На чём “погорела” Советская власть?

Авенир Соловьёв



НА ЧЕМ «ПОГОРЕЛА» СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ?

Режимы не свергают - они умирают сами, исчерпав возможности по развитию производительных сил страны. Отрекся от престола всемогущий император России Николай II; лишь подростки-юнкера защищали Временное правительство А.Ф.Керенского; ни один коммунист не пошел с оружием в руках защищать партийные комитеты и Советский Союз осенью 1991 года. Иностранная интервенция и белая гвардия не смогли сокрушить правительство В. И. Ленина, а через семьдесят лет правительство М. С. Горбачева тихо рухнуло, разбив на осколки и СССР, подобно тому, как падает в безветрие могучее внешне, но сгнившее у основания дерево, ломая все вокруг.

В чем причина того, что развалилась и продолжает гибнуть вторая держава мира – СССР? Ссылки на происки «агентов влияния», «пятую колонну» и тому подобное ничего не объясняют, ибо неблагоприятные внешние факторы действуют всегда и везде, но нигде они не являются решающими, подобно тому, как могучему организму не страшны ни болезни, ни удары. Надо искать внутренние причины случившегося. Надо начать издалека – с выяснения характера Октябрьской революции, которая лишь в 1927 году получила «титул» «Великой» и «Социалистической».

Дооктябрьская Россия была страной мелкотоварного (крестьянского и кустарного производства. Даже в 1924 году в СССР крестьяне – единоличники и некооперированные кустари - составляли 75, а рабочие – всего 10 процентов населения (Народное хозяйство СССР за 70 лет. М. 1987, С.11). После низвержения самодержавия 12 марта 1917 года стадию развития капитализма в России тем более еще предстояло пройти.

Поэтому Октябрьская революция 1917 года не была и не могла быть социалистической революцией. Ленин это прекрасно понимал. В апреле 1917 года В.И.Ленин писал:

«Россия – крестьянская страна, одна из самых отсталых европейских стран. Непосредственно в ней не может победить тотчас социализм».

(ПСС, Т. 31, С. 91)

Через четыре года, анализируя ход революционного процесса, В.И.Ленин констатирует:

«Мы довели буржуазно-демократическую революцию до конца, как никто. Мы вполне сознательно, твердо и неуклонно продвигаемся вперед к революции социалистической»

(ПСС, Т. 44, С.144–145)

Значит; от Великой Октябрьской буржуазной революции – вперед к революции социалистической, которая еще не состоялась.

Россия «продвигалась к революции социалистической» через НЭП. В последнем публичном выступлении 20 ноября 1922 г. В.И.Ленин заявил, что «новая экономическая политика» называется «новой» потому, «что она поворачивает назад», но, в конечном счете, «из России нэповской будет Россия социалистическая» (ПСС, Т. 45, С. 302, 309). Но что же такое НЭП? Слишком упрощенно трактовать ее как отступление. Ведь если только отступать, так – к натуральному и мелкотоварному крестьянскому хозяйству. А Ленин говорил об «отступлении к капитализму, который в России, мягко говоря, не преобладал. («Россия – крестьянская страна»). «Новая экономическая политика... означает переход к восстановлению капитализма... На почве... свободной торговли капитализм не может не расти». Далее В.И.Ленин уточняет направления отступления:

«Отступаем... к государственному капитализму, ...к кооперативному капитализму, к частнособственническому капитализму... в торговле».

(ПСС, Т. 44, С. 159–160, 187–188)

Нет, дорогие товарищи, НЭП – это не отступление к отсталому полунатуральному крестьянскому хозяйству, а наступление через капитализм в сторону социализма, совершаемое диктатурой пролетариата. Замысел НЭПа в том, чтобы в условиях советской власти как формы диктатуры пролетариата, пройти исторически необходимый период развития капитализма, обеспечив на основе капитализации экономики создание необходимых предпосылок для социализма. При этом, ленинский алгоритм построения социализма в России принципиально отличается от марксова алгоритма перехода от капитализма к социализму в развитых капиталистических странах.

По Марксу (и, кстати, по Плеханову) логика истории такова: мелкотоварное производство — капиталистическая экономика — социальная революция — капиталистическое государство — предпосылки и элементы социализма — социалистическая революция — социалистическое государство и переходный период — социалистическая экономика. То есть, политика вырастает из экономики, изменения в настройке следуют за изменениями в экономическом базисе (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соб. Соч., 2-е изд., Т. 13, С. 6-8).

По Ленину, для России последовательность событий принципиально другая: мелкотоварное производство — социальная революция — советское государство — капиталистическая экономика и переходный период — социалистическая революция — социалистическая экономика. Иными словами, политика формирует экономику, чтобы

«...на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя двинуться догонять другие народы».

(ПСС, Т. 45, С. 381)

Советское государство должно было превратить мелкотоварную российскую экономику, как это ни парадоксально, в крупнотоварную, капиталистическую, а уж затем - и в социалистическую. На ХХI съезде РКП(б) в 1922 г. Ленин разъяснял:

«Построить коммунистическое общество руками коммунистов, это ребячья, совершенно ребячья идея... Управлять хозяйством мы сможем, если коммунисты сумеют построить это хозяйство чужими руками, а сами будут учиться у этой буржуазии и направлять ее по тому пути, по которому они хотят, ...чтобы некоммунистическими руками строить коммунизм.

(ПСС, Т. 45, С. 98)

Видели ли марксисты опасность на этом пути? Такой марксист, как Ф. Энгельс, - не только видел, но и анализировал. Сошлемся на предупреждения, сделанные Ф.Энгельсом еще в 1850 и 1853 гг. Энгельс предвидел, что партия (и ее вождь), пришедшая к власти раньше, чем в обществе созрели материально-организационные условия осуществления ее программы, будет вынуждена проводить в жизнь, чтобы удержаться у власти, программу другой партии или «производить коммунистические опыты», отделываясь от своего класса «фразами, обещаниями и уверениями». (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соб. Соч., 2-е изд., Т. 7, С. 423, Т. 28, С. 490). Это делал Ленин, начиная от принятия эсеровского «Декрета о земле» и кончая уступкой в НЭПе «крестьянину, как торговцу, как торговцу, принципу частной торговли» ибо это было в интересах социалистического движения (ПСС, Т. 45, С. 370). Но Ленин это понимал и признавал. Последующие же руководители партии и правительства, наоборот, делали опыты «строительства коммунизма» и «развитого социализма», прикрываясь «сладеньким комвраньем» и псевдонаучными решениями, что полностью дискредитировало саму КПСС, идеи коммунизма и социализма.

Главное: какое отношение имеет НЭП к социализму? Ответ: если НЭП – это господство крупнотоварного производства, основанного на капиталистических началах, то НЭП создает (и создавала!) предпосылки и элементы социализма, но НЭП – это не социализм, а капитализм. Из России нэповской через грядущую социалистическую революцию должна была осуществиться Россия (СССР) социалистическая, создающая из самой себя недостающие элементы социализма как системы. «Должна была»... Да вот осуществилась ли?

Тем более важно ответить на этот вопрос, что сегодня наблюдается «трогательное единство»: все – «левые» и «правые» - хотят повернуть Россию назад. Один – в год 1913, другие – в год 1983... Некоторым больше нравится год 1937 или год 1919. При этом забывается, что исторический процесс не имеет «заднего хода», и попытки сделать с историей то, что ей не свойственно, ведут к страшным общественным катастрофам, что мы сейчас и видим в России. Но есть против поворота и еще гораздо более важный аргумент.

Дело в том, что, как уже было сказано, прошлое России советского периода до сих пор коммунистами теоретически не определено. Как только его, это советское прошлое, ни называют – «тоталитарный социализм», «государственный социализм», «худой (!?) социализм», «государственно–бюрократический социализм»... Все, видать, боимся расстаться со сталинским определением, сделанным на ХVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 г.: «В нашей стране «осуществлена в основном первая фаза коммунизма, социализм» (Сталин). Победа социализма законодательно закреплена в новой Конституции СССР» (КПСС в резолюциях... М., 1985. Изд. 9, Т. 7, С. 51). Так в какое прошлое возвращаться-то будем (или не будем): в «худое», «бюрократическое», но все же - «социалистическое»? Или в капиталистическое? Пора кончать этот «коллективный плач по России, которую потеряли», и разобраться - какую именно Россию потеряли.

А не покажется ли любому здравомыслящему человеку подозрительным, что, обгадив, в меру своих сил, имена Ленина и Сталина, так называемые «демократы» не касаются ни ленинского определения социализма, ни сталинской констатации факта его (социализма) построения в СССР? Может им, «демократам» выгоднее об этом помалкивать? Т.е. антисоциалистам выгодно, чтобы период 1921 – 1991 г.г. считали социалистическим? Посмотрим.

Начнем с определения. «Душу живу», основу социализма, Ленин видел в истине – «Кто не работает, тот да не ест» (ПСС, Т. 36, С. 357, 358). В развернутом виде это выглядит так: распределение общественного труда по способностям каждого и распределение предметов потребления по труду каждого. Первая часть формулы в нашей стране совсем не была осуществлена, ибо не было системы определения способностей. Вторая часть формулы – «по труду» - также не реализовалась; например, в разных колхозах оплата за один отработанный человеко-день (за одинаковый труд) различалась семикратно: «работают» одинаково – «едят» по-разному. Что же касается тех, кто «ест, а не работает», то превышение совокупных расходов населения над денежными доходами от заработной платы и общественных фондов потребления составило в 1970 году 12 млрд. руб., а в 1984 году уже даже 92 млрд. руб. (Экономические науки, 1987, № 12 С. 42). Откуда денежки?! Ведь «от трудов праведных»...

В.И.Ленин оставил нам и количественную характеристику социализма в весьма своеобразной формуле: социализм = Советская власть + прусский порядок + американская техника и организация трестов... (ПСС, Т. 36, С. 550). Чтобы читателю было легче судить, насколько реальный социализм был или не был близок к этому идеальному уровню, напомним, что уже «сталинская Конституция» превратила Советы в парламент, а производительность общественного труда в СССР по отношению к среднему уровню всех развитых капиталистических стран, достигнув в 1950 году примерно 40 процентов, до 1987 года застыла на этом уровне (МЭИМО. 1987, № 12, С.144). О перестроечных годах не говорим...

Так был ли построен, в основном, социализм в СССР? Или Сталин отождествил должное с сущим? Думается, ответ дала «Марксистская платформа в КПСС» еще в 1990 году, где сказано: «В СССР к настоящему моменту сложилось общество, в основе которого лежит неустойчивый (в историческом смысле) конгломерат элементов докапиталистических, государственно-капиталистических и социалистических общественных отношений» (Правда, 17.04.90). В СССР была смешанная экономика, где преобладал государственный капитализм в мелкобуржуазном исполнении, но не «социализм в основном». А с начала перестройки «процесс пошел» в направлении дележа государственного имущества по частным лицам с целью превращения государственного капитализма в частный капитализм. В этом – суть текущего момента, источник борьбы в структурах власти между промышленным и торговым капиталом. Тогда, десять лет назад, трудящийся жил лучше? Конечно – лучше! Но не потому, что тогда был социализм, а сейчас – капитализм, а потому, что тогда был капитализм более высокого уровня развития со «встроенными» в него элементами социализма. Сегодня же и капитализм - более низкого уровня развития, и элементы социализма у трудящихся отнимают, да и вся Россия превращается в колонию мирового империализма.

На чем же, грубо говоря, «погорела» в России столь популярная еще в начале ХХ века идея социализма? Если даже отбросить суждение Н.Бердяева, что русский социализм (коммунизм) более похож на христианскую веру, чем на марксистское учение, то, с объективной стороны, социализм в России «погорел» на попытке совместить социализм с рынком. И. В. Сталин писал в работе «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.), что закон стоимости, рынок, так же хорошо может обслуживать социализм, как некогда обслуживал капитализм (С.15–21). Но в этом утверждении – главная ложь Сталина: рынок деформирует в масштабе общества распределение труда (безработица) и распределение по труду (доходы их прибыли). В.И.Ленин писал:

«Общество, основанное на товарном производстве, стоящее в обмене с цивилизованными капиталистическими нациями, на известной ступени развития неизбежно становится и само на путь капитализма».

(ПСС, Т. 11, С. 37)

В хозрасчете Ленин видел восстановление капитализма (ПСС, Т. 44, С. 211). И уж совсем четко: «Коммерция»? = капитализм» (ПСС, Т. 44, С. 473). Сегодня коммунистам решать: прав Ленин или Сталин. Но смешивать их взгляды никому, кто честный, непозволительно.

Успел В.И. Ленин увидеть что рынок (товарно-денежные отношения) порождает, казалось бы, мощнейшую советскую государственную систему; «Машина едет не туда»,...(ПСС, Т. 45, С. 88), предупредил Ленин 27 марта 1927 года на ХIсъезде ВКП(б). Превращение мелкотоварного, полунатурального российского хозяйства в крупнотоварное — вот первый «риф», на котором «проткнулась» попытка достроить социализм при отсутствии необходимой материально–технической базы. Грубо говоря, компартия СССР взялась за исторически не свое дело — под видом «полного хозрасчета» строить развитой социализм. В результате получился ... полный капитализм.

В связи с этим приведем редко цитируемое пророчество Г. В. Плеханова, перекликающееся с предвидением Энгельса: «Социалистическая организация производства предполагает такой характер экономических отношений, который делал бы эту организацию логическим выводом из всего предыдущего развития страны», ибо «декретами не создашь условий, чуждых самому характеру современных экономических отношений». Если этого нет, «придется мириться с тем, что есть, брать то, что дает действительность». В этом случае «здание социалистической организации будет строиться руками правительства, а не класса, не народом, а «сверху». «Национальным производством будет заведовать социалистическая каста». И относительно входящих в нее лиц «не может быть никаких гарантий в том, что они не пожелают воспользоваться захваченной ими властью для целей, не имеющих ничего общего с интересами рабочего класса». В результате социальная революция приведет к «обновленному царскому деспотизму на коммунистической подкладке». (Из6р. фил. соч. в пяти томах. Т. 1, С. 103—108, 323).

А еще говорят — нет пророка в своем отечестве! «Как в воду глядел» Георгий Валентинович...

Развившиеся товарно-денежные отношения проявляли себя в хозяйственной практике в самых различных формах, которые по недавнему своему прошлому живо может представить себе каждый. Так, «на низах» шел торг о нормах выработки и расценках (цена рабочей силы), «на верхах» о величине плановых заданий (план стал своеобразным товаром); рыночные механизмы действовали под прикрытием «плана» (рывок средств производства при их фондированном распределении); фиктивная экономика создавала фиктивную стоимость, чем позволяла неплохо кормиться стоящим «у кормила власти» (цены завышались, приписки достигали от 3 до 20 процентов стоимости продукта); существовала нелегальная частнокапиталистическая экономика (подпольные торговые и производственные предприятия; образовался властный капитал — особая разновидность капитала, при которой субъект — капиталист присваивает прибавочную стоимость потому, что занимает место в структурах власти, (теперь это называется «коррупция»); существовала, как и сейчас, «черная экономика» (воровство, торговля краденым...).

Все это превращало (и превратило) в условиях «хозрасчета», а на деле — капиталистического коммерческого расчета, руководителей предприятий из «служащих» в подлинных хозяев, узурпировавших права как коллектива предприятия, так и вышестоящих государственных органов. Произошло то самое частное присвоение на общественной фабрике, когда собственность стала экономически частной, оставаясь юридически то ли общественной, то ли — государственной. Сложилась, действительно, каста технократов, жаждавших привести свое экономическое положение в соответствие с юридическими нормами путей изменения самих этих норм. Бюрократы партократы лишь обслуживали технократию, изредка урывая «свой кусочек».

Второй «риф», на котором, «проткнулся» в России «корабль социализма», — это сохранение мелкобуржуазной нетрудовой психологии в условиях современного индустриального (крупнотоварного) производства. Индустриализация и коллективизация привели к тому, что доля крестьян в населении СССР с 78 процентов в 1928 г. сократилась до 15 процентов в 1979 г., то есть, практически, за срок жизни одного поколения крестьяне (именно крестьяне, а не рабочие!) стали рабочими, офицерами армии и КГБ, врачами, партработниками... Ленин считал, что трудящийся становится рабочим, если не меньше 10 лет пробыл фактически рабочим в крупных промышленных предприятиях (ПСС, Т. 45, С. 18). Этого не было, ибо шел постоянный перелив населения из деревни в город. К тому же лучшие, сознательнейшие кадры выбили две войны и террор, именуемый почему-то «необоснованными репрессиями». В результате исчезла, если еще была, классовая база диктатуры пролетариата.

Третий «риф», погубивший социализм в России, — это перерождение коммунистической партии под влиянием экономической основы внутри страны и вне ее, нарочное «размывание» КПСС. В.И.Ленин, уже в 1922 году писал, что, «если у нас имеется, в партии 300—400 тыс. членов, то и это количество чрезмерно» (ПСС, Т. 45, Т. 18). А после смерти Ленина был открыт «ленинский призыв» в партию по разнарядке. В 1927 г. партия на 60 процентов состояла из коммунистов, принятых в партию уже после смерти В.И.Ленина (Наше отечество.1991, М., Т. 2, С. 226-227).

Старые партийные кадры уничтожались новыми. Так, на ХVII партсъезде (1934 г.) из присутствовавших делегатов - половина вступила в партию до1917 г., а четыре пятых — работали с Лениным; на XVIII съезде (1939 г.) делегатов с дореволюционным стажем было всего полтора процента, а «ленинцев» осталось 17 процентов (Правда. 21.11.92) - «плохо орабоченный мужик» попер в партию. Bсe остальное, что мы наблюдали - лишь следствие. Ленин считал, что преступников-коммунистов следует вешать; но — «верх позора и безобразия: партия у власти защищает «своих» мерзавцев!!» (Т. 45, С. 63). Увы... Ну, а в период XXVIII съезда КПСС одобрили развитие рынка как средства «реализации возможностей социализма» 66 процентов делегатов этого съезда, но — только 32 процента опрошенных беспартийных (Правда.. 13.09.90). Конечно, «партия всегда впереди», но беспартийные-то быстро почуяли, что им сулит «вход в рынок»...

Социализм, наконец, «сел на рифы» своего собственного содержания как общества трудящихся. Русский человек — плохой работник по сравнению с передовыми нациями — эта ленинская констатация факта (ПСС, Т. 36, С. 189) стала и страшным прогнозом на будущее, к сожалению, осуществившимся. Да, были передовики производства — ударники, стахановцы, передовики «комтруда». Но вспомним, сколько из них было «липовых», вспомним, как глухо ненавидела действительно передовых рабочих основная масса трудящихся: наверно, — не меньше чем крестьяне — выделившихся на «отруба» кулаков.. Капитализм где-нибудь в Англии триста лет приучал работника хорошо работать. «Социализм» не успел этого сделать — сил и времени хватило лишь на элитный ВПК. Труд не занял подобающего места в системе ценностей, тем более не стал «всеобщей потребностью». По мере развития рыночных отношений возрастала ориентация на получение дохода без труда. Так, не на труд, а на отдых, веселье, развлечения было сориентировано в 1977 г., примерно, 15 процентов обследованных московских школьников, а в 1987 г. – уже 50 процентов (Соц. индустрия.13.02.88). Никакие «агенты влияния» не смогли бы сделать того, что сделал рынок.

Подведем итог. «Перестройка» и «вход в рынок» — это не начало капитализации нашей страны, а ee завершение. Мы давно живем при капитализме и «Август–91» не государственный переворот, а отбрасывание фигового листочка советско-социалистической фразеологии. В настоящее время экономическая обстановка в России и в СНГ характеризуется борьбой между, с одной стороны, государственным и монополистическим капитализмом, вполне конкурентноспособным на мировых рынках и требующим планомерного управления, и — с другой стороны, — торговым капиталом, неспособным к накоплению, слабым в мировом масштабе, коррумпированным и компрадорским, действующим в стихийном рынке. Сегодня устанавливается диктатура торгового капитала, ввергающая страну в колониальный режим не каких-то «жидо-масонов», а страшного в своей обыденности мирового империализма.

В конкретной экономической обстановке нынешнего дня, тактика коммунистического движения, думается, должна быть следующей:

а) всемерная поддержка государственного и крупномонополистического отечественного капитализма как материальной и организационной основы социализма и как единственной силы, способной обеспечить независимость и объединение страны;

б) борьба за «встраивание» в капитализм элементов социализма (социализация капитализма);

в) внесение социалистического сознания в рабочее движение и овладение руководством в этом движении.

Главное же – это подлинно научная разработка проблем коммунистического и рабочего движения, восстановление учения Маркса и Ленина в его изначальном, неискаженном виде; выводы из него и критика его - уже потом, как следствие. В части стратегии, исторически социализм по-прежнему впереди человечества, а не позади его, не в прошлом, а в будущем, ибо социализма еще не было на земном шаре. Но социализм нельзя построить штыком. Штык не аргумент убеждения и не инструмент созидания, и широта размаха не делает его таковым. Социализм вырастает из высокоразвитого капитализма, а не из мелкотоварного хозяйства, которое преобладало в дореволюционной России. Из него мог вырасти и действительно вырос только капитализм, последовательно, или с возвратом проходящий фазы своего развития. «Прежние революции гибли именно потому, что рабочие не могли удержаться твердой диктатурой и не понимали, что одной диктатурой, одним насилием, принуждением удержаться нельзя; удержаться можно только взявши весь опыт культурного, технического, прогрессивного капитализма, взявши всех этих людей на службу»... ибо «коммунизм вырастает из капитализма». (В. И. Ленин. ПСС, Т. 40, С. 217). К сожалению, Октябрьскую революцию также приходится отвести к «прежним».

Поэтому вернемся к ленинской оценке Октябрьской революции, приведенной ранее. Да, социалистическая революция еще впереди; конечно, сейчас Россию уводят от социализма в феодально-колониальный режим. Революции 1917 года — это «первая победа, еще не окончательная победа»... Но! «Мы это дело начали. Когда именно, в какой срок, пролетарии какой нации это дело доведут до конца — вопрос несущественный. Существенно то, что лед сломан, что путь открыт, дорога показана». (В. И. Ленин. ПСС, Т. 44, С. 149-150). И нет сил, способных погасить факел разума, поднятый Лениным во тьме обезумевшего рыночного мира!

«Сусанинская новь», 18 июня - 16 сентября 1993 г.


Об авторе:
* * *

Авенир Васильевич Соловьев родился 1 февраля 1925 года. Инвалид детства. Родители разделили судьбу интеллигенции того времени. Мать умерла от туберкулеза. Отца как врага народа репрессировали в 1937 году. В это время не смотря на то, что еще он был сыном врага народа Авенира Васильевича принимают в ряды ВКП (б). В 1959 году А.В. Соловьев поступил в аспирантуру на политическую экономию. В 1962 году работа над диссертацией, посвященной проблемам интенсивности труда при социализме, была закончена. Во время обсуждения на кафедральном заседании один из членов кафедры назвал ее вредительской и предложил отправить автора на допрос в органы госбезопасности. Но кафедра под руководством П.М. Павлова поддержала молодого ученого, и Соловев успешно защитил кандидатскую диссертацию.

В 1972 году Авенир Васильевич защитил докторскую диссертацию, в которой разработал проблему планомерности распределения и использования рабочей силы в СССР.

В «перестроечные» времена Авенир Васильевич занимался разработкой проблем политического строя в СССР и пришел к выводу, что социализма в марксистском понимании в СССР не существовало, а был государственный капитализм. Всего Авенир Васильевич выпустил 6 монографий и большое количество журнальных статей.

Умер 1 мая 2000 года.

* * *
* * *

Поделиться впечатлениями