Операция “Зомби”

Дмитрий Черкасов



1

Лето 1983 года, как и 1978-го, выдалось жарким во всех отношениях. По стране твердым уверенным шагом маршировал новый порядок. Перестали удивлять дневные облавы в кинотеатрах, ставившие целью выявить тунеядцев и «сачков». Вошли в привычку засады у пивных ларьков и в винных магазинах. Трясли трущобы и «малины», притоны и рынки, магазины и базы, заводы и фабрики, мелкие конторы и крупные организации, райкомы и горкомы. Короче, трясли всех от мала до велика, наводя порядок после брежневского бардака.

В большинстве своем простой народ это приветствовал. Он еще не знал, что такое свобода, но и то, что творилось при Брежневе, его уже не устраивало. Народ устал жить в застое, устал чего-то ждать в необозримом будущем. А тут перемены были налицо. В первые же месяцы правления Андропова на прилавках магазинов стали появляться «дефициты», и за них не нужно было переплачивать, утратил смысл блат. Ударили по пьянству, наркомании, тунеядству. Укрепилась дисциплина на всех уровнях социальной лестницы.

А что надо простому советскому гражданину? Спокойствие на день сегодняшний, вера в день завтрашний, полные прилавки в магазинах да твердые цены.

Многие еще помнили сталинское время, а те, кто не мог его помнить, знали по рассказам старших о «прекрасном времени чистоты и порядка» и успели уже соскучиться по твердой хозяйской руке.

* * *
* * *
* * *

Годы оказались не властны над доктором наук Еленой Николаевной Бережной. Она была потрясающе красива, и, как и пять лет назад, мужчины, и женатые, и холостые, сходили с ума от ее фигуры, стройных ножек, пышных рыжих волос, высокой груди и обезоруживающих доверчивых глаз.

За время, прошедшее после трагической смерти профессора Никифорова, Елена одинаково хорошо научилась как подчиняться сама, так и подчинять других. Она научилась быть сильной и слабой, мудрой и по-детски наивной.

В любви она всегда исповедовала свободные взгляды, однако никто из местных представителей сильного пола так и не завоевал ее сердца. Да и с замужеством у нее както не получалось.

…В лаборатории стояла полная тишина, и лишь изредка брякали колбы и пробирки в руках лаборанток. Затрещал телефон. Ассистентка сняла трубку:

- Елена Николаевна, вас…

Выслушав говорившего, Бережная направилась к выходу:

- Девочки, закончите без меня. Вызывают наверх. - И она ткнула пальцем вниз.

Секретарь директора с вежливой улыбкой открыла дверь:

- Проходите, пожалуйста, вас ждут.

Елена вошла в кабинет. Директор был не один: за столом напротив восседал человек в штатском, среднего телосложения, темноволосый, с красивыми чертами немного самодовольного лица.

Что-то в облике этого человека показалось ей очень знакомым, но Бережная не смогла вспомнить, где видела его раньше.

Между тем директор подошел к ней и представил:

- Краса и гордость нашего института - Елена Николаевна Бережная. А это товарищ из Комитета государственной безопасности.

Товарищ встал и вежливо поклонился:

- Петр Александрович Саблин.

- Очень приятно, - кивнула она в ответ. - Чему обязана таким вниманием к моей скромной персоне?

Петр Александрович улыбнулся:

- Скромные нас не интересуют…

Он красноречиво посмотрел на директора и тот, якобы вспомнив о неотложном деле, извинился и вышел из кабинета. Бережная и Саблин сели за стол.

- Вы знаете, - начал Петр Александрович, - я, честно говоря, представлял вас несколько иначе и приятно удивлен, увидев такую обаятельную и красивую женщину. К сожалению, ум и красота очень редко уживаются в одном человеке, но вы - очаровательное исключение.

- Неужели в моем личном деле нет фотографии?

- Ну-у, - Саблин развел руками, - разве маленькая фотокарточка может дать истинное представление о женщине?

Елена улыбнулась

- У вас там, в КГБ, все такие галантные кавалеры?

- В присутствии такой женщины любой им станет. - Комитетчик еще раз вежливо поклонился.

- Простите, Петр Александрович, - неожиданно спросила Бережная, - не сочтите это за бестактность, но мы раньше нигде не встречались? Ваше лицо мне знакомо.

- Увы! - соврал Саблин. - Эту минуту я бы запомнил на всю жизнь. Ну что, начнем?

- Смотря что… - ответила Елена, едва заметно усмехнувшись. Несмотря на приятное начало разговор ее чем-то настораживал.

«Ах ты, кокетка! Жалко отпускать тебя из Москвы», - подумал Петр Александрович, а вслух произнес:

- Пока начнем лишь беседу, уважаемая Елена Николаевна. И прежде всего хочу вас предупредить, что независимо от принятого решения наш разговор должен остаться между нами.

- Не волнуйтесь, мне об этом говорят с тех пор, как я связалась с вами.

Комитетчик принял деловой вид и продолжил:

- Мы вас хорошо знаем. Знаем все разработки и высоко ценим ваш вклад в советскую науку. Вы единственная у нас в стране и за рубежом так далеко ушли в исследованиях данной области… Мы хотим предложить вам особую работу: сроки не ограничены, разработки - на ваше усмотрение, материалы любые и в любом количестве, по любому вашему запросу тут же будет даваться информация, как союзная, так и зарубежная. Лаборатория оснащена по последнему слову техники. Кроме того, двойная зарплата, а точнее, два оклада старшего лейтенанта Советской армии. Плюс полное гособеспечение. Проживать будете в Академгородке в однокомнатной квартире со всеми удобствами. Правда, объект закрытый и находится под Горьким, но московская прописка, квартира и машина у вас остаются.

Елена усмехнулась:

- Позвольте, во-первых, почему у меня будет офицерская зарплата? А во-вторых, я и так уже работаю на вас.

- На кашу Родину, - поправил Саблин. - В этом НИИ вы работаете не так продуктивно, как нам хотелось бы, но это не ваша вина. К тому же вы сами доложили руководству, что вам необходимы новые масштабы. Что же касается офицерского оклада, то вам, дорогая Елена Николаевна, придется на некоторое время надеть лейтенантскую форму. Это связано с местными особенностями.

- Ого, вы меня, кажется, заинтриговали.

Оба рассмеялись.

- Такая у меня работа. Я, конечно, не требую немедленного ответа. Подумайте хорошенько, взвесьте все «за» и «против», свои возможности, а завтра мы снова встретимся. Договорились?

- Договорились.

Выйдя от директора, Бережная прошла в оранжерею, углубилась в самый дальний и укромный уголок и, сев на скамеечку, задумалась.

Она жила одна. Отец умер от рака, когда ей было всего два года. Мать пережила отца на пять лет. Из Ленинграда маленькую Лену забрала к себе в Вологду бабка, у которой она и прожила вплоть до окончания школы.

Затем московский мединститут, работа на кафедре, аспирантура. Потом товарищи из Комитета госбезопасности предложили Лене новую тему в лаборатории профессора Никифорова, и с тех пор ее судьба нераздельно связана с этой всемогущей организацией…

Бережная прекрасно понимала, что разговор в кабинете директора - всего лишь формальность и наверху давно уже все решено. Конечно, можно отказаться, но что она при этом выиграет? После уговоров «по-хорошему» ее начнут зажимать, урезать финансирование и в конце концов отыщут уйму причин для сокращения отдела.

«Эти ребята не привыкли получать отказ, и, судя по тому, как они меня торопят, дело серьезное. Они все равно не отстанут. Раз уж назвалась в свое время груздем - полезай в кузов. Интересно, что за новые темы они хотят всучить? Меня от старых-то уже тошнит».

Неожиданно для себя Елена вспомнила, как вскоре после гибели Никифорова ее перевели из лаборатории Саржева в лабораторию профессора Озерова, вспомнила и свои первые впечатления от встречи. Она была готова к предстоящей работе чисто теоретически, но на практике все оказалось намного ужаснее.

Они тогда остались вдвоем в лаборатории, и Озеров, видя подавленное состояние новой сотрудницы, стал объяснять ей всю необходимость их работы. Он все понимал и боялся за Елену по-отечески, оберегая ее от необдуманных поступков.

- Я, конечно, тебя понимаю, - сказал профессор. - Но, поверь, это скоро пройдет. То, что мы здесь делаем, необходимо нашей стране. Пока все спокойно, всегда найдутся моралисты, кричащие во все горло о правах человека. Если случится что-нибудь страшное, понадобятся наши знания, и если мы не сможем их дать - люди спросят именно с нас, потративших на исследования народные деньги. Никто тогда не вспомнит про мораль, а самые ярые моралисты возглавят возмущенную толпу.

Елена не могла согласиться с профессором.

Хотя он и приводил множество доводов в защиту исследований, но сам эти доводы принимал только умом. Сердце же восставало против варварства и жестокости, так как по натуре своей Озеров был против любого насилия, и если прибегал к нему, то лишь в исключительных случаях, когда ничего другого просто не оставалось. В душе он был полностью на стороне Бережной, но что он мог сделать? Озеров молчал, как молчали многие в этой стране, прекрасно понимая, что их голоса никто не услышит, кроме, пожалуй, всемогущего КГБ.

- Успокойся, дочка, - улыбнулся профессор. - Ты мне скажешь, что опыты над людьми запрещены и бесчеловечны, но у нас везде в той или иной степени они проводятся. Мы замечаем лишь единичные и лежащие на поверхности случаи, а как быть с менее заметными, когда задействованы десятки тысяч, миллионы людей? Почему их никто не замечает? Не потому ли, что они массовые? Учителя испытывают методики обучения на миллионах детей, калеча их души и будущее. Врачи испытывают и проверяют новые препараты на больных, лишь приблизительно представляя последствия. Ученые подкидывают идейки, от которых потом вымирают целые города или районы. Политики ввергают огромные страны и народы в такие ужасные испытания, по сравнению с которыми наша лаборатория - просто детская игрушка…

- Игорь Михайлович, не надо собственные грехи прикрывать чужими. Если все люди на Земле начнут творить зло, ссылаясь на то, что кто-то делает еще хуже, мы все погибнем, человечество погрязнет в жестокости, лжи, насилии, в собственной крови…

- Я с тобой совершенно согласен, но ты меня не правильно поняла. Я битый час пытаюсь объяснить тебе, что мы-то и являемся спасением человечества, ибо создаем противоядие от всей той заразы, что обрушилась на людей за последние сто лет.

- Да как вы не понимаете, - не унималась Елена, - что заботиться о человечестве надо созидая, а не уничтожая.

Профессор вскочил с кресла и заходил из угла в угол в сильном волнении.

- Это ты не можешь понять, что мы всего-навсего приводим справедливый приговор суда в исполнение и что наши подопытные - не простые люди, а страшные убийцы и насильники, которым и в аду места нет. Пускай хоть напоследок принесут пользу человечеству, раз уж принесли столько горя.

- Я вообще-то шла работать в институт, а не в камеру смертников.

- Человек рождается в муках, - продолжал Озеров, не обратив внимания на ее реплику. - Он всю жизнь несет этот крест, да и жизнь наша, как мне кажется, изначально запланирована на одни лишь испытания. Все мы - мученики и мучители - обречены вечно терзать друг друга физически или морально, и неизвестно еще, что лучше. Ты думаешь, такая лаборатория только у нас, а за бугром их нет? Да и у нас она не единственная. Есть еще несколько колоссальных по масштабу…

- Что вы имеете в виду?

Профессор не ответил. Лишь несколько лет спустя, бывая в командировках в Челябинске, на Новой Земле, в Семипалатинске, Лена поняла, о чем говорил Озеров. Она поняла, что это за колоссальные лаборатории, в тысячу раз большие по площади и количеству людей, вовлеченных в эти страшные опыты и виновных лишь в том, что испокон веков живут на земле, выбранной высокими дядями под испытательные полигоны.

Постепенно Елена осознала, что она лишь песчинка в этом бескрайнем океане насилия и жестокости, именуемом человеческой жизнью. Она смирилась с тем, что лаборатория нужна и своевременна. Ну а то, что в качестве подопытного материала использовались люди, так это не вина ученых.

Елена была продуктом советского воспитания, верила в незыблемость принципов коммунизма, в счастливое будущее, хотя и видела окружающую действительность. Но иногда она срывалась чисто по-женски, воспринимая все не умом, а сердцем, давая полную волю эмоциям. Тогда никакие уговоры, приказы, ласки не могли изменить ее решения. Часто она от этого страдала, но, оправившись, благодаря своему обаянию и сильному характеру снова брала верх над ситуацией.

И все-таки Система приручила ее, как приручила подавляющее большинство населения страны. Бережная твердо уяснила одну истину: плевать против ветра - себе дороже. Да и что она могла противопоставить холодному и беспощадному слову «НАДО» - любовь к ближнему, гуманизм и милосердие? Но почему-то об этих понятиях забывают, когда речь заходит о государственных интересах.

И лишь единственное, что хоть как-то успокаивало совесть Елены, - ее новая собственная тема, имеющая важное значение для практической медицины. Она знала, что материалы ее опытов помогают сохранить сотни человеческих жизней.

* * *
* * *
* * *

Елена сдала дела в лаборатории, и ее направили в пункт переподготовки. Там с ней проводили беседы об особенностях будущей работы, различными тестами проверяли психику, приверженность принципам коммунизма и общее состояние здоровья.

Кроме того, ей пришлось усиленно изучать Устав строевой службы ВС. Лене выдали форму лейтенанта связи, и когда, подшив ее по фигуре и донельзя укоротив юбку, она выходила на плац, офицеры штабелями падали к ее ногам. Мужественные сердца таяли от женского очарования, и сослуживцы долго еще вспоминали прелестные ножки и высокую грудь бравого лейтенанта.



2

Майор КГБ Дмитрий Николаевич Зотов вышел из столовой и неторопливо направился к штабу.

Было начало июня. Уже утром чувствовалось дыхание жаркого душного дня. Проклятые комары обнаглели вконец и ничего не боялись. Химическая война против них оказалась безуспешной, и спасала лишь обыкновенная марля. Все ходили потные, вялые, одуревшие от жары.

Работать не хотелось. Мысли майора были далеки от месячного отчета в Москву, воображение рисовало тихий пляж и симпатичную девушку. Но, вспомнив, какая гора макулатуры скопилась на рабочем столе, Зотов тихо чертыхнулся.

По натуре Дмитрий был человеком подвижным. Он ненавидел всю эту канцелярию и, откладывая ее на потом, огромным усилием воли заставлял себя сесть за стол. Но он не сетовал на судьбу и считал, что ему не так уж и не повезло в этой жизни. Бывает и хуже.

Он родился в январе сорок пятого, через месяц потерял отца, а через два года - и мать, которая случайно подорвалась на мине. Как многие его сверстники, вырос в детдоме. После десятилетки отслужил в армии, попал в «Особый отдел» КГБ и закончил институт Военной контрразведки КГБ города Новосибирска.

Будучи курсантом, Зотов грезил о погонях, схватках с невидимым противником, но судьба, а точнее, начальство распорядилось по-другому. После окончания института его направили на стажировку, а затем на работу в «почтовый ящик». Через пять лет безупречной службы Дмитрия перебросили под Арзамас на радиоточку правительственной связи. Синие погоны пришлось сменить на черные, и для всех майор Зотов стал связистом. И лишь посвященные знали, что и радиоточка, и жилой городок, и расположившийся неподалеку небольшой заводик по производству химической продукции для народного хозяйства, и лагерь особого режима - все это камуфляж для подземного объекта, сверхсекретной лаборатории Комитета госбезопасности, которая значилась как в/ч 42127.

Сначала Дмитрию назначение понравилось: тихо, спокойно, двойной оклад, подчиненных не так много по сравнению с предыдущей работой. Но, вникнув в особенности научной деятельности некоторых лабораторий, Зотов был неприятно удивлен опытами, которые проводились под его неусыпным оком. Он не был наивным или слишком добрым и тем не менее не мог относиться ко многому из того, что узнал, без отвращения. Но служба есть служба, ее не выбирают, во всяком случае, простые смертные, и так как у майора не было покровителей наверху, он смиренно тащил свою лямку.

В скором времени служба превратилась в рутину и надоела до чертиков. Новых людей присылали крайне редко, периодические проверки бдительности личного состава проводились два раза в месяц и, постепенно набив оскомину, стали формальными. Чаще всего его можно было встретить либо в спортзале, либо в библиотеке, либо на стрельбище. Рыбалку Зотов терпеть не мог, так как не видел смысла в бесцельном созерцании поплавка и считал это занятие пустой тратой времени.

Семьи у Дмитрия не было. С женщинами ему не везло, и не то чтобы майор был стеснительным, но почему-то постоянно попадались не те - не «настоящие».

«Внешние» враги Зотова не беспокоили, во всяком случае, за время его службы ни один иностранный агент не проник на объект и даже не попытался сделать это. Так что жизнь у майора была спокойной и обеспеченной.

Полгода назад его непосредственный начальник погиб в автомобильной катастрофе. Через три месяца пришел рапорт о повышении Зотова в должности.

То ли из-за соседства концлагеря, то ли вследствие изолированности окружающей местности рабочие и служащие стали называть объект Зоной. Естественно, это название нигде в документах не значилось, но закрепилось основательно.

Не успел Дмитрий Николаевич подойти к штабу, как ему навстречу выбежал дежурный по батальону:

- Товарищ майор, докладывает старший лейтенант Михеев. У нас ЧП! Найден труп офицера охраны. Труп изуродован до неузнаваемости, но, судя по уцелевшей нагрудной нашивке, это лейтенант Макарин. Старший дежурный ждет вас в «центральной».

Через несколько минут, захватив чемоданчик криминалиста, Зотов уже спускался в штабной подвал, где находился центральный вход в секретные лаборатории.

Ответив на приветствие охраны, он подошел к массивным стальным дверям. Набрав на небольшом пульте личный код, Зотов подождал, пока двери медленно откроются, и вошел внутрь.

Центральный пост, на котором он оказался, представлял собой большой зал со встроенными в обшивочную панель телевизорами по одной из стен. Под видеоконтролем находился центральный вход в лабораторию, которая имела четыре автономных блока, расположенных на четырех подземных уровнях. Телекамеры были также установлены над кодированными входами в блоки, грузовым и аварийным выходами, находящимися один - на мнимом химзаводе, другой - на не менее мнимой радиоточке. Кроме того, камеры стояли в хозяйственных отсеках каждого блока.

Посредине центрального поста возвышался пульт управления системой жизнеобеспечения, контролем и сигнализацией. Пульт, контролируемый главным компьютером, входил в единую компьютерную систему. Днем в «центральной» несли службу офицер охраны и два диспетчера. После рабочего дня оставался только офицер, имеющий прямую связь со старшим дежурным, чей пост был расположен в штабе, начальником Зоны, начальником Особого отдела и директором лаборатории.

Когда Зотов вошел, лейтенант, понимая всю серьезность ситуации, вытянулся в струнку.

- Докладывайте, - приказал майор, пролистывая журнал приема и сдачи дежурств.

- Я, как всегда, заступил на смену в восемь ноль-ноль, - начал лейтенант. - Макарина на посту не было, и я решил, что он вышел по нужде. Через пять минут, проверив ванную комнату и туалет, я забеспокоился. Сообщив старшему дежурному об исчезновении и получив разрешение осмотреть лабораторию, я обнаружил Макарина в четырнадцатом секторе. Заблокировав дверь, я тут же сообщил об этом.

- Ты заметил там что-нибудь необычное?

- Только то, что уже сказал. Труп лейтенанта и в двух метрах от него - мертвый «экземпляр».

- Сейчас без четверти девять. Почему сразу не сообщили мне?

- Извините, товарищ майор, но старший дежурный приказал сначала найти лейтенанта.

- Начальнику Зоны сообщили?

Никак нет. Товарищ полковник на рыбалке, и машина за ним только что ушла.

Зотов на мгновение задумался, а затем решительно направился к лифту.

- Кстати, - сказал он уже в дверях. - Насколько я понимаю, о случившемся знаем только мы, поэтому не стоит расширять этот круг без моего ведома. Опечатайте магнитофонную запись ночных разговоров и доставьте в мой кабинет.

- Есть!

Позвав старшего дежурного, Зотов спустился на второй этаж и подошел к третьему отсеку четырнадцатого сектора.

Когда отпечатки пальцев с кнопок кодового замка были сняты, майор набрал шифр. Дверь бесшумно открылась и, пропустив офицеров, тут же захлопнулась. Автоматически включился свет. Зотов и капитан оказались в начале длинного коридора, по одну сторону которого располагались одиночные камеры, похожие на тюремные, но с одной лишь разницей: стена с дверью, выходившая в коридор, была сделана из прозрачного пуленепробиваемого пластика, причем прозрачного только со стороны коридора.

В камерах находились люди, на первый взгляд ничем не отличавшиеся от обычных, и лишь неподвижные, мертвые глаза говорили об их неполноценности. Все жизнеобеспечение заключенных, включая подачу еды, было автоматическим, что полностью исключало какое-либо общение с людьми. Это были зомби, которых здесь именовали «экземплярами».

В коридоре стояла зловещая тишина, так как стены были совершенно звуконепроницаемы. Труп лейтенанта офицеры увидели сразу. Растерзанное тело лежало напротив шестой камеры и напоминало кровавое месиво. Голова находилась чуть в стороне, соединяясь с телом лишь частью шейных мышц, словно ее выкручивали из плеч, как лампочку из патрона. Грудная клетка и живот были разодраны, из-под лохмотьев одежды торчали обломки ребер, куски мяса и внутренностей. Кишки, скрученные в клубок, валялись рядом, как будто убийца специально вытягивал их, наматывая на руку, а затем просто бросил возле тела.

Зотов не привык к таким зрелищам, и тошнота непроизвольно подступила к горлу. Он сглотнул и продолжил осмотр.

Убийца с застывшим в предсмертной судороге звериным оскалом лежал в камере, вытянув вперед руки со скрюченными окровавленными пальцами…

Звонок прозвучал так неожиданно и громко, что майор невольно вздрогнул.

«Нервы, Дмитрий, нервы. Что-то последнее время совсем плохим стал», - подумал он, открывая дверь и впуская двух врачей.

- Мне нужен подробный отчет о причинах смерти обоих, - обратился Зотов к доктору Можейко.

Когда место происшествия было сфотографировано, а трупы упакованы и вынесены из отсека, Дмитрий, оставшись один, снова открыл свой чемоданчик. Достав необходимые инструменты, он снял отпечатки пальцев с кнопок кодового замка в камеру.

Минут через десять вернулся капитан.

- Геннадий Семенович, - сказал ему Зотов, - позаботьтесь о секретности. Представьте все как несчастный случай без лишних подробностей. А я еще тут поработаю.

Козырнув, капитан исчез за дверью. Зотов вернулся в пустую камеру и продолжил осмотр, ползая на четвереньках и разглядывая каждый сантиметр пола.

Наконец он выпрямил затекшую спину и сел на табурет. За время службы Дмитрий досконально изучил все особенности и всю подноготную вверенного ему объекта. Поэтому его не так-то просто было обвести вокруг пальца. Он чувствовал, что это вовсе не несчастный случай, и для начала решил четко уяснить, на чем именно основываются его подозрения.

Зотов знал, что хотя заключенный в шестой камере и относился к «экземплярам» второй категории, он не был просто бросовым материалом для серийных опытов, а принадлежал к числу программируемых роботов-убийц для спецзаданий. Они создавались в двух основных вариантах. У первого была индивидуальная программа на уничтожение определенного человека или объекта. Второй вариант - более сложный. «Экземпляр» носил общую программу на уничтожение, причем интегрированного характера. По сложившимся ситуациям, примерный перечень которых он получал, робот сам должен был выбрать жертву, но убрать ее мог, только получив определенный сигнал. Кроме того, в такие «экземпляры» закладывался вариант «Атака». Это была система специальных кодов и сигналов, по которым зомби должен был убить любого человека, находящегося в поле его зрения.

Для каждого «экземпляра» разрабатывали индивидуальный сигнал, если, конечно, роботов не объединяли, например в штурмовую группу. Приказ на уничтожение мог быть цифровым, музыкальным, речевым, передаваться на разных частотах в разных диапазонах. Закодированный сигнал записывали на специальную ленту и дублировали. Рабочий вариант отправляли в Москву, дубликат оставался в лаборатории, в секретном архиве. Доступ к архиву имели начальник Особого отдела и начальник Зоны. Так как зомби, убивший лейтенанта, был еще не полностью подготовлен и весь рабочий материал находился только в Зоне, утечка информации из Москвы исключалась. Но даже если ктото и завладел бы лентой, то без специальной аппаратуры, не зная кода, он вряд ли смог бы ею воспользоваться.

Кроме ведущего профессора Сергея Ивановича Мизина в подготовке «экземпляров» участвовала доктор наук Вера Александровна Куданова, а в подготовке «особых» роботов - профессор Андрей Митрофанович Черков.

«Ну что ж, - вздохнул Зотов, - если я докажу, что убийство не является несчастным случаем, мне останется лишь выяснить, кто из этой троицы или их ассистентов мог отдать зомби приказ уничтожить лейтенанта. Вот если бы еще узнать мотивы…»

Майор вытащил из кармана блокнот и, открыв его на чистой странице, написал: «Несчастный случай».

Подумав немного, он зачеркнул надпись и решил записывать все по порядку.

«План расследования

1. Почему лейтенант покинул пост:

а) увидел что-то необычное, угрожающее;

б) заметил нарушение инструкции;

в) имел свой интерес;

г) любопытство;

д) действовал по чьему-то приказу.

2. Почему не сообщил старшему дежурному:

а) не успел;

б) не смог: нарушение связи и т. д.;

в) если действовал по собственной инициативе или по приказу, то хотел остаться незамеченным.

3. Как смог проникнуть в отсек?».

Зотов оторвался от блокнота. «Элементарно. Третий отсек не относится ни к научным, ни к первой категории секретности, поэтому личный код лейтенанта, заложенный в память компьютера, давал право открыть дверь и второго блока, и третьего отсека, и соответственно шестой камеры».

Майор зачеркнул третий пункт и продолжил:

«4. Почему лейтенант открыл именно шестую камеру:

а) личный интерес;

б) приказ;

в) камера была открыта;

г) в ней происходило что-то необычное.

5. Почему зомби напал на Макарина:

а) получил сигнал;

б) повреждение в программе, до конца не подготовлен;

в) самозащита;

г) конфликт.

6. Кто мог отдать сигнал на уничтожение:

а) профессор Мизин;

б) профессор Черков;

в) доктор Куданова;

г) ассистенты и техник - всего четыре человека;

д) начальник Зоны полковник Набелин;

е) директор лаборатории профессор Седой;

ж) я сам;

з) случайные лица».

Правда, себя майор вычеркнул сразу, а над «случайными лицами» поставил знак вопроса. Дело в том, что научно-технический персонал и служащие могли входить только в свои блоки. Любую попытку проникнуть в соседний блок без разрешения старшего ответственного лица или без соответствующего запроса и допуска тут же пресекало блокирующее устройство. Сигнал шел на центральный пост, срабатывали звуковая и видеосигнализации, и нарушителя мгновенно засекали.

На памяти Зотова подобное произошло только один раз, полтора года назад. Как выяснила комиссия, это оказалось случайностью.

Что же касалось офицеров охраны, то они могли пройти в любой из четырех блоков лаборатории, но и на них распространялись некоторые табу. Офицеры имели право входить только в отсеки, камеры и служебные помещения второй категории. Для первой категории требовался специальный запрос.

В каждом блоке были свои отсеки первой категории. Туда могли попасть лишь научный и технический персонал данного блока, а также администрация Зоны, то есть начальник объекта, директор лаборатории, начальник Особого отдела и соответственно три их заместителя. В аварийных ситуациях раскладка зависела от происшествий, примерный перечень которых был заложен в компьютер.

Зотов оторвался от блокнота, покусывая кончик ручки.

«Составлю до конца список и отдам в вычислительный центр. Хотя я не очень люблю этих металлических монстров, но они иногда выдают удивительно правильные ответы».

Покончив с перечнем вопросов, Зотов набросал примерный план действий:

1. Доложить в Москву.

2. Осмотреть квартиру Макарина.

3. Получить заключение экспертизы.

4. Проверить алиби подозреваемых.

5. Проверить сигнализацию и систему безопасности.

6. Проверить главный компьютер.

«Ладно, пока все». Он сунул блокнот в карман, встал и, последний раз окинув взглядом камеру, вышел из отсека.



3

Покинув лабораторию, Зотов послал шифровку в Москву, своему непосредственному начальнику, генерал-майору Орлову, в которой сообщил о ЧП и принимаемых мерах. После этого, прихватив еще двух офицеров, пошел на квартиру Макарина.

Лейтенант был холостяком, как и многие на Зоне, но в его комнате было на удивление чисто. Порывшись в вещах, Зотов достал альбом с фотографиями. Детство, юность, родители, любимые девушки.

Одна фотография привлекла его внимание. На Зотова смотрела хитрая физиономия какого-то парня, и что-то очень знакомое показалось в его нагловато-веселом взгляде.

«Надо проверить, - подумал майор, закрывая альбом и кладя его в свой дипломат. - Ох, лейтенант, ну и подбросил ты нам всем пельмешку».

От Макарина Зотов направился к экспертам.

К полудню соизволил появиться начальник Зоны. Его кабинет находился на втором (последнем) этаже штабной коробки, построенной местными зодчими в стиле «параллелепипедного торчка постхрущевского псевдомодернизма».

Хозяин кабинета, вроде бы полковник связи, а в реалии - генерал-майор КГБ, Игорь Михайлович Набелин был человеком чрезвычайно осторожным. Узнав о случившемся, он тут же стал мучительно соображать, как бы перевести возможный гнев начальства на Зотова или Седого, а для верности - на обоих сразу. Но он понимал, что главный удар придется все-таки по его голове, и это обстоятельство приводило псевдополковника в бешенство. Зотова он встретил хмурым взглядом и шквалом обвинений в халатности, неумении наладить четкую работу и всех других смертных грехах. В конце речи Набелин все же сбавил обороты и сообщил, что обо всем вышесказанном он написал в рапорте начальству.

«Логично, - подумал Зотов, равнодушно наблюдая за полковником. - Как был козлом, так и остался. На него лучше не рассчитывать: этотзасранец скорее все испортит, чем поможет».

- Все это очень печально, - продолжал Набелин. - Но нам с вами надо подумать, как выпутаться с наименьшими потерями. Мне-то уже все равно, я почти пенсионер, а вот вы перспективный офицер. Губить свою карьеру из-за какого-то молокососа - это несерьезно. Вы меня понимаете?

- Так точно!

- Бросьте формальности, я с вами говорю сейчас как старший товарищ. Хотя я пока не знаю всех подробностей, но мне кажется, не стоит раздувать из всего этого мыльный пузырь, который, разорвавшись, накроет прежде всего вас как начальника Особого отдела.

Зотов молчал. Его спокойствие начинало бесить Набелина. Полковник усматривал в нем прямую угрозу для себя.

- В общем, так, - произнес Игорь Михайлович, - к восемнадцати ноль-ноль я жду вас с подробным отчетом. А сейчас в двух словах расскажите мне все, что удалось выяснить. Да и сядьте, Дмитрий Николаевич, сядьте. Не на приеме у министра.

Зотов послушно сел. Он рассказал полковнику о случившемся, о результатах экспертизы, о допросах подозреваемых и свидетелей. Заместитель майора и заместитель начальника Зоны находились в отпусках, поэтому Зотову пришлось практически в одиночку проделать всю работу. Он успел проверить алиби возможных соучастников убийства, разложив по минутам всю их деятельность начиная с обеда и кончая завтраком следующего дня. Он сопоставил записи в вахтенных журналах и записи компьютера. Также Зотов выяснил, что только у одного человека не было алиби, у Сергея Ивановича Мизина.

Профессор покинул лабораторию в девятнадцать пятьдесят, то есть перед самым ужином. После столовой он пошел прямо домой, лег спать и занимался этим приятным делом ровно до семи часов утра. Хотя этому и не было свидетелей, но презумпция невиновности не позволяла впрямую обвинить профессора.

- Вообще-то, основных подозреваемых у меня было трое: Мизин, Черков и Куданова, - продолжил Зотов.

- Почему?

- Лишь у них есть доступ к аппаратуре «Сигнал». Кроме того, только они знали код программируемого «экземпляра», а его шифр был известен только Мизину.

- А вы, а профессор Седой?

- Конечно, нет. Мы не имеем права знать индивидуальный шифр. Кроме того, робот был еще не готов, и его программа находилась в рабочем конвейере. Мы же частично с ней знакомимся только тогда, когда работа с «экземпляром» завершена, он проходит проверку, а его данные сдаются в архив.

- Да-да, все правильно. - Полковник закивал, вконец запутавшись во всех этих тонкостях. Он был всего лишь администратором, а не Шерлоком Холмсом.

- У профессора Черкова и доктора Кудановой алиби хоть и не железное, но, как говорится, обоюдное. В момент убийства они были на квартире у профессора.

Набелин удивленно поднял брови:

- Любовники?

- Нет. Профессору частенько по ночам приходят умные мысли, и он каждый раз приглашает к себе Веру Александровну. Это уже проверено.

- А как на это смотрит сама Куданова?

- Она не замужем и не возражает.

Полковник хмыкнул, поняв это, вероятно, по-своему.

- И что же нового наш профессор придумал в этот раз?

- Я пока еще не вникал, но что-то насчет амфибии.

- А-а, - разочарованно протянул Набелин, - за старое взялся. Не дает ему покоя наш «ихтиандр».- Он вынул из кармана платок и вытер потное лицо.- Значит, ты уверен, что смерть лейтенанта - не несчастный случай?

- Я склонен так думать.

- Да ты с ума сошел, голубчик! Жара что ли действует? Иди-ка на озеро, отдохни и не забудь, что я жду в шесть часов с рапортом.

Проводив взглядом майора, Набелин зло стукнул кулаком по столу. Он знал, что во время нештатных ситуаций Зотов ему не подчинялся и вправе был вести собственное расследование, согласуя свои действия непосредственно с Москвой.

* * *
* * *
* * *

Во втором своем докладе на Лубянку основной акцент Дмитрий сделал уже на фактах, открывшихся после проведения литерных мероприятий.

Ответ пришел через пятнадцать минут. Генерал сообщал, что руководство высылает для расследования дела заместителя куратора Зоны - полковника Саблина. До его прибытия Зотов должен был действовать согласно инструкции.

«Черт возьми, - рассуждал Дмитрий, - сюда бы спеца прислать, а не эту штабную крысу. Да и я ищейка еще та. А может, наверху не хотят, чтобы здесь что-то нашли?»

Посмотрев на часы, он прикинул, что пора наведаться к Семену.

Один из друзей Зотова был специалистом по программному обеспечению. Несмотря на то что ему едва перевалило за тридцать, сослуживцы называли его уважительно дядей Сеней. У парня было много замечательных качеств, одно из которых - умение молчать.

Когда Зотов вошел в машинный зал, дядя Сеня наблюдал за распечаткой отлаживаемой программы.

- Привет, старина, дело есть.

- Минуту. - Сеня поднял вверх указательный палец. Потом наконец оторвался от принтера и повернул голову к майору. - Я к твоим услугам.

- Пойдем покурим.

Они вышли из зала и скрылись от любопытных глаз в курительной комнате. Весть о гибели лейтенанта уже облетела всю Зону.

- Мне нужна твоя консультация, - начал Зотов, предлагая свою пачку сигарет. - Ты ведь у нас самый лучший специалист по ЭВМ.

Сеня закряхтел, поводил бровями и, все-таки не сдержавшись, снисходительно и самодовольно улыбнулся.

- Что ты скажешь, если я предположу, что в программу охраны объекта влез вражеский агент? - спросил Дмитрий.

Сеня рассмеялся, но, спохватившись, посерьезнел:

- Товарищ майор, это очередная проверка на вшивость?

- Ты же знаешь, что я не люблю, когда на вопрос отвечают вопросом.

- Извини, старик, но этого практически не может быть.

- Значит, все-таки возможно?

- При желании и соответствующем уме все можно сделать.

Зотов внимательно посмотрел на программиста:

- Хорошо, Сеня. Я задам тебе несколько вопросов, на которые нужно ответить, если не сразу, то в самое ближайшее время. И запомни - этот разговор должен остаться между нами.

Сеня утвердительно кивнул и выжидающе посмотрел на Дмитрия.

- Во-первых, - начал тот, - можно ли тайно изменить программу охраны объекта? Во-вторых, кто может это сделать в принципе и твои подозрения в частности? В-третьих, можно ли с минимальными затратами предотвратить последствия предполагаемого изменения в программе и не допустить подобного в будущем? Пока все.

Сеня усмехнулся:

- Пока - это слишком мягко сказано. Ты мне вот что скажи: твои вопросы основываются на определенных подозрениях или это обычная перестраховка в свете последних событий? Если первое, то я должен знать обо всем в мельчайших подробностях. Иначе мне не удастся ответить на твой главный вопрос.

- Я тебя понял и надеюсь на твое молчание.

- Ну-у… - Сеня развел руками, показывая, что об этом майор мог бы и не говорить.

- Ты уже в курсе, что сегодня утром во втором блоке нашли труп офицера. По данным экспертизы, его убил «экземпляр» из шестой камеры, и произошло это между часом и двумя часами ночи.

- Отсек с камерой второй категории?

- Да, - кивнул Дмитрий. - Экспертиза установила, что после совершения убийства «экземпляр» самоликвидировался - кровоизлияние в мозг. Никаких следов присутствия третьего лица не обнаружено.

- Ага, значит, один на один. А какого черта лейтенант поперся в отсек?

- «Экземпляр» оказался его школьным приятелем. Запрос в Москву на его личное дело я уже послал.

- Лейтенант сопротивлялся?

- Нет, даже кобуру с пистолетом открыть не успел. Следов борьбы не обнаружено. Нападение произошло внезапно.

- Гм-м. Ну а от меня-то ты чего хочешь?

- Я считаю, что лейтенант застукал кого-то в лаборатории, когда спустился в блок.

- Теперь понятно, к чему ты клонишь. - Сеня пожал плечами: - А почему ты думаешь, что Макарин увидел кого-то или что-то именно сегодня ночью, а допустим, не вчера вечером или днем?

- Вряд ли. Есть много других, более верных способов убрать лейтенанта. Я склонен к тому, что убийство произошло спонтанно и не готовилось заранее. У убийцы, я имею в виду того, кто послал сигнал роботу, не было времени для рассуждений.

- Факты?

- Посуди сам. «Экземпляр» действовал строго по программе: выбор жертвы, убийство, самоликвидация. Правда, Мизин говорит, что робот был еще не готов к работе и могли произойти различные сбои в программе, но тогда он бы и вел себя как-то иначе. К тому же вариант «Атака» был уже заложен в него.

- Ты видел эту программу?

- Она общая для всех. «Экземпляр» не относился к числу особых, и его программу составляли в Зоне. Не думаю, что ее подменили или закодировали именно на Макарина. Лейтенант у нас всего месяц и прибыл после того, как программа была отлажена. И последнее. Я говорил с нашими техниками. По моей просьбе они просмотрели графики и вычислили, что сегодня ночью потребление электроэнергии в лаборатории было выше нормы. Кратковременный всплеск нагрузки пришелся как раз на час тридцать ночи. Ребята дали мне примерный перечень агрегатов и аппаратуры, способной выдавать такие параметры, и в этот список вошла система «Сигнал».

Сеня вздохнул. Мысленно он уже представил себе объем работы, который ему предстояло проделать. Зотов вряд ли разрешит привлечь кого-то в помощь. Хорошо хоть ему, Сене, он доверяет.

- Я не верю в случайности, - продолжал Дмитрий. - Спинным мозгом чувствую, что за этим что-то скрывается.

- Спинной мозг - это серьезно, - согласился Сеня. - С ним лучше не спорить.- Он достал свои сигареты и закурил. - Значит, одна из твоих версий заключается в том, что кто-то тайно проник в операционную систему компьютера и сделал нелегальную вставку в программу охраны объекта.

- Да, иначе неизвестный не смог бы незаметно попасть в лабораторию.

- А как же дежурные офицеры, спали, что ли?

- А как насчет шахты для спецотходов?

Сеня щелкнул языком. Он понял, что хотел сказать Зотов.

- Ты мне доверяешь? - спросил программист.

Дмитрий удивленно посмотрел на него:

- Естественно, иначе не завел бы с тобой этот разговор.

- Я это к тому, что последнюю охранную программу составлял я сам.

- Знаю.

Зотов улыбнулся. Этот парень нравился Дмитрию. С первого дня знакомства они прониклись друг к другу взаимным уважением и доверием и постоянно чувствовали потребность в общении.

- Понимаешь, старик, - произнес Сеня после не которых раздумий. - В нашей системе все строго регламентировано. Например, программы второй и третьей степени секретности не могут обращаться к информации первой категории. Любая попытка что-то дополнить, изменить или стереть блокируется операционной системой. При этом срабатывает сигнализация, идет соответствующая запись в память компьютера, которая подвергается периодическим проверкам.

- Это я знаю.

- Ты также должен знать, что программы охраны и жизнеобеспечения объекта обособлены. Практически в них невозможно влезть из нашей компьютерной сети - сработает блокировка. Защита этих программ многоступенчатая, и я сейчас, честно говоря, не могу представить, каким образом это можно сделать. Но даже если и была сделана вставка, то, скорее всего, компьютер стер ее, не оставив и следа. Хотя, - Сеня заметно воодушевился, - мы знаем примерное «место удара» и точное время одной из вставок. Если сравнить оригиналы записей с рабочей копией, то можно найти несоответствие, ведь все важнейшие массивы данных и программ дублируются.

- Вот это ты сейчас и сделаешь. Разрешение на вход в архив я тебе выдам. Кроме того, необходимо проверить систему программного обеспечения и систему обеспечения безопасности, сделать ревизию допуска к информационной базе…

- Постой-постой. - Сеня умоляюще посмотрел на Дмитрия. - Может быть, ты это поручишь ребятам из отдела безопасности? Мне и так придется перевернуть всю операционную систему. К тому же, мне кажется, я догадался, какую комбинацию сделал неизвестный.

- Ну!

- Потом скажу, когда проверю. Но если я прав, то это старый трюк. Вот только как он смог его провернуть?

- Хорошо, а для начала, не в службу, а в дружбу запусти это в свой компьютер.

Майор передал Сене листок бумаги. Тот быстро пробежал его глазами и улыбнулся:

- Заскочи в конце дня. Мне это тоже интересно.

Они ударили по рукам и разошлись.

* * *
* * *
* * *

В пять вечера Зотов снова появился в вычислительном центре. По уже имеющимся у него данным и пока еще открытым вопросам Сеня составил программу с несколькими вариантами ответов.

Решения не пришлось долго ждать. На дисплее появилось всего два слова: «УБИЙСТВО. МИЗИН».

За спиной Дмитрия послышались легкие шаги. Он резко обернулся и увидел проходившую мимо Куданову. Видела Вера Александровна надпись на дисплее или нет, майор не понял.

- Она давно тут? - спросил он у Сени.

- Появилась с запросом на новую программу сразу после твоего ухода. Видимо, сейчас пришла за распечаткой первого варианта. Но ведь у нее, кажется, алиби.

- Просто я не хочу, чтобы по Зоне ходили слухи.

Сеня улыбнулся:

- Вера Александровна создает впечатление весьма положительное: умна, скромна, не болтлива…

- Тем не менее…

* * *
* * *
* * *

После ужина Дмитрий пошел на озеро, решив, что совет Набелина не так уж и плох. Сидеть в душной квартире было хуже пытки.

Подойдя к озеру, Зотов сел на скамеечку, стоящую возле самой воды. Красота окружающей его природы создавала решительный контраст с мрачными мыслями, засевшими острым клином в голове. От этого несоответствия становилось неуютно.

- Итак, - прошептал Дмитрий, - расчет компьютера совпадает с моим. Значит, надо обратить внимание на Мизина.

Сергею Ивановичу Мизину было тридцать восемь лет. Высокий брюнет с красивым лицом и выразительными глазами, он больше напоминал киноартиста, нежели профессора. Именно Мизин загружал в «экземпляры» спецпрограммы, используя для этого лично им разработанный самый совершенный в мире метод экспертных оценок.

Рабочий материал поступал к профессору по двум каналам. Для диверсионных и террористических акций к нему присылали специально подготовленных, прошедших тщательный отбор офицеров из бригад спецназа. На языке Зоны они назывались «экземплярами» первой категории. Это и так уже были безжалостные машины для убийства, но для большей надежности их обрабатывали с помощью аппаратуры Мизина. Второй канал - лагеря особого режима, в частности, соседний с объектом, а также «психушки». «Экземпляры» второй категории были бросовым материалом для экспериментов и серийных опытов. Иногда из уголовников создавали специальные команды для особых заданий.

Но не все программы составлялись непосредственно в Зоне. Большинство из них присылали из Москвы, и группе Мизина нужно было лишь загрузить их в сознание людей. Затем зомби направляли в Крым на спецполигон КГБ. Там они проходили окончательную проверку перед засылкой на задание.

Зотов понимал, что Мизин - лишь первый раунд схватки. За профессором должны были стоять куда более могущественные силы, но вот какие - это вопрос вопросов.

«А может, я действительно от жары совсем свихнулся?» - подумал Дмитрий.

Майор знал, что в таких случаях простых убийств не бывает. Есть лишь недобросовестные или тупые следователи, которые все упрощают, чтобы поскорее отчитаться перед начальством и закрыть дело.

Зотов не мог себе четко объяснить, что в первую минуту его так насторожило. Его интуиция, еще ни разу не подводившая, на чем-то основывалась, на каком-то незаметном факте, еще не осознанном умом. В сотый раз вспоминая в мельчайших подробностях все увиденное, майор мучительно думал, что же это был за факт.

Неожиданно Дмитрий вспомнил свои собственные слова, сказанные Сене: «Есть много других, более верных способов убрать лейтенанта».

«Действительно, - думал он, покусывая сорванную травинку. - Почему бы убийце просто не оглушить Макарина, сунуть ему в рот ампулу с наркотиком, а затем с помощью гипноза немножечко притупить память? Никто бы не понял, а если уж убийца не был уверен в надежности гипноза, то мог бы через день или два, достаточно подготовившись и все продумав, спокойно убрать опасного свидетеля. Почему убийца не пошел по простому пути, а выбрал вариант, притекающий внимание и потому опасный? Хотя еще неизвестно, что проще: убить с помощью «экземпляра» или ломать голову, как подстроить несчастный случай?»

Зотов пришел к выводу, что преступник, видимо, не смог оглушить Макарина по двум возможным причинам: во-первых, из-за разницы в силе; во-вторых, Макарин мог быть начеку и держаться от убийцы на приличном расстоянии. Если взять основного подозреваемого Мизина, то эти варианты не подходили, так как профессор был физически крепок и даже участвовал в общевойсковых соревнованиях по восточным единоборствам. Тут скорее бы подошли доктор Куданова или хлипкий Черков.

«Итак, - продолжал рассуждать Зотов, - лейтенант решил навестить друга. Спустившись в лабораторию, но еще не войдя в отсек с «экземплярами», он кого-то увидел. Он крайне удивился и испугался. Удивило его то, что в пустой лаборатории он наткнулся на сотрудника, а испугался он оттого, что сам серьезно нарушил инструкцию. Преступник, судя по всему, убедил лейтенанта, что либо Макарин, либо компьютер ошиблись. Ему ни в коем случае нельзя было допустить Макарина до «центральной». Видя, что лейтенант напуган не меньше его самого, убийца решил пойти ва-банк. Он пообещал Макарину сохранить тайну и позволил встретиться с другом. В тот момент, когда лейтенант открыл камеру, убийца прошел в аппаратную и включил сигнал на уничтожение. Так как у данного «экземпляра» сигнал «Атака» был речевым, достаточно было включить внутреннюю связь с камерами и произнести кодовые слова. Голос в динамике на мгновение отвлек лейтенанта, а зомби, получив команду, спокойно выполнил приказ. Но тогда зачем нужна была аппаратура «Сигнал»? Если исходить из того, что преступником был Мизин, тогда или Мизин забыл команду и включил аппаратуру, чтобы вспомнить, или это был не Мизин…»

Рассуждения завели Зотова в тупик. Зомби-убийца на данном этапе подготовки находился в подчинении только Мизина, и только профессор знал его код. Поэтому Сергею Ивановичу незачем было включать аппаратуру «Сигнал», чтобы выяснить ключевую фразу. Конечно, профессор мог включить аппаратуру специально, чтобы направить следствие по ложному следу. Но это также было маловероятно. Кроме того, Мака-рин появился в четырнадцатом секторе на одиннадцать минут тридцать восемь секунд раньше кратковременного всплеска нагрузки. Если Мизин не пользовался «Сигналом», тогда что он мог включать на такой короткий срок и для каких целей? А если это все-таки был не Мизин, тогда - кто?

Зотов пожалел, что у него нет под рукой надежного экстрасенса, так как все имеющиеся в Зоне «волшебники и маги» работали во втором блоке. Это были все те же Мизин, Куданова и, частично, Черков.



4

Камуфляж Зоны был сработан на славу. Никому и в голову не приходило, что под жилгородком, от штаба до радиоточки в одну сторону и до химзавода в другую, глубоко под землей скрывается суперлаборатория КГБ.

Вряд ли кто мог догадаться, что заходящие каждое утро в штаб симпатичные прапорщицы, степенные капитаны и майоры - это профессора, доктора наук и ассистенты. Спустившись под землю и сменив мундир на белые халаты и спецодежду, они приступали к опытам, порою приводившим в трепет их самих.

Создатели лаборатории преследовали множество целей. Основные из них заключались в разработке химических, бактериологических и биофизических методов и препаратов, пригодных к тайному использованию для контроля над поведением человека. В идеале мечталось создать универсального человека-робота, супермозг, способный решать задачи, недоступные ни людям, ни компьютерам. Проводились исследования по биологии, физиологии и психологии человека, исследования по массовому воздействию на толпу. Один из психотерапевтов, впоследствии прославившийся своими телесериалами массового гипноза, участвовал в этих исследованиях. Через несколько лет после описываемых событий он сумел проверить свою теорию на миллионной зрительской аудитории. И установки он получал именно из Зоны.

Здесь проводились испытания психотронных генераторов, способных воздействовать как на отдельного человека, так и на толпу. Разрабатывались программы по использованию генераторов в парламентах, конгрессах, военных коллегиях потенциального противника. О народе тоже не забывали. Создавались различные программы для подавления толпы, для нагнетания напряженности, для взрыва психической энергии и необдуманных действий.

Нельзя сказать, что сама идея тайного контроля над мозгом человека была продуктом именно двадцатого века. Подобные поиски велись в разные времена и в разных странах. В России они начались еще в царские времена и курировались контрразведкой Генерального штаба. Этому серьезному департаменту необходимы были новые надежные методы допросов пойманных вражеских агентов. Физические пытки зачастую оказывались непродуктивными: арестованные умирали, унося с собой в могилу ценные сведения, так и не успев поделиться знаниями с господами из следственного отдела. Первые исследования основывались, главным образом, на использовании наркотических веществ.

Октябрьская революция приостановила эти изыскания, правда, ненадолго. К двадцать второму году умные головы начали понимать, что теория о всесильности воспитания и перевоспитания человека, мягко говоря, не срабатывает. Необходимы были иные, более надежные способы создания нового человека, который служил бы идеальным винтиком в машине тоталитарного государства.

Начался новый виток научных разработок. Архив спецслужбы достался в наследство ЧК в целости и сохранности. Поначалу работа шла медленно и не приносила ощутимых результатов. Сказывались законодательные ограничения, не хватало образованных и в то же время достаточно идейных для такой работы кадров. Почти не было подопытного материала.

Положение в корне изменилось к тридцать девятому году, когда благодаря постоянным заботам Берии - крестного отца институтов-зон - в лабораторию Мозга, расположенную к тому времени в лагере особого режима, поступили кадры из числа репрессированных. Они готовы были изобрести хоть вечный двигатель, лишь бы не попасть на лесоповал.

Во время войны лаборатория работала с особой нагрузкой. Количество исследуемых тем увеличилось в несколько раз. Кроме того, с победой Советской Армии появилась надежда почерпнуть что-то новое из документов немецких и японских лабораторий смерти. Но оказалось, что мы не только не отстаем от поверженного противника, но по некоторым вопросам даже ушли вперед.

После смерти Сталина и Берии исследования, естественно, не закончились.

В семидесятые годы встал вопрос о создании новой лаборатории с отдельным «опытным производством».

После долгих дебатов в шестьдесят восьмом году рядом с одним из бесчисленных закрытых номерных городков «арзамасского куста» начали строить единый центр. Вся арзамасская зона была закрыта и находилась под контролем, под боком располагалась сырьевая база - Дзержинский химический гигант и Арзамасский ядерный комплекс. Зеки, работавшие на вредных производствах, были дешевым подопытным материалом. Зона органично вписалась в данную местность, не привлекая особого внимания.

Через пять лет объект уже работал на полную мощность и выпустил «первенца» - человека-робота.

Подобные исследования проводились и в других странах. В США, например, с пятьдесят третьего по семьдесят третий год шла операция ЦРУ по разработке химических и биологических препаратов, именуемая «МК-ультра». Операция была рассекречена и наделала много шума на Западе. Особенно отличился Национальный институт душевного здоровья на базе Научно-исследовательского центра по изучению наркотиков в Кенсингтоне, штат Кентукки. Там широко использовали препараты, вызывающие галлюцинации, наркотик ЛСД и т. д. В то же время серьезные наблюдатели отмечали, что на поверхность всплыла лишь вершина айсберга.

Советскому Союзу в смысле рассекречивания повезло больше, и не потому, что программы были менее масштабными. Просто сказались преимущества закрытого общества и государственного контроля над информацией.



5

Вертолет мягко опустился на бетонную площадку. Немного одуревшие от вибрации и гула пассажиры один за другим неуверенно сходили по трапу. Прибывших было трое: полковник Саблин, доктор Бережная и ассистент Еремеева. Их встречали начальник Зоны и начальник Особого отдела.

Пока солдаты возились с багажом, вся компания разместилась в «рафике». За руль сел Зотов. Успев с каждым познакомиться еще на посадочной площадке, он сразу приступил к делу:

- Прежде чем вы вольетесь в наш дружный коллектив, я обязан провести с вами небольшой инструктаж, хотя вас уже должны были ввести в курс дела на пункте переподготовки. Тем не менее мы должны соблюдать все формальности.

- Это касается только вас, милые дамы, - вставил Набелин.

По дороге к городку майор напомнил новичкам о некоторых особенностях жизни в Зоне. Прибыв на место, они разделились: Набелин с женщинами прошел в свой кабинет, а Зотов повел Саблина в гостиницу.

Когда вошли в номер, Саблин, задвинув чемодан под кровать, подошел к столу, налил воды из графина, предварительно осведомившись о ее свежести, и залпом осушил стакан.

- Наконец снова живу, - выдохнул полковник, растянувшись в кресле. - Не могу летать, а тут сразу с самолета на вертолет. Я после этих полетов, как с похмелья - бочку воды могу выпить. - Он неожиданно улыбнулся: - Ну, как у вас дела?

Зотов одарил его ответной улыбкой, прекрасно зная, что коллега не так прост, как это может показаться с первого взгляда. За время службы Дмитрий встречался с Саблиным два раза и успел составить о нем собственное мнение.

Петр Александрович был штабным работником. Умный и хитрый, он на первый взгляд казался ревностным служакой. Его служебная карьера напоминала лестницу, круто уходящую вверх. Женщины и начальство любили его, так как он всегда знал, что им надо, и умел это преподнести в нужной для себя форме. Еще в Москве, прочитав копию доклада майора Зотова, полковник ничуть не удивился, ибо знал, что с этим объектом надо быть начеку. Он вылетел из Москвы, получив письменный приказ расследовать убийство максимум за три дня и устное распоряжение - не поднимать много шума.

- Отдыхайте, Петр Александрович. Я зайду за вами без четверти восемь, - сказал Зотов, пытаясь перенести дела на потом.

- Нет-нет, - замахал руками Саблин. - Мне нужно всего пятнадцать минут, чтобы побриться и принять душ. После этого мы поговорим. А пока посмотрите вот это…

Он открыл дипломат и, вытащив отпечатанный лист бумаги, протянул его Зотову. Это была копия личного дела «экземпляра» из шестой камеры. В деле говорилось, что заключенный, убивший лейтенанта, был его школьным другом. После окончания десятилетки их дороги разошлись: Макарин поступил в школу КГБ, а Кудряшов, совершив несколько изощренных и жестоких убийств, был приговорен к высшей мере наказания.

Зотов вздохнул и сел на диван. Из ванной комнаты доносились кряхтение и фырканье полковника.

- Итак, Дмитрий Николаевич, - произнес Саблин, выйдя из ванной и кивком указывая на документ, - что вы на это скажете?

Майор пожал плечами:

- Это объясняет только то, зачем лейтенант поплелся в отсек и открыл дверь именно этой камеры.

- А по-моему, это объясняет и все остальное. Ваш лейтенант оказался слишком любопытным и недисциплинированным, а может, просто плохо проинструктированным, ведь он новичок в Зоне.

- Я не собираюсь снимать с себя ответственность и готов понести наказание, как положено…

- Ну-ну, не дуйся, - перебил его полковник, переходя на «ты».- Я приехал вовсе не для того, чтобы ругать тебя или топить перед начальством. В управлении тебя ценят и уважают и не хотят терять прекрасного работника. Меня прислали выявить ошибки, если таковые имеются, и разобраться, является ли происшествие несчастным случаем или за этим что-то скрывается. Хотя руководство считает это чистой случайностью.

Зотов понял намек и на «прекрасного работника», и на «выявление ошибок», и на «случайность», но покачал головой:

- Убийство не случайно.

Он отдавал себе отчет в том, что эти слова осложнят ему жизнь, но даже представить не мог, насколько.

- Гм-м, интересно. Слушаю тебя. - Полковник уселся в кресло и с усмешкой посмотрел на Дмитрия.

- Макарин, видимо, увидел школьного друга, когда того пересылали из лагеря в лабораторию. Спустившись в отсек, он открыл камеру и… О чем они говорили, что между ними произошло, почему Кудряшов зверски разделался с ним…

- Да все очень просто! - воскликнул Саблин. - Во-первых, «экземпляр» был не подготовлен, поэтому невозможно предугадать, что происходило в его мозгу. Во-вторых, в него закладывалась общая программа уничтожения. В-третьих, Кудряшов и без нашей подготовки был убийцей-садистом. Он некоторое время сидел в камере смертников и вдруг увидел перед собой охранника, вот и убил его. А если Кудряшов узнал приятеля, то у него могло возникнуть и чувство обиды, зависти, злости…

- Именно на такой ход мыслей и рассчитывал преступник, - перебил его Зотов.

- То есть…

Дмитрий передал ему папку с материалами расследования. Изучив ее, Саблин явно загрустил. Он понял, что дело начало принимать серьезный оборот.

- Ну хорошо, - произнес полковник.- А ты понимаешь, под чем сейчас подписываешься? Получается, что кто-то проник в лабораторию, наплевав на всю нашу хваленую сигнализацию, и пока она молчит, как будто специально для того и сделана, этот мерзавец занимается там бог знает чем. А ты, начальник Особого отдела, ни хрена не знаешь.

Саблин грозно нахмурился, закурил и отвернулся к окну, соображая, как теперь будет выкручиваться перед начальством.

- Кого ты подозреваешь? - спросил он после не которого молчания.

- Троих. Мизина, Черкова и Куданову.

- Черт возьми! Все - уважаемые ученые! Цвет советской науки! Сволочи…

Зотов сделал вид, что не услышал последней реплики, и улыбнулся:

- Офицеры охраны, как вы понимаете, исключаются, так как они не могут знать закодированного сигнала для управления зомби. У директора и начальника Зоны алиби. Седой до утра дулся в карты в теплой компании, а Набелин был на рыбалке и подъехал лишь к обеду. Оба наших зама в отпуске.

- Давай про интеллигенцию.

- Профессор Черков и доктор Куданова до трех часов ночи сидели на квартире у профессора…

- Любовью занимались?

Дмитрий хмыкнул, вспомнив недавний разговор с Набелиным:

- Нет, наукой.

- Хорошо, остался один Мизин.

- Судя по докладу на центральный пост, профессор ушел из лаборатории в девятнадцать пятьдесят, то есть примерно за пять часов до смерти лейтенанта. Задержка Мизина на работе не вызывает подозрения, так как год назад Седой ввел свободный график для научных работников. Он считает, что профессора, как поэта или музыканта, муза, то есть идея, может посетить в любое время дня и ночи. За графиком их работы никто не следит, судят лишь по конечным результатам.

- Это я знаю, как и то, что Седой - большой демократ. Распустил дармоедов.

Зотов пожал плечами:

- График проверить легко, что я периодически и делаю. Достаточно просмотреть записи в «центральной». О каждом входе в бункер и выходе из него дежурный офицер сообщает старшему дежурному. Данные автоматически заносятся в компьютер. Уничтожить или изменить их практически нельзя: эти сведения хранятся не только в машинной памяти, но и в сменном журнале. А его заполняет лично старший дежурный, который в конце смены передает журнал под роспись следующему дежурному.

- А что Мизин делал ночью, тоже неизвестно?

- Спал, как и все нормальные люди. Свидетелей нет.

- Значит, если верить всем показаниям, на момент убийства в блоке никого не было.

- Я уверен, что был. Лейтенант случайно увидел его и поплатился жизнью. Вот и мотив убийства. Нам остается установить, зачем неизвестный проник в лабораторию, и тогда мы сможем вычислить его. Мне кажется, все эти заморочки вертятся вокруг «экземпляров». Последняя партия относится к особым. Ее программу составляли в Москве, поэтому никто из наших не знает кода. Из всех вариантов я отобрал два. Первый: неизвестный или неизвестные пытаются расшифровать московскую программу. Для чего - это другой вопрос. Может быть, убийце уже удалось найти ключ. Второй вариант: неизвестному не нужна московская программа. Вместо нее он хочет запустить свою, тем более что контрольную проверку делают не у нас, а там, откуда присылают программу. Что с вами?…

Полковник блеснул глазами и закашлялся.

- Поперхнулся,- пояснил он, переведя дыхание. - От твоих бредовых идей.

- Надо сделать запрос заказчику, может быть, раз решат нам самим провести проверку.

- Вряд ли. Они скорее прикажут уничтожить всю команду. Хотя попробуем.

- При положительном ответе можно будет провести эксперимент на зондирование.

- Не понял?

- Потом объясню. Надо еще кое-что проверить.

Почему-то Зотов чувствовал, что не надо раскрывать полковнику все карты. Саблин как-то странно посмотрел на майора, но промолчал.

- Давай-ка выпьем по одной, - неожиданно предложил он, доставая из чемодана бутылку коньяка. - И прекрати «выкать», одно ведь дело делаем!

- Договорились.

Пропустив по рюмке, чекисты с наслаждением закурили.

- Послушай, - сказал Саблин, - но ведь увеличение нагрузки было кратковременным. Может быть, что-то где-то коротнуло или компьютер взбесился? Если бы кто-нибудь тайно работал в блоке, нагрузка была бы значительно больше и по силе, и по времени.

- Я думал об этом. Мне кажется, убийца не успел сделать то, зачем пришел. Доводить работу до конца после смерти лейтенанта он не рискнул. Он понимал, что в обычной ситуации никто из техников не обратил бы внимания на увеличение нагрузки, так как ночные опыты проводятся довольно часто. Но не сейчас. Завтра я дам команду, чтобы проверили все свободные от опытов ночные смены за последние полгода. Может, где-нибудь да всплывет слишком большое потребление электроэнергии. Хотя на месте убийцы я бы работал только тогда, когда в соседних блоках проводят опыты. Тогда вообще ничего нельзя определить. Стоп: А ведь в ночь убийства в четвертом блоке должны были проходить опыты, но их перенесли за два дня до этого. Значит, работа неизвестного была запрограммирована в компьютере еще раньше и изменить дату он не смог.

«Прав Сеня, - подумал майор. - Надо перевернуть всю операционную систему компьютера».

- Ты, пожалуй, прав, - вздохнул полковник.

- Чем больше я об этом думаю, - продолжал Зотов, - тем сильнее уверен, что убийцей может быть только одиночка. В этом случае остается один Мизин. Днем он, естественно, не мог проделывать свои штучки, так как мне сразу доложили бы. Поэтому профессор вынужден был выбрать ночь, но не учел двух случайностей: лейтенанта, который поперся к своему другу, и Черкова с его бредовыми идеями, обеспечившими алиби не только ему, но и Кудановой.

- И третье, - вставил полковник. - Отмену ночных опытов.

- Точно. А теперь я скажу еще кое-что. Как ты знаешь, лаборатория днем и ночью охраняется как в «центральной», так и на заводе и на «радиоточке». Чтобы проникнуть в бункер и воспользоваться личным кодом, необходимо сначала пройти охрану. Офицеры же в один голос утверждают, что в ту ночь никто не входил.

- А может, они спали?

- Не думаю. Но даже если и так, двери-то открываются изнутри. Чтобы попасть в вестибюль, необходимо разбудить дежурных. Дверь не вскрывали - я проверил. Я сейчас прорабатываю вариант с выходом в шахту для спецотходов. Мизин либо нашел способ блокировать сигнализацию шахты, либо влез в операционную систему и изменил время открытия и закрытия дверей. Если ты помнишь, работа шахты строго регламентирована.

- Когда ты проводил спецмероприятия по профилактике системы?

- По инструкции, в начале квартала. Кроме того, мои техники сейчас носятся по всей лаборатории - просматривают и прослушивают каждый сантиметр кабельных линий, электронной защиты и вообще все сети.

- Смотри, Зотов, документация у тебя должна быть в полном порядке, чтобы комар носа не подточил.

Майор тяжело вздохнул.

- Кстати, - спохватился полковник, - Мизина потрошили? Я имею в виду обыск.

- Конечно. Пока он на работе - у него дома, а ночью - в лаборатории. Ничего.

- А может, взять его? Одна ампула - и он мать родную заложит. Хотя без разрешения Москвы мы не можем этого сделать, а чтобы получить разрешение, нужны веские доводы. Замкнутый круг. Ты веришь в привидения?

- Так же, как и ты.

- Тогда нам надо придумать что-то очень хитрое, чтобы этот мерзавец как-то себя выдал.

- А тут и выдумывать не надо. Все удачно складывается.

Полковник открыл было рот, чтобы выразить свое удивление, но телефонный звонок перебил его.

- Зотов слушает… Сейчас иду. Извини, Петр Александрович, служба, - сказал майор, положив трубку. - Поговорим после. Перед ужином я к тебе зайду.

Полковник кивнул и плеснул себе еще коньяка.

Когда Зотов появился на пункте связи, телеграмма из Москвы была уже расшифрована. Дмитрий взял листок.

Совершенно секретно.

Начальнику Особого

отдела в/ч 42127

майору Зотову АД. Н.

ПРИКАЗЫВАЮ

Провести тщательное расследование убийства лейтенанта Макарина параллельно полковнику Саблину. Обо всех результатах докладывать мне лично. Посвящать в ход расследования полковника Саблина на ваше усмотрение.

Генерал-майор Орлов В. С.

Дмитрий еще раз пробежал глазами телеграмму и отдал для передачи в архив.

«Ничего не скажешь - вовремя! - думал он, возвращаясь к полковнику. - Еще немного, и я бы раскрыл ему свой план. Дело закручивается не на шутку. Не попасть бы меж двух огней. А то они «там» глотки друг другу грызут, сволочи, а я окажусь крайним. Не нравятся мне все эти игры, ох, не нравятся!»



6

Администрация Зоны старалась свести к минимуму бытовые заботы, дабы вся человеческая энергия уходила на труд и научный поиск. Поэтому жизнь на объекте после рабочего дня была как в лучшем пансионате. Функционировал огромный оздоровительный комплекс, имелось много спортивных секций, кружков самодеятельности, вязания, шитья, художественных, музыкальных. Была своя школа, правда, только до четвертого класса.

Каждое воскресенье отмечали чей-нибудь день рождения, бурно праздновали государственные праздники, ну и, конечно, посвящение вновь прибывших в «робинзоны» этого островка науки. Новички были явлением крайне редким, поэтому к встрече всегда очень торжественно готовились и устраивали шикарный праздник. Но в этот раз из-за траура гулянье пришлось отменить. Решили собраться просто, по-домашнему.

В дверь позвонили.

- Одну минуту! - крикнула Бережная, сделав последний штрих помадой и поправив волосы.

Перед Еленой Николаевной стояла симпатичная светловолосая девушка с очень выразительными глазами и длинными ресницами. Она мило улыбалась и как-то сразу к себе располагала.

- Здравствуйте, меня зовут Света, а вас Лена. Я уже знаю, - выпалила девушка на одном дыхании.

Они обменялись рукопожатием, с нескрываемым интересом разглядывая друг друга. Повидимому, обе остались довольны.

- Я пришла за вами. Буду вашим гидом, если не возражаете.

Елена мельком взглянула в зеркало, и женщины направились в общепит, который был в Зоне и рестораном, и столовой, и кафе с баром одновременно. Жители городка по праву называли его рестораном, ибо отделан он был по первому классу. Немало труда к этому приложили и сами «робинзоны»: одни вырезали по дереву, другие рисовали, третьи занимались лепкой, икебаной и другими видами народного творчества. В итоге дизайну могло позавидовать любое столичное заведение высшего разряда. Так было на всей территории зоны отдыха и жилого массива.

Дорога от дома заняла буквально две минуты, но за это время Света успела рассказать о Зоне все, что знала сама.

- Давайте подсядем к моему шефу, - предложила новая подружка, когда они вошли в зал. - Вон он сидит с женой за столиком у окна.

Подполковник (академик-биохимик), увидев вошедших женщин, уже и сам замахал руками, приглашая разделить компанию. Когда они подошли, он быстро встал и, поклонившись, представился:

- Цветиков Николай Николаевич. Моя жена и зам по науке - Галина Петровна. Мы читали ваши статьи - очень интересно. Вы уже в курсе, что у нас не со всеми можно открыто говорить о работе, но на нас этот запрет не распространяется. Мы будем работать в одной преисподней, и хотя в разных лабораториях, но научный контакт непосредственный.

Назвав свою лабораторию преисподней, подполковник не оговорился. В ней доводили до ума химическое оружие, новейшие виды которого проходили затем испытания в Афганистане. Но горный ветер капризен, и, как это часто бывало, от газовых атак страдали не только душманы, но и воины-интернационалисты. Десятки случайно оставшихся в живых наших ребят заживо гнили в закрытых отделениях советских госпиталей.

Однако в Зоне испытывали не только новое оружие, но и новые способы защиты. Но, как всегда, оружейники работали быстрее.

Бережная улыбнулась:

- Я очень рада.

- Так что же мы стоим? - спохватился Николай Николаевич. - Садитесь, пожалуйста.

Как только расселись по местам, появилась официантка.

- Добрый вечер. С приездом вас, - произнесла она, мило кивнув Бережной.- Приятного аппетита и хорошего вечера.

Постепенно зал заполнился. Все приветливо улыбались, кивали, украдкой и в открытую посматривая на новеньких.

- Хотите я пока расскажу вам, кто есть кто? - спросила Света.

- Конечно.

Женщины придвинулись поближе друг к другу. Пока Света перемывала всем косточки, появился Набелин и начал приветственную речь. Но девушка на это не отреагировала и шепотом продолжала:

- …Затем идут физики: профессора Павлов и Прохоров. Они милые старички, но с одним недостатком - любят выпить. Рядом с ними профессор Мизин, Черков и доктор Куданова.

Бережная посмотрела на Мизина и вздрогнула. Судя по выражению его лица, профессор уже давно смотрел на нее. Он приветливо улыбнулся.

Света продолжала:

- По центру - майор Зотов с проверяющим из Москвы…

«А майор ничего, хотя и не Аполлон»,- подумала Елена, более внимательно взглянув на Зотова.

У Зотова был спокойный твердый взгляд, и во всем его облике чувствовались сила и уверенность. И хотя майор отнюдь не отличался атлетической фигурой и красивым лицом, как, например, Мизин или Саблин, но Елене он понравился сразу.

Света продолжала болтать не переставая, даже не заметив, что собеседница ее не слушает:

- …Дальше ядерщики: доктор наук Карнашов и наш директор - профессор Седой. Говорят, Седой участвовал в создании водородной бомбы и одно время работал с Сахаровым. Директор прекрасно о нем отзывается, и хотя Сахаров оказался изменником Родины, не боится называть его своим другом и учителем.

Бережная пожала плечами. Света, заметив ее движение и правильно истолковав его, тут же выпалила:

- В нашей самой свободной и демократической стране просто так уже никого не обвиняют.

Лена внимательно посмотрела на девушку, но не поняла, шутит она или нет.

Наконец Набелин закончил речь, и заиграла музыка. Многие пошли танцевать. Мизин оказался весьма проворным: он первым пригласил Елену на вальс.

- Мне кажется, вы понравились профессору, - прошептала Света, когда Елена опустилась в кресло. - Он у нас видный мужчина, и не женат.

Бережная махнула рукой:

- Все они одинаковые.

Женщины рассмеялись. Лена взяла Свету за руку, но в это время опять подошел Мизин и пригласил новенькую на очередной танец.

- Профессор, - возмутилась Света, - дайте Елене Николаевне отдохнуть, а то вы ее в первый же день замучаете.

- Ничего, - отшутился тот. - Зато после такой проверки уважаемого доктора можно будет смело зачислять в «робинзоны».

Вечер был в самом разгаре. Зотов тоже пытался пригласить Елену Николаевну, но его всякий раз опережал профессор. Наконец майору повезло. Он осторожно обнял женщину и с первого же прикосновения почувствовал, что это она - его половинка.

«Неужели, то самое?! Любовь!… Как долго я тебя ждал», - подумал Дмитрий, едва касаясь партнерши.

Рядом с ним танцевали Саблин и Куданова. Они о чем-то оживленно болтали и смеялись.

«Интересно, - подумал Зотов, - Саблин делает это только из чисто служебных соображений? И они здорово похожи друг на друга!»



7

Когда на следующее утро Зотов вошел в зал ресторана, Саблин уже сидел за столиком и заказывал завтрак.

- Доброе утро, Дмитрий Николаевич, - приветствовал его полковник. - Что-то ты сегодня плохо выглядишь. Не спал?

- Спал, как мертвый.

- Не похоже. А может, тебя кошмары мучили или прекрасные Сирены? - подмигнул Петр Александрович, посмотрев в сторону Елены Николаевны.

- Может быть… - спокойно ответил майор, глядя Саблину прямо в глаза.

Саблин понимающе развел руками:

- Повезло, а вот у меня облом по всем статьям. Первый раз в жизни мне отказали. Ваша Куданова - не лесбиянка случайно?

Дмитрий удивленно посмотрел на полковника. Натура Кудановой была всем известна, и в неудачу столь привлекательного кавалера не верилось.

- Нет, - наконец вымолвил он. - Просто предпочитает своих подопытных. Мы как-то засняли ее видеокамерой с двумя «экземплярами» из числа бросовых: они пялили ее по очереди прямо на операционном столе. Ты же знаешь, что пожизненные придурки гиперсексуальны и шайбы у них не в пример нашим.

- У нее бешенство матки?

- Просто сучка.

- Знает о компромате?

- Нет, зачем же? Пленка лежит в моем сейфе. Что же касается ее связей - это сугубо личное дело, тем более что в какой-то степени это ей даже помогает в работе.

Полковник повел бровями и усмехнулся:

- Поэтому я выспался сегодня на славу и, ты знаешь, когда проснулся, то отчетливо осознал, что убийство - чистая случайность, а все твои подозрения писаны вилами по воде. Не обижайся, Дмитрий, но я, пожалуй, закрою дело.

Зотов внимательно смотрел на куратора. Полковник выглядел бодрым, уверенным, полным энергии и решимости.

«Что ж, этого следовало ожидать, - подумал Зотов. - Конечно же, он получил установку из Москвы замять расследование. Это может мне помешать».

- О чем задумался, майор?

Саблин с аппетитом уминал пудинг из манной каши с вишневым вареньем, запивал его молоком и выглядел вполне счастливым.

«Да-а, - печально рассуждал Зотов. - Сытый голодного не разумеет». Вслух же ответил:

- Вчера на торжественном вечере, если ты помнишь, мы договорились еще раз осмотреть место происшествия и весь второй блок. Не раздумал?

- Можно. Хотя я и так знаю его как свои пять пальцев. Не первый раз у вас в гостях. Кстати, мой личный код уже внесли в главный компьютер?

- Конечно. С сегодняшнего дня ты имеешь право входить в любое помещение лаборатории независимо от категории.

Покончив с завтраком, офицеры направились в бункер.

Бродя по отсекам второго блока, Зотов не мог отделаться от мысли, что за ними наблюдают, но не телекамеры, а что-то другое, чей-то живой глаз.

- А что ты скажешь о Мизине как о человеке? - неожиданно спросил Саблин.

Зотов некоторое время молчал, а затем медленно произнес:

- Я его, мягко говоря, недолюбливаю, но нелюбовь эта чисто субъективная и к делу относиться не может. Он мне не нравится, бывают же антиподы. Вроде бы внешне все хорошо: разговариваем, улыбаемся, работаем вместе, а внутри сплошная неприязнь, причем обоюдная. Нет, я против него ничего не имею. Он отличный работник, и в Зоне его все любят и уважают, но лично я отношусь к нему с недоверием. Есть в нем что-то неестественное, фальшивое. Хотя женщины от него прямо-таки без ума, так и липнут, как мухи.

«Ты ему просто завидуешь»,- усмехнулся полковник, но сказал:

- Я по службе нередко сталкивался с различными жуликами, пройдохами, откровенными мерзавцами и убийцами, и все они казались прекрасными людьми и пользовались огромной популярностью у женщин. Я все время спрашивал себя, где же хваленое женское чутье, а однажды даже усомнился: может, это именно зло притягивает женщин, как магнит.

Зотов вздохнул. Полковник же продолжал:

- Хорошо, когда этот антипод не твой непосредственный начальник.

Офицеры понимающе переглянулись.

- А что скажешь о Черкове?

Дмитрий пожал плечами:

- Я к нему тоже особой любви не испытываю, но на убийство, мне кажется, он не способен. Да и пьянь приличная, хотя как специалист претензий не вызывает, скорее, наоборот. Мне иногда кажется, что умные мысли посещают его голову именно в пьяном угаре.

- Каждому свое. У тебя тут многие пьют?

- Достаточно. Но на работе это не сказывается.

- Ты такой же демократ, как и Седой.

Зотов усмехнулся:

- Иначе нельзя. Во-первых, условия работы - сам понимаешь. А во-вторых, все эти люди науки - народ очень нежный, капризный, требующий особого внимания и понимания. Они порой как дети малые…

- Ничего себе дети, - перебил его Саблин, - так распотрошить офицера КГБ!

- Ну-у, - майор развел руками, - в семье не без урода.

Они свернули в следующий коридор.

- Гадюшник на месте, - удовлетворенно констатировал Саблин, указывая на дверь с нарисованной головой кобры. - Зайдем?

Зотов набрал личный код. Дверь бесшумно открылась, майор первым прошел в небольшую комнату и включил свет. Вдоль всех четырех стен стояли просторные стеклянные секции, в которых лежали, ползали, а когда включился свет, зашипели мерзкие и опасные обитатели. Посредине помещения находился рабочий стол с инструментами и приспособлениями для взятия яда и ухаживания за змеями.

Дмитрий непроизвольно содрогнулся и посмотрел на полковника. Саблин спокойно созерцал террариум. Вдруг зрачки глаз у Саблина резко расширились, и Зотов инстинктивно обернулся. Огромная гюрза изготовилась для броска. Сноровка не подвела Дмитрия, и резким движением от отбросил змею к стене. Саблин тут же двумя выстрелами из пистолета размозжил ей голову.

- Ну и реакция у тебя, майор, - проговорил он, вытирая со лба пот. - Откуда только вылезла эта тварь?

Зотов показал приоткрытую крышку одной из секций.

- Терпеть не могу змей, - выдавил он из себя. - А реакция моя тут не при чем, просто повезло.

- В смысле?

- Гюрза очень опасна. Скорость ее броска даже фотоаппарат заснять не может - смазано получается. Но у нее есть один недостаток: длина броска змеи равна одной трети ее собственного тела. Эта бестия просто не смогла достать до моей ноги, и я успел ее откинуть.

- Понятно, - протянул Саблин. - На будущее учтем.

- Надо выяснить, кто здесь был в последний раз.

Полковник согласно кивнул. Он поднял змею и брезгливо бросил в контейнер для отходов.

Выйдя из террариума, офицеры увидели идущего к ним Мизина. Он широко улыбнулся:

- Змеюшками решили полюбоваться?

- Решили. А вы куда направляетесь, если не секрет? - осведомился Саблин, красноречиво посмотрев на Зотова.

- Сюда же. Мне надо взять порцию яда, - безмятежно ответил Сергей Иванович.

- Когда вы тут были в последний раз? - вступил в разговор майор.

- Вчера вечером, перед уходом домой.

«Да он артист, - пронеслось в голове у Зотова. - Подтверждает теорию, что преступник всегда возвращается на место преступления».

- И после вас никто не заходил?

- Не знаю. Вряд ли.

- Дело в том, - произнес медленно Дмитрий, - что одна из крышек секции была открыта. Лишь случайность спасла мне жизнь.

- Не может быть!

Профессор широко открыл глаза и испуганно смотрел то на майора, то на полковника.

- Чего не может быть? - уточнил Зотов.

- Я вчера брал только одну гюрзу и точно помню, что плотно закрыл крышку.

Офицеры переглянулись.

- В следующий раз будьте внимательнее, - попросил Дмитрий.

- Но этого не может быть! Я всегда очень внимателен! - Мизин беспомощно развел руками.

- Ты думаешь, это не случайно? - спросил Саблин, когда они вышли из отсека.

- Не знаю. Слишком много случайностей - всегда подозрительно.



8

Так как с начальниками Зоны и Особого отдела Елена познакомилась еще вчера, а с Зотовым даже очень близко, то свой первый рабочий день она начала с посещения директора Института.

Профессору Седому было пятьдесят два года. Он был невысоким, сухоньким и крепким, с большой лысиной. Добродушное лицо с печальными глазами полностью отражало его натуру. За глаза профессора называли ласково и уважительно дедом, и только четыре человека в Зоне знали, какие страшные опыты проводит в своей лаборатории этот добряк.

Профессор наговорил Лене уйму комплиментов, пожелал удачи, а ко всему прочему дал новую тему. Правда, он тут же предупредил, что тема не горит и взяться за нее Бережная может после того, как полностью освоится в лаборатории и когда выйдет из отпуска ассистентка. Елена, в свою очередь, заверила, что полностью готова к работе и рвется в бой. На этом они и расстались, весьма довольные друг другом.

В четвертом блоке Елена получила от дежурного офицера личный код, заложенный в память компьютера и позволяющий открывать все двери данного блока. Офицер попросил побыстрее запомнить порядок цифр и букв и не ошибаться, нажимая на кнопки замка, дабы не поднимать лишний раз тревоги.

Только после обеда Лена попала на свое рабочее место. Она поразилась его техническому оснащению и обеспечению, хотя и работала в Москве в ведущем институте. Остаток дня ушел на знакомство с лабораторией.

Во время ужина за столик к Елене и Светлане подсел Зотов:

- Девчата, не возражаете, если я вас провожу?

- А не много ли на одного? - весело спросила Света.

Дмитрий притворно надулся:

- Неужели я так плохо выгляжу? Придется записаться на твою аэробику.

- Напросился, - проговорила Света, скривив не довольную гримасу.

После ужина сначала проводили Свету.

- Она такая болтушка, - понизив голос, произнесла Елена, кивнула вслед удаляющейся девушке и, улыбнувшись, спросила: - Не боишься за свою секретность?

- Не принимай ее такой, какой видишь. Она мой лучший осведомитель, а болтливость - удачная маска.

- Так ты мне ее специально подсунул?

- Конечно, нет, иначе не стал бы о ней рассказывать.

И тут же отругал себя за свой язык. Правильно говорил инструктор в школе: «Любимая женщина и секреты - понятия несовместимые».

Не торопясь, они подошли к дому Елены.

- Может, еще погуляем? - предложила она. - Такой прекрасный вечер!

Дмитрий обнял ее:

- Дорогая, я до сих пор не могу отойти от сегодняшней ночи. Если они и дальше будут такими, я стану самым счастливым человеком на свете!

- Это во многом зависит от тебя.

Через несколько минут они уже были у Елены.

- Мне так хорошо с тобой, - прошептала она.

- Мне тоже. Я счастлив, что мы встретились.

- А с другими тебе так же было хорошо?

- Что ты! С тобой я на вершине блаженства! - пылко ответил Дмитрий, подумав при этом, что большинство женщин почему-то рано или поздно задают этот дурацкий вопрос. Впрочем, как и мужчины.

Он поцеловал ее, обняв за гибкую талию. Вот уже второй день Зотова мучил вопрос: имеет ли он право подвергать опасности Елену? Ведь она первая может пострадать, если он приведет свой план в действие.

Она понравилась ему с первого взгляда, да в нее и невозможно было не влюбиться. Он был благодарен ей вдвойне: за то, что наконец-то испытал это волнующее чувство, и за то, что оно оказалось взаимным. И теперь он должен был рисковать любимой, но ради чего? Ради справедливости или ради собственных амбиций? Мол, вот он какой, единственный, кто разгадал коварный замысел и сумевший доказать это. А если бы Лена была обычной сотрудницей, переживал бы он такие же душевные муки, какие испытывает теперь? Конечно, нет! Для него это была бы очередная подсадная утка - не больше, не меньше, и ответственность за нее он нес бы такую же, как и за всех остальных. Но теперь майору приходилось решать извечный гамлетовский вопрос. И он решился…

- Слушай, хочу тебе кое-что сказать.

- Я вся внимание…

Закрыв глаза, Елена приготовилась слушать, и по ее лицу было видно, что она ждет слов любви

- Завтра Седой сообщит Мизину и его группе, что ты нашла способ зондирования мозга наших «экземпляров» и расшифровки программ.

- Ты с ума сошел! Я хоть и знаю это теоретически, но на практике никогда не занималась ни зондированием, ни сканирования программ.

- А тебе и не придется. Понимаешь, того молоденького лейтенанта, что погиб перед вашим приездом, в действительности убили. Чтобы вычислить преступника, необходимо запустить утку.

- Это я что ли, утка?

- Нет, - улыбнулся Дмитрий. - Ты моя лебедушка. Утка же - это то, что скажет Седой, а тебе надо будет лишь подтвердить его слова… Если, конечно, кто-нибудь спросит. В этом случае ты должна немедленно обо всем рассказать мне.

- Конечно, спросят. Мизин первый же прибежит.

- Будь осторожна со всеми. О твоей предыдущей работе, точнее, последней теме никто из здешних не знает. Пусть все считают, что ты работала именно над лидированием мозга.

Лена задумалась, невольно вспомнив Сан Саныча, и загрустила от того, что ее любовь снова пытаются использовать. И не важно, зачем - важен сам факт.

- Слушай, майор, - наконец заговорила она. - Ты лег со мной в постель как с женщиной или как с выгодным агентом?

Зотов натужно рассмеялся:

- Так вот что тебя больше волнует! А я думал, ты будешь интересоваться своей безопасностью.

Лена сдвинула брови.

- Извини, но этот план я придумал еще до твоего приезда в Зону, ведь я был знаком с твоим личным делом, - продолжал оправдываться Дмитрий. - Когда же увидел тебя, то понял, какую женщину мне подарил Господь Бог! Я ждал тебя всю жизнь!

- А еще говорят, что женщины коварны. - Она шутливо стукнула Дмитрия в грудь и положила свою ему на плечо, - Хоть ты и мерзавец, но я, кажется, тоже влюбилась и сделаю ради тебя все, о чем ты просишь.



9

Ровно в девять утра Зотов и Саблин вошли в рабочий кабинет. Майор выглядел хмурым, уставшим и слегка рассеянным. Всю ночь ему снились кошмары, но что именно - он не запомнил.

- Ну что, майор, закрываем дело или как?…

- Или как… - мрачно ответил Дмитрий. - Сегодня я получу данные об осмотре кабельных линий, а завтра проведем зондирование «экземпляров». И тогда будет ясно, что нам делать.

- Постой: - Саблин вытаращил глаза. - Ты хочешь сказать, что у тебя есть способ зондирования?

- Не у меня, а у Бережной. Ты думаешь, она просто так сюда прилетела?

- Нет, этого я как раз не думаю. Почему же тогда я ничего не знал, когда готовил ее к Зоне?

Зотов пожал плечами:

- А разве ты должен был знать?

Полковника это взбесило. Но больше всего его раздражало то, с каким видом с ним разговаривал этот наглый майоришка. Он понимал, что вопреки его желанию ход расследования идет мимо него. Полковника, как пешку, поставили перед свершившимся фактом, и это совсем не устраивало Саблина.

- Дмитрий Николаевич, - произнес он спокойно, но твердо.- Я как ответственное лицо и старший по званию прошу вас докладывать обо всем в мельчайших подробностях и, прежде чем что-либо предпринимать, советоваться со мной.

- Простите, товарищ полковник, но мне кажется, я так и делаю.

- Это я на будущее.

Неловкую паузу прервал телефонный звонок.

- Зотов слушает… Да-да, профессор, я просил вас позвонить. Сообщите, пожалуйста, Мизину и его группе, что Москва дала разрешение на зондирование «экземпляров» из последней партии. Эксперимент будет проводить доктор Бережная. Начинаем завтра. Пусть проверят аппаратуру.

«Ну все, - подумал майор, положив трубку.- Теперь убийце остается либо вывести из строя оборудование, либо убрать Лену, либо уничтожить «экземпляры», если, конечно, моя версия верна».

Саблин напряженно наблюдал за Зотовым.

- Если ты прав, убийца должен что-то предпринять, - произнес он, закуривая и снова переходя на «ты».

- Я тоже так думаю. Мои люди уже наблюдают за Мизиным, Бережной, лабораторией и «экземплярами».

- А Куданова и Черков?

- У меня не хватает людей, чтобы вести за ними круглосуточное наблюдение, а скрытые камеры в лаборатории еще только устанавливают.

- Может быть, тогда не будем торопиться с зондированием?

- Тянуть тоже нельзя. Надо действовать по горячим следам, раз уже представилась такая возможность.

- Не возражаю,- вздохнул полковник, - раз Москва согласна.

* * *
* * *
* * *

- Зачем ты меня вызвал? Что-нибудь случилось?

- Случилось. Я только что узнал, что завтра утром Бережная будет зондировать «экземпляры».

- Ты спятил? Это еще никому не удавалось.

- Она нашла какой-то новый способ. Ты представляешь, что будет, если они наткнутся на нашу программу?!

- Проклятие! Они вычислят нас всех. Это будет полный крах. А ты уверен, что это не крючок, на который Зотов хочет нас поймать?

- Не думаю. Ведь о том, что Бережная будет работать в Зоне по какой-то своей программе, я узнал еще месяц назад.

- О, Господи, как это все некстати! Из-за этого молокососа лейтенанта мы все накроемся.

- Не паникуй и успокойся. Надо все продумать. Я проверил: Зотов установил наблюдение только за Мизиным, Бережной и лабораторией. Так что у нас пока развязаны руки. Надо действовать…

- Но как, черт возьми?!

- Не ори. Если ты не возьмешь себя в руки, ты выдашь нас еще раньше. Тебе много осталось возиться с нашей партией?

- Пару сеансов. В ту ночь, когда меня застукал Макарин, так и не удалось ничего сделать. Сейчас тем более опасно: за всеми следят. Я не знаю, как и когда смогу закончить. Мне никогда не было страшно, но сейчас я боюсь. Я чувствую, что этот проклятый майор достанет меня. Может, ему еще одну змею подбросить?

- Успокойся, все будет о'кей. Завершим работу и смотаемся отсюда. Сегодня же надо будет стереть нашу программу. Конечно, это будет провалом операции, но пусть лучше провалится она, чем мы.

- Но как я ее сотру, если ты сам говоришь, что за лабораторией следят?

- То, что тебе известно о профессоре, это стопроцентно?

- Да, он маньяк. Эту информацию специально не передавали Зотову, чтобы ее можно было использовать при шантаже, вербовке или…

- Вот «или» мы как раз и сделаем. Я тут кое-что придумал…



10

После обеда Зотов получил отчет о работе технической группы. Проверив не один десяток километров разных кабелей и проводов, комиссия пришла к выводу, что никаких нарушений не было.

«Ну что ж, - решил майор, - отрицательный результат - тоже результат. Во всяком случае, теперь ясно, в каком направлении искать дальше».

Вечером Саблин и Зотов засели на квартире майора в ожидании сообщений от постов наблюдения. Не успели офицеры перевести дух, как затрещал телефон.

- Зотов слушает… Понял… Действуйте по плану. - Он бросил трубку и повернулся к полковнику: - Мизин только что пришел к Бережной. Вперед! - Дмитрий схватил переносную рацию и выбежал из квартиры.

Через минуту офицеры, ступая как можно тише, поднимались по лестнице. Квартира Бережной находилась на последнем, третьем этаже. Подойдя к двери, они прислушались. Все было тихо. За квартирой велось наблюдение из дома напротив, и там же была установлена аппаратура прослушивания.

Зотов вытащил запасные ключи, вставил их в замочную скважину; а затем аккуратно, не отворяя двери, открыл замок.

- Ну все, путь свободен.

Прошло несколько минут. По-прежнему все было тихо и спокойно. Как и в любом напряженном ожидании, время тянулось ужасно медленно.

Несмотря на то что офицеры каждую минуту ждали сообщения, оно пришло неожиданно, ворвавшись в тишину подъезда треском рации и взволнованным голосом капитана:

- Дмитрий Николаевич, опасность!…

Зотов резко распахнул дверь и влетел в комнату.

То, что он увидел, его несколько озадачило. Мизин лежал без сознания в углу комнаты, а Лена спокойно стояла напротив, скрестив руки на груди. Она удивленно посмотрела на непрошеных гостей:

- Как вы тут оказались и что вам надо?

- Извините, Елена Николаевна,- произнес полковник.- Но сначала мы попросим ответить на наши вопросы.

Елена пожала плечами и уселась в кресло. Она прекрасно играла роль, придуманную Зотовым.

- Это вы его уложили? - спросил Петр Александрович, нагибаясь над Мизиным.

- Да.

- Почему

- Я могу не отвечать на этот вопрос. Это мое личное, если хотите, интимное дело.

- Уважаемая Елена Николаевна, когда дело касается государственных интересов, то ни о каком интиме не может быть и речи. Может быть, с Дмитрием Николаевичем вы будете более разговорчивы? - спросил он, заметив взгляд женщины, брошенный в сторону майора.

- Может быть…

Полковник повел бровями. Подоспевшие офицеры охраны, взяв уже пришедшего в себя профессора под локти, вывели его из квартиры. Саблин последовал за ними, оставив Елену Николаевну и майора наедине.

«Странно, все очень странно», - думал он, чувствуя, что за его спиной опять что-то замышляется.

Вспомнив, что комната Бережной прослушивается, Петр Александрович бросился к дому напротив.

- Ну, рассказывай, - выдохнул Зотов, когда за полковником захлопнулась дверь. - И принеси, пожалуйста, что-нибудь попить.

Пока Лена ходила за водой, Дмитрий вытащил прикрепленный к телефону «жучок» и положил в специальную экранированную коробочку. Он не хотел, чтобы их разговор услышали в соседнем доме.

- Да, в общем, ничего особенного не случилось, - донесся из кухни голос- Мизин пришел подвыпившим. Стал интересоваться завтрашним зондированием, не верил, что я смогла найти ключ к дешифровке. Затем сокрушался, что его хваленая система раскрыта, ну а потом начал объясняться в любви. Говорил, что любит, будет любить и всегда любил только меня.

- Постой, что значит «любил»?

Лена вздохнула:

- Мы знаем друг друга с института: учились на параллельных курсах. Перед получением дипломов даже в ЗАГС решили пойти, но я вовремя одумалась.

Дмитрий изумленно посмотрел на нее. Такого оборота он действительно не ожидал.

- Почему ты мне раньше ничего не сказала?

- Ну, во-первых, ты не спрашивал, а во-вторых, следователю совсем не обязательно знать, что подозреваемый был когда-то в близкой связи с его нынешней любовницей. Да и ты разве не мог сказать, что подозреваешь его?

- Не мог, - твердо ответил Зотов.- Я не мог тебе давать наводку на определенного человека. Ты должна была чувствовать себя уверенно со всеми, чтобы случайно не выдать себя. Убийца очень умен и коварен.

- Но это не Сергей.

- Почему?

- Если бы он решил меня убить, я бы это почувствовала. У него были глаза хоть и пьяные, но влюбленного, а не убийцы.

- Ты уверена?

- Я же женщина.

Дмитрий пожал плечами, но промолчал, подумав, что она права: пьяный на дело не пойдет.

- Что было дальше?

- А дальше он полез целоваться. Тогда я применила свой любимый прием: нажала на точки под ушными раковинами. Мизин потерял сознание и свалился в угол.

Зотов вздохнул:

- Неужели я изначально ошибся? Либо я полный осел, либо Мизин действительно очень умен, либо…

- Не огорчайся. Ты обязательно поймаешь истинного убийцу.

- Идиот, - хмыкнул Дмитрий. - Захотел быстро и легко взять его. А он раз - и проплыл мимо сетей. Ничего, эта рыбка от меня не уйдет! Гадом буду…



11

Выйдя от Бережной, майор побежал к штабу. Смутная тревога и подозрения влекли его в лабораторию. В дежурке Зотова уже ждали полковник Саблин и капитан Михеев.

- Как дела? - спросил Петр Александрович.

- Потом, все потом. Сейчас надо выяснить, где Черков и Куданова.

Дежурный центрального поста сообщил, что профессор и доктор лабораторию не покидали. Отдав распоряжение никого не впускать и не выпускать, офицеры спустились под землю.

Черкова нашли в его отсеке. Он то склонялся над электронным микроскопом, то вычислял что-то на компьютере.

- Простите, профессор, вы не знаете, где сейчас находится доктор Куданова? - спросил Зотов, впившись глазами в Андрея Митрофановича.

- Я ее послал час назад в аппаратную готовить программу.

Офицеры направились в четвертый отсек. Там было пусто.

- Опечатайте аппаратную, - приказал Зотов капитану. - А мы с Петром Александровичем осмотрим блок.

Один за другим пройдя все научные и жилые отсеки, офицеры подошли к хозблоку, выходящему в шахту для спецотходов.

- Давайте-ка заглянем в кислотную камеру, - предложил Зотов.

Надев защитные маски, офицеры открыли дверь. Посредине камеры стоял резервуар с кислотой, из которого поднимались к вытяжке ядовитые испарения. Подойдя к нему, мужчины сразу увидели растворяющиеся на глазах остатки костей. К краю кислотной ванны прилипли два тоненьких волоска. По-видимому, они принадлежали Кудановой, так как она одна в Зоне красила волосы в такой неестественный красно-фиолетовый цвет.

Выйдя из камеры, офицеры сняли маски и вдохнули чистый воздух.

- Черт возьми, приди мы хотя бы на десять минут пораньше, - успели бы вытащить хоть одну косточку Кудановой, - чертыхался Саблин, вытирая со лба капельки пота.

- А почему ты думаешь, что это она? - в упор спросил Зотов.

Петр Александрович крякнул и нервно пожал плечами:

- А кто тогда?

- Да-а, неплохо задумано. В лучшем случае Веру Александровну хватились бы только утром. У нее сегодня по графику ночные опыты.

- Так значит - Черков?

- Не знаю, - выдохнул Дмитрий. - Судя по времени растворения человеческого тела в кислоте данной концентрации, в момент, когда Куданову бросили в резервуар, Мизина отвели уже домой под наблюдение капитана Смакина. Надо проверить, кто в это время, кроме Черкова, мог находиться в лаборатории. Если никого, то улики налицо, хотя и косвенные. Я не думаю, что Вера Александровна сама решила искупаться в кислотной ванне.

- Не переживай, майор, каждый может ошибиться. Я вообще не верил во всю эту катавасию и только теперь понял, как ты был близок к истине. Между прочим, прежде чем брать Черкова, необходимо получить добро Москвы. У меня есть указание никого не трогать без личного разрешения генерала.

- Сделаем запрос, когда будут готовы все результаты экспертизы и мы найдем хотя бы одну крепкую улику.

- Естественно.

Следующие два часа ушли на то, чтобы вылизать кислотную камеру и проверить аппаратную. Кроме уже найденных двух волосков, оказавшихся свежими, в отсеке больше не обнаружили ничего свидетельствующего о преступлении. Оборудование было исправно. Главный компьютер показал, что им пользовались два часа назад по утвержденной программе.

«Странно, - думал Зотов, мучительно сопоставляя полученные факты. - Убийца убрал все следы, а два волоска оставил на самом виду. Опять случайность или…»

Майор никак не мог понять поведения Черкова, ведь, убив Куданову, он тем самым по уши выдавал себя. Узнать же правду теперь не составляло труда: достаточно вколоть профессору одну ампулу, которых в Зоне было предостаточно, чтобы Андрей Митрофанович добровольно признался во всех смертных грехах, начиная с материнской утробы. Шестое чувство подсказывало Зотову, что он не убивал Куданову и вообще не причастен ко всем этим заморочкам. Тщедушный профессор способен был отправить на тот свет только своих подопытных, и то лишь потому, что никто за это его не накажет. Но совершить преступление, нарушая закон, трястись от страха за собственную шкуру - это было выше его сил. Отъявленный трус скорее отравился бы сам, чем позволил втянуть себя в опасные игры. Только страх расплаты, а не совесть, заставляли его подчиняться закону.

«Черков не убийца, - твердо решил майор. - Необходимо установить за профессором постоянное наблюдение, ибо теперь нет никакой гарантии, что на него не свалится кирпич с деревянного дома».

Рассуждения Зотова были весьма логичны. Убийца понял, что замять дело не удастся: майор слишком упрям, чтобы сдаться без боя. Поэтому убийце оставалось одно - свалить все на невинного человека. Новая жертва из ассистентов была маловероятна: одна только что вернулась из отпуска, вторую, по настоянию Зотова, отправили в отпуск, третья находилась на больничном, а новенькая, прибывшая с Бережной, была не в счет. Оставались только два человека, способные стать козлами отпущения, - Мизин и Черков. Но опять-таки Мизин уже выпадал из этого списка, так как во время убийства Кудановой у него было железное алиби. Значит, Черков. Или есть четвертый? «Но почему же все-таки убрали Куданову? Или я подошел так близко к убийце, что Вера Александровна стала опасной свидетельницей? Или невинную женщину подставили, чтобы свалить все на Черкова?»

- Слушай, майор,- предложил Петр Александрович, выводя Дмитрия из задумчивости. - Если мы хотим успеть до утра - нам надо разделиться. Я произвожу обыск в лаборатории, а ты на квартире у Кудановой.

- Хорошо. Возьми себе в помощь капитана.



12

В пять утра офицеры ввалились на квартиру Дмитрия.

- Что с обыском у Кудановой? - сразу спросил Саблин, с ожесточением сдергивая с ног сапоги: в управлении он ходил исключительно в импортных туфлях.

Зотов вздохнул, хотел выдать что-то нецензурное, но промолчал.

- Ничего интересного, - после паузы ответил он.

- Но, мне кажется, ты чем-то обеспокоен?

Дмитрий ответил не сразу и говорил медленно, как бы думая вслух:

- Понимаешь, мне кажется, у любого нормального человека, а тем более одинокого, должны быть какие-то личные, сугубо интимные вещи: старые семейные альбомы - а судя по анкете, Куданова была замужем, да и родители умерли совсем недавно - или ее собственные фотографии детства, юности, в конце концов, письма, да много всякого. Но я не нашел у нее абсолютно ничего, что могло бы рассказать о ее жизни. Она пробыла в Зоне три года, а такое впечатление, что приехала в кратковременную командировку и взяла с собой лишь зубную щетку. И потом…

- Что?

- Да так: - Зотов махнул рукой. - Все это лишь смутные подозрения, как ты говоришь - субъективные. Мы здесь скоро совсем свихнемся и будем подозревать даже покойников.

- Где-то я уже это слышал или читал. Может, ты все-таки раскроешь загадочный ход твоих мыслей, а то у меня с дедукцией последнее время дело обстоит неважно.

Дмитрий рассмеялся:

- Не обижайся, полковник, но я больше никого не буду обвинять, не проверив сто раз.

- Послушай, ты хочешь сказать, что на квартире Кудановой кто-то побывал до тебя?

- Не исключено, хотя отпечатки пальцев только ее и не было того бардака, когда что-то ищут. Вообще, судя по теперешней раскладке, получается, что Куданова и Черков были сообщниками, а в это трудно поверить.

Майор вспомнил, с какой подленькой улыбочкой Черков закладывал свою коллегу по работе. Ведь именно от него Зотов узнал, что Куданова занимается любовью с «экземплярами», да и не только это. Почти все сотрудники лаборатории были информаторами Особого отдела, и Черков с Кудановой не исключение.

«Нет, - думал Зотов, - на сообщников они не похожи, хотя это тоже может быть очередной уловкой. Но если нет, то как объяснить их стопроцентное алиби в убийстве лейтенанта? Значит, есть четвертый, но кто он, черт возьми, и как проник в лабораторию, ведь никаких свидетельств, что убийца опять воспользовался шахтой, не обнаружено».

- Почему ты решил, что они не работали вместе? - спросил полковник, устало зевнув.

- Чутье.

- Извини, но у тебя и с Мизиным было чутье.

На это трудно было что-нибудь возразить, и Зотов промолчал. Он потянулся и встал с кресла. После бессонной ночи в глаза словно песок насыпали.

- Пойду холодный душ приму, - сказал он прикорнувшему напротив Саблину.

- Давай, я После тебя.

В половине девятого офицеры уже сидели в столовой. За завтраком они незаметно, но очень внимательно наблюдали за Черковым. Профессор как ни в чем не бывало уминал свою любимую манную кашу, запивая ее какао.

- Да он великий артист, - прошептал Саблин.

Майор лишь пожал плечами.

Оставшаяся часть завтрака прошла в напряженном молчании. Разговор продолжился в кабинете Зотова.

- Значит, так, - рассуждал полковник, развалившись на кожаном диване.- Запрос в Москву мы уже послали. Если генерал не отходит от очередного выезда в баню, то сейчас ему должны принести телеграмму. Пока он ее переварит, посоветуется с товарищами… Короче, часиков в одиннадцать получим ответ.

Саблин не знал, что кроме телеграммы куратору Зоны Дмитрий послал еще одну - своему непосредственному шефу, генералу Орлову.

Зазвонил телефон.

- Зотов слушает… Иду.

- Из Москвы? - встрепенулся Саблин.

- Нет, надо почту принять. Подожди здесь, я скоро.

Майор вышел из кабинета. Он не соврал - пришла телеграмма от Орлова. В ней говорилось, что Дмитрий может действовать по своему усмотрению.

Через час пришел ответ от Быкова с точно таким же текстом. Оба генерала, не сговариваясь, давали полную свободу действий своим подчиненным.

В двенадцать часов у начальника Зоны состоялось совещание, на котором присутствовали профессор Седой, полковник Саблин, майор Зотов и оба заместителя, отозванные из отпусков.

После часовых дебатов собрание решило: установить за профессорами Черковым и Мизиным постоянное наблюдение. С этой целью во втором блоке уже поставили скрытые камеры. Пункт наблюдения разместили в подсобном помещении соседнего третьего блока. Дома у профессоров включили подслушивающие устройства. Было дано указание всем постам и информаторам сообщать обо всех перемещениях Черкова и Мизина.

Дежурство на пункте наблюдения со сменами в четыре часа распределили между Зотовым, Саблиным и двумя старшими офицерами охраны.

На первую смену вызвался сам Саблин.



13

Черков появился в лаборатории к двум часам дня, так как до обеда он отдыхал после ночных опытов, часть которых пришлось отложить из-за исчезновения Кудановой. Майор решил посетить профессора и поговорить по душам. Спустившись во второй блок, он вступил во владения Черкова, а самого профессора нашел в пятом отсеке - точной копии того, где погиб Макарин.

Каждый раз, когда Дмитрий заходил к ученому, он ощущал смешанное чувство омерзения и жалости к его подопечным. Лишь служебная необходимость заставляла осматривать камеры. В пятом отсеке размещались заключенные, подвергнутые разным степеням лучевой, химической, бактериологической и другой обработки. В конце коридора находилась лаборатория. Открыв дверь, Зотов сразу увидел Черкова. Тот стоял рядом с прозрачным колпаком, под которым лежал погруженный в жидкость обнаженный человек, и делал пометки в журнале.

Сорокалетний профессор был невысок, а из-за внешнего сходства с Лениным его называли Ильичом. Услышав шум открывающейся двери, он обернулся:

- А-а, Дмитрий Николаевич, здравствуйте, еще раз. - Черков расплылся в улыбке.- Опять надо отчет в Москву писать?

- И это тоже, - хмуро сказал Зотов.

- Между прочим, раз уж вы здесь, не хотите ли взглянуть на мой новый «экземпляр» для ВМФ? Правда, чтобы перевести его на океаническую воду, понадобятся время и наша база на Дальнем Востоке, но в принципе на бумаге все расчеты готовы, дело лишь за практическим внедрением. Есть, конечно, проблема с давлением на больших глубинах и еще кое-какие вопросы, но я с ними справлюсь. А знаете, что натолкнуло меня на научный поиск и решение столь трудной задачи?

Зотов пожал плечами, так и не решив, как смотреть на профессора - как на ученого или как на сумасшедшего.

- Вы когда-нибудь слышали об африканской двоякодышащей рыбе-протоптере из озера Чад? - продолжал Черков. - И не удивительно - это не ваш профиль. Конечно же, рыба - не прообраз моего детища, она послужила лишь основным звеном, которое соединило мои доселе безуспешные попытки. Ученые давно работают с протоптером, вырабатывая из его мозга некий экстракт, который применяют в качестве снотворного, лишенного каких-либо побочных действий. Я тоже занимался в свое время этой проблемой, естественно, для своих целей, пока вдруг не обнаружил весьма интересные вещи…

Профессор светился радостью, был горд и явно наслаждался собственным величием. Он говорил взахлеб, почти без перерывов и остановок, яростно жестикулируя, словно стремился подавить майора научными терминами и формулами, в которых Зотов понимал столько же, сколько профессор в ловле шпионов.

«Да он точно сумасшедший, - подумал Дмитрий, терпеливо ожидая, когда заткнется уважаемый ученый. - Все-таки правильно я говорил: в таких лабораториях должны работать либо фанатики, либо отъявленные негодяи. Интересно, а сам-то я кто?»

- Конечно, все это пока в сыром виде, - наконец-то начал закругляться Черков, - требует тщательной доработки, и неизвестно еще, какие трудности ожидают меня впереди, но сама проблема, я считаю, решена. О перспективах мне и говорить страшно…

Профессор перевел дыхание и замолчал, чтобы майор переварил услышанное. Чего он ожидал: восторга, изумления? Неизвестно. Но, увидев, что на лице Зотова не отразилось вообще никаких эмоций, Черков разочарованно вздохнул и подумал, что солдафон и есть солдафон и распинаться перед ним - все равно что метать бисер перед свиньями.

- Так с чем вы ко мне пожаловали? А то я совсем заговорил вас, - прервал он наконец затянувшееся молчание.

- Расскажите-ка мне еще раз, что вы делали в ту ночь, когда убили Макарина?

- Вы меня в чем-то подозреваете? - Профессор был искренне удивлен и, как все трусливые люди, чрезвычайно напуган. - Ничего нового я вам сказать не могу. После ужина я пошел домой и собирался ложиться спать, когда меня осенила одна идея. В ней было несколько скользких нюансов, и, чтобы с ними разобраться, я пригласил доктора Куданову, так как она в этом больше понимает. Я это делал неоднократно, и Вера Александровна всегда соглашалась поработать у меня дома. Так было и в этот раз. Она пришла около половины одиннадцатого, а ушла в половине четвертого утра. А кстати, как ее здоровье?

- Уже лучше, - не моргнув глазом, ответил Зотов.

Никто в Зоне, кроме убийцы и ответственных лиц, не знали о гибели Кудановой. Всем объявили, что Вера Александровна плохо себя чувствует и находится в санчасти.

- Все это время она была с вами и никуда не выходила? - спросил майор.

- Нет, никуда.

- Вы работали почти пять часов. Много успели сделать?

Черков пожал плечами:

- В этот раз немного. У Веры Александровны что-то не получалось с расчетами, и она долго сидела над распечаткой.

- Значит, она подключалась к компьютерной сети?

- Конечно.

- И вы постоянно были рядом?

- Да.

- Вы чем-то занимались в это время?

- Я думал! - Профессор обиженно выпятил губу, а потом вдруг усмехнулся: - А вы знаете, я даже вздремнул немного.

- Что?! - Тень пробежала по лицу Зотова. - Так что ж вы мне в прошлый раз об этом не сказали?

- А я и сейчас случайно вспомнил. Разве это так важно?

Майор скрипнул зубами:

- И долго вы спали?

- Минут тридцать.

- Почему вы так решили?

- Я помню, что мои часы «Электроника» пропищали ровно в полночь, а когда я проснулся, было тридцать пять минут первого.

- Скажите, профессор, в ту ночь шторы у вас были задернуты или открыты?

- Закрыты. Но когда я вышел на кухню, то очень удивился, что на улице светло. Я еще Вере Александровне сказал об этом.

«Конечно, если учесть, что было не три часа, а уже пять». - Зотов вздохнул, почесывая подбородок.

- А как на это отреагировала Куданова?

- Да никак. Сказала, что сегодня будет хорошая погода.

- Перед тем как задремать, вы что-нибудь пили? Чай, кофе или какие-нибудь таблетки?

- Кофе.

- Кто его готовил?

- Вера Александровна, как всегда.

- Вы постоянно пьете кофе во время ночных работ или только в этот раз?

- Всегда.

- И вас не удивило, что после кофе вы заснули?

Профессор улыбнулся:

- Он на меня практически не действует.

Майор тяжело вздохнул. Ему следовало еще при первом допросе уточнить все подробности, но тогда это и в голову не пришло. Было бы странным, если б Черков пригласил Веру Александровну посреди ночи для работы, а сам заснул наглым образом в ее присутствии.

- Во сколько вы встали в то утро? Или вообще не ложились?

- Я лег спать сразу после ухода доктора. Проснулся в семь ноль-ноль по будильнику и чувствовал себя превосходно, как будто и не работал всю ночь.

- Ну что ж, я выяснил все, что мне нужно. Больше вас беспокоить не буду.

Черков натужно улыбнулся:

- Скажите, Дмитрий Николаевич, я что-нибудь сделал не так?

- Нет-нет, все хорошо, работайте спокойно. Не говорите больше никому, что вы задремали.

Профессор удивленно посмотрел на майора и покачал головой.

Зотов шел по бесконечным лабиринтам подземного объекта, прокручивая в уме разговор. Видимо, Черков говорил правду. Но в свете последних событий майор лишний раз убедился, что верить нельзя никому. Не исключено, что это не Куданова напоила профессора кофе со снотворным, а наоборот. Может быть, это Черков пригласил доктора домой, чтобы обеспечить себе алиби. Может быть, он знает, что Вера Александровна мертва, так как сам бросил ее в кислоту и теперь выдумывает басни про дремоту. Но, скорее всего, и Куданову, и Черкова просто «подставили».



14

После ужина майор сразу завалился спать, так как из-за предыдущей бессонной ночи неважно себя чувствовал.

Прошло полчаса. Сон почему-то никак не шел, хотя веки были тяжелыми и голова словно окутана туманом. Дмитрий ворочался с боку на бок, проклиная все на свете. Неожиданно словно огромные невидимые тиски сжали голову. Он тут же открыл глаза и посмотрел по сторонам и вверх. Вокруг было пусто, хотя давление чувствовалось ясно и усиливалось медленно и неуклонно.

«Черт возьми, бред какой-то!» - выругался он про себя, но легче от этого не стало.

Он почувствовал, как что-то чужеродное пытается влезть в его мозг, обволакивает, проникает в каждую клетку разума, стараясь вытянуть что-то нужное для себя и впихнуть свое.

Зотов сдавил руками виски и закрыл глаза, стараясь сосредоточиться. На мгновение ему показалось, что в голове образовался вакуум. Чувство животного страха овладело им.

«Боже, неужели так сходят с ума?» - пронеслась последняя мысль, и Дмитрий понял, что теряет сознание…

Все закончилось также неожиданно, как и началось. Остались лишь головная боль и подавленное состояние, граничащее с апатией.

«Проклятье, что это было?» - Зотов сидел не шевелясь, выпрямив спину и напряженно прислушиваясь, как будто мог услышать ответ на свой вопрос в этой мертвой тишине. Но ответа не было.

Он знал то, что не знали другие, а точнее, делали вид, что не знают. Одна из папок в его сейфе постоянно увеличивалась в объеме. В ней аккуратно были подшиты объяснительные записки личного состава, заключения специальных негласных проверок, докладные сотрудников. Из всего этого обширного материала было ясно, что и лаборатория, и весь объект постепенно превращаются в аномальную область. Чем чаще проводились опыты, тем сильнее Зона действовала на человека. За последние два года сотрудники стали потреблять в четыре раза больше снотворных и успокоительных средств. Участились жалобы на плохое самочувствие, нервное напряжение, усталость, головную боль. Были случаи, когда профессора или ассистенты в панике выбегали из отсеков.

Зотов с трудом встал и подошел к телефону:

- Дежурный, говорит Зотов. Как дела?

- Все спокойно, товарищ майор. Ночных опытов нет, лаборатория пуста, кроме наблюдающего в третьем блоке.

- Срочно проверить отсутствие на объекте людей по варианту 02. По исполнении доложить.

Через полчаса дежурный подтвердил, что лаборатория пуста.

«Опять никого нет. А генераторы находятся только в лаборатории. А находятся ли?…

Майор сел в кресло, сжав голову руками. После недолгих раздумий он решил, что подвергся действию поля, схожего с полем, которое вырабатывали генераторы лаборатории. Значит, должен существовать переносной мини-генератор, пускай слабенький, маломощный, но работающий. Значит, есть и тот самый четвертый, кто его включает. Может быть, даже за стенкой?…

«Поднять караул и прочесать окрестности? - соображал Зотов, уставившись в потолок. - Но скорее всего, мы уже ничего не найдем. А свои догадки перед этим четвертым раскроем».

Мысли ворочались с трудом, и Дмитрий едва удерживал нить собственных рассуждений. «У преступника сейчас два основных врага: я и Лена. Если он пытается одурачить меня, значит, то же самое происходит и с ней. Хотя на месте убийцы я бы этого не делал. Лена профессионал и сразу поймет, что к чему. Ее разумнее выводить из игры сразу, либо не выводить вообще. Я же всего лишь администратор и, по идее, не обязан разбираться в таких вопросах. То, что я досконально изучил все нюансы и особенности Зоны, - мой плюс, но все это нужно пока держать при себе, ибо вряд ли понравится начальству. Кроме того, профессора считают, что только у них есть мозги, а мы тупорылые служаки. Пусть считают. Пусть так же думает и преступник. Он надеется на материалы той толстой папки, что лежит у меня в сейфе. В ней полным-полно свидетельств аномального воздействия Зоны на здоровье научно-технического персонала. Почему бы вдруг ей не начать действовать и в жилых домах, и начать не с кого-либо, а прямо с начальника Особого отдела? Логично? Все спишут на Зону и на нервную работу начальника. Что же касается Лены, это мы сейчас проверим…»

Майор дотянулся до телефона и набрал номер. В трубке послышался сонный голос Елены:

- Алло…

- Лена, это я. Разбудил?

- В общем, да, а который час?

- Извини, уже час ночи. Скажи мне только одно - ты хорошо спала?

- Ты что - пьян?

- Я вполне серьезно.

- Хо-ро-шо. Хотя с тобой было бы, наверное, лучше.

- Я серьезно. Ты хорошо спишь здесь?

- Как обычно. Что-нибудь случилось?

- Пока нет, но если ты увидишь какие-нибудь кошмары или почувствуешь давление на психику, не медленно сообщи мне. Договорились?

- Ты хочешь сказать, что твой убийца может применить ко мне психотронное оружие?

- «Оружие» - это слишком громко сказано, - успокоил ее Дмитрий. - Но что-то подобное может произойти. Так что будь готова.

- Всегда готова! - ухмыльнулась Елена. - Я и без вашего оружия скоро с ума сойду от этой работы.

- Не волнуйся, малыш, и спи спокойно. Не забудь, что я твой верный страж.

Кряхтя, майор оделся и вышел на улицу. Он решил на всякий случай переночевать у Сени. Дмитрий чувствовал, что второго такого сеанса не выдержит.



15

Перед тем как спуститься в лабораторию, Лена решила искупаться. Быстренько надев купальник и мини-юбочку, она направилась к озеру. Встречавшиеся на пути офицеры и солдаты срочной службы провожали ее пылающими взорами, устремленными на стройные загорелые ноги. Лена знала, что везде, где бы она ни появлялась, она вызывала восхищение мужчин и зависть женщин. С ее приездом местные жены сначала не на шутку встревожились за своих мужей и более-менее успокоились лишь тогда, когда убедились, что Елену и Зотова связывают близкие отношения и что это, вроде бы, надолго.

К десяти часам Лена вернулась в лабораторию. В четвертом блоке испытывались новые виды ядов, химических, биологических и других веществ, поражающих человека. Одна из задач Елены как специалиста по иммунной системе заключалась в определении механизмов биозащиты организма.

Она надела спецодежду и подошла к одному из опытных стендов. Под прозрачным колпаком лежал обнаженный человек. Это был почти мертвец, душа его еле теплилась в теле, обработанном новым биохимическим препаратом. Ноги, руки, туловище, голову опутывала паутина проводов и датчиков. Компьютер каждую секунду выдавал информацию, записывая последние минуты уходящей жизни.

Лена села за пульт управления. Послушная ее воле стальная клешня робота-манипулятора схватила запястье подопытного и впрыснула очередную дозу транквилизатора. Автоматически включился отсчет времени. Оставалось ждать. Бережная откинулась на спинку кресла и задумалась. Почему-то вспомнилось детство, бабушка, которая души не чаяла во внучке, окружая сироту теплом и лаской. Загорелся сигнал «критическая точка». Лена быстро подошла к стенду, не отрывая взгляда от «экземпляра». Цифровое табло показывало уже семь секунд клинической смерти, восемь, девять, десять…

У подопытного стали дергаться конечности. Колебания постепенно усиливались, и вскоре уже все тело беспорядочно извивалось в каком-то дьявольском танце. Лена почувствовала безотчетный страх. «Экземпляр» резко сел, а затем вдруг бросился на нее. Она в ужасе отпрянула назад. Колпак оказался крепким. Уткнувшись в него лицом, «экземпляр» сполз на помост и замер, скорчившись в позе эмбриона.

Лена перевела дыхание и включила систему обработки данных.

«Что же это было? - думала она, просматривая распечатку. - Агонией это трудно назвать. Выход энергии начался на сто пятьдесят третьей секунде после полной остановки сердца и достиг высшей своей точки на седьмой минуте. Энергия была колоссальной. Может быть, таким образом душа покидает измученное тело? Надо идти к Мизину за консультацией».

Лена подошла к селектору и сделала запрос на свободный вход во второй блок. Получив разрешение, она направилась к лифту.

В документах значилось, что ее подопытный был обработан новым психотропным препаратом «ПВУ-81 Бета». Его разработка началась два года назад и вошла в программу по созданию «таблеток против страха». Тогда же КГБ стало известно, что в лаборатории Главного разведывательного управления давно создают собственные «таблетки». Председатель Комитета отдал приказ срочно форсировать программу. Было объявлено социалистическое соревнование - кто первый. Исследования закончились почти одновременно. Руководство ГРУ решило испробовать свое психотропное вещество в Афганистане на спецназовцах; КГБ соответственно - на батальонах особого назначения. Основная задача была достигнута: люди превращались в послушных баранов. Но оказалось, что у обоих препаратов есть побочное действие, о котором в спешке просто забыли. Физически крепкий человек мог выдержать одну, от силы две дозы, после чего его нервная система начинала быстро и необратимо разрушаться. Лене поручили найти нейтрализатор.

Она поднялась на второй этаж и подошла к лаборатории Мизина. Профессор с двумя ассистентами ковырялся в мозгах «экземпляра». Черепная коробка подопытного была срезана, и его обнаженные извилины выдавали на компьютер поток информации. Мизин периодически вставлял в определенные точки мозга специальные электроды, соединенные с аппаратурой проводками.

Увидев Елену, он кивнул и тут же вернулся к работе:

- Интересно?

- Ужасно. Он уже мертв?

- В общем, не жилец. - Сергей Иванович улыбнулся. - Ты по делу или так? Хотя глупый вопрос: без дела сюда не пускают.

- Что ты можешь сказать о выходе энергии у моих «экземпляров»?

Профессор пожал плечами:

- Ничего определенного. Я так и не успел со всем этим разобраться. Москва торопила, и мы отдали препарат буквально после первых же опытов. Теперь, как я понимаю, разработку отдали тебе. Поздравляю, гадость еще та. А почему вчера отменили зондирование?

- Не знаю. Это не я решаю.

- Понятно. А со своим вопросом обратись к Черкову. Он доводил тогда последнюю партию.



16

У Саблина шла четвертая смена. За прошедшие сутки не произошло никаких изменений: и Черков, и Мизин спокойно работали.

На экране была лаборатория Мизина. Профессор делал очередные опыты, и Петр Александрович с интересом наблюдал за ним. Затем полковник посмотрел на часы.

- Пора, - прошептал он и переключил камеру на лабораторию Черкова.

Он увидел то, что хотел увидеть и что было заранее подготовлено.

Саблин быстро снял телефонную трубку и набрал номер лаборатории Бережной. Телефон молчал. Полковник выругался и запросил «центральную». Узнав, что Елена получила разрешение на свободный вход во второй блок к профессору Мизину, Петр Александрович улыбнулся и потер руки:

- Пташка сама летит в клетку…

* * *
* * *
* * *

Выйдя в коридор, Лена вспомнила гримасу прыгнувшего на нее подопытного, и ее передернуло. К ней вернулись ночные кошмары. Вот уже второй день ей снилось, что кто-то подходит сзади и берет ее за горло холодными руками. Она не видела ни самих рук, ни их хозяина, но ясно чувствовала, что это жестокое чудовище. Оно появлялось в каждом сне. Самым страшным было то, что Лена не просыпалась и вспоминала о кошмаре только утром. Эти сны будто предупреждали ее о чем-то, но о чем?…

«Надо рассказать Дмитрию, - решила Лена. - Не зря он звонил сегодня ночью. Может, это именно то, о чем он спрашивал?»

Человек вынырнул из-за поворота так быстро, что она непроизвольно вскрикнула. Саблин добродушно развел руками, показывая, что у него и в мыслях не было ее напугать.

- Ничего-ничего, Петр Александрович, это я сама виновата - задумалась, - улыбнулась и миролюбиво кивнула Бережная.

- Прошу прощения, но я все равно шел за вами. Черков просил меня срочно найти вас.

- Отлично, он мне тоже очень нужен.

- Вот и хорошо. - В глазах полковника промелькнуло странное выражение. - Профессор просил его не беспокоить, так что входите без звонка.

- Так и сделаю.

Елена махнула рукой и скрылась за поворотом коридора.

Личные коды сотрудников, получавших допуски в соседние блоки, автоматически передавались в систему охраны этих блоков, и допущенный мог уже беспрепятственно входить в любое помещение. Но в Зоне был свой этикет, который предписывал нажимать кнопку звонка, прежде чем входить в лабораторию коллеги.

Профессора не было видно, но за стендами с аппаратурой слышалась какая-то возня. Лена подошла поближе и остолбенела. Между шкафами лежало растерзанное женское тело. С живота кожа была содрана полностью, руки и ноги неестественно вывернуты. Над этим еще трепещущим телом склонился профессор Черков.

Лена отпрянула назад, пытаясь поскорее покинуть ужасное место, и задела рукой стойку с пробирками. Черков вздрогнул, резко обернулся, взревел, одним прыжком оказался рядом с Леной и ударом кулака оглушил ее…

…Лена очнулась от поразительного аромата борща.

Она лежала на больничной кровати в квадратной комнате с белыми матовыми стенами и полом. Окон не было. Свет шел с потолка. Рядом с кроватью на сервировочном столике стояли тарелки с борщом и сосисками, стакан компота, сметана. Тут же лежали столовые приборы.

- Красота! - улыбнулась Елена.

Она не знала, как тут оказалась и что будет дальше, лишь чувствовала, что с ней произошло что-то необычное, но не могла вспомнить, что именно, да и не пыталась, ибо была очень голодна.

«Ух, как я сейчас наемся! Интересно, что это за симпатичные сосисочки?»

Она поддела одну из них ложкой и тут же выронила ее: на ложке лежал человеческий палец. Видимо, ароматный борщ также был сварен из человеческого мяса. Лена сжала руками виски и застонала:

- Это уже было… Это уже было…

Да, это уже было в далеком 53-м. Несколько изголодавшихся мальчишек из ее двора раскопали свежую могилу и сварили суп из руки покойника. Ребят так и не откачали, а наблюдавшая за всем этим маленькая Лена потом неделю не могла есть.

Входная дверь открылась, и в комнату вошли три человека в белых халатах и масках. Почему-то Елену удивили не маски, а белизна халатов. Один из неизвестных нажал кнопку на дистанционном пульте. Левая от кровати стена повернулась вокруг своей оси. В комнате оказались шкафы с хирургическими инструментами и кресло, похожее на гинекологическое, но у его подлокотников были захваты для рук, а у изголовья крепились тиски…

«Господи, да это же Лубянка! - пронеслось в ее голове. - За что они меня?…

Двое подошли к ней, схватили за локти, усадили в кресло, закрепив руки и ноги и зажав в тиски голову. Третий в это время гремел инструментами, проверяя их. Люди в масках молча делали свое дело, не обращая внимания на ее крики.

У Лены возникло странное чувство раздвоенности, будто вся эта нелепость происходит не с ней, а кем-то другим, а она лишь наблюдает за всем со стороны, из зрительного зала.

Рядом на столике аккуратно раскладывались иглы, крючки, кусачки и другой инструмент для «задушевных разговоров». Один из неизвестных подошел к Лене и стал зачем-то измерять ее линейкой, ощупывать руки, ноги. При каждом прикосновении холодных пальцев ее била дрожь, замирало сердце.

Четвертый мучитель появился незаметно и откуда-то сзади. Он что-то сказал, и исполнители удалились вместе с ним в коридор.

Лена осталась одна в кромешной тьме, боясь даже шелохнуться. Через некоторое время со всех сторон послышались шорохи и шипение, то появляясь, то исчезая. И всякий раз, когда они приближались, Лена вздрагивала всем телом.

Постепенно шорохи сменились странными звуками, которые, казалось, воспринимаются не ушами, а всем телом. От них невозможно было скрыться, они проникали в каждую клетку ее организма, вызывая мучительную боль. Доведенная до исступления, Лена закричала, но не услышала своего голоса, словно воздух неожиданно стал густым и плотным.

Елена сделала последнее колоссальное усилие, стремясь освободиться от бремени тела и унестись в небытие, но и это оказалось ей не под силу…



17

Чувство тревоги не покидало Зотова. Он снял телефонную трубку и набрал номер Лены. Никто не ответил, и Дмитрий запросил «центральную». Дежурный офицер доложил, что Бережная сделала запрос и получила разрешение на вход во второй блок к профессору Мизину. Дмитрий он набрал номер профессора. На этот раз трубку сняли почти сразу. К телефону подошла ассистентка и позвала Мизина.

- Сергей Иванович, это Зотов. Елена Николаевна у вас?

- Только что ушла.

- К себе?

- Да, но по пути хотела зайти к Черкову.

- Раз уж отвлек вас от дел, что вы выяснили насчет «экземпляров»?

- Для вас ничего интересного. Программа в норме. Окончательный ответ могут дать либо зондирование, либо проверка на полигоне.

- А как насчет нелегальных программ или вставок?

- Это можно узнать лишь после зондирования. Я ничего не обнаружил.

Зотов усмехнулся.

«Раз зондирование - блеф, придется пока довольствоваться заключением Мизина».

- Когда вы делали проверку?

- Вчера днем, когда получил ваше распоряжение и узнал, что эксперимент Елены Николаевны откладывается.

«А Куданову растворили позавчера вечером», - подумал Дмитрий.

- Спасибо, профессор, не буду больше вас отвлекать.

Майор нажал на рычаг и набрал номер лаборатории Черкова. Абонент не отвечал. Дмитрий перезвонил Елене, но там тоже молчали. Он посмотрел на часы.

«Наверное, ушли обедать. И мне пора».

* * *
* * *
* * *

Лена не знала, сколько прошло времени. Очнулась она в кровати. Было темно. От напряжения болела спина. Темноту вдруг сменил сумрачный свет, и стало видно, как откуда-то сверху спускается змея. Оцепенев от ужаса, Елена смотрела на нее. Змея опустилась ей на грудь, сделала стойку, покачалась из стороны в сторону и вдруг исчезла. С потолка посыпались огромные пауки. Лена закричала, спрыгнула на пол, но поскользнулась, упала, быстро поднялась на четвереньки и поползла к дверям.

- Господи, опять подвал… Я больше не вынесу этого. Дядя Федя, где ты?! Спаси меня!

…Когда Лене было четыре года, она на спор с ребятами забралась в подвал дома, в котором они с бабушкой снимали маленькую комнатку. Подвал был низким и темным, из него веяло сыростью и холодом. Едва девочка спустилась в темноту, мальчишки захлопнули за ее спиной тяжелую железную дверь. Такого панического страха она еще не испытывала. А тут еще как назло с потолка посыпались скользкие мокрицы, грязь и всякая гадость, разглядеть которую Лена так и не смогла. На ее крик прибежал дядя Федя с первого этажа и спас малышку.

Казалось, все это было так давно…

То, что происходило с Леной сейчас, напоминало сцены из дешевого фильма ужасов, однако она была не зрителем, а участником событий. Совершенно обессилев, она свернулась калачиком, обхватила ноги руками и заплакала. Подавленная, беззащитная, она долго лежала на полу, мечтая лишь об одном - умереть.

И снова на нее обрушились таинственные звуки и мигающий свет. Она опять почувствовала мучительное давление воздуха, доводящее до сумасшествия, но была уже не в силах с этим бороться…



18

Ни Черкова, ни Лены в ресторане не было, и Дмитрий снова забеспокоился. За обедом к нему подсел Сеня, по радостной физиономии которого было ясно, что программист явился не с пустыми руками.

- Я понял, как действовал преступник, - выпалил Сеня, плюхаясь в кресло. - Я был прав: все оказалось старо, как мир. Я имею в виду мир машин. - Он залпом осушил стакан лимонада и, сощурившись, улыбнулся: - Короче, я пришел к выводу, что, во-первых, мои люди здесь не при чем, так как не видят информации, находящейся в банке данных. Во-вторых, нельзя сослаться и на низкий уровень оперативного руководства. Многоступенчатый документальный контроль и официальные процедуры, регламентирующие порядок внесения изменений в систему программ и массивы данных, а также постоянный контроль за работой всех звеньев системы…

- Слушай, старик, - перебил Зотов, - не надо излагать инструкции, я их без тебя знаю. Давай по существу.

- Понял. Влезть непосредственно в охранную программу преступник не мог, да и не пытался это сделать. Ему не нужен был хвост, он решил взять сразу голову. Он забрался в операционную систему.

- А как же защита?

- Ну ты же знаешь, что в систему постоянно вносятся изменения, дополнения, она все время в работе. Достаточно заменить одну-две программы-заглушки, чтобы обеспечить лазеечку.

- Что значит «заменить»?! Ты же сам только что свистел о четком контроле. Кроме твоих ребят, этого никто не мог сделать.

- Не спеши, майор. Итак, я перерыл уйму справочников и материалов по компьютерным преступлениям, наших и зарубежных, и нашел одно место в нашей операционной системе, заполненное случайными числами. Конечно, мою задачу облегчило то, что я знал точное время. Сами по себе эти числа ничего не значат, и их трудно заметить, если не знать, что искать.

- На кой черт тогда они нужны?

- А-а, в этом-то все и дело! Они образуют место для программы-вставки. Если преступнику не нужно влезать в систему, то машина этого «пустого» места не замечает, так как цифры-то случайные. Но как только появляется какая-то определенная программасигнал, компьютер сразу вносит соответствующие изменения. Затем эта вставка самоликвидируется, и все шито-крыто.

- Значит, нужно искать программу-сигнал.

- Бесполезно. Это может быть все, что угодно. Программа наверняка является плановой и в тоже время ключом. А теперь представь, сколько у нас этих программ! Ведь сигнал может задаваться не обязательно в день преступления.

Зотов покачал головой, постукивая вилкой по тарелке.

- Ну хорошо, - произнес он наконец. - Теоретически мы все знаем, а как с практикой?

- Улики только косвенные.

- На безрыбье и рак рыба. Давай, что есть.

- Я поболтал со всеми своими девчатами и выяснил, что в мае, когда мы проводили профилактику всей системы, надо полагать, и могли быть заменены некоторые перфокарты. Ты же помнишь, какой у нас тогда был аврал перед московской проверкой: вкалывали днями и ночами. Бедные девочки потом неделю отсыпались. Так вот, есть у меня некая Румянцева - подружка Кудановой. Память у нее, как у Мнемозины…

Зотов крякнул, уже догадываясь, чем все это закончится.

- В конце рабочего дня, - продолжал Сеня, - Куданова пришла в вычислительный центр за своей распечаткой. Естественно, это никого не удивило, так как доктор входит в список 01. Взяв распечатку, она предложила Румянцевой покурить. Та согласилась, и подружки ушли в курилку. Не успела Куданова сделать первую затяжку, как вспомнила, что забыла прихватить секретную папку. Оставив подружку, Вера Александровна снова пошла в машинный зал, и вот тогда-то и заменила перфокарты на столе Румянцевой, зная, что та занимается операционной системой. Зотов пожал плечами:

- Чтобы проделать такой трюк, Куданова должна была заранее ознакомиться с распечатками. Когда она умудрилась это сделать?

- Она сама прекрасный программист. К тому же основа системы не изменяется, вносятся лишь дополнения, поправки…

Сеня явно чего-то недоговаривал, стараясь увильнуть от прямого ответа.

- Да, старик: - Зотов хлопнул друга по плечу. - Мнешься, как девка на сеновале. Не надо никого выгораживать - это слишком серьезно.

Программист вздохнул:

- Ты, наверное, в курсе, что во время запарки мои девочки иногда уносят работу домой. Это строго запрещено инструкцией, но у нас тут все свои… Раньше были, - дополнил Сеня, печально покачав головой.

- Не дави на чувства, ближе к делу.

- В общем, Румянцева не была исключением. В тот месяц она круто зашивалась с работой. Чтобы успеть к сроку, Наташка попросила о помощи Куданову как лучшую подругу. Так что у Веры Александровны было время, чтобы ознакомиться с программой и внести свои корректировки.

Наташа Румянцева была невестой Сени, и он иногда закрывал глаза на некоторые вольности. Зотов погрозил пальцем:

- Предупреждаю как друга: когда все это закончится, получишь выговор за низкий уровень руководства.

- А Наташа?

- Ее фамилия не будет фигурировать в протоколе.

- Спасибо! - Сеня благодарно посмотрел на друга.

- Продолжай.

- Итак, допустим, в день «икс» Куданова садится за свой дисплей и набирает очередную плановую программу, которая одновременно служит сигналом для компьютера открыть «пустое» место. Она спокойно вносит нелегальную программу, зная, что это не вызовет никакой защитной реакции компьютера. Мало того, сам же компьютер уничтожит и все следы вставки.

- В чем она заключается?

- Я думаю, она внесла дополнительное время открытия и закрытия дверей шахты для спецотходов. Это единственная дверь наружу, находящаяся под защитой только одного компьютера.

- Но тогда оригиналы записей должны отличаться от рабочих копий. Ты их сравнивал?

- А как же! Все сходится, точнее, расходится, и именно в тот день, когда был убит Макарин.

- А в другие дни?

- Есть и другие. Я составил график. Но это еще не все. Вчера я просматривал распечатки последних двух дней и наткнулся на еще одну вставку.

- Что-о?! - Зотов удивленно поднял брови. - Ты можешь назвать точное время?

- Вплоть до секунды. Вставка была сделана четырнадцатого июня в пять часов десять минут тридцать восемь секунд.

Майор задумался.

«Проклятье! Это же в ту ночь, когда растворили Куданову! Но ведь в это время лаборатория была пуста! Саблин с ребятами завершили осмотр в половине пятого, Черков тоже закончил ночные опыты и был уже дома. После их ухода дежурные тщательно проверили помещения. За шахтой установили постоянный контроль. Как и откуда в лаборатории снова мог появиться неизвестный? А может быть, он никуда и не уходил, и вставка была сделана отнюдь не на открытие дверей шахты?»

- Кроме того, я не исключаю и такую возможность, - продолжал Сеня, перебивая мысли майора, - что обратись мы сейчас с проверкой к системе, то можем уничтожить весь информационный массив. Кто знает, какую программу Куданова могла ввести в компьютер.

- Значит, надо менять систему, - рассеянно ответил Зотов, явно думая о своем.

- Если ты дашь добро, мы попробуем провести проверку.

- Это есть в инструкциях. Но неужели не осталось никаких следов?

- Так я и говорю: начни мы искать следы, можем уничтожить весь массив. К тому же у тебя есть «пустое» место.

Зотов разозлился:

- В задницу мне его, что ли, засунуть?

Сеня лишь пожал плечами.

- Черт возьми, - продолжал негодовать майор, - мы создали всю эту технику, чтобы обеспечить более надежную защиту, а оказалось наоборот.

- В некотором смысле парочка охранников с овчарками надежнее.

Зотов злорадно хмыкнул, пожимая Сене руку:

- А ведь ты, старик, дал мне неплохую наводку!

Идея, промелькнувшая в голове майора всего минуту назад, теперь окончательно сформировалась в логическую цепочку, которую он и решил проверить незамедлительно.



19

Включился свет. Лена из последних сил старалась сохранить здравый рассудок, боясь открыть глаза, боясь увидеть новый кошмар. Она слышала, как открылась дверь и кто-то направился в ее сторону.

Елена открыла глаза и увидела, что лежит на операционном столе в лаборатории Черкова. Ее голова была опутана проводами, к полуобнаженному телу и «третьему глазу» были прикреплены проводники в виде тонких пластинок. Через мгновение приблизился профессор и протянул к ней руки, чтобы поправить металлические пластины. Бережная изо всей силы ударила его ногой, и он отлетел к стене.

Сорвав с себя провода, Лена встала со стола. От сильного головокружения в глазах потемнело, тело было ватным и непослушным. Пошатываясь, она с трудом встала на ноги и увидела, как Черков идет к ней со скальпелем в руке. Она вспомнила истерзанное тело неизвестной женщины, залитый кровью халат профессора, его звериный оскал и удар кулаком…

Превозмогая головную боль и слабость, Лена попятилась к стене. Все, что было дальше, она видела как в замедленном кино. Черков взмахнул скальпелем. Защищаясь, она успела подставить руку. Елена не почувствовала боли и с удивлением посмотрела на брызнувшую из раны кровь. Убийца выругался. Подойдя вплотную, он снова замахнулся. Лена неуклюже увернулась от удара, и скальпель застрял в щели между обшивочными панелями. Черков попробовал его вытащить, но безрезультатно. Тогда он схватил жертву за горло…

* * *
* * *
* * *

Выйдя из ресторана, Зотов быстро пошел к штабу. Захватив с собой старшего дежурного и двух его помощников, он спустился во второй блок. Нервы были напряжены до предела, ладони покрылись холодным потом. Лены нигде не было. Он не сомневался, что вот-вот должно произойти что-то непоправимое, и боялся опоздать.

Офицерам, следовавшим за майором, передалось его чувство тревоги, особенно когда он приказал расстегнуть кобуры и снять пистолеты с предохранителей.

Лаборатория Кудановой находилась в правом крыле второго, подземного, этажа. Зотов уже протянул руку, чтобы набрать личный код, как вдруг сзади послышался топот бегущего человека. Офицеры оглянулись: к ним приближался посыльный.

- Товарищ майор, тревога! Вас вызывает полковник Саблин. Он в лаборатории Черкова.

Зотов матюгнулся и, резко повернувшись к старшему дежурному, приказал:

- Капитан, проверьте лабораторию Кудановой, и прежде всего жилой отсек. Внимательно сверьте личности «экземпляров» по компьютеру.

- Так точно!

Еще раз выругавшись, Зотов бросился к противоположному крылу второго блока, петляя по коридорам и проклиная преграждавшие путь автоматические закодированные двери.

Через несколько минут он уже вбегал в лабораторию Черкова. Там находились полковник Саблин и два врача.

У дальней стенки лежали Елена и Черков. У профессора в затылке зияло пулевое отверстие. Скрюченными пальцами он сжимал горло Лены. В противоположном углу, между шкафами, виднелось бесформенное, обезображенное тело женщины- «экземпляра».

Зотов бросился к Лене, но врачи остановили его.

- Как? - выкрикнул Дмитрий, метнув на полковника яростный взгляд. В эту минуту он ненавидел Саблина, пожалуй, больше, нежели убийцу. - Как ты мог проворонить его?!

Полковник открыл было рот, но неожиданный вой сирены заставил всех содрогнуться. Офицеры переглянулись и бросились в «центральную».

Там уже гремел дежурный, отдавая приказания перекрыть все входы и выходы из Зоны. Произошло то, что Зотов пытался предотвратить в последнюю минуту, но не успел. Когда оставленные в лаборатории Кудановой офицеры вошли в жилой отсек, они увидели шесть человек в лабораторных комбинезонах и полумасках. На приказ: «Лицом к стене, руки за голову!» - неизвестные набросились на охранников и в одно мгновение уложили всех троих на месте. Правда, одному офицеру все-таки удалось выстрелом в упор размозжить череп нападавшего, но сам он тут же рухнул рядом, с перебитым позвоночником. Оставив четыре трупа, пятеро в масках направились к шахте для спецотходов, где их и засекла видеокамера. Блокировка выхода не сработала, неизвестные вышли наружу и бросились к седьмому посту.

В ту минуту, когда в «центральной» появились Зотов и Саблин, поступило сообщение, что неизвестные, перебив охрану и захватив оружие, скрылись в направлении города Горького.

- Я возглавлю поисковую команду, - быстро сказал Саблин.

- Машина ждет у штаба. Я пока свяжусь с управлением и осмотрю лабораторию.

Когда полковник покинул центральный пост, вошел доктор Можейко. Он отозвал майора в сторону:

- Дмитрий Николаевич, Елена Николаевна жива.

- Где она? - Майор вцепился в плечо врача.

- В операционной. Ей зашивают руку.

- Я хочу ее видеть.

- Я за вами и пришел.

Можейко жестом предложил следовать за ним.

- Вы знаете, - произнес доктор, когда они спустились в операционную. - Елене Николаевне повезло, что ей дали дозу «ягуара». Практически этот новый наркотик и спас ее.

- Поясните.

- Это сложно и пока еще не совсем ясно. Могу сказать только то, что знаю сам. Под воздействием наркотика организм Елены Николаевны стал вырабатывать неизвестный нам фермент, благодаря которому все клетки ее организма оказались на некоторое время чрезвычайно живучими. Иначе она давно бы умерла от удушья. Когда действие препарата закончится, ее организм окажется в критическом состоянии. Думаю, этот маньяк давно уже применял «ягуар» на своих жертвах, не давая несчастным умереть в первые же минуты от болевого шока.

Зотов был взбешен. Черков - маньяк! У майора все было продумано, просчитано и вдруг в эту стройную цепочку влез грубый, идущий вразрез с дальнейшим ходом расследования и, главное, бестолковый оборот событий.

- А как насчет рассудка Елены Николаевны? Что за программу пытались вложить в нее?

- Это уже вопрос к Мизину. Что же касается ее чисто физического состояния, то мы сделаем все возможное. Правда, играть на пианино она вряд ли сможет, но держать ложку будет без труда.

Когда Зотов и Можейко подошли к операционному столу, Лена уже пришла в себя. Она устало посмотрела на Дмитрия и попыталась улыбнуться. Зотов взял ее здоровую руку и поцеловал.

- Прости меня, Лена, если сможешь.

- Ты ни в чем не виноват, - еле слышно прошептала она. - Ты арестовал его?

- Черкова? Он мертв.

- Нет, Черков просто свихнулся. Саблина.

Майор удивленно поднял брови:

- Что ты хочешь сказать?!

Елена перевела дыхание. Ей трудно было говорить, язык не слушался и болело горло. Дмитрий наклонился к ней.

- Это Саблин подстроил так, чтобы я оказалась в руках Черкова. Он хотел убить меня, используя профессора.

Саблин?! Он изначально не вписывался в систему, и Дмитрий не обращал на коллегу должного внимания. А зря!

Лена опустила веки и замерла. Аппаратура тревожно замигала контрольными лампочками.

- Судя по всему, действие «ягуара» закончилось, - взволнованно произнес Можейко. - Дмитрий Николаевич, я прошу вас покинуть операционную. Вы ей уже ничем не поможете. Жизнь Елены Николаевны в ее руках и немножко в наших.

- Да-да, понимаю… И еще… О том, что она жива, никому не слова. Никого к ней не пускать, кроме меня и профессора Мизина.

- Слушаюсь!

Мозг Зотова работал четко, не поддаваясь эмоциям. Выходя из операционной, он уже последовательно продумал все, что должен делать. Так как полковник Набелин как начальник Зоны все руководство внешними операциями взял на себя, майору оставалось разбираться с внутренними делами. Первое, что Зотов сделал, - послал шифровку в Москву.

Ответ пришел через двадцать минут.

* * *

Совершенно секретно.

Начальнику Особого

отдела в/ч 42127

майору Зотову Д. Н.

* * *

Приказываю.

Сведения, полученные от доктора Бережной, сохранить в строжайшей тайне, в том числе от комиссии. Полковника Саблина не трогать до особого распоряжения. О выздоровлении доктора Бережной никому не сообщать. Расследование проводить единолично, соблюдая секретность. О результатах докладывать мне лично.

Генерал-майор Орлов В. С.

Телеграмма не противоречила желаниям Зотова. Он тут же спустился в лабораторию Кудановой. Как майор и предполагал, в жилом отсеке семь камер оказались пустыми, причем две из них - женские.

- Ах ты, сука! - в сердцах выругался Дмитрий. - Под «экземпляр» закосила! И еще табличку с радиационной опасностью повесила, чтоб никто нос не совал.

Зотов аж вспотел от негодования и бессильной злобы. Появись сейчас Куданова, он бы задушил ее собственными руками.

Майор подошел к дисплею и набрал код банка данных, а затем последовательно запросил файлы каждого из семи исчезнувших «экземпляров». На экране семь раз появилась надпись «Данных нет».

- Что ж, - вздохнул он, - так и должно быть.

В соседнем отсеке, разбираясь с кудановским наследием, работал Мизин. Майор подошел к профессору.

«А он, как и следовало ожидать, оказался невиновен, - подумал Зотов, криво усмехнувшись. - Вот Черков меня подвел. Впрочем, эта проклятая работа кого хочешь сделает маньяком».

Мизин догадывался, о чем пойдет разговор, и потому начал первым:

- Извините меня, Дмитрий Николаевич, но не смотря на секретность слухи уже просочились, и я сразу понял, в чем дело. Обещаю молчать.

Майор кивнул.

- Вас, конечно же, интересуют пропавшие «экземпляры», - продолжал профессор. - Дело в том, что они оказались испорченными. Теперь я понимаю, кто это сделал, вложив программу-паразита. Куданова хотела, чтобы я забраковал партию и как бросовый материал отдал ей для опытов. Она тут же с помощью собственного ключа вывела из них вирус и вложила свою программу. Что она собой представляет - остается лишь догадываться.

Зотов почти согласился с выводами профессора, кроме одного: Куданова испортила партию не для того, чтобы зомби отдали ей, а потому, что эта партия должна была пройти зондирование у Бережной. И программу свою Куданова вложила в «экземпляры» еще тогда, когда они находились у Мизина. А иначе игра не стоила свеч. Но свои выводы он оставил при себе.

- Это случайно не те «экземпляры», которых мы готовили за несколько дней до смерти Макарина? - спросил он профессора.

- Именно те. Группу создавали из специально отобранных и подготовленных головорезов.

- Черт возьми, этих ребят трудно будет взять.

Мизин самодовольно улыбнулся:

- Если Куданова действовала по моей методике, это практически невозможно.

- Исчезновение «экземпляров» обнаружилось бы при первой же проверке. Что Куданова предпринимала против этого?

- Я так же, как и вы, первым делом запросил компьютер, и когда он выдал мне, что данных нет, я просмотрел приходный и расходный ордера. Оказалось, что за день до своей болезни Куданова отправила в могильник семь подопытных - пять мужчин и двух женщин. Пакеты с покойниками никто, естественно, не проверял, а когда их распылили, то и подавно что-либо искать бесполезно. Из семи покойников в действительности отправилась на тот свет только одна женщина, которую Куданова бросила в кислоту вместо себя. Конечно, она рисковала, ведь могильщики могли проверить пакеты. Но на данном этапе операции ей повезло, и если б не случайная встреча в коридоре с офицерами охраны - все было бы шито-крыто.

- Вы думаете, встреча была случайной?

Мизин улыбнулся:

- В таком случае это делает вам честь.

- Еще один вопрос. Вы просмотрели, какую программу вложил Черков в Елену Николаевну?

- Конечно, полчаса назад, как вы приказали. Это было детище профессора. Он решил не стирать у Лены память, а проверить свою новую разработку. Чтобы там ни говорили, но Черков прежде всего ученый. Лена же идеально подходила для решающего опыта. Профессор рискнул и проиграл. Кроме того, частичная потеря памяти вызвала бы большее подозрение, нежели полное «одурачивание». Вы, как ни кто другой, в курсе, что в Зоне нечто подобное иногда происходит с научным персоналом. Пока все изменения носили временный характер, но где гарантия, что в один прекрасный день мы тут все не сойдем с ума окончательно?… Программа же Черкова состояла из двух частей продолжительностью по пять минут каждая. Но эти минуты должны были показаться Бережной вечностью. Лена успела принять только первую часть, поэтому и осталась в здравом уме. К тому же профессор допустил ошибку. Чтобы Лена не умерла во время сеанса, он ввел ей дозу «ягуара». Благодаря наркотику не только тело, но и мозг оказались более стойкими. Я думаю, мы сможем вытащить Лену из этого состояния. Хотя еще неизвестно, чем все это для нее обернется.

- Вы меня пугаете.

- Нет, предупреждаю, чтобы вы были готовы ко всему. - Мизин печально вздохнул и, помедлив, добавил: - Ведь вы ее любите.

- Лену можно вылечить с помощью нашей аппаратуры?

- Только на нашей и можно. Мы постараемся заблокировать в ее сознании программу Черкова.

- Вы думаете, это поможет? - с надеждой спросил Дмитрий.

- Надеюсь. Чем меньше знаешь - тем легче жить. Но вас она помнить будет. - Мизин истолковал вопросы Зотова по-своему.

- Тем не менее я прошу вас заблокировать только программу Черкова.

- Я понял, но ничего гарантировать не могу.

- А можно отложить операцию до того момента, когда Елена придет в себя?

- Очень рискованно для ее психики. Может не выдержать.

Майор задумчиво покачал головой:

- Хорошо, профессор, делайте, как считаете нужным.



20

«Итак, прокрутим все с самого начала, - рассуждал Зотов, усевшись за стол в своем кабинете. - Куданова, засланная в Зону с помощью Саблина, готовила зомби для собственных целей, точнее, для своих хозяев. В день убийства Макарина она должна была работать с мизинскими «экземплярами», но Черков затащил ее к себе домой. Эта сучка усыпила профессора, пробралась в лабораторию через шахту, и тут-то ее застукал лейтенант. Действовать нужно было как можно быстрее и на месте, не дав возможности Макарину покинуть отсек и подняться в «центральную». Поэтому она решилась на убийство. Но как? Оглушить крепкого офицера КГБ - сил не хватит, да и Макарин, скорее всего, держался настороженно. План созрел сам собой, когда Куданова узнала причину появления лейтенанта. Как все это случилось, мы уже знаем. В ту ночь работа сорвалась, но, видимо, в зомби уже было вложено достаточно материала, если Вера Александровна и Саблин так испугались зондирования.

Итак, Куданова вернулась к Черкову, разбудила его, предварительно под гипнозом дав установку забыть о сне, и как ни в чем не бывало продолжила пудрить ему мозги. Поэтому при первом допросе профессор даже не упомянул о своей дремоте. Второй допрос был внезапным, и он вспомнил пару мельчайших подробностей. Куданова же с самого начала поняла, а Саблин затем подтвердил, что я не поверил в «несчастный случай».

Тогда они решили подкинуть мне змею, и, не перехвати я взгляд полковника, им бы удалось избавиться от меня. Затем Куданова или Саблин из своего номера попытались воздействовать на мой мозг психотропной хренью, но и тут у них ничего не вышло.

В общем-то, они бы выкрутились, не появись Лена. Тогда эти мерзавцы пошли ва-банк. Им это удалось, и даже Черков невольно оказал им услугу. Но опять вышла промашка: Лена осталась жива, а я, хоть и с опозданием, но все-таки разгадал их планы. Пока Куданова была «покойницей», она, наверное, успела доделать свою работу, иначе не смоталась бы так быстро. Но и она, и Саблин теперь засвечены, и им некуда будет деться. Правда, они еще этого не знают. Руководство оставит их на время в покое, в качестве живцов на более крупную дичь, но это уже не мое дело. Мне остается мылить задницу, ибо теперь начнется грандиозная чистка по всей Зоне, не говоря уже о Москве».

Дмитрий ошибся только в одном - для него дело Кудановой - Саблина только начиналось.

Обыск в лаборатории Кудановой и на квартире Саблина не дал ничего нового. Покончив с этим муторным делом, Зотов еще раз спустился в операционную, чтобы узнать о состоянии Лены. Она все еще находилась без сознания.

Через пять минут майор уже был в «центральной». Поступило сообщение, что группа захвата под командованием Саблина идет по пятам «экземпляров», пытающихся прорваться к Горькому.

«Что-то полковник проявляет удивительное рвение, - подумал Зотов, нервно постукивая пальцами по столу. - Скорее всего, группа Кудановой разделилась на основную и прикрывающую. Саблин знает об этом и, естественно, идет за второй. Раз они прорываются к Горькому, значит, сама Куданова с сообщниками направилась в противоположную сторону. Ее цель - Москва. Черт возьми, прямо классический вариант получается! Надо сообщить о нем поисковым подразделениям».

Еще через полчаса Зотову позвонил Сеня, который принес очередную неприятную весть. Пытаясь влезть в систему с проверкой, он уничтожил более половины информационного массива. Вирус Кудановой дал о себе знать, и хотя меры предосторожности были приняты, урон оказался значительным.

- Как ты думаешь, зачем она это сделала? - спросил Дмитрий. - Месть или ликвидация всех следов?

- Все может быть. Хотя не исключено, что уничтожение информационной базы служит своеобразным контрольным сигналом, показывающим убийце, насколько далеко мы продвинулись в расследовании.

- Если так, это еще ничего. Будет хуже, если мы поймем Куданову неправильно.

* * *
* * *
* * *

К восьми вечера группу «экземпляров» полностью блокировали в районе ядерных катакомб. Беглецы засели в заброшенном бункере и заняли круговую оборону.

Из-за тяжелых грозовых туч стемнело рано. Это явно осложнило бы захват, но теперь, когда зомби оказались в плотном кольце подразделений КГБ и армейских частей - темнота была на руку преследователям.

Над бункером зависла пара вертолетов, ослепляя находившихся в развалинах светом мощных прожекторов. Устроившись на краю песчаного карьера, Набелин неотрывно смотрел в прибор ночного видения.

- Давайте, ребята, потихонечку… Не спеша, со всех сторон… - шептал полковник. - Вот молодцы…

Саблин лежал рядом, приготовив ракетницу. Его не интересовало, что творится внизу: он знал, чем все это должно закончиться. Полковник думал о своем. Операция, которую он придумал и рассчитал вплоть до минут, почти сорвалась. И снова помешал Зотов. Для Саблина теперь было важнее всего не засветиться самому, и он еще раз прокручивал в уме последние эпизоды в Зоне…

…Распрощавшись в коридоре с Бережной, он незаметно последовал за ней, чтобы убедиться, что она оказалась в руках Черкова и операция проходит по заранее намеченному плану. После этого Саблин проверил готовность Кудановой и затем вернулся в лабораторию Черкова -контролировать действия профессора. И вовремя. Спрятавшись за стендами с аппаратурой, он смотрел, как Черков душит свою жертву, и терпеливо ждал, когда у той остекленеет взгляд. В тот момент, когда Бережная начала медленно сползать к ногам маньяка, полковник выстрелил профессору в затылок.

В это время Куданова с пятью «экземплярами» должна была тайно покинуть лабораторию и Зону. Она заблокировала сигнализацию шахты и видео-контроль, но камеры почему-то сработали и засекли беглецов. Ни Саблин, ни Куданова не знали, что Зотов кое-где поставил дублирующие устройства. После тревоги пришлось действовать по запасному варианту.

«Итак, - подытожил полковник, - официально Куданова мертва, а у Зотова нет никаких доказательств, что она входит в группу «экземпляров». Подготовку этих ребят и убийство Кудановой мы спишем на Черкова. Кроме того, я ловко убрал Бережную, и теперь она никогда не вспомнит, где мы встречались с ней раньше. Сам я, вроде бы, нигде не наследил, а потому бояться нечего».

И все-таки Саблин тяжело вздохнул и посмотрел по сторонам. Несколько армейских офицеров расположились чуть поодаль и отдавали распоряжения по рации.

- Вы сделали запрос в Зону? - не отрываясь от окуляров, спросил Набелин у Петра Александровича.

- Да, но Мизин не смог сказать ничего определенного, так как партия была забракована.

- Ни хрена себе брак! - усмехнулся Набелин. - Побольше бы таких в Советскую Армию.

- Если судить по старой программе, «экземпляры» могут выдержать слезоточивый газ и дымовые шашки в течение пятнадцати-двадцати минут. Насчет паралитического я не знаю, все зависит от состава.

- Ничего, в нашей могучей стране хватит химии на весь мир, не то что на этих заморышей! Надеюсь, противогазов у них нет?

- Не должно быть. Они захватили боекомплект только седьмого поста, а это два автомата и по одному запасному рожку.

Полковник вздохнул:

- Этого достаточно, чтобы уложить целую роту.

Оторвавшись от рации, один из офицеров доложил:

- Товарищ полковник, химики сообщают, что мониторы дезактивации подготовлены.

- Пусть ждут своей очереди.

Неожиданно в одном из многочисленных проломов бункера раздались короткие автоматные очереди. Прожектора погасли, и вертолеты дернулись в сторону.

- Сволочи! - выругался Набелин. - Зенитчики подъехали?

- Никак нет, - доложил офицер связи. - На подходе.

- На подходе, - передразнил полковник. - Пока они подходят, эти козлы еще что-нибудь выкинут. Есть у нас запасные прожектора?

Не успел он закончить фразу, как от одного из вертолетов снова ушел к бункеру мощный луч света.

- А-а! - загремел Набелин. - Молодцы, винтокрылые! Стреляй, полковник, больше ждать не будем.

Саблин поднял вверх ракетницу и нажал на курок. Яркая красная точка с шипением прорезала воздух, и тут же в реве пропеллеров и шуме машин раздались взрывы шашек, слезоточивых гранат и паралитического газа.

Через пятнадцать минут беспрерывного грохота и шипения все стихло, и только вертолеты продолжали кружить над местом недавнего побоища.

Ворвавшись в бункер, группа захвата увидала двух мужчин, неподвижно лежавших среди развалин. Они были мертвы.

- Почему здесь только двое?! - выкрикнул Набелин, когда трупы вынесли из зоны поражения. - А остальные где?

- Может быть, они разделились еще раньше? - предположил Саблин.

- А ты куда смотрел?! Эх, Зотова надо было послать. И эти гады самоликвидировались…

Набелин был в бешенстве. Он планировал быстро уничтожить беглецов и таким образом частично оправдаться перед начальством. Если бы операция по захвату удалась, то вину за все остальное полковник свалил бы на Зотова и Саблина. Мол, начальник Особого отдела и замкуратора - простофили, упускают подопытных, а он, Набелин, - молодец какой! - ловит беглецов. Но судьба опять сыграла с полковником злую шутку, и теперь он был в дерьме со всех сторон. Ну почему ему всю жизнь приходится страдать из-за халатности подчиненных?

Поиски второй группы результатов пока не дали, хотя следы обнаружились под Дзержинском. Были подняты все окружные спецподразделения КГБ, но Куданова как в воду канула.

За все время боевых действий погибли пять военнослужащих, включая офицеров охраны.



21

После оздоровительного сеанса профессора Мизина Лена перестала быть основной и единственной свидетельницей против полковника Саблина. Все происшедшее опять укладывалось в рамки случайного стечения обстоятельств, но теперь Зотов знал наверняка, кто за всем этим стоял. Все было подготовлено заранее. Куданова и Саблин знали, что Черков маньяк, и в определенное время вызвали у него приступ бешенства, воздействуя на больное сознание психотропными препаратами и излучением.

Теперь Зотову придется поломать голову, где и как достать новые улики против Саблина. Сначала он решить проконсультироваться с Можейко.

Доктора он нашел в приемной.

- Чем вы меня обрадуете по Черкову, профессор?

- Налицо все признаки сексуальной мании, причем в очень тяжелой форме садизма. По всей видимости, болезнь зародилась давно, а Зона лишь усугубила ее. У Черкова она проявлялась припадками.

- Он мог быть зомби?

- Вы хотите сказать, что программа могла стимулировать его болезнь?

- Не исключено, что его подставили.

Можейко пожал плечами:

- Все может быть, но я склонен думать, что он действительно был маньяком. Если его подставили, то очень умело играя на болезни и в определенное время подсыпав, допустим, в кофе возбуждающее средство.

- Поясните.

- Это элементарно. Если бы Черкова запрограммировали на симуляцию поведения маньяка и дали приказ убить Бережную, то профессор сделал бы это сразу, как только увидел ее. Физические характеристики у него были бы стабильными вплоть до завершения программы, то есть пока Елена Николаевна не отправилась бы на тот свет. Он же не хотел убивать ее, а значит, он не зомби. Да и графики показывают, что у Черкова было два всплеска агрессивности.

Можейко понимал, что майору было бы выгоднее, если б Черкова запрограммировали. Иначе получалось, что особист за столько лет не разглядел маньяка. Но факты - упрямая вещь.

- Да, действительно, элементарно, - покачал головой Зотов и, пожав руку доктору, вышел из кабинета.

У себя он в третий раз пробежал глазами рапорт Саблина. В нем полковник сообщал, что 15 июня 1983 года в 14 часов 20 минут по московскому времени, находясь на посту в третьем блоке, он переключил телекамеру на лабораторию Черкова. Увидев, как профессор пытается задушить доктора Бережную, он тут же бросился на помощь. Когда полковник вбежал в лабораторию, женщина уже находилась на краю гибели. Была дорога каждая секунда, поэтому Саблин решился на крайние меры: выстрелом в затылок убил Черкова.

Дальше шел отчет о действиях поисковой группы, возглавляемой полковником.

- Ну что ж, - криво усмехнулся Зотов, - о твоих подвигах судить не мне, а твоему начальству. Может, еще орден получишь.

Зотов снял телефонную трубку и набрал номер больничного отделения:

- Как дела, профессор?

- Все хорошо, Дмитрий Николаевич. Елена Николаевна в сознании и чувствует себя нормально.

- К ней можно?

- Вам даже нужно.

- Спасибо, иду.

Лена полулежала в кровати, подложив под спину две подушки. Она побледнела и осунулась, но старалась держаться молодцом. Увидев Дмитрия, она улыбнулась, и в ее глазах засветилась радость.

- Как себя чувствуешь? - спросил он, присаживаясь на край кровати.

- Лучше не спрашивай. - Она устало посмотрела на него. - Во мне что-то произошло, что-то очень плохое, от чего я, наверное, не смогу избавиться до конца своих дней.

- Ты только не волнуйся, малыш, тебе сейчас нельзя. Врачи говорят, что у тебя все отлично, скоро поправишься…

- Я не о физическом состоянии говорю, а о душевном, - перебила она. - Я боюсь.

- Чего?

- Всего! Я даже заснуть боюсь. Мне все время снятся какие-то чудовища, жуткие лаборатории, полные мертвецов. Они гонятся за мной, протягивают окровавленные руки, но не могут схватить, а я не могу от них убежать. И эта бесконечная гонка длится всю ночь. Во мне живут две я». Одна прежняя - спокойная, рассудительная, а вторая всего боится и никому не верит. Я устала, Дима. Господи, за что мне все это?!

Она зарыдала, уткнувшись лицом в его плечо. Зотов нежно обнял любимую.

- У тебя все плечо мокрое, - виновато улыбнулась Лена, вытирая платком покрасневшие от слез глаза.

- Воды хочешь?

- Нет, спасибо.

Дмитрий поцеловал ее:

- Я люблю тебя. Знаешь, когда я подумал, что ты умерла, в душе сразу стало пусто и темно. И тут же пустоту заполнили ненависть и жажда мести. Я проклинал себя, что не смог сберечь свою любовь, что позволил рисковать тобой ради пусть и благих, но все-таки второстепенных целей, ибо все на свете ничто по сравнению с любовью. Я не умею говорить, но знай, что ты нигде не найдешь более преданного друга, чем я. Прости меня.

Лена ласково провела рукой по его волосам и положила его голову себе на плечо.

- Хороший ты мой, я тебя тоже очень люблю.

Какое-то время они сидели обнявшись, ни о чем не думая и лишь чувствуя, что безмерно счастливы.

- Дима, я ведь так и не знаю, что со мной произошло, - наконец сказала Лена, печально улыбнувшись. - Последнее, что я помню, - это мощный выброс энергии у моего подопытного. Он прыгнул на меня, стекло треснуло… И все.

Зотов вздохнул:

- Не вспоминай об этом больше. Колпак все-таки не выдержал. Осколки повредили тебе руку, и ты потеряла сознание. Офицеры охраны, появившиеся по тревоге, обезвредили подопытного.

- Почему же тогда ты говорил, что рисковал мной? Ведь это обычный несчастный случай. Он мог бы произойти с любым из нас в любое время.

Дмитрий крякнул и еле сдержался, чтобы не отвести глаза в сторону.

- Ну, я же вовлек тебя в свои интриги…

- Но они не имеют отношения к несчастному случаю. Кроме того, ты бы не допустил, чтобы со мной что-нибудь случилось. Так ведь?

- Конечно.

Он густо покраснел. Чтобы она не заметила его смущения, он снова обнял ее, чувствуя себя вдвойне виноватым: в том, что произошло, и в том, что ему приходилось ее обманывать.

- Ничего, малыш, все будет хорошо. Я связался с управлением. Тебе дают путевку в санаторий на Карельском перешейке - это где-то под Ленинградом. Ты должна знать, ведь коренная, питерская.

- Я только родилась там и прожила несколько лет, пока не умерла мама. Потом я была в Ленинграде еще два раза: на экскурсии и с Садальским.

- А это еще что за гусь?

Лена улыбнулась:

- Потом как-нибудь расскажу.

- Ну нет. - Дмитрий притворно погрозил пальцем и скорчил физиономию ревнивца. - Выкладывай.

- Ладно. Я познакомилась с этим типом совершенно случайно, на юбилее одного очень уважаемого академика, и Сан Саныч сразу покорил меня. Бывают такие типы, от которых женщины теряют рассудок. Жил Садальский чрезвычайно роскошно, деньгами сорил направо и налево, прислуга чуть ли не на коленях ползала перед ним. Я тогда жила по советским меркам довольно хорошо, но меня поразил размах этого человека. Он окружил меня такой заботой и вниманием, мгновенно исполняя любую просьбу, что я на какое-то время почувствовала себя королевой… Через две недели после знакомства Садальский сообщил, что должен немедленно вьшететь в Ленинград по очень важным делам и с удовольствием возьмет меня с собой. Я, конечно же, согласилась. Поселились мы в «Астории». По просьбе Садальского я говорила с ним исключительно по-английски. Меня это несколько удивило, но не составило большого труда, так как я хорошо владею языком. Потом я поняла, что он вел свою игру и выдавал меня за иностранку специально. Несколько раз мы были на великосветских приемах, на роскошных дачах, в особняках. Но райская жизнь продолжалась недолго. Через несколько дней Сан Саныч сказал, что должен срочно вернуться в Москву. Это произошло на приеме английской торговой делегации. Мы тогда…

Тут Лена замялась, и глаза ее заблестели. Зотов удивленно посмотрел на любимую, но не стал торопить. Наконец она взяла себя в руки.

- Извини, я отвлеклась.

- Ничего-ничего, продолжай.

Лена еще несколько мгновений помолчала и, собравшись с мыслями, продолжила:

- В общем, к нему подошел какой-то тип, они уединились в соседних апартаментах, и после их разговора Сан Саныч сразу как-то изменился. И я, кажется, знаю, кто был этим неизвестным.

Зотов вопросительно посмотрел на Лену.

- Саблин.

Дмитрий закашлялся. «Черт возьми! - подумал он. - Не много ли для одного полковника?»

- Да, это был он, - уверенно сказала Лена. - Еще при первой встрече в Москве мы поняли, что знаем друг друга, но не могли вспомнить, где именно встречались. Теперь я вспомнила.

- А ты уверена, что он не вспомнил об этом первым?

Лена пожала плечами:

- На торжественном вечере в день нашего приезда он как-то странно смотрел на меня. Он наверняка вспомнил меня.

- Так ты думаешь, что этот твой Сан Саныч играл в темные игры и Саблин помогал ему в этом?

- Теперь я почти уверена. Но в то время, сам понимаешь, я не обратила на него никакого внимания. Вокруг Садальского постоянно крутились различные типы и на приемах, и на светских обедах, презентациях. Всех не упомнишь, а уж тем более не узнаешь, кто из окружения Садальского был причастен к его махинациям. В то время мне было не до этого.

Зотов внимательно посмотрел на Лену. «Так вот почему полковник подставил ее, хотя она со своим зондированием к тому времени уже не представляла опасности. Боялся, что она вспомнит его».

- Что было дальше?

- Мы улетели в Москву. После этого Сан Саныч окончательно исчез из моей жизни. Сначала я пробовала ему дозвониться, но меня каждый раз вежливо отфутболивали его секретарши. А примерно через неделю после возвращения в Москву ко мне домой пришел товарищ в штатском. Он расспрашивал о Сан Саныче, о его знакомых, но я ровным счетом ничего не знала. Я ему так и сказала.

- А он?

- Он вошел в мое положение и обещал не заносить мою фамилию в протокол. Со своей стороны, товарищ просил также помалкивать обо всем случившемся и вообще забыть о существовании Сан Саныча. Я была рада, что так легко отделалась. Сам понимаешь, при моей работе вляпаться во что-то непонятное и, судя по реакции органов безопасности, противозаконное…

Зотов снова задумался. Не нравились ему все эти случайности и добрые комитетчики. Он твердо верил, что в этой жизни все закономерно, все подчинено чьей-то невидимой твердой воле.

- А ты уверена, что к тебе приходили из нашего ведомства? - спросил он после некоторого молчания.

- Он показал удостоверение.

- Ты запомнила фамилию?

- Бог с тобой! Конечно, нет, я так перепугалась!

Дмитрий улыбнулся, как улыбаются несмышленым детям:

- Я думаю, ты ошиблась. Ни один сотрудник не возьмет на себя ответственность умалчивать твою фамилию, зная, что ты работаешь в Системе. Если, конечно, он не имеет собственного интереса или приказа начальства. Не исключено также, что он был связан с Садальским. Прости, но твое святое неведение оказалось решающим, и они оставили тебе жизнь. Хотя такая доброта не в правилах этих ребят. В твою пользу сыграло и то, что лишний труп, да еще человека из системы КГБ - это лишняя головная боль для банды. Ты действительно легко отделалась!



22

Новые сведения несколько поколебали уверенность Зотова в связях Кудановой и Саблина. Получалось, что у полковника были свои причины убрать Елену.

«Нет, - рассуждал майор, - я слишком хорошо знаю Саблина. Без связи с Кудановой он ни за что не возглавил бы группу захвата. Чтобы подставлять свою голову под пули, нужно иметь очень вескую причину, и таковой была их совместная деятельность. Саблин понимает, что если накроется Куданова, то и ему придет конец. Что же касается Лены и Черкова - это действительно стало для полковника удачным стечением обстоятельств».

Из санчасти Зотов прошел к Мизину. Профессор полулежал в кресле, о чем-то задумавшись.

- Здравствуйте, Сергей Иванович. Меня очень волнует состояние Бережной.

Профессор покачал головой и вздохнул:

- Меня тоже. Я попытался частично блокировать ее память, но, видимо, на каком-то уровне сознания, вернее, подсознания что-то осталось, какие-то следы программы или ее интерпретация, образовавшаяся в мозгу.

- И что же, ничего нельзя сделать? Неужели эти сны так и будут преследовать ее всю жизнь?

Мизин пожал плечами:

- Надеюсь, что нет. Я сейчас изучаю разработку Черкова и выяснил, что профессор использовал свое образный гибрид, состоящий из «фильмов ужасов» и нашей методики «одурачивания». В итоге получилась очень компактная и быстродействующая программа - в отличие от предыдущей, рассчитанной на несколько дней. Я думаю, мне удастся найти противоядие, не смотря на то что Черков использовал особый метод проникновения в клетки мозга.

- Значит, Лена видела все как в кино?

- Почти. - Мизин покачал головой. - На самом деле все это намного сложнее, так как «ужасы» воспринимались не зрением, слухом или осязанием, хотя чисто внешне это выглядело именно так, а зарождались в ее голове. Попросту говоря, определенные сигналы воздействовали на соответствующие отделы мозга и вызывали галлюцинации. В том и заключается вся хитрость, что зараза сидит в самом человеке. Как таковой информации, что именно должен видеть пациент, сигналы в себе не несут. Они лишь возбуждают определенные клетки мозга, и тот начинает усиленно действовать. Страх живет в каждом из нас с самого рождения. И горе тому, чей страх вырвется наружу. Даже обычного человека иногда посещают кошмары, а если этот человек еще и видит все это в жизни, то можете себе представить, какие ужасы могли проснуться в Елене Николаевне, учитывая специфику ее работы.

- Это повлияет на ее психику в будущем?

- Кто знает. Если бы ей удалось выйти из Системы или хотя бы сменить темы научных разработок…

Майор криво усмехнулся. Бережную могли оставить в покое только в том случае, если все медицинские светила дали бы однозначное и категорическое заключение: «К работе непригодна». Но никто такого заключения не даст, ведь Елена с виду практически здорова.

- Я попробую полечить Лену нетрадиционными методами, - продолжал Мизин. - Я же колдун.

- А хуже не станет?

- Нет, конечно. Это я вам обещаю, - заверил профессор и, слегка замявшись, добавил: - Если вы переговорите с руководством, чтобы мою командировку в «Колумбию» перенесли на пару недель.

- Ах ты, черт! - в сердцах воскликнул майор. - Совсем забыл, что вы послезавтра улетаете.

«Колумбией» на языке Зоны назывался спецполигон, расположенный в Средней Азии. Там проходили обучение бригады и группы террористов, тщательно отобранные на роли убийц. После подготовки их засылали в различные интересующие нас страны, где они выполняли задания, начиная от обычных покушений на лидеров и кончая созданием беспорядков и кризисов, вызывая тем самым справедливое негодование пролетариата и поднятие у него революционного духа.

В последние годы в программу обучения входило и тайное кодирование курсантов, скрытое под различные медосмотры, тестирования и т. д. Сами бойцы об этом не догадывались. Именно с целью кодирования и выезжал периодически в свои командировки профессор Мизин.

- Насчет вашего отъезда я попробую договориться, - после минутного раздумья произнес Зотов. - Сейчас главное - вылечить Лену.



23

На следующий день прикатила долгожданная комиссия из Москвы, возглавляемая генералом Быковым.

Набелин, Зотов и оба их заместителя, вызванные из отпуска, носились по Зоне, сдирая шкуры с подчиненных, зная, что их собственным шкурам грозит опасность.

Комиссия работала почти неделю, и все это время Зону лихорадило. Но, как это обычно бывает, ураган прошелся по верхам. Быков и его люди улетели, прихватив с собой полковников Набелина и Саблина.

Все убийства свалили на Черкова. То, что в минуты припадка профессор зверски мучил своих подопытных, особо никого не волновало, но покушения на офицера КГБ и двух докторов наук - это было уже слишком. Кроме того, необходимо было выяснить, зачем и для кого готовил профессор «левых» зомби. Из-за Саблина следствие пошло по ложному пути, пытаясь раскрутить возможные связи Черкова. Зотов не мешал этому, по возможности оставаясь сторонним наблюдателем. Он знал, что рано или поздно Быков найдет козла отпущения, а точнее, создаст его сам. Но это уже было головной болью генерала Орлова.

Все это время Елену тщательно скрывали от посторонних глаз. Она лежала в запасном изоляторе под постоянным наблюдением доверенных врачей и Мизина. Зотов с огромной радостью и облегчением видел, как состояние его любимой с каждым днем улучшается. Он бы сутками сидел у ее постели, но служба позволяла это делать только утром и вечером.

Не успел закончиться ужин, как Дмитрий уже был в медчасти.

- Ты сегодня прекрасно выглядишь, - сказал он, присаживаясь на кровать. - Еще пару дней, и прощай, больничная палата.

Она улыбнулась:

- Я устала бездельничать.

- Ну, до работы тебе еще далеко. Сначала санаторий.

Елена вздохнула и хотела что-то сказать, но передумала. Зотов заметил это и вопросительно посмотрел на нее. Она отвернулась, встала с кровати и заходила по комнате, делая на ходу гимнастические упражнения. Дмитрий хотел уже прервать затянувшуюся паузу, но Лена опередила его.

- Ты знаешь, Дима, мне кажется, да нет, я увере на, что не смогу больше работать в Зоне и вообще в Системе.

- Почему? - спросил он, подумав при этом: «Наконец-то началось». В глубине души он уже давно знал, что так все и должно закончиться, и тяжело вздохнул.

- Тебе будет трудно понять.

- Ты попробуй, а там решим.

Зотов знал, что все, кто попадал в Систему, независимо от своего положения становились ее узниками до самой смерти. Все это рано или поздно понимали и смирялись с участью пожизненных заключенных.

- Понимаешь, - продолжала Лена, - я и раньше часто задумывалась о своей работе. То, что мы делаем, ужасно, это противоречит Божьим законам, законам жизни. Меня поддерживало лишь одно - вера, что мои знания помогают тысячам людей. Но жить за счет страданий и мучений других, пусть даже преступников - это грех. Я так больше не могу. Я уверена, что происшедшее со мной - кара за грехи, сотворенные в дьявольском омуте, из которого у меня не было сил выбраться. Но теперь я выберусь, я дала клятву, что отныне не нарушу ни одной заповеди гуманизма.

Дмитрий пожал плечами:

- Гуманизм гуманизму рознь.

- В устах словоблудов, может быть. Истинный же - всегда один.

- Не всегда, вернее, он бывает и ложным. Взять хотя бы практику спасать жизнь новорожденным, за ранее зная, что они будут дебилами, инвалидами без рук, ног или безобразными калеками. Врачам лишь бы уменьшить процент смертности, но хоть раз они задумывались над тем, каково потом жить их пациентам и родителям. Доктора уверяют их в том, что жизнь - самое прекрасное, данное нам Богом, но без их вмешательства Господь давно бы забрал этих детей к себе. Кроме того, жизнь калеки не может быть счастливой. Новорожденный обречен всю жизнь страдать от своего уродства, своей неполноценности, видеть другую жизнь и не иметь возможности жить этой жизнью, постоянно мучиться от вопроса: почему я не такой, как все, за что я лишен обыкновенного счастья быть здоровым? Хоть один из врачей, кричащих о гуманизме, ставил себя на место спасенного им ребенка? В конце концов калека проклянет тех, кто оставил ему жизнь, и будет прав. Эти дети одиноки, и хотя у нас говорят о прекрасных условиях их содержания. Это все ерунда, эти разговоры лишь скрывают проблему. А родители? До самой смерти ухаживать за больным, не имея возможности жить нормальной человеческой жизнью и рожать нормальных детей. Но родители не вечны, и тогда калека останется один на один с нашей ублюдочной жизнью, беспомощный, несчастный, никому не нужный. Зачем все это, скажи мне? Зачем нужен такой гуманизм и кому он нужен? Детям, родителям, врачам, а может, нашим политиканам или этим фанатикам-пацифистам, мать их за ногу!

Зотов зло сплюнул. Он не на шутку разошелся, подсознательно пытаясь отойти от основного вопроса: как быть с Леной?

- Не волнуйся, Дима. Чтобы решить этот вопрос, надо узнать мнение самих инвалидов.

- Я спрашивал и знаю их ответ. На предыдущей работе в «почтовом ящике» у меня был цех, где работали дебилы из дома инвалидов. На них больно было смотреть, и больно не только от вида их душевных и физических страданий, но и от сознания того, что сами-то они не виноваты в своем уродстве, не виноваты в своей жизни, сохраненной благодаря нашим врачам.

- А как же насчет подопытных в лабораториях Зоны?

- Это другое дело. Не путай заслуженную кару с человеческой тупостью. У нас в тяжелых муках дохнут маньяки, убийцы, отъявленные негодяи. Может, где-то в душе по-человечески мне их и жаль, хотя, честно говоря, нет, я не испытываю к ним никаких чувств. Они получили то, что заслужили. Но я-то тебе начал говорить о невинных душах - о детях. Чем они провинились перед человечеством? Почему люди обрекают их на муки продолжительностью в жизнь? Почему врачи берут на себя ответственность решать их судьбы, а у гуманистов нигде не екает?

- В этом я с тобой согласна, но не нам решать подобные проблемы.

- А почему, черт возьми?! Или мы с другой плане ты? До чего у нас любят кивать друг на друга.

- Дима… - Лена обняла его, нежно поглаживая по голове, как обиженного ребенка. - Я с тобой полностью согласна.

Он вздохнул и улыбнулся:

- Извини. Ты права. Не нам решать такие проблемы. - Дмитрий успокоился и взял ее руки в свои. - Так что же мне с тобой делать?

Он не отрываясь смотрел на Лену, любуясь ее глазами, глубокими, как два родниковых озера.

- Не знаю. Я согласна на все, лишь бы не видеть больше этого ада.

- Надеюсь, ты понимаешь, что из Системы просто так не выходят? Тебе придется исчезнуть самой, если не хочешь, чтобы тебе помогли товарищи из управления.

- Не понимаю…

- Если ты откажешься работать, то в скором времени можешь погибнуть в автомобильной катастрофе или еще как-нибудь. Ты слишком много знаешь, чтобы рисковать. У тебя два варианта: уйти за бугор или скрыться в Союзе. Я думаю, что пока лучше последнее. Тебе нужно будет сменить имя и фамилию, место жительства, устроиться на работу в какую-нибудь маленькую конторку, а лучше всего дворником.

- Почему дворником?

- Да потому, что в ином месте ты можешь нечаянно проявить свой интеллект, вызвав нежелательное любопытство сотрудников. Дворник же в основном общается с ведрами да тряпками, а они не любопытны и не болтливы.

Лена рассмеялась, но смех получился невеселым. Над всем, что сказал Дмитрий, она уже думала, но надеялась, что он развеет ее опасения. Этого не случилось, но она уже твердо приняла решение и менять его не собиралась.

- Значит, мне придется исчезнуть.

Зотов не стал запугивать ее окончательно. Не стал объяснять ей, что только дилетанты могут верить в то, будто бы на одной шестой части суши можно спрятаться, затеряться, исчезнуть навсегда. Исчезнуть можно, но лишь в могиле. Если понадобится - живого человека всегда рано или поздно найдут, где бы он ни скрывался - будь то в центре пустыни или на бескрайнем севере.

- Почему ты согласилась работать в Системе?

Елена усмехнулась:

- Ты думаешь, я сознательно оказалась в этом аду? Нет. Я была наивной дурочкой. Мне льстило, что молодого специалиста пригласили работать в лучшем институте с выдающимися профессорами. Я гордилась, что могу принести огромную пользу своему народу и стране. Да и с материальной стороны это было выгодно. Почти сразу я получила все: квартиру, машину, положение в обществе. Система затягивала меня постепенно, незаметно, до тех пор, пока обратного пути уже не было. Разве у нас есть выбор? Кто не с нами - тот против нас. Это извечный принцип нашего существования. Но ты поможешь мне?

- Да. Я сделаю для тебя все.

- Поцелуй меня…

Дмитрий понимал, что решение Лены порвать с Системой - не просто женский каприз. Такими вещами не шутят и, прежде чем решиться, все хорошо обдумывают. Обычно людей толкает на это несколько причин: глубокий душевный кризис, чрезвычайное событие, выбившее из-под ног почву и перевернувшее прежние идеалы, и т. д. Елена с самого начала

приняла Систему в штыки, но та приручила ее, хотя и не подавила. Огромное нервное потрясение послужило толчком к ее нынешнему решению, и обратный путь отрезан навсегда.



24

- Разрешите войти?

- Входи.

- Сержант Машков по вашему…

Зотов жестом прервал сержанта и предложил ему сесть.

- Как дела? - спросил он, протягивая Машкову сигареты, но вспомнил, что тот не курит, и убрал их в стол.

- Нормально, товарищ майор. Как говорится: «Служу Советскому Союзу! ».

- Молодец, сержант. Завтра на батальонном разводе зачитают приказ о твоем награждении: отпуск на родину. Готовься.

Сержант засиял, как начищенная бляха на его ремне:

- Спасибо, товарищ майор!

- Да мне-то за что? Ты заслужил. Вернешься из отпуска - «старшего» получишь. Но это - между нами.

- Могила, - протянул сержант, вспотев от удовольствия.

- И еще. К твоему отпуску я прибавлю три дня командировки. Ты же питерский?

- Так точно!

- Во-от. По этому адресу, - майор протянул Машкову лист бумаги, - отвезешь моему другу посылочку.

Зотов достал из сейфа две литровые банки с вареньем. Оно было густое, темное, и сержанту даже в голову не пришло, что в банке лежало еще и небольшое письмо-инструкция зотовскому приятелю.

- Насколько я знаю, - продолжал майор, - Павловск находится рядом с Ленинградом.

- Так точно. Полчаса на электричке.

- Сначала отвезешь варенье, иначе можешь опоздать: мой друг вот-вот должен уехать. И не дай Бог с банками что-то случится! Понял?

- Так точно! Все будет в лучшем виде!

Машков готов был не то что две банки - цистерну толкать впереди себя до самого Ленинграда, лишь бы оказаться дома.

- Ты был в группе захвата вместе с полковником Саблиным. Как он вел себя? - без всяких предисловий спросил Зотов, глядя в упор на сержанта.

- Да нормально вел, - пожал плечами Машков. - Пер, как танк, я даже удивился.

- Чему?

- Ну, штабист все-таки, московский, - как бы оправдываясь, пояснил сержант. - Рыскать по лесу навыков мало.

- Значит, он хорошо рыскал?

- Честно говоря, в данном случае и дурак бы не заблудился. Следы были очень четкие, и собаки шли уверенно.

Зотов задумался, снова вытаскивая сигареты.

- Значит, Саблин шел уверенно, - как бы спрашивая и одновременно утверждая, произнес он. - Ну что ж, и москвичи что-то умеют. Да?

Машков еле сдержал улыбку, когда Зотов то ли специально, то ли непроизвольно сравнил Саблина с собаками.

- Так точно! - ничего не понимая, но решив благоразумно согласиться, выпалил сержант. Сам же подумал: «Видать, вдуют полковнику по самые уши. Не зря Зотов землю роет.

- Вот тебе и «так точно», - нахмурился майор. - А вторую-то группу проворонили!

Сержант виновато отвел взгляд.

- Ладно, вроде все, - подвел черту Зотов. - О нашем разговоре помалкивай. Если вопросов больше нет - свободен.

- Когда выезжаю?

- Завтра вечером.

- Разрешите идти?

Зотов кивнул.

* * *
* * *
* * *

Прошло три дня. После завтрака Дмитрий заглянул к Лене.

- Запомни сегодняшнее число. С седьмого июля у тебя начинается новая жизнь, - сказал он и поцеловал любимую. - Вечером, если мне удастся переправить тебя в Ленинград, я отправлю генералу шифровку, что после внезапного осложнения ты скончалась, как говорится, в одночасье.

- А как же врачи? Не заложат?

- Не думаю. Они знают, что если откроют рты, то придется тоже самое сделать и мне, сообщив об их нелегальной торговле человеческими органами.

- Да у тебя тут бардак, товарищ майор.

- Нужно везде иметь своих людей.

- А как Мизин? Хотя он не выдаст, я с ним поговорю.

- Да уж, пожалуйста. Правда, на крайний случай и на него у меня найдется компромат.

- Ты опасный человек.

- Работа такая… В Ленинграде тебя встретит мой человек и предоставит жилье. Он же поможет с документами, работой, деньгами. А теперь пошли, времени мало.

Они спустились в отсек для контейнеров. Елена удивленно окинула взглядом холодное неуютное помещение, свинцовые и стальные ящики и черное отверстие шахты для спецотходов.

- Ты что, решил меня пустить в расход, как использованный материал? - попробовала она пошутить, но получилось мрачновато.

- Наоборот…

Дмитрий подвел ее к одному из контейнеров и открыл крышку. Внутренние стенки были выложены поролоном, и из него же сделано что-то наподобие кресла.

- Тебе придется провести в этом ящике около четырех часов. Отверстия для воздуха есть - сам проделывал. Под креслом термос с кофе. Отдыхай, набирайся сил. Думаю, тебе будет удобно. И постарайся не чихать и не кашлять.

- Зря сказал. Теперь обязательно обчихаюсь.

Лена решительно полезла в контейнер. Зотов, улыбнувшись ей на прощание, быстро закрыл крышку, поставил пломбу, осмотрел еще раз со всех сторон стальной ящик и вышел из отсека.

Поднявшись наверх, он сообщил дежурному, что контейнеры готовы к отправке.

Через четыре часа в аэропорту, когда контейнеры уже были перевезены от вертолета к грузовому самолету ВВС и ждали погрузки, Зотов, отпустив солдат в местный буфет, подошел к одному из стальных ящиков и тихо постучал по крышке:

- Как ты там, жива еще?

- Долго мне сидеть в этом гробу? - послышался в ответ приглушенный голос.

- Все, приехали. - Он быстро сорвал пломбу и вскрыл контейнер. - Иди в аэровокзал и жди меня у касс, - велел Дмитрий, помогая Елене вылезти.

Он проводил ее взглядом до дверей здания и посмотрел на часы.

- Опять опаздывает, - покачал он головой, но не успел закончить фразу, как на поле выскочил грузовик и на полной скорости помчался к Зотову.

Громыхая и скрипя тормозами, машина остановилась рядом с контейнерами, и из кабины вышел улыбающийся шофер-кавказец.

- Здорово, начальник. Ну спасибо, мне как раз такой ящичек и нужен. - Он радостно обнял майора, хлопая его по спине огромными ручищами. - Ашотик и раньше был твоим должником, а теперь слуга навек.

- Забирай быстрее и сваливай!

- Понял! Ребята, за дело!

Из крытого кузова выскочили три человека и, поднатужившись, закинули контейнер в машину.

- Ну, бывай, начальник!

Машина исчезла так же быстро, как и появилась. Дмитрий, проследив за погрузкой в самолет оставшихся контейнеров и передав сопроводительные документы подъехавшему лейтенанту, наконец-то свободно вздохнул и направился в здание аэровокзала.

Через пару часов Лена уже подлетала к Ленинграду.

«В Питере, как всегда, дождь, - подумала она, тоскливо смотря в иллюминатор. - И темнота. Я почему-то всегда приезжаю на родину вечером».

Ее мысли были невеселыми. Неизвестность пугала, но прошлое было еще страшнее. Единственное, что успокаивало,- это Зотов. И хотя его не было рядом, каждую минуту она чувствовала незримую поддержку этого человека. Его сила, уверенность, выдержка передавались и ей.

Встреча с другом Дмитрия прошла как по сценарию. Отличительные знаки, обмен паролями, и вот они уже мчались в машине по Московскому проспекту к центру города.

- Куда вы меня привезли? - спросила Елена, выходя из машины.

Они стояли в темном дворе-колодце старого многоэтажного дома. Мрачные, заплесневелые, мокрые стены, грязные окошки, мусор под ногами…

- Это, конечно, не интеротель, но внутри, я думаю, будет получше, - ответил друг, предлагая ей войти в один из подъездов.

- Надеюсь.

Лена брезгливо съежилась, боком вошла в двери и, стараясь не прикоснуться к обшарпанным загаженным стенам, стала подниматься по крутым ступенькам.

- Это что, черный ход?

- Был до революции. Теперь парадный.

Поднявшись на третий этаж, друг подошел к массивной окованной железом двери и, достав связку ключей, стал по очереди открывать многочисленные замки.

Квартира оказалась небольшой, но очень милой, со вкусом обставленной в восточном стиле.

- Здесь что, какой-нибудь шах скрывается? - спросила Елена, с интересом осматривая весьма дорогое убранство.

- В данном случае - шахиня.

- Я здесь надолго?

- Пока не знаю. Могу с уверенностью сказать лишь одно: пока вам не следует выходить из квартиры. Все необходимое для жизни - в шкафах и в холодильнике.

- Значит, я пленница?

Друг улыбнулся:

- Скорее, разведчица, ушедшая на дно.

- Про дно это вы правильно сказали, но мне от этого не легче, - вздохнула она, подумав: «А что я, собственно говоря, ною? В моем положении надо помалкивать и радоваться, что так все удачно складывается. Тьфу, тьфу, тьфу…».

Она незаметно постучала по столу и взглянула на друга. Тот улыбнулся, будто прочел ее мысли.

- Что со мной будет дальше?

- Простите, но это не входит в мою компетенцию. Пока не входит. Я жду дальнейших указаний от Дмитрия Николаевича.



25

Вот уже несколько дней у Зотова было чемоданное настроение: он знал, что в Зоне ему осталось служить недолго.

Несмотря на свою непоседливость майор был консерватором и не любил крутых перемен. Он уважал стабильность, уверенность в завтрашнем дне. С самого начала зная, что служба чекиста - перекати-поле, он все же не мог свыкнуться с этим и очень негативно относился к подобным переменам. Он знал, что в глубине души будет тосковать по Зоне, как тосковал по всему, во что вкладывал душу.

Сидя в кресле у себя дома, он рассматривал комнату, словно видел ее впервые. Всю противоположную стену занимали застекленные полки, на которых стояли модели самолетов и вертолетов. Модели эти в основном были из Чехословакии, Польши, Германии, Италии. Зотов сам их склеивал, наносил боевую окраску, опознавательные знаки и бережно ставил на полочку. Мальчишки постоянно ходили к Дмитрию, чтобы посмотреть на мини-музей боевой авиатехники, а хозяин подробно рассказывал им о каждом самолете.

Почти все мужчины в Зоне что-нибудь коллекционировали: марки, значки, этикетки от спичечных коробков. Один собирал даже этикетки от советских и импортных спиртных напитков, хотя сам был трезвенником, и оклеивал ими стены.

Майор печально посмотрел на свою коллекцию: что будет с ней? И что, черт возьми, будет с ним самим?!

Через три дня, когда товарищи по работе попрощались с невинно убиенной Еленой Николаевной Бережной, майор повез капсулу с ее прахом в последний путь - в Ленинград, чтобы похоронить рядом с могилой матери.

Ленинградские товарищи из Большого дома на Литейном были предупреждены, поэтому похороны прошли быстро и по-деловому.

Зотову очень хотелось приехать к Лене на новую квартиру, но еще на кладбище он заметил за собой «топтуна». Кроме того, в Зоне он получил приказ срочно прибыть на Лубянку. Учитывая эти два обстоятельства, майор сразу же после похорон поехал в аэропорт. Встреча с любимой откладывалась на неопределенный срок.

В аэропорту, обманув соглядатая, Дмитрий улучил момент, чтобы бросить в почтовый ящик заранее приготовленное письмо с дальнейшими инструкциями своему другу. Майор полулежал в кресле самолета, уставившись на табличку «Не курить». Он знал, что начальство вряд ли помилует его: слишком много было допущено ошибок. Конечно, половину из них он собирался списать на Саблина, но вторая-то половина оставалась. В лучшем случае Зотова ждала «тьмутаракань», в худшем - несчастный случай. Начальник Зоны вылетел две недели назад, и до сих пор о нем ничего не известно. Теперь настала очередь начальника Особого отдела.

«А может, плюнуть на все и исчезнуть вместе с Леной? - думал Зотов, понимая, однако, всю безнадежность ситуации. - Хотя уже поздно. Вот он, мой родной, сидит, гад, глазки прикрыл, а сам так и зыркает, чтобы я случайно из самолета на ходу не выпрыгнул. Может, они вообще меня около трапа возьмут. Под белые рученьки и на персональной машине прямо к шефу».

Внизу замелькали посадочные огни. Толчок, шорох колес о бетонную полосу и, наконец, остановка. Наступил момент полного затишья, когда уставший самолет остановился как вкопанный, в последний раз взревев турбинами. Все облегченно вздохнули: «Прилетели».

Дмитрий тоже вздохнул, но тяжело и по другому поводу. Подойдя к выходу, он увидел черную «Волгу». Группа товарищей с рожами, как у Мюллера, стояла по обе стороны трапа.

Зотов усмехнулся:

- «Это конец», - подумал Штирлиц, сунув руку в карман брюк.

Услышав его слова, стюардесса улыбнулась и с интересом посмотрела на Дмитрия, но он уже спускался по трапу.

Молча и не дожидаясь приглашения, Зотов сел в машину. Товарищи мысленно поблагодарили его за понимание. Заполучив долгожданного пассажира, «Волга» взревела, резко рванулась с места, визжа колесами, и помчалась к шоссе.

Сотрудник, прикрывавший в самолете глаза, ничуть не удивился подобному исчезновению своего клиента. Но каково же было его удивление, когда в здании аэропорта к нему подошли другие товарищи в штатском и показали пароль для продолжения слежки.

- Так его же увезли, - выдохнул сотрудник, вступая в открытый разговор и нарушая инструкцию конспирации.

Товарищи переглянулись:

- Как это «увезли», когда нам было приказано принять его у тебя и вести до Управления?

- Да вот так! Подкатила наша машина к трапу - и «адью».

Ничего не понимая, но предвидя большие неприятности, чекисты помчались к своему авто.

А в машине майор уже через минуту понял, что его не повезут в Управление: «Волга» повернула в противоположную сторону. На арест это тоже мало походило, так как его не обыскивали и пистолет по-прежнему висел под мышкой.

- Куда едем? - спросил Зотов у молчаливых попутчиков.

- Прямо.

Дмитрий усмехнулся. С этими ребятами все было ясно, во всяком случае, желание задавать вопросы у него пропало. Он смиренно сложил руки на коленях и лишь посматривал по сторонам. Неожиданно его осенило: «А не люди ли это Кудановой Саблина?», и Зотов тут же начал прокручивать возможные варианты «заднего хода».

Примерно через полчаса машина остановилась у особняка. Ворота открылись сразу: видно, висевшие по бокам телекамеры были отнюдь не архитектурным украшением.

Двор оказался довольно большим: аккуратные газоны, клумбочки, серебристые ели. Здание было сталинской эпохи - величественное и холодное, с орнаментом из серпов, молотов и звезд по фронтону.

Навстречу машине вышел моложавый подтянутый офицер в штатском. Зотов облегченно вздохнул, узнав в нем адъютанта своего шефа. Капитан предложил Дмитрию следовать за ним.

Внутреннее убранство особняка было роскошным и казенным одновременно. Почему-то в смысле дизайна все генералы поразительно схожи во вкусах или в безвкусице.

Перед массивной дубовой дверью сопровождающий сделал Зотову знак остановиться, а сам прошел внутрь. Через минуту адъютант вернулся и, забрав у майора пистолет, предложил войти.

Комната, в которую попал Дмитрий, была рабочим кабинетом. В глубине стоял громоздкий письменный стол, за которым, чуть сгорбившись, сидел генерал Орлов. В свои сорок восемь он выглядел на десять лет моложе. Сильное волевое лицо, мощные скулы и довольно широкий лоб. Несмотря на легкую сутулость у него была фигура борца, и даже в штатском костюме в нем без труда угадывался генерал.

Зотов подтянулся и, сделав чеканный шаг вперед, отрапортовал:

- Товарищ генерал-майор Госбезопасности, майор Зотов по вашему приказанию прибыл.

- Ну, во-первых, не сам прибыл, а доставили. - Генерал оторвался от бумаг и посмотрел на Дмитрия. - А во-вторых, садись.

Зотов послушно сел, уставившись на шефа. Главное, выдержать его взгляд, быть спокойным и уверенным.

- Рассказывай. - Глаза генерала слегка потеплели. - С самого начала и поподробнее.

Зотов набрал полные легкие воздуха и начал повествование…

Генерал сделал вид, что задумался, хотя давно уже знал, и о чем спрашивать майора, и о его дальнейшей судьбе.

- Скажи, Зотов, - наконец сказал он, - по твоим прикидкам, сколько еще «экземпляров» могла подготовить Куданова нелегально и сколько из них гуляет сейчас на свободе?

Это был каверзный вопрос, но отступать было некуда. Майор пожал плечами:

- Трудно вычислить. По документам через руки только одной Веры Александровны прошло двадцать три «экземпляра». Все они были заказом Управления и ушли дальше по этапу. Что же касается бросового материала для серийных опытов, то за три года Куданова отправила в могильник более четырехсот подопытных.

- А как проверить, сколько человек в могильнике?

- Никак. Даже если его вскрыть, ни одна экспертиза не определит, сколько там человек и есть ли они вообще. Их распыляют особым способом прямо в лаборатории, а затем в контейнерах вместе с другими отходами переправляют в могильник через шахту для спецотходов.

- Значит, контроль смертности только на бумаге?

- В общем, да. Идет обычный производственный процесс, конвейер.

- Скажи, майор, тебя не шокирует то, что ты сейчас говоришь?

- Я уже привык.

- Но, надеюсь, ты понимаешь, под чем подписываешься? Это значит, что на свободе может гулять целая группа неучтенных зомби. Да если ты окажешься в следственном изоляторе, наши громилы из тебя все жилы повытаскивают.

Майор понял, что сейчас застенки КГБ его миновали. Иначе зачем бы тогда генерал заводил этот разговор? Подобная же неконтролируемость зомби тщательно скрывалась от руководства вообще и партийного тем более. В противном случае переполох в благородном семействе мог принять непредсказуемый оборот.

- Что ж, майор, ошибок ты, конечно, сделал предостаточно. Но, я думаю, мы спишем их на пословицу: «Не ошибается тот, кто ничего не делает». То, что ты несмотря на чувство самосохранения, несмотря на нажим Саблина все-таки не закрыл дело и довел его до конца, - это тебе плюс. Это, пожалуй, единственное, что перевесило чашу весов при решении твоей дальнейшей судьбы.

Майор не сдержал улыбки.

- Улыбайся, Зотов, пока улыбается. А теперь, слушай меня внимательно. - Генерал сделал паузу, впившись глазами в Дмитрия.- С сегодняшнего дня официально ты в отпуске, а затем будешь якобы переведен на Дальний Восток. В действительности войдешь в группу майора Корнеева. Знаешь такого?

- Вальку, что ли? Простите, Валентина Семеновича? Мы с ним друзья.

- Да, его. Жить будешь по этому адресу… - Генерал протянул листок. - Квартиросъемщики на два года завербовались в Алжир, так что хозяйничай спокойно. В Управление ни шагу. Остерегайся людей Быкова. Сейчас тебя отвезут на ближайшую станцию метро, а там дуй прямо на квартиру. Смотри, чтобы «топтун» не приклеился. Утром к тебе подъедет Корнеев, подробно проинструктирует и введет в курс дела.

Пока генерал давал ЦУ, Зотов думал: говорить ему о Сан Саныче или обождать. Теперь он решил сначала посоветоваться с Валентином, а там видно будет.

Генерал встал и протянул Зотову руку:

- Удачи тебе, майор. Она тебе теперь очень понадобится. Задание будет непростое, но ты парень бравый, я тебе верю. С Богом!

Они крепко пожали друг другу руки. Зотов на прощание вытянулся в струнку и, круто повернувшись, направился к двери. У самого выхода генерал остановил его:

- Запомни, Дмитрий Николаевич, майор Корнеев поручился за тебя своей головой. То, что ты жив, - и его заслуга тоже.

- Спасибо. Я запомню это.

В коридоре ждал адъютант. Он вернул табельное оружие и, как всегда, вежливо и холодно предложил Зотову следовать за ним.

«Ну, майор, - покачал головой Дмитрий, - кажется, мечты твоей далекой юности начинают сбываться. Но вот рад ли ты этому теперь? А впрочем, служба есть служба. Хорошо, что буду работать в одной упряжке с другом. Главное, что Ленка жива и что поверили, но вот какое задание меня ожидает?»

Когда Зотов вышел у метро, на улице окончательно стемнело. Людской поток подхватил его и стремительно понес вперед, кружа в водоворотах, выплескивая на берег и снова поглощая. Майор всегда любил людей, но понял это только в Зоне. Приезжая в командировки, он с удовольствием погружался в бешеный ритм столичных улиц, чувствуя себя как рыба в воде, получая не то разрядку, не то, наоборот - заряд бодрости. Он смотрел на прохожих, таких разных, веселых и грустных, озабоченных и бесшабашных. Он отдыхал душой, видя, что есть на земле и простая, обыденная жизнь, без всех этих Зон, лабораторий, «экземпляров», всего этого ужаса, присасывающегося, как пиявка, к живому телу Земли и сосущего из него кровь.

Но несмотря ни на что Зотов верил, что когда-нибудь люди забудут о животном страхе, отравляющем все вокруг, и смогут вздохнуть легко и свободно, не опасаясь за будущее свое и своих детей.


Поделиться впечатлениями