Поздний цветок

Сандра Джоунс



1

Наверное, он перебрал все-таки виски… Или просто одурел от скуки. А может, это перст судьбы?

Впрочем, какая разница? Скорее всего, тут всего понемножку. Да еще по радио крутили старую битловскую мелодию «Люси на небе в алмазах»… Короче, все вместе взятое и довело Пола до острого приступа ностальгии.

Он оглядел бар и, узрев в углу телефонный автомат, поплелся к нему и набрал справочную. Прошло пятнадцать лет с тех пор, как он видел старину Генри. Он так и остался в его памяти на фоне церкви в обнимку с сияющей от счастья Кэтлин.

Пол не стал дожидаться банкета и прочих свадебных церемоний. Первые пять лет посылал счастливым супругам к Рождеству поздравительные открытки, но ни разу не сообщил обратного адреса. Надо думать, Генри до сих пор обитает в старом особнячке на Попларз-роуд. Экземпляры типа Генри Стэнли Роберта Фэрфакса Третьего всегда живут в родовых гнездах. И всегда женятся на самых хорошеньких девицах в округе, а потом долго наслаждаются счастливой семейной жизнью. А типы вроде Пола Флинта живут преимущественно на адреналине и довольствуются тем, что подворачивается под руку, — толстенькими резвушками-простушками.

Сейчас у сладкой парочки наверняка полон дом детишек. А что нажил он? Пол невесело хмыкнул. Разве что больную спину в результате не слишком удачного катапультирования, начальную стадию катаракты — что неудивительно после стольких лет, проведенных в кабине истребителя, ну и парочки романов, попавших в список бестселлеров газеты «Дейли стар». Спрашивается, разве это справедливо?

Да уж какая к чертям собачьим справедливость!

— Будьте любезны, девушка, соедините меня с Хелстоном. Да, в Корнуолле. Неподалеку от Фал-мута. Или от Пензанса. Смотря откуда смотреть. — Пол выпрямился и поморгал, пытаясь прогнать туманную дымку, застилавшую глаза. Наконец его соединили. — Генри? Это ты, приятель? Помнишь, как мы втроем, ты, я и Кэтлин, завалились в бар и просадили целых пять фунтов на музыкальный автомат? «Люси на небе в алмазах», — фальцетом пропел он.

— Извините… Кто говорит?

— Хэнк, а я говорил тебе, какой ты прохвост? Ну зачем ты увел ее у меня?

— Пол? Это ты?

— Вроде как я. Во всяком случае, некоторые части моего бренного тела кажутся мне как будто знакомыми. А вот с носом и с нижними конечностями беда! По-моему, последние лет десять они изрядно послужили кому-то другому. Хэнк, а слабо тебе приехать и забрать меня отсюда к чертовой матери? А то я весь в разобранном состоянии.

— Пол, ты где?

— Глупый вопрос! Я-то здесь, а вот где ты?

— А ты все такой же! Ты что, перебрал? Безответственный и безрассудный, как малое дитя…

— А ты все такой же пай-мальчик! Да, Генри, я как малое дитя. Потому как сам по сей день бездетный. — Пол тяжко вздохнул. — А у тебя есть дети? Кэтлин кормит грудью твоих отпрысков? Хэнк, а ведь если бы не ты, у меня тоже была бы женщина с выводком детей у груди! Кэтти должна была выйти за меня, а не за тебя. Генри, ведь я любил ее. Без дураков. А она разбила мне сердце и вышла замуж за тебя. Клянусь, я в жизни не смотрел на других девчонок, чтоб я сдох! И никогда…

— Ты пьян!

— Ну конечно же пьян! — Пол хохотнул. — Да будь я трезв, разве стал бы распинаться перед гаденышем, который увел у меня любовь всей моей жизни?! — Пол поморгал, смахивая набежавшую слезу. — Да, Хэнк, ты всегда был везунчиком! У тебя есть все, о чем можно мечтать. Деньги, дом, жена… Она греет тебе постель, рожает детей, и они пускают слюни на твои башмаки… А Кэтлин сдувает пылинки с твоего роскошного серого костюма, да?

— Пол, Кэтлин больше…

— А я? У меня ничего. Ни-че-го! Пшик. — Он хохотнул. — Генри, я говорил тебе, что больше не могу летать? Все! Подрезали крылышки. Отлетался! Знаешь, Генри, что самое ужасное? Самое ужасное, что я больше ничего не могу. Ни летать, ни…

— Пол, я устал слушать твои пьяные бредни. Поезжай домой. А завтра, как проспишься, позвони. И мы с тобой все обсудим. Если захочешь. Я буду в офисе до…

— Нет, Хэнк, сначала я скажу тебе, что наводит на меня страх. Ведь ты мой лучший друг. Старый товарищ и друг детства. Генри, я одинок. Пустая подушка, холодная постель… Хоть вой на луну от одиночества! Вот, приятель, какая у меня жизнь. Я приехал сюда с одной аппетитной рыжей штучкой, но даже не смог ее как следует трахнуть. И знаешь почему? Не знаешь? А я тебе скажу. По твоей вине, мой верный друг. Потому что единственная женщина, которую я любил…

— Пол, ради Бога угомонись! Мы все тогда были так молоды, а теперь… Теперь Кэтлин уже…

— …замужем за моим лучшим другом, а я как дурак сижу один-одинешенек в баре и… Генри, что ты хотел сказать?

— Пол, где ты остановился? Нет, старина, я не хочу послушать «Люси на небе в алмазах». Лучше скажи, где ты остановился, и завтра я тебе сам позвоню.

* * *

Эбби поджала губы и кончиком мизинца удалила лишнюю помаду. Генри не любит броского макияжа. Хорошо, что сегодня вечером они идут в итальянский ресторан, а не в клуб, как обычно. Все должно быть в наилучшем виде. Жаль, что Генри какой-то хмурый…

— У тебя был тяжелый день? — спросила она, когда их провели к заказанному столику.

— Эбби, у меня работа. И нелегкая. И я не могу, выйдя за дверь кабинета, вот так запросто стряхнуть ее с плеч. Ну что тут непонятного?

— Все понятно, дорогой. — Ублажать Генри стало для Эбби своего рода привычкой. К тому же она твердо решила сегодня вечером хорошо провести время. Она раскрыла меню и заказала себе полдюжины бретонских устриц во льду с лимоном.

Генри удивленно вскинул белесые брови и заказал себе говяжье филе с зеленым перцем и рисом.

— Это безопаснее, — пояснил он.

Сцепив на коленях руки, Эбби изменила свой заказ. Генри как всегда прав. Ни к чему рисковать, тем более с ее-то капризным желудком.

В половине десятого Генри, оставив машину на стоянке, проводил Эбби до веранды флигеля, который она снимала, и простился, нежно чмокнув в щечку. Его поцелуи — неизменно нежные, чуть ли не дружеские — нравились Эбби. Ей несказанно повезло, что Генри Фэрфакс такой нетребовательный кавалер. А ведь он уже был женат, и подобная невзыскательность тем более удивительна. Как правило, мужчины, имевшие опыт семейной жизни, встречаясь с женщиной, считают, что секс им гарантирован.

В самом начале ухаживания Генри заявил, что покойная жена Кэтлин — любовь всей его жизни. Но, поскольку Кэтлин умерла, он намерен вступить в брак, основанный на общих интересах, взаимной ответственности и обоюдном уважении, что вполне устраивало Эбби. Она не принадлежала к типу женщин, которые наслаждаются скандальными бурными романами, отягощенными интимностью сомнительного рода.

Нет, ей крупно повезло, что она встретила такого человека, как Генри. Правда, он изрядный зануда, а порой проявляет мужской шовинизм, зато хорош собой, рассудителен и хорошо обеспечен. Генри именно такой мужчина, какого бы одобрила покойная бабушка.

Воскресный вечер провели в клубе. Всю вторую половину дня Генри играл в гольф с перспективным клиентом. Эбби в гольф играть не умела, но от нее этого и не требовалось. Как справедливо отметил Генри, у учительниц младших классов редко бывает необходимость искать клиентов на поле для игры в гольф.

Поговорили о погоде и местных новостях. Обсудили плоский и идеально ровный задний двор дома Генри. У Эбби так и чесались руки поскорее им заняться. Как только они поженятся, она сразу наведет там порядок. Повздыхали над словами дантиста, который пытался, не гарантируя успеха, спасти левый верхний резец Генри.

Генри заказал телячью печень, а Эбби фрикасе из цыпленка в тесте. Такой уж это был клуб.

В этот вечер Генри снова поцеловал ее у порога. Эбби пригласила его зайти на чашечку кофе, но он отказался: у него еще часа на три работы с бумагами, времени на сон почти не остается.

— Потерпи, любовь моя, — ласково сказал Генри, и в уголках его светло-голубых глаз собрались лучики-морщинки, что неизменно вызывало доверие к его словам. (Весьма немаловажное качество для агента страховой компании.) — Ждать осталось недолго. Скоро мы с тобой всегда будем вместе. — Он поцеловал ее руку с бриллиантовым кольцом, подаренным им три недели назад.

Генри сделал ей предложение ровно через год после смерти Кэтлин. И Эбби восприняла это как должное. Она понимала, как ему одиноко в пустом доме. В огромном старинном особняке только он и экономка, которая приходит каждый день и наводит порядок в доме.

— А сейчас, дорогая, мне пора, — продолжал Генри. — Я обещал позвонить старому другу. Бедолага Пол снова сорвался с якоря. Воистину без руля и без ветрил… Но на редкость порядочный человек. И золотое сердце. Кстати сказать, надо будет попросить его быть шафером у нас на свадьбе. В память о старых добрых временах.

Свадьба, шаферы, свидетели… А ведь все это произойдет очень скоро, вдруг с неудовольствием подумала Эбби.

— Сто лет не видел Пола. А когда-то мы были очень близки. Вернее, Пол и Кэтлин… — Генри вздохнул. — Ну ладно, расскажу как-нибудь в другой раз. А тебе, радость моя, не помешает выспаться. Что-то у тебя усталый вид. Спокойной ночи, дорогая.

Он нежно приложился к ее губам, в животе у Эбби неприятно екнуло, и, буркнув «спокойной ночи», она проскользнула за дверь. Опрометью бросилась в кухню, налила в стакан воды и, насыпав щепотку соды, прополоснула рот.

Ночью Эбби приснился кошмар, и она проснулась от собственного крика.



2

Эбби вышла на веранду с ведром и тряпкой и принялась мыть пол. Хотя она и затеяла уборку на ночь глядя, ничего удивительного в этом нет: по натуре она чистюля, да и бабушка поработала над ней на славу.

Эбби не знала, что к ней сегодня нагрянет нежданный гость.

Растревоженный воспоминаниями, Пол Флинт вышел в сад покурить. Столько лет загонял прошлое в самый дальний угол — и нате вам! Ну что за бред! Вернуться в родные края и остановиться у старины Хэнка, да еще тогда, когда тот надумал жениться во второй раз.

Известие о смерти Кэтлин повергло Пола в шок. Он и раньше терял друзей — ведь он военный летчик, — но Кэтлин не просто друг, а часть невозвратно ушедшей юности, которую Пол, как и многие, идеализировал. Счастливые дни — невинные и беззаботные… Потом он прошел через ад и стал лет на сто старше, но ни на йоту мудрее.

Часа три они с Генри вспоминали старые времена, потом Пол поднялся к себе, но уснуть так и не смог. Наконец-то он осознал, что Кэтлин больше нет. И внезапно с отрезвляющей ясностью понял, что мечта, которую он лелеял со школьной скамьи, выросла хилой и имела мало общего с суровой реальностью. Кэтлин, вожделенная мечта его юности, была прехорошенькой, но глупой и эгоистичной. И, скорее всего, поженись они тогда, его любовь в считанные месяцы сошла бы на нет.

Пол усмехнулся. Однако у Кэтлин хватило мудрости, вернее женской интуиции, вовремя поменять его на Генри. Похоже, Кэтлин и Генри прекрасно ладили. Хотя, судя по тому, что он услышал от друга, будущая миссис Фэрфакс подходит Генри еще больше. Учительница младших классов — спокойная, аккуратная, серьезная и рассудительная. Здесь ее все уважают. И уже миновала возраст, когда ждут рыцаря в сияющих доспехах верхом на белом коне.

Аккуратная, спокойная, рассудительная… Два сапога пара! Пол свернул на дорожку вдоль живой изгороди. Правда, есть одно «но». Генри всегда был красавчиком. В старших классах все девчонки были в него влюблены. С тех пор он конечно же изменился, но не радикально: нажил брюшко, да волосы чуть поредели…

А его невеста, по словам самого Генри, красотой не блещет. Невзрачная блондинка.

— Не то что Кэтлин! — извиняющимся тоном признался он. — Но у нее очень милая улыбка. И покладистый характер. Ну и вообще, она всем нравится.

Дай-то Бог, чтобы у них все сладилось! Хотя, откровенно говоря, через месяц-другой эта парочка рассудительных наверняка надоест друг другу до чертиков.

Во флигеле, который некогда мать Пола снимала у Фэрфакса Второго, теперь жила невеста Генри. Между прочим, старая дева… Пол подошел поближе. А здесь все как прежде. Та же живая изгородь. И та же глициния, только разрослась еще больше.

Он перебрался через знакомый лаз в зарослях кустарника и остановился, ослепленный ярко-желтым светом лампы без колпака, сиявшей на открытой веранде.

А это кто? Неужели та самая аккуратная, спокойная и рассудительная учительница, будущая подруга жизни старины Хэнка?

Пол взглянул на часы. Половина первого. Стоя на карачках, женщина усердно терла половицы. Одно из двух: либо у него галлюцинация, либо у невесты Генри с головой не все в порядке.

А может, спятил жених?

Нет. Генри не тот мужчина, чтобы спятить из-за женщины. Из-за сорвавшегося контракта — может быть. Из-за галстука не в тон костюму — вполне вероятно. Да если Генри узнает, что его невеста, высунув язык, трет в ночи пол на веранде, он вряд ли решится связать с ней жизнь. Ведь его матушка сочла бы подобную особу недостойной партией для своего высокородного отпрыска. Пол прекрасно помнил леди Фэрфакс. Она была чуть ли не верховным судьей на общественных началах во всей округе и здорово отравляла жизнь малолетнему бунтарю Полу. И чем больше она возмущалась дурным влиянием соседского мальчишки на сына и запрещала Генри играть с ним, тем крепче друзья держались друг за друга. Пол верховодил, так что все шишки сыпались на него, зато вдвоем они получали от жизни вдвое больше удовольствий. Да, славно они покуролесили на заре юности!..

Однако в конце концов воспитание взяло свое. Генри пошел по стопам отца в страховой бизнес, а Пол выбрал свой путь — летное училище. Ирония судьбы! Его угораздило вернуться в родные пенаты, чтобы снова стоять рядом, когда Генри будет завязывать очередной брачный узел. Он с интересом наблюдал, как учительница младших классов методично отскребает грязь с серого, как палуба авианосца, пола, и ее маленькие аккуратные ягодицы двигаются в контрритме с плечами. Заметив очередное пятно, она остановилась, вздохнула, уперлась локтями в пол и прижалась лбом к скрещенным запястьям.

Генри упомянул, что его невеста, приехав работать в Хелстон, сняла у него флигель, где и проживает в гордом одиночестве. А может, эта полночная девица вовсе и не его невеста, а просто работница по найму?

Нет. Это невеста Генри. Кто станет мыть пол среди ночи? Интересно, знает ли Генри о ее тайном втором «я»? И знает ли она о фанатичной преданности Генри общепринятым условностям? Черт, да ведь эта преданность, пожалуй, единственная его страсть.

Особа, которую Пол нарисовал в своем воображении, ни за что в жизни не стала бы ползать на карачках среди ночи, отскребая пол на веранде. Разве что преклонила бы колени для молитвы…

Пола с детства влекло все, что таит в себе загадку. Он подошел чуть ближе. Влажная от ночной росы трава заглушала звук шагов. Он был совсем близко от крыльца, когда женщина испустила тяжкий вздох, чуть приподнялась и снова принялась драить пол. Притаившись в тени развесистого дуба, он продолжил наблюдение. Его уже не мучили ни скука, ни беспокойство.

На женщине была незатейливая пижамка, задуманная таким образом, чтобы подавить любой намек на эротику. При ярком свете лампы Пол не взялся бы с точностью определить цвет этого сиротского наряда, однако уже через минуту мог с уверенностью сказать, что брак между этой особью женского пола и Генри Стэнли Робертом Фэрфаксом Третьим в самом ближайшем будущем накроется медным тазом. Или Пол Флинт ничего не смыслит в жизни.

Заинтригованный, он бесшумно подошел вплотную к крыльцу. Не то чтобы он хотел втихомолку подкрасться к ней, ведь его могут неверно понять — какого черта незнакомый мужчина среди ночи ломится к незнакомой женщине? Мало ли что взбредет ей в голову?

Кстати, а как ее зовут? Ведь Генри говорил, а у него из головы вон. Он не без удовольствия наблюдал, как она методично елозит туда-сюда по веранде, и пришел к заключению, что попка у нее очень и очень аппетитная.

Под желтым освещением пижама приобрела цвет пустыни. Что касается волос, тут ничего определенного не скажешь, но назвать ее невзрачной блондинкой, не подойдя ближе, он бы не рискнул. Лицо тоже оставалось для Пола тайной, что лишь подстегивало его любопытство.

И любопытство далеко не праздное. Пол Флинт, бывший житель Корнуолла, бывший летчик и бывший муж — если шесть выброшенных из жизни месяцев обоюдомучительного общения с пышной рыжеволосой юристкой можно считать браком, — а ныне романист, только что мысленным взором увидел опубликованной свою третью тайну. Первая совершенно неожиданно для него самого выдержала три переиздания и добралась до середины списка бестселлеров. Вторая стала хитом, возглавив список бестселлеров, и продержалась на пике больше месяца. И Пол имел все основания полагать, что и третий роман в скором времени повторит путь предыдущих.

После свадьбы Генри и Кэтлин Пол избегал наезжать в родные края, а когда его комиссовали, поселился на другом краю страны в Дирнессе на Оркнейских островах. Но если у него возникала охота к перемене мест, он себе не отказывал. На этот раз его забросило в Корнуолл с очередной малышкой — рыжеволосой разбитной девахой из варьете, которую он подцепил в Лондоне. Однако в первый же день стало очевидно, что с ней вышла промашка. Купив малышке в качестве компенсации перстенек с бриллиантиком и билет в первый класс, Пол отправил ее восвояси, а сам сознательно засел за выпивку — разогнать тоску.

Вот тогда-то он и услышал эту чертову «Люси на небе в алмазах» и позвонил Генри. И вот он здесь, на Попларз-роуд, посреди ночи пялится на странную особу, вернее на ее задницу, и эта картина вызывает в нем калейдоскоп чувств: любопытство, удивление и — что уж совсем неожиданно и крайне неуместно — возбуждение.

А что это у нее на правой лодыжке? Уж не кусок ли веревки?

Не чувствуя постороннего присутствия, Эбби выписывала щеткой аккуратные полукружья и предавалась размышлениям. У нее еще целых тринадцать дней свободы. Она вздохнула и снова оперлась лбом на скрещенные запястья. А через месяц начнутся занятия в школе. У нее будет полный класс третьеклашек, которые знали ее как мисс Морган, а теперь будут называть миссис Фэрфакс. И внезапно эта перемена приобрела масштаб вселенской катастрофы.

За три недели, с тех пор как она согласилась выйти замуж за Генри, у нее появилась эта черта — утрировать каждую мелочь. Что с ней происходит? Эбби всегда считалась самой рассудительной у них в семье. А теперь она обгрызла все ногти, по уши напичкала себя кофеином, а ее мозги то работают в лихорадочном режиме, то спят, отказываясь что-либо воспринимать.

И вообще, как жить дальше?

Каждую ночь Эбби страдала бессонницей. Она часами ворочалась без сна, мучаясь мелкими, но неразрешимыми, с ее точки зрения, проблемами. Что делать с постельным бельем, помеченным собственноручно вышитым вензелем? Платить или не платить арендную плату за следующий месяц? Ведь она проживет здесь только две недели. Нагрянет ли на свадьбу вся ее семья? Если заявятся в полном составе, Генри наверняка хватит удар.

Вот и сегодня, поняв, что ей не уснуть, Эбби решила вымыть пол на веранде. Учитывая поздний час, это было не слишком разумное решение. Но все-таки решение. Что само по себе приятно.

Однако, отскоблив едва ли половину веранды, она была готова забросить свою затею. Колени горели. Руки ныли. И вообще, ну что за дурость — мыть полы посреди ночи? Если об этом узнает Генри, он придет в ужас!

Зато она так наломалась, что теперь точно заснет как убитая. Но ведь не ложиться же в постель такой грязной! А если принять душ, снова расхочется спать. Нет, лучше все-таки домыть веранду. Как говаривала бабушка, начала, так доделай до конца. Никогда не откладывай на завтра… И так далее.

— Может, отложить свадьбу? — подумала она. А то все это надвигается, как поезд в узком туннеле, а ты стоишь и не знаешь, куда деться. Она тяжко вздохнула и одернула себя: не глупи, слабодушная!

Шлепнув в сердцах щеткой об пол, Эбби разбрызгала мыльную пену и с остервенением принялась оттирать доски перед ковриком, где от постоянной ходьбы краска почти совсем стерлась.

Движения ее замедлились. Интересно, должна ли она покрасить пол до переезда? Чья это обязанность по закону — хозяина или съемщика?

Надо бы разыскать договор об аренде и еще раз перечитать.

Хотя, с другой стороны, через две недели она станет миссис Фэрфакс, так что какое это имеет значение?

Эбби смахнула со лба пот и улыбнулась. Генри такой педант! И это ей особенно в нем нравится. Он милый, красивый, но самое главное — очень надежный. То есть всегда знаешь, чего от него ждать.

Не то что ее отец. Вот, например, когда он навещал ее в колледже, он взял и разлегся среди бела дня чуть ли не на тротуаре! Видите ли, именно с этой точки ему удобнее разглядывать шпиль церкви. Эбби внутренне вся сжалась и сделала вид, будто не имеет к нему никакого отношения.

Хотя другая часть Эбби — она нехотя признавала ее существование и обычно держала взаперти — считала, что смотреть на мир с необычной точки зрения очень любопытно! Как в детстве, смотришь на потолок и делаешь вид, будто это пол, и мысленно ходишь по нему, передвигаешь туда-сюда мебель…

Эбби снова вздохнула, отползла назад и стала медленно перемещаться со щеткой и тряпкой к краю веранды. Сначала вымыла ту часть, где находились диван-качели, потом напротив, где свисали ветви глицинии. Сколько раз Генри говорил, что давно пора ее подрезать, а то уже цветы перестали цвести! Но резать по-живому это так жестоко! И потом эта глициния создает живой и такой уютный зеленый барьер между ее верандой и домом Генри…

Эбби принялась за ступеньки. Надо будет завтра поискать колокольчики. Когда переедет, повесит их на ворота гаража и будет сразу знать, что Генри возвращается.

Ну вот, веранда и домыта. Она специально оставила напоследок небольшой квадрат перед дверью — чтобы войти в дом, не наследив на вымытом полу и…

— Вот дура! — пробормотала Эбби, швырнув щетку в ведро. Оказывается, она мыла пол, удаляясь от двери! Нет, с головой у нее точно беда!

Схватив щетку, она разбрызгала пахнущую смолой мыльную пену и принялась домывать последний кусок. Сама того не сознавая, она мурлыкала при этом под нос битловскую «Желтую подводную лодку».

Наткнувшись на прилипшую к половице жвачку, Эбби в сердцах чертыхнулась. Наверняка соседский мальчишка! Сейчас ему шесть, так что через год он придет к ней в класс, и первое, чему она его научит, это не разбрасывать где ни попадя жвачку!

Дело шло к концу. Эбби мурлыкала все веселее и веселее, пока не уперлась левой коленкой в край ступеньки, а правая подошва не коснулась чего-то теплого, твердого и круглого. А ведь ничего теплого, твердого и круглого поблизости быть не должно. Значит, показалось. И Эбби оттолкнула это нечто, не имеющее права на существование, назад, а потом потрогала ногой снова. Нет, не показалось.

Пол, совершенно обалдевший от такой яростной активности, перемежавшейся вздохами, бормотанием, веселым мурлыканьем и злобным шлепаньем щетки по мокрым доскам, не сводил глаз с нежнейшего седалища. Во всяком случае, в желтом свете лампочки эта часть незнакомки выглядела очень и очень обольстительно.

Ткань на пижаме в этом месте чуть протерлась. Значит, она завтракает в пижаме, а потом переодевается. А может, и после ужина носит пижаму, если не уходит из дому. Перед глазами у него возник образ новой героини: женщины без лица, нежной, как пар после горячей ванны, и пахнущей… сосной? Нет, скорее лилией. Или глицинией.

Этот образ определенно достоин дальнейших исследований.

Не смея оглянуться, Эбби ради эксперимента поджала ноги. Если это Генри, то свадьбе не бывать. Ну и ладно! Пусть себе покоится в мире.

Но с другой стороны, если она, вот так не оглядываясь, заползет в дом, то есть надежда, что они оба сделают вид, будто ничего и не было. А может, когда-нибудь потом вместе даже посмеются над этим ночным происшествием.

И Эбби начала осторожно перемещаться к двери. Нет, оставь надежду: Генри не станет смеяться. Ни сейчас, ни потом. Если это Генри, предстоит пережить очень и очень неприятное объяснение.

С другой стороны, если это кто-то еще…

Господи! Думай, Эбби Морган, включай мозги! У тебя два варианта. Либо кричишь, но тогда проснется Генри и прибежит к тебе на помощь, либо делаешь бросок к двери, запираешься и звонишь в полицию.

Однако сделать выбор Эбби не успела: ладони заскользили по мокрому полу, и она растянулась во весь рост. При этом ее левая нога толкнула пластмассовое ведро с мыльной водой. Раздался приглушенный стук, удар, всплеск и чье-то восклицание.

— Черт возьми! Леди, посмотрите, что вы натворили! А ведь у меня с собой, только одни джинсы.

Раздираемая страхом и любопытством, Эбби повернула голову. Новость хорошая: это не Генри и, значит, ее честь спасена. Новость плохая: этого мужчину она видит впервые. Останься у нее хоть крупица здравого смысла, она испугалась бы до потери сознания, но почему-то незнакомец, облитый грязной мыльной водой с ног и чуть ли не до головы, не вызывал у нее страха.

— Придется устроить стриптиз, а то этот птеродактиль в доме напротив убьет меня за то, что я наследил на чистых полах.

— Генри? — чуть слышно спросила Эбби.

— Да нет, домоправительница. Некая миссис…

— Миссис Новотни. Так вы знаете Генри?

— Ну да. Как не знать… — буркнул незнакомец тоном глубочайшего отвращения и, расстегнув рубашку, отлепил от тела мокрую ткань.

Эбби отметила, что он без майки. А Генри, даже в самую жару, носит под рубашкой майку. Разумеется, Эбби его маек не видела, но они всегда просвечивают сквозь тонкую ткань белых сорочек, которые Генри неизменно носит со своими серыми костюмами.

— Что-то не похоже, чтобы вы его знали. Генри никогда не говорил мне о вас, — с достоинством, насколько позволяла распростертая на мокром полу поза, возразила Эбби. И тут же сообразила, что сморозила глупость. Ведь она не знает, кто он такой!

— Не говорил? Я так и думал.

— Кто вы такой? — Она ухитрилась приподняться и встать на четвереньки. Она знала всех друзей Генри, а этого точно никогда не видела. Его она запомнила бы. — И почему я должна верить, будто вы знаете Генри?

— Меня зовут Пол Флинт. Хотите верьте, хотите нет, но мы с Хэнком в детстве вместе получили первые боевые синяки. Между прочим, он увел мою первую любовь. И я был шафером у него на свадьбе. А сейчас я готов снова взять на себя ту же миссию. Ну что, я удовлетворил ваше любопытство?

— Никто из знакомых Генри не зовет его Хэнком. — Дурацкий аргумент! Что она городит? Все еще стоя на четвереньках, Эбби разглядывала незнакомца. Значит, этот тип и есть старинный друг Генри, который будет шафером у них на свадьбе?

Ей показалось, будто от него исходит волнующее ощущение опасности. Резкие черты лица, пронзительный взгляд, кривая ухмылка… И этот ночной хищник в мокрых джинсах и рубашке цвета хаки друг детства ее жениха?

Эбби не могла соединить внешность незнакомца с образом друга детства Генри, нарисованным в ее воображении. Ей представлялось, что тот непременно похож на Генри. Такой же аккуратный, тщательно выбритый и постриженный, в безукоризненном костюме с накладными плечами.

У незнакомца были непослушные вихры, а плечи под мокрой рубашкой такие, что накладные ему ни к чему… Эбби машинально сдула со лба выбившуюся прядку волос. Она отчаянно старалась не замечать, что все ее тайные фантазии, которые она с таким трудом и так долго загоняла в подполье, ожили и рвутся наружу.

— Значит, вы друг детства? — Она попыталась улыбнуться и, неловко повернувшись, шлепнулась попой на мокрые половицы. — Генри говорил, что раньше вы жили в этом доме.

Пол молча кивнул. От него не укрылось, как ее глаза метались по его телу. Она что, нарочно его провоцирует? Неужели не понимает, как возбуждает мужчину, когда женщина вот так шарит по нему глазами?!

Приятель, охолонись! Что за чушь у тебя в голове?

— А что, третья ступенька на чердак все скрипит? — небрежно спросил он, стараясь побороть озноб от мокрой одежды. Между прочим, отличное средство от чрезмерного возбуждения. Надо бы запатентовать. — Помнится, на заре юности я провел там не один час. Правда, летом там пекло, ну прямо как в преисподней, а зимой колотун, зато весной и осенью в самый раз.

Ожидая ответа, Пол исподволь изучал невесту своего приятеля Хэнка, учительницу начальных классов и невзрачную блондинку, и уже после беглого осмотра пришел к двум выводам. Во-первых, Генри полный идиот. А во-вторых, мужчина заслуживает ту женщину, которую сумеет оценить.

Старина Хэнк прав лишь в одном: ее нельзя сравнить с Кэтлин. И все же в ней определенно что-то есть…

В ней есть…

Нахмурясь, Пол подытожил все, что заметил в особе, сидевшей перед ним в дурацкой пижаме, и решил, что Генри ни черта не смыслит в женщинах. Во всяком случае, со слов жениха у него сложилось представление, не имевшее ничего общего с реальностью.

Итак, какова же невеста Хэнка? Сексуальная? Вне всякого сомнения. Красивая? Не сказал бы. Тогда что же в ней его так притягивает? Глаза? Пожалуй. Хотя в желтом свете лампы он так и не понял, какого они цвета. Волосы — нечто среднее между белокурыми и светло-русыми, но никак не бесцветные. Правда, в данный момент они здорово смахивают на беличье гнездо.

А кожа… И тут до него дошло, что ее подвижная физиономия сплошь усеяна веснушками. И не только лицо. Конопушки покрывали все видимые части тела!

Пол подумал о невидимых и подавил мысль в зародыше: хватит с него неприятностей. Интимные места невесты Генри — зона запретная.

А еще у нее приятный рот, отметил Пол, продолжая изучать избранницу Генри. Широкий, подвижный, с полной нижней губой… Интересно, сумел ли Генри в полной мере воспользоваться этим достоинством или остался все тем же заскорузлым пуританином?

Нос немного коротковат. Подбородок твердоват для слабого пола: сразу видно, не ангелочек… Но рот у нее что надо!

— Ступенька все скрипит, — повторила она, возвращая его к реальности. — Только я редко поднимаюсь на чердак. — Она наклонилась вперед, протянула ладонь, потом спрятала за спиной, обтерла о пижаму и снова протянула. — Будем знакомы. Эбби Морган, невеста Генри.

Пола поразила неуместность ее жеста, и, сжимая маленькую мокрую кисть, он ухмыльнулся. Черт, ну что общего у Хэнка с этой особой? Да она доведет его до ручки! И очень скоро. Яснее ясного — их брак не сработает. Вода и масло. Сода и уксус. Ну что за несправедливость! Генри неплохой малый и заслуживает счастья. Первые двадцать два года жизни он провел под железным каблуком леди Фэрфакс, потом женился на Кэтлин и через пятнадцать лет счастливой семейной жизни потерял ее навсегда. Неумолимый рок! В наши дни умереть от воспаления легких?! Прочел бы такое в романе, ни за что не поверил бы.

А теперь Генри решил начать жизнь сначала и выбрал себе в спутницы вот эту особу? Даже если это и есть его счастье, оно ему определенно не по зубам. Как романист и знаток человеческих душ Пол был готов поручиться: ничего путного из этого брака не выйдет.

— Мистер Флинт, Генри говорил мне, что вы писатель. И какие же книги вы пишете? — любезным тоном осведомилась Эбби. Спасибо бабушке: вдолбила в нее хорошие манеры. Только бабушка вряд ли попадала в такие нелепые ситуации.

Пол снова ухмыльнулся. Нет, она просто уникум! Редкая женщина станет, сидя на мокром крыльце в дурацкой пижаме с видом взмыленной лошади, вести светскую беседу с популярным автором.

— В основном романы.

С ума сойти! Когда Генри упомянул, что его друг пишет книги, Эбби решила, что это книги такого же рода, какие читает Генри, — специальные издания с графиками, таблицами и статистическими выкладками. Скажи мне, кто твой друг… И Эбби нарисовала себе мужчину в твидовом или в мятом вельветовом пиджаке, с брюшком, с седеющими и\или редеющими волосами, в больших роговых очках…

Хотя, откровенно говоря, она о нем вовсе не думала. У нее и без того забот хватает: приглашать или не приглашать своих на свадьбу? А если они прибудут в полном составе, то кого из трех сестер попросить быть подружкой невесты?

— Думаю, мистер Флинт, Генри очень рад вашему приезду. Он так много работает! Хорошо, что теперь ему есть с кем развеяться.

Интересно, что она имеет в виду? Может, намекает, что не представляет себе Генри отдельно от его письменного стола? Неужели эта забавная и весьма сексуальная особа не в состоянии своими силами «развеять» старину Хэнка? Да ведь с ней не соскучишься! Моет среди ночи полы и пожимает руку незнакомому мужчине с таким видом, будто это вовсе не она только что окатила его грязной мыльной водой.

Да, есть над чем призадуматься… А водные процедуры оказались весьма кстати. Бывший летчик здорово перегрелся, пока таращился на женскую попку, вилявшую перед ним на веранде.

— Похоже, к зрелищу полуночного мытья полов вы, мягко говоря, непривычны.

— Если честно, я об этом как-то не задумывался. Иной раз у меня тоже работа спорится именно ночью.

— Правда?

Эбби сидела на крыльце, приподняв колено, обеими руками упершись в пол за спиной, и смотрела, как в выщербленной доске на краю веранды медленно сохнет лужица.

Оба молчали. Эбби вздохнула, и Пол с удивлением подумал, какого черта он все топчется у крыльца и никак не уходит.

Ткань на кармашке пижамной куртки тоже протерлась. И внезапно вид этой истончившейся на ее правой груди ткани пронзил Пола своей интимностью. Отклеив холодную мокрую рубашку от тела, он завел ее полы назад и продолжил изучать Эбби.

При более тщательном осмотре он пришел к выводу, что она скорее белокурая, чем русая. Жаль, что не рыжая… Почему жаль? Напротив, чертовски здорово! Пол всегда питал слабость к рыжеволосым. А эта особа — между прочим, невеста Генри — уже начинает на него действовать.

Пожелаю спокойной ночи и уйду, решил Пол и, сам того не замечая, поднялся на веранду. Не дожидаясь приглашения, подошел к дивану-качелям, на которых некогда просиживал часами, прокручивая в голове самые невероятные сюжеты. Пару-другую потом испытал на себе, некоторые использовал в романах.

— Посижу-ка я здесь, пока: не обсохну. Все равно в таком виде возвращаться в хоромы нельзя. А то этот огнедышащий дракон в юбке и накрахмаленном фартучке враз откусит мне голову. — Пол хмыкнул. — А мне без головы никак нельзя. Рабочее место. Интересно, она ненавидит всех мужчин или один я вызываю у нее столь сильные чувства?

— По правде говоря, миссис Новотни довольно милая женщина. Просто в последнее время в связи со свадьбой у нее прибавилось хлопот. Вот и все. Ну ничего: скоро приедет мама Генри и ей будет полегче.

Пол кивнул и легонько толкнул качели. Звуки летней ночи, запах сырой земли и свежескошенной травы, скрип цепей качелей — все слилось воедино и вызвало в душе новую волну воспоминаний.

— Когда я учился в последнем классе, у меня была дворняжка. Выловил ее в пруду. Такая ушастая, в пятнах… Назвал ее Пятнашкой.

Эбби пробормотала что-то приличествующее случаю. Хотя от нее это и не требовалось: похоже, он размышлял вслух.

— Помню, мама ляжет спать, а я тайком притащу Пятнашку на чердак. А потом, когда ей надоест со мной сидеть, выпускал через окошко на крышу веранды. И она сползала вниз по решетке для глициний. Умнейшая была псина!

— И что с ней случилось?

— Попала под грузовик. Через год после того, как я поступил в училище.

И он ее оплакивал. Эбби могла голову дать на отсечение. Наверняка он уже тогда был высокий, широкоплечий, с такими же резкими, только еще не загрубевшими чертами лица, и он горько плакал по дворняге Пятнашке, которую выловил в пруду.

— А сейчас от решетки уже почти ничего не осталось, — поддержала разговор Эбби. — Генри хочет, чтобы я обрезала глицинию. Может, завтра с утра этим и займусь. — Она прислонилась к стене, обхватила колено руками и перевела глаза на густые ветви. — Генри хочет нанять садовника, чтобы тот подрезал корни, пока она не зацвела.

— Поздно. Думаю, сейчас ее корни распространились на весь Корнуолл.

Эбби кивнула и, помолчав, сказала:

— Вообще-то, я хотела оформить все у нотариуса. Так куда проще…

— Оформить у нотариуса подрезку корней глицинии? — удивился Пол и, когда она вытаращила на него глаза — светло-карие, цвета меда, определил он, — сообразил: — Вы имеете в виду свадьбу?

— Ну да. Генри хочет венчаться в церкви. Говорит, ради меня. Ведь я выхожу замуж впервые. А мне, вообще-то, все равно.

— Что все равно? — Черные брови Пола взметнулись вверх. — Выходить или не выходить замуж?

Глаза темно-карие, как кофе без сливок, отметила Эбби.

— Я про церковь. С венчанием больше хлопот. Придет уйма народу, надо будет украсить церковь и все такое… А потом устроить всем гостям пышный банкет. Генри хочет пригласить всех деловых партнеров и клиентов.

Пол пожал плечами. Снял рубашку и небрежно швырнул ее на спинку качелей.

Эбби отвела взгляд. Нагота всегда вызывала у нее чувство неловкости.

— А вы не любите банкеты?

Она вздохнула и, намотав на палец прядку волос, ответила:

— Не так сам банкет, как… все вместе взятое. — Она пожала плечами. — Извините. Думаю, вам это неинтересно.

— Нет, почему же. Знаете, иной раз помогает, когда выложишь все совершенно незнакомому человеку. Выразишь свои проблемы в словах, а потом легче с ними разбираться.

— А у меня проблем нет. Во всяком случае, серьезных.

Разумеется, нет! — усмехнулся Пол. Поэтому за две недели до свадьбы и скребет на карачках среди ночи пол на веранде. А чем же еще заняться?

Как увенчанный наградами пилот и автор бестселлеров Пол давал столько интервью, что и не упомнить. И был весьма искушен в вопросах психологии, во всяком случае теоретически.

И теперь деликатно старался разговорить Эбби. Вскоре он сумел вытянуть из нее все, что вызывало смятение у нее в мыслях и не давало уснуть.

— Понимаете, я всегда была очень рассудительной. Все так говорят. А последнее время просто сама не своя. Ничего не могу решить, а если и решу, тут же засомневаюсь. Генри хочет, чтобы я определилась насчет церемонии, а я все откладываю. Никак не могу выбрать. Например, какую хочу музыку.

— То есть?

— Ну, то ли приглашать музыкантов, то ли не приглашать… Можно подобрать компакт-диски. Что-нибудь традиционное или, напротив, старые записи, скажем «Битлз».

— У вас прекрасный вкус.

— Да нет, я мало что смыслю в музыке. — Она пожала плечами. — Это предложили мои родители. Они обожают музыку шестидесятых. Ведь это их молодость…

Пол усмехнулся.

— Дело не только в возрасте. Вот я вам в отцы не гожусь, а тоже обожаю «Битлз». Считаю их классикой.

— И папа так говорит. А я все никак не могу решить.

— Ну раз у вас ничего конкретного на примете нет, оставьте все на усмотрение церковных музыкантов.

— Можно сделать и так… — Эбби прикусила нижнюю губу, и Пол еле сдержался от искушения поцеловать ее. — Только не знаю, как с ними расплачиваться. То ли они сами пришлют счет, то ли надо сунуть им конверт… И вообще, я не уверена, хочу ли венчаться в церкви.

— Тогда пригласите священника домой. И устройте венчание прямо в саду. Раньше здесь было весьма пристойно. Правда, я приехал, когда уже стемнело, и ничего толком не видел.

— Сейчас здесь тоже хорошо. — Она снова вздохнула. — Генри меня торопит. Говорит, давно пора все решить. А ведь через месяц начнутся занятия в школе и нужно успеть подготовиться. Чуть не забыла, еще нужно платье.

— Верно. — Может, у нее проблемы с деньгами? Вряд ли. Генри довольно успешно трудится в страховом бизнесе. А может, она из гордости — или из феминизма? — хочет нести расходы поровну? — И что с платьем?

— Пока ничего. Может, все-таки ни к чему раздувать все это дело? Ведь речь идет о нескольких минутах. А с другой стороны… — Она всплеснула руками. — Ума не приложу, что мне делать! Ни на что не могу решиться. Просто какое-то помешательство! Даже завтрак толком приготовить не могу. Представляете? Насыплю в кастрюльку кукурузные хлопья и тупо на них смотрю, соображая, что с ними дальше делать. Даже стала писать памятки. А потом забываю их прочесть или не помню, куда положила.

Пол покосился на веревку у нее на лодыжке. Ступня была узкая, с высоким подъемом, а лодыжка на редкость изящная.

— Узелок на память? — Он кивнул на лодыжку. — Завязали веревку вокруг… пальца и забыли почему?

С неосознанной грацией, которую он нашел на удивление трогательной, Эбби покрутила ступней и потрогала пальцем веревку.

— Вот вы о чем!

Не желая ставить ее в неловкое положение, Пол молча пожал плечами.

— Это для туфель.

— Ну что ж, по-моему, вполне логично.

— А вот Генри вряд ли с вами согласится, — мрачно возразила она. — С его точки зрения, это тупость. А вы пробовали завязать узелок вокруг собственного пальца? Уверяю вас, очень неудобно. А на ноге запросто. И как раз кстати. — Она потрогала лодыжку. — Это чтобы не забыть решить, нужны новые туфли для свадьбы или нет. А если нужны, то постараться заранее их разносить, чтобы потом не ковылять к алтарю с волдырем на пятке.

— Ну и как? Помогает?

— Отчасти. По крайней мере, вспомнила, для чего привязала. — И Эбби ухмыльнулась, да так очаровательно, что у Пола захватило дух.

Он не сводил с нее глаз, пока ухмылка не потухла, и ему пришло в голову, что эта невеселая ухмылка вкупе с взъерошенными волосами и мокрой старенькой пижамкой придают ей столь трогательный и женственный вид, что так и хочется ее приголубить.

Подсознательно Пола всегда влекло именно к таким женщинам. Хотя какая она женщина? Старая дева, учительница младших классов, бесцветная, рассудительная невеста Генри.

Браки вершатся на небесах? Куда же ты смотришь, Боже праведный! Эта женщина и Генри Стэнли Роберт Фэрфакс Третий? Да она его в гроб вгонит! Хэнк еще в детском саду застегивал рубашки на все пуговицы. Пол столько раз таскал для него каштаны из огня, что даже и не вспомнить. И после любой драки, не считая той первой, Генри неизменно выходил сухим из воды. А Пол, хотя в детстве был и ниже ростом, и тщедушнее, всегда возвращался домой весь в ссадинах и кровоподтеках, в изодранной одежде…

А дома его ждала выволочка от матери. Пол предпочел бы еще разок подраться, чем попасть на острый как бритва язычок Дороти Флинт. Боже, упокой ее добрейшую душу! Забавно, стоит встретиться со старым приятелем, как внутри включается какая-то кнопка и воспоминания детства обрушиваются лавиной.

— Генри очень рад, что вы приехали, — прервала его мысли Эбби.

Может, и рад. Пол допускал такое… Хотя в конце концов может и пожалеть о том, что в память о старых добрых временах пригласил друга детства в шаферы. А может, Пол и сам еще пожалеет, что приехал.

— Однако я совсем заболтался. А ведь вам нужно выспаться. Наверняка у вас на завтра длиннющий список дел, так что я…

— Вы правы. Надо помочь Генри. Он хочет разобраться в своем столе. До начала… — Она запнулась. — До начала медового месяца.

Медового месяца? Пол слез с качелей, буркнул «спокойной ночи», с задумчивым видом спустился в сад и полез в заросли живой изгороди.



3

— Любовь не купишь, тарам-тарам, — рассеянно напевал себе под нос Пол. — И не мечтай, детка…

— Старик, при всем моем уважении к твоим вокальным талантам, должен сказать, что с сэром Полом Маккартни тебя роднит лишь имя. — Генри оторвался от утренней газеты и отхлебнул кофе. — Неужто ты все еще вынашиваешь мечту о звездной карьере музыканта?

— Хэнк, к счастью, я повредил спину, а не голову, — усмехнулся Пол, глядя на безукоризненно выбритого Генри. В белоснежной рубашке, сером костюме, светлые волосы гладко причесаны — даже в самую жару Генри Фэрфакс не потел. В этом есть что-то сверхъестественное. — А помнишь гитару? Ту, что была у меня в старших классах? Что с ней случилось?

— Если не ошибаюсь, ты сел на нее в разгар выпускного вечера.

— Да ты что! — Пол покачал головой. — Пожалуй, ты прав. Смутно припоминаю нечто непотребное… Хэнк, нам здорово повезло, что мы тогда выжили. Твоя тачка, за рулем я, потом твоя…

— Моя лодка, и ты ныряешь ночью прямо в лунную дорожку в заливе.

— Генри, ведь я в душе романтик! А в юные годы, да еще будучи влюбленными, все мы романтики.

— Не скажи. Меня этот недуг не берет. Предпочитаю в любом состоянии и возрасте трезвую голову.

Пол хохотнул.

— Это точно! Ну и какие у нас планы на вечер, сэр Трезвая Голова?

— Для начала познакомлю тебя с Эбби. Не возражаешь? — Генри покосился на приятеля. — Может, окажешь на нее благотворное влияние. Вообще-то, Эбби образец деловитости, но последнее время она какая-то рассеянная… По-видимому, сказывается предсвадебная лихорадка.

Пол нахмурился. Что теперь делать? Признаться, что уже познакомился с Эбби, или промолчать и не вмешиваться в естественный ход событий? Хотя, если задуматься, то ничего естественного в ходе событий он пока что не заметил. Скорее напротив. В жизни не встречал менее подходящей пары, чем старина Хэнк и его невеста Эбби!

— Не возражаю. А ты постарайся вернуться пораньше. Откровенно говоря, тебе надо бы уделять побольше внимания невесте. Хочешь, я пока сам к ней смотаюсь и представлюсь? Раз уж ты считаешь, что от меня может быть хоть какой прок.

— Прекрасная мысль! Пол, ты настоящий друг. Я буду тебе очень признателен, если ты сумеешь подвигнуть Эбби довести до конца хоть один пункт из списка свадебных дел.

— Нет проблем. Сбегаю с поручением, успокою нервишки, поговорю о том о сем… Например, о некоторых неприглядных эпизодах из твоего прошлого. Думаю, Эбби будет интересно.

— О каких еще эпизодах?! — возмутился Генри.

— Дыши носом. Это шутка, — успокоил его Пол и, вспомнив, что у друга нет даже намека на чувство юмора, добавил: — Причем не слишком удачная.

— А… Только прошу тебя, будь повежливее с Эбби.

— Хэнк, я могу и обидеться. Если ты считаешь, что я…

— Не обижайся, Пол, просто она совсем не похожа на женщин, с какими ты привык общаться. И вообще, не твой тип.

— Ну да, ты-то мои вкусы знаешь, — пробормотал Пол и тут же пожалел о своих словах.

Сколько воды утекло, и Кэтлин больше нет, а рана все еще болит. Ведь он познакомился с Кэтлин Кэррингтон первым. А потом имел глупость захватить на свидание лучшего друга, и с того злополучного дня они всюду бывали втроем. И в конце концов Кэтлин предпочла надежного Генри с надежным страховым бизнесом. Может, она была права? Что мог предложить ей Пол, кроме большой любви и не слишком звучной фамилии?

* * *

Эбби проснулась с тяжелой головой. Наверное, все дело в жаре. А может, не выспалась? После душа она долго не могла уснуть. Ну конечно, все дело в бессоннице. Даже себе она бы не призналась, что голова болит совсем по другой причине: через двенадцать дней она переедет в особняк и разделит постель с Генри. И каждый день будет сидеть напротив него за завтраком и ужином. Достаточно ли сильно она любит его?

И вообще, знает ли она, что такое любовь? С детства родители внушали, что человек должен любить все, что его окружает, — людей, животных, птиц, деревья и цветы… Ведь именно любовь объединяет все кирпичики мироздания в своего рода мистическое братство. Словно всесильный вирус гриппа, любовь живет везде, она неизбежна и желанна. В идеале.

В реальной жизни у Эбби с этой концепцией постоянно возникали неувязки. Чем старше она становилась, тем труднее ей было любить некоторые братские создания. Особенно когда эти братские создания увидели ее повзрослевшую и им понравилось то, что они увидели.

С бабушкой все было намного проще. Разговоров о вселенской любви она не вела, но свято верила в устои и правила, по которым следует жить. Как говорится, делай что должен, и будь что будет.

Долгое время, как, впрочем, и до сих пор, Эбби могла надеяться только на себя. И думать о любви ей было некогда: приходилось отвоевывать себе место под солнцем. Нет, конечно же она думала о любви, а кто о ней не думает? Только понимают все по-разному. Одни любят пиццу, хорошую музыку, природу, а то и все человечество. А как любить одного, конкретного человека? Того самого ближнего?

Эбби любила свою семью. На этом универсальная идея любви и заканчивалась. Она не могла определить, какой любовью их любит. Разумеется, у нее были увлечения. Но ничего серьезного. И она четко следовала безопасным курсом, намеченным твердыми установками бабушки, что здорово упрощало жизнь.

Порядочная женщина всегда занята: все дурные мысли от безделья. Порядочная женщина ходит в церковь, платит налоги, заполняет досуг общественно полезным трудом, не пользуется кредитной карточкой (это все от Лукавого), не носит платьев с вырезом до пупа и длиной до признаков пола. Вот, пожалуй, и все. Живи по правилам — и тебе ничто не грозит.

Эбби знала, что она хорошая учительница. И хотя последнее время склонна к рассеянности, по крайней мере пол на веранде чист, как и ее совесть. Итак, сегодня она возьмется за глицинию. Вот только бы найти садовые ножницы! Куда же они запропастились? Последний раз она пользовалась ими, когда отрезала старую бельевую веревку на заднем дворе. И кажется, оставила их в гараже.

Через пару минут, толчком распахнув дверь черного хода, Эбби пробормотала:

— А теперь, дети, подумаем: куда же она отправилась с садовыми ножницами в руках?

От неожиданности Пол, стоявший в паре шагов от кухонной двери, моргнул и моментально предложил свою версию:

— В мотель «Радость маньяка».

Эбби на миг остолбенела, а потом зашлась от смеха.

— Пожалуй, вы правы! — Она смахнула со щеки слезинку. — Это гораздо интереснее, чем гараж. Не подскажете адресок?

— Увы! Боюсь, это заведение всего лишь плод моего больного воображения.

— Жаль! — с улыбкой заметила она.

— Будь такой мотель на самом деле, я бы предавался там недозволенным…

— Восторгам? — подсказала Эбби, удивляясь, как ей легко ему подыгрывать. В чем дело? На нее это совсем не похоже.

Пол на один безумный миг представил себе радости, которым предпочел бы предаться вместе с Эбби, но слишком далеко заходить не рискнул. Старине Генри подобные экзерсисы друга-романиста вряд ли бы пришлись по душе.

— Пришел предложить вам себя. По просьбе Генри. До полудня он занят в офисе, но обещал освободиться как можно раньше.

— Вы рассказали ему, что…

— Нет. А надо было?

— Не знаю. Боюсь, Генри мог бы неправильно понять.

Это точно! На то он и сэр Трезвая Голова.

— Итак, что у нас в повестке дня? — Пол раскрыл ладонь и принялся загибать пальцы. — Заказать цветы? Выбрать свадебный марш? Купить белые атласные туфельки? Составить текст приглашения и список гостей? А может, разложить рис и лепестки роз по изящным пакетикам?

Эбби вытаращила глаза.

— И все это должна делать я?! А я думала, этим занимаются… все остальные.

— Например, кто?

— Ну, родственники, друзья… Одним словом, окружающие.

— Окружающие с готовностью намусорят рисом, а потом все съедят и выпьют. Вы, конечно, можете нанять кого-нибудь в помощь, но эту статью расхода Генри наверняка вычеркнет.

— А вы всегда так прямодушны?

— Только с себе подобными, — честно признался Пол.

И улыбнулся одним уголком рта.

Эбби нашла кривую ухмылку потрясающей.

— А вот я, признаться, в этом не сильна. — Эбби развела руками.

— В чем в «этом»?

— В прямодушии. Да и какая может быть прямота в отношениях между противоположными полами? Это игра без правил.

Пол засмеялся, и Эбби к нему присоединилась. Внезапно ей стало просто и легко, как будто они давным-давно знакомы.

— В повестке дня два пункта, — уже серьезным тоном сказала она. — Обрезать глицинию и найти приют для моих комнатных растений. Генри их терпеть не может. — Пол промолчал, и она промямлила: — Вы же сами спросили.

Он взглянул поверх ее плеча на стеллаж у окна, заставленный горшками с хилыми растениями.

— Спрашивал. Итак, начнем с глицинии. Хотя, если честно, мне всегда нравилось, что она такая густая. Отличная завеса для всяческих проделок.

— А с точки зрения Генри, разросшаяся глициния притягивает термитов и иссушает почву.

— Генри всегда был прагматиком. И нам, романтикам, его не понять. — Услышав себя со стороны, Пол поразился этому неожиданному «нам» и, не углубляясь в дебри психоанализа, поспешил перейти к делу: — А где садовые ножницы?

— Ножницы предстоит еще найти, — смущенно буркнула Эбби и вышла в сад.

Пол довольно быстро отыскал садовые ножницы: оказывается, Эбби повесила их в сарае рядом с пыльными пучками сухих трав, которые она собирала, связывала и вешала, а потом забывала.

— Хотела приготовить отвар от простуды, но руки так и не дошли, — объяснила она.

Пол с пониманием кивнул, отметив, что у пленительной мисс Эбби Морган руки не доходят до многих полезных вещей. Ну ничего: скоро Генри ее вышколит!

Через час плети глицинии были полностью обрезаны. При каждом щелчке садовых ножниц Эбби болезненно морщилась, а когда работа приблизилась к концу, чуть не плакала.

— Какой ужас! Просто больно смотреть! — мрачным тоном изрекла она. — Но Генри наверняка понравится.

Может, на кусты глицинии и больно смотреть, зато лицезреть Эбби — просто удовольствие! Одни веснушки чего стоят! Руки в царапинах, волосы взъерошены, на лице — глубокий траур… Хотя старина Хэнк такой внешний вид точно не одобрит. Что скверно. С тех пор как Пол научился ценить не только то, что у женщин под платьем, но и то, что у них в голове, он наслаждался обществом самых разных женщин. Но не мог припомнить ни одной, которая доставила бы ему столько удовольствия.

Какого черта она клюнула на Генри?! Спору нет, он парень что надо: кредитоспособный, надежный, правильный, недурен собой… Недаром Кэтлин не долго думая дала отставку Полу. Но ведь Эбби не Кэтлин! Под скромным веснушчатым фасадом скрывается гремучая смесь из озорства, сексуальности и душевного тепла. У Эбби нет ничего общего с особой, которую живописал ему Генри.

— А как вы познакомились с Генри? — спросил Пол, когда они сидели на кухне и пили какой-то холодный напиток, с виду похожий на розовый лимонад, на удивление пенистый.

— Как? Очень просто. Я сняла дом через агентство. И в тот день, когда въехала, Генри пришел познакомиться и заодно обговорить детали аренды. Насчет мусора, удобств, содержания дома и все такое…

— Да, Генри человек скрупулезный! — Пол сделал глоток напитка. Хотя бы холодный и мокрый. И на том спасибо. В процессе обрезания глицинии пришлось изрядно попотеть. — Детали — это его страсть.

— Да, он очень аккуратный и пунктуальный, — словно защищая Генри, подтвердила Эбби.

— Не могу не согласиться. — Пол поднял пустой стакан. — Что это было?

— Травяной чай. Мой отец занимается этим бизнесом. Если не ошибаюсь, в него входят шиповник, чабрец, мята… И что-то еще, по-моему экстракт колы. А вам не понравилось?

— Да нет. Просто спросил.

— Надо было предложить вам лимонад. Не все любят травяной чай. Да еще и ледяной. Зато это экологически чистый напиток. Папа так говорит. Никакой химии.

Оставив без комментариев эту информацию, Пол спросил:

— Что у нас далее по списку?

Эбби взглянула на часы. Начало первого. Примерно двенадцать часов назад ей впервые попался на глаза Пол Флинт. А кажется, будто прошло двенадцать лет. Или двенадцать жизней.

— Далее по списку ванна.

Пол вскинул брови, и она смущенно улыбнулась.

— С этим пунктом я справлюсь одна. Если вдруг Генри вернется к ланчу, мне нужно успеть привести себя в порядок и надеть что-нибудь приличное. — Она помолчала и добавила: — Надеюсь, вы составите нам компанию?

— Спасибо, но я лучше прокачусь по старым местам, посмотрю что к чему… Прошвырнусь по магазинам. Мне ведь нужно выбрать вам подарок. Кстати сказать, может, подскажете, что бы этакое вам подарить?

— Пол, вы вовсе не должны… То есть я хочу сказать, мы с Генри не ждем от вас… — Она вспыхнула и потупилась. — Боже праведный, что я несу?! Поступайте, как знаете. Только Генри сказал, что в доме еще с первой его свадьбы полным-полно фарфора. Не говоря уже о фамильном столовом серебре Фэрфаксов, залежей сахарниц, сухарниц и Бог знает чего еще… — Она вскинула на него глаза. — Честное слово, не знаю, чего нам еще не хватает.

Как зачарованный Пол молча наблюдал, как она покусывает нижнюю губу, и очень завидовал ее зубам.

* * *

Час спустя Пол наткнулся в одном магазине на роскошную гипсовую Венеру: на голове у нее был светильник, на животе часы, а на спине градусник. Он сразу решил, что Эбби многофункциональная Венера наверняка понравится. А вот Генри вряд ли. Хуже того, он еще обидится. И сочтет долгом извиниться перед невестой за отвратительный вкус друга детства.

Нет, Венера в качестве подарка не годится. Может, купить комплект постельного белья с ручной вышивкой? И заказать монограмму.

Пол чертыхнулся. Воображение тут же подкинуло картину: на белой льняной простыне обнаженная, вся в веснушках, Эбби, а рядом старина Хэнк в полосатой пижаме, застегнутой до самого подбородка.

Проклятье! По всем правилам Пол должен был радоваться тому, что его друг нашел-таки женщину, которой — ну чем черт не шутит? — вдруг да удастся расколоть панцирь и высвободить парня. Видит Бог, Пол и хотел бы радоваться, только у него почему-то не получалось. Неужели все дело в классовой неприязни? — усмехнулся Пол, вспомнив чопорную леди Фэрфакс с ее набившими оскомину нравственными установками и снобизмом по отношению к людишкам поплоше, вроде замотанной жизнью официантки из дешевого бара Дороти Флинт.

Нет, вероятно, старину Генри уже не исправить. А жаль! Ведь в нем много хорошего. У него, можно сказать, золотой характер.

Но Генри и Эбби Морган? Нет, ну какая из них пара?! Она такая… такая… Преуспевающий романист не сумел найти нужных слов, что подействовало на него отрезвляюще. Ох, не к добру все это!

Пол неохотно направил мысли в менее опасное русло. Интересно устроен человеческий мозг. А может, это только у него так повернуты мозги, что на ходу работа спорится? Перед тем как отправиться в путешествие, он вчерне набросал сюжет очередной нетленки и намеревался в странствиях проработать фон для развития интриги.

Однако третий роман с самого начала не заладился. Смена обстановки не освежила мозги, тесное общение с пламенно-рыжей девицей из варьете закончилось плачевно, не помогла и пьянка, коей Пол отпраздновал отъезд разухабистой плясуньи первым классом.

И вот теперь волею судеб — или по собственной дурости? — он оказался в родных пенатах. Ищет свадебный подарок другу детства. И вообще занимается всяческой фигней: обрезает глицинию, рассуждает, кто кому пара… Нет, так дело не пойдет!

Ладно, придется прибегнуть к старому испытанному временем способу. Он поищет симпатичную рыжую малышку, приударит за ней по-взрослому, завоюет и какое-то время поживет с нею. Хотя бы для того, чтобы не просыпаться по утрам в пустой постели и не пялиться в потолок, размышляя над тем, что же он упустил, если его жизнь, несмотря на успешную карьеру, кажется такой пустой и бессмысленной…

А не староват ли он для таких эмоциональных встрясок? К тому же в его случае они не слишком эффективны. Ни одна из его многочисленных подружек, как бы ни была хороша в постели, не отвечала его запросам. Почему-то Полу никогда не удавалось найти с ними общий язык. То ли из-за разных подходов к жизни, то ли из-за отсутствия общих интересов…

Короче, рыжие красотки никак не годились в музы. Они не к месту смеялись, или — что еще хуже — не смеялись вовсе. Или болтали без умолку, причем именно тогда, когда ему хотелось помолчать. А когда у него появлялось желание поговорить, им почему-то хотелось танцевать. И даже если они и говорили, то лишь о себе. И совсем не умели слушать!

Черт! Неудивительно, что роман не сдвинулся с мертвой точки. Он и в жизни топчется на месте. До сих пор не понял, что тормозит сюжет, а ведь именно ради этого прикатил на другой конец страны!

Пол вцепился в руль так, что побелели костяшки пальцев. Прищурив глаза от полуденного солнца, сосредоточился на дороге, и тут из ниоткуда донесся голосок Эбби, мурлыкающий песенку про жизнь в желтой подводной лодке. Пол заулыбался. Ах, Генри, экий ты везунчик! На этот раз ты и вправду сорвал банк!

Усилием воли Пол остановился на одной из сюжетных линий, которая вот уже какую неделю не давала ему покоя, и принялся перебирать варианты. Итак, а что если агент появится не в начале пятой, а в конце седьмой главы? И пусть сначала поставит жучок, а в следующий приход бомбу с часовым механизмом. Или лучше наоборот? А что, если?..

Да здравствует трудотерапия! Пол разжал пальцы и уже спокойно вел автомобиль. А что, если?.. Верно! Внезапно все стало на свои места. И никакой затянутости. Все в нужном ритме.

Полу часто помогала в работе над романом игра в «а что, если?». А если бы он встретил Эбби до того, как она познакомилась с Генри? Приехал бы в гости к Генри и Кэтлин, а Эбби жила бы в домике по соседству?..

Интересно, что делает Эбби Морган, лениво размышлял он, столь уникальным созданием? Неожиданные всплески остроумия? Она словно отбивает подачи — шутка на шутку. А может, все дело в тепле, которое она излучает? Чувствуется, что где-то глубоко внутри в ней дремлет страстность. И ждет, когда ее разбудят. Так какая же она, эта Эбби?

А самое главное — какой она станет под постоянным давлением Генри Стэнли Роберта Фэрфакса Третьего? Вполне определенно можно сказать одно: больше она не будет мыть среди ночи пол на веранде. Причем в пижаме. И с веревкой, обвязанной вокруг лодыжки, чтобы не забыть купить новые туфли.

Интересно, а где она завязывает веревку, чтобы напомнить себе купить остальное? — усмехнулся Пол и, погрустнев, решил, что брак с Генри может сломать Эбби. И она больше не будет так заливисто смеяться. Странно, раньше ему никогда не приходило в голову, что женский смех может с такой точностью попадания бить по эрогенным зонам мужчины.

Да, перспектива чертовски невеселая. С ее-то чувством юмора! И при полном отсутствии оного у старины Генри. Пол вздохнул. Ну и сюжет! Если бы он больше болел душой за других, — или меньше? — то вряд ли устоял бы против искушения спасти этих двоих от брачных уз. Ведь они наверняка отравят друг другу жизнь!

* * *

Сегодня Эбби получила приглашение поужинать с Генри и Полом в большом доме. Наклонив голову поближе к зеркалу, она продела в уши маленькие жемчужные сережки и усмехнулась. Хватит называть особняк большим домом. А то звучит странновато, вроде как казенный дом…

Хотя дом и на самом деле большой. Слишком большой, чтобы чувствовать себя в нем уютно. И очень похож на мать Генри. Эбби видела леди Фэрфакс всего один раз, и то мельком. Тогда в большом доме жила Кэтлин, и, хотя Кэтлин нравилась Эбби, они не успели толком познакомиться. Соседи жену Генри не интересовали. Похоже, первую половину дня она спала, а после полудня выезжала в город. Когда окна в доме были открыты, Эбби слышала, как Кэтлин с кем-то упоенно спорит — не то с Генри, не то с миссис Новотни. У Кэтлин был очень звонкий голос, ну а недоброжелатель назвал бы его визгливым.

Эбби не жаждала встречи с леди Фэрфакс. Но неизбежный приезд всех прочих представителей клана Фэрфаксов, равно как и Морганов, радовал еще меньше. А может, все не так плохо? Кто знает, вдруг ее родичи так и не соберутся приехать, а леди Фэрфакс будет занята делами дочери, ведь та в данный момент переживает бурный, второй по счету, бракоразводный процесс. Вздохнув, Эбби пригладила волосы, которые она причесала так, как нравится Генри, — никаких челок, никаких локонов за ухом, просто аккуратный вертикальный валик на затылке. Слегка припудрила лицо — вряд ли это поможет скрыть веснушки — и, нанеся помаду мягкого кораллового цвета, осторожно размазала ее на губах подушечкой мизинца.

Придирчиво оглядела свое отражение в зеркале и, поправив отороченный кружевом отложной воротничок белой батистовой блузки, надела жакет от светло-серого льняного костюма. Она купила его, когда первый год учительствовала в начальной школе в Фалмуте. Ну что, вроде бы все в порядке…

Эбби не считала себя гурманкой, но то, что готовила миссис Новотни, неизменно повергало ее в тихий ужас. Однако полностью удовлетворяло Генри. На первое — суп, на вид и на вкус очень похожий на клей для обоев, на второе — жесткая курятина с переваренной спаржей и кислым яблочным уксусом и горой капусты, обильно политой майонезом.

Генри сидел на одном конце массивного овального стола, Эбби — на другом, а Пол где-то посередине. Эбби пришло в голову, что когда они поженятся, то смогут сидеть чуть ближе друг к другу, при условии, конечно, что в доме нет гостей.

Эбби взяла кусок хлеба и протянула хлебницу сначала Полу, а потом Генри, который с мельчайшими подробностями описывал страховой договор, над которым сейчас работал. Эбби подавила зевок. Подняла глаза и перехватила взгляд Пола. Что это? Похоже, он ее жалеет?

Резко выпрямив спину, она приклеила на лицо улыбку, а Генри все зудел и зудел. Эбби не могла похвастаться музыкальным слухом, однако понимала, что время от времени надо хотя бы менять высоту звука.

— Ашбертон? — оживился Пол, выхватив из бесконечного снотворного монолога знакомое слово. — Хэнк, а помнишь, как в выпускном классе наша школьная команда ездила туда на стрелковые соревнования? И на ночь глядя без спросу мы завалились в бар и учинили там такой…

— Помню-помню. Только Эбби вряд ли интересно слушать про наши юношеские проказы. Ну так вот, как я говорил, недвижимость в Ашбертоне по цене сопоставима с недвижимостью в…

Эбби подумала, что при всем уважении к недвижимости она бы предпочла послушать историю про юношеские проказы жениха. Хотя трудно представить себе Генри — хоть и в юности — в роли проказника. Или даже жертвы чужих проказ.

— Неужели Генри проказничал? — размышляла она, не осознавая, что бормочет вслух. — Или его кто-то разыгрывал? Может, эти проказы были чем-то вроде тех маленьких архитектурных макетов, которые ставят во дворе? — Заметив, что Генри и Пол смотрят на нее во все глаза, вздрогнула. — Извините, я несколько отвлеклась. — Кровь бросилась ей в лицо. — Пожалуйста, Генри, продолжай свой рассказ. Ты так прекрасно все описываешь!

И Генри продолжал. Бесконечно. А Пол прикрывал зевки накрахмаленной белоснежной салфеткой.

Боже праведный, дай ей сил! Она этого не вынесет. Всю свою жизнь Эбби почитала респектабельность среднего класса как величайшую добродетель. И всегда хотела выйти замуж за человека, который носит костюм и кейс с бумагами, и родить ему двух, а то и трех детишек. Причем в настоящей больнице, а не в коммуне хиппи.

Три младших сестры Эбби не имели ничего против — а может, ей так казалось — и преспокойно жили в коммуне вместе с полусотней посторонних мужчин и женщин. В коммуне, где воздух был сизый от дыма костров и всякого прочего дыма, где не было ни порядка, ни правил, ни уединения. И где семьей называлась вся коммуна, а не мать с отцом и их чадами. Там никто не ходит в церковь, а взрослые мужчины часами сидят, скрестив ноги, и смотрят в небо. А женщины, взявшись за руки, водят хоровод вокруг деревьев и поют. В коммуне взрослые курят травку и ее же обожествляют, а дети не играют в дочки-матери и в солдатиков, чтобы их неокрепшие мозги не отравились ложными буржуазными установками на жизненное предназначение.

Эбби любила своих родителей, но порой до глубины души возмущалась ими. Любила и своих сестер. И видела, как они появились на свет. Для ребенка трех лет роды выглядели каким-то ужасным действом — суматошным, шумным, пугающим… Хотя церемония эта происходила под пение всех членов коммуны, а роженица в промежутках между схватками читала стихи, написанные специально для будущего виновника торжества.

Эбби предпочла бы смотреть по телевизору мультики, но в коммуне никакого телевизора и в помине не было. Она хотела бы ходить в обычную школу, участвовать в праздниках и носить обыкновенную одежду, а не мучиться в сидячих забастовках и маршах протеста.

Эбби было одиннадцать, когда Морганы снялись и ушли из коммуны, сократившейся на тот момент до двадцати человек. Одни говорили, мол, коммуна распалась из-за того, что санэпидстанция начала против нее судебное расследование. А другие уверяли, что все дело в земле, которую арендует коммуна, — якобы землевладельцу предложили за нее баснословные деньги.

Как бы там ни было, Эбби почувствовала большое облегчение, когда ее отправили жить к бабушке. На время, пока Морганы не найдут другого места, где смогут поселиться. Младшие дети остались с родителями, а Эбби первый раз в жизни записали в настоящую школу. Она так и осталась с бабушкой в Северной Ирландии. Через несколько лет родители поселились в Шотландии, и отец обернул свой интерес к травам в весьма доходный бизнес. И со временем, ко всеобщему изумлению, чета бывших хиппи превратилась в капиталистов!

Эбби, единственная из четырех девочек, пошла учиться в колледж. Бабушка завещала ей некоторую сумму, и у Эбби по этой причине даже развился комплекс вины. Однако это не помешало ей получить образование. Мать хотела, чтобы она изучала фольклор, отец настаивал на садоводстве с некоторым уклоном в бизнес, но Эбби знала, кем ей быть. Учительницей! Может, это не самая интересная из профессий и не самая престижная, но зато респектабельная и совершенно обычная. И Эбби не жалела, что сделала такой выбор.

Хотя со временем ей стало чего-то не хватать. Она чувствовала некоторую неудовлетворенность в работе и не могла придумать, чем бы еще заняться, чтобы заполнить душевную пустоту.

— Эбби, не хотите ли еще кофе с пирогом? — прервал ее экскурс в прошлое голос миссис Новотни.

Эбби моргнула и осторожно воткнула вилку в кусок сухого и жесткого пирога, который домоправительница водрузила прямо перед ней.

— Спасибо. Не откажусь еще от одной чашечки, — с улыбкой сказала она.

Ну и ладно! Что поделаешь, если ей нравится кофе. Даже в исполнении миссис Новотни. Разве это предательство? Вряд ли «Райские травы» Морганов от этого засохнут прямо на корню! Ничего страшного, если она изменит семейному фирменному травяному чаю.

И вообще, сейчас самое время менять привычки. Как говорится, отлепись от отца своего и матери своей и прилепись к мужу. Скоро она станет миссис Фэрфакс. А Генри относится к травам с некоторым подозрением, если не сказать с опаской. Хотя не возражает против мятного желе с лопаткой ягненка или сосисок с шалфеем по-деревенски.

Может, со временем она приобщит его к травяному уксусу?

Воспользовавшись тем, что Генри на некоторое время прервал монолог во славу страхования недвижимости, Пол спросил:

— А как поживает твоя сестра?

И Эбби снова дала волю мыслям. По непонятной ей причине мысли тут же обратились к шаферу Генри. Бабушка научила ее всему, и в первую очередь тому, как следить за собой, вернее за своим телом. А как следить за своими мыслями?! Этому бабушка ее не учила. Правда, после четырех лет учебы в колледже и четырех лет преподавательской деятельности Эбби научилась более или менее управлять мыслительным процессом.

Но за последние сутки он полностью вышел из-под контроля! Да и сама она ведет себя черт те как. Днем предавалась мечтаниям, причем предосудительным для невесты, а ночью и вовсе приснилось такое, что… А может, это был и не сон? Во всяком случае, проснулась она оттого, что по всему телу бегали мурашки, сердце стучало как отбойный молоток, а пижама стала влажной от пота.

Эбби покосилась на жениха, словно хотела убедиться, что именно он виновник ее растрепанных чувств. Влюбленные женщины часто грезят даже среди бела дня. А Генри интересный мужчина и вполне может быть героем женских грез.

Но беда в том, что приснился ей совсем другой!

Не заметив обращенного на него взгляда, Генри встал из-за стола и пригласил их в гостиную — чтобы не мешать миссис Новотни убирать со стола.

— Дорогая, ты не против, если я минут пять полистаю «Лондон газетт»? Хочу просмотреть список обанкротившихся компаний, — объяснил Генри.

— Пожалуйста. — Эбби постаралась скрыть разочарование. Она надеялась, что они хотя бы немного посидят вместе, расслабятся, а может, даже будут целоваться. Рано или поздно придется подготовить себя к… к этому.

— А я пойду подышу свежим воздухом, — сказал Пол.

Эбби задумчиво смотрела ему вслед. Ей нравилось, как он ходит — легко, четко и уверенно, как хорошо смазанный механизм. Но вот дверь за ним закрылась, и в гостиной поселилась скука. Эбби села в кресло и включила телевизор.

Пощелкав пультом, нашла шоу Мистера Бина и, хотя не была поклонницей этого комика, с удовольствием посмотрела его очередные похождения. Все веселее. Если ей предстоит лет пятьдесят просидеть рядом с суперзанятым Генри, нужно запастись видеозаписями комиков всех времен и народов.

Ровно в девять Генри выключил телевизор и повернулся к ней. Эбби сделала глубокий вдох и уставилась на его рот. Вполне симпатичный рот. Не слишком толстый и не слишком тонкий. И улыбается так мило, а не криво, как некоторые…

— Я говорил тебе, что на будущей неделе приезжает мама? Вместе с моей сестрой. Ты не знакома с Флоренс, но я уверен, вы с ней прекрасно поладите. Флоренс поможет тебе с покупками, если ты еще не все купила.

Не все? Да она еще ничего не купила! Даже не решила, какое у нее будет свадебное платье. А в списке под громким названием «Приданое» пока что значатся всего два пункта: банный халат и плащ.

— Как мило с ее стороны! — Эбби выдавила улыбку и почувствовала, что ее лоб покрылся испариной.

— Боюсь, дорогая моя, до свадьбы я буду занят больше обычного. — Генри улыбнулся и взял ее ладони в свои.

Эбби тоже улыбнулась. И зубы у Генри что надо! Хоть снимайся в рекламе зубной пасты. Вот что значит правильный образ жизни и рациональное питание еще в утробе матери! Интересно, рассеянно подумала она, насколько хватит ее зубов, учитывая пристрастие матушки к фасолевому творогу и дикорастущим травам?

— Зато потом, — продолжал Генри, — мы с тобой проведем вместе целых четыре дня. Я уже забронировал места в лучшей гостинице в Дартмуре. Вообрази, дорогая, полный комфорт и полное уединение! — с сияющим видом завершил он.

Эбби сделала вид, что у нее нет слов от восторга. Конечно, не каждая женщина мечтает провести медовый месяц в суровом краю холмов и болот, но коль скоро там в это время состоится съезд агентов страховых компаний, было бы глупо не воспользоваться столь удачным случаем. Спасибо, что Дартмур не в тюрьме! Выходит, к лучшему, что медовый месяц выльется всего в четыре дня…

— Я тоже очень занята. Надо подготовиться к переезду. И наконец засесть за составление планов занятий. Ведь скоро начало учебного года. А сегодня вечером хочу приготовить разноцветный воск. Оставила на медленном огне кастрюлю с…

— Ты оставила плиту включенной? — Генри нахмурился.

— Но огонь совсем маленький. Думаю, воск даже не кипит. А кастрюля большая, так что риска никакого.

— Эбби, риск есть всегда, — сурово возразил Генри.

— Чего, например? — вмешался в разговор Пол, входя в гостиную.

— Пол, подожди минутку! Эбби не выключила плиту. — Генри схватил ее за запястье и выволок из комнаты.

С порога Эбби бросила на Пола смущенный взгляд.

Тысяча чертей! Что происходит? Генри относится к своей невесте как… как к мебели из своего офиса. Или к ребенку, который не умеет себя должным образом вести.

Господи, а она? Да что же она в нем нашла? Неужели банковский счет? Если так, то ее ждет большое разочарование. Генри наверняка будет вкладывать все в государственные ценные бумаги, ежегодного дохода с которых меньше, чем шерсти с короткошерстного терьера.

Нет, черт возьми, дело не в деньгах! Пол не знал, что именно привлекает Эбби в Генри, но ее-то он уже хорошо знал. И, хотя пробыл здесь меньше суток, не сомневался: Генри сумеет вытравить из Эбби Морган все нежное, озорное, забавное и по-детски непосредственное.

А что она сделает с Генри, одному Богу известно. Наверное, выжмет в постели досуха, как тот лимон. Пол чувствовал, что эта скромная на вид учительница младших классов на редкость сексуальная особа, которая только и ждет, когда подожгут фитиль. Только способен ли Генри запалить его? Поразмыслив, Пол пришел к выводу, что пока этого еще не случилось. И почему-то почувствовал облегчение.

Что за чертовщина! — с отвращением подумал он. Надо держать себя в узде, а то придется перейти с триллеров на любовные романы. Чем скорее кончится вся эта свадебная свистопляска, тем лучше для всех заинтересованных лиц.



4

Пока Генри разбирался с очередным клиентом, Полу пришлось замещать жениха. Судя по всему, Эбби окончательно впала в уныние, а у него по этой части был большой опыт.

— Предлагаю для начала найти все ваши памятки и определить степень очередности. До свадьбы осталось одиннадцать дней.

Эбби рухнула на кухонный стул и, запустив в волосы измазанные чем-то зеленым пальцы, простонала:

— Лучше и не напоминайте!

Пол с трудом сдержал улыбку. Симптоматичное высказывание для женщины, которая собирается замуж за мужчину, выбранного по собственной воле.

— Все памятки куда-то подевались. Вообще-то, я никогда ничего не теряю, но последнее время…

— Ничего страшного. Перед вами эксперт по розыску затерявшихся бумаг. Я имею обыкновение делать наброски на обратной стороне конвертов, на салфетках, спичечных коробках и прочих мелких, легко теряющихся предметах.

Эбби засмеялась, но духом не воспрянула. Сегодня она провела еще одну бессонную ночь. Похоже, это входит в привычку.

— Вам такая рассеянность простительна. Ведь вы писатель? Генри говорил, будто бы у вас даже есть публикации, да? Как мило!

Пол стоически выдержал удар по самолюбию. Можно сказать, это его даже несколько отрезвило. Ну надо же! И оплеуха от Эбби действует благотворно. Осторожно! Еще чуть-чуть — и она вскружит ему голову.

— Спасибо, вы очень добры, — сдержанно заметил Пол. — А теперь дайте мне наводку, и я пойду искать ваши листочки.

Эбби закрыла глаза и через минуту сказала:

— Посмотрите под верхним справочником на нижней книжной полке. Если там нет, взгляните под телефоном. — Она тяжко вздохнула. — А еще можно заглянуть под табуретку в ванной.

— Отлично. Вот видите, все не так плохо. Начинаю поиски. — Он покосился на ее руки. — Если не секрет, в чем это у вас пальцы? Может, стоит смыть эту бяку?

— Это воск. Для лепки детей.

В глазах Пола мелькнула смешинка, и он с пониманием кивнул.

— Понятно. Хотите поэкспериментировать с Генри и размножиться нетрадиционным способом?

Эбби вспыхнула.

— Я оговорилась! Для лепки детям. То есть ученикам, понимаете? Я сама готовлю смесь на основе воска и сама его крашу. Получается что-то вроде глины, только лучше пахнет и не крошится. А заодно на примере воска даю детям азы элементарной биологии.

— Пчелки и цветочки? — не удержавшись, уточнил Пол. — И всякое такое по поводу опыления?

Эбби бросила на него убийственный взгляд, но потом улыбнулась.

— «Всякое такое» начинается после третьего класса.

Пол приступил к поиску исчезнувших списков, а Эбби соображала, как отчистить кастрюлю из нержавейки от восковой пленки, и думала о шафере. Генри говорил, что они вместе выросли, и вот теперь Пол стал писателем. Хотя у Эбби был более чем скромный опыт общения с пишущей братией, в ее представлении Пол Флинт никак не подходил под эту категорию. В детстве она видела поэтов в коммуне хиппи, а в колледже не раз ходила на вечера встреч с авторами ученых книг, и ни один из них не имел ничего общего с другом Генри. Пол такой… какой-то такой…

Эбби пустила в кастрюлю струю обжигающе горячей воды и постаралась не думать о том, во что превратится раковина. Ну и какой же он такой? Сексуальный, привлекательный и милый. А еще с ним очень легко разговаривать. Эка невидаль! Таких мужчин найдется еще с полмиллиона. И все равно, на литератора Пол ничуть не похож и, хотя уверяет, будто он романтик, твердо, двумя ногами стоит на земле.

Конечно, он не такой, как Генри Фэрфакс. Генри — преуспевающий бизнесмен, глава страховой компании, которую основал его отец. Серьезный, трудолюбивый и весьма уважаемый в своем кругу человек. Вкладывает деньги в благотворительность. Одним словом, истинный джентльмен и отличная партия. Бабушка наверняка одобрила бы ее выбор.

Эбби взглянула на свои зеленовато-голубые ногти и состроила гримаску. Увы! Жидкость для мытья посуды оказалась бессильной против воска. Что скажет Генри? — виновато подумала она. Ведь у него ногти всегда в безукоризненном состоянии.

— Генри без чистых ногтей все равно что сандвич без ветчины, — пробормотала она вслух. — А ты что себе позволяешь? Назвалась невестой, изволь соответствовать.

— Что вы сказали? — отозвался Пол из гостиной.

— Ничего! — крикнула в ответ Эбби, ужасаясь тому, что в последнее время совершенно себя не контролирует. Наверное, сказывается предсвадебное напряжение нервов. Свадьба должна состояться. И состоится. В Генри есть все, что она хочет видеть в мужчине. Или нет? А ведь бабушка сколько раз предупреждала: глупые девушки, которые бегут из дому за первым попавшимся на глаза симпатичным прохвостом.

— Я тут раскопал кое-что, но, боюсь, это не совсем то, что вам нужно. — Пол стоял на пороге кухни с ворохом бумажек. Тут были кассовые чеки, обрывки газет и старые конверты. Сделав серьезное лицо, Пол произнес: — Итак, приступим. Читаю первую сверху. «Муравьи и вода от мытья посуды». Что сие значит?

Эбби вздохнула. Бабушка как-то сказала, что хризантемы нужно поливать водой от мытья посуды и тогда муравьи к ним не полезут. Эбби испытала этот способ и пришла к неутешительному выводу: если мыло, коим пользовалась для мытья посуды бабушка, муравьев отпугивало, то современные моющие средства, напротив, со страшной силой привлекают их.

— Долго объяснять, — промямлила она. — Это неважно. Читайте следующую. Нет, лучше дайте-ка мне. — Эбби вовремя вспомнила про записку, которую ей меньше всего хотелось бы дешифровывать, и забрала бумажки. Просматривая записки, она бормотала себе под нос: — Сделано. Сделано. Ой, слишком поздно… Может, лучше потом? — А одну записку и вовсе скомкала и бросила в корзину для мусора.

Глядя на ее вспыхнувшее лицо, Пол был готов пожертвовать авторским гонораром, лишь бы узнать, что в той записке. Она выглядела так же, как и та, где он прочел: «Позвонить гнк. насчет пр.»!

Противозачаточные таблетки? Ну конечно! Наверняка они с Генри занялись этим делом задолго до свадьбы. А что, если?..

— Эбби, а вы, часом, не беременны? Может, этим объясняется ваше состояние?

Румянец уступил место мертвенной бледности. Даже веснушки побледнели. А глаза стали огромными. Можно подумать, она испугалась до полусмерти…

— Эбби, да не смущайтесь вы так! Ведь я же шафер. Так что можете быть со мной откровенны. Мне положено знать ответы на все вопросы. И я с удовольствием вам помогу.

Нет, ей никто не может помочь! И никакие советы ей не нужны. Есть только один способ решить ее проблему. Слишком она ее затянула. Лет на десять, если не больше.

— Сначала мне нужно отмыть руки, а потом я приготовлю чай и мы посидим на веранде.

Пол смотрел на ее побледневшее лицо, потемневшие глаза цвета янтаря, уныло опущенные уголки рта… Она не стала опровергать его предположение, но и не подтвердила. Ни «да», ни «нет», ни «может быть».

И не возмутилась, как подобает девственнице: «Да как вы смеете, сэр!»

Внезапно ему захотелось взять ее на руки и не выпускать до тех пор, пока не исчезнут тени под глазами. Нет, лучше до тех пор, пока глаза у нее совсем не потемнеют от страсти.

— Дайте-ка сюда эти бумажки! — грубоватым тоном скомандовал он. — Только время зря теряем. Давайте лучше прошвырнемся по магазинам. — Он заглянул в одну из бумажек и, подняв на нее глаза, нахмурился. — Свадебное платье? Вы и вправду еще не купили платья?

Эбби взяла с полки одну из многочисленных коробочек с их фирменным чаем. Отец присылал ей травяные смеси в огромных количествах: все члены семьи служили неофициальными дегустаторами и подопытными кроликами. Эбби никогда не запоминала, какой именно сорт пьет, но большинство отцовских чаев были вполне терпимы. И наверняка полезны.

Первые одиннадцать лет жизни она питалась исключительно дарами природы — орехами, ягодами, листьями, травой, проросшими семенами. А вместо конфет вкушала индейское блюдо, которое мать готовила из муки, орехов и меда. Зато все последующие годы добирала недополученное организмом готовыми продуктами из закусочных автоматов.

Пока они пили, сидя на качелях, ледяной, мягкий на вкус и желтоватый на цвет напиток, Эбби постаралась объяснить Полу свое отношение к свадебному платью.

— Дело в том, что, пока мы не решили, где будет свадьба, я не знала, какое платье мне нужно. Генри, если не ошибаюсь, пресвитерианец. А я… а я даже не знаю, что про себя сказать. В детстве я вообще не ходила в церковь, а бабушка у меня была католичка. Если честно, то мне совершенно все равно, в какой церкви будет венчание. Но Генри говорит, будет лучше, если мы посоветуемся с его матерью. Вдруг у нее возникнут возражения?

Зная леди Фэрфакс, Пол мог поклясться, что возражения возникнут. Причем в любом случае. Однако ждать чуть ли не до последнего дня, чтобы решить, где состоится церемония, это уж слишком. Даже для такого рискового парня, как он.

— Эбби, неужели вам все равно? Не могу поверить.

— Не то чтобы все равно, просто… Просто последнее время у меня приключилось что-то с головой. Ничего не могу решить.

— Отказало рулевое управление?

— Вот именно. — Она невесело хмыкнула. — Но ведь Генри и сам может договориться со священником, а я со всем соглашусь. Разве я прошу много?

— Предполагается, что невеста принимает активное участие в подготовке к свадьбе. И в принятии решений. Ведь вы выбираете не станцию техобслуживания, где отремонтируют вашу машину. Считается, что свадьба самый торжественный момент в жизни женщины. Генри говорил: вы еще не были замужем.

Эбби печально кивнула. С шумом высосала в соломку остатки чая, поставила стакан на перила и толкнула качели. Пол подхватил ритм, и несколько минут они лениво качались, пока Эбби не опустила обе ноги на пол. Качели резко задергались, Пол остановил их и, покосившись на Эбби, заметил в ее больших янтарных глазах воинственный огонек.

— Ну ладно! Я выберу платье, будь оно неладно!

— Итак, на сегодня намечена операция под кодовым названием «Подвенечный убор», — спокойно заметил Пол. — Вы выполните эту задачу сами или вам нужна моральная поддержка?

Эбби подняла на него глаза, и у Пола защемило в груди. На солнце ее кожа казалась золотистой, да и вся она — глаза цвета янтаря, бледно-рыжие веснушки, мягкие пепельно-русые волосы — словно светилась изнутри. От нее пахло пряными травами, воском и еще чем-то неуловимым, но в целом чертовски притягательным!

Надо делать отсюда ноги, и побыстрее! Пока не совершил какой-нибудь подлости. И дело не в том, что они с Генри были раньше близкими друзьями. Как только в их жизнь вошла Кэтлин, дружба не устояла. Просто есть вещи, которые делать нельзя. Нельзя, и все. Если хочешь жить в мире с самим собой.

— Вообще-то, нужно ехать одной, — со вздохом произнесла Эбби, — но, боюсь, кончится тем, что вместо магазина я окажусь в кино. А потом из чувства вины съем целую коробку фруктового мороженого. Не знаю, что со мной происходит… Я не всегда такая. Честное слово!

— И как прикажете это понимать: я вам нужен или нет?

— Нужны! — Она схватила его за рукав. — Даже очень! Только у вас, наверное, есть много куда более интересных дел, чем слоняться со мной по магазинам.

Пол мог придумать чертову уйму более интересных занятий, но, к несчастью, во всех предполагалось участие учительницы младших классов мисс Эбби Морган.

Эбби позвонила в офис Генри и попросила дотошную миссис Пенуорти передать ему, что они с Полом собираются в город за покупками и, как только освободятся, позвонят и, если он к этому времени освободится, можно будет всем вместе, втроем, пообедать в ресторане.

Ездить по магазинам с Полом оказалось делом приятным и поучительным. Сначала он заставил ее решить, какое платье она хочет. Белое атласное со шлейфом? Длинное розовое со складками и кружевами? Или что-то средней длины из красного бархата?

— Бархат в это время года? — изумилась Эбби. — И короткое мне нельзя…

Пол невольно перевел глаза на ее стройные ноги и спросил:

— Почему?

— Потому что у меня все коленки в синяках.

— Ну что ж, это облегчает выбор. Может, остановимся на платье медовых тонов?

— То есть коричневом?

— Почему именно коричневом?

— Потому что мед коричневый.

— Смотря какой мед, — возразил Пол. — Я имел в виду вересковый.

Эбби засмеялась. Надо же, если компания подходящая, то и поход в магазин может стать развлечением. Почему раньше ей это никогда не приходило в голову? Потому что не было подходящей компании, ответила себе Эбби и тут же отогнала опасные мысли прочь.

В конечном итоге они остановились на платье-костюме из жаккардового шелка цвета бледного чая. И даже пугающая цена на этикетке Эбби не остановила: ведь не каждый день выходишь замуж. Один раз в жизни можно и раскошелиться.

Потом выбирали туфли. Пол отодвинул продавца и, усевшись на табурет, надевал и снимал с правой ноги Эбби туфлю за туфлей, которые по его требованию продавец приносил со склада. Перемерив несчетное число пар, выбрали шелковые лодочки бронзового цвета — отличное дополнение к платью. К этому времени Эбби окончательно ослабела от смеха и внутренней дрожи, которая охватывала ее всю каждый раз, когда руки Пола касались ее ступни. Но все было просто замечательно!

— Надо бы позвонить Генри, — вспомнила она, когда они проходили мимо ряда телефонов-автоматов. — А то он, наверное, удивляется, куда это мы запропастились.

Пол прогуливался вокруг груды пакетов и коробок с платьем, туфлями, шляпой, украшениями, перчатками и вуалью, купленной по его настоянию и за его счет, а Эбби набирала номер Генри.

— Страховая компания Фэрфакса, — ответил голос секретарши.

— Миссис Пенуорти, а Генри занят? Это его невеста, Эбби Морган.

Вот это да! Секретарша Генри до сих пор не знает, кто такая Эбби Морган?! Впрочем, какая разница? В любом случае Эбби очень скоро станет миссис Фэрфакс.

— Мисс Морган, мистер Фэрфакс просил вам передать, что приехала его мать и он вернулся домой. И ждет вас и мистера Флинта к ланчу.

Эбби повесила трубку, и все радостное настроение утра испарилось без следа. Показалось, будто ей на шею повесили тяжеленный хомут.

— Нам надо вернуться домой к ланчу. Приехала леди Фэрфакс.

— Ох!

Вот именно — ох! — думала Эбби, когда они сломя голову мчались назад. Она-то размечталась, что они не спеша поедут домой, но, видно, Пол ее неправильно понял. Решил, что она нервничает и ей не терпится предстать перед очами будущей свекрови.

Что касается первой части, то он не ошибся.

— Эбби, а куда вы собираетесь? — прервал ее мысли Пол, не отрывая глаз от дороги.

Эбби покосилась на него. Судя по всему, он наслаждался ездой. А вот она терпеть не может водить машину. Правда, ее видавшую виды малолитражку машиной можно назвать с большой натяжкой. Так, агрегат для перемещения…

— Как куда? Домой. Заброшу покупки, а потом на ланч. Генри не переносит, когда опаздывают.

— Нет, я имею в виду, где вы собираетесь провести медовый месяц?

— Ах вы об этом! Свадебное путешествие?

— Ну да. Как правило, это главное блюдо комплексного обеда. Венчание. Свадебный пир. Свадебное путешествие. Неужели Генри доверил вам выбор маршрута? — Пол посмотрел на нее пристальным взглядом. — Хотите потоптать снега Килиманджаро? Или нырнуть в Ниагарский водопад?

— Ну что вы! Генри не поедет в такую даль: он очень занят. Мы едем в Дартмур. Там состоится съезд страховых агентов, и Генри уже забронировал на четыре дня номер люкс.

Пол потерял дар речи. Генри совсем охренел со своим страхованием! Веселенький намечается медовый уик-энд!

— А вы не хотели бы поехать в другое место? Хотя бы в Брайтон? Или в Стоунхендж? А может, в Эссекс?

На губах Эбби тенью промелькнула улыбка и так быстро исчезла, что Пол засомневался, была ли она на самом деле. Нет, тут что-то не так! А ему лучше прямо сейчас уехать отсюда к чертовой матери. Или попытаться выяснить все и поставить на свои места. Если это вообще возможно, когда речь идет о таких разных людях.

— Ну ладно. Значит, два пункта уже можно вычеркнуть. Свадебная экипировка и свадебное путешествие. А леди Фэрфакс решит, где надлежит провести церемонию, верно? — Он покосился на Эбби. — Итак, три дела сделаны.

Да что с ней происходит? На тряпку она совсем не похожа! У Эбби есть характер. А сейчас у нее все валится из рук. Почему она так безвольно плывет по течению?

Парень, охолонись! Не лезь не в свое дело. Кто она тебе? Никто. Но ведь дружба с Генри умерла много лет назад. Черт возьми, ты ему ничего не должен. Особенно после того, как он увел у тебя женщину!

Пол попытался переключить мысли на Кэтлин. Для него она умерла почти шестнадцать лет назад. Он старался оживить ее образ в памяти и с изумлением обнаружил, что, кроме огненно-рыжих кудрей, зеленых русалочьих глаз и привычки вечно хихикать, ничего не мог вспомнить. А эта женщина, которую он знать не знал еще три дня назад, эта Эбби Морган такая… Да он может с закрытыми глазами составить подробную карту веснушек на ее мордашке! А зачем?

Переключив скорость, он лихо обошел маячивший впереди фургон и преувеличенно бодрым тоном спросил:

— Так что у нас теперь в повестке дня? Как насчет подружки невесты и свидетелей? Решили, кого пригласить и как они будут одеты?

Эбби хмыкнула нечто нечленораздельное, порылась в сумочке и, вытащив носовой платок, вытерла взмокший лоб.

— У Генри есть сестра, — продолжил Пол, перехватив ее горестный взгляд. — Флоренс вполне благопристойная особа. Правда, я ее не слишком хорошо знаю. Она не снисходила до соседского парнишки Флинта. — Пол, хохотнув, взглянул на Эбби, вырулил на обочину и выключил мотор.

Эбби неподвижно сидела с обреченным видом.

Полу доводилось видеть людей в панике. Он осторожно разжал ледяные пальцы Эбби и заключил в свои ладони.

— Эбби, детка, посмотрите на меня. Успокойтесь! Дышите ровнее. Черт, да что с вами происходит?! Все не так плохо. — Он прижал ее к себе и начал гладить по голове. — Я что-то не так сказал? Ну так простите меня, дурака! А если думаете, что Флоренс в последнюю минуту устроит вам какую-нибудь пакость или начнет давить авторитетом, забудьте о ней. Это ваша свадьба, и вы вольны поступать так, как сочтете нужным. Да не волнуйтесь вы так! Ведь это еще не конец света!

— Думаете, у нас ничего не получится? — спросила она упавшим голосом.

Пол погладил ее шелковистые волосы. Что он может сказать? У нее и так убитый вид. А шансов на благополучный брак с Генри у нее примерно столько же, сколько на снижение налогов.

— Эбби, чем я могу помочь? Хотите, поговорю вместо вас с Генри и улажу все проблемы? Только скажите.

Она откинулась на спинку сиденья. Пол с облегчением заметил, что на ее лицо вернулась краска.

— Нет, мне никто не может помочь. — Она чуть заметно вздрогнула и зябко повела плечами. — Ведь Генри их даже не знает.

— Кого не знает?

— Моих сестер. И родителей. Пол, они не могут ему понравиться. Понимаете? А он им. Короче, все плохо.

Как романист Пол почувствовал некоторое разочарование, но как представитель сильного пола тут же устыдился.

— И много у вас сестер? — уточнил он.

— Трое, — с обреченным видом ответила она.

— И вы опасаетесь, что Генри… не совсем правильно воспримет вашу семью?

Эбби молча кивнула. Она представила себе, как кошмарный фургон с огромной радугой на борту и травянисто-зеленой надписью «Райские травы Морганов» въезжает на Попларз-роуд, и внутренне съежилась. Мама наверняка облачится в невероятное — чтобы ее не обидеть — платье собственного изготовления, а во что оденется папа… одному Богу известно! Последний раз, когда она ездила к ним в гости, отец щеголял в «деловом костюме», приобретенном на блошином рынке. Нечто двубортное, с расклешенными брюками, немыслимого цвета, да еще в полосочку! Кто знает, в чем он заявится на свадьбу дочери? Может, во фраке с белым галстуком, а может, в цилиндре и тоге.

— Сестры моложе вас?

— Моложе. Младшей только что исполнилось восемнадцать.

— Прекрасно. Вот она и выступит в роли девочки-цветка, — предложил Пол. Эбби нервно хохотнула, и он пояснил: — Будет держать букет во время венчания.

— Они у меня все дети-цветы, — грустно улыбнулась Эбби. — Особенно мама.

Пол вытаращил глаза.

— Дело в том, что я из семьи хиппи. Теперь понимаете? И хотя отец занялся бизнесом, до конца так и не принял реальный мир. По правде сказать, я даже не знаю, соизволили ли родители оформить свои отношения или нет… Спросить напрямую я не рискнула, а бабушка говорила, что они…

Вот это да! Ну и поворот сюжета! Все обстоит куда интереснее, чем он предполагал. Скромная учительница младших классов оказалась беглянкой из золотого века идеализма. И выросла на проповеди всеобщей любви.

— Если это все, что вас тревожит, выбросите из головы! Уверяю вас, Генри это переживет. Он уже большой мальчик. Успокойтесь, солнышко!

— Солнышко?! — Эбби чуть не поперхнулась. В коммуне ее звали Солнечный Луч.

— Извините за фамильярность, просто я…

— Дело не в этом. Просто в детстве родители называли меня Солнечный Луч и это имя…

— …Очень вам подходит! — И Пол, понимая, что совершает ужасную ошибку, наклонил голову и поцеловал Эбби. Всего лишь нежный, братский поцелуй, убеждал себя он, зная, что нещадно врет.

Он не хотел ее успокаивать. Он хотел вырвать ее из рук Генри и захватить в свои. Черт возьми, да если ему это удастся, ему плевать, как это будет выглядеть в глазах общества!

Когда Пол наконец оторвался от ее губ, он почувствовал, что поцелуй произвел на него неизгладимое впечатление. И вызвал в его организме определенные реакции. Он с трудом перевел дыхание, взглянул на Эбби невидящими глазами и потряс головой, словно хотел стряхнуть наваждение.

— Эбби, не беспокойтесь по поводу своей семьи. Все уладится. И я вам помогу.

Конечно, поможет! Ведь он орел, хоть и бывший. Благополучно пережил крушение самолета, если не считать больной спины. И пережил брак, который начал распадаться еще до того, как на свидетельстве высохли чернила. Справился и с пустяковой лазерной операцией на глазах.

А справится ли теперь? — размышлял Пол, доставляя Эбби на ланч к леди Фэрфакс и ее любимому отпрыску. Сумеет ли он справиться с собой, глядя, как Эбби вручает себя Генри Фэрфаксу?

Видит Бог, сейчас больше всего на свете он хотел остановить машину, отнести невесту Генри в тенистый лесок и проверить лично, покрыто ли у нее веснушками все тело. А если покрыто, то попробовать их на вкус, каждую в отдельности, и целовать одну за другой, а потом начать все заново. И если в наказание за это он превратится в чудовище, то пусть так и будет. Боже праведный! Да этот Солнечный Луч стоит любого наказания!

* * *

Все оказалось не так плохо, как предвидела Эбби. А еще хуже. Она покосилась на Пола, инстинктивно ища у него поддержки, и он заговорщицки ей подмигнул. Леди Фэрфакс вознамерилась быть любезной и очаровательной. А когда ей в голову приходила подобная фантазия, Пол знал по опыту: хорошего не жди.

— Пол, как я рада тебя видеть! Ты прекрасно выглядишь. А что твоя мать, здорова?

Эбби метнула на Пола тревожный взгляд. В ту первую ночь, когда он застал ее за мытьем полов, они разговорились и он упомянул, что недавно его мать умерла после длительной тяжелой болезни.

Только Эбби волновалась напрасно: леди Фэрфакс не ждала ответа на свой вопрос.

— Генри, дом надо было покрасить. Еще в прошлом году. — Она с укоризной уставилась на сына. — Сколько раз тебе напоминать? Дом нужно красить каждые пять лет. Мы с твоим отцом взяли себе это за правило. И никогда не жалели об этом.

— Мама, но я…

— А когда ты последний раз проверял электропроводку? Я заметила в холле удлинитель. Отец никогда не пользовался подобными устройствами, и я настаиваю, чтобы ты…

— Но мама…

— С нашим бизнесом позволять себе такую беспечность! Мы должны являть собой пример для подражания. Отец всегда говорил, что…

— Мама! Проводку в доме делали лет сто назад. И к твоему сведению, это не единственный удлини…

— Мисс Морган, если мне не изменяет память, мы с вами еще не встречались. — Леди Фэрфакс соизволила приблизиться для более детального осмотра.

Эбби подумала: будь у будущей свекрови такая возможность, она бы точно уложила ее на предметное стекло микроскопа.

— По-моему, нас представили, после того как я…

— А кто ваши родители? Если не ошибаюсь, у нас в округе Морганов нет.

— Может, вы слышали…

— Мама, Эбби не из этих мест, — перебил ее Генри.

Глядя на затравленный вид Эбби, Пол почувствовал, что у него ёкнуло в груди. Если так пойдет и дальше, то скоро у него сердце станет мягче воска. А он был готов поклясться, что за последние годы этот орган у него превратился в окаменелость.

Проклятье! Почему Генри не защищает свою невесту?! Ведь леди Фэрфакс ничего не стоит напугать до икоты хоть графа Дракулу! Это Полу наплевать на ее изуверские штучки: он знаком с этой воительницей морали с раннего детства. Она сразу поместила соседского мальчишку на самую нижнюю ступеньку социальной лестницы, выстроенной ее собственным воображением, только его это ничуть не колышет! Равно как и ее уничижительная манера не замечать никого вокруг до тех пор, пока ей не втемяшится, будто этот некто или нечто угрожает благополучию ее драгоценного Генри.

А Эбби совсем другое дело: с непривычки можно и заикой стать! Если Генри и дальше будет блеять в присутствии строгой мамочки, то он не намерен стоять в сторонке и смотреть, как эта старая перечница вытирает об Эбби ноги!

— Семья мисс Морган скоро приедет, — ответил Пол на незаданный вопрос.

— Ну да, разумеется. Этого следовало ожидать. Милочка, а где вы собираетесь их разместить? — И не дав Эбби открыть рот, леди Фэрфакс продолжила: — Кто-кто, а я знаю, что у вас во флигеле и повернуться негде. Помнится, я давно просила мужа снести эту развалюху и разбить на этом месте лужайку. Но он так и не собрался. И как вы там дышите? В такой-то тесноте. Не понимаю.

— Мама, я сказал Эбби, что ее семья может…

— Конечно, отель в Хелстоне это не Хилтон, но ведь, как я полагаю, ваши родственники пробудут здесь дня два, не больше. Кстати сказать, сколько их? — спросила она и тут же заметила: — Надеюсь, не слишком много. Не хотелось бы, чтобы газон совсем затоптали. Трава и так не в лучшем виде. — Она обернулась к сыну. — Хотя достаточно всего лишь вовремя ее подстригать. И розы в этом году плохо цветут. Генри, должна тебе еще раз заметить: сад должен дышать. А что я вижу? Все в дико запущенном состоянии. Азалии пустили плети, лилии годами не прореживаются… За всем нужно следить. Сын, ты твердо обещал мне, что…

Пол уставился в пятно на стене. Эбби не поднимала глаз. К тому моменту, когда подали кофе, она искусала губы чуть ли не до крови. А звон в ушах у нее будет стоять еще не один день.

Одиннадцать дней. Через одиннадцать дней все будет кончено. И если повезет, леди Фэрфакс нанесет очередной визит только через год. А если Генри посмеет сказать хоть слово о ее семье, она водрузит ему на башку супницу из бесценного фамильного фарфора. Вместе с супом!

— Эбби, вам со сливками? — любезно спросила леди Фэрфакс.

— Спасибо, не откажусь! — Сбитая с толку неожиданно простым вопросом, Эбби неловко пододвинула свою чашку и расплескала кофе на белоснежную скатерть. Закрыв глаза, на миг представила, что вдруг стала невидимкой. Мечтать не вредно! Она распахнула глаза и покосилась на пятно. Эта оплошность будет еще долго ее угнетать. — Генри, — пробормотала она, собравшись с духом и решив уйти, — если ты не возражаешь, я…

— Я решила: банкет устроим в клубе. Завтра приедет Флоренс и возьмет это дело на себя. — Леди Фэрфакс повернулась к Эбби. — Должна сказать, милочка, вы непростительно затянули подготовку к свадьбе. Разве можно оставлять все на последний момент? Теперь из нас выжмут все соки. Но я не могу ударить в грязь лицом. Имя Фэрфаксов имеет вес в обществе. Генри, а что Марджи? Все еще играет на органе? Хочу, чтобы у тебя на свадьбе играла именно она. Полагаю, что солист, учитывая обстоятельства, нам не нужен. Ведь у тебя это не первая свадьба.

Так тебе и надо! — твердила про себя Эбби. Что хотела, то и получила! Раз не стала сама принимать решение, теперь сиди молча и кушай. Приятного аппетита! Все так вкусно!

Дождавшись паузы в монологе леди Фэрфакс, Эбби поставила прозрачную фарфоровую чашечку на блюдечко и, еще раз ужаснувшись кофейному пятну на скатерти, встала из-за стола.

— Боюсь, мне пора идти, — неловко пробормотала она, выжидательно глядя на жениха.

— Генри, помнишь, я тебе писала, у меня в сентябре истекает срок договора? Хочу посоветоваться с тобой как со специалистом. У меня возникли сомнения, стоит ли его продлевать. — Леди Фэрфакс соблаговолила обратить свой взор на Пола. — Дорогой, тебе не составит труда проводить мисс… мисс Морган домой? Спасибо за компанию, Эбби. Было очень приятно. Теперь мы с вами будем часто видеться, а сейчас можете идти. У вас усталый вид, милочка. Уверена, Генри вас отпустит. Мы с ним тут немного побеседуем, а потом ему нужно будет вернуться в офис.

— Не надо меня провожать. Тут совсем близко, только пролезть через кусты, — промямлила Эбби.

Пол не слишком любезно схватил ее за локоть и потащил к выходу. И пока они не остановились у порога ее дома в тени векового дуба, оба не проронили ни звука.

— Эбби, я хочу извиниться за…

— Пол, отпустите руку. Мне же больно.

Он тут же ослабил хватку, но локоть не отпустил.

За зеленой изгородью прогромыхал грузовик, двое мальчишек с воплями носились взад-вперед на роликах. Эбби с трудом сдерживала слезы. Хотя, собственно говоря, что случилось? Ничего. Все идет по плану.

Пол тоже чувствовал себя не лучшим образом. Он поднял руку, осторожно провел пальцем по нежному изгибу ее щеки и тихо сказал:

— Простите.

— За что? — одними губами спросила она.

— За многое. Только теперь начинаю понимать, как виноват перед вами.

Легкое прикосновение его пальца все еще жгло ей кожу. Эбби смущенно молчала. Пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не броситься в теплые участливые объятия. А как было бы хорошо! Просто прижаться к нему и больше никогда не расставаться.

— Вы ни в чем не виноваты, — пробормотала она, даже не догадываясь, что он имеет в виду. Ведь все ее напасти не имеют никакого отношения к шаферу Генри.

И тут Пол наклонился и поцеловал ее. От неожиданности Эбби едва устояла на ногах. Интересно, промелькнула у нее в голове шальная мысль, какое у него ощущение от ее губ? И вообще, что он чувствует, прижимаясь к ее телу? Такой большой, сильный, теплый и такой… волнующий. Хорошо бы Генри сейчас увидел их, оскорбился и обвинил бы ее в измене!

Боже праведный, что это с ней? Что он с ней делает?! Как это страшно и как удивительно приятно!

Ошеломленная бурей неизведанных чувств, Эбби отвела глаза и подумала: наверное, Пол поцеловал ее просто так и через минуту обо всем забудет. Просто так? Нет, пусть он ее не забудет. Пусть лучше поцелует еще раз.

На глаза у нее навернулись слезы, а он поднял ее подбородок и заглянул в лицо. Эбби показалось, будто он читает все ее постыдные мысли. Его взгляд медленно блуждал по лицу Эбби, заставляя ее остро ощущать каждый свой изъян. Что же она делает?! Надо что-то сказать. Она открыла рот, но Пол закрыл его поцелуем.



5

Сначала поцелуй был легким и нежным. Потом Пол застонал, теснее прижал Эбби к себе, его рот властно захватил ее губы, и она вдруг перестала стыдиться, злиться, бояться…

Его язык ворвался к ней в рот, и она почувствовала дразнящий вкус кофе и чего-то еще неуловимо приятного. Колени у Эбби подкосились. Ее целовали и раньше, и не один мужчина, но ничего похожего с ней еще никогда не было.

Руки Пола гладили ее спину и все крепче прижимали к груди, плоскому животу, мощным бедрам… И весь окружающий мир в один миг превратился для нее в ощущения: жар, стрекот кузнечиков, пряный аромат цветов…

А потом внезапно встрепенулось и ожило новое, неизведанное ранее чувство: как будто она проспала все тридцать лет и вдруг проснулась от удара молнии. Ее пальцы запутались в теплом ворохе его волос, и она с пугающей ясностью осознала: она не просто разрешила Полу делать с ней все, что ему хочется, она сама стала страстным участником происходящего.

Прерывисто дыша, Пол наконец оторвался от ее губ. На лице у него застыло какое-то потерянное выражение. Эбби распахнула глаза и утонула в карей глубине его глаз.

— Пол, я… — Она не знала, что сказать, но интуитивно чувствовала: говорить безопаснее, чем молчать.

— Я тоже. — Он ослабил кольцо рук, отступил назад, резко повернулся и скрылся за кустами.

С минуту Эбби смотрела ему вслед, потом словно лунатик поднялась в дом. Не замечая горы коробок, сваленной на диване перед ланчем, сняла туфли и прошла в спальню. Было душно, но ей и в голову не пришло включить вентилятор. Рассеянно опустилась в бабушкино плетеное кресло-качалку и невидящим взглядом посмотрела в окно. За окном над кустами жасмина гудела пчела.

Пол ее поцеловал. Дважды. И она не только позволила, но и сама целовала его! Неужели она окончательно сошла с ума? Ошеломленная этим открытием, Эбби пыталась направить мысли в менее опасное русло, но они с упрямым постоянством снова и снова возвращались к поцелую.

Почему поцелуи Генри не вызывают в ней ничего подобного? Правда, Генри ни разу не целовал ее так, как Пол.

А почему? Потому что чувствует, что ее к нему не тянет? Или потому что его самого не тянет к ней?

Странно! Ведь она собирается выйти за Генри замуж. Ну конечно же их тянет друг к другу. Просто Генри как мужчина, искушенный в любовных делах, понимает, куда могут завести подобные поцелуи. И не хочет тревожить ее раньше времени.

А Пол? Он ведь тоже достаточно опытен. Тогда почему он ее так целует?

Интересно, как будет целовать ее Генри, когда они поженятся? А вдруг ей не понравится? А если так, как же она будет делить с ним постель?!

Эбби качнулась в кресле, не замечая, как у нее участилось дыхание. Она вспомнила статью о девственницах, вычитанную в женском журнале. Оказывается, они очень чувственные. Наверное, поцелуй Пола пробудил в ней чувственность.

В той же статье цитировался Овидий. Что-то вроде того, что непорочна та, на которую нет спроса. Но на нее-то спрос есть. И всегда был! Она испытала изрядную долю мужских поцелуев — слюнявых наскоков, оставивших после себя лишь отвращение и желание вымыть губы и прополоскать рот.

А после поцелуя Пола она чувствует томление и… голод! Да-да, ей хочется большего!

Глупости! Повышенная кислотность плюс богатое воображение, поставила диагноз Эбби.

Ей пришло в голову, что Пол давно уже обо всем забыл. Ну да! Ведь он повернулся и ушел так, будто ничего не случилось. А ничего и не случилось!

От этой мысли на Эбби напал приступ лихорадочной активности. Она вскочила и с остервенением принялась распаковывать коробки и пакеты со свадебными покупками, распихивать все по шкафам и полкам…

Ближе к вечеру ей почти удалось убедить себя, что ничего не случилось и что она все выдумала. Подумаешь, пару раз ее чмокнули! А она устала, перенервничала, особенно после общения с железобетонной леди Фэрфакс, и… и нуждалась в дружеском участии! Вот и приняла это самое участие за нечто другое.

* * *

Вечером Генри пошел в клуб, и Эбби свободно вздохнула. Хорошо, что сегодня собрание членов клуба! Генри так поглощен работой, что немного отвлечься ему не помешает. Да и у нее скопилась уйма дел…

Однако, поразмыслив, Эбби принялась за дела, далекие от подготовки к началу занятий в школе и приготовлениям к свадьбе. Собрала вырезки из газет, отложенные для женского приюта, и рассортировала по темам. Выстирала одежду, которую намеревалась отвезти в дом престарелых, отобрала книги для букинистического магазина.

Пересмотрела припасы косметики и парфюмерии — она собирала все это для женского приюта, — записала на листок, что еще купить, и добавила кое-что из собственного арсенала. Потом приняла душ и легла в постель. Было еще довольно рано, но выключать свет Эбби не стала. Вдруг Генри надумает заглянуть к ней после собрания в клубе?

Словно выполняя долг, припомнила все положительные качества Генри, перебрала все доброе, что он ей сделал, и начала засыпать. Дай Бог, чтобы Пол ей не приснился хотя бы сегодня!

Но он конечно же приснился. Потом Пол куда-то исчез, и муть неприятных воспоминаний начала обретать форму. Даже во сне ее сознание пыталось их подавить, но увы! Словно наяву она вновь почувствовала едкий запах горелой травы, услышала смех, музыку и невнятный мужской голос. И вновь ощутила вкрадчивое прикосновение чужой руки к низу живота…

Повернувшись на живот, Эбби, несмотря на июльскую жару, натянула на голову простыню. Нет, ничего этого никогда не было! — убеждала себя она. Все это только плод ее воображения. Просто дурной сон. Привязался к ней и никак не отстанет. Впервые Эбби приснился этот кошмар незадолго до того, как родители отправили ее жить к бабушке.

Сначала Эбби отказывалась жить отдельно от семьи и не хотела признавать строгую старую женщину с ее жесткими правилами поведения. Зато в чопорном доме бабушки ей постепенно перестал сниться этот сон. И хотя жилось ей там по-разному, со временем кошмар совсем забылся.

Каждый вечер перед сном бабушка говорила:

— А теперь поблагодари Господа за все.

И Эбби послушно опускалась на колени рядом с узкой белой кроватью в своей комнатке прямо под крышей и, сознавая свой долг, благодарила Небеса. За жареного цыпленка и кекс с миндалем, за настоящее платье, купленное в универмаге вместе с чулками и туфлями в тон. За то, что библиотека совсем рядом, на соседней улице.

И за то, что она живет в настоящем доме, а не в заброшенном сарае, кое-как приспособленном под жилье. И в отдельной комнате, а не с толпой людей, которые, как казалось ей в детстве, то внезапно появляются в ее жизни, то вдруг так же внезапно уходят из нее. Откровенно говоря, порой она тосковала по прежним, суматошным дням, когда она была общим ребенком и у нее не было никаких обязанностей. Что ни говори, свобода — штука притягательная…

Но с возрастом Эбби поняла: по-настоящему свободных людей нет. И надо уметь довольствоваться тем, что у тебя есть. Значит, надо быть благодарной судьбе за то, что она послала ей порядочного мужчину. И бабушка наверняка бы одобрила ее выбор. Мелани Симонз свято верила, что мир стоит на трех китах: порядок, уважение и ответственность. А вежливость и приличия — клей, который связывает людей воедино. Да, несомненно, Генри и Мелани Симонз во многом очень похожи.

— Бабушка, где ты там? Не волнуйся за меня, — шепнула Эбби в душную тьму ночи. — У меня все хорошо.

И вдруг ни с того ни с сего подумала: а что бы сказала бабушка о Поле Флинте?

* * *

На следующее утро, когда Эбби еще была в пижаме и прочитала лишь первую полосу газеты, в дверь постучал Генри.

— Входи, не заперто! — крикнула она.

— Эбби, не надо оставлять дверь открытой.

— Знаю. Просто забыла накинуть крючок, когда ходила за газетой.

Генри поцеловал ее в лоб, выпрямился и поправил календарь на двери.

— Прости, что я так рано, но мне нужно с тобой поговорить.

Эбби старалась не сравнивать благопристойный чмок жениха с поцелуем Пола. На миг ей захотелось кинуться Генри в объятия и попросить поцеловать ее по-настоящему, но она передумала, а то еще рубашка у него помнется…

— Хочешь кофе? — предложила она. — А я пока оденусь.

Рядом с Генри — в строгом костюме с галстуком и накрахмаленной белоснежной рубашкой — она чувствовала себя помятой и неопрятной. Одним словом, в неподобающем влюбленной невесте виде.

Хотя Генри на влюбленного жениха тоже не слишком похож. Едва Эбби вернулась, наскоро накинув поверх пижамы желто-белый льняной халатик, он завел свое:

— Эбби, мама решила к нам приехать.

При упоминании будущей свекрови желудок Эбби, переполненный хлопьями, щедро сдобренными медом, арахисом и шоколадным молоком, свело судорогой.

— Как мило… — промямлила она, так и не сумев выдавить улыбку.

Генри прошелся по тесной кухне, поправил клапан кармана на пиджаке и снова повернулся к ней.

— Да, я тоже рад. Ее волнение вполне объяснимо. Ведь дом пока еще на ее имя, понимаешь?

— Нет, — честно призналась Эбби.

— Только пойми правильно, — торопливо добавил он. — И не обижайся. Дело не в том, что мама не доверяет твоим хозяйственным способностям. Просто она стареет. И хочет собрать вокруг себя семью. Особенно сейчас, когда Флоренс снова развелась и надумала вернуться в родные края.

Флоренс. Как же она забыла! Сегодня приезжает сестра Генри. Проклятье!

— Насколько я поняла, леди Фэрфакс решила покрасить дом и вообще привести все в порядок. Значит, нужно подготовиться к ремонту, упаковать вещи и все такое… А когда она приедет?

— Эбби… дорогая, боюсь ты меня не поняла. Согласись, дом такой большой, что… Ведь его и строили для большой семьи, но когда отец умер, Флоренс было десять, и… ну, раз жизнь так распорядилась… Мы думали, то есть Кэтлин и я надеялись… — Краска залила его бледное лицо, и он зачем-то подтянул безупречный узел серого в строгую полоску галстука. — Впрочем, подобный разговор в данных обстоятельствах едва ли уместен. Короче, я хочу сказать, что…

В животе у Эбби забурчало. Наверное, все дело в арахисе. Арахис и шоколад — ее слабость. А сегодня она явно злоупотребила ими!

— Эбби, мама будет жить с нами.

На этот раз желудок взбунтовался всерьез.

— Генри, извини! — выпалила она и опрометью кинулась в ванную.

Минут через пять вернулась бледная и ослабевшая. Генри сидел за столом с чашкой кофе и проглядывал биржевую сводку. Увидев Эбби, вскочил, взял под руку и помог сесть, будто у нее перелом ноги, а не спазм желудка.

— Ты ходила к врачу?

— Ходила. На прошлой неделе. Все в порядке. Никакой язвы у меня нет.

Пока нет, добавила про себя Эбби. Ее так и подмывало сказать, что врач первым делом спросил, не беременна ли она. Но тогда Генри будет неловко. Да и ей тоже. Они не то что занимались любовью, но даже разговоров на эту тему избегали.

— Вот и хорошо! — обрадовался Генри. — Извини, что я не сразу сообщил тебе новость. Думаю, вы с мамой сегодня же увидитесь и все обсудите.

— Что «все»? — уточнила Эбби.

— Кто в какой комнате будет жить и все такое… Мама хочет занять комнату с ванной, ту, что выходит на лужайку. Она жила там, пока мы с Кэтлин не поженились. Вполне естественно, что она хочет провести там последние годы.

Естественно? Ни черта подобного! Только через ее труп! Ну почему все, что ни говорит Генри, естественно? Почему никто не принимает в расчет ее чувства? А если и принимает, то считает не более чем детскими причудами? А что, если она не согласна?!

— Поговорим об этом после, — уклончиво ответила Эбби. И, снова почувствовав приступ тошноты, все же заставила себя улыбнуться. — Не волнуйся, все будет хорошо.

— Вот и прекрасно! — Генри испустил вздох облегчения и, клюнув ее в щеку, ушел.

— Проклятье! Пропади все пропадом! — бормотала Эбби, закрывая за ним на крючок раму с москитной сеткой.

Потом демонстративно откинула крючок. Какого черта! Она не станет жить, руководствуясь чужим умом. Он что, держит ее за слабоумную?!

В полном отчаянии Эбби плюхнулась в кухонное кресло и тупо уставилась на свои босые ноги. Через двадцать минут именно в такой позе ее и застал Пол. Постучав в дверь и не дождавшись ответа, он вошел и направился на кухню. После того что между ними случилось, Эбби должна была почувствовать неловкость, но ей было так тошно, что переживать еще и по этому поводу у нее просто не было сил.

— Насколько я понимаю, Генри успел вас обрадовать? — Пол потянул носом и, взяв чашку, налил себе кофе. — А вам налить?

— Я не пью кофе, — мрачно поведала она.

— Что так? Не хотите изменять семейным традициям?

— Нет. Боюсь нажить язву.

Какое-то время Пол молча изучал заваленный книгами подоконник. Еще на прошлой неделе Эбби отложила некоторые устаревшие справочники и так и не решила, куда их деть.

— А с чего вы взяли, что у вас язва?

— Определила по медицинскому справочнику.

— И давно?

— Второй месяц.

Так вот что означает записка о визите к врачу. Только при чем тут гинеколог? Почему не терапевт?

— Ну и как вы лечитесь? Диетой или лекарствами?

— Таблетки я не признаю. А от диеты, если верить последним исследованиям специалистов, вообще никакого толку.

— Напрасно вы так слепо доверяете мнению специалистов, — заметил Пол. — Слишком часто они его меняют. Причем каждый раз подкрепляют результатами очередных исследований.

Эбби мрачно покосилась на него, и Пол примирительно поднял руки кверху.

— Ладно! Уговорили. Ни таблеток, ни пресной пищи. А как же вы лечитесь, чтобы… чтобы нормально жить?

— А я и живу нормально! — вздернув подбородок, заявила Эбби. — Спасибо за заботу. Если не секрет, зачем вы пришли? — не слишком любезно осведомилась она.

К своему удивлению, Пол ничуть не обиделся: больше всего на свете ему хотелось стереть горестные морщинки в уголках ее рта и заставить хотя бы улыбнуться. И тогда он со спокойной душой уйдет.

— Хотел уточнить, какая у нас на сегодня повестка дня. Пакуем книги? — Он кивнул на подоконник. — Выбираем музыку? Рассылаем приглашения? Или на прощание морим инсектицидом старожилов?

Эбби чуть заметно улыбнулась, и Пол почувствовал облегчение.

— Вот и хорошо. Тогда предлагаю вам одеться, а я тут пока немного приберусь. — Он заглянул в кастрюльку и, узрев там остатки разбухших хлопьев и дробленого арахиса в бурой жидкости, спросил: — Что это? Фирменное снадобье Морганов против язвы?

— Не ваше дело! — огрызнулась Эбби. — Пол, извините, но мне сегодня не до вас! Так что поиграйте в шафера где-нибудь еще. А что до моих планов, то леди Фэрфакс не составит труда железной рукой спланировать всю мою жизнь до гробовой доски.

— По-моему, все уже и так спланировано, — спокойно возразил Пол. — Вы в бежевом шелковом костюме. На заднем плане — леди Фэрфакс с табличкой «По газону не ходить», у органа — Марджи. А впереди долгая счастливая жизнь втроем до гробовой доски.

— Отлично! Тогда пошлите меня печь свадебный торт! Или играть в классики! Только не травите душу! Больше всего на свете хочу одного: пойти с Генри к нотариусу — но только с ним вдвоем и чтобы никаких гостей! — и на этом поставить точку.

Опершись спиной о холодильник, Пол изучал босоногую женщину в мятой розовой пижаме и желтом полосатом халатике, с веснушками на грустном лице и растрепанными светлыми волосами так, словно впервые видел ее.

Перехватив его взгляд, Эбби истолковала его на свой лад. Мужчины вроде Пола Флинта, решила она, имеют обыкновение общаться с женщинами в шелках и кружевах, с тщательно причесанными волосами и ухоженными ногтями на руках и ногах — словом, потратившими не один час на то, чтобы выглядеть совершенством! Мужчины вроде Пола Флинта…

— Извините, — со вздохом сказала она. — Вы не виноваты в том, что я… что я…

— Что вы не выспались и что желудок объявил вам войну. А еще, Эбби, вы раздражены и смущены из-за того, что мы поцеловались и нам обоим это понравилось. — Он помолчал. — К вашему сведению, я тоже не выспался. — И без перехода спросил: — Значит, Генри сообщил вам, что вы будете жить вместе со свекровью. Сдается мне, это не совсем то, о чем вы мечтали.

Эбби понуро кивнула, а потом ее словно прорвало:

— Не понимаю, зачем ей это нужно? Думаю, леди Фэрфакс лет шестьдесят, не больше, и здоровьем она не обделена. Неужели ей нечем заняться? Ведь она светская дама, у нее полным-полно друзей… И есть дочь! Господи, мы-то зачем ей понадобились? — Эбби беспомощно всплеснула руками. — Пол, я этого не вынесу. Но как сказать об этом Генри, чтобы он не обиделся?

Губы Пола скривились в ухмылке, и сердце у Эбби тревожно затрепыхалось.

— Солнышко, в ближайшие полчаса или даже час эту проблему не решить. Так что рекомендую пойти в душ и переодеться, а я пока займусь посудой. А потом возьмемся за дела, которые нужно сделать прямо сегодня.

— Пол, вам незачем мыть мою посуду. И вообще, не надо ничего делать. — Разве что увезти отсюда подальше одну светскую даму с сиреневыми волосами, подумала она.

— Солнышко, позвольте с вами не согласиться. — Взяв Эбби за плечи, Пол вывел ее в коридор и подтолкнул к ванной. — Если я ничем не займу руки, боюсь, у нас с вами будет масса неприятностей.

— Ну раз у вас так чешутся руки, — подыграла ему Эбби, — то почему бы вам не предложить услуги леди Фэрфакс?

— И какого же рода услуги? Эбби, если это то, о чем я подумал в силу своей испорченности, то увы! При всем моем почтении к леди Фэрфакс, я скорее буду есть червяков.

Эбби покосилась на него и прыснула.

Минут через двадцать они снова встретились в преображенной стараниями Пола кухне. Справочники ровными стопками лежали на подоконнике, разложенные по годам выхода в свет.

— Позволю дать вам совет. Купите вместо разных справочников один хороший энциклопедический словарь. Уверяю вас, он, хоть и толстенный, освободит вам много места. — Про запасы продуктов в холодильнике и буфете Пол говорить не стал. Это подождет. Но черт возьми! Неудивительно, что у нее неприятности с желудком!

— Я так и сделаю. Только знаете что? Старые справочники тоже оставлю. — После столь неожиданного для Пола вывода Эбби с восхищением оглядела кухню. — Вот это да! Давненько у меня здесь не было такого порядка!

— Школа ВВС. Правило номер раз: всему свое место и все на своем месте. Насчет ваших растений…

После душа с еще влажными зачесанными наверх волосами, в ярко-голубом безрукавном платье из пике Эбби чувствовала себя другим человеком.

— Вообще-то, они не мои. Их посадили весной мои ученики. Не могла же я позволить им зачахнуть.

Разумеется. Только на процветающих эти несчастные тоже не похожи. Хилые, тощие, с бледной зеленью… Что она с ними сотворила? Нет, эта женщина безнадежна. Тогда какого черта он ее окучивает? Зачем собрался к ней в постель? Ответов на эти вопросы у Пола не было.

— Пол…

— Солнышко, какого черта вы собрались замуж за Генри? — неожиданно для себя самого спросил Пол. — Ну что вы в нем нашли?!

От изумления Эбби приоткрыла рот.

— Неожиданный вопрос! Особенно от лучшего друга.

— А Генри случайно не говорил, что Кэтлин, когда он с ней познакомился, была моей подружкой? И что мы с ним не виделись пятнадцать лет? С того самого дня, как я был шафером у них на свадьбе?

— Нет… да, но…

— Вот именно! Давайте отбросим весь этот вздор о дружбе!

— Так вы ему не друг? Тогда почему вы…

— Почему я здесь? Почему снова согласился стоять рядом с этим болваном Генри?

— Никакой он не болван. Генри очень… приятный человек.

— Согласен. И я не говорил, что я ему не друг. Но я и ваш друг тоже. По крайней мере, хотел бы им стать.

Пол прекрасно понимал, что кривит душой. Черт возьми, он хочет от Эбби большего. Проклятье, он опоздал! Да, он никогда не был ангелочком, и можно по пальцам пересчитать правила, которые он не нарушал. Но увести невесту прямо из-под носа у старины Генри — даже у болвана Генри — это уже слишком. Даже если Генри именно так обошелся с ним, когда они были сопляками!

Хотя, с другой стороны, это единственный способ спасти двух человек от чудовищной ошибки! А раз так, то он просто должен это сделать. Нет, это какое-то безумие! Тоже мне спаситель нашелся! Какого черта пороть горячку?

— Послушайте, раз уж я на вашей стороне, то почему бы нам не сесть за стол и не расписать по пунктам эту вашу дурацкую свадьбу? А потом представить план леди Фэрфакс и… убраться отсюда к чертовой матери, пока она не взорвалась от праведного гнева! Эбби, если вы не хотите делить с ней Генри до конца дней, начинайте борьбу прямо сейчас! А то она станет вытирать об вас ноги.

Эбби поправила пучок на макушке и упавшим голосом спросила:

— А вы думаете, у меня получится?

— Ну, вы хотя бы попробуйте! Нельзя же так, черт возьми! Вы что, жертвенная овца?

Боже праведный! Она уже реагирует даже на его голос. На улице пекло, а у нее по всему телу мурашки бегают!

— Эбби, не будем отвлекаться. Где там ваши хваленые списки? Начнем с самого легкого, чтобы сразу был виден результат.

— Это ваш метод?

— Да, это мой способ снятия стресса.

Эбби смотрела в его теплые карие глаза и не могла понять, почему у нее так тревожно на душе. Почему с той минуты, как Пол Флинт проник в лаз живой изгороди и она уперлась в него голой пяткой, у нее перевернулась вся жизнь?

К четверти двенадцатого они решили вопрос с музыкой: остановились на традиционном свадебном марше Мендельсона. А во время приема как фон будут крутить старые записи «Битлз».

Потом встал вопрос о свидетелях. Эбби хотела пригласить на эту роль кого-нибудь из сестер, только вдруг они так и не соберутся приехать на свадьбу?

— Если моих не будет, попрошу Флоренс. Кстати, а какая она? — Эбби сбросила босоножки и рассеянно грызла кончик ручки, а Пол полез в холодильник за очередным «райским» напитком Морганов.

— Флоренс? — Он на миг задумался. — Резкая. Амбициозная. Привлекательная.

По непонятной причине Эбби захлестнула волна ревности.

— А вы ее хорошо знали?

— Куда мне! — усмехнулся Пол. — Не удивлюсь, если она меня вообще не вспомнит.

— У меня есть подруга, но она сейчас преподает в Варшаве. Ну ладно, решено! Если мои не приедут, попрошу Флоренс. А вдруг она в последнюю минуту передумает?

— Не волнуйтесь. Флоренс вас не подведет. Хотя бы из любви к брату.

— Отлично! Итак, еще одно дело долой. — Эбби потерла ладони. — Еще несколько минут — и все будет кончено.

Пол поставил перед ней стакан с напитком и, загадочно улыбнувшись, возразил:

— Не совсем.

Эбби вскинула брови.

— Вы имеете в виду банкет? Но ведь это недолго. Выпьем шампанского, скажем несколько слов, и точка!

— Эбби… — Пол пододвинул стул вплотную к столу, сел и приблизил к ней лицо. — Несколько слов, несколько тостов — это только начало. Начало вашей совместной жизни с Генри.

— Знаю. — Она опустила глаза и затеребила бахрому скатерти.

— Знаете? Что-то не похоже… Солнышко, если у вас есть хоть малейшие сомнения, еще не поздно сыграть прощальный марш.

— Какие могут быть сомнения? Генри редкий человек. Да, он именно такой мужчина, за которого мечтает выйти замуж любая женщина! Он такой… такой спокойный, надежный, зрелый и при этом такой… нетребовательный и…

— Нетребовательный? Очень интересное определение для жениха! — ухмыльнулся Пол. — Если не секрет, что вы имеете в виду? Что он не требует, чтобы вы бросили работу? Или не требует, чтобы вы два раза в день бросали все дела, залезали к нему в постель и удовлетворяли взаимную страсть?

Эбби почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо.

— Да как… как вы… смеете? — запинаясь, шепнула она.

— Как я смею? — с трудом сдерживая улыбку, переспросил Пол. — Эбби, думаю, последние полвека этой формулировкой уже не пользуются. В наши дни мужчины смеют много, а женщины и того больше! Не замечали? Полная свобода. И никаких запретов. Леди, вы давным-давно раскрепощены.

— Извините! — еле слышно выдохнула она и, чуть не свалив стул, вскочила и босиком выбежала из кухни.

Пол удивленно смотрел ей вслед. Когда за ней захлопнулась дверь ванной, он поднялся, раздираемый противоречием: то ли идти за ней, то ли убираться отсюда к чертовой матери.

Он прислушался и, поняв, что Эбби рвет, решил, что ему делать. Подошел к двери, негромко постучал и сказал:

— Эбби, солнышко… Так нельзя. Надо что-то делать с вашим норовистым животом. — Он приоткрыл дверь и заглянул внутрь.

Бледная до синевы, Эбби сидела на коленях и дрожала. Бусинки пота выступили у нее на лбу, и у Пола сердце сжалось от нежности. Он наклонился и поднял ее на руки. Она не сопротивлялась: сил у нее не хватило бы и на то, чтобы прихлопнуть комара.

— Все в порядке, солнышко, позвольте я отнесу вас в кровать. Вам нужно немного поспать.

— Какой стыд! — закрыв глаза, еле слышно выдохнула она. — Мне так стыдно, что вы видите меня в таком виде! И так противно, что у меня больной желудок. Мне все противно: и июль с этой сумасшедшей жарой, и… и особенно свадьба.

— Успокойтесь, все будет хорошо! — утешал ее Пол. — Вот увидите, вы со всем справитесь. В такой момент женщина как никогда нуждается в матери, но раз уж ее здесь нет, считайте, я за нее.

Пол уложил ее на постель, снял часы, вынул из волос шпильки и расстегнул пуговицы на стойке платья. Ловко стянул его через голову и повесил на спинку старомодного кресла-качалки.

Эбби осталась в одних белых хлопковых трусиках. Пол и не предполагал, что в наши дни выпускают нечто подобное. Эбби все дрожала. Единственное, что он мог сделать, — забраться в постель и согреть ее самым быстрым и эффективным из известных ему способов. Но в данном случае, как говорят медики, этот способ противопоказан.

— Давайте, я сниму покрывало и укрою вас как следует, — предложил он.

— Оставьте меня одну. — Зрачки у нее тревожно расширились и глаза стали темными. — Вы не смеете…

— Тихо-тихо! Я же только предложил. — Пол поднял обе руки и отступил от кровати.

— Извините. Мне так плохо!

Заметно! Выглядит она ужасно. Такая красивая, беспомощная и такая несчастная… Внезапно Пол понял, что напрочь потерял голову.

— Может, вызвать врача?

— Врач мне не нужен. Лучше просто отлежусь.

Лучше бы он остался с той рыжей штучкой, а не напивался до одури и не названивал старым друзьям! Черт его дернул! Влез в историю и вряд ли теперь вылезет. Но что еще хуже, даже не хочет вылезать!

Пол пошел в ванную, намочил полотенце и, вернувшись в спальню, осторожно протер Эбби лицо, шею и руки. Убрал с лица волосы и поразился мягкой шелковистости ее кожи. Глаза у нее были закрыты, но он точно знал: она не спит.

Эбби, Эбби Солнечный Луч, что же ты со мной сделала? — думал Пол. Какое-то время он стоял и молча смотрел на нее.

Постепенно ее дыхание становилось все ровнее, потом ресницы дрогнули, глаза на миг распахнулись, и Полу показалось, что в них мелькнул страх, но нет: она улыбнулась, повернулась на бок и очень скоро уснула.



6

Пол сидел на кухне, когда в дверь постучали и раздался властный голос леди Фэрфакс:

— Мисс Морган? Эбби?

— Она спит, миссис Фэрфакс, — ответил Пол, нехотя поднялся и вышел в холл открыть дверь.

Выражение лица леди Фэрфакс красноречивее всяких слов говорило, что ему давно пора убраться отсюда. Хотя бы ради блага Эбби, поскольку леди Фэрфакс принадлежала к той породе дам, чья сила в бдительности. И сила немалая.

— Эбби неважно себя чувствует. И я побоялся оставить ее одну.

— Как трогательно!

В лучшие свои времена леди Фэрфакс была женщиной импозантной и красивой. Во всяком случае, интересной. За все годы, что Пол жил по соседству, он ни разу не видел ее в небрежном виде: всегда безукоризненно одетая, светлые волосы стильно пострижены и уложены волосок к волоску, неброские дорогие драгоценности отменного вкуса… Высокая, подтянутая, с ухоженным лицом… Даже самый подозрительный клерк, ни минуты не колеблясь, принимал у нее чек.

Пол взирал на эту безупречную во всех отношениях даму и от всей души желал ей без промедления провалиться в преисподнюю.

— Эбби была у врача?

— Насколько я знаю, была.

— А что с ней, если не секрет?

— Что-то с желудком. — Если Эбби хочет обсуждать свое здоровье с будущей свекровью, пусть займется этим лично. А лично он уже созрел, чтобы послать этот столп добродетели к чертовой бабушке.

* * *

Эбби лежала с закрытыми глазами и слышала неясный гул голосов, но была слишком слаба, чтобы гадать, кто это и что им от нее нужно. Одно она знала точно: это не Генри. Генри слишком занят. Он постоянно занят. Во всяком случае, с того дня как она согласилась выйти за него замуж.

Нельзя сказать, что раньше он целыми днями ползал у ее ног. Но по крайней мере ухаживал. При всей своей неопытности Эбби понимала, когда ей оказывают знаки внимания. И первый раз в жизни расслабилась и радовалась этому обстоятельству. Генри не мог не внушать доверия. И она ему доверяла.

Но стоило ей сказать «да», как ухаживания прекратились. Резко. Это ее озадачило и даже несколько задело. Но Генри объяснил: раз они собираются в свадебное путешествие, ему нужно рационально использовать время. Логично.

Очевидно, рациональное использование времени не подразумевало бесполезных знаков внимания: ведь игра уже выиграна. И, значит, теперь Эбби никуда не денется. Логично. Сколько раз Эбби слышала подобные истории от подруг! Так что ничего сверхъестественного в поведении Генри нет. Странно другое: почему это ничуть ее не волнует? Может, стоило побеспокоиться? Ведь ухаживания это своего рода проверка чувств.

А как узнать, подходят ли они друг другу? В наше время многие пары не ждут обручения, а первым делом проверяют свою совместимость в постели. И Эбби собралась с духом и приготовилась, но Генри и не думал форсировать события.

И чем дольше она ждала, тем невозможней это казалось.

Кое-какой опыт общения с противоположным полом у Эбби был. В колледже она время от времени бегала на свидания. Обычно свидания ограничивались походом в кино или на вечеринку. Как правило, на сборищах все разделялись на пары, а поскольку Эбби со своими кавалерами не спала, она постоянно чувствовала себя лишней. И вообще плохо вписывалась в студенческие компании: она почти не пила и совершенно не баловалась наркотиками, даже травку не курила, что делало ее в глазах многих парней обузой.

Эбби очень любила кино, но ее вкус отличался от общепринятого: она часто находила смешное в серьезном и не к месту смеялась.

Короче, у нее постоянно возникали проблемы в общении с представителями сильной половины человечества. Она никогда не понимала, чего от нее ждут мужчины, и не знала, чего ждать от них. Ведь жизнь это не мыльная опера с неизменно счастливым концом…

Когда Эбби приехала преподавать в Хелстон, Генри был женат и она видела в нем исключительно соседа и хозяина жилья. Иногда перекидывалась парой фраз с Кэтлин, и на этом ее общение с четой Фэрфаксов заканчивалось.

И вдруг Кэтлин скоропостижно умирает. Ее смерть потрясла всю округу: она казалась такой молодой, здоровой и полной сил…

Через полгода Генри пригласил Эбби сопровождать его на деловой банкет, и она согласилась. Потом время от времени они вместе ходили в кино или на ужин в клуб Генри. Он жаловался на одиночество, и Эбби тоже было одиноко.

В последнюю пятницу апреля Эбби устроила для своих второклашек чаепитие под девизом «чистые руки и безупречные манеры». Подготовилась она к этому ежегодному событию основательно и даже слишком: пришлось раздавать детям и взять себе домой оставшиеся бутерброды и сладости. Вечером они с Генри сидели на веранде и, покачиваясь на качелях, жевали и болтали ни о чем. И вдруг он повернулся к ней и предложил выйти за него замуж.

От неожиданности Эбби чуть не подавилась вафлей от мороженого. Генри пришлось хлопать ее по спине и вытирать своим платком выступившие от кашля слезы, так что сей судьбоносный момент выглядел далеко не романтично.

— Так вы согласны выйти за меня замуж? — повторил он, когда Эбби наконец прокашлялась.

— А вы уверены, что хотите на мне жениться?

— Эбби, по-моему, мы прекрасно подходим друг другу. Правда, если вы ждете отважного героя, который явится и завоюет вас, тогда — увы! — я пас. — Генри посмотрел на нее и обезоружил скромной улыбкой. — Но если вы хотите устроить свою жизнь с мужчиной, который восхищен вами, искренне уважает вас и в состоянии обеспечить вам безбедную жизнь, то я к вашим услугам. Эбби, я вас не тороплю. Подумайте как следует, хорошо?

Генри поцеловал ее, и Эбби ждала фейерверка. Увы! Фейерверка не последовало. Эбби улыбнулась, стараясь скрыть разочарование, и убедила себя, что со временем, когда она привыкнет к мысли, что влюблена, пламя разгорится.

Но пламя все не разгоралось. Наверное, Генри был не самым темпераментным мужчиной на свете. А может, таким образом проявлял уважение к невесте. Эбби видела, что он полностью поглощен работой и всю страсть души отдает разоблачениям мошенников, поджигающих свою недвижимость ради вожделенной страховки. Остается лишь надеяться, что, когда они поженятся, он потеплеет.

А если нет? Может, он выбрал ее по принципу «стерпится — слюбится»? Впрочем, нельзя отрицать, что у них есть общее: оба не отличаются темпераментом. Значит, они пара.

А может, нет? Как насчет того, что противоположности сходятся? И ее мысли тут же перекинулись на Пола Флинта. Эбби села в кровати и подождала, не взбрыкнет ли желудок. Нет, вроде бы все спокойно. Она осторожно спустила ноги на коврик. У нее полным-полно забот, так что нечего нежиться в постели.

Итак, первым делом отнести упакованные вещи в машину и отвезти их в дом престарелых. Потом собрать книги. Ну и привести себя в порядок к вечеру. Сегодня последняя суббота месяца, и они с Генри, как всегда, пойдут в клуб на танцы. В клубе бывают многие его клиенты и партнеры. Генри говорит, что членство в клубе — часть бизнеса. Может, поэтому вечера в клубе никогда не производили на Эбби романтического впечатления.

— Бред! — буркнула она, скручивая волосы в жгут и закрепляя на макушке шпильками.

* * *

Минут через пять Эбби вошла в гостиную. Леди Фэрфакс с безупречно прямой спиной восседала на дубовом стуле. Она одарила будущую невестку таким взглядом, что Эбби показалось, будто ее просветили рентгеном. Пол встал с кресла и, взглянув на нее с ободряющей улыбкой, спросил:

— А вы не слишком рано встали?

Эбби так тронуло его пусть малое, но проявление заботы, что захотелось броситься к нему в объятия.

— Мисс Морган, — обратилась к ней леди Фэрфакс, — мой личный врач все еще практикует. Хотите, я позвоню ему и он займется вашим здоровьем?

— Спасибо, миссис Фэрфакс, но со мной все в порядке. Всего лишь нервы. К тому же я несколько злоупотребила кофе, вот у меня и…

— Генри просил меня обсудить с вами некоторые вопросы, но, думаю, это подождет до ланча.

Это подождет хоть до второго пришествия, но лучше покончить с неприятным как можно скорее! — подумала Эбби, а вслух любезно сказала:

— Если вы не против, давайте обсудим все прямо сейчас. Не люблю нерешенных вопросов.

— Как вам будет угодно. — Леди Фэрфакс поднялась. — Давайте пойдем в дом. Здесь слишком душно!

Пол проводил дам в особняк, раскланялся с миссис Фэрфакс, подмигнул Эбби и ушел.

Чувствуя себя пассажиром «Титаника», которому не хватило места в последней спасательной шлюпке, Эбби решительно подняла глаза на леди Фэрфакс и выпалила:

— Миссис Фэрфакс, Генри сказал, вы собираетесь вернуться в Хелстон, да?

Леди Фэрфакс твердо блюла свои интересы, и, несмотря на вежливое сопротивление Эбби, через час, когда приехала Флоренс, они все так же сидели в гостиной и дело не сдвинулось с мертвой точки. В какой-то момент Эбби даже пришло в голову, что она здорово сглупила: надо было обручиться с сиротой.

Потому что мамочка ее жениха — это не женщина, а паровой каток. И разговаривать с ней невозможно: она не слушает никаких возражений, а гнет свою линию. Господи, а ведь это еще цветочки!

Флоренс оказалась высокой, длинноногой и худощавой копией Генри. Эбби она сразу понравилась. Может, Флоренс сумеет повлиять на мать?

— Так вы и есть та самая учительница младших классов, которую откопал Генри! — сияя улыбкой, воскликнула она, как только вошла в гостиную.

Эбби не пришла в восторг от подобного определения, но у нее достало мудрости воздержаться от комментариев.

— Я так рада, что вы наконец приехали! — ответила она, несколько покривив душой. На самом деле она была сыта по горло семьей Генри, хотя объективности ради надо признать, что грядущий приезд ее родни тоже не радовал.

— А вы намного симпатичней, чем я представила себе вас со слов мамы! — со смешком поведала Флоренс. — Боже праведный, я валюсь с ног от усталости! И умираю от жажды! Мама, пойдем со мной, поболтаем, пока я разбираю вещи. Если бы ты знала, какое соглашение предложил мой муженек!

— Мисс Морган, надеюсь, вы не против, если мы вас на некоторое время оставим? — с величественной улыбкой осведомилась леди Фэрфакс и, как обычно не дожидаясь ответа, обратилась к дочери: — Флоренс, я велю Трейси отнести твои вещи наверх. Думаю, ты как ранняя пташка выберешь восточную комнату?

Опровергая собственное утверждение о смертельной усталости, Флоренс резво вскочила и бросилась вон. Леди Фэрфакс скрылась за дверью в поисках Трейси Новотни, а Эбби осталась одна в гостиной, чувствуя себя брошенной и никому не нужной.

* * *

Эбби успела отвезти вещи в дом престарелых и даже задержалась на несколько минут, чтобы перекинуться парой фраз с некоторыми его обитателями. Но во второй половине дня желудок снова начал бунтовать. Вернувшись домой, она приготовила себе кувшин питья из присланного отцом травяного сбора и навела порядок в ящике с бельем.

В половине пятого позвонил Генри.

— Дорогая, мама сказала, что утром ты плохо себя чувствовала. Что с тобой?

— Ничего страшного. Как всегда, желудок разболелся на нервной почве.

— Эбби, ты крайне легкомысленно подходишь к…

— Уверяю тебя, Генри, ничего страшного! Честное слово.

— Правда? Пол и Флоренс могут поехать в клуб и без нас. А я приду и побуду с тобой, если хочешь. Или мама с тобой посидит.

Разве что над моим трупом! — мрачно усмехнулась Эбби.

— Генри, все в порядке. Сейчас я чувствую себя прекрасно. Почти полностью подготовилась к переезду. А еще… еще мы с твоей мамой утром долго разговаривали. Она не сказала?

— Сказала. Говорит, беседа пошла вам обеим на пользу.

Эбби нервно хохотнула.

— Так и есть! — А польза в том, добавила она про себя, что теперь понятно, кто будет управлять домом, а кто заткнется и будет послушной маленькой девочкой.

Эбби презирала себя за слабодушие. После первых десяти минут разговора с леди Фэрфакс ее голос стал жить своей самостоятельной жизнью, а ей оставалось лишь сидеть и слушать, как славно он поддакивает. Чайные розы? Да, миссис Фэрфакс, это превосходно! Да, она тоже предпочитает низкорослые растения, которые вписываются в ландшафт. Да — то, да — се… Разумеется! Сад нужно регулярно прореживать, а как же иначе?

Хотя, если честно, Эбби нравились густые заросшие сады со старомодными благоухающими розами на длинных гибких стеблях. Она надеялась в будущем ликвидировать скучные прямоугольные клумбы и посадить ирисы, разноцветные анютины глазки и даже устроить огородик.

Эбби надеялась переделать владение Фэрфаксов снаружи и внутри, сделать его уютным и веселым. И не таким чопорным. Включая самого Генри.

Размечталась!

— Тогда я зайду за тобой в половине восьмого, — сказал Генри.

— Хорошо. Договорились, — устало согласилась она. — Буду готова.

К семи двадцати пяти Эбби надела батистовое платье в талию с нежным бело-розовым рисунком и с высоким воротом, закрутила волосы в аккуратный валик на затылке. Сбрызнулась любимыми духами с легким цветочным ароматом и достала украшения: крошечные бриллиантовые сережки, унаследованные от бабушки, и скромное кольцо с бриллиантом от Тиффани, которое подарил ей Генри по случаю помолвки.

Кажется, все в порядке. Она готова. Эбби взглянула на себя в зеркало. Готова? Какое там! Она настолько не готова, что это даже не смешно.

Ведь собиралась на этой неделе сходить к гинекологу, но так и не собралась. Если бы она могла поговорить с Генри по душам, она сказала бы ему всю правду и вместе они как-нибудь решили бы ее проблему.

Сколько раз Эбби мысленно обращалась к Генри с этим разговором! «Генри, дорогой, дело в том, что я все еще девственница. И чем старше становлюсь, тем больше из-за этого нервничаю… Понимаешь? Может, мне лучше пойти к врачу и сделать операцию? И тогда не придется волноваться из-за боли, крови и всяких неприятных ощущений!»

Повертев на пальце кольцо, Эбби вздохнула и в который раз задала себе вопрос: какого черта она не может решиться на то, что рано или поздно делают большинство женщин? Причем не в тридцать лет, а значительно раньше! Почему она по сей день не обзавелась спокойной, ни к чему не обязывающей любовной связью?!

Ведь у нее не один раз была такая возможность. Как только она поступила в колледж, за ней начал ухаживать один старшекурсник. И в первую же вечеринку до чертиков ее напугал. А сейчас она почти жалела, что не уступила его домогательствам. По крайней мере, теперь не мучилась бы дурацкими страхами.

Не говоря уже о неприличных снах, которые она видела последние дни, и снился ей совсем не Генри!

Когда они приехали в клуб, праздник был в полном разгаре. (Перед отъездом Генри как хороший сын пригласил маму присоединиться к ним, но леди Фэрфакс сказала, что ей нужно написать письма.) Флоренс и Эбби оставили мужчин и проследовали в дамскую комнату. Флоренс поправила и без того безукоризненный макияж и предложила пудру Эбби.

— Попробуйте, может, удастся спрятать веснушки?

— Спасибо, я уже припудрила.

Их глаза встретились в зеркале, и Эбби насторожилась, прочитав во взгляде Флоренс вопрос.

— А вы давно знаете моего брата?

— Третий год. Мы познакомились, когда я приехала преподавать в Хелстон и сняла через агентство дом.

— А Пола?

— Извините, а при чем здесь Пол?

— Мне показалось, вы с ним неплохо ладите.

Верно подмечено! Особенно учитывая то, что Флоренс видела их вместе всего полчаса, пока они ехали в клуб.

— Мы знакомы всего три дня. По-моему, он довольно… довольно приятный.

Флоренс прыснула духами в вырез платья и бросила флакон в шелковую серую сумочку.

— Приятный? — переспросила она. — Дорогуша, приятными бывают цветы. Или сладости. А Пол Флинт просто обалденный! И как это я его раньше не замечала? — Она всплеснула руками. — Правда, в юные годы я отличалась редким снобизмом, так что семья Флинтов, жившая во флигеле по соседству, в поле моего зрения не попадала.

Флоренс усмехнулась, а Эбби почувствовала, что проникается к ней все большей симпатией.

— Пожалуй, пора вернуться к мужчинам. — Эбби не хотелось обсуждать Пола Флинта, тем паче с особой, которая находит его обалденным.

Флоренс права. Пол, вне всякого сомнения, обалденный.

Они поужинали, и после того, как убрали со стола и подали еще одну бутылку сухого вина, Эбби уже не могла вспомнить ни одного блюда из того, что ела. Ее разум, как стрекоза над водой, скользил над списками незавершенных дел. Надо бы поскорее их закончить. А зачем? Готова ли она поменять фамилию, дом, всю свою жизнь, наконец?

Эбби показалось, будто она задыхается. Господи, и зачем только она надела платье с высоким воротом? Послышались раскаты грома, и от неожиданности Эбби заметно вздрогнула.

— Дорогая, ты хорошо себя чувствуешь? — спросил Генри.

— Прекрасно! — Она улыбнулась жениху, стараясь не замечать, как Флоренс пододвинулась поближе к Полу и положила ладонь на рукав его льняного пиджака цвета бронзы.

— Не может быть! — воскликнула Флоренс. — Ты это серьезно?! Пол, неужто это ты?! А почему мне никто ничего не сказал?

— Что тебе не сказали? О чем это ты? — Генри с недовольной миной повернулся к сестре.

— Брат, а ты знаешь, что наш Пол знаменитый писатель Пол Флинт?

Эбби перевела взгляд с Флоренс на Пола, потом на Генри и снова на Пола. Вид у него был недовольный.

— Флоренс, если у тебя больше нет вопросов, может, лучше потанцуем? — ворчливым тоном произнес он.

Эбби проследила взглядом, как они обошли столики и пробрались в центр зала, где уже танцевали несколько пар.

— Я что-то пропустила?

— Ничего существенного, дорогая моя. Если ты на самом деле хорошо себя чувствуешь, может, и мы потанцуем?

С трудом сдерживая раздражение, Эбби ответила:

— Да, Генри, я на самом деле хорошо себя чувствую.

Когда через два танца они поменялись партнерами, Эбби не сомневалась: инициативу проявила не Флоренс.

Пол вел ее, тесно прижимая к себе. Оба молчали. Первую минуту Эбби старалась приспособить к его шагам свои и не сразу почувствовала тепло его руки сквозь тонкий батист на спине. А когда ощутила, ее бросило в жар и она, стараясь не выдать волнения, не к месту спросила:

— Кажется, дождь собирается?

— Похоже на то.

Ее толкнули, и она прильнула к нему, но тут же отпрянула, словно обожглась. Губы Пола скривились в ухмылке, и Эбби почувствовала, как вспыхнуло у нее лицо.

— Здесь так душно! — пробормотала она.

— Может, подышим свежим воздухом?

— Давайте. Если вы больше не хотите танцевать.

— Не хочу, — мрачно буркнул он. — С вами не хочу.

Эбби показалось, будто ее ударили. Переведя дыхание, она проговорила:

— Спасибо за откровенность.

Они подошли к растворенному окну. Рука Пола все еще лежала у Эбби на талии, и, как только цветомузыка окрасила все в зеленый цвет, наполнив зал призрачным мерцающим полумраком, он еще теснее прижал ее к себе.

Где-то совсем близко прозвучал раскат грома. Эбби испуганно вскинула глаза на Пола.

— Пол, я…

— Не надо.

— Что не надо? — шепнула она.

— Не надо ничего говорить. Поймите, я держусь на автопилоте. Но если вы пошевелитесь и скажете хоть слово… Короче, я за себя не ручаюсь.

Эбби закрыла глаза. Стало трудно дышать. Тело каждой клеточкой тянулось к нему. Неужели он ее поцелует? Прямо здесь, на глазах у всех?! Она прижалась к нему еще теснее, и весь окружающий мир перестал для нее существовать.

Но тут в динамиках зашуршало, и диск-жокей объявил:

— Друзья, только что передали метеосводку. На нас стремительно надвигается гроза. Да еще и со шквальным ветром. Так что тем, кто оставил окна открытыми и не задвинул крышу в солярии, советую принять меры. Ну а предусмотрительные могут танцевать до упаду. Принимаю заявки!

Очнувшись, Эбби распахнула глаза. У нее было такое ощущение, будто она только что пробежала марафонскую дистанцию. Пол отпустил ее, и она заспешила назад к столику.

Генри поднялся ей навстречу.

— Уже поздно, — сказал он. — И мне бы не хотелось вести машину под проливным дождем.

— Я готова. — Эбби сняла со спинки стула сумочку, стараясь не замечать мужчину, который только что держал ее в объятиях.

Поскольку приехали все на одной машине, у Пола и Флоренс выбора не было. Флоренс не считала нужным скрывать неудовольствие.

— Брат, а ты все такой же зануда! Тоже мне, велика беда: дождичек закапал! У тебя такой вид, что можно подумать: близится конец света.

— Эбби неважно себя чувствует, — возразил Генри.

От его слов Эбби и в самом деле стало не по себе.

Ехали молча. На полпути к дому разразился ливень. Вокруг сразу стало темно, вода барабанила по крыше, автомобиль с шумом рассекал лужи, от разогретого за день шоссе поднимался туман… Эбби кожей ощущала царившее в салоне напряжение, и внезапно на нее навалилась свинцовая усталость. И она покорно поддалась ей.

Но худшее ждало ее дома.

— Только не это! — одними губами произнесла она, увидев в свете уличного фонаря знакомый фургон.

Неужели приехали?! Но почему так рано? До свадьбы еще неделя с лишним! Нет, этого не может быть! Они наверняка сначала позвонили бы. Может, это другой фургон? Просто стоит на обочине, пережидает ливень.

Они подъехали ближе, и даже в тусклом свете фонаря Эбби отчетливо увидела радугу, украшавшую борта желтого фургона, припаркованного у ворот особняка. А под радугой неоновый фирменный знак «Райские травы Моргана».

Приехали. Именно сейчас, когда она начала всерьез сомневаться, стоит ли затевать эту историю с замужеством, ее родные взяли и прикатили к ней на свадьбу!



7

Часом позже Эбби, оставив сестер в особняке, вела родителей через лаз в живой изгороди к себе. Как выяснилось, с помощью нарисованной ею карты они добрались до Хелстона почти в то же время, когда вся компания отправилась в клуб. Отец стучал в дверь флигеля, звал дочь, но никто не откликался. И тогда Мей направилась в особняк навести справки.

Можно себе представить, думала Эбби, еле сдерживая приступ истерического смеха, что тут началось! Леди Фэрфакс легче найти общий язык с инопланетянами, чем с любым из Морганов. Ведь ее предки, хотя и смирились с общепринятыми нормами, которые некогда презирали, по-прежнему живут в своем мире и воспринимают жизнь по-своему.

Эбби усмехнулась. Для мамы, свято верящей в карму, каждое живое существо — будь то королева Англии или дождевой червяк — лишь играет на земле одну из отпущенных ему ролей на данном отрезке существования. Ну разве это не чудо? И именно так она и воспринимает жизнь. Как настоящее чудо.

Отец в последнее время, с тех пор как стал членом Торговой палаты, не любит распространяться о своих убеждениях. Но Эбби знала: несмотря на все свои чудачества, он твердо стоит на земле. И, не будь он уверен, что заниматься изучением и распространением трав намного удобнее на правовой основе, никогда бы не занялся бизнесом всерьез.

Отец прекрасно понимал, что мог позволить себе уйти в хиппи именно благодаря родительским деньгам, заработанным тяжелым трудом. И обеты бедности не мешали ему играть на гитаре за пятьсот фунтов и носить марокканские сандалии ручной работы из буйволиной кожи. Эбби давно подозревала, что в тайных закоулках его бунтарской души всегда таились, лишь поджидая своего часа, семена буржуазности.

Однако надо отдать отцу должное: из коммуны детей-цветов он переметнулся в лагерь капиталистов с удивительной легкостью, умудрившись почти не поступиться свободой духа. Для седеющего, лысеющего мужчины средних лет он выглядел на редкость эффектно — в белом парусиновом костюме, домотканой рубашке и с ниткой бус, изготовленных африканскими умельцами.

Интересно, каково мнение отца о Генри? А что бы он сказал о Поле? Хотя какого черта ей это интересно?! — одернула себя Эбби. Ничего интересного тут нет.

Мама почти совсем не изменилась. Глядя на нее, Эбби неизменно изумлялась: неужели она выросла в строгом доме бабушки и когда-то, как и все девочки, носила накрахмаленные нарядные платьица, лакированные туфельки и белые носочки?

Мама всегда была и до сих пор остается большой оригиналкой. Она сама придумывает и создает себе одежду, еду, музыку — словом, сама придумывает себе жизнь. Порой Эбби казалось, будто мама сама ребенок, а не ее мать. Однако сейчас ей как никогда хотелось, чтобы мама была именно мамой. И могла бы дать ей накануне свадьбы дельные советы как настоящая мать и женщина. Эбби покосилась на мать и усомнилась, подойдут ли ей советы этого «цветка».

Родители перенесли багаж из фургона в гостевую комнату: тут были и фирменный чемодан, и целый набор потрепанных рюкзаков и домотканых индейских сумок. Эбби опустила шторы и принялась стелить постели.

— Вентилятор в шкафу на полке. Будет душно, включите.

— Детка, неужели ты пользуешься этой штукой? — ужаснулась мать. — Разве ты не чувствуешь, что он создает крайне неблагоприятную ауру? А это так разрушительно для…

— Папа, хочешь перед сном выпить чаю? — предложила Эбби, сделав вид, что не слышит слов матери. — Твоими заботами у меня полный набор фирменных чаев Морганов.

— Спасибо, дочь! А как тебе понравилась моя новинка? Успокаивающий сбор с хмелем, розмарином и кошачьей мятой? Не слишком горчит?

— Чай прекрасный! Папа, ванная в коридоре направо, свежие полотенца я уже повесила…

— А по-моему, он какой-то пресный, — продолжала вещать мать. — Да, пожалуй, именно так. Пресный, к тому же аура у него разреженная.

— У чая? — спросили в один голос Эбби и отец.

Мама моргнула густыми русыми ресницами. В свои сорок девять, с такими же, как у Эбби, веснушками и пепельными волосами, она вполне могла сойти за ее старшую сестру.

— Какой еще чай? Я говорю об ауре Генри. Солнце мое, а ведь он тебе совершенно не подходит! Когда он родился? Я набросаю солнечную карту, а потом сравню с твоей, хочешь? Но одно могу сразу сказать: в нем слишком много Козерога. Согласна? — Не дожидаясь ответа, затараторила: — Конечно же рожденные под знаком Козерога не лишены достоинств, но, солнце мое, он не сделает тебя счастливой. Даже если у него Луна в созвездии Рака. Понимаешь? Ничуть не удивлюсь, если его Сатурн одной ногой прямо на твоей главной четверти. Вот если бы ты вышла замуж за красивого Скорпиона, то…

— Мама! — повысив голос, прервала ее диалог Эбби. — Мы с Генри прекрасно подходим друг другу! В нем есть все, о чем только можно мечтать. И мне очень повезло, что он выбрал меня!

Подвижная физиономия матери болезненно сморщилась, и она протянула к дочери руки.

— Солнце мое, ты совсем запуталась, да? Бедной девочке не с кем было посоветоваться. Но теперь все будет хорошо: ведь я с тобой. Пойми, мы должны следовать инстинктам и тогда все устроится само собой. Поверь мне, я никогда не ошибаюсь в таких вещах, особенно в том, что касается любви. Верно, Джон?

Эбби благоразумно промолчала. Когда Мэри Морган входит в образ Матери-Земли, с ней лучше не спорить.

Наконец родители устроились. Эбби уединилась в своей постели, мысленно перебирая события вечера. Ну что ж, все не так плохо. Во всяком случае, пока. Правда, Мей вела себя довольно вызывающе и постоянно провоцировала Генри и Пола. Но такая уж у нее манера общения. Мей у них известная задира, лентяйка и кокетка, но при всем при том такая добродушная и хорошенькая, что сердиться на нее невозможно, даже когда ее шалости заходят слишком далеко.

Леди Фэрфакс изо всех сил старалась поддерживать светскую беседу, что было нелегко. Мама распиналась про карму и ауру, отец исподволь рекламировал семейный чай, а Джун гасила остроту момента рассуждениями о вреде мяса. Надо думать, завтра, учитывая жару, ополчится на меховую одежду, а может, на озоновую дыру…

Бедняга Генри вряд ли поймет, как относиться к таким заскокам. Может, стоило подготовить его к встрече с ее родными заранее, но теперь поезд ушел. А может, оно и к лучшему? Пусть учится принимать Морганов такими, какие они есть. Эбби любит свою семью, но не смогла бы объяснить ни Генри, ни тем паче миссис Фэрфакс, чем именно они ей дороги.

Ну что скажешь о матери, которая воспринимает мир как огромные подмостки, а во всех людях видит актеров? Или об отце, который до сих пор балуется травкой? А что можно сказать о юной сестрице, воинствующей вегетарианке, или о другой, которая сама величает себя музыкальной стриптизершей и зарабатывает этим сомнительным занятием на жизнь, потому что для этого не нужен диплом, а самое главное — по утрам не надо рано вставать?!

Хорошо, что Флоренс нашла общий язык с Эйприл на почве бракоразводного процесса. Эбби заметила, как они упоенно поливают своих бывших мужей, сопоставляют условия развода и обсуждают плюсы и минусы адвокатов-мужчин. Интересно, о чем говорили хозяева, когда она с родственниками ушла к себе?

Эбби представила себе картину: просыпается она завтра утром и узнает, что Генри разорвал помолвку. После чего ее выдворяют из дома, запихивают вместе с родичами в фургон с радугой и отправляют с глаз долой в сопровождении парочки полицейских машин.

Когда она уже почти погрузилась в сон, промелькнула мысль, а как бы у нее все сложилось с Полом. Вдруг он и есть тот самый прекрасный Скорпион?

* * *

Утром Эбби нашла свою кухню в жутком беспорядке. Родители куда-то исчезли. Куда же их понесло? Она сонно зевнула и хотела прибраться, но в дом ввалилась Джун.

— Так это и есть твое гнездышко? Уютно. Только я на твоем месте подкормила бы несчастные растения и снесла бы стенку вот до сих пор. Сделала бы большое окно с нишей, а потом все-все, в том числе мебель, покрасила бы в белый цвет. Ну, что скажешь?

— Что скажу? Даже не знаю… Лучше ты скажи, куда подевались предки.

— Отец задумал устроить грандиозный завтрак. Сырые отруби, проросшие зерна пшеницы, изюм и семечки подсолнуха. Представляешь?

— Представляю. — Эбби опустилась на стул и откинула волосы со лба. Она снова не выспалась и чувствовала себя скверно. — А ты не знаешь, куда они пошли? Надеюсь, не в особняк?

— Они поехали взглянуть на мельницу, которую заметили тут неподалеку. Хотели и нас взять с собой, но Мей еще дрыхнет, а Эйприл собралась вместе с Флоренс прошвырнуться по магазинам. А я сказала, что лучше пойду к тебе.

— Джун, а вчера вечером, когда мы ушли, миссис Фэрфакс говорила что-нибудь?

— О чем?

— Сама знаешь. О нас. Обо мне. То есть о нашей семье.

Джун пожала плечами. Недавно ей исполнилось восемнадцать. Невысокая, белокурая, голубоглазая, с ямочками на щеках. Больше всего на свете младшая сестра огорчалась по поводу того, что никто из домашних не воспринимает ее всерьез, и никогда не упускала случая огрызнуться.

— Можно подумать, леди Фэрфакс стала бы обсуждать такие вещи при мне! — фыркнула она. — И вообще, что она может сказать? Семья как семья. Работаем, платим налоги… Ничего такого особенного. — Джун недавно стала помогать отцу. — А в чем дело?

— Ничего особенного? — усмехнулась Эбби. — А ты уже забыла, что наши родители еще совсем недавно курили зелье, жили под деревьями и рожали детей там же.

— Тебя послушать, так они жили на деревьях, ну прямо как Тарзан. А что касается родов на природе, так в наше время это уже не редкость. Как говорится, единение с природой.

— Когда родилась Эйприл, мне было три года. И лично мне наблюдать такое единение совсем не понравилось. Грязь, кровь, поросячий визг…

— У-у-у какая ты! Верно предки говорят, бабушка тебе все мозги промыла! А я всегда замечала, ты у нас не такая, как мы все. Я думала, дело в том, что тебя вырастила женщина, которая носила кружевной корсет. А может, сказывается возраст? Или хочешь приспособиться к миру Генри?

— А что в этом плохого? — фыркнула Эбби. Она давно оставила попытки примирить существующие в ней самой два мира. Один — мир родителей, а другой — мир бабушки. В мире бабушки живут в аккуратных домиках с аккуратным садиком, по воскресеньям ходят в воскресную школу, а по субботам на дневные концерты. И травку там не курят, а когда плавают, надевают купальники и каждый точно знает, кто его родители. — Джун, прости, что выплескиваю на тебя свое настроение. Не обращай внимания. Просто я была…

— Я все понимаю, не маленькая. Тебе не позавидуешь. Мало того, что выходишь замуж за маменькиного сынка, так еще и его мамаша на тебя давит! Только знаешь, что я тебе скажу? Если бы ты не отравляла свой организм плотью убитых животных, тебе было бы намного легче.

— Только не это! — Эбби не разделяла взглядов сестры на питание и слушать ее проповеди, особенно сейчас, не желала. — Лучше не заводи меня, а то, честное слово, я… я…

— Что ты? Поставишь меня в угол? Или лишишь на неделю сладкого? Прости, сестренка, но я не могу молчать, когда у тебя такой вид.

— Какой такой?

— Краше в гроб кладут. Вот какой! Сразу видно: у тебя стресс.

— Спасибо на добром слове!

— Да я пошутила! Для учительницы тридцати с лишним лет ты…

— Ах ты, нахалка! Да мне тридцать исполнится только через месяц!

— Ну ладно. Для тридцатилетней женщины, которая ест мясо, ты выглядишь вполне терпимо. Только с головой, сестренка, у тебя точно беда! Неужели ты думаешь, что сможешь ужиться с этим ходячим калькулятором? Свалился же он на твою бедную голову! Мало тебе бабушки!

— А при чем тут бабушка? — ледяным тоном спросила Эбби.

— При том! Бабушка так и не простила маму за то, что она убежала из дому. И лично я думаю, она выместила зло на тебе!

— Джун, оставь бабушку в покое!

— Ну ладно! Тогда все дело в том подонке, который хотел тебя изнасиловать, когда ты была еще совсем ма…

— Джун!

— Думаешь, я ничего не знаю? Все делают вид, будто отправили тебя к бабушке, чтобы ей не было одиноко одной, но ведь дело не в этом! Хорошо, что Эйприл тогда спала с тобой рядом и подняла крик на всю коммуну. А то у тебя и вовсе съехала бы крыша! Она мне рассказывала, как на ее визг прибежал папа, а потом тебя отправили жить к бабушке, а этого похотливого извращенца изгнали из коммуны.

— А я ничего не помню, — промямлила Эбби. — Ты уже завтракала?

— Эбби, не заговаривай мне зубы! Знаешь, сестренка, что я тебе скажу? Если тебя в детстве напугал какой-то подонок, это вовсе не значит, что ты должна выходить замуж за… за такого манекена, как Генри! Думаешь, если я младшая, так ничего не понимаю? Он же холодный как… как рыба!

— Ты закончила?

Джун вздохнула и потянулась за арахисом.

— Эбби, я хочу, чтобы ты была счастлива, и не уверена, что Генри…

— Генри прекрасный человек. И я с ним буду очень счастлива.

— Ты уверена? А почему тогда вся вспыхнула? Эбби, он же зануда! Да, он красивый, ну и что из того? Он до того правильный, что даже противно!

— А мне нравится! К твоему сведению, я люблю порядок.

— Ха! К твоему сведению, я люблю вареную брюкву, но, ей-богу, вовсе не хочу питаться исключительно вареной брюквой всю оставшуюся жизнь. Эбби, этот писатель и то лучше! С ним хотя бы не скучно, хотя кто его знает…

Эбби не хотела говорить о Поле. Впрочем, о Генри говорить ей тоже не хотелось, но она считала своим долгом его защищать.

— Если человек не сидит на полу, не играет на флейте и не рассуждает о вселенской любви, обкурившись травки, это еще не значит, что он скучный.

— Ну зачем ты так?! Предки уже давно ничем таким не занимаются. У мамы развилась аллергия, а отцу, с тех пор как он стал бизнесменом, столько крови попортили бесконечными проверками продукции на предмет содержания наркотиков, что он больше не рискует.

— Вот и слава Богу! — проникновенно изрекла Эбби. — Могу себе представить, что сказала бы миссис Фэрфакс, доведись ей узнать, что… Кстати, о чем шел разговор вчера вечером, когда меня не было?

— О тебе. О нас. О здоровье и наследственности… Одним словом, обычная фигня. Леди Фэрфакс все докапывалась про наших бабушек и дедушек. Похвалилась, что ее отец получил на войне крест Виктории…

Эбби застонала. Взгляды мамочки на войну были весьма… эксцентричными — чтобы ее не обидеть.

— А потом явилась кухарка, миссис Новенькая или как ее там…

— Новотни. Трейси Новотни.

— Неважно. Она подала что-то вроде запеканки. Вроде бы из риса и капусты и еще не пойми из чего. Гадость порядочная… Потом пошли в сад, решали, где лучше устроить свадьбу. Я сказала, что розы нужно подкормить, а миссис Фэрфакс пожаловалась, мол, сад запущен, полно слизняков… А мама посоветовала разложить в саду банки из-под пива, а еще предложила насыпать вокруг цветов немного семян, чтобы несчастным жукам было что есть. Короче, все было тихо-мирно.

— Надеюсь, Мей не вызвалась выступить на свадьбе с музыкальным стриптизом?

— Нет, она первая отправилась спать. Потому что накануне не выспалась. Мы забрали ее прямо с концерта, как только она переоделась.

Эбби мученически закатила глаза.

— Слава Богу. Ох уж эта свадьба! Будь моя воля, я бы по-быстрому оформила все у нотариуса. Но Генри сказал, мол, мать и слушать не станет, потому что свадьба должна быть…

— Ну вот! Что я говорила? Ты еще даже не замужем, а они уже вовсю тобой командуют! Ну и на фига тебе такие радости?

— Джун, хватит меня учить! — прикрикнула Эбби и принялась за уборку кухни.

— Я помогу. — Джун с готовностью нацепила фартук. — Похоже, папуля пытался найти у тебя продукты без сахара и консервантов.

— В таком случае придется ему поискать другой пансион, — усмехнулась Эбби.

Когда они почти закончили уборку, на пороге, сонно зевая, появилась Мей.

— Всем привет. А я даже рада, что мы приехали. Думала, будет тоска смертная, но, похоже, все не так плохо. — Самая красивая из сестер Морган снова зевнула и почесала живот. — Здорово мамашка придумала приехать заранее. Говорит, надо поддержать новобрачную. И уверяет, будто улавливает какие-то там сигналы из астрала.

— Я знаю, что она имеет в виду. Есть будешь? — Эбби достала из сушилки чистую чашку.

— Смотря что ты можешь предложить. Я не отказалась бы от кусочка твоего ужасно крутого парня.

— Ты о Поле? — уточнила Джун.

— Воистину устами младенца… — И Мей расхохоталась.

— Сейчас же прекратите! Обе.

— Не обижайся, Эбби, но ведь это видно… — промямлила Джун.

— …Невооруженным глазом, — закончила за нее Мей.

— Значит, мама тебе уже намекнула?

— А ты думаешь, он Скорпион?

— А кто же еще? С таким-то пронзительным взглядом.

— Вы что, рехнулись обе?

Наконец сестры угомонились, и Мей даже предложила Эбби поносить свой красный шелковый пояс, потому что ее слишком унылый. Но Эбби была не в том настроении, чтобы идти на мировую. И потом Генри наверняка не понравится, если она наденет красный пояс. Он не из тех мужчин, кто любит, когда женщина подобным образом обращает на себя внимание.

— Ой, чуть не забыла! Генри просил передать, что зайдет к тебе во второй половине дня, — сообщила Джун. — А вечером мы все вместе поедем ужинать в какой-то клуб.

— И твой неотразимый Пол тоже, — не удержалась Мей.

По дороге к плите она пару раз профессионально вильнула бедрами, а возвращаясь к столу с чашкой кофе, поиграла животом и чуть подпрыгнула, не расплескав ни капли.

Эбби молча посмотрела на нее и вздохнула. Нет, Мей Морган это что-то с чем-то! У нее все ходит ходуном: плечи, руки, грудь, бедра…

— А нормально ходить ты можешь?

— А что тебе не нравится?

— Сама знаешь.

Мей надула яркие губы.

— Если хочешь, сестренка, я и тебя так научу. Вдруг поможет расшевелить твоего душку Генри? — И Мей сделала невинные глаза.

Джун захихикала. Эбби сжала зубы и вспыхнула.

И в этот момент в дверях появился Пол — белая рубашка полурасстегнута, волосы еще влажные после утреннего душа.

— Доброе утро, леди. Надеюсь, не помешал?

— Напротив, вы как нельзя кстати. Будьте любезны, прогуляйте этих двух девочек, а я тем временем спокойно позавтракаю. — Внезапно она почувствовала себя на порядок старше сестер, хотя одной было восемнадцать, а другой двадцать три. А ей тридцать. Старая, усталая и одинокая…

Пол покорно вывел сестер в сад, а Эбби сразу начала мучиться — от зависти, что он с ними, а не с ней, и от ненависти к себе за эту неуместную зависть.

А еще она мучилась от чувства вины, хотя последние дни это чувство стало для нее привычным.

Какого черта?! Почему она чувствует себя виноватой? Генри сам настоял, чтобы она пригласила на свадьбу свою семью. И она всего лишь выполнила его желание. А Пол выполняет ее желание: развлекает ее сестер. Так что же она тогда бесится? Во второй половине дня придет Генри. Хорошо бы найти утешение в его объятиях и наконец стряхнуть с себя чувство вины. А еще хорошо бы освободиться от тягостной неопределенности, которая давит на нее день и ночь с той минуты, как он вручил ей обручальное кольцо. Может, если бы Генри сам надел кольцо ей на палец и, еще лучше, поцеловал его, а потом они бы переплели руки… Но он лишь вручил ей коробочку и на всякий случай сказал адрес магазина, где купил кольцо: вдруг она захочет обменять его на другое, в своем вкусе…

* * *

Эбби приготовилась к приходу Генри самым тщательным образом. Надела свое любимое бирюзовое платье с большим отложным белым воротником и широким белым поясом. Сделала макияж, причесалась, как он любит, старательно припудрила веснушки и брызнула духами за ушами и на запястьях.

Генри, как всегда, поцеловал ее в щеку и, обняв за талию, повел к машине. Приехав в парк, остановил машину у пруда и оставил мотор включенным, чтобы работал кондиционер. Будь ее воля, Эбби, несмотря на жару, погуляла бы в парке, посидела бы на траве, посмотрела бы на воду… А не торчала бы в прохладном салоне: все-таки она дочь своих родителей.

— Странно, и как только мои родственнички не залезли скопом на заднее сиденье и не поехали с нами любоваться местными красотами! — пошутила она, нарушая затянувшееся молчание.

— Их развлекает Пол. По-моему, он нашел с ними общий язык. Особенно с Мей. Кстати, ты бы с ней поговорила. Дело в том, что Пол… мда… я хочу сказать, он конечно же порядочный человек, но его отношение к женщинам… Видишь ли, Эбби, твоя сестра еще очень молода. И, боюсь, Пол злоупотребит ее неопытностью.

— Это ты о Мей?

— Я все хотел спросить, почему у твоих сестер такие странные имена?

— Почему странные? По названию месяцев, когда родились: апрель, май, июнь. — Она помолчала. — Генри, если твоя мать… если ты… Я хочу сказать, вряд ли твоей матери будет удобно с нами жить. — Эбби не хотела говорить о своей семье. Но еще меньше хотела говорить о Поле и Мей.

— Но, ведь пока мы с Кэтлин не поженились, это был ее дом. Эбби, у меня язык не повернется сказать маме, что она здесь нежеланна. Она этого не поймет. Более того, будет оскорблена в лучших чувствах.

Эбби опустила плечи. Она пыталась убедить себя, что Генри добрый человек. Вспомнила, что где-то вычитала: внимательные сыновья становятся внимательными мужьями.

— Ты думаешь? — промямлила она. — Ну что же…

— Эбби, когда начнутся занятия в школе, тебе понадобится мамина помощь.

Это верно. Генри никогда не возражал против ее работы в школе. А ведь она хорошая учительница. Умеет найти подход к детям. И они ее любят. Порой она мечтала о собственных детях.

— Я попросил Пола привезти твоих сестер домой к пяти. Они сказали, что им нужно время подготовиться к вечеру. Кстати, это правда, что Мей работает в шоу-бизнесе?

Подавив приступ смеха, Эбби покосилась на жениха. Да, Генри Фэрфакс интересный мужчина. С правильными чертами лица, хорошими манерами, но в целом похожий на…

— Да, это так. — Эбби опустила голову и принялась изучать свои обгрызенные ногти. — Мей у нас в шоу-бизнесе. — Помолчав, ни с того ни с сего спросила: — Генри, а ты меня любишь?

Он отпрянул, будто его ударили.

— Эбби, что за вопрос?! А зачем, по-твоему, я на тебе женюсь? Неужели непонятно, как я к тебе отношусь?

— Ну так скажи, как ты ко мне относишься? Генри, если ты на самом деле меня любишь, у тебя странный способ проявлять любовь.

— Эбби, ты явно переутомилась. Поэтому я попросил маму и Флоренс взять на себя все приготовления к свадьбе.

Эбби хотела возразить, но Генри взял ее ладонь в свою, и она непроизвольно отметила, какая у него мягкая и гладкая кожа — мягче, чем у нее.

— Эбби, — ласковым тоном начал он, — ведь мы с тобой не пара восторженных подростков. И хотя ты выходишь замуж впервые, дорогая моя, ведь тебе уже тридцать. И такая рассудительная и образованная женщина, как ты, не может не понимать, что слово «любовь» используют слишком часто. А для успешного брака куда важнее доверие и взаимное уважение. Ну и конечно же одинаковая среда и происхождение. — Тут он чуть нахмурился, но Эбби этого не заметила: слезы застилали ей глаза. — Ничего, вот увидишь, все уладится! — пробормотал он. — Кстати, вчера вечером речь зашла о страховании движимого имущества, и, скажу тебе откровенно, я удивлен: у твоего отца нет ни одного страхового полиса. Это недопустимое легкомыслие. Особенно учитывая характер его бизнеса.

— Если ты не против, может, вернемся домой? — чуть слышно произнесла Эбби.

— Как скажешь, дорогая моя. А у тебя опять разболелась голова? Что-то в последнее время она у тебя часто болит.

В последнее время у нее часто болит живот. А голова у нее не болит. Но Эбби не стала поправлять Генри: какая разница, что у нее болит? Главное — взаимное уважение.



8

Древняя система водоснабжения в особняке Фэрфаксов с трудом справлялась с наплывом гостей прекрасного пола, и популярный романист как истинный рыцарь терпеливо ждал, пока у него наконец появится возможность принять душ и побриться. Он стоически помылся холодной водой — ждать, пока вода нагреется, времени уже не было — и досуха вытерся жестким, только что выглаженным полотенцем. Надо признать, что хозяйка леди Фэрфакс безупречная: во всяком случае, миссис Новотни выдрессирована отменно.

И теперь Эбби и леди Фэрфакс будут жить под одной крышей? Бред. А Эбби и Генри лягут в одну постель? Только через его труп!

— Пол, ты готов? — раздался за дверью голос Генри.

— Почти.

Дверь открылась, и вошел Генри в роскошном светло-сером костюме. Похоже, после школьной формы он носит исключительно серые костюмы, которые разнятся разве что оттенком, покроем лацканов и числом пуговиц.

Пол оглядел его и, поморщившись, тихо сказал:

— Хэнк, ты совершаешь ошибку.

— О чем это ты? — Генри покосился на часы. — Уже четверть. Ты не мог бы поскорее?

Пол вполголоса ругнулся. Пожалуй, сейчас не самый подходящий момент для проникновенной дружеской беседы, тем более что он и сам не успел продумать, что сказать и с чего начать. А ведь мог бы и черновичок набросать, господин Литератор!

Черт! Что же ему делать? Ведь он и сам ни в чем не уверен. Он знает Эбби всего несколько дней! Свою бывшую он знал до свадьбы целых три года, что не помешало их браку успешно развалиться.

И потом Генри именно тот тип мужчины, который не может жить без жены. Что касается Пола, то у него выработался свой жизненный стиль, и, похоже, жена ему ни к чему. Небольшой домик на берегу залива и полная свобода — вот, пожалуй, и все, что ему нужно. А жена…

Нет, женщина это прекрасно, ведь он не евнух, но если речь идет о таком экземпляре, как Эбби Морган, то невольно призадумаешься. Она моет полы по ночам, варит воск для лепки, учит малышей, ест черт знает что… И вообще, она совершенно необыкновенная! Такую женщину нельзя вот так просто взять в постель, а поутру ласково поблагодарить за доставленное удовольствие и отправить восвояси.

Генри потянул носом и открыл окно чуть пошире. Почти во всех комнатах жилой части особняка были кондиционеры, но здесь раньше была кладовка, а потом ее приспособили для гостей.

— Пол, спасибо тебе, что уступил свою комнату родственникам Эбби. Я и помыслить не мог, что они появятся так рано, да еще и без предупреждения. Мы с мамой хотели забронировать для них номера в гостинице.

Пол застегнул запонки. Как правило, он этим атрибутом не пользовался. И вообще, предпочитал в жару ходить в теннисках, а не в накрахмаленных рубашках.

— Интересные люди, — рассеянно пробормотал он, стараясь убедить себя, что он и впрямь чистой воды альтруист и движет им исключительно забота о ближнем.

— Мягко сказано! Моя будущая теща странная особа, а отец и того хлеще. Носит какие-то дурацкие бусы… Пол, скажи честно, что ты думаешь о ее сестрах?

— Что думаю? Довольно красивые. Интересные. И все разные.

— А как тебе Мей? Та, что работает танцовщицей. Такая бесцеремонная… Не скрывает этого и даже не старается казаться лучше, чем она есть.

Пол завязал галстук перед зеркалом и широко улыбнулся.

— Ты так думаешь? Ну и какая же, по-твоему, она есть?

— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, — насупился Генри. — Ведь она работает в шоу-бизнесе.

— Ты говоришь это таким тоном и с таким брезгливым лицом, будто в шоу-бизнесе по определению нет и не может быть приличных людей.

— А ты так не считаешь? Ведь Мей занимается, как она сама выразилась, музыкальным стриптизом!

Пол сдержал улыбку, хотя это было нелегко.

— Генри, смотри на вещи реально. В дни нашей молодости вихляние задницей и прочими частями тела считалось занятием зазорным, но времена меняются. Теперь это всего лишь способ зарабатывать деньги, причем деньги немалые. Так почему бы и нет?

— Согласен, но я имел в виду другое. Они не похожи на семью, где могла вырасти Эбби. Ведь она совсем другая. Она…

— Ну и какая она? Хэнк, ты уверен, что хорошо ее знаешь? — Пол придал голосу равнодушный тон, но исподволь следил за другом с напряженным интересом.

— Странный вопрос! Разумеется, знаю. Пол, ты что, собрался ехать в клуб в этом галстуке?

Пол погладил яркий, с абстрактным рисунком галстук из вискозного шелка.

— Что, нравится? — с невинным видом уточнил он. — Хочешь, подарю тебе такой же к свадьбе? А подарок Эбби я уже купил. Тапочки.

От изумления Генри чуть приоткрыл рот, а потом, нахмурившись, отогнул манжет и взглянул на часы.

— Пол, я ценю твой юмор. А сейчас надевай пиджак и пошли скорей. Думаю, дамы уже готовы. Я заказал столик на семь часов.

— Генри, ты что, на самом деле не видишь, что она тебе совсем не подходит? — Пол снял со спинки стула пиджак, который вчера полдня провалялся на заднем сиденье машины. — Не делай этого. Ты испортишь сразу две жизни.

А может, и три.

Генри вышел в коридор и направился к лестнице, печатая шаг до блеска начищенными дорогими ботинками.

— Допустим, ее семья не совсем вписывается в наш круг. Но Эбби выросла в доме у бабушки в атмосфере строгих жизненных правил. Не так важно, где она родилась. Важно, что в конечном итоге из нее выросла приличная, всеми уважаемая женщина. Эбби аккуратная, рассудительная, с устоявшимся образом жизни. Она…

Пол остановился посреди лестницы, и в его глазах сверкнула ярость.

— Генри, черт тебя побери, ты ведь не экономку нанимаешь! Речь идет о женщине, на которой ты собрался жениться! И делить постель! Речь идет о матери твоих будущих детей! Генри, оставь эту затею, пока не поздно.

— Ты что, пьян? — спросил Генри, глядя на него снизу вверх. (Он спускался первым.) — Старик, если у тебя проблемы, может, стоит поискать…

— Проблемы у меня есть! — хохотнул Пол. — Только не с выпивкой.

Окинув Пола недоверчивым взглядом, Генри молча повернулся и спустился в холл.

— Мама предложила воспользоваться ее машиной, — сказал он, давая понять, что тема закрыта. — Так что гости поедут в пикапе.

Однако Пол еще не завершил своей спасательной миссии.

— Хэнк, неужели ты не понимаешь, что сломаешь Эбби жизнь? Ведь она совсем не такая, как ты себе ее представляешь. С тобой она погибнет. Как бабочка, залетевшая в кувшин. Будет биться крылышками о стекло, пока не выбьется из сил.

Генри нахмурился и взглянул на часы.

— Ты несешь чушь. Впрочем, у тебя всегда было больное воображение. Недаром из тебя вышел романист.

— А у тебя вообще никакого нет! А ты знаешь, что в детстве Эбби перенесла психологическую травму? Мне рассказала Мей. И это многое объясняет. Теперь понятно, почему она стала учительницей и почему изо всех сил старается быть не такой, какая она есть на самом деле.

— Полный бред! — отмахнулся Генри. — Послушай, может, все-таки переоденешь галстук? Могу одолжить тебе один из своих.

— Нет, это не бред! А галстуки твои мне не нужны. Лучше предложи их работникам похоронного бюро: там они куда уместнее! Эбби наивно полагает, что, если будет жить по правилам своей бабушки, ей ничто не грозит. На самом же деле это ее сжирает заживо! А ты хочешь сделать из нее вторую леди Фэрфакс, да?!

Генри побагровел.

— Я бы попросил тебя не говорить в подобном тоне о моей матери! Уж не знаю, чего тебе там наплела эта стриптизерша, но уверен в одном: она хочет нам навредить. Да она просто завидует Эбби, вот и все!

— Черт, ты что, совсем отупел?! Хэнк, отпусти ее, пока не поздно. Сделай хорошо и ей, и себе, выпусти ее на свободу! — Обозлившись на себя за то, что не сдержался и выложил все напрямую, Пол отвернулся и уставился на бронзовую подставку для зонтов.

Генри отвернулся в другую сторону и принялся упрямо таращиться на витражное стекло парадной двери.

— Эй, джентльмены, вы что себе думаете! — раздался с лестницы звонкий голосок Флоренс. В белых шелковых слаксах и стильном белом блузоне, перехваченном белым поясом, украшенным серебром и бирюзой, она выглядела отменно. — Вас ждут шесть голодных дам, так что советую поспешить! Для своего же блага.

* * *

Генри вышел и, обогнув кусты, направился к флигелю. Морганы были уже готовы к отъезду. Генри окинул взглядом платье Эбби, одобрительно кивнул и проводил их до пикапа. Флоренс села в машину Пола. Эбби молча смотрела, как они выезжают на улицу. Мать улыбнулась и толкнула отца локтем в бок. Мей заговорщицки переглянулась с Джун. Эйприл извлекла из сумочки пилку для ногтей и подровняла острый край.

И вовсе она не ревнует! — убеждала себя Эбби. Что ей ревновать? К тому же Флоренс очень красивая женщина. Утонченная. Ухоженная. С безукоризненной кожей и без единой веснушки. И, судя по всему, не так плохо помнит Пола, как он думает. Эбби тяжко вздохнула и потерла средний палец на левой руке, где сегодня неизвестно откуда появилась очередная царапина.

К вечеру Мей пришла в игривое настроение, и Эбби безучастно наблюдала, как она поддразнивает Генри, а тот хмурится и у него краснеют уши. Мысли Эбби засоряли по-прежнему нерешенные проблемы и неоконченные дела, но она умудрялась все-таки слушать и даже иной раз впопад отвечать на болтовню мамы о снах и аурах, о мельнице и расписанном вручную платье, которое она привезла специально к свадьбе Эбби.

— Мама, у меня уже есть платье, — с испугом возразила Эбби.

— А это особое! Говорю тебе, я сама его расписала. И верх юбки закончила только сегодня. Представь себе, тончайшая дымка, а поверху деревья, полевые цветы, птицы, бабочки, и все это в нежнейших тонах и…

— Мама, но я… — Эбби внезапно отчетливо вспомнила, как они с Полом выбирали ей платье. Как он предложил цвет меда, причем не гречишного, а верескового, и как смотрел на нее, когда она вышла из примерочной. И именно в тот момент с ней что-то случилось и она долго не могла оторвать от него глаз. Вспомнила, как они прекрасно провели то утро: она еще никогда в жизни столько не смеялась.

Однако обижать мать не хотелось: ведь она специально сшила и расписала к свадьбе дочери платье. Эбби вздохнула.

— Хорошо, мама. Когда вернемся, обязательно его примерю. — Она покрутила на пальце кольцо. Интересно, что бы сказал Генри, появись она перед ним в одном из творений матушки? Вот Пол наверняка бы понял и оценил, но поймет ли Генри?

Снова заныл желудок. Покопавшись в сумочке, Эбби нашла таблетки. А что, если?.. Интересно, существует ли еще Иностранный легион и принимают ли туда женщин? Может, завербоваться куда-нибудь подальше? И сколько нужно времени, чтобы сделать паспорт?

Когда они подъехали к клубу, Флоренс и Пол уже ждали их. Флоренс хохотала и висла на руке у Пола, и тот, похоже, не имел ничего против. Эбби удалось изобразить улыбку.

— Какой прекрасный галстук! — любезно заметила она.

— И какой яркий! — присоединилась к ней мать. — Просто притягивает глаз.

Эбби повернулась к Генри и, заметив, с каким хмурым видом он взирает на подол маминой юбки, сплошь составленный из пестрых лоскутков, чуть не прыснула. То ли еще будет! Интересно, что он скажет, когда увидит будущую тещу во всей красе с украшениями на ногах и с нефритовой клипсой в ноздре?

Пока шли к большому овальному столу у окна, Эбби умудрилась незаметно оттащить Джун в сторонку и зловещим шепотом пригрозила:

— Имей в виду, начнешь выступать по поводу меню, я тебя никогда не прощу! Лучше оставь все свои проповеди на потом, ладно?

— Успокойся, сестренка! Слова не скажу. Мне-то что, ешьте на здоровье мертвых животных, раз вам так нравится, только потом не удивляйся, что это у тебя желудок болит, мешки под глазами, бессонница мучит…

— Смотри у меня! — прошипела Эбби. — Ни слова!

Принесли меню, и все выбрали напитки: Морганы решили попробовать местное вино, Флоренс заказала джин с тоником, Пол — сельтерскую с лимоном, а Эбби — молоко.

Пока все идет хорошо! Тьфу-тьфу, не сглазить. И тут Пол громогласно объявил:

— Хэнк, с твоего разрешения, я немножко пообнимаю твою невесту. — И пока Генри молча открывал и закрывал рот, повел Эбби в центр зала, где уже кружились в медленном танце две пары. — У вас усталый вид, — заметил он и, обвив ее за талию, притянул к себе. — Невеста должна быть лучезарной.

— Джун сказала, что я выгляжу так, будто меня поджаривают в аду на сковородке, — ответила Эбби. — Так что «усталый вид» звучит почти как комплимент.

— Как сказать. — Голос у Пола был проникновенно-вкрадчивым.

Эбби почувствовала у себя на щеке его теплое дыхание, и у нее по спине забегали мурашки.

— Я и вправду немного устала. С ужасом думаю, что через месяц с небольшим начнутся занятия в школе.

— И не только.

— Что — не только? — На всякий случай Эбби сделала вид, что не поняла, на что он намекает.

— Предполагается, что у вас начнутся не только занятия в школе, но и вообще новая жизнь. Ну и как вы, готовы?

Эбби молчала.

Пола так и подмывало напрямую спросить, как она относится к тому, что произошло между ними. Это не может быть явлением односторонним. Слишком мощный накал: явно из двух источников.

Он прижал ее к себе еще теснее. Голова Эбби легла ему на плечо — будто усталая птица возвратилась домой в гнездо. Что проку твердить себе, что порядочный человек не станет уводить невесту у друга, когда она у тебя в объятиях? Когда чувствуешь запах ее волос, ее кожи, когда она вся такая мягкая и податливая — какие тут к чертям принципы и моральные устои?!

Тишина стала чересчур интимной и чреватой взрывом, и Пол сказал:

— Мне нравится ваша семья.

— Правда? — Эбби подняла на него удивленное лицо.

Пол засмеялся, и Эбби ощутила, как у нее дрожит каждая клеточка. Как он это делает? Как умудряется одним только смехом привести ее в такое волнение? Наверное, у нее в организме явно чего-то не хватает.

— Мама привезла мне свое платье.

— Она ниже вас.

— Я имею в виду, платье, полностью сделанное ее руками. Между прочим, ее изделия продаются в Глазго и в Эдинбурге.

— Талантливая женщина.

Эбби молчала. В руках у Пола ей было так уютно, что говорить не хотелось — ни о семье, ни о Генри, ни о чем тревожном. Просто кружиться бы вот так в бездумном забытьи как можно дольше — и все.

— И вы его наденете?

— Даже не знаю, как поступить. Не хочется обижать маму, но, если я его надену… страшно подумать, что скажет Генри. Он этого не вынесет.

— И как же теперь Эбби быть? — с улыбкой спросил Пол и потерся щекой о ее волосы.

Хорошо, что сегодня днем вымыла голову и сполоснула травяным настоем маминого приготовления. От него волосы блестят и пахнут летним дождем.

— Не знаю, — честно призналась она, плывя в его объятиях и боясь нарушить такую зыбкую безмятежность.

Когда руки Пола обнимали ее, все проблемы казались разрешимыми.

Проблемы? Какие проблемы? Она выходит замуж за Генри, сестры обещали пристойно себя вести, а Пол после свадьбы уедет и… Ее пронзила такая боль, которую не снимут никакие таблетки.

— Наверное, нам пора вернуться к столу? — еле слышно спросила она.

— Оркестр еще играет. Да вы вся дрожите! Вам холодно?

— Пол, пожалуйста, не надо… — Эбби оглянулась, ища глазами Генри. Она и боялась, и надеялась, что он набросится на нее с обвинениями. В чем? Ну мало ли в чем! Хотя бы в неверности. Ведь каждая клеточка ее тела тянется к Полу и жаждет его ласк и поцелуев.

А Генри не смотрел в ее сторону. Он танцевал с Мей в другом конце зала, и даже на расстоянии Эбби чувствовала: неугомонная сестрица что-то замышляет.

Музыка кончилась, но Пол все не разжимал кольца рук.

— Эбби, а вы знаете, чего мне стоит сдерживаться и не целовать вас?

Закрыв глаза, Эбби застонала: ее уютный мирок безнадежно проваливался в тартарары.

— Пол, не надо!

— А знаете, что будет, если я вас сейчас поцелую?

— Прошу вас, не говорите так! — Она чувствовала, что сливается с раскаленным гранитом его тела, обжигаясь о каждую мышцу и каждое ребро. Ведь их разделяло всего несколько слоев тонкой ткани.

— А я скажу вам, что тогда будет, — продолжал он, не обращая внимания на ее слабые протесты. — Если я вас поцелую, мы оба загоримся и, превратившись в дым, поднимемся в облака. Не верите? Напрасно. А вот мы сейчас возьмем и проверим!

— Перестаньте! — Вырвавшись из его рук, Эбби смотрела на него, а он на нее.

Забыв об устремленных на них любопытных взглядах, они стояли нога к ноге, тяжело дыша, оба бледные, и пламя, полыхавшее в глазах Пола, отражалось в ее глазах. Собрав в кулак всю волю и самодисциплину, — спасибо бабушке! — Эбби выдавила из себя:

— Пол, не знаю, чего вы добиваетесь, но, прошу вас, прекратите. Для Генри и для меня это… это не шутки.

Пол ссутулился и вдруг стал выглядеть старше своих тридцати восьми лет.

— И для меня, представьте, тоже.

— Что вы хотите сказать?

— Я хочу спасти вас от чудовищной ошибки.

— Ничего подобного. Вы хотите меня смутить. Играете в какую-то непонятную игру для собственного развлечения. И в результате привели меня в такое смятение, что я уже сама не знаю, чего хочу. Пол, прошу вас, не надо так! И… и оставьте меня в покое!

Нет, ей только показалось, будто глаза у него потемнели от боли. Мужчины, подобные Полу Флинту, — крутые мужчины, знающие жизнь и умеющие получать от нее удовольствие, не станут переживать из-за кого-то, с кем знакомы меньше недели.

— Вы переживаете за Генри? — уже мягче спросила она. Ну конечно, в этом все и дело: он думает, будто она не подходит его другу. — Пол, поверьте, я буду ему хорошей женой. Может, сказочной любви у нас и не получится, но жить мы будем прекрасно. Мы с Генри достаточно зрелые люди и знаем, чего хотим. Так что мы…

— Эбби, ну и чего же вы хотите? — ласково перебил ее Пол, и его глаза впились ей в лицо.

— Чего я хочу? — переспросила она, стараясь потянуть время. — Я хочу… то есть мы с Генри хотим… Ну, с годами все мы моложе не становимся, и Генри говорит, что женатые мужчины живут дольше. Говорит, что по статистике в среднем…

Тут Пол отвернулся и вполголоса выдал целый поток ругательств. Эбби поморщилась, и он мрачно сказал:

— Ну раз такое дело, устраивайте ваши похороны, то бишь свадьбу.

И, скривив рот в горькой усмешке, ушел, оставив ее одну. С пылающим лицом, словно лунатик, Эбби пробралась в дамскую комнату. Проглотила оставшиеся две таблетки, сполоснула лицо холодной водой и накрасила губы коралловой помадой.

Она кое-как дотянула до конца вечера. Джун, как и обещала, не стала клеймить позором убийц коров и мучителей крабов. Мей не залезла на стол и не устроила стриптиз — и на том спасибо. Зато два раза вытащила Генри танцевать и запустила руки ему под пиджак, один раз потерлась носом об его галстук и один раз ткнулась головой в подбородок. Бедный Генри! Он терпеть не может, когда выставляют напоказ отношения.

Родители тоже были на высоте. Мама не предлагала никому читать судьбу по ладони, исследовать ауру и определять характер по почерку, а папа не пытался заключить сделку с персоналом кухни о поставке «райского чая». В целом вечер прошел успешно.

А в голове у нее молотом стучал вопрос: «Ну и чего же вы хотите, Эбби?».

Чего? Его! Она только и думает о том, как лежит голая в его объятиях, как прижимается к нему всем телом и как наконец узнает, что же это такое — экстаз, страсть, восторг любви…

Когда пришло время возвращаться домой, Пол любезно повез всю компанию на пикапе, а свою машину предложил Генри — чтобы он побыл с Эбби вдвоем. И на полпути домой на безлюдной стоянке неподалеку от церкви Эбби попросила остановиться.

— Генри, мы с тобой так редко бываем вдвоем, — тихо сказала она.

— Эбби, сегодня мы провели вместе всю вторую половину дня, — возразил Генри, включая одиннадцатичасовые новости радиостанции «Юго-Запад». — Не понимаю, чем ты постоянно недовольна.

Действительно чем? Эбби и сама хотела бы это знать. Ясно одно: что-то у них не так.

— Сегодня мы едва ли перемолвились словом. И ты даже ни разу меня не поцеловал. — Эбби выключила приемник. — Генри, может, поедем в отель и займемся любовью? Прямо сейчас.

— Эбби, да что на тебя нашло?

— Ты мне не ответил! — в отчаянии воскликнула она. Нет, ответил! И именно так, как и следовало ожидать. Эбби предприняла еще одну отчаянную попытку: — Генри, ну давай хотя бы поговорим об этом. Ты что, импотент?

— Эбби, я не намерен сидеть и выслушивать твои оскорбления!

— Не обижайся! — Она положила ладонь ему на руку. — Просто я хочу сказать, что даже если ты импотент, то это ничего не меняет. Ведь секс не самое главное для семейной жизни, верно? Если два человека по-настоящему нравятся друг другу, уважают друг друга и…

— Эбби, дело в том, что напряжение последних дней дает…

— Но ведь рано или поздно мы все равно этим займемся, — не слушая его возражений, продолжала она. — Я имею в виду то, чем занимаются все супруги. А если мы с тобой не собираемся этим заниматься, — она горько улыбнулась, — то зачем утруждать себя всей этой свадебной суетней? Зачем жениться, если у нас не будет детей? Можно остаться просто добрыми друзьями.

Генри шумно выдохнул и с необычной для него несдержанностью рывком ослабил узел галстука.

— Эбби, я вполне нормальный мужчина. И у меня такие же, как и у всех, потребности и, полагаю, такие же возможности. А тот факт, что я… что я не тороплю событий, говорит об уважении к тебе, а не о физической неполноценности. Уверяю тебя, как только мы поженимся…

— А зачем ждать? В наши дни большинство пар не ждут ни свадьбы, ни помолвки.

— Ты просишь отвезти тебя в отель и доказать, что я нормальный мужчина, прежде чем примешь на себя брачные обязательства? Я правильно понял? Хочешь получить гарантии, что я в состоянии… выполнять супружеские обязанности?

— Нет! — выпалила Эбби. — Дело совсем не в этом! Господи, ну как объяснить все ее страхи и сомнения человеку, который даже не пытается ее понять?

Скрестив руки на груди, Генри смотрел на нее, ярко освещенный светом прожектора церковной башни.

— Дорогая моя, с так называемой сексуальной свободой покончено. Как показывает опыт, она потерпела сокрушительное поражение. Лично я всегда верил в ценность семьи и института брака и полагал, что ты тоже в них веришь. Откровенно говоря, именно это и привлекло меня к тебе. В наше время мужчина должен быть очень осторожным.

— Понимаю. — Эбби усмехнулась. — Значит, по-твоему, мужчина должен быть опытным, это нормально, но в жены из соображений осторожности хочет взять девственницу, так? Ты это имеешь в виду?

Генри вздохнул и решил привести еще один аргумент:

— Нет, не это. Хотя, конечно, я не… Эбби, скажи мне, как бы ты смотрела в глаза своей семье, проведя ночь со мной в отеле?

— Моей семье? — округлив глаза, переспросила она. — Ты это серьезно? — Нет, в Генри есть что-то странное… Ведь она не с луны свалилась: многое слышала, о многом читала, а кое-что и видела, причем еще ребенком. А может, это она сама странная? Господи, как было бы хорошо, если бы она не сказала Генри «да», никогда бы не встретила Пола Флинта и вообще не мучилась бы этими дурацкими противоречиями!

Между тем Генри продолжал вещать:

— Эбби, а как бы ты смотрела в глаза моей матери, зная, что накануне свадьбы мы с тобой вели себя как пара безответственных, озабоченных сексом и невоздержанных подростков?

Мысль о встрече с леди Фэрфакс — неважно, при каких обстоятельствах, хотя бы после ночи необузданной страсти, будь то законной или нет, — произвела на Эбби отрезвляющий эффект. А что же будет, когда ей придется жить с ней под одной крышей?! Нет, это кошмар наяву!

— Ладно, забудь, — устало произнесла она. — Поехали домой. Прости, что завела этот разговор, просто я…

— Я все понимаю, дорогая моя. И не надо извиняться. Просто ты устала от всей этой суетни. Мы все от нее устали. Даже Пол. А тут еще твоя семья свалилась нам на голову!..

Можно подумать, его семья на голову не сваливалась! — возмутилась Эбби. Ясное дело, к ним у Генри отношение совсем другое. Они же свои люди. Скоро она выйдет замуж и тоже станет «своей».

Силы небесные! Что она делает?! Надо бежать отсюда, пока еще не поздно!



9

Все говорили одновременно, а Эбби стояла на пороге кухни и удивлялась, как ее угораздило попасть в такую странную полосу жизни. Ну и что же ей теперь делать: снова залечь в постель и впасть на несколько лет в летаргический сон или ввязаться в драку? Впрочем, есть еще один вариант — стать послушницей в каком-нибудь религиозном ордене. Предпочтительно в таком, где дают обет молчания.

От непосильных дум у нее разболелась голова. Это что-то новенькое… К болям в желудке она уже привыкла, а вот голова у нее раньше не болела.

— Эбби, у тебя есть лимон? — спросила Джун, вопреки семейным традициям предпочитавшая по утрам лимонад. — А где мерный стакан?

— Джон, если хочешь, чтобы я постирала твои шорты, брось в корзину с грязным бельем. Я собираюсь загрузить машину.

Отец послушно стянул мятые, отрезанные до колен джинсы, и Эбби вытаращила глаза на огненно-красные трусы в синих разводах — очевидно, один из не слишком успешных маминых творческих изысков.

Тяжелая как камень голова, в животе урчит, а тут еще милые родичи хозяйничают на кухне. Эбби подошла к буфету, заглянула в кувшин с арахисом: так и есть, осталось совсем чуть-чуть. И шоколадное молоко кончилось. Спрашивается, чем теперь завтракать?

Мама поднесла к носу кастрюльку.

— Душа моя, что это за навозная гуща?

— Пчелиный воск для…

— Эбби, надеюсь, ты не ешь эту гадость? — перебила ее Джун, потрясая коробкой с кукурузными хлопьями. — Никакой пользы! Одни пустые калории.

Мей перешагнула через корзину с грязным бельем и выхватила коробку у сестры из рук.

— Пустые? Значит, можно есть сколько влезет и ничуть не поправишься?

— Что за столпотворение? — спросила Эбби. Никто ее не услышал, и она повысила голос: — Я спрашиваю, какого черта вы все тут торчите? С ума можно сойти!

Наступила мертвая тишина. Все разом повернулись в ее сторону. Мама поморгала густыми русыми ресницами и ласково спросила:

— Душа моя, с тобой все в порядке?

— Перед уходом на работу Генри предложил нам позавтракать, но миссис Новотни так и не появилась, — объяснил отец.

— Трейси тоже очень занята, — вмешалась мама. — У нее в связи со свадьбой прибавилось хлопот. А сегодня она должна успеть привести в порядок все белье. Детка, а ты знаешь, что она Дева? И при этом, вообрази, Солнце, Луна, Марс и Меркурий. Бедная женщина!

Джун захлопала своими бесхитростными голубыми глазищами и обратилась к Мей:

— А что ты делала утром в комнате Генри? Держу пари, Эбби хотела бы знать, как тебя туда занесло. Правда, сестренка?

Но Эбби не стала больше слушать. Она ушла в спальню и закрыла за собой дверь. А примерно через полчаса вернулась — в свадебном костюме медового цвета и в бронзовых лодочках. В одной руке у нее была шляпная коробка и толстый конверт, а в другой чемодан, на плече старая кожаная сумочка. (Она так и не выбралась в магазин и не успела купить новую сумочку под цвет туфель.)

Стоически выдержав шквал вопросов и дождавшись, пока смолкнет гул голосов, Эбби сказала:

— Ешьте, что найдете, и вообще делайте, что хотите. А мне нужно срочно поговорить с Генри. И вот еще что: сегодня я домой не вернусь.

Отец нахмурился, Джун вытаращила глаза, Мей открыла было рот, но передумала. И только мама загадочно улыбалась и смотрела на старшую дочь так, словно хотела сказать: «Ну, что я говорила!».

* * *

Пола занесло далеко от Попларз-роуд. Он колесил уже несколько часов. Обычно он устраивал такие гонки, когда хотел прочистить мозги. И надо сказать, раньше этот метод действовал безотказно. Однако на этот раз ему предстояло справиться не с сюжетом, а с чем-то посложнее. И никакая езда ему не помогла.

Пол никогда не стремился быть святым — хотя бы потому, что это чертовски скучно. Но, узнав, каким низким, подлым типом он может стать при соответствующих обстоятельствах, был шокирован.

Прошлым вечером, вырвавшись из общества Джона Моргана, который битый час доставал его, рекламируя свои экологически чистые чаи, и милых дам, которые выстроились в очередь у дверей двух ванных комнат, Пол сумел-таки урвать пять минут для разговора с Генри. Он понимал, что момент не самый подходящий, но время поджимало.

Было уже поздно. За ужином Морганы воздали должное местному вину, что давало о себе знать, а Генри по непонятной причине был злой как сатана.

Может, его вывела из себя неугомонная стриптизерша: во время ужина она что-то страстно нашептывала ему на ухо. А может, всему виной папаша Морган, зудевший ему в другое ухо о преимуществах «райского чая». А может, бедолага Генри хотел в туалет, а Пол силком загнал его в спальню и заявил напрямик:

— Генри, ты не можешь жениться на Эбби.

— Прошу прощения, не понял?

— Хэнк, выслушай меня наконец! Пойми, она не хочет выходить за тебя замуж. Неужели ты не видишь?

— Нет, отчего же, прекрасно вижу! Просто наивно полагал, что ты изменился, а ты все такой же: ничуть не уважаешь чужую собственность. Ты по-прежнему…

И тут Пола прорвало.

— Черт тебя побери! Нет, это просто чудовищно! Приятель, она женщина! А не предмет мебели, который ты прикупил по случаю, поскольку он подходит к ковру в парадной гостиной! Эбби живая, а ты ее душишь! Да когда она с тобой, она даже дышать полной грудью боится — вдруг что не так сделает!

— Это она тебе сказала? — осведомился Генри.

— Ну что ты несешь! Да это и так видно!

— Значит, это Мей мутит воду?

— При чем тут Мей? — изумился Пол. — Хэнк, ты что, меня не слушаешь? Я говорю об Эбби. Оставь ее в покое, прошу тебя!

— Нет, это ты оставь меня в покое! — заявил Генри и, хлопнув дверью, выскочил из комнаты.

Мей? Что еще за бред? Старшая, Эйприл, еще куда ни шло. Она уже была замужем и, видно, снова готова отправиться на охоту. Но Мей? Она настолько далека от таких игр, что даже смешно думать об этом!

Однако, поразмыслив, Пол решил, что подозрения Генри не лишены оснований и довольно правдоподобны. Во всяком случае, для банального сюжета.

Когда Пол затормозил у особняка Фэрфаксов, занимался рассвет. Он проездил всю ночь. Ключ был там же, где его прятали двадцать лет назад. Пол тихо вошел в дом, на цыпочках поднялся по лестнице и провалился в сон на несколько часов.

* * *

Эбби еще ни разу в жизни не останавливалась в отеле. Одинокая школьная учительница должна быть экономной и уметь жить по средствам. А ее бюджет позволял всего лишь скромную комнатку в мотеле. Однако в последние дни она позволила себе выйти за рамки бюджета: один костюмчик цвета верескового меда потянет на такую сумму, которую она обычно тратила на всю одежду за год.

Ну и наплевать! Сегодня не тот случай, чтобы думать о деньгах. И утром, когда она будет оплачивать счет за номер из последних сбережений, не пожалеет ни об одном пенни.

Черт возьми, ведь это медовый месяц. Медовый месяц для нее одной. И не будет никакого съезда страховых агентов, чтобы он провалился! И у нее огромная кровать и ванная с джакузи размером чуть ли не с ее гостиную. Сейчас полежит в ванне, а потом завалится спать. Или закажет в номер еще одну пиццу, кока-колу и мороженое. И как только додумается, как пользоваться этим навороченным пультом управления, включит телевизор и станет смотреть кино для взрослых или низкопробную мыльную оперу. Ну а утром поедет домой и спокойно сообщит семье: извините, свадьба отменяется, так что, будьте любезны, уезжайте восвояси.

Эбби вздохнула и взяла из коробки еще один кусок пиццы.

* * *

Пол узнал, где Эбби, только в четыре часа дня, а в пять уже был в городе. Не так-то просто было выйти на ее след, даже с помощью всего клана Морганов и всезнающей секретарши Генри, которую Пол допросил первой.

— Извините, господин Флинт, но мисс Морган не сказала, куда едет. Передала конверт для мистера Фэрфакса, и все. Хотя скорее это был пакет.

— Пакет?

— Ну да. В конверте прощупывалась коробочка. Судя по размеру, с кольцом. Когда мисс Морган пришла, мистер Фэрфакс был на конференции и…

— Во сколько она была здесь? — в нетерпении перебил ее Пол.

— В двенадцать десять, — ответила суперсекретарша.

Не стесняясь в выражениях, Пол выругался. Черт! Никакой зацепки. Он уже допытывался у Генри, и тот, не вдаваясь в подробности, нехотя признался, что Эбби вернула ему кольцо.

Ну и что дальше? А дальше тупик. Обращаться в полицию? Дать объявление о пропавшем допотопном «моррисе» коричневого цвета с помятым правым крылом? Пол вспомнил, как Генри хвастался, что договорился насчет ремонта машины Эбби, пока они будут в Дартмуре; мол, сделает ей сюрприз, вернее свадебный подарок.

Боже праведный! Неудивительно, что невеста сбежала!

— Уходила она при полном параде, — сообщил утром Джон.

— А в руке у нее был чемодан, — дополнила Мэри.

— А еще она сказала, что завтра вернется, — завершила сквозь всхлипы Мей, размазывая по щекам макияж.

А ведь этой Мей есть из-за чего плакать! — кипятился Пол. Видно, Эбби узнала, что шустрая сестрица вешается на шею ее жениху, вот и сломалась! Хотя он на ее месте свернул бы шеи жениху с сестричкой!

Пораскинув мозгами, романист все-таки вычислил, где искать свою героиню, и отправился прямиком в отель Хелстона. И тут он снова наткнулся на стену.

— Да, у нас остановилась мисс Эбби Морган, — сказала сурового вида регистраторша. — Ее номер сообщить не имею права. Если она вас ждет, извольте, мы вас проводим к ней.

Пришлось наплести какую-то фигню и ретироваться. Ну и что теперь делать? И Пол решил позвонить своему литературному агенту. В конце концов, Джошуа такой ушлый тип, что наверняка что-нибудь придумает.

— Джошуа? Это Пол Флинт. У меня к тебе просьба. Как бы мне…

— Пол, куда ты запропастился? Я тебя третий день разыскиваю. Ты где?

— Я в Корнуолле, точнее в Хелстоне, и мне срочно нужно…

— Погоди! Когда ты сможешь приехать в Инвернесс? По-моему, нами всерьез заинтересовался Фостер, но пока мы не заключим с ним контракт…

— Джошуа, а ты не можешь заткнуться и выслушать меня? Я хочу, чтобы ты сделал для меня всего один звоночек! А я даю слово послезавтра предстать пред твои ясные очи. Старик, это вопрос жизни и смерти. — Для пользы дела можно и приврать, ведь не зря он популярный романист!

— Послушай, ненаглядный мой, ты мне нужен живым, причем уже завтра. Опоздаешь — пеняй на себя. Договорились?

— Черт с тобой, твоя взяла!

Час спустя, нацепив для таинственности темные очки, Пол снова не спеша вошел в отель и, убедившись, что на месте суровой регистраторши сидит юного вида особа, подошел к ней и спросил:

— Будьте любезны, вам должен был позвонить мой агент мистер Джошуа Циммерман, а моя секретарша… мисс Морган приехала пару дней назад. Вы не подскажете, в каком номере ее разместили?

— Мисс Морган? — Девица опустила глаза и провела пальцем по списку. — Да, у нас, но она прибыла только сегодня утром.

Пол сгреб рукой роскошную шевелюру — этот проверенный временем жест действовал неотразимо на всех представительниц слабого пола — и, изобразив на лице глубокую печаль, воскликнул:

— Какая жалость! Видно, не успела на рейс в Инвернессе… И теперь нам не удастся наверстать… — Он махнул рукой с видом христианского всепрощения и продолжил: — Ну да ладно, это не ваша вина. Будьте любезны, пришлите к ней в номер кофе, ну и еще свежие «Таймс» и «Обсервер». И вот еще что: репортерам обо мне ни слова. Договорились? — И Пол, приспустив на нос очки, смотрел на девицу до тех пор, пока та не заерзала.

— Разумеется, мистер Флинт. Сию минутку. Я все поняла: кофе, «Таймс» и никаких репортеров. — Она улыбнулась особенно мило. — Мистер Флинт, а вы не могли бы дать мне автограф? Для моей мамы. — Девица понятия не имела, кто этот нахальный тип, но на всякий случай решила не упускать шанса.

— С удовольствием! — Пол подавил смех и неразборчиво нацарапал свою фамилию на бланке отеля, кивнул посыльному и прошествовал к лифту.

Перед дверью номера отпустил посыльного, дал ему чаевые — достаточно большие за такую услугу, но не слишком, чтобы вызвать подозрения, — и толкнул плечом дверь.

Остановившись на пороге, в одной руке темные очки, в другой потертая летная сумка, Пол смотрел на фигурку в мятой розовой пижаме, сиротливо сидевшую посреди огромной кровати перед почти пустой коробкой пиццы. Стрелка кондиционера указывала на арктический мороз.

Эбби плакала. Слезинки в два ручейка бежали по веснушчатым щекам. На ней была та же самая пижама, в которой Пол впервые увидел ее и оценил. Отвернувшись от экрана телевизора, сообщающего прогноз погоды, Эбби подняла на него красные от слез глаза. И внезапно Пол почувствовал, что и сам чуть не плачет.

— Эбби! — охрипшим от волнения голосом проговорил он. — Солнышко…

— Это нечестно! — выдохнула она и вытащила из кармана смятый бумажный платок. — Как вы меня нашли? Уходите, пожалуйста!

Пол бросил сумку и очки на ближайший стул и подошел к кровати. Она отвернулась и уставилась на экран. Кончик носа у нее покраснел, губы побледнели, а на подбородке виднелась полоска засохшего томатного соуса. Эбби явно замерзла. Милая картина — веснушки на гусиной коже.

Пол подошел к кондиционеру и передвинул стрелку на норму. Адреналин в крови зашкаливал, и он ощутил резкий упадок сил, как после успешно выполненного боевого задания. Итак, он ее нашел. Что дальше?

Какого черта! Спрашивается, что он в ней нашел?! Он знал десятки женщин гораздо красивее Эбби Морган. А на одной даже женился. Многие из этих дамочек были и интереснее, и умнее, не говоря уже о том, что намного успешнее в жизни. Хотя все зависит от того, что подразумевать под успехом…

Каким образом Эбби Морган сумела проникнуть ему в самое нутро? И даже влезть в его сны? С тех пор как Пол поцеловал ее, он постоянно пребывал в полу возбужденном состоянии, чего с ним не случалось уже много лет!

— Леди, что же вы со мной сотворили? — пробормотал он себе под нос. — И что нам теперь с этим делать? — Он покачал головой, достал носовой платок и, подойдя к кровати, осторожно стер ей с подбородка соус от пиццы.

Эбби глубоко вздохнула и попыталась напустить на себя крайне независимый вид. Будь она не в старой пижаме, да еще в той самой, в которой она впервые столкнулась с Полом Флинтом, у нее бы это лучше получилось. А ведь в чемодане у нее новая красивая ночная сорочка! Она привезла с собой весь свой гардероб. И вообще, собиралась надеть свадебный наряд — это был бы некий символический жест. Но когда она съела три четверти огромной пиццы и двойную порцию шоколадного пломбира, приправленного орехами и вишней, у нее пропало всякое желание наряжаться в новый костюм. (А может, она в него и не втиснулась бы.)

— Уходите. Я не хочу вас видеть. — И она бесстрашно взглянула ему в глаза.

— Врете.

— А вы слишком много о себе воображаете! — Глаза резало от слез, и Эбби пребольно ущипнула себя и дала обет ущипнуть еще больнее, если уронит еще хотя бы одну слезинку. Она не нытик. Хватит! Что сделано, то сделано.

— Солнышко, что случилось? Позвольте мне вам помочь.

— А с чего вы взяли, будто мне нужна помощь? У меня все в порядке.

— Не сомневаюсь, — ласково сказал он, продолжая стоять над ней как ястреб, стерегущий свою добычу.

— Ну ладно! Да, я наломала дров, заварила кашу и все такое! И вообще, ничего не умею и ничего не могу сделать как надо. Зато теперь я хоть что-то сделала!

Пол не мог с ней согласиться: она сделала все отлично. Прощальное «прости» Генри, «привет» своей семье и на закуску провозглашение независимости. Блестяще! Он гордился Эбби и, к собственному удивлению, вовсе не был удивлен.

— И что же, например, вы не умеете делать? — осторожно полюбопытствовал он.

— Ничего! — Эбби развела руками. — Хотела принять ванну, да и то побоялась: вдруг ударит током? Ведь я еще никогда не пользовалась джакузи. И не могу сообразить, как работает этот чертов пульт, а еще я всегда терпеть не могла электронные часы! — Выпалив все это взахлеб, она потупилась, стараясь не смотреть на Пола в черных узких джинсах и полотняной рубашке с расстегнутым верхом.

— Мадам, вам повезло: я весь к вашим услугам! — Пол чарующе улыбнулся. — Думаю, с телевизором и электронными часами я справлюсь. И даже с джакузи.

— Да, вы мастер на все руки! — угрюмо пробормотала она. — Однако я вас на свой медовый месяц не приглашала. И вообще, у меня нет настроения общаться, так что не смею вас больше задерживать.

— Медовый месяц? — переспросил Пол и сел на уголок кровати.

Эбби вытерла мокрые глаза и засунула бумажный платок в нагрудный карман, тем самым приковав внимание Пола к тому волнующему обстоятельству, что под пижамой у нее ничего нет. Пришлось какое-то время изучать узор на стеганом покрывале — чтобы привести себя в чувство.

— А что, по-моему, неплохо придумано, да? Раз я не еду в Дартмур, почему бы не устроить себе отпуск до начала занятий прямо в Хелстоне? — Эбби судорожно, со всхлипом, вздохнула и пожалела, что не прихватила из ванной всю пачку носовых платков. Да, всего не предусмотришь! — Нужно же мне побыть одной, чтобы привести в порядок мысли. Логично?

— А что случилось с Дартмуром?

— Вы и так все знаете. — Она подозрительно покосилась на Пола.

— Знаю.

Пол покосился на пустую вазочку из-под мороженого, на коробку с пиццей, опустевшую на три четверти, и взял себе ломтик. Пицца была холодная, но он никогда не отличался привередливостью.

— А вы всегда так едите? — спросил он, прожевав и проглотив кусок. Соус был ужасный, тесто сухое. — Неудивительно, что ваш бедный желудок не выдержал.

— Желудок у меня в полном порядке.

— Знаю.

— Но вы сами только что сказали…

Пол отложил недоеденный кусок и, взяв ее ладонь, осмотрел ссадину на среднем пальце левой руки.

— Эбби, я с самого начала знал, что вас мучает. И даже начал побаиваться: вдруг вы не успеете вовремя принять решение.

Чувствуя, как стремительно тают в ней силы сопротивления, Эбби вздохнула.

— Я тоже, — шепнула она.

— Хотите об этом поговорить?

— Тут говорить не о чем.

— Значит, вы все поняли? — Пол взглянул на нее и замолчал, не желая на нее давить.

— Я поняла, что не люблю Генри. Значит, было бы нечестно выходить за него замуж. Я не смогла бы стать для него хорошей женой. А ведь он, как и все, заслуживает счастья.

— Вы правы. Думаю, хорошей женой вы для него не стали бы.

Эбби скользнула взглядом по его загорелому лицу, заглянула в его удивительные глаза, от которых у нее все внутри теплеет, а по спине бегают мурашки.

— Кроме того, я не подошла его матери. Генри сказал вам? Я так и написала в записке, которую отдала его секретарше вместе с кольцом. Мол, вряд ли миссис Фэрфакс будет счастлива, живя с нами под одной крышей.

— Мудрое решение. — Пол отвел глаза и прикусил губу, чтобы не рассмеяться.

— А вы когда-нибудь задумывались над тем, к какой среде принадлежите? — спросила Эбби.

— Нет, я об этом не думаю. И никогда не думал.

— А вот я все время об этом думаю, — с тоской призналась она.

В комнате стало заметно теплее, но Эбби, похоже, еще не согрелась. Она сидела, обхватив себя руками, на огромной кровати и казалась похожей на несчастного перепуганного ребенка и на желанную женщину — правда, завернутую не в самую привлекательную упаковку.

Пол решил, что для начала он утешит ребенка, а потом займется женщиной. Он встал и молча скрылся в ванной. Эбби услышала шум воды. Она вытащила из пиццы маслину и пожевала ее. Потом достала из кармана мятый бумажный платок и вытерла пальцы. Пальцы остались липкими.

Какой позор! Даже не сумела достойным образом устроить медовый месяц для одной-единственной персоны!

Журчание воды в ванной приобрело новый тон, и через миг на пороге появился Пол и, отвесив поклон, возвестил:

— Мадам, ванна готова.

— А это не опасно для жизни?

— Не извольте беспокоиться! Температура воды отличная, и током вас не ударит — чтоб я сдох! Поверьте бывшему летуну на слово.

Пол сидел в номере, слушал журчание воды и мысленно рисовал картину: Эбби сбрасывает на пол пижаму, пробует воду ногой… Внутренним взором он видел, как ее восхитительная попка приближается к водовороту в ванне, как Эбби закрывает глаза и склоняется к горячему потоку, щекочущему ее нежную кожу, как острые розовые соски…

— Господи, помоги! — буркнул он, подошел к окну и уставился на голубя, разгуливавшего по карнизу. Вот к нему присоединился другой, и они сладко заворковали. — Черт! — Пол отскочил от окна и, засунув руки в задние карманы джинсов, принялся мерить шагами комнату.

Минут через пятнадцать он негромко постучал в дверь ванной.

— Эй, есть там кто живой? Я заказал кофейник горячего кофе для себя и кувшин горячего шоколада для вас, а еще бутылку вина. Для поднятия духа. Кстати, на двери ванной висит банный халат.

— Как мне сладить с этой штуковиной? Что куда повернуть?

— Вы и вправду хотите, чтобы я вошел и показал? — Одно слово — и его самолет уйдет в пике. Однако слова не последовало. — Вылезайте, надевайте халат и выходите. Я сам все сделаю. — За такие муки его надо причислить к лику святых еще при жизни.

Через десять минут Эбби сидела в кровати, облокотившись на гору подушек, с бокалом вина, а забытый горячий шоколад остывал перед ней на столе. Она согрелась, расслабилась и чувствовала себя в безопасности. И даже если это блаженное ощущение было всего лишь следствием выпитого вина, все равно она им наслаждалась на полную катушку.

Пол задумчиво крутил ножку бокала в своих больших сильных руках. Вдумчивый по природе, он наконец выбрал нужный подход.

— Какого черта вы решили, что если вы с Генри добрые соседи, то и супруги из вас выйдут не хуже? Да вы уже через месяц вымотали бы друг другу все кишки!

Пожалуй, крутовато. И вообще, долготерпение никогда не входило в число его главных добродетелей. А тут еще этот халат! Хотя он и толстый, но слишком просторный: то и дело приоткрывает то одно, то другое… Оставалась голой шея, и Пол видел холмик груди как раз там, где проходила демаркационная линия и где кончались веснушки. А если добавить к этому, что Эбби пахла душистым мылом, солнцем и женской сладостью, а веки у нее начинали закрываться, то Полу оставалось лишь уповать на свои добрые намерения.

— Зачем вы согласились выйти замуж за Генри? — уже спокойно спросил он.

— Наверное, из-за бабушки. Она была… У нее были… Можно сказать, у нее были очень высокие стандарты. И она Генри одобрила бы.

— В качестве мужа для вас? — Пол усмехнулся. — Ну это вряд ли! Ведь она вас прекрасно знала.

Пол снова наполнил бокал Эбби, и слово за слово она рассказала ему про свое детство в коммуне хиппи, где росла на воле как цветок. Рассказала и о том, какой пугающей бывает свобода, когда она ничем не ограничена.

— Вокруг все только и говорили о любви, но не думаю, что хиппи так уж любили друг друга. Порой мне хотелось сказать: вон тот лжет, а вот эта совсем не такая, какой хочет казаться… Но я не могла: ведь мы были одной большой семьей.

Эбби нахмурилась, а Пол, к собственному неудовольствию, обнаружил, что даже морщинки на ее веснушчатом лбу могут его возбуждать. Он повернулся, чтобы не видеть ее прямо перед собой, и попробовал подумать о чем-нибудь отвлеченном. Черт! Старается быть ей другом, а сам только и думает о том, как бы прижать ее к себе и слиться с ней воедино, а потом можно и умереть!

— Знаете, когда я была маленькой, я даже думала, что меня украли у настоящих родителей. Теперь я знаю, что многие дети рано или поздно проходят через такие сомнения.

— Вы очень похожи на Мэри, — пробурчал Пол. — И когда доживете до ее возраста, будете такой же красивой.

Эбби улыбнулась.

— И все же я все время чувствую себя вроде как… будто я ничья. — Она вздохнула и отпила глоток вина.

А когда облизнула губы, Пол закрыл глаза. Ничья? — мелькнула жаркая мысль.

Он вздохнул и, напустив на себя рассеянно-небрежный вид, сбросил туфли и лег на край кровати. Закинул руки за голову и попытался убедить себя самого, что Эбби просто случайная знакомая и что он, черт его побери, вовсе не влюблен в нее до безумия. Ничего не вышло.

Они лежали и говорили обо всем: о ее семье и о том, как она переехала жить в Северную Ирландию к бабушке, которая так и не простила дочь, сбежавшую из дому в восемнадцать лет.

— Не знаю, оформили предки брак или нет.

— Думаю, для них это значения не имеет.

— А для миссис Фэрфакс? — Эбби усмехнулась, а потом рассмеялась. — По-моему, она жутко рада, что я больше не угрожаю благополучию ее драгоценного Генри. Вряд ли я ей понравилась.

— Добро пожаловать в клуб угрожавших благополучию Генри! — хмыкнул Пол. — Эбби, а почему вы решили учить детей?

— Бабушка была школьной учительницей. Она ушла на пенсию вскоре после того, как я переехала к ней. У нее был артрит. А я очень скучала без Джун, Мей и Эйприл. И еще мне нравилась упорядоченная жизнь. Думаете, это глупо?

— Вовсе нет. — Особенно для ребенка, который начал свою жизнь в коммуне хиппи, мысленно добавил он. — Ну и как, довольны своим выбором?

Отпив глоток вина, она кивнула:

— Вполне.

И то слава Богу! Хотя, если откровенно, на преуспевающую и довольную жизнью женщину она не слишком похожа. А на большую любительницу упорядоченной жизни и того меньше.

— Мой отец был военным летчиком, — помолчав, сказал он. — Я его не знал. Он погиб в тренировочном полете за полгода до моего рождения. Незадолго до этого мама поступила в колледж. Они собирались пожениться, когда он приедет в отпуск, а он разбился. Мать бросила учебу и устроилась на работу в лабораторию. Платили какие-то гроши…

Каким-то образом рука Эбби забралась в ладонь Пола и уютно расположилась в ней теплым сжатым кулачком.

— Могу себе представить, — с сочувствием вздохнула она.

Пол пожал плечами. Он даже не мог вспомнить, когда последний раз не то что говорил, а думал об этом. Бывшая жена никогда не интересовалась его детством.

— Маме помог ее брат. Когда ей стало трудно работать из-за беременности, она переехала к нему жить. Но, надо думать, его жена не пришла от этого в восторг и постаралась ее выжить. При первой возможности мать переехала в Хелстон и начала работать в офисе. А когда мне исполнилось пять, переквалифицировалась в официантки. В ночном баре платили гораздо больше, да и днем она бывала дома. Мы переехали во флигель особняка Фэрфаксов и прожили в нем, пока я и Генри не окончили школу. Конец истории.

— Вы говорили, что ваша мама…

— Мама умерла пять лет назад. У нее был рак молочной железы. Болезнь оказалась запущенной. — Пол сказал об этом совершенно спокойно, будто и не убивался вовсе у ее постели и еще долго после ее смерти не мог прийти в себя.

— И у вас больше нет родственников?

— Никаких. — Раньше Пол не особенно расстраивался на этот счет. Черт возьми, ведь для человека так естественно переживать минуты одиночества.

Вот и сейчас он внезапно ощутил… Нет, это что-то другое. От одиночества становится тоскливо на душе. А рядом с Эбби он ощутил нечто вроде ностальгии или меланхолии. Словно солнечный луч, она пробилась в его душу и осветила все ее уголки, так давно обходившиеся без света, что Пол со временем привык к темноте.

Эбби отпила еще глоток вина. Ее голова чуть-чуть подвинулась и легла ему на плечо — легко и естественно. И чего уж естественнее — его рука обняла ее за плечи и притянула к себе.

— Обычно я не такой болтливый, — пробормотал он.

— Я тоже, — призналась она. — Во всяком случае, я редко говорю о… о личном.

— Вы имеете в виду о том, почему вас отправили жить к бабушке?

Эбби молчала так долго, что Пол уже не надеялся услышать ответ. Интуиция подсказывала ему важность момента. Камень, лежавший у нее на душе все эти годы, чуть не привел ее к чудовищной ошибке.

— Я еще никому об этом не рассказывала, — спокойным и решительным голосом прервала молчание Эбби. — Однажды к нам в коммуну пришел один мужчина. Мне тогда было одиннадцать, и у меня… ну вы понимаете… я начала меняться.

Пол сжал пальцы в кулаки и бесстрастным тоном уточнил:

— То есть у вас появилась грудь и все такое?

— Вроде того, — промямлила она. — В общем, мне было неловко рядом с ним. Хотя он никогда ничего не делал. Только как-то странно смотрел на меня. И все время мне улыбался.

Вот подонок! Пол легко представил себе, как этот гнусный тип действовал на застенчивую девочку. Почему-то его ничуть не удивило, что он может проникнуться чувствами девочки, хотя с ним ничего подобного в жизни не случалось. Может — и все тут. Он может понять чувства Эбби-ребенка, чувства Эбби-женщины и может проникнуться чувствами Эбби через пятьдесят лет!

Пол начал беззвучно ругаться, а Эбби положила свободную ладонь на их переплетенные руки и заглянула ему в глаза.

— Ничего страшного не случилось. Честно, не такая уж я и беззащитная, вы же знаете. Это было ночью, хотя фактически ничего не произошло. Так вот, в ту ночь все взрослые были на поляне, а Шон спал с нами. Все дети спали в одном помещении. Я проснулась и почувствовала его руку у меня на… Короче, я толкнула локтем Эйприл, она закричала и разбудила всех остальных. И он ушел. А наутро родители поехали в город звонить бабушке, а потом отвезли меня к ней насовсем.

Пол напряженно молчал. Почувствовав его напряжение, Эбби заставила себя хохотнуть и продолжила:

— А потом началось такое, что жутко вспомнить! Сначала я бабушку терпеть не могла. Она заставляла меня каждый день мыться в ванне. По утрам я должна была есть мерзкую овсянку, а если не хотела доедать до конца, приходилось выслушивать рассказы о несчастных голодных сиротках.

— И как вы только выжили? — пробормотал Пол. Он всего лишь тянул время, и больше ничего. Близость Эбби довела его до точки кипения. Нет, это уму непостижимо! Как обычный интерес к женщине за неделю превратился в нечто столь мощное, что жизнь без нее представляется чуть ли не адом?

Теперь, когда он нашел ее и когда она свободна, главное не спешить. Он будет идти к Эбби шаг за шагом, давая ей шанс разобраться в грузе прошлого и полностью освободиться от него.

— Как я выжила? — со смешком повторила Эбби, и Пола снова кинуло в жар. — Выжить-то я выжила, только, боюсь, не без потерь. — Она улыбнулась ему, и сердце у него помчалось вскачь. — Скажите откровенно, а вам не кажется, что у тридцатилетней девственницы Эбби Морган просто съехала крыша?



10

Молчание тянулось вечность. У Эбби запылало лицо. Пальцы, судорожно вцепившиеся в край махрового халата, нервно подрагивали.

— Эбби, вы опять от меня ускользаете?

— Неужели я это сказала? Не могу поверить…

— Которая Эбби не может поверить? Эбби-цветок или Эбби-учительница?

— Обе. — И она начала отодвигаться от него.

На этот раз Пол притянул ее к себе, уже не церемонясь. Ей же лучше — можно спрятать лицо, уткнувшись ему в грудь.

Сказать такое! Теперь понятно, почему она раньше никогда не пила алкоголь. Вовсе не потому, что ей не нравится. Просто от вина все запреты теряют силу.

— Пожалуй, выпью кофе, — пролепетала Эбби, освобождаясь и пытаясь выскользнуть из кровати, минуя его руки.

Но Пол снова обхватил ее и прижал к себе — грудь к груди, щека к щеке.

— Никакой кофе вам не нужен. По-моему, вам нужно совсем другое. — Пол точно знал, что ей нужно. Ей нужен он. Эбби нужен мужчина, который любил бы ее так, чтобы она чувствовала себя свободной, и который сам бы нуждался в ней. Ей нужен мужчина, и такой терпеливый, чтобы мог подождать, если она того захочет. Только лучше, чтобы она этого не захотела, потому что еще немного — и ему будет не до деликатностей! — Эбби, солнышко, послушайте меня! — прогудел он у нее над макушкой.

Она дышала ртом, и он чувствовал сквозь рубашку ее разгоряченное дыхание. Господи, ну как бы ему так раздеться, чтобы не вспугнуть ее? Тут нужна особая тонкость, черт побери! Впервые в жизни Пол понял разницу между любовью и сексом: ведь он ждал от Эбби не только секса. Нет, конечно же и секса тоже. Но еще и многого другого. Во всяком случае, большего, чем мимолетный трах.

— Вы дрожите, — шепнула Эбби, отстранившись и заглядывая ему в лицо.

— Верное наблюдение, — сдержанно согласился он.

— Вам холодно?

— Скорее наоборот. Солнышко, а вам не мешает эта штуковина? — Господи, как же ему мешает этот чертов халат!

Эбби отодвинулась чуть дальше, ворот соскользнул, обнажив плечо и часть груди. Еще чуть-чуть — и о тонкостях придется забыть! Пол осторожно потянул за пояс халата.

— Знаете, вообще-то, у меня крыша на месте. Просто последнее время…

Пол осторожно уложил ее в постель и, прижав палец к ее губам, сказал:

— Я не психиатр, но, по-моему, знаю, в чем ваша беда. Нельзя угождать всем и во всем. Ничего путного из этого не выходит. В результате просто выжмешь себя как лимон и станешь посредственностью.

— По-вашему, я посредственность?

Лицо ее приняло такое обиженное выражение, что у Пола защемило сердце. Он покачал головой, склонился над ней, а она все смотрела на него своими ясными янтарными глазами.

— Нет, душа моя! — Он нарочно обратился к ней так, как называла ее мать. Ведь Мэри ее тоже любит. — Нет, ты не посредственность и крыша у тебя на месте. И если позволишь, то я… то очень скоро уже не будешь девственницей.

Пол чувствовал, как отчаянно трепыхается сердце у нее в груди. Опершись на локоть, он положил руку ей на грудь. Не обнял, не приласкал — просто положил руку туда, где бьется сердце.

— Душа моя, это не страшно. Обещаю, мы не зайдем дальше, чем ты того захочешь. Доверься мне, я не причиню тебе боли.

Глаза у нее стали огромными. Он приблизил к ней лицо — и все веснушки слились в одно сплошное пятно цвета карамели, а потом их губы слились.

Никогда не причинять ей боли… никогда. Любимая женщина… Господи, как же он ее любит!

Как только его язык проник к ней в рот, Эбби почувствовала, что распадается на части. Каким-то образом она уже оказалась без халата, и Пол прижал ее спиной к прохладной простыне. Когда его тяжелое горячее тело оказалось на ней, никаких мыслей в голове не осталось. А зачем ей мысли? Она и так знает: ее чувства не лгут. Стоит этому мужчине прикоснуться к ней пальцем, и она теряет всякую власть над собой. И так было сразу, с той памятной ночи на веранде.

При одной лишь мысли о нем — не то что взгляде или прикосновении! — с ней творилось такое, о чем раньше она и помыслить не могла.

Сердце рвалось из груди. Пальцы впились в упругие мышцы его спины, стараясь прижать к себе покрепче. Втянуть его в себя, сделать своей частью, неотличимой и в то же время такой удивительно другой!

Его рот на ее губах — такой твердый и такой невероятно нежный… Его неповторимый вкус проник ей прямо в кровь, опьяняя сильнее самого дорогого шампанского.

Такого с ней никогда не бывало прежде. Когда Эбби почувствовала его руку у себя на груди, когда его пальцы коснулись набухших от возбуждения сосков, она чуть не задохнулась. Но ее рот был во власти его губ и его языка, и дыхание вырвалось из нее глухим стоном.

— Мешает одежда, — пробормотала она, когда его губы спустились ниже и принялись ласкать ей шею. Она закинула голову, чтобы ему было удобнее.

Пол нащупал пуговицы на рубашке.

— Уверена? — Прерывисто дыша, он рывком стянул рубашку, швырнул в сторону и, расстегнув пряжку ремня, взялся за молнию джинсов.

Оставшись в трусах, Пол смутился. Трусы у него были дикой расцветки: желтые, с тропическими синими рыбками… Господи, угораздило же его нацепить такое уродство! А вдруг она подумает…

— А у тебя симпатичное белье, — заметила Эбби.

От неожиданности Пол вытаращил глаза и засмеялся. Сколько разных женщин перебывало у него в постели и сколько разных глупостей он выслушал в такой вот момент, но слово «симпатичное» применительно к его нижнему белью прозвучало впервые.

— Душа моя, ну раз эти трусы тебя не шокируют, подожди немного и ты увидишь и мои любимые с синими птицами и алыми розами.

Но все, шутки в сторону. Пол стянул трусы и повернулся к Эбби лицом. Да, это покруче тропических рыбок на желтом фоне! У нее был такой ошарашенный вид, что Полу в первый момент пришло в голову натянуть на них обоих простыню до подбородка, но он передумал. Пусть привыкает! Это ей не азы элементарной биологии на основе цветков и пчелок.

— Эбби?

Ей удалось отвести взгляд от его инструмента в полной боевой готовности и посмотреть ему в лицо.

— Душа моя, обещаю, мы не сделаем ничего такого, что было бы против твоей воли. Только ты должна знать, что я… то есть ты… Черт! Короче, если хочешь, чтобы я ушел, то лучше сразу так и скажи. Потому что еще чуть-чуть — и я за себя не ручаюсь.

Эбби распахнула глаза, и Пол без труда прочел в них все ее страхи. Но увидел в них и желание. Она тянется к нему и в то же время боится себе в этом признаться. Боится всех бабушкиных запретов. Боится полузабытого происшествия в детстве. А может, боится своих ночных кошмаров?

— Эбби, ты же знаешь, что сейчас случится? То есть представляешь, как это происходит. Как говорится, — знакома с техникой дела.

Она кивнула, неотрывно глядя Полу в глаза. Видно, боится отвести взгляд из страха увидеть все остальное. И его захлестнула волна нежности. Это сочетание щемящей нежности и сексуального возбуждения было для него внове.

— Знаешь, а ведь я, можно сказать, тоже девственник, — улыбнулся он. — Во всяком случае, сейчас именно так себя ощущаю.

Эбби посмотрела через его плечо на другую стену и увидела в зеркале загорелую спину, плечи, мощные ноги, покрытые темными волосками. Ступни у него были узкие, а подъем высокий. Мама бы сказала, что это признак породы или еще чего-нибудь…

Эбби с интересом изучала в зеркале и свое отражение, по крайней мере видимые части. Две веснушчатые ноги с тонкими лодыжками и острыми коленками в синяках… А из-за широкой загорелой спины выглядывает голое плечо, розовое от возбуждения веснушчатое лицо и копна спутанных, выгоревших на солнце волос.

Боже праведный! Она в отеле, голышом, в постели с мужчиной, которого знает меньше недели и вот-вот займется с ним любовью! Да, это она, Эбби Морган. И если раньше она лишь подозревала, что у нее мозги набекрень, то теперь никаких сомнений на этот счет у нее не осталось.

— Я знаю, как это делается… То есть, конечно, не все, но по крайней мере позу миссионера. И еще знаю, что первый раз будет больно, но ведь это еще никого не останавливало. Все этим занимаются… Значит, все не так страшно.

Она говорила с запинкой и так смущалась, что у Пола сердце разрывалось от сочувствия.

— Послушай, солнышко, что я тебе скажу. Придется мне восполнить твое не слишком разностороннее образование. Так называемая поза миссионера имеет свои достоинства, но для первого раза… Короче, есть разные теории относительно того, как это лучше сделать.

— Но ведь ты все знаешь? — Она лежала, наполовину прикрытая его телом, положив ему руки на плечи.

— Нет, не все. Эбби, я не строю из себя девственника, но пойми… Я впервые испытываю такие чертовски нежные чувства, а это меняет все дело. Я хочу доставить тебе такое наслаждение, чтобы ты поняла, почему вокруг этого самого дела столько много шума.

И чтобы ты хотела меня снова и снова, добавил он про себя. Пока мы не состаримся и сможем ласкать друг друга только руками и делиться теплом сладостных воспоминаний.

Он хотел, чтобы отсчет их воспоминаний начался с сегодняшнего дня. А еще больше хотел просто любить ее — сейчас, сию минуту и до тех пор, пока у них обоих не останется сил встать с кровати. А потом, набравшись сил, любить ее снова.

— Все начинается вот здесь. — И он положил ладонь ей на голову. — Потом спускается сюда. — Рука скользнула по всему телу и остановилась на светло-русом бугорке. У Эбби перехватило дыхание, и Пол тут же убрал руку. — Ну а потом, — продолжал он, медленно скользя ладонью по плоскому упругому животу и остановившись под левой грудью, — если повезет, остается здесь. В сердце. Ну или в душе, как кому больше нравится. Понимаешь?

— По-моему, да.

— Итак, все начинается в голове. — Положим, раньше у него все начиналось и заканчивалось совсем в другом месте. — Потом переходит в следующую фазу, назовем ее либидо, или, если угодно, сексуальным влечением, и тело реагирует на это влечение, как ему и положено. — Хотеть женщину, добиться ее и наслаждаться ею, пока есть такое желание. По крайней мере для него раньше все развивалось именно по такому сценарию. — Но в редких случаях, — прерывисто зашептал он, — когда встречаются два человека, созданные друг для друга, это кончается здесь. В сердце. И это венец всему. — Пол обхватил рукой ее грудь и приник ртом к розовому соску.

Эбби показалось, будто ее пронзило молнией. Она схватила его за голову, пальцы впились в копну теплых, волнистых волос, нащупали уши — не большие и не маленькие, а такие, как надо. Совершенные уши. Как и весь он. С резкими неправильными чертами лица, с кривой ухмылкой и зоркими насмешливыми глазами, он был так совершенен, что она никак не могла поверить в свою удачу.

Какой бы неопытной ни была Эбби, она чувствовала: Пол ее хочет и она ему нравится. А может, он даже любит ее, как и она его.

Эбби не успела додумать, как относится к ней Пол, потому что его поцелуи ласкали все ее тело, вызывая дикую жажду чего-то смутно осознанного.

Пол терпеливо, искусно и с величайшей нежностью разжигал в ней костер, снова и снова раздувая пламя, а Эбби стонала от сладкой муки и лишь твердила в забытьи его имя. Он из последних сил сдерживал себя, опасаясь, как бы развязка не наступила слишком быстро.

Эбби любит его. Теперь он в этом не сомневался. И она доверяет ему, а раз так, все пойдет как надо!

Пол снова навис над ней. Обессилев от ласк, Эбби смотрела на него туманными от желания глазами и прерывисто дышала.

— Сядь, — приказал Пол.

— Не могу, — шепнула она. — У меня нет сил.

— А я тебе помогу. — Он лег на спину и, перекатив ее на себя, помог сесть верхом ему на бедра.

Ее руки безвольно лежали у него на плечах, голова клонилась набок — как слишком пышный цветок на тонком стебле. Блаженная улыбка блуждала по лицу.

— Эбби, солнышко мое… — Он взял ее ладонь и положил себе на возбужденную плоть. А когда ее нежные пальчики начали свое исследование, стиснул зубы. На столике у кровати лежала упаковка презервативов. Черт, почему он не додумался надеть эту штуковину заранее! От ее прикосновений он вот-вот кончит! — Ну все, хватит слов! — сквозь зубы процедил он. — Сейчас перейдем к следующей стадии, хорошо?

Она кивнула. И Пол не сомневался: за то блаженство, которое он ей доставляет, она согласится на все. Ему есть чем гордиться. А сам он получал такое наслаждение, что чуть не ускорил развязку. Господи, помоги!

— Сейчас, — шепнул он, надевая презерватив. — Осталась самая трудная часть.

— Которая часть? Вот эта? — Она протянула руку и сжала его член.

Пол нервно хохотнул.

— Да, любовь моя… Ты же у меня учительница. И мне не надо тебе объяснять, что сейчас случится. Но знай: если тебе вдруг не понравится, остановись в любой момент. А я как-нибудь потерплю и постараюсь не плакать. И подожду, пока ты будешь готова пройти весь путь до конца.

Но Эбби чувствовала, как в ней снова нестерпимо нарастает томительный жар, и не нуждалась в наставлениях Пола. В конце концов, она закончила колледж и теоретически знала все, что надо знать.

Только она не была готова к этому странному состоянию, когда предстоит соединиться с мужчиной и ощутить себя наполненной его плотью. Положив руки ему на плечи и сосредоточенно хмурясь, Эбби осторожно опускалась на его затвердевшую плоть. Пол весь покрылся испариной и от напряжения чуть слышно ругнулся.

Эбби испугалась — вдруг она что-то не так делает? — и замерла. Откровенно говоря, теория сильно отличается от практики.

Пол испустил глубокий мучительный вздох.

— Надо было проинструктировать тебя, как следует обращаться с окаменелостями, — одними губами проговорил он.

Эбби сделала вторую попытку. На этот раз она была смелее: вильнув бедрами, присела и ощутила обжигающий укол. Крепко зажмурилась и с отчаянной решимостью снова приподнялась и села. Прочно. Вскрикнула от боли, но Пол со стоном прижал ее к себе с такой силой, что боль притупилась.

— Эбби, нежная ты моя, сладкая… Подожди минутку, ладно? Не двигайся. Скоро боль пройдет.

Уже прошла. Эбби чувствовала приятную наполненность. И не только тела. Все в ней было наполнено этим человеком. Пол ласково взял в ладони ее лицо и улыбнулся ей. И поцеловал. А потом все как-то само собой вернулось к прежней позе: она лежала на спине, он был на ней, и их тела слились и задвигались, повинуясь ритму страсти.

Эбби сгорала от наслаждения. Каждое мгновение было удивительным и неповторимым. И они никак не могли насытиться друг другом. А потом, когда Пол изогнулся и со стоном выкрикнул ее имя, Эбби улыбнулась.

Пожалуй, в этой улыбке была и доля самодовольства: не один Пол гордился собой. Когда он наконец улегся на бок, она прильнула к нему, устроилась поудобнее и тут же уснула.

* * *

Ночью Пол несколько раз просыпался и при свете, падавшем в не зашторенное окно от уличного фонаря, разглядывал Эбби. Он всю жизнь гонялся за призраками, искал неизвестно что… И вот наконец нашел. Оказывается, всю жизнь он искал эту женщину. Хорошо, что у него достало ума разглядеть ее и хватило настойчивости не упустить свою находку!

Полу хотелось разбудить Эбби и любить ее снова, но нет, еще рано, у нее все внутри саднит. Тихонько встав, он порылся в летной сумке и нашел блокнот. Принял душ, оделся и стал писать записку.

Эбби спала, улыбаясь во сне, и Пол ловил каждую ее улыбку. Написав несколько строк, он снова взглянул на нее и, не перечитывая, положил записку на прикроватный столик, придавив чашкой с остатками холодного шоколада.

Когда Эбби проснется, он уже будет в пути, хотя — видит Бог! — больше всего на свете ему хотелось остаться здесь, в ее объятиях.

Черт! Если бы не дела… Нет, он не может подвести Джошуа. Он ему слишком многим обязан. А скоро ему понадобятся от агента еще более серьезные услуги.

Пол еще раз взглянул на спящую Эбби, нагнулся, поцеловал ее и шепнул:

— Леди, не знаю, что там у вас внутри, но это убойная сила!

Чем раньше он уедет, тем раньше вернется, рассудил он, выходя из номера. Да, судьба преподнесла ему сюрприз, швырнув к ногам учительницы младших классов с веснушками и синяками на коленках и с таким смехом, от которого треснет любая броня.

Через несколько часов, думал Пол, Эбби проснется, потянется и удивится, куда это он подевался. А потом найдет записку и успокоится. А когда он разберется с делами и приедет к ней снова, они поговорят о будущем. В Дирнессе или в Хелстоне, а может, где-нибудь посередине. Неважно где. Важно, что вместе и навсегда.



11

Эбби разбудило какое-то противное жужжание.

— Сейчас-сейчас, — сонно пробормотала она и пару раз шлепнула ладонью по столику у кровати, где обычно стоял будильник. Звякнул фарфор, а жужжание все продолжалось. Она приоткрыла один глаз. Из незанавешенного окна лился свет, но какой-то незнакомый.

Она открыла второй глаз. И комната тоже незнакомая. Эбби села и, не обращая внимания на беспорядок, который учинила на столике, припомнила, что с ней случилось. Поискала глазами телефон. Ну и где же он? Ведь было целых три, в том числе один в ванной!

Когда она, босая и голая, нашла аппарат, он уже перестал звонить.

— Черт! Не успела… — проворчала она и, замотав вокруг себя угол простыни, опустилась на край кровати, зевнула и почесала локоть.

Пол. Боже праведный, что же она натворила?! А куда подевался Пол? А если он и вправду ушел, то почему?

Подставив голову под тепловатые струи, Эбби стояла под душем минут десять и перебирала в памяти события минувшего дня. И ночи. Начала с того момента, когда вдруг отчетливо поняла, что сыта по горло и Генри с его матушкой, и всем выводком Морганов, не говоря уже о том, что до смерти устала угождать всем и во всем.

Угождать всем и во всем… Кто это сказал? Пол. Он вообще много чего говорил. А теперь — нате вам! — взял и исчез, будто его и не было, даже не попрощавшись хотя бы из элементарной вежливости. И это после того, как они лежали в постели и открывали друг другу тело и душу?!

Она отчетливо припомнила все, что было прошлой ночью. То, что изменило ее навсегда, а в нем, как видно, не оставило и следа. Припомнила, о чем говорили и о чем не говорили. Например, такие слова, как «я тебя люблю», «выходи за меня замуж» или «будь со мной всегда»… Мелочи, конечно. Тоже из области элементарной вежливости.

Эбби почувствовала, как все у нее саднит — и внутри, и снаружи. Она была обижена, хотя твердо решила не обижаться. Ведь винить некого: разве что саму себя. Что заслужила, то и получила. Что она за женщина, если переходит из рук одного мужчины в руки другого? Никогда, даже в самых диких мечтах, ей не взбрело бы в голову, что она может вести себя подобным образом.

Однако она так поступила. Правда, в руках Генри она не была, но все же…

Нет, что-то с ней произошло, когда она впервые увидела Пола Флинта. Безумие это или нет, но она в него влюбилась. И он наверняка это заметил. Ведь у нее все на лице написано. Она никогда не умела скрывать свои чувства. Он заметил и воспользовался. А почему бы нет? А теперь взял и ушел. Или нет? Впрочем, нечего строить из себя соблазненную и покинутую. По правде говоря, Пол скорее соблазненный, чем коварный соблазнитель. Ведь он ни словом не обмолвился о любви. Это она сама по наивности истолковала его взгляд как любовь. А это была всего лишь похоть. Или, если угодно, та самая страсть, о которой предупреждала бабушка. Ну да! Именно страсть заставила ее мать в восемнадцать лет сбежать из дому и до сих пор жить с мужчиной, так и не оформив отношений. Да-да, жить с мужчиной и родить четырех дочек!

Страсть. Или, как говаривала с брезгливой миной бабушка, свободная любовь. Только никакая она не свободная. Во всяком случае, для кого как. Эбби заплатила за «любовь» непомерную цену.

Потом она долго сидела, тупо уставившись взглядом в царапинку на половице паркета. Иногда поглядывала на телефон, удивляясь, кто мог ей сюда позвонить. Ведь никто не знает, где она. Кроме Пола. Но зачем ему звонить, если он был здесь и мог сказать все, что хотел сказать?

А он и сказал бы, если бы ему не было стыдно смотреть ей в глаза. Или он боялся, что она снова начнет его соблазнять? Какой стыд! Бедолага испугался, схватил свои трусы с рыбками и убежал, пока она не проснулась и не зачирикала о свадьбе и об увитом плющом семейном гнездышке.

Эбби немного поплакала. А почему бы ей и не пролить слезу по своей утраченной невинности? Потом, как человек по натуре рассудительный, она надела жаккардовый костюм цвета меда и уложила еще влажные волосы в аккуратный пучок на затылке. Убрала постель, навела порядок в ванной и, заметив опрокинутую чашку на прикроватном столике, поморщилась. Хорошо, что шоколадная гуща не пролилась на ковер!

Она подняла чашку и переставила на поднос, а заляпанный шоколадом листок — наверное, счет за кофе, шоколад и вино — взяла за липкий уголок и выбросила в мусорную корзину.

Отбросив все мысли о прошлом, Эбби собрала вещи и уложила в новый чемодан, купленный специально для поездки в Дартмур. Окинула прощальным взглядом номер и гордо вскинула голову, стараясь не замечать, как у нее дрожит подбородок.

Глаза невольно задержались на телефоне, но он молчал. Наверное, в тот раз просто ошиблись номером. А вдруг это был Пол? А что, если…

Телефон молчал. Расчетный час в гостинице был в полдень, но она уже получила все сполна. На всю сумму. Эбби решительно щелкнула замком чемодана, закрыла за собой дверь и направилась к лифту.

* * *

Цветастый фургон все еще маячил у дома. Напрасно она надеялась, что родичи уедут и избавят ее от ненужных объяснений.

Хотя объясняться ей незачем. Она уже и так написала все в записке Генри. И хватит! Наверное, Генри почувствовал облегчение, особенно после того неприятного разговора в машине. Ведь он терпеть не может проявлений каких бы то ни было эмоций. А после прошлой ночи Эбби поняла, что она гораздо эмоциональнее, чем ей казалось. И совсем не такая рассудительная, как привыкла думать. Ну что ж, зато теперь знает, что из себя представляет, а это уже кое-что.

— Я вернулась, — сообщила она с порога.

Из кухни вынырнула мама с кувшином в правой руке и ножницами в левой, волоча за собой плеть сладкого картофеля.

— Солнце мое! — воскликнула она, раскинув руки и расплескивая воду на ковер в гостиной. — Я так и знала, что ты опомнишься! Хотя Венера и пересекает у тебя триаду Урана, я всегда…

— Мама, я тебя умоляю! — Эбби опустила чемодан на пол и обняла мать. — Никаких пересечений и триад. Хотя бы временно. Сейчас выпью чашку кофе и поем кукурузных хлопьев с арахисом. А в первую очередь сниму этот костюм и надену что-нибудь поудобнее. А где все?

— Тут у вас неподалеку магазин здоровой пищи. Флоренс и Эйприл взяли с собой отца и пошли за покупками. Джун в саду, показывает миссис Фэрфакс, как делать компостную кучу, а Мей… Эбби пошла в спальню. Матушка увязалась следом, швырнув плеть сладкого картофеля на кухонный стол, уже заваленный ботвой репы, моркови и Бог знает чем еще.

— А я занимаюсь твоими растениями, — сообщила она.

Странно. Вряд ли мамуля имеет представление о чем-нибудь, кроме своей любимой эзотерики и фантазийной одежды.

— Ну и где же Мей? — спросила Эбби. Она сняла костюм и надела старое розовое платье. — Хочу с ней поговорить.

А. с кем же ей еще поговорить? Мей знает об отношениях «мужчина — женщина» все. Сестренка, хоть и моложе, точно рассудит, что из случившегося ночью реальность, а что ее собственные придумки.

— Ну ладно! Все равно ты обо всем узнаешь. — Мэри сияла улыбкой. — А как тебе мой костюм? Прелесть, да? Верх я сделала специально для свадьбы, но он будет отлично смотреться и как выходной. Не правда ли, очень романтично! В стиле пятидесятых. Есть что-то ностальгическое в одежде, уходящей в прошлое, какой-то отзвук…

— Мама, где Мей? Если опять сотворила нечто ужасное, лучше сразу так и скажи.

— Душа моя, я бы не сказала, что это нечто ужасное. Скорее, несколько неожиданное. Хотя в глубине души все мы знали, что это неизбежно. Ведь она у нас Телец, а он Козерог и ее Луна притягивается к…

— Мама!

— Ну хорошо, больше не буду. Но ты ведь сама спросила.

— Я спросила, где Мей.

— А я пытаюсь тебе объяснить, — рассудительным тоном ответила мама, и ее голос вдруг напомнил голос бабушки. — Мей в Фалмуте. У Генри там клиент и…

— Мей поехала с Генри? — Эбби ни разу не удостоилась чести быть приглашенной хотя бы в одну из деловых поездок Генри.

— Видишь ли, там есть очень милый ресторанчик, где…

— Мей поехала с Генри?!

— Я же пытаюсь объяснить, но ты не слушаешь. — Мэри пожала плечами. — Видишь ли, душа моя, при определенном расположении светил возникает мгновенное притяжение. А может, все дело в кармическом узнавании. А может, и в том и в другом. Ведь каждое существо рождается в результате определенной цепочки обстоятельств и под планетарным влиянием…

Дальше Эбби уже не слушала. Мей и Генри. Кто бы мог подумать! Младшая сестренка, музыкальная стриптизерша, лентяйка до мозга костей, вертихвостка, и чопорный, застегнутый на все пуговицы Генри Роберт Стэнли Фэрфакс Третий… Или все-таки Стэнли Роберт?

* * *

Постепенно жизнь вошла в налаженную колею. На другой день на рассвете вернулись Генри и Мей, но никаких разговоров не было. Мей только упомянула танцевальную школу в Плимуте, куда она собиралась заехать.

А Генри все время улыбался.

А Эбби уже не так много плакала. Правда, последней ночью, когда она наконец осталась одна, она дала волю слезам. Зато желудок у нее больше не болел. На пальце, где она носила кольцо, остался еле заметный след, но скоро и он прошел — благодаря чудодейственной мази, которую сделал для нее отец.

Эбби уже подготовилась к отъезду, но еще не подыскала себе нового жилья. А пора бы: ведь надо успеть переехать до начала занятий в школе. Не поспеши Генри сдать флигель другому, она могла бы здесь остаться.

Она будет скучать по качелям на веранде, но теперь, когда глицинию обрезали чуть ли не наголо, уже не так сильно. Эбби вздохнула и нацарапала на обратной стороне конверта: «почта, газета, телефон?!» — и засунула конверт под край цветочного горшка. Вот и еще одна забота — куда девать растения?

Она включила телевизор: передавали ночные новости. С улицы раздался шелест шин по гравию. Из любопытства она подошла к двери и включила свет на веранде.

И вдруг у нее чуть сердце не выскочило из груди.

Не будь дурой! — сказала она себе. Пол уехал, и от него ни слуху ни духу.

Да она и не ждала ничего. Свадьбу отменили, так что причины возвращаться в особняк Фэрфаксов у него нет.

У дома остановилась машина. Прежде чем она успела что-то разглядеть, дверца распахнулась и появился знакомый силуэт.

— Пол! — шепнула Эбби и вцепилась в косяк так, что у нее онемели пальцы.

— Эбби! — Он шагнул ей навстречу и обнял, словно не сомневался, что его ждут, и, не дав ей задать ни один из терзавших ее вопросов, обнял и поцеловал.

Его невероятно сладкий рот, о котором она столько мечтала, снова завладел ее губами. А его сильные руки сжали так крепко, словно Пол хотел втиснуть ее всю в свое крепкое тело. Два сердца забились в унисон.

— Как же я скучал по тебе! — пробормотал он и, подхватив на руки, внес в дом, и она даже не успела перевести дыхание и возразить. — Черт возьми, Эбби, куда ты делась? Я звонил тебе раз сто, и какой-то кретин все время твердил: номер отключен!

— Так и есть. Я переезжаю. Правда, я сказала, что пока еще здесь поживу, но меня не так поняли и сразу же отключили телефон.

— Теперь это неважно. Ведь я уже здесь. — Он поставил ее на ноги рядом с кроватью и снова принялся целовать. Сначала яростно, а потом нежно он ласкал ее рот. И без слов рассказал о своей тревоге, одиночестве и страхе, что, вернувшись, он ее не найдет. — Если бы ты знала, как я к тебе спешил! Как только подписал контракт, бегом в аэропорт, и вот я здесь!

Эбби снова потянулась к его губам. Причины подождут: почему уехал, почему приехал… Она знает одно: Пол вернулся и, разумно это или нет, она его любит таким, какой он есть.

И он знает это без слов. Он целовал ее так нежно, будто стирал всю боль и сомнения, охватившие ее, когда он уехал. Наконец он оторвался от ее губ и шепнул в ухо:

— Я не говорил тебе, но ведь ты знаешь? Моя записка… Какой же я кретин! Эбби, я побоялся написать самые главные слова. Черт! А еще зарабатываю на хлеб писательством!

Записка? Какая записка? Впрочем, все это неважно. Ведь он вернулся, он здесь и целует ее так, что она едва стоит на ногах. Расстегивает ей блузку, спускает с плеч и…

— Пол, что ты делаешь? — задохнулась она, когда он стянул с ее плеч бретельки лифчика.

— А ты не знаешь? Быстро же ты забыла все мои уроки!

Взяв ее груди в ладони, он наклонился и поцеловал соски, а потом просто смотрел на нее так, будто впервые видел перед собой женщину.

— Когда ты рядом, я теряю голову, — шепнула она. — Как ты это делаешь?

— Не знаю, — честно ответил он. — Знаю только, что, с тех пор как увидел тебя ночью в дурацкой пижаме и с половой тряпкой, ты навсегда вошла в мою жизнь.

Он приподнял ее так, что ее голая грудь вдавилась в его грудь, и снова поцеловал — не спеша и очень нежно. И ничего больше в жизни ему не нужно: только быть рядом с этой женщиной и целовать ее со всей силой своей нерастраченной любви.

Нет, этого мало! И они оба это знали. Скоро вся одежда валялась на полу, а Эбби лежала в его объятиях на пахнущих лавандой простынях в своей постели.

И на этот раз все было реально. Без роскошной кровати, без ванной с джакузи, без вина…

Не было ни нервозности, ни неуверенности в себе. Эбби распахнула ему свои объятия, и он пришел к ней так, как она об этом тысячу раз мечтала. Только все это происходило не во сне, а наяву, и никакие слова были не нужны.

Пол смотрел на Эбби и думал: она словно плод, вызревший специально для него. Она ждала его всю жизнь, просто узнала об этом не сразу. Еще немного, и они оба опоздали бы навсегда.

Чувствуя у своих бедер его жаждущую плоть, Эбби скользнула рукой вниз по его животу и затеребила ее. Он знал о ней больше, чем она знала о нем, и ей захотелось рассмотреть его всего как следует.

— Силы небесные! — застонал Пол сквозь стиснутые зубы. — Что ты со мной вытворяешь?!

— Так нечестно: ты все видел, а я нет. Мне… мне любопытно. А ты против?

— Любовь моя, если хочешь зеркало на потолке, ради Бога! Только на это уйдет не меньше недели, а я столько точно не выдержу!

Прикрыв глаза, Пол из последних сил терпел ее исследование, молясь всем богам, лишь бы не расслабиться, прежде чем она удовлетворит свое любопытство. Он перекатился на бок, увлек ее за собой и, опустив руку, занялся собственным исследованием.

У Эбби перехватило дыхание. Ее рука все еще лежала на его плоти, и Пол чуть отодвинулся, чувствуя, что вот-вот взорвется.

— Эбби, любовь моя…

Его пальцы медленно ласкали ее мягкие складки. Услышав судорожный вздох и заметив румянец желания у нее на щеках, Пол почувствовал такую гордость, какую еще не испытывал ни разу в жизни. Это его женщина. И он ее первый мужчина. Он ощущал эгоистическое удовольствие оттого, что она принадлежит только ему. И будет принадлежать до тех пор, пока смерть не разлучит их. Ну а если там, по ту сторону, тоже что-то есть, они и там будут вместе.

Не в силах больше сдерживаться, он вошел в нее, и время для двоих остановилось.

Очнувшись от сладкого забытья, Эбби увидела, что Пол, опершись на локоть, смотрит на нее и улыбается. Она улыбнулась ему в ответ и спросила:

— Не можешь уснуть?

— Я думаю.

— Боюсь спрашивать, — слукавила она. На самом деле она не боялась. Перед отъездом мама сказала, что все сложится так, как и должно быть. А матушка со всеми ее закидонами в таких делах ошибается редко.

— Солнышко, а ты не хочешь переехать на Оркнейские острова? Конечно, это не Мальдивы, но, думаю, Дирнесс тебе понравится.

— А как же мои третьеклашки?

— Нет проблем. Найдем уютный домик поблизости и задержимся тут на годик. Не пропадать же воску!

— А ты всегда такой уступчивый? — Эбби потерлась носом о его грудь и счастливо засмеялась.

— Нет, только когда мне выгодно. — Пол хитро улыбнулся. — Просто я подумал, может, ты и мне преподашь азы биологии? А то я кое-что подзабыл. Как там, пестики и тычинки? — И он привлек ее к себе. — Может, начнем прямо сейчас! Я готов.

— Я тоже! — И она снова засмеялась.


Поделиться впечатлениями