Человек-землетрясение

Хайнц Конзалик



1

Роберт Баррайс, которого ласково называла Бобом сначала мать, а потом и все, кто его любил и ненавидел, целовал и проклинал, обожал и боялся, в четыре года был на редкость миловидным, даже красивым ребенком. Белокурые локоны с шелковистым отливом струились до плеч, огромные голубые глаза отражали всю глубину чистейшей детской невинности. Тетя Эллен, у которой он охотнее всего сидел на коленях, нашла верные слова. «Сущий ангел! – восклицала она и целовала Боба в глаза. – Господи, чистый ангел!» То, что его маленькие ручонки цеплялись при этом за ее грудь, она считала естественной тягой к игре.

В шесть лет Боб выколол глаза четырем цыплятам. Он тогда гостил в имении своего дяди Германа и для ослепления цыплят воспользовался ржавой проволокой. Дядя Герман, пытаясь усовестить его, живописал страдания цыплят, и Боб заплакал.

Восьмой год его жизни был омрачен смертью отца. Ганс Баррайс, фабрикант, распоряжавшийся тремя тысячами рабочих и служащих, лучший стрелок Вреденхаузена, основатель Союза кавалеристов, покровитель футбольной команды, активный член певческой капеллы «Полигимниа-99» и член наблюдательных советов семнадцати акционерных обществ, попал под машину во дворе собственной фабрики. Произошло это элементарно просто: грузовик подал назад, и Ганс Баррайс попал под левое сдвоенное колесо, поскольку оказался в мертвой зоне зеркала заднего вида. Боб не плакал у могилы, но его странно поблескивающие глаза все принимали за неподдельную скорбь. «Бедный мальчик окаменел от горя», – взволнованно шептала тетя Эллен. «Вы только посмотрите, как стойко он держится!». Вечером того же дня, сделавшего Боба полусиротой, в широком коридоре на первом этаже виллы Баррайсов он бросил острый кухонный нож в горничную Тиллу Будде. Запуганная горничная молчала, так как Боб предупредил ее: «Посмей только рассказать об этом маме… я-то знаю, что ты лежала с папой в постели, когда мама уезжала».

Когда Бобу исполнилось десять лет, своим любимым видом спорта он избрал подсматривание в замочные скважины. Особенно его привлекала ванная комната для прислуги. Здесь он торчал почти каждое утро, а если удавалось незаметно улизнуть от взрослых, то и вечерами, особенно когда умывалась, принимала ванну и делала кое-что еще новая горничная Марго Хаберль, тем более что с его наблюдательного поста в поле зрения прежде всего попадал унитаз. Марго застигла его как-то за этими наблюдениями, или, вернее, Боб дал себя застигнуть. Она втащила его в ванную, заперла ее и захихикала с булькающими нотками в голосе, которые Бобу потом доводилось слышать еще не раз: «А молодой господин рано начинает! Как же это так?» Боб ничего не ответил и лишь ощупывал новый открывшийся ему мир. Этот эпизод запомнился ему надолго.

В двенадцать лет он катался на коньках на полузамерзшем пруду, провалился под лед и утонул бы как кутенок, если бы его школьный товарищ Гельмут Хансен, рискуя собственной жизнью, не спас его в последний момент. Дядя Теодор Хаферкамп, брат матери Боба, ставший после смерти шефа фирмы новым управляющим Баррайсов, наградил Гельмута Хансена позолоченными часами и десятью марками наличными. С этих пор Гельмут был единственным мальчиком из «низкого сословия», которому разрешалось играть с Бобам.

«Жаль, что его отец всего-навсего токарь, – заметил Тео Хаферкамп, позаботившись о семье юного спасителя. – Мы сделаем доброе дело и обеспечим Гельмуту приличное образование. Ведь если бы не он, мы лишились бы нашего Боба».

В день своего пятнадцатилетия, который был отмечен большим приемом, Боб прокрался за горничной Эрной Цишке в винный погреб, напал на нее сзади, прижал к ящикам и начал душить. Когда лица ее страшно исказилось, он почувствовал, как тело его заливает приятная теплая волна, и изнасиловал Эрну среди пустых винных бутылок. «Я на самом деле убью тебя, если ты только заикаешься кому-нибудь об этом! – прошипел он, держа руки на шее Эрны. – К тому же, никто этому не поверит!» В гигантском холле и в столовой виллы в это время из стереоколонок гремела танцевальная музыка.

Бобу исполнилось шестнадцать, и однажды он слег с ангиной. Вся семья была больна, на заводах Баррайсов свирепствовала эпидемия гриппа, и производство было почти остановлено. Дядюшка Хаферкамп лежал с температурой в постели, болели мать Боба Матильда, Гельмут Хансен, вся прислуга. И только тетя Эллен была на ногах, поскольку своевременно сделала себе прививку. Она приехала из Бремена и взяла в свои руки домашнее хозяйство. Полногрудая, стройная красавица со смеющимся взором, в свои тридцать семь лет она выглядела ослепительно. Одевалась она по самой последней моде, была радостного, солнечного нрава, который могло замутить только одно: муж больше интересовался своими изобретениями, чем существом с гладкой кожей, тщетно пытавшимся в прозрачных ночных одеждах пробудить в нем супружеский интерес.

Тетя Эллен трогательно и неутомимо ухаживала за больными обитателями виллы Баррайсов. На четвертый вечер – Боб был в испарине и менял пижаму – тетя Эллен вошла в комнату племянника и не поверила своим глазам. Боб стоял перед ней обнаженный, это был взрослый юноша, высокий, стройный, мускулистый, широкоплечий и узкобедрый, на его лице играла ухмылка, которой так недоставало тете Эллен у ее мужа. «Но, Бобби… – сдавленно проговорила она, и в ее голосе вновь послышалось то бульканье, которое было для Боба как стартовый выстрел. – Бобби, ляг, ты же простудишься… Мой ненаглядный мальчик…»

Тетя Эллен прожила у своей сестры Матильды четыре недели. В то время как другие уставали, ухаживая за больными, тетя Эллен только молодела. Через четыре недели она вырвалась из плена своих обязанностей. В свой дневник она записала: «Я столкнулась с феноменом природы».

В восемнадцать лет Боб получил водительские права и выбрал себе в качестве подарка спортивный автомобиль, английский «спидфайер». Как стрела мчался он в школу, обдавая в дождливые дни учителей грязью. В солнечные дни он припарковывал свою маленькую авторакету в уединенных лесных просеках, где на опущенных сиденьях или рядом с машиной, на верблюжьем одеяле (стопроцентная кашмирская шерсть), он любил своих «еженедельных девочек», как он их называл. Потому что через неделю его интерес всегда иссякал. К концу учебного года, закончившегося экзаменами на аттестат зрелости, уже одиннадцать старшеклассниц лицея во Вреденхаузене, девять учениц торговой школы, четыре фабричные девушки с предприятий Баррайсов, девять замужних женщин и будущая сотрудница отдела социального обеспечения знали, какая хорошая амортизация в его машине и что значит у Боба «нажать на газ» и «брать поворот».

Экзамены он сдал посредственно. Как единственного сына и наследника баррайсовских миллионов учительский совет дотянул его до финиша, закрывая на все глаза. Как-никак, каждая семья во Вреденхаузене была тесно связана с заводами Баррайсов. Со своими теперь уже пятью тысячами рабочих и служащих эти предприятия играли роль кормилицы для Вреденхаузена. И только по одному предмету Боб принес домой круглую пятерку, блестящее «очень хорошо», в аттестате: по религии. Даже дядюшка Хаферкамп терялся в догадках, как такое могло произойти.

– Просто он добрый мальчик! – сказала Матильда Баррайс. – Материнская гордость приносит плоды, которых не найдешь ни в одном учебнике по ботанике.

– Тео, оставь, пожалуйста, свои саркастические замечания. Глубокая вера Боба – это нечто благородное, прекрасное, чистое.

С двадцати лет Боб Баррайс занимался исключительно автомобилями и девочками. В то время как Гельмут Хансен, друг его юности, спасший ему жизнь, на средства дядюшки Хаферкампа учился на инженера, Боб выводил из строя одну машину за другой и был грозой отцов подрастающих дочерей. Он принимал участие в авторалли, привозил домой серебряные кубки и лавровые венки с пестрыми лентами и четырежды попадал в аварии. «Если он наконец свернет себе шею, я за свой счет заставлю звонить в колокола! – сказал после очередной благополучно закончившейся аварии мастер Карл Хубалиц. Его дочь Ева была одной из тех девушек, которые после знакомства с Бобом сбросили свое детство, как ставшую слишком тесной кожу. – Но такое счастье никогда не выпадет!»

Тихо и незаметно в этом последовательном формировании Боба Баррайса участвовал человек, бывший рядом с пяти лет: няня Рената Петерс.

Полная сирота, попавшая в семью Баррайсов из сиротского дома, она терпеливо, поскольку была бедна, сносила годы рядом с Бобом, пытаясь добротой и увещеваниями хоть как-то воздействовать на эту дичающую натуру и сознавая всю безнадежность своих попыток. Боб ударил ее в первый раз, когда ему было девять лет. В десять он набил ее постель канцелярскими кнопками, в одиннадцать – прятался десять часов после их совместной прогулки, пока дядюшка Хаферкамп не вызвал полицию и не подверг Ренату Петерс допросу. В день пятнадцатилетия Боба Матильда Баррайс сказала:

– Дорогая Рената, Боб уже большой мальчик, и ему не нужна няня. Я благодарю вас за все, что вы для нас сделали. Если вы хотите остаться у нас, я охотно доверю вам ведение домашнего хозяйства.

Рената Петере осталась. Она теперь называлась «экономка» и получала на пятьдесят марок больше, хотя все еще на 450 марок ниже тарифа, но об этом никто не упоминал. Ей было разрешено занимать небольшую квартирку под крышей виллы: жилая комната, кухонька, ванная, маленькая прихожая. И балкон, с которого открывался романтический вид на множество холмов, возвышавшихся над Вреденхаузеном. «Если сюда прибавить квартиру, как раз будет ее полная зарплата! – резюмировал дядюшка Хаферкамп. – Кроме того, она почти член нашей семьи».

Насколько это можно было называть благодеянием, видно будет дальше.

Боб Баррайс щадил Ренату Петере во время своих сексуальных набегов. Она не была уродлива. Это была скорей деревенская Венера, налитая и пышущая здоровьем, с круглыми глазами и красными щеками, этакое райское яблочко, и при этом гарантированная девственница, которая смогла устоять даже перед сильным натиском Ганса Баррайса, отца Боба. Для Боба Рената была бесполой… Насколько он себя помнил, она всегда была рядом. Она купала его, вытирала махровым полотенцем, расчесывала волосы и несла в постель, рассказывала перед сном сказки или читала Карла Мая. Она стала вещью – как подушка, стул, стол, картина, окно, ковер, лампа, кровать.

Но в шестнадцать лет Боб избил Ренату в дикой ярости, когда она застала его с девочкой в парке виллы. Девочка плакала и вытирала слезы своими разорванными трусиками. Опустив голову, как бык, Боб кулаками гнал перед собой Ренату и орал на нее: «Не лезь в мои дела, черт побери! Я уже не ребенок! Проваливай, говорю тебе! Каждый готов меня воспитывать! Вечно я для них славный, добрый мальчик! Оставьте меня, наконец, в покое, проклятье! Дайте мне жить, как я хочу! Неужели никто еще не заметил, что у меня волосы растут не только на голове?»

С этого дня между Бобом и Ренатой расцвела любовь, граничащая с ненавистью. Он знал, что она видела многое из того, что другие упускали в своей слепоте, и мучил ее этим. «Сегодня я трахнул двух девчонок! – говорил он, например. – Одну за другой. И каждая могла смотреть на другую. Ренаточка, они трепетали, как обезглавленные курицы».

Трижды Рената выдавала его Матильде Баррайс. Но это был бессмысленный протест. «Глупая болтовня! – говорила Матильда. – Вот она, зависть маленьких людей! Мой сын знает, что делает!»

Боб действительно знал.

В двадцать четыре года он принадлежал к небольшой группе международных плейбоев, развлекался на ипподромах, занимался бобслеем в Сен-Морисе и водными лыжами в Сен-Тропезе, танцевал во дворце, но всегда оставался в тени своих кумиров Рубирозы и Гунтера Сакса, неслыханно страдая от этого. Его девушки были красивыми, длинноногими, с пышными копнами волос и острыми грудями, но глупыми и всегда на класс ниже, чем подруги его кумиров. Он ставил эксперименты: подсовывал в Сен-Морисе свою последнюю находку – белокурую Сильвию Пукер – трижды Гунтеру Саксу под его знаменитый нос… Но звезда не обратила на нее никакого внимания. Боб Баррайс ни дня не остался больше с Сильвией и выгнал ее ночью на снег из снятого шале. Ее вещи он выбросил из окошка.

– Чванливые кривляки! – орал Боб, стуча кулаками по стене домика. – Я заставлю вас признать меня! Вы у меня в очереди будете стоять, чтобы пожать мне руку! Вот погодите, я выиграю «Европейское ралли» и дам вам по морде рукой, вымазанной в автомобильном масле, а вы будете при этом млеть от восторга! – В приступе безудержной ярости он распахнул окно и заорал в холодную, мерцающую звездами зимнюю ночь: – Боб Баррайс идет! Погодите! Боб Баррайс придет, как землетрясение! Я вам обещаю!

В долине сверкали огни Сен-Мориса, блестящая крепость, в которой не было рыцарей без страха и упрека и дев с поясами невинности.

9 марта началось «Европейское ралли». Финиш: Монте-Карло. Бобу Баррайсу было двадцать четыре года, когда он ехал под номером 11 на «Мазерати» мощностью 240 лошадиных сил и ценою в 53 000 марок. В свою звездную поездку он отправился из Гамбурга. Вторым водителем ехал его друг Лутц Адамс, студент-медик и автомеханик, блондин-крепыш, состоящий из мускулов и жил, крестьянский сын из Вреденхаузена.

Трескучей морозной ночью с завывающим двигателем они мчались в горах. Дорога была скользкая – настоящий ледяной паркет, на котором бы пируэты делать на коньках, а не повороты на автомобиле.

Боб Баррайс управлял машиной, втянув голову в плечи, судорожно сжав рот, вцепившись пальцами в гоночных перчатках в руль. Обледенелые скалы проносились мимо как тени.

«Я приду, – думал он. – Я выиграю. Я вырвусь в первую десятку. Внимание… Боб Баррайс идет!»

– Этого не может быть! Это какая-то ошибка! – произнес Боб и рывком повернул «мазерати» за выступ скалы. Колеса с шипами заскрежетали и вонзились в зеркальную ледяную гладь дороги. Машина пошла юзом, ее занесло, она развернулась вокруг оси и неотвратимо начала приближаться к скале. Шесть галогеновых фар выхватили из ночной тьмы сверкающую, потрескавшуюся каменную стену. Лутц Адамс втянул голову и заворчал. «Мазерати» взвизгнул, повернул перед самой стеной в другую сторону и помчался дальше в нужном направлении.

– Не гони, как сумасшедший, – вот и все, что сказал на это Адамс. Он склонился над описанием маршрута и спокойно продолжал читать: – Поворот налево, поворот направо, вторая скорость, подъем сто метров, поворот налево, взять в середину… оставаться посередине… переключить на третью скорость… – Узкий луч карманного фонаря скользнул по лицу Боба. Оно было перекошено.

– Это какая-то ошибка! – повторил он.

– Хронометраж не ошибается, Боб. – Адамс не отрываясь смотрел на стремительно исчезающую ледяную ленту горной дороги. – Мы четвертые по сумме очков.

– Невозможно!

– Замена колеса под Греноблем. Там мы потеряли время. – Лутц Адамс полистал в путевом дневнике с указанием километража. – До Монте-Карло нам уже не наверстать. Старина, Боб… Четвертые в этой смертельной гонке – это успех!

– Я должен быть первым! Именно сейчас и здесь! – Боб Баррайс сощурил глаза, когда Адаме снова посветил ему фонариком в лицо. – Кончай идиотизм, Лутц!

– Я только хотел посмотреть, как выглядит человек, верящий в чудеса.

Машина с воем неслась в ночи – маленький ящик из листовой стали, в котором 240 лошадиных сил заставляли крутиться колеса с бешеной скоростью. Шесть дрожащих ярких лучей срывали с ночи ее покровы, лишали таинственности ландшафт, но одновременно придавали ему что-то призрачное.

– Нет чудес! – прокричал Боб и ударил по рулевому колесу.

– Ага! – Адамс опять осветил фонариком свои записи. Он вздрогнул, когда Боб Баррайс подался вперед.

– Но есть я!

– Ты не сможешь до Монте-Карло наверстать потерю в тридцать девять минут!

– Кто это сказал? Я смогу! – Боб замедлил темп и покосился на Адамса: – Где мы?

– На сто сорок пятом километре.

– В середине горы небольшая дорога уходит в сторону, в скалы, и срезает примерно сорок километров. Незадолго до конца скалистого отрезка она вновь выходит на автостраду.

Лутц Адаме откинулся назад, фонариком он освещал носки своих ног.

– Там же не проедет автомобиль, – сказал он. – Нет твердого покрытия. Годится, только чтобы стаскивать деревья. И вообще, что это такое! Дистанция задана. Как будто ты в первый раз участвуешь в ралли! Тебя же сразу дисквалифицируют…

– Никто не заметит.

– Я, например. – Адамс ткнул Боба Баррайса в бок. – Боб, я в этом не участвую. Мы четвертые, и так будет.

– Мы выйдем победителями.

– Ценой обмана?

– Что значит обмана? – Боб мельком взглянул на Лутца Адамса, прежде чем снова уставиться на дорогу. – Сколько лет мы знаем друг друга, Лутц?

– Пять лет.

– Пять долгих лет, смотри-ка. Пять лет я думал, что ты мне друг. А ты дерьмо!

– Боб! – Лутц Адамс выключил фонарик. Лишь слабое мерцание подсветки щитка приборов и отблеск шести галогеновых ламп освещали изнутри ревущую ракету. – Остановись, и дай я сяду за руль. У тебя нервное истощение. Стрессовая ситуация, как говорят медики.

– Отвяжись ты от меня со своей вонючей медициной! – Боб Баррайс со всей силой нажал на газ. Пальцы забарабанили по рулю со стальной поперечиной. – Если я сверну и потом приеду в Монте-Карло победителем… ты что, смешаешь меня там с дерьмом? Будешь всем рассказывать: он срезал дистанцию! Он обманщик! Боб Баррайс – пройдоха! Будешь таким вшивым другом, да? Ну, говори!

– До этого не дойдет. Мы останемся на предписанной дороге. – Лутц Адамс повернулся к Бобу. «Он – как безумный, – подумал он. – Если бы его сейчас увидел невропатолог, то сразу вколол бы ему мегафен, чтобы успокоить. Что происходит с Бобом в последнее время? Взгляд его мне совсем не нравится. Глаза горят, смотрит, мимо, блуждает неизвестно где». – Остановись, – сказал он настойчиво и положил ладонь на руку Боба. – Боб, не будь упрямым ослом… пусти меня за руль.

– Удивляюсь, как ты еще не подавился своей честностью! Как ты вообще можешь дышать, когда кругом зловоние от лжи? Целая клоака лжи? Ты еще ее не почувствовал? Сходи к врачу. Твоя слизистая не в порядке! – Боб громко захохотал. От его смеха у Лутца Адамса волосы встали дыбом и в голове пронеслась страшная догадка. «Господи, да ведь он сумасшедший, – подумал он. – Никто этого не знал. Все мы считали его экзальтированным, немного со сдвигом, вместо мозгов – куча денег в голове. Стоит кивнуть золотой головой, как звякает монетка. А так нормальный. И вдруг что-то прорвало, несется лавина, готовая все поглотить».

– Стой! – закричал Адамс и ухватился обеими руками за руль.

– Отпусти! – Голос Боба стал визгливым. – Отцепись! «Мазерати» снова занесло. Адамс вцепился в ручку, подтянул ноги и втянул голову в плечи. Бобу еще раз удалось справиться с управлением и послать машину в нужном направлении. Короткими нажатиями на педаль газа и беспрерывным верчением руля он снова взял под контроль 240 обезумевших лошадей.

Адамс прижал ладони ко лбу. Холодный пот струился сквозь пальцы, словно он опустил голову в воду. «Водить он умеет, – думал Адамс. – И мужество, сумасшедшее мужество у него есть. Когда он сидит в своем автомобиле и жмет на газ, он забывает, что смертен, как и все. Гипертрофированное самосознание. Карлик, рассматривающий себя в увеличительном зеркале. Червь, оседлавший слона».

– Еще раз тронешь, и нас размажет по скале, – произнес Боб, глядя не мигая на дорогу. – Через семь минут мы доедем до развилки.

– Сначала я выйду.

– Пожалуйста. – Боб, ухмыляясь, посмотрел на него. – При ста двадцати на обледенелом шоссе это еще никому не удавалось. Сиди, черт тебя подери! Не трогай меня больше! Прежде чем мы свернем, еще надо выяснить, как ты будешь себя вести в Монте-Карло, когда мы въедем победителями.

– Я скажу правду.

– Отлично, святоша. Но правда и то, что банкротство молочной фермы твоего отца было предотвращено благодаря фальсифицированному балансу. – Боб Баррайс несколько раз кивнул, чтобы придать весомость своим словам. – Не отрицай… Мне известны убийственные факты.

– Я ничего об этом не знаю. – Лутц Адамс закрыл глаза. «Не может быть, – промелькнула мысль. – Отец бы на это никогда не пошел. Фальсифицированный баланс, мошенничество с банкротством? Если это правда, как в глаза смотреть людям?»

– Слепота не оправдывает незнание. Слепые могут слышать, обонять, чувствовать. Лутц, я предлагаю сделку. Мы едем по короткому пути и принимаем венок победителей в Монте-Карло, а ты можешь носить белый галстук, на котором не написано красными буквами: «Мой отец проходимец!»

– Ты скотина! Грязная скотина! – Лутц Адамс швырнул путевой журнал назад, на запасное сиденье. Тот упал на пол, между запчастями и ящиком с инструментами. – Я клянусь тебе… это последняя наша совместная поездка! В Монте-Карло я тебя больше не знаю!

– Договорились! – Боб Баррайс снова засмеялся, как будто они рассказывали друг другу забористые анекдоты. – Я пять лет ездил с половой тряпкой! Пора ее выжать.

– Ты ненормальный! Ты действительно ненормальный!

– Называй это как хочешь. Я должен выиграть эти гонки!

– Да почему, черт возьми? Из-за какого-то вшивого кубка, который потом будет пылиться в шкафу?

– Нет, на карту поставлено больше! – Боб подался вперед. Скалы сходились, как концы гигантских щипцов. – Но тебе этого не понять. Ты этого никогда не поймешь! Ты всегда был Лутцем Адамсом. Послушный сын. Школьник. Абитуриент. Студент-медик. Потом врач. Главный врач. Все своими силами. Оставь меня в покое, черт возьми. Я выиграю гонки, понятно?

Адамс молча кивнул. Он положил руку на спинку сиденья Боба. Когда он коснулся его плеча, Баррайс отпрянул, будто его спину обожгла огненная струя.

– Постепенно начинаю понимать, – произнес Адамс успокаивающим голосом психиатра, который соглашается с шизофреником, что тот Генрих Фоглер, а не кто-либо другой, и входит к нему в доверие. – Комплексы, мой дорогой, и именно поэтому мы честно должны прийти к финишу четвертыми.

– Ты идиот! – Боб снял ногу с педали газа. Шесть светящихся лучей галогеновых фар высветили развилку, повернули в сторону, осветили узкую дорогу, выхватив каменистое покрытие из морозной ночи. «Мазерати» послушался управления, колеса со стальными шипами заскрипели по льду, и машина свернула. Лутц Адамс сжал кулаки. Он хотел вцепиться в руль, но в этот момент Боб нажал на газ. Завывая, 240 лошадей запрыгали вверх по обледенелым камням.

Жалкая тропа, высеченная в скалах для ослов. Дьявольская трасса, ведущая в ад. Но на сорок километров короче основной дороги.

– Здесь же не проедет машина! – закричал Адамс и вцепился в щиток приборов. – Мы сломаем себе шею! Боб, еще можно вернуться!

Машина скользила по гладким камням, шипами вгрызаясь в лед. Пару раз колеса пробуксовывали, казалось, «мазерати» парил в воздухе. Обледенелый гравий барабанил по стальному днищу, облака снега накрывали машину, как гриб после взрыва. Но Боб Баррайс ехал дальше. Склонившись над рулем и всматриваясь в танцующие лучи фар, он заставлял автомобиль карабкаться вверх, прокладывая путь сквозь почти смыкающиеся стены скал. Когда тропа стала чуть шире, он опять дал полный газ. Лутц Адамс вытирал дрожащими пальцами мокрое от пота лицо.

«Он погубит нас, – думал он. – Его тщеславие – яд, пожирающий его разум. Слова теряют всякий смысл… Нужно действовать – и очень быстро, пока мы не свернули себе шею».

Рывком Адамс бросился на Боба, когда на узком повороте тот вынужден был сбавить скорость и даже притормозить. Нападение произошло так внезапно, что Боб только и смог, что оттолкнуться локтями. Но, увидя, что Адамс схватил ключ зажигания, чтобы повернуть и вырвать его, он вновь нажал на газ и крутанул руль. «Мазерати» начал дьявольский танец, вышел из подчинения и пронзительно заскрипел по льду.

– Держи! – орал Боб чужим визгливым голосом. – Держи! Скалы.

Голые стены, украшенные льдом, как переливающимися шторами.

В огне фар, как волшебный сад, предстала смерть.

Замерший водопад, и ледяные сосульки – как поднятая решетка ворот. Путь свободен. Прямая дорога в ад!

Прежде чем машина ударилась о скалу, Боб нажал на дверной рычаг, сгруппировался, как прыгун в воду, крутящий сальто, и вывалился из автомобиля. Удар был сильным, но менее болезненным, чем он представлял себе. Как мячик Боб перекатился по обледенелой дороге, камни забарабанили по его телу, как колотушки для мяса. Он грохнулся о скалу, и ему показалось, что позвоночник отделяется от него. Он закашлялся и скрючился. «Вот сейчас я выблюю свой скелет», – подумал он с удивительной ясностью.

Но это длилось доли секунды. Позади себя Боб услышал страшный грохот, заскрежетало железо, взмолив о пощаде. В неожиданно затихшую ночь ворвались свист и шипенье, зловеще глухой треск, затем, как медленно набирающая силу фонтанная струя, показалось пламя.

Боб вытянулся, перевернулся на живот и уставился на свой горящий автомобиль. Причудливое нагромождение металла прилепилось к противоположной скале, из него, извиваясь, к ледяным сосулькам тянулись огненные руки.

– Лутц… – прошептал Боб. – Лутц, ты круглый дурак. – Он попробовал выпрямиться, но спина не позволила. Он пополз, это удалось. Извиваясь, как червяк, широко раскрыв полные ужаса глаза, он переполз через дорогу, встал на колени, выпрямился и, шатаясь, пошел к горящим обломкам.

Лутц Адамс висел между сиденьем и рулевой колонкой, как в тисках. Он был в полном сознании. Громко сопя, откидывал голову назад и резкими движениями пытался освободиться из зажима. Увидев Боба Баррайса, идущего, покачиваясь, к машине, он заорал:

– Сюда, Боб! Сюда! Я зажат! Дерни назад сиденье. Я не могу поднять руки. Сиденье назад! Скорей… становится чертовски жарко!

Боб Баррайс остановился в четырех метрах от машины и не мигая смотрел на Лутца Адамса. Грудь его вздымалась и опускалась со свистом. Он прижал руки к бокам и не двигался с места. С задней части машины языки пламени перекинулись на обивку. Горящий бензин протекал через щели потрескавшегося металла.

– Боб! – ревел Адамс, извиваясь в смертельных тисках. – Помоги мне! Достань огнетушитель. Он рядом со мной… Ты же можешь к нему подобраться! Огнетушитель, Боб…

Баррайс не шевельнулся. По его лицу пробежала судорога. Приятное тепло пронизало его, это было то же всегда возвращающееся ощущение счастья, когда он силой брал девчонку и ее стоны и придушенные крики подстегивали его чувства, будто его били колючими ветками по голой коже. Это было ему необходимо, чтобы разгореться, как шипящему фейерверку. Он вонзался зубами в женское тело, как рассвирепевшая змея, и когда хрипящие крики жертвы погружали его в теплое облако, он вспоминал тетю Эллен. Это она подсказала ему, что боль возбуждает желание. Она вырывала куски мяса из его тела. Каннибалка страсти. Мегера чувств. Она разбудила в нем нечто пугавшее и вызывавшее отвращение у него в здравом уме, но это состояние полностью овладевало им, безвольным, когда дурман уносил его в розовые дали.

Вытянув голову, сжав руки в кулаки, Боб Баррайс стоял перед горящим автомобилем и не отрываясь смотрел на Лутца. «Я должен ему помочь, – пронеслось у него в голове. – Я должен…» Но другая, более мощная сила, сдерживающая его бушующие чувства, приказывала: «Стой! Смотри, как сгорает человек. Разве ты когда-нибудь видел такое? Живой факел? Ты знаешь, как горит человек? Каким бывает пламя – голубым, как горит спирт, или желтовато-красным, как при сухих буковых дровах? Чадит ли человек? Наверное, он пахнет, как молочный поросенок на вертеле. И когда он перестанет кричать? Парализует ли его страх? Или он будет орать, пока языки пламени не начнут вырываться из его рта, как у пожирателя огня?»

– Ну что же ты не идешь?! – кричал Лутц Адамс. В колыхающемся свете огня он видел Боба Баррайса, стоящего чуть нагнувшись, как будто готового к прыжку… Но Боб не прыгал, не двигался с места и казался причудливым обломком скалы, выброшенным на дорогу.

– Огнетушитель, Боб! Вынь огнетушитель! Ведь я же сгорю! Боб! Я горю…

Крик Адамса захлебнулся. Черные клубы дыма окутали его. Жирный чад, разъедающий легкие. Горела обивка, металл плавился в пекле, трескался лак. По разодранному днищу тек горящий бензин, вот он добрался до ног Адамса и поджег его ботинки. Тот задергал ногами, но пламя уже нельзя было погасить. Бензин пропитал его носки, и огонь забирался по нему все выше.

Взгляд, который поймал Боб Баррайс, поразил самую его суть. Убийственный жар стеной стоял перед ним, но Боб не отступал ни на шаг. Обливаясь потом, он терпел и неотрывно смотрел на горящего товарища, крики которого доносились до него, как сквозь вату.

«Пламя грязно-голубое, – отметил он про себя. – Наверное, бензин портит приятный голубой цвет».

Он хладнокровно посмотрел в глаза горящего и несколько раз вытер рукой пышущее жаром лицо.

Сжигание ведьм в средневековье.

Сжигание вдов в Индии. Пепел они разбрасывают по реке.

Ацтеки сжигали сердца своих врагов.

Во время пожара в универмаге погибло 65 человек.

Сгорел дом для престарелых.

Сгорел фешенебельный корабль «Замок Моро». Число жертв до сих пор неизвестно.

Упал, загоревшись, самолет. 49 погибших.

В постели сгорел бухгалтер Франц Гемлок. Жертва сигареты, наслаждаясь которой Франц Гемлок заснул.

На узкой дороге в Приморских Альпах в спортивной машине «мазерати» сгорел гонщик Лутц Адамс, студент-медик из Вреденхаузена. Спасти его не удалось. Огонь вспыхнул мгновенно. Разлился бензин, нельзя было ничем помочь.

Боб Баррайс смотрел на объятого светлым пламенем Адамса. Тот был еще жив… Глаза его искали Боба Баррайса, все еще надеясь. Огнетушитель в полуметре от него. Если отодвинуть сиденье, можно вытащить его из тисков рулевой колонки. Еще возможно… Сейчас… Ожоги второй и третьей степени излечимы. Пересадка кожи. Искусственное дыхание. Поддержка кровообращения. Спасали ведь людей, кожа которых была сожжена на три пятых.

– Помоги, Боб! Помоги!

Боб Баррайс отпрянул. Жар оттолкнул его. Он увидел, как голова Адамса в последний раз выглянула из огненного воротника.

– Ты скотина! Подонок! Ты подохнешь, как я! Боб! Боб! Боб! Баррайс отвернулся и бросился прочь. Он рухнул на обледенелые скалы и наслаждался прохладой. Пригоршнями он сыпал себе на голову затвердевший снег и исходил от восторга, от которого выступали слезы на глазах.

Через полчаса языки пламени бессильно опали. Между остатками сидений и выгоревшей рулевой колонкой висел бесформенный, черный, скрюченный комок. Только череп был пугающе белым.

На негнущихся ногах Боб Баррайс подошел к обломкам, вытащил невредимый огнетушитель из погнувшегося зажима, сбил об угол скалы головку распылителя и начал разбрызгивать пену на вялые языки пламени. Они сразу погасли. Остаток Боб вылил на труп, и теперь он плавал в пенистой ванне.

Сжав зубы, Баррайс прижал свои ладони к горячему металлу. Боль заставила его отшатнуться, но он продолжал давить на раскаленный кузов, пока кожа не приклеилась, и тогда он с криком оторвал руки. На ладонях пузырилось мясо.

Не оглядываясь, Боб побрел вниз по горной дороге. Морозная ночь набросилась на него с удвоенной враждебностью. Согревающий покров испытанного им необъяснимого наслаждения был разорван. Сквозь клочья его души задувал ледяной ветер. Боб Баррайс побежал, спотыкаясь о камни, поскользнулся на льду и растянулся. Выкрикивая что-то бессвязное, он бежал дальше. Теперь ужас преследовал его, вина душила, как стальная удавка, мучили страх, омерзительная пустота, отвращение перед самим собой.

– Лутц! – кричал он скалам, которые, как грозящие кулаки великанов, обрамляли его путь. – Лутц! Я не мог помочь тебе! Было слишком жарко. Пламя, Лутц! Я не мог подобраться! Ты же видел, что я не мог подойти! Лутц!

Через час его подобрала на автостраде шведская команда, участвовавшая в ралли под номером 51.

Боб Баррайс лежал на обочине дороги, зарыв обожженные ладони в снег. Он рыдал и не мог успокоиться.

Из Бриансона, небольшого городка севернее места аварии, мчалась навстречу им пожарная машина. Вой сирены далеко опережал ее в тихой, холодной ночи.

Боб Баррайс, шатаясь, подошел к шведской машине и заполз на заднее сиденье между запасными колесами.

Пожарная машина? Кто ее вызвал? Откуда в Бриансоне могли знать, что сгорела машина? Во всяком случае, для гонщиков на дистанции авария была неожиданностью.

Боб Баррайс замотал свои руки бинтами от ожогов из аптечки шведов. Он собрался, преодолев свое замешательство, и начал трезво соображать.

Пожарная команда из Бриансона!

Значит, там наверху, в скалах, был свидетель?

Официальное расследование аварийной комиссии, к которой подключилась полиция Ниццы и Гренобля, привело к однозначному выводу. Допрос, которому был подвергнут Боб, и заключения экспертов на месте аварии сложились в ясную картину. Комиссар Пьер Лаваль, поседевший за годы службы полицейским, самым крупным делом которого десять лет назад было изнасилование дочки бургомистра, вел дело с французской вежливостью и уважением к деньгам, которые сейчас сконцентрировались около него. «Если от каждого миллиона, которыми напичкан этот парень, я получу хотя бы десяток франков, – думал он, – это будет моя зарплата за год».

Боб Баррайс, бледный, но удивительно энергичный, давал свои показания твердым голосом. В полицейском микроавтобусе из Ниццы они добрались до обгоревших обломков. Обугленное тело похоронная фирма уже увезла в морг, в Ниццу. Расходы взял на себя Боб. Он сунул представителю похоронной фирмы пачку банкнот и произнес сдавленным голосом:

– Выберите самый красивый гроб. И организуйте перевозку во Вреденхаузен. Зафрахтуйте самолет и отвезите моего друга в Германию. Расходы не играют роли.

И вот в полицейском микроавтобусе сидели комиссар Лаваль, Боб Баррайс, шведы, нашедшие его, судебный врач, два эксперта по авариям и член администрации ралли и с содроганием взирали на выгоревший, оплавившийся, бесформенный автомобиль. Боб Баррайс вновь описывал события.

– Лутц хотел сократить путь. Он выискал эту проклятую боковую дорогу и высчитал, что мы можем срезать сорок километров. Конечно, это был обман, но Лутц был так возбужден, что с ним невозможно было говорить разумно. Потеря времени, перспектива стать лишь четвертыми буквально сводили его с ума. Я все предпринял, чтобы его образумить, уговаривал его, как больного, но все напрасно. Когда он все же свернул на боковую дорогу, я даже попытался вытащить ключ из зажигания. Это было смертельно опасно при той скорости, с которой он ехал. Он ударил меня по лбу и отбросил назад на сиденье. Как безумный, взбирался он по узкой обледенелой дороге… Все произошло так быстро, я не знаю, как это вышло… Меня вдруг выбросило из машины, потому что дверь открылась. А потом уже запылала вся изуродованная куча металла.

Боб Баррайс дрожащими руками вытер глаза. Все присутствующие сочувствовали ему. Директор ралли взволнованно шмыгал носом. Комиссар Лаваль печально смотрел на обгоревший остов. Тонкий слой свежего снега сделал из него фантастическую скульптуру.

– Машина загорелась сразу? – спросил он.

– Как после взрыва.

– Но она не взорвалась.

– Я сказал – как, господин комиссар.

– И вы уже не могли вытащить вашего друга?

– Нет. Он был так зажат, что, сколько я ни тянул, ни тащил его, ничего не помогало. А потом, когда пламя стало слишком высоким… – Боб поднял свои толсто забинтованные руки. Это было достаточно красноречиво. Никто не может требовать, чтобы человек сгорал ради дружбы. Граница готовности прийти на помощь – человеческое бессилие.

– Я смог вытащить огнетушитель, – тихо проговорил Боб и закрыл глаза. Один из шведов поддержал его. Комиссар Лаваль покусывал нижнюю губу. – Но от такого огнетушителя мало проку, когда все залито горящим бензином. Я почти все вылил на Лутца, но, боюсь, он был уже мертв…

– И тогда вы побежали назад, на дорогу?

– Да, но я не помню, как я до нее добрался. У меня просто провал в памяти.

– Типичное воздействие шока. – Судебный врач положил ладонь на руку Боба. – Если допрос вас чересчур утомляет, месье…

– Нет, спасибо. Я выдержу. – Боб вымученно улыбнулся. – Эта ночь! Эта ужасная ночь! Я никогда не смогу забыть ее. Когда я увидел Лутца, объятого пламенем… – Он прижал забинтованные руки к глазам и всхлипнул.

Комиссар Лаваль прекратил допрос и занес в протокол: «Второй водитель и участник аварии Боб Баррайс, двадцать четыре года, профессия фабрикант, все еще находится под впечатлением случившегося. Со стороны полиции его показания не подвергаются сомнению. Таким образом, восстановление хода событий закончено».

И у французских чиновников свой особый язык, как у всех чиновников в этом мире. Наверное, причина в конторском климате.

В этот же вечер – обломки были отправлены в металлолом, ведь неясностей больше не было – Боб Баррайс стал центром внимания на большом балу, посвященном ралли, в Монте-Карло. Была упомянута трагическая смерть Лутца Адамса, две тысячи гостей во фраках и сверкающих вечерних платьях поднялись на минуту, молча опустив головы… Потом оркестр грянул туш, и победитель «Европейского ралли», испанец Хуан Анель, открыл торжественный полонез.

Это был не траурный марш, а приглашение к бурной бальной ночи. Боб Баррайс танцевал до самого утра. На забинтованные руки он надел широкие белые кожаные перчатки, которые срочно изготовил мастер за особую плату.

Впервые он был среди самого избранного общества. Его мечта, осуществилась: он танцевал с Пией Коккони, красавицей с копной черных волос, о которой все знали, что она была любовницей принца Орланда. До этой ночи. Боб Баррайс ворвался во владения сильных мира сего. Пия Коккони пошла за ним в его номер и глухо засмеялась, когда он начал раздевать ее своими забинтованными руками.

Снова это бульканье в голосе. Это грудное воркование. Призывный клич дикой самки.

– Ты герой дня, дорогой, – сказала Пия Коккони, лежа на нем и обхватив его ногами.

– Я стану героем тысячи ночей, – ответил Боб. Взгляд его больших голубых глаз потемнел.

– Расскажи мне еще раз, как ты пытался спасти своего друга. Он горел по-настоящему? – Ее гибкое тело дрожало от желания, белоснежные зубы сверкнули меж раскрытых кроваво-красных губ. Она согнулась под натиском его рук, ее гладкая кожа была словно наэлектризована.

– Да, он горел по-настоящему! – заскрипел зубами Боб Баррайс. – Он горел, черт возьми!

Он рванул ее к себе и впился в ее плечо. Два зверя набросились друг на друга.

Телеграмма из Монте-Карло вызвала во Вреденхаузене сначала замешательство, а потом большую активность.

– Бедный мальчик, – причитала Матильда Баррайс, беспомощно глядя вокруг себя. Ее брат, дядюшка Теодор Хаферкамп, верный рыцарь семьи, который управлял предприятиями и приумножал состояние Боба, постоянно заботясь о его добром имени, долго раздумывал, как преподнести это Матильде. Телеграмма была адресована ему. Она была краткой, и эта краткость таила в себе взрывную силу.

«Авария в горах. Машина полностью вышла из строя. Лутц Адамс мертв. У самого легкие повреждения. Перевозку организовал. Урегулируй, пожалуйста, все дома. Привет. Боб».

Тео Хаферкампа, привыкшего к выходу из строя машин Боба, взволновало только одно место: Лутц Адамс мертв. Что за этим скрывалось, он мог только предполагать. Но что сейчас наваливалось на него здесь, во Вреденхаузене, это он знал точно.

Прежде чем проинформировать Матильду, он поехал в предместье Вреденхаузена и разыскал крестьянина Адамса. «У Боба легкая травма – с этим сообщением можно не спешить», – размышлял Хаферкамп. Но Лутц остался на дистанции, а он был единственным сыном старого Адамса. Всю свою жизнь тот вкалывал, чтобы дать парню приличное образование. Когда Лутц получил аттестат зрелости вместе с Бобом и Гельмутом Хансеном, не было более гордого отца, чем Адамс.

– Мы добились своего, – говорил он повсюду. – Вот вам возить навоз и кормить свиней! Сортировать яйца и резать брюкву! А теперь Лутц станет врачом. Я и учебу потяну, даже если мне придется есть один творог!

Тео Хаферкамп позвонил, но в доме ничего не шелохнулось, хотя внутри горел свет. Он позвонил еще три раза и, не получив ответа, нажал на дверь. Она была не заперта. Хаферкамп вошел в темные сени, ощупью пробрался к двери в комнату, из-под которой выбивалась полоска света, и услышал, как тихо играло радио: «Пойду к Максиму я, там ждут меня друзья…» Оперетка, «Веселая вдова»… Он открыл дверь.

Эрнст Адамс сидел под радиоприемником, сложив руки на коленях, и пустыми глазами смотрел на Хаферкампа. Он не приподнялся и даже не шевельнулся… Лицо его было вялым и водянистым. Разрушенное «я».

Хаферкамп посмотрел на радио и повертел в руках шляпу.

– В новостях, да? – сказал он тихо. – Передавали? Я только полчаса назад получил телеграмму. И сразу к вам… – Он замолчал, проглотив последние слова. Опереточная музыка буквально убивала его.

«…Лу-лу, Фру-фру, Джу-джу…»

– Может быть, выключим этот чертов ящик? – хрипло спросил он.

Старый Адамс, казалось, не слышал. Он сжимал руки между ног, будто ему нужна была какая-то опора.

– Он сгорел… в машине сгорел… заживо сгорел…

– О господи, я этого еще даже не знал. – Хаферкамп, почувствовав слабость в ногах, сел на ближайший стул. – Это они… это они в известиях сказали?

– Да. Ваш племянник обжег себе руки. Только руки…

Хаферкамп криво улыбнулся. Ни на какую другую реакцию он был не способен.

– Чудовищное везение. Я еще не знаю никаких подробностей. Только телеграмма. – Он помахал бланком в воздухе и быстро спрятал его. Какими ужасно глупыми были сейчас любые слова. – Вашего… вашего сына перевезут. Само собой разумеется, все расходы я беру на себя. Вам ни о чем не надо беспокоиться.

– Он был единственной моей гордостью. – Старый Адамс смотрел мимо Хаферкампа в стену. – Только для него я жил, работал, надрывался. Из него вышел бы хороший врач. Я знаю. Он всегда был прилежным. И ненавидел машины. Он мне об этом сказал как-то раз. «Отец, – сказал он, – когда я сижу в машине, мне кажется, что я отрезан от мира». Наверное, это глупость, но, может быть, он уже предчувствовал, чем все кончится. Он мог разобрать и собрать машину, он буквально вскрывал их и больше понимал в этих чертовых штуках, чем ваш племянник Боб. Это была любовь, граничащая с ненавистью, а виноват в этом ваш племянник!

Тео Хаферкамп нахмурил брови. Боль старика тронула его, но эта скорбь отнюдь не давала ему права на необоснованные нападки на семейство Баррайсов.

– Позвольте, – заметил он мягко, в конце концов разговариваешь с отцом погибшего. – Мой племянник Боб ведь не был наставником вашего сына.

– Он имел на него сильное влияние. Первые гонки, которые они ездили вместе, были для Лутца чистейшей мукой. Он испытывал смертельный страх. Потом он участвовал в каждых гонках, чтобы не прослыть трусом. Он навязывал себе чужую волю, и эта воля исходила от вашего племянника.

– Весьма странное толкование дружбы. – Тео Хаферкамп вновь повертел шляпу в руках. «Все, что старик говорит, правда, – подумалось ему. – Все от начала до конца. Язвительное превосходство Боба порабощает всех, кто с ним общается. Чтобы жить с Бобом, надо иметь что-то сатанинское в характере. Все это я знаю, мой дорогой Адамс… Но такие вещи не говорят мне прямо в лицо. Я управляю состоянием и защищаю фамильную честь Баррайсов – и кому захочется измазать ее грязью, придется иметь дело со мной. Я стена, на которую никому не забраться. Что за ней происходит, не касается всего мира. Не должно касаться – об этом я позабочусь».

– Ваш сын поехал добровольно, – произнес Хаферкамп медленно. В его интонации звучало предостережение: и скорбящие отцы должны обдумывать свои слова. – Это был не первый несчастный случай такого рода и не последний. Мужественные спортсмены часто попадают в катастрофы. Роземейер, граф фон Трипе, Нуволари, Аскари – каждый год почти уносит одного. И вот теперь – Боб и ваш сын. Вы осуждаете Боба за то, что ему удалось выжить? Дорогой господин Адамс, я понимаю глубину вашей скорби. Я пришел помочь вам. Знаю. Лутца ничто не заменит. Слова – пустое дело. Тем не менее вы должны знать, что я всегда к вашим услугам.

Тео Хаферкамп вынул тонкую тетрадку из нагрудного кармана, вырвал уже заполненный бланк и положил его на стол. Чек. Десять тысяч марок.

Старый Адамс положил на него свой кулак.

– Я вам должен сказать спасибо? – спросил он хрипло.

– Нет.

– Я не продаю своего сына. И в виде трупа.

– Вы опять неправильно понимаете меня. – Хаферкамп быстро поднялся. – Этим я хотел только выразить…

– Я знаю, знаю, господин директор. А теперь идите. Пожалуйста, идите… – Старый Адамс отвернулся и включил радио громче. На полную громкость, звуки сразу заполнили всю комнату.

Хаферкамп, отказавшись от дальнейших объяснений, покинул маленький, жалкий домик. На обратном пути во Вреденхаузен он раздумывал над тем, как вытащить Боба из его сложного положения. «Я пошлю к нему Гельмута Хансена, – решил Хаферкамп и обрадовался этой здравой мысли. – Гельмут вызволит Боба из запутанной ситуации, в которую тот попал. Для таких миссий он бесценен». Личная пожарная команда Боба – так окрестил про себя Гельмута Хансена дядюшка Тео. После того спасения из проруби Гельмут был единственным, кому удавалось обуздать Боба. Это была одна из загадочных тайн Боба, которые окружали его. И достаточно веская причина для Тео Хаферкампа обращаться с Гельмутом Хансеном как с собственным сыном и заботиться о его образовании дипломированного инженера. «Я пошлю его в Монте-Карло, – вновь подумал Хаферкамп. – Лучше сейчас ничего не придумаешь».

Он вернулся на свою загородную виллу и дал по телефону телеграмму в Аахен, где учился Гельмут: «Немедленно вылетай в Монте-Карло. Боб попал в аварию. Дядя Тео».

Потом он отправился в путь, чтобы поставить в известность Матильду Баррайс.

На вилле Баррайсов, в этом похожем на замок здании, расположенном в парке площадью в двадцать тысяч квадратных метров, с четырьмя башенками по углам, с прудом, теннисным кортом, бассейном, манежем для верховой езды и площадкой для игры в боччию, были привычны к волнениям из-за Боба. Поскольку до скандалов никогда не доходило и все неприятности скрывались за этими стенами, все в округе завидовали Баррайсам и считали их баловнями судьбы. Но в сердца людей закрадывался и страх, когда они думали о Баррайсах. Власть фабрики жила в пяти тысячах квартир, сидела с их обитателями и утром, и вечером за столом, спала с ними в пяти тысячах кроватей, была рядом, когда рождались дети или умирали старики. Это называлось помощь при родах или помощь при похоронах… Тео Хаферкамп называл это «своими высшими социальными достижениями». Но самой большой властью обладал конверт с заработной платой. Он регулировал каждодневную жизнь. Лишь он превращал рабочую скотину в человека. И на конверте стояло: Фабрики Баррайсов, Вреденхаузен.

Сам господь Бог не выдержал бы конкуренции с Тео Хаферкампом. Предприятия Баррайсов гарантировали кусок хлеба с маслом и еще с ветчиной. Обещания господа Бога были не столь реальны.

– Я чувствую, – сказал Хаферкамп после того, как Матильда Баррайс вытерла несколько слезинок, – мальчик по уши в дерьме.

– Ты вульгарен, Тео. – Матильда Баррайс осушила влажный нос. – Он тяжело ранен. Господи, быть может, ему больно. И никого нет рядом. Мой бедный мальчик…

– У бедного мальчика был друг в машине, и он сгорел. Еще никто не знает, как это случилось, но телеграмма… – Хаферкамп указал на бланк, лежащий перед Матильдой Баррайс на столике в стиле барокко, – она так лаконична, хотя все мы знаем, как Боб любит жонглировать словами. Что-то здесь подозрительно!

– Ты не любишь мальчика – в этом все дело! – Этот упрек Хаферкамп слышал каждый день и относил к своей обязательной разминке. Поэтому он отвечал всегда одно и то же:

– Конечно, я его не люблю. Ведь я увеличил его состояние всего лишь на пятьдесят миллионов и расширил фабрику с трех до пяти тысяч рабочих. Такое делают только из презрения! – Он прохаживался перед большим мраморным камином, мерил шагами комнату, время от времени останавливаясь перед одной из высоких застекленных дверей, ведущих на террасу и в парк. Отключенный теперь, зимой, фонтан привносил аромат Версаля и утраченной элегантности в рассудочный английский газон. – Я отправил Гельмута в Монте-Карло. – Хаферкамп произнес это таким тоном, как будто речь шла об экспортной торговле.

– Почему? – Матильда Баррайс прижала к подбородку мокрый от слез носовой платок. – Почему Гельмута? Тебе бы следовало позвонить лучшему врачу в Монте-Карло. Для чего у предприятий самолет? Почему никто не летит на Ривьеру и не забирает Боба? Может быть, он нуждается в услугах специальной клиники?

– Чушь. Он всего лишь не сможет несколько недель никому пожать руку.

– Ему ампутировали руку? – вскричала Матильда.

– Ты считаешь, рука может вырасти за шесть недель? – он постучал себя по лбу. Разговорный язык брата и сестры всегда немного фамильярен, даже если ты миллионер и носишь фамилию Баррайс. – Он обжег себе руки… И надеюсь, только в огне!

– Руки! О Боже! Его красивые, ухоженные руки. – Матильда вскочила и облокотилась о мраморное украшение камина. – Он немедленно должен попасть к специалисту!

– Для начала он должен вернуться во Вреденхаузен и вынести похороны Лутца Адамса. – Тео Хаферкамп ударил кулаком по обшитой дубом стене. – А потом я из него кишки выпущу! Не волнуйся – ни одно слово не просочится сквозь эти стены. Род Баррайсов безупречен. Но иногда меня воротит, сестричка. Иногда я вижу сон, как на меня обрушивается целая гора, а на вершине развевается знамя с фамилией Баррайс. И даже если весь мир гибнет, знамя продолжает реять! Кстати, что станет с Бобом?

– Я думаю, он возьмет фабрику в свои руки.

– С его-то знаниями? Мы устанавливаем электронное реле. Автоматы, маленькие роботы, если угодно. Думающие машины. А чему научился Боб? Как раздеть женщину – это он знает. Потом от нее отделаться он тоже может. Согласен, сложное занятие, не каждому под силу. И тратить деньги он умеет виртуозно. Какое счастье, что при всем желании он не может расходовать больше денег, чем получает доходов. Здесь судьба даже играет нам на руку. А в чем еще его способности? Ездить на машине? Мешать коктейли? Кататься на лыжах? Кичиться своей потенцией? Это не настоящие способности! Ему надо было быть королем, чтобы управлять лишь своим пенисом.

– Я больше не желаю слушать твои вульгарные речи. – Матильда Баррайс прошла к двери с высоко поднятой головой, само воплощение оскорбленности. Но, прежде чем покинуть салон, она через плечо еще раз обратилась к Хаферкампу:

– Так что же ты предпринял?

– Гельмут Хансен летит в Монте-Карло.

– И, ты считаешь, этого достаточно?

– Вполне. Могу поспорить, что обожженные руки не мешают Бобу раздевать женщин.

Что бы ни думали о дядюшке Теодоре Хаферкампе, насчет своего племянника он не заблуждался. И никто не знал, что иногда, сидя на своей большой холостяцкой вилле, он, вперившись взглядом в огонь открытого камина, говорил себе: «Это проклятое семейство Баррайсов! Нужно ли мне все это?»

Ему это было нужно… потому что он был его частью.

Гельмут Хансен приземлился в Ницце ранним утром и сразу на такси поехал дальше, в Монте-Карло. До его сознания не доходили ни красота грезящего в солнечных лучах, серебристо мерцающего моря, ни купающиеся в утренней заре вершины прибрежных гор, ни лиловые тени домов, ни блестящая галька на берегу моря, ни окрашенные в розовый цвет облака пены на рифах. Телеграмма дяди Хаферкампа пришла через десять минут после второго выпуска известий в Аахене. По телевизору в сводке дневных новостей на секунду показали фотографию сгоревшего «мазерати». Груда металла, изуродованного до неузнаваемости.

Только один погибший.

Биржевая тенденция с легким понижением. Акции промышленных предприятий несут потери в три пункта.

Гельмут Хансен ждал телеграммы. Он уже доставал из шкафа рубашки и белье, когда позвонили в дверь и разносчик телеграмм вручил ему приказ главы семейства.

Там стояло: немедленно. Это значило у Баррайсов: расходы не имеют значения. Немедленно – это значило сотворить новый мир. Быть самим господом Богом. Управлять миром, сидя на троне из денежных мешков. Невозможное позолотить и сделать возможным.

Гельмут Хансен действовал по этому семейному рецепту из Вреденхаузена. Он позвонил в чартерную фирму и заказал немедленно самолет в Ниццу. Любезный голос на другом конце провода высказал сожаление:

– Мы не делаем ночных рейсов, господин. Кроме того, метеорологическая ситуация настолько критическая, что до девяти часов утра мы не будем знать, сможет ли вообще одна из наших машин подняться в воздух. Мороз. Перелет через Альпы – слишком велика опасность обледенения крыльев…

– Я плачу двойную цену, – громко сказал Хансен.

– Даже если бы вы купили самолет, ни один из наших пилотов не полетел бы. После девяти утра мы в вашем распоряжении. При условии благоприятной обстановки…

Хансен положил трубку и позвонил во Вреденхаузен дядюшке Хаферкампу. Так как там никто не ответил, он набрал телефон виллы Баррайсов и вскоре услышал голос экономки Ренаты Петерс.

– Дядя Хаферкамп у вас, Ренаточка? – спросил Гельмут Хансен. – Позови его, пожалуйста, к телефону.

– Сейчас, Гельмут. – Голос Ренаты звучал взволнованно, в нем слышалось невысказанное напряжение. – Это правда, с Бобом? Госпожа Баррайс не отвечает, когда я ее спрашиваю, а господин Хаферкамп накричал на меня: «Смотри, чтобы у тебя молоко не убежало!» Боб попал в аварию?

– К сожалению, да.

– А Лутц сгорел?

– Да.

– Кто виноват?

– Чтобы установить это, я сегодня лечу в Ниццу.

– Разве Боб… не мог, я имею в виду, если Лутц был за рулем, разве он не мог предотвратить…

– Мы этого еще не знаем. Мы вообще ничего не знаем, кроме голых фактов. Ну давай, зови дядю к телефону.

Через десять минут все проблемы были решены. Спустя час фабричный самолет, четырехместная «Сессна», оборудованная для слепого полета, стартовала с пилотом Губертом Майером с фабричного аэродрома и приземлилась в Аахене. Не задерживаясь, Майер и Хансен полетели в Мюнхен и заправились там для перелета через Альпы.

В Мюнхене сумасшедшей поездке чуть не пришел конец. Директор аэродрома не разрешил новый взлет.

– Не в моих правилах, вообще-то, удерживать самоубийц, – сказал он и бросил Хансену на стол последние метеосводки. Над Мюнхеном висел свинцовый снежный купол. Взлетная полоса была покрыта льдом и обледенелым снегом. – По мне, так вы можете замерзать наверху и падать сосульками. Но я против того, чтобы такие идиоты стартовали с моего аэродрома. Если небо прочистится… пожалуйста. Над Южной Францией ясное небо. Но до Женевы – сплошное густое месиво. Почему вы вообще не полетели прямо из Аахена через Арденны и Сону вниз к Роне?

– Там погода еще отвратительней. – Хансен выпил коньяк, налитый директором аэродрома для себя.

– А у меня вы хотели проскочить? Нет уж. Ждите, пока я дам добро.

В пять утра ветер разорвал тучу и вяло погнал ее на запад. Для снега было слишком холодно.

– Проваливайте, – сказал директор аэродрома с воспаленными, красными от усталости глазами. – Если в Альпах вы свалитесь с неба, не забудьте посмотреть в зеркало и крикнуть себе, прежде чем разобьетесь: «Идиот!»

Но полет удался. Губерт Майер был выдающимся пилотом. Бывший истребитель-перехватчик, на счету которого было десять сбитых самолетов, награжденный немецким золотым крестом, немногословный и один из немногих служащих баррайсовских предприятий, бывший на особом окладе. Тео Хаферкамп желал летать надежно. Ему нужны были удачные полеты со счастливым пилотом.

В Ницце они приземлились под сияющим солнцем. Как близок рай…

Гельмут Хансен быстро навел справки, узнал, где живет Боб Баррайс, и сунул портье сто франков, что погасило в корне любой вопрос. Потом лифт поднял его на пятый этаж.

Номер 512. С видом на море. Полностью кондиционирован. 350 франков в сутки, без завтрака и налогов.

Гельмут Хансен семь раз постучал в дверь из тика с золотым номером 512, прежде чем за ней послышалось какое-то движение. Ключ повернулся в замке, потом кто-то выглянул в щель.

– Боб, открой, – произнес Хансен.

– Гельмут! – Баррайс распахнул дверь. Он был обнажен, и лишь его бедра обвивало махровое полотенце. Его темно-каштановые волосы мокрыми от пота прядями свисали на лоб. Когда-то эти волосы были серебристо-белокурыми, ангельская головка, как говорила тетя Эллен. И лишь в десять лет они потемнели, в четырнадцать стали каштановыми с отливом красного дерева и такими и остались. Волосы, подобные раскаленному дереву среди пепла. – Ты что, с неба свалился?

– В самом буквальном смысле этого слова. Я прилетел на вашей «Сессне». Приказ дяди Тео.

– Моя телеграмма.

– Да. И сообщения по радио и по телевизору.

– Ужасно, Гельмут.

– Ужасно, что ты держишь меня в коридоре.

– Я не один…

– Тогда пусть малютка выпрыгнет из постели и исчезнет, как кошечка. – Хансен протиснулся мимо Боба в номер и рухнул в ближайшее кресло. Наполовину выпитая бутылка шампанского плавала в бочонке с ледяной водой. Хансен вытащил ее, вытер лежащей рядом салфеткой и сделал несколько глотков выдохшегося шампанского. Из соседней спальни доносился какой-то шум, скрипела кровать.

– Пусть она одевается! – громко сказал Гельмут Хансен. Он говорил по-французски, и, кем бы ни была девушка в соседней комнате, ответом на грубое требование могло быть лишь беззвучное повиновение. Боб Баррайс сморщил свое утомленное от бессонной ночи лицо.

– Она не какая-нибудь гризетка, – прошептал он, нагнувшись к Хансену. – Это Пия Коккони, возлюбленная принца Орланда…

– С каких это пор ты стал принцем?

– Гельмут, оставь глупости. Подожди меня внизу, в холле. Через полчаса… я тебе обещаю.

Он вытащил Хансена из кресла, вытолкал его из комнаты, дружески похлопал по спине и захлопнул за ним дверь.

Как говорил Тео Хаферкамп, Гельмут и Боб связаны как мозг и глаза. Они нерасторжимы.

Хансен сел внизу в холле в уголок, заказал себе кофе-мокко и пролистал утренние газеты. Почти во всех были сообщения о несчастном случае в Приморских Альпах. В соответствии с расследованием полиции виновным в страшном несчастье был погибший, Лутц Адамс. Он управлял машиной, ему принадлежала безумная идея ехать через скалы. Фотографии вновь показали оплавившуюся груду металла – сгоревший «мазерати».

Гельмут Хансен спокойно разглядывал эти снимки. Он не был полицейским и не находился под непосредственным впечатлением от случившегося. Он размышлял трезво, аналитически, с научной педантичностью.

Как могло случиться, что Адамс, попавший в тиски, погиб, а Боб Баррайс остался жив? Хотя в момент столкновения и могли распахнуться двери, вся машина могла разлететься на куски, но пассажирам от этого было мало проку. Когда автомобиль налетел на скалу и съежился наполовину, на них действовала такая мощная сила инерции, что они не могли вылететь в сторону, а только вперед, в направлении движения! Это элементарный закон, его проходят по физике уже в четвертом классе.

Как Боб мог спастись? По законам логики его голова должна быть размазана по скалам.

Гельмут Хансен отложил газеты в сторону, увидев Боба, выходящего из лифта. Он был один, Пия Коккони, очевидно, раньше ушла из отеля или ждала еще наверху, в номере 512.

На Бобе Баррайсе был твидовый костюм цвета розового дерева в белую полоску. Белый галстук на темно-вишневой рубашке напоминал пойманную голубку. В его каштановых, с отливом красного дерева волосах играло утреннее солнце. Это был красивый мужчина – не просто интересный либо мужественный, не искатель приключений, не благоуханное облачко далеких миров, нет, он был именно красив. И больше ничего. Выросший ангел Боттичелли. Мона Лиза в мужском варианте.

– Что говорит дядя Тео? – спросил Боб без обиняков и опустился рядом с Гельмутом на кожаный диван.

– Он озабочен. – Хансен разглядывал своего друга детства, как лекарь-самоучка, пытающийся поставить диагноз глазного заболевания. – Семья снова заняла боевые позиции. Забрала опущены, копья наготове. Кто на нас нападет, будет иметь дело с крепостью! Боб, – Гельмут Хансен наклонился к нему, – не строй из себя героя. Если у тебя есть проблемы, скажи. Мы попытаемся тебе, как обычно, помочь.

Улыбка на лице Боба застыла.

– У меня нет проблем, – сказал он жестко.

– Лутц Адамс.

– Я все рассказал полиции. Газеты полны этим.

– Все?

– Да.

– Тебя выбросило из машины?

– Естественно.

– Вопреки центробежной силе?

– Может, на гонках, не действуют законы физики?

– Боб, не пори такую чепуху.

– Чего вам еще надо? – Боб вскочил. – Я просил дядю Тео позаботиться о Лутце и всей этой канители, а вовсе не посылать мне няньку. Да, черт побери, я вопреки центробежной силе выпал из машины, пытался спасти Лутца, пока у меня самого не начали гореть руки. – Он вытянул вперед свои забинтованные руки. Мазь от ожогов пахла сладковато, как тлен. – Я сделал все возможное в этой ситуации. Я не сверхчеловек.

– Ладно, не будем об этом. – Хансен допил остывший кофе. – Я должен доставить тебя домой на самолете.

– Спасибо. Меня завтра отвезут в Ниццу, и я куплю себе там машину. На ней вернусь во Вреденхаузен.

– С такими руками?

– Это будет длиться четырнадцать дней.

– Твоя мать этого не поймет.

– Моя мать! Моя мать! Что я, грудной ребенок? Твоя мать говорит, твоя мать желает, твоя мать рыдает, твоя мать жалуется, твоя мать… отвяжитесь от меня, черт возьми, с моей матерью! Меня от вас от всех воротит. От всех! И от тебя! Почему ты не дал мне тогда утонуть в пруду? «Бедный мальчуган, о, он замерзнет, укутайте его потеплее, надвиньте шапочку, о господи, носик покраснел, он начнет кашлять… Доктора, скорее доктора! Где доктор? Доктор! Баюшки-баю, как ты себя чувствуешь? Вы слышите, доктор, как он хрипит? О Боже, о Боже, это мое единственное дитя…» – Боб Баррайс топнул ногой по полу. Его красивое лицо исказилось и стало карикатурным. – Я приеду домой, когда язахочу! Я поеду на машине, на которой язахочу! Я буду жить, как мнеудобно! Тебе ясно, Гельмут?

– Абсолютно ясно. – Хансен встал и протянул Бобу пачку сигарет. – Выкури сигарету. Потом мы выпьем по рюмке коньяку и пройдемся. Нет, сначала я еще позавтракаю. Мой желудок пуст, как старая коробка от ботинок.

Боб Баррайс искоса посмотрел на своего друга и молча кивнул. Его волнение улеглось. Но, как комок в горле, в нем поднималось нечто другое.

В семь утра у него зазвонил телефон. Освободившись из объятий Пии, Боб снял трубку и услышал грубый мужской голос.

– Это Гастон Брилье, – произнес мужчина. – Я крестьянин и живу в Лудоне. Я видел, месье, как ваш автомобиль потерпел аварию. Я был тремя витками выше, когда это произошло. Я не мог вам помочь. Я старый человек, мне шестьдесят девять лет, и у меня слабые ноги. Но у меня хорошие глаза. Почему вы не пришли вашему другу на помощь, месье? Вы были плохим товарищем. Вы стояли перед огнем и не двигались. Вы не слышали, как я кричал?

– Нет. – В горле Боба пересохло, как будто дул самум. – Это вы вызвали пожарную команду из Бриансона?

– Да. Я побежал назад, в деревню. – Грубый голос закашлялся и захрипел. «У него астма», – промелькнула у Боба нелепая мысль. – Месье, то, что передавали по радио, ведь было неправдой. Вы ничего не сделали для спасения товарища…

Боб Баррайс молча повесил трубку. Он снова бросился на постель, правую руку положил на грудь Пии, а левой вцепился в матрас. Блеклое утро через балкон просачивалось в комнату. Земля пробуждалась. Мир зевал. Это была короткая передышка перед прорывом солнца. Края облаков окрасились в красный цвет.

Гастон Брилье, крестьянин из Лудона.

Свидетель был.



2

Найти Гастона Брилье не составило труда.

Боб воспользовался временем, когда Гельмут Хансен завтракал, чтобы разработать план, как избавиться от назойливого свидетеля. Он простой человек, размышлял Боб. Крестьянин. Живет себе высоко в горах и добывает хлеб свой насущный, сражаясь с ветром, морозом, дождем и солнцем, и так всю жизнь. Для него несколько тысяч франков будут раем на земле. Пригоршней денег можно перестроить целый мир… Люди меняют свою мораль и поджаривают свою совесть на золотых сковородках. Зрячие хватаются за белый посох для слепых, хорошо слышащие остаются глухими, мыслящие превращаются в лепечущих несмышленышей. Вопрос упирается только в величину суммы. Ради денег уничтожаются народы и проповедуется христианство, честолюбцы становятся политиками, а добропорядочные матери тайными проститутками, заключаются сделки с врагами и проклинаются войны, которые финансируются. Тот, у кого есть деньги, может позолотить Маттерхорн1Горная вершина в Швейцарии (примеч. пер.)или выкрасить в красный цвет Тихий океан, может посадить елки на Гавайях и написать розовым дымом на небе: «Зачем нужны ноги? – Чтобы раздвигать их…» Что против денег маленький, бедный, старый крестьянин из Лудона во французских Приморских Альпах? Несколько тысяч франков достаточно, чтобы утопить его последние годы жизни в красном вине. Что можно хотеть, если имя тебе Гастон Брилье? Всегда теплое небо над головой, даже если идет ледяной дождь; бочонок, полный вина, которое никогда не кончается; теплый, душистый белый хлеб, всегда свежий; гора сыра; плетеные корзины, из которых просачивается вода, наполненные лучшими устрицами… Проклятье, и все это за какие-то полчаса в морозную мартовскую ночь, за жалкие сведения о человеке, который оказался слишком труслив, чтобы спасти своего друга из горящего автомобиля, и оставил его зажариваться. Все это за то, чтобы человек преступил мораль, проглотил свое возмущение, подавил в себе подозрение, что был свидетелем большой подлости. Сколько тебе лет, Гастон? Уже шестьдесят девять? В следующем году будет семьдесят. Старик. Гном, высушенный горными ветрами. Человек, который с каждым днем приближается к могиле и в один прекрасный день действительно будет лежать в грубо сколоченном ящике, не успев по-настоящему пожить. Нужно ли все это, Гастон? Мой Бог, сколько ты всего пропустил на этой проклятой земле? Даже досыта не наедался ты к шестидесяти девяти годам… Хотя нет, три раза – ровно три раза: на собственной свадьбе, на поминках лудонского бургомистра, горбатого Марселя Пуатье, а в третий раз – на крестинах маленькой Жанетты, дочери арендатора «Ротонды», загородного имения, в котором Гастон, подрабатывая, ухаживал за садом. Трижды сыт за шестьдесят девять лет! Разве это жизнь, эй? А теперь нужно всего лишь закрыть глаза и рот, разжевать и проглотить свою совесть, и можно, подобно пловцу, прыгнуть вместо холодной воды в озеро, полное денег.

Боб Баррайс был убежден, что Гастон думал именно так, как он себе мысленно представил беседу. В то время как Гельмут Хансен углубился в великолепный завтрак, разбивал яйцо и украшал свой тост трубочкой из ветчины, Боб развил активную деятельность. Он нанял небольшой автомобиль, «фиат», обладающий хорошей проходимостью в горах; потом поднялся наверх, в свой номер, чтобы проведать Пию Коккони, стоявшую под душем и испустившую при виде Боба радостный вопль.

– Иди скорей ко мне, скорее, скорее! – взвизгнула она. – Как приятно покалывает, щекочет кожу. У меня никогда не было таких ощущений, как сегодня утром. Я сошла с ума, я действительно совершенно сошла с ума… Ты нужен мне, любимый… Я не знаю, что я сделаю, если ты сейчас не придешь ко мне. – Она протянула обе руки и согнула пальцы в коготки. Горячая брызжущая струя разбивалась о ее гибкое, будто отлитое из светлой бронзы тело. – Я сейчас выбегу, как есть, на балкон и закричу! Побегу по лестнице вниз, в холл! Боб… я хочу тебя под этими возбуждающими горячими струями. Боб!

Она высунула голову. В ее черных глазах играли бесенята. Боб Баррайс просунул руку мимо нее в душевую кабину, выключил воду и вытер платком замоченный рукав своего костюма цвета розового дерева. Пия Коккони осталась стоять под душем. С ее гладкого, полированного тела стекали жемчужные капли воды, от разгоряченного тела шел пар.

– Это значит – нет? – спросила она тихо.

– Приехал мой друг Гельмут, – проговорил сбитый с толку Боб. Он не отводил взгляда от грудей Пии, которые призывно набухали ему навстречу, поддерживаемые ее руками.

– Этот неотесанный чурбан, ворвавшийся в комнату? Омерзительный человек!

– Это только так показалось. Я понимаю, он обидел тебя, но он думал… – Боб Баррайс положил руки на бедра девушки. Ее глянцевая, пышущая жаром нагота возбуждала его против собственной воли.

– Что он думал? Что я проститутка?

– Что-то в этом роде.

– Ты должен представить меня ему. Он будет просить прощения!

– Это мой единственный друг… – руки Боба скользнули по телу Пии вверх, к ее грудям. Он почувствовал, как в нем запела кровь, но заставлял себя думать о чем угодно, только не об этом податливом теле, не об этих дрожащих губах, неземных вздохах и ощущении в момент экстаза, что ты умираешь. – У меня нет больше друзей, только знакомые. А это большая разница. Друг иногда значит больше, чем родной брат.

– Даже больше, чем возлюбленная?

– Иногда – больше.

– Ты противный! И сегодня он для тебя важнее, чем я?

– Он приехал, чтобы забрать меня в Германию.

Пия Коккони неожиданно ухватилась за Боба и притянула его к себе. Он потерял равновесие и ввалился в душевую кабину.

– Разве я не сказала, что он омерзителен? – закричала она. – Но я на него посмотрю. Он у меня будет вот таким маленьким, вот таким! – Чтобы продемонстрировать этот крошечный размер, она обхватила свою левую грудь, оставив торчать между пальцами лишь сосок. Потом она пронзительно засмеялась, прижала Боба к влажной кафельной стене и открыла душ, прежде чем он успел ей помешать. Мощная горячая струя обрушилась на обоих. Боб хотел отбиваться, испугался за новый костюм, но потом сумасшествие Пии захватило его. Его испорченная натура почувствовала новое, острое наслаждение, которое оказалось сильнее, чем его все еще сопротивлявшийся разум, и побороло его.

Под горячим душем Пия раздела его, и наконец они оба голые стояли и смотрели друг на друга в облаке пара, под низвергающимся водопадом. Урча, как голодные собаки, они наслаждались своими телами, катались, сплетаясь, в тесной кабине, забирались друг на друга, как самец и самка, были жеребцом и всадницей, молотом и наковальней. В такие моменты происходили превращения Боба Баррайса. Насилие над обнаженным женским телом, покорность, с которой оно одновременно принимало грубость и нежность, вздох бессилия, подавленный крик под его руками, вторжение со всего размаху в трепещущую плоть, шлепки как отзвук божественных аплодисментов, готовность отдаться целиком, боль пополам с блаженством так опьяняли его, что он терял всякий контроль над собой.

После такой звериной схватки Боб чаще всего лежал молча на спине, он вслушивался и вглядывался в себя с тем отвращением, которое испытывают при виде чудовищ.

«Я чудовище, – думал он в таких случаях. – Я машина, которая пожирает руки, ноги, груди, бедра, как другие – бензин, масло или электричество. К чему я еще пригоден в этой жизни? Дядя Теодор управляет фабрикой и увеличивает состояние Баррайсов. Моей матери все еще хотелось бы мыть мне попку, и у нее начинается мигрень, когда я кричу ей: „Я взрослый! Я мужчина! Ты могла бы забеременеть от меня, как мать Эдипа! Если ты не прекратишь нянчить меня, мне придется тебя изнасиловать!“

А друзья? Разве это друзья? Подхалимы, пресмыкающиеся, клика, которой надо платить, чтобы она кричала «ура», придворные шуты и гомосексуалисты, верующие лишь в пенис, акробаты секса, глупцы и онанирующие гении, прожектеры и революционеры, осквернители церквей и педерасты, полусумасшедшие с кучей самомнения. Господи, что за мир!

Единственное, что остается, это машины. Неистовые ящики из металла на ревущих, бешено вращающихся колесах. Фыркающие монстры, разжевывающие и проглатывающие свои жертвы. Проститутки, высасывающие твой спинной мозг со скоростью в 180, 190, 200, 210, 240 км/час. Божества, которыми можно управлять. А потом ты врезаешься в скалу, и такой верный парень, как Лутц Адамс, сгорает и кричит… кричит… кричит.

Ну и, наконец, женщины. Дышащие раны, которые никогда не затягиваются, а лишь раскрываются. Стонущая, скользящая поверхность; сладким потом пахнущие цветы плоти; наэлектризованные части тела; волосы, каждый локон которых мечет молнии; губы, таящие в себе целый мир: и ад и рай в одно и то же время…

Моя жизнь! Вот и все, на этом она кончается.

Господи, что же я за человек?»

И сейчас Боб Баррайс молча лежал на спине, а Пия нежилась рядом в белом махровом халате и без умолку говорила. Он ее вовсе не слушал, до него не доходило ни слова, ее голос доносился, как размытые звуки далекого приемника. И даже когда она его поцеловала, назвала «своим медвежонком» и излила на него целый поток нежности, он остался безучастным и отсутствующим.

Неожиданно он вскочил, оттолкнул Пию и пошел одеваться. Через десять минут он покинул номер, ничуть не удивившись, что Пия тоже была одета и шла рядом с ним. У входа в бар они остановились. Боб кивнул в сторону Гельмута Хансена, листавшего немецкий иллюстрированный журнал.

– Это он? – спросила тихо Пия. Взгляд ее стал холодным и опасным.

– Да, тот высокий блондин.

Пия Коккони встряхнула головой, рассыпав по плечам длинные черные волосы. «Почему бы ей еще и не заржать? – подумал неожиданно Боб. – Так вскидывают голову обычно дикие лошади, перед тем как встать на задние ноги и раздробить копытами противнику череп».

– Ты не против, если я с ним пофлиртую? – спросила она. Боб покосился в сторону Пии. Губы ее сузились, превратившись в смертоносное оружие, в нож, кромсающий сердца.

– Нет, но тебе придется нелегко.

– Он что, евнух?

– Отнюдь нет.

– Ты будешь ревновать?

– А ты хочешь дать повод? – Боб наблюдал за Гельмутом, как тот отложил журнал, отхлебнул глоток чая и взялся за итальянскую дневную газету. – Флирт я разрешаю. Но ведь ты хочешь переспать с ним, не так ли?

– Я хочу, чтобы он ел у меня из рук, как прирученная птица.

– Для чего?

– Он оскорбил меня и нарушил нашу идиллию. А меня раздражать опасно. У меня сильная воля, и что я себе вбила в голову, я этого добьюсь. Когда я вчера вечером с тобой познакомилась, я захотела тебя. – Она положила свою узкую кисть ему на руку, и неожиданно ему показалось, что это кусок льда прожигает его кожу сквозь костюм и рубашку. – Разве мы не подарили друг другу прекрасную ночь и восхитительное утро?

Боб молча кивнул. «Она хотела меня, вот что, – подумалось ему. – А я, безумец, воображал, что своей личностью одержал победу над принцем Орландом. Глупец! Марионетка! Лепечущий паяц! Еще одно поражение, где я чувствовал себя победителем. И вновь я ничтожество, пустое место».

Превозмогая бушующую ярость, он поборол в себе соблазн утащить Пию Коккони от двери бара, затянуть ее в какой-нибудь угол украшенного пальмами в бочках холла и без лишних слов, молча, как робот, задушить ее.

Вместо этого он улыбнулся холодной усмешкой сатира.

– Отвлеки его, – произнес он сухо. – Мне нужно время до обеда. – Он взглянул на часы. Через три часа он мог бы быть в Лудоне, полчаса на переговоры с Гастоном Брилье, три часа назад… Нет, он не поспеет даже к пятичасовому чаю. – До вечерних танцев, дорогая.

– Я пойду с ним в бассейн «Писсин де Террас». Согласен?

– Хорошо. – Боб коротко кивнул. Огромный круглый бассейн «Отеля де Пари», теплая вода которого менялась каждые четыре часа, был местом встречи денежных мешков. Здесь расслаблялись в воде и под зонтиками от солнца, потягивая ледяные напитки и предаваясь ленивой беседе о бессонных ночах в Монте-Карло, о барах и «Блэк-Джек-клубе», о званых вечерах на горных виллах и вибрирующих кроватях маркиза де Лоллана. Это был тесный, отгороженный от всех мир, в который Гельмуту Хансену пока не удавалось заглянуть даже через замочную скважину. Присутствие Пии открыло бы ему двери в эту волшебную страну с дурманящими и отравляющими ароматами.

– Оставь его в покое. – Боб Баррайс убрал ладонь Пии со своей руки.

– Все-таки ревнуешь? – Она хищно улыбнулась, обнажив зубы.

– Нет. Он мой единственный друг, я тебе уже говорил. Если ты пойдешь с ним в свою комнату, между нами все кончено. Крути ему голову, сделай из него танцующую обезьяну, испепели его, как солнце в пустыне, но не ложись с ним…

– Будь спокоен, дорогой. – Она быстро поцеловала его в ухо. – У него вид добропорядочного продавца Библии. А я уже двадцать лет не держала в руках Библии…

Боб отошел за бочку с пальмой и, кусая губы, наблюдал, как Пия Коккони своей знаменитой медленной, пружинящей походкой приблизилась к столу Гельмута и там остановилась. Хансен поднял голову и отложил газету на соседний стул. Он что-то сказал, и Пия ответила. Потом она села, и до Боба донесся ее мелодичный смех.

«Держись, парень», – подумал Баррайс и отвернулся. Насколько он знает Гельмута Хансена, Пия обломает об него свои красивые, белые, хищные зубы. Злорадно предвкушая это, он быстро покинул отель.

Снаружи ждал нанятый маленький «фиат». Портье передал Бобу бумаги и ключи, придержал дверь, что он обычно делал только в лимузинах дороже двадцати пяти тысяч марок, и пожелал счастливого пути. «Каприз богатых, – читалось в его взгляде, – могут себе позволить „бентли“, а нанимают занюханный „фиат“.

Спустя час Боб Баррайс ввинчивался в горы. Карта с маршрутом ралли лежала рядом с ним на свободном сиденье.

Лудон. Точка в скалах. Деревня, напоминающая орлиное гнездо. Люди действительно могут жить на самом невероятном кусочке земли. Там, где даже лисы бессильны, они строят свои дома.

Маленький «фиат», пыхтя и тарахтя, карабкался ввысь. Боб Баррайс откинулся назад и насвистывал веселую мелодию. Для него предстоящая сделка уже была заключена. Плюнуть – и забыть, как Лутца Адамса.

«Предложу до двадцати тысяч франков, – думал он. – Или, если это ему больше подходит, пожизненную ренту в 500 франков ежемесячно». Каждый месяц – 500 франков. Даже если он доживет до ста лет… что значат какие-то несчастные 500 франков для Баррайса? На две бутылки виски меньше в баре со стриптизом! Ну, подумаешь, один вечер будет не таким шикарным. Бывали ночи, когда он каждой танцовщице между ляжек засовывал стофранковую банкноту…

После почти трехчасовой езды Боб Баррайс увидел на горном плато каменные дома Лудона. Серые крыши были покрыты каменными плитами, стены выложены из тесаного камня. Жилища, от которых веяло вечностью… сотворением мира и его концом.

Частица этого светопреставления приближалась сейчас к мирной деревне, лежащей в сверкающем на солнце снегу.

Вот уже четыре столетия в маленькой лудонской часовне мужчины и женщины посылают небу свои молитвы и просят защитить их от сатаны. У них есть древний обычай: когда весь мир сходит с ума, жители Лудона собираются в церкви и сжигают перед алтарем пропитанное черным дегтем соломенное чучело.

Дьявола.

До сих пор это помогало… Лудон миновали все катастрофы и смуты, войны и бедствия, лавины и камнепады, засухи и наводнения.

Лудон охраняла Божья длань. Пока дьявол все же не появился. В маленьком «фиате».

Этого не мог предположить даже сам Господь Бог. Гастон Брилье стоял в маленьком сарайчике из криво сколоченных досок позади своей хижины и колол длинные поленья для печи, выложенной из камня и обогревавшей весь дом. На ней лежала раскаленная железная плита, на которой он варил, жарил, сушил. Долгие зимние вечера со снегопадами и ледяным ветром заставляли с нетерпением ждать прихода весны, подобно тому как ждут ее в глухой сибирской деревушке где-нибудь в тайге. И для Гастона оставалось достаточно времени для размышлений о смысле жизни. За последние сто лет, если не считать проведения электричества и телефонного кабеля, здесь вряд ли что изменилось. Дорога, правда, получила твердое покрытие, но смотря что называть твердым, потому что после каждого мороза она выглядела как лицо, изрытое оспой. В Лудоне было четыре машины: у бургомистра, священника, ветеринара и трактирщика Жюля Беранкура, который, очевидно, страдал непонятной болезнью, поскольку оставалось загадкой, как можно было растолстеть здесь наверху, в Лудоне. И еще одно новшество пережил Лудон: полицейский участок. Это был маленький новый дом по соседству с трактиром, единственный, кстати, выкрашенный в белый цвет, и в нем сидел жандарм Луи Лафетт, угрюмый тридцатилетний мужчина, холостой, с больной печенью и вечно ропщущий на судьбу за то, что она забросила его в это горное гнездо. «Кто-то должен здесь быть! – причитал он. – Кто-то должен представлять государство и следить за порядком. Но когда выбор пал на меня, Господь, очевидно, спал…» И подобно Господу Богу Лафетт три пятых части своей жизни лежал на диване и уносился в мечтах в теплые, цветущие края. Да и что делать жандарму в Лудоне? Здесь не нарушался закон, каждый был друг другу брат, все были связаны, как звенья одной цепи. А если один из граждан Лудона оступался, начинала действовать строгая внутренняя юстиция, которая восстанавливала порядок быстрее, чем любая государственная власть.

Боб Баррайс быстро нашел Брилье. Появление чужой машины уже было сенсацией, а то, что посетитель приехал к Гастону, было полной неожиданностью. Жюль Беранкур, толстый трактирщик, сразу позвонил Лафетту, полицейскому.

– К Гастону приехал гость, – произнес он, с трудом переводя дыхание. – Машина из Монте-Карло. Благородный месье, скажу я тебе. Выглядит как миллионер! Приехал в горы в летнем костюме! Что ты об этом думаешь?

– А почему к Гастону не могут приехать гости? – жандарм Лафетт громко зевнул в телефон. – Что за машина?

– Маленький «фиат».

– Тогда это не миллионер.

Как видно, в Лудоне еще не были знакомы с искусством глубокого притворства. Лафетт повесил трубку и повернулся на бок.

Брилье вышел из сарая, вытер грязные, вымазанные в смоле руки о свои толстые вельветовые штаны и плотно прижал квадратный подбородок с заиндевевшей щетиной к воротнику рубашки. Его широкий лоб был весь в поту. Из-под густых бровей на постороннего смотрели маленькие серые глаза.

– Месье Брилье? – воскликнул приветливо Боб, выходя из машины. Он говорил по-французски, как на своем родном языке. Это был один из немногих предметов, которые Баррайс учил и которыми овладел. Тот, кто в Сен-Морисе, Мегеве, Сен-Тропезе, Давосе или Кортине не может произнести ничего, кроме «нон» или «уи», остается аутсайдером в обществе, даже если под ним золотое седло, а сапоги отделаны бриллиантами. – Рад вас видеть, месье.

Брилье остановился, разглядывая человека и машину. В его серых глазах проглядывала враждебность.

– Я вас не знаю, – месье, сказал он. Голос его был грубый, как та скала, на которой он родился.

– Вы сегодня рано утром звонили мне, Гастон. Я Роберт Баррайс.

– А-а… – Гастон вытер тыльной стороной ладони пот со лба. При этом он зажал топор под левой подмышкой. – Трус, который сжег своего товарища.

Боб сжал губы. Ни один трус не любит, когда ему говорят об этом в лицо.

– Это был несчастный случай, – проговорил он сквозь зубы. – Прискорбный несчастный случай. Если вы все видели, вы знаете, что машину неожиданно занесло, она потеряла управление, шла юзом по льду… ударилась о скалу… потом огонь, все так быстро, и у меня в голове помутилось от падения… меня ведь выбросило… Вы же видели…

– Вы открыли дверь и вывалились, месье.

«И это он заметил, – подумал Боб. – Я не обойдусь пятьюстами франками в месяц. Двойные сведения повышают цены».

– Дверь неожиданно раскрылась…

– Если на ручку все время нажимать…

– Я и не подозревал, что у вас такое чувство юмора. – Боб похлопал руками по своему телу. Ледяной воздух пронизывал его до костей. – Не могли бы мы войти в ваш дом, месье?

– Пожалуйста. – Брилье повернулся, пошел вперед и отворил толстую дощатую дверь. Теплый воздух, пропитанный потом и другими испарениями, ударил Бобу в нос. Он подавил свое чувствительное обоняние и прошел за Гастоном в дом.

Хижина состояла из одного-единственного большого помещения, в середине которого находилась печь, выложенная из камня. Отгороженный шкафом, один угол квадратного дома был спальней. Там стояла высокая, широкая деревянная кровать, которую выстругал и сколотил еще дед Гастона после своего возвращения с войны 1871 года. На этой кровати умерли родители Гастона, он родился на ней и пролежал в одиночестве шестьдесят девять лет. Нет, если быть точным, два месяца он делил это широкое жесткое ложе с Денизой Жунэ, крестьянской девушкой из Фреджу. Он познакомился с ней на рынке, и, поскольку та была сиротой и томилась по свободе и любви, она последовала за Гастоном в Лудон, чтобы там выйти за него замуж. Но через два месяца «репетиции» она загрустила от этого уединения под солнцем и однажды утром бесследно исчезла. Это была первая и последняя попытка Гастона жить с женщиной. Если его тянуло в женские объятия, случалось такое и с Гастоном, он начинал стучать по скале молотком и зубилом, пока не падал в изнеможении. Это был его способ изгонять жгучее желание. Святой Франциск садился для этого голым задом в муравьиную кучу.

Боб Баррайс огляделся, пока Гастон скоблил руки в ведре с горячей водой. Вместо мыла он использовал песок, задубивший его кожу. На веревке над раскаленной железной плитой висело белье: залатанные рубашки, обтрепанные кальсоны, две нижние рубашки, негнущиеся шерстяные носки, напоминающие абстрактные скульптуры. Сыростью и потом веяло от сохнувших вещей. Боб Баррайс сел на деревянную скамью под окном, заклеенным бумажными ленточками от сквозняков.

– Месье, – начал он небрежно, – разве это не была бы прекрасная старость, если бы там стояла настоящая мягкая кровать, пол покрывал бы ковер, играло радио? Я думаю, вы охотно посиживали бы в широком, удобном кресле, курили хорошую сигару, у вас всегда стоял бы в углу бочонок вина, и вообще вы бы жили, как пенсионер какой-нибудь государственной организации. Вы могли бы ездить в город, в Гренобль или Шамбери, и никто не бросил бы вам вслед: «Вы посмотрите на этого деревенщину! От него воняет!» Нет! На вас элегантный костюм, в карманах звенят монеты, и портье распахивает перед вами все двери.

Гастон Брилье вытер свои руки грубым льняным полотенцем.

– И откуда все это? – спросил он коротко.

– Вы состоятельный мужчина. Пенсионер. Человек, свободный от всех забот.

– С вашими деньгами, месье? – Гастон забросил полотенце к другим вещам на веревку.

– Это ваши деньги. – Боб полез в нагрудный карман и положил пачку банкнот на грубый деревянный стол. Это были пять тысяч франков. На них еще была банковская бандероль, и Гастон мог прочесть сумму. – Это только задаток, Гастон, – быстро продолжил Боб, перехватив взгляд старика. Он его неправильно истолковал, виновата была его натура. Для того, кто привык все покупать за деньги, отказ означает только набивание цены. – Фундамент для начала новой жизни! Сверх этого почта будет приносить вам домой ежемесячно пятьсот франков. Единственное, что от вас требуется – подтвердить получение.

– И держать язык за зубами, не так ли?

Боб теребил пачку денег на столе, избегая пытливого взгляда Брилье. Страшная сцена в горах вдруг опять ожила в его памяти. Языки пламени, пожирающие разбитую машину; Лутц Адамс, зажатый рулем, к которому подбирается горящий бензин; его крики и проклятия, и эти глаза, эти ужасные глаза, которые отпустили его, лишь когда пламя выжгло их, – все лежало между деньгами и Гастоном, прислонившимся спиной к печке.

– Разве так трудно забыть что-то несущественное? – хрипло спросил Боб Баррайс.

– Почему же вам не жалко за это столько денег, месье?

Вопрос был попаданием в десятку. Боб тяжело задышал, у него застучало в висках.

– Один раз в жизни я повел себя как трус, только один раз, понимаете? Я признаю это… я почувствовал страх, проклятый, собачий страх. Может человек испугаться? Разве мы все герои? Но от меня требуется, чтобы я был героем. Трусливый автогонщик – ну и картина! Карикатура! Я не могу позволить себе быть трусом!

– Но вы были им, месье. И даже больше: вы были убийцей.

– Нет! – Боб Баррайс вскочил. – Это был несчастный случай! Если вы все правильно видели…

– Я видел, месье. – Гастон вытянутой рукой показал на пачку денег. – Спрячьте их. Вы хотите купить меня, как покупают быка, чтобы потом забить его? На что мне кресло, кровать, ковер, бочка вина и поездка в Гренобль? Что я видел, останется здесь! – он хлопнул себя ладонью по широкому лбу. – Я не продаю себя!

– И что вы собираетесь предпринять с этими дурацкими сведениями? – закричал вдруг Боб, сжав кулаки.

– Я еще не знаю, месье. Может быть, расскажу Луи.

– Кто это – Луи?

– Луи Лафетт, лудонский полицейский.

– Что вы будете иметь с того, Гастон? – Безвыходность положения мертвой хваткой сжала горло Бобу. Этот Брилье тверд, как скалы, на которых он живет. Но и самую твердую скалу можно взорвать. Не одну гору уже искрошили и сровняли с землей.

– Ничего, месье, совсем ничего. Только чистую совесть. Вы знаете, что это такое – чистая совесть? У большинства ее никогда не было, без нее можно жить, очень хорошо жить. Если нет ноги, это тягостно, нет руки – тоже обременительно, трудно жить с одним легким, одной почкой, половиной желудка, одним ухом, пятью пальцами, дыркой в животе… И только когда нет совести, никто этого не замечает. Но я другой, месье. Я бы не смог жить без совести.

Боб Баррайс убрал деньги. Деньги теперь стали смешными. Больше всего поражал его тот факт, что старый, скрюченный от работы, выброшенный на задворки жизни человек смог уничтожить его. Что есть люди, плюющие на деньги. Что кто-то мог расправиться с Бобом Баррайсом с помощью такой смешной, абстрактной штуки, как совесть.

– Полиция не поверит вам, никто не поверит вам, вас даже не станут слушать! Две комиссии расследовали несчастный случай и закрыли дело, погибший уже на пути в Германию и будет послезавтра погребен. Сгоревший автомобиль уже сдан в металлолом. У вас нет других доказательств, Гастон, кроме ваших глаз! А их сочтут подслеповатыми от старости… – Боб Баррайс обошел вокруг стола. Гастон, не зная, что замышляет его посетитель, схватился за топор и выставил его перед собой. Боб горько усмехнулся. Он – как человек из каменного века, повстречавший зубра. – Почему вы хотите предать меня, Гастон?

– Это было в войну, месье, да, точно, в 1940 году, в Шампани. Немцы прорвали нашу оборону и гнали нас, как зайцев. Мы бежали что было мочи. Нам в спину стреляла артиллерия, в воздухе, завывая, неслись пикирующие бомбардировщики. Месье, это был ад! Одни молились на бегу, другие плакали и кричали от страха. А потом нас настигли гранаты, врезались прямо в нашу гущу, лишь клочья полетели. Передо мной бежал Пьер, маленький Пьер из Бриансона, помощник аптекаря, мальчишка, у него и бороды-то еще не было. Он спотыкался о трупы, перескакивал через воронки и плакал, как ребенок, громко так, звонко, а когда разрывалась граната, он кричал: «Мама, мама, помоги мне, мама!» Потом его задело, осколком отрезало левую ногу, я остановился, перетянул своим ремнем культю и кричал всем, кто пробегал мимо нас: «Помогите мне, камарад, я не дотащу его один! Кто-нибудь, мы вдвоем донесем Пьера! Помогите! Вы, трусы, преступники, убийцы! Хоть один остановитесь! Только один! Пьер изойдет кровью! Мы можем его взять с собой. Камарад… Нужен только один из вас!» Но они бежали мимо, трусливые, думающие лишь о своей жизни. Они ударяли меня по рукам, когда я пытался задержать их, пинали меня, толкали, опрокидывали на землю и бежали по мне и Пьеру. Тогда я оттащил Пьера в воронку и оставался с ним, пока он не умер. Потом меня взяли в плен немцы. Война для меня была окончена. Но я не потерял свою совесть. Теперь вы понимаете меня, месье?

Боб Баррайс молчал. Не имело никакого смысла объяснять старику, что мораль – излишняя роскошь в жизни. У Гастона Брилье был череп мамонта, а вместо мозгов – обломки скал. Там не было пластичного, податливого материала, из которого можно было бы что-то лепить. Каждое новое слово было бы выброшено на ветер.

Он повернулся и вышел из каменной хижины. Гастон последовал за ним, накинув на плечи мешковатое пастушье пальто на подкладке.

Снаружи у машины стоял толстый трактирщик Жюль Беранкур, приподнявший свою меховую шапку, когда Боб приблизился. По деревенской улице, едва очищенной от снега, не спеша подходил жандарм Лафетт. На нем была длинная шинель и положенное по уставу кепи. Однако под ним вокруг головы был обмотан толстый шерстяной шарф. Боб остановился и оглянулся. Гастон стоял позади него.

– Это полицейский?

– Да. Луи.

– Вы выдадите меня?

– Я должен, месье.

– Тысячу франков в месяц, Гастон.

– А если дьявол предложит мне двести лет жизни…

– Тогда подождите до завтра, пожалуйста. Подумайте еще раз обо всем. Я приеду снова, завтра…

– Зачем, месье? Ничего не изменится. Но я, конечно, могу подождать до завтра. Хотя это и не имеет смысла. Счастливого пути, месье.

– Спасибо.

Боб Баррайс быстро прошел к своей машине, не обращая внимания на толстого Жюля, и уехал. Жандарм Лафетт поспешил подойти к дому Брилье, прежде чем тот ушел.

– Что ему было надо? – крикнул Беранкур.

– Да, что он здесь потерял? – громко спросил Лафетт. Гастон пожал широкими плечами:

– Хотел купить корову.

Жюль громко засмеялся:

– Но у тебя ведь нет скота!

– Вот именно. Сделка не состоялась. – Он повернулся и зашагал к своей хижине.

Знакомство Гельмута Хансена и Пии Коккони, которое, во всяком случае со стороны Пии, обещало протекать как боевые действия, уже через несколько минут свелось к тихому, мирному компромиссу.

Пия сначала пошла в наступление:

– Так это вы друг Боба? – С этими словами она подошла к столику Гельмута и сразу положила конец неторопливому, благодушному завтраку. Они были произнесены таким агрессивным тоном, что Хансену пришлось молниеносно соображать, как лучше успокоить разбушевавшуюся женщину. Ему не пришло ничего другого в голову, кроме как дружелюбно улыбнуться и подняться.

– Да, это я, – ответил он. – А вы, очевидно, и есть то таинственное создание в соседней комнате, которое кашляло и посылало меня к черту.

– В преисподнюю! Вы вели себя невозможно! – При этих словах Пия улыбнулась. Чарующее сияние появилось на ее лице – искушающее, как плод с дерева познания. – Вы мне крикнули, чтобы я убиралась.

– Как я мог предполагать, что вкус Боба стал вдруг таким безупречным? – Гельмут Хансен подождал, пока Пия села, и подозвал ожидавшего неподалеку официанта. – Что пьют в Монте-Карло в девять часов утра?

– Индивидуалисты заказывают томатный сок с водкой. Но можно и апельсиновый с поммери.

– И то, и другое. – Гельмут Хансен кивнул официанту: – Дважды. Будем супериндивидуалистами.

По крайней мере теперь воинственное настроение Пии начало улетучиваться. Невольно она сравнивала обоих мужчин – игра, таящая в себе опасность для женщин. Боб Баррайс – красавчик плейбой. Чувственный юноша с вкрадчивым голосом, сияющими глазами и неконтролируемой нижней частью тела. Бездельник, сибарит, пустобрех, спортсмен, для которого занятия сексом – что упражнения на лыжах, на моторной лодке, в гоночном автомобиле, одноместном бобслее или самолете. Золотая рыбка в мутной воде. Два ряда блестящих зубов, как у барракуды. Пустое место, полное шарма.

А теперь этот: Гельмут Хансен – мужчина. И этим все сказано, просто мужчина. Трезвомыслящий, всегда собранный, подкупающий своей сдержанностью, не боящийся уступить. Интригующий невидимой стеной, которой он отгораживается от всех каждым своим словом. Человек с интеллектом, а не утроба, набитая фразами. Руки с трудовыми мозолями.

Пия Коккони разглядывала его с нескрываемым интересом змеи, перед которой сидит незнакомое существо. «Он меня сожрет, или я могу съесть его? Кто сильнее? Кто первым бросится на другого?»

Сравнения стерли из памяти портреты Боба Баррайса и принца Орланда, а с ними и многие другие картины, умещавшиеся в огромном сердце Пии. Она улыбнулась с искренней радостью, когда Гельмут Хансен спросил:

– А где же Боб?

– Ему нужно сделать кое-какие покупки.

– Мы договорились пойти после завтрака на море.

– А кто нам мешает исполнить этот план?

– Никто. – Гельмут Хансен поднял рюмку с томатным соком и водкой, пожелал Пие здоровья и выпил залпом. Пия живо наблюдала за этой демонстрацией внутреннего пожара.

Хансену было ясно, что Боб уклонился от встречи и подослал Пию, чтобы самому спокойно предпринять какие-то меры. Страх перед разговором заставил его даже пожертвовать Пией Коккони. Какое бремя скрывал он под маской самоуверенности и развязности? Что толкнуло его на то, чтобы выставить перед собой, как щит, лучшее развлечение, которое сейчас можно было придумать? Ощущение Хансена, что Боб балансировал на тонкой доске над пропастью, усилилось. Было совершенно необходимо как можно быстрее вывезти Боба из Монте-Карло. Чутье не подводило дядюшку Хаферкампа, хотя их разделяло больше тысячи километров. Уж если кто-то из Баррайсов оказывался втянутым в скандал, он никогда не оставался в роли зрителя на обочине, а всегда был главным действующим лицом!

День выдался приятным. Как и было обговорено с Бобом, Пия повела свою жертву в «Писсин де Террас» и привела в полное замешательство Гельмута Хансена серебристо-белым купальником, в котором ее стройное тело напоминало рыбку. Вскоре они лежали на солнце в шезлонгах рядом друг с другом и держались за руки.

– Чем вы занимаетесь обычно весь день, Гельмут? – спросила она.

– Например, сдаю экзамен по машиностроению.

– И потому такие мозоли на руках?

– Машиностроение – это не то же, что гладить женщину по спине. Я сижу не только в аудиториях, я и в цехах вкалываю.

– У вас красивые, сильные руки, Гельмут.

– С мозолями.

– Совершенно новые ощущения для женщины. – Она повернулась к нему: – Поласкайте меня этими мозолями…

– Но, Пия…

– Ну пожалуйста. Я хочу это почувствовать. Вы стыдитесь? Ее тело вытянулось и изогнулось. Серебристая чешуя призывно переливалась.

– Поласкайте меня… пожалуйста… мои плечи, бедра, колени… я повернусь так, что никто не увидит, когда вы будете ласкать мои груди… О господи, да начинайте же наконец…

– Вы с ума сошли, Пия.

– Да, сошла! Вы разве еще не заметили? – Она засмеялась воркующе, как голубка. – Если бы вы положили свою руку на мое лоно, вы бы почувствовали, как оно трепещет. Ну что вы так на меня уставились? Так с вами еще не разговаривала ни одна женщина, не так ли? Но я не стыжусь, посмотрите – мне вообще не стыдно! Мне это нужно, чтобы жить. Болезнь? Нимфомания? Меня это не волнует! Я хорошо себя при этом чувствую! Посмотрите на других женщин вокруг. Похотливые кошки, жарятся на солнце, растопырив ноги, чтобы разогреться к вечеру. Они ничем не отличаются от меня, только отчаянные лицемерки. А я честная и говорю, что мне хочется. Гельмут, не портите этот прекрасный день…

Она откинулась в шезлонге, закрыла глаза и раздвинула ноги, когда его рука скользнула по ее плечу. Розовые губы вытянулись вперед, между ними сверкнули белые зубы.

– По грудям, – прошептала она.

Он нагнулся и крепко поцеловал ее в шею.

Вернувшись в Монте-Карло, Боб провел короткий телефонный разговор, поднялся к себе в номер и просил никого к нему не пускать.

Встреча с Гастоном Брилье вывела его из себя. Сознание, что он у кого-то на крючке, что его могут уничтожить или заставить плясать под чью-то дудку – и ему придется плясать, чтобы и впредь являть миру облик блестящего героя, – это сознание то приводило его к сомнениям, то бросало в ярость. На обратном пути, он это почувствовал, он не мог сконцентрироваться и в последний миг избежал двух аварий только благодаря своей быстрой реакции. Он поворачивал и обгонял в тех местах, где двухрядное движение было чистым самоубийством.

Прежде всего Боб пошел в душ, словно ему надо было смыть с себя этого Гастона Брилье, и стоял под холодной водой, пока не замерз. Потом завернулся в большую махровую простыню, лег в постель и начал звонить.

Повсюду, где богатство возводит свои крепости, находятся девушки, предназначенные быть рабынями. Их не нужно похищать, как в прежние времена в Нубии или Северной Африке, или вести ради них войну с сарацинами… Они приходят сами, предлагают себя, как рыбу или южные плоды, называют свою цену и дают приготовить из себя роскошное блюдо. Их жизнь сродни жизни прилежного красного муравья… они ползают по свету и тащат то, что им под силу.

Мариэтта Лукка, по прозвищу Малу, принадлежала к категории маленьких, дешевых подручных, играла роль закуски на накрытых столах, иногда была не более чем салатным листочком для украшения. Поэтому она была голодна, тщеславна и не теряла надежды стать хоть раз основным блюдом. Пределом ее мечтаний было иметь собственную маленькую квартирку и очутиться в постели промышленника средней руки. Для большой карьеры ей не хватало двух вещей: ума и хладнокровия. Но эти два врожденных свойства – дьявольское приданое для избранных дочерей…

– Привет, Малу, – произнес Боб, услышав в трубке голос девушки. Он звучал с готовностью, как голос продавщицы, надеющейся сбыть залежалый товар. – Как хорошо, что ты дома. Это Боб.

– Привет, Боб. – Голос Малу завибрировал. – У тебя есть что-нибудь для меня? Что, Пия Коккони исчезла?

– Нет, она здесь. – Боб Баррайс разглядывал потолок. Солнце рисовало на нем золотые кренделя, как будто копировало Ван Го-га. – У тебя есть время?

– Для тебя – всегда.

– Плохо идут дела?

– Совсем паршиво, Боб. Сезон еще не начался. А твои братья автогонщики привозят с собой своих девчонок. За всю неделю всего два приглашения, и те скучные. Два англичанина. Полночи курили трубки, пили чай и рассказывали о бегах. А что у тебя есть для меня? Вечеринка с гашишем? Танец с семью покрывалами? Или обалденная групповая пирамида?

– Ничего похожего. Ты одета?

– Нет, но могу…

– Одевайся и приходи в мой отель. Возьми с собой теплые вещи. Брюки, свитер, шубу.

– Мы что, будем играть в проводы зимы?

– Не задавай так много вопросов… приходи! Через полчаса отъезжаем.

– А сколько стоит дело?

Бизнес прежде всего. Тоже мне банковский сейф в трусах. Но Боб Баррайс знал цены.

– Две тысячи франков аванс. Если получится, премия еще в четыре тысячи.

– Целая куча денег, Боб. – Голос Малу потерял уверенность. – Надеюсь, это не с кнутом… и все такое… Я в таких делах не участвую. На это есть Констанца.

– Все нормально, детка. – Боб утешительно засмеялся. – Ему только шестьдесят девять лет.

– О Боже, а переживет он это?

– Надеюсь, что нет. – Боб повесил трубку и сладко потянулся. – Надеюсь, что нет… – повторил он. – Таким способом можно смягчить и камни.

Гастон Брилье не привык, чтобы в темноте кто-то стучал в его дверь. Когда ночь опускалась на Лудон, все погружалось в сон. Спали и люди и звери. Может быть, именно поэтому люди в Лудоне жили в среднем по девяносто лет и панихиды были большой редкостью, даже праздником.

Внутри каменной хижины послышались покашливание и шаркающие шаги. Сквозь щели в грубо сколоченных ставнях показался свет. Поеживаясь от холода и с явным страхом Мариэтта Лукка натягивала на себя шубу.

– Не забыла, как все должно произойти? – прошептал Боб из темноты. Малу кивнула.

– Да, Боб. Черт возьми, мне страшно…

– Это не опасно ни на секунду. Я буду за дверью.

– А если он меня действительно…

– Вынесешь! Шесть тысяч франков, куколка…

–, Старый, вонючий крестьянин…

– Тебе не нюхать его надо, а вскружить ему голову. – Боб прижался к шероховатой каменной стене. – Идет. Покажи, на что ты способна, Малу…

Гастон Брилье отворил тяжелую дверь. Но, прежде чем он успел хоть что-то спросить, кто-то юркий в меховой шубе прошмыгнул мимо него и остановился лишь перед огромной старой кроватью. Там незнакомое существо захихикало, сбросило шубу, и Гастон понял, что это была девушка. Он захлопнул дверь, протер обеими руками глаза и неуклюжей медвежьей походкой пошел к печке.

– Мадемуазель, – произнес он. – Нет, вы только подумайте! Кто вы? Откуда? Стойте! Что вам надо на моей постели? Остановитесь, мадемуазель…

Малу начала раздеваться. Сначала брюки и свитер, теперь были сброшены лифчик и пояс для чулок. Она осталась только в прозрачных нейлоновых трусиках, сквозь которые просвечивал черный треугольник. Гастон глазел на девушку, на ее полную красивую грудь, линию бедер, на эту ослепительную наготу, которую он видел в последний раз вот так откровенно, в натуре тридцать девять лет тому назад.

– Вы что, рехнулись, мадемуазель? – спросил он резко. – Нет, вы только подумайте! Ваша одежда промокла? Вы хотите просушить ее? Я сейчас освобожу веревку. Возьмите простыню и завернитесь. Виданное ли это дело?

Он подошел к Малу, чтобы помочь ей стащить простыню с матраса. Но, когда расстояние между ними составляло около метра, она вдруг начала кричать, громко и пронзительно, как сирены в войну, когда в небе появлялись немецкие самолеты.

– Что с вами, мадемуазель? – воскликнул Гастон дребезжащим голосом. – Вам больно?

Его наивность расторгала Малу, но она продолжала кричать, поскольку за внеслужебные чувства деньги не платят. На глазах у потрясенного Гастона она разорвала свое белье, повалилась на кровать и дико задергала ногами. Обеими руками, как щитом, она закрывала промежность.

За Гастоном с грохотом раскрылась дверь. Он обернулся, пригнулся и выставил вперед кулаки. Посреди комнаты стоял Боб Баррайс, на лице которого красноречиво были написаны возмущение и отвращение.

– На помощь! – кричала Малу позади Гастона на кровати. – Боб! Боб! Он сорвал с меня одежду и хотел меня… О Боб! Это было ужасно, он был как зверь… – Потом она заплакала. Ей это удалось замечательно. Ее обнаженное тело буквально сотрясалось от рыданий.

– Ах вы скотина! – произнес Боб угрожающе тихо. – Гнусная скотина! Череп бы вам раскроить…

Гастон Брилье ничего не понимал. Он добрел до печки, искоса поглядывая то на чужую голую девушку, то на Боба. Потом он покачал головой, беспомощно и почти по-детски.

– Я ее вовсе не знаю. Что вы хотите от меня, месье? Вбегает, раздевается…

– Вы хотели изнасиловать мою невесту! – закричал Боб. – Где Лафетт, жандарм? Позвать полицию! Развратник, нападает на девушек, как волк!

– Я не знаю ее! – неожиданно заорал Гастон. До него начало доходить, что эта ситуация набрасывает ему удавку на шею. – Я клянусь вам, месье…

– Швырнул меня на кровать с нечеловеческой силой. И вот… вот… вот… – Малу высоко подняла разорванное в клочья белье. – Как зверь…

– Мозги бы вам вышибить! – кричал Боб Баррайс. И он в совершенстве владел своей ролью. – Оставайся как есть, Малу! Я приведу жандарма! Через несколько минут.

– Месье! – глухо воскликнул Гастон. – Я ничего не делал! Клянусь вам… – Он, шатаясь, прошел по комнате, опустился на деревянную скамью и тупо уставился перед собой. Малу забралась в самый дальний угол огромной постели.

– Не оставляй меня одну, Боб! – лепетала она. – Пожалуйста, подожди минутку. Я пойду с тобой…

– Нет, ты останешься! Ты – вещественное доказательство! – Боб поднял десять пальцев. Малу со вздохом опустилась и скрестила руки перед грудью. «Десять тысяч франков. Не бойся, душечка! Десять тысяч франков. Десять тысяч. Ты сможешь начать новую карьеру. Маленькая квартирка, новые платья. Ты будешь на ступеньку выше на лестнице, ведущей в рай. Подави свой страх, моя куколка…»

Минут через десять Боб вернулся. Вслед за ним в хижину вошел Луи Лафетт и сразу же оценил ситуацию. Гастон все еще тупо сидел на лавке, как неподвижная колода, и пытался защитить себя одной и той же фразой:

– Я ничего не сделал, верьте мне!

– Гастон! – официально произнес Лафетт. Брилье поднял голову. Глаза его были вдвое больше обычного. Вся скорбь гибнущего мира кричала из них, но никто не заметил этого, и меньше всех Лафетт. Впервые за пятнадцать лет здесь наконец что-то произошло. Он мог составить протокол, вести допрос, послать донесение в Бриансон: В Лудоне арестован мужчина, который хотел изнасиловать молоденькую невинную девушку. И это в Лудоне! Это был случай, который Лафетт не выпустил бы из рук, даже несмотря на полные мольбы медвежьи глаза Гастона. – Итак, ты затащил девушку в кровать? – энергично задал вопрос Лафетт. Гастон вздрогнул и закрыл руками голову.

– Ничего я не делал! Ничего! Луи… Ты же меня знаешь!

Жандарм Лафетт, пожалуйста. Знаю я тебя или нет, не играет роли. Мадемуазель лежит голой в твоей кровати. Не хочешь же ты утверждать, что она сама туда забралась?

– Именно так, Луи. Так и было.

– Я убью его! – скрипел зубами Боб Баррайс. – Жандарм, моя невеста из хорошего дома! Невинна! Запишите, пожалуйста: девственница! А этот пес срывает с нее одежду…

В Гастоне вдруг что-то сломалось. Он завопил, бросился к печке, выхватил полено и швырнул его в Боба. Снаряд просвистел рядом с его головой и с грохотом ударился о стенку. Если бы он попал в голову Боба, она разлетелась бы, как от удара топором.

– В Бриансон! – кричал Гастон. – Я требую справедливости! Я поеду в Бриансон! Я ничего не делал! Абсолютно ничего! Там мне поверят!

Он схватился за голову, настолько честную, что она не могла постичь этой игры, потом рванулся, оттолкнул в сторону Лафетта и Боба и выбежал из дома.

– Задержать! – завопил Боб. Он подтолкнул Лафетта, который продолжал спокойно стоять и лишь поправил съехавшее кепи. – Он уйдет от нас. Делайте же что-нибудь! У вас есть оружие?

– Да. А для чего?

– Предотвратите его бегство! Он насильник!

– Но он же хочет в Бриансон…

– И вы этому верите?

– Да.

– А у него есть машина?

– Старый мотоцикл. Вот… слышите?

Снаружи в хижину ворвалось громкое тарахтенье, Лафетт ухмыльнулся. Малу начала одеваться. Лафетту не бросилось в глаза, что в кармане шубы у нее нашлось новое белье, которое обычно не носят с собой, тем более в таких местах.

– Он не уйдет от нас, – сказал Лафетт. – Я сейчас позвоню комиссару в Бриансон, и когда он подъедет к участку, его арестуют.

– Я поеду за ним! – Боб Баррайс схватил Малу за руку и потащил ее из хижины. Гастон как раз отъезжал, черная туша на двух подпрыгивающих колесах. – Вот он! Я не выпущу его из виду, жандарм! Я дам свои показания комиссару.

– Не забудьте упомянуть мое быстрое вмешательство, месье! – крикнул Лафетт и помахал обеими руками.

Боб помчался к своему «фиату», втолкнул в него Малу и начал преследование Гастона в бешеном темпе.

Эта поездка напоминала ночь с Лутцем Адамсом. Дорога, покрытая ледяными выбоинами, пустынная, холодная ночь, прорезанная лучами фар, в свете которых теперь подпрыгивал мотоцикл Гастона Брилье. Серпантины. Крутые виражи. Скалы, увешанные сосульками. Гастон гнал, как безумный. Он брал крутые повороты, балансировал на краю пропасти и наклонялся, как загнанный зверь, когда фары Боба настигали его. Это была настоящая травля, безжалостная охота, езда наперегонки со смертью. Малу этого не понимала, вцепившись в ручку, она зажмуривалась, когда очередной поворот летел на нее.

– Да, водить ты умеешь, черт побери! – произнесла она один раз. – Но старик тоже шпарит, как дьявол!

Гастон мчался к долине в лучах фар. Насколько загадочной была для его разума голая девушка тогда у него в доме, настолько ясно он осознавал ситуацию теперь.

Жизнь будет спасена, если он доберется до дороги на Бриансон. «Он меня не задавит, – думал Гастон. – Нет, этого он не посмеет. И сбить он меня не посмеет, девушка рядом с ним. Она моя защита, моя жизнь… Господи, помоги мне выжить…»

Боб приблизился к мотоциклу на два метра. Гастон лежал на руле, как будто своим весом хотел вдавить колеса в дорогу. «Еще десять минут, самое большее – десять минут, и я спасен. Я забуду фамилию Баррайс, клянусь вам. Я ее никогда не слышал! Я никогда не видел горящую у скалы машину. Я никогда не слышал, как кричал человек. Я лежал в своей постели и спал, как обычно».

Крутой вираж. Дорога, покрытая льдом, сверкающим в лучах фар как хрусталь. Рядом обрыв. Четыреста метров скал.

Гастон Брилье нажал на газ, стремительно взял поворот, не вписался в него и вылетел в ночное пространство. Завис на секунду мигающей точкой в темноте, обрушился вниз и исчез в глубине. Лишь его страшный вопль висел в холодном воздухе, как замерзшая капля.

Боб Баррайс осторожно затормозил и подъехал к краю пропасти. Странное, неведомое ощущение разлилось по всему телу и снова захватило дух.

Умирает человек. С криком.

Он сжал ноги и закусил нижнюю губу. Рядом плакала Малу, потерявшая от ужаса дар речи.

– Это был несчастный случай, – хрипло произнес Боб. – Ты сама видела.

– Да. – Ее рука дрожала, как под ударами тока, когда она обняла его. – Бедный старик…

– Ты с ума сошла, Малу! Что это значит?

– Я тоже виновата.

– Выброси эти глупости из головы! Никто не мог предположить, что он помчится ночью, как сумасшедший. – Боб осторожно развернулся на узкой дороге и вновь поехал в гору.

– Куда же ты едешь? – спросила Малу.

– Назад, в Лудон. Доложить о несчастном случае. В конце концов, мы единственные свидетели.

Наутро Гастона вытащили из ущелья. Он не был изуродован, просто сломал себе шею. Крестьяне Лудона выставили его тело в церкви, хоть он и стал на старости лет насильником. Но Бог ведь покарал его за его преступление и бессовестную ложь. Так, во всяком случае, считали лудонские крестьяне, а Боб Баррайс приобрел для него гроб, какого наверняка не видели в Лудоне последние сто лет: с модным Христом на выпуклой крышке.

Но этого Боб уже не увидел. Когда Гастона Брилье клали в гроб, он летел в Германию. Боб был полон решимости избегать несколько месяцев Монте-Карло и наслаждаться жизнью в других местах.

Баррайсовская «Сессна», мирно жужжа, перелетала через Альпы, когда Боб заговорил с Гельмутом Хансеном, отодвинув газету, которую тот читал.

Прошедшие часы были немногословными. Когда Боб утром после драматической ночи появился в гостинице, Гельмут Хансен уже позавтракал и ждал его.

– Через час мы летим во Вреденхаузен, – сказал он без предисловий, опередив пышные приветствия Боба. – Губерт Майер ждет нас на аэродроме в Ницце.

– Есть! – Боб Баррайс сел. – Будет ли мне отпущено время, чтобы съесть бутербродик?

– Не говори глупостей! – . А чашку чая?

– По мне, так можешь выпить весь чайник! Хотел тебе только сказать, что звонил дядя Тео и стучал кулаком по трубке. Сегодня после обеда похороны Лутца.

Боб опустил голову.

– Надеюсь, от меня не требуется, чтобы я в этом участвовал?

– Ты должен хотя бы пожать руку его отцу.

– Лутц сам виноват в своей смерти.

– Возможно. Но это не причина, чтобы не проводить его в последний путь. Ты будешь готов через час?

– Конечно. Но сначала я должен заказать еще один гроб.

– Один… что? – Хансен, не веря, посмотрел на друга.

– Гроб для крестьянина Гастона Брилье. Я был свидетелем несчастного случая с ним.

– И это так безумно тронуло твое сердце, ангел мой?

Боб вскочил и вышел. Хансен задумчиво посмотрел ему вслед. Он не имел ни малейшего представления о том, что случилось прошедшей ночью, где был Боб, почему он бросил, как петлю, ему на шею Пию Коккони. После смерти Адамса вокруг Боба Баррайса был какой-то туман. Гроб. Кто такой Гастон Брилье? Откуда Боб знал его? Почему он стал свидетелем его смерти? Именно он?

Это были вопросы, на которые легче было получить ответ во Вреденхаузене, чем здесь, в Монте-Карло.

Через два часа они действительно поднялись в воздух. Губерт Майер, пилот Баррайсов, взял новый курс: через долину Роны. Здесь светило солнце, высота облаков 3000 метров.

Гельмут и Боб сидели молча рядом в вибрирующей машине, пока Боб не вырвал у друга газету.

– Хватит читать, черт возьми, скажи что-нибудь! – проворчал он при этом.

– Газеты очень интересны.

– Это что-то новое в тебе.

– Они безумно интересны, когда знаешь правду о том, что они пишут.

Боб Баррайс глубоко втянул воздух носом.

– Что ты знаешь?

– Не бывает ситуации, в которой не действовал бы закон центробежной силы.

– Поцелуй меня в задницу со своей центробежной силой. – Боб откинулся в мягком кресле. Под ними проплывали первые высокие вершины Альп, напоминающие скульптуры из снега, позолоченные солнцем. Если их вот так нарисовать, вышел бы китч. Но как многое в человеческой жизни не что иное, как пошлость и безвкусица!

– Именно так! – Гельмут Хансен сложил газету. – Именно задницей ты бы летел на скалу, а не вбок, на дорогу. Кроме того, ты сидел справа…

– Как так?

– Если Лутц был за рулем.

– Естественно.

– Но ты выпал из машины слева! Кроме центробежной силы, отказала еще и сила тяжести. – Хансен смотрел в окно, чтобы не видеть Боба. – Хотя крыша и не отлетела, ты, значит, сделал сальто через Лутца и вылетел слева. Высокое акробатическое и физическое достижение. Особенно в такой низкой машине, как «мазерати»…

Боб хранил молчание. Он смотрел в затылок Хансену и тихо скрипел зубами.

– Ты мне друг? – спросил он. Хансен медленно кивнул.

– Да. Разве я стал бы иначе тебя забирать?

– Ты когда-то спас мне жизнь.

– Это было давно.

– И тем не менее ты виноват в том, что я живу.

– Можно и так сказать.

– Ты виноват в том, чем я стал! Если бы тогда ты дал мне утонуть…

– Прекрати идиотизм, Боб!

– Ты спал с Пией?

Хансен помедлил, потом жестко сказал:

– Да.

– Она была моим завоеванием.

– Я знаю, Боб. Но ты навязал ее мне черт знает зачем!

– Может, черт действительно знает? Теперь мы квиты.

– У тебя не было долгов.

– Нет, единственный по отношению к тебе. Моя жизнь! Ты дал ее мне… а теперь ты взял то, что принадлежало мне. Ничья. Мне больше не нужно восхищаться тобой.

– Если ты это когда-нибудь делал, то был большим дураком.

– Это позади. Теперь мы на равных. И я дам тебе в морду, если ты еще раз заговоришь о своей кретинской центробежной силе. Это ясно?

– Во всяком случае, наглядно. – Гельмут Хансен повернулся к другу. У Боба были холодные глаза убийцы. – Мы действительно должны поговорить друг с другом. Наедине. Может быть, это будет вторым спасением жизни.

– Как священник! Ей-богу, как священник! – Боб оглушительно захохотал и вскочил. – Я пойду к Майеру в кабину. Меня тошнит от этого нравоучительного тона! Я пойду блевать! Бле-вать! Как святой онанист-моралист…

В 14 часов, точно, как было доложено по радио, «Сессна» пошла на посадку на фабричном аэродроме. Боб Баррайс сидел рядом с пилотом на запасном сиденье и глядел на приближавшуюся землю. Две темные точки увеличивались в размерах и приобретали очертания.

– Дядя Теодор, – произнес Боб с ядовитым сарказмом. – И доктор Дорлах, семейный адвокат. Ворота темницы Вреденхаузена открыты. Туда преступника – и решетку на запор! А сверху табличку: «Не кормить – кусается!» Майер, разворачивайтесь и полетим в Гамбург!

– Не получится. Горючего не хватит. – Пилот выпустил шасси, закрылки повернулись. Машина запрыгала по бетонной дорожке, пропеллеры вращались все медленнее, двигатели были заглушены. Прямо перед дядей Хаферкампом и доктором Дорлахом «Сессна» остановилась. Боб первым выбрался из самолета.

– Наконец-то ты явился, – произнес дядя Теодор без обиняков. Тот, кто правит в семействе Баррайсов, может не утруждать себя лишними приукрашивающими словами. Да и мало тут красивого. – Через час – похороны. Дело может обернуться скандалом. Старый Адамс непременно хочет произнести у могилы сына речь! Ты имеешь представление, что он замышляет? Мальчик, скажи здесь, сразу, у нас еще есть время, целый час. Доктор Дорлах сможет урегулировать.

– Он будет толковать о центробежной силе, – сказал Боб с горечью. – Ее проходят даже в народной школе…

Он оставил Хаферкампа и Дорлаха и один зашагал по летному полю. Руки в карманах, плечи приподняты, слегка волоча левую ногу. Это было заметно впервые.

Дядя Теодор надел свою шляпу и посмотрел на доктора Дорлаха, ища поддержки.

– У мальчика в голове полная неразбериха, – сказал он ошеломленно. – Разве я не говорил: у него проблемы! Доктор, мы должны его защитить. У меня такое ощущение, что эта проклятая автогонка прошла по хребту Баррайсов.

Доктор Дорлах тяжело вздохнул.

– И у нас всего час до похорон…



3

Два прошедших дня разбили Вреденхаузен на два лагеря. Как это бывает в небольшом городке, большинство населения которого зависит от одного-единственного большого предприятия, люди остерегались высказывать свое мнение.

Зависящие от жалованья – хорошее обозначение современного рабства! – рабочие и служащие, получавшие свой конверт с деньгами каждый месяц с новым изречением Теодора Хаферкампа на бланке с расчетом, притворялись глухими и воздерживались от каких-либо высказываний. Быть может, этому способствовал и последний афоризм: «Довольный человек купается в солнечных лучах, но не жалуется на жару». Если спрашивали того, кто зарабатывал свои сдобные булки на фабрике Баррайсов: «Скажи честно, что ты думаешь об этой аварии на автогонках?» – он втягивал голову в плечи и самое большее мямлил что-то вроде: «Ну да, конечно…»

Задумывались об этом все, но немногие рассуждали вслух. «Надо бы отобрать у паразита водительские права», – говорили тогда. Или: «Странно, что полиция так быстро закрывает дела!» А второй врач Вреденхаузена высказал неосторожное замечание: «Достаточно ли тщательно произвели вскрытие трупа?»

Но подобные разговоры допускались лишь в самом тесном кругу, среди лучших друзей. И только врач высказался громко, на людях… Уже на следующее утро ему позвонил адвокат доктор Дорлах и задал коварный вопрос:

– Дорогой доктор, для составления научно-производственной таблицы нам нужны некоторые сведения. Вы можете в ближайшие дни указать, сколько больничных листков вы выдали в нашей заводской больничной кассе?

Врач понял намек. Практиковать во Вреденхаузене и не лечить рабочих баррайсовских предприятий означало жить изгоем. Так под незамутненной поверхностью благополучного Вреденхаузена, подобно никому не заметной болезни, медленно расползались сплетни и подозрения.

И только один человек осмеливался открыто нарушать спокойствие и порядок во Вреденхаузене: старый Адамс, отец погибшего Лутца. Ему нечего было терять, он не зависел от фабрики Баррайсов и был тем камнем на дороге, о который дядя Тео все время спотыкался и который никто не мог убрать.

Предложенные ему деньги показали старому Адамсу, что яблоко, которое ему надлежало съесть, было с гнильцой и он должен был проглотить его за десять тысяч марок – денежное возмещение за испорченный желудок. Всю ночь старик не ложился, перебирал в памяти жизнь своего погибшего сына, вытащил старые фотоальбомы и разглядывал влажными от слез глазами маленькие любительские карточки.

Вот Лутц в плетеной корзинке, ему три дня. Лутц в коляске. Первые шаги. Первая встреча с собакой. Лутц на Северном море, строит крепость из песка. Лутц-первоклассник. Лутц – победитель на молодежном спортивном празднике. Лутц на уроке танцев. Лутц-вратарь.

Фотографии… Вехи короткой жизни, каждый час которой был окружен любовью. Любовью старого Адамса. Его гордостью, его счастьем, отцовскими надеждами на будущее.

На следующий день в Дюссельдорфе приземлился грузовой самолет с гробом. Похоронная фирма «Якоб Химмельрайх и сын» из Вреденхаузена встретила тело Лутца Адамса в цинковом гробу и поместила его в нормальный дубовый, поскольку это было более красиво и торжественно. Эрнст Адамс стоял неподалеку, когда гроб выносили из самолета. На обратном пути он сел в машину, примостился на деревянном чурбачке у изголовья гроба и тихо разговаривал с сыном.

Якоб Химмельрайх сначала возражал против этого, но, увидев немой взгляд старика, сосредоточивший всю силу его упрямства, лишь пожал плечами и оставил Эрнста Адамса в покое.

– Он так свихнется, – сказал глава фирмы тихо водителю, когда они громыхали по автобану. – Сидит себе и разговаривает с крышкой. Да уж, какой шок для него. Единственный сын. И на каких-то вшивых гонках, ради несчастного кубка…

Больше Якоб Химмельрайх ничего не сказал, поскольку семьдесят процентов его клиентов работали раньше на предприятиях Баррайсов. А в соседнем городке Бургфельде существовала конкурирующая похоронная фирма Шмитца…

– Мальчик мой, – сказал старый Адамс и положил обе руки на ту часть гроба, под которой должно было лежать лицо Лутца. – Никто не знает, как это случилось, и никто не будет дознаваться. Лишь один я знаю, что ты не мог ехать как сумасшедший. Ты всегда был осторожен, мой мальчик. Ты боялся скоростей, но не хотел выглядеть трусом. Он довел тебя до смерти, этот черт Баррайс, этот бездельник с барскими замашками, этот дьявол в костюме, сшитом на заказ! Ты уже ничего не можешь сказать, Лутц, но я чувствую правду… я ее чувствую, сынок, и я ее выкрикну, когда придет время…

Эрнст Адамс один нес почетный караул в кладбищенской часовне. Два могильщика ему не мешали, наоборот, они принесли ему бутерброды, а вечером – большую горячую колбасу, поставили около гроба два термоса с кофе и рассказали обо всем, что между тем произошло во Вреденхаузене.

Ведомство, отвечающее за порядок, сначала не могло прийти к единому мнению, допустимо ли близкому родственнику бодрствовать в ночном карауле в часовне. В правилах никаких соответствующих комментариев не нашли и решили смириться. Доктор Дорлах, дальновидный адвокат Баррайсов, пытался предотвратить эту молчаливую демонстрацию старика, о которой вскоре шептался весь Вреденхаузен. Но ему не за что было уцепиться: почему бы отцу не стоять в карауле у гроба своего сына?

– У государственных деятелей это даже принято, – вымученно произнес бургомистр. – Почему в нашей демократической стране в почетном карауле не может стоять отец?

О самих похоронах Эрнст Адамс вообще не беспокоился. Все организовал Теодор Хаферкамп. Он купил красивый участок в лучшей части кладбища, под сенью высоких вязов и берез, заказал священника и органиста, организовал почетные делегации от спортивного общества и автоклуба, певческого кружка и студенческой общины. Он поместил объявления в газетах и напечатал некрологи, а поскольку Теодор Хаферкамп обожал сентенции, объявлениям он предпослал девиз: «Бог дает и берет… Все мы в Его власти».

Когда могильщики показали бодрствующему Эрнсту Адамсу газету с этим объявлением, он горько засмеялся, скомкал ее и швырнул под гроб.

Участие жителей в траурном событии было небывалым для Вреденхаузена. Венков и цветов было такое множество, что скоро не было видно ни гроба, ни старого Адамса, сидевшего на табуретке у изголовья. То, что никто не осмеливался произнести вслух, красноречиво выразили цветы. Тео Хаферкамп, который при поддержке доктора Дорлаха сам донес свой огромный венок до кладбищенской часовни, правильно истолковал это море цветов. Еще раз он попытался проникнуть в окаменевшую душу старого Адамса. Он протиснулся сквозь венки к сидящему старику и деликатно кашлянул. Адамс поднял голову.

– Мы должны научиться сносить удары судьбы, – произнес Хаферкамп охрипшим голосом. – Когда семь лет тому назад скончалась моя любимая жена…

– У нее был рак, – прервал его Адамс. Хаферкамп кивнул.

– Страшная кончина. Но я сказал себе: жизнь должна продолжаться…

– У Лутца не было рака. Он был абсолютно здоров. Он умер ни за что! Ни за что! Или вы называете тщеславие, безумное, ослепляющее, нелепое тщеславие достоинством?

– Не в прямом смысле, – ушел от ответа Хаферкамп.

– Вы бы отдали свою жизнь за никому не нужный серебряный кубок?

– Я не знаю. В молодости для меня было делом чести завоевывать непокоренные горные вершины! Каждый человек стремится к почестям, к выдающимся достижениям, к чему-то особому! Здесь это было авторалли. Если бы все рассуждали так, как вы, Адамс, не было бы рекордов, прогресса, будущего. Человек всегда хочет знать, где пределы его возможностей… так повелось веками, и все больше эти границы отодвигаются в сферу чрезвычайного. Тут уж ничего не поделаешь.

Эрнст Адамс молчал. Потом он посмотрел в глаза Тео Хаферкампу.

– Как это случилось?

– Мы располагаем заключением полиции…

– Оно построено на показаниях вашего племянника.

– Но Роберт и был единственным свидетелем.

– Выжившим…

– О Господи, вы хотите упрекнуть его в этом, Адамс? Он должен был тоже сгореть, только ради дружбы? Это уж слишком!

– Кто вел машину?

– Ваш сын…

– По словам вашего племянника.

– Вы этому не верите?

Эрнст Адамс молчал. Он посмотрел на гроб и положил руки на изголовье. Это выглядело трогательно, и Хаферкамп почувствовал искреннее волнение. «Лучше бы я никогда не женился на девушке из этой семьи, – горько подумал он. – Но Анжела Баррайс была тогда богатой симпатичной девушкой, была совладелицей семейного предприятия, а я – всего лишь бедным инженером, который во времена большой немецкой безработицы после первой мировой войны сбился с ног в поисках работы. Когда я познакомился с Анжелой Баррайс, на ней было белое кружевное платье и она была так по-детски наивна… и так богата. В браке с Анжелой я никогда не раскаивался, но это семейство Баррайсов я проклинал каждый день! И вот теперь я его глава, его отполированный щит и одновременно меч, который должен отвести от него все, что бросает тень на честь семьи, даже если это правда. Тошнотворная жизнь… несмотря на все миллионы, на которых сидишь как курица-наседка».

– Адамс, – сдавленно произнес Хаферкамп, – после похорон мы вдвоем спокойно поговорим обо всем. Но вашего сына ничто не вернет, ни скорбь, ни ненависть! Эта глава вашей жизни закончена. Это ужасно, но ничего в жизни нельзя повернуть вспять. Удары судьбы неотвратимы. Пойдемте, побудьте какое-то время со мной. Мне не выпало счастье быть отцом мальчика, но я понимаю ваши чувства.

– Вы никогда не сможете этого понять, господин Хаферкамп.

– Чего вы хотите, Адамс? Отомстить Роберту? За что отомстить?

– Я хочу у него при всех узнать правду.

– То есть вы хотите скандала?

– Разве правда – это скандал?

– Вы хотите атаковать Роберта во время церемонии погребения?

– Я только спрошу его. Разве отец не имеет на это права? Мой сын, – он постучал рукой по гробу, – оставил мне много нерешенных вопросов. А теперь идите, господин Хаферкамп, пожалуйста, мне осталось провести с моим мальчиком лишь несколько часов. И я хочу использовать их…

Сбитый с толку и крайне обеспокоенный, вышел Хаферкамп из кладбищенской часовни. Доктор Дорлах поджидал его снаружи и курил маленькую сигару. Увидев расстроенное лицо Хаферкампа, он серьезно кивнул:

– Старик хочет поднять шум, не так ли?

– Он прав, доктор.

– И это говорите вы?

– Я не только глава фирмы, но еще и человек. Об этом слишком часто забывают!

– И что же теперь будет?

– Нельзя пускать Роберта на кладбище. Он не должен присутствовать на похоронах. Когда он приземлится на нашей «Сессне», его нужно держать дома взаперти. То, что произойдет после погребения, состоится при закрытых дверях. – Тео Хаферкамп вытер лицо большим белым платком. – Доктор, а что вы думаете об этой катастрофе в Приморских Альпах?

– Я адвокат Баррайсов, и этим все сказано, – уклончиво ответил доктор Дорлах.

Хаферкамп сердито кивнул.

– Тоже мне ответ! – проворчал он и быстро зашагал к своей машине.

Тот, кто знал Боба Баррайса, – а уж дядя Тео должен был бы его знать, – тому было ясно, что Боб никогда не уходил от ссоры и не прятался там, где пахло скандалом. Похороны Лутца Адамса обещали стать именно такой шумихой, таким шоу, которое Боб не собирался пропускать, даже если его предостерегали дядя Тео, Гельмут Хансен, доктор Дорлах, его бывшая няня, а ныне экономка Рената Петерс, и даже его мать.

– Что вы от меня хотите, черт бы вас побрал?! – кричал он, обращаясь сразу ко всем. – Ежедневно происходят тысячи несчастных случаев! Нечего драматизировать это дело! Со стариком я уж как-нибудь справлюсь. Вечно никто не живет, в том числе и Лутц Адамс!

Хаферкамп проигнорировал последнее замечание с удивительным презрением. Вместо этого он спросил:

– И у тебя нет чувства вины?

– Ни малейшего! – Боб Баррайс не спеша пил виски из высокого стакана. Он облокотился о мраморный камин в большом салоне виллы Баррайсов, на нем уже был черный траурный костюм. – Если бы я так быстро не среагировал, сейчас бы стояли два гроба в часовне!

Он искоса посмотрел сквозь стакан на Гельмута Хансена. «Если он сейчас опять выступит со своим идиотским замечанием насчет центробежной силы, я запущу ему стаканом в голову, – подумал Боб. – Никто ничего не сможет доказать. Лутц застрял на сиденье водителя, когда он горел. Значит, он и вел машину. Это так же логично, как то, что становишься мокрым, войдя в воду. Существует ли лучшее доказательство, чем официальный протокол?»

На короткое мгновенье он вспомнил крестьянина Гастона Брилье и Мариэтту Лукка по прозвищу Малу, которая оказалась такой потрясающей актрисой. «В следующий свой приезд в Монте-Карло я пересплю с ней и подарю ей тысячу франков, – решил Боб. – Чем более пылкой будет ее благодарность, тем надежнее ее молчание».

Он мечтательно улыбнулся, что придало его лицу сходство с ангелом, и допил виски.

Земля круглая, прекрасная и в полном порядке. Только нужно знать, как поддерживать этот порядок.

Поскольку никто в семействе Баррайсов не мог уклониться от поездки на кладбище, все, повздыхав, уселись в три черные машины и поехали на траурную церемонию.

Никому нельзя поставить в упрек сочувствие, и его нельзя рассматривать как провокацию – с этими логичными доводами на кладбище собрался почти весь Вреденхаузен. Это были самые многолюдные похороны за последние годы. Даже старый Баррайс не собрал такого скопления народа. Кладбище было черно от людей… С самолета можно было бы подумать, что муравьиное войско отправилось в поход. Чтобы предотвратить скандал, Хаферкамп лишь намекнул о своей обеспокоенности городскому управлению. Намеки с баррайсовских предприятий понимались сразу. Городской совет во главе с бургомистром в полном составе стоял у могилы, оба могильщика были облачены в зеленую униформу, которую извлекали из шкафа только для особо торжественных процессий или когда умирал священник.

В машине Тео Хаферкампа на заднем сиденье расположился доктор Дорлах. Рядом с ним со сложенными на коленях руками – Матильда Баррайс. Боб уже прибыл на своем красном спортивном автомобиле и сейчас как раз вылезал из него, попав сразу под обстрел сотен пар глаз. Он остановился у машины, облокотившись на нее, и ждал, когда выйдет дядя Тео. Во втором автомобиле приехали Рената Петерс, садовник и два студента из общины. В третьем – Гельмут Хансен и два представителя автоклуба. Хансен заезжал по дороге на вокзал, чтобы кого-то встретить. Боб от удивленья даже слегка пригнулся, когда увидел выходящую из машины Хансена юную, длинноногую, стройную девушку. Ее белокурые волосы развевались на ветру и закрывали лицо, словно вуалью.

Хаферкамп подбежал к своему племяннику. Гроб еще стоял в часовне. Из ее открытых дверей доносились звуки органа – прелюдия Баха, выбранная Хаферкампом. Бах всегда хорош и торжествен. Тот, кто послушает Баха, уже не сможет быть революционером.

– Не выставляй себя напоказ так провокационно! – зашипел Тео на Боба. – Это тебе не вечеринка, а чертовски грустный день! Если уж у тебя вместо сердца кусок дерьма, сделай хотя бы траурное лицо. От тебя этого ждут!

Боб Баррайс цинично улыбнулся. Потом он напустил на себя скорбную мину и сразу постарел на несколько лет. Тео Хаферкамп пораженно уставился на племянника.

– Высший пилотаж, – проговорил он, заикаясь. – Во всяком случае, притворяться ты умеешь виртуозно.

Боб пожал плечами, отделился от своей красной машины и встал рядом с Хаферкампом. Медленно и размеренно продвигались они, истинные хозяева Вреденхаузена, сквозь толпу молчаливых людей – на семьдесят процентов зависящих от жалованья – к могиле. В море людей образовался проход, и Хаферкамп, разбиравшийся в литературе, невольно вспомнил «Вильгельма Телля»: «По этому ущелью он поедет…» Где был Телль – Эрнст Адамс? В какой засаде сидел и ждал своего часа, чтобы выстрелить в Геслеров– Баррайсов?

У могилы члены городского совета и бургомистр поприветствовали Баррайсов. Потом все проникновенно замолчали, так как от часовни приближалась процессия с гробом.

Впереди шел священник, за ним делегация с флагами. Шестеро молодых мужчин в белых шлемах несли тяжелый дубовый гроб. Все выглядело торжественно, даже красиво. Это была хорошо продуманная церемония.

За гробом шел один Эрнст Адамс.

Никого не было рядом с ним, даже от поддержки священника он отказался. Одиноко вышагивал он за своим мертвым сыном в старом, поношенном, лоснящемся костюме, с обнаженной головой и не сводил глаз с гроба. Жители Вреденхаузена смотрели на него, как на ископаемое, где-то в толпе заплакала женщина, брошенный кем-то букет цветов упал на гроб. Это был вызов, и каждый это знал, все посмотрели в сторону Баррайсов, но это был анонимный вызов, не больше чем жужжание мухи, прежде чем ее прихлопнут.

У могилы шестеро в белых шлемах поставили гроб на землю. Священник начал читать проповедь. Он говорил о любви Всевышнего и о том, что Бог рано забирает к себе того, кого любит. Судя по его словам, все старые люди не пользовались особой любовью Господа… ни Рокфеллер, ни Аденауэр, ни папы, ни кардиналы. Но когда умирал девяностолетний, тот же священник говорил у могилы: «Бог даровал ему долгую, наполненную жизнь как свою высшую милость!» Здесь у церковнослужителей явное несоответствие…

Эрнст Адамс вытерпел проповедь, которая излилась на него как апрельский дождик. Певческий кружок он тоже проглотил, потому что они пели церковную песню. Но, когда к могиле подошел представитель автоклуба, он загородил ему дорогу и сказал:

– Ну а теперь хватит! Я был единственным, кто по-настоящему знал моего сына. И я знаю, что все это ему бы не понравилось! Меньше всего он хотел умирать в раскаленном железном ящике на скале, где он ничего не потерял!

У Тео Хаферкампа на лбу выступил пот. Он подтолкнул стоявшего рядом доктора Дорлаха.

– Сделайте что-нибудь, – прошептал он. – Сейчас начнется! Скажите певческому кружку, чтобы они еще раз спели!

– Сейчас мы уже ничего не сможем предпринять, – невозмутимо зашептал в ответ доктор Дорлах. – Только потом. Мы сможем объявить старого Адамса невменяемым. Но все это потом…

– Моему мальчику пришлось умереть, – произнес громко Адамс над сотнями голов, и стало так тихо, как и должно быть на кладбище. – Он сгорел как жертва страсти к рекордам другого человека. Этот другой был его другом. Мой мальчик восхищался им и все же боялся его, он ненавидел быстрые машины и тем не менее участвовал во всех ралли. Он стремился только к прекрасному, а стал жертвой необузданной дикости.

– Теперь вы должны что-то сделать! – зашипел Хаферкамп и снова толкнул доктора Дорлаха.

– Адамс уже делает все за нас. То, что он говорит, можно будет легко интерпретировать как помешательство.

Эрнст Адамс повернулся. По другую сторону могилы стоял Боб Баррайс, элегантный, в черном костюме на заказ, с черными перламутровыми пуговицами. На серебристом галстуке была приколота большая черная жемчужина. Блеск другого мира, о котором Вреденхаузен узнавал только из газет, засиял над гробом. Старый Адамс протянул руку и указал на Боба.

– Вот он стоит! – крикнул он. – И я спрашиваю его: может ли он поклясться перед Богом, перед этим гробом, на кресте, что мой мальчик один во всем виноват? Что случилось той ночью, Боб Баррайс? Вот лежит твой мертвый товарищ. Ты помнишь, как он сгорел?

– Довольно! – произнес доктор Дорлах почти торжественно. – Я требую в последующем психиатрической экспертизы и изоляции старика.

– Но скандал уже произошел! – У Хаферкампа от ярости почти пропал голос.

– Он только укрепит ваши позиции. – Доктор Дорлах тонко улыбнулся. – Если на вас нападает сумасшедший, на вашей стороне всегда сочувствие большинства.

Боб Баррайс смотрел на старого Адамса со злобной усмешкой. Помнишь ли ты, как он сгорел… Еще бы он этого не помнил! Эти глаза Лутца, его широко раскрытый рот, крик: «Помоги же мне, помоги мне! Боб! Боб! Я горю! Вытащи меня! Боб!» И потом языки пламени, поглотившие его, сомкнувшиеся над ним, как желтые, бьющие друг в друга ладоши.

Боб Баррайс взглянул на гроб. «Через десять минут моя вина будет опущена вглубь, через час на ней будут лежать два метра земли, – думал он. – И она засыплет все чувства – и совесть, и память».

Он наклонился, поднял с земли большой букет цветов и бросил его на гроб. Потом молча повернулся и зашагал прочь от могилы. Одетые в черное люди вновь образовали проход, Боб шел по нему с высоко поднятой головой и с видом мученика.

– Красивый он все-таки парень, – вполголоса произнесла одна из женщин, когда Боб прошел мимо нее. – Везет ему в жизни…

Эрнст Адамс в недоумении уставился на гору цветов, которая неожиданно выросла на гробе его сына. Потом он вытянул шею и закричал:

– Вот он убегает! Молча! Но глас из гроба настигает его! Из гроба! Смотрите, как он бежит! Есть у него совесть или нет?

Он закачался, голос его сорвался. Священник и два студента подхватили его и отвели в сторону, в тень других надгробий. Отделенный от могилы человеческой стеной, старик слышал, как опускали гроб, как ударили по его крышке первые комья земли и как священник произнес:

– Из земли ты вышел, в землю и вернешься… – Потом зазвучали прощальные слова почетных гостей.

Сгорбившись, все еще поддерживаемый двумя студентами, старик прислонился к ограде соседней могилы и заплакал. Слезы бежали по его морщинам, и он вытирал их дрожащими руками.

– Мальчик мой… – повторял он тихо. – Мой мальчик, мой дорогой, любимый мальчик…

– Неужели это было неизбежно? – спросил Тео Хаферкамп доктора, когда, возложив цветы, они возвращались к машине. Матильда Баррайс причитала, идя следом за ними.

– Бедное дитя… бедное дитя… – Она имела в виду Боба. – Старик совсем выжил из ума.

– Вот видите? Ваша сестра в своем материнском горе уже высказала это. – Доктор Дорлах иронично улыбнулся. – Скоро это мнение распространится по всему Вреденхаузену. Нужно уметь доказать,что правда на нашей стороне.

– Доктор, вы в сговоре с самим дьяволом!

– Он, видно, и назначил меня адвокатом Баррайсов, господин Хаферкамп.

Они поняли друг друга с полуслова и с траурным видом покинули кладбище.

На полпути к вилле Баррайсов рядом со своей красной гоночной машиной стоял Боб. Когда на дороге показалась машина Гельмута Хансена, он замахал обеими руками. Боб, очевидно, уже давно ждал его: рядом с передним левым колесом лежали четыре окурка. Хансен затормозил и припарковал машину позади спортивной ракеты Боба. Кроме него в машине была только девушка, которую он перед похоронами встречал на вокзале и которая бросилась в глаза Бобу. Когда Гельмут вышел, она осталась сидеть в автомобиле.

Боб нагло ухмылялся, когда Гельмут подошел к нему.

– Наверное, неплохо себя чувствуешь, старик, а? – спросил он.

Гельмут Хансен привык к глупым замечаниям Боба и не обращал на них внимания. Гораздо больше удивило его то, что Боб ждал его здесь, на обочине дороги.

– Почему ты не поехал домой? – спросил он.

– Отгадай! – Боб закурил новую сигарету.

– Дядя Тео?

– Ерунда! Его нравоучения я щелкаю, как орешки.

– Неприятности с Дорлахом?

– Он наш адвокат, а не моя нянька.

– Тогда Рената?

– Старая девица? Гельмут, подумай!

– Во всяком случае, ты дрейфишь возвращаться домой один. Хорошо, теперь я здесь и прикрою тебя с тыла. – Он взял сигарету, протянутую Бобом, и закурил. – Старый Адамс упал потом на зарытую могилу и вцепился руками в землю…

– Очень драматично. Наверное, видел что-нибудь подобное по телевизору. Такое всегда действует. – Он скосил глаза на машину Хансена. Девушка прижалась лицом к стеклу и смотрела на него.

– Бывают моменты, когда очень хочется дать тебе в морду, – произнес глухим голосом Хансен.

– Особенно тогда, когда нужно показать себя героем.

– Что ты хочешь сказать?

– Кто эта малютка в твоей машине?

Лицо Хансена потемнело. «Этого следовало ожидать, – подумал он. – Как коршун на мышь, бросается Боб на каждую симпатичную девушку. Здесь это было несложно». Но Хансен и не пытался ее скрывать.

– Это не малютка, а Ева Коттман, сокурсница из Аахена, изучает химию.

– Ты о ней никогда ничего не рассказывал. Прятал ее. Симпатичная девочка. Ножки длинные, блузочка рельефная, ротик, специально созданный для поцелуев…

– Воздержись от своих сексуальных характеристик! Именно поэтому, чтобы не подвергать ее твоим оценкам, я никогда не упоминал о Еве.

– Ага. – Боб Баррайс помахал в сторону машины, мимо Хансена, и улыбнулся своей знаменитой лучезарной улыбкой. – Ах вот как? А что она делает во Вреденхаузене?

– Хочу представить ее дяде Тео, – сухо ответил Хансен.

– Он ведь уже вышел из этого возраста!

– Еще одно подобное замечание, и ты получишь!

– Спокойно, спокойно, Гельмут. – Боб Баррайс ухмыльнулся и выпустил колечками дым. Он долго тренировался и делал это виртуозно, чем очень импонировал молоденьким девушкам, которым нравилось в нем все. – Значит, дело серьезное. Хочешь на ней жениться?

– Потом, может быть. Сначала она должна узнать, куда попадет.

– Вот тебе раз! Ну, конечно, Баррайсов нигде нельзя показывать…

– Я обязан дяде Тео своим образованием…

– А я тебе дважды своей жизнью! Тонкий намек, а? Ты любишь Еву?

– Да.

– По-настоящему?

– Что значит по-настоящему? Я хочу на ней жениться.

– Значит, не флирт?

– Нет.

– Вот моя рука. – Боб протянул ему свою правую руку. Хансен в недоумении посмотрел на нее:

– Что это значит?

– По рукам, старик. Пари. Самое позднее, скажем, через четыре месяца, к 31 июля Ева станет моей любовницей и будет лежать у меня в постели в Каннах!

Прошла минута, похожая на затишье перед взрывом. Хансен изменился в лице. Оно стало бледным и каким-то угловатым. Глаза из голубых превратились в серые и холодно сверкнули. Коварная улыбка Боба также застыла. Неожиданно он понял, что зашел слишком далеко и игра может обернуться катастрофой. Но отступать было поздно. Оставалось лишь мужество отчаяния.

– Сегодня ли, завтра, до 31 июля или вечно, – проговорил тихо Хансен, – запомни одно, Боб: если ты дотронешься до Евы, если ты, похотливая, безмозглая скотина, приблизишься к ней и потащишь в свою постель, я возьму назад то, что подарил тебе – твою жизнь! Ясно?

– Ясно, ясно. – Усмешка Боба превратилась в маску. – В тебе нет спортивного азарта, Гельмут. Можно же было заключить пари…

– Я убью тебя, как бешеную собаку.

– И ты думаешь, я боюсь тебя? – Боб хрипло засмеялся. – Мое пари остается в силе! К 31 июля Ева – моя любовница. Даже если ты спрячешь ее в дремучем лесу, я найду ее!

– А я тебя!

– Принято! Моя жизнь – против Евиной. Какова сделка? Я знаю, что ты никогда не сможешь убить меня. Ты – никогда!

– В этом случае – не раздумывая и с радостью!

– Ну что, сыграем партеечку? Давай представь меня ей. Не будь таким невежливым. Все равно ведь я ее встречу хотя бы у дяди Тео. Ты ей уже рассказал обо мне?

– Да.

– Ничего хорошего, конечно?

– Правду. Что ты плейбой.

– Это было ошибкой. – Боб оттолкнулся от своей красной гоночной машины. – Плейбои действуют на женщин, как шампанское. Их хочется попробовать и захмелеть! Гельмут, ты, конечно, виртуоз в плане умственных способностей, но что касается женщин, ты – как ученик вспомогательной школы. Ну давай… представь меня ей. Если кого-то зовут Ева, во мне просыпается Адам…

Гельмут Хансен пошел вместе с Бобом к своей машине. Ева Коттман вылезла и сразу подала Бобу руку, как только он подошел к ней. Ее улыбка, большие голубые глаза, развевающиеся по ветру шелковистые волосы, ее освежающая естественность подействовали на Боба как бодрящий душ.

– Вы Боб Баррайс, – сказала Ева, прежде чем он успел что-то произнести. – Гельмут мне вас точно описал. Он сказал, что вы его лучший и единственный друг.

Это был ловкий ход, который сразу связал Бобу руки. Он чарующе улыбнулся и придал своему голосу тот бархатистый тембр, на который женщины липли, как пчелы на мед.

– Удивительно, что такой ученый сухарь, как Гельмут, смог поймать в свои сети такую нежную весну. Ева, я искренне рад, что вы скоро станете членом нашей семьи. А теперь вперед, к дядюшке Теодору, верховному жрецу Баррайсов!

Ева Коттман снова села в машину, Боб подмигнул Хансену и вытянул губы трубочкой.

– Мед! – проговорил он тихо, когда Ева уже сидела в машине. – Просто мед, дорогуша!

– Не забудь: я убью тебя!

– Я буду вспоминать об этом, когда поцелую ее в первый раз. Он повернулся и не спеша отправился к своей красной машине.

Хансен смотрел ему вслед, сжав кулаки. «И почему такие живут, а Лутц Адамс умер? – подумал он. – Да, прав тот, кто называет высшие силы слепыми…»

Тем временем на вилле Баррайсов, в библиотеке, шел чреватый последствиями разговор. Тео Хаферкамп и доктор Дорлах сидели за рюмкой коньяка друг против друга, Матильда Баррайс стояла у большого створчатого окна и беззвучно плакала.

Дядя Теодор был полон решимости поставить точки над i.

– Завывания и дробь зубами больше не помогут, – громко объявил он. По его голосу было ясно, что он не потерпит никаких возражений. – До сих пор нам удавалось прикрывать Боба. От трех девушек мы откупились, двум оплатили аборты в Англии. Мы финансировали его гоночные машины, его поездки, его гостиничные счета, его бессмысленную, ленивую жизнь бродяги. После аттестата зрелости он стоит нам кучу денег, а работает лишь в постелях! Наш банковский счет, само собой разумеется, это выдерживает, расходы Боба никогда не превысят наших доходов, но ведь всему есть предел! Смерть Лутца Адамса – я, видит Бог, не желаю пускаться в дальнейшие расследования, чтобы не заработать инфаркта, – но эта смерть и скандал на кладбище были последней каплей! И не надо говорить, доктор, что старого Адамса можно было бы упечь в психушку. Он туда не попадет, потому что я этого не хочу! Если уж отсюда кто-то исчезнет, то это Боб!

– Он – мой ребенок! – воскликнула от окна Матильда.

– Он наш крест, который всем нам нести до конца! Матильда, сколько раз он тебя бил?

– Теодор! – выкрикнула в ужасе Матильда Баррайс. Доктор Дорлах со звоном поставил свою рюмку на стол. Хаферкамп зло кивнул.

– Не разыгрывай трагедии, Матильда! Да, доктор, он бьет ее. Сын поднимает руку на свою мать. Четыре раза мне известны самому… а сколько раз это было на самом деле, Матильда?

– О, какая подлость! Какая подлость! Все сговорились против него, только потому, что он так красив, так элегантен, так воспитан… – Она, протестуя, топнула ногой и выбежала из библиотеки. Доктор Дорлах выждал, пока за ней захлопнулась дверь.

– Он действительно бьет ее? – повторил он, как бы не в силах поверить в это.

– Да. – Хаферкамп вновь разлил коньяк. – Боб очень вспыльчив. Пару раз лопнуло терпение даже у его матери, и когда она призвала его к порядку, он дал ей пощечину. То же самое он проделывал с экономкой Ренатой Петерс, его бывшей няней. Но от нее он выслушивает больше, чем от своей матери. Однако больше всего нравоучений он принимает от Гельмута Хансена, что нас всех безмерно удивляет. Мы не можем найти этому объяснения. Почему-то он преклоняется перед ним, перед этим бедным парнем, которому я даю возможность учиться. Но иногда комплекс неполноценности становится таким сильным, что Боб вытворяет какую-нибудь глупость, что-то грандиозное, с его точки зрения, – автогонки, бобслей, высший пилотаж, водный слалом, хотя знает, что и там никогда не достигнет высшего мастерства. Но он хочет, чтобы им восторгались, хочет быть героем! Ему хочется иметь хоть крупицу авторитета Гельмута Хансена!

– В таком случае лучше было бы отослать Хансена. Тогда душевные терзания Боба прекратятся.

– А кто будет со временем руководить предприятиями Баррайсов? Боб? Из всех фабрик он знает только подвал № 5, где на куче опилок он совратил работницу Веронику Мург. Тогда уж лучше взорвать все баррайсовские предприятия.

– Значит, когда-нибудь их должен взять в свои руки Гельмут Хансен?

– Да. Для этого я вкладываю целое состояние в его образование.

– И потом в качестве нового дяди Тео он будет содержать Боба?

– Примерно так.

– Господин Хаферкамп, вы взращиваете сатану! Я понимаю, вы всем желаете добра. Но Хансен всегда будет оставаться образцом, а Боб под давлением своих комплексов всегда будет совершать злодеяния. Здесь бы надо проконсультироваться с психологами. Дайте Бобу работу, любую, на фабриках, дайте ему возможность доказать, что он способен работать.

– Он может – но он не хочет!К примеру: Боб прекрасно рисует. Он мог бы разрабатывать идеи в отделе рекламы. И что он делает? Он по очереди поехал с тремя секретаршами в лес и мял там с ними траву. И что он потом бросил мне в лицо? «Эту кость все любят!» Убедительный аргумент, я даже посмеялся – но в голове у меня появилась мысль об убийстве. Обаяние Боба способно растопить ледники. Но какой от этого прок? Сейчас он на какое-то время должен быть изолирован. Он должен уехать из Вреденхаузена.

– Тогда дайте ему достаточно денег и пошлите его в Акапулько. Мексика довольно далеко, и там он встретит себе подобных.

– Акапулько слишком далеко. Я все же должен держать его под контролем. – Хаферкамп допил свой коньяк. Когда он подносил рюмку ко рту, рука его дрожала. – У меня есть хорошие друзья, они готовы принять Боба на три-четыре месяца. Друзья без взрослых дочерей! Я ограничу его деньги и скажу, что долгов не оплачиваю, что он будет за них наказан. Я обуздаю его! Я больше не намерен шутить, черт возьми! Он должен отработать каждое пиво, каждый стакан виски, который выпивает. И он будет стараться, чтобы не опозориться. Он будет вынужден защищать свою честь…

– Подождем с выводами, – произнес задумчиво доктор Дорлах. – Для мужчины, который способен ударить свою мать, честь – не больше чем пустой звук.

Вскоре в библиотеку вошел Боб. По его лицу было видно, что он уже предупрежден. Как упрямый мальчишка, он встал у стены с книжными полками.

– Мама говорит, вы хотите Отправить меня в ссылку?

– Для этого есть масса других, более удачных обозначений. – Тео Хаферкамп больше не пускался в дискуссии. – Ты можешь выбирать: Эссен – Банкирский дом Кайтель и K°, Дуйсбург – Западногерманские сталелитейные заводы или Реклингхаузен – Фирма по оптовой торговле Ульбрихта. Куда ты хочешь?

– В Эссен! – В голосе Боба звучало упрямство. – В Эссене я, по крайней мере, знаю Марион.

– Кто эта Марион?

– Марион Цимбал, барменша.

– Значит, ты поедешь в Реклингхаузен.

– Если ты хочешь, чтобы я уехал и никогда больше не возвращался…

– О, повтори еще раз эту радостную весть. Я не могу поверить в такое счастье.

– Пусть он едет в Эссен. – Доктор Дорлах положил конец семейной дуэли. – Это реальный шанс.

– Доброта с вас прямо как мед капает. О Господи, меня сейчас вырвет! – Боб Баррайс распахнул дверь в парк. – Воздуха! Свежего воздуха! Я задыхаюсь в этой пыли!

– Теперь бы ему просто, без сожаления проломить череп, – заскрипел зубами Тео Хаферкамп. – Вот в таких ситуациях он и бил свою мать. И как человек может быть таким?

– У него больная душа, в этом весь секрет. Пока он был ребенком, его баловали, когда он стал мужчиной, его ненавидят и используют. Он это прекрасно понимает и ничего не может поделать! – Доктор Дорлах серьезно посмотрел на Хаферкампа. – Он продукт своего воспитания, олицетворение вашей ошибки. Вы должны с этим считаться…

Через два дня Боб Баррайс отправился в Эссен, в «ссылку». Он прибыл в Банкирский дом Кайтель и K°, основанный в 1820 году. Там его уже ждали, предупрежденные по телефону Хаферкампом. Оба директора, Иоганн Кайтель и Эберхард Клотц, банкиры, как будто сошедшие со страниц иллюстрированной британской истории, радостно объявили ему, что он будет работать в регистратуре. Там он смог бы принести меньше всего ущерба.

Месячное жалованье – 645 марок на руки.

Специальное жалованье.

Боб Баррайс поблагодарил и покинул импозантное каменное здание с мраморным холлом.

645 марок жалованья! В Монте-Карло он тратил больше в один вечер.

В Эссене для него уже была приготовлена и комната. Дядя Тео обо всем позаботился. Комната у шахтерской вдовы Хедвиги Чирновской, в кирпичном доме в горняцкой колонии. Комната четыре на четыре метра, с кроватью, шкафом, столом и тремя стульями. И книжной полкой, на которой стояли несколько книг: Библия, Джон Книттель, Гангхофер, «Доктор Живаго» и роман Конзалика.

Боб Баррайс отряхнулся, как собака, полная блох.

«Это и есть мой новый мир, – подумал он и опустился на кровать. – И вы решили во Вреденхаузене, что я это проглочу? Дорогой дядечка, у тебя глаза на лоб вылезут! Завтра же отправлюсь завоевывать Эссен».

Там, где появляется Боб Баррайс, начинают извергаться вулканы…

Марион Цимбал была барменшей и танцовщицей в ресторане «Салон Педро». Ее фамилия была действительно Цимбал, но она не имела ничего общего со звуками цимбал и цыганской романтикой. Напротив, она была на редкость смышленой девушкой, которая знала себе цену и хорошо различала кошельки, открывавшиеся перед ней у стойки, пока их владельцы заглядывали в ее глубокий вырез.

О появлении Боба Баррайса в Эссене она узнала уже на второй день. Боб позвонил ей в бар, но пока не приходил. Он объявился через неделю, как всегда красивый, в сером костюме, розовой рубашке и ярком пестром галстуке.

Всю неделю он работал внизу, в подвалах банка, окруженный пачками старых актов и корреспонденции. Как крыса, пожирающая пыль. В конце недели дядя Теодор позвонил Кайтелю и узнал удивительные новости. Банкир Кайтель сказал:

– Молодой человек прилежен, услужлив и всегда приветлив.

– Это потрясающе, – ответил пораженный Хаферкамп. – Что же он делает?

– Он сортирует ненужную, десятилетней давности корреспонденцию и уничтожает ее в машине для измельчения бумаги.

– Великолепная работа! – Сарказм Хаферкампа так и струился из трубки. – Разрушал Боб всегда лучше всех. Пунктуален ли он по утрам?

– Минута в минуту.

– А его попойки?

– Никаких признаков, – сказал банкир Клотц с параллельного аппарата.

– Он выглядит всегда свежим и отдохнувшим.

– Это еще ничего не значит. – Хаферкамп желчно рассмеялся. – Спит ли Боб двадцать четыре часа в сутки или двадцать четыре часа занимается горизонтальной гимнастикой – наутро он всегда выглядит как ангелочек в стиле барокко. Во всяком случае, он работает, и слава Богу!

– И вдумчиво, должны сказать!

Обеспокоенный Хаферкамп положил трубку. Превращения Боба сбивали его с толку. «Снова что-то затевается, – подумал он мрачно. – Я это чувствую… Это та жуткая тишина, которая наступает перед каждым тайфуном. Природа затаила дыхание перед надвигающимся ужасом. Иначе затишье Боба нельзя истолковать. За один день тигр не может превратиться в вегетарианца».

Предчувствия Хаферкампа, похоже, начали обретать зримые очертания, когда Боб через неделю появился в «Салоне Педро». Он приветствовал Марион Цимбал как старую подругу, поцеловал ее, положил руки ей на бедра и произнес своим бархатистым голосом:

– Сегодня вечером у меня настроение развлечься с тобой. Как ты к этому относишься?

– Совсем никак. – Марион улыбнулась ему. Это не было ни отказом, ни обидой. – Сегодня не получится.

– Почему? Недомогаешь?

– Ерунда. Сегодня у нас клубный вечер.

– Что у вас сегодня?

– Они создали здесь клуб. Каждую субботу они собираются в зеленом салоне. Сплошь лихие парни. Типы вроде тебя… с богатыми папашами, которым нечем заняться.

– Это, однако, не комплимент. – Боб Баррайс сел на высокую табуретку перед стойкой и показал указательным пальцем на бутылку водки. Марион налила ему полную рюмку. – Я теперь работаю.

– У какой девицы?

– У Кайтеля и K°, Банкирский дом с 1820 года. За 645 марок в месяц.

– Ты? – Марион звонко рассмеялась, – Это почти извращение!

– Я тоже так считаю. Иногда приходится совать голову под мышку дяде Теодору. В данный момент я так и поступаю. Это не значит, что я не мог бы позаботиться о тебе. – Он нагнулся и быстро поцеловал Марион в маленький носик. – Цимбальная девочка, хочешь, я открою тебе одну тайну?

– Счастливые номера в лотерее?

– Что-то в этом роде, сладкая моя. – Лицо Боба неожиданно стало серьезным и торжественным. – Из всех девушек, которых я знаю, ты была одна из немногих, которых я в некотором смысле любил. Ну что ты смотришь на меня, точно овца… Теперь, когда я опять сижу рядом с тобой, это совсем не так, как с другими. Понимаешь?

– Может быть. Но это все ерунда. Боб… – Марион Цимбал протирала стаканы, но руки ее при этом слегка дрожали. – Кто я такая, ты знаешь… и кто ты – знает каждый. Нам ничего не остается, кроме капельки радости. Нам друг с другом было лучше, чем с другими, вот и все! И больше полугода тебя здесь не было.

– Я участвовал в ралли.

– Я знаю. Иногда твое имя мелькало в газетах. В том числе и история с Лутцем Адамсом. Ужасно, да?

– Омерзительно. – Он протянул ей свои все еще забинтованные руки, и Марион вложила в них свои нежные ладони, как будто они могли дать ему прохладу. – Нужно переступить через это, Марион… Я часто думал о тебе за эти полгода.

– Это неправда, Боб. – Однако она немного зарделась.

– Точно. Относительно часто. Воспоминание о тебе сразу всплыло, как только дядя Тео сказал, что меня сошлют в Эссен. Ты вдруг появилась передо мной… я увидел тебя так отчетливо, как тогда, в твоей комнате, когда сломалось отопление и ты, раздеваясь, стучала зубами… И знаешь, что я подумал? «Ты будешь не один в Эссене, у тебя есть Марион». Я ни слова не возразил, когда дядя Тео отсылал меня…

– Ты так говоришь, как будто это правда…

– Это правда, Марион. – Он посмотрел на нее своими чертовски верными глазами, и этот взгляд мог бы смягчить даже железное сердце. Марион отняла свои руки. Ее сердце билось все сильнее, и разум окончательно отступал под его ударами.

– Идут посетители, Боб. Через полчаса ресторан будет забит до отказа. Сядь за угловой столик, если у меня будет время, я подойду к тебе…

– Когда заседает клуб? – Боб опрокинул свою рюмку водки. Его голос звучал совершенно равнодушно.

– Обычно в двадцать три часа.

– И чем там занимаются весь вечер?

– Всем. Гашиш, кокаин, ЛСД.

– И ты тоже участвуешь?

– Я должна обслуживать. Иногда выкуриваю за компанию сигаретку. Чувствуешь себя тогда легче.

– Кому ты это говоришь! – Боб Баррайс протянул свою рюмку, и Марион снова налила ему водки. – Можно к ним присоединиться?

– Боб! Зачем тебе это? – Марион Цимбал кивнула новым посетителям, которые расположились на другом конце длинной стойки. Ресторан теперь был полон, маленький джаз-банд начал играть свою программу. Четыре танцовщицы кордебалета приступили к своим обязанностям, рискуя вывихнуть себе руки и ноги. Директор, темноволосый высокий мужчина южного типа, проходил по бару и приветствовал гостей легким поклоном. Перед Бобом он в раздумье остановился.

– Мы ведь знакомы, – произнес он осторожно.

– Боб Баррайс.

– Разумеется! – Директор бросил взгляд на Марион, выставлявшую рюмки для новых посетителей. – Марион рассказывала вам о нашем новом клубе?

– Она только намекнула. Должно быть, вялый кружок. Любители нюхательного табака, что-то в этом роде?

– А может быть, вам там понравится?

– И кто же члены клуба?

– Лучшие фамилии. Халлеман, Чокки, Берндсен, Фордемберг, Хилле, Вендебург…

– Этого достаточно. – Боб Баррайс кивнул. Чокки и Вендебурга он знал, другие имена звучали в высшем обществе как раскаты грома. Сталь и железо, строительство небоскребов и экспорт… Отцы владели Руром и акционерным капиталом, а их сыновья отправлялись в «Салон Педро» на поиски приключений в дьявольской стране грез. – Передайте от меня привет Чокки.

– Я введу вас в клуб, если пожелаете.

– Это стоит обсудить. Условия приема?

– Не бояться.

– Я никогда ничего не боялся.

– Тогда вы уже выполнили все условия. – Директор улыбнулся ни к чему не обязывающей улыбкой. – Я дам вам знать, господин Баррайс.

Боб пил вторую рюмку водки и наблюдал за ритмичными эскападами танцовщиц. Двое немолодых гостей уже разошлись и приставали к одной из официанток. Директор спешил к ним с объяснением, что здесь серьезное заведение, а не танцплощадка.

Марион Цимбал положила руку на плечо Боба и перегнулась к нему через стойку. Он не повернулся к ней, продолжая наблюдать за танцующими девушками.

– Что он хотел? – спросила она тихо.

– Кто?

– Марио, наш второй шеф?

– Внесет меня, младенца, в колыбельку клуба…

– Боб! – Марион сильнее сжала плечо Боба, вцепившись в него, словно когтями, – Не делай этого, пожалуйста. Если… если я тебе действительно хоть немного нравлюсь… если все, что ты говорил, правда… Уйдем раньше, я дам тебе ключ от моей квартиры. Я теперь снимаю, она действительно уютная. Я дам ключ, а ты подождешь меня. Пожалуйста…

– Там бывают Чокки, и Вендебург, и Халлеман с Фордембергом.

– Вот именно! Ты их знаешь?

– Некоторых очень хорошо. С другими хотел бы познакомиться.

– Тебя опять засосет в водоворот, Боб!

– Я никогда не был внутри, всегда плавал только на поверхности. – Он протянул руку. – Ключ, Марион.

– Вот. – Он почувствовал его на своей забинтованной ладони, сжал руку и сунул ключ в карман пиджака. – Так ты не пойдешь в клуб, Боб? – В голосе Марион звучала надежда.

– Я только понаблюдаю. А потом приду к тебе. Ты боишься?

– Да.

– За меня?

– И за тебя. – Марион прижалась щекой к его плечу.

– Я хочу вырваться отсюда, Боб. Хочу смыть с себя всю эту грязь. Меня тошнит от всего этого. Каждую ночь выставляться, как корова-рекордсменка, и терпеть этих потных, пьяных, похотливых мужчин, этот шум, дым, алкогольные пары… И всегда улыбаться, всю ночь улыбаться, даже если они лезут к тебе в блузку или под юбку и говорят с тобой, как с последней дрянью. Я хочу вырваться отсюда, Боб.

– Но ты ведь здесь хорошо зарабатываешь?

– Это единственный плюс.

– Поговорим обо всем позже, у тебя… – Боб Баррайс с интересом посмотрел на дверь. В ресторан как раз входил Фриц Чокки. Директор подбежал к нему и заговорил с ним. «Сейчас он говорит обо мне, – с удовлетворением подумал Боб, увидев, как Чокки скосил на него глаза. – Приветствую тебя, Фриц, не делай вид, что ты меня не знаешь. Год назад мы с тобой в Бреденае оприходовали четырех девчонок. Тяжелая была работенка, друг мой. На четвертой ты чуть было не спасовал, но, когда все мы зааплодировали тебе, как актеру, ты все же вышел победителем. Привет, Чокки…»

Боб Баррайс слез со своей табуретки, сунул руки в карманыбрюк и не спеша направился к Чокки. Тот тоже шел ему навстречу и широко улыбался.

– Какое обогащение Эссена! – произнес он первым. – Хочешь устроить здесь маленький Сен-Тропез?

– Может быть, Чокк! – Ангельское лицо Баррайса сияло. – А то у вас тут глубокая провинция!

– Ты не знаешь наш клуб.

– Твоя вина.

– Это можно исправить.

Они кивнули друг другу, протиснулись сквозь танцующих и исчезли за одной из дверей в глубине «Салона Педро».

У стойки бара Марион Цимбал пролила три стакана виски – так сильно дрожали ее руки.

Они лежали на длинных мягких скамейках вдоль стен в ожидании начала «путешествия». Освещение было приглушенным, в красных тонах и почти осязаемо сладковатым. Где-то в углу стоял магнитофон, и звучала музыка, но не громко, а будто через вату, скорее какое-то жужжание, проникавшее в мозговые извилины.

Их было семеро мужчин и три девушки. Мужчины сняли пиджаки, а девушки платья, все молча курили и вслушивались в себя. Чокки торжественно раздал всем из серебряной сахарницы маленькие кусочки сахара с ЛСД – ни дать ни взять дьявольская тайная вечеря, а сахар – адская просфора. Боб Баррайс лежал посреди длинной скамьи. Одной рукой он обнимал прижавшуюся к нему Марион, которая дрожала так, будто стояла голой в холодильной камере. Боб выкупил ее со службы, что стоило ему двести марок, третьей части «подъемных», которые дал ему с собой дядя Теодор. Все чековые книжки были изъяты, выплаты по собственным счетам прекращены. Боб Баррайс стал нищим.

– Боишься? – спросил Боб и прижал к себе Марион. Она кивнула и обняла его за шею.

– Это впервые, Боб, – прошептала она. – Раньше я всегда только наблюдала. Как… как это будет?

– Этого никогда не знаешь заранее. Но мы попадем в волшебный сад…

– Сегодня мы будем счастливы, друзья, – громко сказал Чокки. – ЛСД в сочетании с сахаром порождает прекрасные сновидения. В отличие от тех вылазок, которые можно проделать с помощью полосок промокательной бумаги, пропитанной ЛСД. Почему так, я не знаю. Очевидно, в сочетании с сахаром происходит химическая реакция.

– Заткни пасть, Чокк! – крикнул Фордемберг из своего угла. – Молчи, черт возьми. Я… я… – Он начал судорожно дергаться, закрыл глаза и тоненько хрюкнул, как поросенок.

– Он витает… – Чокки посмотрел на Боба. – Ты никогда не пробовал ЛСД?

– Нет, как-то казалось глупым убегать из мира, который так прекрасен! Зачем? Солнце на Ривьере не заменит никакое путешествие с ЛСД.

– Но это всегда одно и то же солнце. Тот же самый мир. Скучный до рвоты. А с ЛСД ты завоевываешь небо.

– Будем ждать сюрпризов.

Боб Баррайс почувствовал, как его тело постепенно стало невесомым, как потеряла тяжесть голова Марион на его груди, как светильник с окрашенной лампочкой становился все больше и больше, вырос до грандиозных размеров и превратился в светящийся апельсин, из которого, как густой сладкий сок, капал свет.

«Проклятье, – подумал он. – Так вот как оно выглядит. Ты паришь… предметы разрастаются до гигантских размеров…» Рядом с собой он услышал тонкий голосок Марион. Что она кричала, он уже не понимал. Он лишь чувствовал, как она вытирала ему рот платком, пахнувшим сиренью. Потом его кто-то тряс и что-то кричал ему в уши. Он улыбался и делал руками размахивающие движения. «Я птица. Птица». О, это небо из фиолетового хрусталя, отшлифованные облака, беспредельность, наполненная пением, которое ниспадает на тебя, как золотой дождь.

Боб Баррайс лежал на мягкой скамье и содрогался в конвульсиях. Изо рта текла слюна, глаза таращились в потолок, лицо застыло в экстазе. Марион Цимбал лежала на нем, вытирала ему рот, звала его громко по имени и трясла.

– Он умирает! – кричала она. – Он умирает! На помощь! Помогите же мне! Помогите!

Она хотела вскочить, но ноги ее словно были свиты из мокрых полотенец. Они рассыпались и упорхнули от нее. В ужасе наблюдала она, как в середине комнаты они вновь сложились и самостоятельно, отдельно от ее тела, выполняли изящные танцевальные па.

– На помощь! – закричала она снова. – О мама, мама, помоги мне!

Потом бредовые грезы унесли ее далеко прочь, растворили ее сознание, преобразили весь мир.

Боб Баррайс продолжал вздрагивать, как будто через него пропускали заряды электрического тока. На его блаженном лице отражались все переживания, перед ним открылся рай…

Страна сверкающих кристаллов… Деревья из стекла, вместо травы – качающиеся орхидеи… А сам он был волком… волком размером с теленка… великолепным золоченым волком, в котором бушевала исполинская мощь природы. Он охотился за зайцами. Зайцы состояли сплошь из розовых бутонов и были с девичьими головами и грудями. Они бросались от него врассыпную по хрустальной земле, солнце просвечивало их, и он видел их пульсирующие сердца – громадные рубины… Он мчался за ними, испуская крики вожделения, жадности, радости… Он кидался на них со страстными воплями, но, стоило ему схватить их, зайцы с девичьими головами и грудями таяли и от них оставались лишь лужицы воды… И повсюду были лужи воды, благоухающие розами… Он барахтался в этой влаге, катался по этой слякоти растворившихся девушек-зайцев… и вдруг начал сморщиваться, становился все меньше и меньше, и волк был уже размером со шмеля, жалкий до омерзения… Он греб руками в этих лужах и глотал воду, отдающую мочой… О, это небо и свет, капающий по капле, как мед… Этот хрустальный мир с прозрачными горами… Но вот появляется птица, гигантская птица, закрывающая солнце своими крыльями из черных цветов, которые скрипят при полете, как раздираемая на части автомобильная сталь. Птица бросается сверху на волка, который теперь не больше шмеля, а у птицы лицо… красное лицо… Это Гельмут… Гельмут Хансен… птица Хансен…

Боб Баррайс свалился со скамьи и с криками катался по ковру. Он стучал руками и ногами, задел Марион Цимбал, которая, застыв, как каменная, лежала на полу. Он перекатился через нее и крепко вцепился в нее. Лицо его стало каким-то бесформенным, временами галлюцинации и бредовые иллюзии взрывали его.

Птица рванулась на маленького шмеля-волка, гигантский клюв раскрылся, но волк защищался… он повернулся на спину и выстрелил в птицу струей мочи. Тогда птица Хансен исчезла, рассыпалась, как деревянная птица на празднике стрелков, и пролилась с неба фиолетовыми каплями, испарившись на хрустальной земле… Неожиданно волк снова обрел человеческий облик и стал Бобом Баррайсом, красивым, как никогда, обнаженным богом с мускулами из драгоценных камней… Он шел по лесу из качающихся, волнующихся, танцующих девичьих ног, а мох, по которому он ступал, был женским лоном с пушистой золотой травой, дышавшей летним зноем… Неописуемое ощущение счастья разрывало ему грудь… Он вынул свое сердце, сжал его, и кровь закапала на мшистое лоно…

Окаменевшая Марион Цимбал с едва прощупываемым пульсом неподвижно лежала на полу – обвеваемая ураганными ветрами статуя. Лишь рот ее вздрагивал от немых криков, а в широко раскрытых глазах застыло неизъяснимое удивление.

Дерево со стеклянными плодами, оранжевое, как закат солнца… и стеклянные люди, внутри которых видно, как течет кровь и работают органы, подобно машинам на фабрике, эти люди собирают стеклянные фрукты и поглощают их… Месиво течет по пищеводу… в желудок, прорывает стенку желудка, попадает в таз, затем в трубы матки… и вот месиво превращается в ребенка… растет, растет… дети с огромными головами, люди-головастики… На лугу из золотых листьев они рожают детей, которые, едва коснувшись земли, вновь превращаются в деревья с оранжевыми стволами и стеклянными плодами, потом приходят новые стеклянные люди и поедают их, а месиво продвигается по пищеводу в желудок, а оттуда… Круговорот, круговорот… Марион Цимбал, никем не обнаруженный, упавший с дерева плод, катится по лугу из листьев, фиолетовый ветер вздымает ее ввысь, она парит в воздухе и становится звездой, тихо и недосягаемо висящей над стеклянными людьми. Она ловит солнечные лучи и превращает их в цветы, которые со звезды проливаются дождем на землю…

Чокки и Боб Баррайс первыми очнулись спустя несколько часов от дурмана ЛСД. Снаружи уже занималось утро, первые трамваи грохотали по городу. Дурнота подступала к горлу, привкус какого-то меха во рту заставлял высовывать язык. Они посмотрели друг на друга и, шатаясь, пошли к столу, на котором стояло несколько бутылок.

– Виски? – спросил Чокки.

– Все равно. Лишь бы промочить горло…

Выпив прямо из бутылки, они сели около Фордемберга, еще не вернувшегося из своего путешествия. Он наделал в штаны и издавал чудовищную вонь. Рядом с ним на корточках сидел Вендебург и бился в убийственном ритме головой об обивку скамьи. Должно быть, он это делал уже не один час: лоб его сильно распух.

– Что ты делаешь в Эссене? – спросил Чокки и прислонился к стене. Боб Баррайс пытался ответить, но лишь с четвертой попытки услышал собственный голос.

– Меня сослали. Я должен работать.

– И ты это так просто проглотил?

– Э, нет. Я только подыскиваю подходящую бомбу.

– Нет денег?

– Шестьсот сорок пять марок в месяц, в Банкирском доме Кайтель и K°.

– Тьфу, черт! Я одолжу тебе для начала пять тысяч…

– Дядя Теодор ни за что не отдаст их…

– Ты их заработаешь.

– У Кайтеля и K°?

– Жизнь – самая пошлая и отвратительная штука, какую можно только придумать! – Чокки протянул Бобу бутылку, они снова сделали по паре глотков и почувствовали себя лучше. Мир прояснялся, но становилось грустно. После царства сияющих красок, из которого они вернулись, действительность была омерзительно однотонна. – Бабы, машины, вечеринки, отели, друзья, пьянки – всегда те же самые, только «путешествие» и вносит разнообразие. А когда возвращаешься… Ты же видишь, Боб, одно дерьмо. Весь мир – большая куча дерьма! Надо что-то предпринять… что-нибудь сногсшибательное, совсем новое, чтобы взорвать эту скуку, этот затхлый мир… Да, именно так. Открывать неведомое в этом мире, неведомое, от которого у граждан от ужаса волосы дыбом встанут… Нужно что-нибудь придумать, Боб! Или мы должны умереть от этой монотонности?

– Хочешь взорвать здание бундестага в Бонне? – Боб Баррайс налил немного виски на ладонь и протер себе затылок и лоб. Голова раскалывалась. Рядом зашевелился Халлеман и начал блевать на ковер. Потом он положил туда голову, как на пуховую подушку. – Подсыпать ЛСД в питьевое водоснабжение Эссена? Открыть модный магазин и выставить в витрине вместо манекенов трупы?

Чокки ошарашенно посмотрел на Боба Баррайса и стукнул его в грудь.

– Это идея, – произнес он медленно. – Трупы…

– Ты с ума сошел, Чокки!

– Во всех университетах в анатомичках дефицит трупов. Те немногие, которые хранятся в формалине, уже так искромсаны, что не годятся для занятий. Ученые пытаются спастись пластиковыми моделями. Каждая анатомичка будет скакать от радости, если ей предложить свежий труп! Здесь кроется возможность сделать что-то грандиозное! На благо науки.

Боб Баррайс уставился на Чокки. Странное ощущение тепла, которое он всегда чувствовал при виде смерти, подступило к нему и сейчас при мысли, подброшенной ему, как мячик, Чокки.

– Торговля трупами, – тихо сказал Боб Баррайс. – Вот оно… мы организуем торговлю трупами. Мы будем первыми, кто начнет продавать трупы, как рыбу или цветную капусту…

Через занавешенные окна пробивалось утро. Чокки и Боб Баррайс молча пожали друг другу руки. Фирма «Анатомическое торговое общество» была основана.



4

Следующую неделю вокруг Боба Баррайса было затишье. Сумасшедшая вечеринка с ЛСД оставила у Боба неприятный привкус тухловатой стоячей воды во рту. Он вспоминал о ней не как о чем-то прекрасном, желанном, райском, а тем более божественном, а как об абсурде. После нее он опять погрузился в банковском подвале в акты, продолжал разбирать старые письма и кромсать их в машине. Его начальство, банкиры Кайтель и Клотц, даже нанесли ему однажды визит, передали привет от дяди Теодора и оповестили его, что с первого числа следующего месяца он будет переведен наверх, на свет божий, и будет работать в главной регистратуре, за кассовым залом.

Боб вежливо поблагодарил, передал в свою очередь привет дяде Тео и опять принялся за измельчение старых писем и актов, проспектов и прочей печатной продукции. Бар «Салон Педро» он избегал, но Марион Цимбал трижды за неделю заходила за ним в банк.

Они отправлялись гулять, взявшись под ручку, останавливались у витрин, как молодая пара, мечтающая о будущем.

О том вечере они не вспоминали, будто его и не было. Лишь один раз, через четыре дня, Марион сказала:

– Я люблю тебя, Боб.

– Это громкое слово, Марион.

– Но это правда.

– А что такое правда? – Боб Баррайс положил Марион руку на плечо. Они сидели в городском парке, было очень холодно, слова белыми облачками отлетали от них и, казалось, превращались в похрустывающие кристаллы. – Вся наша жизнь – обман! Все ложь! Когда священник благословляет честную бедность, а потом собирает деньги для церкви, владеющей миллиардами, когда политики выступают с предвыборными речами, подруги восторгаются платьями друг друга, дочери разыгрывают перед отцами нецелованных девственниц, когда возлагают венки, к памятникам и государственные деятели жмут друг другу руки, когда читаешь газету или торговый бюллетень, прогноз погоды или гороскоп, когда человек только открывает рот и издает звук… все это что угодно, только не правда…

– Но я люблю тебя… и это не ложь.

– А можем ли мы вообще любить, Марион? – Боб поднял меховой воротник своего толстого пальто. Потом он засунул поглубже руки в карманы. – Подумай хорошенько, прежде чем ответить: что такое любовь?

– Я это знаю, Боб.

– Никто этого не знает.

– Любовь – это не просто жить вместе, спать вместе, любовь – это когда готов разорваться на части… Я могла бы умереть за тебя, Боб.

– Ерунда.

– Нет ничего, что в человеческих силах и чего бы я не сделала для тебя. – Марион положила свою голову ему на плечо. Ее дыхание тонкой пеленой затуманило его глаза. От нее исходила такая нежность, которую не мог не почувствовать даже Боб Баррайс и которая сразу смутила его. «Это действительно что-то вроде любви, – подумал он. – Любовь в понимании маленькой девочки, романтической мечтательницы, зайчишки в норке. Надо же, и такие чувства у Марион Цимбал, которая зарабатывает свои деньги за стойкой тем, что дает парням заглядывать в свой вырез и подает не виски, а свои груди. Это абсурд, – пронизала его мысль. – Чертовщина какая-то. Я сижу здесь на жутком морозе в городском парке Эссена на скамейке, мерзну даже в меховом пальто и выслушиваю, что думают воробьиные мозги о любви». Но он не стал разрушать волшебных грез Марион, а слушал молча ее рассказ – о родителях, о детстве, ученичестве в магазине игрушек, где директор пытался ее изнасиловать за стопкой коробок с куклами, что ему все-таки удалось через три года в складском помещении, на упаковке с детскими барабанами.

Это была короткая жизнь, до предела наполненная невзгодами и скотством; дни, недели, годы грязи и мерзости, а посреди этого болота привычной жизни всегда теплился огонек надежды, мечты о чистой жизни, об уголке, куда можно забраться и превратиться в нормального, жизнерадостного человека… чтобы не завидовать чужому счастью через ограду, не вдыхать запах чужого жаркого, не терзаться, глядя на чью-то любовь.

Жизнь без правды продолжалась… романтическая надежда лишь чуть затушевала пятна плесени на душе.

– Пойдем ко мне? – спросила Марион, когда Боб Баррайс промолчал в ответ на ее исповедь.

– Нам абсолютно необходимо согреться… – Он вскочил со скамейки и потащил ее за собой. Увидев ее большие карие глаза, молящие хоть об одном добром словечке – как собака, прижимающая голову к земле после пинка, – он почувствовал неуверенность, поцеловал ее в холодные губы, ища спасение в сарказме. – Получился бы хороший секс-фильм, – сказал он.

– Что?

– Твоя жизнь. Лишение девственности на детских барабанах… такое не приходило в голову даже Колле. Это перещеголяет все Фрейдовы психозы на сексуальной почве.

Она вырвалась от него, отбежала на два шага и втянула голову в меховой воротник.

– Ты не должен так со мной говорить! – Голос ее был резким и изменившимся. – Да, я работаю в кабаке, но я человек, и моя жизнь – чертовски горькая пилюля, это уж я тебе точно скажу. Может быть, это мое несчастье, что я люблю тебя… именно тебя, грандиозного Боба Баррайса, сына миллионера…

– Замолчи. Проклятье, сейчас же закрой рот! – Он Схватил ее, притянул к себе и ладонью закрыл ее губы. Пластырь на его руке царапал ее лицо. Сладковато пахла мазь. – Ты тело, и больше ничего. Понимаешь? Это тебе ясно? Вещь, которую используют, как полотенце, зубную щетку, кусок мыла, унитаз, ботинок. Она нужна для жизни, это предмет первой необходимости. Кто голоден, тот ест, кто испытывает жажду, тот пьет, а кто желает тело, тот засовывает его под себя. А все остальное ля-ля, мораль длинных подштанников с начесом, обгаженных на заднице. Добродетельные рассуждения лицемеров о половом вопросе, когда у самих капает в штаны при виде смазливой бабенки…

Марион Цимбал рывком освободилась от его руки, все еще лежавшей на ее губах.

– Зачем ты так говоришь, Боб? – спросила она. – Ты же не такой. На самом деле ты страшно одинокий и беззащитный…

–. О Господи! – Боб Баррайс хрипло рассмеялся. – Ты уже была любовницей моего друга Гельмута Хансена? Он говорит так же, как ты. Пасторальная брехня. Мораль из капельницы, как мочеиспускание больного простатитом. Пошли… я страшно, смертельно желаю твое тело.

– Я приготовлю тебе чай… но ты до меня не дотронешься!

– Ты этого захочешь! Единственная правда: удовольствие!

Позже он валялся в квартире Марион на кушетке и действительно пил чай. Она сидела напротив в кресле, поджав под себя ноги, и наблюдала, как он пил горячую, обжигающую жидкость. Его красивое лицо с правильными чертами – завистники называли его изнеженным – все еще было разрумянившимся от мороза.

– Я люблю тебя, – сказала она тихо.

– Я знаю. – Он продолжал держать чашку в руке. Казалось, он хочет спрятаться за маленькой чашкой, как за бруствером окопа. – Но это лишено всякого смысла, Марион. Ты хорошая, милая девочка, но этого мало…

Через полчаса он ушел, так и не дотронувшись до нее. Это удивило его самого. Он развернул машину, поехал снова в город, подобрал на вокзале проститутку и, испытывая отвращение, скоротал за пятьдесят марок двадцать одиноких минут. Потом он вернулся в свою меблированную комнату, сел рядом с вдовой Чирновской на диван перед телевизором и благодарно кивнул, когда она спросила его:

– Сделать вам бутерброд, господин Баррайс?

– Да, пожалуйста.

– С сыром или ливерной колбасой?

– С сыром.

«Я должен вырваться отсюда, – думал он. – Я должен что-то предпринять. Нельзя запереть крысу, она прогрызет и подточит любую стену. А я золотая крыса…»

В пятницу, незадолго до закрытия, Чокки вошел в Банкирский дом Кайтель и K° и потребовал господина Баррайса. Вежливый служащий у окошечка не знал никакого Баррайса, он связался по телефону с начальником отдела кадров, узнал, что у Кайтеля и K° действительно внизу, в архиве, работает некий Баррайс, попросил посетителя подождать и указал на благородные, обитые черной кожей банкетки в кассовом зале.

– Подождите несколько минут, пожалуйста…

Боб приветствовал Чокки слегка натянуто и удалился с ним в укромное место в зале.

– Что случилось? – спросил он.

– Ты больше не появляешься у Педро, Боб. – Я пришел к выводу, что ЛСД не сможет заменить рокот моря на мысе Феррат, вот и все.

– Красиво сказано. – Чокки криво усмехнулся. – Один любит тетю, другой – племянницу. Находятся и такие, которые любят дядю. Каждый – на свой манер. Клуб обойдется и без тебя. Не это привело меня в сие благородное учреждение. – Чокки постучал Боба по колену. Они сидели рядом на кожаной банкетке.

– Наша фирма…

– Какая фирма?

– «Анатомическое торговое общество».

– Это же была глупая шутка на грани здравого смысла…

– Вовсе нет. Дело на мази.

Боб Баррайс почувствовал, как жар ударил ему в голову. В памяти всплыл тот жуткий рассвет: бьющийся лбом о скамью Вендебург; пропахший фекалиями Фордемберг с остекленевшими глазами и раскрытым ртом; Халлеман, ползающий в своей рвоте и при этом поющий. Человеческие отходы, мозг которых парил в стеклянном раю.

– Торговля трупами налаживается? – тихо спросил Боб.

– Торговли еще нет, но подготовительные работы позволят скоро заключить первую сделку. – Чокки, сын одного из самых могущественных людей на Рейне и Руре, достал несколько бумаг из нагрудного кармана. Он развернул их торжественно, как будто это были по меньшей мере дипломы. – Самый большой риф, который при этой торговле надо обойти, это правовой вопрос. В Германии официальная торговля трупами практически невозможна. Университеты принимают лишь тех мертвецов, которые еще при жизни подарили или даже продали свое тело анатомическим театрам для научных исследований. Родственники также могут предоставить в распоряжение университетов своего дорогого усопшего после долгого судебного рассмотрения, в которое включаются несколько административных инстанций. Последняя месть дяде Рудольфу, так сказать. Многих мертвецов государство само бесплатно направляет в анатомические театры, например бездомных бродяг, полных сирот из психиатрических клиник и домов инвалидов, то есть всех тех, на которых никто более не претендует. Но их число невелико. Каждый умерший тащит за собой немыслимое количество родственников, которых по закону необходимо спросить: что должно произойти с дорогим покойничком? И большинство отвечают: он должен быть прилично погребен. Мы ведь христиане, веруем в Бога, знаем «Отче наш», и никому не хочется, чтобы потом говорили: тетю Эмму отдали на растерзание медикам. То, что большинство покойников лежат в гробу разобранные на запчасти, как старые автомобили, знают лишь немногие близкие родственники…

– Старик, не болтай так много… ближе к делу. – Боб Баррайс закурил новую сигарету. Пальцы его при этом немного дрожали. Чокки искоса следил за ним.

– Нервы? – спросил он.

– Твоя болтовня нервирует меня. Так что с нами?

– Итак, в Германии продажа хороших трупов почти невозможна. Можно было бы, конечно, откупить их у родственников и перед захоронением заменить в гробу на мешок с песком… но ни один университет не купит у нас труп без официальных бумаг. То есть мы должны отступить в Италию…

– Италия? – Боб Баррайс уставился на Чокки. – Это же утопия.

– Для тех, кто незнаком с предметом. – Чокки самодовольно улыбнулся. Он гордился теми оперативными и всеобъемлющими приготовлениями, которые провел. По основательности они были на уровне генштаба, просто шедевр продуманности. – Ты когда-нибудь бывал на Сицилии?

– Да, и не раз.

– И в районе Валлелунджо?

– Никогда не слыхал такого.

– Это горная область на Сицилии, где козы вместо молока дают соленую воду, поскольку их вымя плачет от одиночества и нищеты…

– Очень остроумно.

– Очень плодотворно для нашей фирмы! – Чокки положил Бобу на колени таблицу с расчетами. Это были зловещие подсчеты рентабельности «Анатомического торгового общества». Цифры, которые подсчитывали доход от мертвецов. Предварительный итог смертельного ужаса.

– Я навел справки: пятьдесят тысяч лир для этих бедняков – целое состояние. За пятьдесят тысяч лир они продадут любого мертвеца, с доставкой на дом. Разумеется, только нельзя спрашивать, откуда они взялись.

Боб Баррайс смотрел на бумагу. Он не читал – колонки цифр прыгали перед глазами, как черные блохи.

– Это на немецкие деньги примерно триста марок.

– А мы будем продавать их за сто тысяч лир.

– Это не бизнес.

– На это нужно смотреть со спортивных позиций. – Чокки сложил расчеты и снова убрал их. – Важно чувство, что делаешь то, что до тебя не делал никто. Боб, вот ведь в чем соль. Главное – перевернуть вверх дном буржуазный мир, разогнать спертый воздух, пусть даже трупным запахом. Он же лучше, чем пыль, которая забивает легкие.

Боб резко поднялся. Труднообъяснимое чувство удерживало его от этой сделки с Чокки. Конечно, его весьма прельщала необычная идея прийти однажды к дяде Теодору и сказать: «Дорогой дядюшка, не такой уж я безнадежный, каким ты меня всегда выставляешь. Я тоже могу зарабатывать деньги своими руками. Вот десять тысяч марок – доход от проданных трупов». Все же в глубине души он был слишком труслив, чтобы ввязаться в эту авантюру. Разумеется, это был бы триумф – увидеть, как побледнеет дядя Теодор, упадет в обморок добрая, любимая мама и запричитает Рената Петерс, эта вечная девушка: неужели это плоды моего воспитания? Но для Боба Баррайса было проще мчаться на гоночном автомобиле, лететь в санях по обледенелым стенам или прокладывать на водных лыжах сверкающие борозды через озеро Лаго Маджоре, чем путешествовать по Италии с трупом в багажнике.

– В чем дело? – спросил Чокки, когда Боб вскочил. – Тебя что, так возбудил наш план?

– В нем много прорех, через которые уходит вся суть.

– В нем нет ни единой прорехи! – Чокки распирала гордость, что он и здесь все теоретически продумал, вплоть до мельчайших деталей. – У меня есть заказ на трех мертвецов. Обещал я пока только одного… Я считаю первую сделку пробной.

– Ты сумасшедший, Чокк, – пробормотал Боб.

– Большая проблема – транспорт. Мы должны добраться из Сицилии в центр Италии. Но и здесь я нашел первоклассное решение: пластиковый мешок и ящик с надписью «Кемпинг Интернэшнл», оборудованный внутри как холодильная установка. – Чокки подождал похвалы Боба, но, когда та не последовала, тоже поднялся с лавки. – Мы скоро должны начать торговлю, – произнес он обиженным тоном. Его тщеславие жаждало одобрения. – Или ты хочешь стать книжным червем у Кайтеля и K°?

Боб Баррайс молча покачал головой. Как ни странно, он неожиданно вспомнил о Марион Цимбал. О ее честной нежности, о ее представлении о любви, о ее мире, полном романтики, в то время как сама она по колени увязла в трясине действительности. Он почему-то вспомнил о таких не имевших к его жизни никакого отношения вещах, как сжигание напалмом вьетнамских детей, голод в Индии, о церквях со звучащими хоралами, в которых священники читали проповеди и собирали средства во имя мира, в то время как мир выбрасывал миллиарды на все более совершенное, ужасное, действенное оружие. Вопреки всякой логике он подумал о трупах жертв голода в Биафре, о детях, похожих на стариков, а потом о бале для наездников, устроенном Промышленным клубом, который, по слухам, обошелся в 150 000 марок и на котором собирали деньги в пользу Биафры, Было собрано 3427 марок и 28 пфеннигов, а всадники и всадницы в своих сшитых на заказ красных охотничьих костюмах еще и аплодировали этому. Он вспомнил о маленьком греческом острове, к которому он однажды выплыл со своим другом Алкибиадесом Софастосом на его моторной яхте, – унылый островок под белым, раскаленным солнцем, но на нем все же жили люди.

Люди как черные пауки… Рыбаки каждое утро возвращались с моря и делили между собой жалкий улов, женщины в черных одеждах, как привидения, сидели в хижинах, а дети стояли на берегу и дивились на белый корабль, как на сказочное чудо. Софастос, сын судовладельца из Патр, бросил тогда детям маленькую связанную сетку с сотней драхм, и Боб Баррайс был свидетелем того, как высокий мальчик ударом камня сбил с ног счастливого ловца сетки и, оглашая окрестности победными криками, помчался в прилепившуюся к скалам деревушку.

А сегодня вечером в замке Баррайсов будут есть фаршированную куропатку, тушенную в бордо.

– Ты стоишь как лунатик! – воскликнул Чокки. Боб закусил нижнюю губу и засунул руки в карманы. – Я думал, мы в понедельник, через неделю, отправимся на Сицилию.

– Нужно ли нам все это?

– Ну вот, опять начинаешь! Будь спортсменом, Боб. Или ты после смерти Адамса не выносишь трупы?

Боб обернулся. Лицо его исказилось гримасой.

– Еще раз произнесешь это имя, и я размажу тебя, как муху, по стенке!

Чокки невольно отпрянул перед этой дикой вспышкой. Он взъерошил свои волосы и покачал головой.

– Ну, ну, – произнес он хрипло. – Можно же вслух размышлять. Ты очень изменился, мой дорогой! Просто внушаешь опасения. Тебе этого еще никто не говорил? Раньше ты был компанейским парнем, поддерживал любую муру. Ты что, при… при ударе в Альпах испытал шок? Боб, черт возьми, ты же никогда не трусил, когда предстояло пуститься в авантюру…

Боб Баррайс кивнул. «Да, я никогда не трусил, – подумал он. – Они просто не замечали, каким трусливым я был внутри. Они всегда видели во мне героя. Я был сияющим победителем – на гонках, в постелях. Я был каплей солнца. Я был большим, сильным Баррайсом, и только дома, за этими отвратительными старыми стенами баррайсовской виллы, я опять превращался в ребенка, в сыночка, в маленького Роберта, в занеженное, заласканное, зацелованное миллионное наследие Баррайсов. Всеми опекаемый и, по сути, все же ненавидимый сын, которому суждено после падения уже ветшающей стены по имени Теодор Хаферкамп когда-нибудь унаследовать баррайсовские фабрики».

– Когда? – спросил он коротко. Чокки вздохнул с видимым облегчением.

– Я заеду за тобой в воскресенье вечером. Переночуем у меня, а утром в понедельник рванем в Италию.

– Согласен. – Боб протянул Чокки руку. – Ты давно знаешь Марион Цимбал?

Чокки ошарашенно посмотрел на Боба – Что это ты вдруг?

– Давно?

– Чуть больше года. С тех пор, как она появилась в «Салоне Педро».

– Ты спал с ней?

– Ни разу. Хотя пытался, наверное, раз сорок. Но ее оборона всегда была непробиваемой.

– А другие в клубе?

– Никому не удалось. От силы Фордемберг, но и то, может, просто бахвальство, и вообще, что за допрос?

– С сегодняшнего дня Марион для вас – табу! И для других, скажи им, Чокк. Каждому намылю шею, кто хоть раз до нее дотронется!

– Ты и Марион? – Чокки попытался ухмыльнуться, но быстро передумал, увидев глаза Боба. – Давно?

– Не твое собачье дело. – Баррайс покосился на защищенные стеклом окошки банка. Банкир Эберхард Клотц стоял, полуприкрытый шкафом с актами, и смотрел в их сторону. В стеклянном ящике отдела акций и ценных бумаг торчал господин Кайтель, читал давно знакомые биржевые новости и поглядывал на Боба.

«Как они заволновались, – подумал Боб. – Как наседка о своем цыпленке. Вечером позвонит дядя Теодор и спросит: „Как прошел день?“ А мама подойдет к телефону и скажет господину Кайтелю: „А мальчик надевает теплый костюм? На улице ведь страшно холодно…“

Он похлопал Чокки по плечу, громко засмеялся, хотя повода для этого не было, и не спеша пошел назад к двери, ведущей вниз, в подвал архива, к старым актам и машине, измельчающей бумагу. Гарантированное уничтожение до нечитаемости.

Уничтожение!

Какое слово. Какое сладострастие в одном-единственном слове.

У-нич-то-же-ни-е.

Боб Баррайс спускался, посвистывая, в подвал.

– Вы знаете этого молодого человека? – спросил банкир Клотц главного кассира, когда Чокки покинул кассовый зал.

– Это сын господина Альбина Чокки.

– Что вы говорите! – Клотц быстро отошел от кассы и направился к окошку ценных бумаг, где банкир Кайтель делал вид, что обнаружил нечто незнакомое. Увидев своего партнера, он вышел из стеклянной кабины. – Вы знаете, с кем сейчас разговаривал господин Баррайс? – бросился ему сразу наперерез Клотц.

– Нет.

– С единственным сыном Чокки.

Кайтель и Клотц вспомнили текущий счет Альбина Чокки и посмотрели друг на друга. Мысли их были одни и те же.

– Это успокаивает, – произнес с удовлетворением Кайтель и поискал в карманах сигарету. – Это успокоит и Хаферкампа. Семейство Чокки пользуется прекрасной репутацией…

В пятницу Боб Баррайс в последний раз появился в Банкирском доме Кайтель и K°. Но он не исчез в архиве, а отправился к своим шефам. После вежливого поклона, на который банкиры едва ответили, он положил бумажку на широкий стол красного дерева. Кайтель сразу увидел, что это медицинский бланк.

– Медицинское заключение? – спросил Клотц, еще прежде, чем Кайтелю удалось справиться со своим удивлением. – Вы чувствуете себя больным, господин Баррайс?

– Я действительноболен.

– Температура?

– Совсем необязательно иметь температуру, чтобы быть больным. – Боб Баррайс, как бы сожалея, пожал плечами: ничем, мол, не могу вам помочь, господа, – ни температурой, ни насморком, ни набухшими миндалинами. Не могу на вас даже покашлять. – Если кто-то сломает ногу, у него тоже нет температуры.

– Вы сломали ногу? – спросил Кайтель и перегнулся через стол, чтобы получше рассмотреть ноги Боба. Тем временем банкир Клотц взял со стола медицинское свидетельство и прочел его. Уже фамилия врача отметала все сомнения.

Профессор доктор Шнэтц. Если Шнэтц подписывал заключение, больной был действительно болен. Кроме того, Шнэтц был домашним врачом семейства Чокки. Владел ли он в действительности акциями сталелитейных заводов, об этом знали только его консультант по налоговым делам и финансовое управление.

– Весьма прискорбно, – сказал Клотц, прежде чем Кайтель успел удивиться, что сломанная нога не в гипсе. – Четыре недели щадящего режима… конечно, они необходимы, как это предписывает профессор Шнэтц. Давно вы заметили эту болезнь?

– С момента аварии, – жестко ответил Боб. – Я очень сожалею, работа в вашем банке была для меня большой радостью. Но господин профессор Шнэтц считает…

– Диагноз господина профессора ясен. Желаю вам скорейшего выздоровления. – Банкир Клотц передал медицинское заключение Кайтелю, который вынул из нагрудного кармана свои очки и держал их сложенными перед глазами. – Поедете в санаторий?

– Да. В Южную Италию.

– Превосходно. В это время года еще вполне приемлемо. – Банкир Кайтель протянул Бобу Баррайсу руку: – Наилучшие пожелания скорейшего выздоровления. Само собой разумеется, мы сохраним за вами ваше рабочее место.

Через десять минут Боб Баррайс был снова на улице. Там его ожидал Чокки в серебристой спортивной машине.

– Все в порядке? – спросил он через опущенное стекло.

– Да! Они проглотили.

– Логично! Еще бы, заключение Шнэтца! Садись! Куда теперь?

– В какую-нибудь пивнушку выпить пива. – Боб Баррайс опустился рядом с Чокки на глубокое кожаное сиденье и вытянул ноги. В этих современных плоских гоночных машинах не столько сидишь, сколько лежишь. – Потом заберем мои вещи у вдовы Чирновской. В качестве компенсации заплачу ей за полгода вперед…

В понедельник вечером Теодор Хаферкамп позвонил в банк и узнал, что его племянник болен. Когда же Клотц завел речь о четырех неделях щадящего режима, для дяди Тео все окончательно прояснилось.

– Будьте добры, зачитайте мне медицинское заключение, – попросил он и откинулся в своем рабочем кресле. Банкир Кайтель приступил к чтению.

– Заключение выдано господином профессором доктором Шнэтцем и гласит: «Господин Роберт Баррайс страдает перевозбудимостью, развившейся как следствие нервного истощения на фоне врожденной нервозности. Рекомендую четыре недели щадящего режима». Вот и весь текст.

Когда Кайтель закончил чтение, Тео Хаферкамп громко расхохотался, потом, однако, стал очень серьезен и ударил кулаком по столу. Кайтель и Клотц отчетливо услышали по телефону звук удара.

– Кто этот профессор Шнэтц? – спросил Хаферкамп.

– Медицинское светило, господин Хаферкамп. – У банкира Клотца, который сам был пациентом Шнэтца, даже покраснели мочки ушей, когда он снова услышал смех Хаферкампа. – Профессор Шнэтц пользуется мировой славой, и его заключение не вызывает никаких сомнений. Если профессор Шнэтц находит у вашего племянника эту болезнь, то…

– Где сейчас Боб? – прервал Хаферкамп дифирамбы Шнэтцу.

– Сфера наших интересов ограничивается дверями банка, – сухо произнес Кайтель.

– К Бобу приходил посетитель в банк?

– Да, господин Чокки-младший.

– Со сталелитейных заводов?

– Совершенно справедливо.

– Благодарю вас, господа!

Теодор Хаферкамп был не из тех, кто долго занимается самоанализом, он был человеком действия, чем и заслужил и добрую и дурную славу. Когда два года назад забастовали его рабочие, Хаферкамп взял транспарант и один беспрепятственно прошел по фабричным дворам и цехам. На транспаранте было написано: «В 1946 г. – нас демонтировали, в 1948 г. – мы из своего кармана купили новые станки, 521 семья была тогда спасена от голода. Сегодня их несколько тысяч! А теперь идите и все разрушьте!»

Забастовка длилась два часа – ровно столько, сколько понадобилось Хаферкампу, чтобы со своим транспарантом обойти всю фабрику!

На очередном конверте с зарплатой был тогда напечатан следующий афоризм: «Большая глотка хороша лишь при еде – можно поперек спаржу засовывать».

Никто во Вреденхаузене на это не обиделся. Разве только председатель профсоюза, но ему за это и платят…

Хаферкамп позвонил в Эссен, в дом Чокки. Ответил дворецкий, который говорил так, будто у него прищепкой был зажат нос.

– Я бы хотел поговорить с господином Чокки-младшим, – сказал Хаферкамп. Поскольку этот звонок был лишь проверкой, он подавил в себе сильное желание позлить дворецкого.

– Господин Чокки уехал, – прогнусавил голос из Эссена.

– А куда?

– Объяснять это не входит в мои обязанности. Кто вы вообще такой?

Хаферкамп, пожав плечами, повесил трубку.

Уехали. Боб и молодой Чокки. В Америке тридцатых годов это бы означало, что под угрозой госбезопасность. Хаферкамп позвонил адвокату доктору Дорлаху. Адвокат не сразу снял трубку.

– Я лежал в ванне, – сказал Дорлах, узнав голос Хаферкампа. – Что случилось? Подо мной уже лужа на ковре.

– Еще многое может пойти ко дну, доктор! – Голос Хаферкампа звучал очень озабоченно. – Боб пропал из Эссена. Получил заключение медицинского светила, что у него нервное истощение…

– Если бы мне не приходилось сейчас мерзнуть в мокром халате, я бы посмеялся… – сказал Дорлах.

– Ко всему прочему еще четыре недели щадящего режима… и вот он пропал! Куда – никто не знает. Забрал вещи у госпожи Чирновской и внес плату за полгода вперед. Я только что говорил с ней. Второй участник – молодой Чокки. Вы его знаете?

– Отца.

– Такой же простофиля, как мы все, позволяющие молодому поколению садиться нам на шею. Он строит империю, а его сын гадит ему в каждом углу. Он наживает себе инфаркт, а плод с собственного дерева – красиво сказано, а, доктор? – готов набить купюрами первое попавшееся, раскрывшееся ему женское лоно! В любом случае… Боб и этот шалопай Чокки находятся в пути. Ваша задача, доктор, выяснить, куда они подались.

– Очень прискорбно.

– Что?

– Что мне еще пятнадцать лет до пенсии. Но семейство Баррайсов доконает меня раньше, это точно. А если я узнаю, где находится молодой господин?

– Тогда я снова пошлю к нему Гельмута Хансена. Сейчас же позвоню ему.

– Вы должны подарить ему красную машину.

– Гельмуту? Почему это?

– Как пожарной команде семьи Баррайсов.

– Похоже, купание в ванне повышает ваше остроумие. – Хаферкамп постукивал карандашом по крышке стола. Доктору Дорлаху это было знакомо, это означало: мозг Хаферкампа заработал. Хотя он вошел в семью благодаря женитьбе, он самый настоящий Баррайс. Вся семья занята только тем, что устраивает друг другу ад на земле. – А как вы думаете – это чисто риторический вопрос, – что они могли бы предпринять?

– Сладкая жизнь на Ривьере, в Южной Италии, в Греции, в Северной Африке, а если уж очень шикарно – в Акапулько или на Багамах.

– У Боба нет денег.

– Зато у Чокки – хоть отбавляй. Поговаривают, что Чокки один и бесконтрольно распоряжается тридцатью миллионами из материнской части наследства. В свои двадцать пять лет он мог бы уже жить на проценты с капитала. Точно так же, как Боб, если он наймет себе хорошего адвоката и подаст иск на свою часть наследства. С помощью разных юридических уловок эмбарго покойного Баррайса можно было бы представить как противоречащее обычаям…

Хаферкамп перестал стучать карандашом:

– Боб уже высказывал что-нибудь в этом роде?

– Пока еще нет. Он не занимался вопросами наследства, пока у него было достаточно денег. Но я опасаюсь, что дружба с Чокки…

– Бога ради, доктор! – Хаферкамп вскочил и протащил телефон через весь стол. – Мы должны выследить Боба! Сейчас это более важно, чем когда-либо. Поезжайте скорее в Эссен и наведите справки. Мы еще надолго запомним этот день. Что у нас, кстати, сегодня?

– Понедельник, пятое мая. – Похоже, купание в ванне действительно привело доктора Дорлаха в веселое расположение духа. – «Май пришел… распускаются листья…» – запел он.

Хаферкамп с грохотом бросил трубку и уставился на обшитый панелями потолок.

«Что же делать? – думал он. – Почему мы стали так беспомощны? Почему новое поколение ускользает от нас? Всегда ли мы были такими нерешительными? Мы вынесли инфляцию после первой мировой войны, дикие двадцатые годы, потом стали „партайгеноссен“, выбрасывали вперед правую руку и маршировали, куда нам указывали – прошли подготовку к войне, вторую мировую… Польша, Франция, Россия, Африка, от Ледовитого океана почти до Нила, мы все время были в строю, пока все не разлетелось вдребезги, и тогда мы поплевали на руки, расчистили руины, восстановили города, мы пробились, а потом вокруг заговорили об экономическом чуде, наши тела и души обросли жиром, мы потягивались и икали от сытости соседям в лицо. Мы с гордостью показывали нашим подросшим наследникам дело своих рук и не понимали, почему молодые стучали себя пальцем по лбу и сочувственно улыбались нам. Может, здесь наша ошибка? В амбициях поколения, которое сначала все превратило в руины, а потом все построило заново? В этой шизофрении нашего века, который сначала сжигает людей напалмом, а потом ждет оваций, когда сожженным дарят мешочек риса? Может, все наше поколение – это одна большая ошибка?»

Хаферкамп сел, неотрывно глядя на телефон. Наследство Баррайсов давило на него, он это чувствовал, но больше всего давил наследник. Боб Баррайс. Плейбой по воспитанию и из принципа. Закоренелый мот и транжира. И кроме того, – это Хаферкамп с ужасом подозревал – Боб Баррайс был психопатом. Безудержный потребитель. Душевнобольной – как продукт сверхозабоченности матери Матильды Баррайс и денег папаши Баррайса. Человек из золотой реторты.

А в итоге: опасный человек!

Тео Хаферкамп позвонил в Аахен. Гельмут Хансен оказался дома, в своей студенческой каморке.

– Приезжай, – усталым голосом произнес Хаферкамп и провел ладонью по глазам. – Боб пропал. Все мы знаем, что это значит…

Меццана – жалкая деревушка в горах к югу от Валлелунджо. Люди, отчаянное мужество которых жить здесь кажется непостижимым, вырубили на горном склоне свои дома, крытые камнем. Над крышами в низкое небо упирается большая круглая вершина Монте-Кристо, напоминающая лысую голову. Солнце выжигает все живое на белых камнях, и тот, кто три дня подряд смотрит на скалу, на четвертый день слепнет. И тем не менее на протяжении веков в Меццане живут около ста двадцати человек – иногда больше, иногда меньше, но всегда свыше ста. Это семьи Бенаджио, ди Лавоньо, Кадамена, Лапарези, Дудуччи, Джованнони, Ферапонте и еще несколько других. А кроме того, больше шестидесяти собак, триста тощих коз, море кур и священник дон Эмилио. Каждый вечер он преклоняет колена в своей маленькой каменной церквушке перед алтарем, вырезанным из корней дерева, и вопрошает Господа: «Почему сотворение мира остановилось в Меццане? Господи, ведь и эти люди – твои дети…» Через Валлелунджо пролегала автострада, ведущая из Палермо в Сиракузы, она приносила на раскаленные улочки дыхание чужого, далекого мира, столь же далекого, как лунный ландшафт. От шоссе ответвлялась узкая грунтовая дорожка и уходила в горы.

Чокки раздобыл подробную карту автодорог, на которой этот путь был обозначен тонкой линией. Красным карандашом он обвел название «Меццана». Боб Баррайс недоверчиво посмотрел на этот красный кружок.

– Откуда ты можешь знать, что именно в этой деревне кто-то умрет, когда мы приедем? – спросил он.

Чокки засмеялся и ответил:

– Это было бы слишком большим везением! Я знаю в Меццане семью Лапарези. Старый Этторе Лапарези – бургомистр этого жалкого селения.

– А как ты вообще попал в Меццану?

– Это долгая история, Боб. – Чокки сидел в глубоком кожаном кресле, пил вино и рисовал на полях карты стилизованные скелеты.

Апартаменты Чокки на родительской вилле были похожи на выставочный зал музея поп-культуры. Четыре комнаты, уставленные модернистской мебелью и увешанные картинами, с лампами, дизайн которых явно опережая свой век, и покрытая серебряной фольгой ванная были как бы отрезаны от реального мира. Кожаные кресла имели форму сжатой со всех сторон чаши – сидеть в них было уютно, но встать можно было, лишь скатившись сбоку на ковер.

– Год назад я путешествовал по Сицилии и потерпел аварию под Валлелунджо. Целую неделю мне пришлось дожидаться запчастей, и я на осле осваивал окрестности. Что мне еще оставалось делать? Так я попал в Меццану. Никогда ее не забуду. Горстка домов, приклеившихся к лысому черепу скалы. «Они же должны поджариваться, эти люди, – думал я. – Ведь они живут на вечно раскаленной сковородке. Почему они не шипят, как колбаса?» Меня это просто потрясло, и я угостил бургомистра Лапарези кувшином вина. А потом мы пьянствовали подряд три дня и три ночи. С тех пор мы друзья. – Чокки перестал рисовать скелеты. – Если где-нибудь в округе появится труп, Этторе нам его достанет!

И вот Боб Баррайс и Чокки свернули с автострады под Валлелунджо и затряслись по узкой дороге через раскаленные горы. Уже пятый день они были в пути. Чокки, взявший на себя бухгалтерию, заносил в «бортовой журнал» все события. Он добросовестно записывал:

5 мая. Отъезд из Эссена. Прибытие в Комо – 23.17. Отель «Гардения». Смертельно устали, тем не менее в баре познакомились с Лаурой и Виолеттой. Жеребьевка: Лаура – для меня. Было очень хорошо.

6 мая. Автострада дель Соле. Под Римом посадили двух англичанок, Мейбл и Джейн. В сосновой рощице на виа Аппиа антика большой секс. Мейбл была обворожительна. Боб поехал с Джейн к древнеримскому захоронению и оставил малышке синяк на левом бедре. Высадили их в Остии. Переночевали в мотеле. В соседнем номере парочка трудилась всю ночь. Не сомкнул глаз. Обидно только слушать.

7 мая. Поздно приехали в Реджо-ди-Калабрия. Паромы уже не ходят. Переночевали в отеле «Парадизо». Горничная Лиза из Эммериха на Рейне счастлива встретить земляка. Добрый немецкий праздник в постели. Боб остался один. Слуги и официанты охраняли его, как политика. Его ангельское лицо свело с ума здесь всех баб.

8 мая. Переправились в Мессину. Познакомились с Розой и Джулией. Горячи, как сицилийское солнце. Остаемся в Мессине. Снова жеребьевка. Бобу достается Роза. В комнате оказалось, что Роза – трансвестит. И это Бобу! Я чуть не катался от смеха.

9 мая. Район боевых действий. Позади Катания…

Это была последняя запись. До сих пор было лишь беспечное описание прелестей жизни. Дальше фразы должны были бы звучать серьезнее; например, так: «Прием товара. Возвращение на большую землю…»

Чокки позаимствовал для этого жуткого приключения из семейного автопарка мощный универсал, на котором обычно старый Чокки ездил на охоту. Он был выкрашен в зеленый цвет, выглядел неприметно, и – как установил Чокки – в нем могли разместиться четыре «анатомических объекта».

Чокки заказал в Эссене по своим эскизам у столяра массивный деревянный ящик с привинчивающейся крышкой, обитый изнутри двухсотмиллиметровым слоем изоляции, сохранявшей холод. Во время последней остановки в Мессине Боб и Чокки заморозили в холодильнике десять больших пакетов с водой и положили их в ящик. Если его не открывать, холод продержится в нем двадцать четыре часа.

Медленно ехали они по тропе, выбитой в скалах. Боб Баррайс, как специалист по сумасшедшим дорогам, вел машину. Он изо всех сил старался объезжать каменные глыбы на дороге, но это ему не всегда удавалось. Тогда машина делала рывок, рессоры взвизгивали и из-под колес во все стороны летели камни.

– Самая кошмарная дорога в моей жизни! – крикнул Боб, когда машина снова подпрыгнула. – Ралли против нее – парад детских колясок…

– Но в конце пути лежит Меццана! – Чокки открыл бутылку минеральной воды и вылил половину содержимого Бобу на голову. Теплая шипучая вода потекла по его лицу, в широко распахнутый ворот рубашки, по груди. Пекло среди голых скал невыносимо. Боб удивился, почему не плавился металл кузова, не трескался лак и не растапливалась резина колес.

Через час они увидели Меццану. Груда белых камней под лысой скалой, когда-то названной шутником Монте-Кристо. Пара жалких коричневато-зеленых пастбищ ниже деревни была единственным цветным мазком в этой белой пустыне. По долине протекал ручей, единственная артерия жизни в Меццане, сочившийся из скалы, как будто слюна из сомкнутых губ. Здесь, где вода веками боролась с солнечным жаром, были разбиты сады, рос даже виноград, горячая земля рождала огромные плоды. Это был оазис в аду.

Боб Баррайс затормозил и вытер запылившееся лицо. Чокки зажег две сигареты и сунул одну Бобу.

– Такого ты еще, поди, никогда не видел? – спросил он добродушно.

Боб жадно втянул в себя дым и со свистом выпустил его обратно. Потом он покачал головой. Белое солнце его доконало. Нёбо было как дубленая кожа, весь он блестел от пота.

– Это просто невероятно! – воскликнул Боб, вырвал у Чокки бутылку из рук и вылил остатки минеральной воды себе на затылок. – Как здесь может жить человек?

– Они живут, и даже счастливо, вот увидишь! Они станут поставщиками «Анатомического торгового общества»…

Бургомистр Этторе Лапарези был первым, кто их приветствовал. Он бежал им навстречу по круто забирающей вверх дороге, размахивал биноклем над головой и кричал нечто, что они не могли разобрать. С балкона своей «Каза коммунале» он долгое время наблюдал за чужой машиной, пока, наконец, через окуляры своего бинокля не узнал друга из Германии, милого, доброго, щедрого Чокки. Бинокль был самой большой ценностью семьи Лапарези, возвышающей ее над всеми деревенскими жителями, поскольку тот, кто далеко видит, всегда в выигрыше. Этторе выскочил из дома и побежал с криками по раскаленным улочкам.

– Соччи приехал! – кричал он. – Соччи приехал! – Выговорить «Чокки» было трудно для итальянца. Он уже на бегу подсчитывал, сколько заработает на этом приезде. В прошлый раз хватило на шесть месяцев. Соччи сорил лирами направо и налево, как будто это была галька. А священник, дон Эмилио, благословил Лапарези, предупредив: «Этторе, не забывай, что на все это была Божья воля». Лапарези понял намек, пожертвовал церкви четыре большие свечки и заработал право во время очередного крестного хода вдоль ручья, источника жизни Меццаны, целых двадцать минут нести икону Богоматери.

– Амичи! – орал Этторе, когда Боб затормозил у въезда в деревню. – Амичи! Добро пожаловать! Дайте вас обнять. Какая радость!

Он штурмом взял автомобиль, выхватил Чокки из машины, обнял и поцеловал его, а потом прижал к своей груди и Боба. Радость Этторе была искренней. На его заросшем щетиной, изрезанном, как скала, морщинами, обветренном лице читалось явное блаженство. Что из того, что дыхание его отдавало кислым вином и чесноком, а его самого окутывало облако лошадиного пота? Эстет Боб Баррайс, презиравший все некрасивое и принимавший лишь персиковый запах пота женщины, а никак не горький запах дорожного рабочего, дружески, но твердо отодвинул от себя Этторе и в поисках поддержки посмотрел на Чокки.

– Какое у нас вино в этом году! – кричал Этторе, как будто командовал целой армией. – Вино, амичи! – Он пощелкал языком, завращал глазами и зачмокал: – Красное, как бычья кровь! Мама Джулия (это была жена Лапарези, толстая женщина, каждый год жизни которой оставил глубокий след на ее лице) уже печет огромную пиццу! Какая радость! Какая радость!

Вечером к Лапарези пришел священник дон Эмилио. Боб и Чокки уже выставили себя на обозрение всей деревне и одарили деньгами детей. Взрослые были слишком горды, чтобы брать их, не заработав, они не были попрошайками.

– И это тоже нужно учитывать, – сказал Чокки Бобу. – Солнце развило в их мозгу больше всего один центр – гордость. Чтобы жить, эти люди могли бы красть, убивать, жечь, но только не просить милостыню. Даже за десять тысяч лир ни одна из этих девчонок не ляжет к тебе в постель. Если она это сделает, то бесплатно, из любви, всем сердцем. И это таит в себе большую опасность. Здесь не знают флирта – только честь и гордость. Так что будь осторожен, Боб, зашей себе ширинку суровыми нитками!

Дон Эмилио съел кусок гигантской пиццы, выпил, как воды, густого темно-красного вина и сообщил, что Божий дом в Меццане не благословение Господа, а оскорбление христианства.

– Тысячу марок необходимо, чтобы отремонтировать его во славу Господа, – сказал он. Когда вопль Этторио оповестил всю деревню, дон Эмилио быстро перевел лиры в марки и подсчитал, какие крохи со стола богатых нужны его церкви. Тысячи марок ему бы хватило. Сто восемьдесят тысяч лир – немыслимая сумма для Меццаны! И всего лишь пылинка в кармане богача.

– Выложим эти деньги, – заметил Чокки небрежно Бобу. – Дадим ему тысячу марок, и когда мы будем вывозить свой товар, он спрячется за алтарем, закроет глаза и зажмет руками уши. Если нужно для дела, я построю ему новую колокольню… – Чокки доброжелательно улыбнулся дону Эмилио, не понимавшему по-немецки, сунул руку в нагрудный карман и отсчитал десять купюр по сто марок на грубо обструганный стол Этторе. – Мы даже всевышнего подкупим, – сказал он при этом.

– Самая грандиозная идея, с какой я когда-либо имел дело. – Боб Баррайс скривил свое красивое лицо. Его взгляд скользнул по жадно загоревшимся глазам бургомистра Лапарези, по дону Эмилио, который сначала немного пожеманился, а потом точно рассчитанным движением крупье сгреб банкноты; по маме Джулии, которая облизала жирные губы, наступила под столом Этторе на ногу, напомнив ему тем самым, что и Лапарези принимают немецкие марки.

Этторе вздохнул, полез рукой под стол, почесал свою ногу и уставился на остатки своей пиццы.

– Урожай был плохой, – простонал он. – Что за лето, амичи, что за лето! Стоило высунуть зад из дверей, моментально получалась жареная ветчина! У кур были опалены все перья. Козы давали кипящее молоко. Дурное лето. Зимой голодали и жрали сено, как скотина…

– Положение может измениться, – сказал Чокки многозначительно. – Но вино хорошее, Этторе…

В десять вечера дон Эмилио ушел, чтобы звонить в колокола. Это были два жалких пронзительных колокольчика, но не звук возносит хвалу Господу, а убеждения того, кто тянет за веревку. Этторе придвинулся поближе к Чокки и Бобу, после того как мама Джулия оставила мужчин одних и где-то возле дома гремела посудой.

– Ты сделал намек, Соччи, – начал зондировать почву Этторе. – Нищета Меццаны съедает мое сердце. Я могу показать тебе детей, которые еще ни разу не видели куска мяса, не ели поленты,2Блюдо из кукурузы (примеч. пер.)не знают рыбы…

– Меня интересуют не дети, Этторе, а старые, больные, немощные… короче те, которые вскоре могут умереть. – Чокки положил триста марок на стол. Этторе громко икнул – он понимал, что деньги для него, но не мог сообразить, что он за них должен сделать. Перед домом послышались голоса – посланники семей Меццаны справлялись у мамы Джулии, как чувствуют себя гости из Германии. Сыты ли они и, главное, в хорошем ли настроении? В деревне сразу заметили, что дон Эмилио сегодня звонил в колокола дольше обычного.

– Больные? – переспросил Этторио и вытер влажные от вина губы тыльной стороной ладони. – Ага, больные! Но почему, Соччи?

– Есть в деревне кто-нибудь при смерти?

– Нет. – Этторе недоуменно посмотрел на Чокки, а потом на Боба. – Почему?

– Нам нужны мертвые, Этторе.

– Мертвые?

– Мы платим пятьдесят тысяч лир за труп, – сказал Боб.

– Амичи, вы опьянели. – Этторе широко ухмыльнулся. – Хорошее вино, да? Виноград растет на скалах…

– Это не шутка, Этторе. – Чокки положил руку на три стомарковые купюры. Бургомистр Лапарези сразу смекнул, что дело принимает серьезный оборот. Он сделал большой глоток вина, скосив глаза через край глиняного кувшина. – Ты ведь знаешь, что в университетах обучают врачей?

– Я же не идиот.

– Они изучают болезни, знакомятся с человеческим телом изнутри и снаружи, и для этого им нужны трупы, которые можно разрезать, чтобы во всех тонкостях понять анатомию, строение тела. Студенты должны знать каждую кость, каждый мускул, каждый нерв, каждую жилу, железу, артерию или вену, каждый орган, его строение и его функции, его болезни и возможности излечения. Для всего этого нужны трупы, чтобы по ним точно изучить, как продлить жизнь человека. То есть это хорошее, благородное дело – продавать университетам трупы.

Этторе Лапарези неотрывно смотрел в свою кружку с вином и размышлял. Впервые в жизни он столкнулся с делом, о котором не имел ни малейшего понятия. Конечно, врачи должны знать человека и изнутри, иначе откуда они узнают, какие болезни могут в нем поселиться. А потом операции. Нужно ведь знать, куда режешь. Этторе всегда восхищался хирургами, когда о них писали в газетах и журналах. Они пришивали отрезанные руки, долбили головы, пересаживали сердца… с ума можно сойти. А Марии Капуччилини из соседней деревни Овиндоли отрезали в Палермо даже грудь, и с тех пор она здорова, как двадцатилетняя.

Этторе посмотрел на Боба, как будто ожидал от него объяснения. И Боб сказал:

– Подумайте только, синьор Лапарези: кто-то умирает, его кладут в гроб, закапывают в землю, и там он гниет. Кому от этого польза? Никому! Только хлопоты. Нужно ухаживать за могилой, сажать на ней цветы, поддерживать в чистоте. А какую бы пользу он мог принести человечеству, если его продать нам! Он может обогатить знания многих молодых врачей, он поможет побороть болезни… и родственники получат еще за него пятьдесят тысяч лир…

– Это крайне важно! – Этторе сложил руки на кувшине. На его небритом морщинистом лице появилось выражение искренней скорби. – Но у нас нет покойников в Меццане.

– Ни одного тяжелобольного?

– Есть один. Старый Джуббиа. Ему девяносто лет, уже было три удара, и вот уже четыре года он не может умереть. Каждый раз, когда он замечает, что близится конец, он выпивает кружку вина и живет дальше. Семья Джуббиа уже просто в отчаянии…

– А в соседних деревнях? Я плачу тебе за посредничество двадцать тысяч лир. Этторе Лапарези замолчал. Даже человек из Меццаны должен сначала свыкнуться с мыслью, что ему придется торговать мертвецами. Не так просто перестроиться. Вместо дынь – трупы. Этторе не мог побороть сомнения морального характера.

«Это нужно для медицины, – тупо размышлял он. – Для всех нас. Тут он прав. В земле от них никакого проку, а в университетах на них можно учиться. И почему мафия до сих пор не занялась этой торговлей?»

– Оставим это до утра, – дипломатично сказал Этторе. – Я должен сначала подумать, насколько это богоугодное дело…

Боб Баррайс и Чокки прожили два дня в Меццане, на третий вернулся Лапарези из своей новой поездки по округе и доложил с сияющим лицом:

– Нашел покойника! В Примолано. Молодой парень, двадцать лет. Несчастный случай, амичи… Его семья уже в девятом колене воюет с соседями Фролини. На очереди был Альберто Дуччи. Но он решил всех перехитрить, нашел себе работу в Германии и пробыл там два года. А теперь вот вернулся навестить свою маму и сразу нарвался на дробовик старого Фролини. Как можно быть таким глупым, таким глупым… – Этторе заломил руки и начал рассказывать всю историю вражды семей Фролини и Дуччи. Началось это еще в 1809 году – тогда кто-то из Дуччи обрюхатил дочку Фролини и не женился на ней. В день рождения ребенка молодого Дуччи нашли с проломленным черепом. С тех пор семьи убивали друг друга, но не всегда успевали: женщины рожали больше детей, чем можно было убить. С каждым покойником плодовитость возрастала. Все было бы проще, если бы Фролини или Дуччи переехали в другое место… Но это было невозможно. Их честь была из того же материала, что и скалы вокруг.

Через час Боб и Чокки на своем универсале поехали в Примолано. Этторе сидел сзади на специальном ящике и курил одну сигарету за другой. Окурки он тушил о крышку ящика. Он нервничал. Семья Дуччи была готова продать мертвеца, о котором еще никто официально не знал, что он мертв. В отделение карабинеров в Рокка-дель-Аквила вообще не было заявлено… Какое дело полиции до вражды между семьями Фролини и Дуччи? Ведь никто не мог ничего изменить.

В Примолано вся семья Дуччи ожидала немецких покупателей их дорогого Альберто.

Как огромные вороны, сидели одетые в черное женщины вокруг простой раскладушки, на которой лежал покойник. Его гордое красивое лицо было еще отмечено печатью той пленительной страстности, которая может быть присуща только сицилийцам. Глава семьи Марио Дуччи, седой старик с загрубевшим лицом, вышел навстречу Бобу и Чокки с застывшей миной. Женщины тихо плакали. Этторе остался снаружи у машины, он не хотел иметь ничего общего с вендеттой Фролини и Дуччи.

– В ближайшие дни вы получите одного из Фролини, – невозмутимо произнес старый Дуччи. – Из Америки и Канады, Германии и Швейцарии все возвращаются на родину. Вы принимаете всех мертвецов?

Боб Баррайс не отрываясь смотрел на распростертое тело юноши.

– Всех! – ответил он, прежде чем Чокки что-то успел сказать.

– Это хорошо. – Марио Дуччи протянул руку. – То, что здесь происходит, никого не касается. Если вы заберете мертвых, это самый незаметный способ спрятать их.

– И как долго это будет продолжаться? – спросил Чокки.

– Пока у Фролини не иссякнут силы. У них еще четверо мужчин, и ни одна женщина не беременна. А у нас еще шесть мужчин, и четыре женщины ждут ребенка. Дуччи победят!

Чокки заплатил за покойника пятьдесят тысяч лир, потом четверо Дуччи внесли в дом ящик. Все, что происходило потом, Боб Баррайс воспринимал как фильм ужасов.

Застреленный был раздет и обмыт. Этим занялись женщины, и они исполняли свою работу как ритуал. Боб увидел, что грудь юноши была превращена в крошево зарядом дроби – стрелявший нажал на курок на расстоянии не больше двух метров. Со всей мощью, почти не рассеиваясь, сотни дробинок вошли в тело.

Мертвого Дуччи положили обнаженным в ящик, обложили охлаждающими пакетами – так, как готовят к отправке большую рыбу, – закрыли сверху крышку и завинтили ее. Все это происходило молча, без слов, лишь на фоне плача двух женщин – матери и сестры покойного. Потом четверо мужчин отнесли ящик в машину, задвинули его и, не бросив ни одного взгляда на Боба и Чокки, ушли обратно в дом. Только старый Марио Дуччи стоял еще в двери и смотрел вслед своему младшему сыну увлажненными глазами. В руках он держал деньги, они торчали у него между сжатых пальцев.

– Благослови тебя Господь, сынок, – произнес он хрипло, когда Боб снова сел за руль и завел двигатель. – На эти деньги мы купим оружие и боеприпасы и истребим всех Фролини! Я обещаю тебе, клянусь слезами Богородицы…

Он стоял в дверях, пока машина не скрылась за поворотом дороги в горах. Лишь когда он вошел в дом, женщины начали громко плакать, а мужчины проклинать Фролини.

Транспортировка на материк не составила проблемы. По виду ящика никто не мог догадаться о его содержимом. Боб написал на нем с обеих сторон большими белыми буквами: «Кемпинг Интернэшнл». Каждому было ясно, что внутри ящика лежит палатка или другое снаряжение для веселого отпуска.

Подготовка Чокки оказалась безупречной.

Через два дня они приехали в университетский городок и позвонили из телефонной будки, как было условлено, служащему анатомического театра. Человек, таскавший в подвале части трупов, как мясник колбасы, поставил в известность научного ассистента профессора.

– Сегодня, в двадцать два часа, – сказал служащий, – я встречу вас перед институтом. Вы должны въехать сзади во двор, но это я вам потом покажу…

Пока дело протекало без осложнений. Единственную неприятность доставляли замороженные пакеты, которые, несмотря на внутреннюю обшивку из пористого материала, таяли быстрее, чем могли предположить Боб и Чокки. Поэтому им во время ночевки в Палермо пришлось вновь развинчивать ящик, вынимать пакеты и снова замораживать их в морозильнике отеля.

Эту задачу взял на себя Боб Баррайс… Чокки стоял на часах в гараже, в то время как Боб занимался мертвецом. Со времени появления трупа Боб не испытывал больше того спортивного азарта, который ощущал во всем деле Чокки, желание сделать что-то необычное, зловещее бегство из однообразия богатых забав, он даже сфотографировал перевозку погибшего Дуччи во всех подробностях. В Примолано, несмотря на бдительное око семейства Дуччи, ему это удалось с помощью мини-камеры, спрятанной на поясе. Для Боба этот «спорт» стал чем-то большим. Присутствие смерти возбудило в нем то же чувственное желание, которое он испытал, когда на его глазах горел Лутц Адамс и летел в бездну горного ущелья на своем мотоцикле крестьянин Гастон Брилье. С тем же вожделением он любил, требуя от девушек, чтобы они корчились и изображали муки. Он заставлял их притворяться, что они вот-вот рассыплются под его руками, ему было необходимо слышать их стоны и еле сдерживаемые крики, он наслаждался раскрытыми от ужаса глазами. Тогда его заливало горячей волной, которая увлекала за собой, и он становился вулканом страсти, способным высекать искры из другого тела.

Ровно в десять вечера они припарковались перед медицинским отделением университета и стали ждать служащего анатомического театра. Когда появился господин в превосходно сшитом костюме, Чокки дал короткий гудок.

– Вот он, – сказал Чокки. Боб искренне удивился:

– Этот джентльмен?

– А почему работник анатомического театра должен выглядеть как чудище? Джанни Порца – человек, который все свои деньги вкладывает в одежду и косметику. – Чокки засмеялся и кивнул Порца. – Тоже интересный психологический момент. Раз уж ему приходится по восемь часов в день иметь дело с разрезанными трупами, голыми мертвецами и плавать в облаке формалина и дезинфекционных средств, то в своей личной жизни он спасается дорогими костюмами и пряными духами. Таким образом он соблюдает равновесие.

Передача трупа произошла быстро и по-деловому.

Товар – деньги. Сто тысяч лир.

Джанни Порца удостоверился во дворе, что в ящике действительно находится мертвец, отсчитал деньги и с помощью Боба задвинул ящик на плоскую тележку на четырех колесах. Потом он вместе с ней исчез за большой железной дверью с надписью «Вход запрещен», и вскоре донесся приглушенный шум спускающегося лифта. Царство мертвых всегда под землей – и тех, кто погребен, и тех, кто в подвале анатомического театра.

Джанни Порца вновь появился через десять минут и задвинул пустой ящик в кузов универсала.

– В следующий раз не надо застреленных, – сказал он. – Грудная клетка, диафрагма и легкие непригодны для учебных целей. В следующий раз, пожалуйста, привозите мертвеца в хорошем состоянии…

Он с достоинством протянул руку Бобу и Чокки, откатил тележку к стене дворовой постройки клиники и удалился, ни разу не обернувшись. Элегантный мужчина с черными вьющимися волосами, благоухающий пряным ароматом.

– Ну вот, дело сделано, – сказал Чокки, когда они выходили из машины перед отелем, в котором заказали комнату. – Что будем делать вечером?

– Мне срочно нужна женщина. – Голос Боба глухо завибрировал. Его большие оленьи глаза блестели. – Тебе нет?

Чокки покачал головой:

– Не то настроение. Теперь, когда все позади, у меня что-то на душе кошки скребут.

Он прислонился к машине и зажег сигарету.

– А мне понравилось. – Боб Баррайс просветленно улыбнулся. Его ангельское лицо готово было расплавиться от умиления. – Будь здоров, Чокк. Пойду поймаю себе голубку…

Чокки смотрел ему вслед, как он легкой, порхающей походкой шел по улице – как будто сошел с картинки из журнала мод. Несколько женщин обернулись в его сторону: он был магнитом, притягивающим женские сердца.

– Боб становится зловещим, – пробормотал себе под нос Чокки и погасил сигарету о решетку радиатора. – Похоже, нет ничего на свете, что могло бы его потрясти.

Он отправился в свою комнату, разделся, принял душ, голым бросился на кровать и быстро заснул.

Боб Баррайс провел всю ночь в комнате на Виа Скаренте.

За двадцать пять тысяч лир он заставил семнадцатилетнюю проститутку изображать из себя мертвую. Ей пришлось лечь обнаженной в постель, закрыть глаза, скрестить руки на животе и задержать дыхание.

Лишь тогда он на нее набросился, издавая нечленораздельные звуки, как человек, которому вырвали язык.

Гельмут Хансен был на пути в Сицилию. Из Дюссельдорфа он вылетел в Рим, оттуда в Катанию. Теперь он сидел в отеле «Палаццио» и не знал, что делать дальше.

Доктору Дорлаху удалось выследить беглецов только досюда. Он сразу же поехал к Чокки, но упрямый дворецкий даже за пятьсот марок не выдавил из себя ничего, кроме: «Ниже моего достоинства говорить за деньги». Первую и единственную зацепку Дорлах получил от шофера. Тот сообщил, что Чокки-младший приобрел карту Сицилии. Он просматривал ее, когда шофер зашел за старым Чокки, чтобы вести его на заседание наблюдательного совета.

– Сицилия! – произнес Теодор Хаферкамп голосом, полным смутных предчувствий. – Это еще никогда не приводило ни к чему хорошему! Одному дьяволу известно, что они могут там замышлять. Что можно придумать на Сицилии, Гельмут?

– Такой человек, как Боб, может повсюду поджечь мир. Его фантазия в изобретении увеселений неиссякаема и причудлива.

– Если бы он хотя бы десять процентов от нее вкладывал в честную работу! – воскликнул Хаферкамп. Он намеренно повысил голос, поскольку в салон вошла Матильда Баррайс. Она была бледна, хрупкое создание из фарфора, как будто рожденное со сложенными руками.

– Вести от Боба? – спросила она.

– Да. Он, должно быть, на Сицилии.

– Наверняка в санатории.

– Абсолютно точно. Питьевое лечение. Высасывает пот из женских пупков!

Матильда Баррайс вздрогнула, но не отреагировала на этот выпад. Она посмотрела на Гельмута тем молящим взглядом, полным материнской тревоги, перед которым никто не может устоять:

– Ты посетишь его, Гельмут?

– Сначала он должен разыскать его!

– Я сделаю все, что в моих силах. – Хансен беспомощно поднял руки. – Но Сицилия велика. Как найти в ней наугад двух человек?

– Есть только один вариант: обойти все знаменитые отели в городах. В одной из этих роскошных коробок они наверняка ночевали. Тогда у тебя есть хоть одна зацепка. – Хаферкамп с вызовом посмотрел на сестру. Это был взгляд, которого Матильда всегда избегала. Когда речь шла о Роберте, ее всегда угнетало чувство вины. «Что я сделала неправильно? – часто спрашивала она себя. – Ведь в детстве он был таким милым и послушным мальчиком». Она не знала, что три служанки уволились в те годы потому, что четырнадцатилетний Боб подкарауливал их во флигеле для слуг и рывком расстегивал им блузки.

Гельмут Хансен добрался до Катании. Здесь след обрывался. В отеле «Палаццо» Боб и Чокки отдыхали три часа и заморозили целую гору пакетов в морозильной установке гостиницы. Это он слышал и в Мессине.

Двадцать пакетов.

Хансен искал этому объяснение и не находил. Но, если Боб Баррайс с таким грузом разъезжает по Сицилии, это неспроста.

И вот Гельмут Хансен торчал в Катании в надежде на великого помощника всех растерявшихся: на случай. Он прождал больше недели, объездил на взятом напрокат автомобиле все дороги вдоль побережья, был в Сиракузах и Ликате, в Марсале и Трапани, в Палермо и Цефалу. Он кружил вокруг острова в надежде встретить перед одним из прибрежных отелей универсал из Эссена. Боб может быть только на побережье, решил Хансен, только там, где есть вода и девочки, он чувствует себя хорошо. Внутри страны, по которой столетия пронеслись, как горячие ураганы, нет места для увеселений Боба Баррайса.

Его поиски были напрасными, потому что Чокки и Боб к тому времени уже расстались и вернулись в Германию. Чокки отправился в Мюнхен – ему вдруг пришла в голову очередная идея, которая его целиком захватила. Он одолжил Бобу три тысячи марок и дал с собой бланковый чек Эссенского банка.

– Предел – десять тысяч марок, – сказал он, сгорая от нетерпения. – Где мы встречаемся?

– В Каннах. – Боб Баррайс написал расписку и пододвинул ее Чокки. Порядок прежде всего, даже среди друзей. – Ты на тачке поедешь в Мюнхен?

– Я оставлю машину в Риме, в гараже, а сам полечу. А ты?

– Сам еще не знаю. – Боб Баррайс посмотрел в окно. Воздух буквально дымился. Был необычайно жаркий май. У расположенной напротив церкви голуби попрятались в тень, отбрасываемую каменными святыми. – В любом случае я буду в Каннах! Когда мы встречаемся?

– В воскресенье, восемнадцатого мая.

– Перед клубом «Медитерране».

– О'кей.

Вечером они поехали в Рим и на следующее утро разными рейсами вылетели в Германию: Чокки – в Мюнхен, Боб Баррайс – в Кельн. И в то время, как Гельмут Хансен потел на дорогах Марсалы и бросал вызов случаю, в дверь студентки Евы Коттман позвонили. Она снимала маленькую однокомнатную квартирку на окраине Аахена; это была бетонная коробка, четыре угла которой подразумевали четыре комнаты: кухня, гостиная, ниша для спанья и кабинет. Посредине с потолка свисало на цепях кресло в форме чаши, обозначавшее место для досуга.

–  Вы? – протянула Ева Коттман, открыв дверь. За огромным букетом роз улыбалась физиономия Боба Баррайса. Это напоминало сладкую картину кисти Боттичелли: ангел меж роз. – Откуда вы взялись?

– Могу я сначала войти? – спросил Боб.

Она пропустила его, он вошел в квартиру и положил букет на висячее кресло. Беглого обзора ему было достаточно, чтобы установить: Ева Коттман хотя и была красивой, умной девушкой, но она была бедна. Отец – учитель народной школы, вспомнил Боб. Дополняет ее скромную ежемесячную стипендию частными уроками английского. «Это многое облегчает», – с удовлетворением подумал он.

– Вы действительно ошарашили меня, – сказала она. Несколько беспомощно она прислонилась к двери и смотрела на пышные розы. «Гельмут ведь сказал, что он на Сицилии, – пронеслось у нее в голове. – А он здесь. Полетел ли Гельмут на Сицилию? Или это была только отговорка под прикрытием Боба? Может, Гельмут вообще не летал в Италию?»

В ней просыпалось недоверие. Она вдруг почувствовала тупую боль в сердце.

Боб Баррайс улыбался ей. Его бархатные глаза буквально ласкали ее.

– Разве я не обещал навестить вас, Ева? – произнес он.

– Я не приняла это всерьез. Но почему вы не на Сицилии?

– Сицилия? – В глазах Боба появилось искреннее удивление. – А что я должен там делать?

– Гельмут полетел в Катанию искать вас.

Ничто в лице Боба не выдало того триумфа, которым он наслаждался в эти минуты. «Ну теперь я всех вас положу на обе лопатки, – думал он, в то время как его нежные глаза выражали глубочайшее недоумение. – Проклятый дядя Теодор, ты в последний раз использовал Гельмута как пожарную команду».

– Это, вероятно, ошибка, – проговорил Боб. – Я два года назад был на Сицилии. А с тех пор не бывал…

– Но, Гельмут… – Ева Коттман убрала со лба прядь волос. Ее замешательство было так велико, что она не обратила внимания на опущенные уголки рта Боба. – Он вызвал меня из аудитории и сказал…

– Гельмут обманул вас, Ева. – Голос Боба был мелодичен, как звук виолончели. – Я вчера видел его… Он в Каннах. Для разнообразия предпочитает иногда длинноволосых брюнеток…

Это было прямое попадание. Боб понял это, когда Ева сжала губы.

«Я выиграю мое пари, – думал он с удовлетворением. – А потом мы станем врагами, каких еще свет не видывал. Я ненавижу тебя, ты, вечный жизнеспаситель! Ты, бродячая совесть! Ты, хороший человек! Пока я не задохнулся от твоей морали, лучше раскроим друг другу черепа…»



5

Ева Коттман неподвижно стояла у окна и смотрела на улицу. Рядом висела штора, лицом она прижалась к оконной решетке. Молчание было гнетущим и тягостным. Наверное, уже четыре минуты стояла она так, молча, с закрытыми глазами. Боб не нарушал эту тишину, он знал, что в эти секунды молчания разбивается вдребезги образ Гельмута Хансена, который Ева носила в своем сердце. Это был триумф, который он ощущал как приятное покалывание во всем теле. Он сел, положил ногу на ногу и закурил сигарету. Щелчок зажигалки заставил Еву резко обернуться. Ее огромные голубые глаза были сплошным вызовом.

– Вы лжете! – громко произнесла она.

Боб Баррайс поднял руку с горящей сигаретой:

– Стоп, прекрасная Ева. Боб Баррайс хотя и пользуется дурной репутацией, созданной, кстати, теми, кто ему безмерно завидует, до ненависти, но одного он никогда не делал: в серьезных ситуациях лгать красивым девушкам. Честность всегда была моей сильной стороной. Я никогда не говорил: «Крошка, я люблю тебя…», а только всегда: «Я хочу с тобой в постель!» И сразу всем ясно, что есть и что будет.

– Это относится и к данной ситуации? – спросила Ева с явной неприязнью.

– Это был всего лишь пример. Почему я должен обманывать вас, Ева?

Он рассматривал Еву взглядом знатока, которому женская красота предлагается в таком объеме, что он придает значение малейшим оттенкам и различиям. Форма лодыжек, изящная плавность икр, округлость бедер, плоский живот, форма груди и ее переход в плечи – вот детали, в которых заключено волшебство красоты, совершенство женской натуры. Еву Коттман он находил красивой, но невозбуждающей. Это был не тот тип женщины, с которой Боб Баррайс ложился в постель, но она была именно той женщиной, к которой такой человек, как Гельмут Хансен, мог привязаться всей душой, и поэтому была прекрасным средством разрушить Хансена.

– Что бы я мог с этого иметь? – спросил Боб Баррайс коварно. – Ведь вы любите Гельмута…

– Да! И поэтому я вам не верю…

– Ха-ха, Ева! Не верю! Вы это можете увидеть! Поедем со мной в Канны. Понаблюдайте за Гельмутом, как из него шарм бьет ключом и как он грациозно вытанцовывает вокруг своей спутницы. Прямо павлин на току. Если хотите, я охотно возьму вас с собой на Ривьеру.

– А Гельмут вас не видел?

– Ну что вы! Я его увидел по дороге на водную станцию. Сразу же заскочил в кафе и спрятался за витриной. «Ну и фрукт», – я еще подумал. Как это он один попал в Канны? Что он насочинял доброму дядюшке Тео? И вам… Простите, – Боб Баррайс сидя изобразил поклон.

«Это был ураганный огонь отравленных стрел, сметающий любую крепость», – подумал он удовлетворенно. Боб избегал смотреть на Еву, курил и разглядывал горящий кончик своей сигареты.

– Когда вы едете, Боб? – спросила она неожиданно. Ангельское лицо Баррайса просветлело.

– Прямо завтра…

– И вы возьмете меня с собой?

– Это будет самая прекрасная поездка на юг в моей жизни.

– Оставьте! – сказала она сухо, нервно перебирая пальцами, судорожно сжимая их и бессмысленно теребя платье. – Когда вы заедете за мной?

– Скажем, завтра в девять утра?

– Тогда нам придется заночевать в пути?

– Конечно, – ответил невинно Баррайс. – Может быть, в Гренобле. Разве я похож на мужчину, который внушает страх? Я обещаю, что не совершу убийства на сексуальной почве…

При этом он улыбнулся, и улыбка его была страшной. Но Ева Коттман не распознала этого и улыбнулась в ответ, как будто замечание было действительно очень остроумным. Но потом ее глаза опять погрустнели.

– Зачем мне, собственно, ехать в Канны? – спросила она тихо. – Почему я должна все это видеть?

– Знающие мужчины мне всегда рассказывали, что женщины умеют бороться за свою любовь. Сам я этого никогда не испытывал, так как за меня не надо бороться, я всегда готов, и мне тоже не приходилось бороться за женщину, если она мне нравилась. Я протягивал руку и брал ее, как пойманную птичку. Но вы другая, Ева, а Гельмут тем более… Для вас любовь не просто секс, вы любите сердцем, хотя это не что иное, как глупый пульсирующий мускул. Просто звучит романтичнее: любящее сердце. – Он погасил сигарету в стеклянной пепельнице и обхватил руками приподнятое колено. – Я ведь просто хочу помочь вам, Ева, и Гельмуту тоже. Он такой хороший парень и друг… но однажды может поскользнуться и самый лучший конькобежец…

– Ну хорошо. Завтра в девять! – Ева Коттман протянула Бобу руку. Ему пришлось вскочить, хотя он и не считал еще свой визит завершенным. – Вы не обидитесь, если я попрошу вас оставить меня теперь одну? Сердце… – она вымученно улыбнулась. – Вы сами только что говорили…

– Собственно, я собирался пойти с вами куда-нибудь поесть.

– Не теперь. Пожалуйста…

Ее голос был тихим и жалким, как у заблудившегося ребенка, спрашивающего дорогу. Баррайс взял ее вялую руку, поцеловал ее и с удивлением обнаружил, что она пахла ландышами. Он любил ландыши. Это был запах сладкого мотовства. Впервые так пахло, когда тетя Эллен доказала ему, какие свойства таит в себе зрелая голодная женщина. Тогда ему было шестнадцать. С тех пор аромат ландышей сопровождал его всю жизнь. Удивительно, как много женщин предпочитали этот нежный запах, но самое удивительное, что, почувствовав его, Боб Баррайс терял свою уверенность победителя, становился безвольным и лишь как червь забирался в тела этих женщин.

– Ландыши… – сказал он у двери. Глаза его блестели, будто покрытые лаком.

– Рождественский подарок Гельмута… – Ева печально улыбнулась.

– Используйте другие духи, когда мы поедем, – сказал Боб. – Не из-за Гельмута, а ради меня. У меня аллергия на ландыши. Возможно, я расскажу вам потом эту историю… в другое, более благоприятное время.

Он быстро наклонился и поцеловал Еву в щеку, прежде чем она успела уклониться. Потом он, не оборачиваясь, сбежал вниз по лестнице и покинул дом.

«Какой же я актер, – подумал он на улице. – Может быть, в этой области я мог бы чего-нибудь достичь? Интриган… Кто лучше меня сыграет эту роль? Из меня фонтанируют целые потоки обходительности…»

Вечером того же дня у Теодора Хаферкампа зазвонил телефон. Хаферкамп находился – что было большой редкостью – на своей одинокой холостяцкой вилле на окраине Вреденхаузена, а не в замке Баррайсов. Ему хотелось покоя. Он устал от вечных жалоб Матильды, сообщений Хансена о тщетных поисках на Сицилии, напоминаний доктора Дорлаха о том, что старого Адамса необходимо поместить в психиатрическую лечебницу. Старик, которого после смерти Лутца словно подменили, ни на день не оставлял теперь семейство Баррайсов в покое. Он все время задавал всем один и тот же вопрос: «Почему аварию не расследуют как положено?» – или же бомбардировал Тео Хаферкампа письмами и телефонными звонками. Хаферкамп в душе соглашался, что с несчастным случаем в Приморских Альпах многое не ясно, но дело было закрыто французской полицией, и Боб был признан одним из пострадавших. Как бы ни выглядела на самом деле правда, семейная честь Баррайсов не была затронута.

На предприятии были свои неприятности. Поставщики не отличались пунктуальностью, и рабочий совет требовал более подробных сведений о тех суммах из прибыли, которые ежемесячно получал Боб Баррайс. Таким путем Вреденхаузен хотел, наконец, знать, как высоки суммы, которые проматывал плейбой и ради которых половина города в шесть утра ехала на работу.

«Спокойно, – уговаривал себя Хаферкамп. – Выпей коньячку, сядь, как добрый буржуа, перед телевизором, дай себе заморочить голову – что там у нас сегодня? – ах да, Лембке со своей викториной „Кто я такой?“, – вытянись в кресле и забудь, что ты наместник Баррайсов. Канцлер. Опекун легковесного короля. Белоснежная вывеска семьи. Забудь обо всем на пару часов…»

Но в этот момент зазвонил телефон, и Хаферкамп, глубоко вздохнув, покорно снял трубку. Он настолько углубился в свою личную жизнь, что голос Боба, откуда бы тот ни звонил, не мог уже заставить его вскочить.

– Мой бедный больной мальчуган, – произнес Хаферкамп, поглядывая на экран телевизора. Лембке как раз засовывал пять марок в свинью-копилку. Загадан был каменотес, но команда отгадывающих из-за его показов руками решила, что это гинеколог. – В какой ты постели? Блондинка или брюнетка?

– Ни то ни другое, дядечка. Я в Каннах.

– Не на Сицилии?

– Там для меня был слишком влажный воздух.

– Остряк! Ты знаешь, что Гельмут ищет тебя на Сицилии?

– Нет. С какой стати?

– С чего это ты вдруг заболел?

– Гельмут это должен выяснить? Ведь я же предъявил медицинское заключение.

– О душевном расстройстве! Когда это читаешь, невозможно удержаться от смеха. Что ты делал на Сицилии?

– Основал фирму.

– Что основал? – Теодор Хаферкамп выключил телевизор. – Повтори еще раз.

– Фирму по продаже анатомических наглядных пособий. Тео Хаферкамп громко втянул носом воздух:

– Это что, новое обозначение публичного дома?

– Фу, дядя Тео! – В трубке раздался звонкий смех Боба Баррайса. Похоже, его нервы не так уж истощены. – Я расскажу тебе об объектах нашей торговли, если у нас когда-нибудь выпадет хороший денек. А цель моего звонка – не оставлять тебя в неведении относительно того, где я нахожусь, – Благородный жест…

– Передай привет маме. Она, конечно, плачет?

– Естественно! Удивительно, откуда она берет столько жидкости. Боб! – Голос Хаферкампа стал серьезным и настойчивым. – Было бы напрасной тратой времени спрашивать тебя, что ты делаешь в Каннах. Я прошу тебя только об одном: не делай новых глупостей! Смерть Лутца далеко еще не забыта. Она – как пятно плесени на твоем имени. Не привлекай всеобщего внимания. Кстати… откуда у тебя деньги, чтобы жить в Каннах?

– Новая фирма… и хороший друг.

– Молодой Чокки.

– Твой доктор Дорлах работает превосходно. Ему бы с его способностями – в федеральный разведцентр.

– Боб…

Хаферкамп потряс телефон. Но Боб уже положил трубку. Вздохнув, Хаферкамп поднялся, снова оделся и поехал на виллу Баррайсов. Нужно было проинформировать Матильду, чтобы приостановить ее перманентную грусть. И Гельмута необходимо вернуть из Сицилии. Бедный парень обегал весь остров, как голодный волк. Каждый вечер около 22 часов он звонил с Сицилии.

Хаферкамп остановился и вперился в большое зеркало гардероба. Его неожиданно осенило.

Позавчерашнее сообщение Гельмута из Катании: Боб заморозил в отеле двадцать пакетов.

– О Господи! – произнес Хаферкамп с неподдельным страхом. – Господи, но это же невозможно…

Анатомические наглядные пособия.

Хаферкамп быстро поехал на виллу Баррайсов. Но это бегство от собственных мыслей ему не помогло – мысли преследовали его. Он не отважился высказать их кому-нибудь, даже доктору Дорлаху. И у адвокатов существует запас прочности, который лучше не подвергать испытанию.

В субботу Гельмут Хансен прибыл в Канны.

Он даже не стал заезжать во Вреденхаузен, обнаружив в квартире Евы записку, оставленную Бобом Баррайсом незаметно от Евы, когда утром он заехал за ней перед поездкой на Ривьеру. Это были несколько строк:

«Выиграл! Мы с Евой едем в Канны! Запах ландышей просто опьяняет! Ты же знаешь, что я помешан на ландышах! Зачем ты, дурак, покупаешь ей такие духи? Чао! Боб».

Глухо зарычав. Хансен смял записку и швырнул ее об стену. Потом он позвонил Теодору Хаферкампу. Между ними состоялся короткий разговор, сразу же встревоживший во Вреденхаузене доктора Дорлаха.

– Я еду в Канны, – сказал Хансен.

Хаферкамп удивился и спросил:

– Но почему? Я жду тебя здесь. Нам нужно кое-что обсудить. Что ты собрался делать в Каннах?

– Боб там с Евой.

– С кем?

– С Евой, моей невестой! Он пустил в ход свои дьявольские чары и увез ее. Но я его предостерегал.

– Гельмут! Что это значит? От чего предостерегал?

– Чтобы быть совершенно точным: если Ева стала его любовницей, я возьму у Боба то, что дважды возвращал ему, – его жизнь!

– Ты с ума сошел, Гельмут! – рявкнул Хаферкамп. – Послушай, Гельмут! Мы поедем вместе в Канны! Подожди еще один день. Приезжай к нам во Вреденхаузен! Давай все трезво обсудим! Не действуй опрометчиво! Никаких поступков в состоянии аффекта! Мальчик, Гельмут…

Хаферкамп начал одно из своих нравоучений, свои любимые «золотые слова», наводившие на всех тоску, перед которыми уже капитулировал рабочий совет и был бессилен профсоюз. Но Хансен не слушал проповедь… Он повесил трубку.

– Драма произошла! – оповестил Хаферкамп через пять минут доктора Дорлаха. – Нет больше смысла предупреждать Боба. Где он живет? И вообще в Каннах ли он? А если мы ему дозвонимся, кто остановит Гельмута? Эта семья разобьет мне когда-нибудь сердце!

Он подпер руками голову и закрыл глаза. Старый, утомленный человек. Готовый расплакаться. Изнуренный и потрепанный.

Доктор Дорлах молчал и разливал коньяк себе и Хаферкампу, «Бедный миллионер, – думал он. – Большой маленький человек. Какой-нибудь мотальщик катушек зажигания у тебя на фабрике с его 800 марками чистыми живет свободнее и счастливее тебя. Тебе могут завидовать только слепцы или сумасшедшие…»

В Каннах Хансену не пришлось долго искать. Он знал отели, в которых обычно останавливался Боб Баррайс. «Амбассадор», «Гольф-отель» или «Мирамар-палас».

Уже из огромного стеклянного холла «Мирамар-палас» он увидел Еву Коттман, сидящую на краю бассейна. Около нее под зонтиком нежился на белом надувном матрасе Боб Баррайс. Его красивое загорелое тело было обнажено, если не считать узкой полоски плавок из натуральной стриженой леопардовой шкуры. На тонкой золотой цепочке на почти безволосую грудь свисал медальон с изображением неизвестной обнаженной полногрудой красавицы. Глашатай фаллоса, опознавательный знак для каждого, кто хочет знать: я обладаю сверхпотенцией, вы не будете разочарованы.

– Вы заказывали комнату? – спросил мужчина в регистратуре и начал листать большую тетрадь. Хансен покачал головой:

– Мне не нужна комната. Спасибо. – Голос его звучал хрипло, как будто гортань неделями была погружена в соленую воду. – Я просто ищу хорошего друга.

– И вы нашли его, месье?

– Да, нашел!

Он поставил свой небольшой багаж у мраморной колонны в холле и вышел в парк гостиницы. Медленно приближался он к бассейну. Ева опустила свои длинные стройные ноги в воду и откинула голову назад, навстречу золотисто-оранжевому вечернему солнцу. Ее волосы сияли, как освещенная изнутри паутина. Малюсенькое бикини из лимонно-желтого латекса ничего не скрывало. Рядом потягивался Боб Баррайс как обладатель редкой, невиданной птицы.

Хансен остановился, спрятав кулаки в карманах своего костюма. Новая для него, неукротимая жажда крови застилала ему глаза, и остатком разума в одной из извилин мозга он поражался, как может измениться человек. В этот момент он понимал мужчин, которые становились дикими зверями из-за женщин, ставили на карту королевства и клали голову под нож гильотины.

«Это неправда, – думал он, прижав подбородок к воротнику. – Встань, Ева, подойди ко мне и скажи: „Ничего не было! Боб не дотронулся до меня. Я принадлежала только тебе и никогда не буду принадлежать другому. Все это был лишь каприз, глупость, необдуманный поступок, я сама не знаю. Боб поехал на Ривьеру, и я просто поехала за компанию, забавы ради. Дешевая поездка, вот и все! А Боб ведь твой друг! Ты не понимаешь меня? Ну почему же, Гельмут… Ты должен больше доверять мне…“ Если она так скажет, все в порядке, я ей поверю, – размышлял Хансен. – Но полную правду я все же почувствую – во взглядах, репликах, движениях. Ева не умеет притворяться, а Бобу это не нужно… для него это всего лишь выигранное одностороннее пари! Одностороннее? Э, нет! Ставка – его жизнь. Что случится потом – сплошной туман…»

Ревность терзала его. Он тяжело дышал, с шумом выпуская воздух из носа, и от волнения начал дрожать. Неуклюжими шагами продвигался он вперед, ведомый чувством всепожирающей мести.

Боб заметил его первым. Он приподнялся на локте, замахал свободной правой рукой и громко закричал:

– А вот и он! Моя ходячая совесть! Иди сюда, ты, гений! Хансен был готов убить его прямо здесь, у бассейна. Просто кулаком, нанести удар в висок или в сонную артерию. Но он не вынимал руки из карманов и шел дальше. Ева Коттман подняла голову. В ее глазах читалось безмерное разочарование.

– Гельмут… – произнесла она тихо. Боб Баррайс кивнул.

– Ну что, я лгал? В Каннах он, или это его дух? – Он вскочил, поправил леопардовые плавки, явив всему миру свой половой орган.

Гельмут Хансен заскрипел зубами. Раскроить ему череп – это слишком ординарно. А вот оставить ему жизнь, но лишить мужской силы, изувечить его – это кара. Это его самое уязвимое место, его это сразу сломает, потому что именно там, только там сидит его гордость, его спесивость, вся его суть.

Хансен остановился у бассейна. Ева смотрела на него, но не трогалась с места. Она ему даже не помахала рукой, и вообще в ее поведении не было ни намека на то, что перед ней неожиданно оказался жених. Но на ее лице не было ни страха, ни ужаса, оно было просто пустым. Маска с глазами, носом и губами.

– Ты не удивлена, Ева? – спросил Хансен сдавленным голосом. Ему стоило неимоверного труда говорить спокойно и четко.

– Нет. – Тон ее был таким, что Хансен не удивился бы, если бы замерзла вода в бассейне рядом с ней. – Я ждала тебя.

– Ах вот как. Вы меня… – Он повернулся к Бобу. Баррайс стоял, ухмыляясь, рядом со своим зонтиком и раскачивался в коленях. – Давай отойдем! – хрипло проговорил Хансен.

– С удовольствием. Извини, детка. – Он наклонился к Еве и погладил ее волосы.

«Чтоб у тебя рука отсохла!» – кричало все в Хансене. В ушах у него стучало.

– Где она? – неожиданно спросила Ева, когда он уже отходил. Боб направился своей пружинящей походкой к стеклянному холлу, уверенный в своей неотразимости и провожаемый женскими взглядами, готовый к прыжку жеребец.

– Кто?

– Длинноволосая брюнетка!

– Ты что, на солнце перегрелась? – Хансен глубоко вздохнул. «Не кричать, – приказывал он себе. – Не шуметь. Не делай себя посмешищем перед людьми». – Мы еще об этом поговорим.

– Разумеется! – Она воинственно откинула волосы на плечи. – Если тебе это больше нравится, я могу покрасить волосы в черный цвет. Повсюду.

– Это лексикон Боба! – Хансен поднял плечи. Последний остаток разума сгорел в огне его ревности и превратился в пепел. – Я вернусь. Я точно вернусь!

Он резко повернулся и побежал вслед за Бобом, уже подходившим к гостиничному холлу. Под мраморными колоннами он его догнал.

– Куда? – кратко спросил Боб.

– К морю.

– Хочешь меня утопить? Я превосходно плаваю и ныряю. Это будет стоить большого труда.

– Есть еще скалы.

– Я и прыгаю хорошо.

– Пойдем…

Молча они прошли двести метров до моря, пробрались по камням и исчезли среди рассеченных, изъеденных морем и ветрами скал. Когда они решили, что остались одни, они остановились, сверля глазами друг друга. Боб прислонился к скале и скрестил руки на груди. На лице была написана высокомерная насмешка.

– Ты этого не сделаешь, – наконец произнес он. – Я это точно знаю… ты не сможешь. Ты не тот человек, который может уничтожить другого. Ты никогда не совершал дурных поступков и не совершишь. Раньше из тебя сделали бы святого. Ты бы стал пророком. «Святой Гельмут, добрых дел мастер». – Боб опустил руки и выпятил грудь, как будто приготовившись к расстрелу. – Пожалуйста, к твоим услугам! Я не сопротивляюсь. Я рта не открою. Души, бей, топи, расстреливай… вперед, мой мальчик! Убивай беззащитного! Режь кролика. Смотри, какой выбор! Каждый прирожденный убийца сейчас бы ликовал и благодарил дьявола! А ты стоишь, как будто обмочился в постели, и жижа стекает у тебя по ногам…

Хансен не перебивал его. Боб помогал ему преодолеть внутренний страх, неуверенность, сомнения в выборе действий. Хансен выигрывал время и спрашивал самого себя: способен ли ты на это? Сможешь ли ты сейчас убить этого омерзительного человека? Он не достоин жизни, но достаточно ли этого, чтобы усыпить твою совесть? Разве ты убийца? А убийство ли то, что ты намерен сейчас совершить? А может, ты спасешь мир от чудовища в красивом обличье, совершишь скромный, но добрый поступок, освободишь других от грядущих, еще неведомых бед. Может, убийство – высоконравственный поступок?

– Ты спал с Евой? – спросил Хансен почти шепотом.

– Нет.

– Не лги!

– Я не ее тип, а она не мой. Бог ты мой, у нее обалденное тело, грудь стоит без лифчика… но чего-то не хватает, понимаешь, какой-то изюминки… Нет флюидов, ток не бьет тебя так, чтобы штаны оттопыривались… Ева, конечно, будет хорошей хозяйкой, любящей матерью, заботливой женой. При всей красоте – это комнатное растение.

– Ну хватит! – Хансен сорвал с шеи галстук. В глаза Боба закрался страх. Они вдруг замерцали.

– Решил повесить? – спросил он глухо. – Трудно будет вбить в скалу гвоздь.

– Почему Ева оказалась в Каннах?

– Ради развлечения. Исключительно ради удовольствия. Или скажем точнее: чтобы позлить тебя!

– Опять ложь!

– Черт побери, да не спал я с Евой! Я живу в номере сто один, а она двумя этажами выше, в четыреста двадцать шестом. Это, конечно, преодолимое препятствие, но в комнате сто один позавчера ночевала Мирей Татуш, вчера Маргарита Боунс, а сегодня ночью это будет сладкая мордашка по имени Анке Лорендсон. Шведка. Спроси у официанта на этаже, если не веришь. Он хорошо зарабатывает тем, что ничего не видит, А если мы сейчас закончим наш разговор, я еще успею принять душ, переодеться и подготовиться к приходу Анке.

– Что с Евой? – спросил Хансен, как будто не слышал длинной тирады.

– Она чиста, как обкатанная морем галька. Но тебе придется нелегко.

– Мне? Почему?

– Спроси ее. Я только скажу: черные волосы до бедер, стройные ноги до подбородка, и зовут Дианой! Как богиню охоты. И она охотится, охотится, охотится… – Боб начал громко хохотать. Он согнулся пополам от смеха и медленно пошел обратно на пляж.

Его омерзительный смех еще долго стоял над каменистым побережьем, хотя Гельмут уже не видел Боба. Смех этот облеплял его как нечистоты. Хансен зажал уши руками и пошел в город лишь тогда, когда был уверен, что уже не встретит Боба.

Ева все еще ждала, когда он вернулся в отель.

Она сидела на краю бассейна в той же позе, в какой он ее оставил. Одна, накинув на плечи полотенце, единственный посетитель бассейна. Хансен выбежал в парк и схватил ее за плечи:

– Ты ждала…

– Ведь ты сказал, что вернешься.

– Ева…

Он поправил съехавшее полотенце, ее волосы, как занавесом, разделили их лица.

– Пошли… – просто сказала она.

– Да, становится прохладно. – Он обнял ее. – Пошли.

– Куда?

– Номер четыреста двадцать шесть.

– Завтра я куплю себе черный парик.

– Ты совсем глупая девочка… – Они поцеловались в стеклянном холле и исчезли в лифте.

Ровно в 23 часа 17 минут Боб Баррайс и Гельмут Хансен встретились в туалете бара «Казино-55». Они были одни, стояли рядом и мыли руки.

Потом Хансен молча кивнул Бобу и залепил ему звонкую пощечину. Она отбросила Боба через полуоткрытую дверь кабинки на унитаз.

– Если честно, ты должен признать, что ты это заслужил, – сказал Хансен и вытер руку о брюки.

Боб Баррайс стучал кулаками по кафельной стене. – Ты, моралист говенный! – вопил он. – Поганый моралист-онанист! Проваливай! Убирайся! Моралист говенный!

На следующий день Хансен и Ева вернулись в Германию. Это было ошибкой. Но кто мог предполагать, как будут развиваться события, и молено ли было что-то предотвратить?

В субботу 18 мая Чокки и Баррайс встретились в клубе «Медитерране». Чокки сиял, как будто по крайней мере убил своего отца, которого страшно ненавидел.

– Чем занимался все это время? – спросил Чокки, когда им принесли заказанные напитки и они остались вдвоем.

– Ничем!

– Типичный баррайсовский ответ. Разумеется, ты что-то делал. Твой дядя Теодор знает о нашем деле?

– Лишь приблизительно.

– Но тем не менее этого хватило, чтобы наслать на моего старика вашего адвоката, этого Дорлаха. Я вчера вечером позвонил домой… Там воняет, как на пожарище. – Чокки наклонился вперед: – Что ты, собственно, разболтал?

– О Господи, всего лишь намеки. – Боб Баррайс скривил лицо. В глазах появилась злость, – Ты что, приехал допрашивать меня? Спасибо, я пас! Еще неделю назад ты хотел шокировать весь мир своей торговлей трупами, а теперь уходишь в подполье… Тогда тебе больше подходит фирма для кающихся грешников.

Чокки медленно потягивал свой ледяной коктейль и поверх бокала наблюдал за своим новым другом. «Боб Баррайс – слабак, – подумал он. – Великий Боб, герой тысячи ночей, как он сам любит себя называть, – на самом деле маленькая, противная, скользкая медуза. Раздутый гигант, от которого останется горстка резины, если его проткнуть. И в то же время он опасен. Именно самовлюбленные ничтожества – прирожденные тираны».

– Я открыл новый рынок, – сказал Чокки, не пускаясь в дальнейшие дискуссии.

– По продаже иконок в местах паломничества?

– Кончай строить из себя обиженную кинозвезду. – Чокки поставил бокал. – Заказчик в Германии. Платит за каждый труп две тысячи марок наличными на руки.

– Безумный!

– Никакого риска. Наш новый партнер – директор частной клиники в Мюнхене. Это известный, превосходный врач, но с одним заскоком: считает себя великим исследователем. Хочет разработать новые методы операций в случаях, которые считаются неоперируемыми. Глубокие опухоли мозга, рак печени, рак поджелудочной железы, пересадка костного мозга для борьбы с лейкемией и масса других вещей. Для этого ему нужны трупы. Чтобы тренироваться, чтобы стать художником скальпеля, как он любит выражаться. К сожалению, его пациенты относятся к высшему обществу и не продают своих покойников для научных целей, а предпочитают класть их в резные гробы из красного дерева. Просто бедственное положение с наукой, и мы этому горю можем помочь. Я обязался поставлять ежемесячно по четыре трупа. Славный доктор подпрыгнул от радости почти до потолка.

Боб Баррайс обхватил свой ледяной бокал обеими руками. Несколько дней в Каннах опять испортили его. Солнце, девочки, море, тихая музыка, аромат камелий, пальмы, шелест ветра – перед этим волшебным миром он не мог устоять, он не мог жить без него, как без утреннего туалета, он был рожден частью этого беспечного мира из книжки с картинками. Перевозки трупов через всю Европу не вписывались в эту красивую, сверкающую огнями жизнь.

– Я выхожу из игры, Чокки, – сказал Боб. – Еще один рейс, это я обещал, а потом – конец. Я верну тебе твои деньги – и оставь меня в покое.

– Страх? – Чокки выстрелил это слово, как будто нанес хук в челюсть. Он знал, что попал в самое уязвимое место. Голова Баррайса дернулась.

– Я не знаю страха!

– Тебя что, перекормили недавно похлебкой из морали?

– У меня другие планы, Чокки.

– В ралли я на твоем месте не торопился бы снова участвовать, – произнес язвительно Чокки.

Боб пропустил эту колкость мимо ушей:

– Я хочу добиться, чтобы мне выплатили часть отцовского наследства, и открою сеть салонов «бутик». Десять магазинов с самым модным барахлом, какое только можно достать. А Марион возьму управляющей.

– О Господи! Еще скажи, что ты ее действительно любишь.

– Я люблю ее, черт подери!

– По-настоящему, романтично, с фатой и венцом?

Чокки засмеялся. Боб неодобрительно посмотрел на него. Маленькая девочка Марион Цимбал не отпускала его больше от себя. Дамочка из бара с волнующей фигурой и грустными глазами, Марион, первая и единственная из всех женщин, которыми он обладал, сказала ему: ты другой на самом деле. Это звучало глупо, но в душе Боба остался след, как ветеринарный штамп: не заражен трихинами. Для Баррайса это означало: свободен от комплексов. Это было чувство, не сравнимое ни с чем другим.

– Когда отправляемся? – спросил Боб, положив тем самым конец всем дискуссиям с Марион Цимбал.

– Завтра. Я, кстати, переконструировал ящик для перевозки. Теперь низкая температура в нем поддерживается с помощью аккумулятора. Беготня с пакетами была ужасной. – Чокки ожидал похвалы, это было видно по его требующим глазам. И Боб покорно сказал:

– Ты действительно здорово потрудился, Чокки. А когда ты хочешь взорвать свою шок-бомбу?

– После десятой поездки. Я представлю прессе фотоальбом, какого еще никто не видывал. Самый большой эффект произведет анонимность. Вопрос, кто это сделал, будет неделями занимать миллионы людей! Будут образованы спецкомиссии, подключатся Интерпол, ФБР, шпионы преступного мира. Все с ног собьются, потому что не будет никаких следов!

– Ты думаешь? А дон Эмилио в Меццане?

– Он получит новую колокольню.

– А Этторе Лапарези?

– Я ему построю новый дом. Мое удовольствие мне дорого обойдется, Боб! Зато чувство, что ты заставил поволноваться целый мир…

Чокки мечтательно уставился в свой бокал. Мысли его уносились все дальше и дальше.

Эссен. Старый Чокки, генеральный директор, председатель шести наблюдательных советов акционерных обществ, член шести других наблюдательных советов, награжденный за заслуги федеральным крестом первой степени, миллионер, представитель общества благосостояния, пример экономического чуда, ведь в 1945 году он стоял посреди разрушенного Эссена с картонной коробкой и оплакивал масштабы немецкого краха. Старый Чокки, мумифицированный собственными деньгами, яркий образец предпринимательства, частый гость в домах боннских министров, свой человек в министерстве экономики, самый ярый лоббист в ведомстве канцлера, известный в Нью-Йорке, Париже, Лондоне и Риме не меньше, чем Лиз Тейлор или Джеки Кеннеди… Эта крупная звезда на экономическом небосводе, с которого сыплются золотые талеры, сидел бы маленьким и бледным, с трясущимися ногами в своем кожаном кресле и смотрел бы в ужасе на своего сына, обращающегося к нему:

– Фирма «Анатомическое торговое общество» – это я! Впервые он увидел бы своего отца жалким и слабым. И ради этого стоит продавать трупы, как дыни.

– Не завтра, – раздался в тишине голос Боба. Чокки вздрогнул, увлеченный своими бунтарскими фантазиями. – Отодвинем на недельку. Я хотел бы сначала еще съездить в Эссен.

– К Марион.

– Да.

– Бог ты мой, неужели здесь недостаточно смазливых девиц?

– Тебе этого не понять, Чокк! – Боб встал. Чокки с оскорбленным видом тоже поднялся. – Встретимся в следующую субботу в Катании на аэродроме. Согласен?

– Весьма неохотно.

Они вышли из бара и прошлись по залитой солнцем Круазет, фешенебельной каннской улице. В кронах пальм шелестел морской ветер, врывался под навесы пестрых тентов и развевал волосы девушек, сидящих за белыми ажурными столиками перед кафе и благосклонно взирающих на фланирующее мимо сладкое ничегонеделание. Основной сезон еще не начался, наплыв отдыхающих из Германии, Голландии и Бельгии на Средиземноморское побережье ожидался лишь в июле – августе. А сейчас, в мае, солнце и морской прибой, элегантность и страстное желание забвения принадлежали французам, нескольким английским туристам и четырем группам из Швеции. И разумеется, американцам. Они были повсюду, с широкими улыбками, уверенные в себе, как апостол Петр во время рыбной ловли.3Слава апостолу Петру! – приветствие немецких рыболовов (примеч. пер.).Их дочери в обтягивающих шортах сидели на бульваре на стульях и влюбленными глазами глядели на каждого кудрявого брюнета.

– Сколько грудей распирает от желания, а тебе приспичило в Эссен! – саркастически произнес Чокки.

Боб Баррайс покачал головой:

– Я ведь уже сказал: тебе этого не понять.

– Но ты разрешишь мне здесь немного попастись?

– Пожалуйста.

Чокки звонко засмеялся, хлопнул Боба по плечу и отошел в сторону. Перед кафе сидела элегантная дама с большим бюстом, в белой шляпе с огромными полями и ела фисташковое мороженое. Высоко поднятая юбка обнажала гладкие загорелые ляжки. Длинные, стройные ноги, бриллианты на пальцах, нитка жемчуга на шее.

Чокки полез в карман своего пиджака и вытащил оттуда пакетик. Время от времени он позволял себе зрелую красавицу, называя это «сочный бифштекс к молодой зелени».

С непринужденной мальчишеской улыбкой Чокки подошел к столу и протянул свой пакетик.

– Могу я вам предложить кисленьких леденцов, милостивая государыня? – сказал он.

Это был беспроигрышный трюк Боба, который всегда срабатывал. Не было еще ни одного существа женского пола, которое бы резко отвергло этот невинный дар. Дама с фисташковым мороженым тоже озадаченно улыбнулась, протянула руку и взяла конфетку.

Чокки присел. Ворота крепости были взорваны…

Вечером, до того как Чокки начал зажаривать свой «сочный бифштекс», Боб одолжил у него денег и последним рейсом вылетел в Эссен.

В 23 часа 19 минут он звонил в дверь Марион Цимбал, удивившись своей забывчивости – ведь Марион в это время стояла за стойкой бара. Он порылся в карманах, нашел ключ и вошел в маленькую квартирку.

Потом Боб открыл холодильник в поисках напитков – нашлась только бутылка пива, – разделся и лег в постель.

Странное чувство испытал он при этом: ему казалось, что это его дом, а эта постель – логово бродячего волка.

Боб проснулся, когда Марион отпирала дверь в прихожую. Он лежал, притворившись спящим, и сквозь ресницы наблюдал за Марион, ожидая ее реакции. Если голый мужчина в ее постели незаурядное явление, она должна испугаться.

Но Марион не испугалась. Еще в прихожей на вешалке она увидела легкий плащ Боба и, не заходя в комнату, знала, кто ее ожидает. Поэтому она не стала зажигать яркий свет, а лишь включила настольную лампу и присела на край кровати. Молча смотрела она на Боба, и ему стоило большого труда изображать спящего. Но роль эта была ему не по плечу, веки дрогнули и выдали его.

– Сколько у тебя времени? – спросила она без вступления. Боб открыл глаза:

– Целая неделя.

– А потом?

– Я еще сам не знаю. Куда-нибудь поеду…

– Я возьму неделю отпуска. Мне полагаются еще десять дней за прошлый год.

Она встала, сняла через голову платье для бара с глубоким вырезом, расстегнула бюстгальтер и сняла трусики. Обнаженной, как будто между ними это было обычным делом, она ходила по комнате, унесла на кухню бутылку и стакан, потом встала в прозрачной кабине под душ, выпорхнула мокрой, вытащила из шкафа новое махровое полотенце и вытерлась.

Боб наблюдал за ней. Впервые это не имело непристойного привкуса, не отдавало проституцией, не было похотливой демонстрацией форм, которые завлекали и предлагали себя. Она просто ходила голой по квартире, поскольку это было нормально, она не стеснялась, так как мужчина в постели принадлежал ей и был частью ее жизни.

– Выпьем чаю? – спросила она, завернувшись в большую махровую простыню. Мокрые волосы облепили ее миниатюрную голову и придавали ей что-то обезоруживающе детское. Боб кивнул, не отводя от нее глаз.

Марион пошла на кухню, поставила чайник со свистком, сбросила потом простыню и расчесала свои мокрые волосы строго назад. Потом повязала полотенцем голову и вернулась к кровати.

Боб протянул к ней руки и положил их на ее бедра. Потом он притянул ее к себе, поцеловал в живот и дотянулся до ее грудей. Он почувствовал, как соски затвердели в его ладонях.

Она легла, поцеловала и начала ласкать его тело, от шеи до бедер, по внутренней стороне ног рука ее скользнула к его половым органам, задержалась там и согнутыми пальцами, как домиком, накрыла их. Марион приподняла голову и придвинулась к его плечу.

– Ты устал? – спросила она.

Он покачал головой и отвернулся от нее, дыхание его стало глубоким и шумным. Неожиданно он резко вскочил, подмял ее под себя со звериной жестокостью, схватил за горло и начал трясти ее голову из стороны в сторону.

– Кричи! – прохрипел он. – Кричи, ради Бога! Представь, что я хочу тебя убить… Ну делай же что-нибудь, черт подери! Защищайся, дерись, царапайся, кусайся! – Он тяжело дышал, пот заливал его горящие глаза, бедра содрогались, но не в ритме слияния, а сотрясались, как от безутешных рыданий. – Делай же что-нибудь! – заорал он на нее. – Дерись! Вырывайся! Кричи же… кричи…

Она смотрела на него в недоумении, но без страха, и в то время, как его пальцы смыкались на ее горле, пока, весь залитый потом, он метался на ней, она гладила его влажные волосы и обнимала его ходящую ходуном голову.

Потом она закричала… не в полную силу, а увидев, что в его глазах появился блеск, громче… Она отбивалась, дралась, кулаками била его в грудь.

Наконец он вздохнул, вцепился в ее руки, прижал ее голову к кровати и, застонав от вожделения, овладел ею, почти бесчувственной, почти умирающей.

Издавая нечленораздельные, гортанные звуки, он взял ее, и сила его в этот момент была так велика, что она действительно почти лишилась чувств и лежала как труп, давно забыв о желании, в то время как он, сгусток обнаженной, потной плоти, отстал от нее, лишь услышав свисток чайника на кухне.

Потом она, как ребенка, поила его чаем. Прислонив его к изголовью кровати, она подносила чашку к его губам.

– А теперь… Теперь выкинь меня вон… – сказал он. – Теперь ты все знаешь. Великий Баррайс – всего лишь жалкая, извращенная скотина…

Он опустился, зарыл лицо между грудей Марион и начал рыдать. Она держала его, обвив руками его вздрагивающее тело, и прижимала его к себе.

– Мой бедный, любимый, – нежно приговаривала она. – Если хочешь, я буду и днем и ночью играть умирающую. Ты должен быть счастлив.

– И ты не боишься, что я действительно могу как-нибудь убить тебя?

– Я люблю тебя, Боб…

Рано утром он опять набросился на нее, душил и любил, плакал и вымаливал прощение. Но он был счастлив.

«У меня есть дом», – думал он, когда Марион варила кофе и запах его разносился по комнате. И впервые у него всерьез зародилась мысль жениться на Марион Цимбал.

Она была ему дороже, чем все баррайсовские миллионы.

Несомненно, было ошибкой заезжать во Вреденхаузен. Боб тем не менее пошел на это, чтобы обеспечить дяде Теодору несколько бессонных ночей: он хотел получить часть отцовского наследства наличными, чтобы открыть сеть магазинов. О своих конкретных планах он объявил еще по телефону.

– Я знаю, что отец оставил мне чуть больше двадцати миллионов. Из них десять миллионов вложены в акции. Я готов отказаться от всего наследства, если мне будут выплачены эти десять миллионов. Это выгодная сделка!

– А фабрики Баррайсов? – прокричал в ответ Теодор Хаферкамп.

– Фабрики интересуют меня не больше коровьих лепешек. У меня еще есть два кузена и три кузины, они будут рады отплясывать вокруг золотого теленка. И еще этот твой святой. Гельмут Хансен. Поскольку моя жизнь бесценна, а он ее два раза спасал, ты мог бы привлечь его к владению фабриками! Я хочу устраивать свою жизнь так, как мне удобно, понимаешь?

– С твоей жизненной позицией десять миллионов быстро вылетят в трубу! А что потом?

– Тогда я полечу вслед за ними, дорогой дядюшка.

– У тебя с головой не все в порядке! – закричал Хаферкамп. – Двести лет Баррайсы…

– О Боже, оставь при себе генеалогию Баррайсов! Это раньше было принято, что сын получал от отца не только сюртук, но и его нарукавники. Если старик закалывал свиней, то и сын должен был забивать скот! С этим покончено! У меня свои планы.

– Приезжай сюда, – произнес Хаферкамп сдавленным голосом. – Мы должны все это обсудить спокойно…

И Боб поехал во Вреденхаузен. Марион Цимбал он взял с собой и представил ее Хаферкампу. Тот едва удостоил ее беглого взгляда и предпочел не замечать. Боб это сразу понял, и его неприязнь превратилась в бешеную ненависть.

– Она лучше, чем все ваше зажравшееся общество, – сказал он. Хаферкамп покивал головой:

– Для разнообразия играешь в социалиста? – Он вынул из сейфа самую большую ценность всех баррайсовских предприятий: подробные указания отца Боба. Библия Вреденхаузена, как однажды назвал их Хаферкамп. – Прочти это и стань снова человеком! – сказал он и бросил Бобу тонкую папку. – Когда твой отец умер, ты был слишком мал, чтобы понять это, а потом никогда не интересовался делами.

Боб отодвинул папку через стол.

– Что там? – спросил он. – Я думаю, ты знаешь содержание наизусть.

– Разумеется. – Хаферкамп зло усмехнулся. – Твой отец установил, что из фирмы не должно быть утечки денег, семейное состояние не может делиться, сюда подпадают и акции, если этим наносится ущерб экономическому положению фабрик. Мы живем во времена тяжелейшей конкурентной борьбы, так что разбазаривание капитала невозможно.

– Понимаю. – Боб стоял, прислонившись к обшитой панелями стене в кабинете Хаферкампа. (Марион ждала его в кафе Химмельмахера. Кафе явно переживало свой звездный час, так как по округе быстро разнеслось, что за посетитель находится в нем. И каждый, у кого находилась пара минут, заходил к Химмельмахеру, покупал что-нибудь или выпивал чашечку кофе и, не скрывая, таращился на Марион.) – Пять миллионов для начала.

– Ни одного.

– Я опротестую эти безумные указания.

– Пожалуйста. Но это лишено смысла! Судебные и адвокатские издержки при такой тяжбе настолько велики, что ты один с ними никогда не справишься!

– Значит, ничего?

– Нет, почему же. Ежемесячная сумма, которая позволит тебе вести жизнь лентяя и жеребца. Я готов выплачивать тебе эту сумму, если ты откажешься от скандалов, которые могут бросить тень на имя Баррайсов. – Хаферкамп вытянул вперед голову, как ищущая что-то хищная птица. – Что ты делал на Сицилии? Для чего понадобились двадцать замороженных пакетов? Чем торгует «Анатомическое торговое общество»?

Боб осклабился. «Вот оно что, – подумал он. – Вот что бесит корректного Теодора! Он чует тухлое мясо, но не может его найти».

– Я не продаюсь.

– Ведь за этим скрывается огромное свинство!

– Почему же все незнакомое сразу должно быть свинством?

– Потому что в этом замешан ты! – закричал Хаферкамп. – Боб… – Он глубоко вздохнул и неожиданно заговорил тихо: – Я клянусь тебе: если ты выкинешь что-нибудь сумасшедшее, я буду обращаться с тобой как с сумасшедшим. Мы найдем средства и способы объявить тебя невменяемым и взять под опеку. Тогда тебе конец.

– Приятные перспективы. – Боб Баррайс потянулся к тонкой папке и схватил ее, прежде чем Хаферкамп успел помешать ему. С быстротой, которой тот не ожидал от него, Боб разорвал бумаги и швырнул их Хаферкампу под ноги. – Это был символический акт! – холодно заметил Боб. – У меня больше нет отца! Я только что убил его… – Он отодвинул в сторону потерявшего дар речи Хаферкампа и вышел из кабинета.

«Красило я ушел, – подумал он при этом. – Люблю шикарные жесты. На большинство людей это производит впечатление».

Он не поехал сразу во Вреденхаузен, а сначала завернул на виллу Баррайсов. Там он столкнулся со старым Адамсом, которого Рената Петерс как раз провожала до двери. Старик вздрогнул, увидев Боба, и набросился на него, как ястреб на кролика.

– Спросите его! – закричал он. – Почему его никто не допрашивает? Разве миллионами можно заткнуть рот правосудию? Как погиб Лутц? Ну скажи, скажи! Почему он сгорел? Кто вел машину? Кто сокращал путь? Лутц? Никогда! Он был слишком честным, он никогда не обманывал, он бы до такого не додумался! Почему его никто не спросит?!

Боб Баррайс оттолкнул старика. Толчок был таким сильным, что Адамс споткнулся и упал на газон. Он стоял на коленях, раскинув руки.

– Если существует Бог, он покарает его! – причитал он. – Не сегодня, не завтра… но однажды обязательно…

Рената Петере быстро закрыла дверь, когда Боб вошел в дом. Ее когда-то симпатичное лицо было бледным, уголки рта подрагивали.

– Он каждый день приходит, – сказала она. – Твоя мать на грани нервного срыва. Если мы его не впускаем, он бегает вокруг участка. Мы слышим его голос, даже если слова не доносятся. Но и этого хватает, он измучил нас. Три дня назад он у кого-то одолжил мегафон и орал нам: «Убийца!» Одно это слово, пока полиция не увезла его. Доктор Дорлах не советует заявлять на него, потому что именно этого добивается старый Адамс – процесса. А Дорлах хочет его избежать. – Рената Петере вцепилась Бобу в рукав, когда он хотел пройти мимо: – Почему, Боб? Скажи мнеправду. Авария на самом деле произошла иначе, чем сейчас рассказывают?

– Где мать? – спросил Боб и грубо сбросил руку Ренаты.

– В каминной. Боб…

– Отстань, черт возьми!

– Я тебя вырастила, Боб! Я всегда заботилась о тебе. Для других ты был лишь экспонатом, твоя мать демонстрировала тебя повсюду, как драгоценный камень, твой дядя видел в тебе только наследника!

– А тетя Эллен посвятила меня в женскую анатомию и ее применение. Убирайся к дьяволу, Рената!

– Если ты превратился в дьявола, то мне не надо далеко ходить! Боб… Я себя укоряю, что я что-то делала не так! Я тебя воспитывала, ты был милым, добрым мальчиком…

– Как меня тошнит от этого!

– …пока ты вдруг не изменился до неузнаваемости. Я это только потом осознала. Что же я сделала неправильно?

– Ты была слишком чопорной, Рената! – Боб Баррайс схватил ее за грудь. Рената Петерс в ужасе отпрянула. – Видишь – вот в чем твоя ошибка! Ты меня купала и терла, когда мне уже было пятнадцать. И когда твоя рука или губка оказывались там, внизу, кое-что происходило. Но ты этого не замечала… Я всегда был всего лишь ребенком, добрым, милым, послушным мальчиком. И пока ты меня в ванне терла губкой, горничные уже ждали, когда я свистну, что ты наконец ушла из моей комнаты. Они все перебывали в моей постели… Люси, Эрна, Мария, Тереза, Берта…

– Берте тогда было пятьдесят лет!

– Зверь-баба! Когда у меня была Берта, я утром спал в школе. И всего этого вы не знали и не замечали! Воттвоя ошибка, Рената. Я для вас никогда не был взрослым…

Матильда Баррайс приняла сына, как страдающая королева. Она позволила поцеловать себя в щеку и указала потом на стул:

– Садись, Роберт…

Боб остался стоять, засунув руки в карманы брюк.

– Допрос? Не смеши, мама.

– Господин Адамс опять был здесь…

– От моли никуда не спрячешься.

– Он отец, такой же, каким был и твой отец.

– О Господи, я что, должен преклонить колени и молиться?

– Он рассказывал мне страшные вещи. Я не могу этому поверить.

– Это правильно, мама. Просто не верь этому. Это лучше, чем любые успокаивающие таблетки.

– Но он говорит так логично.

– Мама! – Боб сдвинул брови. – Заботься лучше не о логике, а о своем давлении.

Матильда Баррайс резко подняла голову. Что-то разбудило в ней остатки бойцовской натуры – из тех времен, когда она после войны помогала мужу. После смерти Баррайса этот дух в ней угас. Она стала живым олицетворением богатства. Но сейчас она почувствовала, что должна что-то предпринять.

– Как ты со мной разговариваешь? – громко произнесла она. – Твой отец дал бы тебе за это пощечину.

– Своего отца я убил.

– Что ты сделал? – переспросила, задыхаясь, Матильда.

– Полчаса назад, мама. Убил! Разорвал то, что от него осталось: указания, по которым все мы должны жить. Библию Баррайсов! Десять заповедей Вреденхаузена! Может быть, я действительно убил бы его, если бы он сейчас был жив!

Это был момент, когда Матильда Баррайс испытала необычайный взлет, однако в то же время глубочайшее падение. Она подскочила и дала Бобу пощечину. Раздался звук, как будто лошадь шлепнули по крупу. Но в тот же миг Боб нанес ответный удар… безжалостно, не колеблясь, с холодным сердцем. Его кулак пришелся матери по лбу, и он не сдвинулся с места, когда она опрокинулась и упала на ковер. Из ее носа сочилась кровь, тонкой струйкой сбегая ко рту.

Без малейших угрызений совести Боб перешагнул через нее и вышел из комнаты.

Он считал себя правым. Его ударили. Никто не смеет ударить Боба Баррайса, даже собственная мать. Он уже не был покорным ребенком, которому можно было давать пощечины или перегнуть через колено и выпороть, что, впрочем, уже в десять лет доставляло ему пикантное наслаждение. Поэтому он часто сносил взбучки от Ренаты Петере и однажды, в четырнадцать лет, даже оросил свои штаны, чего никто не заметил.

В передней он встретил садовника, который ставил в вазу первые цветы.

– Вашу машину, господин Баррайс? – спросил он.

– Да, маленькую красную.

– Бак, как всегда, полный, господин Баррайс…

Через десять минут Боб отправился во Вреденхаузен, в кафе Химмельмахера. Матильда Баррайс все еще лежала без чувств, едва дыша, на полу. Рената Петере обнаружила ее лишь через полчаса и решила, что это был приступ слабости.

Матильда Баррайс не возражала и молчала. Но за эти полчаса она превратилась в старуху…

Этторе Лапарези и дон Эмилио встретили Боба и Чокки с не меньшим энтузиазмом, чем встречали бы украденную и возвращенную статую святого. Весь клан Лапарези провожал их в деревню, и поскольку Этторе был бургомистром, к тому же социалистом, он устроил праздник для друзей из Германии. Этторе пожертвовал барана, оплаченного потом Чокки в десятикратном размере, и зажарил его старым добрым разбойничьим способом на вертеле; густое темно-красное вино, вобравшее в себя сицилийское солнце, непрестанно ходило по кругу.

– Амичи, – сказал после праздника Этторе, когда дон Эмилио, пошатываясь, ушел, чтобы до полуночи успеть прочитать молитву у алтаря, – у меня есть новый мертвец.

– Вы: их прямо, как булочки, печете, – радостно откликнулся Чокки. – Где же?

– Опять в Примолано. На этот раз один из Фролини. Зять. Ввязался в старую историю – и бум, лежит. Выстрел в голову. Дуччи всегда были меткими стрелками. Но Фролини – жулье, требуют шестьдесят тысяч лир, Я уж все испробовал, но с ними невозможно договориться. Они говорят: покойник ростом метр восемьдесят, а Дуччи был метр шестьдесят. Чем длиннее, тем дороже… Вот такая компания эти Фролини. Трудно иметь с ними дело…

Чокки был готов заплатить и шестьдесят тысяч. Аргумент, который старый Фролини выдвинул на следующее утро в Примолано, звучал убедительно.

– Если я покупаю скот, я оплачиваю вес. Оплатите хотя бы размер, синьоры…

Мертвец был получен и положен в новый ящик с охлаждением от аккумулятора. Как и Дуччи, Фролини на прощание молились и безутешно рыдали… Потом Боб к Чокки поехали через всю Италию и Австрию назад, в Германию.

Последней остановкой перед Мюнхеном был Брегенц на Боденском озере. Они остановились в мотеле, поставили машину под своими окнами и, умирая от усталости, рухнули в постели. Чокки не забыл еще проверить систему охлаждения в ящике – она функционировала безупречно. Зять Фролини был хорошо заморожен, как американская индейка.

На следующее утро Боба разбудил вскрик. Чокки. Он стоял у окна и таращился вниз, на стоянку. Боб вздрогнул и выпрыгнул из кровати:

– Что случилось? Фролини ожил и сидит около ящика?

– Гораздо хуже. – Чокки отодвинул штору и показал рукой: – У нас угнали машину.

– Вот получат удовольствие, – сказал Боб и сел на кровать. – Хотел бы я на них посмотреть, когда они будут делить добычу.

Он громко засмеялся, что показалось Чокки весьма неуместным.



6

Петер Плетцке и Вилли Кауфман были, что называется, мелкими жуликами. Они вместе выросли, ходили: в один и тот же класс. вместе дважды оставались на второй год и, следуя привычному чувству солидарности, освоили одну и ту же профессию – стали слесарями.

Вскоре выяснилось, что это была хорошая и очень полезная профессия. Они научились вскрывать дверные замки, когда кто-нибудь терял ключ, приобрели сноровку в обращении с инструментами, и вскоре Плетцке и Кауфман – близнецы, как их называли в дружеском кругу, – стали специалистами в области бесшумного проникновения в чужие квартиры.

Но, с точки зрения больших профессионалов своей гильдии, они оставались мелкой рыбешкой. В то время как другие грабили банки, разворовывали супермаркеты или нападали на машины с инкассаторами, Петер и Вилли ограничивались вульгарными кражами со взломом, воровали драгоценности из спален, портмоне, сумки, транзисторные приемники и – прямо беда с ними! – картины, от которых им удавалось избавиться с большим трудом, потому как они ничего не понимали в искусстве и тащили мазню, вроде «Вечерняя заря на альпийском лугу» или «Воскресный отдых на море». Они получали за них несколько марок – и то лишь после долгих уговоров и торговли с перекупщиками, дружно отправлялись в трактир и пропивали свои с таким трудом заработанные деньги.

Их самой крупной операцией была кража со взломом в меховом магазине. Они этим страшно гордились, хотя «специалисты» хватались за головы и называли обоих полными идиотами. Местом своего грандиозного замысла они избрали Австрию, а точнее, Линц на Дунае. Ими были украдены двадцать шуб среднего качества. Владелец мехового магазина ликовал: он получил целую кучу денег от страховой компании за товар, который висел бы у него год или больше. При тогдашней экономической ситуации в Австрии меха не были предметом первой необходимости, как, к примеру, кастрюли, а кража лишила владельца всех забот.

А вот Плетцке и Кауфману пришлось, как цыганам, перебираться от одного укрывателя к другому, все время оставаясь в Австрии, потому что они не отваживались пересечь границу и оказаться в Германии с таким горячим товаром. Наконец в Зальцбурге им попался торговец, купивший у них все двадцать шуб за смехотворно низкую цену.

– Вам бы машины угонять! – дружески посоветовал он им. – На машине еще можно что-то заработать. Не здесь, в Австрии, а в Германии. У меня там есть компаньон, он у вас возьмет любую тачку. В Зальцбурге сунули под мышку, в Розенхайме сплавили… ничего нет проще! Я вам дам адресок…

Плетцке и Кауфман дали себя уговорить. Они перепрофилировались и отныне перегоняли машины всех марок из Австрии в Германию. При этом ими был разработан безотказный трюк: они накупили тирольских шляп с перьями и эдельвейсами, соломенных шляп и шапочек с кисточками, приветствовали таможенников тирольскими народными песнями, рассказывали через открытое окошко анекдоты про отпуск и вообще вели себя так, как ведут мужчины, совершившие веселую вылазку без жен.

Кто там будет проверять бумаги?

Плетцке и Кауфман всегда получали зеленую улицу.

В Розенхайме их ожидал специалист по машинам Эдуард Зиммеринг, он оценивал драндулет, отсчитывал наличные в протянутые руки, отгонял машину в перекраску – и дело было сделано.

Так случилось, что сфера их поисков простиралась все дальше и дальше, и «близнецы» добрались до Брегенца, где подыскивали подходящий объект.

– Только не надо этих огромных катафалков, – напутствовал их Эдуард Зиммеринг. – Ходовой средний класс всегда можно сбыть. А шикарные машины только бросаются в глаза. Так что учтите, лучше три «опеля», чем один «мерседес».

Это был дельный совет, и Плетцке с Кауфманом вспомнили о нем, когда ночью увидели перед мотелем на Боденском озере, недалеко от Брегенца, зеленый универсал.

– Вот то, что надо! – воскликнул Плетцке и похлопал по задней двери. – Выпуск шестьдесят седьмого года, в хорошей сохранности.

Кауфман прижался лицом к заднему стеклу:

– У них тут все туристское снаряжение!

– Дополнительный доход. Открывай, Вилли.

Кауфман подыскал в большой связке нужный ключ. Три не подошли, четвертый повернулся.

Их окружала теплая, темная ночь. На берегу Боденского озера волны бились о деревянные мостки, принадлежавшие мотелю, как и пришвартованные к ним две моторные лодки. Звук был усыпляющим, природа мирно дремала. Ночь – как будто специально созданная для влюбленных парочек, но и они уже спали, обессиленные, – было два часа, самый крепкий сон у людей.

– Поторопись! – шипел Кауфман. Он открыл другую дверь, Плетцке сел за руль и вставил ключ в замок зажигания.

– Как там? – спросил он, перед тем как повернуть ключ.

– В отеле все темно. Поехали, Петер!

Он протянул руку назад и постучал костяшками пальцев по длинному ящику. Звук был насыщенный.

– Набит доверху. Надо же, какие идиоты, и весь багаж снаружи оставили…

Двигатель завелся. Пожалуй, слишком громко, в тихой ночи это прозвучало как взрыв. Но Плетцке уже привык к этому. Трудно поверить, как крепко могут спать люди и как нелегко разбудить их запуском двигателя даже собственной машины.

Плетцке медленно вывел универсал со стоянки мотеля, не зажигая огней, – черная тень скользила в черной ночи. И только на набережной он поддал газу и включил фары. Кауфман вытащил из своего портфеля две помятые пляжные шапочки.

– Трюк с Ривьерой, – засмеялся он. – А кроме того, парнишки с таможни в это время предпочитают скорей задрыхнуть…

От Брегенца до немецкой границы не больше пяти километров. Не успел двигатель как следует прогреться, как Плетцке уже пришлось тормозить. Перед ними появилось здание таможни, освещенное высокими светильниками с дуговыми лампами. На австрийской стороне никого не было видно, они проехали, миновали узкую полоску ничьей земли и медленно приблизились к немецкой таможне. Одинокий угрюмый служащий в зеленой форме смотрел на них. Он стоял под козырьком крыши и мечтал о приходе утра и смены.

– Представление номер два, – сказал Плетцке с ухмылкой. Кауфман кивнул, сдвинул потрепанную шапочку на затылок и высунулся из машины.

– Халли-халло! – завопил он. – А вот и мы! Домой к маме! О миа белла Грация, твоя постель была чудесна… господин генерал, честь имею доложить: два супруга возвращаются из Алассио! Никакого шнапса, никакого вина, никаких сигарет, только отлежанные бока. Халли-халло…

Плетцке остановился. С немецкими чиновниками надо всегда быть вежливым, это они любят, это они уважают.

«Близнецы» не ошиблись. Таможенник вяло улыбнулся, махнул рукой в сторону дороги и приложил палец к козырьку.

Путь свободен.

В определенных ситуациях мужчины понимают друг друга с полуслова.

Плетцке нажал на газ и умчался. Готово! Шестьсот марочек за машину, за кемпинговый ящик, может быть, еще сто. А послезавтра снова в Инсбруке. У прилежного рыбака всегда полные сети.

Они без задержки проехали через Линдау, свернули на альпийскую дорогу и позавтракали на рассвете на стоянке для туристов. Огорчало их только одно: слишком длинен путь до Розенхайма, который им предстояло преодолеть.

– Надо искать других перекупщиков, – сказал Кауфман. – Невозможно каждый раз ездить к Эдуарду. Мы должны наладить сеть клиентов вдоль границы. Петер, можно организовать предприятие с филиалами, если мы не будем лениться.

Было около восьми утра, когда Плетцке неожиданно свернул на стоянку у озера Тегернзе и затормозил. На площадке было еще довольно безлюдно: неподалеку стояли два большегруза, водители пили кофе и курили, рядом с опушкой леса дремал семейный фургон с задвинутыми занавесками. Утро было неприветливое, уже от Мурнау зарядил дождь, моросящий и промозглый, сделавший улицы скользкими и распугавший пешеходов. Такой дождичек – чертовски вредная штука, выглядит безобидно, а промочит до последней нитки.

– Что случилось? – спросил Кауфман. Он задремал и теперь проснулся.

– Перерыв. Кроме того, мне любопытно, что мы там поймали. Как бы Эдуард нас не облапошил! Сначала оценим туристские шмотки, а потом сами будем устанавливать цену!

Кауфман обернулся назад. Длинный, узкий, мореный ящик темного цвета был весело украшен наклеенными пластиковыми цветочками, но выглядел при утреннем, промытом дождем освещении как-то враждебно.

– Ну и дела… – сказал вдруг Кауфман.

– Что там? – Плетцке тоже обернулся.

– К ящику ведет кабель.

– Свинство! – громко произнес Плетцке.

– Почему?

– Потому что это холодильник. Ясное дело, кабель ведет к аккумулятору. И если мы сейчас откроем ящик, что мы там увидим?

– Салями и кефир! Действительно свинство! Но это собственная конструкция. Такой нигде не купишь.

– Умелец-путешественник. Вилли, надеюсь, в этот раз нас не объегорят!

Они вылезли, обошли универсал, подняли заднюю дверь, закрепили ее и стали вытягивать ящик. Он двигался как по маслу. Кабель был достаточно длинным и натянулся, лишь когда ящик наполовину выдвинулся из машины.

Плетцке огляделся. Один грузовик как раз отъезжал, другой был достаточно далеко. Занавески в фургоне были еще задвинуты, но обитатели уже проснулись. Машина слегка раскачивалась.

Плетцке с ухмылкой подтолкнул Кауфмана.

– Секс с утра полезен для здоровья, – заметил он. – Ну давай, открывай ящик.

Совместными усилиями они ослабили четыре зажима крышки и подняли ее. Кауфман заглянул внутрь, побледнел и сразу же уронил крышку. При этом он прищемил руку Плетцке, тот вскрикнул и толкнул Кауфмана коленом в бок:

– Идиот! Мои пальцы! – Он приподнял крышку, вытащил руку, заглянул в ящик и в тот же момент стал белым как полотно. Крышка опять с грохотом упала.

– Этого… этого не может быть… – пролепетал Плетцке. – Вилли, ведь этого не может быть…

Кауфман обежал машину, запрыгнул на свое сиденье и дрожащими руками нащупал сигареты. Плетцке подошел, слегка покачиваясь, и прислонился к открытой двери. Было похоже, что его сейчас вырвет.

– Труп, Вилли…

– Заткнись, черт бы тебя побрал! – Кауфман сосал свою сигарету, как изголодавшийся ребенок молочную бутылочку.

– Мы сперли труп. Перевезли его через границу. Если бы на таможне велели…

– Старик, не напоминай мне об этом. – Кауфман вытер лоб, мокрый не столько от дождя, сколько от холодного пота. – Что теперь?

– Бросить тачку – и ноги в руки. До ближайшей железнодорожной станции четыре километра. Дойдем пешком.

– В дождь?

– Хочешь с трупом разъезжать по окрестностям?

– До вокзала, Петер.

– Ни метра я больше не проеду! – Плетцке выхватил у Кауфмана сигарету изо рта и затянулся. – Он убит?

– Откуда мне знать? Что я, его обследовать должен? Петер, мы поставим машину на стоянке перед вокзалом. И уедем со следующим поездом. Всего лишь четыре километра. Если мы попремся пешком в дождь, это наверняка бросится в глаза.

Плетцке дал себя убедить. Иногда и Кауфману приходили в голову здравые мысли; поскольку они были редкостью, то, как правило, содержали дельные предложения. Плетцке сел за руль, завел двигатель и выехал мимо фургона и грузовика назад, на шоссе.

В 11 часов отправлялся поезд на Тегернзе, оттуда было прямое сообщение до Мюнхена. И только в купе, где разместилась также крестьянская супружеская пара из Тегернзе, ехавшая в столицу за покупками, они облегченно вздохнули, их взбудораженные нервы и панический страх унялись.

В Мюнхене, на главном вокзале, их следы затерялись.

В середине дня сельский полицейский обратил внимание на одинокий зеленый универсал перед станцией. Он обошел его, изучил регистрационный номер – машина была из Гельзенкирхена, – заглянул в окна, увидел длинный, обклеенный пластиковыми цветочками ящик, решил, что это подарки, и пошел дальше.

Вечером машина все еще стояла на прежнем месте. Это было странно. В таком маленьком местечке все сразу бросается в глаза. Был бы автомобиль из Мюнхена или хотя бы из Баварии, вряд ли бы он привлек внимание, но из Гельзенкирхена, то есть из Вестфалии, – это вызывало подозрение.

Полицейский подергал передние дверцы – они были не заперты. Задняя дверь тоже оказалась открытой. Полицейский пригнулся и заглянул в багажное отделение, постучал костяшками руки по ящику, прислушался, как олень, чующий что-то, – странно еще, что уши у него не стали торчком и не подрагивали, – и понял по насыщенному звуку, что ящик полон. Потом он заметил кабель, исчезающий под ящиком, и начал строить догадки.

Должностному лицу платят за то, чтобы в государстве царил порядок. Если вестфальская машина стоит часами незапертой и брошенной на стоянке верхнебаварского вокзала, это нарушает порядок.

Полицейский, старший вахмистр Тони Зандл, закрыл заднюю дверь, записал гельзенкирхенский номер в свою записную книжку и отправился домой. Его комната служила ему и полицейским участком – на письменном столе лежал журнал донесений и другие официальные бумаги.

Тони Зандл позвонил по служебному телефону в вышестоящую инстанцию в Тегернзе.

– Второй номер приедет, – сказал полицей-обермейстер в Тегернзе. – Давно он там стоит?

– С одиннадцати часов.

– С ящиком в цветочках?

– Да, из Гельзенкирхена. Старая модель зеленого цвета. Может, хиппи угнали…

Через полчаса на станцию приехала патрульная машина из Тегернзе. Тони Зандл стоял в карауле около универсала и делал вид, что он здесь совершенно случайно. Прибыл поезд, из которого вышли несколько крестьян, кивнули Зандлу, надвинули пониже шапки на лоб и отправились дальше.

21 час 29 минут. Зандл никогда не забудет это время, он посмотрел на освещенные круглые вокзальные часы, когда рядом с ним затормозила патрульная машина.

– Вот он! – сказал Зандл.

Полицеймейстер Хагенхубер и старший вахмистр Цинтмайер обошли, как уже неоднократно их коллега Зандл, вокруг зеленого универсала, подняли заднюю дверцу и открыли зажимы ящика.

С этого момента – когда трое полицейских безмолвно уставились в лицо мертвого южанина – начались большие розыски, которых опасался Чокки.

Была извещена мюнхенская комиссия по расследованию убийств. В Гельзенкирхене установили владельца регистрационного номера машины – это был некий Рейнгольд Папенхольт, оптовый торговец овощами, занимавший почетное место на рынке.

Когда в час ночи два сотрудника криминальной полиции позвонили в дверь Папенхольта, никто вначале не откликнулся. В час ночи не продают и не заказывают овощи, к тому же Рейнгольд Папенхольт, приклеившийся к глазку своей двери, различил в неверном свете далекого уличного фонаря две чужие мужские фигуры, вызывавшие мало доверия и явно не имевшие ничего общего с торговлей овощами.

Папенхольт прокрался на цыпочках обратно в спальню, натянул брюки поверх пижамы, достал пистолет из тумбочки и показал на телефон рядом со своей кроватью. Его жена, Ирма, бледная как полотно, сидела на краю постели и была готова закричать.

– Звони в полицию, – прошептал Папенхольт. – Ирма, возьми себя в руки! Они не войдут. Я вооружен.

– Они тоже, Рейнгольд, они тоже…

– Я был лучшим стрелком в батальоне…

– Тридцать лет тому назад… Пожалуйста, останься здесь. Я боюсь…

Пока Ирма Папенхольт звонила в полицию, Рейнгольд пробрался обратно к входной двери. Звонок раздался снова, настойчивее, длиннее. Потом в дубовую дверь забарабанили кулаками. Папенхольт занял боковую позицию, большим пальцем сняв предохранитель.

– Убирайтесь! – крикнул он в дверь. – Со мной эти фокусы не пройдут! А то пущу пулю в лоб!

– Откройте! Полиция!

– Старый трюк! Убирайтесь, я сказал! – Он затаил дыхание. Издалека послышался быстро приближающийся вой сирены патрульного автомобиля. Рейнгольду Папенхольту было страшно, несмотря на пистолет в руке, несмотря на воспоминания, что он был лучшим стрелком в батальоне. Ведь постоянно показывают по телевизору, как такие дела происходят и чем они кончаются… Например, сериал «XV – шифр не разгадан»; каждую неделю крутят по нескольку таких фильмов, наглядные уроки, прямо школа для убийц… Можешь и пистолет в руке держать, а у них всегда найдутся новые ухищрения.

– Полиция! – гаркнул Папенхольт жене в спальню. – Теперь-то они уберутся! Ирма, поставь пару бутылок пива в холодильник для полицейских.

Он опять, прищурившись, уставился в глазок. Оба парня все еще были здесь. Они не растворились в темноте, как это обычно бывает в фильмах, а спокойно повернулись в сторону полицейских, когда те бросились к дому.

Папенхольт уже ничего не понимал в этом мире и в телевидении; все еще сжимая пистолет, он открыл, когда в дверь снова позвонили.

Патрульные полицейские поздоровались, мужчины в штатском показали свои блестящие значки.

– Криминальная полиция.

– Пожалуйста, – произнес удрученно Папенхольт. – Входите. Извините, но в час ночи, незнакомые лица… Никогда не знаешь…

Он убрал пистолет в карман брюк. Из кухни в полной растерянности выглянула растрепанная Ирма Папенхольт.

– У вас есть универсал? – спросил один из криминалистов.

– Два. И еще двухтонка.

– Есть среди них зеленый?

– Нет. Один серый, другой синий. А в чем дело? – Вы знаете свои номера?

– Конечно. – Папенхольт отбарабанил их, как когда-то стихи в школе. – А что случилось? Угнали?

– Номер совпадает. Но машина зеленого цвета.

– Этого не может быть. Так быстро никто машину не перекрасит. Мои все стоят в гараже. В четыре часа приходят водители и забирают свежие овощи с товарной станции. Так что же все-таки случилось?

– Мы обнаружили зеленый универсал с вашим номером. На озере Тегернзе…

– Где? – Папенхольт решил, что это дурная шутка. Он попробовал ухмыльнуться, но потом увидел, что дело весьма серьезно.

Из кухни вошла Ирма с подносом, уставленным бутылками пива. Услышав, что речь шла о Тегернзе, она сказала приветливо:

– Да, мы давно хотели поехать туда. Но мой муж не знает, что такое отпуск. Все время вкалывает. Одна капуста да салат на уме…

– Вот ведь какая штука. – Папенхольт замкнул входную дверь. – Машина с моим номером на Тегернзе. Ерунда какая-то.

– А в машине в ящике лежал мертвец.

– Елки-палки! – Папенхольт схватил бутылку пива, откупорил ее и приставил ко рту. После трех больших глотков – казалось, что он трубил сбор на сигнальном рожке, – он подавил икоту и несколько раз глубоко продохнул. («Пиво из холодильника, вот черт, Ирма ведь знает, что у меня от холодного пива всегда отрыжка и икота!») Полицейские не мешали ему приходить в себя от потрясения. – Мертвец?

– Замороженный от аккумулятора.

– В моей машине?

– В зеленом универсале с вашим номером.

– У меня нет зеленого.

– Выпуск шестьдесят седьмого года.

– У меня только шестьдесят восьмого и шестьдесят девятого. – Папенхольт обхватил рукой ледяную бутылку, потом быстро ее отставил, вспомнив, что труп тоже был заморожен. – Убит?

– Результатов вскрытия еще нет. Но похоже, что это итальянец.

– Хотите… Хотите тоже пива?

– Кто убит? Какой итальянец? – спросила Ирма Папенхольт. Поднос задрожал в ее руках. Бутылки зазвенели, ударяясь друг о друга, выводя мелодию страха.

– Спасибо. – Криминалисты покачали головами. – Можно посмотреть ваши машины?

– Ну конечно. Разумеется. Они стоят в гараже. Пойдемте. Случай был совершенно очевидным. В гараже рядом с домом ровно, как на параде, – Папенхольт в войну был фельдфебелем в снабженческом подразделении – стояли три автомобиля фирмы.

Личная машина Папенхольта модного оранжевого цвета тоже матово поблескивала в свете неоновых ламп. Один из универсалов – светлосерый – имел тот же номер, что обнаруженная на Тегернзе зеленая машина. Стало ясно, что номер зеленого универсала был фальшивым.

– Теперь выпьете пива, господа? – спросил Папенхольт, когда они снова вошли в дом. Ирма все еще стояла с бутылками в прихожей. Они снова зазвенели. – Раз уж я не убийца.

– Рейнгольд! – вскрикнула Ирма. – Ты должен…

Папенхольт спас бутылки от падения, подхватив поднос. Полицейские посмотрели на часы. Половина второго. Срочного теперь уже ничего не было. Кропотливая работа, которая им предстояла, могла и подождать. Они кивнули, прошли вслед за Папенхольтом в комнату, положили фуражки на буфет и сели.

Ночь выдалась уютной. Рейнгольд делился рыночными впечатлениями, полицейские потчевали историями из жизни отдела нравов. И только Ирма сидела бледная и расстроенная.

Мертвец с номером Рейнгольда. На озере Тегернзе. Господи, как по телевизору.

– И что теперь дальше будет? – спросил Папенхольт.

Уже светало. На ночном небе можно было различить облака. День будет опять прекрасным. Утренняя заря над Гельзенкирхеном, будет жарко. Лишь бы побыстрее продать салат, пока он совсем не завял, тогда, сколько его ни взбрызгивай, ничего не поможет.

– У каждой машины выбит номер на двигателе и на шасси. – Полицейские улыбнулись, уверенные в победе. Обычная, рутинная работа. – Там, где есть след, есть и дичь…

Дичь в это время возвращалась в Эссен. Чокки настоял на том, чтобы как можно скорее покинуть Брегенц.

– Ты можешь знать, как далеко ушли парни с нашим хозяйством? – спрашивал он. – Если они открыли ящик за следующим углом, глупое у нас положение. Слушай, перестань смеяться! – Он запустил ботинком в голову Боба, но тот проворно увернулся от снаряда. – Что в этом смешного?

– Хотя бы то, что наше «Анатомическое торговое общество» стало поставщиком для угонщиков автомобилей. Если я об этом расскажу дяде Теодору, он опять произнесет: «Из тебя, ты, позор семьи, никогда не получится настоящего Баррайса!» Надо отдать ему должное: в какой-то мере он прав. Как я мог с тобой связаться, Чокк! Торговать мертвецами, чтобы шокировать общество! Чтобы великого Альбина Чокки выдуло из лаковых башмаков! Чтобы он оплакивал своего заблудшего, сбившегося с пути маленького Фрица. Это ведь все муть, Чокк!

– Я думал, у тебя есть навык в обращении с покойниками, – проговорил язвительно Чокки. Боб Баррайс сощурил глаза. Его обворожительное лицо, по которому гуляло так много женских губ, самая сексуально привлекательная часть тела выше пояса, стало бесформенным, исказилось, покрылось глубокими складками.

– Чокк… – произнес он тихо и тягуче. – И глухие, бывает, слышат, понимаешь? И если они вдруг услышат о себе, что, мол, этот глухой – идиот, то они и ведут себя как идиоты – перестают думать.

– Стоп! – Чокки отмахнулся с высокомерием, задевшим Боба, как пощечина. – Оставь при себе свою философию переходного возраста. Один вопрос: у тебя есть деньги?

– Нет.

– Зато большие амбиции! Ты что, собираешься в Мюнхене стоять на углу и торговать своей потенцией? Девушки от двадцати до тридцати – за тридцать марок, старше сорока – за пятьдесят! Семидесятилетние платят по сто, включая массаж.

– Я тебе сейчас в морду дам, Чокк! – Боб Баррайс оделся. – В Эссене пути наши разойдутся. Навсегда. Ясно? Я один обойдусь.

– Как? В постели с Марион? Хочешь пойти на содержание? Наследник заводов Баррайсов – маленький жалкий сутенер, на пенис которого нанизываются купюры, как в магазинах чеки на железное острие? Мы хотели эпатировать мир.

– А теперь смываемся, как не уплатившие по счету.

– Только временно. – Чокки захлопнул маленький чемодан. Он обрызгал себя пряными духами, подходящими к его кожаной куртке. – Мы должны быть в Эссене, прежде чем полиция установит, кому принадлежит машина. Абсолютно исключено, чтобы воры с нашим трупом далеко уехали.

Чокки ждал, пока Боб соберется. «Какой ублюдок, – думал он, когда Боб брился, расчесывал свои красивые волосы, укладывал их легкими волнами и массировал свое красивое лицо туалетной водой. – Ни на что не способен, рожден, чтобы быть паразитом, гладкий, надушенный червяк, пожирающий всех, кто его кормит: дядю, мать, фабрику, женщин. Если бы он смог этим жить, он бы стал и „голубым“. А бабы еще визжат, когда он расстегивает свои штаны».

– Готов? – спросил он с отвращением. – Я обмозговал твою песенку о слышащих глухих. В Эссене мы друг друга не знаем. Проезд я тебе оплачу – пожертвую проститутке задаток на новую вставную челюсть. А Марион-Боб Баррайс дернулся:

– Не упоминай Марион!

– Это твое больное место, так, что ли? Я еще в Каннах ушам своим не верил. Разве ты можешь испытывать любовь, Боб? Настоящую любовь? Вздохи при луне и все такое прочее.

– Да, – коротко ответил Баррайс. – Могу.

– Уже пробовал?

– Не задавай идиотских вопросов.

– С Марион Цимбал? – Чокки прислонился к стене у окна. Боб повязывал галстук. Он у него был как клеймо на жеребце, знак качества, который, как ни странно, понимала любая женщина. Глашатай фаллоса: смотрите, идет человек-землетрясение…

– Я повторяю: я люблю Марион.

– Если она вынесет твою любовь, надо будет заявить в Рим, чтобы ее причислили к лику святых. – Чокки посмотрел на свои золотые часы. Ровно семь часов. Через приоткрытое окно в комнату доносился чудный запах кофе. – Будешь чистить перышки, пока не нагрянет полиция?

– Боишься? – Боб Баррайс цинично улыбнулся. – Торгующий мертвыми должен иметь их мертвые нервы.

– У меня в этом нет опыта. – Очередной намек, от которого у Боба Баррайса кровь прилила к голове. Он искоса посмотрел на Чокки. Что он знал? На что он считал способным Боба Баррайса? Старый Адамс ходил повсюду, как средневековый проповедник, и оплакивал своего сына Лутца. Пока его жалобы не имели последствий, но разве не остается на человеке грязь, если в него бросают ею. И правда может быть как грязь… Она оставляет пятна на чистой жилетке.

Боб закрыл свой чемодан. Еще один взгляд в зеркало. Он каждый раз сам собой восхищался. Лицо его сохраняло несокрушимую притягательность. Ночь сна – и он словно менял кожу, выглядел как змея, греющая на солнце свою новую гладкую и блестящую кожу.

– Выпьем кофе?

– Разумеется. С рогаликами, медом и вишневой наливкой в кофе! – Чокки направился к двери. – На вокзал, Боб. Самое раннее в Линдау я смогу спокойно перекусить.

Они заплатили по счету, включая завтрак; к счастью, как раз подъехало такси с пассажиром, на нем они и отправились на вокзал. Бросив последний взгляд на пустое место, где стояла их машина с пестрым ящиком, они откинулись в мягких сиденьях.

– Все-таки это была гениальная идея с охлаждением от аккумулятора, – произнес Чокки. – Боб, ты должен это признать.

Боб Баррайс озлобленно молчал. Сицилийское приключение сидело у него в печенках. Хотя он и не подавал виду, ему было не по себе. Единственное, в чем он разбирался, кроме женщин, это в машинах. Он мог бы по минутам восстановить ход событий, когда полиция начнет обследовать универсал.

– Они проверят номер двигателя, – тихо проговорил он, наклонившись к Чокки. – Этим они нас накроют…

– Именно поэтому мы должны быть в Эссене раньше. Доктор Самсон все уладит…

– Кто это, доктор Самсон? А у него есть Далила? – Остряк! – Чокки закурил сигарету. – Самсон – наш адвокат. Закадычный друг старого хозяина. Член наблюдательного совета. Однокашник старшего прокурора. Нет ничего, что бы ему не удалось выправить, пусть это даже будет восьмерка. Если уж Чокки имеют дело со сталью, они и автомобильные номера могут сделать неразборчивыми. Только нам надо раньше попасть в Эссен.

В восемь девятнадцать отправлялся поезд на Линдау.

Проехав через немецкую границу, они почувствовали себя увереннее. Наверное, оттого, что возвращались в сферу влияния своих могущественных семей.

Попасть из Линдау в Эссен оказалось не так просто. Это путь на Луну прямой, а на Земле нужно делать пересадки, ждать поезда, учитывать опоздания. Если указано: они приземлятся в Море Спокойствия в 17 час. 54 мин., то, значит, это произойдет с точностью до секунды… А на земном поезде нет такой уверенности, тем более во время отпусков.

Чокки и Боб Баррайс прибыли в Эссен около 18 часов, пожали друг другу руки, как двое попутчиков, только что познакомившихся в поезде и вновь навсегда исчезающих каждый в своем мире. На прощание было сказано несколько ничего не значащих фраз. Обмен любезностями, маскирующий крушение их дружбы.

– Будь здоров, Чокк, – сказал Боб.

– Не забудь наш уговор, ты был в Каннах, я на Зильте. В последний раз мы виделись месяц назад.

– Конечно. Я никогда не видел зеленый универсал.

– Передай привет Марион. Пойдешь к ней?

– Сегодня нет. Хочу осчастливить дядю Теодора.

– Может, как-нибудь созвонимся?

– Может быть…

Вот и все. Чокки повернулся, пошел на стоянку такси, сел в машину и уехал, не бросив в сторону Боба Баррайса ни единого взгляда. Человеческие муляжи типа Боба были не в его вкусе.

«Безмозглый шут», – подумал Боб Баррайс. Он остановился у вокзала, посмотрел вслед такси и сунул руки в карманы куртки. Между пальцами забренчала мелочь, он проверил: три монеты по пять марок, несколько по одной, монеты по десять пфеннигов, всего марок двадцать. Достаточно, чтобы добраться до Вреденхаузена.

У него было горько на душе. «Стоишь тут как нищий, – думал он. – С двадцатью марками в кармане. Единственное состояние единственного наследника баррайсовских фабрик. Ну разве не тошнотворно? Надо было отравить отца до того, как он придумал свои идиотские распоряжения. Но кто мог тогда такое предположить? Пока он наблюдал за мной, как удав за кроликом, я лежал с горничными в постели или восхищался тетей Эллен, когда она незадолго до климакса начала трубить, как охрипший олень. Замечал ли все это старик? Почему он ничего не говорил? Но он отомстил своему Единственному сыну, посадив на трон Баррайсов дядю Теодора, а для меня оставив в запасе горшочек, на который меня сажали в детстве. „Делай хорошенько пи-пи…“ Какое дурацкое лицо было у фрейлейн Ханнелоры – она уволилась, потому что я бил ее ногой по берцовой кости, как только она попадала в пределы досягаемости. А потом была фрейлейн Эрика, дипломированная сестра-воспитательница: „Ты уже сделал а-а, малыш?“ Она ушла через полгода, потому что я – мне тогда было три года – повсюду воровал ножи и разрезал ее платья.

Так оно и осталось до сегодняшнего дня. «Будь послушным, делай хорошенько пи-пи… Ты уже сделал а-а?» Дядя Теодор, мама Матильда, адвокат доктор Дорлах, Гельмут Хансен, этот отвратительный моралист-онанист… А миллионы лежат кругом в фабричных зданиях и станках, машинах и готовой продукции, земельных участках и договорах, заказах клиентов и на банковских счетах… Миллионы, которые принадлежат мне и которые дядя Теодор прячет от меня за несколькими фразами, сочиненными старым Баррайсом перед смертью».

– Так дело не пойдет! – произнес Боб вполголоса. – Нет, дядечка. Мы еще к этому вернемся…

Поезд на Вреденхаузен был полупустым. Мало кто из местных жителей работал в Эссене и возвращался домой после конца смены. Баррайсовские фабрики поглотили всю рабочую силу Вреденхаузена, без них он был бы жалким захолустьем. Баррайс… Это имя звучало как Господь Бог. Нет, выше… Бог обещал лишь блаженство, а Баррайс поддерживал жизнь, наполнял конверты деньгами, гарантировал полную тарелку. Сначала шел Баррайс, а потом уж Всевышний. Похоже, так думал даже священник Вреденхаузена. Когда они собирались играть в скат, он соглашался с дядей Теодором во всех вопросах – как политических, так и экономических – и никогда не критиковал его. Благодарностью были новая колокольня и новый балдахин для процессии в праздник тела Христова.

«Он всем манипулирует, – размышлял Боб Баррайс. – Вреденхаузен – это суверенное „королевство Баррайс“. Какую жизнь я мог бы вести, если бы между мной и всеми возможностями не стоял дядя Теодор. Но он существует. Толстый, обходительный, жестокий, обворожительный, сильный, остроумный, ядовитый – на любой вкус. Даже убивать его не имеет смысла… Он и дух старого Баррайса навсегда поймали меня в свои сети!»

Уже стемнело, когда Боб вышел из здания вокзала во Вреденхаузене. Единственное одинокое такси ожидало под тусклым фонарем. Такси здесь были не нужны, у каждого был свой маленький автомобиль. Предприятия Баррайсов предоставляли особый кредит покупателям машин. И здесь правило монопольное мнение Теодора Хаферкампа: «Человек с автомобилем – такая же неотъемлемая часть нового облика человечества, как вода в кране. Кроме того, в машине освобождаются от агрессивности. Мои рабочие – самые мирные в Рурской области…»

Таксист высунул голову в открытое окно:

– Вы, господин Баррайс? – В голосе было столько удивления, как будто кто-то в церкви вместо «Аминь!» провозгласил «Ваше здоровье!».

– Да. – Боб подошел к черной машине. – А, это вы, Клеммер. Отвезите меня домой.

– А где же ваша гоночная, если позволите спросить? Боб сел в машину:

– Позволю. Стоит в Каннах.

– Опять авария?

– Абсолютно в порядке. Захотелось прокатиться по железной дороге. Сумасшедшие ощущения, скажу я вам. – Боб вымученно засмеялся. – Смотришь из окна и думаешь: жми на газ! А что делает поезд? Он останавливается.

Таксист Норберт Клеммер поостерегся поддерживать этот разговор. «Он же навеселе, – подумал он. – Хоть ничем и не пахнет, но так безумно может говорить только тот, кто под градусом. Удивительно, как прямо этот Баррайс держится, даже когда подвыпьет».

Когда они остановились у ворот, перед ним предстал ярко освещенный замок Баррайсов. В большом зале, обставленном в стиле ренессанс с легким налетом английского благородства, с камином, напоминающим портал древнегреческого храма, за задвинутыми шторами двигалось множество силуэтов. Места для парковки возле широкой наружной лестницы были переполнены. Ни одна дорогая марка не была забыта, даже три «роллс-ройса» с их консервативными угловатыми радиаторами стояли, как на параде, среди сверкающих лаком машин. В одноэтажной пристройке вокруг длинного стола сидели шоферы и пили соки, кока-колу и чай. Боб заметил их через открытые окна.

Дядя Теодор давал прием Не из любви к общественной жизни, а для реализации новых сделок. После салата из омаров, устриц в шабли, куропаток в мадере с трюфелями и сморчками, картофеля и спаржи в сливках и мокко по-арабски господа удалялись в курительный салон, брались за гаванские сигары – «портагас» или «Ромео и Джульетта», утопали в глубоких кожаных креслах и были готовы совместно с Теодором Хаферкампом углублять экономическое чудо. После таких встреч в газеты направлялись сообщения о том, что заказы якобы сокращаются, будущее внушает опасения и новые переговоры о заработной плате неминуемо привели бы к серьезному кризису. На лестнице, у входа с колоннами, появился дворецкий Джеймс. Его, собственно, звали Эгон, но это имя было бы осквернением должности дворецкого. Теодор Хаферкамп переименовал его в Джеймса, поскольку хороший слуга должен носить именно это имя, заказал ему оригинальный старинный английский костюм дворецкого и использовал его в таких случаях, как этот прием. Все остальное время Эгон-Джеймс был садовником на холостяцкой вилле Хаферкампа в идиллических моренных горах под Вреденхаузеном.

– Молодой господин! – растянуто произнес Джеймс. На приемах он предпочитал даже английский выговор. – Мы не ожидали сегодня молодого господина.

– Меня что, должны ожидать в собственном доме? – грубо ответил Боб Баррайс. – Эгон, – провокационно назвал он его, – дайте Норберту Клеммеру двадцать марок. Он хороший водитель. – Боб остановился перед широкой двустворчатой дверью, через забранное решетками из кованого железа стекло которой был виден холл с зеркальными стенами и мраморными консолями, на которых стояли подлинные вазы из раскопок и римская голова без носа. – Я пойду в библиотеку, Эгон. Скажите моему дяде, что я его там жду. А то среди такого количества мумий я не могу справиться с зевотой.

Джеймс ничего не ответил. Полный достоинства, он исчез в одной из дверей холла. Боб пошел направо, бросился в библиотеке в кресло, закурил сигарету, закинул ногу на ногу и стал придумывать эффектное приветствие для дяди Теодора.

Через двадцать минут – старинные английские часы над камином тикали тактично, но достаточно громко – отворилась наконец обитая кожей дверь. Долгое ожидание разъярило Боба. «Он обращается со мной, как с просителем, особая честь – поговорить с господином Хаферкампом». Поэтому он остался сидеть и продолжал курить, когда дядя Теодор прошел к камину, обогнув кресло, как будто Боб испускал ядовитые пары.

– Итак, ты здесь, – произнес Хаферкамп воинственно.

– Да, это не мой дух…

– Это было бы и невозможно, духовный мир тебе недоступен.

– Спасибо, дядечка. Ты неисправим. «Наследовать достоин только тот, кто может к жизни приложить наследство».4Гете, Фауст.

– В Каннах идет дождь?

Боб был доволен. Алиби работало четко.

– Ты хочешь сказать, что я приехал из Канн. Это верно – моя машина все еще стоит перед клубом «Медитерране». Я приехал поездом.

– Гельмут мне рассказал, как ты поступил с ним и его невестой. Как последняя скотина…

«Это хорошо, – подумал Боб. – Гельмут покажет, что я был в Каннах, Ева Коттман это подтвердит. Так что он останется один, наш славный Чокки, если его возьмут за горло. Ему придется раздобыть солидных свидетелей, которые подтвердят, что он был на Зильте».

Боб Баррайс широко улыбнулся.

– Не будем дискутировать о поведении, дядечка. Ты даешь прием? Кто из больших лоббистов на старте? Выстрел! Вперед, в Бонн! Опять госзаказы?

– Что тебе надо? – спросил в лоб Хаферкамп. В интонацию он вложил все мыслимое пренебрежение.

– Денег.

– Ни пфеннига. Работай.

– Это уже говорил фараон своим рабам.

– Каждый токарь, каждый мотальщик, каждый упаковщик на моей фабрике должен отрабатывать свои деньги…

Боб Баррайс кивнул. Губы его сомкнулись в узкую полоску.

– Ты оговорился, дядечка. Это мояфабрика! Я – Баррайс. Единственный и последний.

– Надеюсь, что последний. Ты разорвал последнюю волю своего отца… – слава Богу, это была лишь копия, оригинал находился в сейфе банка – и объявил своей матери, что ты этим убил отца. Теперь отцеубийца требует денег из состояния убитого. Я ожидал от тебя, несмотря на все слабости и коварство, больше вкуса.

– Тот, кто сидит на миллионах, может бросаться пфеннигами. Доктор Дорлах здесь?

– Да.

– Я хотел бы с ним поговорить.

– Новое свинство в Каннах? Говори сразу. Карточные долги?

– Нет.

– Аборт?

– О нет! Я всегда сначала спрашиваю о таблетках, а если она их не принимает, ей приходится довольствоваться прерванным актом… – Боб довольно ухмыльнулся. У Теодора Хаферкампа покраснели уши – верный признак того, что внутри он кипел. – Спрашивай дальше, дядечка.

– Опять новую машину?

– Не отгадал.

– Что же тогда?

– Я хотел бы поговорить с доктором Дорлахом, вот и все. И один.

Хаферкамп помедлил. «Что скрывается за этим? – размышлял он. – Почему он приехал на поезде?» Еще не был забыт скандал с Лутцем Адамсом; хотя никто не упоминал больше о нем, но доброжелатели (такие находятся всегда и повсюду, готовые за рукопожатие шефа с радостью и в штаны помочиться) рассказывали ему, что старый Адамс все еще бегал по округе и просил помочь ему уличить убийцу Боба Баррайса. Пора действительно направить его в какое-нибудь заведение, не в психушку, а в приличный частный санаторий с прекрасным обслуживанием. Фабрики Баррайсов это бы оплатили по статье социальных расходов. И финансовый отдел принял бы в этом участие. – Речь идет об имени нашей семьи? – спросил Хаферкамп.

– Твоя самая большая забота, не так ли?

– Разумеется. Имя Баррайсов было, есть и будет незапятнанным.

– И тут приходит такой паршивый пес, как я, и обгаживает его. Ты мученик, дядечка.

Хаферкамп покинул библиотеку, и вместо него весьма поспешно, уже через две минуты, как установил Боб по часам, вошел доктор Дорлах.

«Ага, теперь они зашевелились, – радостно подумал Боб. – Я открыл бьющий родник: белоснежная семейная честь».

– Вы хотели поговорить со мной, Боб? – Доктор Дорлах прислонился к камину в том же месте, где только что стоял Хаферкамп. Между Дорлах и Бобом установился дружеский тон – они слишком много знали друг о друге, чтобы позволить себе враждебность.

– Я хотел попросить вас связаться с доктором Самсоном. Вы знаете Самсона?

– Если вы имеете в виду того, который работает на Чокки…

– Да, его. Он будет представлять интересы Чокки в одном деликатном деле.

– В котором вы замешаны?

– Нет. Я был в Каннах. Это вам известно. И вы должны сказать доктору Самсону, как бы ни развивались события, что я был в Каннах, и нигде больше.

– А что произошло в действительности? – Доктор Дорлах наклонился, взял сигару из ящичка кедрового дерева и закурил ее. Этим он дал Бобу время подумать, окупится ли доверие. Сквозь дым первой большой затяжки он посмотрел на молодого Баррайса: – Ну? Какое оружие мне выбрать. Деньги или параграфы?

– Ни то, ни другое. Ложь, опровержения, угрозы подать иск за клевету. – Боб Баррайс наслаждался растерянностью доктора Дорлаха. – Я вам все расскажу, доктор. Но, если хоть один звук вырвется из этой комнаты, все узнают, что вы каждую субботу спите в Эссене, в гостинице «Рурская жемчужина», с фрейлейн Хильман. По воскресеньям с ней спит дядя Теодор. Я не думаю, что в этом вопросе вы могли бы договориться…

– Я всегда знал, что вы свинья, Боб.

– Знание – сила! Не будем забывать эту мудрость. Так вот, слушайте, доктор…

Через полчаса доктор Дорлах распрощался и ушел с приема. Он выглядел несколько бледным и рассеянным. Хаферкамп, провожавший его к машине, – это была единственная возможность поговорить наедине – спросил без обиняков:

– Что он натворил?

– Ничего.

– Не говорите ерунды, доктор. Я же вижу, что вы выведены из равновесия. Это может таить опасность?

– Нет.

– Вы гарантируете?

– Я могу за это отвечать. «Пока еще, – подумал доктор Дорлах. – Сегодня еще могу. Но сколько времени понадобится этому Бобу Баррайсу, чтобы превратить всех нас в развалины?»

Он быстро отъехал, и Теодор Хаферкамп глядел ему вслед, пока красные задние огни не скрылись в ночи.

«Что-то должно случиться, – сказал он себе. – Боб Баррайс никогда не должен унаследовать предприятия. Что же, все мы напрасно вкалываем?»

Перед верхней прихожей, в которую выходили комнаты его матери, Боб натолкнулся на Ренату Петерс. Она явно караулила его.

– Мама в своем салоне? – спросил он.

– Нет. Она заперлась. – Рената Петерс загородила Бобу дорогу, когда он хотел мимо нее пройти в спальню матери. – Не ходи, Роберт. Не делай этого…

– Чего? – Боб резко остановился.

– Твоя мать боится тебя. Она не желает тебя видеть, во всяком случае не сегодня. Она плачет…

– В другом состоянии я ее и не видел. Слезы на глазах, задушевный голос, олицетворенная «Матер долороза».5Скорбящая матерь Божия (примеч. пер.).Значит, она не хочет меня видеть?

– Нет, Роберт.

– Но именно сегодня она нужна мне.

– Тебе нужна твоя мать? Это что-то новое.

– Я хочу только посмотреть на нее… хочу молча посмотреть на женщину, в чреве которой я вырос и которая выдавила меня потом из себя в эту гнусную жизнь! Я хочу посмотреть на нее, чтобы почерпнуть силу. Силу ненависти. Это единственное, что вдохновляет меня.

– Ты действительно внушаешь страх, Роберт.

– Ты тоже боишься? Моя Ренаточка, так тщательно мывшая славному мальчику штучку, которую так страстно желала тетя Эллен? Когда ты, собственно, заметила, что мальчуган превратился в мужчину? Никогда, скажи, никогда? Вы все это не заметили. Сколько тебе сейчас лет?

– Сорок три. – Она покачала головой. – Во что ты превратился?

– В то, что вы все из меня делали: в наследника! Вы только при этом не заметили, что кладете свои головы под пресс! Я выжму вас по последней капельки пота. А теперь иди к любимой, жалующейся, плачущей, душещипательной маме и скажи ей, что ее сын опять уехал. Куда? В бордель… Тогда у нее будет повод лишний раз помолиться!

Он повернулся и легко сбежал по лестнице. Рената Петере устремилась за ним. В большом холле она догнала Боба.

– Когда я могу поговорить с тобой? – спросила она. – Наедине.

– Напрасный труд, Ренаточка. – Боб Баррайс злобно усмехнулся. – Я на тебя не польщусь.

– Я хочу поговорить о Лутце.

– Заткнись! – цыкнул на нее Боб таким голосом, что она испугалась.

– Его отец каждый день приходит сюда. Я должнапоговорить с тобой.

– У старика не все дома. Это каждый знает. Выкини его коленом под зад, но только оставь меня в покое.

– Все это не так просто, Роберт. – Рената Петере крепко держала его за рукав. – Я размышляла над этим.

– Ты? – Это должно было прозвучать насмешливо, но в голосе было больше злости. Боб посмотрел на Ренату так, как разглядывают теленка, прежде чем приставить к его лбу стреляющее устройство.

– В детстве ты все мне доверял.

– Опять эта дурацкая болтовня о детстве! О Господи, если бы это можно было перечеркнуть! Отпусти, Рената, а то я начну блевать в этих священных стенах…

– Когда мы можем встретиться? Не здесь, а где-нибудь, где можно спокойно поговорить.

– Я не знаю. И вообще: для чего?

– Ты боишься?

Боб Баррайс смерил ее долгим взглядом. Его бархатистые глаза на красивом лице потеряли вдруг всякое выражение.

– Тебе бы не стоило этого говорить, – ответил он, растягивая слова. – Я ни перед кем не отступаю. Никогда! И перед тобой тоже, Ренаточка, честная немецкая душа. Я позвоню тебе.

Он посмотрел ей вслед, когда она поднималась по лестнице. Ядреная, широкобедрая, на крестьянских ногах – не красавица, но здоровое тело, так что хочется укусить. Он, собственно, никогда ее так не разглядывал, она всегда была для него старой няней.

Что она знала? Что рассказал ей старый Адамс? Могла ли она стать опасной в своем правдолюбии? Единственной любви, очевидно, которую она испытывала?

Боб Баррайс покинул дом, побродил по просторному парку и сел возле отключенного фонтана на белую, выдержанную в стиле начала века чугунную скамью.

Доктор Дорлах одолжил ему пятьсот марок. Истратить их? Поехать в Эссен, к Марион? Лежать в ее объятьях и заставлять притворяться, что ее насилуют, принуждать ее изображать мертвую, над которой надругаются?

«Я извращенная скотина, – сказал он сам себе. – Я это знаю, но ничего не могу с собой поделать. Каждый таков, какой он есть. А вся остальная болтовня – чушь. Психологическая брехня. Фрейдистский умственный коитус. Болтовня дубоголовых ученых. Во мне сидит разрушитель… Кто это может искоренить? Я создан для того, чтобы подтачивать человечество».

Он решил не ездить в Эссен, к Марион, не ездить в бордель, бар или клуб. Он вспомнил погибшего Фролини, который лежал сейчас где-нибудь на столе судебно-медицинского института и которого вскрывали. Безупречный выстрел в голову. А кому принадлежал зеленый универсал?

Бедный Чокки. Боб Баррайс прошел через боковую террасу снова в дом. Будем надеяться, что доктор Самсон так же хорошо выдрессирован, как доктор Дорлах…

Через три дня Рената Петерс и Боб Баррайс встретились. На машине из автопарка Баррайсов – на этот раз это был БМВ – Боб забрал Ренату по дороге на Вреденхаузен, как будто это было тайное любовное свидание. Был прохладный и довольно темный вечер… Месяц тощим серпом плавал в облаках и вскоре полностью исчез.

– Залезай, – сказал Боб и придержал дверцу.

Он получил хорошие вести, сегодня позвонил Чокки. Конечно, полиция быстро выяснила, кому принадлежит зеленый универсал, но, прежде чем они нагрянули в резиденцию Чокки, доктор Самсон уже дал объявление о краже. Потерю зеленой охотничьей машины заметили лишь тогда, когда генеральный директор Альбин Чокки собрался ехать в лес. Таким образом, вообще не было никаких допросов, а лишь протокол о краже. Мрак мягко опустился на незнакомого мертвеца в украшенном цветочками ящике. Следов не было…

– Как мы это обтяпали?! – радостно воскликнул Чокки. – Шофер уже выехал, чтобы забрать украденную машину из мюнхенской полиции. Представляешь, они протащились с трупом до самого озера Тегернзе… – Он буквально захлебывался от смеха.

– Куда поедем? – спросил Боб. Рената Петерс пожала своими круглыми плечами. На ней был плащ, довольно узкий в груди. «У нее красивые груди, самое красивое в ней, пожалуй. Материнские груди», – пронеслось в голове у Боба.

– Я не знаю, – ответила она. – Куда-нибудь, где можно спокойно поговорить.

– Кто-нибудь знает о нашей встрече?

– Нет. У меня сегодня выходной.

Боб Баррайс поехал по направлению к автобану. Под волосами на голове у него неожиданно засвербело, как будто там ползали муравьи. Он затаил дыхание, но зуд не проходил.

«Опять начинается, – промелькнула мысль. – О Боже, не дай этому усилиться. Лучше повернуть назад…»

Но он не повернул. Он ехал дальше. В ночь, к автобану, к мосту, связывавшему две проселочные дороги.

Он чувствовал, что руль стал мокрым от пота, электрические разряды пронизывали его тело.

«Вернись, – говорил он себе. – Боб, поворачивай назад. Это чувство будет все усиливаться… Она была твоей няней, она тебя вырастила, играла с тобой в парке, ты был ее маленьким любимцем…»

Он ехал дальше. Выключил фары и въехал на маленький мост только с включенными габаритными фонарями. Под ними по автобану проносились, как горящие стрелы, машины. Это была грандиозная картина – человек как повелитель техники, победитель времени и расстояний.

– Здесь, – произнес Боб и остановился на середине моста. – Здесь. Ну говори: что случилось? Что ты знаешь о Лутце Адамсе?

Он чувствовал, как в ладонях пульсирует кровь.



7

В этом мире существуют места, притягивающие любовные пары… Никто не знает почему. И есть места, притягивающие убийц. Там совершается нечто фатальное, неизбежное и непоправимое. Любят или убивают – и в том, и в другом случае действует неотвратимость того, что уже предопределено.

Боб Баррайс откинулся на сиденье. Рядом сидела Рената Петере, смотрела не мигая на проносящиеся внизу ленты огней, руки ее были сложены на коленях. Она была взволнована, ее полная грудь вздымалась и опускалась, и у Боба на секунду пронеслась мысль: как бы она отреагировала, если бы он просто дал сейчас волю рукам и схватил ее за груди? Или начал ласкать их, нежно и робко, почти боязливо – два способа, которыми всегда можно завоевать женщин, когда они сдаются прежде, чем решатся на борьбу. Женщины капитулируют перед победителями или просителями. Только колеблющиеся, нерешительные, боязливые никогда не завоюют душу женщины.

Какой была Рената Петере? Сорокатрехлетняя няня, которая еще десять лет тому назад мыла малышу губкой между ног, хотя у него уже показались первые волоски на лобке. Боб бросил короткий взгляд в ее сторону, руки его подрагивали.

– Ты что, собралась молиться? – резко спросил он. – Сидишь, как перед молитвой. Я тебе задал вопрос. Что ты знаешь о Лутце Адамсе?

– Ничего, Боб. Не больше других. – Рената Петерс повернулась к нему. Ее большие глаза испытующе смотрели на него. «Материнские глаза, черт подери, – подумал Боб, – вечно эти взгляды, как будто я разбил дорогую игрушку, вечно этот тихий, печальный укор злому мальчику, меня тошнит, люди, во мне клокочет желчь!»

– А что знают другие?

– Они говорят, Боб.

– На то им и дан язык. – Он почувствовал, как дрожь в его пальцах усилилась, как омерзительное, электризующее свербение поползло от пальцев ног к икрам, к бедрам. – Знаешь, что можно сделать с языком, Ренаточка?

– Они говорят о тебе злые вещи.

– Злые вещи! Ай-я-яй, непослушный шалопай, что он там снова натворил! Сломал свою железную дорогу. Нехороший Роберт, я скажу Николаусу! Рената, неужели я должен всем из окружающих меня каждый раз бить в морду, чтобы они поняли, что я взрослый? У меня в постели перебывало сто или больше женщин.

– Невелико искусство, Боб. Каждый кобель найдет на углу подходящих самок.

Боб Баррайс сомкнул брови. Новые нотки у Ренаты, настолько неожиданные и опрокидывающие весь образ старой девы, что он не сразу нашелся, что ответить. Потом Боб заметил:

– Ренаточка, ты делаешь успехи. Еще одно такое сальто вперед, и мы снова начнем понимать друг друга. – Он сделал осторожный вдох… Если бы он сейчас глубоко вдохнул, зуд дошел бы до его половых органов. Тогда спокойствию придет конец – это он точно знал. Полные груди перед его глазами притягивали его, как магнит. «Она наверняка будет кричать, – думал он. – Отбиваться, звать на помощь, отталкивать меня, драться кулаками и ногами. „Ты с ума сошел, Боб?! – закричит она. – Я ведь вырастила тебя, я была тебе второй матерью…“ А я в ответ крикну в ее искаженное от ужаса лицо: „Вот, в том-то и дело! Поэтому ты должна верить в это! Поэтому я убью тебя!“

Боб Баррайс отодвинулся от Ренаты и прислонился к двери. «Нет, – приказывал он себе. – Нет! Нет! Если ты это сделаешь, ты безумец. Тогда ты твердо будешь знать, что тебе не место среди людей. Собственно, ты давно уже это знаешь, но не надо лишний раз подтверждать это самому себе».

– Лутц Адамс… – медленно произнес Боб. – Ты что-то хотела о нем сказать. О старом Адамсе, этом странствующем певце мести. Почему он, собственно, ведет себя так?

– Он утверждает, что ты убил Лутца.

– Ах вот как, он это говорит? Он ведь был рядом, когда горела машина.

– Никого не было рядом – только ты и Лутц. И Лутц сгорел, потому что не мог выбраться из двери со своей стороны. Там были скалы.

– Правильно. Все это было восстановлено полицией. Мы были размазаны по обледенелым каменным глыбам.

– Но тебе удалось спастись.

– Это что, позор? Было бы лучше, если бы и я лежал в полыхающем бензине? Вы все ожидали такого случая? Дядя Теодор, не правда ли? С тех пор он упрекает судьбу и Всевышнего, что они были слепы. Может, он и в церковь перестанет ходить, а? И отменит рождественские подарки в детском саду, раз Господь Бог оставил меня в живых? Такая ситуация в моей высокочтимой семье? А кто маячит на заднем плане в качестве нового кронпринца баррайсовских предприятий? Мой друг и спаситель Гельмут Хансен, этот сострадательный вонючка, у которого каждая капля мочи содержит человеческое достоинство и любовь к ближнему! Но надо же – бездельник Боб жив! Выбрался из огненного моря. Тут дело нечисто, здесь что-то не так – таким непростительно слепым Бог не может быть, чтобы уничтожить благородного героя, а большую свинью оставить в живых. Тут что-то подозрительно. Так, Ренаточка?

– Боб…

– Замолчи со своим Бобом! Это звучит как заклинание! – Голос Баррайса становился пронзительным. Зуд в его теле поднимался все выше, добрался до бедер. Навстречу ползло назойливое чувство сверху, через шею и плечи. «Когда они встретятся – конец, – понял он. – Я чувствую потребность, чтобы кто-нибудь закричал. Я это чувствую уже очень сильно. Я сгорю изнутри, если вскоре кто-нибудь не закричит…» Скажи, наконец, что ты знаешь!

– Я видела на столе у господина Хаферкампа акты, которые доктор Дорлах получил из полиции. Копии технических расследований.

– И прочла их?

Рената Петерс медленно кивнула. Кивок был многозначительным.

– Да. Как они там пишут…

– Что они пишут?

– Лутц был беспомощно зажат между сиденьем и приборным щитком. Судя по степени обгорелости, огонь медленно пробирался вперед… настолько медленно, что ты мог бы освободить Лутца до того, как пламя настигло его.

– Мои руки были обожжены! – Боб Баррайс открыл дверь.

Ночная прохлада проникла в машину, коснулась его лба, покрытого крупными каплями пота. – Разве ты их не видела? Разве вы все их не видели? Обе руки были забинтованы, с ладоней сошла кожа, у меня до сих пор рубцы… Вот смотри! – Он сунул обе ладони ей в лицо, так близко, что она уже ничего не могла видеть. Руки его дрожали, а вблизи от ее тела начали гореть. – Я все испробовал! Ты знаешь вообще, какую температуру имеет горящий автомобиль?

– Я – нет, но эксперты…

– Эксперты – дерьмо! Разве они хоть раз сидели в горящей машине? Каждая авария не похожа на предыдущую, среди них нет близнецов. – Он наклонился вперед. Лицо Ренаты, гладкое, круглое, с большими вопрошающими глазами, полное ангельской доброты и прирожденного материнства, не отпрянуло. Оно было похоже на икону Богоматери, перед которой надо исповедоваться. «Сейчас бы врезать по нему, – мелькнуло в голове у Боба. – Прямо ударить в середину. В эту образину с неземной любовью и вселенской кротостью. Раздавить эти глаза, разорвать этот благочестивый рот!» – Как ты считаешь, – спросил он так хрипло, что сам едва узнал свой голос. – Ну? Говори! Я убийца? Я намеренно сжег своего друга Лутца? А мотив? Где мотив? Просто так, Ренаточка, просто так из удовольствия, не так ли, Баррайс убивает своего лучшего друга? Такое на него похоже, не правда ли? Парень, который только тратит деньги, но не зарабатывает их, подозрителен, не должен находиться в нашем благовоспитанном обществе. Изречения на конвертах дяди Теодора, знаменитые на всю страну. Одно я запомнил: «Полный конверт с деньгами – это рукопожатие прилежания». Я брал у рабочих всевозможные конверты и десять дней вытирал ими задницу. Последний обгаженный конверт я в бархатной коробочке послал дяде Теодору по почте. Он никогда об этом не упоминал, но подозревает, чья это зловонная демонстрация. Такой опустившийся человек, нет, что я говорю, субъект, который не заслуживает имени, конечно, оставит гореть своего друга.

– Почему машина находилась на узкой дорожке, а не на гоночной дистанции?

– Мы сбились с пути.

– Ты сбился с пути?

– Лутц. Когда я это заметил – я задремал, мы поменялись. Мне пришлось продолжать путь, что оставалось делать?

– Узкая дорога через скалы сокращала дистанцию, не так ли? Ты знал об этом?

– Естественно! Я это увидел на карте. Разве я знаю, что думал Лутц, сворачивая на эту дорогу?

Рената Петерс удивленно посмотрела на Боба Баррайса. «Он лжет, – подумала она. – Я всегда чувствовала, когда он лгал. Меня он никогда не мог обмануть. И он знал это, поэтому никогда не глядел мне в глаза, когда говорил неправду. И сейчас он смотрит мимо меня. О Господи, что, если старый Адамс и его обвинения не игра воображения? Где-то за кровью и огнем должна скрываться правда… Иначе почему доктор Дорлах затребовал акты и разговаривал по телефону со старшим прокурором? Я сама слышала. „Я загляну к вам, и мы обсудим это дело“, – сказал он. „Неудачная цепь случайностей может сложиться в совершенно ложную картину. Посудите сами, Роберт Баррайс – известный автогонщик, обладатель бесчисленных призов, в гоночной машине он чувствует себя так же привольно, как в своей постели, и в авариях у него есть опыт. – Смех доктора Дорлаха. – Он действительно предпринял все, вплоть до самопожертвования, чтобы спасти своего лучшего друга! Мы обстоятельно обсудим положение вещей, господин старший прокурор“.

К актам были приложены расчеты, утвержденные руководством ралли. Контроль судьи-секундометриста. Боб Баррайс и Лутц Адамс были на четвертом месте из-за замены колеса под Греноблем. Потеря тридцати девяти минут до Монте-Карло… Электрические часы контролеров неподкупны. Боб Баррайс – и лишь четвертый? И тут представляется возможность сократить дистанцию на узкой скалистой дороге, заменить недостающие минуты обманом. Никто не увидит этого темной холодной ночью, никто ничего не скажет… Все будут приветствовать Боба Баррайса, если он придет к финишу с лучшим временем. И только один человек сидит рядом с ним, усвоивший от отца, что честность – это основа жизни. Фраза, которую Боб Баррайс точно так же вымарал бы в дерьме, как конверты своего дяди.

Что же произошло той ночью на пустынной обледенелой дороге в скалах?»

– Ты был только четвертым, да? – спросила Рената Петерс. Боб прижал подбородок к воротнику. Два потока в его теле встретились… в нем вспыхнул фейерверк уничтожения.

– Да.

– Но, проехав по этому пути, ты стал бы первым…

– Выходи! – произнес Боб Баррайс спокойным голосом. Он выскочил из машины и потянулся на холодном вечернем воздухе – неясная тень в отблеске огней на автобане под ними. – Пошли, выходи.

Рената Петере открыла свою дверь, вышла из машины и, обогнув ее сзади, подошла к Бобу. У него был наметанный глаз, натренированный длинными ночами за рулем, на исчезающих под ним дорогах. Он охватил долгим, молчаливым взглядом ее фигуру – кряжистые ноги, крутые бедра, бросающаяся в глаза тонкая талия, красивая, тугая грудь – самое красивое в ней, а над всем этим беловатое мерцание лица. Все нетронутое, чистое, озаренное прямо-таки подавляющим ореолом порядочности.

– Пойди сюда… – тихо сказал Боб. Он схватил ее, притянул за плечи к себе и уставился в ее вдруг засверкавшие, боязливые глаза. Прядь волос упала ей на лоб, как бы разрезав лицо. – Боишься?

Что за голос у него – мягкий, ласкающий, мелодичный, не слово, а поцелуй, а внутри рвутся горячие снаряды.

– Нет. – Рената покачала головой. – Бояться тебя? Но, Боб! Ты сидел у меня на коленях…

– Сидел.

– Поэтому скажи мне сейчас правду, Боб: ты мог бы еще вытащить Лутца?

– Как ужасно сознавать, что ты воспитан такой глупой сволочью. Мать моя плакала и молилась, дядя тиранил меня, тетя Эллен совращала меня, а ты мне нашептывала что-то кроткое в уши. О черт, что за мир, в который я попал…

Он отпустил ее плечо, широко размахнулся и ударил ее по лицу.

Она слегка покачнулась, но не упала, не убежала, даже не подняла руки для защиты. Она продолжала так же стоять, с опущенными руками, в ее взгляде было такое страдание, будто это не ее бьют, а Боб Баррайс висит на кресте, и когда он снова размахнулся, медленно, далеко отводя руку, давая ей время убежать, или пригнуться, или закричать, она лишь сказала:

– Боб! Зачем ты это делаешь? Боб…

Второй удар был чудовищным, потому что Боб вложил в него всю свою силу, он почти упал на нее, но ее круглая крестьянская голова выдержала и этот удар, лишь слегка сдвинулась, Рената даже удержала Боба, когда он чуть не упал от собственного размаха.

– Ах ты, мученица! – прохрипел он. Пот струился по его телу, все прилипало к нему, он чувствовал собственный запах – запах крови, испарений, дикого желания убивать. – Ты, проклятая святая. Я убил Лутца?

– Да, – произнесла она, сделав глубокий вдох. – Да, Боб. Теперь я это знаю. Ты не умеешь лгать мне. Никогда не умел. Поедем домой, Боб.

Боб Баррайс кивнул. Но он не пошел к машине, а неожиданно опять начал наступление, схватил руками Ренату за горло и сдавил пальцы. Глаза ее застыли, выступили из орбит, рот раскрылся, как будто удар топора рассек лицо.

– Боб! – захрипела она. – Боб! Боб!

Теперь она начала отбиваться. Она узнала его взгляд, его горящие, как отполированные глаза, слегка приоткрытый, красивый, почти женственный рот, начавший дергаться, как в момент высочайшего чувственного наслаждения. Она поняла значение его прерывистого дыхания и дрожи, как озноб охватившей его.

Рената резко вырвалась и помчалась прочь, но не к машине, от которой нечего было ждать защиты и которая стояла в пустынном месте неосвещенная – черный, грозный ящик, гроб на колесах…

Она понеслась к парапету моста, туда, к свету, отражавшемуся от автобана, к проносившимся под ней световым точкам, означавшим жизнь, выживание. Эти огни были помощью, спасением, возвращением в этот мир, который, как она поняла сейчас, она уже почти покинула несколько минут назад… Она добежала до железных перил, обхватила их, свесилась вперед и закричала в громыхающую, завывающую, перемалывающую шины бездну, изрезанную лучами фар.

– Помогите! Помогите! Помогите! Он убьет меня! Он приближается! Помогите…

Боб Баррайс настиг ее в тот момент, когда она перелезала через перила; единственный путь, который был ей еще открыт, – это путь в бездну. Обоими кулаками он наносил ей удары по голове, рукам, ладоням, вцепившимся в железный парапет. Она сползла и висела теперь, раскачиваясь, над автобаном. Кровь из носа заливала ей рот и подбородок, правый глаз заплыл, а левым она пытливо смотрела на Боба, смотрела на человека, который теперь хохотал и каблуками вновь и вновь наступал на ее пальцы, короткие пальцы, вцепившиеся в перила… Эти руки когда-то гладили его, играли с ним в мяч, кормили его, больного, в постели, помогали делать ему уроки, учили плавать, тайком совали ему деньги, когда дядя Теодор не давал ему больше… На эти руки, которые он так хорошо знал и которые вели его вплоть до этого места в ночи, он наступал со всей яростью и хохотал при этом, пот градом катился по его лицу, и чувственное наслаждение, которое он при этом испытывал, буквально разрывало его.

– Боб…

Ее голос. Он перегнулся к ней через железные перила, стоя обеими ногами на ее руках.

– Ренаточка…

– Теперь я знаю, что вырастила дьявола.

– Тогда благослови меня и поприветствуй от меня небеса! Он точно нацелился и ударил ногой по кончикам ее пальцев, зная, что этому удару она уже не сможет противостоять. Руки соскользнули, и наконец раздался крик, высокий, тонкий вскрик, апофеоз его вожделения, взрыв в его мозгу… Он увидел, как Рената Петерс, раскинув руки, низверглась в бездну и разбилась о проезжую часть.

Скрежеща тормозами, останавливались машины, сползали вбок, зарывались в откос или наезжали, взвизгнув, на заграждения. Фары высветили тело, лежавшее лицом вниз.

«Ее красивые груди, – подумал Боб Баррайс. – Они наверняка лопнули, надо было мне их сначала поцеловать…»

На нетвердых ногах он побежал к машине, бросился на сиденье; не зажигая фар, проехал какой-то отрезок по проселочной дороге, пока огни автобана не исчезли за ним, превратившись в блеклый отсвет в темноте ночного неба. Лишь тогда он включил фары и помчался к шоссе.

На изгибе дороги, у автобусной остановки с желтой тумбой и жестяным ящиком с расписанием, он остановился, сунул сигарету между дрожащих губ и сделал первую глубокую затяжку. Ужасный чувственный зуд прошел, и по мере его стихания к Бобу возвращалась страшная действительность.

Лишь докурив сигарету, он полностью осознал, что совершил. Он высунулся из окна и выплюнул окурок. Его желудок взбунтовался, и его вырвало на землю, а потом, обессиленный, он откинулся на сиденье. Будто желая оторвать голову, Боб дергал себя за волосы, сдавливал ее руками и удивлялся, что она не выжимается, как лимон, и все остается внутри. Теперь, после всего случившегося, ему стало страшно перед собственным «я».

«Куда теперь? – размышлял он. – Только не домой, там могут спросить: „Ты не видел Ренату?“ Этого я не в силах буду вынести». Но здесь, на шоссе, на автобусной остановке, он тоже не может оставаться. Он снова высунул голову из окна. Сирена «скорой помощи» – где-то очень далеко, лишь намек на звук, или это обман чувств? Конечно, на автобане сейчас творится черт знает что. Свидетелей найдется достаточно, они видели висящую на парапете женскую фигуру, и вдруг она полетела вниз. Но того, кто был по другую сторону перил, эту тень в темноте, никто не заметил, не мог заметить… или?.. Разве он не перегибался через парапет, завороженный этим полетом на тот свет, этим почти элегантным падением с распростертыми руками, летящим человеком?

Боб Баррайс закрыл окно, вновь завел двигатель и поехал обратно на шоссе.

В Эссен – вот правильное решение. Конечно, это был единственный верный выход. В постель к Марион Цимбал, заснуть в ее объятьях, утонуть в ее мягком теле и все забыть, вдыхать ее запах свежих апельсинов и быть счастливым. Остров без проблем, без вопросов, без необходимости надевать маску героя, постель – как будто на другой планете.

«О Боже, дьявол и Марион… Как я ненавижу сам себя…»

После часа бешеной езды Боб Баррайс стоял у квартиры в Эссене. Маленькая квартирка с гардинами в цветочек, пушистым ковром и радиолой у окна, на проигрывателе которой всегда лежала одна и та же пластинка: тема Лары из «Доктора Живаго». Марион могла часами слушать ее и мечтать. Она было романтичной барменшей, птичкой, забирающейся в свое гнездо, после того как ее часами пытались ощипать. Она искала тепла, после того как выставляла себя напоказ с полуобнаженной грудью, покачивающимися бедрами и распущенными волосами до пояса, намекающими на порочность, в то время как она была чиста, как Гретхен.

Марион принимала душ, когда Боб вошел в квартиру. Поскольку ключ был только у него, то через несколько минут раздались ликующие возгласы Марион. Она была рада… Действительно существовал человек, который радовался, когда приходил Боб Баррайс. Боб был готов заплакать. Растроганный, он сел на кушетку и откинул голову назад.

– Боб, ты здесь! – крикнула Марион. – Какой сюрприз! Я сейчас.

– Хорошо, детка. – Он закрыл глаза от неимоверной усталости, дрожь все еще не унималась. Нервы были накалены. Он несколько раз глубоко вздохнул, как будто воздух был единственным средством потушить их. И на самом деле он стал спокойнее, ум начал проясняться. Боб осознал, что может снова трезво мыслить.

Марион вышла из душевой обнаженная, вся как будто пронизанная солнцем, с высоко подвязанными волосами и капельками воды на гладкой коже. Ее босые ноги шлепали по полу, и он вспомнил их первую ночь. Тогда Марион тоже вышла обнаженной из душа, и он удивился, что ее вид не вызывает в нем легкого отвращения, которое он всегда подавлял в себе, когда женщины демонстрировали себя перед ним, беззастенчиво, с единственной целью высосать из него все, словно огромные злые пауки с бархатной кожей, отдающие разложением.

– Почему ты не позвонил, дорогой?

Она наклонилась над ним, он поймал руками ее груди, обхватил их, поцеловал ее в губы и начал ласкать холодное после душа тело.

– Ты принимала холодный душ? – он привлек ее к себе, погрузил лицо во впадину ее живота и обвил руками ее бедра. Какой покой, какая защищенность, какой аромат… О, это пьянящее чувство удовлетворенности!

– Я была страшно измотана, дорогой. В два часа я сказала Франку: «Я не могу больше. Пусть Лиля постоит за стойкой, а я пойду домой. Наверное, я заболеваю гриппом». Как будто я предчувствовала…

– Что?

– Что ты вдруг придешь ко мне.

– Я уже давно здесь.

– Обманщик!

– Весь вечер. – Он притянул ее к кушетке, она легла в его объятья, прижалась к нему и блаженно потянулась, когда его рука коснулась ее груди.

– Так ужасно, что ты одет, – прошептала она. – Ты так далеко, когда между нами материя. – Она приподняла голову и посмотрела на него. – Откуда ты приехал?

– Ты должна оказать мне одну услугу, Марион.

– Любую, дорогой.

– Ты меня любишь?

– Так же, как ты меня.

– Это неописуемо. Я потухшая звезда, которая от тебя, от солнца, получает новую жизнь.

– Наоборот, Боб. До знакомства с тобой я не знала, что такое жизнь. Не знала, что такое счастье, любовь, ожидание, страсть, мечты, радость, страх…

– Почему страх?

– Настоящий страх, заставляющий дрожать и сжиматься сердце, страх, что наша любовь умрет.

– Она не может умереть. – Он обхватил ее левую грудь, она заполнила всю его ладонь и начала согреваться. Сосок затвердел и выступил вперед, настоящая антенна чувств. Марион вздохнула и подобрала ноги, ее длинные ляжки блестели, освещенные торшером. В завитках черного бугорка еще переливались капли воды. – Когда ты пришла домой из бара?

– Полчаса назад, наверное.

– Я был уже здесь. Лежал в постели и спал. Раздетый…

– Нет. Я…

– Я лежал в постели, Марион. Если тебя кто-нибудь спросит… Я спал очень крепко, наверняка уже несколько часов…

Она снова подняла голову, грудь в его руке при этом задвигалась:

– Что… что случилось, Боб? Что-то произошло? Кто-то придет и будет меня спрашивать?

– Возможно…

– Скажи, где ты был до этого… – Она попыталась выпрямиться, но Боб удержал ее. Со вздохом она расслабилась. Он гладил ее тело, задержав руку на бугорке. – Откуда ты приехал?

– Случилось что-то ужасное, – сказал он тихим, глухим голосом. – Ты любишь меня, Марион?

– Бесконечно.

– Тогда не спрашивай. Ради всего святого, не спрашивай. Помни только, что я лежал в постели и крепко спал.

– Это тебе бы помогло?

– Это могло бы меня спасти.

– Тогда ты уже был у меня, когда я уходила на работу. – Она положила свою ладонь на его руку, как бы скрепив клятву на своем теле. – Эта ужасная материя, – шепнула Марион. – У меня от нее кожа чешется…

Их любовь была короткой. Когда Марион, желая сделать приятное Бобу, вновь изобразила из себя мертвую, он вскрикнул, выпрыгнул из кровати и отскочил к стене.

– Нет! – вскрикнул он. – Нет! Нет! Двигайся! Нельзя быть мертвой, лежать и гнить… Ты должна жить, именно ты, только ты, всегда только ты… Я люблю тебя, ты единственная, кого я люблю, с тобой я человек, а не чудовище… Марион, заклинаю тебя, двигайся!

Тогда она вскочила, снова затащила его в постель, обвила ногами его бедра и начала беситься и царапаться, она стонала и хохотала, целовалась и кусалась – словом, вела себя как сумасшедшая. И он смеялся вместе с ней, зарываясь в ее горячее, извивающееся, скачущее и стонущее тело, целовал ее в капельки пота и купался в потоке черных волос.

Короткое опьянение. После выкуренной сигареты они вытянули свои пышущие жаром тела и смотрели в потолок с причудливыми, фантастическими тенями.

– Ты сейчас снова уедешь?

– Нет, я останусь.

– До завтра?

– До послезавтра, может быть на неделю, я не знаю…

– Это было бы слишком прекрасно, дорогой. – Она повернулась к нему, забралась наполовину на него и поцеловала его в глаза. – Что мы за люди с тобой?

– Я не знаю.

– Мы нормальные?

– Наверняка нет.

– Когда все это кончится?

– Что?

– Это между нами.

– Никогда.

– Никогда не бывает. Все когда-то кончается. Ты великий Боб Баррайс, а я жалкая барменша. В глазах твоего мира я просто грязная проститутка. Скажи, разве я проститутка?

– Нет.

– Но я сплю с тобой! Когда ты бываешь извращенным, и я становлюсь извращенной. Разве это не распутство?

– Ах, Марион, кто это может понять? Почему мы обсуждаем это? Я люблю тебя. – Он запустил обе руки в ее волосы. – Который час?

– Почти четыре часа утра.

Он высвободился из-под ее обнаженного тела и выскользнул из кровати.

– Я должен позвонить.

– Сейчас?

– Да, сейчас.

– Кому же?

– Скоро услышишь. – Он поднял трубку, набрал номер – это был номер виллы Баррайсов во Вреденхаузене – и подождал. Быстрее, чем он мог предположить, трубку снял садовник. Боб Баррайс чувствовал, как его сердце бьется о ребра.

Они ее уже опознали, разумеется, опознали. Ведь у нее с собой была сумочка, она должна была остаться на мосту. Рената Петерс, служащая Баррайсов. На протяжении почти двадцати лет, уже почти живой инвентарь виллы. И вдруг эта милая фрейлейн сиганула ночью без всякой причины с моста на автобан и сразу погибла. Загадка! Пойди разберись в человеческой душе. Что это было? Депрессия? Неисполнившиеся надежды? Паника перед старением? Прорыв из одиночества в другой мир? Начало климакса, когда женщины зачастую склонны к неконтролируемым поступкам?

– Это Баррайс! – произнес Боб.

– А, молодой господин… – Голос садовника звучал взволнованно.

– Я только хотел предупредить, где я, на случай, если меня потеряют дома. Если я кому-то понадоблюсь…

– Молодой господин, побудьте, пожалуйста, у телефона. Рядом со мной стоит господин доктор Дорлах, он хочет с вами поговорить.

«Ага, доктор Дорлах! Большое наступление началось. Дядя Теодор наверняка уже высказал самые дикие предположения. Он будет разочарован, узнав, что я звоню из теплой, благоухающей, пропитанной любовью постели».

Он сел в небольшое кресло, далеко вытянул ноги и улыбнулся Марион. Какая она красивая! Не тело, а янтарная капля солнца.

– Боб?… – раздался голос доктора Дорлаха.

– А-а, доктор! Что вы делаете так поздно или так рано, как угодно, у нас? Дядя Тео разорился? Мама наконец-то отправилась к любимому Господу? Я сразу приеду, что бы ни случилось.

– Где вы? – односложно спросил доктор Дорлах.

– В Эссене.

– Где?

– В квартире в Эссене. Новостройка. Седьмой этаж. С видом на Гругу. В постели изумительной девушки, самой красивой из тех, что я знаю. По имени Марион Цимбал.

– С каких пор?

– Доктор, ну вы и шутник! С рождения, разумеется. Марион – не писатель и не политик, так что ей нет причины менять имя.

– С каких пор вы лежите там в постели?

– Один примерно с двадцати часов, вместе с самой прекрасной женщиной моей жизни – с двух часов.

– У вас имеются свидетели этому?

– Я не занимаюсь групповым сексом, доктор.

– Позовите эту Марион к телефону.

– Пожалуйста… – Боб Баррайс протянул трубку Марион. – Любимая, скажи славному доктору Дорлаху доброе утро. Он не верит, что я действительно могу любить женщину.

Марион Цимбал взяла трубку и несколько вымученно засмеялась. «Что здесь происходит? – подумала она. – О чем он умалчивает? Я его алиби, это ясно. Для чего Бобу нужно алиби?»

– Господин доктор? – произнесла она. Ее голос переливался, как звонкий индийский колокольчик. – Боб действительно у меня. Этого достаточно?

– Пока да. Дайте мне снова Боба.

Трубка возвратилась. Боб Баррайс постучал по ней:

– Тук-тук, доктор. Я опять здесь. Ну что, довольны?

– Приезжайте немедленно сюда, Боб. – Голос доктора Дорлаха был чужим, официальным, обезличенным, такого Боб у него никогда не слышал.

– Из теплых объятий Марион? Ни за что, доктор. Только в случае катастрофы в доме Баррайсов. Но ее нет.

– Она есть. Рената Петерс мертва.

Боб осекся. Он сыграл это замечательно, изменил даже тембр и заговорил прерывающимся голосом:

– Это… это неправда… Рената…

– Упала с эстакады на автобан…

– Самоубийство?

– … или сброшена. Криминальная полиция и первый прокурор уже здесь. Обер-вахмистр Кнолле из дорожной полиции сразу узнал Ренату. Кнолле проживает во Вреденхаузене. Потом нашли на мосту ее сумку. Теперь случай реконструируют. На мосту обнаружены следы шин и ног…

– Они… – заговорил Боб, растягивая слова.

– Боб… здесь идет дождь. Следы нечеткие, их вряд ли можно использовать. С каких пор вы в Эссене?

– С двадцати часов вчерашнего дня! – заорал вдруг Боб. – Что вы, действительно, хотите от меня?

– Такое твердое алиби, чтобы об него можно было сломать руку, если дотронешься.

– Оно у меня есть.

– Почему вы вообще позвонили?

– Чтобы сказать, что я здесь.

– Кого же это может интересовать? Вы никогда не сообщали, где вас можно найти. И неожиданно в вас заговорили родственные чувства? Или вы ожидали, что я здесь?

– Доктор, у вас что, прострел в голове?

– Нет, у меня там набатный колокол, и он звонит сейчас. Боб, кто эта Марион Цимбал?

– Моя невеста. Я женюсь на ней.

– Боб! – Марион выпрыгнула из кровати и раскинула руки – обнаженная богиня радости. – Боб, это правда?

– Вы слышите, доктор? – спокойно произнес Боб. – Так может ликовать только женщина, которая купается в счастье.

– А я купаюсь в ужасе, Боб. – Голос доктора Дорлаха стал хрипловатым. Он был действительно потрясен. – Если бы вы видели Ренату… страшно. Полицейский врач одно пока установил твердо: кто-то наступал ей на руки, когда она цеплялась за грязный парапет. На ладонях следы ржавчины, пальцы распухли от ударов ног. Это не похоже на добровольную смерть.

– Да, пожалуй. Непостижимо, доктор.

– Я слышу ваше глубокое потрясение, Боб. – «Надо бы и его убить, – подумал Баррайс. – Эта вечная ядовитая ирония. Но лучшего адвоката, чем он, не сыщешь». Без доктора Дорлаха фабрики Баррайсов ничего бы не стоили. Он уладил множество безобразий, неизбежных при взлете. Такому адвокату нет цены.

– Я действительнопотрясен, доктор, – резко сказал Боб.

– Приезжайте сейчас же.

– Разумеется. С Марион?

– Без. И еще: почистите ботинки. Не только сверху, но и подошву с каблуками и швы. А потом пройдитесь по эссенской улице, желательно вблизи какой-нибудь стройплощадки.

– Благодарю за совет, доктор. Я в нем не нуждаюсь.

– Крови у вас на одежде нет?

– Когда я приеду во Вреденхаузен, я вам врежу за этот вопрос!

– У вас и так будет чем заняться. Первый прокурор желает побеседовать с вами.

– Это удовольствие я ему доставлю.

Боб Баррайс повесил трубку. Подняв голову, он посмотрел в бледное лицо Марион. Она продолжала сидеть не двигаясь, в оцепенении, когда он коснулся ее бедер и привлек к себе.

– Что с этой Ренатой? – прошептала она, как будто кто-то мог их услышать за стеной.

– Она мертва. Упала с моста на дорогу.

– Кто эта Рената?

– Моя бывшая няня. Сорок три года. Милый человек. В последнее время она опекала мою мать. Была частью баррайсовской виллы, как библиотека и рояль в салоне.

Боб отпустил Марион, встал и оделся. Они больше не произнесли ни слова, и только когда он перекинул плащ через плечо и еще раз с привычной тщательностью провел рукой по вьющимся волосам, прижимая последние пряди, голос Марион заставил его вздрогнуть.

– Боб…

– Да?

Она сидела посреди кровати, все еще нагая, сквозь ее распущенные волосы выступали кончики грудей, как сквозь черный занавес. Руки лежали на бедрах, и было отчетливо видно, как ногти впились в тело.

– Ты убил Ренату?

– Я с двадцати часов у тебя… Не забудь это, дорогая. Боб повернулся и вышел из квартиры.

Когда дверь захлопнулась за ним, он услышал рыдания Марион. Она бросилась на подушки и зарылась в них. Тогда он вернулся, снова отомкнул замок, просунул голову в открытую дверь и, увидев ее полное ужаса, искаженное страхом лицо, успокаивающе улыбнулся и кивнул ей.

– Я женюсь на тебе, любимая. Как моей жене тебе не нужно будет давать показания.

Весело насвистывая, он окончательно докинул маленькую квартиру и в хорошем настроении спустился в узком лифте вниз.

Замок Баррайсов был ярко освещен. Боб, остановивший машину перед большими воротами, посмотрел поверх каменного забора. Сегодня не было ни одной комнаты, которая не сияла бы в ночи, промытой дождями и не желавшей отступать перед утром, чей черед давно подошел.

Кто-то, очевидно, услышал скрип тормозов, или же за шторами в первом салоне – музыкальной комнате – был выставлен пост, сигнализирующий обо всем происходящем снаружи… Во всяком случае, дверь открылась еще до того, как Боб преодолел прыжком пару ступенек. Во всем британском блеске, полный достоинства, появился Джеймс, дворецкий дяди Тео. За ним мелькнуло чужое лицо – криминальная полиция.

– А, славный Эгон! – воскликнул Боб и кивнул Джеймсу, задев в очередной раз больное место. – И господин, которого я не знаю. Наверняка ученик Шерлока Холмса, Джерри Коттона, Манникса, агент 007, или кто ваш учитель?

– Вас ожидают, – деревянным голосом произнес Джеймс. – В библиотеке. Все господа в сборе.

– Где Рената? – Боб отдал ему свой плащ. С большим достоинством Джеймс передал его полицейскому. Боб внутренне ухмыльнулся: «Никаких следов крови, мой дорогой. Напрасно будешь искать. Я осмотрел через лупу каждый миллиметр».

– Фрейлейн Рената уже в судебно-медицинском институте. Джеймс проговорил это, как будто объявлял оперную звезду.

Боб Баррайс остановился в огромном роскошном холле.

– Где мама?

– В своей комнате. Госпожа лишилась чувств. У госпожи сейчас профессор доктор Нуссеман.

– Славный, верный Нуссеман. – Боб повернулся к полицейскому: – Он прекрасно кормится мамиными болезнями. Пять таких пациентов – и он принадлежит к самым высокооплачиваемым врачам Европы. Итак, в библиотеке.

Дворецкий Джеймс открыл высокую двустворчатую дверь. Библиотека, обычно с приглушенным светом, не отвлекающим от работы, была на этот раз ярко освещена. С удивлением Боб заметил, что кресла в дальнем углу – кабинете для курения – были обтянуты зеленой кожей. В благородном полумраке это никогда не бросалось в глаза.

Вокруг большого стола у камина в стиле ренессанс сидели несколько господ. Когда вошел Боб, они сразу встали. Остались сидеть лишь дядя Теодор и доктор Дорлах. У дяди Хаферкампа это было естественно, у Дорлаха – явная вольность. Боб враждебно посмотрел на него. «Ты считаешь, что тебе что-то известно, – подумал он. – При этом ты ничего не знаешь, абсолютно ничего. Тебе никогда не удастся положить на обе лопатки Боба Баррайса. Тебе – нет…»

Он словно натолкнулся на стену, когда его неожиданно остановил вопрос:

– На какой машине вы ездите?

– Сейчас – на БМВ из парка Баррайсов, – не задумываясь ответил Боб. – Вы первый прокурор?

– Да. Петер Цуховский.

– Не буду кривить душой и говорить, что мне очень приятно. Повод для нашего знакомства слишком грустный.

В дверь постучали. Сотрудник криминальной полиции объявил от двери:

– Машина имеет шины фирмы Пирелли.

– Спасибо. – Прокурор Цуховский сложил руки за спиной. – С самого начала – совпадение: на последней машине на мосту были шины фирмы Пирелли.



8

Простым упоминанием о шинах Пирелли вывести из равновесия Боба Баррайса было невозможно. Однако он удивленно поднял брови: разве доктор Дорлах не говорил о том, что дождь стер все следы? Как можно по смытым отпечаткам так точно установить марку шин? Здесь что-то не сходилось. Может, ему расставили ловушку? Или они блефовали? Если так, то он был плохим игроком в покер, этот прокурор доктор Петер Цуховский. И вообще, что это за имя – Петер Цуховский? Так в Рурской области звали одного футболиста. Как может человек, которого зовут так же, стать прокурором? Никакого вкуса у этого парня. Боб насмешливо улыбнулся:

– А-а! Нашли машину, которую искали?

– Я не хотел бы принимать преждевременных решений. – Прокурор Цуховский стремился быть объективным. Субъективно ему этот отлакированный, смазливый, как девушка, молодой человек на первый взгляд был несимпатичен. Типичный миллионерский сынок: избалованный, страшно ловкий, когда речь идет о том, чтобы избежать любой работы, фразер с барскими замашками, высокомерный, как правило, развитый односторонне, а в остальном – глупый и дерзкий, сексуальный атлет, ведущий себя с какой-то скользкой вежливостью, которая есть не что иное, как брошенное в лицо собеседнику оскорбление.

Но все это в счет не идет. Нужно опираться только на доказательства, а не на неприязнь. А эмоции лишь тормозят уголовное расследование и могут увести его в ложном направлении; хотя есть криминалисты, которые доверяют только своему безошибочному чутью, как они говорят – интуиции. Одним из них был теперь уже легендарный «толстый Геннат», шеф берлинской комиссии по расследованию убийств 30-х годов.

Прокурор Цуховский внимательно посмотрел на Боба Баррайса.

– На вашей машине шины марки Пирелли, не так ли?

– Возможно. Я не знаю. БМВ – из автопарка Баррайсов, я не интересуюсь, как правило, маркой шин, садясь в машину, – с издевкой ответил Боб. – Возможно, полиция сможет установить, сколько машин в Западной Германии ездят на шинах Пирелли! Одна из них – с гарантией – будет машиной с эстакады. Я читал, что криминальная полиция обязана своими успехами кропотливой работе, поиском камешков мозаики, И вообще я в восторге от ваших следопытов – на улице идет дождь…

Боб метнул взгляд в сторону доктора Дорлаха, но адвокат не смотрел на него.

«Может, дядя Теодор заплатил тебе, чтобы ты стер меня в порошок? – подумал Боб. – Какое гнусное общество, все продажные! Одна Марион другая, она действительно Любит меня, и, черт меня подери, я тоже люблю ее. Это первое чудо, с которым я столкнулся, да еще в себе самом. Достаточный довод, чтобы стать счастливым и сильным сейчас. Одним необходимы гашиш, кокаин и ЛСД, чтобы держаться на плаву… А мне нужна Марион, теперь я это твердо знаю. Мое прибежище, мой стеклянный, фиолетовый мир, – это не дурман, а белое гладкое тело Марион, источающее в возбуждении легкий апельсиновый аромат».

– Машина, которая в момент падения фрейлейн Петерс стояла на мосту, уезжая, заехала на траву, и там остался четкий след. К несчастью для преступника.

– К счастью для меня! – Боб прямо и требовательно посмотрел на доктора, Дорлаха. – Найдется у кого-нибудь сигарета? – Дорлах протянул ему свой портсигар. – Спасибо. Я был в Эссене, господа. – Баррайс зажег сигарету, руки его при этом были абсолютно спокойны, доктор Цуховский это точно проследил. – И почему преступник? Я думаю, Ренаточка сама спорхнула?

– Мой племянник не имеет представления о пиетете, – вставил дядя Теодор. Это были его первые слова, произнесенные после прихода Боба. – Кроме того, у каждого человека своя манера выражаться.

– Погибшей наступали на пальцы, когда она отчаянно цеплялась за решетку парапета. Мы пока не знаем, что там разыгралось, но рухнула она на автобан явно не добровольно. Преступник помог ей.

– Значит – убийство! – произнес Баррайс наигранно глухим голосом. – Умышленное убийство без отягчающих обстоятельств, – поправил доктор Дорлах. Это была соломинка, Боб это сразу понял. – Или неумышленное тяжкое телесное повреждение, в результате которого последовала смерть потерпевшей. Трактовка затруднительна.

– Во всяком случае, фрейлейн Петерс мертва! – произнес прокурор Цуховский жестче, чем до этого. – Мертва через чужое вмешательство.

– Этот великолепный юридический язык! – Боб с наслаждением курил. – Удовольствие слушать его. Один вопрос, господа: это допрос? Если да, то я вынужден просить своего адвоката заявить протест против такого обращения со мной.

– Это опрос, Боб, – Доктор Дорлах отмахнулся, когда Боб хотел что-то возразить. – Необходимо пролить свет на дело.

– Как я могу что-то освещать, если я лежал в постели в Эссене?

– Доктор Дорлах нас уже проинформировал. – Прокурор Цуховский прохаживался перед большим камином. Туда-сюда, туда-сюда… шесть шагов вперед, поворот, шесть шагов назад, поворот – как хищник в тесной клетке. – Разумеется, молодая дама может это подтвердить под присягой.

– Разумеется.

– Вы уже в двадцать часов были в Эссене, как сообщил ваш адвокат?

– Да.

– Дама ожидала вас?

– Нет. – Боб бросил злобный взгляд на доктора Дорлаха. – Фрейлейн Цимбал работает в баре, она пришла домой около часу ночи.

– Ах так! А с двадцати часов до часу вы были один в квартире?

– Да, у меня есть ключ. – Боб вытащил его из кармана пиджака и покрутил золотую цепочку с ключом на пальце.

– Почему вы поехали к фрейлейн Цимбал?

– Почему? – Боб ухмыльнулся с таким неприкрытым бесстыдством, что у Тео Хаферкампа от злости покраснели уши. – Марион всегда читает мне вслух сказки. Вчера это была «Царевна-лягушка». Она дошла до того места, когда золотой мяч снова скатился в колодец, и тут зазвонил телефон, это был доктор Дорлах.

– Разве это не вы позвонили, господин Баррайс?

– Действительно? Ах да… Вот видите, господин прокурор, меня так захватывают сказки, что я перестаю замечать время и пространство.

– Я тоже прихожу к этому выводу. – Цуховский резко остановился перед Бобом. Их взгляды скрестились, как сверкнувшие клинки.

– У вас нет алиби с двадцати часов до часу ночи. Лежали вы в постели или нет – никто не знает. Во всяком случае, противоречит всякой логике то, что мужчина не идет к своей подруге, работающей ночью в баре, именно в бар, а один ложится в ее постель и ждет окончания ее работы…

– Здесь я вынужден возразить, господин прокурор. – Доктор Дорлах элегантно поднял правую руку с большой коньячной рюмкой, на которой была выгравирована большая буква N – Наполеон. Доктор Дорлах выглядел сейчас действительно как Наполеон. – Нельзя исходить из общепринятого опыта. Мой доверитель Роберт Баррайс никогда не вел нормального образа жизни. В своих кругах он прославился именно эксцентричным поведением. Человеческий опыт здесь не годится. Учитывая его странный жизненный стиль и уверенность, что он обогащает своими выходками эту жизнь, вполне можно поверить, что в двадцать часов он лег в постель своей знакомой, читал там преспокойно, потом заснул и в час ночи был разбужен вернувшейся домой Марион Цимбал…

– Нежно разбужен, – смакуя, произнес Боб. – Очень нежно, господин прокурор. О степени нежности я отказываюсь давать показания.

«Ну вот он и заработал, наш доктор Дорлах, – с удовлетворением подумал Боб. – Теперь он мне поможет выкарабкаться. Наконец-то. Этот Цуховский – опасный тип. Лишенный чувства юмора, сухой, как соломенная крыша летом. Бескровный службист, в кровообращении – одни параграфы. С ним нужно держать ухо востро, люди без чувства юмора всегда опасны».

Боб бросил взгляд в сторону дяди Теодора. По тому, как тот морщил лоб, он понял, что хотя дядя внутренне был против попытки Дорлаха обелить Боба, но публично одобрял и поддерживал его. Еще бы – опять затронута честь семьи. Белоснежная манишка Баррайсов должна оставаться незапятнанной. На сколько клавиш уже успел нажать дядя Тео? Что уже было сделано, о чем не подозревали ни доктор Дорлах, ни тем более прокурор Цуховский? Не зря же президент Земельного суда был компаньоном Хаферкампа по охоте.

Боб Баррайс испытывал необычайное напряжение. На чашу весов была положена, образно говоря, его голова. Одни хотели ее заполучить, другие защищали ее. Ему самому оставалось лишь при сем присутствовать, спокойно себя вести и наблюдать. Все остальное сделают другие. Безумный мир вознес его на высоту, с которой он мог следить за собственной судьбой.

«Так я и буду реагировать, – решил он. – Я буду просто безучастным. Никто так не раздражает людей, как человек, находящийся среди них и тем не менее недосягаемый».

– Ну так что? – спросил агрессивно Боб, когда неожиданно воцарилось молчание. – Что будет дальше? Рената Петерс, которую любила вся семья, мертва. Немолодую девушку и гарантированную девственницу убили, по мнению прокурора. Но почему? Где мотив? Как могла непорочная девушка попасть темной ночью одна на пустынный мост? Или наша Ренаточка вела двойную жизнь?

– Было бы лучше, если бы вы помолчали, Боб! – вмешался доктор Дорлах.

– Пусть он говорит. – Прокурор Цуховский сдержанно улыбнулся. Он сунул руку в папку и вынул узкую полоску бумаги. Недоверчиво и крайне воинственно разглядывали Боб и доктор Дорлах неизвестный им клочок бумаги. – Соблаговолите пройти со мной, господин Баррайс.

Боб затаил дыхание. Доктор Дорлах сделал шаг вперед, Теодор Хаферкамп со звоном поставил рюмку на стол.

– Что это значит? – громко спросил доктор Дорлах.

– Я должен арестовать господина Баррайса.

– Но это неслыханно! – Тео Хаферкамп сунул кулаки в карманы брюк. – Невозможно арестовать Баррайса.

– Я подам жалобу старшему прокурору! – Доктор Дорлах успокаивающе кивнул Бобу. – Не волнуйся, Боб… мы имеем дело с однозначным превышением полномочий. Все выяснится уже при проверке обоснованности содержания под стражей…

– Я был бы весьма удивлен. – Прокурор Цуховский развернул маленькую записку. – Эту запись мы нашли в комнате фрейлейн Петерс. Она засунула ее под детскую фотографию господина Баррайса.

– Очень заботливо. – Голос Боба звучал хрипло. Он теперь был бдителен, как обложенный со всех сторон медведь. – Наверняка напоминание: малыш должен перед сном сделать пи-пи…

– Не совсем. Я зачитаю.

Спокойствие Цуховского тревожило доктора Дорлаха. У него козырь в руках, это точно. Теперь уж никакими рычагами не поможешь, теперь оставалось искать и открывать задние двери, через которые еще можно было бы спасти Боба Баррайса.

– «Сегодня встречаюсь с Робертом, чтобы обсудить с ним дело Лутца Адамса. Что-то мне страшно, сама не знаю почему. Ночь такая темная, но ведь Роберт всегда был для меня как собственный ребенок, поэтому я не должна бояться».

«Вот и приехали, – подумал доктор Дорлах. – Этого абсолютно достаточно. Эта записка и следы шин Пирелли на мосту. Надо бы плюнуть на все и уйти домой». Он взглядом поискал Тео Хаферкампа. Глава семейства незаметно кивнул ему.

Это означало: спасите! Спасите Боба! Любой ценой честь Баррайсов…

– Кто знает, когда была написана записка, – заметил мимоходом доктор Дорлах.

– Вчера. Внизу стоит дата. Если желаете убедиться…

Прокурор доктор Цуховский поднес записку к глазам Дорлаха. Все было правильно, Рената Петерс ничего не забыла. Предусмотрительная девушка, всегда такой была. Иногда даже слишком – как в этом случае.

– Какова причина для задержания? – спросил доктор Дорлах.

– Опасение, что обвиняемый, находясь на свободе, скроется от следствия и суда или будет препятствовать установлению истины.

– Чушь! – Это было первое слово, пророненное Бобом. – Что за чушь! Только виновные или дураки скрываются. Я ни то, ни другое. Я с двадцати часов был в Эссене…

– Мы дадим денежное поручительство, – спокойно произнес доктор Дорлах.

– Сто тысяч марок. – Тео Хаферкамп пристально смотрел на прокурора, лицо его пылало. – Миллион, если надо. Я предостерегаю вас, что скандал, который вызовет этот необоснованный арест, непредсказуемо отразится на коммерческих делах. За это я привлеку вас к ответственности, господин прокурор. Я буду говорить с министром юстиции, даже если создам этим прецедент! Как чертовски быстро заключают под стражу в немецкой юстиции! Посадить в кутузку – вот и все, что они умеют! А потом все оказывается безобидным, однако человек дискредитирован! Разве государство может себе такое позволить?

Хаферкамп перевел дух, пора было дать слово Бобу.

– Я следую за вами, господин Цуховский, – произнес он небрежно, каждое слово было как пинок. – Чистая совесть спокойна. Пошли…

– Боб! – Тео Хаферкамп ударил кулаком по столу. – Никого из Баррайсов никогда не арестовывали!

– Значит, в семейной хронике была прореха, я собой ее залатаю.

– Миллион поручительства! – крикнул Хаферкамп. Его трясло, и ему приходилось держаться за край стола.

– Это будет решать судья.

– Скорей к нему! – Хаферкамп чуть не опрокинул доктора Дорлаха. – Что вы стоите, как подставка для зонтиков?

– Кому вы собрались предлагать миллион? Сначала Роберт должен предстать перед судьей по предварительному заключению, он должен вынести решение, тогда мы можем действовать.

– То есть, – Хаферкамп с трудом перевел дух, – Боб сначала попадет в камеру?

– На несколько часов – да. – Прокурор Цуховский снова убрал записку, свой пока беспроигрышный козырь. – Вы идете со мной, господин Баррайс?

– Охотно, господин прокурор.

Боб изобразил нечто вроде поклона. Сопровождаемый с обеих сторон двумя полицейскими, Боб покинул большой зал библиотеки. Он ни разу не обернулся, даже когда дядя Теодор крикнул «Боб!». И только когда доктор Дорлах, забежав вперед, сказал: «Будьте совершенно спокойны, Боб… Самое позднее через шесть часов вы вновь будете свободны», – он ответил с безоблачной улыбкой:

– Дорогой доктор, кто здесь волнуется? Я? Вы ведете себя как несушки, у которых из-под задницы сперли яйца! Послушайте только дядю Теодора, он просто заходится. Какой дурной театр… а сам рад, что я выхожу из игры. Позвоните Фрицу Чокки, пусть навестит меня в тюрьме. Чао, дорогие чудовища…

Утро наконец наступило. Низко нависшие тучи окрасились в белесовато-серый цвет. Дождь перестал накрапывать, повсюду ощущался терпкий запах земли.

Боб Баррайс втянул голову в плечи. Этот запах возбуждал его.

Судья отклонил поручительство. Доктор Дорлах вернулся в замок Баррайсов один, без Боба. Хаферкамп увидел это уже из окна библиотеки. Он сразу схватился за телефон, нажал на кнопку, соединявшую его с главным секретариатом, и приказал – иначе его тон нельзя было расценить – соединить его с министром юстиции земли.

– С ним лично! – пролаял Хаферкамп. – Никаких референтов или начальников отделов. Лично! Передайте вышестоящим чиновникам, что речь идет о скандале, который может бросить тень на всю индустрию. Это придаст бодрости даже министру.

Он как раз повесил трубку, когда вошел доктор Дорлах. Не давая ему раскрыть рта, Хаферкамп поднял обе руки:

– Ничего не объясняйте, доктор, я знаю: отклонено. Беседа с министром уже организована. Я хочу посмотреть, живем ли мы, наконец, в правовом государстве!

– Тогда сейчас же отмените разговор с министром. – Дорлах опустился в кресло. На каминном столике с раннего утра все еще стояли коньячные бутылки. Он налил себе в наполеоновскую рюмку Хаферкампа и сделал большой глоток. – Хорошо… – произнес он со вздохом. – Попробуйте преодолеть на неоседланном коне сотню препятствий…

– Значит, Боб действительно замешан в этом?

– В этом я убежден.

– Меня интересует не ваша убежденность, а что вам известно.

– Известно? Ничего! Боб молчит, чувствует себя, по его словам, в своей камере привольно, рассказывает вахмистру хамские анекдоты и со всеми в хороших отношениях. Но судья уверен, что подозреваемый на свободе будет препятствовать установлению истины. О бегстве речь не идет, но утаивание… И тут я – пас!

– Доктор, вы адвокат семьи Баррайсов или представитель государства? – рявкнул Хаферкамп. – Я требую, чтобы вы вытащили Боба! Чтобы вы действовали!

– Что вы предприняли, кроме звонка министру?

– Я принял главных редакторов самых популярных местных газет и вручил каждому из них компенсацию в три тысячи марок. Это в сто раз больше, чем гонорар за пару строк, которых они не напишут.

– То есть вы купили прессу?

– На это у меня не хватило бы денег. Но память людскую можно обернуть банкнотами. Заделать гипсом из денежных купюр. Вы считаете это ошибкой?

– Посмотрим. Еще какие акции?

– Я вызвал Гельмута Хансена из Аахена.

– Пожарную команду Баррайсов! Что же он должен спасать, если это действительно был Боб?

– Не произносите такого, доктор! Даже в мыслях не допускайте такой возможности! – Хаферкамп грузно сел, и кресло под ним скрипнуло. – Зачем Бобу было издеваться таким образом над своей Ренатой, над своей второй матерью, а мы все знаем, что она была ею.

– Убивать.

– Издеваться! – заорал Хаферкамп. – То, что произошло потом, было несчастным случаем! Зачем?

– Мотив четко указан в записке Ренаты: Лутц Адамс!

– Но случай с Адамсом – заблуждение!

– Изменение простых физических законов, таких, как центробежная сила, уже не может быть заблуждением. Господин Хаферкамп, вы это точно знаете. При столкновении тело по инерции летит дальше в прямом направлении, но отнюдь не описывает элегантную дугу вбок, к двери.

– Это мотив?

– Для Боба наверняка.

– Мы должны что-то предпринять, доктор. Немедленно, срочно!

– Мы всегда только этим и занимались, когда Боб вторгался в нашу упорядоченную жизнь. Я лишь заскочил к вам по дороге в Эссен.

– Ага, к этой девушке.

– К Марион Цимбал. Только ее показания могли бы спасти Боба.

– А если она откажется?

– Ни за что. Она любит Боба.

– Любовь! Доктор, это пошло. Я не вложил бы в нее ни единой марки. Наоборот, держу пари: у мышки похолодеют лапки, когда она узнает всю правду.

– Пари принято. Сколько?

Хаферкамп пожевал нижнюю губу. Уверенность Дорлаха породила неуверенность в нем:

– Десять тысяч марок!

– Согласен!

– Но и вы заплатите мне, если проиграете!

– Дело чести. Марион Цимбал вовсе не будут допрашивать в суде.

– На суде? Вы с ума сошли, доктор! Не должно быть никакого процесса! Ни в коем случае! Фамилия Баррайс – на первых страницах бульварной прессы! В иллюстрированных журналах! Наследник миллионов и няня… Загадка на автобане! Я уже вижу гигантские заголовки. Омерзительно! Невозможно! Именно это вы должны предотвратить! Все дело должно быть задушено на предварительной стадии расследования.

– Задача почти утопическая.

– Космические аппараты летают на Луну, зонды – на Марс… Вы же видите – утопии становятся реальностью! – Хаферкамп посмотрел на часы. – Через полчаса здесь будет Гельмут.

– Господин Хансен должен опять играть роль духовника? На этот раз не помог бы сам папа римский.

– Папа – наверняка нет, Бобу не нужен папа. Ему нужен Гельмут как единственная признаваемая им правда жизни. Всех остальных он высмеивает: я у него дурак и обманщик, вы – лизоблюд. Лишь Гельмута он воспринимает серьезно. – Хаферкамп стукнул бутылкой коньяка по столу, словно аукционист молотком: третий и последний раз, картина продана господину под номером 47.

– Я назначу сегодня Гельмута Хансена моим преемником, – произнес Хаферкамп неожиданно тихим и жалким голосом. – Я лишу Боба наследства на основании моих полномочий в завещании его отца…

Свое предварительное заключение Боб Баррайс обставил как проживание в отеле. Удивляться тут не приходится: по немецким законам право человека жить достойно, пока он не осужден как преступник – с соблюдением требований закона, после отклонения всех возможных кассаций, – гарантировано со всеми вытекающими отсюда последствиями. Предварительное заключение – всего лишь мера предосторожности, задержанный гражданин остается незапятнанным, пока не доказана его вина. Практика показала, что многие невиновные попадают в камеру и что это, несмотря на определенные вольности по сравнению с заключением, не такое уж большое удовольствие, поэтому многие суды засчитывают потом предварительное заключение в приговор.

Совсем другое дело, насколько администрация и в особенности охранники заражены этим либеральным духом. Для них тот, кто хоть раз прошел через большие железные ворота и за кем с грохотом захлопнулась первая решетчатая дверь, уже аутсайдер общества. И здесь опыт свидетельствует, что они правы в большинстве случаев, но несколько исключений, которые все же имеют потом место, заставляют их порой поседеть.

Боб Баррайс был именно таким случаем.

Все началось уже тогда, когда он предстал перед старшим по своему блоку охранником, пройдя все этапы – приемку, баню и камеру хранения, где пришлось сдать все, что болталось в карманах, а также подтяжки, шнурки, ремень и зажигалку. Вахмистр сдал его в блок 16, сопроводив бумагой из секретариата. Старший вахмистр Шлимке захлопнул за Бобом решетчатую дверь, запер ее и пробежал глазами направление.

– Вы поступаете в номер сто четырнадцать, Роберт Баррайс. Баррайс? Это имя мне, пожалуй, знакомо. Вы что, уже сидели здесь? Брачный аферист, так?

– Сожалею, но наше знакомство девственно. – Боб ухмыльнулся. – Может, вы интересуетесь автогонками?

– Слегка спятили? – Шлимке кивнул и указал на тюремный коридор. – Там номер сто четырнадцать. Давайте-давайте, поживее! Эти фокусы мы знаем, старо, как мир. Косить под сумасшедшего, так, что ли? Требовать психиатра, чушь нести, в постель мочиться, дерьмом картины на стене рисовать и все такое прочее. У меня это не пройдет, сын мой. Спроси завтра, во время прогулки у любого, тебе все скажут: у старого Шлимке всегда порядок. Я был фельдфебелем в двадцать шестой танковой дивизии, ясно?

– Ясно. Но я в этом не виноват.

– В чем?

– Что двадцать шестая танковая дивизия больше не существует и вы не пали смертью героя. Приношу вам мои соболезнования, господин фельдфебель.

Шлимке прижался подбородком к воротнику зеленого мундира, посмотрел на новичка и снова прочитал направление. Предварительное заключение, подозревается в убийстве. Ну и фрукт, наглый, как вошь. Вот оно, новое поколение убийц. Но только не у Шлимке!

– Тихо! – заорал он вдруг. Боб Баррайс вздрогнул от неожиданного тона. Но это был только первый шок, вызванный внезапностью. Медленно проследовал он к двери под номером 114 с задвижкой и круглым отверстием. За ним громыхали сапоги старшего вахмистра Шлимке.

– Вы член певческого кружка? – спросил Боб так же неожиданно, как заорал Шлимке. Тот, естественно, тоже стал жертвой внезапности.

– Да.

– Я так и думал. – Боб остановился у двери в камеру. – Хороший голос, только дыхание диафрагмой пока не получается.

Шлимке открыл дверь. Его глаза метали злые молнии.

– Мы вас тут согнем в бараний рог, – проговорил он угрожающе спокойно и тихо. – Именно таких, как вы, мы и поджидаем.

– Это угроза. – Боб сел на жесткие деревянные нары. Тонкий матрас из обтянутого искусственной кожей пенопласта практически не смягчал жесткости. Подушка из пористой резины также была плоской и едва ли пригодной, чтобы порождать приятные сны. Постельное белье Боб принес с собой под мышкой и теперь бросил его сбоку на кровать.

– Встать! – звучно гаркнул Шлимке. Его голос перекрыл бы звуки фанфар.

– Я всюду сталкиваюсь с нагромождением ошибок, – произнес Боб в своей вызывающей манере. – Во-первых, мое место не в этой камере, это самая большая ошибка. Во-вторых, я требую, чтобы со мной обращались как с невиновным человеком, а не как с рекрутом двадцать шестой танковой дивизии… Это ваша ошибка. В-третьих, я Боб Баррайс, мне принадлежат заводы Баррайсов во Вреденхаузене, мы экспортируем в сорок семь стран, наши реле и компьютеры пользуются мировой славой, и поэтому ошибается каждый, кто считает, что со мной можно обращаться, как с мошенником. Передайте директору этого жалкого заведения: я требую встречи со своим адвокатом, незамедлительно, требую удовлетворения моих естественных потребностей через отель «Лукулл», требую бумагу, ручку, стол и стул, чтобы прежде всего написать жалобу. Ясно?

– Ясно, как божий день. – Шлимке втянул воздух носом, толстым и шишковатым, с красными прыщами и глубокими порами. – Я выделю человека, чтобы вытирать вам задницу. Не угодно ли проститутку из центра «Эрос»?

– Вот этого вам не стоило говорить, фельдфебель. – Боб Баррайс закинул ногу на ногу. – Вы будете весьма удивлены, узнав, кто я такой.

Это не было пустым обещанием… Старший вахмистр Шлимке не переставал удивляться. Уже через двадцать минут после вселения Боба в камеру 114 его лично посетил директор тюрьмы. Не арестованного вызвали в кабинет или административные помещения, нет, сам директор пришел в камеру и пожал Бобу руку. Шлимке видел это собственными глазами, и на него это произвело не меньший эффект, чем разрыв снаряда в стволе. Обед доставил посыльный из отеля «Лукулл» в термосудках. А заодно свежие газеты и журналы. Но кульминация наступила, когда Шлимке вызвали к начальству и дали нагоняй.

– Господин Баррайс не заключенный! – орал директор. – Я рассчитываю, что вы будете уважать его человеческое достоинство! Вы что, хотите схлопотать дисциплинарное взыскание?

Шлимке не хотел этого, поэтому он молча втянул голову. Но своему коллеге Балтесу из блока 1в он сказал:

– Старик, Герман, что за времена настали! Только потому что он миллионер, может задницей играть на кастаньетах. Разве это справедливо? Маленький засранец, а они носятся с ним, как с писаной торбой. Приносят поганцу жратву из «Лукулла», и все это по закону, на все имеет право. Хороший у него, видать, адвокат.

Отрицать это не приходилось: доктор Дорлах был действительно тертый калач в юриспруденции. Уже на следующий день он посетил Боба Баррайса. В специальной адвокатской комнате они были одни и сидели друг напротив друга.

– Мне не удается вытащить вас под поручительство, Боб, – сказал доктор Дорлах. – Вам не доверяют.

– Умные ребята. А что будет дальше?

– Расследование идет полным ходом. Ваш дядя говорил с министром – безрезультатно. Я это предвидел. Но вы же знаете Теодора Хаферкампа. На следующем конверте с зарплатой он порекомендует всем рабочим и служащим не голосовать за партию министра. Предприятия Баррайсов полным составом, в этом можно быть уверенным, начнут поддерживать другую фракцию. Послезавтра раскалится телефонная связь с Дюссельдорфом и Бонном. Местные, районные и земельные объединения партии отправятся к стене плача и начнут убиваться. Депутат бундестага от района, обязанный большинством голосов Вреденхаузену, на очередных выборах в бундестаг наверняка не получит больше мандата. С послезавтрашнего дня я ожидаю процессию членов партии к вилле Баррайсов. В пятницу министерство юстиции получит тактичный намек, а в пятницу вечером – прокуратура. И в субботу утром вы будете отпущены. – Доктор Дорлах довольно засмеялся: – Ваш дядя – энергичный человек, Боб. Двадцать четыре часа Подряд он делал для вас все, что только возможно.

– Не для меня… для спасения чести семьи Баррайсов.

– Вы это всегда знали и использовали.

– Маленькая нотация, доктор? Не насилуйте этику, пожалуйста.

– Похоже, ваш дядя о ней высокого мнения. Он для вас еще кое-что сделал.

– Поведайте, наместник…

– Ваш друг Гельмут Хансен прибыл вчера вечером.

– С увлажненным взором, конечно. Он снова должен меня спасти? Дядюшка даст ему сто тысяч марок, чтобы он заявил, что это он сбросил Ренаточку с моста. Позорный пес на все способен.

– Позорный пес объявлен вчера наследником вашего дяди.

– Повторите то, что вы сказали, доктор. – Боб Баррайс подался вперед. Его красиво очерченный рот с чувственными губами превратился в узкую жесткую полоску. От переносицы до верхней губы неожиданно пролегли две глубокие складки.

– Он наследник баррайсовских фабрик. Послезавтра это будет оформлено у нотариуса. Ваш дядя имеет на это право согласно завещанию вашего отца.

– Знаю. Старик отомстил мне за то, что тетя Эллен, на которую он положил глаз, расстегивала штаны мне, а не ему. – Боб ударил кулаком по кулаку. «Итак, Гельмут, – думал он. – Смелый, добрый, благородный Гельмут со взглядом монаха-бернардинца. Тихоня, которому золотые талеры сами падают в руки. Отвратительный парень со своей собачьей преданностью». – А мама? – спросил Боб охрипшим голосом. – Мама ведь должна распоряжаться своей долей. Ей принадлежит половина – и соответственно опять же мне как единственному ребенку, когда ее не станет.

– Ваша госпожа матушка подписала вчера дарственную. Боб вскочил.

– Она больна! – воскликнул он. – Дядя Тео, эта бестия, воспользовался ее болезнью. Я буду оспаривать подпись!

– И об этом подумано. Профессор доктор Нуссеман также поставил свою подпись и подтвердил, что госпожа Матильда Баррайс в полном обладании умственных сил…

– Дерьмом она обладает. Дерьмом вместо мозгов! Нуссеман – марионетка, раб, сборщик гонораров. Все знают мою мать, она способна только на три вещи: плакать, молиться и читать мораль. То, что она зачала меня, – оплошность моего отца, который случайно нашел у нее нужное место. Дьявол, я буду оспаривать эту бумагу.

– Как адвокат семьи Баррайсов, я должен заявить, что это бесполезно. Дарственная и лишение наследства законны, все имеет юридическую силу.

– А я?

– Вы получите легат, который должен установить господин Хансен. Он будет так рассчитан, чтобы вы не наносили урона заводам.

– Значит, в будущем Гельмут будет определять мой стиль жизни?

– В той мере, в какой он зависит от денег баррайсовских заводов, да.

– Опять ошибка, моя ошибка. Я слишком порядочный, доктор, несмотря ни на что! Мне следовало пару недель тому назад трахнуть Еву Коттман, подружку Гельмута. Я этого не сделал, в нелепом приступе дружбы. И вот вам пожалуйста.

– Ваше место в банкирском доме Кайтеля и Клотца упразднено. Вы будете получать жалованье еще три месяца.

– Пожертвуйте это на аборт.

– Не надо важничать, Боб. Вам будет нужен каждый пфенниг.

– Еще один удар дяди Теодора ниже пояса?

– Если мы выиграем процесс, а процесса не избежать, несмотря на все партийные трюки господина Хаферкампа, он может этим что-то сгладить, но не сможет манипулировать законом, вы должны будете покинуть Вреденхаузен.

– Меня лишают права на жительство? Лишают родины?

– Только не зарыдайте, Боб. Разве родина что-нибудь для вас значит?

– Да. Не смотрите на меня как на говорящую обезьяну, доктор. У меня другое понятие о родине, чем у большинства. Ваше поколение орало «Хайль Гитлер!», вы защищали священную родину с оружием в руках, нападая на других и оставив после себя пятьдесят пять миллионов мертвых… Родина, знамя, которое дороже жизни, и прочая ерунда – нет, это не для меня, такие извращенные понятия. Но я привязан к Вреденхаузену, забавно, не так ли? Я люблю парк за нашим домом. Не потому, что я там в высокой траве трахнул четырех девчонок, а потому, что ребенком я пережил в этом парке самые счастливые минуты моей жизни, когда я мог носиться по нему один, без надзора какой-нибудь няни, пугал птиц веткой и чувствовал себя свободным, свободным от всякого насилия, от опеки, от той ваты, в которую меня упаковывали, как мумию. Я привязан к этому дому, каким бы помпезным и нелепым, напыщенным и набитым китчем он ни был. Я люблю его, черт возьми… а теперь меня вышвыривают из него, как вонючую собаку. – Боб внезапно остановился так близко от доктора Дорлаха, что тому пришлось откинуть голову назад. – Доктор, случай с Ренатой я отрицаю. Это действительно был не я. Но меня вынудят стать убийцей. Я убью дядю Тео и моего дорогого друга Гельмута. Когда-нибудь. И я не промахнусь. Запишите это себе, я посвящаю вас в свой план. Вы ведь должны молчать, как адвокат. Все они видят во мне чудовище, прекрасно, они его получат!

Боб Баррайс подошел к двери и нажал на кнопку звонка. Сразу же вошел ожидавший снаружи охранник.

– Я хочу в свою камеру. Сто четырнадцатая – просто рай по сравнению с остальным миром.

– Боб! – Доктор Дорлах вскочил. Он слегка побледнел. – Мы еще не закончили.

– Я закончил. А остальное меня не интересует. Мы можем идти, вахмистр?

Доктор Дорлах проводил взглядом Боба Баррайса – как его уводили и как за ним с грохотом захлопнулись толстые решетчатые двери. «Там бы ему и остаться, – подумал он. – Там он в безопасности, а мы в безопасности от него. Это было бы самым элегантным решением. А вместо этого я должен вытаскивать его, тащить на свободу, которую он использует для того, чтобы убить двух человек. Ведь это не было глупой болтовней, это было серьезно».

Доктор Дорлах зажал под мышкой свою папку и зажег сигарету. Пальцы его слегка дрожали. Впервые он видел потрясенного Боба Баррайса.

Посетителем номер два стал Гельмут Хансен. Когда старший вахмистр Шлимке спросил Боба, желает ли он его видеть, Боб ответил – Этому визиту я особенно рад.

Гельмут сразу поднялся, когда в комнату для свиданий ввели Боба. На этот раз около двери внутри помещения остался стоять охранник, поскольку это был не визит адвоката. Боб медленно подошел к столу, отделявшему его от Гельмута.

– Добрый день, Боб, – приветливо сказал Хансен.

– Добрый день, скотина!

– Ошалел в тюрьме?

Боб ухватился за крышку стола. Охранник предупредительно кашлянул.

– Я этого не сделаю, вахмистр, – глухим голосом произнес Боб. – Столом эту тварь не убьешь. Слишком быстро, да и ненадежно. Посмотрите на него, вахмистр. Вот как выглядит человек, который благодаря лизоблюдству становится миллионером, выживает законного наследника из дома, из всех его владений, и при этом весь мир считает его образцом порядочности. Он ходит в церковь, женится, наплодит детей, будет осмотрительно управлять предприятиями Баррайсов, делать пожертвования от излишков, все новые слои общества будут ему обязаны, он будет тайно изменять своей любимой жене Еве – хотя нет, это он не будет, его мораль не позволит ему выходить за рамки супружеской половой жизни, после каждого оргазма он будет громко кричать «Аллилуйя!» и благочестиво смотреть на небо. Он будет приумножать благосостояние своих рабочих и служащих, продолжать традицию дяди Хаферкампа писать изречения на пакетах с деньгами, у него никогда не будет забастовок на фабриках, и в один прекрасный день он умрет в своей постели со сложенными ручками, как и вступил когда-то в этот мир. А кто он такой на самом деле? Негодяй, подлец, гоняющийся за наследством, экскременты которого покроют позолотой, поскольку они так хорошо вписываются в буржуазный ландшафт! Вахмистр, я хочу уйти, я начну блевать, если буду дальше смотреть на этого парня.

– Это все? – спокойно спросил Гельмут Хансен.

– На сегодня – да. Еще помочиться могу на тебя. У меня как раз давление в мочевом пузыре.

– Посмейте только! – предостерег от двери охранник. Боб Баррайс хрипло засмеялся:

– Не бойтесь, дорогой. Даже такой человек, как я, имеет понятие о культуре. Это было сказано в переносном смысле. Мой лучший друг Гельмут Хансен, дважды спасший меня, поймет меня, не так ли?

– Нет.

– Нет? Тебе что, большие деньги в голову ударили?

– Ты неверно оцениваешь ситуацию, Боб.

– Я ее оцениваю так, как мне изложил доктор Дорлах. Дядя Хаферкамп вычеркнул меня.

– Официально.

– Вот именно.

– Я пришел, чтобы объяснить тебе тонкие нюансы. Сядь, Боб.

– Зачем? Мне стоя сподручней ненавидеть. Хансен взял стул и сел. Затем он положил руки на стол и сложил их. Боб Баррайс криво усмехнулся:

– Внимание! Сейчас начнется. Церковное песнопение, исполнитель: Гельмут Хансен. Текст: «Веди нас, Иисус!» О Боже, что мне делать, если мне действительно хочется блевать?

– Сядь! – Это было произнесено в приказном тоне. Боб склонил голову на плечо и сощурил глаза.

– Повадки владельца концерна. Нет!

– Ну тогда стой, ты, идиот! Во-первых, я не наследник баррайсовских заводов, а только управляющий ими после смерти дяди Тео.

– Это одно и то же. Тыопределяешь, что я могу делать. Тывыделяешь мне деньги, которые мнепринадлежат! Тыдирижер, а я, которому принадлежит и оркестр, и зал, и весь город, где находится зал и играет оркестр, смею только переворачивать ноты, когда ты свысока махнешь мне палочкой. Как сейчас господин Хаферкамп, точно так же.

– Чтобы не разрушить заводы.

– Я главный разрушитель, так?

– Да.

– Ты, говно! Я– Баррайс, а не ты!

– Когда предприятия приобретают такие масштабы, имена уже не играют роли. Речь идет не об имени, а о тысячах рабочих мест, о благосостоянии семей. Заводы Баррайсов имеют социальную миссию.

– Дядя Теодор, но на тридцать пять лет моложе. Только у него на первом плане были не социальные задачи, а семья. Первобытная ячейка человечества, как он это называет. Ты даже дядю Теодора переосмысливаешь? И он тебе это позволяет?

– Мы пытаемся спасти тебя, Боб.

– О господи, опять спасают! Святы, святы Баррайсы из Вреденхаузена, избранные среди великодушных… мы еще поговорим об этом. Как поживает Ева?

– Мы хотим пожениться на Рождество.

– Тогда подкрути гайки судьбы, чтобы на Рождество я еще сидел в камере сто четырнадцать, а то все полетит в тартарары. Я клянусь тебе изнасиловать Еву. Какова клятва?

– Ты действительно спятил тут. Я не принимаю это всерьез. – Хансен поднялся. Слова его были неправдой, по глазам было видно, насколько серьезно он отнесся к словам Боба. Никто так хорошо не знал Боба, как он, никому в такой степени не было известно, на что способен Боб Баррайс. – Все мы стремимся добиться для тебя самого лучшего: дядя Теодор, доктор Дорлах и я.

– Спасибо. – Боб Баррайс низко поклонился. – А я ненавижу вас всех…

В этот же день перед шефом Первого комиссариата сидел плачущий, дрожащий старик, он беспрестанно сморкался в свой платок, тер глаза и продолжал беззвучно плакать, безутешный в своем немом отчаянии. Когда крупные слезы катились по его морщинистому бледному лицу, к горлу подступал комок даже у такого видавшего виды человека, как Ганс Розен, в течение десяти лет возглавлявшего комиссию по расследованию убийств.

– Он убил моего сына Лутца, – повторил старый Адамс уже не в первый раз. – Занесите это в протокол, господин комиссар. Запишите все. Я советовался с лучшими учеными, показывал им фотографии, рассказывал об аварии… Роберт Баррайс оставил гореть моего мальчика, просто гореть, заживо… Его вовсе не могло выбросить из машины, этого Баррайса, это невозможно, иначе его голову размозжило бы о скалы. Это закон центробежной силы, господин комиссар, вы знаете такой закон? А сохранение инерции тел? Это физика, господин комиссар. Простейшая физика. Неужели с помощью миллионов можно поставить с ног на голову даже физику? Неужели богатые люди могут себе позволить даже это? Запишите в протокол: он убил моего единственного сына Лутца, точно так же, как сейчас он убил свою няню Ренату. И всегда бывает замешана машина, всегда машина… Закон серийности, господин комиссар…

Старику дали выплакаться и отвезли потом домой на служебной машине.

– Мы все записали, – сказал ему обер-вахмистр криминальной полиции, доставив старого Адамса в его комнату и убедившись, что тот удобно расположился в высоком кресле у печки. – Наш комиссар – скрупулезный человек, настоящая ищейка, как говорится. Всегда докопается до истины, ни одной мелочи не оставит без внимания, а здесь – в особенности.

– Это хорошо. – Старый Адамс забился в свое кресло. – Благодарю вас, господа. Все-таки есть на свете справедливость. Я это знал и никогда не терял веры. Однажды справедливость придет, сказал я себе. А пока ты должен ходить и всюду кричать, потому что справедливость нужно звать, она не придет сама, она туговата на ухо, знаете, ей нужно кричать: приди, наконец! Приди! Эй, справедливость, слышишь! И если кричать очень громко, она услышит. Только не надо сдаваться, не надо отчаиваться. Господа..! Он отнял у меня моего Лутца, моего единственного мальчика. Он оставил его гореть… просто гореть…

Полицейские заспешили вырваться из этого дома. Лишь в машине они облегченно вздохнули.

– Бедняга! – сказал один из них. – Смерть сына лишила его рассудка. Принял ли шеф его всерьез? – Шеф? Ха, да он давно забыл об этом.

Но это было заблуждением.

Сразу после ухода старика комиссар Ганс Розен запросил из архива дело Адамса. Копии материалов следствия французской полиции Бриансона, Ниццы и Гренобля. Подпись руководителя комиссии по расследованию аварии, комиссара Пьера Лаваля.

И чем дальше читал Ганс Розен, тем громче свистел он себе под нос.

– Ну и дела, – произнес он наконец. – Люди, да вы были просто слепы…

Свои проблемы были и у Теодора Хаферкампа. Они касались сохранения в тайне ареста Боба.

Это оказалось невозможным. Ведь даже из немецкого министерства иностранных дел просачивается информация и факты большой политической важности становятся всеобщим достоянием. Самые умные головы не могут потом додуматься, где сидит тот злой мальчишка, позиция которого – лучше проинформировать народ, чем постепенно объявлять его недееспособным, – кажется им государственной изменой. Как же может Тео Хаферкамп обнаружить во Вреденхаузене человека, который, несмотря на все денежные подачки, все же проинформировал прессу?

Уже на следующий день об этом кричали три газеты, а через два дня Хаферкампу били в глаза красные заголовки бульварной прессы, они полыхали настолько, что у него пропал аппетит на хрустящие булочки и ароматный кофе: «Наследник миллионов убивает свою няню?», «Кто был человек на эстакаде?», «Есть ли алиби у Боба Баррайса?»

Вопросительные Знаки, стоявшие после каждой фразы, были особенно изощренными. К вопросам нельзя предъявить претензий. Вопросы – не утверждения… Доктор Дорлах объяснил это Хаферкампу по телефону, когда тот позвонил ему в бешенстве.

– Вы верили, что такое можно скрыть? – спросил Дорлах.

– Да! Кто знал об этом? Только узкий круг.

– Достаточно широкий, как видите. Кроме того, при прокуратуре существует своя пресс-служба. Хватит небольшого намека оттуда…

– Я немедленно позвоню министру юстиции…

– Оставьте это, господин Хаферкамп, не напрягайте свои связи по пустякам, иначе они выдохнутся, когда потом действительно понадобятся нам. А они понадобятся! С гарантией.

– Старое доброе имя Баррайс! – Хаферкамп полистал газеты. – Гнусно, скажу я вам. Вы уже читали?

– Не все.

– Вот грязный листок «Блицтелеграмма». Вы только послушайте: «Боб Баррайс, избалованный маменькин сынок, как до нас дошло, неоднократно поднимал руку даже на свою мать». Против этого я приму меры. Это будет стоить парням кучи денег. Пожертвую на Красный Крест! И пусть дадут опровержение, пачкуны!

– Там действительно стоит про избиение матери?

– Да, я же не фантазирую. Доктор Дорлах не задавал больше вопросов, он принимав решения.

– Милостивая госпожа завтра утром улетит на длительное лечение на остров Мадейра, – объявил он. – Профессор Нуссеман подтвердит необходимость этого. О билете, гостинице и прочем позабочусь я. Это оптимальное решение.

– Почему именно на Мадейру? – хрипло спросил Хаферкамп.

– На островах изумительный климат, как раз для выздоравливающих. Кроме того, они именно то, что надо, потому что достаточно удалены. Там госпожа будет надежно укрыта, в любом случае здесь она окажется на линии огня.

– Если бы речь не шла исключительно о чести семьи, я бы бросил его, как горячую картофелину. Вы считаете возможными такие подлости?

– У Боба – да. Они даже естественны для таких людей, как Боб. Инстинкт разрушения. В один прекрасный день он сам погубит себя.

– Когда только? Когда? Нам бы купить ему сверхскоростную машину, тогда бы у нас появился шанс уповать на богоугодную аварию! Это была бы достойная кончина.

– Сначала его нужно вызволить из предварительного заключения. Сосредоточимся только на этом пункте. Я сейчас же вновь поеду к Марион Цимбал. Ее еще не допрашивали… Это странно.

Доктор Дорлах в раздумье повесил трубку. «Хаферкамп готов, – подумал он. – Этого не должно быть! Нельзя допустить, чтобы Боб Баррайс разрушил всех нас».

Под вечер, когда Марион приняла душ и красилась перед большим зеркалом, в дверь позвонили. Снаружи стояли двое мужчин, предъявившие свои жестяные жетоны и представившиеся:

– Розен. Комиссар криминальной полиции.

– Дуброшанский.

Хуго Дуброшанский был старшим вахмистром криминальной полиции. На службе все называли его «Дуб», потому что, произнося его фамилию целиком, можно было сломать язык.

– Входите, – устало произнесла Марион Цимбал. Она указала рукой на свою комнату. – Я давно уже ожидаю вас. Садитесь. Вам не помешает, если я буду дальше краситься? Через час начинается моя работа, а чтобы нанести такой грим, нужно время. – Она слабо улыбнулась. – Вы увидите, это маска, но мужчинам нравятся размалеванные женщины.

Розен и Дуб сели на белый кожаный диван и быстрым взглядом окинули комнату – уютно, обставлено со вкусом, но без роскоши, не похоже на частный публичный дом. Видно, что за свои деньги девушке приходится здорово вкалывать.

– Спрашивайте, – сказала Марион и посмотрела через зеркало на Ганса Розена. – Я отвечу.

– Это вам посоветовал ваш адвокат? У вас есть адвокат?

– Н-нет.

Марион провела линию на правом веке – твердой рукой, без дрожи. Но ее «нет» было натянуто, как резина.

«Она лжет, – понял Розен в эту минуту. – Она будет лгать ради Боба Баррайса. Это ее большая логическая ошибка, из ее лжи мы сможем извлечь правду».



9

Уже много написано о загадках любви. Жены кронпринцев убегают с учителями своих детей, старец миллиардер женится на юной исполнительнице стриптиза, три супружеские пары разводятся и снова женятся крест-накрест, карлик ведет к алтарю великаншу… Для окружающего мира – это забавные курьезы, о них забывают на следующий день. Остается лишь большой вопрос: что происходит в душе этих людей? Какая тайна гонит их друг к другу? Какая несокрушимая сила овладевает ими? Что оказывается сильнее разума, опыта, любых предостережений?

Что такое любовь?

Этот же вопрос задавал себе комиссар Ганс Розен, сидя на диване позади Марион Цимбал и наблюдая за искусством грима. Старший вахмистр Дуброшанский оглядывал комнату. На столике возле ниши с кроватью стояла наполовину пустая бутылка коньяку, рядом – пепельница, до краев наполненная окурками. Смятый носовой платок торчал из-под подушки.

Дуб кивнул в сторону ниши: видел, шеф? Розен утвердительно ответил глазами. Он все еще не произносил ни слова, по опыту зная, что молчание производило на ожидавших допроса более гнетущее и смущающее действие, чем самые коварные вопросы. К вопросам они были готовы, а вот к необъяснимому молчанию – нет, поэтому их нервозность возрастала с каждой секундой.

Марион Цимбал положила карандаш для подводки глаз. Он со звоном ударился о стеклянный поднос перед зеркалом.

– Что я должна сказать? – спросила она. Несмотря на все самообладание, в голосе слышалась дрожь. Комиссар Розен обхватил руками свое приподнятое правое колено.

– Вы знаете Роберта Баррайса? Я понимаю, это глупый вопрос, но будем соблюдать установленный порядок.

– Да, я знаю его.

– Хорошо?

– Да, хорошо.

– Близко?

– Да, мы в близких отношениях.

– Вы знаете, что это не является причиной для отказа от показаний? Вы должны говорить правду, и все, что вы сейчас скажете, вам, возможно, придется потом подтвердить на суде под присягой.

– Суд? – Марион повернулась на своей вращающейся табуретке. – Почему вдруг должен быть судебный процесс? Ведь арест Боба – всего лишь недоразумение.

– Однако его няня Рената Петерс насильственно сброшена с моста на автобан.

– Она сама спрыгнула.

– Вы были при этом?

– Нет. Но доктор Дорлах сказал по телефону, что женщина покончила с собой. После этого Роберт сразу поехал во Вреденхаузен.

– Значит, он был у вас?

– Да, разумеется.

– Когда вы пришли домой?

– Около часу ночи. У меня болела голова, и я раньше ушла из бара.

– А когда вы пошли на работу?

– Около восьми часов вечера.

– Господин Баррайс в это время был уже здесь, в квартире?

– Нет. Но он пришел вскоре после того.

– По его словам.

– Боб не лжет!

Комиссар Розен несколько раз кивнул. Девчушка из бара и наследник миллионов… Вот еще одна любовная история, которую трудно понять, просто надо мириться с ней – современная сказка… Два человека из совершенно противоположных миров сходятся и хотят быть вместе. Всю жизнь? Или пока не пройдет угар? Что для Роберта Баррайса эта симпатичная, милая Марион Цимбал? Эта влюбленная в него до корней волос девушка, которая все глубже будет запутываться в противоречиях? Нужно ей помочь, подумал Розен. Необходимо вернуть ее из мира иллюзий. Этот Баррайс – холодный парень с ангельским лицом. Его мозг рождает только подлости. Так было в случае с Лутцем Адамсом. На гоночной машине они наскочили на скалу, Адамс – за рулем, но Баррайс летит, вопреки всем физическим законам, не вперед, а в сторону, с правого сиденья через голову Адамса в дверь, в то время как несчастный Адамс сгорает. Но кто пытается его в чем-то уличить? Они были одни, французские коллеги провели расследование на месте и закрыли дело как несчастный случай. Неужели и здесь произойдет то же самое с Ренатой Петере? Ну что такое следы шин Пирелли на мосту? Ни один из водителей, видевших, как Рената Петере сорвалась с эстакады, не заметил за перилами тень, хотя бы намек на второго человека. Никто. И все-таки кто-то наступал ей на пальцы, цеплявшиеся за решетку. Вскрытие это доказало с несомненностью. При падении таких повреждений не могло быть.

– Вы много пьете? – неожиданно спросил Розен. Марион Цимбал, не подготовленная к этому выстрелу, покачала головой.

– Мало. Даже в баре. Мы переливаем свои напитки, которые нам оплачивают, в медные ведерки, стоящие под стойкой, иначе мы этого не вынесли бы.

– Логично. Но вы любите курить.

– Тоже нет. Так, изредка сигарету.

– Значит, у вас сегодня был трудный день! Вы выпили полбутылки коньяку и выкурили по меньшей мере тридцать сигарет.

Дуброшанский встал, сел на кровать и принялся считать окурки в полной пепельнице. В глазах Марион вспыхнул страх. Розен хорошо знал эти беспокойные взгляды, легкие подрагивания в уголках глаз, большим усилием воли обузданные, крайне напряженные нервы, не желающие подчиняться.

– Точно, двадцать девять, – объявил, подсчитав, Дуб. – Бутылка наполовину пуста.

– Почему? – терпеливо спросил Розен.

– У меня было неспокойно на душе.

– С такой чистой совестью?

– В конце концов, ведь Боб арестован! – Она вскочила и опрокинула при этом табуретку. Розен нагнулся и снова поставил ее. – А вы ожидаете, что женщина будет так же спокойна, как полицейский, когда ее… ее… – Она пыталась найти подходящее слово.

– Говорите спокойно: возлюбленного, – Розен мягко улыбнулся, – когда посадили ее возлюбленного. «Возлюбленный» хотя и звучит несовременно и ваше поколение смеется над такими словами, но ведь в вашем сердце он занимает именно такое место, а? Пока не придумано замены для таких слов. Вы еще и плакали?

– Совершенно мокрый… – доложил с кровати Дуброшанский, держа в руке носовой платок. – Его можно выжимать. Четверть литра женских слез.

– Я не понимаю, что вы от меня хотите. – Марион Цимбал взяла себя в руки. Розен сразу заметил перемену в ней. «Теперь момент упущен, – понял он. – Дальнейший допрос – напрасная трата времени. С этой минуты она снова творение Боба Баррайса… или доктора Дорлаха». Розен был уверен, что умный адвокат давно нажал на все педали. Ему уже было известно, что Теодор Хаферкамп намеревался побеседовать с генеральным прокурором.

Розен поднялся. «Нужно иметь деньги, вот что, – с горечью подумал он. – Столько, сколько их у Баррайсов. Тогда и законы становятся пористыми, как швейцарский сыр, даже в Германии, якобы образце правового государства. А тот, кто, как мы сейчас, будет тупо выполнять свой долг, скоро расшибет себе голову о денежные мешки, из которых воздвигнут защитный вал вокруг бедного Боба. Крепость из мешков с деньгами – более неприступная, чем бетонный бункер».

– Пошли, Дуб, – резко сказал Розен. – Хватит пока. Марион Цимбал прислонилась к стене рядом с зеркалом. В ее лишь наполовину загримированном лице было что-то клоунское, оно было как бы разрезано пополам.

И только в больших карих глазах сквозили страх и недоверие.

– Это все? – тихо спросила она. Розен остановился у двери:

– А вы ожидали большего?

– Я думала, вы хотели спросить меня про Боба.

– Мы знаем достаточно.

– Но вы не узнали ничего нового… Розен снисходительно улыбнулся:

– Фрейлейн Цимбал, вашу защитительную речь, которую вы заучили, вы сможете произнести позже в другом месте. Мне это уже не надо. Но прислушайтесь к моему совету: чем меньше вы будете говорить, тем лучше для вас… А то из любви можно и в болото угодить и в нем бесславно утонуть. Всего хорошего.

На лестнице Дуброшанский догнал своего шефа. Ему пришлось возвращаться, потому что он забыл свою шляпу. Марион в оцепенении продолжала стоять возле зеркала, прижав руки к груди.

– Она лжет, – сказал Дуб.

– Разумеется. – Комиссар Розен засунул руки в карманы своего плаща. – Для меня будет делом чести выбить этого Баррайса из его крепости…

Значительно активнее был Теодор Хаферкамп, поскольку знал всю подоплеку происшествий. Его бурная деятельность покрыла сетью не только все семейство, но и весь Вреденхаузен, который жил благодаря заводам Баррайсов и для которого Тео Хаферкамп был, собственно, важнейшей частью мира; без его украшенных изречениями конвертов с деньгами он влачил бы жалкое существование.

Матильда Баррайс, заручившись поддержкой доктора Нуссемана, поставившего диагноз «полное истощение и депрессия», полетела на остров Тенерифе. Там она поселилась в одном из современных отелей-колоссов, заняв номер с видом на море, с балконом, залитым солнцем, и радиотелекомбайном. Прощаясь, Матильда безутешно рыдала, что, впрочем, не произвело на Хаферкампа ни малейшего впечатления.

– Бедный мальчик! – причитала она. – В камере! Мой малыш – в тюрьме! Я не переживу этого, Теодор. Мое сердце, о мое сердце! – Она пошатнулась. Хаферкамп, предоставив ей шататься, со злостью заложил руки за спину и с удовлетворением заметил, что его сестра весьма быстро и без посторонней помощи справилась с приступом слабости.

– Малыш – самый большой подонок, какого можно себе вообразить, – грубо сказал он. Матильда вздрогнула, глубоко задетая за живое.

– Он – мой сын! – возмущенно воскликнула она.

– К сожалению. Лучше бы ты его никогда не рожала! От Хаферкампов он не мог унаследовать эту дьявольскую жилу, от Баррайсов – тоже нет. Твой муж был трудяга, только за бабами бегал, как итальянский петух, но это не такой уж страшный недостаток.

– Ты самый неотесанный чурбан, которого я знаю! – надменно произнесла Матильда. – Я буду рада, когда Роберт возьмет на себя руководство фабриками.

– Боб? Упаси Господи! Лучше пусть сначала они сгорят!

– Он наследник!

– Был наследником. Твой умный муж раскусил своего сына. Наверное, это случилось в тот момент, когда Боб увел у своего отца девчонку-кухарку.

– Подлый интриган.

– Меня не интересуют твои чувства, сестричка. Меня интересуют исключительно фабрики, честное имя Баррайсов, тысячи рабочих, которые каждую неделю, каждый месяц получают свои деньги и прилично живут на них. Если Боб хочет погубить себя – пожалуйста, ради Бога. Он только освободит мир от назойливого насекомого, от паразита, но пусть он сделает это тихо, за опущенными шторами. Если же он посягает на предприятия и связанное с ними имя, я, Тео Хаферкамп, как тайфун, смету все. Итак, счастливого полета, Матильда, отдыхай как следует на Тенерифе, помни, что деньги не играют никакой роли, и прежде всего забудь о том, что у тебя был сын.

– И это ты говоришь матери? – Матильда Баррайс снова заплакала. Поскольку у нее был в этом богатый опыт, получалось на редкость трогательно. – Я в муках рожала Роберта…

– Под наркозом ты лежала! – Хаферкамп махнул рукой шоферу, ожидавшему внизу с распахнутой дверью. – А потом у тебя были три кормилицы для любимого малыша, потому что твои соски были слишком чувствительны…

– Свинья!

Больше Матильда Баррайс не произнесла ничего. Но в это последнее слово она вложила все свое высокомерие. С гордо поднятой головой она спустилась по лестнице и села в большой «кадиллак». Шофер захлопнул дверцу, обежал машину, и роскошный лимузин беззвучно покатил к воротам. Матильда Баррайс не обернулась, она была глубоко оскорблена.

Ее напряжение прошло, когда замок Баррайсов скрылся из виду. Тогда она вздохнула и превратилась в добрую пожилую женщину, предвкушающую поездку на юг, на лежащие вечно под солнцем Канарские острова.

Для нее действительно наступило облегчение, потому что она уезжала от своего сына, которого боялась.

Тем временем Теодор Хаферкамп разговаривал по телефону с доктором Дорлахом. Адвокат был в Эссене и вел переговоры с прокуратурой, впрочем, с мизерными результатами. Боб оставался в заключении, но прокурор уже потерял часть своей уверенности. Доктор Дорлах огорошил его резонным доводом. Два дня подряд сторожа на заводской стоянке проверяли машины всех работников, прибывающих и в первую, и во вторую смены.

Результат: на тридцати девяти машинах были шины марки Пирелли.

– Таким образом, раз вам так угодно, вместе с Бобом Баррайсом во Вреденхаузене существуют сорок подозреваемых, если мы будем опираться только на следы шин, – аргументировал доктор Дорлах.

Его подсчеты впечатляли, и он это знал. Старший прокурор пообещал обсудить дело с коллегами.

– Один – ноль в нашу пользу! – радостно сообщил доктор Дорлах по телефону. – А как ваши успехи, господин Хаферкамп?

– Матильда летит курсом на Тенерифе. А я должен буду подстегнуть свой коллектив.

– Это так уж необходимо?

Хаферкамп решительно кивнул головой, хотя доктор Дорлах не мог этого видеть:

– Этот комиссар Розен – отвратительный парень. С Робертом он топчется на месте – и что же он делает? Ходит по домам во Вреденхаузене, особенно в дальнем заводском поселке, и выспрашивает людей. Первый вопрос: что за человек Роберт Баррайс? Это возмутительно. Я уже обратился с протестом к начальнику криминальной полиции. Так фабрикуется клевета. Но мои рабочие знают, где собака зарыта. Первый же, которого расспрашивал этот Розен, сразу позвонил мне. Пусть теперь жаждущий развлечений комиссар гуляет по улицам. – Хаферкамп быстро опрокинул рюмку коньяку. Возле телефона всегда стоял графин из венецианского хрусталя и несколько рюмок. – Как вела себя эта Марион… Марион…

– Цимбал.

– Идиотская фамилия. Так как она себя вела?

– На удивление хорошо. Но Розен пустил в нее ядовитую стрелу. Лжесвидетельство, и все в таком духе. Это действует медленно, но смотришь, отравлен весь организм. Мы должны что-то предпринять.

– Отослать и эту Цимбал? Может, подальше, в Америку?

– Хотите, чтобы Боб вас задушил?

– Но ведь не может быть, чтобы парень действительно любил эту девушку. Такого ведь у Боба просто не бывает! Он вообще не способен на любовь. Он умеет только пользоваться, а остаток выбрасывает, как пустой бумажный стаканчик.

– Случай с Марион – неизвестная нам ранее, непостижимая ситуация, с которой нам придется мириться. Даже больше, мы должны ее использовать – и здесь я вижу большой шанс. Боб и Марион должны обручиться.

– Доктор, от грязного эссенского воздуха у вас в мозгу выпал осадок.

– Это не все! Через короткий промежуток времени – еще до начала процесса – они должны пожениться!

– Я эту чепуху больше не желаю слушать.

– Как законная супруга, Марион Цимбал может отказаться от дачи показаний. Или же она может говорить о своем муже в таких восторженных тонах, что весь суд будет рыдать от умиления. Все зависит от состава суда, я ведь знаю всех судей. Если будет председательствовать доктор Цельтер, Марион лучше молчать; если доктор Муссман – мы заставим ее пропеть такую любовную историю, на фоне которой побледнеет все предыдущее. Вы ведь знаете, как это происходит, господин Хаферкамп. Суд вершат не только свод законов и право, но и эмоции, настроения, движения души, симпатии и антипатии. И судьи – всего лишь люди, и если видеть в них людей, а не только живые параграфы…

– Барменша в нашей семье! – Хаферкамп выпил еще одну рюмку. Его голос раскатисто громыхал: – Баррайс женится через стойку бара.

– А вам было бы приятнее видеть Баррайса, осужденного пожизненно?

– Доктор! – Хаферкамп ударил кулаком по столу. В далеком Эссене Дорлах отчетливо услышал это и насмешливо улыбнулся. «Вечно этот театр, – подумал он. – При этом все они не более чем второразрядные актеры». – Вы хотите выставить Боба как преступника?

– Да, – ответил доктор Дорлах четко и ясно. – Я убежден, что Боб столкнул свою няню на автобан… И вы тоже убеждены в этом, я знаю.

Зарычав, Хаферкамп бросил трубку.

Нужно видеть, как коллектив в несколько тысяч человек, мужчин и женщин, внезапно лишается памяти или начинает описывать человека, которого все терпеть не могли, как истинного ангела.

Тео Хаферкамп предварил эту перемену во взглядах очередным конвертом с жалованьем. Он напечатал на нем такое изречение: «Словесный поток только тогда полезен, когда он вращает турбины истины».

Красиво сказано. Хаферкамп был знаменит своими афоризмами – этот был самым красивым и самым лживым.

Наиболее смышленые из служащих быстро смекнули, что хотел напеть им дядя Теодор. Но работникам умственного труда была нужна поддержка: для этого существовал Совет представителей рабочих и служащих.

Хаферкамп созвал экстренное совещание. Он выставил на стол бочонок пива, три бутылки пшеничной водки и целую гору прекрасных бутербродов с вестфальской ветчиной, зная по опыту, что с помощью пива, водки и ветчины у жителей Вреденхаузена можно было достичь всего.

– В программе три пункта, – объявил Хаферкамп, после того как водка, пиво и бутерброды настроили всех на благодушный лад. – Первое: внеочередная премия для всех работников, благодаря прилежанию которых возрос объем наших заказов.

Всеобщее удивление: добровольная премия? Неужели Хаферкамп стал социалистом?

«Это будет стоить мне двести тысяч марок, – подумал Хаферкамп и выпил свое пиво. – Чертовски дорого обходится белоснежная манишка Баррайсов».

– Второе: с первого января при расчете за отпуск субботы больше не будут засчитываться как рабочие дни.

– Это грандиозно! – вырвалось у Ганса Притколяйта, представителя токарей и сверловщиков. – Мы десять лет за это боремся.

– Десять лет тому назад это нанесло бы непоправимый удар фирме. А теперь это стало возможным. Я всегда стремился к тому, чтобы все работники фабрик принимали участие в разделе общественного продукта.

Он окинул взглядом ошарашенные лица членов Совета, в глазах которых стоял немой вопрос: «Старик болен? Неужели он стареет так стремительно?» Человек, полновластно царивший, словно патриарх, правда не в ущерб своим рабочим – надо отдать ему должное, но в интересах прогресса всегда бывший упрямым и непреклонным – вдруг перешел на их сторону? По такому случаю впору включать фабричные сирены.

– Третье, – сказал Хаферкамп с явными признаками усталости, – мы должны поговорить о том, имеет ли право сотрудник криминальной полиции нарушать покой на предприятии. Ведь у нас царит покой, не так ли? Мы коллектив единомышленников. Лишь благодаря нашей тесной сплоченности выросли баррайсовские заводы, почти у каждого из вас появился автомобиль, маленький дом или красивая, современная квартира. Разве это ничего не стоит? Страдает ли кто-нибудь из вас от нужды? Вот видите – и тут вот приходит такой вот полицейский и вгоняет клинья в наш коллектив. Об этом мы должны поговорить.

Говорили об этом два часа. Бочонок с пивом опустел, бутылки лежали на столе, тарелки с бутербродами были подчищены. Потом представители рабочих и служащих разошлись по своим отделам и цехам, от станка к станку, вдоль сборочных конвейеров, к автоматам, на упаковочные линии, в службы контроля, в обмоточную и к электронным испытательным стендам. В правлении в этом уже не было необходимости – здесь Хаферкамп поговорил со своими обоими доверенными, и как рупор они понесли его идеи дальше.

Внеочередная премия в пятьдесят марок для каждого. Суббота больше не засчитывается как рабочий день. В перспективе – повышение суммы денежного подарка по случаю Рождества.

Комиссар Розен почувствовал это уже на следующее утро.

В памяти жителей Вреденхаузена образовались огромные провалы, или же они пели дифирамбы славному Бобу Баррайсу.

Через день жители Вреденхаузена вообще утратили способность что-либо вспомнить. С медицинской точки зрения на фабрике работали какие-то безмозглые существа.

Комиссар Розен сдался.

– Прекратим это, Дуб, – сказал он старшему вахмистру Дуброшанскому. – Никто не оплатит мне стоптанные каблуки. Попробуем другой путь. Может, что-нибудь даст новая беседа со старым Адамсом…

Утром того же дня перед домом старого Адамса остановились санитарная машина и серый «фольксваген», из них вышли пятеро мужчин, двое из которых были в белых халатах. Эти двое несли свернутый холщовый рулон, из которого торчали кожаные ремешки.

Эрнст Адамс принял, как всегда по утрам, холодный душ, выпил свой кофе, съел бутерброд с салом и теперь курил сигарету и читал газету.

Времени у него было достаточно. Никто не торопил его, никто не ждал, ему не надо было ни о ком заботиться, он никому не был нужен… Он жил, но был уже как бы мертв – судьба всех стариков.

Как и каждое утро, когда он курил после завтрака и читал, мозг его работал параллельно. До его сознания доходили газетные строчки, и одновременно он составлял план боевых действий на новый день.

Единственный вид деятельности, выполнять которую он еще чувствовал себя обязанным, было снова и снова кричать людям, что его единственный сын погиб не в результате простой катастрофы. Что красивый богатый Боб Баррайс – его убийца, что этот отлакированный парень с романтическими глазами стоял рядом, когда его друг Лутц горел, что он всех обманул, а на самом деле сам вел машину, что он устранил свидетеля, который мог опозорить неприкосновенную честь Баррайсов.

«Сегодня они опять суетятся на вилле, – размышлял старик. – Как они нервничают! Пойду сяду на ступени большой лестницы и буду вопить: „Убийца! Убийца!“ Теперь они и пожилую госпожу увезли, чтобы она не могла рассказать, каков дьявол ее сын. Я все знаю, что происходит в этом доме. И Гельмута Хансена вызвали, вот уже три дня он сидит в дирекции на заводе. Неужели он не замечает, что Хаферкамп использует его только как марионетку? Что он должен отвлекать внимание от разложения, проникшего более глубоко? Нужно будет ему сказать об этом, пойду к нему после обеда. Я спрошу Гельмута Хансена, почему он одалживает убийце свое честное лицо. Ведь он тоже был школьным другом Лутца, они все учились в одном классе, сидели рядом, их еще называли „вреденхаузенской тройней“… Боб Баррайс, Гельмут Хансен и Лутц Адамс… Мой бедный, дорогой, сгоревший мальчик».

В дверь позвонили. Эрнст Адамс поднялся, аккуратно сложил газету и открыл. Перед ним стояли пятеро незнакомых мужчин, двое из них в белых халатах.

– Вы разрешите нам войти, – произнес первый, мужчина в золотых очках и с усиками. Лицо его напоминало тюленя, и Адамс ухмыльнулся бы, если бы неожиданно изменившаяся ситуация не заставила его преградить путь пяти человекам. Не дожидаясь ответа, они протиснулись в дом.

– Вы задали вопрос, господин, – громко сказал Адамс, – можете ли вы войти… Я отвечаю: нет! Так что извольте выйти!

Мужчина в золотых очках бросил многозначительный взгляд на обоих обладателей халатов. Две массивные фигуры загородили дверь, и маленький Адамс выглядел на их фоне как ссохшееся яблоко.

– Я работник отдела здравоохранения, – представился мужчина. – А вы Эрнст Адамс?

– Раз вы ко мне позвонили, значит, знаете, кто здесь живет.

– Могу я вас попросить следовать за мной? Наденьте пальто, больше ничего не надо.

– Вы сами задаете вопросы и сами командуете. Прежде всего: нет, я не последую за вами. И я не надену пальто. Что вам, собственно, от меня надо?

Адамс отступил в комнату. Человек с тюленьим лицом извлек из нагрудного кармана бумажку, развернул ее я откашлялся.

– Раз вы все же не понимаете – пожалуйста. Читайте.

Адамс протянул руку и взял бумагу. Это был официально отпечатанный бланк, в который внесли его имя и адрес. Старый Адамс вдруг задрожал. Он положил документ возле газеты на стол и поставил сверху пепельницу, как будто ветер мог его сдуть.

– Направление… – тихо проговорил он. – Значит, это направление. Хотите запрятать меня в психиатрическую лечебницу, в сумасшедший дом. Хотите заставить замолчать Адамса. Официальным решением с печатью и параграфами? Единственный голос, говоривший в этом захолустном Вреденхаузене правду, должен кричать ее голым стенам? Кто же это придумал? Согласовал со всеми ведомствами и окружными врачами? Кто же? Добрый дядя Теодор или этот доктор Дорлах? Вся эта проклятая баррайсовская клика, а? Отняли у меня единственного сына, а меня – в психушку? Нет уж, номер не пройдет!

– Не осложняйте ситуацию, господин Адаме. – Мужчина с тюленьими усами незаметно кивнул. Стена людей в белых халатах придвинулась, двое других в штатском (об их функциях Адамс не имел ни малейшего представления) образовали вторую линию нападения.

«Слишком много чести для одного-единственного старика, – подумал Адамс. – Пятеро на одного. Власть государства лучше и не продемонстрировать». Он зашел за стол, который стал вдруг преградой между ним и незваными гостями.

– Кто меня обследовал? – закричал неожиданно Адамс и стукнул кулаком по столу.

– Мы для того и приехали, чтобы отвезти вас на обследование.

– Я здоров! Я совершенно нормальный! Ненормальное то законодательство, которым можно манипулировать!

– Разумеется! – Тюленьи усы терпеливо кивнули. – Все это мы хотим выяснить.

– Ничего вы не хотите. Меня вы убрать хотите! Чтобы я навсегда замолчал и сошел с ума среди психов, которых вы положите на соседние койки. О Господи, неужели за деньги все можно купить?

О том, что произошло потом, существует пять различных версий пяти очевидцев. События развивались так стремительно, что никто точно не мог описать их ход. Эрнст Адамс схватил стул и со всей силы обрушил его на голову «тюленю». Он попал совершенно точно: работник отдела здравоохранения пошатнулся, опрокинулся на подскочивших санитаров, нарушив тем самым их сплоченный ряд, и отвлек внимание двух других мужчин.

В тот же момент, когда стул летел по воздуху, Адаме бросился вслед за ним, втянул голову в плечи и пробил брешь в заслоне. Он достиг двери, которая оставалась открытой, выбежал наружу и захлопнул ее за собой, радуясь, что в свое время не убрал старинный дополнительный запор, уже почти двести лет уродовавший дверь: толстый засов с петлей, через которую продевали висячий замок. Лутц все время хотел снять этот засов, но старик не давал. «Он вручную выкован, сынок, – говорил он ему каждый раз. – Может, он некрасивый, но зато редкий. Дому уже почти двести лет, и столько же лет на ней висит засов. Мне он не мешает». И, к восторгу жителей улицы, он каждый раз, уходя надолго, продевал в петлю большой висячий замок.

Теперь засов стал его спасением.

Пятеро разъяренных, орущих мужчин навалились изнутри на дубовую дверь, кулаки загрохотали по ней, а «тюлень» бросился к ближайшему окну, распахнул его и закричал: «Держите его! Держите!»

Никто больше не задерживал Эрнста Адамса. Лес был неподалеку, он врастал в сады селян: березы, сосны, еловые заповедники. Охотником-арендатором был, разумеется, Теодор Хаферкамп, кто же еще?

Удивительно, какими быстрыми могут быть старые ноги. Не успел страж здравоохранения выбраться из окна, как Эрнста Адамса и след простыл.

– Это не проблема, – сказал позже полицмейстер в караульном помещении вреденхаузенской полиции. – У нас здесь нет патрульной машины, но я ее сейчас вызову. Кроме того, старый Адамс… он же не дикарь. Почему же он должен отправляться в сумасшедший дом?

– Официальное распоряжение, – сухо отозвался человек-тюлень.

– Только потому, что он бегает по округе и оплакивает своего сына? Но он же не представляет общественной опасности.

– Полиция собирается искать беглеца или нет? – громко спросил работник здравоохранения.

– Конечно, собирается. – Полицеймейстер взялся за телефон. – Может, желаете еще вертолет, наряд собак и взвод конной полиции? – Получив вместо ответа ядовитый взгляд, он широко улыбнулся: – Если я один пойду по лесу и крикну: «Эрнст, выходи, не делай глупостей», он придет. Но как вам будет угодно, сударь!

Через пять минут две патрульные машины выехали во Вреденхаузен.

Однако Эрнста Адамса найти не удалось.

Полиция прочесала весь лес. Теодор Хаферкамп, которого, естественно, сразу кто-то проинформировал о событиях, прибыл со своими двумя охотничьими собаками, великолепными легавыми. Он притворился встревоженным, жалел старого Адамса и пустил своих собак на длинных кожаных поводках на поиски.

Они взяли след, пробежали рыча небольшой отрезок по редкому лесу и остановились у просеки. Здесь след обрывался, зато были видны нечеткие отпечатки автомобильных шин.

– Здесь его кто-то подобрал! – сказал полицеймейстер и демонстративно указал на отпечатки на земле.

– Я и сам вижу. – Хаферкамп огляделся. – Кто это разъезжает по лесу? Утром? Просека выходит прямо на шоссе. Без причины сюда никто не сворачивает.

– Есть сотня причин. Кому-то захотелось помочиться или погулять, а может, любовная парочка…

– Ранним утром?

– Выспался – и гуляй себе.

– Мы отыщем его, господа. – Хаферкамп притянул к себе собак за поводки, поощрительно потрепал их по шее и похлопал по груди. Хороший человек, этот Хаферкамп. У того, кто любит животных, чистое сердце. Такой человек, как Адамс, обязательно объявится. Если даже, как официально установлено, его ум помрачен, ему остается только одно: абсолютная правдивость. Поэтому он вернется.

Это была эпитафия поверженному противнику.

Уже к обеду вся округа знала: за поимку Эрнста Адамса Теодор Хаферкамп назначил награду в пять тысяч марок – на благо города и во имя мира в нем.

Во Вреденхаузене началась охота на человека.

– Оставайся здесь, если высунешься, ты все испортишь. Все! Понимаешь? Ты ведь знаешь, какими средствами они хотят заставить тебя замолчать.

– В сумасшедший дом! В камеру хотят меня засунуть! Представляешь? Только потому, что я говорю правду, чистую правду! Что они за люди, Гельмут?

Старый Адамс сидел в подвале, потягивал из плоской бутылки, которую так удобно носить в кармане, мягкую пшеничную водку и непрестанно качал головой. Перед ним на ящике восседал Гельмут Хансен.

– Куда же ты собирался бежать? – спросил он, после того как Адамс сделал три глотка.

– Куда-нибудь. У меня повсюду друзья.

– Все они – люди Хаферкампа.

– И ты тоже, Гельмут, ты тоже! Он использует тебя в своих интересах, как проститутку.

– Назовем это иначе: я участвую в игре, но с открытыми глазами и с собственными планами.

– Ты был школьным товарищем Лутца. Его другом, ведь так? Вы ведь всегда были вместе… до недавнего времени.

– Да, ты же знаешь.

– Лутц был хорошим парнем, правда? И ты славный мальчик, Гельмут. Один этот Баррайс – исчадие ада! Ты тоже считаешь, что Лутц вел машину и наскочил на скалу?

– Нет.

– Нет? Ты так не считаешь? – Эрнст Адамс вскочил. С отчаянием человека, всю свою жизнь поставившего на одно-единственное дело и рискующего проиграть, он обнял Хансена и прижал его к себе с такой силой, что тому с трудом удалось освободиться из его объятий. – Ты веришь мне? Ты единственный, кто мне верит! – Вера – еще не доказательство, папаша Адамс. С одной лишь верой можно попасть в сумасшедшие – ты теперь это знаешь.

– Но кто-то ведь должен сказать правду! Если ее не выкрикнуть, никто же не услышит. Ведь у них у всех мешки с деньгами в ушах, позолоченная баррайсовская вата! Кто-то должен ее выдернуть, чтобы хотя бы один-единственный звук правды проник в их сердца и умы. Кто еще способен на это, кроме меня? Я отец! Я отдал своего сына! Он сгорел! Сгорел в разбитом автомобиле… – Он закрыл лицо обеими руками и отчаянно всхлипнул.

Гельмут Хансен отвернулся. Вид плачущего старика вызвал в его памяти Боба Баррайса. Он вспомнил, как встретил его тогда в Монте-Карло, элегантного, с декоративно забинтованными руками, которого все чествовали как героя дня, наконец занявшего свое место в фаланге дорогих плейбоев. Сбылась мечта Боба – его принимали как равного, а рядом с ним была аристократическая супершлюха Пия Коккони, позволившая потом ему, Гельмуту Хансену, у бассейна «Писсин де Террас» гладить ей грудь, потому что у него были такие роскошные мозолистые руки… И все это происходило в то время, когда Лутц Адамс еще лежал в морге и не успели остыть обломки машины. Теперь же напротив него сидел отец, который сердцем чувствовал преступление, а за ним охотились, как за волком, и хотели навсегда упрятать за решетку.

Вот она, олицетворенная власть Баррайсов!

Это было редкое везение, что Гельмут Хансен в то утро ехал по просеке. На дороге он задел своей машиной перебегавшую косулю и, поскольку опасался, что серьезно поранил ее, поехал вслед. Косуля исчезла, а вместо нее из кустов выскочил старый Адамс, который размахивал руками и вопил:

– Возьмите меня с собой! Скорей! Скорей! Я вам потом все объясню. – Когда он узнал Хансена, он бросился ему на шею и заплакал: – Бог существует! Вот доказательство! Тебя мне Бог послал. Увези меня, мальчик, мой дорогой мальчик… Они хотят запрятать меня в психбольницу…

Хансен не задавал лишних вопросов. Кто такие были «они», он догадывался, и ему не нужно было объяснений. Он втянул Адамса на сиденье рядом с собой, захлопнул дверь и нажал на газ. А потом он сделал нечто, что сначала повергло Адамса в отчаяние. Хансен поехал к загородному дому Теодора Хаферкампа, расположенному в романтических моренных горах.

Адамс не противился. Он откинулся на сиденье и безнадежно закрыл глаза.

– Значит, ты уже вошел в семью? – грустно спросил он. – Конечно, ты теперь сидишь в дирекции. Они все могут купить, так? Земли, дома, законы, людей, души… в общем все. Только не Бога и не судьбу! Я заклинаю обоих, они мои союзники.

– Этот дом – сейчас самое безопасное место, папаша Адамс. – Гельмут Хансен подъехал к вилле, которая пустовала уже несколько недель. Хаферкамп переехал в замок Баррайсов, чтобы быть поближе к центру событий. С ним вместе перебрался и дворецкий Джеймс, после того как он по доброй английской традиции покрыл всю мебель белыми льняными чехлами. Было очевидно, что Хаферкамп не покинет поля боя и не уединится для заслуженного отдыха, пока не выиграет великую битву.

– У тебя есть ключ, Гельмут?

– Да, но тебе придется пожить в подвале.

– Я не буду резать мебель.

– Не поэтому. Джеймс приходит время от времени, проветривает и проверяет, все ли в порядке. В подвал наверняка не спустится. Там есть три помещения для прислуги, и ты сможешь спокойно переждать все события.

– Я не хочу ждать, я хочу всем поведать правду.

Гельмут Хансен положил Адамсу руки на плечи. Они смотрели в глаза друг другу: старик, жизнь которого утратила всякий смысл, и юноша, который начинал наводить порядок в своей и чужих жизнях. И вдруг оба поняли, что цель у них одна, только идут они к ней разными путями.

– Я был другом Лутца, – тихо проговорил Хансен.

– Да, Гельмут.

– Мы оба знаем, что скрывается за красивым фасадом Боба Баррайса.

– Ты дважды спасал ему жизнь!

– Я бы и в третий раз это сделал, папаша Адамс. Это из другой оперы, справедливость – это не правосудие мести. Нельзя искоренить преступление, совершив новое. Но я обещаю тебе, что Боб заплатит за все свои грехи.

– Приятно слышать это, мой мальчик, – старый Адамс погладил Гельмута по щеке. В этом жесте было столько трогательной нежности, что Хансен заскрипел зубами. – Ты совсем как мой Лутц. Ты слишком хороший, на этом ты сломаешься. Они сильнее, эти Баррайсы, поверь мне, они способны позолотить и небо, и преисподнюю, под их дудку поют и ангелы и черти. И ты сломаешь себе шею…

Теодор Хаферкамп перестал понимать этот мир. Поскольку этот мир назывался Вреденхаузен и принадлежал ему, то нарушение равновесия было особенно разительным.

– Старик не появляется, – сказал он доктору Дорлаху и Гельмуту Хансену через восемь дней после исчезновения старого Адамса. – Но он здесь, в городе! Я чувствую это! Он не мог далеко убежать, и машина, подобравшая его, местная. Кто-то один шагает не в ногу, кто-то прячет старика. О Боже, как это меня огорчает! Делаешь тут все для своих рабочих: самая высокая зарплата, пакет добровольных социальных ассигнований, поселки с чисто символической квартплатой, кредиты через наше собственное кредитное бюро, бесплатные экскурсии… Я им создаю рай на земле, и вот среди них находится кто-то, кто предает меня. Это больно!

– Выпей, дядя, – Гельмут Хансен налил рюмку так любимого Хаферкампом красного вина «Шато Лафит Ротшильд», которым надо наслаждаться с закрытыми глазами. – Люди всегда будут разочаровывать.

– И это говоришь ты, Гельмут. – Хаферкамп потягивал хорошо подогретое вино. Доктор Дорлах сидел в стороне, за письменным столом баррайсовской библиотеки, и работал над деловыми бумагами. Он пил чистое виски. Хаферкамп находил это кощунством, когда другие пьют «Лафит Ротшильд». – Как отнесся Роберт к идее Дорлаха жениться на этой кабатчице?

– Да, вы же были сегодня в тюрьме, Гельмут. Расскажите, – откликнулся Дорлах из глубины.

– Боб в восторге. Он готов немедленно жениться на Марион Цимбал, если это возможно. После этого откровения он плюнул в меня, и его увели.

– Я подготовил бумаги. Боб их завтра подпишет, и я подам заявление в загс.

– А развод? Вы обговорили с этой Цимбал, что, когда будет поставлена точка в деле Петерс, будет подведена черта и под этим нелепым браком.

– Я разговаривал с фрейлейн Цимбал, – сухо проговорил доктор Дорлах.

– Ну и?

– Она не хочет. Даже при условии большой денежной компенсации. Собственно, мы должны благоговейно снять шляпы: во всем нагромождении событий их любовь – это единственная правда.

– Свой сарказм можете оставить при себе, доктор! – ядовито заметил Хаферкамп. – Остается только надеяться, что эта Марион однажды проснется и осознает, что за чудовище у нее в постели. Роберт в качестве мужа – разве это мыслимо?

– Не знаю, что их объединяет.

– Я раздобуду вам завтра научно-популярные брошюрки, доктор. Когда пчелка засовывает свой хоботок в чашечку цветка… О Господи, как это глупо! – Хаферкамп вновь громко и с наслаждением отхлебнул свой «Лафит Ротшильд» (каждая бутылка была пронумерована). – Плохо, что вам не удается вытащить Боба из предварительного заключения!

– Если он женится, появится шанс!

– Ах так! – Хаферкамп поднял брови. – Действительно? Ну тогда скорей в постель! Доктор, форсируйте этот брак. Я позабочусь о том, чтобы освобождение Роберта превратилось в триумф. Пресса должна обожраться этой сенсацией.

– И зачем все это, дядя? – Гельмут Хансен задвинул кочергой полено поглубже в открытый потрескивающий камин. – Ты лишил Боба наследства, собираешься послать его к черту…

– И все это я смогу сделать, лишь когда он будет на свободе. Баррайс, сидящий за решеткой, – это позорное пятно, которое я не потерплю, а опускающийся где-то на Ривьере Баррайс мне безразличен. Я предоставлю Бобу необходимые средства, чтобы он мог губить себя в соответствии с общественным положением!

Доктору Дорлаху действительно удалась его затея: Боб Баррайс был отпущен из предварительного заключения.

Марион Цимбал встретила его с огромным букетом алых роз, перед высокими тюремными воротами ждал баррайсовский «кадиллак» с шофером в ливрее. Фоторепортеры, теле– и радиожурналисты осаждали эту хорошо украшенную сцену горькой комедии. Щелкали фотоаппараты, жужжали телекамеры, репортеры с блокнотами и микрофонами толпились у двери, когда Боб, подготовленный доктором Дорлахом и настроенный на блестящий выход, нежно притянул к себе Марион и одарил ее долгим поцелуем. Поцелуй был запечатлен со всех сторон и вскоре со страниц газет и журналов попал в квартиры миллионов немцев. Поцелуй этот был таким же насквозь лживым, как и слова, произнесенные доктором Дорлахом в подставленные микрофоны.

– Обвинения прокуратуры окажутся несостоятельными. Мы счастливы, что господин Баррайс выходит из тюрьмы. Послезавтра он женится! Поймите, что сейчас нам некогда.

Он затолкал Боба и Марион в машину, захлопнул двери, помахал репортерам с лучезарной улыбкой победителя и одновременно прошипел сидящему рядом шоферу:

– Поехали! Быстро! – И повернувшись назад, спросил Боба: – Вы издали хоть звук, Боб?

– Нет, согласно вашим приказам. Я только целовал.

– И впредь никаких комментариев. Ведите себя как черепаха: толстый панцирь, и ни звука.

Тяжелая машина беззвучно тронулась с места. Снаружи еще сверкали вспышки камер. Марион улыбалась со счастливым видом. Она действительно была переполнена счастьем. Боб довольно ухмылялся: он наслаждался паблисити, как десятилетним виски. Кстати, виски – это прекрасная идея. Хотя Боб и получал из отеля к ярости зеленевшего от злости старшего вахмистра Шлимке обильный стол, ему приходилось подчиняться одному предписанию: ни капли алкоголя, даже пива. Так что он пил фруктовые соки, пока один их запах не начал вызывать у него тошноту, и перешел в итоге на минеральную воду.

Никаких женщин и одна минеральная вода – Боб Баррайс понял, что для такого человека, как он, жизнь в тюрьме означала бы гибель.

Машина вырвалась из толпы репортеров, и в самом конце Боб увидел знакомое лицо. Это был Фриц Чокки. Он небрежно прислонился к тюремной стене и наблюдал за ослепительным выходом своего бывшего друга. Рядом стоял Эрвин Лундтхайм, сын химика и наследник всемирно известной фармацевтической фирмы. Он принадлежал к тесному кругу Чокки и считался поставщиком всех наркотиков, которые выпивались, выкуривались, вдыхались, вводились в задних комнатах бара. В двадцать три года он был полной развалиной: впалые щеки, мертвенная бледность, горящие, запавшие глаза с вечно застывшим взглядом, в котором отражался ирреальный мир с печатью гибели и разрушения.

Чокки! Боб Баррайс поднял обе руки и замахал через стекло. Чокки не мог этого не заметить, он смотрел прямо в лицо Бобу, но не шелохнулся. Они проехали мимо и получили, наконец, зеленую улицу.

– Ну и шуточки! – сказал Чокки Эрвину Лундтхайму. – Он женится на Марион. Если они продержатся год, я добровольно подвергну себя кастрации!

– Если он ее любит… – Лундтхайм поискал в карманах одну из своих специально приготовленных сигарет. Его всегда сопровождал сладковатый запах разложения.

– Боб не способен на любовь, он извращенец. Это человек, которому ничего не стоит вскрывать гробы и осквернять покойников. Пошли, Лундт, мне зверски захотелось пропустить стаканчик. От одного вида Боба хочется блевать, просто блевать!

– Это был Чокки! – сказал Боб и наклонился вперед, к доктору Дорлаху. Он сидел с Марион сзади, на широком сиденье – свадебная пара, покрытая огромным букетом роз. Доктор Дорлах обернулся:

– Нет. Я его не видел. Вы должны порвать с этим клубом, Боб.

– Уже порвал. Алло, куда мы вообще едем? – Боб посмотрел в окно. Они ехали по сельской местности. Марион живет на Хольтенкампенер-штрассе. Это за Бреденаем. Поворачивайте, дорогие мои.

– Мы едем во Вреденхаузен, – спокойно произнес доктор Дорлах.

– Ошибка, мы едем к Марион. Я четыре недели просидел за решеткой и спал на тонком матрасе. Я мечтаю о нормальной постели и женской ласке.

– Господин Хаферкамп просил, чтобы вы сначала приехали во Вреденхаузен.

– Дядя Теодор просил! Представляю, как он стоял, несостоявшийся Цезарь, в позе полководца, с важным видом: «Боба ко мне!» И все бегут выполнять приказ, потому что едят хлеб дяди Теодора.

Но только не я, дорогой доктор! – Боб похлопал шофера по плечу: – Поворачивайте и возвращайтесь в Бреденай! Хольтенкампенер-штрассе, семнадцать.

– Мы едем по намеченному пути.

– Доктор, – Боб высвободился из рук Марион, которая хотела удержать его, – мое последнее слово: я распоряжаюсь своей жизнью, а не мой дядя. Никто не сможет навязать мне тоску по родительскому очагу. Либо мы поворачиваем, либо я вывалюсь из машины. У меня в этом есть опыт, доктор… Гонщик должен уметь выпрыгивать на полном ходу.

– Это вы доказали, – двусмысленно произнес доктор Дорлах.

– Ну так что? – Голос Боба стал жестким. Доктор Дорлах взглянул на него, пожал плечами и кивнул нерешительному шоферу. Машина доехала до первого перекрестка, обогнула квартал и по главной дороге вернулась в Эссен.

– Когда мы можем ожидать вас во Вреденхаузене? – саркастически спросил Дорлах.

– На двадцать четыре часа уж я имею право, чтобы подготовиться к семейной жизни. Только у меня одна просьба: уберите Гельмута до моего приезда. Мой спаситель становится моим кошмаром, а если меня начинают преследовать кошмары, это страшно…

Перед жилым домом на Хольтенкампенер-штрассе Боб и Марион вышли. Доктор Дорлах остался сидеть, и даже шофер не открыл дверцу молодому господину.

– Пошли, – резко сказал Боб и взял Марион под руку. Букет роз он положил на левое плечо, как ружье. – Нам не нужна эта банда дерьмовых умников. Только ты и я… Для нас мог бы открыться новый мир. Создай мне этот мир, Марион…

Не оглядываясь, они вошли в дом.

Она приняла ванну и лежала в ослепительной, благоухающей наготе на кровати. Жалюзи были опущены, на ночном столике горела одна-единственная лампа, покрытая красным шелковым абажуром. Ее рассеянный, тающий в комнате свет едва прорезал темноту своим красноватым мерцанием. Освещение склепа… Баррайс сразу ощутил знакомый зуд по всей коже, таинственное чувство рвалось наружу из пор.

Он сидел возле Марион на кровати, положив левую руку на ее покрытый черными завитками лобок, а правой лаская вздымающиеся ему навстречу тугие, как будто обагренные кровью груди. Она лежала, застыв, с широко открытыми глазами, черные растрепанные волосы рассыпались по подушке, рот полуоткрыт, как после задушенного крика, – настоящая маска смерти, пугающая своей естественностью.

– Я люблю тебя… – тихо проговорил Боб. Дыхание его было прерывистым, она чувствовала дрожь в его руках и неотрывно смотрела на него. Каждый раз ее парализовал страх, когда прелюдия их любви начинала переходить в неистовое удовлетворение. – Я не хочу возвращаться в эту жизнь. Ты единственный человек, который меня понимает. Весь мир может состоять только из одного человека… Разве не ужасно, что мы так одиноки? Марион, посмотри на меня.

– Я вижу тебя, Боб, – сказала она едва слышно.

– Я сумасшедший?

– Но, Боб!

– Будь честной. Посмотри на меня внимательно! Я безумен? – Он убрал руки с ее гладкого, прохладного после купания тела и провел ими по своему лицу. Только сейчас он заметил, что весь вспотел, что его лицо влажно от пота. Он вытер его и почувствовал на ладонях запах духов Марион: – Я… я иногда не знаю, что делаю. То есть я знаю это точно, но не могу затормозить, тормоз не срабатывает… и телега катится и катится, увлекая все на своем пути. Я вижу все это отчетливо и ничего не могу поделать. Понимаешь?

– Не совсем. – Она не двигалась, только глаза ее немного успокоились. Ее вытянутое в красном мерцании тело утратило судорожную напряженность. Мускулы расслабились, тело стало мягким.

– Что ты не понимаешь?

– Зачем сейчас говорить об этом? Я люблю тебя, Боб…

Он наклонился, поцеловал кончики ее грудей, услышал ее тихий вздох и поднял голову. Пот снова выступил из его пор.

– Это я убил Ренату Петерс? – глухо спросил он. В ее глазах опять заметался страх:

– Я не знаю.

– Ты считаешь, я способен на такое?

– Я люблю тебя, Боб.

– А если это действительно был я? Если я столкнул ее с моста?

– Иди к мне, Боб. Ближе. – Она обхватила пальцами его затылок. Но он воспротивился движению ее рук, упершись локтями в кровать.

– Что ты вообще думаешь обо мне? Ты маленькая черная кошка, мурлыкающая, когда ее гладят. Но у тебя ведь есть мозги. Ты же должна думать. Должны же быть у тебя другие мысли, кроме: любовь! любовь! любовь! Этим начинается любая жизнь, но на этом она не кончается! Я убил Ренату Петерс?

– Боб… – ее глаза засверкали.

– Будь искренней! – неожиданно закричал он. Она вздрогнула, как в судорожном спазме, ее раздвинутые ноги сжались. – Будь искренней, черт возьми! Будь честной! Ты моя жена! Хотя бы моя жена должна быть честной! – Он набросился на нее, как гигантская змея, собирающаяся задушить свою жертву: – Я убил ее?

– Да, – прохрипела Марион.

– Да?! – Воспаленный мозг Боба затуманился. «Мое сердце сгорает, – подумал в ужасе он. – О Боже, мое сердце сейчас просто расплавится, настолько оно раскалено».

Он схватил руками шею Марион, уставился в ее широко раскрытый рот, в эту красную, наполненную горячим дыханием, грозящую поглотить его пещеру, пальцы его обрели силу, и с глухим стоном он сжал их.



10

Нет, он не убил ее. Он душил ее, пока она не лишилась чувств, потом сидел перед ней на корточках, любовался прекрасным, безжизненным, обнаженным телом, осыпал его поцелуями – от волос до кончиков ногтей – и чувствовал, как его бушующее нутро потихоньку успокаивается, возбуждение уходило, подобно воде при отливе. Наконец сознание его прояснилось настолько безжалостно, что он стал омерзителен сам себе. Он лег рядом с Марион, еще не очнувшейся от своего беспамятства, закрыл лицо обеими руками и тихонько заплакал.

Он не заметил, как она открыла глаза, но лежала, затаившись, без движения, не ради того, чтобы дальше изображать абсолютно побежденную, а из страха, чистого страха за свою жизнь. Лишь когда он пошевелился, выпрямился и посмотрел на нее, их взгляды встретились.

– Выкинь меня вон! – сказал Боб глухим голосом. – Или возьми какой-нибудь предмет, хотя бы лампу, и проломи мне череп. Ты сделаешь доброе дело, верь мне.

– И кто только сделал тебя таким? – тихо спросила она.

– Все! Я рос как король, а жил хуже нищего. Нищий может стоять на углу с протянутой рукой – и это жизнь! А меня обкладывали шелковыми подушками, и стоило мне кашлянуть, вокруг моей кроватки уже сидели профессора и устраивали консилиум. Когда другие мальчишки падали и разбивали себе колено, им наклеивали пластырь, и дело было исчерпано. У меня же в дом сразу спешил ортопед, мне делали анализ крови, чтобы установить, нет ли инфекции, срочно вызывали гематолога. Я всегда оставался желторотым юнцом, и если я пытался вырваться из этого спертого воздуха гипертрофированной материнской любви и буржуазного генеалогического мышления, ко мне приглашали психоневролога, который разговаривал со мной, как врач с больным в Конго. Это было тошнотворно, всегда тошнотворно… Но однажды, мне было лет тринадцать, я случайно поймал в саду кошку нашего садовника. Я схватил ее за горло и сжал. Когда она упала на землю, она была мертва. Впервые в жизни я увидел, что я сильнее, чем другие живые существа, что я обладаю собственной силой. Какое чувство! Потом я на всех это проверял: я щипал и бил наших горничных, пнул ногой садовника в берцовую кость и ликовал, когда он, как индеец, танцевал вокруг меня с искаженным лицом, я вонзил перочинный нож лакею Эмилю в жирный зад и украл у дяди Теодора собачью плетку. С ней я летом ходил по парку и сбивал головки всем цветам. Я обезглавил все розовые кусты, и мой триумф был неописуем. Я был сильнее всех… Потому что никто не залепил мне пощечину, когда я себя так вел. «Мальчик страдает манией разрушения», – услышал я однажды вопль дяди Теодора, а мама мягко ответила: «Я разговаривала об этом с профессором Валлербергом. Он это рассматривает как неизбежный выход половых агрессий». Так я рос. – Боб склонился к Марион. В ее глазах он прочел огромный панический страх. – Что же удивляться, что со мной стало? – Он обмяк, ткнулся головой между ее грудей и вдыхал запах ее тела, как наркотик. – Я люблю тебя, – бормотал он. – Но кто сможет любить меня? Я погибну. Завтра наша свадьба… Сделай благое дело, Марион: выгони меня вон!

– Нет. – Она медленно покачала головой. Неожиданно Марион заплакала, беззвучно, без содроганий. Лишь крупные слезы катились по щекам. – Я сдержу свое слово. Я помогу тебе…

Вечером на маленьком автомобиле Марион они отправились во Вреденхаузен.

Как взломщики, прокрались они через заднюю дверь в замок Баррайсов.

Ужин протекал в более чем прохладной атмосфере. Теодор Хаферкамп поздоровался с Марион Цимбал, как с новой уборщицей: с рукопожатием и со словами «Рад вас видеть!» – и больше не замечал ее. Холодным вечер был прежде всего потому, что за столом сидел Гельмут Хансен со своей признанной Хаферкампом невестой Евой Коттман, а доктор Дорлах как ни в чем не бывало рассказывал анекдоты, будто у Баррайсов все в порядке.

Дворецкий Джеймс прислуживал за столом. Как всегда корректный, общаясь с Бобом, он был чуть более сух и сдержан. На ужин подали бульон с яйцом, голубцы и перец с овощами, на десерт – крем с вином. Воистину не праздничный стол.

– Какая головокружительная вечеринка накануне свадьбы! – заметил Боб после десерта. – Чувствуется, что в этом доме давно не было свадеб. Может, мне позаботиться о веселье? У меня достаточно сюрпризов, хватит на десять свадеб.

– Каждый гений одарен односторонне, – ядовито произнес Теодор Хаферкамп. – Давай воздержимся от твоих представлений. Нам еще многое придется пережевывать. Гельмут, Роберт, не откажитесь проследовать за мной в библиотеку.

– Глава семьи протрубил, стадо слонов явилось. И почему не написаны социологические труды о том, что человек внутренне недалеко ушел от животного? Ему всегда нужен вожак. – Боб поднялся, демонстративно поцеловал в глаза Марион и пошел в библиотеку. Гельмут Хансен и Хаферкамп обменялись быстрыми взглядами, смысл которых сразу поняла Марион.

– Могу я потом тоже поговорить с вами, господин Хаферкамп? – спросила она.

– Разумеется. Со мной любой может поговорить. Это только в глазах Боба я чудовище, – он кивнул Хансену и вышел с ним из столовой. Дворецкий Джеймс начал убирать посуду, а доктор Дорлах взял под руку Марион и повел ее в салон, любимое место Матильды Баррайс. Ева Коттман осталась одна, как и было заранее условлено. «Позаботься потом о Марион, – попросил ее Гельмут Хансен. – Не исключено, что у Боба не найдется для этого времени и желания. Мне жаль девушку, она любит Боба и с отчаянностью миссионера хочет сделать из него хорошего человека! Боюсь, и тело и душа ее будут погублены им…»

– Вы курите? – спросил доктор Дорлах. Он провел Марион Цимбал к одному из роскошных гобеленовых кресел и сел напротив нее. На прозрачной столешнице столика между ними стояли графин с красным вином, два бокала и серебряная тарелка с сигаретами более чем двадцати сортов. Марион отрицательно покачала головой.

– Сейчас нет. – Она показала на рюмки: – Все подготовлено, не правда ли? Продуманы все детали.

– И да, и нет. – Доктор Дорлах разлил вино и закурил английскую сигарету. – Я ожидал, что вы захотите мне что-то сказать. Так?

– Да.

– Ну вот видите. Излагайте. Не надо стесняться меня, Марион.

– Вы когда-нибудь видели стесняющуюся барменшу? Это прозвучало горько. Доктор Дорлах покачал головой:

– Не будем терять времени, говоря об исключениях, которые лишь подтверждают… ну, сами знаете. По телефону вы о чем-то намекнули, и вот я сразу зарезервировал для нас этот спокойный часок.

– Прежде всего: завтра я выйду замуж за Боба.

– Меня это слегка удивляет.

– Я не увильну.

– Брак – не испытание на прочность.

– Как его жена, я имею право на суде отказаться от показаний. Вы мне сами это говорили. Таким образом, суд никогда не сможет доказать, что в то время, когда Рената Петерс была сброшена с моста, Боб не был у меня. Ввиду недостатка доказательств они будут вынуждены оправдать его. Меня не смогут принудить к показаниям. – Да, это моя стратегия, совершенно справедливо.

– Я не подставлю вам подножку. Боб будет освобожден от обвинений.

– И поэтому вы выходите за него замуж? – Доктор Дорлах сделал большой глоток. Вино было мягкое и изумительно подогрето, оно ласкало язык и горло. Да, такое вино рассчитано на более приятные часы, чем этот. – А любовь?

– Я люблю Боба и в то же время боюсь его. – Она откинулась назад, устремив взгляд на лепнину потолка, и судорожно сплетала пальцы. – Это ужасно. Все во мне стремится к нему, но, когда он лежит рядом, я цепенею от страха. Как с этим бороться?

– Забыть Боба после свадьбы.

– Что это значит?

– Завтра вы женитесь. На процессе мы выцарапаем Боба. Как только приговор вступит в законную силу, я возбужу дело о разводе. Чистая формальность. Ваша компенсация, как мне уже известно, будет весьма значительна.

– Я не хочу денег.

– Вы будете носить фамилию Баррайс, а это обязывает.

– Но я не куплена этой семьей!

– Конечно, нет. Но это вовсе не позор, Марион. Если бы вы знали, что в состоянии купить эта семья и уже купила… Люди во Вреденхаузене живут без мозгов – все мозги лежат у Хаферкампа в сейфе. Уже несколько недель полиция пытается прорвать это молчание. Все напрасно. – Доктор Дорлах наклонился вперед: – Боб вам когда-нибудь рассказывал о старом Адамсе?

– Я не знаю. По-моему, нет. – Она пожала плечами.

– Старый Адамс, отец Лутца Адамса, сгоревшего зимой на гонках в машине Боба, пропал. Ему удалось ускользнуть от людей, собиравшихся поместить его в психиатрическую лечебницу. Он убежал в лес и больше не появлялся. Очевидно, его подобрала какая-то машина. С тех пор господин Хаферкамп ищет его.

– Почему вы мне все это рассказываете?

– Этот старый Адамс представляет огромную опасность для Боба. Он повсюду рассказывает, что Боб сознательно оставил гореть его сына. Доказать это невозможно, но тот, в кого кидают грязью, пачкается, хочет он того или нет. Удалось добиться, что Адамса сначала положат на психиатрическое обследование…

– Хаферкамп добился этого, не так ли? И вы, доктор Дорлах!

– Да.

Марион сжалась, ей вдруг стало холодно. Она отчетливо почувствовала власть денег и поняла в этот момент, что сама не более чем марионетка в игре этих людей, для которых своя честь важнее, чем судьба всех людей вокруг.

– Это что, предостережение? – спросила она тихим голосом.

– Предостережение? С чего вы взяли?

– В том случае, если я не захочу разводиться? Если я останусь с Бобом, не предам его, стану ему настоящей женой?

– Но, Марион! – Доктор Дорлах расхохотался от всей души. – Какие интонации! Предположим, вы действительно были полны твердой решимости пропустить Боба через исправительное сито вашей души и любви…

– Я полнарешимости!

– Чудно! Окунитесь с головой в этот эксперимент. Не позже чем через полгода вы выбросите белый флаг и сдадитесь. То, что требует Боб, не под силу выдержать ни одному человеку. Он пришел в этот мир, чтобы на свой манер потрясать его. При землетрясении а-ля Баррайс обрушится немало домов, включая вас, но большинство останутся стоять. Локальное землетрясение, если продолжить этот образ. Когда вся его энергия будет израсходована, от него останется кучка пепла.

– И вы ждете этого?

– Да. Миссионерской деятельностью у Боба больше ничего не достигнешь. У него ангельская внешность, он остроумен и полон шарма, но это обман, за этим ничего нет, он очаровывает поразительным сочетанием дьявольского и детского. Это сводит с ума женщин, их разум плавится. И они кидаются на него со всей силой таящейся в них материнской эротики. Вот и весь секрет успеха Боба у женщин. Хитрость, если угодно, неосознанная, подаренная природой хитрость: ангел со склонностями вампира.

– Я останусь с ним! – громко произнесла Марион.

– Чтобы из вас высосали кровь?

– Да.

– Ваше вино, Марион. – Доктор Дорлах поднял бокал за ее здоровье. Она не сделала еще ни одного глотка и сейчас не притронулась к бокалу. – Завтра вы будете красивой невестой. В десять часов регистрация, в одиннадцать – церковь.

Марион вскочила. Ее лицо вздрогнуло.

– Вы и церковь хотите втянуть в эту комедию?

– Домашнее венчание. Большой зал оборудован под церковь. Пастор придет в дом. – Доктор Дорлах пожал плечами. – Баррайсовские деньги. Посчитайте-ка, сколько налогов на церковь ежемесячно платят рабочие и служащие их фабрик! Годовой церковный налог господина Хаферкампа настолько высок, что он может позволить себе собственного епископа. Он также состоит в церковном совете, собирается финансировать детский дом при церкви и полностью оплачивать трехдневную поездку «Женской службы»6Евангелическая организация, проводящая религиозную работу среди женщин прихода (примеч. пер.).в Шварцвальд. Так что приход пастора – всего лишь небольшая ответная услуга. Завтра он соединит руку Боба и вашу и произнесет: «Пока смерть не разъединит вас!» Кстати, жуткая формулировка, с юридической точки зрения скрытый намек решать проблемы таким образом. – Доктор Дорлах отмахнулся, когда Марион что-то еще хотела спросить: – Марион, воздержитесь от всех объяснений. Вы покорили денежную вершину – ну и живите, наслаждаясь видом, который оттуда открывается. Перед вами лежит огромная пустынная страна нормальных людей. Пусть вас это больше не волнует…

– Боб знает обо всех этих планах?

– Вряд ли. То есть он узнает об этом сейчас от господина Хаферкампа. Он будет со всем согласен.

– Я не верю в это!

– Я ценю вашу веру, детка… – доктор Дорлах иронически улыбнулся. – Сейчас дядя Теодор покупает у племянника последний кусочек его души!

Они сидели у широкого камина, разделенные пустым креслом, – три безжалостных противника, готовых в любой момент растерзать друг друга.

Хаферкамп разлил виски – верный признак того, что бой предстоит суровый, без перчаток, голыми кулаками, пока противник не будет повержен.

– Тебя интересует завтрашняя программа? – начал битву Хаферкамп.

– Постольку – поскольку. – Боб злобно усмехнулся. – Я ведь всего лишь женюсь…

– Хорошо. В десять – регистрация, в одиннадцать – церковь.

– Небо тоже будет петь, когда они заиграют «Веди нас, Христос»?

– Пастор Лобзамен придет сюда.

– Превосходно. Кстати, прелестная фамилия для божьего слуги.7В немецком: лоб – восхваление, замен – семена (примеч. пер.).Человек с такой фамилией мог стать только пастором. Восхваляйте Господа и рассыпайте его семя среди всех народов…

– Твой процесс назначен на двадцать третье число следующего месяца. Дело будет слушаться два дня. Таким образом, двадцать четвертого будет вынесен приговор. Он может быть только оправдательным. Когда он вступит в законную силу, уже начнется развод.

– Вы, видать, совсем из ума выжили? – Боб громко захохотал. Он закинул ногу на ногу и позвенел льдом в бокале с виски: – Я люблю Марион.

– Это уже становится скучным. – Хаферкамп с грохотом поставил свой бокал на стол. – Дорлах утверждает, что и эта Марион привязана к тебе, как муха к коровьему заду.

– Еще одно такое сравнение, дядечка, и я не побоюсь врезать тебе. – Боб Баррайс с наслаждением вытянул губы – теперь был его черед ходить, теперь он мог диктовать: семье был нужен незапятнанный фасад. Ей приходилось ублажать его, чтобы он не оплевывал вновь и вновь благородное имя. – И что вообще делает здесь Гельмут? Он что, должен опять спасать меня? Постепенно его забота приобретает гомосексуальный оттенок. В любой форме – я не потерплю больше, чтобы Гельмут лазил ко мне в задницу!

Хансен хранил молчание, не поддаваясь на провокации. Его оружие выжидало в подвале виллы Хаферкампа в моренных горах. Там сидел Эрнст Адамс, чертил схему и мастерил деревянную модель, чтобы доказать всем, что его сын Лутц мог остаться в живых. И прежде всего он хотел доказать, что за рулем был Боб Баррайс.

– Брак будет расторгнут, – упрямо повторил Хаферкамп. – Марион Цимбал получит в качестве компенсации сто тысяч марок и откажется от фамилии Баррайс. Ты уедешь за границу, мне безразлично куда, и после отказа от заводов и состояния получишь пожизненную ренту в десять тысяч марок ежемесячно, не облагаемую налогами, что составит в год сто двадцать тысяч марок. На это можно жить, даже в твоем стиле! Гельмут после моей смерти продолжит традиции фирмы.

– Ура! Ура! Ура! – Боб вскочил. – Но мама тоже должна сказать свое слово.

– Твоя мать уже отказалась от своей доли в пользу фирмы. Заявление находится у нотариуса.

– Ты… ты все-таки обстряпал это дело… – Боб сжал кулаки. Его красивое лицо, предмет женских грез, стало бесформенным и пугающе уродливым. – Ты обманул маму? Ну, ты и подлец! Грандиозный негодяй! Ты ограбил маму и меня!

– Я выполняю свой долг – не дать распасться заводам. Это я обещал твоему отцу, когда он находился на смертном одре.

– А я выполню свой долг, если все оставшиеся дни употреблю на то, чтобы превратить твою жизнь в ад, да так, что чертям тошно станет! – Боб прислонился к камину. При этом он обдумывал, стоит ли швырнуть в голову Теодору Хаферкампу бокал с виски. Это был бы красивый жест, но не более. Хансен опять бы сыграл роль спасителя, а дядя Тео стал бы мстить. Битва в зале накануне свадьбы – нет, это слишком пошло. Есть лучшие варианты. – Десять тысяч марок в месяц – это уже что-то. Получше, чем у Кайтеля и Клотца в Эссене, то было совсем постыдно. У меня есть другие требования.

– Мы слушаем…

Это «мы» было для Боба ударом ниже пояса. Вот они стояли перед ним… Деловой дядя, менеджер самой суровой школы, носитель патриархальных манер и национал-немецких идей, человек-скала, о которого разбиваются волны прибоя, апостол Петр семьи Баррайсов… А рядом школьный друг, необычайно трудолюбивый, необычайно одаренный, необычайно прилежный – словом, во всем необычный, образец молодой смены, идеал нового поколения предпринимателей, которое исповедует коллективистский дух, а забравшись на вершину, будет управлять так же монопольно, как раскритикованные предшественники. Вечный спаситель! Моралист-онанист. Жених с проникновенным взором. Любовник, становящийся по стойке «смирно» и сначала спрашивающий: «Вы позволите мне, уважаемая, расстегнуть штаны?» А после, слегка расслабившись, спросит: «Дорогая, тебе было приятно?» Новый наследник.

И вот стоит он, последний Баррайс, подлинный наследник этой империи, извращенный декадент, глупый до пошлости, изнеженный и избалованный. Когда же он вырвался из этого сверхзащищенного мира, его стали презирать, оттолкнули и оставили один на один со своими проблемами, с которыми он не смог справиться и которые накрыли его, как морские волны сиротливую крепость из песка. Проблемы разъедали его, как кислота, пока не разрушили вовсе и он не услышал: ты не достоин быть наследником Баррайсов! О Господи, как тошнит от всего этого!

– Подобающий дом в Тессине.

– Отклонено.

– Квартира.

– Принято.

– С полной обстановкой.

– В добром бюргерском стиле. Принято.

– Что значит добрый бюргерский стиль? Биде, например, не в бюргерских традициях. Добрый горожанин моет задницу обычной мочалкой!

– Без роскоши – вот что я называю бюргерским стилем. Гигиена – не роскошь.

– Мое сердце преисполнено благодарности. – Боб Баррайс отшвырнул свой бокал, но не в голову Хаферкампа, а в камин. Там он раскололся со звоном, прозвучавшим в наступившей тишине как взрыв. – А вы не замечаете, как безнадежно вы глупы? Отклонено – принято – отклонено. Как попугай в спальне проститутки, который все время кричит: «Туда – сюда – туда – сюда!» Что вы, собственно, о себе воображаете?

– Необходимо внести ясность. – Теодор Хаферкамп уперся в высокую спинку кресла. – Предприятие с более чем пятью тысячами занятых не может быть разрушено одним человеком. Я это уже говорил и на этом стою. Я несу социальную ответственность как руководитель предприятия.

– Пожалуйста, воздержись при мне от своих изречений. – Боб отмахнулся обеими руками. – Ты во мне видишь всего лишь идиота-разрушителя.

– Какое озарение! Он увидел себя со стороны!

– Но разрушение, во всяком случае у меня, будет тотальным.

Если уж я рожден, чтобы разрушать, тогда все и вся. Включая тебя, дядечка. – Он резко повернулся к Хансену. Его бархатистые глаза, взгляд которых ласкал и возбуждал женщин, метали молнии, как в экстазе. – А что же ты ничего не говоришь? Стоишь тут, как будто обмочился в постели и тебя застигли врасплох! Ты, спаситель… дважды тебе это удалось, ну давай, спасай в третий раз. Спаси меня от этого дяди в образе гиены! Я хочу жениться и жить – больше ничего.

– Может, еще и детей наплодить, чтобы они унаследовали твой дух…

– Это идея! – Боб Баррайс пару раз глубоко вздохнул. – Это идея! Ты дал мне в руки смертоносное оружие, дядечка. Ребенок, несколько детей… Я буду делать Марион одного ребенка за другим – куча маленьких Баррайсов! Я заполоню тебя Баррайсами! Куда ни посмотришь – всюду маленькие Баррайсы, целое гнездо! И все наследники! Законные наследники! Восхитительная мысль! Я утоплю вас в море маленьких Баррайсов!

Хаферкамп побледнел. В этот момент ему стало ясно, что только Марион Цимбал может спасти ситуацию. Она должна уйти от Боба. Хотя это всего лишь отодвинет события. Вокруг достаточно баб, которых Боб может обрюхатить, а по новому закону внебрачные дети приравнены в правах к детям, рожденным в браке. Угроза повисла в воздухе, и пока Боб жив, она как меч будет парить над головой Хаферкампа: маленькая армия наследников, муравьиное войско из чресел Боба, которые рано или поздно, подобно термитам, подточат и сожрут баррайсовские заводы.

«Нет, так дело не пойдет», – сказал себе Хаферкамп. Он был абсолютно спокоен и сохранял холодный рассудок, это был компьютер власти и возможностей. Существует лишь один приемлемый путь, имеющий к тому же то преимущество, что он безупречен в моральном отношении и элегантен: Боб Баррайс должен уничтожить Боба Баррайса. Если уж кому-нибудь удастся одолеть Боба, то это самому Бобу. У него непревзойденный талант саморазрушения.

– Хорошо, – объявил Хаферкамп. – Мое последнее слово: пятнадцать тысяч марок ежемесячно и квартира в Каннах. В качестве задатка – новая машина по твоему выбору.

– Изо Гриффо.

– Согласен.

– Малыш весьма признателен. – Боб шаркнул ножкой, но глаза его сверкали: – Это всего лишь временное перемирие.

Хаферкамп пожал плечами и вышел из библиотеки. Он уходил со смутной надеждой, что Боб и года не проживет с такими возможностями. Гоночная машина и пятнадцать тысяч марок в месяц должны сломать шею Бобу Баррайсу.

Боб посмотрел на Гельмута Хансена, подняв брови. Они остались одни: бросивший вызов судьбе и обласканный судьбой.

– Когда ты женишься? – спросил Боб.

– На Рождество.

– Желаю, чтобы в первую брачную ночь удар молнии поразил тебя между ног…

Засунув руки в карманы, Боб вышел. В общем и целом он был доволен этим вечером.

Свадьба, как ни пытались держать ее в тайне, все же взволновала Вреденхаузен больше, чем этого хотелось Теодору Хаферкампу. Люди понимали, что Хаферкамп, знавший всех в лицо в маленьком городке, возьмет на заметку каждого любопытного, кто придет поглазеть на эту странную свадьбу в ратуше. Жители всегда надеялись, что свадьба в семье Баррайсов будет сопровождаться небывалым фейерверком, раздачей бесплатного пива на заводах и другими торжествами, и вот единственный наследник женится втихомолку, почти тайно, никто не знал невесту, а пастор Лобзамен даже венчал дома. Все это было более чем странно.

Поэтому все окна вокруг ратуши были раскуплены, как только стали известны день и час регистрации брака, опять же благодаря чьей-то необъяснимой несдержанности. Как в Кельне во время карнавала за месяц вперед продают все места у окон на улицах, по которым пройдет шествие, так и жители с ратушной площади Вреденхаузена сделали хороший бизнес. Три окна пекаря Ломмеля непосредственно возле ратуши стоили по десять марок с носа. У каждого окна могло разместиться шесть человек, так что чистый доход составил сто восемьдесят марок без всяких налогов. Такой высокой не была порой даже дневная выручка в булочной.

Теодор Хаферкамп не пытался сосчитать или опознать лица, прилепившиеся ко всем окнам. Он с достоинством прошествовал в ратушу, за ним следовали Гельмут Хансен, бывший свидетелем, жених с невестой и доктор Дорлах в ослепительной визитке. Боб Баррайс женился на современный манер, в итальянском темно-синем костюме в широкую белую полоску, сшитом на заказ. Марион Цимбал была в розовом – целое облако тюля и нежных кружев, по которому растекались ее длинные черные волосы. Эта картина сразу дала повод для самых невероятных предположений.

Две пожилые дамы якобы узнали ее по картинке в иллюстрированном журнале.

– Она принцесса, – объявили они. – Откуда-то из Италии, очень древний дворянский род. Баснословно богата. Всегда вот так – богатство на богатстве женится.

В версию с принцессой город поверил сразу и без комментариев. От Боба Баррайса ожидали всего, чего угодно, – и то, что он дворянку в рурский бассейн привезет. Но почему так секретно? Почему так поспешно? Ведь именно в этих кругах пышная свадьба – обязательный ритуал. Чем же должна жить масса журналов, если принцессы будут выходить замуж не с блеском, а тайком?

Несмотря на предостерегающие взгляды, чиновник не удержался от речи, и Хаферкамп был рад, когда через полчаса он, наконец, вышел на площадь и быстро сел в свою машину. Боб и Марион Баррайсы (ее рука сильно дрожала, когда она выводила эту фамилию на брачном свидетельстве), выйдя из ратуши, огляделись по сторонам. Головы отпрянули от окон. Доктор Дорлах громко засмеялся:

– Как в древнем Китае. Там тоже никто не смел смотреть в глаза императору!

В замке Баррайсов уже поджидал пастор Лобзамен и символически ввел молодую жену в ее новый дом. Это должен был сделать Хаферкамп, но он уговорил пастора взять на себя эту миссию, пообещав больше пожертвовать на новые скамьи в церкви.

И здесь венчание было скромным, лишь в рамках положенной церемонии. Никто даже не пел, да и смешно было бы, если бы дядя Теодор и доктор Дорлах завели церковную песню. Так что пастор один пропел свою литанию, двое служек, без которых Хаферкамп не смог обойтись, старались вовсю и получили потом каждый по двадцать марок и полную тарелку пирожных. Потом дворецкий Джеймс с важным видом пригласил к столу.

Но единственная часть всей церемонии, обещавшая стать приятной, была прервана появлением бледной от ужаса горничной, которая ворвалась в столовую и, прикрыв рот фартуком, пролепетала:

– Экспедитор выгрузил подарок. Он… он стоит в холле. Он… он сказал, что так заказано. – Потом она умчалась прочь.

– Это должно быть что-то невероятное! – воскликнул Хаферкамп. – Элли не из пугливых. Пойдем посмотрим подарок.

Но потом и они обескураженно остановились у двери, уставившись на прибывшее чудовище. Только Боб засмеялся, хотя и слегка хрипловато, и подошел поближе, чтобы рассмотреть подарок. Как на букете цветов, сверху в целлофановой упаковке лежала карточка.

Посреди холла стоял гроб.

Большой, тяжелый, полированный, красивый, дорогой дубовый гроб.

Боб разорвал упаковку и вслух прочитал поздравление:

«Наши лучшие пожелания к свадьбе. Если у тебя не окажется супружеской постели, довольствуйся этой, но имей в виду, что она без аккумуляторного охлаждения.

Чокки и K°».

– Я подам в суд на Чокки! – закричал Хаферкамп. – Дорлах, завтра же примите меры! Полицию! Полиция должна это сфотографировать! Чокки и K°… Какая наглость! Я расскажу об этом в Промышленном клубе!

– Это Фриц Чокки, – сказал Боб и смял письмо. – У него своеобразный юмор. Оставь его, дядя! У меня достаточно фантазии, чтобы отплатить ему той же монетой. Джеймс?

Дворецкий, стоявший у двери, не шелохнулся.

Боб Баррайс указал на гроб:

– Позаботьтесь о том, чтобы эта милая штучка была внесена в мою комнату. Да-да, в мою комнату. Если Чокки думал, что я сейчас возьму топор… Не тут-то было. – Он обнял Марион за талию. Она была бледна и с трудом держалась на ногах. – Марион его знает, нашего Чокка! – воскликнул Боб. – Вечно у него голова забита безумными идеями. К столу, дорогие гости!

Это была мрачная трапеза. Лишь однажды Хаферкамп спросил после долгих раздумий:

– Что это, собственно, значит – без аккумуляторного охлаждения? Ведь этого не бывает в гробах!

Первым нашелся и ответил доктор Дорлах:

– Что-то вроде афоризма этого Чокки. Он имеет в виду эту модную чушь в США, где замораживают мертвецов, чтобы потом, на новом уровне развития медицины, разморозить их для новой жизни!

Это прозвучало убедительно, Хаферкамп принял объяснение, но отнюдь не успокоился. Он решил довести до сведения старого Чокки неподобающее поведение его сына.

Вечером Боб и Марион отправились обратно в Эссен.

– Моя первая брачная ночь в этом доме? – сказал Боб Хаферкампу. – Ни за что! Разве я могу зачать нового Баррайса в этой отравленной атмосфере, при таких свидетелях?

– Кстати, о свидетелях, – лицо Хаферкампа стало очень серьезным: – Старый Адамс так и не объявился. Какая-то свинья прячет его во Вреденхаузене. Он не должен появиться на суде!

– Это забота доктора Дорлаха, а не моя.

– А если он придет в зал суда?

– Ну и что? Разве он был там? Реконструировать всегда можно с двух сторон. Никто не несет столько чуши, как эксперты на процессах. На месте происшествия тогда, ночью, составили картину, и она одна истинна. Я не мог помочь Лутцу. Он был зажат рулевой колонкой.

– А ты как выбрался?

– Теперь я этого уже не знаю. Я вдруг очутился на снегу. Чудо, может быть.

– Настоящее баррайсовское чудо. Смотри, как бы тебя в один прекрасный день не причислили к лику святых…

– Можешь тогда поставить мне свечку! – Боб боролся с искушением двинуть по этой физиономии. «Сколько высокомерия! Для него я куча дерьма. Но они все виноваты, что я стал таким. Теперь, видя плоды своих трудов, они рядятся в тогу невиновности, как во вторую кожу. Но погодите! Я распорю эту вторую кожу!»

В Эссене, на Хольтенкампенер-штрассе, 17, они наконец остались одни. Боб привоз с собой три бутылки шампанского в сумке-холодильнике и теперь, вопреки всем правилам беззвучного открывания шампанского, выстрелил пробкой в потолок.

– Фрау Баррайс, – сказал он, – я приветствую вас! Это была не свадьба, а гнусность!

– Лишь бы мы были счастливы, – тихо ответила она. Она выскользнула из розового волшебства тюля и кружев. Ее лифчик и трусики тоже были розовыми. Она стояла с опущенными руками, воплощенная детская наивность, так что Боб ошеломленно отставил свой фужер.

– Ты так невыразимо молода, – проговорил он.

– Мне уже двадцать три…

– Ты могла бы быть ребенком. Ребенок с грудью греческой богини. Какая потрясающая идея! Марион… будь ребенком…

– Но… – она медленно отодвинулась к кровати. – Боб, почему я должна…

– Подвяжи повыше волосы. Ложись, смотри на меня невинным взором, натяни одеяло до подбородка, раскрой пошире глаза… Ребенок, который боится Черного человека. Да, ты будешь им. Ну давай, ложись!

Он дрожащими руками снял с себя одежду, налил Марион полный фужер и отставил его в сторону. Потом он встал возле кровати обнаженный и возбужденный, уперев руки в бока, и смотрел сверху вниз на Марион, которая забралась в постель, как маленькая девочка. Только огромные глаза смотрели на него из-под одеяла. Глаза, маленький лоб и черные волосы.

– Сколько тебе лет? – спросил он. Его грудь часто вздымалась.

– Четырнадцать…

– Ты уже когда-нибудь видела мужчину? Голого, как я?

– Нет.

– Тебе нравится?

– Нет.

– Почему нет?

– Я не знаю.

– Ты боишься?

– Да.

– Откинь одеяло.

– Нет.

– Ты стыдишься?

– Да.

– Тогда я откину его.

– Я закричу.

Боба Баррайса захлестнуло неодолимое чувство, в которое он ринулся, как в морскую пучину. Оно вновь завладело всем его телом, заставило пылать и перехватило дыхание.

Одним прыжком он оказался в постели, навис над Марион, сдернул одеяло, изорвал в клочья лифчик, сорвал с нее трусы, а когда она начала сопротивляться, как стал бы это делать ребенок, на которого напали, он со странным хрюкающим звуком бросился на нее, придавил всей тяжестью своего тела и овладел ею с яростью, все сломившей в ней.

Потом они, мокрые от пота, пили шампанское, один счастливый, а другая все еще во власти ужаса.

– Мы будем счастливы, – сказал Боб и сам поверил в это. Ему всегда было хорошо у Марион… Когда возбуждение проходило, он чувствовал себя в безопасности, как будто вернулся на родину, был не опустошенным и пресным, как в постели шлюхи, и не безучастным, как на Ривьере с женщинами старше его, которые высасывали его, как пауки свои жертвы. Там он становился дьяволом, циничным и подлым, морально растаптывал женщину, которая только что обнимала его. Здесь же, у Марион, он был ангелом, сошедшим с неба, заблудившимся странником, нашедшим пристанище, путником, которому забрезжил свет.

– Мы действительно переедем на Ривьеру? – спросила она. – В Канны?

– Да. Ты была в Каннах?

– Нет.

– Это место, в котором можно жить. Именно жить, во всех других местах – это всего лишь существование. А там живешь! Даже в порыве ветра ты чувствуешь жизнь! Тебе понравится.

– Канны так далеко…

– Далеко? От чего?

– От Эссена.

– Забудь этот Эссен. Я увезу тебя в рай.

– И что я буду делать в этом раю, Боб?

– Заботиться обо мне. Только это. Всегда быть рядом. Ты нужна мне, Марион, теперь я это знаю.

– А если ты убежишь от меня?

– Тогда беги вслед за мной и кричи, кричи, кричи!

– Я готова сейчас начать это…

Она бросилась к нему, обняла и начала дико целовать, как отчаявшаяся или сумасшедшая.

До утра они праздновали свою свадьбу – с ласками и шампанским. В девять зазвонил телефон. Это был доктор Дорлах.

– В одиннадцать вы должны быть у нотариуса, – сказал он. – Вы не забыли? Ваше заявление о передаче прав.

– Черт бы вас всех побрал! – заорал Боб Баррайс. – Передайте дяде Теодору: первый Баррайс зачат!

Он бросил трубку, вновь забрался к Марион, обнял ее и заснул.

Сенсационный процесс против Роберта Баррайса продолжался всего один день, а не два, как было предусмотрено ранее.

Несчастный случай с Ренатой Петерс был вполне возможен, косвенные улики обвинения – следы автомобильных шин, график времени – рассыпались, когда доктор Дорлах представил список 57 машин из Вреденхаузена, имеющих шины марки «Пирелли».

– Это лишь одна часть списка, я могу представить и другую! – заметил он язвительно, но вежливо Первому прокурору.

Марион Баррайс, урожденная Цимбал, отказалась от показаний.

Другие свидетели, которых против их воли заставил явиться комиссар криминальной полиции Ганс Розен, увидев в первом ряду на скамье для свидетелей Теодора Хаферкампа, все неожиданно становились забывчивы. На конкретные вопросы прокурора доктора Хохвэльдера и председателя Земельного суда доктора Цельтера следовали восторженные описания «славного мальчика». Боба Баррайса после четырех часов свидетельских показаний можно было причислить к лику святых.

Суду не оставалось ничего иного, как вынести решение, как полагается в случае сомнения, в пользу обвиняемого и оправдать Боба Баррайса. Лишь одна неприятная нота прозвучала, когда председатель Земельного суда доктор Цельтер сказал в заключение обоснования приговора:

– Мы не смогли доказать вины. Виновен ли в действительности Боб Баррайс – дело его совести. Только он один знает, что случилось в тот вечер на автобане или же в Эссене!

– Я подам жалобу председателю Верховного суда! – выкрикнул Хаферкамп после процесса достаточно громко, чтобы доктор Цельтер, выходя, мог услышать его. – Либо немецкий судья объективен, либо же правосудие – чертовски доступная девица!

Во время долгого заседания суда Боб едва ли проронил хоть слово. Он сидел и иронически, почти провокационно улыбался, пока доктор Дорлах не прошептал ему:

– Прекратите ваши идиотские ухмылки! При вынесении приговора важно даже поведение обвиняемого.

– Я что, должен показать раскаяние? В чем? Я ничего не сделал. Но после этого он начал вести себя нейтрально, коротко ответил на несколько вопросов и наконец сказал:

– Высокий суд, я изложил вам все, что мне известно об этом трагическом случае. Больше мне нечего сказать. Аминь.

– От последнего слова вы могли бы и воздержаться, – зло прокомментировал доктор Дорлах.

– Лютер тоже произнес его.

– Но после этого он был подвергнут изгнанию.

– А разве у меня другой случай? Лишен наследства, выкинут, свободен как птица… Мне хватает!

Большой процесс превратился в фарс. В радиорепортаже прямо из зала суда об этом было недвусмысленно сказано. Защита одержала победу.

– Этому Дорлаху цены нет! – заметил и Чокки, сидевший с четырьмя приятелями сзади, в последнем ряду для зрителей. – Без Дорлаха Боб навсегда бы угодил в тюрьму.

Гельмуту Хансену не удалось разыграть свою козырную карту, он не успел через посредников привести в зал суда Эрнста Адамса. Дело Лутца было лишь слегка затронуто, оно было закрыто еще во Франции. Загадка Ренаты Петерс осталась неразгаданной.

Почему женщина бросается ночью с моста на шоссе? Депрессия? Страх перед старением? Психоз? Климактерическая истерия? Кто может осудить женщину в критическом возрасте, если она мертва? Тут не хватит и тысячи объяснений, так сложна женская душа.

Это были ключевые моменты из адвокатской речи Дорлаха в суде. Шедевр риторики. Она просто опрокинула суд.

Раздумывая над тем, чем бы должно и могло быть и является правосудие, Гельмут Хансен поехал не в замок Баррайсов, а сразу в моренные горы, чтобы навестить Эрнста Адамса и рассказать ему о том, как лопнул запланированный ими на второй день процесса момент внезапности.

Когда Хансен открыл дверь в погреб, до него донеслась тихая музыка из транзистора. «Это хорошо, – подумал он. – Адамс слушал процесс по радио. Он слышал, как сражался доктор Дорлах. Редкий фрукт этот человек… Насилует правосудие, и ему еще за это аплодируют».

– Папаша Адамс! – крикнул Гельмут Хансен с лестницы. – Это я! Ну что вы скажете?

Ответа не последовало. Папаша Адамс уже ничего не мог сказать об этом процессе. Эрнст Адамс висел наверху, на железной оконной решетке.

И подтяжки годятся для того, чтобы уйти из этого отвратительного мира. Адамс завязал их узлом вокруг своей шеи и раскачивался, как марионетка. Уже час, как он был мертв… Хансену не пришлось даже подпрыгивать, чтобы снять его.

«Очередная жертва Боба, – безнадежно подумал он. – Как долго это еще будет продолжаться?»

Потом он тихонько вошел в помещение, как будто боясь разбудить старого Адамса, и выключил радио.

Перед ним теперь встала проблема, повергшая его в отчаяние. Эрнст Адамс считался пропавшим без вести. Что же делать с трупом?



11

Победы одерживаются, чтобы их потом праздновать.

Так уж заведено испокон веку и никогда не изменится: завоеванный футбольный кубок переворачивает вверх дном весь город, победа на выборах – достаточный повод для ликования, поскольку доказывает, что из всех предвыборных лживых обещаний самая большая ложь нашла отзвук в сердце народа, а победы на полях сражений попадают в анналы истории, их объявляют ежегодными праздниками, и всем последующим поколениям с малых лет вдалбливается в голову, что это национальная слава. Вся наша жизнь состоит только из побед и поражений – лишь эта альтернатива определяет жизнь. Любая профессия, любая творческая деятельность, любая воля к жизни – не что иное, как борьба за победу. Каким бы жалким и голым ни рождался человек, уже первое его подсознательное нащупывание материнской груди – это вступление в борьбу, воля к победе. Необходимо выжить! День за днем, час за часом продолжать жить, несмотря на поток превратностей, самая большая из которых в том, что мы всегда стремимся к цели, которая с такой же скоростью удаляется от нас.

Боб Баррайс имел все основания отпраздновать свою победу – победу справедливости, как он во всеуслышание цинично объявил еще в зале суда. Он пожал руку доктору Дорлаху, этому гению риторики, и поискал глазами на скамье для свидетелей дядю Теодора Хаферкампа, но тот исчез сразу после краткого обоснования приговора. Почему-то не было и Марион, но Боб не придал этому значения. «Она ждет в коридоре, – подумал он. – Плачет, наверное. Чудесная девочка, как она помогла мне, и вообще чудесные люди вокруг».

Он был явно в покровительственном настроении, весь дышал довольством и ни разу не вспомнил о Ренате Петере, загадочная смерть которой так и осталась нераскрытой.

– Довольны? – спросил доктор Дорлах, когда зрители разошлись, суд давно удалился и в зале витала та напряженная атмосфера, которая всегда бывает там, где оказываются обманутыми чьи-то надежды. В этом случае все рассчитывали увидеть осужденного Баррайса, приговоренного к десяти—пятнадцати годам тюрьмы или даже пожизненно… И вот все были разочарованы и отчетливо шептались об этом: не правосудие сказало свое слово, а баррайсовские миллионы. Свидетели вдруг стали безмозглыми, а Теодор Хаферкамп проявлял явные признаки церебрального склероза с провалами памяти (свидетельство о нарушениях в кровоснабжении представил суду эксперт профессор доктор Нуссеман). Люди в замешательстве спрашивали себя, как большое предприятие с несколькими тысячами забывчивых рабочих и полудряхлым руководителем вообще еще выпускает продукцию. Это было из ряда чудес нашего времени.

Боб Баррайс, элегантный, с улыбкой на лице, которое вполне могло бы одержать победу на конкурсе красоты, забросил ногу на ногу и ждал, пока последние посетители покинут зал.

– Вы были в блестящей форме, доктор, – сказал он. – Мы должны отпраздновать этот день! И какое у вас могло быть беспокойство?

– Вы знаете, какую незаметную предварительную работу мы все проделали? Ваш дядя, ваш друг Гельмут, я?

– И Гельмут тоже? Смотрите-ка! – Улыбка Боба стала слегка кривой. – Большой идеалист. Выживает меня из фирмы, а сам тратит патроны, защищая меня. Его тоже уже засосала баррайсовская губка, которая поглощает все, что посягает на чистоту Баррайсов. Верный вассал дяди Теодора! Пригласим и его.

– Пригласим? Куда?

– Что за вопрос, доктор! Почти полтора столетия празднуют битву народов под Лейпцигом, а сегодня была настоящая битва народов для Баррайсов. Я провозглашу ее семейным праздником и начну праздновать прямо сегодня! Начнем в «Зеро-баре».

– Ваш дядя уехал назад во Вреденхаузен, а у меня встреча в Дуйсбурге…

– Сегодня? – Боб наморщил лоб. – Вечером?

– Деловые переговоры большого масштаба охотнее всего назначают на вечер. Вы бы знали это, если бы обращали больше внимания на деловую жизнь.

– Смотрите-ка, доктор-победитель бьет козырем. – Баррайс поднялся и поправил пиджак. – Теперь в качестве спецгонорара вы позволяете себе дерзости? Или это новая тактика, приказанная полководцем Теодором? «Смешать Боба с дерьмом! Процесс позади, теперь набрасывайтесь все на него и измочальте ему зад!» Со мной этот номер не пройдет, дорогой доктор. Так дело не пойдет! Я обойдусь без вашего сопровождения. Вы выкручивали руки правосудию, мы оба это знаем, и делали это за деньги. Вы ничуть не лучше сутенера.

– Как бы мне хотелось съездить вам по физиономии! – хрипло проговорил доктор Дорлах.

– Сделайте это! Только служитель еще не ушел. Вы сильнее меня, я знаю. Но я предупреждаю вас: я ударю ногой ниже пояса.

Они стояли близко друг к другу: Боб и человек, спасший его. На Дорлахе еще была его просторная черная адвокатская мантия с шелковым блестящим воротником.

– Вы в последний раз пользовались моими услугами, – часто дыша, сказал Дорлах.

– А вы мне и не нужны больше, сожитель параграфов. – Баррайс оттолкнул его, как смердящего нищего. – Чего вам еще надо? Вы всего добились – моего ухода из фирмы, отказа от наследства, моего изгнания, безупречного реноме Баррайсов, спасения чести семьи… Все произошло так, как было запланировано за столом генштаба Баррайсов. Одно вы только не учли: я хочу жить! И я буду жить. Без Баррайсов! Когда я получу свою первую ежемесячную выплату?

– Если хотите – завтра.

– Мою новую машину?

– Выберите себе любую, счет ко мне.

– Квартиру в Каннах?

– Поезжайте туда и представьте нам предварительную смету, которую мы будем проверять.

– Обосранный клочок туалетной бумаги пошлю я вам! – с наслаждением произнес Боб.

– Само собой разумеется, мы примем его к оплате, – столь же иронично ответил доктор Дорлах.

– Ах вы, скользкий негодяй! Слизняк проклятый! Как же я вас всех презираю! Никогда не видеть вас больше – это лучшее, что мог придумать дядя Теодор! Платите – и оставьте меня в покое!

– И у нас то же желание: возьмите деньги и не создавайте нам больше трудностей.

– Кроме одной. Одной, которая будет повторяться и лишит вас рассудка. Я буду делать детей! Наследников Баррайсов, как я уже объявлял! Я пожру Баррайсов через Баррайсов! Гуд ивнинг, сэр!

Боб коснулся пальцами волос и вышел из зала суда. Доктор Дорлах остался один, неприкаянный в своей черной струящейся мантии, с зажатыми под мышкой бумагами. Служащий суда, которому было пора закрывать двери и открывать окна для проветривания, с шумом убирал на председательском столе. Он звенел графином с водой и стаканом, явно призывая уйти.

Доктор Дорлах медленно направился к двери. «Через несколько минут начнется второй акт драмы, – подумал он. – Уже сейчас Боб Баррайс растерян. Но лучше сломить одногочеловека, чем поставить на карту работу, заработок и благосостояние нескольких тысяч рабочих. Кто хочет разрушать, пусть будет разрушен сам, даже если это Баррайс. Хотя это и отдает средневековьем, но по-прежнему остается лучшей формулой выживания. Ничто не сравнится с уничтожением противника. Полюбовная сделка таит в себе риск ненадежности. Процесс против законности выигран, теперь начинается второй: процесс разложения Боба Баррайса. Почти химическая реакция».

Он покинул зал суда и увидел Боба Баррайса одного, растерянно стоявшего в коридоре. Его первым поползновением было подбежать к доктору Дорлаху и спросить его о чем-то, но он сдержался, это было явственно видно, и отвернулся, когда Дорлах прошел мимо.

Марион не было.

Она не ждала в коридоре, не стояла на лестнице, ее не было и на улице. Боб носился туда и сюда, даже остановил и спросил служащего суда, но у них были другие проблемы, чем наблюдать за молодыми женами. Боб постоял еще четверть часа, потом осмотрел все туалеты и наконец ушел из суда с явными признаками смятения. Оставался еще один вариант, и мысль о нем действовала успокаивающе, почти оглушающе на его взвинченные нервы, охваченные паникой: «Марион поехала вперед. Она поставит шампанское в холодильник, разберет постель и примет меня, как победителя. Как золотой приз, вручит она мне свое тело, и это будет самая блаженная ночь в ее объятьях».

Поскольку все уехали – дядя Теодор на своей тяжелой машине, которая привезла его в суд, доктор Дорлах, Гельмут, Марион, Чокки (Боб видел его в последнем ряду для зрителей), он поймал такси и отправился во Вреденай.

Еще на улице, не выходя из машины, Боб увидел, что окна квартиры Марион не освещены. Он заплатил, поднялся на лифте, открыл квартиру и действительно нашел ее пустой.

В замешательстве он сел в кресло, потом снова вскочил, налил себе в маленьком баре огромную порцию виски и залпом выпил его.

«Этого не может быть, – думал он, не в состоянии ответить ни на один из надвигавшихся вопросов. – Где же Марион? Все это непостижимо». Вдруг его прошиб пот, он судорожно сжал пальцы, так что они хрустнули.

Несчастный случай. Она могла попасть в аварию! По пути домой, счастливая, что все так благополучно кончилось, она могла на секунду стать невнимательной. Только одной секунды было достаточно. Как тогда, в обледенелых Приморских Альпах, когда сгорел Лутц Адамс.

Боб Баррайс застучал зубами. Он схватился за телефон, нашел номер управления полиции, набрал коммутатор и потребовал центральную службу учета несчастных случаев.

Сотрудник выслушал его лепет и сказал потом спокойным голосом: «Марион Баррайс или женщина, соответствующая вашим описаниям, среди жертв несчастных случаев не числится».

Боб повесил трубку. Он сорвал скатерть со стола, вытер ею пот с лица и снова схватился за телефон. Ему стоило неимоверных усилий набрать этот номер, но страх за Марион был сильнее, чем, как корсет, сковавшая его гордость.

Вреденхаузен. Замок Баррайсов.

Изысканный голос слегка в нос произнес:

– Дом Баррайсов, пожалуйста. Дворецкий Джеймс.

– Говорит тоже Баррайс! – закричал Боб. – Джеймс, пожалуйста моего дядю!

– Господин Хаферкамп находится в Дуйсбурге. Доктора Дорлаха!

– Он там же.

«Значит, встреча – не ложь».

– Спасибо! – слабым голосом произнес Боб. – Хорошо, Джеймс. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, господин Баррайс.

Щелчок. Мертвая линия. Мертвая… Боб сжался и едва сдержался, чтобы не заскулить, как ударенный ногой щенок.

Он не знал, что в эту минуту во Вреденхаузене рядом с дворецким Джеймсом стоял Хаферкамп.

– Это у вас хорошо получилось, Джеймс, – похвалил он. – Вот вам сто марок.

Купюра перекочевала в руки Джеймса, за чем последовал глубокий корректный поклон:

– Покорно благодарю, господин Хаферкамп.

Покорность – вот что ввел во Вреденхаузене Хаферкамп. Покорность власти. Для него это был единственный осмысленный, полезный и богоугодный стиль жизни.

Боб Баррайс ждал глубоко за полночь. Потом он абсолютно бессмысленно и как бы в замедленной съемке начал крушить все в квартире. Не экспансивно, в приступе ярости бушующей натуры, а методично, беззвучно, почти призрачно – как будто разрушительное неистовство было обернуто в вату.

Он разбил рюмки и посуду, вспорол длинным кухонным ножом обивку кресел и дивана, разрезал матрас, по штуке вынимал постельное белье из шкафа и рвал его, разодрал все платья Марион, искромсал шубу – что-то жуткое было в этих беззвучных, медленных, разрушительных движениях, напоминавших действия фантома.

Потом подошла очередь мебели. Он выламывал ножку за ножкой у стульев и столов, и тут как бы пребывая в состоянии сомнамбулизма, только вздрагивая от треска и хруста, единственных издаваемых звуков; сорвал гардины с карнизов, картины со стен и провода из ламп. Когда остался гореть лишь торшер возле искромсанного дивана, когда его окружали только руины и выбившаяся, как внутренности из вспоротого живота, вата, он упал на колени, зарылся лицом в учиненный погром, воткнул длинный нож в ковер и заплакал, по-детски безудержно, заходясь от собственной боли.

Через час он продолжил свою разрушительную работу – точно так же беззвучно, как при замедленном показе, в ужасной немой извращенности.

Он вновь разрушал разрушенное: рылся во внутренностях кресел и дивана, матраса и мягких стульев, вытаскивал оттуда вату и поролоновые обрезки, разбрасывал их вокруг себя, погружал свои трясущиеся руки в мягкое нутро вспоротой мебели, создавая окончательный хаос.

Под утро он покинул квартиру, как убийца, расчленивший свою жертву, разбросавший отдельные части тела и измазавший кровью обои. Он знал один пивной погребок, который открывался в пять утра, чтобы рыночные рабочие могли подкрепиться супом из бычьих хвостов, бульоном и «львиными какашками», как там называли фрикадельки. Здесь Боб Баррайс сел в уголок, заказал себе пиво и заснул в полном изнеможении, оперевшись головой о стену.

Первый шаг в бездну был сделан. Он сидел в своем углу, как бездомный, как бродяга, как горький пьяница. Маленькая серая мышь, настолько бедная, что у нее даже нет норы, чтобы уползти в нее.

Этой ночью, когда Боб соскользнул, не заметив этого, на другие рельсы, которые рано или поздно должны были завести его в тупик, во Вреденхаузене решалась еще одна судьба.

Теодор Хаферкамп выписал чек на сто тысяч марок и придвинул его через мраморный стол в библиотеке Марион. Доктор Дорлах присутствовал как свидетель этой сделки.

Марион Цимбал, вновь испеченная Баррайс, отрицательно покачала головой.

– Я не хочу денег, – твердо сказала она. – Ваших денег, этих денег, а уж тем более денег за то, что произошло! Я не проститутка.

– Этого никто и не утверждает. – Хаферкамп закурил сигарету. Он не понимал, как можно не взять сто тысяч марок. – Я обещал вам эту сумму, если после процесса вы расстанетесь с Бобом и подадите на развод. Вы сделали и то и другое спонтанно, сразу после процесса… А теперь вы сбиваете меня с толку, не выполняя условия нашей деловой договоренности. Как я должен это понимать?

– Вы не смогли купить меня – вот что это значит. – Марион опустила голову. Все было так ужасно, но тем не менее верно: спонтанное решение в коридоре, поездка во Вреденхаузен на машине Хаферкампа (она чувствовала себя саботажницей, выполнившей свое дело), ужин в этих роскошных хоромах, чек на сто тысяч марок и вопрос, что сейчас делал Боб, оставленный один на один с загадками, которые ему одному не под силу решить. Все это было страшно, но вместе с тем неизбежно. – Я решилась на это добровольно.

– Эффект тот же самый. Рассматривайте чек как старт в новую жизнь.

– У меня есть моя профессия.

– Даже если вы всего несколько недель носили фамилию Баррайс, для меня невыносимо знать, что вы барменша. Откройте салон «бутик», это сейчас, пожалуй, самое популярное у молодых предпринимательниц. Доктор Дорлах проконсультирует вас, я подарю вам стартовый капитал.

– Они навсегда останутся тридцатью сребрениками Иуды. Нет! – Марион неожиданно вскочила, да так резко, что Хаферкамп вздрогнул. – Я могу сейчас уйти?

– Куда же? В такое время?

– Во Вреденхаузене наверняка есть отель.

– Это невозможно! В городе вас знают как жену Боба. И вдруг в отеле? Вы хотите спровоцировать новый скандал? Вы моя гостья, само собой разумеется.

– Я не хотела бы спать в этом доме, – твердо произнесла Марион. – Прикажите меня отвезти. Хотя бы в Дюссельдорф. Там меня никто не знает.

Хаферкамп повернулся к доктору Дорлаху:

– Сто тысяч марок она вышвыривает на помойку, не желает здесь спать… Вы это понимаете, доктор?

– Да, – коротко ответил Дорлах.

– Разумеется, вы это понимаете! Стереотипы человеческого поведения, граничащие с аномалиями, – ваш конек. Иначе разве вы так долго выдержали бы общение с Бобом? Марион, – Хаферкамп снова повернулся к ней, – почему вы по собственной воле ушли от Боба? Если уж вы презираете деньги, так будьте настолько честны, чтобы сказать мне правду. Неведение мучит меня. Почему?

– Я люблю Боба…

– И это в наше время причина, чтобы сокрушить своего супруга?! Мир становится все сложнее. Раньше любовь служила гарантией долгого, счастливого брака.

– Я люблю Боба… – повторила Марион. Потом голос ее стал глуше и завибрировал: – Но у меня больше нет ни сил, ни нервов изображать мертвую или ребенка…

Хаферкамп уставился на Марион так, будто у нее вдруг мясо начало отставать от костей. Он не понял ни слова.

– Вы что-нибудь понимаете, доктор? – снова спросил он. И вновь Дорлах ответил:

– Да.

– Да! Да! Да! Я что же, полный идиот? – Хаферкамп ударил кулаком по мраморному столу. – Что это значит – мертвую или ребенка?

– Я вам позже объясню, господин Хаферкамп.

– Позже! Я же не младенец, которому обещают смазанную медом пустышку! Что натворил Боб в своем браке? Выкладывайте!

– Я больше не могу! – тихо проговорила Марион. Она закрыла лицо руками и выбежала из комнаты. Хаферкамп вскочил и хотел догнать ее, но доктор Дорлах удержал его за рукав.

– Вы с ума сошли? – рявкнул тот. – Здесь все, что ли, помешались? Куда это она?

– Всего лишь в соседнюю комнату. – Доктор Дорлах отпустил Хаферкампа. – Я отвезу ее в Дюссельдорф. В «Парк-отеле» для меня всегда зарезервирован номер, там она сможет выспаться. – Он посмотрел на свои часы: – Я предполагаю, что скоро позвонит Боб. Мы в Дуйсбурге, господин Хаферкамп. Деловые переговоры.

– Дорлаховский план сражения! Обеспечивает мне два сильных фланга… даже эффективнее, чем Шлифен,8Немецкий генерал-фельдмаршал, теоретик молниеносной войны путем окружении противника (примеч. пер.).тому был нужен только сильный правый фланг. То есть все было заранее предопределено?

– Нет. Случай создал новые позиции. Нервный срыв госпожи Баррайс сыграл нам на руку.

– Не произносите имени Баррайс в связи с Марион Цимбал!

– Она носит его в соответствии с законом.

– Доктор, слово «закон» в ваших устах становится зловонным налетом на языке! Вы толкуете о законности?

– Да. Вся наша жизнь регулируется правовыми вопросами – все зависит лишь от того, как отвечать на эти вопросы.

– Афоризм Дорлаха! – Хаферкамп засмеялся почти миролюбиво, но потом вновь посерьезнел. – Почему у Марион был нервный срыв?

– Боб – отъявленный садист.

– Еще и это! Но она любит его.

– Она любит другого Боба Баррайса, того, который лишь изредка выходит на поверхность, почти не знакомый ему самому: одинокий, испорченный воспитанием, обманутый в детстве, изнеженный, растерянный, ищущий, вечно блуждающий, набитый комплексами, супербогатый нищий…

– Прекратите, доктор, а то я захлебнусь в слезах! – Хаферкамп злобно посмотрел на своего адвоката: – Все это ведь чушь – то, что вы там декламируете! Боб – подонок, и тут уж ничего не поделаешь!

– Ни один человек не рождается подонком.

– Но это было заложено в нем! – заорал Хаферкамп. – Теперь меня хотят сделать ответственным за это чудовище? – Он тяжело подошел к высоким застекленным дверям и устремил взгляд в парк. Наземные прожекторы освещали группы деревьев и кусты, выхватывая их из ночи, как сказочные существа во владениях Оберона, царя эльфов. – Отвезите жену Боба в Дюссельдорф, – сказал он мрачно. – Что произойдет потом?

– Завтра же подадим иск о разводе. Я говорил с директором Земельного суда Эмменбергом. Нам назначат ближайший срок.

– А если Боб не захочет? Наверняка он не захочет – хотя бы чтоб позлить нас.

– Ему придется! Мимо этогоискового заявления не пройдет ни один суд, и кроме того, заседание будет при закрытых дверях.

Хаферкамп медленно обернулся.

– Браво, доктор, – сдавленно произнес он. Глаза его сверкнули за очками. – Вы, право, внушаете страх! Когда вы намерены объявить недееспособным меня?

– Если понадобится, господин Хаферкамп… – доктор Дорлах улыбнулся во весь рот.

Хаферкамп покачал головой:

– Надо бы вас действительно убить и закопать. Ладно, поезжайте в Дюссельдорф! Прихватите с собой чек. Быть может, цифра сто тысяч все же загипнотизирует маленькую девочку, когда немного уляжется ее душевное смятение. Чек – лучшее лекарство, это единственная непреложная истина, которую я вынес из жизни. Все остальное зыбко. Отправляйтесь, доктор…

Спустя четверть часа БМВ Дорлаха выехал из ворот баррайсовской виллы. Хаферкамп провожал его взглядом и глубоко, с облегчением вздохнул, когда габаритные огни исчезли в темноте.

Все-таки он гордился собой. Всегда поднимается настроение, если чувствуешь себя победителем. Пусть даже скверным победителем…

Этой ночью во мраке вреденхаузенских лесов ехала еще одна машина. Правда, не в Дюссельдорф, а в глубь леса, по узким проселочным дорогам и просекам.

Гельмут Хансен подыскивал уединенное место. На заднем сиденье лежал, подпрыгивая на ухабах, мертвый Эрнст Адамс, на шее которого все еще были завязаны подтяжки. Хансен только отцепил его от окна, положил на кровать и дождался полной темноты.

Это были странные два часа. Каждый человек испытывает в обществе покойника необъяснимую трепетную робость и глубокий страх. Не перед безжизненным телом, самым безобидным на земле, а страх перед собственной смертью, в лицо которой ты заглянул и которую можешь примерить к себе. У Гельмута Хансена были иные мысли. Он ощущал отнюдь не холодную близость неотвратимого, к которому мы приближаемся с каждым часом нашей жизни, а лишь слепую ярость перед той логичностью, с которой умер старый Адамс.

Нет справедливости на этой земле, не стоит и жить на ней. Похоже, это была последняя мысль старика, когда он услышал по радио оглашение приговора. Им овладела полная безнадежность: не пробиться ему через эти колючие заросли лжи и продажности, чтобы отомстить за своего бедного сгоревшего сына. Он капитулировал перед Баррайсами. Для них это было привычным делом, а для старого Адамса означало собственный смертный приговор. Слабый должен уйти. В природе все точно так же: птенец, выпавший из гнезда, погибает.

Поэтому гордый старик решил уйти из жизни.

Это вызвало у Хансена ярость и самые фантастические планы мести. Хотя Теодор Хаферкамп и назначил его своим преемником, он не был лакеем Баррайсов. В нем было здоровое начало, он вышел из народа, столетиями привыкшего гнуть спину перед капиталом и ничего так не желавшего, как прихода мессии, защитника их прав. Вреденхаузен был образчиком такой жизни: благосостояние для всех, работа для всех, довольство каждого и уверенность в будущем, но все это ценой преданного собачьего взгляда вверх, потери дара речи, когда нужно говорить правду, слепоты, когда тебя используют в своих целях. Все, что творил во Вреденхаузене Хаферкамп, шло как бы от Бога. Кто верил в это, жил в ладу с собой и окружающим миром. Он продавал свои мозги, как проститутка, и, как сутенер, брал деньги, разрешая насиловать свою гордость.

В эту ночь Гельмут Хансен хотел быть не мессией, а всего лишь простым, заурядным мстителем. Он сидел возле мертвого Адамса, время от времени поглядывая на него и поддерживая свою ярость, наконец дождался, когда темнота ночи стала настолько непроницаемой, что можно было безопасно выехать в лес. Тогда он перекинул покойника через плечо, тот, высушенный горем, был не тяжелее ребенка, и отнес его в машину. Потом погасил везде свет, предварительно уничтожив все следы человеческого жилья в подвале, сел за руль и еще раз оглянулся. Бледное, заострившееся лицо старика слабо мерцало, как будто светилось изнутри.

– Мы сделаем иначе, – сказал вслух Гельмут Хансен, обращаясь к Адамсу. – Подожди еще пару минут.

Он снова вышел, спустился в подвал и по внутренней лестнице поднялся в дом Тео Хаферкампа. Он здесь хорошо ориентировался, из передней прошел налево, в кабинет, и снял чехол с пишущей машинки. Потом включил маленькую настольную лампу, не потрудившись даже задвинуть шторы. Дворецкий Джеймс нес сейчас службу на вилле Баррайсов – там покупали Марион Цимбал. Дядя Тео сказал Хансену накануне заседания суда в Эссене: «Купить барменшу за сто тысяч марок – не проблема. Даже если она поломается, они ведь привыкли, что им в декольте засовывают купюры. Бог ты мой, а тут сразу сто тысяч марок! Чего ей еще надо?! Строго говоря, Роберт этого вовсе не стоит». И это была единственная фраза, под которой Хансен мог бы подписаться. Он вставил лист бумаги и начал печатать.

«Моя смерть.

Кто бы вы ни были, вы вынули это письмо из кармана моей куртки, а я висел на дереве – не слишком красивое, но необходимое зрелище.

Необходимое потому, что я вишу на этом дереве ради правды. Я не могу жить в таком лживом и продажном мире, как наш. Там, где правосудие сначала фильтруется через денежное сито, а люди лижут ту задницу, которая их обделывает. Я, Эрнст Адамс, пытался поднять свой голос – он был задавлен, меня преследовали и хотели поймать купленные ищейки. Теперь говорит моя смерть, и это ее хорошая сторона: на смерть нельзя влиять, ее нельзя купить, преследовать, запретить, объявить недееспособной, запереть, объявить сумасшедшей, выставить на посмешище… Смерть сильнее! Это единственное, чему вынужден покориться даже Баррайс, поэтому хорошо, что я вешаюсь. Мое оружие – моя смерть!

Роберт Баррайс бросил гореть в машине моего единственного сына Лутца. Это он вел машину, сумел выскочить из нее и пожертвовал моим Лутцем, поскольку тот знал правду: обман на ралли, сокращение гоночной дистанции.

Роберт Баррайс убил также свою няню Ренату Петерс. Он гнал ее на смерть, как в Чикаго гонят скот на бойню. В страхе перед ним, после истязаний, она повисла на эстакаде над автобаном, пока он не наступил ей на пальцы и не столкнул ее. Это знают Теодор Хаферкамп, доктор Дорлах, Гельмут Хансен, прежде всего сам Роберт… и я! А теперь знаете и вы, нашедший мое письмо. Позаботьтесь о том, чтобы все узнали правду. Смерть, которой вы сейчас смотрите в лицо, просит вас об этом. Помните, она придет и к вам…

Ваш Эрнст Адамс».

Хансен сложил письмо и надел чехол на машинку. Он был доволен. То, что он включил свое имя в список посвященных, было естественно. Это был акт его честности, чего бы это ни стоило. Этим он платил по счету – за свою вину быть частью этой клики и всю жизнь работать на нее.

Сунув письмо в нагрудный карман старого Адамса, Хансен понял, что покойник написал бы точно так же, если бы у него нашлись еще сила и вера в людей. И того и другого ему не хватило – силы достало лишь, чтобы набросить подтяжки на шею и решетку окна.

В пустынном месте, но все же достаточно близко от лесничьей тропы, чтобы тело Адамса быстро обнаружили, Хансен остановился, поднес старика к стройному буку и привязал свободный конец подтяжек к крепкой ветке. Потом он отпустил Адамса… труп повернулся несколько раз вокруг оси, остановился и принялся разматывать закрученные подтяжки в противоположную сторону. Бесшумная карусель на ветру вечности…

Хансен удержал тело, пока оно не повисло спокойно, как подобает мертвому. Потом он бросил долгий взгляд на Эрнста Адамса, чтобы запечатлеть его образ в своей душе, сохранить его как обязательство начать жить по другим законам. Уходя, он понял, что в качестве нового наследника баррайсовских предприятий после смерти Хаферкампа никогда не сможет осуществлять власть капитала.

Гельмут Хансен вернулся в замок Баррайсов как раз после отъезда доктора Дорлаха. Хаферкамп сидел в библиотеке, попивал свой «Лафит Ротшильд» – для него был тихий маленький праздник – и был в прекрасном настроении.

– Мне недоставало тебя, мой мальчик, – воскликнул он, когда вошел Хансен. – Где тебя носило? Большие события произошли за это время.

«Возможно, – подумал Хансен и опустился напротив Хаферкампа в глубокое английское кожаное кресло. – Но последствия скажутся лишь завтра».

– Я как раз из Эссена, – сказал он. – Боб исчез.

Он сказал это наугад. Зная характер Боба, он понимал, что, брошенный Марион, тот проведет ночь где-нибудь в баре или борделе. Утром, если он появится во Вреденхаузене, он будет, как всегда, ослепительно красив, однако внутренне растоптан, искалечен, хотя и не почувствует еще этого полностью. А что будет, когда найдут письмо в кармане Адамса и передадут в полицию?

Охота на Боба Баррайса началась. Со всех сторон приближались охотники и ждали выстрела. Загонщики и гончие собаки кричали и выли. Как долго выдержит это Боб?

Хансен отогнал слабое сочувствие. «Он этого не заслуживает. Но разве все мы не несем вины? Мы все смотрели, как он морально разлагался, и никто не пришел ему на помощь, мы всего лишь прикрывали цветами выступавшую на поверхность гниль. Вместо того чтобы вырезать раковую опухоль, мы ее затушевывали. Мы предоставили больного своей болезни. Одно было важно – проклятая гордая фраза: Баррайс так не поступает!»

Он налил себе красного вина и хмуро посмотрел на рубиновую жидкость.

– Завтра он явится и будет вилять хвостом, – с удовлетворением проговорил Хаферкамп. – Он готов, Гельмут. Он заберет деньги и уедет в Канны. Он выберет себе новую машину, самую скоростную, какие существуют на рынке, я оплачу ее. И тогда я вновь уверую в Бога и буду молить его, чтобы Роберт сломал себе шею. Он первый и единственный Баррайс, который может принести пользу только своей смертью.

Хаферкамп не задавал больше вопросов. Гельмут Хансен никогда не лгал ему, только на него одного он мог положиться. Это вселяло спокойствие. Маленькими глотками он пил восхитительное вино, наслаждался ночной тишиной и поэтому подскочил от неожиданности, когда зазвонил телефон. Дворецкий Джеймс, заранее проинструктированный, появился в библиотеке.

Это был звонок Боба, и впервые в его взбудораженном голосе звучала тревога за другого человека.

Доктор Дорлах не позволял себе ни минуты покоя. Для него было личной, уже почти эротической радостью довести до полной гибели разрушение Боба.

Из Дюссельдорфа, где он оставил в «Парк-отеле» Марион, потерявшую самообладание в машине и душераздирающе зарыдавшую, он сразу поехал в Эссен. Чек на сто тысяч марок он положил на ночной столик. Ему было ясно, что она разорвет его, и перед уходом он опять попытался внушить ей, какое благословенное дело – деньги.

– Баррайсы не заметят утраты этих ста тысяч, – сказал он, когда Марион, не обращая внимания на чек, продолжала сидеть на краю постели, выпотрошенная, с потухшим взглядом. – Вам, как законной супруге, причитается полновесная компенсация, так как я подам иск о недействительности брака. Поскольку я сам, как адвокат Баррайсов, не могу взять ваш случай, это сделает ради меня мой хороший друг и коллега. Я не буду заявлять никаких протестов и признаю ваши притязания на возмещение убытков. При обнаружении и доказательстве извращений в таких чудовищных размерах на ранней стадии брака его легко объявить недействительным. Так что рассматривайте этот чек как задаток причитающейся вам компенсации.

– Я не хочу денег от Баррайсов, – монотонно произнесла Марион. – Я ничего больше не хочу. Лучше всего сейчас было бы умереть.

– Третья жертва! Марион, соберитесь! В двадцать три года, с солидным банковским счетом жизнь только начинается! Вы даже не подозреваете, какой прекрасной она бывает! Мир без Боба, который откроется перед вами…

– Я люблю Боба… вот в чем дело…

Какой жалкий вопль! Доктор Дорлах втянул нижнюю губу сквозь зубы. Сложность женской души выходит за рамки всякого разума. Вот еще один пугающий пример. То, что никогда не поймет мужчина, для женщины само собой разумеется: любовь к такому чудовищу, как Боб! И кто в этом разберется?

– Я не понимаю этого, – честно признался доктор Дорлах. – Объясните мне, за что вы любите Боба.

– Он несчастный человек.

– И тем не менее вы боитесь его.

– Поскольку я недостаточно сильная для него.

– Никогда не появится человек, который сможет выносить Боба. Все будут разбиваться об него, кто-то раньше, кто-то позже. Боб создан для того, чтобы разрушать свое окружение, хочет он того или нет.

– Разве это не страшно?

– Кто может это изменить? Ни вы, ни я… никто. В этой жуткой игре судьбы все мы всего лишь статисты или жертвы. Марион, избавляйтесь от комплекса вины, что вы якобы пожертвовали Бобом. Вы просто выскочили в последний момент из гроба, который был уже готов для вас. Это был импульс самосохранения. Возьмите деньги, уезжайте куда-нибудь, откройте «бутик» (идея господина Хаферкампа прекрасна), может, в Мюнхене или Гамбурге, лишь бы подальше от Эссена, от всех воспоминаний! А теперь поспите. Я позвоню вам завтра в середине дня.

В Эссен доктор Дорлах прибыл через час после безмолвного разрушения Бобом квартиры Марион и отправился на Хольтенкампеиср-штрассе, 17. Сначала он позвонил в дверь, потом нажал на ручку, она подалась, ключ торчал изнутри, и доктором завладело странное чувство. Он остановился в прихожей и крикнул – Боб! Это я, Дорлах. Не пугайтесь. В Дуйсбурге все закончилось быстрее, чем мы ожидали.

Тишина. Дорлах отворил дверь, и перед ним предстала картина тотального разрушения. Он разглядывал выпотрошенную до основания обивку дивана и стульев, сломанную мебель, искромсанные платья, разодранные в клочья занавески, содранные со стен лампы, и мороз прошел у него по коже. Здесь не безумный срывал зло, а потенциальный убийца с чудовищной тщательностью разрушал свой мир.

Умышленное убийство мертвых предметов на почве полового извращения.

Доктор Дорлах почти бежал из квартиры, замкнул ее ключом Боба и прихватил его с собой. Потом он вернулся к себе домой во Вреденхаузен и бросился прямо в одежде на кровать. Для него после зрелища этой уничтоженной, убитой квартиры ситуация в корне изменилась. Он не смог бы объяснить причины, но на него вдруг напал страх.

Страх перед грядущим днем.

Если Боб Баррайс вновь объявится во Вреденхаузене, это будет другой человек.

Человек… или уже дикий зверь в обличье ангела?

Одно было ясно: разрушение Боба Баррайса пойдет быстрее, чем планировалось. Не подозревая об этом, они затронули его единственное уязвимое место: впервые в жизни он искренне любил! Хотя и здесь со всеми дьявольскими эскападами своего загадочного характера, но действительно любил! Когда у него отняли эту любовь, он впервые пережил трагедию, которую до этого постоянно преподносил другим. И оказалось, что герой-исполин Боб Баррайс был сломлен первым же ударом по его душе. Утрата Марион Цимбал стала незаживающей раной, грозившей быстро обескровить его.

Доктор Дорлах испуганно вскочил. Предаваясь своим мыслям и своему страху, он заснул, и теперь пронзительный звонок телефона на ночном столике разбудил его. Часы показывали половину шестого.

С ощущением, как будто хватается за лед, он снял трубку.

Дюссельдорф. «Парк-отель». И, прежде чем ночной дежурный приступил к объяснениям, доктор Дорлах уже знал, что водоворот завертелся, затягивая все вокруг.

В четыре часа утра Марион Баррайс ушла из отеля. Ночному портье она отдала записку, которую тот по глупости отложил в сторону, поскольку прибыла группа итальянцев. И только после регистрации и раздачи ключей портье занялся запиской.

– Это для вас! – сказала, уходя, молодая дама.

Это был имеющий силу чек на сто тысяч марок.

В больших отелях ко многому привычны, не так-то просто вывести персонал из равновесия. Там, где останавливаются восточные владыки, вообще перестают удивляться. Но сто тысяч марок на чай еще никому не давали.

Пока в отеле обсуждали, что бы это значило, появилась полиция. Из Рейна вытащили девушку. Она прыгнула с моста в воду, сломала себе при ударе позвоночник и сразу умерла. В кармане платья у нее нашли карточку «Парк-отеля».

– Спасибо… – тихо сказал Дорлах. – Я сейчас приеду и сразу обращусь в криминальную полицию. Первый комиссариат, я знаю. И пожалуйста, полное молчание, господа. Как-никак это супруга господина Баррайса-младшего. Да, ужасно, воистину. У меня тоже в голове не укладывается. Сейчас приеду…

Он вскочил, сунул голову под кран, пустил холодную струю на свой затылок и тем не менее не избавился от свинцовой тяжести, которая давила на него. Он отказался от бритья – впервые можно было видеть доктора Дорлаха, неизменный образец скромной элегантности, со щетиной на лице, потом он долго колебался, нужно ли поставить в известность Хаферкампа, подавил в себе это желание и был уже на выходе, когда вновь зазвонил телефон.

Это был Боб Баррайс.

– Доктор, – произнес усталый голос, – доктор, я заклинаю нас, помогите мне! Пожалуйста, помогите мне! Вы единственный человек, который у меня остался.

Дорлаха бросило в жар. После предыдущего ледяного озноба его опять прошиб пот.

– Где вы, Боб? – хрипло спросил он.

– В Эссене. В «Толстом Отто» у рынка. Приезжайте, я умоляю пас, приезжайте!

– Что вы там делаете, в «Толстом Отто»?

– А куда мне деваться? – Дорлах втянул голову в плечи и весь сжался. – Ведь у меня теперь ничего нет – ни родного города, ни дома, ни жены, ни денег, ни друзей, ничего. – Он плакал, по-настоящему, громко и не стесняясь, всхлипывал и в отчаянии бился головой об стенку телефонной будки. Дорлах услышал глухие удары в трубке. – Помогите мне, доктор! Пожалуйста, пожалуйста… Вы единственный, кто у меня есть. Мир так пуст… так пуст… На коленях молю вас: заберите меня отсюда! Найдите мою жену, отвезите меня к моей жене… Доктор!

Крик, пронизавший Дорлаха до костей.

– Я приеду… – сказал он и сделал глотательное движение, чтобы выдавить хоть звук из пересохшей глотки. – Боб, оставайтесь там, я заберу вас. Ждите меня. Я… я отвезу вас к жене…

– Вы знаете, где она? – вскрикнул радостно Боб.

Дорлах быстро повесил трубку. Он прислонился к стене и вырвал телефонный шнур из розетки. Еще одного звонка Боба он бы не вынес.

«Я отвезу его к жене, – подумал он, и безотчетный страх передначавшимся днем подкрался к нему. – Он увидит ее в морге судебно-медицинского института Дюссельдорфа. В цинковом гробу. Замороженной. Как он вынесет это зрелище?»



12

Поездка в Дюссельдорф прошла почти молча. Боб Баррайс сидел нахохлившись на своем сиденье – небритый, с ввалившимися глазами, растрепанными волосами, жалкая тень той элегантности, которая создала ему славу мужчины, сошедшего со страниц модного журнала. Когда доктор Дорлах заехал за ним в пивную «Толстый Отто» напротив рынка, Боб сидел у стойки перед целой батареей стаканов. Рыночные грузчики, в основном крепкие парни сурового нрава, играючи поднимавшие многопудовые мешки и таскавшие ящики, как будто это наполненные бумажными обрезками коробки, сидели обособленно от Боба с другой стороны стойки за несколькими отдраенными до блеска столами. Они пили свою рюмку пшеничной водки и кружку пльзенского пива и исподтишка наблюдали за явно измученным чужаком. Никто не заговаривал с Бобом, люди чувствовали, что в пивную случайно затесался необычный гость, которому лучше не становиться поперек дороги.

Лишь когда они оказались на скоростной дороге, ведущей к Рейну, Боб посмотрел на доктора Дорлаха.

– Дюссельдорф? – спросил он. – Марион в Дюссельдорфе? Почему это?

Дорлах молчал. Лишь вблизи судебно-медицинского института он притормозил у обочины. Боб огляделся. Он ничего не понимал.

– Здесь?

– Нет. Прежде чем мы завернем за угол, я должен вам кое-что сказать. – Доктор Дорлах медлил.

– Ну говорите, наконец! – проговорил Боб и полез за сигаретой. Его карманы были пусты, он извлек лишь смятую пачку. Доктор Дорлах дал ему сигарету и не мешал Бобу сделать первые жадные затяжки. Потом он сказал:

– Ваша жена лежит здесь, в доме за углом…

– Лежит? – Боб вздрогнул. – Она больна? Ранена? За углом – больница?

– Нет! – Дорлах превозмог себя. От этого не уйти. Говорить обиняками не имело смысла, надо называть вещи своими именами. – Это морг…

– Морг… – Сигарета выпала из пальцев Боба. Он неожиданно сложил руки, это был такой непривычный для Боба жест отчаяния, что Дорлах отвернулся. – Доктор, я убью вас… я задушу вас на месте… доктор, это неправда… это… неправда… доктор, Господи, о Господи… Марион! – Он выкрикнул ее имя и попытался выскочить из машины, но Дорлах удержал его за полу пиджака.

– Можете задушить меня, Боб… но в этом нет моей вины. Да, она умерла. Сегодня утром…

– Несчастный случай?

– Нет, она бросилась в Рейн…

Боб Баррайс опустил голову. Он обхватил ее обеими руками и сдавил. «Был бы он посильнее, сейчас бы хрустнули кости, – подумал Дорлах. – Но у этого человека больше нет сил… Это задрапированная в английский костюм развалина. То, что не осилили годы призывов и увещеваний, сделала любовь к маленькой нежной женщине: на вершине счастья, как он его понимал, ему подрубили крылья». Рядом с Дорлахом находилась сейчас всего лишь оболочка. Может, его даже нужно было вынести и перетащить в здание полицейского морга?

– Я… я могу ее увидеть?

Голос из другого мира, далекий, слабый, раздавленный. Дорлах кивнул:

– Если у вас найдутся силы.

– Это моя жена, доктор. – Боб Баррайс открыл дверь. Дорлах сразу последовал за ним, но ему не пришлось поддерживать Боба. На негнущихся ногах, как заведенный, напоминающий шагающую куклу, Боб завернул вместе с ним за угол. Не проронив ни слова, с автоматизмом, от которого веяло холодом, он прошел через все формальности: предъявление паспорта, регистрация, телефонный звонок во внутреннее помещение морга. Они спустились на лифте в ледяное царство вечного безмолвия и оказались в выложенном белым кафелем, прозаическом, похожем на скотобойню помещении. Служащий в белом халате исчез за изолированной дверью, потом послышался скрип роликов и появилась передвижная тележка, на которой стоял цинковый гроб, накрытый белой простыней. Доктор Дорлах не раз присутствовал при таких опознаниях и всегда задавался вопросом, почему нельзя было смазать ролики, почему смерть уже издалека возвещала о себе таким отвратительным скрипом. И сейчас этот звук резанул его, и доктор мог легко себе вообразить, как он, подобно пламени, пожирал сердце Боба.

Служащий бросил быстрый взгляд на Дорлаха: начинать? Дорлах молча кивнул в ответ. Простыня была отодвинута у изголовья, и показалось узкое, бледное, замерзшее лицо, овеянное таким очарованием, которое не всегда было заметно при жизни, даже во сне. Покой исходил от этой человеческой оболочки, такое вечное счастье, что, несмотря на ее близость, она уже не была частью этого мира.

Боб Баррайс медленно подошел к цинковому гробу. Он низко склонился над Марион и пристально смотрел на нее. Служащий хотел что-то сказать, но Дорлах молча отмахнулся. Ему было любопытно, как будет реагировать Боб в следующие минуты. Раньше смерть всегда возбуждала его, теперь она ворвалась в его собственный мир и отняла у него кусок этого мира. Боб Баррайс оставался в склоненной позе несколько минут. Он был холодным и опустошенным, и не было ни одного чувства, способного заполнить этот ужасный вакуум. Зуд в его жилах, неодолимое упоение, которое вызывали в нем боль или смерть других людей, сумасбродная похоть, как угар овладевавшая им, когда кому-то грозила смерть, и он изо всех сил боролся с ней, секс ужаса, как он сам назвал это в порыве самоанализа, психический коитус разрушения, безумный восторг в ту секунду, когда другой прощался с жизнью, – все это умерло, как девичье тело перед ним. Он склонился над Марион, и его лицо оказалось так близко от ее губ, как будто он хотел поцеловать их (чего испугался служащий и попытался предотвратить это знаками Дорлаху). Боб чувствовал себя человеком, который балансирует между беспамятством и бодрствованием, парит в состоянии невесомости, все слышит, видит и воспринимает, но сам уже не способен ни на какую реакцию.

– Это она? – наконец спросил служащий, видя, что Боб все еще не двигается.

– Конечно, это она! – вздрогнув, ответил доктор Дорлах.

– Не вы, а супруг должен это подтвердить.

– Я знаю. Я делаю это за него.

– Это не положено. Мне нужен его личный ответ.

– Вы р