Короткая вторая жизнь Бри Таннер. Новелла Затмения

Стефани Майер



Введение

Двое писателей никогда не смогут описать что-то одинаково. Каждый из нас черпает вдохновение в разных источниках; у каждого свои причины, почему одни персонажи остаются с нами, а другие – исчезают в ненужных нам файлах. Я лично никогда не могла понять, почему некоторые мои персонажи начинают жить собственной жизнью, но я всегда радуюсь, если это происходит. Об этих персонажах проще всего писать, и потому их истории всегда приходят к логическому концу.

Бри – одна из таких персонажей. Она стала главной причиной, почему вы сейчас держите в руках эту историю, вместо того, чтобы она затерялась в папках на моем компьютере. (Две другие причины зовут Диего и Фред). Я начала думать о Бри, когда редактировала «Затмение». Редактировала, а не писала – когда я писала черновик «Затмения», на мне как будто были очки, из-за которых я воспринимала все только от первого лица; все, что Белла не могла увидеть или услышать было несущественным. Та история была посвящена только ей.

Следующим шагом в процессе редактирования, нужно было отойти от видения Беллы и понять, как развивается история. Мой редактор, Ребекка Дэвис, сыграла здесь очень важную роль. У нее было много вопросов относительно того, чего Белла не знала и как можно сделать это все более понятным. Поскольку Бри была единственным новообращенным вампиром, которого видела Белла, то именно к ней я и начала проявлять интерес, я начала задумываться над тем, что происходит в ее мире. Я начала задумываться над тем, каково это, жить в подвале вместе с другими новообращенными, охотиться на людей. Я начала представлять мир таким, каким видела его Бри. И мне это давалось легко. С самого начала я представляла персонаж Бри очень четко, да и некоторые из ее друзей «ожили» без особых усилий. Я начинала делать все как всегда: старалась сначала написать синопсис событий, которые будут происходить, и закончить его коротким диалогом. В этом случае, получилось так, что вместо синопсиса я описала один день из жизни Бри.

Начав писать о Бри, я впервые взглянула на мир с точки зрения «настоящего» вампира – охотника, чудовища. Я взглянула ее красными глазами на нас, людей; внезапно они стали жалкими и слабыми, легкими добычами, маловажными существами, которые годятся только для вкусного обеда. Я почувствовала, что значит быть совсем одной, окруженной врагами, всегда быть на чеку, никогда не быть уверенной ни в чем, кроме того, что твоя жизнь в опасности.

Я погрузилась в абсолютно новый мир – мир новообращенных вампиров. У меня никогда не было возможности изучить их жизнь, даже когда Белла стала вампиром. Ведь она была совсем не такой новообращенной, как Бри. Это было волнующе, зловеще, невероятно и трагично. Чем ближе я подходила к концу, тем больше мне хотелось закончить «Затмение» немного по-другому.

Мне интересно, как вы отнесетесь к Бри. Ведь она такой маленький и несущественный персонаж в «Затмении». С восприятия Беллы она прожила всего пять минут. И все-таки ее история очень важна для понимания всего романа. Когда вы читали сцену «Затмении», в которой Белла смотрит на Бри и видит ее, как свое возможное будущее, задумывались ли вы над тем, как Бри попала в эту ситуацию? Или когда Бри смотрела на Беллу и на Калленов, задумывались ли вы, как они выглядят в ее глазах? Наверное, нет. Но даже, если и задумывались, то вряд ли разгадали все ее секреты.

Надеюсь, что в конце вы также, как и я, проникнитесь симпатией к Бри, хотя я знаю, что это жестокое желание. Ведь вы знаете, чем все это для нее закончится. Но, по крайней мере, вы будете знать всю историю. Ведь такой исход событий, на самом деле, очень тривиален.

* * *

Наслаждайтесь,

Стефани

* * ** * ** * *

Газетный заголовок бросился мне в глаза прямо из небольшого металлического торгового автомата: СИЭТЛ В ОСАДЕ – ЧИСЛО ПОГИБШИХ СНОВА ВОЗРАСТАЕТ. Я этого еще не видела. Какой-то продавец газет, должно быть, только что пополнил запасы машины-автомата. К счастью для него, сейчас его нигде нет поблизости.

Замечательно. Райли придет в бешенство. Я постараюсь не быть в пределах досягаемости, когда он увидит эту газету. Пусть оторвет руку кому-нибудь другому.

Я стояла в тени за углом захудалого трехэтажного здания, стараясь быть незаметной, и ждала, чтобы кто-то наконец принял решение. Не желая встретиться с кем-нибудь глазами, я вместо этого смотрела на стену рядом со собой. На первом этаже здания находился магазин музыки, который уже давно был закрыт; окна, не выдержавшие погоды или уличного насилия, были забиты фанерой. Наверху были квартиры - пустые, как я догадалась, так как обычных звуков спящих людей там не было слышно. Это меня не удивляло - дом выглядел так, будто его мог бы разрушить порыв сильного ветра. Здания на другой стороне темной, узкой улицы были такими же развалинами.

Обычная сцена для вечерней прогулки по городу.

Мне не хотелось что-то говорить и привлекать к себе внимание, но хорошо бы кто-нибудь решил что-нибудь. Меня мучила жажда, и мне в общем-то было неважно, куда мы пойдем – направо, налево, или по крыше. Я просто хотела найти каких-нибудь невезучих людей, которым даже не хватит времени подумать « не то место, не то время».

К сожалению, сегодня Райли послал меня с двумя самыми некудышными вампирами на свете. Райли, кажется, было неважно, кого он посылает в группах на охоту. И его не особо беспокоило, когда из-за того, что он послал не тех людей вместе, меньше народу возвращалось домой. Сегодня ночью я завязла с Кевином и каким-то белобрысым парнем, чьего имени не знала. Они оба принадлежали к банде Рауля, поэтому, само собой разумеется, они были тупыми. И опасными. Но сейчас, по большей части, просто тупыми.

Вместо того, чтобы выбрать направление нашей охоты, они вдруг принялись спорить, чей любимый супергерой был бы лучшим охотником. В данный момент безымянный блондин демонстрировал способности Человека-Паука, легко взбираясь вверх по кирпичной стене переулка и мурлыкая под нос песенку из мультфильма. Я раздосадовано вздохнула: а собирались ли мы вообще начать охоту?

Мой глаз уловил мимолетное движение слева. Это был еще один парень, которого Райли послал с нашей группой охотников, Диего. Я мало о нем знала, только что он был старше большинства других. Он был правой рукой Райли. Это вовсе не причина, чтобы он мне нравился больше, чем остальные болваны.

Диего смотрел на меня. Должно быть, он услышал мой вздох. Я отвернулась.

Не поднимай головы и не разевай рта – вот как можно было сохранить жизнь в стае Райли.

«Человек-Паук просто жалкий неудачник, - крикнул Кевин блондинчику, - я покажу тебе, как охотятся настоящие супергерои». Он широко оскалился. Его зубы ярко сверкнули в свете ночных фонарей.

Кевин выпрыгнул на середину улицы как раз в тот момент, когда лучи фар какой-то машины метнулись по улице, залив выщербленную мостовую иссиня-белым светом. Он отвел руки за спину, затем медленно свел их вместе, как будто профессиональный рестлер, щеголяющий своей силой.

Машина приближалась – водитель видимо ожидал, что Кевин уберется ко всем чертям с дороги, как поступил бы обычный человек. Как ему и  надо было поступить.

«Халк зол!», - заорал Кевин. «Халк…БУМ!»

Он прыгнул навстречу автомобилю до того, как тот сумел затормозить, схватил его за передний бампер и перевернул над головой так, что тот ударился о мостовую вверх дном. Раздался визг покореженного металла и звук разбивающегося стекла. Внутри закричала женщина.

«О, господи», - сказал Диего, качая головой. Он был красив, с темными густыми кудрявыми волосами, большими, широко раскрытыми глазами и полными губами, но в то же время, кто из нас не красив? Даже Кевин и остальные идиоты из группы Рауля были красивы. «Кевин, мы должны не высовываться. Райли сказал..»..

« Райли сказал!», - Кевин передразнил его грубым сопрано. «Не распускай сопли, Диего. Райли здесь нет»

Кевин перепрыгнул через перевернутую «Хонду» и выбил водительское окно, которое каким-то образом до сих пор оставалось целым. Через разбитое стекло и сдувающуюся подушку безопасности он просунул руку за водителем.

Я отвернулась и задержала дыхание, изо всех сил стараясь сохранить ясность мыслей.

Я не могла наблюдать за тем, как Кевин насыщается. Я была для этого слишком голодна, а драться с ним не имела ни малейшего желания. Совсем не хотелось оказаться в черном списке Рауля.

Для белобрысого парня это проблемой не было. Он оттолкнулся от кирпичей над моей головой и легко приземлился сзади. Я слышала, как они с Кевином рычали друг на друга, а затем раздался хлюпающий звук, будто что-то разрывают и женский крик прекратился. Наверное, они разорвали ее на две части.

Я старалась не думать об этом. Но я ощущала жар и слышала звук падающих капель где-то позади, а это вызывало жгучую боль в горле, даже не взирая на то, что я не дышала.

«Я пошел отсюда», - услышала я бормотание Диего.

Он нырнул в промежуток между двумя темными зданиями, и я последовала по его пятам. Если бы я мгновенно не убралась отсюда, то дралась бы с головорезами Рауля за тело, в котором все равно уже не могло остаться много крови. И возможно, я бы стала одной из тех, которые не вернутся домой.

Ух, но мое горло пылало! Я сжала зубы, чтобы не закричать от боли.

Диего пробежал через забитый мусором переулок, а когда уткнулся в тупик, то взобрался по стене вверх. Цепляясь за щели между кирпичами, я последовала за ним.

Наверху Диего помчался дальше, перепрыгивая с крыши на крышу, по направлению к огням, мерцающим со стороны пролива. Я не отставала. Я была младше его, и поэтому сильнее. Хорошо, что мы, молодые, были самыми сильными, иначе мы не прожили бы и своей первой недели в доме Райли.

Я могла бы с легкостью обогнать его, но хотела посмотреть, куда же он направляется, да и не хотелось, чтобы он оказался у меня за  спиной.

Диего бежал много миль не останавливаясь; мы почти добрались до промышленных доков. Я слышала, как он что-то бормотал себе под нос.

«Идиоты! Неужели Райли давал бы нам указания без важной на то причины. Самосохранение, например. Неужели так трудно проявить хоть крупицу здравого смысла?»

«Эй», позвала я. «Мы вообще собираемся охотиться? Мое горло горит от жажды».

Диего приземлился на самый край широкой крыши какой-то фабрики и резко развернулся ко мне. Я отпрыгнула назад на несколько ярдов, готовая обороняться, но он не сделал никаких агрессивных выпадов в мою сторону.

«Да», сказал он. «Я просто хотел быть подальше от этих чокнутых».

Он дружелюбно улыбнулся, а я уставилась на него.

Этот Диего был не таким, как все остальные. Он был каким-то…спокойным, вот подходящее слово. Нормальным. Не нормальным сейчас, а нормальным раньше. Его красные глаза были темнее моих. Должно быть, он уже и впрямь давненько был здесь, как я и слышала.

Внизу, с улицы доносились звуки ночной жизни в трущобах Сиэтла. Несколько машин, грохочущая басами музыка, парочка людей, идущих торопливыми шагами, какие-то пьяные бездельники, поющие не в лад.

«Ты Бри, так ведь?» спросил Диего. «Одна из новеньких».

Мне это не понравилось. Новенькая. Ну да ладно.

«Да, я Бри. Но я не из последней группы. Мне уже почти три месяца».

«Довольно ловко для трёхмесячной», сказал он. «Не многие могли бы вот так уйти с места происшествия». Он сказал это, как комплимент, как будто на него это и правда произвело впечатление.

«Я не хотела путаться с придурками Рауля».

Он кивнул. «Аминь, сестра. От таких как они ничего хорошего не жди».

Странно. Диего был странным. Все это звучало так, как будто это был просто обычный разговор. Никакой враждебности, никаких подозрений. Как будто он и не думал о том, насколько легко или трудно было бы меня убить  прямо сейчас. Он просто со мной разговаривал.

«Давно ты с Райли?» спросила я с любопытством.

«Уже почти одиннадцать месяцев».

«Ого! Это даже дольше, чем Рауль!»

Диего закатил глаза и сплюнул яд с края здания. «Да, помню, как он приволок к нам этот мусор. С тех пор становилось только хуже и хуже».

Я помолчала немного, раздумывая, уж не считал ли он мусором всех младше себя. Не то чтобы мне это было важно. Меня уже не волновало, что думают другие. Мне это было не нужно. Как сказал Райли, отныне я – бог. Сильнее, быстрее,  лучше. Все остальные не имели значения.

Потом Диего чуть слышно присвистнул: «Ну вот, пожалуйста. Требуется всего лишь немного мозгов и терпения». Он указал вниз на противоположную сторону улицы. Наполовину скрытый углом здания, в темном переулке какой-то мужчина лупил почем зря одну женщину, попутно осыпая ее грязными ругательствами, а другая молча наблюдала за ними. По их одежде я догадалась, что это были сутенер и две его девочки.

Как раз это и велел нам делать Райли. Охотиться на отбросы общества. Убивать людей, которых никто не хватится, тех, кто не направляется домой к ожидающей их семье. Людей, о пропаже которых никто не заявит.

Точно так же он выбрал и нас. Боги и их пища, пришедшие из низов.

В отличие от некоторых других, я все еще делала то, что велел мне Райли. Не потому что он мне нравился. Симпатия уже давно испарилась. А потому, что его слова казались верными. Какой смысл в том, чтобы привлекать внимание к тому факту, что группа новообращенных вампиров превратила Сиэтл в охотничью арену? Как это должно было нам помочь?

Я даже не верила в вампиров, пока сама не превратилась в вампира. Так что если весь мир не верил в вампиров, значит остальные вампиры охотились с умом, так, как велел Райли. Возможно, для этого у них была веская причина.

И как сказал Диего, охота с умом требует всего лишь немного мозгов и терпения.

Конечно, мы много раз допускали ошибки, и Райли читал газеты, и стонал и орал на нас, и ломал вещи – например, любимую видео-приставку Рауля. Тогда Рауль приходил в бешенство и рвал кого-нибудь на части и сжигал. Тогда злился уже Райли и проводил обыск на наличие зажигалок и спичек. Так повторялось по нескольку раз, и потом Райли приводил домой очередную группу новообращенных ребят из трущоб взамен утраченных. Этот круговорот был нескончаем.

Диего сделал глубокий жадный вдох - и на моих глазах его тело изменилось. Он сжался для прыжка, одной рукой ухватившись за кромку крыши. Все его странное дружелюбие исчезло – передо мной был охотник.

А вот это было мне знакомо, это было привычно, потому что это я понимала. Я отключила свой разум. Время охоты пришло. Я глубоко вздохнула, втягивая в себя аромат крови тех, что были внизу. Они были не единственными людьми в округе, но они оказались ближе всех. Ты должен решить,  кто станет твоей добычей до того, как его учуешь. Теперь было слишком поздно что-то менять.

Диего спрыгнул крыши, пропав из виду. Звук его приземления был слишком тихим, чтобы привлечь внимание рыдающей проститутки, проститутки в отключке или рассерженного сутенера.

Из моей глотки вырвалось низкое рычание. Моя. Эта кровь была моя. В горле горел огонь жажды, и я не могла думать ни о чем другом.

Я подпрыгнула и, пролетев через улицу, приземлилась как раз рядом с плачущей блондинкой. Сзади я чувствовала присутствие Диего, поэтому предостерегающе зарычала, схватив застигнутую врасплох девушку за волосы. Я дернула ее к себе и прижалась спиной к стене переулка. Готовая защищаться, просто на всякий случай.

Потом я совершенно забыла о Диего, потому что под кожей жертвы я чувствовала жар крови и слышала глухое биение пульса – совсем рядом с поверхностью.

Она открыла рот, чтобы закричать, но мои зубы сокрушили ее трахею прежде, чем она сумела издать хоть один звук. Были слышны только булькающий звук воздуха и крови в ее легких, да мои низкие стоны, которые я не в силах была сдержать.

Ее кровь была теплой и сладкой. Она погасила огонь в моем горле, успокоила ноющую, гложущую пустоту в желудке. Я, захлебываясь, сосала кровь, почти не замечая ничего вокруг.

Тот же звук я слышала со стороны Диего – мужчину он взял на себя. Вторая женщина без сознания лежала на земле. Ни один из них не издал и звука. Диего оказался хорош.

Проблема с людьми была в том, что в них никогда не было достаточно крови. Казалось, всего через несколько секунд девушка была пуста. Я раздосадовано потрясла ее обмякшее тело. А в моем горле снова разгорался пожар.

Я бросила ставшее ненужным тело на землю и сжалась у стены, раздумывая, смогу ли я схватить бесчувственную девушку и удрать с ней, прежде чем Диего меня догонит.

Диего уже закончил с мужчиной. Он посмотрел на меня с выражением, которое я могла истолковать только как… сочувствие. Но я могла чудовищно ошибаться. Я не помнила, чтобы кто-то прежде выказывал мне сочувствие, так что я была не очень уверена, как это должно выглядеть.

«Давай» - сказал он мне, кивая в сторону девушки, без чувств лежащей на земле.

«Ты что, шутишь?» - спросила я.

«Не, мне пока хватит. У нас есть время, чтобы еще поохотиться сегодня».

Все еще остерегаясь подвоха с его стороны, я бросилась вперед и схватила девушку. Диего не попытался меня остановить. Он немного отвернулся и, подняв голову, смотрел в черное небо.

Я вонзила зубы в ее шею, не отрывая взгляда от Диего. Эта была даже лучше, чем предыдущая. Ее кровь была совершенно чистой. Кровь белокурой девушки имела горький привкус, который получался таким из-за наркотиков - я настолько привыкла к этому, что едва замечала. Мне редко доставалась по-настоящему чистая кровь, потому что я придерживалась правила охотиться только на отбросы общества. Диего, казалось, тоже следовал правилам. Он не мог не почуять, какую кровь он мне уступал.

Почему он это сделал?

Когда второе тело было опустошено, в горле стало легче. Во мне было много крови. Меня, вероятно, не будет мучить жажда несколько дней.

Диего по-прежнему ждал, тихонько насвистывая сквозь зубы. Когда я позволила телу с глухим стуком упасть на землю, он повернулся ко мне и улыбнулся.

«Ммм, спасибо», - сказала я.

Он кивнул: «Мне показалось, что тебе это было нужно больше, чем мне. Я помню, как трудно бывает вначале».

«Потом становится легче?»

Он пожал плечами: «В некотором смысле».

Мы с секунду смотрели друг на друга.

«Почему бы нам не выбросить эти тела в пролив?» - предложил он.

Я нагнулась, схватила мертвую блондинку и перекинула ее обмякшее тело через плечо. Я хотела взять и вторую девицу, но Диего опередил меня, уже неся сутенера на плече.

«Я понесу этих», - сказал он.

Я последовала за ним вверх по стене переулка, а затем мы перемахнули через перекладины под шоссе. Свет фар от автомобилей внизу не касался нас. Я задумалась о том, как были глупы люди, как невнимательны, и я была рада, что больше не одна из этих невежд.

Скрытые в темноте, мы добрались до пустого дока, закрытого на ночь. Диего не медлил в конце бетонного причала, он просто перепрыгнул через край со своей объемистой ношей и скрылся в воде. Я скользнула за ним.

Он плыл гладко и быстро, как акула, погружаясь глубже и дальше в черный пролив. Внезапно он остановился, когда нашел то, что искал – огромный, покрытый слизью валун на дне океана с налипшими на его бока морскими звездами и мусором. Мы были на глубине более ста футов - для человека все здесь казалось бы тьмой кромешной. Диего выпустил свои тела. Они медленно покачивались в воде рядом с ним, пока он засовывал руку в грязный песок у подножия скалы. Через секунду он нашел, за что ухватиться, и вырвал валун с его привычного места. Вес валуна вогнал его по пояс в темное дно.

Он поднял глаза и кивнул мне.

Я поплыла к нему, захватив по пути его тела одной рукой. Я затолкала блондинку в черную дыру под валуном, а затем засунула туда вторую девушку и за ней сутенера. Я слегка пнула их ногой, чтобы убедиться, что они внутри, а затем убралась в сторону. Диего отпустил валун. Тот немного шатался, приспосабливаясь к новому неровному основанию. Диего выбрался из грязи, подплыл к верхней части валуна и толкнул его вниз, расплющивая то, что мешалось внизу.

Он отплыл назад на несколько ярдов, чтобы осмотреть свою работу.

«Идеально», - проговорила я одними губами. Эти три тела никогда не всплывут на поверхность. Райли никогда не услышит сообщение о них в новостях.

Он широко улыбнулся и поднял руку.

Мне понадобилось минута, чтобы понять, что он хочет дать мне "пять". Неуверенно, я подплыла, хлопнула по его ладони, а затем метнулась прочь, оставив некоторое расстояние между нами.

Диего сделал странное выражение лица, а потом выпрыгнул на поверхность, словно пуля.

Сбитая с толку, я бросилась за ним. Когда я вырвалась на воздух, он почти задыхался от смеха.

«Что?»

С минуту он не мог ответить. Наконец он выпалил: «Это самое ужасное "пять", которое я когда-либо видел».

Я раздраженно шмыгнула носом: «Я же не могла быть уверена, что ты не оторвешь мне руку или что-то подобное».

Диего фыркнул: «Я не стал бы этого делать».

«Любой другой стал бы», - возразила я.

«Это правда», - согласился он, вдруг вовсе не так весело, - «Как насчет того, чтобы еще немного поохотиться?»

«Ты еще и спрашиваешь?»

Мы вышли из воды под мостом, и удачно - прямо напротив двух бездомных, спящих в старых, грязных спальных мешках на общем матрасе, сооруженном из старых газет. Ни один из них не проснулся. Их кровь была испорчена алкоголем, но всё же лучше, чем ничего. Мы также захоронили их в проливе, под другим валуном.

«Ну что ж, я сыт на несколько недель», - сказал Диего, когда мы снова вышли из воды, капая водой на конец другого пустого причала.

Я вздохнула: «Я так понимаю, это то самое, что "становится легче", да? А меня снова будет одолевать жажда через пару дней. А потом Райли, вероятно, снова отправит меня на охоту с другими мутантами Рауля».

«Я могу пойти с тобой, если хочешь. Райли в общем-то позволяет мне делать то, что я хочу».

Я на секунду с подозрением задумалась об этом предложении. Но Диего действительно казался непохожим на других. Я чувствовала себя по-другому с ним. Как будто мне не нужно было остерегаться его так сильно.

«Хорошо бы», - согласилась я, но тут же почувствовала себя как-то не так. Как будто я была слишком уязвимой, что ли.

Но Диего просто сказал: «Здорово», и улыбнулся.

«Так как вышло, что Райли дает тебе столько свободы?», - спросила я, заинтересованная отношениями между ними. Чем больше времени я проводила с Диего, тем меньше могла себе представить, чтобы он был тесно связан с Райли. Он был таким…дружелюбным. В отличие от Райли. Но может быть, противоположности притягиваются.

«Райли знает, что может доверить мне подчистить все следы. Кстати, о следах - не хочешь помочь мне что-то сделать по-быстрому?»

Этот странный парень начинал занимать меня. Интересовать меня. Я хотела посмотреть, что он станет делать.

«Конечно», - согласилась я.

Он промчался через док по направлению к дороге, которая тянулась вдоль берега. Я последовала за ним. Я учуяла нескольких людей, но знала, что они не заметят нас – было слишком темно, и мы двигались слишком быстро.

Он снова решил бежать по крышам. Перепрыгнув через несколько крыш, я распознала наш же запах. Мы возвращались по своим следам.

А затем мы снова оказались в том самом переулке, где Кевин и другой парень наделали столько глупостей с машиной.

« Невероятно», - прорычал Диего.

Судя по всему, Кевин и компания только что ушли. На крышу машины были заброшены еще две, а несколько случайных свидетелей пополнили список убитых. Полиции еще не было - все, кто могли бы им сообщить о происходящем, были уже мертвы.

«Поможешь мне разобраться с этим?», - спросил Диего.

«Ладно».

Мы спрыгнули вниз, и Диего быстро переставил машины так, что казалось, будто они скорее просто столкнулись друг с другом, а не были свалены в кучу закатившим истерику гигантским младенцем. Два опустошенных, безжизненных тела были брошены прямо на тротуаре. Я схватила их и засунула между машинами, прямо в то место, где те якобы врезались друг в друга.

«Жуткая авария», - сказала я.

Диего ухмыльнулся. Он достал из кармана полиэтиленовый пакетик на застежке, где лежала зажигалка. Затем стал поджигать одежду на трупах. Я схватила свою собственную зажигалку – Райли раздал их нам обратно, когда мы пошли на охоту; Кевину следовало воспользоваться своей – и начала поджигать обивку сидений в машинах. Сухие тела, пропитанные нашим легко воспламеняемым ядом, вспыхнули быстро.

«Отойди назад», предупредил меня Диего, и я увидела, что он открыл люк бензобака первой машины и отвинтил крышку. Я запрыгнула на ближайшую стену и устроилась этажом выше, чтобы ничего не пропустить. Диего отошел на несколько шагов и зажег спичку. С идеальной точностью он забросил ее в узкое отверстие бензобака. В ту же секунду он запрыгнул наверх ко мне.

Грохот от взрыва сотряс всю улицу. За углом начали зажигаться огни.

«Молодец», сказала я.

«Спасибо за помощь. Вернемся к Райли?»

Я нахмурилась. Дом Райли был последним местом, где я хотела бы провести остаток ночи. Я не хотела видеть тупое лицо Рауля, или слышать постоянные вопли и драки. Мне не хотелось скрипеть зубами и прятаться за спиной Странного Фреда, чтобы меня оставили в покое. И у меня закончились книги.

«У нас есть еще немного времени», сказал Диего, заметив выражение моего лица. «Нам не обязательно идти прямо сейчас».

«Мне нечего читать».

«А мне нужна новая музыка». Он широко улыбнулся. «Пойдем по магазинам».

Мы промчались по городу – снова по крышам, а затем по темным улицам, когда расстояние между зданиями стало больше – в более спокойный район. Мы быстро нашли торговый центр, включавший книжный магазин большой разничной сети. Я взломала замок люка на крыше и мы залезли внутрь. Магазин был пуст, сигнализация установлена только на дверях и окнах. Я направилась прямиком к книгам на букву "Х", а Диего пошел в отдел музыки, который находился в задней части магазина. Я как раз закончила Хейла. Я взяла следующую дюжину книг; этого мне хватит на пару дней.

Я пошла искать Диего и нашла его сидящим за одним из столиков кафе и изучающим обратные стороны своих дисков. Я помедлила, затем присоединилась к нему.

Ощущение было странное, потому что оно мне что-то напоминало, навязчиво и тревожаще. Когда-то я уже сидела вот так – за столиком напротив кого-то. Я беззаботно болтала с тем человеком, думая о вещах, которые не были связаны с жизнью или смертью, жаждой или кровью. Но это было в какой-то другой, туманной жизни.

Последним человеком, с которым я сидела за столом, был Райли. По многим причинам мне было трудно вспоминать ту ночь.

«Как же так получилось, что я никогда не замечал тебя в доме?» спросил Диего внезапно. «Где ты прячешься?»

Я засмеялась и скривилась одновременно. «Я обычно пристраиваюсь позади Фреда, где бы он ни торчал».

Он наморщил нос. «Серьезно? Как ты это терпишь?»

«Постепенно привыкаешь. Позади него не так плохо, как спереди. В любом случае, не найти лучшего места, чтобы спрятаться. Никто не подходит близко к Фреду».

Диего кивнул, хотя его лицо до сих пор выражало отвращение. «Это правда. Отличный способ сохранить жизнь».

Я пожала плечами.

«А ты знала, что Фред – один из любимчиков Райли?» спросил Диего.

«Правда? Как такое может быть?» Никто не мог вытерпеть Странного Фреда. Я была единственной, кто пытался, но это было исключительно для самосохранения.

Диего заговорщически наклонился ко мне. Я уже так привыкла к его странному поведению, что даже не вздрогнула.

«Я слышал, как он говорил по телефону с НЕЙ».

Я содрогнулась.

«Знаю», сказал он, и в голосе опять послышалось сочувствие. Конечно немудрено, что мы сочувствовали друг другу, когда дело касалось ЕЕ. «Это было несколько месяцев назад. В общем, Райли говорил о Фреде, и был весь такой взволнованный. Насколько я понял из их разговора, некоторые вампиры умеют делать что-то особенное. Я имею в виду, что они могут больше, чем обычные вампиры. И это хорошо – именно то, что ОНА ищет. Вампиров со спосо-о-обностями».

Он растянул звук «О» так, чтобы я могла услышать, как он произносил его у себя в голове.

«Какими способностями?»

«Судя по всему, всякими разными. Чтение мыслей, слежка, даже предсказывание будущего».

«Да ну тебя!»

«Я не шучу. Думаю, Фред может при желании отталкивать от себя людей. Хотя все это происходит у нас в голове. Он делает так, что мы чувствуем отвращение, если захотим находиться рядом с ним».

Я нахмурилась. «И что в этом хорошего?»

«Помогает ему сохранить жизнь, так ведь? Да и тебе, похоже, тоже».

Я кивнула. «Пожалуй. А он говорил еще о ком-то?» Я постаралась вспомнить, в ком я видела или чувствовала еще что-то странное, но Фред был единственным в своем роде. Эти клоуны сегодня в переулке изображали из себя супергероев, но каждый из нас мог сделать то же, что и они.

«Он говорил о Рауле», сказал Диего, и уголки его губ опустились.

«И какие же умения есть у Рауля? Вселенская супер-тупость?»

Диего фыркнул. «Однозначно. Но Райли считает, что он обладает неким магнетизмом – людей к нему притягивает, они следуют за ним».

«Похоже, только умственно отсталые».

«Да, Райли упоминал и об этом. Кажется, это не действует на..»., - он довольно похоже сымитировал голос Райли, – « более ручных детишек».

«Ручных?»

«Я так понимаю, он подразумевал таких как мы, тех, кто способен думать время от времени».

Мне не понравилось, что меня назвали ручной. Это не было похоже на что-то хорошее. То, как это сказал Диего, звучало лучше.

«Такое ощущение, что есть причина на то, что Рауль понадобился Райли в качестве вожака – думаю, вскоре что-то случится».

Странная дрожь пробежала по моему позвоночнику, когда он произнес это. Я выпрямилась. «Что именно?»

«Ты когда-нибудь задумывалась о том, почему Райли всегда нас так заставляет не афишировать себя?»

Я помедлила долю секунды перед тем как ответить. Я не ожидала подобных расспросов от правой руки Райли. Такое ощущение, что он подвергал сомнению то, что говорил нам Райли. Или же Диего спрашивал это специально для Райли, как шпион. Хотел узнать, что он нем думают «детишки». Но на это было непохоже. Темно-красные глаза Диего были искренними и полными доверия. Да и какая Райли была разница? Может то, что говорили о Диего, не было правдой. Просто сплетни.

Я ответила ему честно. «Да, вообще-то, я как раз задумалась об этом».

«Мы – не единственные вампиры в мире», сказал Диего очень серьезно.

«Я знаю. Райли иногда что-нибудь такое говорит. Но ведь нас не может быть  слишком много. Я хочу сказать, ведь тогда мы бы это давно заметили?»

Диего кивнул. «Я тоже так думаю. Вот почему очень странно, что ОНА продолжает создавать нас, тебе так не кажется?»

Я нахмурилась. «Хмм. И не потому, что мы  нравимся Райли или что-то в этом роде…». Я снова остановилась, ожидая, что он начнет мне возражать. Но он не стал. Он просто ждал, кивнув легонько в знак согласия, и я продолжила. «И ОНА ведь даже не представилась нам. Ты прав. Я не задумывалась об этом с такой точки зрения. То есть, я вообще об этом не задумывалась. Но тогда зачем мы им нужны?»

Диего поднял одну бровь. «Хочешь знать мое мнение?»

Я кивнула осторожно. Но теперь моя тревога не имела к нему никакого отношения.

«Как я уже сказал, вскоре что-то произойдет. И думаю, ЕЙ нужна защита, потому она и поручила Райли организацию передовой линии обороны».

Я вдумалась в его слова, и по моему позвоночнику снова пробежала дрожь. «Но почему тогда они ничего не сказали нам? Чтобы мы могли быть начеку».

«В этом есть смысл», согласился он.

Мы смотрели друг на друга, как мне показалось, несколько долгих секунд. Мне нечего было больше сказать, и ему, похоже, тоже.

Наконец я состроила гримасу и сказала, «Не знаю, купилась ли я на это – то есть, на то, что Рауль  хоть на что-то годен».

Диего засмеялся. «Трудно с этим не согласиться». Затем он выглянул в окно, в темное ранее утро.

«У нас мало времени. Пожалуй, пора возвращаться, а то поджаримся.

«Пепел, пепел, все мы умрем», напела я себе под нос, поднимаясь на ноги и собирая мою кучу книг.

Диего усмехнулся.

На пути назад мы сделали еще одну короткую остановку – заглянули в соседний пустой магазин "Target”, чтобы взять больших полиэтиленовых пакетов и два рюкзака. Я упаковала каждую книгу в два пакета. Промокшие страницы меня всегда раздражали.

Затем мы, в основном по крышам, вернулись назад к воде. Небо только начинало сереть на востоке. Мы скользнули в пролив прямо перед носом у двух ничего не подозревающих ночных сторожей рядом с паромом – им повезло, что я была сыта, иначе я бы не смогла сохранять самоконтроль так близко от них – и поплыли по грязной воде к жилищу Райли.

Сначала я и не подозревала, что это была гонка. Я просто плыла быстро, потому что небо начало светлеть. Я обычно никогда так не задерживалась. И если быть честной с самой собой, то я превратилась в самого настоящего вампира-паиньку. Я выполняла все правила, не создавала проблем, тусовалась с самым непопулярным малым из всей группы и всегда приходила домой рано.

Но внезапно Диего по-настоящему припустил. Он обогнал меня и повернулся ко мне с улыбкой, так и говорившей « что, не можешь догнать?», а затем опять рванул прочь.

Ну, с этим я смириться не могла. Не могла припомнить, была ли я любительницей соревнований раньше – прошлое казалось мне таким далеким и несущественным – но наверное, все таки была, потому что я мгновенно ответила на его вызов. Диего был хорошим пловцом, однако я была намного сильнее, особенно сразу после удачной охоты.

« Пока!», проговорила я одними губами, проплывая мимо него. Не уверена, что он заметил.

Я потеряла его в темной воде, не утруждаясь тратить время на то, чтобы посмотреть насколько я его обогнала. Я неслась через пролив, пока не достигла берега острова, на котором находился наш очередной дом. Перед этим мы жили в большой деревянной хибаре посреди местности, которую никак и назвать было нельзя, кроме как «снег-на-пустом-месте» - где-то на склонах Каскадных гор. Но как и прошлый, теперешний дом находился вдали от остальных, в нем был большой подвал и недавно умершие хозяева.

Я вбежала на плоский каменистый пляж, затем вонзила пальцы в почти отвесный утес из песчаника и взлетела вверх. Я услышала, как Диего выходит из воды как раз в тот момент, когда ухватилась за ствол нависающей сосны и перелетела через край обрыва.

Две вещи привлекли мое внимание, когда я легко приземлилась на ноги. Первое: было уже почти совсем светло. Второе: дом исчез.

Не то чтобы совсем исчез. Некоторые его части все еще были видны, но пространство, которое раньше занимал дом, было пустым. Крыша обрушилась, превратившись в рваное, неровное деревянное кружево, обуглившееся дочерна и свисающее ниже уровня входной двери.

Солнце вставало быстро. Черные сосны потихоньку начинали зеленеть. Скоро посветлевшие кончики веток будут ярко выделяться на темном фоне, и в тот момент я умру.

Или  по-настоящему умру - как там это называется. В ту секунду полное жажды тело супергероя внезапно загорится пламенем. И я могу только представить, что это будет очень, очень мучительно.

Это уже не первый раз, когда я видела наш дом разрушенным – со всеми этими драками и пожарами в подвале большинство из них не продержалось более нескольких недель – но впервые я вернулась к сцене разрушения, когда мне угрожали первые лучи солнечного света.

Потрясенная, я резко втянула в себя воздух, и тут Диего приземлился рядом со мной.

«Может, вырыть нору под крышей?» прошептала я. «Это будет достаточно безопасно или - ?»

«Не паникуй, Бри», сказал Диего, но его голос прозвучал слишком уж спокойно. «Я знаю одно место. Пойдем».

Он сделал очень грациозное сальто назад с края обрыва.

Я не думала, что вода сможет полностью блокировать солнце. Но может быть мы не сгорим, если будем находиться под водой? Этот план казался мне не очень надежным.

Однако, вместо того, чтобы рыть туннель под обуглившимися руинами нашего дома, я нырнула с обрыва вслед за ним. Я не была уверена, почему так поступила, и для меня это было странным чувством. Обычно я поступала так, как всегда – следовала заведенному порядку, делала то, что имело смысл.

Я догнала Диего в воде. Он снова мчался на перегонки, но на этот раз не шутки ради . Он мчался на перегонки с солнцем.

Он быстро обогнул мыс, выступающий из нашего островка, а затем глубоко нырнул. Я удивилась, что он не ударился о скалистое дно пролива, но еще больше удивилась, когда почувствовала поток теплого течения, который исходил из места, где, как я сначала подумала, просто выходил на поверхность пласт горной породы.

Очень умно со стороны Диего иметь такое место. Конечно, целый день сидеть в подводной пещере будет невесело – невозможность дышать начинала раздражать через несколько часов – но это лучше, чем превратиться в груду пепла. Мне следовало бы думать так, как Диего. Думать о чем-то еще, кроме крови. Мне следовало бы быть подготовленной к неожиданностям.

Диего продолжал пробираться сквозь узкую расщелину в скалах. Здесь было совсем темно.

Безопасно. Я больше не могла плыть – было слишком тесно – поэтому я протискивалась вперед, как Диего, карабкаясь по извивающейся расщелине. Я все ждала, когда он остановится, но он не останавливался. Внезапно я поняла, что мы поднимаемся вверх. А затем я услышала, как Диего выплыл на поверхность.

Я вынырнула через долю секунды после него.

Пещера была не более чем норой, размером примерно как Volkswagen-жук, только пониже. На другой ее стороне был еще один проход, откуда внутрь попадал свежий воздух. Я видела очертания пальцев Диего, снова и снова повторяющиеся на известняковых стенах.

«Милое местечко», сказала я.

Диего улыбнулся. «Лучше, чем задница Странного Фреда».

«Не стану спорить. Спасибо».

«Пожалуйста».

Целую минуту мы смотрели друг на друга в темноте. Его лицо было мягким и спокойным. С Кевином, Кристи или кем-то другим это было бы просто ужасающе – ограниченное пространство, вынужденная близость. Это могло означать быструю и мучительную смерть в любую секунду. Но Диего так хорошо владел собой. Не так, как все остальные.

«Сколько тебе лет?» спросил он внезапно.

«Три месяца. Я ведь уже говорила».

«Я не это имел в виду. Сколько лет тебе  было? Думаю, так будет правильнее спросить».

Мне стало неловко, и я отстранилась от него, когда поняла, что он заговорил о человеческой жизни. Никто никогда не разговаривал об этом. Никто не хотел думать об этом. Но и заканчивать разговор мне тоже не хотелось.

Сам по себе разговор был чем-то новым и необычным. Я колебалась, а он ждал с любопытством на лице.

«Мне было, хм, я думаю, пятнадцать. Почти шестнадцать. Я не могу вспомнить тот день… прошёл ли уже мой день рождения?» Я старалась думать об этом, но те последние недели голода были неясным пятном, и голова как-то странно болела, когда я пыталась прояснить воспоминания. Я покачала головой, выкидывая это из головы. «Как насчет тебя?»

«Мне как раз исполнилось восемнадцать», - сказал Диего. «Так близко».

«Близко к чему?»

«К тому, чтобы выбраться», - сказал он, но не стал продолжать. Неловкая тишина тянулась с минуту, а потом он переменил тему разговора.

«Ты хорошо держалась, с тех пор как очутилась здесь», - сказал он, пробегая глазами по моим скрещенным рукам, по моим сложенным ногам. «Ты выжила – избежала внимания не того сорта, осталась цела».

Я пожала плечами, а затем подняла левый рукав моей футболки вверх до плеча, чтобы он мог видеть тонкую неровную линию, которая шла вокруг моей руки.

«Однажды мне её оторвали, - созналась я. - Отобрала её назад, прежде чем Джен успела её сжечь. Райли показал мне, как приделать её обратно».

Диего мрачновато улыбнулся и тронул своё правое колено пальцем. Его джинсы прикрывали шрам, который должен был там быть. «Это случается со всеми».

«Ой», - сказала я.

Он кивнул головой: «Серьезно. Но как я уже говорил раньше, ты вполне приличная вампирша».

«Что, я должна сказать спасибо?»

«Я просто говорю свои мысли вслух, пытаюсь разобраться в вещах».

«В каких вещах?»

Он немного нахмурился. «В том, что происходит на самом деле. Что Райли замышляет. Почему он продолжает приводить ЕЙ совершенно произвольно выбранных ребят. Почему Райли как будто не волнует, что это кто-то вроде тебя или кто-то вроде этого идиота Кевина».

Это звучало так, как будто он знал Райли не лучше, чем я.

«Что ты имеешь в виду, кто-то вроде меня?», - спросила я.

«Ты такая, каких Райли следует искать – умных - а не только этих тупых бандитов, которых Рауль продолжает приводить. Бьюсь об заклад, ты не была какой-нибудь наркоманкой, когда была человеком».

От последнего слова я беспокойно пошевелилась. Диего ждал моего ответа, как будто не сказал ничего странного. Я глубоко вздохнула и стала вспоминать.

«Я была к этому близка», - призналась я после нескольких секунд под его настойчивым взглядом. «Я тогда еще не дошла до этого, но через несколько недель..». - я пожала плечами. «Ты знаешь, я не много помню, но помню, что думала, будто нет ничего более могучего на планете, чем обычный голод. Оказывается, жажда – хуже».

Он засмеялся. «Спой об этом, сестра».

«А как насчет тебя? Ты не был сбежавшим из дому проблемным подростком, как все мы?».

«О, проблемы-то у меня были». Он замолчал.

Но я тоже могла сидеть, сложа руки, и ждать ответов на свои неуместные вопросы. Я просто смотрела на него.

Он вздохнул. Запах его дыхания был приятным. Все пахли сладко, но у Диего было что-то еще – как будто аромат пряностей, корицы или гвоздики.

«Я пытался держаться подальше от всего этого хлама. Прилежно учился. Я собирался выбраться из гетто, знаешь? Поступить в колледж. Стать кем-то. Но был парень – не сильно отличался от Рауля.

Присоединяйся или умрешь – это был его девиз. Я не хотел в это ввязываться, так что держался подальше от его группы. Я был осторожен. Остался жив». Он замолчал, закрыв глаза.

Я продолжала давить. «И?».

«Мой младший брат был не столь осторожен».

Я хотела было спросить, присоединился его брат или умер, но выражение его лица говорило само за себя. Я отвела глаза, не зная, как реагировать. Я не могла по-настоящему понять его потерю, ту боль, которую она явно ему доставляла до сих пор. Я не оставила в прошлой жизни ничего, по чему бы до сих пор скучала. Не в этом ли была разница? Не потому ли он не мог расстаться с воспоминаниями, которых все мы, остальные, избегали?

Я никак не могла понять, при чем там был Райли. Райли и его чизбургер боли. Я хотела услышать остальную часть истории, но теперь мне было неловко из-за того, что заставила его отвечать.

К счастью для моего любопытства, через минуту Диего продолжил говорить.

«Я сорвался. Украл ствол у друга и отправился на охоту». Он мрачно усмехнулся. «Тогда я был не особо хорошим охотником. Но я прикончил парня, который убил моего брата прежде, чем они успели прикончить меня. В переулке его дружки загнали меня в угол. И тогда неожиданно Райли оказался между ними и мной. Помню, я тогда подумал, что у него самая белая кожа, которую я когда-либо видел. Он даже не взглянул на них, когда они стреляли в него. Как будто пули для него были все равно что мухи. Знаешь, что он мне сказал? «Хочешь новую жизнь, пацан?».

«Ха!» - засмеялась я, - «Это гораздо лучше, чем у меня. Мне он всего лишь сказал: «Хочешь бургер, детка?»

Я все еще помнила, как Райли выглядел той ночью, хотя картинка была размытой, потому что тогда мои глаза никуда не годились. Он был самым шикарным парнем, которого я видела за всю свою жизнь – высокий, белокурый, каждая черта лица совершенна. Я знала, что его глаза так же прекрасны за темными очками, которые он так и не снял.

А его голос – такой мягкий, такой добрый. Мне казалось, я знала, что он потребует в расплату за еду, и я готова была ему это дать. Не потому, что он был так привлекателен, а потому что я уже две недели ела одну дрянь.

На бургере Диего рассмеялся:

«Должно быть, ты была ужасно голодна».

«В точку».

«Так почему ты была так голодна?»

«Потому что я была дурой и сбежала из дому, прежде чем получила права. Я не могла устроиться на нормальную работу и оказалась никудышной воровкой.

«От чего же ты бежала?»

Я медлила с ответом. Воспоминания стали чуть ярче, стоило мне сосредоточиться, и я не была уверена, что хочу этого.

«Ну давай», уговаривал он. - «Я же тебе про себя рассказал».

«Да, рассказал. Ну ладно. Я бежала от своего отца. Он меня здорово лупил. Наверное, он бил и мою мать, прежде чем она ушла. Я тогда была маленькой – мало что знала. Становилось все хуже. Я сообразила, что если буду тянуть слишком долго, он забьет меня до смерти. Он сказал, что я буду голодать, если убегу. Насчет этого он оказался прав – единственный раз в жизни, с моей точки зрения. Я не особо об этом думаю."

Диего согласно кивнул.

«Трудно вспомнить такое, да? Все так расплывчато и неясно».

«Как будто пытаешься что-то разглядеть, а глаза залеплены грязью».

«Хорошо сказано» – с одобрением подметил он. Он прищурился, как будто пытаясь меня увидеть, и потер глаза.

Мы опять засмеялись вместе. Странно.

«Кажется, я ни с кем не смеялся с тех пор, как встретил Райли», – сказал он, эхом отвечая на мои мысли.

«Это приятно.  Ты приятная. Не такая, как другие. Ты хоть раз пробовала с кем-то из них поговорить?

«Нет, не пробовала».

«Ты ничего не потеряла. Вот это я и имел в виду. Если бы Райли окружал себя приличными вампирами, не был бы уровень его жизни выше? Если наша задача - защищать ЕЕ, не должен ли он искать умных солдат?"

«Значит, Райли не нужны мозги. Ему нужно количество», – рассудительно сказала я.

Диего сжал губы, размышляя.

«Это как шахматы. Он не создает коней и слонов».

«Мы всего лишь пешки», - догадалась я.

Мы снова смотрели друг на друга какое-то время.

«Мне не хочется так думать», - сказал Диего.

«Так что нам делать?» – спросила я, автоматически сказав «нам». Как будто мы уже были командой.

Диего задумался над моим вопросом с неловким видом, и я уже пожалела об этом «нам». Но потом он ответил: «Что мы можем сделать, если понятия не имеем, что происходит?»

Значит, он не возражал быть в команде, и это настолько подняло мне настроение, что я даже не могла вспомнить, когда я последний раз чувствовала подобное.

«Я думаю, нам надо держать ухо востро, быть внимательными и попытаться это выяснить».

Он кивнул и сказал: «Мы должны вспомнить все, что нам говорил Райли, все, что он делал». Он задумался, сделав паузу. «Знаешь, я раз попытался с ним это обсудить, но ему и дела не было, велел мне заботиться о более существенных вещах – о жажде, например. Тогда я конечно только об этом и мог думать. Он выслал меня на охоту, и беспокойство отступило…».

Он думал о Райли, глядя в пространство и заново переживая свои воспоминания, а я наблюдала за ним и размышляла. Диего был моим первым другом в новой жизни, но я его первым другом не была.

Неожиданно его взгляд вновь сосредоточился на мне.

«Так чему нас научил Райли»? – спросил он. Я сосредоточилась, перебирая в голове воспоминания о прошедших трех месяцах.

«Знаешь, он нам не особо много говорит. Только основы вампирской жизни».

Мы замолчали, задумавшись. Я в основном думала о том, сколь многого я не знала. И почему я до сих пор не беспокоилась о том, чего не знала? Разговор с Диего как будто прояснил мой разум.

Впервые за три месяца кровь была не основной вещью, заботившей его.

Некоторое время мы молчали. Черная дыра, через которую в пещеру проникал свежий воздух, больше не была черной. Теперь она была темно-серой, и с каждой секундой становилась все светлее.

Диего, заметивший мой нервный взгляд, сказал: «Не волнуйся. В солнечные дни сюда попадает немного света. Это не больно». Он пожал плечами. Я метнулась ближе к дыре в полу, куда стекала вода по мере отхода прилива.

«Серьезно, Бри. Я и раньше спускался сюда днем. Я сказал Райли об этой пещере и о том, как она почти заполнена водой. Он cказал, это нормально, если я буду находиться здесь, когда мне понадобится выбраться из этого дурдома. В любом случае, на мне есть хотя бы один ожог?»

Я медлила с ответом, размышляя о том, насколько несхожи были его и мои отношения с Райли. Он выжидающе поднял брови.

«Нет», - наконец вымолвила я, - «Но…».

«Смотри», – нетерпеливо бросил он. Стремительно проскользнув к туннелю, Диего по плечо засунул туда руку. - «Ничего».

Я кивнула.

«Расслабься! Хочешь посмотреть, как высоко я могу забраться?» - c этими словами он просунул голову в дыру и начал карабкаться вверх.

«Не надо, Диего», – он уже скрылся из глаз. - «Я расслабилась, клянусь».

Он засмеялся – смех его звучал так, как будто он уже забрался вверх по туннелю на несколько ярдов.

Мне хотелось полезть за ним, схватить его за ногу и втащить обратно, но я застыла в нервном напряжении. Было бы сущей глупостью рисковать жизнью, чтобы спасти того, кого совсем не знаешь. Но у меня уже так давно не было никого даже похожего на друга. Даже после одной этой ночи мне трудно было бы вернуться к прежней жизни, когда не с кем было поговорить.

« No estoy quemando. Я не горю», – крикнул он сверху, поддразнивая меня. – «Погоди… это что…? Ой!»

«Диего?»

Я прыгнула к туннелю и просунула голову в дыру. Его лицо оказалось всего в нескольких дюймах от моего.

«Бу!»

Я отпрянула от него – просто рефлекс, старая привычка.

«Очень смешно», - сухо сказала я, отодвигаясь и давая ему пролезть обратно в пещеру.

«Относись к этому проще, детка. Я с этим разбирался, окей? Непрямой солнечный свет не вредит».

«Хочешь сказать, что со мной все будет в порядке, если я просто встану в тенек под раскидистым деревцем?»

Он помедлил с ответом, как будто решая, отвечать мне или нет, а потом тихо сказал: «Я однажды стоял». Я уставилась на него, ожидая усмешки. Потому что это была шутка.

Усмешки не последовало.

«Райли говорил…», - я начала было говорить, но умолкла.

«Да, я знаю, что Райли говорил», – согласился он. – «Возможно, Райли знает не так много, как говорит».

«Но Шелли и Стив. Даг и Адам. Тот парень с ярко-рыжими волосами. Все они. Они же погибли, потому что не вернулись вовремя. Райли видел пепел».

Диего невесело свел брови.

«Все знают, что в старые времена вампиры днем должны были прятаться в гробах», - продолжала я. - «Чтобы уберечься от солнца. Это всем известно, Диего».

«Верно. Так говорится во всех легендах».

«А иначе зачем Райли понадобилось бы держать нас весь день в светонепроницаемом подвале – в общем большом гробу? Мы просто все разрушаем, и ему приходится разбираться с драками, и такая неразбериха творится постоянно. Только не говори, что он получает от этого удовольствие».

Что-то в моих словах удивило Диего. Он сидел секунду с открытым ртом, потом вновь закрыл его.

«Что?»

«Всем известно», – повторил он. – «Но что вампиры делают в гробах днем?»

«Э-э-э… они должны спать, верно? Но мне кажется, они просто лежат там и маются от скуки, потому что мы не… Ладно, этот факт неверен».

«Да. В легендах говорится, что они не просто спят. Они совершенно без сознания. Они  не могут проснуться. Человек может подойти и пронзить их колом, без проблем. И кстати, насчет кола. Ты серьезно думаешь, что тебя можно проткнуть какой-то деревяшкой?»

Я пожала плечами.

«Я как-то не думала об этом. Я имею в виду, уж точно не обычной деревяшкой. Может, заостренный кусок дерева имеет какие-то… не знаю, волшебные свойства, что ли».

Диего фыркнул: «Я тебя умоляю!»

«Ну ладно, не знаю. Я бы все равно не стала спокойно стоять и ждать, чтобы какой-нибудь человек кинулся на меня с заточенной рукояткой от метлы».

На лице Диего все еще было написано отвращение, как будто волшебство было уж чем-то совсем невероятным, если ты вампир. Он встал на колени и начал ковырять известняк у себя над головой.

Его волосы были засыпаны мелкими осколками камня, но он не обращал на это внимания.

«Что ты делаешь?»

«Провожу эксперимент».

Он рыл обеими руками, пока не смог встать в полный рост, и продолжал копать дальше.

«Диего, если ты выберешься на поверхность, ты взорвешься. Прекрати».

«Я не пытаюсь… а, вот он».

Раздался громкий треск, потом еще один, но света не было. Он снова пригнулся вниз, где я могла видеть его лицо. В руках он держал корень дерева – белый, мертвый и иссохший под комьями земли. Край, по которому Диего его отломал, образовал неровное острие. Он швырнул корень мне.

«Проткни меня этим».

Я швырнула его обратно: «Проехали».

«Серьезно. Ты же знаешь, что мне ничего не будет».

Он снова бросил кусок дерева мне. Вместо того чтобы поймать, я отбила его назад. Диего поймал корень в воздухе и простонал: «Ты такая…  суеверная

«Я - вампир. Если это не доказывает, что суеверные люди правы, то я не знаю, что может доказать».

«Ладно, тогда это сделаю я».

Театральным жестом он вытянул руку вперед, держа кусок дерева, как будто это был меч, которым он собирался себя пронзить.

«Хватит», – тревожно сказала я. – «Это глупо».

«Я как раз это и говорю. Ничего же не выйдет».

Он ударил себя деревяшкой в грудь, прямо в то место, где когда-то у него билось сердце. Силы удара вполне хватило бы, чтобы пробить гранитную плиту. Я застыла в панике, пока он не рассмеялся.

«Видела бы ты свое лицо, Бри».

Сквозь его пальцы посыпались шепки раздробленного дерева; искореженные куски корня упали на землю. Диего отряхнул рубашку, хотя это было бесполезно: она была слишком испорчена водой и землей. В следующий раз, когда будет возможность, нам обоим надо будет украсть еще одежды.

«Может, все по-другому, когда это делает человек».

«Потому что ты чувствовала себя такой волшебной, когда была человеком?»

«Я не знаю, Диего», – теряя терпение, сказала я. – «Не я выдумала все эти истории».

Он кивнул, неожиданно посерьезнев.

«Что если это так и есть? Эти истории выдуманы».

Я вздохнула.

«Даже если и так, какое это имеет значение?»

«Точно не знаю. Но если мы собираемся разузнать, зачем мы здесь – зачем Райли привел нас к НЕЙ, зачем ОНА создает все больше нас – тогда мы должны понять столько, сколько возможно».

Он нахмурился. С его лица исчезли все признаки веселья.

Я просто смотрела на него. Мне нечего было ответить.

Его лицо немного смягчилось.

«Знаешь, это так помогает - говорить об этом. Помогает мне сосредоточиться».

«Мне тоже», – сказала я. - Не знаю, почему я не думала об этом раньше. Это кажется таким очевидным. Но когда мы думаем вместе… Не знаю. Как-то легче не сбиться с мысли».

«Точно», – улыбнулся Диего. – «Я очень рад, что ты вышла на охоту сегодня».

«Ты мне смотри не размякай».

«Что? Ты не хочешь быть…», - его глаза расширились, а голос подскочил на одну октаву, - «ЛДН?» Он засмеялся над этим дурацким выражением.

Я закатила глаза, не до конца уверенная, насмехался ли он над этим выражением или надо мной.

«Да ладно тебе, Бри. Будь моим лучшим другом навсегда. Пожалуйста?» Он все еще дразнился, но его широкая улыбка была непринужденной и… полной надежды. Он протянул руку.

В этот раз я дала ему «пять» по-настоящему, не осознавая, что он рассчитывал на что-то еще, пока он не схватил мою ладонь и не задержал ее в своей.

Удивительно странно было прикасаться к другому человеку после целой жизни – потому что последние три месяца и были моей жизнью – в которой я избегала каких-либо контактов. Это было все равно что дотронуться до свисающего с электростолба оборванного искрящего кабеля и обнаружить, что это приятно.

Мне показалось, что улыбка на моем лице была несколько однобокой. «Считай, что я им стала».

«Отлично. Наш собственный частный клуб».

«Очень престижный», согласилась я.

Он все еще не выпустил мою ладонь. Он не пожимал мне руку, но и не держал меня за руку, как это делают друзья или влюбленные – не совсем так.

«Нам нужно секретное рукопожатие».

«Поручаю это тебе».

«Итак, супер-секретный клуб лучших друзей призван к порядку, все присутствуют, разработка секретного рукопожатия переносится на потом», сказал он. «Первый вопрос на повестке дня: Райли.

Несведущий? Введен в заблуждение? Или лжет?».

Его глаза, широко распахнутые и искренние, не отрывались от моих, пока он говорил. Его взгляд не изменился, когда он произнес имя Райли. В это мгновение ко мне пришла уверенность, что истории о Диего и Райли были всего лишь выдумкой. Диего просто был здесь дольше, чем остальные, вот и все. Я могу доверять ему.

«Допиши в список», сказала я. «Повестка дня. То есть, какая она у него?»

«В яблочко. Это как раз то, что нам следует выяснить. Но сперва еще один эксперимент».

«От этого слова я начинаю нервничать».

«Доверие – важнейший элемент самой идеи секретного клуба».

Он поднялся на ноги под уже выдолбленным углублением в потолке и снова принялся рыть. Уже через секунду его ноги болтались надо мной, пока он висел, держась одной рукой, а другой продолжал копать.

«Хорошо бы это ты там чеснок искал», - предупредила его я и попятилась к туннелю, ведущему в море.

«Эти истории ложь, Бри», крикнул он мне. Он подтянулся еще выше в ту дыру, которую рыл, и земля продолжала ливнем сыпаться вниз. При такой скорости он пожалуй совсем завалит свое убежище. Или затопит его светом, что сделает его еще более бесполезным.

Я почти полностью соскользнула в туннель - над его краем остались только кончики пальцев и глаза. Вода доходила мне только до бедра. Мне понадобится малейшая доля секунды, чтобы исчезнуть в темноте внизу. Я могу не дышать весь день.

Я никогда не любила огонь. Возможно это из-за каких-то забытых детских воспоминаний, или же этот страх пришел недавно. Мне вполне достаточно того огня, в котором я горела, превращаясь в вампира.

Диего уже наверное был близок к поверхности. И снова я не могла смириться с мыслью, что могу потерять своего нового и единственного друга.

«Пожалуйста, Диего, остановись», - прошептала я, зная, что он скорее всего просто засмеется, что не послушается меня.

«Доверие, Бри».

Я ждала, не двигаясь.

«Почти…», пробормотал он. «Окей».

Я напряглась, ожидая света, или искры, или взрыва, но Диего спрыгнул вниз, пока было еще темно. В руке он держал длинный корень, толстый, похожий на змею, который был почти с меня вышиной.

Он бросил на меня взгляд, говоривший «ну, что я тебе сказал?»

«Я не совсем уж безрассудный человек», произнес он. Свободной рукой он указал на корень.

«Видишь – меры предосторожности».

Сказав, он ткнул корнем вверх в свою свежевырытую дыру. Последняя лавина камешков и песка обрушилась вниз, и Диего упал на колени, уклоняясь от нее. И тогда вспышка яркого света – луч толщиной с руку Диего – пронзил темноту пещеры. Свет образовал колонну от потолка до пола, мерцая, когда падающие частички почвы просеивались сквозь него. Я превратилась в ледяную глыбу, ухватившись за выступ на краю туннеля, готовая сорваться вниз.

Диего не дернулся в сторону, не закричал от боли. Не было и намека на запах дыма. Пещера была в сто раз светлее, чем раньше, но, кажется, это никак не повлияло на него. Так что может быть его история о тенистых деревьях была правдой. Я внимательно наблюдала, как он, замерев, пристально вглядывался в столб света, стоя перед ним на коленях. Казалось, что он в порядке, только его кожа выглядела слегка иначе. Было заметно какое-то движение, возможно от оседающей пыли, которое отражало свет. Это выглядело так, как будто Диего чуть-чуть светился.

Может, это была не пыль, а просто он горел. Возможно, это не больно, и он осознает это слишком поздно…

Проходили секунды, а мы все пялились на дневной свет, не двигаясь.

Затем, движением, которое казалось как полностью ожидаемым, так и совершенно немыслимым, он протянул руку ладонью вверх к лучу света.

Я сорвалась с места быстрее, чем успела подумать, а это, черт возьми, еще как быстро. Быстрее, чем я когда-либо двигалась.

Я прижала Диего к стене маленькой, наполненной землей пещеры прежде чем он успел дотянуться и подставить руку под свет. Внезапно помещение наполнилась блеском, и я почувствовала тепло на своей ноге в то самое мгновение, когда осознала, что пещера была слишком мала, чтобы прижать Диего к стене и самой не попасть хотя бы частично под солнечный свет.

«Бри!» ахнул он.

Я автоматически отскочила от него, крепко прижавшись к стене. Это движение длилось меньше секунды, и все это время я ждала боли. Ждала языков пламени, которые охватят меня, как и той ночью, когда я встретила ЕЕ, только быстрее. Ослепительная вспышка исчезла. Это снова была просто колонна солнечного света.

Я взглянула на Диего – его глаза были широко распахнуты, а рот разинут от удивления. Он был совершенно неподвижен - несомненный признак тревоги. Я хотела взглянуть на свою ногу, но боялась увидеть то, что от нее осталось. Это было не то же самое, как когда Джен оторвала мне руку, хотя тогда было больнее. Это я уже не смогу исправить.

Все еще никакой боли.

«Бри, ты видела  это

Я быстро мотнула головой. «Насколько все плохо?»

«Плохо?»

«Моя нога», – проговорила я сквозь зубы. – «Просто скажи мне, что от нее осталось».

«По мне, так с ней все в порядке».

Я быстро посмотрела вниз и убедилась, что стопа и голень на месте, как и прежде. Я пошевелила пальцами ног. Нормально.

«Болит?» – спросил он.

Я приподнялась с земли, встав на колени.

«Пока нет».

«Ты видела, что произошло? Свет?»

Я покачала головой.

«Смотри», – сказал он, снова опускаясь на колени перед солнечным лучом.

«И на этот раз не отталкивай меня. Ты уже доказала, что я прав».

Он протянул вперед ладонь. На это было почти так же тяжело смотреть, как и в первый раз, хотя с моей ногой было все в порядке.

В то мгновение когда его пальцы коснулись луча света, пещера наполнилась миллионом сверкающих радужных бликов. Это было похоже на полдень в стеклянной комнате – свет был везде. Я отпрянула и содрогнулась. Солнечный свет поглотил меня.

«Невероятно», – прошептал Диего. Он протянул навстречу лучам всю руку, и пещера осветилась еще ярче. Он повернул кисть руки, чтобы посмотреть на нее сзади, затем снова перевернул ее ладонью вверх. Отблески заплясали вокруг, будто он вертел в руках призму.

Я не чувствовала запаха гари, и уж точно он не испытывал боли. Я вгляделась в его руку: казалось, кожа была покрыта мириадами крошечных зеркал, слишком маленьких, чтобы их можно было разглядеть, и все они сверкали, отражая свет в два раза ярче, чем обычное зеркало.

«Иди сюда, Бри. Ты должна это попробовать», – позвал он меня.

Я не могла придумать причины для отказа, и мне было интересно, но все же я скользнула к нему с неохотой.

«Не жжется?»

«Ни капли. Солнечный свет нас не жжет, он просто… отражается от нас. Пожалуй, это еще мягко сказано».

Медленно, совсем как человек, я с опаской протянула пальцы навстречу солнечным лучам. В ту же секунду моя кожа ярко вспыхнула множеством отблесков, освещая пещеру так ярко, что день там, снаружи, показался бы темным в сравнении. Вообще это были не совсем отражения, потому что их свет преломлялся и переливался разными цветами, словно пройдя сквозь кристалл. Я засунула в столб света всю руку, и свечение стало еще ярче.

«Думаешь, Райли знает?» - прошептала я.

«Может быть. А может и нет».

«Если бы он знал, разве он бы нам не сказал? Какой смысл хранить это в секрете? Ну подумаешь, мы ходячие диско-шары», - я пожала плечами.

Диего засмеялся.

«Теперь я понимаю, откуда взялись все эти истории. Представь, если бы ты увидела такое, когда была человеком. Разве ты не подумала бы, что этот парень просто загорелся?»

«Если бы он не стал околачиваться поблизости, чтобы поболтать со мной – может быть».

«Это невероятно», – сказал Диего. Пальцем он прочертил линию на моей светящейся ладони.

Вдруг он вскочил на ноги прямо под лучом света, и пещера прямо-таки засверкала.

«Пошли, надо выбираться отсюда. Он подтянулся и полез в проделанную им дыру на поверхность.

Если так подумать, я бы уже должна была оправиться от страха, но мне все еще было тревожно следовать за ним. Не желая показаться полной трусихой, я карабкалась по пятам, но внутри у меня все так и сжималось. Райли здорово внушил нам, что солнце нас сожжет. В моей голове это связалось с воспоминанием о том, как жутко я горела, превращаясь в вампира, и поэтому я не могла избавиться от инстинктивной паники, обуревавшей меня всякий раз, когда я думала об этом.

Потом Диего выбрался из дыры, и через полсекунды я тоже была снаружи.

Мы стояли на небольшом клочке дикой травы, всего в нескольких футах от деревьев, покрывавших остров. В паре ярдов позади был невысокий обрыв, а дальше вода. Все вокруг сияло разноцветными огнями, отраженными от нас.

«Ух ты», – пробормотала я.

Диего широко улыбнулся, и его лицо, излучающее свет, было прекрасно. И вдруг в желудке у меня что-то сильно сжалось, и я поняла, что вся эта «настоящая дружба» была гораздо больше, чем просто дружба. В любом случае, для меня. Это произошло так быстро.

Его ухмылка чуть смягчилась, оставив на лице лишь намек на улыбку. Его глаза были широко раскрыты, как и мои. Полные благоговения и света. Он коснулся моего лица так же, как касался моей руки, словно пытаясь понять природу этого свечения.

«Так красиво», – сказал он. Его рука так и осталась на моей левой щеке.

Не знаю, как долго мы стояли там, улыбаясь, как полные идиоты, и пылая, как пара газовых горелок. В бухте не было лодок, и это пожалуй к лучшему. Сейчас нас заметили бы даже люди, с их будто залепленными грязью глазами. Не то чтобы они могли что-то сделать нам, но я была не голодна, а все эти крики испортили бы настроение.

Через какое-то время на солнце набежала туча. Неожиданно мы вновь стали самими собой, хотя все еще чуть-чуть светились. Но недостаточно ярко, чтобы нас мог заметить взгляд менее острый, чем у вампира.

Как только свечение пропало, мой разум прояснился и я смогла подумать о том, что будет дальше. Хотя Диего теперь вновь выглядел нормально, как раньше – по крайней мере не так, как будто весь состоял из ослепительного света – я знала, что для меня он никогда не будет прежним. То покалывающее ощущение под ложечкой никуда не ушло. И я подозревала, что оно останется там навсегда.

«Мы скажем об этом Райли? Мы что, считаем, что он не знает?» – спросила я.

Диего вздохнул и опустил руку.

«Не знаю. Подумаем об этом, пока будем их выслеживать».

«Нам придется соблюдать осторожность, преследуя их днем. Мы, знаешь ли, довольно заметны при дневном свете».

«Давай будем ниндзя», – ухмыльнулся он.

Я кивнула. «Сверхсекретный клуб ниндзя звучит гораздо лучше, чем все эти «лучшие друзья навсегда».

«Определенно лучше».

Обнаружить место, откуда банда покинула остров, было делом нескольких секунд. Это было легко. Найти, где они вышли на сушу на материке – вот что было проблемой. Мы было заговорили о том, чтобы разделиться, но затем единогласно отклонили эту идею. Это была здравая логика – в конце концов, если бы один из нас нашел что-то, как бы он сообщил другому? Но на самом деле я просто не хотела покидать его, и я видела, что он чувствовал то же самое. У нас обоих всю жизнь не было настоящего, хорошего товарища, и иметь его было так здорово, что не хотелось этого лишиться даже на минуту.

Было так много мест, куда они могли отправиться – вглубь полуострова, или на другой остров, или же обратно на окраины Сиэтла, или на север, в Канаду. Когда мы разрушали или сжигали одно из наших жилищ, Райли каждый раз был к этому готов - казалось, он всегда знал, куда идти дальше. Должно быть, он спланировал это заранее, но ни одного из нас не счел нужным посвятить в свой план.

Они могли быть где угодно.

Нам приходилось все время нырять, чтобы избежать лодок и людей, и это нас здорово замедляло. Весь день нам не удавалось найти след, но мы не возражали. Нам было весело как никогда.

Это был такой странный день.

Вместо того, чтобы жалко сидеть в темноте в моем убежище, пытаясь не замечать весь этот хаос и глотая отвращение, я играла в ниндзя со своим новым лучшим другом, а может, и больше, чем просто другом. Мы много смеялись, передвигаясь от тени к тени, и бросая друг в друга камешками, как будто это были «звездочки ниндзя».

Потом солнце село, и я неожиданно занервничала.

Пойдет ли Райли нас искать? Решит ли, что мы поджарились? Или он все-таки в курсе?

Мы пошли быстрее. Намного быстрее. Мы уже обследовали все близлежащие острова, так что теперь сосредоточились на материке. Где-то через час после заката я учуяла знакомый запах, и уже через несколько секунд мы мчались по их следам. Найти их теперь было так же легко, как если бы мы искали стадо слонов после только что прошедшего снегопада.

Мы обсуждали, что нам делать, теперь уже более серьезно, пока бежали.

«Я не думаю, что нам следует все рассказывать Райли», - предложила я. «Давай просто скажем, что перед тем как пойти на их поиски, мы провели весь день в твоей пещере», - когда я произнесла эти слова, моя паранойя начала расти с новой силой. - «Нет, даже лучше, - скажем, что пещера была заполнена водой. Мы даже не могли разговаривать».

«Ты думаешь, что Райли злодей, да?», - тихонько спросил он, немного помолчав. Говоря это, он взял меня за руку.

«Я не знаю. Но лучше перестраховаться, так, на всякий случай», - я немного подумала, потом продолжила, – «Ты не хочешь думать, что он плохой».

«Нет», - признался Диего. – «Он – вроде как мой друг. То есть, дружба с ним не похожа на нашу» - он сжал мои пальцы. – «Но он ближе мне, чем кто-либо другой. Я не хочу думать, что…» - Диего не закончил фразу.

Я тоже сжала его пальцы. «Возможно, он совершенно порядочный парень. Наша осторожность не меняет его сути».

«Это точно. Ладно, тогда придерживаемся нашей истории о подводной пещере. По крайней мере, сначала…Я могу поговорить с ним о солнце позже. В любом случае, лучше было бы пообщаться с ним на эту тему днем, когда я смогу доказать ему свои слова. А на тот случай, если он уже все знает, но по какой-то важной причине скрыл это от нас, мне нужно поговорить с ним наедине. Я поймаю его на рассвете, когда он будет возвращаться оттуда, куда там он ходит…

Меня обеспокоило то, что в словах Диего было больше «я» чем «нас». Но в то же время, я не очень хотела принимать участие в просвещении Райли. Я была о нем не настолько хорошего мнения, как Диего.

«Ниндзя атакуют на рассвете!» - сказала я, чтобы рассмешить его. Это сработало. Мы продолжали перебрасываться шутками, пока бежали по следам «наших» вампиров. Но было видно, что, поддразнивая меня, он думал о гораздо более серьезных вещах, как впрочем и я.

И чем дольше мы бежали, тем сильнее я беспокоилась. Потому что мы бежали быстро, сбиться со следа мы просто не могли, но время шло, а мы продолжали нестись все дальше от побережья, через ближайшие к нам горы, вглубь неизвестной нам местности. Это было необычно.

У всех домов, где мы останавливались, высоко ли в горах, или на острове, или на большой ферме, было нечто общее. Мертвые хозяева, уединение, и еще кое-что: все они были неподалеку от Сиэтла. Они располагались вокруг этого большого города, как планеты на его орбите. Сиэтл всегда был центром нашей жизни, нашей целью.

А сейчас мы сошли с орбиты, и я чувствовала, что тут что-то не так. Возможно, это ничего и не значило, а просто столько всего изменилось сегодня. Все, что мне говорили, что я считала правдой, перевернулось с ног на голову, и я была не готова к новым потрясениям. Почему Райли не мог выбрать нормального места?

«Странно, что они так далеко ушли», - пробормотал Диего, и я смогла расслышать явное напряжение в его голосе.

«Или страшно», - прошептала я.

Он сжал мою руку. «Все нормально. Клуб ниндзя может справиться со всем на свете».

«Придумал уже секретное рукопожатие?»

«Как раз сейчас над этим работаю», - пообещал он.

Что-то начало беспокоить меня. Как какое-то темное пятно – я была уверена, что что-то там есть, но не могла разобрать, что же именно. Что-то очевидное…

И вот, где-то в шестидесяти милях к западу от границы нашего обычного периметра, мы обнаружили дом. Этот шум было невозможно спутать ни с чем. Бум, бум, бум – грохотали басы, слышался саундтрек видеоигры, раздавалось рычание. Несомненно, наши ребята.

Я высвободила свою руку, Диего удивленно посмотрел на меня.

«Эй, я тебя даже не знаю», - шутливо сказала я. – «Я даже ни разу с тобой не разговаривала, ведь мы же просидели под водой весь день. Кто тебя знает, то ли ты ниндзя, то ли вампир».

Он усмехнулся. «То же самое могу сказать и о тебе, незнакомка». Следующие слова он произнес тихо и быстро: «Просто делай то же, что и вчера. Завтра ночью мы выберемся вместе. Возможно, у нас получится что-нибудь разведать, выяснить, что происходит».

«Звучит, как план. Никому ни слова».

Он наклонился и поцеловал меня – очень легко, но прямо в губы. Жар от этого поцелуя пронзил все мое тело. Затем он сказал: «Ну что же, пошли» и, не оглядываясь, направился вниз с горы, прямиком к источнику оглушительного шума. Он уже вошел в роль.

Немного ошарашенная, я направилась следом, отстав на несколько ярдов, соблюдая между нами такую же дистанцию, какую оставила бы между собой и кем угодно другим.

Это оказался большой бревенчатый дом, спрятанный среди сосен. Ни следа соседей на несколько миль вокруг. Все окна были темными, как будто внутри никого не было, но все здание буквально сотрясалось от музыки, доносившейся из подвала.

Диего вошел первым, а я постаралась идти за ним так, как будто это был Кевин или Рауль. Осторожно, охраняя пространство вокруг себя. Он нашел лестницу, и начал спускаться вниз уверенной поступью.

«Пытались отделаться от меня, слабаки?» - спросил он.

«О, смотрите-ка, Диего жив», - услышала я ответ Кевина, но в его словах явно не хватало энтузиазма.

«Не благодаря вам», - ответил Диего, и я проскользнула в темный подвал. Источником света служили лишь несколько телевизионных экранов, но для нас этого было более чем достаточно. Я поспешила к Фреду, который в одиночку занял целый диван. Мое беспокойство в тот момент выглядело вполне естественно, что радовало, потому что скрыть его я была не в силах. Я с трудом сглотнула от отвращения и заняла свое обычное место на полу за диваном. Как только я села, действие отталкивающего таланта Фреда вроде бы ослабло. Или может я просто уже начала к нему привыкать.

Была середина ночи, так что подвал был полупустой. У присутствующих здесь ребят глаза были такого же цвета, как и у меня – ярко-красные, только что после удачной охоты.

«Пришлось задержаться, чтобы замести следы после ваших глупых выходок», - сказал Диего Кевину. – «К развалинам дома я добрался уже почти на рассвете. Пришлось просидеть целый день в затопленной пещере».

«Иди, пожалуйся Райли. Мне все равно».

«Я вижу, девчонка тоже выжила», - сказал другой голос, и я содрогнулась, потому что это был Рауль. Я немного расслабилась, когда поняла, что он не знает моего имени, но все равно я была просто в ужасе, что он меня вообще заметил.

«Да. Она увязалась за мной». Я не видела Диего, но знала, что он пожимает плечами.

«Ну, прямо спаситель часа», - язвительно сказал Рауль.

«Мы не получаем дополнительные баллы за то, что ведем себя как идиоты».

Лучше бы Диего лишний раз не заедался к Раулю. Я надеялась, что Райли скоро вернется. Только он был способен хотя бы немного обуздать Рауля.

Но Райли, наверное, охотился за новыми брошенными ребятами, чтобы отвести к НЕЙ. Или занимался чем-то еще, что он там делал, когда был не с нами.

«Интересный у тебя подход, Диего. Ты думаешь, Райли настолько ценит тебя, что ему будет не все равно, если я тебя убью. Я думаю, ты ошибаешься. Но в том или ином случае, сегодня он считает, что ты уже мертв».

Я услышала движение. Вероятно некоторые становились рядом с Раулем, чтобы его поддержать, другие просто отходили в сторону от греха подальше. Я медлила в своем укрытии. Я знала, что не могу позволить Диего драться с ними в одиночку, но, с другой стороны, не хотела афишировать наши отношения, если до драки так и не дойдет. Я надеялась, что Диего до сих пор жив благодаря знанию каких-то потрясающих боевых приемов. Мне в этом отношении козырять было нечем. Здесь было трое из группы Рауля, и еще некоторые могли захотеть помочь, лишь бы перед ним выслужиться. Вернется ли Райли до того, как они успеют нас сжечь?

Голос Диего был спокоен, когда он ответил: «Ты так боишься драться со мной один на один? Как всегда».

Рауль хмыкнул: «Это хоть когда-то срабатывает? В смысле, кроме как в кино. Почему я должен драться с тобой один? Я не собираюсь  победить тебя, я просто хочу  покончить с тобой».

Я перекатилась в боевую стойку, напрягшись для прыжка.

Рауль все продолжал говорить. Ему очень нравился звук его собственного голоса.

«Но нам не понадобится всем разбираться с тобой. Вот эти двое займутся другим свидетельством твоего злополучного выживания. Маленькой девчонкой, как там ее зовут».

Мое тело застыло, как ледяная глыба. Я попыталась стряхнуть с себя это оцепенение – буду драться изо всех сил. Как будто это могло помочь.

А затем я почувствовала что-то еще, что-то совершенно неожиданное – на меня накатила волна отвращения настолько невыносимого, что я не смогла удержаться в моей боевой стойке. Я повалилась на пол, задыхаясь от ужаса.

Не я одна отреагировала подобным образом. Со всех сторон слышались полное отвращения рычание и звуки рвотных позывов. Некоторые отступили в дальний угол комнаты, где я могла их видеть. Они прижимались к стене, изо всех сил выворачивая шеи, как будто старались увернуться от этого жуткого ощущения. По крайней мере один из них был из группы Рауля.

Я услышала характерный рык Рауля, который постепенно стих, когда он взлетел вверх по лестнице. И не только он один сбежал. Где-то половина вампиров покинула подвал. У меня такой возможности не было. Я едва могла пошевелиться. И тут я поняла почему – потому что находилась слишком близко к Странному Фреду. Все произошло из-за него. И как бы ужасно я себя ни чувствовала, я все же поняла, что, возможно, он только что спас мне жизнь.

Почему?

Чувство отвращения медленно исчезало. Как только смогла, я подкралась к краю дивана и попыталась оценить обстановку. Вся банда Рауля исчезла, но Диего был все еще здесь, в дальнем углу комнаты, возле телевизоров. Оставшиеся вампиры медленно приходили в себя, хотя были несколько шокированы происшедшим. Многие осторожно поглядывали в сторону Фреда. Я тоже подняла глаза на его затылок, но ничего не увидела. Я быстро отвела глаза. От взгляда на Фреда тошнота отчасти вернулась.

«Угомонитесь».

Этот низкий голос принадлежал Фреду. Я раньше никогда не слышала, чтобы он говорил. Все уставились на него, но затем быстро отвели глаза, снова почувствовав прилив отвращения.

Значит, Фреду просто хотелось тишины и покоя. Но, как бы то ни было, именно из-за него я осталась в живых. Скорее всего, до рассвета Рауль отвлечется на что-то и сорвет на ком-то другом свою злость. И к тому же, Райли всегда возвращается к концу ночи. Он узнает, что Диего был в пещере, а не снаружи, и не был сожжен солнцем, и тогда у Рауля уже не будет повода напасть на него или меня.

По крайней мере, это был наилучший вариант развития событий. Тем временем, может быть мы с Диего сумеем придумать способ держаться от Рауля подальше.

И снова у меня появилось мимолетное ощущение, что я не замечаю какого-то очевидного решения проблемы. Но я так и не успела догадаться, что же это такое, потому что мои размышления были прерваны:

«Извини».

Этот низкий, практически беззвучный шепот мог исходить только от Фреда. Судя по всему, одна я находилась достаточно близко, чтобы расслышать. Неужели он говорил со мной?

Я снова подняла на него глаза, но на этот раз ничего не почувствовала. Я не видела его лица – он все еще был спиной ко мне. У него были густые, волнистые, светлые волосы. Я этого не замечала раньше - ведь я просиживала все дни, прячась в его «тени». Райли не шутил, когда сказал, что Фред особенный. Неприятный конечно, но очень особенный. Знал ли Райли, что Фред так…так силен? Он смог за секунду подавить целую комнату вампиров.

Хотя я и не видела выражения лица Фреда, но у меня было такое чувство, что он ждет ответа.

«М-м-м, не извиняйся», - практически неслышно выдохнула я. – «Спасибо».

Фред пожал плечами.

А затем я обнаружила, что больше не могу смотреть на него.

Время тянулось дольше, чем обычно, пока я дожидалась возвращения Рауля. Время от времени я пыталась снова посмотреть на Фреда – заглянуть за щит, который он создал для себя – но вновь чувствовала отвращение. Если я продолжала смотреть – то все заканчивалось сильнейшими рвотными позывами.

Мысли о Фреде хорошо отвлекали от мыслей о Диего. Я пыталась притворяться, что мне все равно, где он. Я не смотрела на него, но все время прислушивалась к звуку его дыхания, к его особому ритму, чтобы присматривать за ним. Он сидел в противоположном углу комнаты, слушая диски со своего ноутбука. Или может притворялся, что слушает, так же как и я притворялась, что читаю книги из моего мокрого рюкзака. Я переворачивала страницы в своем обычном темпе, но даже не видела текста. Я ждала Рауля.

К счастью, первым вернулся Райли. Рауль со своими дружками шел сразу следом за ним, но они вели себя не так шумно и нагло как раньше. Возможно, Фред научил их хоть немного уважать других.

Хотя, нет. Скорее всего, Фред просто их разозлил. Я очень надеялась, что его защита никогда не ослабнет.

Райли прямиком направился к Диего. Я сидела к ним спиной, глаза были опущены в книгу, но я прислушивалась к их разговору. Краем глаза я заметила, что идиоты Рауля разбрелись в поисках любимых компьютерных игр, или прочего, чем они занимались до того, как Фред выгнал их из подвала. Одним из них был Кевин, но казалось, что он искал не развлечений, а чего-то более определенного. Несколько раз он пытался посмотреть туда, где я сидела, но аура Фреда не позволяла ему. Он бросил свои попытки через несколько минут, и его явно подташнивало.

«Я слышал, что тебе удалось вернуться», - искренне сказал Райли. – «Я всегда могу рассчитывать на тебя, Диего».

«Нет проблем», - ответил Диего непринужденным тоном. – «Разве только считать негативом то, что я просидел весь день без единого вздоха».

Райли рассмеялся. «Лучше не испытывай судьбу в другой раз. Не подавай плохой пример детишкам».

Диего засмеялся вместе с ним. Краем глаза я заметила, что Кевин тоже немного расслабился.

Неужели он действительно беспокоился, что Диего может осложнить ему жизнь? Возможно, Райли прислушивался к Диего гораздо больше, чем я предполагала. Интересно, не поэтому ли Рауль так бесился?

Может и неплохо, что Диего настолько близок с Райли? Может, Райли действительно хороший парень. Ведь их отношения не влияли на наши, правда?

После восхода солнца время тянулось все так же медленно. В подвале было людно и взрывоопасно, впрочем как и всегда. Если бы вампиры могли охрипнуть, то Райли давно бы уже потерял голос от крика. Пара ребят временно потеряли конечности, но хотя бы никого не сожгли. Звуки музыки и звуки видеоигр старались перекричать друг друга, так что я была очень рада, что у меня не может болеть голова. Я попыталась читать, но кончилось тем, что я просто перелистывала книги одну за другой, даже не пытаясь сконцентрироваться на словах.

Я аккуратно сложила их в стопку у края дивана для Фреда. Я всегда оставляла для него книги, хотя никогда не знала, прочитал ли он хоть что-то. Я просто не могла смотреть на него достаточно долго для того, чтобы понять, чем он занимается.

По крайней мере, Рауль больше не смотрел в мою сторону. Также как и Кевин, и все остальные. Мое укрытие было эффективным, как всегда. Я не могла видеть, догадался ли Диего меня игнорировать, потому что я игнорировала его так тщательно. Никто не мог заподозрить, что мы были командой, разве что Фред. Обратил ли внимание Фред, что я собиралась драться вместе с Диего? Даже если и так, я не особо об этом беспокоилась. Если бы Фред желал мне зла, то позволил бы мне умереть прошлой ночью. Это было бы легко.

Как только солнце начало садиться, шума стало еще больше. Мы не видели из подвала, как оно садится, потому что все окна наверху были зашторены, на всякий случай. Но когда проводишь столько долгих дней в ожидании, начинаешь чувствовать, когда день подходит к концу. «Детишки» становились беспокойными, доставая Райли расспросами, можно ли им выйти наружу.

«Кристи, ты выходила вчера», сказал Райли, теряя терпение. «Хезер, Джим, Логан – вы идите. Уоррен, твои глаза очень потемнели, пойдешь с ними. Эй, Сара, я не слепой – вернись немедленно».

«Детки», которых он заткнул, надулись и порасходились по углам, некоторые из них дожидались, когда Райли уйдет, чтобы они смогли улизнуть, не смотря на его указания.

«М-м-м, Фред, наверное, сегодня твоя очередь», сказал Райли, не глядя в нашу сторону. Я услышала, как Фред вздохнул и поднялся на ноги. Все отшатнулись, когда он проходил по комнате, даже Райли. Но в отличие от остальных, Райли улыбнулся сам себе легонько. Ему нравился его вампир со способностями.

Я почувствовала себя обнаженной, когда Фред ушел. Теперь каждый мог обратить на меня внимание. Я сидела совершенно неподвижно, опустив голову вниз и делая все, что в моих силах, чтобы не привлекать внимания.

К счастью для меня, сегодня Райли торопился. Перед уходом едва приостановился, чтобы грозно посмотреть на тех, кто явно подбирался к двери, не говоря уже о том, чтобы пригрозить им. Обычно он произносил какую-то речь о том, что мы должны оставаться незамеченными, но не сегодня. Казалось, он был чем-то озабочен, взволнован. Я готова была поспорить, что он уходил, чтобы встретиться с НЕЙ. Поэтому мне совсем не так уж хотелось встречаться с нам на рассвете.

Я дождалась, пока Кристи и три обычных ее компаньона двинутся на выход и выскользнула за ними, стараясь выглядеть как часть свиты, но при этом не раздражать их. Я не посмотрела ни на Рауля, ни на Диего. Сосредоточилась на том, чтобы казаться незначительной – не заслуживающей внимания. Просто какая-то там девчонка-вампирша.

Как только мы выбрались из дома, я тут же отделилась от Кристи и удрала в лес. Я надеялась, что только один Диего последует за мной по запаху. На полпути вверх по ближайшему горному склону я влезла на верхние ветки огромной ели, которую отделяли от остальных несколько метров. Я могла отчетливо разглядеть любого, кто попытался бы выследить меня.

Но оказалось, что я слишком уж осторожничала. Может, я сегодня весь день была излишне осторожной. Диего был единственным, кто пришел меня искать. Я увидела его издалека и побежала обратно по своим следам к нему навстречу.

«Долгий день», сказал он, обнимая меня. «Твоему плану следовать трудно».

Я обняла его в ответ, удивляясь тому, насколько комфортно я себя чувствовала при этом.

«Возможно, у меня просто паранойя».

«Прости за Рауля. Это чуть было не кончилось плохо».

Я кивнула. «Хорошо, что Фред такой отвратительный».

«Интересно, знает ли Райли, насколько этот парень сильный?»

«Сомневаюсь. Я никогда не видела, чтобы он раньше делал что-то подобное, а ведь я провела около него много времени».

«В любом случае, это дело Странного Фреда. А нам надо рассказать Райли наш секрет».

Я содрогнулась. «Я все еще не уверена, что это хорошая идея».

«Мы не узнаем, пока не увидим, как Райли отреагирует».

«Обычно мне как раз не нравится не знать».

Глаза Диего задумчиво сузились. «Как насчет маленького приключения?»

«Смотря какого».

«Ну, я думал о приоритетах нашего клуба. Знаешь, насчет того, чтобы выяснить как можно больше».

«И…?»

«Думаю, мы должны проследить за Райли. Выяснить, что он делает».

Я уставилась на него. «Но ведь он узнает, что мы за ним следили. Он почует наш запах».

«Знаю. Я думаю сделать так. Я пойду по его следу. А ты держись в стороне на несколько сотен ярдов и следуй за мной по звуку. Тогда Райли будет знать, что следил за ним только я, а я ему скажу, что должен был поделиться с ним чем-то важным. Вот тогда-то я и продемонстрирую ему «эффект диско-шара». Посмотрим, что он на это скажет». Его глаза сузились, пока он всматривался в меня. «Но ты…ты пока держи это в тайне, ладно? Я скажу тебе, если он отреагирует нормально».

«А что если будет еще рано, когда он вернется оттуда, куда пошел? Разве ты не хочешь поговорить с ним ближе к рассвету, чтобы было видно, как ты блестишь?»

«Да…это определенно проблема. И она может повлиять на исход разговора. Но думаю, мы должны рискнуть. Тебе не показалось, что он сегодня спешил? Как будто ему нужна целая ночь, чтобы сделать то, что он собирался?»

«Возможно. Или же он просто торопился повидаться с НЕЙ. Знаешь, может лучше не устраивать ему таких сюрпризов, если она поблизости». Мы оба вздрогнули.

«Действительно. И все же…» Он нахмурился. «Тебе не кажется, что то, что должно случится, уже совсем рядом? Как будто у нас осталось совсем мало времени, чтобы все выяснить?»

Я печально кивнула. «Да, кажется».

«Ну так давай рискнем. Райли мне доверяет, и у меня есть хорошая причина на то, чтобы поговорить с ним».

Я задумалась о его стратегии. Хоть я и знала его, в общем-то, всего один день, я все же понимала, что такой уровень паранойи был несвойственен для Диего.

«Этот твой продуманный план…», сказала я.

«А что с ним?» спросил он.

«Звучит так, будто это план для одного. Не очень-то похоже на приключение для членов клуба. По крайней мере, опасная его часть».

Он состроил гримасу, по которой было ясно, что я его поймала.

«Это моя идея. Это я…», он помедлил, подбирая следующее слово.

«…доверяю Райли. И я буду единственным, кто нарвется на его злобу, если я окажусь не прав».

Не смотря на то, что я была трусихой, такое меня не устраивало. «Клубы так не работают».

Он кивнул с непонятным выражением лица. «Ладно, подумаем об этом по дороге».

Не похоже было, что он и правда собирался это делать.

«Оставайся на деревьях и следи за мной сверху, ладно?» сказал он.

«Хорошо».

Он быстро направился назад к бревенчатому дому. Я последовала за ним по ветвям, которые по большей части росли настолько густо, что мне лишь изредка приходилось по-настоящему перепрыгивать с дерева на дерево. Я старалась двигаться осторожно, чтобы покачивание веток под моим весом было похоже на ветер. Сегодняшняя ночь была немного ветреной, что играло мне на руку. Было холодно для лета, хоть температура воздуха меня и не беспокоила.

Диего без труда отыскал запах Райли возле дома и быстро побежал по следу, в то время как я следовала на несколько ярдов позади и на сотню ярдов севернее от него, находясь выше по склону горы. Когда деревья росли слишком часто, он время от времени тряс ствол дерева, шелестя ветками, чтобы я его не потеряла.

Мы двигались вперед, - он бежал, а я изображала летающую белку, - всего минут пятнадцать, когда я увидела, что Диего замедлил шаг. Мы, похоже, подходили уже близко. Я полезла выше по веткам в поисках дерева, с которого открывался бы хороший обзор. Я взобралась на одно, которое возвышалось над соседними, и осмотрела окрестности.

Менее, чем в полумиле от меня было большое пространство между деревьями, открытое поле, которое занимало несколько акров. Возле центра поля, ближе к деревьям с восточной стороны, стояло что-то похожее на огромный пряничный домик. Покрашенный в ярко-розовый, зеленый и белый цвета, домик был вычурный до смешного, с затейливой отделкой и резными украшениями на каждой доступной поверхности. В менее напряженной ситуации я бы рассмеялась над таким сооружением.

Райли нигде не было видно, но Диего остановился, поэтому я решила, что это – конечный пункт наших преследований. Возможно, это местечко Райли выбрал для замены, когда рухнет наш большой бревенчатый дом. Вот только этот домик был меньше тех, в которых мы останавливались раньше и, кажется, подвала в нем тоже не было. И располагался он еще дальше от Сиэтла, чем предыдущий.

Диего посмотрел на меня снизу, и я подала ему знак, чтобы он присоединялся ко мне. Он кивнул и вернулся чуть назад по своим следам. Потом он прыгнул вверх на невообразимую высоту – не думаю, что смогла бы прыгнуть так же высоко, даже будучи молодой и сильной – и ухватился за ветку ближайшего дерева где-то на полпути к вершине. Только если бы кто-то проявил сверхбдительность, то смог бы заметить, что Диего сошел со своего следа. Даже после этого он какое-то время прыгал по верхушкам деревьев вокруг, чтобы его след не привел прямиком к моему.

Когда он, наконец, решил, что опасности нет, он присоединился ко мне и сразу взял меня за руку. Не произнося ни слова, я кивнула в сторону пряничного домика. Уголок его рта дернулся в улыбке.

Мы одновременно начали подбираться к восточной стороне дома, держась высоко на деревьях. Мы приблизились, насколько осмелились - оставив несколько деревьев в качестве прикрытия между нами и домом – а потом тихо уселись и прислушались.

К счастью, ветер ослабел и мы смогли что-то услышать. Какие-то странные звуки – тихое поскребывание и постукивание. Сначала я не поняла, что слышу, но Диего снова чуть улыбнулся, выпятил губы и беззвучно послал воздушный поцелуй в моем направлении.

Поцелуи вампиров звучат не так, как поцелуи людей. Здесь нет мягких, сочных, заполненных жидкостью клеток, которые бы расплющивались друг о друга. Только неподатливые каменные губы. Однажды я слышала вампирский поцелуй – прошлой ночью Диего прикоснулся к моим губам – но я бы никогда сама не догадалась. Это было настолько далеко от того, что я ожидала увидеть здесь.

Новая информация окончательно запутала все в моей голове. Я предполагала, что Райли собирается увидеться с НЕЙ, чтобы получить инструкции или привести новообращенных, точно я не знала. Но я никогда бы не подумала, что наткнусь на что-то вроде…любовного гнездышка. Как Райли мог целовать ЕЕ? Я содрогнулась и посмотрела на Диего. Он, казалось, тоже был несколько шокирован, но пожал плечами.

Я задумалась о своей последней человеческой ночи, вздрогнув, когда вспомнила пылающий жар. Я попыталась вызвать в памяти моменты непосредственно перед этим, хотя все было так расплывчато… Сначала это был подкрадывающийся ко мне страх, который стал еще сильней, когда Райли подъехал к темному дому, и чувство безопасности, которое я ощущала в ярко освещенной забегаловке, полностью растворилось. Я не решалась выходить, отодвигалась назад, и тогда он схватил меня за руку стальным захватом и выдернул из машины, будто я была невесомой куклой. Затем были ужас и неверие, когда он преодолел десять ярдов до двери дома одним прыжком. Следующими были ужас, а за ним боль, не оставившая места неверию, когда он сломал мне руку, затаскивая меня в черноту дома. А потом был голос.

Сконцентрировавшись на воспоминании, снова услышала его. Высокий и распевный, будто у маленькой девочки, но ворчливый. Капризничающий ребенок.

Я вспомнила, что она сказала. «Зачем ты вообще привел эту? Она слишком маленькая». Или что-то в этом роде. Слова может и не совсем те, но смысл такой.

Я точно помнила, что голос Райли звучал очень угодливо, когда он ответил ей, боясь, что разочаровал. «Но это еще одно тело. По крайней мере, будет отвлекать внимание».

Думаю, тогда я заскулила, и он больно потряс меня, но больше не сказал мне ни слова. Будто я была собакой, а не человеком.

«Вся эта ночь – пустая трата времени», - пожаловался детский голосок. «Я убила их всех! Ух!»

Я помню, что тогда дом затрясся, будто в него врезалась машина. Теперь я понимала, что она, вероятно, просто пнула что-то с досады.

«Хорошо. Думаю, даже маленькая лучше, чем ничего, если это все, на что ты способен. И я теперь пересытилась и буду в состоянии остановиться».

Тогда жесткие пальцы Райли исчезли, оставив меня один на один с голосом. В тот момент я слишком паниковала, чтобы издать хоть звук. Я просто закрыла глаза, хотя уже была полностью ослеплена темнотой. Я не кричала, пока что-то не вонзилось в мою шею, обжигая меня, как лезвие, покрытое кислотой.

Я отпрянула от этого воспоминания, стараясь вытолкнуть следующую часть из своего разума. Вместо этого я сосредоточилась на том коротком разговоре. Тогда по ее тону было непохоже, чтобы она говорила со своим возлюбленным, или даже другом. Больше было похоже на то, что она обращалась к своему подчиненному, который ей не очень нравится и которого она скоро может уволить.

Но странные звуки вампирских поцелуев продолжались. Кто-то удовлетворенно вздохнул.

Я хмуро взглянула на Диего. То, что там происходило, не говорило нам о многом. Как долго придется торчать здесь?

Он только склонил свою голову набок и внимательно прислушался.

И после нескольких минут терпеливого ожидания, тихие романтические звуки вдруг прервались.

«Сколько?»

Голос приглушало расстояние, но все же он прозвучал отчетливо. И его легко можно было узнать. Высокий, почти вибрирующий. Как у избалованной девочки.

«Двадцать два», - ответил Райли с гордостью. Мы с Диего обменялись пронзительными взглядами. Нас было двадцать два, во всяком случае по последним подсчетам. Должно быть, они разговаривали о нас.

«Я думал, что потерял еще двоих из-за солнца, но один из моих старших "детишек" … послушный», - продолжил Райли. Его голос прозвучал почти ласково, когда он говорил о Диего, как об одном из своих «детей». «У него есть одно местечко под землей, и он там спрятался с девчонкой помоложе».

«Ты уверен?»

Возникла длинная пауза, на этот раз без романтических звуков. Даже с такого расстояния я могла почувствовать некоторое напряжение.

«Да. Он – хороший малый, я уверен».

Еще одна натянутая пауза. Я не поняла ее вопроса. Что она имела в виду, спрашивая «ты уверен»? Она что, думала, будто он услышал эту историю от кого-то другого, а не увиделся с Диего лично?

«Двадцать два – это хорошо», - размышляла она вслух и, похоже, напряжение спало. «Как развиваются их навыки? Некоторым уже почти год. Они все еще следуют обычной модели поведения?»

«Да», - сказал Райли. «Все, что ты мне велела сделать, работает безупречно. Они не думают - просто делают то, что и всегда. Я всегда могу отвлечь их жаждой. Это держит их под контролем»

Я хмуро посмотрела на Диего. Райли не хочет, чтобы мы думали. Почему?

«Ты отлично все сделал», - проворковала наша создательница и раздался звук еще одного поцелуя. «Двадцать два!»

«Уже пришло время?», - нетерпеливо спросил Райли.

Ее ответ был быстрым, как пощечина. «Нет! Я еще не решила, когда».

«Я не понимаю».

«Тебе и не нужно. Тебе достаточно знать, что наши враги обладают могущественными силами. Нам нужно быть очень осторожными». Ее голос смягчился и снова стал сахарным. «Но все двадцать два еще живы. Даже с тем, на что  они способны … как это поможет им противостоять двадцати двум?». Она издала крошечный звенящий смешок.

На протяжении всего разговора мы с Диего не отводили глаз друг от друга, и теперь я могла видеть по его глазам, что он думает то же, что и я. Да, нас создали для определенной цели, как мы уже догадались. У нас был враг. Или, у нашей создательницы был враг. Имеет ли значение это различие?

«Решения, решения», - пробормотала она. «Пока еще нет. Возможно, еще одну партию, просто для верности».

«Если мы добавим еще, это как раз может уменьшить имеющееся у нас количество», - нерешительно предупредил Райли, будто стараясь не расстроить ее. «Стабильность пропадает, когда внедряется новая группа».

«Это правда», - согласилась она, и я представила, как Райли с облегчением вздыхает, что она не огорчилась.

Внезапно Диего отвернулся от меня, устремив взгляд через поляну. Я не слышала никакого движения со стороны дома, но, может быть, она вышла наружу. Моя голова резко повернулась в то же мгновение, как мое тело превратилось в статую, и я увидела, что встревожило Диего.

Четыре фигуры пересекали открытое поле, направляясь к дому. Они вышли на поляну с запада, дальше всего от места, где мы прятались. Все они были одеты в длинные, темные плащи с глубокими капюшонами, поэтому сначала я подумала, что это люди. Странные люди, но все равно просто люди, потому что те вампиры, которых я знала, не носили подобранных в тон готических нарядов. И никто из них не двигался так плавно, сдержанно и … элегантно. Но потом я сообразила, что ни один человек тоже не может так двигаться, и более того, ни один из них не способен делать это настолько тихо. Существа в темных плащах скользили по высокой траве в абсолютной тишине. Так что либо это были вампиры, либо что-то другое, тоже сверхъестественное. Возможно, призраки. Но если это были вампиры, то это были вампиры, которых я не знала, а это означало, что они вполне могли быть теми самыми врагами, о которых она говорила. Если так, нам стоило удрать к чертовой матери прямо сейчас, потому что в этот момент с нами не было остальных двадцати вампиров.

Я чуть не бросилась бежать, но испугалась, что могу привлечь внимание фигур в плащах.

И вот я смотрела, как они плавно продвигались вперед, и замечала теперь и другие подробности.

Что они шли идеальным строем в форме ромба, и никто из них не выходил за линию, как бы ни менялась поверхность земли у них под ногами. Что шедший во главе строя был гораздо меньше остальных, а его плащ темнее. Что казалось, будто они не пытались кого-либо выследить – не старались следовать за чьим-то запахом. Они просто знали свой путь. Может быть, они были приглашены.

Они подошли прямо к домику, и я почувствовала, что нам снова можно без опаски дышать, когда они молча начали подниматься по ступенькам к входной двери. По крайней мере, они не шли за нами с Диего. Когда их не станет видно, мы сможем скрыться под звук следующего порыва ветра, пробегающего сквозь деревья, и они никогда не узнают, что мы здесь были.

Я посмотрела на Диего и чуть дернула головой в ту сторону, откуда мы пришли. Он прищурил глаза и поднял палец. О, замечательно, он хотел остаться. Я закатила глаза, хотя была так напугана, что меня удивило, как это я еще способна на сарказм.

Мы оба снова посмотрели на дом. Существа в плащах бесшумно вошли, но я осознала, что ни она, ни Райли не проронили ни слова с тех пор, как мы заметили посетителей. Они, должно быть, услышали что-то или узнали каким-либо образом, что им грозит опасность.

«И не пытайтесь», - лениво скомандовал очень чистый, монотонный голос. Он был не таким высоким, как у нашей создательницы, но все же звучал как-то по-девичьи . «Думаю вы знаете, кто мы такие, а значит должны знать, что нет смысла пытаться застать нас врасплох. Или прятаться от нас. Или драться с нами. Или убегать».

Низкий мужской смешок, который не принадлежал Райли, угрожающе разнесся по дому.

«Успокойтесь», - приказал первый монотонный голос – это была девушка в плаще. В ее голосе слышался тот отличительный звон, который убедил меня, что она вампир, а не призрак или какое-то другое кошмарное существо . «Мы здесь не для того, чтобы уничтожить вас. Пока».

Несколько мгновений была тишина, а затем какие-то еле слышные движения. Изменение положения тел.

«Если вы здесь не для того, чтобы убить нас, то… для чего?» - спросила наша создательница напряженным пронзительным голосом.

«Мы желаем знать ваши намерения здесь. А конкретно, связаны ли они с…определенным местным кланом», - объяснила девушка в плаще. «Нас интересует, имеют ли они какое-либо отношение к тому беспорядку, который вы здесь устроили.  Незаконно устроили».

Диего и я одновременно нахмурились. Это все не имело никакого смысла, но последняя часть была самой странной. Что могло быть незаконным для вампиров? Какой полицейский, какой судья, какая тюрьма может иметь власть над нами?

«Да», - прошипела наша создательница. «Все мои планы  полностью сосредоточены на них. Но мы еще не можем действовать. Это сложно». Нотки раздражения прокрались в ее голос.

«Поверь, мы знаем об этих трудностях лучше, чем ты. Просто невероятно, что тебе удалось остаться, так сказать, незамеченной, так долго. Скажи мне», - в монотонном голосе появился намек на интерес - «как ты это делаешь?».

Наша создательница помедлила, а потом заговорила очень торопливо. Как будто они сумели чем-то припугнуть ее, не издав при этом ни звука. «Я не принимала решения», - выпалила она. Потом добавила более медленно, неохотно, «Решения напасть на них. Я никогда не принимала решения  сделать с ними что бы то ни было».

«Грубо, но эффективно», - сказала девушка в плаще. «К сожалению, твое время на раздумья подошло к концу. Ты должна решить –  сейчас – что ты будешь делать со своей маленькой армией».

Глаза Диего и мои расширились при этом слове. «В противном случае, нашей обязанностью будет наказать вас, как того требует закон. Эта отсрочка, хоть и короткая, беспокоит меня. Это не в наших правилах. Советую тебе дать нам все гарантии, какие только можешь…быстро».

«Мы пойдем сейчас же!» – встревожено предложил Райли, и послышалось резкое шипение.

«Мы пойдем как можно скорее», - поправила наша создательница яростно. «Много всего еще предстоит сделать. Я полагаю, вы хотите, чтобы мы преуспели в наших планах? Тогда мне нужно немного времени, чтобы натренировать их, дать указания, накормить!»

Наступила короткая пауза.

«Пять дней. Потом мы придем за вами. И не под одним камнем вы не сможете от нас спрятаться, и никакая скорость не поможет вам бежать. Если ты еще не нападешь к тому времени, как мы придем, будешь сожжена». Это не прозвучало угрожающе – единственной угрозой была та абсолютная уверенность, с которой это было сказано.

«А если я нападу?» - спросила наша создательница, явно потрясенная.

«Посмотрим», - ответила девушка в плаще более оживленным голосом, чем прежде. «Я полагаю, все будет зависеть от того, насколько успешным будет нападение. Упорно работайте, чтобы угодить нам». Последнее приказание было дано ровным, жестким тоном, от которого странный холод пробежал по моему телу.

«Да», - прорычала наша создательница.

«Да», - шепотом повторил Райли.

Через секунду вампиры в плащах бесшумно покинули дом. Мы с Диего даже вздохнуть не смели на протяжении пяти минут после их ухода. В доме наша создательница и Райли сидели так же тихо. Прошло еще десять минут в полной тишине.

Я прикоснулась к руке Диего. Это был наш шанс убраться отсюда. Сейчас я больше не так уж боялась Райли. Я хотела уйти так далеко, насколько это было возможно, от этих темных плащей. Мне хотелось ощущения безопасности, которое ждало меня в нашем полном народу бревенчатом доме, и я думала, что наша создательница чувствовала себя точно так же. Вот почему она создала так много нас. В мире существовали вещи пострашнее, чем я себе представляла.

Диего медлил, все еще прислушиваясь, и через секунду его терпение было вознаграждено.

«Ну что ж», - прошептала она в доме, «Теперь они знают».

Говорила ли она о плащах или о таинственном клане? Кто из них был врагом, о котором она упоминала до произошедшего?

«Это не важно. Нас больше..».

«Любое предупреждение  важно!», - огрызнулась она, резко обрывая его. «Предстоит так много сделать. Только пять дней!», - она застонала. «Нечего больше возиться. Ты начнешь сегодня».

«Я не подведу тебя!» - пообещал Райли.

Вот черт. Диего и я двинулись одновременно, перепрыгнув с нашего насеста на соседнее дерево, торопясь обратно тем путем, по которому мы пришли. Райли теперь спешил, и если он найдет след Диего после всего, что только что произошло с плащами, а Диего там не окажется…

«Я должен вернуться и ждать», - прошептал мне Диего, пока мы спешили прочь. «К счастью, это не в поле зрения дома. Не хочу, чтобы он знал, что я слышал».

«Мы должны поговорить с ним вместе».

«Слишком поздно. Он заметит, что твоего запаха нет на тропе с моим следом. Это будет выглядеть подозрительно».

«Диего..».. Он все подстроил так, чтобы мне не пришлось участвовать в этом.

Мы вернулись к тому месту, где он присоединился ко мне. Он заговорил быстрым шепотом.

«Придерживайся плана, Бри. Я скажу ему то, что собирался сказать. До рассвета еще далеко, но делать нечего. Если он не поверит мне..»., - Диего пожал плечами. «У него есть заботы и поважнее, чем мое чересчур разыгравшееся воображение. Может, сейчас он скорее выслушает меня – похоже, что нам нужна любая помощь, которую мы только можем достать, а возможность спокойно передвигаться днем нам не помешает».

«Диего ..»., - повторила я, не зная, что сказать.

Он посмотрел мне в глаза, и я ожидала, что его губы дернуться в той его легкой улыбке, и он пошутит о ниндзя или о том, что мы «лучшие друзья навек».

Но он этого не сделал. Вместо этого он медленно наклонился, не отрывая своих глаз от моих, и поцеловал меня. Его гладкие губы прижались к моим на одну долгую секунду, пока мы смотрели друг другу в глаза.

Затем он отстранился и вздохнул. «Иди домой, спрячься за Фреда и веди себя так, будто ничего не знаешь. Я скоро вернусь».

«Будь осторожен».

Я схватила его за руку и сильно сжала, а затем отпустила. Райли тепло говорил о Диего. Мне придется надеяться, что это теплое чувство было настоящим. Другого выбора у меня не было.

Диего исчез за деревьями, тихий, словно шорох ветра. Я не стала тратить время на то, чтобы смотреть ему вслед. Я помчалась по ветвям прямым ходом обратно к дому. Я надеялась, что мои глаза все еще были достаточно яркими после вчерашней охоты, чтобы объяснить мое отсутствие.

Просто быстрая охота. Повезло - нашла одинокого походника. Ничего особенного.

Глухие удары музыки, встретившие меня при приближении к дому, сопровождались безошибочно сладким, дымным ароматом горящего вампира. Паника охватила меня с новой силой. Я могла умереть в доме так же легко, как и снаружи. Но другого выхода не было. Я не замедлила шаг, просто поспешила вниз по лестнице и прямо в тот угол, где я едва могла разглядеть стоящего там Странного Фреда. Ищет, что бы поделать? Устал сидеть? Я понятия не имела, чем он занимался, и мне было все равно. Я приклеюсь к нему намертво, пока Райли и Диего не вернутся.

В центре помещения была тлеющая куча пепла, которая была слишком большой, чтобы быть только ногой или рукой. Вот тебе и твои двадцать два, Райли.

Никто особо не беспокоился из-за дымящихся останков. Такое зрелище было привычным.

Я поспешила поближе к Фреду, и впервые чувство отвращения не усилилось, а наоборот, исчезло. Казалось, он даже не заметил меня, просто продолжал читать книгу, которую держал в руках. Одну из тех, которые я оставила для него несколько дней назад. Я легко могла видеть, чем он занимается, теперь, когда была близко к тому месту, где он стоял, облокотившись на спинку дивана. Я засомневалась, раздумывая, почему это так. Неужели он мог просто «отключить» свою способность вызывать тошноту, когда хотел? Означало ли это, что мы оба были сейчас абсолютно беззащитны? Хорошо хоть Рауля еще не было, хотя Кевин был.

Впервые я по-настоящему увидела, как выглядел Фред. Он был высоким, где-то под метр девяносто, с густыми вьющимися светлыми волосами, на которые я уже однажды обратила внимание. Он был широкоплеч и мускулист. Выглядел он старше, чем большинство остальных, скорее как студент колледжа, а не старшеклассник. И – что удивило меня почему-то больше всего - он был привлекательным. Так же красив, как любой другой, может даже и красивей большинства. Я не знала, почему это так поразило меня. Наверное, потому, что он всегда ассоциировался у меня с отвращением.

Было странно вот так глазеть на него. Я окинула комнату быстрым взглядом, чтобы проверить, заметил ли кто-нибудь еще, что Фред был сейчас нормальным - и красивым. Никто не смотрел в нашу сторону. Я быстро глянула на Кевина, готовая в любой момент отвести глаза, если он это заметит, но он пристально вглядывался в какую-то точку слева от нас. Он слегка хмурился. Не успела я отвернуться, как его глаза, не задерживаясь, скользнули по мне и сфокусировались на чем-то справа от меня. Он нахмурился еще сильнее. Как будто… он пытался увидеть меня, но не мог.

Я почувствовала, как уголки моего рта дернулись, так и не сложившись в настоящую ухмылку. У меня было слишком много поводов для беспокойства, чтобы сполна насладиться слепотой Кевина. Я снова посмотрела на Фреда - мне было любопытно, не вернется ли отвращение – и увидела, что он улыбается вместе со мной. С улыбкой на лице он выглядел очень эффектно.

Но этот момент прошел, и Фред вернулся к чтению. Некоторое время я не двигалась, ожидая, чтобы что-то произошло. Чтобы Диего вошел в дверь. Или Райли с Диего. Или Рауль. Или чтобы снова на меня накатил приступ тошноты. Или чтобы Кевин уставился в мою сторону. Или началась очередная драка. Что-то.

Когда ничего не произошло, я, наконец, взяла себя в руки и сделала то, что и должна была – притворилась, что ничего необычного не происходит. Я схватила книгу из стопки у ног Фреда, уселась прямо там же и сделала вид, что читаю. Вполне возможно, что это была та же самая книга, которую я якобы читала вчера, но текст был мне незнаком. Я перелистывала страницы, опять не вникая в содержание.

Мои мысли постоянно крутились вокруг одного и того же. Где Диего? Как Райли отреагировал на его рассказ? Что все это значило – разговор до появления людей в плащах и разговор после их ухода?

Я все время прокручивала это в голове, возвращаясь назад в воспоминаниях, стараясь собрать разрозненные куски в понятную картину. В вампирском мире существовало что-то вроде полиции, и они были до чертиков страшными. Наша дикая группа вампиров, которым всего по несколько месяцев, была армией, и эта армия была каким-то образом незаконной. У нашей создательницы был враг. Точнее, два врага. Мы собирались напасть на одного из них через пять дней, а иначе те, другие, страшные вампиры в плащах, нападут на нее, или на нас, или на нее и на нас вместе. Нас будут тренировать для этого боя… как только вернется Райли. Я украдкой взглянула на дверь, а затем снова опустила глаза в книгу. И затем весь этот разговор перед приходом гостей. Она беспокоилась о каком-то решении. Но она была довольна, что у нее в распоряжении так много вампиров – так много  солдат. Райли был счастлив, что Диего и мне удалось выжить… Он сказал, что думал, будто потерял еще двоих из-за солнца. Это значило, что он не знал, как вампиры  на самом деле реагируют на солнечный свет. А вот то, что сказала она, было странно. Она спросила, был ли Райли  уверен. Уверен, что Диего выжил? Или… уверен, что он сказал правду?

Последняя мысль напугала меня. Может она уже знала, что солнце не причиняет нам вреда? Если она действительно знала, то почему лгала Райли, а через него и нам?

Почему она хотела, чтобы мы оставались в темноте, в прямом смысле этого слова? Неужели для нее очень важно, чтобы мы оставались в неведении? Достаточно ли важно, чтобы из-за этого Диего мог попасть в беду? Застыв на месте, я доводила себя до настоящей паники. Если бы я могла потеть, то сейчас бы наверное уже обливалась потом. Мне приходилось сосредотачиваться, чтобы переворачивать страницы, чтобы по-прежнему смотреть в книгу.

Был ли Райли обманут, или, наоборот, он тоже был в курсе дела? Когда он сказал, что подумал, будто потерял двоих из-за солнца, он имел в виду солнце в прямом смысле… или ложь о солнце?

Если это был второй вариант, то узнать правду означало погибнуть. От паники все мои мысли разбежались.

Я попыталась рассуждать разумно и разобраться в происходящем. Без Диего это было сложнее. Возможность с кем-то говорить, обсуждать обостряла мою способность сосредоточиться. Без этого, страх подползал к моим мыслям со всех сторон, сплетаясь с неизменной жаждой. Жажда крови постоянно готова была всплыть на поверхность. Даже сейчас, вполне насытившись, я чувствовала жжение и потребность.

Думай о ней,  думай о Райли, твердила я себе. Мне надо было понять, зачем им понадобилось лгать, - если они действительно лгали, – тогда я могла бы сообразить, что значил для них тот факт, что Диего знал их секрет.

Если бы они не лгали, бы просто сказали всем нам, что день для нас так же безвреден, как и ночь, что бы это изменило? Я представила себе, что бы случилось, если бы нам не нужно было целыми днями прятаться в темном подвале, если бы все мы, все двадцать один – может уже меньше, в зависимости от того, как закончатся последние вылазки на охоту – могли бы делать то, что хотим и когда хотим.

Мы бы захотели охотиться. Это было очевидно.

Если бы мы не должны были возвращаться, если бы нам не нужно было прятаться, то…многие из нас не стали бы возвращаться так уж регулярно. Трудно сконцентрироваться на возвращении, когда на первом месте стоит жажда. Но Райли так сильно вбил в наше подсознание страх сгореть, страх возвращения той жуткой боли, которую все мы однажды испытали. Именно по этой причине мы были способны остановиться. Самосохранение, единственный инстинкт, который сильнее жажды.

Получается, что опасность удерживала нас вместе. Существовали и другие убежища, например, как пещера Диего, но кто еще думал об этом? Нам было куда пойти, была база, вот мы и шли туда. Трезвый ум не был отличительной чертой вампиров. Или, по крайней мере, отличительной чертой  молодых вампиров. Райли мыслил трезво. Диего мыслил более трезво, чем я. Те вампиры в плащах были ужасающе сосредоточенными. Я содрогнулась. Выходит, что теперешняя рутина не будет контролировать нас вечно. Что они будут делать, когда мы станем старше, станем мыслить яснее? Я вдруг поняла, что никого здесь не было старше Райли. Все были совсем молодыми. Сейчас ей нужно было много нас, чтобы сражаться с этим таинственным врагом. Но что будет с нами дальше?

Что-то настойчиво подсказывало мне, что я не хочу присутствовать при этом «дальше». И я вдруг осознала одну невероятно очевидную вещь. Это было то самое простое решение, которое мелькало на задворках моего сознания раньше, когда мы с Диего шли сюда по следам нашего стада вампиров.

Мне не обязательно было присутствовать при этом «дальше» . Мне не обязательно было присутствовать здесь даже еще одну ночь.

Я снова замерла, обдумывая эту поразительную идею.

Если бы мы с Диего не знали, куда примерно могли направиться остальные, нашли бы мы их когда-нибудь? Скорее всего нет. И это была большая группа вампиров, которая оставила после себя широкий след. А что если бы это был всего один вампир, который мог бы выпрыгнуть из воды на землю, может быть прямо на дерево, не оставив следа на берегу…Только один, или, может, два вампира, которые могли бы уплыть в море так далеко, как только захотели бы… Которые могли снова ступить на землю где угодно… В Канаде, Калифорнии, Чили, Китае…

Этих двух вампиров невозможно бы было найти. Они бы испарились. Исчезли как дым.

Нам не обязательно было возвращаться прошлой ночью! Нам  не следовало возвращаться! Почему я не подумала об этом еще тогда?

Но… согласился бы Диего? Я вдруг засомневалась. Может Диего все-таки предан Райли больше? Может, он подумает, что должен поддерживать его? Он знает Райли гораздо дольше, ведь со мной он знаком всего один день. Может, он ближе к Райли, чем ко мне?

Я нахмурилась, раздумывая об этом.

Ну что же, я выясню это, как только мы сможем поговорить наедине. И может тогда, если наш секретный клуб действительно хоть что-то значит, станет совсем неважно, какую судьбу уготовила нам наша создательница. Мы сможем просто исчезнуть, и Райли придется довольствоваться девятнадцатью вампирами, или по-быстрому создать несколько новых. В любом случае, это уже будет не нашей проблемой.

Мне не терпелось поделиться с Диего своим планом. Интуиция подсказывала мне, что он согласиться. Я на это надеялась.

Вдруг я подумала, а может это то, что на самом деле случилось с Шелли и Стивом, и другими исчезнувшими ребятами? Я знала, что они не могли сгореть на солнце. Может, Райли рассказал нам, что видел их пепел, только для того, чтобы держать остальных в постоянном страхе и зависимости от него? Чтобы заставить нас возвращаться к нему каждый раз на заре? Может Шелли и Стив просто решили пойти своей дорогой? Без Рауля, без всяких врагов и армий, угрожающих их ближайшему будущему.

Может, вот что Райли имел ввиду, когда говорил, что некоторые были потеряны из-за солнца. Беглецов. В таком случае, он будет рад, что Диего не сбежал, да ведь?

Если бы только мы с Диего и  правда ушли тогда! Мы бы уже были свободны, как Шелли и Стив. Не было бы ни правил, ни страха перед восходом солнца.

И снова, я представила себе всю нашу неорганизованную толпу на свободе, без необходимости возвращаться домой. Я представила нас с Диего движущимися в тени, как ниндзя. Но я также представила Рауля, Кевина и других, сверкающих как диско-шары монстров, посреди оживленной улицы где-нибудь в центре города. Кучи безжизненных тел, крики, шум вертолетов, хлипкие беспомощные полицейские с их жалкими пульками, которые даже следа не оставят, камеры, паника, которая так быстро охватит мир, когда эти кадры разлетятся по земному шару.

Существование вампиров не надолго осталось бы в тайне. Даже Рауль не смог бы убивать людей настолько быстро, чтобы помешать распространению слухов.

Во всем этом присутствовала определенная логическая цепочка, и я пыталась понять ее, прежде чем снова отвлекусь.

Во-первых, люди не знали о существовании вампиров. Во-вторых, Райли призывал нас быть незаметными, не привлекать внимания людей, чтобы те не узнали о нас. В-третьих, мы с Диего пришли к выводу, что, должно быть, все вампиры следуют правилам, иначе уже давно весь мир знал бы о нашем существовании. В-четвертых, на это должна быть причина, и это – вовсе не пистолетики-пугачи полицейских. Да, должна быть очень веская причина, чтобы заставить всех вампиров целыми днями прятаться по душным подвалам. Достаточно веская, чтобы заставить Райли и нашу создательницу лгать нам, запугивать тем, что мы сгорим на солнце. Может, именно эту причину Райли и объяснит Диего, и учитывая, что причина такая важная, и что он такой ответственный, Диего пообещает хранить тайну, и их это вполне устроит. Конечно, устроит. Но что если Шелли и Стив не убежали, когда узнали всю правду о своей сверкающей коже? Что если они пошли к Райли?

И вот полетело к чертям следующее звено в моей логической цепочке. Цепочка рассыпалась, и я снова начала паниковать насчет Диего.

Пока я нервничала, я осознала, что раздумывала обо всем этом довольно долго. Я уже чувствовала приближение рассвета. Оставалось не больше часа. Так где же Диего? Где Райли?

Как только я подумала об этом, открылась дверь, и Рауль спрыгнул вниз, хохоча со своими приятелями. Я съежилась, придвигаясь поближе к Фреду. Рауль не заметил нас. Он посмотрел на обуглившегося вампира в центре комнаты и засмеялся еще сильнее. Его глаза были ярко-красного цвета.

В те ночи, когда Рауль выходил на охоту, он никогда не возвращался раньше положенного. Он продолжал насыщаться так долго, как только мог. Значит рассвет даже ближе, чем я думала.

Должно быть, Райли потребовал, чтобы Диего доказал свои слова. Это было единственное объяснение. И они ждали восхода солнца. Только… это значило, что Райли тоже  не знал правды, что создательница его тоже обманывала. Или знал? Мои мысли снова перемешались.

Спустя несколько минут появилась Кристи с тремя из своей банды. Она никак не отреагировала на кучу останков. Я быстренько всех пересчитала, когда еще двое вампиров торопливо вошли в дверь. Двадцать вампиров. Домой вернулись все, кроме Диего и Райли. Солнце взойдет в любой момент.

Дверь подвала скрипнула, когда ее кто-то открыл. Я вскочила на ноги.

Вошел Райли. Он закрыл за собой дверь. Он спустился вниз по лестнице.

Никто не вошел следом за ним.

Но прежде чем я смогла сообразить, что это значит, Райли издал яростный звериный рык. Он уставился на останки на полу, в ярости выпучив глаза. Все стояли молча, замерев на месте. Мы уже все видели, как Райли выходит из себя, но здесь было что-то иное.

Он развернулся, вонзил пальцы в ревущий динамик, затем сорвал его со стены и швырнул через всю комнату. Джен и Кристи успели увернуться, когда тот пролетел мимо и врезался в дальнюю стену, отчего рассыпавшаяся в порошок гипсовая штукатурка взметнулась облаком пыли. Райли разбил ногой стереосистему, и бухающие басы смолкли. Затем он подскочил к Раулю и схватил его за горло.

«Меня здесь даже не было!» - закричал Рауль, явно перепугавшись –  этого я никогда раньше не видела.

Райли страшно зарычал и швырнул Рауля так же, как швырнул динамик. Джен и Кристи снова отпрыгнули в сторону. Тело Рауля проломило стену, оставив в ней огромную дыру.

Затем Райли схватил за плечо Кевина и - со знакомым скрежетом - оторвал ему кисть на правой руке. Кевин заорал от боли и попытался вывернуться из захвата Райли. Райли пнул его в бок. Еще один резкий звук – и Кевин лишился руки полностью. Райли разорвал ее поплам в локтевом суставе и швырнул куски прямо в искаженное болью лицо Кевина –  бум, бум, бум, как молотком по камню.

«Да что с вами такое?» - кричал на нас Райли. – «Почему вы все такие тупые?» Он попытался схватить паренька со светлым волосами, который строил из себя Человека-паука, но тот отпрыгнул в сторону. Правда, теперь он оказался слишком близко к Фреду, и заковылял назад к Райли, задыхаясь от рвотных позывов.

«У  кого-нибудь из вас вообще есть мозги?»

Райли ударил парня по имени Дин, отчего тот отлетел прямо на полки с телевизором и другой аппаратурой, разбив их вдребезги. Затем он поймал еще одну девушку, Сару, и вырвал ей левое ухо и клок волос. Она зарычала от боли.

И вдруг стало понятно, что Райли затеял опасную игру. Нас было очень много. Рауль уже снова был здесь, а Кристи и Джен – обычно его враги - встали рядом с ним, готовые обороняться. Остальные также начали сбиваться в кучки.

Я не была уверена, осознал ли Райли, что ему угрожало, или его гнев утих сам по себе. Он сделал глубокий вдох. Потом бросил Саре ее ухо и волосы. Она отскочила от него и стала облизывать оторванный край уха, смачивая его ядом, чтобы ухо могло прирасти на место. Но с волосами это не действует; у Сары останется плешь на голове.

«Слушайте меня!» - тихо, но яростно сказал Райли. – «Наши жизни зависят от того, будете ли вы слушать, что я сейчас говорю, и  думать! Мы все  умрем. Каждый из нас - вы, и я тоже - умрем, если всего несколько коротких дней вы не сможете вести себя так, будто у вас есть мозги!»

Это было совершенно не похоже на его обычные нравоучения и просьбы о самоконтроле. Он определенно завладел всеобщим вниманием.

"Пришло время вам повзрослеть и отвечать за самих себя. Вы думаете, что можете жить так, как вы живете, задаром? Что за кровь в Сиэтле не надо  платить?"

Разрозненные кучки вампиров больше не казались устрашающими. Все широко раскрыли глаза, некоторые озадаченно переглядывались. Я краем глаза заметила, что Фред повернул голову в мою сторону, но я не взглянула на него в ответ. Мое внимание было приковано к двум вещам: к Райли, на случай если он вдруг снова на нас накинется, и к двери. К двери, которая так и оставалась закрытой.

«Теперь вы меня слушаете? Внимательно слушаете?» Райли сделал паузу, но никто не кивнул. Все в комнате просто застыли. «Дайте мне объяснить всю ненадежность ситуации, в которой мы находимся. Я попытаюсь говорить проще, для тех, до кого плохо доходит. Рауль, Кристи, идите сюда».

Он подозвал жестом лидеров двух самых многочисленных групп, объединившихся сейчас против него. Ни один из них не пошел к нему. Они напряглись, а Кристи оскалила зубы.

Я ожидала, что Райли смягчится, извинится. Успокоит их и затем убедит делать то, что он хочет. Но это был другой Райли.

«Хорошо», - сказал он резко. – «Нам нужны будут лидеры, если мы хотим остаться в живых, но, судя по всему, вы к этому не готовы, ни тот ни другой. Я думал, что вы годитесь для этой работы. Я ошибался. Кевин, Джен, пожалуйста, подойдите ко мне, как лидеры этой группы».

Кевин удивленно поднял глаза. Он только что закончил сращивать куски своей руки. Несмотря на то, что выражение его лица оставалось настороженным, он несомненно был польщен. Он медленно поднялся на ноги. Джен посмотрела на Кристи, будто ожидая ее разрешения. Рауль заскрипел зубами.

Дверь наверху так и не открылась.

«Вам тоже это не по силам?» - раздраженно поинтересовался Райли.

Кевин сделал шаг по направлению к нему, но тут Рауль налетел на него, перепрыгнув всю длинную комнату в два прыжка. Не говоря ни слова, он отшвырнул Кевина к стене и встал справа от Райли.

Райли позволил себе слегка усмехнуться. Его манипулирование было не особо тонким, но зато эффективным.

«Так кто же будет во главе: Кристи или Джен?» - спросил он с едва заметной усмешкой в голосе.

Джен все еще ждала подсказки от Кристи, что же ей делать. Та секунду сердито смотрела на нее, затем отбросила свои песочного цвета волосы с лица и ринулась вперед, чтобы занять свое место по другую сторону Райли.

«Что-то долго вы решали», - серьезно произнес Райли. – «Мы не можем позволить себе такую роскошь, как время. Валять дурака мы больше не можем. Я позволял вам творить практически все, что захотите, но сегодня этому пришел конец».

Он обвел взглядом комнату, встречаясь взглядом с каждым, чтобы убедиться, что мы слушаем его. Когда пришел мой черед, я выдерживала его взгляд всего секунду, а затем мои глаза снова метнулись к двери. Я тут же отвела взгляд, но он уже не смотрел в мою сторону. Интересно, заметил ли он мой промах? И видел ли он меня вообще здесь, возле Фреда?

«У нас есть враг», - объявил Райли. Он остановился на секунду, чтобы сказанное дошло до нас. Я видела, что для многих вампиров в подвале это было шоком. Врагом был Рауль - или, если ты был в группе Рауля, то врагом была Кристи. Враг был здесь, потому что весь наш мир был здесь. Сама мысль, что где-то там есть нечто, достаточно сильное, чтобы угрожать нам, была новой для большинства. Была бы новой и для меня тоже, вчера.

«Возможно, некоторые из вас были достаточно сообразительны, чтобы догадаться, что если существуем мы, то существуют и другие вампиры. Другие вампиры, которые старше, умнее…талантливее. Другие вампиры, которые хотят  нашу кровь».

Рауль зашипел, и многие из его сторонников тоже зашипели в поддержку.

«Именно так», - сказал Райли, который явно поставил себе целью завести их. «Сиэтл когда-то принадлежал им, но они давно ушли. Теперь они знают о нас и завидуют тому, что нам теперь легко достается кровь, которая раньше была их. Они знают, что теперь она принадлежит нам, но хотят забрать ее обратно. Они придут за тем, что хотят. Они выследят нас одного за другим! Мы будем гореть, пока они будут пировать!»

«Никогда!» - рыкнула Кристи. Некоторые из ее группы и из группы Рауля тоже зарычали.

«У нас не такой уж большой выбор», сказал нам Райли. «Если мы будем ждать, пока они придут сюда, у них будет преимущество. В конце концов, это их территория. И они не хотят встречаться с нами лицом к лицу, потому что нас больше, и мы сильнее. Они хотят поймать нас поодиночке, хотят воспользоваться нашей самой большой слабостью. Хоть у кого-нибудь из вас достаточно мозгов, чтобы понять, что это за слабость?» Он указал на пепел у своих ног - теперь он был размазан по ковру, и в нем невозможно было распознать бывшего вампира – и ждал ответа.

Никто не двинулся с места.

Райли издал возглас отвращения. «Единство!» закричал он. «У нас его нет! Какую угрозу мы можем представлять, если не можем прекратить убивать друг друга?» Он ударил пепел ногой, образовав при этом маленькую черную тучу. «Вы представляете себе, как они смеются над нами? Они думают, что забрать у нас город будет легко. Что мы слабы из-за нашей тупости! Что мы просто отдадим им нашу кровь».

Теперь половина вампиров в комнате зарычала в знак протеста.

«Вы можете работать вместе, или же мы все умрем?»

«Мы можем победить их, босс», зарычал Рауль.

Райли бросил на него сердитый взгляд. «Только если вы сможете себя контролировать! Только если вы сможете сотрудничать с каждым, находящимся в этой комнате. Любой, кого вы уничтожаете» - он снова пнул пепел – «мог бы стать тем, кто вас спасет. Убивая кого-либо из своего клана, вы словно преподносите подарок нашим врагам.  Давайте, как будто говорите вы,  расправьтесь со мной

Кристи и Рауль переглянулись так, словно впервые увидели друг друга. Остальные последовали их примеру. Слово «клан» было нам известно и раньше, но еще никто из нас не называл так нашу группу. Мы были кланом.

«Давайте я расскажу вам о наших врагах», сказал Райли и все взгляды сфокусировались на его лице. «Этот клан гораздо старше нас. Они существуют уже сотни лет, и они прожили так долго по определенной причине. Они коварны и опытны, и они идут сюда, чтобы отнять у нас Сиэтл, с полной уверенностью – потому что они слышали, что им придется сражаться всего лишь с кучкой неорганизованных детишек, которые за них же проделают половину работы!»

Снова раздалось рычание, но было ясно, что некоторые были не столько злы, сколько встревожены. Несколько более тихих вампиров, из тех, кого Райли назвал бы  более ручными, выглядели оробевшими.

Райли тоже заметил это. «Так они видят нас, но это потому что они не могут увидеть нас вместе. Вместе мы можем  сокрушить их. Если бы они могли увидеть нас всех, как мы сражаемся вместе, плечом к плечу, они бы ужаснулись. Вот такими они нас и увидят. Потому что мы не станем ждать, пока они появятся здесь и начнут устранять нас по одиночке. Мы устроим им засаду. Через четыре дня».

Четыре дня? Похоже, что наша создательница не хотела ждать крайнего срока. Я снова взглянула на закрытую дверь. Где же Диего?

Другие отреагировали на такой срок с удивлением, некоторые со страхом.

«Это последнее, чего они ожидают», заверил нас Райли. «Что все мы –  вместе – их ждем. И самое лучшее я оставил напоследок. Их всего лишь  семеро».

Последовало мгновение недоверчивого молчания.

Затем Рауль сказал: « Что

Кристи уставилась на Райли с тем же неверящим выражением, и я услышала, как ропот прокатился по всей комнате.

«Семеро?»

«Это что, шутка?»

«Эй!» бросил Райли. «Я не шутил, когда сказал, что этот клан опасен. Они мудры и… хитроумны. Коварны. На нашей стороне сила, на их – обман. Если мы будем играть по их правилам, они победят. Но если мы поведем игру на наших условиях…» Райли не закончил фразу, он просто улыбнулся.

«Идемте прямо сейчас», стал торопить Рауль. «Ликвидируем их по-быстрому». Кевин с энтузиазмом зарычал.

«Успокойся, придурок. Лезть туда вслепую не поможет нам победить», упрекнул его Райли.

«Расскажи нам все, что мы должны знать о них», Кристи поддержала Райли, бросив на Рауля высокомерный взгляд.

Райли помедлил, как будто решая, какие подобрать слова. «Хорошо, откуда же мне начать? Мне кажется, первое, что вы должны знать, это то… что вы еще не знаете всего, что можно знать о вампирах. Я не хотел обрушивать все это на вас в самом начале». Снова возникла пауза. Все казались сбитыми с толку. «У вас уже есть кое-какой опыт в области того, что мы называем «талантами». У нас есть Фред».

Все посмотрели на Фреда – или скорее попытались это сделать. По выражению лица Райли я могла определить, что Фреду не нравилось, когда его выделяли из толпы. Судя по всему, Фред включил свой «талант», как назвал это Райли, на полную громкость. Райли отшатнулся и поспешно отвел глаза. Я все еще ничего не чувствовала.

«Да, в общем, есть некоторые вампиры, которые обладают способностями, выходящими за рамки нашей обычной суперсилы и наших обостренных чувств. Вы видели проявление этого в… нашем клане». На этот раз он осмотрительно не назвал Фреда по имени. «Такие дарования редки – возможно, у одного из пятидесяти – но все разные. Существует огромное количество талантов, и некоторые из них могущественнее других».

Теперь я слышала гул голосов, когда все вокруг стали гадать, есть ли у них способности. Рауль горделиво приосанился, как будто уже решил, что талантлив. Но насколько я могла судить, лишь один из нас был особенным, и он сейчас стоял рядом со мной.

«Будьте внимательны!» – скомандовал Райли,- я не шучу.

«Этот вражеский клан – вставила Кристи», - они талантливы. Я верно говорю?

Райли наградил ее одобрительным кивком.

«Совершенно верно. Рад, что здесь хоть кто-то соображает».

Рауль вздернул верхнюю губу, обнажая зубы.

«Они обладают опасными талантами – голос Райли упал до едва слышного шепота. – Среди них есть телепат».

Он посмотрел на наши лица, пытаясь понять, дошла ли до нас важность сего сообщения. То, что он увидел, его не удовлетворило.

«Подумайте, ребята! Он узнает все, о чем вы думаете. При атаке он сможет предугадать любое ваше движение, прежде чем вы соберетесь его сделать. Если вы сделаете выпад влево, он будет ждать».

Каждый из нас представил эту картину, и среди нас повисла нервная тишина.

«Вот почему мы были столь осмотрительны – я и та, кто создала нас».

При упоминании о НЕЙ Кристи отшатнулась от Райли. Рауль хмурился все больше. Напряжение стремительно нарастало.

«Вы не знаете, как ее зовут и как она выглядит. Это защищает всех нас. Если они наткнутся на кого-то из вас в одиночку, то не поймут, что вы связаны с ней, и тогда, возможно, вас пощадят. Но если они узнают, что вы – часть ее клана, не надейтесь сохранить жизнь – наказание последует незамедлительно».

Мне показалось, что это не имело смысла. Не защищала ли эта секретность ЕЕ больше, чем кого-либо из нас? А Райли продолжил говорить, не дав нам переварить предыдущую часть его тирады.

«Разумеется, теперь, когда они решили двинуться на Сиэтл, все это уже не имеет значения. Мы подстережем их по пути и уничтожим, - сквозь его зубы вырвался длинный, низкий, свистящий звук, - и тогда весь город будет принадлежать нам, а остальные кланы будут знать, что с нами лучше не связываться. Нам больше не понадобится так тщательно скрывать свои следы. Сколько угодно крови, для всех. Мы будем охотиться каждую ночь. Мы придем прямо в город, и мы будем его властелинами».

Аплодисментами его выступлению были одобрительный рев и порыкивания. Все были за него. Кроме меня. Я не произнесла и слова, мое тело не дрогнуло. Фред тоже был неподвижен и молчалив, но кто знает, что было тому причиной?

Я не поддерживала Райли, потому что в его обещаниях звучала фальшь. Или же вся моя логическая цепочка была насквозь неверной. Райли говорил, что эти враги были единственным, что не давало нам охотиться без опаски и ограничений. Однако его слова не вязались с осмотрительностью, которую вынуждены были соблюдать остальные вампиры – иначе люди узнали бы о них давным-давно.

Я не могла сосредоточиться и подумать об этом, потому что дверь наверху не двигалась.

Диего…

«Однако мы должны действовать сообща. Сегодня я покажу вам несколько приемов. Приемов борьбы. Это хоть что-то, а не ваша мышиная возня на полу. Когда стемнеет, мы отправимся наружу - тренироваться. Вы должны упорно работать, но при этом не отвлекаться. Я не собираюсь терять еще одного солдата! Мы все нужны друг другу. Я больше не потерплю, если вы будете глупить. И если вы думаете, что не обязаны меня слушать, вы глубоко заблуждаетесь».

Он сделал секундную паузу, и его лицо приняло другое выражение.

«И вы узнаете силу своего заблуждения, когда я отведу вас к НЕЙ… - я вздрогнула, и почувствовала, что не я одна - по комнате прокатилась коллективная дрожь, - и буду держать вас, пока она будет отрывать ваши ноги, а затем медленно, очень медленно будет сжигать ваши пальцы, уши, губы, язык… ну и другие бесполезные придатки. Один за другим».

Каждый из нас хоть раз потерял руку или ногу, и все мы горели в агонии, когда превращались в вампиров, так что мы легко могли представить себе, что это за боль, но не сама угроза была такой ужасающей. По-настоящему жутким было лицо Райли, когда он это говорил. Оно не было искажено гневом, как обычно бывало, когда он злился, - нет, он был спокоен, холоден и прекрасен. На губах играла легкая полуулыбка.

Неожиданно мне показалось, что передо мной новый, иной Райли. Что-то его изменило, ожесточило. Однако я представить не могла, что такое могло произойти за одну ночь, чтобы породить эту совершенную, жестокую улыбку.

Немного дрожа, я отвернулась и увидела, как на лице Рауля заиграла такая же ответная улыбка, как у Райли. Я почти видела, как в его голове вертятся шестеренки. Он не будет впредь убивать своих жертв так быстро.

«А теперь разделимся на команды – велел Райли. Его лицо стало прежним. – Кристи, Рауль, соберите каждый своих ребят, а остальных разделите поровну. Без драк! Покажите мне, что вы можете действовать разумно. Докажите это».

Он отошел от этих двоих, игнорируя тот факт, что они почти сразу устроили перебранку, и по кругу обошел комнату. По пути он дотрагивался до некоторых вампиров, подталкивая их то к одному, то к другому новому предводителю. Райли взял такой широкий угол движения, что я даже не сразу поняла, что он двигался по направлению ко мне.

«Бри – позвал он, глядя прищурившись в ту сторону, где стояла я. Видимо, это требовало определенных усилий».

Я чувствовала себя застывшим куском льда. Должно быть, он учуял мой след. Мне конец.

«Бри?» – снова позвал он, на этот раз мягче. Его голос напомнил мне о нашей первой встрече. Тогда он был со мной мил. А потом ещё тише:

«Я обещал Диего передать тебе сообщение. Он просил сказать, что это касается ниндзя. Тебе это что-то говорит?»

Он все еще не мог на меня смотреть, но придвигался ближе.

«Диего?» – пробормотала я. Не смогла удержаться.

Райли едва заметно улыбнулся.

«Мы можем поговорить? - спросил он, резким кивком указав на дверь. – Я перепроверил все окна. Первый этаж совершенно темный и безопасный».

Я знала, что отходить от Фреда небезопасно, но я должна была знать, что Диего хотел мне сказать. Что произошло? Мне следовало остаться с ним, чтобы встретиться с Райли.

Опустив голову, я пошла за Райли. Он дал Раулю несколько указаний, кивнул Кристи, затем поднялся вверх по лестнице. Боковым зрением я видела, как несколько вампиров с любопытством смотрели ему вслед.

Первым в дверь вошел Райли. Как он и обещал, кухня была полностью погружена в темноту. Знаком велев идти за ним, он провел меня по совершенно темному коридору мимо нескольких спален с раскрытыми дверьми, затем еще через одну дверь с засовом. Мы пришли в гараж.

«А ты храбрая – сказал он очень тихо. - Или очень доверчивая. Я думал, мне потребуется больше времени, чтобы заманить тебя наверх, когда солнце в зените».

Вот черт, мне следовало быть более пугливой. Но слишком поздно. Я пожала плечами.

«Так ты и Диего очень близки, верно?» – выдохнул он. Возможно, если бы в подвале все молчали, они все равно услышали бы его, но теперь там царил шум. Я опять пожала плечами.

«Он спас мою жизнь», – прошептала я.

Райли поднял подбородок – не совсем кивок, но почти. Верил ли он мне? Верил ли он в то, что я до сих пор боюсь дневного света?

«Он лучший. Самый сообразительный из всех, что у меня были», – наконец проговорил Райли.

Я только кивнула.

«У нас было небольшое совещание. Мы решили, что кое-какой надзор за ними не помешает.

Слишком опасно было бы идти вслепую. Он единственный, кому бы я мог доверить разведку».

На этих словах Райли почти сердито вздохнул.

«Хотел бы я, чтобы у меня было два таких, как он! Рауль слишком легко выходит из себя, а Кристи слишком поглощена собой, поэтому они не в состоянии увидеть картину в целом. Но они лучшее, что у меня есть. Поэтому я вынужден иметь с ними дело. Диего говорил, что ты тоже умненькая».

Я молчала, не зная, как много из нашей истории было известно Райли.

«Я хочу, чтобы ты помогла мне с Фредом. Этот парень такой сильный! Сегодня вечером я даже не мог на него взглянуть».

Я осторожно кивнула.

«Представь, если бы наши враги даже не могли посмотреть на нас! Это было бы так просто!»

Я не думала, что Фреду понравится эта идея, но я могла и ошибаться. Казалось, его волновало все что угодно, но только не наш клан. Захотел бы он нас спасти? Ответом Райли было мое молчание.

«Ты проводишь с ним много времени».

Снова пожала плечами:

«Меня там никто не трогает. Это нелегко».

Райли сжал губы и кивнул.

«Умна, как и сказал Диего».

«А где он, Диего?»

Лучше бы я молчала. Но слова сорвались с моих губ сами по себе. Я с беспокойством ждала ответа, почти тщетно пытаясь казаться безразличной.

«Мы не можем терять времени. Я послал его на юг, как только узнал, что происходит. Если враги захотят напасть неожиданно, мы должны быть предупреждены заранее. Диего присоединится к нам, когда мы выступим против них».

Я попыталась представить, где сейчас Диего. Я бы так хотела быть там с ним. Может, я бы смогла уговорить его не подчиняться приказам Райли и не рисковать. А может, и нет. Кажется, Диего был весьма крепко связан с Райли, как я и боялась.

«Диего просил, чтобы я тебе кое-то передал».

Мой взгляд взметнулся на него. Слишком быстро, слишком небезразлично. Опять не сдержалась.

«Мне это показалось бессмыслицей. Он сказал: «Передай Бри, что я придумал секретное рукопожатие. Когда мы встретимся через четыре дня, я покажу ей». Понятия не имею, что это значит. А ты?»

Я попыталась сделать равнодушное лицо.

«Возможно. Он что-то говорил о том, что ему нужно тайное рукопожатие. Для его подводной пещеры. Вроде пароля. Но тогда он просто шутил. Я не знаю, что он имел в виду сейчас».

Райли усмехнулся:

«Бедный Диего».

«Почему?»

«Я думаю, ты нравишься ему гораздо больше, чем он тебе».

«А-а», - я растерянно отвернулась. Может, таким образом Диего пытался сказать мне, что Райли можно доверять? Но он не сказал Райли, что я знаю о солнце. И все же он должен был доверять Райли, раз сказал ему так много, раз показал ему, что заботится обо мне. Несмотря на это, я все же думала, что разумнее будет держать язык за зубами. Слишком все изменилось.

«Не отвергай его, Бри. Он лучший, как я и сказал. Дай ему шанс».

Райли давал мне романтический совет? Это было куда как странно. Я еще раз потрясла головой и невнятно сказала:

«Конечно».

«Поговори с Фредом. Постарайся, чтобы он был в наших рядах».

Я пожала плечами:

«Сделаю, что смогу».

Райли улыбнулся:

«Отлично. Перед тем, как мы отправимся в путь, отзову тебя в сторону и ты доложишь мне, как все прошло. Я проверну это между делом, не так, как сегодня. Не хочу, чтобы он чувствовал, будто я за ним шпионю».

«Ладно».

Райли сделал мне знак следовать за ним и направился обратно в подвал.

Тренировка длилась весь день, но я в ней не участвовала. После того как Райли вновь примкнул к Раулю и Кристи, я заняла свое место рядом с Фредом. Другие уже разделились на четыре группы по четыре человека под руководством Рауля и Кристи . Никто не выбрал Фреда, или же он их проигнорировал, или же они даже не могли видеть, что он был там. Однако я его по-прежнему видела. Крупный блондин, он выделялся из всех, оставаясь при этом незамеченным. Он единственный не участвовал во всем этом.

Я не испытывала рвения присоединиться ни к команде Рауля, ни к команде Кристи, так что я просто наблюдала. Никто, казалось, не замечал, что я отсиживаюсь с Фредом. Хотя благодаря его способностям мы были практически невидимы, я чувствовала себя до ужаса заметной.

Мне хотелось бы стать невидимкой для себя самой – я смогла бы поверить в иллюзию, если бы могла видеть ее со стороны. Но нас никто не замечал, и через некоторое время я почти расслабилась.

Я внимательно следила за тренировкой. Мне хотелось знать все, просто на всякий случай. Я не планировала драться; я планировала отыскать Диего и сбежать от всего этого. Но что если Диего хотел участвовать в бою? Или нам бы пришлось драться, чтобы отбиться от остальных? Следовало быть готовой ко всему.

Только однажды кто-то спросил про Диего. Это был Кевин, но я чувствовала, что его заставил Рауль.

«Так Диего все-таки поджарился?» - вымученно-шутливым тоном осведомился Кевин.

«Диего с НЕЙ» - ответил Райли. Нет нужды было спрашивать, кого он имел в виду. «Наблюдение».

Несколько вампиров вздрогнули. Никто больше не сказал про Диего ни слова.

Действительно ли он был с НЕЙ? При этой мысли я съежилась.

Может, Райли так сказал, чтобы отгородиться от расспросов. Возможно, он не желал, чтобы Рауль начал завидовать и чувствовать себя вторым сейчас, когда Райли нужна была его самоуверенность.

Точно я не знала, и спрашивать не собиралась. Как и всегда, я сидела молча и наблюдала за тренировкой.

Наблюдение вызывало скуку и голод. Райли три дня и две ночи без перерыва тренировал свою армию. Днем держаться отдельно от всех было сложно – мы набивались в этот подвал, как сельди в бочку. В какой-то мере это облегчало задачу для Райли – обычно он мог остановить перебранку прежде, чем она перерастала в драку.

Ночью, вне стен подвала, они могли как следует друг другом заняться, однако Райли был начеку – он, как стрела, сновал туда-сюда и тут же возвращал оторванные конечности владельцам. Он хорошо держал себя в руках, и в этот раз у него достало ума отыскать все зажигалки.

Я могла бы поспорить, что здесь все выйдет из-под контроля, и мы потеряем пару солдатов, раз Рауль и Кристи будут без перерыва устраивать стычки друг с другом.

Однако Райли имел над ними большую власть, чем мне казалось возможным.

И все же, это было больше повторением. Я заметила, что Райли снова и снова повторяет одни и те же фразы.

Работайте вместе, будьте осторожны, не идите на нее в лоб; работайте вместе, будьте осторожны, не идите на него в лоб; работайте вместе, будьте осторожны, не идите на нее в лоб. Это выглядело нелепо и выставляло их в глупом свете. Однако я была уверена: я бы выглядела так же глупо, если бы участвовала в бою вместе с ними вместо спокойного наблюдения со стороны с Фредом.

Точно так же Райли вбивал в нашу голову боязнь солнца. Постоянное повторение.

Это было так скучно, что через десять часов в первый день Фред принес колоду кард и начал раскладывать пасьянс. За его игрой наблюдать было интереснее, чем за ошибками, повторяемыми опять и опять, поэтому я больше смотрела на него.

Спустя двенадцать часов – мы снова были внутри – я слегка толкнула Фреда локтем, обращая его внимание на красную пятерку, чтобы он мог ее перенести. Он кивнул и переложил карту. Закончив с пасьянсом, он раздал карты мне и себе и мы стали играть в рамми. За все время мы не сказали и слова, только Фред несколько раз улыбнулся. В нашу сторону никто не смотрел, и никто не просил нас присоединиться к тренировке.

Перерывов на охоту не было, и с течением времени становилось все труднее и труднее не обращать на это внимания. Все чаще вспыхивали беспричинные драки.

Команды Райли становились все настойчивей, и он лично оторвал две руки.

Я пыталась заглушить жажду настолько, насколько это было возможно (в конце концов, Райли тоже должен был проголодаться, так что это не могло продолжаться вечно), но она заполонила почти все мои мысли.

Фред выглядел очень напряженным.

В начале третьей ночи, - оставался всего один день, и мысль о том, что время на исходе, скрутила в узел мой пустой желудок, - Райли остановил все тренировочные драки.

«Соберитесь сюда, ребятки» - велел он, и все подтянулись в свободный полукруг, лицом к нему. Члены первоначальных группировок встали рядом, так что тренировка не изменила ничьей принадлежности к той или иной команде. Фред засунул карты в боковой карман и поднялся. Я стояла рядом с ним, надеясь, что его отталкивающая аура скроет меня.

«Вы хорошо справлялись» - сказал Райли. – «Сегодня вы будете вознаграждены. Пейте, ибо завтра вы захотите свою силу».

Почти все издали облегченный рык.

«Я не просто так сказал «захотите», а не «понадобится» - продолжил Райли. – «Я думаю, у вас это есть, ребята. Вы были умны и трудолюбивы. Наши враги не узнают, что их сокрушит!».

Кристи и Рауль взревели, следом за ними их отряды. Удивительно, но в тот момент они были похожи на настоящую армию. Они не маршировали, нет, они не делали ничего такого, но в них было какое-то единообразие. Как будто все они были частью единой большой структуры. Лишь Фред и я, как и всегда, были исключением, наблюдателями, но мне казалось, что Райли единственный хоть немного обращал на нас внимание - время от времени его взгляд проскальзывал там, где мы стояли, словно проверяя на себе, действует ли еще талант Фреда. И Райли, казалось, не возражал против нашего неучастия. По крайней мере, пока.

«Гм, босс, ты имеешь в виду завтрашнюю ночь, да?» - решил внести ясность Рауль.

«Да» - ответил Райли со странной небольшой улыбкой. Казалось, никто не заметил ничего подозрительного в его ответе – за исключением Фреда. Он посмотрел на меня сверху вниз и поднял бровь. Я пожала плечами.

«Вы готовы к вознаграждению?» - спросил Райли.

Его маленькое войско ответило утвердительным ревом.

«Этой ночью вы узнаете, каким будет мир после нашей победы. Следуйте за мной!».

Райли стремительными скачками понесся вглубь леса, Рауль и его молодчики от него не отставали. Кристи и ее команда начали продираться прямо через них, чтобы пробраться вперед.

«Не вынуждайте меня передумать!» - раздался из-за деревьев рык Райли. – «Вы все можете остаться голодными. Мне наплевать!».

Кристи пролаяла приказ своей команде, и они угрюмо поплелись в хвосте позади Рауля.

Фред и я ждали до тех пор, пока последний из них не скрылся из глаз.

Фред рукой показал один из маленьких жестов из серии «после дам». Не то чтобы он боялся оставить меня за своей спиной, он был просто вежлив. Я начала бежать вслед за армией. Они ушли уже далеко, однако учуять их запах не составило труда. Мы с Фредом бежали в дружеской тишине.

Мне было интересно, о чем он думал. Может, он был просто голоден. Мое горло просто горело, наверное, и его тоже.

Мы нагнали остальных примерно через пять минут, однако держались на расстоянии. Они двигались в удивительной тишине. В них была сосредоточенность, больше того… дисциплина. Я вдруг пожалела, что Райли не начал их тренировать раньше. С такой группой было проще.

Мы пересекли две полосы автомагистрали, еще одну лесную полосу, и, наконец, очутились на пляже. Вода была спокойной, а мы взяли направление почти на север, так что это, должно быть, был пролив. На пути нам мы не встретили ни одного жилища, и я была уверена, что это неспроста. Жажда и взвинченность сделали бы свое дело, и эта ничтожная доля организованности превратилась бы во всеобщую свалку с воплями и криками.

Прежде мы никогда не охотились все вместе, и сейчас я была уверена, что это плохая идея. Я вспомнила ту женщину в машине, из-за которой передрались Кевин и мальчик-«Человек-паук», в ту ночь, когда я впервые заговорила с Диего.

Хорошо бы у Райли было в запасе много тел, иначе же вампиры будут рвать друг на друга на части, чтобы добыть как можно больше крови.

У кромки воды Райли остановился.

«Не сдерживайте себя» - велел он. – «Вы нужны мне сытыми и сильными – до предела. А теперь… теперь мы немного повеселимся».

Он плавно нырнул в волну прибоя. Остальные, тоже скрываясь под водой, возбужденно рычали. Мы с Фредом сократили расстояние, так как их запах не ощущался в воде. Я чувствовала, что Фред в нерешительности – он был готов смыться, если бы это было что-то другое, а не пиршество с неограниченным количеством снеди.

Казалось, он доверял Райли не больше, чем я.

Мы плыли недолго, и затем мы увидели, как остальные выныривают на поверхность. Фред и я были последними. Райли начал говорить сразу же, как только наши головы показались из воды, как будто он ждал нас. Должно быть, он чувствовал присутствие Фреда сильнее, чем остальные.

«А вот и он» - сказал он, взмахом руки указывая на большой паром, который с фырчанием двигался на юг, совершая, возможно, свой последний ночной рейс из Канады. – «Дайте мне минуту. Когда погаснет свет, паром весь ваш».

Раздался восхищенный шепот. Кто-то хихикнул.

Мгновение, и секунды спустя мы увидели, как Райли взлетел вверх по борту большого судна. Он направился прямо к диспетчерской вышке парома. Я готова была поспорить, что он собирается отключить радиосвязь.. Райли мог говорить, что хотел, что те враги были причиной нашей осторожности, однако я была уверена, что за этим крылось что-то большее. Люди не должны были знать о вампирах. По крайней мере, не очень долго. Ровно настолько, сколько потребуется, чтобы мы могли их убить.

Райли выбил ногой большое круглое окно и исчез в вышке. Пять секунд спустя свет на пароме погас.

Я сообразила, что Рауля с нами уже нет. Должно быть, он нырнул, чтобы мы не услышали, что он уплыл за Райли. Остальные тоже снялись с места, и вода забурлила, словно при нападении огромного косяка барракуд.

Фред и я неторопливо плыли позади них. Забавно, но мы были похожи на давно женатых супругов. Мы не сказали друг другу и слова, но все равно каждое движение делали синхронно.

Мы забрались на судно тремя секундами позже. В воздухе уже витал теплый аромат крови и раздавались пронзительные крики. Этот аромат заставил меня понять, насколько же я была голодна, однако это было последним, что я осознала. Мой разум совершенно отключился. Не было ничего, только жгучая боль в моем горле, и восхитительная на вкус кровь – повсюду кровь – которая обещала ее унять.

Когда все закончилось, и на пароме не осталось ни одного бьющегося сердца, я не могла сказать, скольких людей я убила лично. В три раза больше, чем на любой моей охоте? Запросто. Я чувствовала жар и прилив сил. Я пила кровь еще долго после того, как утолила жажду – просто чтобы ощутить ее вкус. У большинства пассажиров на пароме кровь была чистой и сладкой – они не были отбросами. Хоть я и не сдерживалась, но, скорее всего убила меньше людей, чем другие.

Рауль до такой степени был окружен истерзанными телами, что они образовали небольшой холм. Он восседал на его вершине и громко смеялся, обращаясь к самому себе.

Он был не одинок. По всему темному судну раздавались радостные возгласы. Я слышала, как Кристи воскликнула: «Троекратное «ура!» Райли! Это было потрясающе!». Некоторые из ее команды дружно издали хриплое «ура», как будто шайка счастливых пьяниц.

На лицевую палубу выбрались насквозь промокшие Джен и Кевин. «Мы достали всех, босс» - сказала Джен Райли.

Вот как. Значит, некоторые из людей пытались спастись вплавь. Я не заметила.

Я оглянулась в поисках Фреда. Мне потребовалось некоторое время, чтобы найти его. Я наконец поняла, что не могу заглянуть за заднюю стенку торговых автоматов, поэтому я направилась туда. Сначала я почувствовала, как будто у меня из-за качки парома начинается морская болезнь, но затем я подошла ближе, и ощущение тошноты исчезло, и я увидела Фреда, стоящего у окна. Он быстро улыбнулся мне, а затем посмотрел поверх моей головы. Я проследила за его взглядом, и увидела, что он смотрел на Райли.

Я подозревала, что он делал это уже какое-то время.

«Ну ладно, детишки» - сказал Райли. - «Вы попробовали на вкус сладкую жизнь , а теперь нам и поработать пора!».

Все они с энтузиазмом взревели.

«Напоследок я должен сообщить три вещи – и одна из них содержит небольшой десерт. Сначала отправим эту посудину на дно и вернемся домой!».

Со смехом, смешанным с рычанием, армия принялась крушить лодку. Мы с Фредом выпрыгнули из окна и вблизи наблюдали за происходящим. Паром продержался недолго и с громким металлическим скрежетом переломился пополам, его корма и нос задрались вверх. Они затонули по очереди, корма, может, на пару секунд раньше. В нашу сторону направилась стая барракуд. Мы с Фредом поплыли к берегу.

Мы бежали домой с остальными, но, тем не менее, старались держать дистанцию. Пару раз Фред посмотрел на меня так, как будто собирался что-то сказать, но никак не решался.

Когда все вернулись, Райли позволил праздничному настроению сойти на нет. Даже по прошествии нескольких часов, он все еще никак не мог заставить всех быть более серьезными. Это было впервые, когда он старался разрядить атмосферу не из-за надвигающейся драки, но просто из-за слишком уж приподнятого настроения. Если обещания Райли были лживыми, как я думала, то у него начнутся проблемы после того, как с засадой будет покончено. Теперь, когда все эти вампиры попировали по-настоящему, их будет не так просто снова заставить сдерживаться. Но сегодня Райли был героем дня.

Наконец, вскоре после того, как, по моей догадке, взошло солнце, все успокоились и сосредоточились. По их лицам стало понятно, что они готовы выслушать все, что он им скажет.

Райли стоял посередине лестницы, и его лицо было серьезным.

«Три вещи», - начал он. – «Во-первых, мы должны быть уверены, что нападем на нужный клан. Если мы случайно пересечемся с другими и убьем их, то преждевременно обнаружим себя. А мы должны застать наших врагов врасплох. Они должны оставаться излишне самоуверенными и неподготовленными. Есть два признака, которые отличают этот клан от других, и их нетрудно заметить. Во-первых, они выглядят не так, как мы – у них желтые глаза».

Пронесся ропот непонимания.

«Желтые?» - переспросил Рауль, в его голосе чувствовалось отвращение.

«В мире вампиров есть много такого, с чем вы еще не сталкивались. Я говорил вам, что эти вампиры уже стары. Их зрение хуже нашего, их глаза пожелтели из-за возраста. Еще одно наше преимущество», - он кивнул сам себе, как бы говоря, одно уже есть. «Но существуют и другие старые вампиры, так что есть еще один признак, по которому мы сможем узнать их наверняка…и вот пришло время для того самого десерта, о котором я уже упоминал». – Райли лукаво улыбнулся и помедлил мгновение. «Это трудно понять», - предупредил он. – «Я сам этого не понимаю, но видел это своими глазами. Эти старые вампиры так размякли, что держат – как члена своего клана – ручного человека».

Его слова прозвучали в могильной тишине. Полное неверие.

«Я знаю – поверить в это сложно. Но это правда. Мы будем точно знать, что это они, потому что с ними будет человек, девушка».

«Как это?» - спросила Кристи. – «Ты хочешь сказать, что они еду с собой носят, что ли?».

«Нет, это всегда одна и та же девчонка, только она одна. И они не собираются убивать ее. Я не знаю почему и как им это удается. Может, им просто нравится отличаться от остальных. Может, они хотят похвастаться своим самоконтролем. Может, они думают, что это делает их в глазах других более сильными. Я не понимаю этого. Но я видел ее своими глазами, более того, я нюхал ее».

Медленным и театральным жестом Райли достал из-под куртки прозрачный полиэтиленовый пакетик на застежке, в котором лежала какая-то скомканная красная ткань.

«За последние несколько недель я несколько раз ходил на разведку, следил за желтоглазыми, как только они подошли слишком близко». – Он помолчал и бросил на нас прямо-таки отеческий взгляд. – «Я забочусь о своих ребятах. В любом случае, когда я понял, что они собираются напасть на нас, я прихватил это» - он встряхнул пакет – «чтобы помочь нам их выследить. Я хочу, чтобы вы все запомнили этот запах».

Он бросил пакет Раулю, который открыл застежку и глубоко вдохнул. Затем он снова взглянул на Райли с ошеломленным видом.

«Я знаю», - сказал Райли. – «Потрясающе, правда?».

Задумчиво сузив глаза, Рауль передал пакет Кевину.

Один за другим вампиры нюхали содержимое пакета, и реакция у всех была одна и та же – широко раскрытые глаза, но мало что еще. Мне стало интересно. Я начала потихоньку отходить от Фреда, пока не почувствовала легкую тошноту и не поняла, что оказалась вне его защиты. Я подкралась к парню, изображавшему Человека-паука, - кажется, он был последним в очереди. Он понюхал внутри пакета, когда подошла его очередь, а потом собрался было отдать его назад, но я протянула руку и тихо зашипела. Он немного опешил, как будто раньше никогда меня не видел – и передал мне пакет. Красная ткань оказалась блузкой. Я сунула туда нос, не сводя глаз с вампиров вокруг, так, на всякий случай, и вдохнула.

Да, теперь я поняла то выражение на лицах у всех, и наверное, примерно такое же было теперь и у меня. Потому что у девушки, которая носила эту блузку, была по-настоящему сладкая кровь. Когда Райли назвал ее десертом, он был прав на все сто. Но с другой стороны, я была менее голодна, чем когда либо. Так что глаза мои широко распахнулись, отдавая должное запаху, но горло не пекло настолько, чтобы я скривилась. Попробовать эту кровь было бы здорово, но в данный момент то, что я не могла это сделать прямо сейчас, не сильно меня беспокоило.

Интересно, как скоро я снова проголодаюсь. Обычно буквально через несколько часов после охоты боль начинала возвращаться, и она становилось все хуже и хуже, пока, через пару дней, ее нельзя было вынести ни секунды. Может мне поможет то, что я выпила очень много крови. Скоро я это узнаю.

Я оглянулась, чтобы убедиться, что больше никто не хочет заглянуть в пакет. Я подумала, что, может, Фреду тоже интересно. Райли поймал мой взгляд, слегка улыбнулся и указал подбородком на тот угол, где находилсял Фред. Мне сразу захотелось сделать прямо противоположное, но что делать. Я не хотела, чтобы Райли начал меня в чем-то подозревать.

Я пошла к Фреду, преодолевая тошноту, пока не оказалась совсем рядом, и она совсем не исчезла. Я передала ему пакет. Кажется, ему понравилось, что я не забыла про него; он улыбнулся и понюхал блузку. Спустя секунду он задумчиво кивнул. Многозначительно посмотрев, он вернул мне пакет. Я подумала, что в следующий раз, когда мы будем наедине, он наконец скажет вслух то, что раньше собирался.

Я бросила пакет «Человеку-пауку», - тот, казалось, не понял, откуда он свалился, но все же поймал его до того, как он упал на пол.

Все только и говорили что о запахе. Райли два раза хлопнул в ладоши.

«Ну вот, это десерт, о котором я вам говорил. Девчонка будет с желтоглазыми. И кто доберется до нее первым – тот ее и получит. Все очень просто».

Со всех сторон раздалось одобрительное рычание, вызывающее рычание.

Просто, да, но…неправильно. Разве мы не должны были уничтожить клан желтоглазых? Единство, вот что должно быть главным, а не приз, который кто первым придет, тот и получит, - приз, который только один вампир может выиграть. В в результате такого плана только одно случится со стопроцентной гарантией – умрет эта девушка. Я могла бы сама придумать полдюжины более эффективных способов вдохновить эту армию. Тот, кто убьет больше желтоглазых, получит девушку. Тот, кто лучше всех будет работать в команде, получит девушку. Тот, кто будет точнее всех следовать плану. Тот, кто лучше всех будет исполнять приказы, и так далее. Нужно было сосредоточиться на опасности, источником которой была явно не девушка.

Я посмотрела на остальных и поняла, что никто не думает об этом в том же ключе, что и я. Рауль и Кристи свирепо глядели друг на друга. Я слышала, как Сара и Джен шепотом спорили, можно ли будет поделить приз.

А может Фред сообразил. Он тоже хмурился.

«И последнее», - сказал Райли. В первый раз за все время в его голосе послышалось явное нежелание продолжать разговор. «Возможно, с этим будет смириться еще труднее, так что я покажу вам. Я не стану просить вас делать то, чего не буду делать сам. Помните – я с вами, на каждом шагу нашего пути».

Вампиры снова застыли. Я заметила, что Рауль снова завладел пакетом и явно не хотел с ним расставаться.

«Вам еще так много предстоит узнать о вампирах», - сказал Райли. «Одни из этих вещей имеют больше смысла, чем другие. То, о чем я сейчас вам расскажу, вначале покажется неправдоподобным, но я сам в этом убедился и покажу вам». Он раздумывал одну долгую секунду. «Четыре раза в год солнце светит под определенным непрямым углом. И в эти дни, четыре раза в год, мы можем без опаски… находиться на солнце».

Прекратилось всякое движение. Никто даже не дышал. Райли разговаривал с окаменевшими статуями.

«Один из таких дней начинается сейчас. Взошедшее сегодня солнце не причинит вреда никому из нас. И мы воспользуемся этим редким исключением, чтобы застать наших врагов врасплох».

Мои мысли закружились и перевернулись с ног на голову. Значит Райли знал, что нам безопасно находиться на солнце. Или не знал, а наша создательница рассказала ему историю о «четырех днях». Или…это была правда, и нам с Диего просто повезло и мы попали как раз на один из таких дней. Вот только Диего и раньше находился снаружи в тени. И Райли выставлял все это каким-то сезонным явлением, вроде солнцестояния, когда мы с Диего преспокойно находились на свету всего четыре дня назад.

Я понимала, для чего Райли и наша создательница хотели контролировать нас, запугивая солнечным светом. Это имело смысл. Но почему нам рассказали правду – ее маленькую часть – сейчас?

Скорее всего, это было как-то связано с теми страшными вампирами в темных плащах. Наша создательница просто хотела закончить дело раньше того срока, который они ей дали. Вампиры в плащах не обещали оставить ее в живых после того, как мы убьем всех желтоглазых. Я догадывалась, что она удерет буквально в ту же секунду, как цель будет достигнута. Убить желтоглазых и отправиться в длительный отпуск куда-нибудь в Австралию или в любое место на другом конце земного шара. И побьюсь об заклад, что нам она пригласительных открыток не пришлет. Мне придется очень быстро найти Диего, чтобы мы тоже могли сбежать. В противоположном направлении от Райли и создательницы. А еще я хотела предупредить Фреда. Я решила это сделать, как только мы окажемся наедине.

В этой короткой речи Райли было так много манипулирования, и я не была уверена, что сумела все уловить. Жаль, что рядом нет Диего, мы смогли бы все проанализировать вместе.

Если Райли просто выдумал сейчас эту историю про «четыре дня», я пожалуй понимала, почему. Не мог же он просто сказать: «Эй, я лгал вам всю вашу жизнь, но теперь говорю правду». Он хотел, чтобы сегодня мы пошли за ним в битву; он не мог подорвать нашу веру в него.

- Ваш испуг вполне понятен, – обратился Райли к неподвижным как статуи вампирам. – Вы живы только потому, что следовали моим приказам и соблюдали осторожность. Вы приходили домой вовремя, вы не совершали ошибок. Страх помог вам стать умнее и осмотрительней. Я не прошу вас отбросить его. Я не прошу вас бежать наружу по первому моему слову. Но… 

Он оглядел комнату.

«Я прошу вас следовать за мной наружу».

На долю секунды его взгляд скользнул куда-то над моей головой.

«Наблюдайте за мной», - сказал он нам. - Слушайте меня. Верьте мне. Когда увидите, что я в порядке, верьте своим глазам. Наша кожа при свете солнца в этот безопасный день выглядит необычно. Вот увидите. Вы не пострадаете. Я не стал бы подвергать вас ненужной опасности. Вы это знаете.

Он начал подниматься по ступенькам вверх.

«Райли, разве нельзя просто подождать…» - начала Кристи.

«Просто смотри, – оборвал ее Райли, не прерывая размеренного шага. – Это дает нам большое преимущество. Желтоглазым все известно об этом дне, но они не знают, что мы тоже в курс»е.

Продолжая говорить, он открыл дверь и прошел из подвала в кухню. Она была хорошо затемнена, поэтому туда не проникал свет, но все отшатнулись от распахнутой двери. Все, кроме меня. А голос Райли все звучал, двигаясь по направлению к входной двери.

«Молодым вампирам требуется время, чтобы принять это исключение – по понятной причине. Те, кто не боятся дневного света, погибают раньше всех».

Я почувствовала на себе взгляд Фреда. Я взглянула на него. Он смотрел на меня напряженно, как будто хотел бежать, но некуда было.

«Все хорошо – прошептала я почти беззвучно, - солнце нас не убьет».

«Ты веришь ему?» – одними губами спросил он.

«Ни за что».

Фред поднял бровь и немного расслабился. Я бросила взгляд назад. На что это там смотрел Райли? Все было по-прежнему: семейные фотографии умерших людей, маленькое зеркало и часы с кукушкой. Хмм. Он сверял время? Возможно, создательница дала срок и ему тоже.

«Отлично, ребята, я иду наружу. Сегодня вам нечего бояться, поверьте».

Через открытую дверь в подвал ворвался поток света, усиленный – только я это знала - воздействием на кожу Райли. Я могла видеть яркие блики, танцевавшие на стене.

С шипением и рычанием толпа моих соратников отхлынула в угол, противоположный тому, где стоял Фред. Кристи была позади всех. Она как будто хотела использовать свою группу как щит.

«Успокойтесь, все, – крикнул сверху Райли. – Со мной все в полном порядке. Ни ожогов, ни боли. Идите сюда и убедитесь. Давайте!»

Никто и шага не сделал ближе к двери. Фред сжался у стены рядом со мной. Его глаза были в панике устремлены на свет. Я немного помахала рукой, чтобы привлечь его внимание. Он взглянул на меня и с секунду оценивающе смотрел на мое совершенно спокойное лицо. Медленно он распрямился и встал рядом со мной. Я ободряюще улыбнулась.

Все остальные ждали, когда начнут гореть. Мне было интересно, выглядела ли я так же глупо перед Диего.

«Вы знаете, - задумчиво сказал Райли сверху, - мне не терпится узнать, кто из вас самый храбрый. У меня даже есть предположение, кто из вас первым пройдет в эту дверь, но бывало, что и я ошибался».

Я закатила глаза. Очень тонко, Райли.

Но конечно, это сработало. Почти сразу же Рауль дюйм за дюймом начал продвигаться к лестнице. Впервые Кристи не спешила состязаться с ним за одобрение Райли. Рауль щелкнул пальцами Кевину, и тот вместе с парнем, любившим "Человека-паука", неохотно подошел и встал рядом.

- Вы слышите меня. Вы видите, что я не сгорел. Не будьте детьми! Вы вампиры. Так и ведите себя, как вампиры. 

И все же Рауль и его дружки не могли продвинуться дальше подножия лестницы. Остальные тоже были неподвижны. Спустя несколько минут Райли вернулся. Он неярко мерцал в непрямом солнечном свете, стоя в дверном проеме.

«Посмотрите на меня! Со мной все в порядке! Серьезно! Мне стыдно за вас. Поди сюда, Рауль!»

В конце концов Райли пришлось схватить Кевина – Рауль увернулся, как только понял, что задумал Райли - и силой затащить наверх. Мне было видно, как они вышли на солнце - в этот момент свет стал ярче, отражаясь от их кожи.

«Скажи им, Кевин», - приказал Райли.

«Со мной все нормально, Рауль! – крикнул Кевин. – Ух ты… Я весь… блестящий. Это так странно!

Он засмеялся».

«Молодец, Кевин», – нарочито громко сказал Райли.

Это сработало. Рауль заскрежетал зубами и зашагал наверх. Он двигался неторопливо, но вскоре был наверху, сверкая и смеясь вместе с Кевином.

Даже с этого момента все длилось дольше, чем я могла ожидать. Они все еще выходили поодиночке. Райли терял терпение. Теперь в его голосе было больше угрозы, чем ободрения.

Фред послал мне взгляд, говоривший: - Ты знала?

«Да». – беззвучно ответила я.

Он кивнул и начал подниматься по лестнице. Внизу все еще оставалось человек десять, в основном из группы Кристи. Они кучкой столпились у стены. Я пошла с Фредом. Лучше выйти прямо в середине. Пусть Райли думает, что хочет.

Нам были видны искрящиеся, словно диско-шары, вампиры, которые стояли во дворе и с восторженными выражениями лица разглядывали свои собственные руки и лица остальных. Фред вышел на свет, не замедляя шага, и я подумала, что это было смело, учитывая обстоятельства. Кристи же на своем примере показала, насколько хорошо Райли нас вымуштровал. Она отчаянно цеплялась за привычное ей, отрицая очевидность происходящего.

Я и Фред встали в отдалении от других. Он внимательно оглядел себя, затем меня, затем остальных. Меня удивлял его тихий, но очень дотошный и даже научный интерес, с каким он изучал окружающие его явления. Все это время он оценивал слова и действия Райли. Как много он понял?

Райли пришлось силой заставить Кристи подняться по лестнице, и ее отряд вышел следом. Наконец все оказались на солнце. Большинство из них упивалось своим великолепием. Райли собрал всех для еще одного быстрого практического занятия, - я подумала, это было больше для того, чтобы они снова сосредоточились. Это заняло какое-то время, но все начали понимать, что время пришло, и стали сдержанней и ожесточенней. Я видела, что идея настоящего боя – когда тебе не только разрешают, но даже призывают рвать на части и жечь – могла быть почти такой же захватывающей, как охота. Эта идея привлекала таких людей как Рауль, и Джен, и Сара.

Райли сосредоточился на стратегии, которую он пытался вбить в них последние несколько дней – как только мы учуем запах желтоглазых вампиров, мы должны разделиться на две группы и зайти с двух сторон. Рауль поведет атаку в лоб, а Кристи нападет сбоку. Этот план хорошо подходил к стилю каждого из них, однако я не была уверена, смогут ли они следовать этой стратегии в разгар охоты.

Когда Райли созвал всех вместе после часовой тренировки, Фред, не теряя времени, начал медленно отходить в северном направлении; остальных Райли выстроил лицом на юг. Я держалась рядом с Фредом, хоть и понятия не имела, что он замышляет. В доброй сотне ярдов от пункта отправления Фред остановился в тени елей на границе леса. За нами никто не следил. Фред смотрел на Райли, как будто хотел проверить, заметит ли тот наше отступление.

Райли начал говорить.

«Сейчас мы уходим. Вы сильны и вы готовы. И вы жаждете этого, не так ли? Вы ощущаете этот огонь. Вы готовы для десерта».

Он был прав. Вся та кровь не замедлила наступление жажды. Более того, я не была уверена, но мне казалось, что она возвращается быстрее и сильнее, чем обычно. Возможно, перенасыщение в каком-то смысле было непродуктивным.

«Желтоглазые медленно наступают с юга, по пути утоляя жажду, чтобы стать сильнее. – сказал Райли. – ОНА наблюдает за ними, так что я знаю, где их найти. Она встретит нас там вместе с Диего».

На этих словах он кинул многозначительный взгляд туда, где я только что стояла, затем быстро нахмурился, и так же быстро его лицо стало прежним. – И мы сокрушим их как цунами. Победа будет легкой. А затем мы будем праздновать.

Он улыбнулся.

«А кто-то из вас начнет праздновать раньше других. Рауль, дай мне это».

С этими словами он повелительно вытянул руку, и Рауль неохотно подал ему пакет с блузкой. Казалось, что Рауль пытался предъявить на девушку права, не желая никому уступать предмет с ее запахом.

«Вдохните еще раз, каждый из вас! Давайте сосредоточимся!»

Сосредоточимся на чем? На битве? Или на девушке?

На этот раз Райли лично обошел каждого с пакетом в руке, как будто желая удостовериться, что каждый испытывал жажду. И судя по их реакции, жажда вернулась к ним, как и ко мне. Аромат блузки вызывал у них сердитые взгляды и рык. Не было необходимости давать нам вновь почувствовать его; ведь мы ничего не забывали. Так что наверное это была просто проверка. Одна мысль о запахе этой девушки наполняла мой рот ядом.

«Вы со мной?» – взревел Райли.

Раздались крики одобрения.

«Уничтожим их, ребята!»

Это снова было похоже на барракуду, только на этот раз на земле.

Фред не двинулся с места, и я осталась с ним, хоть и понимала, что теряю необходимое время. Если я собиралась пробраться к Диего и увести его до начала битвы, я должна была держаться рядом с линией атаки. Я с беспокойством смотрела им вслед. Я была моложе их - и быстрее.

«Райли не сможет думать обо мне примерно минут двадцать – сказал Фред будничным тоном, как будто такие беседы у нас случались по сто раз на дню. - Я высчитывал время. Даже на большом расстоянии его будет тошнить, если он попытается вспомнить обо мне».

«Правда? Круто».

Фред улыбнулся.

«Я тренировался, отслеживал воздействия. Сейчас я могу сделать себя совершенно невидимым. Никто не может на меня посмотреть, если я сам не захочу».

«Я заметила».

Я сделала паузу и, догадавшись, спросила:

«Ты не идешь?»

Он покачал головой.

«Конечно, нет. Ясно же, что нам не рассказали всего, что мы должны знать. Я не собираюсь быть пешкой Райли».

Так Фред догадался сам.

«Я собирался уйти раньше, но потом захотел поговорить с тобой, а шанс представился только сейчас».

«Я тоже хотела с тобой поговорить. Я подумала, тебе следует знать, что Райли лгал насчет солнца. Вся это дребедень с четырьмя днями – полнейшая чушь. Наверное, Шелли со Стивом и остальные тоже догадались об этом сами. И с этой битвой связано гораздо больше, чем он нам сказал. Там больше, чем одна группа врагов».

Я сказала это быстро, ощущая, как неотвратимо движется по небу солнце, как проходит время. Я должна была идти за Диего.

Фред спокойно сказал:

«Я не удивлен. Я выхожу из игры. Пойду один, хочу увидеть мир своими глазами. То есть я собирался идти один, но потом подумал, что может ты тоже захочешь пойти. Со мной ты была бы в безопасности. Нас никто не сможет преследовать».

Я колебалась с секунду. В этот момент его предложение безопасности было очень заманчивым.

«Я должна идти за Диего», - сказала я, покачав головой.

Он задумчиво кивнул.

«Я понимаю. Знаешь, если ты ручаешься за него, то и его можешь привести. Иногда сподручно иметь побольше народу».

«Да», - с жаром согласилась я, вспомнив, какой уязвимой я чувствовала себя на том дереве вдвоем с Диего, когда к нам приближались четверо в плащах.

Услышав мой тон, он поднял бровь.

«Райли лжет по крайней мере еще об одной важной вещи – объяснила я. – Будь осторожен. Люди не должны знать о нас. Существуют какие-то страшноватые вампиры, которые уничтожают другие кланы, когда те выдают себя. Я их видела, и тебе не захочется, чтобы они тебя нашли. Днем прячься, и охоться по-умному».

Я с беспокойством посмотрела на юг.

«Я должна торопиться!»

Он медленно обдумывал мои слова. «Хорошо. Если хочешь, можешь присоединиться ко мне. Я хочу узнать больше. Я буду ждать тебя в Ванкувере один день. Я знаю город. Я оставлю тебе след в, - он на секунду задумался и коротко засмеялся, - в парке Райли. Он приведет тебя ко мне. Но как только пройдут сутки, я уйду.

«Я найду Диего и догоню тебя».

«Удачи, Бри».

«Спасибо, Фред! И тебе удачи. Увидимся!» – уже на бегу крикнула я.

«Надеюсь», - услышала я его голос за спиной.

Я рванулась за запахом остальных, мчась быстрее, чем когда-либо раньше. Мне повезло, что они вероятно для чего-то сделали остановку – наверное, чтобы Райли мог поорать на них – так как я нашла их прежде, чем должна была. Или Райли вспомнил про Фреда и остановился, чтобы поискать нас.

Они бежали в равномерном темпе, когда я их настигла. В их рядах была относительная дисциплинированность, как и в прошлую ночь. Я попыталась незаметно примкнуть к группе, однако увидела, как Райли один раз повернул голову и пробежал глазами по тем, кто двигался позади. Его глаза застыли на мне, а затем он ускорил бег. Решил ли он, что Фред был со мной? Райли больше никогда не увидит Фреда.

Не прошло и пяти минут, как все изменилось.

Рауль напал на след. С диким ревом он бросился вперед. Райли так нас обработал, что для взрыва хватило малейшей искры. Другие рядом с Раулем также учуяли след, и тогда все словно с ума посходили. Райли так долго твердил об этой девушке, что это затмило все остальные его инструкции. Мы были охотниками, а не армией. Мы не были командой. Это была гонка, призом в которой была кровь.

Хотя я знала, что в этой истории много лжи, я не могла остаться до конца равнодушной к запаху. Я пересекла его, когда бежала в хвосте группы. Свежий. Сильный.

Девушка была здесь недавно, и она пахла так сладко. Благодаря крови, которую мы выпили прошлой ночью, я была полна сил, однако это не имела значения. Я была голодна. В горле разгорался пожар.

Я бежала вслед за остальными, пытаясь сохранить голову ясной. Это было все, на что я была способна, пытаясь сдержаться – бежать позади всех. Ближе всех ко мне был… Райли. Он… тоже сдерживал себя?

Он выкрикивал приказы, большинством одни и те же. «Кристи, иди в обход! Шевелись! Разделитесь! Кристи и Джен, прекратите!». Весь его план засады с двух сторон разваливался у нас на глазах. Райли нагнал главную группу и схватил за плечо Сару. Она коротко огрызнулась на него, когда он отшвырнул ее влево. «Иди в обход!» - крикнул он. Потом он поймал светловолосого парня, имя которого я так и не узнала, и толкнул его в Сару. Ее это ни капли не обрадовало. Кристи пришла в себя от охотничьего азарта на достаточное время чтобы осознать, что она должна была действовать согласно плану. Она кинула испепеляющий взгляд вслед Раулю и затем принялась хрипло кричать на свой отряд:

«Сюда! Быстрее! Мы обгоним их сбоку и доберемся до нее первыми! Шевелитесь!».

«Я буду на острие атаки с Раулем!» - крикнул ей Райли, отворачиваясь.

Я все еще бежала вперед, но меня охватила нерешительность. Я не хотела быть ни на каком "острие", однако те, кто были в команде Кристи, уже набросились друг на друга. Сара сделала захват светловолосому. Звук его отрываемой головы принял решение за меня. Я устремилась за Райли, раздумывая, остановится ли Сара, чтобы сжечь мальчика, который любил изображать из себя Человека-паука.

Я нагнала Райли и следовала за ним на расстоянии, пока он не настиг команду Рауля.

Из-за запаха мне было трудно сосредоточиться на том, что было действительно важно.

«Рауль!» - заорал Райли.

Рауль, не поворачиваясь, заворчал. Он был полностью поглощен сладким запахом.

«Я должен помочь Кристи! Я встречу тебя там! Сохраняй сосредоточенность!».

Я резко остановилась, замерев в нерешительности.

Рауль продолжал бежать, не показывая никакой реакции на слова Райли. Райли перешел на медленный бег, затем на шаг. Мне следовало шевелиться, но он, возможно, мог бы услышать, как я пытаюсь спрятаться. С улыбкой на лице он обернулся и увидел меня.

«Бри. Я думал, ты с Кристи».

Я не ответила.

«Я слышал, что кто-то пострадал – я нужен Кристи больше, чем Раулю», - быстро объяснил он.

«Ты… оставляешь нас одних?»

Лицо Райли изменилось. Я словно видела по его чертам, как он меняет тактику.

Его глаза расширились. В них плескалось неожиданное беспокойство.

«Я встревожен, Бри. Я сказал тебе, что ОНА должна была встретиться с нами, чтобы помочь, но я не чувствую ее запаха. Что-то случилось. Я должен ее найти».

«Но ты никак не сможешь найти ее прежде, чем Рауль доберется до желтоглазых», - заметила я.

«Я должен выяснить, что происходит», - сказал он. В его голосе звучало неподдельное отчаяние. «Она нужна мне. Я не должен был делать это в одиночку!».

«Но другие…»

«Бри, я должен ее найти! Сейчас! Вас достаточно много, чтобы одолеть желтоглазых. Я присоединюсь к вам, как только смогу».

Это прозвучало так искренне. Я заколебалась, бросив взгляд назад, туда, откуда мы пришли. Сейчас Фред должен быть на полпути к Ванкуверу. Райли даже не заикался о нем. Может быть, талант Фреда все еще действовал.

«Диего там, Бри», - настаивал Райли. – «Он будет среди тех, кто нападут первыми. Ты не уловила его запах по пути? Ты еще недостаточно близко подобралась?».

В полной растерянности я покачала головой. «Диего был там?»

«Сейчас он уже с Раулем. Если ты поторопишься, то сможешь помочь ему выбраться оттуда живым».

C долгую секунду мы пристально смотрели друг на друга, а затем я взглянула на юг, туда, куда ушел Рауль.

«Хорошая девочка» - сказал Райли. – «Я пойду за НЕЙ, и потом мы вернемся, чтобы помочь вам все закончить. Вы к этому готовы! Возможно, когда ты туда придешь, все будет кончено!»

Он взял старт в направлении, перпендикулярном нашему изначальному маршруту. Я стиснула зубы – он явно знал, куда идти. Лгал до самого конца.

Но, кажется, у меня не было выбора. Я устремилась на юг на предельной скорости. Я должна была добраться до Диего. Утащить его прочь, если будет необходимо. Мы могли бы догнать Фреда. Или быть сами по себе. Нам надо было бежать. Я бы рассказала Диего о лжи Райли. Он бы понял, что Райли не собирался помогать нам в бою, который он сам затеял. И причины помогать Райли больше не было.

Я нашла запах девушки, а затем и запах Рауля. Я не чувствовала запаха Диего. Может я бежала слишком быстро? Или же запах человека заглушал для меня все остальные? Половина моего разума была поглощена этой на удивление бессмысленной охотой – конечно же, мы найдем девушку, но будем ли мы готовы после этого сражаться вместе? Нет, мы станем раздирать друг друга на части, лишь бы добраться до нее.

А потом я услышала крики, рычание и пронзительные вопли, раздававшиеся впереди, и поняла, что бой уже идет, и что я не успела перехватить Диего.

Я только ускорила бег. Возможно, мне еще удастся его спасти.

Мой нос учуял дым, – сладкий, густой запах горящих вампиров, - который донес до меня ветер.

Звук творящегося там хаоса стал громче. Возможно, все почти закончилось. Победила ли наша армия, ждет ли меня Диего?

Я бросилась вперед сквозь густую завесу дыма и оказалась на огромном поле, покрытом густой травой.

Я перепрыгнула через камень, только в следующее мгновение осознав, что это было обезглавленное тело.

Мои глаза обшарили поле. Везде куски вампиров и огромный костер, от которого к солнечному небу поднимался столп лилового дыма. Из-под этой клубящейся мглы я видела, как метались по полю и сцеплялись в схватке ослепительно сверкающие вампиры, а звук разрываемых тел продолжался без конца.

Я искала только одно — черные кудри Диего. Но ни у одного из тех, кого я видела, не было таких темных волос. Там был один огромный вампир с каштановыми, почти черными волосами, но он был слишком большой, и, когда я присмотрелась, то увидела, как он оторвал голову Кевину и бросил в огонь, прежде чем прыгнуть на чью-то еще спину. Не Джен ли это? Был еще кто-то с прямыми черными волосами, но он был слишком маленьким, чтобы оказаться Диего. Этот вампир передвигался так быстро, что невозможно было разглядеть, парень это или девушка.

Я вновь быстро пробежала глазами по полю, чувствуя себя крайне незащищенной. Я вглядывалась в лица. Здесь было гораздо меньше вампиров, чем должно было быть, даже считая тех, кто уже погиб. Я не видела никого из группы Кристи. Должно быть, уже много вампиров было сожжено. А большинство оставшихся в живых были мне неизвестны. Какой-то вампир со светлыми волосами взглянул на меня, встретив мой взгляд, и в солнечном свете его глаза сверкнули золотом.

Мы проигрывали. Здорово проигрывали.

Я стала пятиться к деревьям, двигаясь недостаточно быстро, потому что я все еще высматривала Диего. Его здесь не было. Ничто не говорило о том, что он хоть когда-то здесь был. Ни следов его запаха, хотя я могла различить запахи большинства членов группы Рауля и многих незнакомцев. Пришлось заставить себя смотреть и на куски тел. Но ни один не принадлежал Диего. Я бы узнала даже палец.

Развернувшись, я теперь уже по-настоящему побежала к деревьям, неожиданно преисполненная уверенности, что присутствие здесь Диего было очередной ложью Райли.

А если Диего не здесь, значит, он уже мертв. Эта догадка пришла ко мне так легко, что стало понятно: должно быть, я знала правду уже давно. С того самого момента, когда Диего не зашел вслед за Райли в дверь подвала. Его уже тогда не было.

Я уже находилась среди деревьев, когда что-то с силой тарана ударило меня в спину и повалило на землю. Чья-то рука скользнула под мой подбородок.

«Пожалуйста!» - всхлипнула я, имея ввиду «Пожалуйста, убейте меня скорее».

Рука замерла. Я не стала сопротивляться, хотя инстинкты побуждали меня кусать, царапать и рвать врага на куски. Но разум говорил, что это не сработает. Райли врал и об этих слабых старых вампирах, и у нас никогда не было шанса. Но даже если бы у меня была возможность победить этого вампира, я бы даже пошевелиться не смогла. Диего больше нет, и эта жуткая правда погасила всю борьбу во мне.

Внезапно я оказалась в воздухе, врезалась в дерево и рухнула на землю. Мне следовало попытаться бежать, но Диего был мертв. Этого ничто не могло изменить.

Тот светловолосый вампир, которого я видела на поляне, пристально смотрел на меня, готовый к броску. Он выглядел очень умелым, гораздо более опытным, чем Райли. Но он на меня не бросался. Он не был безумным, как Рауль или Кристи. Он полностью контролировал себя.

«Пожалуйста», снова сказала я, желая, чтобы он покончил с этим. «Я не хочу драться».

Хотя он остался в боевой позиции, его лицо изменилось. Он посмотрел на меня с выражением, которое я полностью не понимала. В его лице было много знания и что-то еще. Сочувствие? Жалость, как минимум.

«И я тоже, дитя», сказал он спокойным добрым голосом. «Мы просто защищаем себя».

В его странных желтых глазах было столько честности, что я спросила себя, как я вообще могла верить в истории Райли. Я почувствовала себя… виноватой. Может, этот клан никогда не собирался нападать на нас в Сиэтле. Как я могла верить хоть во что-то из того, что мне говорили?

«Мы не знали», объяснила я пристыжено. «Райли врал. Мне очень жаль».

Он прислушался на мгновение, и я осознала, что на поле боя было тихо. Битва закончилась.

Если даже у меня и были сомнения по поводу того, кто победил, то они развеялись, когда через секунду вампирша с вьющимися каштановыми волосами и желтыми глазами торопливо подошла к нам.

«Карлайл?» произнесла она озадаченно, пристально глядя на меня.

«Она не хочет драться», объяснил он.

Женщина дотронулась до его руки. Он все еще был готов к броску. «Она так напугана, Карлайл. Не могли бы мы..».

Светловолосый вампир, Карлайл, взглянул на неё и слегка выпрямился, хотя я видела, что он все еще настороже.

«Мы не хотим причинять тебе вред», сказала мне женщина. У неё был мягкий успокаивающий голос.

«Мы не хотели сражаться ни с одним из вас».

«Мне жаль», снова прошептала я.

Я не могла разобраться с путаницей в моей голове. Диего больше нет, и это главная, опустошающая мысль. Кроме того, битва закончилась, мой клан проиграл, а враги победили. Но в моем уничтоженном клане было полно вампиров, которые бы с упоением наблюдали, как я горю в огне, а мои враги говорили со мной по-доброму, хотя у них не было причин для этого. Более того, с этими двумя незнакомцами я чувствовала себя в безопасности, какой никогда не ощущала с Раулем и Кристи. Я чувствовала облегчение от того, что они погибли. Все было так запутанно.

«Дитя», сказал Карлайл, «ты сдаешься? Если ты не будешь пытаться причинить нам вред, мы обещаем, что не тронем тебя».

И я ему поверила.

«Да», прошептала я. «Да, я сдаюсь. Не хочу никому причинять боль».

Он ободряюще протянул руку. «Пойдем, дитя. Сейчас мы перегруппируемся, и тогда зададим тебе несколько вопросов. Если ты ответишь честно, тебе нечего бояться».

Я медленно встала, стараясь не делать движений, которые могли бы показаться угрожающими.

«Карлайл?» - позвал мужской голос.

К нам присоединился еще один желтоглазый вампир. Все ощущение безопасности, которое я чувствовала с этими незнакомцами, в миг испарилось, когда я увидела его.

Он был блондином, как и первый, но выше и худее. Его кожа была совершенно покрыта шрамами, которые наиболее часто пересекались на шее и челюсти. Несколько небольших отметин на его руке были свежими, но остальные не были следами сегодняшней драки. Я даже не могла представить, во скольких битвах он участвовал, и он не проиграл ни разу. Его темно-желтые глаза горели, а поза показывала едва сдерживаемое неистовство разъяренного льва.

Увидев меня, он сжался в пружину для прыжка.

«Джаспер!» - остановил его Карлайл.

Джаспер быстро остановился и, широко раскрыв глаза, уставился на Карлайла. «Что происходит?»

«Она не хочет драться, она сдалась».

Вампир со шрамами нахмурил брови, и я внезапно почувствовала волну досады, хотя и не знала, что именно меня раздосадовало.

«Карлайл, я..». - он помедлил и продолжил. «Мне жаль, но это невозможно. Мы не можем держать кого-нибудь из этих новорожденных при себе, когда придут Вольтури. Ты хоть понимаешь, какая возникнет опасность для нас?»

Я не совсем поняла, что он сказал, но и этого было достаточно. Он хотел меня убить.

«Джаспер, она всего лишь ребенок», - запротестовала женщина. «Мы не можем хладнокровно ее убить!»

Было странно слышать ее, ведь она говорила так, будто мы с ней были людьми, и убить человека — преступление. Что-то, чего можно избежать.

«Но на кону наша семья, Эсме. Мы не можем рисковать, чтобы они подумали, будто мы нарушили правила».

Женщина, Эсме, подошла и встала между мной и вампиром, желавшим меня убить. Невероятно, но она повернулась ко мне спиной.

«Нет. Я этого не позволю».

Карлайл озабоченно взглянул на меня. Я заметила, что эта женщина была ему очень дорога. Я бы точно так же смотрела на любого, кто был бы за спиной у Диего. Я старалась выглядеть такой же покорной, какой себя чувствовала.

«Джаспер, я думаю, мы должны рискнуть», сказал он медленно. «Мы не Вольтури. Мы следуем их законам, но не можем так просто лишать жизни. Мы все объясним».

«Они могут подумать, что мы создали своих собственных новорожденных вампиров для защиты».

«Но мы же не создавали. А даже если бы создали, то здесь нарушения правил не было, только в Сиэтле. Нет закона, который запрещает создавать вампиров, если держишь их под контролем».

«Это слишком опасно».

Карлайл осторожно дотронулся до плеча Джаспера. «Джаспер, мы не можем убить этого ребенка».

Джаспер сердито посмотрел на вампира с добрыми глазами, и я вдруг почувствовала гнев. Конечно же, он не причинит вреда этому доброму вампиру или женщине, которую он любит? Потом Джаспер вздохнул, и я поняла, что все в порядке. Мой гнев испарился.

«Мне это не нравится», - сказал он уже спокойнее. «По крайней мере, позволь мне заняться ею. Вы двое не знаете, как иметь дело с теми, кто так долго вел дикий образ жизни».

«Конечно, Джаспер», сказал женщина. «Но будь добрее».

Джаспер закатил глаза. «Мы должны быть с остальными. Элис сказала, у нас мало времени».

Карлайл кивнул. Он протянул руку Эсме, и они направились мимо Джаспера обратно на поляну.

«Ты», сказал Джаспер мне и снова сердито взглянул. «Идем с нами. Не делай опрометчивых поступков – иначе я все-таки тобой расправлюсь».

От его свирепого взгляда внутри снова закипела злость, и какая-то часть меня хотела зарычать и оскалить зубы, но у меня было ощущение, что он, скорее всего, только этого и дожидается.

Джаспер приостановился, как будто ему что-то только что пришло в голову. «Закрой глаза», скомандовал он.

Я колебалась. Неужели он все же решил меня убить?

«Выполняй!»

Я стиснула зубы и закрыла глаза, чувствуя себя в два раза беспомощней, чем раньше.

«Следуй за моим голосом и не открывай глаза. Посмотришь — проиграешь, поняла?»

Я кивнула, гадая, что такое он не дает мне увидеть. Я почувствовала долю облегчения, что он заботится о сохранении секрета. Нет необходимости так поступать, если он просто собирается меня убить.

«Сюда».

Я медленно шла за ним, стараясь не давать ему поводов для недовольства. Он вел меня заботливо, выбирая путь так, чтобы я, по крайней мере, не врезалась в деревья. Я почувствовала, что звуки изменились, когда мы вышли на открытое место; ветер тоже стал другим, и запах горящих вампиров моего клана стал сильнее. На лице я чувствовала тепло солнца, а свет под веками стал ярче - ведь я сверкала.

Он вел меня все ближе и ближе к тому месту, где приглушенно потрескивал огонь, так близко, что я почувствовала, как дым касается кожи. Я знала, что он мог бы убить меня в любой момент, но близость огня была еще одним поводом для волнения.

«Сиди здесь. Не открывай глаза».

Земля была теплой от солнца и огня. Я сидела неподвижно и пыталась казаться безобидной, но все равно чувствовала на себе его пристальный взгляд, и это меня заводило. Хоть я и не злилась на этих вампиров, которые, я верила, просто защищали себя, внутри закипала непонятная ярость. Она была как будто вне меня, как будто отголосок только что закончившейся битвы.

Однако злость не сделала меня безрассудной, потому что я была слишком опечалена – вся охвачена горем. Диего был постоянно в моих мыслях, и я не могла не думать о том, как ему пришлось умереть.

Я была уверена, что он не мог добровольно открыть Райли наши секреты - секреты, которые заставили меня верить Райли, пока не стало слишком поздно. В голове снова возникло лицо Райли - то холодное, спокойное выражение, когда он угрожал наказать любого из нас, кто не подчинится. Я вновь слышала его жуткое и подозрительно детальное описание:  когда я отведу вас к НЕЙ и буду держать вас, пока она будет отрывать ваши ноги, а затем медленно, очень медленно будет сжигать ваши пальцы, уши, губы, язык… ну и другие бесполезные придатки один за другим. 

Я понимала теперь, что слышала описание смерти Диего.

Той ночью я была уверена: что-то изменилось в Райли. Убийство Диего – вот что изменило, ожесточило его. Из всего, что Райли когда-либо говорил мне, я верила только одному: он ценил Диего больше всех нас. Он даже был привязан к нему. И все же смотрел, как наша создательница мучила его. Несомненно, он ей помог. Убил Диего с ней.

Интересно, сколько боли я смогла бы вынести, прежде чем меня заставили бы предать Диего. Наверное, еще как много. И я была уверена, что столько же, если не больше, вытерпел Диего, прежде чем предал меня.

Мне было плохо. Я хотела выкинуть образ Диего, кричащего в агонии, из головы, но он никак не уходил.

И тут на поле послышались крики.

Мои веки затрепетали, но Джаспер бешено зарычал, и тут же снова зажмурилась. Я не увидела ничего, кроме густого бледно-лилового дыма.

Я услышала крики и странные, дикие завывания. Они были громкими, и их было много. Я не могла себе представить, как должно исказиться лицо, чтобы издать такой звук, и незнание сделало вой еще большее устрашающим. Эти желтоглазые вампиры были так не похожи на нас. Или, пожалуй,  на меня, ведь я осталась совсем одна. Райли и создательница были уже далеко.

Я услышала, как кого-то зовут по именам -  Джейкоб, Лия, Сэм. Было много отдельных голосов, хотя вой продолжался. Конечно, Райли соврал и о том, сколько здесь вампиров.

Завывания сходили на нет, пока не остался только один голос – полный агонии нечеловеческий вой, от которого я заскрежетала зубами. Я так ясно представляла себе лицо Диего, и этот звук казался мне его криком.

Я слышала, как Карлайл что-то говорил сквозь эти голоса и вой. Он просил, чтобы ему позволили что-то посмотреть. «Пожалуйста, позвольте мне взглянуть. Пожалуйста, позвольте мне помочь». Я не слышала, чтобы кто-нибудь с ним спорил, но по его тону казалось, что он проигрывает спор.

Но тут вой достиг новой пронзительной высоты, и неожиданно Карлайл уже горячо благодарил кого-то - «спасибо», и затем сквозь завывания послышался шум движения многих тел. Много тяжелых приближающихся шагов.

Я прислушалась и услышала кое-что совсем неожиданное и невероятное. Наряду с тяжелым дыханием (никогда не слышала, чтобы кто-то из нашего клана так дышал) раздавался низкий стук. Почти как… биение сердец. Но это определенно были не человеческие сердца. Тот звук я знала хорошо. Я изо всех сил втягивала носом воздух, но ветер дул с другой стороны, и единственное, что я чувствовала, был дым.

Без предупреждения что-то коснулось меня и хлопнуло по моей голове с двух сторон.

Глаза открылись в панике, и я дернулась вверх, пытаясь вырваться, но тут же наткнулась на угрожающий взгляд Джаспера всего в паре дюймов от моего лица.

«Прекрати», резко сказал он и рывком усадил меня обратно на место. Теперь я его едва слышала и поняла, что он крепко прижал руки к моей голове, полностью закрыв мне уши.

«Закрой глаза», - опять приказал он, должно быть, нормальным голосом, но для меня он казался приглушенным.

Я постаралась успокоиться и снова зажмурила глаза. Они не хотели, чтобы я что-то услышала. И я могу с этим жить – если это означает, что я смогу остаться в живых.

На секунду перед глазами встало лицо Фреда. Он сказал, что будет ждать один день. Интересно, сдержит ли он слово. Как бы я хотела рассказать ему правду о желтоглазых вампирах и о том, сколько всего мы оказывается не знали. Целый мир, о котором мы в общем-то не имели представления.

Было бы интересно исследовать этот мир. Особенно с кем-то, кто мог сделать меня невидимой и неуязвимой.

Но Диего больше нет. Он никогда не пойдет со мной искать Фреда. А поэтому представлять себе будущее было немного противно.

Я все еще могла слышать кое-что из происходящего, но это были только вой и несколько голосов. Чем бы ни были эти странные звуки ударов, они были теперь слишком приглушенными, чтобы мне удалось как следует в них вслушаться.

Я разобрала слова, когда несколько минут спустя Карлайл сказал, «Вам придется..». - тут его голос стал на мгновение слишком тихим, а потом «…отсюда сейчас. Если бы мы могли помочь, мы бы помогли, но мы не можем уйти».

Раздался рык, но он был удивительно не угрожающим. Вой стал тихим плачем, медленно затихающим, как будто его источник удалялся.

Наступившая тишина длилась несколько минут. Я слышала какие-то тихие голоса, среди них Карлайла и Эсме, но и еще чьи-то, кого я не знала. Как хотелось учуять хоть какой-нибудь запах: слепота и приглушенные звуки заставляли меня напрягаться в поисках другого источника информации. Но все, что я чувствовала, был этот жуткий сладковатый дым.

Только один голос, выше и чище остальных, я слышала лучше других.

«Еще пять минут», сказал обладатель голоса. Я была уверена, что это девушка. «И Белла откроет глаза через тридцать семь секунд. Не сомневаюсь, что она уже нас слышит».

Я пыталась понять смысл сказанного. Кого-то еще заставляли зажмуривать глаза? Или она решила, что меня зовут Белла? Я никому не сказала своего имени. Я снова попыталась изо всех сил уловить хоть какой-то запах.

Снова бормотание. Мне показалось, что один голос звучал как-то не так – он казался совсем не звонким. Но я не могла быть уверена, ведь Джаспер надежно закрывал мои уши.

«Три минуты», сказал высокий чистый голос.

Джаспер отпустил мою голову.

«Сейчас тебе лучше открыть глаза», сказал он, отойдя на несколько шагов. То, как он сказал последние слова, испугало меня. Я быстро осмотрелась в поисках опасности, которая должна была появиться, судя по его тону.

Часть обзора загораживал темный дым. Неподалеку Джаспер хмурил брови. Зубы стиснуты, а выражение, с которым он на меня смотрел, было едва ли не… испуганным. Не то, чтобы он боялся меня, он боялся  из-заменя. Я вспомнила, как он раньше говорил о том, что я подвергаю их опасности, исходящей от какого-то Вольтури. Интересно, что это за Вольтури? Я не могла себе представить, кого может бояться этот опасный, испещренный шрамами вампир.

Позади Джаспера в линию стояли четыре вампира спинами ко мне. Одна из них была Эсме. Рядом с ней высокая женщина со светлыми волосами, крохотная черноволосая девушка и темноволосый вампир, который был настолько огромным, что страшно становилось даже от взгляда на него – тот самый, что убил Кевина. На мгновение я представила себе, как он набрасывается на Рауля. Это была удивительно приятная картина.

Еще три вампира были позади этого здоровяка. Из-за него я не могла рассмотреть, что именно они делали. Карлайл стоял на коленях на земле, а рядом с ним был вампир с темно-рыжими волосами. На земле лежала другая фигура, но все, что я могла рассмотреть, это джинсы и маленькие коричневые сапоги. Это была либо женщина, либо мальчик-подросток. Я подумала, может они приращивают этому вампиру конечности обратно.

Таким образом, восемь желтоглазых, плюс весь это вой, - что бы за странная порода вампиров это ни была, - а это еще, как минимум, восемь голосов. Шестнадцать, может даже больше. В два раза больше, чем нам говорил Райли.

Я вдруг почувствовала, что неистово надеюсь, что те вампиры в черных плащах догонят Райли и заставят его  страдать.

Вампирша на земле начала медленно вставать на ноги, двигаясь так неуклюже, что больше походила на какого-нибудь неловкого человека.

Ветер переменился, и понес дым на нас с Джаспером. На мгновение все вокруг стало невидимым, кроме него. Хотя мне уже не нужно было закрывать глаза, я вдруг почувствовала себя более встревоженной. Как будто мне передалась тревога вампира, стоящего рядом со мной.

В следующее мгновение снова налетел легкий порыв ветра, и теперь я смогла увидеть и почуять все.

Джаспер яростно зашипел и толкнул меня обратно на землю, потому что я было приготовилась к прыжку.

Это была она — человеческая девушка, за которой я охотилась всего несколько минут назад. Это был тот самый запах, на который было нацелено все мое существо. Сладкий, влажный аромат самой восхитительной крови, какую я когда либо выслеживала. Во рту и горле будто огонь вспыхнул.

Я неистово пыталась сохранить рассудок, сосредоточиться на том, что Джаспер только и ждет, чтобы я снова вскочила, чтобы убить меня, - но только часть меня могла это сделать. Казалось, что я вот-вот разорвусь на две половины, пытаясь удержаться на месте.

Девушка по имени Белла уставилась на меня ошеломленными карими глазами. От взгляда на нее стало только хуже. Я видела, как кровь бежит под ее тонкой кожей. Я пыталась смотреть куда-нибудь еще, но глаза невольно возвращались к ней.

Рыжеволосый тихо разговаривал с ней. «Она сдалась. Такого я никогда не видел. Только Карлайлу пришло бы в голову это предложить. Джаспер не одобряет».

Карлайл должно быть все объяснил ему, когда мне закрыли уши.

Вампир обеими руками обнимал человеческую девушку, а она положила руки ему на грудь. Ее горло было всего в нескольких дюймах от его губ, но она вовсе не выглядела напуганной. И он не выглядел так, как будто охотился. Я раньше пыталась представить себе клан с домашним питомцем-человеком, но это даже отдаленно не напоминало то, что я воображала. Если бы она была вампиром, я бы решила, что они вместе.

«Джаспер в порядке?» - прошептала девушка.

«С ним все хорошо. Просто яд от укусов жжет», сказал вампир.

«Его укусили?» - спросила она, как будто эта мысль ее поразила.

Кто была эта девушка? Почему вампиры позволяют ей находиться с ними? Почему они еще ее не убили? Почему она чувствует себя так свободно с ними, как будто они совсем ее не пугают? Она как будто была частью этого мира, но не понимала его реалий. Разумеется, Джаспера укусили. Он только что сражался со всем моим кланом — и уничтожил его. Знала ли эта девчонка вообще, кто мы такие?

Фу, огонь в горле был просто невыносим! Я пыталась не думать о том, чтобы потушить этот пожар ее кровью, но ветер гнал запах прямо мне в лицо!

Слишком поздно было себя контролировать – я учуяла жертву, на которую охотилась, и ничто не могло теперь этого изменить.

«Он пытался быть одновременно», сказал рыжий девушке. «Старался, чтобы Элис нечего было делать». Он покачал головой, глядя на маленькую черноволосую девушку. «Элис не нужна ничья помощь».

Вампирша по имени Элис бросила на Джаспера сердитый взгляд. «Этот глупец чересчур меня опекает», сказала она своим чистым сопрано. Джаспер с полуулыбкой встретил ее взгляд, и казалось, на секунду он забыл о моем существовании.

Я едва смогла устоять перед инстинктивным желанием воспользоваться этой оплошностью и наброситься на человеческую девушку. Это займет всего мгновение, и тогда ее теплая кровь, - я слышала, как она толчками проходит через ее сердце, - погасит пожар в моем горле. Она была так  близко

Вампир с темно-рыжими волосами уставился мне в глаза яростным предупреждающим взглядом, и я поняла, что если попытаюсь напасть на девушку, то умру, но болезненная жажда в горле заставляла меня думать, что я умру, если не сделаю этого. Боль была такой сильной, что от безысходности я пронзительно закричала.

Джаспер зарычал на меня, и я попыталась удержаться от каких-либо движений, но казалось, что запах ее крови был огромной рукой, которая поднимала меня с земли. Я никогда раньше не пыталась остановится, когда начинала охоту. Я вонзила руки в землю, пытаясь найти за что бы ухватиться, но не нашла ничего. Джаспер пригнулся для прыжка, и хотя я знала, что нахожусь в двух секундах от смерти, жажда не давала мне привести в порядок мысли.

И вдруг рядом оказался Карлайл и положил свою ладонь на руку Джаспера. Он взглянул на меня добрыми, спокойными глазами. «Ты передумала, дитя?» спросил он меня. «Мы не хотим тебя уничтожать, но мы сделаем это, если ты не можешь себя контролировать».

«Как вы это терпите?» спросила я его, почти умоляя. Неужели он не горит от жажды? « Я хочу ее». Я уставилась на девушку, отчаянно желая, чтобы расстояние между нами исчезло. Мои пальцы бесполезно разгребали каменистую почву.

«Ты должна терпеть», сказал Карлайл очень серьезно. «Ты должна контролировать себя. Это возможно, и это единственное, что может спасти тебя сейчас».

Если способность терпеть присутствие этой девушки так же, как делали эти вампиры, была моей единственной надеждой на спасение, то я была уже обречена. Я не могла вытерпеть жгучую жажду. И я все равно до сих не решила, стоит ли мне жить. Я не хотела умирать, не хотела боли, но какой смысл в этом? Все остальные мертвы. Диего был мертв уже несколько дней.

Его имя было прямо на моих губах. Я почти прошептала его вслух. Вместо этого я ухватилась обеими руками за голову, пытаясь думать о чем-то, что не будет приносить мне боль. Не о девушке, и не о Диего. Но ничего не получалось.

«Может нам стоит отойти от нее?» хрипловато прошептала человеческая девушка, нарушая мою концентрацию. Я снова бросила на нее взгляд. Ее кожа была такой тонкой и мягкой. Я могла видеть пульс на ее шее.

«Мы должны остаться здесь», сказал вампир, к которому она прижималась. « Они сейчас подходят к северному краю поля».

Они? Я посмотрела на север, но там не было ничего, кроме дыма. Неужели он имел в виду Райли и мою создательницу? Я почувствовала новую волну паники, за которой последовала маленькая вспышка надежды. Не было ни единого шанса, что она и Райли могли противостоять этим вампирам, которые убили стольких из нас, не так ли? Даже хотя те воющие ушли, Джаспер один выглядел так, будто способен был справится с ними двумя.

Или он имел в виду этого таинственного Вольтури?

Ветер снова донес до меня запах девушки, и мои мысли спутались. Я уставилась на нее голодными глазами.

Девушка встретила мой взгляд, но выражение ее лица было совсем не таким, каким оно должно было быть. Хоть я и чувствовала, что оскалила зубы, хоть я и дрожала от усилий, стараясь не наброситься на нее, похоже, что она меня не боялась. Вместо этого она казалась завороженной. Казалось, что она хочет заговорить со мной – как будто у нее есть вопрос, который она хочет мне задать.

Затем Карлайл и Джаспер начали отступать от огня – и от меня – и встали рядом с человеческой девушкой и остальными. Они все пристально смотрели мимо меня куда-то в дым, значит то, чего они боялись, было ближе ко мне, чем к ним. Я жалась поближе к дыму, несмотря на то, что языки пламени были совсем близко. Стоит ли мне попытаться удрать? Отвлечены ли они настолько, чтобы я могла сбежать? Куда я пойду? К Фреду? Или уйду одна? Буду искать Райли, чтобы отомстить ему за то, что он сделал с Диего?

Я медлила, зачарованная последней мыслью, и упустила момент. Я услышала движение к северу и поняла, что зажата между желтоглазыми и тем, что приближалось.

«Хммм», произнес мертвый голос из-за дыма.

Только по этому одному слогу я уже поняла, кто это был, и если бы я не оцепенела от безотчетного ужаса, то помчалась бы прочь.

Это были темные плащи.

Что это означало? Неужели сейчас начнется новая битва? Я знала, что вампиры в темных плащах хотели, чтобы моей создательнице удалось уничтожить этих желтоглазых. Но она явно потерпела неудачу. Означало ли это, что они убьют ее? Или вместо этого они убьют Карлайла, Эсме и всех остальных здесь? Если бы выбор был за мной, я знала, кого хотела бы видеть уничтоженными, и это не были те, кто захватил меня в плен.

Темные плащи прошли сквозь дым, словно признаки, и оказались лицом к лицу с желтоглазыми. Никто из них не взглянул в мою сторону. Я сидела совершенно неподвижно.

* * *

Как и в прошлый раз, их было только четверо. Но не имело никакого значения, что желтоглазых было семеро. Было видно, что они точно так же опасались вампиров в темных плащах, как Райли и моя создательница. В них было что-то еще, что-то такое, чего я не могла видеть, но определенно могла ощущать. Они существовали, чтобы наказывать, и они не проигрывали.

«Добро пожаловать, Джейн», сказал желтоглазый, который обнимал человеческую девушку.

Они были знакомы. Но голос рыжеволосого не был дружелюбным – хотя он также не был и слабым, полным желания угодить им, как у Райли, и не было в нем яростного ужаса, как в голосе моей создательницы. Его голос был просто холодным, вежливым и ничуть не удивленным. Неужели темные плащи и были Вольтури?

Маленькая вампирша, которая была во главе темных плащей – Джейн, по всей видимости – медленно осмотрела семерых желтоглазых и девушку, а затем наконец повернула голову в мою сторону. Я впервые увидела ее лицо. Она была младше меня, но в то же время и намного старше, догадалась я. Ее глаза имели бархатный цвет темно-красных роз. Зная, что избежать внимания я уже не могла, я склонила голову, закрывая ее руками. Может, если станет ясно, что я не хочу драться, то Джейн отнесется ко мне также, как и Карлайл. Хотя на это я мало надеялась.

«Я не понимаю», в мертвом голосе Джейн прозвучало легкое раздражение.

«Она сдалась», пояснил рыжеволосый.

«Сдалась?» резко сказала Джейн.

Я украдкой бросила взгляд вверх и увидела, что темные плащи обмениваются взглядами. Рыжеволосый сказал, что он никогда раньше не видел, чтобы кто-то сдался. Может, темные плащи тоже никогда такого не видели.

«Карлайл позволил ей сделать выбор», сказал рыжеволосый. Казалось, он был представителем желтоглазых, хотя я думала, что лидером скорее всего был Карлайл.

«У тех, кто нарушает правила, нет выбора», сказала Джейн, и ее голос снова стал мертвым.

Мои кости словно заледенели, но я больше не чувствовала паники. Все это теперь казалось таким неизбежным.

Карлайл мягко ответил Джейн. «Это в ваших руках. Пока она было согласна не нападать на нас, я не видел необходимости в ее уничтожении. Ее никогда не учили».

Хотя его слова были нейтральными, мне подумалось, что он как будто просил за меня. Но как он и сказал, моя судьба зависела не от него.

«Это к делу не относится», подтвердила Джейн.

«Как скажешь».

Джейн смотрела на Карлайла с выражением, в котором смешались замешательство и досада. Она покачала головой, и ее лицо снова стало непроницаемым.

«Аро надеялся, что мы зайдем на запад достаточно далеко, чтобы повидать тебя, Карлайл», сказала она. «Он передает тебе привет».

«Я был бы благодарен, если бы ты передала ему привет и от меня», ответил он.

Джейн улыбнулась. «Конечно». Затем она снова посмотрела на меня, и уголки ее рта все еще были чуть приподняты в улыбке. «Судя по всему, сегодня вы сделали за нас всю работу…большую ее часть. Любопытно, чисто с профессиональной точки зрения, сколько их было? Они оставили за собой большой след разрушений в Сиэтле».

Она говорила о работе и профессионалах. Значит я была права, ее работой было наказывать. А если они наказывают, значит должны существовать и правила. Карлайл сказал ранее « Мы следуем их правилам» и еще, « Нет закона, который запрещает создавать вампиров, если держишь их под контролем».

Райли и моя создательница были испуганы, но не особо удивлены прибытием темных плащей, этих Вольтури. Они знали о законах и знали, что нарушают их. Почему же они не сказали нам об этом? И существуют еще Вольтури, кроме этих четырех. Кто-то по имени Аро и вероятно многие другие. Их должно быть много, если все их так боятся.

Карлайл ответил на вопрос Джейн. «Восемнадцать, включая эту».

Среди четверки в темных плащах послышался едва различимый шепот.

«Восемнадцать?» повторила Джейн, и в ее голосе слышалось удивление. Наша создательница так и не сказала Джейн, скольких она создала. Была ли Джейн удивлена на самом деле, или притворялась?

«Все совсем молодые», сказал Карлайл. «Они были необучены».

Необучены и не проинформированы, благодаря Райли. Я начала понимать, какими нас видели эти старые вампиры.  Новорожденная, так назвал меня Джаспер. Как младенец.

«Все?» резко сказала Джейн. «Кто же тогда был их создателем?»

Как будто они до этого не были знакомы. Эта Джейн была лгуньей похлеще Райли, и делала она это намного лучше, чем он.

«Ее звали Виктория», ответил рыжеволосый.

Откуда он знал, когда даже я этого не знала? Я вспомнила, как Райли говорил, что в этой группе есть телепат. Неужели именно так они обо всем знали? Или это была очередная ложь Райли?

«Звали?» спросила Джейн.

Рыжеволосый резким кивком головы указал на восток. Я посмотрела вверх и увидела облако густого лилового дыма, который вздымался со склона горы.

Звали. Я почувствовала такое же удовольствие, как когда представила, что Рауля раздирает в клочки огромный вампир. Только намного, намного сильнее.

«Эта Виктория», медленно спросила Джейн. «Она была в дополнение к этим восемнадцати?»

«Да», подтвердил рыжеволосый. «С ней был только еще один. Он был не так молод, как вот эта, но ему было не больше года».

Райли. Мое жестокое удовольствие стало еще сильней. Если – ладно,  когда – я умру сегодня, по крайней мере, эти не останутся жить. Диего был отомщен. Я почти улыбулась.

«Двадцать», выдохнула Джейн. Либо это было больше, чем она ожидала, либо она была превосходной актрисой. «Кто разделался с создательницей?»

«Я», холодно сказал рыжеволосый.

Кто бы ни был этот вампир, держал ли он ручного человека или нет, он был мне другом. Даже если именно он меня убьет в конце концов, все равно я буду перед ним в долгу.

Джейн повернулась и пристально поглядела на меня, прищурив глаза.

«Ты», зарычала она. «Твое имя».

По ее словам я все равно была уже мертва. Так зачем же я должна давать этой лживой вампирше то, что она хочет? Я просто свирепо уставилась на нее.

Джейн улыбнулась мне солнечной, счастливой улыбкой невинного ребёнка, и вдруг я была в огне. Как будто я вернулась в самую худшую ночь в моей жизни. Огонь проходил по каждой вене моего тела, покрывал каждый дюйм моей кожи, разъедал сердцевину каждой кости. Я чувствовала себя так, будто меня похоронили в середине погребального костра моего клана, языки пламени были повсюду. Не было ни единой клеточки в моём теле, которая бы не горела в самой ужасной из агоний, которую можно себе представить. Я еле слышала свой собственный крик через боль в ушах.

«Твоё имя», - снова сказала Джейн, и как только она заговорила, огонь прекратился. Исчез так, как будто, я его себе только представляла.

«Бри», - я ответила так быстро, как только смогла, всё еще задыхаясь от боли, которой больше не было.

Джейн улыбнулась опять, и огонь был повсюду. Сколько понадобится боли перед тем, как я умру от неё? Казалось, что даже крики не исходят больше от меня. Может кто-нибудь оторвать мне голову? Карлайл ведь достаточно добр для этого, правда? Или их телепат, кто бы он ни был. Может ли он или она понять и остановить это?

«Она скажет тебе всё, что ты хочешь знать», - прорычал рыжий. «Тебе не обязательно это делать».

Боль испарилась опять, как будто Джейн нажала на выключатель. Я лежала на земле лицом вниз и часто дышала, как будто бы я нуждалась в воздухе.

«Да, я знаю», - я услышала, как весело сказала Джейн. «Бри?»

Я содрогнулась, когда она назвала моё имя, но боль не началась снова.

«Эта история – правда? - она спросила меня. - Вас было двадцать?»

Слова вылетали из моего рта. «Девятнадцать или двадцать, может больше, я не знаю! Сара и ещё один, я не знаю его имени, подрались по дороге…»

Я ждала, что боль накажет меня за недостаточно хороший ответ, но вместо этого Джейн заговорила опять.

«И эта Виктория, она создала тебя?»

«Я не знаю, - я созналась со страхом. - Райли никогда не называл её имя. Я ничего не видела той ночью… было так темно и больно! - я вздрогнула. - Он не хотел, чтобы мы думали о ней. Он сказал, что наши мысли были небезопасны».

Джейн взглянула на рыжего, затем опять посмотрела на меня.

«Расскажи мне о Райли, - сказала Джейн. - Зачем он привёл вас сюда?»

Я пересказала ложь Райли так быстро, как только смогла. «Райли говорил нам, что мы должны уничтожить странных желтоглазых здесь. Он сказал, что это будет просто. Он сказал, что город был их, и они придут за нами. Он сказал, как только они исчезнут, вся кровь будет нашей. Он дал нам её запах, - я указала в направлении человека. - Он сказал, что мы узнаем, что нашли правильный клан, потому что она будет с ними. Он сказал, кто первый до неё доберётся, тот её и получит».

«Похоже, Райли ошибался насчёт лёгкости», - сказала Джейн, слегка дразнящим тоном.

Видимо, Джейн понравилась моя история. Внезапно меня осенило: её успокоило то, что Райли не сказал мне или другим о её маленьком визите к нашей создательнице. Виктории. Она хотела, чтобы желтоглазые знали эту историю, историю, в которой не замешаны Джейн или Волтури в тёмных плащах. Что ж, я могу подыграть ей. Надеюсь, что телепат уже в курсе.

Физически я не могла отомстить этому монстру, но я могла рассказать желтоглазым всё моими мыслями. Я надеялась на это.

Я кивнула, соглашаясь с маленькой шуткой Джейн, и села, потому что хотела привлечь внимание телепата, кто бы это ни был. Я продолжила ту версию истории, которую предоставил бы любой другой член моего клана. Я притворилась, что я - Кевин. Тупая, как пробка, и ничего не соображающая.

«Я не знаю, что случилось». Эта часть была правдой. Неразбериха на поле боя всё ещё была загадкой. Я ни разу не увидела никого из группы Кристи. Может, тайные воющие вампиры уничтожили их? Я сохраню этот секрет для желтоглазых. «Мы разделились, но остальные так и не пришли. И Райли бросил нас, и он не пришёл на помощь как обещал. А потом всё смешалось, и от всех остались только куски». Я вздрогнула при воспоминании об обезглавленном теле, через которое я перескочила. «Мне было страшно. Я хотела убежать». Я кивнула в сторону Карлайла. «Вон тот сказал, что они не тронут меня, если я прекращу сражаться».

Это не было предательством Карлайла ни в какой мере. Он уже всё это сказал Джейн.

«Ох, но не в его праве было это предлагать, новообращённая», сказала Джейн. Казалось, она наслаждается происходящим. «Нарушение правил влечёт за собой последствия».

Всё ещё притворяясь Кевином, я просто уставилась на неё, будто была слишком тупой, чтобы её понять.

Джейн посмотрела на Карлайла. «Вы уверены, что уничтожили всех? Ту часть, которая отделилась?»

Карлайл кивнул. «Мы тоже разделились».

Значит, это были воющие, кто покончил с Кристи. Я надеялась, что кем бы они ни были, воющие были по-настоящему, по-настоящему ужасающими. Кристи заслужила это.

«Не могу отрицать, что я приятно удивлена», - сказала Джейн, это прозвучало искренне, и я подумала, что, возможно, это было правдой. Джейн надеялась, что армия Виктории нанесёт ущерб здесь, но мы полностью провалились.

«Да», - тихо согласились все три вампира позади Джейн.

«Я никогда не видела, чтобы клан остался невредимым после столь массивного нападения, - продолжила Джейн. – Вы знаете, что стояло за всем этим? Это кажется очень странным, учитывая ваш образ жизни здесь. И почему всё дело было в этой девушке?»

Её взгляд метнулся к человеку всего на мгновение.

«Виктория затаила злобу на Беллу», - ответил рыжий.

Итак, стратегия, наконец, обрела смысл. Райли хотел, чтобы всего лишь умерла девушка, и не заботился о том, как много из нас умрёт, чтобы этого достичь.

Джейн счастливо рассмеялась. «Эта, - и она улыбнулась человеку так же, как улыбалась мне. - Кажется, она вызывает сильные чувства у нашего вида».

С девушкой ничего не произошло. Может, Джейн не хотела причинить ей боль. Или, может быть, её ужасный дар работает только на вампирах.

«Ты не могла бы не делать этого, пожалуйста?» - спросил рыжий, пытаясь сдержать ярость.

Джейн рассмеялась опять. «Просто проверяю. Никакого вреда, как видно».

Я старалась сохранять выражение лица Кевина, и не выдать мой интерес. Значит, Джейн не могла сделать этой девушке так же больно, как и мне, и это не было нормальным для Джейн. Хотя Джейн и смеялась, я видела, что это сводило её с ума. Вот почему эту человеческую девушку терпели желтоглазые? Но если она была каким-то образом особенной, почему они просто не превратили её в вампира?

«Что ж, кажется, нам осталось сделать не много», - сказал Джейн, её голос снова стал безжизненным.

«Странно. Мы не привыкли оказываться ненужными. Как жаль, что мы пропустили бой. Похоже, на это было бы забавно посмотреть».

«Да, - резко ответил рыжий. - И вы были так близко. Как жаль, что вы не прибыли всего на полчаса раньше. Тогда, возможно, вы смогли бы выполнить вашу миссию здесь».

Я пыталась не улыбнуться. Значит, рыжий был телепатом, и он слышал всё, что я хотела, чтобы он услышал. Джейн это даром не пройдёт.

Джейн посмотрела на телепата с непроницаемым выражением лица. «Да. Очень жаль, что всё так получилось, правда?»

Телепат кивнул, и мне стало интересно, что он услышал в голове Джейн.

Джейн безразлично повернулась ко мне. В её глазах не было ничего, но я чувствовала, что моё время вышло. Она получила всё, что ей было нужно от меня. Она не знала, что я передала всё телепату всё, что смогла. И защитила секреты его клана. Я была перед ним в долгу. Он наказал Райли и Викторию за меня.

Я искоса взглянула на него и подумала «Спасибо».

«Феликс?» - лениво сказала Джейн.

«Подожди», - громко сказал телепат.

Он повернулся к Карлайлу и быстро заговорил. «Мы могли бы объяснить правила этой новообращённой. Кажется, она была бы не против, чтобы её научили. Она не знала, что делала».

«Конечно, - с желанием сказал Карлайл, смотря на Джейн. - Мы, безусловно, готовы взять ответственность за Бри».

Лицо Джейн выглядело так, будто она была не уверена, шутят ли они, но если они всё-таки шутили, они были смешнее, чем она полагала.

Что касается меня, я была глубоко тронута. Эти вампиры были незнакомцами, но они пошли на рискованный шаг ради меня. Я знала, что это не сработает, но всё же.

«Мы не делаем исключений, - ответила им Джейн, явно позабавленная. - И не даём вторых шансов. Это плохо влияет на нашу репутацию».

Это прозвучало так, будто она говорила о ком-то другом. Я не волновалась о том, что она говорила о моём убийстве. Я знала, что желтоглазые не могут остановить её. Она была полицией вампиров. Но даже если вампирские копы были грязными, очень грязными, по крайней мере, желтоглазые теперь это знали.

«Что напоминает мне… - продолжала Джейн, её глаза опять застыли на человеческой девушке, и её улыбка стала шире. - Кайусу будет так интересно услышать, что ты ещё человек, Белла. Возможно, он решит навестить вас».

Ещё человек. Значит, они собирались изменить девушку. Интересно, чего они ждали.

«Дата назначена, - сказала маленькая вампирша с короткими чёрными волосами и чистым голосом. – Возможно, мы навестим вас через пару месяцев».

Улыбка Джейн исчезла, как будто кто-то её стёр. Она пожала плечами, не глядя на черноволосую вампиршу, и у меня появилось чувство, что как бы сильно она ни ненавидела человеческую девушку, эту маленькую вампиршу она ненавидела в десять раз больше.

Джейн повернулась обратно к Карлайлу с тем же отсутствующим выражением, как и раньше. «Было приятно встретить тебя Карлайл, я думала, что Аро преувеличивал. Что ж, до встречи..».

Значит это конец. Я всё ещё не чувствовала страха. Я жалела только о том, что не могла рассказать Фреду больше обо всё этом. Он отправлялся в этом мир, полный опасной политики, грязных копов и секретных кланов, практически вслепую. Но Фред был умным, осторожным и талантливым. Что они могут сделать ему, если они даже не могут увидеть его? Может быть, желтоглазые встретят Фреда когда-нибудь. «Будьте добры к нему, пожалуйста», - я подумала для телепата.

«Позаботься об этом, Феликс, - безразлично сказала Джейн, кивая в мою сторону. – Я хочу отправиться домой».

«Не смотри», - прошептал рыжеволосый телепат.

Я закрыла глаза.

Конец



Благодарности

Как всегда, я очень признательна всем людям, которые сделали возможным создание этой книги: моим мальчикам Гейбу, Сету и Илаю; моему мужу Панчо; моим родителям Стефену и Кенди; поддерживающим меня подругам Джен Ч., Джен И., Меган, Ник и Шелли; моему агенту-ниндзя Джоди Ример; моей "защитнице" Шенон Хейл; всем моим друзьям и наставникам в Little, Brown, особенно Девиду Янгу, Асе Мучник, Меган Тингли, Элизабет Юлберг, Гейл Дубинин, Эндрю Смит, и Тине МакИнтайр; и, оставляя лучшее напоследок, моим читателям. Вы самая лучшая публика, которую можно представить. Спасибо вам!


Поделиться впечатлениями