Северная война. Карл XII и шведская армия. Путь от Копенгагена до Переволочной. 1700-1709

Александр Беспалов



Введение

Двадцать один год (1700-1721 гг.) длилась Великая Северная война между коалицией государств (Россия, Дания, Польско-Саксонское королевство) и Швецией за преобладание на Балтике. Этим событиям посвящена не одна тысяча научных работ и исследований. Однако, до сих пор, некоторые стороны деятельности Карла XII и его армии не освещены в отечественной литературе. Как русские так и советские историки уделяли мало внимания изучению шведской армии Карла XII, ее организации, боевой и тактической подготовке. Крайне мало и противоречиво освещены действия шведской армии в Польше и Прибалтике в 1701-1706 гг., на Украине в 1708-1709 гг. Поэтому, опираясь в основном на шведские источники и ряд работ отечественных и украинских историков, в этой работе была дана попытка воссоздать картину боевой и походной жизни шведской армии и ее короля Карла XII в 1700-1709 гг.

Так как изучение шведской армии и ее короля-полководца невозможны без знания внутреннего уклада жизни, внешней и международной политики, истории Швеции в изучаемый период,,то самое пристальное внимание было уделено изучению шведской, польской, немецкой и иной зарубежной научной литературы, посвященной. периоду Северной войны.

Цель работы -- показать развитие военного искусства шведской армии в начальный период Северной войны (1700-1709 гг.) и подробно осветить малоизученные стороны ее деятельности в Польше, Прибалтике, России и на Украине.



Глава I. Международные отношения и внешняя политика Швеции в X — начале XVIII вв.



От эпохи викингов до крестовых походов (X-XIV вв.)

С самых древних времен морские просторы были притягательны для народов и племен, населявших земли, прилегающие к морям. Скандинавы не являются исключением из правил. Эпоха завоевательных походов викингов послужила основой для образования национальных государств на побережье Балтийского моря. Господство на Балтийском море "Dominium maris Baltic!" стало краеугольным камнем внешнеполитических целей балтийских государств. Все это привело к военным столкновениям между Данией, Норвегией, Швецией, Германскими государствами, Польшей и Россией. Древний торговый путь из "варяг в греки" был притягателен для завоевателей разных мастей. Новгородское княжество, по землям которого пролегал этот путь, славилось своим богатством. Поэтому Северо-Западные земли Руси всегда были объектом притязаний со стороны скандинавских государств.

Шведское королевство, окончательно сложившееся к концу XI -- началу XII вв., стало активно проводить завоевательную политику на Востоке, начиная с первой половины XI века.

Если до этого набеги скандинавских дружин были нерегулярны и в них участвовали лишь небольшие воинские силы, то с 1157 г. начинается плановый захват финских и русских земель.

В 1157 г. при короле Эрике состоялся первый крестовый поход шведской армии в Финляндию. С этого момента и вплоть до 1809 г. начинается период русско-шведских войн за обладание балтийскими землями.

Продвижение шведов на Восток встретило ожесточенное сопротивление со стороны местного населения и Северо-Западной Руси.

В 1187 г. новгородская дружина предприняла поход на Швецию. В ходе боевых действий русские захватили и уничтожили её столицу -- город Сигтуну1В. Пашуто "Александр Невский", М., 1995, стр. 60.. Однако это лишь на время приостановило экспансию шведов.

В целях закрепления своих новых завоеваний в Финляндии, а также установления своего контроля за торговлей с Северо-Западной

Русью шведские феодалы двигались дальше на восток -- к Ладоге и Неве. Воспользовавшись ослаблением сил русского государства в результате нашествия татаро-монголов в 1237-1240 годах, шведы предприняли попытку прочно закрепить за собой ряд земель Северо-Западной Руси. В 1240 г. пятитысячное войско шведов во главе с зятем короля -- Биргером высадилось в устье Невы.

15 июля 1240 г. русское войско под руководством князя Александра Ярославича в битве на Неве наголову разгромило армию захватчиков. Попытка захватить русские земли окончилась неудачей. В 1249-1250 гг. шведы захватили западную Финляндию и попытались закрепиться в устье реки Наровы. Если их попытка закрепиться в устье реки Наровы закончилась неудачей, то финские земли, даже после удачного похода русской рати в 1256 г. остались за Швецией...

В дальнейшем, пользуясь ослаблением Руси в следствии монгольского ига, шведы возобновили свою экспансию, покорили Западную Карелию и в 1293 г. основали крепость Выборг, однако их новая попытка овладеть устьем реки Невы (1300-1301 гг.) не удалась.

Новгородское войско, не ограничивалось обороной и отвечало походами в глубь Финляндии (1310 г.).

Первый мирный русско-шведский договор был заключен в 1323 г. (Ореховецкий)2A.C. Кан "История Скандинавских стран", М., 1971, стр. 36. при посредничестве немецких купцов-ганзейцев. Договор закрепил новгородско-шведскую границу, шедшую от восточной оконечности Финского залива к северному краю Ботнического залива. Карелия была разделена, причем восточная ее часть -- Приладожье шведам не досталась.

Вплоть до 1555 г. Швеция не предпринимала больше попыток дальнейшего завоевания прибалтийских земель.



От Кальмарской унии до независимости (1397-1523 гг.)

Внутренняя слабость скандинавских государств, укрепление положения ганзейских торговых городов на Балтике, привело к объединению скандинавских королевств под властью одного короля.

Датская королева Маргарита (1353-1412) "обладавшая выдающимися государственными способностями"3"История Норвегии", М., 1984, стр. 187., приложила максимум усилий для объединения трех королевств. В 1397 г. в городе Кальмаре была заключена уния между Данией, Норвегией и Швецией. Было установлено, что "сына короля следовало избирать королем всех трех королевств."4"История Норвегии", М., 1984, стр. 188.В случае отсутствия у короля наследников и его смерти следовало избирать короля общей коллегией сословия трех государств. Государства проводили согласно унии общую военную и международную политику, но внутреннее устройство оставалось неизменным и законы в каждой стране издавались отдельно.

Общим королем, самостоятельно правившим с 1412 по 1439 гг., был избран внучатый племянник Маргариты Датской Эрик XIII Померанский. Все свое царствование этот монарх вел безуспешные войны с голштинскими графами из-за полунемецкого герцогства Шлезвиг, а затем с ганзейцами -- из-за торгового преобладания на Балтике. В Швеции король насаждал абсолютизм при помощи преданных ему датских и немецких дворян, назначавшихся им на должности фогтов -- управителей лёнов.

Произвол наместников короля, прекращение торговли с Ганзой, растущие налоги привели к тому, что в 1434 г. горнопромышленники и крестьяне-рудокопы лена Делакарлия подняли восстание под руководством рыцаря Энгельбректа Энгельбректссона. Восставшие добились больших успехов, чем воспользовались аристократы и среднее дворянство, вступившие с королем в переговоры о мире. Энгельбрект Энгельбректссон был убит заговорщиками в 1436 г. В 1439 г. Эрик Померанский был низложен.

Однако приход к власти Кристофера Баварского (1439-1448 гг.) не привел к усмирению шведов. После восшествия на трон датского королевства Кристиана I Ольденбурга (1448-1481 гг.) и провозглашения в 1450 г. вечной унии между Данией и Норвегией, шведская аристократия перешла к открытой борьбе с датско-норвежским королем.

Еще в 1448 г. шведы избрали королем Карла Кнутссона (1448-1457; 1464-1465; 1467-1470) -- вождя аристократической партии. И хотя продление в 1450 г. Хольсистедского соглашения, по которому в случае смерти одного из королей, другой король должен был ему наследовать было продлено, но противоречия остались непримиримыми.

Начавшаяся в 1452 г. война положила начало эпохи датско-шведских войн XV-XVIII в. за господство на Балтике.

Войны шли с переменным успехом, причем более слабую Швецию поддерживала Ганза. Трижды Карл Кнутссон покидал Швецию, удаляясь в изгнание, а затем возвращался назад.

После его смерти к власти пришел Стен Стуре (Старший), объявленный регентом государства. 10 октября 1471 г. датско-немецкое войско, поддержанное частью шведских феодалов было разбито шведским ополчением в битве на Брунхебергском холме. Король Кристиан I был ранен в бою. Позиции сторонников унии с Данией были сильно ослаблены.

В период правления дома Стуре (14711520 гг.) начинается внутренний подъем Швеции. Хотя датско-норвежские короли номинально оставались королями Швеции, но реальной властью в королевстве они не обладали. Это положение не устраивало правящую династию Ольденбургов. После прихода к власти Кристиана II (1513-1523 гг.), человека честолюбивого и властного, стремившегося добиться восстановления Кальмарской унии в прежнем объеме, положение Швеции стало очень тяжелым.



От Густава I Вазы до Карла XI (1523-1697 гг.)

В 1519 г. датское войско нанесло поражение шведам и по наущению части шведской знати и особенно католического духовенства устроило казнь сторонников дома Стуре, обвинив их в ереси ("Стокгольмская кровавая баня", 1520 г.). В стране поднялось национально-освободительное восстание против ига датчан. Во главе восставших встал дворянин Густав Ваза, получивший денежный заем у ганзейских купцов Любека.

6 июня 1523 г. шведский ригстаг избрал королем Густава I Вазу. Датско-норвежский король Фредрик I (1523-1533) признал произошедшие перемены. Великие географические открытия новых земель привели к росту торгового оборота. Балтика, связавшая Запад и Восток кратчайшим торговым путем, опять стала ареной борьбы между коалициями различных государств. В 1555 г: шведы начали боевые действия в Карелии, осадив Орешек. Однако Ливонский орден не дал обещанной помощи и они прекратили боевые действия.

Начавшаяся в 1558 г. война русского государства с Ливонским орденом за широкий выход к Балтийским берегам и последовавший за этим его разгром в 1558-1560 гг., привел Россию к столкновению с Польшей, Данией и Швецией.

В 1561 г. горожане Ревеля присягнули на верность новому шведскому королю Эрику XIV (1560-1568 гг.). С этого момента начинается эпоха шведского "великодержавия".

Вместе с тем обострились датско-шведские противоречия. Шведы пытались добиться широкого выхода к Балтике и Атлантическому океану за счет завоевания Норвегии. В 1563 г. началась Северная Семилетняя война (1563-1570 гг.) между Данией-Норвегией и Швецией. Она велась с переменным успехом -- для обеих сторон и закончилась практически безрезультатно.

Пришедший к власти Юхан III (1568-1592 гг.) направил все свои силы на войну с Россией. Шведы действовали в тесном союзе с Речью Посполитой.

По Ям-Запольскому перемирию 1582 г. за Швецией закреплялись Эстляндия с Нарвой и почти все юго-восточное побережье Финского залива, с Ямом, Копорьем, Иван-городом.

Однако условия перемирия были крайне невыгодны для Русского государства, так как лишали его широкого выхода к Балтике. В 1590 г. война с Швецией была возобновлена. В ходе войны 1590-1593 гг., шедшей с переменным успехом, русские войска вели боевые действия на двух направлениях: против Ливонии, Нарвы и в Финляндии.

По Тявзинскому мирному договору 1595 г. шведы возвратили России Ям, Иван-город, Копорье и Корелу. Однако шведские правительственные круги не оставляли надежды прочно закрепиться на Балтике., С этой целью Швеция еще в 1592 г. вступила в унию с Польшей. Оба королевства имели одного короля -- Сигизмунда I (Сигизмунда III Польского) (1592-1604 гг). Однако это привело к гражданской войне между разными группировками шведских правящих классов. В результате этой войны в 1604 г. королем был избран Карл IX (1604-1611 гг.).

Не располагая силами для открытой борьбы с Русским государством шведы, воспользовавшись его тяжелым внутренним положением предложили царю Василию Шуйскому (1606-1610 гг.) военную помощь для борьбы с польской интервенцией и самозванцем Лжедмитрием II. За это русский царь передавал шведам Карельский уезд.

Летом 1610 г. в Москву прибыл отряд шведских наемников под командованием Якова Делагарди. После поражения русских войск в бою под Клушином, часть шведских наемников вернулась в Прибалтику, а крупный шведский отряд захватил Новгород.

К 1611 г. положение Швеции стало так же очень тяжелым. Датско-норвежская армия короля Кристиана IV (1588-1648 гг.) осадила крепость Кальмар и развернула боевые действия в Норвегии. В Прибалтике шведская армия терпела поражения от польско-литовских войск. Ожесточенная война закончилась Датско-Шведским миром в 1613 г. Дания получипа денежную контрибуцию за удержанную у шведов крепость Эльвсборг, а шведы сохранили свободу от уплаты зундских пошлин.

В 1614 г. было заключено перемирие между Швецией и Польшей. Боевые действия в новгородских и псковских землях русского государства были удачными для шведской армии. В период 1611-1614 гг. шведам удалось захватить Орешек, Копорье, Ям, Иван-город, Гдов, Порхов и другие города.

Однако с момента избрания на русский престол Михаила Федоровича Романова (1613-1645 гг.), русское население развернуло широкую партизанскую, борьбу против интервентов.

В 1615 г. король Густав II Адольф (1611-1632 гг.) предпринял последнюю попытку удержать Новгородские земли. В августе 1615 г. шведская армия во главе с королем осадила Псков. Все попытки шведов взять город были отбиты и король был вынужден увести армию в Прибалтику.

В 1617 г. между Россией и Швецией был заключен Столбовский мирный договор, по которому шведы закрепили за собой русское побережье Финского залива (Ижорскую землю) и часть Карелии с Приладожьем (Карельский уезд). Кандидатура шведского принца на московский трон была отвергнута. Однако, если Русское государство, было сильно ослаблено периодом "смуты" и внешней интервенцией польско-шведских захватчиков и не располагало достаточными силами для борьбы, то Речь Посполитая не оставляла планов закрепиться в Лифляндии.В 1617 г. война с Швецией возобновилась. На этот раз удача была на стороне шведов. В 1621 г. они заняли Ригу. В 1626 г. в бою при Валыофе разгромили польско-литовское войско.

Перенеся боевые действия в 1626-1629 гг. в Восточную Пруссию, шведы в августе 1627 г. разбили польское войско при Фиршау.

По перемирию 1629 г. в Альтмарке за Швецией оставалась не только Лифляндия , но и ряд Восточно-прусских портов, включая Мемель.

Начавшаяся в 1618 г. Тридцатилетняя война, вовлекла в сферу своих действий почти все европейские государства. Разбив к 1629 г. датско-немецкие войска Кристиана IV, части императорской католической армии вышли к Балтике. Это угрожало независимости Швеции и лишало ее тех преимуществ, которых ей удалось добиться в ходе войн XVI -- начала XVII веков за обладание Балтийским, побережьем.

В 1630 г., получив богатые французские субсидии, шведская армия вступила на территорию Германии. Ей удалось достигнуть крупных успехов, но в 1632 г. в битве под Лютценом погиб король Густав II Адольф.

Регентский совет королевства под руководством канцлера Акселя Оксеншерна, созданный при малолетней королеве Кристине (1632-1654 гг.) внес коррективы в планы покойного короля. "Новое правительство существенно умерило свои планы и добивалось главным образом господства на Балтике, а не гегемонии в Германии."5A.C. Кан "История Скандинавских стран", М., 1971, стр. 67.

Для этого надо было нанести поражение Датско-Норвежскому королевству. В ходе войны (1643-1645 гг.) шведы нанесли решительное военное поражение датчанам. По миру в Бремсебру (1645 г.) Дания потеряла острова Готланд и Эзель, восточно-норвежские области Емтланд и Харьедален и провинцию Халланд на восточном побережье пролива Каттегат.

По Вестфальскому миру, заключенному наконец в 1648 г. между Швецией, Францией, Империей и другими державами, Швеция получила всю Западную Померанию с городом Штеттин в устье Одера и с островами Рюген, Узедом и Воллин, другой балтийский порт -- Висмар (в Мекленбурге), владения в северо-западной Германии, на реке Везер -- бывшие епископства Бремен и Ферден.

Таким образом шведский король стал номинальным ленником Германского императора и получил законную возможность участия в германских делах.

Шведские владения в Германии вплотную подходили к южным границам Шлезвиг-Гольштейна. Швеция стала великой державой.

В ходе освободительной войны украинского народа 1648-1657 гг., силы Речи Посполитой были подорваны. С 1654 г. в войну с Польшей вступило Русское государство.

Воспользовавшись ослаблением Польши, шведский король Карл X Густав (1654-1660 гг.) вторгся на ее земли. В кратчайшее время шведам удалось добиться огромных успехов. Они заняли Варшаву и добились заключения унии между Швецией и Литвой. Пытаясь воспрепятствовать планам шведов, русское правительство заключило перемирие с Польшей и весной 1656 г. развернуло боевые действия в Прибалтике. Были взяты Ниешанц, Нотебург, Динабург. Началась осада Риги.

Однако все успехи русских войск были сведены на нет в результате заключения мира между Швецией и Польшей. Последняя вступила в войну с Россией. Не имея сил вести войну на два фронта русское правительство в 1661 г. заключило мирный договор в Кардисе с Швецией. Все территории, захваченные русскими войсками, возвращались Швеции. Ранее, в 1660 г. в Оливе был заключен мирный шведско-польский договор. Поляки отказывались от претензий на Лифляндию и на шведский престол. Кроме того Швеции пришлось вести войну с Данией.

Однако к ведению войны датчане оказались не готовы. В ходе боевых действий 1657-1658 гг. они потерпели тяжелое поражение. В феврале 1658 г. в Роскилле был подписан самый тяжелый мирный договор за всю историю Дании: шведы получили не только области Сконе, Блёкинге, Халланд (которой они до этого владели временно), но также норвежские области Бохуслен, Тронхейм и датский остров Борнхольм. Шведский король, опьяненный успехом, попытался полностью подчинить Данию, однако шведам это не удалось. Героическая оборона Копенгагена зимой 1658-1653 г. сорвала его планы.

Под нажимом великих западных держав (Англии, Голландии, Франции) Швеция заключила в 1660 г. мир с Данией в Копенгагене. По нему шведы возвращалиДании остров Борнхольм и норвежскую область Тронхейм, восстановив непрерывность границ Норвегии.

Итак, шведам в ходе Первой Северной войны (1665-1660 гг.) удалось добиться присоединения новых земель, но позиции королевства были подорваны из-за ее политической зависимости от Западных держав.



Накануне Северной войны (1697-1700 гг.)

В последней трети XVII века Швеция приняла участие в двух войнах. В 1675-1679 гг. на стороне Франции в войне против Империи, Голландии, германских государств и Испании и в 1675-1679 гг. в датско-шведской войне из-за Сконе. В первой войне шведы потерпели поражение от войск брандербургского курфюрста при Форбеллине (1675 г.). Во второй, потерпев поражение на море от датского флота (1677 г.), шведам удалось одержать победу в битве при Лунде (1676 г.).

Хотя обе войны окончились безрезультатно, финансы Швеции находились на грани краха. Таким образом мы видим, что все свои завоевания Шведское государство в период XVI-XVII веков, сделало при поддержке заинтересованных в этом западных держав у более слабых противников. Шведское королевство в случае затяжной войны не могло удержать захваченные территории без внешней помощи, тем более оно было неспособно вести войну с коалицией иностранных государств длительное время, так как ее финансовые и людские резервы были ограничены.

Создание в 1699 г. Северного союза между Данией, Саксонией, Россией, а в последствии и с Речью Посполитой предопределило поражение Швеции в предстоящей войне.

Каждая из сторон, вступивших в антишведскую коалицию, преследовала свои цели. Датское королевство стремилось обезопасить свои южные границы от постоянного союзника Швеции -- герцогства Голштейн-Готторп и вернуть себе территории, утраченные в ходе шведских войн 1643-1645 гг. и 1657-1660 гг. Польский король и саксонский курфюрст Август II Сильный (1697-1704; 1709-1733 гг.) стремился вернуть Польше Лифляндию, т. к. это обещание было одной из причин избрания его на польский престол.

Что касается русского правительства Петра I (1682-1725 гг.), то оно вступило в войну с целью возвращения исконных русских земель Ингрии и Карелии, утраченных по Столбовскому договору 1617 г.

В целом силы союзников были больше вооруженных сил Швеции.

Была ли готова Швеция к предстоящей войне? На этот вопрос дает прекрасный ответ шведский историк Петер Энглунд: "Ожидания больших и скорых побед, лелеемые тремя странами-заговорщиками, как быстро выяснилось, не сбылись. Швеция оказалась готова к нападению. Никогда прежде в своей истории страна не была более боеспособна. Настойчивые реформы Карла XI привели к тому, что страна имела большую, хорошо обученную и вооруженную армию, впечатляющий флот и (что не менее важно) новую систему военного финансирования, которая могла выдержать огромные первоначальные издержки."6Петер Энглунд "Полтава. Рассказ о гибели одной армии", М., 1995, стр. 32.Вместе с тем Энглунд далее пишет: "...в обороне прибалтийских провинций было полно изъянов, многие из важных крепостей на границе находились в жалком состоянии. Кроме того, защита с моря была не приспособлена к тому, чтобы противостоять нападению русских на Финский залив."7Петер Энглунд "Полтава. Рассказ о гибели одной армии", М., 1995, стр. 32.

Отечественные историки, пытаются обойти такой факт, как голод 1696-1697 гг. в Прибалтике. Последствия этого бедствия ощущались в Швеции на протяжении всего описываемого нами периода.

Это событие в значительной мере дает ответ на вопрос: "Почему шведский король не избрал главным театром действий Прибалтику?". Мор и голод 1696-1697 гг. привел к резкому сокращению поступлений финансовых средств в казну, так как население Эстляндии сократилось на 12-20%. Следует отметить и тот факт, что Прибалтийские (Остзейские) провинции были главной житницей Швеции.

Вторым отрицательным фактором является то, что Швеция в преддверии готовившейся начаться в Европе войны за Испанское наследство, оставалась без военной и финансовой поддержки своих Западных союзников и особенно Франции. Война на Востоке была невыгодна самим шведам. Поэтому, шведское посольство, прибывшее в Москву после восшествия на престол короля Карла XII в 1699 г., так настойчиво добивалось подтверждения условий Столбовского и Кардисского мирных договоров 1617 и 1661 гг.

Однако страны -- участницы Северного союза не могли упустить удачно сложившиеся для них обстоятельства международной политической ситуации. Надвигающаяся война была неизбежна, а противоречия союзников и шведов были непримиримы, ибо обладание балтийскими землями, давало толчок к новому витку экономического, внутренне и внешне политического развития Балтийских государств.



Глава II. Армия Швеции (1523-1709 гг.) Организация, комплектование, вооружение, обмундирование.



Основы создания постоянной армии. Реформы Густава I Вазы(1523-1560 гг.)

"Армия -- организованное объединение вооруженных людей, содержащееся государством в целях наступательной или оборонительной войны."8К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин "О войне и армии", М., Воениздат, 1982, стр. 85.

Любое государство, желающее сохранить свою независимость, либо вместе с тем, увеличить свои территории обязано иметь хорошо организованную, вооруженную и подготовленную армию. Шведские короли прекрасно понимали это. Вместе с тем регулярная боеспособная шведская армия образовывалась на протяжении ста семидесяти трех лет с 1523 по 1696 гг. Как все это происходило -- мы расскажем в этой главе.

Как и другие иностранные государи, Густав I создает постоянную армию. Вот как это описывается в "Истории Швеции": "Подобную армию заводит и Густав Ваза -- он нанимает в германских княжествах солдат-профессионалов и создает несколько полков постоянного войска."9

Кроме наемников-ландскнехтов, король впервые в истории скандинавских стран и даже ряда европейских государств, армии которых состояли из солдат наемников, вводит рекрутский набор.10А. Кан "История Швеции", М., 1973, стр. 161.

Густав I Ваза (1523-1560 гг.) -- первый король новой династии, вошедший на престол, после многолетней борьбы шведского народа за независимость с датско-норвежскими королями, не располагал достаточными для ведения войны силами и финансами. Основу шведской армии первой четверти XVI в. представляло ополчение дворян, и крестьян-собственников, выставляемых ленами. Кроме того, в королевской казне не было средств для содержания армии. Создание регулярной армии и флота стали одной из главных задач царствования Густава I.

Проблема эта была насущной и жизненно необходимой для Швеции, так как постоянная военная угроза со стороны Дании, подвергала сомнению само существование независимого шведского королевства.

Проведение контрреформации и принятие Швецией лютеранства дали королю необходимые средства для создания армии и флота, ибо все имущество и земли католической церкви на территории королевства теперь принадлежали короне.

К 1555 г. число шведских солдат-кнехтов достигло 17 тысяч, что для столь небольшого королевства -- цифра очень значительная. Огромное внимание уделяется созданию военно-морского флота. К концу царствования Густава I, "шведский флот состоял из 4 крупных, 17 средних и 27 малых кораблей."11А. Кан "История Швеции", М., 1973, стр. 161.

Таким образом мы видим, что Густаву I Вазе в период его царствования удалось создать постоянную армию и военно-морской флот. Основу вооруженных сил и командных кадров составили шведские крестьяне -- собственники и дворяне. Вместе с тем, число солдат-наемников было велико, и шведы составляли лишь национальное ядро армии.

Обладая хорошо развитой торгово-промышленной базой, основой которой являлась горнорудная промышленность, Швеция не только удовлетворяла потребности армии в вооружении и боеприпасах, но и экспортировала часть оружия в другие европейские страны, и том числе и в Россию.

На протяжении 1555-1617 гг. Швеция приняла участив в семи войнах -- против Дании (1563-1570 гг.), (1611-1613 гг.); России (1555-1557 гг.), (1563-1582 гг.), (1590-1593 гг.), (1611-1617 гг.); Польши (1592-1614 гг.).

В ходе этих войн шведская армия приобрела боевой опыт и отточила свою тактику. Следует отметить, что наличие большого количества солдат-ландскнехтов в составе воинских соединений Швеции, резко снижало уровень дисциплины, стойкости и боеспособности королевской армии.

В описываемый период (1555-1617 гг.), шведам удалось добиться ряда крупных военных успехов и территориальных приобретений в Прибалтике и Карелии.

Вместе с тем, низкий уровень дисциплины и плохой качественный состав человеческого контингента, воевавшего под Королевскими знаменами, оставлял желать лучшего.

И русские и датские войска наносили поражения и тяжелые потери шведским воинским соединениям.

В ходе польско-шведской войны (1592-1614 гг.) проявился крайне низкий моральный дух солдат-наемников. В сражениях под Луцком, Кирхгольмом и Тшцяной тяжелые гусарские и панцирные хоругви польско-литовского коронного войска наголову разбили шведские войска, не выдерживавших удара тяжелой польской кавалерии.

"Война Швеции с Данией (1611-1613 гг.) закончилась тяжелым для шведов миром, следствием которого было господство датчан на Балтике. Поражение под Псковом явилось второй "военной школой" Густава Адольфа, известного впоследствии полководца в Европе."12Е.А. Разин "История военного искусства", т. З, СпБ, 1994, стр. 203.

Именно эти поражения послужили для короля толчком к реформе военного дела.



Реформы Густава II Адольфа и создание регулярной армии (1617-1625 гг.)

Густав Адольф продолжал политику своих предшественников, политику содействия развитию внешней торговли и захвата устьев рек, впадающих в Балтийское море. "Для осуществления такой политики необходимо было создать большую армию."13Е.А. Разин "История военного искусства", т. З, СпБ, 1994, стр. 388.

Король приступает к созданию армии, где главная роль отводится шведским воинским контингентам. По замыслу Густава Адольфа они должны были послужить основой для армии "нового типа".

Страна была разделена на 9 военных округов. В каждом из них формировался большой территориальный полк (Landsregimente). Из территориальных полков набирались меньшие по численности полевые полки -- Faltregimente.

Добровольная вербовка солдат шведской армии была восполнена регулярным принудительным рекрутским набором. С этой целью была проведена перепись всего мужского населения старше 15 лет: "...сыновья крестьян и бюргеров, образовали национальное ядро вооруженных сил Швеции."14Е.А. Разин "История военного искусства", т. З, СпБ, 1994, стр. 388.

Для привлечения на королевскую службу шведского дворянства в качестве офицеров, король предоставил широкие экономические и политические привилегии. Кроме того, непосредственно в Швеции вербовались полки королевской гвардии и артиллерии на постоянной основе.

Однако, как правильно отмечали немецкие историки Дельбрюк и Рюстов, рассматривавшие в своих трудах шведскую армию того периода: "меньшую часть составляли шведы; большую -- немцы, англичане, французы. Войска комплектовались постоянно из этих стран."15Рюстов "История пехоты", т. 2, СпБ, 1976, стр. 4.

Таким образом мы видим, что шведская армия отличалась от других наемных войск тем, что имела национальное ядро и офицерский состав из дворян-шведов.

Густав Адольф внимательно следил за военными преобразованиями в других европейских странах, в первую очередь в Голландии.

Многие шведские офицеры и генералы прошли боевую выучку под знаменами Морица Оранского, великого полководца и преобразователя конца XVI -- начала XVII вв., человека, составившего первый строевой устав нового времени.

Развитие товарно-денежных отношений, рост экономического производства в ряде европейских стран, в том числе и в Швеции, позволил коренным образом реорганизовать вооруженные силы королевства.

Вооружение пехоты в начале XVII века было усовершенствовано. Мушкеты, с уменьшением калибра, были облегчены. Это позволило Густаву Адольфу уничтожить сошку, так ранее необходимую пехоте. Король ввел бумажные патроны. Тем самым было сокращено время заряжания и увеличен темп стрельбы. Благодаря этому в армии изменилось соотношение мушкетеров и пикинеров. Шведские полки на 2/3 состояли из мушкетеров, а некоторые из них были целиком мушкетерскими полками. Таким образом, роль пехоты, с появлением более усовершенствованного ручного огнестрельного оружия, резко возрастает. Глубокие построения типа "испанских терций" становятся невыгодными с точки зрения тактики и повышения уровня огневой подготовки.

Шведская армия приняла на вооружение линейное тактическое построение. Согласно шведским уставам пехота строилась следующим образом: пикинеры располагались в центре построения в 6 шеренг, мушкетеры образовывали фланги построения глубиной в три шеренги, что позволяло максимально использовать огнестрельное оружие.

Оба вида пехоты имели примерно одинаковую численность (при построении в батальоне было 192 пикинера и 216 мушкетеров). Часть мушкетеров король придавал кавалерии для ее поддержки, а других размещал в гарнизонах.

Неудобные и громоздкие для действия в линейном построении большие полки были реорганизованы. Численность пехотного полка была уменьшена до 1200-1400 человек. Полк состоял из трех Фирфенлейнов -- (батальонов), насчитывавших 576 пикинеров и 648 мушкетеров. Каждому пехотному полку придавалось по два артиллерийских орудия.

Основной тактической единицей являлся батальон четырехротного состава. В роте насчитывалось: 48-54 пикинеров, 54-82 мушкетера и 18 запасных солдат.

Три-четыре батальона при построении боевого порядка образовывали бригаду. Боевой порядок бригады состоял из 2-х линий: один батальон строился впереди, а два выстраивались позади.

Мушкетеры и пикинеры располагались так, чтобы каждый из видов пехоты мог прикрывать другой, образуя непрерывную линию.

Две линии бригад составляли центр боевого порядка. Кавалерия, вперемешку с небольшими подразделениями мушкетеров, располагались на флангах боевого порядка армии.

Кавалерия так же, как и пехота была полностью, реорганизована. Шведская кавалерия состояла из драгун и рейтаров (кирасиров). Защитное вооружение тяжелой кавалерии было упразднено, что обусловило увеличение их подвижности.

Кавалерия шведского короля строилась лишь в три шеренги, что увеличивало скорость и силу кавалерийской атаки.

"... Густав Адольф вывел из практики кавалерии стрельбу, ставшую к тому времени для последней излюбленным способом ведения боя; он приказывал своей коннице атаковать на полном скаку и с палашом в руке."16К. Маркс и Ф. Энгельс. Собрание сочинений, т. 14, М., 1983, стр. 369.

Кавалерия состояла из полков в 512-528 коней. Полк состоял из четырех эскадронов по 125 человек. Каждый эскадрон состоял из четырех взводов (корнетов).

Артиллерия шведской армии также подверглась коренной реорганизации. Она стала подразделяться на полковую и полевую. В свою очередь полевая артиллерия была разделена на легкую и тяжелую. Полковая артиллерия -- два 4-х фунтовых орудия при каждом полку и легкая артиллерия -- 6-ти, 8-ми, 12-ти фунтовые орудия, располагались непосредственно в боевых порядках армии во время сражения и сопровождали ее при наступлении. Тяжелые орудия, сведенные в две-три батареи, обычно занимали позиции следующим образом: батарея в центре и две на-флангах. Применялся и резерв.

Таким образом мы видим, что боевой порядок шведской армии состоял из сочетания пехотных бригад, выстраивавшихся в центре и кавалерии, размещавшейся на флангах пехоты. Полковая артиллерия располагалась в интервалах, а тяжелая или занимала фланговые позиции, или составляла артиллерийский резерв.

Новое тактическое построение позволило максимально использовать в бою большое количество мушкетов и сабель, и наносить фронтальные удары.

Однако, желание максимально использовать силу первого удара, как правило лишало командующего возможности выделять резерв из опасения ослабить боевую линию.

Исключалась возможность вести боевые действия на пересеченной местности, так как армия, вытянувшая свои боевые порядки в длинные линии, лишалась возможности маневра в подобном построении.

С введением линейной тактики резко возрастают требования к уровню боевой и тактической подготовки каждого солдата, что в свою очередь служит укреплению воинской дисциплины. Густав Адольф ввел в армии обязательную строевую подготовку, которой сам уделял особое внимание.

Численность регулярной армии при Густаве Адольфе достигла 70 тысяч человек.17Е.А. Разин "История военного искусства", т. З, СпБ, 1994, стр. 382.

Содержание крупной регулярной армии требовало создания централизованной системы ее снабжения. Для обеспечения регулярности снабжения войск создавались склады фуража и продовольствия а также обеспечивалась своевременная доставка провианта в воинские части. Так появились базы и коммуникации.

Норма выдачи довольствия в сутки на одного человека состояла из 800 г. хлеба и 400 г. мяса. Суточная дача на лошадь составляла 2,5 кг. овса или 1,6 кг. ячменя, 4 кг. сена и соломы.

Располагая прекрасно подготовленной армией, Густав II Адольф добился крупных военных успехов в ходе шведско-польской войны 1617-1629 гг. и Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.)

По уложению 1634 г., принятом при королеве Кристине (1632-1654 гг.) были созданы постоянные полки (20 пехотных и 8 рейтарских в Швеции; 7 пехотных и 4 рейтарских -- в Финляндии), которые набирались из рекрутов строго определенных ленов, названия которых они носили.

После крайне тяжелой Сконской войны (1675-1679 гг.) и неудачного участия Швеции на стороне Франции в войне с коалицией европейских стран в 1672-1679 гг., как мы уж писали в первой главе, финансовое положение Королевства стало катастрофическим. Это не замедлило сказаться и на уровне боеспособности армии.



Военная реформа Карла XI. «Новая индельта» (1680-1697 гг.)

Король Карл XI (1660-1697 гг.) был вынужден изыскивать средства внутри государства. Опираясь на поддержку податных сословий, низшего дворянства и части сановников-аристократов, король добился решения о редукции земель, т.е. пересмотра земельных пожалований дворянству. Редукция проводилась строго и к 1700 г. дворянское землевладение уменьшилось вдвое. Особенно рьяно королевские чиновники проводили редукцию в Эстляндии, Лифляндии, Ингерманландии и Карелии, что вызвало сильный протест остзейского дворянства. Вместе с тем, королю Карлу XI удалось не только поправить финансовое положение Королевства, но и получить в казну большие доходы.

Все это позволило королю в 1680 г. провести военную реформу, так называемую "молодую индельту". Сущность военной реформы Карла XI заключалась в замене периодических рекрутских наборов постоянной повинностью крестьян содержать личный состав королевского войска.

Все обрабатываемые земли в Швеции и Финляндии были разделены на участки, названными "индельтами". Группа крестьянских дворов, составлявшая "индельту", обязывалась выставлять одного солдата. Индельта выделяла солдату участок земли ("торп"), дом, обмундирование, а также дополнительные продукты питания. Вооружение и снаряжение солдату выдавалось государством. Группа крестьянских дворов, обязанная выставлять и содержать одного солдата, называлась "ротехолл" ( roteholl), a составлявшие ее крестьяне -- землевладельцы -- "ротехолларами" (rotehollarna). Солдаты, содержавшиеся индельтами одного лена, сводились в полк, носивший его название (например Уппландский или Вестерботтенский пехотные полки -- т.е. из лена Уппланд и Вестерботтен).

Солдаты внутри полка подразделялись на роты (kompaniet), которые сводились в батальоны. Роты назывались по названию той местности, где они формировались (рота Расбу, рота из Лагунды и т.д.) Солдаты один раз в год призывались на военные сборы, поддерживая тем самым свою боеготовность. В случае войны, индельта, после ухода одного солдата выставляла второго, служившего для пополнения постоянного полка. Если и второй солдат уходил на войну, индельта могла выставить нового рекрута. Из этих рекрутов в случае необходимости формировали полки военного времени -- так называемые "третьеочередные" (tremanningsregement). Эти полки обычно носили имя шефа (например Уппландский третьеочередной пехотный полк, шефом которого в 1700-1712 гг. был генерал Левенгаупт, назывался "полком Левенгаупта" и т.д.) Четвертая очередь рекрутов шла на пополнение основного полка ( вместо погибших или пропавших солдат второй очереди), а из рекрутов пятой очереди, в крайнем случае могли также формироваться временные полки -- пятиочередные.

Группа крестьянских дворов, содержавшая одного кавалериста, называлась "рустхолл", а входившие в нее крестьяне -- "рустхолларами". Офицеры и унтер-офицеры проживали на усадьбах в той местности, где расквартировывался их полк. Они жили в специально построенных для них домах, называвшихся "бостель". Жалованье им выплачивалось закрепленной за ними группой дворов.

Таким образом, благодаря системе индельты, в Швеции была создана многочисленная, национальная по своему составу армия, организованная по типу поселенных войск. Эта военно-поселенная система просуществовала вплоть до XIX века. Именно с этой военной системой подготовки и комплектования шведская армия короля Карла XII (1697-1718 гг.) вступила в великую Северную войну 1700-1721 гг. Вместе с тем сохранялась и система вербовки. Шведская армия начала XVIII века по праву считалась лучшей регулярной армией Европы. Закаленная в огне битв и походов времен Густава II Адольфа, Карла X Густава и Карла XI, имея прекрасный командный состав во главе с талантливым королем-полководцем Карлом XII, прекрасно обученная и дисциплинированная, шведская армия была очень опасным противником.

Как было описано выше мы видим, что по своему составу армия Карла XII не была однородной, что объясняется применением двух различных систем комплектования:

* * *

1. Поземельной воинской повинности.

2. Вербовки наемных солдат.

* * *

Отборные полки индельты составляли основную силу армии Карла XII в ходе описываемого нами периода Северной войны 1700-1709 гг. Пехотные полки индельты имели стандартную организацию. Полк двухбатальонного состава имел 8 рот (по 4 роты в батальоне). Полк насчитывал 1200 человек штатного состава, т.е. в каждом батальоне насчитывалось 600 человек. В состав пехотной роты входили капитан, один-два лейтенанта, один-два прапорщика (фенриха), всего 3-5 офицеров, а также 5 унтер-офицеров (фельдфебель, сержант, каптенармус, фурьер и подпрапорщик). Штатный строевой состав роты составляли 6 капралов и 144 рядовых, всего 150 человек. В каждой роте было 3 музыканта в том числе один или два барабанщика (другие музыканты играли на флейту, гобое или дудке). Рота делилась на 6 дивизионов по 25 человек (капрал и 24 рядовых). Два дивизиона состояли из пикинеров, а четыре из мушкетеров и гренадеров. Всего в каждом мушкетерском дивизионе насчитывалось 22 мушкетера и 2 гренадера. Каждый дивизион состоял из 4 рядов по 6 рядовых. Таким образом в роте состояло по штату 12 гренадеров, 84 мушкетера и 48 пикинеров.

Штаб-офицерами полка являлись полковник, подполковник, майор, которые одновременно считались командирами (вместо капитанов) первых рот полка (они назывались лейб-ротой, ротой подполковника, ротой майора). Так как полковник часто исполнял обязанности шефа или командира полка (одновременно он считался командиром 1-го батальона, называвшегося лейб-батальоном), подполковник командовал 2-м батальоном, а майор замещал полковника в качестве командира 1-го батальона. Ротами, где командирами числились эти штаб-офицеры, обычно командовали лейтенанты (в лейб-роте мог замещать полковника капитан-лейтенант).

Кроме выше перечисленных чинов в полку состояли один полковой квартирмейстер, три пастора (один пастор обслуживал только офицеров), полковой писарь, полковой цирюльник с помощником, полковой профос, три младших профоса, четыре музыканта (флейтисты и гобоисты), а также 137 офицерских слуг и 72 ротных ездовых (обозников).

Роты в полку кроме трех первых, как было указано выше, носили название той местности или города, где они формировались. При этом их одновременно называли по именам и старшинству капитанов, командовавших ими (рота 1-го капитана, рота 2-го капитана и т.д.). В состав 1-го батальона (лейб-батальона) входили четные роты (лейб-рота, рота майора, роты 2-го и 4-го капитанов), а в состав 2-го батальона -- роты подполковника и 1-го, 3-го, 5-го капитанов.

Лучшими по уровню боевой подготовки являлись старшие роты полка (роты штаб-офицеров и первого капитана). Они состояли из наиболее опытных и закаленных солдат.

Лейб-гвардии пеший полк (Livgardettilfot) в отличии от полков индельты вербовался из добровольцев во всех ленах Швеции на постоянной основе.

До 1703 г. полк состоял из трех, а с 1703 г. -- из четырех батальонов. Три батальона (1-й, 2-й, 3-й) полностью состояли из мушкетеров и пикинеров, а 4-й батальон -- из гренадеров. Всего в полку насчитывалось 24 роты (из них 6 -- гренадерских). Одна рота постоянно находилась в Стокгольме, неся охрану королевского дворца. По своему штату гвардейские роты были меньше армейских. Они состояли из трех офицеров, 6 унтер-офицеров, 108 рядовых и 3 музыкантов. Рота делилась на 6 дивизионов по 18 рядовых, в том числе 2 дивизиона пикинеров (36 чел.) и 4 дивизиона мушкетеров (72 чел.). В батальоне насчитывалось 648 человек.

К началу русского похода (август 1707 г.) гвардейский полк насчитывал 2592 рядовых, а включая унтер-офицеров, офицеров, музыкантов и нестроевых 3000 человек. Лейб-гвардейский полк являлся офицерской школой, так как через него проходило до 40% всего офицерского состава шведской армии, производившегося в офицерские чины из состава рядовых и унтер-офицеров гвардии.

Кавалерия являлась любимым родом войск Карла XII, человека решительного, быстрого, с ярко выраженными дарованиями крупного кавалерийского военноначальника.

Цветом шведской кавалерии являлся отдельный корпус лейб-драбантов. С 1700 г. лейб-драбанты имели штатный состав 200 человек, но летом 1708 г. их численность была сокращена до 150 человек. Каждый рядовой драбант имел звание ротмистра (капитана). Офицерами в корпусе состояли капитан-лейтенант (в чине генерал-майора), лейтенант (полковник), квартирмейстер (подполковник), шесть капралов (подполковников), шесть вице-капралов (майоров). Звание капитана корпуса лейб-драбантов Его Королевского Величества носил сам король Карл XII. Кроме строевых чинов в корпус лейб-драбантов входили: аудитор, профос, пастор, цирюльник с помощником, два кузнеца, седельщик, оружейник и палочник.

Все рейтарские полки индельты, входившие в состав армии Карла XII, за исключением Лейб-регимента имели в своем составе по 2 эскадрона 4-ротного состава. Всего в полку было 8 рот. Конный Лейб-регимент состоял из 3 эскадронов (12 рот).

По штату каждая рейтарская рота состояла из 125 человек (124 рядовых и одного трубача). Организационно, она делилась на 3 взвода: отборный, штандартный и замковый. Каждый взвод делился на 3 отделения, т.е. всего в роте было 9 отделений, которые состояли из рядов, причем 6 отделений имели по 5 рядов, а остальные по 3 по 4 ряда. Всего в роте 42 ряда, в том числе 40 -- по три рядовых и два -- по два рядовых.

На каждую роту полагалось по два ротмистра, два лейтенанта, два корнета, штандарт-юнкер, два квартирмейстера и 5 капралов. В нестроевой состав роты входили: пастор, писарь, профос, кузнец. В первых трех ротах, как и в пехоте, командирами считались штаб-офицеры -- полковник, подполковник, майор (в Лейб-регименте два майора). Назывались и нумеровались конные роты точно также, как и пехота. В полку, кроме того, состояли: полковой квартирмейстер, полковой адъютант, штаб-трубач, литаврщик, фельдшер с двумя помощниками, оружейник и мастер-седельщик.

Штатный состав восьмиротного рейтарского полка состоял из 992 рядовых и 8 трубачей -- всего 1000 человек. Кроме того, при каждом полку было 33 ротных денщика, 157 офицерских слуг и 200 обозников. Лейб-регимент имел по штату в 12 ротах 1500 человек (1488 рядовых и 12 трубачей). Кроме того в состав шведской армии входил Шведский полк дворянского знамени, выставлявшийся за счет богатых дворян Швеции. В его состав входило 8 рот по 100 человек.

Карл XII широко практиковал набор рейтаров и драгун за счет сословий. К сословным драгунским полкам, набранным за счет мелкопоместных дворян и священников относились Сконский и Уппландский сословно-драгунские полки. Они имели тот же штат, что и рейтарские полки индельты (по 8 рот или 1000 человек). По некоторым сведениям Сконский полк накануне русского похода был увеличен на 2 роты и имел в своем составе 1250 человек.

Лейб-драгунский полк, набранный во всех областях Швеции, на тех же условиях, что и Лейб-гвардии пеший полк относился к вербованным драгунским полкам. Он состоял из 12 рот по 125 человек, т.е. 1500 человек штатного состава. Организация рот в драгунских полках была та же, что и в рейтарских, только вместо ротмистров у драгун были капитаны, а вместо корнетов -- прапорщики.

Как мы указывали выше шведская армия состояла не только из полков индельты, но и в значительной степени из вербованных частей, формировавшихся на период войны. Более подробно остановимся на вербованных Остзейских и германских частях, входивших в состав армии Карла XII в начальный период войны. Воинские соединения, образованные в самой Прибалтике можно подразделить следующим образом:

* * *

1. Вербованные войска.

2. Дворянские эскадроны.

3. Сословные драгунские эскадроны.

4. Ландмилиция.

5. Части, составленные из немцев, призванных в ополчение.

6. Слабо организованные соединения из крестьян, призванных в порядке всеобщего ополчения.

* * *

Следует также отметить, что иногда в одном полку или батальоне служили солдаты, привлеченные под знамена шведского короля различными способами. Так, к вербованному драгунскому полку В.А. Шлиппенбаха были присоединены и драгуны, отданные на службу духовенством. В Прибалтике основной контингент королевских войск был представлен вербованными частями. Они составляли наемную армию, находившуюся на полном обеспечении государства.

Система вербовки не имела никаких отличий от методов, применявшихся в других западно-европейских армиях. Командир полка заключал с представителем высшей власти (королем, генерал-губернатором и т.д.) соответствующий договор о вербовке. Вербовка производилась в отведенных для этого районах младшими офицерами и унтер-офицерами полка, имеющими на руках соответствующие документы. Как правило, вербовка осуществлялась за счет королевской казны.

Человек считался завербованным лишь тогда, когда получал от вербовщика задаток. В ряде случаев офицер-вербовщик заключал договор о вербовке (капитуляцию) со своим командиром. Навербовав взвод, роту или батальон, офицер-вербовщик становился его командиром. В таком случае он частично, либо полностью оплачивал вербовку.

Согласно существовавших правил вербовка должна была производиться только на добровольной основе. В Остзейских провинциях насильно можно было вербовать бобылей, "праздношатающихся", а также одиноких дворохозяев -- крестьян без достаточного количества рабочего скота.

Нельзя было вербовать насильно крестьян-дворохозяев, их сыновей братьев и батраков -- барщинников, ремесленников, подмастерьев, слуг зажиточных бюргеров, помещиков, чиновников и т.д.

На деле, с самого начала войны преобладала насильственная вербовка, причем не только тех категорий населения, которые были отданы во власть и на произвол вербовщиков, но и находившихся под защитой закона.

Таким образом мы можем видеть, что вербованные части в отличие от полков индельты сильно уступали им в стойкости и дисциплине. Насильственно завербованные крестьяне и ремесленники, не желавшие воевать за интересы шведской короны были склонны к массовому дезертирству, что в значительной мере снижало уровень боеспособности вербованных частей. С другой стороны вербованные части, обладавшие боевым опытом были грозным противником и серьезной боевой силой.

Древней повинностью мыз была рейтарская повинность, или конная служба (Rosdinst). Рейтарская повинность возлагалась на частные мызы, включая парциальные мызы и их терциальные части. Каждые 15 гаков составляли единицу -- росдинст. С одного росдинста надлежало поставлять одного рейтара в полном обмундировании, снаряжении и с конем. При меньшем числе гаков мызы объединялись в группы, составляющие вместе один росдинст, причем самая крупная мыза должна была выделять человека и обмундирование, а другие, более мелкие, выплачивали ей деньгами и натурой соответствующую часть расходов. Мызы не только давали рейтаров для армии, но и платили им жалованье, снабжали продовольствием, часто клочком земли, заменяли пришедшее в негодность обмундирование и снаряжение. Вместо выбывшего рейтара росдинст должен был поставить другого.

Так как все это требовало от дворян и помещиков больших расходов, то они всеми силами стремились уклониться от выполнения росдинста. Несмотря на жесткие меры, применяемые шведской администрацией в отношении держателей росдинста, численность Эстляндского и Лифляндского дворянских эскадронов не превышала 1200-1300 человек. С 1700 г. Карл XII своими распоряжениями обязал арендаторов мыз и пасторов поставлять драгун. Арендаторы обязывались поставлять с каждых 15 гаков двух драгун, причем за каждого драгуна было обещано вычитывать из арендной платы 40 риксталлеров. Вербовка драгун шла очень плохо. Так, пасторы сдали всего около 150 драгун, включенных в полк Шлиппенбаха.18Х. Паали "Между двумя боями за Нарву", Таллин, 1966, стр. 67.

Всего количество сословных драгун не превышало 600 человек.19Х. Паали "Между двумя боями за Нарву", Таллин, 1966, стр. 69.

По указу Карла XII в январе 1701 г. было принято решение о формировании из крестьян постоянных военных соединений -- ландмилиции. С каждого росдинста (15 гаков) требовалось поставлять 10 крестьян, умеющих обращаться с ружьем, причем хороших стрелков. Дополнительно каждый уезд должен был поставить 60 драгун. Офицерами должны были стать дворяне, которые всеми возможными способами уклонялись от службы в королевской армии. К сентябрю 1701 г. окончательно выяснились принципы комплектования ландмилиции. Поставлять солдат в ландмилицию должны были крестьяне, которые также были обязаны снабжать их обмундированием. Во время похода части ландмилиции снабжались из военных магазинов фуражом и продовольствием, а из арсеналов оружием. Командного состава в частях ландмилиции не хватало. Крайне низкий уровень боевой подготовки делал ландмилицию малопригодным родом войск. Части ландмилиции начиная с 1702 г. в основном использовались в гарнизонах крепостей ибо их боевая ценность была крайне мала. С 1704 г. широко применяется способ переведения ландмилицейских частей в состав вербованных полевых полков и пополнения самой ландмилиции методом вербовки. Всего численность ландмилицейских частей в Эстляндии и Лифляндии достигала примерно 8000 человек.

Мы не будем говорить о немецких ополченческих частях и всеобщем ополчении, ибо они не относились к регулярной армии и не имели боевой ценности. Численность их также была крайне мала из-за массового уклонения от службы.

В 1700-1708 гг. в Остзейских провинциях (Эстляндии, Лифляндии и частично в Ингерманландии) было завербовано около 10000 человек, более 1050 человек было нанято на службу в дворянские эскадроны; 600-700 человек в сословные драгунские полки; до 8000 -- в ландмилицию; около 400 человек призвано в ополчение немецкого населения; около 100 -- в Чудский флот. В общей сложности это составило от 20000 до 25000 человек, что было большим подспорьем для шведской армии.

По численности эстлянские и лифляндские вербованные пехотные части уступали полкам индельты. Численность солдат в пехотных полках не превышала 700-1000 человек и редко доходила до 1200 человек. Лифляндские кавалерийские вербованные полки имели штатную организацию 1700 г. Полк состоял из 8 рот по 75 человек, т.е. всего в полку было 600 человек. В каждой роте из 75 драгун состояли капитан (в первых трех ротах штаб-офицер), лейтенант, прапорщик, шесть унтер-офицеров, шесть капралов, два барабанщика, профос и кузнец. Кроме того в драгунском полку имелись полковой квартермейстер, адъютант, аудитор, два пастора, полковой фельдшер с двумя помощниками, оружейник, седельщик, литаврщик, шесть музыкантов (гобоистов и флейтистов) и гевальдинер (старший над обозом).

В русском походе 1707-1709 гг. под шведскими знаменами участвовали шесть вербованных немецких драгунских полков (Дюкера, Таубе, Майерфельта, Ельма, Юлленшерны, Альбедиля) и иррегулярный валашский полк Сандул Кольца.

Немецкие вербованные драгунские полки Дюкера, Таубе и Ельма имели каждый по 10 рот (в роте 125 человек). Всего 1250 человек. Драгунские полки Майерфельта, Альбедиля и Юлленшерны имели штатную организацию Лейб-драгунского полка, т.е. 12 рот (по 125 человек). Всего в полку было 1500 человек.

Лифляндский полк дворянского знамени к лету 1708 г. состоял из 4 рот по 100 человек в каждой, из них к армии Карла XII после сражения под Лесной примкнуло всего две роты этого полка. Немецкие части набирались в шведской Померании, Голштинии, Гессене, Мекленбурге, Саксонии. По уровню своей боевой подготовки они превосходили прибалтийские вербованные части. Германские части отличались высоким уровнем дисциплины и стойкостью в бою. С другой стороны, солдаты-наемники уступали солдатам шведских и финских поселенных войск, ибо задер, жка выплаты жалованья и испытываемые в ходе похода трудности резко снижали уровень боеспособности немецких частей и способствовало процветанию дезертирства.

Иррегулярный Валашский полк, состоявший к лету 1708 г. из 12 хоругвей и насчитывавший 2000 человек, был предназначен для ведения разведывательной и охранной службы. В полку служили поляки, молдаване, валахи, татары и т.д. Этот полк был самым недисциплинированным в шведской армии. Моральный дух солдат этого полка был крайне низок. Процветала склонность к грабежам и насилию. Как боевая единица это соединение особой боевой ценности не имело.

Шведская артиллерия при Карле XII состояла из одного вербованного артиллерийского полка в составе штаба, 8 артиллерийских рот, минерной команды, походной лаборатории и служб тыла. В штаб артиллерийского полка по штату входили: полковник, подполковник, два майора, полковой квартермейстер и адъютант. Кроме того в полку состояли: полковой аудитор, два пастора, полковой бухгалтер с писарем, судейский писарь, фельдшер с тремя помощниками, полковой фельдфебель, два профоса и шесть палочников. Восемь артиллерийских рот имели в своем составе 20 офицеров (4 капитана, капитан-лейтенант, 7 лейтенантов и 8 прапорщиков), 40 унтер-офицеров (16 штык-юнкеров, 16 сержантов и 8 фурьеров) и 274 рядовых (64 констапеля (старших пушкарей), 82 ученика констапеля и 128 гантлангеров (помощников)).

В состав минёрней команды входили капитан и 30 минёров и унтер-минёров. Походная лаборатория во главе которой находились фельдцехмейстер и капитан-фейервейкер, состояла из 39 бомбардиров (фейерверкеров). Тыловая служба полка была представлена различными нестроевыми чинами -- мастерами, подмастерьями, рабочими, писарями, всего более 300 человек.

При артиллерийском полку находился обоз в составе 12 транспортных команд. По штату в обоз входили шталмейстер (старший конюх), унтер-шталмейстер (младший конюх), писарь, 40 фургеров (по чину соответствующие штык-юнкеру), 40 шафферов (сержантов) и 891 кучер.

Хотя артиллерия и не являлась любимым родом войск Карла XII, в виду большого удельного веса артсистем, снижавших быстроту маневра королевских полков, но на протяжении описываемого нами периода она всегда находилась на высоком уровне боеготовности.

При Карле XII шведская пехота состояла из трех видов солдат, различавшихся по вооружению. Основную массу пехотинцев составляли солдаты, вооруженные ружьями -- мушкетеры и гренадеры. Гренадеры, кроме того, были вооружены ручными гранатами. Третья часть каждой пехотной роты была представлена солдатами, вооруженными пиками -- пикинерами. Вооружение шведской пехоты было стандартным. Подавляющее большинство ружей и пушек, а также другого оружия было шведского производства. На вооружении шведской пехоты состоял кремниевой мушкет образца 1692/1704 г. Мушкет весил 4,7-5 кг. Его калибр составлял 20,04 мм, а дальность выстрела составляла 225 метров. Кроме того на вооружении ряда гарнизонных частей состояли фитильные мушкеты старых образцов. В 1696 г. в шведской армии, сначала в Лейб-гвардии, а к 1700 г. и в армейских полках получил распространение штык длиной 50 см. К 1704 г. был принят на вооружение более совершенный штык, крепившийся к трубке с помощью особой шейки.

Как мы упоминали выше, в шведской армии применялись бумажные патроны. Каждый мушкетер носил при себе 25 патронов в патронной суме, сделанной из черненой кожи. Крышка патронной сумы украшалась медной бляхой с вензелем Карла XII (две скрещенные буквы "С" под короной). Сума носилась на правом боку, на кожаной перевязи, надеваемой через левое плечо.

Каждый шведский пехотинец был вооружен шпагой (длиной клинка 90 см) с медным эфесом. Шпага носилась в черненых кожаных ножнах на поясной портупее. Портупея представляла собой кожаную лопасть, скрепленную с поясным ремнем -- ножны шпаги продевались сквозь прорезь этой лопасти, висевшей на левом боку. Вместе с шпагой мушкетер также носил отомкнутый штык. Гренадеры отличались от мушкетеров тем, что имели на вооружении гранаты.

Гранатная сума отличалась от мушкетерской только несколько большим размером и носилась таким же образом как и патронная. Фитили к гранатам хранились в фитильной трубке, крепившейся к перевязи гранатной сумы, которая носилась на груди. Гренадер был вооружен кремниевым ружьем образца 1701 г. со штыком и короткой шпагой.

Чтобы ружье не мешало при метании гранат, оно имело погонный ремень, с помощью которого его можно было носить за спиной, через правое плечо.

Оружие пикинера было представлено шпагой и пикой на деревянном древке длиной 5,2 метра -- 5,8 метра.

Согласно королевских регламентов, пикинеры в случае утери либо поломки пики, вооружались ружьями и пополняли ряды мушкетеров.

Эфесы офицерских шпаг были вызолочены, а унтер-офицерские посеребрены. Офицерам полагались кроме шпаги экспантон (полу-пика), а унтер-офицерам -- копье с крестообразным лезвием -- "бардизан". Вся экипировка шведских солдат делалась из лосиной, козлиной или оленьей кожи.

Обмундирование шведской армии к началу XVIII века было достаточно унифицированным. Еще в 1687-1696 гг. был введен единый образец синего суконного кафтана, ставшего характерным отличием шведского солдата -- "каролинца" времен Северной войны (1700-1721 гг.).

Шведские пехотинцы носили однобортный синий кафтан с небольшим отложным воротником и разрезными обшлагами на рукавах. Полы кафтана подворачивались подкладкой вверх и пристегивались за углы. На полах кафтана располагались два кармана, клапаны которых имели характерную для шведской армии форму с семью пуговицами. На плечах кафтана носились погоны с выпушкой (обшивкой) приборного полкового цвета. Пуговицы, как правило были оловянные (белого металла). В 1706-1707 гг. кафтаны шведских солдат стали более приталенными, пуговицы ниже пояса по борту больше не нашивались. Приборный цвет (т.е. цвет подкладки, обшлагов, обшивки петель кафтана и погон) в большинстве шведских пехотных полков был желтый. Вместе с тем, три полка шведской пехоты имели иной приборный цвет -- Ёнчёпингский и Нёрке-Вермландский -- красный, а Вестерботтенский -- белый.

В холодное время года шведский пехотинец носил поверх кафтана короткий плащ -- епанчу, из синего сукна с отложным воротником и подкладкой приборного цвета.

Нижнее белье солдата -- рубаха -- шилась из белого полотна. Под кафтаном носился камзол из лосиной или козлиной кожи (в Лейб-гвардии из желтого сукна), который имел такой же покрой, что и кафтан, но был короче и уже последнего. Пуговицы на камзоле также были меньшего размера. Штаны шились из лосиной кожи. Чулки в шведской пехоте были выше колен, с подвязками, в Лейб-гвардейском полку -- желтые, и Нёрке-Вермландском и Ёнчёпингском -- красные, в Вестерботтенском -- белые, а в остальных частях из мягкой лосиной, козлиной или оленьей кожи. Башмаки пехоты были стандартными — из черной кожи с "языком", и медными пряжками. Кроме выше описанного обмундирования, каждый шведский пехотинец имел пару перчаток с широкими раструбами из лосиной кожи.

Пехотинцы носили галстук с бантом, характерным для эпохи конца XVII -- начала XVIII вв. В большинстве полков галстуки были из белого трипа, но были и исключения. Так в Ёнчёпингском полку галстуки были красного, а в Вестерботтенском полку -- белого с голубыми продольными полосами цветов. Кроме того в ряде полков носились галстуки черного и темно-синего цветов. Головным убором шведских пехотинцев (мушкетеров и пикинеров) была треуголка из черного войлока с белой шерстяной галунной обшивкой. На тулье слева для пристегивания полей, была нашита оловянная пуговица.

Очень часто наряду с треуголкой носился картуз (карпус) -- особая шапка различной формы. Как правило, чаще всего употреблялся суконный карпус с синей тульей и желтой опушкой. Опушка представляла собой особое поле, пришитое снизу к тулье и подворачивающееся вверх; по бокам оно обычно имело разрезы. На каждую тулью карпуса сверху иногда нашивались пуговицы. В ряде полков опушка и цвет карпуса имели свое отличие. Так, в Вестерботтенском полку опушка карпусов была белого цвета, в Нёрке-Вермландском полку были черные карпусы с красной опушкой и черным налобником, обшитым по краю белым галуном и т.д.

Армейские гренадеры отличались от других пехотинцев лишь формой особых головных уборов -- гренадерок.

Гренадерки имели форму епископской митры с желтой гарусной кистью наверху. Налобники украшались королевским вензелем и арматурой. Гренадерки были суконными и как правило полковых приборных цветов.

Гвардейские гренадеры носили остроконечную шапку с желтой гарусной кистью, украшенную медным налобником с изображением королевского вензеля с арматурой (гербами и пылающими гранатами), синей с желтой обшивкой и кистью "фламмой". Задник также был украшен медной бляхой с изображениями пылающих гранат. Кроме того гренадеры гвардии имели отложные лацканы желтого цвета с девятью пуговицами.

Музыканты носили общевойсковую синюю форму, расшитую по борту, клапанам карманов и швам белым и желтым галуном. Рукава кафтанов также расшивались продольными полосами галуна. Барабаны у барабанщиков имели общивку синего (голубого) и полкового приборного цветов.

Отличием капралов шведской пехоты от рядовых был узкий золотой галун, нашитый поверх белого галуна на треуголке.

Унтер-офицеры отличались от рядовых воротником и обшлагами синего цвета. Кроме того они носили синие панталоны. Подкладка, обшивка петель и чулки были голубого цвета. Галун на шляпе серебряный, а пуговицы посеребрёные. В лейб-гвардейском полку унтер-офицеры имели серебряную галунную обшивку не только на шляпе, но и на кафтане (по воротнику, обшлагам, карманным клапанам и швам, а также по борту -- в виде параллельных продольных полос). У гвардейских унтер-офицеров подкладка была из особой узелковой ткани. Епанча у них имела такую же подкладку, а также серебряный галун по синему воротнику. У рядовых и капралов воротник был желтым с белой обшивкой. Унтер-офицерские епанчи имели серебряные застежки. Офицеры шведской Лейб-гвардии носили обще-пехотный кафтан и отличались от гвардейских унтер-офицеров золотой галунной расшивкой и золочеными пуговицами. Обшивка петель офицерских кафтанов была золотой. Перчатки офицеров также расшивались золотым галуном. Белые галстуки были из тонкого полотна. В остальном обмундирование офицеров было полностью идентично форме унтер-офицеров гвардии. Поясные ремни унтер-офицеров имели серебряную, а у офицеров золотую обшивку. Пряжки у первых были посеребряные , у вторых -- позолоченные. Плащ гвардейского офицера имел голубую подкладку и золоченые застежки, его синий воротник, борта и задний разрез были обшиты золотым галуном.

Форма армейских офицеров была более скромной -- золотой галун у них имелся только на шляпе, но остальные детали были те же, что и Лейб-гвардии. Как вариант шведские генералы и офицеры старшего ранга носили синий кафтан французского покроя ("жюстокор") с богатой золотой обшивкой. Кроме того старший командный состав шведской армии носил парики. Офицерские чины королевской армии различались -- по специальным нагрудным знакам (горжетам), носившимся на голубой ленте на шее. Нам известен лишь один вариант этих знаков образца 1717 г. Горжет представлял собой овальный знак с прямыми краями с изображением вензеля Карла XII. Штаб-офицерские знаки украшались кроме вензеля лавровыми ветвями. По чинам знаки различались следующим образом. Фенрих (прапорщик) имел полностью золоченый знак с королевским вензелем; у лейтенанта вензель из голубой финифти, но корона золотая; у капитана и капитана-лейтенанта вензель и корона золоченые; у майора и подполковника ветви, вензель и корона из голубой финифти; у полковника все изображения (ветви, корона, вензель) золотые. Как вариант у капитан-лейтенантов встречаются знаки, где вензель и корона окружены изображением знамен, пушек и ядер.

В отличии от шведских финские полки индельты, третьеочередные полки и вербованные эстляндские и лифляндские части имели более скромное обмундирование.

Согласно королевских регламентов, эти части были одеты в серые сермяжные кафтаны с светло синим прибором (воротником, обшлагами, подкладкой). Камзолы, панталоны и чулки пехотинцев были из оленьей, лосиной или козлиной кожи. Пуговицы были оловянные. Шляпы треуголки могли не иметь белой шерстяной обшивки. Галстуки в большинстве финских, прибалтийских и шведских временных полков были из черного трипа.

Форма офицеров прибалтийских частей была более разноплановой. Часть из них носила синие мундиры, как и в полках шведской индельты, что было обусловлено нехваткой офицерских местных кадров в Остзейских провинциях. Король практиковал перевод части офицерского состава из главной армии в прибалтийские части. Офицерский состав, постоянно служивший в прибалтийских вербованных полках, согласно изображению на гравюрах того времени, носил белые кафтаны с синим воротником, камзолом, обшлагами и штанами с золотой галунной расшивкой. Офицерские галстуки были как в шведских полках индельты из белого трипа.

В пехотных полках каждая рота имела свое знамя, причем знамя лейб-роты являлось полковым. Полковое знамя было белого цвета и представляло собой прямоугольное полотнище с изображением большого государственного герба Швеции, а в верхнем левом углу (либо во всех углах) имелось маленькое изображение герба того лена, откуда комплектовался полк. Причем ротные знамена имели полотнище цвета герба своего лена, а в центре его изображался большой герб лена. Так, например, ротное знамя финского Абосского полка индельты имело серое полотнище с изображением в левом углу золотого льва, сжимающего в правой лапе в латном наплечнике меч и в левой лапе ножны в обрамлении голубых с золотом восьмиконечных звезд.

На знаменах Эстляндского вербованного батальона Остен-Сакена на желтом полотнище был изображен герб Эстляндии -- три идущих черных льва. На ротных знаменах Лифляндского вербованного полка графа Делагарди на сером полотнище в обрамлении золотого венка и гранат в каждом из углов, изображен герб Лифляндии -- в красном щите светло-серый грифон (полулев-полуптица) с мечом в правой лапе.

Ротное знамя Уппландского полка индельты имело на красном поле изображение золотой "державы" (шара с крестом) в золотом лавровом венке; в Дальском полку полотнище ротного знамени было синее, а в центре его изображены две скрещенные золотые стрелы -- под короной, а вокруг них лавровый серебряный венок. Ротное знамя Нёрке-Вермландского полка имело полотнище кроваво-красного цвета с двумя перекрещенными золотыми стрелами в зеленом венке.

Как вариант в ряде шведских третьеочередных полков на ротных знаменах светло-синего цвета в центре был изображен щит большого государственного герба Швеции. Щит являлся центром полотнища, разделенного золотым крестом на четыре части, в первой и четвертой четвертях были изображены три золотых короны, а во второй и третьей четвертях -- золотой лев.

В Лейб-гвардейском полку все ротные знамена были белого цвета. На знамени лейб-роты имелось золотое изображение государственного герба Швеции, а на остальных ротных знаменах королевский вензель Карла XII. Размер пехотных знамен был стандартный: 170 см в высоту и 212 см в длину.

Кавалеристы армии Карла XII -- рейтары и драгуны имели на вооружении длинную шпагу (палаш) с металлическим (обычно медным) эфесом, клинком длинной 97 см, носимую в черненых кожаных ножнах на портупеи. Кроме того, они имели по два кремниевых пистолета калибром 16,03 мм, которые носились вложенными в специальные деревянные кобуры (ольстры), покрытые кожаными или суконными чехлами (чушками) и крепившиеся по обеим сторонам седельной луки. Рейтару полагался кремниевой карабин калибром 18,55 мм и весивший на 0,5-1 кг. легче пехотного ружья. Карабин носился на кожаной перевязи с крюком (понталере), надеваемой через левое плечо. Ствол карабина, висевшего на понталере у правого бока всадника (прикладом вверх), вставлялся в кожаный чехол (бушмат), крепившийся к седлу. Драгун вместо карабина имел облегченное пехотное ружье со штыком.

Патроны -- 30 штук, по 10 на каждый пистолет и ружье, хранились в лядунках (небольших патронных сумках), носимых на перевязи, надеваемой через правое плечо. Перевязь была уже понталера. Рейтары имели защитное вооружение -- нагрудные кирасы у унтер-офицеров, рядовых и двойных (т.е. защищавших не только спину, но и грудь) у офицеров. В период Польской компании (1702-1706 гг.) Карл XII упразднил кирасу в главной армии, оставив их только у офицеров и генералов. Король считал, что они малоэффективная защита от пуль и только, утомляют всадников и лошадей.

Седла в шведской кавалерии были немецкого образца, с попонами, которые у рядовых были из грубого синего сукна, либо из лосиной кожи. У офицеров они были синие суконные, с двойной золоченой каймой по краю, и заднихуглах имелись изображения трех малых корон под большим венцом (так же золоченых).

Лейб-драбанты имели обычное рейтарское вооружение (без кирас), но шпаги у них были особого образца с золоченым эфесом. Попоны у драбантов были офицерские.

Обмундирование шведских кавалеристов имело лишь небольшие отличия от формы, которую носила пехота.

Рейтары и драгуны армии Карла XII, кроме прибалтийских и финских частей, носили синий кафтан с прибором (воротником, обшлагами, подкладкой) полкового цвета, лосиный камзол и панталоны, шляпы-треуголки с белой обшивкой и пуговицей, кожаные перчатки и т.д. Вместо чулок и башмаков кавалеристы носили высокие смазанные сапоги с раструбами -- ботфорты. На ботфорты надевались шпоры -- медные у офицеров и стальные у рядовых. Пуговицы были медные (желтые), а галстуки из черного трипа. На погонах шведских кавалеристов отсутствовала выпушка. Финские и прибалтийские кавалеристы носили серый кафтан с светло-синим прибором, принятым в 1708 г. (у полков корпуса Левенгаупта прибор мог быть красным).

Форма Лейб-драбантов была идентичной мундирам пешей Лейб-гвардии. Офицеры Лейб-драбантов кроме обычной штаб-офицерской формы, расшитой золотым галуном, имели другую форму -- синий кафтан с желтыми обшлагами, воротником, подкладкой, камзолом и обшивкой петель. На шляпах офицеры-драбанты имели кроме золотой галунной обшивки еще один, поперечный галун, крепившийся к пуговице.

О приборных цветах других кавалерийских полков имеются достоверные сведения лишь по нескольким частям. Известно, что Лейб-драгунский полк и Лейб-регимент имели желтый прибор, Шведский адельсфан (полк дворянского знамени) -- голубой, Нюландский рейтарский -- красный, а Северо-Сконский светло-синий прибор. Приборный цвет других полков можно реконструировать по цвету их ротных знамен и штандартов. Это подтверждается тем, что цвета знамен Нюландского и Северо-Сконского полков идентичны приборным цветам этих полков.

Таким образом по описанию трофейных знамен кавалерии были реконструированы приборные цвета полков (см. таблицу-список).

* * *

ПРИБОРНЫЕ ЦВЕТА ПОЛКОВ

НАЗВАНИЕ ПОЛКА -- ЦВЕТ ПРИБОРА

* * *

Рейтарские полки

* * *

Смоландский -- желтый

Южно-Сконский -- желтый

Северно-Сконский -- васильковый

Эстгётский -- лазоревый

Уппландский третьеочередной Крузе -- васильковый

Нюландский -- красный

Абосский -- красный

Карельский -- красный

Лифляндский дворянский адельсфан -- красный

* * *

Драгунские полки

* * *

Сконский сословный принца Вюртембергского -- лазоревый

Уппландский сословный Веннерстедта -- лазоревый

Немецкий вербованный Ельма -- желтый

Немецкий вербованный Мейерфельта -- оранжевый

Немецкий вербованный Дюкера -- малиновый

Немецкий вербованный Альбедиля -- лазоревый

Немецкий вербованный Юлленштерна -- лазоревый

Лифляндский вербованный Шлиппенбаха -- лазоревый

Лифляндский вербованный Шрейтерфельта -- лазоревый

* * *

Штандарты в рейтарских и знамена в драгунских полках как и в пехоте имелись у каждого кавалерийского подразделения (роты). Штандарт (знамя) лейб-роты являлся полковым и имел белое полотнище с золотым государственным гербом. Остальные ротные штандарты были одного определенного цвета (по полкам) с изображением гербов лена, а в прибалтийских вербованных полках с изображением герба своей провинции. На знаменах вербованных частей как пехотных, так и кавалерийских в некоторых случаях мог быть изображен герб шефа полка, а в ряде частей изображения на знаменах регламентировались шефом полка.

В Лейб-регименте и в Шведском адельсфане, а также в Лейб-драгунском полку -- все штандарты (знамена) были белого цвета, т.е. являлись лейб-штандартами (лейб-знаменами). На ротных штандартах (знаменах) был изображен королевский вензель в обрамлении трех золотых корон. Подобные знамена (штандарты) были у немецких вербованных полков, только полотнища были приборного полкового цвета. Все рейтарские штандарты представляли собой квадратное полотнище высотой 50 см и длиной 60 см, а драгунские знамена -- прямоугольные полотнища с двумя остроконечными углами ("хвостами") и размером 100x120 см.

Со времен Густава II Адольфа шведская артиллерия считалась одной из лучших в Европе. Во второй половине XVII века в ходе развития артиллерии был сделан ряд технических усовершенствований. Это позволило повысить значение этого рода войск на поле боя и увеличить подвижность артсистем.

Основным орудием поддержки пехоты на поле боя являлось трехфунтовое, калибром 7,7 см полковое орудие. Ствол орудия весил 210 кг. Оно могло стрелять картечью на 225 м, а ядрами -- на 225-275 м. Каждая трехфунтовая полковая пушка перевозилась тремя лошадьми; прислугу ее составляли пять артиллеристов (констапель, два ученика констапеля, два гантлангера). Кроме того в состав прислуги каждого орудия включалось 12 нестроевых чинов (гантверкеров и ездовых).

Шведский артиллерист был вооружен короткой шпагой с медным эфесом в виде раковины. Гантлангер, кроме того, был вооружен кремневым ружьем, которое носилось за спиной на погонном ремне. Констапель имел кроме шпаги копье с крестообразным острием у основания которого на древко наматывался фитиль -- пальник. На правом боку, на узкой, надеваемой через левое плечо кожа-ной перевязи, он носил круглую медную пороховницу, украшенную королевским вензелем. Вооружение унтер-офицера и офицера было таким же, как и в пехоте.

Обмундирование шведского артиллериста состояло из серого кафтана, без погон, с медными пуговицами. Полы кафтана не подворачивались. Подкладка и обшлага артиллерийского кафтана были светло-синими (голубыми), камзол и штаны лосиные, чулки и галстук -- синие. На ногах как у пехотинцев носились смазанные башмаки с медной пряжкой. Артиллеристы носили черную шляпу-треуголку с медной пуговицей и белой галунной обшивкой.

У гантлангера поверх обшивки был нашит узкий золотой галун, а у констапеля этот галун был несколько шире. Часто вместо шляп артиллеристы носили суконные карпусы с серой тульей и голубой опушкой. Унтер-офицеры артиллерийского полка носили синие панталоны и голубые чулки. Края шляпы у них были обшиты двойным галуном -- снизу серебряным, вверху красным.

Офицеры шведской артиллерии имели золоченые пуговицы на мундире, а на шляпах у них также была двойная галунная обшивка (внизу золотая, верху красная). Галстуки у унтер-офицеров и офицеров были из тонкого трипа белого цвета с красным бантом. На гравюрных изображениях, датированных 1715 г. офицер шведской артиллерии изображен с зубчатым галуном на шляпе-треуголке и с обшивкой кафтана, обшлагов и карманных клапанов широким белым галуном. На кафтане шесть "разговоров", на карманных клапанах -- четыре, на обшлагах -- два.

Система снабжения в шведской армии отличалась высоким уровнем организации. Армия Карла XII получала предметы снабжения из трех источников:

* * *

1) постоянных продовольственных и фуражных магазинов;

2) подвижного армейского магазина, возимого за армией;

3) реквизиций за счет местных источников снабжения по мере продвижения армии по завоеванным территориям.

* * *

Манера ведения боевых действий в описываемый период, крайне зависела от расположения продовольственных и фуражных баз снабжения и обеспечения путей подвоза фуража и провианта к армейским частям. Со второй половины XVII в., когда военным министром Франции стал маркиз Лавуа, "во французской армии была принята пятипереходная система довольствия войск, которая сковывала их действия, так как армия не могла удалиться от магазина более чем на 5 переходов (100-125 км.). Хотя, благодаря магазинной системе снабжения обеспечивался регулярный подвоз всего необходимого к армии и повышалась ее боеспособность, но с другой стороны ее действия стали крайне медленными в стратегическом отношении." Подобная система снабжения была удобна для наемных армий Западной Европы, но в шведской армии, где количество вербованных частей не превышало от 1/4 до 1/3 от общего числа войск, подобная система снабжения применялась крайне редко.

Армия Карла XII на протяжении всех компаний начального периода войны 1700-1709 гг., кроме Лифляндского корпуса, снабжалась за счет реквизиций продовольствия и фуража у местного населения на территориях ведениябоевых действий, что обеспечивало ее высокую маневренность и подвижность.

Мы не можем пропустить такой фактор, как строгая дисциплина в вопросах религии.

В шведской армии богослужения проводились каждое воскресенье и праздник, а общая молитва два раза в день: утром и вечером. Религиозная дисциплина была звеном в укреплении общей дисциплины. Солдаты-каролинцы, пронизанные военной и религиозной дисциплиной, уверенные в своей победе над коварно напавшими армиями соседей, были грозной боевой силой заставлявшей трепетать от страха государей Европы.

Линейная тактика, впервые примененная Густавом II Адольфом в 1631 г. в сражении при Брейтенфельде и ставшая общепринятой во всех западно-европейских армиях, оставалась господствующей и в начале XVIII в.

В период великой Северной воины 1700-1721 гг. в сражениях чаще всего использовался боевой порядок описанный нами несколько выше и мало изменившийся со времен "зимнего" короля (Густава Адольфа). Кроме традиционного боевого порядка шведы использовали при наличии у противника большого количества кавалерийских частей смешанное построение, при котором пехотные и кавалерийские части располагались вперемежку. Наиболее распространенным тактическим приемом того времени был фланговый маневр, т.е. охват крыльев боевого порядка противника. Фланги были наиболее уязвимым местом боевого порядка того времени. Начиная со второй половины XVII века основной тактической единицей в построении боевого порядка шведской армии вместо бригады стал батальон.

Шведская пехота строилась в две линии, причем оба батальона одного полка, как правило, располагались рядом друг с другом. Таким образом одна линия состояла из батальонов одних полков, а вторая -- из других. Такое построение быле крайне удобным, ибо вторая линия могла использоваться для охвата флангов противника, без ущерба для первой. При расположении батальонов одного полка в затылок друг к другу в боевом порядке, обеспечивалась более тесная связь между линиями и более надежная поддержка второй линии первой.

Недостатком данного боевого порядка было нарушение полковой организации в случае использования второй линии не для поддержки первой, а для маневра в бою.

При использовании первого типа боевого порядка 1-й (лейб)-батальон становился справа, а слева от него 2-й батальон (подполковник). В батальонах роты строились таким образом, чтобы на флангах оказывались лучшие (старшие) роты: в 1-м батальоне справа налево лейб-рота, роты второго и четвертого, капитанов и рота майора, а во 2-м батальоне -- рота подполковника, роты третьего, пятого, первого капитанов. При использовании боевого порядка второго типа лейб-батальон становился в первой линии, но построение рот в батальонах оставалось без изменения.

Развертывание боевого порядка осуществлялось из походного в боевой и было очень сложно. Для четкого построения на поле боя все части строились в походном порядке согласно диспозиции. Пехота и кавалерия строились в колонны поротно. Пехота строилась чаще всего в две колонны, причем та колонна, которая должна была составлять первую линию боевого порядка располагалась согласно нахождения противника. Кавалерия составляла две (три, четыре) колонны на флангах пехоты. Часть сил пехоты и кавалерии выделялась в авангард и арьегард, а также для прикрытия артиллерии и обоза. Артиллерия располагалась в походных колоннах на флангах пехотных колонн. Порядок движения поротно построенных колонн был следующий -- впереди роты шли барабанщики и флейтист, за ними капитан во главе двух дивизионов мушкетеров, далее следовало два дивизиона пикинеров, между которыми шёл фенрих (прапорщик) с ротным знаменем и подпрапорщик (forare), далее следовало два дивизиона мушкетеров во главе которых шел лейтенант. Второй дивизион мушкетеров на марше возглавлял сержант, первый дивизион пикинеров -- фельдфебель, а четвертый дивизион мушкетеров -- каптенармус.

При действии роты отдельным отрядом ее построение было следующим: по два мушкетерских дивизиона располагались на флангах построения. Глубина строя составляла шесть шеренг. Гренадеры окаймляли боевой порядок роты по флангам. В центре построения располагались два дивизиона пикинеров. Унтер-офицеры роты располагались на уровне первой шеренги своих дивизионов. Прапорщик с ротным знаменем располагался в центре боевого построения роты впереди дивизионов пикинеров. За ним располагались подпрапорщик и ротные музыканты. Капитан стоял впереди роты, слева от прапорщика с сопровождением. Лейтенант располагался впереди третьего и, четвертого дивизиона мушкетеров левее крайней шеренги построения. Для отражения атак вражеской кавалерии было принято построение в каре. Строй представлял собой квадрат, длиной каждой из сторон в 17 метров и глубиной в шесть шеренг. Первые три шеренги состояли из мушкетеров, в следующие три шеренги из пикинеров. Часто использовалось каре глубиной в семь шеренг. При этом построении последняя шеренга состояла из мушкетеров, как и первые три. При отражении атаки первая шеренга опускалась на колено, вторая наклонялась вперед, а третья стреляла стоя. После залпов пикинеры наклоняли пики вперед, и затем, последняя шеренга производила залп в упор по атакующей кавалерии. Согласно королевских регламентов разрешалось перемешивать строй -- тогда пикинеры и мушкетеры располагались через одного.

Батальоны в линии боевого порядка строились в 6 шеренг (хотя применялся 4-х и 3-х шереножный строй). Все дивизионы пикинеров располагались в центре боевого порядка. Таким образом в центре построения оказывались 192 пикинера (32 чел. по фронту), а на флангах по 168 мушкетеров (28 человек по фронту). На крайних флангах располагались по 24 гренадера (по 4 человека по фронту на каждом фланге). Батальон из 576 рядовых имел по фронту 96 человек. При 4-х шереножном строе фронт батальона состоял из 144 человек, а при 3-х шереножном -- 192 человек. Знамена рот со своим эскортом и музыкантами располагались в центре строя, а офицеры и унтер-офицеры частью на флангах боевого порядка и сзади его. Таким образом командный состав следил за подчиненными и координировал их действия на поле боя. На каждого солдата-пехотинца по фронту приходилось не более одного метра, так что фронт батальона гри 4-х шереножном строе составлял около 150 м, 6-ти шереножном около 100 м, и 3-х шереножном -- около 200 м. Глубина строя составляла соответственно 6,5 м, 10 м, 5м.

Пехота Карла XII придерживалась наступательной тактики, причем старалась избегать длительного огневого боя и после одного двух залпов переходила к атаке холодным оружием (штыками, шпагами, пиками). Как и при построении в каре, огонь вели одновременно три шеренги пехотинцев -- первая с колена а вторая и третья стоя, причем третья шеренга стреляла в промежутки между солдатами второй шеренги.

Скорострельность огнестрельного оружия того времени была не велика. При построении в 6 шеренг давался залп из 200 ружей. При скорострельности выстрел в 2 минуты получалось 100 (при строе в 6 шеренг), -- 150 (при строе в 4 шеренги) выстрелов в минуту на 100 м фронта батальона. В случае утери, либо поломки пик пикинеры вооружались ружьями. При ведении длительного огневого боя (Клишов -- 1702 г., Лесная -- 1708 г.) шведская пехота могла вести огонь методом караколирования. Впервые подобный способ ведения огневого боя был применен испанцами в период Итальянских войн конца XV -- середины XVI вв. и затем был принят во всех европейских армиях. Этот метод заключался в следующем -- после того, как солдаты первой шеренги давали залп, они уходили назад и становились за последней шеренгой строя, перезаряжая ружья. После произведения подобного маневра солдатами других шеренг, первая шеренга возвращалась на свое место и производила залп и т.д.

Шведская пехота Карла XII была прекрасно обучена и владела всеми современными ей видами боя. Все перестроения, построения, марши и маневры она выполняла с исключительной четкостью и быстротой. Карл XII требовал от своих подчиненных активных и решительных действий, быстрых и смелых атак, не взирая на численное превосходство противника.

Однако, обладая значительным качественным превосходством над армиями своих противников на ровной, открытой местности, шведская армия утрачивала его при ведении боя на лесистой и пересеченной местности, что было существенным недостатком ввиду господства линейной тактики в описываемую нами эпоху.

Шведская кавалерия, как мы уже отмечали выше, являлась любимым родом войск Карла XII. Ее обучению и подготовке король уделял самое пристальное внимани. В боевом порядке кавалерия, как правило располагалась на флангах, построившись в две линии. 8-ми ротный кавалерийский полк строился в два эскадрона (по 4 роты каждый) в затылок друг другу. Соответственно эскадроны 10-ти ротных полков состояли из пяти рот в эскадроне, а в 12-ти ротных полках из трех эскадронов. Старшие роты располагались не флангах обеих линий: лейб-рота на правом фланге первой линии, а рота подполковника на правом фланге второй линии. Роты первого эскадрона (полковника) составляли, таким образом, первую линию (справа налево: лейб-рота, роты 2-го и 4-го капитанов (ротмистров), рота майора)), а роты второго эскадрона (подполковника) -- вторую линию (справо налево: рота подполковника, роты 3-го, 5-го и 1-го капитанов (ротмистров)). Кавалерийские роты строились в три шеренги, равняясь по середине. Ротный штандарт (знамя), который нес один из корнетов (прапорщик), располагался в центре первой шеренги. Для атаки оба фланга роты загибались назад, образуя тупой угол, острие которого составляли корнет со штандартом и сопровождающий его штандарт-юнкер и капрал, а также командир роты. Прочие офицеры располагались перед фронтом и частю позади строя. Унтер-офицеры располагались на флангах первой и третьей шеренг. Ротный трубач (trumpetslagare) находился на крайнем правом фланге первой шеренги. Кавалерийские взводы располагались следующим образом: отборный взвод (офицер, квартермейстер, два капрала и 42 рядовых) строился в три шеренги на правом фланге; штандартный взвод (три офицера, штандарт-юнкер, капрал и 40 рядовых) в центре; а замковый взвод (офицер, квартирмейстер, два капрала и 42 рядовых) на левом фланге. Таким образом рота состояла из 42 рядов (40 по три и 2 по два человека). Два ряда по два рядовых располагались в центре строя, позади штандартного эскорта, а остальные 40 рядов строились вправо и влево от них.

Кавалерия согласно регламента Карла XII была обязана действовать стремительно и решать исход боя при помощи атак, производимых на полном галапе холодным оружием. Такая тактика сделала кавалерию шведов лучшей в Европе.

Самое пристальное внимание уделялось индивидуальной подготовке кавалеристов и выездке лошадей. Верховая езда, вольтижировка, фехтование оттачивались до совершенства. Все перестроения должны были производиться на полном скаку и от солдат требовалось при этом тщательное соблюдение сомкнутого строя. Если в других армиях Западной Европы, за исключением Польши, кавалерии отводилась второстепенная роль поддержки действий пехоты и атаки производились медленной рысью с частыми остановками для стрельбы, то в шведской армии эта порочная практика была искоренена.

Злоупотребление огневым боем и лишь редкие нерешительные атаки на медленном скаку с использованием холодного оружия, делали кавалерию западно-европейских государств дорогим родом войск с низким уровнем подготовки. Подобная практика существовала и в шведской армии после смерти Густава II Адольфа, при королеве Кристине (1632-1654 гг.) и короле Карле X Густаве (1654-1660 гг). Традиции Густава Адольфа были на время преданы забвению.

В ходе войны с Речью Посполитой (1655-1660 гг.) шведская армия потерпела ряд тяжелых поражений от блестящей польской кавалерии. После этого начинается возрождение кавалерийской тактики времен Густава II Адольфа с учетом опыта войны с Польшей. Благодаря заботам Карла XI (1660-1697 гг.) шведская кавалерия блестяще зарекомендовала себя в ходе Сконской войны (1675-1679 гг.) в сражениях при Лунде (1676 г.) и Ландскруне (1677 г.).

При Карле XII эти славные традиции получили дальнейшее развитие, способствуя утверждению новой, более передовой тактики. Благодаря своей прекрасной кавалерии шведы выиграли много сражений, описываемого нами периода Северной войны (Клишов -- 1702 г., Салаты -- 1703 г., Варшава -- 1705 г., Клецк -- 1706 г., Фрауштадт -- 1706 г., Головчино -- 1708 г.).

Атака обычно начиналась шагом, затем всадники переходили на рысь, все время убыстряя аллюр. За 70-75 шагов от противника давался залп из пистолетов (без остановки), после чего производился стремительный удар холодным оружием на полном галопе. Солдаты первой шеренги держали шпаги острием по направлению к противнику на вытянутых руках, в то время как вторая и третья шеренги держали шпаги клинками вверх. Часто стрельба с коней не производилась.

Корпусу лейб-драбантов согласно приказу короля, предписывалось обходиться в бою без огнестрельного оружия и действовать только шпагами. Фридрих Энгельс в своей статье "Армия" дает высокую оценку шведской кавалерии: "...Карл XII придерживался правила своего великого предшественника (Густава II Адольфа). Его кавалерия никогда не останавливалась для стрельбы: она всегда атаковала с палашом в руке, чтобы ни находилось на ее пути -- кавалерия, пехота, батареи, траншеи, -- и всегда успешно."21К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин "О войне и армии", М., Воениздат, 1982, стр. 85.

Драгунские полки Карла XII, как и полагалось этому роду войск могли сражаться не только в конном, но и в пешем строю. Карл XII особенно любил этот род конницы и сам часто носил мундир рядового драгуна.



Глава III. Глава III. Армия и внешняя политика государств -- противников Швеции в Северной войне (1700-1721 гг.)



Внешняя политика России и её армия при Петре I Великом (1697-1709 гг.)

Говоря о Северной войне 1700-1721 гг., мы не можем упустить такой фактор, как состояние внешней политики и организации вооруженных Сил стран участниц Северного союза (России, Дании, Саксонии и Речи Посполитой) в описываемый нами период.

Описанию внешней политики и причинам этой войны мы уделили часть первой главы и поэтому более подробно будем рассматривать вопрос развития вооруженных сил стран-противниц Швеции. К сожалению мы не располагаем полной и необходимой информацией о датской армии, участие которой в начальный период войны было эпизодическим. В нашей отечественной литературе много блестящих работ о армии Петра I Великого и мы не будем останавливаться на этом подробно. Зато крайне мало было уделено внимания польско-саксонской армии Августа II Сильного, которая на протяжении описываемого нами периода была единственным союзником России. Поэтому в данной главе мы более подробно остановимся на описании тактики, вооружения, системы снабжения и комплектования польско-саксонской армии Августа II (1697-1706, 1709-1733 гг.).

Петр I Великий (1672-1725 гг.) взошел на русский престол в десятилетнем возрасте, однако единолично стал править только с 1696 г. после смерти своего брата-соправителя Ивана V (1682-1696 гг.). Ему в наследство досталось крупное войско. Надо отметить, что вооруженные силы Московского государства, несмотря на реформы 30-80-х гг. XVII в., были организованы плохо по отношению к другим западно-европейским странам, чему мешал консерватизм политического и высшего военного руководства России в области реформ. Вместе с тем, реформы проводимые в России были прогрессивны, так как армия комплектовалась на основе верстания в службу основного боевого состава: дворян, детей боярских, иногда татар и казаков, и прибора (набора) в службу тяглового населения с количества земли или дворов. Реформы привели к укреплению национального облика русского войска.

С 1630 г. начинается зарождение элементов новой военной организации. В период 1630-1632 гг. формируется шесть солдатских (пехотных) полков из беспоместных детей боярских, казаков, татар и "вольных охочих" людей. Солдатский полк состоял из 8 рот по 200 рядовых (120 мушкетеров и 80 копейщиков в каждой) и 176 офицеров (полковник, полковой большой поручик, майор, капитаны, поручики, сержанты, квартермейстер, каптенармус, капралы, а также лекарь, подьячий, переводчики и барабанщики).

В середине 1632 г. формировался рейтарский полк, комплектовавшийся дворянами, жильцами, малопоместными и беспоместными детьми боярскими, недорослями и вольными людьми. Командный состав был представлен иностранцами. Рейтарский полк по указу имел 2000 человек и делился на 12 рот по 167 человек в каждой. С 1632 по 1634 гг. было сформировано 10 полков новой организации, общей численностью до 17000 человек. После окончания Смоленской войны 1632-1634 гг. эти полки были расформированы. Однако реформы проводились в московском войске до 1682 г. В 1682 г. русское войско подразделялось на 9 разрядов (корпусов) и состояло из 38 солдатских полков (61000 человек), 21 полка стрельцов (20000 человек), рейтар и копейщиков -- 29000 человек, дворянского ополчения -- 31000 человек. Кроме выше перечисленных сил к московскому войску можно добавить до 50-70 тыс. иррегулярной кавалерии (казаков, калмыков, татар).

Таким образом мы можем сделать вывод, что русское войско конца XVII в. не являлось регулярной армией. Середину и вторую половину XVII в. можно рассматривать как период, создавший предпосылки и необходимые условия для учреждения регулярной русской армии. Это было время увеличения постоянного войска и развития элементов регулярства.

Несмотря на большую численность -- более 200 тыс. человек эта армия была мало приспособлена к ведению войны в новых условиях. Русское войско показало свою слабость в Крымских походах князя В.И. Голицына в 1687 и 1689 гг. и первом Азовском походе 1695 г.

Русская армия из-за отсутствия хорошо развитой торгово-промышленной базы ощущала острый недостаток в новых типах оружия и обмундирования, которые приходилось ввозить из-за границы. Кроме того был крайне невысок уровень подготовки командного состава. Стрелецкие полки, бывшие в XVI-XVII вв. основной боевой силой русского войска, утратили свое былое значение. Участие стрельцов в бунтах 1682; 1689; 1698 гг. сделало их основной силой реакционного боярства во главе с царевной Софьей Алексеевной, противившимся реформам Петра I.

После подавления последнего стрелецкого бунта было принято решение коренного преобразования русской армии по западно-европейскому образцу. Основой для создания новой регулярной армии должны были послужить Лефортовский, Бутырский и гвардейские Семеновский и Преображенский полки организованные и обученные по западно-европейскому уставу.

В 1699 г. по царскому указу начинается формирование 27 пехотных и 2 драгунских полков, разделенных на 3 "генеральства" (дивизии) -- А.М. Головина, А.А. Вейде, князя А.И. Репнина. Четвертая дивизия состояла из Бутырского, Лефортовского и 5 стрелецких полков под командованием князя Трубецкого.

Помимо этих полков русская армия состояла из 35 стрелецких и 47 солдатских полков, которые также приняли участие в Северной войне (1700-1721 гг.). Стрелецкие полки просуществовали вплоть до второго десятилетия XVIII века. В 1708 году их было 14, а в 1713 г. -- не менее 4-х. Целый ряд стрелецких полков лишь формально назывался "солдатскими".

Обучение пехотных полков проходило под руководством иностранных офицеров по Уставу 1698 г., написанному майором Вейде. Полки набирались за счет "даточных людей" (крепостных крестьян и людей иных сослот вий, зависимых от землевладельцев) и "вольницы" (добровольцов из неимущих и лично свободных людей).

В 1698 г. лейб-гвардии Преображенский полк состоял из 4-х батальонов и насчитывал 18 рот -- 16 фузилерных, гренадерскую и бомбардирскую. В Семеновском полку 12 фузелерных рот объединялись в три батальона; существовали также гренадерская рота и артиллерийская команда. В роту входило от 100 до 120 человек. В Нарвском сражении 1700 года Преображенский полк насчитывал в своем составе 2000-2204 человека.

Пехотный полк состоял из двух батальонов (10 рот -- гренадерская и 9 фузелерных). В полку насчитывалось 1200 рядовых и унтер-офицеров и 35 обер и три штаб-офицеров.

По штатам 1708 г. пехотный полк состоял из двух батальонов. Количество рот в полку сократилось до 8 (одна гренадерская и 7 фузелерных). Полк насчитывал 1348 человек -- 3 штаб-офицеров, 40 обер-офицеров, 80 унтер-офицеров, священники, доктора, фискала, комиссара, провиантмейстера, аудитора, обозного, 27 музыкантов, 24 мастеровых, 8 профосов, писарей и цирюльников, 86 извозчиков и 1120 рядовых. Рота состояла из 4 плутонгов (150 человек -- 144 рядовых и 6 капралов). Вместе с тем ряд армейских полков при двухбатальонной организации имел 10 рот, а некоторые полки состояли из 3 батальонов. Согласно штатам 1704 г. гвардейские пехотные полки имели следующую организацию: Преображенский полк состоял из 4-х батальонов (в батальоне 4 фузелерных роты). Кроме того в состав полка входили гренадерская и бомбардирская рота. Фузелерная рота насчитывала -- 196 человек, гренадерская -- 197 человек, бомбардирская -- 183 человека. Всего в полку 3352 человека.

Семеновский полк состоял из трех батальонов (12 фузелерных, гренадерская и артиллерийская роты). Всего в полку 2767 человек.

К летней компании 1708 г. полевая русская армия состояла из четырех гренадерских (по 8 рот сведенных из армейских полков), 32 пехотных и двух гвардейских полков -- всего около 57000 человек. С 1705 г. в русской армии был введен регулярный рекрутский набор. Из состава гвардейских солдат и унтер-офицеров, а также отличившихся нижних чинов армейских полков формировались национальные офицерские кадры для русской армии. Подготовка и обучение русской армии проходило по "Краткому обыкновенному учению 1698 года", "Инструкция 1706 года", "Учреждению к бою 1708 года".

Основой боевого и тактического построения русской армии был как и в других западно-европейских странах линейный боевой порядок. Стрельба велась залпами пошереножно, а также "с падением" (по саксонскому образцу). При применении этого типа стрельбы рота строилась в 6 и 8 шеренг. Передние шеренги опускались ка колено, а задняя производила залп и в таком порядке каждая из шеренг вела огонь. Основным построением роты был 6-ти шереножный строй. Вплоть до 1707-1708 гг. применение пик в пехотных полках не предусматривалось, но накануне летней компании 1708 г. каждая восьмая часть полка была перевооружена пиками и использовалась в боях со шведами. Гренадеры в русской армии как и в шведской располагались на флангах боевого порядка. Надо отметить, что в состав русской армии при Петре I входили гарнизонные пехотные полки и части ландмилиции.

Вооружение пехоты до 1708 г. состояло из гладкоствольного кремневого ружья с багинетом. В 1706-1708 гг. происходит перевооружение армии ружьями с трехгранным штыком. Помимо ружья пехотинец имел на вооружении шпагу, офицеры были вооружены протазанами, а унтер-офицеры -- алебардами. Ружье имело калибр 0,78 дюйма, вес -- 14 фунтов и было снабжено ударно-кремневым замком. Скорострельность ружья была 1-2 выстрела в минуту, а дальность стрельбы до 300 шагов. Ручное огнестрельное оружие русской армии было, к сожалению, весьма разнотипным, так как большое его количество закупалось за границей, в виду того, что свои заводы не могли полностью удовлетворить потребности армии.

Гренадеры имели на вооружении, помимо ружья и шпаги, гранаты, а некоторые из них -- и ручные трехфунтовые мортирцы. В патронной суме солдат носил 30 патронов. На вооружении каждого пехотного полка состояли две -- трехфунтовые пушки и 4 мортиры, а в гренадерских полках количество орудий возрастало до 12.

До начала XVIII в. русская кавалерия подразделялась на рейтаров, драгун и гусар. Петр I создает массовую регулярную кавалерию драгунского типа, основываясь на опыте других западно-европейских государств. Если в 1700 г. было только два драгунских полка, то в 1709 г. она состоит из трех конногренадерских, 30 драгунских полков и трех отдельных эскадронов (Меньшикова Генеральный эскадрон, Козловский и Домашний Б.П.Шереметева). Драгунский (конно-гренадерский) полк состоял из 5-ти эскадронов (по 2 роты в каждом) и насчитывал 1200 человек. В драгунском полку 9 рот были фузелерными и одна гренадерская. Отдельный эскадрон состоял из 5-ти рот (600 человек). По штатам 1711 г. в полку значилось штаб и обер-офицеров -- 38 человек, унтер-офицеров -- 80 человек, рядовых -- 920 человек, нестроевых -- 290 человек. В роте состояло 3 обер-офицера, унтер-офицеров -- 8, рядовых драгун -- 92.

Вооружение драгун состояло из палаша, двух пистолетов и облегченного ружья. Драгунским полкам придавалось по два двухфунтовых орудия полковой конной артиллерии.

Следует отметить тот факт, что в 1708 г. из числа гвардейских Семеновского, Преображенского полков, Ингерманландского и Астраханского пехотных полков была создана отдельная бригада "ездящей пехоты", успешно действовавшая в сражении при Лесной 28.09.1708 г.

Артиллерия состояла из одного полка, включавшего в свой состав 4 канонерские, 4 бомбардирские и инженерную роты -- всего 362 человека (14 офицеров, 24 унтер-офицера, 84 бомбардира и канонира, 199 фузилеров, 4 барабанщика, 34 нестроевых) и 32 орудия.

Артиллерия была любимым родом войск Петра I, которому он уделял самое пристальное внимание. Во всех сражениях Северной войны она играла исключительно важную роль. В результате технической реконструкции и организационных мероприятий, русская артиллерия стала лучшей в Европе.

Обмундирование русских пехотных и драгунских полков отличалось большой пестротой расцветки и разнообразием покроя. Основу его составлял кафтан европейского (французского) типа, до колен, с боковыми карманами и рукавными обшлагами, под которым носился камзол сходного покроя. Пуговицы на мундире могли быть медные, оловянные, суконные, обтяжные и роговые. Обмундирование пехотинца составляли также короткие штаны, чулки, башмаки и мягкие сапоги ( вместо которых у драгун были ботфорты со шпорами). В качестве головного убора использовали треуголку или карпус (картуз) -- особого покроя шапку. Гренадеры (пехотных и драгунских полков) носили на голове остроконечную суконную шапку различной высоты с металлическим или вышитым налобником, опушкой и гарусной кистью. В непогоду или зимой солдаты носили короткий суконный плащ -- епанчу.

К сожалению кроме полков гвардии, данные о форме других частей отрывочные и разноречивые.

Мундир Преображенского полка изготовлялся из темно-зеленого сукна и имел красные обшлага и подкладку. Семеновцы носили синий (лазоревый) мундир с красными обшлагами и подкладкой. Петли обшивали красным сукном. Количество пуговиц на мундире было 26. Гвардейцы носили красные камзолы с 21 пуговицей. Сукно для гвардейских мундиров закупалось за границей. Солдаты и офицеры гвардии носили галстуки из белого трипа. Шляпы обшивались белым галуном. Штаны гвардии были красными. Епанчи Преображенского полка были темно-зеленого, а Семеновского -- синего цветов. Мундиры унтер-офицеров гвардии по бортам, воротнику, краям разрезов, карманным клапанам и обшлагам рукавов обшивались золотым галуном. Мундиры офицеров отличались более богатой расшивкой по камзолу, кафтану, бортам, клапанам, обшлагам и вызолоченными пуговицами. С 1698 г. офицеры носили нагрудный знак (горжет) в виде полумесяца с обрезными краями на голубой андреевской ленте. Знак имел изображение косого андреевского креста. У обер-офицеров (от прапорщика до капитана) сочетание серебряных и золотых частей знака позволяло определить чин владельца, а у штаб-офицеров знак был полностью вызолочен с синим крестом и короной из эмали. В 1701 г. гвардейские обер-офицеры за отличие в сражении под Нарвой 19 ноября 1700 г. получили новые знаки другой формы с крестом, короной, пальмовыми ветвями и надписью «1700 N 19» (19 ноября 1700 г.). На знаках штаб-офицеров подобная надпись отсутствовала. Армейские офицерские нагрудные знаки отличались по рисунку от гвардейских, но вид их неизвестен. Иностранцам разрешалось носить горжеты своих государств. Кроме горжета офицеры носили шелковый бело-синекрасный шарф с длинными кистями. Шарф носили через правое плечо, а гренадерские офицеры могли повязывать их вокруг пояса. Кисти шарфа спускались на левый бок. На шпаге офицеры носили трехцветный темляк с двумя кистями. Гвардейские гренадеры носили меховые шапки с красным верхом и золотой кистью на конце, либо меховые цилиндры (по типу баварских гренадер).

Музыканты носили мундиры полковых цветов и отличались от других солдат нашитыми на плечах "полумесяцами" и обшивкой золотым или шерстяным галуном. Патронные сумы и лядунки делались из черненой кожи с накладными изображениями гранат, государственного герба и царского вензеля из меди. Все остальное снаряжение делалось из козлиной или лосиной кожи. Армейские гренадеры носили шапки из сукна, меха, кожи и металла. Гренадеры Бутырского полка носили остроконечные суконные шапки с жестяным налобником, белым задником, красным верхом и белой кистью. На кафтанах на левом плече носился погон с пуговицей без обшивки. По ряду архивных данных нам удалось установить некоторые цвета армейских пехотных полков. В 1709 г. Белгородский пехотный полк носил темно-зеленые кафтаны, штаны из козлиной кожи, красные-камзол, чулки, галстуки и обшлага. Великолуцкий полк -- карпус белый с красным подбоем, кафтан белый с синими обшлагами. Киевский пехотный полк -- кафтаны красные, обшлага желтые, камзолы желтые. Второй гренадерский полк -- кафтаны зеленые, епанчи и гренадерки васильковые, камзолы и чулки красные.

Обмундирование кавалерийских полков также было разнообразным. Например, Московский драгунский полк (1712 г.) носил кафтаны белые, обшлага, подбой -- синие, штаны лосиные, епанчи красные с синим подбоем, галстуки черные; Псковский драгунский полк (1712 г.) кафтаны -- синие, приборное сукно -- красное, камзолы и штаны козлиной кожи, епанчи красные с синим подбоем; Устюжский драгунский полк (1712 г.) кафтан -- темно-зеленый, приборное сукно -- красное, камзол козлиной кожи, штаны лосиные, епанчи темно-зеленые с желтым подбоем, галстуки черные.

Знамена и штандарты русской пехоты и кавалерии были разнообразной формы. Единообразны были лишь знамена, строившиеся централизованно в Оружейной палате. Армейские полки изготовляли свои знамена самостоятельно за счет полковых сумм.

В 1701 г. гвардейцы получили: Преображенцы -- одно белое и 15 черных, Семеновцы -- одно белое и 11 голубых замен каждое шириной по древку 3 аршина, длинной 3 ар: шина и 3 вершка. В середине две нашитые пальмовые ветви из камки голубого цвета. Над перекрестьем ветвей изображение ордена Андрея Первозванного с золотой цепью, над которой возвышалась корона. В центре круга, образованного цепью, двуглавый орел с тремя коронами; над коронами -- "всевидящее око", в верхнем левом углу полотнища четырехугольный крест, отделенный от остальной росписи облаками. Все свободное пространство по краю знамени расписывалось голубыми разводами в виде растительного орнамента. Белое знамя Семеновского полка -- без разводов. На белых заменах армейских полков (1700 г.) в обрамлении двух пальмовых ветвей в медальоне из цепи ордена Андрея Первозванного. Внутри круга образованного цепью ордена, облако с рукой, держащей меч, направленный вниз. Ротные знамена по цветам были очень разнообразны.

Обмундирование русских артиллеристов состояло из красного кафтана, камзола и штанов с синими обшлагами и чулками, галстуки черные. На голове артиллеристы носили треуголку, обшитую белым галуном или карпус.

О тактике русской пехоты мы уже писали выше. Коснемся роли русской кавалерии. Кавалерия русской армии в значительной степени уступала щведской по уровню выучки и подготовки. Подобное положение, несмотря на некоторые улучшения существовало вплоть до Полтавского сражения 27 июня 1709 г. До 1706 г. русская кавалерия во многих случаях более полагалась на огневой бой, чем на палаш. С 1706 года Петр I стал решительно требовать от своих генералов обучать солдат эффективному владению холодным оружием. Во время боя кавалерия строилась на флангах пехотных линий в 4-6 шеренг по эскадронно. Кавалерия русской армии использовалась и для самостоятельных боевых операций. Артиллерия занимала позицию в интервалах между пехотными батальонами. Кроме того в русской армии использовался артиллерийский резерв.

Русское командование использовало все возможности для уничтожения отдельных отрядов противника и действий на его коммуникациях. Быстрым, стремительным ударам шведской пехоты и кавалерии русское командование противопоставляло тактику тревожащих ударов. Если дело доходило до сражений, то использовались все возможности для выманивания противника на территорию, удобную для русских войск. Если силы сторон были равны либо командование считало положение достаточно тревожным, строились укрепления полевого типа и максимально использовалась вся мощь ружейно-пушечного огня. Вместе с тем, именно в этот период зародилась тактика русского рукопашного боя, когда менее стойкий противник не мог выдержать штыкового удара наступающих полков. Таким образом мы можем сделать вывод, что русская армия в ходе Северной войны стала чрезвычайно сильным и хорошо подготовленным противником шведов. Ее выучка и боевая мощь крепла в ходе сражений и боев с шведскими войсками. Следует отметить тот факт, что Петр I приказывал войскам действовать сосредоточенно, а в случае, если проходы будут узкие колоннами приказывалось двигаться рядом, с тем, чтобы не дать противнику возможности разбить войска по частям на марше. В походных движениях был принят общеевропейский порядок передвижения, но за счет наличия большого количества иррегулярной кавалерии более тщательно обеспечивались меры охранения. Марши совершались крайне медленно. Дневной переход, обремененной большим обозом армии, составлял не более 15-20 км. Войска, находившиеся в районе боевых действии, располагались лагерем, а более отдаленные от места боевых действий -- на обывательских квартирах. Система снабжения русской армии была такой же, как и у шведов. Русская армия созданная на передовой системе комплектования -- рекрутской повинности, осознавшая свою прогрессивную миссию в Северной войне, была грозным и хорошо подготовленным противником. Русское командование использовало положительный передовой опыт западно-европейских армий, и умело применяло его на практике. Русские войска действовали не шаблонно, а исходя из реально сложившейся обстановки. Как высшие организационные единицы применялись дивизии и бригады. Комплектование полков из уроженцев одной местности еще более сплачивали войска, тем самым увеличивая их стойкость и моральное превосходство над солдатами противника. С другой стороны нельзя не отметить такой негативный фактор, как высокий уровень дезертирства и смертности от болезней. Злоупотребления на местах чиновников, ведавших рекрутскими наборами часто приводили к тому, что новобранцев вели в кандалах к месту службы и содержали как преступников под конвоем в острогах. Бежавшие от рекрутчины люди собирались в шайки и банды и грабили на дорогах, а многие из них убегали на Дон. Уровень боевой подготовки русской армии все-таки в некоторой степени уступал шведам и это в значительной степени объясняет все попытки русского командования давать сражения имея значительное численное превосходство над врагом.



Польско-саксонская армия и внешняя политика Августа II Сильного (1697-1709 гг.)

На протяжении начального периода Северной войны союзниками России были Саксонское курфюршество и Речь Посполитая. Именно этим государствам пришлось вынести основную тяжесть войны в период 1700-1706 гг. В отечественной историографии союзникам Петра I уделяется крайне мало внимания. Сведения о саксонской и польской армиях также чрезвычайно скудны и разрозненны. Мы попытаемся восполнить этот пробел, возникший в ходе изучения нашими историками Северной войны 1700-1721 гг.

Саксонское курфюршество было одним из самых крупных и высоко развитых государств Германии. Выгодное географическое положение на торговых путях, развитая торгово-экономическая база, делали это государство одним из самых богатых в Центральной Европе. Саксонские курфюрсты, ленники императора "Священной Римской империи", располагали крупной и хорошо подготовленной регулярной армией, насчитывавшей до 30 тыс. человек и играли видную роль в жизни Западной Европы. После смерти своего старшего брата Иогана-Георга IV (1691-1694 гг.) саксонским курфюрстом стал Фридрих-Август I Сильный (1694-1733 гг.), более известный в нашей историографии под именем Августа II Польского (1697-1706, 1709-1733 гг.). Этот представитель династии Веттинов родился 12 мая 1670 г.

И современники и последующие поколения историков отмечают двуличность, неуравновешенность, слабохарактерность польского короля. Август, воспитанный как и многие германские принцы, слыл человеком лично храбрым, но беспринципным. Вообще, надо сказать, что он был типичным человеком своей эпохи. И больше всего в жизни ценил войну и общество женщин. В 1686 г. он командует отрядом саксонских войск, участвуя в осаде Гамбурга, на стороне датчан. В 1689-1690 гг. и 1691 г. он командует саксонскими и имперскими войсками на Рейне, воюя против Франции. С 1694 по 1696 г. принимает участие в войне с Турцией на стороне Австрийской империи в качестве одного из командующих. После битвы при Олеше (1696 г.) он возвращается в Саксонию. В 1696 г. после смерти Яна Собесского (1673-1696 гг.) короля Польши, Август выдвигает свою кандидатуру для избрания на польский трон. В этом его поддерживает Россия. Опираясь на русскую помощь и штыки своих солдат, честолюбивый и амбициозный курфюрст добился польской короны. Польская шляхта потребовала от Августа выполнения двух условий: перехода в католическую религию и возвращения Речи Посполитой земель, утерянных ею ранее в ходе войн с соседями (Турцией, Россией, Швецией). Таким образом, саксонский курфюрст, которому требовалась победоносная война для успокоения своих подданных, стал союзником России в ее войне против Швеции. Август II в ходе войны с Турцией по решению Карловицкого конгресса (1699 г.) добился возвращения Польше Подолии. Но, несмотря на это, король не пользовался популярностью и поддержкой магнатов и шляхты. Он пытался править в Польше самовластно, что вызывало ропот и противодействие его подданных. Попытки Августа II добиться вступления Речи Посполитой в союз с Россией для совместной войны с Швецией за Прибалтику успехом не увенчались. Польские магнаты отказали ему в своей поддержке и поэтому в 1700 г. в войну вступила только Саксония.

Саксонская армия набиралась путем вербовки. Офицерский корпус состоял исключительно из лиц дворянского происхождения. Саксонская армия к 1701 г. состояла из 20 пехотных, 7 кирасирских, 6 драгунских полков, артиллерии и частей гвардии. Саксонская пешая гвардия была представлена двухбатальонным Лейб-гвардии пешим полком. Каждый батальон состоял из 4 рот. Всего полк насчитывал 1441 человека. В 1701 г. в состав гвардейского пешего полка была включена девятая -- гренадерская рота. В 1705-1706 гг. пешая гвардия представляла собой сводный гвардейский полк в составе 4-х батальонов. В состав штаба полка входили: полковник, подполковник, два майора, полковой квартермейстер, два адъютанта, аудитор, полковой фельдшер, 8 гобоистов, один профос, один мастер.

В состав гренадерской роты входили: капитан, обер-лейтенант, два лейтенанта и 4 флейтиста. Штат роты состоял из капитана, обер-лейтенанта, лейтенанта, прапорщика, трех сержантов, ефрейтор-капрала (денщика), фурьера, фельдфебеля, 7 капралов (один гренадерский), трех барабанщиков, 16 гренадеров, 6 ефрейторов, 2 саперов и 126 мушкетеров. Гренадерская рота была распределена по линейным ротам.

В состав гвардии входила швейцарская пешая гвардия, представлявшая из себя отдельную роту со следующим штатом: капитан, два лейб-стрелка, капитан-лейтенант, лейтенант, унтер-лейтенант, прапорщик, два секретаря, вахмистр-лейтенант, фанен-юнкер, фельдшер, 6 ротмистров (унтер-офицеров), три флейтиста, три барабанщика, четыре гобоиста, четыре сапера и 96 драбантов.

Организация линейного пехотного полка была идентична гвардейской. Саксонский пехотный полк состоял из двух батальонов по 4-ре роты в каждом и гренадерской роты. Полк насчитывал 1156 человек. Особенностью штата полка было то, что в 8-ми его ротах была распределена 9-я гренадерская рота. Ее штат показывался дважды: в расписании (штаб-роты при штабе полка, а личный состав в составе линейной роты) и сводно, отдельным списком.

Саксонская кавалерия состояла из частей гвардии, кирасиров и драгунов. В состав гвардейской кавалерии входили "Garde du Corps", конная гвардия, корпус Гран-мушкетеров и полк гвардейских карабинеров.

"Garde du Corps" -- полк тяжелой кавалерии, который состоял из штаба и шести эскадронов двухротного состава. Первая рота эскадрона состояла из 73, а вторая -- из 71 человека. Штаб полка состоял из двух полковников, двух подполковников, двух майоров, полкового квартирмейстера, двух адъютантов, аудитора, двух полковых фельдшеров, литаврщика и трех горнистов, профоса и мастера. В состав первой роты эскадрона входили ротмистр, два поручика, лейтенант, корнет, вахмистр, фанен-юнкер, фурьер, фельдшер, три капрала, трубач и 60 драбантов. Вторая рота эскадрона состояла из ротмистра, поручика или лейтенанта, корнета, вахмистра, фанен-юнкера, фурьера, трех капралов, трубача и 60 драбантов. Всего в полку 864 человека.

Конная гвардия состояла из одного эскадрона с силой в 142 сабли со следующим штатом: капитан (сам курфюрст), капитан-лейтенант (генерал от кавалерии), лейтенант (генерал-лейтенант кавалерии), унтер-лейтенант (генерал-майор кавалерии), 4 бригадира (полковника), 6 унтер-бригадиров (подполковников), квартермейстер (подполковник), адъютант (подполковник), старший аудитор, старший фельдшер, старший литаврщик, два старших барабанщика, профос и 120 драбантов (капитанов).

Корпус Гран-мушкетеров состоял из штаба и эскадрона двухротного состава. Всего 164 сабли. Штаб корпуса включал в себя командира (генерал-майора), адъютанта (майора), старшего квартирмейстера, аудитора, фурьера, фельдшера, литаврщика, 8 гобоистов, 4 барабанщика, кузнеца, шорника и профоса. В составе каждой из рот числились: капитан (полковник), лейтенант (подполковник), унтер-лейтенант (майор), прапорщик (капитан), два сержанта (капитана), фанен-юнкер (капитан), четыре капрала (лейтенанта) и 50 Грант-мушкетеров. Полк гвардейских карабинеров являлся полком тяжелой кавалерии. Его штаты были абсолютно аналогичны штату «Garde du Corps».

Кирасирские и драгунские полки имели одну, штатную организацию. Полк состоял из 4-х эскадронов (8 рот), всего 870 человек. В составе драгунских полков одна рота была гренадерской, а в составе кирасирского полка -- одна из рот была карабинерной.

Саксонская артиллерия состояла из штаба, четырех комбинированных канонирско-фузилерных рот, роты минёров, роты пионеров, рабочей роты, арсенальной команды и транспортной части. В штаб входили: генерал-майор,подполковник, генерал-адьютант, майор, интендант, старший делопроизводитель, квартирмейстер, три старших писаря, обер-фейерверкер (офицер), канцелярист (офицер), адъютант, аудитор, артиллерийский секретарь, артиллерийский писарь, провиантмейстерский писарь, шеф ездовых (транспортная часть), шеф ездовых (артиллерийская часть), литаврщик. Каждой артиллерийской роте была придана фузелерная рота.

В штат артиллерийской роты входили: капитан, обер-лейтенант, лейтенант, штык-юнкер, фейерверкер-капрал, 9 фейерверкеров, канонир-сержант, три канонир-капрала, два канонирских барабанщика и 36 канониров. Фузелерная рота состояла из поручика, лейтенанта, сержанта, трех капралов, барабанщика, двух саперов, фурьера, фельдшера и 74 фузелеров.

В штат минёрной роты входили: капитан, поручик, лейтенант, два сержанта, четыре капрала, 24 минёра. Штат понтонёрной роты состоял из капитана, инженер-капитана, лейтенанта, капрала, и 6 понтонёров.

Рабочая рота имела в своем составе старшего кузнеца, двух кузнецов, старшего плотника, младшего плотника, токаря, тележника, младшего тележника, жестянщика, каменщика, младшего каменщика, шорника, младшего шорника, старшего сапера и 8 саперов.

Штат арсенальной команды состоял из старшего смотрителя, 12-ти артиллерийских служителя, привратника арсенала и привратника артиллерийского штаба. Состав транспортных команд прикомандированных к артиллерии неизвестен.

Вооружение саксонского пехотинца состояло из ружья и шпаги. Гренадеры, кроме выше перечисленного оружия имели гранаты. Кирасиры были вооружены парой пистолетов, палашом, защитным вооружением -- кирасой, а карабинеры вместо облегченных кавалерийских ружей были вооружены карабинами. Драгуны имели вооружение, подобное кирасирскому. Гренадерские роты драгунских полков кроме перечисленных типов оружия имели на вооружении ручные мортирцы. Пика в пехотных полках саксонской армии была выведена из употребления еще в 1696 г. Саксонская армия была подготовлена согласно требованиям, господствующей линейной тактики.

Униформа саксонской армии с 1695 г. была единообразной. Все части за исключением артиллерии носили форму красного цвета с приборным сукном их полков. Гвардеец пешего полка в гала-униформе выглядел следующим образом: кафтан красный с палевыми обшлагами с золотой галунной обшивкой. Галуны, обшлага золотые с синим просветом. Супервест васильковый с лосиными отворотами фалд с золотой обшивкой. На груди красный мальтийский крест с золотой опушкой и лучами. Кушак васильковый с золотой обшивкой. Центр креста красный с белой монограммой курфюрста. Штаны палевые, гетры высокие белые. Гренадерка имела красный налобник, тулью и околыш с золотой расшивкой. Галстук красный. Подвязки на гетрах лосиные.

Повседневная форма саксонской пешей гвардии до 1712 г. состояла из красного кафтана с белыми обшлагами и фалдами, красного камзола, палевых штанов. Лацканы на кафтане белого цвета. Гетры высокие, черные, подвязки лосиные. Галун и пуговицы золотые. Галстук красный. Мушкетеры носили треуголку с золотым галуном, а гренадеры -- гренадерки. Унтер-офицеры и офицеры отличались от рядовых более богатой расшивкой золотым галуном кафтана, камзола и карманных клапанов. Офицеры носили горжет с изображением герба Саксонии, белый галстук и серебряный с малиновой шелковой нитью шарф. Шарф носился через левое плечо, а у гренадерских офицеров повязывался по поясу. Унтер-офицеры были вооружены алебардами, а офицеры протазанами.

Драбант гвардии при повседневной форме носил шляпу особого образца с национальной кокардой, с белым галуном и серебряной обшивкой. На шляпе носился бело-желто-голубой султан, галстук красный. Мундир желтый с красными обшлагами, отворотами фалд, петлицами на них и серебряными пуговицами. Петлицы белые с двойными голубыми просветами. На левом плече желто-голубой витой эполет. Камзол и штаны красные, а гетры высокие белые. Пехотный полк Саксен-Вейсенфельс при красных кафтанах носил желтое приборное сукно (обшлага, лацканы, фалды, камзол), желтые штаны, гетры белые, галстуки красные (у солдат и унтер-офицеров) и белые у офицеров. Галун и пуговицы -- белые. Пехотный полк дю Кэля имел зеленое приборное сукно, галун серебряный (белый), пуговицы оловянные. Офицеры в отличии от рядовых носили белые галстуки и зеленые штаны. Мушкетеры, гренадеры и унтер-офицеры носили штаны палевого цвета, галстуки черные, гетры белые. Треуголки обшивались белым галуном. Гренадерки с медным налобником и красным с золотой расшивкой передником. Околыш зеленый с золотом. Шлык зеленый с золотой шелковой кистью. Полк Хакстаузен носил форму идентичную форме полка дю Кэля, но камзол и приборное сукно желтого цвета.

Музыканты гвардейских и армейских пехотных полков отличалась от обычных солдат лишь "полумесяцами" на верхней части рукавов и галунной расшивкой. Следует отметить, что приборные цвета в саксонских полках вплоть до 1719 г., а в ряде полков и до 1733 г. не претерпели изменений.

Кавалерийские части, включая гвардейские, носили красные кафтаны с приборным сукном, принятым для этих полков.

Так саксонская Конная гвардия носила красный кафтан с зеленым отложным воротником, лацканами и обшлагами. Камзол и штаны красные. На штанах желтые лампасы с двумя вызолоченными пуговицами. Галстук белый. Гренадерка красная с вызолоченными гербами, зеленой тульей, обшивкой и кисточкой. Кушак серебряный с малиновой нитью. На ногах ботфорты с медными шпорами. У рядовых Конной гвардии штаны из лосиной кожи. Кирасирские полки (на 1707 г.) имели при красных кафтанах следующее приборное сукно: полк Королевы -- палевый; Наследного принца -- желтый; принца Александра -- зеленый; Беста -- черный; Эйхштедта -- кофейный; Дамитца -- небесно-голубой.

Саксонские драгунские полки носили красные кафтаны, желтые штаны и треуголки, обшитые галуном. Приборные полковые цвета были следующими: Байретский полк -- светло-синий; Броуза -- желтый; Шуленбурга -- палевый; Дюневальда -- зеленый; Гольца -- черный; Врангеля -- коричневый.

Канонир саксонской артиллерии начала XVIII века носил зеленый кафтан с красными отворотами фалд, обшлагами и лацканами. Пуговицы медные. Погон и петлицы фалд зеленые. Камзол, пояс, штаны -- лосиные, высокие белые гетры. Галстук черный, треуголка обшита золотым галуном. Пуговицы на лацканах (12 штук) расположены попарно. На обшлагах три пуговицы. Форма фузелеров артиллерии идентична канонирской. Унтер-офицеры артиллерии отличались золотым узким галуном, нашитым на лацканах и обшлагах. Офицеры артиллерии носили белые галстуки, золотой с малиновой нитью шарф, офицерский знак (горжет) общеармейского образца. Особым отличием была обшивка золотым галуном лацканов, воротника, обшлагов, карманных клапанов и камзола.

Знамена саксонской армии строились по стандартному образцу. Знамена гвардии были белыми с изображением саксонского герба под курфюршесткой короной в обрамлении зеленых лавровых ветвей. На обратной стороне знамен и штандартов гвардии изображался вензель Августа II под королевской короной, в обрамлении пальмовых ветвей. Знамена пехотных и кавалерийских полков, кроме лейб-знамени, были цвета полкового приборного сукна. Лейб-знамена шились из белого шелка. На лицевой стороне знамен на фоне балдахина в центре изображался щиток с вензелем курфюрста. Слева от него изображался герб Польши -- белый орел под золотой короной, справа -- герб Литвы -- "Погоня". Внизу под ними щиток с малым саксонским гербом. Углы знамен украшались гранатами и растительным орнаментом. Балдахин венчала королевская корона. На кавалерийских знаменах и штандартах на аверсе изображался польско-литовский герб под королевской короной, на раверсе -- саксонский герб под княжеской короной. На знаменах пехотных полков, как и у гвардии с обратной стороны был изображен большой вензель курфюрста. В качестве примера описания кавалерийских знамен приведем штандарт полка кирасир Наследного принца. Штандарт полка был темно-синего цвета с золотой расшивкой, золотисто-красной бахромой и кисточкой. Изображение на знамени описано как для всех других кавалерийских полков.

Саксонская армия применяла как и в других армиях Западной Европы линейный боевой порядок. Главной боевой силой армии была пехота. Ввиду крайне низких моральных качеств солдат-наемников, мало пригодных к штыковой атаке, основное внимание уделялось слаженной залповой стрельбе. Тактика сводилась к постепенному выталкиванию противника с поля боя. Кавалерия и артиллерия, несмотря на достаточно высокий уровень подготовки играли вспомогательную роль. Саксонская кавалерия более полагалась на огонь из ручного огнестрельного оружия и крайне редко прибегала к атаке холодным оружием. Артиллерии отводилась роль поддержки пехоты и кавалерии в бою. Вместе с тем, саксонская армия, участвовавшая почти во всех войнах, происходивших в Западной Европе на протяжении XVII в., обладала большим военным опытом, была прекрасно вымуштрована и в 1700-1704 гг. превосходила русскую армию по уровню боевой подготовки. Саксонские солдаты являлись серьезной боевой силой с которой приходилось считаться шведскому королю. Высший командный и офицерский состав саксонской армии имел высокий уровень боевой подготовки. Кроме своих частей саксонские курфюрсты нанимали на службу воинские части других германских государств, а также контингенты из швейцарцев и французов. Саксонская промышленность полностью обеспечивала свою армию всем необходимым. Снабжение саксонских войск по большей части осуществлялось из провиантских фуражных магазинов. К реквизициям продовольственного фуража у местного населения прибегали крайне редко, ибо это приводило к повальным грабежам населения и разложению саксонских войск. Кроме того следует отметить, что при невыплате жалования или недостаточном обеспечении продовольствием и фуражом резко возрастало количество дезертиров в полках курфюрста. Такая армия была хороша для короткой, победоносной войны. В случае неудачных, затяжных военных действий, боеспособность саксонской армии резко падала. Именно в такое положение саксонцы были поставлены в 1700-1706 гг., когда их полки в страхе бежали с поля боя от шведских драгун.

Другим союзником России в Северной войне была Речь Посполитая. Что же представляло из себя Польское государство в 1700 г.?

В отличии от других западных и восточно-европейских стран Польша в XVI-XVII вв. не превратилась в централизованное абсолютистское государство, а оставалась сеймовой монархией со слабой королевской властью во главе, прерогативы которой все более ограничивались в угоду магнатам и шляхте. Польша являлась государством, в котором зачатки капиталистических форм производства были подавлены всесилием магнатов и шляхты, монопольно владевших землей и обративших в свою пользу все выгоды развития товарно-денежного хозяйства.

В 1574 г. шляхта добилась привилегии свободной элекции (избрания) королей большинством голосов. Без согласия сената король не мог объявлять войну и заключать мир, а без согласия сейма созывать посполитое рушение (всеобщее ополчение шляхты). Отказ короля от этих обязательств освобождал шляхту и магнатов от повиновения ему. Очень часто шляхта составляла против короля ракоши и кенфедерации, что вело к подрыву внутреннего порядка в стране и разгулу феодальной анархии. Попытки Владислава IV Вазы (1632-1648 гг.), Яна-Казимира Вазы (1648-1668 гг.) и Августа II Сильного (1697-1704, 1709-1733 гг.) хоть частично обуздать своеволие шляхты вызывало негативную реакцию, с её стороны.

По своему устройству Речь Посполитая являлась федеративным государством в составе Польского королевства и Великого княжества Литовского. Согласно Люблинской унии (1569 г.) Польша и Литва являлись единым государством с общим центральным органом -- сеймом. Глава Речи Посполитой единовременно являлся королем польским и великим князем литовским и подлежал избранию на общем сейме. Каждое из объединившихся государств -- Литва (княжество) и Польша (корона) -- сохраняло свою внутреннюю автономию, отдельную администрацию, суд, бюджет и войско.

Польская внешняя политика с XVI-XVII вв. была выражена в стремлении расширить свои границы за счет русских и прибалтийских земель. Польше пришлось вести тяжелые войны с Россией (1558-1582, 1609-1618, 1632-1634, 1654-1667 гг.), Швецией (1600-1611, 1617-1629, 1655-1660 гг.), Турцией (1614-1621, 1671-1699 гг.). К череде непрерывных войн с иностранными государствами добавлялась борьба против православного населения белорусских и украинских земель, востававших против ига панской Польши.

Вспыхнувшая в 1648 году Освободительная война украинского народа под руководством Богдана Хмельницкого, нанесла тяжелейший удар по устоям шляхтецкого государства. Тяжелые, неудачные войны, которые вела Речь Посполитая с Россией и Швецией во второй половине XVII века, феодальная анархия, междоусобная война крупных магнатских родов в самой Польше, ослабление королевской власти, все это привело к резкому ухудшению внешнеполитического положения государства и упадку его военной мощи. Поэтому шляхта, избирая королем саксонского курфюрста -- Августа II Сильного, добилась от него клятвы вернуть утерянные Польшей земли при помощи своих саксонских войск. Сама Польша к тому времени не располагала достаточными силами и средствами для осуществления подобного мероприятия. Поэтому польские магнаты вплоть до зимы 1702 г. всячески уклонялись от вступления в войну против Швеции, ведя с Карлом XII переговоры о мире. Однако после вступления шведской армии на территорию Польши весной 1702 г. коронная армия и посполитое рушение вплоть до 1706 г., а в некоторых местах и до 1709 г. была вынуждена воевать против шведов в союзе с Россией и Саксонией.

Что же представляла из себя польская армия того времени?

Армия Речи Посполитой подразделялась на коронное (польское) и литовское войско. Первое по штатам должно было состоять из 36 тыс. человек, а второе из 12 тыс. человек. Хронический недостаток денег в королевской казне приводил к тому, что реально коронное войско к началу войны насчитывало не более 18800 человек, а литовское -- 8000. Армия подразделялась на два отдела -- польский и немецкий.

К первому отделу относилась кавалерия -- гусары, панцирные, легкая кавалерия, состоявшая из польской шляхты, литовских татар, казаков, молдаван и валахов, а также части пехоты, одетые и подготовленные на польский манер по польским инструкциям и уставам.

Второй отдел состоял из кавалерии и пехоты, подготовленной и обмундированной на западно-европейский манер. К этому отделу принадлежала и коронная гвардия -- пешая и конная.

В пехотных и кавалерийских частях иноземного строя было много офицеров -- иностранцев. Польская армия того периода была многонациональной. Кроме поляков и литовцев в армии Речи Посполитой были подразделения полностью состоявшие из венгров, немцев, французов, украинцев, татар, молдаван и валахов. Для польских шляхтичей и обывателей, гордившихся своим происхождением служба в пехоте была унизительной. Девиз польского дворянства: "Шляхтич с саблей на коне с воеводой наравне", немало способствовал пренебрежению к пехоте как к роду войск. Поэтому в польской армии основной ударной силой являлась тяжелая кавалерия -- гусары и панцирные. Пехота, являвшаяся в других западно-европейских армиях самым массовым родом войск, в Польше была малочисленна и играла вспомогательную роль.

Во главе коронного войска стоял великий коронный гетман, а во главе литовского войска -- великий гетман литовский. Гетманы обладали полной автономией. Они выдавали грамоты полковникам и ротмистрам на набор полков и хоругвей и были не подотчетны королю в своих действиях. Король же мог действовать только с согласия гетманов.

По польским данным к июлю 1702 г. коронное войско вместе с посполитым рушением накануне битвы при Клишове состояло из 12 полков кавалерии народовой, 13 хоругвей легкой кавалерии, 5 частей аркебузиров (полка и вольной роты), 6 частей драгунов, 24 пехотных полков, 4 хоругвей венгерской пехоты (2 из них составляли гвардию гетманов), пешей и конной королевской гвардии. Общая численность коронной армии составляла 18114 человек, литовской -- 7870 человек. В полках, особенно пехотных, был большой некомплект личного состава -- 70% нижних чинов и до 30% офицеров.

Полк кавалерии народовой состоял из нескольких хоругвей (эскадронов) тяжелой кавалерии. Как правило в полку было 9 хоругвей (3 гусарские и 6 панцирных). Несколько полков состояло из 3 хоругвей гусар (в том числе личный полк великого коронного гетмана Иеронима Любомирского) ряд полков состоял только из панцирных хоругвей. Польская кавалерия подразделялась на тяжелую -- гусары, среднюю -- панцирные, рейтары, аркебузиры, драгуны, и легкую -- татарские, валашские, казацкие хоругви. Гусары насчитывали 1600 человек, панцирные -- 3200 человек, легкая кавалерия от 3-15 тыс. человек (большой разброс в численности характерен тем, что многие легкие хоругви, фактически участвующие в боях, принадлежали магнатам и не причислялись к коронному войску). Командный состав хоругвей состоял из товарища и хорунжего. Командовал хоругвью поручик ранга ротмистрского. Это объясняется тем, что ротмистрами тяжелых хоругвей как правило являлись богатые магнаты, которые только числились командирами, поэтому поручик и являлся реальным командиром хоругви. Полками командовали полковники. Численность хоругви достигала от 50-120 чел. до 600 чел. О командном составе польской армии Вольтер писал: "Полковники суть всевластные господа полков своих, они должны содержать их, как могут, и давать жалование но сами редко получают его, опустошают страну собственную..."22Вольтер "История Карла XII короля шведского", М., ч. 2, 1803, стр. 169.Содержание кавалерийского полка или хоругви было престижным в рядах магнатов. Поэтому каждый из них старался иметь хоругви тяжёлой кавалерии в ущерб пехоте. "Чем красивее и превосходнее сил конница, тем пехота в то время была хуже. Покрытая рубищами и худо вооруженная, она не имела никакого мундира."23Вольтер "История Карла XII короля шведского", М., ч. 2, 1803, стр. 171.Пехотные полки коронной армии состояли из двух батальонов по четыре роты в каждом. Гренадерская рота была распределена по пехотным ротам. Т.е. организация пехотного полка соответствовала саксонской. Польская пехота кроме ружей и шпаг была вооружена бердышами. Вместе с тем численность пехотных полков вместо штатной в 1156 человек, едва достигала 300-600 человек. Лишь полк пешей коронной гвардии насчитывал до 1000 человек. Части драгунов, аркебузиров и рейтаров состояли из 4-6 конных рот силой до 400-600 сабель. Польская артиллерия была крайне малочисленна и состояла из одного подразделения числом до 60-80 человек при 5 орудиях. Более подробно коснемся организации польской коронной гвардии В 1696 г., накануне смерти короля Яна Собесского польская коронная гвардия состояла из следующих частей: роты драбантов (150 чел.), полка королевских рейтаров (1000 чел.), трех полков пешей гвардии : Королевы, принца Якоба, Короля (всего до 1200 чел.), полка королевских драгун (600 чел.), венгерской пешей гвардии (2 роты -- 150-200 чел.), роты швейцарской пешей гвардии (60 чел.), роты янычаров (200 чел.), гусарского полка (1000 чел.) и легкой кавалерии (татары и казаки). При Августе II упоминается полк коронной пешей гвардии, полк гвардейских рейтаров и полк гвардейских драгун.

Вооружение польской армии было разнообразным. Гусары были одеты в полное защитное вооружение (кираса двойная, шлем, наплечники, наручи) и были вооружены копьем образца 1689 г., двумя пистолетами, карабином и саблей. Панцирные имели защитное вооружение (шлем, кольчуга) и были вооружены саблей, двумя пистолетами, коротким копьем. Драгуны, аркебузиры и рейтары были вооружены бердышем, мушкетом, саблей и пистолетом. Легкие хоругви, как правило, были вооружены саблей, двумя пистолетами, пиками и очень часто луками и арканами. В некоторых хоругвях можно было встретить щиты круглой формы. Полк пешей королевской гвардии и несколько других отборных полков пехоты, вооруженные саксонскими кремневыми ружьями не имели бердышей, пологавшихся польским пехотным частям. Обмундирование полков польской коронной армии отличалось крайне большой пестротой расцветки и разнообразием покроя. Это обуславливалось отсутствием каких-либо документов и инструкций, регламентирующих форму и цвета обмундирования того или иного полка. Магнаты в случае войны являлись на службу со своими отрядами войск, которые содержались за их счет и естественно обмундировывались по прихоти своих хозяев. Как правило магнаты одевали своих солдат в гербовые цвета своего рода. Это еще больше придавало пестроту королевской армии. Каждый повет, также выставлявший за свой счет отряды крестьян, предназначенных для службы в лановой пехоте, обмундировывал их за свой счет. Мы располагаем лишь отрывочными сведениями об обмундировании польских войск и то, касающихся частей пехоты и кавалерии немецкого отдела.

Полк пешей коронной гвардии носил мундиры саксонского покроя. Кафтаны красные, камзол, лацканы, обшлага, отвороты фалд, галстуки -- белые. Штаны и чулки белые. Черные башмаки с медной пряжкой. Треуголка с белой галунной обшивкой, пуговицы оловянные. Ремни лосиные. Патронные сумки из черненой кожи с вензелем Августа II. Гренадеры отличались гренадерками с белым налобником из жести, красным верхом и белой опушкой. На патронных сумах гренадеров по углам четыре оловянные гранаты. Унтер-офицеры и офицеры гвардии отличались более богатой обшивкой мундира, по типу саксонской гвардии. Шарфы польских офицеров были белыми с малиновыми шелковыми нитями. Нагрудный знак (горжет) имел изображение польско-литовского герба. Пехотинцы четвертого полка Великой коронной булавы (1713 г.) носили красные кафтаны с синим приборным сукном и чулками. Металлический прибор -- белый. Погон на левом плече красный. На голове шапка особой формы с синим налобником и красным шлыком. У гренадера на шапке медный налобник. У унтер-офицера на левом плече витой эполет с двумя кистями из белого галуна. Штаб-офицерам полагались витые эполеты на обеих плечах, горжет и шарф белые. Шарф с малиновыми шелковыми нитями. Головным убором офицеров была треуголка, обшитая белым галуном, или шапка общеполкового образца. Другие польские полки носили обмундирование национального покроя -- длинный кантуш (кафтан) полковых цветов с галунной расшивкой на груди в несколько рядов, и широкие штаны. На голове носилась шапка особой формы с меховым налобником и верхом полкового цвета. На ногах носились сапоги. Как правило кантуш подпоясывался кушаком цвета камзола. Ремни делались из козлиной и лосиной кожи, а патронные сумы были либо чернеными, либо не окрашивались. Венгерская пехота носила форму национального покроя -- кантуш с короткими рукавами длиной до щиколоток полкового цвета. На груди от 12 до 16 рядов витого шнура цвета подкладки. На ногах носились башмаки. Штаны, как правило, были узкие в обтяжку. На голове носилась низкая шапочка с пером.

Польские гусары носили разнообразное обмундирование. Приведем один образец гусарской формы. Жупан красного цвета. Штаны синие, сапоги желтые. Поверх доспехов гусары одевали волчьи, рысьи или медвежьи шкуры. На панцире на спинных латах размещались специальные приспособления для навешивания крыльев. По цвету перьев на крыльях и флажках на копьях различалась принадлежность гусарских харугвей. Так у королевской хоругви перья были белыми, а у хоругви князя Любомирского -- черными. Командиры хоругвей -- ротмистры, подворачивали правый рукав кантуша и держали в руке булаву -- символ власти. Панцирные хоругви носили одежду подобную гусарской. Хоругви различались лишь по цвету значков на копьях и знаменах. Драгуны гвардейского полка коронной кавалерии носили красные кафтаны, обшлага, штаны и камзолы -- зеленые. Галстуки белые. На голове треуголки с белой галунной обшивкой. Пуговицы посеребрённые. На ногах высокие смазанные ботфорты с медными шпорами. Унтер-офицеры отличались от рядовых серебренными пуговицами на обшлагах. Драгуны коронных полков носили как зеленые, так и красные кафтаны.

Приведем два примера. Драгун полка Сенявского был одет в красный кафтан с желтыми: воротником, обшлагами и фалдами. Пуговицы медные. Камзол серый, а штаны зеленые. На ногах высокие ботфорты с медными шпорами. Драгун неустановленного полка одет в зеленый кафтан с красными обшлагами, отворотами фалд и воротником. Обшивка петель, пуговиц -- красная. Штаны и камзол -- лосиные. Унтер-офицеры и офицеры отличались от рядовых более светлыми кафтанами. Аркебузиры носили серые кафтаны с красным приборным сукном. Рейтары были одеты в бледно-желтые (палевые) кафтаны. Камзол, обшлага и штаны -- белые. Пуговицы оловянные. Треуголка обшита белым галуном.

Всадники легких хоругвей носили национальную польскую одежду. Пример: шапка суконная, обшитая волчьим мехом. Жупан серый, штаны темно-синие, сапоги короткие -- желтые. Польские артиллеристы по некоторым данным носили форму, идентичную саксонской артиллерии.

Литовские хоругви отличались от коронных лишь изображениями гербов на знаменах и штандартах. Знамя пешей коронной гвардии было абсолютно идентично знамени саксонской пешей гвардии, за исключением мелких деталей: на аверсе растительный орнамент золотой, края и углы знамени красные, поле белое; на раверсе: вместо изображения вензеля Августа II латинский девиз: "Deo fidem regi fidelitatem legi obseqvium".

Хоругвь королевская Августа II представляла собой полотнище размером 280x280 см. красного цвета. В центре полотнища вышитый серебренными нитками пеликан, кормящий пять своих птенцов, размером 37x67 см. Изображение заключено в лавровый венок зеленого цвета. Над венком лента с девизом: "Pro lege et grece". В углах хоругви четыре белые гранаты, по полю полотнища вышиты звезды.

Штандарты рейтаров представляли из себя прямоугольные полотнища с двумя кистями, сплетенными из золотых шелковых нитей. В центре изображение германского щита; в щите красный крест на белом поле. Ветви лавровые -- серебренные, вышиты вокруг щита. Бахрома золотая.

На драгунских и аркебузирских знаменах с одной стороны изображался вызолоченный вензель Августа II под королевской короной в обрамлении зеленыхлавровых ветвей. На раверсе изображение вензеля повторялось.

На знамени польских гусар (Королевский полк) полотнище состояло из двух полос -- белой и красной. В центре изображался восьмиконечный мальтийский крест белого цвета в красном поле и красного в белом. Знамя полка великого коронного гетмана также было разделено горизонтально на белую и красную полосу. Изображение мальтийского креста повторяется как и на знамени королевского полка, но в центре креста серебренной нитью вышито изображение Девы Марии.

Гусарские прапорцы на копьях были длиной 3,5-4 м и как правило повторяли изображение ротной и полковой хоругви. На прапорцах и штандартах преобладало сочетание красного и белого цветов. На литовских знаменах, как правило, изображался герб княжества -- "Погоня", а на коронных -- белый орел.

Тактика польской армии мало изменилась с начала XVII века. Польское войско, выступив в поход и приблизившись к противнику, возводило земляные укрепления в виде ретрашементов и шанцев. Из телег обоза также составлялся оборонительный пояс. Поместив в стане обоз, пехоту и артиллерию, и, обеспечив таким образом себе защиту и поддержку с тыла, в поле выходила тяжелая кавалерия -- гусарские, панцирные хоругви. Как правило сражение завязывали легкие хоругви. Затем на противника двигалась тяжелая и средняя кавалерия. Гусарские хоругви размещались в центре, а панцирные хоругви, драгунские, аркебузирские и рейтарские полки на флангах. Измотав противника, легкая и средняя кавалерия отходила к лагерю, а гусарские хоругви набирали разгон и опустив копья на полном галопе врезались в ряды противника. Удар гусар очень часто решал исход боя. Польская кавалерия великолепно владела всеми типами оружия и была прекрасно подготовлена, ибо ее основной состав был представлен шляхтой. Правда, к концу правления Яна Собесского постепенно начинает возрастать роль пехоты и артиллерии. Польская пехота редко выходила за укрепления в открытое поле. Но если это и случалось, то ей отводилась пассивная роль поддержки тяжелой кавалерии. Лишь в случаях атаки противника, размещенного в укрепленном лагере роль пехоты возрастала. Уровень подготовки пехоты был невысок. Пехотинцы, насильно завербованные на королевскую службу, обладали низким моральным духом. Громоздкие обозы и огромное количество слуг, сопровождавших польскую армию в походе, донельзя снижали скорость передвижения армии. Дневные переходы не превышали 8-10 км. Централизованные базы снабжения отсутствовали и солдаты кормились за счет реквизиций у местного населения, что вызывало волну насилия со стороны армии и ненависть и сопротивление со стороны обывателей.

Таким образом мы можем сделать вывод, что армия Речи Посполитой являлась постоянной армией со слабыми признаками регулярства. По уровню своей подготовки она уступала не только западно-европейским армиям, но и России. Польская армия была малочисленной, плохо дисциплинированной и мало боеспособной. Хотя поляки и обладали прекрасной тяжелой кавалерией, но ее роль в связи с возрастающей мощью ручного огнестрельного оружия, постепенно сводилась на нет. Несмотря на храбрость и личное мужество польских солдат, коронная армия лишь частично поддерживала своегокороля. Август II -- немец на польском троне, был не популярен в широких слоях польского общества и поляки не желали воевать за интересы саксонца в польской короне.

За исключением некоторых видов холодного оружия, поляки из-за отсутствия нормально развитой торгово-промышленной базы были вынуждены экспортировать большое количество огнестрельного оружия, пушек и боеприпасов из-за границы, главным образом из Германии. Это еще более ограничивало и без того невысокие возможности Речи Посполитой вести войну.



Датская армия и флот, внешняя политика Кристиана V и Фредерика IV в 1697-1700 гг.

Что касается Дании, то необходимо упомянуть о том, что она располагала 15-25 тыс. армией и мощным военно-морским флотом.

Таким образом союзники могли вести войну против Швеции одновременно на трех направлениях. Датская армия и флот в Гольштинии, Сконе и Норвегии; русская армия -- в Ингерманландии, Карелии и Лифляндии; саксонская армия в Лифляндии и Курляндии. Союзники обладали большим численным превосходством над армией Швеции. Обстановка, сложившаяся в Европе, в связи с ожидаемой войной за Испанское наследство, им крайне благоприятствовала. Юный шведский король Карл XII не вызывал опасений со стороны монархов -- глав государств Северного союза, считавших его человеком недалеким и легкомысленным.

Исходя из вышеизложенного, мы можем сделать вывод, что страны -- участницы Северного союза обладали всеми необходимыми возможностями для ведения победоносной войны с Швецией, не смотря на ряд существенных просчетов и недостатков в подготовке их вооруженных сил, что и было выявлено в ходе сражений начального периода Северной войны.



Глава IV. Стратегия и тактика шведской армии. Полководческая деятельность Карла XII и его генералов в начальный период Северной войны (1700-1709 гг.)



Карл XII: король -- воин, стратег и тактик

Говоря о Северной войне (1700-1721 гг.) и армии Швеции, мы не можем упустить роль Карла XII, короля-полководца. Карл XII Ваза-Пфальц-Цвейбрюккен -- король шведов, готов и вандалов родился 16/17 июня 1682 г. Карл XI, отец принца, делал все возможное для систематизации воспитания и образования сына. Принц Карл владел тремя иностранными языками (латинский, французский, немецкий), великолепно фехтовал, хорошо знал фортификацию, тактику, стратегию, математику. Кумиром юного принца был Юлий Цезарь. Его книга "Записки о Гальской войне" стала для принца настольной.

Вообще в отечественной литературе личность короля Карла XII освещена крайне мало и однобоко. Из советских и русских историков наиболее полно личность и характер этого монарха даны академиком Е.В.Тарле в работе "Северная война и шведское нашествие на Россию". Карл XII и его жизнь намного лучше исследована иностранными историками и в первую очередь шведскими. Даже их мнение об этом короле крайне различное -- от восторженных панегриков (Адлерфельд, Нордберг, Стилле, Фриксель) до критических исследований (Карлсон, Шёнгрен, Кильх).

Однако мы должны воздать должное человеку, которого Петр I назвал своим достойным противником. Все исследователи жизни короля сходятся в том, что он был крайне скрытен и никому не открывал своих мыслей и планов. Это естественно. Рано оставшись без отца Карл столкнулся со всеми низменными проявлениями характеров окружавших его людей. Как никто до него, он осознавал всю тяжесть ответственности, возложенной на его плечи.

По своему характеру он был человеком вспыльчивым, скрытным и очень упрямым. К мнению окружающих вго людей он прислушивался очень редко. К тому же король был полностью лишен дипломатического и политического чутья, что впоследствии сыграло роковую роль в судьбе Карла и королевства.

С другой стороны он был очень силен как тактик, находчив в бою, быстр, необычайно решителен, особенно в минуту опасности, когда внезапно приходилось менять план атаки, под огнем противника. Способности короля, как стратега очень серьезно оспаривались. Например известный русский историк Леер в своем труде "Основы стратегии" так отзывался о стратегических способностях короля: "Вообще стратегия не была делом Карла XII."24Г.А. Леер "Стратегия" СпБ, 1898, стр. 36.

Подобного мнения придерживаются Тарле, Павленко, Молчанов, Тельпуховский и другие исследователи истории Северной войны (1700-1721 гг.).

С другой стороны А.Стилле в своей работе "Карл XII как стратег и тактик" придерживается абсолютно другого мнения.

Мы же постараемся изложить наше мнение в ходе написания этой главы.

Король был очень "вынослив физически, крайне воздержан в еде и пил только воду". "Его воздержанность, суровый спартанский образ жизни, недоступность соблазнам, свойственным молодости (а ведь он убит был сравнительно молодым, тридцатипяти с небольшим лет) -- все это внушало к нему уважение среди окружающих."25Е.В. Тарле "Северная война и шведское нашествие на Россию", "Феникс", 1994, т.З, стр. 43.

К тому же король был во многом искателем приключений (авантюристом). Человек необычайной гордости и отваги он часто, не задумываясь о последствиях, принимал самые необычные решения и очертя голову бросался в атаку во главе своих солдат в самых трудных и опасных местах боя. Для солдат и офицеров своей армии он стал символом победы. Рискуя своей жизню, король требовал того же самого и от своих подданных. По отношению к пленным солдатам, в первую очередь русским и местному населению (польскому, саксонскому, русскому) он был безжалостен. Русских пленных либо увечили, либо убивали. Местное население, оказывавшее малейшее сопротивление шведам, также подвергалось репрессиям со стороны короля. Однако, отмечая такой факт, как безжалостность и жестокость не следует забывать о подобном поведении русских войск в отношении пленных шведов и населения шведских прибалтийских провинций и Карелии.

Из вышеизложенного мы можем сделать вывод, что великолепную шведскую армию возглавлял "огромный военный талант"26К. Маркс, Ф. Энгельс. Собрание сочинений, Издание 2, М., 1958, т. 11, стр. 501.Карл XII. "Воевал Карл XII, вопреки многим линейным шаблонам, предписывавшим выигрывать войну маневрированием с целью защиты кардонных линий и коммуникаций. Магазины, обозы, артиллерия -- все бросалось им ради внезапности."27Н. Павленко, В. Артамонов "27 июня 1709", М., 1989, стр. 151.

Намного раньше Румянцева, Суворова, Фридриха II и Морица Саксонского шведский король стал действовать по принципу, впоследствии сформулированным Наполеоном I "Сила армии, как в механике, измеряется массой, умноженной на скорость". Под стать своему монарху были его генералы и старшие офицеры.

Фельдмаршал К. Реншильд (1651-1722 гг.) учился в Лундском университете, помимо немецкого знал французский и латынь, длительное время воевал в составе войск Голландских штатов. Именно ему Швеция была обязана великолепной победой при Фрауштадте (2 февраля 1706 г.) над русско-саксонской армией фельдмаршала Шуленбурга.

"Карл Густав Реншильд был бесцветный блондин с повелительной внешностью: заостреный нос, маленький рот и холодный взгляд. Умелый и бывалый военный, сурово и усердно служащий королю и короне, сдержанный, сильный, холерического темперамента. По отношению к сослуживцам и подчиненным высказывал недружелюбное высокомерие. Пятидесяти семи лет, родом из Штральзунда в шведской Передней Померании, где его отец был членом государственного суда... Во время Сконской войны в 70-е годы XVII в. с полнотой проявил способность командовать и бесстрашие в бою. По службе продвигался быстро. Подполковником стал в 26 лет. Он был в высшей степени компетентен как полководец."28Петер Энглунд "Полтава. Рассказ о гибели одной армии", М., 1995, стр. 73.Вместе с тем он был очень жесток и именно по его приказу шведы после битвы при Фрауштадте перебили всех русских пленных.

Генерал А.Л.Левенгаупт (1659-1719 гг.), потомок древнего аристократического рода, по материнской линии приходился Карлу XII дальним родственником. Его мать из рода князей Гогенлоэ-Нойштайн Унд Гляйхен приходилась троюродной сестрой королю Карлу X Густаву (1654-1660 гг.). Рано осиротев он воспитывался у своих родственников -- Делагарди и Врангель. Левенгаупт учился в трех университетах -- Лундском, Уппсальском и Ростокском, причем в последнем защитил диссертацию. Не надеясь найти себе достойное место на королевской службе он поступил в войска курфюрста Баварского и воевал против турок. Затем, вступив в голландские войска, принял участие в войне против Франции (1688-1697 гг.). В 1700 г. принял командование одним из резервных полков шведской королевской армии, носившего его имя. "Очень искусный и храбрый воин, знающий, уверенный в себе, непривычно образованный для вояки (прежде у него было прозвище "полковник-латинист"), чем он гордился. Генералу было присуще от природы большое личное мужество: во время боя он всегда вел себя хладнокровно и спокойно и всегда без колебаний бросался туда, где пули роились гуще всего. И все же личностью он был сложной. У него был мрачный взгляд на жизнь и явная склонность к пессимизму... Он олицетворял образ "отца-командира", характерный для его времени, и часто высказывал искреннюю заботу о своих солдатах и офицерах, а его подчиненные, как правило, тоже относились к кему хорошо... На войне он был осторожен -- качество, которое в этих обстоятельствах часто, хотя и не всегда, было положительным. Эта осторожность иногда переходила в нечто, похожее на апатию."29Петер Энглунд "Полтава. Рассказ о гибели одной армии", М., 1995, стр. 62-63.

Командуя полком, а затем корпусом в Лифляндии Левенгаупт проявил себя как очень талантливый военноначальник. Он одержал победу над русскими войсками при Гемауэртгофе в июле 1705 г.

Многие другие генералы и офицеры шведской армии имели большой боевой опыт, что так-же положительно сказывалось на уровне подготовки королевской армии.

То, что война будет очень тяжелой, длительной и кровопролитной вскоре выявилось на полях сражений Северной войны (1700-1721 гг.).



От Копенгагена до Нарвы и Двины (1700-1701 гг.)

Согласно заключенного договора, союзники должны были приступить к боевым действиям против шведов сразу после его заглючения и согласованно. Однако сроки выступления против неприятеля были сорванны. Так, если Август II, согласно договора от 11.11.1699 г., должен был вступить в войну со шведами с момента его подписания, то на поверку саксонцы вступили в войну лишь 12.02.1700 г. В этот день саксонские войска без объявления войны вторглись в Лифляндию и осадили Ригу.

Август II расчитывал на помощь лифляндского дворянства, недовольного правлением Карла XII и восстание рижских горожан. Однако этого не произошло. Командовавший саксонскими войсками генерал Флеминг, вместо ведения боевых действий, увлекся полькой из знатного рода и увез её в Дрезден справлять свадьбу, передав командование генералу Пайкулю. Король Август II Сильный вместо того, чтобы находиться при своих войсках, развлекался охотой, а затем, прибыв в середине марта в Варшаву, продолжал устраивать балы и потехи. Время было упущено. Саксонцы добились лишь незначительных успехов. Губернатор Риги -- Дальберг привел город в оборонительное положение и беспрепятственно получал подкрепления из Швеции морем.

Август II убыл к армии из Варшавы 22 июня. Прибыв к городу, король попытался исправить положение, но к этому времени у него не было ни достаточно войск, ни денег. В полках царило уныние. Выросло количество дезертиров. Солдаты грабили обывателей в Лифляндии и Курляндии, добывая средства к существованию. Вся надежда была лишь на помошь русских. Петр I не вступал в войну, ожидая заключения мира с Турцией, ибо вести войну на два фронта Россия не могла.

Датский король Фредерик IV вступил в войну против Швеции в марте 1700 г. Датская армия (16 тысяч человек) вступила на территорию герцогства Гольштейн-Готторп, где находился шведский гарнизон. При этом датчане, как, впрочем и все их союзники, расчитывали на нейтралитет морских держав и Франции. И просчитались. Столица Дании -- Копенгаген осталась почти беззащитной. Этим обстоятельством незамедлил воспользоваться Карл XII.

"Король отправился на первую войну свою 8 мая 1700 г."30Ф.А.Вольтер "История Карла XII короля шведского", ч. 2, СпБ, стр. 111.Шведский король, несмотря на юный возраст, проявил недюженные полководческие способности. Собрав свою небольшую армию в Карлскруна, Карл приступил к посадке на корабли. К шведскому флоту присоединилась и англо-голландская эскадра. Подойдя к Копенгагену шведы приступили к высадке десанта у Гумблебека. Датчане собрали в это место всю имевшуюся кавалерию, артиллерию и несколько пехотных частей.

Шведы во главе с королем, под прикрытием огня своего флота, высадились на берег и штыковой атакой выбили датчан из укреплений. Началась осада Копенгагена. Фредерик IV был вынужден просить о немедленном заключении мира.

Датско-шведский договор в Травендале (недалеко от Любека) был заключен 8 августа 1700 г. Шведы под нажимом Англии, Голландии и Франции были вынуждены отказаться от своих амбициозных планов.

Согласно условиям договора Фредерик IV разрывал союз с Саксонией и выплачивал шведам контрибуцию в 200 тыс. талеров. "Поскольку Травендальский трактат был заключён до открытия военных действий России против Швеции, то Фредерик IV никаких обязательств относительно прекращения договора с Петром не давал."31Н. Павленко, В. Артамонов "27 июня 1709", М., 1989, стр. 51.

Однако датский монарх вплоть до второй половины 1709 г. не предпринимал никаких попыток продолжить войну на стороне России. Не лучшим образом поступил и Август II. Узнав о том, что шведский король скоро прибудет с армией в Прибалтику, он снял 15 сентября осаду с Риги и отступил на винтер-квартиры.

Таким образом мы можем видеть, что еще до вступления России в войну, положение союзников было очень тяжелым, тем более, что они лишились хорошей датской армии и великолепного флота.

Русское государство вступило в войну против Швеции 19 августа 1700 г. Одной из главных причин вступления России в войну с Швецией царь мотивировал неуважительным отношением к его персоне во время пребывания в Риге "Великого посольства" в 1697 г. На самом деле русские, длительное время готовившиеся к войне, стремились вернуть себе утраченные ранее земли -- Ингерманландию и Карелию. 22 августа 1700 г. царь выехал из Москвы, а 24-го в поход двинулась русская армия. Цель похода -- Нарва, древнерусская крепость Ругодев, которой Петр собирался овладеть в первую очередь.

Русская армия была разделена на три "генеральства" (дивизии): Автонома Ивановича Головина с десятью пехотными полками и одним драгуновским, общей численностью в 14726 человек; Адама Адамовича Вейде с 9 пехотными полками и одним драгунским полком -- 11222 человека и дивизии Аникиты Ивановича Репнина: 9 пехотных полков, насчитывающих около 11000 человек.

Общее командование армией было возложено на Головина, произведенного в фельдмаршалы. Головин лишь номинально являлся старшим военноначальником, так как всеми действиями армии руководил сам Петр.

Кроме выше перечисленных частей в состав армии входило дворянское ополчение -- 11533 человека. В Новгороде к армии должны были присоединиться два солдатских и пять стрелецких полков -- 4700 человек. С Украины под Нарву были отряжены 10500 казаков во главе с наказным гетманом Обидовским. Таким образом под Нарву было снаряжено 63515 человек. Однако Репнин и казаки Обидовского к Нарве не поспели.

Следовательно, русская армия под Нарвой насчитывала 32-35 тыс. человек при 184 орудиях.

Вместе с армией двигался огромный обоз, примерно в 10000 телег, который вез 12 тыс. пудов пороха, 5018 пудов свинца, 6 тыс. пудов ядер, 11337 пудов бомб и 11500 ручных гранат. Лето и осень 1700 г. были очень дождливыми. Телеги вязли в грязи, ломались. От плохой кормежки начался падеж лошадей. Колонны на марше сильно растянулись. Уже на походе солдат стали кормить очень плохо. Обмундирование истрепалось и расползлось по швам. Войска собирались под Нарвой очень медленно. 9 сентября прибыл отряд князя Трубецкого, а 23-го -- отряд Бутурлина во главе с Петром I. И только 14 октября подошли отряд Головина и дворянская поместная конница Шереметева. К 25 октября русская армия, за исключением дивизии Репнина и казаков Обидовского сосредоточилась под Нарвой и обложила её.

Чем же руководствовался Петр I, вступая в войну с Швецией, зная при этом о выходе из Северного союза Дании и тяжелого положения Саксонии?

Прежде всего он считал, что уровень боевой подготовки русской армии достаточно высок. В этом мнении его всячески поддерживали датский и саксонский посланники Гейне и Ланг, а также ближайшее окружение.

Швеция, как уже указывалось выше, в предверии войны за Испанское наследство, оставалась без союзников, что делало шансы русских на победу очень высокими. Кроме того, русский царь не желал остаться монархом не умеющим держать свое слово в глазах европейских союзников.

Неоднократно приводимое мнение Петра о состоянии русской армии под Нарвой в "Гистории Свейской войны", было написано им двадцать лет спустя после Нарвского сражения, когда Россия победила в Северной войне (1700-1721 гг.), и как говорится: "Победителя не судят".

И русские и советские историки ставили признание Петра о плохом состоянии армии под Нарвой во главу угла, однако на самом деле в начале войны и осады мнение Петра I было абсолютно противоположным, высказанному впоследствии.

Крепость Нарва, расположенная на левом берегу реки Наровы, в 15 км от ее устья, была сильно укреплена, причем предмостным укреплением на правом берегу являлся замок Иван-город, построенный русскими при Иване III. Иван-город и Нарва были связаны постоянным мостом. Для овладения Нарвой требовалось разрушить мост и овладеть иван-городскими укреплениями, в противном случае гарнизон Нарвы мог уйти в Иван-город, поэтому пришлось осаждать обе крепости.

Петр I, прибыв к крепости с иностранными специалистами и генералами -- герцогом де Кроа и бароном Аллартом, в тот же день произвел рекогносцировку крепости и её окрестностей. Недовольный медлительностью Алларта, царь лично составил план осады. Он заключался в том, что одновременно с обеих сторон реки Наровы захватить подступы к крепости. Опасаясь прибытия подкреплений и подхода шведских войск для деблокады гарнизона Нарвы, на левом берегу реки Наровы было решено возвести двойные линии непрерывного вала, упирающегося флангами в реку. Расстояние между этими линиями было неодинаково, на крайнем правом фланге оно достигало 600 сажен, в центре 120 сажен, на левом фланге не более 41-50 сажен. Узость полосы между линиями укреплений, особенно на левом фланге, и бараки для размещения войск, отстроенные по всей линии, стесняли маневренность войск.

Русская армия была расположена в следующем порядке с правого фланга на левый: лейб-гвардии Преображенский, лейб-гвардии Семеновский, Фливерка, Шневенса, Иваницкого, Мевса, Бильца, Больмана, Трейдена, Вертова, Брюса, Алферова, Кульма, Девсена, Байшева, Стрекалова, Елчанинова, Сухарева, Лима, Гордона, Трейдена, Вердена, фон Балка, Шведена, Юнгера, Н. Балка, В. Дельдена, И. Дельдена пехотные полки. Войска составляли три группы -- генерала А. Головина (14 тыс. чел.) на правом фланге; в центре на горе Германсберг -- группа князя Трубецкого (6 тыс.чел.); на левом фланге дивизия Вейде (3 тыс. чел.); левее её между укрепленными линиями левого фланга, упираясь в берег Наровы, конница дворянского ополчения Шереметева в составе 5 тысяч человек. 32)

Осадный парк в количестве 146 орудий частно был рассредоточен по линии укреплений (22 пушки и 17 мортир), а вся остальная артиллерия действовала с позиций устроенных против Иван-города.

Главная квартира русской армии находилась на правом фланге на о-ве Кампергольм.

Шведский гарнизон в Нарве под командованием полковника Горна был немногочисленным и состоял из 1300 пехотинцев, 200 кавалеристов и 400 вооруженных жителей.

Установив батареи, русские 18 октября сделали первый пробный выстрел. С 20 октября батареи начали регулярный обстрел крепости. Снарядов хватило ровно на две недели. Эффективность бомбардировки была ничтожной. Именно в этот период начинают сказываться крупные недочеты в лагере осаждавших. Катастрофически не хватало осадных орудий крупного калибра. Эффективность огня имеющихся орудий снижалась плохим качеством пороха.

Низкое качество отливки приводило к разрыву артиллерийских стволов. Провиантская часть в армии находилась в катастрофическом состоянии и не могла обеспечить войска всем необходимым.

Накануне Нарвского сражения солдаты многих полков сутки ничего не ели. Выучка солдат и офицеров была на плачевно низком уровне. Все это порождало недоверие в солдатской среде по отношению к офицерам-иностранцам. Отсутствие необходимых сведений о планах и передвижениях противника, лишали русское командование необходимой информации.

Шереметев, командовавший дворянской кавалерией подошел 3 октября к Везенбергу где и остановился, не предпринимая никаких действий. 25 октября к Везенбергу приблизился отряд шведского генерала Веллинга. Шереметев, опасаясь за свой левый фланг, который можно было обойти, отступил без боя к деревне Пуртц (36 верст от Везенберга).

Численность шведских войск не была выявлена. Воспользовавшись оплошностью Шереметева, Веллинг выдвинул авангард своего отряда к Пуртцу и внезапно 26 октября у деревни Вергле атаковал русское прикрытие, солдаты которого беспечно стояли по домам, без должных мер охранения.

Русские были вынуждены обороняться по одиночке. Шведы зажгли селение, что еще более осложнило положение русских. Некоторым солдатам русского отряда удалось вырваться из окружения и сообщить о происшедшем Шереметеву, стоявшему с главными силами отряда у Повинда.

Шереметев выслал на помощь окруженным 21 эскадрон кавалерии. Малочисленный шведский отряд. был окружен и был вынужден пробиваться из окружения. Вместо того, чтобы развить успех, Шереметев в спешке отступил к деревне Пихайоги. Петр был крайне недоволен действияии Шереметева у Пуртца и приказал ему держаться до последней крайности у Пихайоги. Пихайоги находились в 32 верстах от Нарвы. Место было крайне выгодно для обороны даже незначительными силами.

Шереметев в оправдание своих действий у Пуртца писал царю: "Там не стоял для того: болота и топи несказанные и леса привеликие. И из лесу подкрадчи один человек и зажег бы деревню и учинил бы великие беды, а паче того был опасен, чтобы обошли нас около к Ругодиву (Нарвы)."33"Письма и бумаги Петра Великого", т. 1, СпБ, 1887, стр. 841.

Таким образом, вплоть до начала сражения, русское командование пребывало в неведении относительно действий и планов шведского короля. Карл XII, посадив армию на корабли, 16 октября 1700 г. высадился в Ревеле и Пярну.

Зная о тяжелом положении малочисленного гарнизона и опасаясь его капитуляции, Карл XII выступил из Ревеля 4 ноября и форсированным маршем с частью войск двинулся к Нарве. Для ускорения движения было приказано оставить обоз. В поход двинулись пехотинцы и кавалеристы, нагруженные продовольствием и боеприпасами, а также запряжки артиллерийских орудий.

Одной из главных причин движения к Нарве было то обстоятельство, что саксонские войска, сняв осаду с Риги, отступили, оставив своего русского союзника один на один со шведами.

После удачного для русских боя у Пуртца, в котором шведский конный отряд потерпел поражение, были взяты в плен майор Паткуль, ротмистр Адеркас и несколько рейтаров. От них были получены сведения о приближении к Нарве тридцатитысячной шведской армии во главе с королем и о том, что в Раквере находится передовой отряд в 5000 человек. 12/13 ноября шведский корпус под командованием Карл XII из Раквере двинулся к Нарве. Шереметев, вместо выполнения приказа царя Петра I об удержании позиций у Пихайоги, при приближении шведского корпуса 16/17 ноября отступил к Нарве.

Русские войска к этому времени недостаточно укрепили западную сторону своих позиций. Шведские войска теперь беспрепятственно двигались к Нарве.

В этой ситуации Петр I передал командование армией герцогу де Кроа и в ночь с 18 на 19 ноября отбыл в Новгород. Официальной версией отъезда из армии накануне сражения послужило то, что Петр I пояснил его необходимостью поторопить резервы, обозы и встретиться с Августом II. Так как русского царя нельзя обвинить в малодушии и трусости, ибо на протяжении всей своей военной карьеры Петр действовал в самых опасных местах и не раз рисковал своей жизнью, то это можно пояснить двумя обстоятельствами.

Первое состояло в явной недооценке угрозы русской армии со стороны шведов и переоценкой ее возможностей. Несмотря на множество явных просчетов и недостатков, выявленных в ходе осады, Петр уповал на то, что его армия способна дать шведам победоносное сражение.

Вторым обстоятельством послужило то, что Петр I прекрасно осознавал всю катастрофичность и шаткость своего положения. В случае его гибели или плена, реформы начатые с таким трудом, сошли бы на нет, так как оппозиция, противившихся нововведениям бояр, дворян и части купечества была очень сильна.

Безусловно Петр Великий это прекрасно осознавал, поэтому он никогда не рисковал там, где по его мнению успех мог быть минимален.

Шведская армия 18 ноября прибыла в Легены. Гарнизон крепости был оповещен двумя залпами о прибытии помощи.

Какова же была численность шведской армии в Нарвском сражении? В русской и советской историографии цифра количественного состава шведской армии варьируется от 12 тыс. до 32 тыс. человек при 37 орудиях. Советский историк Тельпуховский, описывая ход Нарвского сражения, вообще не указывает численности шведских войск.

Наиболее точные сведения в отечественной историографии приводятся Н.Павленко в его работе "27 июня 1709 г." -- 8430 человек при 37 орудиях. Шведские историки Карлссон, Норденсван и эстонский историк Сепп указывают численность армии короля в 10537 человек при 37 пушках. Однако по данным Густава Адлерфельта, армия шведского короля на последней стоянке в 10 верстах от Нарвы состояла из 5300 пехотинцев и 3130 кавалеристов при 37 орудиях, то есть 8430 человек.

Шведская армия состояла из 21 батальона пехоты и 47 эскадронов кавалерии.

Прибытие 18 ноября в лагерь осаждающих кавалерии Шереметева, усилило разброд и сумятицу среди русского командования. Герцог де Кроа приказал привести войска в боевую готовность и поставить их в одну линию между внешней и внутренней линией укреплений. Таким образом, русские войска, растянувшись на семь верст по длине укрепления в тонкую линию без резерва должны были ждать противника. Было приказано от каждого полка выставить боевое охранение для "бережения от шведов". Однако это распоряжение было проигнорированно командирами многих русских полков, что дало возможность шведской разведке беспрепятственно измерить глубину рвов и высоту валов русских укреплений.

Ночью 19 ноября шведская армия, соблюдая полную тишину, выступила к русскому лагерю. Около 10 часов утра день прояснился и русские увидели ряды шведов. "При звуках труб и литавр, двумя пушечными выстрелами шведы предложили сражение."34Яков де Санглен "Подвиги русских под Нарвой в 1700 г.", СпБ, 1831, стр. 22.

Русское командование не ответило на вызов шведов, а собрало военный совет у фельдмаршала де Кроа. Шереметев, указывая на растянутость оборонительных позиций и отсутствие резервов, предложил оставить часть войск в лагере для наблюдения за гарнизоном, а остальные войска вывести в поле и дать сражение.

Это единственно правильное решение было отвергнуто другими генералами во главе с де Кроа, который мотивировал тем, что русские не смогут противостоять шведам в открытом бою. На совете было решено оставаться на месте. Пассивное поведение русского командования полностью передало инициативу в руки шведского короля.

Карл XII, в отличии от русских генералов, обладал всеми необходимыми данными о численности и расположении войск противника, его укреплениях и количестве артиллерийских орудий. Проведя рекогносцировку, король установил, что наиболее сильно был укреплен центр русской позиции. Поэтому главный удар решено было направить против флангов русских войск. Карл стремился прижать русских к крепости и сбросить их в Нарову.

По данным Густава Адлерфельта шведская армия состояла из следующих частей кавалерии и пехоты: корпуса Лейб-драбантов, Абосского рейтарского полка, Граттенфельда драгунского полка, рейтарского полка Ребинга, драгунского полка Гастфера, финского дворянского эскадрона, Делакарлийского пехотного полка, лифляндского полка Тизенгауза, Вестманладского пехотного полка, эстляндского эскадрона дворянского знамени, Нёрке-Вермландского пехотного полка, Нюландского и Карельского рейтарского полков, Лейб-гвардии пешего полка, Хельсингенского и Нюландского пехотных полков и Лейб-регимента.

Подразделения шведской армии из-за отставших и заболевших были малочисленны.

Русское командование, да и шведские генералы, не ожидали, что Карл XII, не дав отдохнуть своим солдатам и не дождавшись подхода основных сил, бросит свои войска в атаку. Шведская артиллерия под командованием генерал-фельдцехмейстера барона Ю. Шёблада заняла позиции на холме Германесберг, напротив центра русской позиции.

Для атаки правого фланга русских была выделена колонна генерала Веллинга в составе 11 батальонов пехоты и 24 эскадронов кавалерии. На левом фланге, должны были наступать части генерала Реншильда, разделенные на три колонны в составе 10 батальонов. Впереди каждой колонны шли 500 гренадер с фашинами. При особе короля находился корпус Лейб-драбантов.

Король предусмотрел выделение резерва силой в 12 эскадронов.

Артиллерия была разделена на две части, согласно двум объектам атаки.

Русское командование, передав инициативу в руки энергичного шведского короля по сути дела предрешило исход сражения.

В два часа пополудни шведы под прикрытием артиллерийского огня и начавшегося снегопада, бившего в лицо русским, ринулись в атаку. Гренадеры, шедшие в голове колонн, забросали ров фашинами и, взойдя на вал, вступили в схватку с русскими солдатами. Быстрота, натиск и слаженность действий шведских солдат сделали свое дело -- им удалось ворваться в русский лагерь. В русских полках началась паника. Конница Шереметева обратилась в бегство, бросившись в реку Нарову. Сам Шереметев спасся, но более 1000 человек из состава его отряда потонули в реке. Русская пехота, вместо оказания сопротивления, искала спасение в бегстве. Крики "Немцы -- изменники!" ещё более усилили панику. Началось избиение офицеров-иностранцев. Солдаты бросились к единственному пантонному мосту у острова Кампергольм. Мост от большого скопления народа рухнул, солдаты стали тонуть.

Офицеры-иностранцы во главе с герцогом де Кроа, спасаясь от солдатского возмущения, сдались в плен.

В тыл русской армии нанес удар и гарнизон Нарвы.

Не все полки бежали в беспорядке с поля боя. На правом фланге гвардейские полки с присоединившимися к ним солдатами ряда полков дивизии Головина, огородившись повозками и рогатками, оказали ожесточеннейшее сопротивление наступающим шведским частям.

На левом фланге дивизия Вейде также стойко отбивала все атаки шведов. Колонна шведских войск под командованием генерала Реншильда была расстроена метким огнем русских гвардейцев. К месту боя прибыл Карл XII, но он не мог сломить силу сопротивления русской гвардии, несмотря на то, что "ободренные присутствием государя, шведы несколько раз бросались в атаку; но тщетно: огородив себя повозками артиллерийского парка, русские были непоколебимы и отразили все усилия неприятеля. Наступившая ночь прекратила битву."35Н.Г. Устрялов "История царствования Петра Великого", т. IV, СпБ, 1863, стр. 47-48.

Русские историки, говоря о Нарвском сражении указывают, что именно эта победа короля определила его пренебрежительное отношение к русским.

Это не так, ибо эпизод боя русских гвардейских полков отмечен в историографии знаменитой фразой Карла XII, обращенной к генералу Реншильду: "Каковы мужики!"

Наступившая ночь усугубила беспорядок как в рядах русских так и шведских войск. Некоторые части шведской пехоты, ворвавшись в русский обоз перепились, а два батальона в темноте приняв друг друга за врагов вступили между собой в бой.

Карл XII прекрасно понимал, что победа может ускользнуть у него из рук, т.к. силы армии были слишком малы. Русские войска, даже не считая убитых, раненых, пленных и бежавших с поля боя, по своей численности превосходили шведов. Правда связь между правым и левым флангом русских войск отсутствовала.

При сложившихся обстоятельствах оставшиеся представители русского генералитета -- Л.Ф. Долгоруков, А.И. Головин, И.И. Бутурлин, царевич Александр Имеритинский приняли решение о капитуляции.

Генерал Вейде также послал парламентера к генералу Веллингу с предложением о сдаче на разумных условиях.

Генерал Долгоруков выговорил свободный отход русских войск на правый берег с оружием, знаменами, но без артиллерии и обоза. Дивизия Вейде капитулировала лишь утром 20/21 ноября после двукратного приказа князя Долгорукова сдаться, на условиях свободного прохода на свой берег без оружия и знамен. Шведские саперы всю ночь с 19/20 на 20/21 ноября помогали русским наводить мост. Утром 20/21 ноября русские войска покинули шведский берег реки Наровы. В нарушение условий капитуляции Карл XII удержал в плену 700 русских офицеров, из них 10 генералов. Шведам достались богатые трофеи: 145 орудий, обоз и множество знамен. Потери русской армии составили около 6-7 тыс. человек убитыми, ранеными и утонувшими. Потери шведов составили около 1700 человек убитыми и ранеными. Не следует забывать что часть русских солдат дезертировала и погибла от голода и холода.

21 ноября король вступил в Нарву, где тотчас пожаловал полковнику Горну звание генерал-майора.

Таким образом русская армия потерпела тяжёлое поражение, показавшее её неподготовленность к ведению войны с регулярными европейскими войсками -- шведами.

Русские северо-западные границы оказались под угрозой вторжения.

Почему же Карл XII не воспользовался сложившейся для него благоприятной ситуацией?

Как указывают русские и шведские историки, король был готов к продолжению русского похода, однако его генералы указали Карлу XII на трудности похода и сильную усталость войск.

Другой причиной, которую стараются не упоминать отечественные историки были последствия голода и неурожая 1695-1697 гг. в Прибалтике. Эстляндия не могла прокормить королевскую армию и обеспечить ее необходимыми запасами фуража и провианта.

Правда 21/22 ноября 1700 г. Карлу XII удалось захватить на реке Нарове транспорт русских судов со значительным запасом провианта, а в Ямах большой русский магазин с зерном, но этого было явно недостаточно. Карл XII 2/З декабря 1700 г. опубликовал грамоту на русском языке, в которой он призывал русских крестьян привозить нужные товары в шведский лагерь. Однако это обращение должного эффекта не имело.

Три недели стояла армия Швеции под Нарвой. Карл XII исходя из невозможности продолжить русский поход, 12/13 декабря, перейдя реку Нарову, направился по её восточному берегу к югу.

Шведская армия расположилась на винтер-квартирах в уезде Тартумаа. Главная квартира Карл XII находилась в замке Лайузе, куда он прибыл 18/19 декабря 1700 г. Вокруг главной квартиры расположилась пехота, дальше, по направлению к Ревелю -- кавалерия и драгуны. Часть полков (например М.А. Нирота) расположились в Эстляндии, а корпус Спенса у Отепя.

Уезд Тартумаа был одним из самых богатых в Лифляндии. Король великолепно расположил свою армию. Этот район был крайне удобен для переброски армии. Отсюда одна дорога вела к Нарве, другая к Печорам и третья -- к Риге. Но армия короля, находясь в Лайузе, больше тяготела к северу, к Нарве. Она не могла угрожать коммуникациям, связывающим саксонскую армию в Курляндии с русской армией у Пскова и Новгорода, не могла помешать соединению союзных армий и их совместным действиям.

Третьей причиной послужило наличие в тылу шведской армии боеспособной и прекрасно подготовленной саксонской армии короля Августа II.

Карл XII не мог продолжать поход на Россию, не обеспечив стратегический тыл своей немногочисленной армии.

Поэтому главной причиной польского периода Северной войны (1701-1707 гг.) послужила борьба Швеции с Польско-Саксонским государством за обладание стратегическим пространством, для обеспечения тыловых коммуникаций в предстоящем Русском походе. Поражение под Нарвой крайне ухудшило как военное, так и внешнеполитическое положение России.

Неоднократные попытки Петра I при помощи австрийских и французских посредников заключить мир остались без ответа шведского короля. Все это привело к установлению более тесных русско-саксонских отношений. Хотя саксонская армия Августа II и ушла за Западную Двину, но представляла собой крупную силу.

Правда Август II в течение зимы 1700/1701 гг. предпринимал попытки заключить мир или перемирие с Швецией. Несмотря на уговоры своих министров, в том числе и графа Пипера, король отверг выгодные для Швеции предложения. Здесь впервые проявляется политическая близорукость короля, уповавшего на явное превосходство открытой военной силы его армии.

Августу II ничего не оставалось делать, как договариваться с Россией о более тесном союзе. Попытки польского короля привлечь на свою сторону магнатов Речи Посполитой ни к чему не привели. Война не пользовалась популярностью в широких слоях польско-литовского дворянства и населения. Часть польского дворянства вынашивала планы войны с Россией за возврат ранее утерянных земель в союзе с Швецией. Августа поддерживала лишь шляхта двух воеводств -- Сандомирского и Краковского.

15/16 февраля 1701 г. в Биржах состоялась встреча польского и русского монархов. 26/27 февраля 1701 г. переговоры завершились заключением Биржайского договора. Условия договора были следующими:

* * *

1. Союзники взаимно обязались не заключать сепаратного мира.

2. Петр I должен был послать в распоряжение Августа II вспомогательный корпус силой в 15-20 тыс. человек при 40 пушках.

3. Петр I обещал давать польскому королю ежегодно денежную субсидию в размере 100 тыс. рублей.

* * *

Более точный план военных действий был согласован на военном совете 28/29 февраля, (11 марта по нашему стилю).

Август II при помощи русского корпуса обязывался в начале августа осадить Ригу. Русские иррегулярные войска должны были делать набеги на территорию Финляндии, а главные силы Русских войск должны были отвлечь шведов действиями у Печор или Нарвы. После падения Риги Август должен был помочь Петру I взять Нарву. В случае выступления шведов к Москве, Август II обязывался послать на помощь русской армии саксонские войска.

Планы шведского командования в предстоящей компании были более реальны. Король считал необходимым разбить саксонские войска у Риги, а затем выступить против русских.

К маю 1701 г. планы шведской стороны стали более конкретными. Главная шведская армия должна была выступить против саксонской армии Августа II. Планом предусматривалось взятие крепостей Даугавгривы, Коброна и Кокнеса, а также занятие Курляндии.

Генерал Кронгиорт, командующий войсками в Ингрии, получил приказ напасть на русские войска со стороны Ладоги, а Нарвский комендант Горн -- предпринять поход к Гдову. После занятия Курляндии войска Карла XII должны были взять Псков. Саксонская армия в Курляндии насчитывала всего около 12-15 тыс. человек. 25/26 июня 1701 г. к саксонской армии Штейнау присоединился русский корпус генерала Репнина, силой в 17-20 тысяч человек. После соединения войск союзников угроза Риге возросла.

К весне 1701 г. в Эстляндии, Лифляндии и Ингерманландии насчитывалось 29 тысяч шведских солдат. Из них 10500 (включая всю рижскую группировку -- 4500 человек) приходилось на гарнизоны городов-крепостей. На территории современной Эстонии находилось 19300 человек. Хотя армия Карла XII насчитывала почти 15 тысяч человек, король не мог полностью использовать их против саксонской армии -- часть сил необходимо было оставить для сдерживания русских на востоке. Вместе с тем, король в сложившейся ситуации, мог использовать часть войск рижской группировки, особенно на южном фланге.

К маю 1701 г. король получил значительные подкрепления из Швеции и Финляндии. Подкрепления стали пребывать 17 мая 1701 г. Пополнения составили 9350 человек. Численность армии Карла XII достигла 24 тысяч человек, а всех шведских войск в Остзейских провинциях -- около 39 тыс. человек.

Холодная зима и сильное весеннее половодье, задерживали выступление королевских войск. Лишь в конце мая армия Карла XII была готова к новому походу.

21/22 мая 1701 г. король во главе лейб-гвардии выступил в поход. Затем к нему присоединились другие полки. Войска сосредоточились в окрестностях Дерпта.

К началу июля шведы подошли к реке Даугава (Западная Двина). Штейнау, командовавший саксонскими войсками, разбросал их по берегу Двины не зная, в каком месте шведы попытаются переправиться. Карл XII не замедлил воспользоваться ошибкой саксонского командующего. По приказу короля были сколочены плоты с высокими бортами. Для обмана противника шведы заготовили большое количество сена. Утром 8/9 июля 1701 г. шведы приступили к переправе у Спильве, предварительно зажгя большое количество костров из мокрой соломы. Дым от костров застлал реку и дезоринтировал саксонцев.

К началу сражения саксонская армия насчитывала до 12 тысяч человек с мощной артиллерией -- 36 орудий. Они располагались в две линии: в первой линии слева -- направо были построены кирасирский полк Королевы, полк пешей гвардии саксонского курфюршества, полк Наследного принца, полк Королевы, полк польской коронной пешей гвардии и кирасирский полк курляндского герцога Электора. Во второй линии были построены слева-направо: кирасирский полк Штейнау, пехотные полки Сакена, Штейнау, Тейлау, кирасиры курляндского герцога Электора, драгунский полк Мюльхау. Всего силы саксонцев состояли из 14 пехотных батальонов и 30 кавалерийских эскадронов (около 6200 пехотинцев и 7500 кавалеристов).

Шведский король располагал всего лишь 7000 человек (1400 кавалеристами и 5600 пехотинцами) -- 15 батальонов пехоты и 11 рот кавалерии. Шведские части располагались в следующем боевом порядке слева -- направо: Вестманландский пехотный полк (два батальона) вел генерал Левенгаупт; во главе 1-го батальона Уппландского полка, 1-го батальона полка Хельсинген и 1-го батальона Лейб-гвардии пешего полка шёл генерал-майор Поссе; генерал Ливен вёл 2-й батальон Лейб-гвардии пешего полка, батальон гвардейских гренадеров и 1-й батальон Нёрке-Вермландского полка; генерал Стенбок возглавлял 4-й батальон Лейб-гвардии пешего полка и 2-й батальон Уппландского полка; генерал Спенс командовал двумя батальонами Делакарлийского полка; генерал Горн стоял во главе гренадеров Уппландского полка и 10 рот конного лейб-регимента; король вел роту лейб-драбантов, а генерал Стюарт Вестерботтенский пехотный полк (два батальона). Шведская артиллерия была сосредоточена на берегу и поддерживала огнем переправляющиеся части шведской армии.

Шведские генералы и французский посол граф Гискар указывали королю на опасность переправы под огнем саксонских пушек, но Карл XII, прекрасно знавший, что Штейнау позволит шведам высадиться на берег, для того, чтобы попытаться их разбить, приказал переправляться. Шведы под прикрытием дыма высадились на берег и стали выстраиваться в боевом порядке. Штейнау бросил в атаку на не успевшие построиться батальоны противника своих кирасир. Королевская пехота была смята и опрокинута в реку. Обнажив шпагу, Карл XII остановил своих солдат. Шведы сомкнули свои ряды и встретили саксонцев огнем и штыками. Отбив атаку саксонской кавалерии, каролинцы вышли на берег. Штейнау отступил к главной позиции своих войск, прикрытых с одной стороны болотом, а с другой лесом. Саксонская пехота под прикрытием огня своей артиллерии трижды пыталась опрокинуть шведов, но безуспешно. Устроив свои войска должным образом, король атаковал саксонцев. Дав один ружейный залп, шведы ринулись в штыковую атаку. Саксонцы не выдержали атаки и обратились в бегство. Курляндские кирасиры оказали наиболее ожесточенное сопротивление, но после ранения своего герцога и они обратились в бегство. Саксонцы потеряли 900 человек убитыми, 500 пленными, 3 штандарта, одно знамя и 36 пушек. Шведы потеряли до 300 человек.

Корпус генерала Репнина не принимал участия в сражении. После поражения саксонцев, русский корпус отступил к Пскову.

Шведские войска, преследуя саксонцев, заняли всю Курляндию и захватили в Елгаве саксонские магазины, склады оружия, архив, библиотеку и имущество курляндского герцога.

Шведы наложили на Курляндию контрибуцию: 60 тысяч риксталеров, 90 тысяч лисфунтов сухарей, 60 тысяч лисфунтов копченого мяса, 30 тысяч бочек пива, 40 тысяч бочек овса, 100 тысяч стогов сена, 1 тысяча бочек водки.

Несмотря на одержанную победу, Карл XII не смог разгромить саксонские войска и не добился низложения Августа II.

Планы разгрома союзников поодиночке не удались. Предстояла война на два фронта.

* * *

Продолжение следует...



В написании работы была использована следующая отечественная и зарубежная литература:

А.К. Пузыревский "Развитие постоянных регулярных армий и состояние военного искусства в век Людовика XIV и Петра Великого".

А.З. Мышлаевского "Северная война. От реки Уллы до Березины за Днепр", "Северная война. Летняя компания 1708 г.".

A. Konstam "Poltava 1709".

R. Brzezinski "Polish Armies. 1569-1676".

Zechlin H. "Die Schlacht bei Fraustadt. Eine militargeschichtliche studio".

Adlerfeit G. "Histoire militaire de Sharles XII roy de suide, de puis l'an 1700 ins gua la bataille de Pultowa".

Carlson F.F. "Sveriges historia under konungarna at pfalziska huset".

Berg A., Gransson G. "Kapoliner".

Примечания



1

В. Пашуто "Александр Невский", М., 1995, стр. 60.



2

A.C. Кан "История Скандинавских стран", М., 1971, стр. 36.



3

"История Норвегии", М., 1984, стр. 187.



4

"История Норвегии", М., 1984, стр. 188.



5

A.C. Кан "История Скандинавских стран", М., 1971, стр. 67.



6

Петер Энглунд "Полтава. Рассказ о гибели одной армии", М., 1995, стр. 32.



7

Петер Энглунд "Полтава. Рассказ о гибели одной армии", М., 1995, стр. 32.



8

К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин "О войне и армии", М., Воениздат, 1982, стр. 85.



9

А. Кан "История Швеции", М., 1973, стр. 161.



10

А. Кан "История Швеции", М., 1973, стр. 161.



11

А. Кан "История Швеции", М., 1973, стр. 161.



12

Е.А. Разин "История военного искусства", т. З, СпБ, 1994, стр. 203.



13

Е.А. Разин "История военного искусства", т. З, СпБ, 1994, стр. 388.



14

Е.А. Разин "История военного искусства", т. З, СпБ, 1994, стр. 388.



15

Рюстов "История пехоты", т. 2, СпБ, 1976, стр. 4.



16

К. Маркс и Ф. Энгельс. Собрание сочинений, т. 14, М., 1983, стр. 369.



17

Е.А. Разин "История военного искусства", т. З, СпБ, 1994, стр. 382.



18

Х. Паали "Между двумя боями за Нарву", Таллин, 1966, стр. 67.



19

Х. Паали "Между двумя боями за Нарву", Таллин, 1966, стр. 69.



20

Сведения о цветах штандартов и знамен получены из списков трофеев.



21

К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин "О войне и армии", М., Воениздат, 1982, стр. 85.



22

Вольтер "История Карла XII короля шведского", М., ч. 2, 1803, стр. 169.



23

Вольтер "История Карла XII короля шведского", М., ч. 2, 1803, стр. 171.



24

Г.А. Леер "Стратегия" СпБ, 1898, стр. 36.



25

Е.В. Тарле "Северная война и шведское нашествие на Россию", "Феникс", 1994, т.З, стр. 43.



26

К. Маркс, Ф. Энгельс. Собрание сочинений, Издание 2, М., 1958, т. 11, стр. 501.



27

Н. Павленко, В. Артамонов "27 июня 1709", М., 1989, стр. 151.



28

Петер Энглунд "Полтава. Рассказ о гибели одной армии", М., 1995, стр. 73.



29

Петер Энглунд "Полтава. Рассказ о гибели одной армии", М., 1995, стр. 62-63.



30

Ф.А.Вольтер "История Карла XII короля шведского", ч. 2, СпБ, стр. 111.



31

Н. Павленко, В. Артамонов "27 июня 1709", М., 1989, стр. 51.



32

Б. Тельпуховский "Северная война (1700-1721). Полководческая деятельность Петра I", M., Воениздат, 1946, стр. 34.



33

"Письма и бумаги Петра Великого", т. 1, СпБ, 1887, стр. 841.



34

Яков де Санглен "Подвиги русских под Нарвой в 1700 г.", СпБ, 1831, стр. 22.



35

Н.Г. Устрялов "История царствования Петра Великого", т. IV, СпБ, 1863, стр. 47-48.


Поделиться впечатлениями