете забавные игрушки, которые вам могут пригодиться.

У нее за спиной раздался мелодичный перезвон дверного звонка.

– Наши гости предпочитают входить и уходить без свидетелей, – сказала Натали. – Надеюсь, вы меня понимаете. Кстати, какой псевдоним вы желаете взять?

– Мегера! – не задумываясь назвалась Аликс именем греческой богини мщения.

– Очень хорошо, госпожа Мегера! Служанка сопроводит вас в гримерную. – Натали склонилась над столиком, в столешницу которого были вмонтированы мониторы, и вгляделась в один из экранов, показывающих то, что происходило у подъезда клуба.

Стоящий на ступеньках парадной лестницы брюнет растерянно переминался с ноги на ногу, озираясь по сторонам. Аликс его сразу узнала и с усмешкой воскликнула:

– Наконец-то он пожаловал сюда! Вы сумеете доставить его ко мне? Даже вопреки его желанию?

– Разумеется! – ответила Натали. – Это наша обычная практика. – Она нажала на кнопку звонка, и в холл вышла девица в аккуратном платьице и белом кружевном фартуке. – Шанталь сопроводит вас в комнату, где тоже установлен монитор для скрытого наблюдения. Вы сможете видеть вашего знакомого.

Аликс кивнула и пошла за темноволосой кудрявой служанкой по коридору с бесчисленными дверями и поворотами. Наконец Шанталь распахнула перед ней дверь, обитую изнутри звуконепроницаемой обивкой, и пригласила ее войти. Аликс увидела гримерный столик и четыре огромных платяных шкафа.

Маленькая француженка наклонилась над столом и включила монитор. При этом ее черная юбочка задралась, открыв кружевные черные чулочки на черном поясе вокруг бледных бедер и выпуклых ягодиц.

Рука Аликс непроизвольно потянулась к округлой рукояти кожаной плетки, купленной в Сохо несколько часов назад.

Не выпрямляясь, служанка оглянулась через плечо и спросила:

– Вы хотите наказать меня за то, что я не назвала вас госпожой, госпожа Мегера? – Ее выпяченные груди касались поверхности стола.

Аликс ощутила приятное волнение от предвкушения утонченного удовольствия. Ее обрадовало, что она произвела на француженку должное впечатление, но ведь цель ее прихода сюда была несколько иная.

– Нет, пока я пощажу тебя, крошка, – бархатным голосом ответила Аликс. – Но вполне возможно, я накажу тебя позже. Все будет зависеть от обстоятельств.

Она хлопнула девицу по округлой заднице и уселась за гримерный стол. Картинка на маленьком экране монитора была четкой и цветной. Аликс видела холл и Натали в мельчайших деталях. Скрытая камера, видимо, была установлена под потолком.

Мужчина в костюме военного покроя и в армейских ботинках вошел в холл и протянул Натали членскую карточку черно-серебристого цвета. Это был, несомненно, Винс Рассел.

– Меня пригласили! – заявил он. – Пропустите!

– Ваша карточка фальшивая, – невозмутимо возразила Натали. – К тому же ваш внешний вид вызывает у меня сомнения в том, что вы гость одного из наших уважаемых клиентов. – Она окинула его презрительным взглядом: странный наряд цвета хаки действительно не соответствовал респектабельной атмосфере клуба для избранных, хотя и подчеркивал мощь его мускулатуры.

Винс и сам чувствовал себя не в своей тарелке, он растерянно озирался по сторонам, опасаясь неприятных сюрпризов. Что ж, подумала Аликс, ей это только на руку…

– Я повторяю: меня сюда пригласили, – сказал он и раздраженно почесал бритый затылок. – Поймите же это наконец! Я знаю, что здесь творится, и собираюсь хорошенько позабавиться с одной из сучек, которые сюда приходят.

– Это мы еще посмотрим, кто с кем позабавится, Винс! – прошептала Аликс, глядя на экран монитора.

– Послушайте, вы же не хотите, чтобы я обратился к властям, – осклабился Винс. – Не будем морочить друг другу голову! Мне нужна одна из ваших девиц, и чем скорее, тем лучше.

– А я так не думаю! Охрана! – крикнула Натали.

Откуда-то из ниши, задернутой шторой, выскочили двое крепких парней с мускулатурой штангистов, одетые в кожаные набедренные повязки и борцовские пояса, на которых позвякивали стальные наручники. Кожа их блестела от масла.

– Ладно, не надо, я сам уйду! – воскликнул Винс и стал дергать ручку входной двери.

Но не тут-то было!

Парни бесцеремонно повалили его ничком на пол и, придавив беднягу к ковру, вывернули ему за спину руки и защелкнули на запястьях наручники. Один из охранников раздвинул ему ноги, а Натали подошла к нему и придавила туфлей копчик. Винс замер, боясь пошевелиться.

Не отрываясь от монитора, Аликс положила руку на промежность и стала потихоньку потирать половые губы, проталкивая в щель между ними кожу брюк, эластичную и тонкую.

– Госпожа Мегера! – Француженка наклонилась над столом, коснувшись грудью голого плеча Аликс. – Пожалуйста, позвольте мне доставить вам удовольствие!

Аликс обернулась, вцепилась пальцами в ее курчавые волосы и хрипло приказала:

– Действуй! Только быстро.

Горничная расстегнула пуговицы и молнию на брюках госпожи Мегеры и, опустившись на колени, стянула их с ее ног.

– Вы не смеете так обращаться со мной! – крикнул в этот момент Рассел, и Аликс уставилась на экран монитора.

Горничная уткнулась носом в ее клитор.

– Ты так думаешь? – с сомнением спросила в холле Натали у незадачливого гостя и сильнее нажала ногой на его копчик и анус. – Вот видишь, ты заблуждался, жалкий раб!

Пальчики француженки ласкали влажную промежность Аликс. Не удосужившись даже мельком взглянуть, чем занимается шаловливая служанка, госпожа Мегера раздраженно проворчала:

– Не копайся, ты заставляешь меня ждать!

Горячий и мокрый язык проказницы лизнул ей клитор. Аликс замерла. Язык француженки свернулся в трубочку и проскользнул во влагалище. На экране монитора между тем разворачивались не менее захватывающие события. Впившись взглядом в экран, Аликс тем не менее с удовлетворением отметила, что Шанталь двигает язычком в хорошем темпе.

Винс Рассел умудрился перевернуться и лечь на спину. Раскинув ноги, он с ужасом смотрел на мускулистых охранников. Натали усмехнулась и повернулась к нему спиной.

– Я пожалуюсь Говарду! – закричал Винс. – Тебя выгонят отсюда, сучка! Ты станешь уличной проституткой! Ты не смеешь так обращаться со мной, стерва!

Промежность Аликс пронзили искорки блаженства, волны легкого оргазма растеклись по животу и ногам. Шанталь умело вылизывала ей клитор и преддверие влагалища. Слегка поводя бедрами, Аликс продолжала смотреть на экран, впившись взглядом в ширинку Винса.

Она явно надулась, разбухший пенис оттопыривал брюки.

Один из парней наступил ногой на плечо Винса, не давая ему приподняться. Винс завертелся на полу, пытаясь скрыть эрекцию.

– Вот оно! – обрадовалась Аликс. – Попался, мерзавец! Поделом тебе, подлец! Сейчас ребята тебя проучат.

Член Винса упрямо топорщил брюки, норовя вырваться из-под молнии. Аликс пришла в жуткое волнение от этого зрелища. Шанталь без труда довела ее до оргазма. Аликс подпрыгнула на стуле и стиснула уши проказницы ладонями, слегка постанывая от удовольствия.

Служанка обдала низ ее живота жарким дыханием, переводя дух, и, подняв голову, спросила:

– Вы довольны мной, госпожа? Я вам угодила, хозяйка?

– Да, все нормально, – ответила Аликс. – Можешь отдохнуть.

Шанталь лукаво улыбнулась и обтерла мокрое лицо тыльной стороной ладони.

Винс по-прежнему корчился, распростершись в нелепой позе на полу в прихожей. Охранники и Натали с интересом наблюдали, как он пытается освободиться от наручников. Лицо Винса побагровело от натуги. Отчаявшись изменить положение тела, он поджал ноги к животу.

– Ну и ну! – покачала головой Натали, задумчиво глядя на потуги здоровяка-мазохиста.

Аликс хихикнула от злорадства и натянула кожаные брюки.

– Похоже, что вы здесь не случайно, мистер Винс, – продолжала рассуждать вслух Натали. – Вас когда-нибудь погубит ваш язык. Ты ничтожество, Рассел! Ты родился червяком. С этим я ничего не смогу поделать, а вот проучить тебя за дерзость в моих силах. И ты будешь наказан со всей суровостью. Ты пожалеешь о своем неблаговидном поведении!

Винс сжался в комок, лицо его напряглось при этих словах. Аликс приблизилась к экрану монитора.

– Ты назвал меня стервой! – грозно воскликнула Натали, встав над своей жертвой. – По-моему, ты еще не знаешь, какой бывает настоящая стерва. Но я тебя ей сейчас представлю. Я передам тебя заботам госпожи Мегеры. Она научит тебя хорошим манерам.

– Нет! – зарычал Рассел. – Только не это!

Ему удалось приподнять коротко подстриженную голову, и он уставился на Натали, раскрыв перекошенный рот. Пиджак его треснул по шву на спине, но ему от этого не стало легче. Наручники крепко сжимали его руки, все сильнее впиваясь в запястья. Винс закричал:

– Я не желаю видеть вашу мегеру! Выпустите меня отсюда! Иначе я обращусь в полицию!

Натали не тронулась с места, уставившись на его взбугрившуюся ширинку. Винс уже не пытался скрыть от нее эрекцию.

– Ты будешь подвергнут унижению, – отчетливо произнесла Натали. – Тебя будут мучить, пока ты не попросишь пощады. Мы тебя проучим, Рассел! Да так, что тебе надолго запомнится этот урок.

Бедра Рассела задергались, он затрясся на ковре, и по его промежности растеклось темное пятно.

– Он кончил в штаны, – прошептала Аликс. – У нее на глазах.

– Не рассчитывай, что это поможет тебе избежать наказания, – усмехнувшись, погрозила ему пальчиком Натали. – Я знаю, в тебе еще много спермы! И госпожа Мегера выдоит ее до последней капли. А ну-ка, ребята, отведите его к ней, живо!

– Нет! – завопил Винс. – Нет, подождите! Не надо!

Мускулистые парни подхватили его под мышки и потащили по коридору.

Шанталь выключила монитор.

– Госпожа, нужно подготовиться, – сказала с улыбкой она. – Вот, взгляните-ка, что здесь имеется в вашем распоряжении. – Зрачки юной блудницы расширились от возбуждения.

Она пересекла комнату и распахнула дверцы шкафа. У Аликс захватило дух от увиденного, а в голове промелькнула мысль: «А как эти ребятки собираются поступить с бедным Винсом? Куда они поволокли его?»

Кто-то постучал в дверь, Аликс обернулась и увидела входящую в гримерную Натали. Она улыбалась, грудь ее взволнованно вздымалась под темно-красным платьем.

– Шанталь, я распорядилась, чтобы его отвели в седьмой номер. Проводи госпожу Мегеру туда, когда она будет готова.

– Вы уверены, что стоит это делать? – спросила Аликс, озабоченно нахмурившись. – Не окончится ли эта затея объяснением с полицией?

Натали рассыпчато рассмеялась и, погладив себя по бедрам, с сожалением взглянула на свои туфли.

– Жаль, что я не надела туфли на шпильках! Я так редко практикуюсь в последнее время, что рискую потерять форму. Госпожа Мегера, неужели вы действительно полагаете, что мистер Винс на самом деле думает, что он оказался в роли пленника? Вспомните, как он обмолвился о том, что ему известно, что происходит в стенах нашего клуба. – Натали протянула руку и ущипнула Шанталь. Та захихикала. – Ваш мистер Рассел весьма любопытный тип! Мне кажется, он терпел в свое время настоящие муки. И вряд ли бы он так возбудился от тех легких неудобств, которые мы ему причинили, если бы не ждал этого с самого начала. Он явно обрадовался, увидев Риччи и Яна в их оригинальных костюмах. Так что сколько бы он ни возмущался, сколько бы ни кричал, что не желает подвергаться унижению, его петушок выдает его подлинные ощущения.

– Да, он у него встал, как штык! – сказала Аликс. – Но почему Винс покраснел?

– От избытка чувств, милочка! Ему ведь не доводилось раньше попадать в такой переплет, он мог только представлять себя в роли господина или раба. И вот сегодня он вдруг стал самым настоящим сексуальным рабом! Естественно, он взволнован. И нельзя его разочаровывать, нужно наказать его как следует, невзирая на то, нравится ему это или нет. Теперь он целиком в твоей власти!

Многоопытная Натали заговорщически подмигнула госпоже Мегере.

– Поверьте, мало ему не покажется, – мрачным тоном сказала Аликс. – Этот день ему надолго запомнится.

Она взяла со столика пару длинных кожаных перчаток и вытянула руки, чтобы Натали помогла ей их надеть. Тем временем Шанталь деловито переходила от одного шкафа к другому, выбирая орудия пытки. Какие-то диковинные изделия из стали и кожи уже лежали на столе. Внимание Аликс привлекла маска с миндалевидными отверстиями для глаз, сделанная из тончайшей кожи.

В этой маске, закрывающей все лицо, ее будет невозможно узнать! В ней она сможет остаться неузнанной, безликой, безымянной. Помимо маски, Аликс отобрала длинный кнут с толстой черной рукоятью.

– Что ж, я готова! – воскликнула она. – Можно начинать.

Натали распахнула дверь гримерной:

– Шанталь проводит вас, госпожа Мегера!

Виляя бедрами, девица пошла по коридору. Каблучки сапожек Аликс глухо постукивали по ковровой дорожке, кожаные брюки и корсаж, плотно облегающие тело, сковывали движения и вынуждали ее держаться непривычно прямо.

– Это здесь, – сказала Шанталь, остановившись у одной из дверей.

Аликс отдала ей кожаную маску.

– Мне нужно убедиться, что это тот самый человек!

Она открыла дверь и вошла в комнату.

Стены помещения были выкрашены черной краской, окон не было, и свет проникал в комнату каким-то необъяснимым образом. В пол и стены были вделаны крепежные кольца. Дубовое кресло тоже было прикреплено к полу, как и какой-то странный предмет, похожий на гимнастического коня.

Двое охранников, державших Винса Рассела под руки, одновременно поклонились, приветствуя госпожу Мегеру.

У здоровяка в наручниках полезли на лоб глаза.

– Это ты! – ахнул он.

– Да, я! Твоя беспомощная жертва в спортивном клубе.

Аликс подбоченилась и встала напротив Винса.

– У вас есть еще набедренные повязки и пояса из кожи? – спросила она у охранников. Те кивнули. – Тогда разденьте его и наденьте на него эти вещи.

– Да как ты смеешь! – закричал Винс Рассел. – Послушай, малышка, не знаю, как тебя зовут, но я больше не играю в эту дурацкую игру. Все, я сдаюсь! С меня довольно! Немедленно выпустите меня из этого притона.

Винс побагровел, по его лбу и щекам струился пот. В разорванной рубахе и с мокрым пятном на штанах, он был смешон и жалок. Поймав на себе презрительный взгляд Аликс, здоровяк стал пунцовым и громко засопел от бессильной злости.

Аликс приблизилась к нему и провела кнутом по его бедрам и ширинке. Винс потупился.

– Я же приказала раздеть его! – рявкнула Аликс на охранников. – Я не люблю повторять дважды!

– О’кей, малышка, будем считать, что ты поквиталась со мной за спортивный зал. А теперь скажи, чтобы они отпустили меня. Давай расстанемся по-хорошему, иначе…

Охранники не дали ему закончить фразу. Самый крупный из них рывком расстегнул на нем рубаху до пояса. Второй, смуглокожий, сорвал с него брюки.

Винс осыпал их ругательствами и проклятиями, пытался пихаться и отбиваться ногами, но напрасно. С него на мгновение сняли наручники, раздели догола и вновь заковали в наручники. Аликс наблюдала за всем этим, похлопывая себя кнутовищем по бедру.

Наконец Винс предстал перед ней в одной кожаной набедренной повязке. Член его обтягивал тонкий лоскут кожи, белые мясистые ягодицы выпирали наружу.

– Вам это просто так не сойдет с рук! – рычал он.

Аликс обошла вокруг него, осмотрела спереди и сзади и удовлетворенно ухмыльнулась. Винс затравленно покосился на гимнастического коня, потом – на кнут в ее руке, обтянутой черной перчаткой, и крикнул:

– Только посмей прикоснуться ко мне, сучка! Я подам на тебя в суд, и тебя упекут за решетку за избиение.

– Возможно, – усмехнулась Аликс. – Но сначала я тебя хорошенько поимею.

Она насмешливо посмотрела на его пенис, пытающийся выбраться из-под кожаного лоскута, и кивнула охранникам. Один из них толкнул Винса на коня. Он ударился о снаряд животом и согнулся пополам. Парни моментально пристегнули его наручниками к крепежным кольцам в полу и отпрянули, оставив его в пикантной позе.

– Вы свободны, – сказала охранникам Аликс.

– Как вам угодно, госпожа Мегера!

Дверь захлопнулась за ними. Аликс не спеша обошла вокруг Винса Рассела, вынужденного стоять на цыпочках, согнувшись в три погибели и головой вниз, и участливо спросила, глядя на его голые ягодицы, покрывшиеся гусиной кожей:

– Продрог, бедняга? Жаль, что ты не можешь сам согреться. Пожалуй, я помогу тебе!

Винс покосился на нее, вывернув шею, и в его глазах промелькнул страх. Пот тек по его багровой физиономии ручьями. Облизнув пересохшие губы, он прохрипел:

– Катись ко всем чертям, сучка! В гробу я тебя видал!

– Раб не смеет так разговаривать с госпожой! – сказала Аликс, не сводя глаз с напрягшегося под повязкой пениса. – Я обучу тебя приличным манерам! Ты должен называть меня не иначе, как госпожой Мегерой! – Аликс уперлась концом кнута в мошонку.

Винс оцепенел и едва слышно прошептал:

– Отпусти меня, сучка! Пока не поздно…

– Фу, как грубо! Скажи: «Пожалуйста, моя госпожа!»

– Пожалуйста, – прохрипел Винс, подняв голову. – Я извиняюсь, только прикажи им выпустить меня отсюда.

– Ах ты извиняешься! – Аликс ударила его кнутом по голой заднице.

Бедняга вздрогнул и заорал:

– Черт бы тебя подрал! Выпусти меня немедленно, сучка!

На ягодицах вспыхнула красная полоска.

– Сучкой меня называть могут лишь мои друзья, – сказала Аликс. – Ты должен говорить «госпожа Мегера», не иначе. И я заставлю тебя быть вежливым с дамой!

– Проклятая стерва!

Аликс стегнула его кнутом больнее, затем еще и еще раз, оставляя на ягодицах кровавые рубцы. Войдя во вкус, она довела количество ударов до дюжины и лишь тогда остановилась, чтобы полюбоваться содеянным.

– Черта с два ты меня чему-то научишь, – стонал Винс, виляя задом. – Я слишком стар, чтобы меня учить. Лучше отпусти по-хорошему!

– Ты заблуждаешься, я многому собираюсь тебя научить!

Винс что-то невнятно прорычал, поднял голову и воскликнул:

– Можешь делать все, что тебе вздумается, все равно «Крошки» проиграли пари.

– Что? – не сразу поняла Аликс, о чем он говорит. – Ах, журнал «Крошки»! Да, безусловно.

– Я не раб, – рычал Винс. – Я мужчина и должен быть господином. Тогда я выиграю пари. Имей в виду, что роль раба меня не заводит, ты зря стараешься. Ничего у тебя не выйдет.

– Ты так считаешь? – уставилась на него Аликс.

Она обошла вокруг коня и посмотрела на голую задницу Винса, пылающую ярко-красными рубцами. Аликс переложила кнут в левую руку и, вытянув правую, сжала его мошонку, обтянутую набедренной повязкой. Винс задергался.

Яички его поджались, член напрягся, из груди вырвался стон.

– По-моему, ты возбуждаешься, – сказала Аликс. – А теперь перейдем к урокам вежливости…

Тон ее вкрадчивого голоса не сулил Винсу ничего хорошего. Он тяжело вздохнул и обмяк на коне.



Глава 8

За окнами кабинета Ричарда Стенли неистовствовало солнце, но в кабинете было прохладно благодаря кондиционерам, тихое жужжание которых не отвлекало сотрудников редакции журнала «Крошки» от работы.

Главный редактор вошел в здание в восемь утра, задержался в общей комнате, чтобы поболтать с фотомоделью, после чего вошел в свой офис. Все еще пребывая под впечатлением разговора с прекрасной дамой, бюст которой должен был украшать обложку ноябрьского номера журнала, Ричард Стенли швырнул портфель на стол и стал просматривать электронную почту за двадцать второе августа. Благодушное выражение сползло с его лица, он щелкнул переключателем селектора и распорядился немедленно вызвать к нему Винса Рассела.

Спустя полчаса Ричард Стенли снял пиджак и закатал рукава кремовой сорочки: несмотря на прохладу, ему вдруг стало жарко от невеселых размышлений.

В дверь постучали.

– Войдите! – не поднимая головы, буркнул Ричард Стенли, продолжая стучать пальцами по клавиатуре компьютера. Прошло не меньше минуты, прежде чем он соизволил взглянуть на вошедшего сотрудника.

– Закройте дверь, Винс! – Ричард окинул взглядом крепкую фигуру начальника службы безопасности. В темно-коричневой униформе и с коротко подстриженными волосами, мистер Рассел выглядел стопроцентным отставным сержантом. Не предлагая ему сесть, Ричард спросил: – Как вы объясните, что проиграли пари? Неужели испытания оказались вам не по силам?

Стараясь не смотреть ему в глаза, Винс переступил с ноги на ногу и промямлил:

– Нет, сэр! – Вид у него был несколько затравленный.

– Что значит это «нет»? Вы выдержали испытания или нет?

– Я выдержал их, сэр! – В глазах его читалось отчаяние.

– Тогда в чем же дело? – вскинул брови Ричард Стенли.

Склонившись над монитором компьютера, он вновь просмотрел видеодосье, доставленное ему утром. Картинки на экране были очень четкими. Мельком взглянув на них, Рассел неуверенно заметил:

– Видите ли, сэр, пари заключалось не на то, выдержат ли участники состязания все испытания до конца, а на то, смогут ли они ими насладиться. Лично я не получил никакого удовольствия.

– Понимаю… – Ричард откинулся на спинку стула, взял со стола чашку кофе и отхлебнул глоток. Горячий фарфор обжег ему пальцы, он торопливо поставил чашку и повторил, несколько раздраженно: – Мне все ясно! Вы не испытали абсолютно никакого удовольствия?

– Так точно, сэр! Мне очень жаль, что так вышло.

Летний день вступал в свои права. Над рекой за окном метались белокрылые чайки. Солнечные зайчики скакали по глянцевым обложкам «Крошек», выставленных на стеллажах. Собственно говоря, из них и оборудования на рабочем месте главного редактора и состояла обстановка кабинета. Ричард не собирался ничего менять, ему нравился простор.

– Вы лжете! – заявил он.

Винс Рассел густо покраснел – это было хорошо заметно на фоне белого паласа, на котором он стоял, упорно пряча глаза от начальника.

– К вашему сведению, у меня есть видеозапись всего, что происходило в клубе «Предел удовольствия», – ее мне любезно предоставил сэр Эдмунд Говард. Не желаете ли ее просмотреть? – Ричард развернул монитор на подставке так, чтобы Винсу было удобнее на него смотреть. – Занятное зрелище, должен я отметить!

На экране возникла комната с черными стенами, затем крупным планом камера показала коротко подстриженного мужчину. Он лежал на животе на гимнастическом коне, руки и ноги его были прикованы к полу. Черная кожаная набедренная повязка впилась в его промежность, на голых ягодицах обозначились ярко-красные рубцы. Как ни пытался этот здоровяк освободиться, ему удавалось лишь шевелить задом.

Винс Рассел готов был провалиться сквозь пол.

Стройная белокурая женщина в кожаной маске, затянутая в кожаный костюм с головы до ног, изо всех сил стегала беднягу кнутом. Ричард остановил кадр.

– Меня оклеветали! – заревел Винс Рассел и стукнул по столу кулаком.

Ричард вздрогнул и с опаской покосился на него.

– Все это мерзкая ложь и подлая клевета! – кричал Винс. – И что бы ни утверждали эти потаскухи Аликс и ее мадам, они не могут знать, что я чувствовал на самом деле, когда надо мной издевались. Я скрежетал от ярости зубами и готов был их всех перебить.

Ричард охладил его пыл ледяным взглядом.

Винс Рассел расправил плечи, вытянул руки по швам и, вздернув упрямо сжатый подбородок, уставился куда-то вдаль. По его скулам начал растекаться густой румянец.

– Подлая ложь, сэр, и не более того! – повторил он. – Мне искренне жаль, но именно так все обстоит на самом деле. Мы проиграли пари.

Ричард выдержал паузу, легонько постукивая пальцами по столу и с любопытством оглядывая своего подчиненного с головы до ног и с ног до головы.

– Если вы и дальше будете упрямо стоять на своем, Винс, я буду вынужден включить звуковую дорожку, – спокойно и тихо промолвил наконец главный редактор журнала «Крошки». – И тогда станет очевидно, что вы не откровенны с руководством. Вы хотите этого, Винс? Лично я – нет. И мистер Говард тоже вряд ли будет в восторге. Как, впрочем, и все сотрудники журнала, когда они поймут, по чьей вине лишились работы. Так вы будете говорить правду или нет, мистер Рассел?

– А разве есть звуковая запись? – с дрожью в голосе спросил Рассел. – Это монтаж! Фальшивка, сэр! Там не мой голос!

– Желаете послушать?

– Нет! Я знаю наперед, что запись смонтирована!

Ричард нахмурился, закинул ногу на ногу, продемонстрировав Винсу красный шелковый носок, и участливо улыбнулся.

– Вы признаете, Винс, что Аликс Невилл велела вас раздеть?

Винс Рассел устремил взгляд в окно, болезненно прищурился и покраснел еще больше.

– Да, сэр! – наконец выдавил из себя он, облизнув губы.

– И то, что она выпорола вас кнутом?

– Так точно, сэр! – Винс начал потеть.

– И вам это не понравилось, Винсент? – тихо спросил Ричард, уставившись на ширинку отставного сержанта. Под тканью брюк обозначилась выпуклость.

– Никак нет, сэр! – Стиснув зубы, Рассел покосился на экран монитора, странным образом притягивавший его взгляд.

– Вам не понравилось, что вас привязали к гимнастическому снаряду и выпороли, исполосовав кнутом всю задницу?

Винс Рассел затравленно огляделся по сторонам, не зная, куда спрятать свой взгляд. Ширинка его явственно оттопырилась.

– Разумеется, мне это не понравилось, сэр! – глухо ответил он.

– Так это не вы умоляли ее продолжать экзекуцию?

– Нет, не я! – Винс Рассел расставил ноги на ширину плеч и, сложив руки, прикрыл ладонями промежность, что, впрочем, уже не могло скрыть эрекцию. Он поежился, покраснев как рак, и крикнул: – Я этого не делал, сэр!

– Нет, Винсент, делали! – мягко возразил Ричард Стенли. – Не хотите послушать, как именно вы это делали? – Он указал пальцем на клавишу включения звука.

Пунцовый Винс посмотрел на него с молчаливой мольбой во взгляде.

Ричард выразительно уставился на его пенис, обозначившийся под брюками, и подумал, что отставной сержант вот-вот кончит, если пошевелится. Человек с нормальной сексуальной ориентацией, Ричард Стенли вдруг сам почувствовал шевеление в штанах, чему очень удивился.

Слегка наклонившись над столом, чтобы Винс не увидел нижнюю часть его туловища, Ричард попытался взять себя в руки и сосредоточиться на главной цели этого разговора. Он сделал успокаивающий вздох и спокойно промолвил:

– Мне думается, что вы выиграли это пари, Винс! По-моему, эта взбучка доставила вам истинное наслаждение. Не скромничайте, признайтесь в этом, старина! Отбросьте ложный стыд и заявите во всеуслышание, что не стесняетесь того, что вас превратили в сексуального раба и выпороли. Сначала откройтесь мне, прямо здесь и сейчас. А потом – наверху, мистеру Эдмунду Говарду. И тогда мои «Крошки» будут выходить и впредь. Вы же не хотите, чтобы из-за вашего упрямства наш журнал закрыли, Винсент? Так признайтесь же наконец, что вы с наслаждением позволили прекрасной даме в сексуальном наряде от души вас поиметь!

Винс стал пунцовым. Уставившись на ботинки, он пробормотал:

– Да!

– Что – да?

Винс Рассел уставился с мольбой в глазах на Ричарда и промямлил:

– Признаюсь, что я сам попросил выпороть меня кнутом.

Ричард расправил плечи и добавил:

– И благодаря этому вы победили в этом споре!

Винс шире раздвинул ноги. Головка его члена грозилась проткнуть брюки. Понизив голос до шепота, он сказал:

– Я действительно победил, сэр!

– Таким образом счет в соревновании с журналом «Женщина» стал ничейным, – подытожил главный редактор «Крошек». – Очень хорошо! Я вами доволен, Винс. Можете идти.

Винс продолжал переминаться с ноги на ногу, обливаясь потом.

– Вы свободны, ступайте! – рявкнул Ричард. – Я свяжусь с вами, если потребуется, позже.

– Есть, сэр! – сдавленно прохрипел Винс, повернулся и направился к двери. Но, сделав лишь два шага, он остановился и затрясся в конвульсии оргазма, схватившись за дверной косяк.

– Вон! – зарычал Ричард.

Винс Рассел повернул дверную ручку и вышел на прямых ногах из кабинета.

Ричард Стенли брезгливо поморщился и нажал на кнопку вызова секретаря.

– Сегодня я вылетаю в Лос-Анджелес, – сказал он в микрофон селектора. – Закажите мне номер в отеле и договоритесь с мистером Говардом, чтобы он принял Винса Рассела. Если в мое отсутствие последуют указания сверху, свяжитесь со мной немедленно!

* * *

Восемнадцатичасовой перелет из Хитроу в международный аэропорт Лос-Анджелеса стал для Ричарда Стенли нелегким испытанием на выносливость. Он чем-то напоминал затянувшийся половой акт. Удобно устроившись в кресле в салоне первого класса, главный редактор достал свой ноутбук и углубился в расчеты, мысленно оставаясь в своем рабочем кабинете.

Он даже не соизволил улыбнуться блондинке-стюардессе, подавшей ему коньяк. Все эти стюардессы – продажные сучки, подумал он, не стоящие его внимания.

Он поднял шторку иллюминатора и стал смотреть на облака, плывущие по бескрайнему голубому небосводу. Самолет застыл на месте, облитый солнечным светом, словно букашка – каплей смолы. Тело Ричарда вибрировало вместе с корпусом авиалайнера, исподволь наливаясь странным волнением, сулящим эрекцию. Он скрестил ноги и отхлебнул из бокала, философски подумав, что нужно радоваться тому, что он сидит в теплом салоне и слушает классическую музыку, в то время как за бортом самолета собачий холод и разреженная атмосфера. Любопытно, чем сейчас занимается Винс или та девчонка, что порола его кнутом?

Ричард вдруг вспомнил, что он одет в шелковую сорочку и летний пиджак, и провел пальцем по краю воротничка. В промежности у него стало жарко. Ему представилось, как эта красотка в кожаной маске лупит Винса Рассела кнутом по голой заднице…

Но какое ему-то, Ричарду Стенли, до этого дело? Проклятый Винс Рассел! Не мог справиться с девчонкой. Поделом ему, отставному сержанту! Будет знать, как искать приключения на собственную задницу.

Впрочем, впросак можно попасть и подцепив какую-нибудь крошку на вечеринке или в клубе, подумал Ричард. Все мужчины рискуют, пускаясь в авантюры с незнакомками. Однако в этом есть своя, особая, прелесть…

Наконец вспыхнуло табло, предупреждающее пассажиров, что им пора пристегнуться ремнями. Ричард рассеянно выполнил команду. Стюардесса наклонилась над ним, чтобы проверить, хорошо ли затянут ремень. Ее высокая грудь, обтянутая белоснежной блузкой, едва не коснулась его щеки. Ричард Стенли не обратил на это внимания, равнодушно прикрыв глаза.

Ему в голову пришла оригинальная идея: заключить пари с самим собой и сообщить о результатах мистеру Говарду – разумеется, потребуются свидетели, но он их найдет! После этого «Крошки» наверняка вырвутся вперед, посрамив «Женщину».

Самолет резко пошел на посадку, задрожав всем корпусом. Ричард Стенли взглянул в иллюминатор и самодовольно ухмыльнулся.

Лос-Анджелес подернулся рыжеватой дымкой, только холмы Голливуда гордо возвышались над грязным туманом, щеголяя своим зеленым покровом. Внизу сверкала голубая водная гладь Тихого океана. У Ричарда зарябило в глазах, он потер их и откинулся на спинку кресла.

Нет, обыкновенной блондинкой Эдмунда Говарда не пронять! Тут требуется нечто действительно оригинальное!

Едва Ричард Стенли вышел из терминала аэропорта, пройдя таможенный досмотр, как ему стало жарко, он поспешно надел солнцезащитные очки и нырнул в прохладный салон такси. В ноздри ударил запах кожаной обивки и охлажденного кондиционером воздуха. Ричард уставился в окно, борясь с желанием закрыть глаза и вздремнуть. Перед глазами замелькали пальмы и двухэтажные домики, рекламные щиты и витрины видеосалонов.

Очутившись наконец в гостиничном номере, он с удовольствием скинул сорочку и костюм и босиком подошел к окну, выходящему во внутренний дворик. Внизу заманчиво поблескивал бассейн с удивительно прозрачной голубой водой, окруженный настоящими пальмами.

Темная от загара дама с копной волос на голове и в желтом купальнике лениво встала с шезлонга и, подойдя к бортику, нырнула. Уверенно проплыв под водой почти весь бассейн, она вынырнула возле другого бортика и стала подниматься по лесенке, красивая и стройная. Капли сверкали на ее покатых плечах и полных грудях, скатываясь по плоскому животу к лобку, и капали с желтых трусиков. Ноги у красотки были длинные, цвета красного дерева.

– Здравствуй, Лос-Анджелес! Я снова здесь! – воскликнул Ричард Стенли.

* * *

Сумерки сгустились с непривычной быстротой. Пока Ричард позвонил в Англию, перекусил и переоделся, небо стало темно-синим. Очень довольный собой, он спустился во дворик, чтобы искупаться.

Деревья, окружающие бассейн и ванны-джакузи, подсвечивались скрытыми фонариками. Пар стелился по земле и медленно поднимался в ночное небо. В бассейне весело плескались несколько женщин, очевидно, подружек. Возле лесенки устроилась пожилая супружеская пара, тихо о чем-то беседуя и болтая в воде ногами.

В одной из ванн лежала молодая дама – стройная загорелая блондинка в желтом купальнике, та самая, которая недавно прыгала с бортика в бассейн. Теперь ее шикарное тело нежилось в бурлящей пузырьками воде, набираясь сил для ночных развлечений. Глаза женщины были закрыты.

Ричард невольно задержал свой взгляд на ее длинных золотистых ресницах. Блондинка открыла глаза и, улыбнувшись, потупилась. Ричард Стенли скинул белый купальный халат на стульчик и замер, расправив мускулистые плечи, чтобы дать красотке возможность оценить его торс.

– Вы не станете возражать, если я присоединюсь к вам? – спросил он, стараясь придать голосу тембр, характерный для кинозвезд.

– Спросите у моей подружки, – томным грудным голосом ответила блондинка. – Эй, Джейд, иди ко мне, птичка!

Обернувшись, Ричард увидел направлявшуюся к джакузи афроамериканку высокого роста, с косичками курчавых волос на горделиво посаженной голове. У нее были длинные стройные ноги, походка манекенщицы и шоколадная кожа. Маленькие трусики едва прикрывали лобок, тугие округлые груди подрагивали под черным лифчиком при ходьбе. Она скользнула насмешливым взглядом по Ричарду, и его прошиб холодный пот. Плавки моментально стали ему тесноваты.

Джейд величаво проплыла мимо Ричарда, раскрывшего от восхищения рот, и смачно чмокнула блондинку в чувственные пухлые губы.

– Извините, но эта ванна занята, – гортанно сказала темнокожая красавица, – я бы просила вас не мешать нам.

Блондинка заняла сидячее положение, продемонстрировав Ричарду умопомрачительные голые груди, и с улыбкой уставилась на его промежность. Плавки уже не скрывали эрекцию, пенис встал в полный рост и едва ли не выглядывал из-под резинки.

– Извини, дорогой, но у тебя нет ничего, что нас интересует, – проворковала она с резким южным акцентом.

Ее темнокожая подружка залезла в ванну, и блондинка обняла ее за талию. Женщины стали целоваться и ласкать друг друга руками под бурлящей водой.

Ричард Стенли повернулся к ним спиной и, широко расставляя ноги, неуклюже пошел к стульчику, на котором оставил свой халат. Набросив халат на плечи, он почувствовал себя увереннее.

Немного успокоившись, он нырнул в бассейн и переплыл его тридцать раз подряд. Спал он в ту ночь как убитый.

* * *

Отправляясь на другое утро в офис филиала корпорации «Миднайт роуз интернэшнл», Ричард лелеял надежду, что американские коллеги познакомят его вечером с ночной жизнью города. Но уже в три часа пополудни у него стали слипаться глаза. Он задумчиво потер переносицу и сказал:

– Мне придется вернуться в гостиницу за некоторыми документами. Отложим обсуждение этого вопроса до завтрашнего утра. О’кей?

Ник Лаури, долговязый и рыжеволосый редактор, добродушно улыбнулся:

– Встретимся ровно в шесть, старина! Ты ведь не развлекаться к нам приехал, верно? Нужно беречь время мистера Говарда!

У Ричарда разболелась голова. Выйдя на улицу и сев в такси, он первым делом ослабил узел галстука и, расстегнув ворот сорочки, с наслаждением потянулся. После долгого авиаперелета он всегда плохо себя чувствовал день-два, коллеги это знали и относились к его недомоганию с пониманием. Однако с этим умником Лаури следовало быть всегда начеку…

Ричард попросил водителя высадить его у торгового центра и, расплатившись, отправился на поиски аптечного киоска, чтобы купить пару упаковок стимулирующих таблеток с кофеином. Ядовитые асфальтовые испарения и беспощадное солнце грозили прикончить его прямо на тротуаре. Ричард торопливо пересек прогулочную площадку, лавируя между фланирующими по ней семействами американцев африканского и азиатского происхождения, и нырнул в спасительную прохладу торгового комплекса.

Смягченные тонированными стеклами крыши, солнечные лучи освещали витрины приятным рассеянным светом. Миновав отделы книг и игрушек, возле которых толпились дети, Ричард купил в аптеке лекарство, проглотил пригоршню таблеток, запив их кока-колой, и сразу почувствовал себя лучше.

Оглядевшись вокруг, он обнаружил, что стоит у салона белья под игривым названием «Секреты Виктории». Взгляд его скользнул по образцам трусиков и лифчиков. Пластмассовые манекены таинственно улыбались, словно бы напоминая ему о скоротечности времени. Ричард подумал, что пора приступить к осуществлению своего гениального плана…

Он решительно направился к выходу из павильона. Теперь, когда Ричард решил действовать, он начал обращать внимание на проходящих мимо него женщин. Оказалось, что их сотни и все они красивые, одна лучше другой. Вот, например, та, коротко подстриженная шатенка с большим бронзовым бюстом: какие у нее соблазнительные ягодицы под юбочкой! Нет, пожалуй, вон у той яркой блондинки в розовом платье и в босоножках на высоких каблуках задница получше. Боже, а как заманчиво смотрится попка той рыженькой в голубом наряде, нагнувшейся, чтобы поднять с пола оброненную связку ключей! Но с чего же лучше начать?

Ричард перекинул пиджак через руку, сжал в другой руке портфель и ступил на эскалатор, ощущая приятное волнение в груди. Так что же предпринять? Нельзя же бесцеремонно подойти к незнакомой даме и сказать: «Эй, крошка, раздевайся! Да поживее!»

Он вышел на втором этаже и огляделся по сторонам. Справа располагался ресторан. Ричард пошел налево, вдоль цветочных магазинчиков. Народу здесь было поменьше, впереди, у витрины магазина одежды, стояли три молоденькие девицы. Ричард замедлил шаг.

Девицам было лет по восемнадцать, не больше, они смахивали на японок благодаря своим длинным черным блестящим волосам.

Ричард остановился.

Одна из девиц – в белой блузке и желтом свитере поверх вельветовых шорт – стрельнула в сторону Ричарда глазками и что-то сказала подружкам. У нее была стройная фигурка, крутые бедра и неплохой бюст. Волосы ее стягивал красный бархатный обруч. Девицы захихикали. Стоявшая позади той, что обратила на Ричарда внимание, положила ей руки на плечи и, привстав на цыпочках, пристально посмотрела на него. На любопытной брюнетке были черные колготки, черная мини-юбка и красный джемпер, голову ее украшала войлочная панама, натянутая на маленькие ушки. Сверкнув глазами, она сказала что-то третьей подружке – на удивление высокой японке в голубой юбке в оборках и белой блузке-матроске с открытым широким воротом. В руке она сжимала красную лакированную сумочку. Девица окинула Ричарда нахальным взглядом с головы до ног. Он воспринял это как откровенный намек и, улыбнувшись, воскликнул:

– Привет! – Внезапно ему подумалось, что незнакомки могут и не говорить по-английски.

– Девчонки, он англичанин! – обрадованно воскликнула та, что была в шортиках. – Кейко, он из Англии! – пихнула она подругу локтем в бок. Девица заложила руки за спину, вытянула стройную ножку и поводила ею по плитке пола, сложив губки бантиком и потупившись. Помада на пухлых губах была ярко-красная и блестящая.

У Ричарда стало жарко в промежности.

– Скажите что-нибудь еще, англичанин! – попросила Кейко – девица в панаме – и от радости запрыгала на месте, словно мячик, тряся грудями под красным джемпером.

У Ричарда перехватило дух.

– Да, я из Англии, – хрипло сказал он, проглотив ком. – А вы из Японии?

– Мы здешние, дурачок! – ответила на чистом английском с явным американским акцентом девушка в матроске и с миндалевидными глазками. – Меня зовут Макико. А моих подружек – Юри и Кейко. Хотите, мы угостим вас кофе? Нам ужасно хочется поболтать с настоящим англичанином!

– С удовольствием, это очень любезно с вашей стороны!

Ричард изобразил обворожительную улыбку, лихорадочно соображая, как ему лучше поступить. Взгляд его упал на витрину магазина, у входа в который они стояли. Покупателей в зале не было, видимо, цены «кусались». На манекены были надеты шикарные вечерние платья.

У Ричарда родилась любопытная идея…

– Я не хотел бы отвлекать вас от выбора нарядов, – сказал он, косясь на Макико.

Девушка вздохнула, продемонстрировав в вырезе блузки полные янтарные груди, и с сожалением промолвила:

– Нам такие обновки не по карману.

Подруги огорченно закивали, Кейко поправила панаму и с сожалением добавила:

– У меня кончились деньги!

– Мы все на мели! – подтвердили подружки.

– В таком случае позвольте мне поднять вам настроение, – галантно склонив голову набок, сказал Ричард. – Предлагаю что-нибудь купить каждой из вас, а уже потом выпить кофе.

Юри радостно взвизгнула и подхватила его под руку. Другой рукой она поправила на голове обруч и как бы ненароком прижалась к Ричарду бедром. Он покосился на ее полные груди и почувствовал, что вспотел.

– Вот это настоящий джентльмен! – сказала Кейко.

– Вперед! – воскликнула Макико, хватая Ричарда за другой локоть.

Весело хихикая, подружки втолкнули его в салон. Кейко шла сзади, но от запаха ее духов у него кружилась голова.

– Мы хотим примерить несколько ваших лучших нарядов, – сказала Макико продавщице. – Где примерочная кабинка?

– Мы будем примерять платья, а ты подсказывай нам, какие из них нам к лицу. Вы, парни, знаете толк в женских шмотках, верно я говорю, девчонки? – Юри задорно подмигнула подругам.

– Ой, мы ведь даже не спросили, как тебя зовут! – прошептала Кейко, краснея от смущения. – Это так несолидно с нашей стороны!

– Меня зовут Ричард, – пророкотал главный редактор журнала «Крошки».

– Какое солидное имя! – воскликнула Кейко и облизнула розовые губки. – Я могла бы слушать, как забавно ты выговариваешь слова, с утра до вечера. Ты надолго приехал в Штаты?

– Нет, к сожалению, всего на несколько дней.

– В таком случае, Ричард, мы должны извлечь максимум удовольствия из каждой совместно проведенной минуты. Я верно говорю, девочки? Не каждый день удается познакомиться с джентльменом из Англии, да еще с таким звучным именем!

Макико сжала его локоть и усадила в кресло напротив кабинки для примерки платьев, рядом с которой стояло большое трехстворчатое зеркало.

– Высший класс! Я балдею, – сказала Юри и, войдя в кабинку, стянула через голову свой песочный свитер. – Подержи пока его, – попросила она Ричарда, выпрямившись и встряхнув густыми черными волосами. Ее белая блузка наполовину выбилась из-под шорт, щечки раскраснелись, глазки сверкали. – Если тебе, конечно, не трудно.

– С удовольствием! – ответил Ричард, беря свитер, все еще теплый от ее горячего молодого тела, и кладя его на колени.

Тем временем Макико со строгим лицом армейского сержанта деловито отдавала продавщице указания, какие именно платья принести в примерочную.

Ричард взглянул на маленькую Юри и сказал:

– Я полагал, что японки очень застенчивы…

Малышка присела на подлокотник кресла, обняла его за плечи и, облизнув губки, с улыбкой промолвила:

– А мне казалось, что английские парни чересчур важные и серьезные, словно бы они никогда не думают о девушках.

– О, я думаю о девушках! – сдавленно ответил Ричард. – На самом деле я только о них и думаю.

Юри стрельнула глазами на подружек. Они окружили кресло.

– Знаете, честно говоря, мне никогда не встречались такие симпатичные девушки в Лондоне. Ни разу. Тем более – сразу три.

Девчонки прыснули от смеха. Кейко привстала на цыпочки и что-то шепнула Макико на ушко. Та закусила губу, сверкнула глазками и сжала Юри ладошку. Малышка зажала рот от восторга другой ладошкой и кивнула.

– Послушай, Ричард, – сказала Макико, наклоняясь над креслом и едва ли не касаясь грудями лица англичанина. – Вот что мы решили: ты можешь тайком подсматривать, как мы будем переодеваться. Только помалкивай, не выдавай нас! Договорились?

Подружки исчезли за занавеской кабинки, оставив Ричарда одного. Он скользнул взглядом по салону: никаких покупателей, коридор тоже пуст. Продавщица, стоявшая возле кассы в другом конце зала, лениво перелистывала журнал мод.

Ричард взглянул в одну из створок напольного зеркала и увидел, что кто-то слегка отдернул занавеску примерочной. Глядя в зеркало, можно было видеть все, что происходит в кабинке. Ричард ощутил странное шевеление в паху, и брюки начали оттопыриваться. Он положил на колени пиджак и портфель.

Кейко встала перед зеркалом примерочной и стянула через голову красный джемпер. Грудь ее поддерживал прозрачный розовый бюстгальтер на тонких бретельках. Девушка ловко расстегнула пуговицы своей черной мини-юбки, она соскользнула ей на колени, и японка повертела задом, чтобы юбка упала на пол. Перешагнув через нее, Кейко осталась стоять в одном розовом бикини, дразня Ричарда соблазнительными округлыми ягодицами.

Он заерзал в кресле, чувствуя, как набухает головка члена. Рука его непроизвольно скользнула к молнии ширинки, но он вовремя спохватился и взглянул на продавщицу. Та по-прежнему не обращала на него внимания.

Ричард пощупал мошонку и почувствовал, что член едва ли не разрывает молнию. Чтобы отвлечься, он снова посмотрел в зеркало. К этому времени Кейко сняла чулочки и собиралась примерить одно из платьев. Сквозь ткань трусиков проглядывали волосы на лобке.

Пенис Ричарда вскочил и забился у него в кулаке.

Юри наклонилась, загородив собой Кейко, и стала снимать туфли. Она была совершенно голой, ее полные, спелые груди с коричневатыми сосками трепыхались, приводя Ричарда в полубезумное состояние. Девчонка выпрямилась, взглянула в зеркало и, подмигнув Ричарду, уперлась кулачками в бедра и завиляла задом.

– О Боже! – прошептал Ричард, чувствуя болезненную ломоту в чреслах. Член задрожал от перенапряжения, мошонка подтянулась, мышцы ягодиц сократились, по животу растеклось тепло, а под мышками выступил пот. Ричард бросил косой взгляд на вход в салон, предвкушая, как он будет рассказывать о своих похождениях мистеру Говарду. Ну, «Женщина», теперь тебе точно конец…

В зеркале возникло отражение Макико.

Продавщица направилась к двери служебного туалета в противоположном конце зала. Такой момент Ричард упустить не мог. Он просунул руку в расстегнутую ширинку и пощупал мошонку. Член напрягся сильнее и набух. Макико расстегнула матроску и сняла ее, обнажив грудь, обтянутую белым бюстгальтером и упругие соски. Яички Ричарда болезненно заныли, он сжал пенис в кулаке и стал яростно онанировать.

Долговязая японка скинула туфли и подтянула коротенькую синюю юбочку – трусиков под ней не оказалось. Девица положила ладошку на свой мохнатый лобок и стала его поглаживать.

– Вот чертовка! – воскликнул Ричард, чувствуя, что теряет самоконтроль. Он вынул руку из брюк и вцепился в подлокотник кресла. Пора было действовать: в салоне не было, кроме них, ни души.

Ричард встал с кресла, слегка согнувшись, чтобы скрыть эрекцию, и, воровато оглянувшись по сторонам, шмыгнул за занавеску примерочной кабинки.

– А вот и наш Ричард! – воскликнула малышка Юри – она стояла босиком на полу в платье из тафты и виляла бедрами, глядя в зеркало. – Ну как, Ричард, этот наряд мне к лицу? Похожа я на шикарную женщину?

Белая юбка прикрывала ее стройные длинные ноги до половины бедер, узкую талию обхватывал тонкий поясок, а корсаж держался на двух бретельках, тонких, как спагетти. Взгляд Ричарда уперся в ее аппетитные груди цвета темного янтаря.

– Это круто! – прохрипел он.

– А что скажешь насчет меня? – спросила Кейко, примерявшая такое же платье, только желтого цвета и отделанное кружавчиками. Ее полные груди еще заметнее выпирали из лифа. Она надела тонкие белые колготки из шелка и белые босоножки на шпильках. Сложив руки на груди по-японски, она склонила голову и сказала, глядя на Ричарда исподлобья темными миндалевидными глазами: – Ну и как я выгляжу?

Ричард кивнул на оттопыренную ширинку и воскликнул:

– Этот судья не ошибается. Ты получаешь высший балл!

Кейко и Юри хихикнули и, лукаво перемигнувшись, обняли друг друга за талию. Их юбочки из тафты зашуршали, в кабинке запахло молодыми женскими телами. В голове у Ричарда помутилось, он покачнулся, но все же устоял на ногах.

– А как насчет меня? – спросила Макико.

Она уложила волосы в высокий пучок на макушке, оставив лишь несколько локонов свисающими вдоль лица, сменила туфли и надела короткое облегающее платье голубого цвета из синтетического материала, застегивающееся на молнию от подола до декольте. Шею ее обхватывала со спины узкая лямка. Блестящая ткань подчеркивала все достоинства ее фигуры и меняла оттенки, когда Макико поворачивалась перед зеркалом.

Ричард взял ее за руку и прижал ладонь к брюкам в том месте, где они оттопыривались.

– Как видишь, высший класс! – сказал он, раздувая ноздри.

Девушки прыснули со смеху. Юри обняла Макико за талию. Тафта зашуршала, синтетическая ткань затрещала. Макико сжала член Ричарда в кулаке так, что у него глаза полезли на лоб.

– Все ребята одинаковые! Англичане ничем не отличаются от наших парней! – весело воскликнула она.

– Мне тоже так кажется! – сказала Юри, расстегивая пуговицы на сорочке Ричарда.

Он сжал ладонями груди Кейко. Она охнула. Ричард судорожно вздохнул и запустил руку Юри под платье, нащупывая груди. Тафта громко зашуршала, японка взвизгнула.

В торговом зале послышались чьи-то торопливые шаги.

Ричард оцепенел от ужаса.

– Сколько стоит это красное платье? – спросил чей-то голос. – Ах вот как! Нет, спасибо, я и примеривать его не стану. До свидания.

Раздался шипящий звук открывшейся и закрывшейся двери, затем послышалось позвякивание плечиков для платьев: значит, продавщица находилась в зале. Ричард не осмелился расслабиться и перевести дух. Он вынул руку из-за пазухи Юри и приложил к губам палец. Кейко хихикнула, села на корточки и расстегнула молнию на ширинке. Его напрягшийся член освободился от оков и прыгнул ей в руку. Макико наклонилась и сжала головку.

Ричард порывисто обнял Юри и привлек ее к себе, сжав одной рукой ее ягодицы, а второй – промежность. Пальцы его стали мокрыми: под юбкой из тафты на ней не было трусиков. Он стал тереть ладонью ее нежные половые губы, слыша, как она постанывает от удовольствия, стиснув зубы. По запястью потек густой сок. Ричард покосился на Кейко, сидящую в желтом платье и белых колготках на корточках у его ног. Груди ее вылезли наружу, она подалась вперед и лизнула головку.

Мошонка Ричарда сжалась. Раскрыв чувственный рот, Кейко взяла в него яички и стала облизывать основание пениса. Тем временем Макико усердно двигала рукой вверх и вниз. Наконец она не выдержала и стала тереться низом живота о распухшую головку члена.

– О Боже! – зарычал Ричард и всунул во влагалище Юри палец.

Девушка застонала и обхватила руками его за плечи. Вертя задом и норовя плотнее прижаться к его руке, она начала тереться об него бюстом. Наконец груди вывалились из платья и уперлись сосками в Ричарда.

Кейко встала на колени и принялась покусывать его мошонку. Пенис увеличился на добрый дюйм в кулачке Макико, она быстрее задвигала рукой вверх-вниз. Из глаз Ричарда брызнули слезы. Он чувствовал, что вот-вот кончит. Рука его сжала лобок Юри. Макико взяла член в рот и стала сосать. Ричард зажмурился.

– Вот он, офицер! Это тот самый тип! – раздался чей-то вопль, и занавеска кабинки с шумом отдернулась.

Поток яркого света хлынул на девушек, застывших в пикантных позах, и, разумеется, на Ричарда Стенли, с торчащим из расстегнутых брюк огромным членом.

– Это он! – визжал истерический женский голос. – Я видела, как он горстями глотал таблетки у автомата по продаже кока-колы! Держите наркомана! Я его узнала!

Продавщица истерически завизжала.

Ричард обернулся, открыл глаза и увидел какую-то чернокожую толстуху, продавщицу и двух мужчин в униформе. Это были полицейские.

Член Ричарда моментально сморщился и повис, словно стручок перца, жалкий и мокрый.

– Нет, вы только взгляните на него! – завопила негритянка. – Он еще показывает свой жалкий червячок этим несчастным девчонкам!

Ричард обернулся к японкам, ища у них поддержки, но ощутил резкий удар локтем под ребра. Кто-то из девчонок больно стукнул его ногой по голени. Ричард охнул, завертелся волчком на одной ноге и упал на подставку для вешалок. Та с грохотом свалилась на пол. Новый удар – в солнечное сплетение – заставил Ричарда согнуться в три погибели. Кейко, Юри и Макико завизжали и выбежали из кабинки.

– Держите воровок! – закричала им вдогонку продавщица. – Они хотят украсть платья!

Один из полицейских бросился догонять японок. Второй деловито защелкнул наручники на запястьях Ричарда.

– Послушайте, офицер, я сейчас все объясню! Произошло недоразумение! – залепетал Ричард Стенли.

– Эти мерзавки украли самые дорогие платья! – убивалась продавщица. – Ловите их!

– Он их сообщник, – уверенно заявила толстая негритянка. – И скорее всего еще и сутенер вдобавок. Я видела, как он глотал наркотики, и подтвержу это в суде.

– Послушайте, мадам, я… – попытался возразить Ричард.

В этот момент вернулся запыхавшийся второй полицейский. Он огорченно покачал головой: японок и след простыл.

– Я все объясню! – прохрипел Ричард.

– Англичанин! – разом воскликнули оба полицейских.

Один из них враждебно уставился на Ричарда и рявкнул:

– Вам знаком термин «Права Миранды»?

Ричард понурился и заплакал от отчаяния.

* * *

Всю ночь Ричард Стенли провел в изоляторе временного содержания в участке. Его выпустили лишь под поручительство Эдмунда Говарда. В аэропорт его отвез на своем автомобиле Ник Лаури. Дружелюбно посмеиваясь, он пробурчал:

– Вот уж не думал, что вы, англичане, так падки на девчонок! Клюнуть на каких-то сопливых японок! В твой следующий приезд к нам, старина, я отведу тебя в такое местечко, где можно подцепить действительно настоящую красотку, с хорошей задницей. Что ты на это скажешь?

Он покосился на Ричарда, лицо которого искривилось.

– Нет! – воскликнул он. – Благодарю покорно, с меня довольно сексуальных экспериментов. Пусть другие ищут острых ощущений. Послушай, у тебя, случайно, нет таблетки аспирина?



Глава 9

Звонок телефона вырвал Аликс Невилл из объятий Морфея.

– Кто это? Что случилось? – прохрипела она, с трудом ворочая языком и едва держа трубку в руке.

– Это я, Шеннон Гарретт!

Губы Аликс растянулись в улыбке.

– Привет, босс! Я спала.

Со стола на ковер упал высокий бокал – видимо, она ненароком задела его рукой, пока нащупывала телефонный аппарат. Хорошо, что бокал пустой, подумала Аликс и огляделась. В углу невнятно бормотал телевизор. Огромный кожаный диван, на котором Аликс лежала, недовольно заскрипел, когда она рывком спустила с него ноги, заняв сидячее положение.

За окном в ночном небе сверкали звезды. Желтая луна зависла над горизонтом. Из открытой форточки веяло теплой сыростью деревьев.

– Похоже, я заснула, не выключив телевизор, – потирая затекшую шею, сказала Аликс и, прижав трубку плечом к щеке, сладко потянулась.

– Ты слышишь меня? Ты проснулась? – раздался голос Шеннон.

Аликс тряхнула серебристыми локонами и захлопала глазами.

– Я тебя слушаю. Кстати, который час?

– Извини, что побеспокоила тебя в воскресенье. Ты не поверишь, но я в офисе. Еще раз прошу прощения. Может быть, будет лучше, если я перезвоню тебе завтра утром?

– Нет! Завтра у меня трудная работа, лучше выкладывай все сейчас.

Аликс вновь улеглась на диване, одетая в майку и трусики. Кожа обивки приятно пахла и ласкала ее голые руки и ноги. На лице Аликс возникла блаженная улыбка.

– Алло! Ты меня слушаешь? – спросила Шеннон. – Ты не уснула?

– Нет, я тебя слушаю. Как дела?

Шеннон понизила голос до заговорщического шепота:

– Я изрядно намучилась с октябрьским номером, но похоже, что он получился удачным. Показатели реализации тиража резко вырастут, что, в свою очередь, поднимет наш престиж в бухгалтерии.

Аликс нащупала голой ступней телевизионный пульт и пальцем выключила звук.

– Так-то оно так, но сведения о продаже поступят в бухгалтерию слишком поздно, когда уже нельзя будет ничего исправить, – сказала она. – Срок пари истекает в конце месяца. У нас в запасе всего неделя! А я на два дня уезжаю на конференцию по компьютерам, значит, со вторника по четверг буду занята. В пятницу мы вряд ли что-нибудь успеем предпринять. А потом новый месяц – и все! Никаких пари. Кстати, условия очередного тура уже пришли? Может быть, они поступят ко мне с завтрашней электронной почтой? Я могу и потерпеть, если в них нет ничего остренького. Или они стоят того, чтобы влезть в почту раньше срока?

Ответом стало тяжелое дыхание главного редактора.

– В чем дело, Шеннон? Почему не отвечаешь?

Голос Шеннон, наконец вновь зазвучавший в телефонной трубке, был проникнут тревогой.

– Я, разумеется, знаю условия следующего тура соревнований, – сказала она. – Вот только не уверена, понравятся ли они тебе, Аликс. Вряд ли следующее пари доставит тебе удовольствие.

Аликс беззаботно потянулась.

– Я так не думаю, пока что мне все нравилось. Выкладывай, Шеннон, не темни!

– Видишь ли, условия почти не изменились. Место проведения пари ты вольна выбирать сама, и вовсе не обязательно им должен стать клуб «Предел удовольствия». Появилась только одна маленькая деталь: тебе отводится роль пассивной исполнительницы желаний партнера. Алло, Аликс! Почему ты замолчала? Алло!

В трубке раздались гудки.

* * *

В понедельник Аликс с самого утра занялась наладкой компьютера и прокопалась с ним до конца рабочего дня. Это послужило поводом не разговаривать с Шеннон Гарретт.

На следующий день Аликс уезжала на семинар по компьютерам, который заканчивался вечером в четверг, а в пятницу кончался этот месяц. Так что больше никаких пари!

Однако ехидный внутренний голос напомнил: и можешь попрощаться с «Женщиной», ее упразднят.

Офис редакции начал пустеть, Аликс кивала и махала рукой уходящим сотрудникам. Подросток-посыльный Майк нахально осклабился и подмигнул ей. Она проводила его тугой зад, обтянутый кожаными штанами, задумчивым взглядом: может быть, догнать парнишку и сказать ему без обиняков, что ей хочется взглянуть на него без штанов?

Но ведь это не имеет отношения к пари!

Аликс отряхнула с рук пыль и встала из-за стола. Мышцы предплечий и спины ныли. Она потянулась, выпятив груди, и наклонилась, чтобы почистить щеткой свои голубые шаровары. У нее перед глазами возникла странная картина-видение: будто бы она стоит на коленях со связанными руками и обнаженной задницей…

Внизу живота началась пульсация.

Аликс задалась вопросом: действительно ли она предпочитает роль госпожи роли рабыни? Так ли уж плохо быть внизу, а не наверху? Ведь во всем есть своя особая прелесть…

В коридоре послышались чьи-то шаги, но вскоре они стихли.

Аликс сделала успокаивающий вздох и задумалась.

Солнечный свет, приглушенный тонированными оконными стеклами офиса, падал на опустевшие рабочие места, стеллажи, забитые бумагами и фотографиями, вертящиеся стулья и мониторы компьютеров. Пахло пылью, краской, клеем и забытыми кем-то кроссовками. Здание опустело, все сотрудники уже ушли, осталась одна охрана…

Щечки Аликс вспыхнули от неожиданной мысли. Нет, это исключено, с ужасом подумала она, к Винсу она не пойдет. Сексуальное желание сразу же пропало…

Пусть Шеннон сама решает свои проблемы!

Аликс порывисто схватила со стола портфель и ветровку и вышла из офиса, решив спуститься для успокоения нервов пешком по лестнице. Однако ее каблучки застучали по ступенькам чересчур быстро, а чудесные виды Лондона, открывающиеся из окон на площадках между этажами, ее совершенно не привлекали.

Но почему непременно с Винсом? Можно ведь сделать это и с кем-то другим! Но каково будет ей стоять на коленях перед незнакомым мужчиной? Проклятие! Наверняка ей это не понравится. Впрочем, откуда такая уверенность?

Аликс налетела на стену, выкрашенную желтой и черной краской, огляделась и поняла, что выхода на парковочную площадку здесь нет. Она перепутала этажи! Номерная табличка на ближайшей к ней двери подтверждала эту догадку: на ней значилась цифра «201». Аликс раздраженно вздохнула и собралась было продолжить спуск по лестнице, когда одна из дверей в коридоре распахнулась. Аликс машинально оглянулась.

Взгляд ее скользнул по белым рефлекторным щитам, серебристой фольге зонтичных отражателей, странному черному покрытию пола, напоминающему кожу…

Она остановилась, заинтересовавшись любопытным зрелищем: несколько фотографов ползали на коленях по полу, деловито собирая аппаратуру и укладывая ее в футляры; чуть поодаль о чем-то спорили две женщины в красных шелковых комбинациях. На помосте лежали аккуратно сложенные в бухты канаты, провода и веревки, рядом валялся черный хлыст с толстой рукоятью из буйволиной кожи; части сексуального кожаного костюма выглядывали из-за сваленных в кучу искусственных пенисов и вибраторов…

– Мисс Аликс Невилл, если мне не изменяет память? – окликнул ее чей-то приятный тенор.

Аликс оторвала взгляд от игрушек для онанистов и лесбиянок и окончательно обомлела.

Высокий, поджарый и широкоплечий блондин шагнул ей навстречу из распахнутых дверей фотостудии. На запястье левой руки, покрытой золотистыми волосами, поблескивал золотой «Ролекс», пальцы правой руки украшал массивный золотой перстень-печатка, запонки тоже были из золота, как, разумеется, и заколка галстука. Одет мужчина был в легкий летний костюм.

– Добрый вечер, мистер Стенли! – сказала она, но не протянула руки, парализованная запахом его одеколона.

Стенли смерил ее пронзительным взглядом голубых глаз и сказал, глядя на нее сверху вниз:

– Я сразу узнал вас, мисс Аликс. Вы хорошо вышли на видеопленке, которую я получил на днях…

Сердце Аликс бешено заколотилось при этих словах: как, он все видел? А теперь, выходит, решил дать волю своему злорадству! Но к немалому ее удивлению и облегчению, Стенли покраснел как рак и рассыпался в извинениях:

– Простите, я не хотел вас обидеть! Я лишь собирался сказать, что… Тьфу, черт бы меня подрал! Если вы не возражаете, я сразу перейду к делу.

Аликс промычала что-то в ответ и склонила голову набок, приготовившись слушать. Смех так и рвался наружу, но она старалась его сдержать.

Двое фотографов в голубых джинсах вышли из студии и, пожелав им доброй ночи, направились к лифту. Следом вышли женщины, успевшие переодеться. Одна из них похлопала Ричарда по руке:

– До завтра, дорогой! Желаю весело провести вечер.

Она грациозно удалилась по коридору, виляя задом, обтянутым белым платьем.

– Так вот, – продолжал Стенли, – я хотел бы поговорить с вами о следующем туре соревнования. Вы, как и я, полагаю, настроены на победу? Ведь только она может спасти «Женщину».

– Нет, – сухо ответила Аликс. – Победа на сей раз останется за вами. – Она крепче сжала в кулаке ручку портфеля.

Лицо ее собеседника вытянулось от изумления.

– Вы так считаете? – спросил он. – А знаете, Аликс, почему бы нам не выпить виски перед уходом с работы? В аппаратной у меня осталась початая бутылка.

Аликс медлила с ответом: это был совсем не тот мистер Стенли, каким она его себе представляла, в нем поубавилось надменности и самодовольства. Причем держался он вполне естественно, не наигранно, что особенно подкупало. К тому же ей хотелось отвлечься от удручающей мысли, что именно она подвела Шеннон.

– Что ж, я согласна! – ответила наконец Аликс.

Они прошли через студию в аппаратную, плотно заставленную пультами, мониторами и монтажными столами, и Стенли, предложив даме сесть в единственное кресло, взял из стола бутылку, с полки – два бокала и разлил виски. Дверь в студию осталась открытой, и Аликс то и дело поглядывала на разбросанные по помосту приспособления для мастурбации. Не менее интересной была и кожаная сбруя для занятий садомазохизмом, а также различные кольца, цепи и пластиковые пенисы.

Аликс заерзала в кресле, ощутив влажность в промежности, и закинула ногу на ногу.

Ричард Стенли протянул ей бокал и, проследив направление ее взгляда, пояснил:

– Готовим иллюстрации для декабрьского номера.

– Понимаю, – сказала Аликс и взглянула на собеседника.

Он непринужденно привалился спиной к стеллажу для кассет и коробок с пленкой, согревая в руке бокал. Прекрасный дорогой костюм хорошо сидел на его стройной фигуре. Аликс поймала себя на мысли, что она с удовольствием взглянула бы на него и в первозданном виде.

– Значит, условия пари не привели вас в особый восторг? – вывел ее из размышлений голос Ричарда.

Она подавила желание ответить ему грубостью и спокойно сказала:

– Да, вы правы.

– Пожалуй, условия действительно жестковаты, – сказал Ричард, присев на стул, который стоял к ней поближе. В ноздри ей ударил запах его одеколона. Ричард расставил ноги, уперся локтями в колени и, склонив голову, задумчиво уставился на содержимое своего бокала. Вид у него был усталый и подавленный. – Я вам искренне сочувствую…

– Честно говоря, меня тяготит не столько сама роль рабыни, сколько то, что властелином окажется Винс Рассел. – призналась Аликс. – Вот если бы на его месте оказался кто-нибудь другой, менее жестокий и не затаивший на меня обиду… Понимаете, Ричард, мне не хочется ощущать себя униженной… Что с вами, мистер Стенли? Почему вы покраснели? Я что-то не так сказала? Вы не заболели?

– Нет, просто я кое-что вспомнил в связи с вашими рассуждениями. – Он поднес ко рту бокал и залпом опустошил его.

Аликс не без удивления наблюдала, как ходит по его горлу кадык, довольно внушительных размеров, и представляла, каким должен быть у его обладателя пенис…

– Мужчинам порой тоже приходится нелегко. Позвольте, но разве условия пари обязывают вас встречаться непременно с Винсом Расселом? Я что-то такого не припоминаю…

– Да, вы правы! – просияла Аликс.

Она поднесла бокал к губам и сделала глоток. По телу моментально растеклось тепло, в голове зашумело. Ей стало жарко. Она встала и сняла ветровку.

– Я, помнится, говорил Шеннон, еще до того, как все это завертелось, что нормальные люди себе таких извращений не позволяют. Более того, простому обывателю в голову не придет ничего подобного! И в первую очередь я подразумевал самого себя, – уточнил он, глядя на Аликс ясными голубыми глазами, которым нельзя было не поверить.

– Послушайте, Ричард, вы сегодня сам не свой, – сказала Аликс. – С вами что-то произошло? На вас свалилась какая-то неприятность?

Во взгляде Ричарда она прочла скрытую боль.

– Ничего страшного, – сказал он, выпрямляясь и оттягивая пальцем воротник сорочки, вдруг ставший ему тесноватым. – Видите ли, на прошлой неделе я был в Лос-Анджелесе. Ну и познакомился там с тремя юными американками японского происхождения. Мы с ними занялись сексом в торговом комплексе…

– Где? – Аликс даже подпрыгнула в кресле. – Как интересно! Я умираю от любопытства, скорее рассказывайте, что было дальше!

Он поставил бокал на пульт, едва не разбив его, и уставился на нее немигающим взглядом. Лицо его раскраснелось, к аромату одеколона примешался запах свежего пота.

– Мы зашли в примерочную кабинку в отделе дамского платья, – с угрюмым видом продолжал он. – И поначалу все складывалось удачно…

– Вот это класс! – перебила его Аликс. – Обожаю торговые комплексы!

Ричард издал странный гортанный звук, не то смешок, не то рык, и напрягся – этого нельзя было не заметить. Откинувшись на спинку стула, он уставился куда-то поверх головы Аликс и выпалил:

– Но потом начались неприятности: нас обнаружили в самый неподходящий момент. Ну и натерпелся же я! А девицы убежали, прихватив с собой наряды. Вот стервы! Мне пришлось оплатить исчезнувшие вещи, иначе владелец магазина подал бы на меня в суд. Хорошо еще, что он не обвинил меня в оскорблении общественной морали…

Аликс расхохоталась.

– Это вовсе не смешно! – крикнул Ричард.

– Да, конечно, – согласилась она, прикусив губу. – Это чисто нервная реакция, я вам искренне сочувствую. Вы влипли в большую кучу дерьма…

– Попались бы мне сейчас эти коварные сучки! – Ричард сжал кулаки. – Я смотрел сегодняшнюю съемку, а думал только об одном: все женщины – стервы!

Аликс заерзала в кожаном кресле: ее трусики совсем промокли и прилипли к ягодицам. Ноги стали словно ватные, видимо, от выпитого виски и дурманящего запаха одеколона и мужского пота, исходящего от сидящего напротив нее блондина с широкой грудью и длинными ногами.

– Это не обязательно должен быть Винс… – прошептала она, рассуждая вслух.

– Что? – Ричард вздрогнул и удивленно уставился на нее.

Аликс взглянула на помост посередине студии и груду кожаных ремней. Изумление в глазах Ричарда росло.

– Раз все женщины стервы, почему бы вам не наказать одну из них? – спросила она и облизнула губы.

У Ричарда полезли на лоб глаза.

Соски Аликс набухли под шелковой блузкой, и Ричарду было хорошо видно, как упираются в полупрозрачную ткань эти два розовых бугорочка.

– Это не входило в мои намерения, но ради «Крошек» я могу попробовать, – ответил он, ощущая сухость во рту.

Ширинка у него оттопырилась до неприличия.

– Ради ваших чертовых «Крошек»! – с улыбкой повторила Аликс.

Ричард Стенли хищно оскалился:

– О’кей! Ради моих развратных чертовок! А ну, стерва, ступай на помост. Сейчас я покажу тебе, на что способен мужчина. Посмотрим, как тебе понравится быть безмолвной рабыней…

Он встал и вышел из аппаратной, щелкнув пальцами.

Аликс неохотно поплелась следом, с трудом оторвав мокрый зад от кресла. Ее пошатывало, ей было трудно дышать от волнения, а в промежности все промокло.

– Проси меня! Умоляй! – прохрипел Ричард, пронзив ее холодным взглядом.

– Накажи меня, господин! – плаксивым голосочком попросила Аликс.

Он выдержал многозначительную паузу, давая ей время подумать, и переспросил:

– Не пожалеешь?

Аликс просунула руку под резинку штанов и потерла промежность.

– Нет!

– Точно? – еще раз спросил рослый и сильный блондин, одетый в дорогой костюм, сшитый по заказу, и щеголяющий престижными золотыми часами, как настоящий босс. – Ты уверена, крошка? Ты действительно хочешь этого?

– Да, хочу! – Аликс улыбнулась. – Но только пока мы в студии. Попробуй сунуться ко мне потом, и я отшибу тебе яйца.

Ричард Стенли кивнул, пожевал губами и, окинув ее презрительным взглядом, промолвил:

– Сейчас я вымещу на тебе всю злость на тех сопливых лесбиянок из Лос-Анджелеса. На колени!

Аликс медленно опустилась на колени, внимательно следя за Ричардом. Пол в студии был жесткий. Ричард запер двери на ключ и, вернувшись к Аликс, молча обошел ее вокруг.

– В чем дело? – спросила она.

– Молчать! – Ричард схватил Аликс за волосы и закрутил их в тугой узел.

Аликс почувствовала, что не может пошевелить головой.

Другой рукой Ричард ловко засунул ей в рот какой-то толстый резиновый предмет – он едва не порвал ей губы и уперся в нёбо. Аликс начала задыхаться и попыталась вытолкнуть кляп языком, но не тут-то было: Ричард не давал ей наклониться, крепко держа за волосы и все глубже проталкивая резиновую затычку в рот.

Она замычала и попыталась поджать губы, но и это ей не удалось: резиновая штуковина оказалась ребристой. Ричард обвязал голову Аликс кожаными ремешками, прикрепленными к диковинному изделию, и завязал их у нее на затылке. Рот Аликс раскрылся еще шире.

– Это резиновый пенис, – пояснил Ричард. – Самая подходящая штуковина, чтобы заставить вас, сучек, молчать. Ты согласна?

Аликс что-то промычала, и резиновый фаллос едва не проскользнул ей в горло. На глазах у нее выступили слезы. Она попыталась развязать тесемки, но Ричард сжал ей запястья.

– Скверная девчонка! – воскликнул он. – Мы еще не закончили. Живо раздевайся, глупая телка!

Он отпустил ее руки, и Аликс стукнулась лбом об пол. Резиновый фаллос уперся ей в гланды, она едва не потеряла сознание.

– Не вынуждай меня повторять свои приказы дважды! – прикрикнул на нее Ричард Стенли.

Аликс стиснула фаллос зубами. В промежности у нее захлюпало, сок потек по ногам. Она наклонилась и стянула через голову блузку. Ее обнаженные груди разбухли под его масленым взглядом.

– Ты упряма, маленькая сучка! Вынуждаешь меня повторять свои приказы! – проговорил Ричард, подперев бока кулаками. – Я вправе говорить все, что мне вздумается! – Он злодейски ухмыльнулся. – Могу сказать, что хочу твою маленькую сладенькую письку, могу изъявить желание взглянуть на твою голенькую попку. А ты не смеешь мне перечить. Поняла, стерва? Будешь возражать? Отвечай!

Аликс замычала и затрясла головой.

– Хорошо, так я и думал. А теперь снимай все остальное. Быстро! – рявкнул Ричард Стенли.

Дрожащими руками она расстегнула пояс на шароварах и, наклонившись, стала расстегивать застежки на туфлях. Попка ее соблазнительно выпятилась. Аликс сняла шаровары и осталась в розовых шелковых трусиках.

– Какая славная попка! – Ричард плотоядно облизнулся и, схватив ее за шею, резко пригнул ей голову. Другой рукой он рывком сорвал с нее трусы.

Волна воздуха, хлынувшая в разгоряченную промежность, обласкала срамные губы, словно шелк. Ричард просунул ей во влагалище палец. Аликс закусила резиновый член и замычала, вертя задом. Ричард Стенли вынул мокрый палец, взглянул на него и изрек:

– Я вижу, что ты вполне готова к наказанию!

Аликс восторженно закивала.

– Впрочем, вы, сучки, только рады, если вас бьют. Но меня не проведешь! Я заставлю тебя помучиться, не стану торопиться с экзекуцией. Поверти пока голым задом.

Аликс застонала от отчаяния, изнывая от неутоленной похоти. Влагалище ныло от удручающей опустошенности, анус пылал, как печка. Ну почему эти отверстия не забиты чем-то плотным, как ее рот! Аликс с мольбой взглянула на ухмыляющегося Ричарда. Он прищурился и приказал:

– А теперь раздень меня!

Аликс потянулась трясущимися руками к узлу дорогого галстука и начала его развязывать. Пальцы ее плохо слушались. Из-за высокого роста Ричарда ей приходилось приподниматься на цыпочки и прижиматься голыми грудями к его сорочке. Наконец узел развязался, и он удовлетворенно сказал:

– Продолжай, крошка.

Аликс стала расстегивать пуговицы на сорочке, влажной под мышками от пота. Затем она медленно сняла с него пиджак, отстегнула запонки и стянула сорочку, чувствуя, как напрягаются мускулы его сильных волосатых рук. Ричард шептал ей на ухо:

– Я не потерплю жалоб, крошка! Ты должна покорно выполнять все, что я скажу. Тебе придется не сладко, когда я засажу тебе свой член по самый корешок. Он стоит так, что можно повесить на него пиджак.

Стараясь не смотреть на его ухмыляющуюся физиономию, Аликс прижалась к нему, желая ощутить его крепкую мужскую плоть внутри себя, заполнить свою пустоту его твердью. Ее упругая голая грудь терлась о его мощную грудь, а головка его члена упиралась ей в пупок. Аликс запустила руку ему под брюки, но он грубо оттолкнул ее, воскликнув:

– Сбавь обороты, крошка! Я велел тебе только раздеть меня!

Она расстегнула пояс его брюк и дернула за язычок молнии. Толстый петушок уперся в ткань трусов «Калвин Кляйн». Аликс присела на корточки и, сняв с Ричарда носки, ботинки и брюки, потянулась дрожащей рукой к трусам.

Ричард сжал ей запястье:

– Не терпится пощупать его, крошка?

Аликс закивала, отчаянно мыча и роняя со лба капли пота. Ее серебристые локоны спутались и прилипли к шее и плечам. Щеки пылали, соски встали торчком, по ложбинке меж грудей струился пот. А рот был забит ребристой резиной до самого горла.

Аликс привстала и потерлась о бедро Ричарда низом живота. Взгляд ее прилип к его оттопыренным трусам. Она изнывала от вожделения, ее трясло.

Ричард отстранился:

– Проси! Умоляй меня, сучка!

– М-мы!

– Плохо просишь, глупая корова. По-моему, ты его совсем не хочешь. Что ж, придется мне самому себя удовлетворять. Но не вздумай мне помешать!

Аликс закивала, тряся мокрыми спутанными волосами и тесемками искусственного пениса.

– Нет, я тебе не верю, стерва! Придется нейтрализовать тебя! – зловеще прорычал Стенли.

В следующее мгновение он развел ей руки в стороны и сделал подсечку. Она больно шлепнулась задом об пол, и сознание ее померкло. Когда Аликс пришла в себя, то обнаружила, что ее левое запястье привязано ремешком к левой лодыжке, а сама она сидит, наклонившись вперед. Точно так же были скреплены и симметричные части правой половины ее тела, а через ремешки пропущена рукоять метлы. При этом ее ноги были широко раздвинуты.

Аликс замычала и стала покачиваться вперед и назад. Срамные губы прилипли к полу. Кровь хлынула ей в голову и зашумела в ушах, пульс участился, кожа раскраснелась, грудь вздымалась. Она задыхалась!

Ричард, сидевший перед ней на корточках, вдоволь налюбовался ее половыми органами и встал. Он стоял так близко, что его свежий мужской пот щекотал ей ноздри. Она скользнула взглядом по его стройным и длинным ногам, покрытым золотистыми волосами, блестящими от пота. Аликс стиснула зубами резиновый пенис, когда ее взгляд уперся в белую ткань трусов.

Она замычала и затрясла головой от бессильной ярости: до промежности Ричарда было всего восемнадцать дюймов! Соки лились из нее ручьями на пол студии, она вертелась юлой и стонала, глядя на контуры живого члена, обозначившегося под белой тканью. Ей так хотелось вцепиться ему в мошонку обеими руками, но они были привязаны к щиколоткам и вдобавок к метле!

– Близок локоток, да не укусишь! – наставительно покачал головой Ричард и резко сдернул с себя трусы.

Его толстый, мясистый член оказался длиннее, чем она предполагала. Аликс упивалась зрелищем тугой кремовой плоти с шишкообразной лиловой головкой, глядящей в потолок. Ничего иного позволить себе она не могла. Оставалось лишь трясти от ярости головой и мычать.

Ричард сжал пенис в кулаке.

Рука у него была сильная и волосатая, пальцы – длинные и цепкие, горячая блестящая головка пениса багровела на глазах. Зрачки ее расширились, она готова была кончить от одного вида этого красавца.

Но Ричард Стенли повернулся к ней спиной.

Аликс издала утробный звук, выражающий ее отношение к такому коварству, и с ужасом почувствовала, что оргазм не состоялся. Ах, если бы только ее рот не был заткнут ребристым резиновым пенисом! Она бы высказала все, что думает об этом надменном садисте! Увы, он невозмутимо демонстрировал ей свои соблазнительные голые ягодицы, игнорируя ее невразумительное мычание, сопровождаемое фырканьем, хмыканьем и сопением. Ей вдруг пронзительно захотелось всунуть палец ему в анус, да так, чтобы он от неожиданности кончил.

Одному Богу было известно, какие муки она испытывала в этот момент, связанная по рукам и ногам.

Вокруг нее образовалось мокрое пятно. Ее вытянутые и связанные ноги и руки дрожали. Слезы струились по ее пылающим щекам, она яростно сжимала ягодицы, стремясь плотнее стиснуть стенки влагалища, но проклятая палка от метлы мешала ей осуществить ее скромное желание.

– Ты чувствуешь себя наказанной? – строго спросил Ричард.

– Мм-му!

– Ах еще нет! Скверно, сучка. Мне тебя жаль.

Ричард обернулся и подошел к ней, ступая по полу босыми ногами. У Аликс перед глазами поплыли круги. Она ждала, что он предпримет дальше. Тело ее вздрагивало от напряжения.

Внезапно ее ослепила фотовспышка. В глазах возникла резь. После второй вспышки она на миг ослепла. Воспользовавшись этим, Ричард что-то ловко застегнул у нее на спине. Это был широкий кожаный пояс, больно сжавший ей ребра. Сама Аликс не могла его видеть, но ощущала его давление. Раздался металлический щелчок карабина, пояс сдавил ей живот – и зад Аликс оторвался от пола. Следом за ним в воздух взмыли ноги, и она повисла на канате в весьма оригинальной позе, вниз головой, с вытянутыми конечностями, привязанными к палке. С трудом подняв голову, она увидела направленный на нее объектив фотоаппарата. И вновь ее ослепила вспышка.

– Ах ты дерьмо, ублюдок, понос собачий, – промычала Аликс.

Толстая затычка помешала Ричарду оценить эти эпитеты. Аликс начала плавно вращаться: канат раскручивался. Объектив запечатлевал ее голые бедра и груди, оттопыренный зад и раскрытые срамные губы.

По ногам у нее стекал густой сок, кожа стала липкой. Аликс завертела задом и закрутилась быстрее. Низ живота охватило пламя неутоленного вожделения, она готова была отдать все на свете за любой твердый предмет, вогнанный ей во влагалище.

– Если скажешь, что с тебя довольно, – сказал Ричард, – то я тебя трахну. Ты ведь этого хочешь? Хочешь, чтобы я засадил тебе свой большой и толстый петушок, верно? Ведь ты ждешь не дождешься, когда я раздвину твои маленькие блестящие полушария и загоню его между ними.

Аликс уронила голову. Она висела на канате, обхваченная широким ремнем, ее серебристые волосы подметали пол. Слезы отчаяния струились по ее лицу, тело обмякло, кожа покрылась пупырышками и зудела. Ей мучительно хотелось освободиться и сжать кулаками груди, засунуть пальцы во влагалище и мастурбировать, мастурбировать…

– Забавно, – издевательски заметил Ричард. – Не слышу мольбы.

Аликс подняла голову и испепелила его взглядом. «Ты мразь, скотина, вонючий хряк» – вот что должен был прочитать в ее глазах главный редактор журнала «Крошки».

Он невозмутимо встал напротив нее, голый, потный, волосатый, с прижатым к животу пенисом и густыми золотистыми завитками на лобке.

Аликс продолжала медленно вертеться, подвешенная на канате к крюку в потолке. Ричард тихо сказал:

– Назови меня повелителем, и я тебя оттарабаню.

Он вынул кляп у нее изо рта.

Аликс облизнула пересохшие губы, надула щеки, увлажнила десны языком и прокашлялась. Она висела на уровне его причинного места, с руками и ногами, привязанными к рукояти метлы. Пошевелиться не было ни малейшей возможности. Совершив полный круг, она вновь увидела его стоящий член.

– Итак, я жду. Назови меня господином, – повторил Ричард, ощупывая мошонку, покрытую золотистым пушком. – Попроси меня как положено, вежливо и почтительно.

– Мой господин, – сказала Аликс, изнемогая от похоти, чувствуя, как подрагивает клитор и сжимается влагалище, – твоя рабыня умоляет тебя ее осчастливить. Трахни меня скорее, повелитель, засади в меня свой карающий меч по самую рукоять, разорви меня пополам!

Ягодицы Аликс судорожно сокращались, мышцы конечностей напряглись, она истекала горячим половым секретом, капли густого нектара падали на пол, плоть ее пылала и ныла невыносимо. А всего в дюйме-другом от ее раскрытого пересохшего рта красовался пенис, увеличившийся на целый дюйм в размерах, пока она произносила свои заклинания. Аликс продолжала вращаться, ничего не соображая, когда почувствовала, как его крепкие горячие руки сжали ее обнаженные ягодицы, пылающие от внутреннего жара, и услышала:

– Получай, сучка!

Его толстая головка вошла между ее половыми губами, мошонка шлепнулась об ее попку, и Аликс пронзительно завизжала. Пенис стал скользить внутри ее вверх и вниз с невероятной силой и скоростью, ее огненная промежность распухла и стиснула этот бархатный поршень со стальным сердечником. Его сильные руки раскачивали туловище Аликс вперед-назад в одном стремительном темпе. Наконец Ричард сжал пальцами ремень, на котором она болталась, и стал рывками насаживать ее на пенис. Аликс застонала:

– Да, да, вот так! Еще быстрее!

Связанная по рукам и ногам, с болтающимися, как груши, грудями, она висела в воздухе, содрогаясь от его мощных ударов по низу живота. Раз за разом мошонка шлепалась об преддверие влагалища, плотный горячий фаллос сотрясал все ее раскаленное чрево, головка почти пронзила лоно, трение о стенки стало невыносимым, сок тек потоком, распространяя характерный запах.

– Я кончаю, – завопил Ричард. – О Боже, я кончил…

Этот сладострастный вопль окончательно лишил Аликс самоконтроля. Она чувствовала только сокрушительные удары по шейке матки, превратившись в огромное сокращающееся влагалище, трепещущую плоть, жаждущую все новых и новых потрясений от фаллоса, выворачивающего ее наизнанку.

Истошный крик исторгся у нее из груди, по телу разлилось блаженство, раскаленный клитор стал ее пульсирующим центром, источником вечного наслаждения. Аликс испытала еще один оргазм, следом – второй, да такой, что из нее полетели брызги. Весь лобок и живот Ричарда стал мокрым. Задрав голову, Аликс истошно завизжала и не умолкала до тех пор, пока у нее не сорвался голос, а промежность не стала ватной…

* * *

Когда они оба привели себя в порядок и оделись, Ричард стал отвинчивать заднюю крышку фотоаппарата, чтобы засветить пленку. Но Аликс остановила его:

– Не надо!

– Но… – Ричард изумленно посмотрел на нее, вертя в руках кассету. – Ты не хочешь, чтобы я уничтожил негативы?

– Хочу, разумеется. Но лишь после того, когда сделаешь качественные отпечатки всех снимков!

Аликс хитро улыбнулась и вышла из фотостудии.



Глава 10

Ричард плюхнулся на стул, обитый черной кожей, и уставился на захлопнувшуюся дверь студии. Стул тихонько поскрипывал под ним. В аппаратной было уютно и тихо. По всему телу растеклось блаженство, вставать не хотелось. Он скользнул взглядом по стеллажам и покачал головой.

То, что здесь произошло, потрясло его до глубины души.

Ему не верилось, что все это случилось на самом деле.

Он запустил пальцы в волосы и почувствовал, что голова мокрая и липкая от пота. Влажно было и под мышками, значит, все это ему не привиделось. Ричард сладко потянулся и зевнул.

Такое событие требовалось обмыть. Он налил в бокал виски и залпом выпил. Ему стало совсем хорошо.

Эта дамочка та еще штучка!

Ричард вспомнил, что оставил в студии галстук, но искать его и завязывать ему не хотелось. В такое позднее время вряд ли кто-то заметит, что он покидает здание корпорации без галстука…

Черт подери, подумал он, а не совершил ли он непоправимую ошибку? Как ни крути, а пари выиграла Аликс! И он ей помог. Она его соблазнила, он клюнул на ее подвох и доставил ей удовольствие, пусть и своеобразным способом. Вот сучка! Обвела его вокруг пальца.

Ричард Стенли в сердцах швырнул бокал в металлический шкаф для документов. Осколки стекла и брызги виски разлетелись по аппаратной. Что он скажет своим сотрудникам? Что позволил хитрой бестии втянуть его в дикий, безумный, извращенный половой акт? И в результате оставил всех без работы? Променял журнал на медовый пряник? И ничего с этим поделать нельзя? Вот дьявольщина! В маленькой аппаратной ему вдруг стало неуютно.

История наверняка получит огласку, и он обретет славу человека, который загубил журнал собственным неуемным членом.

У Ричарда заныло в мошонке. Пенис зашевелился. Одновременно завертелись колесики у него в голове. Он выпил еще виски и задумался, подперев подбородок руками. Наконец его осенило: а что, если употребить член не во вред, а во благо? Спасти им себя?

Пенис встал, преисполненный самодовольства. Ричард провел рукой по лицу. Ладонь стала влажной. Пальцы похолодели и затряслись, но стало горячо в промежности.

Ричард попытался разложить все по полочкам.

Аликс выполнила условия пари: нашла себе господина, целиком подчинилась его воле и получила от этого удовольствие. Следовательно, она выиграла. Факты – упрямая штука.

А как обстоят дела у второго участника соревнования, Винса Рассела – представителя «Крошек»? Нет никаких гарантий, что ему сегодня удастся найти сексуального раба. Значит, он не получит удовольствия в качестве господина и проиграет пари.

Но этого не случится, если самому стать его рабом! Нужно спуститься в помещение службы охраны и сделать Винсу деловое предложение. Какое же конкретно?

У Ричарда похолодели ладони, пальцы задрожали, но не от страха, а от предвкушения немыслимого, невообразимого, недопустимого вожделения. Нет, это всего лишь игра воображения, он ведь не пойдет на это, верно?

Винс Рассел однажды уже получил хорошенькую трепку по его прихоти и теперь с превеликим удовольствием выместит на чужой заднице всю накопившуюся злость.

У Ричарда пересохло во рту: он живо представил коротко стриженного здоровяка, сидящего в своей униформе в конторе. Ричард покосился на ширинку: предчувствие его не обмануло, оттуда торчал напрягшийся пенис, обтянутый трусами.

Но ведь такого не бывает дважды за один вечер, это невероятно, противоестественно. Нет, он не пойдет на это!

Проклятие!

Ричард Стенли вскочил и набрал номер телефона службы охраны:

– Кто на вахте? Ах вот как… Понимаю. А где Винс Рассел? Ясно… Он вышел из здания? Хорошо. Спасибо.

Ричард положил трубку, выбежал из студии и спустился в подземный гараж.

В гараже стояло всего несколько машин. На Лондон спустились сумерки. Яркий неоновый свет отражался в лужах на бетонном полу и пятнах масла, оставшихся от уехавших автомобилей. Ричард замер, прислушиваясь. Где-то вдалеке заурчал мотор, по реке прошла, просигналив, баржа, резко закричала, вторя пароходной сирене, чайка.

И вдруг совсем рядом открылась дверь автомобиля. Ричард быстро обошел лифтовую шахту и, зайдя за угол, увидел в полумраке старенькую ржавую «астру». У него похолодело в груди и перехватило горло. Наклонившись над открытым багажником, Винс Рассел доставал оттуда спортивную сумку: судя по тому, что он все еще был в форме, он собирался переодеться.

Ричарду отчетливо представился он сам, одетый в чистый и выглаженный светло-серый костюм от Армани, белоснежную сорочку и дорогие полуботинки. Идеальный менеджер, сошедший со страницы иллюстрированного журнала. Волосы растрепаны, пиджак распахнут. Ричард вдохнул бензиновый запах и решительно шагнул в мазутную лужу.

– Винс! – крикнул он.

Здоровяк вздрогнул:

– Это вы, сэр?

Ричард раскрыл рот, но издал лишь сдавленный хрип.

Винс Рассел поставил на бетонный пол спортивную сумку со сменной одеждой. Его массивные армейские ботинки совсем поизносились, мысленно отметил Ричард. Форменная фуражка и рация лежали на крыше машины, однако наручники еще болтались на прочном кожаном ремне. Воротник его рубахи распахнулся, из-под него выглядывали темные курчавые волосы. Бицепсы распирали рукава защитной куртки.

– Я слушаю вас, сэр! – сказал Винс.

Ричард наморщил лоб и заложил руки за спину, стараясь выглядеть невозмутимым.

– Я хотел спросить насчет вашего участия в последнем пари, – прокашлявшись, сказал он. – Есть какие-то успехи?

С замирающим сердцем он ждал, что Винс ответит «да» и начнет рассказывать, как все было.

Но Винс Рассел молчал, потупив взгляд. Лицо его стало мрачным. Наконец он сказал:

– Пока ничем не могу вас обрадовать, сэр.

– В вашем распоряжении осталась только сегодняшняя ночь, – с упреком напомнил ему Ричард.

Винс побагровел и обжег его недружелюбным взглядом исподлобья.

– Я как раз собирался отправиться в Уэст-Энд, сэр! – пробурчал он, передернув могучими плечами.

Ричарду стало не по себе от подчеркнуто почтительного тона, которым это было сказано, и неловко за то, что он относится к высшей касте работодателей.

– Можете не утруждать себя поездкой в Уэст-Энд, – выпалил он.

– Простите, сэр, я вас не понимаю! – с подозрением взглянул на него Винс. – А как же пари?

– Вам не обязательно отправляться на другой конец города, Винс, – глядя в его темно-карие глаза, нерешительно произнес Ричард. – Этот вопрос можно решить, не сходя с этого места.

Физиономия Винса вытянулась от изумления. Он окинул собеседника изучающим взглядом от аккуратной стрижки до начищенных до блеска штиблет.

Ричард почувствовал, что краснеет. Более того, у него началась эрекция.

– Вы шутите, сэр? – спросил Винс Рассел. – Конечно же, шутите. Разыгрываете меня! Я угадал? Ха-ха-ха!

Снаружи пахнуло холодом, стало темно. Где-то громко хлопнула от сквозняка дверь. У Ричарда сбился сердечный ритм, во рту пересохло. Он выдержал пристальный взгляд Винса и покачал головой:

– Нет, я не шучу. Вам нужно узнать, получите ли вы удовлетворение от роли господина, понравится ли вам унижать своего партнера. Ведь именно так сформулированы условия пари, верно? Так вот, я к вашим услугам.

– Это вы серьезно, сэр? – на всякий случай переспросил Винс, и не успел Ричард Стенли и глазом моргнуть, как он подошел к нему вплотную и сжал его мошонку в кулаке.

У Ричарда глаза на лоб полезли.

– Вот вы и попались, мистер Стенли! – смакуя слова, произнес Винс. – Такие, значит, забавные дела…

Член Ричарда подрагивал, смущенный мужской хваткой.

Винс Рассел разжал кулак, четко повернулся на стоптанных каблуках и пошел к «астре». Не оборачиваясь, он глухо бросил через плечо:

– Я лучше поищу кого-нибудь в Уэст-Энде, сэр. До свидания!

– Это не отразится на вашей работе! – крикнул Ричард.

Видимо, этот крик души заставил Винса изменить свои намерения. Он остановился и обернулся, вскинув густые брови:

– Вы уверены?

Ричард понял по выражению его лица, что это не относится к его замечанию насчет работы. В промежности Винса обозначилась выпуклость.

У Ричарда затряслись колени, но он взял себя в руки и начальственным тоном сказал:

– Ладно, вы, я вижу, не годитесь для такого дела! Здесь требуется настоящий мужчина, а не сопливый онанист.

– Сопливый онанист! – Винс злодейски осклабился.

– Не смейте меня передразнивать! – повысил голос Ричард. – Если будете дерзить, то завтра же окажетесь у меня в кабинете!

Резко повернувшись, Ричард Стенли пошел к лифту. Но не успел он сделать и трех шагов, как бетонный пол ушел у него из-под ног и он упал в черную лужу машинного масла. Винс придавил ему спину коленом, выкрутил руки за спину и защелкнул на запястьях наручники. Белоснежная сорочка и дорогой костюм пропитались маслом.

Ричард попытался извернуться, но Винс держал его крепко. Холод от мокрого бетона пронзил промежность Ричарда.

Винс Рассел схватил его за плечо и перевернул на спину. Он окинул взглядом распростертое тело босса, пихнул его ногой и с ухмылкой спросил:

– Еще не пропала охота умничать, сэр?

– Как вы смеете так обращаться со мной! – взвизгнул Ричард Стенли, корчась на холодном бетоне и чувствуя, как брюки, пропитанные маслом, прилипают к мошонке. Как ни странно, эрекция усилилась. – Черт бы вас подрал, Рассел! Что вы себе позволяете?

– Я вас имею, сэр, – доверительным басом ответил Винс и, подбоченившись, окинул Ричарда презрительным взглядом. – Я намерен вас хорошенько проучить, мистер Стенли. Меня тошнит от вашей надменной физиономии. И вы не сможете помешать мне делать с вами все, что мне вздумается.

– Нет! – выдохнул потрясенный Ричард. – Вы не посмеете! Только не это!

– Не посмею? Плохо же вы меня знаете, сэр! – Рассел огляделся по сторонам: в гараже не было ни души. – Кричите, пока не охрипнете. Это вам не поможет. Пока вы в наручниках, сэр, я многое могу себе позволить. – Он снова взглянул на Ричарда и злорадно добавил: – Я проучу вас так, мой высокомерный и всемогущий босс, что вы надолго это запомните.

Ричард завертелся, как уж, на холодном и скользком бетоне, пытаясь отползти от охранника. Шов на пиджаке лопнул, с ноги соскочил ботинок.

Винс приблизился и раздвинул ему ноги носком армейского ботинка.

– Теперь я босс! И ты будешь выполнять все мои приказы! Что, уже намочил штаны со страху?

– Да, – прошептал Ричард.

– Не понял?

– Так точно, сэр! – прохрипел Ричард, морщась от боли в скованных наручниками запястьях. Встать он не мог. – Ты мне за это ответишь! – воскликнул он, озираясь по сторонам. Помощи ждать было неоткуда. В этот вечерний час в гараже было безлюдно. Ричард готов был выть от унижения.

Между тем его пенис медленно, но уверенно отвердевал.

– По-моему, зря ты скулишь. – Винс опустился на колени и пощупал его мошонку. – Да, я так и думал. Меня не обманешь!

– Простите меня, сэр! – проскулил Ричард, не глядя на охранника.

– Так-то оно лучше!

Винс схватил Ричарда за ремень и рывком поставил на ноги. У того перехватило дыхание, он вытаращил на охранника глаза. За спиной у Винса, в окне его автомобиля, отражался Ричард Стенли, в испачканном машинным маслом костюме, с одной босой ногой и руками, вывернутыми за спину. Лицо главного редактора «Крошек» побагровело. Член встал и разбух.

Первым делом Винс Рассел расстегнул на нем брюки и спустил их до колен.

– Ну, так кто из нас сопливый онанист? – с ухмылкой спросил он.

– Я, сэр! – легко, словно заученный текст, ответил Ричард, ободряя себя тем, что ему хорошо дается новая роль. Еще гуще покраснев, он тихо произнес: – Я вас обидел, Винс. Вы меня за это накажете?

– Не слышу слова «сэр»! – Винс начал расстегивать свой ремень с тяжелой пряжкой.

– Извините, сэр! – сказал Ричард и облизнул пересохшие при виде ремня губы. Все поплыло у него перед глазами. Мелькнула мысль о побеге. Может быть, попросить Винса снять с него наручники? Он ведь не откажет…

Суровая физиономия охранника не сулила Ричарду пощады.

Его пенис отреагировал на эту страшную истину своеобразно: он задрожал, как фокстерьер при виде гусиной печенки. В мошонке возникла ломота.

– Накажи меня, – прохрипел Ричард. – Я заслужил это, хозяин.

Винс сложил ремень вдвое, взяв его за пряжку, и шлепнул им по ладони.

Член Ричарда вздрогнул. Винс сдернул с него трусы.

– Ступай к машине! – указал он пальцем на «астру».

– Что? – спросил Ричард, пошатываясь в спущенных штанах. Бесстрашный пенис, однако, продолжал стоять как оловянный солдатик, по стойке «смирно».

– К машине! И наклонись над капотом! – прикрикнул на него Винс, злодейски ухмыляясь. – Отныне я буду вспоминать, садясь за руль своей крошки, как ты стоял возле нее с голой задницей. Пошевеливайся!

Ричард подошел к машине, волоча спущенные штаны по грязному бетону и держа скованные руки за спиной, и уткнулся в холодный капот.

Шмяк!

Он не ожидал удара. Толстый кожаный ремень обжег ягодицы. Ричард вздрогнул и задрал голову. Могучий фаллос ударился головкой о железо.

Шмяк!

– О Боже! – застонал Ричард, пронзенный острой болью. Ягодицы онемели, сердце заколотилось с пугающей быстротой. Вены на пенисе набухли, он раздулся до невероятных размеров. – Накажи меня, Винс! Бей сильнее, умоляю! Пожалуйста, не щади меня, господин!

Шмяк!

После каждого удара скользкое от масла тело Ричарда извивалось и корчилось на капоте автомобиля. Эрекция стала нестерпимой. Он невольно подавался корпусом вперед и тыкался головкой члена в металл. Ремень смачно шмякнулся об его оттопыренный красный зад в очередной раз, рассекая кожу, и сперма брызнула на капот.

Такого оргазма Ричард еще никогда не испытывал.

Мокрый от пота и дрожащий после пережитого экстаза, он распластался на капоте автомобиля, прижался щекой к холодному металлу и впал в нирвану.

Очнулся он почему-то на бетонном полу подземного гаража, грязный, озябший и униженный.

Припав на одно колено рядом с ним, Винс Рассел потряс его за перепачканное маслом плечо и вкрадчиво спросил:

– Может быть, на сегодня достаточно, приятель?

Ричард покосился на его впечатляющих размеров фаллос, перепачканный спермой и чем-то еще, и закусил губу.

– По-моему, ты победил, – прохрипел он со слезами на глазах и блуждающей улыбкой на губах. – Я думаю, тебе понравилось быть сверху. Ты настоящий господин.

– Да, пожалуй, – задумчиво протянул Винс, прокашлялся и снял с него наручники.

Ричард Стенли бессильно раскинул руки и уткнулся лицом в лужу мазута. Костюм от Армани можно было выбрасывать в мусорный бак. Но когда Винс перевернул его на спину, его лицо излучало блаженство.

* * *

– Полагаю, в этом вы доберетесь до дома, – сказал Винс, окинув критическим взглядом Ричарда, переодевшегося в его мешковатый спортивный костюм.

– Благодарю, – ответил Ричард и побрел прочь, едва передвигая ноги: саднило в заднем проходе.

Винс Рассел остался возле машины. Когда Ричард отошел на несколько шагов, он переступил с ноги на ногу и спросил, глядя в сторону:

– Я вот думаю, не огорчились ли вы, сэр, из-за того, что освоили новую роль. Кажется, вам даже понравилось быть рабом…

– Тебе ведь понравилось быть господином, верно? И ты не расстроился по этому поводу, – ответил, пожав плечами, Ричард.

– Верно, но я как-никак мужчина, мне положено быть господином. Иначе и быть не может.

Ричард достал из пиджака загубленного костюма ключи от своего автомобиля.

– Судя по видеозаписи твоих приключений в клубе «Предел удовольствия», твое прежнее амплуа тоже пришлось тебе по вкусу.

– Многое, вероятно, зависит от партнера… – Винс прикусил язык и потупился.

Но Ричард его уже не слушал, мысленно вернувшись к предыдущим событиям этого вечера.

– Так или иначе, счет стал ничейным, – пробормотал он.



Глава 11

Шеннон Гарретт беззаботно прогуливалась по улицам Лондона. На лице ее блуждала улыбка. В этот жаркий и душный полдень ни о чем не хотелось думать. Жмурясь от яркого солнца, она скользила взглядом по крышам домов, над которыми вспыхивали зарницы, и время от времени оттягивала воротничок ситцевой блузы, прилипшей к влажному телу. Высокие каблучки ее туфель весело стучали по брусчатой мостовой. Ноги вынесли ее на Грейт-Рассел-стрит, когда она взглянула на свои наручные часы и обнаружила, что уже два пополудни.

– Проклятие! – воскликнула Шеннон и топнула ножкой о тротуар, на который благоразумно ступила, опасаясь угодить под машину. Проходившая мимо супружеская пара немецких туристов испуганно шарахнулась от нее. Она огляделась по сторонам: мимо сверкающих витрин дорогих магазинов торопливо проходили люди, норовя держаться в тени платанов. Под ногами шуршали опавшие листья, обертки от конфет и прочий мусор. Пахло бензином и потом. Рядом с Шеннон упало несколько капель голубиного помета, и она отступила к стене дома, яркий плакат на которой приглашал на новую экспозицию в Британском музее.

Под мышками у Шеннон стало мокро, ей захотелось снять светлый летний жакет, а заодно и туфли, от которых болели ноги. Она подумала, что умрет от теплового удара и жажды, если срочно не выпьет чего-нибудь холодного, и лучше всего в прохладном месте, например, в кафе музея.

Она перешла улицу, вошла в ворота и очутилась во внутреннем дворе. Группа туристов из Японии фотографировалась на фоне здания. На ступенях лестницы сидели девушки в светлых летних платьях и юноши в голубых выцветших джинсах – молодые, беззаботные и жизнерадостные. Им не надо было ломать голову над тем, почему так странно поступил Ричард Стенли в последнем пари, какую тайную цель он преследовал, предлагая себя Винсу Расселу в качестве сексуального раба.

Сообщение о происшествии в подземном гараже потрясло Шеннон до глубины души. Поначалу она не могла поверить, что главный редактор журнала «Крошки» отважился на этот поступок, чтобы уравнять шансы соревнующихся сторон на победу в последнем, решающем, раунде. Она хорошо знала Ричарда, он был не из альтруистов. Значит, решила Шеннон, противник вынашивает коварный план…

Шеннон выпрямила спину, расправила плечи и стала подниматься по лестнице, на ходу открывая сумочку, чтобы показать ее при входе бдительным охранникам. Каменная галерея сулила желанную прохладу…

А в это самое время черное такси, проезжавшее мимо ворот Британского музея, вдруг резко остановилось, скрипнув тормозами…

– Я прогуляюсь, – сказал Ричард Стенли водителю, протягивая ему десятифунтовую банкноту.

Таксист обжег его презрительным взглядом, приготовленным для пассажиров, которые просят отвезти их до Канэри-Уорф, а потом заявляют, что пойдут пешком от Грейт-Рассел-стрит, но промолчал и даже не спросил, не нужна ли клиенту квитанция.

Выйдя из машины, Ричард Стенли прикрыл глаза ладонью и устремил взгляд на лестницу музея, по ступенькам которой поднималась рыжеволосая стройная дама в кремовом костюме и туфлях на высоких каблуках. Не совсем понимая, зачем он это делает, Ричард устремился следом за ней, мимо толпы туристов, о чем-то расспрашивающих сотрудников службы безопасности.

Небо затянулось тучами. Духота сгустилась. Ричарду стало жарко. Первая капля упала на его ботинок, когда он ступил на первую ступеньку. За ней – вторая, третья, и хлынул летний ливень. Над Лондоном разразилась гроза.

Ричард взбежал по лестнице, растолкал локтями туристов и успел-таки заметить, что Шеннон свернула в левый коридор из вестибюля. Терять ее из виду он был не намерен…

Он миновал книжный магазин на первом этаже, окинул взглядом толпу и, не увидев знакомой рыжей головки, равно как и жакета и юбки из кремового шелка, остановился в растерянности напротив входа в зал нумизматических ценностей. А вдруг Шеннон зашла туда? А что будет, если он ее там не найдет? У него участился пульс.

Ричард вздохнул и обтер вспотевший лоб носовым платком. Лицо его пылало. Было бы непростительно потерять Шеннон после стольких усилий!

– Вот невезение! – в сердцах воскликнул он и махнул рукой от досады.

Охлажденный кондиционером воздух быстро остудил его пыл, он успокоился и, промокнув лоб платком, снял пиджак и перекинул его через плечо. Украшенные мозаикой стены приглушали голоса посетителей, в прохладной тишине можно было сосредоточиться и ответить самому себе на вопрос: зачем он преследует Шеннон? Пораскинув мозгами, Ричард пришел к выводу, что пока не готов к разговору с ней. Он уже собрался было уйти, когда вдруг захотел пить, и, вспомнив, что мельком видел в коридоре табличку-указатель, отправился на поиски кафе.

Вскоре он стоял у дверей этого заведения, сделанных из светлого дерева. Войдя внутрь, Ричард поморщился от шума голосов и, сделав несколько шагов по проходу, увидел рыжеволосую молодую женщину, сидящую за столиком у стены. Напротив нее стоял бокал с вином. Шеннон Гарретт почувствовала его взгляд, подняла голову и воскликнула:

– Ричард! Какими судьбами?

Шеннон развернула стул так, чтобы можно было смотреть на Ричарда Стенли, не выворачивая шею. Он перекинул пиджак через руку и, прикрыв им промежность, воскликнул:

– Привет, Шеннон!

Она заметила, что взгляд его светло-голубых глаз устремлен на ложбинку меж ее грудей. Ей нечего было стесняться! Она совсем развернулась на стуле и закинула ногу на ногу. Подол юбки соскользнул с колена, обнажив часть гладкого бедра в прозрачном чулке.

Мимо Ричарда прошла пожилая супружеская пара, кто-то из них толкнул его так, что он едва не упал. Пиджак соскользнул с локтя, и Шеннон заметила, что его ширинка несколько оттопырена. Он перехватил ее взгляд, и его пенис подскочил, еще сильнее оттопырив ширинку. Ричард поспешно прикрыл ее пиджаком.

Шеннон усмехнулась и спросила приторным голоском:

– Так что вас привело сюда, коллега?

Ричард Стенли нахально осклабился:

– Полагаю, Аликс вам уже все рассказала…

– Да. Впрочем, вы прославились в тот день и еще одним подвигом, не так ли?

– Ну, если вы так считаете… – Ричард кашлянул, прикрыв ладонью рот, и отвел взгляд.

В кафе играла негромкая музыка, было оживленно и уютно, дождь за окном никого не смущал, хотя он и стучал по стеклам довольно настойчиво.

Поддавшись внезапному порыву, Шеннон выдвинула свободный стул, предлагая Ричарду составить ей компанию.

Он с удовольствием воспользовался ее приглашением и осторожно сел, прикрывая промежность пиджаком. Она представила, как упирается головка его пениса в трусы, и покраснела.

Кровь хлынула ей в голову, Шеннон оттянула большим пальцем ворот блузки, чтобы шелк не слишком плотно обтягивал груди, и глубоко вздохнула. Соски начали набухать и твердеть под чашками бюстгальтера. Она стрельнула глазками на Ричарда, желая проверить его реакцию.

Он оставался внешне невозмутимым.

– Зачем вы так поступили? – спросила она. – Винс говорит, что вы сами предложили ему свои услуги. Все это несколько странно, согласитесь.

В его глазах заискрились смешинки.

– Ради мистера Говарда я готов на любое самопожертвование. И ради моего журнала тоже, разумеется! – с нарочитым пафосом в голосе ответил он.

– Ладно, пусть так. Но тогда непонятно, зачем нужно было помогать Аликс! Ведь то, что вы с ней проделали в фотостудии, вовсе не в интересах «Крошек». И вам это известно. Я вас не понимаю! – Она пожала плечами.

– Что же вас удивляет? Мне понравилась девушка, вот и все. А после всего того, что я с ней проделал, я решил успокоить свою совесть и пошел к Винсу, – не задумываясь выпалил Ричард.

Она не ожидала от него такой откровенности и удивленно уставилась на его серьезное лицо. Несомненно, он не покривил душой, объясняя ей свой странный поступок. Благородство его образа мыслей перевернуло ее представление о нем.

– Вы странный мужчина, Ричард! – сказала она после долгого молчания.

– Мне это уже говорили, – с улыбкой ответил он.

Шеннон подалась вперед и уперлась локтями в стол, сцепив пальцы в замок. Ее груди пошевеливались в вырезе, и на Ричарда пахнуло ароматом ее духов.

– Ну и как, вы получили удовольствие? – тихо спросила она. – Я имею в виду то, то было между вами и Винсом.

– Даже не знаю, что вам ответить, – сказал Ричард. – С одной стороны, мужчине унизительно чувствовать себя рабом. Но с другой… – Он побарабанил пальцами по столешнице из светлого дерева. – Представьте себе, я испытал оргазм.

В промежности у Шеннон началась пульсация. Ее срамные губы разбухли и увлажнились. Она развела ноги и сильнее прижалась ягодицами к стулу. Трусики тотчас же прилипли к телу.

– Я не осмелюсь повторить этот опыт, – продолжал Ричард, – но не жалею о содеянном. Так что проигравших в этом эксперименте не было. Победили оба участника, и я, и Винс, как ни странно это звучит.

– А вы не завидуете Винсу и Аликс? – спросила Шеннон. – На их долю выпадают потрясающие ощущения.

– Верно, – согласился Ричард. – Но ведь они не обладают монополией на сексуальные приключения…

Он хитро прищурился и совсем по-мальчишески улыбнулся, обнажив ровные жемчужные зубы. Вне своего кабинета Ричард выглядел совершенно другим человеком, естественным и дружелюбным. От его чопорности не осталось и следа. Это открытие тоже обрадовало Шеннон.

Неожиданно Ричард протянул к ней руку и, зацепив пальцем ворот ее блузы, оттянул его. Шеннон испуганно оглянулась: никто из посетителей кафе не смотрел в их сторону. Палец Ричарда проник глубже и стал оттягивать бюстгальтер.

– Что вы себе позволяете! – прошипела Шеннон.

– Пожираю вас взглядом вместо обеда, – интимным тоном ответил он, глядя ей в глаза. – И не стану мешать вам делать со мной все, что вам вздумается.

Шеннон сглотнула ком, облизнула пересохшие губы и, опустив руку под стол, нащупала бугор на его брюках. Она сжала головку члена, прикрытую материей, и ощутила, как она подрагивает.

– А почему бы нам… – сказала она, но договорить ей помешал внезапно включившийся громкоговоритель:

«– Внимание! Срочное объявление! Администрация музея просит всех посетителей оставить здание. Объявлена тревога. Пожалуйста, не устраивайте панику, медленно направляйтесь к ближайшему выходу. Повторяю: всех посетителей просят незамедлительно покинуть музей!»

Шеннон отдернула руку, а Ричард убрал палец от ее грудей. В кафе поднялся переполох: кто-то визжал, кто-то кричал, повара и официанты побежали к служебному выходу…

Все еще оставаясь во власти возбуждения, Шеннон с раздражением фыркнула: дескать, вот и призывай такую публику не паниковать. Сейчас они начнут убивать друг друга! Что происходит? Наверняка очередная ложная тревога, дурацкая шутка службы безопасности. И надо же им было выбрать такой малоподходящий момент для своей хохмы!

Какая-то дамочка в красном платье, пробегавшая мимо, толкнула столик. Шеннон охнула – удар угла столешницы пришелся ей в солнечное сплетение. Ричард Стенли вскочил и заботливо наклонился над ней:

– Вам больно? Дышите глубже, не волнуйтесь, все скоро пройдет, – сказал он, обнимая ее за плечи. – Но на всякий случай лучше где-нибудь укрыться.

Он огляделся по сторонам и, озорно сверкнув глазами, зажал ей рот ладонью. И не успела Шеннон опомниться, как он обнял ее другой рукой за талию и потащил в дальний угол зала, где стоял длинный дощатый стол. Шеннон обхватила его плечи руками и ошалело захлопала глазами. Люди бежали к выходу, не обращая на них внимания. Ричард оглянулся на толпу и повалил Шеннон на пол под стол.

Керамическая плитка оказалась на удивление холодной. Воспользовавшись замешательством Шеннон, Ричард навалился на нее всем телом. Его напрягшийся пенис уперся в ее промежность. Шеннон замерла. Ричард молча терся об нее, тяжело дыша.

В кафе воцарилась тишина, зал опустел.

– Все ушли! – сказал Ричард.

– Тише! – Она прижала палец к его губам.

Двери кафе скрипнули. Шеннон и Ричард замерли. Сердце Шеннон гулко стучало. Послышались голоса и шаги охранников, осматривающих помещение. А вдруг они обнаружат их под столом? Сердце Шеннон ушло в пятки.

Головка члена Ричарда уперлась ей в клитор.

Шеннон стиснула зубы и зажмурилась. По ее бедрам и ягодицам побежали теплые волны, влагалище сжалось.

Ноги в униформе и армейских ботинках остановились возле ножек стола, под которым они укрылись. Видимо, охранник осматривал зал.

Рука Ричарда проскользнула Шеннон под блузку, он начал поглаживать ей живот, норовя просунуть пальцы под пояс юбки. Шеннон закусила губу, но слабый стон все же вырвался наружу. Она оцепенела.

Ноги охранника развернулись сначала в одну сторону, затем в другую.

Шеннон затаила дыхание.

Рука Ричарда пробралась ей под юбку, и он нащупал под трусами клитор.

У Шеннон задергались бедра.

– На кухне все чисто! – раздался возглас другого сотрудника службы безопасности. – Как там в зале, Фрэнк? Все нормально?

Палец Ричарда проник между ее мокрыми наружными половыми губами.

Она зажала рот руками и стала поводить бедрами, стремясь пропустить палец во влагалище.

– Все в порядке! – раздался у нее над головой мужской голос.

Шеннон вздрогнула – палец вошел в нее целиком.

Стенки влагалища сжались, она испытала легкий оргазм.

Двери зала захлопнулись, в замке повернулся ключ.

Шеннон отдышалась и, высвободившись из объятий Ричарда, встала и огляделась.

Зал был пуст, за окнами лил дождь, барабаня по стеклам. Небо затянулось черными тучами. Но музыка в кафе продолжала звучать, ее забыли выключить в суматохе эвакуации.

В распахнутые двери кухни Шеннон были видны подготовленные для раздачи блюда.

– Никто не заметил, как мы сюда залезли, – прошептал из-под стола Ричард. Он вылез оттуда и начал отряхивать пыль с брюк. Пиджак валялся на полу. – Нас не застукали, Шеннон!

– Не хочешь пообедать? – лукаво подмигнув ему, спросила она и пошла вдоль полочек с закусками, первыми и вторыми блюдами, напитками и десертом. – Я, кажется, проголодалась.

Шеннон облизнулась, уставившись на тарелочки и вазочки с аппетитными заварными кремами, пудингами и шоколадными муссами. Глаза ее разбежались. С чего начать?

Она повернулась к стенду спиной и, присев на край прилавка, уперлась в него ладонями. Блузка обтянула груди. Шеннон скрестила ноги в лодыжках и спросила:

– Итак, с чего начнем?

Ричард подбоченился и скользнул плотоядным взглядом по ее грудям, животу, бедрам и ногам в туфлях на высоких каблуках. Рот его исказился в похотливом оскале.

– Говорят, аппетит хорошо возбуждает грубая пища, – хрипло произнес он, раздувая ноздри и с шумом втягивая воздух.

– Один мой приятель однажды говорил мне то же самое. Но я в этом не уверена, – сказала Шеннон, чувствуя, как разгорается в ней вожделение. Она невольно заерзала, испытывая томление в промежности и в груди. Трусики слегка потирали ей клитор, зажигая в нем искорки страсти. Колени ее дрожали. Она поддразнила Ричарда: – Но у тебя же не хватит смелости! Ты не отважишься отведать меня! Я тебе не по зубам!

– Посмотрим, – сказал Ричард и подошел к ней вплотную.

Теперь ей некуда было отступать. Ричард оттянул ворот блузы одним пальцем. Груди Шеннон порозовели от возбуждения, соски набухли.

Пока Шеннон рассматривала собственные прелести, Ричард взял с полочки высокий стакан с шоколадным десертом, прижал ее бедрами к стойке и, загадочно улыбаясь, вылил содержимое бокала ей за пазуху. Его глаза при этом задорно сверкали, лицо раскраснелось, дыхание участилось.

Холодный шоколад потек ниже, в промежность.

Шеннон застыла, вытаращив глаза и раскрыв рот. Такого поступка от Ричарда она не ожидала. Вся грудь покрылась липкой коричневой массой. Шеннон охнула. Ричард воспринял это как одобрение и вылил на нее остатки десерта. По блузке стали расплываться темные пятна.

Ричард потянул двумя пальцами за чашечку бюстгальтера, взял другой бокал с шоколадом и вылил половину его содержимого ей на грудь. Остатки десерта пошли на охлаждение второй груди. Мокрая ткань бюстгальтера прилипла к горячей коже. Шеннон ахнула, уставившись на творение его рук. Но Ричард не остановился на содеянном: он с силой прижал наполненный шоколадом бюстгальтер к грудям обеими ладонями.

Застывший мусс стянул ей соски, и они стали твердыми и длинными. Волны блаженства начали распространяться по ее телу. Руки Ричарда проворно размазали коричневую ароматную массу по ее животу и шее. Шеннон откинула голову, выпятив груди, и закусила губу, сдерживая сладострастный стон.

Ричард рывком разорвал блузу. Пуговицы разлетелись и покатились по кафельному полу. Шеннон осталась голой по пояс. Ричард припал губами к правому соску. Шеннон зажмурилась от радостного предчувствия. В клиторе возникла характерная пульсация. Ричард стал сосать ей грудь, облизывать ее и с наслаждением глотать сладкую массу.

Шеннон вцепилась пальцами в его плечи. Ричард зажмурился от удовольствия, лицо его перепачкалось шоколадом. Он стал облизывать ее от пупка до горла, наращивая темп движений языка, причмокивая и сопя. Шеннон трепетала от его прикосновений, поеживаясь и вздрагивая от холода липкой массы. Голова у нее закружилась, перед глазами поплыл туман…

Почувствовав, что она уже на грани оргазма, Ричард переключился на левую грудь. Решив побыстрее довести ее до экстаза, он стал легонько сжимать зубами сосок, оттягивать его и резко отпускать.

– Да! Да! Да! – пронзительно закричала Шеннон и кончила.

Ричард выпрямился и, приподняв ее на руках, окинул страстным взглядом. Ей снова стало жарко. Она просунула ему в ширинку руку и нащупала горячий пенис, твердый, как брусок железа. Как бы ей хотелось ощутить его в себе! Но Шеннон решила не спешить…

– Давай проверим, поместится ли еще что-нибудь у тебя в трусах?

Ричард удивленно вскинул брови.

Шеннон взяла с полки слоеный пудинг из охлажденного шоколада, крема и джема, оттянула пояс брюк вместе с резинкой трусов и с размаху плюхнула туда всю сладкую массу.

Ричард уставился на огромный пузырь в своих брюках. Яички у него покрылись гусиной кожей от холода. Но он не моргнул и глазом.

Шеннон отряхнула руки и, примерившись, шлепнула ладонью по пузырю. Пудинг лопнул, шоколад, крем и джем поползли по ногам Ричарда. Не давая ему опомниться, Шеннон сжала ему промежность.

– Отпусти, Шеннон! Отпусти, черт бы тебя подрал! – завопил он, вытаращив глаза.

Но не тут-то было! Шеннон стала деловито размазывать холодную густую массу по его животу, члену и мошонке. Затем она встала перед ним на колени, расстегнула молнию на ширинке и сдернула с него брюки и трусы.

– Быстрее, быстрее! Умоляю! – скулил он.

Его торчащий пенис тыкался ей в лицо, его шишкообразная лиловая головка перепачкалась шоколадом, по мошонке стекал крем, а джем перемешался с волосами на лобке.

Шеннон решительно сжала фаллос твердой рукой.

Ричард охнул.

Медленно наклонив голову, Шеннон раскрыла рот и облизала член от основания до головки.

Ричард ахнул.

Шеннон еще раз лизнула пенис и стала облизывать мошонку, причмокивая от удовольствия. По ее рту растеклась божественная сладость. Захватывая губами маленькие кусочки пудинга, Шеннон с наслаждением их глотала, доводя Ричарда до исступления. И только когда он жалобно заскулил, она начала сосать головку, как эскимо на палочке.

Ричард замычал и задергался, выкрикивая:

– Вот так, вот так, да, да, да! Боже, как мне хорошо…

– Я съем тебя всего, без остатка… – Шеннон прижалась щекой к курчавым волосам на лобке, лизнула основание члена и поцеловала горячее бедро. Медленно и осторожно она сжала губами левое яйцо, пахнущее шоколадом и ванилью, и начала его облизывать. Пенис задрожал.

Ричард вцепился ей в плечи и громко засопел. Мошонка его поджалась. Шеннон сжала его напрягшиеся ягодицы и принялась тереться грудями о его ноги.

Ричард расставил их пошире, чтобы не упасть.

– Вкусно! – сказала Шеннон и, взглянув на него, облизнулась. От промежности Ричарда пахло пудингом, потом и выделениями предстательной железы. Нижняя часть живота была покрыта кремом и джемом, а мошонка – шоколадом. Она лизнула основание пениса. – Вкусно… Просто объедение!

Ричард зарычал.

Шеннон принялась облизывать ему живот. Головка пениса тыкалась ей в подбородок, мокрая и скользкая.

– Соси! – зарычал Ричард. – Соси, говорю!

Шеннон обхватила руками мошонку и стала дразнить головку легкими прикосновениями языка. Член начал увеличиваться в размерах. Шеннон поудобнее устроилась на коленях и стала сосать его, как леденец.

Ричард так вцепился ей в плечи, что Шеннон стало больно.

– Отпусти, будут синяки! – не вынимая член изо рта, промычала она.

– Соси! – прохрипел Ричард и засадил ей член в рот до самого горла.

Она впилась ногтями в его ягодицы и с силой царапнула их, так что выступила кровь.

Ричард застонал, судорожно задышал и задергался.

– Давай! Кончай же! – грудным голосом приказала Шеннон и начала сосать член, как помпа, втягивая щеки и кивая головой.

Пенис все глубже и глубже проникал ей в рот. Ее язык вертелся и крутился и так, и сяк, вылизывая его толстое основание. Пенис начал раздуваться, норовя заполнить собой всю оральную полость и растянуть губы. Шеннон плотнее сжала их и стала быстро двигать головой, сжимая в кулаке мошонку. Ричард заработал торсом в одном ритме с ней. Все быстрее и быстрее скользил его член у нее во рту, вены на головке набухли, она задрожала, еще миг – и…

Ричард исторг тугую струю горячей густой жидкости Шеннон на гланды, и она стала с жадностью глотать сперму, рыча, как тигрица, и не отрываясь от животворного источника, пока не осушила его до капли. Ягодицы Ричарда расслабились, он отпустил ее плечи, уронил руки вдоль туловища и покачнулся.

– Спасибо, все было очень вкусно! – сказал Шеннон, обтирая рот тыльной стороной ладони.

Она подняла голову и посмотрела на Ричарда. Он стоял перед ней с закрытыми глазами, покачиваясь на неверных ногах, со сползшими до колен брюками и опавшим пенисом. Шеннон пощекотала кончиками пальцев мошонку. Ричард открыл глаза и пробормотал:

– Я думал, что умру. Это было здорово…

Шеннон медленно встала с колен и выпрямилась. Ее тоже покачивало. Одна туфля соскочила с ноги. Шеннон подмигнула Ричарду и улыбнулась: от прежнего заносчивого конкурента в нем не осталось и следа, перед ней стоял восторженный любовник.

– По-моему, ты высосала все до капли, – сказал он. Она скорчила огорченную мину, и Ричард поспешил поднять ей настроение: – Не унывай, что-нибудь придумаем. У меня богатая фантазия.

– Тогда удиви меня! – сказала Шеннон.

– Попытаюсь.

Дождь сильнее забарабанил в окна. Свет в музее отключили, как только прозвучал сигнал тревоги. В пустом кафе царил полумрак. Шеннон поежилась и облизнула губы.

Под жадным взглядом Ричарда ее груди набухли, по телу пробежал электрический ток. Шеннон стало жарко, голубые глаза Ричарда испепеляли ее.

– Ты испытаешь такой оргазм, какой никогда не испытывала, – пообещал ей он.

Ричард развернул Шеннон лицом к стойке, уставленной разнообразными сладкими блюдами: пирожными, тортами, пудингами, кексами, эклерами, – и, прижав ее к прилавку, толкнул ладонью в спину между лопаток. Шеннон, с вывернутыми за спину руками, согнулась пополам и шлепнулась в десерт лицом. Живот ее прижался к слоеному пирогу с кремовой начинкой, груди оказались в эклерах, разложенных на серебряном подносе, – сладкая густая белая масса облепила ей шею и предплечья, лицо перепачкалось начинкой пирога с сыром и куманикой.

Испуганно ахнув, Шеннон попыталась выпрямиться, но не смогла даже пошевелиться: рука Ричарда давила ей на спину. Выпятив зад, она переступала с босой ноги на обутую, стараясь найти точку опоры. Но в результате этих тщетных усилий она еще больше измазалась кремом. Сырный пирог расплющился, начинка набилась Шеннон в рот, прилипла к лицу и застряла в волосах. Голые груди и живот покрылись липкой холодной массой.

Ричард шлепнул ее ладонью по заднице – Шеннон замерла, едва не кончив в трусики. Другой рукой он обтер ей лицо, она открыла глаза и взглянула в зеркало на стене буфета. Лицо Ричарда, отражающееся в нем, было красным от возбуждения.

Он задрал ей подол юбки и, полюбовавшись открывшимся ему видом попки и стройных ножек в трусиках, поясе и тонких чулочках, просунул в промежность палец.

Шеннон задергалась.

Ричард сильнее нажал пальцем на влажные трусики.

Шеннон завиляла задом, заелозила по прилавку, норовя плотнее прижаться к его руке.

Взглянув в зеркало, она увидела, что он медленно стягивает с нее белые трусики. Его ногти царапали ее чувствительную кожу, и с каждым мгновением Шеннон все сильнее возбуждалась.

Прохладный воздух ласкал ее разгоряченное тело.

Тугие груди, прижатые к холодному подносу, набухли. Шеннон заегозила, пытаясь извернуться и освободиться, но в результате только еще больше перепачкалась сладкой массой.

Ричард неожиданно оставил ее в покое, повернулся и куда-то пошел. Шеннон встревожилась и окликнула его.

– Наберись терпения! – бросил ей на ходу он, не оборачиваясь. – Я же сказал, что у меня богатое воображение!

Он остановился напротив прилавка с холодными закусками, овощными блюдами и фруктами и взял с полочки раздаточной стойки гладкий зеленый огурец, длиной в добрых девять дюймов и очень толстый, как отметила Шеннон, внимательно наблюдавшая за Ричардом в зеркало.

Он вернулся к ней, сжимая огурец в руке, и сказал:

– Надеюсь, что эта штуковина тебя удовлетворит.

Шеннон взглянула в зеркало.

Главный редактор журнала «Женщина» стояла в пикантной позе, выпятив голый зад и упираясь голой грудью в прилавок. Ее элегантный наряд перепачкался шоколадом и кремом, волосы растрепались и намокли в сиропе, лицо раскраснелось от сексуального возбуждения. Обнаженные ягодицы тускло поблескивали в полумраке.

– Я согласна, – обреченно сказал Шеннон.

Ричард дотронулся пальцем до ее промежности. Клитор затрепетал, влагалище увлажнилось, Шеннон низким голосом простонала:

– Не томи меня, Ричард! Действуй!

На ее щеках и шее вспыхнул румянец. Лицо Ричарда тоже покраснело. Пенис, болтавшийся до этого, как кожура банана, ожил и начал разбухать и крепнуть. Сжимая в руке огурец, Ричард стал мастурбировать. Наконец его член встал, и Ричард грубо раздвинул ей ноги коленом.

– Приготовься! – мрачным голосом произнес он.

Шеннон насторожилась.

Ричард взял с прилавка ватрушку, размахнулся и шлепнул ей Шеннон по заднице.

Шеннон взвизгнула, холодная начинка залепила ей всю промежность. Ричард тщательно размазал ее по ягодицам и половым губам, и густая жижа потекла по ногам, смешиваясь с естественными соками. Лучшей смазки трудно представить!

– Заполни мою пустоту, – выдохнула Шеннон.

Ей не пришлось долго ждать.

Толстый прохладный огурец прижался к преддверию влагалища, Ричард резко шлепнул по другому его концу ладонью – и овощ легко вошел в Шеннон, заполнив собой все лоно.

Она охнула.

Пронзенное холодом, горячее влажное лоно скукожилось, кожа покрылась пупырышками. Не решаясь пошевелиться, Шеннон распласталась по прилавку, уткнувшись лицом в крем и свыкаясь с новыми ощущениями.

Ричард стал плавно двигать огурцом внутри ее, то вытягивая овощ из лона, то вгоняя его обратно. Постепенно он наращивал темп, зад Шеннон покраснел и вздрагивал при каждом новом толчке. Туда-сюда, туда-сюда. Шлеп, шлеп, шлеп…

– О Боже! – простонала она, чувствуя, что кожа ее пылает, а соски уперлись в поднос. Она стала тереться о него набухшими грудями, перемазанными кремом и шоколадом, жадно хватая ртом воздух. Мышцы ее напряглись, юбка треснула по шву, когда она пошире расставила ноги. Холодная кремовая масса хлюпала и чавкала в горячем влагалище, придавая остроту ее ощущениям.

Пот струился по ее лицу, искаженному гримасой сладострастия, крем размазывался по груди и животу. Взглянув в зеркало, Шеннон увидела, что Ричард мастурбирует другой рукой. Он вновь вогнал в нее огурец, и она закричала:

– Да, да, да!

Холодный толстый овощ словно бы разорвал ее пополам. Поразительный температурный контраст вызвал у нее бурную реакцию. Шеннон задрожала от головы до ног, ей показалось, что у нее начались схватки.

Влагалище конвульсивно сокращалось, сок тек из него ручьями. Ричард зарычал и, упав на Шеннон, кончил ей на ягодицы. Издав торжествующий вопль, Шеннон забилась в сокрушительном оргазме.

* * *

Служба безопасности Британского музея объявила отбой тревоги в четыре часа пополудни. Открывать для посетителей залы охранникам не хотелось, но администрация заставила их это сделать. Двери помещений на первом этаже, в том числе и кафе, отпер Фрэнк Симмонс.

Завидев двух уборщиков в белых комбинезонах, выходящих из кухни с черными мешками для мусора в руках, охранник кивнул им и пошел дальше, не придав этой встрече значения.

Не будь он так измучен безуспешным поисками взрывного устройства в здании, он, возможно, и задумался бы, почему у обоих уборщиков мокрые волосы. А ведь, согласитесь, довольно странно, что уборщики моют голову на кухне кафе. Но Фрэнк Симмонс был слишком зол, чтобы задуматься о таких пустяках.

Последнее, что услышал он, прежде чем свернуть в коридор, ведущий к египетскому залу, были слова женщины-уборщицы, произнесенные звонким голосом:

– Я раньше недооценивала тебя, Ричард. Почему бы нам не пообедать как-нибудь вместе…



Глава 12

Наступило двадцать девятое августа.

Шеннон Гарретт отрешенно уставилась в окно офиса.

Последняя пятница месяца…

Почему не было пари в четверг? Похоже, время вышло.

Значит, все кончено…

Последние капли стихающего дождя стучались в оконное стекло. Взглянув на хмурое небо, затянутое тучами, Шеннон зябко передернула плечами. В офисе, освещенном люминесцентным светом, было тепло и уютно. И все же на душе у главного редактора скребли кошки. Пошел десятый час…

Сверху так и не поступило указаний относительно пари. Почему?

Шеннон отвернулась от окна и спросила:

– Лиза, не могли бы вы приготовить два кофе? Нет, лучше две чашки горячего шоколада!

– Да, конечно! – отозвалась Лиза – помощница Джулии Ройстон, – выглянув из своей каморки. – Вы, случайно, не знаете, какая редакция будет расформирована, наша или журнала «Крошки»?

Трое других сотрудников, находившихся в помещении, навострили уши. Как заметила Шеннон, Гэри потеребил мочку уха с серьгой и, наморщив лоб, уставился на монитор; Джулия, правившая от руки напечатанный на машинке текст, подула на ярко-рыжий локон, упавший на лоб; а юный Майк принялся озабоченно выводить адрес на конверте, подготовленном для отправки.

– Я в полном неведении, – ответила Шеннон. – Если бы я что-то знала, то сразу бы рассказала. Ты ведь знаешь, что у меня нет секретов от подчиненных. Как только шоколад будет готов, подай его в мой кабинет.

В комнату вошла Аликс, держа в руке мокрый плащ защитного цвета. Она поправила мокрые серебристые волосы и воскликнула:

– Доброе утро, босс! У вас, случайно, не найдется полотенца?

Через несколько минут Шеннон и Аликс Невилл, подсушившая волосы занятым у кого-то кухонным полотенцем, сидели за столом главного редактора. Аликс распустила волосы по плечам, давая им просохнуть, взяла чашку с горячим ароматным напитком и с удовольствием отхлебнула из нее.

– Значит, никаких новостей, – сказала она, облизнув перепачканные шоколадом губы. В ее серых глазах промелькнула тревога. – Но почему? Здесь что-то не так! Знаешь, Шеннон, я хочу тебе кое-что сказать откровенно. Но боюсь, что тебя это не обрадует.

– Выкладывай! – Шеннон откинулась на стуле, приготовившись слушать. Лицо ее стало серьезным, как случалось всегда, когда дело касалось ее журнала, лишиться которого она страшно боялась, так как не представляла себе жизни без своего кабинета и любимой работы.

Аликс скинула мокрые туфли, поджала под себя ноги и с прямотой, свойственной молодости, выпалила:

– Я хочу сказать, что все это нечестно!

– Продолжай! – невозмутимым тоном промолвила Шеннон.

– К тому же счет ничейный, – звенящим голосом развивала свою мысль Аликс. – Ни одна из участвующих в споре сторон не проиграла. Все отнеслись к заданию ответственно и выполнили его полностью и, главное, с удовольствием! Возникает вопрос: кто победил?

– Мне кажется, что никто! – тяжело вздохнув, сказала Шеннон.

– Вот именно! – Аликс стукнула донышком чашки по обложке предыдущего номера журнала «Женщина», на которой красовалась негритянка. – А Винс, я должна признать, все же славный парень! – Она рассмеялась. – Он, разумеется, строит из себя крутого сержанта, однако бывает порой ласковым и нежным. Но это нужно видеть…

Глаза Аликс мечтательно затуманились, но она тотчас же опомнилась и, уставившись на Шеннон, улыбнулась:

– Да, жаль, что ты с ним не знакома! И вот что еще я тебе скажу: Ричард тоже стоящий парень, хотя ты его и недолюбливаешь. Это не мужчина, а сексуальная машина. Ты мне, разумеется, не поверишь, но если его хорошенько поскрести, то внутри обнаружится милый и простой парень. Это удивительно!

– Неужели? А на вид он такой чванливый и неприступный! – сказала Шеннон. – Да, может быть, в нем есть скрытые глубины. И он действительно способен удивить, – продолжала рассуждать вслух она с самым серьезным видом.

Глаза Аликс заблестели от любопытства, она подалась вперед, едва не упав со стула:

– Ты так думаешь?

Шеннон ответила ей невинным взглядом простушки.

– Пока ты была на конференции, мы с Ричардом пообедали вместе в среду.

– Ах вот оно что! – Аликс с облегчением откинулась на спинку стула и убрала с лица непослушный серебристый локон. – А я-то подумала, что случилось нечто действительно интересное!

– Он оч-чень оригинально обращается с овощами!

– Значит, он сам готовит. Подумаешь, большое дело!

– Тебе, я думаю, особенно понравился бы его фирменный «Огуречный сюрприз»! Очень сытная штука.

– Я не вегетарианка. Честно говоря, я вообще не понимаю, что особенного люди находят в овощах! Шеннон, к чему ты клонишь? Ты что-то скрываешь. Что случилось?

– Ничего! – Шеннон прикусила губу, но это не помогло, и она прыснула со смеху.

В офисе за стеклянной перегородкой Джулия Ройстон обернулась и удивленно вытаращила на нее глаза. Шеннон притворилась, что с интересом читает какой-то текст на экране монитора.

– Шеннон! – Аликс выразительно посмотрела на нее.

– Так вот, о скрытых талантах Ричарда. Если бы ты знала, что он способен приготовить на десерт! – Заметив, как странно смотрит на нее Аликс, окончательно сбитая с толку, Шеннон расхохоталась. – Ох, извини… Порой жизнь преподносит нам удивительные сюрпризы…

– Да, и сегодня она преподнесет нам кислый лимон, от которого у нас у всех перекосятся физиономии. Либо у Ричарда Стенли, – мрачно заметила Аликс.

Шеннон сразу стало не до смеха.

– Верно, – кивнула она. – Именно так и стоит вопрос: либо он, либо мы. Вот что я тебе скажу, Аликс! Даже если сегодня и будет еще одно пари, это несправедливое решение данной проблемы! Это чертовски дурацкое решение.

– Вот и я о том же говорю! – обрадовалась Аликс.

– Я не хочу, чтобы Ричард потерял работу, – продолжала Шеннон. – И сама не желаю ее потерять. Не хочу, чтобы уволили моих сотрудников. А если это неизбежно, тогда руководство компании должно обосновать свое решение. Пусть решают экономисты! Пари не выход.

Аликс вскочила и подбросила в воздух пачку листов бумаги.

– Ура! – восторженно вскричала она. – Именно это я и надеялась от тебя услышать! Шеннон, позвони Эдмунду Говарду и скажи ему, что пари отменяется!

Листы компьютерной распечатки рассыпались по полу, один из них упал на колени Шеннон Гарретт. Она смахнула его и сказала:

– Очень умно. И меня немедленно уволят. Но разве это справедливо? Нет! И я скажу ему это в лицо. Пошли! – Шеннон встала из-за стола.

– Куда? – Аликс стала машинально натягивать мокрые туфли на еще не обсохшие ноги.

– В его офис в пентхаусе! – с мрачным лицом сказала Шеннон. – Только вряд ли он нас примет. Ладно, посмотрим…

Войдя в приемную Эдмунда Говарда, Шеннон замерла: в обитых черной кожей креслах сидели Ричард Стенли и Винс Рассел.

Увидев ее, Ричард вскочил и сделал строгое лицо. Одетый в темно-серый костюм и серый галстук, начищенный, причесанный и вылизанный с головы до ног, он производил впечатление ответственного руководителя, готового предстать перед управляющим корпорацией для доклада. От него веяло бодростью, уверенностью и дорогим одеколоном. Шеннон не могла отказать себе в удовольствии полюбоваться его выправкой, ладной фигурой и прекрасным костюмом, чуточку тесноватым в промежности, как ей показалось.

Винс тоже вскочил, последовав примеру начальника.

На его форме блестели капли дождя; они не успели высохнуть и на его коротко подстриженной голове. От охранника пахло сыростью и теплом. Скользнув взглядом по Шеннон, он уставился на Аликс, широко расставив ноги в армейских ботинках и заложив большие пальцы за кожаный ремень. Аликс взяла обеими руками Шеннон под руку и уставилась на носки мокрых туфель.

Шеннон раскрыла рот, чтобы поприветствовать Ричарда и Винса, но секретарь Эдмунда Говарда поднял голову, нажал на вмонтированную в стол кнопку и сказал:

– Пройдите, пожалуйста, мистер Говард примет вас немедленно.

Аликс пожала плечами. Шеннон Гарретт отступила, пропуская мужчин первыми в кабинет управляющего корпорацией. Она не ожидала такого поворота событий и лихорадочно соображала, что происходит.

Умытые дождем, высокие окна просторного кабинета сверкали. С высоты двадцатого этажа было прекрасно видно, как отступает к Сити гроза, поливая напоследок ливнем противоположный берег Темзы. Над Сити небо заволокло темными тучами.

Эдмунд Говард сидел за письменным столом спиной к окнам. Ослепленная яркими лучами, Шеннон не видела его лица.

– Присаживайтесь, дамы и господа, – раздался его начальственный голос.

– Спасибо, сэр! – сказал Ричард Стенли и прошел вперед, мимо журнального столика и кожаного дивана к ореховым стульям с подлокотниками, стоящими вдоль стола. Не дойдя до них нескольких шагов, он оглянулся и, галантно поклонившись Шеннон, выдвинул для нее стул. Она удивленно вскинула брови, однако подошла к предложенному стулу и села. Ричард сел рядом с ней, по другую руку от нее села Аликс. Винс занял свободный стул рядом со своим шефом.

Шеннон взглянула на Эдмунда Говарда, от которого ее отделял огромный письменный стол, и без обиняков сказала:

– Мы ожидали вчера нового пари, сэр. Однако его, судя по всему, отменили или перенесли. Мне бы хотелось узнать, что случилось.

– С вашего позволения, сэр… – перебил ее Ричард Стенли. Он сидел выпрямив спину, лицо его побледнело, на лбу выступила испарина. – Я бы хотел сказать несколько слов, сэр!

Выдержав паузу, Эдмунд Говард холодно промолвил:

– Прошу вас, мистер Стенли. Говорите!

– Так вот, сэр, прежде чем вы объявите условия нового пари, я хотел бы выразить вам протест. На мой взгляд, Шеннон и ее сотрудники не заслуживают того, чтобы их судьба решалась столь диким образом.

Наступила тягостная пауза. В кабинете пахнуло холодом. За окнами с каждой минутой становилось все светлее, гроза отступила.

– Может быть, мисс Гарретт тоже хочет что-то сказать? – спросил Эдмунд Говард.

Теперь, когда кабинет освещало яркое солнце, Шеннон могла разглядеть его более отчетливо. На нем был дорогой серый шерстяной костюм, на запястье поблескивали престижные часы. Солнечные зайчики скакали по безукоризненно подстриженной седой голове, но лица его по-прежнему не было видно.

– Да, сэр, – ответила она. – Я придерживаюсь той же точки зрения, что и мой коллега. Я полагаю, что судьба его журнала не должна зависеть от исхода пари. Это несправедливо. Мне кажется, мистер Говард, что вы тоже так думаете. Иначе от вас еще вчера поступили бы условия нового пари.

– Вы это серьезно? – Эдмунд Говард встал, вышел из-за стола и, подойдя к окну, стал задумчиво смотреть на редеющие облака. У него была все еще прямая спина, как у молодого. Седина придавала его орлиному профилю суровость мудреца, а глубокие морщины – мужественность.

Когда он вернулся к столу, его голубые глаза задорно блестели, отчего казались еще ярче.

– Мисс Гарретт, я тоже не люблю проигрывать. Мне не доставит удовольствия сообщать коллегам, что они были правы, утверждая, что предложенный мной метод выбора наиболее экономически выгодного журнала далек от совершенства. И тем не менее я решил прервать эксперимент, не доведя его до конца. Пари больше не будет.

Аликс Невилл беспокойно заерзала на стуле:

– Но мы…

Шеннон вовремя толкнула ее под столом коленом.

– Сегодня утром я передал финансовые отчеты обоих изданий в бухгалтерию. Теперь судьбу журналов будут решать экономисты. А я умываю руки!

Эдмунд Говард положил свои сильные руки на спинку стула, прищурился и обвел всех четверых посетителей внимательным взглядом.

– Объем предстоящей экономистам работы весьма значителен. Поэтому окончательное решение будет принято не раньше чем в конце года. Вам придется потерпеть еще четыре месяца, но с этим ничего уже не поделаешь! – Он развел руками.

Шеннон обмякла, услышав такой ответ, и понурилась. Ей стало и обидно, и грустно. Выходит, напрасно она так волновалась, напрасно лезла из кожи вон…

Аликс Невилл вскинула руки над головой и, выпятив груди, обтянутые зеленой шелковой блузой, мягким движением рук стянула серебристые волосы и заколола их черной заколкой. Лицо ее оставалось бесстрастным. Ричард положил широкие ладони ни мускулистые ноги, собираясь встать со стула. Винс Рассел смертельно побледнел и начал сползать со стула: ему стало дурно.

– Должен признаться, мне будет жаль расставаться с кем-то из вас, – добавил Эдмунд Говард. – Вы все проявили замечательную находчивость и творческую фантазию. Но ничего не поделаешь, обстоятельства порой бывают сильнее нас. Благодарю вас, дамы и господа! Вы свободны.

Он потянулся к звонку, чтобы вызвать секретаря.

Вот и все, с тоской подумала Шеннон. Ничего нельзя уже изменить. И жизнь снова покатится по накатанной колее скучной рутины…

Ну уж нет! Кое-что еще нужно довести до конца, подумала Шеннон. Ее давно уже подмывало сделать это, но она откладывала исполнение заветного желания до принятия окончательного решения относительно журнала…

– Сэр, – сказала она, продолжая сидеть, – по-моему, в вашем распоряжении не совсем полные сведения. Не хотели бы вы их пополнить, спросив нас лично?

– Я не сомневаюсь в полноте информации, имеющейся в моем распоряжении, – ответил Эдмунд Говард, вперив в Шеннон взгляд своих поразительно голубых глаз. – Как вам известно, мисс Гарретт, я получил видеозапись всего, что происходило в торговом комплексе, в спортивном зале, в заведении мадам Натали, а также в нашем подземном гараже.

Винс Рассел покрылся красными пятнами.

Ричард Стенли начал поправлять запонки на рукавах своей белоснежной сорочки.

– Но, сэр, – сказала Шеннон, – вряд ли у вас имеется видеозапись моего интимного свидания в ремонтной мастерской с мастером по имени Донна… Равно как и необыкновенного обеда с мистером Стенли в кафе Британского музея… А также фотосъемки в студии журнала «Крошки» с участием Аликс и мистера Стенли…

У Шеннон запершило в горле, язык ее не слушался, во рту пересохло. Но она стойко продолжала смотреть в глаза Эдмунду Говарду. Он убрал руку с кнопки.

– Но ведь все это не предусматривалось моим планом, – с улыбкой возразил он, сверля взглядом Шеннон.

У нее участился пульс и свело живот.

– У меня есть свои источники информации, – тихо сказал управляющий корпорацией «Миднайт роуз». – Вряд ли стоит удивляться тому, что я имею видеозапись развлечений мисс Невилл после работы в фотостудии. А вот чтобы получить пленку из Лос-Анджелеса, мне пришлось приложить немало усилий. Должен отметить, что американская охранная служба работает отменно.

Эдмунд Говард встал и подошел к Шеннон. Она уставилась на него затравленным взглядом.

– Как это ни печально, пленки с записью происходящего в гараже и в кафе музея у меня нет. В последнем случае система наблюдения была отключена.

Шеннон зарделась и затаила дыхание, стараясь не смотреть на Ричарда. Она не знала, радоваться ей или огорчаться.

Шеннон порывисто встала и тотчас пожалела о своем поступке. Эдмунд Говард оказался на добрых шесть дюймов выше ее ростом. Она едва не касалась головой его подбородка, чувствуя легкий запах одеколона и мужского тела. В мудрых голубых глазах этого многоопытного пожилого человека искрились смешинки.

Шеннон выпрямила спину, сдвинула плотнее ноги в черных туфельках на шпильках, расправила плечи и одернула юбку цвета антрацита. Жакет был аккуратно застегнут поверх белоснежной блузки, как и положено серьезному и ответственному руководителю.

– Какая досада, что всего этого я не видел, – пророкотал Эдмунд Говард. – Уверен, что вы не ударили в грязь лицом и проявили завидную находчивость, достойную подражания.

– Я еще не закончила! – Шеннон повернулась и взглянула на Аликс Невилл.

Темно-зеленый шелковый наряд девушки все еще не просох, на плечах бурели мокрые пятна. Но зато сверкали перламутровые пуговки, озорно выглядывая из-под серебристых локонов. Шеннон прикоснулась к пуговке на груди и многозначительно промолвила:

– Ты помнишь, что говорила мне, когда все это только начиналось?

– Я, кажется, сказала, что если в пари будут участвовать только женщины, я готова поддержать своего начальника… – ответила Аликс.

Эдмунд Говард прищурился. Ричард открыл рот. Винс Рассел не знал куда спрятать глаза.

– По-моему, я обязана восполнить досадный пробел в познаниях босса о возможностях своих сотрудников, – сказала Шеннон.

Аликс Невилл поняла намек.

– Мне тоже не помешает перенять опыт руководства, – сказала она и начала расстегивать пуговицы на жакете начальницы.

Шеннон повела плечами и скинула жакет на пол. Аликс распустила серебристые волосы по плечам. Шеннон приблизилась к девушке и убрала с ее лица непослушный локон. Дрожащими от волнения руками она начала расстегивать перламутровые пуговки на темно-зеленой блузе. В разрезе появились упругие груди, как всегда, на них не было бюстгальтера. Соски отвердели и уперлись в шелк.

У Шеннон потеплело в промежности, ей стало тесно в юбке и колготках. Соски на груди встали торчком.

Одним легким движением рук она распахнула блузку Аликс. Груди девушки предстали во всей своей красоте, полные и манящие. Под стать им были и осиная талия, и покатые бедра, и плоский животик, и бархатистая кожа. Ажурные атласные зеленые трусики Аликс моментально промокли от соков.

Шеннон склонила голову и лизнула ее сосок.

Аликс тихонько вскрикнула и потупилась, вытянув руки вдоль туловища. Ее полные чувственные губки трепетали. Длинные ресницы подрагивали. Шеннон сжала груди ладонями.

Аликс охнула и широко раскрыла глаза.

– Как давно я мечтаю об этом… – прошептала Шеннон, тесня Аликс к дивану. Девушка упала на него, раскинув в стороны руки. Шеннон легла на нее сверху.

Эдмунд Говард вцепился пальцами в спинку стула. Из-за яркого солнечного света, ослеплявшего Шеннон, она не могла разглядеть выражение его лица.

Не теряя времени, Шеннон скинула блузку. Увидев ее грудь, обтянутую черным бюстгальтером, Аликс плотоядно облизнулась. Шеннон покосилась на Ричарда Стенли.

Он раскрыл от изумления рот и вытаращил глаза.

Шеннон подавила смешок, заметив, что он сложил руки на промежности.

Аликс потянулась, соблазнительно выпятив груди, и призывно мяукнула.

В промежности Шеннон возникла пульсация. Аликс встала на диване на коленях и, просунув руку под юбку Шеннон, нащупала под колготками и трусиками горячую промежность.

– Я сделаю так, что ты быстро кончишь, – прошептала она.

Наблюдавший эту сцену Винс издал глухой стон. Если бы Шеннон могла видеть его лицо, она бы расхохоталась. Вид у него был такой, словно его треснули по коротко стриженной башке полицейской дубинкой. Ширинка его форменных штанов оттопырилась, глаза налились кровью, как у быка.

Шеннон обхватила Аликс рукой за талию и прижала ее плотнее к себе, стремясь коснуться грудями ее грудей. Аликс ловко расстегнула у нее на спине застежку бюстгальтера. Обе женщины легли на диване, обнявшись, пупок к пупку.

Аликс расстегнула молнию юбки Шеннон. Извиваясь всем телом, Шеннон стянула с себя бюстгальтер, а следом за ним – колготки и трусики. Подол юбки задрался. Аликс сжала ее груди и стала пощипывать соски. Шеннон стиснула коленями бедра Аликс и, наклонившись над ней, принялась лизать ей шею и груди, чувствуя, как все сильнее вздрагивает набухший клитор и распухают срамные губы.

Аликс резко ввела ей во влагалище сразу три пальчика.

Шеннон сладострастно охнула и заскрипела зубами.

Руки ее непроизвольно сжали груди партнерши. Перед зажмуренными от удовольствия глазами поплыли радужные круги.

– Да, вот так! – воскликнула Аликс, мотая головой из стороны в сторону. Серебристые волосы разметались по черному кожаному дивану. Атласные трусики впились в половые губы. Шеннон покосилась на этот заманчивый бугорок, просвечивающий сквозь ажурную ткань, и, подавшись назад, стала стаскивать трусики с Аликс зубами.

Вытаращившись на ее выпяченный зад, Ричард нащупал через карман головку члена и начал потихоньку онанировать.

Шеннон уткнулась головой во влажную промежность Аликс и принялась облизывать и сосать клитор. Аликс выгнулась дугой, сотрясаясь всем телом в экстазе, вцепилась в плечи Шеннон и кончила, обдав ей лицо брызгами соков.

Отдышавшись, Аликс поглубже просунула пальцы во влагалище Шеннон и принялась изо всех сил двигать ими вверх-вниз. Стоя над ней на четвереньках, Шеннон отчаянно работала торсом, норовя острее почувствовать в себе ее пальцы. Сильная молодая рука работала без устали. Оргазм сотряс напрягшееся тело Шеннон, она зажмурилась и блаженно улыбнулась. Доставив удовольствие друг другу, женщины поцеловались.

Шеннон первой встала с дивана и, голая, подошла по ворсистому ковру к Ричарду Стенли, купаясь в солнечном свете. Не произнося лишних слов, она начала расстегивать ремень на его брюках. И не успел Ричард опомниться, как брюки его сползли по ногам на пол.

Шеннон обошла вокруг него, пока он растерянно хлопал глазами, окинула взглядом его зад и, выставив средний палец правой руки вперед, резко просунула его Ричарду в анус. Задний проход стиснул палец, и Шеннон принялась двигать рукой вперед-назад, вперед-назад, туда-сюда, туда-сюда, постепенно наращивая темп.

Ричард хрипел, вытаращив глаза. Он оставался в сорочке и при галстуке, но без штанов. И сзади его имела пальцем обнаженная женщина.

Шеннон покосилась на диван. Аликс встала и, тоже голая, подошла к боссу и встала перед ним, подбоченившись.

– Не кажется ли вам, сэр, что пора от наблюдений за своими сотрудниками перейти к практическим исследованиям их возможностей? Нам не помешает узнать друг друга получше…

– Но… – Голос у босса сел.

– О Боже! – вскричал Ричард Стенли и задергался в экстазе.

Продолжая наблюдать за Аликс и Эдмундом Говардом, Шеннон потянулась к пачке салфеток на столе. Обтерев пальчики, она проворковала:

– По-моему, нам следует взяться за него вдвоем, Аликс!

Девушка просияла.

– Да, и всерьез! – воскликнула она. – Конечно, если только он не намерен выставить нас отсюда вон.

Шеннон обошла вокруг стола и приблизилась к боссу. Эдмунд Говард, высокий сильный седоволосый мужчина, стоял напротив окна, прижав сжатые руки к бокам. Его брюки заметно оттопырились на ширинке.

– Как управляющий корпорацией «Миднайт роуз», – пророкотал он, – я всегда заботился о том, чтобы мои сотрудники были всем довольны. Вы удовлетворены?

– Пока нет, – сказала Шеннон и облизнулась.

Облитая солнцем, она стояла босиком на ковре абсолютно голая, изумляя своим видом пролетающих за окном чаек и пилотов транспортных вертолетов. Во взгляде седовласого Эдмунда Говарда тоже читалось восхищение и вожделение. В клиторе Шеннон возникла пульсация. Она прокашлялась и сказала грудным голосом:

– Не берусь отвечать за мальчиков, сэр, но я не вполне удовлетворена пока.

Голубые лучистые глаза управляющего вспыхнули.

– Пожалуй, я вызову секретаря, – скромно сказал он.

Шеннон лукаво улыбнулась.

– И вам не совестно, шалунишка? – проворковала она.

– Не пора ли нам от разговоров перейти к делу и поиметь наконец нашего босса? – спросила Аликс Невилл, подойдя к Эдмунду Говарду сзади.

– На помощь! На помощь! – прошептал он.

– Вам никто не поможет, сэр! – прошептала ему на ухо Аликс. – Вы же знаете, что имеете дело со знатоками…

Член Эдмунда Говарда наконец встал окончательно.

Шеннон подошла к боссу и сжала рукой его промежность. Пальцы нащупали толстый «петушок» с поразительно большой головкой. Щеки Шеннон зарделись.

К ней бесшумно подошел сзади Винс Рассел и, действуя поразительно ловко и проворно, обошел босса и вывернул ему руки за спину. Шеннон вопросительно посмотрела на Винса. Он озорно сверкнул карими глазами и приказал:

– Соси!

Шеннон опустилась на колени, расстегнула ширинку оторопевшего джентльмена, спустила его брюки вместе с кальсонами и сжала в кулаке торчащий толстый пенис. Он задрожал, очевидно, от нетерпения, мясистый и плотный.

– Вот это объем! – восхищенно воскликнула Шеннон и, раскрыв пошире рот, принялась за дело.

Аликс тоже опустилась на колени и принялась облизывать анус Эдмунда, поглаживая его по волосатым ногам.

Эдмунд Говард задергался, выкрикивая что-то в ярости, и попытался высвободиться. Но Винс держал его руки мертвой хваткой и не выпускал. Эдмунд Говард разразился потоком ужасных ругательств.

Его толстый пенис заполнил собой весь рот Шеннон. Ей приходилось максимально растягивать губы. Обрабатывая головку босса язычком, она видела, как Аликс сжимает его напрягшиеся ягодицы. Несомненно, босс был на грани оргазма. Шеннон принялась сосать его пенис еще быстрее, ритмично кивая и втягивая щеки. Из промежности попахивало сладковатым мужским запахом и одеколоном. Шеннон сжала мошонку…

В этот момент кто-то развел сзади коленом ее ноги и сжал ее ягодицы пальцами. Шеннон увидела краем глаза, что за спиной у Аликс встает на колени Винс Рассел. Не отпуская запястья Эдмунда Говарда, он направил свободной рукой свой член во влагалище Аликс и вогнал его туда до предела, издав торжествующий рык. Аликс упала на колени. Глаза у нее вылезли на лоб, серебристые волосы рассыпались по плечам. После второго телодвижения Винса она закрыла глаза, но продолжала лизать анус босса. Винс снова и снова насаживал ее на фаллос, придерживая свободной рукой ее живот, а другой рукой сжимал запястья Эдмунда Говарда.

У Шеннон уже свело скулы, но она продолжала сосать невероятно толстый пенис управляющего корпорацией. Ричард Стенли тем временем ввел палец ей в задний проход. Она пошире расставила ноги и завиляла задом, ощущая одновременно и удовольствие, и неудовлетворенность от того, что влагалище ничем не заполнено.

Эдмунд Говард вдруг подхватил ее под мышки и рывком поставил на ноги. Член выскользнул у нее изо рта.

– Я впечатлен вашими способностями, – сказал босс. – А теперь, мистер Стенли… – Он сжал ей груди. Чьи-то сильные руки подхватили ее сзади и приподняли. Эдмунд Говард подался вперед и засадил ей пенис по самую мошонку.

Ричард Стенли развел пошире ее ягодицы и вогнал в анус свой горячий «петушок», яички шлепнулись по ее попке.

Шеннон завизжала в экстазе.

Зажатая двумя мужчинами, она обмякла и целиком отдалась невероятным ощущениям. Ричард и Эдмунд начали дружно и с воодушевлением работать торсом. Шеннон кончала при каждом новом толчке и только охала и восклицала:

– О нет, о нет, о нет…

Заключительный оргазм унес ее в безвоздушное пространство. Обессиленная, она провалилась в забытье под невнятное бормотание, сопение, кряхтение и выкрики Эдмунда, Ричарда, Аликс и Винса, чьи скользкие, мокрые, извивающиеся тела облепили ее со всех сторон.



Глава 13

МЕМОРАНДУМ

* * *

1 января 1998 года

Эдмунд Говард, управляющий корпорацией

Ознакомить: бухгалтерию, отдел реализации, сотрудников журналов «Крошки» и «Женщина».

Основание: снижение показателей реализации названных изданий.

* * *

Сложившаяся экономическая ситуация вынудила руководство корпорации «Миднайт роуз интернэшнл» пересмотреть свою финансовую политику и сократить количество своих изданий. В частности, нам пришлось подвергнуть ревизии журналы «Женщина» и «Крошки».

Показатели реализации журнала «Крошки» за последний квартал возросли на 73 %, во многом благодаря серии фоторепортажей с оригинальными сценариями. Руководство особо отмечает в этой связи мистера Винса Рассела, проявившего поразительные актерские способности и редкую изобретательность в новом для себя амплуа актера и фотомодели.

За тот же период на 78 % выросли цифры продаж и журнала «Женщина». Опрос читателей показал, что особенно им понравилась серия статей под названием «Надзирательница», написанных мисс Аликс Невилл, впервые выступившей в качестве автора.

Учитывая ее несомненный талант, руководство корпорации намерено впредь предоставлять ей больше времени для творчества и привлекать ее в качестве эксперта по компьютерам по щадящему графику.

В связи со всем вышесказанным дальнейшее издание журнала «Крошки» представляется руководству корпорации нецелесообразным как наименее рентабельное. Однако контракты с главным редактором и сотрудниками редакции будут продлены.

Тем из сотрудников нашей корпорации, кто трудится в ней уже давно, наверняка известно, какая титаническая работа проделана мистером Теодором Дж. Картрайтом за сорок лет на посту редактора издания «Классический пар». Недавно уважаемый мистер Картрайт выразил желание уйти на пенсию после празднований своего семьдесят первого дня рождения в феврале, чтобы иметь возможность проводить больше времени со своей женой и дорогими его сердцу миниатюрными моделями паровозов.

Корпорация «Миднайт роуз» пошла ему навстречу.

Естественно, с уходом Теодора Картрайта с поста редактора «Классического пара» это издание, к сожалению, утратит привлекательность для читателей, поскольку лишится своего гениального составителя, найти замену которому вряд ли удастся. Поэтому ретроспективный номер этого журнала, выходящий в феврале, станет заключительным в серии, издаваемой на протяжении сорока лет.

Поскольку в номенклатуре изданий образуется брешь, руководство корпорации приняло решение заполнить ее новым эротическим журналом, который заменит сокращенный журнал «Крошки». Он будет выходить с января под названием «Соглядатай», состав сотрудников редакции останется прежним.

Управляющий корпорацией просит немедленно зайти к нему для обсуждения вопросов, касающихся трудовой дисциплины, следующих сотрудников: Ш. Гарретт, А. Невилл, Р. Стенли, В. Рассел.

Подпись: Эдмунд Говард.


Поделиться впечатлениями