Строгий режим

Виталий Демочка



– Они же все на строгом режиме уже сидели, как они к нам на зону попали?

– Ну мало ли… Отсрочку может заменили… Ну так чё, будем им качать?

– Не, я пас. Ты же знаешь этих строгачей, перевернут все так, что мы еще и крайними останемся.

В. Дёмочка «Первая ходка»
* * *

Строгий режим

«Встать. Суд идёт», – опять прозвучала команда в её ушах, и она открыла глаза. «Нет, это всё-таки не сон», – с сожалением констатировала Ольга, глядя на возвращающихся из совещательной комнаты судей и народных, как ей сказали, заседателей.

«Встань, встань, Оля», – послышался сбоку шёпот любимого Юрки, вместе с которым её судили сегодня. Она повернулась к нему и увидела мать, которая была в зале и подавала ей сигнал рукой, чтобы она поднялась. Она глубоко вздохнула и встала с этой скамьи, которую называли скамьёй подсудимых. За один только день, проведённый в этом здании городского суда, она узнала так много всяких разных слов, которых раньше никогда не слышала и значения которых без адвоката не поняла бы. Оказывается, её жених Юрка, которого на следствии называли соучастником, теперь стал подельником. По крайней мере, так говорил адвокат, объясняя ей, как вести себя и что говорить на суде.

У Юрки был свой адвокат, который тоже что-то долго объяснял ему перед началом процесса. Его родители не пожалели денег и наняли для своёго единственного сына самого лучшего в этом городе адвоката. Но все связи родителей и адвокатов уже вряд ли помогут несостоявшимся молодожёнам в сфабрикованном против них деле, это они оба поняли ещё в ходе судебного процесса. Видимо, кому-то из сильных мира сего нужно было, чтобы они сидели в тюрьме. Следствие нарочно вводило их в заблуждение, давая понять что ничего серьёзного нет, поскольку они оба находились под подпиской и могли грамотно обеспечить себе защиту. Расслабленное поведение следователей сделало своё дело. Молодые, думая, что всё выяснится и их оправдают, как им и обещали, вели себя беспечно и даже подали заявление в ЗАГС, надеясь после суда сыграть свадьбу. Но когда на суде всё посыпалось на них и свидетели, которых ни она, ни Юрка, ни разу в жизни не видели, стали в один голос говорить на них, адвокаты сразу сникли. А появившиеся во время перерыва перед приговором милиционеры могли означать только одно: кого-то будут уводить.

Увидев конвой, адвокат Ольги сразу подошёл к её родителям, в глазах которых стояли слёзы после посыпавшихся на их дочь обвинений. Он попытался немного ободрить их, но сам уже понимал, что кому-то нужно было всё свалить на его подзащитную и вряд ли здесь дадут хотя бы условно, не говоря уже об оправдании.

Юркины родители держались. Может они надеясь на всесильность своих денег, может адвокат заверил их в успехе, но слёз в их глазах не было видно, хотя и они тоже выглядели беспокойно. Отец Юрия был коммерсантом и, как водится в этой среде, выкаблучивался перед конкурентами и даже друзьями по бизнесу, что хоть сына и просто подставили и на суде наверняка оправдают, он всё равно нанял самого лучшего и дорогого адвоката. Его друзья, которые тоже выпендривались друг перед другом у кого круче машина, дом или что-то ещё, восприняли это как должное. Они ведь тоже, живя в Приморье и имея под боком прекрасные японские машины, уже начинали заказывать себе издалека, не имея рядом западного сервиса, «немцев» или «американцев», чтобы хоть чем-то отличаться от других, хотя бы на уровне небольшого города. Поэтому для себя все друзья Юркиного отца решили, что если, не дай бог, попадут в беду, то адвокатов будут нанимать уже круче, из Москвы или ещё откуда.

Судья начал зачитывать приговор. Ольга стояла, боясь даже пошевелиться, чтобы вытереть слёзы. Она всё ещё не могла поверить в происходящее и теперь уже со страхом вспоминала тот злополучный день, когда они пошли с Юрой в ресторан.

Собственно, по ресторанам они ходили часто. Имея таких родителей и уже начиная потихоньку втягиваться в бизнес отца, Юрка ездил на дорогой машине и частенько водил Ольгу по ресторанам. А в тот раз они были на дне рождения их общего друга, через которого когда-то и познакомились. Всё было как обычно, веселились до поздней ночи. Но когда уже разъезжались по домам и они с Юркой садились в машину, их скрутили неожиданно откуда-то взявшиеся сотрудники милиции и увезли в отдел. Друзья их тоже тогда ничего не поняли и провожали их недоумёнными взглядами. Кое-кто, будучи изрядно навеселе, пытался даже заступиться и отбить их у ментов, но всё произошло очень быстро.

В отделе их стали допрашивать, куда они ездили этой ночью и что делали. Ольга удивлённо смотрела на дежурного следователя и отвечала, что они с вечера сидят в ресторане и никуда не отлучались. Лишь только на вопрос, как они собирались ехать домой, если водитель был в нетрезвом состоянии, она промолчала. Юрий, как и его отец, уже верил в силу денег и не боялся быть пойманным.

Но когда при них стали осматривать машину и обнаружили спереди повреждения, она немало удивилась.

В ресторан они приехали на целом авто, а сейчас хорошо было видно, что на машине не просто ездили, а ещё и врезались куда-то. И, судя по незначительным повреждениям, скорее всего это сбили человека. Атак как менты вели себя очень грубо и дерзко, сбили насмерть. Но кто? Юрка просидел весь вечер с ней и никуда сам не отлучался. Разве что вдвоём они уединялись на какое-то время в туалете. Но сам-то он без неё никуда точно не ездил, и ключи от машины лежали у него в кармане. Когда вышли из ресторана, он же открывал машину сам.

Она ничего не понимала, и Юрка сам выглядел озабоченным. К тому же его ещё и помяли немного, когда брали и везли в отдел. Но когда утром дежурный следователь передал дело другому, тот успокоил их обоих и сказал, что во всём разберутся. Он взял с них подписку о невыезде и обязательство являться по вызовам, потом спокойно попрощался и отпустил домой.

Долго они тогда вдвоём голову ломали, протрезвев, кто мог ездить на их машине. Пришли только к такому заключёнию, что это кто-то у ресторана споткнулся и очень сильно упал на их машину. Другого ничего не получалось. Не мог же кто-то из друзей втихаря вытащить ключи у Юры из кармана и поехать прокатиться по городу?! Все были из приличных, и даже более чем, семей.

А когда на следствии им сказали, что органы обязаны довести это дело до суда, где их обязательно оправдают, они успокоились совсем.

И вот теперь выходило, что они отъехали от ресторана ночью и на улице Ленина, недалеко от здания ГОВД, сбили человека. И не просто сбили, а тяжело раненого добили ударом уже разбитой головой об асфальт, и добивала его именно она, как следовало из показания свидетелей. Раньше, когда на следствии проводились эти опознания, следователь говорил ей и Юрке, что это наверняка ошибка и суд во всём разберётся. А сейчас выходило, что они оба были изобличены и только усугубляли своё положение, отрицая свою вину на следствии и суде.

Судья сейчас как раз читал тот момент, где они якобы выбежали из машины к только что сбитому ими пешеходу, который к тому же оказался сыном крупного городского чиновника. Подтащив окровавленное тело с разбитой головой к машине, они вдруг не стали его сажать в салон, а просто взяли и добили пришедшего в сознание пешехода. И добивала его, как оказалось, именно она. А потом они бросили безжизненное тело и скрылись с места преступления.

У Ольги закружилась голова. Как такое может быть?! Ведь не может же быть, чтоб вот так вот свалили всё на невиновного человека и осудили?! С детства была воспитана на правде, и у неё в голове не укладывалось, как может быть такая несправедливость?

Обе матери, теперь уже и Юркина, плакали. Со слезами смотрели на неё подруги Вика и Катя, которых до этого вызвали только как свидетелей показать, что они с Юрием отлучались, как и все, из-за стола, чтобы побыть друг с другом наедине. Теперь они зашли на приговор как зрители и стояли, плача, с её родителями. Она смотрела на них непонимающим и, кажется, даже невидящим взглядом.

– …суд постановил: признать виновным… – донеслось до неё сквозь бурю разных мыслей и теперь уже всё смешалось у неё в голове. Беспристрастные лица судьи и остальных служителей закона резко контрастировали с плачущими лицами друзей и родственников. Двое вполне благополучных людей становились на их глазах опасными преступниками, пытавшимися уйти своими отказами от ответственности. Самое ужасное было то, что после показаний всех свидетелей и приводимых доказательств каждый из родителей и друзей в глубине души понимал, что ведь они действительно могли выехать из ресторана, прокатиться и случайно сбить человека. Вот только про удар раненого человека головой об асфальт совсем не верилось, даже если такое могло произойти со страха. И только сама Ольга и Юра знали, что они вообще никуда не ездили. И как могла их машина, с их номерами, там оказаться и сбить человека, и кто это там добивал пешехода, было для них теперь вопросом жизни.

Не дослушав приговор до конца, Юрий опустился на скамью. Пять лет… За что? Он обхватил голову руками и только стоящий рядом конвойный, тронув его за руку, показал подняться. Когда Ольге объявили тоже пять лет она не слышала, но по плачущей уже навзрыд матери поняла: её посадили.

– …Приговор может быть обжалован… – заканчивал свою речь судья и теперь уже у Ольги подкосились ноги, и она почти рухнула на эту скамью. Но тут же её подняли конвоиры и, надев обоим наручники, быстро вывели из зала мимо тянущих к ним руки плачущих матерей и кричащих друзей.

Ольга шла молча. Если не считать залитого слезами лица, она была как зомби. Ничего не понимая и ничего не слыша вокруг, она смотрела только на любимого Юрку, которого вели впереди. Она всё ещё не до конца осознавала, что мечты о счастливой семейной жизни с ним так и останутся мечтами. Находящиеся в коридоре люди, у которых тоже судили в других залах друзей и родственников, провожали заплаканную девушку сочувствующим взглядом. Многие из них видели, что на суд её с тюрьмы не привозили. Как и её подельник, она пришла из дому.

Конвоиры провели их через какую-то дверь и находящийся там милиционер услужливо распахнул перед ней решетчатую дверь клетки.

– Добро пожаловать, – весело проговорил он, предлагая ей жестом пройти. Потом он закрыл за ней дверь и подмигнул своему напарнику. – Сегодня точно международный женский день, одни тёлки.

– Да-а, – весело протянул тот, провожая Ольгу похотливым взглядом. – Хорошо, что Альбины Игоревны нет, сами будем обыскивать.

– Ха-ха, – хохотнул первый конвоир и открыл дверь соседней клетки для Юрия.

Только сейчас, оказавшись за решёткой, Ольга начала осознавать действительность. Она не слышала ни издевательского тона конвойных, ни их слов. Но находящиеся вместе с ней женщины шёпотом успокаивали её.

– Не бойся, они тебя не будут шмонать и лапать.

Ольга непонимающе посмотрела на них и уставилась на Юрку. Мужчин вместе с ним в клетке было только двое, тогда как с ней сидело, а вернее, стояло шесть или семь женщин разного возраста. Она ещё не обращала внимания на такое необычное соотношение мужчин и женщин за решёткой, хотя сознание уже возвращалось к ней. Она смотрела в глаза своёго любимого, который что-то тараторил про то, что они подадут жалобу и тогда всё разрешится. Он и сам был ещё в шоке, но успокаивал в этот момент скорее не себя, а Ольгу, которую очень любил.

– Всё будет хорошо, Оля. Отец мне крикнул, что подаст тоже жалобу, и нам с тобой надо написать. Всё будет хорошо, там во всём разберутся.

Ольга смотрела на него, с трудом разбирая его слова, и перед её глазами вдруг встала картинка из прошлой, теперь уже, жизни. Когда-то она смотрела на зверей в зоопарке, они там находились в точно таких же клетках, в какой она видит сейчас своёго любимого и в какой она находится, значит, и сама. В голове сразу стало мутно и ноги у неё подкосились.

* * *

Очнулась Ольга, когда уже подъехал воронок. Она лежала на полу на подстеленной одной из заключённых женщин куртке. Из Юркиной клетки уже выводили последнего мужчину, и милиционер подошёл к двери, чтобы выводить женщин.

– Вставай давай! Хули развалилась тут?! – пнула её ногой одна из заключённых.

– Ну не трогай её, пожалуйста, – как-то неуверенно заступилась та, что постелила ей свою куртку. – Видишь, у неё обморок.

Ольга уже всё слышала и понимала. Слышала она и то, что помогающая ей женщина боится ту, которая её пнула. И понимала она, что попала в ту самую страшную сказку, которой пугают подростков, в которой есть настоящие волки и волчицы, которые могут тебя съесть. Ей стало очень страшно.

– Да глаза вон у неё открыты, чё ты чешешь!? – опять рявкнула строгая заключённая, протискивая к выходу свой мешок. – Ну-ка, подскочила быстро! Хахаля твоего теперь нет, на руках носить никто не будет.

В этот момент конвойный открыл дверь их клетки и скомандовал:

– Давай выходи по одной.

Женщины стали осторожно переступать через ноги Ольги, которые лежали поперёк выхода. Она стала подниматься.

– Давай, давай, выскакивай. Я последняя выхожу, – скомандовала в свою очередь из клетки её обидчица.

– Что-то пока пацан её тут был, ты не трогала её, Коса, – с иронией сказал ей конвойный, который уже знал не первый раз ездившую на суд арестантку.

– Да чё мне её хахаль? – воспалилась та. – Он ей здесь уже не поможет. Ну-ка, иди, – пхнула она к двери Ольгу и встала у выхода со своим мешком.

Конвоир выпустил Ольгу и показал рукой, куда идти. Несмотря на свою похотливость, он не стал хлопать её по заднице рукой, как обычно это делал с молодыми заключёнными. Что-то человеческое шевельнулось в нём, и он понял состояние девушки, которую прямо со свободы забрали и посадили в клетку к прожжённым зечкам, к тем самым матёрым волчицам.

* * *

Юра уже сидел в автозаке в одной из двух, разделённых железной стенкой длинных клеток без света, и смотрел, как одна за другой проходят, согнувшись, женщины во вторую. Он сидел у самой двери, верх которой был решетчатый и всё видел, что происходит на улице.

Когда Ольга потеряла сознание он не находил себе места и всё жалобно звал её, но так и не дозвался. И вот сейчас он с замиранием сердца ждал, что её вынесут на руках. Но когда Ольга, пошатываясь, вышла сама и забралась по лестнице в воронок, у него отлегло, и он даже обрадовался.

– Оля! Олька, всё нормально будет! Держись! – подбадривал он её, прильнув лицом к решётке и жадно смотря на любимую.

Следом за ней прошла с тяжёлым вещмешком грозного вида девушка лет тридцати, которая окинула его надменным взглядом, прежде чем войти в свою клетку.

– Девятая! Всё! – послышался крик из здания, и зашла ещё одна хрупкая женщина с распущенными волосами.

– Девятая! – повторил конвоир у дверей клеток и, захлопнув за ней дверь, уселся на лавку перед ними. Второй, захлопнув входную дверь, уселся рядом с ними, и машина тронулась с места.

– Оля! Оля, ты как? – взволнованно спросил Юрий через решётку.

Ольга молчала, ещё не придя в себя. За неё ответила сидящая у самой двери, чтобы строить глазки конвою, та самая заключённая по прозвищу Коса.

– Всё, фраер. Просрал ты свою Олю, – с издёвкой произнесла она. – Теперь вон, симпатичные мальчики из конвоя её трахать будут вместо тебя. Правда, ребят?

Конвоиры улыбнулись ей в ответ и посмотрели на Юрия. Коса не давала им скучать, когда они её сопровождали.

Её голос хоть и звучал с иронией, но был таким грубым, что Юра даже не понял, что это была шутка. Он молящим взглядом уставился на ментов и, вцепившись в решётку пальцами, стал просить.

– Не трогайте её, пожалуйста. Слышите? Это моя невеста.

– Всё, забудь про свою невесту. Её помимо этих мальчиков ещё все дубаки на тюрьме перетрахают, как Зою Космодемьянскую.

Конвой явно забавляла эта сцена, и они решили даже подыграть своей любимой «актрисе», которая внесла приятное разнообразие в их скудные трудовые будни. Один из них вставил ключ-ручку в дверь, за которой находилась Ольга, и спросил у напарника:

– Ну чё, ты будешь?

Тот сделал вид, что раздумывает. А Коса, обрадовавшись игривому настроению конвоя, уступила место у двери Ольге и стала пихать её к выходу.

– Иди, иди, невеста. Сейчас женихи с тобой поиграют, как следует.

От страха Ольга сжалась и заплакала.

– Не-ет! Не надо! – заорал Юра, изо всех сил дергая решётку, и из глаз его полились слёзы отчаяния и бессилия.

– Ха-ха-ха-ха, – захлёбывалась от радости Коса.

В этот момент кто-то сзади тронул Юрия за плечо и сказал вполголоса:

– Не бзди, парень. Они угарают просто.

Юра обернулся на говорившего и тут же повернулся к ментам, надеясь увидеть шутливые улыбки на их лицах. Но те все же услышали, что ему кто-то подсказал, и решили доиграть до конца.

– Да не, чё-то не хочу. Башка болит, – сказал тот, который якобы раздумывал над предложением напарника. – А ты чё не хочешь?

– Так я же с Косой натрахался уже с утра. Ну смотри, как хочешь, – сказал второй конвоир и вытащил ручку обратно.

Юрий недоверчиво посмотрел на мужчину, который подсказал ему о хохме. Он даже не знал, верить ему или нет. Здесь, в этом мире, о котором он слышал столько разных страшных историй, по его представлению всего можно было ожидать.

Тем временем автозак подъехал к воротам тюрьмы и слышно было, как снаружи началось какое-то движение. Кто-то выскочил из кабины на улицу, захлопали какие-то двери. Коса по-прежнему кокетничала с ментами, сидящими на лавке напротив дверей клеток. Она уже оставила Ольгу в покое и переключила всё своё внимание на ментов.

– Ну что, мои хорошие? Наверное не увидимся уже больше в ближайшей пятилетке, на зону уже вояки повезут.

– Да, Косулюшка, – в тон ей с грустью сказал ближайший к ней молодой милиционер и сделал движение, как будто смахивает слезу. – Жаль расставаться с тобой, жаль.

– Нам будет тебя не хватать, – подыгрывал второй конвоир и все втроём весело рассмеялись.

– Но ничё, вот выйду, мы ещё встретимся. Правда? – наивно спросила Коса, полагая, что этой встрече парни будут рады.

Внешние ворота тюрьмы открылись и воронок въехал внутрь. Вокруг машины слышно было много голосов и лай собак. Раньше Ольга и Юрий видели тюрьму только снаружи, изредка проезжая возле её мрачной стены. Теперь же им предстояло увидеть её изнутри и пройти через все её испытания. Лязгнул замок входной двери, кто-то открыл её снаружи, и один из ментов отпрыгнул на улицу. Второй встал у дверей клеток и вставил ручку в дверь, где были женщины.

– Давай сразу в семёрку! – послышался командный голос откуда-то снаружи. – Открывай!

Конвоир открыл дверь женской клетки и скомандовал:

– Пошли! Первая!

– Ну, вот и всё. Вот я и дома. Пока мальчики, – лепетала Коса, неся свой мешок впереди себя.

– Давай, – хлопнул её по заду конвоир. – Вторая!

Когда Ольга вышла, Юра опять крепко вцепился в решётку и бессильно застонал. Он видел её состояние, но сделать ничего не мог.

– Оля, Олечка-а.

Она оглянулась на выходе и взглянула на него мокрыми от слёз глазами. Видно было, что она не прощается с ним, а просто ещё не пришла в себя и мало что понимает. Спрыгнув на мокрый после утреннего дождя асфальт она прищурилась от уже вышедшего из-за облаков яркого весеннего солнца и растерянно озиралась вокруг.

Вот она, тюрьма.

Вокруг нависали грозного вида здания с железными, похожими на жалюзи, решётками на стенах. Реснички у этих железных занавесок были расположены таким образом, что заключённых за ними не было видно. Но арестанты находили в них щели и видели всё. Некоторые из них даже кричали от удовольствия при виде красивой девушки.

– Иди к нам, красавица! – неслось с одной стороны.

– Давай лучше к нам, мы тебя приласкаем! – кричали с другой.

– А-а-а-а! – тоже кто-то выражал свои эмоции с третьей.

– Вперёд, не задерживайся! – вывел её из оцепенения грозный окрик кого-то из стоящих вокруг людей в военной форме, и она направилась к указанной двери.

Крики вокруг не прекращались. Не видящие месяцами и годами женщин заключённые тюрьмы радовались приятному зрелищу. Стоящие вокруг и тоже смотрящие на неё военные и лай собак ещё больше воздействовали на её и без того ужасное состояние.

Все собирались в одну кучу в одном из зданий СИЗО. Когда ожидали уже последних женщин, офицер, который стоял рядом с ними, удивлённо произнёс:

– Ну и ну. Восьмое марта уже месяц как прошло вроде. Женский день сегодня, что ли, в нашей бане?

Но кроме неунывающей Косы на его шутку никто не ответил.

– Давай к нам, командир, заодно и помоешься, – весело хохотнула она.

Потом он повёл всех по узкому мрачному коридору в конец корпуса, где другой офицер уже распахнул для них массивную дверь. А когда они все зашли туда, эта тяжёлая, обитая с обеих сторон толстым железом дверь с грохотом захлопнулась и слышно было как лязгнул, запирая их, огромный засов.

* * *

Когда стали выводить мужчин, Юра вышел первым и прошёл в корпус. Он очень удивился, увидев, как помимо тех двух человек, которые сидели с ним в клетке в суде, к ним присоединилось ещё шесть заключённых. В темноте клетки воронка он даже и не видел, что внутри уже кто-то был. Почти все были со спортивными сумками или вещмешками, а у него в руках было пусто и ему казалось, что именно поэтому на него так косятся двое из тех заключённых, кого он в суде не видел. Вид у них был такой, что он сразу вспомнил все виденные им про тюрьму или зону фильмы.

«Какие там были цивильные, белозубые бандиты, по сравнению с этими рожами», – думал он, совсем забыв, что в кино бандитов изображали актёры, а теперь он попал в настоящую, не киношную жизнь.

Когда к ним присоединился последний арестант и все собрались в коридоре корпуса, один из офицеров повёл их в какую-то комнату, если её можно было так назвать.

– А чё, всех на шмон что ли? Мы же с суда трое! – попробовал воспротивиться один из тех, кто сидел с Юрием в клетке суда.

– Давай, давай, не базарь, расчехляйся, – оборвал его грубым голосом офицер и спросил у кого-то из подчинённых: – Где там Женя?

– Ну п…здец, – выругался вполголоса тот, который не хотел идти на обыск, – щас придёт, дьявол. Этот может и в жопу палец засунуть.

– Кто? – удивленно спросил Юрий, раздеваясь вместе со всеми.

– Щас увидишь кто. Женя Шмон щас придёт.

Одновременно с этими словами в помещёние зашёл невысокого роста светловолосый офицер лет пятидесяти. Когда-то, обыскивая подозрительного заключённого в нетрезвом состоянии, этот служака засунул тому арестанту палец в анальное отверстие, чтобы проверить, нет ли там торпеды с деньгами или ещё с чем-то запретным. Повторялось ли это неоднократно – неизвестно, не каждый же будет рассказывать, что ему в попу пальцем ткнули. Но того одного раза, когда это произошло на глазах у всего этапа, было достаточно, чтобы об этом офицере, ответственным за обыски заключённых и камер, слагали легенды.

Этот Женя Шмон цепким взглядом оглядел всех и выборочно полапал своими руками одежду некоторых арестантов уже после того, как её осмотрел сержант.

– Нагинайся. Булки раздвинь, – спокойно и привычно командовал он. – Одевайся.

Заключённые по очереди подходили к нему голыми и, нагнувшись, раздвигали руками свои ягодицы. АЖеня, полуприсев, вглядывался в анус каждого с расстояния вытянутой руки. Палец он никому не засунул, но когда дошла очередь до Юрия и Шмон позади него немного задержал свой пристальный взгляд на его анусе, Юра весь сжался в ожидании того, что вот сейчас-то этот дьявол и пустит свой знаменитый палец в ход, а точнее, в проход.

Но офицер не стал этого делать и Юра облегченно выдохнул, когда последовала команда одеваться. То ли от пережитого волнения, то ли ещё от чего, у него заурчало в животе и нестерпимо захотелось в туалет. Он сказал об этом тому заключённому, с которым уже хоть немного пообщался.

– Терпи, чё делать, – ответил тот равнодушно, складывая свои развороченные вещи обратно в сумку. – Щас в отстойник отведут, там сходишь.

– Куда? – переспросил Юрий, думая, что отстойником тот называл туалет.

– В этапку, – пояснил его «товарищ по несчастью» более популярно, поняв, что в тюрьме человек впервые.

Но Юрий всё равно не знал и этого слова и, чтобы не показаться полным профаном, он кивнул головой, как будто он понял и, сжав мышцы ягодиц, стал терпеливо ждать. Рядом складывал вещи второй сосед по судебной клетке. Он был очень крепкого телосложения и казался просто огромным.

– Первый раз здесь? – спросил этот здоровяк, и в ответ на кивок Юры предложил: – Держись рядом со мной, не пропадёшь. Меня Олег зовут.

– Меня Юра, – кивнув головой ответил он, обрадовавшись поддержке.

Когда все оделись и вышли обратно в коридор, тот офицер с грубым голосом, которого сосед по клетке назвал ДПНСИ, скомандовал с иронией в голосе:

– Та-ак! Красные, зелёные, голубые выходи!

Заключённые, уже привыкшие к юмору тюремного офицера, заулыбались. А Юрий ничего не понял и остался стоять в недоумении, не зная, что делать. А когда из их строя вышло двое человек со своими вещами, он уже хотел спросить у Олега, что это всё означает, но его оборвал грубый голос ДПНСИ.

– Этих – в восьмёрку! – скомандовал он одному из своих помощников и, когда вышедших двоих куда-то повели, повернулся к оставшимся. – За мной.

Их повели длинными тюремными коридорами в другой корпус, это было понятно по одному узкому переходу, по бокам которого не было дверей тюремных камер. Все шли молча, но расслабленно, видно было, что этот маршрут для них привычен. Юрия тоже окружающая обстановка не напрягала, как бы она не была мрачна. Пока он беспокоился только об Ольге и совсем не думал о себе, к тому же сильно хотел в туалет и думал о том, что скорее бы прийти в этот отстойник или как его там «сосед» назвал.

Наконец их подвели к двери, на которой крупными цифрами было написано 74, и какой-то прапорщик, ожидающий их возле камеры, отворил для них эту дверь.

* * *

Как только девушки и женщины оказались в своём отстойнике одни, Коса сразу подошла к Ольге.

– Ну что, лапочка? Попала? – тон её был насмешливый, но наглый вид и бегающий по Ольгиной одежде взгляд не предвещал ничего хорошего.

На Ольге был дорогой деловой костюм, подаренный накануне Юркой в день её рождения. На суде хотелось выглядеть прилично и она надела его. Глаза Косы ясно выражали её заинтересованность этим костюмом, так же как и плащём, который Ольга, как назло, одела сегодня, несмотря на уже установившееся тепло. Не ускользнули от её взгляда и модные сапожки Ольги, тоже подаренные Юркой на прошедший женский день.

Даже невооружённым глазом видно было, что вся эта одежда будет мала Косе, выглядевшей крупнее Ольги. Также видно было и то, что наглая заключённая очень переживает по этому поводу и усиленно думает, что бы предпринять. Упускать такие шмотки ей явно не хотелось, но и напялить это всё на себя она не смогла бы. Даже её рот, не умолкающий до этого ни на минуту, сейчас не изрекал никаких выражений.

Наконец, решившись довольствоваться хотя бы плащом, который тоже стоил немало и его можно было бы выгодно обменять на что-нибудь, она с сожалением произнесла.

– Да-а, повезло кому-то, в чью хату попадёшь. Дайка плащ твой посмотрю, – она протянула руку, одновременно доставая из кармана пачку сигарет.

Голос Косы звучал так грубо и уверенно, что Ольга безропотно подчинилась и стала снимать плащ. Вид этой агрессивной арестантки, спокойно прикуривающей сигарету и даже не смотрящей на саму Ольгу, не оставлял у девушки сил и мужества сопротивляться. Но не успела она ещё раздеться, как дверь открылась и на пороге появились женщины в военной форме.

– Вещи к осмотру приготовили, – скомандовала та, что была с офицерскими погонами.

Коса, не спуская глаз с плаща, который Ольга сняла и отдала одной из досмотрщиц, стала распаковывать свой мешок, который ей передали в суде через конвой.

– Больше вещёй нет? – спросила Ольгу после осмотра плаща военная. – Раздевайся.

После обыска всех арестанток офицер взяла у своей помощницы, держащей стопку каких-то папок, листок бумаги и зачитала список фамилий.

– Кого назвала, пошли. С вещами, – скомандовала она и встала в дверях.

Все стали собираться, кроме Ольги и ещё одной женщины. Коса, поглядывая на стоящую в проходе досмотрщицу, сверлила взглядом Ольгу и находящийся в её руках плащ. Но присутствие людей в военной форме всё же остановило её и, бросив на Ольгу последний печальный взгляд, она вышла из помещёния последней вслед за остальными заключёнными.

– Куда их? – спросила Ольга у единственной оставшейся сокамерницы, когда дверь опять закрылась.

– По хатам, они-то уже прописаны все. А мы с тобой ночевать будем здесь, в отстойнике, – отвечала сокамерница, расстилая на нарах свою джинсовую куртку. – Меня Лера зовут. Тебя как?

– Ольга, – коротко ответила она, и тут же спросила про Юрку. – А парней куда отведут?

– Он у тебя красный? – спросила Лера.

– Нет, – ответила сначала Ольга, поняв вопрос сокамерницы буквально.

– Ну если не красный и не петух, то на новом корпусе в отстойнике щас будет после шмона. А если б красный был, то вот здесь за стенкой бы сидел, – хлопнула Лера по стене у себя за головой.

Как раз в это время послышался лязг стальных засовов соседней камеры и топот ног в коридоре.

– Вон как раз с нашего этапа закрывают, – пояснила происходящее Лера.

Ольга, услышав, что любимый мог бы быть за стенкой, сразу встрепенулась и оживилась. Её шоковое состояние уже начало проходить, и она постепенно стала воспринимать реальность. Ещё и сознание возможной близости с Юрием заставили её сердце биться чаще.

– Слушай, а что такое красный или петух? – спросила Ольга, в надежде, что хоть какое-то из этих определений относится к Юрке. – А то я не поняла сначала, может он у меня и относится к кому-нибудь.

– Петух – это пидор, – объяснила Лера. – Это-то знаешь что такое?

Ольга кивнула.

– Ну вот, – продолжала сокамерница, – а красный – это вязаный по зоне, – сказала она и, видя, что Ольга не понимает значение и этих слов, предложила: – Да ты спроси у них сама, чё ты. Туда ещё стукачи ломятся и те, кто на следствии сдавал, бывает. Может в натуре туда кинули.

– А как спросить? – подскочила Ольга, молясь, чтобы Юрка оказался кем-нибудь из названных Л ер ой непонятных слов.

– Да по параше вон, – кивнула сокамерница на то место, которое Ольга считала туалетом. И видя её округлившиеся глаза, взяла её за руку и подвела к этому месту. Вытащив за верёвочку целлофановый кляп, который закрывал сливное отверстие, она крикнула туда, наклонившись немного. – Восьмёрка!

Ольга смотрела на неё удивлёнными глазами. Но когда из отверстия раздался отчётливый, но исходивший как из глубокого колодца мужской голос, она кинулась к сливному отверстию и крикнула туда, нагнувшись слишком сильно:

– Юра, Юра у вас там?

– Да не кричи, и не лезь ты в парашу, он нормально слышит, – одёрнула её Лера. – Я кричала, потому что звала.

– Какой Юра? – раздалось из «параши».

– Юру щас к вам не закидывали? – спросила уже сама Лера, боясь, что Ольга опять нырнёт в это отверстие.

– Нет, не закидывали, – послышался ответ, и Ольга сразу потускнела. Она присела на корточки у стены прямо возле этого туалета и закрыла глаза.

– Не сиди никогда возле параши, – тут же подняла её Лера, – иди вон плащ свой постели и ляж. Скажи спасибо дубачке, а то бы сейчас нечего стелить было бы. Коса бы тебя разлатала.

– Дубачке? – переспросила Ольга, опять не поняв сокамерницу и та, пользуясь своим положением бывалой арестантки, начала ей всё объяснять.

* * *

Когда Юрий заходил в камеру, которую по дороге кто-то назвал этапкой, а кто-то почему-то транзиткой или отстойником, на него были устремлены множество взглядов находившихся там людей. У большей части из них вид был ненамного лучше, чем у тех двоих неприятных парней, что оглядывали его в коридоре. От пристального взгляда десятков таких глаз он даже поёжился. Успокаивало только то, что рассматривали не его одного, а всех вошедших вместе с ним людей.

– О-о-па, бля, какие люди в Голливуде! – раздался радостный возглас откуда-то из глубины отстойника, как только дверь за ними закрылась. Это кто-то узнал среди прибывших своих знакомых и вышел приветствовать тех двоих парней, оглядывающих Юрия перед обыском. – Колёк, Воха – поздоровался он с обоими, называя их по именам при дружеском объятии.

Они ушли в глубь камеры. Остальные вошедшие тоже стали расходиться, выискивая себе место, чтобы устроиться со своими вещами и ища глазами знакомых. А Юрка остался стоять на пороге, не зная, что делать. Олег куда-то сразу исчез в толпе.

Не увидев никого из своих знакомых, остальные обитатели отстойника сразу отвернулись и продолжили заниматься своими делами. Кто в карты играл или перебирал свои вещи, кто кипятил воду в кружке маленьким кипятильником. Но кое-кто остался сидеть и смотреть на стоящего в дверях Юрия, и он чувствовал себя под этими взглядами очень неуютно. А когда он, вспомнив, что сильно хочет в туалет, стал оглядываться и увидел, что на этом самом туалете в углу камеры, отделённым от остального помещёния только невысоким бортом, один заключённый нагинает на этот борт другого и пристраивается сзади своим огромным членом, ему впервые стало страшно.

До этого момента он переживал только за Ольгу, и о себе как-то совсем не думал. А теперь, попав в это страшное место, он забоялся уже за себя и сразу забыл про любимую. Обстановка вокруг была зловещёй. Ужасные грязные стены и полы уже вызывали у него, привыкшего к удобствам и комфорту, отвращение. А тут ещё и несколько из тех неприятных рож, коими была битком набита эта камера или, как её называли, этапка, рассматривали его кто в открытую, а кто исподлобья. Да ещё и никто из находящихся здесь заключённых даже не обращал внимания на худого длинного арестанта, спокойно трахающего на «параше» своёго сокамерника и которого, видимо, открывание двери для завода этапа только оторвало от этого занятия. Казалось, что такая картина здесь была вполне нормальной, и от этого становилось ещё страшнее.

Юра искал глазами своёго соседа по судебной клетке, чтобы не стоять так одному, но не видел его среди множества заключённых. Вместо Олега из суетящейся массы к нему вышел тот самый неприятный тип, который разглядывал его в коридоре и которого один из заключённых назвал при встрече Воха. Он подошёл к нему и, дружески положив руку на плечо, произнес:

– Чё стоишь как не родной? Давай к нам.

– Мне в туалет надо, – еле выговорил от напряжения Юра. Он стоял уже плотно сжав мышцы ягодиц и боялся двинуться с места. В животе опять заурчало.

– Разрядиться что ли? – спросил Воха, и в голосе его почувствовалась заинтересованность.

Юра кивнул головой, подумав, что на тюремном жаргоне посещёние туалета называется так. Воха сразу повернулся к туалету.

– Лапша, давай завязывай, освобождай парашу, – обратился он дружеским тоном к увлечённому сексом долговязому.

– Ща-ща, погоди, Box, – отвечал тот, пыхтя, – дай кончить. Не каждый день петушков закидывают к порядочным. Здорово, кстати.

– Щас, он быстро, – сказал Воха Юрию, – пойдём пока устроишься.

– Я здесь подожду, – выговорил Юра.

Воха бросил взгляд на Лапшу, который увеличил темп своих фрикций, и повернулся обратно к Юрию.

– Ну ладно. Разрядишься, подойдёшь. Мы вон там расположились, на нижнем ярусе, – он указал рукой и направился туда сам, рассматривая по пути остальных заключённых, занимающихся своими делами.

Юра посмотрел на того парня, которого насиловал Лапша. Он не был уверен в том, что это именно насилие, потому что тот не сопротивлялся. Но и любовной сценой этого нельзя было назвать. Хоть загнутый парень и молчал, но лицо его искажала гримаса боли. Вероятно, огромный член Лапши доставлял ему массу неприятностей. Юра слышал раньше, что в тюрьме для этих целей существуют специальные люди. Но слышал так же и то, что здесь и насилуют, избивают, калечат и даже убивают, и от этого становилось жутко.

Наконец Лапша дернулся и затих, тяжело и прерывисто дыша. Он сказал что-то своёму загнутому партнёру, но из-за гомона Юра не услышал слов, вытащил из него свой член и, открыв находящийся здесь же кран с водой, стал его мыть.

С трудом дождавшись, пока они слезут с параши, Юра сразу заскочил туда и облегчённо расслабился, даже не стесняясь издаваемых при этом звуков.

– На бумагу, зажги, – протянул ему пару сложенных в несколько раз листов и коробок спичек какой-то дедушка с руками в наколках.

Юра увидел у себя под ногой пепел от горелой бумаги и понял, что её жгут здесь для того, чтобы не воняло. Обрадовавшись своей сообразительности, он зажёг бумагу и стал думать, как здесь смывают за собой, чтобы не спрашивать хотя бы об этом. Догадался быстро. Оказалось, что не всё здесь так сложно.

– Семь четыре! – раздался голос откуда-то сверху и звучал он как из трубы.

– Говори, – кто-то на верхнем ярусе поднялся на ноги и Юрий, уже умывающий руки после туалета, заметил в потолке над говорившим небольшую, с кулак, дырку.

– Чё, откуда этап? – раздался голос из этой дыры.

– С ИБС, – ответил тот, что был на ногах.

– С КПЗ, – послышался голос из отверстия, но слышно было, что он просто повторил ответ своим сокамерникам сверху. Слышно было даже, что они ему тоже что-то сказали, только слов было не разобрать. Но говоривший сверху человек продублировал их вопрос чётко в дырку. – Из людей есть кто?

– Да, Воха и… – ответил стоящий на ногах заключённый и посмотрел вниз, в ожидании прозвища другого.

– Колёк Худой! – крикнули ему с нижнего яруса, куда уходил Воха.

– Воха и Колёк Худой, – повторил говоривший в дыру.

Юрка стоял в недоумении, приоткрыв даже рот. Вместе с ним зашли ещё столько человек, а назвали только двоих. «Остальные что, не люди что ли?» – думал он и вдруг услышал знакомый голос.

– Олег Плетнёв! – здоровяк Олег как раз вылазил из темноты нижнего яруса и Юрий, увидев его, сразу обрадовался и подошёл к нему.

– Воха, Колёк Худой и… Олег Плетнёв, – повторил в дырку ещё раз говоривший. Видно было, что перед произнесением последнего имени он нерешительно остановился, внимательно рассматривая Олега. Но встретившись с его уверенным взглядом всё же назвал его и сразу спустился вниз к Вохе и остальным, кто его окружал.

Они стали что-то обсуждать, поглядывая на Олега, но тот был к ним спиной и не видел этого. Он спокойно смотрел на Юрия и говорил.

– Не бойся, всё нормально будет. Пойдём, я место там нашёл.

– Подожди, – тронул его за плечо Юра, когда тот уже нагнулся, чтобы пройти на нижний ярус сваренных из толстого железа спальных мест, похожих на огромные стеллажи для инструмента. – Почему спросили, кто из людей есть? Здесь что, не все люди?

Ответить Олег не успел, к нему подошли вылезшие со своих мест Воха с тем парнем, который его встречал.

– Это с нами человек. Куда ты его тянешь? – обратился он к Олегу, смотря на него снизу вверх, но уверенно.

– Как он может быть с вами, если он со мной? – ответил Олег в тон задаваемого ему вопроса.

Тут к ним присоединился Лапша и, встав со стороны Вохи, спросил с хитрым видом:

– Что-то я не слышал о тебе ничё. Ты с каких будешь? Где сидел?

– Я не сидел нигде ещё, вот щас сижу. Местный я, – жёстко ответил Олег.

Он был выше даже длинного Лапши, и на всех смотрел свысока. При этом его голос выражал такую уверенность в себе, что Юра подумал о необычайной силе этого человека и его возможных связях в этом преступном мире, если он не сидев ни разу ведёт себя так жёстко.

– Из спортсменов что ли? – спросил Воха уже без прежней уверенности, глядя на его округлые мышцы. – Кто у тебя круг общения?

– Да ты всё равно не знаешь. Паша Ларион с Серым… Слышал про таких? – спросил Олег.

– Слышал, что ж не слышал… Паша же покойник вроде… – неуверенно сказал Воха.

– Да, там брат его рулит, Сергей. Прямо из централа рулит, там всё нормально.

– А тебя что сюда занесло? – спросил Воха.

– Деляна тут была, – пояснил Олег всё тем же грубым голосом.

Юра подумал, что если Олег и не сидел нигде, то общался с таким контингентом уже не раз, потому что хорошо понимает их и они понимают его. Сам же Юра с трудом разбирал, о чём идёт речь.

– Понятно, – сказал Воха и, перейдя уже на совсем дружелюбный тон, продолжил: – Ну, это, сам же знаешь… Уделить надо… на общее ну и… как посчитаете нужным…

Воха и остальные перевели взгляд на Юрия.

– А нечего уделять, у нас нет ничё, – ответил за него Олег.

– Как нет? Он же разряжался сейчас на параше… – недоумённо произнёс Воха. Видя, что Олег его в наглую обманывает, он опять заговорил жестко: – Я не понял? – посмотрел он на Юру.

– Ты чё, разряжался сейчас? – удивлённо спросил Олег, укоризненно посмотрев на Юрия.

– Ну-у… да… – также удивленно ответил Юрий.

– Ну? – опять спросил Олег.

– Что ну? – не понял Юрий и удивленно посмотрел на Олега.

– Уделить не хочешь? – вместо Олега серьёзно спросил Воха.

Юра перевёл свой удивлённый взгляд на него. Значение слова «уделить» было понятно и без объяснений, но Юрий никак не мог понять, чем именно нужно поделиться, если «разряжался» он на «параше» веществом никому не нужным, да к тому же неделимым по причине его сжиженного состояния.

– Что уделить? – всё также недоумённо спросил он.

– Внимание уделить, – Воха начал раздражаться непонятливостью парня.

– Ну, ты разряжался чем? Где торпеда? Удели внимание людям, если что было, – объяснил Лапша, поняв, что парень в первый раз в тюрьме и ещё многих правил не знает.

Юра аж рот открыл от удивления и оглянулся на парашу, где уже сидел другой заключённый. Конечно, можно было предположить, что то, что выходит из человека, называется здесь торпедой. По форме немного похоже, правда, не в сегодняшнем случае, когда из него лилось. Но он никак не мог поверить, что эти люди всерьёз хотят, чтобы он с ними поделился этим. И не мог понять, зачем им это нужно. Ему уже начало казаться, что над ним просто решили посмеяться, как на флоте разыгрывают новичков. Он опустил голову, не зная, что сказать.

– Так, – сказал Олег раздражённым голосом и протянул руку Юрию ладонью вверх. – Если сам не можешь распорядиться, давай сюда. Я сам уделю, сколько надо, тебе тоже останется. Где торпеда?

Юра опять поднял голову и округлил глаза. Потом кивнул на «парашу» и, заикаясь, произнёс:

– Т-там… смыл…

Все молча смотрели на него и он ждал, что сейчас его будут заставлять лезть туда и доставать, но парни и сами растерялись и казалось даже, что они просто опешили.

Положение спас Лапша, догадавшийся об истинном положении дел. Он засмеялся во весь голос и как раз вовремя, потому что здоровяк Олег уже тоже разозлился на Юрия, думая, что он и ему пудрит мозги.

– Да он же пряник, – сквозь смех говорил Лапша, – не понял просто, что такое разряжаться.

– В натуре что ли? – спросил у Юрия Воха, уже улыбаясь.

Остальные все тоже засмеялись, кроме Юрия, который всё же ничего не понял и подумал, что над ним всё же пошутили, как и хотели с самого начала.

– Ну чё, в натуре нет лэвэшек? Ха-ха.

– Нуты, бля, даёшь, пряник… ха-ха-ха.

Отсмеявшись, Воха сказа Олегу:

– Ну ладно, чё… непонятка вышла… отдыхайте… но ты хоть объясни человеку, что такое разряжаться, торпеда и остальное…

Они развернулись и полезли в глубь нар на свои места, где Колёк Худой уже переливал заваренный чай из кружки в кружку.

Олег показал Юрию на уже застеленные им покрывалом два спальных места и предложил:

– Лезь, располагайся, я щас… – и видя, что Юрий выглядит понурым после этого посмешища, сказал ему вполголоса, но жестко: – Не раскисай. Покажешь слабину – сожрут. Здесь как себя поставишь, так и будешь.

– А почему они меня пряником назвали? Что это означает? – спросил у него, подняв глаза, Юра.

– Иди, располагайся, – улыбнулся довольно Олег, – щас приду, объясню всё.

* * *

Камера под номером 78 была самой блатной в этом СИЗО. В ней сидел смотрящий за тюрьмой Саша Солома и трое его близких друзей, тоже имевших определённый авторитет в уголовной среде. В СИЗО было ещё несколько коммерческих камер, где сидели в основном предприниматели и чиновники, то есть люди с деньгами. Эти камеры тоже считались блатными, но все разводящие вопросы решались именно в хате Соломы, откуда распределялся и грев с воли на тюремный общак. По сравнению с советскими временами все тюрьмы были переполнены в несколько раз, и почти во всех камерах этого централа на одно место было по три-четыре человека. Учитывая, что все блатные почти всегда имели каждый по своему спальному месту, то всем остальным места доставалось ещё меньше, и спали в несколько смен и иногда по двое. В камере же Соломы места хватало всем, и даже молодой парнишка Витёк, который занимался у них уборкой камеры, приготовлением пищи и стиранием, иначе попросту был шнырём, имел своё спальное место, называемое шконкой.

Солома ходил туда-сюда по полу камеры, застеленному цветными покрывалами вроде ковров, и размышлял над полученной из камеры 91 малявой. В ней сообщалось о вновь прибывших людях и он думал, где же он слышал это имя – Олег Плетнёв. Он почёсывал свой затылок и время от времени поглядывал в листок бумаги, в ту самую малявку, чтобы ещё раз прочитать имя.

– Паха, – подошёл он к одному из своих сокамерников, сидящему на шконке и читающему другие малявы, – прыгни на кабуру, спроси-ка у Деда, кто такой Олег Плетнёв? Плетень ещё скажи на всякий случай, может так знает?

Паха был раздет по пояс и когда он запрыгивал на верхнюю шконку, чтобы добраться до проделанного в потолке отверстия, купола церкви на его спине зашевелились.

– Девять шесть! – негромко крикнул Паха в это отверстие.

– Да-да, – послышалось оттуда.

– Дай-ка там Деда на кабуру.

Сверху послышался какой-то шорох и уже другой хриплый голос произнёс:

– Говори, Паха.

– Ты Олега Плетнёва не знаешь такого? Плетня? – спросил Паха.

– Конечно знаю, – повысился голос Деда, – это ж Ларионовский. Он что, здесь что ли? Вон Хромой его хорошо знает, надо мной сидит на больничке.

Паха посмотрел на Солому.

– Да, здесь, Дед. В отстойник заехал, в семь четыре, – сказал сам Солома. Он хорошо слышал Деда и тот его тоже слышал. Таким образом Паха, находясь возле этого отверстия в потолке, мог разговаривать даже с камерой, находящейся ещё выше его соседей сверху, и Солома сказал Деду: – А ну дёрни его на зелёную, мы поговорим с ним.

Паха, находясь возле отверстия, которое заключённые называли кабурой, хорошо слышал, как сверху кто-то кричал: «Один один четыре, на зелёную Хромого!» Затем послышался голос самого Хромого, но уже не так отчётливо, как голос Деда, и слышал его теперь только Паха.

– Да-а, – кричал ему Хромой сверху.

– Хромой, здорово. О Плетнёве Олеге что можешь сказать? – крикнул прямо в кабуру Паха.

– Здорово, Паха. Да гандон это. С Серым работал. Они Чеха нашего замочили, и ещё кое-кого из людей правильных. Может, и Бандита они грохнули.

Пока Паха передавал слова Хромого Соломе, ему хорошо был слышен голос Деда сверху, который кричал Хромому, что Плетнёв заехал в семь четыре. Не успел Паха сказать ещё всю информацию, как Хромой уже кричал ему сверху.

– Порвать его надо, Паха, пока есть возможность. А то прочухает, что я здесь, на лыжи встанет, сука.

– Понятно, Хромой, – ответил ему Паха. – Ладно, определимся. Пойдём пока.

Он спрыгнул на пол и передал весь разговор Соломе. Тот задумался надолго, но из задумчивости его вывел голос Деда, который кричал сверху.

– Саня, вон Хромой орёт сверху, что порвать волка этого надо. А то он скоблянёт.

– Ладно, ладно Хромой, – ответил ему Солома, – разберёмся. До утра один хер никуда не денется.

– Давай, Сань. Эту падлу нельзя упускать. Если вы ночью пойдёте туда, мы с Хромым с вами.

– Ладно, Дед, – ответил Солома, – я тебя понял. Он посмотрел на Паху и, подумав немного, сказал ему: – Ларионы, конечно, не наше дело. Но раз уж они замахнулись на людское, порвать волка и шкуру на продол. Ночью прогони туда, чтоб дали ему по седлу.

– Сами не пойдём что ли? – спросил Паха.

– Зачем? Там Воха, Лапша, Лисёнок… людей хватает.

– Не, ну я думал… разберёмся там на месте… – высказал свою мысль Паха. – Может, он там не при делах был?

– Ты что, Хромого под сомнения хочешь поставить? – в упор спросил Солома, и Паха сразу опустил голову. – Ночью сделай прогон туда, только через верх, а не через продол.

* * *

Лисёнком звали того человека, который тепло встречал Boxy и Худого с этапа. Он был сыном одного умершего в лагерях авторитета по прозвищу Лис, и сам тоже был уважаемым арестантом не из-за легендарного отца, от которого ему досталось такое прозвище. Когда в камерах или, как называли заключённые, хатах, не было поставленных смотрящим ответственных или их увозили на этап, Лисёнок сам брал на себя ответственность и решал все вопросы, согласовывая в трудных случаях со смотрящим. На момент прихода в карантин Вохи Лисёнок был самым авторитетным из всех арестантов людского круга, включая Лапшу и ещё с десяток парней покрытых татуировками. Но сейчас, когда появился Воха, в правящей верхушке появились разногласия, поскольку Воха ставил себя если не выше Лисёнка, то, по крайней мере, на его уровень. И несмотря на хорошие отношения спорил с ним по некоторым вопросам, которые хотел решить по-своему. Вот и сейчас он был не согласен с Лисёнком по поводу распределения средств, собранных с этапов на общак.

– Я тебе говорю, он сам решит, чё куда, – настаивал Лисёнок на отправке общака Соломе.

– Мы чё, сами не можем Горбатого с Митяем взгреть в бочке? Или такие вещи согласовывать, по-твоему, надо? – возражал Воха.

В их спор никто не встревал, все молча занимались своими делами или уже спали, поскольку было уже далеко за полночь. Лапша всё ещё бродил среди массы заключённых, спрашивая тех, кто не спал, с высоты своёго роста, нет ли у кого ещё денег или чего-нибудь из предметов первой необходимости в общий котёл. Но так как те, у кого что-то было, по возможности уже дали или наоборот, зажали в своём мешке или сумке под головой, то Лапша по большей части высматривал себе какую-нибудь другую выгоду. Вот он наткнулся на человека в стильной фирменной куртке и, осмотрев его с головы до ног, присел к нему рядом.

– Бля, после завтра на суд ехать, – начал он издалека. – Ты с какой хаты?

– С девять три, – ответил тот. Даже сидя на своей сумке он всё равно был ниже Лапши, сидящего рядом на корточках, и смотрел на него снизу вверх.

В этот момент к ним подошёл тот парнишка, которого Лапша трахал на параше, и сказал тихим голосом:

– Я уже всё убрал. Теперь можно ехать?

– Убрал? Щас проверю, – ответил Лапша и прошёлся по проходу между железными стеллажами. Задержав свой взгляд на параше он вернулся и сел обратно.

– Да вроде ничё, чисто, – сказал он и обратился к парню в куртке: – Не хочешь засадить ему напоследок? А то он щас уже поедет своих искать.

Юрий, расспрашивавший своёго заступника о тюремных обычаях и нравах, краем глаза наблюдал за этой сценой. Он уже знал, что этот паренёк, усердно чистивший несколько часов парашу своей зубной щеткой, называется обиженный или петух. Сейчас, когда его лицо не кривилось от боли во время секса, он оказался совсем молодым, не больше девятнадцати лет. Юра увидел, как он вздохнул с облегчением после того, как парень в куртке отказался от предложения Лапши. В этот момент сверху раздался хриплый, но громкий голос, нарушивший уже относительную тишину.

– Семь четыре, на вас прогон идёт с семь восемь. Там Олег Плетнёв к вам заехал, дайте ему там по седлу как следует.

Если кто-то и разговаривал в это время, вмиг все стихли и на несколько секунд воцарилась полная тишина. Сам Плетнёв, который до этого говорил Юрию, что обломает тут всех блатных и, показывая ему на спорящих Лисёнка и Boxy со смехом говорил: «Вон, смотри, блатные портфель делят», вдруг оборвался на полуслове. Его глаза загорелись от злости, а рот так и остался открытым. Через несколько мгновений он опомнился и стал быстро выбираться со своёго места.

Вместе с ним в проход выскочили Лисёнок, Воха и Худой. Поднялся Лапша и зашевелились остальные обитатели отстойника. Все смотрели на Олега и переглядывались между собой.

– Чё, чё ты сказал?! – взревел опомнившийся Олег, смотря со злостью на кабуру в потолке.

– Я говорю, – повторял голос сверху, – прогон на вас с семь восемь. Олегу там Плетнёву по седлу дайте как следует, – говоривший сверху человек не понял, что с ним разговаривает сам Плетнёв и повторял прогон спокойным, будничным тоном.

– Я тебя щас достану оттуда, сам по седлу дам! Слышь, ты?! – в бешенстве заорал Олег.

Воха, которому спортсмен не нравился с самого начала, не раздумывая, сразу кинулся на Олега. Его примеру последовали и Лапша с Худым, но у взбешённого здоровяка Олега от злости силы удесятирились и он как детей отбросил всех от себя, ударив каждого лишь по одному разу в грудь или в живот.

– Ну-ка повтори, чё ты сказал, слышь, ты?! – орал Плетнёв в направлении кабуры, не обращая внимания на стонущих от боли противников.

Говоривший сверху человек, после услышанных им звуков во вновь наступившей тишине, стонам и крику Олега видимо понял, что происходит. Он тут же крикнул в кабуру теперь уже раздражённым голосом:

– Там что у вас, людей нет больше, а?! Валите его, смотрящий сказал!

Крик подействовал отрезвляюще. Всё вокруг вмиг зашевелилось и начался громкий гомон. Повскакивали со своих мест все, кто причислял себя к людскому кругу. Остальные просто поднимались, чтобы увидеть всё происходящее. Стоявший до этого без движения Лисёнок с угрожающим видом вместе с остальными шёл на Олега, который, увидев теперь уже серьёзную массу надвигающихся на него людей, встал в защитную стойку и стал отступать к двери. Путь ему преградил поднимающийся с пола Воха. Первый удар в первой схватке был ему в живот и теперь он, кряхтя и ловя ртом воздух, пытался встать. Об него-то и споткнулся Олег, медленно пятясь задом к двери. Удержавшись на ногах и развернувшись он пнул Boxy коленом и тот отлетел от него на несколько шагов. Того мгновения, что Олег был ко всем спиной, хватило для того, чтобы все разом кинулись на него. Плетнёв развернулся как раз вовремя, чтобы встретить ударами первых нападающих. Но теперь уже отбиться от окруживших со всех сторон уголовников он не смог, его повалили на бетонный пол и начали жестоко избивать.

– На! На, сука!

– Получи, бля!

Неслось со всех сторон одновременно с хрипом и пыхтением тяжелодышавших «бойцов». Юре всё это больно резало слух, звук каждого удара он воспринимал как будто по своёму телу. Он ничего не видел, так как собравшиеся возле прохода обитатели нижнего яруса заслоняли от него всю эту картину. Но видеть было и не нужно, всё и так было ясно. И Юра прижался к стене в ожидании, что сейчас кто-нибудь вспомнит про него и его вытащат туда же для избиения. Ничего другого он в этот момент не ждал, ведь он был с Олегом, и руки его тряслись в ожидании.

Избиение в проходе продолжалось. Те, кто не мог дотянуться до Олега из-за скученности просто, кричали, поддерживая своих.

– Так его, гниду!

– Вбейте его в бетон!

Перекрывая возгласы всех остальных вдруг закричал Воха, который только сейчас очухался от полученных ударов и добрался до беспомощно сжавшегося на полу Олега. Пытаясь попасть ногами в его закрытую руками голову, Воха закричал.

– Так, всё! Хорош! Хорош, я говорю! – пытался остановить он своих собратьев и когда те, тяжело дыша, всё же оторвались от Олега, он крикнул в сторону параши: – Эй ты, шлюха, ну-ка иди сюда! Ну-ка жахни-ка его в дёсны! Взасос, бля!

Все расступились, поняв намерение Вохи, и стояли в ожидании процесса опускания. Молодой петушок, забившийся в угол, уже начал подниматься со своёго места с перепуганным лицом. Но его остановил голос Лисёнка.

– Стой, бля, петушара грёбаная! – грубо крикнул он опущенному и всё с тем же перекошенным лицом обратился к Вохе: – Ты чё, судьбы здесь поставлен решать? Прогон был только по седлу дать.

– Где по седлу, там и далее можно, значит косяков за ним хватает, – резко парировал Воха и опять крикнул в сторону параши: – Иди сюда, сука, я сказал!

– Стоять, бля! – опять резко осадил обиженного Лисёнок и тот опять застыл с испуганными глазами. – Остановись, Box. Из-за двух пропущенных ударов можешь ошибку сделать. Ему уже и так хватает. – Лисёнок пнул ногой лежащего на полу Олега и грубо сказал ему: – Давай ломись отсюда, пока тебя здесь не обоссали. Бегом.

Олег убрал руки от головы, которую всеми силами защищал, и попытался встать на ноги. Но мышцы его ног были так отбиты, что у него это не получилось и он пополз к двери.

– Ты тоже можешь ехать, – сказал Лисёнок обиженному и тот сразу стал собирать свои вещи.

Несмотря на избитые руки Олега силы в них всё ещё остались. По крайней мере по двери он стучал и кричал так громко, что дежурный по этажу пришёл сразу.

* * *

Ольга лежала на своём плаще, который Лера попросила у неё, чтобы сходить в нём в суд, и слушала свою сокамерницу. Она уже знала от неё почти обо всём, что здесь и как называется и как себя нужно вести. Поэтому она не могла отказать ей и пообещала свой плащ, когда встанет утром. Так же она дала ей сходить на суд свои сапоги, а пока надела её ботинки и одежду, так как свой костюм тоже дала Лере, чтобы на суде она выглядела человеком.

Довольная подруга лежала рядом и рассказывала Ольге всякие тюремные истории, когда дверь в соседний отстойник открылась и туда кого-то завели. Время было уже под утро, и Лера не обратила на это внимания, продолжая рассказывать свои истории. Но когда спустя какое-то время со стороны параши раздался приглушённый, зовущий крик «семёрка!» обе девушки кинулись отвечать. Ольга первая вытащила за верёвку кляп и сказала громко:

– Говори.

В ответ послышались какие-то пыхтящие звуки и весёлый голос сказал:

– Это вы там Юрой интересовались? Щас вот двое выломились с семь четыре, один из них Юра. А если вернее – то Юля.

– Что? – не поверила своим ушам Ольга и закричала: – Юра! Юрочка, подойди! – сердце её бешено забилось.

– Да он здесь, рядом, – раздался насмешливый голос и слышно было, как он обратился к кому-то: – Ну скажи чё-нибудь, Юль.

Следом раздались те же пыхтящие звуки и какой-то совсем незнакомый голос со стоном произнёс:

– Д-да, й-й-а, Ю-ра…

Следом раздался хохот нескольких человек.

– Это не он, – повернулась Ольга к Лере. Лицо её было озабоченно.

– Да успокойся ты, – взбодрила её сокамерница. – Это трахают там на параше петуха какого-то. По запарке видать закинули ко всем, он и ломанулся. Может тоже Юрой зовут. Остынь.

Она обняла Ольгу и та потихоньку стала успокаиваться. Через несколько минут её сердцебиение выровнялось и она перестала дрожать.

* * *

После утреннего просчёта обитателей отстойника стали распределять по камерам и они по несколько человек уходили с вещами. Юрия и ещё несколько человек сначала повели на рентген и другие предварительные процедуры. Вопреки его худшим предположениям его не тронули ночью, и даже не обратили внимания, как будто забыли. От Олега, который, как оказалось, ранее уже был под следствием в тюрьме, но только в другом городе, Юра успел узнать многое о здешней жизни. Он знал, что был интересен бывалым зекам только когда они думали, что он мог пронести с собой деньги. А потом на него никто не обращал внимания, потому что он приехал в тюрьму налегке, без мешка. А на нём самом ничего не было из дорогих вещёй, кроме свитера. Так же Олег сказал ему, что свитер этот, когда в хату попадёт, всё равно распустят на нитки и сплетут «коней», т. е. верёвки для «дорог», чтобы передавать «мальки» и «груза» из хаты в хату.

Юра предполагал, что может быть поэтому, когда Олега увели, на его дорогой импортный свитер никто не обратил внимания. И что бы там ни говорили про Олега, Юра был благодарен ему за наставления и просвещение во многих тюремных вопросах. Тем более что по суду ему дали сразу строгий режим и, можно сказать, что прямо с воли он попадёт к матёрым, не раз сидевшим уголовникам. Он даже хотел связаться потом с Олегом и поддерживать отношения, несмотря на произошедшее, потому что тот, как оказалось, даже знал Юркиного отца. Не лично, правда, но когда Юрий назвал его, Олег сразу понял, о ком идёт речь.

Сейчас, благодаря поверхностной информации и наставлениям Олега, Юра уже больше боялся железной иглы, которой у него хотели взять кровь из вены, чем тюремной камеры. Иглы здесь явно не выбрасывали, а кипятили и вновь брали кровь, даже не всегда затачивая их. Морщась от боли, Юра думал, что вот сейчас или чуть позже такой же тупой иглой будут брать кровь у Ольги, и от переживаний за неё голова даже немного закружилась. Как она там? Он спрашивал Олега о женских камерах, но тот сказал, что у них всё точно так же. Та же иерархия, та же жестокость и порядки, которые устанавливают сильнейшие. А то, что сильнейшие здесь не те, у кого силы и здоровье больше, это Юра теперь уже понял.

Когда дверь отстойника в очередной раз открылась и среди нескольких фамилий назвали его, всем сказали: «С вещами». Заключённые начали выходить, подхватывая свои сумки и мешки. Юра один был с пустыми руками, и ему было очень неуютно. Ещё когда водили в баню он понял, что не решается попросить у кого-то даже мыло. И после того, как простояв под душем и потерев себя голыми руками, он вытирал себя собственным свитером, которому всё равно оставалось недолго жить.

Его и ещё одного человека отделили от общей группы, собравшейся на тюремном продоле, и повели на старый, как его называли, корпус. Они шли той же дорогой, которой его вели в этапку и теперь он уже знал, что был на новом корпусе. А ведут его на старый или «старуху», как его ещё окрестили арестанты.

Перед дверью с номером 15 и буквой А дубак остановился, а другой, дежуривший по этажу, открыл её. В эту камеру завели только Юрия, второго парня повели дальше.

* * *

Ольгу после всех предварительных анализов в тюремной больнице повели в камеру по тем же коридорам, её тоже распределили на старый корпус. Леру оставили на новом корпусе в больничке, у неё при осмотре обнаружили какую-то болезнь. Когда Ольга шла по продолу её чувствительный нос почуял среди запаха сырости и остального тюремного смрада знакомый до боли аромат. Её сердце встрепенулось и она взволнованно вдыхала его, чувствуя что здесь только что провели её любимого, на свитер которого она сама вчера побрызгала свой любимый одеколон. Ей даже казалось, что она по запаху сможет определить, где он и водила носом из стороны в сторону. По правой стороне шли камеры с номерами 14, 14А, 15… После последней двери с номером 15А был поперечный продол и лестница, но там запах вдруг закончился и она почувствовала, что на лестницу он не уходил. Значит Юрка где-то здесь, на этом этаже и когда ей в этом поперечном продоле открыли дверь с номером 18, она даже обрадовалась: любимый будет совсем рядом.

Но как только дверь за ней закрылась, то от её радости не осталось и следа. Прямо напротив неё у заре-шёченного окна сидела и смотрела на неё Коса, взгляд которой при виде Ольги сразу стал злым.

– Ну чтоб тебе, сука, усраться, – запричитала Коса, всплеснув руками от досады. – Тебя кто уже, бля, разлатать успел?! – она заходила взад-вперёд по камере, негодуя и разговаривая как будто сама с собой. – Надо же, а?! И закинули же, бля, в мою хату всё-таки, всю ночь об этом молила. А она уже в херне какой-то припёрлась. Что ж ты так, а? – спросила она, подойдя к висевшей на стене маленькой иконке. Потом она подошла к стоящей на пороге Ольге и спросила, уже немного успокоившись, но всё ещё нервно: – Кто тебя разлатал? Шляпа вроде там с тобой оставалась?

– Нет, – тихо ответила Ольга, глядя в её ещё злые глаза. – Лере дала на суд сходить, она потом пришлёт их мне.

Засмеялась не только Коса, но и ещё несколько девушек и женщин за её спиной.

– Ага, жди. Развела тебя Шляпа как лохушку. Так бы хоть в хате на пользу пошло. – Коса повернулась к сидящей у окна девушке и сказала: – Ленк, надо отписать ей, мож поделится, сука. Щас же загонит, бля, всё.

Та, которую назвали Ленкой, кивнула в ответ и стала доставать тетрадь и ручку. А Ольга, всё ещё не до конца понимавшая, о чём речь, спросила:

– Кто это Шляпа?

– Это Лера твоя Шляпа, – съязвила Коса. – На суд сходить… Её ж только взяли, дура. У неё суд через полгода минимум будет, её на продаже наркоты замели. Её, небось, на больничку подняли? У неё ж сифилис.

Ольга качнула головой и опустила глаза. Леру действительно подняли наверх в больничную камеру. Неужели она её обманула?

– Так на больничку её подняли? – опять спросила Коса и, услышав утвердительный ответ, сказала Ленке: – В сто седьмую подпишешь, может в натуре уделит внимание, прорва, – потом опять повернулась к Ольге. – Ну ты проходи, чё стоишь. Снимай только свои говнодавы. Видишь, у нас тут чисто? Ну и калоши тебе Шляпа дала…

Ольга сняла Лерины ботинки и ступила на тёмное одеяло, которыми был застелен весь проход между шконками до самого окна. Только, если от двери шли простые, темно-синие солдатские одеяла, то у окна они переходили в красивые цветные. И вообще, вся обстановка у окна была намного цивильнее, чем на подступах к нему. Заклеенные цветными рисунками от целлофановых пакетов стены даже придавали настроение, а аккуратно застеленные красивыми покрывалами четыре шконки, отделённые от остальной камеры откинутой ширмой, и висящие на зарешеченном окне занавески из цветных простыней говорили о том, что там живут те самые блатные, о которых говорила Лера.

Ольга стояла в нерешительности, куда проходить было непонятно. Женщин в камере было явно больше, чем спальных мест. И если на тех четырёх шконках у окна были только четыре человека, включая Косу, то на остальных шести лежало по две девушки или женщины на каждой. Да и вся обстановка здесь была намного мрачней, чем за занавеской. Грязные стены и тёмные солдатские одеяла, которыми были застелены не только полы, но и сами шконки, делали эту часть камеры даже темнее. И сами арестантки, находящиеся по эту сторону занавески, выглядели в своих тёмных спортивных костюмах и кофтах очень тускло, по сравнению с Косой, Ленкой и ещё двумя спавшими у окна женщинами, которые были в цветных домашних халатах.

Коса уже сидела рядом с Ленкой и они что-то писали в тетради, не обращая на Ольгу никакого внимания. Но Ольга всё же набралась смелости и подошла к ним. Обстановка у окна более её привлекала, хоть и была далёкой от той, к которой она привыкла.

– Чё ты сюда припёрлась?! – подняла на неё голову Коса. – Иди, вон там твоё место, – кивнула она за занавеску.

– Там места нет, – нерешительно ответила Ольга.

– Э, вы чё там, а? – крикнула Коса куда-то мимо Ольги в сторону двери. – Ну-ка, определите её там!

Ольга повернула голову назад и увидела задвигавшиеся на шконках тела. Оказывается, многие только делали вид, что спят.

– Иди, – сказала ей Коса, – щас будет тебе место под солнцем.

Уходить из этого укромного закоулка в полутёмную половину, главным украшением которой была аккуратно занавешенная цветными простынями параша, Ольге очень не хотелось. Но решительный, командный голос Косы заставил её убедиться, что блатные арестантки именно здесь отвели ей место, как они выразились, под солнцем.

– Проходи, – сказала ей какая-то безобразная женщина с синяком под глазом, вставая с нижней шконки, на которой осталась лежать другая, ненамного красивее первой. – Если хочешь спать, ложись. Как тебя зовут?

Поняв, что спать придётся с вот этими вот страшилками, Ольга беззвучно заплакала. Но тут с верхней шконки свесились чьи-то ноги и более приятный голос произнес:

– Не плачь. Иди пока ложись на моё место, я всё равно щас стирать буду.

Говорившая спрыгнула на пол и Ольга увидела перед собой приятную девушку с длинными распущенными волосами. Ей сразу стало легче, и она вытерла успевшие выступить слёзы. Перспектива спать на месте чистой и ухоженной арестантки была намного приятнее, чем сама мысль о тесном соседстве с явными бичихами, которые и на воле наверняка бомжевали.

– Меня Вера зовут, – произнесла девушка, – залазь, ложись.

* * *

Как только Юра переступил порог камеры, он сразу понял, почему ему и остальным, не дали матрасы и постельное бельё, о котором говорил Олег Плетнёв. Расстелить его всё равно было бы негде. В десятиместной, судя по количеству спальных мест, камере было не меньше тридцати человек. Спёртый воздух сразу ударил в нос, как и в отстойнике. Проходка по тюремным коридорам сразу показалась ему прогулкой на свежем воздухе, к тому же в камере было сильно накурено и это сразу давало о себе знать в гораздо меньшем по размеру помещении, чем отстойник.

Большая половина из находящихся в камере заключённых не спали и все смотрели на него, в отличие от этапа, он зашёл один и всё внимание было приковано к нему. Но все молчали, пока по проходу от окна не прошёл небольшого роста парень с золотыми зубами и наколкой на груди и не спросил, тосуя в руках колоду карт:

– С суда?

– Да, – коротко ответил Юрий, кивнув ещё и головой.

– Сколько дали?

– Пять.

– А до этого в какой хате был? – спросил златозубый, равнодушно отнесясь к большому сроку.

– Я не сидел, – почему-то смущённо ответил Юрий, даже опустив голову, – я под распиской был.

– Так ты с воли что ли? – обрадовался его собеседник и сразу жестом пригласил пройти в конец камеры к окну, где не было никакой тесноты и всё, даже полы, были застелены чистыми одеялами. – Разувайся только, – сказал он и сам снял свои тапки.

Юрий разулся и ступил на одеяло, которым, оказывается, были застелены лежащие на полу матрасы. Златозубый уселся по-турецки возле батареи и показал Юрию на место рядом с собой.

– Меня Лёха зовут, можно просто Леший, – представился он и протянул руку.

– Меня Юра, – пожал руку Юрий, присаживаясь рядом.

– Как там на воле?

– На воле? – переспросил Юра и задумался. Но Лёху, очевидно, мало интересовали обстоятельства дел на воле, потому что он не стал дожидаться ответа, а сразу спросил:

– Как через шмон прошёл? Нормально?

– Да нормально, – пожал плечами Юра, подумав, что Лёха имеет в виду наклонности ответственного за обыски дубака по прозвищу Женя Шмон.

– Денег сколько есть? – понизив голос тут же спросил Леший. – Надо в общак уделить по возможности, в семь восемь отправить.

– У меня нет денег, – опять виновато опустил голову Юрий.

– А что есть? – спросил Леший немного удивлённым голосом.

– Ничего нет, – покачал головой Юрий.

Леший уставился на него, приоткрыв от удивления рот и даже замолчав на время. Потом начал спрашивать сначала удивлённым голосом, но постепенно переходящим в злое выплёвывание слов.

– Ты чё, к суду совсем не готовился, что ли? Ты чё, не зал, куда шёл? Ты в натуре говоришь или как? Ну ты даёшь, парень. На суд как на танцы собирался что ли?

Юра сидел, опустив голову и ничего не говоря. Леший отвернулся от него и, помолчав немного, сказал уже более спокойным тоном.

– Ну ладно… Иди определяйся пока, – кивнул он в сторону забитого заключёнными прохода между шконками, – потом Витяй проснётся, поговорит с тобой ещё.

Юра хотел было сказать, что там нет места, но по отрешённому выражению лица Лешего понял, что тот прекрасно об этом знает и этот вопрос его мало волнует. Леший демонстративно отложил колоду карт и, достав из-под матраса тетрадь с ручкой, стал что-то в ней писать.

Юра встал и, одев ботинки, потихоньку пошёл по проходу. На каждой шконке спало по двое человек. На нижних помимо этого ещё и с краю сидели заключённые и читали какие-то книжки. Несколько человек сидели на корточках и играли в карты прямо на полу. На него уже почти никто не обращал внимания, это он объяснял отсутствием мешка и услышанным его разговором с Лешим. Один из сидевших на шконках арестантов поднял на него голову и спросил:

– Чё ж ты так? С воли на суд шёл и даже не собрал ничего с собой?

– Ты бы хоть из насущного чего с собой собрал, – сказал другой, не отрывая голову от каких-то бумаг у себя на коленях.

– Из насущного, это что? – не понял Юрий.

– Чай, курить. Мыло, паста и всё из первой необходимости. А ты даже чашку с кружкой с собой не взял. Думал здесь всё выдадут, как раньше?

Ответить Юрий не успел, звонко щёлкнул метал и открылась кормушка в двери камеры. Все сразу зашевелились и стали подниматься даже те, кто спал, кроме четверых человек у окна. Зазвенели железные и алюминиевые чашки и все потянулись к двери. Вид у некоторых заключённых был ужасный, но после всего увиденного и пережитого в отстойнике Юрий чувствовал себя нормально. К тому же здесь было гораздо чище и поведение людей говорило, что они приучены к порядку. Не было никакой толкотни возле кормушки, все по очереди подавали свои чашки и отходили в сторону. Один мужичок с бородкой принёс сразу несколько чашек и относил их, наполнив, на окно, где Леший сразу взял одну из чашек и принялся есть.

Все остальные тоже стали, звеня ложками, поглощать отвратительную на вид пищу. У Юрия чашки и ложки не было, как, впрочем, и аппетита после всего происшедшего за вчерашний день. Но он не ел уже вторые сутки, и ему уже становилось не по себе. Объявлять голодовку он не собирался, понимая, что ничего не добьётся и что нужно есть эту грязную на вид еду, которую здесь называют баландой. Но никто из поглощённых едой заключённых не предложил ему свою чашку и даже не обращал на него внимания.

«Ну и ладно, всё равно есть не хочу», – подумал Юра и, так как все сидячие места были заняты, присел на корточки возле небольшого железного стола.

* * *

Начальник оперативной части следственного изолятора майор Дунаев, которого на жаргоне называли кумом не только заключённые, но и сотрудники, беседовал в кабинете с одним из своих подчинённых, оперативником Шаповаловым.

– Солома просит его в восемь семь сводить, – говорил Дунаев. – А чё ему там надо не знаю, повод какой-то левый придумал. Есть у тебя там кто-нибудь?

– Ну Валерий Степаныч, – начал оправдываться Шаповалов, – вы же знаете, там одни коммерческие сидят…

– Ну так подсади к ним кого-нибудь… А то мы так и не будем знать, что там у них происходит.

– Да… как подсадить? Его ж греть потом придётся, и не чем-нибудь, а центрами… икрой красной и прочее… вы же знаете… иначе раскусят махом…

– А пока раскусят, мы его обратно куда-нибудь перебросим, – усмехнулся Дунаев и, пока Шаповалов не нашёл ещё какую-нибудь отговорку, добавил серьёзным голосом: – Давай-давай, закинь кого-нибудь на время. Нужно узнать, какие такие вопросы Солома с ними порешать хочет, что по малявам не хочет обсуждать.

Шаповалов опустил голову и стал думать, кого из своих агентов можно выдать за коммерсанта. Он прекрасно понимал, что человек этот будет засвечен и больше не принесёт ему никакой пользы. Поэтому для него это был нелегкий шаг и думалось ему тяжело. Дунаев, видя его озадаченное лицо, решил перевести разговор на другую тему, предоставив ему самому потом решать больные вопросы.

– Что ты там, кстати, с Плетнёвым? Разобрался, куда его определить? – спросил Дунаев.

– А куда его? Даже в красную хату если бросить, его и там порвут. Солома прогон сделает, а те могут захотеть подняться в глазах черных, что якобы не чужды к людскому.

– Ну и чё? Последнюю одиночку на него истратить что ли? – спросил Дунаев, вскинув брови.

Шаповалов пожал плечами и опустил голову. Потом поднял и нерешительно спросил:

– Может в семь три его? К ментам?

– Нас потом с работы выгонят, если узнают, что уголовника к ним бросили. Думай, что говоришь.

– Тогда я не знаю, не к петухам же его кидать, – опять опустил глаза Шаповалов.

– Ладно-ладно, – подбодрил его Дунаев, – не грузись. Оставь его пока в отстойнике, пусть там сидит, пока синяки не сойдут. Потом посмотрим, может прогона не будет насчёт него. А я пока подумаю, где он нам пригодиться может. Скажи каптёру, пусть выдаст ему одеяло и подушку, и пускай там чалится. Ну всё, иди прямо щас ему скажи.

– Есть, – коротко ответил Шаповалов и, развернувшись, вышел из кабинета.

* * *

Ольга лежала на шконке и смотрела в грязный потолок. Она не спала, да и не хотела спать, несмотря на проведённую без сна ночь. Легла только потому, что ноги плохо держали её после всех переживаний. Так же она и не ела, когда был ужин, хоть Вера взяла на неё в свою чашку и предлагала ей. Ольга была благодарна ей за поддержку, но из-за случая с Лерой уже побаивалась немного свою новую подругу. Вдруг ей тоже от неё что-то надо? Хотя из фирменных вещей на ней уже ничего не осталось, это чувство всё же не покидало её. Смешиваясь со всеми переживаниями на вчерашнем суде это чувство заставляло её сердце биться и не давало спать.

Что-то сильно застучало и, подняв голову она увидела, как железная дверь с грохотом открылась. В неё вошли несколько офицеров с резиновыми дубинками в руках, у одного из них была толстая раскрытая папка. Посчитав всех женщин, он что-то отметил в ней и сказал Косе, чинно сидящей на шконке и мило улыбающейся ему.

– Ну-ка пихни вон подруг своих сверху. Живые они там?

Но девушки на верхних шконках у окна сами разом зашевелились и повернули головы к нему. Офицер сразу развернулся и вся процессия удалилась.

Коса, разозлясь на игнорирование своей особы, скорчила ему вслед рожицу и добавила в сердцах:

– Урод толстомордый.

– Да он педик, наверное, – поддержала её Ленка, – если на нас внимания не обращает.

– Да ладно вам, – свесила ноги с верхней шконки у окна их подруга Зинка-Звезда. – На кой хер вам его внимание. Давайте лучше чаю заварим, попьём.

С таким же предложением обратилась, встав, и Вера к Ольге, всё ещё лежащей на спине и глядящей в потолок. Ольга отрицательно покачала головой в ответ.

– Вставай, хоть чаю попей. Не ела же ничего. Давай-давай, это придаст тебе силы. Сколько дали-то, что так убиваешься?

– Пять лет, – сказала Ольга, нехотя вставая и опускаясь на пол. Её не покидала мысль, что Вера не просто так к ней навязывается, и она смотрела на неё с опаской.

– Пять? Серьё-о-зно, – покачала головой Вера и воткнула маленький кипятильник в розетку. – А за что?

– Ни за что, – еле выговорила в ответ Ольга и с трудом удержалась, чтобы не заплакать.

– Ну это понятно, тут все ни за что, – равнодушно говорила Вера, спокойно суетясь за небольшим железным столом в углу камеры. Она насыпала чай с пакета на листок бумаги и посмотрела на Ольгу, закрывшую лицо руками. – Оль, да ты что? Держись, пять не так много. Амнистии по мамочкам почти каждый год, УДО и всякие скощухи прут… Всё нормально будет. Забеременеть тебе надо. У тебя парень есть?

Ольга покачала головой, не отрывая рук от лица. На этот раз слёз она не сдержала, ведь её Юрка тоже сидел в тюрьме.

– Не плач, – Вера почему-то понизила голос, – здесь дубак один есть, если твой парень ему заплатит, тот может устроить вам встречу в ихней раздевалке. Забеременеешь и… все поблажки тебе гарантированы.

– Мой Юрка тоже здесь сидит, – не отрывая ладоней от лица ответила Ольга, она беззвучно плакала.

– Да ты что? – обрадованно прошептала Вера. – Так это ещё легче. Мусору проблем меньше будет, чем с воли его сюда затаскивать. Лишь бы у него бабки были, у Юрки твоего, или у тебя.

Ольга убрала руки от лица и уставилась на Веру, вытирая слёзы. Перспектива встретиться с любимым заволновала её и лицо её просветлело. В этот момент кружка на столе закипела и Вера встала, чтобы засыпать в неё заварку. Ольга уже неотрывно смотрела на неё взглядом, полным надежды. Она хотела поговорить с ней на эту тему. Но когда Вера приготовила чай и разлила его по кружкам, к ним присоединилась ещё одна девушка по имени Рина, с которой спала на одной шконке сначала Вера, а потом лежала рядом Ольга. Чай они пили втроём. Вера раздала им по одной карамельке и завела разговор на другую тему. И лишь когда они уже закончили пить чай, она сказала Ольге:

– Вон под матрасом тетрадь лежит с ручкой, если будешь писать ему – пользуйся. Он в какой хате?

– Я не знаю, – покачала головой Ольга.

– Ну ты даёшь, – удивилась Вера, – ну ничё. У меня тут с Косой всё нормально, щас прогон напишем, найдём. Напиши пока его данные все.

Ольга стала доставать тетрадь из-под матраса и увидела как Рина, их третья подруга или, как здесь называли, семейница, пошла к окну, где Коса с остальными уже допила чай. Рина собрала их посуду и понесла в раковину мыть. Ольга очень удивилась этому, но вида не подала. Раз моет – значит так надо. Но потом Коса, сладостно потянувшись, зачем-то позвала к себе Веру.

– Вер, Ве-ер, иди ко мне, пообщаемся, – ударила она легонько ладонью по шконке рядом с собой и зачем-то стала её занавешивать. – Иди ко мне, милая. Может и семейницу свою новую научишь чему-нибудь полезному? А? – она весело подмигнула подходящей к ней Вере и посмотрела, улыбнувшись, на Ольгу.

От этого взгляда, ничуть не скрашенного улыбкой, Ольге стало не по себе и она опустила глаза. А когда Вера залезла за ширму на занавешенной шконке Косы и через некоторое время стало слышно, как Коса сладострастно застонала, Ольга всё поняла и ей опять стало страшно. И радость надежды на встречу с любимым не заглушала этот страх.

* * *

Лязг железа открываемой двери разбудил в этот раз всех обитателей камеры. Те, кто сидел на корточках, встали, те, кто лежал на верхнем ярусе, сели.

– Проверка, – толкал какой-то тощий парень всего синего от наколок мужика на нижнем ярусе, прямо возле Юрия. Тот с трудом поднял голову и сделал гримасу.

Пересчитав всех, дубаки удалились, а этот тощий паренёк продолжал толкать татуированного заключённого, который сразу после закрытия двери опять уронил голову.

– Вставай, Потап. Давай же, ну?! Моя очередь уже спать, – теребил тощий успевшего уснуть семейника.

Но если кто-то ложился спать, поменявшись местами с другими, то с другой стороны, вечер был более похож на утреннее пробуждение. Половина камеры потягивались и зевали, протирая глаза руками. На парашу, до этого пустовавшую, сразу выстроилась очередь из трёх человек. Тут же заняли и умывальник. Началось движение и возле стола, возле которого сидел Юрий, и ему пришлось встать.

Возле стола крутилось сразу несколько заключённых. Одни насыпали с мешочков и из пачек чай на бумагу или в кружки, другие доставали из стола чашки и какую-то еду. В одну-единственную розетку они умудрились воткнуть четыре кипятильника, хоть и маленьких, но очень мощных. Некоторые были самодельными, из сдвоенных пластин железа, и вода начинала закипать почти сразу при громком гудении этого мощного аппарата.

Шаркая тапочками к параше подошёл мужчина средних лет в семейных трусах и майке навыпуск. Ожидавшие своей очереди двое парней безропотно посторонились, пропуская его вперед. Когда он откинул закрывавшую парашу занавеску и слез к умывальнику, стоящий там татуированный Потап сразу заспешил, так и не умывшись второпях как следует, и уступил место.

– Доброе утро, Витяй, – сказал он ему хриплым голосом, но в этом хрипе Юрий уловил нотки заискивания.

– Доброе… – ответил тот, подходя к умывальнику. – Ты ещё живой что ли, Потап? Ничё тя не берёт.

– Не-а, ха-ха, не дождётесь, – хохотнул тот весело, обнажив целый ряд железных зубов.

Отойдя от раковины Витяй наткнулся на стоявшего Юрия и оглядел его с ног до головы.

– Откуда? – коротко спросил он.

– Да это с суда, – ответил за Юрия подошедший Леший и добавил презрительно: – пряник.

– Первый раз что ли? – спросил Витяй у Юрия и после кивка задал ещё вопросы. – И чё, сразу строгий режим дали что ли? А за чё?

– Ни за что, – покачал головой Юрий и опустил глаза.

– Ну это и ежу понятно, что ни за что, – с иронией произнёс Витяй и вопросительно посмотрел на Лешего. Тот равнодушно махнул в сторону Юрия рукой, и Витяй сказал спокойно: – Ладно, приговор твой придёт, посмотрим, за что ты попал. А то тут у нас тихушник был один, двух детей малых оттарабанил и зарезал. Чуть не сорвался…

Витяй отвернулся и пошёл к окну, закуривая по пути протянутую Лешим сигарету. Юрий уже понял, что это и есть ответственный за хату. Олег успел просветить его в отстойнике о тюремных порядках. Понял он так же и то, что этим людям он совсем не интересен и места ему никто не выделит, что ему предоставили самому устраиваться в этой части камеры, где на одну шконку было по четыре и даже по пять человек.

Он продолжал слоняться из стороны в сторону возле двери, пока движение возле стола не рассосалось и заключённые не сели пить чай. Тогда он вернулся на своё место возле стола и присел на корточки. Запах ароматного чая, распространившийся по камере, вызвал у него аппетит и только сейчас он вспомнил, что уже больше суток ничего не ел. Юрий задумался о том, что делать дальше, ведь у него даже нет чашки и ложки, чтобы поесть хотя бы то, что здесь дают. А помимо этого ещё и спать где-то надо, ведь он не только не ел сутки, но и не спал. И хоть глаза ещё не слипались, он понимал, что это уже скоро случится.

Юра оглядел всех заключённых этой половины камеры. Они уже попили чай и занимались своими делами. Кто-то что-то клеил из бумаги, кто-то затачивал мелкой наждачкой что-то похожее на колоду карт. Один почему-то стоял, как столб, прямо перед дверью и тупо пялился на глазок в двери. Разрисованный Потап и ещё двое плели что-то из клубка вязальных ниток, привязав к двум конца сложенного в несколько раз длинного отрезка ниток кружки. Юра вспомнил, что Олег говорил ему про верёвочные дороги, которые плетут здесь из распущенных свитеров и других ниток, так же он говорил и про то, что тюрьма живёт ночью. Но если эту ночь Юра ещё переживет как-нибудь, то к утру точно срубится. Он ещё раз оглядел всех, пытаясь вспомнить, кто где спал и уже начал выбирать, к кому подойти. Его опередил один из вязальщиков, который спал до этого на шконке с Потапом и подошёл к нему первым.

– Тебя как зовут? – спросил он Юру и, получив ответ, сказал: – Меня Вано зовут. Помоги, нужно подержать тут просто.

Юра встал и Вано повёл его в конец камеры, к окну. Они оба разулись и Вано поставил его возле самой батареи, надев ему на согнутый палец несколько ниток.

– Держи, – сказал он и провёл рукой по двум конца этих нитей, тянущихся от Юриного пальца, зажавшего их посередине, и до самых дверей, где к обоим концам этих нитей Потап и его помощник привязали за ручки кружки. Когда Вано дошел до них, ведя рукой по ниткам, те начали бить по висящим кружкам сложенными полотенцами и те начали быстро, как детский волчок, крутиться.

Витяй сидел на шконке в шаге от Юрия и что-то писал, держа тетрадь на коленях. Леший сидел рядом с ним и забивал в папиросу травку или, как её называли на местном наречии, химку. Юра знал, что это такое и даже когда-то пробовал, но употреблять постоянно не стал, не понравилось. Парни не обращали на него внимания и он спокойно стоял на их территории, держа в руках нити.

В этот момент прямо над его головой раздался чей-то размеренный голос, и слова были обращены явно к нему.

– А ты откуда взялся?

Юра поднял голову. На верхней шконке двое парней, сидя напротив друг друга играли в карты и смотрели на него. Сказать он опять ничего не успел, за него ответил Леший.

– Да это с суда прямо, – сказал он с оттенком презрения в голосе, – под распиской ходил, и пустой приехал. Пряник.

Но говоривший сверху человек не обратил никакого внимания на сарказм Лешего и спросил Юрия:

– Ты местный? С города?

– Да. С Ленина, возле Горизонта, – поспешил ответить Юрий, пока Леший опять что-нибудь не сказал.

– А за чё попал? – продолжал задавать вопросы парень, не прекращая игру в карты.

Юра уже столько раз за последнее время слышал этот вопрос, что он решил хоть что-то сказать. Иначе народу в камере ещё много, и кто-нибудь ещё спросит обязательно.

– Кто-то сбил человека на моей машине, – произнёс он нарочно громко, на всю камеру, – насмерть.

Вся блатная половина камеры вдруг громко захохотала, что было очень непонятно Юрию. Раздавались смешки даже среди мужиков возле двери. А казавшийся серьёзным задававший вопросы парень с верхней шконки заулыбался во весь рот и спросил:

– Ну, а ты, конечно, написал заявление об угоне?

Юрий отрицательно покачал головой и опустил глаза. Ему было непонятно, чем смешно этим людям его горе.

– Не-ет? – удивлённо протянул парень и, оторвавшись от карт, посмотрел на Юрия. – Нуты оригинал… А почему?

– Чё, давай курнём, – опять не дал ответить Юрию Леший, позвав парней на папиросу с химкой.

Сверху сразу спрыгнул один из играющих. Никого из них и не интересовал ответ Юрия, поскольку Леший уже «взорвал» косяк химки и пустил по кругу, передав его Витяю.

Но тот человек, который задавал вопросы, не спрыгнул, а, наоборот, развернулся к Юрию и, тосуя колоду карт, продолжал спрашивать. Видимо он не курил травку, поскольку Юрий оказался ему гораздо интереснее, чем пускаемый по кругу косяк. Он внимательно смотрел на Юрия сверху вниз и, шелестя в руках колодой плёночных зековских карт, интересовался его делом. Отвечая на его вопросы, Юра удивился, что тот знает, оказывается, и его отца и даже многих его знакомых. Сам этот человек был тоже из этого города и представился просто.

– Меня Виталя зовут.

* * *

Утренняя проверка прошла как обычно. Пересчитав всех заключённых, ДПИСИ Шатров принял смену и начался новый день. Камера восемь семь была одной из немногих в тюрьме, где спали в основном ночью и на одно спальное место был один человек. Одно место было даже свободно, и на нём уже лежал матрас с подушкой, заправленые постельным бельём. Обитатели этой камеры знали, что просто так сюда никто не попадёт и были готовы к встрече достойного, по их мнению, человека. Потому что попасть в эту чистую и обустроенную камеру мог лишь человек, обладающий немалыми деньгами. Иногда, правда, сюда попадали и по блату. Именно таким человеком и представился новый заключённый Сергей Шкотов, которого вскоре после проверки привел ДПИСИ Шатров.

– Да не, с деньгами у меня проблемы, – сказал он, когда ему начал задавать вопросы Протас и остальные арестанты. – У меня просто отец с хозяином дружит, да и меня тот знает через отца. Так что у меня здесь, можно сказать, зелёная. И если у кого какие проблемы, я могу передать на волю всё что нужно, по зелёной. Даже позвонить могу прямо из кабинета.

– Да у нас с этим проблем нет, – равнодушно сказал Протас.

Шестеро из семи обитателей камеры до тюрьмы не имели кличек, поскольку не сидели ни разу, и только попав за различные махинации придумывали себе погоняло, чтобы не отличаться от блатных. Но поскольку они пользовались солидной поддержкой с воли от своих небедных родственников или оставленных женам или компаньонам коммерческих предприятий, то чувствовали они себя здесь очень неплохо и даже видавшие виды арестанты считались с ними и многие называли эту камеру блатной.

– Я и по тюрьме могу ходить, – отреагировал на холодность Протаса Шкотов, чтобы хоть как-то заинтересовать их своей персоной. – Практически в любую хату могу зайти, если надо кому что.

– А меня можешь с собой взять? – вдруг оживился, уцепившись за интересующую его тему Протас.

– Н-незнаю, – неуверенно проговорил Сергей, – надо поговорить будет с хозяином. Сам-то я без проблем, а вот насчёт взять с собой…

– Ну так поговори, ё-моё, вряд ли он тебе откажет, – раздобрел Протас и обратился к единственному обитателю камеры, который уже был судим и выполнял роль шныря, для чего и был заселен сюда. – Эй, Кузнец, завари-ка нам чаю быстренько. Не видишь, мы человека встречаем.

Заросший, но в чистом спортивном костюме и опрятный мужичок начал суетиться возле стола, на котором помимо электрического чайника стояла даже микроволновая печь. Сам Протас встал и достал из небольшого холодильника коробку конфет «Птичье молоко». Он положил её на шконку и, показав Сергею на место рядом с собой, сказал:

– Присаживайся, не стесняйся. Я и сам иногда звоню от хозяина, вот только перед проверкой с женой разговаривать ходил к нему. Вот только мне это обходится ой-ёй-ёй во сколько. Про то, чтоб сходить куда-то в гости я даже и не заикаюсь. А что там за связь на воле новая такая появилась, не знаешь? Телефоны, говорят, с собой носят в кармане.

– Да там рации вроде на телефонную сеть вывели, я сам точно не знаю. Знаю только, что бешеных бабок стоит эта связь. Дешевле ментам заплатить да с кабинета позвонить, когда сильно надо. Я сам эти телефоны ещё не видел ни у кого на воле…

– Видать не с теми общаешься, – перебил его Протас, – моя уже видела у людей. Просто спросить постеснялась, она там щас без меня себе даже шубу новую не может позволить. А ты в какой, говоришь, хате сидел?

Шкотов начал рассказывать свою легенду, которую только что придумывали вместе с опером Шаповаловым, на которого работал с самого попадания в тюрьму ещё зимой. За этим разговором прошло время и звонко щёлкнула открывающаяся кормушка. Обед. Баландёры в тюрьме знали, что в этой камере питались исключительно вольной пищей. Но порядок соблюдали, а потому во время раздачи баланды предлагали и им. К тому же иногда шнырь хаты Кузнец не отказывался и от баланды, если там была уха. Вот и в этот раз он привычно спросил баландёра.

– А чё там?

– Перловка, – равнодушно ответил тот.

– Не, не буду, – в тон ему ответил Кузнец, демонстративно кроша в чашку брикет сублимированной китайской лапши. Он и не заметил, как за спиной баландёра появилось лицо опера Шаповалова и его внимательные глаза осмотрели камеру ещё до того, как захлопнулась кормушка. А когда его лапша через несколько минут уже запарилась и он стал обедать, дверь открылась и завели смотрящего за тюрьмой авторитета Солому, с которым ему доводилось отбывать наказание в одной из колоний.

– Смотри не подавись, Кузнец, – весело бросил ему на ходу Солома и направился к вставшим ему навстречу парням. – Здорово были, арестанты.

– Здорово, Саня, – приветствовали его Протас и остальные, пожав ему руку. – Кузнец, чё сидишь?

Кузнец сразу подскочил, отставив пока свою еду и, поставив чайник, стал готовить заварку.

* * *

Ольга проснулась от звука открывающейся на обед кормушки. Она так и не смогла уснуть ночью после всего пережитого, и после утренней проверки её мозг сам отключился, едва она положила голову на подушку. Сказывалось несколько бессонных суток. Тем не менее, открыв глаза и убедившись, что всё это был не страшный сон и она находится в тюрьме, её отдохнувшая немного голова сразу опять разболелась. Ночью Вера, удовлетворив похоть Косы, забралась на шконку и уснула, забыв про обещание найти Юрку. А Ольга побоялась спросить у неё об этом. Она вообще была сильно напугана после всего увиденного и не знала, что теперь делать. Лера ничего по этому поводу ей не говорила. А из того, что она слышала об этом на воле, она поняла, что те, кто занимается однополой любовью за решёткой называются педерасты и считаются самой низшей кастой, опущенными. С ними не едят с одной посуды и даже не сидят рядом за столом. А Ольга пила вместе с Верой чай и спала на её месте. Да ещё и Коса как-то странно вела себя по отношению к Ольге и её намёки Вере на то, чтобы научила Ольгу чему-нибудь полезному, становились недвусмысленными.

И прошедшая спокойно ночь не успокоила её. Хоть она и провела всю ночь за книгой, делая вид, что читает, и её никто не трогал, она всё же чувствовала и даже замечала иногда странные взгляды сокамерниц с обоих отделений камеры. Вот и теперь, когда все стали есть и Вера опять позвала Ольгу, взяв на неё еду в свою чашку, она заметила несколько брошенных на неё взглядов и её опять охватила мелкая дрожь.

Есть хотелось уже сильно. Несмотря на свой ужасный вид баланда всё же пахала едой и заставляла Ольгу сглатывать выделяемую слюну, поскольку кроме чая она ничего не употребляла в пищу уже несколько дней и это даже сказывалось на её внешнем виде. Её лицо осунулось и под глазами стали видны впалые круги. Но, несмотря на это, Ольга всё же отрицательно покачала головой и выдавила из себя:

– Я не хочу есть.

– Ты чё, обиделась что-ли, что я прогон вчера не отправила насчёт твоего? – спокойно спросила Вера, разрезая хлеб заточенной ложкой. – Я всё помню. Сегодня отправим. Вчера Коса сказала, что если от него не будет прогона ночью, то сегодня сами отправим.

Ольга внимательно смотрела не неё сверху. Вера вела себя так спокойно, как будто ночью ничего не происходило с Косой. А если и происходило, то это было как будто в порядке вещей.

– Иди, поедим, – опять позвала Вера. – Не ела ж ничё уже сколько. Давай…

– Я не хочу, – сглотнув слюну, опять выдавила Ольга и отвернулась к стене, чтобы не видеть стучавших ложками аппетитно обедающих сокамерниц.

Тогда Вера похлебала жидкой баланды сама, сидя на нижней шконке с Риной и, оставив чашку, забралась к Ольге.

– Я тебе оставила там в чашке, захочешь, поешь, пока горячее.

Ольга вся сжалась от прикосновения Веры и села на шконке, прислонившись спиной к стене и боязливо поглядывая на неё. Сейчас она очень жалела, что не спросила ничего у Леры в отстойнике по этому вопросу. Спросить же теперь у самой Веры не решалась и не знала теперь, что делать. Она с дрожью ждала, что теперь Коса или ещё кто из них позовёт за занавеску и её.

– Я не пойму чё-то, чё с тобой? Тебе плохо? – спросила Вера, присев рядом с ней по-турецки.

Ольга молчала, не зная как спросить об этом. Да ещё и сидящие по шконкам и иногда поглядывающие на них арестантки сильно смущали её. Но когда открылась кормушка и стали давать второе, в камере началось движение и звон посуды. Воспользовавшись этим гомоном Ольга всё же решилась спросить, понизив голос.

– Вера, ты что, опущенная?

Округлив глаза та посмотрела на неё и, поняв всё, весело расхохоталась. Ольге стало не по себе, она боялась, что Вера сейчас поднимет её на смех на всю камеру. Но та всё же понизила голос и, положив руку на плечо Ольги, сказала:

– Да расслабься ты, подруга. Здесь нет опущенных, это у мужиков там… Всё нормально. Ну поковырялись чуть-чуть с Косой, зато живём нормально под её крылышком. Не то, что эти чуханки… – она кивнула головой в сторону толпящихся у кормушки неряшливого вида женщин.

Ольга смотрела на неё широко открытыми глазами. Её немного успокоили слова Веры, хотя и удивили немало. Но напряжение всё же не проходило.

– А Рина что, тоже? – спросила она вполголоса.

– Ну, тоже. Ну и что? Я ж тебе говорю, здесь ничё в этом такого нет. Опущенные, пидоры, петухи, это у мужиков. А у нас тут всё в порядке вещёй. Мы с Ринкой живём лучше всех в этой половине. Ты что, хочешь с этими синюшницами на одной шконке спать?

Ольга отрицательно покачала головой. Она и без этого уже видела, что моют в камере полы, парашу, выносят мусор и делают остальную черновую работу только те бомжеватого вида женщины, к которым даже не хотелось прикасаться. Она посмотрела на Веру уже более доверчивым взглядом и спросила:

– А что значит поковырялись?

– Ну пальчиками ей поделала там… Ну что ты, не понимаешь что-ли? – шёпотом спросила Вера и, увидев как Коса проснулась и зашевелилась, потягиваясь, позвала Ольгу: – Пойдём, поговорим насчёт прогона.

Она слезла вниз и Ольга нерешительно последовала за ней. Только сейчас она обратила внимание, как коротко пострижены ногти у Веры, почти как у мужчин. А когда они подошли к уже сидящей на шконке Косе, та похотливо оглядела Ольгу с ног до головы и спросила:

– Ну зачем тебе, такой красивой, этот хлюпик твой? Лучше со мной дружи, больше пользы будет.

– Я люблю его, – тихо сказала Ольга и опустила голову.

Коса громко расхохоталась и, посмотрев на Веру, с улыбкой сказала:

– Ладно, давай данные его, – взяв у Ольги листок, она бросила на него равнодушный взгляд и добавила: – Вечером дороги наладят между корпусами, отправим.

Вера взяла Ольгу за руку и повела к столу.

– Вот видишь, я же говорила, все тип-топ будет.

Ну давай, поешь теперь уже…

* * *

– Гулять идём? – крикнул в камеру дубак после обеда, открыв кормушку и, услышав положительный ответ, открыл дверь.

От лязга железа Юрий, лежащий на шконке Виталия, проснулся и открыл глаза.

– Спи, спи, мы пойдём подышим, – сказал ему Виталий и вышел вслед за Витяем и ещё несколькими арестантами.

Оказавшись в прогулочном дворике, Витяй сразу отвёл его в сторону и спросил потихоньку:

– Ну, рассказывай, Бандера, чё ты там хотел рассказать? Зачем нам этот лопух твой?

– Этот лопух сын Вешнева, коммерса одного местного. Кабаку него свой, сервис и ещё кое-какие точки. Я его как увидел, рожа сразу знакомой показалась. Я чё, думаешь, просто так его подтянул что ли? Пускай с нами живёт. Ему папаша мешки если не с кабака своёго, то с центровых магазинов точно толкать будет. И регулярно, так что грев будет как надо, я тебе говорю.

– А-а, – одобрительно протянул Витяй. – Ну, такие люди нам тоже нужны. Жаль дубака нашего перевели, так бы ещё лэвэшек затянули.

– Да ничё, ноги со временем один хер найдём, щас тем более Гера дежурит, с ним можно побазарить, – сказал Бандера и позвал остальных семейников, ходящих туда-сюда от стенки до стенки. – Антон, Леший… – и повернувшись к Витяю добавил: – Надо сказать им, чтобы вели себя с ним нормально. Ато Леший его точно заклюёт…

– Базара нет… – согласился Витяй.

Когда они вернулись в камеру, Юрий уже сидел на шконке одетый. Он прилёг уже под утро и сразу уснул. Бандера заметил его слипающиеся глаза, и сам предложил ему отдохнуть на своей шконке.

– Чё ты в штанах со стрелками по хате тусуешься, – дружески обратился к нему Витяй и полез в свою спортивную сумку. – На вот костюм тебе спортивный, в нём и валяться можно.

Юрий взял вещи из рук Витяя и вопросительно посмотрел на Бандеру.

– Одевай-одевай. Чё ты? Удобней же, – сказал тот и, обращаясь к кому-то у стола, громко сказал:

– Петрович, поставь-ка воды вскипятить. Надо пожрать чё-нибудь…

– О-о да-а, – обрадованно подхватил Леший и, достав чашки, стал потрошить в них пакеты с сублимированной китайской лапшой.

Юрий не ел уже очень давно и один вид этого студенческого блюда, к которому на воле бы даже не притронулся, вызвал у него обильное слюноотделение. «Неужели эти парни приняли меня к себе и я сейчас поем с ними?!» – думал он, одеваясь в предоставленный ему спортивный костюм. Он с трудом дожидался, пока запарится эта еда, сглатывая слюну. Он сейчас и баланду уже ел бы с удовольствием. А когда Леший, порезав заточенной ложкой хлеб, стал нарезать головки лука и чистить чеснок, Юра даже отвернулся к окну, чтобы окружающие не видели выражения его лица.

Наконец Леший, усевшись на расстеленных на полу и покрытых одеялами матрасах, позвал остальных и все стали рассаживаться вокруг импровизированного стола по-турецки.

– Присаживайся. Чё ты? Не стесняйся, – подбодрил стоявшего в нерешительности Юрия Витяй.

Бандера немного подвинулся и показал ему на место рядом с собой. Пока Юрий усаживался все уже начали есть. Помимо чашки с хлебом и нарезанным луком, с лапшой были три чашки, и ели Леший с Антоном с одной. Витяй ел один, и первый знакомый Юрия Виталий тоже ел один и жестом пригласил его. Юрий взял лежащую возле него ложку и потянулся за хлебом.

– Слышь, погоди, погоди, – остановил его руку Леший, – давай поговорим.

У Лешего было серьёзное лицо и все перестали есть, ожидая если не какой-нибудь предъявы за что-то, то серьёзного разговора.

– Вот ты уже взрослый парень, – начал Леший с самым серьёзным видом и спросил, глядя прямо в глаза Юрия: – С девчонкой у тебя уже всё было, наверное?

– Ну да, – удивлённо ответил Юра, не понимая, почему его спрашивают об этом.

– Ну, а за письку её рукой трогал? – всё так же серьёзно спросил Леший, сделав при этом характерный жест рукой.

Юра непроизвольно убрал руку от хлеба. Он знал, что в тюрьме законы жестокие и от зеков можно ожидать всего, поэтому решительно ответил:

– Не-ет.

Но все вокруг почему-то дружно засмеялись и опять принялись за еду.

– Ты завязывай угарать над своими, – улыбаясь, но стараясь быть серьёзным, сказал Витяй. – Человек в первый раз попал, и сразу к строгачам.

– Ты ешь-ешь, не слушай его, – кивнув на смеющегося Лешего, сказал Бандера. – Если он спросит у тебя, носил ли ты в школе пионерский галстук или ещё что-то в этом роде, не обращай внимания. Приколи лучше за свободу. Чё там нового?

Юра тяжело вздохнул, свободы он теперь был лишён. Но, собравшись с духом, стал рассказывать, не забывая при этом орудовать ложкой и аппетитно жевать черный хлеб.

* * *

Шаповалов сидел в своём кабинете и внимательно слушал осведомителя.

– Ну вот, значит, – продолжал Шкотов, – а как чаю попили, Солома, значит, и говорит: «Выручайте, братцы. У меня возможность есть сорваться. Бабки нужны». Все сразу замолчали, ну кому же охота бабки чужому человеку давать. Там-то наверняка сумма будет на откуп немаленькая. А Протас, значит, спрашивает: «Много надо?» А Солома на всех смотрит и говорит: «Двадцатку надо зелени, если поможете собрать, никого из вас не забуду. На свободе-то я гораздо больше могу для вас сделать».

– Ас собой Солома ничего не приносил? – спросил Шаповалов.

– Да не-е. Чем он может подогреть эту хату? Они ему сами денег дали с собой, штук двести кажется, и коробку конфет ещё.

– А чё ж денег так мало дали? Двадцатка зелени – это больше пятидесяти лимонов, по-моему, – съязвил Шаповалов.

– Насчёт бабок, сказали, проблемы у самих. Только Протас сказал, что поможет, чем сможет. Но много не обещал, сказал, что сам в попандосе по бабкам. А ещё и зато, что поможет немного деньгами, тут же с просьбой к Соломе обратился. Ну там, девку какую-то чтоб не чмырили, чтоб Солома проконтролировал.

– Чё за девку?

– Соседку Протаса. Шеляева фамилия. Недавно закрыли, ни за хер походу. Протас с женой по телефону седня утром разговаривал, та ему рассказала. Вот за эту Шеляеву и просил. Как зовут не знаю.

– Да это хрен с ними. А как Протас ему деньги передавать будет? – уцепился за более живую тему Шаповалов.

– Не ему, – покачал головой Шкотов, – на воле там кому-то. Да Протас сразу сказал, что много не сможет. Так, по возможности поможет. Но Солома всё равно благодарил, сказал, что попробует ещё с другими людьми связаться на воле. Да развёл просто, походу.

– Конечно развёл, – улыбнулся Шаповалов. – Солома и тому, что дадут рад будет. О чём ещё говорили?

– Всё-о. Солома поблагодарил и всё.

– Понятно, – произнёс Шаповалов и что-то чиркнул у себя в блокноте. – Ну ладно. Ты посиди пока, наверное, в этой хате. Посмотри там, чем дышут. Через кого дороги…

– Да ты что, Дмитрич? – раскрыл глаза Шкотов и приподнялся на стуле. – Они же расколют меня. У них запросы знаешь какие? Протас в гости рассчитывает через меня ходить…

– Куда? – спросил Шаповалов весело.

– Не знаю куда, – тараторил Шкотов, которому было не до веселья. – Походу к тёлке к этой, я так мыслю. Если не в хату, то в стакане где-нибудь словиться захочет, вот посмотришь. Переведи, Дмитрич. Смерти моей хочешь?

– Да не плач, Серёга, – хлопнул его по плечу опер, – в гости – это не проблема. Раз-два в месяц можно устроить ему встречу. Посиди там, понюхай. Поживёшь зато как человек, – подбадривал он его, провожая из кабинета, – колбаска, икорка, пиво. Давай, давай, не боись.

Передав заключённого Шатрову, Шаповалов решил зайти на всякий случай в спецчасть, посмотреть, какую такую Шеляеву хочет оградить от неприятностей бизнесмен Павел Протасов. А взяв в руки дело заключённой его лицо сразу вытянулось: такая красивая девушка в эту тюрьму попадала впервые. Да ещё и при внимательном изучении дела он прошёл к выводу, что она не из уголовной среды и, возможно, попала сюда по роковой судебной ошибке, какие иногда случались в его практике. Опер очень заинтересовался очаровательной заключённой и решил пока не посвящать Дунаева о просьбе Протасова к смотрящему. Так же он подумал, что нужно будет вызвать заключённую к себе для беседы. Сам себе он говорил, что нужно попробовать разобраться в её деле. Но в глубине души понимал, что увидеть её хочет совсем не за этим. И его холостая тридцатилетняя душа понимала это.

Думая о новой заключённой, Шаповалов сел писать рапорт о результатах встречи авторитетов бизнеса и криминала, пытаясь сосредоточить свои мысли на возможностях смотрящего действительно развалить своё уголовное дело.

* * *

Олег Плетнёв чувствовал себя в отстойнике вольготно, несмотря на все здешние неудобства. Тут он был хозяином над теми, кого закидывали сюда до распределения. Он уже понял, что начальство решило оставить его пока здесь, и пытался устроиться как можно комфортнее. Отобрал у одного из сокамерников постельное бельё, которое тот случайно выудил из сумки, доставая что-то со дна, и застелил выданный ему матрас с подушкой. Также он, пользуясь своей силой, половинил запасы чая и всего съестного у проходящих через «восьмёрку» людей, объясняя им, что они в хату едут, а ему здесь нужнее. Бояться ему здесь было некого, сюда попадали только те, кто сами боялись попасть в общаковую камеру. И синяки от побоев в общем отстойнике не уменьшали его «авторитета» здесь, среди общественников и опущенных. Последних он, конечно, не трогал и не брал у них ничего, заставляя только постоянно чистить парашу, через которую проходила единственная дорога, соединяющая женские хаты и камеры малолеток с остальной тюрьмой. Среди «красной» половины заключённых большинство всё же придерживались понятий, и дорога почти всегда функционировала исправно. Но сейчас в «восьмёрке» царствовал озлобленный на черноту Плетнёв. И когда романтическая часть арестантов слала своим возлюбленным, которых они зачастую даже в глаза не видели, конфеты или какие-нибудь поделки местного ширпотреба, он распаковывал эти груза. И если ему что-то нравилось, забирал себе. Вот и сейчас, когда через какое-то время после вечерней проверки заключённые наладили дорогу между корпусами и с нового корпуса пошли малявы и груза, часть из них предназначалась женщинам и пошла через «восьмёрку».

– Слышь, там прогон идёт с девять один по всем трассовым хатам, – говорил в отстойник голос с соседней камеры, передавая первую партию «почты» с нового корпуса. – Вчера за ночь пять грузов не дошло до один семь, один восемь и до шестёрки…

– Ну, а мы тут при чём?! – крикнул Плетнёв, не дав ничего ответить человеку, находящемуся возле кабуры. – Мы всё отправляем, что через нас проходит!

После недолгого раздумья голос с кабуры сказал:

– Понятно. Ну прогоните там дальше, может в пятёрке там в курсе.

Плетнёв взял груза и, бегло прощупав их, передал их человеку возле параши, который дежурил на трассе.

– Ну, Лупатый, отправляй. И прогони там им, где груза застревают?

Человек с выпученными от природы глазами, за что и получил кличку Лупатый, молча отправил всю почту, упаковав её в целлофановый пакет. Ни он, ни ещё двое их сокамерников не знали о вчерашних махинациях Плетнёва с грузами. Они только сегодня пришли этапом, а двоих вчерашних свидетелей этого днём раскидали по хатам. Поэтому Лупатый добросовестно сделал прогон на уже женскую камеру, следующую дальше по трассе.

Пока в женских камерах разбирались, где могли застопориться вчерашние груза, Лупатый заварил чай и заискивающе позвал Плетнёва.

– Олег, как насчёт купца?

– А конфеты есть? – спросил Плетнёв, не пьющий крепкий чай без сладкого.

– Да, вот, – Лупатый достал несколько конфет. Он прекрасно знал, что у Плетнёва у самого есть и конфеты и даже щербет. Но он прекрасно осознавал его силу и положение здесь, а потому даже обрадовался, когда тот согласился попить с ним чаю, и начал рассказывать за чаепитием всякие вольные небылицы.

Тем временем с нового корпуса пришёл ещё один груз с «почтой» и соседи передали её через кабуру.

– Смотрите, там стрём идёт, – раздался голос соседского трассового. – Ну что там с прогоном насчёт грузов? Ответ был от девок?

– Пока нет, щас спросим, – ответил Лупатый и пошёл на парашу вызвать женскую камеру. – Пятёрка!

– Да-да, подожди, – сразу отозвался оттуда женский голос, как будто там только сидели и ждали этого. – Прими груз.

Лупатый засунул руку в сливное отверстие и, нащупав веревку, потянул. Он уже понял, что там ответили сразу потому, что как раз сидели на параше и привязывали почту. Вытянув целлофановый пакет, он спросил:

– Ну что там, узнали?

– Нет, не получал у нас никто этих грузов.

– Понятно, – ответил Лупатый и, высыпав с мешка груза на расстеленное полотенце, пошёл сообщать ответ соседям.

Плетнёв тем временем рассматривал ту почту, которая шла наоборот в женские хаты и к тем малолеткам, которые сидели по ту же сторону продола. Ведь именно про эти груза соседи сказали, что идёт «стрём». Так называли особые посылки, в которых содержались деньги, наркотики или ещё что-то из особо запрещённых в тюрьме вещёй. Иногда так подписывали особые малявы, в которых подельники обсуждали серьёзные следственные проблемы или просто делились какой-либо ценной информацией. Настолько ценной, что такие малявы никак не должны были попадать к ментам и тот, в чьих руках на тюремной дороге находился подобный груз или малёк, должен был сделать всё для его спасения, вплоть до проглатывания или заряжания в анальное отверстие.

Перебрав все малявы и груза Плетнёв, наконец, нашёл маленький, почти как малёк, запаянный целлофаном грузик, на котором помимо слова «стрём» было ещё написано «контроль». Это означало, что каждая хата, через которую проходил груз, должна была отмечать его прохождение через свою камеру.

Помяв в руках груз и поняв, что там могло быть, Олег сразу оторвал зубами его запаянный конец. Лупатый, заметивший это движение, тут же подошёл к нему, но сказать ничего не решился, только посмотрел вопросительно-недоумённо. Но Олег уверенным в себе взглядом его сразу успокоил. Распечатав груз, он развернул его содержимое. Это была химка. Двое остальных сокамерников тоже знали, что это такое и вытянули шеи. Химкой здесь называли производное вещество от конопли, которое выводили из этой травы с помощью ацетона, эфира и других препаратов. Так же, как с килограмма опия сырца получали несколько грамм героина, так же и с килограмма конопли получали несколько грамм более сильнодействующего наркотика – гашиша, пластилина или химки. И если где-то в Москве или других западных тюрьмах и лагерях спичечными коробками мерили просто сухую травку, которую и курили, то в Приморье, где несмотря на меры правоохранительных органов конопля всё ещё росла в изобилии, коробками мерили пластилин, гашишную пыльцу и химку.

В грузе, который распечатал Плетнёв, было почти с мизинец густой, почти не разбодяженной смолы, смешав которую с табаком можно было получить пять-шесть коробков химки. Все смотрели на неё с застывшими глазами, в тюрьме курили дурь почти все. А для некурящего Плетнёва это была самая популярная в тюрьме «валюта», с помощью которой он мог сделать почти столько же, сколько и с помощью денег. Любой баландёр или ещё кто из холопов принесёт тебе всё, что сможет достать сам. А при желании эту «валюту» можно скинуть и обменять на рубли.

– Давай папиросу. Чё смотришь? – поднял глаза на Лупатого Плетнёв и повернулся к остальным. – Не дай боже кому ляпните, хребет сломаю, достану.

Лупатый стал нерешительно доставать из сумки пачку папирос. Курнуть, конечно, ему тоже хотелось, но от боязни ответственности перед арестантами руки немного дрожали.

– Да ты не ссы, Лупатый, – заметил его нервные движения Олег, – щас скажем, что мусора в хату вломились… Аза мусорской запал, сам знаешь, спросу нет. Ну а вы чё смотрите? – повернулся он к остальным и, отщипнув маленький кусочек смолы, положил его на бумагу. – Идите сюда, бодяжьте.

Те подошли и, присев рядом с Олегом, стали смешивать кусочек смолы с табаком. А Плетень стал открывать все остальные малявы и зачитывал вслух некоторые отрывки из любовных посланий женщинам, смеясь во весь голос. А когда его сокамерники обкурились, то тоже стали хохотать над этими «письмами» и принялись распаковывать почту, идущую от женщин.

* * *

– Всё, это последнее с нового корпуса, – сказала Рина, поднимая за верёвочку тряпичный мешочек с нижней камеры и высыпая его содержимое на расстеленное полотенце.

Коса подсела к ней и, перебрав груза и мальки, сказала Ольге, уже не в первый раз за ночь вытянувшей шею в ожидании ответа на запрос о местонахождении Юрки.

– Ну всё, милая, видать шифруется от тебя твой хахаль. Прогон видать поймал и заныкал, – голос Косы звучал издевательски, но когда она подошла ближе к Ольге, пишущей длинное «письмо» Юрке, начал переходить во вкрадчивый. – Это ты ему что ли столько написала? Ха-ха. Ну ты даёшь. Да не нужна ты ему, я тебе говорила ведь уже. Видишь, прячется даже от тебя? На прогон не отвечает. Пойдём лучше ко мне, посидим, покалякаем.

Она даже взяла её за руку, и Ольга вздрогнула всем телом. Хоть она и была в отрешённом состоянии, ведь Юрка так и не нашёлся, но всё же по поведению и по похотливому голосу Косы поняла, о чём она хочет с ней «калякать» на своей занавешенной со всех сторон шконке. Ольге опять стало страшно и она задрожала всем телом. Вера спала на их верхней шконке, а от Рины защиты ждать не стоило, она с самого начала не проявляла к Ольге интереса, поскольку теперь приходилось делить с ней спальное место.

– Да не дрожи ты так, глупая, – держа Ольгу за руку уже шептала Коса, а потом громко сказала Рине, читающей мальки от своих «поклонников»: – Ринка, завари-ка нам с Ольгой чаю, мы попьём с конфетками. Правда, Оль? Пойдём.

– Нет, – почти вскрикнула Ольга и одёрнула свою руку.

На этот её громкий возглас, в котором был слышен страх, обернулись все кто не спал. Но Коса быстро нашла способ реабилитироваться, чтобы не выглядеть смешной.

– Вы посмотрите на неё, ха-ха, – смеясь во весь голос встала Коса и стала показывать на Ольгу пальцем, – поэму пишет своему ландуху, думает, что он её любит. – Потом она повернулась к Ольге и всё ещё громко смеясь сказала ей: – Да он уже другую любит, дура. Вон тут нас сколько, и это только в одной хате. А может и другого уже. Хотя у тебя там такой тип, что скорее всего, это его там любят уже, у блатных там это быстро. Так что к женщинам он уже равнодушный, милочка.

Ольга сидела, опустив голову и глядя в своё уже дописанное послание любимому, которое было некуда теперь посылать. А Коса пошла к своей шконке и по пути остановила Рину, идущую с кружкой и кипятильником к столу.

– Не надо чаю, – сказала она мягко и, взяв из рук Рины кружку с кипятильником, поставила её на окно и сев на шконку шепнула ей: – Иди сюда.

Ольга продолжала сидеть на месте, не поднимая головы. Она не видела, как Коса с Риной залезли на шконку с ногами и задёрнули ширму. Не слышала она и тихих постанований Косы. Она не ощущала неловкости оттого, что её подняли насмех и опустили в глазах сокамерниц её любимого человека. Все её мысли были только об одном. Где он? Почему прогон не вернулся? Она невидящим взглядом смотрела в свою писанину до тех пор, пока кормушка не открылась для раздачи завтрака.

В камере началось небольшое движение и Ольга услышала голос Рины, выбирающейся со шконки Косы.

– Оль, возьми там на нас с Верой.

Сама Рина взяла посуду с окна и пошла получать баланду на Косу и её семейку. Ольга нашла в столе две чашки, принадлежащие Рине и Вере, и подала их в кормушку, сказав, чтобы в одну положили две порции. На завтрак была уха, которая хоть и выглядела как помойка со столовой пионерского лагеря, но издавала приятный запах. Как только Рина закончила накрывать на стол Косы, она сразу принялась за еду, порезав ложкой хлеб и жестом пригласив Ольгу.

Хоть настроения и аппетита не было совсем, Ольга всё же присела рядом, чтобы спросить у Рины о том, что не давало покоя.

– Рин, почему прогон не вернулся? – вяло ковыряя ложкой в чашке она смотрела на неё умоляющими влажными глазами.

– Не знаю, – покачала головой Рина, – если б мусора дорогу оборвали, нам бы сообщили.

– Так значит, могли оборвать? – с надеждой спросила Ольга.

– Нет, говорю же. Они обрывают только между корпусами, и то редко. С восемь шесть пришёл бы прогон, что был обрыв и до них груз не дошёл.

– А ещё почему мог не вернуться прогон?

– Не знаю, – пожала плечами Рина. – Я тут уже три месяца на трассе сижу, в первый раз такое. Если бы в натуре решил бы шифрануться от тебя, как Коса говорит, – при этом Рина понизила голос и осторожно обернулась на окно, но в камере стоял стук звенящих о железные чашки ложек и никто её тихих слов не слышал, – то просто бы не отозвался. Но прогон бы всё равно вернулся.

– Может, просто не успел? – сделала осторожное предположение Ольга.

– Он за ночь весь централ на три раза может обойти.

– Но может, всё-таки задержался где-нибудь? – с надеждой глядя на неё спросила Ольга. – Днём может прийти?

– Нет, – покачала головой Рина. – Дорогу уже убрали и спрятали, может шмон быть. Днём между корпусами только контролька натянута, на ней не катаются.

– Что такое контролька?

– Нитка прочная, но очень тонкая, чтоб в глаза с улицы не бросалась. Я когда в один шесть сидела, мы на такой с пацанами связывались с пятнадцать А…

Ольга уже не слышала её последних слов. Она перестала даже делать вид что ест и, опустив голову на колени, обхватила её руками и беззвучно заплакала.

* * *

Смотрящий Саня Солома ночью иногда спал, несмотря на то, что тюрьма жила именно в это время суток. В отличие от других заключённых днём ему приходилось много двигаться и общаться с арестантами, да и большинство этапов заходило в тюрьму тоже днём. Атак как ему не нужно было обязательно ждать ночи, чтобы связаться или поговорить с кем-нибудь даже на другом корпусе, потому что режимники позволяли ему в случае необходимости перемещаться по централу, то ночью ему приходилось частенько отсыпаться.

Вот и сейчас он проспал почти всю ночь и проснулся от звонкого щелчка открывающейся кормушки. Первым делом холопы раздавали пайки на весь день, и выдывая хлеб, холоп Володя сказал вполголоса:

– Там с семь ноль спрашивают, чё с ответом на восемь семь?

Солома, хоть и был спросонья, всё же расслышал вопрос и прямо со шконки ответил.

– Скажи, что по баланде передам, – он поднялся на ноги и, потягиваясь и зевая, спросил у Пахи:

– Где с восемь семь малява?

Порывшись в мальках, пришедших за ночь на имя смотрящего, Паха протянул ему запаянную целлофаном маляву.

– Чё, не мог ответить что ли? – укоризненно спросил Саня.

– С восемь семь сам общайся, я ж не знаю, что там у тебя с ними задела, – парировал Паха. – Остальным я ответил всем.

С этим аргументом Солома не стал спорить и молча оторвал зубами запаянный конец целлофана. В маляве Протас спрашивал его, что с его вчерашней просьбой и в какой хате сидит та Ольга, о которой он просил позаботиться.

– Я вчера прогон отправлял. Где он? – спросил Солома.

– Какой прогон? – непонимающе спросил Паха и, вспомнив что-то, сразу проинформировал смотрящего. – Там вчера обрыв был по трассе, мусора в восьмёрку вломились и всю кишку сняли с грузами и малявами.

– В восьмёрку? – недоверчиво спросил Солома. – А стрём там был какой-нибудь?

– Да, – спокойно ответил Паха. – Контроль шёл на малолеток с девять один. Чё было не знаю. С девять один сказали, что ничё серьёзного.

– Да эти могли и с…издеть, что ничё не было. Сюда-то они ничё не загоняли. Общий режим, хули. Чуть ли не половина тихушников. Хорошо ещё, что хоть трассу держат ровно. А чё ты прогон по новой не отправил?

– А имя ж никто не знает, – оправдался Паха. – Ты ж там тёлку искал какую-то, никто и не смотрел на имя, я по трассе спрашивал. Они так отправили на старуху.

– Понятно, – проговорил Солома и, когда кормушка открылась и баландёр громко предложил уху, он сам подошёл к кормушке и тихо сказал ему:

– Слышь? В семь ноль скажи, что ответ на восемь семь по обеду будет.

Баландёр еле заметно кивнул головой и Солома, высунув голову в кормушку, сказал стоявшему неподалёку и размахивающему дубинкой дубаку:

– Командир, там куму скажи, пусть подойдет сюда. Ага?

* * *

После утренней проверки Виталий с Юрием играли на шконке в «тэрс». Этой игре в карты Бандера обучал его почти всю ночь, попутно объясняя ему значение зоновских карт, которые Юра постоянно путал. Поначалу он не мог разобрать не только где семёрка и девятка или где дама и где король, но и пики от трефы отличить не мог, настолько непонятны были ему эти зековские карты. А к утру у него уже неплохо получалось, и он даже попутно разговаривал со своим новым другом.

– Сейчас уже только ночью ответ будет, не раньше? – спросил он Бандеру, которого попросил отправить вчера запрос о местонахождении Ольги. После того, как на первый прогон пришёл ответ, что по трассе был обрыв, они отправили второй, но ответ получить не успели, с наступлением утра дороги между корпусами сняли.

– Ну, – покачал головой Бандера, кидая карту. – Вообще-то почти все тётки здесь сидят, одну их хату даже видно через продол. Просто кричать щас нельзя. Здесь только одна смена, в которую можно чё-то подкричать через продол или маляву передать через холопов. Пока только знаем точно, что в один шесть её нет.

Юра вспомнил, что с одной из женских камер у них была прямая дорога, и ответ оттуда они получили сразу. А на остальные женские камеры пришлось отправлять прогон по большому кругу через всю тюрьму. К тому же в новом корпусе была большая больничная хата, в которой было очень много женщин с этапов.

Юра даже не знал, сможет ли уснуть днём в ожидании ответа, настолько велико было его нетерпение.

– А если крикнуть сейчас, что будет? – спросил он Виталия.

– В бочку посадят суток на десять, ещё и по седлу могут дать, – спокойно ответил Бандера. – Я ж говорю, здесь все смены козлячьи, кроме одной. Тэрс, – он бросил карту.

– Рост? – спросил Юрий.

– Валет.

Юра кивнул головой и, походив в ответ, попытался переключиться на игру или какую-нибудь другу тему, чтобы отвлечься от мучений ожидания.

– Слушай, – сказал он, вдруг вспомнив потасовку в отстойнике с Олегом. – А почему спортсмены вас так не любят? Я как-то слышал, как один прям обзывал последними словами, говорил, порвет всех если что.

– Бубновый валет, – пояснил Бандера предыдущий ход, бросив новую карту и спросил: – Кого – нас?

– Ну-у… уголовников, – додумался до правильного определения Юрий.

– А-а, – спокойно протянул Бандера и спросил: – О противостоянии синих и качков когда-нибудь слышал?

– Да-а, – ответил Юрий. – Об этом даже по телеку говорили.

– Ну вот, чё ж тут непонятного. Что они могут сказать о нас хорошего? Спортсмены – люди уверенные в своей силе. Тем более здесь, в Приморье. Видать, здешний климат некоторых опьяняет, берегов не видят. Думаешь, почему здесь воров в законе нет? Потому что их сюда кое-какие спортсмены не пускают, посылают на х…й и убивают вместе с близкими. На воле они в основном вообще никого и в хер не ставят, не только уголовников. С такими разговаривать бесполезно, только стрелять. Я за них и сижу, кстати. Только так они ненадолго в себя приходят. Или если в воровскую тюрьму попадают. Здесь уже другой базар.

– Да, – сказал Юра, вспоминая, как втаптывали в пол Олега, но говорить о своём самом первом знакомом не стал. – Здесь, наверное, с ними не церемонятся.

– Каждому по заслугам, как говорится. Есть же и такие спортсмены, с кем у нас нормальные отношения. Но если кто-то перешёл дорогу людскому, в тюрьму лучше не попадать, здесь уже по-другому петь будет. Хотя некоторые из тех, кто себя выше всех ставил, и здесь ведут себя достойно даже перед смертью. Про Нелюбина не слышал про такого? Самбист бывший.

– Слы-ышал, – удивлённо ответил Юрий, услышав знакомое имя. – Его убили вот недавно в тюрьме какой-то московской, в новостях передавали где-то. Забили насмерть. У него, говорили, там сильная группировка была.

– Ну, – ответил Бандера, согласно кивая. – Так вот он, говорят, вёл себя как подобает. Его даже трахать не стали, так убили.

– Что, прям всех убивают? – удивлённо спросил Юрий, вспоминая про случай с Олегом, который хоть и пострадал сильно, но остался в живых.

– Нет, конечно, – спокойно ответил Бандера. – Я ж говорю, здесь каждому – по заслугам. Тем спортсменам, кто на нашей стороне, кому людское не чуждо здесь тоже почёт и уважение. А кто берегов не видит… Щас вот на первом централе Ларион сидит, покойник стопроцентный. Хоть и в одиночке чалится, один хер достанут. Сильно против людей пёр, это уже не жилец.

Юра сразу вспомнил, как Олег говорил в отстойнике, что он с бригады именно Лариона и что тот сидит, но говорить Виталию об этом тоже не стал. Несмотря на всё произошедшее в отстойнике, он всё же был благодарен Олегу за первую поддержку и надеялся, что тот, будучи в бригаде этого самого Лариона, сам лично не наломал дров настолько, чтобы уголовники вынесли ему смертный приговор.

Относительную тишину в камере опять прервал лязг железа. В открытую кормушку заглянуло пухлое лицо посыльного холопа и крикнуло.

– Вешнев!

– Это меня, – оживился Юрий и, бросив карты, спрыгнул и быстро подбежал к кормушке. – Да, я Вешнев.

– От кого передачу ждёшь? – опять раздался голос холопа.

Юрий назвал хорошо знакомое Бандере имя отца и стал принимать из кормушки пакеты и складывать прямо на пол возле двери. Видя это, Бандера соскочил на пол.

– Чё сидишь, Петрович? – гневно сказал он. – Давай, сюда передавай.

Пакетов было так много, что их не успевал передавать Петрович, да и Бандера не успевал раскладывать их на окне и Юра продолжал складывать их на пол. Когда они, наконец, закончились, он взял у холопа длинный перечень передаваемых вещей и продуктов питания и, бегло пробежав их взглядом, подписал и сунул обратно в кормушку. Петрович с Бандерой продолжали перетаскивать передачу к окну. От распространившегося вокруг аппетитного запаха запечённой курицы, колбасы и других продуктов, сраз проснулись Леший с Антоном и тоже стали помогать разбирать передачу. Зашевелился и открыл глаза и Витяй. Увидев перед собой радующую глаз картину, он перевёл взгляд на Бандеру, который улыбнулся и подмигнул ему. Одобрительно кивнув ему, Витяй сел на шконке и, надевая штаны, спросил:

– Тетради, ручки есть?

– Да-да, есть вот, – радостно ответил Юра, доставая целую пачку тетрадей и какой-то блокнот. Открыв блокнот, он достал оттуда три фотографии и показал их сидящему на шконке и роющемуся в пакете с конфетами Бандере. – Вот моя Ольга, Виталь. А это мы с родителями моими.

Бандера взял из его рук фотографии и, бегло взглянув на знакомого ему Юркиного отца, остановил свой взгляд на Ольге. Его лицо сразу изменилось. Из радостного сделалось сразу серьёзным и задумчивым, такое красивое и одновременно простое лицо ему доводилось видеть не часто. Юрий этой перемены в его лице не заметил, его отвлёк Витяй, спросив, где пастики и ручки. Достав ему из пакета целую жменю ручек Юра повернулся к Бандере и, взяв у него фотографии, засунул их обратно в блокнот и положил его на батарею. Затем повернулся и спросил:

– Ну чё, не видел батю в таком наряде в городе?

Бандера сделал слабую попытку улыбнуться, на фото отец Юры был в смешных шортах и майке, но он почти не обратил на это внимание. Ему больше хотелось ещё раз взглянуть на ту девушку, которую искал с его помощью Юрий сегодня ночью и которая находилась где-то здесь, рядом. Он бездумно перебирал вдруг переставшие радовать шоколадные конфеты. А когда Юрий отвернулся и стал рыться в пакете с носками, трусами и прочей одеждой, протянул руку к блокноту и открыл его.

* * *

Начальник оперчасти Дунаев шёл по продолам тюрьмы в административное здание, где располагалась спецчасть. Он даже обрадовался необычной просьбе Соломы найти в какой камере сидит одна из заключённых и удивлялся, почему смотрящий не может отыскать её сам. Оперчасть, естественно с ведома начальника СИЗО, как и почти во всех тюрьмах, делала послабления по режиму ответственному за тюрьму и даже частенько выполняла его просьбы, поскольку тот решал почти все междоусобные конфликты. Он мог в случае необходимости остановить ненужные администрации всяческие волнения, голодовки и бунты по пустяковым поводам и предотвратить бессмысленные убийства, за которые в управлении тоже по головке не погладят.

Иногда Солома, конечно, откровенно наглел, прося его принести водки и закинуть его в гости к друзьям ненадолго. Объяснял это тем, что это нужно для общения и сближения с народом, за который он несёт ответственность и перед администрацией в том числе. Но сегодня его просьба оказалась настолько простой, что у Дунаева даже поднялось настроение и он думал, что сегодня от смотрящего просьб больше не будет. Тот хоть и наглый, но меру знает.

Работник спецчасти Валентина привычно нашла ему дело заключённой и протянула со словами:

– Что это вы, то Шаповалов, то ты ей интересуешься? Кто такая-то?

– Шаповалов? – удивлённо переспросил кум.

– Нуда, – спокойно сказала Валентина. – Вчера он это дело брал.

Дунаев сделал вид, что как будто знал об этом, но забыл, и только сейчас вспомнил. Улыбнувшись и постучав себя пальцем по голове он вышел и пошёл вместе с делом в свой кабинет. На самом деле он был зол и думал, что Шаповалов, вопреки его указаниям, общается с Соломой да ещё и не ставит об этом в известность своёго начальника. Но как только он зашёл в кабинет и, открыв дело, увидел фотографию заключённой, он сразу подумал, что подчинённый его приказов не нарушал и интересовался этой заключённой по личной инициативе, потому что таких красивых девушек в этой тюрьме никогда не было.

Просмотрев дело и усомнившись в справедливости решения суда, он решил зайти к Шаповалову и спросить, не влюбился ли тот часом и не хочет ли помочь заключённой в её деле с целью жениться потом на ней. С улыбкой на устах от предвкушения предстоящего разговора и ошарашивания подчинённого своей осведомлённостью, он зашёл в кабинет Шаповалова и улыбка сразу слезла с его лица. За столом напротив опера сидела та самая девушка, Ольга Шеляева, только в жизни она была намногое милее, чем на фото. Её красивое и в то же время просто лицо с яркими чертами притягивало взгляд. Длинные распущенные волосы, казалось, переливались от попадавшего на них из окна весеннего солнца. А красивые и невероятно добрые глаза говорили сами за себя, что она не преступница.

Дунаев не мог оторвать от неё взгляд и даже забыл о цели своёго визита к подчинённому.

* * *

Во время обеда Солома высунул свою голову в кормушку и сказал стоявшему неподалёку дубаку:

– Слышь, командир, скажи там ещё раз куму, пусть подойдёт срочно. Лады? – и услышав утвердительный ответ, он сказал потихоньку баландёру извиняющимся тоном, поскольку тот смотрел на Солому вопросительно, явно ожидая малявку с ответом: – Бля, не узнал я ещё, не получается. Прогони там, что по ужину ответ будет.

Баландёр кивнул и закрыл кормушку, баланду в этой камере тоже брали очень редко. А Солома заходил взад-вперёд, нервно теребя чётки от злости на кума, который не выполнил такую простую просьбу. Но ещё больше ему было неудобно перед Протасом, который выделит для него наверняка не маленькую сумму денег, а он не может сделать для Протаса такое плёвое дело, как найти какую-то девчонку и проконтролировать, чтобы с ней было всё в порядке. А в данный момент даже просто найти её не может.

Он злился на всех. На кума, который проигнорировал его просьбу, на оперов и других дубаков, которые оборвали дорогу сегодня ночью именно в тот момент, когда шёл его прогон. Открылась кормушка и дежуривший по этажу дубак сказал:

– Нету кума, домой ушёл.

– Как ушёл? – зло спросил Солома.

– Ну вот так, ушёл, – спокойно ответил дубак и улыбнулся. – Сегодня ж пятница, вроде как сокращённый день.

Солома в негодовании ударил кулаком об ладонь и подскочил к кормушке.

– Слышь, командир, – сказал он просящим тоном. – Помоги девку найти, Ольгу Шеляеву. В какой хате она сидит?

– Не-е, это не ко мне, – спокойно ответил дубак. – Мне кто такую информацию даст? Да и в спецчасти уже никого нет, сёдня ж пятница.

Солома махнул на него рукой и в негодовании заходил по камере. Он понимал, что этот дубак просто боится, что его кто-нибудь застучит. А на другом корпусе, где женские камеры были ещё и на очень неудобной стороне, сегодня дежурила такая смена, которая не даст сделать словесный прогон ни через продол, ни через улицу. А если Протас просит её найти и помочь, значит на их новом корпусе, где располагалась женская больничная камера, её нет. Выходило, что чтобы решить этот вопрос, нужно было ждать вечера, когда наладят дороги между корпусами. Потому что утром дубаки оборвали ещё и контрольку, на которой в особо остром случае можно было послать письменный прогон туда, и вечером трассовым хатам придётся сдавливаться по новой.

«Понадеялся на этого кума, ублюдка, – зло думал Солома, – лучше б утром подкричали туда, пока там смена не такая козлячья была…»

* * *

Протас ходил по хате и с нетерпением ожидал ужина. Баланда ему, естественно, была не нужна, он ожидал ответа от Соломы по поводу Ольги.

Молодая соседка по подъезду нравилась ему уже давно. Каждый раз при встрече мило улыбалась ему и здоровалась, но он вёл себя сдержанно и не приставал к ней. Как-никак её мать была подругой его жены и с ним общалась тоже. Когда Ольга со своим семейством переехала в их дом и он впервые увидел в своём подъезде красивую молодую девушку, он сразу перефразировал слова известной песни и, проходя мимо неё весело пропел: «В нашем доме поселилась замечательная соседка». Она в это время возилась с дверным замком и, повернувшись, мило улыбнулась ему в ответ.

В свои сорок пять предприниматель Павел Протасов был большим охотником до молодых девушек. Он много занимался спортом и был в прекрасной форме, что позволяло ему добиваться больших успехов на этом поприще. Друзья говорили ему, что секрет его успеха кроется не в его умении обольщать девушек, а просто в его кошельке. Потому что с наступлением рыночной экономики девушки-красавицы выбирали себе мужчин по принципу не кто милее, а кто больше может дать. Но Павел был слишком высокого о себе мнения, чтобы слушать подобные высказывания. Как-то на вечеринке у одного из своих друзей, куда Протасов пришёл со своей молодой подругой и танцевал с ней, пригласивший его приятель запел модные в те годы частушки: «Перестройка, перестройка, я и перестроилась, у кого карман пошире я к тому пристроилась». Тогда дело закончилось мордобитием с большим перевесом более сильного Протасова, и с тех пор друзей у него заметно поубавилось.

Но Павел не изменил своим вкусам и продолжал завоёвывать «сердца» молодых девушек, радуясь каждому новому успеху. Его бизнес расширялся и процветал, что позволяло ему иметь по две, а то и по три девушки в разных районах города. Но ему и этого казалось мало и, если бы была возможность, он бы имел и четвёртую любовницу, и пятую и шестую. Может быть, именно ради этого он тогда, в начале девяностых, подвязался торговать на своих точках краденными автозапчастями, которые поставляла ему группировка угонщиков.

Целый год всё шло нормально и Павел присматривал для себя подходящих кандидатур на роль постоянных любовниц. Теперь средства позволяли ему это, он даже прикупил ещё одну квартиру в соседнем районе, о чём, естественно, не ставил в известность семью, которой он всё же дорожил.

А когда он увидел в подъезде улыбку новой очаровательной соседки, сердце ловеласа запело. «Вот она! – радостно думал он. – Любой ценой моя будет». И надо же было такому случиться, что Ольгина мама оказалась давней подругой его жены. Да ещё и парень у его желанной оказался сыном хорошо знакомого ему предпринимателя Вешнева. И за счёт родительского бизнеса может дать ей не меньше, чем он, Павел Протасов.

Каждый раз потом он, встречая Ольгу с Юрием, кусал губы и со злостью смотрел на её молодого человека, который явно был ему не соперник, разве что только по возрасту. А потом, занимаясь сексом с кем-нибудь из своих подружек, пытался представить на их месте Ольгу. Так продолжалось до тех пор, пока автоугонщиков не поймали. Он тоже оказался за решёткой в ожидании суда.

Все его девушки, естественно, сразу его бросили и вот уже год, как кроме жены он больше никого не интересовал. А сейчас каким-то непостижимым образом это ангельское создание Ольга оказалась здесь, рядом с ним. Его истосковавшееся по ласке и теплу сердце запело. И пусть даже её губошлёп тоже здесь, тут-то у Протаса больше шансов стать для неё первым другом, защитником и помощником.

С продола раздался характерный звук. Так баландёр стучит своим черпаком по железным чашкам и алюминиевым зековским шлёмкам арестантов. Начали раздавать баланду. Перед глазами Протаса опять проплыло лицо Ольги с её улыбкой, он подошёл к кормушке и стал ждать, пока баландёр подкатит свою тележку к их камере. Наконец кормушка открылась и Павел, сам сказав ему, что баланду брать не будут, подошёл и нагнулся к кабуре в расположенную внизу хату семь ноль, через которую должны были передать малёк от Соломы. Они были на одном этаже и в эту смену дубаков у них можно было передать маляву через продол.

– Ну чё там, семь ноль? – произнёс в кабуру Протас.

– Ща-ща, погоди, – послышался оттуда ответ, – подходит баланда.

Павел прильнул ухом к кабуре и даже отсюда слышал, как параллельным курсом их баландёру движется тележка по нижнему этажу и как звонко щёлкнула кормушка нижней камеры. Пытаясь вслушаться в полушёпот баландёра он с нетерпением ждал, когда в кабуру просунут малёк. Но вместо этого туда подошёл сидящий в семь ноль Валёк и сказал:

– Там Саня извиняется, говорит, что дела были неотложные. По ночи всё нормально будет.

Протас аж выругался от досады. То по обеду, то по ужину, то вообще по ночи. Вот и помогай после этого смотрящему деньгами. За целые сутки не мог решить такое простое для него дело. Да даже найти её не смог. Павел тут же решил не надеяться на смотрящего и действовать самому. Всё-таки деньги в тюрьме могут решать многие вопросы, в том числе и вопросы удобства его желанной.

– Валёк, – произнёс он в кабуру. – Запроси там в восемь шесть, словились они со старухой? Там же контрольку вроде обрывали.

Пока нижняя хата списывалась с теми, кто отправлял груза на старый корпус, Павел быстренько написал на листке бумаги текст.

– Протас, – раздался из кабуры голос Валька и Павел сразу подошёл, – они сейчас сдавливаются, но кататься, сказали, будут только после проверки. Там на улице движения какие-то, сегодня и так две контрольки оборвали.

– Да нормально, – ответил Протас и сунул ему бумагу, – тут до проверки-то времени осталось херня.

На вот, пусть прогон сразу отправят на старуху.

* * *

Ольга лежала на шконке лицом вверх. Она была с закрытыми глазами, но только делала вид, что спала. На самом деле она просто боялась вставать. Боялась, что Коса, проснувшаяся ещё на ужине, опять начнёт её доставать. А если Ольга будет упорно отказываться, то она не только не поможет найти Юрку, но и здесь не даст спокойно жить. Будет постоянно высмеивать или, как тут говорят, чмырить. Что делать и как тут жить дальше она совсем не знала, от всех этих мыслей уже болела голова. Ещё и Юрка подозрительно молчал, от чего она беспокоилась ещё больше.

Днём её вызывали на беседу в оперчасть, где она поинтересовалась состоянием Юры, не случилось ли с ним чего. Но там ей сказали, что с ним всё в порядке. Только при этом как-то странно на неё смотрели и не сказали, где именно он сидит, сославшись на то, что не имеют права об этом говорить. Вообще весь разговор показался ей очень странным. Сначала беседу вёл один и вежливо задавал вопросы, всё ли у неё в порядке, как устроилась и нет ли у неё каких-нибудь претензий. Потом зашёл ещё один и первый сразу стал задавать вопросы по её уголовному делу уже официальным тоном. А тот, который зашёл, всё время сидел молча, лишь изредка вставляя какой-нибудь вопрос о её семье и о суде. Когда Ольга после всего рассказала об этом Вере с Римой, их разговор слушала подруга Косы Лена и сказала, что это её хотели завербовать, чтобы она стучала. Ещё она сказала, чтобы Ольга была с ними поосторожнее, а если выведут ещё и будут задавать вопросы про хату и сокамерниц, чтобы держала язык за зубами.

У Ольги слишком болела голова по Юрке и о том, как жить с этой матёрой уголовницей с бешенством матки, чтобы думать ещё и об оперативниках. Она уже начинала думать о том, чтобы попроситься в другую камеру, но боялась, что от этого будет ещё хуже. По крайней мере так говорила ей Лера в отстойнике. За то, что выломилась с хаты, ещё больше чмырить будут. Но как здесь жить? Чёртова Коса. Другие, живущие у окна, вроде бы не «страдали» от нехватки секса. По крайней мере за эти дни у них Ольга этого не замечала. Да ещё и Юрка молчит. Мысли нахлёстывали одна на другую и хотелось плакать.

Проверка уже давно прошла. А может, ей просто так казалось, что давно. Каждая минута ожидания казалась вечностью. А неизвестность по поводу того, придёт ли вообще ответ, делала это ожидание ещё болезненнее и утомительнее.

Когда, наконец, пришла первая «почта» с нового корпуса её сердце забилось в тревожном ожидании, что ответа опять не будет. Но пока Рина с Косой разбирали мальки и груза она всё ещё делала вид, что спит. А когда Коса вдруг заговорила, она вся напряглась и сердце её заколотилось.

– Слушай, я не поняла, – говорила Коса, – ни хера сколько народу её ищет. Шеляева, это ни эта Ольга? Как её фамилия?

– Не знаю, – ответила Рина и хотела сказать что-то ещё, но ей не дала закричавшая на шконке Ольга.

– Я-я-я это, здесья, – тараторила задыхающаяся Ольга и быстро слезла на пол. – Я здесь. Это меня ищут.

– Да ты погоди. Чё орёшь-то? – успокоила её Коса, но уже почему-то дружеским тоном. – Слушай, тебя такие люди тут ищут. Один с восемь семь прогон, другой от смотрящего за тюрьмой… вот ещё один… Ты кто, девушка?

– Ольга я… Шеляева… – пыталась говорить спокойнее Ольга, но у неё получалось только не кричать. – Кто ищет, там есть имя?

– Нет. Тут только номера хат. Но каких? Ты посмотри, – Коса показала ей малявы. – Вот это положенская хата, вот это тоже блатные. Вот ещё осуждёнка строгая, чёрная. Кто у тебя здесь?

– Это Юрка мой, – радостно тараторила Ольга. – Это он ищет меня. Наш прогон, наверное, не дошёл до него, вот он сам меня и ищет.

– Это вот этот твой… – Коса, видимо, хотела сказать «ландух» или ещё что-нибудь в этом роде, но осеклась и спросила: – А он у тебя кто?

– Любимый… – ответила Ольга, даже не замечая от радости, что Коса разговаривает с ней уже чуть ли не ласково. – А он в какой?

– В какой-то из этих трёх, остальные походу ему помогают, – сказала Коса и, обращаясь к Рине, скомандовала: – Отвечай всем, здесь она.

Рина начала писать ответ на всех трёх прогонах, а Ольга склонилась над ней и наблюдала за этим с бьющимся от радости сердцем. Коса встала и заходила по камере, думая о чём-то. Потом, всё-таки, придя к выводу, что эта девушка не так проста, как казалось, решила реабилитироваться на всякий случай перед ней и командным голосом сказала Рине.

– Ещё один прогон по трассовым хатам пошли. Где там наш вчерашний прогон затормозили? – сказала она и уже дружеским голосом обратилась к Ольге: – Щас мы ещё разберемся, почему я твоего Юрку вчера найти не могла. Всё будет тип-топ, не боись.

* * *

В восьмёрке всё оставалось по-прежнему. По непонятной для Плетнёва причине его «постояльцев» не раскидали сегодня по хатам. А это означало, что все выходные они будут здесь с ним, и уедут только в понедельник. Такое положение дел его очень не устраивало. Лупатый и все остальные, включая ещё одного, которого закинули сегодня, знали о наличии у него химки и смотрели на него голодными глазами. Причём отказать им было рискованно, те могут обозлиться и сдать его, что он крысанул стрём-контроль. И хотя они все фактически уже сами принимали в этом участие, ведь сами курили эту химку и прогон пустили по трассе, что груза замели мусора, но свалить потом всё могли на него.

Олег делал вид что спит и ворочался с боку на бок, приоткрывая глаза и поглядывая, чем занимаются сокамерники. Лупатый замечал открытые щёлочки его глаз и с нетерпением ждал момента, когда можно будет намекнуть о забитии косяка.

– Восьмёрка, – раздался приглушённый женский голос и Лупатый подошёл к параше и открыл кляп.

– Говори.

– Давай домой, – уже более отчётливо проговорила параша женским голосом.

Лупатый засунул руку в сливное отверстие и за верёвку вытащил целлофановый пакет с «почтой». Высыпав содержимое на пол, он вымыл руки и стал разбирать малявы.

– Во бля, – сказал удивлённо он, читая один из четырёх прогонов. – А мы чё, вчера на девок не прогнали, что мусора вломились?

– Да хер знает, – ответил один из сокамерников по прозвищу за маленький рост Гном. – На девятку точно прогнали.

– Да на девятку-то я помню, они кипишевали ещё, что контроль упустили, – нарочито громко сказал Лупатый.

– А чё такое? – как будто спросонья проговорил Плетень, потягиваясь. Он думал, что малолетки с один девять, на которых шла эта химка, тоже начинают пробивать трассу.

– Да тут прогон идёт с один восемь, куда их вчерашний прогон делся. Они там искали кого-то. Помнишь? Мы вчера ещё по обкурке угарали, хотели приколоться, что типа здесь этот Юра… как его там?

– А-а, – успокоившись, протянул Олег. – Ну прогони там… извинись, что вчера не поставили в курс за запал… скажи, выключились…

– Да-а, – протянул Лупатый и, сев писать ответ на прогоне, чуть ли не открытым текстом намекнул Олегу. – Могли и в натуре забыть. Вчера-то весело было, не то, что сегодня.

Плетень сделал вид, что не понял, о чём речь, и сел читать остальные прогоны. Ему не хотелось тратить «живую валюту» на этих «свинопасов», как он о них думал. Лупатый сидел за кражу свиней в колхозе, ещё двое за сельский магазин, где так же забрали мясо.

Читая прогоны, он сразу обратил внимание, что со всех трёх хат искали одну и ту же девушку. Ему сразу стало интересно, и он сказал об этом как будто сам себе, но все слышали. Никто ничего не ответил на это, всех интересовал совсем другой вопрос. И хитрый Лупатый нашёл верный ход, как решить этот вопрос.

– Подписать от твоего имени? – спросил он, дописав ответ на прогоне и уставился своими огромными выпученными глазами на Олега.

Плетень сразу всё понял и, улыбнувшись, полез в нычку за химкой.

– Подпиши от себя, – спокойно сказал он, демонстративно отламывая приличный крапаль от груза. – Щас поугараем, кстати, чё ей писать будут эти донжуаны. Передайте в девятку, – сказал он, собрав все мальки и прогоны и сунув Гному. – Интересно, что там за принцесса такая популярная?

* * *

Получив ответ на прогон Юра обрадовался, как ребенок. Любимая находилась здесь же, на одном этаже, только на поперечном продоле. До неё было всего каких-нибудь десять метров и на этой волне он мерил шагами камеру, даже не пытаясь унять сердцебиение и теребя волосы руками.

Витяй и остальные сидели с сытыми довольными лицами и смотрели на него, улыбаясь. Все были очень довольны новым семейником и были рады, что помогли ему отыскать его любимую. Один только Бандера не улыбался и смотрел на Юрия как-то задумчиво, но никто не обратил на это внимания.

– Если б бабки были бы, можно было бы попробовать вам свиданку организовать тут на этаже, в стакане, – улыбаясь, направил его на мысль Леший, потирая ладонью сытый живот.

– В каком стакане? – встрепенулся широко раскрыв глаза Юрий.

– Ну, тут на этаже железную будку видел такую? Типа телефонной, только побольше и закрытую со всех сторон? – спросил Витяй и после кивка Юрия продолжил: – Ну вот. Тех, кто в хатах выдрючивается могут вместо карцера в этот стакан закрыть на несколько часов. А если хорошенько постараться, – Витяй сделал характерный жест пальцами, как будто шелестел купюрами, – то можно сделать так, чтобы и её с тобой закрыли.

– А кому платить надо? – схватился за эту мысль Юрий и остановился.

– Да есть тут один, – Витяй понизил голос, и сделал знак Юре, чтоб присел рядом, – его смена завтра в день. Вот с ним можно добазариться, только когда он в ночь будет. Ещё и момент ловить надо, чтоб это смена корпусного Василича была. Хозяин, видать, спецом так сделал, что корпусные по суткам, а по этажам посменно дубаки дежурят, чтоб не спелись. Ещё и тосует их с поста на пост. Но щас пока Гера, этот дубак, на нашем этаже работает, можно чё-нибудь замутить.

– А как деньги сюда можно затащить? – заинтересованным голосом спросил Юрий.

– Бабки затянуть можно, – Витяй сделал голос ещё тише и, наклонившись к Юре, стал объяснять ему, что должны сделать на воле его родители или друзья.

Бандера молча наблюдал эту картину, сидя на своей шконке и напряжённо думая о чём-то. Его руки автоматически тасовали колоду зековских плёночных карт, а сам он то пристально смотрел на Юрия, то поднимал глаза и как-то задумчиво смотрел в окно, железные реснички которого позволяли увидеть только кусок неба. И только приблизившись вплотную к двум раздвинутым арестантами ресничкам можно было увидеть ворота тюрьмы и дворик, где при открытых внутренних воротах можно было увидеть разгружающиеся приходящие этапы. На это маленькое, проделанное в свет окошко и смотрел Бандера вспоминая, как несколько дней назад увидел пришедшую этапом такую миленькую девушку и, прыгнув на решётку, шуточно пытался вырвать её и звал эту девушку к себе. Это была та самая, что он увидел на фотографии Юрия. Он сразу же узнал её, как только увидел фото и все мысли его были теперь только о ней, а перед глазами постоянно вставало её лицо.

* * *

Солома, камера которого находилась дальше всех по трассе от женщин, получил ответ на прогон одновременно с мальком от Протаса, где тот говорил о том, что уже узнал о местонахождении Ольги. Это было для смотрящего ударом. Человек, на финансовую помощь которого он рассчитывал, начал из-за его бездействия наводить движение сам и может передумать насчёт денег или уделить очень маленькую сумму и сказать, как обычно говорят в таких случаях: «Чем могу, по возможности». От крепко стоявшего на ногах Протаса Солома ожидал солидную сумму и теперь усердно думал, чем бы угодить ему в зачёт своёго промаха.

Перебирая в голове всевозможные варианты, начиная от поддержки Ольги в греве и до «назначения» её ответственной за хату вместо Косы или даже за весь женский аппендицит, Солома вдруг вспомнил о том, что он единственный со всего централа, кто может зайти в женскую хату. Даже самые обеспеченные в тюрьме люди могут рассчитывать только на встречу с зечкой в стакане или в мусорской раздевалке, ну или в самом лучшем случае, который обойдётся в круглую сумму, в кабинете или холопской свиданочной. А он, смотрящий за тюрьмой, может зайти прямо в женскую хату для решения каких-нибудь важных вопросов. Правда, менты при этом держат дверь открытой, видимо опасаясь, что изголодавшиеся по сексу женщины набросятся на мужика. По крайней мере, в тот единственный раз, в который ему довелось посещать женскую хату, было именно так. Но это неважно. Главное, что можно будет потом отписать Протасу, что сам лично заходил туда и устроил её там по высшему разряду. Ещё и она сама потом напишет ему и подтвердит, что всё это сделал именно он, Солома, и своим положением она обязана ему.

Обрадовавшись неожиданно пришедшему на ум решению проблемы, Солома так решительно настроился на этот ход, что решил сразу же поставить об этом в известность Протаса и написать ему, что всё устроит лучшим образом, пока тот не передумал насчёт денег.

* * *

Ольга была в недоумении, на её имя одна за другой шли малявы, и все не от Юры. Первая пришла от соседа по подъезду, который каким-то образом узнал, что она тоже здесь. «Вот, наверное, опупел мужик, узнав об этом», – думала Ольга, читая послание от соседа. Он интересовался, всё ли у неё в порядке и не нужно ли ей чего. Подписался он просто «Павел», без отчества. Но отвечать ему Ольге не хотелось, потому что тот просил рассказать о своём запутанном деле, вспоминать о котором Ольге было очень больно. Потом пришёл малёк от какого-то Сани, не Александра, а именно Сани, из чего Ольга сделала вывод, что он очень молодой. Но потом, когда Коса поинтересовалась, что пишет этот самый Саня, и Ольга рассказала ей, что тот интересуется, как она устроилась и не нужно ли ей чего, Коса сказала, что это самый авторитетный человек на централе – Солома. Сказала, что он смотрящий за тюрьмой и от него зависит многое, и что ему ответить нужно обязательно. Для Косы было вообще удивительно, что смотрящий интересуется судьбой совершенно незнакомой ему девушки. Но придя к выводу, что всё дело в очаровательной внешности Ольги и тот её просто увидел, Коса решила использовать эту ситуацию с выгодой.

– Вообще отвечай всем и всегда, – сказала она, – здесь мужики все покладистые, истосковавшиеся, не то, что на воле. Тут они сразу вспоминают про любовь и про чувства, на которые способны. А здесь-то кроме нас у них в основном никого нету.

– А зачем мне с ними переписываться? – удивлённо отвечала Ольга. – У меня же Юрка есть.

– Глупая, – погладила её по плечу Коса. – Ну есть Юрка, ну и никуда он не денется, – она решила не давить на Ольгу сразу, а подводить её постепенно, чтобы она поняла со временем выгоду отношений с несколькими арестантами. – Есть один любимый, и хорошо. А с такими людьми здесь дружить надо, – она кивнула на Ольгины малявы, – так что лучше отвечай всем.

Ольга задумалась на время, а потом, взяв листок бумаги и ручку, любезно предложенные Косой, и приготовившись отвечать на малявы, спросила:

– А от Юрки почему нет письма?

– Письма, ха-ха, – весело хохотнула Коса. – Ну там же ещё не со всех пришли малявы, откуда прогоны были. Он у тебя в пятнадцать А, наверное. Это здесь, рядом, но малявы оттуда дольше всех идут, по большому кругу.

Ольга не поняла, что это означает, но спрашивать постеснялась и стала писать ответ смотрящему. Не успела она написать и полстрочки, как на её имя пришёл ещё один малёк. Это опять был не Юрка, а какой-то Олег из восьмёрки. Этот не стал заходить издалека, а сразу предложил познакомиться и переписываться. Она рассказала об этом Косе.

– Из восьмёрки? – удивилась та противоположности людей, писавших Ольге. – Ну ничё, отвечай и ему. Может, в другой раз не будут забывать прогнать нам, что обрыв был по трассе, – сказала она и, увидев недовольное выражение лица Ольги, подошла и положила руку ей на плечо. – Не надо игнорировать людей, Оль. Тебе что, трудно ответить? Здесь у нас времени валом, девать некуда.

Ольга опустила голову и, хоть и нехотя, стала писать всем практически одно и тоже, за исключением соседа, которому вкратце всё-таки рассказала ещё о том, как попала в тюрьму. Ему она отвечала последнему и когда дописывала последние строки, от этих горьких воспоминаний на глаза навернулись слёзы. Но как только она запаяла с помощью Рины и отправила последний малёк, ей пришло долгожданное послание от Юрки и от слёз и переживаний не осталось и следа.

* * *

Утренняя проверка прошла как обычно, за исключением того, что пока один корпусной находясь в камере принимал смену у другого, пересчитывая вместе с ДПНСИ не исчез ли кто-нибудь, возле открытой двери в камеру стоял и улыбался Бандере, размахивая дубинкой, дубак по прозвищу Гера. Будучи ещё на воле Бандера через него загонял общаковый грев с наркотой и деньгами в тюрьму. А теперь вот сам находился здесь и Гера, только один раз успевший отдежурить на этом этаже и увидевший старого знакомого, постоянно подшучивал по этому поводу. Вот и сейчас улыбка не сходила с его лица, пока шёл просчёт, и прямо по губам читался беззвучный текст: «Раньше я жил напротив тюрьмы, а теперь живу напротив дома». Бандера, тоже улыбаясь, сделал ему знак рукой, что есть разговор. Тот легонько кивнул в ответ и дверь за вышедшими проверяющими закрылась.

В ожидании ответа Ольги Юрий всю ночь не спал и сейчас стал в десятый раз перечитывать её малявку, в которой она выплеснула не только все свои эмоции, но и все свои чувства к нему. Юра даже не обратил внимания на то, что Ольга не поблагодарила его и даже ничего не сказала про те конфеты, которые он ей послал. Его мозг был затуманен и он ещё и ещё раз вчитывался и с наслаждением ловил ту нежность, которая исходила из строк любимой. Он даже не обратил внимания как почему-то необычайно тихо открылась кормушка и Бандера, который в это время обычно ложился спать, подошёл к двери и стал потихоньку, почти шёпотом с кем-то разговаривать. Юрий был в сладких грёзах того, что уже скоро сможет увидеться с Ольгой.

– Юрок, – вывел его почти из забытая подошедший Бандера и присел рядом. Тут же к ним присоединились тоже не спавшие Леший с Витяем и разговаривали очень тихо.

– Ну, чё там? – спросил Витяй.

– Да вроде нормально всё, – потихоньку ответил Бандера и посмотрел на Юрия. – Тебе надо написать отписку своим, чё, сколько и всё такое. Скажешь, что это человек надёжный, он передаст всё. Только напиши, чтоб ему тоже пару соток дали. Сверху на отписке телефон напиши родоков, он завтра с ними свяжется днём, встретится, и завтра же в ночь заступает и всё принесёт.

– И завтра же ночью я могу с Ольгой встретиться? – с горящими глазами спросил Юрий, даже повысив голос.

– Тише ты, – поднял руку Витяй и оглянулся на остальных заключённых в камере, занимающихся своими делами или спавших.

– Завтра словиться не получиться, надо, чтоб смена Геры со сменой Василича совпадала. Это может в любой момент случиться, дубачьё тут меняется иногда сменами, отгулы и всё такое. Надо чтоб бабки были в хате постоянно.

Юрий согласно кивнул и стал писать родителям.

– Надо ещё параллельно к ним кого-то послать, – обратился Бандера к Витяю, – чтоб они потом подошли, прогнали просто цифрой, сколько заслали. А то Гера – он такой… его контролировать надо.

– Базара нет, – ответил Витяй и сказал Юрию:

– Напиши ещё одну маляву им, чтоб подошли потом туда, где передачи принимают, и крикнули сначала «сто десять», а потом просто цифрой, сколько передали. Коротко только, а то на этой стороне кричать стрёмно.

– Как это, стрёмно? – не понял Юрий.

– Ну, стрёмно, от слова стрём, – поучительно объяснил Витяй. – На стрёме стоял когда-нибудь?

– Не-ет, – покачал головой Юра. – Но если это опасно, батя кричать не будет.

– Да если коротко, то всё нормально, – улыбнулся Витяй. – Два слова только, две цифры, сто десять и сколько передал, – он увидел, что Юрий согласно продолжил писать и обратился к Лешему: – Не забудь отписать вечером в сто десятую, чтоб в курсе были.

– Отпишу. Акого ещё отправить? – спросил Леший. – Не Гере же такую отписку давать, а то залупится, что его контролируем. По-любому же прохлопает отписку.

– К тебе братуха сегодня не подойдет по вечеру? – спросил Витяй у Бандеры.

– Может и нет, – покачал головой Бандера. – Но это не проблема. В сто третью пошлем, там к Стасу дочка подходит постоянно. Почти вся почта с нового корпуса на неё отстреливается, ей всё равно делать нечего, она и скидывает в ящики почтовые. Думаю, не откажется позвонить, несложно же. Щас я Стасу чиркану, вечером отправим ему вместе с отпиской.

– Базара нет, – опять одобрительно сказал Витяй и обратился к пишущему Юрию: – Вторую отписку не пиши, твоим так позвонят, на словах всё скажут.

* * *

Майор Дунаев нехотя передвигал свои пухлые ноги от машины до ворот тюрьмы. Настроение уже второй день было паршивым. И не потому, что ему выпало дежурство на субботний день. Просто вчера он своими глазами увидел ту девушку, каких воспевают в своих стихах и песнях влюблённые поэты. Один только взгляд на неё заставил его забыть обо всём на свете. И всё бы ничего, здесь в тюрьме он практически хозяин и все заключённые находятся в его власти. Да вот жена, богатые родители которой позволяли ему не брать взяток и быть честным опером, работала здесь же. Да ещё и его подчинённый Шаповалов тоже запал на эту девушку и явно решил прервать свою холостяцкую карьеру. К тому же шансы у свободного, подтянутого и крепко сбитого Шаповалова явно преобладали над возможностями в этой области жирного, постоянно потеющего Дунаева.

Главный кум чувствовал, что в этом вопросе он точно не конкурент своёму подчинённому. Вчера он сам слышал, как тот умеет тактично разговаривать с женщинами, как себя ведёт. Дунаеву, искушенному в общении только с матёрыми уголовниками, до него было очень далеко, и это его невероятно раздражало. Мысль о том, что такая красавица может достаться не ему, а его бестолковому, как он считал, подчинённому, не давала ему покоя и настроение от этого было прескверным.

А когда, уже зайдя в административный корпус, он увидел Шаповалова, пришедшего на работу в свой выходной, то поначалу потерял дар речи.

– А… а… ат… а… а ты чё здесь? – стараясь скрыть свои «нежные чувства» к нему еле выговорил Дунаев.

– Да… так, дела кое-какие решить, – ответил Шаповалов, он хоть и готов был к такому вопросу, всё же немного растерялся.

– Ну-ну, давай, – коротко бросил Дунаев и сразу отвернулся от подчинённого. Он пошел к своёму кабинету, чтобы выражение его лица не выдало его презрения к подчинённому, с которым ещё недавно были хорошие отношения.

Старший кум понимал, что его просто гложет чёрная зависть или, как говорят в народе, жаба давит. Но поделать с собой ничего не мог. Он считал себя намного выше всех подчинённых и никто из них не посмел бы купить себе машину лучше, чем у него, даже если бы были средства, потому что знали о его характере. И сейчас Дунаев усердно думал, как бы помешать подчинённому завладеть прекрасной принцессой, если уж самому не судьба.

– Степаныч, там тебя Соломин спрашивал, – вывел его из раздумий ДПНСИ.

– Хорошо, я подойду, – отозвался Дунаев, пожимая протянутую для приветствия руку. – Хотя, знаешь чё, скажи там корпусному, если туда пойдёшь, пусть его ко мне приведут.

– Ладно, – кивнул головой ДПНСИ и участливо спросил Дунаева, который был его хорошим другом: – Ты здоров вообще? Что-то выглядишь херово…

– Всё нормально, Вов, – махнул рукой Дунаев и пошёл в кабинет. Даже разговаривать с кем-то не хотелось. Но Солому решил всё же вызвать. Во-первых, это была его работа. А во-вторых, он вспомнил, что именно по просьбе смотрящего он поинтересовался этой «принцессой», появление в тюрьме которой надолго лишило его настроения. И теперь ему было интересно, а что тому-то было от неё надо?

Не успел он раздеться и поставить чайник, как привели Солому.

– Бля, Валерий Степаныч, никак не ожидал от тебя такой подляны, – прямо с порога начал смотрящий, но при этом говорил спокойно.

– Здорово, во-первых, – ответил Дунаев и, после ответа Соломы, вспомнив, что после вчерашнего потрясения даже забыл о просьбе смотрящего, виноватым тоном сказал: – Извини, Сань, башка забита, выключился я за твою просьбу. В один восемь она.

– Да это я уже знаю, – махнул рукой Солома.

– А-а, – протянул Дунаев и спросил: – А зачем она тебе?

– Это любовница моя, Степаныч, – с серьёзным видом ответил Солома. Он уже продумал, что сказать куму по поводу посещёния женской камеры два-три раза. Он решил, что для зарабатывания плюсов перед Протасом он ещё и проконтролирует потом, чтобы у неё там всё было в порядке. От этого сумма «помощи» может даже повыситься. – Никогда не просил тебя ни о чём подобном, а теперь, сам пойми… Я не потрахаться с ней прошусь. Просто боюсь, заклюют там её, если я её навещать там не буду…

Солома говорил ещё что-то, но Дунаев его уже не слышал, настолько был потрясён. Он пытался переварить информацию и собрать мысли в кучу. Такого поворота событий он, естественно, никак не ожидал и теперь смотрел с ненавистью уже и на смотрящего. Но когда голова его немного прояснилась, он вдруг нашел в этой ситуации свои плюсы и подумал, что уж лучше пусть она достанется Соломе, чем этому ублюдку Шаповалову. Уголовника он, конечно, тоже за человека не считал, и мысль о том, что какой-то урка имеет такую принцессу, тоже была невыносимой. Но тот, по крайней мере уже давно, выходит, с ней кувыркается. И к тому же Соломе наверняка впаяют не меньше десяти лет, так что завидовать ему особо не в чем. А из двух зол, как говорится, выбирают меньшее. И Дунаев решил, что в данный момент уголовник ему менее ненавистен, чем подчинённый и к тому же здесь-то он сможет контролировать, чтобы Солома не имел возможности спать с этой куколкой, и ему, Дунаеву, от этого будет ещё немного легче.

– А ты давно с ней встречаешься? – перебил он Солому, закончив свои измышления.

– С год где-то, до того как закрыли, – выдал заранее приготовленный ответ смотрящий.

– Так у неё ж, вроде, парень? – спросил Дунаев.

– А-а, – махнул рукой Солома и сразу нашёлся, что ответить. – У многих даже мужья есть, и они не помеха. Ещё раз говорю, Степаныч, я не прошу у тебя переспать с ней в твоём кабинете. Мне лишь бы у неё там, в хате всё ровно было. Если пару-тройку раз зайду к ней за месяц, от тебя ж не убудет…

– Ладно, – хлопнул по коленке рукой Дунаев и, ещё раз утвердившись в своём решении, встал. – Пошли.

Солома шёл вслед за кумом и думал, как бы ему определить в хате один восемь, кто из женщин является его «любовницей», с которой он год встречался на воле. Ведь он её ни разу в глаза не видел, а кум наверняка будет держать дверь открытой и, вполне возможно, будет подслушивать. Сказать правду о просьбе Протаса он не мог, а то кум может и поступить по-блядски, надёрнуть Протаса и сказать, что знает о его просьбе к смотрящему, блеснуть своей осведомительской сетью. А на кого ещё может подумать Протас? Вроде бы и дело-то незначительное, но уже в крупных делах доверять Соломе не будет. А деньги-то ещё не получены.

Пока Солома думал, они уже пришли и дежуривший по этажу сержант Герасимов по приказу кума распахнул перед смотрящим дверь.

«Была не была», – подумал Солома и переступил порог камеры, слушая, закроется ли за ним дверь. Она не закрылась, но решение вдруг пришло само собой.

– Привет всем арестанткам, – произнёс он, сняв тапки и медленно шагая по проходу к окну, оглядывая по пути лица женщин. – Как живете-можете? Как тут Ольга устроилась?

Женщины, не готовые к такому визиту, стали торопливо поправлять причёски и приводить себя в порядок. Коса сразу проснулась, у неё на мужчин был особый нюх.

– Ой, какие люди, – в сладкой истоме пролепетала она, – и без охраны.

– Ну, почему же, – ответил Солома, обрадовавшись, что есть повод оглянуться назад, – с охраной.

Он кивнул на дверь, но там никого не было, хоть она и была открыта. Он удовлетворённо повернул голову к Косе и, подойдя поближе, спросил понизив голос:

– Ольга где?

– Вон она спит, – Коса кивнула на Ольгу и сказала Звезде: – Зинк, нук толкни её.

Звезда быстро вскочила и пошла будить Ольгу, а Солома сказал Косе с укором:

– А почему она там спит, я не понял? Чё нельзя ей нормальное место подобрать?

– Как скажешь, Саш, – сладким голосом почти шептала Коса, потягиваясь и усаживаясь на шконке. – Всё сделаем. Ради тебя хоть мордой об подушку.

Коса не испытывала никаких комплексов по поводу своей заспанной внешности и всеми своими животными инстинктами тянулась к мужчине.

– Ты нормально разговаривать можешь? – резко осадил её Солома. – Я по делу.

Смотрящий, естественно, знал эту слабую на передок арестантку и особо с ней не церемонился. Но так как в этой хате она была самой авторитетной и ответственной, решать этот вопрос приходилось именно с ней.

Он посмотрел назад, где Звезда будила Ольгу. А когда та подняла голову и повернула к нему своё лицо, он на мгновение даже забыл, зачем пришёл. А когда опомнился и стал разговаривать с ней каким-то не своим голосом, стоящий за дверью Дунаев ни на секунду не усомнился в том, что это любовница Соломы. Хоть слов было и не разобрать, в голосе смотрящего слышалась настоящая нежность, которая с ним даже никак не ассоциировалась.

* * *

Часик добрый, Паха. Достойным арестантам тоже привет. Братишка, по части твоей просьбы могу пояснить, как и обещал – всё в ажуре. Устроил всё в лучшем виде. Положил на козырную шконку, влатали её там прилично, а то в тряпьё каком-то была. Ну и отношение к ней там будет соответственное, я ещё потом зайду, проконтролирую. Да, ещё чё хотел спросить, братишка. Кто такая-то, чёты за неё мазу тянешь? Неужели просто соседка, или у тебя с ней более тёплые отношения? Отпиши сразу, чтоб по второму успеть передать. Пока всё, жду ответ.

Сув. Саня.

Когда Протас читал эту маляву, которую закинул по обеду баландёр, его не покидало ощущение, что не просто так Солома интересуется его отношениями с Ольгой. Появилось подозрение, что уставший без женской ласки уголовник мог и серьёзно запасть на его молодую, красивую соседку. И подозрение это ещё более усиливалось нетерпением смотрящего получить ответ на этот вопрос, при этом он даже не поинтересовался, как обстоят дела с финансами у Протаса. Хотя Павел отдавал себе отчёт, что не спросить об обещанных деньгах Солома мог из тактичности, ведь они договорились, что как только Протас подобьёт свои дела с финансами, то сам отпишет, сколько сможет уделить.

Как бы там ни было, чувство, что смотрящий мог положить глаз на девушку, не покидало Павла. И он решил сразу поставить Солому в курс, что это его девушка, чтобы смотрящий имел это в виду и не совался туда, если хочет, чтоб у него с Протасом были нормальные отношения.

На дальнем конце продола заскрипела тележка баландёра, начали раздавать второе и Павел поспешил написать ответ смотрящему.

Час добрый, Саня и все кто рядом. За помощь с Ольгой от души, сам знаешь. А по части кто она мне, скажу так. Есть на свете такое чувство, любовь называется. Ты походу не знаешь об этом, а мне вот довелось. Так что общаешься ты с влюблённым Ромео. Да, как свяжусь со своими и там разберутся с бабками, я тебе чиркану сразу. Пока всё.

С уважением, Протас.

Он предусмотрительно добавил юмора и не стал говорить, что у него с этой девушкой раньше ничего не было. Солома заходил к ней в хату и мог спросить, откуда она знает Протаса. И она могла только ответить, что просто соседи. Атак коротко и ясно – любимая. И в конце ещё раз напомнил о деньгах, которые Солома мог, в случае чего, и не получить. Перечитав маляву ещё раз он удовлетворённо вздохнул и спешно стал запаивать её, так как черпак баландёра стучал уже где-то совсем рядом. Сегодня малявы через продол передавали по баланде на их этаже, нормальная смена была здесь и как только кормушка открылась, он сунул в неё голову и, осмотревшись, передал малёк баландёру.

* * *

Шаповалов сидел в своём кабинете и ждал, когда ему приведут заключённую Ольгу Шеляеву. Распоряжение он уже дал, и теперь волновался больше, чем перед первым свиданием.

Он прекрасно понимал, что у этой девушки, которая ему так понравилась, есть парень. Но также он понимал и то, что этому парню до неё уже не добраться много лет. Справедливо их осудили или нет, но факт остаётся фактом, такая уж это страна. Свидетельским показаниям верят больше, чем аудио– или видеозаписи.

Поначалу, когда только увидел Ольгу на фото в деле, сыграл обычный мужской инстинкт. Он думал, что здесь, где ему многое подвластно, ему не составит труда со временем усадить её в кресло в своём кабинете и раздвинуть ей ноги, как уже было однажды с одной симпатичной заключённой. Но когда он в первый раз вызвал её и начал с ней общаться, он сразу почувствовал какую-то тягу к ней. Она оказалась не обычной девушкой и не из уголовной среды. Он снова и снова вспоминал её лицо и руки, а в ушах до сих пор стоял её голос, сильно напоминающий голос Настеньки из фильма-сказки «Морозко». Обладательница такого голоса не может быть плохим человеком, и Шаповалов уже совсем не думал о том, как бы её трахнуть. Да и прекрасно понимал, что это далеко не Коса и не Зинка Звезда, готовые прыгнуть на член в любой момент.

Пытаясь разобраться в своих чувствах или в том, что с ним вообще происходит, он всячески отгонял от себя мысли о любви. Но как только послышались шаги приближающихся к двери двух пар ног, сердце его забилось учащённо.

– Здравствуйте, – произнесло милое создание ангельским голоском, едва появившись на пороге.

– Да-да, здравствуйте, – Шаповалов даже встал, как будто зашёл начальник тюрьмы. – Присаживайтесь, Ольга.

Он услужливо подвинул ей стул и Ольга села, с осторожностью поглядывая на опера. Она помнила все предупреждения сокамерниц о возможной вербовке, и решила про них вообще не разговаривать. Но опер интересовался только ей.

Шаповалов задавал вопросы относительно её дела, будет ли она писать кассационную жалобу, как себя чувствует и тому подобное. В его голосе Ольга заметила столько участия к своей персоне, что на мгновение расчувствовалась и расплакалась, изливая душу. Вся горечь свалившейся на неё беды вновь захлестнула её. Шаповалов успокаивал её как мог, предлагал всё, от воды до водки. А когда он начал говорить ей нежные слова, руки сами протянулись к её голове и стали успокаивающе гладить её по волосам, и от этих прикосновений он сам расчувствовался и тоже чуть не заплакал. Теперь-то он уже точно знал, что чувствуют люди, когда влюбляются.

– Меня Вадим зовут, – произнёс он, когда она немного успокоилась, и протянул ей чистый носовой платок.

Ольга только вздохнула от вновь пережитого потрясения и стала вытирать слёзы. Ей было не до опера, и в таком состоянии она даже не обратила внимания, как он говорит и как смотрит на неё.

– Пойдёмте, я вас провожу, вам нужно отдохнуть, – любезно предложил Шаповалов и услужливо открыл перед ней дверь. Ольга шла впереди, уже зная дорогу, а он шёл сзади и любовался её фигурой. Ему даже самому было странно, что его не посещают никакие похотливые мысли. Сейчас он думал совсем о другом и даже не замечал ничего вокруг себя, в том числе и злобно наблюдавшего за ним майора Дунаева. Когда дежурный сержант открыл перед Ольгой дверь, она взглянула на него, и он ободряюще моргнул ей двумя глазами. А после того как она зашла, и дверь за ней закрыли, он ещё некоторое время стоял и смотрел на эту дверь. И только голос появившегося ДПНСИ вывел его из задумчивости.

– Чё задумался, Вадим? – спросил он, проходя по продолу в сторону нового корпуса.

– А? Да не, ничё… – спохватился Шаповалов и обратился к нему по имени-отчеству, так как тот был намного старше. – Ты на новый, Владимир Иваныч? Скажи там корпусному, пусть ко мне Шкотова приведут с восемь семь.

Потом он опять пошёл в свой кабинет, разглядывая по пути свои руки. Ему до сих пор казалось, что они ощущают её мягкие шелковистые волосы. А перед глазами была она сама, и он гладил её по этим волосам. Он не заметил как вошёл в кабинет, и как сел за стол. На землю Шаповалова спустил его агент Шкотов.

– Нового пока ничё, – с ходу сказал он, – добрый день, кстати.

– Добрый, – ответил Шаповалов, наблюдая, как Шкотов садится на тот самый стул, на котором только что сидела Ольга. – Пересядь вот сюда, – указал он ему на другой стул.

Стукач не стал спрашивать, зачем это нужно и молча подчинился. Шаповалов как-то странно посмотрел на тот стул, где сидела Ольга, потом перевел взгляд на Шкотова и спросил:

– Зачем Протасов просил Солому побеспокоиться об этой Ольге Шеляевой, не знаешь?

– Шеляевой? – переспросил стукач и заулыбался. – Да там ничё интересного для тебя. Втюхался он в соседку в эту свою. Ходит как зомби по хате. Да тут у многих в тюрьме крышу рвёт по тёлкам. Ты же знаешь, это на воле все раскайфованные были, где их до хера. А тут Протас, видать, сразу о любви вспомнил…

– А что она ему отвечает? – перебил его Шаповалов.

– Ты чё, Дмитрич? Думаешь, что они под предлогом любви бунт затевают или побег? Я ж тебе говорю, там ничё интересного, втюхался как Ромео. Сам не свой ходит, остальные это тоже все знают…

– Так что она ему отвечает? – опять перебил опер.

– Да не заглядывал я в её малёк, она один раз только ему отписала. Но видать тоже любит, потому что Протас прям на крыльях летает. Это к ней он, кстати, в гости хочет сходить, уже прокинул эту тему. Устроишь встречу ему с ней? Ты же говорил, раз-два в месяц можешь.

Шаповалов изменился в лице и так на него глянул, что он испуганно спросил:

– Ты чего, Дмитрич?

– Ничего, – резко огрызнулся опер и отвернулся. Но потом смягчился и сказал извиняющимся тоном: – Извини, нашло что-то. Ты это, Серёга… Переведу я тебя, пока ты не засветился. Не могу я встречу ему устроить, проблемы с хозяином…

Шаповалов говорил это, глядя куда-то в одну точку и Шкотов видел, что думает он о чём-то другом.

* * *

Сидя на шконке по-турецки друг против друга Бандера играл в тэрс с Лешим. По крайней мере, он так думал, что играл. На самом деле он просто тупо бросал карты, совсем не думая об игре, и проигрывал уже седьмую партию подряд. И не потому, что они играли без интереса и ему было всё равно. Просто все мысли его сейчас были о другом.

Он думал о той девушке, которую видел на фото Юрия. Она постоянно вставала перед глазами и её лицо притягивало к себе. В отличие от шаблонных лиц моделей с подиумов и журналов, лицо Ольги было наделено нежностью и добротой, это чувствовалось даже по фотографии.

Проблем с женщинами у него не было никогда и, будучи довольно любвеобильным человеком, он часто влюблялся и добивался своих объектов внимания довольно легко. В школьные годы это было потому, что он был лучшим среди сверстников, самым сильным и умным вдобавок к его отличному сложению и внешности. А что ещё нужно было девчонкам в то советское время? Потом, с приходом рыночной экономики и кооперативов, он организовал сильную и крепкую группу хулиганов, многие из которых были старше его. С ними он захватил контроль над большим районом города, где потом все спрашивали его, кого можно бить, кого нельзя. В эти времена бандиты стали особо модными у женщин. Вообще, хулиганы всегда привлекали к себе внимание женского пола, тянущегося по своей природе к более сильным самцам. И тогда, в конце восьмидесятых, лидер большой группы крепких хулиганов, которые держали в страхе целый район и которым платили «за боюсь» начинающие кооператоры, чувствовал к себе усиленно повышенное внимание прекрасного пола.

Пользовался он этим всецело. Правда, когда его посадили, все его подруги забыли про него.

Потом, когда он освободился из колонии, мода на бандитов ещё не прошла, но появилось ещё одно направление женского внимания – бизнесмены. Кооператорщики и все остальные спекулянты поднялись за то время, пока он сидел в колонии и хоть они всё также продолжали платить «дань» бандитам, слабый пол стал всё чаще переключать своё внимание на них. К тому же тогда, в начале девяностых, бизнесменов убивали во много раз реже, чем бандитов, а в щедрости и вниманию к женскому полу они, порой, даже превосходили. В эти времена Бандере иногда приходилось приложить немало усилий, чтобы завоевать сердце понравившейся ему девушки, особенно если та уже была любовницей или женой какого-нибудь бизнесмена. Как раз одну из таких жён «новых русских» ему пришлось обхаживать целых семь месяцев, за что его друзья прозвали её потом «семимесячной».

Когда его арестовали в этот раз, подруги, естественно, быстро его оставили, не продержавшись даже пары месяцев. Срок ему светил немалый и зла на двух имевшихся на момент ареста любовниц он не держал, понимая, что у женщин жизнь тоже одна. Но когда остался одинок то, как и многие заключённые, сильно затосковал и готов был всю накопившуюся за эти месяцы страсть и нежность выплеснуть на единственную нормально выглядящую женщину, которую можно было увидеть в тюрьме – сотрудницу спецчасти, которая разносила на подписи осужденным и подследственным копии приговоров и другие документы. Ему даже казалось, что он смог бы влюбиться в неё. Но она появлялась очень редко и поговорить с ней не было возможности из-за стоящих рядом дубаков.

В тюрьме, конечно, можно было увидеть ещё нескольких женщин, начиная от арестанток, которых мимо них проводили в баню и обратно, и кончая дубачками и медичками. Но они все выглядели примерно одинаково и Бандере казалось, что он столько не выпьет или он ещё просто не отсидел достаточно времени, чтобы запасть на таких женщин.

Теперь же, когда в тюрьме появилась эта Ольга, его душа ожила и, казалось, даже запела. Здесь, в четырех стенах, заключённые готовы были крутить любовь с арестантками, часто даже не видя их ни разу. Но Бандера, к тому времени как он уже готов был закрутить роман по «письмам» с какой-нибудь заключённой, видел их всех, так как даже с нижнего этажа их всё равно в баню вели через его камеру. И мимолётного взгляда в приоткрытый глазок было достаточно, чтобы понять, что это всё не для него. Теперь же он думал только об одном, что девушка, в которую он, можно сказать, влюбился с первого взгляда, принадлежит не ему, а тому человеку, которого сам же подтянул и пригрел.

Он и так-то очень скверно относился к отпрыскам «новых русских» за то, что им всё падает буквально с неба, в то время как он за это всё ежедневно рисковал своей свободой, а порой и жизнью. А теперь-то и вовсе презрительно поглядывал на Юрия, который к тому же и спал на его шконке. И даже мысль о том, что подтянул этого «сынка» для того, чтобы доить, совсем не успокаивала его теперь.

– Я думал, ты мне фору даёшь, – вывел его из задумчивости Леший. – А ты в натуре чё-то… Чё десятку-то скидываешь? Меньше нет что ли?

– А? Да, погоди… – Бандера забрал десятку назад, что в игре на интерес не допускалось бы, и кинул восьмёрку. – Слышь, Леший, ты на хера ему сказал, что в Герыча смену можно передавать тут что-то через продол?

Голос Бандеры был приглушённым и злобным, при этом он кивнул на спящего Юрия и лицо его исказилось ненавистью.

– Да ладно, чё ты? – опешил от такого неожиданного наезда Леший и стал оправдываться. – Пусть передаст конфет тёлке своей. Чё те, жалко что ли? Я думаю, чё ты масло гоняешь сидишь? А ты вон чё… А если б на интерес играли?

– Гера – это мой мусор, – Бандере было не до игры, – и не хрен всяким барыгам туда соваться… – он опять со злостью глянул на Юрия, который в обед передал через продол Ольге пакет хороших конфет. Ему было почему-то больно смотреть, как утром Юрий раз за разом перечитывал малёк от Ольги и глаза его при этом светились счастьем. А недавно на ужине, когда открылась кормушка, он со страхом ждал, что в неё залетит малёк от Ольги опять на два листа со словами благодарности и любви. Как только кормушка тогда закрылась, Бандера с облегчением вздохнул. Но скоро уже проверка и он прекрасно понимал, что хоть и по большому кругу, но этот малёк придёт и настроения от этого не было совсем.

– Ну… мы же добазарились насчёт него, – продолжал оправдываться Леший, удивлённый таким поведением друга.

Бандера промолчал. Он и сам прекрасно всё понимал, ведь сам же и подтянул его, но поделать с собой ничего не мог. И когда с продола донёсся лязг открываемой на проверку двери соседней камеры и Юрий зашевелился на шконке, просыпаясь, Бандера опять с ненавистью посмотрел на него, пряча карты в рукав.

* * *

Сразу после проверки в восьмёрку пришли мальки и груза на новый корпус от женщин и малолеток. Просмотрев «почту» Плетень отобрал мальки, которые шли с хаты один восемь в те хаты, с которых общались с этой принцессой Ольгой Шеляевой. Начал он открывать их с того, который по размеру был раз в пять больше остальных, он даже сначала думал, что это маленький грузик.

– В пятнадцать А, странно, – раздался за спиной Олега голос Лупатого, который своим действием давал понять издалека, что он видит все «крысиные» действия Плетня и неплохо бы ещё втарить папироску. – Они чё, через продол не могли передать по ужину? Там же Гера сёдня дежурит.

В отличие от Плетня, который до этого сидел в другом централе, Лупатый здесь был не впервые и знал всех дубаков. Но Олег не стал подавать виду, что не осведомлён о дежурной смене на верхнем этаже и ответил просто и даже с юмором:

– Может, спала принцесса просто? Ты не лезь, Лупатый. Не видишь, у меня любовь.

Лупатый отсел от него, выжидая ещё удобного момента намекнуть про химку. А Олег стал читать длинное послание какому-то Юрочке, полное любви и нежности.

Олег не видел эту девушку, которую за её «популярность» прозвал принцессой. И, естественно, не мог испытывать к ней никаких чувств. А закинул к ней удочку и решил познакомиться просто по привычке, было интересно, чем же она так популярна у арестантов. И когда понял, что все они, скорее всего, влюблены в эту тёлку, в нём проснулся дух соперничества и он тоже решил к ней подкатить. Тем более у него был козырь – пока он в восьмёрке, он может контролировать почту. Но сейчас, читая эти строки любви к какому-то Юрочке, а в искренности их он почти не сомневался, Олег понял, что сердце «принцессы» занято крепко и почувствовал себя ущерблённым. К тому же, судя по написанному, он понял, что это уже не первый малёк от неё этому Юрочке, значит, какую-то почту он проспал и злился от этого ещё больше. Он уже решил было не пропустить этот малёк и уже достал спички, чтобы сжечь эти слова любви, подумав, что если не будет давать им переписываться, то тогда у него будет шанс, как вдруг наткнулся на слова благодарности за конфеты. Он перечитал это место ещё раз и никак не мог понять, почему она благодарила его зато, чего не получала. Ведь вчера он сам лично устроил чаепитие с теми вкусными конфетами, которые шли на неё с пятнадцать А. Он ещё был таким довольным и смеялся тут с Лупатым по поводу того, что надо отписать от её имени в пятнашку и поблагодарить парней за эти прекрасные конфеты, которые даже на воле редкость. А тут, пожалуйста, сама Ольга своей рукой пишет и благодарит.

Тут Олегу пришла в голову мысль, что если он сейчас пропустит это «письмо», то не сегодня-завтра этот влюблённый лох пошлёт ещё таких конфет, от которых даже слюньки текли. И к тому же с этим мальком выходит, что на трассе всё нормально. Это его, собственно, не особо и заботило, но всё же…

Поколебавшись некоторое время между желанием перехватить эту принцессу и возможностью «получать» вкусные груза, идущие на неё, Плетень всё же скрепя сердце сложил малёк обратно и запаял. Он решил не мешать любовным перепискам этой арестантки, которая в жизни может оказаться вовсе и не принцессой. Вместе с другими мальками, которые он даже не стал смотреть, Олег передал любовное послание Лупатому, чтобы тот отправил дальше по трассе.

«Хрен с ней, с этой принцессой, – думал он, – пускай сопли свои разводит хоть со всем централом, мне же лучше. Эти лохи же шлют ей всё, «от бинта до ваты», а получаю почти всё я. Пуска-ай…»

* * *

Шаповалов стоял во дворе тюрьмы между старым и новым корпусами и нервно теребил в руках верёвку с трёхконечной железной кошкой на конце. Он ждал, когда на новый корпус потянут коня с малявами и грузами со старого корпуса, чтобы перехватить их. Раньше они, опера и дубаки, делали так иногда, когда была информация о передвижении какого-нибудь особо стрёмного малька или груза. А то и просто, когда чаю не с чем было попить. Арестанты постоянно слали друг другу всякие сладости и импортные сигареты, покупать которые военным зарплата особо не позволяла. Но перехватить коня было не так просто, перед отправкой грузов трассовые пробивали поляну, выставляя на улицу зеркало на палочке и внимательно изучая движения во дворе. И чтобы всё же выхватить груз нужно было обладать необычайной скоростью и сноровкой, потому что нужно было успеть добежать из-за угла корпуса, где приходилось прятаться, и метко кинуть кошку, чтобы попасть впереди привязанной к коню кишки с грузами. Если попадёшь сзади и даже если оборвёшь там заточенными зубьями кошки, то саму кишку трассовики всё же затянут к себе. А тянули они с такой скоростью, что попасть было очень трудно, и чаще обрывали только самого коня и груза им не доставались.

Но сегодня Шаповалов, обладающий прекрасной физической формой, был настроен решительно и не сомневался в том, что сумеет перехватить почту со старого корпуса. Ему не давал покоя вопрос, как Ольга относится к «ухаживающему» за ней Протасу. Он знал, что этот заключённый многого может добиться, обладая даже в тюрьме большими финансами, чем получает на своей работе сам Шаповалов. А потому видел в нем серьёзного соперника и решительно был настроен помешать возможному развитию отношений.

Как только опер увидел как контролька, натянутая между корпусами, стала сменяться прочной, сплетённой из нитей верёвкой, именуемой конём, он весь напрягся и приготовился к быстрому броску. Он во все глаза вглядывался через сгущающиеся сумерки на повисшую между корпусами верёвку, пытаясь уловить её движение. И как только она дёрнулась, он сразу выскочил из-за своёго укрытия и во весь дух понёсся к ней, раскручивая на ходу кошку. Вот из-за угла показалась кишка, с большой скоростью перемещающаяся от одного корпуса к другому на высоте второго этажа в начале пути, и по мере приближения к новому корпусу поднимающаяся на третий этаж. Когда Шаповалов подбежал к уже поднявшейся выше второго этажа кишке у него оставалось всего две-три секунды, только для одного-единственного броска. Сделав ковбойскую стойку, он запустил кошку в небо, и как только верёвки пересеклись со всей силы потянул на себя. Успел как раз вовремя, кошка подтянулась к коню и перерезала его прямо перед идущей на полном ходу кишкой и она плашмя полетела на землю.

Шаповалов сразу кинулся к ней. Но на верном и быстром броске кошки он, видимо, так сильно сосредотачивался, что выложился весь и, сделав неловкое движение, упустил кишку прямо из рук. Ловкие трассовые, сразу поняв что к чему, быстро тащили её конём обратно на старый корпус. Кинувшись за стремительно скользящей по земле кишкой, опер опять сделал неверное движение и, споткнувшись, упал. В бессильной злобе он лежал и смотрел, как она поднимается с земли по стене корпуса на второй этаж и исчезает за решёткой камеры.

Шаповалов не мог видеть, как за другим углом нового корпуса стоял и, закрывая рот сам себе, смеялся с него старший кум Дунаев. Его голова сейчас болела о другом: как перехватить маляву на Протасова. Рано или поздно дорогу всё равно наладят, это дело десяти минут. А караулить здесь каждую ночь он не сможет физически и, если даже сегодняшний малёк он не пропустит, то потом будет другой, третий и из них могут сложиться отношения. Он-то прекрасно знал, как в тюрьме это быстро происходит.

Поднимаясь с земли и отряхиваясь, он вдруг вспомнил, что сам отдавал распоряжение оставить в восьмёрке, через которую как раз проходила дорога в женские хаты, одного заключённого, который наверняка прекрасно понимал, кому он обязан своей спокойной жизнью.

Шаповалов хотел сразу же отправиться в корпус и вытащить его из камеры. Но подумал, что пока будет ходить и разговаривать с ним, трассовые успеют опять словиться и переправить недошедшую кишку с малявами. Он решил отложить этот разговор до утра и подежурить эту ночь тут. Вдруг всё-таки получится перехватить эту проклятую кишку?

* * *

Протас ходил по камере с озадаченным видом. Он то и дело подходил к окну и всматривался в сумрак, не словились ли ещё трассовые хаты корпусов после обрыва трассы опером. Ему не давала покоя мысль о том, что Солома всё-таки мог клюнуть на Ольгу, раз он её увидел, и попытаться наладить с ней отношения в обход Протаса. Павел не доверял блатным, которые, по его мнению, в глаза могут улыбаться и называть братом, а потом легко воткнуть нож в спину и завладеть твоим имуществом, в том числе и «утешить», с последующей приватизацией, вдову.

К тому же здесь, в тюрьме, смотрящий обладал гораздо большими возможностями по части посещения друзей или даже подруг, которых, как думал Павел, Соломе могут привести прямо в холопскую свиданочную. Возможности же самого Протаса ограничивались посещением кого-нибудь из друзей на этом этаже в нормальную смену или в лучшем случае на этом корпусе. Чтобы посетить другой корпус нужно было покупать и того корпусного тоже и вместе с ним ещё половину тюрьмы. Да и то такое было возможно в том случае, когда все нормальные для арестантов дубаки попадают в одну смену, что бывает крайне редко. И к тому же у них, дубаков, тоже процветает стукачество и большой риск не только потерять все деньги, но и угодить в бочку.

Единственную же его надежду, этого друга хозяина, по вечеру куда-то перекинули «с вещами». Подозрения Протаса насчёт Соломы подкрепились необычной заинтересованностью смотрящего, не просто так же он задавал эти вопросы насчёт Ольги. А проверить это был только один способ, но Павел никак на него не решался и с дрожью в спине ждал, когда словятся трассовые.

Дело в том, что единственная постоянная дорога ночью к женщинам проходила через его соседей с хаты восемь шесть, именно они катались той частью продола старого корпуса, через которую шли малявы и груза на женский аппендицит. С другой частью продола старухи, на котором была только одна женская камера – один шесть, каталась хата девять один. А единственная смена, в которую там могли передать что-то через продол на остальных женщин, прошла сегодня днём и будет только завтра ночью. Так что сегодня у Протаса был пока единственный реальный шанс хоть на какую-нибудь информацию. Но интересоваться малявами, которые идут с какой-либо хаты в другую, а тем более в семь восемь или оттуда, было опасно. Могли заподозрить в стукачестве. Поэтому Протаса просто мандраж пробивал, когда со старухи пошла кишка на новый и он облегчённо вздохнул, когда коня оборвали. Ведь у него был реальный, но очень опасный шанс прояснить ситуацию. Можно было просто поинтересоваться, есть ли мальки с хаты один восемь на семь восемь. Хата восемь шесть хоть и была по соседству, но их разделял лестничный пролёт, и с ними катались через этот пролёт его соседи снизу. Ночная дорога с женских хат на семь восемь опять же проходила только через них, и Протас каждый раз волновался, проходя мимо кабуры в нижнюю камеру. Уж очень ему хотелось узнать, пишет ли Ольга смотрящему или нет.

Подойдя в очередной раз к окну и увидев, как в темноте пролетел в сторону старого корпуса небольшой бумажный воланчик, похожий на бадминтонный, он понял, что трассовые вот-вот словятся и дорога наладится.

Спрыгнув с окна и пройдя ещё несколько раз по камере, он всё же набрался смелости, решительно подошёл к кабуре и лёг на пол, чтобы никто в хате не слышал его разговор.

– Семь ноль, – позвал он соседей снизу.

– Да-да, – отозвались оттуда.

– А где там Валёк? – спросил Павел единственного человека, которого хоть и не видел ни разу, а только трогал через кабуру его руку во время передачи маляв, но с которым много общался. И к тому же этот Валёк часто обращался к нему за помощью и поэтому была надежда, что дальше этот разговор никуда не пойдёт.

– Да, Паха, говори, – поднявшись в своей хате к потолку произнёс Валёк.

– Базар есть, Валёк, – понизив голос, произнёс Протас. – Там никто нас не слышит?

– Ну, тебя-то нет, – ответил голос Валька.

Павел понял, что он-то говорит прямо в кабуру, а Валёк говорит, стоя на батарее с расстояния.

– Щас, погоди, – сказал он и, поднявшись и подойдя к магнитофону, сделал погромче. Провода от их магнитофона тянулись к радиодинамикам в семь ноль и ещё несколько хат, где не было не то что телевизора, но даже радио. И всех их обслуживал чуть ли не единственный во всём аппендиците магнитофон, находящийся в их камере. Потом он подошёл и на всякий случай сделал погромче телевизор для своих, чтоб тоже не слышали, и вернулся к кабуре. – Ну как щас?

– Нормально, – ответил Валёк.

Протас и так слышал доносящуюся из кабуры музыку и понял, что теперь можно поговорить вполголоса.

– Братан, просьба к тебе, – начал Павел потихоньку, – только чтоб между нами только. Сам пойми, просто как мужик мужика. Дама у меня здесь, в один восемь сидит. И чую, что она ещё с кем-то тут переписывается…

– Да кончай, Паха, – перебил его, смеясь, Валёк, – не верю, чтобы у тебя тоже тут крыша из-за тёлок поехала.

– Да тише ты, Валёк, – ещё раз напомнил ему Протас, хотя тот даже смеялся потихоньку. – Бля буду, у меня к ней серьёзно, за базар отвечаю.

– Ну ладно-ладно, – ответил Валёк уже серьёзным голосом. – А я-то чём могу?

– Надо глянуть просто, в какие хаты идут мальки с один восемь и с каких туда, – Протас не рискнул все-таки назвать камеру смотрящего и решил, что можно будет вычислить и так.

– У-у-у, Паха, их до хера идёт. Ты же знаешь, пол тюрьмы донжуанов. И не все же чрез нас идут, с того аппендицита, где восемь шесть, тоже могут идти. Да и со старухи тоже…

– Это хрен с ним, – перебил его Протас, но называть главную причину, что его соперник может писать только через Валька хату, не решился. – Хотя бы из тех, что есть, пробей, братан. Надо очень. Ольга её зовут, Шеляева. И щас там словились уже походу со старухой, посмотри в какие хаты с один восемь малявы будут. Лады?

– Ну, ладно, – раздался неохотный голос Валька. – Хотя, как ты говоришь, Шеляева фамилия?

– Ну, – ответил Протас, уже предчувствуя что-то недоброе.

– Вот тут у меня малёк в один восемь, Ольге Ш. написано. С семь восемь идёт, только щас передали. Там видать только щас словились с девять три через продол у вас, вот только что передали. Щас отправлять будем на восемь шесть…

В голове Протаса помутнело от злости… «Вот ссу-ка», – ругался он про себя в адрес смотрящего.

– Валёк, – произнёс он севшим голосом, – братишка, посмотри, когда со старухи почта пойдёт, будет ли ответ на этот малёк. Лады?

* * *

Бандера стоял возле умывальника и уже десять минут чистил зубы, на которые раньше тратил не более минуты-полторы. Возле него стоял Вано, который в хате отвечал за дорогу. Пользуясь шумом льющейся воды и начавшимся после проверки гомоном в хате Бандера потихоньку, сквозь зубы говорил Вано.

– Ты кончай мне тут отмазки лепить, порядочно, не порядочно, – зло цедил он, – ты делай чё тебе говорю, и всё. Я же сказал, всю ответственность на себя беру.

– Виталь, всплывёт, бля буду, с меня спросят, не с тебя, – оправдывающимся голосом говорил Вано. – А оно всплывёт по-любому, трассу всю пробьют и всплывёт. Человек среди людей живёт…

– Ещё раз говорю тебе, Вано, – Бандера злился на непонятливость трассового, но голоса не повышал. К тому же он понимал прекрасно, что Вано по-своему прав, ведь на трассе он, а не Бандера, и к своёму делу он относится со всей арестантской порядочностью, – среди людей он живёт, потому что я его подтянул. Барыга это. Понимаешь? Ба-ры-га. И с нами он только потому, что поиметь с него хотим. Усёк?

– А если трассу пробивать будут, что делать?

– Пробивать если и будет кто-то, то только я сам. Ты чё, не видишь, на чьей он шконке лежит? Со мной он. Понял? Ну а я уже трассу пробью… мало ли где там этот малёк мог затеряться.

Бандера решился на этот шаг, придя своим бандитским умом к выводу, что такой человек как Юрий, этот «сынок», который без своих богатых родителей не стоил бы и ногтя даже Потапа, не достоин такой девушки как Ольга. Он решил сделать всё, чтобы не дать ему с ней общаться и попытаться самому закрутить с этим прелестным созданием. Сейчас, когда он показывал кивком головы на лежащего на его шконке Юрия, он заметил, как тот пишет что-то на листке бумаги и понял, что это очередное «письмо» Ольге.

– Ну, а если… – хотел было что-то ещё спросить уже сдающийся Вано, но Бандера перебил его:

– А если он тебе даст малёк на один восемь, просто делай вид, что передал дальше по трассе, а сам мне его. Понял?

– Но он может и сам в пятнадцатую отдать. Чё тут? Руку протянул. Кабура вот она…

– Это не твоя забота, – голос Бандеры звучал ещё злее после того, как он увидел пишущего со счастливым лицом Юрия, – ты делай чё тебе говорят. Если он тебе даст. А если сам отправит, там его ещё перехватят. В один четыре А Варыч сидит. Но чтобы до этого Юрика ни один малёк с один восемь не дошёл в любом случае.

Бандера блефовал. Его друг по воле действительно сидел в следующей за пятнадцатой хатой, через которую шла дорога. Но подключить к этому делу ещё кого-то он бы не решился. Такие поступки в тюрьме балансируют, как говорится, на грани. И в случае чего, вывезти потом такую тему и пояснить, что ты прав, по силам только очень сильному и авторитетному человеку. Бандера, конечно, в себе был уверен, но решил, что лучше пусть знают только он и Вано, чем ещё кто-то третий.

Пожевав немного челюстями и подумав, Вано всё-таки кивнул в знак согласия и отошёл. А Бандера, сполоснув, наконец, свои начищенные до блеска зубы, вытерся полотенцем и, проходя мимо шныря Петровича, сказал ему, чтобы тот заварил чаю. Он не спал уже давно и теперь глаза слипались, а ещё нужно было проконтролировать, чтобы Вано не передал всё же Юрию малёк от Ольги. Под пристальным взглядом Бандеры тот, конечно, не решится этого сделать и отдаст маляву ему. Но сумеет ли он продержаться ещё одну ночь и не уснуть, он не знал.

* * *

Ольга даже и представить себе не могла, через какую жёсткую фильтрацию шло её «письмо» к любимому. У идущей на нерест рыбы гораздо больше шансов пройти все сети рыбаков и добраться до места нерестилища, потому что её много. А Ольгина малявка была одна.

Не знала Ольга и о том, что с большим трудом пройдя восьмёрку, где Плетень всё-таки решил пропустить её малявку, она всё же затормозилась на старом корпусе. Трассовики с нового корпуса не принимали «почту», хотя уже словились и натянули заново контрольку. Вглядываясь в выставленные через решётки мартышки, они улавливали за углом корпуса выглядывающую голову опера, который, охотясь за этой единственной малявкой, не давал пройти всей кишке с грузами. Иногда они даже слышали, как железная кошка опускается на асфальт, когда его руки от постоянного напряжения затекали и он опускал её ненадолго.

Но Ольга была в неведении, и поэтому ждала ответа от Юрия. У неё теперь была своя шконка у окна, и она сидела на ней и пила чай с остатками конфет, которые, пока она спала весь день, прислал в обед её любимый.

Раньше на этой шконке спала Зинка Звезда. После посещения смотрящего, который почему-то отнёсся к Ольге с повышенным вниманием, Коса освободила для неё шконку своей самой близкой подруги Ленки, переложив ту на верхнюю шконку к Звезде. А Ольга сказала, что ей лучше наверху, и теперь Зинка спала по очереди с Ленкой на её шконке. Но девушки были не в обиде, так как это прибавление в их семейке сулило особые дивиденды, слишком уж к ней проявляли интерес авторитетные и обеспеченные люди централа. Часть этих дивидендов они уже увидели сегодня, наевшись конфет, которых раньше даже не видели никогда. И теперь все они относились к Ольге с повышенным вниманием уже не только потому, что за неё пришёл хлопотать сам смотрящий тюрьмы.

Ольга и сама не понимала, почему так всё произошло. Догадывалась, конечно, что понравилась этому мужчине, который заходил. Но как он узнал о ней и почему решил ей помочь, она не знала. Первоначальное предположение, что это друг Юрия, опроверг сам Александр, начав задавать Ольге вопросы о ней самой.

Она, конечно, знала о том, что красива и уже давно привыкла к ухаживаниям сразу нескольких мужчин. Но на воле это всё происходило в открытую, все были на виду. Здесь же ей было немного непонятно, почему о ней беспокоятся те, кто раньше даже в глаза её не видел. Ладно сосед, но этот Александр… ещё какой-то Олег из восьмёрки… сейчас вот ещё какой-то Вита-ля малёк прислал с той же камеры, где сидит Юрка. Коса сказала, что перед самой проверкой кто-то открыл кормушку и закинул. Ольга обрадованно открыла его, думая, что это от Юрки, но там был другой почерк и подпись «Виталя». Она даже не стала сразу его читать и сейчас, сидя по-турецки и попивая чай с конфетами, взяла его в руки.

Привет, Оля. Тем, кто рядом тоже привет говори и наилучшие пожелания. Пишу вот по какому вопросу. Узнал немного о твоём деле и хочу немного помочь и поддержать. Только мне нужно знать подробности твоего дела от тебя, потому что твоего подельника, который сидит тут в нашей хате, то ли так накрыло сильно, то ли он и был такой тупой. Тормозит конкретно, ничего сказать толком не может и ни с кем не общается. А на этой неделе вам уже придёт приговор и нужно будет писать касачку. У меня есть человек, который может сделать это грамотно и профессионально. Будь добра, напиши мне, пожалуйста, обо всём, что произошло. Малёк подпиши «В х15А Витале». Ну и хочу сказать тебе несколько тёплых слое для поднятия духа. Крепись, Оля. Здесь не санаторий, сама видишь, но жить можно. Тем более, когда есть друзья. Так что, если что нужно будет или будут какие проблемы, пиши, помогу всем, чем могу. Всё будет нормально. Держись.

Пока всё. С истинным арестантским

уважением обнимаю. Виталя.

P.S. Жду ответ.

Прочитав эту маляву, Ольга сначала оцепенела, но потом пришла в себя и стала думать, что бы это могло означать. Но мысли так быстро разлетелись в разные направления, что она долго не могла собрать их в кучу и сделать хоть какой-нибудь вывод или хотя бы предположение. Идущая с параши к шконке Коса заметила её состояние и спросила:

– Чё это с тобой, подруга?

Ольга слышала, что она спросила это совсем дружеским и участливым тоном. Она никак не могла привыкнуть к тому, что Коса не издевается над ней, а наоборот, заботится. Ольга тоже связывала это с появлением в их камере этого человека, который сначала в мальке подписывался просто – Саня, а как только её увидел, представился солидно – Александр. Ольга видела, что Коса отнеслась к нему не только любовно-заискивающе, как ко всем мужчинам, но и с явным уважением.

– Сама не знаю что, – непонимающе ответила Ольга и протянула ей малёк. – На вот, посмотри. А то я что-то совсем ничё не понимаю.

Коса взяла бумагу из её рук и прочитала написанное. Но её лицо, в отличие от Ольгиного, ничуть не изменилось и не выражало признаков удивления.

– Ну а чё здесь понимать, – сказала она, – Юрка твой походу чёрт какой-то. Сидит вон, я не знаю… – Коса кивнула в сторону зачуханного вида женщин. – Ну вроде наших чмошниц, только у мужиков это похуже гораздо. Ты уж не обижайся, говорю как есть. Я Виталю этого знаю. Он молодой, двадцать четыре где-то, но к нему тут такие люди подъезжали к тюрьме…

– И что?! – перебила её Ольга. – А Юрка?

– А что Юрка? Знаешь, что я тебе скажу, посоветую даже. Забудь ты про своёго Юрку, не выживет он здесь, – дружеским жестом Коса положила ей руку на колено. – Конфеты тебе эти походу Виталя сегодня прислал, а не Юрка твой этот… Такие люди тут к тебе подкатывают… Один Сашка Соломин чё стоит… Ты бы подумала…

– О чём думать?! – чуть ли не в истерике крикнула Ольга. – Это мой Юрка, я за него замуж собиралась!

– Да успокойся ты, – испугалась такого порыва Коса и убрала руку. Я ж тебе не навязываю, сама смотри. Но я бы на твоём месте с чёртом не стала бы общаться, так и себя замарать можно. Витале, кстати, ответь. Касачку, один хер, придётся писать, он поможет.

Коса села на свою шконку, а Ольга опустила голову и задумалась, глядя в малёк.

* * *

– Всё охотишься? – спросил, подкравшись сзади, Дунаев и Шаповалов вздрогнул от неожиданности. – Ну чё, поймал чё-нибудь интересное?

– А? Да не, – Шаповалов от усталости уже плохо соображал. Он простоял так всю ночь, но контролька даже не сменялась конём. – Они с этой стороны не катались сёдня.

– А с девять один? – Я до сюда-то еле успеваю добежать, – ответил Шаповалов, не сводя глаз с контрольки. Время до утренней проверки ещё было, и они всё же могли отправить груз.

– Так ты бы с той стороны встал, – весело сказал Дунаев. До него уже начало доходить, что его подчинённый как-то пронюхал про Солому. По крайней мере, Дунаев так думал, что пронюхал. И не давал ему связываться с ней по трассе. Кума это веселило и он откровенно смеялся над Шаповаловым.

– За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь, – нашёлся всё же что ответить Шаповалов, не объясняя, естественно, истинную причину интереса к именно этой дороге.

– Ну-ну, – хохотнул Дунаев и пошёл в корпус, думая про себя, – «давай-давай, Отелло херов. Посмотрим, как ты сегодня свою смену отдежуришь и ещё одну ночь проохотишься».

Поднявшись в корпус, кум сразу пошёл через переход на новый. Он подошёл к семь восемь и, не глядя на корпусного, который был здесь же на этаже и на дежурного, сразу открыл кормушку.

– Соломин! – позвал он в камеру, и как только Солома подошёл, потихоньку спросил: – Ты своей писал сёдня чё-нибудь?

Солома встряхнул головой с негодованием.

– Написал, бля, только там отправить никак не могут.

– Прогони, чтоб щас по завтраку тебе обратно передали, я сам ей отнесу. Если они отправлять будут, там дорогу оборвут.

– Спаси-ибо, Степаныч, – с удивлением ответил Солома. Такого на его памяти ещё не было, чтоб старший кум мальки разносил. «Видать, надо ему чё-то», – подумал Солома, но спрашивать ни о чём не стал, потому что ему самому теперь от Дунаева будет надо много.

Шаповалов же, с трудом дождавшись утренней проверки и заступив на своё дежурство, сразу отправился в свой кабинет. Позвонив по внутреннему телефону на пост первого этажа старого корпуса, он злым командным голосом потребовал корпусного и сказал.

– Плетнёва с восьмёрки ко мне:

Пока вели заключённого, он быстро заварил чаю, достал дежурную коробку конфет и положил на стол тоже дежурную пачку американских сигарет. Когда доставили Плетнёва, он показал ему на стул и жестом предложил чай.

– Благодарствую, – сказал Олег и, взяв кружку, тут же потянулся за конфетой.

– Ты знаешь, что тебя приговорили? – начал свою игру опер.

– В смысле? Осудили уже, что ли? – весело ответил Плетнёв, но внутренне весь напрягся. Он понимал, что речь идёт не о приговоре суда, до которого ему ещё далеко.

– Не строй из себя идиота, ты прекрасно понимаешь, о чём идёт речь, – Шаповалов старался говорить спокойно, но от недосыпания и злости его лицо и голос были суровыми. – В любую хату, куда бы тебя ни закинули, тебе п…здец придёт.

– Да? – стараясь скрыть волнение, ответил Олег. – И что делать?

– Я могу тебе помочь. Не просто так, разумеется.

– Понятно. И что я должен буду делать, и как поможете? – Олег поставил кружку на стол и поднял глаза на опера.

Внимательно посмотрев на него Шаповалов понял, что клиент уже созрел и, немного помедлив для верности, сказал:

– Я оставлю тебя там же, в восьмёрке, хоть это и не положено. Там-то тебе нечего бояться. Но мне нужно, чтобы ни одна малява в восемь семь, в один восемь и обратно не проходила. Все должны лежать у меня на столе. Если узнаю через своих людей в этих хатах, что мальки дошли, я тебя перевожу из восьмёрки.

Шаповалов блефовал, в женской камере у него не было агентов, а с восемь семь он вынужден был убрать Шкотова, иначе Протасов бы попросил свидания с Ольгой. Но Плетнёв, конечно, проглотил этот блеф и лишь спросил:

– А точно не переведёте?

– Будь уверен, – глядя в глаза искренне сказал Шаповалов. – Кто ж мне тогда эти мальки приносить будет? Там контингент постоянно меняется, так что мне нужен там постоянный человек.

* * *

Солома недолго думал над тем, что может понадобиться от него куму, если тот начал уже мальки его доставлять. Или он хочет узнать что-нибудь от Соломы, или просто в тюрьме намечаются какие-то беспорядки и мусорам может понадобиться его помощь… Но ему особой разницы не было, сдавать кого-то ментам он всё равно не собирался, да они и не требовали от него этого. А утихомирить бузу, ну хрен с ним, утихомирит, не так уж это сложно.

Его больше заботил вопрос, как будут складываться его отношения с этой девушкой из восьмёрки. И как быть с Протасом, чьей девушкой она, конечно, не была, это Солома понял сразу, как получил его малёк и сопоставил с поведением Ольги.

То, что Протас имел на неё виды, особо не беспокоило Солому, женщина вправе сама решать, с кем ей быть. Ну разведёт потом руками и скажет Протасу: «Чё я виноват? Она сама на меня клюнула». Но факт того, что деньги от фирмы Протаса могут просто не поступить в этом случае, беспокоил его сильно.

«Если бы бабки получить сейчас, то дальше уже по херу, – думал Солома. – Не станет же этот барыга из-за тёлки с людьми отношения портить. Ну получилось так… А насчёт того, что обещал не забыть тех, кто мне поможет, тут моя совесть чиста перед людьми, не забуду. И даже помогу чем смогу, естественно, в зависимости от выделенной суммы. Ну, и не с воли, естественно, сорваться-то подчастую вряд ли удастся. Я же им и не говорил, что сразу на волю выйду».

Думая так, Солома пришёл к выводу, что надо просто ускорить процесс получения денег, пока Протас ничего не пронюхал. А дальше уже проще будет. Он даже пожалел, что не додумался до этого раньше, пока Дунаев не сменился и можно было сходить ещё раз поговорить с Протасом и сказать, что там уже процесс пошёл и срочно нужны средства. Теперь в его хату не попадёшь до вторника, Дунаев запретил младшим кумовьям решать такие вопросы без него.

«Хотя, может, это и к лучшему, – решил Солома, – не придётся Протасу в глаза смотреть. Маляву ему отпишу».

Он сел на шконку и быстро набросал текст на листке в тетради. Перечитав ещё раз он удовлетворенно кивнул и запаял маляву вместе с небольшим крапалём гашиша. Сказав Пахе, чтобы отправил по обеду через продол, Солома лёг спать, чтобы легче было дождаться вечера, когда придёт ответ от Ольги на его малёк. Едва закрыв глаза, он опять увидел её и улыбнулся.

* * *

Получив по баланде малёк от Соломы, Протас сразу нервно забегал по камере, не решаясь даже его открывать. Злость на смотрящего за Ольгу никак не проходила, и для себя он уже решил, что никаких денег давать ему не будет. Сам себя уважать перестанет, если подогреет человека, который пытается увести его женщину.

Малёк, крепко зажатый в руке, жёг руку. Но Протас, думая, что там или опять вопросы по поводу Ольги или Солома уже ставит в курс, что у него завязались отношения с ней, даже боялся его открывать. Он даже выкинуть его хотел поначалу, не читая. Но потом, с полчаса померив шагами камеру и немного успокоившись, он подумал, что может, у него уже просто началась мания преследования? Может, Солома просто, как всегда, спрашивает «как положение?» Но тогда какого хрена он Ольгой интересовался и переписывается теперь с ней?

Протас решительно распаковал малёк и в руку ему упал кусочек гашиша. Павел не употреблял даже легких наркотиков, и Солома прекрасно знал об этом. И этот грев сейчас расценил не просто как уделение внимания, как это обычно делалось в тюрьме, а как подачку и сразу подумал, что Соломе, наверное, что-то надо.

Прочитав малёк, он понял, что не ошибся и пришёл в бешенство. «Солома говорит, что обстоятельства изменились и деньги нужны срочно, а сам девчонку мою обхаживает, ублюдок, – матерился про себя Протас, опять наматывая километры по камере. – Я тебе дам денег, бля, столько дам, что не унесёшь, мать твою».

– Паха, – вывел его из этого состояния голос из кабуры.

– Да, говори, – подошёл он с ещё бьющимся в бешеном ритме сердцем и присел возле кабуры.

– Паха, есть конфеты у вас какие-нибудь, а то чаю не с чем попить, – просто спросил Валёк.

– Есть, щас Валёк, погоди, – стараясь не выдать голосом свою злость сказал Протас и встал. Он даже в таком состоянии понимал, что ссориться с Вальком опасно, тот уже практически обладает компроматом на него и, услышав злость в голосе Протаса, мог отнести её в свой адрес.

На самом деле Протас совсем не злился на Валька за эти мелкие просьбы, потому что был готов к тому, что они участятся. Обращаясь к нему за помощью в таком щепетильном вопросе он знал, что после этого попадёт, как говорится, к Вальку в кабалу. Но у Протаса для этого случая были и простые сигареты, хоть и с фильтром, но дешёвые, такой же дешёвый чай и многое другое. Вот и сейчас он подошёл к столу и взял жменю конфет не с той банки, где были хорошие шоколадные конфеты, а простой карамели. Подойдя к кабуре, он сунул туда руку с конфетами.

– О-о, от души, Паха, сам знаешь, – раздался благодарный голос Валька.

– Всегда рад, – шаблонно ответил Протас и задумался.

Валёк навёл его на мысль, что и с Соломой тоже ссориться опасно. Смотрящий многое решал в тюрьме и, хоть ему нечего было предъявить Протасу, жизнь он может сильно осложнить. Протас ещё раз прочитал его малёк.

«От, хитрый, демон, – подумал он, – хочет побыстрее бабки получить, чтобы спокойно можно было к Ольге яйца подкатывать. И гашиш положил спецом, мол, смотрите, я о вас уже не забываю».

Протас всё же решил пока не накалять атмосферу и написал ответ Соломе, что пока не связывался со своими и они, скорее всего, ещё не разобрались там с финансами. Он запаял малёк и стал думать, как бы ему избавиться от соперника. На этапы смотрящего не возили никуда, только в КПЗ, деляна у него была здесь, в городе.

Но вот если бы он не был смотрящим, тогда было бы намного проще справиться с ним и как с соперником по любви, и вообще. Перебирая уже людей, которые, по его мнению, могли повлиять на ситуацию, он вспомнил про своёго бывшего крышевого Бандеру, которому платил до самой подсидки. Павел, конечно, догадывался, что именно в гаражах этого самого Бандеры разбирались те угнанные машины, за продажу запчастей которых пострадал Протас. Догадывался и о том, что именно с подачи Бандеры к нему два года назад подкатили ребята через друга Протаса и предложили торговать их запчастями. Тогда Бандера делал вид, что ничего не знает и даже не повышал плату за крышу, хотя наверняка знал, что доходы многократно увеличились. Именно это и заставляло Павла всё же сомневаться в причастности крышевого к его делу. Да и те мастеровые, которые разбирали в боксе машины и привозили Протасу запчасти, на следствии ни словом не обмолвились о Бандере, хотя Протаса и всё дело сдали с потрохами.

Был Бандера замешан или нет, в любом случае зла на него Павел не держал, ведь парни не силой заставили продавать эти запчасти, сам согласился. К тому же крышевой проявил благородство и, после ареста Протаса, снял всю плату со всех его точек, хотя бизнес был оформлен на жену и продолжал работать. А с полгода спустя после ареста Протаса Бандера расстрелял на стрелке каких-то спортсменов из другой группировки, которые хотели жестоко спросить с него за угнанные у них машины, и сам оказался в тюрьме. И поначалу Павел даже поддерживал с ним отношения, пока тот сидел по соседству.

– Андрюха, а где щас Виталя, в восемь шесть который сидел? – спросил он сокамерника.

– Бандера? – отозвался тот. – Его ж осудили недавно, в осуждёнке где-нибудь.

– В пятнадцатой он вроде, – встрял в разговор ещё один сокамерник.

– Как в пятнадцатой? – удивлённо переспросил Протас. – Там же красные…

– Ну, значит покраснел на суде, – весело пошутил Андрюха и серьёзно добавил: – Ты у Валька спроси, он должен быть в курсе.

– Семь ноль, – громко позвал Протас.

– Да, говори, Паха, – отозвался сам Валёк сразу, как будто никуда от кабуры и не отходил или подошёл только что ещё за чем-нибудь.

– Валёк, а где щас Бандера с восемь шесть?

– Он в осуждёнке, Паха, в пятнадцать А.

– А-а, – протянул Протас, – а то мне говорят в пятнадцатой, а там красные.

– Не-не, Паха, в пятнадцать А он.

– Понятно, ну ладно Валёк, благодарю за информацию. Пойдём пока.

– Пойдём, – неохотно отозвался Валёк, видимо, хотевший всё-таки попросить ещё что-нибудь.

Протас достал тетрадь и стал писать малёк Бандере. Ткача и остальных друзей бывшего крышевого, которые могли кардинально повлиять на ситуацию в тюрьме, говорят, убили уже вроде. Но брат его, тоже далеко не последний человек в городе, был жив и частенько навещал Бандеру.

* * *

С каждым днём весенние дни всё удлинялись, что отсрочивало наступление сумерек и начало движения тюремных дрог между корпусами. С трудом дождавшись вечерней проверки, Бандера в волнении ходил по камере. И не потому, что на смену заступил его дубак Вова Герасимов и должен был вот-вот закинуть деньги от отца Вешнева, потому что подмигнул Бандере на проверке. Он волновался в ожидании начала катания между корпусами и гадал, что ответит ему Ольга на вчерашний малёк и ответит ли вообще. Когда вчера пришёл прогон по трассе, что по той стороне продола «старуха» заморозила трассу из-за охотников с кошками, Бандера смог заснуть. Пусть даже он не получит ответ, но и Юрий, которого он уже начинал ненавидеть, тоже не получит.

А сейчас у него в животе урчало от волнения, как восприняла Ольга его малёк и ответит ли. Согревало то, что если она начнёт писать об этом Юрию, эти мальки попадут только к Бандере. Он ещё раз, проходя мимо Вано, красноречиво посмотрел на него и кивнул на Юрия, давая понять, что всё остаётся в силе.

Наконец со стороны параши, где находилась кабура в соседнюю, пятнадцатую хату, раздался голос.

– Вано.

– Давай сюда, – ответил за Вано сидящий на параше Потап.

Но Вано тут же подошёл к параше, отдёрнув шторку, взял у него всю первую почту с нового корпуса и стал её перебирать.

– Так… это вниз, это в один шесть, Витяй, тебе малёк…

Бандера пристально смотрел на него, чувствуя, как спина взмокла от волнения. И когда Вано взял последний малёк и сразу поднял глаза на Бандеру, у него свело живот.

– Тебе, Виталь, – просто сказал он и протянул аккуратно запаянную маляву.

Вспотевшей рукой Бандера взял малёк из рук Вано и, не глядя на него, пошёл и лёг на свою шконку. То ли он сомневался в своих ногах, что они его удержат, то ли просто ему так было удобнее, он сам не знал. Но почему-то захотелось именно прилечь.

Выдохнув, он поднял малёк к глазам и прочёл «обратный адрес». От досады он аж выругался про себя: было написано «В х15А Витале с х87». Руки сразу опустились вдоль тела от пережитого напряжения. Полежав с минуту, он поднёс малёк к зубам и оторвал запаянный конец. То, что это было от Протаса, он понял сразу. На руку выпал завёрнутый в целлофан от сигареты приличный, с полмизинца, крапаль гашиша.

«Вот Протас, – сразу подумал Бандера, – и не пишет, что стрём, на мальке, чтоб не светиться».

Повертев в руках наркотик, который уже давно не курил, он сунул его в карман и стал читать малёк.

Часик добрый, Виталя и кто рядом. Как ты там жив-здоров? Чё не пишешь? Слышал, суд у тебя был. Сколько дали? Чиркани хоть, как суд прошёл. Кто там свидетелями-то был? Неужели боксёры эти? Там же кроме них никого не было. Да, ещё чё хотел спросить. Ткач там объявился или нет? Может его не завалили, может сам свалил куда, когда ваших там отстреливать начали? Ищё хотел узнать, где похоронили Ваську со Штаном, даст бог выйду скоро, навещу. Кстати, Виталя, а почему ты за тюрьмой не смотришь? За тобой такие люди в городе стоят, что здесь сразу бы греть начали тюрьму как во времена, когда Ткач положенцем был в городе. Толян там, кстати, как твой? Я слышал, он там нормально стоит. Вы-то с ним быстро бы тут наладили движение, даже если и Ткач не найдётся. Ты чиркани мне просто, объясни ситуацию. Почему ты в тюрьме и не смотришь за ней? Меня тут, кстати, навещали, вот привет тебе передаю. Знаю, не куришь, но в хате сгодится. Пока всё. Жду ответ.

Сув. Жму пять.

Паха.

Бандера был не в том состоянии, чтобы разгадать нескрываемое давление на самолюбие. Все его мысли сейчас были о другом, и он даже не понял, что Протас хотел этим сказать. А потому ответил просто.

Час добрый, Паха. Всем достойным привет говори. За грев от души. Сам знаешь, не подарок дорог, а внимание. Да я, может, и сам закурю эту дурь скоро, ха-ха. Шучу. Суд прошёл удачно, дали всего трёху. Свидетели на суд не явились, ха-ха. Но я судился без них, они уже два раза не являлись и суд откладывали. Устал здесь просто, в лагерь хочу скорее, на воздух. Говоришь, смотреть за тюрьмой? Шутишь, что ли? Я даже за хату ответственность брать на себя не буду. Ткач, кстати, убит ещё в ноябре, просто все думают, что он свалил или пропал. Могилы пацанов, когда освободишься, тебе братуха покажет. Работать-то с ним будешь, пока я сижу. Он вопросы решает, так что всё нормально, проблем никаких не будет. Ну, пока всё.

Ещё раз благодарю за внимание. Не болей.

Сув. Виталя.

Бандера даже не стал, как обычно, перечитывать малявку, а сразу запаял её и отправил. Он вообще не хотел отвечать ему, не до Протаса сейчас было. Но поблагодарить за грев нужно, потому и написал сразу. Малявку же Протаса он тут же сжёг и даже забыл, что там было написано.

Не успел он отойти от параши, где сжигал маляву, как в двери послышался характерный щелчок открываемого глазка. Бандера сразу понял, что это Гера, просто боится открывать кормушку и в открытую звать его из-за возможных стукачей в хате, и пошёл к двери.

Кормушка чуть приоткрылась, и ему в руку упал небольшой бумажный свёрток. Не успел он ничего сказать, как кормушка сразу захлопнулась. Бандера краем глаза заметил, что на него смотрят Витяй, Леший и Юрий, но сделал вид, что не замечает их взглядов и незаметно сунул в сверток крапаль гашиша в целлофане.

– Ну, чё там? – спросил Витяй, как только Бандера подошёл.

– Всё дома, – весело ответил он и разжал руку.

В бумаге были свёрнутые в рулон купюры по сто тысяч рублей. Бандера сразу дал их Юрию, несмотря на протянутую руку Витяя, и сказал:

– Держи, Юрок, распорядись по своёму усмотрению.

Он сказал это вполне дружеским тоном и даже улыбался при этом. Но сам холодным взглядом наблюдал за реакцией Юрия. Ещё как только он получил этот гашиш, у него в голове сработал хитроумный план, как настроить семейников против Юрия и не дать ему встретиться с Ольгой в стакане. Бандера специально засунул ему крапаль, как будто это пришло вместе с деньгами. Отношение к наркотикам в тюрьмах и лагерях особое и, если твой друг поймал деньги и не поделился с тобой, это ещё ничего не значит. Но если он поймал наркоту и кому-то уделил внимание, а тебе нет, отношения могут сразу испортиться, что среди употребляющих наркотики обычное явление. Именно поэтому Протас не стал писать на грузике, что это «стрём», чтобы соседи не знали о том, что у него была наркота и он с ними не поделился.

Юрий пересчитывал деньги и из свёртка вывалился небольшой, завернутый в тонкий целлофан предмет. Он не обратил на него внимания и досчитал деньги.

– Два лимона, – торжественно произнёс он, хлопая пачкой по ладони.

– А это чё? – спросил Леший, показывая на целлофановый свёрток.

Юрий недоумённо положил деньги и развернул его. Это был кусок серо-коричневого вещёства, похожего на круглый, обломанный с двух концов цветной мел. Он взял его в руки.

– Гашуха, ё-моё, – обрадовано воскликнул Леший и потёр руки.

– Да тише ты, – тормознул его радостный порыв Бандера и красноречиво обернулся на суетящихся по камере мужиков. Но в душе он был рад таким эмоциям Лешего и радостным глазам Витяя и Антона. Они не курили уже несколько дней, и Бандера прекрасно знал, что делал. Он повернулся к Юрию. – Ну-у… распорядись…

– А как? – поднял на него глаза Юрий.

– Ну как… Как считаешь нужным… – незаметно давил на него Бандера. – Кому чё дать и сколько…

Юрий посмотрел на деньги и наркотики, которые никак не ожидал получить от отца. Видимо, тот всё-таки узнал, что ещё ценное в тюрьме и где-то раздобыл этой дури.

– Я не знаю, – покачал головой Юрий и придвинул деньги и гашиш Витяю. – Сами решайте. Мне лишь бы с Ольгой встретиться. Сколько там надо?

Бандера опустил голову, чтобы его лицо не выдало его злости. Простота и неопытность Юрия сыграли против Бандеры и, хоть Юрий и стал в его глазах ещё большим лохом, одновременно с этим он стал ещё более ценным человеком для хаты. И теперь Витяй и остальные будут стараться угодить ему, чтобы ещё получать такие гревы. И Бандера прекрасно понимал, в чём они постараются ему помочь.

– Там посмотрим, сколько Василич с Герой скажут, – ответил Витяй, собирая деньги, и сразу отложил три купюры и кусок гашиша. – Это Соломе пошлём, в общак.

* * *

Настроения у Ольги не было совсем. Вчерашняя малява от сокамерника Юрия и объяснение её смысла Косой опять заставили её плакать. Новые подруги утешали её всю ночь, пока она ждала ответа от Юрия. И лишь под утро пришёл прогон, что дорога стояла и отправят всё только сегодня вечером.

Узнав, что Юрка молчит не потому, что он там загнан в угол, а просто до него не дошло ещё её «письмо», Ольга немного успокоилась и днём ей удалось поспать. Теперь же, когда первая почта уже пришла, она опять забеспокоилась о судьбе любимого и, всхлипывая, сидела на своей шконке. Вместо «письма» от Юрки пришёл очередной малёк от Александра с семь восемь, который явно проявлял к ней повышенный интерес. Она открыла малёк и стала читать.

Александр опять спрашивал у неё, всё ли у неё в порядке и не нужно ли ей чего. Ольге даже было неудобно, что о ней проявляют такую заботу. Он писал о какой-то марочке, которую посылает ей, но она почему-то ещё не пришла. И почему-то он много писал о себе, рассказывая даже о своём детстве. В конце, как всегда, было много слов поддержки и даже обещание сделать её пребывание в тюрьме максимально комфортным.

Ольга отложила малёк и спустилась на пол, тут же забыв его содержание. Голова болела о другом.

– Ну чего ты опять нюни распустила, Оль, – дружеским тоном сказала Коса и жестом пригласила её попить чаю. – Такие парни к тебе клинья подбивают, а ты… Ну, если Юра этот чмо по жизни, чё ты с ним цацкаешься? Ты прости, конечно, говорю как есть. Ну на хрен он тебе нужен?

Ольга молчала. Она решила, что пока не получит ответ от Юрки, ничего предпринимать не будет и никому писать не станет, несмотря на то, что во всех малявах от мужчин было написано «жду ответ».

– Ты вот знаешь, кто такой вот этот Сашка, что тебе сейчас маляву прислал? – продолжала Коса. – Это, считай, хозяин тюрьмы. Вот с какими парнями общаться надо. Я бы всё отдала, чтоб он в меня влюбился. Но, видно, не судьба, ты ему приглянулась. Ох, зря ты от них отворачиваешься. Бля буду, зря… Один уже перестал писать, этот, с восемь семь который. С этой хаты знаешь сколько подарков тебе прийти могло? А если Сашке отвечать не станешь, так ещё и проблемы могут возникнуть…

Ольга молча слушала её вполуха, больше думая о своём. Но смысл слов Косы был ей понятен. Они передавали друг дружке кружку с крепким купеческим чаем и каждый раз, когда Коса переставала отхлёбывать и выпускала её из рук, передавая Ольге, опять начинала свои нравоучения.

– Если не хочешь лапшу им вешать и со всеми крутить, как мы делаем, то уж одного-то выбери себе. Лучше всего Сашку. Он больше всех здесь для тебя может сделать. Будешь ему отвечать? А то я сама ему отпишу, что ты стесняешься…

– Не надо, – наконец отозвалась Ольга. – Я сама напишу, только позже. Сейчас настроения нет.

– Ну, смотри, – весело погрозила пальцем Коса. – А Витале этому чё не отвечаешь? Косачку-то всё равно писать придётся.

– Потом напишу ему, если Юрка не ответит, – не поднимая головы ответила Ольга. Но вспомнив опять про этого Виталю и его странную маляву, она вдруг подумала, а что если попросить его позаботиться о Юрке, если ответа не будет?

– Лё-о-ля, – позвали Косу к кабуре малолетки из соседней камеры один девять.

Коса передала кружку Ольге и полезла к кабуре, находящейся в ногах её шконки.

– Что, мой хороший? – томным голосом отозвалась она.

– Как ты там, моя девочка? – опять раздался почти детский голос.

Несмотря на свои мрачные мысли, Ольга даже улыбнулась этой сцене и подумала, что если бы этот мальчик знал, что «его девочка» ему в мамы годится, то наверное не разговаривал бы таким тоном. Но потом вспомнила слова Косы о том, что здесь, в тюрьме, мужчины готовы влюбляться в тебя пачками и подумала, что здесь, наверное, возраст не имеет особого значения. Ну если он, конечно, не пенсионный.

– Ну, как же я могу тут без тебя, мой сладенький? – лепетала Коса, уткнувшись лицом в стену. – Конечно плохо.

Коса частенько ворковала с этим малолеткой и даже Ольга, находящаяся здесь всего несколько дней, уже не обращала на это внимания. Но когда после обмена стандартными любезностями Косу попросили позвать к кабуре Тамару, единственную симпатичную девушку из тех, которые считались чуханками, она отозвалась раздражённым голосом.

– Слышь, Игорёчек, вы бы прокабурились вон там, где-нибудь возле умывальника, и звали бы кого хотели. Достали уже тут эти переговоры на моей шконке.

В любовь с малолетками играли все, кроме Ольги и тех женщин бомжеватого вида в той части камеры, где Ольга спала раньше. Но если к этим ночным сюсюканьям, когда Коса не спала и предоставляла свою шконку для этих целей своим семейницам, она ещё нормально относилась, то когда просили позвать Веру, Риму или тем более Тамару, она сразу начинала раздражаться. Она, конечно, дозволяла им пообщаться, кабура была единственная, но всякий раз давала малолеткам знать, что ей это не нравится. К тому же её бесило то, что и Вера, и Рима и даже зачуханная Тамара Багадулка выглядели внешне лучше неё и малолетки уже не раз видели это в глазок, возвращаясь с прогулки или с бани в нормальную смену. И даже Ольга уже догадывалась, что этот её молодой ухажёр крутит с Косой больше из-за того, что она рулит в женской хате.

– Э, Багадулка, – всё же позвала Тамару Коса и, освободив ей место, пересела с Ольгой на Ленкину шконку. – Иди, Игорёчек твой соскучился.

Тамара, привычно постелив в ногах спального места Косы единственное чистое полотенце, которое Коса давала ей специально для этих целей, устроилась возле кабуры. А Коса, стараясь не обращать на неё внимания, чтобы не раздражаться, продолжила поучать Ольгу, с кем ей лучше быть.

* * *

Шаповалов потихоньку наблюдал за Ольгой в чуть приоткрытый глазок камеры. Он смотрел, как она грациозно сидела, разговаривая с Косой, как внимательно слушала и даже как женственно двигала руками, принимая кружку и отпивая пару глотков, а затем откусывая своими белыми зубками конфету. Она сидела к нему лицом и ему казалось, что он сможет смотреть на неё вечно. Но ему и так уже надо было прекращать любоваться, чтобы не вызвать подозрений дежурного по этажу.

Прежде чем подойти к её камере, он для отвода глаз посмотрел во все глазки на этаже. И чем ближе он подходил к нужной двери, тем сильнее охватывало волнение. Желание вызвать её в кабинет не покидало его весь день, хотелось напоить её чаем с пирожками и конфетами, разговаривать с ней… Но от усталости и бессонных ночей он так плохо выглядел, что просто боялся оттолкнуть её своим видом.

Он уже буквально валился с ног и хотел только взглянуть в последний раз на Ольгу прежде, чем уснуть в кабинете. Но увидев её не смог сразу оторвать глаз от глазка и простоял так несколько минут, всё же вызвав саркастическую улыбку дежурного.

Вздохнув, он отошёл от двери камеры и, с озабоченным лицом пройдя мимо поста дежурного, спустился на нижний этаж. Чтобы уснуть спокойно ему ещё нужно было удостовериться, что малява от Протасова Ольге не прошла или она ему не ответила.

– Корпусной где? – спросил он у дежурного на нижнем этаже.

– На улице, – ответил тот, кивнув в сторону дверей.

– Позови, – коротко сказал Шаповалов и, подойдя к двери восьмёрки, заглянул в глазок.

Подошёл дежурный с корпусным, и он севшим от усталости голосом сказал:

– Выведите мне Плетнёва на пять минут.

Когда Олега вывели, опер завёл его за угол. Он посмотрел на него красными глазами и прохрипел:

– Ну что?

Плетнёв молча протянул ему малёк на Ольгино имя с хаты восемь семь. Шаповалов так резко схватил его, что Олег аж дёрнулся от испуга и сразу понял, что у опера неспроста такой вид и красные глаза. И по тому, что куму был интересен именно этот малёк, на имя этой самой принцессы, он понял, что очень непростая девушка сидит в тюрьме с ним по соседству и ему стало ещё интереснее, кто же это такая.

* * *

– Семь восемь, вас на балкон, – раздался в кабуре голос из соседней камеры.

– Сделай потише, – сказал Солома Пахе, кивнув на телевизор и залез на окно, где чей-то голос кричал: «Семь восемь!»

– Говори, – громко ответил Солома.

– Саня, ты получил контроль с пятнадцать А? – голос перестал кричать и говорил уже сдержанно, но громко, расстояние было приличным.

– Да-да, Вагит, всё дома, – ответил Солома, безошибочно распознав в говорившем ответственного за соседний аппендицит из хаты девять три, через которую шли груза через подол. – Мы уже прогнали, всё нормально.

– Ну ладушки, Саня, я просто сам тоже контролирую. Ну тогда пойдём.

Солома уже привык к показательной ответственности за «контрольные» груза с трассовых хат и не обращал на это внимания, тем более что мысли его были совсем о другом.

Он немало удивился, когда получил свой собственный гашиш, который недавно послал Протасу, со старого корпуса. Получалось, что пройдя почти полтюрьмы, крапаль опять вернулся к нему, хоть и отполовиненный. С одной стороны вроде бы ничего удивительного в этом не было, Протас мог уделить кому-то внимание, получив грев. Но с другой… Во-первых, чтобы уделить кому-то наркоты в таком количестве, чтобы оттуда ещё и поделились с Соломой, нужно было послать весь крапаль, который он послал Протасу. А во-вторых, кому мог отослать в пятнадцать А весь грев Соломы Протас? Ну, конечно же, Бандере. Ас чего бы это Протас уделял своёму бывшему крышевому такое внимание?

Солома серьезно задумался. Он знал, что у Бандеры были хорошие связи с дубачьём через его дружка Ткача, и он частенько не только затягивал стрёмные груза через них, но и навещал своих дружков, когда сидел на новом корпусе. Солома и сам даже как-то обращался к нему, чтобы затянуть полотна по металлу, резаки и материал для ширпотреба. А зачем может обратиться к нему Протас?

Ну, конечно же… Бандера сидит по соседству с Ольгой, и наверняка уже уровнял там с ментами, среди которых наверняка есть его знакомые. И сможет запросто устроить встречу Протасу с Ольгой, тем более что у Протаса есть бабки.

Солома уже совсем забыл через кого он, можно сказать, познакомился с Ольгой. И теперь ему очень не хотелось, чтобы Протас имел возможность наладить с ней отношения, потому что эта девушка уже не давала ему покоя и он постоянно думал о ней.

Но в данный момент он размышлял над тем, как не дать Протасу через Бандеру встретиться с Ольгой. Запретить этого он, естественно, ему не мог. В конце концов, не придумав ничего лучше, он решил под предлогом благодарения за деньги в котёл и за свой собственный гашиш навестить хату 15А и попытаться на месте разобраться в ситуации. Может и удастся что-либо предпринять. А заодно и сам Ольгу навестит, там рядом. Мысль об этом сразу согрела Солому, и он пожалел, что старший кум выйдет только во вторник.

– Паха, где марка была большая? – спросил он. Паха дал ему сложенный носовой платок и Солома достал свою фотографию и приложил к нему. Он решил сделать для Ольги красивую марку со своим изображением. Та, что была послана ей раньше, может не напоминать ей о нём, когда она будет на неё смотреть. Он решил сразу отослать её вместе с фото лучшему художнику. Представив, как она будет смотреться, он вздохнул, и, сев на шконку и мечтательно глядя куда-то в одну точку, достал тетрадь с ручкой. Когда написал художнику, что нужно нарисовать, он отослал всё ему и, не дожидаясь ответа от Ольги, стал писать ей ещё один малёк.

* * *

Протас плохо спал в эту ночь, хотя почти все сокамерники спали и в хате была тишина. Он ждал ответа от Ольги, одновременно размышляя, как бы отвадить от неё Солому. Бандере, судя по его мальку, «портфели» и «политика» не были нужны. Протас вспомнил, как Бандера отзывался о своих прошлых сокамерниках, когда сидел по соседству в восемь шесть. Поначалу они жили вместе, но потом Бандера написал ему, что ушёл из этой блатной семейки и живёт сам, потому что эти люди ему не нравятся. Протас даже вспомнил, как он описывал некоторые их поступки и как возмущался потом, когда выяснилось, что двое его бывших семейников, после того как их осудили и отвезли в лагерь, надели повязки. Из всего этого Протас предполагал, что Бандера не желает связываться с какой бы то ни было ответственностью, потому что ему просто не нравится контингент. Это было и понятно. Втсупающих в актив и надевающих повязки первоходов можно было понять, их жизнь за колючкой только начинается, и они определяются, кем будут по этой жизни. Но когда гнут пальцы уже на строгом режиме, а потом ссучиваются, это черным очень не нравилось.

Протас даже сам ещё не знал, как сложится его судьба за решёткой. Он сидел в первый раз и пока только думал, что сможет обойтись без привилегий «вязаных», но уверенным не был. Поэтому он прекрасно понимал Бандеру, половину первого срока проведшего под крышей, когда в ШИЗО ещё не разрешали матрасов на ночь, не выводили на прогулку и кормили через день.

Но если не Бандера, то кто ещё может повлиять на ситуацию в тюрьме? Протас стал перебирать в памяти авторитетов…

– Восемь семь, – отвлёк его от размышлений голос Валька из кабуры.

– Говори, Валёк, – отозвался Протас.

– Подойди, Паха, – потихоньку как-то проговорил голос из кабуры и Протас нехотя поднялся и подошёл, думая, что ему опять что-нибудь нужно из продуктов.

– Да, говори, – сказал он.

– Ещё один малёк идёт на неё, Паха, – тихо проговорил Валёк.

– Оттуда же? – беспокойно спросил Протас.

– Ну.

– А ответа не было?

– Нет пока.

– Ну ладно. Если обратка пойдёт, шуми, – сказал Павел, стараясь говорить спокойно. Если до этого у него ещё были слабые сомнения в намерениях Соломы, то теперь уже точно было всё ясно.

* * *

«Ты смотри, какая любвеобильная. Ну, принцесса…», – думал Плетнёв, читая очередной малёк Ольге от Соломы. Ему всё не давал покоя вопрос, что же это там за красотка сидит такая, что за ней бегают, судя по малявкам, не только смотрящий за тюрьмой и ещё несколько человек, но и кум этот, Шаповалов. То, что опер проявляет к ней непрофессиональный интерес, было видно сразу. «Чем же она могла вас всех так завлечь? Неужели красавица такая? – продолжал размышлять Олег. – И почему отвечает взаимностью только этому Юре с 15А? Чё там за принц, интересно? Или, может, он её просто за конфеты купил? В тюрьме-то тёлки и за конфеты могут любить».

Он запаял малёк обратно. Подумав, он также упаковал красиво разрисованный платок, который шёл на неё же с этой же хаты раньше, но он решил оставить его себе. Теперь Лупатый объяснил ему, что это хата положенская, и могут быть проблемы.

Такую марку, конечно, отдавать было жалко, но Плетень уже решил пропускать теперь всю почту. Синяки от побоев начали уже сходить, и злость на блатных проходила. К тому же завтра Лупатого и остальных, кто замаран в съедании чужих грузов и будет молчать, раскидают по хатам и закинут новых. А так как тут и без того малолетки с 19 поднимали кипеш за стрём, который шёл на них с 91, то при последующих инцидентах точно раскусят, где оседают груза, если об этом будут знать слишком много народу. Теперь Олег решил забирать только мальки, которые заказал Шаповалов.

– На, отправь, – отдал он малёк с грузом Лупатому и, усевшись по-турецки и подперев голову рукой, задумался об Ольге. «А что, если там в натуре просто шалава такая красивая, что на неё тут полтюрьмы вместе с кумом клюнуло? Может, её в натуре тут потрахивает народ? Подкачу-ка я тоже, уж больно интересно, чё там за красотка. Ладно арестанты, им и не первой свежести тёлка в тюрьме может Мадонной показаться. Но опер… Короче, подъеду с прямым вопросом. Может, в натуре удастся затянуть её в стакан или даже в соседний отстойник женский, который постоянно пустует?»

– Чё задумался, Олег? – прервал его размышления Лупатый.

Плетень повернул к нему голову и по его лицу сразу понял, чем закончится этот разговор – Лупатый предложит ещё втарить. Защитная реакция в мозгу сработала моментально.

– Да вот думаю, откуда мусора могли узнать, что мы тут химку курим? Вроде ж никого не дёргали, застучать никто не мог…

– О-о-о, им дёргать не обязательно, чтоб всё узнать, – блеснул своими познаниями Лупатый. – Стукачки ихнии просто малявы пишут в определённые хаты, где кумовские тихушники сидят, и всё к куму попадает. А с чего ты взял, что мусора узнали? Уже бы со шмоном залетели…

– Залетели… Ты чё, думаешь, меня щас кум дёргал? Сказал, если я не отдам или не скажу где, всех вывернут и дубинами ещё пройдутся. А она у меня в кармане лежала… Чё мне оставалось делать?

– О-ё-о, – Лупатый схватился за голову, – я только хотел взять у тебя немного. Хули, завтра в хату уже поднимут… – Лупатый с угрюмой гримасой повернулся и осмотрел всех остальных. – Кто же сдал, ссука, а?

Плетень тоже глянул на всех для порядка, радуясь своей находчивости, проявленной как раз вовремя. Оказывается, Лупатый хотел ещё и не просто втарить, а взять с собой в хату немного. Смеясь про себя над Лупатым, Олег сделал серьёзное лицо и сказал задумчиво:

– А может, просто через дверь унюхали?

* * *

Получив маляву, адресованную Юрию от Ольги и дождавшись, когда Юрий не выдержит и попытается отправить ей ещё один малёк, Бандера сжёг оба «письма» и кое-как заснул. К прескверному настроению и даже злости на Юрия вдобавок ещё и проснулся гайморит, не дававший о себе знать уже с полгода. Сон, само собой, приснился под стать душевному состоянию. Как будто Бандеру завезли этапом в тюрьму города Иваново. В этом городе невест в его сне даже в тюрьме правили женщины, а мужских камер было примерно столько же, сколько в других тюрьмах женских. Смотрящей за тюрьмой была самая красивая из заключённых по имени Ольга. Та самая Ольга, которая уже сидела в его сознании. И из всего мужского этапа, которых так ждут женщины, ей понравился самый зачуханный лох по имени Юра. Это настолько задевало Бандеру, который мало того, что считал, что такой лох просто недостоин такой девушки, так ещё и сам уже настолько увлёкся ей, что просто трудно было дышать. Проснулся он от того, что задыхается. Подняв голову и осмотревшись, он понял, что всё это ему приснилось и попытался облегчённо вздохнуть, но нос был забит и получился вздох больного.

– Заболел? – спросил Вано.

– Похоже, – проговорил Бандера и спрыгнул на пол. В хате стояла непривычная тишина, почти все, кому было где спать, спали. Юрий храпел прямо на полу, благо матрасы были покрыты чистыми одеялами. Витяй и остальные тоже мирно посапывали. Не спал только Вано с Потапом и ещё несколько человек, читающих книги.

Проходя к умывальнику, Бандера кивнул головой Вано, чтобы тот пошёл за ним. Открыв воду, он попытался высморкаться, но ничего не получилось, в носу всё закоксовалось.

– Ничё не было больше? – потихоньку спросил он подошедшего Вано.

– Не, ничё. После тех мальков, что тебе отдал, ничё не было, – ответил он.

Бандера удовлетворённо кивнул и сделал ещё одну попытку высморкаться, и снова безрезультатно.

– Тебе соли надо накалить, и через марку ко лбу прижать возле переносицы, – участливо подсказал Вано.

– Горбатого, вон, учи, – кивнул Бандера на кран умывальника и, хлопнув его по плечу, пошёл к окну.

Петрович спал, и он решил сам заварить себе чаю и попить горячего. «Может, полегчает?» – думал он, ища чифирбак. На месте его не оказалось, и Бандера увидел его на импровизированном столе на полу возле батареи, как раз у головы Юрия. Возле чифирбака стояла чашка с нарезанными дольками лимона и несколько кружек. С ненавистью глянув на лицо спящего Юрия, он открыл крышку чифирбака и обнаружил там уже заваренный чай, но холодный. Решив не заваривать новый, а просто закипятить этот, он налил себе с чифирбака в кружку трёхсотку. Потом достал из матраса спираль, расправил её на полу и поставил кружку. Провода от розетки были тайком протянуты под шконками. Бандера накинул на них провод от спирали и стал доставать из пакета банку с сахаром.

На продоле начались движения, уже было слышно, как снимали ночные замки. Скоро будут раздавать хлеб. Глянув в сторону двери на эти звуки Бандера увидел, как на него внимательно смотрит Потап.

– Ты чё уставился? – больным голосом выдавил Бандера.

– Да ничё… смотрю просто, как ты лечишься, – удивлённо ответил Потап. – Я слышал, что мёд вроде добавляют, говорят, помогает. А ты, смотрю, с сахаром.

Бандера ничего не ответил и повернулся к закипающей кружке. Отключив спираль, он кинул в неё дольку лимона и насыпал сахару. Зашевелился Юрий. Смотря, как он потягивается, просыпаясь, Бандера размешал ложкой сахар и поднёс кружку к губам. Глоток он сделал в тот момент, когда Юрий открыл глаза.

– Чё с тобой? – спросил Юра, удивлённо смотря на Бандеру, который сморщился, как будто откусил кусок лимона.

– Болею, – еле выговорил Виталий, с трудом вдохнув и подумав, что такие неприятные вкусовые ощущения от чая получились просто от взгляда ненавистного Юрия. Громко хлюпая, он сделал ещё глоток и скривился ещё больше, недоумённо смотря на кружку.

– Ты его закипятил, что ли? – удивлённо спросил Юрий, поднимаясь на локте.

– Что это? – с перекошенным лицом с трудом выговорил Бандера.

Неожиданно раздался громкий хохот, Потап и Вано просто прыснули со смеха и держались за животы.

– Коньяк, – всё также недоумённо произнёс Юрий, широко открытыми глазами смотря на Бандеру.

От громкого хохота трассовых проснулись почти все, включая Витяя и остальных у окна. Потап уже чуть ли не по полу катался, пытаясь выговорить сквозь смех:

– Ви-таль, ха-ха-ха, а я смотрю, ха-ха-ха, ты лимон кладешь, ха-ха-ха, и сахар, ха-ха…

– Виталик думал это чай, – объяснял со смехом уже понявший всё Юрий вопросительно смотревшим на него семейникам, – закипятил, сахару насыпал…

Хохот поднялся такой, что проснулись и соседи. Из кабуры в боковую камеру раздался голос:

– Нам тоже расскажите, чё там у вас? Давайте вместе посмеёмся.

Отставив кружку, Бандера подбежал к умывальнику и сплюнул. Мышцы лица уже начали приходить в себя, но так как он дышал только через рот, выражение лица оставалось смешным. Он понял, что пока спал, парни решили обмыть получение грева и уговорили Геру сходить за коньяком. К спиртному и наркотикам Бандера был равнодушен, и не употреблял даже в Новый год и в день рождения. Об этом все знали и не стали его будить, и поэтому он не злился на них за это. Но то, что они всё же подтянули его дубака, вызывало опасения, потому что в следующую смену тому выпадало дежурство с Василичем, который за деньги мог устроить свиданку или поход в гости.

– Вано, мне была малява? – раздался голос уже переставшего смеяться Юрия.

Вано отрицательно покачал головой, всё ещё морщась от смеха.

Сплюнув последний раз, Бандера пошёл к шконке, показав улыбающемуся Петровичу на спираль. Тот пошёл её прятать, а Юрий достал тетрадь и стал писать маляву. Поняв, что он хочет передать малёк Ольге через продол по баланде, пока это возможно в Герину смену, Бандера тоже достал тетрадь и написал на листке несколько слов.

– Как же ты так, Виталь? – приходил в себя от смеха Витяй.

– Ну у него же нос не дышит, ха-ха, – комментировал Леший, – не почувствовал…

Открылась кормушка. Петрович и ещё несколько человек пошли получать хлеб. Бандера тоже пошёл и, дождавшись, пока все отойдут, высунул в неё голову.

– Командир, подойди к пятнадцать А, – крикнул он.

Холоп постоял, пока не подошёл Гера, и ушёл. Малявы через продол в Герину смену можно было передавать потому, что он не контролировал баландёров и не стоял рядом с ними, как это было положено. На этом корпусе это пока был единственный развязный дубак.

– Слушай, есть лекарство вот такое? – громко спросил Бандера, показав дежурному листок.

Глядя на бумагу, Гера с удивлением прочитал: «Вован, по баланде стой возле холопа, смотри, чтоб не принял отсюда маляву. Так надо!»

* * *

Ольга была в самых расстроенных чувствах. Юрка ей так и не написал ничего. Ночью в кормушку закинули коробку конфет, но кто закинул и от кого не знала ни она, ни сокамерницы, всё произошло быстро. А предположений, кто ещё мог послать конфеты, было предостаточно. Во-первых, сосед Протасов мог про неё вспомнить, хоть и не пишет уже. Во-вторых, после последнего, только что полученного малька от Соломы уже был понятен его интерес и забота, Ольга ему явно не просто нравилась. В-третьих, мог послать конфеты этот Виталя из камеры Юрки, который ни с того ни с сего проявил заботу. Мог послать и Олег из восьмёрки, который уже не стал тянуть кота за хвост и в очередном мальке, который тоже пришёл под утро, прямо предложил ей встретиться и заняться любовью. Из этого малька Ольга даже сделала предположение о намерениях остальных заботящихся «ухажёров», в том числе и того опера Шаповалова, который, кстати, тоже мог закинуть эти конфеты.

Ольга старалась не думать обо всём этом, к тому же большую часть её мыслей занимало беспокойство о молчании Юрки. Завтрак, когда могла залететь малява через продол напрямую, прошёл. Дорогу между корпусами уже наверняка сняли, потому что скоро уже проверка. В голове постоянно стучали слова Косы о том, что Ольга ему уже не нужна. А постоянное навязывание ей мысли о том, что и Юра ей не нужен, что можно выбрать более достойного мужчину, сделало своё дело и, так и не получив до утра «письма» от Юрия, Ольга начала уже подумывать о правильности слов Косы.

Наконец она решилась сделать ещё один шаг к Юрию, прежде чем последовать совету новой подруги, и спросить о нём у этого его сокамерника Витали. Чувства к человеку, за которого она ещё недавно собиралась замуж, всё ещё были, и она решила выяснить всё до конца. Оставалось только дождаться вечера, когда наладят трассу.

Коса уже расстелила себе постель и собиралась лечь спать после утренней проверки.

– Ну, где там эти менты за…аные? – в нетерпении сказала она и, поднявшись, стала ходить по камере. Увидев сидящую с озадаченным лицом Ольгу, она спросила, уже смягчив голос: – Ты чего опять задумчивая такая?

Ольге уже и самой было неудобно, что она постоянно плачет. И слова Косы о том, что она плачет «по какому-то чёрту, который и слёз её не стоит», опять вспомнились ей. Она сделала вид, что думает над предложением подобрать себе достойного друга, и сказала:

– Да вот… думаю…Тебе не кажется, что этот Сашка твой, которого ты мне рекомендовала, тоже потрахаться просто хочет? – Ольга протянула ей маляву от Олега из восьмёрки.

Прочитав написанное, Коса улыбнулась и выдохнула недавно вошедшее в лексикон и ставшее модным слово.

– Bay…

– Что скажешь? – спросила у неё Ольга.

Коса ещё раз сильно заинтересованными глазами и с открытым ртом прочитала маляву и её лицо и голос стали похотливыми.

– Слушай, Оль, дай я с ним встречусь. Он же тебя не видел… Дай… Это ж наверняка он конфеты эти загнал нам…

– Он же почерк мой знает, я ему отвечала уже, – просто ответила Ольга, даже не удивляясь поведению подруги.

– Ну… я тебе буду говорить, чё писать… мы уже так делали… давай, Оль, у тебя и так вон поклонников полно, – Коса смотрела на неё просящим взглядом.

– Так эти поклонники, может, тоже потрахаться только хотят, – проговорила Ольга, беря в руку малёк от Соломы.

– Нее, Сашка – он не такой, – оправдывала смотрящего Коса. – Ты же видела, как он на тебя смотрел? Тут походу чувства…

– Ну ты же сама говорила, что только здесь, в тюрьме, мужики способны так влюбляться. А потом что?

– Да какая разница, что будет потом? Ты пойми, глупая, жить надо сейчас, здесь. Сроку, как у дурака махорки… – Коса вовремя опомнилась, поняв, что от последних слов Ольга может опять расплакаться и впасть в отчаяние, и решила приписать эти слова себе. – Я тут с ума сойду, сидеть столько. Дай его мне, Оль, а то с малолеткой с этим не потрахаешься беспонтовым, – она кивнула на кабуру в 19, – у него мозгов и денег не хватит, чтобы свиданку устроить…

Пламенные излияния Косы прервал грохот открываемой на проверку двери. Вместе с просчётной «делегацией» в камеру вошел тоже сдававший свою смену опер Шаповалов, чего раньше он никогда не делал. Скользнув взглядом по всем заключенным, он остановил его на Ольге на всё время просчета. Смотрящие на считающего корпусного девушки не обратили на это внимания, но Коса взгляд опера заметила и Ольга тоже. Как только они вышли, Коса сразу сказала.

– Ты видела? Похоже, кум не больно-то хочет тебя стукачкой сделать. Походу, ты ему тоже понравилась, как он смотрел… Вот видишь, какой у тебя выбор богатый… Дай мне этого Олега, Оль…

Картинно вздохнув, Ольга вытащила из-под матраса тетрадь с ручкой и, открыв её, сказала, взглянув на подругу:

– Давай, диктуй.

Обрадованная Коса подскочила к Ольге, сон у неё как рукой сняло.

* * *

Парням пришлось сжечь немало бумаги, чтобы к проверке в камере не воняло как в самогонном бараке, в котором сломался аппарат.

– Чем это у вас так воняет? – спросил опер Шаповалов, который тоже зашёл в камеру во время просчёта.

– Да перебрали немного с голодухи, гражданин начальник, – с улыбкой пояснил Витяй, показывая на забитую продуктами решётку, – и как-то все сразу какать захотели.

Не ожидавшие услышать такую отмазку сокамерники засмеялись, и даже у принимавшего смену корпусного поднялось настроение.

– Вы, наверное, сразу по двое срали в одну дырку, и по полкниги зараз сжигали? – спросил он, выходя из камеры.

В камере опять засмеялись. А когда дверь за ментами закрылась, все с улыбкой посмотрели на Бандеру, всё ещё пытавшегося высморкаться возле умывальника.

– Хули вы угараете? – беззлобно спросил Бандера, выпрямившись и проходя мимо укладывающихся спать Вано с Потапычем. – Не могли сказать, что ли?

– Так мы ж думали, ты лечишься как-то по-новому, – весело ответил Потап.

– Ну-у, – подхватил Вано. – Слышал, как водкой горячей с мёдом лечатся, думал, ты по-своему решил попробовать.

Бандера подшёл к окну и, взяв с решётки кусок колбасы, присел и стал его резать заточенной ложкой, сказав Витяю:

– Вы бы допили как-нибудь эту бурду, – он потрогал накрытую картонкой кружку со своим «чаем с лимоном». – Остыл уже почти. А то со шмоном нагрянуть щас могут, кум походу чё-то заподозрил.

– Так похмелились уже вроде, тем, что нормального оставалось, – весело ответил Витяй и все опять заулыбались, кроме Лешего.

– Ну вылей тогда, – кивнул Бандера на парашу, – а то прям щас залететь могут.

– Да ну на ху…, – Леший присел к импровизированному столу, – я добру не дам пропасть. Ну и хер с ним, чё сладкий… Кто со мной?

Выпить тёплого, сладкого коньяку с лимоном не отказался только Антон, но налил себе совсем чуть-чуть. Они достали себе на закуску начатую коробку конфет и предложили Бандере:

– Хоть конфет рубани, Виталь. Чай-то ты после этого пить не бросишь?

– Откуда конфеты? – не обратил внимания на насмешку Бандера, беря одну из коробки и откусывая. – С коньяком заказывали?

– Ну, – ответил Леший, – мы даже пару коробок взяли. Одну вон Юркиной подруге сразу загнали.

Бандера аж чуть не поперхнулся и даже не обратил внимания на смех Юрия с Витяем после того, как Леший с Антоном выпили и их лица скривились. Перестав даже жевать находящуюся во рту конфету, Бандера встал и пошёл опять к умывальнику, якобы попробовать высморкаться. Но по пути толкнул уже засыпающего Вано и кивнул ему головой, чтобы тот подошёл.

– Конфеты кто в один восемь загонял? – спросил он потихоньку у подошедшего Вано под шум льющейся воды.

– Витяй с дубаком говорил, не Юрик, – сразу поняв, что к чему, ответил Вано.

– Не говорил, от кого, чё?

– Нет, просто когда насчёт ларька договаривался, сказал чтоб одну коробку в один восемь закинул и всё, – наклонившись ещё ниже сказал Вано.

Бандера удовлетворённо кивнул и только теперь стал дожёвывать конфету. Не успел Вано отойти от него, как дверь стала резко открываться. Бандера сразу посмотрел на Лешего, который залпом допивал оставшийся в кружке коньяк и, засунув в рот кусок колбасы, со скорченным лицом наливал с пакета мёд в кружки из-под коньяка.

– Чё-то у вас тут пахнет странно, – сказал вошедший во главе дубаков Женя Шмон, которому всё же сказали кум или кто-то ещё о вони горелым в камере. Женя принюхался. – Бражку, что ли, поставили? Ну-ка, все на выход.

Все стали подниматься и выходить. Кто был раздет на ходу одевались или брали с собой на продол вещи и одевались уже там.

– Давай в семёрку их пока, надо хорошенько тут пошерстить, – скомандовал Женя дубаку и полез со своими помощниками переворачивать лежащие на полу матрасы и всё остальное.

Всех живущих в десятиместной хате тридцать два человека спустили на первый этаж и закрыли в пустующий женский отстойник, который был более чем вдвое меньше их камеры. Все стояли. Кое-кто у стен сидел на корточках.

– Э, начальник! – колотил в дверь Леший, у которого кровь от выпитого спиртного разыгралась и не давала ему стоять как в битком набитом автобусе. – Давай лучше в дворик прогулочный, тут дышать нечем!

Дубаки, конечно же, оставили его слова без внимания, и Леший выпускал пар потоком грязных ругательств в их адрес, правда, не крича их на продол. Юрий, уже немного разбирающийся в прохождении тюремной дороги, под воздействием коньяка осмелел и по подсказке Антона сел на парашу и стал звать восьмёрку, вытащив кляп из сливного отверстия.

– Говори, – овтетил голос из параши.

– Слушай, там малька не было под утро с один восемь на пятнадцать А? А то чё-то долго дойти не может. Может, просто не успели отправить там дальше на новый, или обратно? Не проходил через вас малёк?

– Всё что идёт отправляем сразу, – ответил голос, – а откуда и куда мы не запоминаем, их много идёт.

– Понятно, – ответил Юрий и, уже научившись, почти блатным голосом сказал: – ну ладно, пойдём пока.

– Пойдём, – ответил голос и слышно было, как там трубу заткнули кляпом.

Леший продолжал ругаться, протискиваясь между арестантами от стены к стене. Но шмон, к счастью, продолжался недолго и через полчаса их, прощупав на выходе всю одежду, подняли обратно в хату, где царил полный разгром.

Все стали наводить порядок в своих мешках и на своих местах. Сразу выяснилось, что менты отшмонали только стандартный набор: карты, лезвия, сплетённого коня и прочую мелочь, которая быстро восстанавливается. Самое главное – деньги, которые небезосновательно называли воздухом, оказались на месте, потому что их прятали со всей изощрённостью.

– Чё, нормально там у вас? – спросили соседи с пятнадцатой, которые слышали движения шмона.

– Да, нормально, – ответил находящийся ближе всех Потап. – Коня вот не успели вам сплавить, да пулемёты…

– Понятно. Ну ничё… чё, первый раз, что ли, – ответил голос из кабуры. – Тут прогон на вас был со сто десятой, пока вас не было. Япония две двести.

– Япония две двести? – переспросил Потап.

– Да, – ответили соседи.

– Скажи, что всё понятно, – сказал Потапу с конца камеры Бандера и повернулся к Витяю с Лешим. – Всё ровно значит. Пару соток Гера себе взял, и два ляма сюда.

– А почему Япония? Сказали же, чтоб только сумму прогнали, – спросил Витяй у Юрия.

– Это батя, чтоб я понял, наверное. Фирма его так называется, – ответил Юрий и подошёл к окну, вглядываясь через решётку на ворота тюрьмы. – Он сейчас там?

– Может и там, там щас много народу в понедельник с дачками стоит, – равнодушно ответил Витяй, складывая свои вещи. – Только из-за заборов не видно.

* * *

Олег сразу узнал голос Юрия, хоть он и звучал из канализационной трубы. Первым желанием было сразу подбежать к параше и самому поговорить с ним. Но голос вчерашнего запуганного пряника звучал так жёстко, что сразу было видно – его приняли блатные, с которыми желания общаться не было никакого и даже будет лучше, если они не будут знать, что Плетень остался сидеть в восьмёрке.

Но это открытие навело его на мысль, что если это тот самый «Юрочка», в которого влюблена эта принцесса с один восемь, то она довольно симпатичная должна быть. Правда, в судебной клетке Олег видел её в таком состоянии, по которому трудно было судить о внешности, не говоря уже о характере. Ведь она сразу упала там в обморок, не произнеся ни слова, и он даже не слышал её голоса. Но фигура у неё была хорошей, и сейчас, после длительного воздержания, от одного воспоминания о ней у Олега сразу началась эрекция и он старался представить, как красиво выглядит лицо этой Ольги в нормальном состоянии.

То обстоятельство, что она была девушкой его хоть и не друга, но знакомого, его ничуть не смущало. Тем более что этот Юра сейчас был с людьми, которые его били, и сейчас Олег испытывал бы даже наслаждение от того, что поимел бы его девчонку. Вот только неизвестно, поведётся ли она? Вряд ли, сучка в натуре любит этого типа. Но сам факт сделанного открытия, кто же всё-таки такая эта принцесса, взволновал его и он нетерпеливо ходил по отстойнику, замечтавшись о возможной встрече с ней.

– Восьмёрка! – раздался из параши приглушённый голос.

– Говори, – ответил подошедший Лупатый, подняв кляп.

– Давай домой, – сказал женский голос, который был настолько пропитым и прокуренным, что хрипел как мужской.

Лупатый вытащил из целлофанового пакета единственный малёк, который мог предназначаться любому из множества заключенных этой стороны продола старого корпуса. Плетень даже не думал, что это может быть ему. Но когда Лупатый протянул малёк ему и на нём было написано, что он из один восемь, у него даже мурашки пошли по коже от предчувствия чего-то скверного. Первой мыслью было, что она в грубой форме посылает его подальше за непристойное предложение. Но результаты превзошли самые смелые его ожидания.

– Й-и-и-иес-с! – крикнул Олег, согнув руку в локте и заходив в трёхметровом отстойнике ещё быстрее, что было уже похоже на метание тигра в клетке.

– Чё такое? – с широко раскрытыми глазами спросил его Лупатый.

– Тёлку убазарил перепихнуться. Оху…ная, я её в суде видел, – с улыбкой поделился своей радостью Плетень. – И к тому же подруга одного из блатных тут, может, даже жена.

– Ох-ё-о-о, – с завистью смотрел на него Лупатый. – Мож, давай вместе как-нибудь, или по очереди?

– Да ты-то куда, вас щас уже в хаты поднимут, – Олег весело похлопал его по плечу. – Так что… ручками-ручками… сам знаешь…

Лупатый совсем не обиделся на эту обычную тюремную шутку и продолжал с завистью смотреть на Олега, мечущегося по отстойнику в предчувствии приятного секса.

Сладкую картину, стоящую перед глазами Плетнёва, нарушил открывающий дверь корпусной. Лупатого и всех остальных увели на рентген, который они не прошли в пятницу и их оставили на выходные в отстойнике. Дверь за ними не закрыли, и в неё вошёл не покидающий тюрьму уже несколько суток кум Шаповалов.

– Мне нужно в управу съездить, – произнес он грозным голосом. – Ты, я надеюсь, не забыл, что все малявы должны быть у меня?

– Все? – удивленно поднял голову Плетень. – Меня же спалят…

– Не ссы, дурак, – успокоил его опер. – Только те, что мы условились…

* * *

Никто даже не удивился, когда вскоре после утренней проверки Ольгу выдернули из камеры. Даже Зинка Звезда с Ленкой, которые уже спали, открыли глаза и сказали:

– Это к куму.

– Ну, походу в натуре влюбился, дурачок.

Коса ничего не сказала, ей было не до этого. Ольга только что дописала малёк в восьмёрку под её диктовку и Коса его перечитывала, прежде чем отправлять.

Ольгу провели по коридорам в кабинет Шаповалова, как ей и предсказывали. Да она и сама видела отношение к ней этого молодого опера, который, теперь это уже было точно ясно, не пытался сделать из неё свою стукачку.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровался Шаповалов и поднёс ей стул, когда она подошла к столу. – Как вы себя чувствуете?

– Нормально, – ответила Ольга, поняв суть вопроса. – Это я просто спать хочу, не спала ночью.

– Да-да, сейчас пойдёте тогда спать, – поспешил угодить ей опер, но уже налив ей чай и придвинув коробку конфет. – Вам нужно что-нибудь? А то я сейчас уезжаю в управление, и до завтра меня не будет.

Ольга не услышала его вопрос. Её взгляд был устремлён на коробку конфет, точно такую же, какую к ним закинули ночью. Мысль была только одна – это именно опер проявляет о ней такую заботу. Ольга подняла на него взгляд и посмотрела прямо в глаза.

Шаповалов, ожидающий ответа на свой вопрос, тоже смотрел на неё, и какое-то время они молча смотрели друг другу в глаза. Ольга, до конца поняв и без того ясные его намерения, смутилась и первой опустила взгляд.

– Так вам нужно что-нибудь? – оживился Шаповалов, по-своему расценив её долгий взгляд и покрасневшее лицо. – А то я сейчас уеду и меня не будет до завтра.

– Нет-нет, у меня всё хорошо, – не поднимая головы ответила Ольга. – Поспать только нужно, гражданин начальник.

– Да-да, конечно… – Шаповалов встал, глянув с сожалением на чай, к которому она не притронулась, и проводил её до двери. – Только меня зовут Вадим. Просто Вадим, я же говорил вам.

Когда её вели обратно, она повернулась и посмотрела на дверь камеры пятнадцать А. «Надо было попросить его повидаться с Юркой», – подумала Ольга, и когда её завели в камеру, тут же сказала об этом Косе, которой уже было не до сна.

– Да ты что?! – тут же зашипела на неё Коса. – Да кум же его сгноит. Я тебе бля буду, он же в тебя влюбился. Ты что, не видишь, что ли? А Юрка твой – это прямой конкурент… Кумовья здесь как хозяева, так что даже не вздумай сказать, что питаешь к этому Юрке какие-то чувства. Лучше с кумом поиграй в любовь-морковь. Свой кум тоже не помешает, глядишь, и послабуха какая будет.

– Так с ним же спать придётся, – недовольным голосом произнесла Ольга. – У него же кабинет свой, да ещё и с диваном…

Коса пожала плечами и кинулась к кабуре, откуда уже передавали ответ с восьмёрки.

– Знаешь, это он конфеты закинул ночью, – сказала Ольга как бы самой себе. – У него точно такая же коробка на столе лежит.

– Так здесь один ларёк только возле тюрьмы круглосуточный, – равнодушно ответила Коса, с нетерпением раскрывая маляву. – Так что это и Олег мог дубака послать в него ночью. У-у ты мой хороший…

Она поцеловала малёк из восьмёрки и стала его читать. Ольга, подумав немного, всё же осталась при своём мнении, так как гораздо больше было похоже, что закинул их именно Шаповалов. Она даже неловко чувствовала себя от обильного внимания других мужчин, в то время когда Юрка почему-то не пишет ей, и её мысли всё чаще начинали переходить от одного ухажёра к другому. Видимо, сказывались постоянные советы новоявленной подруги.

– У-у-ва-а-у-у, – с радостным криком развернулась вокруг своей оси Коса, оторвав Ольгу от раздумий. Схватив тетрадь, она подбежала к ней и возбуждённо сказала. – Давай ответ сразу напишем!

* * *

Вскоре после вечерней проверки в хате начались движения. Кто-то нарезал уже склеенную бумагу для карт, кто-то разводил ещё клейстер. Вано с Потапом собирали последние нитки для плетения коня. В общем, восстанавливали убытки после шмона.

– Э, народ, у вас есть печатка для пулемёта? – крикнул Бандера в кабуру в соседнюю камеру.

– Что ты у них-то спрашиваешь? Откуда у красных-то печатка? – бурчал всё ещё пьяный Леший. – Они там и в карты походу не играют, чтобы в бочку не попасть.

– Играют. Я на параше сидел, слышал, – спокойно отреагировал Бандера на пьяные нападки Лешего на соседей. А когда оттуда пришёл отрицательный ответ, сказал. – А у Варыча там спросите в четырнадцать А, или дальше. Пусть толкнут сюда.

– Играют? Значит, зажали, козлы, – ругнулся Леший.

– Ну так иди и сам им это скажи, – предложил Бандера.

– Да запросто, – вскинул руку Леший и сделал решительный шаг по направлению к кабуре, но Витяй его остановил.

– Кончай, Лёх, не стоит. Давай лучше втарим.

Они уселись и Леший сразу успокоился. А Бандере было всё равно, есть у кого-то печатка для карт или нет.

Сейчас он занимался этим, чтобы убить время и унять мандраж в ожидании ответа Ольги. Только что он послал ей ещё один малёк, на этот раз просто с напоминанием о кассационной жалобе, которую мог организовать.

Если бы раньше у Бандеры отшмонали единственные на весь аппендицит карты из рентгеновской плёнки, он бы рвал и метал. А сегодня отнёсся к этой потере спокойно, потому что голова была забита другими мыслями. Во-первых, не отвечала Ольга, а во-вторых, и что самое неприятное, послезавтра на смену заступает Гера в паре с корпусным Василичем, которые могут устроить свиданку Юрию.

В кабуру передали печатку для пулемёта. Бандера отдал её одному из семейников Вано, который уже начинал затачивать карты.

– Бля, нету больше ниток, – ругнулся Потап, перебирая всё, что нашёл. – Нет ни у кого больше?! – обратился он ко всей камере.

Вано обернулся на всех и, не услышав ничего в ответ, подошёл к Юре и дружеским голосом спросил:

– Юрок, у тебя вроде где-то свитер был?

Но Юрий, уже расчувствовавшийся принятием его в круг блатных и к тому же ещё под воздействием того утреннего коньяка, который Бандера не успел смешать с сахаром, посмотрел на трассового как на козявку, причём снизу вверх.

– Чё-о-о?! – с наездом спросил Юрий.

Бандера, услышавший это, даже подскочил. Его злость на Юрия, которую он считал оправданной, перекосила его лицо.

– Ты чё, ох…ел, что ли, паря?! – резко крикнул он через всю камеру.

Юрий обернулся на него вместе с Вано, который принял было это в свой адрес и с перепуганным лицом тоже смотрел на Бандеру.

– Отдай-отдай. Это для дела надо, – спокойно разрядил обстановку Витяй, обращаясь к Юрию.

– Да, конечно, – беспрекословно подчинился Юрий и полез доставать из сумки свой фирменный свитер, с изумлением глядя на Виталия. Такого проявления чувств он не ожидал от человека, которого считал своим другом.

Бандера сразу отвернулся, чтобы лицо и взгляд не выдали его. Сейчас он был зол даже на Витяя. Если бы тот не влез так быстро, Бандера бы резко осадил зарвавшегося Юрия и поставил его на место. А если бы до среды Юрий упорол бы ещё какой-нибудь хотя бы мелкий косяк, то уже был бы повод ещё больше загнать его в рамки и не дать осуществиться свиданию. Можно было бы даже врезать ему, как следует. В конце концов, это Бандера подтянул этого человека, о чём теперь сожалел.

– Возьмите малявы, – раздался голос из кабуры.

Вано, который тоже был удивлён поведением Виталия, хотя уже о чём-то догадывался, сразу занялся распусканием свитера. Он передал это дело другим арестантам и подошёл к кабуре. А перебрав мальки, один показал издалека Бандере и сказал:

– Тебе, Виталь.

Бандера пошел к нему. Его послание до Ольги ещё не дошло, и он спокойно взял малёк из рук всё ещё удивлённо смотрящего на него Вано, думая, что это от кого-нибудь из друзей. Но когда посмотрел на него, он уставился на Вано таким же взглядом, каким и тот смотрел на него. Это был малёк из один восемь.

Открыв его, он сразу взглянул на подпись. Это была Ольга, и в животе сразу что-то заурчало.

Ольга описала подробно своё дело. Банедра сразу удивился, как умело она может излагать свои мысли и даже проникся к ней ещё и некоторым уважением. Писала она без ошибок и ровным красивым почерком, что тоже о многом говорило.

Виталий запоем перечитывал её строки снова и снова, пытаясь уловить их смысл, потому что как ни старался сначала, все мысли при чтении были о ней. Он даже пытался разобраться в своих чувствах и надеялся, что это просто сильное половое влечение от недостатка женского внимания и ласки. Но с каждой минутой теперь понимал, что это нечто другое. Может быть, даже влюбился в очередной раз, даже не видя её живьём.

В конце малька Ольга просила его написать о Юрии, что с ним и почему он ей не отвечает. Бандера сразу взглянул на Юрия, который в это время уже запаивал малёк, предназначавшийся наверняка ей. Он сразу подошёл к Вано и сказал потихоньку, кивнув на Юрия.

– Тусанись возле него, а то он щас сам отдаст малёк на трассу.

С замиранием сердца Бандера следил, как Вано тёрся возле Юрия, делая вид, что показывает мужикам, как нужно правильнее сматывать нитки, которые они уже заканчивали, потому что от свитера уже почти ничего не осталось. На всякий случай Бандера пошёл и сел на парашу для подстраховки. Если Юрий не даст малёк Вано из-за только что возникшего инцидента со свитером, то понесёт его отдавать сам и откроет шторку параши, где была кабура. А увидев там якобы справляющегося по большому Бандеру не станет стоять и ждать, пока соседи подойдут на клич, а отдаст малёк всё равно сидящему на параше возле кабуры человеку, чтобы передал. Бандера даже бумагу зажёг для верности и штаны снял.

Но вместо ожидаемого в худшем случае Юрия шторку открыл Вано.

О, как будто удивился он и протянул малёк, посмотрев хитро. – На, передай.

Бандера сразу схватил малёк и крикнул как будто в кабуру.

– На, забери! – а сам сразу распечатал послание и с облегчением сжёг его, не читая. Подошедшему к кабуре соседу он сказал потихоньку с улыбкой: – Да это я не вам.

Сойдя с параши и помыв руки, он сразу залез на шконку, с которой слез только что писавший «письмо» Юрий и, посмотрев на него сверху вниз, подумал со злостью: «Нет, это чмо недостойно такой девушки». Внутри себя Бандера сознавал, что к неприязненному отношению к Юрию, как к сынку обеспеченных родителей, добавляется обыкновенная чёрная зависть, и это вызывает злость. Но поделать с собой ничего не мог.

– Встаньте там кто-нибудь на робота, – сказал Вано мужикам, уже расставив троих для сплетения коня и приготовив нитки. Встал один из арестантов, затачивающих возле умывальника ложку.

– Не-не, ты занимайся, – сразу вступил в разговор Бандера, – все заточки поотметали, сало нечем порезать. – Он посмотрел на Юрия и, постаравшись придать голосу дружеский оттенок, произнес: – Юрок, встань возле двери, чтоб глазок закрыть, пока коня не сплетут. А то, видишь, все делом занимаются, кто не спит.

Юрий нерешительно посмотрел на Витяя и остальных, видимо уже ища защиты или поддержки. Но они все играли в кешбеш, обкурившись и хохоча без умолку, и даже не слышали этот разговор. Пожав плечами, Юрий повернулся и пошёл к двери.

Удовлетворённо хмыкнув, Бандера проводил его ненавидящим взглядом и стал писать послание Ольге.

* * *

Плетень негодовал. Заместо Лупатого и остальных, которых раскидали по хатам, привели целый отряд – 13 человек. Когда их заводили в отстойник, дубаки издевательски пошутили над ним: «Принимай этап, красный день календаря сегодня».

Хабаровский этап, который и без того был немаленький, по пути собирал ещё и народ со всех КПЗ до самого Уссурийска, так как ни в Лесозаводске, ни в Спасске, ни в других городах по пути больше тюрем не было. Почти всех сгружали в Уссурийском централе, потому что до Владивостока «билет брали» немногие. И из этой массы заключённых порой набиралось немало тех, кого в общие камеры администрация обязана не сажать по причине того, что их там могут убить.

Помимо красных оказалось ещё двое опущенных, которые тусовались буквально на параше, когда там никто не сидел, потому что места им попросту больше не было в тесном отстойнике. А так как приехавшие этапом постоянно переговаривались с приехавшими вместе с ними девушками, то им приходилось сидеть и жаться друг к другу в уголке, чтобы никого не задеть.

Но больше всего раздражало Олега не то, что спать сегодня будет тесно и ему придётся толкаться, а то, что слишком много глаз будут видеть, если он будет открывать малявы. А ещё и выхватить нужно как-то те, которые куму нужны, если пойдут. По тюрьме и так уже ходили слухи, что где-то потерялись несколько грузов, которые шли на женские хаты. И основное подозрение падало именно на восьмёрку, единственную «красную» часть дороги по этой стороне продола. Ещё хорошо, что пославшие камеры не поднимают сильный кипеш. А те, кто конфеты девкам слал вначале, вообще промолчали, может даже и не догадались.

Система контроля в тюрьме была несовершенна, это и спасало Плетня от конкретных наездов. Трассовые отмечались на сопроводиловке и пускали дальше только на «контрольных» грузах и мальках. Остальная «почта» шла сплошным потоком без контроля, и в принципе эти конфеты или ширпотреб мог заныкать любой трассовой, если он по жизни был крысой, а потом распаковать на параше в тихушку и присвоить содержимое. Так рассуждал Плетень, но сам больше решил ничего не брать, слишком много свидетелей. Да и если продолжать это делать, арестанты вычислят в конце концов, он это прекрасно понимал. Просто изначальная злость на черноту затмевала его разум и сейчас он радовался, что с «мусорским запалом» стрём-контроля с химкой всё обошлось удачно. Ему повезло ещё тем, что арестанты почти никогда не перечисляли пославшим, сколько и чего получали. В основном только благодарили кратко в мальке, а то и вовсе словесный прогон делали, что «всё дома, от души» или что-то вроде условных сигналов. Аженщины же вообще считали, что им шлют в порядке вещёй и благодарили не всегда.

В отстойнике никто не спал. Плетню пришлось дежурить возле кабуры, чтобы принять почту на них и на другую сторону продола. Опущенные уже надраили парашу для ночной дороги и сейчас на ней сидел Ваха, один из этапа, и любезничал с какой-то Светой.

– Я тоже тебя хочу, сладкий, – нёсся из параши приглушённый трубой, но всё же приятный женский голос.

– А как, Свет? – с довольной улыбкой на лице спросил Ваха.

– Сильно…

– Не-е, я говорю как именно? В какой позе?

– Ой, ну я вообще-то на коленках люблю, – раздался голос Светы, которая не комплексовала. – Но если б ты договорился и пришёл бы ко мне в Столыпине, я б тебе ещё кое-что приятное сделала.

– Что именно, Свет? – сделал сладострастное лицо Ваха.

В этот момент за спиной Олега раздался голос из кабуры.

– Восьмёрка, возьмите.

Он резко развернулся и принял большую жменю маляв и два груза. Перебирая их медленно, так как на глаза сразу попался нужный малёк из восемь семь, Олег старался боковым зрением рассмотреть, смотрит ли на него кто-нибудь. Один человек сидел прямо перед ним, и изъять малёк не было возможности. Ко всему прочему оказалось, что ещё и один груз был «В х18 Ольге с х87». Олег надеялся незаметно сунуть в рукав малёк, а тут ещё и груз был размером с большую кукурузу, в котором так же могла быть какая-то отписка.

В этот момент Ваха, узнав, что именно сделала бы ему Света в «Столыпине», закричал:

– А-а-а, Света, что ты со мной делаешь, бля, я же умереть так могу! – при этих словах он встал и все увидели его торчащий к потолку член, который хоть и был под лёгким трико, но выпирал явно.

Раздался весёлый хохот всех, кто видел эту картину. Кто не видел, сразу поворачивали головы туда, куда некоторые показывали пальцем и тоже начинали смеяться. Не смеялись только опущенные, которые догадывались, что за этим последует.

Воспользовавшись этим представлением, которое отвлекло всеобщее внимание, Плетень резко распаковал груз и высыпал его содержимое на свой матрас. Скомкав целлофановую упаковку вместе с обёрткой, на которой были написаны адресаты, он засунул комок себе в карман и сказал тому человеку, который сидел перед ним и уже опять смотрел на Олега.

– Поставь чаю, вон Лупатый конфет мне прислал, попьём.

– О-о-опа, мишка на севере, е-моё, – радостно качал головой этот сосед, доставая из мешка чифирбак, – сто лет их не видел.

Но боковым зрением Олег заметил, что эти шоколадные конфеты привлекли внимание почти половины весело смеющихся заключённых, а ещё нужно было как-то изъять малёк. Помог снова Ваха, который начал устраивать новое представление.

– Слышь, – повернулся он торчащим членом к тому стоящему рядом опущенному, который был помоложе. – Светка не сможет мне сейчас этот минет сделать. Придётся тебе…

Все сразу повернули головы опять на Ваху и засмеялись. Быстро глянув по сторонам, Олег резко засунул нужный малёк себе в карман и продолжил перебирать остальные, среди которых с удивлением обнаружил малёк на своё имя. Он положил его так, чтобы хорошо было видно надпись.

– Ну чё ты? Давай, детка… видишь же, я умираю… давай… – Ваха протянул опущенному пачку болгарских сигарет с фильтром и некоторые заключённые, поняв, что Ваха не шутит, перестали смеяться и повернулись опять к Плетню. Олег обнаружил ещё два малька в «18 Ольге». Но уже из других хат, из 78 и из 15А. Конечно, было интересно почитать, как прикатывают её эти донжуаны. Но он со «своими» конфетами был уже в центре внимания и радовался, что удалось хотя бы изъять нужное куму. Он засунул все остальные мальки и груз в целлофановый пакет и отдал одному из заключённых, чтобы отправил его по параше дальше. Сам же, быстро прочитав свой малёк, который оказался от Лупатого, стал писать Ольге, что он в сексе самый лучший, не то что «эти блатные наркоманы, которыми тюрьма кишит».

* * *

Ольга получила два малька сразу. Один был из 78, она даже уже сбилась, какой по счёту. Но второго она ждала, который был от Витали. Получив его первый малёк сегодня, она поняла, что её послание к нему ещё не дошло, потому что в нём он спрашивал, почему она молчит. И теперь она с нетерпением открыла его малёк, потому что в нём он должен был написать про Юрия. Усевшись удобнее на шконке и накрыв ноги одеялом, она стала читать.

Привет, Оля и все кто рядом. Наконец-то получил твой малёк, не прошло и полгода. (Шучу). Ну что могу тебе сказать, в принципе в твоём деле всё понятно. Вас действительно подставили. И не менты, как ты думаешь. Это их обычные методы работы с первоходами. Они или наезжают и запугивают, иногда даже с применением силы, выдавливая признания и показания. Или наоборот, говорят, что ничего страшного, во всём разберутся, как вам сказали, а сами потихоньку собирают доказательную базу, пользуясь тем, что люди уже расслабились и не суетятся. Подставил вас скорее всего кто-то из своих, кто-то по-тихому вытащил ключи у него из кармана в ресторане и поехал прокатиться с подружкой. А где-то сбив пешехода, решили его добить, потому что испугались, что он их видел. Кто из твоих подруг в ресторане был похож на тебя? Ты же говоришь, что свидетели на тебя показали. Вообще-то могло быть и по-другому. У кого-то уже могли быть заранее ключи от его машины, и он мог прийти к ресторану, зная, что вы там, и, может быть, даже специально взять вашу машину и сбить того человека, чтобы вас подставить и посадить. Для чего и взял специально девушку, похожую на тебя. Или ему нужно было убрать этого человека и перевести на кого-то стрелы. Чтобы тебе было понятнее, это чтобы на него не подумали, а подумали на кого-то другого. В таком случае могли выбрать вас и подготовили ключи от машины заранее. В любом случае, искать нужно среди ваших друзей и знакомых. Есть среди них кто-нибудь, кому мог перейти дорогу этот ваш потерпевший? Или, может, вы сами могли кому-то так конкретно насолить? Я тебе напишу потом, когда прочитаю приговор и увижу, кто что говорил на суде, какой из этих вариантов более достоверен. Пока судить могу только с твоих слов. Но ты не унывай, держись. Знай, что у тебя теперь есть друг, который сделает всё возможное, чтобы тебе помочь. Касачку напишем так, как ни один адвокат не напишет. Так что держись, я надеюсь, что всё у тебя будет нормально. Только напиши мне ответы на те вопросы, которые я тебе задал насчёт ваших знакомых и друзей, попробуем вместе с тобой разобраться. Ну пока всё. Если что-то нужно будет или какие проблемы возникнут, пиши сразу.

С искренним арестантским уважением

обнимаю. Виталя.

PS. Да, насчёт твоего этого якобы подельника, про которого ты спрашивала. Что я могу про него сказать? Ни рыба, ни мясо, если коротко. Стоит вон, глазок закрывает, пока коня плетут. Хоть какая-то от него польза будет. Тюлень, короче. Хоть просто постоять перед дверью может и слава богу. Про тебя он, по-моему, не вспоминает.

Ещё раз обнимаю и жду ответ. Виталя.

Читая эту маляву, Ольга настолько была поражена этими выводами Виталия, что полностью погрузилась в раздумья о его предположениях и даже не обратила внимания, что про Юрия он написал не как про её друга, а как про подельника. Хитрый Бандера всё же нашёл, чем её заинтересовать и написал о Юрии только вскользь, как о чём-то, совсем не стоящем внимания и в самом конце, как о даже забытой и ненужной теме. И сейчас Ольга почти не думала о Юрке, думала о Виталии и о их общих с Юркой знакомых, которые были или не были в том злополучном ресторане. Грамотность и осведомлённость в криминале этого человека, написавшего ей, пробудила в ней ту надежду, которая уже угасла.

Ещё её немного подбодрил радостный крик Косы, которая получила сейчас малёк от Олега, который, естественно, шёл на Ольгино имя. Завизжав, Коса запоем прочитала его и подбежала к Ольге с улыбкой до ушей, чем ещё немного подняла ей настроение.

– Олька, ты посмотри, какой мальчик у нас с тобой ласковый, – щебетала довольная Коса. – У него деньги есть, свиданку со мной устроит. То есть с тобой, ну, в общем… ты поняла. Давай ему напишем…

* * *

Протас безнадёжно прождал всю ночь ответ на свой очередной малёк. Про посланные конфеты он не пожалел, просто его удивлял тот факт, почему она его игнорирует и не отвечает, о чём и спросил её в своём последнем послании. Павел, конечно же, и не подозревал о том, кто вывел его из игры, и во всём винил Солому. К тому же их мальки отправляли с 86 на старуху одновременно, и Протасу она не ответила и даже не поблагодарила за конфеты, а ответ Соломе был. Об этом с радостью сообщил ему Валёк, в первый раз увидев малёк «В х78 Саше из х18», и гадать, кому и от кого, не было надобности. Павел решил, что смотрящий наговорил Ольге про него что-нибудь такое, что она даже не отвечает своёму бывшему соседу по подъезду. От всего этого злость на Солому уже искала выход наружу, и он с трудом сдерживал себя, чтобы не натворить глупостей. Насчёт денег смотрящему он уже и думать не думал, решил просто сказать в конце недели, что проблемы на фирме. Сейчас он постоянно думал над тем, какую управу найти на смотрящего и лишить его привилегий. И в таком случае, если тот ещё не прихватил Ольгу крепко, попытаться наладить с ней отношения. А если нет, то хотя бы поквитаться с Соломой за «верную дружбу».

Но никаких мыслей насчёт людей, способных поставить Солому на место, ему в голову больше не приходило. Оставался только брат Бандеры.

Протас знал, что даже если узнает его телефон и позвонит ему из кабинета хозяина, то у самого могут возникнуть неприятности. Смотрящий поддерживал порядок в тюрьме и начальник скорее оборвёт провод на телефоне, чем даст договорить Протасу на эту тему.

Павел подошёл к окну и, высунув на улицу зеркальце на палочке, посмотрел, не сорвали ли под утро дорогу по той стороне. В зеркальце отчётливо была видна натянутая контролька, значит дорога функционирует. Он быстро открыл тетрадь и, вырвав лист, стал писать маляву Бандере.

Часик добрый, Виталя и кто рядом. Кстати, знаю, в этот раз рядом люди нормальные, не то что в восемь шесть были. Слышал, Витяй там у вас, Леший… Короче, контингент здравый. А мне вот тут, Виталь, один пассажир попался нездравый. Объясню ситуацию сначала, а ты сам рассуди. Короче, чел один подкатил ко мне знакомый, попросил помочь ему кое в чём. Человек вроде нормальный был, уважаемый, я не отказал. А пока я делал то, что он просил, он мою девчонку там на воле стал обхаживать и говорить ей, чтоб со мной не общалась. Короче, пользовался тем, что у него есть возможность видеть её, а у меня нет. Иона теперь в натуре мне не отвечает, сколько бы отписок ей не отправлял. Вот рассуди, как это по-вашему? Я считаю, что поступок очень подлый и этого человека надо наказать. Я знаю, что там в городе положенец новый ещё с осени, говорят, здравый. Твой братуха с ним общается близко. Виталь, если думаешь, что я прав, скажи как-нибудь Толяну, чтобы подъехал сюда с положенцем, я им объясню тоже всё и надо этому человеку предъяву сделать. Я даже сам её сделаю, мне только поддержка нужна. Жаль, что Ткача всё-таки убили, так бы решили этот вопрос в 5 сек. Но, думаю, что и с братухой твоим можно спросить с этого типа. Как малёк получишь, прогони «семёрка». Жду ответ по срочной, Виталь. А то время не ждёт.

Сув. Жму пять. Паха.

Протас всё-таки не рискнул писать имя Соломы. Если малява не дай бог попадёт к мусорам, это будет финиш, они по-любому её Соломе покажут. А так и менты даже, в случае чего, не поймут, о ком там речь идёт на воле, и Бандера не будет знать. А то он может и не подпрячь брата в это дело из-за какой-то там тёлки. А если решит, как когда-то на воле, когда прислал к нему людей с предложением крыши, показать свою силу и подтянет в тюрьму брата и положенца, то уже на месте можно будет объяснить всё. Сама суть дела-то раскрыта правильно. А если за такой поступок на воле спрос есть и они приедут, то в тюрьме за такое можно ещё жёстче спрашивать.

Ещё раз убедив себя в правильности своёго решения, Протас написал на маляве «контроль» и сунул в кабуру соседям.

– Уже всё, не катаются, – раздался ответ с восемь восемь.

– Там контролька висит, скажи, пусть по срочной на контрольке откатают, – уверенно произнёс Протас и снова протянул малёк. – До проверки есть ещё время.

* * *

Бандера получил малёк перед самым заходом проверочной делегации. Когда они вышли, он сразу вскрыл его, недоумевая, что ж могло Протасу так срочно понадобиться. А прочитав, подумал, что у его бывшего коммерса за год в тюрьме крыша начала понемногу подтекать. То смотрящий ему чем-то не понравился, Бандере предлагал за тюрьмой смотреть, то разборки из-за какой-то девчонки решил на уровень города вынести. «Из-за баб одни беды, – думал он, – на себе это испытали уже не только Троя и её жители. На что только не идут мужчины ради этих баб. Поступки такие совершают…» Его мысль вдруг резко осеклась. Глядя уже невидящим взглядом в малёк, он вдруг подумал как бы этот Юрик не узнал за его поступок по отношению к нему, а то ещё тоже спросить с него захочет с людской поддержкой. И ещё устанешь откусываться, здесь-то не воля…

Эта мысль заняла его полностью. Он подошёл к кабуре и крикнул соседям:

– Э, народ. Прогоните там на двенадцатую, пусть на восемь семь прогон сделают «семёрка».

Чтобы не заморачиваться больше насчёт Протаса, он быстренько сел и отписал ему, что брат уехал надолго и его пока не будет в городе. А на воле положенца сам Бандера не знает, так как уже сидел, когда тот освободился. Запечатав малёк и отправив его по срочной без контроля, он стал ходить взад-вперёд по камере. К одной проблеме, которую он обдумывал, добавилась ещё и вторая. Он вспомнил, что уже завтра выходит Василич с Герой на смену.

Сколько бы он напряжённо не думал, выход из ситуации напрашивался только один: «Нужно загнать Юрия в такие рамки, чтобы он вообще своёго слова не имел и даже не думал о свиданке с кем-то, не говоря уже о предъяве кому-нибудь за что-то».

Но как это сделать за короткий срок? Ведь нужно поймать целый ряд неправильных поступков, которые даже первоход не в состоянии совершить за один день, чтобы из блатной семейки уехать куда подальше. Потому что за все первые ошибки близкие наказывать не станут, если они, конечно, не беспредельщики, а будут учить новичка жизни. Для того же, чтобы сразу опустить человека, нужны более чем серьёзные основания. И какую бы неприязнь не испытывал Бандера к коммерсантам или к их возомнившим отпрыскам, он понимал, что этот лох, который даже все свои деньги отдаёт сам, вряд ли где-то серьёзно закосорезит.

Открылась дверь и завели двоих. От грохота открываемой двери проснулись Антон с Лешим, который сразу встал и оделся. Бандера косо посмотрел на обоих новоприбывших, которые не дали ему потусоваться по камере и подумать. Несмотря на то, что один из них был ему знаком, сейчас ему было не до них.

– А ты чё, сидел уже где-то, что ли? – небрежно спросил он у своёго знакомого, который его даже не знал.

– В девять три, – ответил тот.

– Да нее… раньше. Строгий режим почему дали. Неужто ты на серьёзное что-то способен?

– А-а, по хулиганке, по злостной. А до этого у меня ещё отсрочка была, – махнул рукой говоривший, – тоже по бакланке.

– Да-а, – протянул Бандера. – Пьяный заяц – страшный зверь.

– А ты с какой хаты? – спросил наскоро умывшийся Леший у второго.

– С шесть девять, – ответил тот.

О, удивился Бандера. – А как тебя? Я над вами сидел, в восемь шесть. Как тебя кличут?

– Никак, – покачал он головой. – Просто Вадим.

– А где ты там был? С Пахомом? Или с Русланом? – назвал Бандера ответственного за хату и одного из своих друзей по свободе.

Вадим отрицательно покачал головой и опустил взгляд.

– Понятно, – вмешался в разговор Леший. – Ну хоть не в углу там был?

– Не-ет, – сразу поднял голову Вадим.

– Пахом там ещё? – спросил его Леший, и когда тот кивнул головой в ответ обратился к Бандере: – Надо отписать ему, спросить, чё за тип. Чё-то он какой-то мутный. – Он повернулся к Вадиму. – Как про тебя спросить, просто Вадик? Погоняла нет… Фамилия-то хоть есть?

– Кослов, – ответил он.

– Ну вот, – хохотнул Леший. – Чем тебе не погоняло. Так и напишем. Вадик Козёл.

– Не Козлов, а Кослов, – встрепенулся Вадим.

– Ну тогда Косёл, ха-ха-ха, – ещё больше развеселился Леший.

– Ну а про тебя как спросить, Витёк? Как у тебя погоняло? – спросил у второго Бандера, улыбаясь над юмором Лешего.

– Барон, – ответил тот, удивившись, что знают его имя.

Леший удивлённо уставился на него.

– Цыган что ли? – спросил он.

– Нет, русский, – ответил Витёк.

– Ну ни хрена ты себе погоняло выбрал, – удивлённо произнёс Бандера. – Любишь себя так сильно?

– Я не выбирал, – смущённо ответил Витёк, – назвали так ещё в школе. Фамилия у меня Баронов.

Бандера посмотрел на него и на мгновение его посетило чувство зависти. Он прекрасно знал этого человека, так как ещё прошлым летом посылал к нему людей с предложением крыши, но павильон этого Витька уже оказался под крышей другой группировки. И надо же, чтобы у таких людей, которые по трезвой боятся всех и вся, и только по пьянке становятся смелыми и даже хулиганят, были такие красивые фамилии. Бандере сразу вспомнился опущенный в Челябинской тюрьме по фамилии Король и он подумал, как же несправедлива судьба. Ему, сильному и дерзкому человеку пришлось перебить много людей в детстве и подрезать в юности, чтобы его не дразнили по фамилии Баней, а называли уважительно Бандерой. Но тут его внезапно посетила блестящая мысль, и чувство зависти к чужой фамилии сразу пропало. Искоса взглянув на Юрия и увидев, что тот тоже не спит и вместе с Антоном наблюдает за происходящим, он повернулся к Витьку.

– Земляк, ну, ты ж должен понимать, что негоже барыге такое воровское погоняло иметь, – говорил Бандера подчёркнуто жёстко. – Ты ж железом каким – то в своём магазине торговал? Швелера, уголки да всякая херня, да? Значит будешь металлист. Витька Металлист. Усёк?

Витёк опустил голову, пораженный осведомленностью Бандеры и его непонятной злостью.

– В магазине… – только и смог он выговорить потихоньку. – Слишком громко сказано… Ларёк небольшой.

– Ну какая разница? – опять с наездом произнёс Бандера и краем глаза взглянул на Юрия, который опустил голову и задумался. – Барыга, он и в Африке барыга. Усёк, Металлист? Место своё, я думаю, знаешь? – он умышленно кивнул на самую ближнюю к параше шконку, на которой спали явные бомжи, которые выносили мусор по проверке и драили парашу, хоть и не были опущенными. Такие мужички, большей частью бомжи или бичи и сидевшие в основном за алименты да за всякую мелочь, были почти во всех хатах и для Витька были не новостью. Но хоть он и знал, что они не являются опущенными, посмотрел на них исподлобья брезгливо.

– А чё ты на них так смотришь? – жёстко спросил Бандера, заметивший этот взгляд. – Если бы Вагит там, в девять три, знал тебя, ты бы и там с ними спал.

Леший с Антоном наблюдали за этой сценой молча. Для них такое поведение Бандеры было удивительным, но они не встревали и смотрели, как Витёк молча засунул свою сумку под указанную шконку и сел на корточках рядом.

Леший всё же подсел к нему и стал спрашивать, есть ли у него какие-нибудь цивильные вольные шмотки на «скорое освобождение» Лешему и его подельнику. А Бандера, победоносно взглянув на задумчивого Юрия, удовлетворённо вздохнул и стал дальше прохаживаться по камере, даже не обращая внимания на Вадима Кослова, стоящего у дверей и не знающего, куда ему определиться.

«Начало есть, – подумал Бандера про Юрия, – теперь посмотрим, чё он дальше делать будет, коммерс, бля, начинающий, мать его…»

* * *

Солома с нетерпением ждал кума, чтобы тот отвёл его на старый корпус. Сегодня ночью Ольга всё же написала ему, и он был окрылён. Она пожалела его судьбу, которая так жестоко обращалась с ним и о чём он ей много писал. Солома допускал, что она могла сделать это из вежливости и женской мягкосердечности, потому что только чёрствый человек мог не посочувствовать ему с его нелёгкой жизнью. Но верить хотелось в более приятное, что она, наконец, откликнулась на его заботу о ней. И нестерпимо хотелось её увидеть.

Но ещё предстояло посетить хату пятнадцать А, где, как полагал смотрящий, могли помочь Протасу встретиться с Ольгой, чего ему очень не хотелось. Как предотвратить эту встречу, Солома пока не представлял. Нужно было как-то настроить Бандеру против Протаса, что очень сложно. При том сделать это нужно так технично, чтобы сам Протас не догадался, откуда дует ветер, а то с деньгами ничего не получится. Солома решил сначала провести разведку боем и узнать, есть ли у Бандеры на том корпусе возможность для помощи Протасу и как он сам к этому Протасу относится. А уже после сориентироваться и предпринимать какие-то шаги.

На продоле послышались шаги и Солома подбежал к двери. Услышав голос Дунаева, он сразу схватил пакет с гревом и надел другие тапки. Выходя, он сказал Пахе:

– Щас мне дачку могут принести. Примешь, распишешься за меня. Я скоро.

Дунаев вёл его молча. Обычно он отдавал команду другим, чтобы смотрящего сводили куда надо. Но сегодня Солома опять попросился в один восемь, и кум не мог ему отказать из-за Шаповалова, которому в таком случае мог достаться тот лакомый кусочек, который там сидит. Проходя мимо пятнадцать А, Солома глянул на дверь и подошёл к один восемь. Но потом резко развернулся и подошёл к пятнадцать А.

– Давайте сначала сюда, Валерий Степанович, – при корпусном и дежурном смотрящий обратился к куму официально. – Ато неудобно будет перед женщинами, если я уйду от них с половиной пакета для пацанов.

Дунаев посмотрел на полный пакет Соломы и, пожав плечами, молча кивнул дежурному и тот открыл перед смотрящим дверь.

– Здорово были, арестанты, – с улыбкой прошёл Солома в глубь камеры.

– Здорово, Саня, – Леший подскочил и, пожав руку смотрящему, стал толкать спящего Витяя, поправляя не успетый надеть фирменный, не китайский, спортивный костюм бывшего Борона, на который он его только что развёл.

– Ба-а, какие лю-у-ди, – протянул просыпающийся Витяй и сразу встал и начал одеваться.

– Ну, как вы тут живёте-можете? Спасибо, кстати, за грев, гашиш был отменный, – произнёс Солома, поглядывая краем глаза на Бандеру и его реакцию. Но тот не проявлял никаких эмоций и не знаючи могло показаться, что этот гашиш поймал не он. Да и малёк с тем гревом на общак писал Витяй.

– А-а, да-а, – тоже довольно протянул Витяй. – У нас ещё осталось на пятку. Давай втарим, – обратился он к Лешему, который с довольным лицом полез за оставшимся крапалём.

Пока втаривали и курили, разговаривали о конопле и о положении в тюрьме. Солома умышленно не стал говорить о том, что это его гашиш, чтобы пробить более интересующую его тему. Добив пятку, он затушил её и посмотрел на Бандеру, который не курил и выглядел как-то задумчиво.

– Затянули нормально грев, Виталь? – понизив голос и обернувшись на остальную камеру произнёс Солома. – Есть ноги?

Бандера молча утвердительно кивнул головой, а Витяй добавил шёпотом.

– Пока есть. Только это вон Юрке грев был, – он показал головой на Юрия.

– А гашиш? – тоже посмотрев на нового сокамерника Витяя удивлённо спросил Солома.

– Тоже ему пришёл, – прошептал Витяй.

– Значит, есть ноги? – спросил потихоньку Солома, посмотрев на Юрия. – Ещё можно затянуть, если мне передадут?

– Н-ну… – нерешительно замялся Юрий и, не осмелившись посмотреть на Бандеру, взглянул на Витяя. – Да, наверное…

Солома подумал, что дорога может быть у Витяя и не мог только пока понять, почему, если Протас прислал гашиш Витяю, тот говорит, что пришёл гашиш на этого нового Юру да ещё и с воли. Но так или иначе он выяснил главное: с мусорами в этой хате контакт имеют и могут помочь Протасу со встречей. Подумав, Солома решил закинуть первый камень и попробовать не дать состояться этой встрече. «Если уж Протас контачит по этой теме не с Бандерой, а с Витяем, то это проще», – подумал Солома и вслух сказал, как бы между прочем.

– У вас тут мыши нету кумовской? – он обернулся на проход с сидящими на шконках мужиками и повернулся к Витяю. – А то в восемь семь сука завелась какая-то. Сдал кто-то моего мусора, теперь ног нет надёжных. – Понизив голос он добавил: – Через ваши ноги тогда пока затянем груз один. Лады?

– Конечно, Саня, – тихо проговорил Витяй. – У нас тут тоже может быть дятел какой-нибудь, но затянем нормально. Наш мусор даже рожу свою не показывает. Даже и если есть сука, то кого сдавать-то будет? А кто там, кстати, в восемь семь стучит?

Солома обрадовался заинтересованности Витяя в последнем вопросе и сказал, прищурившись:

– Я выясню скоро. Рано или поздно выясню, потом прогон по тюрьме сделаю, – произнёс Солома и, поняв, что Витяй не рискнёт пока светить своёго мусора, удовлетворённо стал собираться и поднялся. – Ну ладно, я пойду. Хотел тут вас подогреть немного, да у вас куражи, смотрю.

Витяй посмотрел на забитую продуктами, чаем и прочим решётку, на которую кивнул Солома, и сказал:

– Да-а, Сань. Пока не бедствуем.

– Ну и ладушки, – ответил Солома, взяв свой пакет. – Я тогда девкам отдам в один восемь, они больше нуждаются. Там во всём аппендиците голохуевка.

– Ты в один восемь щас, Саня? – вдруг спросил его Юрий, встрепенувшись.

– Да, – просто ответил Солома и, вспомнив, что это именно этого человека деньги присылали на общак, добавил: – Передать кому там чё? Давай, пока я здесь.

– Да-да, – затараторил Юра и, схватив пакет, насыпал в него три жмени конфет и протянул Сане. – Вот, Ольге… Шеляевой… И скажи там ей, если не трудно, что я жду ответ до сих пор и… люблю её…

В этот момент Бандера как-то странно схватился за голову, но Солома этого не заметил, ему было не до этого. Его рука, кладущая в свой пакет конфеты Юрия остановилась на полпути и замерла.

– А кто она тебе? – спросил Солома, медленно подняв голову и стараясь не выдать голосом чувств, охвативших его.

– Это невеста моя, мы жениться собирались, да вот сюда вместе попали, – волнуясь говорил Юрий дрожащим голосом, и причина его волнения сразу стала ясна. Глядя прямо на Солому он спросил: – Ты не можешь меня с собой взять, Сань? Очень надо…

Солома застыл в оцепенении, глядя на Юрия, и не мог ничего сказать. Для него вдруг всё сразу сошлось. Протас, который гашиш не курит, послал его Ольге, а та, поскольку наверняка тоже не курит, послала его своёму жениху, который почему-то говорит, что получил его со свободы. Солома стоял и не мог вымолвить ни слова от неожиданных открытий, в первую очередь от того, что у Ольги тут есть жених по свободе. Его неловкое положение спас Бандера, который вскочил и с неожиданной злостью сказал Юрию:

– Ты чё, ранцы попутал, что ли? С небес спустись, парень. Ты кем тут возомнил себя? МЫ туда не ходим… А ты кто такой?

Витяй, для которого такое поведение Бандеры было непонятно, заступился за Юрия.

– Да ладно, чё ты? Не наезжай на пацана, – сказал он примирительно, но всё же повернулся к Юрию и добавил: – Юрок, Саня по делам ходит, а не на свидания. Решим мы ещё проблему твою, не ссы. Увидишь свою Олю. Ну давай Сань, пацанам там привет говори. Пахе в первую очередь.

Солома, который только сейчас пришёл в себя и всё-таки положил конфеты в пакет, протянул руку Витяю и остальным и постучал в кормушку. Но дар речи к нему вернулся только когда он уже прощался с последним Антоном и выходил из камеры.

– Ну, удачи, братва. Не болейте.

– Давай, Саня, – парни махнули ему рукой и дверь за ним закрылась.

* * *

Ольга спала, когда вошёл смотрящий, и гостя принимала Коса, которая сразу сделала знак Звезде разбудить Ольгу. Обменявшись стандартными приветствиями, Коса усадила Солому на свою шконку и тот стал доставать ей с пакета чай и всё остальное. Конфеты, которые он достал первыми, отложил молча в сторону.

Когда Ольга открыла глаза, смотрящий комментировал Косе свой подгон, не поднимая глаз наверх.

– Это по аппендициту разгонишь, – показывал он на две полкилограммовые пачки индийского чая и на блок болгарских сигарет с фильтром. – В один шесть не надо, у них там нормально.

Коса угукала как сова и кивала головой, откладывая в сторону общаковый подгон, который делался им крайне редко. Подняв голову, она кивнула смотрящей на них Ольге, чтобы спускалась вниз.

– Это вам, – продолжал Солома, доставая с пакета ещё две пачки того же чая, но сигареты достал американские, два блока лёгкой «Магны». – И вот ещё вам… от меня лично… – он достал с пакета большой кулёк конфет и банку мёда и, подумав, придвинул их к тому маленькому пакетику с конфетами, который отложил вначале. Не решаясь поднять взгляд на Ольгу, он спросил: – У вас тут всё нормально?

Ольга смотрела на него сверху. Сегодня ночью она ответила на его малёк и сказала ему несколько тёплых слов даже не потому, что ей действительно было жалко Солому, а в знак уважения и признания за оказанную ей поддержку и внимание. У неё даже и в мыслях не было, что он сразу же придёт опять с подарками, которые наверняка предназначены ей. Но Ольга отметила, что сегодня он выглядит каким-то грустным и не поднимает на неё глаз, хотя видно было, что он хочет это сделать. Она решила спуститься вниз сама, потому что и Коса уже откровенно звала её взглядом.

– Здравствуй, Саш, – сказала она мягко, спрыгнув вниз прямо в пижаме.

– Здравствуй, – наконец поднял на неё взгляд Солома и все увидели, что его глаза немного красные и взгляд тусклый, который он сразу отвёл от Ольги и смотря куда-то в пол, спросил: – Как ты?

– Нормально, – ответила Ольга и спросила с озабоченностью: – Ты не заболел?

– Есть немного, – сказал Солома, немного помедлив.

– Так чё ты ходишь по тюрьме, Сань, если болеешь? – встряла Коса. – Сиди лечись, а ещё лучше – лежи…

– Да нормально, не впервой, – небрежно ответил он ей и, опять подняв глаза на Ольгу, спросил участливо: – Помощь нужна в чем-нибудь, Оль?

Ольга молча пожала плечами, но сказать ничего не успела. Коса опередила её, как-то спешно опять встряв в разговор.

– Ой, нужна, Сань, – она положила руку ему на колено и обратила его внимание на себя. – Её тут сучка одна на шмотки развела на фирменные. На больничке она щас сидит, в сто седьмой, Лерка Шляпа. Не знаешь её?

– Да слышал чё-то, – произнёс Солома и посмотрел на Ольгу. – Это правда?

Ольга молча кивнула в ответ и Коса поспешила продолжить.

– В отстойнике она её разлатала, – с негодованием повествовала она. – На суд, говорит, сходить, а саму только замели. Помоги девушке, Сань, – кивнула Коса на Ольгу. – А то та сука щас всё ж пропьёт или проколет…

Солома опять с какой-то тоской в глазах посмотрел на Ольгу и поднялся.

– Ладно, посмотрим, чё можно сделать. Ну ладно, девчонки, не болейте, – попрощался Солома со всеми и, последний раз взглянув на Ольгу, не стал прощаться с ней отдельно и направился к открытой двери.

– В сто седьмую ещё заглянуть надо, – послышались его слова кому-то уже с продола. И другой голос, в котором и Коса, и даже Ольга признали голос старшего кума, шутливо ответил, прежде чем дверь закрылась.

– Только там через кормушку вопросы решать будешь. А то девки кинутся на тебя там и сифилисом, не дай бог, заразят.

Возражений Соломы слышно не было, видимо тот молча кивнул головой и все девушки, даже равнодушная ко всем Ленка, кинулась к Ольге.

– Ты видала, как он на тебя смотрел? – воодушевлёно говорили они ей со всех сторон.

– Даже больной пришёл навестить её, – с завистью говорила Коса.

– Да-а, Оля, походу в натуре влюбился в тебя Санька, – тараторила Зинка Звезда.

– Да я это сразу поняла, – опять встряла Коса. – Я чё и влезла сразу со Шляпой с этой, а то б ты точно его попросила о Юрке этом чертоватом позаботиться, который больше чем глазок прикрыть ни на что не годится, – намекнула она на малёк от Бандеры.

Она уже и сама понимала, что отношение смотрящего к ней вполне определённое и даже не напоминало обычную мужскую похоть. И её мысли всё чаще скакали от Юрки к этому Саше и даже к Вадиму Шаповалову. Но сейчас большую половину её мыслей занимал Виталий и его рассуждения о её деле, над которым она сейчас и думала.

Кормушка резко открылась и женский голос произнёс её фамилию.

– Иди, ещё чё-то тебе передали, – радостно пихала её Коса.

Но, подойдя к кормушке, Ольга получила только отпечатанную копию своего приговора и, расписавшись в получении, спросила у женщины в военной форме:

– А Юре вы дали его?

– Какому Юре? – холодно спросила сотрудница спецчасти.

– Ну вот, в пятнадцать А? Подельник мой… – вспомнила Ольга это слово.

– Кому пришли, все получили, – так же холодно прозвучал ответ и кормушка захлопнулась.

Ольга осталась стоять у двери и с удивлением отметила про себя, что она думает не о том, что получил ли копию приговора Юрка, а о том, прочтёт ли её Виталий и какие выводы он сделает на сей раз. Она не ответила ему сегодня ночью, потому что не могла пока сообразить и ответить на его вопросы. Но сегодня она решила написать ему.

* * *

Плетнёв наконец-то остался в отстойнике один. Он уже давно ждал этого момента, и не потому, что ему было тесно с большим хабаровским этапом, а потому что можно было попробовать поговорить с дубаками насчёт заброса к нему Ольги ненадолго или хотя бы побыть с ней немного в стакане. Она была к этому уже готова, о чём откровенно ему писала, и его беспокоили только два вопроса: он не знал дубаков в этой тюрьме, с которыми можно решать такие вопросы, и что у него нет презервативов, потому что если эта подружка Юрика такая лёгкая на подъём, то вполне можно и выцепить какую-нибудь заразу. Но если удастся договориться с какой-то сменой о свиданке, то и резину ему должны принести без проблем, чем он себя и тешил.

После ужина он уже попробовал поговорить с дежурным по этажу, но тот оказался таким бронелобым, что Олег даже не стал заводить разговор на эту тему, достаточно было тому жёстко отказать в просьбе сходить в ларёк и купить пожрать. Но Плетнёв не унывал и ждал, когда перестанут хлопать двери, вечерняя проверка уже заканчивалась, чтобы подтянуть уже другого дежурного, только что заступившего на смену.

Подождав немного после того, как на продоле всё утихло, он осторожно постучал в кормушку.

– Чё надо? – раздался голос дубака с продола.

– К восьмёрке подойди, командир, – негромко позвал Олег, но в тишине его слова прозвучали как крик. Когда кормушка открылась, он присел и, понизив голос спросил. – Командир, пожрать бы чё-нибудь цивильного. Мож купишь в ларьке, а?

Дубак осторожно заглянул в кормушку, забыв, что во время проверки Плетень там был один, и тихо спросил.

– А сколько у тебя денег?

– Да хватит на пожрать, да и на пару пузырей тоже. Один тебе, один мне. Чё нам здесь куковать? – оживился Олег. Если насчёт ларька с едой с ним стали разговаривать, то он закинул удочку уже дальше, потому что расчитывал на ещё гораздо большее. Но дубак, услышав про спиртное, сразу изменился в лице.

– Не-е, спиртное не могу, спалят. Пожрать давай куплю, скажу что себе несу, ничё страшного. Ну мне, само собой, на блок «Мальборо» дашь…

– Да не-е, – покачал головой Олег, – хули я тут без водки жрать буду? Ты сам пойми… – с сожалением произнёс он, но решил, раз уж этот дубак идёт на разговор, на всякий случай поговорить на интересующую его тему. – Слышь, командир, тебя как зовут?

– Олег, – просто ответил тот.

– О-о, – обрадованно протянул Плетень и протянул руку. – Тёзка. Я тоже Олег. – Слушай, нельзя мне девчонку сюда закинуть на часик-два, а?

– Ты чё, уже договорился что ли? – улыбнулся его тезка с продола и кивнул на женские камеры напротив.

– Ну да, – улыбнулся в ответ Олег. – Долго ли умеючи?

– Понятно. Но это всё равно только с корпусным вопрос решать надо, а я без него никак…

– В смысле? Тебе чё, бабки не нужны? – удивлённо спросил Оле.

– Бабки всем нужны, – ответил дубак и, обернувшись на женскую камеру и подумав немного, повернулся опять к Плетню. – Часика через три могу кормушки вам открыть.

– Зачем? – удивился сначала Олег. – Я что её, через кормушку трахать буду?

– Ну а чё? – спокойно отреагировал дубак. – Скажи ей, пусть сеанс тебе пульнёт. Ну а ты врукопашную, её-то хорошо видно будет.

Плетень поднял на него глаза и посмотрел в упор, пытаясь понять, смеётся над ним его тёзка или нет. Но выражение лица дубака было самым серьёзным, и Олег решил, что такое здесь уже не раз практиковалось. Но его это не устраивало, к тому же Ольга была не в камере напротив, а этажом выше.

– Не-е, Олег, – сказал он серьёзно. – Давай тогда уже корпусного подтяни сюда, я с ним попробую побазарить. Бабки-то всё равно ломать будете. Как он, кстати, по этой части?

– Не-зна-ю, – распевая слово отрицательно качал головой дубак. – Может и на хер послать, и в стакан закрыть. Я с ним редко попадал в смену.

– Ну подтяни, я попробую. Как зовут его, кстати?

– Владимир Иванович. Только я просто скажу ему, что ты зовёшь, суть дела говорить не буду. А то мало ли…

Плетень кивнул головой и дежурный, закрыв кормушку, ушёл. Но не успел Олег сделать и несколько рейсов от двери до противоположной стены, как кормушку открыл уже корпусной.

– Чё хотел? – спросил он будничным равнодушным голосом.

Плетень присел возле кормушки и начал вполголоса объяснять свои планы. Как только корпусной понял суть дела до конца, он спокойно кивнул головой, как будто был согласен, и начал открывать дверь.

«Вот это да, – радостно пронеслось в голове у Олега, – без базара согласился».

Но как только офицер открыл дверь, весёлое настроение сразу улетучилось. Владимир Иванович со спокойной гримасой на лице поставил Олега лицом к стене так, чтобы тот упёрся ладонями, и дубинкой ударил по ногам, чтобы он расставил их пошире. После этого он начал прощупывать карманы Олега, вытаскивая из них всё и бросая на пол.

«Мда-а, – невесело подумал Плетень. – Ну правильно, зачем ему часть денег, когда он думает, что может всё забрать. Конь твердолобый…»

Олег стоял спокойно, радуясь, что предусмотрительно спрятал деньги и химку туда, куда даже Женя Шмон уже давно пальцем не лазил никому. После того, как корпусной полностью проверил его, он вывел Олега на продол и, поставив лицом к стене, пошёл обыскивать сам отстойник и вещи Олега. Олег повернул голову в сторону поста дежурного, но тот виновато развёл руки в сторону и покачал головой. Видно было, что он ни при чём и сам этого не ожидал. Олег примирительно кивнул ему головой, давая понять, что всё понимает, и повернулся к открытой двери, прислушиваясь к шороху своих разбрасываемых вещей.

Шмон продолжался недолго. Опытные руки корпусного быстренько прощупали все вещи и нычки в отстойнике. Сомнения вызвал у него только матрас Плетня. Прощупав его на один раз, корпусной вынес его из отстойника и кинул на пол продола.

– Завтра новый получишь, пока так поспишь, – раздражённо сказал он и ударил Олега дубиной по бедру. – Так где бабки, где мой гонорар?

– Да нет бабок, гражданин начальник, – с шипением от боли выговорил Олег. – Пошутил я.

– Шутник? – спросил корпусной и со злостью ударил дубинкой вдоль спины и ей же пихнул к двери. – Пошёл.

Когда Олег заходил, Владимир Иванович ещё раз протянул его вдоль хребта дубиналом и закрыл дверь. Морщась от боли, Олег выгнул спину и всё же выдавил из себя улыбку, радуясь своей предусмотрительности. «Ничё-ничё, – оптимистично думал он, – какая-нибудь смена один хер намажется». Достав тетрадь, он начал писать Ольге маляву, решив рассказать ей, какие испытания он выносит ради неё. Из параши, распотрошённый кляп от которой валялся рядом разорванный, раздался отчётливый женский голос.

– Восьмёрка.

Только тут Олег вспомнил, что помимо того, что остался пока без матраса ему ещё и в парашу сегодня лазить придётся. Он неохотно подошёл, сделав недовольное лицо, и сказал:

– Да, говори.

– Ну как там? Не сильно? – в голосе слышалось сочувствие и Плетень сразу понял, что они слышали эти удары и остальные движения.

– Жить буду, – коротко ответил он.

– Молодец, – похвалил женский голос, но тут же добавил: – Давай домой.

Олег поморщился и, закатав рукав, полез в парашу нащупывать коня. Дубаки брезговали туда лазить во время шмонов, ограничивались распотрошением кляпа, который, впрочем, тоже редко трогали. Дорога оказалась на месте и Олег вытащил пакет, тешась мыслью, что никто сегодня не помешает изъять нужные мальки или прочитать интересующие.

Сразу найдя малёк с один восемь в пятнадцать А Витале он открыл его, думая увидеть тоже какой-нибудь флирт. Но с удовлетворением прочитал какие-то непонятные излияния о каких-то непонятных людях и подумал, что речь идёт о ком-то на воле. Спокойно запечатав малёк и отправив всю почту дальше, он стал дописывать Ольге, не забыв упомянуть, что девушки из камер под Ольгой могут подтвердить его мучения.

* * *

Бандера уже несколько часов изучал приговор Юрия. На некоторое время это отвлекло его от головной боли по поводу завтрашнего заступления на смену Геры в паре с корпусным Василичем, и обещания Витяя помочь Юрию во встрече с Ольгой. Он только что сжёг очередной малёк Юрия в один восемь и когда оттуда пришёл малёк не Юрию, а ему от Ольги, он сначала даже не поверил, что так легко отбил девушку. Но когда прочитал, понял, что она пишет только по делу. «Слава богу, что хоть про дурня этого уже не спрашивает», – подумал Бандера и, лёжа на шконке, стал сверять ответы Ольги на его вопросы с показаниями на суде свидетелей. Но ничего нового он в этих ответах не находил и постепенно пришёл к выводу, что сидя в тюрьме и глядя в бумаги, он в этом вопросе не разберётся. Для этого нужно минимум пообщаться со всеми «подозреваемыми». Ольга же, видящая мир женскими глазами и в радужном цвете, никого не подозревала и врагов вокруг себя не видела.

Бандера быстро прокрутил в голове вариант, если он попробует разобраться в этом деле вместе с Юрием. Ведь он получше знает своих друзей и может даже догадывается, кому из них он мог дорогу перейти или ещё что-нибудь. Получалось, что если с его помощью Ольгу оправдают, вместе с ней оправдают и отпустят Юрия, а Бандера так и останется сидеть, когда они там будут развлекаться. Придя к такому умозаключёнию, он сразу перестал думать над этой головоломкой.

– Потап, – позвал он сплошь татуированного мужика, мастера написания всяких жалоб и заявлений, – на, разберись, как касачку написать.

Бандера сказал это нарочито громко, так, чтобы это слышал Юрий, объясняя свой интерес к его делу. Юрий сразу встал и пошёл вслед за Потапом. Подумав, что сейчас они вместе могут перемудрить и написать касачку слишком грамотно, Бандера решил потом, когда Юрий будет спать, навязать Потапу своё мнение, чтобы он не особо старался.

Из практики он знал, что почти все кассационные жалобы ничего не дают, и приговор оставляют без изменений. Ходили даже слухи, что там их рассматривают выборочно, примерно из десяти одну. Но точно этого никто не знал, к тому же случаи с изменениями приговоров всё-таки были. Правда, как в лучшую сторону, так и в худшую. И легенды об этих случаях изменений приговоров в лучшую сторону жили среди заключённых и вселяли в их сердца надежду, что именно их касачку рассмотрят и скостят срок или даже отпустят. И поэтому Бандера решил сейчас, что для него будет лучше, если Ольга будет сидеть. Её наверняка отправят отбывать в Горное, где у него так же были хорошие связи и по освобождении он будет навещать её и быстро вытащит. Почему-то сейчас он думал, что если это у него любовь, то она может продлиться долго.

Бандера взглянул на Лешего, который сидел за то, что убил мужа своей любовницы, мешавшего им встречаться. Убивать Юрия Виталий, конечно, не собирался, но подумал, что ему ещё повезло, что на его девушку запал Бандера. Если бы у него решил увести её Леший, тот, возможно, не стал бы долго думать, а с первой же пьянки мог бы запросто вскрыть ему глотку заточенной ложкой или мойкой. А потом объяснил бы всё пьяной ссорой и дракой.

Он перевёл взгляд на Юрия, который что-то обсуждал над бумагами с Потапом. Рядом с ними сидел на краю шконки Барон-Металлист, который, видимо, не спал эту ночь в отстойнике и теперь клевал носом. Но спать ему было негде. Второй, который пришёл с ним, плюнул на всё и завалился спать с бомжами-алиментщиками, которые и так спали в три смены, потому что их было пятеро на одну шконку. На шконке Потапа и Вано, которые по ночам не спали, лежал только один человек, а с краю сидели Металлист, Юрий и Потап. Бандера видел, как слипающиеся глаза Барона-Металлиста косятся на свободное место на шконке Потапа, так как почти на всех шконках спали по двое, а здесь был один человек. Поначалу он не хотел, чтобы этот Металлист занял это место, потому что в планах Бандеры было уже изгнать туда Юрия. Но сейчас он увидел, что шконка Потапа с Вано самая чистая и аккуратная в той половине камеры, хотя раньше этого не замечал. Тут же передумав и решив, что Юрию будет слишком комфортно жить с такими арестантами, он слез со шконки и подошёл к ним.

– Потап, вы чё, не видите, он щас отрубится? – спросил он, показывая пальцем на Металлиста. – Пусть ляжет, посидеть-то и так где-нибудь можете.

Потап с Юрием встали и вместе с бумагами уселись возле батареи, а Металлист, обрадованный неожиданной заботой, вскочил и полез в сумку.

– У меня бельё постельное есть новое, можно постелить, – затараторил он, доставая комплект цветного постельного белья и нерешительно посмотрел на лежащего у стенки человека, который спал.

Бандера краем глаза посмотрел на Юрия, который наблюдал за этой сценой, и подумал, что коммерс может и расчувствоваться от поблажек, а вслед за ним и Юрий решит, что ему тоже всё можно.

– Белье – это хорошо, – протянул к нему руки Бандера и взял его, рассматривая со всех сторон. – Только зачем его стелить? Видишь же, постель нормальная. Лучше шторки сделаем с него для хаты…

Металлист опустил голову, побоявшись что-либо возразить, и стал снимать с себя верхнее бельё, чтобы лечь. Бандера удовлетворённо успел заметить, что Юрий отвёл от него взгляд и задумался.

«Ничё-ничё, придёт и твоя очередь», – подумал Бандера и бросил постельное бельё Петровичу.

– Подшей, чтобы шторки сделать, – сказал он ему и повернулся к Вано. – Отрежь кусок контрольки для шторок, натянем над окном.

Потом он опять лёг на шконку и посмотрел на малёк от Ольги. Он уже и сам поражался переменчивости своёго настроения и мыслей. Ещё недавно он искренне хотел помочь Ольге выйти на свободу, потому что в невиновности её и Юрия не сомневался. Ведь этот простак читался как открытая книга и не мог бы разыграть из себя жертву. А уже сейчас он думал, что для него будет лучше, если она будет сидеть. Свой эгоизм он сознавал, но оправдывал его серьёзными намерениями и уверенностью, что сможет сделать эту девушку более счастливой, чем если она будет с Юрием. Он уже на полном серьёзе строил планы на будущее, хотя хорошо помнил ту историю из первого срока, когда в зоне влюбился в учительницу с вечерней школы, а как только вышел за ворота, тут же выбросил её из головы. Но никакой параллели с этим случаем даже не проводил, потому что в зоне или в тюрьме многие зеки способны влюбиться в первую хоть более-менее симпатичную медичку или ещё кого-нибудь. Атакую девушку как Ольга Бандера и на воле бы не упустил и сделал бы всё возможное.

Сейчас же ему предстояло сделать невозможное, нужно было как-то предотвратить встречу Юрия с Ольгой и при этом без беспредела. Настроить всех против него он уже не успеет, оставалось всего несколько часов. Он даже не стал писать малёк Ольге и думал теперь только об одном. Но сколько бы он не размышлял, все его мысли сводились только к одному выходу: нужно было как-то технично подставить Юрия. И быстрый способ сделать это по-крупному на ум приходил только один: подкинуть ему деньги и обвинить в крысятничестве. Наказание за это будет суровым, но что поделаешь, любовь требует жертв. И к тому же теплых чувств к этому зажравшемуся сынку он не испытывал.

– Виталь, – подошёл к нему Витяй и, показав малёк, спросил почти шепотом: – Солома мне малёк прислал, спрашивает по Юрка, кто он такой. Чё отвечать? Если напишу как есть, Солома может его в свою хату перевести через кума.

– Ну-у, – тихо проговорил Бандера, прикинув такой вариант и поняв, что там он ему уже ничем не сможет помешать. – Напиши просто, пряник-первоход, скажи, друзья с института скинулись, подогрели. А если чё, ты не знал, а этот малёк мне не показывал.

– Базара нет, – ответил Витяй, – лучше сами подоим.

Витяй сразу сел писать ответ Соломе, а Бандера достал из-под подушки свою книгу, в обложке которой была заклеена часть его денег.

* * *

Уже который час Солома не находил себе места. В таких расстроенных чувствах он не был даже в тот день, когда его задержали и предъявили обвинение. Наивно полагая, что его соперником является Протас, Солома был уверен, что уж здесь-то у него больше шансов. Но оказалось, что у Ольги здесь сидит её жених, за которого она собиралась замуж.

Солома уже не сомневался теперь в тех чувствах, которые испытывал к этой девушке, и для него это было настоящим ударом. Не хотелось даже ни с кем общаться и отвечать на мальки арестантов, и он попросил об этом Паху. Не стал писать он и Ольге, не зная даже, что теперь ей можно говорить. Единственный повод теперь был поговорить с ней, это её вещи, которые он забрал у Лерки Шляпы за исключением сапог. Их она поменяла на что-то холопам и теперь он ждал, когда холопы вернут ему эти сапоги, которые они тоже успели поменять кому-то из дубаков. Но писать об этом коротенький малёк он не хотел, да и настроения не было. Он бездумно ходил из угла в угол, вспоминая только с тоской её лицо и голос.

Но иногда рядом с Ольгой перед глазами вставало лицо этого Юрия, и Солома никак не мог сообразить, что же она в нём нашла. Если верить Витяю или тому, как этот Юра представился в хате, этот тип ничего из себя не представляет.

«Но почему он тогда с ними?» – вдруг подумал Солома. – И почему он, интересно, сказал, что гашиш со свободы получил? Ольгу хотел скрыть? Так сам же про неё рассказал. И почему он говорит, что она не пишет ему? Ведь гашуху-то она наверняка с мальком ему прислала. Хотя, может, она просто последние сутки просто не отвечала, может спала просто.»

Наряду с головной болью из-за невосполнимой потери его стали мучить ещё и эти множественные непонятные вопросы. Особенно его злило, что этот Юра обманул его, глядя прямо ему в глаза и сказал, что со свободы получил гашиш. В иных обстоятельствах он бы сразу спросил с человека за явный обман, но тогда в хате его так накрыла эта шоковая волна, что он был не в состоянии даже разговаривать, не то, что делать предъяву.

Постепенно эта мысль накрутила в нём такую злость на Юрия, что он, не сознавая того, что эта злость больше из-за соперничества, стал думать о том, как бы пожёстче наказать его. Ему даже пришла вдруг в голову мысль, что если, используя этот повод, загнать Юрия в угол, то Ольга, скорее всего, не станет крутить любовь с опущенным. У Соломы даже прорисовались в голове радужные перспективы и промелькнула искра надежды, ведь осуществить это вполне ему по силам.

Но в душе он понимал, что это нереально. Чтобы опустить человека нужны более чем серьёзные основания, а он, считавшийся по лагерям одним из самых порядочных и справедливых, пойти на это не мог. Да и перед братвой всё равно придётся держать ответ за беспредел.

Но до конца отгонять от себя эту мысль Солома не стал. Во-первых, простить наглую ложь в лицо он не мог, а во-вторых…

Ему вдруг пришла в голову мысль, что если спросить с Юрия не самому, а поручить это Витяю с Лешим, то те, если грамотно убедить их в серьёзности поступка, могут и перестараться… Особенно Леший. И в том, что произойдёт, вины Соломы уже не будет.

Он заходил по камере быстрее, всё больше убеждая себя в правильности этой мысли. Дать Юрию по седлу он не просто имел право, а даже был обязан это сделать. И причём повод был такой, что потом никто не скажет, что Солома попутал на женском половом органе, как любили говорить в криминальных кругах, и устроил разборки из-за тёлки. Оставалось только правильно преподнести этот повод Витяю и Лешему, чтобы они уже сами решали, с какой силой давать по этому седлу.

Солома подошёл к двери и хотел уже постучать, но с продола донеслось звякание открываемых кормушек, начали раздавать пайки. Когда открылась его кормушка, он сразу высунул в неё голову и, увидев рядом дубака, сказал ему:

– Командир, скажи Дунаеву, пусть подойдёт срочно, если не спит.

– Дунаев не спит на дежурстве, – ответил дубак, помахивая дубинкой, – щас хлеб раздадут, позову.

– Ну позвони щас. Чё тебе, трудно, что ли? Говорю же, срочно… – прежде чем холоп захлопнул кормушку Солома успел заметить, как дежурный нехотя пошёл к телефону, не прекращая контролировать взглядом холопа, раздающего хлеб.

Кум пришёл быстро.

– Степаныч, – сразу перешёл к делу Солома, – мне срочно нужны Седых с пятнадцать А и Леший, как там его фамилия…

– Ну, понятно. А чё случилось, ты же только там был? – удивился Дунаев.

– Там серьёзно всё, Степаныч, – сделал напряжённое лицо Солома, – там весь аппендицит без контроля остаётся, сёдня ж Фрол на этап уходит.

– И чё, ты хочешь Лешего там поставить? Седых-то сегодня тоже уходит.

– Да ты чё? – удивился Солома и на мгновение задумался. Но быстро пришёл к выводу, что отсутствие Витяя в хате может даже и к лучшему, его правильность могла помешать слишком жестокому наказанию. – Ну, давай тогда Антона этого, Спасского, как его…

– Нечаева? Может лучше Банина? – спросил кум.

– Не-е, Бандера не будет. Ты же знаешь, сам себе на уме, – постучал пальцем по виску Солома. – Давай лучше Антона с Лешим, щас я сам разберусь, кого куда определить.

– Ладно, только до проверки чтобы их обратно увели, так что давай шустрее, – спокойно сказал Дунаев и ушёл.

– Паха, завари чаю, щас пацаны придут, – сказал Солома, и, немного подумав как лучше разыграть комбинацию, добавил: – Вопрос серьёзный.

Прокручивая в уме разные варианты развития событий, он думал над этим серьёзным вопросом, пока не привели Лешего с Антоном.

– Здорово, Сань, – с улыбкой приветствовали они Солому. Видно было, что они польщены тем, что их пригласили в положенскую хату. Не Витяя, а их.

– Здорово, братва, – серьёзно проговорил Солома, – присаживайтесь, базар есть.

Паха тоже тепло поприветствовал гостей и, буторнув чифир, налил немного в маленькую кружку и пустил по кругу.

– Этот Юра… как он с вами оказался? – спросил Солома, отпив из кружки и передав её дальше.

– Да это Бандера его подтянул, он вроде родителей его знает, – ответил Леший. – А чё? Пусть будет… польза от него есть…

– Польза? – язвительно переспросил Солома. – Это когда он людей вначале объ…бывает, это польза?

Леший чуть не выронил кружку с чифиром и недоумённо посмотрел на Антона, который в свою очередь непонимающе смотрел на смотрящего.

– Кого объ…бывает, Саня? – спросил Антон.

– Меня, – ответил Солома и глядя на Антона в упор спросил: – Он же сказал, что гашиш этот со свободы получил?

– Ну-у, – кивнул головой Антон и Леший тоже подтвердил это.

– А вам он тоже так сказал?

Леший с Антоном переглянулись. Леший сразу вспомнил, как увидел вывалившийся из рук Юрия целлофановый свёрточек, когда тот считал деньги.

– Нуда, – уверенно сказа он, – я сам видел.

– Видел что? – спросил Солома.

– Ну, он когда груз получил, там и гашиш этот был, – ответил Леший.

– Да? – спросил Солома и полез в карман, доставая тот самый крапаль гашиша и показывая парням. – Всё же помните, как он выглядел? Он это?

– Нуда, – уверенно ответил Леший, взяв с ладони смотрящего крапаль и повертев в руках. – Я же сам его тебе отправлял, Витяй маляву писал.

– А теперь смотрите сюда, – произнёс Солома и, достав с другого кармана длинную, толщиной с карандаш палочку гашиша, от которой отламывал и посылал Протасу, присоединил к ней тот крапаль.

Антон и Леший недоумённо смотрели на него. Большой и малый кусок были одного диаметра и чётко сходились на месте разлома.

– Вот это прислали на общак с города, – Солома отсоединил большую часть и зажал в руке. Потом, выдержав паузу, он показал в пальцах другой руки меньшую часть и многозначительно произнес: – Вот этот крапаль, только вдвое больше, я посылал человеку здесь в тюрьме. Атеперь поспрашайте у него хорошенько, как к нему попало вот это. Только предварительно пропи… дошьте его до поноса, чтобы знал, как людей объ…бывать. И чтоб впредь знал своё место…

Леший с Антоном молча переглянулись. Видя их нерешительность, Солома спросил с нотками издёвки в голосе:

– Или мне самому разбираться?

– Да не-е, Сань, всё нормально, – поспешил ответить Леший, – спросим как надо. Щас Витяю скажем, он его первый хлопнет.

– Витяй щас в лагерь уедет, уже заказали наверное на этап, пока вы здесь, – поставил их в курс Солома. – Бандера там не будет за него встревать?

– Да не-е, – уверенно ответил Леший, – он его подтянуть-то подтянул, но уже давно чё-то сам на него наезжает. Недавно глазок его поставил закрывать, пока коня плели. Злой на него за чё-то конкретно. Е…анет сам без базару.

– Ну вот и отлично, – подытожил Солома, – делайте. А потом отпишите, как чё…

* * *

Бандера с нетерпением ожидал возвращения Лешего с Антоном, чтобы поднять кипеш за пропажу своих денег. Уже через полчаса на смену заступит Гера, и Юрий запросто сможет передать малявку Ольге через продол и после ужина словиться с ней в стакане или даже в отстойнике, так что времени у Бандеры уже не оставалось.

Он поглядывал на лежащий на батарее блокнот Юрия, в который он уже засунул под обложку три сотенные купюры, и настраивался морально. Подстава была старой и примитивной, но он был уверен, что сможет разыграть её как по нотам, что даже свои ничего не заподозрят. В своём умении играть он не сомневался, обнаружил эту свою способность после освобождения с первого срока. До той подсидки никто не играл, всё делали нагло и примитивно. Приходили к кооператорам и говорили, что будете платить, иначе зубы скажут «прощай». Иногда действительно доводили дело до рукоприкладства, поджогов и так далее, и всё по серьёзному. А когда он освободился в конце 91-го уже начинали играть, изображая из себя не злых вымогателей, а сильных заступников. В этих спектаклях перед коммерсантами, уже так назывались вчерашние кооператоры, Бандера переиграл все роли и ни разу ни у кого не возникло сомнений в достоверности. И теперь он тоже был уверен в себе.

Наконец дверь открылась и на пороге появились Антон с Лешим, которых, по-видимому, дёргали кумовья. Бандера сразу стал озабоченно ковырять свою книгу, делая вид, что ищет там что-то и не может найти.

– Чё ты, Виталь? – спросил его Антон, подойдя вплотную.

– Да бабки не могу найти свои, – с озабоченным видом раздражённо бросил Бандра.

– Забыл, куда заныкал? – равнодушно спросил Антон. – Найдутся, куда они на хер денутся. Давай отойдём, базар есть…

– Да точно помню, что в эту книгу заклеивал, – раздражённо бубнил Бандера, но пошёл вслед за Антоном к умывальнику. Краем глаза он заметил, как Леший присел к лежащему на шконке Витяю и стал что-то потихоньку говорить ему чуть-ли не прямо в ухо.

Пока Антон излагал ему над умывальником суть дела, Бандера лихорадочно соображал, как ему самому выбраться чистым из этой ситуации. Проблема с Юрием для него отпала сама собой, но, как оказалось, не без его активного участия. Было уже понятно, что Юрию сейчас достанется так, что мало не покажется, но сам Бандера мог тоже поставить себя под сомнение.

– Да ну на ху… – раздался удивлённо-раздосадованный голос Витяя, и он поднялся со шконки.

– Пойдём, порешаем, чё делать, – произнёс Антон и повернулся, чтобы подойти к Витяю с Лешим.

В этот момент кормушка открылась и дежурный дубак крикнул:

– Седых!

– Да! – отозвался Витяй.

– С вещами! – буднично произнёс дубак и захлопнул кормушку.

Витяй подскочил и стал быстро собираться, понимая, что здесь он уже ничего не успеет сделать. Все стали активно помогать ему, так как теперь это был первостепенный вопрос, на который отводилось очень мало времени. Леший насыпал ему в кисет чаю в дорогу, Антон заворачивал конфет и сигарет. Бандера достал из курка общаковые деньги и, отсчитав три купюры, сказал Витяю:

– Чё, триста я тебе запаяю, да?

– Да давайте четыреста, вам-то хватит тут покуражиться, – впопыхах произнёс Витяй, покосившись на ещё забитую продуктами решётку.

Витяй с Лешим опустили головы, делая вид, что занимаются делом. Бандера молча достал ещё одну купюру и, быстро свернув их в маленькую торпеду, стал запаивать в целлофан.

Видя эти движения Юрий наконец оторвался от Потапа, где они уже заканчивали писать кассационную жалобу, и подошёл к Витяю.

– Что, уезжаешь? – спросил он с сожалением. Витяй был его надеждой на встречу с Ольгой, ведь он обещал помочь и именно сегодня.

– Да, – коротко и равнодушно ответил Витяй и, повернувшись к Лешему, сказал: – Подождите уже тогда, щас проверка уже. А то ломанётся.

Леший кивнул в ответ, укладывая ему в сумку кисет и ещё одну пачку чая. Юрий, конечно, не понял, что разговор касается его. Он посмотрел на освобождающуюся шконку Витяя и нерешительно спросил:

– Я тогда твою койку займу, ладно?

– Койку? – усмехнулся Витяй, не поворачиваясь к Юрию и подмигнул Лешему. – Займи, займи койку.

За дверью послышались движения и шаги множества ног. Витяй резко застегнул свою сумку и стал прощаться на ходу, так как дверь уже открывали.

– Ну давай, братан, удачи, – хлопали его по спине Антон с Лешим, на ходу пожимая руку.

– Привет там всем по трассе, – улыбнулся ему Бандера, одновременно с рукопожатием вкладывая ему в руку запаянную торпедку.

Юрий пожать ему руку не успел, или Витяй сам не захотел этого, делая вид, что торопится попасть в открытую дверь, как будто её могут закрыть перед его носом и не взять на этап. В проём двери парни увидели целый отряд заключённых с сумками, среди которых узнали тоже уходящего этим этапом ответственного за их аппендицит Фрола, и поприветствовали его.

Дверь закрылась прежде, чем тот успел им ответить и сразу раздался гул и топот ног заключённых, которых повели в отстойник, откуда вскоре увезут на этап. Юрий сразу пошёл обосновываться на месте Витяя, не видя, как Леший, Антон и Бандера переглянулись возле двери и, глядя ему вслед, саркастически улыбнулись.

* * *

С трудом дождавшись окончания проверки Плетень постучал в кормушку и подтянул нового дежурного. Чтобы не терять времени даром, он сразу сказал ему, чтобы он позвал корпусного. Насколько Олег понял, всё зависит именно от «смотрящего» за корпусом. Когда тот подошёл и открыл кормушку, Олег решил начать издалека, чтобы не повторить вчерашней ошибки, но попытаться прощупать человека. Но после нескольких незначительных фраз корпусной, заглянув в кормушку и убедившись, что в отстойнике больше никого нет, произнёс, понизив голос:

– Давай покороче… Говори, чё надо, а то мне тут стоять базарить с тобой неудобняк. Если спиртное, то только ночью. Наркоты нет и не будет, бегать к твоим дружкам за гревом на волю не буду.

Олег сначала аж замолчал, обалдев от такой прямоты и наглости дубака. Но в тоже время он отметил, что по серьёзному, так сказать, подстатейно тот сразу компостер ставит, что ничего не будет.

– Мне бы тёлку сюда закинуть, а? – Олег понизил голос до минимума. – Ненадолго. Деньги есть.

– Ты уже договорился? А сколько денег есть?

– А сколько надо? Мне на полчасика, ну, максимум на час.

– Триста минимум, – не думая ответил корпусной.

– А чё так дорого-то? – удивился Плетень.

– Инфляция, сынок, инфляция. Ну так чё?

– Ну ладно, чё ни сделаешь ради любимой, – улыбнулся Олег. – А когда?

– После ужина. Бабки приготовь, чтоб уже на руках были, – корпусной оглянулся и кивнул на двери напротив. – Она с какой хаты, с той или с этой?

– С один восемь она, – ответил Олег. – Ольга Шеляева.

– У-у-у, – вскинув брови протянул корпусной и покачал головой. – Тогда четыреста. Тому дежурному тоже сотку надо дать будет, – он кивнул головой наверх.

– Ну ё-моё, – опустил голову Олег.

– Ну а как ты хотел? Чё, не мог здесь с кем-нибудь договориться? – корпусной опять кивнул на женские камеры напротив.

– Я чё, виноват, что она там сидит? – всё ещё качая головой проговорил Олег и, подумав, добавил: – Ладно, давай четыреста. Тогда на часик, о'кей? Это все мои деньги.

– Договорились, – проговорил корпусной, – тогда молись, чтобы вечером какого-нибудь пидора с КПЗ не привезли, или краснопузого. А то придётся тебе с ней в стакане ютиться.

– Да-а, – протянул Олег. – Ну тогда до вечера. Тебя как зовут-то?

– Василич, просто Василич, – ответил корпусной и, закрыв кормушку, ушёл.

Плетень сначала радостно забегал по отстойнику, но внезапно остановился, вспомнив, что насчёт презервативов он не договорился. Тут же решив, что он и так достаточно тратит денег на этот случай, Олег решил предоставить эту заботу Ольге, которая, по всей видимости, хотела этого не меньше чем он. К тому же он, судя по сегодняшней ночи, остался у неё один. Никто из недавних её ухажёров ей не написал, а она писала кому-то только по делу. Правда, не написал ей и Протас с восемь семь, и порадовать кума будет нечем. Но что поделаешь, не может же этот Протас всё время строчить безответно, и Шаповалов должен это осознавать.

В прекрасном настроении Олег стал писать маляву Ольге, чтобы обрадовать её о предстоящем свидании и чтобы она была к нему готова, помылась, подмылась и так далее. Ну и озадачить её нахождением презервативов. Он молил бога, чтобы у неё не было месячных и чтобы ему никого не закинули с местного этапа, с КПЗ и с суда.

* * *

После проверки, когда шум на продоле стих, Леший уселся возле батареи по-турецки и с видом премудрого старца достал из кармана тот самый крапаль гашиша, который «получил Юрий». Потом достал ещё маленький крапаль, который отломил им Солома от своей палочки. Положив оба крапаля перед собой, он стал в упор смотреть на Юрия, который ничего не подозревал и спокойно перестилал шконку Витяя.

– Лёх, ну как насчёт встречи с Ольгой? – наконец повернул голову к Лешему Юрий, закончив застилась бельё, и нарвался на сверлящий взгляд Лешего. – Ты чего, Лёха? Витяй же обещал… – удивлённо-испуганно проговорил он.

– Присаживайся, – сурово проговорил Леший, кивнув на место перед собой. – Щас будет тебе встреча, со всеми, с кем захочешь…

Испуганно и непонимающе глядя на него, Юрий стал присаживаться напротив Лешего. Рядом пристроился Антон. Бандера остался сидеть на шконке.

– Что можешь сказать по этому поводу? – всё ещё с видом старца сказал Леший, кивнув на два лежащих рядом крапаля.

– А что? – непонимающе спросил Юрий, глянув на гашиш.

– Вот это пришло с твоими деньгами, – взял в руки Леший один кусок, всем своим видом копируя Солому.

Потом он точно также, как делал это смотрящий, присоединил к нему второй и произнес: – А вот это на общак прислали Соломе с города. А теперь расскажи-ка, ты, друг ситный, если этот крапаль, который тебе пришёл, Саня посылал другому человеку, как он к тебе попал?

Юрий непонимающе смотрел на гашиш и молчал. Бандера, глядя на эту картину, лихорадочно обдумывал, какими словами пояснить свой поступок, когда подтянут на разговор Протаса и всё раскроется. Изначально пришедшая на ум схема, что он получил от Протаса гашиш и отправил на волю, а там он каким-то образом попал к отцу Юрия была абсурдной и не попадала по времени. И он уже начинал придумывать какой-нибудь гадский поступок Юрия по свободе, про который Бандера якобы недавно узнал и решил подкинуть гашиш Юрию, чтобы проверить, как он им распорядится и сможет ли поступить по-гадски. Но тут Леший неожиданно сказал с наездом:

– Слушай, чё-то я тут подумал. А ты не барыга случаем? Травкой не торговал там, на воле? – потом он повернулся к Антону. – Братва-то там, в городе, стопудово этот гашиш у барыг отмели, и сюда загнали. Вот края и сходятся.

– В натуре, – аж подскочил Антон и повернулся к Бандере. – Виталь, ты же батю его знаешь. Он там не наркотой, случайно, торгует?

Бандеру осенило. Они не знают пока про Протаса, Солома им почему-то пока не сказал. Его мозг сработал моментально и перестроил свою защиту в нападение с гораздо большей для себя выгодой.

– Да нет вроде, коммерс, – произнёс он и добавил: – я щас уточню у человека, который его знает. Вано, ну-ка спроси там по трассе, контролька висит с новым корпусом?

Вано, который уже укладывался спать, подошёл к кабуре. А Бандера залез на шконку и быстро стал писать малявку Протасу.

Час добрый, Паха. Пишу вкратце и по сути. Ты почему мне не сказал, где ты этот гашиш взял? Я с ним тут чуть в непонятку не попал. Короче, слушай. Если тебя ещё никто не спрашивал, посылал ты его кому-нибудь или нет, то когда спросят, говори, что потерял его на продоле когда в баню вели или на прогулку. Так надо, иначе могут начаться проблемы. Я надеюсь, ты меня понял, иначе ты меня знаешь, живёшь только пока я сижу. Если понял меня правильно и тебя ещё никто не спрашивал, прогони «десятка», а если уже спрашивали, отпиши по срочной, что сказал.

Жду. Жму пять. Виталя.

– Висит контролька, говорят, – сказал Вано, ещё не отходивший от кабуры.

– На, вот это отправь прям щас по срочной, – сказал Бандера, быстро запаяв малёк и дав его Вано.

– Погоди, вот ещё один возьми, – Леший оказывается тоже написал малёк и уже запаивал его. – Сане чирканул, прокинул такой вариант. Может он перепутал, не с того конца отламывал да посылал там кому-то? А эти концы сходятся по другой причине совсем. Да, Юрок? – он угрюмо посмотрел на него. – Может вы у нас наркобароны на пару с папашей?

Юрий молчал с опущенной головой. Бандера тоже ничего не сказал. Он думал, что Солома сидит на другой стороне продола и малёк Лешего до него будет идти дольше, так что в случае чего у него ещё будет время подумать.

– Щас всё выясним, – на всякий случай грозно сказал он и посмотрел на Юрия. – Ты посиди пока…

* * *

Протас уже не строил иллюзий насчёт Ольги, которая его уже просто игнорировала и не отвечала. Виня во всём этом Солому, он хаял себя за то, что обратился к нему, чтобы помочь Ольге, и думал, как бы его наказать за это или хотя бы отомстить. Смотря в книгу, он не видел букв, думая об этом постоянно, но ничего «болезненного» для смотрящего он придумать не мог, кроме как не дать ему денег. Но когда получил малёк Бандеры, он сразу воспрял духом и в нем даже проснулась маленькая надежда.

Бандера писал, что с гашишем вышла какая-та непонятка. А так как гашиш этот прислал Солома, то Протас подумал, что там может быть что-то нечисто у смотрящего. Может быть, Солома использовал груз, предназначенный для какого-то дела в своих целях, а может быть даже, если повезет, он схавал и вовсе не предназначенный ему грев? Богатое воображение Протаса рисовало самые различные варианты косяков, которые мог запороть смотрящий. И надежда, что спрос с него будет жёсткий, бодрила его.

Несмотря на то, что Бандера явно торопился, Павел не стал делать ему словесный прогон, как он просил, а сел и подробно всё написал, не называя, как и Бандера, никаких имён, с какой хаты ему прислали тот грев и когда. И в конце прямо открытым текстом намекнул, что готов поддержать Бандеру в любом рамсе против той камеры и её обитателей, где, даже по мнению первохода Протаса, сидят не все заслуживающие доверия люди. Так что если будет какой-то серьёзный рамс по поводу этого груза, то Павел в любом кругу открыто готов сказать, от кого он его получил.

* * *

Получив малёк от Лешего, который толковал о возможности какого-то немыслимого варианта совпадения гашиша, Солома аж выругался вслух.

«Шерлок Холмс херов», – подумал он. Но читая дальше, где Леший спрашивал, кому Солома посылал тот крапаль и с какого конца обламывал, он подумал, что если назвать Протаса, то придётся втянуть в это дело Ольгу. А так, если Юрий, как говорит Леший, молчит и не называет её, говоря, что не знает, где мог его отец взять этот гашиш, то можно обойтись без участия Ольги и просто дать Лешему добро на принятие решений. Зная ненависть Антона к наркоторговцам, за ограбление квартиры которых тот сидел, можно предположить, что спросят они с него более чем строго, если уж пришли к такому выводу. Таких парней ведь хлебом не корми, только дай зелёную, чтобы порвать кого-нибудь, так они и сами повод быстро найдут. А какой будет этот повод, наркоторговля или ещё что, смотрящий будет не при делах.

Поэтому он написал коротко, что с какого конца обламывал не помнит, кому посылал тоже не помнит, и возможности, которую предположил Леший, не исключает. Так что можно продолжать «разговор с пристрастием».

«Скажет он про Ольгу, что она ему прислала, или нет, – подумал Солома, отправляя малёк по срочной через продол верхнего этажа, – в любом случае по седлу получит.

Если скажет – за обман, если нет, так ещё хуже…».

* * *

Бандера получил ответ первым. Но прочитав его и решив, что Протас, видимо, неправильно его понял, тут же сел писать ему снова, уже явно нервничая. Ведь тот даже не ответил, спрашивал его уже кто-нибудь об этом или нет.

– Чё там, Виталя? – спросил Леший.

– Да он не понял вопроса, – сказал раздражённо Бандера, – щас проще спрошу, барыги или нет.

А сам написал Протасу повторный малёк, даже не думая разбираться с «больной» головой в его бреднях по поводу каких-то там рамсов.

Без предисловий, Паха, времени нет. Если вопрос ещё не задавали, значит, если зададут, отвечаешь, потерял по прогулке или по бане. Если понял, прогони «десятка». Если задавали, прогони «пятёрка». Потом спишемся, объясню чё кого. Жду прогон. Жму пять. Виталя.

Быстро запаковав малёк, он сам сунул его в кабуру и подождал, пока там передадут его дальше. Услышав, что там говорят соседям с четырнадцать А «по срочной», Бандера немного успокоился.

– Слышь, а чё так гашуху скатали странно, как карандаш? – спросил Антон у Юрия, сидящего с опущенной головой на шконке Витяя.

Юрий пожал плечами, не зная что отвечать.

– Так проносить в тюрьму, наверное, легче, – отвечал за него Леший. – Большие крапали или шайбы даже в кармане выпирать будут.

Бандера молча сжигал на параше малёк Протаса, когда ему сунули в кабуру послание с семь восемь от Соломы и сказали:

– Там Виталю на зелёную, Варыч зовёт.

– Говори, Варыч, – крикнул Бандера в кабуру, нервно открывая малёк Соломы, предназначавшийся Лешему.

Его друг по свободе Валера находился через камеру от него. Но когда в случаях вызовов «на зелёную» в промежуточной камере арестанты соблюдали тишину, говорившие хорошо слышали друг друга.

– Виталя, здорово, – раздался голос Варыча.

– Здорово, Варыч, – равнодушно ответил Бандера, читая короткий малёк Соломы с бьющимся сердцем.

– Чё у вас там случилось, чё за разборки?

Бандера, прочитав малёк, вздохнул с облегчением и сказал Лешему:

– На маляву, Солома не знает кому посылал.

На радостях он сказал это так громко, что слышал даже Варыч, который был через камеру от него и ждал ответа на свой вопрос.

– Кого посылал, чего? – спросил он.

– Да это я не тебе, Варыч. Чё ты там спрашивал? – спросил Бандера в кабуру, потому что вопроса друга он не слышал, думая только о малявке Соломы.

– Я говорю, чё у вас за разборки? – повторил свой вопрос Варыч. – А то там на новый больше не будут, говорят, ничё отправлять. Там движения во дворе начались уже…

– А этот последний малёк отправили? – опять встрепенувшись, спросил Бандера.

– Да этот-то отправили, только ответ на него вам долго ждать придётся, – прозвучал голос Варыча.

– Да и не надо ответ, – облегчённо ответил Бандера, – всё нормально у нас, Варыч. Дела просто срочные…

– А-а, ну ладно тогда, пойдём пока, – донеслось из кабуры.

– Пойдём, – ответил Бандера и, отойдя от кабуры, проговорил: – Они там походу думают, что мы за аппендицитом смотреть претендуем, с Соломой по срочной списываемся. Мальки-то через них идут.

– Да не, Саня же сказал, что Дрон пока будет смотреть, – спокойно отреагировал Леший. – Они просто не в курсе ещё наверное.

– Так Фрол же давно ещё говорил, что Дрона за себя оставит, – сказал Антон.

– Да хрен с ними, – махнул рукой Леший. – Какая разница, чё они думают?

– В натуре, – подтвердил Антон и, повернувшись обратно к Юрию, с издёвкой в голосе спросил: – Ну так что, Юрасик? Гашиш вот так, карандашами на воле продавали, или как?

– Ну давай, говори теперь, где взял эту гашуху?! – тоже с наездом спросил Леший и сунул Юрию под нос оба крапаля, скреплённые вместе.

Юрий молчал, опустив голову.

– Вставай давай, хули ты развалился, когда с тобой люди разговаривают?! – дёрнул его за руку Леший и Юрий поднялся.

– Так чё скажешь-то, милок? – опять с издёвкой спросил Антон.

Бандера пока не встревал. Хоть Солома и написал почему-то, что не помнит, кому посылал, он мог просто и не сказать по каким-то своим причинам, а мог и неожиданно вспомнить. Главное чтобы он не успел спросить об этом Протаса, и Бандера с нетерпением ждал прогона. Но из-за шума кричащих на Юру парней не услышал, как их звали с нового корпуса.

– Вас на балкон, пятнадцать А, – раздался голос из кабуры.

– Тихо, подожди, – остановил Бандера Лешего и залез на окно и прислушался. Но за окном слышался только шум со двора и он крикнул: – Кто звал пятнадцать А?!

– На вас прогон, десятка! – крикнул ему кто-то издалека.

– Понятно! – улыбнувшись, крикнул он в ответ. Потом слез с окна и подошёл к Юрию. Теперь его уже ничто не удерживало от задуманного, и даже деньги не пригодились и не нужно было играть. Всё произошло само собой, при помощи смотрящего. Но и не без участия, как оказалось, и самого Бандеры. Тот гашиш в конечном итоге всё же сделал своё дело.

Заключённые, которые продавали на воле наркотики, за колючей проволокой чувствовали себя ненамного лучше, чем насильники. Это было почти везде общепринято. Но Бандера прекрасно знал, что в обоих случаях всё зависит от человека. Знал он лично и нескольких довольно авторитетных людей, которые сидели за изнасилование ещё в те годы, когда отношение к людям за подобные преступления было отрицательное. В данный момент в городе был положенец, который тоже отбывал наказание по этой же статье и бывший положенец Хабаровска тоже сумел поставить себя на тюрьме как надо, сидя по 117-й. Поэтому Бандера не стал давать Юрию шансов выстоять и сразу ударил его по лицу.

– Ну что, Юрик?! Краун за наркоту себе купил?! – спросил он после удара, вспомнив, какая машина фигурировала у Юрия по делу и принадлежала ему.

– Чё, подтвердилось?! – встрепенулся обрадовано Леший. – Продавали?!

Антон же не стал дожидаться ответа, а сразу обрушил на Юрия град ударов. Тот свалился на расстеленные на полу одеяла и застонал.

– За что? – хрипел он лёжа, согнувшись от ударов под дых.

– Говорят, было у людей такое подозрение, – не глядя на Лешего ответил Бандера и схватил Юрия за волосы.

– Ну конечно, – рассудил Леший. – Откуда бы ещё у них оказался тот же гашиш, что на общак загоняли пацаны? Иди сюда, рожа!

Леший схватил Юрия за шиворот и, вырвав его голову из держащей за волосы руки Бандеры, выволок его на бетонный пол. По пути Юрия лупил по бокам ногами Антон.

– Вот здесь теперь твоё место, дьявол, – шипел Леший, тыча его лицом в пол. – А то пристроился, змеёныш, на козырное место.

– Хули ты пердак свой отклячил?! – пинал его по заднице Антон.

Леший поднялся и, посмотрев сверху на загнутую фигуру ещё не отошедшего от удара в живот Юрия, поставил свою ногу ему на затылок и произнёс, оскалив свои вставные зубы:

– А чё это ты загнулся, э?!

– Да он хочет, по ходу, – перестал пинать ногами Антон и посмотрел на Лешего. – Сам хочет, смотри.

Лешему два раза намекать было не нужно и он опять схватил Юрия за шиворот и половок его к параше. Юрий тяжело дыша хрипел и упирался в пол, пытаясь ещё схватиться за шконку, но сам молчал. Молчали и все те, кто не спал, молча наблюдая или наоборот, делая вид, что не замечают ничего. Подняли головы и почти все те, кто спал. Кода Юрию удалось схватиться за основание шконок возле самого пола, его схватил за пояс и Антон. Они вместе пытались оторвать его.

– Ну пошли давай, хули ты вцепился?! – тащил его Леший.

– Сам же хочешь, чё ты, бля?! – одной рукой таща, а другой пытаясь оторвать руку Юрия от железа, цедил сквозь зубы Антон.

Бандера, который вдруг мгновенно сообразил, что если они сейчас опустят Юрия, для чего не обязательно было даже трахать его, то не сегодня-завтра тот уедет в петушиную хату и останется без контроля. Гадать, шутят ли Леший с Антоном или нет, времени не было, и он сразу вмешался.

– Хорош, хорош, Леший, хватит с него, – подскочил Бандера и отцепил руку Лешего от ворота Юрия. – Он и так теперь место своё знает.

Антон тоже неохотно отцепился от Юрия и подойдя к шконке Витяя, которую уже успел застелить своим бельём Юрий, сорвал оттуда всё вместе с одеялом и кинул на самую ближайшую к параше шконку, где спали бичи.

– Принимайте постояльца, – процедил он сквозь зубы.

* * *

Сегодня днём девушки не спали. Коса, которая ещё с утра получила приглашение на свидание, поставила на уши всю камеру. Помывшись уже не один раз, она подняла Веру и заставила её делать себе причёску на интимном месте. А когда ей делали там хоть чуть-чуть больно, она кричала на всю хату и материлась, но потом тут же успокаивалась и начинала рассуждать о том, пойдут ли у неё сегодня месячные или нет, потому что срок подошёл и, если пойдут, то не побрезгует ли Олег. Ленка её успокаивала и говорила, что в тюрьме мужикам не до этого, чтобы обращать внимание на кровь и к тому же в отстойнике наверняка будет плохое освещёние.

Не спала и Ольга. Перед обедом заступивший на смену дежурный открыл кормушку и вручил ей расписанную красивым, ровным почерком на трёх листах кассационную жалобу от её имени. Но, внимательно изучив её и дав почитать более разбирающейся в этих вопросах Зинке Звезде и ещё одной бывалой и грамотной арестантке в соседнюю камеру, девушки пришли к выводу, что в таком деле суд не оправдает и даже не отправит дело на доследствие. Перечитав ещё раз копию её приговора, они ещё раз в этом убедились и Ольга опять начала плакать.

Но не успела она как следует расплакаться, как ей принесли первую передачку от родителей и это её отвлекло. Она стала с Ленкой и Звездой разбирать её. Коса, которая к таким вещам как передачка, всегда проявляла большой интерес, в этот раз лишь изредка поглядывала на девушек и на то, что было у них в руках. Основное своё внимание она сосредоточила на своём интимном месте, где Вера уже заканчивала наводить марафет.

Из соседней камеры, в которой тоже не спали ещё с утра, когда Коса подняла на уши весь женский аппендицит в поисках презервативов, стали просить что-нибудь сладкого, поскольку у них ничего нет. Отказать Ольга не могла, будучи по натуре добрым человеком. Да и Ленка сказала, что те слышали движения с продола и знают о передачке, и ссориться с ними не нужно. К тому же это они выручили Косу парой презервативов. Помимо конфет и печенья Ольга дала им ещё кусок колбасы и сливочного масла, за что получила сердечную благодарность от «всех достойных камеры один семь» и окончательно успокоилась, перестав всхлипывать. Закончив разбираться с вещами, она спросила у Ленки:

– А в пятнадцать А можно передать что-нибудь через этого, как его…

– Холопа? – подсказала Ленка. – Сёдня как раз можно, сёдня Гера дежурит.

– А кому ты туда хочешь передать? – резко спросила, отвлёкшись даже от самолюбования, Коса. – Витале или этому, полупедику?

Ольга опустила голову. Про Виталия она, конечно, думала, что надо будет его как-нибудь отблагодарить за заботу и за касачку, но в данный момент она хотела передать что-нибудь Юрию. Хоть наставления и внушения подруг насчёт смотрящего уже начинали действовать на неё, выбросить из головы Юру она не могла, поскольку всё ещё испытывала к нему глубокие чувства. Но сейчас она уже стеснялась их показывать из-за поведения бывшего жениха и положения его в тюрьме, а потому ответила, глядя в пол:

– Витале.

– А-а, – успокоилась Коса и, кивнув на косачку, нехотя сказала: – Ну, ему пошли, если считаешь нужным. Заработал. Ну что, всё? Ну-ка, дай мартышку.

Её отвлекла Вера, заканчивая с её «красотой», и Коса, взяв зеркало, рассматривала с довольной улыбкой свою промежность. Ольга же подумала, что будет очень некрасиво, если пошлёт что-нибудь Виталию, а не Юрке, и потихоньку сказала Ленке, что не нужно ничего передавать.

– Ну и правильно, – всё же услышала её Коса. – Мужчины обязаны помогать женщинам, чё их благодарить. Это они должны слать нам, а не мы им. – Потом она опять занялась собой. – Так, Вер. Теперь давай ноги побреем, и разбуди парикмахершу нашу, надо будет прическу сделать. Пусть ножницы возьмёт в один семь. Эй, воды поставьте там подогреть, голову ещё на раз помыть надо.

Пока она наводила движения, открылась кормушка для раздачи второго и баландёр закинул малёк, адресованный Ольге. Но не успела она его открыть, как дверь распахнулась и её вызвали. Сунув малёк в карман брюк, она надела только что присланные родителями новые туфли и вышла.

– Это к адвокату, наверное, по части касачки, – успела услышать Ольга слова Звезды, прежде чем закрылась дверь.

Но это оказалось не так. Знакомыми тюремными коридорами её провели в кабинет опера Шаповалова.

– Здравствуйте, Ольга, – поднялся он ей навстречу и, обойдя стол, пододвинул ей стул, который и так стоял как надо.

Но Ольга его внимание оценила и вежливо сказала в ответ:

– Здравствуйте…

– Вадим, – напомнил опер, решив что она не договорила. – Меня зовут Вадим.

– Я помню, – подняла на него глаза Ольга. – Просто неудобно мне так…

– Перестаньте, – с улыбкой махнул рукой Шаповалов и стал наливать чай. – Я же сам вам так представился, значит можно. Как вы тут? Я задержался немного в управлении, только сегодня приехал.

– Нормально, – неуверенно ответила она, вспомнив слова подруг о её деле. Но его поведение, ухаживание и даже отчётность, почему не был два дня, немного развеселили её и подняли настроение. – Передачу вот получила от родителей.

– Вот как?! – удивлённо-озадаченно вскинул брови опер. – А я тут вам конфет привёз вкусных, сестра с Китая привезла. В магазинах таких нет…

– Спасибо, – смущённо улыбнулась Ольга. – У меня всё есть пока.

– Ну ничего, потом закончатся ваши, эти возьмёте, – кивнул на кулёк конфет на столе Шаповалов. – А то сильно много тоже плохо, начнете там раздавать их по всем камерам. Вы пейте чай, пейте. У меня помимо конфет ещё один подарок для вас есть из Китая. Телевизор вот. А то у вас нет там.

Ольга аж чуть не подавилась чаем, с трудом сдержавшись, чтобы не закашляться. Но слёзы на глазах выступили от этого напряжения. Подняв голову, она непонимающе посмотрела на него мокрыми глазами. Со счастливой улыбкой на лице Шаповалов доставал из-под стола коробку и, поставив её на стол, вынул из неё маленький телевизор.

– Да он прост в обращении, – заметив её удивлённый взгляд и неправильно его расценив, сказал он, – я вам сейчас всё объясню. На эти иероглифы не обращайте внимания…

Раскрыв глаза Ольга слушала его, как он объяснял ей всё про этот телевизор. Видно было по нему, что ему доставляет огромное удовольствие делать этот подарок. Ольга, хотевшая было поначалу отказаться от этой дорогой вещи, не решилась этого сделать, боясь его сильно обидеть. Да и в камере, действительно, будет веселее, хоть будут знать все новости и можно будет отвлечься от мрачных мыслей, смотря какой-нибудь фильм.

– Вы хоть слушаете меня? – спросил Шаповалов, закончив инструктировать молча смотрящую на него Ольгу.

– Да… – кивнув головой, она смогла сказать только это и осеклась.

Шаповалов внимательно посмотрел ей в глаза и, отведя взгляд в сторону, проговорил тихим и нерешительным голосом.

– Я, к сожалению, не могу вытащить вас с этого неприятного места, – он обвёл взглядом кабинет, но было понятно, что он имеет в виду всю тюрьму, – но в моих силах сделать ваше пребывание в нём комфортнее. Если вы позволите, конечно.

Ольга не смогла ничего ответить и тоже опустила взгляд в пол. Повисла тишина, и даже при закрытых окнах было слышно щебетание птиц на улице. Первым прервал эту молчаливую паузу Шаповалов.

– Вы позволите? – спросил он, подняв голову и голос его немного дрогнул.

– Что? – коротко спросила Ольга, после затянувшейся паузы, не поняв его.

– Ухаживать за вами, – после короткого раздумья всё же решился на эти слова опер, и на этот раз взгляд от неё он не отводил.

Но Ольга так и не смогла поднять голову и молча смотрела в пол, теребя ногти. Она не смогла прямо отказать ему, хотя понимала, что с этим человеком у неё ничего не будет.

– Давайте я провожу вас, – опять прервал неловкое молчание опер и собрал в коробку телевизор и все шнуры. – Вам, я вижу, нужно время подумать.

По коридору шли молча, и Ольга была даже благодарна ему за то, что он не спрашивал её ни о чём. Лишь когда уже открывали ей дверь камеры он сказал потихоньку, подавая ей коробку.

– Всё будет хорошо.

Она так и не смогла ничего ему сказать и молча моргнула в ответ двумя глазами. Не успела дверь за ней закрыться, как тут же открылась снова. Ленка и остальные девушки и женщины вернулись с прогулки. Коса не ходила, потому что ей делали причёску.

– Мы с пацанами щас гуляли через стенку, – возбуждённо говорила вернувшаяся с прогулки Звезда. (Обычно девушек выводили гулять отдельно от мужчин или на другое крыло прогулочных двориков, сегодня же сделали приятное и редкое исключение). – С пятнадцать А кстати. Тебя там Виталя спрашивал, Оль, очень расстроился, что тебя нет.

Ольге было удивительно, что её спрашивал не Юрий, но говорить об этом она не стала, хотя язык так и чесался спросить, не спрашивал ли ещё кто-нибудь. Вспомнив про непрочтённый малёк, она достала его и открыла. Это было послание от Виталия, где он просил её выйти сегодня прогулку, потому что он договорился и они будут гулять сегодня рядом. Пожав плечами, она положила малёк обратно в карман.

– А это что? – спросила Ленка, делящаяся до этого с Косой впечатлениями от разговоров с парнями на прогулке.

– Телевизор, – равнодушно и просто ответила Ольга.

– У-у-ва-а-у! – слились воедино радостные крики сокамерниц.

* * *

Возвращаясь с прогулки без настроения, Бандера так задумался, что совсем не смотрел себе под ноги и, споткнувшись, повис на спине Лешего и чуть не свалил его своим весом. Мысль, что Ольга могла подговорить своих сокамерниц, чтобы те сказали, будто её вызвали к адвокату, не давала ему покоя. Уже сегодня он планировал встретиться с ней якобы по косачке, а на самом деле хотел увидеть её живьём и проверить, какие чувства он к ней испытывает. Сам он уже не раз сталкивался с осуждёнными, которые сходили с ума по заочницам, не видя их даже живьём. А из двух случаев самоубийств из-за женщин, которые он помнил из своей первой ходки, в одном была тоже замешана заочница, в которую зек влюбился по фото. Потом, правда, она приезжала к нему и он её видел, но сходить с ума начал ещё по фотографии.

Войдя в хату, он покосился на сидящего на корточках Юрия рядом с Кословым. Теперь на эту шконку, возле которой они сидели, было уже семь человек. Глядя на двух бичей, мирно спящих на новеньком белье Юрия, которое тот застелил на шконку, Бандера улыбнулся, несмотря на неважное настроение, и сказал:

– Э, как там тебя, Косёл что ли? – весело говорил он. – Теперь эта шконка слишком цивильная для тебя. Вот сюда вот определяйся.

Он показал ему на шконку над Вано и тот сразу же перенёс свою сумку на другое место. Бандера видел, что он с радостью ушёл с того места, несмотря на его «цивильность». Спать с пропитыми хмырями ему очень не хотелось. А Бандера специально его убрал оттуда, потому что Юрий наверняка бы ложился с ним, а теперь ему придётся спать в третью смену с кем-либо из этих хануриков. Просчитавший этот вариант Юрий угрюмо свесил голову, но промолчал. Бандера заметил это и с издёвкой произнёс, глядя на него сверху вниз:

– Ну а ты как хотел? Думаешь, вам, рожам барыжным, всё самое лучшее в этой жизни доставаться будет? – он не стал, конечно же, говорить, что именно он имел в виду под словом «лучшее», а точнее – кого.

Юрий промолчал, и Бандера, в уже немного приподнятом настроении сел писать очередную записку Гере. В первой он просил его вывести их камеру в одно время с один восемь и закрыть во дворик рядом, что было вполне по силам дежурному и он это сделал, подключив ещё одного дубака, который был наверху и открывал дворики. Как оказалось, всё это было проделано зря, и Бандера тешил себя тем, что ему это ничего не стоило. Но не услышав Ольгу и не поговорив с ней, он теперь не был уверен, что она нормально воспримет то, что её закроют в один стакан с ним. Но так как эта процедура обойдется ему уже в копеечку, отступать уже будет некуда и придётся находить нужные слова. К тому же здесь Ольга уже не «откосит» от встречи, подговорив девушек сказать корпусному, что её нет в камере, и деньги будут потрачены не зря. Ну или не совсем зря. Во всяком случае, увидев её и поговорив, он поймёт, что она за человек и стоят ли его чувства к ней и тех поступков, которые он ради неё совершает.

Дописав записку, он оглянулся и опять посмотрел на Юрия. Нет, ни о чём уже сделанном Бандера в любом случае жалеть не будет, раскайфованному сынку как раз самое место там, среди бичей, чтобы жизнь малиной не казалась. Но нужно было дать ему хотя бы чашку с ложкой и кружку, а то тот и так не обедал, и скорее всего по той причине, что не во что было взять баланду.

Бандера заметил, как глаза Юрия косятся на забитую его продуктами решётку окна. Забрать их с собой он, конечно же, не осмелился и сейчас голодными глазами наблюл, как Леший достаёт сало, лук, чеснок и аккуратно нарезает это всё, чтобы пообедать.

– Петрович, – позвал Бандера шныря и, дав ему одну чашку с уже заваренной сублимированной лапшой и ложку с кружкой, сказал: – На, барыге вон отдай. Только как пожрёт, скажи, чтоб там свою посуду держал, вон в столе.

– Какому барыге? – не понял сначала Петрвоич.

– Как какому? Вон, – кивнул Бандера на опустившего глаза Юрия. – У него теперь погоняло новое, Барыга.

Петрович понёс чашку к общаковому столу, а Леший вопросительно взглянул на Бандеру, потому что заваривал лапшу на троих и теперь оставалось только две чашки с горячим.

– Я не хочу лапшу, – пояснил Бандера, отправляя в рот кусочек сала и лука, – так, перекушу да чаю попью.

Беря хлеб, он вспомнил, что дневную пайку на Юрия получали ещё утром и она была здесь. Он отрезал полбулки хлеба и опять позвал шныря. Леший с Антоном, несмотря на негативное отношение к барыге, одобрительно кивнули. Пайка – это святое. А то, что уходя Юрий не решился взять хотя бы немного продуктов, так это его дело. Передачки разрешены только раз в полмесяца и если папаша его не найдёт способ обойти закон, Юрик будет сидеть на баланде и смотреть, как поедают его продукты.

Быстро перекусив, Бандера не стал пить чай и пошёл постучать в кормушку. Проходя мимо Юрия, который уже поел и, помыв чашку, клал её вместе с ложкой в сумку, Бандера ехидно улыбнулся. Ему, конечно, неудобно было перед Герой, что он не мог с ним пошептаться. Уши Юрия теперь совсем рядом с дверью, и приходилось писать записки. Но наблюдать за Юрием было приятно, и это его утешало.

Гера подошёл быстро. Взяв в руки записку и прочитав её, он сказал Бандере через кормушку с нотками иронии в голосе:

– Мне тоже тебе писать или как?

Бандера оглянулся на Юрия, который уселся на свою сумку и находился буквально в двух шагах от него. Говорить при нём насчёт встречи с Ольгой он не мог, Юрий ужасно мешал. Но здесь он был под контролем, поэтому Бандера ответил спокойно.

– Нуты просто скажи, – повернулся он к Гере, – да – да, нет – нет.

– На полчаса? – переспросил Гера, немного подумав.

Бандера кивнул головой в ответ.

Ещё немного подумав, дубак тихо проговорил:

– Василичу пару соток надо будет, не меньше.

Бандера опять молча кивнул в ответ и вопросительно посмотрел на него.

– Мне не надо, – великодушно отвели Гера, правильно поняв немой вопрос. – Сочтёмся ещё.

Бандера оглянулся на всю камеру и протянул дубаку руку с зажатыми в ней двумя купюрами по сто тысяч рублей. Передавая, он одновременно пожал руку Геры в знак благодарности, хотя и сам знал, что тот не возьмёт с него денег.

– После ужина, – потихоньку проговорил Гера и закрыл кормушку.

Бандера прошёл обратно и, усевшись возле батареи, налил себе чай. Леший молча кивнул ему на Юрия и злорадно ощерил зубы. Бандера повернулся и увидел, как слипающимися глазами Юрий смотрит на шконку Антона, который занял место Витяя и его шконка теперь пустовала. Видимо от бессонной ночи и только что съеденного обеда, Юрия накрыла сонная волна и он буквально валился со своей сумки, смотря сонными глазами на свободное спальное место. А поскольку на его шконке спали в три смены по двое, то его очередь наступала не менее, чем через восемь часов.

– Нормально-нормально, – зло проговорил Бандера в ответ на усмешку по этому поводу Лешего. – Эти коммерсы нашей кровью питаются. Платят нам копейки за крышу, и зарабатывают себе спокойно, пока мы их проблемы решаем, стреляя друг друга.

– Базара нет, – подтвердил Леший.

В этот момент глаза Юрия закрылись и он завалился на бок. Вася, тот мужичок, который постоянно выносил мусор по проверке и больше всех на этой шконке радовался прибавлению на их пространстве такого человека, который получает такие передачки, сразу поднял его. Растолкав одного из спящих, он сказал:

– Вставай, моя очередь уже.

Пока тот кряхтя поднимался, он подхватил Юрия под руку и помог ему лечь на шконку.

– Ложись, Юра, – подхалимски говорил он. Сейчас моя очередь, но ничего, я потом посплю.

Бандера злыми глазами наблюдал за этой сценой, но ничего не сказал.

– Под шконку надо было его уложить, Вася, – злорадно бросил Леший.

Тот заискивающе улыбнулся в ответ, но всё же укрыл Юрия одеялом.

* * *

По ужину, когда открылась кормушка, к двери подошёл ДПИСИ и, отпихнув баландёра, стал просовывать в кормушку набитый чем-то пакет. Принимающая баланду заключённая помогла ему изнутри. С трудом высунув его она выглянула посмотреть, кто его передал. Но увидела только спину молча удаляющегося офицера.

Подошла намарафеченная для свидания Коса. Выставив свои наманикюренные ногти она обхватила пакет ладонями и понесла на свою шконку, удивлённо смотря по пути внутрь пакета.

Вещи какие-то… – непонимающе произнесла она и, подойдя к шконке, вывалила содержимое пакета на неё и воскликнула: – Ой! Это же твои вещи, Оль! Сашка прислал. Забрал всё-таки у этой суки Шляпы. Ты смотри, не прох…ярила, падла…

Ольга радостно рассматривала свои вещи, бережно разворачивая их. Она была в восторге даже от уже ненужных в связи с наступлением теплоты сапог и плаща, казавшихся уже безвозвратно потерянными.

– Вот мразина, да? – негодовала Звезда. – Написала тогда, что уже всё в дело запустила.

– Ну а чё ты хочешь от наркоманки законченной? – сказала своё слово Ленка. – Эти за несколько доз, если не за одну, дочь подложат под мужика малую. Как селёдка эта, помнишь? В шестёрке сидела…

Разворачивая свой аккуратно свёрнутый строгий костюм, Ольга уронила на пол завёрнутую в него большую плитку шоколада. Она бережно подняла её.

– Я бы на твоём месте уже давно лопнула, – с завистью проговорила Звезда. – Сашка как тебя любит. А?

– Как – лопнула бы? – не поняла Ольга.

– Ну как?! Отдалась бы… Может и не телом, так душой точно. Хотя и телом тоже, мужик-то видный.

– Ниговори, – подтвердила Коса. – За таким мужиком, как за каменной стеной. Никто не обидит и не разведёт, как лохушку. Ты уж не обижайся, Оль. Говорю как есть. С Сашкой тебе надо быть, он надёжный.

– И любит, самое главное, даже не скрывает этого по-моему, – кивала головой Ленка.

Ольга уже и без того часто думала об этом Александре, и даже заметила, что он не написал ей сегодня ночью. Ей даже казалось, что это её огорчило. Но иногда её мысли перекидывались и на опера Вадима Шаповалова, который так ошарашил её сегодня этим телевизором. Свои мысли об этих двух мужчинах она оправдывала молчанием Юрки.

– Отписки нету никакой, – как будто даже с сожалением произнесла Коса, прощупав все карманы Ольгиных вещёй и даже заглянув в сапоги. – Напиши сама ему. Сашка-то получше твоего опера будет, он может и получше телик прислать, если ты попросишь.

Она как будто читала мысли Ольги, которая уже начинала вставать перед выбором. И остальные подруги тоже толкали её к этому выбору.

– Да-да, Оль, – говорила Ленка, кивая на вещи, – ты же сама видишь, что может ради тебя сделать настоящий мужик. Кум бы хрен так смог отобрать у Шляпы что-то. Этот телик его одного сапога твоего не стоит, которые Сашка вернул.

Стараниями подруг Ольга уже начала проникаться к смотрящему если не чувствами, то уважением и глубокой признательностью. Сдавшись, она села писать ему сама.

Тут застучали железные засовы и дверь открылась.

– Шеляева, – произнёс стоявший на пороге корпусной.

Ольга, не успевшая написать и приветствия, поднялась в недоумении. Но её опередила Коса, ждавшая этого вызова с дрожью в коленках. Она вскочила и кинулась к двери.

– Я, я Шеляева.

Корпусной с сарказмом оглядел её громоздкую фигуру. Накрашенная и ухоженная Коса на лицо выглядела прилично, но тело за один день не приведёшь в порядок для встречи с мужчиной. Когда она вышла, корпусной с улыбкой посмотрел на неё сзади и закрыл дверь.

* * *

Бандера стоял в стакане, куда его перед самым ужином посадили Гера с Василичем, и с волнением ждал, когда закончит грохотать тележка баландёра и ему приведут Ольгу. Он очень боялся, как бы она сразу не закричала от неожиданности и всё время перебирал в уме варианты начала разговора, которые продумал заранее. Так и не остановившись ни на одном из них, он уже решил, что сориентируется по её поведению.

Наконец он услышал звук открываемой неподалёку двери камеры и звук шагов, последовавший за её закрытием. Сердце его забилось сильнее и все варианты начала беседы вдруг сразу вылетели из головы. Когда дверь открылась, его уже привыкшие к темноте железного ящика глаза ослепил свет и они разглядели только силуэт входящей к нему девушки. Но когда дверь закрывалась, Бандера успел увидеть почему-то ехидную улыбку на лице Геры.

– Здравствуй, Оля, – растерянно проговорил Бандера первое пришедшее на ум.

– Здравствуй, – с чувством и дрожью в голосе выдохнула та и вдруг прижалась к нему всем телом.

Виталий непроизвольно обнял её и сразу отметил, что фигура у неё далеко не идеальна. Но на фотографии её не было видно, поэтому он больше старался посмотреть ей в лицо. Но ослеплённые ярким светом глаза плохо видели, и к тому же движение Ольги к нему выбило его из колеи и он только и смог выговорить, убрав руки с её талии:

– Ты отдала касачку в спецчасть?

– Молчи, – выдохнула она ему в лицо и, прижавшись уже всем телом, обняла одной рукой за шею, а другую просунула между их телами и стала гладить его пах, подбираясь к заветному месту.

Бандера совсем потерялся от неожиданности и остолбенел. Такого от этой премилой девушки он не ожидал. Мысли сбились в кучу и ясно он различал только одну из них: Ольга явно изголодалась в тюрьме по мужчине. Хоть сам он ещё не мог пошевелиться, его мужское достоинство зашевелилось сразу, хоть и совсем не было готово к таким действиям. Сказывалось тоже длительное воздержание, и прикосновения руки красивой девушки было достаточно, чтобы он уже не контролировал свой детородный орган. В считанные секунды его спортивные штаны уже распирало в передней части.

Она усилила свои ласки, стала страстно целовать его в шею. Через несколько секунд он перестал контролировать уже и своё тело. Руки поднимались на уровень её груди и стали искать хоть и не такие красивые, как хотелось бы, но всё же приятные на ощупь места. А когда она оттянула его трико и залезла туда рукой, обхватив горячий от возбуждения член своей влажной рукой, он застонал. Желание охватило всё его тело и он прильнул к ней, снимая руками её тоже спортивные штаны, под которыми, как оказалось, ничего не было. Стараясь не показывать своёго нетерпения и не делать слишком резких движений, он развернул её к себе задом и насколько позволяло пространство внутри стакана, наклонил её вперёд. Получилось совсем немного, она стояла почти прямо. Но это уже нисколько не смутило Бандеру. Обхватив руками её груди, он с дрожью в коленях и животе вошёл в неё. Она была так возбуждена, что его член погрузился в неё как по маслу. Он сразу стал делать такие сильные движения тазом, что побоялся, как бы не зашатался и не упал этот железный ящик. Стакан стоял мёртво, но Ольга начала так громко стонать, что через несколько секунд кто-то легонько постучал по ящику. Бандера сразу понял, что это его предупреждает о тишине Гера и он, ослабив немного темп, горячё прошептал ей на ухо.

– Тише, прошу тебя.

Она ненадолго замолчала, пока он вновь не увеличил темп. Но не успела она застонать громче, как Бандера резко дёрнулся и затих, прижимаясь к ней всем телом. Даже он сам чувствовал, с какой силой выплёскивается в неё струя, и зарывшись в её распущенных завитых волосах, он потихоньку застонал.

Но она не дала ему долго отдыхать, так как сама была не удовлетворена. Постояв с минуту, стала делать движения тазом навстречу ему. Бандера побоялся, что его «друг» не сможет уже сейчас, потому что тот стал обмякать прямо в ней. Но, видимо, от слишком долгого воздержания тот быстро воспрял духом, едва Бандера начал делать движения, и на второй заход пошёл не вынимая. В этот раз он зарядил надолго.

* * *

Плетень уже начинал нервничать, расхаживая по отстойнику. Уже прошло полчаса с окончания ужина, а Василич всё не появлялся с долгожданной Ольгой. Олег уже начинал думать, что его кинули. Или просто обманули, потому что деньги он не отдавал ещё. И от этих мыслей возбуждение от предчувствия встречи уже начинало проходить. Когда он уже не выдержал и постучал в кормушку, чтобы позвать корпусного, вместо ожидаемого дежурного открылась дверь и на продоле стоял сам Василич. Взглянув на Плетня, он стал смотреть в сторону выхода с этажа.

«Всё, закинут щас всё-таки с этапа кого-нибудь, поэтому и не привёл Ольгу», – пронеслось в голове у Олега и настроение упало окончательно, даже злиться начал на попавшихся на этапе красных или петухов, ещё не видя их, и сплюнул от досады. Но когда на пороге появилась девушка: его сердце радостно забилось и он подскочил к двери.

– У тебя час, – напомнил Василич, – потом уже к проверке надо готовиться, так что укладывайтесь.

– Да-да, конечно, – пролепетал Олег, протягивая корпусному деньги. Он даже не стал уточнять, куда именно укладываться, в один час или в «койку».

Как только дверь закрылась, он обернулся на девушку и только теперь её рассмотрел. Она была растрёпана и тяжело дышала, как будто бежала сюда бегом. При тусклом освещении всё же было видно у неё под глазами потёки дешёвой косметики и складывалось ощущение, будто она так быстро бежала, что ветер в лицо был сильным и вызвал слёзы. Помимо всего этого, она была ещё и несколько полновата и у неё отсутствовала талия.

– Ты Ольга? – неуверенно спросил Олег.

– Да-а, – удивлённо ответила она, тяжело дыша. – А ты?

– Олег, – так же удивленно ответил он.

– Олег? – ещё больше открыла она глаза и кивнула куда-то в потолок. – А там кто был?

– Где? – не понял Олег.

Она замолчала, но рот у неё был открыт и она смотрела на него, пытаясь привести дыхание в норму.

– Нигде, – вдруг произнесла она и, подойдя к нему, обняла за пояс. – Ну, вот и увиделись, Олег.

Плетень тоже положил руки ей на пояс, но в её движениях и даже в её голосе он чувствовал большую вялость. Дыхание её немного выровнялось, но сердце продолжало биться.

– Ты что, бегом ко мне бежала? – спросил Олег. Он не ожидал, что Ольга окажется далеко не той красавицей, что он ожидал увидеть, и уже вставший было член начал потихоньку опускаться.

– Да, к тебе спешила, – прошептала она с улыбкой, но без всякой страсти, прижимаясь к нему и целуя его шею.

– А ощущение такое, как будто тебя трахнул кто-то только что, – пытался пошутить он, но улыбка далась ему с трудом.

– Дурачок, – весело сказала она и засунула руку ему в штаны.

Олег сразу почувствовал возвращающееся возбуждение и стал гладить её по груди и животу. Одновременно он подводил её к заправленному чистым бельём матрасу. Закрыл глаза, чтобы её неважный вид не сбил его возбуждение, и уложил её на спину, забыв даже о презервативах. Добравшись до её уже оголённой груди, он стал целовать её соски, опуская вторую руку по животу всё ниже и ниже. Но когда он оттянул её штаны и засунул руку в её промежность, ему показалось, что он угодил в бочку солидола. Внутренние поверхности бёдер были такими мокрыми и склизскими, что ему сразу стало противно. Всё возбуждение и даже настроение как рукой сняло.

Резко выдернув руку из её промежности, Олег быстро поднялся и подскочил к умывальнику. Он старался не смотреть на руку. Но в последний момент, в надежде, что это всего лишь кровь от месячных, взглянул на неё.

Повисшие на руке и пальцах сопли специфического вида вызвали у него рвотный рефлекс, но он с трудом сдержался. Помыв под краном руку, он достал мыло и стал ещё раз тщательно её намыливать.

– Ты что, не натрахалась ещё, что ли?! Ждёшь лежишь, бля, – бросил Плетень раздражённо всё ещё лежащей на матрасе девушке.

Она молча поднялась и, поправив одежу, подошла к двери и постучала по ней. Олег мыл руку к ней спиной и даже не обернулся, когда её вывели из отстойника. Ему и так стоило больших сил не ударить её или не наорать. И злость за потраченные попусту деньги он стал выплёвывать в воздух только сейчас, когда её увели.

* * *

Бандера чувствовал себя опустошённым. И не из-за двукратного получения оргазма, после которого это равнодушное и сонливое состояние часто накрывает мужчин. В этот раз он был просто разочарован. Девушка, которую он почти боготворил в своих грёзах, оказалась обычной похотливой шлюшкой. Хоть здесь, в тюрьме, изголодавшимся по мужчинам женщинам бывает не до сентиментальностей, Бандера представлял её совсем другой. К тому же она оказалась несколько полнее, чем он предполагал. Да и лицо её выглядело милым только на фото. Хотя в темноте стакана он её толком и не рассмотрел, когда Гера её выводил, он всё же успел увидеть её, несмотря на ослепление светом после темноты. Волосы были почти как на фото, только уже растрёпаны, но лицом она уже совсем не напоминала ту девушку, которую он тогда мельком увидел с этапа в тюремном дворе и которая красовалась на фото Юрия. И мысль, что она так выглядела после бурного секса, совсем не оправдывала её в его глазах, тем более с такой агрессивной похотью к первому, можно сказать, встречному.

Даже не поговорив с ней, он уже по одному только голосу понял, что это не его женщина и чувствовал себя от этого почему-то скверно. Так, наверное, чувствуют себя люди, когда умирает любовь и наступает такое опустошённое состояние, напоминающее депрессию. Ещё и Гера, когда вёл его к камере, спросил с издёвкой в голосе: «Что, получше никого не нашлось там?»

Бандера даже ничего не смог ответить ему на продоле, и опять же не потому, что сил не было, а скорее просто сознавал правильность его слов. Сейчас, лёжа на шконке и смотря на спящего Юрия, он не испытывал больше к нему неприязненных чувств. Не было даже радости от того, что только что трахнул его девушку. В душе была только сплошная пустота, где-то в глубине которой даже шевельнулось чувство жалости к Юрию. Как оказалось, тем, кому всё падает с неба, иногда падает далеко не всё самое лучшее, если судить по его девушке.

Бандера слез со шконки и собрал в пакет немного сублимированной лапши, чаю, конфет и ещё кое-каких продуктов из передачки Юрия. Леший с Антоном недоумённо наблюдали за ним. Но потом, вспомнив, что Гера ещё не сменился и может передать груз, Леший спросил:

– Подогреть кого-то хочешь?

– Да, – безразлично ответил Бандера. – Надо дать чё-нибудь этому олуху, а то будет потом говорить, что у него забрали всё. Сам-то побоялся взять.

Поняв, что речь идёт о Юрии, Леший с Антоном промолчали. Но по их лицам видно было, что они не довольны решением Бандеры, хотя и сознавали, что он в чём-то прав.

– Петрович, – позвал шныря Бандера и сунул ему пакет, – как проснётся щас по проверке, отдашь ему.

Леший с Антоном делали вид, что занимаются своими делами, а сами исподлобья наблюдали за этими движениями. Их задевало то, что Бандера принимает решения самостоятельно, даже не посоветовавшись с близкими. К тому же каждый из них теперь считал себя ответственным за хату, ведь это их вызвал к себе смотрящий, а не Бандеру. Первым не выдержал Леший.

– Виталь, – поднял он голову, стараясь говорить спокойно и рассудительно, – ты хоть мне говори, что и куда отправляешь или передаёшь из нашего общего. Или ты думаешь, что я против буду?

– Это не наше, это его, – понизив голос, спокойно поправил его Бандера, кивнув на спящего Юрия.

– А почему тебе говорить надо, Лёха? – спросил Антон, даже не услышав Бандеру, поскольку больше его интересовали слова Лешего. – А может мне, может моё решение будет окончательным?

– Это с х…яли бы? – вскинул брови Леший.

– Э-э-э, – усмехнулся Бандера. – Вы сначала между собой определитесь, кто тут из вас блатнее. Чё вам Солома сказал?

– Да Солома по этому поводу ничё не сказал. Ему по херу, кто здесь будет, лишь бы порядок был, – ответил Антон и повернулся к Лешему. – А Витяй мне ещё давно говорил, что меня оставит за себя, когда в лагерь уйдёт. Просто нежданчиком его выдернули, не успел напомнить впопыхах.

– Это он тебе говорил походу когда меня ещё не было, – воспротивился Леший.

– Понятно, короче, – встрял в спор Бандера. – Пишите тогда Соломе, чтоб сам ставил кого-то, если разобраться не можете.

– Да чё тут разбираться, ёклмн? – ощерил вставные зубы Леший. – Я-то поболе Антона посидел, и люди меня знают.

– Вот пусть Солома и рассудит, – подхватил мысль Бандеры Антон. – Если тебя люди знают, значит тебе и доверят.

Они сели писать малёк смотрящему, а Бандера равнодушно лёг на шконку и отвернулся к стене. Ему портфели и ответственность были не нужны, да и настроение после встречи с Ольгой было паршивое.

* * *

Коса зашла в камеру с раскрасневшимся довольным лицом и подмигнула Ольге. Она была растрёпана и весь её блаженный вид говорил о том, что она всё-таки получила такое желаемое удовольствие. Набрав в широкую литровую кружку, в которой они подмывались, воды и разбавив её уже готовым крутым кипятком, она пошла на парашу.

Ленка и Звезда, возившиеся с настройкой телевизионной антенны, сразу отложили своё занятие и стали ждать Косу, чтобы та поделилась с ними своими впечатлениями. А Ольга была равнодушна к похождениям Косы от её имени и сейчас думала, как ей написать Соломе слова благодарности за возращённые вещи. Постоянные слова подруг об этом человеке заставляли Ольгу все чаще думать о нём, уж слишком красноречиво описывали они его достоинства и превосходства перед всеми остальными мужчинами. Опер Вадим Шаповалов хоть и занимал какую-то часть её мыслей, но он ухаживал слишком открыто и даже навязчиво. А Солома делал это благородно и почти молча, и угадывалось это лишь по его поведению и взгляду на Ольгу, перехватить который тоже удавалось нечасто. А сейчас вообще, мало того, что ночью впервые не написал, так ещё и с вещами не передал никакой записки, только шоколад. Эта благородная сдержанность серьёзного мужчины зацепила Ольгу, у которой смотрящий и без того вызывал чувство уважения. И сейчас, когда она впервые писала ему первой, она обдумывала каждое слово.

– О-о, девчонки, – со стоном слезла с параши Коса и направилась к своей шконке, – хорошо-то как.

– Ну расскажи, расскажи, Лёля, – подсели к ней Ленка со Звездой и с улыбками выжидающе смотрели на неё.

– Э-э-то было что-о-то, – с блаженной улыбкой протянула Коса и повалилась на шконку. – Ко мне там очередь, оказывается, была. Ты там ни с кем не списывалась больше, Оль? А то тебя-то двое сегодня трахнули, да так чётко…

Ольга поняла, что это относится к ней и свесила голову вниз.

– Не-ет, ни с кем, – ответила она. – А кто второй был?

– Ни-изнаю, подруга, с кем ты там ещё мутила, – качала головой довольная Коса. – Виталя этот не назначал тебе случайно встречу?

– Нет, он в прогулочном дворике поговорить хотел по делу, но меня вызвали, – ответила Ольга и, вдруг подумав о Юрке, спросила: – А какой был второй?

– Высокий такой, – сладострастно вспомнила Коса, потягиваясь на шконке, – сильный… Полчаса не вынимая меня пёр, два раза кончил. Если б дубак не постучал, ещё бы трахал…

Услышав слово «высокий» Ольга уже не слушала её излияния. Ей было понятно, что это не Юрка. Она опять сосредоточилась на маляве, поскольку похождения Косы ей были неинтересны. Но Коса сама встала и подошла к ней. Заглянув в её малёк, спросила:

– А ты кому пишешь? Давай Олегу напишем несколько строк, а то обиделся, наверно, что я к нему неподмытая после первого раза пришла. Представляешь? С меня течёт, а он руку как засунул туда, чуть не упал…

– Давай напишем, – согласилась Ольга, отложив начатый малёк, – это я тут Сашке Соломе пишу…

– О-ой, не-не, – сразу перебила её Коса. – Саньке пиши, ты что… Такой человек к тебе неровно дышит, я о таком только мечтать могу. Пиши-пиши. Олег подождёт, ничё страшного.

– Я не знаю, что писать, – неуверенно произнесла Ольга.

– Как – не знаю, ты что? – раскрыла глаза Коса. – Такой мужик тебя любит, ради тебя всю тюрьму на уши поставил, – кивнула она на отобранные у Шляпы вещи и положила обратно перед Ольгой отложенный ей малёк. – Давай вместе напишем, я тебе подскажу как писать…

* * *

Настроение Соломы немного улучшилось после получения малька из пятнадцать А. Известие о том, что Юрий был избит и теперь спит на одной шконке с чертями было для него если не бальзамом на рану, поскольку они его не опустили, как он рассчитывал, то большой ложкой мёда в бочке дёгтя. А то, что Юрий так и не сознался, что получил гашиш от Ольги, ещё больше усугубляло его положение. Теперь Солома в любой момент мог сделать прогон, чтобы его ещё раз порасспрошали об этом хорошенько и тот опять получит по седлу за враньё. Но впутывать Ольгу уже больше не хотелось, и вместе с поручением следить за порядком Лешему, поскольку он в этой же малявке почему-то спрашивал об этом, он не сказал больше о гашише ни слова. Написал только, чтобы наказывали его за любой косяк. Может и так случиться, что Леший в конце концов не выдержит и по пьянке сунет его хотя бы мордой в парашу или обоссыт за какой-нибудь серьёзный косяк, чего уже будет достаточно для попадания в опущенные. Лишь бы Леший не спрашивал у Соломы совета, как ему поступать, чтобы вся ответственность лежала на нём.

Отправив малёк в пятнадцать А, Солома сразу стал писать Протасу. Теперь, после разрыва с Ольгой, как он считал, его совесть перед Протасом была чиста. И пора было уже напомнить о деньгах, ведь прошла уже половина обещанной недели. Он не стал настаивать в маляве, а просто мягко намекнул о своём деле и о его срочности. Мягко сделал это потому, что срочности уже никакой не было. Теперь ему уже нечего было опасаться, что Протас узнает о его подкатываниях к Ольге, потому что больше писать ей пока не было смысла. И если Протас немного задержится с деньгами, то ничего страшного. Дописав ему малявку, Солома завернул в неё ещё кусочек того же гашиша и, подписав, что это «контроль», передал на трассу.

Но не успел он отойти от кабуры, как его тут же позвали обратно и передали ему только что пришедший малёк на него. Увидев обратный адрес, он заволновался, но ничего, кроме слов благодарности за помощь в возврате вещёй увидеть в нём не ожидал. Он вскрыл его и начал читать, не веря своим глазам.

Слова благодарности Ольга уместила всего в одной строчке. Всё остальное было посвящено ей самой, её жизни, её горю, и как ей не везет с мужчинами. Причём в последнем случае был явный намёк на то, что она свободна и ей нужно надёжное мужское плечо.

Солома сел на шконку, чтобы не упасть, и перечитал это место заново, чтобы убедиться, что правильно всё понял. Дальше ещё было про то, как ей одиноко и хочется большой, настоящей любви.

Голова начала немного кружиться и он ненадолго перестал соображать, погрузившись в сладкие грёзы. Казалось, что даже выросли крылья и хотелось лететь. Он встал и заходил по камере. Его лицо так явно выражало его чувства, что Паха и остальные обратили на это внимание, и он сразу взял себя в руки. Спустившись вмиг на землю, голова сразу стала соображать, и он подошёл к кабуре.

– Прогоните там на девять три, пусть малёк «контрольный» на возврат отправят по срочной. Если уже через продол отправили пусть дальше прогонят, чтоб вернули, – сказал он громко жёстким голосом.

Сам же сел переписать малёк по новой, где уже открытым текстом сказал, что времени уже нет, и потом будет поздно. Он даже улыбнулся, ведь про это он действительно сказал правду. Если Протас узнает о его уже начинающихся отношениях с Ольгой, точно будет поздно.

Получив свой возвращённый малёк и переупаковав крапаль гашиша в новый, он отправил его и теперь все его мысли были уже об Ольге. Сам того не сознавая, он проникся её горем и думал о её жизни, которую ему тоже хотелось сделать немного лучше. Если спасти её от тюрьмы было не в его силах, то хотя бы здесь-то он что-то мог для неё сделать.

Вдруг он вспомнил, что в её камере нет телевизора, и сразу нестерпимо захотелось сделать ей подарок. В его камере было два телевизора, один маленький, который они уже давно не смотрели, стоял на другом, который побольше. Какой из них отослать Ольге для него не было вопросом, и он тут же подошёл к нему.

– Паха, давай антенну переключим на маленький телевизор, его пока посмотрим. Я потом затяну нормальный ящик, – сказал он, отключая большой телевизор от сети как раз тогда, когда по нему шло какое-то кино и все его смотрели.

– А этот чё? – спросил Паха, нехотя поднимаясь.

– Этот загоним в один восемь, там у девок вообще нету.

Паха и все остальные промолчали, но по их виду Солома видел, что они очень недовольны его решением.

– Я не понял, чё вы насупились? – вскинул голову Солома. – Этот ящик я сам сюда затягивал, если чё.

– Да не, Сань, мы ж ничё не говорим, – оправдался Паха, – кино просто интересное шло, а ты выключил.

– А-а, – протянул Солома, всё же сомневаясь в искренности его слов. – Ну завтра повторять будут, посмотрите.

Взяв телевизор, он подошёл к двери как раз в тот момент, когда навешивали замки. Он постучал и кормушка сразу открылась.

– Командир, позови корпусного, по срочной, – сказал он дежурному.

– Чё ты хотел? – спросил корпусной, оказавшийся здесь же на этаже.

– О, вы здесь, оказывается, – обрадовался Солома. – Игорь Дмитрич, давайте передадим телевизор в один восемь, а? Если чё, Дунаеву позвоните, он в курсе, – соврал Солома, зная, что кум всё равно не откажет.

– А в телевизоре что? – с усмешкой спросил корпусной. – Ну-ка сними панель, я посмотрю.

– Да запросто, Игорь Дмитрич, – весело ответил Солома и стал искать, чем открутить панель, – если б я что-то ещё хотел передать, стал бы я в телевизор, что ли засовывать? Ну вы даёте.

– Ну ладно-ладно, верю, – сказал корпусной, сознавая правоту слов смотрящего и видя, что он не боится открыть панель. – Давай.

Он открыл дверь. Отдав ему телевизор, Солома сразу сел писать ответ Ольге, предварительно ещё пару раз перечитав её «письмо».

* * *

Плетень никак не мог заснуть и постоянно ворочался. Это напоминало ему состояние, когда проиграл на воле в карты крупную сумму денег. Здесь сумма была не бог весть какая, но для неволи всё же немаленькая. И к тому же желание секса эта встреча отбила надолго. По крайней мере он пытался после ухода этой сучки удовлетворить себя вручную, но ничего не получилось. Орудие, слишком долго находящееся в боевой готовности в ожидании этой встречи, после стресса перестало работать. Олег лишь надеялся, что это ненадолго.

Ворочаясь, он материл про себя всех. И Ольгу, и дубаков, которые согласились устроить ему эту «приятную» встречу, и даже Юрия, что тот уселся в тюрьму вместе со своей похотливой подругой. В судебной клетке она, оказывается, выглядела намного лучше. Попутно он клял ещё и пришедший этап, в котором опять не оказалось для него сокамерников и ему опять приходилось лазить рукой в парашу, когда шла почта. Он уже не обращал внимания на Ольгины мальки и пропускал всё подряд, настолько паршивое было настроение. К тому же она его уже мало интересовала, за исключением мальков на неё с восемь семь, которые были нужны оперу. Но оттуда в последнее время уже не шли.

– Восьмерка! – опять послышался голос из трубы канализации.

Крехтя и матерясь Плетень встал и побрёл к параше. Он был бы рад проигнорировать всех вместе с их дорогой и сидеть тихо, будто бы отстойник пустой. Но по проверке дверь его всё же открывают и женщины с камер напротив слышат это и зовут его уверенно.

– Говори, – нехотя ответил он, вытащив кляп и прекрасно зная, что сейчас ему скажут «лезь в парашу».

– Забирай, – коротко сказали ему ожидаемое выражение.

Вытащив пакет и обнаружив в нём один-единственный малёк, из-за которого его заставили лезть в парашу, Олег пришёл в бешенство и сразу выкинул его в мусорный бак. Поматерившись и походив по отстойнику, он всё же достал его и открыл. Это оказался малёк от Ольги этому Витале в пятнадцать А, где она спрашивала его, о чём он хотел поговорить с ней на прогулке.

– Трахнуть он тебя хотел, сука! О чём с тобой ещё можно базарить?! – выругался он во весь голос и порвал малёк. Выбросив его обратно в бак добавил со злостью: – Только побрезговал бы, бля буду, такую свинью пялить.

Тут он опять вспомнил про Юрия, из-за которого он и повёлся, как он считал, на эту Ольгу. Поматерив его всякими словами, Олег вдруг решил сделать ему «приятное удовольствие», какое и сам получил. Ему вдруг захотелось, чтобы тот тоже испытал такое же разочарование, а может быть даже и похуже.

Он взял ручку и стал писать ему малявку, якобы желая ему добра.

Здорово, Юра. Узнал вот случайно, что ты в этой осуждёнке сидишь, решил рисануть тебе. Как ты там? Нормально хоть устроился? Первоходу на строгий попасть это не всегда удача, там тоже рысей хватает. Смотря куда попадёшь. В одном месте могут жить по понятиям, и первохода им научить и поддержать. В другом может быть беспредел ещё похлещё, чем на общем и малолетке вместе взятым. Рисани, как у тебя там? Как подруга тут твоя я и так знаю, трахается как кошка. Убазарил тут дубаков закинуть кого-нибудь на часок перепихнуться, закинули Ольгу твою, сразу на меня полезла. Я её трахать не стал, её до меня ещё кто-то жарил, сперма течёт с неё как будто даже не один кто-то был. Кто – не знаю. Или кум тут есть один, Шаповалов фамилия, или смотрящий с семь восемь или ещё может кто. А может и дубаки сами, уж больно ухмылки у них похабные были. Ну а ты как сам? Рисани, рад буду с тобой пообщаться. Только сразу, а то меня завтра уже в хату поднимут, в какую не знаю пока, в отстойнике сижу.

Жду ответ. Жму пять и желаю удачи.

Олег.

Он специально написал, что его переведут в хату, чтобы больше не общаться с Юрием. Было только желание как-то отыграться на ком-то из тех, кто был виноват в утрате денег и кратковременной, как надеялся Плетень, потери потенции. Он отправил малявку и вздохнул уже немного облегчённо.

* * *

Протас лежал на шконке и смотрел в одну точку. Получив маляву от Соломы опять с крапалём гашиша, он задумался серьёзно. Прошла уже половина недели, и нужно было скоро давать ответ. Какой именно он даже не думал, он соображал, как его давать и чем мотивировать. Идти на отрытую конфронтацию со смотрящим будет бессмысленно, или нужны будут очень серьёзные аргументы. Втягивать Ольгу не хотелось, да и Солома наверняка найдёт себе оправдание, скажет, что девка сама на него повелась. А потом ещё и козню какую-нибудь устроит. Тут нужна была поддержка авторитетных людей. А единственный его друг Бандера не хотел ни сам встревать в общаковые дела, ни своих друзей и брата подключать. Даже этот гашиш, который, как надеялся Павел, мог послужить основанием для предъявы смотрящему за серьёзный проступок, оказался чистым. По крайней мере он так понял со слов Бандеры. И ему больше ничего не оставалось, как в бессильной злобе лежать на шконке и думать о Соломе, какой же он гад.

– Восемь семь, – раздался из кабуры зовущий голос и Протас сразу встал и подошёл сам, безошибочно узнав в нём голос Валька.

– Да, говори Валёк, здорово.

– Здорово, Паха, – отозвался Валёк. – Радио сделай громче, и подойди потом, спросить кое-чё хочу у тебя.

Протас молча поднялся и сделал больше громкость магнитофона, настроенного сегодня на популярный канал радио. Потом нехотя подошёл к кабуре, предполагая, что сейчас последует просьба чего-нибудь уже посерьезнее продуктов, скорее всего денег.

– Да, Валёк, – без настроения сказал он в кабуру.

– Опять идёт на неё малёк, Паха. Уже давно не было.

– С семь восемь? – понизив голос, спросил Протас.

– Да, – ответил Валёк. – Вот он, у меня в руке.

Протас вспомнил, что Валёк действительно уже около двух суток не оповещал его об этом, и у него вдруг появилась надежда, что может быть у Соломы ничего не получается с ней. Но для этого необходимо было узнать немного больше.

– Валёк, – прильнув к кабуре, тихо проговорил он, – дай мне малёк этот, а? Очень надо…

– Ты чё, Паха? Кипеш будет, – проговорил Валёк, но по голосу его Павел понял, что тот поддастся, если ещё немного надавить.

– Не будет, – убедительно сказал он. – Я только посмотрю, и мы его дальше отправим. У меня, кстати, для тебя тоже кое-что есть. Дай руку.

Он отломил крапаль от гашиша Соломы и, протянув руку в кабуру, вложил его в руку Валька. Он знал, что это подействует, и даже не убирал руку из кабуры. Так же он и просчитал, что риск засветиться здесь минимальный. Валёк не такой дурак, чтобы рассказывать об этом кому бы то ни было. С него-то спрос больше, он же сам дал чужую маляву прохлопать постороннему человеку. Через несколько мгновений в руку Протаса ткнули малявкой. Сразу схватив её и вытащив он не раздумывая вскрыл её.

– Только быстро, – раздался голос Валька, но Протас уже вовсю читал.

Его надежды не оправдались, это было настоящее любовное письмо, хоть и было написано сдержанно. Солома жалел её, как уже давно любимую девушку, которой уже не нужно каждый раз говорить, что любишь её. Ну и естественно проявлял о ней заботу, послал телевизор, чтоб отвлёк её от разглядывания тюремных стен и от мрачных мыслей. Причём по его маляве видно было, что она пишет ему примерно то же самое, а он ей отвечает.

Дрожащими от злости на Солому руками он запаял малёк и, позвав Валька, который никуда и не отходил от кабуры, отдал ему.

– Спасибо, Валёк, – проговорил он. – Если что, шуми, сам знаешь.

Со злости он уже хотел было написать Соломе сразу всё, что о нём думает, вместе с извещёнием о том, что денег для него, естественно, не будет. Но немного походив по камере и взяв себя в руки он сел и написал ему только о том, что на фирме проблемы и денег может не быть. Но на всякий случай надо подождать до конца недели. Сам же он, отправив малявку, стал обдумывать план мести.

* * *

Вано подошёл к Бандере, который пытался лёжа на шконке читать книгу, но у него ничего не запоминалось и не понималось в тексте.

– Виталь, – произнёс Вано потихоньку. – Вот малява на него тут пришла, только почему-то не с один восемь, а просто с восьмёрки. Я вот думаю, может единицу забыли написать? Чё делать, отдавать?

Бандера смотрел на малявку, которую из-под руки показывал Вано.

– Дай-ка я гляну, – взял он её в руки. – Позову, если что.

Бандера вскрыл малявку, хотя уже по почерку догадывался, что это не от Ольги и с обратным адресом тут не напутали. Малява действительно была написана мужским почерком и подписана каким-то Олегом. А вот содержание её показалось Бандере интересным, потому что там было написано про Ольгу и почти про него. Ведь это он её трахал перед тем, как её закинули к этому Олегу, если не врёт, конечно. Но было похоже, что не врет. А выяснить это точно можно будет только завтра ночью, когда в ночное дежурство заступит Гера. Василич сейчас хоть и на смене, но ничего не скажет. Да и теперь Бандера даже не сомневался, что этот Олег может говорить правду. Эта девушка, похоже, большая любительница потрахаться. Так что не удивительно, что её мог трахнуть и кум, и дубаки вместе с Герой, который провожал его в хату со стакана с ехидной улыбкой. А вот тем, что это Солома мог быть на месте Бандеры в стакане, этот Олег явно переборщил. «С чего бы это он, интересно, взял?» – подумал Бандера. Но настроения рассуждать на эту тему не было. Тем более что смотрящий действительно мог это сделать, просто на его месте Бандера выбрал бы кого-нибудь получше. Да и на своём теперь тоже…

Посмотрев на спящего Юрия, он запаял малявку и кивнул Вано.

– На, отдашь когда проснётся, – протянул он малёк подошедшему Вано. – И если будет писать ей или ещё кому, отправляй.

– Отправлять? – удивлённо спросил трассовой.

– Угу, – равнодушно кивнул головой Бандера и, брезгливо взглянув на Юрия, которому при его материальном положении досталась такая шваль, опять воткнулся в книгу, пытаясь осмыслить, наконец, написанное и забыть о потраченных деньгах и растоптаных чувствах.

– Тебе тут ещё малява, Виталь, – сказал снова подошедший Вано уже нормальным голосом и положил перед ним малёк на его имя.

Это было из восемь семь и Бандера равнодушно вскрыл его. Протас коротко, но очень настойчиво просил его устроить ему встречу с братом. «Чё ему, бля, надо? Достал уже», – беззлобно выругался про себя Бандера и равнодушно отмахнулся от Протаса, написав ему, что брата нет в городе, так как он уехал надолго. Думать над тем, что было нужно Протасу, у него тоже не было ни желания, ни настроения.

* * *

Лёжа на шконке Ольга читала маляву Соломы. Когда вечером принесли телевизор, подруги стали петь ей такие дифирамбы о нём, что она уже поневоле думала про него постоянно. В глазах арестанток это и был самый идеальный мужчина, о котором мечтает каждая женщина, и они навязали свои мысли ей. Каждая из них расхваливала особо понравившиеся им черты его характера или внешности. Но в одном все сходились: это надёжный и сильный человек и к тому же он питает к Ольге искренние чувства. А потому лучшего мужчины ей не сыскать, по крайней мере, сидя здесь, в тюрьме.

Ольга и сама стала уже замечать, что думает об Александре всё больше и больше, и сейчас впервые перечитывала его малявку снова и снова. Когда она уже раскрыла тетрадь и взяла ручку, чтобы написать ему, в углу камеры возле умывальника раздался какой-то скрежет. Время было уже под утро, и телевизионные передачи давно кончились. Кто-то занимался своими делами и разговаривали между собой, но в возникшей паузе в этом галдёже и наступившей тишине этот скрежет показался неожиданно громким, и находившиеся ближе к умывальнику девушки вскрикнули, подумав, что это крысы. Все сразу затихли и прислушивались к этому скрежету, действительно напоминающему поскрёбывание ногтями по бетону. Ольга тоже, как и все, внимательно смотрела в сторону умывальника.

– Лё-о-ля, – позвал Косу голос молодого парня из соседней камеры.

В полной тишине его негромкий голос звучал так, как будто он был прямо здесь, в камере.

– Погоди-погоди, потом, – отмахнувшись произнесла Коса и даже приставила палец к губам, как будто он её видел. – Тихо.

Зинка поднялась и осторожно подошла к крайней шконке. Сидящие на ней женщины смотрели куда-то под раковину, поджав ноги. Но Звезда там ничего не увидела.

– Да это мы, Лёль, – опять раздался голос малолетки.

– Что вы? – не поняла сначала Коса.

– Ну, это мы кабуриться к вам, уже скоро к тебе залезу, – голос пацана звучал с юмором, и все сразу расслабились.

– Фу, бля, напугали, – облегчённо вздохнув сказала ему Коса. – Мы думали крысы. Хоть бы предупредил.

В камере опять начался галдёж и шутки со смехом по поводу произошедшего, поэтому уже мало кто слышал, о чём говорил молодой друг Косы.

– Зачем предупреждать? – спросил он. – Я хотел сюрприз тебе сделать. Представляешь? Просыпаешься, а я у тебя на груди сплю.

– О-ой, представила, – картинно вздохнула Коса. – Аж грудь зашевелилась.

– Ну вот и хорошо, – раздался голос в ответ. – Завтра или послезавтра я к тебе залезу.

– Ой, давай сегодня, Максим, – томно проворковала Коса.

– Сегодня не успеем, тут ещё работы много, – голос малолетки звучал серьезно. – Тут все работаем, как Папы Карло. Игорёк, вон, больше всех к Томке рвётся.

– В смысле? – вдруг поняла все Коса. – Ты чё, не шутишь что ли, Максим? Хорош прикалываться. Вы каких размеров там кабуру делаете?

– Нормальных, Лёль. Все пролезем, кроме Витька Толстого.

Ольга находилась ближе всех к Косе и кабуре и слышала весь этот разговор. Она заметила, как вытянулось сразу лицо подруги и ей показалось, что Коса не горит желанием встречаться с этими Максимом. То ли от сегодняшнего полового насыщения, то ли из-за боязни за свою внешность, она вдруг сделала озабоченное лицо и посмотрела в сторону умывальника.

– Ты чё замолчала, Лёль? Не рада, что ли? – раздался голос Максима.

– Вас же раскидают сразу, если спалят, – вдруг произнесла Коса серьёзным тоном. – А может и нас тоже.

– Да кончай, Лёль, всё нормально будет, – ободрял её малолетка. – Вы только стену там заклейте бумагой или чем-нибудь на день, а то до проверки уже дыра будет, правда маленькая. Где она у вас там, кстати, выйдет, послушай…

В это время к Косе подошла Звезда, которая прислоняла ухо к стене и слышала все ведущиеся там работы. Её глаза были возбуждены.

– Слушай, они там огромную кабуру, кажись, делают, вот, иди послушай… – сказала она с восхищением в голосе.

– Чё ты радуешься? – подняла на неё глаза Коса. – Спалят, пи…дец всем будет.

– Да херня, Лёля, – подскочила услышавшая разговор Ленка, заклеим, ничё видно не будет. Давай, Лёля, оно того стоит.

– Давай, всё пучком будет, – возбуждённо трясла её Звезда.

Наблюдая со шконки за подругами, Ольга знала, что Косу уговорят и она сдастся. Но её эти события не волновали, и к предстоящему возможному появлению мальчиков в камере она отнеслась равнодушно. Отвернувшись, она стала писать малявку Соломе.

* * *

Шаповалов пришёл на работу как раз к утренней проверке и отправился на обход старого корпуса вместе с принимающими и сдающими смену офицерами. Чтобы ни у кого не вызвать подозрений, он задерживался в каждой камере и заглядывал во все углы и под шконки. Поэтому когда он задержался в восьмёрке, никто не обратил внимания.

– Какие новости? – спросил он потихоньку у Плетня, делая вид, что обыскивает его.

– Нет ничё, гражданин начальник, – серьёзно произнес Олег, имея в виду нужные ему мальки. – Уже несколько дней не связываются. Видать ответы не получает, и затих.

– Что, совсем-совсем не пишет? – опер смотрел на него недоверчиво.

– Неа, – покачал головой Олег. – Да и кому там писать? Эта девка не стоит того, чтобы на неё даже бумагу писчую с ластиками переводить.

Шаповалов резко вскинул голову и в упор посмотрел на улыбающегося Плетня. Но мысль о том, что Олег мог её увидеть даже в голову не могла прийти оперу, иначе бы Плетень так не говорил.

– Выводы делать не твоё дело, – взяв себя в руки спокойно сказал Шаповалов. – Ты смотри, чтоб малявы случайно не прошли. Я ещё узнаю у своих, были или нет.

– Да узнавай, начальник, – с улыбкой говорил вслед уходящему оперу Плетень. – Только если ей всё же залетело что-то от него, ты сразу пробивай у своих людей в хате, какой дорогой дошла мулька. Потому что там могли и через холопов отправить.

Шаповалов не обратил внимания на последние слова Плетня, потому что и так видел, что тот не врёт. К тому же он две ночи сидел один и ему ничего не стоило держать дорогу под контролем. Немного смущало только насмешливое выражение лица Плетнёва, но у того могло быть просто хорошее настроение.

Шаповалов догнал проверяющих, которые успели просчитать уже две хаты верхнего этажа. Опять поныряв для вида по закоулкам камер, он остался в хате один восемь. Когда все выходили он заглянул на парашу и под умывальник, но как только остался в хате один сразу поднял голову на Ольгу, которая почему-то смотрела на него как-то испуганно. Он сначала даже растерялся, не поняв этого испуга в её глазах, и скользнул взглядом по остальным девушкам, выражения лиц которых оказались такими же. Профессиональое чутьё, которое не заглушили чувства к стоящей перед ним девушке, подсказывало ему, что здесь что-то не то. Возможно, в камере находится что-то запрещённое, что не успели или забыли убрать. Уж больно плохими актрисами оказались арестантки и выражение их глаз сильно выдавало их. Несмотря на то, что глаза так и тянулись посмотреть на Ольгу, он всё же провёл внимательным взглядом по камере. Учинять обыск в камере Ольги он не собирался, просто сработал профессиональный интерес. Но единственное пришедшее на ум объяснение поведения девушек заключилось в телевизоре, который сейчас попался на глаза и вызвал у него даже удивление.

– Откуда у вас второй телевизор? – спросил он у Ольги, подняв на неё взгляд.

– А это мне вчера передали, – вступилась сразу Коса, пока Ольга не успела ничего ответить. – Видите как здорово. То ни одного, теперь у нас целых два телевизора.

Шаповалов, не отрывая взгляда от Ольги, спросил с удивлением:

– Неужели вы думаете, что я у вас свой телевизор теперь заберу? Смотрите на меня все с таким страхом…

– Нет, что вы, – нерешительно произнесла Ольга и осеклась, не зная, что сказать дальше.

– Да ну лишним-то не будет, – опять выручила Коса. – Вдруг Ольгу перекинут куда или на этап отправят в другую тюрьму, вот и возьмёт с собой этот маленький.

Шаповалов увидел как Ольга опустила взгляд в пол и, чтобы больше не смущать её, ничего не говоря вышел из камеры.

* * *

– У-у-ф-ф, – выдохнула Коса и картинно вытерла якобы выступивший на лбу пот. – Я думала всё, пи…дец…

– Я тоже пересрала конкретно, когда он под умывальник заглянул, – облегчённо, но всё ещё на эмоциях сказала Звезда и пошла к умывальнику посмотреть, насколько надёжно заклеена картинками от целлофановых пакетов уже довольно большая дыра в стене.

Коса и Ленка двинулись за ней оглядеть своё заветное окошко в мужскую камеру, через которое уже давали утром малолеткам потрогать себя за грудь. Со стороны могло показаться, что девушки оклеили стену вокруг умывальника пакетами, чтобы легче смывать брызги пены, зубной пасты и прочие. Но расчёт был на то, что никому из дубаков не придёт в голову спросить, почему они раньше её не заклеивали. Убедившись, что там всё выглядело нормально, девушки подошли к Ольге, всё ещё не отошедшей от пережитого.

– Да всё нормуль, Оля, – хлопнула ободряюще её Звезда.

– Вам нормуль, – проговорила Ольга. – А я как в глаза ему смотреть буду, если он узнает об этом?

– И что? В измене, что ли, обвинит? Ты что, его девушка?

– У тебя Сашка же есть. Чё ты на этого легавого внимание обращаешь?

Из сыпавшихся на неё со всех сторон предложений Ольга хорошо разобрала только одно, которое произнесла Коса и касающееся Соломы.

– Ты же сама говорила, что опер свой нужен, – сказала она, подняв голову и посмотрев на Косу.

– Он нужен только чтоб не шмонал вот так попусту, и душняк не создавал, – легко парировала Коса. – А чтоб голову себе им забивать, как бы его не обидеть, так на хер он нужен. Сашка в сто раз лучше.

– А Сашка, кстати, если об этом узнает? – спросила Ольга.

– Ну-у, Оля, мы ж тебя прикроем. Ты чё? – похлопала её по плечу Ленка. – Неужели думаешь, что скажем ему, будто это к тебе малолетки залазили? Даже если и трахнешься с кем-нибудь из них, всё равно отмажем.

– Верно, – подтвердила Зинка, – так что не дрейфь, всё будет тип-топ.

Ольга вновь подумала об Александре и, хоть она и не собиралась трарахаться с малолетками, ей почему-то понравилась сама мысль, что её будут прикрывать от него. Впервые она почувствовала себя почти замужней девушкой и, улыбнувшись, успокоилась.

– Ну вот, – радостно сказала Коса, – я ж говорю, всё нормуль будет. Так, сегодня же наша баня… – она повернулась к остальной хате и, выцепив взглядом Тамару, сказала: – Тома, ты здесь останешься, когда мы уйдём. Потом на параше помоешься. Смотри тут, чтоб менты не залезли туда.

Она кивнула взглядом под умывальник и, увидев недовольство в глазах Тамары по поводу лишения её бани добавила:

– Я же сказала, на параше потом помоешься, воды нагреешь и помоешься. Ты что, с Игорьком своим встретиться не хочешь?

Тамара сразу оживилась и, улыбнувшись, согласно кивнула головой.

* * *

Бандера пытался поднять себе настроение, наблюдая за Юрием. Того разбудил Вася, как только вернулся с пустым бачком с продола, вынеся мусор. Убедившись, что Юрий жив, дубаки покинули камеру и Вася завалился, наконец, спать. А Юрию дали набранную на него утреннюю баланду и пакет с продуктами, собранный Бандерой. Есть баланду он не стал, перелив её в чашку другого своёго напарника по шконке, который тоже поднялся по утренней проверке, уступив место следующему. А в свою чашку он высыпал пакет сублимированной лапши и поставил кипятиться воду. Бандера всё ждал момента, как отреагирует Юрий на малявку по поводу своей девушки. Но Вано, видимо, забыл про неё и завалился спать.

Бандера встал и, идя якобы сполоснуть руки, толкнул Вано. Когда тот поднял голову и посмотрел на него, он кивнул на Юрия и пошел назад на шконку, откуда будет удобнее видеть реакцию Юрия и его лицо. Вано, спохватившись, достал малявку из кармана и позвал.

– Э, Юра, тобе пакет, – он подождал, пока тот подойдёт сам и заберёт малявку и сразу же уронил голову на подушку, ему реакция Юрия была неинтересна.

Но увидеть желаемое сразу Бандера так и не смог, потому что Юрий, глянув на маляву, сунул её в карман и стал готовить себе еду. Выругавшись сквозь зубы, Бандера всё же устроился на шконке поудобнее, так чтобы не бросался в глаза его откровенный взгляд на Юрия, и принялся терпеливо ждать. Делая вид, что читает книгу, он смотрел мимо неё, как долго и аппетитно поглощает пищу этот человек. Ему уже начинало казаться, что тот специально растягивает себе это удовольствие и уже начал жалеть, что передал ему продуктов. Более получаса Юрий хрустел кусочками луковицы с салом и ел эту китайскую лапшу. А когда он, наконец, встал и поставил себе ещё и чай, Бандера со злостью захлопнул книгу. Но тут же открыл её заново, увидев, как в ожидании кипятка Юрий сунул руку в карман и вскрыл малёк.

Хоть и равнодушно, но всё же с некоторым удовольствием Бандера смотрел, как у него на глаза навернулись слёзы и он стал кусать собственный кулак. Как его кружка, уже закипевшая, стала выплёскивать кипяток на стол и как струйка, текущая по столу, чуть не попала за шиворот сидящему возле стола на корточках Юрию. Бандера даже разозлился на мужика, который заметил это и кинул на стол тряпку, преградив путь этой струйке.

– Ты чай-то заваривать будешь или чё? – спросили его мужики у стола, выключая его кипятильник. – За кружкой-то смотреть надо.

На утешение Бандеры недавние бомжи хоть и остановили ползущую к шее Юрия струйку кипятка, но разговаривали они с ним как со своим, и даже более властным тоном. Плохо было только то, что удручённый неприятной новостью Юрий этого не заметил. Он продолжал кусать свой кулак, иногда поднимая его, чтобы вытереть выступившие слёзы, и держал перед глазами малявку.

Перечитывал ли он её раз за разом или просто смотрел в неё невидящим взглядом, Бандера не знал. Но когда Юрий поднялся и, подойдя к двери, постучал в кормушку, сразу крикнул ему:

– Чё ты хочешь?

– В санчасть мне надо, – ответил Юрий, скомкав малявку и зажав в руке.

– Так она сейчас будет, – повертел Бандера пальцем у виска. – Не слышишь, что ли?

С продола действительно раздавался звон открываемых кормушек, так как в это время ходила со своими лекарствами медичка. Юрий остался стоять у двери и, как только кормушка открылась, сразу высунул в неё голову. Испугавшись, что он там может наговорить чего-нибудь, Бандера резко поднялся и пошёл к кормушке, будто бы тоже за таблеткой. Но как только он подошёл, пытаясь прислушаться к словам Юрия, тот высунул голову и, взяв со стола свою ложку, высунул в кормушку. Сразу запахло валерьянкой, и Бандера сразу успокоился, как будто сам её выпил. Взяв у медички для вида таблетку анальгина, он довольный пошёл к своей шконке. Состояние Юрия действовало на него ободряюще. И это немного заполнило ту душевную пустоту, которая мучила его после встречи с этой Ольгой.

«Давай-давай, рожа барыжная, чтоб жизнь малиной не казалась», – думал Бандера. У него уже не было злости на Юрия, просто в злорадстве над ним он находил себе утешение. И чтобы ещё раз задеть его, он нарочно весело и громко сказал одному из недавно прибывших:

– Эй, Косёл. Бери шахматы и иди садись ко мне, поиграем. А то сидишь, голову повесил, как будто тебе жена изменила.

* * *

Получив ответ от Бандеры, Протас не унывал, он обдумывал другой план. Почти все его сокамерники, среди которых он был старшим не только по возрасту, были людьми обеспеченными. Все они сидели с ним уже давно и в каждом он был уверен, что они не стучат. Особым авторитетом они, конечно, не пользовались. Все сидели по первому разу. Ну разве что только финансовым или материальным, потому что за помощью к ним обращались довольно авторитетные заключённые. Но как раз вот это последнее обстоятельство и заставляло считаться с ними в тюрьме многих арестантов. Поэтому Протас, раздумывая над этой темой несколько часов подряд, пользуясь своим лидирующим положением в хате позвал всех для разговора на прогулку, оставив в хате Кузнеца, который сидел когда-то с Соломой и мог донести до него этот разговор.

Оказавшись в прогулочном дворике, Протас ещё раз оглядел всех своих пятерых сокамерников, собравшихся вокруг него. Когда все присели на корточки и стали разливать из банки заранее заваренный чай, он с шумом выдохнул и, как будто в последний раз взвесив все за и против и всё же решившись, начал разговор.

– Дело такое, братва, – сказал он с серьёзным видом, подражая уголовным авторитетам. – Надо другого смотрящего нам здесь, в тюрьме. Давайте вместе подумаем, кого мы можем рекомендовать.

– Погоди-погоди, Паха, – удивлённо уставился на него Андрей Спасской, – разве мы это решаем? Солома сам за себя кого-нибудь оставит, когда уйдёт на этап, но он и не собирается же вроде пока.

– Он-то не собирается, – произнёс с некоторой злостью Протас, оглядывая удивлённо смотрящих на него сокамерников, не ожидавших такого разговора, – да только не место ему здесь, за тюрьмой смотреть. Поступки за ним есть… – Протас хотел сказать «гадские», но осёкся, не зная точно какие поступки попадают под такое определение и сказал по-своему, – некрасивые, можно даже сказать неприемлемые в наших кругах.

– Это серьёзные обвинения, Паха, – сказал ещё один более-менее грамотный его сокамерник Тёплый, – тут надо всё конкретно обосновать. Сможешь доказать то, что сейчас сказал, на стрелке?

– Так ещё бы! Это не с чужих слов, – убедительно ответил Протас, – это со мной лично было. Это по отношению ко мне у Соломы поступок был…

– А какой, Паха? – спросил Спасской.

– Вы, кстати, сами свидетели почти этого поступка, – начал Протас. – Помните, он приходил к нам, деньги ещё нужны ему были на откуп? Ну так вот… Тогда ж только я ему денег пообещал подкинуть, он ещё говорил, век не забуду и всё такое. Так же было? Ну вот… А я тогда попросил за девчонкой моей присмотреть, чтоб её там не порвали. Помните же?

– Ну-да, – кивали головой все.

– Ну так он и присмотрел, – со злобой процедил Протас. – Сам её приватизировал за моей спиной, пользуясь тем, что я до неё добраться не могу, а сам прямо в хату к ней, бля, заходит. Может и на свиданку уже выдёргивал и вставил уже…

– Ни х…я, – покачал недоумённо головой Тёплый. Остальные даже сказать ничего не смогли, но вид у них был такой же.

– Вот вам и ни х…я, – процедил сквозь зубы Протас. – И чё, как сами считаете? Приемлемы такие поступки в наших кругах?

– А ты денег ему загнал уже?

– А ты точно это знаешь, что он её оприходовал? – стали засыпать его вопросами пришедшие в себя сокамерники.

– Засадил или нет, не знаю, – ответил Протас, – но то, что уже крутит с ней это точно, подруга её сказала. Да он и не станет отпираться от очевидного, если ему подвести.

– А подводить кто будет, Паха? – рассудительно спросил Спасской. – Ты уверен, что сможешь вывезти эту тему? Солома-то повидал, бля, в этой жизни, к тому же он в авторитете…

– Да, он-то, как говорится, Крым и рым уже прошёл, – подтвердил Тёплый. – Он тебя может перекусить по базару…

– Так я про что вам и толкую, – поднял палец Протас, – надо вместе подумать, кого мы можем рекомендовать хозяину смотрящим. Подтянем его в хату, объясним ситуацию, он ещё людей подключит… Кто ещё у нас на тюрьме есть из авторитетных, кроме Вагита? Желательно на нашем этаже.

– А почему кроме Вагита? – спросил Тёплый, передавая кружку с чаем дальше.

– Да потому что он Соломе в рот смотрит.

– Ничё подобного, – воспротивился Тёплый. – Ты чё, его знаешь, что ли? Я его лично знаю, он справедливый. Правда, когда пьяный, не очень… – сразу оговорился Тёплый, но тут же добавил: – Но за косяк предъявит любому, и Соломе тоже.

– Бага ещё сидит, правда выше, в сто четвёртой, – вдруг вспомнил Соловей про ещё одного авторитета до этого молчавший.

– У Баги тубик, его в семь восемь не переведут, – покачал головой Тёплый. – Лучше с Вагитом побазарить, его и затянуть легче, на одном этаже с нами сидит.

– А почему ты думаешь, что хозяин тебя послушает? – вдруг спросил Спасской Протаса. – Это что, он решает, кто смотрящим будет?

– Не без его участия точно, – убедительно кивнул головой Павел. – Братва по-любому в курс ставит ментов, а без хозяина здесь ничё не делается. Я предложу ему перевести в семь восемь Багу или кого сейчас решим, тот подтянет туда ещё пару-тройку порядочных парней, кого сам знает. Со своей стороны гарантируем ему материальную поддержку, и причем бля не такую, какую сейчас Солома получает, что постоянно у нас что-то просит. Потом я делаю ему предъяву по своей теме, и Бага её там раскачивает. Но только лучше не Вагит, они с Соломой друзья.

– А ты уверен, что мы сможем стабильную материальную поддержку гарантировать? – с сомнением спросил Спасской. – А то я много в общак уделять не смогу, дела там без меня на воле не очень идут.

– Уверен, – жёстко ответил Протас. – У меня нормально дела идут. По крайней мере, будет стабильнее и надежнее, чем сейчас у Соломы грев, – с уверенностью сказал Протас, посчитав, что будет гораздо благоразумнее потратить те деньги, что собирался раньше передать Соломе, на его же собственное уничтожение. – Вы лишь бы нашу хату держали в достатке, а со смотрящим я разберусь. Но только с новым смотрящим…

Вид у Протаса был таким серьёзным и уверенным, что никто уже не сомневался, что он сделает всё возможное со своей стороны и даже зауважали его за то, что он будет разбираться за своё унижение до конца даже с таким человеком как Солома. Подумав ещё немного и отбросив последние сомнения Спасской сказал, смотря на Протаса и Тёплого:

– Тогда в натуре лучше не Вагита. Тут ещё ближе человек есть, в восемь шесть Немец заехал, только закрыли, земляк мой. Он Солому скорее всего и не знал, но в стойло его поставит, если будет за что. Давайте лучше его подтянем, ему я тоже буду помогать всем, чем могу.

– Чё-то я не слыхал про такого, – засомневался Тёплый.

– Авторитет, я тебе говорю, – уверенно заявил Спасской. – С полосатого освобождался недавно. Бродяга по жизни. Да и Солома за него знает, сам грев ему вчера загнал на встречу, когда Немец заехал. Ну так чё, подтянем?

Протас посмотрел на него внимательно и, вытянув руку, серьезно спросил:

– Вы со мной?

Все по очереди, начиная со Спасского, ударили по его руке.

* * *

Известие о том, что денег, вероятнее всего, не будет, расстроило Солому, но не настолько, чтобы спустить его с седьмого неба. Ольга не отталкивала его ухаживаний, а наоборот, шла навстречу. И от этого все остальные неприятности отошли на задний план, и даже пребывание в тюрьме сделалось не то что намного легче, а впервые за всю свою преступную и арестантскую жизнь ему не хотелось покидать эти стены. Он прекрасно понимал, что на воле жизнь гораздо лучше, но в этот момент его захлёстывало и переполняло неведомое ранее чувство, и покинуть тюрьму без Ольги он бы, наверное, не согласился.

За последний день он и сам заметил, что сильно изменился и мыслить даже стал немного иначе. Раньше он не испытывал никаких эмоций по поводу того, что добивается девушки своёго знакомого Протаса даже после того, как тот пообещал помочь с деньгами. Считая, что коммерсанты по жизни обязаны кормить бандитов, он относился к своёму поступку спокойно и в случае чего всегда нашёл бы, что сказать. Теперь же, когда Ольга уже искренне интересовалась его жизнью, он стал испытывать что-то вроде угрызений совести и даже хотел написать Протасу, что «так мол и так, извини, старик, так получилось». И даже известие о деньгах, вернее об их отсутствии, делало его положение хоть и более шатким в материальном плане, но зато более чистым перед Протасом и своей совестью, которая у него неожиданно проснулась. Он уже хотел было тут же взяться за ручку и написать ему маляву, понимая выгодность своего положения: окончательно насчёт денег якобы ещё не известно, и будет ясно только к выходным. Но Солома-то уже не сомневался, что денег не будет, просто Протас постепенно смягчает этот удар, чтобы он не был неожиданным. Вот на этом Солома и мог поймать Протаса на удобный момент, мол, ты извини, получилось так-то и так-то, а теперь ты уж решай сам, помогать мне деньгами или нет». Таким образом, он сам поставит его в неловкое положение, – если Протас не даст денег, получится, что он разозлился на Солому из-за бабы, что в этом мире не очень-то приветствуется. И чтобы не оказаться в таком неловком положении, Протас всё же может выделить ему хоть какую-то сумму. На памяти сразу всплыла история с 23-й зоны, где двое авторитетов были влюблены в продавщицу с зоновского магазина и не могли её поделить. Тогда дело дошло до поножовщины, хоть и без летального исхода. Маскировалось всё, естественно, под разборки по понятиям, потому что разборки из-за бабы не приветствовались и авторитеты долго искали друг за другом косяки. А когда одного из них увезли на больничку, второй пошёл на мировую и посылал ему гревы с довольно приличными суммами денег, лишь бы тот не поднял на МОБе вопрос о истинных причинах инцидента, о которых и так многие догадывались и спрашивали пострадавшего авторитета. Но поскольку тот молчал, то ли понимая, что и его тоже по головке не погладят, то ли не желая неприятностей своёму оппоненту, чтобы и дальше получать такие приличные гревы, то об этой истории вскоре забыли.

Не успел Солома реализовать свою идею и написать Протасу, как в голову вдруг пришло другое воспоминание, совсем свежее – Юрий. Все его мысли сразу перешли в другую сторону и ему сделалось не по себе. Ведь Ольга хоть и была, вроде, открытой и честной, но Юрий ещё совсем вот только что был её парнем. А может даже и не был, а есть. Солома сразу погрустнел и решил во что бы то ни стало узнать, как там обстоят дела. Общаются ли они сейчас и какие у них отношения. Но как это сделать? В открытую спросить у Ольги? А вдруг она с ним уже не общается, ведь он и сам говорил, что не пишет, и это будет только лишним напоминанием ей о нём? Если спросить об этом у Косы, так она наверняка расскажет об этом Ольге. Солома перебирал в уме другие возможные варианты и вспомнил, что в хате, где сидит этот Юрий, сам только недавно поставил ответственным Лешего. Но обращаться к нему в открытую с таким щепетильным вопросом не решался, а потому, подумав хорошенько, написал ему об этом так, чтобы тот ничего не понял.

Час добрый, Лёха. Антону с Бандерой тоже привет говори. Мир и благополучиё вашей хате. Дело такого рода. У вас в хате, похоже, стукачёк объявился. Мусора могут и не дёргать щас, сам же знаешь. Наседки просто малявы шлют на определённую хату, откуда кого-то дёргают, и в итоге всё попадает к кумовьям. Вы там дурня этого не сильно прессанули? Может залупился, барбос, да стучать начал? Ты пробей там осторожно, в какие хаты малявы шлёт и откуда получает, и цинкани мне. Я уж тут вычислю, чё к чему. Ну и так присматривай там за контингентом, а то мож и не он это. Ну вот вкратце по сути. Будут новости, сразу ставь в курс, особенно по поводу этого Юрика.

Жму руку. С ув. Саня.

Перечитав ещё раз и убедившись, что малява не наведёт на нежелательные для него измышления, он отправил её по срочной и только тогда немного успокоился и опять стал думать об Ольге, забыв даже про то, что собирался написать Протасу.

* * *

Когда после обеда мимо хаты стали проводить женщин в баню на новый корпус, с продола раздались веселые женские голоса и Юрий сразу подскочил к двери. Ту щель в глазке, через которую был виден кусок продола он нашёл не сразу и прильнул к ней уже в тот момент, когда часть женщин прошла мимо. Но всех остальных он увидел и, не найдя среди них той, которую искал, опустился на корточки и обхватил голову руками. Бандера играл на шконке в шахматы с Кословым и пока тот думал над ходом, наблюдал за Юрием. Он видел мокрыми его глаза до этого и думал, что когда он увидит свою шалаву, то расплачется, наконец, на потеху и ему и остальным. «Жаль, что Леший с Антоном спят», – подумал Бандера, когда Юрий смотрел в щель двери. Но ничего на произошло, выражение его лица оставалось тем же угрюмым, но без слёз.

«Наверное один семь повели, – подумал Бандера. – Но ничё, значит тех позже проведут. Надо будет, кстати, посмотреть на обратном пути, может в один семь новые тёлки появились».

– Петрович, – сказал он мужичку, – как баб поведут назад, маякни. Ты возле робота будь, их издалека слышно будет.

Петрович покорно махнул головой и вздрогнул: позади него вдруг неожиданно звонко клацнула кормушка.

– Потапов, Сауцкий, Хромых, – стала перечитывать фамилии сотрудница спецчасти.

Петрович быстро стал распихивать всех названных, поскольку они все спали. Потап подскочил первым и подошёл к кормушке.

– Ува-а-а, – блаженно застонал он и, получив письмо, хлопнул им по ладони и сказал весело Вано: – Что я тебе говорил? Иди, тебе тоже есть, целых два.

Юрий с удивлением смотрел, как мужики открывали письма и начинали их читать. Вася, который уступил ему своё время и спал как убитый, еле поднялся за письмом последним и читать сразу не стал. Он сразу улёгся обратно, потому что спать ему оставалось немного времени. Но Юрий всё же спросил у него, хоть и был в подавленном состоянии.

– Вась, здесь чё, письма официально можно получать?

– Да-а, – засыпая, пробурчал Вася, – это же осуждёнка, здесь как в зоне.

– А отправлять, что, тоже? – чуть помедлив спросил Юра, для которого это было неожиданной новостью. Раньше, если кто-то получал или отправлял письма он, видимо спал.

– И отправлять тоже, – ответил за Васю радостный Вано, поскольку тот уже вырубился спать.

Юрий вспомнил какими путями они отправляли письмо его родителям и, сообразив, почему они так делали, сразу открыл тетрадь и стал писать письмо.

– Если ничё такого не пишешь, письмо дойдёт? – на всякий случай спросил он у Вано, настроение которого позволяло пообщаться с ним.

– Дойдёт, – в этот раз Вано лишь отмахнулся от него, уже начав читать своё письмо и вдруг он победоносно взглянул на Потапа и, согнув резко руку в локте, возбуждённо сказал: – Инее.

– Хуль ты радуешься? – весело посмотрел на него Потап, оторвавшись от своёго письма. – С тебя пузырь, проспорил.

– А хер с ним, с пузырём, – махнул рукой Вано. – Она приедет ко мне, прикинь. За триста километров приедет.

– Так а я чё тебе говорил? – весело смотрел на него Потап. – А ты не верил, ещё и споришь со мной. Дуплись теперь.

– Без базара, братан, – возбуждённо произнёс Вано и заходил по камере, дочитывая письмо до конца.

Бандера наблюдал за ним со шконки уже зная, что сейчас Вано должен подойти к нему, поскольку проспорил Потапу бутылку водки. Помимо того, что Потап умел, правда, с помощью юридической литературы, грамотно и без ошибок писать всякие жалобы и заявления красивым и ровным почерком, он ещё и писал любовные письма за многих зеков. В этом он был одарён и здесь ему не требовалась никакая литература. Умением завлекать и притягивать заочниц он зарабатывал себе на жизнь в заключёнии, и его услугами в этом пользовались многие. Витяй, пока сидел в хате, тоже раньше переписывался с помощью Потапа даже со своей знакомой по воле, которая не знала его почерк. И та тоже приезжала к Витяю в тюрьму издалека и даже готова была выйти за него замуж, и может быть даже выйдет, ведь в зоне расписаться особых проблем нет.

Вано же, найдя в газете подходящее объявление в разделе знакомств, засомневался в том, что Потап сможет за короткое время затянуть эту женщину на свидание с Вано и поспорил с ним. Но талант Потапа красиво и ясно выражать свои мысли и где надо вставлять стихи собственного сочинения, сделал своё дело и теперь Бандера, зная, что у Вано денег нет, ждал, что он подойдёт к нему.

Сам же Бандера в умении Потапа не сомневался и помнил ту историю, когда сам ещё только заехал после суда в эту хату, как Потап увёл любимую заочницу у другого своёго семейника Батона, ушедшего недавно на этап, втихаря писав ей письма. Он даже с улыбкой вспомнил, какие тогда они устроили качели друг с другом на потеху всей хаты, даже до мордобития дело дошло.

Наконец Вано закончил читать своё первое письмо и, почесав затылок, подошёл к демонстративно смотрящему уже на шахматную доску Бандере.

– Виталь, сегодня же Гера в ночь заступает? – спросил он очень издалека.

– Ну, – надменно ответил Бандера, уже зная, что последует дальше.

– Давай возьмём пузырь Потапу, а? – просящим голосом спросил Вано, но при этом откуда-то из рукава выудил купюру в 10 000 рублей. – Я ему торчу. Сроки, вообще-то, не оговаривали, но хочу сразу рассчитаться, пока есть возможность. Поговори с Герой, а?

– Откуда у тебя воздух, Вано? – удивлённо смотрел на деньги Бандера.

– Когда было много, я уделял, Вагит может сказать, если что, – сразу ответил Вано, положа руку на грудь. – Себе только чутка оставил. Вот это последние. Возьмём, а?

– Ну и как ты себе это представляешь? – немного помедлив, спросил Бандера. – Потап сидит водяру пьёт, наверняка вместе с тобой ещё, а Леший с Антоном сидят на вас смотрят? Ещё ж и мусору чё-то дать надо, ты не забывай.

– Ну у меня нет больше, – опять просящим голосом сказал Вано.

Бандера, издеваясь над ним, демонстративно развёл руками в стороны и, пожав плечами, поджал подбородок, давая понять, что ничем не может помочь. Вано, убрав купюру в карман, опустил голову и побрёл к Потапу, который уже дочитал своё письмо и насмешливо смотрел на него.

– Ну так как, Вано? – спросил весело Потап. – Дуплиться когда собираешься? А то ведь я напишу твоей тёлке и она не к тебе будет ездить, а ко мне…

– Только, бля, попробуй, – серьёзно сказал Вано, которому было не до шуток. Но Потапа это только раззадорило.

– Да-да, – рассмеялся он, – а ещё лучше у тебя её вон Вася отобьёт, с моей помощью, естественно, – кивнул он на самого зачуханного спящего мужичка, лежащего на месте Юрия. – Прикинь? Твоя Валя к Васе нашему приедет, вот корка будет…

Представив это и даже подумав, что это вполне реально, рассмеялся даже Бандера. Но, отсмеявшись, сказал серьёзным голосом:

– Да поставит он тебе сегодня, Потап, не ссы.

Вано сразу развернулся и посмотрел на Бандеру благодарным взглядом.

* * *

Когда девушки ушли в баню, Женя Шмон со своим помощником зашли в один восемь. Это была привычная процедура, пока в хате никого нет, они любили пошерстить. Происходило это довольно часто и уже даже не только мужчины, но и женщины, чьи хаты шмонались гораздо реже, уходя в баню отдавали на всякий случай в другие хаты всё запретное или забирали с собой. – А ты чего не пошла в баню? – спросил Женя у Тамары, которая чистила в умывальнике зубным порошком гору посуды.

– Я помылась уже вчера. Воды нагрела и помылась, – с замиранием сердца произнесла она, стараясь говорить спокойно. Она хоть и заслоняла собой умывальник и пространство под раковиной, но её ноги были далеко не слоновьими и, шаря под шконами, обыскивающие могли и обратить внимание на недавно заклеенную стену.

Не обращая на неё внимания, Женя Шмон прошёл вглубь камеры и стал переворачивать матрасы Косы и остальных. Его помощник последовал за ним и залез там же под шконки, поднимая матрасы с полов и переворачивая их. В первую очередь всегда шмонались блатные места, почти всё запретное находилось именно там. У женщин это не было исключением, и почти сразу нашлись игральные карты, которые кто-то из девушек забыл отдать соседям, заточка, которой резали продукты и уже не обращали на неё внимания как на запрещённый предмет и свёрнутое в трубочку письмо на волю. Обычно их сворачивали, чтобы вставить в воланчики и отстреливать подошедшим к кому-нибудь людям, чтобы те их разгладили или перепечатали в новый конверт и отправили. Так как в таких письмах писали что-то по-своему уголовному делу или ещё про что-нибудь запрещённое, про что нельзя было написать через кого-нибудь из осуждённых и отправить легально, то помощник Жени Шмона сразу вскрыл его и начал читать.

Тамара наблюдала за ним краем глаза, моя кружки дрожащими руками. Она понимала, что если дыра в стене откроется, то ей достанется и от Косы и от дубаков, поэтому за найденное письмо вообще не переживала и даже была рада, что один из ментов был занят его чтением. Но мандраж тела у неё не унимался, а когда тот дочитал письмо и, положив его в карман, продолжил обыск, она живо натёрла по второму разу уже вычищенные добела кружки, чтобы не отходить от раковины. Коленки её стали дрожать, когда Женя Шмон, обыскивающий как раз этот ряд шконок, за которыми сразу был умывальник, приблизился уже к ней. Она со страхом поглядывала на его отражение в зеркале перед собой и, когда он заметил её взгляд, по спине пробежал тот самый холодок, о котором она раньше только слышала, но сама не испытывала его.

– О, вы чё здесь? – раздался с порога командный голос опера Шаповалова. – Я тут ещё утром всё осмотрел, идите лучше в десятку, там двое заряженных заехали. Нашли что-нибудь?

Женя Шмон показал колоду карт и заточку. Он хоть и был вдвое старше кума, но к информации его относился серьёзно, поскольку тот обладал гораздо большими возможностями. Забыв даже про письмо в кармане, помощник его сразу вышел на продол. Потом удалился, окинув камеру последним взглядом, и Женя. У Тамары вырвался из груди вздох облегчения, но когда опер зашёл в камеру, она опять вздрогнула.

– Ну-у… – замялся нерешительно Шаповалов, оглядывая наведённый в камере бардак и разбросанные фотографии, сорванные с самодельных полок, – приберите уж здесь, они больше не будут, – сказал он извиняющимся тоном и вышел.

Когда дверь за ним закрылась, у Тамары просто как гора с плеч свалилась, и она даже рассмеялась, вспомнив виноватый взгляд кума.

* * *

– Идут бабы, – громко сказал Петрович, поднимаясь с порога, где сидел уже с полчаса.

Бандера сразу спрыгнул со шконки, сбив даже фигуры с шахматной доски и вприпрыжку поскакал к двери.

– Тёлки, тёлки, тёлки, – весело тараторил он на каждом прыжке.

Юрий тоже встал и хотел было подойти к двери, но поскольку там больше не было щелей, через которые можно было бы увидеть продол, нерешительно остановился. Бандера сразу прильнул к глазку и как раз мимо двери стали проходить арестантки. Сразу было видно, что они идут из бани.

У некоторых головы были обмотаны полотенцами, у других волосы были мокрыми и распущенными и без косметики они выглядели ещё ужаснее, чем иногда удавалось увидеть их идущими на прогулку. Слышно было, как кто-то из красных с пятнадцатой хаты весело поприветствовал проходящих мимо женщин и сразу раздался грохот открываемой двери. Кричавшего сразу вывели и повели в стакан, дав ему возможность увидеть женщин вблизи перед несколькими часами мучений. На продоле тот молчал, но Бандера видел, как девушки улыбались ему, оборачиваясь. Им было приятно, что им уделяют внимание, рискуя в такую плохую смену дубаков даже попасть в карцер. Идущие последними девушки в домашних халатах даже послали парню воздушный поцелуй, но одна из них даже не смотрела на него, её голова была повёрнута в сторону двери камеры пятнадцать А и взгляд её был каким-то задумчивым. Бандера видел её всего две секунды, но этого хватило ему, чтобы узнать её, и он со стоном опустился и присел на порог двери. Это была Ольга. Причём далеко не та «Ольга», которую он трахал в стакане, а именно та, которую он видел на фотографии. Разница между ними была очевидной и он думал, как же он мог тогда так ошибиться. Хоть и ослеплённый светом, он должен был заметить под одинаковыми волосами совсем другое лицо и глаза. Да и фигура той клуши в стакане была далёкой от этой стройной девушки. А ведь он, хоть на фото не было видно фигуру, видел её мельком ещё и в тюремном дворике.

– Чё с тобой, Виталя? – спросил озабоченно Вано.

Только сейчас Бандера заметил, что он сидит обхватив голову руками и мычит себе под нос.

– Башка чё-то заболела, резко так, – сразу нашёл он оправдание и, с трудом поднявшись, побрёл к своей шконке.

– Давай таблетку дам, – сразу засуетился благодарный ему Вано и полез в свой кисет-аптечку.

– Не надо, – покачал головой Бандера. – Отлежусь, так пройдёт.

– Ну смотри, а то у меня есть, если что, и но-шпа есть и анальгин, – но увидев как Бандера махнул рукой, он засунул всё обратно в кисет и подсел к Потапу. – Давай моей ответ напишем, брателла.

– Да подожди ты, – отмахнулся от него Потап. – своей ещё не написал.

С продола опять раздались движения, начали выводить в баню теперь уже действительно хату один семь и Юрий прилип к глазку. Обернувшись, Бандера посмотрел на него вновь ненавидящим взглядом. Но зная, что Ольги тот не увидит сейчас, лёг на шконку и уставился в потолок. В голове все перемешалось и была сплошная каша из разных мыслей. Он то словесно накидывался в них на Геру и на корпусного Василича за то, что они вместо Ольги Шеляевой привели ему какую-то шалаву. То вдруг хотел сорваться и выместить свою злобу на более легкой добыче, на Юрии, которого опять стал считать виновным во всём и на которого опять была злость за то, что этим богатеньким сынкам достаётся действительно самое лучшее. То клял себя за свою невнимательность, но вскоре опять перекидывался и начинал материть Геру. Единственной, кого он почему-то не ругал, была Ольга. Он никак не предупреждал её о встрече, и поэтому подставы с её стороны не видел. К тому же его опять неудержимо потянуло к ней, и он даже физически чувствовал, как в груди всё сжималось, стоило только о ней подумать. Поэтому он больше старался материть Геру, Юрия, ментов, которые посадили его в тюрьму и всех-всех-всех, включая себя. Но кашу из мыслей в голове он уже не контролировал, и они неизменно возвращались к Ольге. Он понимал, что то состояние, которое люди называют любовью или влюблённостью, вновь вернулось к нему. Так он пролежал, не двигаясь, до самого ужина.

– Э-э-э, командир! – донёсся крик с продола того парня, которого посадили в стакан и которому, видимо, уже надоело там стоять несколько часов. – Давай выпускай, жрать же надо!

Раздался звонкий и громкий удар по железу. Это дубак, находившийся рядом, ударил с силой по стакану своей дубинкой, чем немало оглушил находящегося в нём человека. Потом он подошёл к кормушке его хаты, которую как раз сейчас кормили, и сказал громко:

– Возьмите баланду на этого придурка!

– Остынет же всё! – возмутился «этот придурок» из стакана и, как будто самому себе, но довольно громко добавил: – Бля, когда уже смена будет?!

Эти слова вывели Бандеру из состояния «невесомости». Он вспомнил, что сейчас сменять этого дубака будет именно Гера, и он стал думать о том, какие слова он ему скажет в благодарность за встречу с «Ольгой».

* * *

Во время просчёта девушки увидели стоявшего на продоле и смотревшего на Ольгу опера Шаповалова. Переглянувшись между собой, Ленка и Коса со Звездой заулыбались и отвернулись к окну, чтобы кум не видел их лиц. Они еле сдерживали смех и когда корпусной с папкой удалился и дверь закрылась, они просто прыснули все вместе. С ними засмеялась и Тамара, которая уже поведала им историю со шмоном. Но сейчас она решила повторить самую смешную часть своёго рассказа, потому что заметила, что это раздабривает Косу и остальных, и они начинают относиться к ней нормально.

– Не, я как вспомню, – начала Тома со смехом, – стоит как нашкодивший школьник, глаза в пол и говорит: «Извините, они больше не будут».

Коса с Ленкой засмеялись ещё громче, а Звезда положила руку на плечо смущённо улыбающейся Ольги и потрепала её.

– Так их, Олька, – весело говорила она, – чтоб стойку стояли на лапках и команды все выполняли.

– И чтоб охранял, как верный пес, как сегодня, – со смехом добавила Ленка и тоже по-дружески обняла Ольгу.

– Да-а, – подытожила Коса и уже без смеха, но все ещё улыбаясь, обратилась к Ольге: – Слушай, а ты не отпускай его, морочь ему голову. Видишь же, какая от него польза может быть?

– Точно-точно, – встряла в разговор осмелевшая Тамара. – У меня тут уже по ляжкам текло. Если б не он…

– А ты молчи, тебя не спрашивают – осадила её Коса, правда уже не грубо, как всегда раньше, и снова повернулась к Ольге. – Только надо так, чтоб Сашка не узнал, такого пацана тебе нельзя упускать. А с этим крути так, потихоньку, на расстоянии держи…

– А если он руки распускать начнёт, потрахаться захочет? – спросила Ольга.

– Щас! Потрахаться ему! – притворно возмутилась Коса. – Облезет, бл…дь, неровно.

– Так можно и без секса несколько месяцев мозги компостировать, – подсказала Звезда.

– В натуре, – подхватила подсказку Коса, – целку из себя можно построить правильную, типа до свадьбы ни-ни, так он ещё и крепче любить будет. А то они как своёго добиваются, остывают быстро…

– Ло-о-ля, – позвал её голос из кабуры.

– Что, мой хороший? – Коса сразу полезла к кабуре.

– Мы начинаем ковырять дальше, Лёль, – потихоньку сказал малолетка.

– Может подождете чуть, Максим? – мягко предложила Коса. – Только-только проверка закончилась, ещё залететь могут запросто.

– Да нормально всё, Лёль, – уверенно произнёс нетерпеливый малолетка. Это у вас там под раковиной вышла, а у нас тут она прямо под шконкой. Сумками заставили и не видно даже, что там кто-то есть. Вы только не отклеивайте пакеты, а мы пока начнем расширять её.

– Ну смотри, Максик, – покачала головой Коса, но сама улыбнулась и, сев на шконку, весело посмотрела на девушек и подмигнула. – Не терпится малолеткам. Помылись-то хорошо? А то они может уже сегодня здесь будут.

– Да не-е, ты чё? – засомневалась Звезда. – Стены такие толстенные.

– Так кабура уже готова, расширить только осталось, – заметила Ленка и рассудительно спросила: – Интересно, сколько они её ковыряли? Они-то лучше знают, сколько им примерно ещё времени нужно.

Коса, поняв намёк, тут же нырнула к кабуре.

– Эй, Максик, – позвала она своёго малолетку.

– Он занят, Лёль, – раздался уже другой голос, услышав который Тамара подскочила и потихоньку подошла к разделительной занавеске.

– А, это ты, Игорёчек, привет, – поздоровалась Коса. – Слушай, вы сколько эту кабуру ковыряли, а?

– Неделю где-то, – сразу ответил он и немного подумав, добавил: – Даже больше, дней десять где-то.

– Ого, – удивилась Коса и спросила: – Это когда ж вы закончите?

– Завтра, а может даже сегодня, – уверенно заявил Игорёчек. – Мы ж её сразу большой делать начинали, чтоб пролезть.

– Понятно, ну ладно, давай, – сразу попрощалась Коса, чтобы он не попросил её позвать Тамарку Багадулку. Встав со шконки, она весело посмотрела на подруг, которые слышали весь разговор и стояли с возбуждёнными раскрытыми глазами, и сделала несколько характерных движений тазом, изображая секс. Все весело рассмеялись.

* * *

С трудом дождавшись проверки, Бандера поприветствовал Геру, стоявшего на продоле и державшего открытую дверь, злобным взглядом и сделал ему знак, чтобы тот подошёл попозже. Разговаривать с ним об Ольге в присутствии рядом Юрия он не решился, поэтому опять написал ему записку и с нетерпением расхаживал по камере, ожидая его. Но чем больше не подходил Гера и чем больше он наматывал километраж, тем сильнее его тянуло взглянуть на Ольгу ещё раз. Его мысли всё чаще переключались на неё и злость на Геру постепенно проходила. А походив по камере ещё немного, он и вовсе успокоился. Точнее, те прекрасные и нежные чувства, которые поселились в нём, загасили всю злобу и к тому моменту, когда дубак всё-таки приоткрыл кормушку, он уже совсем забыл про что хотел сказать ему на словах. Подскочив к кормушке, он, наоборот, посмотрел на него с благодарностью уже за то, что тот подошёл при смене стрёмного корпусного. Он не стал показывать ему записку, где высказал все свои мысли и претензии, а скомкав её и засунув в карман потихоньку проговорил.

– Вов, в стакан посади меня, а? Базар есть.

– Ну так говори, – произнёс Гера, посмотрев в сторону нового корпуса, куда, очевидно, ушёл корпусной. – Или напиши, как тогда.

Бандера покосился краем глаза на Юрия. Тот находился совсем рядом и, несмотря на шумный гомон в хате, мог всё же услышать этот разговор. Да и для того, что хотел Бандера, ему в любом случае нужно было оказаться в стакане. Только оттуда Гера мог вывести его ненадолго и подвести к глазку в хату один восемь.

– Не, – покачал он головой, повернувшись опять к Гере. – Такого не напишешь. В стакан надо. Сможешь организовать?

– Опять засадить хочешь кому? – усмехнулся Гера. – Ты же знаешь, сёдня не получится, – он опять с опаской посмотрел по сторонам.

– Спасибо, – посмотрел на него Бандера, но продолжал беззлобно, – уже засадил, больше не хочу. В стакан надо, там побазарим.

– Не могу без корпусного, – покачал головой Гера. – Сам же знаешь.

– Да без базара, скажи ему, что я тут кипишую.

– Он в глазок посмотрит, скажет «порядок» и дальше пойдёт, – возразил Гера.

– Да всё нормально, – уже почти шептал Бандера. – Я щас тут заварушку быстренько организую. Ты только кашляни громко, когда он сюда идти будет. Он на новом? Ну вот, издалека его увидишь. Это чтоб я тут зря не старался, а то он проторчать там может хер знает сколько. А как подходить будет, он сам всё услышит, тебе даже говорить ничё не надо будет. Он сам меня в стакан посадит.

Немного подумав и опять посмотрев по сторонам, Гера кивнув.

– Ну ладно. Только смотри не перестарайся тут, а то в бочку загремишь.

– Всё нормально, – успокоил его Бандера и, когда закрылась кормушка, быстро сжёг записку Гере, потому что прежде чем посадить его в стакан, его наверняка обыщет корпусной, и присел тут же у двери, чтобы не прослушать кашель Геры.

За время, проведённое в тюрьме, он уже хорошо изучил всех дубаков и знал, кто из них и за что может посадить в стакан или в карцер, так как одни и те же нарушения они все трактовали по-разному и относились к ним по-своему. Сегодня Бандера решил сделать ещё и поправку на настроение корпусного, которое на проверке было вполне добродушным, поэтому решил бить наверняка. Ждать пришлось недолго.

Услышав кашель Геры, Бандера резко поднялся и начал колотить ногами в дверь и кричать.

– Э-э-э, – командир, ё…ый в рот, давай врача сюда скорее. Чё, не слышишь, что ли? Подойди, бля, к пятнадцать А.

– Чё надо? – послышался с продола голос Геры, но открыл кормушку уже подошедший корпусной.

– Чё надо? – продублировал вопрос Геры корпусной.

– Врача давай, начальник, – прорычал Бандера, – пусть таблетки мне даст.

Корпусной молча и равнодушно закрыл кормушку, но Бандера, ожидая этого, принялся сразу колотить в дверь по новой.

– Давай врача, начальник! – кричал он. – Башка болит, пусть таблетки даст! Ты чё, не слышишь, что ли?!

На секунду остановившись и услышав удаляющиеся шаги, он стал бить ногой с большей силой и постепенно ещё наращивал мощь удара.

– Э-э, начальник, давай врача! Я чё, здесь помирать должен! – орал Бандера. – Пусть таблетки даст и валит!

Эффект не заставил себя долго ждать, и открылась уже не кормушка, а сразу дверь, что означало одно – его план сработал.

– Ну и какие тебе таблетки? – спросил корпусной, постукивая дубинкой по ладони.

– Ну не знаю, анальгин хотя бы, – громко сказал Бандера, держась за голову.

– Ну пошли, – корпусной даже посторонился демонстративно в дверях, освобождая выход из камеры. – Лечиться щас будем.

– Дубиналом, что ли? – спросил выходя Бандера прекрасно зная, что этот корпусной бить не будет.

На продоле Бандера встретился глазами с Герой и подмигнул ему. Корпусной закрыл дверь и с улыбкой достал из кармана полпачки анальгина.

– На, – оторвал он две таблетки и протянул. – Пошли в санчасть.

– Санчасть же в другой стороне, – сказал Бандера вслед уже идущему к стакану корпусному, с трудом сдерживая радость.

– У меня своя санчасть, – с улыбкой ответил он и, услужливо распахнув дверь стакана, сказал Гере: – Принеси ему воды запить.

Демонстративно бубня что-то себе под нос, якобы показывая недовольство, Бандера поплёлся к стакану, открывая одну таблетку. Запив её поднесённой Герой кружкой воды, он вошёл в стакан. Теперь оставалось дождаться, когда корпусной куда-нибудь уйдёт, чтобы поговорить с Герой и уговорить его пустить его на минуту к глазку в один восемь.

* * *

В хате восемь семь ждали, когда к ним приведут Немца. На новом корпусе как раз сегодня дежурил уже прикормленный Протасом корпусной, и он, не став откладывать дело в долгий ящик, договорился с ним за деньги о забросе к ним на час человека из соседней камеры восемь шесть, которую отделял от них лестничный пролёт и не было возможности поговорить через кабуру. Они уже заварили чаю и втарили пятку гашиша. По иронии судьбы кроме того крапаля, который присылал Протасу Солома, другого наркотика у них не было, и получалось, что они будут угощать Немца как раз гревом того человека, против которого и собирались его настроить.

Дверь открылась без привычного грохота, как будто дубаки специально смазали засовы и петли, чтобы этого не слышали дежурные верхнего и нижнего этажей. Среди дубаков стукачей начальству тоже было достаточно, тем более что сегодня ДПНСИ был как раз из правильно-принципиальных, поэтому даже если и не смазывались двери специально, то открывались осторожнее. В хату зашёл сухощавый мужчина лет сорока пяти и прямо на пороге обнялся с приветствовавшим его Андреем Спасским. Они не сидели нигде вместе, но были с одного города и друг друга хорошо знали. Андрей даже всегда помогал со своёго бизнеса постоянно сидящему по лагерям Немцу ещё с тех пор, как этот бизнес был у него нелегальным в советские годы.

Немец был по пояс раздетым и олимпийку держал в руках, видимо, дубаки его выдернули неожиданно, едва узнав о местонахождении ДПНСИ. На нем не было никаких наколок, но вся его внешность говорила о том, что отсидел он немало, и всё несидевшее до этого окружение Протаса, включая его самого, прониклось уважением к этому человеку. Тем более они уже знали от своёго сокамерника о его авторитете и рассчитывали на него.

– Гена, – представился он всем, протягивая руку каждому, – можно просто Немец. А чё, музыку можно потише сделать?

Все тоже назвались, поприветствовав его, и Спасской показал ему на сидящего у его двери Кузнеца и на ухо, давая понять, что эти уши – лишние.

– О-о, и ты здесь? – удивился Немец, увидев Кузнеца, с которым тоже судьба сводила по лагерям. – Здорово что ли?

– Курнёшь? – сразу протянул ему пятку Тёплый, единственный из всех, кто курил наркотик.

– Конечно, – сразу взял папиросу Немец и прикурил от протянутой зажигалки. Сделав две полноценные хапки, он протянул пятку Протасу, сидящему сразу за ним, чтобы она прошла круг, но за ней потянулся Тёплый.

– Он у нас один только курит, – пояснил Протас и сразу перешёл к делу. – Гена, ты Солому хорошо знаешь?

– Заочно только, – отрицательно покачал головой Немец. – Так, в глаза, ни разу не видел. Но здесь-то увижусь, наверное. А чё?

– Да в том-то и дело, что мы тоже его раньше не знали, поверили ему, – начал говорить Протас почему-то от общего имени, хотя дело казалось его самого. – Пришёл тут к нам, помогите, век не забуду и всё такое. Ну я нарыл ему денег, передать хоть, слава богу, не успел…

– А чё такое? – сразу заинтересованно спросил Немец.

– Да попросил его за девчонкой своей присмотреть, чтоб её там не заклевали. Она сама тихонькая такая, сюда стопудово случайно попала. Ну он и присмотрел, в благодарность мне…

Протас сказал это таким тоном, что Немец сразу всё понял.

– Чё, вые…ал? – спросил он.

– Он уже сам с ней там любовь крутит, – не стал уточнять Протас. – Воспользовался тем, что я сам не могу, бля, до неё добраться, она на старом корпусе сидит. Ау него-то везде зелёная. Он её и в кабинет к куму может затащить, лясы один-на-один поточить. Вот и уломал девку.

– А ты это точно знаешь? – спросил Немец, глядя ему прямо в глаза.

– Да, конечно точно, – уверенно ответил Протас, не отводя взгляда. – Я бы не стал поднимать этот вопрос, если б не был уверен, – сказал он и, чтобы не говорить о том, откуда он это знает, потому что рассказывать о прохлопывании чужого малька он не собирался и пришлось бы что-то придумывать, он быстро спросил: – Вот как вот этот поступок, по-людски если рассудить?

Немец прищурился и посмотрел на него внимательным взглядом.

– А ты за девку свою рамс хочешь качнуть, или за поступок? – спросил он, сделав ещё хапку и залечил слюной на пальце тлеющий кончик папиросы.

– Да девка-то чё? – замялся в нерешительности Протас, сомневаясь в том, что Немец встрянет в это дело из-за женщины. – За поступок, конечно. Тут за один поступок такой, я считаю, порвать можно.

Немец, делающий в это время ещё одну большую хапку, закашлялся и передал пятку своёму земляку.

– Добивай, – выдавил он сквозь кашель и посмотрел на Протаса красными и мокрыми от выступивших с кашлем слёз глазами.

Протас, не куривший наркотик и не знающий, что это такое, воспринял внезапный кашель Немца как реакцию на свои слова и нерешительно посмотрел на своих сокамерников, прежде чем поднять глаза на Немца. Думая, что сказал неправильно, он поставил себя в неловкое положение.

– А ты за тёлку свою, что, прощаешь, что ли? – неожиданно спросил Немец. – Не уважаешь ты себя, совсем не уважаешь.

– Да не-е, – вступился за Протаса Андрей. – Просто мы ж не сидели никогда, не знаем, как у вас там по понятиям…

– А в этом деле понятия не нужны, – покачал головой Немец и посмотрел на Протаса в упор. – Делай, как тебе твоё человеческое я говорит.

Павел опять посмотрел на всех, но уже более решительным взглядом, и спросил:

– Ну, а ты поддержишь, если я сам предъявлю?

Немец опустил взгляд куда-то в пол и задумался.

Повисла напряжённая пауза, во время которой Протаса посетили нехорошие мысли. Главной из них была, что Немец этот, возможно, ещё матёрей, чем кажется. В его узких глазах Павел уловил хитрый блеск. Возможно, ему это и показалось, ведь Немец курнул гашиша, но почему-то он перестал ему верить. За время, проведённое в тюрьме, он узнал много о тех матёрых уголовниках, которые царствовали в этом мире. На строгом режиме, по словам Кузнеца, были такие рыси, которые могли на ровном месте обвести тебя вокруг пальца или убрать тебя с дороги чужими руками. Вот и сейчас Протасу показалось, что Немец не зря надавил на его мужское достоинство и намекнул, что предъявлять можно, но самому. Возможно, он хотел устранить Солому его, Павла, руками и самому потом стать смотрящим. Эту мысль усилило воспоминание рассказа Спасского о том, что Немец был даже на полосатом режиме, где раньше содержались только особо опасные рецидивисты. А теперь, с разгоном особого режима, все полосатики оказываются на строгом, где и без них хватало матёрых зеков.

Протас уже хотел было сказать Немцу, что без поддержки он не будет начинать эти качели, пока тот не сказал ещё что-нибудь вроде слабости характера Павла, как из кабуры раздался голос соседей.

– Восемь семь, возьмите маляву.

Тёплый подошёл к кабуре и, взяв маляву, усмехнулся.

– Нет, он не сто лет жить будет, а все двести. Тебе, Паха.

Протас взял протянутый ему малёк и увидел обратный адрес «с х78». Было понятно, что это от Соломы, и обвел всех недоумённым взглядом.

– От Соломы что ли? – догадался Немец.

– Угу, – кивнул Протас и, вскрыв малёк, начал читать. Сидящие по бокам Спасской и Немец тоже заглянули в написанное.

Ночи доброй, Паха. Всем кто рядом тоже. Но новости для тебя недобрые, брат. Тёлка твоя, за которую ты просил похлопотать, на меня запала. Ты не обессудь, что я так прямо, но говорю как есть. Я ж посуетился за неё там по твоей просьбе, ну она меня увидела и запала. Я решил тебя сразу курсануть по этой части, а то потом узнаешь, будешь зуб на меня точить. Ты на меня зла не держи, брат, это ж я не по своей воле к ней в хату стал заходить, за тебя суетился. Да и не стоит твоей головной боли та тёлка, которая в твоё отсутствие кидается на первого встречного. Ну и меня тоже пойми, я же не идиот, сидя в тюрьме от такой тёлки отказываться, если она сама на шишку просится. Да и она сказала, что у вас с ней ничего не было, просто соседи. Может и спи…дила. Так что ты уже, брат, сам решай, давать мне к выходным эти бабки или нет. Я тебя поставил в курс заранее. А за тёлку эту не гоняй, на хер такая шалава тебе нужна? Надеюсь, ты на меня не в обиде останешься. А с бабками, как уже сказал, сам решай. Отпиши только потом, чё решишь. Ну всё пока. Жму пять. С ув. Саня.

Едва ещё только начав читать и увидев, о чём идёт речь, Протас сразу похолодел и сердце его забилось от злости. Еле сдерживая себя, он тупо смотрел в уже прочитанные строки и не мог сообразить, что ему делать, пока его не вывел из этого оцепенения голос Немца, тоже прочитавшего малёк.

– Ну, вот тебе и ответ на твой вопрос, – спокойно проговорил он.

– На какой вопрос? – вскинул голову Протас.

– Ну ты же спрашивал, поддержу ли я тебя, если ты ему предъяву сделаешь. А за что теперь предъяву делать будешь? – Немец кивнул головой на малёк в руках Протаса. – Он уже сам пояснил свой поступок, по чесноку. Да и бабки ты ему, оказывается, не давал ещё.

– Как он пояснил? – удивлённо спросил Тёплый. – Паха, дай я почитаю.

Тёплый сам взял из рук сидящего без движения Протаса малёк и стал с интересом читать вместе с остальными, кто ещё не видел.

Во рту у Павла всё пересохло, как будто это он обкурился гашиша, и его взгляд остановился на кружке с заваренным чаем. Правильно поняв его, Спасской сразу открыл крышку и, буторнув чай пару раз, налил в маленькую кружку и дал Протасу.

– Держи, Паха, – сказал он и стал открывать приготовленную заранее коробку конфет. – Может в натуре она того не стоит?

– Да конечно не стоит, – поддержал Немец, положив в рот конфету и посмотрев на Протаса в ожидании, когда тот передаст ему кружку, чтобы тоже сбить сушняк.

* * *

Бандера стоял в стакане уже несколько часов, боясь даже кашлянуть, чтобы не напомнить о себе. Корпусной тусовался на этаже всё время, никуда не отлучаясь. Возможно, что он просто забыл о нём и, вспомнив, закрыл бы уже обратно в камеру. Даже по здешним меркам своё наказание за проступок Бандера уже давно отбыл и сейчас проклинал этого корпусного за то, что тот никуда не уходил. Ещё больше его злило, что Гера сам тоже что-то рассказывал там корпусному и, чтобы скоротать ночь тот общался с ним и похоже, никуда даже не собирался, хотя дело было уже к утру. От злости Бандера забыл про обещанную Вано бутылку. Наконец он ясно услышал слова, сказанные не голосом Геры: «Пойду на толчок схожу». У него радостно забилось сердце, и про злость на Геру он тут же забыл. А когда шаги корпусного удалились, он потихоньку постучал по железной стенке стакана. Дубак подошёл сразу и встал возле глазка в стакан.

– Пиз…е-е-ец, – протянул он, качая головой. – Я уж думал, он никуда не свалит уже. Давай быстрей, что там у тебя, а то я уже и сам ссать хочу.

– Вован, выручай, – горячо прошептал Бандера прямо в глазок, – мне на секунду в один восемь заглянуть надо.

– Ты чё, еб…ся, что ли? – удивился Гера. – На хера?

– Посмотреть на ту тёлку хочу, которую вы мне с Василичем закидывали. Это походу не та. Вы точно Шеляеву вызывали?

– Ну да. А кого же ещё? Как ты сказал фамилию, я так и назвал.

Хоть Гера и говорил почти шёпотом, но даже не видя его глаз, Бандера понял по его голосу, что он в себе не уверен и на этом его можно и развести так, чтобы не платить за этот манёвр.

– Это не та была, Вован, – опять с жаром в голосе шептал Бандера, так как нужно было торопиться. – Ладно меня нае…али, но вы-то должны знать их всех по фамилиям, их же не так много, видите их постоянно.

– Да на хер они нам нужны, знать их? Чё мы…

– Так ведь я же бабки платил, Вов, – перебил его Бандера. – И не за эту свиноту, бля буду. Дай я только гляну на ту, пять секунд, не больше. Мне чтоб в другой раз не лохануться…

– Ты чё, звать её, что ли, будешь? – в этот раз уже Гера не дал ему договорить. – Там же сдадут кто-нибудь, сто процентов.

– Да не, я её так узнаю, – убеждал его Бандера, уже начиная беспокоиться о том, что они теряют время из-за его упёртости. И всё же предложил ему денег для верности, но с гнильцой. – Если надо, я тебе ещё бабок дам, только на несколько секунд мне надо. Звать там никого не буду, отвечаю, только посмотрю.

Что-то подействовало на дубака, то ли клятва не кричать там никого, а только посмотреть в глазок и не нужно было даже снимать замок с кормушки, то ли готовность даже заплатить за это. Так или иначе это подействовало и Гера, естественно без всяких денег огляделся по сторонам и потихоньку открыл массивную щеколду стакана.

– Только быстро, – тихо проговорил он, взглянув на ноги Бандеры и с удовлетворением отметив, что он был в мягких тапочках.

Бесшумно ступая, Бандера подкрался к заветной двери и с бьющимся сердцем осторожно приподнял закрывающую глазок пластину. Увиденное повергло его в шок, он выпучил глаза и открыл рот, но не мог произнести ни звука, лишившись на время и дара речи. Прямо перед его глазами творилась настоящая оргия, как в Древнем Риме. Молодые пацаны, по виду ещё совсем школьники, с какими-то яростными улыбками на лицах трахали на шконках и на застеленном полу женщин. Все находились в разных позах и было хорошо слышно, как женщины пытаются сдерживать крики, сжимая губы. Но стонали они от удовольствия все, а ближайшая к двери, обвивая на полу ногами своёго молоденького партнёра, со стоном шептала его имя, которое было отчётливо слышно, – Игорёк. Малолетки, а сомнений на этот счёт не было, что это были именно они, ещё не научились не то что выражать свои эмоции в сексе, но даже и трахаться как следует. Они делали своё дело с каким-то автоматизмом, получая больше удовольствия от того, что в это время переглядывались между собой и дико улыбались друг другу.

С ужасным удивлением в выпученных глазах Бандера стоял и завороженно смотрел на эту картину, которую уж никак не ожидал увидеть. Первой же мыслью было, что это Гера как-то договорился с корпусным и устроил арестанткам и малолеткам этот праздник. Но потом Бандера отбросил эту мысль, искоса взглянув на стоявшего и боязливо озирающегося во все стороны Геру, с одной стороны мог появиться корпусной, с другой ДПНСИ или ещё кто-нибудь. Было видно, что он сам не знает о том, что здесь происходит. Бандера попытался сосредоточиться на поиске Ольги, но дальние шконки у окна были загорожены ширмами и оттуда доносились только женские стоны. А среди тех женщин, что сидели ближе по шконкам и тоже с широко открытыми, но не от удивления глазами смотрели на эти зрелища, Ольги не было. Это было видно сразу, потому что эти не трахались в силу своёго возраста или ужасного внешнего вида. И Бандера напряжённо смотрел в сторону ширм, пытаясь разглядеть там знакомый силуэт. В этот момент шок удивления начал проходить и его стало одолевать уже чувство необузданной ревности, ведь она тоже могла там заниматься сексом.

– Время, – вполголоса, но настойчиво сказал ему Гера, хлопнув по своей ноге дубинкой.

Не отрываясь от глазка Бандера вскинул руку с растопыренной пятернёй, давая понять, что ещё пять секунд и всё. Но прошло ещё десять секунд, а Ольга так и не показалась. Он с болью в груди готовился увидеть, что сейчас она вылезет из-за ширмы разомлевшая с каким-нибудь малолеткой, но этого пока не произошло.

– Всё, время, – опять напомнил Гера уже более настойчиво.

Бандера опять вскинул руку уже с двумя пальцами, но в ответ услышал шаги не выдержавшего и направившегося к нему Геры. И как раз в это время ширма, загораживающая верхнюю шконку по правой стороне откинулась, и он ясно увидел спускающуюся вниз Ольгу. Она была одна и держала в руках исписанный листок бумаги. Бандера только успел заметить, что вид у неё был спокойный, но рассмотреть её дальше ему не дал Гера.

– Всё, Виталь, пошли, – схватил он его за руку и потянул.

Бандера всё же успел осторожно опустить пластинку глазка, чтобы она не щёлкнула и прыжками на цыпочках побежал к стакану. И только когда Гера закрыл его, он смог перевести дух. То, что Ольга выглядела спокойно, как будто её не интересовало происходившее в камере и возможность поиграться с малолетками, успокаивало его и даже внушало ещё большее уважение и почитание к ней. Но увиденная там картина всё ещё действовала на него, его сердце сильно билось и дышал он прерывисто, настолько сильным был шок он неожиданности. За все годы, проведённые в тюрьмах, он слышал только три подобных истории, и никак не думал увидеть такое здесь, где женщины, как и во многих тюрьмах, находились в изолированном аппендиците. Снизу – тоже женские камеры, сверху – прогулочные дворики и лишь с одного боку через толстую стену были хоть и малолетки, но всё-таки мужского пола, которые не преминули воспользоваться приятным соседством.

Когда пришёл корпусной и Гера напомнил ему о сидевшем в стакане Бандере, тот сразу подошёл и открыл его.

– Вылечился? – весело спросил он и кивнул дубаку, чтобы открыл хату.

Бандера, который всё ещё не отошёл от всего пережитого, смог лишь только кивнуть в ответ и поплёлся в камеру. Напряжение, которое он испытал из-за ревности к Ольге спало так резко, что на смену ему пришла какая-то слабость, к которой ещё добавились чувства от пережитого шока. Он с трудом добрался до своей шконки и, махнув рукой на вопросы Лешего с Антоном, вяло повалился на неё и закрыл глаза. Ему даже казалось, что голова действительно начала болеть.

* * *

Ольга как раз получила очередной малёк от Соломы, когда в камеру начал лезть первый малолетка. Все, кроме неё в таком возбуждении суетились возле умывальника, принимая первого пассажира, что никому даже не пришло в голову поставить кого-нибудь, чтобы закрыть дверной глазок. А сама Ольга об этом даже и не знала, что так нужно делать. Да и она сразу закрылась от всех шторкой, чтобы не видеть начавшегося вокруг разврата. Чмоки лобызаний и стоны сокамерниц, конечно, отвлекали её от написания ответа Соломе, но нисколько не трогали. Она даже и не хотела видеть тех молодых пареньков, которые один за одним с трудом протискивались в узкую кабуру и сразу набрасывались на кого-то из ожидавших их арестанток. Её, правда, немало удивила Коса, к которой первый же залез её Максим и она уже вовсю занималась с ним сексом в то время, когда Ленка затащила на свою шконку второго протиснувшегося паренька. Коса мало того, что сама не издавала громких звуков, как во время ковыряний с Верой, но и остальных сдерживала.

– Только не орите там, – жёстко произнесла Коса из-за своей ширмы, даже не отрываясь от секса. – Менты услышат.

Может быть Косе помогло то, что у неё совсем недавно был секс, и она не до такой степени была возбуждена, поэтому ещё и остальных контролировала. Но остальным девушкам, особенно находящимся ближе к двери Вере, Римке и Тамаре, приходилось буквально закрывать рты своей рукой. Стоны, вздохи и ахи всё равно, правда, слышались со всех сторон, что невероятно мешало Ольге при написании малявы. А тут ещё как назло девятый или десятый лезущий малолетка, размеры которого соответствовали его желанию попасть в женскую хату, но не соответствовали размеру проделанной кабуры, застрял в ней и стал звать своих уже занятых делом друзей на помощь. Отрываться от приятного занятия никто не хотел, и он стал звать громче. Пришлось Игорьку и ещё нескольким пацанам, которые были там рядом, возиться с этим застрявшим типом, оказавшимся к тому же вовсе и не малолеткой. По одному, а иногда даже и по два взрослых держали часто в их хатах для порядка. Но этот, уже вполне зрелый тридцатилетний молодой человек тоже очень захотел попасть на тот праздник, который устроили его подопечные. И вот теперь те, что оставались ещё в камере пытались вытащить его обратно, что было им очень неудобно при находящейся под шконкой кабуре-лазе, а Игорек и ещё несколько ребят пытались выдавить его обратно. Но горе-ловелас застрял костями бедер и эти движения причиняли ему сильную боль, от чего он постоянно стонал и охал. В этот комический момент Ольге писалось и думалось тяжелей всего, а её подруги продолжали заниматься сексом совсем не обращая ни на что внимания. И только когда после нескольких минут мучения несчастный сдался и сказал, что больше не может и всё равно ничего не получится, Игорёк сказал об этом Максиму и остальным и те проявили беспокойство. Первым подскочил Макс.

– А назад мы как попадём, – не без страха произнёс он, вылезая из-за ширмы Косы и на ходу надевая штаны. – Ты на х…я полез, Витёк? До завтра не мог потерпеть? Расширили бы до завтра…

В ответ застрявший разразился бурным потоком матершинной брани, среди которой можно было понять только то, что раз уж попал, то надо думать чё делать теперь, а не каяться.

– Ё…аный бостон, – вылезали с тёплых мест другие малолетки в трусах, – давай ещё раз попробуем. Палево здесь оставаться.

– Да базара нет, это ж пи…дец будет, – подтвердил Максим и повернулся к застрявшему. – Ну терпи тогда, Витёк, хули делать.

Они подошли к нему и, обхватив его по бокам, стали давить на него со всех сторон, Витёк сжал губы зубами и закрыл глаза.

– Тяните там, – сказал Максим в единственный просвет между стеной и спиной бедолаги, а когда поднимал голову ударился ей о раковину и выругался.

Они сделали ещё попытку вытолкнуть его обратно и Витёк сильно застонал, с силой выдохнув воздух, который задерживал, чтобы не закричать.

– У-у-у-у-п-ф-ф-ф, всё, пацаны, – со стоном сказал он трагичным голосом. – Бесполезно. Надо кабуру расширить маленько.

– Еб…улся, что ли? – недоумённо произнёс Максим. – Это целый день уйдёт на это, если не больше.

– Ну а хули ещё делать? – подавленно спросил Витёк. – Давайте пробовать, тут-то надо чуть-чуть. Скажи там, пусть заточки толкнут сюда.

Максим оглядел всех и опять сунул голову под раковину. В их камере старшим явно был он, а не этот малоумный Витёк, создавший им лишнюю проблему.

– Жорик, заточки дайте сюда. Мы попробуем отсюда ковырнуть, – сказал Максим в это отверстие и, засунув руку, вытащил два заточенных штыря. – Вы там не сможете?

– Нет, конечно, – раздался голос оттуда. – У нас тут ноги его. Это он у вас застрял там, в самом конце.

– Понятно, – сказал Максим и, высунув голову из-под раковины, посмотрел на двоих самых младших. – Ну чё, пики только две, ковыряйте вот здесь по бокам. Может успеем до проверки выскочить.

– А если не успеем? – взволнованно спросили те.

– Тогда пиз…ец нам всем, – ответил за Максима Игорёк.

– Я вас бить не буду, – правильнее понял вопрос малых Максим и дал им штыри. Потом он посмотрел на остальных и сказал: – Ну что, если не успеем, так хоть покуражимся напоследок.

Все заулыбались и сразу разошлись по своим партнершам, чувство ответственности в таком возрасте обычно на нуле. Они спокойно продолжали оргию, даже не думая о застрявшем товарище, стонущем от боли и во время неразмеренных фрикций дико улыбались друг другу.

С трудом дописав малёк в этой обстановке, Ольга слезла со шконки, чтобы его отправить. Она не хотела вообще вылезать, пока всё это не закончится, но желание отправить малёк Александру до снятия дороги пересилило. Она взяла с окна спички с целлофаном и пошла к параше, чтобы его запаять. Те, кто были не за ширмами, сразу обратили внимание на самую обаятельную девушку в камере и с восхищёнными глазами задвигали бёдрами быстрее. Те, кто не видел её, спокойно продолжали своё дело и меняли позы, эти движения хорошо угадывались за ширмами. Но Ольга не обращала ни на кого внимания и лишь подойдя к параше увидела под умывальником того человека, которого пытались вытащить. Двое пацанят скребли стену по бокам от его застрявшего тела, а он висел с перекошенным от усталости лицом в пятнадцати-двадцати сантиметрах от пола и прерывисто дышал. В таком положении он висел уже долго, уперевшись руками в пол, и дышать ему было трудно. Ольге стало жалко его и, взяв с ближней шконки две подушки, она подсунула их под него. Тот сразу вздохнул свободнее и, подняв голову, с благодарностью посмотрел на Ольгу. В его глазах даже не было похоти, только чувство облегчения и признательности за это. Сказать что-то словами ему было уже нелегко. Он сейчас был тут единственным кроме неё, кому действительно было не до секса, когда даже самые страшные и пропитые тётки смотрели на всю эту оргию горящими глазами.

* * *

Протас уже совсем упал духом. Он уже даже не расхаживал по хате, а просто лежал и смотрел в одну точку всю ночь. Только сейчас он осознал, что не всё в этой жизни решают деньги. Когда они не помогли ему при аресте в самом начале следствия, он ещё думал, что ему просто не повезло. Или следователь попался не тот, или тот, да просто не было никого, через кого можно было бы ему заплатить. Даже коррумпированные и продажные люди из органов у всех подряд деньги не брали, только через знакомых.

Сейчас, когда деньги не помогли Протасу в ещё более простом, как он считал, деле, он вспомнил и тот случай, когда сам предложил следаку круглую взятку. Лицо этого следователя при этом, ясно вставшее вдруг перед глазами, напомнило ему выражение лица Немца, когда Протас, используя последний шанс, предложил ему хорошую материальную поддержку и даже немалую сумму денег за наказание Соломы. Теперь-то он уже точно знал, что по крайней мере в криминале деньги не всесильны, и от этого чувствовал себя сейчас очень слабым и подавленным.

После этой малявы от Соломы Немец ещё долго что-то говорил ему, уча жизни. Но у Протаса после этого удара в голове была только одна мысль, и он не запомнил ни слова из того, что говорил Немец. А когда Павел наконец перебил его и озвучил эту свою мысль, предложив за качалово Соломе деньги и поддержку гревом, то после отказа Немца и вновь начавшихся нравоучений с трудом дождался его ухода. Сокамерники потом ещё как-то пытались его успокоить, они-то понимали правильность слов Немца. Но Протас оценивал действительность неадекватно и даже не слышал большинство этих слов. Он продолжал оставаться при своём мнении и теперь ему даже не очень хотелось как-то отбить у Соломы Ольгу. Его мужское достоинство, ещё не до конца утраченное, жаждало мести.

Мучаясь от сознания собственной беспомощности в этом вопросе, он со стоном перевернулся на другой бок и его взгляд упал на тот самый малёк от Соломы, которым он поставил крест на его плане. С ненавистью смотря на этот клочок бумаги, Протас вдруг подумал, что может если не полноценно отыграться за себя, то хотя бы насолить Соломе за его поступок. Ведь тот стопудово сам клеился к ней со страшной силой, мальки один за другим ей слал и ходил ещё к ней. А теперь написал Протасу, что «эта шалава сама на шишку просится». Или как там? Он прочёл маляву Соломы ещё раз и убедившись, что так и есть, решил написать ей обо всём случившемся и послать ей малёк Соломы, написанный его почерком. Представив, что будет чувствовать Ольга, узнав об этом, Протас даже изобразил на лице некое подобие злорадной улыбки и сразу сел писать. Он подробно описал, как Солома приходил к нему с просьбой о деньгах и как обратился к нему с ответной просьбой побеспокоиться о своей соседке. Как смотрящий, пользуясь своим положением, стал за его спиной подкатывать к ней сам и всё остальное. Перечитав малявку он подумал, что узнав обо всём этом и поняв, какой человек Солома, к тому же прочитав его собственный малёк, Ольга перестанет с ним общаться. На душе даже стало немного легче от этого и, услышав как загрохотала тележка хлебореза, он вспомнил, что ещё не ответил Соломе и тут же сообразил, как нужно ему ответить.

Быстро перечитав ещё раз малёк Ольге, он завернул в него Соломину малявку и, отправив, сел писать ответ смотрящему.

Утро доброе, Саня и все кто рядом. Только щас проснулся и получил твою маляву. За тёлку зла не держу, наоборот, спасибо, что раскрыл мне глаза на неё. Да она мне и по х…ю, если честно. А по части бабок, как я и говорил, в выходные будет всё ясно точно. Пока только знаю, что проблемы там большие на фирме, я тебе уже говорил об этом. Тебе привет от всех. Сам знаешь, всегда рады и ждём в гости. Ну пока всё.

С истинным арестантским уважением, Паха и все.

Перечитав малявку Протас улыбнулся уже более естественной улыбкой. Быстро запаяв её, он подошёл к кормушке как раз в тот момент, когда её открыли для раздачи хлеба.

– В любую хату напротив закинь, – протянул он малёк холопу. Смена сегодня была отвязанная и к тому же корпусной был на подхвате, но холоп всё равно с опаской оглянулся, прежде чем брать малёк. Протас подождал, пока он его закинул в сотую камеру и лёг спать.

* * *

Шаповалов пришёл на работу пораньше. До проверки оставалось ещё немного времени и он решил навестить в отстойнике Плетнёва. Вчера вечером к тому закинули троих человек с этапа, поэтому в отстойник он заходить не стал, а вызвал его на продол.

– Ну, что хочешь сказать, что и сегодня ничего не было? – сходу спросил он Плетня, даже ещё не зайдя за угол, да ещё с таким видом, как будто точно что-то шло и он знал об этом.

– Почему? Было, – с улыбкой ответил Олег и протянул оперу малёк на Ольгу Ш. с х 87. Он даже не понял, что кум брал его на пушку. Да и ему было всё равно, осведомляют опера из хаты об отправке или нет. Нужные ему мальки шли уже очень редко и Олегу не составляло труда изъять их, пока в отстойнике не было так много глаз, как при хабаровском этапе.

– Молодец, – равнодушно похвалил его Шаповалов, беря малёк, – иди.

Не дождавшись, пока Плетня закроют обратно, он прошёл в свой кабинет и сразу вскрыл малёк, ожидая после нескольких дней молчания Протаса услышать от него в адрес Ольги кучу признаний в тоске или уже в любви. Но прочитанное заставило его взвыть от досады. Он столько времени и сил потратил, чтобы не дать связаться с ней Протасу, когда опасность была совсем в другой стороне.

«Солома, чтоб его, – с досадой думал Шаповалов, – ведь ему даны большие полномочия. Дунаев может даже свиданку ему организовать у себя в кабинете или даже в холопской свиданочной».

Ему сначала не хотелось верить в это, но малява Протаса была написана так, как будто он действительно всё знает и хочет уберечь Ольгу от смотрящего, которому она нужна якобы только для секса. Но с чего он это взял? Шаповалов развернул второй малёк, который был в первом. С первых же строк его руки начали дрожать. Эти уголовники, оказывается, используют девушку в свих похотливых целях. «Но Ольга, – схватился за голову кум, – нет, не-ет, не может быть, чтобы это она сама лезла под него. Такая девушка не может быть обычной похотливой шлюшкой, как пишет Солома». Ему не хотелось верить, что Ольга, которую он уже, наверное, любил и даже боготворил, была такой. Он вспомнил её лицо, голос, манеры и смотря в малёк отрицательно качал головой. В конце концов он пришёл к выводу, что Солома скорее всего что-то скрывает от Протаса и может сам попытаться построить с ней серьёзные отношения и даже расписаться. Правда, обычно заключённые женились на вольных заочницах, чтобы те ездили к ним на свиданки. Но тут случай исключительный, такую милую девушку и на воле вряд ли найдёшь.

Шаповалов тут же подскочил и направился обратно к восьмёрке. Проверка уже начиналась и слышно было, как утренняя делегация хлопает дверьми карцеров. Он быстро вытащил Плетнёва на продол, чтобы успеть присоединиться к проверяющим. Хотелось немедленно взглянуть в глаза Ольге. Хоть и не хотелось верить в слова Соломы, но они крепко засели у него в голове.

– С семь восемь идут на неё малявы? – резко спросил он Плетня.

– Ой, да откуда только на неё не идут, всех и не упомнишь, – ответил Олег опять с улыбкой. – Шалава первая тут походу, кто её тут только не дрючит.

У Шаповалова помутнело в голове.

– Откуда знаешь? – спросил он упавшим голосом, даже чуть пошатнувшись.

– В тюрьме ж сижу, начальник, – пожал плечами Олег. Он уже хотел было сказать, что сам её чуть не трахнул, да побрезговал после кого-то, но потом решил не сдавать ту путёвую смену дубаков, которая могла ещё пригодиться. И хотя очень хотелось сказать об этом, потому что видел, что куму это очень неприятно, но он только спросил: – А тебе она, что, не для этого разве нужна?

Шаповалов посмотрел на Плетня, с ухмылкой делающего при этих словах лыжные движения, красными помутневшими глазами и зло проговорил.

– Все мальки на неё со всех хат – мне. Понял? Все до одного.

Улыбка слезла с лица Плетня, понимающего, что это будет уже не просто сложно, а уже опасно. Камера семь восемь, откуда ей пишут, это хата положенца, и могут быть последствия. Он вопросительно взглянул на кума.

– Твою безопасность я гарантирую, – жёстко проговорил Шаповалов, правильно поняв выражение его лица. – Все мальки на неё – мне. Всё. Иди.

Едва захлопнулась дверь за Плетнёвым, как её опять пришлось открывать уже для проверки, потому что оба корпусных, сдающий смену и принимающий, уже подошли. С ними был и Женя Шмон, и ДПНСИ, что ещё более усиливало статус проверки. Шаповалов стал заходить в хаты с ними. Сегодня ему уже не требовалось изображать заглядывающего под нары кума, сейчас это делал Женя Шмон. Шаповалов лишь бездумно пялился на заключённых, испытывая всё больший мандраж по мере приближения к Ольгиной камере. Слова Соломы не выходили у него из головы.

* * *

Солома очень удивился, получив маляву от Кузнеца с хаты восемь семь. Он когда-то был шнырём у Соломы, когда они несколько лет назад сидели в одной зоне и были в одном отряде. Стирал ему носки с трусами и всё остальное, заваривал чай и готовил еду, когда не было из чего готовить носил со столовой. В общем, был при Соломе полностью, довольствуясь вторяками чая и остатками с барского стола в куражные дни. Иногда ему, конечно, и перепадали центра чая или даже сигареты с фильтром, когда Солома был в добром расположении духа. Но он никак не был задействован ни в каких лагерных делах и спешил удалиться, поставив кружку с заваренным чаем, если в проходняке Соломы велись какие-то разговоры. Так что получить от него малявку смотрящий никак не ожидал. Сначала, правда, подумал, что Кузнецу может помощь нужна какая-нибудь, на которую он в принципе мог и рассчитывать. Но закончив читать, понял, в чём дело. Помощь ему никакая не нужна была, он теперь был шнырём почти у самых обеспеченных заключённых тюрьмы и ни в чём не нуждался. Просто он был среди этих обеспеченных единственным, кто сидел и знал по лагерям Немца. Когда-то они даже чуть не пересеклись и с Соломой. Немец поднялся с карантина в отряд как раз в тот день, когда Солому закрыли в ПКТ, а оттуда потом вывезли на больничку. Так и не дождавшись Солому, Кузнец тогда начал шнырить у Немца, чтобы выжить, и даже бегал по его поручениям, чтобы собрать мешок Соломе в ПКТ. Сейчас же, наивно полагая, что Солома может быть не в курсе того, что Немец заехал в тюрьму, Кузнец спешил известить его об этом.

Этим он, конечно, Солому не удивил, а только вызвал улыбку. А вот то, что Немец заходил в гости в хату восемь семь, для него было новостью, которая заставила его задуматься. Что ему там было нужно? Кого он мог там знать, кроме Кузнеца? Кто мог его туда пригласить и зачем, если он не сам зашёл? Голова Соломы начала с трудом переваривать эту информацию и пытаться найти другие варианты ответа на эти вопросы. Он уже и сам замечал, что после знакомства с Ольгой он всё больше думал о ней, чем о делах. Тем более теперь, когда они стали уже духовно сближаться. И сейчас, кроме как темы Протаса, другого повода он не видел. В голове стояло только одно предположение, что Протас мог каким-то образом знать Немца и обратиться к нему по своей проблеме. А какая у него может быть проблема? Ну конечно же Солома, если он как-то узнал об его подкатах к Ольге. Да она, в принципе, и сама могла написать ему об этом, просто Протас мог молчать. Сознавая щекотливость своего положения перед Протасом, Солома со вздохом хвалил себя за то, что вовремя вспомнил о своём варианте с извещением об этом Протаса. И судя по полученному ответу Протаса это не очень его и задело, или он делает вид, что не очень. Но ситуация всё равно оставалась скользкой и он уже начинал продумывать ходы на этот случай. Додумался даже до того, что уже хотел спросить у Ольги, рассказывала ли она своему бывшему соседу о том, что Солома много писал ей и они стали общаться.

«Уж не мания ли у меня преследования началась? – подумал он, поймав себя на такой тупой мысли. – Может, Немец просто сам навестил эту хату, чтобы поживиться чем-нибудь?»

Но мысли всё равно возвращались к вариантам своих действий на худший случай. Он уже и так чувствовал неодобрительное отношение своих тоже авторитетных сокамерников из-за Ольги. В основном, конечно, из-за телевизора, который он ей отправил, но сути дела это не меняло. Сейчас они ничего не скажут, но если будет какой-то кач, могут и вспомнить.

Опасность представляло ещё и то, что сам он Немца этого не видел даже, и отношений братских не было, а авторитет его был непререкаем. Даже будучи на МОБе Солома слышал, что Немец все рамсы разруливает по понятиям и по справедливости не только на их отряде, откуда Солому закрывали в ПКТ, но и по всей зоне.

Ходя по камере, он не мог прийти к какому-либо умозаключёнию. Мысли ещё и беспрестанно перекидывались на Ольгу, от которой недавно получил малявку и уже поневоле думал о том, что напишет ей. Но когда двери на проверку стали открывать уже в соседних камерах и он услышал с продола голос кума Дунаева, лучший выход сам пришёл на ум. Нужно перевести Немца в свою хату и приблизить к себе. Всё равно скоро уже суд и зона, а тюрьму надо будет на кого-то оставлять. А авторитетнее Немца на данный момент Солома не видел. Даже Паха, который с ним был уже немало времени, таким влиянием пользоваться не будет. А Немец кандидатура самая подходящая, и к тому же находясь здесь, рядом, он против Соломы ничего мутить не будет и они ещё и сблизятся.

Обрадовавшись верно найденному решению Солома стал ждать окончания проверки, чтобы подтянуть Дунаева для решения этого вопроса. У него сразу так поднялось настроение, что он даже подумал, что может он и зря всё это на себя нагоняет, и Немец заходил в восемь семь по какому-нибудь своёму делу. Но потом уже решил, на всякий случай, сделать задуманное, тем более что человек Немец действительно достойный и ему самое место быть здесь и смотреть за тюрьмой после Соломы.

* * *

Даже дверь открылась в этот раз как-то необычно, весь этот лязг тяжёлых засовов и звук открывания массивной двери были какими-то зловещими. Зашедшие в камеру корпусные сначала застыли в изумлении, если можно было так назвать их вытянувшиеся лица с вылезшими из орбит глазами. Вперемежку с женщинами в камере стояли, опустив головы, несколько подростков. Не в состоянии произнести что-то оба корпусных медленно двинулись вперёд с застывшими лицами. Видно было, что соображали они ещё очень плохо от этого шока. Но когда заметили сбоку движение и повернули головы, то увидели причину того, что они, наверное, считали своими галлюцинациями. Из-под раковины умывальника прямо из стены торчало полтела заключённого, который, извиваясь, пятился назад в свою камеру, скребя руками по полу. По бокам от него стояли с растерянными лицами ещё двое подростков, только-только сумевших освободить его из крепких объятий стены, но не успевших вытолкнуть его назад.

Корпусные, и тот, который всю ночь не спал и думал, что ему это всё привиделось, и тот, который ещё не до конца проснулся придя на работу и думал, что это сон, сразу пришли в себя. Их лица из ошарашенных превратились в злобные и, схватив дубинки, они стали со всей силы лупить подростков, выгоняя их на продол. Те летели, спотыкаясь и падая друг на друга, вылетая на стоявшего в дверях ДПНСИ и кума Шаповалова, на лицах которых было тоже выражение, что и у корпусных в самом начале. Оторопевшего ДПНСИ чуть не сбили с ног, поскольку он стоял не шевелясь от неожиданности. Гера и сменяющий его дежурный, быстро придя в себя, стали тоже лупить пацанов и орать на них, ставя их к стене.

– Вста-а-ать!!! Лицом к стене!!! Руки на стену!!!

Один из них, которому ещё в камере досталось дубинкой по голове и он вылетел на продол уже без сознания, упав на своёго споткнувшегося о порог лежащего товарища, не двигался. Его с криком «Вста-ать!!!» ударили ещё несколько раз по спине прежде, чем поняли, что он в отключке. Когда за последним пацаном на продол вылетели корпусные и стали с криками «Ноги шире! Назад! Руки на стену! В стороны!» продолжать лупить их по бедрам, лодыжкам и спине, ДПНСИ и Шаповалов зашли в камеру и уставились на женщин. Теперь выражение их лиц было разным. ДПНСИ сдвинув брови грозно озирал выстроившихся вдоль шконок женщин, раньше даже голов не поднимавших для проверки, а Шаповалов с какой-то болью смотрел только на Ольгу. Он выглядел так, как будто у него умер кто-то из близких. Это видели и некоторые из женщин, у которых хватило смелости смотреть не в пол, а в лицо тюремщикам, заставшим их, как говорится, на месте преступления. Ольга, хоть и не участвовала во всём этом разврате, смотрела всё равно в пол. Ей было стыдно уже только за то, что про неё тоже могли подумать плохо, тем более Шаповалов, испытывавший к ней нежные чувства. Но он расценил виноватый взгляд Ольги в пол по-своему, и резко развернувшись вышел из камеры на продол.

– Ну что, шалавы?! – резко произнес ДПНСИ. – Раскрутиться за совращение не желаете? Можно устроить!!!

От этих слов Ольга вздрогнула и ей стало не по себе. Шаповалов ещё не успел покинуть камеры, когда ДПНСИ произнёс первую фразу. Да и остальные он мог расслышать сквозь крики на продоле орущих от боли малолеток и кричащих и бьющих их дубаков. Ей было ужасно неудобно перед опером.

В камеру влетел ночной корпусной и схватил за волосы уже скрывающуюся в кабуре голову взросляка.

– Ку-уда?! Ссука! – закричал он от злости и замахнулся дубинкой, но тот так резко рванулся, что в руке у корпусного остался только клочок волос.

Он резко вскочил и побежал открывать камеру малолеток. К этому времени с нового корпуса прибежал услышавший шум кум Дунаев и оба тех корпусных, ещё не закончивших проверку на том корпусе. Одновременно снизу влетело ещё несколько дубаков. Кто-то остался на продоле шмонать у стены малолеток, кто-то залетел в уже открытую хату один девять и лупил находящихся в камере, выгоняя их на продол. Вырвавшемуся от корпусного взросляку доставалось по полной, он пытался оставаться под шконкой, но его быстро выволокли на пол и как следует прошлись по нему дубиналом прежде, чем заставили подняться и выгнали на продол, сопровождая ударами.

– Собирайтесь с вещами! Все! – зло сказал ДПНСИ женщинам с таким видом, как будто собирался выгнать из тюрьмы нашкодивших арестанток. Бросив последний гневный взгляд на огромную дыру под раковиной он вышел на продол и сказал тем дубакам, которые прибежали снизу. – Давайте сварщиков сюда.

Пришедший в себя парень поднялся с пола и, пошатываясь, искал свободное место у стены. Его уже никто не бил, только один подошёл, чтобы обыскать его.

– Этих всех в прогулочный дворик пока! – давал указания ДПНСИ. – Позовите Макеева сюда, пусть осмотрит камеру. Женщин раскидаем сейчас. Где доска? – он взял у корпусного проверочную папку и сказал Гере: – Давай в спецчасть, пусть все их дела сюда тащат.

Малолеток сразу погнали наверх в прогулочный дворик, кое-кому доставалось и по пути, как бы быстро они ни бежали. Тюремщики, уже научившись этому у изредка заезжавшего потренироваться во владении дубинками отряда ОМОНа, выстроились вдоль стен и подгоняли дубиналом бегущих с пригнутыми головами пацанов. В этот раз никто даже не стеснялся того, что это малолетки. Пробитие тюремной стены с такими размерами приравнивалось к бунту или попытке побега. Бегущему последним взросляку опять досталось больше всех, совершеннолетних-то можно было бить и так сколько хочешь.

– Та-ак! Собрались?! – подошёл к женской камере ДПНСИ. – Давайте живее и выходите с вещами! Стройтесь у стены!

* * *

Прильнув к двери всем телом, Бандера смотрел в щель глазка. Но так как всё происходило в поперечном продоле, то ему оставалось только слушать. Он был в одних трусах, потому что безуспешно пытался уснуть после всего увиденного в женской хате. А когда на продоле начался шум, сразу вскочил и подлетел к двери, растолкав всех пытавшихся посмотреть в глазок. К нему сразу же подскочили и Леший с Антоном. Услышав крики малолеток и звуки ударов резиновыми дубинками, Леший округлил глаза.

– Малолеток х…ярят, суки, – озабоченно произнёс он и начал колотить в дверь и кричать. – Ну-ка не трогайте пацанят, уроды! Э-э-э, оставьте их!

Под ударами Лешего дверь больно отдавала в прижатый к глазку лоб Бандеры. Да ещё и кто-то, пробегающий по продолу в сторону женских камер, со спины похожий на старшего кума Дунаева, сильно ударил по двери дубинкой с той стороны и Бандера на время убрал голову от глазка.

– Вы чё, бля, малолеток бьёте, падлы?!!! – орал у него над ухом Антон, с силой колотя в кормушку, которая гораздо больше сотрясалась под его ударами и создавала шума, чем дверь от ударов Лешего.

Услышав их, в двери стали колотить со всех хат продола. Ото всюду раздавались крики в поддержку малолеток, даже находящаяся следом за ними красная хата не молчала. Били в двери и на поперечном продоле, казалось, что кричали и с женских хат тоже. Тюремщики продолжали своё дело, не обращая внимания на стуки и крики до тех пор, пока в хате Бандеры и ещё в каких-то кормушки от сильных ударов не расхлябались и не возникло угрозы их выбивания. Несколько дубаков, налетевших на шум со всей тюрьмы, стали по очереди открывать двери стучавших и тех, кто находился на пороге вытаскивали на продол и ставили к стене. Бандера не стал дожидаться, пока дойдут до их камеры и, схватив в охапку Лешего с Антоном с силой ринулся к окну, преодолевая сопротивление парней. Он и так-то не стучал и не шумел, зная истинную причину этого кипеша, и нарываться по этому не горел желанием. Он наоборот думал, что какие же они тупые, эти малолетки, что не смогли вовремя остановиться и перелезть обратно в свою хату.

– Да ты чё, Виталя?! – рыпался Леший. – Если тебя х…ярить будут, нам что, тоже молчать?

– Ты же знаешь, Лёха, – возразил Банедра, всё ещё держа его, – что щас всех кипишующих на продол выведут, и никто стучать больше не будет. Кто тут будет кипеш поднимать, если мы сейчас там окажемся? Эти, что ли? Он кивнул в сторону отступивших от двери и сидящих по шконкам мужиков, с опаской поглядывающих на дверь.

Но дверь не открылась. Видя, что в неё не стучат, дубаки прошли мимо, и Леший вырвался и подскочил к двери. Стучать он не стал, а только слушал. На продоле действительно всё стало стихать. Никто уже не стучал, только выведенные на продол арестанты, стоя у стены с опёртыми на неё руками, выкрикивали иногда.

– Вы чё творите?!

– Не бейте пацанов!

Но когда малолеток погнали в прогулочный дворик, то и их крики перестали раздаваться. Слышно было только, как грубый голос ДПНСИ выкрикивал команды. Когда шум прекратился, Бандере, тоже подошедшему к двери, стали слышны называемые фамилии женщин и номера камер.

– Тёлок раскидывают, – произнёс он, прильнув к глазку ухом.

– А тёлки-то при чем? – недоумённо спросил Леший.

– Так это ж к ним пиздюки залезли ночью, – просветил его Бандера. – Только у балбесов мозгов не хватило убраться вовремя и стены замазать, вот и огреблись, долбоюноши.

– В натуре, что ли? – удивлённо выкатил глаза Леший.

– А ты откуда знаешь? – спросил Антон с не менее круглыми глазами.

– Я ж в стакане ночью сидел, мне и рассказал Гера, что там происходит, – не стал вдаваться в подробности Бандера.

– А чё ты сразу не рассказал?

– Это в какую, в один восемь залезли?

Продолжали засыпать его вопросами Леший с Антоном, но Бандера, услышав с продола знакомую фамилию, поднял палец кверху.

– Шеляева, та-ак, Шеляева – в шестнадцатую, – услышал он в тишине голос ДПНСИ с продола и сразу посмотрел на Юрия.

Юрий сидел метрах в трёх от двери и видно было, что он не слышал этого, хотя чувствовался его огромный интерес к тому, что там происходит. Особенно после пояснений Бандеры о том, что малолетки залезли к женщинам, его прямо тянуло подойти поближе к двери и послушать, но он не решался, там стояли Леший с Антоном и Бандера.

– Да, в один восемь, – произнёс Бандера, ещё раз покосившись на Юрия. – Гера говорит, всю ночь их там трахали. Всех вы…бли, кроме бомжих.

Он заметил, как после этих слов Юрий опустил голову и совсем потух. У него и так-то было тяжело на душе после малька с восьмёрки, а тут он совсем раскис, но не плакал.

– Ох, ни х…я, – с восхищением произнёс Антон и открыл рот.

– Геру щас уберут отсюда походу, – покачал головой Леший, у которого были свои заботы. – Чё без него делать будем? Надо ноги искать опять.

– Да-а, Гера попал, – вспомнил об этом с сожалением Бандера, но тут же поднял голову. – Хорошо хоть не Василича смена была.

Он тут же поднял палец к губам, чтобы открывший уже рот Леший не успел ничего сказать в ответ, поняв намёк Бандеры, и показал взглядом на мужиков.

Леший тут же замолк, а Антон, которого рассказ Бандеры о происходившем в женской камере явно возбудил, с восхищением качал головой и медленно шёл к своей шконке.

– Ну, дела-а-а, – тянул он с широко раскрытыми глазами. Сейчас он очень сожалел, что в хате нет хотя бы какого-нибудь зачуханного петушка. Увидев, как Вано нагнулся, залезая обратно на своё спальное место, он произнёс.

– Э-э, Вано, на строгом режиме так не стоят.

Вано рассмеялся в ответ и сразу растянулся на шконке. Он понял, что это была шутка, но судьбу решил не искушать.

* * *

Шаповалов старался не смотреть на Ольгу. Лишь один раз взглянув на неё, когда она с вещами выходила на продол, он сразу вспомнил слова Плетнёва и отвернулся от неё. Он никак не ожидал, что найдёт ТАКОЕ подтверждение тем словам, в которые очень не хотелось верить. У него сразу наступило состояние такой апатии, что даже хотелось уйти с работы, на которую в последнее время всегда спешил. Но одновременно с этим в душе была такая боль, как будто в нём действительно что-то умерло. И он уже думал, что это «что-то» – это его чувства к Ольге, к той Ольге, которую он знал раньше. И когда ДПНСИ назвал её фамилию и сказал, в какую камеру её переселяет и сделал памятку на её деле, Шаполовав даже не поднял головы.

Двери находящихся на этом этаже камер один семь и один шесть были открыты, и названных в эти камеры сразу же препровождали туда, остальных спускали на первый этаж. Боковым зрением Шаповалов видел как Ольга, взяв в обе руки свои вещи, направилась в последнюю на продоле шестнадцатую угловую камеру. Он заметил, что у него не возникло никакого желания помочь ей донести тяжёлые вещи. Хоть этого он в любом случае не стал бы делать, но сам факт отсутствия этого порыва он воспринял как утрату чувств и жалости к этой девушке, которую представлял совсем иной. Спокойно он отнёсся и к тому, что она попала как раз в ту единственную женскую камеру, тюремная почтовая дорога в которую проходила не через восьмёрку, где сидел подконтрольный ему человек. И хотя во власти опера было посоветовать ДПНСИ закинуть её в любую другую камеру, делать этого он не стал. И он даже не думал о том, чтобы перевести её потом самому. Пропало даже желание общаться с ней, не говоря уже о большем.

– Что такое? – грубо спросил ДПНСИ вышедшую на продол Ольгу.

– У меня телевизор там остался, – нерешительно произнесла она.

– Иди забирай, – грубо бросил ей ДПНСИ и, равнодушно отвернувшись от неё, продолжил своё дело, взяв из стопки очередную папку. – Котлова! Тоже в шестнадцатую!

Услышав про телевизор, Шаповалов вдруг поднял взгляд на идущую обратно в восемнадцатую Ольгу. Впервые он почувствовал, что уже жалеет о своём подарке. А когда увидел, что Ольга даже не взяла его телевизор, вышла из камеры с большим по размеру телевизором и направилась в шестнадцатую, у него возникло даже какое-то отвращение к ней. И сейчас он больше жалел не о её утрате в его душе, а о потраченных из своей скромной зарплаты деньгах на этот телевизор, который ещё и уложила в свою сумку кто-то из других арестанток.

Когда разброс закончился, Шаповалов почувствовал непреодолимое желание уйти домой и выпить изрядную дозу спиртного. Но Дунаев напомнил ему о выполнении своих прямых обязанностей.

– Ты бери Короткова, а я Котова, – сказал он ему. – Крути его как хочешь, но лучше не бей, он и так должен всё рассказать. Кто. Что. Зачем и так далее. Я уверен, это Ферцев всё замутил, просто этого придурка крутить бесполезно. Ну, давай, – хлопнул он Шаповалова по плечу, – после Короткова тяни Исаева.

Они оба направились к прогулочным дворикам, бросив последний взгляд на обыскивающую хату группу, которая уже нашла те штыри, которыми малолетки проковыряли такую дыру.

* * *

На новом корпусе доносящийся со старух шум слышали только на этаже Соломы, куда непосредственно выходил соединяющий корпуса пролёт. По тому, как резко исчез с продола Дунаев с так и не дошедшей до него проверочной делегацией, Солома понял случилось что-то серьёзное и скоро это дело коснётся его. Когда он подзывал дежурного, тот ничего не мог ответить, поскольку сам ничего не знал. Он не покидал этажа и только смотрел в сторону старого корпуса через соединительный пролёт, и видел только, как выводили на продол людей с шумящих камер и ставили вдоль стены. Поперечный продол, где проходило основное действие, он не видел и ничего не мог сказать Соломе по этому поводу. Но уже само то, что едва начавшийся бунт менты сумели подавить в самом начале без вызова ОМОНа или спецназа, говорило, что там произошло что-то непредвиденное. Если бы бунт готовился, на ушах бы стояла вся тюрьма и её бы уже окружили войска. Но так как ещё неясно было, что там произошло и не грозит ли это действительно настоящим бунтом или голодовкой, Солома всё равно нервничал, потому что в любом случае у него будет огромная головная боль. И ещё неизвестно, закончится ли всё благополучно или ему самому ещё и придётся вести людей или выдвигать какие-то требования.

Наконец корпусные пришли заканчивать проверку и сразу открыли дверь его камеры. Оказывается, до него не дошли буквально метра, когда донёсся шум и они убежали на старуху. Но Дунаева с ними не было, и Солома сразу спросил у заступающего корпусного, который даже ещё не до конца отдышался, считая их.

– Чё там случилось, командир?

– Малолетки стену разломали в один девять.

– Бежали?

– Да нет, – ответил корпусной и улыбнулся. – Девок залезли потрахать. Скоро, наверное, придётся тебе пообщаться с ними, а то щас начнут жалобы строчить. Сами же должны были понимать, что их за это по головке не погладят.

Солома сразу опустил голову и прикрыл глаза рукой. Ему было всё равно, что там побили малолеток, которых даже в карцер нельзя было сажать, не то что бить. Тем более что досталось им действительно, оказывается, за дело. На самом деле, ему стало даже плохо от того, что с один девять малолетки могли пробить кабуру только в один восемь.

– Вот дают, пиздюки! – восторженно воскликнул Паха, когда дверь закрылась.

– Ну ни х…я себе, малолетки, бля! – оживились остальные, и все принялись живо обсуждать эту новость.

Один лишь Солома не раскрывал от восхищения глаза, как остальные, и не улыбался. Он один угрюмо молчал. Сама мысль о том, что Ольга даже просто находилась там, сдавливала ему лёгкие и ему было больно дышать. А подумав, что она могла ещё и заниматься с кем-то сексом, он даже зашатался и сел на шконку, чтобы не упасть. Голова немного кружилась.

– Ты чё, Сань, – спросил Паха, заметив его состояние.

Солома ничего не мог сказать, только отрицательно покачал головой.

– Из-за пацанят, что ли? – пытался ободрить его Паха. – Да брось ты, этих хоть бей да забейся, для них это только приключение. Потом ещё хвастаться этим будут. Молодые. Это тем, кто здоровье по лагерям оставил, это чувствительно, а этим…

Солома с трудом понимал, о чём говорит Паха. В голове крутилось только одно: «Не трахалась ли ни с кем Ольга?» У него самого даже мыслей не было похотливых начёт неё, чему он и сам даже удивлялся. К ней тянулась его душа. А свои интимные потребности он удовлетворял как обычно, вручную. Причём представлял при этом даже не Ольгу. Она казалась ему таким хрупким и нежным существом, что максимум, что мог позволить он пока себе в своих мыслях, это обнять её, легонько поцеловать и потихоньку прижать к себе.

Он не выдержал и написал ответственной за их хату Косе, чтобы рассказала подробно обо всём, что происходило. Он, конечно, понимал, что она не расскажет ему, кто и с кем трахался. Но была большая надежда, что она хотя бы его успокоит.

– Пусть отправят по срочной, – сказал он, сунув малёк в кабуру.

* * *

В камеру один шесть Ольга попала вместе с Верой, Тамаркой Богадулкой и ещё двумя швабрами, которые и на свободе жили в подвалах. Из блатной семейки она была единственной, и это сразу поняли её новые сокамерницы по её одежде и «приданному». Она была в хорошем махровом халате и мягких пушистых тапочках, и помимо целой сумки вещей принесла ещё два полных пакета продуктов. А когда она вышла ещё раз на продол и вернулась с телевизором, по тюремным меркам считавшимся большим, и к тому же он был цветным, то сразу же стала в камере самой желанной. Ей тут же выделили приличное место. Правда, здесь тоже камера была переполнена и ей сразу сказали, что спать будут по очереди, так как цивильных арестанток здесь было вдвое больше, чем спальных мест в блатном углу.

– Да нормально, в тесноте да не в обиде, – с улыбкой ободрила её Настя, которая здесь рулила. – Ну, что там у вас случилось?

Ольга посмотрела на своих новых семейниц, которые её встретили и во все глаза смотрели на неё, ожидая услышать из первых уст причину этого шума. Одна из них, которая представилась Мамой и сейчас переливала из кружки в кружку заваренный для встречи чай, остановилась, чтобы звук льющейся воды не мешал рассказу.

– Да лучше вон у них спросите, – кивнула Ольга на свою первую семейницу Веру и на Тамарку. – Они лучше знают.

– Не поняла, – удивлённо произнесла Настя. – Там что, без вашего ведома что-то делалось?

– Да потрахаться девчонкам захотелось, – вместо ответа сказала Ольга. – Малолетки дырку проковыряли и залезли к нам. Я просто не участвовала в этом, поэтому впечатлениями лучше они поделятся, чем я.

Все сразу повернулись на вновь прибывших, которые тоже изрядно потеснили другую половину камеры. Вера пристроилась к более-менее чистым девушкам третьей на их шконке и уже рассказывала им обо всём происшедшем. А Тамарка хоть и была хороша лицом и фигурой, но прозвище Богадулка дали ей не зря. Она сидела на шконке с тремя настоящими богадулками и восторженно рассказывала им и ещё двум любопытным, как приятно провела время.

– Оль, вы пока чаю попейте, я щас, – сказала Настя и пошла к Вере. Слова Ольги так взбудоражили и возбудили всех сидящих вокруг неё, что они округлили свои глаза и пошли вслед за не выдержавшей Настей, чтобы тоже услышать рассказ об этой оргии от тех, кто в ней участвовал.

– Мы щас, Оля, – извиняющимся тоном сказали они.

Девушка, пытавшаяся выйти последней, всё же решила соблюсти правила приличия и гостеприимства и осталась пить чай с Ольгой.

– Меня Катя зовут, – представилась она, протягивая ей кружку и восхищённо добавила: – Ну вы даё-о-те…

– Да я ж говорю, я не давала, – не поняла её Ольга. – Они вон трахались.

– Да-а, – качала головой Катя, с завистью смотря на Веру и даже на Тамару. – Вот повезло, блин, кому-то. А Коса трахалась?

Ольга утвердительно кивнула головой, отпивая глоток чая.

– А Звезда? – глаза Кати были раскрыты почти так же широко, как рот.

– Тоже, – просто ответила Ольга. – Наши все там кувыркались. Слушай, это же угловая камера.

А как вы тут связываетесь? Ну-у, малявки как отправляете?

– Да вон, – махнула рукой на окно Катя, которой было не до этого и она во все глаза смотрела на сидящих вокруг Веры своих подруг, – дорога с пятнадцать А, а они дальше отправляют. А ты чё не трахалась-то, Оль? Месячные?

Ольга вздохнула, поняв, что в тюрьме все женщины одинаковы и её здесь просто не поймут, если будет говорить о своей порядочности.

– Да я только с воли, – сказала она, покачав головой, чтобы не вызывать недоумение. – Не голодная ещё.

– А-а, – протянула Катя. – Тебе легче. А когда смотрела на них, не хотела?

– Нет, – ответила Ольга и попробовала ещё раз уйти от этой темы. Прекрасно зная, куда перекинули Косу и остальных, кроме Ленки, которую распределяли уже когда дверь за Ольгой закрыли, она спросила: – А как сейчас узнать, куда девчонок закинули наших? Косу, Звезду?

– Это уже вечером, когда дорогу запустят. Или после ужина попробуем покричать, когда всё уляжется. А малолетки какие были, не по пятнадцать лет хоть? У них там хоть выросло всё?

– Да я не видела, – сказал Ольга, уже замучившись от этих вопросов и, чтобы окончательно уйти от них, спросила. – А в пятнадцать А сейчас можно отправить? А то мне написать тут нужно, где я.

– Да-да, конечно. У нас с ними постоянная дорога натянута, – ответила Катя и, видя, что Ольга раскрыла тетрадь и начала сразу писать, сказала: – Ну ты пиши пока, я пойду послушаю.

Ольга облегчённо посмотрела ей вслед и, подумав, всё же решила написать Соломе сейчас, а отправить вечером, чтобы первой рассказать ему о случившемся. Ей уже не хотелось, чтобы он сам первым узнал об этом и думал об Ольге плохо. Она чувствовала, что начинает испытывать к этому человеку какие-то чувства. Ни перед Шаповаловым, ни даже перед Юркой, про которого уже почти не думала, ей не было так неудобно за то, что про неё могут подумать, будто бы она тоже принимала участие в этой оргии с малолетками.

* * *

– Ну рассказывай, – зло бросил Шаповалов сидящему напротив него Игорю Короткову, тому самому Игорьку, которого приказал допросить Дунаев.

– Что рассказывать? – со страхом взглянул на него уже почти восемнадцатилетний парень.

– Всё рассказывай, – процедил сквозь зубы Шаповалов и вдруг вместо того, чтобы спросить, кто был инициатором пробития дыры и этой вылазки, спросил: – Кто кого трахал? Рассказывай. Ну?!

Игорёк втянул голову в плечи после последнего «Ну?!», выкрикнутого опером со злостью во взгляде. После проведённой экзекуции он ещё не отошёл и, поняв, что их могут бить, и даже очень сильно, испуганно затараторил, со страхом глядя на Шаповалова.

– Я… я не знаю… я… Я с Томкой был… только с ней… а кто там ещё с кем был… я не видел…

– Вот с этой кто был? – глядя ему в глаза спросил Шаповалов, сунув ему под нос фотографию Ольги, которую специально заказал для себя у тюремного фото – графа, сказав ему, что в деле испортилась.

– Я не знаю… честное слово не знаю… – испуганно таращился на фотку Игорёк. – Я не видел… Славка кажись… Они там менялись ещё…

– Какой Славка?! Голанов?! Или Ферцев?! Ну?! Говори быстро! – рявкнул со злостью Шаповалов, всё ещё держа фотографию.

– С-с-славка, Ферцев, кажись… – тараторил Игорёк, боязненно глядя на злобного кума. – Там куча-мала была… я… не знаю точно… вы у него спросите…

Славку Ферцева Шаповалов помнил хорошо и знал, что тот ничего не скажет, даже если его бить будут. Он хоть и был вторым по значимости среди малолеток после Максима Косова, но был инициатором всех беспорядков и имел пометку в деле, как склонный к побегу.

Шаповалов посмотрел внимательно на Игорька, потом вдруг развернул фотографию Ольги, которую держал перед его глазами, картинкой к себе и, как-то странно взглянув не неё, бросил небрежно в ящик стола. Он вдруг как-то сразу успокоился и на него опять нашло состояние апатии. И совсем не потому, что допрашивать Ферцева по этому поводу было бесполезно. Просто он вдруг представил, как Ольга трахается с этим малолетним выродком и ему стало противно. Даже попытался сразу выбросить её из головы, чтобы не причинять себе боль. Остались лишь неприятные воспоминания об утраченном времени и телевизоре. Он понял, что на него нашло задать малолетке эти вопросы только чтобы в третий раз убедиться в правдивости малька Соломы и слов Плетня. Ему сразу стало немного легче и он поднял на Игорька всё ещё отрешённый, но уже спокойный взгляд.

– Ладно, дальше рассказывай, – произнёс он без злости.

– Что дальше? – действительно не понял Игорек.

– Как что? Кто замутил? Кто ковырял? Всё рассказывай, – Шаповалов говорил уже как-то буднично-монотонно, но всё ещё боявшийся его малолетка выложил ему всё что знал и даже чего не знал, как про Ферцева.

* * *

Солома читал полученную по срочной маляву со старого корпуса от Дрона, который был там ответственным за один аппендицит. Дрон писал, что мусора беспредельничают и лупят на продоле малолеток, что и ему самому и ещё парням, которые пытались стучать в двери и вступиться за малолеток, тоже досталось. Так же предлагал поднять бунт для привлечения проверяющей комиссии или хотя бы объявить голодовку, чтобы приехали из управления и наказали беспредельных ментов. Но у Соломы голова сейчас болела совсем по другому поводу, и он прочитал этот малёк вполглаза.

– На, чиркани ответ Дрону, – сунул он маляву Пахе и опять заходил по камере, с дрожью от нетерпения ожидая ответа Косы.

Прочитав малявку Паха усмехнулся и спросил:

– Ну и чё ему ответить?

– А ты сам как считаешь? – нервно спросил Солома. – Напиши, что пиздюки безмозглые сами накуролесили, вот и огреблись.

– Дрон, походу, не знает ещё просто? – высказал предположение Паха и, после утвердительного кивка Соломы, сел писать ответ.

Звонко щёлкнула засовами и открылась дверь, на пороге стоял корпусной.

– Пойдём, Соломин, – по-простецки сказал он.

Поняв, что это к куму, Солома надел прогулочные тапочки и вышел на продол. По пути к кабинету Дунаева он спросил:

– Малолеток сильно били? А то народ волнуется уже.

– Да не, какой там сильно, – весело парировал корпусной. – Кто же их сильно бить-то будет. Так, по-отечески. Синяков почти нет, наверное…

Дунаев перебирал на столе бумаги, исписанные корявым почерком допрашиваемых недавно малолеток. Он даже встал, чтобы поприветствовать Солому и предложил чаю, прекрасно зная, что тот откажется.

– Ты уже знаешь, да, что случилось? – спросил Дунаев, когда они сели.

Солома просто кивнул в ответ, уже зная, что сейчас скажет кум.

– Надо поговорить с ними, Саня, – серьёзно произнёс Дунаев. – А то начнут щас жалобы строчить да заявления. Косяк же сами запороли, как ты знаешь. Да и сознались сами уже во всём, – кум кивнул на бумаги на столе.

– Их раскидали уже? – спросил Солома взбодрившись. Ему вдруг пришла в голову мысль, что как раз не Коса, а малолетки ему скорее скажут правду, имел ли кто-нибудь из них Ольгу или нет.

– Нет пока, они в прогулочном дворике. Там пока дыру заделывают в их камере. Ну что, зайди к ним, пока они все вместе?

– Зайду, зайду, – быстро проговорил Солома и, вспомнив, зачем нужен был ему кум, сказал, воспользовавшись моментом: – Только не один зайду. Мне ещё человек нужен, Немец, в восемь шесть который.

– Зачем он тебе там нужен? – удивился Дунаев.

– Не только там, он везде мне нужен, Степаныч. Надо его к делу постепенно приобщать, так что в мою хату его переводи. Мне-то скоро на суд уже, так что покину я вас…

– Ну переведу потом. Щас-то и сам можешь зайти, – попробовал возразить Дунаев. Но Солома прекрасно понимал выгодность для себя этого момента и уверенно ответил:

– Не-ет, Степаныч, лучшего момента, чем сейчас, не будет, чтобы будущему смотрящему попрактиковаться в общении. Так что давай сейчас его, и в мою хату сразу. Буду дальше его натаскивать, а то там уже народ по тюрьме на ушах стоит после вашей воспитательной работы.

– Да они же…

– Да знаю я, Степаныч, – перебил начавшего было оправдываться кума Солома. – Всё знаю. Но мне нужен Немец. Чтоб я мог быть спокойным, что тюрьму оставлю на уже опытного человека. Как говорится, с практикой.

– Ну хорошо, – нехотя согласился Дунаев и, немного подумав, решил за это выжать хотя бы максимум из Соломы. – Только смотри там, Саня, надо чтоб они родителям своим тоже не жаловались. Документы-то у нас есть на всякий случай, припугнём их, если что, что раскрутим за попытку побега и так далее. Но на хер эта головная боль, лучше, чтобы они не знали и шум там не поднимали.

– Да всё нормально будет, Степаныч, – убедительно уверил его Солома. – Давай Немца, щас всё уладим. Только чтоб сверху там, над двориками, никого не было.

– Пошли, – согласно кивнул Дунаев и встал.

* * *

Информация о том, что произошло на старом корпусе, быстро облетела всю тюрьму и во всех камерах живо обсуждали эту новость. В камере семь ноль, где сидел Валёк, тоже говорили об этом не унимаясь до самого обеда.

– Не, ну я не могу, – всё никак не мог успокоиться Валёк, – во дают, малые. Вот подфартило пацанам, а? Пиз…е-ец…

– А с какой хаты были малолетки? – спросил один из сокамерников по имени Стае, тоже очень завидовавший малолеткам.

– Да с один девять же походу, там же у баб аппендицит отдельный, только у один девять с ними стена общая, – с видом знатока говорил Валёк. В хате были все первохо-ды, но он уже успел побывать в карцере на старом корпусе и немного ориентировался в тюрьме.

– А больше ни у кого нет, что ли? – спросил Стае. – На нашем же корпусе тоже бабы есть на больничке. Кто там у них по бокам сидит?

– Да хер его знает, – пожал плечами Валёк. Тёлки в сто седьмой, значит по бокам сто шестая, сто восьмая. И снизу ещё кто-то, сверху прогулочные дворики. А кто сидит в этих хатах, хер его знает.

– Чё у нас никто не общается с ними ни с кем? – спросил Стае, оглядывая всех в камере. И после того, как все отрицательно покачали головами, произнёс возбуждённо: – Бля, я б там сидел, уже бы давно к тёлкам пробился бы.

– Ага, – весело подхватил ещё один сокамерник по прозвищу Лис. – И поймал бы сифак или ещё какую-нибудь ху…ню, там же больные только…

– Семь ноль! – послышался крик с улицы.

Стае запрыгнул на окно и крикнул негромко.

– Говори.

– Домой, – раздался голос уже без крика, и Стае сразу стал ловить свернутой из бумаги трубкой с крюком на конце висящую за решёткой тонкую контрольку.

Вытащив через реснички запаянный продолговатый груз, он сразу повернулся к Вальку и показал его.

– Смотри, контроль идёт на Протаса, с восемь пять.

– Ну-ка дай-ка, – протянул руку Валёк и, взяв грузик, стал изучать его пальцами, пытаясь определить его содержимое. – Походу химка.

– Ну подтяни Протаса, тебе-то он по-любому уделит, – тут же предложил Лис. – Ну или попроси накрайняк, он же не откажет.

– Ты меру-то знай, – осадил его Стае. – Протас только вот нам гашиш загонял, ещё даже сушняк не до конца прошёл. Да и вообще, сколько можно у него просить. Постоянно чё-то нам дают.

– Так если у них есть что давать, – возразил Лис, но к совету прислушался и предложил: – Ну, можно и не просить, посчитает нужным, значит сам уделит. Да, Валёк?

Валёк стоял молча, задумчиво держа в руках контрольный груз на Протаса. Он один знал истинную причину того, почему их постоянно греют с верхней хаты. Но сейчас, когда они ещё буквально недавно докурили гашиш, который давал ему Протас, просить ещё курнуть было бы перебором. Валёк кусал губу в раздумье, получить ещё наркотику, безусловно, очень хотелось. И тут он, вспомнив, что Протас у него, можно сказать, под каблуком, хитро сузил глаза и сказал Стасу:

– А подтяни ты его, передай ему груз сам. А если про меня спросит, скажи, что я сплю. Вот щас и посмотрим, уделит он внимание мне или нет.

* * *

В камере Протаса тоже все говорили только на одну тему, все весело ставили себя на место малолеток и фантазировали, что бы они сделали на их месте. Только сам Протас ходил задумчивым. Поначалу он, конечно, посмеялся вместе со всеми, и даже позлорадствовал над Соломой, думая, что его «невеста» наверняка тоже кувыркалась там с малолетками. У самого Протаса желания обладать Ольгой уже не было, было только горячее желание поквитаться с Соломой и все его помысли теперь были только об этом. Того, что Ольга смотрящему, возможно, изменила, было ему очень мило. Его поруганное мужское самолюбие жаждало жестокой мести, и он не знал покоя, понимая своё бессилие в этом вопросе. Поэтому, когда он получил груз с химкой от своёго бывшего продавца с магазинчика, который торговал теми краденными запчастями и теперь был подельником Протаса, то просто дал курнуть Тёплому и остальное засунул в свой курок, забыв даже прогнать подельнику, что грев получил и поблагодарить его. Голова всё время болела теперь только об одном, и он уже не ходил звонить ни жене, ни другу с кабинета начальника тюрьмы. Единственный человек, которому бы он действительно хотел сейчас позвонить, это брат Бандеры Толян. Но так как лично с ним был не знаком, а Бандера не мог или не хотел сводить его с Толяном, которому доверял по выходу Протаса из тюрьмы крышевание его фирмы, то оставалось только кусать губы. Хотя сейчас Протас был в таком состоянии от постоянной злобы и бессонницы, что готов был уже на крайние меры, вплоть до физического устранения Соломы. Во всяком случае, если бы ему удалось встретиться со своим будущим крышевым сейчас, то он скорее всего мог бы уже и заказать ненавистного ему Солому. Раньше ему и во сне не могло присниться, что он будет способен на такой шаг. До такой степени его теперь раздражало то, что приходилось после всего улыбаться Соломе и в малявках писать в конце «с уважением».

Протас понимал, что больше двух лет ему вряд ли дадут при полном доказе вины. Но так как он отсидел ещё только год, то ещё долго не встретится с человеком, который сможет решить его проблему. Да и за это время, если он ничего не сможет сделать, так и останется в глазах сокамерников униженным и оскорбленным, и может потерять свой авторитет среди первоходов, если они будут рассказывать об этом по этапам.

«Надо было хотя бы не поднимать тогда этот вопрос, чтобы они ничего не знали, – со злостью клял себя Протас. – Но кто же мог знать, что так будет?».

* * *

Солома встретился с Немцем на лестнице, ведущей в прогулочные дворики. Корпусной, приведший его, тут же ушёл, но кум был рядом, потому Солома лишь сдержанно поздоровался и представился.

– Привет, братан. Я Саня Солома.

– Я уже понял, – улыбнулся Немец, пожимая руку.

– Слышал уже, чё малолетки учудили? – спросил Солома, покосившись на кума, который мог их слышать.

– Ну да, – опять улыбнулся Немец. – Давненько такого не было.

– Тогда пойдём, брат, – положил ему на плечо руку Солома и потихоньку направился в сторону уже открытой двери прогулочного дворика малолеток. – Кроме нас с тобой некому их вразумить, – и когда только Немец потихоньку двинулся за ним после осторожной проверки Соломы, сказал: – Сегодня тебя ко мне в хату переведут, пока будем вместе ситуации здесь разруливать. Ну а как в лагерь уйду, уже сам останешься. Да? Больше-то один хер некому.

– Да базара нет, Сань, – ответил Немец, когда они уже входили во дворик.

– Здорово были, арестанты, – весело поприветствовал малолеток Солома, искоса оглядев верхние проходы, по которым обычно ходили дубаки, но сейчас никого не было. – Я Саня Солома, это Гена Немец.

Малолетки сразу оживились и хором тянули к нему руки для приветствия. Им явно льстило, что к ним пришёл смотрящий за тюрьмой, такое было впервые в этом составе их хаты. А Соломе стоило невероятных усилий держаться и играть роль незаинтересованного в своём основном вопросе лица.

– Ну что, всех тёлок перее…ли или нам чё оставили? – спросил он опять со смехом, но в этот раз улыбка была слишком фальшивой, и хорошо, что кроме Немца этого никто не заметил.

Малолетки оценили шутку и хором засмеялись, некоторые даже держась за отбитые дубинками места, и стали наперебой делиться своими впечатлениями.

– Стоп-стоп-стоп, так ни хера не понятно, – остановил их Солома и опять со смехом спросил: – По одному можете говорить? Косу кто трахал?

Я, сразу отозвался Максим и вышел вперёд, улыбаясь.

– Ну и как она? – всё с той же улыбкой задавал вопросы Солома и, оглядев ещё раз верхние надзирательские проходы, достал из кармана крапаль гашиша и дал Немцу. – Втарь пока, Ген. Пару больших делай.

– Да вообще огонь, – сразу выпалил Макс, воодушевлённый таким вниманием и поглядывая на руки Немца, умело мельчащего гашиш заточенным супинатором, который он достал из ботинка. – Сразу видно, опытная. Работает как профессионалка, мне даже ничё делать не надо было…

– А эту кто трахал, как её?… – остановил его словесный поток Солома. – Ольгу? А она как, ничё? Говорят у неё жопа обожжённая. Врут, нет?

Солома специально так поставил вопрос и с замиранием сердца ждал ответ. И когда малолетки нерешительно переглянулись, его сердце забилось сильнее уже в надежде.

– Чё, никто её не трахал, что ли? А вы все здесь? – спросил он.

– Витька только нет, увели к куму, – ответил за всех Максим. – Но он и не кувыркался ни с кем, не пролез. Это тот взросляк, из-за которого мы спалились. А чё за Ольга-то? Какая из себя?

– Ну, такая, красивая тёлка, с длинными волосами. На втором ярусе она спала, на последней шконке от двери справа.

– А-а-а, – поняв, протянул Игорёк. – Ну, ничё себе такая, у меня там аж слюнки потекли. Только она не трахалась ни с кем, зашторилась там у себя и не вылезала почти. Походу жопы своей обожжённой стеснялась. Да мне бы по х…й было, я бы и так ей засадил…

Услышав это, у Сломы как будто огромный камень с плеч свалился. Он сразу повеселел и теперь смеялся уже не притворно. Улыбаясь, поглядывал на руки Немца, хотя ещё только что совсем не было желания курить наркотик. Настроение сразу так поднялось, что про остальные проблемы с малолетками он даже не сомневался, что сможет их решить и жизнь сразу показалась ему прекрасной.

* * *

Играя в карты, Валёк и остальные вряд ли думали об игре. Изредка перебрасываясь незначительными фразами по поводу утреннего происшествия на старухе, чтобы хоть как-то отвлечься, они то и дело поглядывали на кабуру в потолке, всё время ожидая, что их позовут и угостят химкой обкуриться. За два часа, которые им удалось убить игрой, сушняк от предыдущего грева сверху уже прошёл и некоторые начисто забыли те слова багодарности, которые ещё недавно говорили в адрес Протаса.

– Да зря мы ждём походу, – с досадой бросил карты Лис, глянув на кабуру уже с каким-то презрением. – Не считают они нужным нас угощать. Кто мы для них такие?

– Ты завязывай, Лис, – опять попытался придержать его Стае. – Забыл, сколько они нам всего давали? Может, там и не химка на них шла.

– Да ну на х…й, не химка, – поднялся Лис и, не выдержав от утомительного ожидания, залез на батарею там, где была кабура.

– Не вздумай просить, Лис, – предупредил его Валёк. Он хоть и чаще всех поглядывал на кабуру всё это время, но держал себя в руках несмотря на то, что уже сам злился на Протаса. А высказанное сейчас Стасом предположение, что это могла быть не химка, охладило его.

– Да я не буду, даже звать не буду, – успокоил его Лис и позвал одного из суетящихся возле стола молодых парней: – Лопух, ну-ка ползи сюда, быстро!

Парень лет двадцати сразу поставил на стол свою кружку, которую хотел закипятить и быстрым шагом направился к Лису.

– Ну, ближе, хули ты встал, – скомандовал ему Лис, когда он нерешительно остановился в метре и посмотрел на стоявшего на батарее Лиса. А когда он быстро сделал шаг вперед, сказал: – Давай лапы, держи меня.

Парень с очень подходящим ему прозвищем Лопух покорно выставил руки и Лис встал на них, опёршись на стенку руками.

– Давай ещё выше подними, – сказал ему Лис. – И держись крепче.

На новом корпусе потолки были не такими высокими как на старом, и когда Лис, пошатываясь, залез на плечи Лопуха, то головой упёрся в потолок над своей головой. А когда поднял взгляд кверху, кабура оказалась прямо перед его носом. Не медля ни секунды Лис сразу засунул этот нос в дыру и слышно было, как он втягивает в себя воздух.

– Да тише ты, Лис, услышат, – предупредил его Валёк.

– Там ящик работает, – сказал Лис, высунув нос из кабуры, и посмотрел на Стаса победным взглядом. – Ну что? Иди, понюхай. Там химку курили, бля буду.

– Может это гашиш, – опять сделал предположение Стае.

– Чё, я химку от гашухи отличить не могу? – раздраженно произнес Лис, спрыгивая на пол. – Пиз…е-ец, такую завертуху большую поймали, даже на пятку нам не дали. Всё, можно спать ложиться.

Глянув на Валька, Лис раздражённо буркнул ещё что-то невнятное себе под нос и, увалившись на свою шконку, демонстративно отвернулся к стене. Стае посмотрел на Валька и нерешительно спросил:

– Чё, может в натуре подтянуть Протаса, спросить?

– Не-е, – покачал головой Валёк и с каким-то злым и задумчивым взглядом встал и заходил по хате. Сделав несколько шагов он остановился и, посмотрев на кабуру в потолке, произнес: – Если Протас не считает нужным уделить внимание, я у него просить ничего не буду.

Стае опустил голову и посмотрел на свою шконку, видимо, тоже собирался лечь спать. В наступившей тишине Валёк опять заходил по камере с грозным выражением лица. В какой-то момент он уже открыл было рот, чтобы сказать своим друзьям со злости, что за Протасом есть серьёзный косяк. Но остановился, поняв, что не сможет рассказать о том, какой именно за ним был поступок, потому что сам в нём участвовал. Но, походив немного и подумав, он решил хотя бы позлорадствовать над Протасом и со злой усмешкой произнёс.

– У Протаса тут тёлку его увели, еб…т её прямо у него под носом.

Лис, состояние которого не позволяло ему заснуть даже в тишине, сразу развернулся и тоже улыбнулся улыбкой, больше похожей на оскал и почти воскликнул радостно.

– Да ты чё?! А кто?

– Да есть тут один, – уклончиво ответил Валёк, прекрасно понимая, что называть Солому нельзя, иначе до него это дойдёт очень скоро.

Но Лису это и не особо нужно было, его грел сам факт.

– От, сохатый! – радостно воскликнул Лис, взглянув на кабуру. – И чё, он так и оставил это? Или он не знает?

– Да знает он всё, – с усмешкой махнул рукой в сторону кабуры Валёк. – Это ещё и друг его.

– И не предъявлял ни х…я, что ли? – радостно-удивленно спросил Лис.

– Да хули он там сможет предъявить? – презрительно посмотрел Валёк в сторону кабуры. – Там строгачи. По-любому вывернут всё так, что он ещё и виноватый останется.

– Чё, со строгого кто-то? – спокойно спросил Стае, не разделявший злорадства друзей по отношению к человеку, который столько им помогал. От Лиса он не удивлялся, тот всегда и был таким. Но от Валька, не зная истинную причину его поведения, он подобного не ожидал.

– Со строгого, – весело ответил Валёк и кивнул на кабуру. – Когда ваших тёлок е…ут, это вас е…ут.

– Вот лошара! – захохотал во всё горло Лис.

Валёк поднял взгляд на кабуру и задумался о том, как бы ещё насолить Протасу.

* * *

По возвращении в камеру радостный Солома тут же вкратце рассказал Пахе о разговоре, и сказав ему, чтобы подготовил для Немца место, сел писать Ольге. Его не столько интересовало услышать рассказ обо всём произошедшем от неё самой, хотя эти вопросы он тоже задал ей в мальке, сколько его переполняло чувство признательности и благодарности за то, что она не поддалась соблазну. Он написал ей столько приятных и тёплых слов, что сам стал её по-настоящему уважать и думал о ней с приятной улыбкой.

За письмом он даже не заметил, как прошёл почти час и даже удивился, когда дверь открылась и в камеру вошёл Немец с сумкой.

– Уже собрался? – спросил Солома, округлив глаза. – Быстро ты. Знакомься. Это Паха. – Он встал и представил ему всех сокамерников, даже шныря, которому тут же сказал: – Завари нам чаю, – потом он повернулся к Немцу и показал ему на шконку, на которой ещё недавно спал Паха и освободил её для более авторитетного арестанта. – Располагайся, здесь лучше, чем в общаковой хате. Там есть кому смотреть за тем аппендицитом.

– Да базара нет, – ответил Немец и поставил свою сумку под шконку.

Солома пока быстро запаял малёк для Ольги и отправил его по срочной в другую сторону. От Дунаева на обратном пути он узнал, что Ольгу перевели в один шесть, а на них идет дорога по другой стороне. Для него это, в прин