Записки сыщика

Михаил Максимов



Максимов Михаил

Записки сыщика

Илье Васильевичу Селиванову,

с глубочайшим уважением

и преданностью посвящает

Михаил Матвеев Максимов

EXEGI MONUMENTUM

Я памятник себе воздвиг нерукотворный:

К нему не зарастет насмешников тропа;

Сияет ярче он главой своей позорной

И Тредьяковского Профессора столпа.

Нет, весь я не умру. Поэта эпиграмма

Век будет обо мне потомству говорить,

И нанесенного мне критикою срама

Рекой чернильною друзьям моим не смыть.

Да, долго буду я народу тем противен,

Что чувства подлые в статьях я выражал,

Что в подлости я был классически наивен

И слабых сильному в угодность унижал.

Слух обо мне пройдет по всей Руси пространной,

И проклянет меня всяк сущий в ней язык,

И с Ванькой Каином, Картушем и Пастраной

Потомство рядышком и мой повесит лик.

О, Муза ловкая, будь духу тьмы послушна,

Пред мненьем общества, как сыщик, будь тверда,

Насмешки, пасквили, приемли равнодушно:

Покойно в свете жить без чести и стыда!

"Развлечение", № 30-й, том 2, 1859

В настоящее время нет ни одного журнала, ни одной газеты, которые бы не одарили публику описанием какого-нибудь серьезного случая. Повинуясь всеобщему стремлению, и я, никогда не писавший и не посвященный в таинства науки, осмеливаюсь ознакомить публику с некоторыми эпизодами московской жизни, остававшимися для всех других в тайне. У нас никогда не публиковались происшествия с подробным объяснением мошеннических действий и изворотов этого вообще вредного ремесла, - ремесла, я говорю, - потому, что все мошенники и воры делятся на партии и классы, изучая воровство и мошенничество, каждый по своим способностям, от той самой партии, к которой он принадлежит.

Имея большой запас всякого рода происшествий, накопившихся в продолжение десятков лет моей службы, я в настоящее время желаю этим запасом поделиться с публикою, и если обнаруженное мною не послужит для неопытных людей предостережением, то, может быть, по своему разнообразному содержанию будет занимательно.

Истинные события Парижа, изданные шпионом Видоком, приняты были всею европейскою пуб ликой, читающей на французском языке. Я не смею надеяться на такую известность, но льщу себя надеждою, что и моя книга будет прочтена и не лишена внимания.

Часть первая

Рассказ 1

В одной из известных московских улиц, недалеко от реки, жили в наследственном доме две сестры-девицы, мещанки Ивановы. При них находился для услуг дворник. На дворе имели они у себя собаку, постоянно привязанную на цепи, и гуся. Говорили еще, что у них была и кухарка, но ее, как и дворника, в описываемое время не было.

Обе они были сектантки, принадлежавшие к обществу скопцов. Одна из сестер в этом обществе именовалась пророчицею, и в доме их была моленная, называемая ивановским кораблем*.

По сим причинам они всех других, не принадлежащих к их секте, ненавидели, и потому у себя в доме избегали многолюдства; ибо каждая пророчица или пророк, встречаясь со своими сектами, во всякое время года обязаны, поклонившись в пояс, сказать: "Христос воскресе", - и, получив в ответ: "Воистину воскресе",- три раза поцеловаться.

В доме у них бывали и не принадлежавшие к их секте лица, но это допускалось по необходимости, ибо ворота, у которых постоянно находился дворник, у них всегда были заперты.

В сектантство это они помещены были еще малолетними покойным их отцом, который, будучи сам сектант, после смерти своей оставил им в наследство значительный капитал и дом, в котором они жили.

Наружно они были очень богомольны. В каждое воскресенье ходили в церковь, ездили по разным монастырям и теплили постоянно у себя в доме пред иконами лампады.

Соседи называли их хлыстовками, обсуждали их скопища, и каждый, проходя мимо их дома, из любопытства заглядывал в их окна, надеясь встретить что-либо необыкновенное.

В 1843 году они были найдены у себя в доме убитыми, и убийство это открылось следующим образом.

Невдалеке от их дома находилась полицейская будка. Обычно сторожа, прохаживаясь в ночное время, постоянно видели в их комнатах свет от горевших лампад. А тут две ночи сряду света не было, да и самих их никто не встречал. Странным показалось и то, что на стук в ворота и на звон в колокольчик приезжавшего водовоза никто из дома за водой не вышел. Сторожа сообщили обо всем своему начальнику.

Чтобы разобраться в этом странном случае, полицейские служители проникли на двор и увидали сначала прижавшегося к сараю гуся, а потом забившуюся в конуру собаку.

Войдя в сени нижнего этажа дома, они обнаружили, что дверь в кухню растворена, а на полу разбросаны кочерга и ухваты, из коих один переломлен, что позволило заключить: имело место отчаянное женское сопротивление.

В зале на полу лежала большая куча белья и платья, вытащенные из стоящего здесь же открытого сундука.

Под кучей этой оказалась младшая сестра, мертвая, на шее у нее была веревка, туго затянутая сзади с помощью ступеньки, вынутой из лестницы, стоявшей в кухне.

В верхних покоях, в спальне, за ширмами лежала на постели старшая сестра, тоже мертвая, лицо ее было придавлено двумя подушками; на голове была глубокая рана, сделанная диким круглым камнем, найденным на шкафу, а на шее шнурок, которым она была задушена.

Привезли дворника. Он в то время находился в своей деревне, куда его на одну неделю отпустили сами хозяйки, по каким-то семейным надобностям.

Дворник этот ничего не объяснил, потому что не знал, на кого подумать, ибо в дом к ним большей частью ходили женщины да старики из их секты; других же посторонних людей они к себе не пускали.

Оставим пока следователей в недоумении, а сами перейдем к предмету более интересному.

Бедный иностранец, следуя из дальней губернии через Москву в Санкт-Петербург, часов в 7 вечера, чувствуя усталость, решил, не входя в Москву, заночевать на постоялом дворе в Даниловской слободе. Увидав сидевшего у ворот постоялого двора мужика, по-видимому дворника, он попросился у него на ночлег. Тот за 5 копеек меди впустил его в избу.

В избе никого не было, и иностранец счел за лучшее забраться на полати, дабы в случае приезжих избавить себя от беспокойства. Свернувшись кое-как в углу полатей, он крепко заснул.

Часу во втором или в третьем ночи его разбудил сильный стук в ворота, и вслед за тем он услыхал разговор двух мужиков, входящих в избу.

- А что, есть постояльцы? - спрашивает один.

- Нет, - отвечает другой.

- А брат дома?

- Дома, спит.

- Подай огня.

Огонь принесли из другой комнаты, и иностранец увидел дворника, который его впустил, и неизвестного мужика высокого роста, с рыжей бородой, в сером суконном подпоясанном армяке. Этот последний сел на лавку, вынул из-за пазухи большой кошель с деньгами и, достав из него четыре серебряных рубля, подал их дворнику, сказав: "Два возьми себе, а два отнеси извозчику и забери у него короб с книгами и иконами; это я давеча купил на площади".

Дворник, поблагодарив доброго приезжего, вышел поспешно вон, но вскоре возвратился с коробом и поставил его на лавку. Приезжий в то время сидел, облокотясь руками на стол и задумавшись. Дворник постоял немного, почесал голову и спросил, можно ли ему идти спать. Получив утвердительный ответ, он вышел из избы.

Оставшись один, мужик опять полез за пазуху, вынул оттуда узелок, развязал его и начал выкладывать деньги и какие-то бумаги. Потом пересчитал ассигнации и, пододвинув поближе свечу, стал рассматривать бумаги, бормоча вполголоса: "Двадцать пять тысяч, двадцать пять тысяч, десять тысяч, пятнадцать тысяч..." - и так далее. Иностранец понял, что это были денежные документы. Наконец, мужик завернул все это опять в узел, встал из-за стола и подошел к двери в другую комнату, в которой, как оказалось, спал его брат, коего он раз будил. Вскоре тот вышел, тоже высокого роста, с рыжей бородой, в одной рубахе, босиком. Первый велел: "Брат! Возьми узелок со стола и короб с книгами и иконами и убери все это подальше, а я пойду спать с сарай".

После его ухода второй брат потянулся, посмотрел в окно, потом положил узелок в коробку и унес на двор. Вернувшись, загасил свечу и опять лег спать в другой комнате.

Иностранцу после всего виденного уже не спалось. Услыхав едущий по улице обоз, он поспешно вскочил со своего места и потихоньку выбрался на улицу. Очутившись за воротами, он пустился бегом к заставе, где нагнал каких-то мужиков, идущих гурьбою, и пошел за ними в Москву. Дойдя до города, он решил зайти к своему земляку, жившему на фабрике, в селе Ростокино. Прибыв туда часов в 10 утра, он рассказал этому земляку о том, что видел, и попросил совета, к кому бы обратиться за объяснением; но ему не то что совета не дали, а еще велели о том никому не рассказывать; ибо, говорили, его могут привлечь за это к большой ответственности. Иностранец пробыл у земляка два дня, а потом отправился в Ямскую слободу подыскать себе повыгоднее попутчика в С.-Петербург. Здесь, сидя от нечего делать у ворот постоялого двора, он услышал рассказ извозчика об убийстве двух богатых сестер-хлыстовок и узнал, что убийца их еще не найден.

Иностранец тут же забыл о совете своего земляка и решился пойти к городскому начальнику и доложить обо всем, что видел. По его-то указанию и был взят на Даниловском кладбище тот самый мужик-преступник, сознавшийся в этом убийстве.

Преступник этот, впоследствии сидя в остроге, поведал другим арестантам, каким образом смог он решиться на убийство. Вот что он рассказал.

- Несколько лет ездил я с этими девками по разным дальним монастырям, и в голову никогда не приходило убить их на дороге, хотя и знал, что при них всегда бывало много денег; ибо они, уезжая из дому, весь капитал свой забирали с собой. Я также знал, что старшая сестра возила с собой ломбардные билеты, зашитые в салфетку, которая опоясывалась по телу. Девки меня за мое поведение очень любили и нередко при откровенном разговоре склоняли перейти в их секту, обещая денежную помощь на покупку хороших лошадей и сбруи. Но я всегда отговаривался тем, что братья мне не дозволят это сделать. А между тем, откровенно сознаюсь, я завидовал их богатству и нередко размышлял, как бы их обмануть на деньги. Много раз говаривала мне в шутку и одна из моих любовниц: "Чтобы сделаться богатыми, стоит тебе только обокрасть хлыстовок". Но подобные разговоры всегда у нас кончались смехом. Да я и не хотел забивать свою голову пустой мыслью.

Как-то мне крайне понадобилось сто рублей. Я отправился к сестрам, и в деньгах они не отказали. Пригласили в комнаты, старшая спросила, на что мне нужны деньги, а после вынула из комода большой, туго набитый ассигнациями бумажник, вынула из него две пятидесятирублевые бумажки и, подавая их мне, сказала: "На вот, Христос с тобой, разживайся!"

Но, видно, захотел искусить меня дьявол: после того случая не спал я ночи, а все думал, как бы мне украсть у них эти деньги. Замыслил забраться к ним в дом ночью, влезть во двор в окно верхнего этажа и там разломать тот самый комод, в котором лежал бумажник с деньгами. Мне было известно, что дворник летом спал в сарае, далеко от дома, а меньшая сестра в нижнем этаже, в задней комнате; старшая же летом спала всегда в чулане. Стало быть, думал я, если удачно все исполню, то они ни в каком случае вором меня не сочтут и на меня не подумают. Ну, а на деле-то вышло совсем по-другому.

В тот самый день, когда я их ухлопал, приходит к нам на постоялый двор их дворник с котомкою.

- Куда это ты собрался? - спросил я его.

- В деревню, - отвечал он.

- Как в деревню? Да с кем же остались твои хозяйки?

- Одни, - отвечал дворник.

Вот тут уж я не на шутку задумал забраться к сестрам в дом, и потому, напоив дворника чаем, простился с ним, сказав, что сам я уезжаю в Киев. Потом взял я длинную веревку, привязал к ней рабочий крюк, чтобы по этой веревке, зацепившись крюком за стену китайской ограды, прилегающей к их дому, спуститься к ним на двор.

Погода была дурная, шел дождик с самого утра, и потому на дворе было очень темно, что вселило в меня надежду на удачное исполнение моего намерения. Когда я проходил через Каменный мост, даже не знаю почему, мне вздумалось поднять дикий круглый камень и положить его за пазуху. Забравшись на китайскую стену, я лежал там, как раз напротив их дома, до первых петухов, обдумывая план, как мне лучше приступить к делу. Счел за лучшее влезть через окно в кухню, а оттуда уже пробраться в комнаты.

Проливной дождь и темная ночь способствовали моему мероприятию. Спустившись по веревке во двор, причем собака на меня не лаяла, я тотчас подошел к окну и выдавил из него стекло, чтобы отпереть раму и влезть в кухню. В кухне было очень темно, и я начал руками ощупывать дверь в залу. И вдруг, что же вы думаете? получаю по голове удар ухватом. Я тотчас догадался, что меня усмотрели, и попытался вырвать ухват, полагая, что имею дело с одной из сестер. И не ошибся. Мне удалось завладеть ухватом, и я его переломил. В следующую секунду повалил на пол сопротивляющуюся сестру и, схватив руками за горло, начал ее душить. На мое счастье под руку попался какой-то обрывок веревки, которым я окончательно ее и удавил. Странным мне казалось, что она во время нашей борьбы не кричала и не требовала помощи от сестры. Тогда бы я, наверное, был побежден, ибо вряд ли справился бы с обеими. Не теряя времени, я отправился в верхний этаж, откуда слышалось храпение другой сестры. Я подошел к постели довольно тихо и при свете лампады сначала ударил ее по голове тем самым найденным камнем, после, накинув на лицо ее две подушки, задушил, затянув на всякий случай покрепче шнурок на ее горле. После этого я принялся искать деньги и ломбардные билеты. Обнаружив все это, положил их себе за пазуху. Спускаясь в нижний этаж, я зажег свечу и, войдя в кухню, вынул из стоявшей лестницы ступеньку, чтобы затянуть покрепче веревку на шее удавленной. Зачем я это сделал, сам не знаю. Разломав стоявший сундук, я повыкидывал из него все платья и белье, но денег не нашел, ни одной полушки. С досады прихватил короб с книгами и положил еще в него две иконы, в чем не имел надобности.

Я пересек двор и через калитку вышел на улицу никем не замеченный. У Москворецкого моста я взял извозчика, с которым не рядился в цене, и вскоре приехал домой к брату.

Вернувшись, я не смог хорошенько заснуть, потому что видел беспрестанно этих двух девок живыми. Встав рано, я напился пьяным и отправился для наблюдения к их дому. Так я делал каждый день до самого своего ареста. Как бы то ни было, а мне их, братцы, право, жаль. Всему виновник дьявол! Не нашептывай он мне о богатстве, никогда бы я этого не сделал.

Рассказ 2

По прошествии нескольких месяцев после этого убийства мне было приказано отыскать крестьянскую девку по имени Анна, другую любовницу этого преступника.

Девка эта, так мне объяснили, имела у себя два ломбардных билет а, переданных ей преступником на сохранение, но на какую сумму - неизвестно. Откуда именно была эта девка, тоже никто не знал. Выяснилось только, что она перед совершением преступления проживала на старообрядческом кладбище в числе читалок, но потом скрылась в неведомом направлении.

Розыск был до крайности затруднителен, потому что девка эта не имела ни родных, ни близких знакомых, а на самом кладбище разузнать о ней не удалось, потому что все находящиеся там лица ограждались от всяких вопросов одним словом: "Мы не знаем", как бы в подтверждение русской пословицы: "Знайка по дороге бежит, а незнайка дома сидит".

Более недели розыски не приносили успеха. Наконец узнали, что эта Анна приходит иногда ночевать в одну из странноприимных гостиниц мужско го монастыря, где всем приходящим дозволено пользоваться безвозмездно хлебом и квасом.

Но подтвердить это не было возможности, потому что в продолжение двух недель Анна в ту гостиницу не приходила, и место ее пребывания осталось по-прежнему совершенно неизвестным.

Однажды, часов в 6 утра, возвращаясь домой со своего очередного поджидания Анны в гостинице, я зашел напиться чаю в харчевню, находящуюся близ заставы. Вслед за мной вошел человек, лет 45-ти, кроткой и благовидной наружности, с небольшой окладистой светло-русой бородой, в синей суконной поддевке, подпоясанной шелковым малиновым кушаком. Он приказал подать себе две чашки чаю. Выпив одну, он заговорил со мной о погоде, а потом о случившемся в то время воровстве на постоялом дворе. Он удивлялся смелости мошенников, хохотал над тем, как отлично сумели они, на виду у самого хозяина постоялого двора, увезти воз неотделанного сукна в половинках. После этого он стал рассуждать об извозчиках, беспечно и самонадеянно ездящих по дорогам. Наконец, видя что я собираюсь уйти, он сказал мне:

- Барин, не угодно ли тебе присесть ко мне на чашку чая; я ведь тебя знаю. Знаю даже и то, что ты понапрасну хлопочешь, отыскивая Анну. Я скажу тебе, что девка эта в деле, тебе известном, не участвовала, а если и передано ей что-нибудь, так будь уверен: она скорее умрет, нежели объяснит или скажет правду.

Меня удивило и заинтересовало это неожиданное объяснение, а потому я, пользуясь его предложением, тотчас подсел к нему и спросил, откуда он меня знает и от кого получил сведения о моих розысках.

- То дело уже не секрет, когда о нем знают двое, - отвечал он. - А знаешь ли ты, барин, и можешь ли поручиться, что все, тебе сказанное, истина, а не ложь, придуманная только для отвода и к большой запутанности дела? Да что об этом говорить! Поговорим-ка лучше о другом, что поближе к твоим интересам, только с уговором, чтоб меня к тому, о чем тебе буду говорить, не припутывать, иначе я от всего отопрусь и ты можешь потерять хорошее дело, за которое тебе, пожалуй, и крест дадут.

Помолчав немного, он продолжал:

- Есть один химик, который занимается литьем дроби, а вместе с тем отливает и фальшивую монету разного сорта из свинца. У него в подручных мужик-дурак, который сбывает эту монету известным ему мелочным торговцам, отдавая им каждый рубль за половинную цену.

Я стал убедительно просить незнакомца рассказать мне все подробно.

- Здесь нельзя, - отвечал он. - Ступайте отсюда в Карелов трактир и там дожидайтесь меня, я тотчас к вам буду.

Простившись с ним, я отправился в назначенное место, куда он вскоре явился. Сев за стол и вынув из кармана небольшой бумажный сверток, он сказал мне:

- Посмотрите-ка, хороша ли работа?

Развернув бумагу, я увидал несколько фальшивых четвертаков старой чеканки, только что отлитых.

- Хороша, - отвечал я, - и довольно отчетлива.

Он улыбнулся и сказал:

- Если бы вы видели этого мастера и его подручного, то никак бы не поверили, чтоб эти люди могли заниматься такой работой. Оба выеденного яйца не стоят! Один совершенный дурак, и по уму и по виду, а другой похож на огородное пугало. Ну, да Бог с ними! Всякому свое счастье. Видно, каждому злонамеренному делу есть свой конец, пускай себе как знают, так и отвечают. Слушайте же. Работа эта производится мещанином N за заставой на мельнице, почти всегда в полночь, в самом верху, где когда-то была крыловая шестерня. Теперь ее там нет, потому что мельница эта не действует, и взбираться туда по лестнице надо очень осторожно. Это их уловка на всякий случай. Формы, в которые отливается фальшивая монета, у них глиняные, а не резные на меди, и потому их можно изломать в одну минуту; да к тому же и сами они каждый день делают новые формы для отливки, выдавливая их настоящими деньгами. Это все я могу объяснить вам, потому что мне рассказывал об этом товарищ его, мой короткий приятель, он просил меня сбыть эти монеты, заверяя клятвою, что он скорее согласится принять наказание, нежели меня выдать. А вот это, что видите, он дал мне на пробу. Я же на такое дело человек совершенно неспособный, к тому же знаю, что рано или поздно эти дураки попадутся, тогда с ними пропадешь. Так что я очень рад был вас встретить. Во всяком случае, я намерен был сам к вам явиться и сказать об этом.

Дело это можно начать только через какого-нибудь хорошо вам знакомого торговца, которого я тотчас с ними сведу: тогда пойдет все как по маслу. Только смотрите, чтобы парень был не трус и не дурак, иначе все дело будет испорчено. Ведь он должен будет эту монету у них брать, выдавая им наличные деньги, и быть с ними иногда в компании, показывая свое расположение, и при случае быть готовым на всякое отчаянное предприятие. Не мне вас учить, но я говорю это для того, чтобы вы не ошиблись в выборе человека, которому решитесь это поручить. Да притом и я не хочу остаться в дураках.

На другой день мы назначили свидание на бульваре. Я привел с собой хорошо мне знакомого лавочника, человека весьма умного, честного и находчивого, который дал мне слово исполнить все с определенной аккуратностью.

При свидании нашем говорили мы мало. Я их познакомил, и они отправились к известным лицам.

Два дня я не видел лавочника и не ходил к нему, чтобы не повредить делу. На третий день он сам ко мне явился с несколькими фальшивыми целковыми старой чеканки и рассказал, что он познакомился почти коротко со всеми. Вот как это было.

- В тот самый день, - сказал он, - когда мы с вами расстались на бульваре, Яков (так звали незнакомца) повел меня в ту самую харчевню, где вы с ним встретились случайно в первый раз. Он тотчас послал за своим знакомым П., который не замедлил скоро явиться. Поздоровавшись с Яковом, он уселся, и между ними за чаем начался разговор. Прежде всего Яков сказал ему о моем желании с ним познакомиться и заверил, что я человек "мертвый"- ткни ножом, кровь не пойдет, а притом и из воды сухим вылезет. Не знаю, как принял он этот отзыв обо мне, но спросил, где я торгую и с кем живу. Я рассказал все откровенно, прибавив еще о трудностях торговли человеку без состояния. На что он заметил, что сам рассмотрит меня хорошенько, а где, как и когда, того не объяснил. Поэтому я, по совету Якова, к вам и не приходил. Вчера же часов в 9 вечера он четыре раза прошел мимо моей лавки взад и вперед, прежде чем войти внутрь. Увидав, что в лавке только мальчик и я, он сказал мне: "Пойдем-ка куда-нибудь выпьем чаю". Мы отправились в одну из отдаленных харчевен, где сидели два неизвестных мне человека, по-видимому, извозчики. После того как мы спросили чаю, он вынул вот этот самый сверток бумаги и подал его мне со словами: "Вот тебе пока, на пробу, а если что окажется сомнительным, приноси назад, я обменяю".

- А сколько нужно денег? - спросил я.

- Да дай красненькую, если есть, после сочтемся. Друг друга обижать не будем, мы один другому пригодимся.

Я положил сверток в карман и предложил ему что-нибудь выпить.

- Хорошо бы пуншику или пивца, - сказал он; что я тотчас и потребовал.

Выпив порядком, мы начали между собою говорить уже откровенно. Я заметил, что он меня уже совершенно не боится. Между прочими разговорами он сказал мне, чтобы я ходил к нему без опаски в любое время, потому что у него в квартире никаких работ не ведется- все происходит в таком месте, к уда если и черт, не зная, зайдет, то непременно сломит себе ноги.

- А если тебе понадобится, как же ты туда ходишь? - спросил я.

- Я-то знаю, как туда идти. Надобно держаться крепче за веревку, протянутую сверху, и не надеяться на лестницы, наставленные кое-как. Когда там мой товарищ работает, он не дремлет и ухо держит востро. Притом я всегда на страже внизу. В случае чего стоит только дернуть за протянутую веревку, и дело кончено: все полетит в котел и формы изломаются.

- Да скажи мне, Бога ради, откровенно: неужели он не боится, что об этом узнают полицейские и будут следит за ними?

- Пожалуйста, следи. А что возьмут? Одно только и есть средство его поймать: если во время его отсутствия забраться днем на мельницу и заглянуть за пустые кули и мешки с толченым мышьяком, который он употребляет в растопленный свинец для дроби. Так, может и поймают, а иначе нельзя. В этом он уверен. Да что об этом толковать, волка бояться, так и в лес не ходить.

- Позволь еще у тебя спросить: могу ли я эти деньги пускать здесь в ход, не выйдет ли из этого чего худого?

- Нет, своим близким соседям не пускай, а сбывай их деревенским мужикам, приезжающим с овсом, мукою и крупой.

- Да как же я это буду делать? Ведь мужики-то будут знать мою лавку?

- А вот как: у тебя есть короткие приятели и задушевные знакомые кулаки?

- Есть.

- Так вот, ты попроси их для себя купить. Пускай они и отдадут за тебя выданные тобою им деньги, и дело с концом. А лучше всего, по-моему, с этими деньгами отправиться на своих лошадях в дальние губернии по ярмаркам и там их сбывать.

- Да разве вы их еще не сбывали? - спросил я.

- Как не сбывать. Сбывал через калашников около застав проезжим пьяным мужикам. Правда, только четвертаки да трехгривенные, целковых-то еще вышло мало, а делать их удобнее, да и пользы больше.

Не зная, о чем еще говорить, я сказал, что пора домой.

- Пожалуй, - отвечал он, - пора. 11 часов, а мне идти далеко.

На дороге я сказал ему, что по его совету, пожалуй, отправлюсь на Украину или куда-нибудь в другое место.

- Только, - добавил я, - с безделицей ехать не годится. Хорошо бы иметь при себе по крайней мере тысяч пять рублей.

- Дело за этим не станет, лишь бы был материал.

- А сколько нужно материала? - спросил я.

- Рублей на 50 серебром. Если у тебя есть лишние деньги, так давай, с завтрашнего же дня работа и начнется, пойдет как по маслу.

- Пожалуй, - сказал я, - только не сегодня, а завтра.

- Ну, завтра так завтра. - Простившись со мной, он пошел совершенно пьяный, сказав, что будет ждать меня утром с деньгами.

Вот что сообщил мне лавочник.

Выдать денег я не согласился, потому что это будет против закона. Я велел ему узнать, когда они будут работать со своим материалом, а потом объяснить, что денег обещал дать им по пьяни. На самом деле из-за стесненных обстоятельств он этого исполнить не может.

Кроме того, я попросил его войти к ним в доверие и побывать на мельнице, чтобы разузнать, есть ли какая опасность и как можно ее избежать.

Через день лавочник пришел ко мне рано утром и объявил, что на мельницу попасть не трудно, что он может провести туда и меня, ибо видел, что только одна лестница снизу отнимается, а другие укреплены.

- К тому же я полагаю, - сказал он, - что у них в нынешнюю ночь будет работа, потому что П. обещал сегодня в 12 часов принести мелкой фальшивой монеты, а вечером ему будет некогда.

Итак, не теряя времени, мы принялись готовиться и принимать всякие меры для их взятия. Решили, что лавочник уведет П. с караула, а мы тем временем войдем.

Все было удачно исполнено. Мастера взяли пря мо во время работы, и оба эти лица были преданы суду. У П. при обыске за голенищами сапог нашли много мелкой фальшивой монеты. Дальнейшее следствие мне не известно.

По окончании дела я решил поблагодарить моего знакомого незнакомца за его содействие и отправился отыскивать его в ту самую харчевню, где мы с ним встретились в первый раз.

Придя туда, я подозвал служителя и спросил его, не знает ли он такого-то. При этом я описал его приметы и напомнил, что я с этим человеком пил у них чай с неделю назад.

- Знаю, - отвечал мне служитель. - Это ямщик Яков.

- Нельзя ли позвать его ко мне пить чай? - спросил я.

Служитель подозвал мальчика и послал его за Яковом. Спустя некоторое время посланный вернулся и объявил мне, что Яков не придет, потому что ему некогда.

- А далеко ли он живет отсюда? - поинтересовался я.

- Недалече.

- С кем он живет?

- С братом и женой.

Не входя в дальнейшие расспросы, я отправился домой, обдумывая дорогой причину его отказа. Тут я, к удивлению, заметил его на углу улицы. Он, вероятно, поджидал меня, потому что, не дожидаясь моего приближения, пошел вперед, как будто указывая, куда мне следует идти. Я постепенно нагнал его, и он, не поклонившись, сказал мне на ходу: идите в такой-то трактир, я к вам приду. Не зная, что подумать о его таинственности и предосторожностях, я последовал в указанный им трактир. Там я расположился в отдельной комнате, полагая, что это ему понравится. И я не ошибся, ибо, войдя ко мне, он сказал: "Вот это хорошо. Мы одни и можем свободно поговорить".

В первую очередь я его поблагодарил и предложил 75 рублей серебром за его содействие. Но он от них решительно отказался, хотя был очень рад тому, что дело окончилось удачно.

- Стало быть, я был прав, - сказал он.- А знаете ли, что я ежедневно наблюдал за ходом этого дела и смотрел, как вы с ним управляетесь. Ведь народ этот хоть и дурак, да трудно было к ним добраться и застать врасплох.

Тут между делом он сказал мне еще об одном преступнике, бежавшем с поселения и проживающем в одной из отдаленных частей города под именем торговца коровами. Потом стал уверять меня, что может быть полезен мне во многих случаях, но убедительно просил никому не рассказывать о нашем с ним знакомстве, а особенно не посылать за ним из той харчевни, где мы впервые встретились.

Мы еще долго разговаривали о всяких удачных проделках разных мошенников, и вдруг он схватил мою руку и, крепко пожав ее, сказал:

- Мошенники они, это правда; а все-таки они жалкие люди! Что ждет их впереди? Известно, какая их доля! Но хотите ли узнать, как они подразделяются по своим промыслам и действиям? Вам этого никто не объяснит, да и объяснять не захочет из опасения за самого себя. Кто поручится, что вы, до сей минуты в глазах моих хороший человек, вдруг, Бог знает с чего, и обо мне подумаете что-нибудь недоброе? Простите мне мою откровенность, а я, ей-Богу, полюбил вас, и если бы не так, то ни за какие деньги не решился бы рассказывать вам о том, что даже для ваших начальников составляет тайну. Извольте слушать внимательно. Вам это пригодится в будущем в вашей службе, чтобы безошибочно узнать подозрительных людей, как бы хитро они ни действовали.

И он начал свое повествование.

- Карманники, жулики и ерши - это все одно и то же. Их так называют по роду их промысла. Они таскают из карманов вещи, деньги и платки на удачу. Видя вас порядочно одетым, они тотчас окружают вас компанией и жмутся к вам, что делается большей частью в тесноте, но редко в безлюдном месте, разве только заметят кого-нибудь пьяного или невнимательного прохожего. У барыни какой-нибудь они отрежут ридикюль или карман - при них всегда есть маленькие английские ножницы. Ими же они нередко перекусывают у часов цепочки, снимают с руки браслет и больше уже ни на какие проделки не решаются. В этом классе много женщин, девок, девочек и мальчиков. Одни из них бродят по улицам, рынкам, гуляньям, бывают в церквах во время похорон, свадеб и церковных праздников; другие таскаются по кабакам, пивным, харчевням и вообще везде, где только есть какая-нибудь возможность поживиться. В прежнее время у них были свои условные знаки и слова; но теперь это почти вывелось. Так, например, притыривай на их языке значит сжимай, подсобляй; стрема - смотрят, наблюдают; трекнулся - сорвался, спохватился или почувствовал.

Другой разряд - домушники и подполники. Они также делятся на партии и ходят по лавкам, по домам, торгуют вещами, нанимают квартиры, при этом спрашивают о каком-нибудь небывалом жильце и воруют все, что только глаз завидит: шубы, пальто, салопы и прочее. Часто приходят вдвоем: один торгуется в цене, а другой проберется между тем в кабинет или в другую комнату и утащит часы и какую-нибудь ценную вещь. В театрах и маскарадах будто бы по ошибке надевают на себя чужие шубы, а свои оставляют. Или входят в переднюю - видят, лакей спит или вовсе никого, они хватают тогда на скорую руку что попало. Кучер зазевался - вытащат из экипажа что-нибудь. Придут в лавку в обеденное время или в самый разгар торговли и начнут требовать разный товар, рассматривают его, бракуют, торгуются за такую цену, за которую нельзя отдать его, а между тем другие, стоящие позади этих покупателей, работают ловко и проворно: прячут товар себе под полу и уходят из лавки. Этого мало: являются с женами, будто приезжие из разных губерний, торгуют товар партиями и до того прельщают купца значительной покупкой, что тот и не приметит, как у него утащат с прилавка или дорогой воротник, или кусок материи. А то, пожалуй, явится госпожа с многочисленным семейством, в сопровождении ливрейного лакея и начнет копаться в выложенном товаре. Тут работают все, от лакея до самой барыни, и купец должен смотреть в оба. В этот класс мошенников входят люди разного звания, большей частью промотавшие свое состояние распутной жизнью.

Теперь рассмотрим действия конокрадов, или скамеечников*, и лошаводов. Они почти всегда дей ствуют поодиночке, поэтому кражи их или угон лошадей редко раскрываются розыском. У каждого из них есть под рукой знакомый барышник и живодер. Хорошая лошадь поступает к барышнику, а плохая - к живодеру. И тот и другой лошадь держать у себя не станут. Барышник отправляет ее тотчас в какой-нибудь ближний город*, а живодер, если она совершенно плоха, тотчас убивает ее, а если еще годится, уводит до времени в какую-нибудь ближайшую деревню к знакомому мужику. Народ этот самый жалкий. Бродит он, иногда по целым дням не евши, в торговые дни по рынкам, близ застав и по дорогам, а не в торговые - около трактиров, кабаков и других торговых заведений, высматривая пьяного мужика или извозчика, кучера-ротозея, забившегося куда-нибудь погреться или попить чайку. У некоторых из них имеется дурман, настоянный в вине, которым они опаивают оплошавшего. Это делается так. Под видом идущего в какую-нибудь деревню или город, скамеечник просит мужика или извозчика подвезти его за гривенник, садится и, по дороге заехав в кабак, угощает его пивом с примесью дурмана. В городе же нанимает извозчика довезти его до любого трактира, приглашает с собой для компании, заказывает там чаю, а потом едет с ним дальше и сбрасывает его, опьяневшего от дурмана, где-нибудь за городом или в глухом переулке. Но воровство скамеечника скорее случайное, нежели обдуманное, ибо ему редко случается увести лошадь из конюшни, разве кучер-мошенник согласится помочь ему в этом. Этот класс мошенников состоит большей частью из негодных кучеров, работников и мужиков, с малолетства приученных к этому промыслу. Из цыган редко кто ввязывается в это дело, потому что каждый из них и без того вознаграждается деньгами от самих скамеечников и барышников за ловкость и хлопоты при продаже лошадей.

А вот теперь расскажу вам о форточниках. На это дело опытными ворами выбираются ловкие, проворные и неглупые мальчики из нищих или из беднейших семейств, а также избалованные родителями, распутные и отчаянные дети. Их учат, или они и сами хорошо умеют, презирая опасность, ходить по карнизам и лазить по водосточным трубам в верхние этажи домов. Забравшись в комнату в открытое окно или форточку, форточник выкидывает на улицу стоящему внизу вожатому все то, что только встретит там из вещей и платьев, а если получится, он разломает и замок у сундука, письменного стола, шкафа и тому подобного припасенной стамеской. Закончив дело, форточник спускается по веревке с крючком, зацепив его за раму, на улицу.

В случае неудачи он не бросается отчаянно в окно, а остается на месте, пытаясь выкрутиться как может. Кражи эти редки, так как опасны. Но бывают смешные случаи. Я вам расскажу о двух таких мне известных. Надо еще добавить, что происходят такие кражи только летом, ибо каждый форточник всегда бывает в одной рубашке и босиком. Как-то раз, забравшись на 2-й этаж, форточник попал в спальню холостого барина. Он повыкидывал на улицу лежавшее там платье, портмоне и ризы икон и тут увидел за кроватью спящего висящие на стене карманные золотые часы. Чтобы их достать, нужно было либо подставить стул, либо перелезть через самого барина. Форточник решился на последнее. В то самое время, когда он потянулся к часам, барин повернулся во сне на другой бок. Мальчишка вообразил, что он хочет схватить его за ноги, потерял равновесие и всем своим телом упал на господина. Тот спросонья страшно испугался, спрятал голову под одеяло и начал изо всей мочи кричать: "Батюшки, воры! Режут, душат, спасите, спасите! Люди, люди!.." Мальчишка бросился было к окну, чтобы спуститься по веревке, но второпях выпустил ее из рук. Тогда он забрался под кровать барина и спрятался там за стоявшей в углу плетеной корзиной с какими-то бумагами.

Вбежавшие на крик люди едва смогли привести в чувство и успокоить своего барина. Потом осмотрели все в комнате, но ничего не нашли. Решили, что воры ушли, вероятно, в открытое окно, потому что на улице дворник обнаружил веревку с крючком.

Наутро барин ушел из дома, слуга стал убираться в комнате, а мальчишка в это время крестился, думая только о своем освобождении. Он решил оставаться под кроватью до тех пор, пока не представится возможность убежать.

Убрав комнату, слуга растворил окно и, увидав на улице какого-то сапожника Семена, разговорился с ним о починке сапог для барина. Потом он напросился с Семеном в трактир и ушел.

Мальчишка-форточник, не теряя времени, вылез из-под кровати, взял под мышку чьи-то стоявшие тут сапоги и вышел с ними через парадную дверь никем не замеченный.

Вы спросите меня, зачем же он взял сапоги?

А вот зачем. Если бы его кто-нибудь увидел выходящим из двери на улицу и остановил, он бы сказал, что сапоги ему дал камердинер и велел отнести к сапожнику Семену, у которого он живет в учениках.

А вот и другой случай. Форточник, забравшись в верхний этаж дома и выбросив оттуда кое-какое платье и вещи, решился еще разломать запертый ящик письменного стола. Когда он приступил к работе, на треск дерева выскочил из соседней комнаты с сапогом в одной руке слуга. Увидев мальчишку, он подбежал к нему и, схватив за волосы, ударил по голове сапогом. Мальчишка нарочно упал на пол и прикинулся мертвым. Слуга растерялся и принялся изо всей силы кричать: "Воры, воры, воры!.." На его крик сбежались еще люди и сам хозяин дома. В это время мальчишка, как будто бы очнувшись, встал с полу и, дико озираясь по сторонам, начал плакать и показывать, ни говоря ни слова, что он глухой и немой. Сколько ни добивались от него, откуда он попал в комнату и кто он такой, ничего не узнали. Мальчишка только плакал и мычал. Тогда его отправили в часть, но и там от него ничего не узнали.

Пока все это происходило, напарник мальчишки успел предупредить обо всем его мать, она явилась в часть и объяснила, что он действительно глухой и немой, а в дом попал, вероятно, по внушению каких-либо мошенников. Сам он этого сделать не мог, потому что совершенно ничего не понимает. Так что мальчишку этого, продержав несколько дней в части, освободили, учр едив за ним секретный полицейский надзор.

Есть еще разряд мошенников, называемых поездушниками. Они срезают с возов и экипажей разные вещи и товар, делают это большей частью в темные ночи по дорогам и около застав. Работа их несложная и нетрудная. Каждый имеет при себе садовый ножик, а на случай и отвертку. Прилепившись к экипажу, на запятках, он подрезает ремни или веревки, которыми прикреплен чемодан или сундук, потом соскакивает, уверенный, что эта вещь стрясется сама собой при езде. Он бежит за экипажем, поджидая, когда она свалится на дорогу. Иногда он разрезает зад у повозки и вытаскивает из-под сидящих там людей все, что попадет в руки. Много было смешных случаев, о которых я когда-нибудь расскажу вам.

Этот разряд мошенников состоит из людей, привыкших терпеливо переносить всякие крайности. Они не ропщут, если промокнут до костей, если по колено в грязи, если негде ночевать. Украденная ими вещь тотчас же сбывается за что попало барышнику или знакомому лавочнику, который охотно покупает краденые вещи. Лавочники подобного рода имеют большей частью табачные, мелочные и полпивные лавки или торгуют железом и разным старьем.

Тут мой рассказчик остановился, пообещав встретиться со мной через два дня в этом же месте и поведать об особом разряде мошенников - забирохах и громилах.

На третий день мы опять с ним пили чай, и я слушал его рассказ.

- Забирохи и громилы - самые опасные и решительные, потому что каждый из них действует отчаянно. Снимая с вас шубу или отбирая вещи и деньги, он много толковать с вами не станет, будете сопротивляться - хлобыснет вас по голове или виску заложенной у него в рукавице гирькой, и концы в воду. Гирька эта называется у них закладкой, а если она привязана на ремне, то кистенем, которым он ударяет сзади на ходу. Удар этот такой силы, что пробивает даже воротник вашей одежды, если вы им были закрыты. Притом как бы крепки вы ни были, при ловком ударе непременно покачнетесь, а пожалуй, и свалитесь с ног, не успев позвать на помощь. Эти мошенники действуют в основном ночью или в позднее время; а вот где-нибудь на дороге за городом могут ограбить и днем.

Каждый грабеж они рассчитывают и действуют наверняка. Всегда наперед разузнают, где вы бывае те, за чем именно и куда намерены идти пешком или ехать на извозчике. Тогда и за этим последним дело не станет. Извозчик, ловкий малый, будет готов довезти вас, что бы вы ему ни посулили. Без сообщника извозчика или без своей лошади ни один из них на грабеж не пойдет.

Мало того, они будут за вами следить и выбирать время, как бы половчее вас обделать. Узнают все ваши привычки и какую жизнь вы ведете. Для этого они неприметным образом выспросят все у вашей прислуги или в торговом заведении, где вы часто бываете. Но если на вас нет ценной вещи и они знают, что не бывает, на воровство не пускаются.

На грабеж или погромку, как они выражаются, всегда ходят по двое, и по трое, и редко по одному, разве только тогда, когда видят в вас слабого противника. Но вообще из-за безделицы эти люди не станут марать руки, потому что некоторые из них имеют достаточно возможностей для проживания и даже занимаются для виду честной промышленностью. Иногда, чтобы лучше и вернее разузнать о вас, они зашлют к вам в дом свою кухарку, своего кучера, дворника, лакея; а если это не удастся, расспросят о вас у соседей, лавочников и булочников, бывающих у вас и болтающих с вашей прислугой от нечего делать о ваших средствах. Если же и этого будет мало, поселятся сами на время по соседству, и тогда уже, узнав обо всем подробно, например где что лежит, кто где спит, у кого бессонница и как рано в доме ложатся спать, пускаются на дело, имея при себе: лом, кольцо, веревки и бурав, а на всякий случай берут и гирьку*.

У всех у них есть непременно или свои лошади, или сообщники извозчики; пешком, без лошадей, они на кражи не пускаются; каждый из них находится в тесных связях с барышниками и лавочниками, торгующими большей частью при рынках и людьми денежными; у последних есть свои портные, серебряных дел мастера и часовщики, у которых каждая украденная вещь в одну минуту ломается, распарывается и переделывается в иной вид и форму и сбывается евреям или увозится на ярмарки по городам.

Краденые же непеределанные вещи, если они очень ценны по форме своей и по значению, до времени хранятся в таких местах, где вам и в голову не придет их отыскивать. Потому при вашей службе не полагайтесь на всех этих торговцев, даже если они и коротко вам знакомы. Они вам ничего не объяснят и ни в коем случае ни о чем откровенно не скажут, так как знают, что от вас им проку будет мало. Не надо далеко ходить. Неужели вы думаете, что ваши 75 рублей, которые вы предлагали мне за мое содействие при поимке этих делателей фальшивой монеты, составили бы для жизни моей какую-либо ценность? Ровно ничего. В состоянии ли вы были возвратить мне жизнь, если бы меня где-нибудь пристукнули и бросили под лед за мою откровенность вам, если бы я рассказал вам о каком-нибудь значительном забирохе или громиле? Да вы бы об этом и не узнали... Знаете ли, как дружен этот народ между собою?

Возьмите вы кого-либо из них и посадите под арест, по подозрению или улике, тогда будьте уверены, издалека явится к вам какой-нибудь проситель по совершенно постороннему делу и будет говорить с вами о разных предметах, а там мимоходом коснется и арестанта, взятого вами, и скажет: "Он содержится напрасно, я слышал, что виноват такой-то". И укажет вам, пожалуй с доказательствами, на того, который вам сообщил об этом деле. И беда ваша, если вы попадетесь. Они восторжествуют над вами и запутают вас до того, что вы невольно будете плясать под их дудку. Они заставят вас поневоле быть за них ходатаем. Они готовы будут указать вам и место, где лежат краденые вещи, но похитителя ни в коем случае не укажут, потому что он им нужен на будущее, тем более что он с ними связан узами полезного для них мошенничества. А попробуйте-ка идти им наперекор, они вас задавят, подведут под вас такую небывалую штуку, которой вы и не ожидаете. Ну да что толковать. Чего не сделают деньги! А за деньги они и отца родного не пощадят.

Ну, барин, довольно. Вас, кажется, теперь занимает мысль собственно обо мне, то есть вы думаете: почему же ты-то все это знаешь, будучи не мошенником, а человеком порядочным и семьянином? Не правда ли, угадал я? Верьте мне, чем откровеннее вы будете ко мне, тем более заставите меня рассказывать вам о разных мошеннических изворотах, и, быть может, мне и самому придется покаяться перед вами, как перед духовным отцом, в собственных своих прегрешениях.

- А разве они у тебя есть? - спросил я, улыбаясь.

- Да как же и не быть, - сказал он, - когда я был хорошим приятелем и другом известного разбойника Гурия Михайлова.

Уж если мы коснулись с вами задушевных тайн, так слушайте. Знаете ли вы, кто такой был Гурий Михайлов? Это один из таких разбойников, по действиям своим и по чувству каких только поискать. У него не было никакого сострадания к подобному себе человеку; для него было все равно: воробья ли сшибить камнем на мостовой или человека ошеломить кистенем по голове. Он думал об одном: как бы достать денег, и часто говаривал, что умный человек без денег - бездельник, а с деньгами и дурак везде в почете, и все кланяются ему в пояс. Он был человек умный и по жизни трезвый: отроду ничего не пил и пьяных терпеть не мог. У него ни жена и никто в доме не знал, что ездил он на погромки. Бывало, молится Богу дома, не смей никто к нему в это время входить. В трактир придет, сидит себе как красная девка. Но зато уж как задумает что сделать, тут уж и брат и сват ему в то время под руку не попадайся. Все, бывало, так приладит, что иголки не подпустишь, и все сходило счастливо с рук. Под конец, однако же, судьба осердилась на него и наказала его. Вы удивитесь его равнодушию. Я раз спросил его, когда он находился под караулом: "Гурий Михайлыч, я думаю, тебе жалко расставаться с родиной?" - "Эх, Яша, - сказал он, - сколько ни вить веревку, а конец уж должен быть. Так и я, сколько ни громил, а рано ли поздно ли должен был ожидать наказания".

Он меня очень любил и часто брал с собой на погромки. Что делать? Бывало, едешь и не думаешь о том, что потеряешь голову. Был молод и потому мало думал о собственной своей жизни. Зато и он, бывало, что сделает удачное, так, глядишь, 25 рубликов у меня в кармане, а то, пожалуй, и побольше.

- Скажи ты мне, пожалуйста, как же ты-то избежал наказания?

- Да как. По его же милости, потому что он и сам-то ни в чем не сознался, да и на других не указал.

- Неужели тебя никогда не мучила совесть за прошлое злодейство?

- Как не мучить? Разве я не такой же человек, как и другие? Да что же сделаешь-то? Снявши голову, по волосам не плачут. А уж теперь, слава Богу, все прошло, и удаль молодецкая остыла. На погромки мне ездить не с кем: Гурия Михайлыча не стало. А скажу вам откровенно: грешный человек, беру иногда дольку с ребят аховых по старой памяти и по знакомству, тем и пробавляюсь. Вот потому-то я и прошу вас не стараться видеться со мною часто и за мной не посылать из трактира: у нас в Рогожской меня все знают. А если случится хорошее дельце, так я приду к вам сам.

Разговор наш окончился, и мы расстались с ним, как давнишние знакомые.

Рассказ 3

О проделках аферистов

Молодой, не знакомый ни с какими изворотами офицер, получив после отца своего по наследству недвижимое имение, состоящее из нескольких душ крестьян, вознамерился продать их, а на вырученные деньги купить для себя порядочный доходный дом. Посему и приехал в наш город со своим крепостным человеком и остановился в одной из лучших гостиниц. Болтовня этого человека с коридорным служителем о цели их приезда тотчас донеслась до сводческой биржи* и дала мысль одному из сводчиков, известному своей находчивостью, приобрести для себя и своих сотрудников пользу от этого молодого господина**.

Однажды утром в номер этого господина является порядочно одетый мужчина, немолодых лет с предложением своих услуг и говорит, что он один из самых известных сводчиков в городе и готов сделать для этого господина все полезное. Чтобы удостоверить свою личность и подтвердить доверие к нему важных лиц, он показал доверенность, выданную ему какой-то костромской помещицей на продажу ее недвижимого имения, со всеми находя щимися в нем угодьями и лесом, отмеченную в Гражданской палате. Молодой господин просмотрел доверенность, послушал дельные советы этого сводчика и решился просить его оказать и ему содействие в обоих задуманных им предприятиях - в продаже имения и покупке дома.

После долгого разговора сводчик спросил о цене имения и предложил господину определить ему за труды небольшое вознаграждение, а в случае продажи имения выше назначенной цены излишек разделить пополам сверх вознаграждения. Условившись во всем, он попросил у господина записку, как бы документ, удостоверяющий, что все им высказанное будет исполнено в точности и беспрекословно. Что и было исполнено, но с оговоркой, что если имение не будет им продано, в таком случае считать записку недействительной.

На другой день сводчик явился к господину, чтобы сообщить, что покупатель им найден, человек весьма богатый и добрый. Да еще выше назначенной цены он взял 2 тысячи рублей.

К тому же имение это уже хорошо известно покупателю, следовательно, не нужны излишние деньги и хлопоты и все дело окончится очень скоро. "Итак, сказал он, - я сегодня же в четыре часа приеду к вам с этим покупателем, чтобы показать ему планы и нужные документы. Уверен, что мы кончим дело благополучно; только прошу вас покорнейше не уступать ему ни копейки, иначе он сочтет меня обманщиком, да, пожалуй, еще скажет кому, что я хотел взять с него лишнее за имение.

В четыре часа являются в номер сводчик и покупатель, мужчина среднего роста, в очках, с усами, преклонных лет, весьма прилично одетый, с приятной и доброй наружностью. Они предварительно рекомендуются друг другу и после нескольких французских слов, усаживаются на диван и начинают толковать об имении. Покупатель тотчас спросил план и нужные документы. Затем приступили к торгу имения. Много толковали, спорили, молодой господин не уступал ни копейки, будучи предварительно предупрежден сводчиком; покупатель же в свою очередь, выказывая горячее желание купить имение, не стал долго торговаться, и дело кончилось тем, что имение было куплено за ту самую цену, какую назначил сводчик. Потом был чай с коньячком и водка для угощения благоразумно действующего сводчика. За чаем разговор пошел уже в совершенно другом тоне. Покупатель сказал откровенно, что это имение давно ему известно потому-то и потому-то и что он намерен в связи с удобным местоположением и близким расстоянием от реки устроить в имении привилегированный завод каких-то небывалых кирпичей, который принесет ему значительную выгоду. Долго говорили о пользе мануфактурной промышленности и о том, как улучшить в России конные заводы; одним словом, покупатель оказался человеком во всем положительным и отличным агрономом.

Вдруг покупатель на минуту задумался, потом как будто нехотя достал из бокового кармана щегольский бумажник и вынул из него четыре кредитных билета в 25 рублей серебром. Положив их на стол, он извинился и сказал, что никак не ожидал такого скорого окончания дела, а потому не привез с собой нужного количества денег для задатка, который в этом случае необходим для спокойствия и полной уверенности с обеих сторон. Он попросил принять пока эту ничтожную сумму и выдать ему домашнее условие. Молодой господин согласился немедленно, и под диктовку сводчика условие было написано, подписано и передано в руки покупателя. После этого, поговорив еще кое о чем, покупатель встал, простился с помещиком и попросил его пожаловать к нему за задатком завтра часа в три или четыре, в квартиру, занимаемую им в доме его знакомого господина Жадновидова. Сводчик, проводив покупателя с почтительными поклонами до ворот дома, возвратился в номер молодого господина и с самодовольной улыбкой поздравил его с выгодной продажей, попросил при этом денежное вознаграждение на основании имеющейся у него записки. Он прибавил к тому, что с его стороны дело уже закончено. Молодой господин на минуту задумался, но потом раскрыл небольшую дорожную шкатулку, вынул из нее 700 рублей серебром, отсчитал половину и, соединив их с полученными в задаток деньгами, передал сводчику. Он извинился, что сегодня не может дать всей суммы, но обещал отдать остальное завтра вечером или послезавтра утром. Сводчик поблагодарил помещика и, раскланявшись с ним, вышел из номера. В коридоре он встретил того самого крепостного человека и пригласил его в трактир через дорогу, где угостил чаем, дал рубль серебром на водку.

На другой день в четыре часа пополудни молодой господин является в квартиру покупателя. Там встречает его какая-то молодая дама очень любезно и ласково и говорит, что она двоюродная сестра покупателя. Узнав о причине посещения, дама сказала, что брата нет дома: он уехал куда-то для покупки другого выгодного для него имения и, вероятно, скоро возвратится. Она предложила подождать немного. Они уселись в хорошо меблированной комнате, живой и разнообразный разговор любезной дамы до того увлек молодого господина, что он даже забыл о цели своего приезда. Очарованный, он не заметил, как пролетело время, и уже почти в 12 часов ночи решился все-таки уехать домой. Прощаясь, он просил молодую даму передать ее двоюродному брату, что он завтра весь день будет ждать его у себя и никуда не поедет.

Ожидания его оказались бесполезными: ни покупатель, ни сводчик к нему не явились.

Вынуждаемый желанием поскорее покончить дело, он на следующий день утром отправляется к покупателю и, к удивлению своему, находит пар адное крыльцо запертым. Он стучится, ему не отвечают и не отпирают. Наконец на стук выходит из нижнего этажа женщина и говорит, что здесь уже никто не живет, а те жильцы, которые занимали эти покои, вчера утром куда-то уехали на извозчике со всем своим имуществом.

- А если угодно вам узнать о них, то можете спросить у хозяина, он за городом на даче.

- Стало быть, у этих жильцов собственности никакой не было? - удивился молодой человек.

- Не знаю, - отвечала женщина. - А знаю только, что эти покои отдаются с хозяйской мебелью, и видела, что жильцы эти уезжали с одним дорожным чемоданом и небольшой шкатулкой. Да и жили-то они здесь, - прибавила она, всего только неделю.

Молодой человек во время рассказа женщины стоял с вытянувшимся лицом. Подумав немного, он отправился прямо к начальнику губернии, потому что понял, что обманут. Идти к сводчику, чтобы вернуть свои деньги, он не мог, потому что не знал его квартиры. "Да и, пожалуй, - думал он, - придешь к этому негодяю и вместо денег получишь одни неприятности".

Начальник губернии, выслушав его жалобу, тотчас приказал найти и доставить к нему сводчика и покупателя, что было исполнено полицией на другой же день. Сводчик, мещанин Клим Ермолаев, на вопрос начальника, нисколько не запираясь и не прибегая ни к каким изворотам, объявил, что он действительно запродал это имение отставному майору Ивану Ивановичу Бурлилову и получил от продавца за собственный свой труд 450 рублей серебром. Аесли продажа этого имения не состоялась, то он в этом нисколько не виновен и не знает тому причины. Покупатель, рекомендованный ему знакомым мещанином Обироховым, показался человеком добрым и хлебосольным. О продавце же он сказать ничего не может, потому что видел его два раза, а за остальными деньгами не приходил по случаю своей болезни. Покупатель, майор Бурлилов, объявил в свою очередь, что он действительно хотел купить это имение, но не нашел человека, у которого мог бы занять денег, а потому от стыда счел за лучшее скрыться на время и ожидать благополучного исхода. Лучше потерять собственные свои задаточные деньги - 100 рублей серебром, чем подвергать себя неприятностям и огласке, ибо он человек честный и принят в лучших домах. Тем дело и кончилось.

Впоследствии узнали, что сводчик и майор были хорошие знакомые, даже, можно сказать, приятели, и каждая удачная проделка приносила им общую пользу. Что же касается до доверенности, то она была выдана какой-то вдовой, чиновницей, занимающейся от нечего делать сватовством и живущей на чужой счет под именем приживалки и гадальщи цы.

Часть вторая

Рассказ 4

Сидя со своим знакомым в трактире, я рассказывал ему, как был обманут молодой человек сводчиком и покупателем при продаже своего имения.

Рядом с нами, за другим столом, сидел хорошо одетый молодой человек, оказавшийся впоследствии отставным офицером Павлом Ф. Он во время моего рассказа улыбался, а когда я закончил, он, встав со своего места и подойдя ко мне, сказал:

- Милостивый государь, я вас очень хорошо знаю, и мне весьма странно, что вы служите и занимаетесь розыском преступников, а о подобных лицах, как я догадываюсь, не имеете положительных сведений?

За свое утонченное мошенничество эти господа подлежат строжайшему преследованию, потому что они опаснее воров, вредное влияние их простирается далеко за пределы обыкновенного круга. Поступки свои они некоторым образом прикрывают формами законности, через их действия разоряются целые семейства, развращаются и ввергаются в отчаяние не только юноши, достается и старикам.

Одни этих людей называют деловыми, другие аферистами; и если вы позволите мне объяснить вам кое-что об этих лицах, то я с удовольствием готов. Проделки их многосторонни и по действиям своим довольно интересны.

Я попросил этого господина офицера не лишать меня удовольствия рассказ его для меня был важен. Он, подвинув стул и сев со мною рядом, начал свое повествование.

- Прежде всего, - сказал он, - я должен объяснить вам, что аферисты делятся на слабые и сильные партии, к первым принадлежат, так сказать, люди мелкой руки, ко второй же - люди, что называется, с весом; у каждого первоклассного афериста есть свои агенты и непременно под рукой на всякий случай капиталист, который его в значительных аферах ссужает деньгами.

В агенты избираются люди с умом, большей частью образованные, изобретательные и находчивые. Обязанность их заключается, собственно, в том, что они собирают сведения о богатых молодых людях и о людях, вдающихся в разврат, - узнают о наклонностях каждого из них, потом по возможности стараются сблизиться с будущей своей жертвой и, наконец, работают к общей своей пользе.

Общество аферистов, разделяясь на партии, действует во всех сословиях, в зависимости от способностей каждого, но почти всегда все они находятся между собой в неразрывной связи.

Не стану вас занимать более бесполезным объяснением их способностей, а начну мой рассказ об их проделках, из которых вы ясно увидите, что каждый из них представляет собой на самом деле.

Некто должен был получить наследственный капитал - 250 тысяч рублей, но для прикрытия мелких долгов ему необходим был заем - 25 тысяч рублей. Не забудьте же, что аферисты этого человека давно уже имели в виду. Итак, в одно утро является к этому господину подосланный агент с предложением достать для него денег за небольшие проценты у одного богатого господина Давалова.

Агент был порядочно одет и дельно объяснял, поэтому его пригласили в гостиный зал.

Прежде всего его спросили: через кого и как узнал он о том, что этому господину нужны деньги. А потом: на каких условиях и за какие проценты?

Агент удовлетворительно ответил на все вопросы. И добавил льстиво, что господин этот известен ему как добрый человек, иначе бы он ни в коем случае не решился к нему явиться с предложением о займе денег у его хорошего знакомого господина Давалова. Внастоящее время стоит только написать заемное письмо на имя Давалова и отправиться к нему за деньгами.

Господин, будучи убежденным, уже не рассуждал более о последствиях, потому что имел в деньгах большую надобность. Он тотчас отправился в маклерскую контору, где написал на имя Давалова заемное обязательство и направился вместе с агентом к Давалову.

Хозяин дома принял их прямо в кабинете, как будто уже давнишних знакомых, с обворожительной любезностью. Усадил гостей в мягкие кресла и всем своим видом давал понять, что с его стороны всякое требование приехавшего будет исполнено в точности и без возражений.

Господин высказал свою надобность, подал заемное письмо Давалову с покорнейшей просьбой не отказать ему в выдаче денег.

Давалов, прочитав заемное обязательство, погрозил с улыбкой своему агенту пальцем, тот, в свою очередь самодовольно улыбнувшись, не замедлил взять сигару и, закурив ее, сказал: "Я был совершенно уверен в том, что вы этому доброму господину не откажете в выдаче денег, за известные коммерческие проценты".

Хозяин встал со своего места и, подойдя к приехавшему, сказал, что он с удовольствием одолжит деньги, но покорнейше просить обождать его здесь один час, ибо ему сию минуту надо съездить за получением порядочного капитала к одному купцу. А чтобы господину не было скучно, он попросил остаться и агента. После чего, дружески раскланявшись, вышел из кабинета.

Как только хозяин уехал, подали завтрак. И еще принесли несколько бутылок и графинов с вином и водкой, ящик сигар, пачку папирос и зажженную свечу.

Гости не замедлили приступить к трапезе, от нечего делать вдаваясь в пространные рассуждения об экономических предприятиях. Так они неприметно опорожнили бутылки с вином и наконец добрались до совершенного опьянения, тем более что любезность и откровенность агента очаровали приехавшего господина до последней степени.

Но вот уж ночь, а Давалов все не является. Агент начинает скучать и предполагает, что Давалова задержал какой-либо важный случай. Рассудили за лучшее отложить получение денег до следующего дня. Агент предложил отправиться вместе в одну из лучших гостиниц утолить голод.

На другой день господин, явившись в дом к Давалову, был принят им с таким же дружеским расположением, как и вчера, и с извинением, что он не мог так скоро возвратиться домой, как обещал. Тут вдруг Давалов грустным тоном сообщил, что и сегодня денег ему выдать не может, потому что не получил их сам от того купца, к которому вчера ездил. Но если время терпит, сказал он, то он с величайшим удовольствием одолжит деньги через неделю.

Во время разговора гостю подали чай и предложили сигару. Вслед за тем хозяин, вынув из-под пресс-папье вместе с отложенными им деньгами, израсходованными господином на бумагу и записку заемного обязательства, разорванное в нескольких местах заемное письмо, подал его ему с убедительной просьбой все это от него принять и на него не сердиться.

Господин, взяв письмо и деньги, не взглянул внимательно на разорванное обязательство и тут же сжег его на свече, извиняясь в свою очередь, что он господина Давалова ввел в убыток.

Через неделю господин этот уже более не нуждался в одолжении Давалова, потому что деньгами его ссудил какой-то родственник.

По прошествии года дела у господина шли очень хорошо, он жил весьма спокойно, но в одно утро докладывает ему слуга, что явился какой-то мак лер.

- Какой маклер? Спроси у него, что ему нужно!

- Я спрашивал, - говорит слуга, - но он мне сказал, что должен видеть вас самих.

- Поди позови!

Маклер входит, раскланивается и объявляет господину, что на него предъявлено в протест заемное письмо по неплатежу им в срок Давалову денег.

Удивленный господин, не веря словам маклера, отправляется в контору сам, где действительно видит то самое обязательство, по которому он не получил ни одной копейки и сам его своими руками сжег.

Побранив себя порядком за неосмотрительность и не желая уронить себя в общем мнении, тем более что он уже ясно видел, что с подобными лицами вести процесс бесполезно, - заплатил деньги.

Рассказ 5

Небогатый чиновник, владелец небольшого дома, вследствие продолжительных домашних неурядиц, впал в ипохондрию.

Жена этого чиновника была с большими слабостями, любила подчас порядочно кутнуть и провести время в каком-нибудь веселом обществе.

Не стану вам рассказывать, каким образом она сделалась предметом нежного попечения одного отъявленного афериста; но объясню вам только одно: этот деловой человек решил воспользоваться имением этих несчастных людей и тотчас приступил к делу. Сначала он уговорил мужа перевести дом на жену, потом, когда совершилась эта сделка, новая владелица оформила на имя этого афериста купчую. Что подписывала эта несчастная женщина в то время, когда все это делалось, того она не знает, а помнит только то, что на другой день после совершения купчей она нашла в узле своего платка завязанную 50-рублевую ассигнацию. А уже через две недели муж и она из дома были выгнаны.

Через два года после этого происшествия я видел этого бедного чиновника в рубище и опорках, в полном расстройстве ума, просящего милостыню, а жену его я нашел в доме одного мещанина; она занималась стиркой белья и подчас запивала горе свое вином.

Рассказ 6

Одному богатому купцу вздумалось купить под фабрику дом с земельным участком. Торговые дела не дозволяли ему самому заняться этим делом, поэтому он попросил своего родственника приискать для него такого человека, который бы мог ему помочь.

Родственник купца, будучи сам не слишком опытным, попросил о том своих знакомых. Итак слух об этом деле, переходя от одного лица к другому, долетел наконец до аферистов, которые, узнав о характере и образе жизни купца, приискали дом и приступили к своему мероприятию.

Сначала они нашли того родственника, которому было поручено отыскать делового человека, и расспросили у него, каких купец более любит людей, а потом, посоображав, подпустили к купцу одного отъявленного плута из своих.

Плут этот явился утром в дом купца и просил доложить, что он тот самый человек, которому родственник купца поручил найти дом.

Купец сам почему-то не стал заниматься с пришедшим, а послал переговорить обо всем своего приказчика.

Тот, переговорив с аферистом, был очарован им и доложил купцу, что этому человеку можно во всем верить и даже поручить на выгодных условиях и самую покупку дома.

После чего купец сам вышел к аферисту и расспросил его еще раз: где находится дом, кому принадлежит и какая может быть последняя цена, и прибавил, что если будет выгодно и удобно, то он этот дом купит.

Аферист подтвердил возможные выгоды и удобства и просил не откладывать осмотр дома, ибо от этого будет зависеть выгода покупки. Ктому же на дом имеются и другие покупатели, которые, если узнают, что есть еще один претендент, тотчас кончат дело.

Купец обещал осмотреть дом в тот же день и попросил афериста пожаловать к нему назавтра за ответом.

На другой день купец объявил, что он согласен купить дом, и попросил афериста немедленно отправиться к продавцу, а он следом приедет с задатком.

Услужливый деловой аферист со всем усердием принялся работать и так устроил дело, что купцу только осталось приехать в палату и расписаться, ибо деньги им уже за дом все были отданы. А как купец был человек русский, любил он каждое дело начинать и заканчивать попойкой, то агент и обратил все внимание на этот пункт.

В тот самый день, когда нужно было отправляться в палату, к купцу совершенно неожиданно явились двое его хороших знакомых с поздравлением, в их числе и агент был, как главный ходатай.

Не принять друзей купцу было нельзя, подали водку с закуской, и началась попойка, после которой купец, приехав в палату в самом веселом расположении духа, не читая купчей, да и читать-то был не мастер, кое-как расписался и, положив ее в карман, отправился с аферистом допивать уже совершенное окончание дела.

В трактире аферист попросил купчую и прочитал ее вслух, после чего завернул ее в белый лист бумаги и подал купцу с поздравлением. За все его труды выдано ему было в награду 500 рублей.

Через неделю к купцу пришли с поздравлением его родные. Он вынес из спальни купчую и заставил своего племянника прочесть ее вслух, а сам все хвалился, что покупка дома сделана им весьма выгодно, к тому же земли огромное количество, и он намерен выстроить там фабричные корпуса.

Племянник прочитал, что дом куплен купцом и другим его товарищем, каким-то господином Подбираловым.

"Как! Что за история! - вскричал купец. - Что за Подбиралов такой? Я один покупатель! Я заплатил за дом собственные свои деньги, а никто другой. Ну-ка, начни читать сначала, да разбирай хорошенько!" - велел он племяннику.

Племянник снова читает, и опять тот же Подбиралов является покупателем-товарищем.

"Стой, стой! Довольно, не читай! - сказал купец. - Я все понял. Ах, разбойник, как он меня поддел. Ай да хват! Угостил, ну! Нечего делать, впредь наука".

Начались толки и суждения, каждый по-своему объяснял, как это сделалось; но сколько ни говорили, а на другой день купец нашел своего покупателя-товарища и без огласки выдал ему за уступку своей части 5 тысяч рублей.

Рассказ 7

На одной из замоскворецких улиц жил в своем доме некто К., человек расчетливый и осторожный, с независимым собственным состоянием и будущий наследник большого имения с населением своей 75-летней бабушки.

Скупость и слабоумие этого человека обратили на себя внимание аферистов, и они включили его в число своих обреченных*.

Одному из ловких и образованных агентов было поручено во что бы то ни стало запутать К. и по возможности воспользоваться его капиталом.

Агент, приступив к делу, сначала добился близкого знакомства, а потом, угадав слабые стороны К., предложил тому выгодно продать четверню его дрянных лошадей. На этом основании упрочилась их дружба, продолжавшаяся более года.

Как-то, сидя за завтраком и разговаривая о всяких выгодных спекуляциях, агент взглянул на часы и поспешно встал со своего места, сказав:

- Мне пора! Я должен в час быть у С., там будет сильная игра. Не хочешь ли быть в доле?

- О нет! Я не могу, я боюсь проигрыша, - отвечал К.

- Я беру тебя в беспроигрышную долю и уверяю, что ты будешь иметь порядочный куш.

- О нет! Я не могу, - опять повторил К.

Тогда агент взял шляпу, раскланялся и поспешно вышел.

На другой день чрезвычайно счастливый агент привез изумленному К. 15 тысяч рублей.

Через неделю повторилась та же история.

Этими счастливыми выигрышами агент довел господина К. до того, что он перестал отговариваться, когда его приглашали, но в долю все же не напрашивался.

Но вот однажды К. сам заговорил о предстоящей игре и предложил агенту в долю деньги, но агент отказался, сказав, что он имеет своих много.

На другой день утром агент вбежал в кабинет К. и крикнул: "Победа! Победа! Радуйся, я выиграл дом стоимостью 700 тысяч рублей. Поедем посмотрим и примем его в общее наше владение".

Что было в эту минуту с К., объяснить вам не могу: он хохотал и целовал своего единственного друга, как сумасшедший.

"Едем! Едем! - кричал агент. - Терять времени не должно!"

К. тотчас оделся, и оба двинулись в путь.

Бывший хозяин дома встретил их в передней с подобающим смирением и провел по всем комнатам. Он все время вздыхал, приговаривая: "Как ему изменила шестерка!"

Агент, не слушая этого горестного объяснения, любовался каждой комнатой и наконец сказал: "В этом доме жить только наследнику большого имения". После чего, взяв К. за руку, предложил тому этот дом оставить за собой, а ему выдать на долю обязательство в 350 тысяч рублей.

К. был очень рад этому предложению и тут же покончил дело: он сказал, что завтра же приступит к совершению купчей крепости. Они ударили по рукам и поцеловались.

В это время бывший хозяин дома начал упраши вать К. отложить совершение купчей на несколько дней в связи с тем, что он ждет к себе родных, которые, отправляясь за границу, должны будут у него остановиться. И он не желает, чтобы они узнали о его проигрыше.

К. был человеком снисходительным и потому, не заставляя себя долго просить, согласился отсрочить совершение купчей на две недели.

На другой день К. получил от агента письмо, в котором тот уведомил его, что он на несколько дней уезжает в Рязань по семейным делам.

По истечении данного срока К. явился в выигранный и откупленный им дом, к бывшему хозяину, чтобы отправиться в палату для совершения купчей крепости. Но ему заявили, что дом отыгран назад - при таких-то и таких-то свидетелях.

Что оставалось делать К.? Он был обманут. Возвратить обязательства невозможно, начать дело также нельзя, потому что обязательство вошло уже в законную силу. К тому же и друга своего он никак не мог найти. Пришлось ему поплатиться за свое доверие собственным своим состоянием.

Рассказ 8

Одной госпоже понадобилось 30 тысяч рублей. Она поручила своему управляющему достать эти деньги в заем. Управляющий этот по образу жизни и по доверенности, имеющейся у него от госпожи, давно уже был известен всем аферистам.

Узнав об этом займе денег, один из аферистов тотчас явился к управляющему с предложением этой суммы на обязательство, но с тем, чтобы госпожа его, написав заемное письмо на имя господина Вороватого, выдала еще от себя ему же частное письмо, в котором должно быть написано, "что она благодарит господина Вороватого за сделанное ей одолжение в 30 тысяч рублей". Аферист объяснил, что письмо необходимо для предосторожности, так как получать деньги будет он, а не сама госпожа. И если деньги по какому-нибудь случаю до нее не дойдут, то это письмо будет служить доказательством.

Управляющий был человек молодой, неопытный, в подобных делах ничего не понимающий, а потому, хотя и затронуто было тут его самолюбие, он очень обрадовался тому, что мог без хлопот получить в скором времени деньги, в которых нуждалась его госпожа. Эти деньги требовалось отправить в имение госпожи, где в них была надобность.

Но как бы то ни было, только заемное и частное письма на имя господина Вороватого были написаны и первое где следует явлено.

На другой день по просьбе афериста управляющий явился с письмами в трактир и просил того отправиться за получением денег к Вороватому.

Агент в этот день не поехал, а отложил поездку до завтра, объяснив управляющему, что господина Вороватого в это время застать нельзя, а можно только рано утром, ибо днем он занят какими-то своими огромными делами, а вечером он постоянно в клубе.

После этого он предложил управляющему завтрак, зная, что тот любил хорошо покушать и порядком выпить.

За завтраком они разговаривали о всяческих удовольствиях и как-то нечаянно вспомнили о приехавших арфистах и певицах, поющих и играющих в одной из гостиниц.

Управляющий, как любитель музыки, изъявил желание их послушать, и потому, не тратя напрасно в трактире времени, они отправились вместе в гостиницу.

Слушание арфистов и певиц растянулось у афериста с управляющим на неделю, потому что тут употребляема была всевозможная запутанность.

Госпожа же об отсутствии управляющего своего нисколько не беспокоилась, потому что он известил ее во время своего кутежа, что отправился в имение.

Но чем же все это кончилось? Управляющий был оставлен аферистом в гостинице в пьяном виде. Протрезвев, хватился он писем, но их при нем уже не было. Холодный пот выступил на лице управляющего, и он в отчаянии пустился искать афериста, - поиски оказались тщетными. Наконец он нашел господина Вороватого, упал пред ним на колени и попросил не погубить его. Но ему ответили, что по заемному обязательству ему были выданы деньги лично.

- Помилуйте, - говорит управляющий, - я их не получал, да и вас самих имею счастье в первый раз видеть!

А ему в ответ, что был он, дескать, в такой-то день, в такой-то час, в такое-то время, с таким-то.

Бедняга хотел лишить себя жизни, но его удержал какой-то хороший знакомый и привез прямо к барыне. Она же за эту его неосмотрительность и пьянство приказала забрить ему лоб.

Рассказ 9

Молодой человек, офицер, в связи с расстроенным здоровьем, приехал в Москву лечиться искусственными минеральными водами.

Остановился он в доме своего отца (не раскрываю его фамилии, а скажу только, что был он сыном богатого человека).

Посещая заведение вод с одним из прежних своих товарищей детства, он в один счастливый для него день встретил там красавицу. Привлекательная наружность и благородно-обворожительные манеры этой дамы поразили молодого человека.

Дама эта тотчас заметила такое внимание к себе и постаралась на время отдыха расположиться в отдаленном от прочих посетителей месте, надеясь, что офицер не замедлит сесть подле нее, в чем и не ошиблась.

- Позвольте узнать, - спросил он у дамы,- давно вы посещаете это заведение вод?

- Нет! Я только первый день.

- Вы постоянно живете в Москве?

- Нет, я приехала по делам моего больного мужа, с тетушкой. На днях ожидаю решения в Гражданской палате, по которому присуждается мужу моему значительное имение. Но откровенно вам скажу, что я совершенно здорова и посещать это заведение решилась потому, что тетушка моя - женщина довольно строгая и богомольная, не любит принимать к себе гостей, сама никуда не ездит и мне не дозволяет. А я еще не в таких летах, чтобы мне сродниться с уединением. Я жила в деревне с больным мужем, и мне надоело однообразие и постоянные встречи с одними и теми же предметами.

Молодой человек, увлеченный откровенным объяснением, попросил позволения во время их посещения вод не лишать его расположения.

Привлекательная улыбка вместе с ответом "очень рада!" окончательно обворожили господина и сделали его усердным воздыхателем этой неизвестной для него красавицы. Но должен я сказать, что женщина эта была аферисткой высшего разряда.

Однажды на лице дамы молодой человек заметил выражение какой-то грусти. По неотступной его просьбе дама объяснила, что дело ее мужа никак не закончится, потому что ей нужно 10 тысяч рублей, которых она от мужа своего почему-то не получает. А если дело это долго протянется, она должна будет уехать в деревню, а окончание его поручить кому-либо другому.

- А здесь, - прибавила она с улыбкой, - так хорошо! Так хорошо! Я бы не желала скоро отсюда уехать.

На другой день молодой господин бросается к другу своего детства, занимает у него 10 тысяч рублей и в восторге кладет эти деньги к ногам обожае мой им красавицы.

Та благодарит его пожатием руки - и он на седьмом небе от счастья.

Этим еще не кончилось.

Через неделю дама эта показывает молодому человеку письмо своего мужа, в котором тот упрекает ее в неверности, грозит застрелить счастливца, а ей не разрешает возвращаться.

- Что мне делать, - плачет она, - я обесславлена, оставлена, я погибла!

Господин в восхищении: он берет всю ответственность на себя, делает для обожаемой им красавицы новые долги. Об этом узнал его отец и во избежание собственного разорения и других детей своих, отделяет любимому сыну своему имение с населением 500 душ и приказывает ему тотчас отправиться к месту своей службы.

Через год молодой господин приехал к отцу своему и с сожалением поведал, что для этой красавицы лишился и выделенного ему имения.

Красавица эта и теперь еще морочит людей, но уже не в таких размерах.

Окончив рассказ, офицер сказал:

- На первый случай позвольте мне этим закончить, ибо, из рассказанного мной, вы уже можете видеть образ действий, способы обмана больших аферистов.

Затем он дал слово явиться на другой день опять в трактир, чтобы рассказать мне о мелких аферистах, о картежных и бильярдных игроках, об оказистах, сводчиках, конкурсистах, росписчиках, стряпчих мелкой руки, о некоторых домах, где проживают женщины-красавицы и, наконец, об ищейках.

Я убедительно его просил не лишать меня этого удовольствия, обещаясь, в свою очередь, за это быть признательным и благодарным.

Часть третья

Рассказ 10

На другой день он продолжил свой рассказ.

- Аферисты мелкой руки действуют в размерах более сжатых: они не имеют таких средств, как первые; но зато не уступают им ни в изобретательности, ни в способности пользоваться имеющимися случаями.

Так, произведения бухарской промышленности, вывезенные в Москву татарами, дали обильную пищу деятельности аферистов, обманам не было конца: товар покупался на вес золота, но наличности в ходу не было, все векселя. Простодушные татары удивлялись невежеству русских, считая барыши свои огромными свертками гербовой бумаги. Но на поверку вышло, что татары остались без денег и без товара, в итоге из простодушных сделались лучшими помощниками аферистов.

В тридцатых годах терновые шали и халатная материя закладывались за турецкие. Впоследствии шотландский миткаль, сложенный на манер голландского полотна, с пломбами и ярлыками, выступил на сцену, и афера с миткалем затмила славу конторы громоздкой движимости. И некто с компанией заложил на несколько тысяч этого миткаля, выдав его за голландский, приехав в контору в орденах и в экипаже.

Потом еще часы гальванопластического золочения, расходившиеся быстро по Москве, продавались и закладывались за золотые. Часовщик, первый получивший их из-за границы, в два дня распродал огромную партию через аферистов, и, кажется, после того три или четыре привоза были также для него весьма удачны.

Китайский жемчуг не одного православного заставлял задуматься и пожалеть о заплаченных за него деньгах, но доставалось и людям опытным.

Кто лучше афериста может сбыть товар, скрытый банкротом; продать контрабанду, вывезенную жидами; заложить золото и бриллианты, а при наложении печатей, подменить их стразами и бронзой, уложенными в такие же ящики,- все это дело аферистов.

Аферистам помогают разные торговцы, сначала по неведению, а впоследствии по необходимости. И вот как это случается.

Аферист распускает слух, что он женится и берет невесту с огромным приданым. Потом отправляется к купцам, уже товарищами его подготовленным, велит им привозить к себе на дом все, что необходимо для свадебного украшения комнаты и тому подобное.

Заказывает чайное и столовое серебро, дает небольшие задатки. Торговцы, конечно, быстро все готовят и доставляют; их принимает прислуга, обученная для этих случаев и в искусстве не уступающая самим аферистам. Прислуга рассказывает купцу о богатстве невесты, о щедрости барина, а между тем все устанавливают и укладывают по местам, а за деньгами велят приехать завтра, потому что барина нет дома.

Купцы являются на другой день, но ни мебели, ни других вещей не видать: за ночь все обменено на чистые деньги. Выходит барин, говорит, что обстоятельства его заставили так поступить, и убеждает взять от него расписку, в противном случае представляет им действовать как они знают; или тут же сознается и советует им дожидаться следующей аферы, тогда из вырученных денег он уплатит свой долг сполна. Обманутые, но убежденные им купцы по необходимости делаются его помощниками и сами дают ему для оборота еще товар или деньги для задуманной им гигантской аферы.

Я вам расскажу об одном довольно смешном случае.

Аферист Х. нуждался к святой неделе в деньгах. Средств у него, чтобы выпутаться из крайности, не было, вот и придумал с товарищами своими одну аферу.

Нанимает он порядочную квартиру с мебелью, одного из товарищей своих наряжает в женское платье и укладывает как покойника на стол, под простыню, а другого посылает к богатому гробовщику.

Гробовщик является; ему заказывает он бархатный гроб с серебряным прибором и парчовым дорогим покровом, в цене нисколько не торгуясь. При этом он говорит:

- Бери что хочешь! Но богатую тетушку следует похоронить прилично, я после нее единственный наследник значительного имения.

На другой день к вечеру гробовщик все это доставляет, а за деньгами ему велят явиться утром.

Представьте наутро удивление гробовщика: комнаты все пустые, один только ободранный гроб остался, и тот поставлен под кровать.

Или вот еще афера: они по нескольку месяцев живут за счет бедных торговцев, торгующих съестными припасами.

К примеру, кричит разносчик телятины, его за зывает в переднюю слуга и начинает торговаться. В это время выходит барин в богатом халате и бранит слугу за то, что он смеет покупать провизию не в Охотном ряду. Человек барина уверяет, что провизия прекрасная и нисколько не дороже той, что продается и в ряду.

Барин, успокоившись, спрашивает о цене; слуга говорит: три целковых за четверть, тогда как он уже сторговался с разносчиком за два.

Барин считает, что это недорого, если только телятина хороша, и велит отдать деньги. Слуга отдает разносчику два целковых, а рубль оставляет себе на чай и приказывает ему постоянно носить к ним в дом провизию. Обрадованный разносчик приносит товар каждый день, и ему два или три раза платятся деньги, а потом начинается кредит, которому не бывает конца. Так же происходит и с другими разносчиками.

Теперь поговорим о картежных игроках, как о второстепенных помощниках разряда аферистов.

Рассказ 11

Картежники, как и аферисты, имеют агентов, которые обязаны вовлекать в игру богатых людей и подводить их под игрока.

Агент картежника знакомится с каждым встречным благовидной наружности, в особенности с приезжими. Для этого он посещает гостиницы, театры, собрания и другие увеселительные места, выведывает о состоянии, образе жизни, связях и наклонностях каждого. Потом с подходящим человеком знакомится дружески, приглашает его к себе, где играет с ним предварительно сам в преферанс по маленькой, а затем уже знакомит его с игроком.

Каждый игрок новоявленного пробует сперва в преферанс, на широкий лист или на коробок, а если не дается, то на подбор четырех тузов или всех фигур, что весьма легко. Партнеру надо только укладывать взятки так, чтобы старшие лежали внизу, потом фальшивая тасовка, а при съемке, заметив, что снялось под меньшие карты, маленьким валетом преодолевают неудачу.

Во всяком случае обреченному в первый раз дают выиграть, во второй раз тоже. Но, рассчитываясь, ему дают такие деньги, с которых следует самая малая сдача; на эту малость играют в стосик: первая дана, но все еще не приходит верная сдача, и таким образом завязывается игра, где нередко несчастного обирают как липку и после с ним играют на заемное письмо, которое тотчас переходит с уступкой в руки капиталиста.

Теперь позвольте объяснить вам об играх, в которых мошенничают игроки.

Так, например, в фараоне главную роль играет держка и валеты, прикрытый и открытый. Держка не всякому дается: она трудна и опасна- при дурном осязании не мудрено продернуться. Валет закрытый гораздо легче - для этого с правой стороны садится товарищ, который при определенном знаке спрашивает спод и вместе раскидывает левую сторону, как бы разглядывая вышедшие карты. Банкомет, перевертывая колоду, прикрытую правой рукой, делает валет и складывает раскинутую левую сторону. Для открытого валета нужен только бокал шампанского, который ставится по левую сторону. Когда нужно, банкомет правой рукой берет бокал, а левой делает валет с проворством фокусника. Во всех этих случаях карты употребляются меченые.

В стосе используются клины и бочонки - это по медной доске обрезанные карты: клины срезаны снизу, не касаясь верха, а бочонки - с обеих сторон, середина же остается нетронутой.

Абцужные стосы, или, по-другому, готовые, не в моде, а круглый вывелся вовсе. Есть игроки, которые на лету, то есть при метке, укладывают в две талии по девяти абцужов в свою пользу.

Понтеры употребляют в дело разных сортов козлы, то есть при открытии карт, по первому абцужу, заменяют ее другой, непременно выигрывающей. Полезен бывает крючок, или карта с незаметно загнутым кверху углом, которым захватывают при срезке несколько карт из колоды. А при следующей срезке, заметив падающие налево карты, кладут их обратно. Сверх того в фараоне нахлобучивают, складывая при съемке, тоже несколько карт, а потом помещают их обратно.

Если же обреченный осторожен, играет только у себя дома и сам мечет, то картежники стараются пустить свои карты или через прислугу, или через лавочника, у которого покупают, и это делают так, чтобы лавочник не имел о том никакого понятия. Например, слуга картежника берет дюжину карт в лавке и через несколько часов приносит ее назад, говоря, что барин привез карты из Совета и эти уже не нужны. А чтобы лавочник не упрямился, ему уступают 10 процентов с рубля. И таким образом подделанные карты рано или поздно попадут по назначению.

К одному очень богатому человеку, любящему игру, картежники тщетно старались пустить свои карты - их брали из Совета. А к людям подобраться не было никакой возможности.

Господин этот жил в парке и всегда в известный час перед вечером выезжал в город. Спровадив барина, люди его собрались у ворот поглазеть да послушать под балалайку песен Ваньки-кучера. Самый лучший перелив песни: "взвейся сизый голубочик" был прерван топотом лошади, на которой пьяный вершник в ливрее ехал мимо дачи. Он был так пьян, что едва держался на лошади, а из-за пазу хи у него валились дюжинами карты. Ему кричат: потерял! потерял! он ничего не слышит, скачет и, наконец, пропал совсем из вида.

Карты были подняты и в тот же вечер поданы собравшимся гостям.

К утру барин остался без семидесяти тысяч. Рассмотрев после игры карты, барин заметил тушевку и спросил, откуда эти карты взялись. Его люди отвечали: "Бог дал нам, сударь, их на улице".

Но вернемся к разъяснению игры.

В палках допускаются держка и подбор, но подбор - тайна, не многим известная.

В висте - бочонки и подбор, подобный преферансовому, только через одну карту.

В галбике - наколка.

В ланскнехт подбирают на лету, особенно если обреченный дозволяет сжигать, то есть отбрасывать, а не метать вплоть, в противном случае употребляется держка.

Квинтет. Лакированный стол, и с совершенно неопытными играют на физиономии, узнавая по движениям: подымать ли игру или нет. Но эта игра мало употребляется.

Всех же опаснее татарский банк, потому что по наружности он представляет все выгоды понтеру, а между тем в десяти талиях он не убьет пятьюдесятью картами, которые ему дают, пяти карт банкомета.

В трынку и горку играют на чистые карты, но после двух сдач нужные помечаются незаметно ногтем.

Все эти фокусы были бы мало полезны, если бы не скрывались под разными личинами и не были приноровлены к каждому новому лицу. Заставить никогда не играющего играть, довести его до азарта, возбудить в нем страсть к игре, притвориться совершенно неумелым или открыть ему свое знание, для того чтобы приобрести его доверие и втянуть в долю, а после спустить. Или подыграться под купца, надеть парик, остановиться в одной гостинице с обреченным, вкрасться в его душу и наконец опорожнить тысячные запасы - это искусство картежников, которым они владеют в высшей степени. Если же им не удается поймать обреченного на свою удочку, то они передают его аферистам первого разбора и берут с них долю.

Самое трудное для картежников время - лето. Все в разъезде, и им остаются одни только гуртовщики, которых они залавливают по вечерам в публичных домах. В остальное же время дня играют они между собой, собираясь у кого-нибудь из несостоятельных игроков, для поддержки их существования.

Там, между прочим, составляются у них новые планы на будущее и изобретаются новые фокусы.

На этом сборище в ходу бывает не более тысячи рублей, которые и переходят у них из рук в руки. Хозяин же квартиры получает 10 процентов с выигрыша и пользуется доходом от карт.

Блаженное же время начинается у них после макарьевской ярмарки, где, в особенности для них, по невежеству своему и разгулу занимательны сибиряки, которых они ловят на всех перекрестках, тратят с ними огромные деньги в надежде на вознаграждение.

Недурны также для них провинциалы и ремонтеры, которых они стараются встречать в публичных домах.

В тяжелое время года картежники поддевают друг друга и за это нисколько не сердятся, по пословице: на то щука в море, чтобы карась не дремал.

Так некто из игроков Т. находился в больших крайностях. На счастье его, является к нему вовсе неожиданно из путешествия по ярмаркам Кавказа и благословенной Малороссии старый его знакомый, но мало известный московским игрокам, картежный игрок Б. В голове Т. тотчас появляется мысль употребить его в дело.

Для этого он отправляется к родному своему брату, нажившему состояние игрой, и говорит: "Брат, сюда приехал богатый человек, черниговский помещик, чистый баран, еще не пробованный, и страстный игрок. Я повезу его к Шевалье обедать, а ты приезжай туда: я тебя с ним познакомлю. Мы увезем его к тебе и делу конец. Но у меня нет денег, а дурака надо отуманить".

Брат его тотчас дает ему сто рублей, велит взять закрытую коляску, чтобы его другие не видели, а то отобьют, и велит денег не жалеть на угощение.

Т. все это исполнил. К концу обеда брат был в восторге от помещика, который ему чрезмерно понравился. После шампанского он приглашает черниговца к себе, где тотчас заводит с ним речь об игре. Но черниговец объясняет, что он никакой другой не знает, кроме скоренькой, то есть направо и налево, в которую у них в Путивле только и играют.

- Прекрасно! Скорее стол и карты.

Черниговский помещик, получивший для образца от Т. карты, рвал банк за банком. Брат Т. удивляется, приписывает неудачу свою лишнему бокалу шампанского, протирает глаза, пьет зельтерскую воду для освежения, но ему ничто не помогает. Кончается игра, и черниговец уезжает с десятью тысячами рублей.

Искусство картежных игроков утонченно до невозможности и понятно лишь братьям общества, да тем, кто заплатил уже дань за свою неопытность, пройдя через руки аферистов и картежных игроков. Перед этими страдальцами картежники не скрывают своего искусства в надежде, что лишенные средств пожелают исправить свои обстоятельства, поступив к ним агентами, в чем часто и успевают.

В этом случае кого винить? Не знаю.

Теперь перейдем, - сказал Ф., - к бильярдным игрокам. О картежниках же и о других замечательных проделках их я расскажу вам после.

Рассказ 12

Игра на бильярде доступна понятиям каждого, и потому игроку надо слишком тонко маскировать себя и выдерживать роль свою до конца, во-первых, чтобы не открыться и не потерять выгодного для себя противника, и во-вторых, чтобы не уронить себя во мнении товарищей, без чего не будет у него практики, и, наконец, чтобы не навлечь на себя неприятностей.

Все эти обстоятельства выполняются игроками в точности. На эту игру почти нет жалоб, а между тем не проходит дня, чтобы несколько человек не стали ее жертвами.

Отделение бильярдных игроков называется золотой ротой, которая состоит большею частью из московских гражданчиков, однако же и не без чиновных особ, и разделяется на два разряда. К первому принадлежат действующие, то есть искусные в игре и способные завлекать, или иначе, как они сами выражаются: туманить. Ко второму разряду принадлежат припевалы, не имеющие достоинств первых, но понимающие ход дела. Присутствуя при игре, они получают себе самую малую долю из выигрыша, зато самую большую из подаваемых напитков; не поить же их нельзя: они могут расстроить игру.

Рота игроков имеет свои самозваные чины, начиная от полковника до барабанщика. Вполков ники избирается человек с замечательными физическими и умственными способностями; от него требуется своего рода справедливость и сильная наклонность к горячим напиткам, он обязан неусыпно наблюдать за артельщиками, то есть за содержателями бильярдных отделений, дабы они справедливо выдавали доли из выигрышей, по достоинству каждого, не обижая никого, и сверх того обязан он удерживать буйных, требующих себе лишнего, и смотреть, чтобы припевалы всегда были удовлетворены при значительной игре водкой.

Прочие же чины даются или по искусству игры, или по способности туманить. Унтер-офицерами и ефрейторами игроки называют маркеров, а музыкантами таких лиц, которые иногда необходимы бывают при запутывании какого-нибудь новичка в игре. Барабанщики же для игроков самый деятельный и полезный народ: они первые подступают к явившемуся в бильярдную комнату, взвешивают и узнают: имеет ли он желание играть или пришел только позевать на играющих.

Смешно смотреть на игрока, когда он подбирается вас обыграть; я видел много таких случаев и потому хочу вам рассказать о некоторых, заслуживающих внимания.

В Москву приехал один иногородний купец, большой охотник до игры, но человек осторожный. О нем тотчас узнали и начали везде его преследовать.

Будучи в одном из известных трактиров в Охотном ряду, купец сидел в бильярдной комнате и пил чай. Это было вечером. Тотчас об этом дали знать игроку.

Игрок явился, приняв на себя роль приезжего господина - ему все кланяются и называют сиятельным.

Сиятельный этот, обращаясь к маркеру, говорит:

- Ты, братец, плут! Ты вчера меня порядочно наказал. А я люблю играть для удовольствия, а не для интереса.

В это время подходит к нему один из припевающих и просит сыграть с ним.

Сиятельный спрашивает:

- Ты не маркер ли?

- Помилуйте, ваше сиятельство, никак нет-с - я бедный человек, был прежде торговцем, да страстишка довела до беды. Зная вашу добрую душу, хочу, сударь, выиграть у вас на расход рублик.

- А это что за народ, тоже бедный? - спрашивает сиятельный, указывая на присутствующих.

- Точно так, ваше сиятельство, бедные.

- Ну, хорошо, я с тобой сыграю, только с условием: не обсчитывать меня, и если я проиграю тебе рубль, то должен ты этих бедных угостить, а если выиграю, то ты полезешь под бильярд.

- Извольте-с, извольте-с!

Началась игра: сиятельный едва попадает в шары, его обсчитывают как хотят - он молчит и лишь удивляется игре своего противника. Целковый он проиграл.

Обращаясь к маркеру, сиятельный спросил, указав на сидящего купца:

- А это разве не бедный?

- Никак нет-с, это гости-с, пришли к нам позабавиться, как и вы.

- А! Виноват, извините меня, - говорит сиятельный купцу и начинает гневно ругать маркера, почему тот не сказал ему прежде. Но между тем просит маркера найти подобного ему игрока, потому что он сегодня в особенности разохотился играть.

Маркер подходит к купцу и предлагает ему сыграть с барином напустую, шепча на ухо: он богатый и добрый.

Купец отговаривается.

Сиятельный требует бутылку вина и, подходя к купцу, просить извинения за свою ошибку, предлагая выпить бокал вина.

Купец вынужден выпить вина. После этого сиятельный начал рассказывать, как его обыграл в Туле какой-то служитель, и между делом предложил купцу сыграть с ним партию.

Не знаю почему, но купец согласился и, взяв кий, приказал поставить шары.

- На что будем играть? - спросил он сиятельного.

Сиятельный отвечал:

- Если угодно, то на хороший ужин и на вино.

Началась игра. Сиятельный играет по-прежнему так же плохо и все проигрывает. Тут с досады на свое неумение вынул он бумажник, вытащил из него 3-рублевый билет и предложил купцу сыграть с ним на деньги.

Купец не отказался. Сиятельный проигрывает, ставит другой билет и третий и опять проигрывает.

Барин начинает горячиться не на шутку, вынимает из бумажника 25 рублей и ставит их на игру. Купец опять не отказался, но почему-то эти 25 рублей проиграл.

Ставят еще раз и еще, тоже по 25 рублей; купец опять выигрывает.

Сиятельный рассердился - вынул сто рублей, на игру, и эти сто отыграл.

Ставят еще и еще - выигрывает сиятельный. Тут он требует бутылку вина и, выпив, говорит:

- Что со мной сделалось? Никогда я на такие значительные куши не играл!

А между тем ставит на игру опять сто рублей.

Купец, досадуя и удивляясь, спрашивает у маркера: каким же манером барин у него выиграл, тогда как он играет лучше его?

На это ему отвечают припевающие, что он подставляет ему желтый шар, иначе барин непременно бы проигрывал.

Но как бы то ни было, только у купца на другой день в бумажнике не оказалось 1200 рублей серебром.

А вот вам еще проделка.

Молодой человек, сын богатого отца, страстный любитель игры, долго противился всем ухищрениям игроков, и, казалось, не было надежды втравить его в денежную игру. Но нашелся один аферист и дело уладил.

Однажды этот молодой человек сидел в бильярдной комнате и смотрел на играющих. Вдруг откуда ни возьмись хор цыган, а впереди них какой-то чудак в наряде казака, кричит: вина! вина! - бросается на диван и велит себя разуть. Из-за сапога повалились у него серебряные деньги и кредитные билеты. Он опять кричит: вина!- и заставляет цыган орать. Все суетятся вокруг него. Молодой человек из любопытства интересуется, что это за человек. Ему рассказывают, что это донской казак, приехавший в Москву с партией вина.

Между тем идет попойка, и молодого человека просят, вместе с прочими, выкушать стаканчик вина. Цыганки же особенно к нему ласковы, спрашивают его имя и величают в песнях. Одним словом, молодого человека туманят, и казак вызывает игрока. Цыганки пристали к молодому человеку, чтобы он попробовал счастья и сыграл с казаком - для них на угощение.

Казак тоже кричит: на угощение цыганкам, на угощение! И вот завязалась игра: казак киксует, шары у него прыгают за борт - ну, совершенный невежа по игре.

Молодой же человек, играя с удовольствием, подтрунивает над казаком, ему вторят, но когда пришлось к расчету, он проиграл 800 рублей.

Деньги он отдал, и весь содом тотчас прекратился.

Возвратясь домой, молодой человек долго думал, каким образом мог он проиграть такое количество денег, играя с неумеющим.

Но впоследствии приятель ему объяснил, что он стал жертвой обмана.

Некоторое время спустя, в другом уже трактире, молодой человек встречает того же казака, играющего с каким-то купцом. Казак, увидав его, бросился к нему как к старому знакомому.

Но молодой человек, желая сразу его уничтожить и выставить при свидетелях как обманщика, начал было приготовленную речь.

Но казак, нимало не смешавшись, говорит ему:

- Если вы уже знаете, кто я, то мне нечего скрываться! Предложу вам средство возвратить ваш прежний проигрыш - я с купцом играю по 100 рублей партию; держите за меня пари и вы отыграетесь.

Молодой человек еще раз поверил и еще раз проиграл 200 рублей и золотые часы - казак его спустил*. А один из игроков сделал вот что. В бильярдной комнате замечен был старик, сидевший весьма спокойно за стаканом пунша и любовавшийся игрой.

Игрок, изображавший барина, вертевшийся тут, как бес перед заутреней, попытался склонить старика к игре, но безуспешно.

В это время через бильярдную проходил мальчик-трактирщик. Игр ок, подозвав его к себе, дал ему рубль за то, чтобы он несколько раз перекувыркнулся через голову. Мальчик кувыркается.

Не знаю, что заставило старика вмешаться в это кувыркание: любопытство ли, или выпитый им лишний стакан пунша, или, быть может, что он в молодости своей сам хорошо умел кувыркаться; но как бы то ни было, старик предложил мнимому барину кувыркаться по 5 рублей за каждый кувырок, желая испытать свои силы: кто кого перекувыркает.

Барин принял предложение, и оба начали готовиться к поединку.

Провели мелом на полу две черты: одну для того, чтобы стать головой, а другую - чтобы при кувыркании дотронуться до нее ногами.

Начинаются акробатические представления.

Старик показывает чудеса искусства, ему аплодируют, но вот он устает, - а господин входит в роль и выигрывает у старика 75 рублей. Старик от этого кувырканья очумел - бежит домой, приносит еще денег и просит продолжать. Ему предлагают сыграть лучше на бильярде, и бедный старик за несколько часов поплатился за свое удовольствие 300 рублями.

Искусны и в других играх, в которые втягивают тех, кто не поддается им на бильярде.

В кости они играют в две пары: одна пара налита свинцом на меньшие очки, а другая на большие, и они с отличным проворством одни другими заменяют.

Судьба, это вроде костей, нанизанных на костяную же ось: здесь нужно знать сторону, которую следует бросать.

Курочка и петушок. Это 8-угольная юла, на боках которой нарисованы курица и петушок: игрок должен выбирать любое и вертеть юлу - если она упадет на выбранное, тогда он выигрывает.

Черт на бочке. Это бочонок на винте, на который посажен черт; бочонок ввинчен в круглую доску с номерами; условие игры состоит в том, чтобы черт повернулся лицом к большему номеру.

Подручку играют на две монеты - ненужную сдвигают; но это делается на сукне или на салфетке; на непокрытом же столе монету между пальцев ставят ребром.

В орлянку играют монетой с подпиленными краями: тогда, как ни бросай, она всегда будет ложиться на орла, или спаивают две монеты решетками вместе.

Целых томов недостаточно на описание всех проделок: они повторяются каждый день в новых видах и в разных концах Москвы.

Бильярдные игроки настоящие, хотя и вредные, труженики: работают они не для себя собственно, а для целой толпы припевал и для выгоды содержателей бильярдов, которые помимо барыша, получаемого от продажи напитков, пользуются еще половиной выигрыша, а остальное делится уже между игроками на несколько долей. Многие из них, не имея постоянных квартир, проживают в самих бильярдных, да и оттуда их нередко выгоняют. Отдохнув кое-как, они бегают из одного конца Москвы в другой, отыскивая себе игру; случается нередко, что они не добывают себе денег, но зато сыты и пьяны бывают всегда.

Рассказ 13

За игроками следуют оказисты. Промысел их смешной, но характеризующий старушку Москву в ее купеческом быту.

Оказисты деятельны не менее прочих аферистов, и средства их к жизни приобретаются через похоро ны, свадьбы и новоселья, что называется у них оказиями.

Действия их облечены в одну неизменяемую форму: лишь бы была деятельность да навык, а задумываться тут не о чем.

Они состоят в связи с гробовщиками, могильщиками и кондитерами, которых они извещают о всех выгодных похоронах и свадьбах.

Заболел ли безнадежно сынок у богатых родителей, заводится ли свадьба у знатного купца- им все известно, и за извещение они получают на водку; а сверх того им не мешают пообедать на похоронах и погулять вместе с кучерами и приказчиками на свадьбах.

За похоронной церемонией они следуют на кладбище, откуда возвращаются с прочими, садятся за стол, или вместе с гостями, или прислугой обедают и пьют прекрасно, а после просят с хозяев, как могильщики или носильщики, за труды на чай, объясняя что приложили особенное старание умостить могилу. Опечаленная вдова или мать со слезами благодарит их и дает им на чай.

Свадьбы для них гораздо выгоднее.

Едва затеялось дело, они являются к жениху, зная наперечет всех родных обеих сторон, подносят богатый хлеб, который берут на лобном месте в долг, и поздравляют с началом дела, называясь бывшими или настоящими приказчиками нареченной или нареченного.

Совершилась свадьба - они раньше всех подносят молодым пару гусей, и, разумеется, жених и невеста, а в особенности богатые, стараясь блеснуть, дают им нередко полусотенные.

Откроет ли купец какое заведение: трактир, баню или фабрику - они подносят ему хлеб-соль от знатного старинного торговца, фабриканта и поздравляют с новосельем.

Самолюбие купца удовлетворено, и он платит дорого: обе стороны расстаются довольные друг другом.

Оказисты одеваются всегда прилично, по-купечески, и с утра до вечера каждодневно занимаются розысками. Откопав оказию, они извещают товарищей, а иногда делятся на партии по разным оказиям и по окончании дела сходятся где-либо в трактире и делят добычу на равные части.

Часть четвертая

Рассказ 14

О сводчиках

В Москве существует значительная партия так называемых сводчиков, состоящая из лиц разного сословия, с различными способностями. Биржа их находится напротив присутственных мест, перед окнами так называемых Московского и Патрикеевского трактиров, где они с 9 утра до 3 часов пополудни, стоя в различных группах, толкуют один с другим о всем том, что только может быть нужно для человека. Вам, например, понадобился управляющий, конторщик, писарь, нужен заем денег, продажа или покупка имения, дома, леса, вам необходима невеста или жених: извольте только явиться на эту биржу и, подойдя к кому-либо из них, высказать вашу надобность - тотчас к вашим услугам появится не один, а многие. Заметьте, однако ж, что на улице они с вами говорить не станут, а попросят вас в трактир, где вы и должны будете угощать их чаем или водкой. Там они наговорят вам столько, что едва ли вы в состоянии будете все высказанное ими запомнить - так многосведущи все эти господа сводчики, среди которых вы можете встретить и стряпчих (о которых я объясню вам после). Усводчиков везде связи и знакомства. Как только вы на что-либо согласитесь, у вас тут же попросят денег на расходы, а без этого они для вас хлопотать не станут. Не забудьте также и того, что вас отлично могут обмануть или, как выражаются некоторые из них, "надуть", не доведя дело до конца.

Смешно, что все они на словах ворочают тысячами, а редко у кого из них вы можете найти в кармане рубль, потому что получаемые ими деньги за труды свои они тотчас расходуют на необходимые надобности. Они всегда нуждаются в деньгах, у каждого за пазухой вы найдете вместо денег целый пук записок: об имениях и домах, со всеми подробностями доходов.

Извольте, наконец, выслушать об их замечательных действиях.

Молодой человек, купец, приехал в Москву высмотреть богатых невест, имея у себя порядочное отцовское состояние.

Так как он никогда не бывал в Москве, то остановился в одной из отдаленных от города гостиниц, куда его привез со станции железной дороги извозчик.

Когда коридорный служитель подавал самовар, он спросил у него, где в Москве проживают знаменитые московские свахи.

Коридорный, поняв в чем дело, тотчас объяснил молодому приезжему, что в женских банях, находящихся в доме, есть парильщица, одна из лучших московских свах, женщина очень умная и честная.

Молодой человек, выдав коридорному рубль серебром на чай, попросил его пригласить сваху эту к нему в номер на другой день утром.

Поутру сваха сидела в номере молодого человека за самоваром и рассказывала ему о тысячных невестах, совершенно образованных и полуобразованных, выхваляя красоту каждой, с секретным разъяснением душевных качеств и физических способностей в хозяйственном знании.

По окончании разговора жених, записав о некоторых из них, выдал свахе за рассказ трехрублевый билетик и попросил прийти к нему через день.

О приезде этого молодого человека-жениха узнал один сводчик. Когда он пришел на биржу и увидел там другого сводчика-свата, то отозвал его в сторону и сказал ему:

- Есть дело очень интересное, можно нажить хорошие деньги! Я знаю, что это дело твоего ума, ты его обделать можешь, но только с уговором: мне дать долю, а иначе я тебе рассказывать не стану.

- Что ты, Бог с тобой, Пафнутий Алексеевич! Да когда же я не делился в деньгах и ел хлеб один? - сказал сват-сводчик почти сквозь слезы. Пожалуйста, не обижай меня неприличными словами, да мне и не по летам быть обманщиком-то!

- Ну, когда так, то я прошу тебя сейчас отправиться в гостиницу, в которой остановился приезжий молодой человек, жених, никогда еще не бывавший в Москве. Ему нужна богатая невеста, а у тебя их, верно, много. Он, говорят, с хорошим состоянием. Ты прежде порасспроси о нем у коридорного - да не мне тебя учить. Действуй, как сам знаешь, только чтоб были деньги...

Сват-сводчик, услышав все это, крякнул, погладил свою окладистую бороду и, постучав палкой по тротуару, пустился чуть не бегом в указанную гостиницу.

На другой день этот сват рано утром вошел в номер жениха, без всякого доклада в сопровождении коридорного служителя.

В это время жених лежал на диване со счетами в руках и что-то подсчитывал тысячными косточками.

Увидав свата, он вскочил.

- Милостивейший государь! - начал сват.- Извините меня, что обеспокоил вас своим приходом. Я узнал от одного моего знакомого, что вы приехали сюда найти для себя хорошую партию, то есть, одним словом, богатую невесту. Вот по этой-то причине я и вознамерился к вам явиться: мне все невесты, богатые и средней руки, в Москве изве стны, ибо я более 25 лет занимаюсь сватовством.

- Покорнейше прошу садиться, - сказал жених свату.

Сват сел; был подан самовар, и за чаем сват поведал жениху о многих невестах: богатых и не очень богатых, красавицах и не красавицах, о семейных и сиротах и, наконец, рассказал еще о вдове, имеющей 200 тысяч рублей годового дохода.

Жениха особенно заинтересовала вдова, и он попросил свата рассказать об этой невесте поподробнее.

- Не красавица, - сказал сват, - но женщина молодая...

- Что за дело до молодости и красоты. С такими деньгами жениться можно и на старухе.

- Нет, позвольте! - перебил сват, - нужно чтобы все было в порядке. Вот извольте же выслушать. Замужем-то она была только 5 месяцев, за раскольником самой крепкой веры, следовательно, порядочно еще и не могла напитаться замужней жизнью. В настоящее время она живет вместе со свекром и свекровью, ее держат весьма строго, невзирая на то, что она им не дочь, а невестка. Она не знает, как вырваться из рук этих окаянных; только и выхода у ней, у сердечной,- в город отпроситься за какими-нибудь покупками, а уж об удовольствиях не смей и думать. Сватался, говорят, за нее такой же церковный, как и вы, да вишь не допустили даже и посмотреть на нее.

- Как же я смогу жениться на ней? - спросил у свата озадаченный препятствием жених.

- Об этом вы не беспокойтесь! Если уж я принимаюсь за дело, то тут никакая сила не удержит. Лишь бы только она вам понравилась, а потому вам непременно нужно увидеться с ней где-нибудь наедине и поговорить обо всем подробно и откровенно.

- Как же мы можем устроить это свидание?- спросил жених.

- А вот как, - сказал сват. - Завтра я уговорю ее, чтобы она отпросилась в город, и, конечно, объясню ей обо всем подробно. Да вместо города привезу ее в наш знаменитый московский трактир - иначе этого свидания нигде нельзя будет устроить. Вы не извольте беспокоиться по поводу трактира - там бывают люди значительные, с семействами. И устроены отлично особые комнаты; кушанье, чай и вина там хорошие, все подается на таких приборах, что у другого богатого человека таких нет.

Жених, улыбнувшись, сказал свату:

- Ну, трудитесь, как вы знаете, и если все благополучно кончится, вы от меня получите тысячу рублей сверх всех тех расходов, какие будут нужны в этом деле.

- Да, без расходов обойтись никак нельзя,- подтвердил сват. - Вот, например, завтра, когда приеду к ней в дом, сперва нужно поговорить с ее любимой нянюшкой, да сунуть ей что-нибудь и обещать после; потом нужно будет угостить хорошенько кучера, который повезет ее в город - она на извозчике не поедет. А там, пожалуй, найдется еще кто-нибудь из ее приближенных, которых также необходимо поумаслить. Слушайте меня, старика, - я дело обланширую как нельзя лучше, только уж вы на первый-то случай не поскупитесь, сударь.

Жених вынул из бумажника 10 рублей и подал свату.

Сват, приняв деньги и поблагодарив, предложил жениху съездить посмотреть невестин дом на Покровскую улицу.

Жених тотчас собрался, и они отправились.

Не доезжая немного до нужного дома, они слезли с извозчика и подошли к воротам, рядом с которыми торговал хлебник. Они спросили у него:

- Чей это дом?

- Купчихи, такой-то вдовы, - отвечал хлебник.

После этого они заглянули во двор и удовлетворенные отправились в обратный путь.

Не доезжая до гостиницы, сват распрощался с женихом и отправился на биржу, чтобы сообщить сводчику о своих успехах.

На другой день вечером жених и сват посетили московский трактир, чтобы выбрать комнату для свидания, так как невеста уже дала слово увидеться с женихом на следующее утро.

Назавтра невеста, жених и сват уже сидели в трактире за завтраком и разговаривали о предстоящем деле. Невеста была в черном шелковом платье; на голове повязана у нее была черная косынка, а на шее - черный шелковый платок; на одном пальце было золотое обручальное кольцо, а на другом бирюзовое колечко с маленьким бриллиантиком. Нельзя было сказать, что она красавица, но лицо ее было довольно привлекательное. Вела она себя очень любезно и скромно.

Через час времени она встала, попросила свата подать ей салоп и, распростившись с женихом, вышла из трактира в сопровождении свата. Жених, прощаясь с невестой, поцеловал у ней руку.

Проводив невесту, сват вернулся в комнату и, с восторгом ударив в ладоши, сказал:

- Браво! Теперь все зависит только от вашего желания. Садясь в дрожки, она велела поцеловать вас за себя сто раз... и сказала еще: "Он просто милашка!" Ну, что вы теперь, милостивый государь, скажете? Умею ли я дело делать? Теперь позвольте узнать, нравится ли она вам?

- Очень, очень нравится! У нее такое доброе лицо, не мудрено полюбить ее с первого раза.

- Стало быть, я должен действовать решительно! Предлагаю вам на первый раз сделать невесте какой-нибудь подарочек - это будет кстати.

Жених отправился в серебряный ряд и купил маленькие дамские золотые часы и золотой браслет, заплатив за все 146 рублей серебром. Подарки он отдал свату, чтобы тот доставил их невесте. Сват не забыл напомнить и о себе, сказав, что ему на расходы нужны деньги. Жених сразу выдал ему 15 рублей серебром.

На другой день сват принес жениху письмо от невесты, написанное на розовой бумажке. В нем были любезные благодарности на подарки, с просьбой увидеться с ней еще раз для некоторых необходимых переговоров в отношении их брака.

После этого письма сват более недели каждодневно приходил к жениху с письмами от невесты различного содержания, на которые молодой человек отвечал сердечным расположением. В продолжение этого времени сват не забывал попрашивать у жениха денег: на подарки прислуге, на извозчиков и на чай, в чем ему не отказывали.

Будучи совершенно уверенным, жених не забыл уведомить о выбранной им невесте старшего брата и старушку мать, от которой получил родительское благословение.

Но как-то раз сват почему-то к жениху не явился. На другой день жених сидел в номере и думал о будущем свидании с невестой и о том, как бы ему поскорее получить роспись приданого.

Тут вошел коридорный служитель и сказал жениху, что его желает видеть какая-то женщина с подбитым глазом.

- Что за дьявольщина! Откуда такая взялась?- удивился жених.

- Я не знаю! - улыбаясь, отвечал служитель.

- Где же она?

В эту минуту отворилась дверь, из-за которой показалась голова женщины, увязанная платком.

- Войдите сюда! - велел жених. - Что вам надобно?

Женщина, одетая по-русски и бедно, вошла в комнату и, помолившись Богу, спросила у жениха:

- Не вы ли, батюшка, приезжий жених?

- Я, - отвечал, смеясь, жених.

- Ну, слава Богу, что я нашла-то тебя. Я пришла, родимый, чтобы объяснить сущ ую правду. Вот лопни у меня глаз, если солгу тебе хоть на порошинку.

- Да в чем же дело?

- А вот в чем, родимый мой. К тебе ходит мой муж-мошенник и сватает тебе невесту. Не верь ты ему! Он тебя только обманывает на деньги - эдаких невест-то, какую он привозил к тебе, ты сам найдешь и без него на Кузнецком мосту, в модных магазинах, сколько душе твоей угодно! Девка-то эта, которую ты видел, родная моя племянница, белошвейка. Вот тебе, родимый мой, побожиться не грех, всю истинную правду говорю. Вчера он, мошенник, напился на твои-то денежки до бесчувствия и, придя домой, ну меня бить, ну меня бить, и как избил-то - не на живот, а на смерть. А за что? За то, что я купила без его спросу две рубашки. Слава тебе, Господи, что нашла-то я тебя, родимый, а то бы он, мошенник, все бы тебя путал, да, пожалуй, и женил бы на этой негоднице, а что с него взять-то? Человек известный, сводчик.

Жених, озадаченный рассказом неизвестной ему женщины, до того растерялся, что не мог выговорить слова, и в ту же минуту, собравшись, уехал на станцию железной дороги.

Сидя в вагоне, он не столько жалел об истраченных им деньгах, сколько о том, что был так обманут мошенническим сватовством.

Рассказ 15

Богатому купцу необходим был значительный заем денег, без залога. Он очень долго искал такого человека, который бы ссудил его деньгами, но не находил его, потому что у него в то время шел ка кой-то судебный процесс по его имению. И об этом знали все известные капиталисты-процентщики.

Двое сводчиков, прослышав об этой крайней надобности купца, решили обмануть его на деньги с помощью темного* афериста. И обман они совершили очень удачно.

Один из сводчиков, явившись утром к купцу, предложил ему заем денег без залога у одного приезжего богатого сибиряка, который якобы приехал в Москву для того, чтобы привезенный им с собой значительный капитал положить в Сохранную казну.

Купец, выслушав сводчика, ничего ему на это не сказал, а велел явиться на другой день утром. Сам же тотчас послал своего приказчика узнать: действительно ли в таком-то номере и на таком-то подворье стоит богатый сибиряк купец (о месте пребывания сибиряка ему сводчик успел доложить).

Приказчик, возвратясь, рассказал своему хозяину, что сибиряк действительно на том подворье и в том номере стоит, но что его теперь нет дома, ибо он каждодневно по делам своим бывает в городе и в номер возвращается вечером довольно поздно. Об этом ему поведал коридорный служитель.

На другой день купец весьма ласково принял сводчика, угостил его чаем и попросил поскорее уладить заем из восьми процентов.

Сводчик дал слово и уже вечером, придя к купцу, сказал, что сибиряк согласен выдать деньги и даст охотно, ибо здесь значительный расчет в процентах противу Совета. К тому же он узнал от ваших знакомых, что вы человек честный и обязательно заплатите деньги в срок исправно.

- Когда же мы можем это покончить? - спросил купец.

- Я думаю, на днях! - отвечал сводчик. - За деньгами уже остановки быть не может, потому что они находятся у сибиряка в номере; я завтра утром уведомлю вас, когда он может к вам приехать для личного свидания.

Купец дал своднику три рубля на чай и попросил его как можно поскорее кончить это дело, ибо ему очень надобны деньги.

Утром сводчик к купцу почему-то не явился. На другой же день был праздник, и купец никак не рассчитывал на свидание с сибиряком, полагая, что тот проведет этот день в номере, но на деле вышло совсем противное.

Как раз в праздник, в 8 часов утра, совершенно неожиданно явились в дом купца сводник и сибиряк - мужчина пожилых лет, благовидной наружности. У него в руках было нечто, завязанное в шелковый платок тщательным и крепким узлом; на нем самом был казакин, сверху которого накинута на плечи чуйка из тонкого сукна.

Не дожидаясь доклада, они тотчас вошли в зал, где их встретил хозяин дома, извещенный слугой.

Раскланявшись, сибиряк сказал:

- Вы, верно, сегодня не ожидали меня к себе в гости? Да я и сам-то было не хотел по случаю праздника к вам ехать. А вот он, - сибиряк указал на сводчика, - взбаламутил меня. Вчера же я быть у вас не мог, потому что отправлял в свой город купленный здесь кое-какой товар. Весь день прошел у меня в хлопотах- пообедать хорошенько было некогда! - Усевшись на стул, он спросил купца: - А что, у вас дома имеется гербовая бумага?

- Нет! - отвечал купец.

- Как же быть-то? Надобно послать. Я думаю, отпустят из казначейства, если там дать присяжным рублика три на чай. - Он вынул из бокового кармана туго набитый, по-видимому, деньгами бумажник, вытащил из него 10-рублевый билет и, подав его сводчику, сказал:- Ступай-ка ты, брат, на извозчике, да дай присяжным три рублика, - а вы (обращаясь к купцу) уж, Петр Игнатьевич, потрудитесь выдать ему деньги на бумагу. Тратить время по пустякам не следует - надо им дорожить!

Купец, видя, что сибиряк настроен решительно, тотчас отправился в свой кабинет и вскорости вернулся с записочкой о достоинстве бумаги и двумя сотенными купюрами. Подавая их сводчику, он попросил:

- Пожалуйста, похлопочи поскорее, да денег-то ихних не трать, а истрать из моих.

Когда сводчик ушел, сибиряк стал расспрашивать у купца о его торговых оборотах; после чего, посмотрев в окно, начал расспрашивать о соседях. Услышав фамилию купца Кириллова, сибиряк удивился:

- Как, неужели еще этот старик жив? Ведь он мне, батюшка, хороший приятель: я с ним более трех лет не видался и полагал, не встречая его в городе и на ярмарке, что он помер. Я с ним познакомился еще в 1839 году на Нижегородской ярмарке. Он в то время торговал бумажным товаром. Человек очень добрый и хороший. Как сынок его?

- Очень приятный человек! - сказал купец.- В прошлом году его женили и взяли у Красулькиных жену с состоянием.

- Очень рад, очень рад, - произнес сибиряк и, встав со стула, попросил купца узелок, который находился у него в руках, куда-нибудь запереть, а ключ ему отдать, ибо в узелке деньги. Сам же он решил, покуда сводчик не вернется, пойти навестить Кириллова и поздравить его с невесткой, а сына с женой.

Купец исполнил желание сибиряка: узелок запер в конторку и ключ отдал ему.

Сибиряк просил по возвращении сводчика тотчас послать за ним к Кириллову.

Проводив до парадного крыльца будущего своего кредитора, купец озаботился приготовлением хорошей закуски и выпивки, зная, что на этот счет сибиряки большие охотники.

Прошло три часа.

"Что за причина, - думал купец, - что сводчик так долго не возвращается? Неужели ему не отпускают бумагу?" Истек еще час. Купец, соскучившись, послал за сибиряком к соседу.

Слуга, возвратившись, объяснил своему хозяину, что у соседа сибиряка нет и не было и что никакого сибиряка он не знает.

- Ну, ловко! - воскликнул купец, - надули меня мошенники. Ай да ребята. Илья! - закричал он своему слуге. - Беги скорее за квартальным надзирателем и приведи слесаря отпереть конторку.

Через полчаса конторка при надзирателе была отперта, узел развязан. В нем оказались старые газеты, изрезанные и уложенные в пачки.

- Илья! - закричал купец. - Сейчас же поезжай на подворье, в 20-й номер. Если встретишь там сибиряка, который у нас был, проси от моего имени хозяина или приказчика подворья задержать этого мошенника. Если же его нет уже там, то попроси подробную выписку из их конторской книги: о звании, имени, отчестве и фамилии этого постояльца.

Илья, возвратившись с подворья, сообщил хозяину, что постоялец этот находился в номере у них только два дня, назывался Андреем Ивановым, а действительно ли он Андрей Иванов и в самом ли деле он купец, о том они не знают, потому что паспорт его у них записан не был. Тем дело и кончилось, ибо знакомого незнакомца отыскать было невозможно.

Рассказ 16

К одному из аферистов попал в руки ломбардный билет на 100 рублей, украденный вместе с другими вещами у одной небогатой женщины. Аферист этот, владея противозаконным искусством, билет тот сделал из сотенного тысячным и ждал удобного случая, чтобы сбыть его с рук, не подчиняясь закон ной ответственности. Он хорошо знал, что ни менялы, ни процентщики билет себе не возьмут, и потому ему необходимо было содействие какого-либо опытного сводчика. Наконец случай представился.

Вдова-мещанка, отдавая дочь свою замуж за крестьянина-торговца, заняла через сводчика у одного капиталиста под собственный дом 2 тысячи рублей. Заем этот состоялся, за что сводчику выдан был процент от вдовы и полпроцента от капиталиста. С полученными деньгами сводчик зашел в трактир и, увидав там своих знакомых, рассказал им, как он удачно кончил дело. В числе знакомых сводчика оказался тот самый аферист.

Аферист отозвал сводчика от своих знакомых и сказал ему:

- Я хочу с вами сделать полезное для нас обоих дельце: у одного купеческого сына есть украденный им у матери ломбардный билет на сумму в 1000 рублей. Он сам не имеет возможности получить по нему из Опекунского совета деньги, потому что мать его на другой же день подала объявление о похищении того билета. Нельзя ли нам всучить этот билет тому самому процентщику, у которого занимала деньги ваша вдова под свой дом? Мне кажется это возможно сделать от имени вдовы.

- А как вы думаете это сделать? - спросил сводчик.

- Об этом можете меня не спрашивать. Нужно только ваше согласие.

- А сколько вы дадите мне за мои хлопоты?- спросил сводчик.

- Сто рублей, - отвечал аферист.

- Согласен! Теперь извольте объяснить ваш план.

- План очень прост. Скажите, знает ли эта женщина грамоту? Если не знает, то кто расписывался за нее под актом?

- Грамоты она не знает, а под актом расписывался за нее один отставной бедный чиновник, которому за это заплачено рубль серебром.

- Прекрасно! И где этот чиновник?

- Его можно встретить каждый день около присутственных мест у Иверских ворот.

- Вы его хорошо знаете?

- Очень хорошо!

- Теперь скажите мне, когда будет свадьба?

- На днях, и не здесь, а в деревне, за 15 верст от Москвы. Невеста вместе с матерью отправятся туда к венцу.

- Ну, извольте теперь выслушать. С вашей стороны, вы должны будете узнать, кто из родных или знакомых женщины останется у нее в доме, когда она уедет на свадьбу, и понаблюдать за ее выездом.

Все обговорив, они возвратились в трактир, и за будущий успех аферист угостил сводчика водкой, дав слово свидеться с ним через день в том же трактире.

В назначенное время, сидя в трактире, сводчик объяснил аферисту, что женщина та уже уехала, оставив в доме хозяйничать родную сестру.

Аферист вынул из кармана ломбардный билет и подал его вместе с заготовленной записочкой сводчику. Он велел найти того самого чиновника и попросить его сделать на обороте ломбардного билета надпись с этой записки. А потом расписаться вместо неграмотной женщины по ее личному прошению. Достав из бумажника рубль серебром, аферист сказал:

- Вот ему и вознаграждение за труд. Кажется, этого довольно. Возьмите!

Сводчик, не говоря ни слова, взял ломбардный билет, записочку и деньги и поспешно вышел из трактира. Через полтора часа он возвратился и подал аферисту его ломбардный билет, сказав с улыбкой: "Готово!"

Аферист, прочитав сделанную надпись, также улыбнулся и вынул из кармана неграмотное письмо, якобы написанное от имени женщины к капиталисту и адресованное на имя ее сестры.

- И у нас готово! Теперь дело за вами.

Сводчик удивлялся: от кого мог узнать аферист об имени сестры, когда и сам он о том еще не узнал.

- В какое время будет лучше отправиться с этим письмом и ломбардным билетом к капиталисту за получением денег? - спросил аферист.

- Не знаю, это нужно хорошенько обдумать. Как и то, с какой речью я должен предварительно явиться к капиталисту.

- Тут уж обдумывать вам нечего - все обдумано. Вы только явитесь, покажете письмо и ломбардный билет. И я надеюсь, что дело будет тут же кон чено, потому что со стороны капиталиста сомнения быть не может. Из письма он ясно увидит, что со всех сторон огражден и обеспечивается в выдаче капитала ломбардным билетом. К тому же с уступкой в его пользу за один год процентов с капитальной суммы - 50 рублей за какие-нибудь два-три дня. Прочтите письмо, вам необходимо знать его содержание. В письме знакомая вам женщина умоляет не отказать ей выдать денег через вас. Она объясняет, что отец жениха ломбардный билет этот в приданое не принял, а требует наличные деньги. Сама же она приехать в Москву не может.

Сводчик прочитал письмо и решил, что лучше всего к капиталисту отправиться вечером. Аднем его хорошо бы встретить в городе и предупредить о том, чтобы посмотреть, охотно ли он примет это предложение.

- Вы же, - добавил сводчик, - должны будете в семь часов находиться здесь и ждать моего возвращения.

Условившись, они разошлись.

В девять вечера сводчик с аферистом кутили в одном из трактиров, упиваясь лучшим ромом с чаем, потому что деньги ими по билету были уже получены.

Теперь оставим их пирующими и посмотрим, что будет делать каждый из них завтра.

На другой день сводчик, опохмелившись, отправился на свою биржу угостить знакомых. Аферист, напротив, явился в Опекунский совет, где положил триста рублей, на три билета и переделал их также в тысячные, чтобы пуститься с ними в аферные спекуляции.

Два билета он выменял себе, опять же через сводчиков, на бумажный товар, который с уступкой продал мелким торговцам. С третьим же он был взят и посажен под арест, как и знакомый его сводчик, потому что капиталист, у которого находился билет, выданный ему сводчиком, был задержан в Опекунском совете и отправлен в часть. Там он показал письмо, выданное ему с билетом, от имени безграмотной женщины. Первоначально отыскали сводчика, а потом и афериста. Дело началось следственным порядком.

Допрошенный сводчик показал, что афериста он никогда прежде не знал, что видел его только один раз у себя в квартире, когда тот приехал с письмом и ломбардным билетом и просил его от имени знакомой ему женщины, назвавшись ее родственником, тотчас отправиться к тому самому капиталисту, у которого она заложила дом, а потом, получив деньги, доставил их ему. За свои труды он получил процент с рубля.

Аферист же решительно от сводчика отказывался, говоря, что вообще не знает его, поэтому ему билета и письма никак не мог выдать. Ао том билете, что был при нем, он показал, что нашел его вместе с бумажником, который у него уже отобрали.

Тогда аферисту представили и другие два билета вместе с теми самыми лицами, у которых он купил бумажный товар. Вот здесь-то он уже окончательно был уличен. Положение оказалось затруднительным, однако, благодаря своему изобретательному уму, находился он в нем весьма не долго.

Сидя в отдельной арестантской комнате, он разобрал стену, предварительно склонив к побегу одного солдата из евреев, стоявшего на часах в ночное время около его окошка. Аферист пообещал ему порядочную сумму денег и возможность стать вместе с ним в одной из известных ему губерний тамошним гражданином.

Побег они совершили весьма удачно, отчего дело это не получило окончания. Солдат же, попавшийся по прошествии нескольких лет в Тамбовской губернии, как бродяга, был прислан в Москву и, раскаявшись в своем поступке, объяснил, что аферист оставил его в какой-то деревне без всяких средств, отчего он вынужден был бродить по деревням и городам, собирая милостыню.

Афериста до сего времени не отыскали, хотя был слух, что он под именем вольноотпущенного Власова находится в Херсонской губернии. Но это ничем не подтвердилось.

Помолчав, рассказчик продолжил:

- Есть еще сводчики-аферисты, которые к лицам, имеющим надобность в займе небольших денег, подводят своих товарищей в виде капиталистов и потом берут от них на написание заемного обязательства, или гербовую по сумме бумагу, или на ее покупку деньги. И уже более не возвращаются, оставляя нуждающегося в займе денег с призрачной надеждой на будущее возможное получение от других лиц.

Вообще все сводчики к торжественным праздникам усаживают один другого за мнимые долги по документам в яму, на окуп - по окупе деньги эти делят пополам, что называется у них окупным доходом.

Везде у этих людей есть свои спекуляции.

Офицер закончил рассказ, но дал слово рассказать мне после о других замечательных проделках сводчиков.

- А теперь, - сказал он мне, - я объясню вам о московских мелких стряпчих, или так называемых "пописухиных".

Часть пятая

Рассказ 17

О стряпчих

Все эти господа отчаянно пишущие и отчаянно действующие, они каждодневно стоят на тротуаре около присутственных мест или заседают в трактирах - Московском маленьком и Патрикеевском, где рассказывают бедным просителям, не имеющим средств обратиться к хорошему стряпчему, о своих знаниях в каждом судопроизводстве. Они обирают или, иначе сказать, высасывают у каждого из них последнюю добытую ими трудовую копейку, за веряя их клятвою в совершенном успехе каждого начатого им дела. Слушая иногда рассказ такого стряпчего, невольно улыбнешься и подумаешь: "Боже мой! Чего не делают и к чему не привыкает в крайности человек!"

Нужны вам свидетели по кляузному делу? Стоит только обратиться к этим пописухиным, и они готовы написать просьбу какого бы то ни было содержания и к какому бы то ни было лицу. К вашим услугам несколько рук. Вам ни в каком случае не скажут, что этого нельзя, что это противозаконно, а напротив, вам еще дадут мысль, как действовать, и вовлекут, наконец, в такой лабиринт, из которого вы не в состоянии будете выйти без потери своей собственности.

И что ж вы думаете, за какие деньги они все это делают? За самые ничтожные! Каждый из них бывает очень счастлив, если он достанет для себя рубль или два серебром в сутки, а бывают и такие для них несчастные дни, что они не имеют возможности добыть для себя гривенника. В это время они пробавляются на счет других.

Стряпчим этим почти каждое преступление известно, потому что они в мутной воде ловят для себя рыбу. Я не раз видел, с какой жадностью они вглядываются в преступника, идущего под конвоем, в особенности имеющего у себя деньги. Многие из них, испытывая несчастные приключения, нисколько впоследствии не удаляются от противозаконных дел, а, напротив, ввязываются в еще большие, лишь бы добыть деньги.

Я знаю довольно серьезный случай. В замке содержался один из числа таковых стряпчих за составлением кому-то фальшивого вида. Он просидел довольно много времени, потом как-то выпутался, по суду был оставлен в сильном подозрении. И что же вы думаете? Он придумал для нуждающихся в его помощи доставать виды из больниц после умерших чиновников, чиновниц и вольноотпущенных. Для этого он свел короткое знакомство в одной больнице с фельдшером (которого впоследствии и погубил). Но надо было видеть, как он торжествовал в то время и какие брал за это деньги. Наконец и сам попал безвыходно под суд. Как это обнаружено было, я сейчас объясню.

Крестьянин, содержавшийся в замке за незначительное преступление, был парашником в дворянском отделении, где в то время находился и пописухин. Доброе лицо и кроткий характер этого крестьянина почему-то обратили на себя особенное внимание пописухина, и он, сидя как-то на дворе у своей казармы, подозвал того крестьянина.

- Иван, - спросил он, - за что ты содержишься?

- По подозрению уведенной кем-то у нашего богатого крестьянина из сарая лошади.

- Только-то?

- Да! - отвечал крестьянин.

- Семейный ты?

- Нет, я одинокий.

- Хочешь ли ты быть навсегда свободным?

- Не знаю, как вам сказать: иногда свобода-то бывает хуже неволи. Ведь я знаю, что не виноват, и потому надеюсь, что меня освободят.

- Дурак! А если нет? Тебя ведь сошлют на поселение.

- Бог милостив, - отвечал крестьянин. - За меня хлопочет у барыни родная моя сестра, которая ходит за барыней. Вот поэтому-то я и надеюсь, что меня не сошлют. А что бы вы хотели посоветовать мне?

- Есть ли у тебя деньги? - спросил пописухин.

- У меня нет, но если мне понадобятся, то в этом не откажет моя сестра. Она меня очень любит, а у нее деньги есть. Она приобретает их своим рукоделием.

- Я надеюсь скоро освободиться, - сказал пописухин. - Если ты узнаешь о невыгодном для тебя решении, попробуй бежать. Потом приходи ко мне на квартиру: я тебе дам вид, с которым ты можешь жить, где тебе захочется.

Крестьянин, засмеявшись, спросил:

- Не такой ли, какой вы дали Пустоголовому?

Пописухин тоже засмеялся и ответил:

- Нет, не такой, а настоящий... действительный вид. И за это с тебя возьму только 25 рублей.

Разговор их прервался зовом к обеду.

Через неделю пописухина освободили. А месяцем позже и этого крестьянина выпустили и поместили в число рабочих на одной из московских фабрик.

Через год после того крестьянин почему-то захотел раскрыть противозаконные действия знакомого ему пописухина, занимавшегося по-прежнему выдачей фальшивых видов. Крестьянин продолжал с ним видеться и нередко угощал его водкой и чаем. Несчастье весьма часто, не разбирая звания, сближает между собою людей на целую их жизнь, а в особенности таких людей, которые содержатся вместе под арестом. Нигде вы не найдете такого откровенного рассказа и дружбы, как между арестантами в замке, нигде вы не узнаете подробности о сделанном кем-то преступлении, как в замке и, наконец, нигде нет такой школы злодейских вымыслов и предприятий, как в замке. Редко кто из содержащихся по каким бы то ни было маловажным преступлениям впоследствии, будучи на свободе, устранит себя от порока. Но определять причины этого соединения и сродства - дело не мое.

Итак, крестьянин этот явился к одному из известных сыщиков и рассказал ему откровенно о действиях своего знакомого пописухина и о сделанном им ему предложении во время его содержания в тюремном замке. Он также добавил, что пописухин в настоящее время виды для нуждающихся достает после умерших из какой-то больницы, от фельдшера.

Сыщик, дав деньги, попросил этого крестьянина достать ему какой-нибудь вид.

Через несколько часов крестьянин принес вид после умершей чиновницы, с объяснением, что он получил вид от самого фельдшера, так как пописухин почему-то решил познакомить его с ним лично, взяв за это 3 рубля серебром.

Сыщик еще выдал деньги и попросил достать ему мужской вид. И это было исполнено крестьянином - он принес отпускную.

В третий раз фельдшера при выдаче вида взяли.

Вот еще какие дела совершаются этими пописухиными.

Одной безграмотной чиновнице-вдове по документу купец должен был тысячу рублей. Купцу почему-то не захотелось заплатить в срок деньги, и он обратился к пописухину с советом.

Пописухин, разумеется, предварительно сторговавшись за труд свой и получив в задаток 5 рублей серебром, написал от имени этой вдовы объявление в Часть о том, что по предъявленному от нее документу деньги от такого-то купца она получила все сполна. Почему и просит документ с платежной подписью возвратить купцу. Написав объявление, пописухин оставил место для месяца и числа и приложил руку- вдова-то безграмотная. Осталось только засвидетельствовать объявление в квартале.

На другой день купец получил от пописухина объявление, засвидетельствованное каким-то поручиком, с наставлением держать у себя до тех пор, покуда и чиновница его не представит к взысканию документ. Тогда надо будет вписать месяц и число в объявление и представить его в Часть.

- Ну вот, милостивый государь, - после сказал пописухин купцу, многие осуждают нашего брата за наши кляузы, а как бы вы обошлись без них? Без этого объявления не заплатить денег нельзя, а при нем вы ограждаете себя от всяких неприятностей. Поди-ка реши она судиться, да ничего не сделает: завяжется дело на бесконечное время, а денег-то вы все-таки не заплатите.

Не знаю, правда, подал ли это объявление купец в Часть или, устыдясь собственного своего неблагонамеренного действия, заплатил по документу наличные деньги.

Рассказ 18

Об отдатчиках в рекруты

В прежнее время торг рекрутами приносил отдатчикам значительное обогащение: это был торг свободный и самый выгодный.

Отдатчики держали рекрутов у себя безбоязненно по нескольку человек, показывали их каждому нуждающемуся и сами брали на себя поставку рекрута и доставление квитанции.

В настоящее время действия их строго преследуются, и они теперь делают все скрытно: охотников держат на квартирах у своих знакомых, а не у себя, по д видом нахлебников; сами при ставках не бывают, а предоставляют действовать самим покупщикам, ставящим рекрута за свои семейства.

Бывают случаи, что отдатчики действуют по доверенности, а иногда будто бы по просьбе родственника, но на это они испрашивают разрешение.

Отдатчики имеют у себя агентов, которые называются у них дядьками. Обязанность дядек заключается: во-первых, в наблюдении за целостностью охотника; во-вторых, дядька должен неотлучно находиться при охотнике, ходить с ним по разным заведениям и оберегать его от таких действий, которые могут вовлечь его в ответственность. На дядек возлагается и поиск охотников, для чего они и бродят по разным торговым заведениям, высматривая промотавшихся гуляк или доведенных бильярдными и картежными играми до крайности. Гуляку они тотчас напоят пьяным, выспросят у него о его семействе и потом, если найдут подходящего для себя человека, уговорят и обольстят деньгами, так что тот охотно поступит в рекруты за какое-нибудь семейство. С другим же они улаживают через любовниц, но во всяком случае пьянство играет у них главную роль. А потому они всех охотников всегда держат в беспрестанном опьянении, для того чтобы он не передумал.

На всякий случай имеются у них старухи, называющиеся матерями охотников, которые и подписывают согласие. Раньше нередко представлялись фальшивые свидетельства о неимении вовсе родителей; если же родители охотника бедного со стояния, то их вынуждают согласиться, уверяя, что рано или поздно сынок их за беспутное поведение поступит в солдаты без всякого для них вознаграждения. При этом пьянство довершает успех дела.

Главное в торговле рекрутами зависит от искусства дядек, которых вознаграждают большим жалованьем.

Хозяева же квартир, где проживают охотники, получают от отдатчиков за пищу по рублю и по два рубля в сутки, а за одежду и обувь охотнику им платится особо.

Между отдатчиками существует в охотниках размен. Если рекрут невыгоден в ставке, они берут отступную. Если же у кого есть выгодная поставка, а нет в наличии охотника, он прибегает к помощи другого отдатчика и берет его в половинную долю барыша.

Помогают отдатчикам припевалы, люди без всяких средств, которых они вознаграждают за их молчание, потому что этим лицам известны все действия отдатчиков и места, где сберегаются у них охотники.

В прошедшее время с рук отдатчиков сходили беглые господские люди и солдаты; но ныне это не делается, потому что весьма трудно. Об одном довольно замечательном случае я хочу рассказать вам подробно.

Отставной курьер вместе с другими своими знакомыми занимался отдачею в рекруты. Он купил у одного господина крепостного человека, отпетую бестию, чуть-чуть не разбойника, которого поставить в рекруты не было никакой возможности.

Долго с ним мучились. Наконец один из компаньонов взялся решить это дело в свою пользу. Он напоил этого человека и уговорил его пойти в рекруты за одно семейство с тем, чтобы потом бежать, а они уже найдут для него безопасное жилище.

Человек этот почему-то согласился, и действительно через две недели явился к ним в солдатской шинели. Они его приняли дружески, продержали у себя несколько месяцев, а когда он оброс волосами, опять отдали в рекруты по какому-то виду после умершего. И опять по его согласию, но сбыли с рук уже не здесь, а в другой губернии, откуда он возвратился, как и прежде. Так сделали они три раза. Когда он возвратился в последний раз, то объявил им, что более мучиться не станет, а желает получить от них хорошее денежное вознаграждение и вид на прожитие. Сказал, что хочет отправиться в монастырь, так как там безопасно. В этом желании они не смели ему отказать и дали слово, как только он обрастет волосами, все это исполнить.

Прожив у них несколько месяцев, он объявил, что дает им сроку на удовлетворение его желания одну только неделю, в противном случае он пойдет и донесет об их действиях полиции.

Испуганные его угрозами, компаньоны не знали, что делать. Они не были уверены, что и находясь в монастыре, он их не выдаст. А потому сочли за лучшее напоить его пьяным и угомонить, спустив в Москву-реку.

Дело это происходило зимой. Они сложили его кусками в куль и вечером следующего дня на салазках отвезли этот куль на Москву-реку, а там спустили в прорубь.

Через двое суток после свершившегося злодейства куль этот усмотрели рабочие с фабрики купца Ж-ва и вытащили из воды баграми.

Развязав куль, они увидали мертвое тело изрубленного человека, о чем тотчас известили полицию.

Любопытствующих было много, и слух об убийстве в один день разнесся по всей Москве.

Преступники, узнав об этом, стали придумывать себе оправдание, а более всех тот, кто отрубил топором голову, ноги и руки человеку, который положил им в карман до 9 тысяч рублей. Весь день и всю ночь они пьянствовали.

На другой день кухарка их, сидя за воротами в вечернее время, слушала рассказ бойкого молодого парня, жившего в одном с нею доме, о том, в каком положении лежал тот убитый. И еще парень добавил:

- Он похож на того самого, который у твоего хозяина проживал охотником.

- Не знаю, - сказала кухарка. - Да и нашего охотника-то что-то не видно, куда-нибудь ушел. А то все, бывало, валяется на полу в чулане. Сколько с ним мучились хозяева-то! Куда его ни сдадут, глядишь, там его и забракуют, он опять к нам и придет на хозяйскую шею. Намедни-с заявился ко мне в кухню пьяненький, сел на лавку, да как бацнет кулаком по столу, ну и говорит: "Слушай, Марфа! Если твои хозяева не сделают того, что я хочу, я их сотру в табак!"

"Что ты, что ты, Христос с тобой! - сказала я ему. - Кажись, наши хозяева-то ни одного охотника не обижали, мало ли у них перебывало, а за тобой-то, вишь, они как ухаживают, как за маленьким ребенком".

"Да, ухаживают, ухаживают! - ответил он.- Поневоле будут ухаживать, ведь ничего им нельзя со мной сделать!"

"Что ж делать-то, касатик, вишь, какая несчастная твоя доля".

На это он мне не сказал ни слова, вынул из кармана трубку и, закурив, ушел в чулан. Атретьего дня приехал на извозчике с Андреем Фомичом, уж куда пьян и на ногах не стоит, волоком волокли его в чулан-то, так и брякнулся ничком. Хозяин ночью-то к нему ходил, я слышала, должно быть, смотреть, не помер ли. А уж утром-то, должно быть, очень рано ушел, я не видела, чулан-то уж был заперт. И ушел-то, видно, в своей одежонке: хозяйский-то тулуп, в котором он ходил, висит на стенке дома.

- А что, Марфа, - сказал парень, - сходила бы ты посмотреть убитого-то из любопытства, его всем показывают, чтоб узнали. Мне, право, что-то чудится, что это ваш охотник - лицо-то у него распухло, а все узнать-то можно.

- Да я боюсь смотреть на мертвых-то: пожалуй, насмотришься - ночи не будешь спать, а сплю-то я одна в кухне.

- Ну вот, маленькая, что ли?

- Маленькая не маленькая, а боюсь.

Поутру, отправившись на рынок, Марфа как ни боялась, а не утерпела, чтобы не посмотреть, хотя от дома их было далековато. "Да все равно, подумала она, - я говядину-то куплю в Таганке - там рынок-то лучше нашего".

Подойдя к стоявшему около трупа сторожу, скрепя сердце она попросила показать ей мертвое тело; сторож открыл рогожку, и она увидала приставленную к туловищу голову их охотника.

- Ах, батюшка ты мой! Царство тебе небесное! Где-то тебя, голубчика моего, так злые люди изуродовали!

- А что, - спросил сторож, - разве ты его знаешь?

- Как же не знать-то! Он жил у наших хозяев в охотниках, и вот дней с пять, что ли, как он от нас ушел.

- А где вы живете? - спросил ее сторож.

- Да близ Вознесения, на Гороховом поле, в доме Чудакова.

- Кто ж твои хозяева-то?

- Кто? Вестимо, отдатчики в рекруты!

В это время подошел к сторожу полицейский.

- Ну что, Спиридонов, никто не обознал тело?

- Вот эта женщина говорит, что он у них жил в охотниках.

- Ты кто такая? - спросил полицейский у женщины.

- Знамо - кухарка.

- А у кого ты живешь?

- У Андрея Фомича да у Терентия Пафнутьича.

- А чем они занимаются?

- В солдаты охотников отдают.

- В чьем доме живете-то вы?

- В доме Чудакова, близ Вознесения, напротив дома Разумовского.

- Иди-ка ты за мной да расскажи это квартальному: он тебе за это спасибо скажет.

- Ах ты, родимый, я не пойду, что мне за дело рассказывать о мертвом теле. Я, вишь, еще точно и не знаю, он ли!

- Ну так посмотри хорошенько, - сказал полицейский и сдернул рогожку.

Кухарка увидала две ноги, отрубленные вместе с сапогами.

- Ах, батюшка, вот сапоги-то козловые его, а самого его я, право, узнать-то не могу хорошенько: вишь, как он отек в лице!

- Ну хорошо, коль сапоги его, так, стало быть, и голова его. Пойдем-ка, тетка, толковать мне с тобой некогда.

Как ни отнекивалась женщина от полицейского, тот, подозвав извозчика, посадил ее и сам сел и отправил ся прямо к надзирателю, не слушая ее причитаний о том, что ей нужно купить говядины, что пора затоплять печку и что ее будут хозяева бранить, зачем она долго ходила.

Надзиратель был человек, хорошо понимавший дело, и потому, расспросив подробно обо всем, послал с ней своего кучера удостовериться, действительно ли она живет в том доме, и приказал ему посмотреть чулан, в котором спал охотник. А чтобы не было какого-либо подозрения со стороны хозяев, он приказал кухарке назвать кучера своим земляком, дав ей рубль серебром на угощение его водкой. И строго запретил говорить о том, что она видела убитого.

Вечером того же дня к дому подъехали два надзирателя и добросовестный свидетель.

Пройдя незаметно по двору, они вошли в покои отдатчиков. В это время один из них читал псалтырь, а другой лежал на кровати пьяный.

Читавший, увидав полицейских, в испуге погасил свечу - огонь был тотчас принесен из кухни.

- Мое почтение, - сказал один из надзирателей сидевшему за столом отдатчику. - Извините, что мы не вовремя приехали. Вероятно, вы уже слышали, что из реки вытащено тело изрубленного человека, говорят он жил у вас. Нам необходимо знать, кто этот убитый и давно ли он от вас отлучился.

Отдатчик, озадаченный вопросом, ничего не отвечал, смотря на надзирателя, разинувши рот.

- Что, вы не слышите, о чем я вас спрашиваю? - повторил надзиратель.

- А что слышать-то, - сказал пьяный отдатчик, - мы никого не знаем и у нас никто не жил.

Надзиратель, не обращая внимания на ответ пьяного, попросил первого отпереть чулан, в котором спал охотник.

Очень долго искали ключ, однако же нашли его под тюфяком у лежавшего на кровати отдатчика.

Выходя в сени, один надзиратель моргнул глазами, приказав другому остаться возле пьяного в комнате.

Отперев чулан и увидав, что на полу насыпан песок, они спросили у отдатчика:

- На чем же спал этот убитый человек?

- На полу, - сквозь зубы проговорил отдатчик.

Позвали кухарку и приказали ей вымести песок. Под песком оказалась циновка.

Подняли ее и увидали на полу в большом количестве запекшуюся и застывшую от холода кровь.

- Довольно! - сказал надзиратель. - Злодейство обнаружено! Ну, милостивец хозяин, теперь мы с вами поговорим иначе. Дело ваше: запираться уже нет никакой возможности! Одно еще может спасти вас от тяжкого наказания по закону - откровенное признание. Итак, покорнейше прошу, пожалуйте-ка, милостивый государь, сюда, в кухню.

С поникшей головой вошел отдатчик в кухню и, остановясь у дверей, сказал:

- Не я это сделал, а мой товарищ.

- Эй, кучера позвать ко мне! - закричал надзиратель.

Кучер вошел.

- Ступай немедленно в частный дом, проси сюда частного пристава и захвати оттуда двоих наручников да писаря.

- Батюшка ты мой! - завопила в это время кухарка. - Вот тебе Христос, я ни в чем не виновата, не знаю и не видела, когда они его, сердечного, угомонили. Не погубите мою душеньку напрасно! Ей-Богу, я ни в чем не виновата.

- Молчи! - велел надзиратель. - Правый правым и останется. Что ты орешь прежде времени, тебя не спрашивают, дура! Экой народец!

- Ох, мои батюшки, родимые, да нет-то у меня ни отца, ни матери, и кто-то за меня заступится, горемычную?..

- Молчи! - повторил надзиратель.

В это время отворилась дверь и в кухню почти вбежал частный пристав.

- Что, господа, нашлись виновные?

Один из надзирателей, указав на стоявшего у дверей, сказал:

- Вот один, а другой в комнате под присмотром, очень пьян.

- Кто вы такой? - спросил частный пристав у отдатчика.

- Отставной курьер, - отвечал тот.

- А товарищ ваш?

- Мещанин.

- Ай да молодцы! Какими вы занимаетесь делишками! Показание снято?

- Нет, сейчас начнем... я дожидался писаря,- сказал надзиратель.

- Вот, какие бывали случаи, - сказал мой рассказчик. После чего, закурив трубку, начал объяснять о росписчиках.

Рассказ 19

- Росписчики - это владельцы небольших домов, принимающие к себе на росписку всякого рода подсудимых. Они известны каждому нуждающемуся, и нет никакой надобности прибегать в этом случае к другим посторонним лицам. Когда надо, росписчик тут же является к подсудимому. Они договариваются о цене за освобождение из-под ареста. Цена зависит от состояния и важности преступления. Договорившись, росписчик берет подсудимого на свое поручительство.

У господ росписчиков бывает на поручительстве очень много лиц, совершенно им незнакомых, с которыми они впоследствии никогда уже и не встречаются, разве новое преступление заставит кого-либо из подсудимых прибегнуть опять к покровительству прежнего росписчика, как хорошего своего знакомого.

Бывает иногда у этих росписчиков очень много хлопот. Расскажу вам об этом. У одного росписчика находился на поручительстве иногородний мещанин, который по выходе из-под ареста заболел холерой. Его отвезли в больницу без всякого вида, и на другой день он помер.

По истечении некоторого времени суд потребовал от росписчика подсудимого. Росписчик не знал, что ему делать, потому что не имел никаких сведений о месте жительства того человека. Не знал, чего он, собственно, понадобился суду. Что оставалось делать? Нужно было отправиться в город, из которого мещанин тот получал себе виды на прожитие. Достаточного количества денег у росписчика в это время в наличности не было, и он счел за лучшее самому скрыться.

Дома он не жил, но каждодневно бегал по всей Москве, по харчевням, кабакам, пивным и трактирам, расспрашивая у каждого встретившегося ему лица о неизвестном ему самому мещанине, описывая при этом его приметы. Чего это ему стоило и с каким трудом сопряжены были его поиски... Так целый месяц он искал того, кого видел не больше трех раз.

Однажды днем, в отчаянии, он сидел в одной из пивных лавок, думая о необходимой поездке в тот самый город. Но как отправиться без денег, с христовым именем? Просить подаяние - трудно, потому что он был порядочно одет. Пожалуй, никто и не подаст, к тому же у него и самого не было вида, так как он был оседлым обывателем в Москве. Так сидел он, облокотясь на стол руками, поддерживая ими склоненную голову, и смотрел исподлобья на каждого входившего в пивную лавку, как смотрит иногда пьяница с похмелья, не имея возможности опохмелиться и желая встретить кого-либо из своих знакомых с деньгами.

Тут вышли две торговки с поношенным товаром: в руках у одной были женские и мужские сорочки, а у другой - два сюртука с брюками, пальто и суконная фуражка. Они сели за его стол и приказали подать им пару пива.

Росписчик взглянул на пальто, и коричневый цвет сукна что-то напомнил ему. Он спросил: дорого ли стоит пальто?

- Три целковых, - отвечала торговка.

Росписчик, рассматривая пальто, сказал:

- Видно, носил его какой-нибудь мастеровой, уж больно оно засалено.

- Не знаю, батюшка мой! Мне отдала продать его женщина, у которой жил какой-то безродный мужчина на хлебах, да, вишь, заболел холерой и помер в больнице. Вот она и продает его вещи, выданные ей из больницы. Он, вишь, был должен этой женщине.

- А где живет эта женщина? - по какому-то предчувствию спросил росписчик у торговки.- Я хочу к ней сходить сам да поторговаться, не уступит ли она его подешевле - я человек-то не богатый, а пальтишко-то мне нужно.

- Пожалуй, коль ты мне дашь двугривенничек на чай, так я тебя до нее доведу сейчас же, потому что живу от нее через дом.

- Хорошо! - сказал росписчик.

Торговки допили пиво, и все трое отправились к Серпуховским воротам.

Придя на квартиру неизвестной ему женщины, росписчик начал с ней торговаться в цене, а между делом спросил, кому принадлежало это пальто.

- Да как тебе сказать, я и сама хорошенько о нем не знаю, - отвечала женщина. - Паспорта еще у него не было, когда он пришел ко мне, потому что его выпустили из тюрьмы под расписку. Он обещал доставить мне какой-то вид из суда...

- Мать ты моя, спасительница моя! - вскричал, всплеснувши руками, росписчик. - Плешивый он был, курносый и небольшого роста?

Удивленная женщина, не зная, что подумать, отве чала:

- Да, да, батюшка, он самый - плешивый.

- Слава тебе, Господи! Избавился-то я от больших хлопот, а то прямо хоть в воду бросайся.

После всего этого не думаете ли вы, что росписчик оставил свой промысел? Нисколько. Разобравшись с этим делом, он опять брал неизвестных ему лиц на поручительство.

Часть шестая

Рассказ 20

О конкурсистах

Конкурсисты - непременные члены большей части конкурсов. В купеческом кругу они известны под именем подставных кредиторов. Люди подобного рода необходимы для тех, кто решается на недобросовестное банкротство.

Решившийся сделаться несостоятельным прежде всего обращается к ним за советами. Он выдает безденежные документы: самому деловому- на значительную сумму, для того, собственно, чтобы он мог быть избран председателем, а всем другим - для обстановки своей несостоятельности.

В подобных конкурсах сокрытие товара и имущества строго не преследуется. Должник бесполезного содержания во временной тюрьме не стесняется, считаясь отбывшим на богомолье. А между тем он проживает у кого-либо из конкурсистов и от нечего делать поигрывает в преферанс по маленькой.

В подобных конкурсах заседание проходит в приятном препровождении времени: пьют, закусывают, беседуют за картами, не рассуждая о деле, и журналы, приготовленные письмоводителем, подписывают по окончании пульки.

В таких конкурсах страдают одни лишь настоящие кредиторы, которые, будучи выведены из терпения безнадежностью на получение своих долгов, решаются наконец на всякую предложенную сделку. Вот, для примера, расскажу вам, как делаются несостоятельными.

Рассказ 21

Купец К., через нетрезвую жизнь расстроив свои торговые дела, вынужден был заложить собственный дом, приносивший ежегодного дохода до 1000 рублей, своему знакомому чиновнику за 5 тысяч рублей. С этими деньгами он решился, усилив торговлю овощным товаром, открыть еще торг виноградным вином и прочими напитками. И открыл. Сидя в своем погребе со знакомым ему конкурсистом, он жаловался на плохие обороты и рассказывал об одном из фабрикантов, который через троекратную несостоятельность сделался значительным капиталистом. Очень ему интересно было, каким образом приобретается возможность через несостоятельность наживать себе деньги.

- Очень просто, - сказал на это конкурсист. - Стоит только приобрести порядочное доверие и кредит, а потом, понабравши себе поболе товаров, уметь обосновать несчастное положение торговых дел своих и склонить кредиторов на сделку копеек по 25 за рубль; если все это благополучно кончится, тогда, окредитовавшись вновь, уже объявить себя и несостоятельным. Вот тебе и возможность!

Любезный друг, - продолжал конкурсист,- мало ли какими средствами люди приобретают капитал! При каждом торговом обороте есть своего рода мошенничество. Нужно уметь орудовать делом и уметь концы хоронить. Ты как хочешь суди, а я должен тебе сказать прямо: с пьяным-то человеком никто дела вести не будет. Ты вот указываешь на фабриканта и, быть может, удивляешься: как, дескать, он все это обработал? А так. Он был человек трезвый, деятельный. Он заранее заготовил кое от каких лиц на свое имя векселя, да кое у кого векселей-то скупил на умерших, платя по 5 копеек за рубль. Тогда уже и начал подготовляться к несостоятельности, постепенно жалуясь на неплатеж ему денег. А потом некоторых кредиторов склонил на сделку по 60 копеек за рубль. После, окредитовавшись у них вновь товаром, он предложил им вторичную сделку, в которой ему также не отказали. Да и кредиторам-то уже было делать нечего, потому что он ловко сумел всех запутать. Потому и соглашались на предложенные им сделки. Ведь стоит только с сильными лицами повестись, - о мелких-то и толковать нечего - поневоле согласятся. После хотя они и узнали о его проделках, да взять-то уже было нечего: они только кланялись ему и пожимали дружески руку. Конечно, это делали только богатые, а те, которых он сделал нищими, посылали ему вечное проклятие, да он об этом мало думал - был уже богат и счастлив.

Мне недавно рассказывал мой приятель, что какой-то фабрикант, порасстроившись в делах, придумал, застраховав свою фабрику на порядочную сумму, сжечь ее. И если это правда, то выдумка полезная и средство для наживы легкое: с кредиторами не возись и никому не кланяйся - контора денежки выдаст.

Слушая конкурсиста, К. попивал пуншик и ни слова не говорил. После, вздохнувши, встал со своего места и отправился домой, прося доброго своего приятеля навещать его почаще в лавке.

По прошествии восьми месяцев после этого дружеского разговора купец К. был объявлен несостоятельным.

В учрежденном конкурсе председателем был офицер, у которого в залоге находился дом, а кураторами состояли кое-кто из незначительных торговцев. Сначала дело шло порядком, но впоследствии председатель почему-то с кураторами поссорился, повел дело так, что все понимал только он сам да письмоводитель, его племянник. Они не советовались ни с кем из кураторов.

Поэтому нередко, присутствуя один в конкурсе, он рассуждал, каким бы образом скорее кончить дело и получить деньги, ибо считал, что большая часть кредиторов на стороне должника и, являясь в общее собрание, они мешают в задуманном им деле. Закончив заседание, он закуривал сигару и отправлялся на женину половину (так как конкурсное управление находилось в его доме) советоваться со своей грамотной женой, каким бы образом удалить из конкурса безграмотных кураторов.

Должник же, пьянствуя по-прежнему, нисколько не заботился о производстве конкурсного дела, надеясь на конкурсистов.

Как-то, сидя с одним из них в погребе, он спросил у него:

- А что у нас делается в конкурсе?

- На знаю, - отвечал конкурсист.

- Как не знаешь? Да разве я для того вам выдал документы, чтобы вы молчали и допускали председателя одного разбираться в деле!

- Да что же ты с ним сделаешь! В прошлое присутствие он чуть не подрался с Куликаловым. Тот было стал ему говорить: кредиторство-то докажу! А он в ответ: вы у меня, говорит, с должником-то своим будете под судом. Приходится молчать до времени, - пускай пугает, что знает: придет время, ему щелчок-то в нос дадут - тогда храбриться-то забудет.

- Как что делать? Как молчать? - вскричал взволнованный должник. - Да разве вы не имеете голоса? Для чего же я вас употребил, как не для того, собственно, чтобы вы делали дело как следует, в мою пользу! Эдак вы, пожалуй, меня и в самом деле упечете под суд! Разве это порядок, разве можно дозволять одному человеку делать все, что он хочет? Это просто с вашей стороны мошенничество.

Конкурсист на слова должника обиделся:

- Сердиться на нас не за что - мы ведь с тебя не деньги взяли, а бумагу; а деньги когда-то ты еще нам дашь! И не сами же мы к тебе набились: ты нас пригласил, стало быть, и сердиться тебе не следует. Если находишь нас не такими, какими мы должны быть, так Бог с тобой: я, пожалуй, первый готов от кураторства-то отказаться.

- А ты знаешь русскую пословицу: взялся за гуж, так не говори уже, что не дюж? Со мной, брат, шутить нельзя: я дурачить себя не позволю, - сказал должник.

- А что же ты мне сделаешь? - спросил куратор. - Я ведь контрактом не обязывался плясать под твою дудку.

- Как что? Как что? - вскричал ожесточившийся должник, вставая со стула. - Я с вами справиться сумею, вы у меня из рук не выскочите - я вас заставлю быть ко мне повнимательнее, сделать дело, а не бездельничать.

Конкурсист, видя ожесточение должника, хотел уйти, но не тут-то было: должник схватил его обеими руками за воротник и прокричал:

- Я тебе дам контракт, мошенник, я тебе дам дудку!

Стараясь вырваться из рук пьяного должника, куратор тоже попы тался ухватить его за ворот, но тот вцепился ему в бороду, повалил на пол и уже намерен был, сжав кулак, колотить; как тут на крик конкурсиста: караул! караул! - сбежались посторонние лица и их разняли.

С клочками вырванных из бороды волос конкурсист убежал жаловаться в частный дом.

На другой день должника потребовали к ответу. Ссора была прекращена миром, выгодным для конкурсиста, после чего они по-прежнему остались друзьями.

Через два месяца после случившейся драки председатель за беспорядочное ведение конкурсного дела был удален, а на его место выбрали другого, из среды кураторов, купца С-ва. Он повел дело быстро: дом должника и товар были проданы с аукционного торга, и кредиторы были удовлетворены. Только должник вместо ожидаемого для себя обогащения остался нищим, ибо, в продолжение четырехгодичной несостоятельности своей, он весь имевшийся в его руках капитал прожил и пропил.

Подобных конкурсов весьма много, позвольте мне рассказать вам о них после.

Рассказ 22

Об аукционистах

Партия аукционистов-промышленников составляется из площадных и рыночных торговцев. Им всегда бывает известно заранее, какая вещь будет продаваться с аукционного торга (им дают о том знать). Поэтому они тотчас отправляются на место, чтобы осмотреть вещи и определить заранее им цену, за которую они непременно их купят.

Вы никогда, милостивейший государь, явившись в аукцион, не купите там вещь за настоящую цену. Вас до этого господа аукционисты не допустят. Они, заметив ваше желание на приобретение какой-либо вещи, будут значительно повышать цену и доведут вас до того, что вы или отступитесь, или приобретете ее слишком уж дорого.

На стороне аукционистов находятся, кажется, все, и все говорит в их пользу; даже удар самого молотка почему-то иногда спешит удовлетворить желаниям аукциониста.

В особенности выгодна для них бывает покупка вещей после умерших: они приобретают их за самую ничтожную цену.

Рассказ 23

В Москве очень много увеселительных мест, где можно с большим удовольствием проводить время. Заглянем в гостиницу, устроенную не для приезжающих с семействами, а для нуждающихся в приятном препровождении времени. В такой гостинице вы встретите музыку, цыган, любезных барышень, певиц и гитаристов. Там вы, заняв номер, один или с вашими знакомыми, можете проводить время что называется нараспашку, лишь бы с вашей стороны не было задержки в деньгах.

Наряду с подобными увеселениями существуют еще дома постоянного разгула, заведываемые содержательницами. В этих домах постоянно находятся любезные барышни, которые поют, играют на фортепиано, танцуют с вами.

Здесь, кто бы вы ни были, всегда имеете право сесть, потребовать для себя бутылку вина, а можно и не требовать, а любоваться на окружающие вас предметы. Будьте уверены, никто не позаботится узнать: кто вы - в этих домах свободно может укрываться от преследования всякого рода мошенник, лишь бы имел деньги. Этому было много примеров, о которых я расскажу позднее. Здесь же вы можете встретить картежного или бильярдного игрока и афериста, которые, если увидят у вас деньги, постараются тотчас втянуть вас в игру.

Наконец, позвольте вам заметить, находясь там, вы не должны напиваться до бесчувствия: к вам могут подставить пустые бутылки, за которые потребуют деньги, или обсчитают вас, или даже вытащат бумажник с деньгами, и вы потом ничего не сможете сделать, да и не захотите сами.

Рассказ 24

В Москве был один из знаменитейших воров, некто мещанин Иван К-в. Он совершал значительные денежные кражи из номеров приез жих. И был мало известен, потому что не имел товарищей и не входил в сношение с другими ворами - он работал постоянно один. Нередко он в течение года преследовал капиталиста по пятам, стараясь останавливаться с ним в одной гостинице; если не было возможности совершить кражу, он оставлял ее до следующего случая.

На Ростовской ярмарке он похитил из номера одного московского купца сто тысяч рублей. Более трех месяцев начальствующие лица искали вора, но не знали, на кого подумать, потому что все известные, знаменитые лица этого ремесла были на своих местах, без денег, и отлучек из своих жилищ не делали. На К-ва же никто не думал по малоизвестности его, к тому же сколько ни делал он значительных краж, никогда не попадался. В то время К-в состоял на рекрутской очереди, но за неявку к отправлению повинности и за неплатеж в течение многих лет податей был приговорен обществом к отдаче на военную службу. Поэтому мещанин скрывался, проживая где-то в Москве без всякого вида, под разными именами. Он был осторожен до того, что брату своему родному не раскрывал места своего жительства.

Он приехал на Ростовскую ярмарку под именем приказчика и занял номер рядом с купцом. Через день он похитил деньги из железного сундука без взлома с помощью слепков с ключей.

После кражи в его номере нашли два ключа- от сундука и от двери, вероятно им второпях забытые, и старый чемодан, набитый рогожами и кирпичами, с которым он приехал в гостиницу.

К одному из сыщиков явился бывший певец Александровского, старик, и рассказал, что мещанин К-в, сделавший кражу в Ростове, проживает в Москве у какой-то барыни в Доброй Слободке, под именем ее родственника, имеет лошадь и тележку, недавно купленные. Ездит с извозчиком Иваном, от Арбатских ворот. Еще сказал, что К-в этот - молодой человек, лет 28-ми, среднего роста, с благообразной наружностью, одет весьма хорошо, даже щеголевато, бороду бреет, волосы на голове стрижет в кружок и имеет бриллиантовое кольцо и золотые часы.

Сыщик за рассказ выдал певцу 5 рублей серебром и тотчас отправился в Добрую Слободку, к одному своему знакомому чиновнику, проживающему там много лет и знающему почти всех соседей наперечет. На вопрос о барыне знакомый ответил:

- Если я не ошибаюсь, то она живет со мною рядом. А чтобы узнать о ней подробнее, надо позвать мою хозяйку. Она расскажет тебе все, что только знает, потому что к ней вхожа. Но начну с того, что ты хочешь купить тот самый дом, в котором проживает барыня, - иначе можно испортить дело.

Он велел кухарке поставить самовар и позвать хозяйку пить чай.

Хозяйка явилась. Чиновник усадил ее на диван и спросил:

- За сколько соседи намерены продать дом?

- Тысячи за четыре, - сказала она, - да ведь дом очень ветхий, в нем зимой жить нельзя.

- Да как же живет в нем барыня?

- Ну что, батюшка Николай Степанович, об этих людях говорить! засмеялась хозяйка. - Для этой барыни тепла не нужно: была бы только квартира особняком, чтобы весело с гостями время проводить. Впрочем, не мое дело судить о грехах ее - мы и сами люди грешные! Но скажу вам откровенно, она женщина простая и добрая. Что же делать-то ей? Хотя муж имеется, да пьяница и буян, ее не кормит. Поневоле будешь жить в холодных покоях да добывать себе кусок хлеба кое-какими упражнениями. Впрочем, живет она теперь скромно, не так как прежде, потому что к ней приехал богатый купец, ее родственник, человек весьма хороший и добрый. Много помогает ей деньгами. Я слышала, что он на нынешнее лето нанял ей в Сокольниках дачу и будет там вместе с ней жить.

- А чем торгует этот купец? - спросил чиновник.

- И, право, не знаю, я об этом и не спрашивала. Видать-то я его видала много раз - такой низкопоклонистый и скромный, точно красная девица.

Выслушав рассказ, сыщик простился с чиновником и отправился искать извозчика Ивана.

У Арбатских ворот он нанял извозчика с биржи и поехал к трактиру в Парке. Там он разместился в одной из палаток в роще и пригласил с собой извозчика пить чай. От него он узнал, что извозчик Иван по фамилии Кудряш стоит у них на дворе, ездит на хорошей лошади в тележке с каким-то комиссионером с лосинной фабрики, человеком весьма богатым. Получает он от него за езду хорошие деньги и потому с другими никуда не ездит и на биржу не выезжает.

Не тратя времени, сыщик возвратился в город и отправился на постоялый двор. Предварительно он зашел в харчевню близ этого постоялого двора, где разговорился с половым служителем о проживающих здесь извозчиках. Служитель, рассказывая о некоторых из них, вспомнил и об Иване Кудряше, похвалил его запряжку и объяснил, что запряжка, лошадь и тележка подарены Ивану каким-то богатым купцом, с которым он нередко уезжает в находящиеся поблизости Москвы монастыри на богомолье нередко недели на две.

- А теперь этот извозчик Иван дома или уехал? - спросил у полового сыщик.

- Недавно был здесь, пил чай, а теперь, надо полагать, убирается в своей конюшне.

- А рано ли он выезжает со двора?

- Да как придется: иногда рано, а чаще к вечеру.

- Нельзя ли его позвать чай пить?

- Можно.

Через несколько минут явился Иван.

Сыщик приказал подать графин водки.

Иван уселся как бы нехотя и сказал:

- Сударь, мне сидеть здесь долго нельзя, потому что скоро ехать. Скажите, что угодно.

- Что же ты так торопишься? Разве твой комиссионер, с которым ты ездишь, слишком строг и взыскате лен?

Иван почесал голову, посмотрел на сыщика как-то недоверчиво, задумался, а потом спросил:

- А разве вы его, сударь, знаете?

- Знаю очень хорошо, - сказал сыщик. - Мы с ним были когда-то приятелями. Но, сделавшись богатым, он меня почему-то разлюбил.

Иван улыбнулся:

- Не думаю, сударь, чтобы вы были ему приятелем: у него приятелей нет, он от таких людей, как ваша милость, бегает.

- А почему же это ты так думаешь? Разве я не такой же человек, как и другие? Неужели не стою дружбы твоего комиссионера?

- Ох, сударь, люди-то вы хорошие, да всякий вас боится: с вами дружиться-то нельзя, а в особенности таким, как мой комиссионер.

- Да за кого же ты меня принимаешь? - спросил сыщик.

Иван потупил голову и долго молчал. Потом выпил рюмку водки и сказал:

- Недаром у меня всю нынешнюю ночь проболело сердце! Я вас, сударь, знаю: мне вас комиссионер-то мой указывал в Сокольниках, где мы с ним пили чай. Я сразу, увидав вас здесь, подумал, что вы позвали меня не для чаю, а для спросу.

- Иванушка! - сказал сыщик, - если уж ты меня знаешь, так я прошу тебя быть со мною откровенным. Мне нужно знать о твоем мнимом комиссионере все, что только тебе самому хорошо известно.

Перекрестясь и выпив еще рюмку, Иван сказал:

- Я расскажу вам все, что знаю, но прошу- не погубите меня: я не виноват ни в чем. Мне и самому недавно сообщили, что комиссионер этот вор. А сообщил тележник, у которого он много лет скрывался, проживая под чужим именем в числе его работников. Вероятно, вы уже знаете, что он - мещанин К-в, а не комиссионер лосинной фабрики.

С этим К-м я знаком более двух лет. Он нанял меня здесь, чтобы поехать в Алексеевское, где живет его знакомая барышня. Он посулил мне два рубля серебром, потом посадил с собой чай пить и стал расспрашивать. Давно ли я езжу? Знаю ли кого-нибудь из богатых приезжих купцов, стоящих в номерах? Не имею ли я в виду какого-нибудь богатого гуляки? А потом сказал:

- Слушай, Иван, если ты будешь честно работать на меня, я помогу тебе деньгами на покупку хорошей лошади и сбруи. Ты мне нравишься, и я хочу тебя почему-то полюбить.

Я, поблагодарив его за это обещание, тут же рассказал ему об одном богатом управляющем, стоявшем на Сибирском подворье, с которым я ездил. Вот с этого времени началось наше знакомство. Он меня постоянно при каждом свидании угощал чаем и давал понемногу денег.

Как-то он приказал мне побыстрее запрячь лошадь, и отправились с ним в Екатерининскую пустыню. Там пробыли четыре дня. Он всякий день ходил ко всенощной и к обедне, а все остальное время проводил у монахов в кельях. Когда вернулись в Москву, он угостил меня чаем и водкой и дал 25 рублей. При нем в это время было много денег. На другой день он велел мне рано утром приехать на Смоленский рынок в Зайцев трактир. Оттуда мы отправились на Ваганьковское кладбище, где его дожидался родной брат. Сидя между могил, они о чем-то долго разговаривали. Потом мы часто бывали с ним в Сокольниках и ездили по дальним монастырям. С собой он ничего никогда не брал, за исключением небольшого мешочка, в котором находились связка ключей, кусок желтого воска и несколько небольших английских подпилков.

Человек он скромный и тихий, ничего не пьет, не любит пьяных, в компаниях также не бывает. Одно у него удовольствие - любит музыку. Приехав в какой-нибудь трактир, где играет музыкальная машина, он закажет чаю и пьет его часа два один, сидя где-нибудь в особой комнате.

Как-то сидели мы с ним вдвоем в Кудрине в трактире и ели селянку. В это время вошел какой-то чиновник и, увидав нас, тотчас подошел и сказал:

- А, тебя-то мне и надо. Ступай-ка, брат, со мной.

Я испугался, а К-в, встав с места произнес:

- Помилуйте, сударь, Савло Савлович, за что вы изволите на меня сердиться и что я вам сделал?

- Праздников не помнишь! - ответил тихо чиновник.

К-в вынул из бумажника четвертную и подал ее этому барину.

- Мало! - засмеялся барин.

- Ей-Богу, больше не имею. У самого остается одна только красненькая, но за мной не пропадет.

- Ну нечего делать! Смотри, я еще три буду считать за тобой, а то ведь ты знаешь, - и он показал пальцем на свой лоб. И после вышел вон.

К-в говорит:

- Вот черт его принес не вовремя. Барин-то он добрый, да больно деньги любит.

- А кто он такой? - спросил я у него.

- Чиновник знакомый: у него мое дело. - Он засмеялся. - Слушай, Ванюша, если мне Бог поможет получить на ярмарке с одного купца деньги, так тогда нам эти челядинцы будут нипочем, тогда мы с тобой отправимся в Одессу, займемся торговлей и заживем припеваючи.

Из этого трактира мы поехали на Полянку, там он дал мне 5 рублей серебром и сказал:

- Прощай, Иванушка, я теперь с тобой увижусь не скоро.

После этого я не видал его два месяца. На второй неделе Великого поста прибегает ко мне на двор мальчик из трактира и говорит, что меня спрашивает какой-то купец.

В трактире я увидал К-ва: он был очень весел. Посадил меня чай пить и спросил, как я ездил, много ли выработал денег и весело ли мне было без него.

Я отвечал ему что-то и в свою очередь спросил у него: весело ли он проводил время?

- Слава Богу, - сказал он. - Съездил благополучно и дело кончил хорошо. - После чего, вынув из кармана бумажник, туго набитый кредитными билетами, вытащил из середины пачку пятидесятных, отсчитал 10 штук и подал их мне. - Вот, Иванушка, я обещал купить тебе лошадь и запряжку. Ступай, сию минуту купи. Смотри же, чтобы все было отлично, денег не жалей. Если мало будет, я еще дам. Но помни: держать язык нужно на привязи, никому не рассказывать о том, что я тебе дал деньги, с посторонними никуда не ездить и со своими извозчиками не пьянствовать, а то может быть худо и тебе, и мне.

Теперь выслушай еще, - сказал он мне. - Я нанял себе квартиру у одной барыни в Доброй Слободке, туда ты постоянно будешь ко мне приезжать.

Я хотел было поклониться ему в ноги, но он не допустил и, улыбаясь, сказал:

- Кланяйся, брат Ваня, Богу, а не мне. Хваля Бога, век проживешь. Чужого не захватывай, а своего не разбрасывай, - чужую курочку щипли, а свою за крылышко держи. Вот тебе мое наставление, помни! А теперь отправляйся за покупкой, а завтра в 10 утра приезжай к Покровским воротам в Ерынкин трактир. Да смотри же, на обновке! - Потом он распростился со мной и ушел, а я отправился на Садовую улицу, к цыганам покупать лошадь, где и купил отличного рысака за 450рублей.

К-ву лошадь и запряжь очень понравились, и мы почти весь день катались с ним в отдаленных местах города.

Вечером я отвез его к барыне, в Добрую Слободку, где он и остался ночевать.

Через неделю я был с ним в Даниловке, в трактире, куда пришел его знакомый, Тимофей Иванов. Они разговаривали о каких-то деньгах, потом поссорились. Именно тогда я узнал, что К-ва ищут. К-в, смеясь, сказал:

- Черт с ними, пускай их ищут! Я видел Савла Савлыча и сказал ему, что проделка эта Федькина, - пускай за Федькой хлопочут. Этот отгрызется, а на меня не укажет, потому что я дал ему ход на одну проделку и он провернул ее весьма удачно. Теперь он с деньгами - его, пожалуй, и с семью собаками не сыщут. К тому же я видел Матрешу и передал ей, чтобы Федор из Москвы убрался покуда в Малоярославец, к брату. Стало быть, он здесь болтаться не будет, а дело-то и замнется.

В трактире мы просидели часа четыре, потом он велел мне отправ иться домой и, накормивши лошадь, приехать вечером к Каменному мосту в трактир. Там мы сидели с ним до 11 часов ночи, оттуда отправились на Ордынку, к его брату, где пробыли до заутрени.

На Ордынке он велел мне лошадь поставить на двор, запереть ворота на замок, а самому лечь в кухне спать.

Часу во втором ночи я увидал, что дверь в залу немного отворена и там огонь. Я встал, пошел к двери и заглянул. Брат К-ва сидел, облокотясь руками на стол и повеся голову. Он явно был пьян. К-в на диване считал кредитные билеты. Я опять лег, но заснуть не мог. Потом слышу, К-в говорит:

- Брат, видно, волк, видя козу, забывает и грозу, так и ты: отхлынуло горе-то от тебя с нуждой, так и давай транжирить чужие деньги, не оглядываясь назад. Попробовал бы ты с женой своей добыть их сам, а то тебе неизвестно, как они достаются. Потому прошу тебя денег моих не тратить. Я, кажется, дал тебе порядочную сумму, на которую с умом можно жить без крайности.

С утра мы уехали от брата прямо к барыне, с которой он отправился в Сокольники на нанятую им дачу. Я возвратился на постоялый двор и не выезжал уже до другого утра. Теперь, извольте, я объясню вам об этой барыне.

Вам, вероятно, уже известно, что барыня эта живет в доме мещанина Васильева одна с кухаркой. Она имеет доход от приезжающих к ней для сви даний молодых людей. Женщина она очень добрая и неглупая. Как познакомился с ней К-в, я не знаю. Мне приходилось раза два просиживать в ее кухне по целым ночам, до заутрени. В это время бывало у нее много гостей, которым она выдавала К-ва за своего родного брата, приехавшего к ней погостить из Казани. Он, поддерживая родство, распоряжался в ее доме, как брат, дозволяя себе нередко быть в халате. Барыню по праздникам приходят поздравлять унтер-офицеры из полиции, которым К-в всегда дает по полтиннику. Они остаются очень благодарными и верят тому, что он ей родной брат, приехавший погостить.

Один раз К-в, лежа на диване, рассматривал какую-то книжку, а барыня, сидя у окна, вязала чулок. Откуда ни возьмись - квартальный. Вошел прямо в зал и, раскланявшись с К-м и барыней, начал вести сначала разговор о том, что он давно не заходил из-за множества дел. Барыня, тотчас обласкав надзирателя, высказала ему, что она по случаю приезда брата и сама мало бывает дома, а потому, если бы он и вздумал прийти, то ее бы не застал. Не думаете ли вы, что К-в в это время сконфузился? Нет, нисколько. Напротив, он, спросив у надзирателя- давно ли тот служит и какого города уроженец, пустился с ним в разговор о торговых делах в Москве, расспрашивая о здешних фабрикантах. И так покалякавши часа два, они с надзирателем расстались как хорошие знакомые. Теперь вы можете судить, с каким отчаянным характером К-в и насколько ему известно, что его не многие знают, особенно что он вор.

Я вам расскажу еще об одной его замечательной проделке. Сидя в Сокольничьей роще, он увидал знакомую ему женщину с ребенком. Подозвав к себе, он спросил, где ее муж.

- Ах, батюшка Иван Иванович, - сказала она ему, - разве вы не слыхали, что он содержится в Части, по оговору Андрюшки Безпалова.

- А за что Андрюшка-то взят? - спросил он.

- За кражу мебели на какой-то даче.

- Допускают ли к мужу-то твоему на свидание кого-нибудь?

- Как же, я хожу к нему часто. Его отпускают на поручительство, да некому взять: вишь, нужен купец или мещанин, у которого был бы свой дом, а у нас таких знакомых людей нет. Я просила хозяина, да тот отказался.

Он вынул из бумажника 5 рублей серебром и подал этой женщине со словами:

- Завтра сходи в Часть, дай эти деньги письмоводителю и попроси его отпустить мужа на поручительство комиссионеру с лосинной фабрики, Ивановскому. Если он на это согласится, завтра же ты приходи сюда, часу в шестом вечера. Я буду тебя здесь дожидаться.

Женщина взяла деньги и, заплакав от радости, поклонилась ему в ноги.

На другой день женщина передала, что письмоводитель велел прийти комиссионеру. Он отправился с ней в Часть. Как он там все уладил, об этом мне неизвестно. Но я видел, что он, выйдя из Части вместе с мужем этой женщины, сказал ему:

- Прощай, Егор Федорович. Помни, что Иван умеет быть благодарным за добро.

После этого я спросил:

- Куда ехать?

- Конечно, в Москву. Из Москвы нас еще не выгоняют.

Я повернул в Сокольники. Там мы, напившись чаю, отправились к барыне, у которой он и остался ночевать.

Сыщик прервал рассказ Ивана и спросил у извозчика, когда и где можно будет взять К-ва.

- Да взять его можно только в Москве, в квартире барыни, а в Сокольниках, на даче, нельзя - там уйдет через забор, потому что он, когда бывает там, всегда сидит в саду, в беседке, там иногда и ночует. Сегодня он велел мне вечером приехать в Сокольники. Я и полагаю, что он будет ночевать в Москве, а где? Об этом нужно узнать - он не всегда бывает у барыни, а иногда ночует у каких-то своих знакомых на Сретенке.

Завтра я нарочно поеду рано утром к барыне, а вы уже должны быть где-нибудь в доме с командой. Когда увидите, что я подъеду к воротам, позвоню в колокольчик и меня впустят на двор, это будет для вас служить сигналом, что он тут. Тогда уже действуйте, как знаете. Но только, позвольте вам сказать, что действия ваши должны быть быстры: иначе он уйдет в окно или через забор к соседу. Тогда ловить его уже будет трудно: он бегает легко и резво.

На другой день К-в был взят. При нем было денег 1000 рублей серебром. В это же время взяли и его знакомого Тимофея Иванова. У него нашли несколько ломбардных билетов в бутылке, закопанной в погребе во льду, на сумму до 40 000 рублей. И еще были деньги в квартире брата его, в сахарнице, под сахаром.

Рассказ 25

Молодой человек, сын богатого иногороднего купца, приехал в Москву, по воле родителя своего, чтобы получить из Опекунского совета 3000 рублей. Он остановился на одном подворье, откуда постоянно ходил пить чай, обедать и ужинать в трактир.

Познакомившись с половыми служителями, он расспрашивал у них об увеселительных местах. Ему указали на увеселительные дома. Не зная местности, он нанял извозчика и попросил его куда-нибудь отвезти.

Лихач-извозчик, увидав хорошо одетого молодого человека, отвез его в знакомый ему увеселительный дом, за что получил от хозяйки на чай.

Музыка, танцы, песни и любезное обращение красавиц-барышень до того очаровали молодого человека, что он, посещая каждодневно этот увеселительный дом, забыл и о родительской власти, и о том, что ему нужно было полученные из Совета деньги выслать отцу по почте. Он только тогда почувствовал свою ошибку, когда у него осталось наличного капитала менее половины.

Осознавая неизбежное отцовское наказание, он начал горе свое запивать водкой. Как-то сидел он с неизвестным ему человеком, с которым познакомился в увеселительном доме, и в полупьяном состоянии признался об израсходованных отцовских деньгах. И попросил совета: каким бы образом оправдаться перед отцом?

Неизвестный знакомый тотчас же высказал мнение, что лучше всего написать отцу письмо о том, что деньги им нечаянно потеряны, что он находится в отчаянном положении и не знает, что делать. Самому же ему следует с подворья скрыться и пожить покуда в увеселительном доме.

Полезный совет этот был принят с восторгом. Молодой человек переселился в увеселительный дом, кутил как хотел и как умел, не вспоминая более о том, что ему нужно явиться к отцу.

В приятном препровождении времени деньги расходовались быстро, и касса молодого человека дошла до восьми рублей. Это заставило его наконец призадуматься. В одно прекрасное утро он встал очень рано, сел у открытого окна и загрустил о своем положении. Тут он увидал на улице своего знакомого незнакомца, с которым раскланялся. Он пригласил его в трактир пить чай. За чаем он убедительно попросил его узнать, что делается в номере и нет ли к нему писем.

Незнакомец за это не взялся, но дал слово познакомить его с одним отчаянным сводчиком рекрутов, за исполнение которого ручался головой. Напившись чаю, они отправились к сводчику. Тот расспросил обо всем молодого человека, оставил его покуда у себя в квартире пожить, пообещав улад ить дело в скором времени.

Оставим покуда несчастного промотавшегося молодого человека во власти сводчика, а сами заглянем в дом его отца, который, по получении письма, тотчас призвал к себе приказчика и отправил его в Москву со строгим приказанием привезти сына.

Приказчик, приехав на подворье, узнал, что сын его хозяина пропал. Он сразу уведомил обо всем своего хозяина и испросил от него разрешения обратиться о розыске к начальству.

Получив разрешение, он явился к начальнику с покорнейшей просьбой. Тотчас было дано приказание отыскать молодого человека.

Молодого человека нашли в квартире сводчика, в пьяном виде в ту самую минуту, когда его хотели уже отправить в какой-то город, чтобы отдать за какое-то семейство мещанина в рекруты.

Часть седьмая

Рассказ 26

В Москве в некоторых отдаленных от города местах, как-то: в Даниловке, в Драгомиловской слободе, в Новой деревне, у Креста, на Конной, в Черкизове, в Тверской-Ямской и других, имеются постоялые дворы. Они содержатся разнородными промышленниками из крестьян и из мещан, а записаны большей частью на имена солдаток. На этих постоялых дворах стоят извозчики и пускают на ночлег нищих и странников, среди которых нередко укрывают ся бродяги, не имеющие убежища.

Очень часто на этих постоялых дворах отыскивались преступники, укрывавшиеся тут в зимнее и осеннее время; летом же подобные люди ночуют в ямах на полях и по лесам в кустарниках в окрестностях Москвы - за Тверской и за Семеновской заставой, за Даниловским кладбищем, в Сокольниках, в Марьиной роще, в Алексеевском, в Богородском, близ Черкизова, за Рогожской заставой подле кладбища и за Симоновым монастырем недалеко от Кожухова. В этих местах я нередко находил людей весьма порядочных, но которые так уж сроднились с пьянством и другими пороками, что перестали осознавать бесполезность своей жизни. Вот вам пример.

Раз в июле месяце, часа в 3 утра, шел я за Симоновым монастырем по Камер-Коллежскому валу и увидел во рву человека, который лежал точно мертвый и, казалось, был сброшен с вала.

Я сошел вниз и убедился, что он еще жив. Человек этот был в солдатской шинели, в брюках и сапогах, но без галстука и фуражки. Стаи мух и мошек облепили его лицо, наползли в открытый рот, а на руках виднелась запекшаяся в царапинах кровь. Я согнал с лица мух и стал приводить его в сознание. Он сначала только мычал что-то, не открывая глаз, наконец взглянул и сказал:

- Не мешай, дай выспаться, я ужо угощу тебя: у меня есть деньги.

В это время подошли двое проходивших мимо мужиков и подсобили мне поднять его на ноги. Тут он немного очнулся и, посмотрев на меня дико, спросил:

- Что нужно?

На мой вопрос: кто он? - отвечал:

- Несчастный капитан, скитающийся по свету и существующий в нем для получения от великодушных особ милостыни.

Мужики рассмеялись.

- Где вы живете? - спросил я.

- А разве вы не видите где: вот здесь! - и он показал рукой на то самое место, где лежал.

Мужики еще пуще рассмеялись.

- Здесь жить нельзя, - сказал я.

- Где же мне жить еще, как не на открытом воздухе? У меня нет никаких средств, а здесь денег за ночлег не берут. Поэтому-то я и расположился ночевать в этом месте, зная, что нахожусь вне всякой опасности от врагов. Да, впрочем, им у меня и украсть-то нечего, разве только картуз, который мне подарил один лавочник ради Христа.

- Если у вас нет средств к жизни, то почему же вы не постарались поместиться в какое-нибудь благотворительное заведение?

- А как бы я мог это сделать, когда у меня нет вида?

- Почему же вы называете себя капитаном, если у вас нет вида? Кто же вам поверит на слово, что вы точно капитан, а не кто другой?

- В том-то и дело, что без вида всякий может сказать про меня, что я бродяга. У меня был вид с небольшим замечанием: "Впредь никуда не определять", но это не беда, а вот беда, что мой вид кому-то понадобился и его вытащили у меня, у пьяного, в кабаке из голенища сапога.

- Очень жаль, капитан, что вы поддались слабостям и дошли до такого крайне дурного положения.

- Да, это правда. Я вижу, что вы сочувствуете мне, как благородный человек. Но позвольте вас спросить: что бы вы сделали, если бы были на моем месте? У меня нет и никогда не было никакого состояния; родных я не имею, знакомых - тоже, знакомых, конечно, таких, которые были бы в состоянии помочь мне. А мне эта помощь была особенно нужна в то время, когда я был исключен из службы. Находясь в такой крайности, я решился явиться в Москву и просить милостыню, для того чтобы только не умереть с голода. Находясь в совершенно безвыходном положении, я заставил себя втянуться в пьянство: я знал, что этим я скорее достигну моего спокойствия - то есть умру.

- Капитан, - сказал я, улыбнувшись, - вы мне спросонья говорили, что хотели бы угостить меня. У вас есть деньги?

- Да пожалуй, что и есть. Я вчера получил от одной вдовушки-старушки рубль серебром, чтобы помянуть ее покойника-мужа. На похоронах-то его я наелся и напился даром, поэтому эти деньги у меня и уцелели.

Он вытащил из-за голенища замасленный изорванный платок, вынул из него рубль и показал мне:

- Как он теперь мне кстати, на похмелье!

Он отыскал в крапиве свой картуз и попросил одного из мужиков помочь ему подняться на вал. Оттуда он посмотрел вниз и сказал:

- Как это я вчера не убился до смерти! Сейчас только припоминаю, что шел я в Тюфелеву рощу, чтобы угостить там двух бродяг-дезертиров, и не дошел до них. Они, я думаю, дожидались меня, потому что я им обещал прийти к ним ночевать и привести с собой одного моего знакомого, пописухина, отставного секретаря из какого-то суда, умеющего хорошо составлять фальшивые виды, которые для этих господ теперь необходимы: оба они недавно бежали из острога, где содержались под именем бродяг - они убили богатого еврея и обокрали какого-то мужика старосту.

- У вас, капитан, отличное знакомство, - сказал я.

- Да, вы правду сказали. Находясь в таком незавидном положении и скитаясь по разным захолустьям, невольно познакомишься с этим народом, а в особенности в пьяном виде. Впрочем, какое мне дело до них, кто бы они ни были: я за их разбойничество отвечать не стану. Знакомство это не прочно, ибо я готов не только их, но и всякого другого выдать руками, если это будет необходимо. А участвовать в их делах я не могу.

И он тотчас стал рассказывать.

- С этими людьми я познакомился в кожуховском кабаке. В то время я был очень пьян и у меня были деньги. Не зная, кто они, я сел с ними за один стол. Они пили пиво, а я приказал подать себе водки и пустился в разговоры с буфетчиком. О чем я говорил, припомнить не могу, но помню точно, что один из моих соседей начал спрашивать у меня - где я служил, почему не нахожусь в богадельне, и советовал мне лучше землю пахать, нежели ходить по миру. Не имея надобности скрываться, я рассказал им о себе со всей откровенностью. Рассказ мой, должно быть, им понравился: они потребовали еще две бутылки пива и пригласили меня выпить с ними. Дальше, уже не помню, каким образом, я очутился вместе с ними в Тюфелевой роще, в какой-то ветхой сторожке, на соломе.

Проснувшись довольно рано, я стал припоминать моих спящих товарищей, одетых довольно порядочно.

Я подумал: зачем они притащили меня сюда и что они сами за люди? Один из них проснулся и, видя, что я не сплю, спросил:

- А что, капитан, хорошо ли тебе было спать и что ты видел во сне?

- Да ничего не видел, - отвечал я, - не помню. Я даже не помню и того, как я попал сюда.

- Мы тебя притащили, ты очень полюбился и мне, и товарищу моему за твою откровенность. Ты вчера был очень пьян, и мы пожалели оставить тебя в поле.

- А что за беда, - сказал я, - мне не в первый раз пришлось бы ночевать под открытым небом. Случалось иногда спать и под дождем, а теперь погода хорошая, теплая - спи, где хочешь.

- Но если на тебя на спящего-то наткнутся полицейские, тогда ведь, пожалуй, что и возьмут.

- Так и это не беда: пускай возьмут. Возьмут да и отпустят - на что я им нужен?

- Нет, пожалуй, что и не отпустят, а спросят: кто ты такой?

- Капитан такого-то полка.

- А где, дескать, у капитана вид?

- Потерял.

- Ну, вот и пожалуйте сюда. Пошлют за справ ками. Скоро ли придут справки, да что-то еще по ним окажется, а ты все сиди да сиди.

- Что же за дело - и стал бы сидеть. Ведь хуже теперешнего мне бы не было.

- Слушай, капитан, у нас есть просьба. Не можешь ли ты найти кого-то, кто бы мог составить для нас фальшивые отпускные? Мы дадим тебе денег за это и угостим как следует. И тому человеку заплатим, сколько он захочет.

- Изволь, - сказал я ему, - у меня есть один приятель пописухин, такой же горемыка, как и я, но только у него есть угол и пища у одного огородника в Драгомиловской слободе, где он учит читать и писать его сына. А у меня и этого нет.

- Да что об этом толковать. Ты вот сделай то, о чем я тебя прошу, и будешь сыт и одет прилично.

- Изволь, - повторил я ему, - исполню. Если хочешь, отправимся хоть сейчас, - он все сделает и немного возьмет за это.

- Зачем сейчас, - сказал он, - на это у нас будет время. Хочу поведать тебе на свободе о наших проказах.

И он начал рассказывать.

- Бежали мы с товарищем из полка и пробрались в Киевскую губернию, зная, что там будет поудобнее. Мы шатались, вот как и ты, по разным селениям и питались милостыней. Наконец наткнулись на одного богатого еврея. Нанялись у него в огороде работать, а через неделю решились убить и ограбить его. Так и сделали. Досталось нам много денег - сколько всего, не считали, некогда было, потому что в ту же ночь нам нужно было бежать куда глаза глядят. Днем спали в поле, а по ночам шли. По дороге купили себе русскую одежду, которая на нас вот и теперь. Так добрались мы до Курска. Там остановились, пьянствовали с неделю, и нас, пьяных, взяли и посадили в острог, потому что у нас никакого вида не было. Мы сначала выдали себя господскими людьми и сослались на тех господ, у которых жили когда-то по найму, в услужении. А на самом-то деле товарищ мой однодворец, а я мещанин. Показание наше, конечно, не оправдалось, и нас во второй раз спросили: кто мы? Тогда назвались бродягами, не помнящими родства, и наплели о месте нашего жительства такого вздора, что суд и через два года не смог бы получить никаких справок.

- А куда же вы деньги девали в то время? - спросил я дезертира.

- Это потом будет, ты лучше послушай, как из острога бежали. Мы свели знакомство с тамошним писарем. Он нам доставлял в каморку и вино, и табак, и мы для него за это деньги не жалели.

- Откуда же вы деньги-то брали?

- Да они с нами были.

- Как же это могло быть? Ведь у арестантов деньги отбираются.

- Об этом рассказывать не стоит. Я скажу тебе только одно: у нас каждый сапог был полон деньгами.

- Ну и что же дальше?

- А дальше мы уговорили писаря предоставить нам средство убежать, за что выдали ему 25рублей. Как он все подготовил, об этом мы сами не знаем. Только раз вечером он увидал нас и говорит: "Завтра поутру вы сможете бежать. Я вас сегодня вечером впущу в дровяной сарай и запру в нем. Оттуда вы через слуховое окно вылезайте на улицу и бегите прямо к лавочнику. Помните же: если попадетесь, меня не впутывать в дело, за добро злом платить не следует". Мы поблагодарили его и дали еще красненькую, а утром нас в остроге уже не было. От правились мы в Калужскую губернию. Не доходя верст 15 до Калуги, остановились в одном селении, где в это время староста женил сына. Рядом с домом старосты был постоялый двор. Мы попросились ночевать - нас впустили. Вечером я отправился посмотреть на пирующих мужиков на свадьбе. Понаблюдав немного, пошел на задворки старостина дома. В переулке подле дома я увидел небольшую клеть. Приблизившись, посмотрел в окно. Там какая-то старуха молилась Богу перед образами. При свете лампадки видно было, что около стены стояла кровать, а напротив кровати - сундук. Помолившись и перекрестив все углы, старуха легла на постель и закуталась с ног до головы шубой. Я заметил, что сундук заперт дрянным замчишком. Вернувшись, я рассказал товарищу о том, что видел. Мы сговорились после первых петухов покинуть постоялый двор и забраться в эту клеть через окно, вынув из него раму, прибитую двумя гвоздями. Так и сделали. Со двора я прихватил топор. Когда пришло время, мы вышли через задние ворота и пробрались к клети; лампадка еще теплилась там. Не долго думая и не обращая внимания на спящую старуху, мы вынули раму, и я влез вовнутрь. Сломал замок у сундука, раскрыл его и вижу: там еще маленький сундучок и какие-то книги. Я взял этот сундучок и вылез из клети. Топором мы раскололи сундучок, и там оказались медные и серебряные деньги, завернутые в сахарную бумагу, и пачка ассигнаций. С этим добром отправились в дорогу. Отошли версты четыре, видим, едет навстречу мужик. За полтинник мы наняли его довезти нас до Калуги и в заутреню были уже там. Нашли себе попутчика и отправились в Москву. В Москве мы остановились на Конной, на постоялом дворе. Хозяину сказали, что нужны места на какую-нибудь ситцевую фабрику, по набойной части, и что мы покуда поживем у него, платя 20 копеек в сутки. Хозяин согласился и обещал рекомендовать нас на одну ситцевую фабрику, своему знакомому приказчику. Ожидая рекомендации, мы постоянно ходили пить чай в трактир на Конной. Там мы познакомились с каким-то цыганом, и он как-то вечером указал нам на двух господ, сидевших неподалеку от нас, тоже за чаем. Они были еще довольно молоды и хорошо одеты: на каждом синяя суконная поддевка и такая же чуйка.

- Кто они такие? - спросил я.

- Беглые солдаты, - отвечал цыган.

- Где же они проживают?

- Да все в Москве. Разве мало тут мест, где можно свободно жить всякому беглому. Плати только деньги, да веди себя смирно - проживешь, сколько хочешь, никто тебя не тронет.

На другой день на Конной был торг. Мы с товарищем от нечего делать отправились туда. Сидим и смотрим, как цыган мужика лошадью надувает. Вдруг откуда ни возьмись подходит к нам один из тех самых господ, на которых нам накануне цыган в трактире указывал. Подошел, раскланялся и говорит, посмеиваясь:

- Здравствуйте, старые товарищи!

Мы сначала не узнали его, но когда он объявил, что он такого-то полка, такой-то роты и зовут его так-то, мы сразу узнали его и очень ему обрадовались. Мы все трое отправились выпить за встречу в пивную, где наш новый товарищ, оказалось, был хорошо знаком с буфетчиком.

Сидя за пивом, он рассказал, как нас после нашего побега искали и как он сам убежал из полка. Выпив порядком, мы разошлись, договорившись по вечерам сходиться в этой пивной.

Утром я опять пришел в пивную и спросил буфетчика, откуда он знаком с этим барышником. Назвал его барышником, потому что наш старый товарищ по полку сказал нам, что он известен на Конной под именем барышника. Буфетчик ответил мне на это:

- Какой он барышник: его дело только что подкузьмить кого-нибудь. Он только и норовит, как бы кого оговорить да в дело запутать через сыщиков, с которыми он в связи. По-моему, его самого следовало бы спросить, кто он такой, да последить за ним, куда он ездит по ночам. Я бы вам советовал с этим человеком не знаться, а то он вас в какое-нибудь дело втянет и вам плохо придется.

После этого я тотчас отправился к товарищу и пересказал ему разговор. Мы в тот же день ушли с этого постоялого двора на Рогожскую заставу, где пробыли с неделю, а потом переселились сюда. На это место мы набрели нечаянно и сочли для себя безопасным. Здесь мы живем уже месяц, и никто к нам даже и не заглядывал. Зимой, конечно, здесь жить нельзя будет, да к зиме-то авось мы устроим что-нибудь полезное. А теперь покуда и тут поживем.

После этого рассказа капитан, смеясь, сказал мне:

- Ну, теперь скажите, от кого бы вы могли узнать такую истину, как не от капитана-нищего и бродяги.

Я поблагодарил его и пригласил в трактир. Там он, сидя за водкой, рассказал мне еще об одном неизвестном человеке.

- С месяц тому назад я отправился за подаянием в некий купеческий дом, где каждую субботу раздавали по 10 копеек нашему брату-солдату, а всем другим по пятаку. Подойдя к воротам, я увидел мужчину, прижавшегося к забору. Он был в порядочном русском платье, лет около сорока, с котомкой за плечами.

- Что, еще не подавали? - спросил я у него.

- Не знаю, отвечал он, - народ дожидается, должно быть, не раздавали.

- Вишь, сколько бабья-то набралось! - сказал я. - Не столько нас, сколько их.

- Стало быть, нужда заставляет, а то кто бы велел из конца в конец Москвы бегать по-собачьи. Вы кто такой? - спросил он у меня.

- Отставной офицер.

- За раны?

- Нет.

- За что же вас отставили? Вы еще могли бы служить, вы не старик.

- Да как сказать? За свою глупость.

- Видно, вы уж чересчур сглупили-то, должно быть, были охотник покутить и поиграть в карточки, да еще, пожалуй, до чего-нибудь! - Он засмеялся.

Мне показалось, что смеется из зависти: это часто бывает между нищими. Я нередко встречал таких женщин, которые ругались из-за копейки.

- Любезный друг, - сказал я ему, - о глупостях моих судить не тебе, а Богу, - Он наказал меня, Он и помилует. Мы собрались здесь, чтобы получить себе копейку на пропитание, а не разбирать - кто как живет. Ты вот и одет хорошо, и работать, кажется, можешь, а все-таки за пятаком пришел.

- Не сердись на мои слова. Всякий почему-нибудь да ходит по миру. Я ведь засмеялся вовсе не в обиду тебе, я не хотел с тобой ссориться. Я вспомнил, что тоже на своем веку много глупостей делал. Из-за одной большой глупости уже пятый год не вижу ни жены, ни детей, ни матери. Да и на родину-то с тех пор не смею показываться и живу вот так, вместе с нищими таскаюсь, чтобы как-нибудь не поймали да не услали в Сибирь. У тебя, может быть, нет семейства, так тебе хорошо - одна голова не бедна; тебе все равно, где бы ты ни был, лишь бы был сыт, а вот мне-то каково! Ведь у меня семейство-то какое! Детей маленьких пять человек. Все время о них думаю. Я сам готов какую угодно нужду терпеть, только бы они были сыты да покойны, только бы им было хорошо...

В это время отворились ворота, и все бросились туда. Мы с новым товарищем отправились вместе с прочими. Получив подаяние, он мне говорит:

- Пойдем, брат, выпьем чайку за наши прегрешения, да поболтаем о нашем житье-бытье. У меня есть немного лишних денег, и мы можем позволить себе такое развлечение.

Я согласился, потому что мне некуда было идти. В это время для нищих отдых; ходят за подаянием только утром по домам и по разным заведениям и вечером в городе, где редкий купец не подаст копейки на двоих. А сейчас был первый час.

Пришли мы в харчевню и сели в угол, подальше от других.

- Где ты живешь? - спросил меня мой новый знакомый.

- Везде, - отвечал я ему. - Вся Москва - моя квартира: где придется, там и ночую.

На это он засмеялся и говорит:

- Да, в такой квартире можно жить нашему брату. В другом городе сейчас бы заметили, а здесь, как в море, никто тебя и знать не знает. Вот давеча встретилась у ворот, где мы были, беглая девка с ребенком, которого она украла. Нянька гуляла с ним в Петровском парке, да заговорилась с кем-то, а девка эта и успела подцепить его в это время. А ребе нок-то сын какого-то богатого купца. Я это знаю потому, что эта девка ночует у Драгомиловской заставы, на том же постоялом дворе, где и я живу. Она об этом сама мне рассказывала, когда была пьяна. Просила научить ее, как ей этого ребенка отнести назад, потому что, говорит, он ей очень надоел: все плачет. Вот ведь, живет же она, и горя ей мало, а отец-то с матерью, чай, как сокрушаются да с ума сходят по сынку!

- А зачем же ей понадобился этот ребенок?

- Да она, вишь, думала, что с ребенком-то ей станут больше подавать, а то на девок мало обращают внимания. Всякий говорит: "Шла бы работать в огород или куда там в другое место". А где же ей работать? Она в барском доме жила, за барыней ходила, а после обокрала ее и убежала. Прораспутничала года два, а теперь некуда деться, есть нечего, вот она и пустилась нищенствовать. Куда же она после этого годится? Ну, да что об этом толковать. Ты вот лучше послушай, что я о себе расскажу, да посоветуй, что мне делать. У меня здесь нет знакомых, знающих дело и которые могли бы дать совет. А у тебя, верно, найдутся такие. Если поможешь, я тебя поблагодарю, как следует.

- В чем дело-то? - спросил я. - Если начал рассказывать, так рассказывай обо всем откровенно. И будь уверен, что для меня все равно, кто бы ты ни был и в чем бы дело твое ни заключалось. А что касается делового человека, то у меня есть на примете двое, на которых можно положиться, потому что они люди верные и зла тебе не сделают.

- Больше того зла, какое я сам себе сделал, мне никто сделать не может. Теперь дорога одна: туда, куда Макар телят гонял без шапки.

"Ну, - подумал я про себя, - видно, ты парень-то аховый, надо дело с тобой вести осторожно".

Допил он чашку чаю, посмотрел на меня пристально и начал рассказывать:

- Местожительство мое отсюда далеко. У меня есть там семья и свой дом. Верстах в пяти от нашего села, на большой дороге, я держал постоялый двор. Раз, это было зимой, приехали ко мне на постоялый двор двое незнакомых постояльцев в нетрезвом виде.

- Хозяин, - сказал один из них, - поставь нам самовар, да вели распрячь нашу лошадь.

Жена моя начала ставить самовар, а я пошел распрягать лошадь. Подошел к саням, там на рогожке лежит двухствольный пистолет; посмотрел и в сено нет ничего. Лошадь вся в поту, насилу на ногах стоит. Распряг я лошадь, взял пистолет, отнес его в комнату и положил возле них.

- Ну что, хозяин, распряг лошадь? - спросил один.

- Да. И поставил к месту. Видно, она уж очень устала - вся в поту.

- Да, мы-таки шибко ехали на ней.

В это время жена принесла самовар и спросила: не надо ли чего?

- Водочки, если есть.

- Как не быть? - сказал я. - Сколько угодно. - Достал графинчик и поставил перед ними на стол.

Сели они и начали меня расспрашивать: давно ли держу постоялый двор, велико ли у меня семейство, есть ли работники, много ли приезжает постояльцев и можно ли останавливаться в другой избе.

- Отчего же нельзя? Милости просим.

После ужина, не молясь Богу, улеглись на печи спать.

В эту же ночь приехал ко мне обоз. Я провозился с ним до петухов. Когда управился, пошел посмотреть лошадь постояльцев. Из любопытства подошел к саням, отвернул рогожку- а у них там лом, и весь-то в крови, да две нагайки с осьмушечными гирями на концах. "Вот так ребята, чтобы черт их побрал! И откуда и нелегкая принесла?" - подумал я про себя. После этого дал овса лошади, осмотрел двор, запер ворота, да и лег спать. На рассвете мои постояльцы разбудили меня. Один вынул десятирублевую бумажку, дал ее мне и произнес:

- Спасибо, хозяин, за хлеб, за соль.

- У меня сдачи нет с десятирублевой, - сказал я.

- Нам сдачи не нужно. Возьми всю, да и разживайся с нашей легкой руки. А что, лошадь накормлена?

- Накормлена вдоволь. Только не успел напоить.

- Напои и запряги, а то нам пора ехать.

Все сделал, проводил их со двора и лег спать. Часу в девятом утра приезжает ко мне становой. Вошел в избу и, не снявши фуражки, закричал:

- Где хозяин?

Я вышел и начал ему кланяться.

- Кто у тебя нынче ночью стоял на дворе?

- Обоз с хлебом.

- Еще кто?

- Стояли двое.

- Куда же они поехали?

- Не знаю.

- Давно ли?

- На рассвете.

- В какую сторону они поехали?

- Не видел.

- Что они говорили?

- Спрашивали: давно ли я держу двор, велико ли семейство у меня и есть ли работники. А больше ничего не говорили, - сказал я.

- Еще что говорили?

- Больше ничего. Пили чай, ужинали, ночевали, а утром уехали.

- Какими деньгами они расплачивались?

Думаю, как сказать? Правду - беду наживешь. Дай лучше солгу.

- Медными, - ответил я.

После этого становой, не говоря ни слова, вышел из избы, сел в тарантас и уехал. Через полчаса приезжает сотский. Вошел в избу, помолился Богу, да и спрашивает:

- Останавливались у тебя нынче ночью двое?

- Останавливались, - сказал я. - У меня уже был становой, и я ему все рассказал. Да скажи, пожалуйста, что это за тревога?

- Ты разве не слыхал? Нашего сидельца Ефима Панкратьева убили в кабаке и ограбили. А у него, слышь, одних казенных денег было тысячи полторы, как сказывал поверенный.

- Вот так ребята! А ведь с виду-то какие смирные! А не слыхал ты, кто они и откуда?

- По приметам-то, вишь, говорят, что подносчики.

- А откуда?

- Это никто не знает.

Когда сотский уехал, я нечаянно взглянул на полку, а там их пистолет лежит. Я его тотчас же вынес из горницы и зарыл в яму. "Вот бы становой увидал, - подумал я, быть бы бычку на веревочке".

После той истории прошло с полгода, и об убийцах перестали толковать. Вот, не помню в какой-то праздник сижу у ворот да посматриваю на дорогу. Гляжу, идут двое мужичков в лаптях, с котомками за плечами и прямо ко мне. Тут только я узнал, что это те самые постояльцы, что ночевали у меня и пистолет еще забыли. Признаться, у меня душа замерла.

- Здравствуй, добрый хозяин, - сказали они.

- Здравствуйте, добрые люди, - отвечал я.

- Мы зашли к тебе по старой памяти, чаю напиться.

- Милости просим.

- Только ты нам отведи особую комнату, а в общую мы не пойдем.

Отвел я их в особую комнату. Жене велел самовар подать, а сам пошел опять за ворота.

Через полчаса выходит жена и говорит:

- Тебя постояльцы зовут.

Я пришел к ним.

- Садись с нами, хозяин, выпей водочки или чайку, а то ты нынче больно скучен. Полно, не горюй. Или денег нет у тебя? Коли нет денег, мы дадим, сколько хочешь. Только будь нам добрым приятелем и живи с нами по душе. А в ответе за нас не будешь. Ну-ка, скажи, зачем после нашего отъезда был у тебя становой?

- Спрашивал об вас.

- Да об нас ли? Мы, кажись, ему ни на что не нужны.

- Не знаю. Тут, вишь, в восемнадцати верстах отсюда, в одной деревне убили сидельца.

- Все-таки мы становому не нужны, потому что не мы же убили сидельца. А он бы лучше взялся за его любовницу, тогда бы дело и открылось. А за проезжающими гоняться не следует. Разве мало их по дорогам. Я, к примеру, тебе, хозяин, расскажу такой же случай. Было это в одной деревне, в М-ой губернии. Проезжали извозчики этой деревни и остановились у кабака выпить водочки. Стали стучать в ворота- а дело-то было на рассвете - нет ответа. Они в окно пошли посмотреть. Взглянули, да как закричат: "Братцы, у сидельца-то голова отрублена!" Через полчаса вся деревня была в тревоге: суетились, бегали, ахали и наконец-то догадались послать за становым. Приехал становой, созвал, как следует, понятых, отпер дверь и вошел в избу. У самого порога лежит розливщик с разрубленным плечом и головой, буфетчик на буфете тоже с изрубленной головой, жена его на печке с распоротым брюхом, а ее сын, целехонек, лежит возле нее и спит. Становой разослал гонцов в разные концы задерживать подозрительных людей. Потом приехали другие начальники. Все толкались, рассуждали, осматривали, а не догадались взглянуть за бочки с вином - за ними лежал убийца, пьяный, и спал мертвецким сном. Так точно и в этом деле, чай, нахватали людей-то много, а убийца, смотри, сидит где-нибудь на печке.

- Где же ваша лошадь, на которой вы при езжали в прошлый раз? спросил я у них.

- Она теперь стоит в деревне, и мы хотели попросить поставить ее у тебя.

- В какой же деревне?

- В Подмачалихе.

- А сами-то вы откуда?

- Мы издалека. Ездим по деревням, скупаем тряпье и иногда долго проживаем в деревнях.

При этом рассказе у меня отлегло от сердца, и я сказал:

- Пожалуй, приводите вашу лошадь, уход за ней гарантирую хороший: всегда вовремя будет и накормлена, и напоена.

В этот вечер я изрядно подгулял с ними, а на другой день они собрались ехать. Дали мне взаймы сто рублей, которые были мне очень нужны, и сказали, что более недели не увидятся со мною.

Через полмесяца они приехали опять, уже вчетвером и привезли целый воз тряпья. С этого времени они постоянно у меня жили. Приезжали и уезжали, приходили и уходили, привозили и увозили тряпье, холст, нитки, хлопок и за постой мне платили всегда исправно.

Вот, думал я, как можно ошибиться в людях. Я полагал, что они какие-нибудь разбойники, а на самом деле выходит, что они хорошие люди.

Надо было мне съездить в город, который находился в 50-ти верстах. Когда я проезжал мимо того села, где совершилось убийство, то заехал к знакомому дворнику попить чайку и потолковать с ним. Он мне рассказал опять об этом убийстве. Оказывается, сам откупщик взялся за дело и дает много денег тому, кто откроет убийцу.

- Воров-то теперь, - говорит дворник, - целая шайка. На больших дорогах стали шибко пошаливать. Вот недавно у одного мужика отняли лошадь. Он ехал хмельной, а на него вдруг четверо наскочили, выпрягли лошадь и ускакали.

Покалякав так с ним, я простился и поехал в город.

Когда вернулся домой, жена рассказывает, что из наших постояльцев был только один, да и то на минуту. Приехал верхом на пегой лошади, спросил о товарищах и, узнав, что их нет, уехал в город, говорит, посылку получать.

В эту же ночь приехал один из них, привез два тюка бумаги и тотчас же, не говоря ни слова, куда-то уехал. На рассвете ко мне въехал обоз с бумагой. Я спросил мужиков:

- Куда и откуда везут бумагу?

- Едем издалека в Москву, - отвечал один.- Да вот в двенадцати верстах отсюда с нами случилось несчастье.

- Какое? - спрашиваю я.

- Ночь стояла темная, ненастная, - начал рассказывать мужик, - вот мы и вздремнули. Приехали в одну деревню и остановили лошадей напоить. Стали считать воза, а одного нет. Мы послали парня в погоню, а другого в город заявить о пропаже. Парень-то гонял, гонял лошадь, так и не напал на след. Что тут будешь делать? Воз-то ведь не маленький, да и лошадь-то жалко четырех годков, такой славный был жеребчик. Что-то еще с нами будет?

В это самое время подъехал к воротам постоялец и кричит мне:

- Подь-ка сюда, хозяин!

Я подошел к нему и позвал в дом.

- Нет, не пойду, некогда, - отвечал он.- Я хотел тебе сказать, чтобы ты никому не сказывал, что мы у тебя останавливались и что свалили два тюка с бумагой. Больше некогда толковать, завтра потолкуем хорошенько. А теперь поеду выручать товарищей. Прощай!

"Что за пропасть, не нажить бы с ними беды. Парни-то больно мудреные", - подумал я про себя.

На другой день вечером приехал опять постоялец, спросил самовар, позвал меня к себе и сказал:

- Хозяин! Мы теперь с тобой долго не увидимся. Товарищи мои уехали, и я нынче еду в Москву. Тюки, которые у тебя лежат, ты побереги и будь уверен, что за твое расположение мы будем очень благодарны. И вот тебе в задаток 25 рублей. Будь молчалив, на все вопросы отвечай: ведать не ведаю, знать не знаю. Это спасет тебя от наказания. Ну, прощай, хозяин. Завтра мы не увидимся с тобой, потому что я уеду чуть свет.

Утром приехал ко мне двоюродный брат, поздоровался, да и говорит:

- Хочу известить, что о тебе идет дурная слава: говорят, ты держишь притон разбойников, которые грабят в здешней стороне и убили сидельца.

- Кто же это говорит? - спросил я.

- Писарь станового. Он вчера ночевал у меня, выпил порядком и разболтал: "Брата-то твоего скоро приберут к рукам за то, что он держит разбойничий притон. Недавно у одного мужика в деревне Калинкине остановились двое скупщиков тряпья, двое суток простояли, украли 20 холстов да и уехали. Их изловили и к нам привезли. Они показали, что они крестьяне Т-ой губернии, скупают тряпье, что останавливались на таких-то постоялых дворах, в том числе у твоего брата. Фомина, дворника требовали, а потом и твоего брата потребуют. За них являлся ходатай, какой-то мещанин. Становой и его задержал.

Пока брат рассказывал, меня мороз по коже продирал. "Ну, как найдут тюки!" - подумал я. Не успел проводить хорошенько брата, как вдруг, смотрю: бежит мой постоялец и говорит впопыхах:

- Хозяин, одевайся скорее, поедем со мной, а то дело будет худо.

Не понимая ничего, я оделся, простился с женой и наказал ей говорить всем, что я уехал в город. А если найдут тюки, то чтобы сказала, что они оставлены каким-то приезжим, который их скоро возьмет.

На шестой день мы уже были за 200 верст от наших мест. Доехали до Р-ни и остановились на постоялом дворе отдохнуть. Нам подали самовар, а за чаем постоялец сказал мне:

- Ну, теперь, хозяин, я должен поговорить с тобой откровенно обо всем. Мы теперь свободны, преследовать нас некому. Теперь надо думать о том, чтобы поскорее добраться до Москвы и устроиться там как-нибудь. Паспорт у меня чистый; товарищи мои обо мне ничего сказать не могут, потому что не знают, кто я. Познакомился я с ними в Туле и представился мещанином, но я им никогда не был. Мне, стало быть, бояться нечего. А тебя-то я около себя как-нибудь прилажу. Ну, слушай же дальше.

Путались мы по разным деревням под именем скупщиков тряпья, делали, где приходилось, мелкие кражи: у пьяных, проезжающих мужиков отнимали лошадей и продавали их тоже проезжающим мужикам. Наконец, в известной тебе деревне я с товарищем угомонил сидельца и ограбил его.

Дальше рассказывать не буду, потому что ты, верно, догадался уже, что два тюка бумаги, привезенные на двор, были нами украдены вместе с лошадью, которую мой товарищ продал за бесценок. Теперь все товарищи мои содержатся у станового пристава: они были взяты с поличным. Я узнал, что двое сознались во многих кражах, теперь добиваются откровенного признания от третьего, моего товарища по убийству. И если он сознается, тогда, наверное, примутся за тебя, как за пристанодержателя воров. О себе-то я мало забочусь, потому что неизвестен. Но тебя мне стало жаль - ведь у тебя семейство. Вот поэтому-то я и решил увезти тебя от неприятностей. Я был очень рад, что ты согласился со мной ехать. О жене твоей не беспокойся. Ей не будет ничего, потому что она ничего не знает.

- Скажи, пожалуйста, чем все это должно кончиться? - спросил я у него. - Неужели я не возвращусь к моему семейству и должен скитаться по свету?

- Чем кончится и как - я этого не знаю: об этом знать мы после будем. А теперь покуда оставим себя на произвол судьбы. Денег нам с тобой хватит года на два, а там - что Бог даст!

Приехали мы с ним в Москву и остановились у его знакомого живодера за Серпуховской заставой. Там прожили всю осень до самой зимы.

Каждый день ходили на Даниловку, в трактир чай пить, и в каждый торг отправлялись на Конную с живодером, где он нас выдавал за барышников, приехавших на время из Тамбова в Москву.

Однажды вечером в трактире живодер увидал знакомого ему хлебника и, подозвав его к себе, начал расспрашивать: у кого он живет и к кому хлебы носит?

Рассказывая о своем хозяине и о своих покупателях, хлебник упомянул об одном богатом барине, у которого есть камердинер, молодой человек, большой охотник до бильярдной игры и кутежа.

- Откуда же он берет на это деньги? - спросил живодер.

- Таскает у барина, у него денег-то - хоть лопатой греби!

- Вот кабы ты притащил к нам этого угара! Мы бы устроили для него веселье другого рода. Ведь у нас даром что деревня, а веселье городское.

- Привезти-то я его, пожалуй, привезу, да что из этого выйдет?

- Мы там увидим, что из этого выйдет. Надо сначала посеять, а потом уж и увидим, что земля родит.

- Хорошо, - сказал хлебник, - в воскресенье я постараюсь его привезти.

И вот, в воскресенье камердинер, хлебник и живодер уже пьянствовали в Троицком, что на Воробьевых горах.

Через неделю после этого живодер, позвав нас с моим благодетелем в трактир, рассказал нам, что камердинер украл у барина шкатулку с деньгами и теперь кутит с девками в Троицком.

- Что же вы хотите с ним делать? - спросил мой благодетель у живодера.

- Я ему советовал ехать в Одессу и сделаться купцом.

- А много денег-то у него?

- Я говорю тебе - полная шкатулка.

- Ах, черт возьми, какое счастье для человека! А что, он добрый малый? - спросил мой благодетель.

- Стало быть, добрый, когда вместе с нами ку тит, да еще нам с хлебником подарил 50 рублей за то, чтобы мы ему посоветовали, что ему делать.

- Познакомь ты меня с этим кутилой, - авось я сделаю с ним делишки как следует.

- Изволь. Отправимся хоть сейчас.

Напившись чаю, они ушли. А я от нечего делать отправился на Конную посмотреть лошадей.

В этот день живодер и мой благодетель не ночевали дома.

Наутро они вернулись вместе с хлебником и тут же отправились в трактир, куда пригласили и меня.

Усевшись в каморке, знакомец мой вытащил из-за пазухи узелок с деньгами и, отсчитав каждому из них по сто красненьких, сказал:

- Спасибо вам за знакомство, дело я уладил ловко. Теперь камердинер сапоги чистит черту.

- Куда же ты его вчера проводил? - спросил живодер.

- На Девичье поле, в огороды. Разве я стану возиться с ним!

Напившись чаю, он сказал мне:

- Пойдем к Серпуховским воротам, там я тебе денег дам, распрощусь с тобой, и ты меня больше не увидишь, потому что я нынче же уеду отсюда.

- Куда же? - спросил я.

- В Казань.

- Что же я буду без тебя делать?

- Тебе совет дадут, что делать.

В трактире он дал мне 200 рублей. Весь этот день мы пьянствовали, а в ночь мой благодетель уехал, и больше я нигде его не встречал.

Через неделю после его отъезда камердинер был найден удавленным на Девичьем поле.

Проживши деньги, мне ничего не оставалось делать, как идти по миру.

Вот тебе, капитан, история моей жизни.

Теперь прошу тебя дать мне совет и познакомить с деловым человеком.

Часть восьмая

Рассказ 27

(Продолжение предыдущего рассказа)

- Послушайте, капитан, я бы желал этого бродягу видеть лично...

- Это весьма не трудно, - отвечал он мне. - Нам с вами стоит только отправиться пораньше утром в Драгомиловскую слободку, и мы его там непременно увидим. Я вас выдам ему за пописухина, и он будет очень рад. Потом я вас познакомлю и с самим пописухиным - этому скажу, что вы господский человек и нуждаетесь в паспорте. Но помните, что с ним вести дело нужно осторожно, потому что он большой руки плут.

Вот с неделю тому назад зашел к нему утром рано и попросил похмелиться: у меня в то время не было денег. У него же, я знал, даже если нет денег, так есть кредит. Он был рад моему предложению, и мы отправились на Смоленский рынок. По дороге мы увидали бегущую по другой стороне улицы кухарку.

- Анна, Анна! - закричал он. - Куда бежишь?

- Ах, Василий Ермолаевич, сколько времени я собиралась к вам, да все некогда, а как нужно-то! - прокричала она, не останавливаясь.

- Приходи, я по утрам всегда дома.

- Приду, непременно приду.

- Вот, баба-то, угар! - сказал он мне. - Какого хочешь парня заткнет за пояс. Я познакомился с ней два года тому назад через хозяйскую сестру, у которой она проживала без всякого вида под именем ее родственницы.

- А кто она такая?

- Да Бог ее знает, разве мне нужно узнавать, кто она такая. Мне нужны деньги. Я с нее 30 рублей взял и вид достал - с этим-то видом вот она теперь и поживает у купца. Месяц назад приходила к нам в дом сестра хозяина и сказала, что ей нужен паспорт. Вот за этим-то она, верно, и хочет ко мне прийти.

- Да почему же хозяйская сестра об этом знает?

- Как же ей не знать? Она с ней очень дружна и живут они между собой, как сестры. Она знает даже и то, что Анна, живя в каком-то городе, вместе с кучером обокрала купца. А потом у нее и проживала до поступления здесь в должность. Я полагаю, что тут она долго не задержится, что-нибудь да напроказничает. Баба-то больно вор. Не знаю, куда она после скроется. Ей уже жить в Москве будет нельзя. И потому хочу ей посоветовать выйти замуж за отставного солдата.

- Как нельзя? Да разве мало здесь таких людей, которые за деньги готовы какому хочешь мошеннику дать у себя убежище? - спросил я.- А про себя подумал: "Постой, брат, я сам узнаю кое-что об этой кухарке. Тебе, видно, известна вся ее подноготная, да не хочешь мне откровенно рассказать". Потому спросил: - Скажи мне, пожалуйста, почему же они были так откровенны, что рассказали тебе о краже?

- Да рассказала-то мне об этом хозяйская сестра, а не Анна. Сама-то она у меня только просила совета: что ей нужно будет делать, если ее нечаянно обознают.

- Что ж ты ей посоветовал?

- Что посоветовал? Конечно, велел в любом случае не робеть и не объявлять о настоящем своем звании, а говорить смело, что она крестьянская девка из такой-то деревни.

- Ну а как туда наведут справки и там скажут, что у нас такой нет и никогда не было, да и паспорт-то окажется фальшивым? Тогда-то что она должна будет говорить? Ведь она тогда покажет на тебя и во всем признается.

- У меня взять нечего: знать не знаю и ведать не ведаю, да и тебя-то, мать моя, в первый раз вижу! - скажу я тогда.

- Да этому, брат, не поверят, этим не отделаешься. Она тебя тогд а уличит хозяйской сестрой и скажет, пожалуй, еще, что и обокрасть-то ты ее научил, для того чтобы получить себе от нее деньги за свои хлопоты.

- Что хочешь говори, уж ей со мной тягаться будет трудно, да она и сама не захочет путать меня из-за пустяков. К тому же я бывал уже в переделах-то не раз, и все сходило с рук благополучно. Вот не хочешь ли, я расскажу тебе маленькую историю, от которой я во время службы моей очень счастливо отделался?

В одной губернии, в какой именно, я не скажу, да и знать-то, я думаю, тебе об этом вовсе не нужно, жил на фабрике крестьянский сын по имени Василий, малый лет девятнадцати, красавец собой. За пьянство и за распутное поведение его отдали, по мирскому приговору, в военную службу.

В полку он прослужил около года, а потом бежал с товарищем своим. Как-то, проходя мимо одной деревни, они увидали недалеко от леса весьма красивый крестьянский дом, обнесенный забором. Они решили расположиться здесь на отдых.

Сбежав из полка, они уже не могли возвратиться в свои деревни, потому что у обоих у них не было родных. Просить милостыню, скитаясь по городам и деревням, они боялись. Пуститься воровать - каждый из них находил себя для этого неспособным. Обсуждая свои трудности, они оба уснули у забора.

Хозяин дома в это время возвращался со своей пасеки. Он увидел их спящими, подошел к ним, но не стал будить, а о чем-то задумался. Так простоял он с полчаса, потом все же разбудил и пригласил к себе в дом, предварительно спросив у них весьма ласково: откуда и куда они идут?

В доме две старухи около печи готовили кушанье, а средних лет мужчина сидел на скамейке около стены и плел рыболовную сеть. На стенах висели божественные картины. На одной изображен был корабль, плывущий по морю, с находящимися на нем святыми отцами.

Когда хозяин вошел, все эти люди остановили свои занятия и поклонились ему в пояс молча.

- Должен тебе объяснить, - сказал мне пописухин, - что владелец этого дома был богатый человек, гражданин, а не крестьянин, занимающийся значительным пчеловодством, сектант, принадлежащий к обществу скопцов.

- Ну что, друзья мои, - обратился он к беглецам, - вы, чай, устали в дальнем пути, так не хотите ли поесть? - И не дожидаясь ответа, он велел одной из старух: - Марьюшка, поди-ка принеси им молочка, да подай всмяточку яичек. Пускай поедят да отдохнут на сене. А потом они у меня покуда поработают в пчельнике - им деньги-то пригодятся на дорогу.

Марья отправилась за молоком, а солдат он попросил скинуть шинели и сесть на лавке в переднем углу под образами.

Видя такой ласковый прием, они не противоречили и исполнили охотно все, что он им приказал.

После завтрака их отвели на сено спать, дав каждому по армяку и по подушке.

На заходе солнца хозяин позвал их в комнату и расспросил: давно ли они находятся на службе, есть ли у них родные и кто именно?

Они рассказали обо всем откровенно, умолчали только о побеге, объяснив, что отправляются на побывку.

- Слушайте, друзья мои, - сказал хозяин,- я не желаю знать о том, зачем и куда вы отправляетесь, а вот если вы у меня решитесь пожить и поработать, то я за труды ваши заплачу вам деньги и надеюсь, вы останетесь мне благодарны - и меня старика за то бранить не будете.

- Очень рады, - отвечали они в один голос. - Только вы не оставьте нас, а мы будем работать и ваше доверие оправдаем.

- Спасибо вам на добром слове! Завтра примемся за дело, а нынче пойдемте-ка, я ознакомлю вас покуда с пчелками. - Он засмеялся. - С ними нужно знать, как обращаться. Вот меня, старика, они уже знают и потому не трогают, а с другими-то они, пожалуй, и не в ладу будут.

Более полугода беглецы с усердием работали на хозяина, за что он оказывал им отеческую ласку.

В один праздничный день после обеда хозяин усадил их обоих подле себя и стал читать Евангелие, истолковывая каждую главу, а в особенности девятнадцатую евангелиста Матфея. Потом он спросил:

- Что, друзья мои, желали бы вы оказаться в будущем свете в числе праведников, а живя в здешнем мире, более не грешить?

- Как не желать этого, - сказали они. - Только этого, нам кажется, достигнуть-то трудно.

- Очень легко. Если вы с верою согласитесь выслушать мой вам совет, тогда вы оба будете жить очень счастливо: станете богаты и вас никто щелчком не тронет. К тому же я постараюсь наградить вас, пристроив к хорошему делу.

- Стань нашим отцом и покровителем, - сказали они опять в один голос. - Благодеяние твое мы будем поминать до гроба.

- Хорошо, друзья мои, хорошо, я очень рад, что вы охотно желаете воспользоваться святою благодатью.

Через неделю после этого разговора оба беглеца самим хозяином у себя в доме были приличной церемони ей оскоплены. Товарищ Василия не смог выдержать операции - и на другой день умер, а Василий по выздоровлении пользовался от хозяина полным доверием. Одна из старух, которая ухаживала за ним во время болезненного состояния, была названа ему крестной матерью. Она объявила, что собрала для него денег, на зубок, две тысячи рублей*, которые и выдадутся ему, когда он будет приспособлен к месту.

Через год после оскопления Василий был приписан в ближайшем городе в купцы и отправлен с письмом и выданными ему на торговлю деньгами - пять тысяч рублей - в П. к одному тамошнему богатому купцу.

- Как же это могло случиться? - спросил я у пописухина.

- Вот я и хочу рассказать тебе, как счастливо отделался от этой истории, потому что все устраивалось через меня.

Приехав в П., Василий тотчас начал торговать в лавке ситцами.

Должен объяснить тебе, что у Василия, когда еще жил он на фабрике, была любовница, крестьянская девка. Через три месяца он выписал ее через своего благодетеля к себе, снял для нее лавку на толкучем рынке и заставил торговать шитыми рубашками, выдавая ее за свою двоюродную сестру.

Два года он жил совершенно спокойно, но, видно, судьба не сайка - в брюхо не спрячешь; и чему уж быть, того не минуешь. В какой-то праздник, сидя за прилавком, он разговаривал со своим соседом. Откуда ни возьмись унтер-офицер. Он отправлялся на свою родину в бессрочный отпуск и захотел приобрести недорогого ситца.

В этом унтер-офицере Василий узнал прежнего своего учителя маршей и артикула. Он сильно сконфузился, несмотря на то что у него была небольшая уже борода, а волосы на голове острижены в кружок.

Унтер-офицер, выбирая ситец, посматривал на Василия, отчего наш купец чуть держался на ногах и потому выбранный им ситец продал, не торгуясь, за полцены.

Когда унтер-офицер ушел, он тотчас запер лавку и, сев на извозчика, отправился домой, чувствуя себя от этого испуга нездоровым. На другой день он в город не выходил.

Унтер-офицер признал в торговце беглого своего ученика и захотел еще раз хорошенько его рассмотреть. Взявши купленный накануне ситец, он отправился в лавку с целью обменять этот ситец на другой. Но лавка оказалась запертой, что крайне его удивило и заставило еще более убедиться в том, что он не ошибается. Унтер-офицер зашел в соседнюю лавку и спросил у купца, почему сосед его сегодня не вышел в город.

Купец был занят товаром и на вопрос не ответил. Унтер-офицер решил узнать у рядского сторожа, где живет купец. Но, выяснив это, он почему-то не решился идти к нему домой, а счел оставить свое домогательство до следующего дня.

Итак, на следующий день он нашел Василия в лавке. Тот сидел за прилавком с подвязанными зубами и с нахлобученным на глаза картузом. Почтительно раскланявшись, унтер-офицер попросил обменять ему ситец.

Василий, молча стащив с полки несколько кусков ситцу, показал ему пальцем, чтобы он выбирал.

Унтер-офицер удостоверился в том, что это его ученик, и сказал:

- Василий Иванович, я вас насилу-то узнал. Как вы похудели и переменились в лице - видно, вы были очень нездоровы.

Василий, не говоря ни слова, затряс головой и махнул руками, показывая, что он его не знает.

- Вам грех забыть прежнего своего учителя. Я, кажется, для вас строгим-то никогда не был,- сказал ему унтер-офицер.

На это Василий пробормотал, что он его не знает, в полку ни в каком не служил, зовут его не Василий Иванович, а Василий Никитич и он давно купец.

- Да что вы говорите, Бог с вами, я не шпионствовать к вам пришел - я и сам-то теперь иду в бессрочный отпуск, и, Бог весть, придется ли мне возвратиться в полк, потому что до чистой отставки остается не много. А я все-таки вам скажу, что я вас узнал по вашему обличию и разговору - хотя вы стали купцом и я вас много лет не видел.

Пока унтер-офицер говорил, Василий сидел молча, потупив голову, как преступник, выслушивающий решение суда. Потом встал, вынул из ящика 15 рублей, подал их унтер-офицеру и сказал дрожащим голосом:

- Благодетель мой, возьми себе эти деньги на дорогу и не сгуби меня, а я буду вечно молиться Богу за тебя.

"Ну, - подумал потом уже Василий, - слава Богу, отделался. Как это его лукавый на меня нанес и как он мог узнать меня?" Вечером он советовался со своей любовницею:

- Не лучше ли будет уехать нам в Москву, а то, пожалуй, чего бы не вышло для худого. Ведь на свете-то ни на кого полагаться нельзя. Может, сам-то он, взявши деньги, и не захочет сделать мне зла, да вдруг напишет в полк письмо - вот тогда уж и не выкарабкаешься и ничем не отделаешься от службы.

Унтер-офицер же, выйдя из лавки, рассуждал так: "Нет, любезный друг, ты теперь от меня не вывернешься - меня купить за деньги. Я скрывать тебя, беглеца, не буду. Не на таковского напал! Мне кри вить душой перед начальством, прослужа столько лет Богу и великому Государю, грешно и стыдно. И какой же я буду тогда служака, когда скрою беглеца? Да и товарищей будет стыдно". С этою мыслью он, придя на постоялый двор, поевши каши и похлебав щей, уснул. Вечером пошел к надзирателю и рассказал ему обо всем подробно, не умолчав и о выданных ему деньгах.

Рано утром беглеца взяли в его квартире и привели в канцелярию надзирателя. Его спросили, как он сделался купцом и откуда приобрел состояние. Василий отвечал, что стал купцом, потому что внес капитал и имел желание вести торговлю. А капитал он приобрел, еще живя у своего помещика, который и вольную ему дал. И рекрутом он никогда не был, 15 рублей унтер-офицеру не давал, ситец ему не продавал и его отроду не видывал и не знает и потому просит защитить его от несправедливого доноса.

Сколько ни уличал его унтер-офицер в том, что он бежавший из полка Василий Иванов и что он в этом не ошибается, поскольку узнал его совершенно, но Василий ни в чем не сознавался и твердо стоял на своем. Василия посадили до окончания следствия под арест, о приписке его в купечество в город О. была послана справка, равно как и в самый полк запрос о его формуляре, с описанием примет.

Во время ареста Василий успел через любовницу известить своего благодетеля о случившемся с ним несчастье. Он просил ходатайствовать о его освобождении.

Благодетель его, получив это известие, прежде всего уведомил меня, а потом уже отправился на помощь Василию. Он явился к следователю и объявил, что купец Василий Никитин аккредитован был товаром от его знакомого купца по его рекомендации, так как за товар еще не заплачено, он просил товар возвратить знакомому купцу, дабы он в этом случае не подвергся ответственности и напрасному денежному платежу.

Через месяц по показанию следствия Василий должен был отправиться в полк.

Во время следования вместе с другими арестантами в город К., где находился его полк, Василий как-то умудрился убежать и вторично скрывался у своего благодетеля.

Три года его разыскивали по разным губерниям по указанию каких-то бродяг. Но это ничего не дало, потому что он уже давно через ходатайство своего благодетеля по новой отпускной, приписавшись в мещанство, спокойно жил и производил в Москве торговлю пивом в портерной лавке купца Д-ва; и если бы не переписка его со своей любовницей, его бы никогда не нашли. Вот как это случилось.

О побеге любовницу известил благодетель Василия безымянным письмом. Она уже не надеялась его видеть в П. и потому устроилась на жительство к одному семейному торговцу, наняв у него небольшую комнатку. Однажды вечером в ее лавку вошел неизвестный мужчина, одетый по-русски, немолодых уже лет. Уточнив ее имя и место жительства, он прошептал, что у него к ней письмо от близкого знакомого, на которое ей надо ответить не позднее завтрашнего дня.

Грамоты она не знала, но и письмо никому прочесть не доверила, а потому дождалась незнакомца и попросила его прочитать письмо и написать за нее ответ.

В письме этом какой-то Федор Тимофеевич, описывая о своем здоровье, просил ее приехать в Москву, остановиться на указанном им подворье и ожидать его.

Догадавшись, от кого письмо, она попросила незнакомца написать, что очень рада исполнить желание, но не может этого сделать в скором времени, потому что много задолжала.

Через две недели ей принесли повестку на дом о присланных для нее 200 рублях. Она получила деньги, а с ними и письмо без подписи, в котором ее опять просили как можно скорее приехать, потому что в ней имели какую-то необходимую надобность по хозяйству.

Это письмо ей читал ее хозяин. Его заинтересовали некоторые двусмысленные выражения в письме, и он попросил свою жену вызвать жилицу на откровенный разговор, выспросить ее об этом загадочном человеке и, если возможно будет, на время задержать ее выезд из П. Ему казалось, что тут кроется какое-то важное дело.

Жена хозяина была женщиной весьма неглупой. Она вечером пригласила жилицу к себе пить чай и завела с ней разговор со следующего предмета:

- Как жалко мне, Катерина Прокофьевна, что вы уезжаете от нас в Москву, - я к вам так привыкла, как к родной.

- Что же делать? - отвечала та. - Я этому человеку, который мне пишет, очень многим обязана, а иначе, конечно бы, не поехала: я уже здесь обжилась, и мне здешняя жизнь очень нравится.

- Да вы бывали ли когда-нибудь в Москве-то? Ведь там, говорят, совсем другой народ.

- Никогда. Слыхала, что там очень хорошо, а бывать не приходилось. Я и сюда-то попала, не знаю как: об этом мне и во сне-то никогда не грезилось, а вот Бог привел еще пожить. Так, верно, Богу угодно и теперь, чтобы мне с вами расстаться и быть в Москве.

- Да что же вы будете там делать-то? Или также займетесь торговлей?

- Я и сама не знаю, что я там буду делать: это уже зависит не от меня.

- Разве вы уж так много обязаны вашему знакомому? Если бы я была на вашем месте, то ни за что бы отсюда не поехала, хоть он тут что хочешь делай. Приехать в город, в котором никого не знаешь, это невыносимая скука. Да еще хорошо, если приедешь-то к доброму человеку, а если к каком-нибудь негодяю, так с ним, пожалуй что, и пропадешь, и жизни-то своей после не будешь рада...

При этих словах Катерина Прокофьевна о чем-то задумалась. Хозяйка, заметив, что кое-чего добилась своим разговором, продолжала:

- Слава Богу, Бог вас ведь благословил заняться порядочной торговлей, жить вам можно хорошо, к тому же одна голова, говорится по пословице, не бедна. Вы уже здесь привыкли и примерились к людям, так чего бы вам желать? А то, вишь, приезжай Бог знает куда и зачем, да и что-то еще там будет? Нет, Катерина Прокофьевна, я, право, любя вас, не советовала бы вам туда ехать. Лучше напишите, что сделались нездоровы - вот и конец. Да ваш знакомый-то что там делает?

- Торгует от хозяина пивом.

- Ну вот он вас и выписывает, чтобы вы были у него вместо кухарки. Экая радость возиться около горшков. Да он сам-то из какой стороны, Московской или какой другой губернии?

- Я, право, хорошенько-то не знаю; он был купцом, - сказала она со вздохом, - а теперь-то Бог его знает, куда он приписался.

- Как же вы с ним познакомились-то: здесь, в П., или где в другом месте?

Не зная, что отвечать на это, Катерина Прокофьевна сказала:

- В деревне.

- Так вы, стало быть, с ним из одной стороны? - спросила таинственно хозяйка.

- Из одной, - подтвердила Катерина Прокофьевна рассеянно, - только из разных деревень; мы жили с ним вместе на одной фабрике.

Хозяйка, заметив сбивчивость в словах жилицы, шепнула ей потихоньку, как бы в предостережение:

- Конечно, любовь чего не делает, однако же надобно ведь себя и поберечь. Если он человек-то ненадежный? Жизнь-то вам еще нужна: вы молодая, можете здесь найти себе хорошего мужа из наших рядских и жить с ним спокойно, не мыкаясь по свету. Послушайтесь меня, Катерина Прокофьевна! Ей-Богу, вы не поверите, как мне вас жалко! У меня сердце вещун, и я думаю, вы поедете в Москву не на радость. Так мне это и представляется!

- Я теперь, Ольга Петровна, после ваших-то слов, уж и не знаю, что мне делать!

- А вот я вам скажу, что делать - написать письмо, что вы сделались нездоровы. Муж мой вам напишет, вот и все тут! Насильно ведь не заставит же он вас отсюда ехать?

- Да, этого он не сделает и сделать-то, пожалуй, побоится.

- Ну вот, видите, не правда ли моя выходит, что он человек-то так себе, какой-нибудь бродяга. Я из слов ваших поняла: вы сказали, что был купцом, а теперь - Бог его знает, кто он такой? Да есть ли у него состояние?

- Как же, есть. У него очень богат крестный его отец, который ему много помогает. Мне уж только рассказывать-то о нем не хочется. Что он с собой сделал? Какой был красавец. А вот крестный-то его отец - я уж не знаю, почему он его так называет, - и уговорил его перейти в свою хлыстовскую веру. Он решился и оскопил себя у него в деревне. Теперь сделался словно мертвец какой.

- Господи помилуй! - перекрестилась хозяйка, - какая окаянщина случается над человеком! Ведь, верно, уж он его обольстил деньгами, а то из-за чего бы ему решиться на такое нехорошее дело? Вот что, Катерина Прокофьевна, я бы очень желала узнать о жизни вашего знакомого, и, поверьте мне, что я не ошибусь, если дам вам совет. Мне, право, вас жаль! Вижу, у вас и людей таких знакомых нет, которые бы вам сказали истинную правду.

- Матушка вы моя, Ольга Петровна, рассказывать-то мне об этом человеке больно страшно: он пропащий и ему своей головы не сносить... Я уж и не знаю, как он существует на белом-то свете и как его матушка-сыра-то земля носит!.. Только вы, пожалуйста, об этом никому не говорите, а то, пожалуй, за это и пострадаешь.

- Да что вы, Катерина Прокофьевна! Да могу ли я подумать об этом? Да разве я какая-нибудь доносчица? Мы вот с мужем-то живем уже 20 лет, да из наших комнат-то и прошивка не вылетала на улицу. Вы, кажется, и сами видите, какие мы люди: способны ли мы на недобрые дела?

- Я уж очень боюсь, - сказала Катерина Прокофьевна, - нынче народ-то стал на язык больно слаб. Ну выслушайте же, Ольга Петровна.

Мы жили с Василием Ивановичем, так зовут моего знакомого, в городе К., на одной ткацкой фабрике, он в ткачах, а я в разматывальщицах. По глупости своей я с ним сдружилась. У него нет ни отца, ни матери, а один только дядя, да и тот почему-то его не любит. А у меня есть мать и брат. Деревня, откуда я-то, находится от города в 15 верстах.

В каждый праздник он ходил в свою деревню, потому что его деревня от города находится только в двух верстах. Туда он водил и меня. Он часто напиваясь пьян, ругался со стариками и насмехался над старостой, у которого была изломана левая рука и переломан нос медведем, с которым он по охоте своей барахтался в лесу. Подошел рекрутский набор - любезного моего друга, за его грубости и насмешки, всем миром и упекли в солдаты.

Жалко его мне было в то время, очень жалко. Но что же делать? Помочь этому горю было нельзя. Прощаясь со мной со слезами, он мне сказал:

- Не плачь, Катя, Бог приведет я ворочусь- тогда женюсь на тебе и мы заживем припеваючи. Только не забывай меня и не якшайся с нашими ребятами.

Уж сколько же я по нему плакала, Богу одному только известно!

Месяцев через пять он прислал письмо, в котором, описывая, что он, слава Богу, жив и здоров, просил меня уведомить: как я живу и что делается в доме его дяди?

Ответить ему я не могла, потому что не знаю грамоты, а других просить об этом было очень со вестно. Письмо я давала прочитать одной моей грамотной подруге, а та, по глупости своей, и расскажи об этом на фабрике. Вот меня и начали после того называть Катериной Рекрутчихой.

Месяцев через шесть является на нашу фабрику солдат и начинает расспрашивать у фабричных, не был ли на фабрике Василий Иванов, из такой-то деревни, со своим другим товарищем.

- Да зачем ему сюда приходить? - отвечали ребята. - Ведь его отдали в солдаты.

- Да не залюбил он службу-то, взял и ушел из полку-то, - засмеявшись, сказал солдат.

- Неужто ушел? Ай да Васька! Вот сыграл штуку!

- Послушайте-ка, братцы, мне в его деревне сказали, что у него здесь на фабрике была любовница. Не приходил ли он к ней? Как ее зовут-то? спросил у фабричных солдат.

- Катериной Рекрутчихой, - отвечали ему.

- Подите-ка, позовите ее ко мне: я у нее спрошу об этом.

- Да что у нее спрашивать-то? Она ничего не скажет. Кабы он приходил к ней, так мы бы все об этом знали: у нас не тот, так другой тотчас увидит семейка-то наша порядочная, - не два человека, а, пожалуй, до тысячи человек найдется.

На другой день меня потребовали в полицию, где и спросили: знаешь ты грамоту?

- Нет, не знаю, - отвечала я.

- Ну так смотри, мы за тебя вот на этой бумаге распишемся, а ты не забудь: если явится к тебе Василий Иванов, ты тотчас дай знать нам. Помни же, а то худо тебе будет.

На фабрике наши ребята стали приставать ко мне с расспросами: зачем меня вызывали? Но я никому ничего не говорила - только плакала.

Года через полтора, что ли, в праздник, приходит ко мне подруга да и говорит:

- Катя, поди-ка к воротам, там тебя спрашивает какой-то старик.

Я выхожу, кланяюсь этому старику.

- Здравствуй, моя милая, - сказал он мне.- Тебя ведь зовут Катериной Прокофьевной?

- Так точно, - отвечала я.

- Ты знала Василия Ивановича, который жил на фабрике?

- Как же не знать? - сказала я и тут же заплакала.

- Ну вот, Катеринушка, - отведя меня в сторону, начал говорить старик, - не плачь о нем. Бог милостив! Ты только завтра поутру приходи ко мне пораньше, на постоялый двор к Сидору Гаврилычу. Я там буду тебя дожидаться. На фабрике сегодня же рассчитайся, возьми свой паспорт и все имущество. Я хочу тебя, по просьбе твоего брата, пристроить в хорошее место, но только прошу об этом никому не говорить. Я слышал, что ты девушка-то скромная, и потому говорю я откровенно. Смотри же, исполни и не заставь меня, старика, дожидаться тебя понапрасну. Нам путь с тобой предстоит неблизкий - отсюда нужно будет выехать пораньше. Если тебя не рассчитают сегодня, так ты за деньгами не гонись - у тебя деньги будут. Прощай!

Простившись с ним, я тотчас же отправилась в контору фабрики, где получила свой паспорт и 45 копеек, заработанных мной. В эту ночь я не могла никак заснуть - все думала: кто бы был этот старик и куда он меня хочет отвезти?

Когда я пришла на постоялый двор, старик еще спал. Напившись чаю, мы с ним отправились на его лошади в путь.

По дороге он со мной заговорил.

- Катеринушка, - сказал он мне, - ты дней через семь увидишься с Василием Ивановичем. Он теперь живет хорошо: уже не солдат, а купец, и ты его более не называй Василием Ивановичем, он Василий Никитич. Это он просил меня съездить к тебе на фабрику, взять тебя оттуда и отправить к нему в город П. Я тебе дам письмо, где его найти, и денег на дорогу. Завтра привезу тебя к моему приятелю, с которым ты отправишься до места, на его лошадях. Он купит тебе хорошую одёжу, и ты будешь у него вместо хозяйки.

Я была очень рада, что буду жить с Василием вместе, и потому нисколько не думала о том, что он беглый солдат, и о том, что я из-за него, пожалуй, буду страдать.

Василий принял меня ласково и отвел мне небольшую комнату. В ней уже приготовлена была для меня кровать, матрац и две подушки. Мы вечером, сидя за самоваром, очень долго разговаривали. Он расспрашивал, что делалось после него на фабрике, и я ему обо всем чистосердечно рассказала.

После он мне сказал:

- Слава Богу, откупился. Только ты, Катя, об этом ни с кем не разговаривай, а то будет и мне и тебе нехорошо. Да, впрочем, я надеюсь на тебя. Че рез недельку я сниму для тебя лавку, и ты будешь торговать в ней шитыми рубахами. Завтра же поутру мы пойдем с тобой в город, я куплю тебе хорошую одёжу, а в этой тебе здесь ходить нельзя. Ты, пожалуйста, избегай излишних разговоров и знакомств с бабами. Если будут спрашивать у тебя откуда? - ты скажи, что ты моя двоюродная сестра.

Через неделю я уже торговала в лавке и жила в полное свое удовольствие. Матушке и брату я около двух лет не писала, а посылала деньги, Василий выправил мне паспорт через своего благодетеля и крестного отца. Как он это сделал, об этом не знаю.

Торговля шла хорошо: я наживала и копила деньги. Товару в лавке было много. За ситец для рубах из лавки Василий не брал с меня денег и всегда говорил: "Береги денежку про черный день". Мне грех про него сказать худое слово- он для меня сделал много. И вот видите, я только заикнулась о деньгах - он мне прислал 200 рублей, зная очень хорошо, что у меня есть деньги и в лавке много товара.

Как-то в праздник, придя из города домой, я нашла его в болезненном положении.

- Что с вами, Василий Никитич? - спросила я.

- Ну, Катя, я испугался, - сказал он мне.- Сегодня пришел ко мне в лавку унтер-офицер, и - что же ты думаешь? - я в нем узнал прежнего моего учителя в полку. Веришь ли, я не знал, что делать, едва держался на ногах. Да, слава Богу, кажется, он меня не узнал. А мне теперь вот что пришло в голову: не уехать ли нам с тобой отсюда в Москву?

Я молчала и не знала, что сказать. На другой день он не пошел в лавку и весь день провалялся в постели.

На третий день поутру он сказал, что сейчас пришлет ко мне из своей лавки разного ситцу- 60 кусков для розничной продажи и 50 кусков для рубах. Я не знала, для чего он это делал, потому что мне такого количества он никогда не отпускал.

Вечером я получила от него еще 16 кусков. Когда пришла домой, нашла его очень расстроенным. Не объясняя причины, он сказал:

- Катя, вот тебе 500 рублей, за квартиру отдано за полгода вперед. Живи здесь, как полная хозяйка, а я завтра на некоторое время уеду. Рядскому старосте я сказал, что еду по делам в Ригу, и потому, если кто обо мне спросит, говори, что я поехал в Ригу. Писем тебе писать покуда не буду, а если ты будешь иметь какую-либо надобность, пиши к моему крестному отцу. Адрес его вот, не потеряй, - сказал он, подавая бумажку.

Все было с вечера уложено и приготовлено к его отъезду. Но выехать он не успел, потому что в квартиру явился полицейский унтер-офицер, велел ему немедленно отправиться к надзирателю. Он до того испугался, что с ним сделалось дурно. Придя в себя, он сказал:

- Катя, возьми покуда себе бумажник мой с день гами и спрячь. Если со мной случится какое-либо несчастье, ты тотчас пошли письмо моему крестному отцу. Где нужно будет тратить деньги, ты их трать и не жалей, - лишь бы я был спокоен.

Верно, чувствовало у него сердце, что он более не возвратится! Вечером того же дня он прислал ко мне солдата сказать, что его задержали.

Я спросила, можно ли его видеть. Когда разрешили, я сразу отправилась к нему.

При свидании он просил меня непременно послать утром письмо по назначению и принести ему 25 рублей. Я все исполнила. Я ходила к нему целый месяц, каждый день, и приносила кушанье.

Потом его отослали по этапу в полк. С дороги он убежал, о чем меня уведомил его крестный отец, который провожал его до какого-то города.

Со времени его побега, в продолжение трех лет, я не имела о нем известий и потому полагала, что его поймали и отослали в полк. Но две недели назад я получила от него письмо, в котором он меня просил приехать в Москву, остановиться на указанном им подворье и ожидать там свидания с ним.

- Ах, Катерина Прокофьевна, и вы после всей такой тревоги хотите еще ехать в Москву?! Да что вы, о двух головах, что ли? Боже вас сохрани отдаваться на мучение! Куска хлеба, что ли, у вас нет? Слава Богу, есть. Проживете и без него... Ах ты, Господи Боже мой, на что люди решаются... Я скажу вам про себя: случись это со мной, да я бы ни за что на свете не решилась не только ехать, но даже с таким человеком и переписку-то вести... Что это такое? Господи помилуй! На каждом шагу за чужие преступления мучить себя! Я скорее соглашусь по миру идти, нежели находиться под командой беглого солдата. Бог с ним и с его богатством, нажитым окаянщиной!

Катерина Прокофьевна заплакала и сказала:

- Что же мне делать-то? Научите меня, Ольга Петровна, как от него отделаться? Ведь он мне прислал деньги.

- Погодите, я посоветуюсь с мужем. Бог милостив! Мы вас не допустим горе мыкать и бояться беглого солдатишки.

Недели через две, по случаю хозяйкиных именин, у хозяина Катерины Прокофьевны была пирушка. На эту пирушку собралось много гостей, в числе которых находилась и Катерина Прокофьевна, которая, как своя домашняя, разливала чай и подавала его, попросту, без церемоний, гостям вместо кухарки, потому что та в это время была занята приготовлением закуски. На этой пирушке присутствовал неизвестный Катерине Прокофьевне человек, одетый по-немецки. Он сидел с самим хозяином в спальной комнате и о чем-то тихо с ним разговаривал. Увидав Катерину Прокофьевну, входившую с подносом, этот неизвестный подозвал ее к себе и сказал:

- Катерина Прокофьевна, будьте так добры, дайте мне адрес в Москве вашего знакомого Василия Никитина. Будьте уверены, я вас от всех неприятностей отстраню и сохраню в тайне все, переданное мне вашим хозяином, моим добрым приятелем.

- Не опасайтесь ничего, Катерина Прокофьевна, - сказал в свою очередь хозяин. - Этот барин - мой старинный приятель, можно сказать, друг, а потому отдайте ему адрес, да и письма вашего Василия. На кой черт они вам нужны? Вам ведь с ним уже не детей крестить, и вы его уже больше нигде не встретите. Да и крестного его отца письмо отдайте, в котором он извещал вас о побеге. Что вам с таким народом мучиться-то? Бог милостив, будете жить во сто раз спокойнее. А их приберут к рукам. Не правда ли, ваше благородие? спросил хозяин гостя.

- Правда, истинная правда. Преступников не должно укрывать: пред Богом - грех, да и перед людьми стыдно, - сказал неизвестный.

Катерина Прокофьевна, не ожидавшая такого разговора, сильно сконфузилась и едва могла сказать:

- Я боюсь, чтобы не вышло для меня чего худого.

- Ну, полноте же сомневаться, - ответил хозяин. - Когда я и жена моя принимаем в вас участие, так какое же тут может быть для вас худое дело?

Катерина Прокофьевна отправилась в свою комнату, вынесла оттуда три письма и, подавая их неизвестному барину, сказала:

- Будьте милостивы, защитите сироту!

Рассказ 28

(Окончание предыдущего рассказа)

Неизвестный барин был не кто другой, как полицейский чиновник. Взяв письма, он на другой день отправился к своему начальнику, от которого, получив надлежащее предписание, отправился в Москву.

В Москве он остановился под именем приказчика, торгующего полотнами, на том самом подворье, которое было указано в письме. Он начал следить и всматриваться в каждого приходившего на подворье, потому что о приметах Василия Никитина он знал со всеми мельчайшими подробностями. Катерина Прокофьевна даже сказала, что у него левое ухо сверху рассечено надвое - на кулачном бою, когда еще он жил на фабрике.

Приласкав коридорного служителя, он, обсуждая с ним торговые заведения, спросил:

- Что, Иванушка, не останавливалась ли у вас на подворье молодая женщина, Катерина Прокофьевна, недели три тому назад? Она сюда хотела приехать для покупки ситца у здешних фабрикантов.

- Эту женщину уже не одни вы изволите спрашивать, - отвечал коридорный. - О ней раза четыре у меня спрашивал пивщик с Немецкого рынка.

- А как зовут этого пивщика?

- Я, право, не знаю.

- А где он торгует?

- И этого не знаю. Слышал, что на Немецком рынке, а где именно, не спрашивал.

- Как бы это узнать? Мне с этим человеком нужно увидеться, потому что он родственник Катерины Прокофьевны, двоюродный брат, да и человек-то он отличный.

- Да это видно и по обличию, что он человек-то хороший и, должно быть, непьющий. Лицо у него такое бледное. Если вам угодно, я спрошу о нем у нашего дворника: он по пьяной части ходок и всех пивщиков в нашей стороне знает наперечет.

- Пожалуйста, спроси.

Через полчаса коридорный вернулся и объяснил, что пивщика зовут Федором Игнатьевым, а торгует он близ часовни, возле трактира.

- Спасибо тебе, дружок. За это вот тебе на чай двугривенничек.

Вечером полицейский чиновник отправился отыскивать портерную лавку. Близ трактира их было две. Он посмотрел с улицы в окно и в одной из них увидал буфетчика небольшого роста, весьма толстого, а в другой пиво отпускал седой старик. "Что за дьявольщина такая! - подумал чиновник. Верно, какая-нибудь ошибка. Надобно поис кать хорошенько - нет ли еще третьей лавки". Побродив по рынку, он нашел и третью, но та была не рядом с трактиром, а подле мучных лавок. В окно он увидал за буфетом женщину с грудным ребенком и молодого парня, лет восемнадцати.

"Нет, и это не то. Что же делать?" Войти в каждую из них, одному пить пиво и завести со служителями разговор - неловко. Взять с подворья дворника и с ним отправиться - навлечешь подозрение. Нужно познакомиться с кем-нибудь из здешних жителей". С этой мыслью он вошел в один из трактиров и приказал подать себе чая.

Тут он увидал мастеровых, пивших водку, по-видимому портных. Он не ошибся, потому что они, разговаривая между собой о работе, бранили своего хозяина за то, что тот не выдал заработанных денег.

Полицейский подошел и спросил, не возьмется ли их хозяин сшить для него, из его материи, жилет.

- Да наш хозяин за что хочешь возьмется, - только сшить-то не сумеет! - сказал один.

- Почему же это?

- Потому что не умеет кроить.

- Так не возьметесь ли вы это сделать?

- А вы где живете? - спросили портные.

- Недалеко отсюда. Я приезжий на время, и мне хочется, чтобы жилетку сделали поскорее.

- Да мы вам ее сошьем в один день. Мы живем напротив часовни, вы только придите сюда в трактир и пошлите - нас знают. И будьте спокойны, мы сделаем жилетку хорошо. Уж хозяину нашему так не сделать.

- Очень рад! Ну а как же мне спросить-то о вас?

- Скажите, чтобы послали за Утюговым.

Потолковали еще, и он спросил, где бы ему выпить хорошенького пивца.

- Да в любой портерной: здесь пиво-то везде хорошее.

- Не хотите ли, друзья мои, со мною, - сказал он им, - пображничать? Пойдемте, я вас угощу для будущего нашего знакомства.

- Покорно благодарим! - ответили портные и тотчас, расплатившись за выпитую ими водку, отправились с незнакомцем.

В портерной за пивом они так хорошо подружились с чиновником, что каждый из них рассказал ему о всех своих задушевных тайнах.

- Пиво здесь хорошее, - улыбнулся чиновник. - А кто здесь хозяин, вы не знаете?

- Д., - отвечали портные, - а там вон портерная - ту держит Мо-в приказчик; а еще, вон там, подальше, подле лавок, есть портерная, ту содержит хлыст Игнатьич.

- Пойдемте-ка к Игнатьичу, попьемте пивца еще, - предложил портным чиновник. - Мне там поближе будет к дому.

- С нашим почтением, - обрадовались портные, - извольте. Мы вас проводим, куда вам угодно, нынче мы не работаем - понедельник.

В портерной Игнатьича как раз находились женщина с ребенком и молодой буфетчик, которого он видел в окно.

- Здесь, видно, хозяин-то сам не живет? - спросил чиновник.

- Нет, - отвечал ему один портной, - он живет где-то у Калужских ворот, а здесь бывает раз в неделю.

- Кто же эта женщина за буфетом?

- Эта жена здешнего приказчика, а молодой парень ее брат. Приказчик-то, должно быть, запил.

- Почему же Игнатьича называют хлыстом?- засмеявшись, спросил чиновник.

- А об этом спросите у здешних ребят, они вам расскажут.

- Почему же они-то знают?

- Как же им не знать-то? Они к нему ходят в дом - и рассказывали, что в доме-то, где он живет, есть моленная, в которой хлысты, вишь, собираются по ночам под годовые праздники. Да и хозяин дома, говорят, тоже хлыст, торгует где-то у Серпуховских ворот мукой. Человек богатый.

- А здешний-то хозяин тоже богат? - спросил чиновник.

- Если бы не был богат, так двух портерных не имел бы.

- Где же у него другая-то лавка?

- Да где-то в Даниловке. Вон, ребята-то знают.

Расплачиваясь за выпитое пиво, чиновник одному из служителей в лавке дал на чай 20 копеек серебром и попросил его, если нужно будет, сходить за Утюговым. При этом он показал на портного.

На другой день поутру, купив материи на жилет, чиновник отправился опять в портерную, куда явился по призыву и Утюгов. Смерив мерку, Утюгов попросил опохмелить его.

За пивом чиновник расспрашивал служителя о том, где живет его хозяин. В это время подбежал мальчик и сказал:

- Григорий, хозяин подъехал.

Войдя в портерную, хозяин Игнатьич помолился Богу и, раскланявшись со всеми, сел около буфета. Буфетчик с опухшим лицом тотчас подал ему книжку и пачки ассигнаций.

Чиновник, всмотревшись в приметы Игнатьича, быстро подошел к нему и сказал:

- Мое почтение, Василий Никитич. Мы с вами знакомцы-то петербургские. Вы, верно, еще помните, как находились под арестом и счастливо из-под него успели бежать.

В ту же минуту у Игнатьича из рук выпали ассигнации, а у всех его ребят разинулись рты и опустились руки.

Что в это время чувствовал мнимый Игнатьич - разгадать было нельзя. Ни слова не говоря, он оставил на столе деньги и без картуза хотел было уйти из лавки. Но чиновник его удержал. Послали за унтер-офицером.

Василия отправили в частный дом, откуда он на другой день под караулом был увезен в город П.

Вот уже после этого пошла передряга, да еще какая! - сказал мне пописухин. Тут я, признаться сказать, струхнул. Да, слава Богу, на мое счастье, помещик-то, от имени которого составлялись отпускные, умер. Долго копались, да взять-то было уже нечего. И потому попросили меня только выйти в отставку.

Поблагодарив капитана за откровенный рассказ, я пригласил его к себе. Через четыре дня все те лица, о которых он поведал, за исключением одного, были взяты и началось следствие.

Часть девятая

Рассказ 29

О сыщиках и ищейках

Встретив утром прежнего своего рассказчика, офицера Ф., на Цветном бульваре, я напомнил ему о данном им слове - рассказать мне о сыщиках и ищейках.

- Извольте, - сказал он. - Прошу садиться. Здесь в настоящую минуту нам никто не помешает, потому что посетители здешнего бульвара бывают тут только вечером.

Мы сели, и он начал свой рассказ.

- Вам известно, что слово сыщик - это лицо, которое занимается розыском и раскрытием преступников и преступлений. Ищейками же называются лица, зависящие от сыщиков, которые трудятся у них по найму за жалованье и за единовременные денежные выдачи. Их обязанность заключается, собственно, в том, что они, переходя из одного трактира в другой, из пивной в пивную, из кабака в кабак, знакомятся там с людьми разного звания и узнают о мошеннических проделках, о которых и передают сыщикам.

Сыщик должен быть человеком честным, беспристрастным, бескорыстным, добросовестным, дальновидным, осторожным, осмотрительным и, наконец, хорошо понимающим дело, а главное, любящим свою деятельность.

Слишком опрометчивый и доверчивый сыщик может написать не слишком верное донесение, неправильно расставить приоритеты, и тогда сущность дела может быть упущена из виду, а истина потеряна безвозвратно.

Неосновательность розысков дает расследованию противный оборот, всегда почти полезный виновному. Своими донесениями, похожими, пожалуй, на отрывки из неоконченного романа, сыщик может потерять доверие своего начальника и других лиц, и тогда для него все будет кончено. Ибо лишь полное доверие открывает для каждого сыщика широкое поле деятельности.

Поэтому-то и хочу предупредить вас, что не следует слепо доверять неосновательным рассказам какого-нибудь мошенника ищейки.

Сыщик должен проявлять благоразумие, окружить себя верными людьми, глубоко вникнуть в суть дела, разобраться во всех способах мошенничества тогда от него не укроется никакая афера и никакое воровство. Тогда ему легко приступать к самому запутанному делу и ручаться за успех.

Сыщик должен знать всех аферистов, картежных и бильярдных игроков, разного рода увеселительные дома и торговые заведения. Необходимо ему и знакомство с людьми, вращающимися в обществах - с весом.

Бездарность, бессилие слова, излишняя недоверчивость, глупое самолюбие и взяточничество нередко мешают розыскам.

Существуют некие тайные приемы в действиях сыщиков, доступные и понятные немногим. Например, уменье поселить раздор между лицами, соединенными одним преступлением, установить мнимо-дружеское расположение к обществам; умение войти в любовные интриги, подчас в разгул, и, наконец, умение выказать безусловную доверенность и откровенность к тому лицу, от которого необходимо получить показания. Еще необходимо знать: где, с кем и какое средство употребить, дабы не запутаться и не обвинить невиновного.

Вот таким должен быть сыщик, и вот в чем заключаются его прямые обязанности. Хочу предупредить и посоветовать: избегайте связей с известными мошенниками, не верьте их показаниям. Был такой случай.

У одного богатого купца украли из кладовой шубы, салопы, платье, приданое для дочерей и разную серебряную посуду на значительную сумму.

По просьбе купца были приняты меры к поимке воров. Один из сыщиков знал многих мошенников и принялся действовать через них. Он вызывал их к себе по одному и расспрашивал: на кого бы он мог подумать, нет ли у него сведений о передаче тех вещей кому-либо из барышников. По неопытности ли своей он это сделал или по другим расчетам, о том рассуждать не мое дело, но только вопросы его некоторые, отзываясь незнанием, оправдывали лишь самих себя, говоря, что они на такие кражи неспособны. Другие утверждали, что эта кража совершена своими домашними, потому что у купца на дворе много собак, к тому же унести со двора сундуки постороннему человеку весьма трудно. Третьи указывали на своих товарищей, мол, у кого-то из них появились деньги. Четвертые уверяли, что эта кража сделана приезжими из другого города, а не здешними. Пятые доказывали, что краденые вещи попались или попадутся скорее всего в руки евреев, а не барышников или каких-нибудь скупщиков. И наконец, шестые давали сыщику слово раскрыть эту кражу, требуя небольшого вознаграждения.

Выслушав все предположения, сыщик не знал, что ему делать. Чтобы не бездействовать он стал преследовать каких-то сомнительных торговцев. Настоящие же похитители, узнав о ходе дела от своих товарищей, не спешили сбывать вещи и обдумывали, как бы запутать сыщика и отвлечь от себя подозрение. Один из них явился к сыщику и рассказал ему, что похищение дело рук сапожника Андрюшки и его товарища Ваньки, которые в настоящее время имеют деньги и кутят в одном торговом заведении.

И действительно, у названных лиц были порядочные деньги и они кутили; но деньги они получили от барышника за другую сделанную ими кражу, в Сокольниках.

Сыщик, обрадовавшись, тотчас арестовал сапожника и его товарища. На вопросы они решительно и смело отвечали, что не виноваты, и доказывали это тем, что их в это время не было в Москве, а деньги нашли на дороге по пути в Москву.

Оставим пока сыщика, а сами подслушаем разговор тех самых воров, которые совершили кражу в доме купца.

- Федя, - сказал один из них другому, сидя за пивом в портерной лавке, - ведь с этим барином жить можно - простак!

- Конечно, простак, - отвечал Федор. - Я ему указал на сапожника и его товарища, а он поверил и теперь мучается с ними. Зато мы, брат, с тобой сидим в малиннике.

- Пускай его хлопочет. Только чтобы нам совершенно обезопасить себя, надобно барышнику Кирюшке через Дашку* что-нибудь из вещей всучить и на него указать: вот тогда мы будем совершенно в стороне.

- Идет! - сказал Федор. - Завтра же я все обделаю.

На другой день действительно сыщик нашел у Кирюшки кое-какие принадлежащие купцу вещи. Указал на барышника Федор, за что сы щик отблагодарил его деньгами.

Через месяц вещи были проданы ворами надежным торговцам. Деньги поделили на четыре доли, потому что в краже участвовали еще извозчик Филатов и его брат, живший в то время у того купца в дворниках.

После этого случая сыщик для того, чтобы разобраться еще в какой-то краже, вызвал опять к себе вора Федора, порасспрашивал и между прочим поинтересовался, не знает ли он извозчика Филатова, о котором говорят, что он совершает кражи из лавок.

- Это говорят несправедливо, ваше благородие, - ответил Федор. - Я знаю Филатова, он на такое неспособен. А на кражи из лавок ездит с ребятами извозчик из Карачарова, Филька разоренный.

Видите теперь, - сказал мне офицер Ф., - как вредно и бесполезно опираться на воров, слушать их рассказы и верить их показаниям, а тем более смотреть на них самих, как на людей порядочных. Вы, вероятно, помните из басни Крылова: вору дай хоть миллион, - он воровать не перестанет. Или вот еще пословица: сколько волка не корми, а он все-таки в лес смотрит.

Закончив этот рассказ, он предложил выслушать еще один, тоже о сыщике.

Рассказ 30

- В одном из московских монастырей во время обедни сыщик обратил внимание на молившегося со слезами перед иконой Богоматери немолодых лет человека, одетого весьма прилично, по-немецки, в провинциальном вкусе.

Вглядываясь в него, сыщик заметил глубокий отпечаток душевной грусти на его лице и потому подумал, что этот человек находится под влиянием если не преступления, так величайшего семейного несчастья. Он решил, если будет возможно, узнать об этой тайне.

Выходя из храма, сыщик поклонился этому неизвестному и сказал:

- Если не ошибаюсь, то вы приехали из Нижнего Новгорода?

- Нет, извините, - как-то робко ответил ему незнакомец, - я, точно, приезжий, но из другого города.

- Тогда извините, я ошибся. Принял вас за нижегородского купца, у которого с одним моим знакомым общее дело. Да я и видел-то его только раз, и то на скорую руку.

- А вы сами нижегородский житель? - спросил неизвестный у сыщика.

- Нет, я здешний житель, занимаюсь стряпческими делами у многих лиц, а потому не имею возможности отлучаться из Москвы.

- Вы где-нибудь служите?

- Совершенно нигде.

- Мне весьма приятно будет с вами познакомиться, потому что я, собственно, приехал сюда по делам моего господина*. Очень рад, что нечаянная встреча доставила мне случай найти полезного человека, тем более что я здесь никого не знаю и в Москву приехал первый раз.

- С величайшим удовольствием готов быть вам полезным, и потому позвольте узнать, где вы остановились.

- Пойдемте-ка попьем чайку в трактире, там и потолкуем. Не зная здешних мест, я не могу вам объяснить, где я остановился, знаю только, что в городе - на каком-то подворье.

Сидя в трактире, они разговаривали о разных торговых и промышленных делах. Сыщик заметил некоторую сбивчивость в словах незнакомца, когда он рассказывал о семействе своего господина, а в особенности о собственной жизни.

Напившись чаю, незнакомец пригласил сыщика к себе в номер. Но тот только проводил его до ворот и дал слово увидеться с ним на другой день утром.

Когда на следующий день сыщик пришел в номер незнакомца, то увидел его лежащим в спальном халате на диване с заплаканными глазами.

Увидев гостя, незнакомец вскочил и, извиняясь за то, что он не одет, предложил садиться на стул.

Сыщик уселся, закурил папиросу и предложил управляющему (будем его покуда называть управляющим) отправиться в трактир почайничать.

Предложение было охотно принято. Управляющий поспешно оделся, и они отправились в трактир. На улице он сказал сыщику:

- Как сегодня хорошо, светло и тепло! Приятно было бы в такое время побывать на здешнем загородном гулянье.

- Это весьма нетрудно - стоит только взять извозчика. Загородных гуляний здесь очень много.

- Давайте попьем чайку да позавтракаем, а потом, если вы мне не откажете, куда-нибудь с вами отправимся. Вы не поверите, как мне здесь грустно в разлуке с моим семейством - редкий день я не плачу.

- Очень верю и знаю, как тяжело и больно не видеться долго с близкими сердцу людьми.

В глазах управляющего показались слезы.

- Виноват, - сказал сыщик, - я своим неуместным разговором оскорбил ваше чувство.

- Помилуйте! Я виноват, - отвечал управляющий. - Просто при в оспоминании о жене и детях я не могу удержаться от слез. Что же мне прикажете делать? Будучи крепостным человеком, я не волен располагать собой. Куда пошлют, туда и ступай.

- А велико ли ваше семейство?

- Жена, двое сыновей и три дочери.

- Вы, вероятно, получаете от них письма?

- Да, получаю, - вздохнул управляющий.

- Так зачем же вы скучаете и убиваете себя? Вы же приехали сюда не навсегда, а на короткое время?

- Так-то так, да ведь Бог знает, что может быть впоследствии. Нынче я хорош, а завтра? Нередко думаю: сделайся я нездоров, кто обо мне на чужой стороне позаботится? Умрешь - кто меня схоронит здесь? И что тогда будет с моим семейством? Ни жена, ни дети не будут знать моей могилы.

- Позвольте узнать, в каких присутственных местах дела вашего господина и в чем они заключаются? - спросил сыщик.

- Пению время, а молитве час, милостивейший мой государь, - сказал, засмеявшись, управляющий. - О делах мы будем говорить с вами в другое время, а теперь поговоримте-ка лучше о предстоящем вояже. Я здешних мест совершенно не знаю, да если бы и знал, так одному гулять - со скуки пропадешь. Одному-то, говорят, и под елью бывает келья. - Он вынул из бумажника кредитный билет в 5 рублей и отдал его служителю.

Выйдя из трактира, они наняли извозчика и отправились в Останкино. Там побродили около часу по саду, соскучились и переместились в Марьину рощу, где, усевшись близ трактира, приказали подать чаю и бутылку рому.

- Я должен вам непременно объяснить об этом повседневном гулянье, сказал, улыбнувшись, сыщик управляющему. - Здесь вы можете встретить всякого рода удовольствия, например музыку, играющую во всех 24-х тонах, цыганок, отчаянно поющих "Настасью", хор отживших уже свой век песельников; здесь вы можете встретить ремесленника, гуляющего нараспашку, в одном исподнем; здесь нередко нечаянно разбогатевшая красавица, забывая приличия, бессовестно кутит, как у себя дома. Я уверен, что в вашем городе такого разнообразного гулянья не встретишь. Думаю, если вы почаще будете посещать эту рощу, обязательно забудете о вашей скуке.

- Да, пожалуй, сегодня, познакомившись вот с этим благодетельным напитком, - он показал на ром, - я и забуду, но не думаю, чтобы назавтра скука снова не была моим товарищем.

Сыщик напрягся и попытался вызвать управляющего на откровенное объяснение:

- Григорий Григорьевич, позвольте мне попросить вас рассказать о вашей душевной тревоге. Мне кажется, что не разлука ваша с семейством заставля ет вас скучать, а что-то другое. Потому желал бы поделиться с вами моей мыслью - быть может, она возвратила бы вам спокойствие. Смотря на вас, нельзя не почувствовать страдания к подобному себе человеку. На вашем лице ясно отражается отпечаток не смею сказать преступления, но какого-либо величайшего несчастья.

- Это вы немножко угадываете, - вздохнул управляющий. - Но должен вам объяснить, что в моем несчастье или, даже можно сказать, преступлении советы добрых людей бессильны. С моим несчастьем разъединит меня только могила! Извините, но больше ничего сказать вам не могу.

- Послушайте, Григорий Григорьевич, - сказал опять сыщик, - я теперь ясно вижу, что вы благородный и добрый человек и никто меня в этом не разуверит.

- Это правда, что я добрый и благородный человек по чувству своему, а не по действию. Я должен в настоящую минуту именовать себя не тем и не другим, а должен называться каторжником. - Он вдруг схватил сыщика за руку и, поцеловав его в щеку, сказал: - Давайте лучше пить, а не говорить о горе. Я знаю одну песню: "Всего горя не проплачешь, всего не протужишь, выпьешь чарку - и забудешь всю тоску-кручину". Авось милосердие Божие сохранит семейство мое от несчастья, а о себе говорить не буду.

Они взяли стаканы с пуншем, чокнулись и выпили их залпом.

Сыщик велел музыкантам сыграть песню: "Волга-реченька глубока" и начал ее потихоньку подпевать, всматриваясь между тем в сконфузившегося управляющего, у которого на глазах появились слезы. Он сказал:

- Эта песня напоминает мне о родине, поэтому я плачу.

Выпив еще стакан пунша, он предложил сыщику пройтись по роще. По дороге он говорил, что ему хочется побывать в Петербурге, но он не смеет рассчитывать на это, потому что ожидает писем от своего господина, в которых, верно, будет много поручений по тяжебным делам.

На необдуманно высказанные управляющим слова сыщик не отвечал, но, дойдя до конца рощи и посмотрев на часы, сказал:

- Григорий Григорьевич, не отправиться ли нам с вами домой? Времени довольно много - скоро восемь часов.

- Я согласен.

Доехав до Сухаревой башни, они расстались, давши друг другу слово увидеться через день.

Рано утром сыщик вызвал в трактир коридорного служителя с того самого подворья, где остановился управляющий, и заговорил с ним о каком-то приезжем купце. Потом между делом сказал:

- У вас в 9-м номере остановился управляющий. Я с ним познакомился и не могу понять, что за несчастье у него. Он, не объясняя, постоянно плачет. Начинаю думать: не обманул ли он в чем своего барина и теперь не знает, как себя оправдать?

- Помилуйте, о нем этого думать нельзя. Он такой тихий и смирный четвертую неделю у нас живет, и мы от него худого ничего не видели. Один только порок за ним и есть, что он приходит домой всякий день пьяненький. Но зато какой он богомольный: по часу и более молится со слезами Богу и всегда на молитве вспоминает жену и детей. Паспорт у него чистый; деньги, должно быть, при себе имеет порядочные, потому что всякий день обедает и ужинает в трактире и ездит всегда на извозчиках по каким-то своим делам к Сухаревой башне и за Москву-реку.

Расставшись с коридорным, сыщик тотчас написал счет, как бы за прошлый год, на имя управляющего от какого-то ему известного купца того самого города, где управляющему был выдан паспорт. Счет был на суконный товар, взятый им в лавке, на сумму 150 рублей. После этого сыщик послал с этим счетом одного знакомого ему торговца потребовать от управляющего по платежу деньги. На вопрос управляющего: откуда этот счет? - следовало сказать, что он прислан его братом из С., а на вопрос: как он его отыскал? - надо было объяснить, что о его жительстве узнал он случайно от своего приезжего знакомого, остановившегося с ним на одном подворье.

Рассмотрев счета, управляющий, переменившись в лице, задумался, после чего, поводив пальцем по своему лбу, отпер небольшой, окованный жестью сундучок, вынул из него пачку ассигнаций, из которой отсчитал 150 рублей, и подал их торговцу со словами:

- Я про этот счет забыл, и потому, когда будете писать вашему брату, попросите у него от моего имени извинение.

Как только торговец вышел из номера, управляющий, ударив себя по лбу рукою, произнес вслух: "Я, верно, открыт! Нужно спасаться, медлить не следует". Он стал поспешно укладывать чемодан и, вероятно, тотчас бы уехал, но не успел, потому что через пять минут в его номере уже находились: частный пристав, надзиратель и добросовестный свидетель. Управляющий до того растерялся, что на вопрос частного пристава: кто он такой? - он ответил: беглый каторжник.

В шкатулке у него оказалось 16 тысяч рублей серебром и десять паспортов, заготовленных на будущее время.

Когда его привезли к начальнику, он упал на колени и объявил, что он казначей из города С., похититель казенных денег. Вот его показание.

- Я был казначеем около 20 лет и всегда имел доход от казенных денег, выдавая их небольшими суммами под 6 процентов в месяц известным в нашем городе торговцам. Тут пришло известие о приезде губернатора с ревизией дел и казенных сумм. Я не знал, что делать, потому что в наличности у меня в то время не было 3500 рублей. Своих денег я не имел, занять было не у кого, а должники мои отказали мне в уплате долга до сроков. Зная о законной ответственности, я решился на похищение остальных имевшихся у меня на хранении денег - 18 тысяч рублей серебром. Написал для себя 10 паспортов на имя одного известного мне, недавно умершего, господского человека, Григория Григорьева. Я взял деньги и рано поутру отправился в лодке по течению реки Волги в одно из ближайших селений. Там я нанял пару лошадей и отправился в город Б. Оттуда я поехал на почтовых в город А., где пробыл всего несколько часов. Потом с одним проезжающим отправился в Москву.

Жене своей я оставил тысячу рублей и письмо, в котором все объяснил, просил ее простить меня за мой поступок и не стараться узнавать о моем существовании.

Живя в Москве, я познакомился нечаянно в трактире с одним отставным унтер-офицером, живущим на Пятницкой. Хотел переехать к нему на кварти ру, чтобы завести через его шурина, торгующего в овощной лавке, торговлю хлебом. Но постоянно убивающее меня горе и тоска почему-то не допускали привести мои намерения в исполнение.

Чтобы узнать, что делалось в мое отсутствие дома, я написал своему родному брату, зная его горячее братское расположение и любовь, письмо, в котором умолял его никому не открывать мое местопребывание.

Брат сообщил: все считают, что я утонул в Волге, потому что оставленную мной лодку нашли за 15 верст от города, плывшую по воде. Дом и имущество мое описаны и назначены с аукционного торга в продажу. О похищенных деньгах производится следствие, и никто из начальствующих лиц не считает меня похитителем, зная, что я честный человек. Решили, что деньги я выдал кому-либо взаймы, а при известии о приезде губернатора, не находя возможности возвратить их, решился на самоубийство. Брат просил меня возвратиться в город и надеяться на милосердие начальства.

В настоящее время не могу понять, каким образом меня заподозрили. Здесь я никому не известен, а на измену брата я ни в коем случае не смею думать, зная его любовь. Полагаю, что я открыт неизвестным мне чиновником, с которым я недавно познакомился.

Управляющий просил о скорейшей отсылке его в город, объясняя, что он желает в последний раз увидеть свое семейство и получить за свое преступление законное наказание.

Через день его отправили в город С.

Часть десятая

Рассказ 31

В одну из московских церковных богаделен поместили на жительство странницу, купеческую жену, вдову, с паспортом, выданным ей из города Т. Женщина эта была лет 37, высокого роста, со смуглым худощавым лицом. Одета в длинную шубейку и ситцевое темное платье. На голове повязан черный шелковый платок, спускающийся на глаза, а сверх него - черная кашемировая шаль.

Через год она верхнюю одежду заменила черной китайчатой шубейкой и холодником.

Ведя строгую жизнь, она каждодневно ходила к заутрене, к обедне и к вечерне, подсобляла трапезнику убирать в церкви, в зимнее время носила дрова и топила печи, в постные дни ела только один раз в сутки черный хлеб с квасом. Все другие богаделенки ее очень любили, потому что она ни с кем не ссорилась и постоянно угощала их чаем.

Многие богатые прихожанки за услужливость и за то, что она постоянно снимала и подавала им салопы, в день именин подносила с поздравлением просфоры и подставляла во время всенощного служения престарелым женщинам стулья, - щедро награждали деньгами.

В каждое воскресенье, после ранней обедни она ходила в Миюсы навещать какую-то отысканную ею родственницу.

Один из прихожан, богатый человек, купец, в какой-то годовой праздник, отправившись для раздачи подаяний в острог, встретил там эту богаделенку, разговаривавшую через решетку с каким-то арестантом.

На его вопрос: что она тут делает? - она отвечала, что из собираемого ею подаяния раздает арестантам деньги. Когда узнали об этом великодушном поступке, она сделалась общей любимицей прихожан.

Оставим покуда эту любимую всеми богаделенку в богадельне, а сами поговорим о другом.

В Т. губернии, в 20 верстах от города К., на проселочной дороге под мостом был найден удавленным К-ий купец О.

Купец этот со своим братом разъезжал по городам и деревням, скупая холст и тряпье. В декабре он отправился в город В. и взял с собой 15 тысяч рублей ассигнациями. Уезжая, приказал брату по получении от него в назначенное число письма выслать 2 тысячи аршин холста.

Брат не получил в назначенное число письма и написал брату, купцу О., послание с просьбой сообщить о причине его неуведомления. Ответа не было. На все последующие запросы - тоже.

Он решил, что брат его болен, и сам отправился в город В. Приехав на известное ему подворье, он спросил у знакомого хозяина: был ли брат и получены ли присланные от него письма?

- Письма ваши я получил, - сказал хозяин, - и полагал, что брат ваш скоро будет, но он и до сего времени не приезжал.

"Что бы за причина была, - подумал он, - что брат не уведомил меня, где он находится? Это что-нибудь, да не так". Потому на другой день, отправившись в обратный путь, он решил заехать в ту самую деревню, из которой поехал с братом на своих лошадях ямщик, хорошо знающий все их семейство, потому что деревня эта находилась от города К. в двух верстах. Там же проживала и любовница брата, крестьянская девка по имени Авдотья.

Войдя в избу ямщика, он увидал его жену, расчесывавшую волосы черепаховым гребнем, принадлежавшим его брату. Предчувствуя несчастье, он попросил поставить для него самовар, сказав, что очень озяб в дороге, но более для того, собственно, чтобы что-нибудь разузнать.

Жена ямщика, причесав голову и положа гребень на полку, поставила самовар. Тогда он спросил у жены ямщика: давно ли уехал ее муж и куда?

- Он сказал в К-гу. Поехал-то с подругой вашего брата, Дунькой, отвечала женщина с каким-то неудовольствием.

- Что же у Авдотьи-то явились за дела такие, что она поехала в К-гу? спросил купеческий брат.

- А лукавый ее знает! Девка эта так избаловалась, что никуда не годится. Мы не надивимся, как это не стыдно вашему брату возжаться с такой хабалкой. Добро бы была молодая или красавица, а то так себе: с версту ростом, красы-то в ней никакой. А как пьянствовать-то стала! Пуще мужика! И что с ней за полгода сделалось, мы не надивимся.

- Да брат-то мой заезжал к ней, когда поехал с твоим мужем в В-ж?

- Как же, он ночевал у нее, и она ездила его провожать до Воронкова. Да ведь муж-то мой с ним не ездил. Ваш брат поехал с каким-то своим знакомым купцом, с которым, вишь, встретился на дороге.

Напившись чаю кое-как, он тотчас отправился к становому, предчувствуя, что брата его нет в живых, в чем впоследствии удостоверился.

Становой, приехав в деревню, собрал понятых и, войдя в избу ямщика, начал делать обыск.

Первоначально нашли на полке гребень; в сундуке оказался купеческий бумажник, в котором находилось полторы тысячи рублей и записка, написанная рукой купца, о количестве купленного им холста на Х-кой ярмарке.

На вопрос станового: чьи это деньги, гребень и бумажник? - жена ямщика отвечала, что она не знает, что это привез ее муж и велел спрятать.

- А куда он поехал?

- Сказал, в К-гу, а там Бог его знает.

- А с кем он поехал?

- С Дуняшкой Малашкиной.

- Давно ли уехал?

- Вот уж три недели прошло.

Составив местное постановление и запечатав все найденное, становой приказал строго наблюдать за приездом ямщика Андрея и тотчас дать ему знать, а брату купца он посоветовал отправиться в К-гу и там поискать.

Потом становой пошел в избу Малашкиной матери, где тоже стал делать обыск.

На вопрос станового, где ее дочь, старуха отвечала, что дочь, получив от нее благословение, отправилась на жительство в какой-то монастырь, в какой - она, вероятно, узнает, когда воротится Андрей, с которым Дуня поехала до места.

Обыск у матери Дуняшки ничего не дал, за исключением пяти целковых и красненькой бумажки, завязанных в тряпочку.

- Чьи это деньги? - спросил становой.

- Мои, батюшка! Я по осени-то продала коровенку старостину брату Кувылякину, так вот эти деньги-то и берегу на случай смерти своей.

- А дочь тебе деньги не давала?

- Нет, батюшка, не давала, да и какие у нее могут быть деньги!

- Да с чем же она поехала?

- Да на это-то ей дал вот его братец, - старуха показала на купеческого брата пальцем. - Об этом она мне говорила, а сколько - не сказала.

Через пять дней в избу старосты вбежал запыхавшийся молодой парень.

- Дядюшка Филипп, дядюшка Филипп! - кричал он изо всей мочи. Андрюшка Беспалый едет.

Староста в это время лежал на полатях и при известии о приезде Беспалого, слезая, едва не упал второпях на пол. Надевая полушубок, он кричал также, в свою очередь, изо всех сил:

- Васютка! Беги поскорее к брату и скажи ему, чтобы он сейчас верхом скакал к становому.

Выбежав за ворота, староста увидал, что лошади Андреевы уже стояли у ворот его дома. Подойдя к повозке он нашел в ней самого Андрюшку спящим. Набежавшие мужики стали будить Андрея и едва разбудили, потому что он был сильно пьян.

- Эк ты налопался! - сказал Андрею староста.

- А тебе что за дело? - спросил Андрей.

- Тащите-ка вы его в пустую избу! - закричал староста. - Ишь ты, разбойник, как натрескался!

В это время выбежала из избы жена ямщика с заплаканными глазами, растворила ворота и ввела на двор лошадей.

В избе староста сказал Андрею:

- Ну, разбойник, сказывай, как ты убивал с Дунькой купца О.?

Андрюшка, дико посмотрев на всех, сел на лавку и, пощупав себя за бороду, произнес:

- Разве я его убил-то? Его сонного удавила Дунька поясом.

- Куда же вы его дели?

- Сбросили с моста под Ореховым. Я чай, его уж собаки съели, - сказал, улыбаясь, Андрюшка.

Тут прискакал на лошади брат старосты и объявил, что становой уехал еще вчера на следствие в деревню Облупиха.

Явился и брат купца, потому что старостин брат заезжал к нему известить.

Когда купеческий брат вошел в избу, все мужи ки закричали в один голос:

- Как есть, Андрюшка сознался! Удавила, вишь, его Дунька поясом, сонного.

Купеческий брат заплакал и попросил старосту отправиться с ним к мосту без станового.

- Нам нельзя без начальства поднимать мертвые тела, - сказал староста.

Не обращая на слова старосты внимания, купеческий брат, пригласив с собой двух знакомых ему мужиков, отправился с ними отыскивать брата.

Подъехав к мосту, они спустились в овраг, где и увидали торчавшие из-под снега ноги.

Раскопавши снег, они вытащили купца на мост.

Из деревни Ореховой, находящейся вблизи моста, сбежались мужики. Они увидели, что у купеческого брата в руках пачки ассигнаций, и стали один у другого спрашивать: откуда же эти деньги-то?

- Да, вишь, говорит, деньги-то эти в штанах были зашиты у мертвого купца-то, - объяснил кто-то.

- Ишь, ты, малый, штука-то, какая! - ухватясь за бороду рукою, говорил еще мужик. - Подле нас был, а мы и не знали. Недаром собака-то по ночам выла. Вот так клад! - повторил он опять и с этими словами, почесавши голову, спустился в овраг, как будто чего-то поискать.

Тут послышался вдали звон колокольчика.

- Вот, должно быть, и становой едет! - сказали мужики.

Действительно, показалась тройка станового.

Подъехав к стоявшим мужикам и увидев купеческого брата и мертвое тело, становой пристав сказал:

- Что, нашли? Верно Андрюшка явился?

- Явился, - ответил купеческий брат, - и сознался. Он теперь под караулом в деревне.

- Это очень хорошо. А где вы подняли тело и что при нем оказалось? спросил становой у купеческого брата.

- При нем найдено денег 8 тысяч рублей, паспорт и два билета из Москвы.

Мужики чесали у себя головы.

- Надобно подводу, чтобы отвезти в город тело. Также следует смерить шагами, какой глубины овраг, как далеко он лежал от свай и в каком положении.

- Я повезу его с собой, - со слезами на глазах сказал купеческий брат становому приставу. - Подводы не нужно.

- Тело вашего брата нужно завезти в деревню, чтобы показать его Андрюшке-ямщику - это необходимо.

Андрюшка показал, что Авдотья давно изыскивала удобного случая убить своего любовника, когда он заезжал к ней с деньгами. В своей деревне она сделать это боялась, чтобы не погубить мать.

На вопрос станового, где Авдотья и куда он с ней ездил, Андрей сказал:

- Мы были с ней в Т. Там она нашла свою знакомую солдатку, жившую у кого-то в кухарках; через эту солдатку она достала себе паспорт после умершей купчихи, за что заплатила сто рублей, но кому - не знаю. Об этом она мне не сказала и даже не показала паспорта. Советовала и мне не ездить в деревню, а сделать то же, что и она: продать лошадей, повозку и отправиться в дальнюю губернию. Но я на это не согласился, думая, что это убийство наружу не выйдет. К тому же не я был убийцей, а она. Стало быть, за чужие грехи я отвечать не стану. Прощаясь со мною, Авдотья просила меня не говорить, где мы с ней были.

- Куда же ты теперь думаешь, Авдотьюшка, отсюда отправиться? - спросил я у нее.

- Не знаю и сама, куда я попаду. Намерение у меня есть поступить в монастырь, да боюсь, чтобы не вышло чего худого. Хочу покуда постранствовать, а там, может быть, где-нибудь и найду для себя место. Матушке моей ты также ничего не говори, - скажи только, что я жива, и если Бог приведет, то с ней увижусь.

Через месяц после того Андрюшка вместе с другими арестантами, ушедшими из острога, находился в бегах.

Теперь снова обратимся к богаделенке и узнаем, зачем она ходила в острог и кто такой был арестант, с которым она разговаривала в остроге. Арестант был не кто иной, как ямщик Андрей, а богаделенка - Авдотья, убийца купца О.

Убежав из острога, Андрей с одним из арестантов пробрался к Москве, где, собирая милостыню, был взят полицией.

Когда его допрашивали, он сказал, что бродяга, не помнящий родства, так его научили товарищи-арестанты во время побега.

В какой-то день богаделенка эта, отправившись в город купить чаю и сахару, увидала двух мужиков, шедших под караулом. Всмотревшись в них, она в одном узнала Андрея. Он тоже узнал ее, но вида они не показали. Богаделенка, подав им гривенник, спросила:

- Куда это вас гонят?

- К допросу ходили в Часть, а теперь идем в острог.

- За что же вы, голубчики мои, содержитесь?

- Да за бродяжничество: мы оба с товарищем не помнящие родства.

- А как же вас зовут-то?

- Меня, - сказал Андрей, - безродным, а товарища моего подкидышем.

- А ходят ли к вам в острог-то с подаянием?

- Как же, ходят.

- И можно вас там видеть?

- Можно, только спросите бродягу безродного.

Поклонившись им обоим, богаделенка, крестясь, перешла на тротуар. Вот каким образом она встретила Андрея и стала к нему ходить каждое воскресенье, нося деньги и съестные припасы.

О чем они при свидании каждый раз разговаривали, о том неизвестно; только Андрей рассказал ей, что у него с горя померла жена, вскоре после его ареста, что лошадей и скотину у него продали и дом остался пустой.

В остроге Андрей подружился с одним арестантом Климовым, содержавшимся за незначительную кражу. Он рассказал ему откровенно о себе и об Авдотье, прося совета, что ему делать.

Климов, освобождаясь, дал Андрею слово похлопотать за него. Но вместо этого явился к одному из сыщиков и рассказал обо всем, что слышал от безродного бродяги. Но было уже поздно, потому что богаделенка эта скрылась, сказав в богадельне, что она отправляется куда-то на богомолье. И с того времени о ней нет никакого слуха.

Рассказ 32

В Москве проживают мужики, торговцы хлебом, овсом, крупой, дровами и сеном; их почему-то называют одни кулаками, другие хлыновцами.

Промышленность их заключается собственно в том, что они, покупая у приезжих степных мужиков в зимнее время хлеб, овес и крупу, рассыпают все это на свои воза, делая из трех четыре, а из пяти - семь. И когда у них покупают, бессовестно обманывают.

В возы с сеном для весу укладывают бревна, или во время взвешивания один или двое из них, прицепясь сзади или с боку воза, усиливают вес незаметным образом.

Укладывая на свои воза дрова, они середину делают пустой или перекладывают незаметно сучками, и редко продают на сажень, а всегда повозно.

При перемере овса и крупы, если не осмотреть, они меры три-четыре насыпят на дно. Скучерами и дворниками они в деле.

Каждого покупателя они строго рассматривают и, если увидят невозможность к обману, никогда не продадут.

Один мой знакомый купил, по незнанию своему, у этих кулаков десять возов дров. По цене и по обширности возов сделка показалась ему очень выгодной. Дело было к вечеру, и дрова ему все покидали в сарай, без укладки на место. На другой день, разговаривая с кухаркой, он сообщил ей:

- Теперь у нас дров, кажется, хватит до весны. Я полагаю, что тут будет около пяти сажен.

- И каких тут, сударь, пять сажен! Да тут едва ли наберется и три, сказала ему кухарка. - Вы извольте-ка посмотреть, что вы купили - большую часть сучков, а не поленьев.

Богатый человек, скупец, имел привычку у заставы покупать на известных рынках все, что он находил для себя выгодным, а потому постоянно шатался там для покупки по дешевой цене различных припасов.

Этого человека давно знали кулаки, но не находили возможности, как бы его обмануть.

В трескучий мороз, увидав его на базаре, около возов с кучером, покупающего для своих лошадей овес, они тотчас, договорившись с кучером, приступили к делу.

Один из этих хлыновцев, подойдя к скупцу, предложил ему купить 20 возов овинного овса, объявив решительную цену, самую выгодную. В возах этих в самом низу находилась мякина.

Посмотревши овес и найдя его довольно хоро шим, скупец начал еще выторговывать у них несколько копеек, в чем и преуспел.

Но впоследствии, увидав в своем закроме, что в овсе наполовину мякина, сказал сам себе: "Как это я недосмотрел, что попал на кулаков? Эки мошенники!"

Рассказ 33

Для каждого хозяина хорошая прислуга в доме- клад. И потому выбор кухарок, поваров, кучеров и дворников довольно затруднителен.

Нередко случается, что поступающий в услужение по рекомендации оказывается весьма дурным и неблагонадежным.

Например: кто служит проводником для воров? - прислуга.

Кто иногда делает кражу? - прислуга.

Кто постепенно и незаметно щипает от ваших расходов? - прислуга.

Кто наделает вам, от невнимания и нерадения, убытков и лишних расходов? - прислуга.

Кто, наконец, заставит вас, никогда не сердившись, поссориться с вашей женой? - прислуга.

Кухарка, повар и кучер могут воровать у вас каждодневно: первые при покупке провизии, а последние, лишая любимое вами животное надлежащего корма, продавать овес знакомым извозчикам, вынося его поутру рано в водопойках.

Как кучеру удержаться, чтобы не оторвать у лошади подкову и не сказать вам, что ее потеряла лошадь. Этого мало - отвинтить у экипажа гайку и заставить вас познакомиться с его знакомым кузнецом и слесарем, с которыми у него свои сделки, - все это дело неблагонамеренного кучера.

У редкой кухарки, а в особенности нанятой вами с площади, не найдется десятка два знакомых и родных, кумов и кумовьев, двоюродных братьев.

У редкого повара не имеется штуки две или три двоюродных сестер. После этого как же им удержаться от накопления мучки, маслица, крупки или кусочка говядинки, пирожка, сахарцу и тому подобного? Сущее разорение для хозяев.

Для примера я расскажу вам, что значит прислуга.

В доме богатой женщины, вдовы, у которой было весьма порядочное семейство, жила в экономках много лет старуха. У этой старухи был двоюродный брат, тоже старик, которого она любила более всего в мире, да и он ее любил. И потому каждое воскресенье приходил к ней по утрам пить кофе, а нередко и обедать.

Эту старуху-экономку за ее долговременную службу хозяйка очень любила и во всем ей слепо верила. Да и экономка хозяйку свою также любила, и потому провизия, покупаемая ею каждодневно, всегда выходила с экономией, без остатка. Чай, сахар и кофе, также поношенное детское и самой хозяйки платье раздавалось ею каким-то бедным. Все другие экономические распоряжения служили для всего семейства образцом.

Ни одна кухарка не смела сказать хозяйке, что у нее провизии мало и что она щи для людей к вечеру всегда разбавляет водой, что у нее нередко не хватает хлеба. Боже избави! Ее бы на другой день прогнали.

Этого мало. Экономка эта, распоряжаясь экономическою частью, распоряжалась и детьми, которые нередко, по ее на них наговору, подвергались материнскому гневу. Тогда как дети были уже в совершенных летах и вполне понимали, что экономка их страшная мошенница, невзирая на ее лета, и отличная воровка.

Один раз старший сын был чем-то со стороны этой экономки сильно огорчен. Он пришел к матери и пожаловался ей на дерзости экономки. Он настойчиво просил прогнать мошенницу, объясняя, что она перемутила весь их дом и поселяет раздор между семейством.

Мать, не веря словам сына, велела ему замолчать и не оскорблять ее и экономку.

Ничего было делать, - ссориться сын не захотел и вышел от матери в слезах.

Но наконец судьба эту услужливую и преданную экономку наказала, и ее прогнали из дома без последствий. Вот как это произошло.

В доме этой богатой женщины произошла домашняя кража бриллиантовых вещей. Полиция, обыскивая прислугу, в том числе и экономку, нашла в сундуке ее два куска полотна и множество разных вещей, принадлежавших хозяйке. При этом надзиратель заключил, что вещи украла экономка и отдала их своему брату.

Продолжение к московским тайнам

Рассказ 1

Доброе смолчится, а худое молвится.

Пословица

Некто купец Палисандров от первого брака имел дочь с порядочной наружностью. Он решил, невзирая на свое ограниченное состояние, выдать ее в замужество хотя бы и за калеку, но непременно за богатого человека, дабы через это поддержать свои торговые обороты и занять в купеческом кругу почетное положение.

Мысль эта ни на минуту не давала ему покоя. "Эх! Кабы Бог привел мне устроить Феклушу, - так говаривал он второй своей жене, находясь по вечерам под влиянием лиссабонского вина, - то-то бы мы с тобой тогда, жена, запировали". Но, ложась спать, он задавал себе вопрос: как же это сделать ведь, пожалуй, богатый-то жених потребует много денег, а у меня их нет. С этой последней мыслью он, постоянно свертываясь в клубок на своей перине, как еж при виде собаки, засыпал до радостного утра.

У Палисандрова в числе его знакомых находились два коротких ему приятеля - оба оригинально опытные лица. Один был сводчиком, маклером и сватом темной руки, отличная бестия, по наружному виду можно было подумать, что он еврей, но на самом деле он был русский. А другой капиталист-процентщик, вечно смеющийся над человечеством, ни о чем не мыслящий, ничего не чувствующий и не понимающий, за исключением процентов в месяц, получаемых им от капитала, выдаваемого разного рода нуждающимся в ссуду. Как-то вечером, сидя втроем в каком-то заведении за бутылкой вина, разговаривали они о торговых и другого рода спекуляциях, о капиталах и капиталистах и, наконец, коснулись богатых невест и женихов.

Палисандров тотчас сказал:

- Ах! Если бы Бог привел отдать мне мою дочку за богатенького человека, - и не знаю, как бы я стал благодарить Бога! А того, кто бы мне это устроил, я бы наградил деньгами настолько, насколько бы он захотел. Ко мне ходят очень многие, да я дел-то с ними иметь не хочу, потому что обманут, злодейки, - этот народец уж мне известен. Покойный мой батюшка, когда я был женат на первой жене моей, мне часто говаривал: "Эх, Гаврик, не такую бы тебе надобно было иметь жену-то, а много богаче. Проклятые свахи меня надули. Впрочем, нечего сказать: она у тебя баба-то сама по себе хоть куда, да денег-то за ней нам дали мало, вот в чем беда!" После чего, бывало, покойник и хватит с досады-то чепарушки три-четыре порядочных, да и запоет песню: "Несчастная наша доля, деньги нас не любят!" Впрочем, покойный мой отец любил мою жену за то, что она умела ему угождать во всем.

- Что же, сударь, Гаврило Проходимович,- сказал, улыбаясь, сводчик, не отчаивайтесь, Бог милостив, лишь бы товарец-то ваш был видненький, а у меня женишок-то на примете на вашу руку есть. С капитальцем, тысячек двести серебрецом имеет. С маленьким только изъянцем: немного дурковат. Да это, думаю, ничего- при таком тесте, как вы, поумнеет - только бы дело-то состоялось.

- О товаре моем толковать нечего - товар хороший! Если бы только вот состоялось-то дело-то! Ох, тогда бы я тебя озолотил. Нам что за дело, что жених глуп! Тем лучше: с таким капиталом можно выдать и за калеку. Ведь это легко сказать: двести тысяч! Уж, верно, мне зять-то не отказал бы иногда для выгодной покупки товара дать на некоторое время в одолжение тысячек десяток?

- Уж конечно, сударь. Любя свою жену, чего человек не сделает?

- А на кого ты метишь? - спросил процентщик у сводчика.

- Вы этого человека знаете коротко, - отвечал сводчик. - Вы и отца-то его покойного, я думаю, знали хорошо. Мужик был хапуга и по своей то рговле многим известный, в особенности вашей милости, грех и не знать о таких людях.

- Да кто он такой? Хе-е-е-е! - трелью засмеялся процентщик.

- Купец Статуйлов! - отвечал сводчик. - Дело-то, думаю, я улажу нужно только похлопотать.

- Уж конечно, похлопотать, - сказал процентщик. - А главное, не пускай только в это дело баб, а то все испортишь.

- Я, сударь, Сидор Обдиралович, очень хорошо знаю, что тут бабы не годятся - это дело не бабье: у них на это ума не хватит; здесь нужно употребить коммерческий оборотец, и притом самый тоненький.

Во время разговора Палисандров, крестясь, приговаривал: "Вот бы хорошо-то! Вот бы дело-то было в шляпе! Вот бы мы тогда-то попировали бы!"

За будущий успех выпито было порядочное количество вина, и друзья расстались в полном удовольствии.

Палисандров, будучи дорогой на извозчике, вслух говорил сам себе: "Ну, если это состоится, что тогда из меня выйдет? Вот было бы хорошо-то! Вот было бы дело-то в шляпе!.. Ах! Помоги-то Бог, помоги-то Бог! Авось я тогда бы ожил!" - Понукая извозчика, он повторял самому себе опять одно и то же.

Извозчик, погоняя лошадь, несколько раз обернулся, чтобы разглядеть, кого он везет. При этом он думал про себя: не попал ли на седока сумасшедшего, с которого, пожалуй, и не получишь денег.

Подъехав к дому, Палисандров, соскочив с дрожек и отдав двугривенный извозчику, пустился бе гом, шатаясь из стороны в сторону, к воротам.

Войдя в переднюю комнату, он закричал кухарке:

- Анна! Скидывай скорей пальто. - И уже тише спросил: - А Таня дома?

- Дома-с, изволила лечь почивать, - отвечала кухарка.

- Таня! Таня! - опять закричал Палисандров, входя в зал. - Таня, иди-ка скорей сюда!

Жена, вскочив с постели, не знала, что и подумать, ибо подобных возгласов она никогда не слыхала. Не найдя второпях башмаков, она выбежала в зал босиком и в одной только рубашке.

Палисандров же, качаясь, повторял:

- Таня, слава Богу, авось на счастье Феклушино дело-то у меня уладится.

- Как ты меня испугал! - сказала жена, опустившись на стул.

- Таня! Если это так, то, думаю, Феклуша будет счастлива и мы с тобой также. Все зависит иногда от случая - не разговорись я сегодня с приятелем, так мне бы и в голову никогда не пришел этот жених. А я его немножко знаю.

- Да что ты беснуешься? Господь с тобой. Уж не помешался ли ты в уме?

- Ты не знаешь человека, с которым я говорил. А этот человек сущий дьявол! Да и из дьяволов-то, пожалуй, особого рода дьявол: раз пять горел, да не сгорел, в неоплатных долгах находился, все кончил, вылез сухим из воды, как утка! Говорю тебе, что ты ничего не знаешь и человека этого не знаешь. А он, если уж возьмется за что, так сделает. Он дал слово сварганить свадьбу. Стало быть, я могу надеяться на него и смело рассчитывать на успех, потому что я его знаю.

- Полно тебе болтать-то, - сказала жена,- ложись-ка лучше спать. Я, право, озябла, выслушивая твой рассказ - ты спьяну-то нынче болтаешь сам не знаешь что, а завтра проспишься- и заговоришь не то.

- Ну, ступай с Богом, спи. Я немножко подумаю, времени еще не много, выспаться успею. Дело мудреное - о нем нужно раскинуть план, чтобы не осрамить себя перед добрыми людьми.

Жена ушла, а Палисандров остался один. Положив голову на спинку дивана, он начал о чем-то думать и додумался до того, что, открыв рот, заснул. Жена, услыхав его храп, позвала кухарку, чтобы стащить его с дивана и уложить в постель.

На другой день он в город не выезжал. Но потом два дня сряду, являясь на биржу, сводчика не видал. "Что за диковина такая? - думал он. - Куда запропастился сводчик мой?"

На пятый день, поутру, подходя к бирже, он увидал сводчика, разговаривавшего с каким-то неизвестным ему молодым человеком. Раскланявшись, он тотчас пригласил их с собой пить чай в трактире, будто предчувствуя, что этот молодой человек его будущий зять.

Усевшись за стол, сводчик спросил у Палисандрова, в добром ли здравии его дочка.

- Слава Богу, - отвечал Палисандров, - вчера ходила с моей женой к крестной, а нынче будет дома работать.

- А какой работой она изволит заниматься?

- Да какой? Вышивает на пяльцах, вяжет разными узорами и шьет для себя платья; матери иногда подсобляет по утрам по хозяйству, в кухне, - вот и все ее занятия. Всякими другими-то ей еще заниматься не следует.

- Точно так, сударь, точно так, - молодую-то девушку изнурять сильно не годится. Бог приведет выдать за доброго человека замуж, тогда и успеет научиться хорошенько хозяйничать.

- Хорошо бы твоими устами привел ей Бог мед пить, - сказал, улыбаясь, Палисандров.

- Бог милостив! За добрый характер и за красоту ее авось и выищется добрый человек - с состояньицем.

Во время этого разговора молодой человек сидел молча, попивая чаек, и о чем-то думал.

- Ну что, сударь Николай Простакович, нравится ли вам лошадка, которую мы с вами вчера смотрели? - спросил сводчик у молодого человека.

- Хороша, очень хороша, - да кажется просят-то за нее дороговато.

- Помилуйте, конек первый сорт! Для вас лучше этой лошадки не найти по цене-то во всей Москве.

- А вот мы с вами на лошадку-то посмотрим еще разок, тогда, пожалуй что, и решим.

- Как вам угодно! - сводчик повернулся к Палисандрову. - Не хотите ли взглянуть на товар, о котором вы мне говорили вчера?..

Палисандров, догадавшись, что в вопросе сводчика кроется какое-либо для него дело, отвечал:

- Пойдем, я теперь свободен.

Выйдя из трактира, сводчик простился с молодым человеком и сказал Палисандрову:

- Ну, нравится ли вам женишок, купец Статуйлов?

- Это он? Где-то я его видел. Давеча, подходя к вам, подумал: верно, это жених.

- Да-с, он самый. Мы с ним вчера дочку-то вашу имели уже удовольствие видеть и с нею говорить.

- Как же ты это ухитрился сделать?

- Очень просто, так пришлось.

- Да как же и где же? Расскажи, пожалуй!

- А вот как-с. С вами в одном доме живет мой старинный приятель, барышник лошадьми, Сидор Обдувалович. Вчера я к нему с женихом-то и забрался, лошадку торговать. Посмотрели, поторговали, да после он нас пригласил выпить по чашке чая у него в квартире. Я и разговорился с его женой о вашем семействе, спросил, каких лет ваша дочка.

- Невеста, батюшка, девушка такая славная, - отвечала она мне. - Да она того и гляди прибежит к нам за Машей, - они вместе вышивают. "Ну, слава Богу, - подумал я - авось что-нибудь да начнется". Тут вошла в комнату ваша дочка, помолилась Богу и всем поклонилась. Я у нее спросил о вас. "Тятеньки нет дома. Он уехал в город", - отвечала она мне. "Как вы, сударыня моя, сказал я ей,- трудолюбивы, хлопочете, верно, все о домашнем, что так ранехонько поднялись". - "Да разве рано - 9 часов. Бог приведет быть замужем, так и раньше будешь вставать, а то, пожалуй, муж назовет барыней", - засмеялась она. Это было сказано кстати. После я еще с ней поговорил - она такая добрая и словоохотная, вся в тятеньку.

- Ну, а жених-то с ней говорил? - спросил Палисандров.

- Нет, ничего не говорил, он только искоса на нее посматривал, да постукивал по столу пальцами.

- Что ж это он у нее ничего не спросил-то? Она бы ему что-нибудь ответила.

- А Бог его знает, ведь он такой дикий! Да, впрочем, обойдется.

- Ай да молодец! Спасибо тебе, что показал ему мой товар. Что ж он после-то говорил?

- Он только и сказал: "Девушка-то хороша, да есть ли за ней приданое?"

- Ну, а ты что ему на это отвечал? - дрожавшим голосом спросил Палисандров.

- Не беспокойтесь, промаху не дам. Я сначала расхвалил вас и хозяйку вашу, как нельзя лучше, а потом сказал, что за приданым дело не станет, лишь бы жених был человек стоящий. Да полноте сомневаться-то, положитесь на меня, я уж знаю, где и как следует ударить в такт. Вы, кажется, видите и сами, что если бы у него не было желания и ему бы не нравилась ваша дочка, так он не сказал бы, что нужно еще раз посмотреть лошадку и дело покончить. Ведь это, собственно, и относится к тому, чтобы еще раз взглянуть на вашу дочку.

- Ты смотри меня предупреди, когда поведете к нам в дом. Я тогда постараюсь затащить его к себе, а жене велю дочку принарядить: она у меня в наряде-то просто красавица.

- Это будет очень хорошо. Бог милостив, я думаю, что он из рук моих не вывернется.

- Ах, дай-то Бог, - в свою очередь произнес Палисандров и, поднявши бокал с вином, он выпил его поспешно. - Ну, теперь скажи, любезный мой сват, если это состоится, то сколько денег я тебе должен дать за твои труды?- спросил Палисандров у сводчика.

- Ну, сударь, это уж вы лучше меня знаете: чего я буду стоить, тем меня и наградите.

- Экий ты, бестолковый! Тебе известно, что уговор лучше денег.

- Да что за уговор, дело я делаю по совести, надеюсь, вы меня не обидите.

- Ну, спасибо тебе за доброе слово и расположение!

После этой беседы Палисандров отправился домой. Подъехавши к дому, он увидал, что дочь и жена выглядывают в окошко.

- Эй вы, вороны! - закричал он, - что выглядываете? Это я.

На дворе его встретила кухарка Анна.

- Ну что, Анна, - сказал он ей, - чувствует ли твое сердце, что у тебя скоро будет новое платье и фартук?

- Не знаю-с!

- А я тебе говорю: будет! Молись только Богу да язычок свой держи на привязи. За Феклушу жених сватается! Дура, надо вести себя поосторожнее.

- Дай-то Бог, в добрый час начать вам свадьбу! Что же, сударь, я вам служить готова.

- Не о службе речь. Если кто будет у тебя спрашивать: как, мол, живут, да есть ли у дочери приданое, знай, чего сказать.

- Помилуйте, да могу ли я о вас сказать что-нибудь такое нехорошее? Слава Богу, живу у вас как у отца родного - всего у нас вдоволь.

- То-то, пустяков-то не болтай! Смотри, будь поаккуратнее: ты знаешь нынче люди хитрецы.

В это время послышался на лестнице голос жены:

- Что ты там разболтался, что не идешь в комнаты?

- Иду, иду, моя сударушка. Я должен был поговорить с Анной о деле - я небось хозяин, а не чужой какой. Следует приводить все в порядок.

- Без твоего распоряжения у меня все в порядке, - сказала жена.

- Феклуша, Феклуша! - входя в комнаты, закричал Палисандров.

- Сейчас, тятенька, сию минуту-с!

- Полно там заниматься пустяками-то, брось все!

Феклуша, выбежав из столовой и поцеловав у отца руку, спросила:

- Что вам угодно?

- Ты знаешь ли, что тебя смотрел жених?

- Какой жених? - сконфузилась Феклуша.- Я никакого жениха не видала.

- Вот то-то и выходишь ты ворона. Да ты разве не видала вчера у Сидора Обдувалова молодого человека и с ним другого, такого маленького роста мужчину, похожего на еврейчика. Они приезжали к нему смотреть лошадь.

- Ах, видела. Да неужели это жених, тятенька? Он какой-то бирюк, ни с кем не говорил и на всех смотрел исподлобья, точно дурачок какой-то.

- Молчи, глупая, ведь у него капитала-то собственного двести тысяч рублей. Если Бог приведет тебе выйти за него замуж, так ты ходить будешь в золотых и серебряных платьях, а ездить в коляске, а не на извозчике каком-нибудь за гривенник. Молись-ка Богу, чтобы жених взял тебя. А то ты знаешь ли, на этот капитал сто невест найдется первого сорта и не таких, как ты, пузырь дождевой.

Феклуша, опустив глаза в землю, рассмеялась, а потом, взглянувши на мачеху, сказала:

- Маменька, неужели я не более пузыря?

- Ну что ты его слушаешь, матушка. Вот он сам-то действительно похож на пузырь, но только не на дождевой, а на бараний. Ты бы лучше на самого себя посмотрел хорошенько! - сказала Палисандрову жена. - А то ни за что ни про что девку конфузишь. Эх ты, батя...

- Ну полно, дурочка, нельзя уж и посмеяться! Она ведь, чай, мне дочь, а не чужая. Ну да этот разговор мы оставим. Слушайте-ка меня, что я вам приказываю. С завтрашнего дня вы должны будете ходить в шелковых платьях и всегда быть наготове к принятию жениха. Смотрите же, ни меня, ни себя не конфузить - не выглядывать на него из-за угла, а смотреть как следует, прямо и быть ласковыми.

- Да кто он такой? Ты объясни хорошенько!- сказала Палисандрову жена.

- Об этом узнаешь после, а теперь довольно с тебя и того, что у него двести тысяч рублей наличного капитала и сам он этим деньгам полный хозяин.

Жена замолчала, а дочь, ухватившись за руку двери, спросила:

- Тятенька, вы будете кушать?

- Буду. А пожалуй, что и не хочу: в голове не то - мне нужно уснуть, а потом отправиться к знакомому потолковать кое о чем насчет денег на будущее.

- Ты, Гаврило Проходимович, удивительно смешон, - сказала жена, - ни уха ни рыла, а хочешь, кажется, одолжаться деньгами.

- Не тебе учить меня. Я лучше знаю. Ты поди-ка подай мне лучше водочки: я выпью, да и лягу спать.

Через две недели после этого разговора Статуйлов с Феклушей был благословлен образом, а через неделю женат. Свадьба была самая скромная: посторонних никого не приглашали из опасения различных толков и зловещих предсказаний будущим супругам.

Дело было кончено - каждый находился при своем. Палисандров, сидя за бутылкой вина, постоян но мечтал о будущих своих свободных оборотах. Жена его, гордясь капиталом зятя, рассчитывала на значительные от него подарки. А дочь, ожидая от мужа золотых и серебряных платьев, каждую ночь во сне ездила в коляске на паре серых лошадей. На самом деле этого ничего не было. Статуйлов, ведя однообразную жизнь, дозволял себе иногда, позвав знакомых, поиграть с ними по маленькой в трыночку. В праздничный день, наняв пролетку, он ездил куда-нибудь за город, где напившись чайку и позевав на гуляющих, отправлялся обратно домой. Дома, поужинав, ложился в 9 часов спать. На другой день, встав и поговорив кое о чем с женой, он уходил, хотя и не имел торговли, в город, единственно для того, чтобы повидаться со знакомыми и попить с ними чайку в трактире. Вернувшись домой, он обедал, после обеда спал. Выспавшись, сидя за чаем, он постоянно рассуждал, чем бы ему заняться, чтобы не быть праздным. Не получая от жены удовлетворительного для себя ответа, он оставался при своих повседневных вояжах и занятиях.

Так безгрешно провел он два года в своем семействе - возился со своими двумя детьми, играл с ними. Нередко, усадя их в маленькую тележку, возил по двору, бегая галопом, как маленький ребенок. Вот такой был Статуйлов отец и семьянин.

- Что за дьявола мне Бог дал зятя! Ничего-то я из него не могу сделать. С места не сдвину! Стану просить денег для своих оборотов взаймы, не дает. Говорит, что хочет купить какую-то фабрику и что-то на ней работать. Начну представлять разные выгоды от покупки товаров, предлагая во всем действовать самому, отнекивается, говорит, что он мало сведущ, что он боится потерять свой капитал, что его обманут. Ну вот, что ты хочешь, то и делай с ним. Из сил выбился! - так рассказывал Палисандров, сидя в трактире с процентщиком, и со слезами на глазах требовал от него полезного совета.

- Вот что, по-моему, нужно сделать с твоим зятем, - сказал процентщик, выслушав жалобы Палисандрова. - Надо подпустить к нему общего нашего знакомого, Чурилку-свата - он его тотчас обделает и выдвинет на какое хочешь дело. Тебе этого не добиться, ты мужик-то хоть и плут,- процентщик засмеялся, - да на эдакие делишки не способен, потому что не умеешь подыграться к дураку. А тот его сразу запутает, за это ручаюсь. Ну а потом нужно дочери твоей сказать, чтобы она его за праздность-то и за невнимание к самому себе почаще журила и обходилась с ним посерьезнее, - что ему, дураку, в зубы-то смотреть, - тогда поневоле на что-нибудь решится. Ведь выслушивать каждый раз женины замечания куда как надоест. Я, брат, примеров таких видал много.

- Ах ты, дружище мой, Сидор Ферапонтьевич, ведь и в самом деле штука-то эта будет важная. Мне и в голову не приходило! Недаром же говорят: "Ум хорошо, а два лучше того!" Ну, спасибо тебе, спасибо, приятель, за совет. Пойдем, я угощу тебя лисабончиком.

Допив чай в трактире, они отправились в погреб, где, к неожиданному своему удовольствию, встретили Чурилку-сводчика, сидевшего за бутылкой вина. Он разговаривал с каким-то пожилым мужчиной, безобразно толстым и похожим на морскую черепаху.

- А, здорово, кум! - закричал басом процентщик свату. - Поди-ка, садись с нами, ты нам очень нужен.

- Сию минуту, сударь, - отвечал сводчик. Он распростился с безобразным толстяком, уселся между приятелями. - У меня с этим добряком ве дутся кое-какие переговоры насчет одного продажного дома. Да никак не слажу больно жаден он до денег-то, точно в нем сидит нечистая сила. Но меня не проведешь - я не дурак.

- Выслушай-ка лучше Гаврилу Проходимовича, - сказал процентщик. - Как бы ему с тобой вместе уладить, чтобы зять ему на торговые его обороты дал денег.

- О каких пустяках вы, сударь, хлопочете!- откликнулся сват. - Тут, по-моему, не стоит хлопотать, а надо просто у него их взять! Деньги-то у него дома или в банке лежат?

- Деньги-то у него дома, - отвечал Палисандров, - в комоде у моей дочери, да взять их она не смеет, а сам он их мне не дает. Что ты тут будешь делать? А деньги-то мне до зарезу нужны.

- Ну слушайте же меня, Гаврило Проходимович. Вы сегодня или завтра вечерком отправьтесь к вашему зятю и заведите с ним речь прежде всего о его праздной жизни, а потом о будущей жизни его детей. Потом скажите ему, что если, дескать, ты хочешь жить покойно и видеть детей своих и жену счастливыми, то должен послушаться меня, как отца твоей жены, который ни в каком случае зла тебе не пожелает и радеет о тебе, как о родном своем сыне. Зная, что ты к торговле человек неспособный, к фабричному делу тоже, советую тебе весь капитал пустить в рост под верные залоги, положа на жену свою и детей отдельные капиталы в Коммерческий банк. Тогда дети твои после твоей смерти останутся вечными за тебя богомольцами. Да и сам ты, при жизни своей, на проценты будешь жить спокойно, без всяких хлопот. Посмотрим, что он на это вам скажет. Если будет упрямиться, мы его повернем по-свойски, на другую штуку.

- Ну хорошо! Он согласится положить капитал на жену и на детей и согласится также давать деньги под залог, - да мне-то от этого какая будет польза?

- Как какая? Стало быть, вы не уверены в своей дочери, что она свои деньги и детские отдаст вам на ваши обороты? Вы, чай, ей проценты-то будете платить исправно? - сказал, улыбаясь сват.

- Уж, конечно, так. Но если он в руки-то билетов не даст ни мне и ни жене своей, да еще и положит деньги на имена детей, - так тогда из этого ничего не выйдет.

- А я вас научу, как это сделать. Лишь бы он только изъявил на это свое согласие - тогда вы тотчас, не давая ему образумиться, возьмете с него расписку в том, что он изъявил свое согласие на выдачу денег жене и детям и всю назначенную им сумму отдает вам в руки для надлежащего распоряжения. Этого с умным сделать нельзя, а с зятем-то вашим можно. Апосле я его подготовлю к тому, чтобы он и свой капитал вверил вам в полное ваше распоряжение. Тогда он будет весь в ваших руках: что захотите, то с ним и сделаете, - за хвост он вас тогда не ухватит, а сам будет у вас на привязи.

- Хорошо бы, чтобы так и случилось.

- С подобными людьми надобно действовать решительно, а не слабо. Будете мямлить, так ничего и никогда не получите.

Через два месяца Статуйлов был ободран как липка. Как с ним это сделали, о том никому не было известно. Знали только, что от жены своей он несколько месяцев получал на ежедневные расходы из ее кассы по одному рублю серебром. Впоследствии и этого ничтожного вознаграждения по милости тестя своего он был лишен. Поэтому вынужден был одолжаться небольшими суммами под векселя, выдавая за каждый капитальный рубль дубликаты. Тесть об этом узнал, посоветовался со своими хорошими приятелями, и они ему велели сделать зятя малоумным и посадить за его действия, как расточителя детского капитала, в смирительный дом. Или не платить за него по векселям долгов и объявить его несостоятельным. В первом случае они не преуспели. Но во втором тесть достиг своей цели.

Как далее сложилась судьба этого семейства, мне не ведомо. Но думаю, все мечты Гаврило Проходимовича и его домашних осуществились. А бедного Статуйлова остается только пожалеть.


Поделиться впечатлениями