Женщина Габриэля

Робин Шоун



Глава 1

Гарибиэль знал эту женщину в потертом плаще.

Знал, потому что когда-то сам был ею.

Холод. Голод.

Идеальная добыча и идеальный хищник.

Она пришла, чтобы убить ангела.

И не доживет до рассвета.

Гул голосов нарастал над клубами желтого тумана и серого дыма. Мужчины в черных фраках и белых жилетах и женщины в переливающихся платьях с мерцающими драгоценностями перемещались в лабиринте освещенных свечами столов: вставали, садились, откидывались на спинки стульев из гондурасского красного дерева или, наоборот, склонялись над белыми шелковыми скатертями.

Они не знали, что являются приманкой: сливки английского общества, ищущие удовольствия, и лондонские шлюхи, стремящиеся к их богатству.

Они не знали, что женщины охотились за ними; тело Габриэля пульсировало знанием.

Удовольствия; богатства.

Жизни; смерти.

Вновь открывшийся «Дом Габриэля» — заведение, где удовлетворялись любые чувственные желания — приглашал к себе и шлюх, и клиентов.

Секс и убийство.

Вспыхнуло белое пламя.

Мужчина, находящийся двадцатью футами ниже, перехватил его взгляд.

Мужчина, чьи волосы были столь же темны, как у Габриэля светлы.

Мужчина с фиалковыми глазами вместо серебряных.

На правую щеку падала тень.

Двадцать семь лет воспоминаний связывали их. Картины голодной военной Франции вместо зимней Англии, два полуголодных тринадцатилетних мальчика вместо двух сорокалетних мужчин в сшитых на заказ черных фраках и белых жилетах.

—  Два моих ангелочка,— так говорила мадам, которая подобрала их на парижской улице. — Темный — для женщин, светлый — для мужчин.

Она научила их ремеслу шлюх, и в этом им не стало равных; она преподала им восьмой смертный грех, и они попрали его.

Пламя свечи потускнело, неожиданно возвращая Габриэля к пистолету, который оттягивал левую руку.

Майкл, ангел со шрамами, пришел, чтобы защитить Габриэля, неприкасаемого ангела.

Месть была бы невозможной без него.

Без него в ней не было бы необходимости.

Женщина умрет, потому что темноволосый ангел выжил.

И полюбил.

Пульс неустанно отбивал ритм по розовому дереву: мужчины, женщины; боль,удовольствие; жизнь, смерть.

Самовзводный револьвер имел ударно-спусковой механизм двойного действия: ручной — для точного прицеливания, самовзводный — для быстрой стрельбы.

Он мог взвести курок вручную.

Он мог спустить крючок в единственном точном выстреле.

Одна пуля убила бы Майкла.

Одна пуля остановила бы двадцатидевятилетний цикл смерти.

Габриэль не спустил курок.

Он не мог убить Майкла.

Второй человек послал женщину, чтобы она выполнила работу, которую не смог сделать Габриэль шесть месяцев назад.

Внезапное понимание отозвалось в позвоночнике.

Женщина остановилась на границе света горящей свечи, Майкл попал в ее поле зрения.

Краем правого глаза Габриэль заметил, что официант в коротком черном сюртуке и белом жилете наклонился, поднимая с пола белую шелковую салфетку. Тотчас, ниже Габриэля, два официанта осторожно прикрыли Майкла.

Их руки не поднимались: они не были подготовлены стрелять в женщину.

Через четыре столика официант разливал шампанское из только что открытой бутылки, искрящаяся жидкость пенилась в мерцающем хрустале.

Не было никаких признаков того, второго. Но он был здесь, хамелеон в черном фраке и белом жилете. Замаскированный под посетителя или проститутку. Откинувшийся на спинку стула из гондурасского красного дерева или, наоборот, облокотившийся на белоснежную шелковую скатерть.

Безжалостный. Непоколебимый.

Пресыщенный жаром секса и острыми ощущениями убийства.

Время замедлило удары сердца Габриэля.

Женщина, скрытая плащом, вытянула руки из своего одеяния, зажимая ими тупой темный предмет.

Матовое покрытие пистолета не отражало света. Габриэль знал это, потому что его револьвер был таким.

Оглушающий шум сексуальных разговоров затих.

Голова женщины скрывалась под складками капюшона, и Габриэль не мог разглядеть ее лица.

Сожаление пронзило его.

О мужчинах и женщинах, которые были мертвы; о мужчинах и женщинах, которые будут мертвы.

О женщине внизу, которая готовилась умереть.

Идеальная добыча и идеальный хищник.

Габриэль прицелился в бледное пятно ее лица.

В то же самое время чистый женский голос произнес:

— Джентльмены, я предлагаю вам свою девственность.

Габриэль застыл.

Женщина была одета, как шлюха, но говорила, как воспитанная дама.

Постепенно стихли смех благородных господ и хихиканье опытных проституток.

Зашуршал шелк. Затрепетали огни свечей.

Растерянность обездвижила официантов.

Служебные обязанности предписывали прогнать женщину в дешевом плаще прочь; опыт говорил, уже поздно: она привлекла внимание богатых клиентов.

Девственность была первосортным товаром.

Официанты не станут вмешиваться.

— Мужчина, который сделает самую большую ставку, получит свою награду сегодня же ночью, — громким голосом продолжила она; ее руки были опущены, тело неподвижно, смерть притаилась на расстоянии пистолетного выстрела от нее. — Давайте начнем со ста пяти фунтов?

Сто пять фунтов, — пронеслось через мглу и дым.

На улицах Лондона девственность — настоящая или фальшивая — стоила пять, а не сто пятьфунтов.

Внезапно в сознании Габриэля вспыхнуло воспоминание: maison de rendezvous,1Французский дом свиданий — здесь и далее примечания переводчиков, язык — французкий, если не указано иначе.а не английский, женщина в роскошном фиолетовом атласе, а не в поношенном темном плаще.

Двадцать семь лет назад мадам продала его девственность за две тысячи шестьсот шестьдесят четыре франка.

Сто пять фунтов были эквивалентны двум тысячам шестистам шестидесяти четырем франкам.

Женщина могла получить эту информацию только от двух людей: Майкла или того, второго мужчины.

Габриэль ни секунды не сомневался, от кого из двоих она почерпнула эти сведения.

Он приподнял пистолет.

— Разбежалась! — злобно ухмыльнулась дешевая проститутка. — Ни один рыбий пузырь не стоит ста пяти фунтов, дорогуша!

Свет и тени вздрогнули от взрыва мужского и женского хохота.

Женщина в плаще не смеялась.

А тот, другой?

Нацелил ли он свой револьвер на Майкла, в то время как Габриэль навел пистолет на женщину? Знала ли она, медленно сжимая спусковой механизм, какая участь ее ожидает?

Эта женщина пришла, чтобы убить ангела… или чтобы отвлечь его?

— Уверяю вас, мадам, — холодно парировала женщина. — Моя девственность не куплена у торговца рыбой. Она настоящая.

И это могло оказаться правдой.

Обстоятельства выгоняли целомудренных и образованных женщин на улицу, равно как беспутных и необразованных.

Все это не имело значения.

Оружие в руках девственницы было таким же смертельным, как и в руках проститутки.

Изогнутый металл обхватил средний палец Габриэля.

— Ну, девочка, тогда сними плащ и покажи нам, что ты там продаешь, — грубо бросил вызов лорд Джеймс Уорд Хант, граф Голберн и министр внутренних дел.

Габриэль не удержался и взглянул на него.

В свете горящих свечей смазанные жиром волосы лоснились, как мазут.

Тень превращала красное в черное.

Наверное, кровь этой женщины будет отливать так же, как волосы министра.

— Я не вижу причин, по которым должна демонстрировать себя, сэр, — спокойно возразила женщина в плаще. — Ценность имеет моя девственность, а не тело.

Ответ оборвал остатки смеха.

Шлюхи, желающие поймать клиента, не отказывались показать себя.

Габриэль знал это, потому что сам был шлюхой больше двенадцати лет.

Одеваясь. Раздеваясь.

Соблазняя. Обольщая.

Казалось, секс был небольшой платой за пищу, одежду и возможность спать в кровати. Поначалу.

В конце он трахался лишь для того, чтобы доказать, что не был шлюхой, которой его выучили быть.

Тот, другой, доказал, что он ошибался.

— Ей-богу, у нее есть для этого основания! — Габриэль сосредоточился на женщине вместо недавно избранного члена парламента, который это прокричал. — Я дам тебе двадцать фунтов, пойдет?

— Девственность женщины — это ее приданое, — спокойно ответила женщина в плаще, поворачиваясь от Майкла к члену парламента. От изменения позы стало видно темный предмет, который она сжимала. Это была сумочка, а не пистолет. — И это все, во что вы оцениваете женскую девственность? Двадцать фунтов? Вы бы также дешево оценили свою дочь или сестру, выдавая их замуж?

Неодобрение сменилось оживлением мужского интереса.

Шлюхи обоих полов никогда не сравнивали себя с благородными клиентами.

Не зависимо от того, как много они требовали за свою плоть.

Задорный смех разрезал свечной полумрак.

Английский джентльмен и лондонская шлюха поднимались вверх по лестнице, обрамляющей салон и устеленной плисовым красным ковром. Одетый в черный фрак покровитель направлял любовницу в шелковом платье с турнюром.

Они достигли согласия, потягивая шампанское, их тела закрепят сделку в спальне наверху.

Тело Габриэля пружинило, готовясь выстрелить из самовзводного револьвера, в то время как жара, ароматы, звуки и виды мужчин с женщинами сдавливали ему яички.

Габриэль не боялся, что может умереть сегодня ночью.

Это может случиться и позже.

Наказанием ему будет видеть смерть Майкла, собственная смерть была бы для него наградой.

За боль, за удовольствие

— Мадмуазель, я заплачу сто пять фунтов за вашу… невинность, — предложил шелковый мужской голос.

Вспышка узнавания пронзила мозг Габриэля.

В последний раз, когда он слышал этот голос, его обладатель говорил на журчащем французском языке вместо отрывистой английской речи. Габриэль безошибочно знал, кому принадлежал этот голос: второй мужчина сделал ставку на женщину в плаще.

Боковым зрением Габриэль заметил какое-то черно-белое движение.

Голова рефлекторно повернулась направо, сердце забилось, левая рука замерла, ожидание закончилось.

Мужчина в черном фраке склонился над белой шелковой скатертью. Голубые и оранжевые огоньки вспыхнули между концом сигары и конусообразной свечой. Седые волосы блеснули в игре двух цветов, рассеянной завитками дыма.

Это был не тот человек, который предложил сто пять фунтов.

Это был не тот человек, которого Габриэль убьет или погибнет сам от его руки.

Отдаленный звон часов поглотился деревом, стеклом, пульсирующей сексуальностью и ожиданием смерти, ради которой был построен дом Габриэля: Биг Бен отсчитал час, два, три…

— Я предлагаю сто двадцать пять фунтов.

Лысеющая голова сияла, как луна, над блестящей золотой запонкой.

— Я даю сто пятьдесят фунтов.

Искры огня, отражаясь от хрусталя, вспыхивали в темных волосах.

—  Mein Got, — воскликнул в середине салона барон Стратгар. Его круглое лицо раскраснелось от алкоголя, а немецкий акцент усилился от волнения. — Я ставлю двести фунтов.

Ощущение напряженной бдительности Майкла стискивало грудь Габриэля, в то время как ожидание того, другого мужчины, скручивало ему живот.

Тихий шепот перерос в приглушенную какофонию, двести голосов терялись в догадках.

В доме Габриэля никогда не устраивали аукционов. Но сейчас он проходил.

Мужчины не выкладывали двести фунтов за женскую девственность. Но Стратгар только что это сделал.

Габриэль приготовился к следующей ставке.

Наблюдая.

Ожидая.

Вспоминая…

…Как впервые прочитал свое имя, написанное Майклом, пока они ожидали, когда день превратится в ночь.

…Как написал свое первое слово — Michael, практикуясь в правописании в промежутках между тем, когда женщины покупали темноволосого ангела, а мужчины приобретали его.

Гадая…

…Когда пропадет потребность в сексе, а он перестанет переживать о том, что никогда не сможет иметь.

…Почему же он не может забыть слова женщины, что когда-нибудь найдет ту, которая доставит ему наслаждение. И таким образом будет вознагражден за все, что успел пережить.

Ожидание закончилось беспокойным движением.

Стремительно поднявшись, отбрасывая назад стул, немецкий барон ринулся огласить свою ставку.

— Я дам вам пятьсот фунтов.

Стратгар замер на середине движения, когда седовласый мужчина сделал свое предложение.

Пристальный взгляд Габриэля переместился со спины седовласого мужчины на блондинку, сидящую напротив него, а затем остановился на мужчине, сидящем за ними.

Сзади волосы того были настолько черны, что мерцали синим отливом.

Габриэлю не нужно было видеть его глаз, чтобы знать, какого они цвета: он видел их каждый раз, когда, засыпая, закрывал свои глаза.

Внезапно весь салон ожил от мужских размышлений и женского недовольства.

Женщине в плаще предложили пятьсот фунтов. И теперь каждый клиент жаждал обладать ею.

Отрывистые голоса раздавались в стремительной последовательности.

— Пятьсот двадцать пять фунтов.

— Пятьсот семьдесят пять фунтов.

— Шестьсот фунтов.

— Шестьсот пятьдесят фунтов.

— Семьсот фунтов.

Скрипящий звук прорезался сквозь шум — открылась дверь. Свет отсек темноту, приближался финал.

В двух футах позади него остановился мужчина; двадцатью футами ниже Майкл пронзил его взглядом.

— Тысяча фунтов, — полоснуло по слишком натянутой коже Габриэля.

Предложение поступило от того, второго мужчины.

Ошеломленное недоумение наполнило салон.

Только двое шлюх запрашивали такую высокую цену. Мишель д’Анж — ангел Майкл, мужчина, названный так за свою способность доставлять женщинам оргазмы, и мужчина, который последние двадцать семь лет был известен как Габриэль.

Габриэль — шлюха.

Габриэль — хозяин.

Габриэль — неприкасаемый ангел.

Шипение свечей скрыло понимание, промелькнувшее на лице Майкла: он понял, что тот, второй человек снова сделал ставку.

Узнал ли Майкл его голос? — спрашивал себя Габриэль.

Он нацелил револьвер на черные, с синим отливом волосы.

Узнает ли Майкл черты лица второго мужчины после того, как пуля войдет ему в затылок и выйдет через лицо?

— Месье. — Мужчина позади Габриэля не стал подходить ближе — Гастон слишком долго работал на Габриэля, чтобы совершить такую ошибку. — Месье. Он пришел, как вы и предсказывали.

Все, кто работал в доме Габриэля, знали, что ждут того, второго. Для этого хозяин и восстановил дом Габриэля, чтобы заманить его сексом… убийством.

Майклом.

Габриэлем.

Но они не знали, как он выглядит.

Они не знали его запаха.

Они не могли чувствовать его так, как чувствовал его Габриэль: как опухоль, поглотившую надежду и отчаяние, любовь и ненависть.

— Как ты узнал, что он здесь, Гастон? — поинтересовался Габриэль ровным тоном, пистолет не дрогнул.

— Он написал вам un message,2посланиемесье.

Гастон говорил с явным французским акцентом.

Майкл говорил по-французски, как француз, но все-таки он был англичанином.

Габриэль говорил по-английски, как англичанин, но все-таки он был французом.

Он не знал, из какой страны приехал тот, другой. Габриэль убил единственного человека, который мог ответить на этот вопрос.

Хотя это не имело значения. Не обязательно знать национальность человека для того, чтобы его убить.

Габриэль сжал спусковой крючок…

Седовласый господин внезапно встал, загораживая собой второго мужчину. Он помог блондинке подняться.

Встав на ноги, она оказалась выше седовласого мужчины и была элегантной, насколько это может позволить себе успешная проститутка. На шее и в ушах сверкали бриллианты. Дым и смог витали вокруг ее волос — почти таких же светлых, как у Габриэля.

Это напомнило Габриэлю, что он уже видел седого мужчину и блондинку раньше. Но вот где?

— Когда он передал тебе сообщение, Гастон? — бросил он.

Тот, второй, подкупил двух его швейцаров, так как вход был разрешен только мужчинам.

В доме Габриэля не обслуживали бедняков.

Габриэль задался вопросом, а не подкупил ли второй мужчина еще и управляющего.

И знал, что это также было возможно.

Каждый мужчина и женщина в его доме имели свою цену.

Они не работали бы на Габриэля, если бы не имели цены.

Седовласый мужчина и блондинка медленно прошли мимо освещенных свечами столов. Клубы сизого дыма потянулись за ними.

Женщина в плаще оставалась неподвижной. Не обращая внимания на опасность, роящуюся вокруг нее.

— Официант поднял его с пола, — холодно ответил Гастон, обиженный невысказанными подозрениями Габриэля. — Оно было написано на une serviette.3салфетка

Образ официанта, наклоняющегося и поднимающего салфетку, промелькнул перед глазами Габриэля.

Тело покрылось мурашками от внезапного предчувствия.

Официант не подходил к мужчине с иссиня-черными волосами.

Он хотел оттянуть курок.

Он хотел убить того, другого мужчину.

Он хотел очиститься финальной смертью.

Гарбиэль не оттянул курок.

Вместо этого он наблюдал за седым мужчиной. И за блондинкой.

Он видел, как пара остановилась у выхода.

За спиной Габриэля напряженно ожидал Гастон. Блондинка перед Габриэлем изящно повернулась, светлое шелковое платье закружилось.

Седовласый мужчина ступил в дверной проем.

И тот момент, когда он скрылся из виду, Габриэль вспомнил его. Он был членом клуба «Ста Гиней», заведения, которое обсуживало только гомосексуальных мужчин, которые переодевались в женщин.

Поэтому Габриэль более пристально взглянул на женщину.

Резкое узнавание пронзило его.

На него смотрели не глаза женщины, а глаза того, второго мужчины.

Замаскированного под проститутку, а не клиента.

Женщину, а не мужчину.

За этим открытием пришло второе.

Тот, другой, привел женщину в плаще не для того, чтобы убить Майкла, темноволосого ангела: он привел ее для Габриэля, светловолосого ангела.

Улыбнувшись, второй мужчина послал воздушный поцелуй и шагнул прочь. За пределы досягаемости Габриэля.

Из его дома.

В то время как Габриэль смотрел, не в силах остановить его.

Так же, как связанный на чердаке, он не мог остановить его. В то время, пока второй мужчина давал ему уроки, которые не была способна дать французская мадам.

Гнев сковал мускулы.

Габриэль расставил ловушку, чтобы самому угодить в нее.

Тот, второй не собирался сегодня убивать Майкла, но он все равно убьет. Он не оставит в живых никого, кто смог бы узнать его.

Никто не спасет женщину в плаще… еслиГабриэль не возьмет ее.

— Что там написано? — натянуто спросил Габриэль.

— В ней… — Гастон прочистил горло — Здесь написано: «Габриэль, я процитирую тебе Шекспира — человека, который, несомненно, был бы восхищен твоими красотой и профессиональным умением: „Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры“.

Ты подготовил восхитительную сцену, mon ange,4мой ангелтеперь я привел тебе женщину. Актрису на главную роль, если пожелаешь. Laissez le jeu commencer».5Давайте же начнем игру

Прямо под Габриэлем Майкл прочесывал взглядом салон в поисках второго мужчины.

Его наивность скрутила в узел внутренности Габриэля.

Майкл всегда хотел одного — любить женщину.

Габриэль всегда хотел одного — быть таким, как Майкл.

Человеком со страстью, человеком с невинностью.

Человеком с душой.

Женщина в плаще стояла одна, по-видимому, не понимая, какой произвела фурор.

Страх сковал тело Габриэля.

«Я привел тебе женщину», — эхом звучало в его ушах. А следом: « Laissez le jeu commencer».

На лондонских улицах было полно проституток; женщины спали на ступенях богаделен.

И все же тот, второй, выбрал именно эту женщину.

Она была девственницей. Или шлюхой.

Ее наняли, чтобы убить Габриэля. Или для того, чтобы быть убитой Габриэлем.

Она была последней ниточкой к этому человеку.

И не было ничего такого, чего бы ни сделал Габриэль, чтобы добраться до него.

И он знал это.

— Я даю две тысячи фунтов за эту женщину, — раздался громкий голос над шумевшим залом.

И этот голос принадлежал Габриэлю.

Он почувствовал, как его пронзили двести пар глаз.

Габриэль не был с женщиной четырнадцать лет, восемь месяцев, две недели и шесть дней.

Клиенты знали это.

Это знали и проститутки.

Человек, который хотел спасти его, знал это.

И тот, другой, который хотел убить двух ангелов, тоже знал это.

Лицо женщины находилось в темноте.

И Габриэль не знал, что знает она. Пока.

Но узнает.

Еще до окончания ночи он будет знать все, что известно об этой женщине.

Он надеялся, ради нее, что она окажется убийцей.

Быть убийцей было бы лучшим для нее.

Если Габриэль не убьет ее, это сделает тот, другой. И это будет гораздо худшая смерть, чем от руки Габриэля.

Laissez le jeu commencer.Давайте же начнем игру.



Глава 2

Страсть. Виктория пристально посмотрела в глаза цвета серебра и поняла, почему респектабельные мужчины и женщины приходили в дом Габриэля.

Они приходили, чтобы испытать страсть.

Она пришла, чтобы сбежать от неё.

— Ты можешь оставить нас, Гастон.

Шелковый мужской голос проник сквозь туман. Дым. Шерсть. Плоть. Кости.

Шелест пробежал по коже Виктории — закрылась дверь. Она оказалась внутри библиотеки, а не спальни, как ожидала.

Хотя это не изменило бы исхода ночи.

Виктория знала, что мужчина не сильно нуждался в кровати, чтобы сойтись с женщиной: чаще всего достаточно было дверного проема или узкого переулка.

Электрическая лампа сверху освещала помещение; прямо перед Викторией стоял испещрённый серебристыми прожилками черный стол с мраморной столешницей, между ней и светловолосым мужчиной находилось голубое кожаное кресло эпохи королевы Анны.

Капюшон мешал ей осмотреться, но это не притупляло ощущения опасности, которая роилась вокруг нее.

И не ограждало от осознания факта, что она продала своё тело человеку, предложившему за него самую высокую цену.

Он не двигался — этот человек, который приобрел ее девственность: греческая статуя, облачённая в сшитые на заказ черный фрак из шёлка и белый жилет, его светлые волосы сияли, словно отлитые из серебра.

Острая боль ножом пронзила её грудь.

Он был так красив, что ей стало мучительно больно на него смотреть.

С колотящимся сердцем в груди и рассеянными мыслями Виктория отвела взгляд.

Она видела его раньше: высокие скулы, резко очерчённые губы, глаза, которые видели самые сокровенные желания…

Ладонь его левой руки с длинными белыми пальцами и отполированными до блеска ногтями покоилась на мраморной поверхности стола. Кусочек белого шёлка касался его мизинца.

У Виктории не было никаких иллюзий в том, что мужчины могли сделать с женщинами. Рука, которая дарила ласки, могла также причинить боль. Покалечить.

Убить.

Она быстро перевела взгляд наверх.

Серебристые глаза ждали, когда она посмотрит на него.

Желудок Виктории сжался.

От голода, сказала она себе.

И знала, что солгала.

Она боялась.

Но не могла позволить себе бояться.

— Вы предложили две тысячи фунтов за мою девственность, — сказала она прямо.

— Я предложил две тысячи фунтов, — безучастно согласился он с невозмутимым взглядом серебристых глаз.

«Но девственность женщины не стоит двух тысячи фунтов»,— хотелось закричать Виктории.

Она промолчала.

— У меня нет опыта в этих делах. — Она сжала вязанный шерстяной ридикюль; её безымянный палец скользнул по распущенной изнаночной вязке. — Как вы намерены расплатиться со мной?

— Как вам будет угодно, мадемуазель.

Мадемуазель.

Официант, который провожал её к мужчине, стоящему позади стола с чёрно-мраморной столешницей, называл ее мадемуазель. Он говорил с безошибочно французским акцентом.

Мужчина, который предложил сто пять, а потом одну тысячу фунтов, тоже называл ее мадемуазель. Он говорил с безошибочно английским акцентом.

Как и этот мужчина.

Навязчивая потребность узнать национальность человека, который возьмёт её невинность, охватила Викторию.

Она подавила её.

Проститутки не задавали вопросов своим клиентам. А судя по её поведению этой ночью, она покинула ряды безработных гувернанток и стала проституткой.

Она неторопливо подняла руки и откинула капюшон.

Воздух наполнился электрическими разрядами.

Виктория застыла с приподнятыми руками.

Мизинец мужчины, который до этого касался белого шелка, теперь был полностью скрыт под ним.

Она не видела, чтобы он перемещался, но свидетельства движения были налицо.

— Снимите плащ.

Голос, отдавший приказ, был холодным и резким.

Её пристальный взгляд сосредоточился на нём.

Его лицо и глаза не таили в себе желания.

Последние шесть месяцев научили Викторию, что мужчинам не обязательно испытывать желание к женщине для того, чтобы обладать ею. Некоторые мужчины получали удовольствие от власти, в то время как другие — от боли.

Испарина выступила под её грудями, потом стекая по животу.

А от чего получал удовольствие этот мужчина, — задалась она вопросом, — от власти… или боли?

Почему мужчина — который, безусловно, может заполучить любого, кого ни пожелает, — платит две тысячи фунтов за девственность женщины?

Пристальный серебряный взгляд не дрогнул; длинные, бледные пальцы не отодвинулись от шелковой ткани.

Скоро он прикоснется к ней этими пальцами, подумала Виктория с растущим чувством нереальности происходящего. Он будет мять ее груди и исследовать ее вульву.

Или, возможно, нет.

Возможно, он возьмёт её стоя, прислонив к стене или нагнув над мраморным столом, без предварительных поцелуев. Без нежности. И единственной точкой соприкосновения будут их половые органы.

Женщина внутри Виктории с воплями молила о побеге.

Внутреннее здравомыслие предупреждало, чтобы она никуда не бежала.

Тлеющие угли вспыхнули, подтверждая её решение.

Чтобы ни произошло этой ночью с этим мужчиной, это еёвыбор.

Она не отступит.

Она неуклюже расстегнула деревянные пуговицы на шерстяном плаще, твёрдо и решительно сжав губы от принятого решения. Ридикюль покачивался. Выпростав левую руку, она перехватила сумочку и скользящим движением спустила плащ с правого плеча. Осторожно повесила изъеденную молью шерстяную ткань на согнутую в локте левую руку, как будто эта одежда имела какую-то ценность.

Это было не так.

За последние шесть месяцев она продала все, что имела.

И этого все ещебыло недостаточно.

Мужчина с серебристыми глазами мельком взглянул на подол её коричневого шерстяного платья. Темные ресницы отбрасывали ещё более темные тени на щеки.

Она знала, что он видел.

Подол юбки облепливал ее ноги. Виктория продала свой турнюр два месяца тому назад.

Он медленно поднял веки — его лицо было словно ничего не выражающая алебастровая маска.

Виктория видела себя его глазами. Ее лицо было изможденно холодом, страхом и голодом, темно-коричневые волосы были тусклыми от мытья без мыла в ледяной воде.

Она не была красивой, но она и не предлагала ему красоту; она предложила ему свою девственность.

Виктория распрямила плечи.

— Как вас зовут, мадемуазель? — спросил он приятным ровным голосом. Как будто они встретились на балу, а не в заведении с плохой репутацией.

Различные имена всплыли в сознании Виктории: Частити,6Chastity (в переводе с англ.) — целомудриеПруденс.7Prudence (в переводе с англ.) — благоразумие

Ни одно из них не было уместно.

Целомудренная благоразумная женщина не оказалась бы сейчас в столь затруднительном положении.

— Мэри, — солгала она.

И знала, что ему известно о том, что она соврала.

— Положите плащ и сумочку на кресло.

Виктория прикусила губы, чтобы подавить поднимающуюся волну гнева. Он еще мог отвергнуть её, этот элегантный мужчина, окруженный красотой и комфортом. И ни разу бы не задумался о том аде, в который повергнет её его отказ.

Слева от неё, на стене, отражали золотистый свет переплетённые в тисненую кожу книги. Сверху — хрустальная люстра излучала тепло. А справа, в камине из чёрного мрамора, в причудливом танце соединялись синие и оранжевые языки пламени.

На одно ослепляющее мгновение она возненавидела светловолосого мужчину с серебристыми глазами за его пол и богатство, которым он обладал. Она была вынуждена сделать это— продать девственность — исключительно из-за своего пола и власти, которую давало мужчинам покорение женщины.

Виктория шагнула вперед и повесила шерстяной изношенный плащ на спинку голубого кожаного кресла — единственную защитную преграду. Неохотно она положила ридикюль на сидение, высмеивая своё нежелание расставаться с ним. Единственной ценной вещью, которая осталась у нее, была девственная плева.

Скоро она лишится и её.

— Отойдите от кресла. — Резкие нотки прорезались в его голосе.

Взглянув на него, Виктория застыла под холодным взглядом этих серебристых глаз.

Сердце подскочило к самому горлу.

Гнев, кипящий в ней, вынужден был отступить.

Она не станетжертвой.

Ни этого мужчины.

Ни мужчины, который методично разрушал её жизнь просто потому, что хотел бесплатно получить то, что сереброволосый незнакомец пожелал купить.

Виктория шагнула в сторону от кресла.

— Мне снять платье? — дерзко спросила она; сердцебиение глухими ударами отдавалось в ушах, висках, грудях. — Или просто задрать юбку и прислониться к стене?

— И часто вы задираете юбку, мадемуазель? — вежливо спросил он, серебристые глаза ждали ответа.

Виктория вскинула голову.

— Я не шлюха, — ответила она напрягшимся голосом.

Но ради чьей выгоды?

Причудливые тени замерцали в его глазах — серебристый цвет плавно перетек в серый.

— Вы продали с аукциона своё тело, мадемуазель. Уверяю, это превращает вас в шлюху.

— А вы купили мое тело, сэр, — огрызнулась она. — Во что это превращает вас?

— В шлюху, мадемуазель, — сказал он ровно, бледное лицо застыло, словно красивая маска. — Вы такая же влажная, как и напряженная?

Шок сковал Викторию.

Ну, конечно же, он имел в виду совсем не то, о чём она подумала.

— Прошу прощения?

— Ваши соски затвердели, мадемуазель. Я просто интересуюсь — такая же вы влажная от нахлынувшего желания?

Руки Виктории висели «по швам», и внезапно она остро осознала, что шерстяная ткань натягивалась при каждом вздохе-выдохе, натирая соски. Темно-бордовый ковер, высокий белый потолок и голубые эмалированные стены заглушали звуки, издаваемые проститутками и их клиентами, которые спаривались за пределами кабинета; все это ничуть не мешало тем образам, которые вызывали его слова.

Мужчины и женщины.

Объятия.

Поцелуи.

Прикосновения.

Обнажённые сплетенные тела.

Даримые удовольствия. Получаемые наслаждения.

Участие во всех половых актах, в которых порядочные женщины не желали участвовать. Или просто она когда-то хотела верить, что это так.

Последние шесть месяцев научили ее другому.

— Мои соски затвердели, — ответила она коротко, — потому что снаружи прохладно.

— Но здесь совсем не холодно. Страх, мадемуазель — мощное возбуждающее средство. Вы боитесь?

— Я — девственница, сэр. — Её спина напряглась; соски вдавились в шерстяной лиф платья. — В меня ещё никогда не входил мужчина. Да, я волнуюсь.

— Сколько вам лет?

Сердце Виктории пропустило удар. Она выглядит старше или моложе своих лет, задумалась она.

Следует ей солгать или сказать правду?

Что подобный мужчина хочет от женщины?

— Мне тридцать четыре года, — наконец, неохотно произнесла она.

— Вы — не молоденька девушка.

— Также как и вы — не юноша, сэр, — парировала она.

Виктория сжала губы, слишком поздно, слова эхом отразились между ними.

— Да, я — не юноша, мадемуазель, — ответил он невозмутимо. — Но мне очень любопытно — почему вы, в вашем возрасте, решили расстаться с девственностью этой ночью, в доме Габриэля.

Голод.

Отчаяние.

Но такому мужчине не захочется слышать о бедности.

Виктория попыталась быть благопристойной.

— Возможно, потому что я знала, что вы будете здесь сегодня вечером. Вы очень красивый, вам это известно. Первый раз у женщины должен быть с таким мужчиной, как вы.

Комплимент не возымел успеха. Виктория не была благопристойна.

— Я мог бы причинить вам боль, — нежно сказал он.

В его пристальном взгляде не было ничего нежного.

— Я хорошо знаю о том, что мужчина может сделать с женщиной.

— Я мог бы убить вас, мадемуазель.

Сердце Виктории подпрыгнуло в груди.

— Он у вас такой большой, сэр? — вежливо спросила она.

Желая убежать.

Желая сражаться.

Желая, чтобы ночь закончилась таким образом, чтобы наутро она смогла собрать воедино остатки своей жизни.

— Да, мадемуазель, у меня большой размер, — намеренно произнес он, следя за ней настороженным взглядом серебристо-серых глаз. — Немногим больше девяти дюймов. Почему вы не сняли плащ в салоне?

В камине развалилось горящее дерево.

Немногим больше девяти дюймовпроникают между ее бедрами.

Образ мужского члена — тёмного орудия с прожилками вен и тёмно-красной головкой — мелькнул перед глазами Виктории. Но тут же на смену ему пришёл другой образ — лорда Джеймса Уорда Ханта, графа Голберна, министра внутренних дел… «Ну, девочка, сними плащ и покажи нам, что ты там продаешь».

По воскресеньям министр внутренних дел обедал с ее отцом; в течение же рабочей недели, в неустанных попытках очистить улицы Лондона от проституции, он занимался тем, что оскорблял падших женщин — «безнравственную прослойку общества» — перед палатой Лордов.

Она задумалась, знал ли её отец о ночной деятельности своего друга.

Она задумалась, разделял ли эту деятельность её отец.

Всёбыло не таким, каким казалось ещё шесть месяцев тому назад: ни так называемые респектабельные мужчины и женщины, ни обыватели, слоняющиеся по лондонским улицам, ни, конечно, сама Виктория.

Всю свою жизнь она скрывалась от желания; и вот теперь не может избежать его.

— Я не видела выгоды в том, чтобы выставлять себя напоказ перед публикой, — без всякого выражения произнесла Виктория. — Именно моя девственность имеет ценность, а не внешность.

— Вы боялись, что мужчины сочтут вас непривлекательной?

Она боялась, что мужчины узнают её.

— Я не предлагала красоту, — ответила она, защищаясь. И прикусила губу, осознав, что поддалась эмоциям.

Леди не демонстрировали своих чувств на людях. Предполагалось, что проститутки, как и гувернантки, вовсе не обладали эмоциями, не говоря уже о том, чтобы поддаваться им.

Бывшей леди, гувернантке, а теперь практикующей проститутке Виктории были присущи эмоции. Но она не хотелаобладать ими.

— Вы считаете себя красивой? — спросил он бесстрастно, изучая ее взглядом серебристых глаз; у него были изящные лицо и пальцы — первое обрамлено коротким белым воротничком и соответствующей бабочкой, последние — чёрным мрамором, испещренным серебряными прожилками.

— Нет, я так не считаю, — с усилием произнесла Виктория. Честно.

Женщины растрачивали свои жизни на родителей, мужей, детей.

В подчинении не было никакой красоты.

— Но всё же вы думаете, что стоите две тысячи фунтов.

— Я запросила сто пять фунтов, сэр, — парировала она. — Это выпредложили две тысячи.

— Деньги важны для вас, — продолжал он. Голос. Глаза.

Виктория стиснула зубы.

— На деньги покупают уголь. Пищу. Кров. Да, деньги важны для меня, также как и для всех остальных.

Деньги, которые он заплатил за аренду этой комнаты на один час, обеспечили бы ей комфортную жизнь на несколько недель.

— Что бы вы сделали ради денег, мадемуазель?

Холодок пробежал по спине Виктории; потом он сменился жаром.

Он действительно спрашивает её, какие сексуальные акты она готова совершить?

— Я сделаю всё, что вы пожелаете.

— Вы позволите причинить вам боль.

Это был не вопрос.

Её сердце перестало биться, а потом забилось в учащённом ритме.

— Я предпочла бы обойтись без этого.

— Когда вы ели в последний раз?

Гнев охватил Викторию.

Он играл с нею. Просто потому что мог.

— Я здесь не для того, чтобы обсуждать мой аппетит, сэр.

— Но вы хотитеесть.

Её желудок согласно заурчал.

— Нет, — соврала Виктория. — Я не хочу есть.

— Но вам известно чувство голода.

Она непризнается в слабости этому мужчине, красота которого взывала ко всем женским инстинктам, которые она старалась подавить.

— Да, бывает, я забываю поесть.

Виктория прикончила чёрствую четвертушку буханки хлеба ещё три дня тому назад.

— Вы могли бы убить за деньги, мадемуазель?

Уличные проститутки иногда грабили и убивали клиентов, которых обслуживали.

Он подумал, что она уличная проститутка?

Неровный ноготь впился в её правую ладонь.

— Я могу заняться проституцией непосредственно этой ночью, сэр, но я не воровка и уж тем более не убийца. Вам нет нужды меня бояться.

— Вам доводилось убивать человека? — упорствовал он.

— Нет, — категорически отрезала она. Но у Виктории было такое желание.

Наблюдая, как день ото дня сокращаются её скудные сбережения, она хотела причинить боль мужчине, ответственному за все страдания, которые он вынесла из-за его действий.

— Вы бы стали меня умолять, мадемуазель?

Холодок, пробегающий по позвоночнику Виктории, теперь разрастался у неё в груди.

— Нет, — отчетливо сказала она. Решительно. Удерживая его взгляд. — Нет, я не стану умолять вас.

Как ни стала бы умолять любого другого мужчину.

Горящее полено упало в камине. Столпы искр устремились в дымоход.

— Снимите платье.

Желудок Виктории заурчал, подло напоминая о её смертности.

Если он возьмет её, она может умереть.

Если он не возьмет её, она умрет.

От холода. От голода.

Или, возможно, её убьют ради плаща и ботинок, чтобы кто-то смог пережить на лондонских улицах ещё одну ночь, ещё одну неделю, еще один месяц.

Чувствуя себя так, будто она сторонний наблюдатель, Виктория потянулась к лифу платья. Она видела свои действия серебристыми глазами.

Покрасневшими обветренными пальцами Виктория расстегнула одну пуговицу, вторую, третью… За расстёгнутым коричневым шерстяным лифом платья показалась бледная кожа. Основание шеи… ложбинка между грудями… изгиб живота, скорее впалого, чем округлого…

Глубоко вздохнув, Виктория повела плечами. Жёсткая шерсть каскадом скользнула со спины и бедер, распластавшись вокруг ног.

На ней не было ни женской сорочки, ни корсета, ни нижней юбки, чтобы прикрыть ягодицы.

Эти вещи также были проданы на Сент-Джайлс Стрит.

Она распрямила плечи, сознавая не столько свое сбившееся дыхание, сколько то, что на бёдрах болтаются мешковатые шелковые панталоны, шерстяные чулки сморщились на коленях, а полуботинки натёрли лодыжки.

Сделав над собой усилие, Виктория очистила мозг от посторонних мыслей.

Жаркая волна охватывала кожу, в то время как холод его пристального взгляда блуждал по её телу. Плечам. Грудям. Шелковым панталонам, прикрывающим верхнюю часть бёдер.

И снова по плечам, грудям.

Взгляд задержался на сосках.

Они былитвердыми.

От холода, сказала она себе.

И знала, что снова солгала.

Виктория хотела почувствовать мужские руки на своём теле.

Она хотела почувствовать руки этогомужчины на своём теле.

Она хотела раз и навсегда покончить с девственностью, которая была и ценным достоянием женщины, и средством её падения.

Решительно Виктория положила руки на пояс поношенных шелковых панталон. И они тоже упали, потерявшись в ворохе шерстяного платья.

Обнажённые ягодицы покрылись гусиной кожей.

Ей не нужно было следовать за его взглядом, чтобы понять, что он так пристально рассматривал: волосы между бёдер были вьющимися, в то время как на голове — прямыми.

Этот взгляд прокладывал жаркий след по её телу.

Ещё ни один мужчина не видел Викторию обнажённой.

Без сомнения этот мужчина видел сотни голых женщин.

Женщин, чья кожа была мягкой, а бёдра — округлыми и податливыми. Женщин, чьи ребра не выпирали, словно китовый ус, вшитый внутрь корсета.

Женщин, которые знали, чего ожидать от такого мужчины.

Виктория поспешно наклонилась, чтобы развязать импровизированный пояс с подвязкой вокруг правого бедра, спина натянулась, груди соблазнительно качнулись…

— Встаньте прямо.

Конвульсивно вздрогнув от резкого приказа, она выпрямилась.

Щёки мужчины были бледными, что скорее подчёркивало, а не смягчало высеченные, словно из камня, совершенные черты лица.

Напряжение витало вокруг него. Или возможно это пульсировали сосуды в глазах Виктории.

Светловолосый мужчина с серебристыми глазами не был таким безучастным, каким хотел показаться.

Онане была такой отстранённой, какой хотела казаться.

— Перешагните через одежду.

Желудок Виктории перевернулся. Она неловко ступила из вороха шелковых панталон и рухнувшей крепости своего платья. Одинаковые подвязки, поддерживающие чулки, поочередно впились в растягивающуюся кожу правого, левого колен. Ноги погрузились в трясину, которой обернулся плисовый бордовый ковер.

— Распустите волосы.

Голос был все еще резок, но он несколько иначе произносил слова. На французский манер.

Груди Виктории пульсировали с каждым ударом сердца. Она тут же задалась вопросом — заметил ли он её сердцебиение.

Подняв руки, она искала шпильки. Чувства обострились, груди подались вперёд, живот напрягся…

— Повернитесь.

Виктория замерла с громко бьющимся сердцем в груди.

— Прошу прощения?

— Повернитесь и распускайте волосы спиной ко мне.

Спиной к нему она не сможет защитить себя.

Она была не в состоянии защитить себя шесть месяцев назад затянутая в корсет, скрывающий её добродетель.

Виктория повернулась.

У дальней стены стоял голубой кожаный диван. Над ним синее море переходило в оранжевый закат.

Смутно Виктория признала в живописи школу импрессионистов, создателей многообразной игры рефлексов.8(от лат. reflexus-отраженный) — термин, обозначающий отсвет цвета и света на поверхности предмета, падающий от окружающих объектов, например неба или соседних предметов. Точная фиксация рефлекса помогает более полно передать объем, показать богатство цветов и оттенков изображаемой натуры, вызванное их сложной взаимосвязью. Проблема рефлекса решалась в живописи уже в творчестве Л. да Винчи, но все ее многообразие предстало перед живописцами в связи с задачами пленэра. Ее решение приобрело систематический характер у импрессионистов, особенно в пейзажах К.Моне.

Она осторожно вытащила шпильки, остро ощущая пристальный взгляд мужчины. Словно прикосновения.

К ягодицам. Затылку. Плечам. Опять к ягодицам.

На картине окутанный тенью человек склонился в маленькой лодке; он греб на фоне заходящего солнца и легких волн, изображённых на холсте.

Никто никогда не узнает его имя.

Возможно, у него не было имени. Возможно, он — плод воображения художника.

Человек, у которого нет жизни за пределами этой картины.

Необъяснимые эмоции захлестнули Викторию: унижение, волнение; гнев, страх.

Волосы свободной волной упали на спину, густая тяжелая масса скрыла наготу, подразнивая ложбинку между ягодицами.

Это не остановило надвигающуюся реальность.

— Теперь повернитесь ко мне лицом.

Крепко зажав в ладони шпильки, она медленно повернулась.

Тепло комнаты не отражалось в серебристых глазах, наблюдающих за ней.

Это, подумала она, тот момент, когда она потеряет последнее, что осталось от её девичества.

Этото, к чему её подводили последние шесть месяцев. То, к чему её привёл неистовый аукцион.

Будущее разверзлось перед ней.

Она не знала, что сулила эта минута, эта ночь.

Она не знала, кем проснётся на следующий день — Викторией-женщиной или Викторией-проституткой.

Страх, который она сдерживала во время аукциона, накрыл её мрачной волной настоящей паники.

Она лгала, когда твердила себе, что женщина, продавшая своё тело, сохраняет за собой самообладание, — Виктория не могла сдержать эмоций. Мужчина с глазами цвета расплавленного серебра мог.

И знал это.

— Я не знаю, как вас зовут, — вырвалось у нее. Волосы тяжелой массой окутывало тело.

— Разве, мадемуазель? — мягко и обольстительно спросил он.

Виктория открыла рот сказать, что у неё не было возможности узнать его имя: женщины, подобные ей, и такие мужчины, как он, вращаются в разных кругах общества.

— Вы находите меня желанной? — спросила она вместо этого.

Завтраона будет с ужасом вспоминать свой вопрос. Но не сейчас.

Ни один мужчина не говорил ей, что она — желанна.

Восемнадцать лет она носила незамысловатую прическу и одежду, избегая мужского внимания, чтобы не потерять своё место.

Но, в конце концов, потеряла.

Место. Независимость.

Самоуважение.

Она отдавала этому мужчине свою девственность, и не важно, что он платил за неё.

Ей нужноуслышать, что он считает её желанной.

Ей нужно знать, что женщина ценна сама по себе, а не только ее целомудрие.

Свет, лившийся от люстры, отражением мерцал и вспыхивал в серебристых глазах — зеркало, обнажающее её собственную душу.

Сердце Виктории отсчитывало пробегающие секунды….

Опорочит ли он её?..

— Да, я нахожу вас желанной, — наконец ответил он.

И солгал.

Боль стремительно переросла в ярость.

— Нет, вы так не считаете, — резко возразила Виктория.

Он хотел того же, что и другой мужчина: кусок плоти вместо женщины.

Серебряные отблески огня тихо полыхали в его глазах.

— Откуда вы знаете, что я чувствую, мадемуазель?

Кровь прилила к грудям и бёдрам Виктории, подстрекая её.

— Если бы вы желали меня, сэр, то не сидели бы там, уставившись так, будто я кишу паразитами. Я такая же чистая, как и вы.

Так же достойна, как и он.

Тишина, окружающая его, казалось, впиталась в воздух.

— С какой стати я сделал бы ставку на вас, если не желал вас? — тихо спросил он.

— Вы не видели меня, — пояснила Виктория, стараясь обуздать готовые выйти из-под контроля эмоции и чувствуя, что терпит неудачу. Она не просила этого.— Как вы можете желать того, чего не можете увидеть?

Как она могла желать того, чего не испытывала?

Но она желала.

Она тайно мечтала о том, чтобы какой-нибудь мужчина полюбил бы ее как женщину, которой она была, а не тот образец добродетели, в который она сама себя превратила. А сейчас даже эта мечта исчезла.

Ни один мужчина не полюбит её: мужчины не влюблялись в шлюх.

Незнакомец, сидевший перед ней, словно статуя, смотрел на неё немигающим взглядом. Любил ли он когда-нибудь? Любили ли его?

— Почему вы считаете, что я предложил бы за вас цену, если я не хочу вас? — спросил он обманчиво ласковым голосом.

В его глазах не было никакой нежности.

Но Виктория хотела, чтобы она там была. Она хотела, чтобы он был ласков

После этой ночи она станет другой, и ей нужен был кто-то, чтобы оплакать старую Викторию Чайлдерс и приветствовать новую.

— Некоторые мужчины верят, что сифилис можно вылечить, если взять девственницу, — коварно заявила она, желая вызвать хоть какую-то эмоцию, ответную реакцию у этого мужчины, который никогда не испытывал голода.

Ей это удалось.

Серебристые глаза сузились.

— У меня нет сифилиса, мадемуазель.

Виктория не отступила под угрозой, читаемой в его голосе и глазах.

— У меня тоже, сэр, — резко ответила она.

Опасность замерцала в воздухе.

— Что вы хотите, мадемуазель? — тихо спросил он.

Она хотела того же, что и все женщины.

— Я хочу, чтобы мужчина хотел меня, а не мою девственность, — откровенно призналась Виктория.

— Вы хотите, чтобы я желал вас, а не вашу девственность? — повторил он так, как будто мысль о том, что женщина хочет, чтобы её желали за то, что она женщина, а не за её невинность, никогда не приходила ему в голову.

Время лжи прошло.

— Да. Хочу.

Свет. Тень.

Серебристые. Серые.

Виктория отказывалась отвести взгляд от его глаз, которые поочередно отражали свет и тень, серебристое пламя и серую сталь.

Этота женщина, которой она стала. Это та женщина, которой она всегда была…

— И как бы вы хотели, чтобы я продемонстрировал вам своё желание? — спросил он, удерживая ее взгляд, поглощаяего…

Виктория подумала о мужчине, который продемонстрировал ей своё желание, уволив ее.

— Вы заплатили две тысячи фунтов за привилегию прикасаться ко мне, — сказала она, в то время как сердце, казалось, подпрыгнуло к самому горлу.

— Вы хотите, чтобы я прикоснулся к вам? — спросил он тем мягким, соблазнительным голосом, в котором не было ни мягкости, ни соблазнения, а только простая и ясная опасность.

— Я не хочу, чтобы меня взяли, как уличную девку.

Грубая правда перекрыла рев огня в камине и стук крови в ушах Виктории.

На одно мгновение та боль, которую она испытывала, мелькнула в его глазах.

И тут же ушла.

Из его глаз, но не из её.

— И всё же вы пришли сюда продавать свою девственность, — голос был лишён эмоций, а глаза безжизненны, — как уличная девка.

Правда не покоробит Викторию.

— Да.

— Как бы вы хотели, чтобы вас взяли, мадемуазель? — резко спросил он.

Со страстью. С нежностью.

Но оба знали, что она продала это право.

Груди Виктории трепетали с каждым ударом её сердца. Металлическая шпилька впилась в её ладонь.

— С уважением, — напряжённо ответила она. — Я хочу, чтобы меня взяли с уважением… потому чтоя — женщина.

А не потому что девственница. Она хотела, чтобы к ней относились с уважением, потому что она — женщина. Потому чтоона не безупречна.

От напряжения кислород с трудом поступал в лёгкие Виктории.

— «Весь мир — театр, в нем женщины, мужчины — все актёры», — неожиданно продекламировал он. Наблюдая за ней. Серебристым пристальным взглядом, что был острее металлической шпильки, впившейся в ладонь. — Вы поклонница Шекспира, мадемуазель?

Виктория растеряно заморгала от резкой смены темы разговора. Однако это не замедлило бешеного сердцебиения.

— Именно эта пьеса у Шекспира мне не особо нравится, — удалось вымолвить ей.

— Какая именно?

— «Как вам это понравится», — сказала Виктория. — Пьесу, строчку из которой вы только что процитировали.

Воздух вокруг них завибрировал — возможно, в одной из комнат открыли дверь. Или закрыли.

— Вы получаете удовольствие от сцены? — спросил он таким дразняще соблазнительным голосом, которым никто в мире не имеел права обладать.

Он пробежал по её коже, словно огни святого Эльма.9Saint Elmo's fire, Saint Elmo's light (англ.) — возникающий при большой напряжённости электрического поля в атмосфере разряд в форме светящихся пучков или кисточек, возникающих на острых концах высоких предметов (башни, мачты, одиноко стоящие деревья, острые вершины скал и т. п.). Название явление получило от имени святого Эльма (Эразма) — покровителя моряков в католической религии. Морякам их появление сулило надежду на успех, а во время опасности — и на спасение.

Дразня. Мучая.

Словно в насмешку за то, чего у неё не могло быть.

Она заставила себя сосредоточиться на его вопросе, а не на своем желании и наготе.

Виктории только однажды приходилось играть на сцене.

— Да, — ответила она. — Я получаю удовольствие от сцены.

И опять эта едва заметная вибрация — немой отголосок.

Только чего?

— Подойдите ближе, мадемуазель.

Команда, произнесённая мягким голосом, не уменьшила давления, сжимающего грудь Виктории, словно обруч.

Вот сейчасон возьмёт её. Полностью одетый, в то время как на ней только сморщенные на коленях чулки и изношенные полуботинки.

Прислонив к стене или нагнув над столом.

Как шлюху.

Виктория поняла, как нелепо она должна выглядеть — бывшая гувернантка, не обладающая элегантностью, чьей единственной материальной ценностью является девственная плева. Какой смешной должно быть, по его мнению, она была, требуя уважения к себе, в то время как над её одеждой презрительно насмехались бы даже самые низко оплачиваемые рабочие.

— Мои ботинки… — запнулась она.

— Оставьте их.

— Это не… — голос Виктории затих.

— Прилично, мадемуазель? — предположил он, цинично искривив губы.

Опыт и знание других ночей и других женщин отчетливо читались на его лице.

Сколько раз он проходил этот ритуал? — подумала она.

Сколько застенчивых девственниц он успокоил?

— Я собиралась сказать… удобно, — ответила Виктория, стараясь не потерять контроль над собой.

Она не узнавала себя, невозмутимо стоящую обнажённой перед незнакомцем, который громко озвучил её боль и потребность — эта женщина пугала Викторию так же, как и мужчина с глазами цвета расплавленного серебра.

— Уверяю вас, мадемуазель, ваши ботинки — не помеха, — сокровенно произнес он.

Ноги Виктории утопали в густом ворсе ковра; она шла вперёд, покачивая худыми бёдрами.

При каждом шаге они тёрлись друг о друга, вызывая приятные ощущения в набухших половых губах — ее движения причудливым танцем отражались в его глазах.

«Я знаю о желании, которое вызывает моя красота», — говорили эти глаза. Он знал о влаге, которая сочилась из её влагалища, и жаре, который превращал её соски в горошины.

За то короткое время, что они провели вместе, он узнал о Виктории больше, чем любой другой человек, которого она когда-либо видела.

Левый каблук Виктории подвернулся.

Волосы качнулись, словно маятник, лицо вспыхнуло от смущения, она вернула равновесие.

Мужчина с серебристыми глазами не выказал ни одобрения, ни насмешки — мрамор, заключённый в плоть. Он повернулся, скрипнув деревянным креслом, следуя за ее продвижением с непостижимым выражением лица.

Виктория остановилась между его телом и столом. Позади нее невозмутимый огонь деловито потрескивал в камине, равнодушный к надвигающейся потере женской невинности.

От мужчины пахло дорогим мылом и едва уловимыми ароматами табака и духов — слабый отголосок запахов, наполнявших салон.

Его макушка была на уровне её грудей; мыски изношенных ботинок находились в нескольких дюймах от мысков модных чёрных замшевых туфель.

Преимущество в росте — не преимущество вовсе. У Виктории не было сомнений в том, кто из них сильнее. Быстрее.

Гораздо опаснее.

В течение долгих секунд он смотрел на её груди, соски которых выглядывали из-под гривы волос, перекинутых через правое плечо.

У него были длинные ресницы. Густые. Тёмные, словно сажа из дымохода. Они отбрасывали неровные тени на бледную безупречную кожу.

Только сейчас он не был таким бледным. На высоких скулах выступили темно-розовые пятна. Виктория почувствовала, как под пристальным взглядом удлиняются и твердеют её соски.

Медленно он поднял ресницы. Серебристый взгляд сковал её.

— Я не хочухотеть… — отчаянно прошептала она, чувствуя себя невыразимо уязвимой.

Она никогда не хотела желать… мужских прикосновений, мужских поцелуев, мужской страсти… Его зрачки расширились, глаза из серебристых превратились в чёрные.

— Желание — часть всех нас, мадемуазель.

Горло Виктории необъяснимо сжалось.

— Вы не похожи на человека… страдающего… этими желаниями.

Сожаление, промелькнувшее на его лице, утонуло в черных глубинах зрачков.

— Считается, что желание не приносит страданий.

Но оно причиняло страдание ему, неожиданно поняла Виктория.

Этот мужчина боролся со своими потребностями так же, как она боролась со своими. Боялся хотеть, не в силах остановить как страх, так и желание.

— Вы за этим пришли сегодня вечером в дом Габриэля… чтобы найти женщину, которая не отрицает своих потребностей? — нерешительно спросила она.

Глубоко в её влагалище забился пульс: один раз, второй, третий… синхронно ему забился пульс в его щеке: один раз, второй, третий…

— Как далеко вы намерены зайти в этой игре, мадемуазель? — спросил он неожиданно резким голосом.

— Это не игра, когда женщина отдаёт свою девственность мужчине, — прерывистым голосом ответила Виктория.

— Что, если я хочу больше, чем ваша девственность?

Свободные пряди волос покрывали его голову, словно серебристый ореол.

Она поняла, где раньше видела этого человека: она видела это сходство в витражах.

У него было лицо ангела.

Ангела, который в одной руке нёс спасение, в другой — погибель.

Слезы защипали ей глаза.

— Это — всё, что у меня есть.

— Вы видели мужчин с женщинами.

Картины, которые наблюдала Виктория в течение последних шести месяцев — от поспешных совокуплений до открытых и откровенных лапаний — отражались в его глазах.

— Да, — ответила она.

Нет ничего, чего бы она ни видела за эти шесть месяцев.

— Тогда вы знаете, что есть много способов, которыми мужчины хотят женщин.

Жар и холод пробежали по спине Виктории.

В самом деле, до грубости откровенный разговор.

— Да.

— Вы когда-либо ублажали мужчину губами и языком, мадемуазель?

Тёплое дыхание, ласкающее её кожу, внезапно стало ледяным, контрастируя с обжигающим жаром, растекающимся вниз по шее и груди.

— Нет.

Свет и тень заиграли в его глазах.

— Но вы бы сделали это… для меня?

Виктория боролась с запретами, окружавшими её всю жизнь.

— Да.

Только этой ночью…

С этим мужчиной…

— Вы говорите по-французски?

—  Un petit peu, — призналась она. — Немного.

Достаточно, чтобы преподавать грамматику детям. Но ему вряд ли захочется знать о её предыдущей профессии. После этой ночи они, скорей всего, никогда встретятся вновь.

Металлические шпильки, зажатые в правой ладони, впивались в руку.

— У французов есть выражение — empétarder, — сказал он, мраморная кожа пылала, словно нагретый свечой алебастр. — Знакомо ли оно вам?

—  Petaraderозначает… иметь неприятные последствия, — произнесла Виктория дрожащим голосом.

Груди набухли. Соски отвердели.

—  Empétarder— антоним, — пробормотал он, изучая её реакцию. — Оно используется чисто в сексуальном контексте и означает «принимать что-либо через задний проход».

Через… задний проход.

Дыхание Виктории прервалось.

Её понимание отразилось в его расширенных зрачках.

— Вы бы предоставили мне туда доступ, мадемуазель? — намеренно и вызывающе спросил он. — Вы бы разделили со мной своё тело… любым способом, каким бы я ни попросил?

Инстинктивной реакцией Виктории было отпрянуть.

Нет.

Темнота его пристального взгляда не позволила бы ей отшатнуться.

— Да. Если это то, чего вы желаете.

— Но вы бы получили удовольствие от овладения вами таким способом?

— Я… — Не знаю. Виктория сглотнула; груди качнулись в такт движению; груди, к которым он ещё должен был прикоснуться. — Удовольствие всегда предпочтительнее боли.

— Во всяком удовольствии всегда есть боль, мадемуазель, — сказал он удивительно отстранённым голосом. — Французы иногда называют оргазм la petite mort, маленькая смерть. Вы бы разделили вашу боль… так же, как и удовольствие?

Маленькая смерть

На улицах Лондона нет маленькойсмерти; каждая из них — окончательная.

— Я попытаюсь, — ответила она.

— Вы бы позволили мне держать10Это слово также имеет своим значением «обладать, владеть, иметь».вас, когда наши тела будут истекать потом, а запах секса наполнит наши легкие, — сказал он, скорее как утверждение, а не вопрос.

От его слов по телу пробежали электрические разряды.

— Никто никогда не держал меня в объятиях, — непроизвольно призналась Виктория. Ничейный ребенок…

Но Виктория не хотела думать об этом. Не сегодня вечером.

— Но вы позволите мнедержать вас, — упорствовал он.

Истекающие потом.Запах секса, заполняющий их легкие.

Она глубоко вздохнула, чувствуя запах слабого чистого мужского аромата, присущего ему.

— Да.

Виктория позволила бы ему держать её.

— И держали бы меня.

Пустота в его глазах сжала её сердце. Он не верил в то, что женщина захочет держать его в своих объятиях.

Или возможно он не верил в то, что шлюхазахочет держать его.

— Да, — сказала Виктория.

— Потому что я дам вам две тысячи фунтов, — подталкивал он.

— Да, — солгала Виктория.

Вовсе не из-за двух тысяч фунтов она разделила бы с ним своё тело: этот мужчина затронул её струну своими словами, если не телом.

В голове Виктории зазвенел крошечный предупреждающий звоночек. Он словно говорил ей, что было верхом самонадеянности для такой, как она, женщины, — женщины без опыта, — думать, что такой мужчина, как он, тосковал по близости.

Виктория проигнорировала предупреждение.

Его волосы были длиннее, чем того требовала мода; они вились у него над воротником.

Чувствуя себя необычайно слабой и в тоже время — бесконечно могущественной в своей женственности, она протянула дрожащую руку, чтобы прикоснуться к серебристому локону.

От него не последовало никакого предупреждения или протестующего движения, но внезапно расстояние между ними оказалось много больше тех нескольких дюймов, что разделяли их тела.

— Одевайтесь, мадемуазель, — категорично заявил он. — И назовите мне имя человека, который нанял вас.



Глава 3

«Одевайтесь», — отдалось в ушах Виктории. А вслед за этим: «И назовите мне имя человека, который нанял вас».

Внезапно она ощутила тепло камина на своих грудях и ягодицах, которые вдруг стали похожи на глыбы льда.

Тяжелые.

Нескладные.

Нежеланные.

Она не понимала, почему белокурый мужчина отстранился. Ей не было нужды понимать.

Отказ был отказом на любом языке, неважно, словесном или физическом.

Цепляясь за свою боль, Виктория отступила назад.

Левый каблук подвернулся.

Она отчаянно ухватилась… за белую ткань.

Шпильки дождем посыпались на столешницу из черного мрамора.

С силой врезавшись в стол, она уставилась сквозь пряди темных безжизненных волос на пистолет. Рукоятка была вырезана из розового дерева, ствол тусклый, сизого цвета. Такого же цвета, как волосы ее отца, ошеломленно отметила она. А потом на виду остался только тусклый сизый металл, дерево поглотили длинные изящные пальцы.

Резко откинув голову, Виктория выронила салфетку. Одновременно она оттолкнулась от стола.

Свет заполнял зрачки мужчины, пока их чернота не стала двумя крошечными булавочными уколами, а радужки не превратились в литое серебро.

В них не было никакой страсти. Никакого сострадания.

Никакого признака интимных слов, сказанных им.

В мозгу Виктории немедленно возникла картина ее трупа, одетого только в сморщенные чулки и изношенные полуботинки.

Она не хотела, чтобы ее труп, опутанный волосами, был найден одетым в сморщенные чулки и изношенные полуботинки.

Слова поднялись в горле; она проглотила их. Она сказала, что не станет умолять. И она не станет.

— Вы собираетесь убить меня? — ровно спросила Виктория.

Звук развалившегося в камине дерева был ей ответом.

Светлоглазый мужчина гибко поднялся; одновременно он отогнул правую полу фрака, вкладывая пистолет в кобуру, что висела у него под рукой — мелькнула коричневая кожа, немедленно скрытая одеждой. Повернувшись, он обошел стол с черной мраморной столешницей и прошагал по роскошному красно-коричневому ковру. Черные фалды равномерно покачивались в такт движениям: левая, правая, левая, правая. Он сгреб ее одежду, упругие ягодицы напряглись под черными шелковыми брюками.

Шелк и шерсть мягко ткнулись ей в грудь.

Виктория рефлекторно поймала одежду.

Со спины он был так же изящен, как и спереди.

Но теперь она видела перед собой не его спину.

Холодные серые глаза отвергли ее наготу и ценность как женщины, не важно какой — девственницы или нет.

— А я должен убить вас? — невозмутимо переспросил он.

Казалось, будто она жила с угрозой смерти всю свою жизнь.

Виктория задрожала — ноги, руки, живот.

Но и ради своей жизни она не доставит ему удовольствия видеть ее страх.

Подняв руки, она вызывающе натянула через голову изношенную шерсть, руки путались в шелке панталон, высвобождаясь. Наклонившись, она ступила в панталоны. Минули часы, пока она застегивала две крошечные пуговицы на их поясе. Минули дни, пока она застегивала деревянные пуговицы, тянувшиеся вдоль лифа шерстяного платья.

Серебряно-серые глаза ждали ее.

— Я — девственница, — ровно сказала она. — И у меня нет, — шесть месяцев назад она даже не знала такого слова, которым называли мужчин, живущих за счет приносимого женской плотью дохода, — сутенера.

Его глаза блеснули серебряным льдом.

— Я полностью осведомлен о вашем девственном статусе, мадемуазель.

Виктория втянула воздух; это не утихомирило колотящееся сердце.

Желание, которое всего несколько минут назад сжимало ее груди и растекалось влагой между бедер, продолжало биться и пульсировать — животное, которому еще предстояло осознать свою смерть.

Виктория перевела дыхание, чтобы успокоиться; это не помогло.

— Тогда, боюсь, я не понимаю, что вы хотите узнать.

— Я хочу узнать, почему вы здесь.

— Я думала, что это очевидно, — ответила она, ощущая пульсирующую кровь и быстрое биение сердца.

— Вас послал сюда мужчина, мадемуазель. Мне нужно знать его имя.

— Меня не посылал никакой мужчина, — повторила она. По крайней мере, непосредственно не посылал.

Но ее бы здесь не было, если бы не мужчина.

— Значит, вас послала женщина.

— Меня не посылала сюда женщина.

Его голос стал резче.

— Кто дал вам деньги, чтобы подкупить швейцаров?

Она невпадет в панику.

— Я не подкупала швейцаров.

— Мой дом — не общедоступный паб, мадемуазель. — Его пристальный взгляд был непреклонен. — Как вы миновали моих швейцаров, если не подкупили их?

Мойдом. Моишвейцары.

Предчувствие опасности смешалось со страхом, гневом и пульсирующим желанием Виктории.

— Вы владелец этого дома свиданий?

Его серебряные глаза не показали ни проблеска эмоций.

— Я — Габриэль.

Габриэль. Дом Габриэля.

О, Господи. Виктория сказала, что пришла в дом Габриэля в надежде, что он будет там.

«Первый раз у женщины должен быть с таким мужчиной, как вы», — сказала она.

Он подумал, что она намеренно вторглась в его дом, чтобы заинтересовать его?

— Вы француз? — импульсивно спросила она. И задумалась, не одурманили ли прошлые шесть месяцев ее разум.

Какая разница, кто он по национальности?

Француз мог застрелить женщину так же легко, как и англичанин.

— Я — француз, — холодно подтвердил он. — В последний раз, мадемуазель. Как вы миновали швейцаров?

Виктория вспомнила двух мужчин, охранявших вход в здание: волосы одного отливали золотом так же, как у стоящего сейчас перед ней мужчины — серебром; волосы другого швейцара мерцали, словно насыщенное красное дерево.

Их красота бледнела в сравнении с красотой их работодателя.

— Я сказала им, что мне нужен покровитель, — кратко ответила она. Гадая, поверит ли он ей.

Гадая, почему не поверит.

— И они впустили вас? — язвительно спросил он, серебряные глаза предупреждающе сверкнули.

Виктория распрямила плечи.

— Я не имею привычки лгать, сэр.

— Неужели?

В его голосе отчетливо слышался цинизм.

«Как вас зовут, мадемуазель?

—  Мэри», — прозвучало в ее ушах.

— Нет, — подтвердила Виктория, — не имею.

— На улицах женская девственность оценивается в пять фунтов.

Она цеплялась за свою гордость. Это чувство было гораздо удобнее, чем страх.

— Я вполне осведомлена о том, сколько стоит женская девственность.

Репутация. Положение.

Жизнь…

— Тогда почему вы запросили сто пять фунтов?

Потому что не ожидала получить их.

— Вы думаете, что женская девственность не стоит такой суммы, сэр? — с вызовом сказала она.

— Я считаю, что женщины — и мужчины — стоят куда дороже, чем сто пять фунтов, — многозначительно ответил он.

Это был не тот ответ, которого ждала Виктория.

— Потому что вам нравится лишать женщин девственности, — презрительно сказала она.

— Нет, мадемуазель, потому что я был продан за сто пять фунтов. Но вы уже знали об этом, не так ли?

Слова эхом отдались в ее ушах.

« Вы продали с аукциона своё тело, мадемуазель. Уверяю, это превращает вас в шлюху.

—  А вы купили мое тело, сэр. Во что это превращает вас?

—  В шлюху…»

Виктория внезапно поняла, где она видела его глаза: она видела их, прочесывая улицы Лондона в поисках респектабельной работы. У бездомных был тот же самый безжизненный взгляд. Мужчины, женщины и дети, каждодневная жизнь которых — голод, холод и безысходность.

Мужчины, женщины и дети, которые изо дня в день торговали собой, крали и убивали, чтобы выжить, пока другие вокруг них умирали.

Ее сердце сильно ударилось о ребра.

— Кто вы? — прошептала она.

— Я сказал вам, кто я. Я — Габриэль.

Владелец.

Шлюха.

Но не по своему выбору.

Он ничего этого не выбирал.

Бедность лишала мужчин — так же как и женщин — права выбора.

— Я сожалею, — сказала Виктория. И сразу же осознала, что сделала ошибку.

Мужчина, который выжил и достиг такого положения, не примет жалости.

Он и не принял.

Он молча загородил ей выход, черные шелковые брюки задели голубую кожу подлокотника кресла в стиле королевы Анны.

— О чем вы сожалеете, мадемуазель? — спросил он так тихо, что ей пришлось напрячься, чтобы расслышать его.

Виктория отказалась отступать, и в прямом, и в переносном смысле.

— Я сожалею, что вас продали против вашей воли.

— Но это произошло не против моей воли, мадемуазель, — вкрадчиво возразил он. — Или тот человек забыл сказать вам об этом?

— Мы делаем то, что необходимо, чтобы выжить. — Виктория проигнорировала его упоминание о «человеке». — Наши желания тут не причем.

Его ноздри слабо раздулись.

— И вы сделали этой ночью то, что должны были сделать?

Виктория сжала губы.

— Да, сегодня ночью я сделала то, что должна.

— Вы согласились придти в мой дом и продать с аукциона свою девственность.

В ней вспыхнул гнев; она подавила его.

— Я не соглашалась, но да, я пришла сегодня в ваш дом именно с этой целью.

— Значит, вы невольная сообщница, — подначивал он.

— Я не сообщница.

— Но вы здесь из-за мужчины.

Да.

Виктория напрягла спину, шерсть натирала все еще набухшие соски.

— Я сказала вам, что не знаю человека, о котором вы говорите.

— Так кто же послал вас в мой дом, мадемуазель?

— Прости… — нет, Виктория не назовет женщину, которая помогла ей; женщины — и мужчины — делали то, что было необходимо сделать для того, чтобы выжить. — Друг сообщил мне, что ваши клиенты будут… щедрее, чем мужчины на улице.

— И этот друг… — он намеренно подражал ее неуверенности, — он мужчина или женщина?

Виктория хотела возразить, что это не его дело: здравый смысл остерег ее.

Тонкая проволока, бегущая вверх между ее плеч, натянулась.

Ей не нравилось, когда ею манипулировали.

— Женщина, — кратко ответила Виктория.

— Это женщина сказала вам, что вы должны назвать стартовую цену в сто пять фунтов?

Виктория отказалась отвести глаза от останавливающей сердце няпряженности его пристального взгляда.

— Мне жаль, что вы чувствуете, будто я насмехалась над вами, предлагая… начиная торги со ста пяти фунтов, — через силу извинилась Виктория. — Уверяю вас, ни моя подруга, ни я не знали о ваших обстоятельствах; на самом деле, до этой ночи я даже не знала о вашем существовании.

На сереброволосого сереброглазого мужчину не произвели впечатления ни ее извинения, ни ее невежество.

— Ответьте на мой вопрос, мадемуазель.

— Да, — огрызнулась Виктория, — это моя подруга предложила, чтобы я начала с этой суммы.

Он сощурил глаза.

— Какого роста ваша подруга?

— Ниже меня. — Виктория выпрямилась во все свои пять футов восемь дюймов. — Если вы извините меня, сэр, я покину вас.

Он не уступил ей дороги.

— Вы не можете уйти, мадемуазель.

Сердце Виктории пропустило удар.

— Прошу прощения?

Вежливая фраза прозвучала диссонансом. Уже три раза она просила его прощения.

— У вас изысканная речь, — произнес он, меняя тему разговора. Он вытянул руку, его палец безошибочно нашел морщинку на светлой коже подлокотника.

Морщинка образовывала маленький островок.

До Виктории дошло, что она похожа на женскую вульву, зияющие губы, более темное углубление влагалища…

Она вскинула голову.

— От гувернантки требуется правильная речь, — натянуто сказала Виктория. И поняла, что невольно выдала свое прежнее занятие.

Она прикусила нижнюю губу.

Серебряная вспышка в его глазах подтвердила ее промах.

— Как долго вы работали гувернанткой? — легко спросил он.

Викторию не одурачила его внезапная непринужденность.

Мужчина, назвавший себя Габриэлем, был похож на кота. Большого прекрасного беспощадного кота, который в одну секунду играл со своей добычей, а в следующую — перегрызал ей горло.

Виктория вздернула подбородок.

— Я не думаю, что это вас касается, сэр.

— Но это так, мадемуазель. — Его голос был похож на вкрадчивое мурлыканье. — Вы продали мне себя за две тысячи фунтов.

Ее сердце пропустило удар.

— Я продала вам свою девственность, — резко возразила Виктория. — Я не продавала вам себя.

И он не захотел ее девственности. Не говоря уж о женщине, обладающей ею.

Его глаза прикрыли темные ресницы. Виктория инстинктивно следила за его взглядом.

Он нежно ласкал морщинку на голубой коже.

— Сколько времени вы были без работы?

Видение своего голого тела, разведенных ног для облегчения доступа вспыхнуло в ее мозгу. Оно сопровождалось картиной длинного узкого пальца, ласкающего ее…

Ее взгляд оторвался от его ласкающего пальца. Горячая кровь залила щеки.

— Шесть месяцев.

Серебряный взгляд поймал в ловушку ее глаза.

— Как долго вы были гувернанткой? — повторил он.

Он будет повторять свой вопрос, пока она не ответит на него, поняла Виктория.

— Восемнадцать лет, — выдавила она.

— Вы стали гувернанткой в шестнадцать?

Виктория опустила взгляд на его руку, подальше от воспоминаний, которые определили ее профессию.

Длинный палец мягко скользнул в темное углубление на коже.

— Да. — Пронизывающее ощущение отозвалось между ее бедрами. — Я стала гувернанткой в шестнадцать.

— И спустя восемнадцать лет вы вдруг осознали, что проституткам платят больше, чем гувернанткам? — праздно спросил Габриэль.

Виктория вскинула глаза.

В серебряном взгляде, захватившем ее взгляд, не было ничего праздного.

«Да», — чуть не слетело с ее губ.

— Меня уволили, — вымолвила она вместо этого.

Виктории не было нужды добавлять, что ее уволили без рекомендаций. Это знание было в его глазах.

Светское общество не доверяло своих детей гувернанткам, уволенным без рекомендаций. И работодатели не нанимали неопытных гувернанток для черного труда, когда работники из деревень толпами стекались в Лондон.

Многие женщины оказывались в положении Виктории. Но от этого было не легче.

— Шлюха, которая послала вас сюда, — в его глазах крылась тень, возможно, воспоминания о его собственном прошлом. — Вы считаете ее своим другом.

Виктория не колебалась.

— Да.

— Вы стали бы защищать ее от меня.

Долли остановила человека, хотевшего изнасиловать ее, когда никто вокруг не шевельнул и пальцем. Она говорила с Викторией. Доверяла ей. Дала ей совет, когда Виктория в нем нуждалась.

Она была другом, когда Виктория отчаянно нуждалась в дружбе.

— Да. — Виктория расправила плечи. — Да, я защищу ее, если это будет в моей власти.

Длинный белый палец, праздно теребивший морщинку на голубой коже, неожиданно скользнул по мягкому подлокотнику и подцепил шерстяные шнурки ее сумочки.

На секунду Виктория уставилась на безупречную красоту его руки и приплюснутую некрасивую кошелку, которую он сдернул с кресла.

Осознание его действия дошло до нее.

У него была ее сумочка.

Все, чем владела Виктория, было в той сумочке. Он не имел права.

Она бросилась вперед, чтобы вернуть обратно свою собственность. Свою жизнь . Свое достоинство.

Взявшись за деревянный обод, он вытащил маленький тугой сверток из оберточной бумаги.

— Что это?

Виктория заколебалась, помня о спрятанном в его фраке пистолете.

— Это… средство для предотвращения зачатия. Пожалуйста, отдайте мне мою сумочку.

Он не выпустил сумочку.

— Ваша подруга… она дала вам этот контрацептив?

Были мужчины, которые верили, что вправе без разбора оплодотворять женщин просто потому, что они были мужчинами, а женщины — женщинами.

Конечно, он не был одним из них?

— Да, моя подругадала мне его. — Она настойчиво протянула руку. — Пожалуйста, верните мою сумочку.

Накинув пару шерстяных шнурков на запястье, он разворачивал бумагу. Сумочка покачивалась, бумага шелестела. На щеки легла тень от ресниц. В правую ладонь высыпались две белых таблетки.

Он медленно поднял глаза.

— Ваша подруга говорила вам, что это такое?

Молчание Виктории говорило громче всяких слов.

— Это сулема,11Хлорид ртути. Применяется в медицине для обеззараживания кожных покровов, одежды и т. п. Сулема сильно ядовита.мадемуазель. — Серебряные глаза были безжалостны. — Ваша подруга говорила вам, как применять таблетки?

— Вы, кажется, хорошо осведомлены об этой продукции, сэр, — ответила Виктория. Ее руки опустились, кулаки сжались, ногти впились в ладони. — Почему бы вам не рассказать мне?

— Каждая таблетка содержит 8,75 гран120, 567 г. (1 английский гран = 0,0648 г)сулемы. Одна таблетка вызывает сильные конвульсии, часто приводящие к смерти. Две таблетки, вставленные в ваше влагалище, мадемуазель, несомненно, убили бы вас.

Виктория почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Долли сказала ей вставить в тело обе таблетки, чтобы предотвратить зачатие.

Она не сказала ей, что они из себя представляют и что могут сделать.

Она не сказала ей, что они причинят ей вред… убьютее.

— Вы лжете, — выговорила Виктория. И ни на мгновение не поверила этому. Серебоглазый, сереброволосый мужчина ничего не сказал.

Ему не было нужды говорить.

Опустив две таблетки на оберточную бумагу, он снова завернул их.

— Она сказала, что многие женщины пользуются таблетками, — упорствовала Виктория.

— Не сомневаюсь. Однако, женщины, которые однажды воспользовались ими, безусловно, не сделают этого снова. А женщина, пережившая их использование, конечно, не порекомендует их для противозачаточных целей. — Он сложил концы бумаги. Его ресницы медленно поднялись, пронзив ее правдой. — Ваша подруга молода и неопытна, мадемуазель?

Долли, как она себя называла, была двухпенсовой проституткой, шлюхой с десятилетнего возраста. Женщиной с седеющими каштановыми волосами и без передних зубов.

Она убедила Викторию явиться на открытие дома Габриэля. В оживленной людской толпе, заявила она, никто ее не заметит.

Только богатым, могущественным людям позволено будет присутствовать там, добавила Долли. Мужчинам, которые заплатят гораздо, гораздо больше за ее девственность, чем мужчины в борделе или на улице.

И все это время она готовила смерть.

Без сомнения, надеясь заполучить деньги Виктории, пока тело той будет стыть в переулке.

Все во имя выживания.

Элегантная комната была слишком тесна. Люстра над головой слишком ярка. Потрескивающий огонь слишком горяч. Волосы, висевшие вдоль спины, слишком тяжелы.

Виктории нужно убежать от этих пронизывающих серебряных глаз.

Она осторожно обошла его и подхватила свой плащ со спинки голубого кожаного кресла.

Ей не нужна сумочка — он может оставить ее себе. Яд. Ее зубную щетку. Ее гребенку.

Шпильки.

Он не останавливал ее.

Дверь была изготовлена из блестящей, как зеркало, древесины, не коричневого, не желтого, а какого-то промежуточного оттенка. Гувернантка внутри Виктории узнала в ней атласное дерево, растущее в Индии и Шри-Ланке.

Дверь не была заперта.

Не должна была быть.

Официант, который привел ее в библиотеку, стоял навытяжку с другой стороны двери. Виктория не сомневалась, что он тоже носит под черным фраком пистолет.

— Подай поднос, Гастон. — Слишком знакомый голос скользнул вдоль ее позвоночника, более гладкий, чем атлас. — И чайник. Мадемуазель останется с нами.

— Очень хорошо, месье.

Гастон мягко закрыл дверь из атласного дерева перед лицом Виктории.

Она развернулась. Платье запуталось вокруг лодыжек, волосы взметнулись, сердце прыгнуло к самому горлу.

— Вы не можете держать меня здесь против моей воли.

—  Au contraire.13Напротив, наоборот— Габриэль скорей был повернут лицом к ней, чем к столу. — Если бы ваша жизнь не была несущественной, мадемуазель, вас бы здесь не было.

Бездушная отставка ее жизни на мгновение лишила дыхания.

— Вы не хотите меня, — не в силах справиться с собой, сказала Виктория. Она сжимала шерстяной плащ, как спасительный якорь.

— Вы бы удивились, узнав, чего я хочу, — многозначительно ответил он.

Следя. Выжидая.

Как будто здесь была опасна именно она, а не он.

— Вы и не собирались ложиться со мной, — опрометчиво обвинила его Виктория.

— Да, — согласился он. Свет и тьма мерцали в его серебряных глазах. — Я не собирался ложиться с вами.

— Вы приказали мне раздеться, — сказала она. Ей не было нужды добавлять: зная, что не возьмете меня.

Он видел ее жалкие самодельные подвязки, сморщенные чулки, изношенные панталоны, потертые ботинки.

Его серебряные глаза оставались холодными. Непроницаемыми.

— Почему? — Крик Виктории отскочил от потолка, обежал бледно-голубые эмалированные стены. — Почему вы лгали мне?

Почему он обольщал ее образами сплетенных тел, истекающих потом после разделенного наслаждения?

Почему он сказал ей, что находит ее желанной?

— Я должен был знать, — просто ответил он.

Прежде она ошибочно принимала мимолетные тени в его глазах за сожаление; она не сделала этой ошибки снова.

— Что вы должны были знать? Как далеко зайдет девственница, чтобы получить деньги? — Виктория старалась, чтобы в ее голосе не прорвались визгливые нотки страха. — Вы продали ваше тело. Уверяю вас, сэр, я зашла бы намного дальше, чем стоять над вами, тряся грудями вам в лицо.

Ее рот резко закрылся, и она услышала эхо своих слов.

Голубые эмалированные стены сжимались, пока она не почувствовала, что они давят ей на спину, грудь, бока.

Она взяла бы его в рот.

Она взяла бы его в любое и во все свои отверстия.

И он знал это.

Было совершенно ясно, что ее девственность не имеет для него никакого значения. Но это было все, что у нее осталось.

И это он тоже знал.

— Я должен был знать, есть ли у вас оружие, мадемуазель, — просто ответил он.

— Вы приказали мне снять панталоны, — она глотнула воздух, — чтобы увидеть, не спрятала ли я в них оружие?

— Да.

— Где, по-вашему, я скрыла бы это оружие — в моем влагалище?

— Возможно.

Виктория уставилась на него.

— Надо же, какой мы, женщины, опасный пол. И какой удачливый. — Пузырек смеха, пойманный в ее груди, поднялся к горлу. Она вспомнила старшего брата своей бывшей подопечной, который поглощал ужасные грошовые романы, описывавшие американское пограничье. — Нам не нужна кобура, у нас есть наши влагалища, всегда наготове.

Смех, добравшийся до ее горла, не отразился в его глазах.

— У мужчин тоже есть полости, мадемуазель, — откровенно ответил он.

Пузырек смеха лопнул.

Виктория вспомнила… Empétarder… принимать что-либо через задний проход.

Унижение обожгло ее щеки.

— Я сомневаюсь, что женские — или мужские — отверстия предназначены для размещения пистолетов, сэр.

— Ножи столь же смертоносны, мадемуазель. А пистолеты меняют размеры и модели.

Да, это было довольно модно среди женщин — носить ожерелья или даже серьги из миниатюрных пистолетов с движущимися частями.

— Вы чувствуете необходимость обыскивать всех женщин, которых покупаете? — лаконично спросила она.

— Я не покупаю женщин для секса.

Он покупает женщин, чтобы убивать?

— Тогда я в недоумении, почему вы предложили за меня цену.

— У вас есть кое-что, чего хочу я.

— Вы сказали, что не хотите моей девственности.

— Я хочу имя мужчины — или женщины — того, кто послал вас ко мне.

Раздражение вытеснило страх.

— Я сказала вам, что никто не посылал меня в дом Габриэля.

Виктория по собственной воле решила продать себя.

— Тогда скажите мне имя женщины, которая дала вам сулему.

За шелком его вежливого голоса была твердая сталь.

— И если я сделаю это?

— Я найду эту особу.

— А если нет?

— Она умрет.

Она неуступит истерике.

— А когда вы найдете эту женщину? Что вы с ней сделаете?

— Все, что потребуется, чтобы получить информацию, в которой я нуждаюсь.

Он причинит ей боль.

Он…

Глаза Виктории расширились во внезапном понимании.

— Вы полагаете, что моя… подруга, — она запнулась на слове, — намеренно послала меня сюда. К вам.

Он не ответил.

Ему не было нужды отвечать.

— Вы полагаете, что я пришла сюда, чтобы навредить вам, — сказала она, не в силах поверить в это.

Серебряный пристальный взгляд не отвернулся от ее глаз.

— Могу ли я напомнить вам, сэр, что это выпредложили цену за меня. Почему вы это сделали, если полагали, что я намерена причинить вам вред?

— Если бы я не предложил цену за вас, мадемуазель, вы умерли бы намного худшей смертью, чем любая смерть от сулемы.

Виктория вспомнила мужчину, который поддержал ее стартовую цену. «Я дам вам сто пять фунтов, мадемуазель, за вашу… невинность».

Холодный озноб пробежал по позвоночнику.

Он был намерен купить ее девственность или жизнь?

Она решительно подавила растущую панику, которая шипела в ней, словно сельтерская вода.

— И теперь?

— Вы все еще можете умереть.

— Вы угрожали застрелить меня, сэр. — Она судорожно сжимала плащ. — Я попытаю удачу с другим мужчиной.

В его глазах ясно читался отказ.

Виктория не могла набрать в легкие достаточно кислорода.

— Пожалуйста, позвольте мне уйти.

— Вы умоляете меня, мадемуазель?

Она отпрянула.

— Нет.

Никогда.

Его веки опустились; зубчатые тени портили мраморную гладкость щеки. Распахнув ее сумочку, он запустил руку внутрь.

У Виктории свело живот. Она знала, что он обнаружит.

— Позвольте мне забрать мою сумочку.

Он вытащил связку писем.

Каждое слово, написанное в них, впечаталось в мозг Виктории. По коже поползли мурашки, сначала жаркие, потом ледяные.

Он глянул на нее сквозь темные ресницы.

— У вас есть поклонник, мадемуазель.

Эти письма написал вовсе не поклонник.

Ужас Виктории, что Габриэль прочтет письма, перевесил ее страх. Она сократила расстояние между ними и протянула руку.

— Я не разрешаю вам читать эти письма, сэр. Пожалуйста, верните их. Они личные.

— Я не спрашивал вашего разрешения, — его веки полностью поднялись, он вгляделся в нее и медленно произнес ее имя:

— Виктория.

Стоя, он был на четыре дюйма выше ее. Виктория никогда прежде не чувствовала себя такой маленькой и такой беспомощной.

— Позвольте мне уйти, — повторила она.

— Я не могу этого сделать.

Отчаяние подтолкнуло ее.

— Вы знали голод, — не подумав, сказала она.

— Есть много разновидностей голода, мадемуазель.

Голод тела. Голод души.

Голод плоти.

Виктория не задержалась на последнем.

Он не должен прочитать эти письма.

— Вы жили на улицах.

— Я родился в канаве, в Кале.

Кале — город во Франции, сразу за Ла-Маншем.

«Его тело было продано во Франции или в Англии?» — задумалась она. А потом: «Были ли улицы Франции безопаснее английских?»

— Я не знаю, какое преступление, по вашему мнению, я совершила, сэр, — сказала она своим самым резонным голосом гувернантки. — Но лондонские улицы взыщут много более суровое наказание, чем вы. Я прошу вас еще раз: пожалуйста, позвольте мне уйти.

Он вскинул голову. Холодность его глаз лишила Викторию дыхания.

— Вы боитесь того, что я найду в письмах.

Она боялась того, что онанашла в письмах.

— Вы не хотите меня, — повторила Виктория.

— Но я хочу, мадемуазель, — ответил он. Серебряные глаза, лишенные желания.

Нет, он не хотел ее, но знал, что она хотела его.

«Знал ли он, когда гладил кожаную морщинку, что я чувствовала его прикосновение внутри своего тела?», — мимолетно задумалась она.

И немедленно прогнала эту мысль.

Конечно, знал. Каждое движение — каждое слово, которое он сказал — было просчитано.

— Если бы вы хотели меня, сэр, вы бы взяли меня.

Знакомая неподвижность опустилась на Габриэля.

Лицо Виктории отражалось в его зрачках, два бледных круга, окруженных чернотой.

— Я не могу взять вас, мадемуазель, — наконец ответил он.

— Почему?

«Почему», — отразилось от голубых эмалированных стен.

— Потому что, если я возьму вас, вы умрете.

«Вы умрете», — пробежало по ее позвоночнику.

— Я могу умереть, если останусь с вами; я могу умереть, если оставлю вас. — Конечно, это говорила не Виктория, однако это ее голос звучал в ее ушах. — Мне кажется, сэр, что если я все равно собираюсь умереть, я бы предпочла это сделать не девственницей.

Ее бесстыдные слова повисли между ними.

Его глаза вспыхнули.

«Как может вспыхнуть серебряный лед?» — изумилась Виктория той частью своего разума, которая еще была способна к удивлению.

— Я не позволю вам умереть, — ответил он.

— Но вы уже сказали, что не можете гарантировать этого, — парировала Виктория.

Он не ответил.

— Если вы заставите меня остаться, сэр, я соблазню вас, — заявила Виктория. Чистая бравада. Она не имела никакого понятия, как соблазнить мужчину.

— Тогда вы заплатите за последствия, мадемуазель. — Чернота его зрачков поглотила серебро радужек. — Как и я.

Темнота сомкнулась вокруг нее.

— Почему вы думаете, что я повредила бы вам? — спросила Виктория. И не смогла скрыть отчаяния в своем голосе.

— Почему вы боитесь дать мне прочесть ваши письма? — нанес он встречный удар.

— Возможно, сэр, потому что мы оба испытываем один и тот же страх.

Серебро обвело черноту его зрачков.

— Чего же, по-вашему, я боюсь, мадемуазель? — вежливо спросил он.

В его глазах, в его голосе таилась смерть.

Виктория не убивала, но этот человек убивал. Она ни секунды не сомневалась, что он сделает это снова.

— Я думаю, что вы боитесь прикосновений человека противоположного пола, сэр. — Виктория сжимала свой плащ, вдыхая туман, вдыхая влагу, вдыхая резкий запах собственного страха.

— Вы думаете, что я боюсь прикосновений человека противоположного пола, — тихо повторил он, распробывая слова на вкус. — Вы думаете, что я боюсь прикосновений женщин. Вы боитесь прикосновений женщин, мадемуазель?

Прикосновений женщин…как будто к нему прикасались мужчины?

Виктория сглотнула.

— Нет, я не боюсь прикосновений женщин.

— Тогда чего вы боитесь, мадемуазель, раз мы испытываем один и тот же страх?

— Я боюсь прикосновений мужчины, — отчаянно сказала Виктория.

Свет, обводивший его зрачки, сиял ярче, чем люстра над ними, совершенный, опасный круг чистого серебра.

— Я боюсь, что мне понравятся прикосновения мужчины, — решительно продолжала она.

Сердце Виктории грохотало в ушах, признавая правду, которую она так долго скрывала. Правду, которую ее вынудили признать письма.

— Я боюсь, что я по натуре такая же шлюха, как и на деле.



Глава 4

Голос Виктории эхом отдавался между ними. Казалось, сереброглазого сереброволосого мужчину приковали к месту ее слова: «Боюсь прикосновений… боюсь, что мне понравятся прикосновения… боюсь, что я по натуре такая же шлюха, как и на деле».

Или, возможно, это Викторию приковал к месту тот факт, что она произнесла такие слова.

Стыд, который должен был появиться в результате признания, не пришел.

Виктория опустила подбородок, побуждая его осудить ее — его, кто продал свое тело. Как она продала свое.

— Письма в моей сумочке заставили меня понять, кто я есть. Я былавлажной от желания. Потому что я хотела, чтобы вы — незнакомец — коснулись меня.

Боль пронзила ее грудь.

— Это не продажа тела делает человека шлюхой, не так ли? — произнесла она беспечно; ее голос не был беспечным. — Это удовольствие, получаемое от сексуального контакта. Я хотела, чтобы вы коснулись меня, поэтому я — шлюха.

— Я не думала, что буду так реагировать этой ночью. — Виктория сморгнула внезапные слезы. — Но я реагировала. Это подписывает мой смертный приговор?

Секунды тянулись целую вечность. Жили только глаза Габриэля. Серебряные маяки, излучающие потребность.

Касаться… ощущать прикосновения. Обнимать… находиться в объятиях.

Треск горящего полена вторгся в действительность.

Он не хотел касаться ее, или чтобы она прикоснулась к нему. И еше больше не хотел, чтобы она держала его в объятиях.

— Я не могу отпустить вас, мадемуазель.

Сожаление появилось в его голосе, его лице. А затем исчезло.

Его потребность. Его сожаление.

Жажда прикосновения. Объятий.

И снова мужчина, стоящий перед нею, превратился в живую, дышащую статую — совершенное изваяние, незамутненное эмоциями.

— Габриэль был посланцем Бога, — импульсивно произнесла Виктория.

— Да. Майкл был его избранником, — ответил он, серебряные радужные оболочки поглотили черноту зрачков.

Виктория обхватила себя руками.

— Что вы собираетесь делать со мной?

— Я попробую спасти вас.

Она все еще могла умереть.

— Мне трудно представить, чтобы женщина, которая дала мне… противозачаточные таблетки, представляла собой большую угрозу, — стараясь приободриться, произнесла Виктория. — Она попросту надеялась ограбить меня. Теперь я не получу достаточно денег, чтобы она еще раз утруждала себя.

И при этом сама Виктория не получит достаточно денег для того, чтобы спастись.

От голода. От холода.

От человека, писавшего письма.

— Да, она не побеспокоит вас снова, — бесстрастно согласился он.

Виктория вздохнула с облегчением:

— Так вы…

— Она не побеспокоит вас снова, мадемуазель, потому что она мертва. Или скоро будет.

Долли обещала сопровождать Викторию к дому Габриэля; Виктория ждала ее, пока Биг Бен не пробил без четверти двенадцать.

Она так и не появилась.

Тошнота подступила к горлу Виктории.

— Откуда вы это знаете? — удалось выдавить ей.

Сереброглазый человек повернулся; не успела Виктория моргнуть, как он уже стоял лицом к ней, протягивая белую шелковую ткань, которая ранее скрывала его пистолет.

— Отсюда, мадемуазель.

Виктория инстинктивно протянула руку; белая ткань легла ей на ладонь. Она безучастно рассматривала квадрат шелка — салфетка, безусловно…

— Переверните.

Черные чернила пятнали противоположную сторону белой шелковой ткани. Медленно черные пятна обрели форму.

Это были буквы. Энергичные, черные, мужские буквы.

Записка, небрежно написанная на шелке.

Виктория прочитала короткое послание. Раз. Второй. Третий. Каждый раз она задерживалась на последнем предложении:

«Ты подготовил восхитительную сцену, mon ange,теперь я привел тебе женщину. Актрису на главную роль, если пожелаешь. Laissez le jeu commencer».

Давайте же начнем игру…

С показным спокойствием Виктория тщательно свернула салфетку и протянула ему.

Габриэль не взял ее.

Рука Виктории неловко опустилась; пальцы сжались в кулак и смяли шелк.

— Моя… Женщина, которая дала мне таблетки, не писала этого.

Даже если Долли и умела писать — да еще таким энергичным, мужским почерком — она не могла процитировать Шекспира.

— Нет, не писала.

Весь мир — театр, в нем женщины, мужчины — все актеры.

Виктория узнала цитату из записки, и автора, и пьесу. Конечно, он не думал…?

— Я — гувернантка, — как бы защищаясь, произнесла она.

— Да.

Его ответ не был многообещающим.

— Мое положение требует хорошего знания произведений Шекспира.

Он молча наблюдал за ее неуклюжими попытками оправдаться.

— Я не… — …знаю человека, который написал записку. Виктория облизнула губы. — Что означает — «ты подготовил сцену»? Для кого вы подготовили сцену?

— Для мужчины, мадемуазель.

— Мужчины, который написал эту записку.

— Да.

— И вы думаете, что этот человек, что… что именно из-за негоя нахожусь здесь.

— Да.

— Это абсурд. Как он мог знать…

У нее перехватило дыхание.

Шесть месяцев назад муж ее нанимательницы обвинил Викторию в том, что она флиртовала с ним.

Виктория не флиртовала.

Ее нанимательницу не интересовала правда. Она уволила Викторию даже без рекомендаций.

Три месяца спустя начали приходить письма, их подсовывали утром под дверь комнаты, которую она снимала. Письма доказывали, что кто-то следил за ней, подстерегал ее.

Письма, подробно описывающие наслаждения, которые она скоро испытает.

От мужских губ. Мужских рук.

Мужского…

— Это невозможно, — отрывисто произнесла Виктория.

Она знала, кто писал письма: они приходили от мужа ее последней нанимательницы. Его почерк отличался от почерка на шелковой салфетке.

В отличие от мужчины, оставившего послание на шелковой салфетке, муж прежней нанимательницы Виктории не посещал мест, подобных дому Габриэля. Если бы он посещал их, то заплатил бы за женщину вместо того, чтобы разрушать репутацию и карьеру Виктории.

Лишь для того, чтобы завладеть ее девственностью.

— Я бы хотела получить назад мою сумочку, если вы не против.

— В ближайшее время, мадемуазель.

После того,как прочтет письма — ему не было нужды говорить это вслух.

— Уверяю вас, сэр, у меня нет писем, написанных тем же почерком, что и на этой салфетке.

— Тогда вам нечего бояться.

Электрический свет обжигал ее кожу.

— До сегодняшнего вечера я не знала о вашем существовании, — привела Виктория еще один довод.

— Вы это уже говорили.

— Я не собираюсь причинять вам вред.

— Как и я вам.

— Какую цель мог преследовать этот человек, посылая меня к вам? — вспыхнула Виктория.

Она не знала ни мужчину, называвшего себя Габриэлем, ни мужчину, который предположительно стремился убить ее.

Это было бессмысленно.

Опустив взгляд, Габриэль бросил письма назад в ее ридикюль. Затем медленно поднял ресницы.

От выражения пристального серебряного взгляда у нее перехватило дыхание: она увидела страх.

Боялся ли он?..

— Я не знаю, мадемуазель. — Страх немедленно исчез из его глаз. Он опустил сумочку на стул. — Ваш поднос скоро будет здесь. Вы хотели бы освежиться?

Нет.

— Да, спасибо.

Возможно, в уборной есть окно, через которое она сможет убежать.

Он молча повернулся.

Виктория сопротивлялась побуждению тут же забрать свою сумочку.

Если она возьмет ее, то он отберет ее назад.

Она не знала, что будет делать, если он применит силу. Кричать. Падать в обморок.

Сопротивляться.

То, что, как думала Виктория, было шкафом из атласного дерева, оказалось дверью.

Дверью, которая вела в абсолютную темноту.

Сердце Виктории колотилось о ребра.

Прямоугольник света лег на голый деревянный пол, блеснула медная кровать. Запахи восковой полировки и чистого полотна окутали ее.

Сжимая шелковую салфетку в правой руке и плащ в левой, Виктория последовала за ним в душистую темноту.

Его шаги были приглушенными, сдержанными, шаги Виктории — громкими, агрессивными.

В спальне не было окон.

Мягкий звук открывающейся двери заглушил шум сердцебиения Виктории. Яркий свет внезапно ослепил ее.

Габриэль скользнул назад в тень, виднелись лишь серебряные волосы.

— Вы можете присоединиться ко мне, когда закончите, мадемуазель.

Виктория решительно ступила вперед.

Дверь закрылась, запирая ее внутри. В то же мгновение она заметила большую медную ванну, заключенную в тумбу из атласного дерева. Над ванной высился медный капюшон, словно шкаф без двери.

Виктория видела комбинации ванны и душа, которые демонстрировались в Кристалл Пэлас — с использованием красного дерева или грецкого ореха, а не более дорогого атласного дерева — но никогда прежде она не работала в доме, оснащенном этим предметом роскоши.

Капюшон был высотой в семь с половиной футов. Это было весьма внушительно.

На стене напротив двери над инкрустированным слоновой костью фарфоровым туалетом висел бачок из атласного дерева. Коробка бумажных салфеток стояла на узком кожухе, скрывающем подведенную к туалету канализационную трубу.

Этикет предписывал, чтобы бумажные салфетки для личного пользования никогда не находились на виду, дабы не напоминать о том, для чего их используют.

Очевидно, мужчина по имени Габриэль не придерживался деликатных тонкостей.

Было трудно припомнить то время, когда ее могло оскорбить подобное зрелище.

Из противоположного конца ванной на нее смотрела женщина с бледным лицом, обрамленным темными, тусклыми волосами.

Искра радости, вспыхнувшая было в Виктории при виде комбинации ванны и душа, быстро погасла.

Женщина, которую она увидела, была ее отражением в зеркале над умывальником из испещренного золотыми прожилками белого мрамора.

Следом она осознала и другое: в туалете не было окон.

Виктория оказалась в ловушке.

* * *

Габриэль щелкнул электрическим выключателем — холодная медная пластинка, гладкая деревянная кнопка. Сверху полился свет.

Большой, без лишних украшений шкаф атласного дерева полностью закрывал дальнюю стену комнаты; медная кровать занимала место вдоль ближней. Она была накрыта голубым шелковым покрывалом.

Французская мадам предпочитала вычурность простоте, роскошь — элегантности.

Благоухание — чистоте.

Она не одобрила бы его дом. А Виктория?

Взяв безопасную спичку из обсидиановой урны, украшающей каминную доску из атласного дерева, он присел на корточки и поджег сложенную под дровами лучину. Синие и желтые язычки пламени взвились вверх.

Долгие секунды он держал горящую спичку, вспоминая годы, которые прожил без пищи. Крова.

Безопасности.

«Вы бы стали меня умолять, мадемуазель?

—  Нет. Нет, я не стану умолять вас».

И не умоляла.

Она не умоляла ради пищи. Ради денег.

Она не умоляла ради своей жизни.

Она не умоляла его удовлетворить свое желание, которое столь очевидно испытывала к неприкосновенному ангелу.

Вместо этого она, девственница, угрожала соблазнить его, мужчину, который в течение двенадцати лет был соблазнителем.

Виктория ублажала бы его ртом. Она приняла бы его любым из способов, которыми Габриэль когда-либо овладевал мужчиной или женщиной.

Она и сейчас приняла бы его, зная, кто он есть.

Его член пульсировал от воспоминаний о чистом аромате ее желания. Это не замедлило бег мыслей в его голове.

Шесть месяцев тому назад Виктории отказали от места.

Шесть месяцев тому назад Габриэль убил первого мужчину.

«Теперь я привел тебе женщину».

Женщину, которая прожила на улицах достаточно долго, чтобы понять правила выживания, но которую все еще можно уничтожить знанием.

Женщину, которая не осуждала его прошлое.

«Мы делаем то, что необходимо, чтобы выжить».

Жар лизнул его кожу.

Габриэль бросил взгляд на спичку, которую держал большим и средним пальцами.

Синий огонь едва касался почерневшего дерева.

Глаза Виктории имели тот же живой, бесхитростный синий цвет, что и горящий огонек.

Надеялся ли второй человек отвлечь его сексуальным развлечением?

Виктория боялась того, что он мог найти в ее письмах.

Она солгала о своем имени. Лгала ли она о втором человеке?

Немедленно Габриэль вспомнил боль, блеснувшую в ее глазах, когда он сказал ей, что эти таблетки делают с женщиной.

Шлюха убила бы ее, а Виктория по-прежнему ее защищала.

Насколько далеко она пошла бы, чтобы защитить любовника? — задался он вопросом.

Где второй человек нашел ее?

Как он нашел ее?

Зачемон нашел ее?

Бросив спичку в камин, Габриэль встал.

Небольшой крупнокалиберный пистолет и длинный охотничий нож лежали в верхнем ящике прикроватной тумбочки из атласного дерева.

Орудия смерти.

Она пришла к нему без оружия; ей не найти оружия в его комнате. Смерть может исходить от второго человека или от Габриэля — но не от женщины.

Вытащив пистолет и нож, он бесшумно пересек комнату, которая в течение следующих нескольких дней, недель или месяцев будет служить Виктории спальней.

Через распахнутую дверь спальни донесся аромат свежезаваренного чая.

Габриэль застыл.

Вовсе не Гастон ждал его в кабинете.



Глава 5

Майкл сидел на краю столешницы из черного мрамора, наклонив голову, в черных волосах вспыхивали синие блики. Большой серебряный поднос упирался в его бедро; над серебряным заварочным чайником клубился серый пар. В одной руке Майкл держал коричневый глиняный горшочек, в другой — маленький сандвич без корочки.

Обе его руки были сплошь покрыты массой красных рубцов. Пальцы. Ладони. Тыльные стороны.

Габриэль наблюдал, как Майкл макнул сандвич в глиняный горшок.

Наружу он показался покрытый шоколадом.

Пульсация в паху Габриэля распространилась на левую руку, затем — на правую. Первая схватилась за охотничий нож, вторая — за небольшой крупнокалиберный пистолет.

Он не был готов иметь дело с Майклом. Не сейчас, когда его ноздри хранили запах страсти Виктории, а в ушах звенел голос того, второго мужчины.

Это не важно.

Страсть Габриэля; страсть Виктории.

Смерть.

Laissez le jeu commencer.Давайте же начнем игру.

Габриэль приготовил сцену; теперь он должен исполнить свою роль.

Он молча прокрался вперед и закрыл за собой дверь спальни.

Майкл внешне казался поглощенным своим сандвичем: но это было не так. Майкл знал о присутствии Габриэля.

Так же, как знал о втором мужчине в салоне.

— Я велел Гастону выставить тебя, Майкл, — нейтральным голосом произнес Габриэль.

Майкл медленно поднял голову, фиалковые глаза были холодно расчетливы. Морщины ожогов, иссекавшие руки, окаймляли и правую щеку — резкий контраст с совершенством его черт.

— Ты действительно думал, что я уеду, не повидав тебя, Габриэль? — тихо осведомился он.

Голос Майкла не изменился за те шесть месяцев, когда Габриэль слышал его в последний раз. Он был низким, страстным и соблазнительным, голос мужчины, который сделал себе состояние проституцией.

Нет, Габриэль не ожидал, что Майкл покинет его. Но он хотел этого.

После всех этих лет он все еще хотел защитить темноволосого ангела с голодными фиалковыми глазами.

Пристальный взгляд Габриэля переместился от Майкла и остановился на шоколаде, покрывающем сандвич.

Острая боль сжала грудь.

Двадцать семь лет назад Майкл был не в состоянии вынести запаха шоколада, не говоря уже о том, чтобы его есть.

— Когда это ты пристрастился к chocolat, mon frere?14…шоколаду, мой брат?— нейтральным тоном спросил он.

Габриэль знал, что его голос обладает той же умелой модуляцией, что и голос Майкла: оба они были обучены соблазнять, совращать, доставлять удовольствие.

— Шесть месяцев тому назад, — ответил Майкл. И засунул в рот покрытый шоколадом сандвич.

Губы Габриэля загорелись от воспоминания: шесть месяцев назад он поцеловал поврежденную щеку Майкла. А затем убил первого мужчину.

Как легко было бы потянуть за спусковой крючок и убить Майкла. Шесть месяцев назад.

Сегодня ночью…

— Как Энн? — отрывисто спросил Габриэль.

Теплота, затопившая глаза Майкла, и улыбка, осветившая его лицо, едва не поставили Габриэля на колени.

На одно леденящее мгновенье он не узнал человека перед ним.

Габриэль видел Майкла, истощенного голодом и страхом. Он видел его почти сошедшего с ума от боли и горя.

Никогда прежде он не видел счастливого Майкла. Но он видел его теперь.

Майкл нашел то, что Габриэль не найдет никогда: любовь. Принятие.

Мир.

И все это с женщиной, которая предпочла фиалковые глаза — серым. Темноволосого ангела — белокурому.

Мужчину, который ценил жизнь, вместо мужчины, который отнял жизнь.

Свет, озаривший лицо Майкла, мгновенно потускнел, фиалковые глаза снова стали холодно-расчетливыми.

— Почему ты не навестил нас и не выяснил все сам, Габриэль?

— Тебе недостает меня, mon frere?— насмешливо парировал Габриэль.

— Да.

На одну неосторожную секунду Майкл снял свою маску. В его глазах не было обмана, в голосе не было фальши.

Невидимый кулак сжался в животе Габриэля.

Майкл любил его, и Габриэль не знал почему.

Майкл никогда не осуждал Габриэля ни за то, что тот был безымянным ублюдком, ни за сделанный им выбор.

Габриэль хотел, чтобы он принизил, осудил его.

Габриэль хотел, чтобы он мог ненавидеть, и знал, что предпочел бы ненависть скрытому страху.

Он отвел взгляд от фиалковых глаз Майкла.

Они не изменились за те двадцать семь лет, что Габриэль знал его, — они были все еще откровенно голодными.

У Виктории тоже были голодные глаза.

Бесхитростные синие глаза, которые жаждали секса.

Любви.

Принятия.

Второй мужчина послал ему Викторию , потому чтоона голодала. Как голодал Майкл.

Потому чтоона желала. В то время как Габриэль был неспособен желать.

Но почему?

— Ты учил меня читать и писать, — сказал Габриэль, желая понять мотивы второго мужчины. Желая понять мотивы Майкла. — Почему?

— Ты учил меня воровать; я считал это справедливым обменом. — В голосе Майкла послышалась резкость. — Кто этот второй мужчина, Габриэль?

Габриэль бесстрашно встретил пристальный взгляд Майкла.

— Ты знаешь, кто он, — невозмутимо ответил он.

Это Майкл нашел Габриэля, когда тот был прикован на чердаке, словно собака, лежа в собственной грязи и моля о смерти.

Но Майкл не позволил ему умереть.

Габриэль сожалел, что он не позволил.

— Ты говорил мне, что он был вторым мужчиной, который насиловал тебя, — сказал Майкл.

Габриэля изнасиловали двое мужчин; одного он убил, второй был все еще жив.

Габриэль спокойно выдержал подозрения, мелькнувшие в пристальном взгляде Майкла.

— Я говорил, что был второй мужчина, — спокойно согласился он.

— Однако до того раза, шесть месяцев назад, ты никогда не упоминал, что был второй.

— Я не знал, что тебя так интересуют подробности. Прости меня, mon vieux,15старина— услужливо сказал Габриэль, намеренно подстрекая Майкла. — Я думал, твои интересы лежат в другой области.

В женщинах, а не в мужчинах, имел он в виду.

Майкл не клюнул на приманку.

— А я думал, Габриэль, что ты единственный человек в моей жизни, которого не уничтожило мое прошлое. — Глаза Майкла скрыли черные ресницы; он поставил глиняный горшок с шоколадом на серебряный поднос.

Габриэля резанула боль.

В конце концов, Майкл неизбежно должен был соединить части головоломки.

И Габриэль сожалел, что не мог избавить его и от этого.

Тихий звон стекла, ударившегося о металл, заглушил стук сердца.

Майкл медленно поднял ресницы, фиалковые глаза впились в серебряные.

— Но я ошибался, не так ли, mon frere?

— Никому из нас не убежать от прошлого, Майкл, — искренне ответил Габриэль.

И ждал. Зная, что не может сделать ничего, чтобы остановить надвигающуюся череду событий.

Майкл беззвучно соскользнул со стола, фиалковые глаза были внимательны, шрам, обрамляющий щеку, побелел от напряжения.

Он сделал шаг вперед…

— Почему женщина выставила на аукцион свое тело в твоем доме, Габриэль?

Два шага…

— Почему любой продает свое тело, Майкл? — иронически спросил Габриэль.

Его пульс участился.

Он спрашивал себя, на что толкнет Габриэля Майкл в своих поисках правды. Он спрашивал себя, на что толкнет его второй мужчина в этой смертельной игре.

Он спрашивал себя, что он сделает, если Виктория попытается соблазнить его.

Три шага…

— Ты никогда прежде не позволял проводить аукционы, mon ami,16мой друг— бросил вызов Майкл.

Четыре шага…

— Сегодня грандиозное открытие моего нового дома, — невозмутимо парировал Габриэль. Подбирая правду и ложь с равной осторожностью. — Я решил, что это подходяще.

Пять шагов.

Майкл насмешливо поднял бровь.

— И ты решил, что это подходяще для хозяина перебивать ставки своих клиентов, Габриэль?

Шесть шагов…

— Возможно, я почувствовал одиночество, Майкл, — спокойно ответил он. — Возможно, я захотел собственную женщину.

Габриэль не знал, лжет он или нет.

Семь шагов…

— А второй мужчина… он тоже почувствовал одиночество? — язвительно возразил Майкл, фиалковые глаза были непреклонны в поисках правды. — И потому он дважды предложил цену за твою женщину?

«Твою женщину»отразилось от белого эмалированного потолка.

Черные волосы мужчины превратились в темные волосы женщины. Голос Виктории звенел в его ушах: «Боюсь прикосновений… боюсь, что мне понравятся прикосновения… боюсь, что я по натуре такая же шлюха, как и на деле».

Мгновенно темные волосы Виктории превратились в черные волосы Майкла, нагота женщины — в настойчивость ангела со шрамами.

Габриэль чувствовал жар тела Майкла, стоящего слишком близко.Он вынудил себя не отступать при его приближении. Так же, как прежде заставлял себя не убегать от шаг за шагом приближающейся к нему Виктории — выступающие тазовые кости, покачивающиеся бедра, колеблющиеся груди.

Она почти коснулась его. И на одно леденящее мгновение он почти позволил ей.

Виктория не знала последствий прикосновения к нему; Габриэль знал.

Майкл знал.

— Возможно, — легко произнес Габриэль, каждый мускул в его теле пульсировал осознанием.

Если Майкл не остановится…

Восемь шагов…

Габриэль напрягся, левая ладонь облепила рукоять ножа, средний палец правой руки потянулся к выемке спускового крючка.

Майкл остановился. Пахнущее шоколадом дыхание ласкало щеку Габриэля.

Два ангела стояли, глядя глаза в глаза, один темноволосый, другой белокурый. Один — обученный доставлять удовольствие женщинам, другой — мужчинам.

— Почему ты не убил его, Габриэль? — Серебряные глаза отразились в фиалковых, фиалковые — в серебряных. Двое мужчин, пойманные в ловушку прошлым, которое ни один из них не выбирал. — Я знаю, что он был здесь. Ты собирался застрелить женщину; почему не второго мужчину?

Итак, Майкл видел пистолет с синеватым отливом металла.

Знал ли он, как был близок к смерти?

Знал ли он, как близок к смерти сейчас?

— Тывидел его, Майкл? — ровно откликнулся Габриэль.

— Нет, я не видел его, но ты стоял над нами, Габриэль. Ты не могне видеть его.

Габриэль сосредоточился на влажном запахе шоколада, чтобы отвлечься от фиалковых глаз, высасывающих его душу, и своих пальцев, невольно напрягшихся для самозащиты.

— Возможно, я видел не так отчетливо, как мне казалось.

Еще одна правда. Габриэль не предполагал наличия сообщницы, вошедшей в его дом под предлогом продажи с аукциона своего тела.

Он не предполагал обнаружить женщину, которая не осудит его.

И таким образом будет вознагражден за все, что успел пережить.

— Женщина жива? — с острым взглядом спросил Майкл.

— Была жива, когда я оставил ее несколько минут назад, — ответил Габриэль.

Но надолго ли?

— Она шлюха?

Габриэль подавил вспышку гнева.

— Нет.

Виктория не была шлюхой. Шлюхи не предлагали все — свою жизнь, боль, удовольствие.

— Она девственница?

— Да. — Язык Габриэля покрывал аромат шоколада. — Она девственница.

— И как ты узнал это, Габриэль? — хлестнуло в воздухе между ними. — Ты касался ее?

Боль…

Габриэль не хотел чувствовать боль.

«Я не хочу хотеть…»

— Ты знаешь, что я не делал этого, Майкл, — взвешенно, спокойно ответил Габриэль, все его восприятие было обращено к женщине в смежной комнате и мужчине, стоящем перед ним лицом к лицу. — Ты прекрасно знаешь, сколько времени прошло с тех пор, когда я касался кого бы то ни было.

В любой момент Виктория могла открыть дверь…

«Она тоже предпочла бы фиалковые глаза серым?» — отстраненно подумал он.

Ревность, порожденная этой мыслью, захватила его врасплох.

Второй мужчина послал ее Габриэлю, а не Майклу. Он не хотел, чтобы она предпочла ему темноволосого ангела.

Габриэль хотел то, что было у Майкла — женщину, которая примет его прошлое и потребности шлюхи-мужчины.

На его челюсти дергался мускул, жар нарастал, напряжение повышалось.

Если Майкл не сделает шаг назад…

Майкл его не сделал.

— Она знает, что ты был продан за две тысячи шестьсот шестьдесят четыре франка, — упорно продолжал он.

Что равно ста пяти английским фунтам.

— Знает, — подтвердил Габриэль, мышцы напряглись сильнее. Готовые действовать и реагировать.

Убивать или бежать.

Но бежать было некуда.

— Второй мужчина послал ее тебе.

Габриэль не отрицал очевидного.

— Да.

— Почему он хочет убить тебя, Габриэль? — вызывающе спросил Майкл.

Габриэль знал, что делает Майкл: он использовал ту же самую схему с Викторией. Нападение. Соблазнение.

Он все еще стоял неподвижно, вдыхая аромат дыхания Майкла, скованный жаром тела Майкла.

Пойманный в ловушку правдой.

— Он хочет убить меня, — хладнокровно ответил Габриэль, — потому что знает, что иначе я убью его.

Правда, но не вся.

— Женщина касалась тебя, Габриэль?

Габриэль напрягся, он знал источник вопросов Майкла, но не был способен их остановить.

— Нет.

— Шесть месяцев назад ты коснулся меня.

Пережитые воспоминания вспыхнули между ними.

Плоть со шрамами. Прохладные губы.

Темно-красная кровь.

— Что бы ты сделал, Габриэль, если бы якоснулся тебя?— тихо спросил Майкл.

Разбился вдребезги.

Габриэль разбился бы вдребезги, если бы Майкл коснулся его.

И один бы из них умер.

Возможно, умерли бы оба.

Майкл не убивал; но это не означало, что он не был на это способен.

— Не играй в эту игру, mon frere,— напряженно вымолвил Габриэль.

— Но это игра, mon ami,— ласково ответил Майкл. — Ты искал второго мужчину почти пятнадцать лет. И все это время не мог найти его. С чего бы ему охотиться на тебя сейчас в страхе за свою жизнь?

— Возможно, он устал убегать.

Как устал убегать Габриэль.

Время физически утекало прочь — в его щеке, в его руках. Отсчитывая назад секунды, оставшиеся до того момента, когда женщина выступит из двери и предпочтет темноволосого ангела белокурому.

До того момента, когда Майкл коснется Габриэля.

До момента, когда Габриэль убьет Майкла.

И разобьется вдребезги.

— Я так не думаю, — мягко сказал Майкл.

— Что ты не думаешь, Майкл? — спросил Габриэль, задыхаясь в запахе шоколада.

— Я не думаю, что он устал убегать. — Фиалковые глаза были слишком проницательными. — Я даже не думаю, что он вообще когда-либо убегал от тебя, Габриэль.

— Тогда скажи мне, почему ты думаешь, что он приходил сегодня вечером, — искушающе прошептал Габриэль, продолжая игру.

Это всегда была игра: первый мужчина, второй мужчина.

— Мой дядя уничтожил всех, кто был мне небезразличен, — тихо ответил Майкл, фиалковые глаза излучали внимательный взгляд.

Всех, кроме Энн.

Другой женщины.

Другой заложницы.

— Я убил твоего дядю, Майкл.

Первого мужчину.

И Габриэль сделал бы это снова.

Краткий гнев вспыхнул в фиалковых глазах: он все еще не простил Габриэля за то, что тот убил его дядю, чтобы Майкл не был запятнан убийством. Он быстро пришел в себя.

— Ты говорил, что мой дядя знал имя второго мужчины, который насиловал тебя.

— Твой дядя знал много вещей, — уклончиво ответил Габриэль.

— Мой дядя знал его имя, Габриэль, — размеренно сказал Майкл, фиалковый взгляд был непреклонен, — потому что он нанял двоих мужчин, которые изнасиловали тебя.

Габриэль боролся с бесконечными воспоминаниями о боли, которая превращалась в наслаждение, и наслаждении, которое уничтожило само желание жить.

Майкл не могзнать правду.

— Откуда ты знаешь, Майкл?

— Я знаю это, Габриэль, потому что ты возненавидел меня с тех самых пор, как тебя изнасиловали.

Пахнущее шоколадом дыхание Майкла забивало Габриэлю горло.

— Расплата, — прошептал Майкл, эхо слов Габриэля шесть месяцев тому назад.

«За что?»— спрашивал Майкл.

За наслаждение. За боль.

— Ты хотел убить меня, когда держал пистолет у моего виска. — Фиалковые глаза Майкла были лишены и наслаждения, и боли. — Ты хочешь убить меня сейчас. Но не из-за женщин, которые предпочитали меня тебе.

Габриэль смотрел с высоты на двух мужчин, темноволосого и белокурого.

— Разве, Майкл? — равнодушно спросил он. Играя роль.

Неспособный бороться. Неспособный убежать.

— Ты никогда не ревновал ко мне, mon frere,— уверенно сказал Майкл.

Правду было не остановить.

— Я всегдаревновал к тебе, Майкл.

Габриэль завидовал Майклу тринадцатилетним мальчиком — завидовал его потребности любить. Габриэль завидовал Майклу, став мужчиной — завидовал его смелости любить.

Фиалковые глаза не мигали, читая правду в пристальном взгляде Габриэля.

Любовь. Ненависть.

— Шесть месяцев тому назад я не понимал, Габриэль. Но ты и Энн заставили меня понять правду. Ты любил меня и из-за этой любви страдал. Из-за этой любви ты защищал меня. Я уверен, что мой дядя получал бесконечное удовольствие от твоего благородства и моего неведения. — Краткая ирония окрасила голос Майкла и сразу исчезла. — Так же как, я уверен, он получил бы большое наслаждение, подготовив твою смерть в случае своей собственной. Без всякой другой причины, кроме как заставить меня страдать. И уверяю тебя, Габриэль, я страдал бы, если бы ты умер.

— Итак, ты считаешь, что твой дядя оставил второму мужчине инструкцию убить меня в случае, если убьют его самого, — Габриэль говорил сквозь облако пахнущего шоколадом дыхания, затопившее его горло, — чтобы причинить тебе боль?

— Это именно то, что он сделал, Габриэль, — непреклонно ответил Майкл.

— Если бы это было так, Майкл, то на твоем месте я не оставлял бы Энн без защиты. Ее смерть причинила бы тебе намного больше страданий, чем моя. — Образ графа предстал перед Габриэлем, скрюченные ноги, поблекшие фиалковые глаза с злорадством и ненавистью в них. — И уверяю тебя, твой дядя был прекрасно осведомлен об этом факте.

В пристальном взгляде Майкла мелькнуло и исчезло сомнение.

— Энн не одна. У меня есть охранники, присматривающие за ней, в дополнение к тем людям, которых приставил ты.

Люди Габриэля были профессионалами: профессиональные шлюхи, профессиональные воры, профессиональные головорезы.

Им следовало более искусно скрывать свое присутствие.

— Охранники могут быть подкуплены, — сказал Габриэль.

Как и швейцары.

— Ты не позволишь ничему случиться с Энн.

Уверенность в его голосе не была полной.

За три часа до того Габриэль обладал той же самой уверенностью.

Это было три часа назад.

Он думал, что второй мужчина убьет темноволосого ангела, но он не убил. Вместо этого он послал белокурому ангелу женщину.

Актрису на главную роль, которая не была вооружена ни оружием, ни знанием, ни злым умыслом. И Габриэль не знал почему.

— Я могу оказаться не способен остановить его, — искренне сказал Габриэль.

— А женщина сможет? — настороженно спросил Майкл.

— Я не знаю.

— Что ты сделаешь с ней?

Что сделает Габриэль с женщиной, которая пожелала его — с женщиной, которая приняла его?

С женщиной, которую он желал?

— Я не знаю.

— Переспишь с ней?

«Как бы вы хотели, чтобы вас взяли, мадемуазель?

—  Я хочу, чтобы меня взяли с уважением... потому что я — женщина».

Колотящийся пульс отдавался в руках Габриэля, обосновался в его груди, паху, яичках.

— Ты убьешь ее, Габриэль? — сознательно упорствовал Майкл.

В камине рассыпалось горящее полено, реальность, превращающаяся в пепел.

Майкл был обожжен огнем, но он так и не извлек урока…

Пульсация нарастала, пока Габриэль не перестал понимать, где она начинается и где заканчивается. Тринадцатилетним мальчиком или тридцатичетырехлетней женщиной.

— Что бы ты предпочел, чтобы я сделал, Майкл? — напряженно спросил Габриэль. — Переспал бы с ней или убил ее?

Зрачки Майкла расширялись, пока Габриэль не смог видеть в его глазах только фиалковое кольцо, окружавшее ореол серебристых волос.

— Шесть месяцев тому назад ты хотел помочь мне.

— Я сделал все, что мог.

Другая ложь, закутанная в правду. Габриэль должен был сразу убить первого мужчину вместо того, чтобы играть в его игру.

— Позволь мне забрать женщину.

Шесть месяцев назад Габриэль предложил забрать женщину Майкла. Чтобы спасти ее от первого мужчины.

История повторяется.

— Я не могу этого сделать, mon vieux.— В голосе Габриэля не было сожаления, равно как и в голосе Майкла, когда тот отклонил предложение Габриэля шесть месяцев тому назад. — Ее послали мне, а не тебе.

Женщина для неприкасаемого ангела.

— Ты уже видел конец этой игры, Габриэль.

Но он не видел конца этой игры…

— Ты думаешь, это устроил твой дядя — послать мне женщину, чтобы соблазнить и погубить меня? — насмешливо спросил Габриэль.

Это было возможно.

Первый мужчина вполне мог организовать увольнение Виктории с ее должности.

Он убил всех людей, которых Майкл когда-либо любил. Разрушение еще одной жизни не имело значения для мертвеца.

— Я думаю, что ты намного уязвимей, чем тебе кажется. — Фиалковый огонь сверкал в глазах Майкла. — И да, я полагаю, что мой дядя знал это.

Габриэль нисколько не сомневался в этом.

— Секс был твоим удовольствием, Майкл, а не моим, — прямо сказал он.

— Ты лжешь, Габриэль.

Габриэль напрягся. Прошло много времени с тех пор, когда кто-либо называл его лжецом в лицо.

— Я не советую тебе называть мужчину лжецом, когда в его распоряжении есть пистолет и нож, — тихо ответил Габриэль, — и он искусно владеет и тем, и другим.

В глазах Майкла не было страха.

— Тогда скажи мне, что ты не хочешь, Габриэль.

— Я не хочу этого, Майкл. — Правда вибрировала в голосе Габриэля.

— Скажи мне, что ты не помнишь, на что это похоже — пробовать женщину на вкус. Касаться женской плоти, — решительно сказал Майкл. Все еще бесстрашный. Но он должен бояться. — Скажи мне, что не хочешь потерять себя в наслаждении женщины.

Отдаленный удар Биг Бена проник через древесину и стекло.

Габриэль вспомнил… мужчин, которых он брал ради денег. Женщин, которых он брал ради компенсации.

— Скажи мне, что ты не хочешь женщину, Габриэль. — Боль Габриэля вспыхнула в глазах Майкла. — Скажи это и заставь меня в это поверить.

Габриэль не мог это отрицать.

Но не мог и признать.

Я не хочу хотеть…

— Иди домой, Майкл, — сказал Габриэль. Уходи, прежде чем память о наслаждении пересилит память о боли. — Иди домой к Энн.

Энн с тусклыми каштановыми волосами и бледно-голубыми глазами.

Энн, которая пожелала ему встретить женщину. И таким образом он будет вознагражден за все, что успел пережить.

— Почему? — с вызовом спросил Майкл.

Собираясь остаться. Собираясь умереть.

Во имя любви к мужчине, который дважды нацеливал пистолет в его голову.

У Габриэля не было необходимости лгать.

— Пока ты держишься от меня подальше, mon vieux,я буду жить.

А, следовательно, и Майкл.

Ни один из них не моргал, не дышал, не двигался.

Жар тела Майкла и шоколадный аромат его дыхания окутывали Габриэля. Если он не отступит…

Габриэль держал рукоятку ножа в левой руке, слоновая кость грела его плоть, успокаивала его потребность…

Между двумя ударами сердца Майкл отступил назад.

Габриэль глубоко вздохнул, вдыхая аромат свежезаваренного чая и древесного дыма вместо запаха шоколада.

— Именно из-за этого я не получил приглашения? — кратко поинтересовался Майкл.

— Возможно.

Возможно, Габриэль был не способен написать Майклу приглашение на открытие дома Габриэля, зная последствия своих действий. Или, возможно, он знал, что Майкл проявит большую подозрительность, не получив приглашения, чем получив оное.

Возможно, не послав ему приглашения, он еще надежней закрепил за Майклом роль в этой пьесе, о которой не имел никакого понятия.

— Ты задержал женщину?

Виктория желала Габриэля, но не доверяла ему.

Она думала, что он убьет ее.

И он должен был так поступить.

— Нет. Я не задерживал ее.

Прочесывала ли она прямо сейчас его спальню в поисках оружия, чтобы защитить себя?

Габриэль убрал самые очевидные, но оружием мог стать любой предмет. Зубная щетка. Ваза. Галстук.

Он вспомнил о трости в своем шкафу. При повороте серебряный набалдашник становился рукоятью короткой шпаги.

У Майкла была трость с золотым набалдашником вместо серебряного. Обе были сделаны по индивидуальному заказу одним и тем же человеком с единственной целью — убивать.

С фальшивой любезностью, задаваясь вопросом, что он будет делать в случае, если Майкл примет его предложение, Габриэль спросил:

— Хочешь её увидеть?

Майкл видел Габриэля сквозь его притворство. И принял. Как всегда принимал Габриэля.

Его прошлое. Его решения…

Будучи тринадцатилетним мальчиком; став сорокалетним мужчиной.

— Я не позволю тебе умереть, Габриэль, — просто ответил Майкл. — Помни это.

Тогда как Габриэль слишком охотно подверг опасности жизнь Майкла.

Прежде чем Габриэль успел ответить — наполовину правду или наполовину ложь — Майкл развернулся. Он задержался у стола.

Его правый локоть согнулся; одновременно черный фрак натянулся на широких плечах.

Он мог потянуться за оружием.

Габриэль заставил себя не вскидывать пистолет, чтобы выстрелить первым. Понимая, что слишком близко подошел к краю.

Майкл был единственным хорошим качеством, которым когда-либо обладал Габриэль.

Белый конверт рассек воздух и приземлился около серебряного подноса на черном мраморном столе.

— Это приглашение, Габриэль. — Майкл не обернулся. Он знал опасность, в которой находился. — Мы с Энн собираемся пожениться.

Майкл. Энн.

Пожениться.

С секунду Габриэль не мог дышать.

— И какое же имя ты ей дашь, Майкл? — набросился он. — Она будет известна как мадам д’Анж или леди Энн Стердж-Борн? Она будет женой шлюхи или графиней графа Грэнвилла?

Было слишком поздно брать назад ранящие слова.

Майкл не предъявил прав на титул, который принадлежал ему по закону после смерти дяди. Он не заслуживал мстительности Габриэля.

Слова возымели действие, которое Габриэль не был способен совершить ранее: они выставили Майкла из кабинета Габриэля. Дома Габриэля.

Жизни Габриэля.

Аромат и вкус шоколада задержались в ноздрях и на языке.

Майкл выживет без Габриэля, но сможет ли Габриэль выжить без Майкла?

Его взгляд уперся в изношенную шерстяную сумочку, покоившуюся на голубой коже.

Уличный бродяга не позарился бы на такую. Она бы не стоила и ломаного гроша даже на Сент-Джайлс Стрит, где убогие тряпки распускались на пользовавшиеся спросом нитки.

В Виктории был голод, но была также и гордость.

Нужны были усилия и терпение, чтобы довести ее до той грани, когда она была вынуждена продать свою девственность.

Ее увольнение, возможно, было устроено первым мужчиной. Или, возможно, организованно вторым.

Когда она отрицала возможность того, что незнакомец организовал аукцион ее девственной плевы, в ее голосе был протест.

Ее письма установили бы, лгала Виктория или говорила правду.

Они позволили бы Габриэлю узнать, чего ожидать, когда он откроет дверь своей спальни — актрису. Или убийцу.

Женщину, которая полюбила бы мужчину-шлюху. Или женщину, которая убила бы, чтобы спастись от бедности.

Они позволили бы ему узнать, будет она жить или умрет.



Глава 6

Виктория не знала, что ищет. Единственное, что она знала: ей надо найти что-нибудь, какую-либо вещь, которая поможет ей убежать; оружие, чтобы защитить себя.

Ключ, который откроет замок спальни.

Габриэль, наверняка, не оставит ее одну надолго. Каждый вздох, каждый стук сердца отмеряли проходящие минуты.

Каждый вздох, каждый стук сердца напоминали ей, что в любой момент он может застигнуть ее. И нет ничего, что бы она могла сделать.

Виктория резко открыла нижний ящик комода из атласного дерева.

Волосы на затылке встали дыбом от внезапного узнавания.

— «Я знаю тебя, Виктория Чайлдерс».

Виктория застыла.

— «Ты хочешь того, о чем тайно мечтает каждая женщина».

Письма.

Он прочел их.

— «Ты хочешь поцелуев и ласк». — Виктория быстро обернулась. Колени, защищенные шерстью, заскользили по полированному полу. Виктория уперлась ладонями в пол, чтобы не упасть; ее волосы закачались подобно маятникам-близнецам.

Мужчина — Габриэль — стоял в дверном проеме. Его серебристые глаза мерцали. Волосы серебряным ореолом обрамляли голову. Серебро блестело в его руках.

Виктория не слышала, как он открыл дверь. Но почему она должна была его услышать? — размышляла та часть ее мозга, которая была еще способна искать причины. Она не слышала, как он открывал дверь, когда стояла прямо за ним. Сейчас же их разделяла целая спальня.

Он не сделал ни единой попытки скрыть оружие, которое держал в руках: небольшой короткоствольный пистолет, металл которого поблескивал серебристым светом вместо обычного, сизого, и смертельно опасный нож.

Ни тот, ни другой не обладали подходящей формой или размером, которые позволили бы их спрятать на женском или мужском теле.

Виктория уставилась на нож. Его лезвие было длинным и широким, а острие — зазубренным, как у пилы.

Она никогда не видела ничего подобного.

Виктория отвела взгляд от ножа и сфокусировала его на Габриэле.

— «Твоя грудь жаждет, чтобы ее ласкал и сосал мужчина», — процитировал он. Сверкающее серебро в его глазах. В глазах, которые намного, намного опаснее лезвия ножа. — «Вечный голод женщины».

Слова на бумаге были соблазнительны. Произнесенные этим шелковым, ласкающим голосом они превратились в фантазию, обретшую речь.

— «Я успокою твою жаждущую плоть», — продолжал он. — «Я удовлетворю твой голод».

Сердце Виктории забилось неровными толчками.

Мужчина с серебристыми глазами и волосами выглядел так, словно никогда в жизни не жаждал и не голодал.

Кем был настоящий Габриэль?

Тем, кто просил у нее разрешения позволить ему держать её, истекающую потом, или другим — человеком, который без усилий владеет холодным оружием?

— «Скоро ты перестанешь страдать и узнаешь, какое наслаждение могут даровать руки мужчины», — Габриэль продолжал цитировать. — «Ты познаешь наслаждение в моихруках, Виктория Чайлдерс. Я буду заботиться о тебе, утешать тебя, спасать от бремени нищеты… Все, что тебе нужно сделать, моя милая гувернанточка, — это подарить мне свою девственность, и тогда тебе больше не придется страдать».

В памяти всплыли пропущенные строки:

«… Я буду заботиться о тебе, утешать тебя, спасать от бремени нищеты и зла, необходимость которого, я надеюсь, ты поймешь, когда я полностью удовлетворю твои желания. Все, что тебе нужно сделать, моя милая гувернанточка, так это подарить мне свою девственность, и тогда тебе больше не придется страдать».

— У вас превосходная память, сэр, — спокойно сказала Виктория, одновременно размышляя о том, надолго ли хватит ее иллюзорного самообладания.

Невозможно, чтобы мужчина, передвигаясь так медленно, поглощал разделяющее их пространство так быстро.

— Именно так, Виктория Чайлдерс. — Габриэль навис над ней с непонятным выражением на бледном лице. Демонстрируя нож и небольшой короткоствольный пистолет, он мягко спросил:

— Вы не их искали?

Он казался спокойным. Но таковым не был. Виктория ощущала излучаемую им энергию.

Ему не понравилось, что его ящики обыскивали. Виктория не могла винить Габриэля за это. Ей претило другое. Ему не понравился тот факт, что она стремилась убежать от него.

Сейчас он убьет или позволит ей жить?

Каков бы ни был конечный результат, она небудет умолять.

— Я не знаю, — правдиво ответила Виктория.

Он сделал шаг в сторону открытого ящика. Она подняла лицо ему навстречу, осторожно следя за каждым его движением.

Не зная, чего ожидать.

Не зная, когда ожидать.

Габриэль уронил пистолет и нож.

Инстинктивно ее взгляд проследил за падением серебра. Оружие упало поверх стопки накрахмаленных рубашек, аккуратно сложенных в нижнем ящике комода.

Сделанная из темного дерева рукоять пистолета и обтянутая кожей рукоятка ножа погрузились в стопку белых рубашек намного глубже, чем серебряные ствол и лезвие.

— Вам нет необходимости обыскивать мою спальню, мадмуазель, — сказал он обманчиво спокойным голосом. — Оружие есть в ванной.

Виктория не отвечала.

— Например, зубную щетку можно вонзить в горло, если вложить в удар достаточно силы.

Да. Виктория видела всевозможные способы убийства за последние шесть месяцев.

— Звучит как не очень эффективное средство.

— Тогда я рекомендую вам воспользоваться небольшим пистолетом. — Шелк зашелестел, скрипнули кожаные ботинки. Одно мгновение Габриэль все еще угрожающе возвышался над ней, секундой позже он сидел на корточках. Притягательное положение ног в форме черной буквы V. Легкое прикосновение рук к бедрам. — Его радиус поражения около 3 футов. Нож, естественно, опасней зубной щетки, но и он, в свою очередь, требует определенного усилия с вашей стороны. Кроме того, его использование влечет за собой больший риск, чем выстрел из револьвера, особенно для женщины. Вы должны подойти достаточно близко к предполагаемой жертве, чтобы воспользоваться им по назначению. Если человек, которого вы собираетесь убить, физически сильнее вас, то он отберет нож и использует оружие уже против вас. Если, конечно, вы не обладаете опытом метания ножей, в чем я весьма сомневаюсь. Тем не менее, я оставляю выбор оружия за вами.

Глаза Виктории широко раскрылись.

— Вы предлагаете мне убить вас, сэр?

— Да. — Подняв небольшой короткоствольный пистолет и перевернув его, он протянул ей оружие рукоятью вперед. — Возьмите его, мадмуазель.

«Возьмите его»,— отразилось эхом, перекрывая треск огня.

Она опустила взгляд, уставившись на его нижнее белье: тонкие шелковые носки, вышитые шелковые платки, кальсоны из тонкой шерсти.

Это не может происходить на самом деле.

Мужчина, который носит шелковые носки, вышитые платки и кальсоны из тонкой шерсти, не будет просить женщину убить его.

Виктория оцепенело взяла предложенный пистолет. Твердая деревянная рукоять хранила тепло руки Габриэля.

Во взгляде серебристых глаз не было ни поощрения, ни разубеждения.

Виктория облизала губы, языком ощущая грубую, растрескавшуюся поверхность.

— Если я застрелю вас, официант за дверью схватит меня.

Губы Габриэля выглядели мягкими, словно лепестки цветка.

— Возможно.

Пистолет выпал из ее бессильных пальцев. Глухой удар падения поглотил все звуки окружающего мира. Столкновение пистолета и накрахмаленных рубашек.

— Тогда вы извините меня, если я не приму вашего предложения.

Он наклонился вперед, чтобы дотянуться…

Виктория, не отрываясь, смотрела ему в глаза.

Он медленно поднял нож.

Свет вспыхнул на зазубренном лезвии. Лезвии, которое было предназначено лишь для одной цели — убивать.

Убивать, причиняя столько боли, насколько это возможно.

«Он знает, как пользоваться этим ножом», — подумала Виктория, затаив дыхание. Чтобы причинить боль.

Убить.

Габриэль, держа в руке нож, умело баллансировал рукоятью цвета слоновой кости.

— Видите ли, мадмуазель, — сквозь длинные, черные ресницы вспыхнуло серебро — это не тот выбор, который я вам предлагаю.

Его ресницы медленно поднялись, освобождая блеск серебристо-серых глаз.

— Если вы не убьете меня, тогда я убью вас.

Виктория бросила взгляд на короткоствольный пистолет, наполовину скрытый стопкой накрахмаленных рубашек. Затем взглянула на нож в его левой руке.

Желание жить боролось с желанием выжить.

Задержав дыхание, она встретила его взгляд.

— В таком случае, я предпочту, чтобы вы застрелили меня, сэр. Я полагаю, что это будет менее болезненно, чем быть убитой ножом. Если только, конечно, вашей целью не является причинение как можно большей боли.

— Это не игра.

Сердце Виктории забилось сильнее, словно наверстывая ранее пропущенные удары.

— Это не та игра, правила которой мне знакомы.

— Вы не думаете, что я убью вас, — решительно сказал Габриэль с непроницаемым выражением на лице.

— Напротив, сэр. — Если ее сердце продолжит работать в таком же темпе, она наверняка умрет от сердечной недостаточности. — Вы были достаточно великодушны, посоветовав мне оружие, которое было бы наиболее эффективным в руках женщины. Я только хотела высказать свои пожелания в отношении оружия, которое могло бы быть использовано против меня.

— Вы боитесь умереть, мадмуазель?

Да.

— Я жила с мыслью о смерти последние шесть месяцев, — сказала Виктория, весьма далекая от того спокойствия, которое пыталась показать. — Я устала бояться.

— Но вы напуганы.

— Страх — это естественная реакция человека на то, что ему неизвестно. — Жадный блеск зазубренного лезвия. — Я никогда раньше не умирала.

Маленькая смерть.

Окончательнаясмерть.

— Желание тоже естественно, мадмуазель. Его вы также боитесь.

Злость просочилась сквозь пелену страха.

— Я не стану жертвой мужской похоти.

— И не станете умолять.

— Нет, — ответила Виктория, поджав губы. — Я не стану умолять.

— Мужчина может заставить женщину умолять, мадмуазель.

Ради наслаждения. Ему не было нужды добавлять.

Горячая кровь прилила к ее щекам.

— Некоторых женщин, возможно. — Она демонстративно вздернула подбородок. — Я не такая, как они.

— Мы все такие.

— Мужчины не умоляют о сексуальной разрядке.

Отец научил ее этому. Женщины слабы, мужчины — нет.

Женщины расплачиваются за последствия своих желаний, мужчины — нет.

— Я умолял о сексуальной разрядке, мадмуазель.

Виктория уставилась на Габриэля.

Тьма мерцала в его глазах.

Она вспомнила, как он избегал соприкосновения с ее рукой, когда она брала шелковую салфетку.

«Если бы я не предложил цену за вас, мадемуазель, вы умерли бы намного худшей смертью, чем любая смерть от сулемы».

Виктория решила докопаться до истины.

— Этот мужчина, который, как вы думаете, направил меня в дом… в вашдом… — Габриэль молча ждал, пока она закончит свою мысль. — …Был тем самым человеком, который заставил вас умолять?

— Да, — резко ответил он.

Ожидая ее осуждения.

Возможно, полгода назад она так бы и сделала.

— И вы думаете, что этот мужчина будет… совершать… определенные действия… чтобы заставить меня умолять.

— Если вы покинете этот дом.

— Почему?

Почему мужчина, о котором она ничего не знала вплоть до сегодняшней ночи, хочет причинить ей вред?

— Люди убивают по многим причинам. Некоторые из-за денег. Для других это спорт. А некоторые, мадмуазель, убивают просто потому, что могут.

Кровь отхлынула от ее лица.

За последние шесть месяцев она видела, как респектабельные мужчины издевались над нищими, как благовоспитанные леди оскорбляли проституток, как дети дразнили других детей, у которых не было обуви или новой одежды.

Они это делали просто потому, что могли.

Виктория усилием воли овладела собой.

— Вы сказали, что он убьет меня, а не изнасилует ради собственного удовольствия.

— То, что он делает, не имеет никакого отношения ни к удовольствию, ни к наслаждению. — Не было даже намека на удовольствие или наслаждение в глазах Габриэля. Что этот человек сделал с ним? — В конце концов, он убьет вас.

— Он не убил вас.

— Это не входило в его планы.

Изнасилование. Смерть.

Laissez le jeu commencer.

Давайте же начнем игру.

Когда же она закончится?

Виктория пыталась подстроиться под холодную логику Габриэля.

— Но моя смерть была бычастью этого плана.

— Да.

— Потому что моя жизнь несущественна, — повторила она его слова.

Зазубренное серебряное лезвие ножа согласно блеснуло.

— Да.

Желтые, оранжевые и голубые языки пламени яростно вспыхивали внутри камина из атласного дерева.

Виктория никогда не подозревала, что горящие поленья могут излучать столько холода.

— Вы планируете убить меня, чтобы избавить от подобной… смерти?

— В конечном итоге, вы скажете мне спасибо за это.

Волна гнева поднялась внутри Виктории.

— Мужчина, который написал эти письма, сказал, что после того, как я подарю ему свою девственность, я приму как «необходимое зло» потерю всего, к чему когда-либо стремилась. Сейчас вы утверждаете, что я поблагодарю вас за собственное убийство. Вы простите меня, сэр, если я не соглашусь ни с одним из вас.

— Мужчина, который написал письма, не предлагал вам выбора. В отличие от меня.

— Выбор между чем? — Нотки истерии прозвучали в голосе Виктории. — Между способами, которыми вы меня убьете?

— Я даю вам шанс выжить, мадмуазель.

Первая смерть, сейчас…

— И что я должна сделать, чтобы получить этот шанс?

— Быть моей гостьей.

— Прошу прощения?

В Виктории вдруг проснулся неуместный интерес: сколько раз она просила у него прощения за последнее время? Четыре? Пять? Больше?

— Оставайтесь здесь, в моих комнатах, до тех пор, пока не станет безопасно. — Безопасность… не было никакой безопасности в его глазах. В его комнатах. В его доме. — У меня есть люди, которые будут охранять вас.

— Раньше вы говорили, что не можете гарантировать, что со мной ничего не случится, — резко возразила Виктория.

— Я и не могу.

Медная кровать тускло блестела.

В его глазах не было ни намека на приглашение разделить ее.

Виктория подумала об улицах, которые ждали её. И вопреки всему выбрала их.

— Я не могут остаться в ваших личных покоях, — твердо ответила она. Ее слова прозвучали так, словно их сказала та, кем она когда-то работала — тридцатичетырехлетняя незамужняя гувернантка.

— Вы пришли сюда, мадмуазель, готовая к гораздо большему, чем просто спать в моей кровати.

Память о его нежелании, чтобы она прикасалась к нему, рассердила Викторию.

— Но вы не хотите меня… в этом смысле.

Ее рот со стуком закрылся. Зачем она это сказала?

Он ведь говорил ей, что если возьмет ее, она умрет.

— Когда все закончится, я заплачу вам две тысячи фунтов, — предложил Габриэль.

С двумя тысячами фунтов Виктория могла прожить остаток своей жизни в комфорте. Не боясь ни голода. Ни холода. Ни мужчины, который выжидал, чтобы похитить ее девственность…

— Мне не нужны деньги, которые я не заработала.

Виктория вся сжалась. Это прозвучало самодовольно даже для ее ушей.

— Тогда я найду для вас работу, — невозмутимо ответил мужчина с серебряными глазами.

— В качестве гувернантки? — спросила Виктория. И задумалась, почему она не чувствует особого желания вернуться к своей профессии?

— Да.

— Я не думаю, что какая-нибудь семья захочет взять на службу женщину, которая проводила время в доме Габриэля.

— Мадмуазель, мои клиенты предпочтут нанять мою гостью в качестве гувернантки, чем узнать, что их сексуальные предпочтения стали достоянием публики.

Виктория не должна была удивиться. Но почему же она удивлена?

— Это шантаж, — сказала она неуверенно.

— Такова цена греха, — безжалостно ответил Габриэль.

— Вы предлагаете мне свою защиту, — медленно произнесла Виктория, стараясь понять, осмыслить, не поддаться панике.

— Я предлагаю вам свою защиту.

Она почувствовала прилив облегчения. И презирала себя за это.

Она не хотела зависеть от мужчины.

Ни ради еды. Ни ради защиты.

Ни ради сексуального удовлетворения.

— Надолго? — коротко поинтересовалась Виктория.

— На тот срок, который потребуется.

На тот срок, который потребуется, чтобы поймать мужчину. Вот что Габриэль имел в виду.

И убить его.

— Откуда вы знаете, что я не его сообщница?

Ужас заполонил Викторию.

Она не могла сказать то, что только что сказала. Но она именно так и сказала.

— Откуда вы знаете, что я не сделал свою ставку с единственной целью — убить вас, когда ваши крики будут меньше всего способны нарушить покой моих клиентов? — в свою очередь задал разумный вопрос Габриэль.

Виктория, не отрываясь, смотрела ему в глаза, не обращая внимания на нож в руке.

— Такова ваша цель? — ровным голосом спросила Виктория.

— Это дом свиданий, мадмуазель, — сухо ответил Габриэль. — Если кто-нибудь услышит ваши крики, он подумает, что вы кричите в порыве страсти.

Мужчины на улице иногда хрюкали, когда совокуплялись, словно свиньи, роющие землю в поисках еды; проститутки делали свою работу молча.

— Мужчины… и женщины… часто кричат в вашем доме свиданий? — спросила Виктория.

— Стены спроектированы так, чтобы предоставить полное уединение, — любезно ответил Габриэль, умышленно неверно истолковав ее слова. — Вы не услышите их.

— Мужчины и женщины, которые… совокупляются… на улицах… — они не кричат в порыве страсти, — прямо заявила Виктория.

Она увидела, как прошлое Габриэля отразилось в его пристальном взгляде. Голод.

Холод.

Секс.

Желание выжить.

Любой ценой.

Что могло заставить такого человека, как он, умолять?

— Мужчины и женщины на улицах совокупляются так, как они живут, мадмуазель, — равнодушно ответил Габриэль. — Здесь они воруют несколько мгновений наслаждения, там — кошельки.

Жизнь меж двух миров.

Потертое шерстяное платье Виктории не спасало ее колени от твердого пола. Они начали ощутимо болеть. Ее ладони вспотели. Чтобы вытереть их, она провела руками по бедрам. Шерсть на ощупь была грубой и колючей.

— Я не могу назвать вам имя проститутки, — сказала Виктория.

Она больше не могла называть Долли подругой, но не хотела быть ответственной за смерть женщины.

Долли тоже была жертвой обстоятельств.

— Я уже говорил вам, что если она еще не умерла, то сделает это очень скоро. — Лезвие ножа ярко вспыхнуло в его руке. В его длинных, изящных пальцах. — Ее имя будет бесполезным.

Виктория отвела взгляд.

Серебристые глаза в ожидании смотрели на нее.

Он не просил ее помогать ему. Так почему же она чувствовала, будто должна оказывать ему помощь?

— Мужчина, который написал письма… — Виктория облизала верхнюю губу, щелкнув языком. — Он не знает того, кто… оскорбил вас.

— Откуда вам это известно, мадмуазель?

Викторию не обманул вежливый тон Габриэля.

— Я знаю это, потому что он не знает о вас, сэр.

— Много мужчин знают обо мне, мадмуазель, — цинично ответил Габриэль.

— Если бы он знал о вашем доме, сэр, — резко возразила ему Виктория, — он бы не охотился за гувернанткой своих детей.

«Он бы не охотился за гувернанткой своих детей», — прозвенело в ее ушах.

Виктории показалось, что еще немного и последние силы покинут ее. Но что-то удерживало ее на краю, не давая упасть в бездну отчаяния.

Серебристые глаза жестко и непреклонно смотрели на нее.

— Вы либо так глупы, мадмуазель, либо лжете.

Виктория пристально посмотрела на него.

— Я ничем не могу вам помочь, сэр.

Если она назовет ему имя человека, который написал эти письма, мужчина с серебристыми глазами причинит ему вред.

Виктория не хотела, чтобы Габриэль узнал, кем был ее отец.

Она не хотела, чтоб он узнал о ее прошлом.

— Я ничем не могу вам помочь, — повторила она.

— Зато я могу помочь вам, мадмуазель, — шелковым голосом ответил Габриэль.

С едой. Защитой. Работой.

Ее выбор.

Жизнь.

Смерть.

Но какова цена?

Слезы навернулись ей на глаза.

«От изнеможения», — сказала она сама себе.

И знала, что снова солгала.

— Почему вы хотите помочь мне, если я не могу помочь вам? — спокойно спросила Виктория.

Габриэль поднялся. Внезапный скрип кожи.

Ее глаза оказались на одном уровне с его бедрами. Плотно прилегающие черные шелковые брюки не оставляли ни единого шанса усомниться в его принадлежности к мужскому полу.

«Он у вас такой большой, сэр?

—  Немногим больше девяти дюймов».

Виктория откинула голову назад.

Серебристые глаза Габриэля мерцали.

— Возможно потому, мадмуазель, что когда-то я так же, как и вы, сказал, что не буду умолять. Возможно, я избавлю вас от этого.

Слишком много боли было в его глазах. Слишком много смерти.

Смеялся ли когда-нибудь этот мужчина, рожденный в трущобах французского города Кале?

— Вы когда-нибудь умоляли женщину о сексуальной разрядке? — спросила Виктория импульсивно.

Воздух в спальне накалился до предела.

— Я — Габриэль, мадмуазель. Я был шлюхой для мужчин, а не женщин.

— Для того чтобы прокормить себя, — твердо ответила Виктория.

— Для того чтобы разбогатеть, — мягко возразил Габриэль. — Иначе как, по-вашему, я смог бы построить этот дом?

Отец Виктории учил ее, что грех уродлив.

Она выглядела уродливо.

Но не было ничего уродливого в Габриэле и в его доме.

Виктория вдруг осознала, что сейчас она находится в гораздо большей опасности, чем когда он поймал ее при обыске содержимого ящиков. Габриэль простит человека, роящегося в его вещах, но не женщину, которая приоткрыла его прошлое.

Он может убить ее ножом, пистолетом, зубной щеткой…

Никто не будет оплакивать смерть Виктории Чайлдерс, одинокой старой девы.

А кто будет скорбеть о Габриэле?

— Вы не ответили на мой вопрос, сэр, — голос Виктории звучал так, словно он шел откуда-то издалека. — Вы не можете ожидать, что я буду отвечать на ваши вопросы, если вы не отвечаете на мои.

На мгновение ей показалось, что Габриэль не ответит, а затем…

— Нет, мадмуазель, я никогда не умолял женщину о сексуальной разрядке.

— А женщина когда-нибудь умоляла вас об этом? — настойчиво спросила Виктория. С громко стучащим сердцем.

Притягательный соблазн секса.

— Да.

— Вы наслаждались этим?

— Да.

— Вы… кричали… в порыве страсти? — спросила Виктория, не способная перестать задавать вопросы.

Желающая знать больше…

О сексе.

О мужчине, которого зовут Габриэль, и о женщине, которую зовут Виктория Чайлдерс.

Она хотела знать, почему именно ее послали к нему.

Секунда медленно тянулась за секундой. Один удар сердца. Три, шесть… девять…

Виктория вся обратилась в слух — мужчины и женщины внутри дома, проезжающий за окном экипаж.

Наконец…

— Нет, мадмуазель, я не кричал в порыве страсти.

Но он дарил наслаждение.

Наслаждение, чтобы возместить то, что он не получал.

Единственными звуками, нарушавшими тишину комнаты, были треск огня, стук сердца Виктории и шепот правды, скрытой за пеленой теней.

— Эти женщины, что умоляли о сексуальной разрядке, были у вас до или после того, как вы… умоляли… о разрядке?

— До.

Викторию приковала к месту опустошенность в глазах Габриэля. Тусклое сияние серых глаз взамен привычного мерцания серебра.

Правда стала медленно доходить до нее.

Она сожалела о своих вопросах, но было слишком поздно что-либо менять.

Правда была ей необходима.

— Прошло четырнадцать лет, восемь месяцев, две недели и шесть дней с того момента, когда я умолял о сексуальной разрядке, мадмуазель. — На мгновение за безупречной маской отчужденности показался мужчина, который желал прикасаться и хотел, чтобы к нему прикасались, который желал держать в объятиях и хотел, чтобы его держали в объятиях. Мужчина, который тотчас же скрылся за привычной маской отчужденной красоты. — С тех пор я не прикасался ни к одной женщине.



Глава 7

— Почему?

Голос Габриэля глухо отразился от стен пустого салона. Вечная борьба света с тьмой в угасающем пламени свечей.

Время расплаты пришло.

Два швейцара застыли в ожидании. Свет и тень играли на их лицах, превращая золотисто-светлые волосы — в пшеничные, каштановые — в огненно-бронзовые.

Ни один из них не смотрел Габриэлю в глаза.

Ни один не выражал страха или раскаяния.

На одну долгую секунду Габриэлю показалось, что они не ответят. А затем…

— C’est — ее глаза, месье.

Габриэль резко повернул голову в сторону Стивена. Красное пламя, полыхавшее в его волосах, умерло.

«Я сказала им, что мне нужен покровитель», — сказала Виктория Чайлдерс.

— Вы нарушили мои приказы из-за пары beaux yeux? — язвительно спросил он.

—  Нет, месье. — Янтарные глаза решительно встретились с серебристыми. — Я нарушил ваши указания, потому что помню, каково это голодать и не иметь ничего ценного на продажу, кроме себя самого.

— Твоя память не была столь избирательна шестью месяцами раньше, Стивен.

Стивен работал на Габриэля пять лет. Он ни разу не позволил шлюхе или проститутке переступить порог дома.

До сегодняшнего вечера.

Но Виктория не была ни шлюхой, ни проституткой. Она была пешкой.

Посланной вторым мужчиной.

Глаза Габриэля внезапно поймали взгляд небесно-голубых глаз.

— Если бы мы прогнали ее, сэр, она бы не пережила сегодняшнюю ночь.

Джон был простым парнем из Ланкашира, который приехал в Лондон, чтобы разбогатеть. Один из тысяч, что ежегодно стекаются в город.

Красота — это единственное, что отличало его от других парней, рыскающих по городу в поисках работы.

Джон был рожден, чтобы стать фермером. Простая честная работа. Проституция шла вразрез со всеми привитыми ему моральными нормами.

Но он сделал это.

Джон занимался проституцией пять лет.

Это почти убило его.

Габриэль забрал его с улиц, накормил, одел, взял на работу, обучил. Джон был с ним десять лет. Шесть месяцев назад он доверил Джону защищать Майкла и его женщину.

Габриэль чувствовал, как на него давит рассвет.

— Ты знаешь цену предательства, Джон.

Не было ни капли сожаления в глазах швейцара. Ни намека на протест.

Оба — и Джон, и Стивен — знали, во что им обойдутся их действия.

Но, тем не менее, пошли на это.

Почему?

Мимолетная улыбка мелькнула в небесно-голубых глазах Джона, чтобы тут же исчезнуть в угасающем пламени свечей.

— Не правда ли, сэр, она была великолепна?

Оглядываясь назад…

— Да, — ответил Габриэль, — она была великолепна.

Аристократов и политиков ошеломил тот факт, что шлюха посмела утверждать, что в ней столько же чувства собственного достоинства, сколько в их женах, дочерях и сестрах.

— Стивен и я, мы оба соберем свои вещи и уйдем до того, как встанут слуги, — сухо сказал Джон.

Габриэль не мог позволить себе оставить их, особенно сейчас, когда второй мужчина вернулся.

Джон лучше, чем любой другой из его служащих, понимал это.

Более чем когда-либо Габриэль нуждался в людях, которым мог доверять.

Позволив женщине войти в дом — женщине, которая легко могла оказаться убийцей, — они доказали собственную ненадежность.

Он никогда не сможет доверять им.

Это знание не облегчало задачу Габриэля.

— Гастон выдаст вам двухмесячное жалованье в качестве выходного пособия, — сказал он безразлично.

Стивен отвел взгляд янтарных глаз.

— Спасибо, сэр.

Он развернулся, чтобы выйти из комнаты. Темнота поглотила блеск каштановых волос.

— Джон.

Тот замер на полпути. Золото блеснуло в его волосах.

— Сэр?

Глаза Габриэля сузились, исследуя лицо и тело Джона, пытаясь найти признаки напряженности.

Признаки предательства.

— Был ли еще кто-нибудь, кто сопровождал женщину?

— Нет, сэр. — Джон, не отрываясь, смотрел куда-то за плечо Габриэля. — Она пришла одна.

Он мог лгать. А мог говорить правду.

Габриэль никогда этого не узнает.

Джон бесшумно повернулся и застыл, остановившись.

Габриэль инстинктивно потянулся рукой под фрак, ощущая ласкающее тепло атласной подкладочной ткани, тяжесть и гладкость рукояти револьвера.

Джон, как и Габриэль, был вооружен. Как и все официанты и швейцары в доме Габриэля.

Руки Джона оставались прямыми.

— Туман был густой, словно гороховый суп, сэр, — спокойно сказал он. — По правде говоря, я не знаю, пришла женщина одна или нет. Возможно, кто-нибудь ждал ее снаружи, вне досягаемости света фонаря на двери. Единственное, что я могу сказать с определенностью, рядом с ней никого не было.

Грудь Габриэля сжалась.

Джон сказал правду. А Стивен?

— Почему ты это сделал, Джон?

— Она напомнила мне мистера Майкла.

Голодное выражение глаз.

— Она напомнила мне вас.

В глазах Габриэля никогда не было голода.

— Она напомнила мне всех нас.

Шлюх. Сутенеров. Нищих. Убийц. Воров.

Все, кто работал в доме Габриэля, выжили на улицах.

На английских улицах.

На французских улицах.

— Интересно, что бы с нами стало, — продолжил Джон, — если бы нам не выпал шанс заработать достаточно денег, чтобы избежать нищеты.

Джон избежал нищеты задолго до того, как Габриэль нашел его.

— Забери выходное пособие, Джон, и купи себе немного земли, — спокойно сказал Габриэль.

— Слишком поздно.

Габриэль подумал о Майкле. Об Энн.

Об их предстоящей свадьбе.

Люди Габриэля.Майкл заботился обо всех его служащих, иммигрантах и бездомных.

Образ седовласого мужчины возник перед мысленным взором Габриэля. За ним последовали картины клуба «Ста гиней».

Джон избежал нищеты, поскольку работал в клубе для гомосексуалистов.

Нет. Он не сможет вернуться к жизни простого сельского парня.

— Ты доверяешь Стивену, Джон? — импульсивно спросил Габриэль.

Ненавидя планы, зарождающиеся в своей голове, и понимая, что выбора нет.

Габриэль не позволит превратить свой дом в бойню, если есть хоть одна возможность остановить это.

Спина Джона напряглась.

— Я доверяю каждому, кто работает здесь, сэр.

Еще одна ошибка.

Шлюхи не могут себе позволить доверять кому-либо.

Любить.

Надеяться.

— Ты доверяешь мне? — тихо спросил Габриэль.

— Да.

В конечном счете, Виктория Чайлдерс также доверилась ему.

Она съела его пищу и сейчас спала в его кровати. Считая себя его гостьей.

Но не являясь ею.

Виктория — узница в той же степени, что и сам Габриэль.

— Должен ли я доверять тебе? — мягко спросил Габриэль.

— Я сделал то, что посчитал правильным.

И сделал бы это еще раз.

Идеальная добыча.

Рассвет уже со всех сторон окружил Габриэля.

Он должен выбирать. Позволить уйти Джону и Стивену, потому что они сделали то, что посчитали правильным.

Или оставить их, зная, что их человечность станет причиной еще больших смертей.

Второй мужчина могподкупить их.

Если они виновны, второй мужчина убьет их.

Если они невиновны, увольнение убьет их.

И это будет гораздо худшая смерть, чем та, которая ждет их от руки второго мужчины.

Весь Лондон узнает об их увольнении. Никто не возьмет на работу тех, кого прогнал неприкасаемый ангел.

Джон и Стивен снова займутся проституцией.

Это намного, намного лучший удел, чем тот, что поджидает их, если Габриэль попросит остаться.

Никто не имеет права просить человека сделать то, что Габриэль попросит их сделать для него.

* * *

— Они не заслужили увольнения, месье. — Габриэль уставился на окрашенную в темно-красный цвет скатерть. Пред его внутренним взором возник утонченный женский профиль: прямой нос, изогнутая бровь, решительный подбородок.

Виктория не верила, что она красива. Но это было так.

Габриэль лишь единожды видел женщину с подобным типом красоты, — и та скоро будет принадлежать Майклу.

— Вы предупреждали их о мужчине, который попытается убить месье Майкла, но ни слова не говорили о женщине, — холодно возразил Гастон. — Джон и Стивен полагали, что не будет большого вреда, если они позволят даме войти в дом сегодня вечером.

Габриэль осуществил свое решение.

Он не может позволить себе испытывать сожаление. Нерешительность.

Сострадание.

Образ Виктории тотчас же расплылся перед его внутренним взором; точеный профиль ее лица превратился в ряд пересекающихся пятен.

— Почему ты думаешь, что мои действия слишком суровы, Гастон? — Габриэль оторвал свой взгляд от скатерти. — Они не подчинились моим приказам. Вместо того чтобы уволить их, я что, должен увеличить им жалованье?

— Они любят вас, месье.

В пустой салон проникли слабые, едва различимые звуки. Лязг посуды. Приглушенное проклятье.

Пьер начал готовить поздний завтрак.

Скоро сюда спустятся слуги и наведут порядок.

Ему не нужна их любовь — ему нужна их преданность.

— Любовь имеет свою цену, Гастон, — хладнокровно ответил Габриэль. — Любят того, кто платит большее жалованье.

Или гонорар за оказанные услуги.

Любовь шлюхи меняется с каждым ее клиентом.

— Люди не столь просты, месье.

— Пока они соблюдают правила дома, им ничто не угрожает.

— Они думали, что вы умерли полгода назад.

Габриэль замер.

Ни Гастон, ни другие его люди ни разу не поднимали вопрос о событиях, произошедших полгода назад.

— Как они могут видеть, я вполне живой.

— Вы сожгли дом дотла, — холодно произнес Гастон.

А затем Габриэль отстроил его заново.

Сначала, чтобы спасти ангела. Затем, чтобы поймать чудовище.

— Я возместил им все убытки.

— Проблема не в утраченных вещах, месье. — Свеча в правой руке Гастона в последний раз затрещала и погасла, правая половина его лица скрылась в тени. — Вы не доверили им правду. И они больше не знают, можно ли доверять вам.

Доверие.

Правда.

Слабый аромат кофе смешался с затхлым запахом вина и сигар.

Шлюхи не могут позволить себе доверять кому-либо.

Когда-то Габриэль думал, что знал правду. Второй мужчина доказал ему, что он ошибался.

— Ты хочешь сказать, Гастон, что никому из моих служащих нельзя доверять? — осторожно спросил Габриэль.

Гастон распрямил плечи.

— В вашем доме нет ни одного человека, способного предать вас.

— Однако ты не прогнал Майкла согласно моим указаниям, — резко ответил Габриэль. — Некоторые могут сказать, что это разновидность предательства.

Не дающее покоя прошлое отразилось в глазах Гастона.

— Месье Майкл не захотел оставить ваше тело, — непривычно эмоционально сказал он.

Габриэль вспомнил…

…Эхо выстрела.

…Серебристую дымку дыхания.

«Ты оплакивал меня?

— Да».

— Это было не мое тело, — рассеяно отетил Габриэль.

Майкл держал обожженное тело нищего, а не Габриэля.

Габриэль положил труп попрошайки в свою кровать, надеясь, что все подумают, что это он.

Так и произошло.

Габриэль сделал то, что было необходимо для спасения Майкла. Так, чтобы тот мог жить жизнью вместо ночного кошмара.

Лишь затем, чтобы обнаружить, что кошмар только начался.

— Он думал, что это — ваше тело, месье. — Необычный всплеск эмоций озарил лицо Гастона. — Месье Майкл любит вас. Он часть этой семьи. Я не прогоню его. Jamais. Он заботился о нас, когда нам было некуда идти.

Два слова поразили Габриэля.

Jamais. Никогда.

Семья.

Они все были шлюхами. Сутенерами. Нищими. Убийцами. Ворами.

Их прошлое нельзяизменить. Они никогда бы не оказались вместе, если бы у каждого была своя семья.

Гастон устремил взгляд куда-то поверх головы Габриэля.

— Должен ли я выплатить себе двухмесячное жалованье в качестве выходного пособия, месье?

Левый уголок рта Габриэля непроизвольно дернулся.

Гастон был с ним на протяжении четырнадцати лет. Габриэль нашел его до смерти избитым в трущобах Севен Дайлс.

Дом Габриэля нельзя представить без Гастона. Он управлял не только домом, но и работающими в нем людьми.

— Чтобы ты мог устроиться работать к Майклу? — легкомысленным тоном спросил Габриэль. — Je ne crois pas, mon ami.Вы тогда откроете свой дом свиданий, а зачем мне лишняя конкуренция?

Остроумная реплика ни на минуту не ослабила напряженности Гастона.

— Люди напуганы, месье.

Ощущение легкости внезапно испарилось.

— Увеличь им жалованье, — напряженным голосом ответил Габриэль.

— Они хотят знать, кого они должны убить, месье, а не подскакивать на месте всякий раз, когда открывают бутылку шампанского. S’il vous plait.Если бы вы только описали мужчину, которого ожидаете…

Виктория сказала похожие слова.

«Вы не можете ожидать, что я буду отвечать на ваши вопросы, если вы не отвечаете на мои».

Габриэль открыл рот.

Это было разумное требование. Люди, которые подвергают свою жизнь опасности, чтобы спасти жизнь другого человека, должны знать, как выглядит потенциальный убийца.

Слова застряли в его горле.

— Сегодня вечером здесь был мужчина, — вместо этого произнес он.

— Сегодня вечером здесь было несколько сотен мужчин, месье.

Габриэль проигнорировал сарказм Гастона.

— У него седые волосы, возраст — где-то около 55–60 лет. Его зовут Джеральд Фитцджон. Мне нужно знать, где он живет в Лондоне. Пошли Джереми в библиотеку, чтобы это выяснить.

— Джереми только что лег спать, сэр.

— Тогда я предлагаю тебе разбудить его, Гастон, — опасно мягким голосом сказал Габриэль.

— Хорошо, месье, — без всякого выражения ответил Гастон.

— Пошли Жака в редакцию «Таймс» и «Ньюс».

Самые популярные газеты в Лондоне.

Гастон открыл рот, чтобы возразить: Жак тоже только что лег спать.

И закрыл его.

— Я хочу, чтобы Жак проверил объявления о найме за последние полтора года. — Габриэль вспомнил слова Виктории: «Если бы он знал о вашем доме, сэр, он бы не охотился за гувернанткой своих детей». — Скажи ему, чтобы он искал повторяющиеся объявления одних и тех же нанимателей о вакансии гувернантки. Если он найдет что-либо, пусть выпишет имена и адреса.

Виктория могла верить, что она случайная жертва, но Габриэль разбирался в людях лучше. У мужчины, который охотится за женщинами, обычно есть список жертв. Семья, в которой она работала, возможно, регулярно дает объявления о найме гувернантки.

—  Très bien, — ответил Гастон.

— Пусть Дэвид сходит в агенства по найму. — Дэвид может очаровать человека любого пола и возраста. — И скажет там, что к нему обращалась по поводу работы гувернантка, которую зовут Виктория Чайлдерс, но он потерял ее адрес.

Глаза Гастона широко раскрылись, когда он узнал имя женщины в плаще и ее предыдущую профессию.

— Когда Джереми найдет адрес Джеральда Фитцджона, скажи ему, чтобы он поискал в архивах фамилию Чайлдерс. Если он найдет в списке Чайлдерсов дочь, которую зовут Виктория, пусть выпишет имена и адрес.

—  Très bien.

Хорошо.

Не будет ничего хорошего, начиная с этой ночи.

Убийство началось.

— Гастон.

—  Oui? — осторожно спросил Гастон.

— Мне нужна эта информация сегодня к полудню, — тихо произнес Габриэль. — Пусть служанка разбудит меня, когда они вернутся.

Габриэль внезапно почувствовал себя смертельно уставшим.

Мысль о том, чтобы спать на кожаном диване, не доставляла удовольствия.

Двадцать семь лет назад он посчитал бы это роскошью.

Нет, он больше не мальчик.

Он — мужчина и знает цену жизни.

—  Très bien, месье. Я назначил Эвана, Джулиена и Аллена охранять женщину. Они будут менять друг друга каждые восемь часов.

—  Merci.

Гастон мял свои руки.

Габриэль задался вопросом, спит ли сейчас женщина… или она тоже не находит себе места.

«Никто еще не держал меня в объятиях», — призналась Виктория.

Но она позволит ему держать ее… пропитавшуюся потом и сексом.

— Многие сочувствуют положению женщины, — выпалил Гастон.

Габриэль почувствовал, как волосы на его затылке встали дыбом.

— Я убью любого, кто позволит ей сбежать, — сказал он тихо. Угрожающе. — Скажи это тем, кто сочувствует ей.

— Им не нравится мысль, что вы наказываете ее.

— И почему же они так думают, Гастон? — спросил Габриэль с ядовитой мягкостью в голосе.

— Марсель не обсуждал найденную им записку, месье, — защищаясь, ответил Гастон. — Но люди чувствуют, что что-то не так. Вы могли остановить аукцион, однако не сделали этого.

Нет, Габриэль не остановил аукцион. Вместо этого он купил Викторию, и сейчас у него есть женщина.

К полудню весть о незнакомке в плаще, которая заинтересовала неприкасаемого ангела, облетит весь Лондон.

— Скажи им, что мужчина, который хочет убить меня, также хочет убить и ее, — приоткрыл правду Габриэль. — Если она сбежит, ей не жить.

Гастон пристально посмотрел в серебристые глаза Габриэля. В его карих глазах застыл единственный вопрос.

Почему?

Почему Габриэль построил дом, где может быть исполнено любое желание, лишь для того, чтобы завлечь убийцу?

Почему убийца так сильно хочет уничтожить двух мужчин-шлюх, что охотно последует в западню?

Что второй мужчина сделал с ним — после двенадцати лет занятия проституцией, — что Габриэль не может выносить даже простого прикосновения?

Гастон не задал эти вопросы. Но Габриэль знал, что Виктория их задаст.

Он рассказал ей больше, чем кому-либо.

Он рассказал ей о том, что он умолял, но не сказал ей, о чем просил.

Он знал, что она, несмотря ни на что, спросит его. Через день. Или два.

Виктория спросит, о чем он умолял второго мужчину. И Габриэль ответит ей.

Она заслужила это.

— Мы умрем за вас, месье, — просто сказал Гастон. — Никто не пойдет против ваших желаний.

Да, мужчины — и женщины — умрут. Это часть игры.

Гастон отвел глаза.

— Что касается месье Майкла…

Габриэль вспомнил свои прощальные слова Майклу.

— Я не думаю, что нам нужно беспокоиться о месье Майкле, — прервал он речь Гастона, оттолкнув в сторону боль.

Габриэль подумал об изношенном шерстяном платье Виктории, об ее протертых шелковых панталонах и сморщенных чулках.

«Девственность — это все, что у меня осталось», — сказала она.

Но это не все, что осталось у Виктории.

В ней была страсть.

«Я хотела, чтобы вы коснулись меня, поэтому я — шлюха».

И он позволил ей поверить в это.

Но не страсть делает мужчину или женщину шлюхой. Заниматься сексом без страсти, — вот что делает человека шлюхой.

Майкл был проституткой, но он никогда не был шлюхой.

В отличие от Габриэля.

«Это подписывает мой смертный приговор?»

— Пошли за мадам Рене, — внезапно произнес Габриэль. — Скажи ей, что нам нужна швея.



Глава 8

Тьма давила на глаза, словно рука… Задыхаясь, Виктория попыталась сесть в кровати, ощущая, как сильно дрожит грудь и как стесняют движения спутанные волосы.

Только лишь для того, чтобы обнаружить, что тьма не была рукой.

Виктория легла спать в темноте. И когда проснулась, ощущая под собой твердость матраца и мягкость шелковых простыней, было по-прежнему темно.

Это была не ее кровать.

В арендованной Викторией комнате был лишь продавленный матрац, там не было никаких простыней.

Сквозь темное, как сажа, окно не проникал ни сумрачный луч дневного солнца, ни золотистый свет уличных фонарей.

Во рту ощущался горьковато-сладкий привкус.

Шоколад.

Память вернулась в её сознание.

Виктория спала в спальне светлоглазого мужчины с серебристыми волосами; в этой комнате не было окон. И горьковато-сладкий привкус остался на языке из-за чашки au chocolat, которая была частью ее ужина.

Ужина, который она съела в одиночестве.

За ароматом хозяйственного мыла и крахмала она почувствовала слабый запах… его запах: острый мускусный аромат мужского тела.

Виктория спала среди простыней, в которых спал он. Мужчина, который назвал себя Габриэлем.

Его запах убаюкал ее прошлой ночью. Или ночь еще не закончилась?

Виктория вся обратилась в слух…

Пытаясь услышать его дыхание.

Его присутствие.

Его мысли.

Но ощутила лишь пустоту.

«Это дом свиданий, мадмуазель… Стены спроектированы так, чтобы предоставить полное уединение».

Жар заполнил ее тело.

Вчера ночью она забыла о стеснении, когда высказывала свои мысли, и не нашла в себе сил остановиться и перестать задавать вопросы мужчине с серебряными глазами и волосами.

«Вы когда-нибудь умоляли женщину о сексуальной разрядке?

—  Нет, мадмуазель, я никогда не умолял женщину о сексуальной разрядке.

— А женщина когда-нибудь умоляла вас об этом?

—  Да.

—  Вы наслаждались этим?

—  Да.

—  Вы… кричали… в порыве страсти?

—  Нет, мадмуазель, я не кричал в порыве страсти.

—  Эти женщины, что умоляли о сексуальной разрядке, были у вас до или после того, как вы… умоляли… об удовлетворении?»

«…Прошло четырнадцать лет, восемь месяцев, две недели и шесть дней с того момента, когда я умолял о сексуальной разрядке, мадмуазель. С тех пор я не прикасался ни к одной женщине».

Темнота давила на грудь Виктории.

Она считала дни, недели и месяцы, прошедшие с того момента, когда ее уволили. Все лишения и оскорбления, что она пережила, бледнели по сравнению с тем, с чем пришлось столкнуться Габриэлю.

Он отвергал потребности собственного тела, поскольку когда-то потерял контроль над ситуацией. И он считал каждую минуту, каждый час времени, прожитого после этого события.

Виктория вспомнила проститутку по имени Долли и согнутый лист бумаги, который та всунула ей в руку. «Для защиты», — заверила она Викторию.

Мужской голос открыл ей истину.

«Ваша подруга говорила, что это такое?»

Виктория попыталась выкинуть правду из головы.

«Это сулема, мадемуазель. Ваша подруга говорила вам, как применять таблетки?»

Но у нее ничего не получилось.

«Одна таблетка вызывает сильные конвульсии, часто приводящие к смерти. Две таблетки, вставленные в ваше влагалище, мадемуазель, несомненно, убили бы вас».

Давление из груди сместилось вниз живота.

Виктория откинула покрывало и поднялась с кровати, ощущая босыми ногами ледяной деревянный пол. Воздух принял ее обнаженное тело в свои холодные объятия.

Ни один уголек в камине не дарил света. Тепла.

Безопасности.

Габриэль, хозяин дома, шлюха и убийца, мог в любой момент войти в дверь и включить свет.

«Я была влажной от желания. Потому что я хотела, чтобы вы — незнакомец — коснулись меня».

Удивительно, но стыд, отказавшийся придти, когда она сделала это признание, не появился и сейчас.

Виктория яростно заглушила недавние воспоминания.

Она не может позволить себе испытывать страх. Надежду.

Желание.

Вечный голод женщины.

Вытянув руки перед собой, Виктория шагнула в окружающее ее темное пространство… и натолкнулась на черную стену.

Сильный удар тела об дерево взорвал пульсирующую тишину комнаты.

Не стена… Она налетела всем телом на шкаф.

Виктория застыла,ощущая, как сильно бьется сердце.

Услышал ли он ее?

Что, если он захочет узнать, что это за шум?

У нее нет даже пары чулок, чтобы прикрыть свою наготу.

Ее платье… где оно?

Ванная комната… где она?

Двигаясь небольшими шажками, Виктория нашла руками край шкафа, примыкающую к нему стену… Она пошла вдоль стены, едва касаясь ее пальцами левой руки и вытянув вперед правую, чтобы не наткнуться на мебель в комнате.

Или мужчину.

Ее пальцы нащупали деревянный дверной проем, погрузившись в пустоту за ним.

Она нашла ванную комнату.

Застыв на пороге, Виктория, шаря руками в темноте, исследовала стену кончиками пальцев… гладкая эмалевая краска… прохладный металл…

Деревянный выключатель.

Свет ослепил ее. В его ярком сиянии комната приобрела знакомые очертания, явив ей мерцание медных панелей… мраморный монолит раковины… и обнаженную женщину, окутанную облаком темных спутанных волос.

Виктория отвела взгляд от своего отражения в зеркале над раковиной.

Пожелтевший от времени шелк покрывал деревянную вешалку для полотенец, рядом с которой, причудливо извиваясь, проходили окрашенные в телесный цвет трубы.

Прошлой ночью до того, как лечь спать, она постирала свои панталоны и чулки, — Виктория делала это каждый вечер.

Заходил ли он в спальню и в ванную комнату, пока она спала?

Видел ли он то, что ни один мужчина не имеет права видеть — бесполезную попытку женщины сохранить остатки благородного воспитания, когда это уже не имело смысла?

Ее взгляд безошибочно вернулся к зеркалу.

Оттуда на Викторию смело смотрела обнаженная женщина с темными волосами, — женщина, лишенная земных благ и горделивого тщеславия. Сквозь пряди спутанных волос проглядывали белые груди.

«Я знаю тебя, Виктория Чайлдерс», — утверждал мужчина, написавший письма.

Но Виктория не знала женщину в зеркале.

Она не знала женщину, которая разделась перед совершенным в своей красоте незнакомцем и не испытывала при этом стыда.

Выступающие груди — отличительный признак ее пола.

Символ слабости и уязвимости.

Женского греха.

«Желание — часть каждого из нас, мадмуазель».

Виктория вспомнила так называемое высшее общество, которое наблюдало за продажей ее девственности.

Мужчину, который служил в парламенте; женщину — известного общественного деятеля.

Нашли ли они ту страсть, которую искали?

Бледная тонкая рука поднялась в зеркале.

«Ты хочешь поцелуев»— соблазнительно прошептал знакомый мужской голос.

Женщина в зеркале прикоснулась к покрасневшим губам.

Потрескавшаяся кожа уколола кончики пальцев Виктории; внезапное чувство пронзило ее тело подобно электрическому разряду.

Ни один мужчина еще не целовал ее.

Мужчины не целуют женщин на улицах; они просто совокупляются с ними.

И сейчас она поняла почему.

У проституток, как и у Виктории, сморщенные, потрескавшиеся губы.

Полгода назад ее губы были мягкими и пухлыми.

Любовалась ли она тайно полнотой своих губ и мягкостью своей кожи?

Неужели ее тщеславие было столь очевидным?

«Твои груди…» — не умолкал соблазнительный мужской голос.

Бледная тонкая рука в зеркале медленно спустилась вниз к острому подбородку, к ребристому горлу, к пульсирующей впадине. Теплые волосы закрыли собой ее пальцы.

Под покровом темных волос загрубевшая кожа плавно перетекала в округлую грудь. Она была мягкой и полной, в отличие от всего остального.

Сосок выглядывал сквозь ладонь и покров спутанных волос, словно потемневший бутон розы.

Но на ощупь он не напоминал бутон розы.

Он был твердым. Его окаймляли крошечные пупырышки, похожие на гусиную кожу.

До писем Виктория никогда не рассматривала свое обнаженное тело, никогда не прикасалась к себе за исключением тех случаев, когда мылась мочалкой.

Никогда не осознавала ту чувственность, что дремлет под простым шерстяным платьем в ожидании, когда она узнает о ней.

И вот, мужчина с серебряными глазами прочитал письма. И он узнал…

«Ты хочешь того, о чем тайно мечтает каждая женщина».

Но она не хотела хотеть.

Чтобы ее целовали.

Чтобы ее ласкали.

Чтобы сосали ее грудь.

Она не хотела изнывать от страсти.

Она не хотела жаждать…

Теплоту прикосновений.

Гармонию проникновения.

Она не хотела желать и нуждаться в мужских пальцах… в мужском пенисе… в мужском языке.

Виктория повернулась, уронив руку, и ощутила, как волосы взметнулись вокруг нее.

Последние шесть месяцев она пользовалась треснувшим ночным горшком; роскошь сидеть на гладком деревянном сиденье была приятной неожиданностью.

Это напомнило ей удобства, которые она когда-то считала само собой разумеющимися, удобства, которых была лишена.

Удобства, которых может больше не быть.

Ушло.

Все ушло.

Ее фарфоровые безделушки. Ожерелье из речного жемчуга; коралловые серьги, которые она так и не осмелилась надеть. Гравированные серебряные часы, подарок от ее первого работодателя. Ее одежда.

Комната, пропахшая нищетой и отчаянием.

Ей нужно было заплатить арендную плату, но она не смогла это сделать. И теперь кто-то другой снимает эту комнату.

Получил ли этот другой письма, предназначенные для Виктории?

Прочитал ли он их, и разбудили ли они в нем тоску по большему, как это произошло с Викторией?

Виктория дотянулась до коробки с бумажными салфетками.

Вода в баке смылась с тихим журчанием вместо оглушающего шума, который издавала устаревшая сантехника в домах ее предыдущих работодателей.

Ее панталоны были все еще мокрыми, ее будущее — все еще неопределенным.

Она могла вернуться в постель, а могла одеться.

Она могла делать вид, что она гостья Габриэля, а могла быть его узницей, прекрасно понимая, что так оно и есть.

Ее выбор…

Комбинация ванны и душа манила ее.

Виктория попыталась вспомнить, когда она в последний раз делала что-либо лишь для собственного удовольствия, а не в силу других причин.

Но не смогла.

Будучи ребенком, она боялась отца, опасалась, что он набросится на нее с оскорблениями. Он так и делал.

Будучи гувернанткой, она боялась своих работодателей, ожидала, что они уволят ее. Они так и сделали.

Она больше не ребенок и не гувернантка; теперь она — самостоятельный человек. И ей больше нечего терять.

Ни любви отца, ни своего жалования.

Виктория решительно пересекла холодный, покрытый кафелем пол.

Шесть медных кранов располагались в ряд на панели из атласного дерева. Под ними были видны отчетливые обозначения «Горячая», «Холодная», «Заполнить ванну», «Игольчатый душ», «Душ для печени» и «Вертикальный душ».

Чувствуя, как серце колотится где-то в горле, Виктория повернула кран с надписью «Вертикальный душ».

Ничего не произошло.

Она быстро закрыла кран. Она сломала его?

Прошло несколько долгих секунд, прежде чем в ней возобладал здравый смысл.

Ради эксперимента она открыла кран с надписью «Холодная».

Но не услышала шума падающей воды ни из медного патрубка в ванне — Виктория ради эксперимента заглянула под медный капюшон, — ни из расположенного выше большого перфорированного диска.

Ее внимание привлек небольшой термометр над шестью медными кранами.

Согласно его показаниям холодная вода сейчас заполняла термостатический смеситель.

Она повернула кран горячей воды.

Термометр тотчас же показал увеличение температуры. Рядом с термометром находился индикатор, который отмечал уровень наполнения термостатического смесителя. Одна четверть, две четверти, три четверти… Заполнено.

Виктория быстро закрыла краны холодной и горячей воды.

От предвкушения кровь закипела в ее жилах.

На двери в ванную комнату не было замка. Это мысль ни на йоту не уменьшила ее решительности.

Виктория забралась в медную ванну, чувствуя, как сжимаются пальцы ног от соприкосновения с холодной поверхностью, и осторожно нырнула под медный капюшон.

Чтобы внезапно очутиться в замкнутом с трех сторон и сверху пространстве.

Она словно попала в медную пещеру; с двух сторон от нее, на уровне бедер, находились две небольшие медные форсунки, направленные вниз. В каждый из четырех углов была вмонтирована медная трубка; поверхности этих трубок сверху донизу были усеяны небольшими отверстиями.

Меднокожая женщина в отражении в точности повторяла движения Виктории — ее голова, грудь, руки оживали всякий раз, когда двигалась Виктория.

Виктория открыла кран с надписью «Игольчатый душ».

Тотчас же на нее со всех сторон хлынула вода. Ее грудь, ягодицы, левое бедро, правая лодыжка, лицо, живот, спина оказались под теплыми струями. Через несколько мгновений на теле не осталось ни одного места, куда бы ни попадала вода, бившая струйками из четырех перфорированных трубок.

Волосы прилипли к плечам и спине; пар заполнил легкие.

Она закрыла кран с надписью «Игольчатый душ»; вода тотчас же прекратила течь. Виктория смело повернула кран с надписью «Вертикальный душ».

И сразу же на нее сверху хлынул водопад.

Виктория никогда не чувствовала ничего подобного. Сила падающей на голову и плечи воды одновременно ласкала и жалила.

Она словно попала обнаженной под летний проливной дождь.

Виктория всем своим существом инстинктивно потянулась к его теплу.

На расположенной в нише медной полке лежали кусок мыла и бутылочка — Виктория поднесла ее к себе — шампуня. Из-за пара она не смогла разобрать надпись на этикетке, зато мыло определила по запаху — это было егомыло . Егошампунь.

Мужчины, который обещал защитить ее. Еслисможет.

Виктория сначала вымылась мылом Габриэля, затем — его шампунем.

Закончив мыться, она подняла лицо под струи летнего ливня и стояла так до тех пор, пока не кончилась вода в термостатическом смесителе.

В течение нескольких коротких мгновений она наслаждалась ощущением чистоты. Но и это, как все в ее жизни, вскоре ушло.

Ее наслаждение.

Ее чистота.

Виктория открыла глаза и устремила взгляд на меднокожую женщину с темными гладкими волосами.

Медные панели были покрыты капельками воды, словно окна после дождя.

Серебристая вода извилистыми ручейками медленно стекала по телу меднокожей женщины; ее очертания были размыты, сюрреалистичны, бесстыдно чувственны.

Женщина перед осуждением мужчиной.

Удивительно, но созерцание меднокожей женщины породило в Виктории чувство вседозволенности. Даже тогда, когда она вышла из медной пещеры, иллюзия силы не пропала.

Бледно-голубое полотенце, висевшее на деревянной вешалке рядом с ванной, было мягким, толстым, дорогим.

Виктория вытерлась полотенцем Габриэля.

Зеркало над мраморной раковиной было запотевшим, не способным изменить бледный образ с темными волосами на меднокожее отражение, как в душе.

Виктория Чайлдерс на несколько мгновений перестала существовать.

Несколько серебристых волосков застряли между зубьями гребня из слоновой кости.

Резкая боль пронзила ее грудь.

« Вы не хотите меня», — обвинила она Габриэля.

«Вы бы удивились, узнав, чего я хочу», — ответил он.

Виктория причесалась гребнем Габриэля. Ее потемневшие от воды пряди смешались с его серебристыми волосами.

Горячие слезы обожгли глаза.

Твердо решив сохранять иллюзию самообладания, Виктория открыла верхний ящик под мраморной раковиной. Ее внимание привлекла зубная щетка с рукоятью из слоновой кости.

Зубная щетка Габриэля.

Ее собственная деревянная зубная щетка была в ридикюле вместе с письмами и небольшим гребнем, зубья которого имели разную длину и размер.

Прошлой ночью на обеденном подносе стояли две чашки au chocolat. Возвращался ли Габриэль после того, как Виктория легла спать?

Выпил ли он вторую чашку au chocolati?

Что именно тот мужчина сделал с ним, из-за чего Габриэль не может прикоснуться к женщине?

Тщательно осмотрев ящик из атласного дерева, она нашла еще одну зубную щетку, точно такую же, как и у Габриэля. Было не похоже, чтобы ею кто-нибудь пользовался.

Виктория почистила ей зубы. Чтобы сполоснуть рот, она воспользовалась стаканом Габриэля, стоявшим рядом с мраморным умывальником.

Виктория была чистой, какой она не была уже многие месяцы. Это было возбуждающе.

Ее панталоны были все еще мокрыми. Оставалось только ждать, пока они высохнут. И надеть платье, которое было не таким уж чистым, не смотря на все ее попытки сохранить его таковым.

Дрожа от холода и ощущая прилипшие к спине и ягодицам влажные волосы, Виктория открыла дверь ванной комнаты.

За которой уже не было темноты.

Яркий электрический свет заливал спальню.

Маленькая женщина с огненно-рыжими волосами стояла около стула, на который Виктория положила свое платье прошлой ночью. На маленькой головке с элегантно завитыми волосами красовалась небольшая изящная голубая шляпка с пером павлина. Позади нее в зеркале-псише отражалась такая же изящная женщина с огненно-рыжими волосами, ее со вкусом подобранная голубая шляпка и перо павлина.

Обе женщины с презрительным выражением на лицах держали на расстоянии от себя шерстяное платье Виктории, будто боялись, что в нем водятся паразиты. Узкая спина гостьи была напряжена; ее румяное морщинистое лицо выражало крайнюю степень отвращения.

Едва Виктории осознала присутствие незваной гостьи, как женщина подняла глаза. Они уставились друг на друга в молчании: одна — шокировано, другая — критически.

Женщина с огненно-рыжими волосами рассматривала ее так же, как и те мужчины и женщины, что присутствовали на аукционе.

Шок уступил место возрастающему гневу.

Женщина не имела права судить Викторию — ни ее действия, ни ее одежду.

На шее гостьи блестело жемчужное ожерелье. На те деньги, что оно стоило, можно было бы накормить всех бездомных Лондона.

Виктория могла спрятаться в ванной или прикрыть себя руками.

Или забрать то, что принадлежит ей.

Гордость.

Чувство собственного достоинства.

Свое платье.

Она подошла к женщине и резко выдернула из ее несопротивляющихся рук коричневое шерстяное платье.

Женщина была небольшого роста, не выше пяти футов; Виктории пришлось наклонить голову, чтобы взглянуть на нее с высоты своих пяти футов и восьми дюймов.

Прижимая платье к груди так, чтобы коричневая шерсть прикрывала тело от плеч до щиколоток, Виктория отступила с вновь обретенным чувством собственного достоинства.

— Боюсь, вы попали не в ту спальню, мадам, — холодно сказала она.

—  Madame, — властно поправила ее женщина. — Я мадам Рене.

Она говорила так, будто была как минимум членом французской королевской семьи или, по меньшей мере, ее имя должно было что-то значить для Виктории.

— Тем не менее, madame, — огрызнулась Виктория, — сейчас вы находитесь в моей спальне. Поэтому будьте так любезны, покиньте ее.

— Эта chambre de coucher, мадмуазель, принадлежит не вам, а месье Габриэлю. У меня нет такой привычки, ходить по домам. Vite… не будем терять время даром. У меня есть клиенты, которые ждут меня.

Клиенты… мужчины?… которые ждутее?

Эта женщина — проститутка?

Более сильные, чем у Виктории, руки вырвали шерстяное платье.

На одно мгновение Виктории показалось, что это Габриэль незаметно подкрался к ней сзади и выхватил ее одежду. Но в комнате не было никого, кроме изящной женщины неопределенного возраста, элегантно одетой по последней моде, и тридцатичетырехлетней бывшей гувернантки, на которой не было ничего, кроме мокрых слипшихся волос.

Женщина, которая назвала себя мадам Рене, обошла вокруг Виктории.

Виктория неотрывно следила за ее перемещениями, полная решимости вернуть свое платье.

Внезапно теплые руки приподняли и сжали ее грудь.

— У вас сносная грудь, мадмуазель. — Мадам Рене отпустила грудь Виктории, чтобы достать из бокового кармана рулетку. Отмерив ленту необходимой длины, она натянула ее своими маленькими узкими руками. На указательном пальце ее правой руки сверкнул бриллиант размером с голубиное яйцо. — Но у вас нет бедер и ягодиц. Поэтому в первую очередь нам нужны платья, которые будут подчеркивать вашу грудь, oui? А затем мы добавим объем на бедра и ягодицы.

Виктория в немом изумлении уставилась на маленькую женщину. Мужчины тискают женскую грудь; женщины нетискают друг друга.

Шерстяное платье лежало на полу между ними.

Виктория забыла о гордости.

Да, она стояла обнаженной перед Габриэлем. Но сейчас она не собираласьвыставлять напоказ свое обнаженное тело женщине, которая хватала ее за грудь.

Виктория нагнулась, чтобы поднять платье.

Маленькая нога в кожаном ботинке отбросила его в сторону. Виктория, не отрываясь, смотрела, как ее одежда скользит по натертому до зеркального блеска деревянному полу.

— Вы сейчас на моем попечении, мадмуазель. — Многолетняя уверенность в своем праве повелевать прозвучала в голосе старой женщины. — Я не потерплю, чтобы моя женщина ходила в лохмотьях.

На моем попечении… моя женщина.

Неужели Габриэль хочет, чтобы ее обучили работе проститутки?

Взгляд Виктории поймал отражение свисающей груди на полированном деревянном полу. Остро осознавая всю уязвимость своего положения, Виктория разогнулась, ощущая, как тонкий ручеек холодной воды проложил себе дорогу между ее ягодиц.

Она сжала руки в кулаки.

— Мадам Рене, мне не нужна сводница.

Старая женщина выпрямилась во весь свой рост.

— Я — сouturiere, мадмуазель.

Модистка.

Габриэль сказал, что его дом не бордель. Тогда что здесь делает модистка?

—  Madame, здесь явно какая-то ошибка, — ответила Виктория, ощущая при этом, как затвердели от холода ее соски. — Я не посылала за… сouturiere.

Задумавшись, гостья прикрыла свои желтовато-коричневые глаза.

—  C’est vrai, — ответила она.

— Что правда? — резко спросила Виктория, подавляя в себе инстинктивное желание прикрыться руками.

— Месье Габриэль, он не может, — как вы англичане это говорите, — достигнуть эрекции с женщиной.

Перед мысленным взором Виктории возникла картина из недавнего прошлого: стоящий над ней Габриэль, его черные шелковые брюки, эхо ее слов, эхо его слов.

Ему было больно говорить ей правду. Но это его не остановило.

Как эта женщина смеет судить Габриэля?

За пронзительным взглядом гостьи угадывалось напряжение от едва сдерживаемого гнева.

Была лишь одна причина, по которой эта властная женщина пришла сюда. « Этаchamre de coucher… принадлежит месье Габриэлю».

— Месье Габриэль послал за вами, — проницательно заметила Виктория.

Женщина склонила свою голову на бок.

—  Оui,он послал за одной из моих швей.

Но он не посылал именно за мадам Рене.

— А вы захотели лично удостовериться, что это за женщина, которую он купил, — высказала предположение Виктория.

— Весь Лондон хочет увидеть женщину, которую купил себе месье Габриэль, мадмуазель.

Чтобы они могли осудить его. Как он уже осудил себя сам.

— Вы достигли своей цели, мадам Рене, — резко ответила Виктория. — А теперь, пожалуйста, уйдите. Своим клиентам вы можете сообщить, что месье Габриэль не испытывает проблем с сексуальным влечением к женщине.

И то, что у Виктории сносная грудь, но нет бедер и ягодиц.

В глазах мадам Рене засветилось любопытство.

— Вы разозлились.

Виктория не видела смысла отрицать это.

— Я не люблю досужие сплетни, мадам.

Виктория лишилась работы из-за лжи. А сейчас это может стоить ей жизни.

— Сплетни не могут ранить того, у кого нет имени, мадмуазель, — спокойно возразила мадам Рене.

Виктория уже давно приучила себя к подобному снобизму.

— Но у месье Габриэля естьимя, — ответила она.

Внезапно модистка напомнила ей яркую любопытную птицу… хищную птицу.

— И вы думаете, что эти сплетни могут его ранить? — спросила с любопытством мадам Рене.

— Я думаю, мадам, — тон Виктории не предполагал дальнейшее обсуждение этого вопроса, — что любой человек чувствует себя нехорошо, когда его частная жизнь является предметом обсуждений.

—  Maisмесье Габриэль — не любой человек, est-il?

— Нет, не любой, — холодно согласилась Виктория, ощущая, как немеет от холода ее тело. — Если бы он был таким, как все, он бы не дожил до сегодняшнего дня.

Мадам Рене подняла свою голову; перо на ее шляпке согласно закачалось.

— Да, не дожил бы, — отрывисто сказала модистка.

Виктория удивленно моргнула.

На одну секунду глаза модистки загорелись одобрением, которое мгновенно сменилось самодовольным снисхождением.

— Вам повезло, мадмуазель. Месье Габриэль — très rich.Не каждый может позволить себе мои платья.

Платья…

Габриэль нанял швею, чтобы та сшила ей платья.

Перед глазами Виктории возник образ чего-то женственного, воздушного, сделанного из шелка и атласа.

Внезапное желание иметь новую одежду было сродни физической боли.

Реальность в виде лежащего на полу мятого коричневого платья вернула ее на землю.

Ей не нужна милостыня.

— Спасибо, но мне не нужны новые платья, — холодно сказала Виктория. — Если вы простите меня…

Желтовато-коричневые глаза хитровато блеснули.

— Если вы прогоните меня, мадмуазель, то лишь увеличите число догадок о способностях месье Габриэля.

Виктория сопротивлялась попытке мадам Рене манипулировать ею.

Шантаж — это цена греха. Слова Габриэля.

— Вы шантажируете меня, мадам Рене?

— Вы все еще девственница, мадмуазель, — заявила в ответ модистка.

Виктория почувствовала, как сжались мышцы ее влагалища.

— Вы ошибаетесь, madame.

— Мадмуазель, если бы месье Габриэль занимался с вами любовью, у вас бы глаза сияли от удовлетворения, ваши груди, рот и половые губы были бы опухшими. Смею вас уверить, он не прикасался к вам.

«Половые губы»,— прозвучало внутри Виктории. Она почувствовала, как набухла промежность между ее бедрами.

Виктория обняла себя руками, инстинктивно сжав ноги.

— А вы, естественно, не сможете умолчать об этом, — язвительно сказала она.

— Он был un prostituee, мадмуазель. — Ей не нужно было уточнять о том, кому Габриэль предоставлял свои услуги.

— Я знаю, кем раньше был месье Габриэль, — холодно возразила Виктория.

— Да, но знаете ли вы, кем он является сейчас? — спросила модистка.

Как долго она должна стоять обнаженной перед этой женщиной, когда каждый недостаток ее тела столь отчетливо виден в ярком электрическом свете?

— Он хозяин этого дома, — сухо ответила Виктория.

— Он — неприкасаемый ангел, мадмуазель, — поправила ее мадам Рене. — И он нанимает людей, подобных нам. Но не всем из нас так везет.

Подобных нам.

Виктория инстинктивно устремила свой взгляд к жемчужному ожерелью на шее женщины.

— Но вам повезло, — импульсивно сказала она.

—  Oui, я достигла trèsуспеха. Большинство проституток, мадмуазель, умирают из-за болезней или нищеты. Вы знаете, что такое нищета; я вижу это в ваших глазах. Очень немногие мужчины — илиженщины — способны заплатить ту сумму, что была заплачена за вас прошлой ночью.

Но Габриэль заплатил две тысячи фунтов не за то, чтобы заниматься с ней любовью.

Холод, что внезапно пронзил Викторию, не имел никакого отношения к отсутствию огня в камине и к мокрым волосам, прилипшим к спине.

Мужчине, который предложил сначала сто пять, а затем одну тысячу фунтов, нужна была ее девственность… или ее жизнь?

— А женщины покупали… услуги месье Габриэля? — спросила Виктория, испытывая непреодолимое желание узнать правду.

Не в состоянии остановить рвущиеся с губ вопросы.

—  Oui. — Глаза мадам Рене подернулись пеленой воспоминаний. — Он и месье Мишель были знамениты на весь Лондон. Les deux anges.

Два ангела.

По-английски «Мишель» — это Майкл.

«Габриэль был Божим посланником», — сказала Виктория.

«Майкл был его избранником», — ответил Габриэль.

Неужели это он был тем человеком, который заставил Габриэля страдать?

Неужели Майкл был тем мужчиной, который сначала предложил сто пять, а затем одну тысячу фунтов?

— Этот месье Майкл… он и Габриэль… они были соперниками?

— Они были друзьями.

— А сейчас?

— Есть узы, мадмуазель, — загадочно ответила модистка, — которые невозможно разорвать.

За исключением смерти.

Виктория отпрянула от мадам Рене.

— Вы увидели меня, madame, — едкая ирония прозвучала в голосе Виктории. — Теперь вы можете уходить.

Иначе она окоченеет от холода или загнется от усилий держать собственные руки по швам, пытаясь не поддаться инстинктивному желанию прикрыться ими.

Мадам Рене не шелохнулась.

— Вы разочаровываете меня, мадмуазель.

Грудь Виктории ныла — от давления ее рук. Не было ни одной причины, почему ее должно волновать, что там себе думает эта couturiere.

— Приношу свои извинения, — жестко ответила Виктория.

— Я думала, что вы храбрая женщина.

— В истории часто путают безрассудство и героизм.

— Нужно обладать немалым мужеством, чтобы любить такого мужчину, как Габриэль.

«Что, если я хочу больше, чем ваша девственность?»

Но у Виктории, кроме невинности, не было ничего, что она могла бы предложить мужчине.

— Месье Габриэль купил меня не для того, чтобы я любила его, — возразила Виктория.

Глаза мадам Рене неодобрительно сузились; бриллиант на указательном пальце, вторя ей, сверкнул с осуждением.

— Месье Мишеля прозвали так из-за его способности доставлять наслаждение женщине.

Виктория почувствовала, как замерло ее сердце.

— И как можно назвать мужчину с учетом его способности доставлять наслаждение женщине? — вежливо спросила она.

— Он известен под именем Michel des Anges.

Ангел Мишель.

— Ангелы не оказывают интимных услуг, madame.

Мадам Рене не задел цинизм в словах Виктории.

— Мы, французы, говорим, что испытать оргазм — значит voir leas anges— увидеть ангелов.

Габриэль говорил, что оргазм — значит la petite mort— маленькая смерть.

Пристальный взгляд модистки, как и глаз на пере павлина, не отрываясь, следили за ней. Они как будто что-тоискали…

— Некоторые женщины, мадмуазель, — намеренно сказала мадам Рене, — утверждают, что месье Габриэль искусней в этом деле, чем его друг.

Холод, что окутал Викторию с головы до ног, исчез в поглотившем ее тело пламени.

— Madame, простите меня, но я не нахожу возможным продолжать нашу беседу до тех пор, пока я не буду одета.

Мадам Рене пожала плечами.

— Мы женщины, мадмуазель. А месье Габриэля не задевает вид обнаженного женского тела.

— Месье Габриэль какое-то время не был с женщиной.

Зачем она это сказала?

—  Out.

— Я не знаю, как соблазнить мужчину.

«Я не знаю, как соблазнить мужчину»,— эхом отразилось от стен холодной спальни.

Глаза мадам Рене удовлетворенно заблестели.

—  Tournez autour,мадмуазель, et je vous montrerai comment seduire un home.

Виктория автоматически перевела слова модистки: «Повернитесь… и я покажу вам, как соблазнить мужчину».

Ее живот сжался в странном предчувствии.

Пристальный взгляд мадам Рене молчаливо предлагал Виктории быть женщиной.

Любить мужчину, который отвергает любовь.

Виктория повернулась и посмотрела на себя в зеркале-псише.

Из глубины отражения на нее пристально смотрели серебристые глаза.



Глава 9

Виктория не слышала, как Габриэль вошел в спальню. Но он был там.

Раньше Виктория не ощущала его присутствия. А сейчас она всем телом чувствовала Габриэля: своей сносной грудью, своими бедрами и ягодицами, которых нет…

Трое наблюдали за Викторией: мадам Рене — женщина, одетая в синее платье с огненно-рыжими волосами, чей блеск изящно оттеняла маленькая шляпка с качающимся пером павлина; сама Виктория — обнаженная женщина, тело которой облепили почерневшие от воды волосы; и Габриэль — мужчина со скрытым в тени лицом, алебастровая кожа которого сливалась с белизной рубашки, расстегнутой возле горла.

Мадам Рене ждала, чтобы увидеть, насколько храброй была Виктория.

Виктория ждала, что сейчас она провалится сквозь землю от стыда.

А чего ждал Габриэль?

— Поднимите руки, мадмуазель, чтобы я могла снять ваши мерки.

Голос мадам Рене звучал так, словно он шел откуда-то издалека. Ее намерения были абсолютно прозрачны.

Она хотела, чтобы Виктория позировала перед Габриэлем.

Она хотела, чтобы Виктория соблазнила мужчину, который получил известность благодаря своему умению обольщать; мужчину, который не прикасался к женщине уже четырнадцать лет, восемь месяцев, две недели и шесть дней.

Виктория подумала обо всех тех годах, когда она жила в чужих домах, заботилась о чужих детях, получала деньги из рук чужих мужей.

У нее не было ни дома, ни детей, ни мужа.

Дом Габриэля был публичным заведением; он нанимал проституток, которым повезло меньше, чем ему, и не было никого, кто бы мог обнять его.

Темноволосая женщина в зеркале-псише подняла свои руки. Виктория почувствовала, как поднялась ее грудь и затвердели соски.

«Сносная грудь», — как сказала модистка.

Серебристые глаза в зеркале смотрели на грудь Виктории, оценивая ее форму, полноту.

Соблазнительность.

Находит ли и он, как мадам Рене, ее грудь сносной?

Мадам Рене сделала шаг вперед. Она развела руки и обхватила грудную клетку Виктории.

Опоясывая ее.

Прикасаясь к ней.

Чувствуя, как мерная лента сжимает грудь, Виктория наблюдала за игрой света на своей коже. Она чувствовала, как ее тело бросает то в жар, то в холод.

Острое осознание Викторией своего положения отражалось в глазах Габриэля.

«Как долго он стоял в дверном проеме, слушая, наблюдая?» — с замиранием сердца подумала Виктория.

Почему не сообщил о своем присутствии?

Почему не запретил говорить о нем?

Виктория перевела дыхание.

Она никогда не была храброй.

Возможно, с этим мужчиной она может позволить себе быть той, кем никогда не была до сих пор.

— Мадам Рене, вы сказали, что если бы месье Габриэль занимался со мной любовью, то мой рот, моя грудь и мои… — Виктория запнулась в нерешительности. Она заглянула в серебристые глаза, внезапное спокойствие в которых придало ей необходимой смелости. — И мои половые губы набухли бы.

Освободившись от давления мерной ленты, соски Виктории вернулись в исходное положение. Отчетливый скрип грифеля карандаша по бумаге неприятно отозвался в ее позвоночнике.

— Вы видели… женщин… таких… обнаженных… после того, как они провели с ним ночь?

Виктория почувствовала, как в кожу левой подмышки впился металлический наконечник сантиметра, немного теплый от рук мадам Рене.

Пристальный взгляд серебристых глаз остановился на ее левой подмышке.

— Видела, мадмуазель.

Пригладив сантиметр искусными пальцами, мадам Рене измерила расстояние между подмышкой и запястьем Виктории.

Пристальный взгляд серебристых глаз, не отрываясь, следил за руками модистки.

Грудь обнаженной женщины в зеркале поднималась и опускалась; легкие Виктории поочередно наполнялись воздухом и выпускали его.

— Он… он был… нежен с женщинами? — спросила Виктория.

Она не узнала собственный голос.

Он был хриплым от желания.

Или, возможно, от страха.

Мадам Рене убрала сантиметр.

Серебристые глаза поймали выжидающий взгляд Виктории.

—  Un prostitute, мадмуазель, — ответила мадам Рене; ее голос был неестественно деловитым для такой в наивысшей степени не располагающей к деловитости ситуации, — ведет себя нежно или грубо в зависимости от пожеланий клиента.

Непрерывный скрип карандаша.

Виктория скорей почувствовала, чем увидела, как мадам Рене обошла ее сзади и остановилась справа; все ее внимание было сосредоточено на пристальном взгляде серебристых глаз.

Твердый металлический наконечник впился в правую подмышку.

Серебристый взгляд впился в нежную кожу и растущие там волоски.

Виктория облизнула губы, ощущая, какие они шершавые и потрескивавшиеся.

Чувство реальности неприятно задело ее.

Что она делает?..

— Конечно, женщина… женщина не получает удовольствия, когда мужчина груб с ней, — произнесла Виктория со сбившимся дыханием.

— Когда мы возбуждены, мадмуазель, нам не нужна нежность. — Одно мгновение Виктория все еще ощущала болезненное покалывание металлического наконечника на коже, секундой позже — оно исчезло, оставив за собой лишь прикосновение холодного воздуха. — Опытный мужчина — или женщина — знают, когда une petiteболь усилит наслаждение.

Боль. Наслаждение.

«Во всяком удовольствии всегда есть боль, мадемуазель».

— А месье Габриэль… он знает, когда небольшая боль усилит… наслаждение женщины? — спросила Виктория.

— Знает, мадмуазель.

Во взгляде серебристых взгляд не было ни подтверждения, ни отрицания слов мадам Рене.

Горло Виктории необъяснимо сжалось.

Мужчина, который насиловал Габриэля, тоже знал, когда боль может принести удовольствие?

— Вы можете опустить руки, мадмуазель.

Виктория опустила руки.

Серебристые глаза в зеркале оценивающе смотрели, как опускается ее грудь.

Внезапно мадам Рене возникла между Викторией и ее отражением. А затем — элегантно одетая модистка с огненно рыжими волосами исчезла.

За приглушенным стуком послышалось шуршание шелка.

Виктория опустила взгляд.

Мадам Рене встала на колени перед Викторией. Ее лицо оказалось напротив туго завитых волос, которые обрамляли то место, где соединяются бедра.

Перо павлина раскачивалось из стороны в сторону.

— Раздвиньте ноги, мадмуазель.

Виктория заглянула в серебристые глаза и нашла в них столь необходимую ей смелость. Она раздвинула ноги.

Ледяной воздух ворвался в нее.

Что-то более материальное, чем воздух, прикоснулось к ее животу — перо павлина. В то же время в основание ее правого бедра впечатался металлический наконечник… близко, слишком близко к женской плоти, которая вдруг болезненно набухла.

Виктория невольно вздрогнула.

Теплые пальцы прочно удерживали металлический наконечник на одном месте. Или это серебристые глаза в зеркале не позволяли ему сдвинуться.

Пристальный взгляд Габриэля обжигал… рот Виктории, грудь Виктории, половые губыВиктории.

— Какой тип… — Виктория с силой заставила себя сосредоточиться на предложении, а не тонуть во взгляде серебристых глаз и расслабляющем жаре, который они вызывали. — …женщин предпочитал месье Габриэль? — спросила она, зажатая между мужчиной, который застыл позади нее, и женщиной, которая встала на колени на полу перед ней.

— Месье Габриэль предпочитает, — проворные пальцы, слегка прикасаясь, откладывали сантиметр по внутренней стороне бедра — Виктория втянула холодный воздух — минули изгиб икры, остановились на лодыжке, — то, что нравится любому мужчине, мадмуазель, — ответила модистка обманчиво отсутствующим голосом.

Но мадам Рене не отвлекали ни снятие мерок, ни разговор, который она вела. Она точнознала, что она делает. Для Виктории.

Для Габриэля.

Внезапно ощущение присутствия чужих пальцев пропало… с основания бедра Виктории… с ее лодыжки. Скрип карандаша по бумаге неприятно отдавался на коже.

Серебристые глаза в зеркале подстрекали Викторию продолжить.

«Как далеко вы намерены зайти в этой игре, мадмуазель?»— спросил он.

«Дальше, чем зашла сейчас», — подумала Виктория.

— И что же нравится мужчинам, мадам Рене? — неуверенно спросила она.

Скрип карандаша пропал, но его эхо все еще отдавалось где-то в ее ушах.

Металлический наконечник впился в основание ее левого бедра. Виктория ощутила его холодное прикосновение.

— Мужчины хотят, чтобы их желали. — Серебристые глаза в зеркале, не отрываясь, следили за пальцами мадам Рене, которые измеряли внутреннюю поверхность бедра Виктории, изгиб ее икры. — Не только ради секса с ними, но и за то, какие они есть. Мужчины, мадмуазель, хотят, чтобы их любили. Так же, как и мы, женщины, хотим, чтобы нас любили, oui?

Мадам Рене поднялась столь же стремительно, как и опустилась.

—  Maintenant, уберите, s’il vous plait, волосы со спины.

Виктория медленно подняла руки, все выше и выше, завела их за спину и собрала волосы на голове.

Они были холодными, мокрыми и тяжелыми.

Ее грудь была холодной, тяжелой и набухшей.

Взгляд, наблюдающих за ней серебристых глаз, был холодным, суровым и напряженным.

«Он — хозяин», — говорили они. «Он — шлюха», — предупреждали они. «Он — убийца», — угрожали они.

Она смотрела на неприкасаемого ангела.

— Как женщина любит мужчину, madame?

Сантиметр соединил лопатки Виктории.

— Она должна целовать его, чтобы показать, что хочет его?

В воздухе заискрились электрические разряды.

— Она должна ласкать его соски, чтобы доставить ему удовольствие? — Пальцы мадам Рене зажали один конец сантиметра на левом плече Виктории, а другой — на правом.

— Она должна принимать его в свое тело, чтобы показать, что ни ему, ни ей больше нет нужды быть одинокими?

Мадам Рене убрала свои руки.

— Мужское тело не сильно отличается от женского, мадмуазель. Им нужно то же внимание, что и нам, женщинам.

Долгий скрип карандаша. Нехватка кислорода.

— Женщина, мадмуазель, не боится исследовать тело мужчины, когда хочет узнать, что приносит ему удовольствие.

Майкл и Габриэль были друзьями.

«Ключ к пониманию Габриэля, — подумала Виктория, — лежит в этой дружбе».

— А месье Мишель столь же одарен, как и Габриэль? — опрометчиво спросила она.

Ощущение опасности проникло сквозь эротическое напряжение.

«Ты зашла слишком далеко», — говорили ей серебристые глаза.

Каждый нерв в теле Виктории кричал ей об этом.

Металлический наконечник впился в кожу ее правого плеча.

— Они оба имеют репутацию des etalons, — сантиметр, твердо прижатый одним концом, прошел через спину Виктории до ее талии, — жеребцов.

Тепло пальцев мадам Рене исчезло; вместо него появился скрип карандаша.

Грудь Виктории поднималась и опускалась в такт биению ее сердца.

Ее поза ничего не скрывала от Габриэля, все было на виду: полнота ее груди, беззащитные подмышки, отчетливо выступающие ребра и подвздошные кости, темный треугольник волос.

Выглядывающие снизу темно-розовые губы.

То, что раньше бездействовало, сейчас набухло от желания.

Он видел это?

Модистка заметила это?

— Мужчине необходимо иметь большое достоинство, чтобы удовлетворить женщину? — спросила Виктория, ощущая биение сердца где-то у себя в горле.

—  Non.Но того, кто работает un prostituee, сложно назвать обычным мужчиной. Женщины не хотят платить за un bite, который не длиннее их собственных пальцев, мадмуазель.

Un bite.

У Виктории не было проблем с пониманием французской речи модистки.

Называл ли Габриэль свой член un bite?

На каком языке он разговаривал с женщинами, которые его покупали: французском… или английском?

— Насколько большим должно быть у мужчины его достоинство, madame, чтобы его прозвали… жеребцом?

Металлический наконечник впился в кожу на левом плече Виктории. Мадам Рене, считая вслух, стала отмерять необходимые ей дюймы, отмечая их ногтями на сантиметре.

— Один дюйм… два дюйма… три дюйма… пять дюймов… — Острые ногти измерили расстояние между лопатками Виктории. Ей казалось, что нечто проникает в ее влагалище с каждый дюймом все глубже и глубже. — Шесть дюймов… семь дюймов… восемь дюймов… девять дюймов…

Виктория не могла дышать. Серебристые глаза в зеркале сменились видением мужского члена — члена Габриэля— восемь дюймов длиной, девять дюймов длиной

— Мужчина должен иметь член, длиною как минимум девять дюймов, чтобы его прозвали жеребцом, мадмуазель, — твердо сказала мадам Рене. Внезапно пальцы модистки заскользили по спине Виктории и остановились на ее талии, где зафиксировали сантиметр. А затем все исчезло: видение мужского увеличивающегося органа, пальцы модистки, сантиметр.

Кроме серебристых глаз в зеркале.

Манипуляции мадам Рене отражались в его пристальном взгляде.

Габриэль сказал, что длина его члена больше девяти дюймов.

«Насколько больше?» — заинтересовалась Виктория.

— Мужчина когда-нибудь умолял вас о разрядке, madame? — спросила Виктория, ощущая себя такой хрупкой, что казалось, хватит лишь небольшого усилия, чтобы ее тело раскололось на множество осколков.

Жар во взгляде Габриэля превратился в серебристый лед.

— Это то, что делает un prostituee, мадмуазель, — дарит наслаждение. — Модистка записала мерки с непроницаемым лицом. — Le plusнаслаждения — тем лучше, oui?

Чем больше наслаждения — тем лучше. Да.

— А… клиент когда-нибудь заставлял вас умолять, madame?

Гаррота сомкнулась вокруг ее шеи.

—  Non, non, не двигайтесь, мадмуазель. Мне нужно снять эти последние мерки. Voila.

Виктория застыла.

Сантиметр сжал ее горло…

— Когда есть взаимное уважение и расположение друг к другу, — Виктория почувствовала, как ее спину щекочет теплое дыхание, — существуют тысячи способов, с помощью которых мужчина и женщина могут довести друг друга до такого состояния, когда кричишь в порыве страсти.

…а затем Виктория оказалась на свободе.

Модистка сделала последнюю запись, быстро черкнув карандашом по бумаге.

Серебристые глаза в зеркале удерживали взгляд Виктории.

— А когда нет уважения… — Виктория сглотнула, ощущая сухость в горле, — …или расположения?

— Тогда это насилие над чувствами.

Мадам Рене сделала шаг назад.

— В то время как обольщение, мадмуазель, это искушение чувств. Это создание обнаженных образов словами. Это пробуждение в человеке предвкушения un baiser— поцелуя, une caresse— ласки, un embrassement— объятий… Вот что такое искусство обольщение, n’est-il pas, месье Габриэль?

—  Oui, мадам Рене, — безразличным голосом согласился Габриэль.

За холодностью его глаз скрывались мысли, которые модистка осознанно ему внушила. Un baiser— о поцелуях. Une caresse— о ласках. Un embrassement— об объятиях.

Виктория представила себе мужскую плоть Габриэля — его bite— целующую ее, ласкающую ее, проникающую в нее. На восемь дюймов, девятьдюймов… Габриэль представил себе женскую плоть Виктории, окружающую дюйм за дюймом его плоть.

Модистка искусно заставила их встать лицом к лицу с их желаниями.

— Я пришлю одежду для мадмуазель immidiatement, месье, — с удовлетворением в голосе сказала мадам Рене. — Au revoir, мадмуазель.

Виктория наблюдала в зеркале, как украшенная бахромой юбка мадам Рене с драпированным турнюром, вызывающе покачиваясь, направилась к выходу.

Внезапно Габриэль пропал из ее поля зрения. Француженка исчезла в дверном проеме, оставив за собой полностью одетого мужчину, который отвергал свои желания, и обнаженную женщину, которая откровенно продемонстрировала собственное распутство.

Виктория опустила руки. Холодные, мокрые волосы упали ей на спину.

Она повернулась, ощущая, как волосы укрыли ее голые плечи.

Габриэль стоял рядом с дверью. Его щетина оказалась той тенью, что скрывала лицо в зеркале. Она была того же темного цвета, что и его брови.

Он был одет в ту же белую шелковую рубашку, что и прошлой ночью. На ней не было воротничка. И манжет. И запонок.

Рубашка была помята, словно он спал в ней. Волоски того же цвета, что брови и щетина, выглядывали из ее v-образного выреза.

Виктория уставилась на завитки его темных волос. Их прикосновение, наверняка, щекотало бы женскую грудь.

Без всякого предупреждения перед ее глазами возник образ ванны-душа. Она вспомнила о двух форсунках, которые располагались под углом вниз на уровне ее бедер. Если бы она их подняла и повернула нужный кран, тогда вода из них била бы прямо между ее ног.

Виктория ощутила, как запульсировал ее клитор во внезапном понимании.

Она резко подняла голову.

Серебристые глаза наблюдали за ней.

— «Душ для печени»… Он нужен не для того, чтобы массировать печень? — спросила она, понимая всю глупость собственных слов.

Габриэль не сделал вид, будто не понял ее.

— Нет.

Виктория подумала о степенных, респектабельных людях, которые рассматривали ванну-душ в Кристалл Пэлас. Знали ли они, что тот душ, названный душем для массажа печени, на самом деле используется для мастурбации?

Она инстинктивно устремила взгляд на бедра Габриэля.

— Этот душ возбуждает мужчин?

Черный шелк пульсировал в такт пульсации ее тела.

— Не в такой степени, как женщин.

Его голос был холодным и спокойным.

Виктория резко подняла глаза и встретилась с серебристым взглядом.

— Но все же у вас есть «Душ для печени».

— Ванна-душ была доставлена сюда, уже оснащенная им.

— Это Майкл был тем мужчиной, чью цену вы перебили?

Волосы Виктории встали дыбом от электрического напряжения, излучаемого Габриэлем.

— Нет, — вежливо ответил он, — Майкл не был тем мужчиной, который предлагал за вас цену.

— Но Майкл был в зале, — не унималась Виктория.

— Майкл был в зале, — легко согласился Габриэль.

Но взгляд его серебристых глаз ни на минуту не давал обмануться легкостью его тона.

Les deux anges. Два ангела.

«Они соперники»,— сказала Виктория.

«Они друзья», — поправила ее мадам Рене.

— Мужчина, чью цену вы перебили… Он — тот человек, который, как вы думали, послал меня к вам?

— Да.

«Если бы я не предложил цену за вас, мадемуазель, вы умерли бы намного худшей смертью, чем любая смерть от сулемы».

Часто поднимающаяся и опускающаяся грудь Виктории не давала обмануться ее показным спокойствием.

— Он тот человек, который, как вы думаете, убьет меня? — спокойно спросила она.

— Если я не буду защищать вас, — да.

Но Габриэль не знал, сможет ли он защитить ее.

— Как долго вы подслушивали? — спросила Виктория, прежде чем ощутила, что ее тело раскололось на множество осколков, не выдержав напряжения страха и желания.

— Достаточно долго, мадмуазель.

Достаточно долго для чего?

— Мужчины хотят, чтобы их любили?

— Я никогда не задумывался над этим, мадмуазель, — вежливо уклонился он от ответа.

Как не задумывалась и Виктория.

— Вы называете ваш… член… bite?

Электрический свет был слишком ярким.

— Нет, мадмуазель. — Габриэль никоим образом не показал, что она переступает границы дозволенного, лишь прикрытые на секунду глаза были ответом на ее дерзость. — Я называю его cock.17Собственно, другое название «члена». В том числе это слово означает «кран, вентиль; петух».

— Вы достигаете эрекции с женщинами?

— Я не был с женщиной более четырнадцати лет, — прямо ответил он.

— Я не невежда, сэр. — Ногти Виктории впились в ладони. Удовольствие. Боль. — Я прекрасно понимаю, что для того, чтобы достичь эрекции, мужчине необязательно вступать в половые отношения с женщинами.

— Возможно, вам, мадмуазель, было бы лучше спросить, — сказал Габриэль неожиданно опасным, провокационным голосом, — достигал ли я эрекции с мужчинами.

Виктория почувствовала, что задыхается от холода в его глазах.

Она понимала, что рискует собственной жизнью.

— Достигали?

Габриэль двинулся к ней.

Сердце Виктории подпрыгнуло к горлу.

Габриэль остановился перед камином из атласного дерева.

Присев на корточки, он взял стоявший рядом с бронзовой кочергой совок из темно-серого чугуна и убрал в сторону золу, оставшуюся от огня, горевшего там прошлой ночью. Наклонившись вперед, он начал поочередно доставать кругляши дров из деревянного ведра: первый, второй, третий, — его рубашка то натягивалась, обрисовывая игру мускулов на его спине, то собиралась складками.

Он прятался.

Виктория знала это, потому что всю свою жизнь она только и делала, что пряталась.

— Почему вы говорите, что испытать оргазм, значит пережить la petite mort, а мадам Рене — значит voir les anges?

Габриэль внезапно поднялся и дотянулся до обсидиановой урны, стоявшей на каминной полке. Потом снова сел на корточки, широко раздвинув колени.

Черные шелковые брюки отчетливо обрисовывали упругие полушария его ягодиц.

Виктория почувствовала запах серы от зажженной спички. Крошечный желтый огонек разгорелся на полене, превратившись через несколько мгновений в оранжево-голубое пламя.

Виктория твердо решила для себя, сколько ей еще стоять сейчас перед ним обнаженной. И сколько ей придется это делать потом.

Она не будет стоять перед ним обнаженной ни секундой дольше.

Чувствуя, как примерзли к деревянному полу пальцы, Виктория развернулась. Восстановив равновесие, она сделала шаг в сторону коричневого шерстяного платья.

— Если вы поднимите эти жалкие обноски, мадмуазель, я заберу их у вас.

Виктория остановилась, чувствуя, как напряглись ее ягодицы.

Серебристые глаза в зеркале смотрели на нее сверху вниз. Она не слышала, как он поднялся.

— Вы хотели узнать, достигал ли я эрекции с мужчинами.

В его голосе не было и намека на какие-либо эмоции, но почему тогда внезапная боль сжала ее легкие?

— Да, — выдохнула она.

— Повернитесь, мадмуазель, и посмотрите мне в лицо, если хотите узнать правду.

Виктория медленно повернулась, преодолевая внезапную тяжесть в ногах. Распрямив плечи, она встретила его взгляд.

В котором не отразилось ровным счетом ничего.

— Мужчине, мадмуазель, не нужно испытывать желание, чтобы заниматься сексом. Все, что ему нужно, это твердый стержень.

Bite. Член. Стержень.

— Я, — она демонстративно вздернула подбородок, — не понимаю.

— Вас возбуждали прикосновения мадам Рене.

Виктория втянула воздух. — Как вы смеете…

— …потому что вы представляли, что это яприкасаюсь к вам.

Да.

Но она не произнесла это вслух.

— Половые органы, мадмуазель, это аппараты. — Цинизм в его глазах лишил их серебристого блеска. — Как мои ванна и душ. Если вы повернете кран, — он на секунду замолчал, давая возможность вникнуть в его слова… кран… пенис, — то потечет вода. И не имеет никакого значения, кто его повернул, мужчина или женщина.

Если все обстоит именно так, то почему в его глазах застыл такой холод?

— Вы хотите сказать, что мужчине не нужно испытывать какие-то чувства, чтобы… — Виктория запнулась, пытаясь найти нужные слова; работая гувернанткой, она ни разу не слышала, чтобы мужской член называли « cock», — …чтобы совершить половой акт.

— Правильно.

— И что… совокупление — это просто ответный рефлекс, реакция на внешние раздражители.

— Да.

Ничто не заставитее отвести взгляд от серебристых глаз.

— Другими словами вы хотите сказать, что не испытывали оргазм, когда были с… клиентом.

— Нет, мадмуазель, я не это имел в виду, — откровенно ответил он.

«А когда нет уважения… или расположения?

— Тогда это насилие над чувствами».

— Вы не получаете удовольствия от секса, — сказала Виктория.

Габриэль не возразил ей.

— Если бы ваш член, сэр, был механическим аппаратом, вы бы не боялись прикасаться к женщине. Но вы боитесь.

В его взгляде замерцала тьма.

Была лишь одна причина, из-за которой потемнели его глаза.

Если Виктория продолжит, то пути назад уже не будет.

Он может убить ее за ее слова. Виктория не могла винить его за это.

Но есть гораздо худшие вещи, чем смерть.

Жизнь, в которой нет радости прикосновений, намного, намного хуже смерти.

Виктория знала это, потому что прожила больше восемнадцати лет, лишив себя этой простой радости жизни.

Ее слова — это то, что должно было быть сказано.

— Мужчина, который насиловал вас, — предостережение в пристальном взгляде Габриэля резануло ножом по сердцу Виктории, но не смогло остановить ее, — подарил вам наслаждение.

Краешком сознания Виктория удивленно отметила, что потрескивающий в камине огонь не замерз от холода, заполонившего комнату.

— Он знал, как сделать так, чтобы боль приносила удовольствие.

Тьма полностью поглотила мерцание серебра в глазах Габриэля.

— Он заставил вас наслаждаться сексом.



Глава 10

— И вы никогда не простите себе этого.

В голосе Виктории прозвучала убежденность в собственных словах.

Jamais. Никогда.

Наблюдать за тем, как дышит Виктория, как поднимается и опускается ее грудь, было гораздо приятнее вызванных ее словами воспоминаний.

Он мог убить ее. И она это знала.

Или он мог позволить второму мужчине убить ее. И об этом она тоже знала.

Она была напугана. Но не пряталась за собственным страхом.

Она была единственной женщиной, которая осмелилась встать лицом к лицу с его прошлым.

Как второй мужчина нашел ее?

Габриэль, бесшумно ступая, целенаправленно направился к Виктории. Она не отпрянула от него.

Он обошел вокруг неё.

Прошлой ночью волосы Виктории выглядели тусклыми и безжизненными, как её плащ. Сейчас же они блестели в электрическом свете гладким, холодным, влажным щитом.

Виктория повернулась за Габриэлем.

Он мог ощущать тепло ее нагого тела. Видеть собственное отражение в ее голубых глазах, которые то затуманивались страхом, то блестели от желания. Он мог чувствовать запахи своего мыла и шампуня на ее коже и волосах, мужские запахи, которые стали ощутимо женскими, смешавшись с её собственным ароматом.

Остановившись, Габриэль наклонился, чтобы поднять платье.

Его взгляд очутился на уровне ее таза.

Лобковые волосы Виктории были темными и курчавыми. Половые губы — темно-розовыми, как и соски.

Они были влажными от возбуждения. Набухшими — от желания.

И это притом, что он даже не прикасался к ней.

Будь проклята эта мадам Рене!

В Виктории зародилось любопытство. Как и в Габриэле.

Она желала знать, каково это — брать мужчину дюйм за дюймом. Он желал знать, что Виктория будет чувствовать, когда ее скользкая влажная плоть растянется на один дюйм… два… три… семь дюймов… девять дюймов…

Он желал знать, как она будет кричать сначала от боли, когда потеряет свою девственность, затем от удовольствия, когда познает свой первый оргазм с мужчиной.

Он желал знать, что нужно сделать, чтобы заставить Викторию умолять.

Габриэль выпрямился.

— Да, мадмуазель Чайлдерс, он заставлял меня наслаждаться насилием, — медленно сказал он холодным голосом. — Так же как и вы наслаждались, читая письма человека, который терроризирует вас.

Габриэль повернулся к ней спиной — он не мог вспомнить последний раз, когда он поворачивался спиной хоть к кому-нибудь, не важно, мужчине или женщине, — и бросил платье в камин.

Черный дым заклубился в дымоходе.

Габриэль застыл в напряжении.

Если Виктория попытается спасти своё шерстяное платье, он остановит ее.

Он не хотел причинять ей боль. Но ему придется.

— Вы не имели права уничтожать мою одежду, — бесстрастно заявила Виктория.

Она не пыталась спасти платье. Она тоже знала, что он причинит ей боль, если она вмешается.

Право.

У шлюхи нет прав.

Голубое пламя, охватившее коричневый шерстяной рукав, умерло.

— Вы прожили на улицах достаточно долго, чтобы знать, что сила дает право, — прямо ответил он.

— И вы сильнее, чем я.

Ее голос окрасился гневом.

Виктории не нравилось, что ей приходилось зависеть от мужчины.

Габриэль слишком хорошо знал, каково это — быть беспомощным.

— Да, мадмуазель Чайлдерс, — он повернулся к ней, — я сильнее, чем вы.

Зловоние тлеющей шерсти заполнило спальню.

В голубых глазах Виктории искрилось пламя.

— У меня больше нет никакой одежды.

Этого Габриэль мог ей дать сколько угодно.

— Мадам Рене скоро пришлет вам одежду.

Бархат. Шелк. Атлас.

Одежда столь же красивая, как и удобная.

Габриэль сделает все, что в его силах, чтобы подарить ей такую жизнь, в которой она могла бы носить это.

Виктория вздернула подбородок. Ее губы были потрескавшимися, скулы — слишком заостренными, а изгиб рта — слишком ранимым.

— Мне не нужна ваша милостыня.

Нет, такая женщина, как она, не захочет милостыни.

— А чего вы хотите? — тихо спросил Габриэль. Зная ответ.

Ей нужно наслаждение, которое мог принести ангел. Voir les anges. Но нужна ли ей боль, которую мог принести ангел? La petite mort?

— Вы сказали, что поможете мне получить место гувернантки, — твердо сказала Виктория.

Габриэль не ответил.

Он не хотел видеть, как она работает в доме другого мужчины, как ею командует жена другого человека, как она заботится о чужих детях.

Напряжение свернулось кольцом вокруг них.

Страх. Желание.

Сохнущая прядь темных волос блестела золотисто-каштановым цветом в электрическом свете.

— Я не думаю, что гувернантка может себе позволить носить одежду, которую шьет мадам Рене.

Габриэль хотел протянуть руку и прикоснуться к волосам Виктории, ощутить твердость подбородка и тепло ее кожи.

Она не выживет, если останется на улицах, и тем более не выживет, если попадет в руки второго мужчины.

Переживет ли она Габриэля?

Пришло время это узнать.

— Но вы не гувернантка, мадмуазель Чайлдерс, — Габриэль не отпускал взгляд Виктории, — не так ли?

Виктория прочитала правду в его глазах.

Она выпрямила плечи; Габриэль ощутил мимолетное сожаление о том, что ее соски перестали быть твердыми.

— Как вы узнали о моем отце?

— Библиотеки — замечательные заведения, мадмуазель, — вежливо ответил Габриэль. — Даты рождения и смерти членов высшего обществатщательно записываются, что представляет некоторое удобство для широкой публики.

Виктория, решительно ступая, направилась к нему; ее груди слегка подпрыгивали с каждым шагом. Она прошла мимо него той же уверенной походкой, мягко покачивая бедрами.

Габриэль, сузив глаза, наблюдал за ней.

Виктория сдернула с кровати светло-голубое шелковое покрывало и неловко обернула его вокруг себя.

Она пряталась от прошлого, которое не хотела признавать.

Габриэль вслушивался в шелест шелка, в треск углей в камине, ожидая, пока она вернет себе свою смелость.

Это не заняло у нее много времени.

Светло-голубой шелк был медленно завязан в узел над грудью; Виктория Чайлдерс — дочь сэра Реджинальда Фитцджеральда, одного из богатейших людей Англии, — повернулась к нему лицом.

— Мой отец не заплатит за то, чтобы вернуть меня, — сказала она с едва заметным достоинством в голосе.

Габриэль поверил ей.

— Я не собираюсь возвращать вас ему, — правдиво ответил он.

— И не заплатит за то, чтобы вы молчали о моем… о моем моральном падении.

Небольшая жилка пульсировала в основании шеи Виктории.

Красивой шеи. Длинной. Тонкой.

Которую так легко повредить.

— Мне не нужны деньги.

У Габриэля денег было больше, чем он мог потратить за две жизни.

Виктория не поверила ему.

— Тогда зачем вы прилагали усилия, чтобы разузнать о моем происхождении, если не собираетесь шантажировать меня? — бесстрастно спросила она. — Шантаж — это ведь цена греха, не так ли?

Произнесенные ею его собственные циничные слова на мгновение вывели Габриэля из себя. Но не остановили.

— А вы согрешили, мадмуазель? — спросил он с легкой насмешкой в голосе.

Виктория посмотрела ему прямо в глаза.

— Пока еще нет.

Габриэль почувствовал, как сжались его яички.

От гнева. От желания.

Он не мог прикоснуться к ней. Он не позволит другому мужчине прикоснуться к ней.

Пока она находится под его защитой.

— Ваш отец мог быть косвенно связан с тем мужчиной, который прислал вас сюда, — предположил Габриэль.

Резкий вдох был его ответом на ее поспешное отрицание.

— Вы не верите в это.

— Разве?

Габриэль больше не знал, чему он верит.

«Я думаю, что ты намного уязвимей, чем тебе кажется, —сказал ему Майкл . — И да, я полагаю, что мой дядя знал это».

Но знал ли об этом второй мужчина?

— Да, вы не верите в это, — твердо ответила Виктория.

Страх, желание и гнев, пульсирующие в венах Габриэля, нашли выход.

Он не хотел желать эту женщину. Но он ее желал.

И да, это желание делало его уязвимым.

— Тогда скажите мне, мадмуазель, — жестко сказал Габриэль, — что я должен думать о человеке — богатом человеке, человеке с репутацией, — который позволяет своей единственной дочери продавать себя, чтобы иметь кров и еду.

Который и пальцем не пошевелит, если ее убьют или заставят страдать.

Волнение Виктории мерцало в ее голубых глазах. В глазах, которые видели слишком многое, чувствовали слишком многое, хотели слишком многого.

— Он не знает, что я здесь.

— Вы уверены в этом? — кратко спросил Габриэль.

— Да, я уверена в этом. — Суставы ее пальцев, сжимающих бледно-голубое шелковое одеяние над грудью, побелели. — Моему отцу не нужна дочь.

Кроме дочери архивариус также зарегистрировал сына, Дэниела Чайлдерса. У Виктории есть брат, на четыре года моложе ее.

Для общества, в котором состояние и титул переходили к потомку по мужской линии, не было редким событием, когда мужчина благоволил больше к сыновьям, чем дочерям.

Габриэль хотел пожалеть Викторию; но не мог.

Тайны убивают.

Мужчин. Женщин.

Шлюх.

— Почему, мадмуазель Чайлдерс? — подталкивал ее Габриэль. Зловоние горящей шерсти щипало его ноздри. — Почему вдруг отец позволяет свой дочери стать проституткой?

Боль пронзила Габриэля — она шла от Виктории.

Виктория не отвела взгляд.

— Потому что мой отец считает всех женщин шлюхами, сэр.

Виктория сказала, что работала восемнадцать лет. Значит, гувернанткой она стала в шестнадцать.

Либо из-за того, что ее выгнал отец, либо потому, что Виктория, чтобы избежать его давления, предпочла жизнь прислуги, а не леди, которой она была рождена.

Была еще и другая причина: Габриэль не хотел думать об этом.

Но ему нужно думать об этом.

— Он был женат на женщине, мадмуазель, — продолжил Габриэль.

— И его жена была шлюхой, — ответила Виктория, сжав потрескавшиеся губы и приподняв подбородок.

Архивариусы кроме имен и титулов ни о чем больше не упоминали.

— Ваша мать принадлежит к нетитулованной аристократии, — прямо сказал Габриэль.

— Мой отец считает, что все женщины рождены в грехе. — Уныние, омрачившее взгляд Виктории, давило на плечи Габриэля. — И он был прав. Моя мать бросила его, когда мне было одиннадцать. Ради другого мужчины. Я такая же, как и моя мать. Я — шлюха.

Чувства убивают. Так почему он не может отгородиться от чувств этой женщины?

Габриэль мог предложить Виктории единственное утешение.

— Вы — не шлюха, мадмуазель.

— Если я — не шлюха, тогда почему, — Виктория сглотнула, держась за последний из ее секретов, имя последнего работодателя, — почему он уволил меня? Почему он писал мне эти письма? Почему я читала их? Раз за разом. Почему?

Второй мужчина звал Габриэля.

Он был снаружи, ожидая, пока Габриэль найдет его.

Впервые он оставил след, по которому его можно выследить.

Габриэль не мог оставить Викторию одну. Не таким образом.

— У нас у всех есть желания, Виктория.

Габриэль буквально вырвал из себя эти слова.

Виктория неподвижно стояла, завернутая в бледно-голубой шелк.

Его женщина, посланная ему вторым мужчиной.

— Когда я был мальчиком, я хотел спать в кровати.

Мадам дала ему это.

— Когда я стал шлюхой, я захотел добиться успеха.

Чтобы ему больше никогда не пришлось голодать.

Мадам сделала это возможным.

— Когда я стал мужчиной, я захотел познать женскую страсть. И лишь однажды я захотел почувствовать то удовольствие, которое дарил.

Время ускорило свой бег.

Габриэль помнил нежную мокрую плоть, истекающую влагой в предвкушении оргазма.

Он помнил вкус женщины; он помнил ее запах.

Шелест шелка тут же развеял воспоминания о других женщинах. Но не память о его желании.

После всех этих лет оно все еще жило в нем.

Габриэль сосредоточился на глазах Виктории, на ее теле. На ее аромате, что заполнял собою всю комнату, несмотря на зловоние горящей шерсти.

— Почувствовали? — тихо спросила она.

— Нет.

Правда.

Габриэль никогда не терял себя, доставляя удовольствие женщине.

Правда не должна была больше причинять боль, так почему же ему больно?

— Вы спрашивали мадам Рене, как соблазнить мужчину, — сказал Габриэль глухим голосом. — Я отвечу вам. Когда он голоден — накормите его. Когда он страдает — подарите ему надежду. Когда ему некуда идти — предложите ему спать в вашей кровати. Чтобы соблазнять, человек должен суметь создать иллюзию доверия.

— Мужчина, писавший письма, сделал вас зависящей от него. Когда вы голодали, он говорил, что накормит вас. Когда вы были напуганы, он обещал успокоить вас. Когда вам негде было спать, он писал, что разделит свою кровать с вами.

— Вы — не шлюха. Когда человеку нечего терять и он способен на все, Виктория, очень легко поддаться соблазну секса.

От резкого запаха горящей шерсти на глазах Виктории выступили слезы.

Он не должен был сжигать ее платье.

Он не должен был пытаться утешать ее; человек, который убивал и который будет убивать снова, не приносит утешения.

Габриэль повернулся спиной к Виктории — дважды за один день, дважды за последнее время, — и направился в ванную. Он тихо закрыл за собой дверь, создав столь необходимую ему преграду, способную укрепить внутренний защитный барьер, который на мгновение начал ускользать от него.

Серая дымка все еще клубилась в воздухе.

Виктория пользовалась его туалетом; Габриэль поднял деревянную крышку унитаза.

Поношенные панталоны и старые чулки были аккуратно развешаны на вешалке для полотенец.

Полная боли мольба Виктория раздалась внутри него. «Я такая же чистая, как и вы».

Вода капала, ударяясь о мрамор раковины.

Габриэль устремил взгляд в зеркало.

Тусклые серые глаза смотрели на него сквозь исчезающие разводы пара.

Одно короткое мгновение Габриэль смотрел в глаза надежды.

А потом она начала таять и исчезла словно мираж, которым изначально и являлась.

* * *

Виктория уставилась на закрытую дверь, не способная дышать.

Слабый плеск воды проник сквозь атласное дерево.

Ее щеки стали пунцовыми, когда до нее дошло, что это за звук.

Даже ангелу нужно справлять нужду.

Вызванное его признанием чувство нереальности рассеялось. И она снова смогла вдохнуть.

Виктория посильней подоткнула шелк на груди. Приподняв подол, чтобы не запутаться в нем ногами, она отошла, предоставив Габриэлю уединение.

Серебряный поднос блестел на столешнице из черного мрамора. Запахи ветчины, яиц и кофе витали в воздухе.

В животе Виктории громко заурчало.

«Когда он голоден — накормите его. Когда он страдает — подарите ему надежду. Когда ему некуда идти — предложите ему спать в вашей кровати»,— звенело у нее в ушах.

Габриэль накормил ее и уступил свою кровать, чтобы она могла спать в ней.

Он не предложил ей надежду, но попытался утешить ее.

Обольщение.

Иллюзия доверия.

На подносе стояла лишь одна чашка.

Виктория не хотела есть в одиночестве.

Она налила в чашку кофе и вдохнула его приятный аромат. На вкус он был — чистый нектар.

Сумрачный дневной свет проник в библиотеку. Позолоченные надписи книг заманчиво заблестели в его приглушенном сиянии.

Виктория знала книги; они были ее жизнью столько, сколько она себя помнила. Она только не знала, как утешить ангела.

Виктория безучастно рассматривала стеллажи переплетенных в кожу книг. Она вся обратилась в слух, пытаясь услышать… движение воздуха. Шаги.

Габриэля.

Надпись с рельефным тиснением привлекла ее внимание; «Жюль Верн», — прочитала она.

«Путешествие к центру земли»; « Voyage au centre de la terre»; «Двадцать тысяч лье под водой»; «Vingt mille lieues sous les mers»; «Таинственный остров»; «L’Ile mysterieuse»; «Вокруг света за восемьдесят дней»; «Le Tour du monde en quatre-vingts jours»…

У Габриэля была много книг Жюля Верна как на английском, так и на французском языках.

Она более внимательно изучила надписи на других книгах: Виктор Гюго, Жорж Санд… Шекспир, английский писатель…

Каждое издание было представлено в двух вариантах — английском и французском.

Забыв про кофе, Виктория вытащила « L’Ile mysterieuse»,французское издание «Таинственного острова» Жюль Верна, и подошла к единственному окну.

Английская версия была гораздо тоньше французской.

«На каком языке Габриэль предпочитает читать? — задалась она вопросом… На английском или французском?»

Над головой вспыхнул ослепительный свет.

Виктория сощурилась.

Даже не видя Габриэля, она знала, что это он включил люстру. Она чувствовала это всем телом.

Он стоял у голубой кожаной кушетки, в обрамлении бликов солнечного заката и мерцания синего океана, изображенных на картине у него за спиной. Его лицо было слегка порозовевшим и чисто выбритым. С правой руки свисало черное шерстяное пальто и серый шерстяной сюртук в тонкую полоску. Темно-красный шелковый галстук повязан поверх накрахмаленного белого воротничка. Серые, в тонкую полоску жилет и брюки скроены идеально по фигуре. В левой руке он держал серебряную трость, в правой — черный котелок.

В нём не было ничего от небритого человека, поделившегося с ней своими желаниями. Его место занял элегантный, свежевыбритый мужчина.

Еще сутки назад она приняла бы его за изнеженного джентльмена.

Теперь Виктория не сделала бы такой ошибки.

Габриэль был изящным. Красивым.

Опасным.

— Не стойте напротив окна, — коротко скомандовал он. — И держите занавески закрытыми.

Виктория не сдвинулась с места.

— Никто не может меня увидеть.

— Вы не увидите человека, который навел на вас пистолет, мадмуазель, — шелковым голосом произнес Габриэль. — Возможно, вы заметите вспышку света, когда он нажмет курок, а возможно, и нет. Но одно я могу сказать точно: вы не услышите выстрела, поскольку будете уже мертвы.

Опасность быть убитой кем-то, кого она никогда не видела, казалась нереальной. В отличие от мужчины напротив.

— Вы идете на улицу, — ровно сказала Виктория. — Кто позаботиться о том, чтобы не застрелили вас?

Габриэль бросил одежду, трость и котелок на голубую кожаную кушетку, на которой он спал всего несколько часов назад.

Наклонившись, он достал кожаную кобуру. Поднял подушку и вытащил из-под нее пистолет.

— Он не станет в меня стрелять.

Дуло пистолета было матово-черным.

Во рту она ощутила привкус ветчины и яиц.

Виктория узнала пистолет: его Габриэль прятал прошлой ночью под белой шелковой салфеткой. Этим пистолетом он собирался её застрелить.

Виктория отошла от окна. Ноги дрожали. Желудокдрожал.

Черный кофе подступил к горлу.

— Вы идёте на улицу, чтобы найти его.

И убить.

Непроизнесенные слова повисли между ними.

— Да. — Габриэль легко надел кобуру поверх правой руки и застегнул ремень на ребрах.

— Та…. — на глазах Виктории выступили слёзы, она не хотела бояться — ни за себя, ни за Габриэля, — та проститутка говорила, что раньше был еще один дом Габриэля. Она сказала, что прежний дом сгорел. Его сжег тот, кого вы ищете?

— Нет. — Габриэль подтянул кожаный наплечный ремень перед тем, как опустить пистолет в кобуру. Его движения были уверенными, автоматическими, будто он делал это уже тысячи раз. Он взял с кушетки серый шерстяной сюртук в полоску и повернулся к Виктории. — Его сжег я.

Виктория глубоко вздохнула, завязанный на груди шелковый узел ослаб.

Серебряные глаза Габриэля подстрекали её задать крутившийся в голове вопрос — зачем?

— Ваши книги — у вас есть и английские, и французские издания, — вместо этого произнесла она, — на каком языке вы предпочитаете читать?

— Я научился читать по-английски. — Он не лгал. — Надеюсь, что когда-нибудь смогу так же хорошо читать по-французски.

Его пальцы сжали мягкую кожу.

— Кто научил вас читать по-английски?

— Майкл.

— Майкл — англичанин.

— Да.

Неожиданно вырвался вопрос.

— Мой отец никогда не посещал ваш дом, так ведь?

В мыслях еще были сильны отголоски потрясения, которое Виктория испытала прошлой ночью, когда увидела уважаемых мужчин и женщин — людей того же круга, к которому принадлежал и её отец.

— Нет. Ваш отец никогда не посещал мой дом.

Виктория верила Габриэлю.

— Отец не причинил бы мне боли, — твёрдо сказала она.

Чтобы убедить кого? Себя?

Или Габриэля?

— Даже чтобы защитить свою репутацию? — мягко спросил Габриэль.

— Думаю, даже в том факте, что я здесь, он бы нашел, чем себя оправдать, — сухо сказала она.

На сей раз правда не принесла боли.

В шестнадцать лет она узнала цену, которую пришлось заплатить, отказавшись от его защиты. Но всё равно Виктория никогда бы не вернулась домой, даже если бы он принял её обратно.

— А ваш брат?

Вопрос Габриэля выбил воздух из легких Виктории. Пальцы вцепились в кожаную обивку, не сознавая, что могут повредить ее.

— Откуда вы знаете, что у меня есть брат?

Глупый, глупый вопрос.

Регистрация в библиотеке…

— Я знаю, что ему тридцать. — В его глазах, без сомнения, была насмешка. — Знаю, что он тот мужчина, мадмуазель, который мог бы позаботиться о своей сестре. Но он этого не сделал.

Виктория наклонила подбородок. Он не имел права судить её…

— Брат не знает о моих обстоятельствах.

— Почему?

— Он сбежал, когда ему было двенадцать.

— И ему было настолько наплевать, что он ни разу не вернулся проверить, как живет его сестра?

Викторию захватила врасплох злость, прозвучавшая в голосе Габриэля.

Брат заботился о ней… слишком сильно.

— Брат сбежал из-за меня. — Глаза накрыла пелена воспоминаний. — Я его не виню.

Виктория винила их отца.

Она всегдаего винила.

— Почему он убежал, мадмуазель Чайлдерс?

Желудок Виктории свело судорогой.

— Отец наказал Даниэля, — неохотно ответила она.

Не было нужды добавлять, что отец часто наказывал Даниэля.

В Виктории боролись два человека. Прежняя Виктория боялась, что правда оттолкнет Габриэля.

«Но он заслуживает знать правду», — возражала ей нынешняя Виктория.

Габриэль тихо ждал. Её выбор…

Виктория окунулась в прошлое…

— Позднее, тем вечером, когда я услышала, как Дэниель плачет, я пошла к нему в спальню, забралась в кровать и обняла его. Чтобы утешить, — сказала она, словно оправдываясь. Ненавидя себя за то, что спустя все эти годы по-прежнему чувствует, что вынуждена защищаться. — Он заснул у меня на руках. Я заснула, обнимая его. Отец разбудил нас.

Виктория не могла сдержать гнев и боль.

— Он обвинил нас в том… что мы согрешили. — Она громко сглотнула. — Отец не понимает, что можно любить — и касаться — без плотского желания.

— И поэтому вы стали гувернанткой, — сказал Габриэль.

— Да.

— И любили чужих детей…

Губы Виктории насмешливо скривились.

— Не все дети милы…

— …потому что не доверяли мужчинам.

Виктория не могла больше убегать от правды.

— Да.

Сквозь повисшее напряжение прорвались два слабых удара башенных часов — Биг Бен отсчитал час.

— Желание естественно, мадмуазель, — в его глазах танцевал серебряный свет, — виноват мужчина, использовавший ваше желание против вас, а не вы.

Виктория представила мальчика, который мечтал о кровати, чтобы спать…. подростка, стремившегося к успеху, чтобы никогда снова не оказаться бедным…. мужчину, который хотел почувствовать то удовольствие, что доставлял другим.

— Виноват мужчина, использовавший ваше желание против вас, сэр, — сочувственно сказала Виктория, — а не вы.

Голова Габриэля дернулась, словно от пощечины.

Виктория ждала от него признания правды.

Просунув руки в рукава полосатого сюртука, Габриэль повернулся спиной, схватил пальто, трость и шляпу.

Она мельком заметила темноволосого охранника с другой стороны двери.

Габриэль его не представил.

Виктория заглянула в темные любопытные глаза. А потом за Габриэлем закрылась дверь.

Оставляя ее в одиночестве.

Виктория неожиданно поняла, что проголодалась.

Сидя в кресле Габриэля, она положила французскую книгу так, чтобы было легко до неё дотянуться, и сняла серебряную крышку с блюда.

По краю фарфоровой тарелки шло синее кольцо рисунка.

Виктория ела с удовольствием. Когда она доела последний ломоть ветчины, последний кусочек яйца, последнюю корочку слоеного круассана, то поставила крышку обратно и вынесла поднос в коридор.

Темноволосый мужчина — моложе Габриэля лет на десять — повернулся к ней с обнаженным пистолетом.

Она его удивила.

Он еёудивил.

— Пожалуйста, передайте повару, что завтрак был очень вкусным, — спокойно сказала она, протягивая поднос.

Темные глаза мужчины медленно осмотрели голубое шелковое одеяние, обнажающее плечи Виктории.

В его взляде скользнула искра озорства.

Очевидно, что проституция не лишила его ни радости, ни желания.

— Благодарю, мадам. — Он спрятал пистолет под черный пиджак, улыбнулся и взял поднос. Голос был мягким, вежливым и соблазнительным. — Пьер будет польщен.

Её сердце пропустило удар. Он действительно был красив.

— Спасибо. — Виктория смущенно заколебалась. Она глубоко вздохнула. В действительности, не было нужды смущаться, — она ничем не смогла бы шокировать обитателей дома Габриэля. — Пожалуйста, передайте Пьеру, что я буду весьма благодарна, если в следующий раз поднос сервируют коробочкой с презервативами…



Глава 11

Лондонский воздух был влажным и холодным. Желтый туман окутал город.

Габриэль лениво покачивал серебряной тростью.

Пришло время охоты.

Он знал адрес, который искал — он только не знал, был ли на месте нужный ему человек.

Габриэль без труда нашел этот городской дом; он располагался прямо напротив парка.

Голоса детей наполняли желтый сумрак, окутавший Лондон. Дети пели песенку про лондонский мост, их няньки отводили душу в досужей болтовне.

Никто бы не заметил двух мужчин, прогуливающихся в тумане. А если бы и заметил, то все равно не смог бы распознать.

— Чищу обувь, всего пенни, дяденька, — предложил сиплый голосок.

Габриэль взглянул в глаза шестилетнего паренька, скорее приставшие шестидесятилетнему старику. И позволил натереть свои ботинки.

Но он не думал о ботинках. Он не думал о человеке, которого искал.

Габриэль думал о Виктории.

Она хотела спасти ангела.

Габриэль не был ангелом.

«Как женщина любит мужчину?..»

Майкл любил Габриэля. Его любовь разрушила жизнь Габриэля.

Гастон утверждал, что служащие Габриэля любили его. Их любовь позволила Габриэлю разрушить их жизни.

Ни одна женщина никогда не любила Габриэля.

Он никогда не просил, чтобы женщина полюбила его.

Чистильщик присел на корточки, и Габриэль смог наблюдать за его работой. Молодые-старые глаза вспыхивали синими огоньками.

«Виноват мужчина, использовавший ваше желание против вас, а не вы, сэр».

Габриэль убрал ногу с коробки и бросил чистильщику флорин.

Дверь в доме отворилась.

Показалась женщина с двумя маленькими девочками восьми и десяти лет. Она была в сером плаще и шляпке без полей; девочки — в меховых шапках и с муфтами.

Гувернантка взяла обеих девочек за руки.

Виктория говорила, что не все дети милы. В голове Габриэля мелькнула мысль — любила ли она этих девочек?

Смогла бы полюбить детей ублюдка?

Он подождал, удостоверяясь, что девочки с гувернанткой направились в парк.

Да, пошли.

Пропуская девочек через ворота, гувернантка заслонила их от Габриэля. А затем они все исчезли в тумане.

Какой-то мальчишка бойко торговал булочками.

Виктория не завтракала, пока он был с нею. Поела ли она после того, как он ушел?

Габриэль купил коричную сдобу. Едва он успел ее доесть, как дверь дома отворилась вновь.

Появился мужчина, которого искал Габриэль.

В правой руке у него была обычная трость красного дерева.

Однако серебряный набалдашник трости Габриэля служил напоминанием, что ничто не является тем, чем кажется.

Габриэль отошел от ворот парка. Он неспешно пересек улицу, ловко переступив через кучу навоза, когда проскальзывал между громыхающим омнибусом и телегой, запряженной мулом. Затем ступил на тротуар.

Мужчина медленно спустился по ступенькам и повернул на север, в противоположную парку сторону.

В тумане слышались шаги. К ним присоединились шаги Габриэля.

Переложив трость в правую руку, Габриэль расстегнул пальто и из кобуры у плеча вытащил самовзводный револьвер; он спрятал его под сюртуком.

Мужчина немного ускорил шаг.

Впереди, на углу улицы, стоял полисмен. Навстречу ехал двухколесный экипаж, и мужчина поднял руку, чтобы остановить его.

У Габриэля не оставалось выбора, кроме как немедленно действовать.

— Сэр. Сэр! — Габриэль нагнал мужчину. Стараясь говорить мягким спокойным голосом, он спросил:

— Вы мистер Торнтон?

Мужчина замер и настороженно посмотрел на Габриэля со все еще поднятой рукой. Он был среднего возраста, консервативно одетый, с бледным узким веснушчатым лицом.

Он не был похож на человека, который терроризирует женщин. Между тем Габриэль знал, что сам выглядит именно таким, каков он есть на самом деле: человек, который убивал и убьет снова.

— Да, я, — нервно ответил мужчина.

Это была первая ошибка.

Ни одинокий мужчина — ни, тем более, одинокая женщина — никогда не должны признаваться в своем имени незнакомцу на улице.

Габриэль безжалостно использовал в своих интересах его доверчивость.

— С вашей дочерью Пенелопой произошел несчастный случай, сэр. Гувернантка, мисс Аберкарти, попросила, чтобы я сбегал за вами, — женщина в бюро по трудоустройству, которую расспросил Дэвид, была более чем рада услужить такому симпатичному мужчине и рассказать все, что он пожелал узнать.

Мужчина опустил руку. Лошадь процокала мимо них.

— Пенелопа! — неожиданное изумление залило его лицо. — Как с ней что-то могло случиться? Где она?

Габриэлю не было нужды лгать.

— Она в парке, — ответил он и немного выждал, чтобы понять, придется ли ему применять силу.

Мужчина сам повернулся в сторону парка.

Дорога была свободна, и Габриэль пересек ее беспрепятственно и быстро, как будто спешил поскорее вернуться к месту несчастья.

Мужчина поспешно следовал за ним. Вместе они зашли в открытые ворота парка.

— Где она? — с тревогой спросил мужчина.

Дети продолжали играть, наполняя своими голосами туманный парк: « Лондонский мост подает, падает, падает…»

— Прямо здесь, — ответил Габриэль, отступая к дереву, подальше от играющих детей — туда, где туман был плотнее.

Торнтон неосторожно шагнул в расставленную для него западню.

Габриэль ткнул мужчину в грудь набалдашником своей трости.

Тот впечатался в дерево, из груди со свистом вышел воздух, шляпа наползла на лицо, закрыв один глаз, а трость выскользнула из ослабевших пальцев.

Габриэль вдавил серебряный набалдашник в горло, надежно удерживая мужчину прижатым к стволу дерева. Одновременно с этим он направил прямо ему в лицо отливающий синевой пистолет.

Торнтон задыхался, а тот глаз, который оказался не закрыт сползшей шляпой, выражал полный ужас.

— На твоем месте я бы не стал кричать, Торнтон, — дыхание Габриэля стало серебряной дымкой в желтом тумане. Он не ослабил давление на горло. — Ты же не хочешь, чтобы дочери видели перекошенное лицо своего папочки.

— Ох, я хочу сказать… — в голосе мужчины появились истерические нотки, его дыхание смешалось с дыханием Габриэля.

— Тише, — мягко предупредил Габриэль.

— Деньги в пальто, — его правый глаз вращался, как маленькая луна. — Я могу заплатить вам. Я богатый человек.

Виктория думала, что Габриэль хочет шантажировать ее отца.

На одно мгновение ему стало жалко, что сейчас перед ним не ее отец.

Он показал бы ему, как мало значат деньги.

— Мне не нужны твои деньги, Торнтон.

Глаз Торнтона округлился:

— Пожалуйста, не убивайте меня.

Виктория не умоляла ради своей жизни. Надеялся ли Торнтон заставить ее сделать это?

Надеялся ли он заставить ее просить о наслаждении?

Прокрадывался ли он к ней в спальню и видел ли ее шелковые панталоны, когда они были мягкими и белыми?

Габриэль сдержал порыв гнева.

— Я не выстрелю, если ты расскажешь мне то, что я хочу узнать, — ласково произнес он.

Габриэль не лгал.

Выстрел мог привлечь внимание, прокол трахеи не произвел бы много шума.

— Все, что угодно, сэр, — пролепетал мужчина; в нем не осталось ни гордости, ни достоинства, только титул джентльмена, полученный благодаря происхождению и богатству. — Я расскажу вам все, что вы хотите знать.

У Габриэля не было сомнений по этому поводу.

— Все, что угодно, Торнтон? — спросил Габриэль мягким, соблазнительным голосом.

— Да… Да! — сказал Торнтон поспешно, и в его глазу засветилась надежда.

Это была вторая ошибка.

Надежда убивает.

Пришло время закончить игру.

— Скажи мне, почему ты преследуешь Викторию Чайлдерс?

Мужчина заморгал.

— Викторию Чайлдерс? Но она больше не работает у меня.

— А почему не работает? — вкрадчиво спросил Габриэль.

Глаза мужчины нервно забегали.

— Она, она… моя жена уволила ее.

— И почему же она так поступила?

— Она, она… Виктория Чайлдерс… она флиртовала со мной.

Это была третья ошибка Торнтона.

Человек не лжет перед лицом смерти.

— Виктория Чайлдерс — не кокетка. — Габриэль медленно вдавил дуло пистолета в правую щеку Торнтона. Кость и металл соприкоснулись. — Почему ты солгал жене?

— О, пожалуйста…

— Правду, Торнтон, — проникновенно потребовал Габриэль. — Все, что я хочу услышать, так это правду.

— Я, — мужчина попробовал сглотнуть, но не смог, — я не лгал жене.

— То есть ты утверждаешь, что Виктория Чайлдерс флиртовала с тобой, Торнтон? — угрожающе спросил он.

Мужчина не совершил четвертой ошибки.

Его глаз уставился в небо, словно ища там спасения.

— Нет, нет, я не говорил этого.

— Тогда, что же ты говорил?

— Моя же-же-жена, — он стал заикаться, — моя жена — ревнивая женщина.

— Бюро по трудоустройству снабжает тебя новой гувернанткой каждые несколько месяцев, Торнтон. Конечно, ты не думал, что твои интриги останутся незамеченными.

— Я не… я не понимаю, о чем вы говорите, — дуло пистолета надавило сильнее, и щека вдавилась между зубами, языку уже не было места во рту. Он стал произносить гласные более протяжно. — Этим занимается моя жена. Это о-о-она нанимает и увольняет гувернанток.

Его жена…

— К настоящему времени у тебя, должно быть, уже целый гарем.

До Торнтона начало доходить, насколько опасным был Габриэль.

— Пожалуйста, не к-калечьте меня! — взмолился он.

— А ты не думаешь, что заслужил, чтобы тебя немного покалечили? — мягко спросил Габриэль.

Задаваясь вопросом, что Торнтон планировал сделать с Викторией, если бы она пришла к нему?

Задаваясь вопросом, как бы он поступил с Викторией, когда закончил с нею?

Когда бы он отдал ее второму мужчине: до или после того, как сам попользовался ею?

— Я ничего не сделал, уверяю вас, — сказал мужчина с мучением в голосе.

— И все же Виктория Чайлдерс была уволена. Без рекомендаций. Гувернантки без рекомендаций не могут найти хорошую уважаемую работу. Ты действительно не оставляешь женщинам никакого выбора, кроме как придти к тебе, не так ли, Торнтон?

Ради еды. Убежища. Секса…

— Я не знаю, о чем вы говорите. Нет никаких женщин. Только жена. Моя жена может знать, куда деваются гу-гу-гувернантки. Они не приходят ко мне. Никто не приходит ко мне. Я не понимаю, о чем вы спрашиваете. Говорю вам, я ничего не делал.

Его голос звучал неожиданно правдиво.

Габриэль еще сильнее вдавил пистолет в лицо мужчине, к утру на щеке выступит кровоподтек, равно как и на горле.

— О, пожалуйста, сэр, пожалуйста, уберите пистолет!

В дыхании мужчины чувствовался кофе. Воздух наполнился резким запахом аммиака.

От страха Торнтон намочил штаны.

Смех ребенка прорезал воздух — отдаленное напоминание о невинности.

Виктория говорила, что ее наниматель лгал. Чтобы уволить ее.

Она говорила, что ее наниматель писал письма. Чтобы соблазнить ее.

«Ты думаешь, это устроил твой дядя — послать мне женщину, чтобы соблазнить и погубить меня», —поддразнивал Габриэль Майкла.

— Куда ты направлялся, когда вышел из дома? — резко спросил Габриэль.

— В м-мой, — искаженный голос мужчины дрогнул, — клуб.

Габриэля охватили сомнения.

Мужчина признался, что Виктория работала у него. Нанятая его женой.

А что, если это не тот человек…

— Если у тебя нет при себе ручки, Торнтон, я тебя убью, — медленно произнес Габриэль.

— О, у меня есть ручка, сэр! — поспешно заговорил мужчина. — В сюртуке! Смотрите!

Это могло оказаться уловкой.

Вместо ручки мог быть пистолет.

Существовал только один способ узнать правду.

— Достань ручку, — приказал Габриэль.

— Я не м-м-могу. Мое п-п-польто застегнуто.

— Так расстегни его.

— Я не м-м-могу, в моей щеке — пистолет, сэр.

Габриэль цинично скривил губы.

— Ты бы удивился, Торнтон, узнав, что может человек. — Человек может убить. А может и подарить жизнь. — Расстегивай пальто.

Мужчина завозился с пуговицами. Несколько мгновений спустя полы пальто распахнулись.

— Теперь лезь в сюртук. Медленно.

Торнтон полез внутрь сюртука. Медленно.

Габриэль большим пальцев взвел курок, смертоносный щелчок эхом отозвался в тумане.

Это ясно дало понять Торнтону, что если он достанет пистолет, то умрет.

Капли пота струились по щекам Торнтона и, поблескивая, скатывались на дуло пистолета. Мужчина медленно достал толстую бронзовую ручку.

Его била крупная дрожь.

Когда Виктория боялась, она тоже дрожала? — спросил себя Габриэль.

— Я хочу, чтобы ты кое-что написал, — резко сказал Габриэль.

Пришло время узнать, кто был настоящим автором писем.

— Я… у меня нет бумаги.

— Снимай левый манжет.

Габриэль отстранился настолько, чтобы позволить Торнтону поднять руку.

Он понял намерения Торнтона, прежде чем у того хватило времени их осуществить: Торнтон собирался удрать.

— Ты знаешь, что пуля делает с лицом человека с такого расстояния? — мягко поинтересовался Габриэль.

Торнтон сорвал свой левый манжет.

Медленно, Габриэль ослабил нажим пистолета; на правой щеке обозначился белый круглый отпечаток от дула.

— Если ты закричишь, я тебя убью, — отчетливо произнес он. — Попытаешься сбежать, тоже убью. Ясно?

— Да. — Дыхание Торнтона было прерывистым и частым. — Да, я понял, сэр.

— Bon.Я хочу, чтобы ты написал на манжете.

— Что? Что вы хотите, чтобы я написал? Я напишу, что угодно. Все, что вы хотите. Только скажите мне, что написать…

Габриэль быстро размышлял:

— Пиши: «вечный голод женщины».

На лице Торнтона не было следов узнавания, только страх смерти и готовность сделать все, что угодно, лишь бы избежать ее.

Зажав колпачок ручки в зубах и пользуясь левой рукой как подставкой, Торнтон быстро царапал слова на жестком белом манжете. Его дыхание клубилось в воздухе.

Когда он закончил писать, то поднял глаза с нетерпением ребенка, ожидающего похвалы.

— Держи манжет, чтобы я смог прочитать, — приказал Габриэль.

Сжимая в зубах колпачок ручки, Торнтон держал манжет, но рука дрожала, и черные строчки дергались.

Габриэль выхватил манжет из его пальцев.

Почерк на манжете не соответствовал почерку, которым были написаны письма Виктории.

Понимание скрутило внутренности Габриэля узлом.

Торнтон был не тем человеком, который писал письма Виктории Чайлдерс.



Глава 12

Жесткая белая ткань упала на льняную простыню, которую Виктория подтыкала под матрац.

Озадаченная, она подняла ее.

Это был манжет мужской сорочки. Сквозь него проступали черные чернила.

Виктория перевернула манжет лицевой стороной вверх.

«Вечный голод женщины»— ударило ей в лицо.

Сердце бухнуло о ребра. Резко выпрямившись, Виктория выронила манжет.

Он спланировал вниз. Теплое дыхание защекотало сзади ей шею.

Она повернулась кругом.

Габриэль стоял всего в нескольких дюймах от нее. От него пахло холодным воздухом и лондонским туманом.

Яйца, ветчина и круассан, жадно съеденные Викторией раньше, поднялись к ее горлу.

— Я встречался с вашим бывшим нанимателем, мадемуазель Чайлдерс.

Встречался с ее бывшим нанимателем…

— Человек, который написал записку на манжете — не мой наниматель, — сухо ответила она.

—  Au contraire,18Напротив (франц.)мадемуазель. — Дыхание Габриэля слабо пахло корицей. — Питер Торнтон, действительно, был вашим нанимателем.

Былее нанимателем?

Габриэль имел в виду, что Питер Торнтон был ее прежним нанимателем? Или, что он прежде былнанимателем Питером Торнтоном?

Габриэль убил его?

Виктория подняла руку к горлу. Под пальцами предупреждающе застучал пульс: смерть, опасность, желание.

— Как вы узнали, что имя моего прежнего нанимателя — Питер Торнтон?

— Я послал одного из моих людей по различным агентствам по трудоустройству. — Теплота дыхания Габриэля резко контрастировала с холодностью его глаз. — Он говорил им, что имел встречу с гувернанткой по имени Виктория Чайлдерс, которую решил нанять, но потерял ее адрес. В агенстве «Уэст Имплоймент» нашли ваше досье. У них не было вашего теперешнего адреса, но они надеялись, что вашему прежнему нанимателю он известен.

Восхищение Виктории соперничало с ее негодованием.

— Вы очень дотошны, сэр.

Пугающе дотошен.

Мужчина, который написал письма, мог бы брать у него уроки.

— Невежество убивает, мадемуазель, — тихо ответил Габриэль. — Так же действуют и тайны.

Он знал об ее отце. И о брате.

У Виктории больше не было тайн.

Одна мысль быстро следовала за другой.

Виктория никогда не видела почерка Питера Торнтона, но если это не он писал письма, то кто же? Одновременно ее осенило, что она никогда прежде не видела почерка сереброглазого, сереброволосого мужчины, стоящего перед ней.

Laissez le jeu commencer.

Давайте же начнем игру.

Но кто актеры?

Неожиданная боль сжала грудь Виктории.

Габриэль не доверял ей. Но она доверяла ему.

Она не будетбояться.

Уронив руку, Виктория расправила плечи; ее груди напряглись под шелковым узлом.

— Итак, вы снова считаете, что я сообщница того… того человека, который, как вы утверждаете, преследует вас.

Горячее дыхание обожгло ей щеку.

— А разве это не так? — легко спросил Габриэль.

Она почувствовала вкус корицы.

Ресницы Габриэля были слишком длинными, слишком густыми. Лицо — слишком красивым. Слишком безучастным.

В воздухе сохранился запах горелой шерсти.

Виктория была одета в покрывало с кровати. Даже если бы у нее было безопасное место, куда можно убежать, она не смогла бы. Он сжег ее платье.

Она оказалась в ловушке. С одной лишь правдой в качестве спасения.

Правда не спасла ее от увольнения шесть месяцев назад.

— Нет. — Виктория стиснула зубы. — Я не сообщница.

— Мужчина, который написал письма, знал, что вы носили шелковые панталоны, мадемуазель.

Питер Торнтон был единственным мужчиной, которого она знала, кто имел доступ к ее спальне и интимному одеянию.

Кто еще мог знать…

— Я продала все, кроме одной пары панталон, на Сент-Джайлс Стрит. — Виктория не отрывала взгляд от этих опасных серебряных глаз. — Любой, кто следовал за мной, мог зайти после этого в магазин и купить то, что я продала.

Мысль, что незнакомец следил за каждым ее шагом, не успокоила Викторию.

— Это возможно, — признал Габриэль.

Но маловероятно, сказали его серебряные глаза.

Она не будет умолять. Плакать.

Ей не причинит боли то, что неприкасаемый ангел не верит ей.

Виктория повыше вздернула подбородок.

— Я не буду жертвой.

Чернота его зрачков поглотила серебро радужек.

— Вы уже жертва, Виктория Чайлдерс.

Осознание своих голой груди и плеч над светло-синим шелковым покрывалом и наготы под ним проползло по коже Виктории.

Он был слишком близко, от его тела исходил слишком сильный жар.

Как он мог сомневаться в ней?

Он рассказывалей… Говорил о своих потребностях…

— И чья же я жертва, сэр? — с вызовом спросила Виктория. — Вы говорите, что есть человек, который причинил бы мне боль; я не видела этого человека. Вы утверждаете, что защитите меня, но именно вы угрожаете мне. Чья же я жертва?

Ее душевная боль на миг отразилась в его пристальном взгляде. На смену ей пришел холодный расчет.

— Вас терроризирует мужчина, мадемуазель. — Сдобренный корицей жар овевал ее губы. — Однако вы не выдаете его имени. Почему?

— Я не знаю его имени, — упрямо повторила Виктория. В ее голосе было неприкрытое отчаяние.

— Вы сказали, что это Торнтон.

— Да, — выдавила она.

— Почему вы не сказали мне его имени?

Она облизнула губы, ощутив вкус корицы, вкус дыхания Габриэля.

— Потому что боялась.

Она все ещебоялась.

— Чего, мадемуазель?

И его голос, и его дыхание были лаской. Холодность в его глазах замораживала ее ресницы.

— Я боялась, что вы найдете его, — сказала Виктория.

— Но я, действительно, нашел его.

— Я боялась, что вы будете разговаривать с ним.

— Я, действительно, разговаривал с ним.

Черные точки застилали взгляд Виктории.

— Я боялась, что он расскажет вам, кто я.

— Я знаю, кто вы.

— Вы не знаете, кто я! — выкрикнула она.

Он не опустил ресниц при ее вспышке — вспышке, которая снова доказала, что Виктория не была той женщиной, которой, как она всегда думала, является.

Спокойной. Рациональной.

Выше желаний плоти.

Темное знание блеснуло в глазах Габриэля.

— Я знаю вас, Виктория.

Он видел ее голое тело, сказали его глаза.

Габриэль знал размер ее грудей, узость ее бедер, изгиб ее ягодиц. Но он не знал ее.

— Что вы знаете обо мне?

— Я знаю, что вы наслаждаетесь ощущением шелка на вашей коже. — Его взгляд скользнул по ее голым плечам, поиграл с шелком, собранным в складке между грудями. — Я знаю, что вы храбрая. Я знаю, что вы преданная.

Его ресницы поднялись, серебряный взгляд пригвоздил ее.

— Я знаю, что вы собираетесь погубить меня.

Дыхание Виктории застряло в горле — или, возможно, это его дыхание забило ей горло.

— Я никогда не причинила бы вам боли.

— Я знаю и это.

— Откуда вы знаете?

— Из-за ваших глаз. — Глаза Габриэля потемнели, серебряный цвет стал серым. — Вы здесь из-за ваших глаз.

Она, должно быть, неправильно расслышала его.

— Прошу прощения?

— Мадам Рене сказала вам, что мы с Майклом — друзья.

Мыслям Виктории потребовалась секунда, чтобы переключиться с одного предмета на другой.

— Да. Она сказала, что между вами есть узы, которые ничто не сможет разрушить.

Кроме смерти…

— Когда нам было тринадцать, нас подобрала мадам в Париже. — Прошлое переполнило глаза Габриэля. — Она выучила нас быть шлюхами.

Шесть месяцев назад Виктория ужаснулась бы. За последние шесть месяцев она видела на улицах гораздо меньших мальчиков и девочек, предоставляющих свою плоть.

— Майкл. — Виктория тщательно формулировала следующий вопрос, боясь нарушить шаткое равновесие, снова установившееся между ними. — Он тоже был обучен угождать… мужчинам?

Лицо Габриэля осталось невозмутимым.

— Нет.

Виктория попыталась вообразить разновидность дружбы, которая могла вырасти между двумя мальчиками, обученными так по-разному.

— Не жалейте меня, мадемуазель, — резко сказал Габриэль.

— Я не жалею. — Горло Виктории напряглось. — Я думаю, что вам повезло иметь такого друга, как Майкл.

Друга, который понимал мальчика, которым Габриэль был, и мужчину, которым он стал.

На левой щеке Габриэля дернулся мускул.

— Вы здесь, потому что у вас глаза Майкла.

Виктория моргнула в замешательстве.

— У вашего друга синие глаза?

— У Майкла голодные глаза, мадемуазель. Цвет не имеет значения.

Голодные глаза…

Викторию бросило в жар.

— Я не… кокетка…

Она незавлекала последние шесть месяцев…

— Вы хотите быть любимой, мадемуазель.

Виктория прожила пять лет под опекой отца после ухода матери, обрушившегося, как снег на голову. Отец запрещал выражения эмоций, физические контакты, нежности.

Потребность женщины любить, неоднократно повторял он, есть женский грех.

— А это так дурно? — спросила Виктория, ее голос был эхом крика юной девушки. — Потребность любви — это грех?

— Шлюхи не могут позволить себе любить.

— Почему нет? Почему кто-то должен быть лишен простой привязанности?

Отдающее корицей сожаление мелькнуло в глазах Габриэля, серебряный цвет перешел в серый, серый — в серебряный.

— Я не способен любить женщину, мадемуазель.

Виктория выпрямилась в полный рост.

— Я не просила вашей любви, сэр.

— Я разделил с вами больше, чем когда-либо делил с кем-то еще…

— Спасибо…

— …но доверие дорого обходится.

Они всегда возвращались к одному человеку.

Виктория не могла сдержать гнева в голосе.

— Я не знаю, кто тот человек, которого вы ищете.

— Я знаю это.

Тогда почему он продолжает ее расспрашивать?

— Я не знаю, кто написал письма.

Запах корицы обдал ее щеку и губы.

— Тогда скажите мне что-нибудь, что вы знаете, мадемуазель.

Виктория не знала, как любить мужчину. Она не знала, как соблазнитьмужчину.

— Я не могу представить, что знаю что-нибудь, представляющее для вас интерес, сэр, — сказала она. — Я гувернантка, а не… э-э…

Виктория запнулась.

— Шлюха? — цинично подсказал Габриэль.

— Я этого не говорила, — парировала она.

— Вы защищали меня перед мадам Рене, — неожиданно сказал он. Осторожность прорезалась в его голосе, затеняя глаза. — Почему?

Почему Виктория защищала мужчину, который то соблазнял, то угрожал ей?

— Потому что вы желаете, — сказала Виктория.

Несмотря на свое прошлое. Или благодаря ему.

Габриэль не отрицал своих желаний.

Сожаление блеснуло в его глазах.

— Если бы вы могли, мадемуазель, вы бы помогли мне?

Помочь неприкасаемому ангелу…

— Да.

Виктория помогла бы ему.

— У вас есть информация, в которой я нуждаюсь.

Снова он начинает…

Виктория открыла рот.

— Я хочу знать планировку дома Торнтона, — сказал Габриэль.

Ее рот захлопнулся.

— Что?

— Я хочу знать, в какой комнате спит миссис Питер Торнтон, — сказал он так, будто для мужчины было самой обычной вещью на свете попросить женщину, которую он похвалил за храбрость и преданность, сообщить ему информацию о спальных покоях другой женщины. — Я буду искать ее вне зависимости от того, дадите вы мне эту информацию или нет. Однако с этой информацией меньше вероятности, что я случайно кого-то удивлю.

И убью.

— Вы… ранилимистера Торнтона? — через силу спросила Виктория.

— Он жив, мадемуазель.

Пока.

Соблазнение.

Иллюзия доверия.

Рот Виктории сжался.

— Вы склоняете меня предоставить вам частные сведения.

— Нет, мадемуазель, я прошу вас доверять мне. Как я доверяю вам.

Каждый глоток воздуха, который вдыхала Виктория, был согрет дыханием Габриэля.

— Почему вы хотите посетить миссис Торнтон в ее спальне? Почему бы вам не выпить с ней чашечку чая? — рассудительно сказала Виктория. — Я уверена, она нашла бы вас весьма очаровательным.

Виктория испугалась, услышав нотки ревности в собственном голосе.

Миссис Торнтон была красивой женщиной. Ее светлые белокурые волосы блестели здоровым блеском, ее губы и руки не потрескались от холода, воды и солнца.

— Вас нанимала она, — загадочно отозвался Габриэль.

— Да, — кратко ответила Виктория. — Для хозяйки дома вполне обычно следить за наймом… — Виктория давно привыкла называть себя прислугой, так почему же замешкалась теперь? — …прислуги.

— Каков обычный срок службы гувернантки?

Виктория нахмурилась.

— Это зависит от нужд семьи и компетентности гувернантки.

— Госпожа Торнтон нанимает — и увольняет — двух-трех гувернанток в год. — Габриэль сделал паузу, следя за ее реакцией. — Каждыйгод.

Две-три гувернантки… Каждый год.

Габриэль не мог подразумевать того, о чем подумала Виктория.

— Это… ее дети избалованы. — Пенелопа, старшая, любила посплетничать; без сомнения, многим слугам это стоило их места. — Гувернантки часто ищут другое место.

Пристальный взгляд Габриэля был безжалостным; дыхание — ласково-соблазнительным.

— Вы не искали другого места, мадемуазель.

И как он узнал об этом?

— Я наводила справки.

Правда.

— Миссис Торнтон знала, что вы наводите справки?

— Я… — Виктория вспомнила миссис Торнтон, без предупреждения вторгшуюся в ее спальню однажды вечером незадолго до увольнения. Виктория тщательно изучала газету. — Возможно.

— Многие гувернантки не имеют дома и семьи.

Невозможно было превратно истолковать намеки Габриэля.

— И так как многие из нас бездомны, вы считаете, что госпожа Торнтон нанимает — и увольняет — гувернанток для какой-то низменной цели?

— Да, — прямо ответил он, наблюдая за ней…

— Вы думаете, что с теми другими гувернантками обходились точно так же, как и со мной?

— Возможно, — сказал Габриэль.

Но если это действительно так…

— Вы думаете, что мужчина, который писал мне письма, писал также письма другим гувернанткам.

Габриэль не ответил.

Ему не нужно было отвечать. Ответ был в его серебряных глазах.

У Виктории появилось ощущение, будто ее кожа превратилась в отдельное существо и теперь пытается сползти с нее.

— Вы думаете, что те другие гувернантки мертвы, — в нарастающем ужасе сказала она.

Тогда как Виктория все еще была жива. Спасенная упрямой независимостью.

Он невозмутимо оценивал ее реакцию; жар его тела не согревал ее.

— Конечно, мистер Торнтон знал бы, если его жена была соучастницей… — Виктория подавила панику, — …убийств.

— Ему нравится считать, что его жена — ревнивая женщина.

Виктория никогда не видела, чтобы миссис Торнтон выказывала какие-либо признаки ревности.

— Зачем бы ей… Какого бы удовольствия добилась женщина… Я видела почерк миссис Торнтон. — Сбивчивый голос Виктории нашел опору. — Это не она писала те записки.

Теплое, пахнущее корицей дыхание обдавало ее лицо.

— Значит, мы должны узнать, кто их писал.

Виктория могла доверять Габриэлю. Или могла сомневаться в нем.

Ее выбор…

— Откуда я знаю, что надпись на манжете — это не ваш почерк?

— Это легко доказуемо.

Как и причастность миссис Торнтон к мужчине, который ждал, что Виктория придет к нему ради пищи. Убежища. Наслаждения.

— Вы не причините вреда миссис Торнтон, — сказала Виктория. Но кого она убеждала?

— Я не буду убивать ее, — согласился Габриэль.

— Как вы… убедили мистера Торнтона встретиться с вами?

— Я встретил его в парке, вне дома.

Да, парк, окутанный туманом, был уединенным местечком.

— Миссис Торнтон по утрам ходит по магазинам, — поспешно предложила Виктория. — Возможно, вы могли бы перехватить ее тогда…

— Я видел гувернантку, которую они взяли вместо вас, мадемуазель, — со спокойной рассудительностью сказал Габриэль. — Возможно, они потеряют терпение с вами и сосредоточатся на ней.

И другая женщина падет жертвой манипуляций. Уволенная без рекомендаций. Понемногу умирающая каждый день от бедности и отчаяния.

Получающая письма, сулящие наслаждение и безопасность.

— Хорошо, — решительно сказала Виктория. — Я помогу вам.

—  Merci, мадемуазель.

Без предупреждения Габриэль отстранился.

— Доверие, мадемуазель. — Теплое дуновение корицы сменилось резким запахом сожженной шерсти. — Мы оба должны доверять.

Виктория не позволит ему лгать ей.

— Однако вы не доверяете мне, сэр.

Капля лондонского тумана блестела на его плече.

— Возможно, я не доверяю сам себе.

— Не надо.

Протест вырвался прежде, чем Виктория смогла удержать его.

В камине потрескивали угли.

— Чего не надо? — тихо спросил Габриэль.

— Не соблазняйте меня иллюзией доверия.

Виктория хотела верить, что красивый мужчина, стоящий перед ней, находит ее привлекательной. Она хотела верить, что может доверять неприкасаемому ангелу.

Она хотела верить, что он не будет соблазнять ее словами лишь для того, чтобы заработать ее доверие.

Виктория остерегалась верить лишь потому, что ей этого хотелось.

— Вы думаете, человек, который написал письма, может вывести вас на человека, который вам нужен. — Она смело выдержала его пристальный взгляд. — Возможно, это так. Я сказала, что помогу вам, так что, пожалуйста, не лгите мне.

— Я не лгу.

Ему не нравилось, когда обыскивали его ящики; ему не нравилось, когда его называли лжецом…

— Есть много разновидностей лжи, сэр. — Виктория с вызовом вскинула подбородок. — Умалчивание — такая же ложь, как и увиливание.

— Я всегда плачу свои долги, мадемуазель.

Это был не тот ответ, которого она ожидала.

— Вы думаете, что в долгу у меня? — Виктория сглотнула. — И что вы можете возвратить его, говоря мне то, что, по вашему мнению, я хочу услышать?

— Да, — ответил он. — Я полагаю, что в долгу у вас, Виктория Чайлдерс.

— Почему?

— Я любил мужчину, мадемуазель. Если бы я не любил его, вас бы здесь не было.

Майкла.Избранного ангела.

— Вы любили его… как друга?

— Я любил его, как брата.

Виктория любила Дэвида,19Возможно, все же Шоун имела в виду Дэниела.как брата. Ее отец извратил ее невинную любовь и осквернил ее.

— В любви нет греха, — невольно возразила она.

— Да, мадемуазель, в любви нет греха, — твердо сказал Габриэль. — Грех есть в том, чтобы любить.

Такой мужчина, как он, не должен чувствовать так много боли.

Такую женщину, как она, это не должно заботить.

— Я хотела бы никогда не читать писем, — тихо сказала Виктория. — Я хотела бы никогда не узнать этой стороны моей личности.

Габриэль не двинулся; внезапно он показался на мили далеким.

— Вы хотели бы не желать ангела?

От правды было не скрыться.

— Нет. — К лучшему или к худшему, Виктория, действительно, желала Габриэля. — Нет, я не хотела бы этого.

У нее не было смелости спросить Габриэля, сожалеет ли он, что предложил за нее цену.

— Мадам Рене прислала вам кое-какую одежду, — внезапно сказал Габриэль, серебряные глаза были настороже.

Одежду.

Мадам Рене.

Виктория глубоко вздохнула.

Лишь ничтожные несколько часов прошли с тех пор, как Виктория стояла голой перед Габриэлем, в то время как мадам Рене снимала с нее мерки. Казалось, что с тех пор минуло несколько лет.

Габриэль приготовился к тому, что она отвергнет его одежду. Его личность. Его прошлое.

Выбор…

— Вы принесли эту одежду с собой наверх? — оживленно спросила Виктория.

— Нет.

Она уставилась на него.

— Тогда откуда вы знаете, что она здесь?

— Гастон сказал мне, что она прибыла, когда я вернулся. Я велел ему доставить ее наверх. Я слышал, как дверь открылась и закрылась несколько минут тому назад.

И не сказал ей.

Умалчивание Габриэля не загасило искру предвкушения. Зажав шелк обеими руками, Виктория вышла из спальни впереди него.

Набор белых коробок был сложен высокой горой на голубой кожаной кушетке — три длинных коробки с платьями, прямоугольные коробки покороче, три шляпных коробки. Четыре коробки с обувью. На коробках были отпечатаны лепестки роз.

У Виктории больше года не было нового платья. Она никогда не имела платья, сшитого на заказ.

Было непристойно получать легкомысленное удовольствие от дорогой одежды, когда на улицах столь многие имели так мало.

— Здесь слишком много коробок, — обвиняюще сказала она.

— Мадам Рене заверила меня, что у женщины никогда не бывает слишком много нарядов.

Неужели в голосе Габриэля была улыбка?

Виктория быстро взглянула на него — она видела, как его рот цинично изгибался, но никогда не видела, как он улыбался.

Сейчас он тоже не улыбался. Но в его глазах стояла улыбка.

Красивых серебряных глазах.

— Я верну вам деньги, — поспешно заверила она.

Его голос был легкой лаской.

— Возможно, мадемуазель, видеть ваше удовольствие — достаточное вознаграждение.

Ее желудок сделал кульбит.

— Вы флиртуете со мной, сэр?

— Нет, мадемуазель. — Улыбка покинула его глаза. — Я не флиртую.

— Но вы знаете, как? — спросила она, затаив дыхание.

— Да, я знаю как.

Флиртовать. Целоваться. Дарить наслаждение.

Но он не знал, как получать наслаждение.

— Что мне открыть первым? — спросила она. И осознала, что похожа на ребенка в предвкушении рождественских подарков.

Зашевелились слабые воспоминания. Любящих голосов и теплого смеха…

Звуков, знакомых одиннадцатилетней девочке, а не тридцатичетырехлетней женщине.

Воспоминания ушли так же быстро, как и пришли.

Габриэль жестом указал на кушетку.

— Какую коробку вы предпочитаете, мадемуазель.

Виктория неуверенно села; скрипнула кожа, зашелестел шелк. Она осторожно подхватила коробку с отпечатком розового лепестка.

Та оказалась на удивление тяжелой.

Виктория с любопытством подняла крышку.

Коробка была полна перчаток — шерстяных, кожаных, белых шелковых, длинных шелковых вечерних. Они были запачканы красными пятнами.

Кто-то пролил на них чернила.

Виктория нахмурилась.

Две черные кожаные перчатки были наполнены изнутри манекенами рук, как будто их выдернули из витрины.

До Виктории не сразу дошло, что руки в черных кожаных перчатках были не деревянными: они были сделаны из плоти и костей.

Это были человеческие руки. А красные чернила, запятнавшие перчатки, были человеческой кровью.



Глава 13

— О боже, — эхом отразилось в ушах Виктории.

Это был женский голос, но она не узнала в нем себя. Он звучал так, словно шел откуда-то издалека. Слишком издалека, чтобы принадлежать ей. Одно мгновение коробка была у нее на коленях, секундой позже — она исчезла. Держа крышку оцепеневшими пальцами, Виктория подняла глаза. Лицо Габриэля находилось в головокружительной близости от ее лица.

«У него узкие поры, — подумала она. — А кожа гладкая, как у младенца».

Серебристые глаза, не отрываясь, смотрели на нее. Внезапно шелковистый мужской голос прозвучал у нее в голове: «…Если она еще не умерла, то сделает это очень скоро».

— Это от проститутки, — Виктория не смогла себя заставить произнести названия ампутированных частей тела, — это ее.

— Возможно.

Габриэль выпрямился, его лицо внезапно отдалилось. Он держал коробку длинными белыми пальцами. Виктория выронила крышку.

— Это не мадам…

— Нет, это не мадам Рене. — Глаза Габриэля не выражали ровным счетом ничего — ни ужаса, ни удовольствия. — Ее руки меньше.

Виктория никогда раньше не падала в обморок. Она никогда раньше не хотелаупасть в обморок. А сейчас это было единственное, что она хотела сделать.

Внезапно Виктория поняла, что был еще один человек, который мог знать о ее личных вещах.

— Долли знала, что я ношу шелковые панталоны, — прошептала она.

А сейчас Долли мертва. Как Габриэль и предсказывал. Виктория судорожно сглотнула. Комната покачнулась перед глазами.

— Опустите голову между коленей, — прозвучал резкий приказ.

Виктория взглянула на другие коробки… Три коробки для платьев были достаточно вместительными, чтобы в одну из них поместилось туловище, рядом находились три круглые шляпные картонки — в любой из них можно спрятать голову.

Съеденные ранее яйца, ветчина и круассан просились наружу. Виктория покачнулась, ноги не слушались ее. Подоткнутый на груди шелк, освободившись, соскользнул на пол. Виктория бросилась в ванную.

Когда Габриэль говорил о смерти, это казалось нереальным. То, что происходило сейчас, было слишком реальным. Виктория на мгновение задумалась, была бы мадам Рене разочарована ее слабым желудком? А потом ей стало все равно. Она упала на колени перед фарфоровым унитазом. И вспомнила другие слова — свои, Габриэля.

«Вы планируете убить меня, чтобы избавить от подобной… смерти?

— В конечном итоге, вы скажете мне спасибо за это».

Возможно, так она и сделает.

* * *

Габриэль открыл шляпную картонку. Темно-красный головной убор обрамлял женскую голову.

Смерть стерла ужас и боль Долли.

Габриэль открыл вторую картонку. Внутри лежала элегантная шляпка с небольшой черной вуалью.

Здесь не было следов смерти.

Габриэль открыл третью картонку. Легкомысленная, украшенная перьями шляпка была надета на мужскую голову, седые волосы которой потемнели от запекшейся крови. Лицо Джеральда Фитцджона было расслабленным.

Габриэль видел удовольствие Виктории. Он видел ее ужас.

На одно короткое мгновение он разделил ее удовольствие. Но он не разделял ее ужаса. Габриэль слишком долго прожил на улицах, чтобы лики смерти могли вызвать в нем отвращение.

Долли и Фитцджон были приговорены к смерти. Они умерли.

Шантаж — цена греха. Как и смерть.

«А вы согрешили, мадмуазель?

—  Пока еще нет».

Габриэль закрыл картонки для шляп. Распрямившись, он обошел стол и нажал на звонок, закрепленный под столешницей из черного мрамора. Затем большими шагами пересек ковер и резко открыл дверь из атласного дерева.

Мужчина, волосы которого имели насыщенный коричневато-красный оттенок, вздрогнул от неожиданности.

— Мистер Габриэль, сэр!

— Избавься от коробок на диване, Эван, — спокойно приказал Габриэль, ни жестом, ни голосом не показывая растущую в нем ярость.

Он пытался оградить Викторию от реальности смерти. Очевидно, второй мужчина хотел абсолютно противоположного.

Зеленые глаза решительно встретили взгляд серебристых.

— Да, сэр, — ответил Эван.

Габриэль задумался, сочувствует ли Эван положению Виктории.

Попытался бы он помочь ей бежать?

Габриэль отошел в сторону, пропуская его.

Эван наклонился, чтобы поднять коробку.

— Эван.

Тот остановился.

— В некоторых коробках находятся человеческие останки.

Возможно, человеческие останки были во всех оставшихся коробках, хотя Габриэль сомневался в этом. Если бы это было так, при доставке их общий вес вызвал бы нежелательные вопросы.

Эван застыл в ужасе, являя собой живое доказательство того факта, что не все, кто выжил на улицах, научились воспринимать смерть без страха и отвращения.

— Выброси человеческие останки в Темзу, — решительно приказал Габриэль. — Сожги одежду и коробки.

Много людей исчезло в Темзе. Габриэль не хотел, чтобы в его печи нашли обломки человеческих костей.

Эван не задал вопросов. Он поднял картонку.

— Эван.

— Сэр? — подавленно спросил Эван.

Он сочувствовал ей.

— Гастон приказал тебе тщательно охранять мадмуазель Чайлдерс, не так ли?

Эван не обернулся.

— Да, сэр.

— Расскажи Джулиену и Аллену о том, что находится в картонке у тебя в руках, — вкрадчиво приказал Габриэль. — Скажи им, что там легко могла бы оказаться голова мадмуазель Чайлдерс, если бы мы не защищали ее.

Гастон вошел в комнату сразу за Эваном, который вынес первую партию коробок.

— Что случилось, месье? — недоуменно спросил он. — Мадмуазель не понравилась одежда?

Габриэль протянул ему коробку для перчаток.

Оливково-коричневое лицо Гастона приобрело сероватый оттенок.

— Когда доставили одежду, Гастон? — спокойно спросил Габриэль.

— Ее доставили перед вашим приходом, месье.

— Кто доставил ее?

—  Je ne sais pas. Мужчина. У него, — глубокие морщины на мгновение избороздили лицо Гастона, не способное скрыть испытываемый ужас, — были только коробки от мадам Рене. Я не знал, месье.

Габриэль верил ему.

Он мог бы предупредить Гастона, чтобы тот проверял коробки, приходящие в дом. Но больше в этом не было нужды.

Второй мужчина не повторит трюка.

Габриэль хотел сказать Гастону, к чему тот должен быть готов в будущем. Но он не знал, что второй мужчина сделает в следующий раз.

Габриэль не знал, кто умрет в следующий раз: мужчина или женщина.

Друг или враг.

— Отдай коробку Эвану, — вместо этого сказал Габриэль. — И пусть Джулиен займет место Эвана возле двери.

—  Tres bein, месье.

Гастон развернулся.

— Гастон.

Он замер.

Габриэль посмотрел на бледно-голубое шелковое покрывало, лежащее на ковре в том месте, где оно соскользнуло с Виктории.

— Забери с собой шелковое покрывало.

Габриэль бесшумно ступая, прошел через свой кабинет и спальню, остановившись перед массивным шкафом. Открыв дверь, он начал перебирать пальто, брюки… пока не нашел ярко-голубой шелковый халат. Тот льнул к его пальцам словно женские волосы.

Виктория сидела с абсолютно прямой спиной на холодном кафеле перед унитазом. Ее лицо представляло собой безжизненную маску в обрамлении темных волос, собранных на правом плече.

Мерцание красного цвета с медными переливами играло в ее прядях.

Красивые волосы.

— Ее звали Долли, — глухо сказала Виктория.

Габриэль сжал в руке шелковый халат.

Он ничего не мог сделать, чтобы утешить ее. Но Габриэль хотел.

Гнев, бушующий в нем, лишь усиливал чувство собственного бессилия.

Второй мужчина все спланировал. И Габриэль ничего не мог сделать, чтобы остановить игру.

Но он хотел ее остановить.

— Три месяца назад мужчина попытался изнасиловать меня, — продолжила Виктория глухим потрясенным голосом. — Шел дождь. Долли помогла мне. Люди просто проходили мимо, опустив зонтики, не желая видеть, что происходит.

Габриэль напрягся; пульсация крови внезапно тяжелыми ударами начала отдаваться в его левом виске.

Он знал мужчину, который приставал к Виктории; он знал о нем все, кроме его имени и того, на что он пойдет, чтобы выполнить волю мертвого человека.

— Как этот мужчина выглядел? — спросил Габриэль обманчиво спокойным голосом.

Викторию не обманул его тон. На ее искаженном от ужаса лице отразилось понимание происходящего.

— Мужчина, которого вы ищите, — она громко сглотнула, — заплатил Долли, чтобы она спасла меня той ночью.

А потом он убил ее. Так же, как убьет Викторию.

Она прочитала правду в глазах Габриэля.

— Я нашла первое письмо под дверью на следующее утро, — судорожно сказала Виктория.

Габриэль ждал, пока она сложит вместе кусочки головоломки.

В ее тусклом потрясенном взгляде зажглось понимание, которое не исчезло, растворившись в безысходности, когда глаза снова потухли.

— Мне очень жаль, — сказала она с тем спокойствием в голосе, которое приходит после столкновения с насильственной смертью. В ее глазах больше не было голода. В них не было желания прикосновений ангела. — Он схватил меня сзади. Я не видела его лица. Но это и не имеет никакого значения, не так ли? Он убьет меня. Поэтому он дал Долли таблетки для меня, да? Он убьет любого, кто встречался с ним. Я права?

Габриэль не хотел врать.

— Да.

— Вы разговаривали сегодня с мистером Торнтоном.

— Да.

Габриэль застыл, словно натянутая стрела, прекрасно понимая ход ее мыслей, осознавая, что был лишь один вывод, к которому она могла прийти.

— Мистер Торнтон был жив.

Виктория озвучила страхи Габриэля.

— Но если он или его жена действовали заодно с тем мужчиной, которого вы ищите, они были бы убиты, не так ли?

Но если они не были связаны со вторым мужчиной, тогда ее преследовали двое мужчин, говорили глаза Виктории.

Второй мужчина хотел убить ее. Чего же хотел другой преследователь?

— Страх, — прошептала Виктория.

Габриэль потянулся к ней, чтобы расслышать ее, утешить.

— Что?

— Вы сказали, что он послал меня к вам из-за моих глаз.

Голодных глаз.

Острая боль скрутила живот Габриэля.

— Да.

— Нет. — Виктория уставилась в углубление фарфорового унитаза; Габриэль смотрел на ее склоненную голову. — Он выбрал меня не из-за моих глаз.

Габриэль боролся с собой, чтобы держаться от нее на отдалении.

«Вы не знаете меня», — обвинила его Виктория.

Но он знал ее. Он знал ее и хотел.

— Тогда почему, по вашему мнению, он выбрал вас? — спросил Габриэль напряженным голосом.

Виктория подняла голову и встретилась с ним взглядом.

— Он выбрал меня, потому что я была напугана. И потому что вы были напуганы.

И они все еще напуганы.

В глазах Виктории за пеленой страха и потрясения мерцало осознание.

— Вы говорили, что страх — это мощное возбуждающее средство.

Габриэль чувствовал, как внутри него словно сжимается пружина.

Секс. Убийство.

Страх былафродизиаком. Посредством секса мужчины и женщины обретали силу для сотворения новой жизни. Окончательную победу над смертью.

— Я замерзла, — внезапно сказала Виктория.

Ее грудь подрагивала.

Она вся дрожала.

Когда Торнтон трясся от страха, Габриэль испытывал только презрение. Когда дрожала Виктория, он хотел рыдать из-за той боли, которую причинил ей.

Глаза Габриэля оставались сухими.

Ангелы не плачут.

Ее нижняя губа слега подрагивала.

— Мне кажется, что я никогда больше не смогу согреться.

В его силах было согреть ее.

Ощущая дрожь в коленях, Габриэль вошел в ванную.

Взгляд поймал мерцание меди, блеск зеркала.

Стены сомкнулись вокруг него.

Виктория подняла на него взгляд, не ожидая ни тепла, ни утешения.

Не найдя в себе силы смотреть ей в глаза, Габриэль встал позади Виктории.

Она не осуждала его за то, что он был шлюхой. За ту опасность, в которую вверг ее. За плотское утешение, которое не подарил ей.

Габриэль хотел, чтобы она осуждала его.

Он сел на корточки. Ее спина оказалась между его разведенных коленей. Ее волосы сверкали, словно темный водопад. Медленно, осторожно, он накинул ей на плечи шелковый халат. Чувствуя ее тепло и хрупкость, вдыхая ее женственность и ранимость.

Почти прикасаясь, но не смея прикоснуться полностью.

— Я не позволю ему причинить тебе вред, — прошептал он.

Они оба знали, что он лжет.

Габриэль не мог остановить второго мужчину. Единственное, что он мог сделать — попытаться найти его до того, как тот найдет способ добраться до Виктории.



Глава 14

Желтый туман, словно ненасытный в своей жажде обладания любовник, заключил в объятия улицы Лондона. Двухколесный экипаж осторожно пробирался сквозь мрачную завесу, рожденную в огне угольных печей. Еженощная плата по счету человеческой жизни.

«Они были бы мертвы, не так ли?»Копыта лошади выстукивали дробь. « Они были бы мертвы, не так ли?»

Они были бы мертвы, еслибы действовали заодно со вторым мужчиной.

Но Торнтоны не были убиты.

И Габриэль не знал почему.

Тусклый свет пробивался сквозь серные испарения ночи, словно сигнальные огни маяка.

Габриэлю не нужна была Виктория, чтобы узнать внутреннюю обстановку дома Торнтонов; Питер Торнтон описал ее в мельчайших деталях. Когда он просил ее помочь, он хотел узнать, можно ли ей доверять.

И в отличие от него самого, ей можно было доверять.

Он облокотился на металлические ворота, ведущие в парк, наблюдая за окнами особняка, чей свет отчетливо различался сквозь туман. Мысли о Виктории неотступно преследовали его.

Они жила у Торнтонов, будучи их слугой. Она заботилась об их детях, будучи гувернанткой.

Окно на нижнем этаже потускнело, а потом полностью растворилось в желтом тумане. Еще один исчезнувший в ночи островок света.

Страх.

«Он выбрал меня не из-за моих глаз… Он выбрал меня, потому что я была напугана. И потому что вы были напуганы. Страх — это мощное возбуждающее средство».

Окно на верхнем этаже внезапно загорелось, разогнав туман.

Виктория не хотела желать, чтобы к ней прикоснулся мужчина. Но она желала.

Габриэль не хотел желать, чтобы к нему прикоснулась женщина. Но он желал.

Именно его, а не ее желание вынесло смертный приговор Виктории.

Золотистый свет, тускло освещающий крыльцо перед парадным входом, погас.

Замерев, Габриэль наблюдал за окном на верхнем этаже. Время, словно улитка, неспешно ползло вперед.

Спит ли сейчас Виктория? — задумался Габриэль. — Согрелась ли она?

По-прежнему ли она хочет, чтобы к ней прикоснулся ангел?

Почему Торнтоны все еще живы?

Свет в окне на верхнем этаже потух, растворившись в тумане ночи. Последний бодрствующий обитатель особняка лег спать.

Габриэль ждал, пока Биг Бен не пробьет двенадцать раз. Затем бесшумно пересек дорожку, ведущую к дому.

Парадная дверь открылась без единого звука.

Торнтон выполнил свою часть сделки.

В конечном счете, не насилие, а страх быть вовлеченным в скандал помог Габриэлю убедить Торнтона сотрудничать. Габриэль пригрозил ему, что пошлет сведения о гувернантках в редакцию «Лондон Таймс».

Габриэль подождал, пока его глаза привыкнут к темноте, царившей внутри особняка. Очертания мебели, словно призрачные часовые, безмолвно несущие вахту, неясно вырисовывались во мраке помещения: стол, стул… Справа глаза различили дверной проем, слева… ступени.

Под ногами внезапно раздался предательский скрип.

Окрашенная в желтоватые тона тьма разверзлась перед ним.

Габриэль застыл, затаив дыхание и сжав в руке набалдашник трости.

Он не хотел убивать, но станет.

Он не хотел брать Викторию, но знал, что сделает и это.

Никто не издал ни звука.

С большой осторожностью Габриэль, крадучись, преодолел оставшиеся ступени. Он повернул налево навстречу кромешной тьме.

Шерстяная ковровая дорожка приглушала его шаги.

Он чувствовал Торнтона в своей спальне в конце коридора; мужчина напряженно гадал, когда появится Габриэль. Торнтон не осознавал, что тот, чьего прихода он так мучительно ждет, находился на расстоянии тридцати футов от него.

Габриэль не чувствовал ничего, что могло иметь отношение к Мэри Торнтон — ни страха, ни вызова.

Ни настороженности.

Он бесшумно открыл деревянную дверь, чье очертание темнело во мраке ночи.

В комнате ощущался запах угольного дыма и дорогих женских духов. Раскаленные докрасна угольки светились в камине из белого мрамора; белые и голубые языки пламени танцевали среди присыпанных золой углей.

Жена Торнтона безмятежно спала в своей кровати под балдахином.

На тумбочке в тусклом свете медной лампы сверкало содержимое хрустального графина. Небольшой флакон, чье призрачное присутствие скорее угадывалось, чем имело конкретное воплощение, стоял рядом с пустым стаканом.

Габриэль выругался про себя.

Женщина уснула под воздействием настойки опия. Торнтон предупредил ее?

Габриэль вспомнил, как охотно мужчина пошел на предательство, как пахла аммиаком его моча.

Питера Торнтона больше заботила собственная репутация, чем семья. Он не стал бы предупреждать свою жену.

Габриэль осторожно закрыл за собой дверь. Тихий щелчок на мгновение заглушил голодный треск горящих углей.

Женщина спала в сшитом из шелка и кружев пеньюаре. Ее скрытые в тенях светлые волосы разметались по белоснежной подушке.

Темнота не скрывала привлекательности Мэри Торнтон. Но ее очарование оставило Габриэля равнодушным.

Он медленно натянул покрывала ей на плечи и осторожно подоткнул их края глубоко под матрац по всему периметру кровати, обходя лишь то место, где находилась голова.

Сняв вязанную шерстяную кепку, Габриэль запихнул ее в карман своего пальто. Повернув набалдашник трости, он вытащил короткую шпагу.

В свете от камина сверкнула острая, как бритва, сталь.

Опустившись на колени перед кроватью рядом с головой жены Торнтона, Габриэль осторожно положил на пол ножны, чтобы освободить правую руку.

— Мэри, — прошептал он чарующим голосом. — Мэри, проснись.

Насыщенно красные блики света отражались в ее волосах. Она не отвечала.

Чтобы разбудить ее, необходимо что-то более действенное, чем шепот.

Габриэль поднял руку ко рту и зубами стянул кожаную перчатку, которую затем положил в карман. Поднявшись, он взял хрустальный графин с тумбочки и налил воду в пустой стакан. Присев на корточки перед кроватью так, чтобы бедром прижать покрывала, сковывающие ее плечи, он опустил пальцы в стакан. Габриэль медленно начал брызгать воду ей на лицо.

— Мэри, — промурлыкал он. — Проснись, Мэри.

Она отвернулась от падающих на ее лицо капель.

— Хмм…

Габриэль снова опустил пальцы в стакан.

— Мэри, проснись.

Серебристая капля упала на ее щеку; она инстинктивно повернула голову в сторону Габриэля. Он осторожно приложил лезвие клинка к ее горлу, продолжая брызгать водой на лицо.

— Проснись, Мэри…

Нежные ресницы, трепеща, поднялись.

Мэри непонимающе уставилась на него.

Габриэль знал, что она видит перед собой — ангела, окруженного сиянием серебристых волос.

Она видела перед собой убийцу.

Он надавил шпагой на ее горло, чтобы она ощутила прикосновение холодной стали.

Ее глаза широко раскрылись. В их глубине засветилось понимание.

Ее тело оказалось в ловушке, зажатое простынями. Она не могла пошевелиться и открыла рот, чтобы закричать.

Габриэль схватил лежащую рядом с ней подушку.

Он мог заглушить ее крики. Или задушить ее.

И она ничего не смогла бы сделать.

Мэри это знала. Габриэль это знал.

— Я знаю, что ты сделала, Мэри, — нежно прошептал он. — Думаешь, закричать сейчас будет мудрым поступком?

Несколько секунд она смотрела на него, раскрыв рот. Затем закрыла его, громко клацнув зубами.

— Кто ты такой? — раздраженно спросила она.

В ее глазах не было узнавания. Ни намека на понимание, что перед ней стоит неприкасаемый ангел.

— Я — человек, который может перерезать тебе горло и оставить тебя умирать, — Габриэль позволил правде его слов проникнуть в ее сознание. — Или я могу позволить тебе жить.

Гнев. Страх.

Габриэль ждал, наблюдая, какое чувство перевесит в Мэри Торнтон.

— Как ты попал в дом? — гневно прошипела она.

— Твой муж позволил мне войти. — Не было нужды врать. — Так было проще всего.

Мэри Торнтон не выглядела удивленной, услышав о предательстве мужа.

— Чего ты хочешь?

— Я хочу, — соблазнительно прошептал Габриэль, — твоей крови. — Лезвие шпаги еще сильнее впилось в ее тонкую белую шею; в свете камина изменчивые черные тени приобрели округлые очертания. — Но мне хватит и информации. С кем ты занималась сводничеством?

Мэри не шелохнулась. Ее абсолютная неподвижность кричала о ее вине.

— Если ты причинишь мне вред, мой муж пойдет в полицию.

— Тогда я его тоже убью, — игриво ответил Габриэль. Он чувствовал, как растут, переполняя его, страх и гнев.

Мэри Торнтон лежала перед ним живая.

Но она не должна была бытьживой.

— Я ни с кем не занималась сводничеством, — ответила Мэри.

В отличие от Питера Торнтона, она не будет умолять.

В отличие от Виктории Чайлдерс, ее напускная храбрость не вызывала в Габриэле восхищение.

Мэри Торнтон была светской шлюхой, которая охотилась за слабостями тех, кому повезло меньше, чем ей.

Она охотилась за Викторией Чайлдерс.

— Мэри, скажи мне, кто писал письма.

— Я не знаю. — Мэри Торнтон судорожно изогнулась, чтобы освободиться от сковывающих ее тело простыней, но у нее ничего не получилось. — Освободи меня немедленно!

— Я знаю, что ты лжешь, Мэри. — В глазах Габриэля застыло холодное и беспощадное выражение, а в голосе звучали обманчиво обольстительные нотки. — Скажи мне, кто написал письма, и я освобожу тебя. Любовник?

Мэри замерла.

— У меня нет любовника.

— Мои соболезнования, — сочувственно произнес Габриэль.

Мэри не обманули ни его обольстительный тон, ни его сочувствие.

— Зачем ты здесь?

— Вы были неосторожны, madame. Вам не следовало нанимать так много гувернанток через агентство «Уэст Имплоймент».

Затухающий ужас от пробуждения на острие лезвия перерос в настоящий страх.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — соврала Мэри.

Женщины, подобные Мэри Торнтон, играют со смертью. Но для таких, как она, есть вещи пострашнее гибели.

— Представь, если здесь проведут расследование, — беспечно сказал Габриэль. — Такое большое число гувернанток для такого маленького количества детей. Интересно, к какому выводу придут сыщики? Сводничество. Проституция. Убийство…

— Мы не убивали…

Мэри осознала свою ошибку в тот момент, когда слова вылетели из ее рта.

Габриэль улыбнулся, не испытывая ни капли удовольствия.

Знала ли Виктория, какое удовольствие он получил от ее беззастенчивой жажды обладания новой одеждой?

Знала ли она, какую боль доставляет ему ее невинность? И то, что она все еще может испытывать ужас, сталкиваясь со смертью?

— Кто это мы? — ласково спросил Габриэль — Любовник?

— Мы никому не причинили вреда, — гневно ответила Мэри Торнтон.

— Я уверен, что другие бы выразились иначе. Например, возьмем Викторию Чайлдерс. Она считает, что ей был причинен вред…

— Мы не причинили ей вреда, — упрямо повторила Мэри.

Но она бы причинила.

— С кем ты занималась сводничеством, Мэри? — С мужчиной, который писал письма? Со вторым мужчиной? — Думаю, увидеть свое имя на страницах «Таймс» будет для тебя куда болезненней, чем если я перережу тебе горло. Мне следует этим воспользоваться?

В глазах Мэри сверкало осознание собственного краха.

Общество будет избегать ее. Друзья отвернутся от нее с презрением. Банки могут отказать в праве выкупа закладных. Деловые партнеры могут потребовать долговые расписки.

— Твой любовник поможет тебе, Мэри? — промурлыкал Габриэль.

И в итоге ее мужу ничего не останется, кроме как развестись с ней.

— Твой муж останется с тобой?

« Нети нет», — ответили ее глаза.

Она потеряет своего любовника.

Она потеряет свою репутацию.

Мэри Торнтон потеряет все, что имело значения в жизни такой женщины, как она.

— Что для тебя важнее, Мэри? Это, — он провел шелковой подушкой по ее щеке, — или твой любовник?

Габриэль не удивился, прочитав ответ в ее глазах.

Он спал с такими женщинами, как Мэри. Она была предана только самой себе.

Он никогда не спал с такими женщинами, как Виктория. Которая защищала предавшую ее проститутку. И своего отца, который издевался над ней. И брата, который бросил ее.

Словно пламя, скользящее на поверхности горящих углей, в глазах Мэри Торнтон мерцало осознание собственного поражения.

— Его зовут Митчелл, — мучительно ответила она. — Митчелл Делани.

Габриэль никогда не слышал об этом человеке. Но он знал ему подобных.

Некоторые охотятся за чужим страхом. Другие охотятся за невинностью.

Кто-то охотится, чтобы убивать. А кто-то, чтобы затащить в постель.

Люди, подобные второму мужчине, охотятся и за страхом, и за невинностью и ради того, чтобы убивать, и ради того, чтобы затащить в кровать. Таков Митчелл Делани?

Перед его внутренним взором возник портрет Виктории Чайлдерс.

Она одна. И она напугана.

Виктория не из тех женщин, кто предается отчаянию. Она будет искать, чем отвлечь себя.

Аромат дорогих духов Мэри Торнтон полностью поглотил его.

Габриэль внезапно понял, где Виктория будет искать то, что способно отвлечь ее. И он знал, что она найдет то, что ищет.

Она найдет прозрачные зеркала.

Секс. Убийство.

Габриэль почувствовал, как от страха участилось его сердцебиение. Но не от этого затвердело его тело.

Он посмотрел на Мэри Торнтон, а затем перевел взгляд на ласкающую ее горло сталь.

Она видела ярость. Она видела желание.

Ее глаза широко раскрылись, превратившись в два омута, заполненных непритворным ужасом.

* * *

Виктория уставилась в потолок. Белая эмалевая краска исчезла под темно-красными кровавыми разводами.

Она закрыла глаза.

Темнота под ее веками была окрашена в темно-красный цвет крови. В ее мысли ворвались слова Габриэля.

«Вы не увидите человека, который навел на вас пистолет, мадмуазель. Возможно, вы заметите вспышку света, когда он нажмет курок, а возможно, и нет. Но одно я могу сказать точно: вы не услышите выстрела, поскольку будете уже мертвы».

Виктория быстро открыла глаза.

Она не хотела умирать.

Запах Габриэля полностью поглотил ее. Халат и простыни источали его аромат.

«Я не буду жертвой.

—  Вы уже жертва».

Перед ее внутренним взором возникла шелковая салфетка с глубокими следами от ярко-черных чернил.

«… Я привел тебе женщину».

Исполняющую главную роль актрису для человека, который избегал мужчин, женщин, любви, удовольствия.

«Я научился читать по-английски. Надеюсь, что когда-нибудь смогу так же хорошо читать по-французски».

Майкл научил Габриэля читать.

Les deux anges. Два ангела.

«Я любил мужчину, мадмуазель. Если бы я не любил его, вас бы здесь не было».

А Майкл тоже актер в этой ненаписанной пьесе?

«Грех есть в том, чтобы любить», — сказал Габриэль.

Ему причинили боль из-за любви, которую он испытывал к своему другу.

Но в том, чтобы любить, нет греха.

«Когда я стал мужчиной, я захотел познать женскую страсть. И лишь однажды я захотел почувствовать то удовольствие, которое дарил».

Она вдыхала жар тела Габриэля. Она ощущала его дыхание.

Но она не знала, каково это, прикасаться к его коже.

Она не хотела умереть, не зная, стоят ли прикосновения Габриэля того, чтобы лишиться из-за них жизни.

Страх — мощное возбуждающее средство, и вызванная им пустота требовала, чтобы ее наполнили.

Знанием.

Действием.

Габриэлем.

Laissez le jeu commencer.

Откинув покрывала, Виктория соскользнула с кровати.

На прикроватной тумбочке мерцала металлическая коробочка, заполненная презервативами. Гладкая резина, которую накатывают на мужской возбужденный член.

Соблазнение ангела…

Долли говорила ей, что мужчина не видит нужды защищать себя от болезней, занимаясь сексом с девственницей, после чего дала ей таблетки с сулемой.

И в отличие от Виктории, сейчас Долли была мертва.

Шелковый халат Габриэля льнул к ее груди и ягодицам. Он полностью прикрывал ноги, доходя до пола, хотя его длины едва бы хватило, чтобы прикрыть икры Габриэля.

«Интересно, а его ноги покрыты темными волосками, как на груди, — задумалась Виктория, — или же они серебристого цвета, как и шапка волос на голове?»

Шапка… Шляпки.

Виктория торопливо вошла в библиотеку… в кабинет, как называл его Габриэль.

Нелепое разочарование пронзило все ее существо. Она знала, что его нет здесь. Пульсирующая пустота внутри нее говорила ей об этом.

Виктория посмотрела на книги с золотым тиснением, но не увидела ни авторов, ни названий.

Она видела кровь. Видела Мэри Торнтон.

Видела Габриэля.

«Что он сейчас делает, — задумалась Виктория, — выжидает в ночи, проникает в городской особняк Торнтонов или возвращается домой?»

Узнал ли он, что Торнтоны были заодно с тем мужчиной, которого он ищет, или они работали самостоятельно, разрушая жизни женщин.

Габриэль сказал, что не боится быть застреленным. Он также сказал, что не знает, с чем ему придется столкнуться.

Виктория гадала, жив ли еще Габриэль.

И как долго проживет она.

Габриэль сжег предыдущий дом. Почему?

Так много этих почему…

Она решительно принялась изучать кабинет, избегая в своих перемещениях голубой кожаной кушетки.

Одинокий лодочник, гребущий в окружение мерцающего закатного солнца, и сверкающая вода молчаливо наблюдали за ней с безопасности своей картины.

Стенной шкаф оказался вовсе не шкафом, а дверью, похожей на ту, что вела в спальню. Виктория толкнула ее.

Плисовый ковер насыщенного темно-бордового цвета в кабинете Габриэля граничил с гладким, сделанным из темной шерсти ковром, постеленном в коридоре. Тусклый электрический свет освещал проход.

Свобода.

Виктория ступила в узкий коридор.

Позади нее резко захлопнулась дверь.

Задохнувшись, Виктория обернулась, мгновенно представив себе коробку для перчаток с собственной головой внутри.

Дверь была не заперта.

Виктория слышала учащенное биение своего сердца.

Она чувствовала опасность в коридоре.

Она чувствовала опасность в комнатах, принадлежащих Габриэлю.

Виктория встала лицом к проходу и излучаемой им опасности.

Коридор был коротким, около 40 футов в длину. Его тусклый свет рассеивался в ярком сиянии каких-то источников освещения в конце прохода.

Там находился еще один коридор, пересекающий этот. И он был с окнами света.

Виктория осторожно ступила вперед, чувствуя, как медленно она идет по сравнению с быстро бьющимся сердцем.

Она достигла конца прохода.

Длинный коридор по диагонали пересекал короткий. Свет освещал его стену через равные интервалы.

Источниками этого света являлись не уличные окна, как показалось сначала, а совершенно другие окошки, находящиеся на противоположной стене.

По непонятным причинам Викторию вдруг захлестнула волна страха. Но появившееся одновременно со страхом потаенное желание, толкающее ее вперед, также не имело рационального объяснения.

Чувствуя пульсацию крови в ушах, она подошла к первому окну.

Яркий свет освещал спальню, оформленную в насыщенно-красных тонах. Эта комната не пустовала.

Виктория подошла ко второму окну, за которым находилась еще одна спальня, отделанная уже ярко-зелеными тонами. В ней тоже были люди.

Третья комната была в золотистых оттенках, четвертая — в голубых…

За каждым окном Виктория видела мужчин и женщин.

Она видела мир, в котором господствовали Майкл и Габриэль. Мир, в котором любое прикосновение было разрешено. Мир, в котором цена страсти определялась испытываемым удовольствием.

Виктория видела перед собой желание во всей своей обнаженной сути.



Глава 15

Виктория знала, когда Габриэль вошел в коридор. Она почувствовала его через шелк халата и тонкий покров собственной кожи: острое осознание того, что французская мадам сделала с ним и что забрал у него второй мужчина.

Два силуэта отражались в стекле. Темноволосая женщина, которую когда-то учили, что прикосновение безнравственно и достойно осуждения, и сереброволосый мужчина, который доставлял плотские удовольствия, так ни разу и не познав их прелесть.

Женщина и мужчина по другую сторону стекла познавали и удовольствия, и их прелесть.

Они касались друг друга. Женские руки исступленно скользили, исследуя мужскую плоть. Мужские руки нежно скользили, исследуя женскую плоть. Они целовали друг друга. Их губы, нежно лаская, сливались в неуемной жажде поглощения. Они обнимали друг друга. Ее груди прижимались к его груди, его живот касался ее живота, ее бедра приникали к его.

В отличие от нее он был молод и прекрасен.

Они забыли о разнице в возрасте и внешних различиях. Страсть сделала их партнерами. Желание уравняло их.

— Они могут нас видеть? — тихо спросила Виктория.

— Нет, — голос Габриэля был удивительно напряженным. — Они видят зеркало.

В то время как Виктория и Габриэль видели перед собой окно. И по другую его сторону находились те, кем ни Виктория, ни Габриэль не осмеливались быть.

— Почему мы их видим, а они видят только зеркало?

— Зеркало с одной стороны покрыто серебром. — Взгляд Габриэля не отрывался от мужчины и женщины. — Серебро отражает яркий свет, как обычное зеркало, поэтому человек вместо стекла видит собственное отражение, но если с другой стороны зеркала светит такой же яркий свет, оно становится прозрачным.

Виктория ни разу до этого не слышала о прозрачных зеркалах.

— Они могут нас слышать? — тихо спросила она.

— Нет, если мы будем говорить тихо.

Мужчина и женщина отодвинулись друг от друга. Она что-то сказала, он ей ответил.

Виктория видела, как шевелятся их губы, но не слышала, что они говорят. Она могла только наблюдать за ними. И придумывать слова, которые они шептали друг другу.

Слова восхищения женской страстью.

Слова благоговения перед мужским желанием.

Слова, которые Виктория никогда не слышала и не говорила, но хотела бы услышать и сказать до того, как умрет.

Мужчина направился к сделанной из красного дерева прикроватной тумбочке. Его возбужденный член пронзал воздух, а расположенные ниже два одинаковых кожаных мешочка колебались при каждом движении. Он поднял небольшую, но вместительную белую банку.

Виктория видела отдельные части мужского тела на улицах, но ни разу не видела мужчину полностью обнаженным.

Она смотрела на резко очерченные ягодицы, очертания мускулов, тело, покрытое волосами.

Зрелище было завораживающим.

— Они знают, что зеркало не… зеркало? — спросила Виктория.

Ее голос звучал так, будто она задыхалась.

Но она действительнозадыхалась.

Письма рассказывали о том, чему она стала свидетельницей этой ночью, но видеть происходящее собственными глазами — куда более впечатляюще, чем читать.

— Мужчина знает, — ответил Габриэль.

Ему не было нужды добавлять, кто в этой паре работает проституткой.

— А женщина?

— Он мог рассказать ей. — С обратной стороны зеркала, накладываясь на изображения мужчины и женщины, отражались серебристые глаза Габриэля. — Она приходила в старый дом один раз в месяц.

В дом, который он сжег.

Но она не хотела думать об огне. Разрушениях.

Смерти.

— К одному и тому же мужчине? — спросила Виктория, чувствуя, как пересохло у нее во рту и пылает ее кожа.

— Да.

— Вы видели их вместе раньше.

— Я видел их время от времени.

Она наблюдала за его отражением.

— Вы наблюдаете за людьми, когда они вступают в сексуальные отношения.

— Дом Габриэля — это бизнес, мадмуазель. В этом бизнесе мужчины и женщины иногда погибают. Это мой долг — позаботиться, чтобы никто не умер в моем доме.

В Габриэле не было тщеславия. Но он все же назвал дом своим именем…

— Почему вы назвали свой дом домом Габриэля?

— Чтобы второй мужчина знал, где меня найти.

Виктория сглотнула.

— А первый мужчина?

— Он мертв.

От руки Габриэля.

Виктория попыталась вложить этот последний кусок головоломки в картину собственной жизни.

— Вы говорили, что шантажируете людей.

Теперь Виктория знала, где он получал информацию.

— Я только отдаю распоряжения определенным людям, мадмуазель, — нейтрально ответил Габриэль.

«Он нанимает людей, подобных нам», — сказала мадам Рене.

Шантажировал ли Габриэль своих клиентов, чтобы найти работу менее удачливым проституткам?

Движение в комнате привлекло внимание Виктории.

Женщина села на кровать, спиной к зеркалу. Ее темные волосы с просветами седины касались шелковой простыни.

Ее страсть, вызванная прикосновениями молодого мужчины, была физически ощутимой.

Виктория могла узнать в ней свое собственное желание.

На секунду она ощутила упругость матраца, услышала скрип пружин. Почувствовала прохладную нежность шелка.

Невозможно.

— Вы… возбуждаетесь, когда наблюдаете за ними? — поспешно спросила Виктория.

С каждым вдохом и выдохом шелк халата ласкал ее соски. Ей казалось, будто о них трется не ткань, а наждачная бумага. Она чувствовала, как ее кожа, словно перезрелый фрукт, близка к тому, чтобы лопнуть.

— Это бизнес, — прямо ответил Габриэль.

Бизнес, построенный на удовольствии.

Виктория вступила в него, когда выставила на аукцион свою девственность.

Если бы она тогда знала то, что знает теперь, хватило бы ей смелости сделать это, задумалась она. Продала бы она себя, зная, что сексуальные отношения затрагивают не только тело, но и душу?

Мужчина отвинтил крышку на банке и положил ее и саму банку на тумбочку.

Виктория всеми силами пыталась контролировать дыхание.

— Что находится в банке?

— Крем-смазка.

Эти слова ворвались в ее влагалище.

Виктория вдруг поняла, что она вся мокрая.

И Габриэль знал это.

Был ли он возбужден?

— Во всех спальнях находятся банки… с кремом-смазкой?

— Да.

— Мужчина… ласкал ее, — сказала Виктория дрожащим голосом. — Женщине ведь не нужна искусственная смазка, чтобы… принять его.

Серебристые глаза в зеркале перехватили взгляд Виктории.

— Это зависит от того, куда он войдет в нее. И чем.

Куда.

И чем.

Без слов было понятно куда. Но…

— Что вы имеете в виду под этим «чем»? — осторожно спросила она.

Наблюдая за мужчиной. Наблюдая за женщиной.

— В каждой комнате есть определенный набор, — он на мгновение замолк, заколебавшись, — godemichés.

Виктория была одновременно очарована неуверенностью Габриэля и неизвестным французским словом.

— Что такое… godemiché?

В отражающихся в зеркале глазах мужчины сверкало чистое серебро.

— Это кожаное приспособление, имеющее форму пениса.

Влагалище Виктории невольно сжалось. Она видела минутами раньше, как мужчина вставляет в женское тело искусственный фаллос.

И они оба, похоже, получали наслаждение от процесса.

— Этот набор… он содержит приспособления разных размеров? — спросила Виктория.

Отражение Габриэля переместилось поверх немолодой женщины и ее любовника. Его рубашка была расстегнута, обнажая темные волосы на груди.

— Да.

Их длина меньше, чем девять дюймов? Или больше?

— С помощью каких еще приспособлений мужчина может войти в женщину?

— Смотрите, мадмуазель, и сами все увидите.

Женщина легла спиной на шелковые простыни. Ее волосы беспорядочно раскинулись по покрывалу. Мужчина встал на колени между ее ног.

Виктория, не отрываясь, смотрела на них.

Он… целовал ее. Там. Между бедрами. Он прикасался губами к самой чувствительной женской плоти.

Виктория чувствовала, как пульсирует кровь в том месте, где находятся ее половые губы.

— Ему ведь не нужна смазка, чтобы целовать ее, — сказала она, резко втянув в себя воздух.

Когда-то она наблюдала подобную сцену снова и снова в течение ночи, но сейчас смотреть, как мужчина целует самую сокровенную женскую плоть, и одновременно чувствовать всем телом стоящего позади Габриэля — это вызывало совсем иные ощущения.

— Он готовит ее, — бесстрастно ответил Габриэль.

Он не был невосприимчив к тому, что видел. Жар его взгляда обжигал ей кожу.

— К чему он ее готовит? — не отступала Виктория.

Женщина подняла ноги. Ее пятки теперь находились на крае кровати. Она притянула к себе голову мужчины, удерживая ее.

Виктория сплела пальцы.

Мужчина выскользнул из рук женщины. Дотянувшись до белой банки на тумбочке, он зачерпнул крем правой рукой.

Габриэль — левша.

Эта мысль явилась из ниоткуда.

Мужчина положил правую руку между разведенных женских ног.

Виктория сжала бедра.

Женщина откинула голову назад. Черты ее лица исказились от исступленного восторга экстаза или, возможно, всепоглощающей муки агонии.

— Что он делает? — выдохнула Виктория.

— Он растягивает ее.

Виктория чувствовала проникновение в тело женщины, как в свое собственное.

У нее перехватило дыхание.

— Всей рукой?

— Он начнет с одного или двух пальцев.

Виктория вспомнила пальцы Габриэля.

Она вспомнила, какие они длинные. И белые.

Мужчина наклонился вперед и поцеловал женщину между бедрами, не убирая своей руки.

Виктории не нужно было смотреть на то, что он делал, чтобы чувствовать то, что испытывала она.

Сейчас она дрожала… от желания, как раньше дрожала от страха.

— Что чувствует мужчина, когда проникает пальцами в женщину?

Даже голос Виктории дрожал.

— Он словно прикасается к горячему, мокрому шелку.

Гнев в голосе Габриэля захватил ее врасплох.

Его глаза в зеркале не смотрели на ее отражение, а вглядывались в комнату. Он видел перед глазами свое прошлое и всех тех женщин, с которыми был близок.

Женщин, которые умоляли его об удовольствии, а затем умоляли его о разрядке.

Но он не умолял их.

Габриэль лишь единожды умолял о разрядке. Насилие над чувствами.

Виктория видела в изгибе его губ то удовольствие, которое он дарил женщинам. В серебристых глазах она видела лишь боль Габриэля.

Голова женщины по ту сторону зеркала металась взад и вперед, ее тело скользило по шелковой простыне, волосы спутались, грудь дрожала, словно она участвовала в гонке.

В гонке за освобождение.

Габриэль участвовал вместе с ней.

Женщина открыла рот — Виктория не знала, для чего именно: то ли, чтобы вдохнуть, то ли, чтобы закричать.

Габриэль растворился — Виктория не знала, в каких конкретно воспоминаниях: то ли в воспоминаниях об удовольствии, то ли — о боли.

— Что ты чувствуешь? — спросила она Габриэля, нуждаясь в удовольствии, нуждаясь в боли. — Сколько пальцев ты вводишь в нее? Один или два?

— Пять, — резко ответил Габриэль.

Виктория не могла дышать.

Пять пальцевпроникли глубоко в нее.

— Я хочу чувствовать ее удовольствие, — отрывисто сказал он. — Хотя бы раз я хочу быть частью ее удовольствия, а не отдельно от него. Я хочу быть частью женщины, которой я дарю наслаждение.

А не отдельно от нее.

Разве возможно одновременно раскалываться от боли и разрываться от удовольствия: именно это и происходило.

— Эта женщина. Она… — Виктория выровняла голос, — …наслаждается, ощущая пять твоих пальцев внутри себя?

На его лбу появилась капелька пота, которая в неярком свете сверкала словно бриллиант.

— Женское влагалище создано для того, чтобы растягиваться.

Но, очевидно, не для того, чтобы принимать в себя кисть целиком.

Тогда почему ее тело открылось навстречу, чтобы принять его руку?

— Как ты… входил в нее пятью пальцами?

— Один палец за раз. — Капелька пота исчезла в его брови. — Я потратил три часа, подготавливая ее тело.

Виктория представила, как принимает один палец, два, три, четыре, пять. Палец за раз. Час за часом. Затрудненное дыхание, отсчитывающее минуты… открытое навстречу тело… скользящая, покрытая кремом рука… проникающая в кольцо плоти.

Нарастание удовольствия.

Экстаз. Агония.

— Скажи мне, — попросила его Виктория. Она вдыхала и выдыхала тогда же, когда грудь женщины за стеклом поднималась и опускалась. — Скажи мне, что ты чувствуешь.

Серебристые огоньки мерцали в отраженном взгляде Габриэля.

— Я чувствую, как мой язык ласкает клитор женщины.

Клитор Виктории болезненно набух.

— Он такой твердый, словно жаждет расколоться, обнажив ее жажду оргазма. — Голос Габриэля царапал кожу Виктории. — Мои пальцы прижаты друг к другу, сложены горсточкой. Большой палец спрятан в них. Влагалище женщины такое горячее. Оно обжигает. Я чувствую, как ее плоть растягивается, принимая в себя кончики моих пальцев… пальцы… первые суставы… вторые суставы… ладонь. Стенки ее влагалища заставляют мои пальцы сжаться в кулак. Она — это все, что я могу видеть, обонять, слышать и чувствовать. Запах женского желания. Всасывание женской плоти. Напряжение женского живота.

Виктория чувствовала, как, скользя, проникают внутрь нее кончики пальцев Габриэля… первые суставы… вторые суставы… ладонь. Ее живот напрягся, заполненный ангелом…

Женщина по ту сторону зеркала изогнулась так, что лишь голова и пятки держали ее на весу. Она широко раскрыла рот в гортанном крике.

— Я чувствую ее оргазм, взрывающийся вокруг меня, — сказал Габриэль, его резкое дыхание ворвалось в узкий коридор. — Ее влагалище сжимается вокруг моего запястья и сдавливает мой кулак, пока она испытывает наслаждение.

Женщина медленно опустилась на кровать. Ее тело расслабилось.

Мужчина поднял голову: его лицо было напряжено от испытываемого им желания.

Этой ночью Виктория видела так много различных желаний: жажду близости, жажду сексуального удовлетворения, а иногда в глазах и клиента, и проститутки она видела простую потребность почувствовать прикосновения другого человека.

Желание мужчины отражалось на лице Габриэля.

— Но это ее удовольствие сжимало мою руку.

Внезапно отраженные в зеркале серебристые глаза пронзили Викторию.

Виктория решительно встретила его взгляд.

— Не мое.

Виктория краем глаза заметила, что мужчина по ту сторону зеркала вытер руку об простыню рядом с женщиной и достал маленькую плоскую коробочку, стоявшую за банкой с кремом. Она была идентична той коробочке с презервативами, которую ей принесли на подносе вместе с едой.

Мужчина одним рывком поднялся, и теперь он стоял между ног женщины, а она поднимала свои руки и тело, чтобы принять его. В то время как мужчина, стоящий позади Виктории, отгородился от их страсти.

От страсти Виктории.

И от своей собственной.

— Это то, чего он хочет, — внезапно поняла Виктория.

Ноздри Габриэля расширились.

— Что?

— Он хочет причинить тебе боль.

Но Виктория не хотела, чтобы Габриэлю причинили боль.

Она взяла в свои руки обе нити их жизней. Она повернулась и встала лицом к лицу с их желаниями.

— Ты хочешь прикоснуться ко мне, — сказала она. Молясь, чтобы это оказалось правдой.

Правда светилась в его глазах.

— Да.

Грудь Виктории сжалась, когда она увидела желание в его глазах.

— Но ты боишься.

— Да.

Прикоснуться. Или чтобы к нему прикоснулись.

Виктория рискнула.

— Я хочу, чтобы ты прикоснулся ко мне.

Серый. Серебряный.

Страх. Страсть.

— Я знаю, — ответил Габриэль.

Он не прикоснулся к ней.

— Я хочу, чтобы ты почувствовал мое удовольствие, — откровенно сказала Виктория. — Я хочу обнаженной лечь в твою постель. Как та женщина за зеркалом. Как та женщина, о которой ты вспоминал. Я хочу, чтобы ты готовил мое тело. Я хочу, чтобы ты подарил мне то наслаждение, которое дарил ей. И я хочу разделить его с тобой.

Габриэль втянул воздух.

— Ты девственница.

Если бы Виктория отвела взгляд от неприкрытого желания, светящегося в серебристых глазах, она бы убежала.

Но она не отвела своего взгляда.

— Ты купил мою девственность.

Воздух пульсировал вокруг них.

— Я не знаю, что сделаю, Виктория, если ты прикоснешься ко мне, — напряженным голосом сказал Габриэль.

Боль. Удовольствие.

Они рвали когтями ей грудь.

— Тогда я не прикоснусь к тебе, — заверила его Виктория.

— Но ты позволила бы мне… прикоснуться к тебе. Любым способом, каким я пожелаю.

Empétarder… «Вы бы предоставили мне туда доступ, мадмуазель?»

Виктория всеми силами пыталась не забыть, как дышать.

— Да.

— Ты позволишь мне сделать все, что угодно…

«Вы бы позволили мне держать вас, когда наши тела будут истекать потом, а запах секса наполнит наши легкие».

— Да.

— И ты не прикоснешься ко мне, — во взгляде Габриэля застыло желание. — Невзирая на боль или удовольствие, которые я принесу тебе.

Виктория задыхалась от халата Габриэля, от запаха Габриэля.

От слов Габриэля… боль… удовольствие…

— Я не прикоснусь к тебе, — пообещала она.

Он потянулся вперед… и коснулся её — легчайшим прикосновением — проводя шершавыми кончиками пальцев по ее потрескавшимся губам.

Чувственное ощущение пронзило все существо Виктории.

— Прости, — шевельнулась она. — Мои губы… не мягкие.

Тогда как нежность лепестков роз казалась пустым звуком в сравнении с мягкостью его губ.

Габриэль не мог позволить ей отступить от него: его взгляд удерживал ее, его палец обострял все ее чувства.

Едва касаясь, он пробежал пальцами по ее нижней губе.

— Открой рот.

Нижняя губа Виктории задрожала.

Серебристый огонь пылал в его взгляде, румянец тенью обрамлял его щеки. Он прижал палец к бороздке между ее губами.

Габриэль дрожал.

От страха. От потребности.

Ее. В ней.

Виктория открыла рот.

— Соси мой палец, — хрипло сказал он.

Серебристые глаза поймали в ловушку взгляд голубых. Виктория втянула в себя указательный палец Габриэля. Первое проникновение.

Невидимый палец вошел в ее влагалище.

Она попробовала Габриэля на вкус, на миг прикоснувшись к нему языком.

Габриэль откинул голову назад, словно ему причинили боль.

—  Dieu.

Виктория, не отрываясь, смотрела на проступающие мускулы его шеи. Над тем местом, где белая рубашка обнажала жесткие завитки волос на груди, тяжелыми ударами бился пульс.

Кожа на кончике его пальца была шершавой и соленой на вкус.

Она сосала его, словно он был леденцом. И ощущала невидимый язык, ласкающий ее плоть между бедер, мокрые половые губы, твердый палец…

Габриэль медленно опустил голову.

Не вызывало вопроса, что вырвало из него это мучительное Dieu.20Бог.Это было наслаждение. Столь сильное, что оно не отличалось от боли.

Виктория чувствовала его удовольствие, свое удовольствие, его боль, свою боль…

Она все еще сосала кончик его пальца, когда в следующий момент ее рот опустел и покрытый слюной палец обвел внутренние контуры губ.

Он целовал ее. Его глаза впились в нее взглядом. Его палец прижался к уголку ее приоткрытого рта.

Теплое дыхание заполнило ее легкие, иссушающий жар отмечал тот путь, где скользил его палец.

Габриэль провел языком по ее губам, смягчив их обветренную кожу.

Горячий. Влажный. Его язык. Его губы. Вкус дразнящего прикосновения. Соединение дыханий и слюны.

Габриэля и Виктории.

Это был ее первый поцелуй. Она хотела большего: больше дыхания, больше языка.

Больше Габриэля.

Она согнула пальцы, чтобы обхватить его голову и взять то, что ей так сильно хочется.

Габриэль наблюдал, как желание растет в ее глазах. И она знала, что это именно то, чего он ждал от нее. Он ждал, когда она прикоснется к нему.

Но она не могла коснуться его.

Виктория закрыла глаза и сжала кулаки.

Тотчас же его язык заполнил ее собой, проникая глубже, чем палец. Каким нестерпимо горячим и влажным он был по сравнению с его пальцем.

Второе проникновение.

Виктория смутно осознавала, как к покрытому слюною пальцу, скользящему вверх по ее щеке, присоединились другие его пальцы. Он легонько обхватил ладонью ее лицо, в то время как его язык ласкал и ласкал… ее язык сверху… снизу… ее нёбо.

О… Боже.

Виктория втянула холодный воздух.

Ее веки быстро поднялись.

Язык, пальцы и дыхание Габриэля больше не были частью ее. Он отступил, наблюдая за ней, ожидая, когда она потянется к нему.

Виктория не потянулась.

Но она хотела этого. Пожалуйста, не позволяй ему отвергнуть ее…

Она нуждалась в нем.

Она нуждалась в том, чтобы ее любили.

Первый раз в своей жизни она не станет отрицать своего желания.

Габриэль бросил взгляд через ее плечо, на мгновение напомнив Виктории о мужчине и женщине по ту сторону зеркала, а затем снова посмотрел на нее.

— За всю свою жизнь я доверял только одному человеку.

Майклу.

За что Габриэлю и причинили боль.

— Я не прикоснусь к тебе, — отрывисто сказала Виктория.

— Да поможет тебе бог, если ты прикоснешься ко мне, Виктория. — Его тон, не допускающий дальнейшего обсуждения, придал особый вес его словам. — Puisque je ne puis pas. Потому что я не смогу.



Глава 16

Габриэль отошел в сторону, пропуская Викторию вперед. Она не смотрела по сторонам, — все ее чувства были сконцентрированы на идущем позади нее мужчине.

Электрический свет в кабинете на мгновение ослепил глаза, и она оступилась.

Габриэль не подхватил ее.

Он говорил, что они должны доверять друг другу.

Она должна верить, что он подарит ей наслаждение.

Он должен верить, что она не прикоснется к нему.

Яркость света в спальне лишь немногим уступала степени освещения кабинета.

Виктория остановилась перед кроватью, теребя пальцами голубой шелк, завязанный на талии.

— Я… раньше не была такой худой.

Фигуры женщин за прозрачными зеркалами, были разных форм и размеров, но ни у кого она не видела таких выступающих ребер, как у нее.

Лицо Габриэля застыло.

— Я не выключу свет, Виктория.

Ее сердце на мгновение остановилось.

— Я не хочу, чтобы ты… чтобы мой вид вызвал у тебя отвращение.

Тень накрыла его лицо.

— Я видел вас, мадмуазель, и уверяю вас, ваш вид не вызвал у меня отвращения.

Как нелепо она себя ведет. Она разделась перед ним в самую первую их встречу. Она стояла обнаженной перед ним, пока мадам Рене снимала мерки, а она спрашивала, как соблазнить мужчину.

Как любить его.

Виктория распрямила плечи. Взгляд Габриэля остановился на ее груди. Ей не нужно было опускать глаза, чтобы знать, как соски впиваются в тонкий шелк.

Она вскинула подбородок.

— Мне бы доставило удовольствие смотреть на тебя.

— Я не ангел, Виктория.

Неожиданная улыбка осветила ее лицо.

— Уверяю вас, сэр, меньше всего я ожидаю увидеть под вашей одеждой крылья.

Габриэль не улыбнулся ей в ответ.

— Но ты надеешься на чудо.

«Габриэль был Божим посланником», — сказала Виктория.

«Майкл был его избранником», — отвечал Габриэль.

К лучшему или к худшему, но французская мадам навсегда изменила жизни двух мальчиков. Цена выживания.

Виктория когда-то верила в сказки, но…

— Я никогда не верила в чудеса, Габриэль.

— Я постараюсь не причинить тебе боли.

Доверие.

Но Габриэль все еще не доверял ей.

Он не доверял ей, поэтому не позволял прикоснуться к себе.

Он не доверял ей, поэтому не позволял увидеть себя обнаженным.

Но она доверяла ему.

— Я знаю, — сказала Виктория дрожащим голосом и скинула с себя покрывало.

Взгляд Габриэля оценивающе взвешивал ее груди. А затем — это сделали его руки.

Виктория собрала все свои силы, чтобы устоять на ногах и не упасть на колени от пронзившего, словно молния, ощущения.

— У тебя красивая грудь, Виктория, — хрипло сказал Габриэль. Она с силой вдохнула в себя воздух, ощущая обжигающее тепло его кожи и грубую ласку мозолистых пальцев.

— Спасибо.

Он провел пальцами по ее ребрам и талии, оставляя горящий след удовольствия.

— Женщины носят корсеты, чтобы иметь такую талию, как у тебя.

— Спасибо…

Его глаза поймали в ловушку ее взгляд.

— Я знаю, каково это — голодать. Тебе не нужно извиняться за то, как ты выглядишь. Не передо мной. Jamais.

Никогда.

Тепло его взгляда и рук обжигало ей кожу.

— У меня нет крема, — задыхаясь, сказала она.

— Тебе он не нужен.

Виктория вдохнула глубже.

— Но ты сказал…

— Сядь, Виктория.

Виктория села на краешек кровати.

Ее взгляд безошибочно остановился на его серых шерстяных брюках, — они оттопыривались.

— Ты возбужден, — еле слышно произнесла Виктория.

— С тех пор, как ты вошла в кабинет, я был постоянно возбужден.

Откровенная правда звучала в голосе Габриэля.

Казалось, что с того момента, когда она вошла в его кабинет, пролетела целая жизнь. Хотя прошли всего лишь день и ночь…

Она увидела смерть. За последние несколько часов она также увидела желание, что толкало мужчин и женщин в объятия друг друга.

Она увидела обнаженных мужчин. Виктория впилась ногтями в ладони, чтобы не дать рукам дотянуться до брюк Габриэля и расстегнуть их.

Она подняла взгляд.

— Я хочу, чтобы ты тоже почувствовал удовольствие.

— Тогда ложись на спину и позволь мне прикоснуться к тебе.

Полностью одетым, в то время как она обнажила себя целиком.

Виктория легла на спину.

Тотчас же сильные руки впились в кожу ее ягодиц. Габриэль подтянул ее к себе.

Виктория вцепилась в покрывала.

Она лежала, опираясь ягодицами на самый край постели с разведенными в разные стороны ногами.

Твердые руки нежно давили, раздвигая их еще сильней.

Тепло серебристого взгляда быстро вытеснило холод проникшего в неё воздуха.

Габриэль громко вдохнул.

Он прикасался к ней.

Виктория шумно втянула воздух.

— Ты мокрая, Виктория.

Да.

Его палец нежно затрепетал там, где никто никогда не касался ее.

Она сама только полгода назад начала прикасаться к себе там.

Виктория уставилась на покрытый белой краской потолок, сжимая в руках бархат покрывал.

Если он прикоснется к ее клитору…

Твердый, мозолистый палец обвел скользкие половые губы и надавил на клитор.

Виктория задохнулась… И достигла пика наслаждений, ощущая тяжесть электрического света на лице и давление пальца, пронзающего ее душу.

— Ты испытала оргазм.

Голос Габриэля разрезал тишину в ее ушах.

Пытаясь вдохнуть, она ловила ртом воздух. Его палец, не останавливаясь, продолжал посылать возбуждающие импульсы клитору.

— Да.

— Что ты видела?

Виктория извивалась в попытках убежать от его пальца. Но Габриэль не позволил ей этого сделать.

Он, не переставая, давил на нее. Легкие прикосновения вызывали неистовую пульсацию в крови, которая тяжелыми ударами отдавалась в ушах.

— Свет, — ответила Виктория.

И только она подумала, что еще чуть-чуть и ее накроет новая волна оргазма, лишающий силы палец скользнул обратно к влажным губам.

Он нежно исследовал.

Ее мышцы инстинктивно сжались от его прикосновений.

Виктория закусила губу.

— Что ты видишь, когда достигаешь оргазма?

— Тьму, — ответил Габриэль сквозь стиснутые зубы.

Тьма. Смерть.

— Что ты видишь сейчас? — поспешно спросила она.

— Я вижу тебя, Виктория. Твои половые губы покраснели, набухли и блестят от влаги. Я вижу, как твое желание окутывает мой палец. Твой portail21portail — входтемнее твоих губ. Я вижу, как мой палец проникает в твой portail.

Ох

Обжигающе.

Виктория попыталась сесть, резко сведя ноги вместе.

Его рука исчезла меж ее бедер.

Виктория поспешно отвела взгляд от белого манжета рукава рубашки, который ярким пятном выделялся среди темных завитков густых лобковых волос.

Серебристые глаза наблюдали за ней, ожидая ответа.

«И ты не прикоснешься ко мне… невзирая на боль или удовольствие, которые я принесу тебе», — прозвучало в ее ушах.

«Я не прикоснусь к тебе», — пообещала она.

Она скребла пальцами по простыням. Ее руки, застыв в напряжении, удерживали тело на весу.

Его рука исчезла между ее бедрами. Ощущение было таким, будто в нее проникает горящая кочерга.

Медленно, осторожно Виктория расслабила мышцы и приняла в себя палец.

Во взгляде Габриэля промелькнуло облегчение. Или, возможно, это мерцание электрического света в спальне отразилось в его глазах. Она одинаково плохо разбиралась как в электрическом свете, так и в выражениях глаз Габриэля, чтобы что-либо утверждать.

— Раскрой для меня ноги, — прошептал Габриэль. — И я скажу тебе, что я вижу.

Он говорил, что входил в женщину целой кистью руки. Виктория не знала, сможет ли она выдержать еще один палец.

Она облизнула губы.

— Что такое… portail?

Палец Габриэля не останавливался, посылая обжигающие импульсы ее телу.

—  Рortail— это французское выражение, обозначающее влагалище.

Тело Виктории имело свою, отличную от хозяйки, волю. Оно все глубже и глубже втягивало в себя его палец.

Лицо Габриэля застыло.

От желания? От отвращения?

— Ты всегда называешь женские половые органы французскими словами?

— Нет.

— И какое слово ты обычно используешь?

— Щель.

Выражение с английских улиц.

— Но сейчас ты не использовал это выражение.

—  Non, — в сказанном по-французски отрицании не было никакой мягкости.

Ее влагалище сжималось и разжималось, обхватывая палец, словно доя его.

Она всеми силами попыталась понять Габриэля.

— Почему?

В течение секунды Виктория сомневалась, что он ответит ей.

— Я говорил по-французски до того, как стал разговаривать по-английски.

До того, как он стал шлюхой.

До того, как мужчина разрушил его самообладание, которое для Габриэля так много значило.

До того, как желание обратили против него самого.

Виктория раскрыла ноги.

Темные ресницы накрыли его глаза.

Виктория проследила за его взглядом. Но единственное, что сумела разглядеть, были темные лобковые волосы и белоснежная манжета, которая отмечала то место, где его рука исчезала между ее ног.

— Я вижу… как появляется мой палец… он мокрый и скользкий…

Виктория почувствовала, как палец выходит из нее… медленно, неторопливо. Она представила себе… какой он длинный, бледный, скользкий и мокрый…

Сопротивляясь, тело сжалось, пытаясь удержать его в себе.

—  Calme-toi, — хрипло прошептал Габриэль.

Расслабься.

— Я помню, как в первый раз увидел женщину вот так.

Взгляд Габриэля был направлен на Викторию.

— Сколько тебе было лет?

— Тринадцать.

В этом же возрасте мадам стала продавать его услуги.

Движение пальца Габриэля изменилось… медленно… неторопливо… он начал погружаться обратно, пока полностью не заполнил ее.

— Что ты подумал, когда увидел ее… вот так? — выдавила из себя Виктория.

— Я подумал, что если у мужчины есть душа, она находится в женщине.

Грудь Виктории, а затем и влагалище сжались.

К первому пальцу добавился второй.

Растягивая ее. Открывая ее.

Она судорожно вдохнула.

— Габриэль…

Темные ресницы медленно поднялись.

— Мне нравится, как ты произносишь моё имя.

Пальцы медленно выскользнули из нее, пока он наблюдал, ища на ее лице признаки боли… удовольствия.

— Как именно? — спросила она прерывистым голосом.

— Словно ты веришь, что у меня есть душа.

Он согнул пальцы и нежным царапающим движением прикоснулся к внутренней стенке влагалища.

— Кончи ради меня, Виктория. Ты сказала, что разделишь свое удовольствие со мной. Так дели его.

Габриэль удерживал ее взгляд; согнутые пальцы скользили, изгибались, ощупывали… Электрический разряд пронзил все ее тело.

Казалось, будто внутри у неё есть еще один клитор. Или что к ее клитору можно прикоснуться изнутри.

Габриэль, удерживая взгляд, ласкал ее, прикасаясь согнутыми пальцами к нежной плоти.

Огонь промчался по ее венам, дрожащей волной спускаясь по позвоночнику.

Но в его глазах не было огня — только осознанные намерения.

Она хотела получить от него больше, чем просто умелые прикосновения.

— Я не могу, — сказала она, задыхаясь.

Мимолетная улыбка появилась на его лице.

— Можешь. Ты разделишь его…Ты уже делишь его со мной.

Тело Виктории сжалось. Внутри нее все взорвалось. Ее крик раздался в комнате.

Когда она сфокусировала взгляд, Габриэль ждал, наблюдая за ней.

— Что ты видела?

— Свет, — задыхаясь, произнесла она.

Сотрясаясь. Изнутри. Снаружи.

К двум пальцам добавился третий.

Ее тело было широко раскрыто. Она не могла избавиться от него. Оргазм Виктории, отдаваясь дрожью, обволакивал … три пальца.

— Я чувствую это, — ловя воздух ртом, сказала она. — Я ощущаю себя… пульсирующей вокруг твоих пальцев…

— Да, — выражение любопытства появилось на его лице. — Я тоже чувствую это.

Виктория не могла вдохнуть достаточно кислорода.

— Я сказала, что не прикоснусь к тебе.

Его взгляд затвердел.

— Да.

— Но я не говорила, что не скажу тебе, чего я хочу.

— Чего ты хочешь, Виктория? — спросил Габриэль. В его взгляде внезапно появилась отстраненность.

Сколько людей говорили ему, чего они хотят… и никто не спрашивал, чего хочет сам Габриэль.

— Я хочу, чтобы ты вкусил меня. Я хочу, чтобы ты запомнил мой вкус.

Никакого насилия над чувствами…

— А затем я хочу, чтобы ты делал со мной то, что хочешь сам. Что угодно. Все, что угодно.

Ресницы не давали заглянуть ему в глаза.

Она чувствовала влагу, сочащуюся из влагалища. Видел ли он это?

Возможно, ему не нравится привкус секса…

Габриэль опустился между ее бедер. Три его пальца, скользя, входили… выходили… входили… выходили. Проникая глубоко. Неумолимо.

Пробуждая к оргазму. Заставляя желать ещё одного.

Серебристые локоны смешались с темными лобковыми волосами.

Когда Виктория почувствовала дыхание Габриэля на своей вульве, она подумала, что умрет. Когда губы Габриэля сомкнулись вокруг ее нижних губ, она знала, что умрет.

Когда язык Габриэля прикоснулся к ее клитору, она на самом деле умерла.

«Во всяком удовольствии всегда есть боль», — говорил Габриэль.

Тьма, окруженная светом, сверкала, но, тем не менее, она видела свет.

Виктория открыла глаза и подняла взгляд, уставившись на белую эмаль потолка.

Она не помнила, как закрыла глаза. Не помнила, как легла на спину.

Единственное, что она чувствовала, была пустота внутри нее и крошечные пульсации клитора.

Глухой звук от соприкосновения металла с деревом проник в ее сознание.

— Что ты видела, Виктория?

Она видела…

— Свет.

Виктория медленно повернула голову в сторону Габриэля.

Он доставал что-то из открытой баночки. Его губы блестели от влаги.

Ее влаги.

— То, что я хотел, — выдавил из себя Габриэль напряженным голосом.

У Виктории заняло несколько секунд, чтобы вспомнить, что находится в баночке… И ей понадобилось еще несколько секунд, чтобы осознать, что делает Габриэль…

Серебристая капелька мерцала на кончике большой, имеющей форму сливы, вершины его… bite, как называла это мадам Рене. Полосатая шерстяная ткань брюк обрамляла густые завитки светлых лобковых волос. Размазав влагу по бордовой головке члена, он уверенно надевал резиновый чехол, накатывая его на один, три, пять, семь, девять дюймов…

Ее живот конвульсивно сжался.

Виктория резко перевела взгляд на лицо Габриэля.

Она не узнала его. Его губы были сжаты, кожа потемнела от прилившей крови, глаза мерцали, словно осколки серебристого света.

— Ты сказала, что я могу делать все, что я хочу.

Да.

— Я хочу именно этого, — сказал Габриэль сквозь стиснутые зубы. — Я хочу погрузиться в тебя, я хочу, чтобы ты кончала до тех пор, пока не заставишь кончить меня.

Габриэль смотрел на нее, словно ожидая, что она станет ему возражать.

Виктория боролась с собой, пытаясь вдохнуть. На одну обессиливающую секунду ей действительно захотелось протестовать.

— Это звучит, — ужасающе, возбуждающе, — божественно.

Покрытый резиной член выступал из шерстяных брюк.

— Рая здесь не найти, Виктория, зато я могу показать тебе ад.

Она не сомневалась в этом.

Габриэль опустился на колени. Он наклонил голову, и серебристая прядь волос упала ему на лоб.

Шерсть царапнула внутреннюю поверхность ее бедер. Резина пронзила сопротивляющуюся плоть.

Виктория отодвинулась назад.

Его член был гораздо, гораздо толще пальцев.

Габриэль пальцем слегка надавил на клитор.

Воздух застрял где-то у нее в горле. Взгляд серебристых глаз приковал ее к месту.

— Прими меня, Виктория, — грубо сказал Габриэль. — Я пальцами лишил тебя девственности. А сейчас прими меня…

— Ты больше своих пальцев…

Но меньше своей руки…

Габриэль, не останавливаясь, легкими движениями кружил пальцем вокруг клитора. Ее выбор

Мускулы Виктории разжались.

Кулак…

Ей показалось, что в нее ворвался кулак, невероятно огромный… а затем — он каким-то образом уместился внутри.

Габриэль продолжал ласкать ее клитор — медленно, уверенно, попеременно — то легко касаясь, то усиливая нажатие. Боль. Удовольствие

Невероятно, но тело Виктории открылось ему навстречу, требуя большего. Больше боли. Больше удовольствия…

Боль проходила, а удовольствие — нет.

Кровь пульсировала внутри нее.

Прерывистое дыхание заполнило комнату.

— Кончи ради меня, Виктория, и я подарю тебе еще один дюйм.

«Кулак», погрузившийся на входе, оставался неподвижным, в отличие от пальца Габриэля. Он скользнул вниз… исследуя тонкое напряженное кольцо плоти, обхватывающей его, затем снова поднялся наверх, скользкий от влаги… Он неустанно кружил, кружил и кружил, не проникая слишком глубоко. Она хотела, чтобы он вошел глубже…

Виктория закричала. Ее тело сотрясали судороги.

— Боже!

Большая, похожая на кулак, головка члена, растягивая ее, проникла глубже… на два дюйма.

— Что ты видела? — резко спросил он.

Свет. Тьму.

Серебристый цвет. Серый.

— Свет…

Двигаясь и двигаясь кругами.

— Габриэль…

Тело Виктория полностью раскрылось. Обостряющие все чувства ощущения пронзали ее.

Габриэль вошел в нее еще немного… остановившись на трех дюймах.

Виктория часто и тяжело дышала.

Один дюйм — один оргазм… Осталось еще шесть…

— Что ты видела, Виктория?

Ее всю трясло. Его всего трясло.

Покрывала, зажатые в ее кулаках, пульсировали в такт.

— Что ты увидела, Виктория? — напряженно повторил он свой вопрос.

— Свет, — ответила она упрямо. В наслаждении нет тьмы… Нет греха в том, чтобы любить… — О, Боже, — слова с трудом вырывались из ее горла. — Габриэль… Я не могу… Габриэль…

— Что, Виктория? — Пот, словно слезы, стекал по его лицу. — Что ты не можешь сделать?

Или не сделать…

Он хотел, чтобы она остановила его.

Но она не сделала этого.

— Мне нужно… — выдохнула она, ловя ртом воздух. Свет от приближающегося оргазма кругами расходился перед ее глазами, его палец продолжал ласкать клитор.

— Что тебе нужно? — тихо спросил Габриэль. Удеживая себя в стороне от удовольствия.

Гнев пронзил Викторию.

Он должен чувствовать это. Как он может не чувствовать, как ее плоть ласкает его, сосет его?

Поглощает его?

— Мне нужен еще один оргазм.

Габриэль дал ей еще один оргазм. А затем проник еще на один дюйм.

Его «кулак» не пропускал воздух во влагалище.

— Что ты видишь, Виктория?

— Свет.

Еще один оргазм. Еще один дюйм.

Пять дюймов…

— Что ты видишь? — повторил он, ожидая, когда она увидит тьму, которую видел он.

— Свет, — задыхаясь, ответила она. Серебристые волосы окружали ореолом его голову. — Я вижу свет.

Виктория больше не могла различать боль и удовольствие. Она добилась еще одного оргазма, еще одного дюйма от Габриэля.

Шесть дюймов… семь… восемь…

— Что ты видишь, Виктория? — в голосе Габриэля появилась агония.

Его белая льняная рубашка прилипла к груди. Пропитанная потом ткань поднималась и опускалась с каждым вдохом и выдохом. Его дыхание совпадало с пульсацией, бившейся внутри ее влагалища и клитора.

Виктория с трудом сконцентрировалась на Габриэле, а не на затухающих сладостных судорогах, которые порождали в ней желание испытать еще один оргазм. Она забыла, как думать, как дышать, ибо в ее теле не осталось места ни для того, ни для другого.

«Кулак» внутри нее поглощал все ее чувства.

Тело Габриэля. Желание Габриэля.

Она умрет, если он не остановится. Она умрет, если он остановится.

Удовольствие ангела…

Двигающийся кругами палец Габриэля не даст передышки…

Что она видит?..

— Я вижу тебя, Габриэль, — задыхаясь, произнесла Виктория. — Когда я кончаю, я вижу тебя.

Боль.

Боль на его блестящем от пота лице не давала ей вдохнуть. Удар его тела освободил воздух из ее легких.

Габриэль рывками входил и выходил из нее, привнося с собой плоть, волосы и шерстяные брюки, прошлое и настоящее. Внезапно еще один оргазм пронзил ее тело.

Кто-то закричал. Виктория не знала, кому принадлежит этот голос, ей или Габриэлю. Его сердцебиение принадлежало ей, ее плоть принадлежала ему, оргазм, что пронзил их тела, принадлежал им обоим.

Она знала, что Габриэль почувствовал ее наслаждение. Она знала это, потому что он покинул ее. Ее тело. Ее душу.

Ее кулаки держали смятые покрывала.

Она не дотронулась до его тела, но она прикоснулась к ангелу.

И не знала, простит ли ее Габриэль.

Она сжала закрытые веки и уставилась в темноту за ними, прислушиваясь к приглушенному скрипу его ботинок, пересекающих пол спальни, входящих в ванную…

Ее тело считало проходящие минуты. Она чувствовала пустоту внутри себя, словно Габриэль проделал в ней дыру.

Слабый звук разнесся по воздуху. Габриэль смыл воду в туалете. Тихий щелчок открывающейся двери нарушил тишину комнаты.

Она чувствовала на себе его взгляд. Он был столь же ощутимым, как и пульсирующая глубина ее лона.

— Мэри Торнтон действовала не одна, — сказал Габриэль без всякого выражения. Напряжение вибрировало в его голосе. — Мужчину, который написал письма, зовут Митчелл Делани.

Она не заплачет.

Темнота извивалась под ее веками.

— Я не знаю Митчелла Делани.

— Он знает вас, мадмуазель.

— Меня зовут Виктория, — ответила Виктория. Она наслаждалась, слушая, как Габриэль произносит ее имя. В его устах буква «В» звучала нежной лаской.

Да, мужчина, который написал письма, знал, что она носит шелковые, а не шерстяные панталоны. Он знал, что женщины имеют те же сексуальные желания, что и мужчины.

Но он не знал женщину, которой была Викторией Чайлдерс. А Габриэль знал.

Он прикоснулся к самому сокровенному в ее душе.

Габриэль развернулся и вышел из комнаты.



Глава 17

Габриэль шел по улицам, поворачивал, плутал. Он скользнул в переулок, переждал с другой стороны, приветственно подняв свою серебристую шпагу, вдыхая дымку желтого тумана и биением сердца отмеряя проходящую тишину.

Никто не следовал за ним.

Он сожалел об этом.

Габриэль хотел убить.

Габриэль хотел сбежать от запаха и ощущения Виктории.

Габриэль хотел отрицать то удовольствие, которое она дала ему.

«Я вижу тебя, Габриэль. Когда я кончаю, я вижу тебя».

На секунду — с головкой члена, пульсирующей у входа в ее лоно — он почти поверил, что у него есть душа.

Габриэль заставил себя сконцентрироваться на ночи.

Никто не следовал за ним к городскому дому Торнтонов ни днем, ни ночью. Однако кто-то видел, как мадам Рене входила в его дом.

Кто-то перехватил коробки с одеждой, которые она послала Виктории.

Унылый перестук прервал мысли Габриэля — копыта лошади. Его пульс участился, он подался назад, вглубь переулка.

Приближающийся свет материализовался в фонари коляски. Грохочущий двухколесный экипаж.

Кучер мог направляться в конюшню. Или следить за Габриэлем.

Экипаж растворился в тумане.

Габриэль миновал еще три улицы. Еще несколько кэбов блуждали в тумане раннего утра. Он окликнул третий, встав перед идущей лошадью и схватив кожаный повод.

Лошадь шарахнулась; извозчик выругался.

— Убери руки от моей лошади, ты…

— Я дам два золотых соверена, если подкинешь меня, — тихо сказал Габриэль.

Обычно проезд в кэбе стоил шестипенсовик за милю; соверен был равен двумстам сорока пенсам. Габриэлю не было нужды вглядываться в лицо извозчика, чтобы разглядеть подсчет в его глазах: тот должен был проехать восемьдесят миль, чтобы заработать два соверена.

Габриэль понимал улицы: он понимал мужчин и женщин, работающих на них.

Он не понимал Викторию.

— А куда вы хотите? — осторожно спросил извозчик. — Мне нужно возвращаться в конюшню.

— Недалеко, — услужливо ответил Габриэль. Он жаждал секса, жаждал еще секса. — К клубу «Ста Гиней». Я хочу, чтобы ты медленно кружил по кварталу, пока я не постучу в крышу. Как только я постучу, ты остановишься. Ко мне присоединится другой человек. Он и скажет тебе, куда нас везти.

Извозчику не было нужды спрашивать дорогу к клубу «Ста Гиней». Как и дом Габриэля, это заведение было широко и далеко известным.

— Поеду, если получу золотишко вперед, — хитро сказал извозчик.

Лошадь нервно переступила, чуть не наступив Габриэлю на ногу.

Габриэль быстро успокоил потную лошадь, твердо погладив рукой в перчатке по ее шее. Он вспомнил боль Виктории, когда она сперва принимала его пальцы, а потом — его член. Он вспомнил ее наслаждение, когда она испытывала вызванные им оргазмы и просила еще.

Он знал, что подумал извозчик: он подумал, что Габриэль хочет подцепить мужчину-шлюху.

Его пронзил непривычный гнев, который он подавил.

Мысли не убивали; второй мужчина убивал.

— Я дам тебе один соверен сейчас и второй, когда поездка закончится, — легко ответил Габриэль.

Жадность пересилила моральные сомнения извозчика.

— Залезай, папаша.

В кэбе воняло застарелым сигарным дымом, дешевым джином, старыми духами и потом.

Габриэль смотрел в окно. Уличные фонари боролись с туманом, побеждая на одной улице и проигрывая на другой. Мужчины, женщины и дети возникали из желтой дымки и пропадали в ней.

Он думал о Виктории, одиноко бредущей по улицам. Живущей на улицах. В одиночку.

Он быстро прогнал этот образ.

Она не будет жить на улицах. Габриэль позаботится об этом.

Поток кэбов забивал улицу перед клубом «Ста Гиней».

Габриэль вытащил из кармана тяжелые серебряные часы: было еще не время.

Кэб медленно объехал квартал четыре раза. На пятом круге высокая белокурая женщина в темно-красном бархатном плаще шагнула к стоянке кэбов.

Габриэль резко поднял трость набалдашником вверх и постучал в крышу три раза.

Кэб остановился.

Быстро передвинувшись по кожаному сиденью, Габриэль пинком открыл дверь, держась так далеко от окна, выходившего на тротуар, как только мог.

Женщина заколебалась.

Габриэль высунул конец своей трости в открытую дверь — серебро сверкнуло в желтом тумане.

Женщина приблизилась, задержавшись, чтобы сообщить извозчику адрес. Передок кэба просел с протестующим звуком; несколько секунд спустя женщина опустилась на сиденье. Скрипнула изношенная кожа, зашелестел бархат.

Бедро прижалось к бедру Габриэля: он стиснул зубы. Избыток духов заглушил другие разнообразные запахи.

Наклонившись вперед, женщина потянула дверную ручку. Темнота, которая сомкнулась вокруг Габриэля, не имела никакого отношения к захлопнувшейся двери, а целиком относилась к плечу, которое вдруг потерлось о его плечо.

Здесь не было места, куда можно было бы отодвинуться, не было пространства, где стенка кэба или тело другого человека не мешали бы ему.

Кэб качнулся вперед.

Габриэль повернул голову и пристально посмотрел на белокурую голову рядом с ним, в то время как каждый мускул в его теле сжался, чтобы пинком открыть дверь и убежать.

Назад к Виктории. Назад к надежде, которую она обещала.

— Ты что-нибудь обнаружил? — нейтральным голосом спросил он.

— Да.

Голос не был женским; он был мужским.

Отвращение к самому себе эхом отдалось внутри кэба.

В груди Габриэля что-то сжалось. Именно он — он и второй мужчина — сделали это с человеком, сидящим сейчас рядом с ним.

— Я говорил, что ты не обязан делать это, Джон, — спокойно сказал Габриэль, борясь с раскачиванием кэба и страхом, сопровождавшим его пятнадцать лет.

— Этой ночью я не сделал ничего, чего не делал прежде тысячу раз, — невыразительно отозвался Джон.

Десять лет назад Джон занимался проституцией, чтобы выжить; этой ночью он занимался ею ради Габриэля. Джон никогда не простит ни Габриэля, ни себя самого.

Габриэль не винил его.

Подняв руку, Джон сорвал с головы белокурый парик.

— Вы были не обязаны принимать меня десять лет назад. — Волосы Джона коротко блеснули золотом в свете мелькнувшего уличного фонаря; тот немедленно потускнел в мрачном тумане. — Я был бы все еще там, если бы не вы.

И оба знали, что это не так. Джон не был бы шлюхой в клубе «Ста Гиней»; он бы уже умер.

— Я не увидел Стивена, — вместо этого произнес Габриэль.

— Вы и не ожидали увидеть его. — Джон продолжал пристально смотреть на дверь кэба. — Стивен изучает клуб, как вы и приказали.

В то время как Джону Габриэль приказал изображать шлюху.

Джон медленно повернул голову; его глаза блеснули в темноте.

— Они используют женские имена. Я не мог прямо спросить о Джеральде Фитцджоне.

Джон не сказал Габриэлю ничего, чего бы тот уже не знал. Но у Габриэля была информация для Джона.

— Фитцджон мертв, — отстраненно сказал Габриэль. И затем, вспомнив ужас Эвана и Гастона, добавил, — он был обезглавлен.

Джон не выказал ни удивления, ни ужаса. Этой ночью он вынес намного худшее, чем смерть.

— Один человек сказал, что Джеральдина подвела его, не прийдя.

Имя Джеральдина было женской версией имени Джеральд.

Габриэль напрягся.

Джеральд Фитцджон мог представиться Джеральдиной. Но, в тоже время, мог использовать и другое имя.

Кэб завернул за угол. Габриэль ухватился за верхний ремень.

— Как звали того человека?

— Он назвал себя Франсиной.

Франсина… Фрэнсис.

Виконта Райли звали Фрэнсисом. Он был близким другом герцога Кларенса, наследника трона Англии.

Герцог из королевской семьи записывался в журнале клуба под именем его матери, Виктории.

— Он сказал прошлой ночью, что Ленора подвела и Джеральдину, и его самого, — бесстрастно продолжил Джон, — и он не видел Ленору с тех пор.

Ленора… Леонард.

Габриэль не помнил навскидку члена светского общества или парламента, которого звали Леонардом.

Второй мужчина?

Второй мужчина убил человека, который называл себя Ленорой, как убил Джеральда Фитцджона?

Вопросы сопровождались пульсирующим давлением бедра и плеча Джона.

Почему никто не следовал за Габриэлем?

Почему Торнтоны все еще живы?

— Ты знаешь о человеке по имени Митчелл Делани? — спросил Габриэль. Самообладание медленно разрушалось от назойливого запаха духов, близости Джона и наслаждения, которое продолжало пульсировать в его паху. Наслаждения Виктории.

Что задумал второй мужчина? Для Майкла? Для Габриэля?

Для Виктории?

— Нет. — Джон передвинулся в темноте; он создал между ними такое большое пространство, какое только мог. То ли после этой ночи он не мог выносить прикосновений другого мужчины, то ли он хотел дать Габриэлю передышку, Габриэль точно не знал. — Он член клуба?

— Не знаю, — ответил Габриэль. Колеса экипажа вторили его опасению.

Габриэль не был дураком.

Были люди более сведущие в охоте, чем он.

Люди, которые охраняли Майкла и Энн , моглибыть подкуплены или убиты.

Кто-то могследовать за Габриэлем так, что он не знал об этом.

Теперь в любой момент кэб мог остановиться.

Люди моглиждать за дверью со стороны Джона. Они моглиубить Джона и взять Габриэля.

Кэб дернулся и остановился.

Джон натянул свой парик; его бедро, бок, локоть и плечо неизбежно прижались к бедру, боку, руке и плечу Габриэля.

— Хозяйка квартиры не знает, кто я, — сухо сказал он в качестве извинения. — Я предпочел бы, чтобы она думала, что меня навещала женщина.

— Ты знаешь домовладелицу? — спросил Габриэль, надеясь, ради блага Джона, что у них была плотская связь.

Надеясь, что он сможет найти тот покой, которого лишил Габриэля второй мужчина.

— Она вдова. Мы иногда находим утешение друг в друге.

— Найди в ней утешение сегодня ночью, Джон.

Джон не ответил. Нагнувшись вперед, он открыл дверь кэба и встал.

Обернувшись назад, он резко сказал:

— Говорят, что у вас не было женщины почти пятнадцать лет.

— Так говорят, — согласился Габриэль.

Краткая улыбка изогнула его губы. Что думают его работники теперь, когда Виктория попросила коробочку презервативов?

— Кто утешит вас сегодня ночью, Габриэль? — спросил Джон.

Габриэль не мог отогнать образ Виктории, вспыхнувший перед глазами. Виктории, наблюдающей за мужчиной-шлюхой и женщиной через прозрачное зеркало. Виктории, предлагающей Габриэлю прикоснуться к ней.

Он вспомнил груди Виктории, пылающие от наслаждения, когда ее живот сжимался, готовый к оргазму, а разведенные ноги жаждали большего: больше пальцев, больше Габриэля.

— Для некоторых мужчин нет утешения, — коротко ответил он.

Однако Габриэль был утешен.

Мысль о втором мужчине вызвала холодный озноб в его позвоночнике. Если бы он коснулся его теперь…

— Я пошел на это с готовностью, Габриэль. — Голова Джона вырисовывалась силуэтом на фоне мерцающего газового света. — Не вините себя.

Габриэль спрашивал себя, как далеко зашел Джон, чтобы помочь ему. Он предложил единственное утешение, какое мог.

— Я прибавлю тебе денег.

— Нет нужды. — Габриэль не мог видеть выражение лица Джона, но в этом и не было надобности. — Когда вы доберетесь до человека, которого ищете, я куплю ферму. Сегодня я обнаружил, что за последние десять лет вы вернули мне мою человечность. За это я благодарен вам.

А за то, что попросил изобразить шлюху, которой когда-то работал в клубе, Джон никогда не простит Габриэля.

Габриэль вернул Джону человечность лишь затем, чтобы снова отобрать ее.

Кэб качнулся; дверь закрылась.

Габриэль остался один, как он и предпочитал. Не было причины чувствовать, как мрак сдавливает грудь.

Не было причины чувствоватьпотерю работника.

Габриэль намеренно помогал мужчинам и женщинам, не имеющих иного выбора, кроме воровства или проституции, найти работу, более подходящую их нуждам. Он возьмет другого человека и найдет замену.

Он должен быть рад уходу Джона. Габриэль не был рад.

Второй мужчина систематически разрушал новую жизнь Габриэля так же, как разрушил старую.

Но он дал ему женщину. И Габриэль все еще не знал почему.



Глава 18

Виктория вслепую наблюдала, как Габриэль открыл большой шкаф, видя мысленным взглядом то, что слышала. Тишина забила ее уши. Открылся и закрылся ящик. Открылся и закрылся второй ящик. Открылся третий ящик.

Она представляла содержимое каждого ящика.

Она видела его нижнее белье, касалась его шерстяных кальсон — прекрасной шерсти, мягкой как шелк, — смотрела на пистолет и нож, утонувшие в груде накрахмаленных белых льняных рубашек.

Третий ящик закрылся.

По шелесту закрывающейся двери Виктория поняла, что Габриэль вышел.

Она спрашивала себя, сколько сейчас времени.

Она спрашивала себя, когда Габриэль простит ее. И сразу поняла, что он не простит ее, пока не простит себя.

Виктория спрашивала себя, что она будет ощущать после потери девственности; теперь она знала. Она ощущала пустоту.

Она открыла глаза и уставилась на черную яму, которая была потолком: мысленным взглядом она снова видела блеск белой эмалевой краски и пот, заливавший лицо Габриэля, словно слезы.

Виктория узнала прикосновения Габриэля. Она никогда не будет полной без них.

Приподняв ноги над кроватью, Виктория села.

И сморщилась.

Она чувствовала себя так, словно в ней была пробита дыра.

Она чувствовала себя так, словно ее сердце было вырвано из груди.

Она не просила этого… Писем. Боли.

Наслаждения.

Виктория прошла в ванную. И вспомнила…

«Я замерзла. Мне кажется, что я никогда больше не смогу согреться».

Габриэль согрел ее, сначала одеждой, а потом своими пальцем, губами, языком, bite.

Виктория ступила в медную ванну. И вспомнила…

«Душ для печени»… Он нужен не для того, чтобы массировать печень?

—  Нет.

— Этот душ возбуждает мужчин?

— Не в такой степени, как женщин.

Виктория встала под поток обжигающе-горячей воды. И вспомнила…

«Я помню, как в первый раз увидел женщин вот так.

— Что ты подумал, когда увидел ее… вот так?

— Я подумал, что если у мужчины есть душа, она находится в женщине».

Виктория намылилась. И вспомнила… каждое место, которого коснулся Габриэль. Ее губ. Языка. Щеки. Грудей.

Клитора…

При воспоминании клитор Виктории запульсировал.

Пульсировал ли при воспоминаниях Габриэль?

Ее половые губы набухли; они излучали жар. Он назвал ее влагалище portail.

«Мне нравится, как ты произносишь моё имя.

— Как именно?

— Словно ты веришь, что у меня есть душа».

Виктория быстро смыла мыльную пену и насухо вытерлась полотенцем.

В щетке Габриэля не застряло ни темных, ни светлых волос. Все свидетельства их соединения уничтожены.

Его зубная щетка была влажной. Отводя глаза от темноволосой женщины в зеркале, она почистила зубы.

У Виктории все еще не было никакой одежды.

Шелковый халат остался в спальне, на полу, где она уронила его. Ощутив неожиданную застенчивость, Виктория обернула вокруг тела влажное банное полотенце.

Ей не следовало удивляться, обнаружив, что спальня Габриэля занята. Но она удивилась.

Виктория сжала стянутое узлом полотенце между грудями. В то же момент мужчина с каштановыми волосами поднял глаза. На вид ему было за тридцать, и он не казался особенно огорченным увидеть женщину, одетую лишь в полотенце.

Она сразу узнала в нем человека, который привел ее к Габриэлю в ту ночь, когда она продала свою девственность. Гастон,называл его Габриэль.

Спутанные мысли пронеслись у нее в голове. Он, наверняка, знал о презервативах, которые она попросила. Разболтает ли он теперь служащим о ее костлявости?

Виктория перевела дыхание, чтобы приободриться. Она стояла голой перед мадам Рене и не бежала прикрыться; она сможет, по меньшей мере, стоять перед Гастоном, одетая в полотенце, и не сорваться в истерику.

— Я могу помочь вам, сэр? — спросила она холодным голосом, который, порой, успокаивал расшалившихся подопечных.

Гастон улыбнулся, карие глаза потеплели.

—  Mais non,22Вовсе нетмадемуазель. Я просто принес вам эти коробки.

На протянутых им белых коробках были вытиснены красные розовые лепестки.

Виктория отпрянула.

—  Non, non,мадемуазель, — поспешно сказал Гастон. — Я лично доставил их от мадам Рене. Посмотрите?

Гастон поставил коробки на смятую постель.

Викторию затопил жар. Но он был не сексуальной природы.

Большое пятно замарало угол простыни там, где она лежала, где ее тело истекало наслаждением. Металлическая крышка лежала на тумбочке из атласного дерева; ни с чем нельзя было спутать скатанную оболочку, которая лежала в оловянной коробочке рядом.

Гастон, казалось, ничего этого не замечал. Или, возможно, работая в доме Габриэля, он больше не обращал внимания на физические реалии сексуального союза. Он поднял крышку прямоугольной коробки.

Виктория собралась с духом, вспомнив кровь, вспомнив руки Долли…

В коробке находился черный атласный корсет.

Настороженность превратилась в женское любопытство.

—  Voilà.23Вот— Гастон повернулся к Виктории и сверкнул улыбкой. У него были идеальные белые зубы. — Это всего лишь хорошенький корсет, мадемуазель.

Жар, заливший тело Виктории, не уменьшился от уверения Гастона — пережиток тех лет, что она потратила, притворяясь образцом добродетели. Не важно, что ее наслаждение запятнало простыни, а на тумбочке стояла открытая коробочка презервативов. Мужчины необсуждали — и не выставляли напоказ — женское нижнее белье.

Гастон был невосприимчив к ограничениям, наложенным обществом. Он продолжал открывать каждую коробку, описывая мягкость шелковых женских сорочек, показывая пару панталон, украшенных голубой тесьмой, так чтобы она могла восхититься тонким, как бумага, шелком, гордо демонстрировал пояса с подвязками, шелковые чулки, прекрасные шелковые перчатки, турнюр, больше напоминавший фартук, чем проволочную клетку, которую Виктория носила многие годы.

В карих глазах Гастона блестело одобрение.

— Это très24Оченьмодно — это выбрал месье Габриэль.

Пока Виктория обдумывала мысль, что Габриэль лично выбирал интимное одеяние для нее, Гастон, словно фокусник, вытаскивающий кролика из шляпы, достал шелковое вечернее платье золотисто-коричневого цвета. Оно должно было бы выглядеть безвкусным — отделанное бархатом винного цвета, с нижней юбкой из лампасной ткани, кремовой с зелеными, желтыми и тускло-красными узорами, но оно было прекрасно.

Она невольно протянула руку. Рубчатый шелк цеплялся за кончики ее пальцев.

Он был гораздо мягче дешевых шелковых панталон, которые она привыкла покупать, — хотя не таких уж дешевых для заработка гувернантки.

— Мадемуазель понадобится помощь с платьем, — с явным предвкушением сказал Гастон.

Виктория резко отдернула руку, болезненно осознавая полотенце, драпировавшее ее тело, и голую плоть, которую оно так мало скрывало. Она непозволит другому мужчине видеть ее голой.

— Уверяю вас, сэр, я способна одеться сама.

Гастон совершенно обезоруживающе улыбнулся. Она вспомнила улыбку в глазах Габриэля, когда вчера делала ему выговор из-за количества коробок, сложенных на кушетке.

И теперь он выбрал для нее нижнее белье.

—  Non, non,мадемуазель, вы неправильно меня поняли, — поспешно сказал Гастон. — Я не предлагаю своих услуг; в штате месье Габриэля есть горничные. Я пришлю к вам одну из них.

Виктория одевалась сама с тех самых пор, как ушла из дома отца.

— Спасибо, но в этом нет необходимости.

—  Mais oui,25Ну, конечноэто необходимо, мадемуазель, — умолял Гастон. — Месье Габриэль приказал нам удовлетворять все ваши нужды.

Было невозможно остановить обжигающий жар, приливший к щекам Виктории.

— Уверяю вас, сэр, все мои нужды удовлетворены.

—  C’est très bon26Это очень хорошо— хорошо, что вы появились. — Понимающий свет в карих глазах Гастона был очевиден. — Месье Габриэль, он слишком долго был один. Вы покончили с этим.

Габриэль так упомянул об оргазме — кончить.Конечно, Гастон не…

— Он не позволит мне коснуться его, — сказала Виктория.

И закусила губу — слишком поздно, слова прозвучали.

Карие глаза Гастона не осудили ее.

— Но он коснулся вас, n’est-ce pas?27Не так ли?

Свидетельство его прикосновения невозможно было ни с чем перепутать.

Ее губы распухли, глаза обвела тень.

— Да. — Виктория расправила плечи. — Он коснулся меня.

Гастон снова медленно свернул платье.

— Месье Габриэль не касался женщины — и мужчины — все время, что я был с ним, мадемуазель.

Горло Виктории напряглось.

— А вы давно с ним?

Француз с каштановыми волосами аккуратно уложил прекрасное золотисто-коричневое платье обратно в коробку.

— Я с месье Габриэлем четырнадцать лет.

— Вы его друг?

Крышка с вытисненным розовым лепестком закрылась над кармазинным шелковым платьем.

— Мы в le Maison de Gabriel— в доме Габриэля — не друзья ему, мадемуазель.

Глаза Виктории распахнулись от удивления.

Платье было благополучно упаковано, густые темные ресницы Гастона медленно поднялись. Виктория смотрела в глаза Габриэля, только карие, а не серебряные.

— Мы его семья, — прямо сказал Гастон. — В этом доме мы все — семья друг для друга.

Гастон тоже пережил улицы.

— Вы… une prostituée?28…проститутка?— импульсивно спросила она.

Пристальный взгляд Гастона не дрогнул.

—  Oui,29Дамадемуазель, я был une prostituée,если были клиенты, которые хотели меня. Когда их не было, я был, как вы говорите по-английски, карманником и головорезом.

Головорезом…

Виктория глубоко вздохнула.

— Полагаю, вы больше не занимаетесь вашими прежними делами.

Внезапно холодная безжизненность улиц оставила глаза Гастона. Они обаятельно замерцали.

—  Non,мадемуазель, я больше не работаю карманником или головорезом. Месье Габриэлю не понравилось бы, если бы мы обворовали или убили его клиентов. Я управляющий месье Габриэля и его дома.

И служащих, которые работали в доме Габриэля.

Семьи проституток, воров и головорезов.

Виктория расправила плечи.

— Для меня облегчение это слышать, сэр.

—  Pas du tout— не за что, мадемуазель. — В карих глазах Гастона были и восхищение, и юмор. — Ваш завтрак в кабинете. Вы можете съесть его сейчас или подождать, пока горничная поможет вам одеться.

Будучи гувернанткой, Виктория ела со слугами. Она не привыкла, чтобы ее опекали. Затянувшийся жар смущения рассеялся в новизне чувства, что ее балуют.

— В самом деле, месье, я не нуждаюсь в услугах горничной. Но благодарю вас. Я буду наслаждаться завтраком — и нарядами. Они очень красивы.

Гастон выглядел довольным ее похвалой.

— Если вам что-нибудь нужно, вы не должны стесняться просить.

Ей нужно было исцелить ангела. Был лишь один способ это сделать.

Виктория посмотрела в добрые карие глаза Гастона и попросила то, что ей нужно.

То, что было нужно Габриэлю.



Глава 19

На Викторию упала тень. Силуэт Габриэля тяжело лег на ее веки, груди, живот, бедра.

Она мгновенно проснулась с колотящимся сердцем, ловя воздух.

Мягко качнулась, закрываясь, дверь ванной. Тонкая линия белого света залила щелку между полом и дверью.

Габриэль вернулся.

Отбросив назад постельное покрывало, она выскользнула из-под льняных простыней.

Ее соски затвердели. От холода, сказала она себе.

И знала, что это было от страха.

Виктория отнюдь не рвалась к роли, которую должна была сыграть этой ночью, но она сыграет ее. Она освободит ангела.

Оранжевые и голубые язычки пламени лизали почерневшее дерево.

Огонь угасал от недостатка заботы.

Виктория угасала с тех самых пор, как мать оставила ее с холодным, нелюбящим отцом. Габриэль понемногу умирал каждый раз, когда дарил наслаждение, не получая его взамен.

Широкая и низкая белая банка на тумбочке атласного дерева казалась бледным пятном в слабом свете.

Это был весь свет, в котором нуждалась Виктория.

Она потянулась, сжала пальцы…

Металл.

Серебристая оловянная коробка презервативов.

Отпустив металлическую коробочку, она схватила стеклянную банку, которую принес Гастон. Дрожащими пальцами Виктория отвинтила крышку и осторожно опустила ее на тумбочку.

Звук удара металла о металл отдался дрожью вдоль ее позвоночника.

Виктория положила крышку на оловянную коробочку. Она могла лишь надеяться, что ее решение было продумано лучше, чем ее координация.

Гладкий деревянный пол был холодным и жестким. Ее груди — сносные груди, как сказала мадам Рене; символ греха женщины, как заявлял ее отец — рассекали воздух.

Габриэль видел груди Виктории; она его не видела.

Габриэль коснулся Виктории; Виктория не касалась Габриэля.

Пока.

Да поможет ей Бог, если она сделает это, сказал Габриэль. Потому что он не сможет помочь.

Или не станет.

Виктория открыла дверь ванной.

Едва войдя внутрь, она почувствовала, что Габриэль все понял.

Длинная, изящная рука потянулась из глубин душа и повернула кран. В тишине брызнула вода; над деревянной обшивкой заклубился пар.

Стиснув стеклянную банку со смазкой, которую она попросила у Гастона, Виктория ступила вперед.

Лицо Габриэля было поднято к душевым струям, волосы слиплись и потемнели. Вода омывала его мускулистую спину, тугие ягодицы и длинные, длинные ноги.

Он был прекрасен. Гораздо, гораздо прекраснее любого другого мужчины, которого она когда-либо видела.

Габриэль знал, что Виктория вошла в ванную. Он знал, что Виктория наблюдает за ним.

Он знал, что Виктория собирается сделать.

Он медленно опустил голову. Потемневшие от воды волосы облепили его голову сзади, повторяя форму затылка и шеи.

— Я убью тебя, если ты прикоснешься ко мне, Виктория.

Голос Габриэля был отстраненным; напряжение пронизало воду и клубы пара.

— Меня не было бы здесь, Габриэль, если ты не хотел, чтобы я коснулась тебя, — спокойно ответила Виктория. И знала, что это правда.

Мужчина, ответственный за ее пребывание в доме Габриэля, знал его потребности. Он предоставил Викторию для их удовлетворения.

— Мое имя не Габриэль.

Виктория собралась с духом в ожидании истин, которые она познает этой ночью.

— Какое тогда?

—  Garçon. Con. Fumier.

Виктория знала, что garçonпо-французски означает «мальчик». Слова сonи fumierне входили в ее словарный запас французского. Как и portail,влагалище женщины, и godemiché,кожаный фаллос.

— Мы не ответственны за то, как нас называют другие, — ровно ответила она.

— Вы знаете, что такое con, мадемуазель?

Голос Габриэля отдался глухим эхом в медном гроте над ровными брызгами воды.

— Нет, — правдиво ответила Виктория.

— Ублюдок. Ты знаешь, что означает fumier?

— Нет. — Но она не сомневалась, что Габриэль собирается просветить ее. — Я не знаю.

—  Fumierозначает кусок дерьма. Канавы заполнены нечистотами; я родился в канаве. Я жил в канаве. Безымянный ублюдок. Это не проституция сделала меня таким, каков я есть, — сказал Габриэль в сгущающемся пару, пока его омывала вода, — а жизнь.

Цена выживания.

— В том, чтобы жить, нет греха, Габриэль.

Нет греха в том, чтобы жить. Нет греха в том, чтобы любить.

Виктория знала, что потребуется гораздо больше, чем слова, чтобы убедить Габриэля в истинности ее утверждений.

— Однажды я увидел витраж в соборе. На нем было два ангела; я не знал, что это ангелы. У одного были темные волосы, у другого — светлые. На ступенях церкви сидела старуха, жалкая побирушка, которая просила милостыню у нищих. Я спросил ее, кто les deux hommes— те два человека. Она сказала, что это ангелы. Она сказала, что белокурый ангел — это Габриэль, Божий посланник. Майкл, темноволосый ангел — Божий избранник. Она сказала, что на небесах нет голода, и что ангелы не просят подаяние. Майкл и Габриэль, сказала она, — любимые ангелы Бога.

Пар вздымался из медного грота, забиваясь в нос и грудь Виктории.

— Когда я увидел Майкла в Кале, он был полузаморенным мальчиком с голодными глазами, который не стал бы просить и не знал, как украсть. Он напомнил мне темноволосого ангела с витража. Я хотел быть похожим на него; я хотел иметь глаза, которые жаждали большего, чем корка хлеба и теплое, сухое место на ночь. Я хотел быть ангелом, поэтому я взял имя ангела. Когда французская мадам предоставила мне шанс избежать бедности, я ухватился и за него. И ухватился бы снова. Не совершай ошибки, я — ублюдок. Если ты прикоснешься ко мне, я причиню тебе боль. И уверяю тебя, Виктория, я могу причинить тебе боль такими способами, которые тебе и не снились.

Чувства сжимали грудь Виктории до тех пор, пока у нее не перехватило дыхание от гнета и пара. Страх был слишком узнаваем, но его вытеснило нечто другое.

Боль Габриэля.

В ее власти было остановить его боль. Еслиу нее хватит храбрости.

— Мы делаем то, что необходимо, чтобы выжить, — спокойно сказала Виктория. Слыша эхо прежних слов, ее, его…

«Я сожалею, что вас продали против вашей воли.

— Но это произошло не против моей воли, мадемуазель».

— Мы, Виктория? — без любопытства спросил Габриэль. По нему струилась вода.

— Да, — решительно ответила Виктория. — Мы.

Иначе она не продала бы свою девственность с аукциона в доме Габриэля. И никогда не встретила бы белокурого ангела, тоскующего по любви.

Габриэль повернулся так быстро, что от его движения у Виктории перехватило дыхание. Или, возможно, у нее перехватило дыхание оттого, что она впервые увидела его совершенно голым.

Вода склеивала зубчиками его ресницы, стекала по подбородку, каплями усеивала блестящие коричнево-белокурые волосы, которые покрывали его грудь и стрелой спускались к паху.

Виктория уставилась на него.

Он был возбужден. Вода струилась с похожей на луковицу головки его налившегося члена.

Мускулы внутри ее влагалища сжались от желания.

Она мельком видела Габриэля предыдущей ночью, пока он надевал презерватив, и еще более кратко, когда шел к ней с его вложенной в резиновые ножны мужественностью, выступавшей из расстегнутых серых шерстяных брюк.

Это был бесстыдно обнаженный мужчина, синие вены пульсировали, каждый оттенок цвета был на виду — бледная плоть, темная плоть, плоть с фиолетовым отливом. Два тугих кожаных холмика покачивались под соломой потемневших от воды волос.

У Виктории не было ни малейших сомнений, что Габриэль мог причинить ей боль невообразимыми способами. Так же, как причиняли боль ему самому.

Как не было у неё и сомнений в том, что он бы пошел на это.

Ее выбор…

Виктория медленно подняла ресницы.

Сквозь клубящиеся завитки серого пара пристальный взгляд Габриэля был невыразительным и бескомпромиссным. Глаза мальчика, который хотел быть ангелом, и мужчины, который потерял обещание рая.

Впервые Виктория была рада шести месяцам, лишившим ее еды, одежды и, в конце концов, крова. Она была рада даже своим костям, которые были слишком острыми, и своей плоти, слишком туго обтягивающей их.

Виктория знала, каково это — мерзнуть и голодать. Она знала, каково это — продать надежду на любовь ради еды и крова.

Мадам Рене сказала, что соблазнение состоит из создания обнаженных образов словами.

Это пробуждение в человеке предвкушения… поцелуя… ласки… объятий.

— Мой отец запрещал целоваться, — намеренно сказала Виктория. — Я бы хотела поцеловать тебя.

Единственным звуком в ванной был шум воды и грохот сердца Виктории. Она медленно поставила стеклянную баночку на деревянную обшивку, обрамляющую ванну. Ее груди покачивались, голова поднялась, удерживая пристальный взгляд Габриэля.

— Мой отец запрещал обниматься. — Она выпрямилась, груди и позвоночник выровнялись. — Я бы хотела обнять твое тело своим.

Она осторожно ступила в медную ванну.

— Мой отец запрещал касаться. — Горячая вода затуманила ее лицо, окутала правую, а потом левую ногу. — Я бы хотела прикоснуться к тебе, Габриэль.

* * *

Одну долгую секунду Габриэль не мог дышать, захваченный голодными синими глазами в то время, как горячая вода колола его голову и плечи. Она струилась по его спине, груди, паху, ягодицам.

Каждый дюйм его тела кричал о предупреждении. Если Виктория прикоснется к нему…

Прохладные пальцы охватили возбужденную плоть Габриэля.

Ошеломляющая потребность.

Ослепляющий гнев.

Он не хотел этого.

Но Виктория не дала ему выбора. Как не дал выбора и второй мужчина.

Схватив Викторию за запястье, Габриэль дернул ее под душевые струи, одновременно разворачивая ее и швыряя лицом на обшитую медью стенку душа.

Руки Виктории шлепнулись о стену.

— Ты обещала, — проскрежетал он, вода забивала его рот, обжигала глаза, грудь, бедра, каждый дюйм его плоти, который прикоснулся к Виктории. — Ты обещала не касаться меня.

Но она коснулась его.

Она открывала свое тело и принимала его пальцы и член, пока темнота надвигающегося оргазма не исчезла в слепящей вспышке ее наслаждения.

— Я обещала, что не коснусь тебя вчера вечером, — Виктория задыхалась в бьющей воде, вжимаясь в медную стенку, — и не коснулась. Я сдержала свое обещание, Габриэль.

Но она не сдержала своего обещания. Она коснулась его своей страстью и своим наслаждением.

«Я вижу тебя, Габриэль…»

Но она не видела его.

Она не видела мальчика, который просил подаяния, и шлюху, который просил мужчину.

Габриэль мог чувствовать страх Виктории, чуять его над ее желанием — она боялась, когда вошла в ванную. Именно ее страх подсказал ему, что она задумала.

Она задумала освободить ангела. Но он не был ангелом.

Он был безымянным куском дерьма, который хотел большего, посмел больше и заплатил за это.

Габриэль прижался к Виктории, его пальцы окружили мягкость ее плеч, его бедра чашей охватили ее ягодицы, его член во всю длину был зажат в ее расщелине, его и ее волосы цеплялись за них обоих. Он позволил ей ощутить его твердость, его силу.

Ее уязвимость.

— Это то, чего ты хочешь, Виктория? — промурлыкал он. Душ хлестал по его коже.

Виктория повернула голову в профиль к нему, проведя правой щекой по скользкой меди. Вода струилась с его лица, сбегала по ее левой щеке, прилизывая волосы к коже головы, стекала по похожему на раковину уху, по хрупкой шее.

— Да, — сказала она. Все еще не уступая своему страху. — Я хочу, чтобы ты коснулся меня.

Он касался ее прошлой ночью, но этого было недостаточно.

Для нее. Для него.

— Как ты хочешь, чтобы я коснулся тебя, Виктория? — чарующе прошептал он. Зная, как доставить наслаждение; зная, как причинить боль. Он не знал, как любить. Шлюхи не любили. — Ты хочешь, чтобы я коснулся тебя так, как я касался женщин, или ты хочешь, чтобы я коснулся тебя так, как я касался мужчины?

Вода зубцами склеивала ресницы Виктории, стекая по ее щеке.

— А есть разница?

Вокруг них клубился пар.

Навевая воспоминания. Провоцируя.

— Женщины мягче. — Габриэль провел губами по уху Виктории — у нее было маленькое ухо, изящное, бесконечно уязвимое. Оно опаляло его губы; щель между ее ягодицами сжимала его член. — Их легче ранить.

Виктория напрягалась под легким, подозрительно ласковым поцелуем. Ангел, приносящий дары…

— Мужчины тверже, мускулистее. — Габриэль нежно попробовал краешек ее уха, его сердцевину, погрузил внутрь жаркий язык. Вода бежала по его лицу и подбородку, капала на ее плечо. — Им нравится более грубо. Мне быть с тобой грубым, Виктория?

— Мужчина, который заставил тебя умолять, был с тобой грубым, Габриэль? — с вызовом спросила Виктория, потемневшие от воды волосы прилипали к его губам.

При воспоминании Габриэль стиснул зубы.

Второй мужчина не был груб, но его сообщник был. Габриэль приветствовал боль.

Виктория не приветствовала бы ее.

Но это было все, что мог дать ей Габриэль.

— Мысль о мужчинах, трахающих мужчин, возбуждает тебя? — тихо, намеренно оскорбительно, спросил он.

Это возбуждало женщин, с которыми Габриэль бывал в прошлом. Они искали белокурого ангела, чтобы сравнить его с темноволосым.

Но ангелом был Майкл; только он мог показать женщине ангелов. Габриэль показывал им мрак желания.

— Он насиловал тебя, — настаивала Виктория, обращаясь к пару и струившейся воде.

Невинная. Как был невинен Майкл.

Голодная. Каким никогда не мог быть Габриэль.

— Меня насиловали двое мужчин, — нежно возразил он, водя носом по ее щеке. Пульс бился в его пальцах, обхватывающих ее руки, в его груди, баюкавшей ее узкий позвоночник, его члене, скользившем в расщелине между ее ягодицами.

— Но один мужчина дал тебе наслаждение, — упорно продолжала Виктория.

Будь она проклята.

— Да, — мягко согласился Габриэль.

Один мужчина принес ему боль; второй принес наслаждение.

Он мог бы выдержать боль. Он не выдержал наслаждения. Оно запятнало Габриэля навсегда.

И она знала это, эта женщина, посланная мужчиной, который один за другим снимал все покровы с ангела до тех пор, пока не осталось ничего.

Ангелы не умоляли, но он заставил Габриэля умолять.

Виктория напряглась рядом с Габриэлем — чтобы увидеть его, касаться его, быть частью его. Того, кто так долго боролся, чтобы оставаться в стороне ото всех.

— Я хочу знать!

Габриэль хотел знать… каково это — чувствовать сытость так, чтобы жаждать большего, чем еда. Он хотел знать, каково это — ощущать тепло так, чтобы жаждать большего, чем ботинки и одежда. Он хотел знать, каково это — иметь дом, место, где он не должен будет бороться с другими нищими.

Любопытство убивало любовь. Надежду.

Габриэль очертил ухо Виктории кончиком языка; его член был уютно устроен между щеками ее ягодиц. Слезы, которые он не мог выплакать, просочились из вершины его головки.

— Что ты хочешь знать, Виктория?

— Я хочу знать, что он сделал с тобой.

Воспоминание хлестнуло сквозь жар воды, стучащей по его телу, и мягкость кожи Виктории.

Боль. Наслаждение.

— Ты видела через прозрачные зеркала, как мужчины трахают мужчин, Виктория. — Габриэль заполнял ее ухо своим дыханием. — Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе, каково это — быть трахнутым в зад? Или ты хочешь, чтобы я рассказал тебе, каково это — быть изнасилованным?

Подбородок Виктории обрамляла медь, усыпанная бусинками воды.

— Я знаю, каково это — желать быть частью кого-то, Габриэль.

Вчера вечером она была частью его, как и он был частью ее.

Мрак истины окутывал Габриэля, пока он не почувствовал, что взорвется.

— Я не отстранялся от одного мужчины, — обольстительно сказал он.

Он никогда не отстранялся от одного мужчины.

Майкла. Мишеля.

Какое-то время Габриэль думал, что он тоже сможет быть ангелом.

Второй мужчина показал ему, кто он на самом деле.

Con. Fumier.

— Он причинил тебе боль, Габриэль. — Лицо Виктории затуманил пар. — Я хочу прогнать боль.

«Повредил ли мужчина или мужчины, которые овладели Джоном, его душу так, как и его тело?» — спрашивал себя Габриэль.

Прогонит ли его вдова эту боль?

Прогнала ли Энн боль Майкла?

«Кто утешит вас… Габриэль?»

Никто. Jamais.

Никогда.

Габриэль не заслуживал утешения.

— И ты думаешь, что сможешь прогнать мою боль, сделав… что, Виктория? — легко поинтересовался Габриэль, делясь своим дыханием, своим жаром, водой, заливавшей тело. — Позволив мне изнасиловать тебя?

— Я хочу, чтобы ты показал мне, что он сделал с тобой.

Вода капала с носа Габриэля на щеку Виктории; она ползла между их телами и танцевала на кончике члена, смывая его слезы.

— О котором мужчине ты хочешь знать, Виктория?

— Я хочу знать, что сделал с тобой мужчина, который причинил тебе боль, — голос Виктории отозвался эхом в медном колпаке, подгоняя его, возбуждая его. — А затем я хочу, чтобы ты показал мне, что с тобой сделал мужчина, который заставил тебя молить о наслаждении. Я хочу, чтобы ты заставил меня умолять, Габриэль.

Габриэль не молил о наслаждении — он умолял о разрядке. А потом он молил о смерти.

Он не хотел, чтобы Виктория молила — не Виктория, с ее голодными синими глазами.

— Ты знаешь, куда насилуют мужчин, Виктория? — возбуждающе прошептал Габриэль. Вертикальная плоть устроилась в щели между ее ягодицами. Грудь баюкала ее узкие плечи и спину. Корона его члена пульсировала с каждым вдохом, каждым ударом сердца. Вода ударялась о них обоих.

Было бы так легко убить ее…

— Да, я знаю, куда насилуют мужчин, — сказала Виктория сквозь бьющий душ.

Но она не знала. Мужчин не насилуют через их тела; мужчин насилуют через их души.

Повернув торс, Габриэль потянулся назад и сунул пальцы в баночку с кремом, которую Виктория поставила на деревянную обшивку ванны. Наружу они показались покрытые густым белым кремом.

Вода бусинками усыпала его пальцы, переливаясь жемчугом на креме.

Часть его, однако отделенная от него.

Но он не хотел быть отделен от одной женщины.

— Ты хочешь знать, что я чувствовал, Виктория? — подстрекал он ее. Убивая ее. Убивая себя. — Ты хочешь знать, каково это — быть трахнутым в зад?

— Да. — Виктория отбросила голову назад, глотая воду и страх. Ее руки по-прежнему были распластаны по медной стене, жаждущая жертва. — Я хочу знать, что ты чувствовал.

Но это было не то, чего хотел Габриэль.

Он не хотел, чтобы женщина знала, что он чувствовал.

Он не хотел, чтобы кто-нибудь когда-нибудь познал это.

Подавшись назад, Габриэль опустил руку между их телами. Он смазал себя холодным, гладким кремом — корону, ствол; ягодицы Виктории дразнили тыльную часть его руки и костяшки пальцев.

Крепко взяв себя в руки, он кругами водил по ней головкой смазанного лубрикатом пениса… скользя, соблазняя, дразня.

— Это то, чего ты хочешь, Виктория? — промурлыкал он. Шлюха по натуре, как и по выучке.

Виктория напряглась, не подготовленная ни к наслаждению, ни к боли.

Вчера вечером он нарушил ее девственность, тонкий слой плоти, который он постепенно отгибал, чтобы впустить один палец, два, три.

Он не разорвал его, ни своими пальцами, ни своим членом.

Ловкая шлюха восстановила бы девственную плеву и продала ее снова.

Но Виктория не была шлюхой.

Ее девственность могла быть исправлена. Если он возьмет Викторию сейчас, она никогда не сможет снова претендовать на невинность. Она не могла излечить Габриэля, но она могла быть уничтожена им.

Он не хотел причинять ей боль.

То, чего Габриэль хотел, не останавливало его прежде… От проституции. От убийства.

Он знал, что это не остановит его и теперь.

Непрерывно водя кругами, Габриэль нажал вглубь. И едва не рухнул от наслаждения, прострелившего его яички.

Но он не хотел наслаждения.

Виктория инстинктивно выгнула тело. Даже в этом она приняла его. Она, никогда не знавшая боли, которую мужчины могли причинить женщинам. Боли, которую мужчины могли причинить мужчинам.

— Это? — соблазнительно шептал Габриэль в волосы Виктории, в ее скользкую от воды щеку. Кружа, надавливая, кружа, надавливая сильнее, кружа, надавливая еще сильнее, уговаривая ее тело принять его, как его научили делать двадцать семь лет назад. — Это то, чего вы хотите, мадемуазель Чайлдерс?

— Да. — Виктория сжала веки и повернула голову к его губам, ища утешения у мужчины, которого она пригласила изнасиловать ее.

Так, чтобы онмог не испытывать боли.

Но он никогда не будет свободен от боли.

— Скажи мне, Виктория, — это то, чего ты хочешь? — промурлыкал он, его грудь баюкала ее спину, в то время как ее ладони распластались на медной стене, пытаясь сдержать ее наслаждение и боль. Но она не могла сдержать их. Опытная шлюха, какой был Габриэль, даже он не был способен сдержать их. — Все, что ты должна сделать — сказать мне остановиться, и я остановлюсь. Скажи мне, Виктория. Скажи мне остановиться.

Или он умрет. И заберет ее с собой.

Виктория приняла кончик его пениса в свое тело. И выдохнула свой смертный приговор.

— Не останавливайся!

Крики из прошлого эхом отзывались в его голове.

Остановись… Остановись… Остановись…

И следом: N’arrête pas… N’arrête pas… N’arrête pas…

Не останавливайся… Не останавливайся… Не останавливайся…

Мускулы бедер и ягодиц Габриэля сжались. Левая рука соскользнула с руки Виктории — женской руки, мягкой, узкой, которую так легко повредить или сломать — он погладил ее талию и обхватил бедро.

Он не остановился.

Растопыренные пальцы Виктории сжались в кулаки. Она сдавливала его плоть, отчаянно пытаясь приспособиться к чужеродному вторжению.

Ее боль вибрировала в горячем тумане.

Габриэль зарылся лицом в ее влажные волосы.

Он не хотел этого.

Душ беспрестанно барабанил по ним, мужчине и женщине, которых свели вместе страх и желание.

— Скажи мне остановиться, Виктория, — шептал Габриэль, топя в водных брызгах и напряженном убежище ее тела свое прошлое, которое он пережил, и будущее, которым был отвергнут.

— Не останавливайся! — задыхалась она.

— Скажи мне остановиться, Виктория, — повторил он. И отстранился назад, пока в ней не осталась только головка его члена.

Мускулы Виктории конвульсивно сокращались, пытаясь остановить его, пытаясь удержать его внутри.

Наслаждение. Боль.

Габриэль не хотел, чтобы Виктория видела тьму, достигая своей кульминации.

Voir les anges. Le petit morte.

Габриэль хотел, чтобы Виктория видела ангелов, а не смерть.

— Не останавливайся! — ее крик был смертным звоном.

Он осторожно погрузился еще на дюйм.

— Скажи мне остановиться, Виктория.

— Я могу чувствовать твою головку… — Виктория глотала горячий туман, вода струилась в ее рот, — …о, Господи!

Габриэль мог чувствовать Викторию так же остро, как она чувствовала его. Плоть, скользкая внутри и снаружи. Давление, которое росло, скапливалось, искало выхода.

Она должна была остановить его.

Он вонзился полностью.

Бедра Виктории впечатались в медную стенку.

— О, Боже мой! — вырвалось из ее горла.

Жар.

Габриэль не помнил женщину, которая была бы такой горячей. Он мог чувствовать гладкую влажность ее кожи и скользкий жар ее тела, связавшиеся узлом в его яичках.

— Скажи мне остановиться, Виктория, — неровно повторил он, скользя, падая в прошлое.

— Ты просил его остановиться? — с трудом выдохнула она, принимая в свое тело французского мальчика, который хотел быть ангелом, и шлюху, который молил о разрядке.

— Да! — прошипел Габриэль сквозь сжатые зубы. И не мог остановить себя. Он медленно и осторожно выскользнул из Виктории. Ради своего наслаждения, не ее. — Я просил его остановиться.

Виктория прикусила нижнюю губу — у нее были красивые губы, нижняя только чуть-чуть полнее верхней. Вода струилась по ее виску.

— Но он не остановился.

Он не остановился. Он не останавливался, пока второй мужчина не велел ему остановиться.

Тогда начался кошмар.

— Скажи мне остановиться, — произнес Габриэль.

Мольба. Но ангелы не молили.

Ягодицы Виктории сжались.

— Нет.

Секунду Габриэль не мог дышать от боли и наслаждения.

— Тогда моли меня не останавливаться, — безжалостно сказал он.

— Заставь меня умолять, Габриэль, — с вызовом сказала она, часть его.

Но он не хотел, чтобы она была его частью.

— Заставить тебя молить… как, Виктория? — спросил Габриэль, голос был опасно мягким, тело дрожало от потребности, внутри, снаружи. — Ты хочешь, чтобы я заставил тебя молить меня остановиться?

Боль.

— Да.

— Или ты хочешь, чтобы я заставил тебя молить меня неостанавливаться?

Наслаждение.

— Да, — повторила она, задыхаясь, дрожа.

Желая принять и его боль, и его наслаждение.

Но Габриэль не хотел давать Виктории свою боль.

Он хотел думать, пусть только на мгновение, что он нашел душу, и что душу звали Викторией Чайлдерс. Женщину, которая видела в его лице, когда взрывалась наслаждением, лицо мужчины, который отрекся от своего тезки.

Габриэль сжал левое бедро Виктории. Его пальцы охватили выступ тазовой кости.

Его мускулы сжались.

Он хотел вонзаться в Викторию, пока она не закричит, чтобы он остановился. А затем он хотел вонзаться в нее, пока она не станет молить его не останавливаться.

Он хотел, чтобы Виктория прогнала правду и вернула безымянного мальчика, который думал, что сможет быть ангелом.

— Они сковали меня, — сказал он в клубившийся пар и бьющую воду. — Я не мог двигаться. Я не мог бороться.

Все, что он был в состоянии делать — это терпеть до тех пор, пока больше не смог вынести.

Габриэль медленно вытаскивал свой член, пока в Виктории не осталось лишь биение его пульса.

Все будет начистоту.

— Он не использовал смазку, — грубо сказал он.

Эти двое мужчин взяли его только для того, чтобы причинить ему боль. Потому что он любил темноволосого мальчика с фиалковыми глазами.

Мальчика, который научил его читать и писать.

Мальчика, с которым проституция скорее объединила, чем разделила Габриэля.

Габриэль согнул бедра: Виктория приняла его. Как принимал он.

Душ непрерывно стучал по его голове. По голове Виктории.

— Есть такое слово. — Вода сбегала по лицу Габриэля. — Садомазохизм. Это наслаждение, которое неотличимо от боли. Ты хочешь знать, как боль может стать наслаждением, Виктория? — прошептал он.

Умирая внутри. Умирая снаружи.

Пульсирующий член. Прошлое, преодолевающее настоящее.

— Да. — Виктория глотала воздух. Воду. Его член. — Да, хочу.

Габриэль не умолял, пока боль не обернулась наслаждением. Но Виктория не поймет, пока сама не испытает этого.

Внезапно ему захотелось, чтобы она поняла. Захотелось, чтобы она стала частью его.

Захотелось, чтобы она простила то, чего он никогда не мог простить.

Ухватив ее правое бедро, Габриэль скользнул левой рукой вперед, ища пальцами, скользкими от крема и воды, ища… находя.

Ее клитор пульсировал между его большим и указательным пальцами, самая чувствительная плоть женщины, мягче, чем шелк.

Она была твердой — такой же твердой, как сейчас Габриэль. Такой же твердой, каким его заставили стать в прошлом.

Виктория судорожно дернулась, задрожала и замерла, сознавая, как один мужчина мог сделать насилие болезненным, тогда как другой — доставляющим наслаждение.

— Габриэль, — прошептала она, вода сбегала по ее щеке.

Вчера вечером она кончила для него десять раз. Каждый раз, когда она выкрикивала свое наслаждение, внутренние сокращения ее portailсжимали его сердце.

— Ты кричала бы для ангела, Виктория? — пробормотал он.

— Да, — неровно сказала она, сердце колотилось у нее внутри. Или, возможно, это его пульс колотился у нее внутри.

Вода, ручьем лившаяся по щеке Виктории, была соленой. Слезы для ангела.

Габриэль мягко толкнулся внутрь Виктории; одновременно он сдавил ее набухший клитор, как будто это был миниатюрный пенис.

Клитор пульсировал. Как пульсировал Габриэль.

Обвив правой рукой ее талию, Габриэль удерживал Викторию перед собой, сжимая ее и погружаясь в нее до тех пор, пока и ее, и его плоть не разбухли сверх выносимого. Пока потребность в оргазме не стала сильней потребности в дыхании.

И тогда он отпустил ее. Оставил парить на краю разрядки. Скользя плотью в ее теле, по ее телу.

И она ничего не могла сделать, чтобы достичь кульминации.

— Ты молила бы ангела, Виктория? — прошептал Габриэль, его пальцы зависли над ее набухшим клитором, взывавшем о прикосновениях, в то время как он заполнил ее так глубоко — болью, наслаждением, — что коснулся самого средоточия женщины, которая была Викторией Чайлдерс.

Женщины, чьим единственным грехом было то, что она желала ангела.

— Моли меня, Виктория, — нежно сказал он.

Как под конец молил Габриэль.

Страх внезапно исказил ее залитое водой лицо.

Виктория поняла, что ее тело было инструментом: объектом, который можно заставить чувствовать наслаждение, хотела она того или нет. Она никогда не сможет снова предъявлять на него единоличные права.

— Нет! — выдохнула она.

Слишком поздно.

Ее боль и наслаждение сконцентрировались вокруг яичек Габриэля.

Она напряглась, стремясь к разрядке, чего он ей не позволил, и одновременно старалась восстановить контроль над своим телом.

Он не позволил ей и этого.

Теперь в любой момент она могла взмолиться, как взмолился Габриэль.

И она никогда не увидела бы свет снова.

Однако Габриэль не хотел, чтобы Виктория молила. Он не хотел, чтобы она всю жизнь сознавала, как легко ее тело могло стать орудием.

Он не хотел, чтобы она видела мрак, когда он касался ее.

Второй мужчина дал ему женщину: если Виктория умрет из-за своего желания прикоснуться к ангелу, он мог бы, по крайней мере, дать ей наслаждение, стоившее смерти.

Переступая и поворачиваясь, с пенисом, который двигался и скользил внутри — с плотью, которая двигалась и скользила по плоти снаружи, — Габриэль осторожно развернул Викторию так, что она оказалась лицом к краю душевой стенки. Он кратко приказал ей:

— Поверни кран душа для печени.

Он не должен был говорить ей зачем.

Виктория наклонилась вперед.

Боль и наслаждение от ее движения выдавили воздух из его легких. Он не мог сдержать их: боль, наслаждение. Габриэль чувствовал каждый поворот запястья Виктории, как будто она поворачивала его член вместо крана, скользкий пенис, движущийся в жарком, тесном кулаке ее тела — внутрь на четверть дюйма, наружу на пол-дюйма, внутрь на останавливающий пульс дюйм.

Струя горячей воды ударила в верхнюю часть его ноги.

— Направь душ вверх, — прерывисто сказал Габриэль, держась за ее талию и свое здравомыслие.

Он не узнавал своего голоса. А Виктория?

Она неловко установила душ.

Габриэль осторожно придвинулся ближе — пенис скользил, двигался, ее внутренние мускулы ласкали, сжимали, два тела действовали, как одно — пока ее таз не оказался напротив душевых брызг и вода не уколола ее разбухший клитор.

— О, мой… Габриэль!

Удивление, наслаждение, затем надвигающийся оргазм прозвучали в крике Виктории.

В той разрядке Габриэля не было радости.

Сжав веки и отбросив голову под душ, Габриэль стиснул бедра Виктории и вошел в нее так глубоко, что ее ягодицы прильнули к его паху и не осталось ни грозящей смерти, ни притаившихся воспоминаний, ни второго мужчины. Только два тела, ставшие единым.

Потрясение от его толчка было вытеснено силой оргазма Виктории. Ее мускулы сжимались вокруг него, пока Габриэль не стиснул зубы, окруженный горячей водой, скользкой плотью.

Мягкостью женщины.

Потребностью мужчины.

Габриэль погружал свою плоть в Викторию и держал ее так, чтобы она получила наибольшее наслаждение и от его проникновения, и от струи воды. Он ощутил ее второй оргазм еще раньше, чем она сама.

— Габриэль, пожалуйста… Нет! — закричала Виктория.

Габриэль кричал, двадцатишестилетний мужчина, который никогда не кричал прежде . Пожалуйста. Остановись.

Это не остановило второго мужчину.

Он зарылся лицом в изгиб шеи Виктории, ища утешения во влажной гладкости волос и плоти; затылок Виктории лег на его плечо.

— О… мой… Бог! — Она задыхалась в неистовом наслаждении. — Габриэль. Габриэль. Пожалуйста… не… останавливайся!

Все будет начистоту.

— Я не мог остановить это, — сказал Габриэль, его губы скользили по ее волосам, ее шее, член скользил внутри ее тела.

Темно-красный цвет запятнал черноту за веками Габриэля.

Он перерезал сообщнику горло. Его кровь была горячей и скользкой.

Как вода душа.

Как тело Виктории.

Как секс.

— Я не мог остановить это, — повторил он.

Раскачивая бедрами в наслаждении и боли. Не в состоянии остановить поток воспоминаний.

О темных волосах. О фиалковых глазах.

О любви. О ненависти.

Левая рука Габриэля слепо искала успокоения, гладила скользкую от воды талию Виктории, острые ребра, изгибалась вокруг мягкой, округлой плоти, судорожно обхватывала пальцами ее левую грудь. Ее сердце стучало под его пальцами; ее сосок впился в его ладонь, страсть — и бальзам, и бич.

Ее было так легко уничтожить. Второму мужчине.

Габриэлю.

Он прижался губами за ухом Виктории. Это не заглушило слов, которые распирали его грудь и рвались изо рта.

— Я… не мог… остановить это.

Ни боль. Ни наслаждение.

Ни утрату.

Любовь не была невинна. Невзирая на то, насколько сильно Габриэлю хотелось обратного.

Второй мужчина научил его этому.

Низкий крик вырвался из горла Виктории. Он вибрировал под губами Габриэля. Она внезапно выгнулась назад, ее тело открывалось, схватывало, доило его плоть, пока колени Габриэля не подогнулись, и он скользил, падал…

Твердая медь ударилась о его колени.

Виктория упала с Габриэлем, ее тело поглотило разрядку ангела.

Он не был способен остановить это.



Глава 20

Поток воды ударил Виктории в лицо, а потом всё прошло: оргазм, от которого она рухнула на колени, вода, которая довела её до кульминации, звук бьющегося сердца мужчины, который взял её в свой мир и показал боль и удовольствие секса.

«Я… не мог… остановить это», — его голос эхом звучал в медных стенах грота.

Крик ангела.

Медь была твёрдой, — у Виктории наверняка останутся синяки на коленях. Внизу, в бедрах и груди танцевали остаточные электрические разряды. Пять пальцев обжигали её живот, сердце билось под ладонью.

Ладонью Габриэля.

Её горло сжалось от воспоминаний о её удовольствии, его боли. «Они сковали меня. Я не мог двигаться. Не мог бороться».

В своем порыве освободить ангела Виктория лишила Габриэля того же выбора, которого лишил его второй мужчина: она вынудила его вступить с ней в плотскую связь.

С губ готово было сорваться извинение.

— Вода остановилась, — вместо этого сказала она.

Слишком поздно для извинений.

— Да, — без всякого выражения ответил Габриэль. Его голос коснулся основания её шеи и плеча мимолетной лаской.

Виктория уставилась на заключенную в душе меднокожую женщину. Пять медных пальцев были прижаты к её животу, левая грудь покровительственно обхвачена медной рукой. Медно-светлые волосы перемешались с волосами, потемневшими от воды.

Слёзы обожгли глаза Виктории. Она должна была знать.

— Что произошло, когда они закончили с тобой?

— Они оставили меня.

Но не для того, чтобы умереть.

Волосы и кожа Виктории заглушили слова Габриэля, но не скрытый в них смысл.

Они не хотели, чтобы Габриэль умер. Но он хотел этого.

— Кто освободил тебя? — нетвердым голосом спросила она, уже зная ответ.

— Майкл.

Избранник.

Мальчик с голодными глазами, который не просил милостыни.

— Он не француз, — вода медленно ползла по её щеке. — Как он оказался в Кале?

— В тринадцать лет он незаметно проник на корабль в Дувре, — голос Габриэля был отдаленным, его губы двигались по её волосам и ниже, по изгибу шеи. Волосы на его груди и животе кололи ей спину, жесткая поросль в его паху щекотала ей ягодицы. — Я видел, как он крал буханку хлеба из открытого окна в булочной, — было понятно, что раньше он никогда этого не делал. Я стукнул по окну, отвлекая внимание пекаря, чтобы Майкла не поймали. А затем пошел за ним. Он поделился со мной этим хлебом по пути в Париж.

А когда они добрались до Парижа, их стали обучать ремеслу проституток.

Виктория слышала то, о чём Габриэль умолчал, так же ясно, как и то, что он произнёс вслух. Раз Майкл не умел воровать, значит он родился не на улицах.

Майкл был тем, кем не был Габриэль, — мальчиком, который родился не в сточной канаве и которого не считали отбросом общества. Габриэль взял себе имя ангела, чтобы быть достойным дружбы Майкла.

Прошли долгие секунды, пар растворился и оставил вьющиеся клочки серого тумана. Капельки воды бежали вниз по меднокожим мужчине и женщине внутри душа.

Внизу всё болело от Габриэля-мужчины, а сердцу было больно за мальчика, который хотел быть ангелом.

Горячее дыхание ласкало левое ухо Виктории.

— Я умолял Майкла позволить мне умереть.

Но Майкл не позволил ему умереть.

Слова Габриэля оставили на коже Виктории обжигающий след правды: Майкл любил Габриэля, так же как и Габриэль любил Майкла.

Он не заслуживал страданий.

— Ты убил первого мужчину, — гнев внезапно отразился от стенок медного грота. — Почему ты не убил второго?

Полгода назад Виктория пришла бы в ужас от собственной кровожадности. Тогда она еще не знала, как удовольствие может стать оружием.

— Я не смог найти его.

Сердце Виктории билось под пятью пальцами. Мужчина уничтожил Габриэля и…

Она попыталась повернуть голову, чтобы увидеть Габриэля, но собственные волосы, зажатые между их телами, остановили её.

— Ты не знал его имени?

— Нет.

— А сейчас?

— Я всё ещё не знаю его имени.

Но Габриэлю было кое-что известно об этом человеке, методично причинявшем ему боль. То, о чём он не сказал Виктории.

То, что встало на пути любви, которую два ангела дарили друг другу.

Колени Виктории болели; тепло тела Габриэля окутывало её.

Она хотела прикоснуться к нему, но боялась. Боялась причинить ему ещё больше боли.

— Как давно ты стал хозяином дома? — спросила она, желая отвлечь, желая поддержать его.

Желая дать ему то утешение, которое он всё ещё не мог принять.

Габриэль переместился. Он сел на корточки и потянул за собой Викторию, так что она оказалась на его крепких волосатых бедрах вместо того, чтобы стоять на коленях на твердой неподатливой меди.

Она ощутила сзади толчок отчетливо оформившейся плоти.

Сердце Виктории забилось чаще.

Дыхание Габриэля стало более глубоким.

— Четырнадцать лет.

«Я не прикасался к женщине четырнадцать лет, восемь месяцев, две недели и шесть дней», — сказал он той ночью, когда она выставила на продажу свою девственность.

— Ты построил первый дом, — Виктория пыталась добраться до правды, — в качестве приманки для того мужчины?

— Да.

Но тот не поддался на уловку. И Габриэль сжег дом. Лишь для того, чтобы построить его заново.

— Зачем он вернулся, спустя столько лет?

Габриэль выпустил грудь Виктории.

— За местью.

— Но ведь это он причинил тебе боль.

Габриэль отпустил талию Виктории.

— За деньгами.

Шантаж — цена греха…

— Он пытался тебя шантажировать?

Габриэль поставил Викторию на колени.

— За развлечением.

Меднокожая женщина внутри грота внезапно получила свободу, и Виктория снова смогла почувствовать холодный металл ванной, влажность своей плоти, горящее неудобство там, где Габриэль проникал в неё, скользкий крем между ягодицами.

Полное одиночество мужчины позади нее.

По слабому движению воздуха и еле слышному скрипу костей она поняла, что Габриэль встал. Меднокожий мужчина возвышался над Викторией внутри душа-пещеры.

Габриэль вышел из ванны. Виктория пристально разглядывала подтянутые мускулистые бедра, усеянные волосами яички, бледные, как мрамор, ягодицы.

Он неслышно прошел по покрытому голубыми прожилками мрамору и остановился напротив тумбы из атласного дерева, где находилась раковина. Зеркало запотело от пара, и ей были видны только сильные, блестящие от воды плечи Габриэля, его гладкая спина, узкие бедра, упругие ягодицы, длинные-длинные ноги и нечеткое отражение склоненной головы.

Всплеснула вода, закружился пар. Ягодицы напряглись, Габриэль подался бедрами вперед.

Виктории не нужно было смотреть на то, чем он занимался, чтобы понять, что он мыл свои гениталии.

Её зад горел и пульсировал.

Её боль. Его боль.

Габриэль снял с деревянной вешалки для полотенец мочалку и окунул её в раковину.

Опираясь на поверхность облицованной атласным деревом медной ванны, Виктория неловко поднялась на ноги.

Габриэль обернулся с мочалкой в руке. Его лицо было бледным, отстраненным. Он был сам по себе, а не вместе с ней.

— Ничего не изменилось, Виктория.

Она не станетплакать. Ни о себе, ни о падшем ангеле.

Она вышла из обшитой атласным деревом медной ванны, поскользнулась на мраморе, хватаясь за панель, чтобы не упасть. Холодные, мокрые волосы хлестнули её по щекам.

— Тот мужчина попытается убить тебя, — без интонации сказал Габриэль.

Тотчас же жар от смущения прошел.

Голос Габриэля стал ближе.

Виктория резко подняла голову.

Он стоял перед ней, мужская плоть была напряжена.

Единственная капля влаги искрилась на выпуклой вершине его мужественности.

Он был ее частью — спереди, сзади.

И она всё ещё хотела, чтобы он был ее частью.

Виктория выпрямилась. Её клитор, который он нежно привел к изнеможению, набух.

Куда острее сознавая то, что у неё скользко между ягодицами и влажно между бедрами, чем то, что она сможет вздохнуть еще раз, Виктория сказала в ответ:

— Он попытается убить и тебя тоже.

Габриэль не пытался скрывать правду.

— Он попытается причинить мне вред, причинив его тебе.

Сердце Виктории пропустило удар, затем другой. «Кто же этот мужчина, преследующий Габриэля так же, как Габриэль преследует его?»

— Тебе будет больно… если он причинит мне вред?

— Да.

Её грудь сдавило.

— Почему?

— Потому что я хочу тебя, Виктория.

Её глаза загорелись.

— Я хочу, чтобы ты дотронулась до меня.

Она перестала дышать.

— Я хочу, чтобы ты любила меня.

Её сердце остановилось.

— Да, мне будет больно, если тебе причинят вред. — Серебряный свет танцевал в серых тенях прошлого Габриэля. — Если я увижу, как ты умираешь, это убьёт меня. Потому что ты прикоснулась ко мнеи не только как к мужчине. Ты тронула меня своей страстью и честностью.

Ты сказала, что не хочешь чувствовать страсть. Я тоже не хочу. Но я её чувствую. И я хочу, чтобы ты разделила её со мной. Он показал мне это, когда направил тебя сюда. Он увидит тебя в моих глазах и почувствует на моей коже. И он ни перед чем не остановится, чтобы убить тебя. Просто потому, что ты коснулась меня.

Так же, как он убил проститутку Долли просто потому, что она отправила Викторию к дому Габриэля.

Викторию преследовало воспоминание о собственной показной храбрости. «Если вы заставите меня остаться, сэр, я соблазню вас,— угрожала она ему.

— Тогда вы заплатите за последствия, мадемуазель. Как и я».

Габриэль знал, как опасна её страсть. Он почти пятнадцать лет прожил со знанием того, что представлял из себя второй мужчина.

— Ты когда-нибудь любил кого-то, кроме Майкла, Габриэль?

— Нет.

«Я любил его, как брата».

Грудь Виктории сдавило так, что стало трудно дышать.

— Я не жалею о том, что прикоснулась к тебе.

Габриэль подошел ближе, его алебастровая кожа была бледной, светлые волосы потемнели от воды. Твёрдая плоть дотронулась до её живота.

— Ты пожалеешь, Виктория.

Она резко вздохнула.

— Чего ты хочешь от женщины, Габриэль?

Теплое дыхание коснулось её щеки.

— Ты чувствуешь жалость к тринадцатилетнему мальчику, который хотел стать ангелом.

Это не был вопрос.

Виктория не смогла бы солгать.

— Да.

— И когда ты смотришь на меня, — кончик мозолистого пальца провел по её нижней губе, — ты видишь лицо ангела.

Нижняя губа Виктории задрожала.

— Что видишь ты, когда смотришь на меня, Габриэль?

Тёмные ресницы скрыли его глаза. Он медленно проложил на её лице горящий след: твёрдой ладонью обхватил правую щеку Виктории.

— Я говорил тебе, что моё имя — не Габриэль.

Виктория облизнула губы, ощущая вкус его дыхания, щелочной привкус мыла на пальце и удовольствие, которое он доставил ей.

— Ты сказал, что взял себе имя в честь Габриэля, поэтому твоё настоящее имя —Габриэль.

Его ресницы медленно поднялись.

— И ты всё ещё хочешь прикоснуться ко мне.

Виктория не могла соврать.

— Да.

— Я плакал, Виктория.

«Ты молила бы ангела, Виктория?»

Слёзы набежали на её глаза, одинокая капля скатилась с твёрдой плоти, упиравшейся в низ ее живота.

— В том, чтобы плакать, нет греха, Габриэль.

Нет греха в том, чтобы жить.

Нет греха в том, чтобы любить.

— Да, нет. — Холодной, мокрой тканью он провел по левой щеке Виктории. Мочалка быстро согрелась от его горячей жесткой кожи. Габриэль лелеял её щеку, будто она была сделана из драгоценного стекла. — Плакать естественно. А вот когда слёз нет, Victoire, это опасно.

Victoire. «Виктория» по-французски.

Виктория стояла под прикосновениями Габриэля абсолютно неподвижная, вдыхая его дыхание, поглощая его запах.

— Я послал человека в клуб «Ста Гиней», — прошептал он так, будто название клуба должно было что-то значить для неё.

Но это было не так.

— Что это такое — клуб «Ста Гиней»?

Горячее дыхание опалило её губы.

— Это мужской клуб.

— Место, где собираются мужчины.

В Лондоне было полно мужских клубов.

— Это клуб, где мужчины притворяются женщинами, — сказал Габриэль. Ожидая, что это её шокирует. — Некоторые из них одеты как женщины.

Виктории довелось увидеть отрезанные женские руки, одетые в кожаные перчатки. Она отказалась смущаться по поводу выбора одежды мужчин.

— Почему ты послал человека в клуб «Ста Гиней»?

Габриэль нежно держал её лицо в ладонях.

— Я послал туда человека, чтобы он продал себя для меня.

Продал себя… для Габриэля?

— Конечно, если он не хотел, он не должен был этого делать, — неуверенно сказала в ответ Виктория, её сердцебиение отдавалось не только внутри, но и снаружи.

— Он ненавидел это. — Дыхание Габриэля заполнило её ноздри и рот. — Теперь он ненавидит меня.

И всё же Габриэль послал его в тот клуб, зная, что он возненавидит это.

Виктория старалась держать руки по швам и не прикасаться к телу, которое было так мучительно близко.

Прикасаться к ангелу опасно.

Габриэль будет сопротивляться любви, которой так жаждет.

— Почему же он… продал себя… если ему это ненавистно?

Мужское достоинство Габриэля гладко скользнуло по её животу.

— Из верности.

— Ты просил его заняться проституцией, зная, что он возненавидит тебя за это? — выдохнула она ему в рот.

Мочалка была немного прохладней руки Габриэля. Грубей. Шершавей.

— Да.

— Зачем?

Зачем Габриэлю намеренно ставить кого-то в столь унизительную ситуацию? Заранее зная, какой это причинит моральный ущерб?

Дыхание Габриэля перекрыло воздух, поступающий в легкие Виктории, а головка члена накрыла её пупок.

— Второй мужчина был не один, когда делал на тебя ставку.

У Виктории все перевернулось в желудке.

Второй мужчина убивал каждого, с кем имел дело. Если в ту ночь он был не один, то, возможно, что руки в перчатках принадлежали не Долли…

— Он был с мужчиной, переодетым женщиной?

Обжигающее дыхание опалило её губы, столь же горячая плоть обдала жаром её живот. Скользкая жидкость заструилась по внутренней поверхности её бедер, одновременно тонкая струйка влаги побежала вниз по животу.

— Нет.

— Но он был членом клуба «Ста Гиней».

— Да.

Ногти Виктории впились в ладони.

— А теперь он мертв.

— Да, — резко согласился Габриэль. Как будто смерть была обычным повседневным явлением.

На улицах это действительно было так. Женщины, о которых он говорил до этого, — побирушки, выпрашивающие милостыню у нищих, — они сидели на ступеньках богаделен, слишком слабые, чтобы ходить. И ждали смерти, чтобы она избавила их от нищеты.

Сердцебиение Габриэля отдавалось в её щеках и животе, отмеряя секунды, пока она не поняла.

— Этот мужчина, который попытается убить — нас— тебя… Он выдает себя за женщину? — спросила Виктория, окруженная теплом его тела и дыхания.

— Иногда.

Перед взором Виктории быстро пронеслись все женщины, которых она видела на аукционе. Она не видела ни одной, которая выглядела бы как мужчина в женской одежде.

Улицы Лондона были проще, чем клубы. На улицах мужчины дрались друг с другом, чтобы причинить боль, которую причинили им.

В поступках описанного Габриэлем мужчины не было ни смысла, ни причины.

Как не было смысла в холоде и жаре, что попеременно пульсировали в её венах.

Страх. Желание.

Они не должны идти рука об руку.

— Ты сказал, что он постарается причинить мне вред… в сексуальном плане, — сказала Виктория. Она пыталась понять, что имел в виду Габриэль. — Значит, он не предпочитает мужчин женщинам.

Габриэль легко поцеловал её левое веко — его губы были как нежный шелк.

— Он наслаждается властью секса, а не половым актом.

Виктория моргнула, ресницы коснулись гладкой кожи. Резкое прикосновение влажного языка.

— Ты имеешь в виду, что он отстраняется от процесса сексуальной разрядки.

— Да.

Как и Габриэль отстранялся от процесса сексуальной разрядки.

Она отбросила это сравнение прочь.

— А когда он убивает? — спросила она. — Чем он наслаждается: болью, которую причиняет, или властью — тем, что может причинять боль?

Габриэль поцеловал её правое веко, слегка попробовал на вкус ресницы. Немного влажного тепла.

— Властью.

— Поэтому ты послал человека в клуб «Ста Гиней», — хладнокровно рассуждала Виктория. Сердце билось, пульс скакал. — В надежде найти зацепку, которая может привести тебя к этому человеку, который собирается убить — нас.

Насотдавалось между ними эхом.

— Именно так я и планировал, — согласился Габриэль. Порыв горячего дыхания.

— Ты послал одного из тех, кто разрешил мне войти в твой дом, — неожиданно начала понимать Виктория. Ресницы её правого глаза трепетали у его губ. Что не остановило её упреков. — Ты послал его туда, чтобы наказать.

— Я послал его, потому что он бывший член клуба. — Губы Габриэля соскользнули с её ресниц. Он пристально посмотрел в глаза Виктории, крепко держа её голову, заставляя смотреть правде в лицо. — Ты спрашивала, чего я хочу от женщины. Я скажу тебе, чего я хочу, Виктория Чайлдерс.

Но Виктории внезапно расхотелось слушать.

— Я хочу, чтобы женщина прикасалась ко мне, зная, кто я есть, — сказал он. Порыв горячего воздуха, непреклонный серебряный взгляд. — Я — попрошайка, вор, шлюха и убийца. Нет ничего, на что я бы не пошел, чтобы добраться до второго мужчины. Я хочу, чтобы ты меня хотела, зная, кто я есть. Я хочу, чтобы ты смотрела мне в глаза, когда твоё тело принимает меня. И знала, что принимаешь — попрошайку, вора, убийцу и шлюху. Я говорил, что хочу, чтобы ты любила меня. Но я не могу пообещать, что смогу полюбить тебя в ответ. И не могу пообещать тебя спасти. Не могу обещать, что ты не умрешь. Но я обещаю, что отдам свою жизнь, чтобы спасти твою. Обещаю удовлетворить любое твое желание. Нет таких сексуальных актов, в которых я бы не участвовал прежде, нет такого сексуального действия, которого я бы не выполнил, чтобы доставить тебе удовольствие. Тебя возбуждало то, что ты видела через полупрозрачное стекло. Я не стану делить тебя с другим мужчиной, но могу показать тебе, что бы ты чувствовала с двумя мужчинами. Все, что я прошу взамен — это позволить мне прикасаться к тебе, позволить заботиться о тебе. И чтобы ты делила со мной своё удовольствие. Заставь меня увидеть свет, когда ты испытываешь оргазм, Виктория. Чтобы я всегда видел только свет.

Не могу пообещать, что смогу полюбить тебя… Не могу пообещать тебя спасти… Не могу обещать, что ты не умрешь.

Не стану делить тебя с другим…

Виктория не могла дышать из-за дыхания Габриэля. Не могла чувствовать из-за его жара. Не могла пошевелиться, прикованная к месту его мужским достоинством.

Он стал успешной проституткой, потому что с детства научился отделять себя от голода, холода и эмоциональной привязанности.

Но один человек прикоснулся к нему.

«Нужно обладать немалым мужеством, чтобы любить такого мужчину, как Габриэль», — сказала мадам Рене.

Но Виктория не была храброй.

Она предпочла стать гувернанткой, а не разоблачать своего отца-женоненавистника, который под маской благочестия скрывал ненависть к слабому полу. Она предпочла заботиться о детях чужой женщины вместо того, чтобы выйти замуж и обнаружить, что она — шлюха, жаждущая любви мужчины сильнее плодов его семени.

Виктория пришла в дом Габриэля, чтобы выжить, а не умереть.

Она пришла в дом Габриэля не за тем, чтобы научиться принимать самое себя, приняв падшего ангела. Но ей пришлось.

Она не была храброй.

— Мне не нужно, чтобы ты обо мне заботился, — возразила она.

Виктория не хотела полагаться на мужчину.

Руки Габриэля сжались, твёрдая плоть напряглась. Касание холодной губки.

— Ты не выживешь на улицах, Виктория.

— Ты выжил, — быстро сказала она в ответ.

Серебряный взгляд не дал ей убежать от правды.

— Я родился на улицах, а ты была рождена леди.

Прошлое Виктории выросло между ними. Головка его члена пульсировала у её живота как напоминание о женской слабости.

— Моя мать убежала с другим мужчиной.

— Твоя мать оставила отца, так же как и ты, — ровно ответил Габриэль. — Так же, как он заставил уйти и твоего брата.

— Я не понимаю, о чем ты меня просишь.

— Я сказал, чего я от тебя хочу.

Он хотел, чтобы она приняла его, всего. Попрошайку. Вора. Шлюху. Убийцу.А в ответ просил её только разделить с ним удовольствие.

Виктория облизнула губы. Влажное прикосновение языка к потрескавшейся коже.

— Ты просишь меня… жить в твоём доме.

— Да, — резко сказал он. Серебристые глаза предупреждали.

— Чтобы мы могли выжить.

— Да.

Но надолго ли?

Сколько проживет Габриэль? Сколько проживет она?

Реальность пришла незваным и нежеланным гостем.

— Нет необходимости, — сухо сказала она. И внезапно болезненно застеснялась чересчур проступающих костей, провисшей местами кожи, выступающих грудей. — Я добровольно отдала девственность.

— Я взял тебя не потому, что ты была девственницей.

Признавать правду было тяжело.

— Ты был возбужден, потому что я выставляла себя напоказ перед тобой. Ты бы не поддался искушению, если бы я не ходила перед тобой… обнаженной. Или не провоцировала тебя перед прозрачным зеркалом.

— Меня каждую ночь окружают женщины, которые делают гораздо больше, чем просто демонстрируют обнаженное тело, Виктория.

Виктория почувствовала сомнение.

— Но это другое…

— Да, — Габриэль удерживал её лицо, её взгляд. — Другое.

Виктория не отводила глаз от непреклонного взора Габриэля.

— Ты жалеешь о том, что купил меня?

Пульс, бившийся в ягодицах, влагалище и желудке, переместился в уши в ожидании ответа.

— Нет.

Виктория прочитала правду в глазах Габриэля.

Красивых глазах.

— Я не видела света, когда достигла оргазма в душе, Габриэль.

Боль.

Виктория причинила боль ангелу.

Пар вился вокруг его темной от воды головы.

— Что же ты видела?

Виктория заглянула в серебряные глаза Габриэля и увидела его лицо, отраженное в душе, медное вместо алебастрового.

— Я видела тебя.

Видела его боль. Видела его наслаждение.

В глазах Габриэля промелькнули воспоминания: движения его плоти, ответная реакция её плоти. Крик ее наслаждения.

Бесконечные оргазмы, которые он подарил ей предыдущей ночью.

Бесконечные оргазмы, которые он подарит ей этой ночью.

Но вчера она не знала того, что знает сейчас.

Ни один мужчина раньше не хотел о ней позаботиться.

Слова застряли у Виктории в горле.

— Мои волосы намокли.

Руки, державшие её лицо, сжались.

— Я их высушу.

Горячие слёзы обожгли глаза.

— И спутались.

— Я их расчешу.

Желание пробежало вниз по бедрам Виктории, липкое ощущение между ягодиц напомнило ей, как хорошо этот мужчина знал её желания.

— Прошлой ночью я была девственницей.

Виктория сглотнула. Почему она это сказала?

В его взгляде мерцало чувственное знание.

— Я знаю, что ты была девственницей.

— Но у меня не текла кровь.

Тьма поглотила серебряный свет его глаз.

— Я не хотел, чтобы у тебя текла кровь.

Виктория вспомнила, как округлая головка его члена проникала внутрь неё, дюйм за дюймом. Оргазм за оргазмом… Она не могла сдержать поднимающееся изнутри тепло.

— Ты видел свет, когда я достигла первого оргазма?

— Да.

— Но ты только ввел в меня три пальца.

А не пять, как он вводил в женщину, которую искал, чтобы быть ее частью.

От жара во взгляде Габриэля у Виктории перехватило дыхание.

— Ты к такому не готова.

— Но ведь буду… однажды, — неуверенно спросила она.

Если онвыживет.

Если онавыживет.

Еслион все ещё будет хотеть её после того, как опасность перестанет возбуждать его.

— Однажды, Виктория, я дам тебе пять пальцев. — Его лицо было мраморно-твердым. — Однажды я проникну в тебя так глубоко и наполню так полно, что ты уже никогда не пожалеешь о том, что прикоснулась ко мне.

Виктория пыталась глотнуть кислорода, ещё не опаленного его дыханием.

— Ты уже это сделал, Габриэль.

Жар поглотил её.

Она тонула в его взгляде.

— Пожалуйста, отпусти меня.

Серебряный огонь во взгляде Габриэля ослабел. Теплое дыхание легко коснулось ее губ.

— Почему?

— Потому что мне кажется, что я испытаю ещё один оргазм, — честно сказала Виктория, её голос эхом отозвался в наполненном дымкой воздухе.

Во взоре Габриэля смешались свет и тьма.

Он знал о её желании. И знал, как его утолить.

Габриэль наклонил голову и легко коснулся краешка её губ, его язык пронзил её до самого лона. В следующий миг он исчез, а тело Виктории затрепетало на краю оргазма.

Так же, как трепетало оно в душе, когда его живот и грудь прижимались к её спине и ягодицам, а его biteвошел в неё так глубоко, что они стали одним целым.

Полотенце обхватило волосы Виктории, — Габриэль нежно сушил их, чувственно вытирая с ощутимой заботой. Она неподвижно стояла, пока он вытирал ей ягодицы, — едва касаясь расщелины, которая всё ещё болела от его вторжения, — легко вытер ноги…

Внезапно в ушах отозвался глухой удар. Почувствовав холодное трение в травмированной области, Виктория распахнула ресницы, — и когда только успела закрыть их?

— Что?..

— Я поранил тебя, Виктория. — Мускулистая рука обхватила ее за талию, надежно удерживая в этом положении. Нежное, твердое давление смывало остатки крема. — Позволь мне позаботиться о тебе.

Виктория вынудила себя расслабить мышцы.

— Я бы хотела, чтобы забота была взаимной.

Габриэль всё продолжал и продолжал её мыть, пока она не стала извиваться, прося его остановиться. А затем, — прося о большем, чем просто мытье. Виктория потянулась назад…

Но коснулась лишь воздуха.

Она подавила приступ разочарования.

— Габриэль, я обязательнок тебе прикоснусь.

Голос Габриэля раздался у умывальной раковины.

— Ты уже прикоснулась ко мне, Виктория.

Виктория обернулась. Габриэль развернулся с расческой в руке.

— Я коснусь большего, чем твой… — Виктория немного замялась, чуть приподняв подбородок. Она бросала вызов обществу, которое разрешало женщинам использовать только самые невинные определения — «куриная грудь» вместо «куриная грудка», «джентльмен коровы» вместо «быка», а мужские штаны были вообще неупоминаемыми, — …твой член.

Габриэль молча подошел к ней, держа расческу из слоновой кости в правой руке. Длинные бледные пальцы потянулись к ней.

— Тогда возьми меня за руку, Виктория.

Она посмотрела в упор на длинные, обнаженные пальцы, которые прошлой ночью были частью её. Посмотрела на длинный, обнаженный пенис, который недавно был частью её и вскоре будет опять. Едва заметное биение пульса в округлой, пурпурной головке.

Желание Габриэля.

Колени внезапно ослабели, она взяла его руку.

Виктория открыла дверь ванны и шагнула перед Габриэлем.

Её окружил ослепляющий свет.

Виктория моргнула.

Твердая теплота пальцев Габриэля исчезла.

— Сядь на кровать.

Виктория молча села на край кровати, матрас прогнулся, заскрипели пружины, сдвинутые ступни прижались к деревянному полу.

Нижняя ее часть была немного чувствительной.

Наклонившись, с расслабленными мышцами плеч и свободно свисающими яичками, Габриэль взял три полена из латунной дровницы и бросил их во всё ещё чудом горевший огонь. Черная сажа и серый дым поднялись в трубу.

Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как она так же смотрела на огонь.

— Я постараюсь позволить тебе прикоснуться ко мне, Виктория. — Голос Габриэля был приглушен, слова обращены к пламени, которое медленно обвивало свежие поленья.

Он попытается позволить ей прикоснуться к нему.

Он попытается не дать ей умереть.

Но не обещает ни того, ни другого.

— Для меня будет радостью, Габриэль, дать тебе приятные воспоминания взамен воспоминаний о боли.

Габриэль повернулся к ней.

— Каждый раз, когда ты испытываешь оргазм, ты даешь мне новые воспоминания.

Она не станетплакать.

Виктория смотрела на Габриэля, неслышно идущего к ней. Длинные ноги поглощают расстояние, напряженный biteпронзает воздух.

— До увольнения я никогда не видела мужчину. Пять месяцев назад я увидела одного на углу улицы. Я не поняла, что его брюки расстегнуты. Думала, у него свесилась сосиска из кармана.

Габриэль остановился перед ней. Невозможно было ошибиться в том, чем являлась стоящая перед ней в воздухе плоть.

— Есть такой французский термин andouille a col roule.

Виктория откинула голову назад.

— Что он означает?

— Сосиску в тесте, — серьезно ответил Габриэль.

Оба бархатистых мешочка под его членом были напряжены.

— Как называются, — Виктория замялась, вспоминая язык лондонских улиц, — мужские яички по-французски?

—  Noisettes.Фундуки. Noix.Орешки. Olives. Оливки. Petite oignons.

Глаза Виктории расширились в приступе смеха.

— Маленькие луковки?

Ответный смех мелькнул в глубине серебряных глаз Габриэля.

—  Croquignoles.

— Булочки, — перевела она.

Внезапно смех ушел из его взгляда.

—  Bonbons.

Взгляд Виктории непроизвольно нашел парные объекты их дискуссии.

— Мне нравится вкус конфет.

Она с интересом протянула любопытный пальчик. Яички Габриэля были неровными, жесткими, словно замша.

Чистая, первозданная энергия захлестнула Викторию. И исходила она не от неё.

Виктория медленно подняла руку. Удерживая взгляд Габриэля, она попробовала на вкус кончик своего пальца, намеренно обводя его языком.

— На вкус вы не похожи на маленькие луковки, сэр.

Раньше Виктория никогда не видела во взгляде мужчины такой неприкрытой жажды. Теперь она увидела её — в глазах Габриэля.

— Так каков я на вкус, мадмуазель Чайлдерс? — спросил он охрипшим голосом.

Виктория снова попробовала палец.

— Я бы сказала, что твой вкус похож на … les noix deГабриэль. Орешки Габриэля.

Смех тут же вернулся в его глаза, свет разогнал тьму.

Она немедленно опустила руку. Сдвинутые ступни стояли на полу, груди были горячими и тяжелыми.

— Спасибо.

— За что? — напряженно спросил Габриэль, все его мышцы были натянуты, будто он стремился отразить боль.

— За то, что позволяешь мне быть женщиной.

И не называешь шлюхой, как назвал бы любой другой джентльмен.

Только что Виктория сидела перед Габриэлем, а через мгновенье — оказалась в воздухе. Её окружило скрипение пружин. Она обнаружила, что сидит на упругом матрасе, между ног Габриэля, мускулистые бедра сжимают её бедра.

— Никогда не благодари меня, Виктория, — сурово сказал Габриэль.

Виктория открыла рот, чтобы возразить. Зубцы из слоновой кости прошлись по спутанным кудрям.

Она осторожно ухватилась за твердые, покрытые волосами бедра, вдавливая ногти в мускулистую плоть, чтобы поделиться своей болью. Зубья слоновой кости продолжали расчесывать спутанные кудри.

Виктория не шевелилась, — она пыталась преодолеть неожиданное воспоминание. Мама расчесывала ей волосы.

Но она не хотела думать о матери.

От расставленных ног Габриэля шло тепло.

— Как по-французски называются женские груди? — внезапно спросила она.

—  Melons.

— Дыни, — перевела Виктория. — Очень… необычно. Много лучше, чем «печеные яблочки». — Популярное на улицах Лондона название.

Неожиданно глаза наполнились слезам. Больно было потому, что зубчики расчески внезапно наткнулись на небольшой нерасчесанный узелок.

—  Miches, — пробормотал Габриэль.

Виктория криво усмехнулась.

— Буханки хлеба.

Важнейший продукт питания.

—  Ananas.

— Что? — спросила она, задержав дыхание.

— Ананасы.

Ногти Виктории глубже вонзились в бедра Габриэля, — он не прореагировал.

— Я никогда не пробовала ананаса. Он сладкий?

— Сладкий. — Узелок в волосах распутался под зубцами слоновой кости. — Терпкий. Колючий снаружи. Сочный внутри.

Гувернантка внутри Виктории вновь вылезла наружу.

— Женские груди не колючие.

— Твои соски, Виктория, очень твердые. Они царапают кожу.

Она представила, что же тогда делают ногти. И тотчас же убрала свои.

Расческа легко скользила по всей длине волос. Виктория откинула голову.

— Раньше я чувствовала огонь и волнение между ног, — она смотрела на белый, покрытый эмалью потолок. — Я не знала, что бутон плоти внизу называется клитором, знала только, что прикасаться к себе там неправильно. Но когда мне стало некуда идти, я все же стала там себя трогать. При этом я не видела света, Габриэль.

Виктория ждала осуждения, ведь она призналась в том, в чём не должна признаваться ни одна леди.

— Что же ты видела, Виктория? — голос Габриэля был горячим и влажным, он раздавался сбоку её головы, около уха…

— Темноту, Габриэль.

Расческа перестала скользить, твёрдые пальцы нашли верх бедер Виктории. Один палец проник между её ног, губ…

— Я видела холод и голод, и одиночество. — По клитору Виктории проносились молнии, палец Габриэля двигался вверх и вниз, она с трудом дышала. — Но я не видела греха.

Колючая кожа царапнула её у края волос — щека Габриэля. Обжигающий жар ласкал её ухо — язык Габриэля.

— Помни, Виктория.

Спальня наклонилась.

Виктория лежала на спине, мягкие льняные простыни приятно касались спины. Краем глаза она видела мерцающий отсвет медных спинок кровати.

Матрас сместился. Габриэль дотянулся до коробочки на прикроватной тумбочке, его бедра задевали её. Металл поскреб по металлу, а затем раздался глухой стук от соприкосновения с деревянной поверхностью.

Виктория напряженно ожидала, она не могла вздохнуть, не почувствовав запаха его жара и близости его тела.

Матрас прогнулся, Габриэль выпрямился, — между большим и указательным пальцами он держал свернутый резиновый чехольчик.

Легкие Виктории наполнило предвкушение.

Темные ресницы прикрыли глаза Габриэля.

Виктория смотрела на резкие тени на его впалых щеках, толстый ствол перевитой голубоватыми венами плоти, которую он держал в правой руке. Снова посмотрела наверх, на тень на его лице, и вновь вниз — на пурпурную округлую головку, покрытую резиновым колпачком. Он сжал кончик презерватива. А потом исчезли голубоватые вены, оттенки кожи, — осталась только длинная, плотная резиновая оболочка, которая заканчивалась в густых, вьющихся золотисто-коричневых волосах. Небольшой выступ на кончике презерватива выдавался над округлой головкой зачехленного пениса.

Виктория подняла ресницы.

Габриэль был готов для неё.

— У меня чуть больше девяти с половиной дюймов при полной эрекции.

Габриэль прочитал мысли Виктории в её глазах. Он ждал, что она задаст вопрос.

Сопоставляя двух ангелов друг с другом.

Виктория не задала вопроса. Ей не нужно было сравнивать Габриэля с другим мужчиной. Вместо этого она спросила:

— Зачем ты оставил место на кончике презерватива?

— Для спермы.

До этого Виктория чувствовала, как его семя изливалось внутрь другого её входа, — горячий поток жидкости. Ей было интересно, что она почувствует при извержении в её влагалище, орошении её лона.

Габриэль наклонился к ней и взял её ладони.

— Помни.

Руки Виктории завели за голову, обнимая ими холодный металл. Габриэль положил свои пальцы поверх её и сомкнул их руки вокруг медной решетки кровати.

— Помни, Виктория, — пробормотал Габриэль. Дыхание от шепота ласкало щеку, его член легко касался сосредоточия ее женственности.

— Я помню, Габриэль.

Он медленно опустился на неё. Колючая поверхность человеческой плоти. Его грудь надавила на её груди, живот прижался к животу, бедра опустились между её ног.

Виктория помнила… какой холодной и пустой была её жизнь. Из-за ненависти одного мужчины к женщинам.

Виктория помнила… какую боль пережил Габриэль. Из-за того, что один мужчина… что?

Она не знала, почему второй мужчина ранил Габриэля.

Она не знала, почему он не убил Габриэля, пока тот был скован и беззащитен. И молил о смерти.

Она не знала, как любовь превратилась в ненависть. Она только знала, что так произошло.

Любовь мужа к жене.

Любовь брата к сестре.

Любовь двух ангелов.

Холодный воздух окружил её правую руку — пальцы и ладонь. Левой рукой Габриэль нашел центр её женской плоти. Покрытая резиной головка проникла в неё, растянула, погрузилась внутрь, наполнила.

Виктория со стоном судорожно сжала обеими руками медные перила.

— Ни на миг не забывай, кто я есть, — обжигающее дыхание наполнило ее легкие, горячий язык коснулся краешка губ, — и что я могу сделать…

Виктория могла разглядеть все поры на мраморно-совершенной коже Габриэля, сосчитать все темные густые ресницы вокруг глаз, почувствовать каждый нерв своего тела, напряженный для того, чтобы приспособиться к покрытому резиновой оболочкой пенису, пульсирующему внутри неё.

В его зрачках сиял бледный овал её лица. Видел ли Габриэль себя в её глазах?

— Я помню всё, что ты говорил, Габриэль.

«У тебя голодные глаза. Как у Майкла».

«Это не проституция сделала меня таким, каков я есть, а жизнь».

«Там было два ангела; я не знал, что это ангелы».

«Я хотел иметь глаза, которые жаждали…»

Как мог Габриэль не замечать жажды в своих собственных глазах?

— И зная, откуда я родом, — горячее дыхание наполнило рот, её влагалище до конца заполнилось его членом, — зная, кто я есть, — ты хочешь меня, Виктория?

Виктории не нужно было времени на раздумья.

— Да, — сказала она и закричала при проникновении плоти, которая заполнила ее до самого горла и выбила воздух из легких.

Габриэль поглотил крик Виктории. Матрас прогнулся, а затем он обхватил левой рукой её правую руку и высасывал своим ртом её душу. Его пах терся о ее пах. Его член вонзался прямо в её сердце. Симфония кроватных пружин. Он лизал и кусал её язык. Он сосал его так, будто только от этого зависела его жизнь. Габриэль лизал, кусал и сосал Викторию, пока его дыхание не стало её дыханием, его плоть не стала её плотью, а её перестала волновать собственная смерть. Наслаждение было сильнее смерти.

Свет над тьмой.

Светом был Габриэль — его язык, губы, руки, член, влажно движущийся между её половыми губами и стенками влагалища.

Спина Виктории изогнулась, ноги обвили покрытые волосами бедра, влагалище открылось шире, принимая его еще глубже…

— Посмотри на меня, Виктория.

Виктория с трудом открыла глаза.

Серебряные глаза ждали её.

Серебра становилось всё меньше, и вскоре Виктория видела только Габриэля и отраженную в глубине его глаз бледную женщину. Изображения взорвались во вспышке внутреннего света.

Женщина закричала, но мужчина не закричал вслед за ней.

Лицо Габриэля медленно вырисовывалось снова. Его лицо заливал пот, голос был полон страдания.

—  J’en vous encore.

Мне нужно больше.

Слова наполнили её рот, её душу.

— Дай мне больше, Виктория.

Больше удовольствия, больше оргазмов.

— Покажи мне свет.

Виктория открыла свое тело и дала Габриэлю то, в чем он нуждался.

Больше удовольствия, больше оргазмов.

Воспоминания, чтобы осветить тьму.



Глава 21

Веки Габриэля внезапно открылись, сердце забилось чаще. Темнота ослепляла, пахло сексом и потом. Влажное тепло разливалось по левому бедру.

Он сразу вспомнил… поток горячей воды. Удушающий пар. Викторию.

Она прикоснулась к нему.

Она всё ещё касалась его.

Её тело свернулось калачиком у его левого бока, голова покоилась на его плече, нога была закинута на его бедро. Мокрый жар её удовлетворения смачивал его ногу.

Габриэль напрягся.

Он чувствовал второго мужчину, слышал его запах поверх аромата Виктории.

Габриэль не держал оружия на ночном столике или тумбе. Его трость вместе с пистолетом, охотничьим ножом и самовзводным револьвером лежали в кабинете.

Сейчас единственным защитником Виктории был он. И не мог её защитить.

Ярость пересилила страх.

Виктория снова и снова показывала ему свет. Он не позволит ей умереть.

Габриэль осторожно освободился от головы и ноги Виктории, которые лежали на нём. Холодный воздух испарил влажное тепло на левом бедре, ступни резко коснулись холодного, как лёд, деревянного пола.

Темнота была привычной. Раз Габриэль не мог видеть второго мужчину, то и тот не мог его разглядеть.

Он, крадучись, пошел к двери кабинета.

Ощущение, что на него смотрят, исчезло, будто закрылась дверь.

Габриэль остановился, все чувства обострились. Он различал запах секса, тихое ритмичное дыхание Виктории, своё сердцебиение…

В комнате не было никого, кроме него с Викторией.

Сейчас.

Но он не сомневался, что всего несколько мгновений назад они были не одни.

Габриэль проектировал спальню так, чтобы дверь открывалась в кабинет, — так никто не мог спрятаться за ней внутри спальни. Однако кто-то легко мог спрятаться с другой стороны и ждать, когда Габриэль войдёт в кабинет.

Кто-то, вооруженный ножом или пистолетом.

Габриэль не боялся умереть. Но неожиданно, до замирания сердца, он испугался за Викторию.

В дỳше он показал ей, как легко заставить женщину — или мужчину — умолять о разрядке. Он не хотел, чтобы она узнала, как легко заставить женщину — или мужчину — молить о смерти.

Он резко распахнул дверь в спальню и поймал ее за миг до того, как она врезалась в стену, чтобы Виктория не проснулась.

За дверью никого не было.

В кабинете никого не было.

Но был раньше. Присутствие второго мужчины разливалось по комнате, как запах дешевых духов.

Посеребренная трость лежала поперек кушетки, самовзводный револьвер и кобура висели на её обитой голубой кожей ручке.

Оружие не потревожили, как и сон Виктории.

Был только один вход-выход из его комнат.

Габриэль вытащил револьвер из кобуры и пересек шагами комнату. Резко распахнул дверь из атласного дерева.

Аллен стоял у стены, в черных волосах сверкали серебристые искорки, черные глаза были напряжены. Он мгновенно выпрямился.

Он не удивился, не пришел в замешательство, не начал паниковать, обнаружив своего работодателя голым с револьвером в руке. Шлюх, сводней, нищих, головорезов и воров трудно смутить. К тому же Габриэль знал, что Аллен носит под черным пиджаком кобуру.

Может, это Аллен, а не второй мужчина входил в его комнаты?

— Добрый день, сэр, — вежливо сказал Аллен.

День.

— Который час? — резко спросил Габриэль.

— Больше четырех, сэр.

Габриэль приказал Гастону найти всю информацию на Митчелла Делани и сразу доложить.

Страх сковал внутренности. Убийства будут продолжаться, пока жив второй мужчина.

— Где Гастон?

— Он пытался разбудить вас раньше, сэр, — с легкостью отозвался Аллен.

Габриэль прищурился. Никто его не будил…

Он сразу вспомнил, где именно заснул.

Гастон, скорее всего, стучал в дверь кабинета. А возможно нет. Но увидев, что в кабинете никого нет, он не стал входить в спальню Виктории.

Возможно, Габриэль почувствовал присутствие Гастона?

— Когда он пытался меня разбудить?

— Он был тут несколько раз, сэр. — Черные глаза Аллена были безмятежны. — В последний раз он приходил час назад.

Значит, Габриэль проснулся не из-за Гастона.

Аллен внешне не показывал интереса к тому, что Габриэль был обнажен и вышел от женщины. Но запах секса чувствовался безошибочно.

Аллен знал, что он был с Викторией. Гастон тоже должен был знать, где спал Габриэль. Иначе он бы разбудил его.

Слух о том, что Габриэль купил женщину, уже пополз по Лондону. Правда о том, что он с этой женщиной спит, распространится ещё быстрее.

Может, об этом уже говорят.

Гастон был единственным человеком, у которого были ключи от комнат Габриэля.

Возможно, Гастон дал их Аллену. Гастон доверял мужчинам и женщинам, которых нанял Габриэль.

— Ты сегодня заходил в мои комнаты, Аллен?

Аллен не колебался.

— Нет, сэр. У меня нет ключа, сэр.

Чем меньше ключей к его комнатам, тем меньше людей, которых могут убить — или подкупить, — чтобы заполучить их. Но был кто-то…

— Как давно ты сторожишь тут? — спросил Габриэль.

— С полудня.

— Где ты был десять минут назад?

— Здесь, сэр.

Габриэль не мог себе позволить доверять своим работникам так, как доверял им Гастон.

— Это невозможно, Аллен, — сказал шелковым, опасным голосом Габриэль.

— Нет, сэр, это так. — Аллен выдержал взгляд Габриэля. — Я был здесь, охранял вас и женщину, как мне приказали.

— Тогда как ты объяснишь, что всего несколько минут назад в моих комнатах был человек?

— Никак, сэр, — в черных глазах Аллена полыхнул гнев. Гнев и обида. — Прошу прощения, сэр, но единственный путь для вторжения в ваши комнаты — через эту дверь. А сюда он мог проникнуть, только убив меня. Мы вам верны, сэр.

Аллен кипел от негодования из-за того, что Габриэль не доверял ему. Или это могло быть следствием того, что Габриэль уволил Джона и Стивена, — никто, даже Гастон, не знал, что они всё ещё работали на него.

Или гнев Аллена проистекал из того, что полгода назад Габриэль сжег свой дом.

Гнев, как и совесть, может преследовать.

Страх тоже может неотступно следовать по пятам.

Все последние годы Габриэль ел, спал, мочился и клал дерьмо ради одной-единственной цели — убить второго мужчину. Его запах, его вид преследовали Габриэля во сне и наяву.

Ощущение на себе взгляда, которое разбудило его, могло явиться из сна. В темноте спальни запах мог прийти из воспоминаний.

Касательно Виктории — все, что могло бы быть, сводило Габриэля с ума.

Он не мог позволить себе доверять. Чувствовать. Желать.

Нуждаться.

И всё же он чувствовал. Хотел.

Отчаянно нуждался.

История повторялась.

Полгода назад Майкл позволил чувствам к женщине влиять на свои решения. Если бы Габриэль не вмешался, Майкла бы убили.

Майкл мог умереть из-за женщины.

Майкл всё ещё может умереть из-за женщины.

Из-за Виктории. Женщины, которая предпочла стать служанкой, но не зависеть от мужчины, унижающего слабый пол. Женщины, которая продала свою девственность вместо того, чтобы отдаться человеку, который выбрал её своей жертвой именно из-за невинности.

Теперь же, преследуемая мужчиной, которого никогда не видела, она зависела от Габриэля.

«Мы делаем то, что необходимо, чтобы выжить».

— Пусть Гастон поднимется. — Он спрятал бегущий по жилам страх за маской по имени Габриэль. — Я присмотрю за женщиной, пока ты ходишь за ним.

— Да, сэр, — сказал Аллен.

Габриэль вспомнил, как тело Виктории прижималось к нему. Она была такой худой, что он мог сломать её кости словно прутики.

— Пусть Пьер приготовит завтрак a deux, — отрывисто сказал он. «Я никогда не пробовала ананаса. Он сладкий?»— Скажи, чтобы был свежий ананас. Я позвоню, когда нужно будет доставить поднос.

Габриэль не стал ждать ответа Аллена. Он закрыл дверь.

Виктория манила его в спальню.

Свет из окна кабинета скользил по деревянному полу. В воздухе витали запахи секса, пота и удовлетворения.

Её. Его.

Плоть Габриэля немедленно затвердела.

Виктория лежала в той же позе, как Габриэль оставил её. Только темные волосы были рассыпаны по подушке, а не по его плечу, а нога покоилась на простыне, а не на его бедре.

Он вспомнил шелковистость её кожи, скользкой от воды — в душе. Липкой от пота — в кровати.

Он вспомнил мокрый шелк ее волос и жар ягодиц, зажатых между его бедер, когда он продирался сквозь спутанные клубы их прошлого.

Он вспомнил, как Виктория прикоснулась к его мошонке. Вид Виктории, пробующей палец на вкус, осветил его жизнь, словно молния. Её тёмные волосы почернели от воды, щеки горели от возбуждения, голубые глаза блестели в искусственном освещении.

«Я бы сказала, что твой вкус похож на …les noix de Габриэль».

Ни одна женщина никогда не шутила с ним. Они достигали с ним оргазма, но не шутили.

Они не касались его.

Они не любили его.

Виктория приоткрыла глаза.

Голубой взгляд изучал серебряный, цвет был приглушен полутьмой, жажда скрыта.

Виктория видела его обнаженный оргазм. И ни разу не задала ему вопрос, на который он не смог бы ответить.

Габриэль думал, что он невосприимчив: к боли, удовольствию.

Женщине.

И снова второй мужчина доказал, что Габриэль ошибался.

Габриэль напряженно ждал, что Виктория откажется прикасаться к бездомному fumier.

— Я намочила тебе подушку, — тихо сказала Виктория. Её голос звучал гораздо, гораздо моложе голоса тридцатичетырёхлетней женщины, каковой, как знал Габриэль, она являлась.

— Мне подушки не жалко.

— Я тебя намочила.

Неожиданно по лицу Габриэля пробежала улыбка. Он был спокоен, потому что знал, что Виктория не могла видеть его улыбки и той ранимости, что за ней скрывается.

— Да, действительно, — серьезно согласился он.

— Я теперь мокрая, — бесхитростно сказала Виктория.

Всего несколько часов назад Габриэль испытал два оргазма. У него не должно быть эрекции. Он не должен желать Викторию так сильно — до боли в яичках.

В ней было всё, что он хотел в женщине.

Она была замаскированной смертью.

— Покажи мне, — шелковым голосом сказал Габриэль. Он знал опасность сексуальных игр, но не мог противостоять искушению по имени Виктория Чайлдерс.

— Темно, — возразила Виктория. Габриэль представил себе, как она учит ребенка с серебристыми волосами. Она бы говорила именно таким тоном. — Ты не увидишь.

— Увижу.

Он видел, что Виктория была ловушкой для него.

Видел, что всерьез недооценивал второго мужчину.

Виктория откинула покрывало в сторону, кровать заскрипела, простыни зашуршали.

Её кожа сияла, как бледный полированный мрамор. Её ноги были длинными и стройными.

Он чувствовал эти ноги, когда они обхватывали его талию. Интересно, каково почувствовать их заброшенными к себе на плечи?

Он не мог сопротивляться. Он сел на кровать и дотронулся до Виктории — идеальная наживка.

Влажный жар ее тела нашел отклик в его паху.

Клитор был набухшим от желания.

Он нежно скользнул пальцем между её нижних губ и стал всматриваться в тень — сосредоточие её женственности. Губы вульвы сомкнулись вокруг его среднего пальца, как всего несколько часов назад обхватывали его член.

Она была такой мокрой, что он мог бы в ней утонуть. Она была такой отзывчивой, что он не задумался бы, умереть в ней.

Но на кону была не только его собственная жизнь.

Настойчивая рука накрыла его член.

Габриэль замер, удерживая себя на месте. Вопреки ожиданиям, воспоминаний не последовало.

Габриэль знал, что заплатит за эту передышку, просто еще не знал как.

Он не знал, когда второй мужчина придёт, чтобы забрать свой дар — Викторию Чайлдерс.

Мягкая подушечка большого пальца кружила вокруг головки его члена, это движение отзывалось глубоко внутри Габриэля.

— Ты тоже мокрый, — не в силах скрыть возбуждения прошептала Виктория.

Она совсем недавно приобщилась к сексуальным играм, усиливающим возбуждение. Габриэль упражнялся в них с тринадцати лет.

Он сосредоточился на изменениях, которые благодаря ему произошли в теле Виктории, не желая думать о том, что она делает его уязвимым.

Набухшая плоть была горячей и припухшей — от его действий и её желания. Вход во влагалище был открытым кольцом, а не узкой щелью. Она легко приняла его палец.

Габриэль был тотчас же охвачен жарким шелком нежной плоти, Виктория глубоко вздохнула. Одновременно её пальцы еще крепче сомкнулись на члене.

Своим вторжением он причинил ей боль, отголосок которой сейчас смутно пульсировал в груди Габриэля.

Она развела ноги, чтобы ему было легче проникнуть. Так, чтобы она смогла прогнать егоболь.

Габриэль хотел войти в Викторию и почувствовать сокращения ее лона вокруг своей руки, — вместо этого он вытащил палец. Палец был покрыт скользким теплом.

Сущность Виктории Чайлдерс. Женщины, которая боялась страсти, но объяла ее.

Так же, как она обнимет ангела.

Габриэль провел пальцем по её губам.

Виктория отпрянула.

— Что…

Он взял её губы, слова, дыхание, влагу.

После того, как они в душе разделили боль и удовольствие, он сказал Виктории, что ничего не изменилось. Он солгал.

Изменилось всё.

Второй мужчина дал ему Викторию, зная, что Габриэль захочет большего, чем час, день или неделя с ней. Он знал, что Габриэль умрет за то, чтобы получить большее.

Вкус Виктории был солено-сладким вкусом удовлетворенности.

Языком и зубами Габриэль брал от неё больше — то мягко кусал до боли, то нежно лизал для удовольствия. Он использовал весь свой опыт, чтобы забрать этим поцелуем душу Виктории. Потому что именно этому его учили.

Не достаточно.

Габриэль поднял голову. Его губы теперь дразнили, а не пожирали. Он прошептал:

— Попробуй себя на вкус, Виктория.

Габриэль не дал ей время согласиться или отказаться. Он проскользнул в её рот и передал на язык её экстракт.

Она замерла, не отвечая.

Габриэль заставил её ответить. Он лизнул её нёбо.

Виктория впитывала его дыхание.

Он хотел большего.

Он был способен заставить её дать ему больше.

Зажав сосок пальцами, он начал нежно сжимать и тянуть его, зная, что каждый щипок, каждое потягивание заставляют её лоно сокращаться.

Ее пальцы, обхватывающие пенис, сжимали и тянули в том же ритме, в котором его пальцы сжимали и тянули её сосок. Язык Виктории со всех сторон нежно лизал язык Габриэля. Отдавая столько же, сколько и получая.

Габриэль зажмурил глаза и сосредоточился на ощущениях и вкусе Виктории вместо ритмичных потягиваний и сжиманий, которые потягивали и сжимали самую внутренность его яичек.

Негромкий, короткий стук на миг нарушил его сердцебиение.

Пришел Гастон.

Габриэль продолжал тянуть и сжимать сосок Виктории. Не прекращая лизать её.

Не прекращая хотеть того, чего не мог иметь.

Дом.

Женщину.

Глухой предоргазменный стон сорвался с его языка.

Острая предоргазменная дрожь пронзила его уретру.

Внешняя дверь в его покои открылась.

Это мог быть Гастон.

Или это мог быть второй мужчина.

Габриэль представлял, как лоно Виктории сжимается вокруг его руки и, одновременно, мысленно шел по комнатам за этим мужчиной.

Послышался тихий звук, кожа стукнулась о мрамор.

Виктория возбужденно мотала головой из стороны в сторону. Габриэль положил правую руку сзади ей на шею и безжалостно преследовал её. Его рот приклеился к её рту, язык лизал, пальцы сжимали и тянули.

Она почти готова.

Виктория сильнее сжала Габриэля, чтобы он последовал за ней.

Сквозь открытую дверь спальни донесся легкий шорох. Мужчина в кабине сел на кожаное кресло около стола. В то же время тело Виктории прогнулось, ее пальцы схватили Габриэля за волосы.

Боль. Удовольствие.

Жаждущий голубой и фиалковый огонь взорвал темноту за веками Габриэля. Сокращающееся лоно Виктории отрывисто трепетало вокруг его пальцев. Следом за ней он кончил в ее руке и почувствовал, как оргазм Виктории вытесняют мысли о мужчине в кабинете и осознание принесенных им сведений.

Медленно Габриэль стал ослаблять пощипывающе-потягивающий ритм, который на один краткий момент стал его оргазмом. Инструмент, каковым являлся его член, извергался три раза, четыре, пять…

Виктория рухнула от изнеможения, жадно глотая воздух, доступ к которому она, наконец-то, получила. Его эрекция прошла, жажда — нет.

Пальцы, державшие его волосы, были той близостью, которую он не позволял себе почти пятнадцать лет.

Габриэль хотел больше Виктории, больше близости.

Он нежно выпустил сосок и погладил ее щеку, поднимаясь вверх по скуле. Трепет ресниц Виктории под его пальцами был подобен мучительной дрожи оргазма.

Обхватывая Викторию, Габриэль поцеловал ее ресницы. Они задрожали под его губами.

Напряжение в паху перекинулось в грудь.

— Ты… — Виктория глотнула воздуха, — моя грудь… это было…

— Тш-ш, — Габриэль надавил губами на её рот. Он не хотел, чтобы Гастон нечянно улышал, какой ранимой делает Викторию страсть. — Спи дальше, Виктория. Мне надо идти. Я вернусь позже.

Он сел.

Пальцы в его волосах сжались крепче, одновременно Виктория выпустила расслабленную плоть.

Габриэль не видел её руку, пока она не коснулась его подбородка. Рука была холодной и липкой.

Прежде, чем он успел отреагировать, теплые пальцы размазали холодную вязкую жидкость — сперму — по его рту.

Виктория намазала ему губы, затем стала слизывать сперму.

С губ и расщелины между ними.

Габриэль не хотел пробовать себя на вкус. Он не хотел знать своё тело, которое предало его.

Он открыл рот для Виктории. И не знал, почему так поступил.

Габриэль позволил Виктории разделить с ним вкус его семени. И не знал, почему результат механической разрядки мужчины-шлюхи был вкусом надежды.

В его груди звучал легчайший отголосок удовлетворения Виктории.

И Габриэль знал…

Ускользнув от поцелуя Виктории и пальцев, держащих волосы, он встал и накинул покрывало на её обнаженное тело, силуэт которого вырисовывался на светлых простынях. Он на ощупь взял из шкафа пиджак, брюки, ботинки. Из ящика — носки, рубашку и платок. Поднял с пола у кровати использованный презерватив.

….Габриэль знал, что второй мужчина выиграл. Просто не знал, в чём именно.



Глава 22

Виктория прислушивалась к знакомым звукам: ящик открылся, ящик закрылся… Габриэль роется в шкафу.

Яркий блеск серебра, Габриэль подошел к кровати.

Её сердце вновь забилось чаще.

Габриэль наклонился, быстро выпрямился — с длинным резиновым чехольчиком в левой руке и скрученной в узел одеждой — в правой. И отступил в густую тень. Дверь в ванную закрылась за ним.

Пальцы Виктории были липкими. Губы и язык горели.

Она попробовала себя на вкус. Конечно, это было неожиданно, но она не почувствовала отвращения. Она чувствовала, как в её руке постепенно приближался к разрядке Габриэль, как её оргазм пульсировал в его пальцах.

Из-за двери в ванную доносились неотчетливые звуки — брызги падающей в воду воды, решительный слив унитаза. Вода, падающая на мрамор. Недолгий звонкий удар — может, это зубная щетка из слоновой кости задела край мраморной раковины?

Её живот напрягся.

Слушать, как Габриэль приводит себя в порядок, оказалось так подкупающе интимно.

Виктория забралась рукой под покрывало и дотронулась до левого соска.

Он был твёрдым и набухшим. Так же, как и член Габриэля был твердым и набухшим.

Раньше она не знала, что женщину можно довести до оргазма, сжимая ей сосок. Не подозревала, насколько мужское семя липкое, как быстро остывает густая, вязкая жидкость и какая она соленая на вкус.

Не знала, что тело женщины может болеть и все равно быть полным удовлетворения.

Мысли прервал тихий шорох. Габриэль вышел из ванной и бесшумно пересек спальню.

Она заставила себя сжать губы, чтобы не окликнуть его.

Он сказал, что вернётся.

Виктория верила ему.

«Автор тех писем, — подумала она чуть презрительно, — жалкое подобие мужчины».

Из-за двери спальни послышались приглушенные голоса. У Габриэля был посетитель.

Габриэль сказал ей спать дальше. Но Виктория не хотела спать.

Она хотела еще Габриэля.

Виктория откинула покрывала с кровати. Простыни пахли потом — Габриэля, её, их общим.

Жёсткий деревянный пол был холодным и бодрящим.

Габриэль мог умереть.

Онамогла умереть.

Виктория вошла в ванную. И вспомнила, как выглядело сквозь пар возбуждение Габриэля.

Виктория встала в медный душ. И вспомнила, как Габриэль использовал душ для печени.

На губах появилась усмешка. У каждой домохозяйки должен быть совмещенный с ванной душ.

Мысли тут же вернулись к Габриэлю.

Он завтракал?

Она проворно повернула кран. Между ним и членом Габриэля не было никакого сходства. Габриэль, в отличие от медного крана, чувствовал и боль, и удовольствие.

Он мог отвергнуть прикосновение, но не сделал этого, когда она схватила его за волосы, чтобы подтянуть ближе. Не отверг её прикосновений, когда она размазала сперму по его мягким, как лепестки цветов, губам. И попробовала его на вкус.

Он позволил ей разделить вкус его удовольствия.

Габриэль повесил влажное полотенце. Виктория вытерлась им насухо.

Он прополоскал мочалку, которой мыл её прошлой ночью, и повесил сохнуть рядом с поношенными шелковыми панталонами.

«Нет таких сексуальных актов, в которых я бы не участвовал прежде, нет такого сексуального действия, которого я бы не выполнил, чтобы доставить тебе удовольствие».

Она не сказала Габриэлю, что не хочет другого мужчину.

Она не успела ему сказать …так много всего.

Расческа всё ещё была в спальне. Виктория торопливо почистила зубы.

Щелчок деревянного выключателя превратил темноту в освещенную комнату.

Она увидела медные перекладины кровати, которые Габриэль заставил её обхватить. Он накрыл её пальцы своими и не отпускал, пока кровать под ними раскачивалась и дрожала.

Дрова, которые Габриэль подкинул в камин прошлым вечером, превратились в горку черно-серой золы.

Шло время.

Виктория порылась в аккуратно сложенных коробках, стоящих около комода Габриэля, и нашла шелковые панталоны. Пару маленьких домашних туфелек с пряжками. Корсет — завязки были вшиты спереди и сзади. Шелковые чулки, нижние юбки, сорочку, — хотя в ней не было необходимости: корсет был без китового уса, и защитный слой не требовался. Она положила сорочку обратно и достала золотисто-коричневое платье из картонной коробки с розовым лепестком. Все это время она прислушивалась, но голоса Габриэля так и не услыхала. Даже не открывая дверь в спальню, Виктория знала, что его нет в кабинете.

Лиф платья из рубчатого шелка застегивался на маленькие петельки. Шерстяные платья Виктории были простыми и застегивались на обыкновенные пуговицы. Пальцы болезненно долго справлялись с непривычными застежками. Она безжалостно расчесала волосы.

Чулки… Чулки… Куда она положила чулки?

Коричневый шелк мерцал на спинке кресла из атласного дерева.

Пристегнуть чулки к нижней части корсета оказалось куда труднее, чем их найти. Эластичные крепежи были недостаточно гибкими. Или, возможно, чулки были недостаточно длинными.

Виктория представила, как Габриэль выбирает корсет, чулки, канифасовый турнюр… Защелки подвязок застегнулись на верху чулок.

Лайковые туфельки, цвет которых должен был подчеркнуть винно-красную гамму наряда, сидели на ней, как перчатки. Она с трудом заставила себя не думать о том, сколько может стоить подобная роскошь.

Округлые пятна темнели на краю простыни, где кончил Габриэль.

Она легко прикоснулась к самому большому пятну. Оно было еще влажным.

Вкус Габриэля пробился сквозь горечь зубного порошка.

Виктория распахнула дверь спальни, шелк зашелестел, создавая движения воздуха.

В кабинете никого не было.

Как и в теле Виктории.

Свет люстры боролся с приближающимся закатом.

Хотя, может быть, солнце уже село. В зимние месяцы трудно сказать, когда туманный день перетекал в туманную ночь.

Габриэль пообещал, что умрёт, спасая её жизнь. Но Виктория не хотела, чтобы он умер.

Она не желала, чтобы страх уменьшил удовольствие, биение которого всё ещё ощущала во всём теле.

На столе со столешницей из черного мрамора стоял серебряный поднос. Виктория подняла крышку и принюхалась — сосиски и яичный омлет. Она не узнала толстые, мясистые ломтики фруктов в полупрозрачной фарфоровой пиале. Но в этом не было необходимости.

От слез засвербело в носу.

Виктория говорила, что ни разу не пробовала ананаса. Теперь Габриэль предоставил ей такую возможность.

Большим и указательным пальцами она взяла желтый кусок экзотического фрукта, закапал сок.

Она облизала пальцы.

Одетая в шелк и атлас, — а она так быстро начала привыкать к наготе, — Виктория села в кресло Габриэля.

Она вспомнила вкус его поцелуев. Она слизнула с губ каплю ананасового сока и почувствовала вкус Габриэля. Она взяла сосиску — та была куда меньше, чем у Габриэля — и укусила кончик.

Аппетит неожиданно пропал.

Виктория могла погибнуть. Габриэль мог погибнуть.

Виктория оттолкнулась от стола, схватившись за мраморную столешницу, чтобы не врезаться в стену. Кресло Габриэля было на колесиках. Она встала, дрожа.

Может, Габриэль в доме, присматривает за работой?

У дверей сторожил другой мужчина. Густые золотисто-каштановые волосы падали ему на спину.

На мгновенье Викторию поразила его необычная экзотическая красота.

Он был проституткой?

Охранник сдержанно посмотрел в ответ.

— Чем могу помочь, мадам?

Не было никаких сомнений в том, откуда он родом: он был англичанином до мозга костей.

Никогда раньше Виктория не видела в Англии никого похожего.

Интересно, рассказал ли ему мистер — месьеГастон — о баночке крема, которую попросила Виктория?

Она ни на секунду не усомнилась в том, что стоящий перед ней зеленоглазый мужчина знал, для какого множества целей может служить этот крем.

Она расправила плечи.

— Я бы хотела увидеть мистера… — нет смысла лицемерить, все в доме Габриэля, несомненно, знают об её отношениях с хозяином, — я бы хотела увидеть Габриэля, пожалуйста.

В изумрудных глазах не было ни одобрения, ни осуждения.

— Мистера Габриэля здесь нет.

Живот Виктории сжался.

Он ведь вернётся.

Дом, действительно, был для Габриэля родным домом, даже если он не хотел этого признавать. А мужчина напротив неё был членом семьи Габриэля.

Виктории вдруг захотелось увидеть дом Габриэля и навестить его семью.

— У Габриэля очень красивый дом.

— Да, мадам.

— Мне бы хотелось осмотреть его.

Выражение лица стража не изменилось.

— Это невозможно, мадам.

Викторию это не отпугнуло.

— Почему нет?

Состоятельные мужчины и женщины посещают дом каждую ночь.

— Мне дали задание охранять эту дверь.

— Вам дали задание охранять меня, — жестко сказала Виктория.

— Да, мадам.

Они одновременно вспомнили о том, что случилось с одной незащищенной женщиной. Усилием воли Виктория отстранилась от воспоминаний о перчатках с красными пятнами.

Она с вызовом подняла подбородок.

— Так что же вам приказали, сэр, охранять меня или дверь?

— И то, и другое, — ровно сказал охранник с золотисто-каштановыми волосами.

В глубине его изумрудно-зеленых глаз скрывались улицы — его прошлое.

«Семья», — сказал Гастон.

Шлюхи, воры, головорезы.

Она не участвовала в двух последних видах деятельности, но вступила на путь первой из них.

— Как вас зовут? — вежливо спросила она.

Страж даже не моргнул в ответ.

— Джулиен, мадам.

— Внизу гости?

— Нет, мадам. Двери дома Габриэля открываются не раньше девяти вечера.

Виктория отметила про себя, что к тому моменту, когда он купил её девственность, дом работал всего три часа.

— Месье Гастон назвал вас семьей, — импульсивно сказала Виктория.

Охранник моргнул. Она сумела его удивить.

— Да, мадам, — сказал он ничего не означающим голосом.

— Мы с моей семьей… далеки друг от друга. — Виктория мимолетно подумала об отце и матери. Они были нетитулованными аристократами. «Твоя мать оставила отца, так же как и ты, — сказал Габриэль. — Так же, как он заставил уйти и твоего брата». — Вам повезло, что вас окружают люди, которые заботятся о вас.

Изумрудные глаза оставались отстраненными.

— Я не могу вам позволить покинуть эту комнату, мадам.

— Вы не доверяете собственной семье, сэр?

Виктория доверяла своей семье — когда-то.

— Нет, мадам, — спокойно сказал сторож, — я им доверяю.

Виктория ухватилась за признание Джулиена.

— Тогда покидать эти покои не опасно, верно?

— Это не мне решать, мадам.

Виктория пристально посмотрела на его плечи. Он не носит пистолет на виду, должно быть, у него наплечная кобура под сюртуком, как у Габриэля.

Он не станет в неё стрелять, но она была уверена, что он сможет её остановить.

Она помнила, каким сильным был мужчина, приставший к ней на улице.

Мужчина, который мог убить её.

— Я понимаю, что я в опасности, сэр.

Лицо стража оставалось безучастным.

— Да, мадам.

— И не хочу усугублять своё положение.

— Да, мадам.

У Виктории с куда большим успехом получалось убеждать упрямых воспитанников заниматься, чем доказать что-то мужчине, которому Габриэль приказал её охранять.

— Вы знаете, что Габриэль купил мою девственность.

Он работал в доме, поэтому совершенно точно немог об этом не знать.

Смущение, от которого покраснела Виктория, никак не отразилось на лице охранника.

— Мне приказали охранять вас, мадам, и именно так я и поступлю.

Электрический свет дробился на волосах Виктории.

— Я хочу узнать Габриэля.

— Вы не сможете узнать Габриэля, осмотрев его дом.

Казалось, что прошло так много времени с тех пор, как Виктория следом за месье Гастоном поднималась по узким ступенькам, находившимся позади охранника.

— Вы ошибаетесь, сэр. Всё в доме Габриэля — часть мужчины, который его построил.

Виктория целиком завладела вниманием охранника.

— Я хочу угодить Габриэлю, — ровно сказала Виктория. — Я хотела бы посетить… гостевые комнаты и увидеть, чем пользуются женщины, чтобы угодить мужчинам.

Предметы, которые она не смогла разглядеть через прозрачные зеркала.

На лице стража против ожиданий Виктории не появилась ухмылка.

Мелькнувшие было в изумрудно-зеленых глазах чувства пропали.

— Возможно, мадам, чтобы помочь мистеру Габриэлю, не нужны специальные предметы.

— Я использую все доступные средства, — честно сказала она.

Охранник посмотрел поверх её плеча.

Виктория с трудом подавила разочарование. Она не могла упрекать работника за верность.

— Как давно вы работаете на Габриэля? — вежливо спросила она.

Он не смотрел на неё.

— Шесть лет.

А Гастон работал на Габриэля четырнадцать лет.

— Кто-то хочет убить его.

Страж быстро перевел взгляд на Викторию.

— Никто в доме Габриэля не повредит ему. — В его голосе звучала абсолютная уверенность. — Мы защитим его.

Семья.

— Но сейчас его нет в доме, — сказала Виктория.

— Нет. — В глазах стража теперь отражалось то же недовольство сложившейся ситуацией, что раньше чувствовала Виктория. — Его здесь нет.

Габриэль сопротивлялся любви, которую испытывала к нему семья, так же, как боролся с потребностью в женщине.

— Габриэль может умереть. Если не сегодня, так завтра.

Так же, как и она могла умереть. Если не сегодня, так завтра.

Её мог убить мужчина, писавшей ей письма. Или мужчина, который хочет убить Габриэля.

Охранник не ответил.

— Его называют неприкасаемым ангелом, — Виктория отчаянно продолжала говорить.

Изумрудно-зеленые глаза с головы до ног обожгли Викторию холодом.

— Те, кто работают в доме, знают, что собой представляет мистер Габриэль.

И не собираются это обсуждать с посторонними.

До самых подмёток лайковых туфелек Виктория чувствовала резкий отпор.

— Я думаю, он заслужил быть любимым, — пряча боль, тихо сказала Виктория. Они оба этого заслужили, пока не стало слишком поздно. — Я хочу любить его. И хочу, чтобы вы в этом мне помогли.

— Я не могу помочь вам, мадам. — Изумрудные глаза пронзительно смотрели на неё. — Я потеряю работу.

Но он хотел ей помочь.

Хотел, чтобы Габриэль нашел любовь.

Они все хотели этого для Габриэля.

— Никто, кроме нас с вами, не узнает, — заверила его Виктория.

— В этом доме нет секретов, мадам.

— Секреты есть в каждом доме, — поправила она его.

В доме её отца, человека, известного своей безупречной репутацией, тоже были секреты.

— У меня нет ключей к комнатам мистера Габриэля. Если мы уйдём, то вы не сможете вернуться.

В душе Виктории зародилась надежда.

— Конечно, ключ должен быть у кого-то кроме Габриэля.

— У мистера Гастона.

Виктория сжала в руке шелк юбки.

— Я объясню мистеру Гастону, почему мы просим ключ.

Теперь страж выглядел не уверенным в себе, а пойманным в ловушку. Его разрывали на части верность приказу и желание дать своему нанимателю капельку счастья.

Его лицо прояснилось так же внезапно, как и нахмурилось.

— Следуйте за мной.

Виктория улыбнулась.

На миг улыбка отразилась в изумрудных глазах стража, а потом он повернулся и потопал вниз по ярко-освещенной узкой лестнице. Он остановился у подножия, рука легла на круглую медную ручку двери.

Виктория вспомнила испуганную женщину, которая шла за Гастоном вверх по ступенькам два дня назад. Она верила, что сможет вступить в сексуальную связь на одну ночь и не затронуть свою душу. Вниз по узкой лестнице к ожидающему охраннику спускалась совсем другая женщина.

Дверь в салон открылась. Служанка склонилась над покрытым белой шелковой скатертью столом и вставляла в серебряный канделябр свечи из пчелиного воска. Её седые волосы покрывала чёрная сеточка. Увидев Викторию, она выпрямилась.

Виктория не сомневалась, что и служанка наверняка знала, кто она такая.

Служанка улыбнулась, от сморщенного лица повеяло теплотой.

— Вечер добрый, мадам. Джулс.

Она говорила с сильным акцентом кокни.

Охранник кивнул:

— Добрый, Мира. — И торопливо провёл Викторию к обитой красным ковровым плюшем лестнице у противоположной стены.

Из салона была видна вереница белых лакированных дверей, расположенных на втором этаже. Служанка в большом домашнем чепце толкала груженную бельем и чистящими средствами тележку по холлу верхнего этажа. Её фигура выделялась на фоне окружающей баллюстрады.

Виктория медленно поднималась по ступеням и смотрела вниз на длинные ряды покрытых белым шелком столов. Она повернула голову, чтобы увидеть блестящую темную кабину, из которой за ней наблюдал Габриэль. Откуда он покупал её.

Виктории всегда твердили, что грех уродлив. Дом Габриэля был столь же красив и изящен, как и его владелец.

На верхней площадке лестницы была электрическая люстра, тысячи мелких кристаллов сияли.

Раньше она считала, что здание Оперы — единственное открытое для публики заведение с электрическим освещением. И ошибалась. Всё в доме Габриэля освещалось электричеством, — люстры, светильники на стенах, — всё, кроме столов в салоне, где использовали свечи.

На верху лестницы начинался изогнутый коридор, устланный толстым красным ковром. В конце коридора, там, где он поворачивал направо, винтовая лестница, ведущая на третий этаж, освещалась еще одной люстрой. Страж толкнул ближайшую к салонной лестнице лакированную дверь. На ней был позолоченный витой номер «семь».

Ковер в спальне был темно-зеленый, на кровати лежало желтое шелковое покрывало. Окон не было.

Никто снаружи не сможет заглянуть внутрь. Прошлой ночью она видела эту комнату через полупрозрачное зеркало.

Зеркало было прямо перед ней, в изящной, как и вся комната, золотой раме. В отличие от комнаты оно выглядело безобидно.

Виктория не узнала женщину в отражении.

Волосы на затылке зашевелились.

Кто-то смотрит на неё?..

Только две пары глаз изучали ее: одна из них принадлежала охраннику, который стоял позади, другая была ее собственной, вглядывающейся внутрь полупрозрачного стекла вместо того, чтобы смотреть сквозь него.

Виктория видела не незнакомку, это была она сама.

Нижняя юбка из лампасной ткани с рисунком приглушенных желтого, зеленого и темно-красного тонов придавала объем бедрам Виктории. Короткий воротник-стойка из золотисто-коричневого рубчатого шелка переходил в глубокий и узкий V-образный вырез платья, тонко подчеркивающий шею и грудь.

Мадам Рене была гением.

Отчетливо сознавая полупрозрачность зеркала и смотрящего на неё охранника, — знал ли Джулиен, что было за стеклом? — Виктория вошла в комнату.

На прикроватной тумбочке находились серебряная упаковка презервативов и низкая белая баночка. На крышке была надпись «Дом Габриэля», так же как и на той, что стояла у него в спальне.

Джулиен молча наблюдал за каждым шагом Виктории внутри комнаты. Она же могла видеть любое его передвижение в зеркале.

Виктория повернулась спиной к посеребренному с одной стороны зеркалу и открыла верхний ящик. Там находились приспособления фаллической формы, о которых ей рассказывал Габриэль. Godemichés,как он их называл.

Они были… очень похожи на настоящие.

Один маленький, один средний и один… — в горле застрял смешок, потому что она вспомнила сказку братьев Гримм «Златовласка и три медведя» — «…как раз правильного размера».

В голове Виктории промелькнуло воспоминание о том, как мама держала Дэниеля на коленях. Ему было четыре. Восьмилетняя Виктория сидела у них в ногах, а мама читала сказку.

Виктория вдруг вспомнила, что у мамы был музыкальный голос. Она не могла вспомнить сказку, которую читала им мать, только несколько слов. «Я знаю, — сказал ангел, — потому что… я хорошо знаю свой цветок».

«Стала ли мама счастливой с другим мужчиной?» — задумалась Виктория.

Жива ли она?

Или любовь к мужчине убила и её тоже?

Виктория прикоснулась к твердому кожаному фаллосу, вспоминая длину и толщину у Габриэля.

«У меня чуть больше девяти с половиной дюймов».

Тело сжалось от воспоминаний об удовольствии. Она быстро отдернула руку.

Охранник с золотисто-каштановыми волосами оставался непроницаемым. Ясно, что его невозможно смутить… вообще ничем.

Виктория торопливо закрыла верхний ящик и открыла второй. Там лежал набор шелковых шарфов.

До этого Виктория уже видела, как можно использовать эти шарфы.

Она представила, как Габриэль связывает ей руки за головой, привязывает её широко разведенные ноги к деревянным столбикам кровати.

Она представила, как связывает Габриэля.

Женщина в красной спальне связывала мужчину, с которым была. Оседлав его бедра, она ездила на нём так, как мужчина ездит на лошади.

В самозабвенности женщины была свобода, в зависимости мужчины — почти детская доверчивость.

В жизни Виктории не было ни свободы, ни доверия.

А у Габриэля?

Он говорил, что нет такого сексуального акта, в котором бы он не участвовал. Приходилось ли ему связывать женщину для её удовольствия?

Позволял ли связать себя?

В её воображение тут же промелькнуло видение оков.

Тихонько закрыв второй ящик, Виктория открыла третий и последний.

Плеть из витого шелка. Рядом — кожаный ремень.

В стены и потолок комнаты были вмонтированы медные крюки.

Что угодно… Всё, что угодно.

Виктория закрыла последний ящик.

Охранник с каштановыми волосами был прав — тут не было ничего, что помогло бы ей доставить удовольствие Габриэлю.

Виктория выпрямилась и увидела маленькую коробочку между белой баночкой с кремом и серебряной упаковкой презервативов.

По лицу пробежала улыбка. В коробочке лежали мятные конфеты. «Особо сильные мятные»— значилось на металлической коробочке следом за надписью «Altoids».

Виктория подняла прямоугольную коробочку и импульсивно повернула так, чтобы охранник мог её разглядеть.

— Кто-то забыл пастилки.

— Никто их не забывал. — Лицо охранника оставалось безучастным, а изумрудно-зеленые глаза — спокойными. — Они для гостей.

Улыбка Виктории увяла.

Освежающие дыхание пастилки.

— Очень великодушно со стороны Габриэля, — уныло сказала она, опуская руку, чтобы положить коробочку обратно на столик.

— Возьмите её. — Виктория удивлено посмотрела на стража. Его лицо не выражало эмоций.

— Что, простите?

— Возьмите упаковку «Altoids». Эта перечная мята сильнее других марок. Съешьте пастилку и возьмите у мистера Габриэля в рот. Ему понравится.

Виктория удивилась, что разлившийся по телу жар не расплавил конфеты.

Охранник отступил, толкнул спиной дверь, ясно намекая, что пора уходить.

Виктория всем сердцем была согласна с этим.

Взяв «Altoids» в руку, она повернулась и бросила беглый взгляд в полупрозрачное стекло, которое гостям казалось простым зеркалом.

Темноволосая женщина в отражении была изящной, а не одетой в лохмотья. Стройной, но не тощей. Её лицо было пунцовым, как винно-красная бархатная окантовка платья.

Она видела профиль охранника с золотисто-каштановыми волосами. Его черный сюртук контрастировал с её золотисто-коричневым нарядом. А потом они исчезли — страж с золотисто-каштановыми волосами в черном сюртуке и темноволосая женщина в золотисто-коричневом наряде. На их месте стоял один темноволосый мужчина.

Глаза Виктории расширились. Она снова видела только стоящего боком мужчину с золотисто-коричневыми волосами в черном сюртуке позади темноволосой женщины в золотисто-коричневом платье.

Охранник и Виктория.

Она моргнула.

— Пора идти, — сказал Джулиен.

Виктории не терпелось покинуть элегантную спальню.

В дверях она с колотящимся сердцем бросила взгляд через плечо на посеребренное с одной стороны стекло.

Просто зеркало, а не прозрачное окно.

— Я видел, что вы рассматривали содержимое нижнего ящика.

Виктория отрывисто кивнула и вышла из комнаты.

Изумрудно-зеленые глаза встретились с её глазами.

— Прежде вы не бывали в подобных домах.

Не было никакого смысла отрицать очевидное.

— Да, — призналась Виктория. — К такому я не привыкла.

— В борделях вместо шелковых плеток и ремней используются хлысты и девятихвостки.

Виктории незачем было спрашивать у Джулиена, откуда у него такие познания: они отпечатались в изумрудно-зеленых глазах.

— Дом Габриэля — не бордель, — сказала Виктория.

— Да, мадам, — мрачные воспоминания наполнили глаза Джулиена. — В доме Габриэля безопасней, чем в борделе. И для проститутки, и для клиента.

Виктория приостановилась. Габриэль может и считает свой дом греховным местом, но…

— Тебе нравится дом мистера Габриэля, — удивленно сказала она.

— Да, — открыто согласился охранник с каштановыми волосами.

Виктория тепло улыбнулась.

— Мне тоже, мистер Джулс. Наверно, нам пора найти месье Гастона?

Им не пришлось искать Гастона. Он ожидал их у подножия лестницы.

У него был взгляд человека с улицы, которым он прежде являлся.

«Я потеряю работу», — говорил Джулиен.

Гастон открыл рот …

— Это целиком моя вина, месье Гастон. Я хотела посетить одну из гостевых комнат чтобы… — Виктория глубоко вздохнула, но это не помогло, — …посмотреть, не найдется ли что-то, что помогло бы мне доставить удовольствие месье Габриэлю.

Рот Гастона громко захлопнулся. Он быстро приходил в себя от шока.

— Надеюсь, мадмуазель не… удивили… найденные предметы.

—  Au contraire,сэр. — Виктория показала коробочку мятных пастилок. — Мистер Джулс весьма любезно порекомендовал мне попробовать вот это.

На щеках Гастона появился румянец — слабый отголосок малиновой окраски щек Виктории.

—  Merci, мадмуазель. Мы не будем упоминать месье Габриэлю об этом происшествии, чтобы не испортить неожиданный подарок.

Виктория и каштанововолосый охранник немного расслабились.

Виктория улыбнулась.

— Спасибо, мистер Гастон.

— Вы не должны утомляться, мадмуазель. Проводи даму назад в комнаты месье Габриэля, Джулс.

Комнаты.

В кабинете Габриэля была дверь в коридор с полупрозрачными зеркалами.

Виктория открыла было рот, чтобы рассказать Гастону и Джулсу о мужчине, которого она увидела в зеркале.

И закрыла.

А что она видела на самом деле? Только мимолетное видение… с черными волосами.

Её волосы при определенном освещении казались черными.

Мираж в зеркале мог появиться от простой игры света.

— Спасибо, мистер Гастон, вы совершенно правы. — Виктории ночью понадобятся все силы. — Я не должна переутомляться.

Гастон шел впереди Виктории вверх по приватной лестнице в покои Габриэля. Джулс шел позади Виктории. Она шла между двух сильных мужчин.

Тогда почему же она не чувствовала себя в безопасности?

Наверху лестницы Гастон достал блестящий медный ключ и открыл дверь.

Виктория ступила внутрь, погрузившись ногами в плисовый темно-бордовый ковер.

Кабинет Габриэля был пуст.

Глупо было надеяться, что Габриэль уже вернулся.

Гастон прошел по ковру к столу с черной мраморной столешницей и поднял серебряный поднос с полупустыми тарелками.

— Мадмуазель должна лучше питаться. Может, вам не нравится еда?

Виктория застыла. Конечно, он не стал бы высмеивать её худобу.

— Еда превосходна. Прошу вас, передайте мои комплименты повару. Я поем с Габриэлем, когда он вернется.

Гастон остановился в дверях, ловко балансируя подносом в одной руке.

— Мадмуазель.

Виктория взяла себя в руки.

— Да?

Гастон не смотрел ей в лицо.

— «Altoids» лучше всего медленно рассасывать во рту, одновременно пробуя мужской bite.Для этого удобнее всего держать пастилку за щекой, а не на языке.

Дверь мягко закрылась.

Виктория прижала руки к щекам. Коробочка и руки быстро согрелись, но не остудили лицо.

— Мадмуазель.

На мгновенье Виктории показалось, что это Гастон окликнул её из-за двери.

Но это был не он.

Сердце стучало о ребра. Виктория повернулась.

Черноволосый мужчина стоял в нескольких дюймах от неё. В изящных руках он держал синий шелковый шарф.

— Здравствуйте, мадмуазель Чайлдерс. — Её лица коснулось теплое дыхание. — Рад снова видеть вас.



Глава 23

— Мистера Делани нет дома, — с каменным лицом доложил Габриэлю дворецкий.

— Но миссис Торнтон сказала мне, что он здесь, — Габриэль обезоруживающе улыбнулся. Под маской обаяния он прикидывал, как лучше обезоружить дворецкого. Тот хоть и выглядел на несколько лет старше и был немного ниже ростом, все же казался тяжелым и коренастым. За спиной дворецкого Габриэль заметил, что к холлу примыкает лестница. Деревянные перила и узкий зеленый ковер вели наверх, за пределы зрения. У лестницы и в холле с газовым освещением никого больше не было. — Я уверен, он захочет меня видеть.

— Извините, сэр, — в голосе дворецкого сожаления не чувствовалось. — Мистера Делани нет дома.

Возможно, он говорил правду. Возможно, и нет.

Его лицо было сильно изъедено оспинами. Многие хозяева не стали бы нанимать человека с таким лицом.

Такой слуга будет терпимо относиться ко многим странностям хозяина. Возможно, он даже извлекал выгоду из хобби Делани, охотившегося на беспомощных гувернанток.

Некоторые женщины, даже шлюхи, не стали бы спать с обезображенным мужчиной.

Может, Делани отдавал надоевших гувернанток дворецкому?

В открытую дверь проникал желтый туман.

— Это очень срочное, — любезно сказал Габриэль. Он наклонился к трости и, удерживая ее вертикально, левой рукой медленно скрутил серебряный набалдашник. — Если вы скажите мне, где я могу найти мистера Делани, то можно будет избежать множества неприятностей.

Это было единственное предупреждение Габриэля.

— Я не знаю, где мистер Делани. — Дворецкий не заметил угрозы. — Если вы оставите визитку, я её передам.

Улыбка Габриэля не изменилась. Он протянул правую руку, будто собирался достать из шерстяного пальто кусочек картона, — но вместо этого схватил дворецкого за горло, одновременно отделив короткую шпагу от полой трости.

Затем втолкнул слугу спиной в холл.

Делани мог быть наверху. Или внизу.

Или его могло не быть дома, как и уверял дворецкий.

Скоро Габриэль это выяснит.

Дворецкий оказался не таким, как Питер Торнтон. Он атаковал.

Габриэль не смог заблокировать первый удар; тот пришелся в челюсть. Он прижал дворецкого к увешенной семейными фотографиями стене.

Стекло разбилось, покрылось мелкими трещинками. Фотография в серебряной раме упала на пол. Под ногами захрустело стекло.

Габриэль приставил кончик клинка к горлу дворецкого, чуть выше трясущегося кадыка. Ниже клинка Габриэль сжал горло затянутыми в черные кожаные перчатки пальцами.

Три дня назад он не прикоснулся бы к мужчине. Теперь он коснулся бы кого угодно, сделал бы что угодно, чтобы защитить Викторию.

Зрачки дворецкого расширились от страха, и он затих. Тяжелое дыхание звучало эхом разрушенных жизней.

— Я предупреждал, — прошептал Габриэль, — можно будет избежать множества неприятностей.

На покрытой ковром лестнице прозвучали приглушенные шаги.

— Что всё это значит?

Габриэль застыл.

Раздавшийся сверху голос не принадлежал ни слуге, ни мужчине.

Габриэль не спускал глаз с дворецкого.

— Звоните за помощью, миссис Коллинз! — со лба дворецкого тёк пот, по черной перчатке Габриэля потекла кровь. — Прошу вас!

Дворецкий молил не о звонке в полицию, он надеялся на более скорую помощь.

У Габриэля был выбор — либо держать слугу, либо останавливать женщину. Он не мог делать и то, и другое одновременно.

Он рискнул.

— Миссис Коллинз, если вы шевельнетесь, я перережу ему дыхательное горло, — Габриэль твёрдо продолжал. — Пройдет немало времени, прежде чем он умрет. Но, уверяю вас, он умрет. Вы можете предотвратить его смерть.

И свою собственную — он не видел необходимости добавлять это.

Габриэль чувствовал ее нерешительность. Она хотела помочь дворецкому, но с той же силой, по её венам пульсировал инстинкт выживания.

Женщина не бросилась дворецкому на помощь и не стала убегать, скованная страхом.

Было совершенно очевидно, что она никогда раньше не сталкивалась с насилием и смертью.

Габриэль играл на её наивности.

— Если вы поможете мне, миссис Коллинз, то никто не умрет.

— Я… что… — её голос дрожал. — Что вам нужно? Мои драгоценности… Я здесь в гостях. Это дом моего брата. У меня с собой только жемчуг и …

— Где находится Митчелл Делани, миссис Коллинз? — прервал её Габриэль.

Мускулы дворецкого напряглись.

Габриэль сильнее сжал пальцы вокруг горла, глубже вдавливая острие клинка с явным намерением убить.

— Не сомневайся, я убьютебя, — зловеще прошептал он. И добавил более громким и мягким голосом. — Мне не нужны ваши драгоценности, миссис Коллинз. Я хочу просто поговорить с вашим братом.

А после разговора — убить его.

— Митч… брата нет дома, — было слышно, что миссис Коллинз говорила правду.

Дворецкий хрипел от нехватки воздуха.

— Кто вы? — властно спросила миссис Коллинз, самоуверенность пересилила страх. — Я требую, чтобы вы отпустили Кинана.

Габриэль не хотел причинять женщине боль. Но придется.

— У вас есть гувернантка, миссис Коллинз? — внимательно глядя на дворецкого, спросил он.

На мертвенно-бледном лице отчетливо проступили оспины.

Кинан боялся. Он знал о коллекции гувернанток Митчелла Делани.

— Да, разумеется, но я не понимаю, какое это имеет отношение к…

— Вашему брату нравятся гувернантки. — Габриэль еще глубже нажал острием шпаги на горло Кинана, кровь потекла сильнее. Одновременно Габриэль убрал пальцы с горла дворецкого. — Расскажи, как Делани любит гувернанток, Кинан.

Дворецкий видел смерть во взгляде Габриэля.

— Он… — прохрипел, захлебываясь кровью Кинан. — Я не имею к этому никакого отношения, миссис Коллинз.

Недостаточно хороший ответ.

— Расскажи миссис Коллинз подробнее о том, к чему ты не имеешь никакого отношения, — мягко приказал Габриэль.

Дворецкий колебался: он боялся, что Делани уволит или даже убъет его.

Победу одержала непосредственная угроза жизни.

— Мистер Делани, он… он держит на чердаке специально приготовленное место, — покрывшееся красными пятнами лицо дворецкого выделялось на фоне белого накрахмаленного воротника рубашки. — Он приводит женщин туда.

— Мой брат — холостяк. — В голосе миссис Коллинз звучала лицемерная приверженность приличиям. — Никого не должно волновать, что за женщин он приводит домой.

Виктория восемнадцать лет провела в услужении у таких, как миссис Коллинз, — женщин, которые прячутся за свою добродетель, чтобы спокойно жить со своими мужчинами.

На этот раз не выйдет.

— Ваш брат угрожал моей женщине, madame, — мягко сказал Габриэль. — Меня этоволнует.

Глаза дворецкого широко раскрылись от удивления. Предполагалось, что у женщин, на которых он вместе со своим работодателем охотился, не было мужчин, чтобы их защитить. Заботиться о них.

Любить их.

Сквозь звук сиплого дыхания дворецкого пробился стук копыт одинокой лошади. Стоит только сестре Делани закричать…

— Если брат вел себя непорядочно по отношению к этим женщинам, им нужно обратиться в полицию.

Миссис Коллинз продолжала прятаться за своё благополучие и добродетель.

Гувернантки были бедны, а Делани — богат.

Ни один полицейский не арестовал бы его.

— Вы любите брата, миссис Коллинз? — безразлично спросил Габриэль.

Лошадь поравнялась с домом, из вечернего тумана доносился ясно слышимый скрежет колес экипажа.

— Конечно, я люблю брата! — воскликнула миссис Коллинз. — Порядочная женщина обязана любить свою семью.

Невзирая на недостатки её членов.

Но она не могла принять это, не говоря уже о том, чтобы в этом признаться.

Габриэль удивился тому, что у шестнадцатилетней Виктории хватило храбрости уйти от отца.

Туман и расстояние заглушили эхо скрипящего экипажа. Смолк перестук лошадиных копыт.

— Значит, вы не хотите, чтобы вашего брата убили, — ровно сказал Габриэль.

— Конечно, нет, — глубоко вздохнув, сказала сестра Делани. Она не знала, что проезжавший экипаж мог стать её спасением.

— Но его убьют… — Миссис Коллинз тяжело дышала, желтый туман клубился вокруг багрового лица дворецкого. — …Если я не найду его раньше, чем другой мужчина.

Габриэль лгал. А может, и не лгал.

Он не знал, работал ли Делани на второго мужчину. Габриэль не узнает этого, пока не найдёт его.

В любом случае, Делани умрёт.

— Брат не… не сказал мне, куда ушел, — миссис Коллинз снова говорила правду.

В глазах дворецкого мерцало знание. Расширенные зрачки окаймляла бледно-зеленая радужная оболочка.

— Ты знаешь, где он, Кинан, — шелковым голосом произнёс Габриэль.

Бледно-зеленая радужка исчезла, — глаза дворецкого стали двумя черными дырами, полными страха.

— Я не знаю, — прохрипел он.

Был ли Делани убийцей? — размышлял Габриэль. — Кого Кинан боялся больше — Габриэля или Делани?

— Ты знаешь, Кинан, — проникновенно сказал Габриэль. — А если не знаешь, — значит, нет причин оставлять тебя в живых, не так ли?

— Не знаю! — в голосе дворецкого появились визгливые нотки.

Кончик клинка Габриэля отделял от дыхательного горла только хрящ.

— Вздохни поглубже, Кинан, — ласково сказал Габриэль. — Это будет твой последний вздох.

Остатки верности Кинана исчезли под напором угрозы.

— Он сказал, что отправился за гувернанткой! — торопливо заговорил дворецкий. — Больше ничего не знаю! Клянусь, я всё рассказал!

У Габриэля застыла в жилах кровь.

Виктория была в доме Габриэля. Знал ли об этом Делани?

Или он хотел забрать её из дешевой комнаты, где она жила раньше?

— Откуда он знает, где она находится? — проскрежетал Габриэль.

— Не знаю! Не знаю! Богом клянусь, не знаю!

Так много людей, которые не знали.

— Сейчас на чердаке есть женщины, Кинан?

— Нет! Нет! Сейчас нет.

Но чердак приготовили для нее.

Для Виктории.

— Ты смотришь, как он насилует женщин? — мягко спросил Габриэль. Шли секунды, бился пульс.

— Миссис Торнтон — она смотрит!

Были такие женщины, да и мужчины тоже, которые получали удовольствие от унижения других. Габриэль легко мог поверить, что Мэри Торнтон была одной из них.

— Делани отдаёт тебе женщин, когда сам закончит с ними? — спросил он.

— Нет… — Кинан поостерегся врать. — Да. Но я не причиняю им вреда. Клянусь, я не делаю им больно.

По рябому лицу стекал пот, по позвоночнику Габриэля бежал холодок.

Раны затянулись, но воспоминания не исчезли.

Но, быть может, гувернанток лишили даже этой возможности.

— Ты убиваешь женщин для Делани и Мэри Торнтон?

— Нет, нет! — выпученные глаза дворецкого вращались в глазницах. — Мистер Делани даёт им деньги на жизнь в деревне. Я сажаю их на поезд. Клянусь. Могу рассказать, куда они покупали билеты…

Голова Кинана ударилась о стену, полдюжины рамочек для фотографий из стекла и серебра упали на пол.

Габриэль пристально посмотрел на фотографию мужчины, который стоял у дерева и одной рукой обнимал женщину.

Он стоял в тени, она — на свету.

Черты его лица были нечеткими, неосвещенные волосы казались черными. Лицо женщины было хорошо видно, её волосы были убраны под соломенную шляпку.

Был ли мужчина на фотографии Митчеллом Делани?

Был ли Делани брюнетом?

Был ли Деланивторым мужчиной?

Габриэль повернулся и посмотрел наверх.

Сестра Делани стояла на восьмой ступеньке лестницы.

Она была женщиной с фотографии, — воплощением английского идеала материнства. Чуть за тридцать, со светло-каштановыми, стянутыми в свободный узел на затылке волосами. Белая блузка и зеленая шерстяная юбка на ней, казалось, были специально сшиты так, чтобы зрительно сделать плечи более прямыми, зажатый в корсет живот — более плоским, полные бедра — более округлыми.

На её лице застыло выражение неподдельного потрясения.

Миссис Коллинз только что узнала, что в каждой семье есть секрет. Скелетом в её шкафу оказался брат.

Габриэль развернулся и вышел из дома Делани.

Он вспомнил Викторию и липкое касание её языка, когда она разделяла с ним вкус его семени. Вспомнил написанные Делани письма — соблазняющие послания с обещаниями удовольствий и защиты.

Подчерк отличался от подчерка человека, написавшего записку на шелковой салфетке. Но возможно, что на салфетке писал не второй мужчина.

Джеральд Фитцджон сидел за его столом.

Записку на шелковой салфетке мог написать Джеральд Фитцджон.

Не важно.

Делани. Второй мужчина.

Мужчина отправился за гувернанткой.

Мужчина собирался получить Викторию. Сегодня.

В желтом тумане светили две лампы.

Габриэль резко остановил проезжавший мимо кэб.

Поездка по туманным улицам была бесконечной. « Он сказал, что отправился за гувернанткой», — пели колеса кэба.

«Я хотела, чтобы вы ко мне прикоснулись… Это подписывает мой смертный приговор?»

Габриэль выпрыгнул из экипажа, как только тот остановился.

— Эй, начальник! — кричал кэбмен, — Ты мне должон два шиллинга!

Габриэль не стал останавливаться, чтобы заплатить.

Зазвонили часы Биг Бена, восемь длинных ударов лениво разорвали покрывало тумана. Через час откроются двери дома.

Габриэль воспользовался личным ключом и быстро прошел внутрь. Желтые язычки тумана растворились в темноте. Он шел на запах полироли из пчелиного воска, жареной баранины и опасности.

Хрустальная люстра наверху гостевой лестницы рождала обманчивые резкие тени в глубине гостиной. Белые шелковые скатерти выглядели спящими приведениями. Одна-единственная свеча освещала темноволосого мужчину за последним столом. Черное шерстяное пальто висело на спинке стула атласного дерева, черный шелковый сюртук облегал белый жилет. Он наклонил коньячный бокал, длинные, покрытые шрамами пальцы баюкали потеплевший хрусталь. Человеческая плоть и стекло в отсветах пламени.

Габриэль почувствовал, что его заполняют прежние эмоции, которые Виктория так быстро сумела вытащить на поверхность.

Любовь. Ненависть.

Желание быть ангелом. Потребность защитить ангела.

Понимание того, что такой нищий, как он, никогда не сможет стать ангелом.

Вместе с чувствами вернулись воспоминания о сводящем живот голоде. О холоде, от которого немела кожа. О бедности, которая рушила социальные барьеры. О страсти, которая никогда не вспыхивала.

Для Майкла спасением был секс, а для Габриэля спасением стал темноволосый мальчик с фиалковыми глазами.

Габриэль бесшумно пересек толстый шерстяной ковер, малиново-красный цвет которого казался темнее в колеблющихся тенях.

Со стороны кухонной лестницы донесся женский смешок, — горничная флиртовала с официантом.

Майкл сидел в одиночестве, так же, как когда-то в доках Кале.

Габриэля пронзило сожаление о двадцати семи годах, протянувшихся между двумя тринадцатилетними мальчиками и сорокалетними мужчинами. Он остановился за пределами круга света от свечи.

— Я думал, что сказал тебе не появляться здесь снова, Майкл.

Гулкий отзвук его голоса эхом раздался в гостиной. Напоминание о других домах, других салонах.

Через час дом Габриэля будет переполнен проститутками и их клиентами. Запах табачного дыма и дорогих духов скроют запахи полироли из пчелиного воска и жареной баранины. Ароматы дома превратятся в запахи таверны.

На миг Габриэль представил поместье Майкла и его городской дом. Они пахли розами, лилиями и гиацинтами. Аромат живых цветов скрывал пронизанное смертью прошлое.

Майкл глотнул бренди, перед тем как поставить хрустальный бокал на стол.

— Ты не читал сегодняшнюю газету, Габриэль.

— Прости, mon vieux, — иронично сказал Габриэль. — Я был занят.

Внизу его люди заканчивали ужинать. Для одних из них день заканчивался, для других — начинался.

Виктория еще спала?

Будет ли она рада снова увидеть его в своей постели?

Как Делани намеревался её забрать?

Фиалковые глаза спокойно оценивали Габриэля.

— Ты дрался.

— На улицах опасно. — Габриэль уклонился от ответа. От удара дворецкого щека пульсировала. Он легко сжал серебряный набалдашник трости, которая тростью не была. — Всегда найдется кто-то, кто захочет взять чужое.

Янтарный бренди плескался о стенки хрустального бокала. Шрамы на руках Майкла не отняли ни его знаний, ни способности доставлять удовольствие женщинам.

— Кто он, Габриэль?

Внутри