На краю могилы

Джанин Фрост



ГЛАВА 1

Мужчина улыбнулся, и я позволила своему взгляду задержаться на его лице. Глаза его были красивого бледно-голубого оттенка. Их цвет напомнил мне об эскимосской лайке, с той только разницей, что субъект, сидящий рядом со мной, животным не был. Естественно, человеком он не был также.

"Я должна идти, Ник," сказала я. "Спасибо за выпивку."

Он погладил мою руку. "Закажи ещё. Позволь мне подольше насладиться красотой твоего лица."

Я тихонько фыркнула. Неужто льстит? Но если ему так нравится моё лицо, то его глаза не должны были бы приклеиваться к моему декольте.

"Хорошо. Бармен..."

"Дай я угадаю." Раздался по ту сторону стойки громкий голос. Незнакомое лицо усмехнулось мне. "Джин с тоником, верно, Жница?"

Дерьмо.

Ник застыл. А затем он сделал то, чего я опасалась, - побежал.

"Красный Код!" рявкнула я, кинувшись за убегающей фигурой. Вооружённые до зубов качки в чёрном ворвались в бар, расталкивая посетителей.

Ник толкал людей на меня, пока я пробиралась за ним. Кричащие, дерущиеся тела били меня, вынуждая пытаться ловить их, что делало бросок серебряного ножа в сердце Ника затруднительным. Одно из моих лезвий угодило в грудь Ника, но слишком далеко к центру, чтобы пробить его сердце. Тише, я не могу допустить, чтоб эти люди разлетелись ошмётками по полу, как кучи мусора. Ник может считать людей отбросами. А я - нет.

Моя команда рассредоточилась, охраняя все выходы и пытаясь разгонять посетителей с дороги.

Ник достиг дальнего конца бара и затравленно озирался. Там была я, с моими серебряными ножами, и мои люди с нацеленными на него Дезерт-Иглами.

"Ты окружён," констатировала я очевидное. "Не зли меня, в гневе я страшна. Отпусти девушек."

Их было две - каждая его рука лежала на беззащитном горле. Вид ужаса в девичьих глазах вызвал во мне вспышку гнева. Только трусы прячутся за заложников. Или убийцы, как Ник.

"Я ухожу - они живут, Жница," прошипел Ник, от романтики в его голосе не осталось и следа. "Я должен был знать. Твоя кожа слишком совершенна для человеческой, даже учитывая, что твоё сердце бьётся, и глаза твои не серые."

"Цветные контактные линзы. Достижения современной науки позволяют нае%бать кого угодно."

Холодные голубые глаза Ника засветились присущим вампиру зелёным светом, и его клыки вытянулись.

"Это был несчастный случай," крикнул он. "Я не собирался убивать её, просто взял слишком много."

Несчастный случай? Ха, да он издевается надо мной. "Замедление её сердцебиения предупредило бы тебя," ответила я. "Не пытайся засрать мне мозг, я живу с вампиром, и у него ни разу не возникало таких проблем."

Если это возможно, Ник побледнел еще сильнее. "И если ты здесь..."

"Правильно догадался, приятель."

Акцент был английским, а тон - убийственным. Невидимые волны силы прокатились по моей спине, когда мои люди разошлись, пропуская Кости, единственного вампира, которому я доверяла и которого любила.

Ник не отвёл взгляда, хотя я на это надеялась. Напротив, он не выпускал меня из виду, а сам в это время внезапно выдернул мой нож из себя и вонзил его в грудь одной из девушек.

Я ахнула, инстинктивно поймав её, когда Ник толкнул её на меня.

"Помоги ей!" крикнула я Кости, который сделал выпад в сторону Ника. С этой раной, если Кости не исцелит её, жить ей оставалось несколько секунд.

Я услышала, как Кости пробормотал проклятия, прежде чем он развернулся и прекратил преследование Ника, чтобы опуститься перед девушкой на колени. Я неслась за Ником, тоже проклиная его. Раздались выстрелы, но всего несколько. Из-за оставшихся посетителей, дерущихся между собой в попытке выбраться, да ещё и Ника, использующего другую девушку в роли щита, моя команда не могла открыть огонь. Ник это понимал, как и я.

Ник прыгнул прямо поверх голов людей, придавая телу неимоверное ускорение, и швырнул девушку в одного из членов моей команды, как будто она была снарядом. Дезориентированный, солдат отступил с упавшей на него сверху девушкой, чего Ник и добивался, тут же напав на него и отбросив далеко его оружие.

Я метнула больше трёх ножей, но, благодаря толкотне вокруг, промахнулась. Ник испустил вопль, потому что они располосовали его спину, не задев его сердца. Потом он повернулся и выстрелил в меня.

У меня были доли секунды чтобы осознать, что если я уклонюсь, эти пули поразят людей вокруг. Они не были полувампирами, как я и это скорее всего убило бы их. Так что я собралась... и на следующий удар сердца всё пошло пятнами вокруг, моя голова упёрлась в грудь Кости и его тело сотрясло три вибирации. Эти пули предназначались мне.

Кости отпустил меня, делая колесо и перелетая через всю комнату к Нику, который пытался захватить другого заложника. У него это так и не получилось. Кости врезался в него с силой, достаточной для того, чтобы они вдвоём проломили стену. Я подбежала, перепрыгивая через лежащих людей, как раз во время, что бы увидеть как Кости прокручивает нож у Ника в груди.

Я расслабилась. Серебро, ввёрнутое в сердце, означало конец для Ника - и любого другого вампира.

Кости сделал последний проворот для окончательной уверенности и извлёк клинок, его глаза сосредоточились на мне.

"Ты истекаешь кровью," сказал он, морщась.

Я коснулась своей щеки, где чей-то ремень, или туфель, или что бы то ни было оставили свой след на мне, когда Ник использовал людей чтобы приостановить меня.

"Тебя подстрелили, а ты беспокоишься о моей царапине?"

Кости придвинулся, касаясь моего лица. "Я излечился моментально, любимая. А ты - нет."

Хотя я знала, что он говорит правду, я не могла удержаться, чтобы не ощупать его спину для собственного успокоения, что его кожа была гладкой, и не осталось разорванной пулями плоти.

"К слову, здесь дюжины раненых людей, которых тебе нужно лечить. Ты можешь заняться моей ссадиной позже."

Кости проигнорировал это, проводя пальцем по клыку и прикасаясь получившимся порезом сначала к моей щеке, а потом - к моему рту.

"Ты всегда на первом месте для меня, Котёнок."

Никто больше не называл меня так. Для моей матери я была Кэтрин. Моя команда называла меня Кэт. Для немёртвого мира я была Красной Жницей.

Я слизнула кровь, зная, что спорить с ним было бесполезно. Кроме того, я не могла не чувствовать себя так же, когда дело касалось Кости.

"Всё в порядке," сказала я, жжение уходило из моей щеки. "Давай замотаем это."

Девушка, которую Ник бросил на одного из моих людей, лежала неподалёку. Кости оттянул ей веко, увидел, что она физически не пострадала, и двинулся дальше.

"Это... он не..." начала мямлить она, видя его клыки и светящиеся зелёные глаза.

Я похлопала её по плечу. "Ты забудешь обо всём этом через десять минут."

"Н-но что...?"

Я проигнорировала остальную часть ее реплики и начала проверять других людей. Слава Богу, никто, кроме Ника, казалось, не был убит. Кости излечил вторую девушку, бывшую заложницей. Теперь единственным, что напоминало о произошедшем, было пятно крови на её груди и разрез на рубашке, где был мой нож. Нам повезло.

"Отчёт о повреждениях?" спросила я Купера, стоящего на коленях над одним из посетителей, который был брошен в меня.

"Не так уж плохо, Командир. Множественные переломы, ссадины, ушибы, как обычно."

Я наблюдала, как Кости пользовался своими методами лечения, заставляя серьезно раненых глотать несколько капель его крови. Не было ничего лучше крови вампира для исцеления ран.

"Ещё один Красный Код, милая," заметил Хуан, один из моих капитанов. Он указал через комнату на крикливого вампира, сдерживаемого Дэйвом, другим нашим капитаном команды. Дэйв был упырём, что означало, что он способен удержать извивающего вампира. Никому из людей в моей команде этого бы не удалось.

Я кивнула. "К сожалению."

Хуан вздохнул. "И это третий раз подряд. Ты не так хорошо маскируешься, даже меняя цвет глаз и волос".

Он не сказал ничего такого, чего бы я не знала. Я поймала взгляд Кости, и его лицо почти кричало, Я же тебе говорил.

Положение вещей стало более опасным в последние месяцы. Слишком много существ в немёртвом мире теперь знали, что есть полувампир, который охотится на них, а также они знали её приметы.

Я посмотрела на пленного вампира. "Спасибо, что сорвал мне прикрытие."

"Я только хотел купить тебе выпивку," пробормотал вампир. "Я не совсем был уверен, что это ты, но твоя кожа... она выглядела слишком хорошо, чтобы быть человеческой, и то, что ты дышишь, не имело значения. И ты - рыжая, я увидел это, когда ты подняла свою руку вверх. Щетина там не была белой."

Скептически настроенная, я подняла руку и стала рассматривать побритую подмышку. Теперь всё понятно.

Дейв тоже рассматривал мою подмышку. "Он прав. Конечно, кто бы мог подумать, что люди будут присматриваться к твоим подмышкам?"

И правда, кто? Я разочарованно пробежалась рукой по своим обесцвеченным волосам. Больше не осталось цветов. Я перекрашивалась и в шатенку, и в брюнетку тоже, пытаясь избавиться от своих примет, а также носила контактные линзы нескольких цветов, но в последнее время это уже не помогало.

"Хуан, держи их", сказала я, вручая ему свои ножи. Моргнув несколько раз, я вытащила свои коричневые линзы. Ах, облегчение! Они раздражали меня всю ночь.

"Дай мне увидеть это," вдруг попросил вампир. "Я наслышан, но можешь мне показать?"

Дэйв усилил захват. "Она не карнавальный уродец."

"Нет?" вздохнула я, и позволила глазам вспыхнуть.

Они засияли, как пара изумрудных фар, точно так же, как могут глаза любого вампира. Бесспорное доказательство моего смешанного наследия.

"Ладно, начнём разговор. Скажи-ка мне, почему я не должна убивать тебя."

"Меня зовут Эрни. Я из линии Двух Цепочек. Эта линия дружественна линии Кости, поэтому ты не можешь просто убить меня."

"С такими друзьями враги не нужны." Сказал Кости язвительно, скользнув ко мне, как только закончил лечение раненых людей, и насаждение им новых воспоминаний с помощью вампирского ментального контроля.

"Ты, считай, пометил жирной мишенью её шею, выкрикнув её имя," продолжил Кости. "Только за это я должен оторвать твои яйца и скормить их тебе."

Для некоторых людей это могло бы быть фигурой речи. Но не для Кости. Он никогда не блефовал. Видимо, Эрни был наслышан о его репутации. Он скрестил ноги.

"Пожалуйста, не надо." Теперь он перешёл от переговоров к мольбе. "Я не желал ей никакого вреда, клянусь Каином."

"Верно." Холодно. "Но тебе понадобится больше, чем создатель всех вампиров, если ты врёшь. Котёнок, я бы хотел упаковать его и взять обратно в комплекс, пока не смогу удостовериться, что он действительно один из людей Двух-Цепочек."

Кости уступил принятие решения мне, так как вопросы по работе были под моей ответственностью. В вопросах личной жизни вампиров, однако, Кости превосходил меня более чем на два столетия.

"Конечно. Думаю, он возненавидит капсулы."

Кости засмеялся несколько мрачно. Он по собственному опыту знал, насколько неприятной была наша транспортировка вампиров.

"Если он врёт, то это будет наименьшей из его проблем."

Купер подошёл к нам. "Командир, капсула готова."

"Поместите его туда. Давайте покончим с этим как можно быстрее."

Моя правая рука, Тейт Брэдли, вошёл в клуб. Его синие глаза рыскали по комнате в поисках меня.

"Кэт, это - третий раз, когда тебя признали."

Как будто я не знала. "Мы должны будем придумать лучшую маскировку. Быстро, до задания на следующей неделе."

Тейт не позволил моему тону разубедить себя. "Весь этот риск приведёт к тому, что тебя убьют. Однажды кто-то узнает тебя, и просто возьмёт грёбаный пистолет, вместо предложения купить тебе выпивку. Это становится слишком опасным, даже по твоим меркам."

"Не рассказывай мне, что делать, Тейт. Я здесь главная, поэтому нет нужды изображать со мной Папу Медведя."

"Ты знаешь, что моё отношение к тебе не отеческое."

Прежде, чем я успела моргнуть, Кости ухватил Тейта за глотку так, что ноги последнего начали болтаться в воздухе. Я была настолько раздражена комментарием Тейта, что у меня ушло немного времени на то, чтобы попросить Кости опустить его вниз.

Если бы я не знала Тейта столько лет, то придушила бы его самостоятельно за то, что он продолжает дразнить Кости своим отношением ко мне.

Вместо того, чтобы пинаться или драться, Тейт ухитрился изобразить гримасу, напоминающую улыбку.

"Ну и чё ты собираешься делать, Надзиратель Склепов?" исказил он. "Убьёшь меня?"

"Опусти его, Кости. Есть куда более сложные проблемы, чем его отношение," продолжила я. "Мы здесь закончили, проверь линию Эрни, сделай отчёт Дону, и поехали домой. Давай же, луна уже высоко."

"Однажды ты заведёшь меня слишком далеко," зарычал Кости, позволив Тейту упасть на землю.

Я кинула Тейту предупреждающий взгляд. Я тоже волновалась по этому поводу. Тейт был моим другом, и я о нем заботилась, но его чувства ко мне пересекали дозволенную черту. Особенно скверным было то, что в последнее время Тейт, казалось, был полон решимости показать эти чувства, особенно в присутствии Кости.

Это действовало, как красная тряпка на быка. Вампиры никогда не отличались дружелюбием. Пока что я была в состоянии удержать их от настоящей драки, которая в любой момент могла разыграться между ними, но я знала, что если Тейт действительно выведет Кости из себя, он не проживёт достаточно долго, чтобы успеть пожалеть об этом.

"Сенатор Томпсон будет рад, узнав, что убийца его дочери наказан," сказал мой дядя и босс, Дон Вилльямс, когда мы расселись в его офисе. "Кэт, я слышал, что тебя снова узнали. Это - третий раз."

"У меня есть идея", предложила я. "Возможно, ты, Тейт и Хуан можете выстроиться в линию и кричать это с крыши. Я знаю, что это - третий гребаный раз, Дон!"

Мой язык не раздражал его. Дон отсутствовал на протяжении первых двадцати двух лет моей жизни, но последние пять лет он был в центре её. Я даже не знала, что мы были родственниками. Дон скрыл от меня нашу семейную связь, так как не хотел, чтоб я знала, что вампир - как бы - изнасиловавший мою мать, был его братом.

"Нам нужна другая женщина для роли приманки," заявил Дон. "Ты все еще можешь возглавлять команду, Кэт, но это слишком большой риск - продолжать использовать тебя в этом качестве. Я знаю, Кости согласится."

Это заставило меня резко рассмеяться. Кости нравилось, что я регулярно рискую своей жизнью на заданиях приблизительно так же, как мне нравился мой отец.

"Конечно, согласится. Черт, Кости танцевал бы на твоей могиле, если бы я оставила свою работу."

Кости невозмутимо выгнул бровь, никак не комментируя это.

"Ты только что дала ему вытащить Дона из грязи, Кэт," сказал Дэйв с кривой улыбкой.

Я улыбнулась в ответ. Вот что сделал для Дэйва Кости, после того как Дэйв был убит на задании. Я знала, что кровь вампира была сильнейшим целебным эликсиром, но не знала, что если смертельно раненый человек делал несколько глотков перед смертью, он мог быть впоследствии возвращён как упыть.

Дон прокашлялся. "Как бы то ни было, все согласны, что для тебя становится слишком опасным продолжать действовать в роли приманки. Подумай об окружающих, Кэт. Всякий раз, когда случается Красный Код, некоторые из них получают шанс оказаться убитыми."

Он был прав. И сегодняшний вечер был прекрасным примером этому. Вампиры и упыри становятся довольно отчаянными, когда их загоняют в угол. Добавить к этому факт, что я не обладаю репутацией берущей пленных, и поэтому что они теряют, забрав с собой так много людей, сколько будет им по силам?

“Дерьмо.” Это было признание поражения. “Но в нашей команде нет ни одной женщины, благодаря Вашим женоненавистническим правилам, Дон, и у нас есть другая работа на следующей неделе. Этого времени недостаточно, чтобы найти квалифицированного солдата-женщину, настроить ее против вампиров и упырей, научить защищаться, и затем принарядить и подготовить к самим действиям.”

После этого заявления повисла тишина. Дон выгнул бровь, Хуан посвистывал, а Дэйв стал разминать себе шею.

"Как насчёт Белинды?" предложил Тейт.

Я изумилась. "Но она же убийца."

Тейт крякнул. "Да, но она так же неплохо справлялась с флиртом на тренировках. Основываясь на её хорошем поведении, мы пообещали ей свободу через десять лет. Вероятно, выпустив её на задание, мы получим неплохой пример того, начнёт ли она всё с чистого листа после освобождения, как утверждает."

Кости слегка пожал плечами, "Это опасно, но Белинда вампир, таким образом она достаточно сильна для работы. Плюс, она вполне способна изобразить из себя приманку, и она не нуждается в обучении."

Мне не нравилась Белинда, и не только потому, что когда-то она пыталась убить меня. Так же имела место история с празднованием дня рождения Кости, где упоминалась она, ещё одна вампирша, Аннет, и ещё пара девушек, и им было не до разговоров.

"Дон?" спросила я.

“Мы постараемся поработать с Белиндой на следующей неделе." Сказал он наконец. "Если она не справится с этим, найдем ей подходящую замену.”

Использовать вампира как приманку, чтобы заманивать в ловушку и убивать других вампиров. Это было почти столько же сумасшедшим, как и использование меня, полувампира, для той же самой цели.

"Нужно обсудить ещё кое-что," сказал Дон. "Когда Кости присоединился к нам три месяца назад, это было на определенных условиях. Его самый существенный вклад в нашу работы не был заявлен... до сего дня."

Я напряглась, потому что я знала, что это значит. Слева от меня Кости скучающе выгнул бровь.

"Я выполню условия нашего соглашения, так что назови мне имя того, кого по твоему желанию я должен обратить в вампира."

"Меня."

Одно это слово прозвучало от Тейта. Мой взгляд повернулся к нему.

"Ты ненавидишь вампиров!" взорвалась я. "Почему ты хочешь превратиться в одного из них?"

"Я ненавижу их," было немедленным подтверждением Тейта. "Но ведь ты была той, кто сказал, что личность определяет характер вампира, а не наоборот. А это значит, что я бы возненавидел Кости, даже если бы он был человеком."

Мило, подумала я, всё ещё шокированная намерением Тейта. Хорошо знать, что он придерживался не предвзятого мнения о нежити. Да, точно.

Кости окинул Дона взглядом. "Мне понадобится время, чтобы подготовить его к трансформации, и давайте проясним одну вещь." Он снова обратил внимание на Тейта. "Это не заставит её полюбить тебя."

Я отвела взгляд. Кости озвучил то, что очень беспокоило и меня тоже. Боже, я надеюсь, что никак не повлияла на решение Тейта стать первым человеком в команде, превращённым в вампира. Пожалуйста, пусть он не делает ничего необдуманного из-за меня.

"Я люблю тебя, как друга, Тейт." Мои голос был мягким. Я ненавидела говорить это при всех, но они знали о чувствах Тейта. Он не особо стеснялся в последнее время. "На самом деле, ты один из моих лучших друзей. Но дружба - это всё, что я чувствую к тебе."

Дон прочистил горло. "Пока у тебя или Кости нет оснований для беспокойства, чувства Тейта к делу не относятся."

"Меня волнуют его мотивы," сразу же сказал Кости. "Что, если горечь переполняет его от того, что он не может переманить её от меня, и, позволь заверить тебя, приятель, ты и не сможешь. Таким образом, возникает вопрос - он выбирает это для себя, или для неё? Если он ошибётся, у него будет достаточно времени, чтобы сожалеть об этом."

Наконец, Тейт заговорил, "Мои причины - мое личное дело, и мое отношение к работе не пострадает."

Кости слабо ему улыбнулся. "За сто лет твоя работа и твой босс канут в Лету, но вот ты всё ещё останешься моим созданием. Ты присягнёшь мне на верность, пока я не разрешу тебе начать собственную линию, или ты бросишь мне вызов и отвоюешь это право. Уверен, что согласен подписаться на это?"

"Я справлюсь с этим", это все, что сказал Тейт.

Кости пожал плечами. "Тогда все улажено. Если всё пройдет как надо, то скоро у тебя будет свой вампир, Дон. Как я и обещал."

Выражение лица Дона было одновременно мрачным и удовлетворённым. "Надеюсь, мне не придётся сожалеть об этом."

Я тоже.



ГЛАВА 2

Позже, я проснулась одна в нашей кровати. Оглядевшись сонным взглядом, я не увидела Кости в спальне. Любопытствуя, я пошла искать его, и нашла на диване в зале.

Кости смотрел из окна на возвышающиеся в отдалении горные вершины. У вампиров была способность сидеть абсолютно неподвижно, прямо как статуи. И Кости был достаточно красив, чтобы сойти за произведением искусства. Лунный свет делал его волосы светлее их настоящего глубокого каштанового оттенка. Он сменил блонд на свой натуральный цвет, чтобы быть менее примечательным, когда мы работали. Эти слабые серебристые лучи ласкали возвышения и впадины кристально чистой кожи Кости, акцентируя внимание на его поджаром телосложении. Его тёмные брови почти соответствовали цвету глаз, когда те не светились зелёным, как у всех вампиров. Тени сделали его высокие скулы ещё более сильно очерченными, когда он повернул голову и увидел меня, стоявшую рядом.

"Эй." Я запахнула халатик, чувствуя напряжённость в воздухе. "Что-то не так?"

"Всё нормально, любимая. На самом деле, я просто немного нервничаю."

Это привлекло мое внимание. Я села рядом с ним. "Ты никогда не нервничаешь."

Кости улыбнулся. "У меня есть кое-что для тебя. Но я не знаю, понравится ли тебе это."

"Почему мне это не понравится?"

Кости соскользнул с кушетки, что бы встать передо мной на колени. Я всё ещё не понимала, в чём дело. До меня дошло, только когда я заметила маленькую бархатную чёрную коробочку в его руке.

"Катрина." Если бы я ещё не догадалась, то первое и единственное использование им моего настоящего имени привело бы меня к разгадке. "Катрина Кэтлин Кроуфилд, ты выйдешь за меня замуж?"

Меня поразило то, насколько, оказывается, я хотела, чтобы Кости попросил меня об этом. Несомненно, мы уже были женаты по вампирским законам, но когда Кости порезал его руку и хлопнул ею по моей, объявив меня его женой, я не почувствовала себя так же, как в своих белоснежных свадебных фантазиях, которые я представляла себе ещё будучи маленькой девочкой. Плюс, Кости пошёл на это, чтобы предотвратить ссору своих людей с людьми его сира Яна, по поводу того, кто из них имеет право на меня.

Однако, глядя сейчас на Кости, я понимала, что не все мои детские фантазии бледнели в небытие. Правда, Кости был бывшим-человеком-альфонсом-обращённым-вампиром-наёмным-убийцей вместо прекрасного принца, но никакая героиня сказки не чувствовала себя так же как я, с человеком, в которого была влюблена, и который на коленях попросил её стать его женой. Моё горло перехватило от эмоций. Как я могла стать такой везучей?

Кости издал звук удивлённого раздражения. "Сейчас не время быть такой молчаливой. Если не трудно, выбери один ответ или другой. Неизвестность мучает меня."

"Да."

Слезы навернулись на мои глаза, в то время как я начала смеяться от радости, кипящей во мне.

Что-то прохладное скользнуло мне на палец. Я не могла четко разглядеть это, так как всё плыло перед глазами, но я смогла заметить красную вспышку.

"Я взял этот камень и вставил в кольцо почти пять лет назад," сказал Кости. "Знаю, ты думаешь, что на меня было оказано давление по поводу принятого ранее решения связать нас с тобой, но это не так. Я всегда хотел на тебе жениться, Котёнок."

Примерно в тысячный раз я пожалела, что оставила Кости тогда, пять лет назад. Я думала, что защищаю его таким образом. Как оказалось, я просто напрасно сделала нам обоим больно.

"Как ты мог переживать, прося меня выйти за тебя замуж, Кости? Я готова умереть за тебя. Так почему бы мне не хотеть жить для тебя, а?"

Он одарил меня длинным, глубоким поцелуем, шепнув в мои губы только когда я оторвалась, чтобы вдохнуть.

"Я знаю, что намерен делать."

Позднее, я растянулась в его объятиях, дожидаясь рассвета, который был не за горами.

"Хочешь сбежать со мной, или устроить пышную свадьбу?" спросила я сонно.

Кости улыбнулся. "Ты знаешь вампиров, любимая. Мы всегда устраиваем феерическое шоу. К тому же, я знаю, что наше вампирское воссоединение не ощущалась настоящей свадьбой для тебя, поэтому я хочу, чтобы ты получила что-то, что позволит тебе прочувствовать это."

Я смешно крякнула. "Ух ты, большая свадьба. У нас уйдёт чёртова уйма времени на объяснения меню предположительному владельцу ресторана. Выбор основных блюд: говядина или морепродукты - для людей, сырое мясо или части тела для гулей... и бочку горячей свежей крови в бар для вампиров. Боже, я даже представить себе не могу лицо моей матери."

Улыбка Кости стала озорной, и он вскочил. Я смотрела на него с интересом, пока он пошёл на другую сторону комнаты и набрал на своём мобильном номер.

"Джастина."

Я бросилась за ним, как только услышала имя своей матери. Кости убегал от меня, сдерживая смех, и продолжая говорить.

"Да, это Кости. Сейчас, в самом деле, это слишком гнусное имя, чтоб называть меня так... эм... хммм... и Вам того же, я уверен..."

"Дай мне этот телефон," потребовала я.

Он проигнорировал меня, выскочив из зоны моей досягаемости. Со времён моего отца, моя мать ненавидела вампиров с патологической страстью. Она даже пыталась убить Кости - дважды - и именно по этой причине он сейчас испытывал такое удовольствие от своей маленькой мести ей.

"В самом деле, Джастина, я звоню Вам не для того, чтоб пообщаться о том, каким немёртвым душегубом я был... правильно, выбл%док, ага. Я раньше никогда не говорил Вам, что моя мамочка была одной из них? Нет? О, чтоб мне провалиться, на самом деле я потомственная шлюха, наш род насчитывает множество поколений..."

Я глубоко вдохнула, пока Кости разглашал ещё одну пикантную подробность о своём прошлом моей матери, у которой, должно быть, на данный момент уже пена шла изо рта.

"...звоню сообщить Вам приятные новости. Я предложил Вашей дочери выйти за меня, и она согласилась. Поздравляю, я официально стану Вашим зятем. А теперь не хотите ли, чтобы я сразу стал называть Вас мамой, или подождём до свадьбы?"

Я резко бросилась к нему, пролетев по воздуху, что, наконец, позволило схватить его и вырвать телефон. Кости смеялся так сильно, что ему пришлось дышать, чтобы это получалось.

"Мам? Ты там? Мам...?"

"Дай ей время, Котёнок. Думаю, она упала в обморок."

Прошло несколько дней, когда я почувствовала резкий приступ тоски по тому, что никогда не стану матерью. Безусловно, мой отец был достаточно свеженеумершим, чтобы у него получилось оплодотворить мою мать, но, как правило, вампиры не могут иметь потомства. И я бы никогда не решилась передать свою генетическую аномалию своему ребёнку, пребегнув к искусственному оплодотворению, не говоря уже об опасном стиле жизни, чтобы решиться на такое.

Сейчас, однако, я была рада, что не была матерью. Я сталкивалась с некоторыми пугающими особенностями охоты на вампиров и упырей, но орды детей, жаждущих сладкого, визжащие, перебегая от одной видео игры к другой, в то время как я знала, что нет для меня спасения? Действительно пугающе.

Кости был снаружи "Сырного Чака", везучий ублюдок. Так произошло благодаря его уровню силы. Другие вампиры чувствовали его, когда он находился рядом, например, в помещении, поэтому Кости обычно осматривал помещения до начала представления, и наша цель знала, что на неё или него идёт охота. Я была обделена типичной немёртвой аурой, которая ощущалась, как что-то, разнящееся в пределах от статического электричества и до полномасштабного протекания тока, в зависимости от силы вампира. Нет, у меня были и сердцебиение, и дыхание, что позволяло мне выглядеть безобидно - во всяком случае, для того, кто не знал, на что ещё нужно обращать внимание.

Именно с этой целью практически вся моя кожа была скрыта. Эй, я не играла роль приманки, поэтому мне не пришлось надевать всё моё снаряжение шлюхи. Белинда была в топе с глубоким вырезом и обтягивающих джинсах, открывающих несколько дюймов её живота. Она завила волосы и нанесла макияж, что было редкостью, так как в качестве пленницы Дона она не часто выходила в люди.

Глядя на Белинду, с её блондинистыми волосами, надутыми губками и сногсшибательными изгибами, люди никогда бы не заподозрили, что она - вампир, особенно, пока светило солнце. Даже те, кто мог бы поверить в вампиров, всё ещё верят в миф, что вампиры могут выходить только ночью, который, наряду со спаньём в гробах, боязнью религиозных символов или быть убитыми деревянным колом, был ошибочным.

Маленький мальчик рядом со мной дёрнул меня за руку. "Я голоден," заявил он.

Я смутилась. "Но ты только что поел."

Он закатил глаза. "Леди, это было час назад."

"Зови меня мамой, Этан," напомнила я ему, нацепив на лицо яркую улыбку, пока выуживала ещё больше денег. Это должно было стать самой странной работой. Где Дон достал десятилетнего мальчика для прикрытия, я никогда не узнаю. Но он откомандировал Этана с нами, заявив, что если мы проведём часы за слежкой в "Сырном Чаке" без ребёнка, то будем заподозрены нашими целями, как минимум, в педофилии или - что ещё хуже - в охоте на вампиров.

Этан выхватил у меня горсть денег, не дожидаясь, пока я выберу банкноты.

"Спасибо!" сказал он и помчался по направлению к прилавку пиццерии.

Замечательно, это выглядело натуральным - я видела детей, проделывающих то же самое со своими родителями сегодня весь день, и ещё весь день вчера. Боже мой, между едой и бесконечными игровыми жетонами, я оставлю за два дня здесь больше денег, чем за прошедшую неделю в баре, поглощая джин с тоником. По крайней мере, это делалось на деньги Дяди Сэма, а не на мои.

В "Сырном Чаке" был всего один этаж, что облегчало наблюдение за Белиндой, позволяя не нависать над ней. Она находилась в секции справа от передней двери, играя в Ски-Бол. Она совершила ещё один идеальный бросок в центр кругов. Свет померк, когда автомат выплюнул ещё больше билетов. Возле ног Белинды образовалась кучка из них, и довольно много восхищённых отцов вместе с детьми обступили её.

Но никаких других вампиров здесь не было, даром что этот "Сырный Чак" был связан с исчезновением семьи три недели назад. Не то, чтобы некоторые посетители здесь об этом знали. Это было замечено только благодаря тому, что камера наблюдения на стоянке засекла пару светящихся зелёных глаз, что позволило Дону заподозрить, что вампиры были вовлечены в странное исчезновение семьи.

Немёртвые убийцы любили использовать одни и те же охотничьи угодья более одного раза. Что позволяло всем чертям ада охреневать от меня. Если бы вампиры и упыри никогда бы не возвращались на те же места преступлений, специальный отдел моего дядюшки "Отечественная Безопасность" должен был бы отойти от дел. У некоторых из них не было достаточно здравого смысла, чтобы, как в случае с бомбой, не попадать дважды в одну и ту же воронку.

Мой телефон завибрировал. Я отстегнула его от пояса - и улыбнулась. Высветившийся номер был 911, это означало, что вампир только что замечен на стоянке автомобилей. Я внимательно следила за Этаном, с тем расчётом, чтобы украдкой наблюдать и за тем, где была Белинда. Она раздраженно посмотрела на меня, когда я попыталась дотронуться до ее руки.

"Начало представления," прошептала я.

"Убери руки," ответила она, всё так же сладко улыбаясь.

Вместо этого я сжала сильнее. "Если попробуешь что-нибудь выкинуть, я тебя убью. И то, это только в том случае, если Кости не успеет этого сделать до меня."

Её глаза на мгновение вспыхнули зелёным, а затем она пожала плечами. "Менее десяти лет, и я больше не буду иметь с тобой никаких дел."

Я отпустила её. "Это правда. Поэтому, не про%би более выгодную сделку, чем ты заслуживаешь."

"Не нужно ли тебе отойти от меня, Жница?" прошипела она, так тихо, что даже я её едва расслышала. "Ты же не хочешь распугать рыбу, не правда ли?"

Я посмотрела не Белинду холодным взглядом, прежде чем повернуться к ней спиной и уйти. Я имела в виду именно то, что сказала. Если Белинда попробует выкинуть фокус во время работы и подвергнет опасности одного из находящихся тут детей, я её убью. Но, как говорится, мы дали ей достаточно веревки, что бы повеситься. Теперь нам оставалось только ждать и смотреть, начнет ли она раскачиваться на ней.

По пути к Этану, мой мобильный снова завибрировал. Я взглянула на него и мысленно застонала. Опять 911. Это означало, что было два вампира. Не хорошо.

Я дошла до Этана, не спуская с него внимательного взгляда, впрочем, как и с двери. Это было как раз перед тем, как я увидела двух вошедших мужчин с идеальной кожей и целенаправленными движениями, что отличало вампиров от обычный людей.

Я осмотрела помещение "Сырного Чака" беглым взглядом. Со всеми этими детьми здесь, это было худшим местом, чтобы начать разбираться с вампирами. Если бы я играла роль приманки, я бы попыталась вывести вампиров на стоянку для автомобилей, чтобы свести к минимуму опасность для свидетелей. Но Белинду, скорее всего, не заботила необходимости сделать что-либо подобное. В общем, я должна была собраться и попытаться вывести её наружу.

Я схватила Этана за руку. "Пора," сказала я ему.

Его сине-зелёные глаза расширились. "Плохие люди здесь?" прошептал он.

Я сомневалась, что потом Дон объяснит Этану - или его родителям, кем бы эти сумасшедшие не были, разрешая сыну заниматься этим - какого рода "нехороших людей" мы ожидали. Я однозначно не собиралась вдаваться в подробности.

"Ты не уйдёшь с моих глаз, помнишь?" Сказала я мягко, но сурово. "Всё будет в порядке".

Он кивнул головой, видимо собравшись с духом. "Хорошо."

Какой хороший мальчик.

Мой мобильный снова завибрировал, высвечивая следующую серию номеров на экране.

911-911

"Ой, дерьмо," вовремя поймала я себя.

Этан заморгал на меня. "Что случилось?"

Я сжала хватку на его руке. "Ничего."

Естественно, это была ложь. Я подняла взгляд вовремя, чтобы увидеть третьего вампира, входящего в дверь. А затем и четвёртого. Я увидела, как Белинда приостановила бросок следующего мяча, глядя на них, и улыбнулась. Широко улыбнулась.

Будет адски жарко после полудня.



ГЛАВА 3

У вампиров не ушло много времени на то, чтобы заметить Белинду. Вероятно, они скорее даже учуяли её, чем увидели, потому что не прошло и минуты с момента их появления внутри, как они уже подобрались к ней. Я напрягала хватку на руке Этана, пока слушала их обмен приветствиями, напрягая слух, чтобы убедиться, что она не говорила ничего другого. Например, про ловушки или Жницу. Пока всё идет хорошо. Белинда просто была кокетливой - в убийственном смысле этого слова, спрашивая, не пришли ли они сюда перекусить кем-нибудь.

"А как ты думаешь, для чего мы здесь?" спросил один из них с усмешкой. "Явно, не для того, чтобы не таращиться на большую плюшевую мышь."

Остальные засмеялись. Мои челюсти сжались. Ублюдки.

"Ты здесь с кем-то?" спросил другой, осмотрев Белинду с головы до ног хитрым взглядом.

"Встретила одну цыпочку с сыном," отмахнулась Белинда. "Один из вас может её выпить, но я предпочитаю ребёнка."

"Покажи их," сказал темноволосый вампир.

Я отвела взгляд вправо, пока Белинда указывала рукой, нацепила фальшивую улыбку на лицо, глядя на Этана. Не беспокойся. Ничего с тобой не случится.

"Блондинка в чёрном свитере с высоким воротником и джинсах, держит за руку маленького мальчика. Это они."

"Хорошенькая," протянул брюнет, а потом быстро добавил, "но не так хороша, как ты, конечно."

"Спасибо." Голос Белинды сказал, что его ходьба на попятные была необоснованной, но позволила этому продолжаться. "Итак, как вы обычно это делаете? Просто хватаете ребёнка и бежите?"

“Видишь того парня там?” Высокий, худой вампир указал на кого-то со значком служащего. “Сверкнув пару раз глазами, я собираюсь стащить его снаряжение.”

"Зачем ты хочешь взять одежду того парня?" спросила Белинда с недоверием. Я небрежно оглянулась на них. Я просто интересуюсь, как я выгляжу.

“Не его одежду, а костюм Сырного Чака,” вампир ответил с усмешкой. “Легко заставить детей следовать за тобой на улице, не возбуждая подозрение, когда ты одет в это. Даже если их родители замечают, один из нас посылает им пристальный взгляд, и они идут домой, думая, что все в порядке. Пройдет приблизительно один день, прежде чем они поймут, что их детей нет, и они не помнят, где их потеряли.”

"Мы забираем их по одному и складируем в багажник," добавил другой. "В это время года достаточно прохладно, так что они не умирают и не черствеют, а после вспышки глаз они ещё и сидят там тихо."

Моя рука сжимала руку Этана, пока он не испустил вопль. Я ослабила хватку, пытаясь удержать свои глаза от свечения чистой яростью. Я не могла убить этих парней достаточно скоро.

Белинда улыбнулась. "Вампир в костюме Сырного Чака? Я должна увидеть это."

Вампир ответил ей улыбкой. "Жди здесь, сладенькая. Тебе понравится представление."

Как будто по команде, автоматические фигуры начали искусственную жизнь. Дети визжали от восторга. Я наблюдала, как один из вампиров последовал за кулисы за сотрудником, на которого они указывали ранее. Моё намерение последовать за ними туда же было прервано, когда я услышала следующее.

"...кушать хочется, добываю кого-нибудь на съедение," сказал вампир с красновато-коричневыми волосами, удаляясь от Белинды и остальных.

Я отпустила руку Этана. Белинда застолбила его за собой; он был самым обезопашенным ребёнком в этом месте на данный момент. Я опустилась на колени, чтобы наши глаза оказались на одном уровне.

"Видишь этот игровой автомат?" спросила я, указывая на ближний к нам. "Ты играешь на нём и никуда от него не отходишь, пока я или кто-то другой из ребят, которых ты видел ранее, не заберёт тебя. Пообещай мне."

Этан кивнул. "Обещаю."

"Хороший мальчик," прошептала я. Этан подошёл к игровому автомату и отправил в него все свои жетоны. Холодная ярость завладевала мной, пока я наблюдала других вампиров, охотящихся на свои жертвы.

"Всем подразделениям быть наготове," прошептала я в свой мобильный телефон. Это могло стать отвратительным очень быстро.

Я осторожно держала его на виду, в то время как вампир бродил по комнате, зорко выбирая, какие дети были под присмотром, а какие - нет. Был один мальчик возле разменного автомата, получающий свои жетоны. Вампир увидел его, боком проследовал за ним, пока мальчик просматривал игры. Потом он дождался, когда они окажутся рядом в углу, и положил руку мальчику на плечо.

Мальчик поднял взгляд - и дело было сделано. Глаза вампира вспыхнули зелёным на мгновение, и он что-то пробормотал, слишком тихо, чтобы я могла уловить. Никто больше этого не заметил. Мальчик последовал за ним в следующую комнаты без промедления, исчезая за одной из секционных стен.

Я пошла за ними, заметив, что вампир выбрал наименее оживлённое место, где были составлены вышедшие из строя игровые автоматы. Он стоял на коленях, мальчик был перед ним. Я могла заметить вспышки зелёного свечения взгляда вампира, отражающиеся от кожи мальчика, пока он стоял там, не делая попыток бежать или кричать.

Он собирался укусить его прямо сейчас. Прямо здесь, и мог бы объедаться его телом за одним из этих сломанных автоматов менее, чем через минуту. Родители мальчика никогда даже не узнают, что их сын в опасности, а в это время он уже будет мёртв...

Вампир с красновато-коричневыми волосами наклонился, не боясь, что ни родители, ни Бог, ни ещё кто-либо остановит его. Я вынула серебряный нож из рукава и поползла вперёд. Поздоровайся с моим маленьким другом, мудак!

"Что за...?"

Я была в смятении, ощущая спиной нечеловеческую мощь, ещё до того, как услышала голос. Вампир в костюме Сырного Чака стоя позади меня, его большая фальшивая голова мыши была вопросительно наклонена. Другой вампир убрал руки с маленького мальчика, и его взгляд сосредоточился на моём ноже.

"Серебро," пробормотал он.

Концерт начался. "Переходим к действиям!" прокричала я, зная, что Кости услышит меня, и метнула нож.

Он вошёл в грудь по самую рукоятку. Я практически одновременно с этим вскочила на него, опрокидывая на пол, чтобы совершить клинком несколько грубых проворотов. И в то же время что-то тяжёлое приземлилось на меня. И мягкое. Это был вампир в наряде Сырного Чака.

Я перевернулась и, хрустнув ногами, оттолкнула от себя вампира. Он ударился о видеоигру достаточно сильно, чтобы вылететь в окно. Я слышала, как Тейт кричит: "Национальная Безопасность, никому не двигаться!" в то время, как я вытащила ножи и бросила их с достаточной точностью в грудь Сырного Чака. Он отшатнулся, но не упал. Чёрт! Костюм, должно быть, слишком толстый.

Я выхватила еще ножи и кинула в него. Он сражался так ожесточённо, как только мог - будучи в костюме огромной мыши. У нас обоих в этой борьбе были некоторые ограничения, я пытаюсь ударить его достаточно глубоко, чтобы проникнуть сквозь этот дурацкий костюм, а он пытается укусить меня, но костюм сковывал его движения и не позволял ему этого сделать.

"Оставь Чаки в покое!" услышала я вопль ребёнка. Несколько голосов вторили ему.

Иисус, Мария и Иосиф! Что говорить об эмоциональном состояние этих детей, наблюдавших как какая-то сумасшедшая женщина пытается заколоть их любимого идола? Они бы годами видели кошмары по ночам, если бы Кости не стёр их воспоминания.

Впрочем, я не остановилась на этом. Я всё орудовала ножами, когда услышала, что ещё одна драка началась. Другие вампиры. Наконец, мне удалось совершить ножом достаточно глубокий косой удар под собой, что сделало вампира безвольным, и я окончательно провернула клинок.

Я поднялась под взглядами объятых ужасом детей и родителей, но времени на объяснение того, что этот Чаки был не Чаки, а его злобный двойник, не оказалось. Белобрысый вампир с рёвом нёсся через комнату ко мне, практически распинывая и больших, и малых со своей дороги. Я потянулась за другим ножом и обнаружила, что их осталось совсем немного, и направилась навстречу вампиру. Я не могла рисковать, бросая в него свои ножи, ведь, если бы он пригнулся, они бы попали в кого-то, находящегося позади него. Нет, это должна быть рукопашная. Мои глаза вспыхнули зелёным. Ну же, Белобрысик, покажи, на что ты способен.

Вид моих светящихся глаз заставил его замешкаться, но только на мгновение. Периферийным зрением я заметила, что Белинда борется с темноволосым вампиром. Мы не дали ей никакого оружия, по очевидным причинам, но было облегчением увидеть её в борьбе за нас, а не против нас.

Следом за белобрысым вампиром появился ещё один. Он зарычал и тоже направился ко мне. Потом его взгляд метнулся к двери.

"Вот дерьмо," услышала я его констатацию факта перед тем, как он развернулся и побежал за кулисы.

Мне не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, что испугало его; я могла ощутить Кости, вошедшего в помещение. Но другой вампир ударил меня в то же время, поэтому я не смогла насладиться зрелищем, как первый поджал хвост и сбежал.

"Бери его, я займусь Белобрысым," крикнула я, избегая клыков, предназначенных моему горлу.

"Я достану мерзавца," прорычал Кости, скрываясь за большими, пушистыми фигурами роботов, которые всё ещё пели и шутили между собой на сцене.

"А ну, люди, двигайте от сюда наружу!" приказала я между получением и возвратом жестоких ударов. Быстро, прежде чем родители или дети окажутся в заложниках.

Беглый взгляд показал, что Белинда почти разобралась с темноволосым вампиром, ведя его наружу практически в медвежьих объятиях. Она также выглядела говорящей с ним, но со всем этим шумом и гамом, чёрт бы меня побрал, если бы я знала, о чём она говорит.

Ужасающей силы удар вернул моё внимание обратно к блондинистому вампиру передо мной. Немного позже, пропела я мысленно. Я тоже не хочу убивать тебя перед дюжинами детей. Они будут видеть это в ночных кошмарах.

Когда он оказался напротив выбитого окна слева от видео игры, я атаковала его, низко пригнувшись, чтобы избежать его клыков. Мы вывалились в окно на парковку, молотя друг друга об асфальт. У меня осталась только пара ножей, расположенных на мне слева, я не ожидала потерять их так много из-за толстой шкуры Чаки. Я должна была убедиться, что выбрала подходящий момент.

"Мамочка, останови это," вопил ребёнок, и я мысленно разразилась проклятиями. Это было худшее место для обезвреживания вампира. Судя по звукам, у ребят было довольно мало времени, чтобы вывести на парковку находящихся в панике родителей с детьми, что ещё больше усугубляло проблему. Дэйв выкрикивал приказы схватить и поместить в капсулу темноволосого вампира, захваченного Белиндой. Умно. Он не будет представлять угрозы, находясь там, и мы сможем перевезти его и заколоть его позже на досуге.

Я уклонилась, чтобы избежать удара с разворота, призванного сломать мне шею, когда увидела Белинду, которая больше не удерживала другого вампира, а внезапно схватила новобранца Захари, и глубоко погрузила свои клыки в его горло.

"Тейт, останови её!" прокричала я, бессильная что-либо сделать, когда Белинда сделала рывок, и Захари упал, схватившись за шею, с красными струями брызжущими между его пальцами. А потом Белинда побежала.

Я услышала выстрелы, ругань и топот ног, когда некоторые из команды бросились вслед.

"Враг на свободе, проверьте периметр!" крикнул Купер.

Я одарила вампира перед собой угрюмым холодным взглядом. "У меня нет на это времени," буркнула я и атаковала его, сбивая нас обоих с ног. Его кулаки колотили меня, но я не защищалась. Я терпела избиение, одной рукой удерживая его рот подальше от своего горла и другой вколачивая свой нож в его сердце. Три грубых колотых удара лезвием, и он умер навсегда.

Я поползла прочь от него. Мои рёбра нестерпимо болели, но я не нянчилась со своими пострадавшими боками, как мне того хотелось. Драка слева от меня заставила меня резко повернуть голову, как раз вовремя, чтобы заметить темноволосого вампира, которого собирались поместить в капсулу, но который разбросал двух ближайших к себе солдат по земле. Большинство из тех, кто не охранял выходы, погнались за Белиндой, за исключением нескольких солдат, стоящих на коленях возле Захари. Этот вампир в полной мере воспользовался их растерянностью.

Дэйв прыгнул на него, но вампир поднырнул, скользнул как мрачный пингвин на животе, а потом взлетел плашмя и побежал.

Я кинулась вперёд, следуя за звуками, издаваемыми Тейтом и Купером во время преследования Белинды. Но, будучи людьми, у них не было никакого шанса её поймать.

Я приняла решение мгновенно и бросилась за Белиндой. Она была более серьезной угрозой. Белинда знала имена моей команды. Она знала личные данные работников Дона, и у нее было достаточно приобретённых за время нахождения в плену знаний об организации системы безопасности базы, чтобы дать её детальное описание тому, у кого хватит безумия попытаться проникнуть туда. Я не могла позволить ей передать что-либо из этого.

Я бежала изо всех сил, быстро догнав Тейта и Хуана. Подняв голову, я не могла увидеть Белинду, но зато могла слышать, где она находилась, по визгу тормозов и возгласам людей, когда она пересекала что-то, что могло бы быть оживлённым перекрёстком.

"Возьми машину," выдохнула я Тейту, бросившись мимо него. "Проследи за мной!"

У меня был передатчик в бибикалке, и на машине они могли следовать быстрее. Плюс справиться с любым полицейским, если дело дойдёт до этого. Последовали ещё звуки экстренного торможения и я направилась в ту сторону, пробираясь сквозь перекрёстки, и успев краем глаза заметить Белинду справа, прежде чем она бросилась в переулок. О нет, ты этого не сделаешь.

Я приложила к этому много сил, желая чтобы любое моё движение не отдавалось болью в рёбрах, как-будто их выламывали. Про себя я молилась, чтобы Белинда не бросилась к какому-нибудь дому в надежде взять заложника, но, видимо, она видела и слышала достаточно обо мне и моей команде, что бы понять, что это не даст ей никаких преимуществ. Нет, она мчалась как безумная, и я проклинала ее, пытаясь за ней угнаться.

Белинда перепрыгнула через забор. Хорошо, что она не была Мастером вампиров, который мог бы летать, тогда бы я её точно не догнала. Я перепрыгнула через забор почти так же быстро, как и она, но когда зубчатые края металла врезались в мою ногу, пришла новая боль. Бывают дни, когда я завидую нежити, которая с легкостью исцеляется. Но, всё-таки, этого для меня недостаточно, чтобы решиться и стать вампиром полностью.

Когда мне удалось прицелиться, я метнула ножи. Их у меня оставалось только два, поэтому я ими особо не разбрасывалась. Лезвия вошли в правую половину спины Белинды, что заставило её пошатнуться, но не упасть. Чёрт, я не попала в сердце! Точность моего броска при погоне по пересечённой местности была совсем не та, что в закрытом помещении, где я не сходила с места. Заметка на будущее: потренироваться метать ножи на бегу!

Ножи замедлили её бег. Должно быть, они находились в опасной близости к сердцу, но Белинда не могла остановиться, чтобы дотянуться до них и вытащить. Она пыталась достать до их на бегу, но все её попытки привели к тому, что они ещё глубже вошли в её спину. Белинда снова пошатнулась, и я заставила себя двигаться быстрее. Почти догнала... прибавь газа, Кэт, ты не можешь позволить ей уйти!

Я собрала все свои силы и прыгнула, рассчитывая повалить ее и как следует отпинать. Она оскалилась и попыталась отгрызть мне палец, но я проигнорировала это и бросилась на нее, прижимая её всем своим весом к земле.

Белинда сразу успокоилась. Ее огромные, васильковые глаза встретились с моими и посмотрели умоляюще. Я не обратила на это внимание, даже когда она испустила крик, прекратившийся в тот же момент. Ножи, находившиеся в ее спине, проткнули ей сердце.

Я не стал рисковать и сделала ножами жесткий проворот, чувствуя, что тело подо мной больше не шевелится. Ты должна была выбрать десятилетный контракт, холодно подумала я. Вместо этого ты выбрала вот это.

Крик вернул меня к реальности, я огляделась. Белинда и я лежали на краю газона возле двухэтажного дома. Владелица дома, пожилая женщина, явно была в шоке, увидев двух женщин, одна из которых была мертва, в своём дворе.

Я со вздохом уселась на газон. "Может, вы позвоните в 911? Уверенна, это заставит вас почувствовать себя лучше. Даже полиции не удастся арестовать меня. Ну, потому что мой начальник - Дон. Кроме того, Тейт и ребята появятся здесь в ближайшее время, и Кости тоже. Ему не нужен мой передатчик, чтобы найти меня, ему достаточно моего запаха.

Она пролепетала что-то вроде, "Убийца" и вбежала в дом, хлопнув дверью. Через несколько секунд раздались звуки ее звонка в полицию.

Я осталась сидеть на траве возле Белинды, вежливо кивая нескольким ближайшим соседям, которые вышли поглазеть на меня, прежде чем бросаться звонить в экстренные службы. Я пробыла в таком состоянии около трёх минут, после чего Кости появился в поле зрения. Он замедлился, когда увидел меня, проделывая оставшийся путь до того места, где я сидела, прогулочным шагом.

"Всё нормально, любимая?"

Я кивнула. "Царапины и синяки, ничего серьёзного. А вампир, которого ты преследовал?"

Он опустился на колени рядом со мной. "Полагаю, обменивается приветствиями с Белиндой в аду."

Один сбежавший - ещё куда ни шло, зато трое этого не смогли, и самый опасный из этих трёх начинал съёживаться в лучах заходящего солнца.

"Захари?"

Кости покачал головой. Я сделала глубокий вдох, мечтая снова заколоть Белинду и каким-то образом заставить её это почувствовать.

Визг шин объявил о прибытии парней, и секундой спустя Хуан и Тейт выскочили из машины, которую занесло при остановке рядом с нами.

Я поднялась, стряхивая с себя травинки и грязь.

"Как вы уже заметили, ребята, Белинда была уволена."



ГЛАВА 4

Другой вампир сбежал. Дэйв винил себя за то, что не был одним из тех, кто упаковывал вампира в капсулу, но он был очень расстроен после нападения Белинды на Захари, и она, ясное дело, именно это и замышляла. Захари умер от потери крови прежде, чем Кости прикончил последнего вампира, что не позволило ему вовремя успеть к умирающему и излечить его. Захари также попал в состав команды под кодовым названием "будут живы". Одно это означало, что он не хотел быть возвращённым в качестве чего-нибудь нечеловеческого в том случае, если его убьют на работе. Таким образом, все мы угрюмо почтили его желания и похоронили его.

Этан оказался сиротой, который объяснил, почему его родители не сильно возражают против роли, которую он играл в качестве моего сына. Я заставила Дона пообещать, что он никогда больше не станет использовать его, или другого ребёнка для чего-нибудь настолько опасного, и найти для него хороший приют. Если Дон может запустить тайный правительственный проект по борьбе с нежитью, то найти для сироты приют не составит ему труда.

Наконец, наступил "день победы" для Тейта. Все собрались на базе. Нам не хватало только одной особы, и то потому, что её полёт был отложен по техническим причинам. Анетт, первый вампир, созданный Кости, прибывала помочь с Тейтом.

Это была моя идея. Кости практически не разговаривал с Анетт с тех пор, как она пыталась запугать меня мрачными подробностями его прошлого, но я знала, что их отчуждение беспокоит его. Поэтому я предложила, чтобы Анетт поспособствовала адаптации Тейта, находясь с ним в клетке, куда его запрут после его превращения. Может пройти до недели, прежде чем Тейт будет в состоянии контролировать свой голод, не вскрывая каждую встречную вену, так что никто с пульсом не сможет помочь Тейту в эти первые несколько дней. Дэйв уже вызвался добровольцем, но третий смог бы освободить немного времени Кости. И дать Анетт шанс наладить отношения. Разве я не маленький миротворец?

Сейчас, тем не менее, я нервничала. Через полчаса Кости должен был убить Тейта только для того, чтобы вернуть его снова. От укуса до возрождения может пройти час, а может- несколько. Мы запланировали это на восемь вечера, сразу после заката, когда Кости будет наиболее сильным. От вампира требовалось выложиться по полной для превращения кого-то в себе подобного, как мне обьяснили. Для меня подобный опыт был в вновинку.

Дон настроил видеонаблюдение за процессом. Он даже поместил электроды в грудь и голову Тейта, для определения точного времени смерти и мониторинга мозговой деятельности. Кости одновременно язвительно и вопросительно покачал головой, увидев все высокотехнологичные установки, связанные друг с другом посредством интернета. Дона это не волновало. Эти устройства предназначены для сбора информации и её дальнейшего изучения. В общем, всё было довольно беспардонно.

Тэйт находился в комнате, оснащённой комплектом титановых замков. Черт, у них даже был мрачного вида операционный стол, с зажимами из того же металла. Кости сказал Дону, что все эти предосторожности были излишне, скорее смешны, но Дона волновало, что Тэйт вырвется и выйдет из под контроля. Сейчас Тэйт был привязан к столу, одетый только в шорты, что бы облегчить доступ электродов. Я проскользнула, чтобы в последний раз увидеть его, как человека.

Многочисленные пакеты с кровью находились в холодильнике неподалёку, в качестве первой еды для Тейта. Мой взгляд встретился с синими глазами Тейта, пока я стояла рядом с ним на наклонной плите, пытаясь удержать равновесие на ней, в то время как он стоял прямо.

“Боже, Тэйт.” Мой голос дрогнул. “Ты действительно уверен в этом?”

Он попытался изобразить улыбку, но она не достигла своей обычной ширины. "Не будь такой испуганной, Кэт. Можно подумать, что ты собираешься умирать, а не я."

Я положила руку на его щёку. Его кожа была такой же тёплой, как и моя. Это был последний раз, когда она ощущалась такой. Тейт вздохнул и склонил голову ближе.

"Это будет странная поездочка, не правда ли?" пробормотал он. "Я помню время, когда я не верил в вампиров. И теперь я собираюсь пополнить их ряды, под руководством сукиного сына, которого я презираю. Парадоксально, ха?"

"Ты не должен этого делать, Тейт. Ты можешь изменить своё решение, и мы будем считать этот вопрос закрытым."

Он еще раз глубоко вздохнул. "Как вампир, я буду сильнее, быстрее и меня будет труднее убить. Это будет хорошо как для команды... так и для тебя. "

"Не смей делать это для меня, Тэйт." Мой голос дрожал с жаром. "Если это для меня, то прекрати это прямо сейчас".

"Я это сделаю," повторил он таким же тоном. "Ты не сможешь отговорить меня, Кэт."

Кости спас меня от ответа, подойдя ко мне сзади. "Пришло время, Котенок".

Я направилась в небольшой наблюдательный пункт этажом выше, куда подавалось видео из той комнаты. Мой дядя уже сидел, уставившись в экран. Хуан, Купер и Дэйв присоединились к нам. Я не могла отвести взгляд от экрана, наблюдая, как Кости подошёл к Тейту с медленной грацией истинного хищника. Сердцебиение и частота дыхания Тейта начали ускоряться.

Кости бесстрастно изучал его. "Ты не получишь того, на что надеешься, приятель, но тебе придется жить с этим решением остаток своих дней. Итак, в последний раз, ты хочешь этого?

Тейт глубоко вдохнул. "Ты хотел убить меня месяцами. Это - твой шанс. Просто сделай это."

В следующую секунду клыки Кости глубоко вонзились в шею Тэйта. Приборы уловили подскочивший пульс Тэйта как если бы он задыхался, умирая. Дэйв сжал мою руку и я тем же ему ответила, наблюдая, как Кости пил жизнь из моего друга глубокими, длинными глотками. Бледное горло работало снова и снова, поскольку он глотал. Сигналы с монитора, показывающего ЭКГ, замедлились, ослабли, затем был короткий высокочастотный звуковой сигнал, когда Кости приподнял его голову.

Перед вытаскиванием лезвия и проделыванием отверстия в собственной шее, он облизал лишние капли крови вокруг своего рта. Затем Кости прижал болтающуюся голову Тэйта к ране, держа в ней кончик ножа, чтобы та не закрылась.

Рот Тейта двигался, поначалу слабо лакая кровь, а затем присасываясь более энергично. ЭЭГ монитор начал издавать тревожные звуки. Кости выронил нож, когда Тейт, с закрытыми глазами, сжал зубы на его шее и рванул её. Кости придерживал голову Тейта, даже не моргнув глазом, пока тот всё чавкал и чавкал над ним. Тейт скрежетал зубами и сосал, пока минуты тикали дальше, в его сердцебиении появлялись всё большие и большие паузы между ударами, и наконец осталась только... тишина.

Кости свободно разжал рот Тейта, оставив его обмякшим, и, пошатываясь, отступил. ЭЭГ пошёл вразнос, в то время как ЭКГ рисовал прямую линию на мониторе. Сильная дрожь сотрясала тело Тейта, заставляя греметь сдерживающие его зажимы. Затем он неподвижно упал в своих оковах. Мертвый, но ожидаемо восстанет.

Часы тянулись с мучительной медлительностью. Кости сел на пол клетки, выглядя отдыхающим, но я знала, что он не спит. Время от времени его взгляд оценивал состояние тела Тейта. Я интересовалась, может ли он ощущать изменения энергии вокруг Тейта. Господь знал, что ЭЭГ может. Он не затыкался всё время. Кости, должно быть, хотел разбить его вдребезги прямо сейчас, со всеми издаваемыми им бипами и воплями.

Кости помог себе двумя пакетами крови после того, как Тейт - умер? Вырубился? Как, в любом случае, называлось теперешнее состояние Тейта? - хотя Кости ненавидел упакованную плазму. Он привёл понятную для меня аналогию с прокисшим молоком, когда я однажды спросила у него, почему он просто не пьёт плазму, вместо того, чтобы кусать людей. Но с тем, как его иссушил Тейт, Кости нуждался в восполнении, вне зависимости от вкусовых предпочтений.

Хуан зевнул. Было уже за полночь, и до сих пор мы не могли бы ничего сделать, кроме как наблюдать за лежащим там Тейтом. Тем не менее, никто не выглядел желающим оторвать свои глаза от экрана.

"Вы все можете немного поспать, я вас разбужу, когда появятся какие-нибудь изменения," предложила я. Я привыкла бодрствовать допоздна. Быть наполовину вампиром имеет свои преимущества.

Дон ответил мне усталым, но твёрдым взглядом. "Я думаю, что выражу мнение всех, когда скажу, что чёрт возьми, нет, я остаюсь."

Послышалось согласное хрюканье. Я пожала плечами, побеждённая, и вернула внимание обратно к экрану.

Единственным предупреждением, полученным мной, было то, что Кости встал. Затем, вдруг, лежащее навзничь тело Тейта забурлило движением. Его глаза открылись, каждый мускул напрягся в зажимах, и из динамиков раздался вой, такой сверхъестественный и дикий, что это покачнуло меня обратно на моё место.

"Господи Иисусе," пробормотал Дон, и вся его прежняя усталость исчезла.

Крик Тейта стал невозможно громким. Сквозь размытость от бешеного махания головы борющегося с оковами Тейта, мне удалось рассмотреть, что его рот раскрыт... и клыки хорошо заметны, пока он продолжал выть, как будто только что вернулся из ада.

Кости говорил, что новые вампиры просыпаются горящими от безумной жажды. Эта реальность разворачивалась перед моими глазами. Тейт не казался понимающим, где он, или даже кто он. Ничего не осталось от прежнего Тейта в том взгляде, которым он рыскал по маленькой комнатушке, где был связан.

Кости не разделял моих внутренних переживаний от вида моего друга в таком состоянии. Он подошёл к холодильнику, выудил оттуда несколько пакетов крови, и вернулся к Тейту.

Я не могла расслышать, что он сказал, так все слова утонули в криках Тейта, но я видела, что губы Кости шевелятся, пока он опрокидывал один из пакетов крови прямо в разинутый рот Тейта. "Ням, ням?" пришло мне в голову, отказывающуюся соображать. Или, "Пей до дна?"

Не имело значения. Тейт не пил из пакета - он рвал его, пока его лицо не покрылось красным, и его лязгающие челюсти не сделали его более похожим на большую белую акулу, чем на мужчину. Кости, не смущаясь, снял остатки пластика с лица Тейта, ловко избежав пальцами укусов последнего, и опрокинул Тейту в рот следующий пакет с кровью. Его постигла та же участь утилизации мусора, что и первый.

Я отвела взгляд, смущённая. Это не имело смысла, потому что я знала, чего ожидать, но, как говорится, - видеть и слышать - две разные вещи. Справа от себя я заметила Хуана, который тоже не смотрел на экран. Он тёр виски.

"Это всё ещё он."

Голос Дэйва казался очень мягким, во внезапной паузе между криками Тейта, когда тот отхлёбывал. Дэйв кивнул на монитор.

"Я знаю, в это трудно поверить, особенно глядя на всё это, но Тейт всё ещё там. Это всего лишь временно. Он станет собой в ближайшее время."

Боже, я хотела бы верить в это. Я знала, что не было причины не делать этого, кроме того, что сейчас Тейт выглядел ещё страшнее, чем самый смертоносный вампир из всех, встреченных мною. Думаю, что я действительно не была готова видеть своего друга в таком состоянии, хотя раньше думала, что была.

Было опустошено пять пакетов крови, прежде чем безумный блеск покинул глаза Тейта. Конечно, большая часть первых двух расплескалась по его лицу и плечам, не попав в рот, поскольку он рвал их так безумно. Сейчас, покрытый кровью, он наконец взглянул на Кости и выглядел узнавшим его.

"Больно," стало первым словом Тейта.

Слёзы навернулись мне на глаза от мрачной болезненности его голоса. Было так много отчаяния, сочившегося из этого короткого предложения.

Кости кивнул. "Тебе полегчает, приятель. Уж в этом можешь мне довериться."

Тейт осмотрел себя, слизывая всю кровь, до которой смог добраться. Потом он остановился - и взглянул прямо в камеру.

"Кэт."

Я наклонилась вперёд, нажав на кнопку на экране монитора, что позволило им услышать меня.

"Я здесь, Тейт. Мы все здесь."

Тейт закрыл глаза. "Не хочу, чтобы ты видела меня в таком состоянии," промямлил он.

Стыд за свою первоначальную реакцию сделал мой голос раздражительным. "Всё нормально, Тейт. Ты-"

"Я не хочу, чтобы ты видела меня в таком состоянии!" прорычал он, дёргаясь из своих зажимов.

"Котёнок." Кости взглянул на экран. "Это расстраивает его. Это осложняет его контроль жажды крови. Лучше сделай, как он хочет."

Моё чувство вины усилилось. Было ли это совпадением, или мог бы Тейт каким-то образом догадаться, что наблюдение за ним ранее произвело на меня отталкивающее впечатление? Каким херовым лидером я была, не говоря уже о плохом друге...

"Я ухожу," сказала я, пытаясь придать своему голосу твёрдость. "Я... я навещу тебя, когда тебе станет лучше, Тейт."

Затем я не оглядываясь вышла из комнаты, как только услышала, что крики Тейта снова начались.

Я сидела за своим столом, уставившись в пространство, когда мой мобильный зазвонил. Беглый взгляд на экран дал понять, что звонит моя мать, и я колебалась. Я была совсем не в настроении иметь с ней дело. Но это было необычным для неё - бодрствовать так поздно, поэтому я решила ответить.

"Привет, мам."

"Катрина." Она остановилась. Я ждала, постукивая пальцами по столу. Затем она произнесла слова, которые практически заставили меня упасть со стула. "Я решила пойти на твою свадьбу."

Я действительно снова посмотрела на свой мобильный, чтобы убедиться, что не ошиблась и это не был кто-то ещё, звонящий мне.

"Ты напилась?" смогла произнести я, когда голос вернулся.

Она вздохнула. "Я не хотела бы, чтобы ты выходила за вампира, но я уже утомилась от него, влазящего между нами."

Пришельцы подменили её, поймала я себя на этой мысли. Это - единственное объяснение.

"Так значит... ты придёшь ко мне на свадьбу?" я не могла не повторить.

"Это - то что я сказала, не правда ли?" ответила она с некоторой долей своей обычной раздражительности.

"Эммм. Замечательно." Чёрт меня побери, если я знала, что сказать. Я была поражена.

"Я не думаю, что ты хотела бы какой-либо помощи от меня в планировании этого?" спросила моя мама, вопрос звучал одновременно вызывающе и неопределённо.

Если моя челюсть отвиснет ниже, она отпадёт. "Я была бы не против некоторой помощи," удалось мне выговорить.

"Хорошо. Можем обсудить это за ужином, позже?"

Я была готова ответить "Извини, никак не получится," но я остановилась. Тейт совсем не хотел, чтобы я просматривала видео об его совладании со своей кровожадностью. Кости уезжал после обеда, чтобы забрать Анетт из аэропорта. Я могла бы переговорить с матерью, пока он поедет за Анетт, а затем встретиться с ним здесь позже.

"А как насчёт позднего обеда вместо ужина? Скажем, около четырёх часов?"

"Это неплохо, Катрина." Она снова остановилась, что выглядело так, будто она хочет сказать ещё что-то. Я практически ожидала её крика: "Первое апреля, День дурака!" но сейчас был ноябрь, так что было как-то рановато. "Увидимся в четыре."

Когда на рассвете Кости пришёл ко мне в кабинет, сразу же, как Дэйв принял следующую двенадцатичасовую смену с Тейтом, я всё ещё была ошарашена. Сначала - превращение Тейта в вампира, затем - смягчение моей мамы относительно моего будущего замужества. Сегодня действительно запомнится надолго.

Кости предложил подбросить меня к маме по дороге в аэропорт, а затем забрать меня оттуда по пути на базу, но я отказалась. Я не хотела оказаться без машины на тот случай, если настроение мамы испортится - всегда есть такая возможность - или существовал риск разрушить наш с мамой первый благопристойный разговор появлением Кости со странным вампиром. Существовало не так много наборов клыков, которые, на мой взгляд, моя мать способна одновременно обрабатывать, и Анетт действовала мне на нервы даже в лучшие дни.

Кроме того, я практически могла увидеть, как буду объяснять матери, кто такая Анетт. Мам, это - Анетт. Ещё в семнадцатом веке, когда Кости был альфонсом, она платила ему за секс с ней, но по прошествии более чем двухсот лет траханья с ним, теперь они просто хорошие друзья.

Да, я бы представила Анетт своей матери - сразу же после того, как сделала бы себе лоботомию.

"Я до сих пор не могу поверить, что она хочет поговорить о свадьбе," изумлённо говорила я Кости, пока садилась в свою машину.

Он окинул меня серьёзным взглядом. "Она никогда не откажет от своих родственных отношений с тобой. Ты выходишь замуж за Сатану собственной персоной, и это всё равно не избавит тебя от неё. Она любит тебя, Котёнок, несмотря на то, что всячески старается это скрывать." Потом он одарил меня безнравственной усмешкой. "Нужно ли мне позвонить на твой мобильный через час, чтобы ты могла сделать вид, что случилась чрезвычайная ситуация, если она достанет тебя?"

"А что, если с Тейтом возникнет непредвиденная ситуация?" спросила я. "Может, мне стоило бы остаться."

"Всё с твоим парнем хорошо. Ему теперь ничего не сможет повредить, ну, за исключением серебряного кола в сердце. Езжай, встреться с мамой. Позвони мне, если я тебе понадоблюсь, чтобы укусить её."

В самом деле, мне нечего было делать на базе. Тейт будет несколько дней находиться под замком, и у нас не было запланировано никаких операций на этот период, по очевидным причинам. Это время было так же хорошо, как и любое другое, для того, чтобы посмотреть, что моя мама имела ввиду, когда говорила о своем желании положить конец нашей отчужденности.

"Держи мобильный под рукой," шутливо сказала я Кости. А затем унеслась прочь.

Моя мать жила в тридцати минутах езды от базы. Это находилось всё ещё в Ричмонде, но уже ближе к сельской местности. Её причудливые окрестности напоминали Огайо, где мы выросли, но в то же время это было не слишком далеко от Дона, на случай, если дело запахнет жареным. Я подъехала к её дому, припарковалась, и увидела, что ей неплохо было бы освежить покраской ставни. Они выглядели так же, когда я в последний раз была здесь? Боже, как много прошло времени с тех пор, как я навещала её?

Как только я вылезла из машины, то сразу же замёрзла. Мурашки поползли по моей спине, и они не имели ничего общего с осознанием того, что я не была здесь с тех пор, как Кости вернулся в мою жизнь несколько месяцев назад.

Судя по истекающей от дома энергии, моя мать была внутри не одна, но у того, кто находился там с ней, кем бы он ни был, не было сердцебиения. Я попыталась скользнуть рукой к своей сумочке, где всегда были занычены серебряные ножи, когда холодный смех заставил меня остановиться.

"Я бы не стал делать этого на твоём месте, девочка," сказал позади меня ненавистный мне голос.

Входная дверь в доме моей матери была распахнута. Сама мама стояла в дверном проёме с темноволосым вампиром, выглядевшем смутно знакомым, и почти любовно обнимавшем её руками за шею.

И мне не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, что вампир позади меня был моим отцом.



ГЛАВА 5

Макс, мой отец, стоял между деревьями на расстоянии тридцати ярдов. Его рыжие волосы растрепались от ветра, и серые глаза, такие похожие на мои, смотрели со скукой. Но вот что действительно привлекло мое внимание, было ракетной установкой, которую Макс держал на плече. В другой его руке также было оружие. Дисбаланс между содержимым двух рук почти заставил меня истерично рассмеяться.

"Я собирался взорвать твою машину, прежде чем ты вышла на дорогу", сказал Макс приветливым тоном, кивая на ракетную установку. "Но я увидел, что ты одна. Какой отец смог бы упустить шанс провести некоторое время со своей малышкой?"

Если с первого раза не получилось, пробуйте снова и снова. Это было тем, что Макс выплюнул мне несколько месяцев назад, после того, как он был уличен в найме двух наемных убийц, чтобы увеличить мои страдания. Я не думала, что он попробует еще раз убить меня, т.к. Кости женился на мне по вампирским законам, но, похоже, я была не права.

"Где твой родитель Макс?", спросила я не своим голосом. "Ян прибежит позже? Он все еще не смирился с тем, что вынужден был отпустить меня несколько месяцев назад?"

"Ян?" Макс рассмеялся. "В задницу моего папашу, он мне не нужен. У меня новые покровители, крошка, и они хотят твоей смерти, так же как и я."

Я снова обдумала возможность использовать мои ножи. Ледяная улыбка отразилась на лице Макса, такая же точно, как моя, и любой, кто увидел бы это, сказал бы, что мы были отцом и дочерью.

"Думаешь, что сможешь добраться до своего оружия прежде, чем я подстрелю тебя? Вероятно, сможешь. Но ты не успеешь до того, как эта ракета продырявит твою мать, разве это не досадно?"

Я сжала челюсти. Макс и второй вампир были достаточно далеко друг от друга. Даже если я достаточно быстро доберусь до одного из них, у другого будет достаточно времени на то, чтобы убить мою мать.

"Почему бы нам не войти внутрь? Думаю, семейный разговор и так уже достаточно долго откладывался," сказал Макс, указывая пушкой.

Не было никакого способа сделать что-нибудь с ними обоими по- отдельности. Я направилась к дому, но его смех остановил меня. "Сначала брось сумку, детка, и пни её ко мне. Медленно."

Дюжину различных сценариев нападения прокручивались у меня в мозгу, но страх за мою мать заставил отклонить их все. Если бы здесь был один Макс. Если бы я закрепила часть оружия на себе перед тем как выйти. Если бы у меня были те проклятые часы с аварийной кнопкой в них, чтобы я могла дать понять Кости, что я и моя мать сейчас в глубоком дерьме.

Я опустила свою сумку и пнула её к Максу. Он заворчал и подошел ближе, руки с оружием даже не дрогнули.

"Давай сделаем тебя немного более уважительной," сказал он, нажимая на курок.

Пуля поразила меня низко в живот, отбрасывая назад. Потребовалось несколько секунд, чтобы почувствовать боль, но когда это всё-таки произошло, она была беспощадной.

Позади меня я услышала хихиканье другого вампира. Оно было громче, чем звук выстрела. Оружие Макса было с глушителем.

"Внутрь" он снова нацелил на меня пушку. "Или следующий выстрел придётся в твою ногу."

Прикрывая руками кровоточащую рану в моем животе, я поплелась в дом. Как только Макс закрыл за нами дверь, он выстрелил снова, очень болезненно попадая в бедро.

Я закричала от второго выстрела, который сбил меня с ног, и я растянулась на полу.

"Сопротивление - это так забавно," ухмылялся Макс, затем он махнул оружием в сторону моей матери. "Если ты еще раз пикнешь, она получит следующую пулю."

Максу очень сильно хотелось застрелить мою мать. От моего взгляда не укрылось то, что она выглядела отупевшей, с остекленевшим взглядом. Максу понадобился зелёный взгляд для того, чтобы сделать её такой покладистой. Мысль о том, в какой ужас она пришла, открыв дверь и увидев за ней моего отца, практически превратила мой гнев в чистую боль.

Но это длилось не долго. Волны боли, тошноты и головокружения накатывали на меня. Макс, возможно, не задел жизненно важные артерии и органы, но в моем текущем положении я не способна драться с ним или с другим вампиром, и ещё успеть спасти ее. Только из-за того, что я была наполовину вампиром, я все еще была в сознании.

Кости. Я часто дразнила его из-за того, что он был параноиком относительно моей безопасности, но похоже, это была не шутка. Конечно, если он не обнаружит меня позже, он начнёт волноваться. Достаточно вероятно, что он приедет прямо сюда, но со слов Макса, уже будет слишком поздно.

"Ты должна была убить меня, когда у тебя была возможность", сказал Макс, глядя меня. "И тебе жаль, что ты не сделала этого вместо того, чтобы выйти замуж за Кости у Яна той ночью."

Даже если бы так оно и было - а я не была готова допускать этого даже под угрозой расстрела - я не могла заставить себя согласиться.

"Неужели я никогда не упоминала, как ненавижу тебя, Макс?" удалось мне выдавить. Может быть, мне удастся заговорить ему зубы. Взбесить его до такой степени, что у него возникнет желание потянуть время, занявшись моим убийством.

Другой вампир засмеялся. "У неё такая сила духа," сказал он, глядя на меня, пока гладил волосы моей матери. "Какое расточительство."

Узнавание осенило меня, и я поняла, где раньше видела черноволосого вампира. Он был тем самым, который сбежал из "Сырного Чака" в тот день!

"Ты," произнесла я.

Он усмехнулся. "Тоже рад снова тебя увидеть."

Макс опустил ракетную установку, но но моё положение не стало лучше, чем было несколько минут назад.

"Калибос," сказал он, "если моя дочь дёрнется, убей её маму."

С этим мрачным указанием Макс исчез на кухне. Я продолжала зажимать рану в моем животе, т.к. она кровоточила сильнее, чем нога. "Будь ты проклят, Макс," думала я сквозь боль. Я увижу тебя мертвым, даже если это будет последнее, что я сделаю.

И, судя по положению дел, вероятно, так оно и будет.

Моя мать по-прежнему невидяще смотрела вперёд. Помимо этого, к моему облегчению, она не выглядела пострадавшей. Калибос, как Макс назвал другого вампира, запустил руки под её рубашку, чтобы сжать её грудь. Низкий рык, послышавшийся от меня, заставил его усмехнуться.

"Сдержаннее, сдержаннее," мурлыкал он, позволяя рукам сползать ниже.

Макс вышел из кухни и посмотрел на Калибоса. "Не её," кратко сказал он. "Когда придёт время, можешь поиметь Кэт, но Джастина - моя."

О, боже мой. Обновлённая решительность заполнила меня. Я не могла оставить Макса в живых, даже если в конечном итоге это погубит меня и мою мать. Я знаю свою мать. Она скорее предпочтёт смерть, чем изнасилование вампиром, в особенности, Максом.

"Думаю, пришло время привести её в чувство, ты так не считаешь?" спросил у меня мой отец тем же бодрым тоном. Он передал свой пистолет Калибосу с указаниями застрелить меня, если я дёрнусь, и направился к моей матери. Макс порезал себе палец одним из четырёх ножей, с которыми он вернулся с кухни, и поднёс его к её рту.

"Проснись и пой, Джастина," сказал он, проводя кровью по её губам.

Моя мать слизнула её, моргнула раз - и заорала.

Рука Макса зажала её рот. Я пыталась отстраниться от боли в достаточной степени, чтобы сосредоточиться на плане. Ну же, Кэт, думай! Должен же быть какой-то выход.

"Здравствуй, красотка," сказал Макс, поднеся лицо в непосредственную близость к лицу моей матери. "Я собираюсь убрать руку, но за каждый твой крик я собираюсь отрезать что-либо от твоей дочери. Поняла?"

Глаза моей матери скользнули ко мне, расширились, а затем она кивнула. Макс убрал руку.

"Вот так-то лучше. А сейчас, чтобы убедиться, что киска не испортит удовольствие..."

Макс подошел ко мне, всё ещё держа эти ножи. Я сдерживала себя, желая заполучить эти клинки больше всего, чего я хотела прежде. Но Калибос держал меня на мушке, и мою мать на расстоянии укуса. Я могла бы выдержать, но это было не вовремя.

Макс улыбнулся, становясь на колени и захватывая мое запястье. "Ты собираешься умереть,"сказал он достаточно тихо, чтобы только я слышала его, "но я оставлю твою мать в живых сейчас, что бы она могла увидеть и запомнить всё, что здесь случится. Но если ты, малышка, будешь сопротивляться, я изнасилую и убью ее прямо на твоих глазах, перед тем, как покончу с тобой. Насколько сильно ты хочешь спасти её от этого?"

Я никогда не чувствовала ни к кому такой ненависти, как сейчас к своему отцу. Был шанс, что Макс убьет нас обеих так или иначе, но у меня было три пути. Я надеялась придумать блестящий план и спасти нас обеих, надеялась, что у Макса займет достаточно времени мучать меня, и Кости обнаружит нас вовремя... или добраться до ножей и рискнуть увидеть как Макс выполняет свои обещания в отношении моей матери. Я знала, что он способен на это. Было мало вещей, которых, по моему мнению, он не мог сделать.

"Позволь ей уйти, когда все закончится," мягко попросила я, выбирая между планом А и Б.

Макс улыбнулся. "Умная девочка." Его пальцы погладили мне запястье. "Почему ты приехала сюда одна? Где Кости?"

Ложь всегда звучит более достоверно, если в ней есть доля правды. "Он в расположении. Он обратил одного из моей команды прошлой ночью, поэтому остался с ним, пока тот не преодолеет кровожадное безумство."

Улыбка Макса стала шире. "Тейта."

Я не могла скрыть шок. Мой отец смеялся. "Как я узнал об этом? Белинда предоставила Калибосу информацию. Для начала я нашёл твою мать, а всё, что оставалось сделать - заставить её пригласить тебя. Я должен Белинде огромную благодарность."

Белинда. Сучий сын, я недооценила эту голубоглазую пустышку. Теперь я знала, что она шептала Калибосу, когда выводила его из "Сырного Чака". Что такого знала Белинда, о чём никто кроме неё из моего подразделения не знал? Дату и время, когда мы изменим Тейта. Белинда, судя по всему, должна была играть видную роль в моём умерщвлении, и никто бы не смог получить полной картины того, как это удалось Максу. Однако, она не предполагала, что сама умрёт.

Ещё одна волна озарения окатила меня. У меня, скорее всего, было внутреннее кровотечение, потому что то, что вытекало на пол, не объясняло моего самочувствия.

"Тебя следовало бы попридержать благодарности, потому что она мертва."

Он пожал плечами. "Какая досада. Милая девушка."

"Макс."

Мы оба обернулись. Моя мать по-прежнему была на том же месте. Слёзы медленно скатывались по её лицу. Прежде я никогда не видела её плачущей.

"Это же я тебе нужна," сказала она хриплым голосом. "Я вырастила Катрину, и я научила её ненавидеть всех вампиров без разбору. Отпусти её. Это касается только нас с тобой."

Это, а не то, что меня дважды подстрелили, стало тем, что довело меня до слёз. Всю свою жизнь я считала, что моя мать не любит меня, и вот она пытается предложить себя в качестве платы за моё освобождение тому вампиру, которого боится больше всего.

Макс ярко сверкнул на неё зелёным взглядом. "О, Джастина, у нас с тобой еще остались незаконченные дела. Знаешь ли ты, какая это боль в заднице, быть вампиром, породившим гибрид? Я был штатным мальчиком для битья. Но я не получу защиты, если убью тебя прямо сейчас, тогда как ее устранение поможет сохранить моих новых друзей. Они хотели смерти и для Кости тоже, но я не берусь за то, что не в силах сделать."

Я хотела спросить, кто были эти новые друзья, когда Макс взял один из ножей и проткнул им мое запястье, всадив нож достаточно глубоко, чтобы пришпилить его к полу. У меня вырвался хриплый вздох, но в это момент закричала моя мать.

"Прекрати это!"

Макс усмехнулся, держа остальные ножи вне моей досягаемости. "Спасибо, Джастина. Сейчас я собираюсь сделать небольшую нарезочку, специально для тебя."

Калибос испустил раздосадованный вздох, который я смогла услышать, даже несмотря на моё затруднённое дыхание.

"Это скучно. Соберусь ли я сделать что-нибудь весёлое сегодня?"

Макс взял другой нож, выразительно глянул на мою мать, прежде чем прикоснуться его кончиком к моей коже. "Давай же, дерись со мной. Дай мне причину заставить тебя увидеть мучения твоей матери, прежде чем она умрёт," прошептал он.

Я стиснула зубы, не сопротивляясь, пока он медленно вёл лезвием сквозь второе моё запястье. Было ещё больнее, чем с первым. Моя мать испустила стон, который звучал так, будто ей тоже причиняли боль.

"Пожалуйста." Это было едва слышно, и она протянула руку к Максу. "Пожалуйста, больше не надо. Это моя вина, оставь её в покое!"

"Когда твой любовничек-вампир ожидает тебя обратно?" спросил Макс, игнорируя её.

Кости потребуется двадцать минут, что бы добраться от аэропорта до комплекса, может быть, меньше, с его способом передвижения. Затем еще приблизительно пятнадцать минут, чтобы загрузить огромное количество сумок Аннетт и вернуться. Позвонит ли мне Кости, как только вернется? На моем телефоне был включен вибровызов, таким образом, я была не в состоянии услышать его, даже если бы он зазвонил, т.к. он был снаружи в моей сумке. Боже, через какое время он начнет задаваться вопросом, почему я еще не вернулась?

"Через три часа," сказала я, сохраняя лицо настолько пустым, насколько это вообще возможно.

Макс позволил гадкой улыбке искривить его губы. "Я склонен считать, что на самом деле это значит час. Но не переживай. Я учту это. О, и ещё я возьму вот это."

Макс сдёрнул обручальное кольцо у меня с пальца. Он поднял его на свет и усмехнулся.

"Да в нём пять карат," произнёс он восхищённо. "Это запросто принесёт мне пару миллионов."

"Это - рубин," огрызнулась я, ненавидя вид своего обручального кольца в его руках.

Макс рассмеялся. "Глупенькая маленькая девочка, это - бриллиант. Красные бриллианты - самые редкие в мире, и Кости хранил этот камень на протяжении века. Ян пытался его выкупить десятилетиями. Но вот тебе он больше не понадобится."

Макс разрезал перед моей рубашки, заметив, что это в интересах Калибоса, а не в его. Пульсирование моих запястий, в сочетании со жгучей болью в ногах и кишечнике, практически вырубило меня. Я продолжала бороться с чернотой, соблазнительно подступающей ближе.

Моя мать бросилась вперёд. Калибос поймал её, жестоко встряхнув.

"Вы - ничто иное как скоты," прошипела она им.

"Оскорбления расцениваются, как крики," ответил Макс, улыбаясь, тогда как она выглядела недоумевающей. "Моя игра, мои правила. Есть две вещи, которые я собираюсь отрезать от Кэт сейчас. Хочешь, чтобы их стало три?"

Я встретила взгляд матери поверх плеча Макса. Её глаза были расширенными и полными слёз. Я едва помотала головой. Пожалуйста, не надо. Ты не сможешь улучшить положение. Просто беги, когда появится шанс.

Конечно же, она не могла услышать мои молчаливые призывы. Макс позволил кончику ножа погрузиться в мои джинсы, и он разрезал их сбоку.

"Отсюда я начну," заметил он, затем сгрёб моё бедро в горсть и совершил жестокий удар вверх третьим ножом.

Я так сильно прикусила губу, чтобы удержать крик, что почувствовала вкус крови. Калибос усмехнулся. Макс поднял добтый им кусок моей кожи, как трофей.

"Симпатичная татуировка," сказал он, отбрасывая его в сторону. "Может, стоит послать это Кости, чтобы у него была запасная."

Моё бедро пылало в том месте, где сейчас зияла открытая рана вместо татуировки перекрещенных костей, которую я сделала под стать такой же на одной из рук Кости. Моя мать не кричала на этот раз, но её вздохи были глубокими и содрогающимися.

"Я люблю тебя, Катрина," прошептала она.

Я вынуждена была отвернуться, потому что не хотела доставить Калибосу удовольствие увидеть меня плачущей. Я не могла припомнить прошлого раза, когда она говорила это мне. Она, должно быть, считает, что обе мы обречены на гибель.

"Мне надоело держать её, я помещу её под контроль," сказал Калибос, обращая зелёные глаза к моей матери.

"Прекрати это," хлестнул голос Макса. "Она должна видеть это. Она должна знать."

Калибос издал раздражённый звук, затем подтащил мою мать к шторам на окне. Он оторвал одну, разорвал её по середине, и обвязал конец вокруг её шеи.

"Макс," сказала я предостерегающе.

Он ударил меня в голову, сильно. "Ччч, я хочу увидеть, что у него на уме."

Калибос забросил другой конец через один из поручней от перил на втором этаже. Моя мать боролась, но ей было не сравниться с вампиром. Я силилась избавиться от проткнувших меня ножей. Макс мимоходом вонзил ещё один в моё запястье, затем пнул меня в простреленный живот.

Вспышка агонии, должно быть, отрубила меня на минуту, потому что когда я смогла сфокусировать глаза, моя мать стояла на стуле, с одним концом шторы, обёрнутым вокруг её шеи, и вторым - привязанным к перилам сверху. Было сложно удержать равновесие, и одна из ножек стула отсутствовала.

"Теперь она может наблюдать, а я могу присоединиться к развлечению," ухмыльнулся калибос.

Макс одарил его поощрительной улыбкой, и обратил внимание на меня.

"Ты хочешь знать, что я собираюсь с тобой сделать, малышка?" спросил он светским тоном. "После того, как я заистязаю тебя до смерти, я собираюсь нашинковать тебя кусочками. Не могу же я позволить себе рисковать тем, что Кости заставит кого-нибудь поднять тебя упырём, правда?"

Злобный укол не был тупостью. С моим полувампирским наследием было весьма вероятно, что меня можно было возвратить в роли гуля, если Максу удастся замучить меня до смерти. Но если меня расчленят, этот вариант отпадает.

"Те же правила. Давай-ка поглядим, как долго ты сможешь сдерживаться, прежде чем закричишь, и я смогу вырезать что-нибудь у Джастины," насмехался он.

Кулак Макса начал стучать по моей голове взад и вперед, как по игрушке на пружине. Кровь заполнила мой рот и скатывалась по губам, но я прикусила язык и старалась не шуметь. Через несколько минут звон в ушах притупил звуки его ударов. Затем он остановился.

"Упёртая сука. Хммм, давай-ка посмотрим, не разговорит ли тебя это..."

Он достал зажигалку из кармана, щелкнул ей, выставляя максимально возможное пламя, а затем поднес ее к моей руке. Все моё тело вздрогнуло от боли, вздохи и хрюки исходили от меня. Через несколько минут невообразимых мук я не могла больше сдерживаться и закричала.

Макс рассмеялся, довольный. Смутно я осознавала подкатившую к горлу тошноту.

"Думаю, это будет стоить Джастине пальца," заметил он. "Что ещё ты заставишь её потерять?"

"Даже если ты меня убьешь, Кости найдет тебя", я задыхалась. Пот градом катился с меня, а рука болела так, как я даже представить себе не могла. "Поверь, ты будешь очень сожалеть, когда он это сделает."

Калибос и Макс засмеялись, как будто я сказала веселую шутку. “Этот вампир не начнет войну из-за тебя.” Макс усмехался. “Черт, единственная причина, по которой Кости женился на тебе, заключалась в том, что бы насолить Яну."

Вот почему Макс чувствовал себя в безопасности настолько, чтобы рискнуть убить меня? Потому что он думал, что у него была надёжная защита благодаря его новым "друзьям", и тому, что Кости женился на мне только чтобы вывести из себя Яна?

"О, Кости найдёт тебя. Можешь на это рассчитывать."

Они оглянулись по сторонам, смущённые горячностью моего тока.

"Гипотетически," наконец, сказал Макс. "Ты пытаешься запугать меня, чтобы я оставил тебе жизнь, но это не сработает. И всё же, Калибос, выйди наружу и посторожи. Чисто на тот случай, если её любовничек решит заглянуть к нам пораньше."

"Но я ещё не наигрался с ней," возразил Калибос, глянув в мою сторону, что заставило меня отшатнуться.

"У тебя будет шанс," огрызнулся Макс. "Но я это придумал, так что я буду первым."

Калибос ухмыльнулся мне, выходя за дверь. "Ещё увидимся, сладенькая."

Макс встал и направился к моей матери. Она стояла почти на цыпочках, чтобы удержать петлю вокруг своей шеи достаточно слабой для возможности дышать. Стул под нею зловеще шатался на трех ногах. Ее руки были связаны другим куском ткани, и Макс усмехался, рассматривая ее пальцы.

"Какой палец ты потеряешь первым, Джастина? Давай посмотрим, этот маленький палец пошел на рынок," нараспев начал он, с подчеркнуто монотонным ритмом, выделяя один из них. "Этот маленький палец остался дома. Этот маленький палец - жаркое... "

Я попыталась мысленно подготовиться к своему шансу. Теперь, когда один из них был снаружи, возможностей было больше. Но, как бы то ни было, мне было трудно сосредоточиться. У меня были годы опыта, но с моими ранами я чувствовала, что была ближе к бессознательному состоянию.

Моя мать встретилась со мной глазами, а потом выбила стул из-под себя.

"Чёрт подери," рявкнул Макс, держа её одной рукой. "Зачем ты это сделала?"

В ту секунду, когда он отвлекся, я, что было сил, дернула руку из-под ножа в моем запястье, чувствуя, как рвется плоть. Я высвободила одну руку, когда Макс обернулся.

"Какого чёрта?"

Он отпустил мою мать. Она висела за шею, ее ноги были немного выше пола, в то время как я выворачивала свою другую свободную руку, игнорируя раскаленную добела боль. Я попыталась схватить один из ножей, но мои запястья были слишком повреждены, чтобы держать что-то. Я отшвырнула их ногой и вместо этого сделала выпад в сторону Макса, ударяя его по голове достаточно сильно, чтобы свалить его. Все, в чем я сейчас нуждаюсь, так это в небольшом количестве твоей крови, подумала я, жестоко кусая, и я буду излечена достаточно, чтобы бороться.

Раскат грохота заставил мою голову дёрнуться в сторону окна. Последним, что я увидела, было разбивающееся стекло - а затем было жжение в моей шее, и моё зрение утонуло в темноте. Я думала, что слышала крики, но все одновременно, и всё казалось отдалившимся. Вместе с этим я не могла ничего чувствовать. Каким облегчением было освободиться от боли.

Осознание вернулось вместе с чем-то мокрым, лившимся в моё горло. Я пыталась проглотить это, но не могла. Поток не иссякал, вынуждая меня глотать. Снова. И снова.

"...не дай ей умереть!" мне показалось, что я услышала крик моей матери, когда послышался голос Кости, очень близко.

"...ну же, любимая, пей ещё! Нет, ты должна выпить больше..."

Я давилась, жидкость переполняла мой рот, когда образы вокруг меня преобрели чёткость. Мой рот присосался к кровоточащей шее, и я оттолкнулась, сразу закашлялась и проглотила ещё.

"Прекрати," хотела я сказать.

Руки притянули меня обратно. Это к горлу Кости я была прижата. И его шея была не единственной вещью, испачканной кровью. Таким же было и всё у него спереди.

"Христос Всемогущий, Котёнок," вздыхал Кости, поглаживая моё горло.

"Катрина," рыдала моя мама. Я резко повернула голову, как раз вовремя, чтобы увидеть, как она поскользнулась на чём-то, пошатываясь идя ко мне. Петля всё ещё болталась у неё на шее, но другой конец больше не был привязан к перилам. В дальнем углу комнаты я слышала, как Макс бормотал проклятья, и кто-то отвечал на них женским голосом с английским акцентом.

"Не двигайся, ты, мелкий урод."

"Ты достала его?" спросил Кости с явным охлаждением в голосе.

Голос Анетт звучал так свирепо, как я ещё никогда не слышала. "Я его достала, Криспин."

Моя мать добралась до меня. Она обнимала меня и пыталась вытащить меня из объятий Кости, ощупывая мою шею.

"Он уладил это? С тобой всё в порядке, Катрина?"

И вот тогда я заметила остальную кровь. Она запачкала не только Кости, но и всю меня, всё вокруг меня, и даже ближайшую стену.

"Что произошло?" спросила я, разрываясь между головокружением, немой благодарностью, что мы живы, и находясь в ужасе от всей этой крови вокруг нас.

"Макс вырвал тебе глотку," ответил Кости. Была странная смесь облегчения и гнева в его сверкающих зелёных глазах. "И он страстно пожалеет, что я не убил его ранее, когда я займусь им."



ГЛАВА 6

Дон со всей командой прибыл к моей матери менее, чем через 15 минут после моего звонка. Они, должно быть, нарушили все известные правила дорожного движения, за что местные копы не могли оштрафовать их.

Кости и Аннетт уложили Макса в капсулу. Дон забрал его - пока. Кости кратко заявил, что позже он пошлет кого-нибудь, чтобы забрать Макса, и из-за тона, каким он это говорил, я была рада, что мой дядя не спорил. Конечно, я не думала, что Дон хотел бы долго держать Макса у себя. Взгляды, которыми обменялись братья, пока Макса упаковывали в капсулу, были такими красноречивыми, что Дон отвел глаза прежде, чем Макс начал проклинать его.

В меня пришлось влить несколько пинт крови, чтобы восстановить то, что я потеряла. Кровь Кости излечила мои разнообразные повреждения, но мой пульс был опасно слаб.

"Я была на краю," сказала я Кости, слабо улыбнувшись после последнего переливания. Я сидела в его машине. Он оттирал меня полотенцем от крови настолько, насколько это вообще было возможно. Вскоре мы отправимся. Кости не хотел оставаться здесь дольше необходимого, потому что мы не знали наверняка, кому ещё Макс и Калибос могли рассказать о засаде.

Кости посмотрел в мои глаза своим непостижимым взглядом. "Я возвратил бы тебя так или иначе, Котёнок. Или как вампира, или как гуля, даже если бы ты потом меня ненавидела за это."

"Не смог бы, если бы Макс исполнил то, что замышлял," пробормотала я. "Он собирался разрезать меня на куски."

Кости зашипел, от чего волосы у меня на затылке встали дыбом. Потом он, кажется, взял себя в руки.

"Я запомню это", сказал он, выделяя каждое слово.

Так много эмоций бушевало во мне. Облегчение, запоздалая паника, гнев, радость и желание сжать Кости в объятиях и пролепетать, как же я рада снова его видеть. Но нельзя было раскисать, так что я спрятала эти чувства обратно. Соберись, Кэт. Ты не можешь превратиться в кучу психологической сентиментальщины, когда ещё столько всего нужно сделать.

Моя мама была на заднем сиденье. Она отказалась ехать на базу, даже не смотря на то, что ей не пришлось бы оставаться там надолго. Дон отозвал всех с базы. Макс нашел дом моей матери, поэтому нетрудно было догадаться, что он также знает и координаты базы. Дон не хотел давать шансов другим вампирам, которым Макс мог рассказать, где она расположена. В операциях Дона их было уничтожено достаточно, чтобы они решили отомстить.

Итак, моя мать сейчас жила у нас с Кости, и Дон хотел забрать её на другое место жительства позже. Как только закончит перемещение всей нашей команды.

"Прости, Катрина," пробормотала она, пряча глаза. "Я не хотела тебе звонить. Я слышала, как произношу слова, но не могла остановиться."

Я вздохнула. "Это не твоя вина. Макс использовал контроль разума. Ты не могла повлиять на то, что говорила."

"Демоническая сила", прошептала она.

"Нет", наконец сказал Кости. "Макс сказал тебе, что все вампиры демоны, так? Ты думаешь он способен говорить правду, даже после этого?"

"Что бы Макс тебе тогда не сказал," добавила я, "ты была вынуждена поверить, так же как ты была вынуждена позвонить мне. Вампиры другой вид, мама, но они не демоны. Если бы это было так, то почему ты всё ещё жива? Ты дважды пыталась убить Кости, но сегодня он спас тебя, вместо того, чтобы позволить тебе умереть от удушения."

Ее лицо было во власти эмоций. То, что она оказалась лицом к лицу с истиной, что всё, во что она пылко верила в течение двадцати восьми лет, могло быть неверным, тяжело воспринялось бы кем-угодно.

"Я соврала тебе про твоего отца," сказала она наконец, так мягко, как я никогда от неё не слышала. "Той ночью, он не... но я не хотела верить, что могла позволить ему это сделать, не после того, как увидела, что он не человек..."

Мои глаза закрылись на мгновение её признания. Я подозревала, что той ночью, когда меня зачали, не было изнасилования, но все произошедшее здесь было доказательством обратного. Затем я встретила её взгляд.

"Тебе было восемнадцать. Макс заставил тебя верить, что ты вынашиваешь современную версию "ребёнка Розмари", просто потому, что ему это казалась смешным - сказать тебе, что вампиры - это демоны. Что ещё раз подтверждает, какой он мудак. Говоря о том, что..." Я вытянула иглу из вены и надела куртку Купера, любезно оставленную им для меня, поскольку моя рубашка была разрезана и покрыта кровью. Одевшись, я выскочила из машины. Больше никаких головокружений. Удивительно, какое действие оказывает кровь вампира в сочетании с тремя пакетами плазмы. На мне уже не осталось и следа от ран, хотя по-хорошему, я должна была бы находиться в мешке для трупов.

"Что ты делаешь?" - спросил Кости, слегка придерживая мою руку.

"Прощаюсь со своим отцом," ответила я, обходя то место, где стояла капсула, как огромное серебряное яйцо на дороге.

"Открой" - сказала я Куперу, который сторожил капсулу, пока она не будет загружена в наш специальный фургон.

Купер открыл внешне замки. Он не сводил взгляда с капсулы, когда её крышка соскользнула, открыв Макса, что натолкнуло меня на мысль, что Купер наглотался вампирской крови. Это было единственным способом, позволяющим человеку не стать жертвой вампирского контроля разума, даже несмотря на некоторые побочные эффекты.

Тело моего отца было проткнуто в нескольких местах серебром. Крючковатые концы этих шипов не давали возможность пошевелится без того, чтобы его сердцу не угрожала опасность быть проткнутым, не говоря уже о ряде других частей его тела. Как только крышка закрывалась, он не мог даже шелохнуться, потому что внутреннее устройство капсулы было направлено на предотвращение любых движений за счёт того, что шипы продолжали пускать кровь, с которой вампир терял силу. Я знала всё это, потому что это было моей разработкой.

Кости испепелял взглядом Макса. "Давай, приятель, скажи хоть слово, посмотрим, что это тебе даст," его голос был нежным, словно шёлк, и пугающим, как смерть.

"А сейчас, дражайший папуля, "Я же тебе говорила" будет очень сильным преуменьшением," мрачно сказала я Максу. "Поэтому, я повторю тебе твои же слова: Ты должен был убить меня сразу же, как только тебе выпала такая возможность."

Затем я повернулась к Кости. "Зачем его куда-либо вывозить? Я готова убить его прямо здесь и сейчас, и никогда больше об этом не беспокоиться."

"Тебе не нужно беспокоиться о нем," сказал Кости так же холодно и рассерженно. "Никогда. А он сухим из воды не выйдет."

Кости протянул руку и коснулся лица Макса. Это был мягкий удар, но Макс вздрогнул, как будто Кости разрезал ему щеку ножом.

"Скоро увидимся, приятель. Жду - не дождусь."

Подошла Аннет. Ее глаза цвета шампанского смотрели на Макса презрительно, за счёт чего на её лице стал заметен возраст. Аннет было тридцать шесть, когда Кости обратил её. В 17 веке жизнь сильно отличалась от нашей, так что она выглядела примерно на сорок пять, но всё же она выглядела отлично. Обычно всегда такая аккуратная, сейчас она была растрёпана, ее светлые волосы выбились из прически, а форменного кроя костюм выглядел слишком ужасно, чтобы его можно было носить.

"Я говорю, что на сегодня уже достаточно," заметила она.

Я тихонько фыркнула. Как похоже на Анетт описать пол дня пыток так спокойно как "на сегодня достаточно."

"Запечатывай его обратно," сказала я Куперу, не желая больше сегодня видеть своего отца. Или вообще когда-нибудь снова.

Купер выполнил просьбу, и крышка капсулы скользнула на место, запечатываемая серией замков. Когда она закрылась, страшная мысль посетила меня.

"Что случилось с Калибосом? Там был другой вампир, помимо Макса."

"Его голова там," сказал Кости, кивая в сторону деревьев, "а остальная часть его немного дальше."

Я почувстовала холодное удовлетворение. "Как вы узнали, что надо идти сюда?"

"Авиакомпания потеряла багаж Аннет". Кости звучал почти ошеломленно. "Я звонил тебе дважды, сказать, что мы задержимся, так как остановимся купить ей несколько новых костюмов. Ты не ответила. Ты всегда отвечаешь, поэтому я поехал прямо сюда. Примерно в миле отсюда я услышал твой крик. Я остановился, и я и Аннет окружили дом. Мы нашли одного парня. Не знали, сколько их ещё может быть внутри, поэтому одновременно пробились в окна."

У меня вырвался лающий смешок. Мы с матерью обязаны жизнями потерянному багажу Анетт? Какая ирония.

"Спорим, ты сделала это специально," я не могла удержаться, чтобы не поддеть Аннет.

Чуть заметная улыбка скользнула по её губам. "Не совсем так, милая. Я только что звонила Яну, " продолжала она, обращаясь скорее к Кости, чем ко мне. "Он был в ярости, когда услышал, что натворил Макс. Он официально отказывается от Макса и отрезает его от своей линии."

Это было самой страшной карой, к которой только мог прибегнуть вампир в отношении члена своей линии. Это означало, что в будущем ни один вампир не озаботится дальнейшей судьбой Макса, и прямо сейчас будущее моего папаши выглядело очень и очень нелицеприятным.

"Макс сказал, что Ян ничего не знал об этом," добавила я, несмотря на то, что не очень жаловала Яна. "А ещё он сказал, что у него есть новые дружки, которые хотят моей смерти также сильно, как и он."

Кости коротко кивнул. "Мы едем домой, любимая. Чтобы выяснить, кто помог Максу сделать это, таким образом мы сможем убить их всех до последнего."

Наш дом был большим коттеджем на вершине холма с видом на горы Голубого хребта и пуленепробиваемыми окнами. Он был достаточно далеко, чтобы мы никогда не повстречали своих соседей, поэтому и вертолетная площадка с другой стороны нашего дома не становилась причиной для лишних сплетен.

Аннет поехала с Доном, чтобы помочь с Тейтом, как это было изначально запланировано, но Кости отказался ехать с ней. Он сказал, что его приоритеты изменились, а Дону хватило ума понять почему. Думаю, Тейт будет в порядке, раз за ним присматривают два вампира. Моя безопасность казалась ещё более шаткой, чем позиция Тейта, согласно тому, что сказал Макс.

Когда я вошла с свой дом, мой кот выскочил, и стал виться вокруг моих ног. Мы не показывались здесь около недели, поэтому я установила автоматическую кормушку и очиститель кошачьего туалета. Теперь мой котик мог рассчитывать и на мои объедки, а не только на свой сухой корм. Не удивительно, что он был рад меня видеть.

Моя мать никогда не была дома у нас с Кости, но я слишком хотела смыть с себя кровь, чтобы устроить ей надлежащую экскурсию.

"Здесь гостевая комната," сказала я, направляя её в нижнюю спальню. "У меня там есть немного одежды, так что разберись сама. Я приму душ."

Кости проследовал за мной наверх. Я стащила с себя куртку, которую дал мне Купер, плюс мой окровавленный лифчик и штаны. Даже если бы я никогда больше не увидела эту одежду, это всё равно был бы слишком короткий срок. Кости так же снял свои забрызганные кровью рубашку и штаны, закидывая их в угол, прежде чем присоединиться ко мне в душе.

Поначалу вода была ледяной. В это время года ей потребуется пара минут, чтобы нагреться. Я задрожала, когда холодные брызги коснулись меня. Кости заключил меня в свои объятия и подвинулся так, чтобы большая часть брызг попадала на него. Даже когда она стала теплой, и Кости повернулся, позволяя горячей воде разогревать мою кровь, я по-прежнему дрожала.

"Я не думала, что сделаю это сегодня."

Мой голос был тих. Руки Кости напряглись вокруг меня.

"Теперь ты в безопасности, Котенок. И ничего подобного никогда больше не случится, обещаю."

Я не ответила, но я думала, что это было обещание Кости, которое могло оказаться невыполненным. Кто знает, что случится в будущем? Это не было местью моего отца для меня - и моей матери - из-за моего существования. Макс сделал это за обещание награды и помощи. Теперь главный вопрос, от кого?

Но я ничего этого не сказала. Кости был прав - сейчас я в безопасности. И он был рядом. На данный момент это было всем, что имело значение.

По крайней мере, на некоторое время.

Мы не пробыли дома и часа, когда начали приходить люди. Первыми были Хуан и Купер, которых прислал Дон для моей дополнительной защиты. У обоих было достаточно серебряных ножей и пуль, чтобы убить десяток вампиров.

Навязчивые идеи Кости о дополнительной безопасности вылились в трёх вампиров, которых я никогда не встречала. Первый, по имени Рэттлер, напоминал мне молодого Самуэля Эллиотта, Зиро был альбиносом с длинными светлыми волосами и глазами цвета ледника, у Тик-Така была чёрную кожу, чёрные глаза и чёрные волосы. Мысленно я прозвала их Ковбой, Соль и Перец.

Затем пришел Спейд, или Чарльз, как называл его Кости. Спейд предпочитал, чтобы остальные называли его по прозвищу, выбранным им, когда он был сослан в колонию. Что-то, напоминающее о том, как он был беспомощен. Кости же выбрал свое имя, когда проснулся вампиром на кладбище аборигенов. Вампиры делают все возможное, чтобы было трудно запомнить их имя.

Упырь Родни был следующим. Он поселится у Хуана, начав готовить до шторма. Я не ела, поэтому пошла спать, но спала я беспокойно. Во сне я снова видела мою мать, которая болтается на шторе, привязанная к перилу и насмешливое лицо моего отца, чувствовала адскую боль, когда он выстрелил в меня.

Дон появился сразу после полудня. Я сидела за кухонным столом с Хуаном, Купером, моей матерью и Кости. Мы не о чём не договаривались, но было очевидно, что мой дядя зайдёт. И тем не менее, я была приятно удивлена, когда увидела его. Я думала, что он будет занят переездом с одной базы на другую.

"А твой босс в курсе, что ты прогуливаешь?" спросила я.

Дон выдал мне сухую улыбку. "Я не могу долго задерживаться, но я хочу закончить некоторые дела и... просто узнать, как ты."

Он мог разрешить все рабочие дела по телефону, так что я была уверена, что его присутствие было больше связано с последними событиями.

"Я рада, что ты здесь," сказала я, подразумевая именно это. Мы трудно начали - хорошо, очень трудно начали - но, не считая моей матери, Дон был единственным моим родственником.

"Позавтракаем," предложила я, указывая на множество закрытых блюд возле кухонной плиты. "На этот раз Родни превзошёл самого себя."

Дон окинул очень осторожным взглядом каждый отдельный предмет, что вызвало у Родни приступ смеха.

"Так упыри понимают вегетарианство," заверил он Дона. "Ничего из этого ты не найдёшь в продуктовом магазине."

Дон, по-прежнему выглядя сомневающимся, наполнил тарелку и уселся. Я наблюдала, как он берёт крошечный кусочек, глотает... а потом накалывает бОльшую часть. Да, Родни был великолепным поваром.

Мобильный Кости зазвонил. Он извинился, чтобы ответить на звонок, говоря вполголоса. Я могла разобрать только несколько слов, поскольку Хуан и Купер начали говорить с Доном о новой базе, куда мы переезжали. Всё шло своим чередом, не подозревая, что назревают осложнения.

Кости вернулся в комнату, закрыв свой мобильный. Появилось какое-то напряжение в его плечах, которого там раньше не было.

"Что?" Спросила я.

"Сегодня ночью я должен ненадолго уйти, Котенок, но тебе не о чем волноваться."

"Кто звонил? И что потом случилось?"

Кости, казалось, подбирал слова. "Это был мой прародитель, Менчерес. Он подтвердил, что придет на представление."

Я вздохнула. "Ты нарочно говоришь неопределённо, Кости. Какое представление? Что это такое?"

Другие вампиры усиленно делали вид, что изучают интерьер. Выражение лица Кости стало нечитабельно-пустым.

"Я созываю членов своей линии, линии Джена, и других имеющих отношение к делу Мастеров вампиров, что бы они увидели пытки Макса."

Я моргнула. "Ты устраиваешь съезд, только чтобы замучать моего отца на публике?"

"Кто бы ни помогал Максу и Калибосу, он не беспокоился по поводу моей реакции на твои пытки, мучения и увечья. Очевидно, некоторые люди полагают, что мне все равно, или что я размяк. Но вскоре каждый увидит, что случиться с теми, кто был втянут в план навредить тебе."

"В этом есть определенный смысл," сказал Дон. "Сделать пример из одного, что будет держать других под контролем. Но, убивая Макса сегодня вечером, Кости, даже если ты устроишь ему ад буквально, это только отсрочит следующую атаку. Тебе все еще нужно найти, кто еще был вовлечен в это, чтобы воспрепятствовать этому снова."

"Совершенно верно, старина," согласился Кости. "Но я не собираюсь убивать Макса. Я собираюсь поддерживать его жизнь, чтобы продемонстрировать новое значение определения жестокого и необычного наказания. И только тогда, когда Макс окажется совершенно сломленым, я убью его. Очень надеюсь, что потребуются годы ежедневных пыток, прежде чем это случиться. А ещё лучше - десятилетия."

Дон выглядел посеревшим после этого безжалостного высказывания. Родни, Спэйд и три других вампира не казались удивлёнными.

Моя мать смотрела на Кости. Затем улыбнулась. "Теперь я просто обязана это увидеть."

"Ты должно быть..." начала я, кода Кости остановил меня жестом.

"Подожди, Котенок, это касается меня и твоей мамы. Если ты пойдешь, Джастина, ты понимаешь, что будешь там единственным человеком. На демонстрации тебе придется держать свое мнение о вампирах при себе. Ты сможешь это сделать?"

Мама откинула волосы. "Я очень долго этого ждала. Я буду держаться. Пожмём друг другу руки."

Кости взял её руку, и это было первым разом, когда она добровольно коснулась вампира. К её чести, она не вытерла руку об одежду сразу же, как он её отпустил.

"Тогда мы пришли к соглашению. Хуан или Купер, я хочу, чтобы один из вас тоже поприсутствовал. Вы можете рассказать о том, что вы увидели, её команде, и использовать это в качестве предупреждения тем, кто может соблазниться и предать её. Дон, ты не поедешь. Ты не должен видеть того, что произойдет с твоим братом."

Моя мать встала, точно как я и думала, Ой-ой-ой. "Макс твой брат?" спросила она у Дона резким голосом.

Он не вздрогнул от ее гнева. "Да. Он стал причиной, по которой я открыл свой департамент. Я хотел убить своего брата и всех ему подобных. Я даже использовал для этого свою племянницу и никогда не говорил ей, кто я. Это сделал Кости, когда все выяснил. Так что, если вы на кого-то злитесь, то пусть это буду я, а не Кэт."

Смелые слова в комнате, полной существ без пульса. Спэйд одарил Дона полным отвращения взглядом, тогда как Родни только облизнул губы. Не сомневаюсь, что он мысленно солил и перчил Дона.

"Вы знали, что она ваша племянница, когда нашли Катрину?" спросила моя мать с недоверием.

Дон вздохнул. "Я прочел поданное вами сообщение о нападении, случившимся той ночью, когда вы встретили Макса. По вашему описанию я понял, что это он, а потом вы родили ребенка с необычной генетической аномалией. Да, я всегда знал, что Кэт - наполовину вампир - и моя племянница."

Моя мать испустила горький смешок. "Итак, оба мы использовали её с своих эгоистичных целях. Этот вампир обошёлся с ней лучше, чем её собственная семья."

Кости вскинул брови. "Джастина, я считаю, что это - самое приятное, из того, что вы когда-либо говорили мне."

Я тоже опешила, но мы отошли от темы.

"Я иду с тобой вечером," сказала я, заметив, что Кости не включил меня в свой список.

Его лицо окаменело. "Нет, Котенок. Ты не идешь".

Во мне вспыхнуло неверие. "Это меня били, в меня стреляли, кололи ножом, резали на кусочки и жгли, помнишь? Черт побери, я иду."

"Нет, ты не идешь," повторил Кости, его голос стал резким. "Если ты хочешь сама устроить Максу небольшую взбучку, отлично, но ты сделаешь это в другой раз. Не этой ночью."

Причина поразила меня. Кости считает, что я не смогу вынести того, что он сделает с Максом. Я с шестнадцати лет была по уши в крови и кишках, но неожиданно должна быть защищена от отвратительной стороны немёртвых?

"Кости, я не какой-то хрупкий цветок. Я не увижу ничего такого, с чем не смогу справиться."

"Да нет, увидишь," ответил Кости. "Если ты пойдешь, то будешь в ужасе, потому что я намерен убедиться, что это будет ужасно, в противном случае в этом не будет смысла. Нет, Котенок. Твое сострадание - это одно из тех качеств, которые я люблю в тебе больше всего, но в данном случае, оно нас поссорит. Ты не идешь, и это конец спора."

Я не могла поверить в то, что слышала. Во мне боролись боль и гнев. Как Кости может просто взять и решить, с чем я могу, а с чем не могу справиться? Это должны были быть взаимоотношения, а не диктатура.

“Хочешь знать одну вещь, которую я люблю больше всего в тебе?” спросила я, чувствуя предательское дрожание в голосе.

“То, что ты никогда не сравнивал свой возраст с моим.

Да, нет ничего,чтобы я видела или сделала, что не являлось пройденным для тебя, но ты всегда рассматривал меня как равную. Теперь же ты рассматриваешь меня как маленькую девочку, которую Макс обвинил в её существовании. Ты хочешь пойти без меня? Прекрасно. Но все, что было бы между нами в будущем, уже таковым никогда не будет, и всё из-за того, что ты пытаешься сейчас сделать."

"Котенок..." сказал Кости, обращаясь ко мне.

Я пронеслась мимо него и поднялась наверх. Внизу Хуан откашлялся. Рэттлер шептал что-то о том, что надо дать мне время, чтобы остыть. Дон кашлял и бормотал, что ему нужно сделать несколько звонков. Кости больше ничего не говорил, и он не пошёл за мной.



ГЛАВА 7

Я была зла весь остаток дня. Я сидела в своей комнате и не хотела не с кем разговаривать, особенно с Кости. Он оставил меня в одиночестве, даже не пытаясь подняться наверх.

Но когда небо начало темнеть, я решила, что просто не могу продолжать дуться. Я снова приняла душ и спустилась вниз. Родни приготовил ужин. Одному Богу известно, где он раздобыл для этого стейки; должно быть, послал кого-то в магазин.

Дон, сидящий за столом рядом с моей матерью, холодно мне улыбнулся. "Мы только что обсуждали возможность найма Родни в качестве повара для нашей команды. Я думаю, это поднимет производительность процентов на тридцать."

Я хмыкнула, заметив, что Кости был снаружи на крыльце. "Наверное, больше. К слову о команде, где расположена новая база?"

"Штат Теннесси, бывшее бомбоубежище, которое заняло ЦРУ. После небольшой реконструкции, которая займёт неделю или две, мы переедем. Подземные укрепления делает выбор этого места самым безопасным."

"Я согласна. Когда ты собираешься туда?"

"Сегодня поздно вечером." Дон кивнул моей матери. "У вас будет комната, чтобы там остаться. Мы так же переместили туда твоих друзей Дениз и Ренди, если был шанс, что Макс узнал их адрес, как узнал твой."

"Господи, я даже не подумала об этом!" воскликнула я, ругая себя, что была такой идиоткой. Как я могла забыть позаботиться о безопасности моей лучшей подруги и ее мужа?

Дон сказал. "У тебя были другие вещи на уме. Ты была замучена и почти убита, что приравнивает тебя к обычному человеку."

Родни поставил тарелки передо мной и моей матерью. Я чуть не упала в обморок, когда она начала есть, а не швырнула содержимое в него. Кто-то из вампиров устал от ее скулежа и укусил ее, чтобы улучшить ей настроение?

Она поймала мой изумленный взгляд. "Я наблюдала, за тем, что он сюда положил," сказала она, оправдываясь.

Вместо того, чтобы оскорбиться, Родни рассмеялся. "На здоровье, Джастина."

Я оторвалась от созерцания нереальной картины своей матери, поглощающей пищу, приготовленную упырём. "Дон, если ты позже собираешься в новый комплекс, то я поеду с тобой."

Кости подходил к крыльцу, говоря по телефону. И остановился, не дойдя пары шагов.

Дон глянул в окно, прежде чем встретить мой пристальный взгляд. "Ты уверенна, что это разумно?"

"Если я не уволена, то собираюсь сегодня проверить мою команду," перебила я его. "Там нуждаются во мне." Так как мне явно не хотелось проводить время с Кости.

Я проигнорировала проклятие, послышавшееся снаружи. Дон развёл руки. "Конечно же, я не собираюсь тебя увольнять. И я уверен, что парни будут рады тебя видеть."

"Зиро, Тик-Ток, Рэттлер, вы будете сопровождать ее," сказал Кости. Он даже не потрудился зайти внутрь или говорить громче. С их слухом это было не обязательно.

"В любом случае, как вы перевезли Тейта на новое место?" спросила я, воздержавшись от комментариев по поводу назначенной охраны. Перевозка помешанного на крови новообращённого вампира должна быть сложной.

Дон откашлялся. "Единственно возможным для нас образом. В капсуле."

Моя челюсть отвисла. "Он мог быть убит."

Дон нахмурился. "Это была идея Тейта. Он знает, какой опасности подвергается его команда в любом другом случае. Он благополучно прибыл, и сейчас снова находится только с Анетт и Дэйвом. Она говорит, что Тейт уже добился больших успехов в борьбе со своей жаждой."

Прошло менее дня после обращения Тейта.

"Ух ты."

Кости вошёл внутрь. Я не подняла глаз, сосредоточившись на своей еде. Когда я закончила, то сполоснула тарелку, положила её в посудомоечную машину, и направилась в свою комнату.

"Минуточку, Котёнок," сказал Кости. Я остановилась на середине лестницы. Он протянул что-то, блеснувшее на свету. "Хочешь это обратно?"

Я посмотрела на свою левую руку и смутилась. Я совершенно забыла о своем кольце. Боже мой, мне пора вытаскивать голову из задницы. Во-первых, я позабыла о безопасности Дениз и Ренди, и теперь ещё даже не вспомнила о том, что Макс украл мое обручальное кольцо. То, что я была замученной-и-почти-убитой, не оправдывало тех провалов, которые я совершала. Не удивительно, что в глазах Кости я выглядела маленькой глупенькой девочкой- мои поступки говорили за меня.

"Спасибо," произнесла я, глядя ему в глаза. "Конечно же, я хочу его обратно."

Не важно, что я расстроилась из-за того, что он не возьмет меня с собой сегодня, моя обида не будет долгой. Я бы боролась с Кости из-за его ошибочного отношения ко мне, как девицы в беде, но я не откажусь от нас. Ни сейчас, ни когда-либо.

Кости почти улыбнулся. "Рад это слышать."

Он поднялся по лестнице.Я протянула руку,но вместо этого, что бы отдать мне кольцо, Кости одел его на мой палец.Холодное прикосновение его кожи к моей которое вызвало знакомое покалывание власти...все, что я хотела сделать это броситься к нему в руки и забыть о мире вокруг нас.

Но наши чувства были лишь малой долей того, что происходило вокруг нас. Кто бы мог подумать, что моя влюблённость в вампира будет самой легкой частью наших отношений? Я вспомнила,что когда-то считала, что его статус "немертвого" был крупнейшим препятствием на пути нашей совместной жизни. Теперь я знала, что это было самым незначительным препятствием.

"Я ухожу сейчас, Котёнок. Дон соориентирует меня, где вы будете. Я заеду за тобой, когда всё закончится."

Я позволила своей руке соскользнуть с его. "Когда?"

"Перед рассветом, но не раньше."

Ещё даже не было восьми. Кости планировал долгую вечеринку с Максом. "Ага," это всё, что я сказала.

Он медленно вдохнул. Наверное, пытался определить мои эмоции по запаху. "Я тебя люблю," сказал он наконец, и затем ушёл, не дожидаясь, что я верну ему это в ответ.

Он уже спускался по лестнице, когда я прошептала свой ответ.

"Я тоже тебя люблю."

Я оценивала интерьер нового здания беглым взглядом. "Уютненько. Как для бомбоубежища."

"Будет гораздо труднее для кого-либо наблюдать," указал Дон. "С виду это напоминает частный аэродром, и подземные уровни весьма обширны. Мы будем добавлять обновления каждый день, пока всё не заполним."

"О, мне это нравится."

Ратлер, Зиро, и Тик-Так с любопытством осматривали всё вокруг. Дон был не в восторге от трёх незнакомых вампиров, сопровождающих меня, но был достаточно умён, чтобы понять, что с Кости лучше не спорить. Родни, Купер, и мама уехали вместе с Кости. Жуткий состав группы. Хуан не поехал, так что он тоже всё тут рассматривал.

"Где команда?" спросила я.

"На четвёртом подуровне. Они заняты передвижением составных частей полосы препятствий в новую комнату подготовки."

Я сглотнула. Это был слишком грандиозный проект, чтобы делаться в спешке, и в этом была моя вина. В конце-концов, я была той, которая обладала одержимым убийствами отцом, который нашёл наше предыдущее местоположение.

"Я собираюсь спуститься туда. Вы придёте?"

Дон покачал головой. "Нет. Я собираюсь проверить несколько интернет-перечислений, убедиться, что всё распределяется правильно."

Я ушла от него, следуя к лифтам по указателям. Хуан и три моих немёртвых надзирателя сопровождали меня.

Пару часов я поднимала и перетаскивала вещи с ребятами, чтобы попытаться привести всё хоть в какой-то порядок. Присутствие трех мертвых телохранителей очень пригодились, потому что они могли поднимать автомобили на своих плечах если бы захотели. Мы скинули на них перетаскивать действительно тяжёлые предметы, но они не жаловались, хотя я была уверена, что это они имели в виду, когда обещали прикрывать мне спину. Я хотела опустить платформу на место, когда вошел Дон. Он махнул мне со странным выражением лица.

"Что случилось?" спросила я, проверяя свой телефон, что бы быть уверенной, что я не пропустила звонок.

"Ничего. Загляни ко мне в офис на минуту. Там... кое-что, что тебе нужно увидеть".

"Почему все считают,что мистика - это круто?" спросила я . Дон не ответил. Он просто пошел обратно и я последовала за ним. Мои сторожевые псы бросили то, чем занимались и пошли за мной. Если бы только моя команда была настолько послушной.

Я всё ещё ворчала, как мы дошли до офиса Дона. Его дверь была закрыта и я её дернула. Она открылась и я замерла.

Тейт стоял на другой стороне от неё. Глаза цвета индиго были наполненнны зеленым светом и смотрели на меня с затаённым горем. Я взглянула на часы. Было всего лишь несколько минут после полуночи, только день с момента его превращения.

"Он овладел своим голодом достаточно для того, чтобы его ненадолго выпустили," сказала Анетт. Она стояла чуть позади его. "Удивительно, в самом деле."

Розовые слёзы скользили из глаз Тейта, когда он смотрел на меня.

Я никогда не прощу себя, Кэт. Я - тот, кто предложил использовать на заданиях Белинду в качестве приманки, и это чуть не убило тебя. Мне так чертовски жаль."

Я прикоснулась к его лицу, вытирая эти розовые слёзы. "Это не твоя вина, Тейт. Никто не мог предвидеть, чем это обернётся."

Он схватил мою руку. "Я слышал, что Макс добрался до тебя. Я должен был лично убедиться, что с тобой всё в порядке."

Тейт схватил меня, обняв так крепко, что, как я знала, появятся синяки. Он, вероятно, не имел об этом представления, ведь у него было не много времени, чтобы привыкнуть к его новой силе.

Я оттолкнулась от него. "Тейт... ты сжимаешь меня слишком сильно."

Он отпустил меня так быстро, что я чуть не упала. "Боже мой, я не могу ничего сделать правильно!"

От моего внимания не укрылось, что три моих охранника-вампира подобрали слишком близко. Их энергия завихрялась в воздухе, как будто снег, обугливаясь, и Западные вампиры собирались ударить.

"Полегче, мальчики," сказала я им.

"Вам не следует находиться так близко к новообращённому вампиру," сказал Раттлер. "Это не безопасно."

Глаза Тейта стали зелёными. "Кто, нах, они такие?"

"Кости впал в крайность. Они - моя тень, пока он не доберётся сюда некоторое время спустя."

Анетт склонила голову. "Криспин разбирается с Максом сегодня?"

"Ага. И он думает, что я не в состоянии буду переварить зрелище его худшей вампирской стороны. Зато он взял с собой мою мать и Купера. Наверное, представил себе, что они крепче меня."

"Или, что более вероятно, ему плевать, что они про него подумают," ответила Анетт.

"Звучит, будто ты на его стороне," издевалась я.

Снежно-блондинистый Зиро придвинулся ближе к Тейту. Я увидела это и испустила раздражённый вздох.

"Специально для тугодоходящих: он не собирается кусать меня, так что отвали."

"Ваше настроение и запах возбуждают его," ответил Зиро ровным тоном. "Он слишком новобращённый, чтобы сдерживать свой голод в таких условиях долгое время."

Я оглянулась на Тейта. Его глаза сверкали изумрудами, и, если бы я могла видеть его ауру, то она бы, вероятно, искрилась бы. Ой. Наверное, слова Снежка имели смысл.

Тейт прорычал, "Я никогда не наврежу ей."

Дон, который в течении последних минут не сказал ни слова, заговорил. "Тогда возвращайся в камеру и докажи это."

Тейт начал его обходить, прежде чем стал казаться взявшим себя в руки. Он долго тянул воздух, принюхиваясь, и резко выпустил его через нос.

"Вы правы. Каждый обладающий пульсом в этой комнате начинает пахнуть очень хорошо. Ладно. Вернуться в клетку лучше, чем потом сожалеть."

Он потёрся об меня, проходя мимо, делая ещё один долгий, затяжной вдох. "Ты пахнешь мёдом и сливками, Кэт. Я собираюсь дышать всю ночь, только чтобы уловить отголоски твоего запаха на моей коже."

Вот дерьмо. Почему он должен был сказать что-либо подобное?

Тик-Так поместил руку на нож на своём ремне. Зиро встал передо мной, почти наступив мне на пальцы в процессе. Раттлер только покачал головой.

"Ты умрёшь во второй раз, мальчик, если разговор пойдёт в том же русле."

Тейт одарил его холодным взглядом. "Это звучит страшнее с каждым разом, как я слышу это." Затем он ушёл в направлении лифтов, чтобы спуститься на нижний уровень, где располагалась его камера.

Я прочистила горло. "Хорошо. По крайней мере, не вышло неловко."

Рот Анетт изогнулся. "Прежде, чем я присоединюсь к Тейту, могу я кое-что тебе сказать?"

Я пожала плечами. "Конечно. В чём дело?"

Она оглянулась вокруг. "Наедине."

"Хорошо, что угодно. Пойдём ко мне в новый офис."

Три бандита-клыконосца не пытались следовать за нами. Полагаю, они не чувствовали от Анетт угрозы. Вряд ли они знали, что у меня с ней гораздо больше поводов для драки, чем с кем-то другим здесь.

Я закрыла дверь в надежде ,что это будет препятствовать нежити подслушивать наш разговор."Хорошо,что случилось?"

Аннет сидела yf одном из двух стульев в комнате." Кости был прав ,что держит тебя подальше от этого, Кэт. даже если ты с этим в корне и не была согласна."

Я закатила глаза. "Не начинай."

Она посмотрела на меня. "Мне было четырнадцать, когда меня насильно выдали замуж по договорённости за самого подлого и отвратительного человека которого я когда-либо встречала... за все времена. на третью ночь, Эббат пригласил одну горничную присоединиться к нам в постели. Я отказалась, и он избил меня. После этого, когда он приводил женщину в нашу спальню, я не спорила. Спустя несколько лет, жена герцога Леди Женевьев пригласила меня и Эббата к себе в деревню, когда её муж был в отъезде. Она накачала Эббата наркотиками, и когда он уснул, рассказала мне, что у неё есть для меня сюрприз. В её дверь постучали и затем вошел молодой человек. Ты можешь догадаться, кто это был."

"Мне надо это услышать?" прервала я. "Хотя на объективном уровне это увлекательно, но я не хочу слушать твои воспоминания о сексе с Кости."

Она взмахнула рукой. "В точку. Видишь ли, Криспин и я оказались в ловушке обстоятельств. Развод существовал только для королей, а женщина была не более, чем живой машиной для размножения. Я забеременела, чей ребенок - не знаю, потому что я трахалась и с Криспином, и с Эббатом, но в момент родов, Эббот отказался вызвать акушерку. Малыш не мог выйти, я истекала кровью, и мой маленький сын задохнулся."

Я отогнала прочь своё раздражение. Даже через двести с лишним лет, я безошибочно определила боль в голосе Анетт. "Мне очень жаль," искренне сказала я.

Она кивнула. "Из-за мертворожденного я стала стерильной, и я болела в течении нескольких месяцев. Криспин тайком пробирался ко мне как только я выздоровела. Затем вскоре после этого, он был арестован за кражу. Леди Женевьев организовала для меня встречу с судьей. Я убедила его не вешать Криспина, а отправить в колонии, в Южный Уэльс. Ето было единственное, чем я могла отплатить ему за его доброту.

"Спасибо."

Я никогда прежде не говорила этого Анетт, но касательно этой темы, это было более чем должным. Да, у нас а Анетт были свои проблемы, но без неё - и Яна, надо полагать - Кости никогда бы не пережил восемнадцатое столетие.

"Прошло девятнадцать жалких лет. Однажды ночью в дверь нашей спальни раздался стук. Эббот открыл её, и затем был отброшен назад по воздуху. Капюшон откинулся назад и это был Криспин, выглядящий ни на день постаревшим с последнего момента, когда я видела его."

"Криспин рассказал мне, что не забыл меня и тех страданий, что я терпела. Затем он сломал каждую косточку в теле Эббота. После того, как он убил его, криспин показал мне, чем он стал и предложил мне выбор. Со смертью Эббота, я бы унаследовала все и могла вернуться к своей жизни в поместье. Но для меня это был бы обмен одной клетки на другую, поэтому я выбрала тот вариант, который предложил мне Криспин. Он обратил меня, и я нахожусь под его опекой до сих пор."

Она остановилась, чтобы вытереть слезы. "А сейчас моя точка зрения. Ты сильная, Кэт, но ты не жестокая. Криспин не Криспин, если он приходит ярость или показывает характер, как он сделал недавно. Ты была пораженна от увиденного, но он сделал не больше, чем необходимо. Криспин винит себя, и отчасти прав. Вампиры уважают то, чего боятся. Пощада считается слабостью. Так что люби его настолько, чтобы все отдать, даже несмотря на свою гордость."

Она встала. Не смотря на то что провела в комнате с Тейтом весь день, она выглядела превосходно, словно вышла из салона.

"Ты меня запутала", наконец сказала я. "Почему ты пытаешься уладить отношения между мной и Кости? Не так давно ты делала все возможное, что бы нас поссорить".

Она остановилась напротив двери. "Потому что я люблю его. Хотя я и не могу быть с ним больше, я все еще хочу, чтобы он был счастлив."

Она ушла, а у меня ушло несколько минут на то, чтобы последовать её примеру. Всё было гораздо легче, когда я просто ненавидела Анетт, но не теперь, когда её точка зрения имела смысл, и я чувствовала, что к ней необходимо прислушиваться.



ГЛАВА 8

Кости прибыл в десять утра. Я вышла посмотреть на посадку вертолёта, которой руководил Купер. Кости первым покинул вертолёт. Затем показались моя мама, Родни и Купер. Купер выглядел совершенно призрачным, но моя мать казалась почти недовольной.

"На данный момент, это было информативно," - её первые слова. "Катрина, ты никогда не говорила мне, что сколько бы раз ты что-то не отрезала у вампира, оно отрастает снова."

Очаровательно. "Догадываюсь, что мне не нужно спрашивать, хорошо ли ты провела время," пробормотала я. "Полагаю, что всё-таки, это облегчит тебе покупки к этому Рождеству."

Она нахмурилась. "Ты всегда должна острить? Не бери в голову, я устала и просто хочу поспать."

Я махнула рукой. "Казармы находятся там."

Она окинула окрестности пренебрежительным взглядом. "Я слишком хорошо запомнила казармы с того раза, как ты впервые начала работать с Доном. Это - как спать в гробу, и, поскольку я не вампир, то на этот счёт я пас."

"Мам." Мои зубы сжались. "Это только временно. Мы вскоре устроим тебя на новом месте. Я хочу сказать, что ты можешь остаться со мной и Кости, но всё это опять-таки вампирские штучки."

"Я могу остановиться в отеле," настаивала она.

"Зарегистрироваться под тем же самым именем, под которым Макс нашёл тебя?" уколола я в ответ. "Нет. Дон собирается сделать тебе новые документы и найти другой дом, но до этого-"

"Она может пожить у меня."

Предложение исходило не от Купера. Нет, он пристально изучал землю в течении этого обмена любезностями. Кости удивлённо поднял брови.

Родни пожал плечами. "У меня дом примерно в двух часах езды от сюда. Я там бываю не часто, с тех пор, как много путешествую, и она будет в безопасности, пока твой дядя не подыщет что-то другое, Кэт."

Я вздохнула. "Родни, спасибо за предложение, но-"

"Ты не хранишь там человеческие органы, не так ли?" прервала моя мать. "Я не хочу открыть холодильник и обнаружить голову на полке."

Родни рассмеялся. "Нет, Джастина, это не выглядит, как убежище Джефри Дамера."

Она оценила взглядом внешний вид здания, и посмотрела на Родни. "Если передо мной стоит выбор жить в одной казарме с новообращённым кровососом, либо в доме упыря, то я выбираю упыря. Катрина, я надеюсь, что один из твоих солдат даст нам проехать?"

Она направилась в сторону казарм, Родни последовал за ней. Прогулка мертвеца, подумалось мне, и это не имело ничего общего с тем, что он упырь.

Кости посмотрел им вслед и повернулся ко мне. "Эта женщина меня пугает."

Я фыркнула. "Я почувствовала это с самого рождения."

Кости уставился на меня, в предостережении. Без сомнения, он задавался вопросом, собиралась ли я начать нападать на него за то, что он решил все за меня, но я не собиралась. Я все еще не соглашалась с его причинами, но замечание Аннетт вызвало отклик во мне. Мои отношения с Кости стоили на чертову кучу дороже, чем то, что он сделал. Мы должны решить эту проблему, а споры и нападки не являлись решением.

Тем не менее, я чувствовала себя неловко, не зная, что мне сделать. Я не выразила ему своего приветствия. В моей обычной рутине, я бы поцеловала его, хотя и в этом и не было нужды. Я засунула руки в карманы и беспокойно топталась на месте.

"Итак..."

Я позволила одинокому слову повиснуть в воздухе. Кости одарил меня ироничной улыбкой.

"Лучше, чем "класть на полку," так сказать."

"Я понимаю почему ты сделал это, но нам надо что-то придумать, чтобы избежать такого в дальнейшем," быстро выпалила я. "Я имею ввиду, что защита других людей от того, что мы берем на себя его или её, если они не смогут справиться. Я не думаю, что ты мог справиться с Доном и моей мамой, и в итоге я ушла, но я доверела тебе решить за самого себя. Точно также, как и ты должен доверить мне решение за саму себя."

Кости недоверчиво фыркнул. "Ты считаешь равнозначными моё отсутствие в течении одной ночи, и своё исчезновение более чем на четыре года?"

Я чувствовала что краснеет мое лицо. “Хорошо, никакой … , я подразумеваю, принцип то же самый,” я запиналась. “Что я сделала было неправильным и глупым, и я могу честно сказать, что я сожалею об этом больше чем что-нибудь в моей жизни. Но сегодня вечером ты не давал мне выбор, Кости.”

Я остановилась, делая глубокий вдох, и стараясь передать глазами, как трудно мне формулировать.

"Если бы ты попросил меня не идти, а не приказал, я бы согласилась. Я бы до сих пор думала, что ты параноик, и это не заставило меня чувствовать то, как ты тянешь "я - большой плохой вампир, а ты - маленькая глупая девчонка".

Кости окинул меня разочарованным взглядом. "Конечно, я не думаю, что ты глупая девочка."

Он начал расхаживать. Я наблюдала за ним, ничего не говоря.

"Я очень устал быть причиной тому, чтобы ты была сильной," сказал он, его глаза загорелись зеленым. "Из-за меня, ты была приманкой для работорговцев несколько лет назад. Нужно было въехать на машине в дом, чтобы спасти твою маму, в то время, как твои бабушка и дедушка уже были в крови. Ты получила предложение Дона и бесчисленное количество раз оказывалась на грани смерти. И всё это из-за меня."

Он остановился, чтобы подойти ко мне и взять меня за плечи.

"Мне так надоело видеть тебя, вынужденную доказывать свою прочность в моих интересах, поэтому я не хочу, чтобы ты делала это ещё раз с Максом. Можешь ты это понять, или нет?"

Я накрыла его руки своими. "Да. Но ты не заставлял меня делать ни одной из тех вещей. Даже если бы я никогда не встретила тебя, я бы все еще преследовала вампиров и до сих пор бы справлялась с последствиями этого"

Он довольно долго молчал, вглядываясь в мои глаза тем своим тяжёлым, проникающим взглядом. Наконец, он кивнул.

"Хорошо, любимая. В следующий раз я дам тебе право выбора, а не буду принимать решения за тебя."

Я сжала его руки. "Тоже обещаю больше не принимать решения за тебя."

Его рот перекосился."Оказывается, я буду первым,кто сдержит свое слово поновому соглашению.Там произошли некоторые изменения.Макс дал нам имя парня, который продал ему ракетных , он собирается использовать на твоем автомобиле."

"Ты знаешь, где он сейчас?"

"Да."

Мне стало холодно от мысли, что придётся столкнуться с этим субъектом.

"Я пойду с тобой."

Выражение лица Кости сказало, что он не ожидал другого ответа.

"Завтра."

Это была моя третья поездка в Канаду. Я ездила туда по делу для Дона, но может однажды посещу Ниагарский водопад как туристка и не убью никого.

Я и мои спутники сели в фургон. Дэйв был за версту от нас, на переговорах о продаже трехсот ракет "земля-воздух", пятьсот гранат, а также трёх можных взрывчатых веществ. Он бы подставным лицом, так как Кости был более известен и его могли узнать. Имея огромное военное прошлое, Дэйв мог торговаться с самыми лучшими на черном рынке торговцами оружия. Даже сейчас они спорили о качестве пластики бомбы для потенциального автомобиля.

В фургоне все молчали. Мы самостоятельно могли услышать каждое слово, а это значит, что немертвые по ту сторону могли тоже услышать нас. Купер и Хуан перепроверили свое оружие, пули которых были начинены серебром. Эта смена состава боеприпасов не сможет убивать упырей, а вот вампиру от них не поздоровится. Нас было мало. Меньше шансов, что кто-то будет следить за нами.

Там был Спэйд, который отсчитывал время, загибая пальцы. Он был безоружен. Вампиры в ранге Мастера, такие как он и Кости, не нуждались в нем, так как они сами были оружием. Смертельным.

Под одеждой я носила натиравший мне измененный пуленепробиваемый костюм. Это была самая новая вещь: тонкая, гибкая, которая прикрывала все основные органы и была похожа на средневековые доспехи. Конечно, если бы мне выстрелили в голову, то от костюма не было бы проку, но зато остальные части тела были защищены. Купер и Хуан также были снабжены оборудованием из того же материала. Диапазон движения был гораздо выше, чем у старых больших жилетов.

- ... не собираюсь давать вам эти гребаные 10 процентов, это не тот продукт, о котором мы договаривались, - говорил Дэйв. - Я собираюсь вернуться к своему клиенту и сказать им, что, возможно, более аккуратный механизм будет работать, или, возможно, не будет, так что молитесь Аллаху, чтобы он работал. Вы - тупые любители. Сейчас существует так много дерьма для продажи, и я не нуждаюсь в шумихе с "особым синим светом по заниженным ценам", так что идите на х** и доброго дня.

Должно быть, он пошел прочь, потому что слышались шаги за спиной.

- Минуточку. Возможно мы могли бы обсудить, - начал возбужденный продавец прежде, чем его заглушил смех. Кости возле меня напрягся, и Спэйд приободрился. Это и было нашей целью.

"Харрисон, я возьму его отсюда", перебил голос.

Мы скользили дверь фургона открылась и мы вылезли.Спад и Кости пошли первыми, отсутствие сердцебиения было преимуществом. Остальные из нас должны следовать за нападающими.. Фактор внезапности был бесценен.

"Ты кто?" вопрос Дэйва звучал раздражённо. "Ещё одна шестёрка?"

- Я - Домино, и да, я - босс (я - здесь главный), - был холодный ответ. - Простите за этот образец материала. Это была проверка. Порой нам попадаются тайные агенты, которые изображают из себя покупателей, но они даже не видят различий между бомбой и корзиной. Вы хорошо разбираетесь в своих товарах, как бы то ни было. Даже не смотря на то, что я никогда не слышал о вас.

Эта последняя часть звучала холоднее первой, и с открытым подозрением. Дэйв хрюкнул.

- Сколько у вас было тайных агентов, которые совали нос в ваш бизнес и в последствии потеряли пульс? Последний раз, когда я проверял, полицейская академия не признавала факта существования нежити.

"Ах, но все бывает впервые, не правда ли? Так вот, у меня есть другие дела, чтобы заниматься этим. Логан, принеси другие ящики. Мы должны закончить это до—"

Домино остановился как раз перед взрывом. Он, должно быть, почувствовал их перед тем, как во взорванный склад были брошены две бомбы. Стаккато разорвавшегося снаряда прорвался наряду с криками, сообщившими мне, что внутри было больше народу, чем мы предполагали.

Хуан, Купер и я теперь бежали к строению, где вспышки выстрелов прорезали ночь. Пригнувшись, мы открыли ответный огонь. В темноте я видела людей и немертвых охранников, которые пытались определить причину появления такого количества мертвых тел на земле. У наших автоматов было два преимущества. Они удерживали внимание охранников на нас, пока Кости и Нигер убивали, а еще мы могли поразить сразу несколько целей одновременно. У Дэйва было две цели во время этой кровопролитной схватки – спасти Домино от смерти и не дать ему уйти.

Хуан ухмыльнулся и выкрикивал непонятные нам насмешки на испанском языке. Купер был холоден и методичен даже тоггда, когда увидел свои отметки, поставленные с замечательной точностью. Небольшой локон волос упал на его губы. Для него ликование было равносильным кудахтанью.

Став ближе, я выбросила свои пистолеты заменив их на ножи, которые были моим любимым видом оружия. Почти так же быстро, как выстрел пулей, я бросила серебрянные клинки в два десятка бойцов. Люди просто падали, хватаясь за грудь, как только ножи проникали в плоть.

Кто-то прыгнул на меня сзади, сбивая меня с ног. Я боролась, недавая его клыкам добраться до меня. У вампира в глазах было недоверие, а его черты начали высыхать, как только я пырнула его кинжалом в сердце. Спихнув его с себя, я сразу повернулась к следующему.

Это был человек и он хотел выстрелить в меня. Я закружилась колесом, чтобы увернуться от пуль, и меня сильно забавлял шок на его лице, пока кто-то ихз них не сбил меня. Я отбила пистолет у мужика и направила его на него. Несколько очередей - и он умер.

Следующие три вампира были моложе и соответственно слабее. Я метнула в них ножи, пока Хуан и Купер отдавали оставшиеся у них силы на схватку. Люди Домино стреляли во все подряд, в том числе и в друг друга, в то время как наши атаковали. Внутри склада я слышала еще больше звуков смерти. Ото всюду сыпались проклятья, люди Домино предпринимали бесплодные попытки сбежать. Уголком глаза я заметила Дэйва, пойманный им Домино лежал под ним с вогнанным в сердце серебряным ножом.

На мгновение, его не поверивший зеленый пристальный взгляд встретился с моим прежде, чем он расширился в понимании, и Домино начал бороться яростнее.

Дейв бросил его через голову на тротуар достаточно сильно, чтобы проломить его череп. Это не убило бы его. Ему только потребовалось бы время, чтобы восстановиться.

Вскоре после этого всё стало утихать. Неуверенные крики были присечены прежде, чем смогли стать воплями. Вокруг нам оказывали теперь минимальное сопротивление, те кто остался в живых, начали сдаваться. Наряду с неимоверным количеством оружия, к моей ноге был прилажен и сотовый телефон. Я набрала Дона, и сказала, что ему надо будет удерживать всю ту полицию, которая была приведена в готовность из-за взрывов. Ещё несколько участников моей команды ожидали моего звонка в нескольких десятков миль отсюда. Они будут сдерживать канадские власти пока мы не закончим тут свои дела.

Что-то пронеслось по воздуху надо мной. Так как это был Кости, ножи, которые я была готова бросить, остались в моей руке. Он просмотрел на меня, удостоверился, что мне не задел, а затем, развернувшись, вперил взгляд в вампира, которого удерживал Дейв.

"Здороваться нужно, Домино. Тебе известно, кто я такой?"

Кости жестикулировал Дэйву, чтобы тот отпустил Домино. Появился Спэйд, забрызганный красным, цепко удерживающий Домино. Хуан и Дэйв окружили редких выживших.

Домино смотрел на Кости. "Нет. А почему это важно?"

Это была откровенная ложь. Домино знал. Его глаза захлопали на меня.

Кости улыбнулся. "О, великолепно. Заставляешь меня выбивать из тебя правду? Мой любимый способ работы."

Даже я заморгала от неожиданности его движений. В один момент ноги Домино пинались, а в следующий - были оторваны, и в руках Кости. Фу.

Отрастающие заново части тела болят в процессе. Во всяком случае, мне так говорили. Домино кричал так, как будто это было правдой.

"Всё ещё не признал меня, приятель? Давай же, соври мне снова, посмотрим, что это тебе даст."

"Прекрати," крикнул Домино. "Я тебя знаю, но не знаю, для чего была ракета. Каином клянусь, что не знал!"

Тёмная бровь выгнулась. "Макс не платил тебе сам лично, так кто это сделал?"

Домино уставился с отвращенным очарованием на свое собственное тело, лежащее на земле перед ним. "Обещай, что не убьешь меня, и я расскажу тебе все."

"Ты не хочешь, чтобы я сделал это," тихо сказал Кости. Он наклонился ближе, и от лица Домино его отделяло несколько сантаметров. "Потому что если я позволю тебе жить, потом ты пожалеешь об этом. Или я убью тебя здесь. Намного проще. Видишь ли, я верю, что ты не знаешь, зачем нужны ракеты. Поэтому, тебя есть выбор, но в любом случае, ты расскажешь все, что мне нужно."

Я увидела эмоции, которые мелькали на лице Домино: отказ, надежда, отчаянье и горькое согласие.

"Эти деньги дали посредники, я не знаю от кого," наконец сказал он. "Макс получил номер счета с деньгами, но он не занимался этим сам. Я знаю это, потому что он постоянно спрашивал меня не пришли ли деньги. У меня ушло несколько дней, он был нетерпелив и говорил что-то о сроках."

"Вернется за банковским переводом," сказал Кости. "Дай мне все номера ваших счетов и мета, где хранятся ваши товары. И поторопись. Не хочу проторчать здесь всю ночь."

Домино начал прятаться за Спэйдом, но другой вампир был слишком силен. "Зачем они все тебе нужны? Ты можешь взять счет и перенаправить его, но другие не трогай!"

Кости хмыкнул, и ничего приятного в этом не было. "Я хочу их потому, что заберу все копейки, что у вас есть вместе с вашими жизнями. Это будет уроком для всех, кто решит перейти мне дорогу. Теперь у тебя есть стимул для разговора?"

Домино разругался и одновременно разболтал нам номера, места, банки, акции, инвестиции, сейфы, и даже его заначку под матрасом. Кости отмечал все в блокнот, перебивая его и спрашивая о нюансах. Когда Домино закончил, он просто тупо смотрел в даль.

Кости положил свои руки по обе стороны от головы Домино, но не сделал никаких резких движений.

"И теперь, приятель, если ты что-то пропустил, или солгал, я об этом всё равно узнаю, и тебя уже не будет рядом. Но у тебя есть сын. Драг спортсмен, не так ли? Он не захочет прятаться, и я не буду испытывать угрызения совести, когда буду срывать свою злость на нём, так что не пытайся обмануть меня, когда я предлагаю честную сделку. Последний раз спрашиваю, ты все мне рассказал?"

"Я постоянно слышу что ты - порочная сволочь," тихо сказал Домино. "Все для чего я работал - пропало. У моего сына ничего не будет."

Бледные руки затянулись. "У него своя собственная жизнь. Если он был вовлечен в это или даже попытается отомстить мне - я его не трону. Последний шанс."

Домино поверил в эту угрозу, и мы узнали ещё о трех банковских счетах. Он был продавцом оружия, и ему хорошо платили. Между деньгами и незаконным распрастранением нелегального, Кости гребет миллионы. неудивительно, что он смеется над моей зарплатой.

"Мудрый выбор," заметил он, когда Домино закончил. "Если ты был честен, твоему сыну ничего не грозит ничего со стороны меня или моих близких. Последние слова?"

"Ты мудак."

Кости только пожал плечами. "Я уже слышал это."

Последовало два резких поворота и всё было кончено. Я отвернулась от головы, упавшей на землю отдельно от тела Домино.



ГЛАВА 9

Не смотря на тщательное отслеживание счетов Домино,что бы постараться точно проследить, кто поставлял деньги мы не узнали ничего.Кто бы небыл, он или она были очень умны.Были призрачные компании, поддельные названия и отмены счетов в банках, это только некоторые припятствия, с которыми мы столкнулись.

Спустя две недели зазвонил телефон Кости.Его бурный звук был похож на предупреждение, но я сосредоточилась на бумагах лежавших передо мной.

"Алло...ох , не узнал номер Манчерес..."

Его имя привлекло мое внимание.Что нужно дедушке Кости по вампирской версии?

Кости полностью сосредоточился не выражая никаких эмоций.Потом он сказал, "Хорошо.Скоро увидимся" и повесил трубку.

"Итак?" поинтересовалась я

"Манчерес вызывает меня к себе домой, что бы обсудить кое-что, касающиеся только меня."

Я нахмурилась."Почему бы ему просто не предложить это по телефону вообще?"

- Должно быть, это очень важно, котенок, - фыркнул Кости. - Мой "дедушка" не играет на сцене, так что, независимо от того, что именно он хочет мне предложить, это точно не просьба поливать его комнатные растения за небольшую плату, на время, пока его не будет в городе.

Я была в теплом свитере, но это не спасло меня от холода, который прошел по коже.Что же такое Манчерес хочет обсудить с Кости, что хочет видеть его лично?

Был только один способ выяснить это.

Манчерес сам открыл дверь, и я не смогла сдержать дрожь, когда почувствовала силу его ауры. Волны энергии, идущие от него были похожи на мини молнии. Манчерес походил на египетского фараона с его царственной осанкой и длинными черными волосами до талии. Я догадалась, Манчересу вероятно более 2000 лет, но по внешнему виду ему можно дать не более 25.

"У вас красиво тут," - похвалила я, глядя на шикарный особняк. "Теперь я могу понять, зачем вам нужно так много места с вашими гостями".

Если я думала, что мы будем окружены обычными помощниками Менчереса, то ошиблась. По звуку было похоже, что мы трое - единственные люди в особняке, не считая нескольких собак. Мастиффы. Благородные животные. Я же была по природе кошкой.

Кости прожег меня взглядам, что вызвало улыбку у Манчереса. "Не беспокойся, она хотела сказать, что ей нравится. Мне нравится ее непосредственность. Она очень похож на тебя, хотя и не столь дипломатична время от времени. "

"Моя жена хорошая, хотя и бестактна," сказал Кости. "Обычно у тебя есть охрана. Предполагаю, что их отсутствие говорит о том, что наш разговор должен быть конфиденциальным?"

"Думаю, именно этого ты и хотел" ответил он. "Прежде, чем мы продолжим, могу я вам что-нибудь предложить? В доме есть абсолютно все".

Бьюсь об заклад, так оно и было. Это место было в три раза больше нашего дома, а также с огромной прилегающей территорией. Кости сказал, что с Менчересом живут вампир и гуль, также несколько членов его линии и "легкие закуски". Будучи таким старым, у него была большая свита.

Кости налил себе виски. Я отказался что-либо пить, чтоб голова была трезвой. Манчерес привел нас к прекрасной гостиной сделанной в темных тонах. Кожаные диваны , каменный камин. Дубовые полы и вручную сшиты ковров. Одна из собак уселась у ног Манчереса, когда он уселся на диван напротив нас. Кости в одной руке держал бокал с виски, а в другой мою руку.

"Тебе нравится виски? - спросил Менчерес

"Ради бога, просто расскажите, наконец, о своем предложении", выпалила я, поскольку с умением Менчереса читать мысли, он в любом случае, услышал бы мои внутренние, беспокойные догадки.

Холодные пальцы еще сильнее сжали мои. "Я ничего не могу с этим поделать", продолжила я, скорее обращаясь к Кости, чем к Менчересу. "Слушай, я хорошо притворяюсь заинтересованной вещью, а потом расправляюсь с ней, или просто расправляюсь. А не хожу вокруг да около. Менчерес зачем-то заставил нас прилететь сюда, и явно не для того, что бы спросить - хороший ли виски".

Кости вздохнул. “Прородитель, если Вы были бы так добры …”

Он махнул рукой, указывая, что продолжать не стоит. Приступим.

Менчересу наклонился вперед, его стальные глаза, соответствующие коричневой темноте Костей. "Я предлагаю постоянный альянс между вашей линией и миной, Кости. Если вы согласны на этот альянс, я дам вам тот же подарок власти, которая была однажды предоставлена мне".(как то так)

Ничего себе. Конечно не видел это прибытие.

Кости постучал по своему подбородку, в то время как я заёрзала на своем месте. Вампирская политика делала меня, как правило, нервной, и мысль о постоянном союзе с этим специфическим исключительно похожим на привидение вампиром не делала меня счастливой. За этим, должно быть, что-то скрывалось . Я не верила в исключительное великодушие Менчереса.

Кости кажется согласился. "Ты хочешь соединить линии и увеличить мою силу? Почему у меня такое ощущение, что ты что-то недоговариваешь, Прородитель?"

Лицо Менчереса было бесстрастным. "Грядёт война, я видел это. С твоей новой силой и объединением наших линий у нас будет больше шансов на победу."

"Вы это предвидели?" спросила я. "Или Вы это видели?"

В добавление к способности чтению мыслей, у любой особи с пульсом, Менчерес был также известен своими видениями.Маленькие проблески будущего и все такое. Лично я не была так уверена в них - почему Менчерес в таком случаэ не играет в лотерею постоянно? - но Кости верил, что Менчерес имеет эту способность, к тому же он знал его в течении столетий.

"Определенно" - ответил без всяких эмоций Манчерес.

Кости разгорячился. Я сохраняла тишину. Это была его встреча. Он был тем, кто знал Манчереса всю свою немертвую жизнь. Я была не похожа на себя - не начала выражать свое недовольство из-за того, что Манчерес мне очень не нравился.

После долгой паузы Кости кивнул: "Я это сделаю."

И я знала, что Манчерес мог услышать мои мысли. Вот, черт! Но он не сказал ни слова. Он прсто встал и обнял Кости. У него были длинные черные волосы и зоркие глаза цвета гранита.

“На следующей неделе мы запечатаем наш новый союз. До тех пор, не говорите говорите об этом никому, кроме тех, кому вы больше всего доверяете

Тогда Менчерес выпустил Кости и одарил меня холодной улыбкой.

"Теперь можешь идти, Кэт."

Дои Манчереса был использован им для сбора вампиров прочевствовать его и скрепление будущего союза Кости, и имел в некотором отношении для меня синтиментальную ценность. Это был тотже особняк, в котором я встретилась с Яном, когда он шантажировал меня, чтобы присоединиться к нему, но все закончилось тем, что я обьединилась с Кости. Очевидно, дим принадлежал манчересу, а Ян просто воспользовался им той ночью.

Разговаривая с Яном, сиром Кости, он напросился на приглашение на встречу сегодня вечером. У Кости также присутствовали все представители его линии, а это более двухсот вампиров, не считая упырей, к воскрешению которых он приложил руку, а это еще добрая сотня.

Манчерес не мог разместить всех своих потомков не арендовав стадион, так что уровень мощи и предпочтений было решено сократить, а круг приглашенных сузить. Чтобы продемонстрировать свой новый союз были приглашены несколько известных Мастеров Вампиров, и не все из них были дружелюбны.

Большинство диванов, расставленных раньше вокруг в виде полумесяца, также отсутствовало. Здесь было слишком много людей, чтобы усадить сразу всех. Практически все стояли, кресла и диваны предназначались только для элитных гостей, только они и осмеливались сидеть. В центре зала не было никакой мебели вообще. Мы все должны были стоять.

Это было самым большим количеством немертвых, которые когда либо были вокруг меня. Моя кожа практически пускалась в пляс от всех вибраций, исходящих от них. Наша группа элитных телохранителей состояла из Спэйда, Тик Така, Рэттлера, Зиро и нескольких других вампиров. Я могла бы и не знать их имен, но по уровню силы мне следовало их запомнить. Даже в комнате, наполненую более половиной людьми Кости и Манчереса, наши сопровождающие трещали невысказанным предупреждением. Я была рада находиться внутри группы, а не перед ними в бою. Я думаю, что сразу же буду сбита ими.

Когда мы поднялись на квадратную платформу, я чувствовала, будто нахожусь на боксерском ринге. Был угол Манчереса, и был угол Кости. Никто не говорил. Даже зрители сидели тихо. Тогда Манчерес зашагал к центру, все следили за его лицом.

Он был одет в египетскую тунику, обсолютно белую, с поясом на талии, и я готова была заложить свою задницу, что это было чистое золото. Так же он носил золотые браслеты выше локтей, и его бледная кожа отсвечивалась желтоватым блеском. Его, должно быть, обсыпали залотом. С его длинными темными волосами, удерживаемими на лбу венком из лазурита, он выглядел, как ожившая картинка, сошедшая с древней фрески гробниц фараона. Черт возьми, ещё и неизвестно, но возможно эти фрески писались как раз с него.

"Все вы были приглашены быть свидетелями того, что обьявляю свою верность в союз, который будет разрушен только смертью. Я обещаю, что с этой ночи, каждый будет относится к Кости как и ко мне, что все мое теперь и его. Как доказательство моих слов, я предлагаю свою кровь как печать на союз. Если я его предам, он будет тем, кто казнит меня. Криспин, тот, кто взял себе имя Кости, ты принимаешь мое предложение обьединить наши линии?"

Кости сжал мою руку и встал рядом с другим вампиром. "Принимаю".

Манчерес остановился, может быть, для драматического эффекта. "А что ты предлагаешь в качестве доказательства своего слова?"

Голос Кости был серьёзным. "Моя кровь это истинное доказательство моих слов, в случаи моей измены пусть мне будет наказание ".

Обычно каждый из них порезал бы свои руки и сжал их в формальном рукопожатии, и прекратили дело. Отчасти подобно церемонии брака вампиров, фактически. Но сегодня вечером ожидалось большее, чем наши гости знали. Каждый здесь знал, что Кости и Манчерес объединяли свои линии, но о чем они не знали, это о том что было добавочное мероприятие. Перенос власти. Только некоторые из нас на платформе не показали никакого удивления, поскольку Менчерес сторонился традиционного рукопожатия и согнул свою голову к шее Кости вместо этого.

От наблюдателей пошел шквал возгласов. Наверное, они просекли о том, что происходит. Я услышала, что на третьем ряду Ян выплевывал проклятия, и я улыбнулась. Ой-ой, кто-то чувствует себя ущемленным?

И Ян не был единственным. Были слышны несколько несчастных голосов со стороны Манчереса в огромной комнате. Люди, которые очевидно считали, что однажды будут счастливыми получателями этого подарка. Это и было причиной того, что мы взяли с собой охранныков. это в случае того, что если кому-то из группы недовольство будет высказанно не только на словах.

Манчерез не обращал на все это внимания и не переставая пил из шеи Кости. Когда он наконец от него отрвался, я видела, что Кости еле держится на ногах. Обескровливание вампира делает слабее, и от взглядов кости, Манчерез затянул ранки.

“Мое слова, запечатанные в крови,” Кости хрипел. “Дарованы и приняты.”

Манчерес склонил голову в приглашении следующего, и Кости вонзил клыки в горло другого вампира.

Это отличалось от того, как пил Манчерес. В воздухе что-то изменилось. По комнате текли невидимые потоки. Как-будто статическое электричество выпрыгнуло из двух фигур в центре площадки, я заморгала и потирала руки, мне казалось, что меня било током. Вот она, обмен силой. Кости говорил мне, что Манчерес отдает её со своей кровью; но её невозможно украсть, если кто-нибудь будет пить его. Я увидела, как кожа египетского вампира начала светиться жутким внутренним светом, как-будто миллионы звезд пытались вырваться из его плоти.

Над нами послышалися резкие звуки и возня. Кто-то пытался затеять драку, либо выйти из неё. Спэйд орал на команду, а неуловимые вампиры спрыгивали с крыши как Человек-паук. Они падали на расстояние ближнего боя, а затем шум стих.

Кости все ещё пил, игнорируя все происходящее вокруг, его ноги не двигались. Я знаю, что кровь Манчереса его не питает, но он проглатывал силу с каждым движением рта. Сверкающие звезды в коже Манчереса перетекали в Кости с тойже легкостью, как морская вода поглощает песок. Было замечательно смотреть на это, и страшно.

В воздухе начал расти гул, затем он перерос в пронзительный, громовой звук м мгновение ока. Инстинктивно я зажала уши руками а Кости пошатнулся, все ещё хромая. Я прыгнула вперед и схватила его, принудив лечь на землю. Манчересу повезло больше, но не намного. Двое его людей схватили его и опустили голову, он покачнулся, едва приходя в сознание.

Кости лежал на моих коленях. Нащи охранники образовали вокруг нас защитное кольцо и выкрикивали предупреждения, что если кто-нибуть приблизится к нам, то будет убит. И они не преувеличивали. Я бы тоже не шутила. Я поджала ноги под свое красное платье.

Манчерес восстановился достаточно, чтобы пробормотать, "Моя кровь свободно отдана и принята в качестве доказательства моего слова," а потом укусил человека в шею, которого привели как закуску. Я отвернулась, поглаживая лицо Кости в ожидании его пробуждения.

Через несколько минут он очнулся. Я почувствовала энергию и начала дергаться ещё до того, как его веки дрогнули. Все это в Кости было незнакомо мне. Вибрация силы, которая обычно веяла от него не просто увеличилась - она росла и росла пока он не почувствовал, что он может взорваться прямо у меня на руках.

Его руки сомкнулись вокруг меня и в следующее мгновение я рванула от него. мне казалось, что я засунула два пальца в розетку.

"Черти адовы, любимая, эти чувства совсем другие", были его первые слова.

Я аккуратно положила руку обратно на него. "Ты в порядке?"

Было почти глупо задавать вопрос, с этой потрескивающей энергией, чуть ли не пускающей искры по моей руке, но я ничего не могла с собой поделать.

Он кивнул и открыл глаза. "В полнейшем. Я, фактически, еще никогда не чувствовал себя лучше. По крайней мере, пока мы не остаемся наедине".

Свинья. Теперь я точно знала, что это тот же мужчина, в которого я влюбилась.Возможно, Кости изменился в силе, но ни в чем другом. Это было почти облегчение, обнаружить, что его мысли все так же грязны.

"Тогда, слезай с меня,твой локоть давит мне на почку..."

Что-то на его лице заставило меня остановиться по среди фразы. "Что?" спросила я.

"Ты только что назвала меня свиньей?"

Я застыла. Не уже ли я произнесла это в слух?

"Черти адовы, нет, ты этого не делала!" ответил он мне, вскакивая на ноги гибким движением.

Боже мой, он может читать мои мысли? Случилась то, о чем я даже не подозревала.

Кости притянул меня к себе и поцеловал. От него исходило так много неконтролируемой энергии, что было почти больно, когда его язык скользнул ко мне в рот, но потом стало приятно. Очень, очень приятно.

"Все хорошо...", прошептал он мне на ухо, когда его губы отпустили мои.

Я поняла, что Кости хочет оставить в тайне свои способности читать мысли. Мы были в смешанной компании, и враги Кости, не зная о его новых способностях, не будут лишний раз беспокоится, что их мысли могут прочитать.

Я промолчу. Но мы с тобой ещё вернёмся к этому разговору, потому что ты не можешь вторгаться в мои мысли всякий раз, когда тебе будет любопытно.

"Ах!"

Это издала я, когда в следующую секунду он впился в мою шею. Матерь Божья, мои колени подогнулись. Кости подхватил меня, когда ноги полностью отказались держать моё тело.

Мы запланировали, чтобы позже он взял у меня немного крови. Несмотря на то, что сейчас он был переполнен кровью вампира, она не напитала его. Это могла сделать только кровь человека, или ещё моя была полупригодна для этого. Поэтому не было ничего удивительного, когда он укусил меня за шею, отчего я изогнулась. Нет, это неистовые волны возбуждения захлёстывали меня с каждым новым движением его рта. Срань Господня, раньше это так никогда не ощущалось. Он навалился на меня под аналогичным впечатлением.

Кости оторвался от моей шеи, но не отпустил меня, что было хорошо, иначе бы я просто упала. Слава Богу, что он именно сейчас прекратил кусать меня - я бы огорчилась, поймав оргазм перед тысячей зрителей. Было довольно плохо, что они могли понять, насколько сильно мне нравится, когда моя шея превращается в поильник, но, по крайней мере, я не собиралась требовать сигарету.

"Не смущайся," сказал Кости. "Я чувствую себя так же, как каждый раз пью от тебя. Мы закончим это в ближайшее время, Котенок, теперь, когда формальности остались позади. "

Его руки всё ещё обнимали меня, когда он повернулся к Менчересу. Другой вампир выглядел подкрепившимся от своего донора крови, хотя готова поспорить, что у них всё прошло менее чувственно. Они взялись за руки, прежде чем повернуться к толпе.

"Наш союз официально скреплен" торжественно сказал Менчерес.

Кости относился к этому не так серьезно. "Значит это вечеринка, приятель. Давайте начнем".



ГЛАВА 10

Кости, будучи параноиком, что один из гостей может быть таинственным благодетелем Макса, был как буд-то приклеен ко мне. Я не возражала по двум причинам. Во-первых, он мог быть прав. Здесь было много людей с вялым пульсом, и кто знал, сколько из этих людей были союзниками. Другая причина была проста. Это новое биение его силы чувствовалось как нежное прикосновение к моей коже.

Но когда обнаженные человеческие мужчины и женщины вышли, чтобы смешаться среди гостей, я остановился на полушаге.

Кости захихикал, услышав вопрос в моей голове, или предположив его от взгляда на мое лицо.

"Это закуски, Котенок. Видишь этот блеск, которым они прикрыты? Это особенная смесь, которая так же съедобна. Заметила тех с дополнитеными руками? Это не врожденным деффект, эти руки являются съедобным деликатесом, приклеенным к их телу. Гули тоже должны есть."

Я смотрела, не веря своим глазам, как один из ходячих удовольствий сел на колени вампира, предлагая свою шею. Между тем, гуль степенно кусал то, что является поддельной четвертой рукой, торчащей из ее тела. Фу!

Я, наконец-то, смогла сказать. "Это самый извращенным вариант тарелки для закусок, который я когда-либо видела. Как вы заставили их согласиться на такое? Оттрахали их мозг?"

Он фыркнул. "Совсем нет. Они действительно добровольцы, Котенок. Некоторые из них пренадлежат Менчересу или мне, а другие - поклонники, за неимением лучшего предложения. Люди, которые знают о вампирах и гулях и надеются, что какой-нибудь милый не-мертвый тип выберет их, чтобы обратить. Это конечно же случается. Иначе они бы не стекались к нам толпой. Некоторый из них предлагают больше чем укус или напитки, но это их выбор. Я не требую этого от них"

Ох, итак они были ужином и развлечением. Как изменилась моя жизнь. Вот она я, одна из хозяев удар-и-укус званного вечера в честь союза Кости и мега-Мастера вампиров. Что дальше, стану осуществлять контроль над массовой оргией?

Кости поймал мою руку. "Мы ускользнем на минуту", прошептал он. Где-то между книжных от пола-до-потолка полок, он нажал на рычаг, и затем мы оказались в узком темном проходе, прежде, чем я поняла как это произошло.

"Тайный туннель?" Я дразнила. "Как это по-шпионски."

Он улыбнулся, "Ах, и мы здесь. Наконец-то одни".

"Здесь" это была маленькая комната, пустая, без окон. Только люк в потолке около трех квадратных футов в размере.

"Есть выход на крышу через чердак," продолжил он. "С неё можно легко спрыгнуть, если будет нужно. Также, эта комната имеет толстые бетонные стены, для изоляции звука."

Это означало, что мы могли говорить, не боясь быть услышенными. "Ты теперь можешь читать мои мысли," я вздохнула. "Боже, Кости, это выводит меня из себя."

"Я бы мог сказать тебе, что я не буду слушать твои мысли, но это было бы ложью. Ты слишком близко ко мне, чтобы я мог блокировать их полностью, и я не могу сказать, что я бы стал это делать, если бы даже смог. Я хочу знать о тебе все, Котенок. Что ты показываешь мне и, что ты пытаешься скрыть."

Не было смысла спорить на эту тему. Если бы я была наделена такой силой, я бы чувствовала себя виноватой используя ее. Менчерес сказал, что сила Кости будет расти, но он не сказал, что он получит новые возможности целиком. Я думала, что еще происходило по другому.

"Мое зрение и слух стали еще острее," Кости ответил за меня. "И, конечно, я чувствую себя значительно сильнее. На счет того, что еще не так, нам нужно подождать, что бы увидеть это."

"Я все еще не уверена на счет этого," пробормотала я. Это было странно, что он вытягивал вопросы из моей головы прежде, чем я успевала их задавать.

Кости изучал мое лицо. "Я не изменился, любимая. Только мои способности. В это ты можешь поверить?"

Он услышал ответ до того, как я произнесла это вслух, но я все равно сделала это.

"Да."

Кости дал мне несколько капель его крови, чтобы восполнить то, что он выпил, до того как мы вернулись к сомнительным празднованиям. Я чувтсвовала себя так, как будто выпила бутылку энергетика. Дон будет делать бэкфлипы (что-то типо акробатических трюков), когда получит новый образец для своей еженедельной коллекции, думала я невпопад.

Тейт пересекал комнату. Он поймал мой взгляд и потер нос, дважды. Это был старый сигнал, означаюший проблемы. Он сразу отвернулся, так, что никто не понял, что сообщение передано.

Это был момент, когда телепатические способности Кости были как нельзя кстати. Что-то случилось, Тейт был напуган. Если вы находитесь в режиме ограниченной функциональности, настало время включаться наполную.

Кости пробирался к Менчересу, держа меня близко к себе пока мы шли мимо других людей. Они не обменялись ни словом. Может Менчерес тоже слышал мое мысленное предупреждение, т.к. он кивнул один раз и жестом предупредил охранника рядом.

В этот момент весь ад сорвался.

Вампир, направляющися к нам взорвался. Просто разлетелся на кусочки обгоревших частей тела. Потом еще трое бросились в нашу сторону на скорости камикадзе.

Кости бросил меня через комнату, как-будто Отфульбнул Тейту, который сделал выпад вперед. Он сделал это как раз вовремя. Взрыв от энергии вампиров оглушил меня. Тейт поймал меня,обняв так, чтобы использовать свое тело как щит от внезапного нападения человека и гранат, которые, казалось, были повсюду. Ещё двое вспыхнули, как Римские свечи, Оставляя пятна крови на тех, кого не убило от тесного контакта ранее. Я выбиралась из плеча Тейта, но он мгновенно увел меня из толпы.

"Черт возьми, отпусти меня!"

"Ты не понимаешь," Тейту надоела возня со мной, он ударил меня локтем по голове, что временно ошеломило меня и я почувствовала слабость. После чего я начала бороться с ним, в то время как он ускоряясь пробирался через толпу людей. Каждый выход охранялся вампирами, которые принадлежали Кости или Менчересу, но они выпустили нас сразу после того, как Кости приказал им это. Услышав его голос, я вздохнула с облегчением. По крайней мере он был еще жив.

Тейт сжал мой рот ладонью, не отпуская, даже когда я укусила его. Это было худшее, что я могла причинить ему из той позиции, в которой он меня держал, он перекинул меня через спину как мешок. Только после того как мы оказались снаружи на лужайке он остановился.

"Отпусти мою руку, я должен вернуться внутрь", почти прорычал он, бросая меня.

Я освободила его от укуса и начала кричать. "Какого черта, Тейт! Ты думаешь, я просто останусь здесь в то время, как люди там взрываются---"

"Там бомба, Кошка. Это место сейчас взлетит на воздух".

Это шокировало меня так, что я замолчала на несколько секунд, а потом резко побежала по направлению к дому.

Тейт сильно ударил меня и я отшатнулась назад.

"У меня нет времени объяснять," он выругался. "Но я иду туда вытащить всех, даже твоего вампирского любовника. Если увидишь Талисмана, хватай его. Он причастен. И следи за периметром, Кашка."

Он побежал обратно в дом, Я же боролася с выбором следовать ли мне за ним. Все внутри меня кричало, что бы я вернулась внутрь и сказала Кости о бомбе. Что если Тейт не успеет добраться до него во время? Мысленно я продолжала кричать предупреждения ему, но во всем этом хаосе, я не знала слышал ли он меня.

Я приняла свое решение, когда увидела три фигуры ползшие украдкой через крышу. Ох, кажется крысы пытаются покинуть корабль, не так ли?

Я поймала их в воздухе, когда они прыгнули на землю, скорость моего прыжка отбросила их в стену. Были лишь доли секунды, чтобы распознать их прежде чем я врезалась в них, и в этот момент, я знала кто из них будет на вертеле. Каждый из двух младших вампиров получил по полной груди кинжалов, в то время как я расколола череп Талисмана о каменную стену, не убивая его, но ошеломляя.

Он пришел в сознание, бешено щелкая зубами. Талисман был Мастером вампиров, и он не собирался действовать осторожно. Мы катались по траве, каждый из нас пытался разорвать другого. Вскоре я была покрыта беспорядочными следами от укусов, где его зубы вгрызались в меня, но я не была обездвижена. Только когда я воткнула нож ему в сердце, он застыл. С ехидной улыбкой я продвинула его чуть глубже.

"Одно резкое движение и ты вяленая говядина, придурок. Я бы предпочла остаться живой, если бы была тобой."

Но он был не я. "Я не пойду под суд как твой отец," сказал он и доказал свое утверждение распоров и измельчив свое собственное сердце своими движениями лежа сверху на мне, затем он обмяк.

"Вот дерьмо!" воскликнула я и оттолкнула его.

Не было времени обдумать самоубийство Талисмана. Двери дома открылись и группы вампиров и гулей вышли наружу во главе с охраной. Их было так много, что это было похоже на эвакуацию муравейника. Однако, ни одно из этих лиц не принадлежало Кости.

Я увидела Аннет в толпе и схватила её. "Где Кости? Почему он не вышел отсюда? Он ведь знал, не так ли?"

Я не сказала про бомбу, не желая вызвать панику, если люди еще не знали. Аннет выглядела довольно измотанной, без ее обычного холодного спокойствия.

"Он все ещё внутри. Он не уйдет, пока все его люди там, он ищет всех, кто причастен к этому."

" О, конечно же, не уйдёт," буркнула я

Аннет дернула меня за руку и не отпускала. " Криспин сказал, что бы ты оставалась здесь," настаивала она, держа меня.

Все отбросив в сторону, я наслаждалась тем, что сделала дальше. Косвенно конечно, но это правда. Я резко развернулась и ударила её так сильно, что она упала на землю с проломленным черепом. С практичной стороны, ей больше не надо было меня сторожить. Видите? Это было вовсе не для развлечения.

Как только я бросилась к дому, я попала под дуло Спэйда.

"Даже не думай о том, чтобы остановить меня," предупредила я его, подкидывая в руках свои ножи для усиления серьезности моей угрозы.

Он едва взглянул на них. "Ты должна пойти со мной, на надо вытащить Криспина оттуда. Тэйт все ещё внутри. На все дела у нас меньше четырех минут."

Четыре минуты! Вампиры могут многое пережить, но в это многое не входит взрыв тела на мелкие клочья. Страх сделал меня безрассудной, я бросилась к дому немертвых вместе со Спэйдом, бегущего в ногу со мной.

Когда он вышел, мы были в опустелом коридоре. Я искала опасность по углам, и не ожидала её от человека, который был рядом со мной. Он ударил кулаком мне по голове, но я ещё не осознала что происходит. Все, что я знала, это один момент, когда я вглядывалась в коридор, а следующее, что я видела звезды перед тем, как все покрылось чернотой.

Когда я открыла глаза, мы валялись в стах ярдах от дома. Спэйд по-прежнему держал меня под контролем. Даже его ноги были о обе стороны от моего тела.

"Ах ты сукин сын!" удалось сказать мне, в безуспешной попытке выбраться из плена.

Спэйд улыбнулся мрачной улыбкой и крепче сжал меня.

"Извени, Ангел, но Криспин убьет меня, если я позволю что бы с тобой что то случилось".

Что то прокатилось по крыше. Со Спэйдом, наполовину придавившем меня, я не мога увидеть, кто или что, это было.

"Это он?" спросила я в отчаянии.

Спеид вытянул свою шею. "Я не..."

Взрыв оборвал его и озарил небо, как-будто сам Бог нажал кнопку "вкл". Я кричала, пытаясь вывернуться, но тело Спэйда крепко удерживало меня на месте. Мое лицо было уткнуто в траву, и повсюду слышались тяжелые стучащие звуки. Должно быть, это были обломки от дома, падающие на газон. Даже, когда я лежала лицом в грязи, запах дыма удушал меня.

Спэйд не двигался несколько минут, игнорируя все мои угрозы. Только под звуки падающих предметов он позволил мне сесть, но все ещё крепко удерживал меня на месте.

Вампиры и упыри беззвучно метались вокруг взорванного дома. Они выглядели не травмированными, но были в замешательстве.

"Чарльз, помогите мне с этим."

Кости появился над ними в кольцах дыма. Я так обрадовалась, что увидела его, что немного всплакнула. Он был весь в саже, в основном раздет, потому что его рубашка и брюки сгорели, а в волосах были опаленные участки. На его руах было три вампира. Приземлившись, он сбросил их на землю.

"Возьмите этих двоих. Чертова земля," проворчал он, пиная её ногой. Третий сел и покачал головой, как бы прочищая её.

Это был Тейт. Слава Богу, он спас его. Спэйд выпустил меня, как только Кости сел рядом со мной, и я обняла его.

"Я так рада, что с тобой все хорошо... и никогда не говори своим друзьям удерживать меня, черт побери!"

Кости усмехнулся. " Может мы поговорим об этом позже, Котёнок? В конце концов у нас тут кое какие дела.

Потом он повернул меня назад и посмотрел. "Что с тобой случилось? Ты выглядиш побитой".

Он взял один из моих ножей и разрезал себе руку. Я глотнула его кровь и почувствовала как боль в голове проходит.

"Хуан и Купер в порядке?", спросила я, пытаясь найти их в толпе людей.

"Я слышу их", ответил Тэйт, "Они в порядке."

Кости остро взглянул на Тэйта, "Как ты узнал о том, что должно было случиться?"

Зеленый цвет загорелся в глазах Тейта. "Эта сволочь, Талисман, подошел ко мне, когда вы с Кэт ушли куда-то. Он сказал, что слышал, что я люблю Кэт, и предложил мне шанс получить всю её себе. Все, что мне надо было сделать - это убедиться, что вы остались в доме после фейерверка. Талисман догадался, что ты уведёшь Кэт подальше от гранат настолько, насколько это возможно, так что я должен был увести её из дома вместо тебя и спасити вовремя свою задницу. Должен сказать, это было очень заманчиво."

"Я всегда знала, что ты никогда так не поступишь, Тейт," сразу же сказала я. "Ты слишком хороший чаловек."

Он рассмеялся больше с иронией, "Не будь настолько уверена в этом. Я вероятно буду сожалеть об этом позже."

Кости очень долго смотрел на Тейта. Я не говорю о том, что было очевидным - несмотря на то, что Кости наплевать на него, он мог оставить там Тейта подыхать. Но он спас его. Если бы Кости улетел и не взял его с собой, Тейт бы сгорел. У них было одинаковое чувство справедливого, но я думаю, они в этом никогда не признаются вслух.

Но, как и сказал Кости, у нас было много неотложных дел. Например два очень недовольных вампира в 15 метрах от нас. Когда я посмотрела на них, мои глаза сузились. Попробовали взорвать того, кого я люблю, не так ли? Ну, сейчас посмотрим кто кого.



ГЛАВА 11

Мы были на дальней стороне газона все еще тлеющего дома. Прибыли пожарные. Как и полиция, но на этот раз, Хуану и Тейту даже не нужно было возиться с их полномочиями. Не с таким огромным количеством вампиров способных блеском зеленых глаз заставить аварийные бригады в первую очередь тушить огонь, а вопросы...никогда не задавать.

Это также послужило причиной, почему никто из полиции ни на что не обращал внимания, несмотря на некоторые очень громкие крики шести виновников вечернего костра. Остальные четверо были окружены, когда двое оригиналов вывели их под применением крайнего насилия. Никому из гостей не было разрешено уйти, пока это продолжалось, по понятным причинам, несмотря на некоторые протесты. После двух часов "допроса", был, наконец, раскрыт главный организатор нападения - вампир по имени Патра.

И да будет вам известно, эта Патра оказалась также таинственным благодетелем Макса, хотя я понятия не имела, кто она, не говоря уже почему она хотела моей смерти.

Как только Кости услышал имя, его голова устало опустилась, и он посмотрел на Менчереса. Египетский вампир закрыл глаза с выражением, которое я могла бы назвать болью.

"Позволь мне угадать," сказала я, тревожно отметив их реакции. "Мы говорим об очень старом, могущественном вампире?"

Взгляд Кости снова сосредоточился на мне. "Да. Мастер в возрасте более двух тысяч лет. Менчерес, ты знаешь, что это означает."

Туника второго вампира сейчас не искрилась вся белым, и та прелестная золотая пыль на его коже сменилась пеплом. Именно в этот момент, я подумала, что она была под стать выражению его лица.

Его стального цвета глаза открылись, и все эмоции, которые бы могли выдать его чувства, скрылись за непроницаемой маской.

"Да. Это означает войну."

"Те из вас, кто не из нашей линии, - сказал Кости ясным голосом, - сделайте свой выбор сейчас. Остаться здесь и вступить в союз с нами, или выбрать Патру и уйти. Вы имеете право свободного прохода только сегодня. Стоит мне когда-нибудь увидеть вас или ваших людей снова без приглашения, я вас убью."

Менчерес незаметно возник рядом с ним. "Решайте", - сказал он просто.

Выбор некоторых из тех, кто подходит к нам, был сам собой разумеющийся. Спейд перешел еще до того, как слова были произнесены до конца. Родни перешел тоже, и ряд других заметных членов сообщества с отсутствующим пульсом. Вампиры и упыри, которых я не узнала принимали нашу сторону, либо из-за преданности к Кости или к Менчересу, либо из-за страха перед ними.

Затем последовали те, кто отказался.

Некоторые плавно скользнули в ночь, их уход был безмолвен, однако и совершенно очевиден. Потом были те, которые в нерешительности ожидали, чтобы увидеть, сколько останется, и сколько уйдет до того, как они выберут сторону. Человек, который больше всех удивил меня, подведя своих людей с коротким кивком к Кости, оказался Ян. Я была уверена, что он выберет долгий путь сквозь ночь, что принимало бы во внимание, как Кости дважды за последние несколько месяцев превзошел его. Я посмотрела на Кости и мысленно послала одну фразу: я не доверяю ему.

Его единственным ответом было легкое пожатие плечами.

Когда это было закончено, около семидесяти процентов независимых мастеров рискнули связать свою судьбу с нами. Другие тридцать были единственным показателем оппозиции. Кто знает, сколько на самом деле имели это ввиду, стоя рядом с нами сегодня? Только время покажет.

Обеты были даны, все покинули руины дома. Я надеялась, Менчерес был застрахован, потому что он только что потерял до фига ценностей при взрыве. Но с другой стороны, я не думаю, что "вендетта немертвых" будет выглядеть правдоподобной причиной для формулировки его страховой претензии, как владельца дома.

Менчерес, Ратлер, Тик-Ток, а также Зеро сопровождали Кости и меня в специально оборудованном внедорожнике. Он имел пуленепробиваемое стекло, среди прочих вещей, и прежде чем мы завели его, Зеро проверил его на наличие любых взрывных устройств. Один раз нас одурачили и вот, что произошло. Спейд и Родни были во главе нашей четверки вредителей вечеринки. Бьюсь об заклад, они проведут длинный день перед ними.

Как только мы отъехали настолько далеко, чтобы я не беспокоилась о других немертвых подслушивающих ушах, я задала вопросы, которые не хотела произнести раньше.

"Как же это женщина могла превратить этих вампиров самих в пончики с начинкой от Криспи Крим? Несомненно людей под гипнозом заставили стать ходячими бомбами, но вампиры? Это не похоже на их стиль."

Тик-Ток был за рулем. Менчерес сидел на переднем сидении возле водителя, а Кости и я сидели на заднем сиденье. Хорошо, что это чудовищное транспортное средство имело третий ряд сидений, так что другие три вампира не сидели у нас на руках.

"Вероятно, удерживая того, кого они любят, в заложниках, а затем угрожая подвергнуть их ужасным мукам, если те откажутся," ответил Кости. "Не так много других вещей могут заставить вампира отказаться от своей жизни таким способом, но мы это наверняка выясним, когда мы допросим других более тщательно."

Я вздрогнула. "Боже, тогда я на самом деле не могу винить их за то, что они и сделали. Может быть, вам не стоит быть настолько грубыми с ними... "

"Они пришли ко мне с тайным сговором?" перебил Кости. "Нет. Я бы постарался помочь им и их семьям, если бы это было так, но они так не сделали, значит они знали о последствиях."

Я не стала спорить дальше. Вампиры играют совершенно по другим правилам, и за то, что им почти удалось убить Кости ... да, они заслужили то, что получили.

"Действительно ли она отпустит их семьи?"

Кости пожал плечами. "Это зависит от ее благосклонности. Другие угрозы не сработают с таким же успехом в следующий раз."

"Я ненавижу это дерьмо", проворчала я. "Вероломство. Заложники. Подрывники-самоубийцы. Причинение вреда семье и друзьям только потому, что они любят кого-то по ту сторону границы клыкастых. Все станет только хуже, не правда ли?"

"Да."

В большинстве случаев честность Кости была тем, что я любила в нем. Потом настали времена, когда я хотела, чтобы он просто соврал мне, черт возьми.

Я глубоко вздохнула. "Это заставляет нас подождать со свадьбой. Нет никакого шанса, чтобы мы рассчитывали на успех в проведении празднества, со всем тем, что происходит сейчас. Вместо "Вот идет невеста" я бы, вероятно, шла по проходу под тикающие звуки перед большим бумом."

“Мне очень жаль, любимая.” сказал Кости. “Это было бы не безопасно, не сейчас.”

Нет, разве что мы не едим прямо в загс и не распишемся сейчас там, я думала слишком мрачно и одернула себя за такое ребячество. Таким образом наша грандиозная свадьба будет перенесена на другое время. Учитывая, все произошедшее за этот вечер, свадьба должна быть наименьшей из моих проблем.

"В любом случае, что это за цыпочка Патра?" спросила я. "Нет смысла в том, что она пустилась в такие крайности, чтобы помочь моему отцу убить меня...а затем разрешила своему счастливому Талисманчику предложить Тейту сделку, чтобы он вытащил меня из дома до того, как он взорвется."

Я видела как напрягся Менчерес на переднем сидение, когда Кости сказал: "Нет, это не так, не так ли, Грандсир? На самом деле, несмотря на то, что я могу придумать несколько причин, почему бы Патра хотела твоей смерти и моей, по той причине, что мы объединили наши линии, я не имею ни малейшего представления, почему она пришла за моей женой."

Что-то в его голосе заставило меня внимательно посмотреть на него ..., а затем на молчаливого вампира на переднем сиденье. Здесь происходило гораздо больше, чем казалось на первый взгляд. Напряжение росло, пока его практически можно было увидеть как туман.

"Дело совершенно не касается Кэт," в конце концов сказал Менчерес.

"Простите?" Теперь я была раздражена. "Когда кто-то старается тебя убить, тогда в моем понимании это касается тебя."

Менчерес не обернулся, но продолжал смотреть вперед на шоссе. "Тогда твое понимание неверно, потому что есть другой повод убить тебя. Макс и Калибос считали, что Кости было на тебя наплевать, поэтому они думали, что то, что они и сделали, могло сойти им с рук. Но Патра знала, что Кости любил тебя. Любил достаточно, чтобы твоя смерть стала серьезным ударом для него, что позволит позже убить его с большей легкостью. Это единственная причина, по которой она оказывала поддержку Максу, потому что она не заинтересована в тебе, Кэт. Твое убийство было всего лишь средством, чтобы добраться до Кости.

Кости пробормотал проклятие в то же время, как я воскликнула: "Но почему? Что такого Кости сделал ей?"

Лицо Кости была мрачным. С сажей и золой испачкавшими его всего, он выглядел очень опасным.

"Я думаю, пришло время объяснить вам, Грандсир."

"Каждый завидует моим видениям," сказал Менчерес с горечью. "Вы не знаете, что такое, когда вас спрашивают почему, почему, почему я не вижу приближение землетрясения, или цунами, или извержения вулкана, или авиакатастрофу, или какие бы то ни было трагические события, которые уносят жизни окружающих меня людей. Я не знаю, из-за чего некоторые вещи приходят ко мне с кристальной ясностью, тогда как другие мутные, а некоторые из них и вовсе никогда не возникают. Я могу только предупредить о том, в чем я уверен ... а потом ожидая смотреть, не проигнорируют ли меня."

Я моргнула. Я впервые видела Менчереса таким расстроенным. Вид его гладкой как лед внешности серьезно надломился, и казалось, что он хотел пробить кулаком лобовое стекло. Тик-Ток краем глаза окинул его оценивающим взглядом, несомненно, решая остановиться или нет.

"Никто тебя не винит за то, что случилось сегодня," монотонно сказал Кости. "Но ты так и не ответил на мой вопрос."

Нет, он не ответил, но он хорошо справился с тем, чтобы отвести этот вопрос на второй план. Черт, я сама едва могла вспомнить, что был за вопрос после такого всплеска эмоций. А, точно, почему на самом деле старая сука хотела смерти Кости. Сосредоточься, Кэт!

"Я предупредил Патру много лет назад, что случится, если она свернет на определенный путь." Голос Менчереса прозвучал так тихо, что мне пришлось напрягаться, чтобы услышать его. "Много веков назад ко мне пришло видение о мужчине, который женился на женщине, которая не являлась ни человеком, ни вампиром, ни упырем, а потом этот же мужчина орудовал мечем, который убил Патру. Поэтому ты понимаешь, Кости ... как только было открыто, что Кэт - полукровка, и ты взял ее в жены у Яна, Патра знала, что то, что я сказал ей годы назад, свершилось. Поэтому единственный способ для нее уйти от судьбы - это убить тебя."

"Ах, вы сукин сын." Мой голос перешел в яростный рык. "Вы знали, что Патра придет за Кости со всем тем, о чем знала, но не предупредили его. Вы не сделали вообще НИЧЕГО!"

"Котенок, внутренняя борьба ничего не решит," сказал Кости, но он также не был доволен. "Мы должны держаться вместе, иначе мы сделаем всю работу Патры за нее."

Логика просачивалась в "рыжую" часть моего мозга, которая думала Убей! Убей! того вампира на переднем сидение.

Менчерес покачал головой. "У меня были охранники, присматривающие за Кости после той ночи у Джена. Единственные случаи, когда их не было так это, когда вы оба были на задании с твоим дядей. Кроме того, я ... Я надеялся, когда Патра поняла, что я был прав, то она прекратит свои заговоры против меня. Но после того, что произошло с вами, я знал, что она держалась своего курса. И именно поэтому сразу после этого я сделал предложение Кости о союзе. Без этого, как вы думаете был ли у кого-нибудь из вас шанс?"

Жесткие слова. Кости одарил Менчееса тем же открытым взглядом. "Вы совершенно правы, я собираюсь убить Патру за то, что она сделала с моей женой. Не имеет значения, если вы попросите меня этого не делать."

"С какой стати он будет об этом просить?" Подумала я раздраженно. "Мне кажется, она хочет, чтобы он умер, или она бы не делала из его дома барбекю надеясь, что он был в нем вместе с тобой. Более того, о всемогущий, почему ты не взял ее на себя? Разве ты не справишься с ней сам? "

Менчерес закрыл глаза. А на мой вопрос ответил Кости.

"Есть еще кое что, чего ты не знаешь о Патре. Она выбрала свое вампирское имя в честь своей матери, одной из самых известных правителей Египта, и лишь сократить его, когда ее обратили. Патра - дочь Клеопатры, и Менчерес отказывается убить ее ... потому что она его жена."



ГЛАВА 12

Маркиз был свингер-баром, где садо-мазо было в моде, а люди в меньшинстве. Чтобы вписаться в их стиль "без правил и ограничений", я приняла вид третьей в трио с Тейтом и Дейвом. Кости был где-то поблизости, но я его не видела. Для меня было достаточно тяжело скрывать то, кем я была, даже не прогуливаясь с ним под руку.

Не то чтобы мы были здесь забавы ради. Несмотря на то, что мы были в состоянии войны с немертвыми, с очень известными немертвыми если быть точными, у меня все еще была работа. После смертельного фиаско с Белиндой, Дон не нашел другой женщины в качестве приманки, чтобы меня заменить, а этот клуб, как было сообщено, был местом исчезновения нескольких людей. Хоть и было трудновато совместить мою работу с переворотом в моей личной жизни, но работа не ждет. Даже двухтысячелетнюю дочь Клеопатры.

Мне до сих пор было трудно справиться с этим, но Кости напомнил мне, что люди, которые помнили сотни или даже тысячи лет с времени своего существования, должны были произвести неизгладимое впечатление на современников. Принимая это во внимание, думаю это не удивительно, что некоторые из видных исторических лиц или их детей, как Патра, были изменены вампиром или гулем. Но Менчерес не только изменил Патру, он также женился на ней лишь несколько лет после ее превращения. Практически стремительное ухаживание, что касается тех, у кого отсутствует пульс. И даже хуже для него, что он не мог заставить себя убить свою бывшую жену, она уж наверняка не выглядит колеблющейся по отношению к нему.

Чтобы вписаться в окружение Маркиза, я кардинально изменила внешность.

Цвет моих волос подчёркивали широкие чёрные полоски, а моя экипировка, если это можно так назвать, по стилю являла собой нечто среднее между Последним Танго в Париже и Американским Чёпером.

Два черных кожаных круга, приложенные к моим грудям тонкими металлическими цепями, были всем, что покрывало меня выше талии. Черные кожаные ремешок-трусики были нижней половиной, с большим количеством цепей, свисающих от моей талии в абсурдной версии юбки. Возглавленные кожей высокие, до бедра чулки, со встроенными шипами, удвоились как мой трикотаж, и я носила туфли на высоком каблуке из чистого серебра. Тем лучше вышибать ад из кого-то с. Я пошела на яркий черной макияж глаз до того, что енот и я могли бы показаться кузенами. Добавьте многочисленные цепи, перекрещивающие мои руки, и этот вечер не мог закончиться достаточно быстро.

Дейв и Тэйт были одеты одинаково отвратительно. Много черной кожи, цепи и кнуты. Или у сотрудников Дона действительно были костюмы для всех случаев жизни, или у кого-то в платяном шкафу были костюмы, наличие которых неплохо было бы и обьяснить.

Нас проверили на наличие оружия на входе, все наши цепи во внимание не принимались. Как обычно, мои серебряные туфли просмотрели. Способ спрятать оружие на виду доказал свою эффективность. Я прошла внутрь с Тейтом и Дейвом, и никто ни о чем не догадался. Да будет свободно для всех.

Трое из нас рассмотрели интерьер клуба. Даже я, кто видела многое, уставилась на зрелище вокруг меня.

Пары вели друг друга за ошейники, будто выгуливали собак. У каждого второго был кнут. Я почти почувствовала, что упускаю что-то из виду. Перед нами разгоралась бытовая ссора. Мужчина ударил тыльной стороной руки свою спутницу так сильно, что на ее губах выступили жемчужные капли крови. Я сделала резкий шаг вперед и остановилась, когда она застонала от удовольствия, с просьбой о еще одном ударе.

Ух. Ну а чего я ожидала? Садо-мазо не основывается на мягкости и слащавости.

Что чуть не выдало меня как полу-нормального человека, так это моя реакция, когда я взглянула на танцпол. Случайные избиения в стороне, которые, казалось, были нормой, некоторые люди и их немертвые компаньоны придавали грязным танцам совершенно новое видение.

“Ого,” прошептал Тэйт. “Они трахаются прямо на танцполе.”

"Я заметила." Сострила я.

Дейв одарил меня косой улыбкой. "Хуан будет плакать, что застрял в фургоне. Если бы он был здесь, он бы кричал, Требую достоверности! и спустил бы штаны."

Это достаточно меня расслабило, что я рассмеялась. "Ты так прав. Ну, мальчики, станцуем буги, но держите свои карандаши в карманах. У нас есть чем заняться."

В ближайшие полчаса мы зажигали, умудряясь в то же время окидывать взглядом территорию. Пока ничего не выглядело убийственным, даже если это было непристойным и грубым.

Я почувствовала, характерное гудение силы поблизости. Кости стал для меня таким родным, что я узнавала его по самой ауре. Так небрежно, как смогла, я глянула через плечо Дэйва, в поисках его. Мои глаза расширились, когда я его нашла.

Кости был без рубашки, сочные мускулы, двигались под его кристаллической плотью, поскольку он танцевал. И, чётр возьми, когда он нашел время сделать пирсинг в сосках? Те кольца должны быть серебряными; это было единственное, что тело вампира не будет естественно рассеивать, вместо этого оно должно быть вытеснено силой воли, которой Кости очевидно не пользовался. Те блестящие серебряные круги потянули глаза к его скульптурной груди. Мне потребовалась минута, чтобы даже заметить его штаны, и затем я действительно замерзла.

“Не останавливайся,Кэт,” Шептал Дейв .

Я продолжила с того места, где остановилась, глядя через плечо Дэйва, пока танцевала. Брюки Кости были сделаны полностью из тоненьких металлических цепочек, связанных между собой. Кожа выглядывала через щели, когда он двигался, и любой мог сказать, что под ними он ничего не носил. Он поймал мой взгляд и улыбнулся, обводя языком по губам достаточно медленно, чтобы я могла заметить, что его соски были не единственная вещь, которую он пробил.

Я только начала распаляться при мысли о том, как этот шип в его языке будет ощущаться, когда брюнетка, толкающаяся среди других людей, уставилась на Кости, выражение ее лица означало восхищенных шок.

"Невероятно, это ты! Ты меня помнишь? Подумай, Фресно, в конце восьмидесятых. Конечно, я тогда была человеком. Я даже не узнала тебя с тёмными волосами, ты был светленьким..."

Взгляд, которым удостоил её Кости, был способен закалить сталь, а она продолжала, не обращая на это внимания.

"...бывал здесь ранее? Я торчу здесь всё время, и могла бы показать тебе приватную зону."

Кости моментально утратил свой раздражённый вид и просиял. "Присцилла, не так ли? Конечно же, я помню тебя, милая моя. Говоришь, частная зона? Покажи мне."

Он позволил ей потащить себя в сторону. Тейт наблюдал, с лёгким отвращением скривив губы.

"Тебе это не надоело? Что каждая вторая встреченная им женщина - его бывшая?"

Я проигнорировала это и сосредоточилась на Кости и Присцилле. Кости рассказывал ей, что сегодня в перечне закусок - я, при условии, что эта частная зона достаточно безопасна для ужина.

"Так оно и есть," произнесла Присцилла, проводя руками по нему. "Жду - не дождусь трахнуть тебя теперь, когда я вампир. Ты был так удивителен раньше, а теперь однозначно будет лучше..."

Мои зубы сжались. Тейт просто знающе фыркнул.

Далее Присцилла подтолкнула губы Кости к своим. Я знала, что должна отвернуться, но не могла. Так же как я не могла перепрыгнуть через танцполе, и избить ее до слизистой массы, что было как раз тем, что я действительно хотела сделать. Но если бы я так сделала, я могла бы с тем же успехом взять мегафон и раскрыть себя. Так что я наблюдала, как Кости поцеловал ее с такой содержательностью, которая заставила мои ногти оставить отпечатки на ладонях. Это не по настоящему, так же, как когда тебе нужно изображать романтику на работе, напомнила я себе.

Но это причиняло боль будто это было по настоящему, заставляя меня задуматься, как Кости выдерживает это, когда ситуация была бы обратной, и мне еобходимо было целоваться по-французски и получать удовольствие с другими мужчинами. По крайней мере, он схватил руку Присциллы, останавливая ее, когда она шаря потянулась к передней части его брюк.

"Охотно, милая, но после того, как я поем," чувственно промурлыкал ей Кости. "Не хотелось бы отвлекаться, не так ли?"

Кости подтолкнул её обратно к нашей маленькой группе.

"Это - Уильям," сказал он, кивнув Дэйву, которого я всё ещё обнимала. "Остальные не заслуживают имён," закончил он, указывая на меня и Тейта.

Присцилла провела пальцем по его груди. "А твоё? Ты никогда не называл мне его."

Он поднёс её руку к своим губам. "Я скажу тебе потом."

Мои зубы снова сжались, но я промолчала.

"Следуйте за мной," сказала Присцилла. "Сюда."

Я мрачно размышляла о том, что его прежняя распущенность оказалась сейчас весьма кстати, когда мы подошли ко входу в скрытую комнату. Сами мы бы её искали намного дольше.

Она была скрыта под неиспользованным баром в дальнем углу. Ты заходишь за полустенок и поднимаешь ложный шкафчик, чтобы открыть лестницу. Они пошли вниз, шум от гуляк и музыка маскировали звуки, раздающиеся снизу. Что-то стучало в комнате за пределами узкого прохода, звук нарастал и прекращался с увеличением громкости, когда мы подошли.

"Добро пожаловать." Улыбнулась Присцилла, открыв дверь. "В настоящий Маркиз."

Комната была небольшой, но до отказа забитой сверху донизу чудовищными приспособлениями различного назначения. Вымазанные в крови наручники были пристёгнуты к свисающим на стене кандалам. Мы прошли мимо скамеек, назначение которых я и знать не хотела, с ремнями и пряжками, стёртыми из-за частого использования. Колесо? Даже гадать не стану, для чего оно.

Стук, который мы слышали оказался поркой пары, привязанных к одному из сварных шестов. Они были повернуты спинами к своим мучителям, стучась лбами в шест с каждым ударом, и от их взглядов было ясно, что они не испытывали удовольствия от их наказания.

Мастер кнута остановил свое ритмичное стаккато, чтобы взглянуть на нас. Он был примерно двухсотлетним вампиром, судя по его ауре.

"Что ты принесла мне, Присцилла?"

Другой вампир развалился поблизости на диване, попивая из горла бессознательной женщины на его коленях.

"Гостей, Анрэ," сказала она.

Его вишнёвого цвета глаза остановились на мне. "Я возьму её. Это будет наслаждением - пометить её безупречную кожу." Затем он сосредоточился на Кости. "Ты выглядишь знакомо, мы встречались?"

Кости холодно ему улыбнулся. "Не формально. Мы вместе бежали в Лондоне, где-то в 1890, когда я искал парня по имени Ренард. Припоминаешь меня теперь? Я взял его голову, но тебе досталось все остальное."

Анрэ опустил кнут. Узнавание расцвело на его лице, а затем он бросил на Присциллу действительно свирепый взгляд.

"Идиотка, ты знаешь, кто это?"

Присцилла глянула на Кости в замешательстве. Её растерянность дала мне шанс - и огромное удовлетворение - завалить её и вонзить свой серебряный каблук-шпильку прямо ей в сердце.

"Она жутко меня раздражала в последнее время," сказала я, ни к кому не обращаясь.

Вампир, сидевший на диване, наблюдал за ситуацией с тревогой, застыв около шеи своей жертвы. Затем я бросилась к нему. Я выхватила девушку из его рук и бросила Дейву, а затем боднула его с грубой силой головой. На минутку он был ошеломлен. Для меня этого хватило, что бы ударить его каблуком моей туфли прямо в сердце, который вышел из спины.

Анрэ начал пятиться, хотя деваться ему было некуда.Тейт и Дейв были позади него, Кости и я перед ним.

"Пожалуйста, не убивайте меня, я вам ничего не сделал," скулил он.

"Черти адовы, предоставь хоть какие-то доказательства. Ты позоришь наш вид," пожурил его Кости.

"Тейт, забери несчастную пару," приказала я ему.

Тейт подошёл к ним, полоснул себя по ладони и провёл ею каждому из них по рту. Вскоре следы побоев на них исчезли. Затем он отвязал их от столба, направляя их в другую сторону от других тел.

Анрэ протянул руку к Кости. "У тебя нет причин вредить мне. Хочешь людей? Они - твои."

Я отрицательно покачала головой. Разве не всегда хулиганы являются теми, кто больше всего страшится наказания?

"Ты боишься его, а должен опасаться меня."

Я подняла одну из его упавших плетей, и подхлёстывала ими для устрашения. Кости думал, что я не смогу справится с собой, при виде человека из команды Макса, но я могу доказать, что бываю не слишком щепетильной, когда речь идет о выполнении грязной работы.

"Назови мне имена своих товарищей по играм, Анрэ. Откажешься и, ну... у тебя здесь много перспективных игрушек. Испытывал ли ты их на себе в последнее время?"

через час у меня уже было имя - Слэш. Он был где-то рядом, искал свой потенциальный ужин. И я очень сомневаюсь, что он слышал, что случилось с Анрэ, из-за шума сверху.

Я пробиралась через танцоров, находясь в поисках человека с татушкой ввиде серебряного дракона на щеке. В процессе этого меня ударяли, толкали и даже отшлепала женщина, чей партнер в последний момент отвернулся. Кстати, она даже не извинилась. Просто посмотрела на меня и резко сказала: "Это не твой подарок!"

"Я верну это позже," ответила я, хорошенько её шлёпнув. Честно говоря, что такого случилось, чтобы извиняться?

Кто-то схватил меня сзади. Холодные руки прошлись по моей груди в грубой ласке. Я замерла, но не ударила локтём в его грудную клетку. Пока что нет.

"Спереди я лучше," промурлыкала я в лучшей своей имитации шлюхи-рабыни.

В следующее мгновение моя голова была запрокинута назад, так резко, что, должно быть, пряди моих волос были зажаты в его кулаке. Я стиснула зубы. Лучше бы, это оказался Слэш, или я собиралась выбивать дерьмо из неизвестного мудака.

Эта холодная рука продолжала свой путь от моей груди вниз по моему животу - и не останавливалась. Ладно, хватит быть Маленькой Мисс Покорность!

Я вывернулась, теряя волосы и одновременно с этим разбив себе колено. Высокий, тёмный и развратный, без татуировки в виде серебряного дракона на челюсти. Тогда я толкнула его в окружающую нас толпу гуляк.

"Я сказала, что спереди я лучше."

Смех других танцоров звучали слишком громко, чтобы понять это.Я послала высокому, тёмному, и развратному еще один развратный взгляд прежде чем снова начала искать Слэша. Он должен быть здесь. Я не хотела возвращаться сюда завтра, если не смогу найти его сейчас. На самом деле, я была бы счастлива не возвращаться сюда никогда.

Ещё две холодные руки скользнули у меня на талии, притягивая назад к жесткой груди. Я сжала кулак, чтобы ударить с разворота, но заметила краешком глаза то, что заставило меня остановиться. где те весы, которые склонились бы в сторону лица моего нового Ромео?

Я обернулась... и улыбнулась. "Ты выглядишь достаточно съедобным, красавчик."

Мужчина улыбнулся, и от этого, хвост дракона, который свернулся около его рта, вытянулся. "Забавно, что ты сказала это, ведь я хотел сказать тоже самое."

Мы начали танцевать. Мы были одинакового роста, и он воспользовался этим как преимуществом. Я позволила этому продолжаться еще несколько минут. Пока он не расстегнул ширинку и не вытащил своего Мистера Один Глаз.

"Стоп," сказала я, извиваясь, потому что он подыскивал домик для своего затвердевшего дружка. "Разве это не может произойти там, где мы будем... наедине?"

Слэш глянул на свой член, словно ожидая от него возражений. Затем он дёрнул меня за руку.

"Идём со мной. Я знаю такое место."

С облегчением, я заметила, что он ведет меня к бару. Если бы он пошел бы в противоположную сторону, то ад бы развергся. Также, Слеш не позаботился о том, чтобы засунуть своего дружка обратно в штаны. Он все время торчал, как бы указывая дорогу.

"Ооо, как интересно," сказала я, когда он поднял искусственный счётчик, выставляя на обозрение скрытую лестницу.

Слэш взял меня за руку, чуть ли не таща меня рядом с собой. Из-за ограниченности прохода стало очень неудобно спускаться. Взять на заметку: Душ, как можно скорее.

"Думаю, ты будешь удивлена," произнёс он, открывая дверь. Потом он остановился. "Чё за-?"

Я оттолкнула его изо всех сил. Слэш не удержал равновесие и растянулся на полу. По инерции его отнесло к шесту, полностью вымазанному в крови прикованного к нему Анри.

Я прикрыла за собой дверь. Кости подошёл к Слэшу, приподнял бровь, наблюдая за его быстро опадающей эрекцией, и наградил его ледяной улыбкой.

"Нет, браток, надеюсь, ты единственный, кто будет удивлён."

"Если мы сможем тихо все обсудить, я думаю, что можно будет не звонить команде," сказал Тейт, приваливая Слеша к Анрэ. Присцилла и другие незнакомые мне вампиры также были уложены рядом с ними.

"Красться к выходу с поджатыми хвостами?" фыркнул Кости. "Страх - полезный стимул. Если мы сбежим тайком, то уже ничто не сможет остановить тех, кто захочет снова рассмотреть вопрос о продолжении подобной деятельности здесь, не так ли?"

Я согласилась с этим. В большинстве наших действий, мы работали методом

"Битва-и-захват". Убей плохого парня (или девушку!), забери доказательства (я имею ввиду тела), и уходи. Возможно, эту стратегию следует пересмотреть. Кости был прав, что страх является отличным мотиватором. Патра использует эту тактику против нас. Наверное, нужно подчеркнуть, что мы играем точно также.

Я глянула на Дэйва. Он едва различимо кивнул мне. Тейт, тем не менее, выл взбешен.

"Блестящий план, Крайпт Киппер. Ты хочешь довести до их боссов что-то вроде тех сувениров, затем играть ими пальцами и сказать им, 'Они были пикантными' и все выкрутасы там? Ты сошёл с ума!"

"Безумец. Трус."

Кости чётко произнёс оба слова. Тейт зарычал, и я схватила его, так как он стал красться к Кости.

"Ты, должно быть, подскользнулся, потому что я знаю, что ты ничего не собирался делать, не так ли?"

Тейт посмотрел на меня, а потом, наверное, увидел последствия своих намерений в моем взгляде, потому что он вмиг потерял свою разгневанную осанку.

"Твой выход, Кэт. Чё делать-то будем?"

Как ни странно, то, что произошло, когда я оттолкнула Высокого, Смуглого и Развратного, и повлияло на принятие решения. Окружающие нас люди, живые и не только, только рассмеялись. Не вскочили и не помогли ему склонить меня к повиновению.

"Мы делаем предупреждение и показываем доказательства. Как ты говорил, Тейт - я воспользуюсь этими головами в качестве реквизита."

"Всем подразделениям, быть наготове," сказал Тейт в свой микрофон. От меня не ускользнуло, что его голос звучал одновременно раздражённо и смиренно.

Мы пошли гуськом обратно вверх по лестнице. Кости пошел первым, за мной, Тейт, Дейв, и спасенная нами пара, которая не много говорила за всю ночь. Когда мы все вышли, Кости поднял меня над счетчиком поддельного бара, так как мои руки были заняты, и пронзительно свистнул, что было слышно даже несмотря на громкую музыку.

"Выруби музыку," рявкнул он, награждая зеленым грозным взглядом недоумевающего вампира за тем, что как я предполагала, было ДиДжейским столом.

Пульсирующее техно стихло. Были звуки протестов, который заглохли, когда люди увидели меня. Можно сказать, что я выделялась, усаженная на барную стойку, держа 4 отрубленные головы за волосы.

"Я сделаю это быстро, так что вы сможете вернуться к своим развлечениям. Я Рыжая Смерть, а эти четверо" - я подняла головы вверх, чтобы их можно было лучше видеть - "слишком заигрались убивая мой вид. Если это снова произойдет здесь, я вернусь."

Двести пар глаз смотрело на нас, и у большинства их хозяев отсутствовало сердцебиение. Внутренне я напряглась. Кто знает, чем это обернётся? Положение вещей может стать очень неприятным довольно быстро.

Кости протянул руку, чтобы помочь мне, и я выронила свои жуткие трофеи и приняла её.

Вероятно, некоторые из них узнали, кто он такой, или могли догадаться. Или, может, это был простой пофигизм. В любом случае, один за другим, люди и нелюди отходили назад, пока перед нами не открылся свободный путь к двери. Кости ссадил меня с барной стойки, и все мы безостановочно проследовали к выходу.

"Нев%ебенная реальность," пробормотал Тейт, когда мы подошли к стоянке.

"Которая в очередной раз показывает, сколько тебе ещё учиться," ответил Кости.



ГЛАВА 13

Мы с Кости поехали на следующий день к Дениз. Некоторое время я не виделась со своей лучшей подругой: сначала из-за подготовки к обращению Тейта, затем из-за последствий моего похищения. С ней так легко было просто поболтать и расслабиться. Также Дениз знала все обо мне, Кости, вампирах, гулях и даже войне, которая сейчас шла. Мне надо было позвонить и объяснить причины ее столь резкого переселения, в конце концов. Вероятно, Дон просто сказал ей и ее мужу, Рэнди, упаковывать вещи, не объясняя причины.

Их новый дом был на окраине Мемфса. Было здорово что Рэнди, как частный компьютерный консультант, мог работать откуда угодно, не хотелось быть причиной его увольнения. Дениз ушла с работы сразу после их свадьбы, так что и тут я была избавлена от сильных угрызений совести. Они ничего не рассказывали, но я думаю, они решили завести ребёнка. Это объясняло её интерес к тем вещам, которыми она до этого совершенно не интересовалась. Для примера, она приготовила для нас ужин, вместо того чтобы просто заказать его с доставкой на дом. Определённо, что-то новенькое.

"Это очень хорошо," восторгалась я, набирая себе ещё тушёного мяса. "Нам придётся приехать сюда на каникулы. Как ты знаешь, я и воду сожгу."

Дэниз усмехнулась. "Или вы могли бы устроить вечеринку для себя, а Родни бы готовил. Разве ты не говорила мне, что что он бесподобен на кухне?"

"О да, он такой," ответила я с набитым ртом. Потом я склонила голову. "Кости, насколько опасно для нас устроить рождественскую вечеринку?"

Он обдумал вопрос. "Придётся пригласить лишь несколько человек, но я не думаю, что это будет причиной для особой тревоги."

Я сглотнула, пока идея росла в моей голове. "Я никогда такого раньше не делала. Мои бабушка и дедушка не были "социальными бабочками", так что я не могу сказать, что развлекалась, когда мы жили вместе. Наш дом почти закончен, и там должно быть много места. Мы не можем провести свадьбу прямо сейчас, зато мы можем позволить себе маленькую рожденственскую вечеринку. Это будет первое наше совместное Рождество, Кости."

Он улыбнулся мне. "Это - отличный повод для празднования, и я знаю, что Родни с удовольствием приедет и займётся готовкой. Это его любимое времяпровождение."

Дэниз захлопала в ладоши. "О, это будет круто. Я ещё никогда не отмечала праздники с мертвецами!"

Рэнди закатил глаза, а Кости только улыбнулся. "Да, я подозреваю, что это обычно происходит интереснее, чем полуночная месса в церкви."

"Мы должны пригласить и мою маму," сказала я. "На самом деле, она не так уж далеко отсюда. Где это "место Родни"? В часе езды отсюда?"

Кости кивнул. "Да. Хочешь навестить её следующей?"

Я просчитала варианты. Если она узнает, что я была так близко и не остановилась, конца упрёкам не будет. Ладно, так и сделаем.

"Мы заедем туда. Однозначно, она будет на месте. Эта женщина никогда не выходит из дома."

"Когда будет готово новое место для неё?" спросила Дэниз.

“На следующей неделе. Я думаю, Дон специально затягивает её переезд от Родни, мстя за все те неприятности, которые происходили с ним в прошлом по её вине. Не то чтобы я собирался ей об этом рассказывать, но особых причин для такой задержки я не вижу.”

Дэниз поднялась, с минуту порылась у себя в кладовке, и вернулась с непочатой бутылкой виски.

"Вот. Если ты собираешься к матери, без этого не обойтись."

Через час мы попрощались с Дениз и Ренди и отправились во временное желище моей матери. Было очень приятно и расслабляюще ехать через все страну - пока Кости не склонил голову, как бы прислушиваясь к чему-то, а затем утопил педаль газа.

"Что случилось?"

Секундой раньше он говорил, что мы уже почти на месте. Встревоженная, я напрягала свой слух, но диапазон слышимости у меня был не таким широким как у него. Я могла слышать только говор разных семей, мимо домов которых мы проносились.

"Ты не поверишь," усмехнулся Кости.

"Что!"

Он продолжал нестись по улице с огромной скоростью. "О, увидишь. И тебе понадобится бутылка, которую тебе дала Дениз."

Я подумала, что никакой бойни не происходит, потому что он по прежнему усмехался улыбкой маньяка. Надеюсь только что звуки зарубания моей мамы топором всё же не будут его радовать. Когда мы подъехали к подъездной дорожке, как я полагала, дома Родни, всё что я слышала, были её шаги и бормотания проклятий. Не пойму, что тут необычного то?

Кости выскочил из машины даже не заглушив мотор, и принялся сильно колотить в дверь.

"Открывай, Джастина, или я выломаю дверь!"

Передняя дверь открылась, как только я доковыляла до неё. Кто-то же должен был выключить двигатель, в конце-то концов.

Кости прошёл мимо моей матери, не обращая на её требования остаться снаружи. Он послал ей шаловливый взгляд, и безостановочный поток слов полился из его уст.

"Что ж. Я не живой и не дышу. Джастина, волосы немного растрепаны - занялась уборкой, а, Пушистик? Нет? И ваше лицо... если бы я не знал вас, я бы сказал, что оно красное. Когда я был выродком шлюхи, как вы говорите, я постоянно видел женщин, которые выглядели как и вы. После того, как их оттрахали."

Моя челюсть отпала и я присмотрелась к её внешнему виду. Из одежды на ней был только халат, её каштановые волосы действительно были растрёпаны, на её лице определённо играл неестественный румянец, и, срань Господня, что это за штуковина у неё на шее?

"Ты, блудливая тварь, убирайся отсюда," приказала она Кости.

он так смеялся, что согнулся пополам. "Правда что-ли? Не горшку говорить, что чайник черен, не так ли? Подумать только, что Котенок раньше боялась того, что вы подумаете о том, что она спит с вампиром. Теперь же вы не выскажете свое недовольство, не так ли? Добро пожаловать вниз, объеденяйтесь, низкий вам поклон! Я стою в крайнем трепете."

"Кости," голос Родни проскрипел откуда-то сверху. "Просто валите отсюда."

Я пошатнулась. "Мам? Ты с Родни?"

Щёки моей матери вспыхнули алым. "Он готовил мне ужин," брызгала слюной она.

Мой голос прорезался от удивления. "И, по-видимому, десерт тоже. Я тебе не верю. Все эти годы, ты распинала меня из-за того, что я сплю с вампиром, а теперь посмотрите-ка на неё! Родни - упырь, лицмерка!"

"Он не убивает людей, они уже мертвы когда он их забирает!" гремела она с сомнительной логикой. "И мне 45, я не обязана объяснятьсе перед своей дочерью."

Я смотрела на неё так, будто видела её впервые. "А Родни они нравятся?" спросила я.

Она оскорбилась. "Нравятся ему - что именно, Катрина?"

"Яйца на тебе, вот что!"

Кости снова рассмеялся и вытер глаза кулаком. "Пошли, Котенок. Просто надо было видеть, и я не смог сдержаться. Джастина, всего хорошего и Родни" - другой декаданский смешок - "достойное уважения мужества."

Кости выпроваживал меня, все ещё распинаясь, из дома. Дверь за нами захлопнулась.

Кости все ещё не мог сдержать смеха, когда мы уехали на нормальной скорости. "Я рад, что ты не позвонила заранее, Пушистик. Это было просто бесценно."

Я не ответила, просто откинулась в кресле и откупорила джин.

Мое платье было серебрянным. Оно было длинным, приталенным,

и держалось на бретельке, которая образовала петлю на моей шее. Спина была оголена, а спереди было V-образное декольте, без лифчика. И эти вставки не делали тот же эффект, естественно."

Я нахмурилась, глядя на свое отражение. "Ты можешь сразу верно определить, когда мне становится холодно. Я - домохозяйка, я не должна выглядеть дешевкой."

Кости возник позади меня в зеркале. "Ты не выглядишь дешёвкой, ты потрясающая."

Касанием губ моей спины, он акцентировал свой комплимент, и как по команде, мои соски затвердели. М-да, это смотрелось непричично,

"Восхитительная," прошептал он в мою кожу.

Ему нравилась одежда, но он быстро от неё избавлялся. У Кости всегда были более широкие взгляды на необходимость одеваться, чем у меня. По крайней мере, на мне было нижнее бельё, хотя бы так. На некоторых вещах я настаивала, не смотря на его безграничную силу убеждения.

Кости на секунду склонил голову. "Твоя мама здесь."

Я спустилась встретить её, так как Кости был ещё не одет. Я не видела её с той запоминающейся ночи у Родни, и даже не хотела знать, хм, встречаются ли они сейчас. Родни, будучи джентльменом, никак не упоминал этот инцидент, когда появился у нас с утра, чтобы помочь подготовиться к вечеру, но я слышала, как Кости поприветствовал его. “Да здравствует убийца драконов.”

Я открыла дверь ... и моя улыбка застыла. Это не могло быть моей матерью.

Её каштановые волосы были без седины ,и, казалось, слегка сияли. Можно было только догадываться, что это было, удачный макияж, или пиллинг, но она скинула десяток лет меньше чем за три недели. Её тёмное вельветовое платье было теснее моего, сильно оголив её ноги с одной стороны, закрывая их практически полностью с другой. Одно плечё было оголено, в греческом стиле, а волосы были закреплены только спереди, ниспадая сзади свободной массой. Узнаваемыми остались только голубые глаза.

"Катрина. она подошла, ко мне, не обнимая. Окей, это тоже своего рода было знаком. "Тебе и правда стоит одеться потеплее, сегодня морозно."

И тебе привет, мам. Или то, кем, черт возьми вы есть, потому что, Вы, не похожи на ту женщину, которая меня вырастила.

"Кто бы говорил," удалось мне проговорить. "Я вижу все, вплоть до бедра. Господи, если бы бабушка увидела тебя сейчас, она бы восстала из своей могилы!"

Моя мама открыла рот, замерла, а потом улыбнулась. "Я ничего не скажу, если и ты не скажешь."

Я готова была броситься на кухню и пасть на колени перед Родни. Вдруг, о чудо, он умудрился подарить ей чувство юмора, и я решила что не обошлось без вуду, нескольких обезглавленных кур, и большого количества гри-гри.

“Давай сделаю тебе Эг-ног, мам.” сказала я, отправившись от шока настолько что смогла проводить ей в гостиную. “Это с алкоголем.”



ГЛАВА 14

Наш список гостей был небольшим из-за не праздничных обстоятельств, обусловленных состоянием войны. Были Родни, Спейд, Ратлер, Тик-Ток, Ян, Зеро, и еще один вампир, по имени Док, которого привела в качестве своего кавалера Аннет. Менчереса не было, и это было хорошо на мой взгляд. В список моих гостей входили Дениз, Рэнди, моя мать, Дон, Купер, Дейв, Хуан и Тейт.

Кости пригласил Яна в последнюю минуту. Он не был в моем первоначальном списке людей, с которыми я хотела провести время, но так как он перешел на нашу сторону, Кости решил, что он заслужил немного хорошего отношения. Я надеялась, что он не появится, но напрасно. На самом деле, я задумалась, не было ли причиной прихода Яна то, что он знал, что он здесь вопреки моим предпочтениям и получал удовольствие от этого.

Мы сидели в столовой. Ян приехал поздно и, как только он переступил порог, мать и Дон встали из-за стола. Они собрались на крыльце вместе с Дэйвом, Купером и Хуаном, которые также имели основания не любить вампира с каштановыми волосами напротив меня.

"Почему, Кэт, ты выглядишь раздраженной," травил меня Ян за мое молчание за столом с заметной колкостью. "Ты ведь не ставишь все еще на мне крест из-за похищения твоего бывшего парня летом прошлого года, не так ли?"

Я удержалась от того, чтобы швырнуть тарелку в него. "Конечно, нет, Ян. Просто обычно в это время, Кости и я трахаемся как кролики, так что я начинаю нервничать, когда мне приходится ждать пока он поднимется на корабль."

Ян не был в восторге. "Ты позволяешь ей оскорблять меня, когда я пришел с добрыми намерениями, Криспин?" требовательно спросил он.

Кости вскинул брови. "Ты не капельки не был оскорблен и упоминать о том, как ты пытался заставить Кэт силой присоединиться к твоей линии, было крайне невоспитанно. Пусть это будет последний раз, когда вы говорите об этом."

Слова были мягкими, но глаза нет. Они полыхали зеленым.

Ян откинулся на спинку стула. "Ну, приятель, посмотри ка на себя. Когти вырваны напрочь, и здесь я едва ли был грубым. Сначала я думал, что ты отнял ее у меня от злости, но это не так, не правда ли? Ты стал одним из тех, кто пал жертвой любви."

Между ними было более 220 лет прошлого, и хорошего и плохого. Воздух, казалось, сгущался над столом.

"Ты ведь не пришел сюда только для того, чтобы обсуждать мою жену, не так ли?"

Ян наклонился вперед. "То, как обращался с ней Макс, побудило тебя объявить жестокое возмездие любому, кто принимал в этом участие. Почему бы мне не хотеть видеть, как ты был предан идее до того, как я сделал не один неверный шаг? Если бы ты злился только из чувства гордости, что ж ..." Ян окончил предложение небрежным взмахом руки. "Зачем угрожать мне и моей семье из-за потрепанных перышек?"

"Помнишь ли ты то время, когда я воткнула серебряный нож тебе в сердце, Ян?" спросила я резко. "Ты и представить себе не можешь, сколько раз я хотела повернуть его. Ты называешь трепанием перышек мое похищение, пытки и покушение на убийство? Пошел на х*й! "

"Я не преуменьшаю того, что с тобой случилось, Кэт," тут же сказал Ян. "Только выказал свою заинтересованность в реакции Криспина на это. То, что он сделал с Максом, было заслужено, но это могло бы быть умной реакцией лидера, который показывает свой характер, не более того. Ощущаешь разницу?"

Проницательные бирюзовые глаза Яна встретились с моими. Он был холодным ублюдком, я это знала из опыта, но в нем должно быть было больше, чем я видела. Или Кости бы убил его, несколько десятилетий назад.

Кости наклонил голову. "Ты знаешь ответ на твой вопрос, Ян. Все, что касается ее, становится для меня личным."

"К счастью для тебя, Менчерес объединил с тобой линии и дал тебе больше силы. И, к слову о вашем новом союзе, представить себе не могу, почему Менчерес предпочёл тебя мне, ведь из нас двоих я - не тот, кто драл его жену."

Я застыла, когда Кости выдал скабрезное проклятие. Ян, уловив моё выражение лица, начал смеяться.

"Что, неужели Криспин не рассказывал тебе об этом? Не знаю почему, это было ещё до того, как твои родители появились на свет."

Я поднялась из-за стола. Не собираюсь обсуждать это в присутствии Яна. Кости последовал за мной, когда я вышла на крыльцо. Как только мы оказались наедине, я обрушилась на него.

"Почему? Я знаю, что ты не отличался разборчивостью до того, как встретил меня, но Патра была женой твоего прародителя!"

Его челюсти были сжаты. "Я не знал кем она была когда это случилось. Менчерос и Патра переживали не улучшие времена в их отношениях до того как я стал вампиром. Несколько десятилетия спустя, я встретил женщину, с которой провел ночь, и потом, неделю спустя я узнал, что она является женой Менчероса. Патра знала кто я. Она сделала это, чтобы причинить боль Менчеросу, черт возьми, кто, как ты думаешь, сказал ему об этом? Я не понимал, почему он не убил меня тогда, но после всего что произошло в последнее время, я пологаю, он знал, что настанет день, когда я ему понадоблюсь."

Вступив в интимные отношения с женой другого вампира, Кости получил бы смертный приговор - если бы обиженный супруг потребовал этого.

"Есть ещё что-то, чего я не знаю? Потому что лучше бы я больше не узнавала чего-либо, что ты решил скрыть от меня."

"Ничего больше. Обещаю."

Я остановилась, чтобы взглянуть на Кости. Он был великолепен, и чем дольше я была с ним, тем больше убеждалась, что многие женщины придерживаются того же мнения. Я была уверенна, что со временем нарисуются и другие экс-брошенные им, но надеялась, что они не будут такими же могущественными и одержимыми жаждой убийств особами, как Патра.

"Хорошо. Давай вернёмся. Уверенна, что Ян уже заметил наше отсутствие."

Кости пропустил мой сарказм мимо ушей и притянул меня в свои объятья. "Ты знаешь, что сейчас около полуночи?" прошептал он. "Осталось два дня до Рождества."

Так много произошло за последний год. Что принесёт с собой следующий?

"Лучшие события," ответил Кости тихо. "Обещаю."

Он поцеловал меня, его губы были холоднее, чем обычно, но кому нужны тридцать шесть и шесть, когда он заставлял меня испытывать такие ощущения? В самом деле, мне стало теплее, когда его руки медленно скользили по моей спине.

Посторонний хруст поблизости смыл моё настроение и привёл меня в состояние боевой готовности. Кости выпрямился, прервав поцелуй.

"Ну, приятель. Хотел бы я знать, как долго ты шпионишь за нами."

Его насмешливый тон подтвердил, что мои запоздалые чувства взяли верх. Боже, я становилась рассеянной от поцелуев Кости. Хорошо, что он мог не терять внимания, хотя, я полагаю, это не было подтверждением моей привлекательности. Так же, хорошо, что вампир в деревьях не хотел нас убить.

Тейт пробирался сквозь деревья с ещё большим треском веток. "Привет, Кэт. Боже, ты прекрасна."

Ох-ох-ох. Почему бы ему просто не пожелать счастливого Рождества?

Дэйв разрядил атмосферу, выйдя на крыльцо. "Дружище, ты это сделал!"

Столкновение опять отложено.

"Дейв." Тейт улыбался, заключив в медвежья объятия своего друга. Хуан вышел следом, за ним был мой дядя. Ничего не выражающие черты лица Дона сменились на улыбку, когда он вышел вперед и обнял Тейта. Кости издал какой -то ценичный звук и повел меня обратно внутрь с напутственным комментарием Тейту.

"Уверен, у тебя не возникнет трудностей с поиском домика у подножия холма. Там-то ты и остановишься."

Как всегда бестактный, Ян выбрал этот момент, чтобы бочком подобраться ко мне. "Надеюсь, вы с Криспином решили ваши разногласия?"

"Да. Теперь можешь спать спокойно."

Ян рассмеялся. Моя мать брела мимо нас, и он взглянул на неё с более чем случайной признательностью. "Я говорю, Кэт, что вижу то, что привело Макса к его окончательному краху."

Я одарила его хмурым взглядом. "Не могли бы вы не упоминать Макса перед тем, что осталось от моей семьи?"

Ян улыбнулся без тени сожаления. "Зачем им сердиться на меня? Я заслуживаю хоть немного благодарности. Если бы я не обратил Макса, тогда бы не было тебя."

Это заставило мою мать повернуть голову. Так как Ян не понизил голоса. Я бы могла заткнуть кулаком его тупой рот.

"Хороший мальчик," прорычала я. "Она не знала, что вы были его создателем."

Кости появился из-за него. "Приятель, пойдём-ка со мной на минутку."

Он не стал дожидаться ответа от Яна, а просто вытолкнул его на крыльцо. Я пошла в противоположном направлении, чтобы прямиком перехватить свою разъярённую мать.

"Катрина!" огрызнулась она, когда я преградила ей путь. "Убирайся с дороги. Я должна переговорить с тем существом."

Так как она обычно называла Кости "блудливой тварью", я предположила, что "существо" означало Яна.

"Мам, я знаю, что ты расстроена."

Она продолжала прокладывать свой путь через меня. "Не беспокойся, Я не стану устраивать сцену," сказала она и окончательно оттолкнула меня. Для нее, это было верхом уважения.

"Вы." Она прошла прямо к Яну и ткнула пальцем ему в грудь. Он одарил ее забавляющимся взглядом. "Вы создали ее отца? Вы знали, какой мерзостью он был? Или вы, безмозглый, не обращаете внимание и не заботитесь о тех монстрах, что вы создаете?"

Кости издал мрачное фырканье. "Аккуратнее со словами, приятель, не важно на сколько она груба, без оскорблений."

Ян закатил глаза. "Нет, Джастина, Я не безмозглый, не обращающий внимание или не заботящийся о тех, чьем создателем я являюсь. Но, если я в ответе за каждое действие моих детищ, тоже я могу спросить у вас. Ваша дочь убила моего друга в тот день, когда я ее встретил. Что вы мне должны за это?"

Я была так же озадачена как и моя мать, когда Ян так круто перевернул все с ног на голову.

"Другого отвратительного вампира?" моя мать начинала мурлыкать, когда все перегруппировывала. "Одного из многих, кто пытался устроить пиршество на ее шее?"

"Гуля, выполнявшего свой долг, чтобы защитить меня от женщины, которая пыталась убить меня в моем же собственном доме," Ян противостоял. "Спросите Кошку. Она расскажет вам, что я даже не пытался укусить ее, до того как она не обезглавила моего друга."

Я чувствовала себя некомфортно от того, как все перетасовывалось. откуда я могла знать скрытые мотивы Дона на следующих заданиях полсле Яна? Я думала, что я просто выполняю другую работу, выманивая плохих парней, а не хотела быть нечаянным убийцей ни в чем не повинных людей.

"Мне жаль вашего друга, но я думала он был убийцей, и он подкрадывался ко мне сзади, чтобы нокаутировать," ответила я. "Кроме того, до этого, вы подтвердили, что вы убили двух людей, Ян. Ваших сотрудников."

"Которые украли у меня." Ян ответил. "Серьезно, Криспин, что бы ты сделал с парочкой парней, которые совершили набег на твой дом и попытались продать твои ценные вещи через eBay?"

Кости пожал плечами. "Тоже самое. Если ты не можешь доверять парню о чем-то таком мелком, как твое имущество, как ты можешь доверять им, что они не предадут тебя более серьезный образом?"

"Тем не менее," согласился Ян, прежде чем кинуть на мою мать еще один осторожный взгляд. "Что касается Макса, мы в расчете, крошка, так что же ты взъелась на меня?"

Она начала возмущаться, но потом махнула рукой в сторону Кости. "Его. Ты сделал его, и он является причиной гибели моих родителей, так что мы едва ли в расчете, вампир."

Тень промелькнула по лицу Кости. Ты не несёшь за это ответственности, сказала я ему. Она не права.

"Но он также учил Кэт как драться, делая ее сильнее, быстрее и смертоноснее. Без этого, вы думаете, она все еще была бы жива? Более того, не он ли спас ее жизнь и вашу не так давно? Неужели вы говорите, что стоите меньше, чем ваши родители?"

Мать смотрела на него странным образом. Как будто она не знала, что с ним сделать. Ян непримиримо взглянул на нее в ответ, не мигая. Наконец, после напряженной тишины, она повернулась на каблуках и пошла прочь.

"Рад, что нам выпал шанс поговорить," сказал он ей вслед.

Она не ответила.

Ян похлопал Кости по плечу. "Вернёмся внутрь? Снаружи холодно, и твоя жена, несомненно, замёрзла." Его глаза пробежались по мне и он рассмеялся. "Очевидно."

"Сгинь," отмахнулся Кости.

Ян ушёл, насвистывая. Я фыркнула. "Говорила же тебе, что нужно было надеть лифчик." Тогда я сменила тему, не желая чем-то ещё омрачать наш вечер. "Если ты хорошо попросишь, я разрешу тебе открыть один из твоих подарков, не смотря на то, что ещё рано."

Губы Кости скривились. "А что я должен сказать? Ах, Котёнок, пожалуйста, умоляю тебя, умоляю тебя-"

"Заткнись." С усмешкой я втолкнула его в библиотеку и выудила из-под дивана коробку. Беглый осмотр показал, что никто за нами не подсматривает, потому что мне не хотелось присутствия при этом зрителей. Я шутила, когда говорила, что это один из его настоящих подарков. Это было кое-что другое. "Вот."

Кости развернул её, и его улыбка превратилась в грязную усмешку. "Разве они не милые? Не мой размерчик, но если ты захочешь, чтобы я это надела, я буду рада сделать одолжение."

"Разве тебе не весело? Но знаешь, ты должен выбрать то, что ты хотел бы надеть на меня."

Его выбор был моментальным. "Красный."

"Я так и думала." Мой голос стал писклявым от внезапной вспышки тепла в его глазах.

Кости наклонился и его рот накрыл мой.

"Ты права."



ГЛАВА 15

Красная ночная рубашка обтекала меня, казалась такой же темной, как кровь на моей коже. Кости держал меня за бедра, выгибаясь подо мной и издавая громкие звуки удовольствия.

"Да, Котёнок. Ещё... не останавливайся..."

Я прикрыла глаза, поддаваясь нахлынувшему экстазу. Мои пальцы сжимали и рвали простыню, в то время как я стала двигаться быстрее.

"Да..."

Чувственность момента растаяла, в то время всё вокруг нас заволакивало дымкой, и простыни начали свою собственную жизнь. Они оплели мои запястья и лодыжки, будто хлопок превратился в злых змей. Я попыталась попросить Кости остановиться, но когда открыла рот, полилась кровь.

"Всё ещё храбришься, малышка?" прозвучал презрительно голос.

Ужас наполнил меня. Я узнала этот голос.

Туман рассеялся, и я зашлась в длинном, пронзительном вопле, потому что Кости и кровать исчезли, а я каким-то образом оказалась на полу перед моим отцом. Те змеящиеся простыни превратились в ножи, пронзающие мои запястья. Мои внутренности, ноги и руки бились в агонии.

"Знаешь, что я собираюсь с тобой сделать, малышка?" продолжил Макс. "Я собираюсь снова вырвать тебе глотку."

Он приблизился ко мне. Я пыталась увернуться, но те ножи в моих запястьях удерживали меня. Макс смеялся, когда его клыки оказались у моей кожи, я отбивалась, как безумная, но все усилия оказались напрасными. Затем, когда он медленно погрузил клыки в мою шею, я закричала.

"Нет-нет-нет-нет--!"

Макс что-то прижал к моему рту. Я кашляла, разбрызгивала и глотала, но через несколько секунд Макс поблёк и я смогла рассмотреть кого-то ещё.

"Проснись, Котёнок!"

Кости был сосредоточен на мне. На моих глазах рубцы и царапины на нем исцелялись, оставляя только кровавые следы, на том месте где они были. Его запястье надавливало на мой рот, простыни были разорваны вокруг нас, и в комнате мы были не одни.

Спейд был на краю кровати держа меня за плечи. Он отпустил меня и откинулся облегченно вздохнув, когда я взглянула на него. Дейв, Родни и Тейт загораживали дверь, Дениз почти прыгала, пытаясь увидеть что- нибудь за ними. Потом все, что я видела, была грудь Кости, когда он прижал меня к себе.

"Черти адовы, ты проснулась." Он оттолкнул меня обратно и взял моё лицо в ладони. "Ты знаешь, где ты сейчас?"

В моей спальне. Кости был полностью голый. Когда Спейд встал на ноги, я отвернулась. Мы были не одни без одежды.

"Кости, что все они здесь делают? Спейд, прикройся. Чертовы вампиры думают, что все хотят видеть их оснащение."

Кости все еще прижимал меня к себе. По крайней мере, находясь в его объятьях, моя грудь не была выставлена на всеобщее обозрение.

"Скоты, отваливайте с моей дороги!"

Господь всемогущий, моя мать была в коридоре и пыталась пройти внутрь? Она упала бы в обморок, если бы увидела это.

"Спейд, полотенце, ванная," зашипела я. "Оставь хоть что-то в тайне."

Он засмеялся, но его смех был похож скорее на усталый хрип. "Криспин, она в полном порядке. Я пошел отсюда, пока она не исчерпала весь свой словарный запас ругательств."

Спейд был покрыт засохшими линиями крови. Что за черт? Тейт смотрел на меня, и его присутствие заставило меня чувствовать себя неловко. Он не должен был видеть меня такой.

Ян растолкал людей со своего пути, захлапывая телефон.

"Я сказал ему, что это сработало, Криспин. Он сказал позвонить ему позже--"

"Вот это уже слишком," Я закричала. Не обращая внимание на деловой тон Яна, который даже не подмигнул или неуместно не усмехнулся. "У меня был просто плохой сон, нет никакой полномасштабной атаки, так что все, пошли вон."

Ян посмотрел на меня с жалостью. "Тебя больше беспокоят приличия, чем угроза опасности. Мы поговорим в ближайшее время, Криспин."

"Хорошо."

Наконец-то комната была пуста. Когда последний человек закрыл за собой дверь, я расслабилась и почувствовала, что мое тело охватила дрожь.

"Боже, это был худший кошмар, который когда-либо мне снился. Если бы я не знала, что это был лишь сон, я бы сказала, что моя шея все еще болит..."

Она и вправду болела, кстати. Как это возможно?

Кости встретил мой взгляд. "Котенок, это был не просто сон. Это было заклинание поймавшее тебя в твоей собственном кошмаре. Твой шея болит...потому, что заклинание воспроизвело тот последний день с Максом, и, если бы ты не проснулась, заклинание закончило бы его работу и убило тебя."

Я вся напряглась, пытаясь контролировать себя. "Как ты узнал, что это были чары?"

"Ты начала кричать во сне. Чарльз кинулся к нам из комнаты - вот почему он был голым, он только что встал с кровати - и мы пытались разбудить тебя. Затем это все проибрело насильственный характер. Конечно же, мы знали, что это был больше чем кошмар, и когда я сконцентрировался, я смог прочесть в твоих мыслях, что с тобой происходит. Никто не имел понятия, что делать. Ян позвонил Менчеросу, чтобы сказать ему, что происходит. Он - единственный, кто знал как это остановить."

“Как долго это продолжалось? Мне кажется, это заняло несколько минут.”

"Это продолжалось около получаса, хотя для меня это ощущалось, как годы."

Полчаса! "Ты сказал, что Менчерес знал, как прекратить это. Откуда?"

"Потому, что это сделала Патра," ответил Кости с тихой яростью в голосе. "Колдовство запрещено, но Патра изучала его в тайне. Заклинание было наложено ее кровью, так что только ее кровь - или кровь ее создателя - могли разрушить его. Менчерес был слишком далеко, но с того момента как он объединил его кровь и силу с моей, он подумал, что возможно моей крови будет достаточно. И это сработало."

Я вздрогнула. Может, в следующий раз я усну и больше уже не проснусь. Буду убита собственными воспоминаниями. Что за дерьмовый способ умереть.

"Итак, Патра может наложить подобное заклятие когда угодно, где угодно?"

Кости мрачно поджал губы.

"Ну, если она будет мертва, то не сможет."

Позднее в тот же день, я позвонила в пять мест доставки пищи. Нет, люди в моем доме не были привередливы, просто я была практична. После всего, у нас было несколько вампиров, которым нужно питаться. Люди, доставляющие еду не догадывались, что они и были настоящим ужином, а не то, что они несли в коробках. Просто они уходили от нас с хорошими чаевыми и низким содержанием железа в крови. Родни приготовил свою версию сытной еды, которой поделился с Дейвом.

"...поймать одного из людей Патры, прежде чем планировать какие-либо ответные действия," заполнил Ян возникшую в разговоре паузу. "Или, если повезёт, найти ренегата."

"У тебя самый большой опыт в ренегатстве из всех нас."

Злобное замечание прозвучало от Дона, и я моргнула. Он практически ничего не говорил с тех пор, как выяснилось, кто такая Патра.

"Ерунда." Ян вздохнул. "Послушай, Макс получил то, что просил. Он хотел оставить свою работу и свою человечность, и я изменил его, потому, что я всегда использую любого безжалостного парня. Конец истории."

Дон посмотрел на Яна с отвращением. "Конец истории? Знаешь ли ты, что Макс сделал, когда я попытался взять его, после того как узнал, что он превратился в вампира? Он убил наших родителей и оставил их тела на пороге моего дома! Ты позволил ему сделать это. Ты дал ему силы."

Это было что-то, чего я еще не слышала. После того, как я узнала, что Дон мой дядя, я спросила его, есть ли у меня еще родственники, его ответ был краток - нет. Теперь я знаю, почему этот вопрос беспокоил его.

Ян глянул на Дона. "Макс был убийцей до того, как встретил меня, поэтому я дал ему только силу проделывать это клыками."

"Ты не в силах помочь родителям, но твоя племянница ещё жива, батенька," сказал Кости. "Мы можем использовать твой ум, чтобы это так и осталось. Что ж, к вопросу о -"

Он остановился, уставившись в обшитый деревянными панелями потолок. Я проследила за его взглядом. Что, у нас завелись термиты?

"Менчерес здесь," заявил он.

Спейд тоже поднял голову. "Я ещё не ощущаю его."

Кости встал. "Я ощущаю. И он не один."

Я закатила глаза. Великолепно. Думаю, лучше бы мы позвонили в тот новый итальянский ресторан. Пора бы прекратить метаться... и мы с Дэниз могли бы попробовать курицу по-пармски.

"С кем он?" спросила я.

Кости издал раздражённое рычание. "Это - негодяй, организующий кровавые зрелища."

Это заставило Яна рассмеяться. "Неужели? В конце-концов эта ночь обещает оказаться интересной."

В отличие от Яна, Спейд не выглядел обрадованным этими новостями. "Зачем он привёл его, Криспин? Он же знает, что вы двое не особо любите друг друга."

"Не говоря уже о том, что я не в восторге от того, что он знает, где я живу." Кости бормотал, меряя шагами комнату. "Но он ненавидит Патру даже больше, чем я. Враг моего врага - мой друг и весь прочий вздор."

"Кто?" повторила я. "Ты его знаешь?"

Кости фыркнул. "Ты сама знаешь, кто он."

Звук приближающегося вертолета предотвратил дальнейшее обсуждение. Минуту спустя, скрежет металла о бетон объявил о приземлении наших незванных гостей.

Менчерос и еще один вампир вышли из вертолета. Кости поприветствовал своего прородителя объятием, а другого только холодным кивком головы.

Кости ошибся, я его не знаю, думала я, глядя на незнакомого вампира. Он был ростом примерно шести футов, худое лицо обрамляли длинные каштановые волосы и отросшая щетина. Широкий, бледный лоб нависал над глубоко-посаженными глазами. Он не был красив в классическом смысле, но у него был поражающий взгляд. Я бы запомнила его, если бы мы встретились раньше.

Он протянул ко мне руку, пересеченную шрамами. "Вы должно быть Рыжая Смерть?"

У него был невыраженный акцент и его приветствие не было стандартным, типа "привет, как дела?", но я слышала и похуже этого. "Вы ставите меня в невыгодное положение," ответила я, пожимая его руку.

Сила зашипела на моей руке. Кто бы он ни был, он был Мастером. Возрастом в несколько сотен лет, по моим прикидкам.

"Я сомневаюсь в этом." Он оценил меня взглядом так же, как и я его.

"Хватит раздевать ее своими глазами," сказал Кости резко. "Хотя ты не был на нашей свадьбе, уверен, ты знаешь, что она моя жена."

Незнакомец рассмеялся. Как я заметила раньше, я него были необычные глаза. Медно-красного цвета, обрамленные изумрудным. "Мое приглашение по-видимому затерялось в междунородной почте."

Кости проигнорировал это. "Менчерес, я надеюсь есть причина, по которой ты привез его с собой?"

"У него есть информация," произнёс Менчерес, прежде чем повернуться ко мне. "О, Кэт. Одно удовольствие увидеть тебя снова."

По прошествии всего этого времени, вы думаете, что лучше знаете мои чувства, но... Не могу сказать, что моя первая мысль была такой же.

Кости глянул на меня. Я поморщилась. Это вырвалось само по себе! По правде говоря, я не знаю, почему Менчерес всегда вызывает у меня рвотный рефлекс. Может, мы были врагами в прошлой жизни. Сейчас я была готова поверить во что угодно.

Менчерес не стал комментировать мою версию "я тебя не видела долго...", потому что вслух я пыталась выдавить что-то вежливое.

"Менчерес. Привет."

"Давайте покончим с этим," проворчал Кости, обращаясь к другим вампирам. "Котёнок, это - Влад."

Смешок вырвался у меня прежде, чем я успела подавить его. Чёрт побери, вот кто-то выдал. "Не слишком оригинально. Ты - уже двенадцатый Влад, которого я встречаю."

Его тонкие губы скривились. "Я очень сомневаюсь, что эти имена были даны им при рождении, в отличие от моего."

Я ожидала продолжения, но его не было. На лице Кости всё ещё было то раздражённое, но серьёзное выражение, и по мере того, как ко мне приходило понимание, я заметила, что никто из вампиров не смеётся.

Наконец, я подала голос. "Ты - Дракула? Да ты задрачиваешь меня!"

Пока я приходила в себя, другие немёртвые гости поздоровались. Влад был встречен с холодной вежливостью всеми, кроме Анетт. Она запечатала на его губах поцелуй, что заставило меня покачать головой.

О, Дракула вдобавок к Анетт? Думаю, если бы Франкенштейн и Человек-Волк существовали на самом деле, они бы оба уже присоединились к вашей компании.

От Менчереса послышался хрип. Если бы я не знала его лучше, я бы сказала, что это был смех.

Кости снова одарил меня взглядом из серии "фильтруй свои мысли, чёрт побери". Я переключилась со своих воспоминаний о сексуальном прошлом Анетт на немёртвую легенду перед собой.

"Дракула. Когда мне было шестнадцать и я пыталась узнать что-нибудь о вампирах, я прочла многое о вас. Брэм Стокер почти заставил вас казаться милым, хотя исторический отчет описывет вас в куда более противных красках."

Кости сменил свой хмурый вид на одобрительную усмешку.Я закатила глаза. Таким образом, его оскорблять мне можно, но не Аннет? Лицемер.

"Я не стану отвечать за это имя, и вам не следует так поспешно верить всему, что вы читаете. Исторические отчеты ничего не значат, если они не переписываются. Интересно, что бы в них было написано о вас, Катрина?"

"Меня зовут Кэт," я сразу поправила его. "вы запоминаете мое имя, и я произношу правильно ваше."

После дальнейших инструкций, мы устроились в общей комнате. Да, в гостинной было бы уютнее, но я хотела комфортной обстановки в то время как мы замышляли убийство одной известной исторической личности за другой. Влад занял стул около меня, расположив его так, как будто это был трон. Он подарил Кости игривую улыбку, чем, как мне показалось, он хотел вывести Кости из себя, что в итоге и получилось. Кости занял свое место рядом со мной на диване и демонстративно сжал мою руку.

Несмотря на обстоятельства, десятилетний ребенок внутри меня хотел завалить Влада вопросами. Кто похоронен в церкви рядом с вашим замком? Вы действительно пригвоздили тюрбаны к головам эмиссаров султана, когда те отказались снять их? Когда вы стали вампиром - до или после того как, предположительно, пили кровь стаканами на поле боя, тем самым обедая людьми, которых вы пронзили?

"Крестьянин такого же роста. Да. После, и то, что я пил, было красным вином."

Ублюдок, подумала я, прежде чем захлопнуть мой разум. Еще один.

"Впечатляет." Влад перевел свой взгляд с меня на Кости. "Интересно, где она отработала такой исключительный психологический щит? Вы что-то скрываете, молодой человек?"

"Не надо входить в мой дом и опекать меня, ты, сварливая старая летучая мышь. Ты гость, так что веди себя соответственно."

"Влад..." В голосе Менчереса был легкий выговор. Более интересным было то, что Влад ответил ему примирительным щелчком пальцев.

"Да, да, да. Я обещал пустить наши разногласия во благо и поэтому я здесь. Ты знаешь, ты мне не нравишься, Кости, и я не нравлюсь тебе. По правде говоря, если бы Патра восстала против тебя, без пересечения с Менчересом, я скорее всего сидел бы рядом с ней сейчас."

Кости пожал плечами. "И если бы не Менчерес, мы бы давно станцевали с тобой. Но Менчерес очень уважает тебя, и у него наверняка есть для этого веская причина, так что я поверю его мнению, что ты не настолько бесполезный гад, как я считаю."

Я моргнула. Разговор о шатком перемирии.

Менчерес стоял. Его изысканные маннеры заставляли его казаться безобидным, но я знала, внешность обманчива. В бою, могу поспорить, он был ужасающим.

"Кости, я был потрясен, когда узнал, что Патра использовала магию против Кэт. Практиковать магию запрещено среди вампиров, как вы знаете. Но у нас есть преимущество. Использование таких заклинаний ослабило Патру на несколько дней, что дает нам время нанести ответный удар, если мы сможем найти ее. У Влада имеется информация, где может находиться один из ее людей."

Кости холодно взглянул на Влада, который лишь усмехнулся ему.

"Никогда не думал, что тебе понадобится что-то от меня, не так ли?"

"Ты уже принял решение говорить мне или нет, так что либо выкладывай либо проваливай," сказал Кости коротко.

Влад взглянул на меня, а потом, как ни странно, на Тейта.

"Я могу чувствовать его вожделение к Кэт. Он даже не пытается скрыть этого. Это ужасно бесит, когда кто-то из твоей линии так открыто жаждет твою жену, не так ли?"

"Эй, подожди ка," начала я, когда Кости поднял бровь и резко ответил, "Твои предложения?" Владу.

Его тонкие губы расплылись в усмешке. "Я разберусь с этим."



ГЛАВА 16

Санта выглядел так, будто он пригубил что-то крепче чем напиток из яиц с сахаром и алкоголем (гоголь-моголь), думала я, прогуливаясь в толпе людей, стоящих в очереди, чтобы сфотографироваться со Святым Ником. Прямо сейчас, мне бы тоже не помешал глоток другой чего-нибудь крепкого.

Тейт крепко обнял меня одной рукой. Мне все еще хотелось оттолкнуть его от себя, но я не сделала этого. Вместо этого я прижалась к нему и улыбнулась. Разве мы не идеальная картинка счастливой пары?

"Ты такая красивая," шептал Тейт, уткнувшись носом в мою щеку. Его губы скользили пока не накрыли мои.

С моей работой, поцеловать немертвую цель было стандартным рабочим процессом. А что вы хотели, когда горячая цыпочка пытается в одиночку поймать парня. Но Тейт не был целью, или незнакомцем, или кем-то, кто в конечном итоге будет мертв к концу ночи.

Если, конечно, Кости не разозлится и не убьет его прежде, чем эта шарада закончится.

Губы Тейта были прохладей чем мои, но они становились теплее от соприкосновения с моим разгоряченным телом. Он не был плох в поцелуях, я не могла не заметить этого даже при том, что он соблюдал приличия, целуя меня без языка. Я старалась не зацикливаться на факте, что я целую своего друга. Старалась относится к этому как к обычной работе, но у меня это плохо получалось.

Я отстранилась немного резче, чем следовало бы делать это на настоящем свидании.

"Эм... Хочу сахарной ваты," выпалила я.

Тейт опустил голову, чтобы шепнуть всего одно слово мне на ухо.

"Трусишка."

Он был прав. Если бы это было просто очередным заданием, я бы даже не задумываясь изобразила страсть, целуясь с ним "по-французски с клыками", или даже ухватила бы его за задницу, чтобы сыграть эту роль более достоверно. Но это был Тейт, так что мне было не до объективности. Помимо недостаточности собственной непредвзятости, я ожидала, что в любую минуту Кости может выскочить из-за угла и оторвать Тейту голову.

Да, предложение Влада имело смысл. Никто бы даже и мысли не допустил, что Кости позволит мне бродить по карнавалу с ненавистным ему мужчиной.

Над нами, дети кричали от восторга, когда Безумный Шляпник закружил их еще быстрее. С аттракциона "Закрути вихрь" слева от нас слышался подобный визг. Добавьте к этому другие аттракционы, бесчисленные разговоры доносившиеся от людей, громкое исполнение рождественских песен, металлический скрежет машин, и получите сплошной хаос звуков вокруг нас.

Где-то среди этого карнавала, по словам Влада, был Энтони, один из пособников Патры. Энтони питал слабость к Рождественским карнавалам. Не достаточно иметь здравый смысл, чтобы держаться от них подальше во время войны. Опять же, каждый думает, что кто-нибудь другой будет пойман, предан, выслежен, или убит. Я и сама отношусь к этому числу. Я не представляла себе, что Макс будет ждать меня у моей матери. Так кто я такая, чтобы бросать камни в Энтони, полагая, что никто не будет знать какой карнавал он решит посетить сегодня вечером?

Чёрт побери, может, этот Энтони и не покажется, а всё это было просто выдумано Владом, чтобы сыграть весёлую шутку с Кости. Сказать, что Кости был не в восторге от предложения, чтобы я сыграла девушку Тейта, было бы не сказать ничего. Кости непрерывно бормотал такие проклятия, которые шокировали даже меня, а затем выдал что-то типа "Похоже, что Рождество для тебя наступило раньше, придурок" в адрес Тейта, когда наконец-то согласился, что это будет безупречной уловкой.

Конечно же, намерения Влада сегодня могли бы быть и более зловещими. Казалось, Менчерес не считал, что Влад подставит нас. Так или иначе, либо меня, либо Кости не должно было быть здесь, но можно много чего сказать по поводу доверия вампиру, который и не скрывал, что ему не нравится Кости.

"Сконцентрируйся на работе," пробормотала я Тейту, избегая его взгляда.

Ответ был краток. "Ага."

Это вынудило меня отказаться от похода к продавцу сладкой ваты. Мы с Тейтом больше никогда не останемся наедине, так что помимо нашей главной цели, это было замечательное время, что кое-что прояснить.

"Слушай, Тейт, ты должен преодолеть эту... вещь в отношении меня. Это влияет на нашу дружбу, нашу работу, и ставит твою жизнь под угрозу всякий раз, когда ты демонстрируешь это перед Кости."

Тейт придвинулся, понижая голос, в чём не было нужды благодаря всему этому фоновому шуму. Другой вампир должен был бы подобраться на расстояние плевка, чтобы сосредоточиться на нашем разговоре.

Ты знаешь, почему я больше не буду молчать о том, как я отношусь к тебе? Потому что я молчал многие годы. Мы были друзьями, но я надеялся, что что-то большее разовьется между нами. Я не повторю своей ошибки, оставаясь нерешительным, когда я должен сделать следующий шаг. Меня не волнует что из-за того, что это выводит Надзирателя Склепов из себя, ты чувствуешь себя некомфортно, мне надоело притворяться, что я только твой друг."

Тейт наклонился, и я должна была либо позволить ему прижаться ко мне, либо устроить сцену и вырваться.

"Не говори мне, что ты никогда не думала об этом," сказал он очень тихо. "Я помню ту ночь, когда мы целовались, до того, как Кости вернулся в твою жизнь. Тогда ты не рассматривала меня только как друга."

В моей памяти всплыли картинки прошлого, которые вызвали смесь разочарования и раздражения. Один вечер, содержащий слишком много выпивки и одиночества привел к поцелую, которого не должно было быть.

"Ты привлекательный мужчина, и я не мертва. Да, эти мысли приходили мне на ум раз или два. Но это было до того как Кости вернулся. Я могу честно сказать, что с тех пор я больше не думала об этом."

"Иногда я ненавижу Дона," выплюнул Тейт.

Я была сбита с толку. "А какое отношение к этому имеет мой дядя?"

"Дон знал кем ты являешься с момента твоего рождения, а я знал его в течении трех лет, до того как я встретил тебя. Три года, Кэт. Это чертовски мучает меня. Все, что нужно было Дону сделать, это начать тебя искать на шесть месяцев раньше, чем он это сделал. Тогда ты бы не встретила Кости раньше меня. Мы нравимся друг другу, ты привлекла меня, как такой же охотник на вампиров как и я, я бы стал твоим иделальным мужчиной. Ты влюбилась бы в меня, вместо того, чтобы полюбить Кости."

Я была поражена тому, сколько мыслей он вложил в это - и самое худшее было то, что если бы я встретила Тейта до Кости, была бы хорошая возможность начать с ним встречаться. Я не могла сказать, что я бы влюбилась в него, но в Тейте как в бойфренде не было ничего непривлекательного.

"Или меня бы убили на первом же моем задании, это наиболее вероятный сценарий, потому что Кости не натренировал бы меня. И даже, если бы все произошло так, как ты описал, между нами все равно бы ничего не вышло."

"Почему?" резко спросил Тейт.

"Кости бы наняли, чтобы убить меня. Ему предлагали контракты в течении всех тех лет, что я бегала от него, хотя неумерший мир не знал о нашей с ним связи. Так что в любом случае, Кости либо убил бы меня, либо он схватил бы меня, заинтригованный тем, что я была гибридом, так, как он сделал это когда мы встретились. Иногда двум людям просто не суждено быть вместе."

"Я в это не верю," сказал он, упрямство было прямо-таки написано на нём.

Отказ уйти несмотря на подавляющие разногласия. Это то, что делало Тейта таким храбрым солдатом, но в этом отношении, это так же заставляло его держаться за то, что он должен был отпустить.

"Всё меняется," сказала я наконец. "Однажды, ты встретишь женщину, которая заставит тебя осознать, что твои чувства ко мне не имеют ничего общего с реальностью. И когда это случится, я буду рада за тебя."

Тейт покачал головой. "Или ты поймёшь, что Кости - не такой, как ты думала, и ты бросишь его. Ну же, Кэт, ты же едва знаешь его."

"Я не знаю Кости?" повторила я. "Ты что, смеёшься надо мной?"

"Ему почти двести пятьдесят лет, а ты рядом с ним в общей сложности меньше года," решительно заявил Тейт.

"Я знаю, что на самом деле важно," сказала я твёрдо, задетая за живое.

"Или ты ослеплена страстью. Кости в прошлом был профессионалом, Кэт. Он окучивал женщин столетиями. Анетт поведала мне кое-что про него, и я должен сказать, что иногда я даже не знаю, зарезать ли Кости или пожать ему руку. Ему подобные не просыпаются однажды утром и кардинально не меняют свою жизнь, став моногамными."

Голос Тейта стал грубее, ниже, и он поворачивался, пока я не оказалась перед ним.

“Но я был c тобой почти пять лет. Ты знаешь, что можешь доверять мне. Ты знаешь, что я никогда бы не солгал тебе и не обманул тебя, и, детка, он будет это делать. Возможно, не сегодня, возможно, не завтра, но это случится. И когда это произойдёт, ты оставишь его. И я буду ждать.”

Этот разговор зашел в тупик. Не имело смысла говорить с ним о нашей дружбе. Я стрельнула в Тейта сердитым взглядом, в то же время приклеивая к своему лицу фальшивую улыбку, направляясь обратно к продавцу сахарной ваты. Я не могла позволить себе налакаться джина здесь, но я могла бы проглотить фунт сахара, пока мы ждем, когда покажется Энтони.

Три сладкие ваты и два вращения на колесе обозрения позже - эй, ничто не может быть лучше чем колесо обозрения для отличной обзорной точки - все еще нигде не было признаков Энтони. Или других вампиров кроме Тейта. Уже было больше десяти вечера, так что большинство самых маленьких детей ушли к настоящему времени. Санта выглядел менее веселым, поскольку время очень медленно тянулось. Без сомнения, он считал минуты до полуночи, когда карнавал закроется.

Тейт и я практически не разговаривали с нашего последнего спора. Мы продолжали изображать счастливую пару. Тейт играл в Меткого Стрелка, к большому разочарованию работника аттракциона, с военным прошлым Тейта и его нынешним статусом вампира, он сбивал каждую цель. После чего мне пришлось носить с собой огромного плюшевого белого медведя.

О да. Кто угодно, взглянув на нас, не подумал бы, что мы вышли на охоту на вампиров.

Поэтому, я была сильно удивлена, когда он закружил меня, целуя, как будто это было последнее, что он мог сделать перед смертью. Мой протест был заглушен, когда он прошептал: "Он здесь."

Я бросила белого медведя и обхватила Тейта руками, целуя его с тем же рвением и одновременно сканируя помещения своими чувствами. Там. В метрах пятидесяти от нас, нечеловеческая сила, висевшая в воздухе покрыла мурашками мое тело. Как мило с вашей стороны выйти и поиграть с нами, Энтони. Если даже это был какой-то другой вампир, решивший немного повесилиться на Рождество. Это было бы только нам на руку.

Этот поток энергии приближался. Кем бы он ни был, он тоже почувствовал Тейта, потому как сейчас он шел прямо на нас. Я вложила еще больше чувственности в поцелуи Тейта. Он стонал, сильнее прижимая меня к себе. Между его крепкими объятиями и неустанными поцелуями, была причина для меня затаить дыхание, когда он наконец поднял голову.

Вампир находился сейчас в паре метров от нас. Тейта не заботили тонкости - он посмотрел на него, взглядом солдата военно-морских сил, позволяя своим глазам вспыхнуть зеленым.

"Что тебе надо?"

Я обернулась - и заморгала. Неужели это был тот человек, которого мы должны были захватить?

Большие карие глаза смотрели на с лица, которое не выглядело старше четырнадцати. У него были вьющиеся тёмные волосы, несколько выраженный нос и хрупкая конституция, что только подчёркивало его юность.

"Я не видел тебя прежде," сказал вампир. Его голос больше соответствовал его ауре. Он не выглядел достаточно взрослым, чтобы иметь возможность смотреть фильмы с возрастным ограничением "до семнадцати" без присутствия взрослых, но его аура с лёгкостью выдавала, что ему около двух сотен лет.

Тейт позволил мне немного отступить, но руку с моего плеча не убрал. "А должен был?"

Вампир улыбнулся, продемонстрировав ямочки на щеках. Боже, они придали ему ещё более юный вид.

"Потому что я знаю множество людей нашей... страны. Но не тебя."

Тейт одарил вампира холодной улыбкой. "Можно сказать, что я новенький. По имени Тейт."

Вампир наклонил голову. "Кому ты принадлежишь?"

"Мудаку," моментально ответил Тейт. Мне захотелось шлёпнуть его.

Сухой смех, послышавшийся от вампира, тоже не вязался с его внешностью. "Как и все мы, не так ли? Я - Энтони."

Есть! Мысленно я ликовала. Надеюсь, что Энтони не окажется ещё одним телепатом, или нам придётся туго, хотя Кости заверил меня, что такая способность встречается крайне редко.

"Ты так и не ответил на поставленный вопрос," сказал Энтони, та приятная улыбка всё ещё сохранялась на его лице.

Тейт закатил глаза. "А должен был? Я не охочусь, я здесь просто наслаждаюсь праздником со своей девушкой."

"Позволь дать тебе пару советов, сынок," сказал Энтони. Для кого-нибудь, находящегося поблизости, было бы смешно, что кто-то, выглядящий подростком, называет Тейта сынком. "Когда встречаешь одного из нас, ты представляешься, в том числе и сообщаешь, кому принадлежишь. Или один из нас может взбеситься и решить обучить тебя хорошим манерам."

"Кости." Это имя повисло в воздухе, прежде чем Тейт снова прошептал "Мудак."

Да, я знала, что это - часть роли, но я также знала, что он подразумевает под этим, поэтому мне на самом деле очень хотелось стукнуть его.

Энтони огляделся по сторонам, так быстро, что если бы я не следила за каждым его движением, я бы пропустила это.

"Тот самый Тейт," пробормотал он.

Тейт сложил руки на груди. "Разве теперь не твоя очередь?"

Улыбка Энтони стала побуждающей. "Патра," произнёс он, ожидая реакции Тейта.

Тейт окинул окрестности взглядом гораздо более заметно. Я тоже огляделась, но в явном замешательстве.

"Мальчики, о чём это вы?"

"Ничего из того, о чём тебе стоит беспокоиться, детка," ответил Тейт, обнадёживающе сжимая мои плечи. "Энтони здесь, эммм, работает на конкурента моего хозяина, и они оба дрались из-за этой сделки. Если ты меня спросишь, я был бы не против, если бы его хозяин победил."

Энтони поднял брови. "В самом деле? Это очень смело - заявлять такое чужаку о твоём... хозяине."

"Скажем так, ранее мне выпал шанс оказать твоему хозяину услугу, но я не сделал этого, и теперь меня мучает совесть покупателя за то, что я мог бы пойти домой вместо того, что получил," сказал Тейт. Он был расслаблен, но говоря это, выпрямился, и его осанка говорила о неповиновении.

Энтони, наверняка, слышал о том, что Тейт был в доме Менчереса прямо перед взрывом, потому что кивнул.

"А что, если твою ошибку можно было бы исправить? Я знаю, что мой хозяин был бы очень заинтересован в любой информации, которую... общий шпион мог бы предоставить."

Тейт улыбнулся. "А что твой хозяин может дать взамен? Потому что я хочу денег и защиты."

Энтони махнул рукой. "Ты даже представить себе не можешь, как красиво мой работодатель вознаграждает тех, кто служит ей."

Готова поспорить, думала я цинично. Если, конечно, ты говоришь о людях, которые служат Патре по той причине, что она угрожала убить их семьи в случае отказа.

"Тебе необходимо сейчас болтать о делах?" спросила я, делая свой голос нетерпеливым.

Энтони, казалось, только заметил меня. Он тщательно осмотрел меня ещё раз, и в этом не было ничего подросткового. Что характерно, его первой реакцией было избавиться от меня, потому что моё сердце билось.

"Кто твоя подружка, Тейт?"

"Кэтлин," сказал Тейт, называя меня моим вторым именем. "Разве она не великолепна?"

"Ага," согласился Энтони, придвигаясь. Его глаза блестели. "Но это всё - её рыжие волосы, её сердцебиение - выглядит так, что она напоминает мне кое-кого, о ком я очень наслышан.

В его голосе прозвучал открытый вызов. Я напустила на себя самый невинный вид, из серии "кто, я?"

"Люблю ролевые игры," ответил Тейт резко. "Поэтому заставил Кэтлин изменить цвет волос и воспользоваться контактными линзами. У тебя какие-то проблемы с этим?"

Энтони выкинул вперёд руку и сдёрнул мои джинсы сначала с левого бедра, а затем и с правого. Под ними ничего не было, кроме гладкой кожи без каких-либо опознавательных знаков.

Тейт ощерился, а я спрятала улыбку. Вот так, дружище. Больше никаких татуировок. Было адски больно, когда Макс срезал её, не то, чтобы вы об этом не слышали, но сейчас её отсутствие очень пригодилось.

"Ещё раз прикоснёшься к ней, и мы выйдем поговорить," прорычал Тейт.

Энтони выглядел расслабившимся. "Она настолько же хороша, как и настоящая Жница?"

Тейт пожал плечами. "Полагаю, она близка к этому."

Я покрасила обесцвеченные волосы в их родной малиновый оттенок, всё лучше, что их запах был не естественным, а также я одела контактные линзы с голубыми пятнами. Этого хватило, чтобы изменить чисто серый цвет моих глаз. Плюс, моя кожа была свежезатемнённой, благодаря тому, что была натёрта автозагаром, который помог скрыть её нормальное свечение. Это была идея Влада. Драк в самом деле был очень хитрым.

Выдумка с ролевыми играми до сих пор работала. Энтони не заработал себе ни жизнь, ни оружие.

"Нужно ли говорить о той, другой девушке?"

Я надулась, что было ожидаемо, принимая во внимание тему разговора. Тейт чмокнул меня в макушку.

"Больше не нужно, детка."

"Когда мы можем пойти домой?" Ещё больше надувшись.

Тейт посмотрел на меня с добродушной улыбкой. "Для начала - одно небольшое дельце, а потом - я весь твой."

Энтони облизнулся. "Превосходно. Я отведу тебя к своему начальнику, Хиксо, который сможет завершить нашу сделку. Просто дай мне подогнать сюда машину. Это привлечёт меньше внимания."

"Я так не думаю, дружок," сказал Тейт, в его добродушном тоне зазвучала сталь. "Ты можешь передумать и решить пригласить в наше дело других людей, и я не хочу провести остаток ночи мертвее мёртвого."

Энтони удалось показаться задетым. "Это никогда не приходило мне в голову."

Тейт неподатливо улыбнулся. "Тогда мы сейчас уходим, вместе."

Энтони прикусил губу, показав нормальные зубы, без клыков. Этот жест был таким ребяческим, что он мог бы вполне сойти за одного из детей постарше в очереди за снимком с Сантой. Он посмотрел на людей вокруг нас с нерешительностью, толи с очевидным желанием попрощаться с нами, толи ответить более грубо.

Я хотела получить шанс схватить "управляющего" Энтони. Чем выше мы поднимемся по цепочке управления Патры, тем удачнее сложится у нас эта ночь.

"Если мы не идём с ним, я всё ещё хочу уйти," шептала я, прижимаясь к Тейту так, что не оставалось сомнений в том, что именно я предлагаю в качестве стимула.

"У тебя есть пять секунд, прежде чем она изменит моё решение," сказал Тейт Энтони, целуя меня с таким голодом, который был слишком грубым, что быть каким-то ещё, кроме настоящего.

"Хорошо, пойдём," сказал Энтони.

Тейт оторвался от меня. Его глаза полыхали зеленью. Мой рот был слегка опухшим от его яростного поцелуя, а сама я немного задыхалась.

"Пойдём сегодня," повторил Энтони с раздражением, начав проталкиваться сквозь толпу людей с грубостью вампира, которому нужно оказаться где-то в другом месте.



ГЛАВА 17

Мы последовали за Энтони на парковку. Он приехал на длинном черном лимузине. Как только мы приблизились к нему, я сжала руку Тейта, но он уже почувствовал это.

"Кто там?" спросил он, не доходя нескольких шагов.

Энтони схватил Тейта сразу, как только открылись двери и два вампира выскочили из машины. Один помогал Энтони держать Тейта, а другой дернул меня за руку. Этот единственный жест в доли секунды сказал мне, что они не знали, кем я была. Потому что, если бы они знали, то уже держали бы меня в медвежьем захвате приставив нож.

"Не бейте нас!" завопила я. Их было четверо, плюс Энтони. Двое из них были мастерами, но не слишком сильными, так что я решила, что это была охрана Энтони для тех случаев, когда он выходил в город. Их было слишком мало для того, чтобы считать ловушкой.

Тейт взглянул на меня с неожиданной ясностью, затем ударил по рукам, сдерживающим его.

"Я сам сяду в машину, нет необходимости толкать меня," рявкнул он.

Энтони не отпустил, но он кивнул другому, который держал дверь открытой с саркастическим видом. "После Вас."

Мысленно я послала Кости сообщение, приказав ему отступить и позволить этим панкам привести нас прямо к Хиксо. Приходилось слепо верить - я не знала насколько далеко он находится и может ли он меня слышать. Это не было так, как я могла бы проверить список отправленных сообщений на моем телефоне в конце концов.

Я сгорбила плечи и полезла за Тейтом, позволяя страху просачиваться через мои поры, ловкий трюк, который я развила в предыдущие годы. Для вампира, контролирующего ситуацию, это был сладкий запах победы.

"Что происходит?"

Мой голос дрожал для большего эффекта, пока я оценивала каждого из пяти мужчин в лимузине, определяя их сильные стороны. Они не обыскали нас на оружее, что было просто глупо. У меня было два метательных ножа, прикрепленных к верхней части спины и мои каблуки были не из дерева.

"Мы похищены," холодно ответил Тейт, когда автомобиль сорвался с места. "Не беспокойся, их интересую только я."

Энтони улыбнулся, толкнув локтем ближнего соратника. "Можешь себе представить какая это удача, найти одного из людей Кости на карнавале? Патра будет просто счастлива!"

Другой вампир не разделял головокружительной радости Энтони. Его взгляд скользил по мне, оценивая меня. Моим мгновенным решением было - он умрет первым. Смышленный, нам это ни к чему.

"И его сероглазая рыжеволосая подружка? Ты не упоминал о ней."

У него было что-то в руке, и я заскулила от ужаса, как сделал бы нормальный человек, когда на него что-то направляют. Оружие,что ж, получить пулю не так больно, как быть поджаренной, в этом я была чертовски уверена. До тех пор, пока он не сделает дыру в моей голове или сердце, любой другой участок можно подлатать.

Энтони захихикал, будто кто-то пошутил. "Кратас, почему Патра назначила тебя ко мне, я никак не пойму. Конечно же она подделка. Тейт любит ролевые игры. Он питает слабость к настоящей Жнице, это общеизвестно. Может быть, я оставлю рыжую на некоторое время. Она не важна, поэтому она не понадобится Патре.

Кратас послал Энтони такой измученный взгляд, что остальные вампиры резко обратили на него внимание.

"Никто из вас не может думать чем-то помимо ваших членов, поэтому Патра назначила меня. Могу ли я поверить в такое счастье? Нет, я не могу."

Это казалось немного отрезвило Энтони. Он оценил меня более объективно. Затем покачал головой.

"Ее волосы пахнут краской, ее глаза с некоторым голубым оттенком, а ее кожа ... нет и намека на свечение, и у нее нет тату." Кроме того, ты не видел этих двоих, когда я пришел на карнавал. Они были поглощены друг другом. Кости не позволил бы жене флиртовать с самым молодым членом в его линии."

Кратас кинул на меня еще один жесткий взгляд. "Пустая трата времени - под гипнозом допрашивать ее," пробормотал он больше самому себе, чем кому-то. "Если она не Жница, она будет заявлять о своей невиновности, а если она Жница, она все равно будет заявлять о своей невиновности, поскольку они говорят, вампирские силы не действуют на нее."

Темноволосый вампир пожал плечами. "Тогда убьём её, не стоит рисковать."

Я испустила испуганный писк для пущего эффекта, пока мысленно готовилась к бою. Но Кратас уже качал головой.

"И рискнуть потерять самого ценного заложника, который только у нас был? Думаю, не стоит."

"У меня есть идея," подал голос один из вампиров. "Пусть они ебутся. Он не рискнёт получить смертный приговор, если это - Жница, а настоящая Жница никогда не пойдёт на это."

Тейт испустил недоверчивый смешок, несмотря на то, что моя рука напряглась под его рукой.

"Не гоните, ребята, вы ожидаете, что я займусь этим сейчас, когда бедняжка дрожит от страха? Нет, спасибо, я не насильник."

Кратасу, к моему ужасу, идея понравилась. Он поднял пистолет. "Хочешь умереть? Потому что эта пушка заряжена серебряными пулями, и это то, что вы со своей подружкой получите, если не выполните требования. Здесь мы даже выделим вам немного личного пространства."

С подозрительной услужливостью, другие вампиры освободили наше сидение и втиснулись рядом друг с другом на противоположном сидении. Тейт и я попали под их пристальное внимание. Великолепно. И что теперь? Все они были слишком бдительны, чтобы мы смогли начать действовать. Нет, для начала их нужно застать врасплох.

Тейт выглядел настолько ошеломленным, насколько я себя так чувствовала. Я должна была сделать что-то, быстро, прежде чем он все испортит. Суть заключалась в том, что нам необходимо было, чтобы они отвезли нас к Хиксо. Если мы прямо сейчас устроим кровавую бойню, их было слишком много для нас, чтобы попытаться взять несколько живыми. Конечно, Кости влезет в драку, но что если до этого, Тейту или мне придется убить единственного человека, который знал, где был Хиксо? Мы не могли так рисковать.

"Я не хочу умирать," дрожала я, выдавливая крокодиловы слёзы. "Не надо было нам сегодня никуда идти, я же говорила, что хочу остаться дома!"

Тейту потребовалось мгновение, чтобы избавиться от беспокойства. Моя роль подразумевала подыгрывать - пока что. И делать это так долго, пока мы не подберёмся немного ближе к Хиксо.

Тейт заключил меня в объятья. "Ничего, детка. Всё будет хорошо." Затем посмотрел на него.

"Можешь забыть про секундомер, потому что я собираюсь занять столько времени, сколько потребуется, чтобы привести её в соответствующее настроение."

"Просто прикажи ей прийти в настроение," нетерпеливо отрезал один из них.

Тейт противно крякнул. "Это может ты так заставляешь цыпочек хотеть трахаться с тобой, но я считаю, что должно быть немного кое-чего, называемого прелюдией."

"Хорошо, делай, как хочешь," сказал Энтони. "В твоём распоряжении максимум двадцать следующих минут, потому что ровно через это время мы будем в самолёте Хиксо."

Мысленно я усмехнулась. Хорошо, расскажи-ка нам, как далеко мы находимся, чтобы было легче скоординировать нападение.

Кратас помахал пистолетом. "Приступай."

Я взглянула на Тейта, желая, чтобы он обладал навыками Кости читать мысли. Менее чем 20 минут, хорошо, если мы растянем поцелуи и тому подобное, мы можем оказаться почти на месте. Затем Кости и другие будут достаточно близко, чтобы найти Хиксо, если мы покончим с любым, кто знает, мы закончим здесь и с меня будет выпивка. Но сначала...

Тейт поцеловал меня, смахивая мои липовые слёзы.

"Всё хорошо, детка," прошептал он. "Просто представь, что мы одни. Не смотри на них. Просто подумай, как тебе нравятся такие прикосновения."

Перевод был ясен - я должна была действовать, как он, и я делала это раньше. Некоторую часть моей сдержанности можно отнести на счёт страха. Но не всю.

Я сделала глубокий вдох. Если бы кто-нибудь сегодня утром сказал мне, что мы с Тейтом дойдем до второй стадии, я бы рассмеялась и назвала его лжецом. Но это было именно то, что я собиралась сделать, хотя до второй стадии было настолько далеко, насколько я готова была совершить эту шараду.

Тейт накрыл мои губы глубоким, страстным поцелуем. Я обняла его, позволяя своим пальцам играть в его коротких волосах, так я пыталась одновременно следить за вампирами через полуоткрытые веки и изображать, как я завожусь от прикосновений Тейта.

Хотя я не чувствовала этого. Внутри меня вина боролась с беспощадностью, которая твердила, что мы должны ближе подобраться к цели. Но, прямо сейчас, вина побеждала. Вожделение было давольно далеко от всего, что я чувствовала.

Тейт тоже знал это. Он прервал поцелуй, посмотрев на меня зелено-голубыми глазами. Я знала, что он мог бы сказать, что это совсем меня не заводит, и это же могли сказать и другие вампиры.

Кратас взвёл курок. Будь оно всё проклято. Я могла бы претворяться лучше.

Я обхватила Тейта руками и запрыгнула на его колени, направляя его голову к моей шее. Чувство его языка и клыков, задевающих чувствительную кожу моей шеи напомнило мне Кости, и дрожь, прокатившаяся по моему телу продемонстрировала это. Я выгнула спину и в ответ присосалась к его горлу. Тейт вздрогнул, его руки блуждали от моей спины к груди.

Чувство тревоги прошло сквозь меня. А Тейт помнил о двух ножах, прикрепленных к верхней части моей спины? Или он забыл об этом, т.к. был отвлечен чрезвычайным положением, в котором мы были вынуждены оказаться.

Я взяла его за руки и направила их к переду своих джинсов.

"Я же не должна проделать весь путь перед ними голой, не правда ли?" спросила я, заставляя свой голос звучать высоко и уязвлёно.

Его глаза встретили мои. Сейчас они были полностью зелёными. "Нет, детка. Сделай это."

Он помог мне стянуть джинсы, в то время как в моей голове промелькнуло абсурдное воспоминание о ночи, когда я встретила Кости. Как Кости обозвал моё обольщение блефом, после того, как я заманила его на пустынный участок леса. Ты же не собираешься трахать меня во всей этой одежде, Котёнок, не так ли? Думаю, всё, что тебе нужно - это снять трусики. Ну же. Не растягивай это на всю чёртову ночь.

Я была смущена снимая мои брюки тогда и сейчас тоже, хотя и по разным причинам. Не потому, что я стеснялась пяти вампиров Патры, глазеющих на мою задницу, затянутую узким ремнем - к черту, я хотела бы, чтобы они смотрели, это могло их отвлечь - но потому, как Тейт стягивал мои джинсы вниз по ногам. Глаза Тейта блуждали по мне с таким откровенным вожделением, что я чуть не сорвала все представление прямо в этот момент, и пусть будет проклято это приближение к Хиксо.

Но потом что-то изменилось во взгляде Тейта. Он посмотрел на вампиров, искоса смотрящих на меня, и гневно сжал челюсти. Я чуть не испустила облегченный вздох, хотя это чувство, овладевшее Тейтом означало проблемы в дальнейшем. Прямо сейчас, однако, было необходимо вернуть его в нужное русло. Он поцеловал меня снова, но я чувтсвовала, что это был скорее обдумывание дальнейших действий, хотя он выглядел таким же возбужденным, как и раньше.

От кратких косых взглядов, которые я украла, главным образом благодаря моей, выставленной на всеобщее обозрение задницы, я поняла, что мужчины хотят большего шоу. Только Кратас казался незатронутым. Его палец на спусковом крючке не ослаб ни на долю. Не смотря на мое раздрожение, я оценила решения Патры дать ему место в этой группе. Преданность работе в таких отвлекающих обстоятельствах было ценным качеством. Я только надеялась, что это не обернется против меня в определенный момент.

Конечно, если бы он был человеком, я бы не волновалась из-за оружия, направленного на меня. Я могла бы увернуться от пули быстрее, чем человек выстрелит, но не быстрее чем вампир. Я знала это по собственному опыту.

Я позволила Тейту двигаться, пока он не оказался на коленях передо мной, так что он полностью закрывал от них обзор моей спины. Таким образом намного проще добраться до моих ножей.

"Хватит тянуть время."

Кратас постучал пушкой для убедительности. Полагаю, мы были где-то посередине. Дерьмо. Время подходит к концу.

Мысленно я прокричала Кости сообщение, хотя не была уверенна, что он достаточно близко, чтоб услышать меня. Я начинаю отсчёт, Кости. Он закончится в нуле.

Пять...

Тейт перестал меня целовать, чтобы расстегнуть штаны. Его глаза полыхали зелёным.

Четыре...

Я схватила его за плечо, в то время как моя вторая рука, которой не было видно, обхватила ножи.

Три...

Тейт расстегнул джинсы, и на нём не было белья. Всё, что я могла сделать - это не отшатнуться и не прекратить это представление. Да, это зашло дальше, чем я ожидала.

Два...

Три вещи произошли одновременно. Я резко выбросила вперед свои руки, выпуская лезвия; Кратас выстрелил, пуля ударила меня в бок вместо сердца, так как тело Тейта заркывало меня; и крыша лимузина была сорвана.

Была лишь доля секунды, когда я увидела Кости, прежде чем он вытащил меня из машины. В следующее мгновение, Спейд и Ян спустились как летучие мыши из ада на наш теперь уже лимузин-кабриолет, в то время как Тик Ток и Дейв врезались в него с шоссе.

Несколько машин на дороге бешенно сигналили около накренившегося транспортного средства. Все это я наблюдала с моей новой точки обзора - пятидесяти фунтов от земли, зажатая в руках Кости. У меня не было времени поразмыслить над тем, что мы будем делать со всем этим движением, когда он резко полетел обратно вниз.

"Уберём этот кусок гнили с дороги," рявкнул он.

Кости, Спейд и Ян взяли за край лимузина и подняли его вверх. Автомобиль стартовал с асфальта как будто у него выросли крылья. Внутри лимузина все еще слышалась какая-то возня, но звук был уже другим. Больше похожим на приглушенные крики отключившиеся перед завершением.

В нескольких милях вдали, я увидела два авиационных двигателя, запускающих винты. Это должно быть Хиксо, и если мы могли его видеть, то и он мог нас видеть.

Кости зарычал и направился прямо к нему, его изумрудный взгляд светился в ночи.

"Думаешь они взлетят, Криспин?" пропел Ян, группируя свое тело манипулируя при этом своей частью лимузина.

"Ни единого проклятого шанса," прорычал Кости.

"Можем взять их на себя. Позаботься о Кэт, её подстрелили," высказался Спейд, не поворачивая головы.

"Даже не думайте об этом," огрызнулась я. "Пострадали только мягкие ткани, продолжайте."

"Продолжаем."

Мне не нужно было быть телепатом, чтобы знать, что Кости был взбешён, но полет Супермена, несущего при этом автомобиль и преследующего самолет не способствовал беседе.

Самолет начал выруливать, набирая скорость. Мы сделали тоже самое, из-за взрыва энергии носферату, невидимые потоки воздуха потрескивали. Я закрыла свои глаза, не из-за страха, а потому что ветер почти ослеплял меня. Через щелки я увидела, что самолет начал взлетать. Мы все еще находились в пятидесяти ярдах от него.

"Сейчас," скомандовал Кости и уронил меня.

Чье-то неясное очертание схватило меня в воздухе прежде, чем я ударилась о землю. Мой ошеломленный взгляд разглядел тела, выпрыгивающие из машины, когда Кости бросил ее в маленький самолет. Был взрыв, его яркая вспышка была прервана вампиром, благополучно поставившим меня на землю.

"Оставайся здесь," пробормотал Ян, хотя сам умчался к происходящему крушению. Я проигнорировала его слова и сделала шаг в том же направлении, но чувствуя странную дрожь. Почему мне холодно, когда огонь совсем рядом?

Пылающие тела выползали из обломков самолета и с ними сразу все было кончено. Через полыхающий огонь, люди, которых я знала, имели почти демонический вид, прокладывая свой путь через карабкающихся вампиров. В считанные минуты все было закончено, и я почему-то лежала на траве, не помня как я упала. То пулевое ранение должно быть было серьезнее, чем я думала.

Кости вышел в оранжевом ореоле. На нём были кровь и сажа, а его рубашка была местами порванной. Он опустился на колени возле меня.

"Будет больно, Котёнок, но так быстрее."

Предупреждение заставило мои глаза расшириться, когда он положил меня наземь. Он достал нож и вонзил его в мой бок. Я не могла не закричать, когда следом пробирались его пальцы, нащупывая пулю. Через некоторое время, которое, казалось, длилось дольше бесконечности, Кости вынул ее, а затем порезал свою ладонь и положил ее на бок, излечивая раны, которые только что сделал еще больше. Затем Кости порезал запястье и прижал его к моему рту. Я сделала глубокий глоток крови, закрыв глаза, так как боль затихла.

Мой бок горел пока срастался обратно. Мне пришло в голову, что я должно быть была без сознания, когда Кости делал это после того, как Макс выстрелил в меня. Из-за разорванной глотки я действительно онемела для всего остального в тот день.

Кости снял рубашку через голову. "В некоторых местах не хватает кусков, но она прикроет твою жопу," сказал он, протягивая её мне. "Боюсь, твои штаны сожжены вместе с машиной."

В его взгляде было многое, в том числе и укор. Неуклюже я завязала его рубашку на манер юбки. "Кости, я-"

"Позже," оборвал он. "Есть несколько вопросов, которые необходимо решить в первую очередь."

"Криспин."

Ян шагнул вперед, волоча кого-то за загривок. Он тряхнул человека, как тряпичную куклу и бросил его у нас перед ногами.

"Вот, думаю вам бы хотелось видеть его живым. Чарльз и Тик-Ток держат Хиксо, но мы не должны задерживаться здесь. Чертовы полицейские уже в пути, я так думаю."

"Мы не должны беспокоиться о них. Привилегии ее чертовой работы. Она блеснет своим значком и сделает звонок, и они проклинают и пинают камни из-за того, что им не позволено подходить ближе. Почти смешно, правда."

В одно мгновение тон Кости стал жестоким. "А-а, привет, приятель. Ты помнишь мою жену. Она та, которую ты подстрелил."

На лице Кратоса появилось выражение мрачного смирения. "У меня было предчувствие по поводу тебя," сказал он мне. "Следовало прислушаться к своему инстинкту."

"Знаешь, что я собираюсь сделать с этой пулей?"

Небрежный тон Кости не успокоил Кратоса. Его лицо говорило, что он не питает никаких иллюзий.

"Я собираюсь расплавить ее и сделать лезвие изготовленное с долей серебра. Затем я собираюсь пропустить его через все части твоего тела, кроме сердца."

Господи, иногда Кости пугал меня.

"Ты собираешься держать его с Максом?" спросил Ян, совершенно не выглядя расстроенным болезненной перспективой Кратоса.

"Где-нибудь в другом месте. Мы разберемся с этим позже. Посадите их в машину, чтобы мы могли выбраться отсюда."

Два восемнадцати колесных транспортных средства, которые остановились, выглядели так, будто вы можете увидеть их на дорогах. Грязь снаружи, вмятины на крыльях, даже водители выглядели типичными дальнобойщиками. Более того, когда прицеп одного из них открылся, взору представились ряды ящиков. Конечно, эти ящики были фальшивой стеной, которая вела к салону, о котором среднестатистическая судоходная компания никогда и не догадывалась.

"Чарльз, ты садись в этот с Хиксо. Может быть, нам повезет, и парень будет знать, где Патра. Котенок, мы поедем в другом, пока не доберемся до аэропорта. Ян, поедешь с нами или на своей?"

Ян бросил презрительный взгляд на грузовики и покачал головой. "Я устрою себе отдельную транспортировку."

"Возьми с собой Тейта."

Это была не просьба. Ян пожал плечами.

"Как пожелаешь."

Спейд повел вперед надежно скованного цепями вампира. В представлении не было необходимости, это должно быть был Хиксо. В нем явно присутствовала египетская жилка, прямые черные волосы, смуглая кожа, а также типичный нос. Его глаза были устремлены на меня, когда он подошел. Потом он улыбнулся.

"Жница. Жду с нетерпением твоей встречи с моей госпожой."

Я улыбнулась в ответ, так же холодно. "Я тоже."



ГЛАВА 18

Спейд привёл Хиксо и Кратаса в трейлер, где к усиленным стенам были прикреплены кандалы и прочие подобные оковы.

Кости взял меня за руку. "Пойдем".

Кости запрыгнул в кузов грузовика и помог мне подняться. Когда я прошла через макет ящика,то раскрыла рот. Я уставилась на интерьер, который так отличался от других, которые я видела.

Два дивана были прикреплены к полу, как и два стула, и холодильник. Здесь был даже ковер, тоже прикреплены к полу.

"Бог мой," вздохнула я. "Это же чертов "дом на колесах"!"

"Это то, где мои люди будут проживать, когда они не находятся с Хиксо и Кратасом," быстро ответил Кости. "Нет необходимости в том, чтобы все они теснились в одном грузовике. Мы просто одалживаем его, чтобы вернуться в аэропорт."

Оси прохрипели под нами, так как грузовик переключил передачу. Машина накренилась, а затем прерывисто дергалась, когда мы поехали.

Кости скрестил руки и уставился на меня. Я ёрзала, ненавидя повисшую гнетущую тишину.

"Знаешь ли, я не собиралась заходить так далеко с Тейтом," начала я. "Я всего лишь хотела подобраться ближе к Хиксо, и отвлечь их, прежде чем бросила те ножи..."

"И это был блестящий бросок, пушистик. Лезвия угодили прямиком в глаза Кратаса. Он стрелял вслепую."

Я вздрогнула от его тона. "Мне жаль," сказала я, и он знал, что я говорю не об ослеплении другого вампира.

Кости метался по маленькой комнатке. Мне не нужны были вампирские чувства, чтобы ощутить исходящий от него гнев, но я не была уверена, на что он направлен в первую очередь: на меня, на Тейта, или на войну, из-за которой мы оказались в лимузине.

"Мы должны поговорить об этом," сказала я, мысленно готовясь к потоку обвинений, которые он выльет на меня. В конце концов, я должна была всего лишь поцеловать Тейта во время этого фарса. Не лизаться с ним более 10 минут, будучи облаченной только в свитер и трусы. Да, если бы ситуация была обратной, я бы тоже бесилась.

Кости замялся. "Я сомневаюсь, что разговор поможет. Вы сделали то, что было необходимо. Я очень не согласен с вашими методами, но я не могу спорить с вашими результатами. "

Он медленно подошел ко мне хищной походкой. Когда ему оставалось всего лишь несколько сантиметров до меня, его рука скользнула вниз по руке и он взял меня за руку,а я не могла не вздрогнуть.

"Где он тебя целовал? Где трогал?"

Я посмотрела ему в глаза.

"Это ничего не значит, Кости. Это не то что с тобой."

"Аааа". Протянул Кости голос его был мягким, но глаза стали зелеными. Был это гнев или что-то еще, я понятия не имела.

Он начал наклоняться ближе и поцеловал мою шею. Я не могла не содрогнуться, интересно, что он собирается делать.

"Он поцеловал тебя сюда." Голос Кости был низким и хрипловатым. "Я подозреваю, что он коснулся тебя здесь", он дотронулся до моей груди "И я чувствую запах его руки здесь" он провел рукой от колена и по внешней стороне моих бедер.

Я не двигалась, застыла как добыча, когда та пытается не привлекать внимание охотника.

"Я чуть не убил его сегодня вечером."

Кости выдохнул эти слова так близко к моей коже, что она пошла мурашками там, где движение воздуха коснулось её. Я ничего не говорила, чувствуя, что Кости находится на взводе.

"Я никогда не ревновал до встречи с тобой," сказал Кости мягким голосом. "Это причиняет мне боль, любимая, так же, как и серебро. Иногда по ночам, смотря на тебя с другими мужчинами, на работе, я думаю, что это скоро сведет меня с ума ".

Его руки по-прежнему гладили мои бедра, вызывая потоки удовольствия, что я съёжилась от удовольствия. Все мое тело, казалось, затаило дыхание. Несмотря на спокойное поведении Кости в нем было что-то, что готово было вырваться в любой момент, я чувствовала это.

"Это было просто представление," сказала я снова.

"О, я знаю,," ответил Кости. Его сверкающие зеленые глаза встретились с моими. "В противном случае Тейт не был бы жив сейчас. Я знаю, ты сделала это, чтобы получить Хиксо, правда Котенок. "сказал он страстным голосом "Даже под предлогом смерти не смейти больше так делать".

Затем, к моему великому удивлению, Кости сдёрнул с меня бельё.

"Что ты делаешь?" выдохнула я.

"А на что это похоже?" прошептал он, раздвигая мне ноги.

Из всего, чего я могла ожидать, это было последним. "Но ты же, эм, всё ещё зол на меня."

"Ты права," последовал его приглушённый ответ, сопровождаемый глубоким движением его языка, заставившим меня почувствовать слабость в коленях.

Я хотела сказать, что это странный способ воевать, но Кости схватил за талию и поднял меня. Краска прилила к моим щекам, потому что мои ноги легли ему на плечи, а голова почти доставала до потолка.

"Кости," удалось мне вымолвить. "Перестань. Опусти меня."

Его беспощадный язык продолжил дразнить меня. "Нет. Ты - моя, и я беру то, что мне причитается."

Я не захотела отвечать. Казалось ... неправильно делать это, когда он был ещё сумасшедший, но если это новый способ борьбы, я начала проигрывать эту битву. Тихий крик вырвался у меня, когда клыки Кости вошли в мой клитор. Это было невероятное чувство, которое заставляло меня изгибаться дугой, чтобы почувствовать его снова. И опять. Затем несколько раз, задыхаясь в восторге от ощущений, взрывающих меня. Все вещи вдруг потеряли смысл, только я и Кости. Он знал, что я люблю, и я не могла удержаться от способа испытать эти ощущения.

"Скажи мне, что хочешь меня," прорычал он.

"Боже, да," выдавила я, изнывая от желания ощутить его в себе.

"Скажи это." Прозвучало требование, в то время как его рот продолжил меня мучить. Я вцепилась ему в волосы и почти оторвала его от своей плоти.

"Я хочу тебя," прохрипела я. "Прямо сейчас. И только посмей отказать мне."

Грубый смех защекотал меня. "И не мечтай об этом."

Кости усадил меня, терзая ртом мою кожу, пока мои ноги не коснулись пола. Как только это произошло, я толкнула его на диван. Кости упал на него, и я оказалась верхом на нём. Я соскользнула вниз, сдёргивая его штаны, и обхватила губами то, что оказалось под ними.

Его плоть была холодной, как оживший мрамор. Я принимала его глубже, до тех пор, пока не оказалась не способной вместить больше, после чего начала сосать глубокими, грубыми движениями.

Кости застонал, выгибая спину."Сильнее."

Я увеличила давление. Его руки запутались в моих волосах, потом сжались в кулаки, когда я стала двигаться ещё резче.

"Черт возьми, это потрясающе," сказал он сдерживая стон. "Я не могу больше ждать."

Он поднял меня, не смотря на все мои возражения, и усадил на свои бёдра, глубоко входя в меня. Ощущение заполнения граничило с болью. Тряска грузовика усилила наши движения, когда он перешёл к голодным, быстрым ударам.

Моя голова откинулась назад, и я двигалась вместе с ним, ослеплённая ощущениями. Кости сел, поймав ртом мой сосок. Он обрабатывал его, пока тот практически не занемел от наслаждения, а затем переключился на второй сосок, оказывая ему то же сладкое, грубое внимание.

Мои ногти царапали его бока. Его рот скользнул по моей шее, когда он теснее прижал меня к себе. Я вскрикнула от ощущения его клыков на моей коже, прикасающихся, но не повреждающих мою кожу.

Я притянула его ближе к своему горлу. "Укуси меня".

Он целовал мою шею. "Нет. Ты потеряла слишком много крови сегодня."

Мне было всё равно. Было только острое желание моей крови в его теле. Такое же острое, как то безумие, в которое меня вгонял каждый его новый толчёк внутрь меня.

"Сделай это", простонала я, "Покажи мне, что я твоя."

Его руки сжались вокруг меня, в то время как он начал двигаться быстрее. "Ты - моя," обосновал он, прижимая рот к моему пульсу.

Я едва успела улыбнуться победе, когда его клыки вонзились в мою шею. Горячая волна страсти затопила меня, вскружив мне голову, но по многим причинам Кости сделал всего один глоток, прежде чем закрыть проколы.

Он поцеловал меня, его рот был с металлическим привкусом моей крови. Я впилась в него, в то время как возрастающая напряжённость, казалось, заставляла всё моё тело закипать.

"Твоя очередь, Котёнок." Его голос был грубым от похоти. "Покажи мне, что я твой."

Я легко впилась зубами в его шею. Кости, держа рукой мою голову, заставлял придвинуться ближе и укусить сильнее, пока его кровь не заполнила мой рот.

Я глотнула. Кости дернул меня за голову, чтобы поцеловать меня еще раз, мы пробывали друг друга на вкус. Это напоминало, что-то первобытное. Я хотела ему доказать, что мне никто не нужен кроме него.

Не останавливайся.Не останавливайся.

Может быть, я сказала это вслух. Может быть, нет. В любом случае, Кости перевернул меня, и навалился на меня, двигаясь все быстрее.

"Я не могу остановиться".

Это была лучшая ссора, которая когда либо была между нами.

Вспышки света от сторожевой вышки пронзили тьму широкими движущимися по кругу лучами. Ранее выпал снег. Я мёрзла даже в двух штанах, двух свитерах и пальто. Кости не потрудился ничего накинуть поверх одежды, кроме кожаного плаща, но и это скорее было данью привычке, чем необходимостью согреться.

Вспышки света прекратились. Наш сигнал.

В темноте, Кости пронесся вокруг базы вихрем на нереальной скорости, слишком быстро и беспорядочно для любого с громоздким оружием, чтобы попасть в цель, и даже если у них было бы что-либо меньшее, это не имеет значения. Я была заключена в его объятия, закрыв глаза от головокружительных провалов и поворотов. Мы могли бы просто подъехать, но Кости стал сверхпараноиком. Он не хотел рисковать тем, что один из людей Патры мог следовать как-то за нами из-под обломков самолета Хиксо и ждал возле огороженной территории с такой ракетной установкой, как была у Макса.

Лица охранников на крыше были маской тщательно контролируемого шока, когда Кости появился из темноты, приземлился, и зашагал по направлению к ним, даже не сбившись с шага. Сразу за ним последовал Ян, нёсший Тейта. Затем подоспели Тик-Так и Зиро.

Дон спорил о том, чтобы Яну было известно местонахождение базы, но Кости отмахнулся от него. Он не думал, что Ян выдаст расположение кому бы то ни было, поэтому Ян был здесь, отпустив Тейта, как только ступил на крышу. Ян огляделся с мягким любопытством. Его пребывание здесь было однозначно парадоксальным, учитывая тот факт, что Дон послал меня захватить или убить Яна чуть меньше года назад. Как всё изменилось с тех пор.

Шестеро из нас вошли внутрь. Никого не обстреляли, и ничего не было взорвано. Пока всё шло хорошо, но по правде, если бы меня спросили, я бы в первую очередь не смогла бы даже сказать, для чего мы здесь. После нашего, хм, спора в задней части трейлера, Кости сказал, что ему надо поговорить с Доном. Естественно, я спрашивала, о чём, но он владел действительно эффективными методами отвлечения моего внимания. Затем была занятная сцена на частном аэродроме, где Кости, с зелёным мерцанием в глазах, убедил ничего не подозревающего пилота лететь с нами в Теннеси. Итак, мы были здесь, но я до сир пор даже не представляю, о чём Кости хочет поговорить с моим дядей. Но, полагаю, я это выясню весьма скоро.

Я старалась не смотреть на Тейта, с того момента, как мы встретись с ним, Яном, Тик Током и Зиро в нескольких милях отсюда. Между нами сейчас существовал огромный фактор напряжения. Кости же, со своей стороны, вёл себя как обычно, не показывая, что вообще ощущает это моё чувство эмоционального дискомфорта. Поэтому я удивилась, когда Кости сказал, что мы встретимся у Дона в кабинете, заявив, что ему надо найти Хуана и перекинуться с ним парой слов.

"Хорошо," выдавила я, разрываясь между желанием использовать его в качестве щита между собой и Тейтом, или оставить всё как есть, как бы пугающе это не было. Я предпочла оставить, как есть. Кто говорил, что я выберу лёгкий путь? Не я.

Ян бросил многозначительный взгляд на Тейта, а затем усмехнулся. "Я пойду с вами, Криспин." сказал он.

Я пошла по направлению к кабинету Дона. Меня не удивило то, что Тейт увязался следом. Я слышала, как Кости злобно-насмешливо фыркнул, прежде чем закрылись двери лифта. Мда, он тоже не был удивлён поступком Тейта.

Тик-Так и Зиро пристроились за нами. Я оглянулась на них, снова поражённая их внешним различием. Если и существовала когда-либо пара вампиров, настолько не смотрящихся вместе, то это были альбинос-Зиро и Тик-Так с шоколадной кожей.

"Где вы двое повстречали Кости?" спросила я, пытаясь заполнить тишину прежде Тейта.

"Польша"ответил Зеро.

"Австралия"сказал Тик-Ток.

Я никогда не была ни в одном из названных мест. Заявление Тейта, что на самом деле я не знаю Кости, проведя с ним всего один год из двухсотпятидесяти, прожитых им, отдавалось эхом в моей голове. Затем я заглушила это. Я знаю, что действительно важно, твёрдо напомнила я себе.

"Итак, как всё прошло с Надзирателем Склепов?" спросил Тейт как бы невзначай.

"Замечательно." Мой голос сорвался.

Тейт остановился и схватил меня за руку. "Как долго ты собираешься делать вид, что ничего не случилось, Кэт?"

"Не надо!" Я сказала это Тик-Току, который уже вытаскивал нож. "Успокойтесь, ребята. Я могу разобраться с этим. "

Зеро спрятал клыки, но напоследок бросил грозный взгляд, Тик-Ток спрятал нож. Тогда я обрушилась на Тейта, смотря ему прямо в глаза.

"Это была работа, Тейт. Дело зашло слишком далеко, но мы добились нашей цели, и это главное. Теперь, прежде чем ты постоянно портишь нашу дружбу, ты не мог бы перестать думать, что это было больше, чем есть на самом деле?"

"Я знаю, что я чувствовал," сказал грубо Тейт. "Ты можешь говорить все, что хочешь, Кэт, но не говори, что после того, что произошло там и то, как ты вела себя со мной, что ты считала меня только другом ."

Я начинала злиться, поэтому перевела дыхание, прежде чем услышала насмешливый хохот Кости.

"Как я и ожидал," фыркнул он с другого конца коридора. "Знал, что не пройдёт и двух минут до того, как ты заявишь эту претензию, но ты, видимо, совсем съехал с катушек, если считаешь, что сможешь когда-нибудь встрять между мной и моей женой."

Тейт скрестил руки на груди. "Я это уже сделал."

Кости приблизился. Ещё больше этой потрескивающей силы заполнило воздух. Ян просто прислонился к стене коридора и улыбался, наслаждаясь зрелищем. Зиро и Тик-Так сдвинулись в сторону, и теперь единственным препятствием между Кости и Тейтом была я.

"Что вы собираетесь делать?" спросила я тихим голосом.

Кости изогнул бровь. "Ничего, Пушистик. А что?"

А то, что выглядишь, будто собираешься сыграть в футбол головой Тейта, мысленно сказала я ему. И этого не произойдёт, несмотря на то, что он ведёт себя как придурок.

Мой дядя вышел из кабинета, посмотрел на выстроившихся в коридоре вампиров и на вызывающую позу Тейта, а затем откашлялся.

"Кэт, Кости, рад, что вы благополучно добрались. Не хотите ли присесть? У меня есть немного виски, которое я как раз собирался открыть."

Не могу припомнить последнего раза, когда я видела Дона выпивающем, но я была счастлива, что напряжённость порассеилась. Кости улыбнулся.

"Глоток прямо-таки оживит меня, старина."

Я переплела свои пальцы с пальцами Кости, когда мы входили, и это пригодилось, когда я чуть не споткнулась после того, как Кости выдал Тейту: "И тебя тоже, приятель."

Трое из нас отправились в офис Дона. Я села на диван и Кости сел рядом. Тейт остался стоять, его позиция была жестка и неумолима.

В свою очередь, Дон посмотрел на каждого из нас. "И почему мне кажется, что я прервал потенциально неприятную ситуацию там?"

"Не важно, что они только что сделали," сказала я Дону, глядя на Тейта, взглядом давая понять, что сейчас лучше воздержаться от комментариев. "Это была перепалка вампиров, но оно уже закончилось."

"Ты права, любимая."

Кости наклонился и легко поцеловал меня в щёку. А затем сбросил бомбу.

"Я могу читать мысли людей прямо сейчас, Дон. Поэтому я знаю, в каком затруднительном положении ты оказался, но выход из него прямо перед тобой. Это похвально, что ты не воспользовался своими средствами для получения материальной выгоды ранее, но отчаянные времена требуют отчаянных мер, согласен?"

"Что?" ахнула я, одновременно запутанная его последним заявлением и удивлённая тем фактом, что Кости поведал Дону о своих новых способностях.

Мой дядя не моргнул. "Не хочу делать существование Брамса достоянием общественности. Искусственная кровь вампиров придаёт медицине слишком экспериментальный характер. Попав не в те руки, это может превратить всё население в убийц со сверхспособностями."

"О чём вы двое говорите?" потребовала я ответа снова.

"Дон связан обязательствами," ответил Кости. "Его руководство значительно урезало бюджет, и он подумывает о закрытии в течение года - двух. Он не хотел никому рассказывать, боясь снижения боевого духа."

Моя челюсть отвисла. Лицо Дона подтвердило это. "Как же ты мог ничего не говорить?" выдохнула я.

Кости почесал подбородок и окинул Дона оценивающим взглядом. "С твоей стороны было умно понять, насколько разрушающим может быть Брамс, но в этом не было нужды. Что имеют политики на сегодняшний день? Терроризм. Вяло их запугивающий. Что можешь предложить ты, чего не может никто больше? Следователь гарантированно получит все факты, а также имена, пароли, явки, и это случится быстрее, чем они смогут организовать полномасштабный ответный удар."

Кости приостановился, дав своим словам затихнуть. Я всё ещё была шокирована тем, что Дон скрывал от всех нас нечто-то настолько важное, как закрытие проекта.

"Ты предлагаешь сделать это?" спросил Дон, не скрывая скептицизма.

Кости усмехнулся, но без юмора. "Не меня. Тейта. Отправить его туда, где содержатся их наиболее упрямые заложники, сверкнуть на них зелёным взглядом и добыть информацию, а затем расслабиться и продать её по высокой цене. Будете промывать мозги, оказывая неоценимую услугу стране. В лучшем случае, Женевская Конвенция может поцеловать вас в задницу, потому что заложник - и те, кто его держат - даже и не вспомнят, как это произошло."

"Ублюдок!" взорвался Тейт, яростно кидаясь на Кости.

"Сядь, солдат!" прикрикнул на него Дон таким тоном, которого я от него никогда прежде не слышала.

Тейт встал, как вкопанный, глядя на меня. "Он только и делает, что пытается отправить меня подальше от Кэт. Ему насрать на нашу работу, нашу страну, на всё, кроме неё!"

"Это не вопрос, не так ли?" холодно спросил Кости. "А тебя беспокоит твоя работа, твоя страна, или вообще что-нибудь, кроме неё? Припоминаю, ты утверждал, что твоя к ней любовь не будет мешать твоей работе. Так докажи это."

Я знала, что Кости планировал это с тех пор, как сорвал крышу с того лимузина. Не сходи с ума, даже не начинай прикрывать это.

Дон встал. "Ну, Tейт? Что ты ответишь?"

Тейт послал Кости гневный взгляд. "Если вы мне прикажете,Дон,то я поеду."

Дон вздохнул. "Ты - лучше всех, кого я знаю. Ты будешь утверждать, что всё, во что я верил по поводу полной испорченности после обращения в вампира, было ошибочным." Взгляд Дона метнулся к Кости. "Мне нужно кем-то заменить его. Кэт и так прошла через многое, а Дэйва недостаточно."

Кости не дрогнул. "Отдай-ка мне Тейта на недельку, а потом сможешь отправить его дальше, а я предоставлю замену ему."

Дон повернулся ко мне. "Иди, Кэт. Я буду руководить отсюда."

Хотя это и было к лучшему, но я сострадала Тейту. Я знала, как это - быть вынужденным покинуть человека, которого любишь. Я лишь страстно желала, чтобы за время этого отсутствия Тейт влюбился в кого-то другого. Может, пребывание вдали от меня пробудит в нём осознание того, что существует множество замечательных женщин помимо меня, в отличие от пребывания в пределах досягаемости человека, которого, как он думал, он хотел.

"Чтоб тебя," буркнул Тейт Кости.

"Я надеюсь ..." нужные слова у меня не нашлись, поэтому я просто пробормотала: "Береги себя, Тейт" и вышла вон, а Кости рядом со мной.



ГЛАВА 19

Мы уехали не сразу, что было идеей Кости, не моей. Я пошла в свой кабинет в то время как Кости пошел поговорить с Хуаном. Когда они оба вернулись через 15 минут, Хуан выглядел бледнее, но также он казался взволнованным.

"Что случилось,приятель?"Спросила я его.

Хуан посмотрел вокруг моего офиса. "Кости, aqui? Ahora?”

Кости беспристрастно взглянул на него и закрыл дверь. “Sí. Listos?”

Хуан встретился со мной взглядом, а затем кивнул. “Sí.”

Я все еще переводила, когда Кости схватил Хуана и глубоко вонзил клыки в его шею. Что за черт? Вот о каком проникновении они говорили. Кости, здесь? Сейчас? Да. Готов? Да. Боже. Хуан должен быть вампиром для замены Тейта, о котором Кости обещал Дону. Он не терял зря времени.

Ноги Хуана подкосились, глаза закатились и закрылись. Он потерял сознание, его тело подверглось шоку от массовой потери большого количества крови. Кости держал его, сильнее высасывая кровь из его шеи. Лицо Хуана потеряло всякую краску в то время, как лицо Кости порозовело, почти покраснело. Если бы я прикоснулась к нему сейчас, я знала, что он будет теплым, хотя его новая температура продержится лишь столько, сколько понадобиться Хуану, чтобы высосать его кровь обратно из него.

Сердцебиение Хуана замедлилось. То, что было быстрым, нервным сердцебиением, когда Кости впервые укусил его, превратилось в ленивые, вялые стуки с все возрастающими промежутками между ними. Через минуту Кости поднял голову.

"Котенок, передай мне нож для вскрытия конвертов."

Мне потребовалось несколько секунд, чтобы встряхнуть себя от вида моего умирающего друга прямо передо мной, но потом я выполнила просьбу. Кости взял его и вонзил себе в шею, кровь хлынула из его необычайно полной яремной вены. Он положил туда голову Хуана, заставляя течь его кровь в рот Хуана.

В дверях возник Дейв со странным выражением на лице. Тонкие малиновые линии устремились в вялый рот Хуана. В воздухе возникло напряжение, как будто поблизости была гроза. Кости придерживал Хуана у своего горла, нож по-прежнему пронзал его кожу. Губы Хуана дрогнули. Его рот стал тянуться по собственному желанию к шее Кости. Ненужный нож упал на пол, потому что Хуан кусал его. С единственным намерением он схватил Кости, вгрызаясь в бледную шею.

Хуан присосался к горлу Кости, разрывая его плоть и глотая голодными глотками. Кости ухватился за него, плотно сжав губы, пока кровь Хуана возвращалась к нему безвозвратно измененная. Наконец, он схватил Хуана и оторвал его рот прочь, прижимая его к земле. Хуан боролся, щелкая зубами и начиная выставлять напоказ первые намеки на клыки.

"Нет ты не будешь, приятель," сказал Кости.

Дейв направился ко мне, стоя на пути теперь уже у бесчувственного человека, который убьет любого из-за сущего, слепого голода.

Хуан продолжал биться еще с минуту, прежде чем он резко вздрогнул. Потом его тело обмякло, и последние биения его сердца канули в лету.

Кости что-то устало буркнул и отпихнул его. Превращение вампира отняло у него силы. Не говоря уже о том ,что он был выпит практически досуха.

"Тебе нужно восполниться," сказала я и прошла мимо Дэйва, чтобы принести плазмы из нашего служебного банка крови.

"Не надо."

Я и глазом не успела моргнуть, как Кости уже стоял на ногах.

"Просто...оставайся здесь,Котенок."

Меня осенило. В последний раз, когда он изменял кого-то, я вышла "на минутку" и в конечном итоге была подвергнута жестоким пыткам и заглянула в глаза смерти.

"Я принесу это."

Предложение исходило от Дэйва, казавшегося припоминающим это.

"Нет, ты не пойдешь," сказал Кости. "Ты останешься здесь, на маловероятный случай, если наш друг проснется и кинется к ее горлу. В таком случае, я бы мог не убивать его. Позови Яна, попроси его принести кровь сюда."

Иисусе, он был предусмотрительным. Шансы на то, что Хуан придет в себя так скоро и одолеет Кости сводился к абсолютному нулю, но я не стала спорить. Дэйв сделал звонок. Факт в том, что он также не возражал, что значит он должно быть был таким же параноиком.

"Почему бы нам не уложить его в изолированной камере? Она же как раз для этого."

"Потому что, Котенок ..." Кости положил безжизненное тело Хуана на диване и оставался рядом с ним. "Мы уходим, и забираем его с нами".

Несколько часов и головокружительнй свободный полёт от базы к нашим автомобилям остались позади, когда мы преодолевали последние повороты нашего пути к Блу Риджу.

"Куда положим Хуана?"

Через три машины позади я слышала его вой, прекращенный через минуту прихлебывающим звуком его питания плазмой из пакетов, которые я упаковала. Он только что очнулся. Пять вампиров были в машине с ним, и трое из них были Мастерами. Нет, он никуда не денется.

"В подвал," ответил Кости. "Он усилен, и Тик-Так, Дэйв и Рэттлер будут по очереди дежурить у него. В течении недели он станет собой."

До истечения этого срока Хуан представлял опасность для всех, у кого был пульс.

"Нам не хватит места, если все останутся."

"Три дивана с ящиками, а остальные места можно организовать, расстелив одеяла на полу. Все они видали и худшее, поверь мне."

"Это у нас неотложные проблемы, и они остановятся в нашем доме, так что нам придётся как-то разместить их," кивнула я. "Это всего лишь вежливость."

Кости фыркнул. "Ну конечно же. В моём собственном доме на Рождество? Не думаю."

Да, это было после двух утра, поэтому официально уже наступило Рождество. Это был не романтический, интимный вечер, как я планировала, ну да ладно. Мы были вместе.

Я нагнулась и поцеловала его в щёку, щекоча дыханием его ухо. "С Рождеством," прошептала я.

Кости поставил автомобиль на стоянке и остановил меня, когда я начала отступать. Рука обвилась вокруг моей шеи, когда он наклонил мою голову назад медленным и глубоким поцелуем, что заставило меня действительно захотеть, чтобы мы были одни.

Всё было прервано, когда Ян постучал в наше окно.

"Если мы должны ждать снаружи на холоде пока вы двое обжимаетесь в машине, я, как только смогу, полечу домой."

Мой рот негодующе открылся, когда подбежала моя мать и произнесла: "Слава Богу, хоть кто-то это сказал."

Комичность ситуации поразила меня, и я рассмеялась. Моя мать, соглашалась с вампиром, который породил Макса? Вот это было бы Рождественским чудом, если бы мне доводилось услышать хоть об одном.

"Прости, Ян, не забыл ли я спросить твоего разрешения поцеловать свою жену?" противопоставил Кости. "Идиот."

"Разгильдяй."

Ян сказал это оскорбление с легкой усмешкой. Совсем не задетый, Кости усмехнулся, давая мне последний поцелуй, прежде чем выйти из машины и схватил Яна за плечи.

"Я рад, что ты здесь, приятель."

Ян самокритично улыбнулся. "А знаешь, почему я рад? Потому что на этот раз, ты попросил моей помощи. Ты никогда не делал этого за все то время, что я знаю тебя. Вот почему я принял твою сторону, чертов узурпированный негодник, вот ты кто."

С тех пор, как я впервые встретилась с Яном, я не понимала, почему Кости терпел его, но вид их обоих вот таких объяснял многое.

"Ты мог бы уйти, Ян. Подобно тому, как ты мог уйти более 220 лет назад, когда я был отправлен в колонию. Я не поблагодарил тебя тогда, и я так и не сделал этого, пока не стало поздно. Спасибо, Ян, за то, что превратил меня в вампира. Я навсегда в долгу перед тобой."

В глазах Яна вспыхнули эмоции. Затем он приподнял бровь, возвращая невозмутимый вид.

"Время идёт. Думаю, тебе понадобится ещё два столетия, прежде чем ты извинишься за угрозу убить меня из-за Кэт."

Кости рассмеялся. "Ты ссохнешься, ожидая этого извинения, приятель."

"Давайте уже набросаем подлый план," сказал Ян с забавной мрачностью. "Или Патра обеспечит, что мы все ссохнемся."

Влад заявился в наш дом, заметив, что уже бывал по соседству. Я в этом сомневалась, но не собиралась обзывать его лжецом, тем более что он оказался полезным информатором. Тем не менее, части меня было очень интересно, не позёрствует ли он только потому, что это раздражает Кости. В таком случае, видимо, Влад обладал дьявольским чувством юмора.

"А что же случилось с Энтони?" спросил он, услышав, что Хиксо и Кратас были взяты в заложники. К сожалению, согласно данным Спейда, пока они оказались не слишком осведомлены.

"Я отправил его ошмётки обратно к Патре," ответил Кости. "Вместе с тем, что осталось от других парней. Это даст её людям повод призадуматься."

Больная часть меня жаждала узнать, обернёт ли Кости те коробки Рождественской обёрточной бумагой. К слову о доставке нежелательного подарка. Оставалось только надеяться, что Парта не припасла ничего подобного для нас. Ничто так не настраивает на праздничный лад, как открытие подарка, полного частей тела.

"Вот оно!" выкрикнула я со своего места, вспыхнув идеей, как та пресловутая засветившаяся лампочка.

Кости изогнул бровь, рассматривая меня, не в силах понять, что же это было. Должно быть, мои мысли сменяли друг друга настолько быстро, чтобы он смог их уловить.

"Это же Рождество. Большинство людей сейчас со своими близкими," сказала я. "Вместо того, чтобы передавать останки Энтони и других парней от шестёрки к шестёрке, надеюсь, что они попали к кому-нибудь достаточно важному, чтобы он мог отправить их прямо Патре, как вы смотрите на то, чтобы передать их лично?"

Ян подался вперёд с интересом. Кости смотрел на меня, почёсывая подбородок.

"Ответ тебе известен. Продолжай."

"Мы знаем, что Патра пребывает в поисках тех, кто предоставит ей информацию о нас. Чёрт побери, мы сделаем то же самое. Что, если информатор свяжется с Патрой по одному из номеров Кратаса, предлагая продать информацию о том, где нас можно найти? Причём этот человек будет хотеть предоплату наличными, лично, и прямо сразу."

"Патра может предположить, что это - ловушка," высказался Менчерес. "Значит, она будет считать, что вы с Кости ждёте её."

Я улыбнулась. "Рассчитываю на это."

Кости наконец уловил созревший в моей голове план. "Котёнок, нет."

"Это приемлемый риск," возразила я.

Влад, по-видимому, тоже уловил эту идею в моих мыслях, потому что начал смеяться.

"О, Кости, возможно, тебе следовало жениться на послушной девушке, которая бы не отлучалась от кухни."

"Заткнись, неужели у тебя больше не осталось в запасе рекламных трюков?" огрызнулся в ответ Кости. "Как насчёт беседы с другим писателем, который может ещё больше раскрутить твоё имя?"

"Что, Энн Райс не перезвонила тебе, приятель?" язвительно спросил Влад. "Ревность такая отвратительная черта."

Гвалт ускользал от меня, прежде чем я успевала заглушать его. Ян не был настолько благоразумным, и его смех был ясным и искренним.

"Не смотри на неё, Криспин. Было смешно, и это даже если не брать в расчёт выражение твоего лица."

Это было не смешно, но после обмена любезностями Кости расслабился, и его губы дёрнулись.

"И правда, было. Хорошо. Давай разберёмся с этим твоим планом, Котёнок. Он может оказаться нашей лучшей возможностью."

Кости выбрал вампиров, которые пошли со мной. Когда одним из них он назначил Тейта, я промолчала. Затем он ещё дальше завёл меня в тупик, выбрав ещё и Влада.

"Ты издеваешься?" спросила я, когда ко мне вернулся голос.

"Если и есть что-то, что у твоего малого получается лучше, чем бесить меня, то это - присматривать за тобой," ответил Кости. "Он отдаст свою жизнь за тебя без малейших колебаний. Это - единственное, для чего он может пригодиться."

Тейт наградил Кости злым взглядом, но не стал спорить. Влад наблюдал за их обменом с умеренным любопытством.

"И зачем ты послал меня с ней?"

"Ты - безжалостный гад, который никогда не позволит совести препятствовать достижению твоих целей," кратко сказал Кости. "Эта черта не раз восхищала меня в тебе, и именно на это я рассчитываю и сейчас."

Я ухватила его за пальто. "Не переживай обо мне, просто позаботься о себе. Я хочу, чтобы ты вернулся к ужину."

Здесь было еще двое вампиров, которые также могли слышать продолжение моего послания, но я все равно послала его ему. Когда ты вернешься, я собираюсь покрыть себя только виски и больше ничем. Затем я оболью тебя джином. Мы будем пить друг из друга всеми возможными способами.

Влад фыркнул, "А она отличный мотиватор, не так ли?" и ушел. Лицо Манчереса было пустым. Как вежливо. Дейв проборматал, "Она не умеет готовить. Какой же в этом стимул?"

Кости приблизился, пока его тело вплотную не прижалось к моему. У него ощущалась отчётливая твёрдость, когда он отклонил меня назад, и его рот обрушился на мой, как будто бы у него было всё время в мире.

Когда он отпустил меня, моё сердце колотилось. Его глаза затягивало зеленью, и он вдохнул, втягивая запах моего возбуждения.

"Вряд ли я могу думать о чём-нибудь другом."

Да, также как и я.

"Держи эти бутылки при себе, Котёнок. Не успеешь оглянуться, как я вернусь."

Он ещё раз поцеловал меня и ушел вместе со Спейдом, Яном и Родни. Я смотрела, как они забирались в вертолет и прикрыла глаза от ветра, который создавали винты. Как только он поднялся в воздух и изчез вдали, Дейв подошел ко мне.

Он прервал молчание. "Мне нужно вернуться к Хуану. Раттлер остаётся с твоей мамой, Дениз и Рэнди, а Тик-Так идёт с тобой. Он сильнее меня, поэтому так будет лучше."

"Лучше, если это будешь ты," ответила я, по-прежнему вглядываясь в небо, хотя и не могла больше видеть вертолёт.

Дэйв сменил позу, явно довольный комплиментом. "Через несколько лет он уже таким не будет. Увидимся, когда всё закончится."

Тейт подошёл, его короткие каштановые волосы даже не трепетали на ветру, и что-то холодное скользнуло по моей спине. Это нелогично, сказала я себе. Ты стала суеверной, Кэт, соберись.

"Что случилось?"

Дэйв знал меня слишком хорошо. Достаточно знать, что меня всю трясёт не от лихорадки. Я обхватила себя руками и потирала плечи, изобразив на лице уверенное выражение.

"Ничего особенного. Просто забыла пальто, вот и всё."

Дэйв глянул на меня, но я проигнорировала это. Точно также, как и проигнорировала слабенький параноидальный голосок у себя в голове, который настаивал на том, чтобы я позвонила Кости и настояла на его возвращении.

Не успеешь оглянуться, как я вернусь.

Утешительные слова,подумаете вы,но не для меня.Это была последняя фраза которую сказал мне Кости перед тем,как я ушла от него много лет назад.Это предложение мучило меня на протяжении тех лет пока мы были порознь,И сейчас я боялась, что сказанное им снова окажется пророчеством.

Убеждая себя, что это было всего лишь совпадение, я вошла внутрь. Мне было чем заняться, и не было времени на беспочвенные страхи. В конце-концов, мне хватало и реальных поводов для страха.



ГЛАВА 20

На Рождество было закрыто много общественных мест. Ресторанов. Баров. Клубов. Разумеется, в одном из заведений царило оживление. В кинотеатре.

Сегодняшний шестичасовой сеанс романтической комедии с двумя известными голливудскими актерами обещал быть интересным. Помогло то, что это был высококлассный кинотеатр с местами на балконе. Больше возможностей для немертвых показать свои летающие способности.

Влад Тепеш поднялся со своего места в первом ряду, как будто разрывая ряд. Тень от его тело резко выделялась на широком экране позади него. Он развёл руки и изумрудные вспышки, посыпавшиеся из его глаз, отблескивали на повёрнутых к нему шокированных лицах.

"Тебе не стоило приходить, Жница."

Любитель стравливать и устраивать зрелища, так Кости назвал его. Сейчас я должна была с ним согласиться. Даже его длинные тёмные волосы вились вокруг него, словно раздуваемые невидимым ветром. Я спрятала улыбку и стояла, держа арбалет наготове.

"Твоё время пришло, соска." Да, незатейливо, но если он опирается на драматизм, то и я поступлю так же.

"Какого х%я...?"

У парня рядом со мной едва нашлись слова, когда я быстро выпустила четыре стрелы. Влад закружился в воздухе, уворачиваясь от них. Они воткнулись в экран справа, как раз там, где было лицо актрисы.

Кто-то закричал. Ну наконец-то, подумала я. Чёрт возьми, я должна перерезать ему глотку, чтобы вызвать панику? В наше время люди настолько пресытившиеся.

Влад подлетел ко мне, с открытым ртом и выставленными на всеобщее обозрение клыками. Благодаря чему один из зрителей взвыл:

"Вампир!"

"Спасайтесь," крикнула я, сбивая несколько человек, избегая схватки с Владом. Он поймал меня за полу пиджака и использовал её в качестве рычага ,зашвырнув меня через весь зал так, что я врезалась в стену. Это был впечатляющий бросок, который вышиб из меня воздух, вызывая приступ удушья, в то время как я поднырнула под его кулак.

"Играем по таким правилам, да? Замечательно. Люблю грубость."

Я ответила не словом, а делом, хлопнув его так сильно о ближайшую стену, что та обвалилась внутрь. Изоляционный материал и бетон посыпались на тех, кто не успел еще покинуть кинотеатр. Потом, когда Влад бросился вперед, я ударила его головой так сильно, что раскроила сама себе скальп. Это отбросило его назад, давая мне возможность воткнуть два лезвия ему в грудь. Когда в зрительном зале зажегся свет и мы оба стали четко освещены, кровь, заливавшая мне голову, вызвала ещё большую волну криков.

Влад не обратил внимания на ножи в своей груди и рывком прижал меня ближе, слизывая текущий с моего лба красный поток.

"Уже не болит," пробормотал он.

"Переигрываешь," отрезала я.

Послышались выстрелы, заставляя нас обоих в изумлении обернуться к задней части театра. Конечно же, там был парень, весь в попкорне, нацеливающий на нас ствол, чтобы опять выстрелить. Тейт, который также был в кинотеатре, так сильно ударил его по голове, что я только надеялась, что бы не было нанесено непоправимого ущерба. Стрелок упал на пол.

"Американцы," пробормотал Влад поверх свежих криков оставшихся посетителей. "Каждый второй человек в этой стране вооружен. Как хорошо, что с меткостью у него было так же плохо, как и с рассудительностью.

"Ну же, давай покончим с этим. Грандиозный конец, разве это не то, что тебе нравится?"

"Ах, Кэт, ты собираешься заставить меня делать то, чего я никогда раньше не делал." Он засмеялся, пиная меня ногами достаточно сильно, чтобы сломать мои лодыжки перед тем, как бросить меня на сидения из ненастоящего бархата. Они смялись подо мной, в то время как я вскочила на ноги, морщась от боли, но по-прежнему стоя прямо. Я отскочила так, как он говорил мне, в результате чего он врезался в пустоту вместо моего тела.

"И что это? Скромничаешь?"

Влад вывернулся, выдёргивая ножи из своей груди, будто они были щепками. Его глаза сосредоточились на последнем из бежавших зрителей, которые топтали друг друга, пытаясь выбраться.

"Ничто не заставит меня сделать это."

Пустые сидения вокруг него внезапно взорвались пламенем. Я моргнула, отступая назад. Тэйт тоже выглядел шокированым. Влад скривил губы и махнул руками в направлении огня. Как гаснут свечи, так и упало пламя.

"Ты - пирокинетик," выдохнула я. "Впечатляюще."

"Как и ты." Наконец в театре не осталось никого, пребывающего в сознании.

"Парень в осветительной?" указал Тейту Влад.

Тейт вскочил в окошко, выдёргивая из него камеру. Она служила для ограничения обзора тому, кто был достаточно глуп, чтобы стоять там и пялиться на нас.

"Твои лодыжки." Влад сменил гнев на милость и подошёл ко мне. "Если позволишь."

Он протянул руку, глядя на мои ножи. Я знала, что он имел ввиду. Отказываться было грубо и глупо, так как хромать за ним вряд ли выглядело бы внушительно. Кивнув, я сделала надрез на его руке, поднесла её ко рту и глотнула.

Влад наблюдал за мной всё с той же слабой улыбкой. "Тебе не нравится вкус крови, не так ли?"

"Нет. Хотя... нет."

Должно быть, он прочёл остаток моего ответа в моих мыслях, потому что усмехнулся. "Пристрастилась к крови Кости, что ли? В самом деле, у него больше способностей, чем я приписывал ему, связывая вас с ним. Это крайне затрудняет конкуренцию с ним."

"Он вне конкуренции," моментально ответила я, глядя на Тейта.

"Вот тут то ты и ошибаешься. Я говорил не о твоем презренном поклоннике." Влад пренебрежительно кивнул в сторону Тейта, который ощетинился. "Я имел ввиду себя. Вот что ты заставляешь меня делать - завидовать Кости, мужчине, с которым мне приходиться немного считаться. Как унизительно."

Его самоуничтожительный тон заставил меня улыбнуться. Теперь Тейт действительно сердился.

"Ты ещё получишь за это, Влад. Через две недели ты очень пожалеешь, что вообще встретил меня."

"Возможно. Должны ли мы выйти на бис?"

Я потопала, чтобы убедиться, что мои колени пришли в норму, и указала на выход.

"После вас."

"...перед особняком на Монтроуз авеню двадцать, где запуганные зрители рассказывают невероятные сказки. Хью, ты можешь переместиться вправо, чтобы показать пожарных? ... Очевидцы сообщают о выстрелах, огне, а также о возможной оккультной деятельности в этот как ни странно тихий Рождественский вечер ... Вы, да, вы, мисс, вы можете рассказать нам, что произошло внутри?"

"Он летал!" трясущаяся блондинка, схватила микрофон репортера."Я думала у него были крылья или что-то типа этого... а потом она застрелила его и театр начал гореть.О Боже, я думала что умру!"

"Хорошо, у нас есть совершенно обезумевший свидетель, давайте поглядим, с кем ещё можно поговорить."

Женщина-репортёр пыталась держаться профессионально, но это перешло в перетягивание микрофона, когда блондинка отказалась его отдавать.

"Мисс, отдайте это мне, я уверенна, что вы захотите поговорить с властями-"

"Вон она," закричала она, указывая на меня. "Это её. Она одна стреляла в это существо. Она вам скажет, что я не сумасшедшая!"

Репортёрша рванулась вперёд, а оператор навёл огромный чёрный объектив прямо на меня. Я раз в него глянула, прежде чем под усиленным конвоем поспешить в машину. Это был прямой эфир, транслировавшийся по всей стране. Привет, Патра. Видишь? Я в противоположном направлении от места, где информатор должен встретиться с тобой, и ты НИКОГДА не предположишь, что Кости будет далеко от меня на Рождество, не правда ли?

"ФБР, никому не позволено проходить через этот указатель,"- гаркнул Тэйт, отпихивая репортера.Он оттолкнул камеру вниз, отнимая любую возможность дополнительного обзора меня или моего окружения. К тому же, быстрый взгляд был тем что нам нужно. Если бы камера задержалась подольше, Патра могла бы догадатся, что Кости больше не прикрывает меня.

Наш истеричный свидетель продолжала испускать непрерывный поток визгов, пока ее не потащили в сторону местной полиции. Сработает это или нет, мы скоро это выясним. Купер, в роли информатора, должен был встретиться со связным Патры в течение часа. Если повезет, Патра поверит, что Кости и я находимся здесь в Лос-Анджелесе.

Тейт мелькнул в дверях вагона, и захлопнул их. Влад сидел рядом со мной, а Тик-Ток и Zero были внутри. Тейт дал команду водителю ехать и сел напротив меня.

"Все хорошо, Кэт. Если кто-то и снует кругом, то они будут видеть обычный экипаж. Нет никаких оснований, что Кости не с нами. Я буду рад выбраться отсюда, не имеет смысла ждать, когда появятся неприятности ".

"Всё прошло просто замечательно," заметила я, подпрыгивая, когда фургон умчался. Мы должны были два раза сменить машины, и пролететь остаток пути. Кости был непреклонен в этом отношении. "Надеюсь, и у него всё пройдёт без сучка, без задоринки."

Тейт сжал губы и ничего не сказал.

"А ты можешь позвонить Мастеру?" спросил Зиро.

Меня всегда расстраивало, когда он называл его так. Зиро редко обращался к Кости по-другому, несмотря на то, как часто он его к этому призывал. Его молочно-серые глаза уставились на меня выжидающе.

"Не буду. Он сам мне позвонит, когда всё закончится, может, через пару часов, может, позже."

Мой желудок скрутило от беспокойства. Всё, что я могла сделать - не схватить телефон и не разрушить всё горячим, бесполезным призывом к нему быть осторожным.

"К тому моменту мы будем на полпути к дому Менчереса." Влад скрестил ноги. "Тоже неплохо. Я голоден."

"Будет лучше, если мы настигнем Менчереса в Колорадо," сказала я. "Влад, ты получишь свой ужин, Тейт, ты сможешь повидаться с Анетт, а я увижу Кости до полуночи. По крайней мере, мы проведём несколько минут вместе на Рождество. Может быть."

Боже, как мне хотелось оказаться в нашем собственном доме, и чтоб рядом никого не было, кроме Кости. А не трястись в фургоне с пятью вампирами на пути к одному из многочисленных домов Менчереса. Жизнь. На неё можно только строить планы, а не диктовать ей требования.

"Док." Постучала я в металлическую панель. "Остановись, а?"

Гул вертолёта оторвал меня от стула, где я сидела, глядя на часы. Одиннадцать-пятьдесят один по Горному Колорадо. Чёрт побери, Кости срезал путь.

Не заботясь накинуть пальто, я вышла наружу в лёгенькой кофте, дрожа, пока вертолёт приземлялся. Снег взвился, поднятый вращением винтов, из-за которого волосы хлестали меня по лицу. Они замедлились, открылась боковая дверь, откуда показались Спейд, Родни и Ян.

"Кое-кто должен мне чёртов сеанс утюжки, так я устал сидеть в этой мерзости," выплюнул Ян. Его каштановые волосы развивались почти так же, как и мои.

Трое вампиров Менчереса сновали, выполняя приказания. Остальные пол-дюжины собрались помочь Спейду, Родни и Яну, пока те напрягались, проклиная внешний вид.

"Ангел, приведи своего мужа, чтоб он помог нам," пропел Спейд. "Где этот ленивый мерзавец-?"

Он остановился, взглянув мне в лицо. Ян тоже прервал раздачу отвратительных ругательств в адрес неизвестного вампира, из-за которого они разгружали столько багажа.

"Где второй вертолёт? Мы задержались, поэтому Криспин уже должен был всё здесь организовать."

Голос Яна никогда прежде не звучал так остро. Как в замедленной съёмке я подняла зажатый в руке мобильный. Я сжимала его в течение нескольких последних часов, ожидая его звонка. Бессильные пальцы нажали десять цифр, и я снова стала ждать металлического жужжания, служившего в качестве мелодии звонка.

Менчерес встал рядом со мной, но я не смотрела на него. Всё, на что я была способна - это остолбенев, уставиться на винты вертолёта. Моё сердцебиение было таким громким, что я едва расслышала звонок телефона.

Раз... два... три... четыре...

Боже, пожалуйста. Я на всё согласна. Только пусть с ним всё будет в порядке. Пусть с ним всё будет в порядке.

Пять... шесть... семь...

Он должен ответить, должен!

Восемь... девять... десять...

Послышался звук соединения и фоновый шум. Не ожидая больше, я выкрикнула его имя.

"Кости! Это ты?" я не могла расслышать его голоса, только какие-то отрывочные звуки. "Ты меня слышишь?" закричала я ещё громче. Может, связь была плохой.

"Дааа..."

Это шипение окатило меня, охлаждая сильнее, чем снег вокруг меня. Голос не был мужским, и у него был ярко выраженный среднеазиатский акцент.

"Кто. Ты. Такая?"

Каждое слово рычанием исходило из моего нутра. Я видела, что Спейд сжал мои руки, но не почувствовала этого.

Женщина засмеялась, низко и злобно. Её голос оказался глубже, чем я себе представляла, поймала я себя на мысли. В чём ещё я ошиблась? Почему я сижу на земле?

Если она что-то и сказала после следующих двух слов, я уже не слышала этого. Знаю, что я кричала, что Менчерес вырвал у меня телефон, и Спейд дёрнул меня в сторону дома, когда я в прямом смысле этого слова выбивала себе право остаться снаружи. Мои глаза были по-прежнему сосредоточены на замедлении винтов вертолёта, как будто бы они чудом могли всё изменить. Они не могут остановиться, промелькнуло у меня в голове. Когда они остановятся, Кости не выйдет из вертолёта. Кто-нибудь, заставьте их снова вертеться! Заставьте их снова вертеться!

Но никто этого не сделал. Они совершили последний, ленивый поворот, когда Спейд силой втащил меня в дом. Что-то взорвалось во мне, что-то более сильное, чем всё, что когда-либо можно будет выразить словами, и всем, что я слышала в своих мыслях, был дразнящий, безжалостный, удовлетворённый вопрос Патры.

Это вдова?



ГЛАВА 21

Я сидела возле Спейда, боль пожирала мою душу, словно взбесившееся чудовище, пытающееся прогрызть себе путь наружу.

Но у Спейда я просто спросила: "Что произошло?"

Розовые слезы заструились по его лицу. "Купер ждал на вокзале, и около 10 минут спустя, мы увидели Анубуса, незаметно подкрадывающегося к нему с несколькими вампирами Мастерами. Мы хотели получить Анубуса живым, поэтому я и Ян изолировали его в то время, как Родни и Криспин боролись с остальными. Тогда один из придурков ухитрился сбежать, поэтому Криспин сказал Родни отступать вместе с нами, а сам направился за подлецом, чтобы насадить того на вертел. Он должен был встретиться с нами здесь. Мы рассчитывали, что он нагонит нас, поскольку ему не предстояло пройти длинный путь с взятым в плен чужаком. Мне так жаль, ангел. Так чертовски жаль ... "

Менчерес шагнул в комнату, охватившая меня враждебность немного отступила, и какая-то часть меня любопытствовала: Почему ты так злишься на него? Это твоя вина.

"Здесь не безопасно", заявил он. "Патра, возможно, узнала от Кости, где мы находимся, так что мы должны уйти."

"Она могла соврать?" хваталась я за соломинку, но руки утопающего цепляются за что угодно.

Менчерес бросил на меня короткий взгляд, в котором, тем не менее, было сочувствие. "Я знаю её достаточно хорошо, чтобы понять, когда она лжёт. На этот раз она не врала."

Мы выметались впопыхах. Рэнди, Дэниз, Анетт и моя мать были в пути, когда звонок Спейда перенаправил их. Он не сказал, почему, за что я была ему благодарна. Я едва могла вынести думать об этих словах, не говоря уже о том, чтобы снова слышать их.

"...все мои люди переехали сразу, чтобы не рисковать", отрезал Менчерес в телефон, прежде чем бросить его на землю и разбить на части.

Другой вампир торопился вручать ему новый. “Номер чист” сказал слуга, кланяясь ему и затем, как ни странно, мне. Я проигнорировала это. Он может высохнуть у меня в ногах, и мне будет все равно. Я позволяла проталкивать себя потоку людей вокруг меня.

Мы улетели на том же вертолете, на котором прилетели Ян, Спейд, Купер и Родни. Мои глаза были сухими, ничего не видя. Это, казалось, все, что я видела, не важно на что я смотрела. Ничего.

Пошатнувшись, мы оторвались от земли. Тэйт позвонил Дону и сказал ему, что случилось, заканчивая предупреждением о том чтобы начать эвакуацию. Независимо от того, что мой дядя сказал в ответ, это было заглушено звуками вертолета и моей собственной апатии. О чем можно было волноваться? Мое сердце было разбито.

"Кэт," вздохнул Тейт, закончив разговор, и обнимая меня. "Дон сказал-"

Он запнулся и тупо уставился на свою грудь. Нож, выхваченный мной из-под моего пальто и встрявший в него, был в паре сантиметров от его сердца. Я улыбнулась, чувствуя, что моё лицо идёт трещинами как глина, высушенная слишком быстро.

"Это было предупреждение. Следующего не будет. Неужто ты думаешь, что можешь занять место Кости, и я не стану отбиваться? Если ты ещё раз положишь на меня руки, я прикончу тебя, Тейт."

В прямом смысле этого слова. Если и был кто-то счастливее Патры, то это был Тейт. Он ненавидел его с момента их встречи, как если бы Кости сразил его наповал с первого же взгляда. Будь я проклята, если позволю Тейту обесчестить память Кости, лаская меня как собачку. Какой бы, как он думал, шанс он не получал в связи со смертью Кости, он глубоко ошибался.

Тейт, не говоря ни слова, вырвал нож из своей груди. Он начисто вытер его о штаны и протянул обратно мне.

"Я приду, когда понадоблюсь тебе," прошептал он, и встал, чтобы уйти в заднюю часть судна.

Никто больше не заговорил после этого, все два часа полёта на север в Канаду.

Мы приземлились в промёрзшей траве в сорока пяти метрах от окружённого густыми деревьями дома. Было очень холодно, или только мне так казалось. Я никак не могла вспомнить, как ощущается тепло.

"Кэт, нам нужно поговорить," заявил Менчерес, подавая мне руку, которую я проигнорировала, спрыгивая с вертолёта.

"Когда Дениз и моя мать будут здесь?"

Он скрестил на груди руки, не обращая внимания на сильный ветер. "На рассвете. Они прикупят запасов по дороге."

"То, о чём ты хотел поговорить, не может подождать?"

Моя эмоциональная броня была полностью укреплённой, но это не навсегда. Мне нужно было побыть одной, или я могла сломаться, а я не хотела делать этого при зрителях.

Менчерес кивнул.

"Конечно же, потом. Для начала я должен тебя успокоить."

"Не беспокойся. До рассвета менее двух часов, и я не усну. Я просто хочу побыть одна. Я не должна говорить тебе, что это был худший день в моей жизни."

Я направилась к посадке деревьев.

"Куда ты?" отозвался Менчерес.

"Трудно побыть одной со снующими вокруг вампирами. Полагаю, что ты считаешь это место безопасным, раз привёз нас сюда, поэтому я немного прогуляюсь."

Ответом мне послужило бормотание возражений несколькими голосами. В свою очередь, я показала им средний палец, продолжая идти.

Местами сосны были толстыми. Следы на снегу указывали на то, что эта холодная местность является домом для многих животных, однако, в этот час было тихо.

Пока я брела, я позволила себе вспомнить, как впервые увидела Кости, склонившегося над столиком в клубе, и как свет отражался от его волос. Как он обозвал меня блефующей, когда я завезла его на озеро под предлогом совращения. Придя в себя прикованной в пещере, выслушивала его глумление над собой под фонограмму из Твити Бёрд. Его лицо, когда он впервые увидел свечение моих глаз и понял, что я говорила ему правду о своём происхождении. Ту самодовольную улыбку, которой он меня наградил, когда я вызвала его на смертный бой. Наш первый поцелуй. Первый раз, когда мы занялись любовью. И улыбку, которую вызвало у него моё признание в любви...

Моё быстрое продвижение оставляло позади километры. Когда я увидела скалы, то не задумываясь начала подъём. Судя по тому, как низко была луна, до рассвета оставалось ещё минут сорок. Вскоре после него приедут моя мать и Дэниз. Я не хотела их видеть. Я никого не хотела видеть.

Я карабкалась около двадцати минут, прежде чем нашла достаточно широкий для сидения уступ. Порыв ветра заставил меня согревая потереть руки, и красный бриллиант приковал к себе мой взгляд. Моё обручальное кольцо для свадьбы, которой никогда не суждено состояться.

Я поднялась на ноги и заглянула через край карниза. Скалы подо мной, казалось, зачаровывали, а расстояние до них как-то не выглядело далёким и пугающем. Через секунду мои глаза закрылись, и я ощутила, что сделала шаг вперёд. И ещё один.

"Должно быть, тебе трудно."

На первом слоге мои глаза распахнулись. Влад сидел, разглядывая меня, на уступе на девять метров ниже моего.

"Да, трудно, когда мужчина, которого я любила, мёртв. Какое блестящее наблюдение."

Влад поднялся. "О, я не это имею ввиду. Я говорю о том, что тебе трудно решить для себя самой, кто ты. Мне никогда не приходилось преодолевать это. Когда я был обращён, я ни при каких обстоятельствах не мог вернуться к своей человечности. Ты, тем не менее, каждое утро просыпаешься, захваченная в своей. Как я уже говорил, это трудно."

О чём, чтоб его, он лопочет? "Я сказала, что хочу побыть одна, Влад. Вали отсюда."

"Эта не та причина, по которой ты здесь, Катрина."

"Не называй меня так," сказала я по привычке, а затем помотала головой. Какая теперь разница, как он называет меня?

Он посмотрел на меня презрительным взглядом. "Почему нет? Сейчас передо мной Кетрин Кроуфилд, а не Кэт или Жница. Кетрин не имеет обязательств, ни обязанностей, и она решила последовать за мужем в могилу. В конце концов, похоже, ты выбрала свои человеческие стороны. Как интересно. "

"Это не то, что я делаю," огрызнулась я, и успокоилась.

Да ну? Я ушла одна в морозную ночь, взобралась на скалу и стояла теперь на краю уступа с закрытыми глазами. Падение с такой высоты, скорее всего, размозжит мне голову, поэтому не останется ни единого шанса вернуть меня как упыря или кого-то ещё. Кого я обманываю? Я знала ,что только этим и занималась с тех пор, как покинула тот вертолёт, даже если и отказывалась признать это до сих пор.

Ты это можешь, дразнили меня мысли. Дон присмотрит за твоей матерью, твоей команде будет хорошо под руководством двух вампиров и гуля, у Дэниз есть Рэнди... Это не так, как раньше, когда ты ушла от Кости и от тебя зависели люди. Можешь присоединиться к нему. Ты готова.

"Ты готова, Катрина?" травил меня Влад, снова использовав это имя, когда уловил мою мысль.

"Пошёл на х%й, Дракула," огрызнулась я. "Не удивительно, что ты не нравился Кости. Ты и меня бесишь."

"Мы не заботимся друг о друге, но, по крайней мере, у нас взаимоуважение. Думаешь, Кости хотел, чтобы ты сделала это? Это то, что сделал бы он, если бы тебя убили?"

Нет.

Ответ пришёл незамедлительно. Я знала, что сделал бы Кости на моём месте. Если бы Макс убил меня, Кости был бы так же разбит, как и я сейчас, но так как он был вампиром, он бы не позволил себе самоубийства. Нет, для начала он бы выследил каждого замешанного в моей смерти и развлёкся бы отвратительнейшей местью. И только совершение отмщения могло позволить Кости задуматься о собственной смерти. Вот как поступают вампиры.

Но Влад был прав. У меня было оправдание. Я наполовину была человеком. Я могла бы завернуться в эту человечность и прыгнуть с этой скалы прямиком в руки Кости, ожидающего меня по ту сторону. Но у вампиров не было подобной роскоши. Если б я была вампиром, мне бы ничего не оставалось, кроме как уйти с этого обрыва и обязаться совершить кровавое возмездие, не смотря на то, разбитое сердце или нет. А если бы я была человеком, я бы могла шагнуть вперёд и спрыгнуть.

Влад оценивал меня, безжалостно впившись в меня глазами, пока прислушивался к моей внутренней борьбе.

"Итак, что ты из себя представляешь?"

С тех пор, как мне исполнилось шестнадцать, и моя мать рассказала мне о моём отце, я задавалась тем же вопросом. Звук моего сердцебиения, казалось, издевался надо мной. Каждый вдох дразнил меня. Да, у меня было много сходства с человеком, и да, мне хотелось свободного падения на ту сторону, где Кости ждал меня. Боже, как я этого хотела! Но я не была человеком. Не была им с того самого дня, как родилась, а посему не могла позволять себе быть человеком и сейчас.

"Ну?" спросил Влад с ещё большей выразительностью.

Я ещё раз с сожалением глянула на скалистое дно оврага, прежде чем встретить взгляд Влада.

"Я вампир," сказала я и попятилась с уступа.



ГЛАВА 22

Менчерес ничего не сказал, когда позже я появилась вместе с Владом. Если он и догадывался о разыгравшейся драме, то держал это при себе. Моя мать и Дэниз уже прибыли. Я видела их самолёт, круживший над головой, пока я спускалась с обрыва на твёрдую землю.

Крик заставил мою голову подняться, когда мы подходили к дому. Менчерес закрыл глаза и тряхнул головой. Он стоял снаружи, ожидая моего возвращения.

"Они только что узнали о его смерти," объяснил он.

"Вам необходимо поговорить со мной?"

Менчерес моргнул от моего сдержанного тона. "Думал, для начала ты хотела бы увидеться с матерью?"

"Нет, давайте поговорим сейчас."

Влад вежливо поклонился. "Я оставлю вас наедине," сказал он и вошёл.

Менчерес рассматривал меня таким же оценивающим взглядом, как и я его. Никто из нас не двигался. Наконец, он прервал тишину.

"Я использовал свою силу, чтобы попытаться найти тело Кости. На какое-то мгновение мне удалось увидеть его, съёжившегося в состоянии истинной смерти, с ножом в груди."

Образ сокрушил меня сильнее пушечного ядра. Всё, что я могла сделать - это не впасть в истерику как, если верить ушам, сделала Анетт. Мои ногти впились в ладони, в то время как я беспощадно давила горе.

"Вы знаете, где это?" В конечном итоге, я смогу забрать его домой. Если я не могу ничего больше, то сделаю хоть это.

"Нет. Я сразу же после этого упустил образ. Думаю, Патра использовала блокирующее заклинание. Она использовала его прежде, чтоб скрыть от меня своё местоположение. Конечно же, я попытаюсь снова."

"Спасибо."

Это было первое искреннее, благодарное слово, сказанное мной ему. Менчерес не улыбнулся, но часть напряжённости исчезла с его лица.

"Моим долгом и желанием является попрощаться с Кости так, как он этого заслуживает."

Какое-то время после этого мы молчали. Наконец, Менчерес снова заговорил.

"По распоряжению, оставленному им при жизни, Кости всё завещал тебе. Теперь ты - Мастер его линии и со-Мастер моей. Я поклялся на крови чтить заключённый с ним союз, так что на моей крови я клянусь чтить его и с тобой, как он пожелал."

Ком встал в моём горле, и это тоже было отброшено мною вместе со всеми эмоциями, которых я не могла себе позволить. В ответ я кивнула.

"Если это то, чего он хотел от меня, я это сделаю."

Тогда Менчерес улыбнулся. "Он бы гордился тобой, Кэт."

Слабая, отчаянная улыбка растянула мои губы. "Это всё, что мне остаётся."

Изнутри слышались звуки погрома. Я расправила плечи. "Что-то ещё? Мне нужно повидать Анетт. Звучит так, будто она чувствует себя как и я."

"Остальное подождёт. Иди. Позаботься о его людях."

Несмотря на мою ревность, большую недоброжелательность по отношению к ней, пытающейся расстроить мои отношения, и откровенную зависть проведенным ею с Кости годам, когда я увидела Анетт, мне захотелось её утешить. Если кто-то и чувствовал в точности то же, что и я, то это была она.

"Подойди, Анетт."

Я приняла её из рук Яна и Спейда. Оба они удерживали её, либо для удобства, либо для того, чтобы помешать ей разбить ещё что-то. Вокруг неё уже было несколько сломанных предметов. Розовые слёзы потоками текли из её глаз, приводя её в несомненно ужасный вид.

"Отпусти меня," визжала она Спейду. "Как ты не поймёшь, что я не хочу продолжать своё существование без Криспина!"

Ох, как я её понимала. Однако, Влад был прав. Кости заслуживает отмщения, и я должна была проконтролировать, что оно свершится.

Я схватила Анетт за голову.

“Ты будешь жить, потому что ты должна это Кости. Надежда Патры в том что его смерть значит что она насадила нас на крючек, но мы собираемся показать ей, что она сделала самую большую ошибку в своей жизни. Давай, Аннетт. Порадуй Кости тем, что он сделал тебя вампиром столетия назад — и его враги почувствовали ужас из этого.”

Темные розовые полосы продолжали лить вниз со щеки Аннетт, но ее рот сжался в твердую линию. Я наблюдала как черты ее лица изменяются от искривленного обезображенного горя к стальному, собранному лицу женщины, которая испытала свой предел возможного, чтобы разрушить мои взаимоотношения, когда мы встретились.

Она наотмашь ударила себя по щекам и поднялась на ноги.

Они будут уничтожены, пообещал ей мой взгляд.

Ещё бы они не были, ответил её.

Затем она поразила меня, упав на колени, её взлохмаченная голова склонилась. "Криспин сказал мне, что нарекает тебя Мастером его линии, если с ним что-то случится, поэтому здесь и сейчас, я заверяю тебя в моей преданности."

Я не была к этому готова. Затем остальные члены линии Кости последовали этому примеру, и даже Тейт встал на колени.

Спейд придвинулся ко мне, но не встал на колени, так как был основателем собственной линии. Вместо этого он опустил голову и поцеловал моё обручальное кольцо.

"Я буду на твоей стороне, Кэт, ради своего друга, который бы ожидал от меня не менее этого."

Я хотела сказать что-нибудь перед лицом всего этого, но мое горло сдавило. Родни пробормотал похожие слова и также поцеловал тот блестящий красный камень. Ян удивил меня следующим, последовав их примеру. Я сдерживалась из последних сил, сопротивляясь душившим меня слезам. Не смей плакать, твердила я себе. Не смей.

После того, как все вампиры дали обещание, я прочистила горло.

"Спасибо. Клянусь, что не подорву вашего доверия. Как уже говорил Спейд, Кости бы ожидал не меньшего. Менчерес?"

Он склонил голову. "Да?"

"Что дальше?"

"В ближайшем будущем мы проведём собрание, чтобы принадлежащие кости вампиры формально признали тебя. После этого цель остаётся прежней. Мы в состоянии войны."

"Почему в ближайшем будущем? Есть обязательный период ожидания?"

Менчерес сморщил лоб. "Нет, но в свете такого внезапного трагического события у тебя есть время-"

"Херня. Не собираюсь получать удовольствия, так что не будем брать это в расчёт. Люди Кости станут бесхозными из-за его смерти, и чем дольше они находятся в подвешенном состоянии, тем сильнее становится Патра. Как это можно организовать в кратчайшие сроки?"

Менчерес выглядел застигнутым врасплох. Я проигнорировала это и топнула ногой для пущей убедительности.

"Ну?"

"Завтра ночью. Я сообщу кому следует."

"Тогда завтра ночью."

Вопрос заключался в том, что, во имя Господа, я должна была с собой делать до этого времени.

После нескольких комментариев, что я не спала, я пошла наверх в одну из спален только для того, чтобы заткнуть их. Но как только я растянулась на кровати и почувствовала зияющую пустоту рядом со мной, я бросила все и пошла в ванную комнату вместо этого. В течение двух часов я сидела в ванне, безразличная ко всему.

Менчерес был в дверях, когда я вышла из ванной. "У меня кое-что есть для тебя," сказал он и протянул небольшую квадратную шкатулку из древнего резного дерева.

"Что это?"

"Кости дал мне это несколько месяцев назад, чтобы я передал это тебе в том случае, если с ним что-то случится."

"Положи на кровать." Мой голос дребезжал. Я боялась взять это, потому что мои руки стали дрожать. "И уходи."

Он сделал, как я просила, и в комнате осталась я одна с коробкой. У меня ушло более двадцати минут на то, чтобы решиться открыть её, и я подавила рыдания.

В подкладку коробки были вставлены фотографии. На первой были изображены мы, прошлым летом. Мы были на нашем кресле-качалке, его лицо повёрнуто в профиль, пока он что-то шепчет мне. Что бы это ни было, я улыбалась.

На второй фотографии была я голая, на очень смятой постели, в обнимку с подушкой, лежащая на своей стороне. Мой рот был открыт, и я спала с чувственным, сонным выражением лица. Одна грудь виднелась из-под одеял, как и рыжие кучери у меня между ног. Немного смущённа всем этим, я перевернула её, и заметила надпись на её обратной стороне.

Я сделал её однажды утром. Ты выглядела так привлекательно, что я не смог удержаться. Это заставляет и сейчас меня улыбаться, представляя, как ты покраснела, увидев её.

Придушенный звук вырвался из моего горла при виде знакомого элегантного почерка. Я не могу этого сделать. Было слишком больно, и начала прерывисто, нерегулярно дышать.

Поверх других вещей в коробке лежала сложенная записка, со словами Моей Любимой Жене, написанной на ней.

Моментально буквы расплылись, потому что мои глаза заполнились слезами, которые практически жгли, вытекая.

Что-то во мне знало, что если бы я прочитала то что было в этой записке, мой тонкий эмоциональный контроль распадется, и я сошла бы с ума. Я закрыла коробку и засунула ее под кровать. Занятая, я должна была заставить себя напряженно трудиться. С исковерканным решением я натянула на себя первую пару штанов и топ, которые я нашла, даже не заботясь, сочетались ли они, и почти бегом покинула комнату.

Док поднял голову, когда я вошла в подвал. Он крутил две шестизарядных пушки. Большинство вампиров предпочитают ножи, мечи или другое устаревшее оружие, но Док зациклился на огнестреле. Он никогда с ним не расставался.

"Жница," признал он меня.

"Сколько тебе лет?"

Если он и был удивлён моим внезапным вопросом, то не показал этого. Хотя, так или иначе, я неделю находилась возле Дока, у нас не было долгого разговора.

"Сто шестьдесят, включая годы жизни." У него был приятный южный говор, заставляющий каждое слово звучать более вежливо. Вкратце я задумалась, был ли он с конфедератами или с янки.

Он протянул одну из пушек. "Хочешь испытать её?"

Я пробежала около сорока километров по лесу, организовала два часа одиночного фехтования и множество размышлений о том, что когда-либо будет хорошим для меня. Пушки? А почему бы и нет?

"Твои пушки женского рода?" Взяв одну, спросила я. Её нужно взвести, чтобы зарядить. Мои были полуавтоматическими, или автоматическими, в зависимости от ситуации.

"Потому что, Кэт, женское убеждение всегда самое смертоносное."

Чёрный юмор. При других обстоятельствах я бы его не поняла. Я одним размытым движением повертела пистолет в руке, взвела его и прицелилась. Моим любимым оружием были ножи, но это не значило, что я не умела обращаться с огнестрельным.

"Очень хорошо," заметил он. "С обратной стороны этой стены - только грязь. Как ты стреляешь?"

В ответ я разрядила обойму в указанное место шестью выстрелами, которые прозвучали как один. Док улыбнулся, глядя на треугольник, нарисованный входными отверстиями пуль. Я не вернула пистолет, не зная, сможет ли моё лицо воссоздать то выражение ещё раз.

"Дай мне больше пуль, и я напишу свое имя," сказала я без особого интереса. "А ты?"

Он взял оружие и перезарядил его. Затем он покрутил оба оружия в своих руках со скоростью, за которой мои глаза не могли уследить, подбрасывая их у основания и ловя их, лязгая их вместе в воздушном пространстве, и хлестая их вокруг спины и через ноги. Все время они двигались, делая зрелище, более драматическое со взрывами громкого огня. Он сунул их назад в мои руки прежде, чем шум от выстрелов исчез.

"Ну, как?"

Я смотрела на стену в тридцати метрах от себя и видела шутку. Док использовал мой треугольник, и превратил его в "Э" после "К" и следующую за ними "Т", образованные новыми пулевыми отверстиями. Учитывая, что он проделал это, демонстрируя сногсшибательные трюки, это было очень впечатляюще.

"Ты бы хорошо вписался в мою команду," наконец ответила я. "Мои ребята подумают, что это - самая классная вещь, которую только можно сотворить."

"У нас с законом долгая, запутанная история," произнёс он с сухим удовольствием. "Поэтому я счастливее вдали от него."

"Как Кости дошёл до того, что обратил тебя?"

Выражение лица Дока было спокойным. "Не он. Он мой прародитель. Меня обратила Анетт."

Ох. Теперь я оценила его по-женски, замечая поджарое тело, привлекательно очертаное лицо, карие глаза и зачёсанные назад каштановые волосы. Да, он подходил под любимый типаж Анетт.

"Подходящий."

“Все было не так, как ты думаешь. В восемнадцатом веке я наткнулся на четырех мужчин, загоняющих женщину в угол позади салуна. Я застрелил двух из них, а другие два убежали. Я не знал, что я не защищал женщину — я только что лишил ее отличной пищи. Однако, Аннетт не забыла мою введенную в заблуждение галантность. Когда я умирал годы спустя, она нашла меня и предложила мне альтернативу. Таким образом я согласился на это.”

Это было настолько похоже на то, что сделал бы Кости, и я обернулась, моргая. Никогда не забывай доброты. Видимо, Анетт это хорошо усвоила.

"Ты не из линии Кости и ты - Мастер, поэтому не подчиняешься больше линии Анетт," рассуждала я вслух. "Так почему же ты здесь?"

Он торжествующе глянул на меня светло-коричневыми глазами. "По той же причине, что и ты. Потому что я не забыл свой долг."



ГЛАВА 23

Было 27 декабря, и мы собрались в доме оперы, вот и все дела. Я была одета во все черное, что соответствовало моему настроению. Я прекрасно бы себя чувствовала и в мусорном мешке, но вампиры наряжались для важных событий, и я была частью игры. Черные кожаные ботинки закончили образ. Единственным цветным пятном на мне была тонкая серебряная цепь вокруг талии, где свисали несколько кинжалов того же металла. Это была смесь невысказанной угрозы и обещания защиты.

Менчерес и я стояли в центре сцены. Даже при том, что каждый в театре знал, почему они были там, для соблюдения формальности, он повторил новости о смерти Кости. Я отказалась позволить любой эмоции появиться на лице, поскольку разрушительные слова снова были произнесены, врезаясь в меня с той же самой болью которую я испытала после того как впервые услышала их.

“… и в соответствии с его волей, Мастерство его линии переходит к его жене, Кэт.” Менчерес протянул свою руку, и я приняла ее. “Начиная с этой ночи, все, кто принадлежит тебе - мои, поскольку все мои твои. Чтобы скрепить этот союз, требуется кровь. Кэтрин, ты, также известная как Красная Жница, готова ли предложить свою кровь в доказательство своего слова?”

Я повторила необходимые слова. Я никогда не думала, что мои губы произнесут это. Затем я полоснула ножем поперек ладони в глубоком порезе. Менчерес взял то же самое лезвие и порезал свою собственную ладонь, сжимая руку поверх моей.

“Моя кровь - также доказательство моего слова. Если я предам наш союз, то это будет мое наказание.”

Наши соединенные руки были подняты для большего эффекта, мою руку покалывало, из-за того что она исцелялась в контакте с его кровью, и затем мы разомкнули руки. Дело было сделано.

Или не совсем так.

“Я отказываюсь назвать полукровку моим лидером, и я бросаю вызов чтобы освободиться от ее линии.”

“Томас, ты наглая тварь!” Спейд шагнул вперед со своего места на сцене. “Если бы Криспин был здесь, то он содрал бы твой хребет и порол бы тебя им. Но как его лучший друг я сам преподам тебе этот урок”

По правде говоря, я не была удивлена. При любом формальном сборе, вампир мог попросить или бросить вызов чтобы стать независимым. Если Мастер хотел быть доброжелательным, или это согласовывалось заранее, то они предоставили бы свободу без борьбы. Но если нет …

"Даже не думай об этом Спейд", сказала я. "Кости оценил бы твои намерения и я тоже, но он бросил мне вызов, и я отвечу".

“Кэт.” Спейд схватил меня за плечи, понижая голос. “Ты не спала на днях, ты только ешь или пьешь, и все, что ты делаешь - тренируешься. Если не я, позволь Менчересу ответить на это. Он сделает из этой твари такой пример, что кто - либо еще, рассматривающий такую возможность, найдет ее заметно менее привлекательной.”

“Ты прав.” Спейд расслабился, но Кости лучше знает. “Это ползучее действительно должно стать примером, но моим. Если я не смогу сделать этого, то эта линия будет порвана на куски наизнанку. Томас!”

Я толкнула Спейда обратно и пошла на край сцены. “Твой вызов принят. Если ты желаешь свободы …”, я размяла суставы и подвигала головой на своих плечах. “Подойди и получи ее.”

Томас подошел к сцене, один безупречный прыжок - и он на поднятой платформе. Остальная часть вампиров очистила путь, Менчерес прервал дальнейшие протесты Спейда, взмахнув рукой. Я почти улыбалась, поскольку я наблюдала. Это было ближе всего к терапии, которую я могла сделать.

“Как ты хочешь умереть?” спросила я, послав ему скучающий пристальный взгляд. “Потому что ты умрешь, ты знаешь. Так выбери свой яд. Мечи, ножи, молотки, или в рукопашную.”

Томас был с меня ростом, у него были синие глаза и вьющиеся коричневато-красные волосы. Все это я заметила, измеряя его ауру. Он имел резонирующую власть сильного вампира. Он не был подростком в немертвых годах.

"Я убью тебя быстро, из уважения к моему отцу", ответил он с ирландским акцентом.

Я откашлялась с резким смешком. При сочетании его маленького роста и круглых щек, Томас напомнил мне о леприконе на хлопьях, которые я ела в детстве. Только после меня Лаки Чармс! Хотелось мне проскандировать в его адрес. К сожалению он не был одет в зеленое, что было бы превосходно.

“Если бы у тебя было хоть сколько-нибудь уважения к Кости, то ты не стал бы требовать свободу в середине войны,” шипела я вместо этого. “Как бы он сказал, это весьма грубо.”

"Его беда в том, что он был очарован такой ведьмой, как ты," сказал он, когда выбрал нож из предложенных вариантов поспешно подготовленного оружия. Я не стала выбирать, я носила несколько на поясе. "Ты подстрекала его к войне, основываясь на нападении, которого на самом деле никогда и не было!"

Послышался взрыв проклятий от нескольких вампиров находящихся на сцене. Холодная ярость охватила меня. Пытался ли он ударить ниже пояса? Что ж, хорошо.

Я вскрикнула и сгорбилась, словно пораженная. Томас бросился вперед на шальной скорости. Когда он был на мне, нож в миллиметре от смертельного удара, я отскочила в сторону и вонзила его же клинок глубоко ему в живот. Вскоре более резко серебро нашло дорогу к его сердцу. Это все произошло менее чем за секунду.

"Ты долбо%б, полагаю, что ты не обращал внимания, когда Кости учил тебя не вестись на блеф."

С моим ножом с своём сердце Томас застыл, как будто обратился в лёд. Я наклонилась ниже, почти шепча ему на ухо.

"Передавай Кости привет от меня," сказала я и провернула клинок в его сердце. "И когда ты это сделаешь, то очень сильно об этом пожалеешь."

Я пнула медленно съёживающееся тело Томаса, что отправило его вниз, где располагалась оркестровая яма. Затем я сунула нож обратно за ремень, не потрудившись даже вытереть кровь.

Сзади раздался шум. Громкий звук распахивающихся дверей. Я подняла голову, когда Менчерес подошёл и пожал мне руку.

"Кэт, мне жаль, но я не подозревал, что она сделает это," проскрежетал он. "Ты не можешь напасть на неё на официальном собрании, это противоречит нашим законам. Если так поступить, это обречёт всех нас."

Эти слова рассеяли моё кратковременное замешательство по поводу того, кем были пять вошедших в театр вампиров. Припозднились - была моя первая мысль. Потом этот грёбаный смех иным образом сообщил мне то, о чём всё ещё говорил Менчерес. Я узнала этот смех. Он навсегда отпечатался в моей памяти.

"Менчерес, муженёк, неужто ты не поприветствуешь меня?"

Мои пальцы побелели, сжав его так сильно, что кости Менчереса сломались так же быстро, как они могли исцелиться. Патра разговаривала с ним, но глаза ее смотрели только на меня, когда она спускалась по проходу со змеиным изяществом.

У Патры не было всем известной прямой египетской стрижки, которую так часто показывают в фильмах о ее матери. Нет, в ее волосах были прожилки золотых оттенков, подчеркивая в ее длинные черные волосы. Брови ее были не столь широкими, как предлагал Голливуд. На самом деле, они были изящными. Как и она. На самом деле, она была больше спортивной, чем фигуристой. Ее кожа была бледна, но темнее, чем моя. Почти медового цвета. Нос у нее был немного длиннее, чем диктует мода, но не было сомнений, Патра была прекрасна.

"А зачем?"

Я выплюнула вопрос Менчересу, не отводя от нее глаз. Все во мне было сплошной рваной раной.Убить для меня было главной мыслью.

"Это наши законы. Как моя жена, она может присутствовать на любых официальных сборах, но она не может напасть на нас. Впрочем, как и мы не можем навредить ей. Она стремится спровоцировать тебя к насилию, но не давай ей такую легкую победу."

Ах, она провоцировала меня к насилию, хорошо. Я хотела рвать ее на части и покрыться ее кровью вместо одежды. Мои глаза вспыхнули, зеленые лучи ненависти осветили ее.

"Здравствуй, сука."

Она снова вкрадчиво и мурлыкающе засмеялась. "Так значит, ты и есть полукровка. Скажи мне". Ее глаза заблестели. "Ты хорошо спишь в последнее время?"

Какая-то часть меня удивилась тому, что я не сгорела от ярости. Другая половина услышала, как я засмеялась громко, наиграно, что так расходилось с тем, как я себя чувствовала.

"Это лучшее, что можешь сделать? Ах, Патра. Как это скучно."

Она ожидала чего-угодно, но точно не этого. Черт, да я саму себя удивила.

Патра не любит, когда над ней насмехаются. Ярость на ее лице была тому подтверждением.

"Я не так глупа, как ты надеешься," продолжила я. "Теперь, либо заткнись либо свали, потому что ты прерываешь церемонию. Кстати, об этом также должен быть закон."

"Я уйду." Ее улыбка была презрительной. "Я увидела то, что хотела. Ты ничто, и вскоре ты будешь еще меньше представлять из себя. Но прежде чем уйти, я думала, что ты должна знать, почему ты в этой войне на первом месте. Держу пари, мой муж не сказал тебе, не так ли?"

"Не сказал мне что?"

Она опять засмеялась, и я поймала себя на мысли, что ненавидела ее смех больше любого звука, который слышала до этого.

"Ты не задавалась вопросом, почему я, в первую очередь, восстала против Менчереса? Если бы я этого не сделала, то не было бы войны, и не было бы причин убивать тебя или Кости".

Если она ожидала, что я попрошу ее продолжить, то все, что она получила - это тишина. Патра вздохнула.

"Хорошо, я тебе объясню. Когда Менчерес предложил превратить меня в вампира, я сказала ему, что не изменюсь, если только он не изменит также моего возлюбленного Интефа. Но после того как я восстала из мертвых, Менчерес сказал мне, что Интеф был убит до того, как его люди смогли добраться до него."

Она приостановилась, чтобы посмотреть на Менчереса полным отвращения взглядом.

И вот однажды Анубус, бывший друг Менчереса, нарушил свое молчание. Интеф не был убит римлянами. Менчерес сделал это. Видишь ли, маленькая полукровка, ты в этой войне, потому что я, наконец, могу отомстить убийце моего любовника, так кто же действительно виноват в смерти Кости?"

Я взглянула на Менчереса, который закрыл глаза, незадолго до того, как встретиться с моим взглядом. Я это увидела. То, что Патра сказала, было правдой, каждое слово. Какое-то время я была переполнена желанием заколоть их обоих за их жестокость в достижении того, чего они хотят.

Тогда я повернулась к Патре. "Я понимаю твою мотивацию. Но тебе следовало просто охотиться за Менчересом. Вместо этого, ты решила похитить членов семьи людей, чтобы заставить их превратиться в смертников. Ты выбрала убийство Кости, и за это я тебя убью. Ты одна из всех людей должна понять почему."

Патра улыбнулась. "Потому, что я понимаю твою боль, я собираюсь освободить тебя от нее." Она повысила голос. "Я предлагаю амнистию для тех, кто оставит ее и присоединиться ко мне! Кроме того, мужчине или женщине, которые убьет ее, я предлагаю вознаграждение за вашу способность понять. У вас есть слово Бога."

Я кинула на нее взгляд, который был крепче, чем бриллиант на моей руке. "Ты высокомерная сука, я увижу тебя мертвой, и это слово полукровки."

Патра кинула на меня последний пренебрежительный взгляд и повернулась спиной. Ее четыре сопровождающих шли по бокам, когда она поднялась по проходу в той же решительной манере, что и прибыла.

Только после того, как двери закрылись за ними, я выдохнула. Я была так взбешена, я дрожала.

Наступила полная тишина, отсутствовало типичное для человека шаркание или нервная прочистка горла. Я подошла к краю сцены, где было оружие и почти нежно вытащила меч. Лучше иметь дело с последствиями предложения Патры сейчас, чем допустить мысль, что я была слишком слаба, чтобы оставить все как есть и позволить ситуации накаляться.

"Замечательно, кто верит этой суке и думает, что может взять меня, вот она я."

Проблемы не заставили себя ждать, несколько разных голосов выкрикнули. На этот раз я не предлагала выбор оружия, я держала свой меч. И по одному, я рубила, колола или обезглавливала каждого вампира, который выходил на сцену. Весь свой сдерживаемый гнев и горе я вложила в удары, радуясь, что за те короткие моменты, я могла чувствовать что-то другое в отличие от боли.

Когда я покончила с восьмым вампиром, вонзая свой меч в его сердце так глубоко, что половина моей руки последовала за ним, моя одежда была порезана на сотни кусочков и неприлично открывала некоторые места. Как это ни парадоксально, мои собственные раны заживали от постоянного контакта со свежей кровью вампира.

Я повернулась к зрителям. "Кто ещё думает, что может зарезать меня?"

Никто больше не кинул вызов. Я вогнала меч в центр сцены, как будто это был Экскалибур в пресловутом камне. Потом вытерла кровь со своей щеки обрывками моего рукава и повернулась к Менчересу.

"Теперь мы можем уйти?"



ГЛАВА 24

Когда я вернулась в дом, зияющая пустота кровати насмехалась надо мной. Видишь, глумилась она, простыни на мне не смяты. Нет углубления в матрасе, где в ожидании лежало длинное бледное тело. Кости нет. Он никогда не вернётся.

В бессильной ярости я перевернула кровать, разломав её о стену. Всё, в чём она была виновата - это демонстрация мне резной шкатулки из древнего дерева с письмом внутри, которое я не могла прочесть, что и сгубило замечательную кровать. Отбросы, как и мои планы на будущее.

Я надела парку и футболку и спустилась вниз, неся шкатулку, завёрнутую в одеяло, выдернутое мною из-под обломков рамы. Часы только что пробили два утра, и никто не спал.

Спейд и Родни были в гостиной вместе с Яном. Менчереса с ними не было, и это меня не разочаровало. Зная, как Патра огорчила его, это было и понятно. Какая-то часть меня прониклась жалостью к нему. Когда он женился на Патре, он любил её. Не самое мудрое действие с его стороны, но никто не совершенен. Даже тысячи лет спустя эта ошибка преследует его.

"Ты хорошо поработала сегодня ночью, Кэт," сказал Ян. "Хотя выглядишь дерьмово."

В нормальном состоянии мой ответ был едким, но это потребовало слишком многих усилий. Вместо этого я устроилась на диване, ставя шкатулку на пол перед собой. "Всё равно."

"Тебе нужно поспать," сказал Спейд в сотый раз.

"Если бы я могла заснуть, то не сидела бы здесь, слушая ваш скулёж. Анубас уже рассказал что-нибудь интересное?"

Большую часть времени он проводил с Яном. Ну, с Яном и ещё несколькими дружками-садистами. Несомненно, Анубас уже возжелал, чтобы они просто его убили. И, конечно же, они этого не сделали. Вне зависимости от того, сколько он умолял их об этом.

"Немного подпален, как бы так сказать." С досадой крякнул Ян. "Гадёныш даже не знает, как взяли Криспина, или кто ещё был на том вокзале помимо вампиров, которых мы видели. Не имеет значения, почему он так плохо осведомлён, но он утверждает, что больше ничего не знает."

"Мы просто должны стараться лучше," мрачно сказал Родни. "Быть более изобретательными."

"Даже в таких условиях," согласился Спейд.

Мои пальцы тёрли виски в безуспешной попытке заглушить головную боль, которая только усиливалась.

"Ты знаешь, что Ян прав," бойко сказал Спейд. "Ты в ужасной форме, и ты не можешь больше оставаться без отдыха. Могу ли я-?"

"Ты не в силах ей помочь. А я могу."

Спейд сердито взглянул на Тейта, когда тот вошёл в комнату. Ян и Родни последовали его примеру. Если это его и беспокоило, то он не подал виду, усевшись на диван возле меня.

"Тейт," вздохнула я. "Наверное, тебе стоит уйти. Они уже мысленно играют в регби твоим черепом."

Он не обратил на это внимания и протянул мне аптечную бутылку. "Я созвонился с Доном. Это создано для твоего рода, Кэт, и это поможет тебе уснуть. Вот почему меня не было пару часов - я ходил в аптеку, чтобы никто не мог отследить ни машину, ни номера, если за нами следят."

Три других мужчины в комнате были так же удивлены, как и я. Я взяла бутылку.

"Спасибо." Ожидание краткого забытья, должно быть, сделало меня более искренней. Быть может, на несколько часов я освобожусь от горя.

Он протянул стакан воды. "Пожалуйста."

Я проглотила необходимую дозу и залегла на диван. Деревянная шкатулка по-прежнему была рядом со мной, с теми словами, запертыми в ней - лучшим заменителем Кости. Через несколько минут я ощутила, как напряжённость покидает моё тело. Таблетки были сильнодействующими, а у меня был быстрый метаболизм.

"Молодец," сказал Спейд, когда я начала отъезжать. "Пожалуй, наконец от тебя будет прок."

"Мы с Кости сходились во мнениях, желая лучшего для неё," послышался приглушённый ответ Тейта. "Мы отличались только понятиями о том, чем это было."

Кости...

Его имя отдавалось эхом в моей голове, когда я скользнула в ожидающее беспамятство.

Может, ты мне приснишься.

Меня разбудил шум. Где-то в доме кричали. Потом послышался топот беготни. Эти звуки вторглись в мой беспокойный наркотический сон.

"Что за чёрт-?" услышала я сказанное Спейдом, его голос заполнял пространство.

"Ёб меня во все дыры!"

Это был Ян? Им не удалось удержать его?

Послышался крик, похожий на голос Аннет, и такой высокой октавы, что я натянула подушку на голову. Даже это небольшое усилие исчерпало меня. Если бы я могла, я бы взбесилась из-за переполоха. Они хотели, чтобы я поспала , но потом они подняли такой гвалт? Лицемеры.

Безошибочно узнавались громкие, непонятные всплески крика Аннет. Я слышала, как рядом что-то обрушилось на пол. Мои затуманенный мозг подумал, что это должно быть был Тэйт. Он должно быть балансировал на задних ножках стула, когда я вырубилась. Может быть, он также задремал и потерял равновесие. Тем не менее, это не объясняет его бормотание.

"Ты на%бываешь меня..."

Теперь слышался безудержный хор голосов, многочисленный грохот дверей, и из-за такого шума я с трудом открыла один глаз. Поверх всех остальных слов, наконец, дошло имя, в результате чего я грудой свалилась с дивана.

"Криспин!"

"...мне необходимо увидеть свою жену," было всем, что я услышала, прежде чем я начала кричать, натыкаясь на журнальный столик, в слепом бешенстве я бежала к этому голосу. Мои глаза были открыты, но не сфокусированы, все перед глазами двоилось, что сделало фигуру шагающего ко мне, больше похожей на призрак, чем на человека.

Руки обхватили меня, прижав меня к телу, которое столкнулось с моим с такой силой, что мы упали на пол. Мое лицо было почти рядом с горловыми вибрациями знакомого голоса с акцентом.

"...так по тебе соскучился, Котёнок, я тебя люблю..."

Это сон, пришло мне в голову. Сон, и и я от всей души благодарна Дону за этот фальшивый шанс получить Кости снова. Благослови, Господи, современную науку и тонны кодеина смешанного с успокоительными!

"Ты мёртв," промямлила я. "Я хотела, чтобы ты на самом деле был здесь..."

"Оставьте нас с ней наедине. Все вы, пожалуйста, дайте нам минутку. Чарльз."

Что-то прошептали слишком тихо для меня, чтобы услышать, хотя темная голова Спейда и наклонялась, пока не коснулась моего подбородка. Он кивнул и поцеловал бледное лицо по-прежнему бывшее неясным для меня.

"Что угодно, друг."

"Пожалуйста, не будите меня," попросила я, страшась, что кто-то встряхнет меня от моего сна. Я ухватилась за фигуру, которая, казалось настолько реальной, зажмуриваясь. "Просто еще некоторое время."

"Это тебе не снится, Котенок." О Боже, его рот накрыл мой в поцелуе, который заставил мое сердце разрываться. "Я здесь."

"Они видели тебя мертвым, и-и с-ссохшимся, и ты не нас-стоящий..." Реальность и смятение смешались, возросшие от таблеток и удвоенные от шока.

Он отнес меня на диван. "Сначала это, разговоры после," сказал он, разбивая мой стакан для воды и порезав ним свою ладонь. У меня не было особого выбора, так как в следующий момент он приложил ее к моему рту.

С каждой каплей я глотала, мой туман в голове из-за таблеток стал рассеиваться, пока я не стала ясно видеть Кости опустившегося на колени передо мной. Мои пальцы дрожали, когда я протянула руку, чтобы дотронуться до него, побаиваясь, что это был еще одно из заклинаний Патры. То, которое закончится жестоким разложением его тела перед моим взором.

Кости поймал мою руку и крепко сжал ее.

Я пожирала его глазами. Кроме волос, которые были отвратительно белыми, он выглядел таким же. Его кожа была столь же сверкающей как всегда, как и его темно-коричневые глаза, сверлившие мои.

"Ты на самом деле здесь?"

Я не могла отделаться от мысли, что он был миражом. Что, если я позволяю себе поверить, и затем проснусь и обнаружу что все это сон? Я не могу перенести это. Я сойду с ума.

С внезапным отчаянием, я взяла одну из тех зубчатых осколков стакана и вонзила в свою ногу. Кости схватил его, ошеломленный.

"Что ты делаешь, Котёнок?"

Мгновенная пульсация боли была самой замечательной вещью, которую я когда-либо чувствовала, потому что это означало, что я не спала. Так или иначе, Кости действительно был здесь. Контроль, в котором я держала себя в течении нескольких дней, испарялся, и я разрыдалась, бросаясь ему на шею, даже когда он пытался меня оттолкнуть, чтобы исцелить мою ногу.

"Ты жив, ты жив...!"

Я не могла перестать повторять это даже при том, что икала вперемешку с всхлипываниями. Лихорадочно я шарила руками по нему, чувствуя знакомую твердость его тела под одеждой. В отчаянном желании чувствовать его кожу, я разорвала рубашку, что вызвало новые рыдания, исходящие от меня мычания от заверения власти над его голой плотью.

Кости крепко держал меня. Он что-то шептал мне, но я не могла разобрать что именно. Горе и мука прошлых дней лились из меня, превращаясь в радость и потрясая своей силой. Весь эмоциональный контроль, которым я так гордилась, был разрушен, но мне было все равно. Все что как я думала, я потеряла, внезапно оказалось прямо здесь. Я цеплялась за Кости так, как-будто умру, если позволю ему уйти, именно так я чувствовала.

Должно быть прошло несколько минут, но ощущались они, как секунды. Кости немного отстранился, что бы снова меня поцеловать, а я наклонилась вперед, навстречу его губам, изголодавшись по его вкусу. Он прижал меня к себе еще сильнее и застонал, когда я ногами обхватила его талию. Сейчас мои руки пробегали по нему по другой причине. Я чувствовала не желания. Нет, это была потребность, которая выходила за пределы страсти или принуждения, потребность чувствовать его внутри меня.

Кости, должно быть, почувствовал это, поэтому не стал ждать. Последовал звук разрываемой одежды, а затем экстаз от его плоти, двигающейся во мне. Я задыхалась сквозь слезы, двигалась ему навстречу так, как будто хотела впечататься в него, а затем поцеловала так, что голова начала кружиться от нехватки кислорода.

Секс был быстрым и фантастическим. Кости довёл меня до высшей точки наслаждения, и я кончила со стоном, звучащим более чем примитивно. Моё сердце бешено колотилось у меня в груди, что, учитывая всю химию у меня в крови, могло бы быть опасно. Но мне было плевать. Я могла бы умереть прямо сейчас, и всё равно считала себя самым счастливым человеком.

"Ты даже не представляешь, как сильно я по тебе скучал, Котенок", пробормотал Кости.

"Все вернулись," выдохнула я, мучаясь от воспоминания. "Кроме тебя. Я позвонила тебе на мобильный. Ответила Патра. Она сказала..."

Я остановилась. Это подвело меня к тому, главному вопросу, выяснение которого было отложено из-за моего шока и радости видеть его.

"Кости, что случилось?"

Чтобы не повторять по несколько раз, Кости собрал всех, сразу после того, как нашел нам новую одежду. Я сидела на диване, пила крепкий кофе и пыталась прогнать остатки тумана из моей головы. Кровь Кости оказалась сильнее действия препаратов, но сказать, что это совсем помогло, было бы преувеличением.

Когда, наконец, все собрались в гостиной, Кости скрылся из виду в массовых объятьях. Особой, которая практически с помощью пистолета расчищала путь к нему, была Анетт. Она обвила вокруг него руки и поцеловала его в губы, после чего он повернулся ко мне с извиняющимся взглядом.

"Не обижайся на неё," сказала я, на этот раз без ревности. "Она была такой же несчастной, как и я, последнюю пару дней."

Когда Анетт, наконец, отпустила его, Менчерес заключил его в объятья, с выражением удивления на лице прикасаясь к его поседевшим волосам.

"Мои видения никогда прежде не были ошибочными," заявил он. "Я видел тебя ссохшимся."

"Не переживай, это не запятнает твою репутацию," ответил Кости. "Но мы вернёмся к этому. Спасибо, что выполнил наше соглашение. Я этого не забуду."

Следующим был Ян, обнимая Кости с хихиканьем, звучащим хрипло от переполняющих его эмоций. "Чёртов дрочер, твоя жена должна бы поджарить твою задницу за этот подлый трюк!"

Кости похлопал его по плечу. "Ты всё ещё здесь, приятель. Осторожнее - тебе грозит стать порядочным мужчиной."

Остальные вампиры, находившиеся в доме, выразили свою признательность видеть его снова. Кокая-то часть меня считала, что мне должно быть стыдно, учитывая, что все могли услышать мой эмоциональный срыв и его физические последствия, но мне было всё равно. Моя скромность может гореть в аду - я не сожалею о том, что мне выпал ещё один шанс выразить Кости всю силу моей любви, посредством слёз и всего остального. Жизнь чертовски коротка, чтобы беспокоиться обо всём этом.

Наконец Кости пришёл посидеть со мной. Я взяла его за руку, по-прежнему нуждаясь в прикосновениях к нему, чтобы уверить себя, что он настоящий.

"Как вы знаете, я вернулся, чтобы преследовать последнего вампира. Он вскочил на крышу проходящего мимо поезда. Я поступил так же, и, пока мы прыгали с вагона на вагон, я почувствовал других. Патра была там, с целым вагоном мастеров. Умная сука знала, что мы не сможем почувствовать её, пока не прибудет поезд. Они облепили крышу и двинулись ко мне. Это была блестящая засада. Путаться схватиться врукопашную, уклоняясь от серебряных ножей, и всё это на крыше движущегося поезда - это сложно."

Беззаботный стиль повествования Кости, описывающего такой убийственный сценарий, заставило меня изумлённо на него уставиться.

"А почему ты не спрыгнул и не побежал следом?"

"Самонадеянность," сухо ответил он. "Патра была так близко. Всё, что мне нужно было сделать - зарезать её охранников, что стало бы концом этой войны. Поэтому я продолжал начатое, и когда осталось только шесть Мастеров, случилось это. Один из них метнул клинок прямо мне в сердце. От боли я упал на колени. Парень сразу же вернулся в вагон, сказав Патре, что убил меня. Я тоже так подумал, хотя он пренебрёг провернуть нож."

Я была поражена этим образом, и пока что-то мокрое не коснулось моих пальцев, я не понимала, что впиваюсь своими ногтями в его руку так сильно, что пускаю кровь.

"Извини," прошептала я.

"Помню, что думал, что меня прикончили, и был очень близок к этому. Мне удалось вытащить клинок, но я был не в состоянии защитить себя. Затем я почувствовал такой странный вид силы, что даже у меня перед глазами почернело и я не мог слышать. Последним, что я запомнил, было то, что мы ехали по мосту, и я скатился с вагона в воду. Потом - ничего. До крови."

Кости слегка поворчал от угрызений совести.

"Должно быть, меня несло течением. Бомж нашёл меня, вероятно, чтобы проверить, нет ли у меня в карманах чего-либо полезного, и я пришёл в себя держа на руках его тело. Я разжевал его горло и выпил беднягу до последней капельки. У него по соседству был приятель, и я выпил и его тоже, прежде чем мой разум вернулся и заставил меня остановиться. Когда я увидел свои руки... Я был в ужасе."

Кости остановился, чтобы вытянуть руку и изучить её. Я не увидела ничего необычного. Его губы скривились.

"Мои кости были видны. Это было так, как если бы мой скелет частично проступил наружу. Я ни на чём не мог сосредоточиться, едва мог видеть, слышать или различать запах, и был слабым, как ягнёнок. Когда солнце встало, я снова потерял сознание."

"Что, чёрт возьми, с тобой случилось?" потребовал Ян. "Я никогда не слышал ни о чём подобном."

"Я слышал," спокойно сказал Менчерес. "Пусть он закончит."

“Я очнулся на закате, как и мой неизвестный компаньон, проснувшийся примерно в то же самое время. Он пробовал бежать, но я схватился за его лодыжку. Я мог говорить, не совсем понятно, но достаточно. Я приказал ему тянуть меня к телефону, а затем позволил ему идти. Парень был ошеломлен, конечно. Представьте, убитый полу-гнилой скелет не отпускает его ногу; удивительно, что он не упал от сердечного приступа. После полуночи мы подождали чуть-чуть, потому что это было менее неприглядно для бездомного человека, если бы его застали за тем что он пинал труп на пути к телефону-автомату.”

Образ показался мне очень неуместным и я начала смеяться. Это была самая странная вещь, которую я когда-либо слышала.

“Мы достигли телефона-автомата, но у типа не было ни фунта для звонка. Мои мозги все еще не функционировали должным образом — это не пришло мне в голову. Все, что я знал так это, что я должен найти безопасное место. Я заставил его набирать номер, но он сказал мне, что все чертовы номера были в не зоны доступа или не отвечали. Я помнил только несколько из них: твой, Менчереса, Чарльза... но все были недоступны и я не смог связаться с вами. Был один последний номер, который я вспоминал, и это сработало. Я дозвонился Дону.”

Моему дяде? Это заставило меня удивлённо моргнуть.

Кости слабо фыркнул “Да, он был также озадачен. Дон сказал, что это не похоже на меня, и в общем, он прав. Я напомнил ему день нашей встречи, как хотел содрать с него кожу — и заметил — что сделаю это если он продолжит спорить о том кто я. Дон позаботился о том, чтобы парень дал ему наши координаты и сказал, что он приедет. Поэтому я не светился на улице, а сделал так, чтобы парень бросил меня в мусорный контейнер.

"Примерно два часа спустя Дон открыл крышку. Когда я его увидел, то сказал ‘Пришло твоё чёртово время, старина,’ и он наконец поверил, что это я - хотя неприминул заметить мне, что такой обезвоженный кусок мяса как я должен вести себя более уважительно. Дон вытащил меня из фургона и дал мне пакетов с кровью. Я прикончил их все, но так до конца в себя и не пришёл. Дон отвёз меня обратно на базу и продолжил поить меня кровью. У меня ушло около двенадцати часов на полное восстановление."

"Какого х%я он не позвонил мне!"

Это вырвалось из моих уст от переполнения благодарностью к моему дяде. Дону не нравился Кости, никогда не нравился, и всё же он спас ему жизнь. Не было ничего такого, чем я могла бы отблагодарить его за это.

"Во-первых, он не знал номеров тех, кому звонить, Котёнок. Не то, чтобы он знал адреса их электронной почты, да ты и не проверяла свою, поэтому он и не пытался. Кроме того, поскольку я не исцелился сразу, он не был уверен, что это вообще произойдёт. Поэтому Дон не хотел давать тебе ложной надежды. Около часа после моей регенерации Дону позвонил Тейт с просьбой получить рецепт для тебя. Дон дал мне координаты аптеки. Когда я добрался туда, я последовал за запахом Тейта от аптеки прямо сюда."

Было что-то такое в голосе Кости, что заставило меня обратить внимание на то, что кое-кого в комнате не было. Даже моя мать задержалась в дверях, всем своим видом показывая, что ей нет дела до разворачивающегося здесь сюжета.

"Где Тейт? И почему Дон не позвонил ему, когда узнал, что тебе лучше? Мой дядя знал, что он со мной."

Кости встретил мой взгляд. В его глазах была жалость - и решимость.

"Дон не позвонил Тейту, потому что я попросил его не делать этого. В конце-концов, мне не хотелось, чтобы тот, кто пытался убить меня, знал, что я по-прежнему жив."



ГЛАВА 25

Слова Кости прозвучали еще более зловеще, когда Спейд начал ерзать на стуле. Когда я первый раз увидела Кости, он бормотал что-то Спейду, что именно я не уловила. Тогда я была так захвачена Кости, оказавшимся живым, что я бы не заметила и паническое бегство слонов, не говоря уже о шуме борьбы …

"Где Тейт"?

Удивительно, что меня одновременно переполняли и радость, и безумие.

"Он не мертв," ответил Кости. "Он взаперти, пока не признается в предательстве, а потом я убью его за это."

"Ты думаешь, что вокзал был подставой?" В этом был смысл. Этот встречный поезд с повелительницей Мастеров-вампиров и по совместительству одной очень подлой египтянской царицей был слишком подходящим.

“Только несколько человек в этой комнате знали о том заговоре, конечно кроме Дейва и Купера, а это бессмысленно, если это был один из них. Дейв был в основном забаррикадирован в боксе с Хуаном, а у Купера нет никакого мотива для моего убийства. Тэйт единственный, кто рисковал бы всем, чтобы убить меня таким способом, чтобы ты тоже не была ранена. Любовь к тебе привела его к этому предательству, и я хочу, чтобы ты услышала признание из его собственных уст. Тогда я убью его быстро, ради тебя.”

Нет, это не он.

Кости услышал мои мысли и вздохнул. "Мне очень жаль, любимая, я знаю, что ты заботишься о нём"

Я сомкнула щиты, охраняющие мои мысли, не из-за Кости, а потому, что два других вампира в комнате могли услышать их. Я не видела причины по которой Тейт сделал бы такую глупость. Он мог насмехаться над Кости и быть безрассудным иногда, но он не предаст его Патре. Я просто не могла в это поверить.

Поэтому в комнате оставался ещё кое-кто, кто действительно был виноват.

"Тейт никуда не денется, правда?"

Мой спокойный вопрос заставил Кости странно взглянуть на меня.

"Нет."

"Тогда давай не будем разбираться с ним прямо сейчас. Если Тейт признается в совершении этого, то ты можешь не беспокоиться об его казни. Я сама это сделаю."

Это было очень правильно, кроме этого не было приемлемым в этом случае. Если бы Тэйт когда-либо пробовал убить Кости, то он бросил бы вызов ему в честной борьбе. Он проиграл бы, конечно, но быть закулисами не его стиль.

“Менчерес,” продолжала я, “вы сказали, что слышали о подобном случае с другим вампиром, который случился с Кости? Об иссушении?”

Я встретилась с холодным оценивающим взглядом Менчереса, и в тот же момент я поняла две вещи. Он смотрел на меня без явного сожаления по поводу Тейта, и он также не верил, что это был он.

Плачь.

Это слово мелькнуло в моей голове, как будто мне прошептали его на ухо. Стальной взгляд Менчереса не дрогнул, и я отпрянула, потрясённая, но наставление выполнила. Это было не трудно. Ко мне до сих пор полностью не вернулся контроль над эмоциями.

Я позволила упасть нескольким слезинкам, большие капли двуличности скатывались по моим щекам. Играйте слабого. Иногда это помогает лучше всего.

"Мой сир Тенох имел подобный дар," заявил Менчерес. "Он мог придать своему телу вид ссохшегося, чтобы убедить всех, кто был вокруг, что он мертв. Ты должно быть унаследовал от меня больше, чем я думал, Кости, когда я поделился с тобой силой. Теноху требовалось несколько дней, чтобы оправиться от последствий; тебе очень повезет, если твоя сила вернется в течение двух недель."

Менчерес поднялся, со всем изяществом и авторитетностью. "Мы будем держать предателя под охраной. Тебе понадобится кровь и сон. Мы будем держать известие о том, что ты жив, в секрете, пока ты полностью не исцелишься. Пожалуйста, возьми мою комнату. Она звукоизоляционная, так что ты будешь меньше обеспокоен шумом из дома."

Браво! Я хотела аплодировать, но удержала свой комплимент под завалом щитов. Ты хитрющий хер, и ты уже почти мне нравишься.

Чтобы добавить маскировки, я засопела. “Отведи меня в кровать, Кости. Я очень устала.”

Он поднялся вместе со мной одним движением. "Менчерес, если ты укажешь дорогу?"

Кости вынес меня из кабинета. Когда мы проходили мимо моей матери, которая все еще медлила у двери, Кости остановился, чтобы одарить ее дерзкий улыбкой.

"Вы думали, что окончательно от меня избавились, не так ли?"

Она открыла рот, приостановилась, и закрыла его. Затем она удивила меня, уходя с дороги, не заставляя пихать ее в сторону. Для нее это было равносильно сентиментальному приему.

"Блудливая тварь," выкрикнула она, когда мы почти скрылись из виду.

Он, забавляясь, фыркнул, не замедляя шагов. "Тоже рад видеть тебя снова, Джастина."

Менчерес последовал за нами в большую спальню с неопределённым замечанием по поводу поиска некоторых своих вещей.

"Просто нужно достать эти вещи, прежде чем вы уляжетесь спать..." сказал он обычным голосом прежде, чем захлопнуть за собой дверь.

"Кости, Кэт права. Это не Тейт".

Я была удивлена, что Менчерес тоже это почувствовал, но не спросила об этом. "Он этого не делал," согласилась я.

"А почему бы и нет?" Тихое рычание Кости подогревалось разногласиями. "Это был его единственный шанс заполучить тебя. Я знаю, что если бы я был Тейтом, то я бы увидел себя похороненным, если бы мне пришлось предать всех вокруг, чтобы добиться своего!"

"И ты бы очень пожалел об этом," сказал Менчерес.

Я увидела вспышку боли, на мгновение исказившую его лицо, и задумалась, не размышляет ли он об убийстве, совершённом им все эти годы назад.

"Убийство соперника не гарантирует счастья. Иногда это рушит последний шанс, который у тебя был. Воспоминания мертвых содержали гораздо больше энергии, чем неприятности живых."

Я уставилась на Менчереса. Его лицо снова было пустым, ничего не выражающим, но мы все знали, что он имеет ввиду.

"Если бы я не поделился силой с тобой," продолжал Менчерес," ты был бы убит в том поезде. Ты должен довериться мне, потому что кто-то под этой крышей рассчитывает на твою ревность, чтобы сбить тебя с толку."

Кости быстренько подытожил. "Это значит, что один из людей, которого я любил как брата, восстал против меня. И, если логически поразмыслить, выходит, что это Тейт."

"Возможно, ты прав."

Это настолько удивило Кости, что он остановился.

Я подошла к нему, проведя пальцами по его скулам. “Если ты прав,” продолжала я, “тогда предатель заперт и больше не может причинить вред. Я буду огорчена, что мой друг сделал такую ужасную вещь, и я убью его. Но если ты неправ… тогда у тебя здесь человек, который настолько безрассуден, что его невозможно поймать. В шоке от того что ты жив. Обезумевший от того, что ты сделаешь, если узнаешь, кто они. Если ты неправ, мы все в куче дерьма. Итак, ты все еще хочешь держать пари, что прав?”

Кости смотрел на меня проницательным, обволакивающим взглядом.

"Ты знаешь, что я не хочу рисковать. Ну что ж, отлично. Кто бы это ни был, он моментально захочет донести Патре, что я все ещё жив, и они стопудово попытаются заткнуть Тейту рот, прежде чем он убедит меня в своей невиновности. И нам надо больше народу, чем трое, чтобы пресечь это."

Менчерес кивнул. “Тем временем, позвольте тому человеку чувствовать себя в безопасности, потому что вина пала на Тейта. Мы будем контролировать его, как и он нас. Кого ты хочешь включить в это?”

Другими словами, кому ты доверишь жизни всех?

"Конечно же, Чарльза. Если он предатель, то я собственноручно заколюсь. То же самое с Родни."

"Аннет тоже", сказала я. "Когда она узнала, что ты мертв, она сказала, что не может жить без тебя."

Менчерес отступил к двери. “Я не могу остаться дольше, это покажется подозрительным. О твоем восстановлении … я преувеличивал. Теноч мог восстановиться в течение часа и вернуться к своим полномочиям в пределах двух. Ты будешь в порядке самое большее через день, но позволь им думать, что ты ослаблен.”

"Прародитель." Кости остановил его в дверях. "Ещё раз спасибо."

Менчерес улыбнулся. В этот момент он выглядел моложе Кости, с точки зрения человеческого облика. Благодаря его обжигающей ауре силы я этого никогда прежде не замечала.

"Пожалуйста."

Кости и я стояли напротив друг друга в комнате. И впервые, я не знала, о чем говорить. Следовало бы пробежаться по списку подозреваемых? Дебаты о виновности/невиновности Тейта для Кости не прояснили ситуацию. Или следует забыть все это, и просто лечь спать?

"Кто-нибудь звонил Дону, сообщить, что вы нашли меня?"

Это было первоочерёдным, и это даже не пришло мне на ум.

"Нет, но он может подождать ещё. Ложись со мной, все эти дни я ничего не желала сильнее, чем оказаться в твоих объятиях."

Он притянул меня к себе на кровать, закутывая в одеяло, хотя я всё ещё была в платье. Его руки и ноги переплелись с моими, не давая мне увернуться от него.

"Перестань, я так хочу ощутить твою обнажённую кожу. Ты выглядишь ужаснее, чем я когда-либо видел, Котёнок. У тебя тёмные круги под глазами, как будто синяки от побоев. Ах, наконец-то я могу расслабиться. Твоё присутствие рядом действует более благотворно, чем литры крови, которые твой дядюшка закачал в меня."

"Твоё тело состарилось практически до достижения истинной смерти. Поэтому твои волосы седые, так?"

"Да. Думаю, так."

Его руки сомкнулись вокруг моего лица и всё его тело застыло.

"О чём ты думаешь?"

Я позволила нахлынуть воспоминаниям, никак их не сдерживая, ещё раз слыша безжалостный выговор Влада: "...нет никакого выбора, кроме как спуститься вниз и посвятить себя кровавому возмездию..." и итоговый вопрос, который увёл меня с края уступа. Что ты из себя представляешь?

Кости вскрикнул и прижал меня к себе так крепко, что мои рёбра затрещали.

“Если бы я вернулся к этому, Котенок, это убило бы меня более действенно чем любое прокручивание серебра в сердце. Обещай мне, обещай мне, обещай мне, что ты никогда этого не сделаешь. Если я умру, то буду ждать тебя, понимаешь? Независимо от того, как долго. Я буду наблюдать за тобой, чтобы удостовериться, что ты живешь каждый год, что имеешь самую полную жизнь, и затем у нас будет так много времени, чтобы поговорить об этом когда я вижу тебя снова … обещай мне прямо сейчас, Катрина!”

Я прижимала его к себе также крепко, когда выдавила из себя придушенный смешок.

"Это вылетело у тебя из головы? Меня зовут не Катрина. А Кэт."

Позже, когда я рассматривала его гладкое, прекрасное лицо в обрамлении совершенно седых волос, осознание того, что никого из нас уже не должно было быть в живых, ударило меня. Он чуть не погиб из-за ножа в сердце, и, добавляя к этому ещё один шаг на скальном уступе, и Кости по возвращении обнаружил бы моё тело, слишком изломанное для воскрешения.

Иногда бывают моменты, когда все совершенно ясно. Когда ответы казались настолько очевидными, что я задавалась вопросом, как не заметила их прежде. Когда я думала, что Кости мертв, ничто не имело для меня значения кроме платы по важным счетам. Я не волновалась, что буду должна оставить работу, чтобы взять ответственность над его линией и мстить за его смерть. Нет, я приняла это как должное и позвонила Дону, чтобы сказать, что я не вернусь.

Теперь, однако, когда Кости был жив, я могла вернуться к работе. Вот только мне не хотелось. Я не собиралась отодвигать Кости на задний план из-за того, что его жизнь значит для меня меньше, чем значила его предполагаемая смерть. Что делаете вы, когда вам выпадает второй шанс... или, как в моём случае, третий или четвёртый?

Вы его не упускаете, вот что.

"Всё меняется," сказала я.

Может, Кости услышал это в моём голосе. Может, этому помогли формирующиеся в моей голове обрывки мыслей, потому что его глаза расширились даже прежде, чем я вслух произнесла несколько следующих слов.

"Я бросаю работу."



ГЛАВА 26

Спейд быстро взглянул на часы и затем на тарелку на столе. “Твой завтрак остыл.”

Я тоже взглянула на часы. Мы должны были сойти вниз час назад, но что ж. Некоторые вещи намного важнее пищи.

Я сидела за столом перед тем что я положила на свою тарелку. Бри был восковым внутри круассана, яйца поникли, а жульен из перца потерял всякую яркость, которую он когда-то имел. Родни начал готовить другое кофе, очевидно считая, что предыдущий был гиблым делом.

Я улыбнулась Спейду. “Не волнуйся, он комнатной температуры. Моей любимой.”

Я ела свою пищу с приливом аппетита, в то время как Кости пошел с Спейдом, чтобы найти жидкий завтрак. Вскоре, находясь вне поля моего зрения, я услышала как Аннет присоединилась к ним. Телохранители.Так как Менчерес был в комнате рядом с кухней, я была защищена. Кроме того, поставлю на Родни, что он не был изменником. Или, что удивительно, на другого вампира, который незаметно вошел в комнату.

Влад занял место рядом со мною, не обращая внимания на негостеприимный взгляд Родни.

"Когда твоему лицу вернулся цвет," заметил Влад, "Кости не один выглядит ожившим."

Я откинулась назад, потягивая свое кофе. Он рассматривал чашку передо мной с саркастической улыбкой.

“Ах, горячая чашка кофеина. Тебе она необходима после еще одной бессонной ночи.”

Я почувствовала, как вспыхнули мои щеки. Влад хихикал, изящно ковыряя ногти.

"На самом деле, Кэт, тут нечему удивляться. Звуконепроницаемость не означает мысленепроницаемость, и телепатия проникает даже сквозь самые толстые стены. Мне едва удалось поспать, со всеми этими вскриками, приходящими в мою голову."

Господи ты Боже мой, я не учла этого. Должно быть, то же самое чувствуешь, когда кто-то находит порно с твоим участием.

"Вот тебе и неограниченное приглашение на пребывание в нашем доме," проговорила я сквозь зубы, внезапно заинтересовавшись своей чашкой кофе. "Только я подумала, что ты мне почти нравишься. Беру свои слова обратно."

Влад усмехнулся, и это было по-зверски и очаровательно.

"И тут я горько жалуюсь на тот факт, что возможность расширить нашу дружбу была потеряна. Я не такой дурак, как остальные. Ты никогда не покинешь Кости. Мальчик должен осознать и жить дальше своей жизнью."

Я напряглась. Что я поняла из его слов, так это то, что Влад тоже не считал Тэйта предателем. Если бы он так считал, Влад понимал бы, что у Тейта не было будущего, о котором стоит беспокоиться .

"Я тебе должна."

Выражение на лице Влада стало серьезным так же быстро, как изменилась тема разговора. "Должна, естественно. В таком случае, как бы то ни было, это мое право решать и не требовать никакой отплаты от тебя."

"Брось, Влад, ты портишь репутацию. Великодушие - не твой конёк."

Он улыбнулся. "Совершенно верно. Ты ранее говорила, что читала мое историческое описание? Тогда ты знаешь, что я был женат. В бою недалеко от моего дома, я был ранен в голову. Это был бы смертельный удар, но я был вампиром в течение нескольких недель. Настал рассвет, и я заснул как и все новые вампиры, у меня на лбу все еще была запекшаяся кровь. Мои люди предположили, что я был убит. Солдат побежал ко мне домой, чтобы сообщить жене о моей смерти. Ты знаешь, что произошло дальше."

Да, знала. Она разбилась насмерть, спрыгнув с крыши их замка, чтобы уберечь себя от вражеского плена или чего похуже.

И почти шестьсот лет спустя Влад вмешался, чтобы помочь мне удержаться от такого же поступка.

Эта покрытая рубцами рука скользнула по столу к моей. "Моя жена стояла в одиночестве на крыше, когда я должен был быть там. Я не сказал ей, во что я превратился. Я и так уже привел ее в ужас тем, что мне пришлось сделать, чтобы сохранить моих людей в безопасности, я боялся, что то, что я перестал быть человеком, вгонит глубже клин между нами. Я планировал сказать ей правду в подходящее время ... но вдруг времени больше не осталось. С тех пор, как ее не стало, я сделал еще много вещей, которые вызвали бы у нее отвращение, до того дня с тобой ... Я почувствовал, что она мне улыбается. Я не чувствовал этого в течение очень долгого времени."

Внезапно он встал. "Не потеряй то, что у тебя есть. Если это случится, ты проведёшь остаток своих дней, горько сожалея об этом. Кости никогда не должен опасаться полностью показать тебе, каков он на самом деле, хотя он и был уличным спесивым мещанином, который, несомненно, был одарён более, чем того заслуживает."

Последняя часть фразы прозвучала громче, потому что Кости возвращался к нам, судя по звуку его приближающихся шагов. Я криво усмехнулась Владу.

"Мелочность, не так ли?"

"Конечно. Вдобавок к остальным моим подлым качествам. Но, Катрина..." Он наклонился ближе, так, что только я могла его слышать. "Я бы никогда не позволил тебе спрыгнуть."

Сразу после этого Влад подался налево, к другому выходу из кухни, чтобы избежать встречи с Кости. На это раз я решила, что это было в меньшей степени из-за выражения их обычной взаимной неприязни и в большей - его желанием уклониться от новых выражений благодарности. Как будто ему досаждали напоминания о том, что он совершил хороший поступок.

Кости вошёл в кухню, переводя взгляд с удаляющейся фигуры Влада на меня. Затем он закатил глаза.

"Чтоб меня, Котёнок, ты не говорила мне, что тебе нравится этот тщеславный поганец."

Улыбка растянула мой рот.

"Да, в каком-то смысле этого слова."

Прошлой ночью Кости заверил меня, что Тейт содержится в комфортных условиях и не подвергается никому насилию. Когда я увидела его в крошечной камере, которой больше подходило название "подземелье", я была вне себя от ярости.

"Таково твоё понятие о комфорте? Что значит для тебя "немного тесновато", седьмой круг ада?"

Кости не дрогнул от моего язвительно тона. Он рассматривал наручники и что-то вымазанное в крови, приваренное к стене напротив нас.

"Он не ранен, только изолирован. Кровь на нем без сомнений только с прошлой ночи. Хотя он мог бы предпочесть мягкую постель и красивую шею для питья, вряд ли это тяжкие муки учитывая, что он сделал."

Это было сказано четким, язвительным тоном, что можно было легко услышать любым подслушивающим. Я удержалась от требования освободить Тейта. В конце концов, есть еще реальный предатель на свободе, и мы не знаем, кто это.

"Ты самый счастливый сукин сын в мире."

Тейт пробормотал это по меньшей мере с ненавистью. Его глаза были изумрудно чистыми, когда они горели в сторону Кости.

Кости рассмеялся. "Знаешь, приятель, когда я сегодня утром проснулся, обнимая её, я и в самом деле чувствовал себя очень счастливым."

Тейт проклял его, натягивая свои цепи.

Ян усмехнулся и хлопнул Кости по спине. Он был охранником прошлой ночью.

"Малый обругал тебя с ног до головы с тех пор, как ты вернулся, Криспин. Я приятно провел время, слушая его. Ах, Родни, разве твоя очередь? Хорошо, я истощен."

"Спасибо, Ян, иди, отдохни. Я поговорю с тобой позже."

Хотя Ян не занимал 2 или даже 3 позицию, Кости поместил его в начало списка остальных людей, которые, как он думал, не пытались его убить. Я думала, Ян был способен сделать это, но Кости не согласился. Так как Тэйт был помехой тому, кто действительно это сделал, нам были необходимы надежные охранники для него.

Территория была очищена от всех, кроме Родни, Кости, Тейта и меня. Мы были под землей, в изолированной секции только с одним входом или выходом. Это будет нашим единственным шансом поговорить, потому что позже, это не будет выглядеть правдоподобным. Но сейчас, это имело смысл, что я хочу провести очную ставку с Иудой Кости.

"Как ты мог это сделать, Тейт?" Спросила я. Звук эхом пронесся по прихожей, ведущей к этой комнате, так что даже шепот был бы слишком ясным.

"Я его ненавижу, но этого я не делал," ответил Тейт.

Я вытащила небольшой блокнот и ручку из-под свитера. Тейт смотрел с осторожностью. Я кивнула головой Родни, который освободил одну из его рук от оков. Его полное освобождение наделало бы слишком много шума, и Кости все еще был настороженным. Он не хотел видеть Тейта свободным в моем присутствии, не доверяя, вдруг он предпочтет видеть меня мертвой, чем с ним. Он все еще считал Тэйта виновным независимо от того, как сильно я не соглашалась.

Я быстро нацарапала небрежным почерком несколько слов на бумажке и подержала ее для Тэйта так, чтобы он смог увидеть.

Я тебе верю.

На его глазах выступили слезы. Это все, что я могла сделать, не обняв его и не сказав, что все будет хорошо. Он кивнул головой, и Родни дал ему ручку, поддерживая блокнот так, что бы можно было писать.

"Видишь ли, я тебе не верю, приятель."

Кости сказал ему это достаточно едко, и любой, кто подслушал бы это, мог подумать, что это он ответил на отрицание вины Тейтом передо мной. Родни с отвращением взглянул на страницу, на которой Тейт писал, прежде чем передать ее мне.

Люблю тебя, Кэт

"Мне пох%й, во что ты веришь, подлая английская бл%дь," было тем, что он сказал Кости.

Хорошо, мы сами хотели, чтобы это звучало достоверно. По крайней мере, это предусмотрено.

"Хочешь знать, что я думаю, мудак?" продолжал Тейт. "Я думаю, ты сфальсифицировал свою смерть, чтобы она сошла с ума от горя, а затем чудесным образом вновь появился с наличием парня, которого ты ненавидишь, чтобы обвинить его во всем. Ты хотел иметь повод, чтобы убить меня с тех пор, как ты вернулся в ее жизнь. Уже тошнило от ожидания, не так ли?"

Я моргнула. Тейт, безусловно, нашёл другое объяснение.

Кости грубо фыркнул. "Думаешь, я бы сделал ей больно только для того, чтобы убить тебя? Придурок."

Это не то, почему мы здесь! Написала я и помахала этим перед лицом Кости, позабыв от волнения, что могла бы просто подумать об этом.

Кости даже не останавливался, чтобы посмотреть. "Ты и наполовину не достаточно силен, приятель. Честно, вступить в сговор, чтобы убить меня - это самое впечатляющее, что ты сделал. Держишься своей истории, что это не ты? Тогда ты снова окажешься в том же забытом месте, где она никогда не заметит тебя. Так кто же ты, предатель или жалкий неудачник?"

Конечно же, это был вопрос с подвохом. Один ответ был смертоносным, а второй - в соответствии с едкой аналогией Кости - отрицался под давлением эмоций. Я хотела обсудить с ним некоторые разногласия, но это могло подождать.

Тейт зыркнул на него с ещё большей яростью, чем прежде, что уже о чём-то говорило. Кости ждал, насмешливо скривив губы. Я всё ещё строчила в блокноте, когда Тейт заговорил.

"Давай-ка чётко уясним одну вещь - если ты убьёшь меня, ты это сделаешь не потому, что я виноват. Я не предавал тебя Патре, несмотря на то, что я восхищаюсь тем, кто это сделал. Если ты убьёшь меня, это произойдёт только потому, что ты боишься, что не сделав этого, в один прекрасный день увидишь её, уходящую со мной. Так как же в твоём случае, Надзиратель Склепов, что выберешь?"

Темно-карие глаза, которые могли заставить меня таять, теперь были бесстрастными и ледяными.

"Я дал тебе возможность с достоинством, откровенно признаться в своих деяниях. Ты отказался. Ну что ж, поступим по-твоему. Ты останешься здесь, прикованный, без еды, без общения, пока голод и одиночество не смягчат тебя. Поглядим, как ты запоёшь через месяцок. Оставим его наедине с его лживостью и бесхарактерностью. А я в это время буду наслаждаться компанией жены."

Кости взял мою руку. Я сопротивлялась достаточно долго, чтобы продержать неаккуратно исписанную страничку до тех пор, пока Тейт не прочёл её, в то время как Родни приковывал его руку на место.

Обещаю, что найду того, что это сделал, но если кто-нибудь кроме меня или Кости зайдет в эту комнату - кричи изо всех сил.

"Не волнуйся, Кошка", сказал Тейт, с оттенком юмора. "Я буду здесь".

Когда Родни закрыл за собой дверь, я повернулась к Кости. Ты все ещё думаешь, что это он? потребовала я.

Он смотрел на меня, а на его лице боролись эмоции, и ни одна из них не была положительной. Наконец, он покачал головой.

Нет.



ГЛАВА 27

Нашу чертову дюжину немертвых подозреваемых, мы сузили к четырем. Это было исключительно болезненным процессом для Кости, так как каждый из них провел не меньше столетия с ним, а он рассматривал всех, включая друзей. Цезарь тоже не подозревал Брута, однако, посмотрите, к чему это его привело. Поэтому Кости должен был быть безжалостен в своих оценках.

Зеро был в списке, несмотря на показную рабскую преданность, затем Тик Так, Ратлер и Док заканчивали список наших подозреваемых. Влада он держал как потенциальную замену.

Когда я завтракала, Кости наконец позвонил Дону, чтобы сказать о своем прибытии. Мой дядя, конечно, спросил о Тэйте и получил бесцеремонный ответ, что он всё ещё не ссохся, "к данному времени". Я могла только воображать крошечные седые волоски, которые Дон вырывал с брови в течение той беседы. Дон любил Тэйта, но он также был реалистом. Он знал что случится, если Тэйт виновен в этом преступлении. Вампиры не давали испытательного срока.

Чтобы укрепить предсказанное Менчересом медленное восстановление, Кости двигался с исключительно медлительностью по сравнению с его нормальными большими шагами. Мы провели целый день на диване, в то время как Менчерес быстро рассказывал ему о том, что случилось в то время, когда он считался мертвым. Вкратце, но детально, Менчерес описал, как Патра нарушила собрание в Доме Оперы. Моя мать бросила притворяться, что не подслушивает и сидела на соседнем стуле. Когда Менчерес закончил, она нарушила напряженную тишину.

"Вот сучка. Катрина, ты должна убить ее."

Кости фыркнул. “Я собираюсь сам удостоиться этой чести.”

В то время, мы бы наблюдали, кто здесь попробует связаться с Патрой чтобы доложить ей, что Кости жив. Дон принял меры по прослушиванию всех телефонов, и даже перехвате беспроводных сигналов, выходящих из дома. Компьютеры, мобильники, и что - нибудь еще кроме почтовых голубей было конфисковано. В целях безопасности, как прохладно заявил Менчерес, и никто не посмел спорить с ним. Когда предатель соберется, он должен будет сделать это по телефону, и затем мы поймаем его. Теперь нам оставалось только ждать.

“Кости, ты все еще бледен,” сказал Менчерес. “Ты должен есть и больше отдыхать.”

“Хорошо.” Кости потянул меня за руку. “Котенок, я хочу тебе кое-что показать.”

Я последовала за ним вниз по лестнице в подвал, проходя через несколько комнат, которых я не потрудилась изучить в течение последних дней. По крайней мере, третья часть этого дома была в подполье, что нужно хорошему вампиру или упырю.

Два вампира низко поклонились, прежде чем открыть для нас деревянные двустворчатые двери.

Несколько человек, все смертные, смотрели, как мы вошли туда, что напоминало развлекательную комнату. Некоторые из них были на большом диване, смотря в плазменный телевизор, другие играли на одном из четырех бильярдных столов, а пятеро собрались играть в покер.

"Что это значит? прошептала я.

Кости обвёл рукой комнату. "Это - вампирская версия кухни, любимая. Кровь в обмен на попечение - так устроились множество домашних рабочих у вампиров. Я хотел, чтобы ты это увидела."

"Ставлю на рыжую!" выкрикнул веснушчатый парень, выступая вперёд с усмешкой. "Ты - как я, а я на вкус лучший."

"Думаешь, я здесь, чтобы кормиться на тебе?" изумилась я, когда он наклонил голову и обнажил шею.

Кости усмехнулся. "Он действительно так думает. Извини, Нил, но она не собирается кусать тебя, и ты не лучший на вкус," поправил он его, прежде чем положить руку ему на плечо. "Но будешь, тем не менее. Хотя тебе следует есть меньше лука."

Я наблюдала, как Нил подходит к Кости, который припал ртом к шее Нила и укусил его, будто он был ходячим кексом. Менее чем через минуту он остановился, закрывая отверстия и по-товарищеский потрепав Нила за подбородок.

"И поменьше чеснока, приятель. Я пил из итальянских поваров, которые понятия не имели, какая от них вонь."

Улыбка Нила не дрогнула. "Лучшая моя пицца, Белобрысик, была наполнена луком и чесноком. К сожалению."

Кости довольно фыркнул. "Зубная щетка, парень. Познакомься с ней или ты никогда не изменишься. Нет, не вставай," когда одна из девушек поднялась с дивана. "Мы быстро пройдемся, и потом уйдем."

Моя мать грохнется в обморок, если узнает, что под ней, подумала я изумлённо. Живые закуски, все на расстоянии укуса.

"Кто эти дети?" спросила я тихо. Никто из них не выглядел намного старше двенадцати.

Кости вел меня через другой набор комнат. Здесь была библиотека, компьютерный класс, даже подземные джакузи. И на каждые несколько дюжин шагов приходились спальни. Некоторые из них были заняты, некоторые из них были пустыми, и из нескольких с закрытыми дверями слышались несомненные звуки секса, доносившиеся из-за них.

"Ах, они здесь всех классов," ответил он. "Некоторые студенты, честолюбивые артисты, беглецы из плохих домов, беспризорные дети, или ученики мастеров. Нил один из них. Он хочет быть вампиром, вот он и показывает свою приверженность, выступая в роли еды, и выполняет небольшие поручения. Всякий раз, когда есть группа вампиров, которые живут в большом доме, у тебя, как правило, возникает одна из таких ситуаций."

"Все они впадают в транс?"

"Иди ты, конечно нет. Обычно они хорошо осведомлены о том, кто содержит их и почему. Беглецы получают образование на дому, место, где могут жить, и пособие, которое они хранят для тех случаев, когда они захотят жить сами по себе. Для их собственной безопасности, хотя большинство из них не знают, где они находятся и настоящие имена тех, кто их содержит. Когда они уходят, то, что они знают, стирается с памяти. Это происходит таким образом на протяжении тысячелетий, Котенок. Форма феодализма, как я говорил тебе раньше."

"Феодализм?" Я остановилась возле одной из спален, тяжело переводя дыхание. "Ты так это называешь?"

"Это" - Кости кивнул на дверной проём - "сугубо добровольно. Хотя и и не могу говорить за всех домочадцев, но, как правило, гипнотизировать свою еду, трахая её, - признак очень дурного тона. Если ты гость и вытворяешь такое, то это вполне может послужить причиной для смерти. А сейчас, если нравы людей пали, то кого осуждать? Это их выбор."

Кого осуждать? Меня. Хорошо, Менчереса. Обеспечить "съестными блюдами", всеми правдами и неправдами. Убедись, что кормёжка регулярная, Кости, вот хороший мальчик! Мудак.

"Тебе лучше знать, Котёнок," сказал со всей серьёзностью Кости. "Этого никогда не случится."

Я ему поверила, даже не смотря на то, что по-прежнему ощущала непонятную угрозу незначительной возможности. "Так ты поэтому показал мне это? Чтобы я не беспокоилась от того, что вы что-то скрываете?"

"Да, это - одна из нескольких причин." Кости улыбнулся. "Главная из них - позади тебя, глазеет на твою задницу и уже прицеливается к ней."

"Амиго," вкрадчиво сказал позади меня голос. "Давненько я уже этого не видел-"

Я обвилась вокруг него, оборвав продолжение фразы. Хуан обнял меня в ответ, напевая по-испански.

"Милая моя, твой муж вернулся, как хорошо."

"Да, я рада, что он здесь," я втянула воздух. "И что ты тоже. Как себя чувствуешь?"

Хуан усмехнулся. Это была его обычная пошляцкая усмешка, которая напомнила мне, что превращение не меняет сущность личности.

"Чувствую себя прекрасно, а ты ещё более великолепна, когда я смотрю на тебя новоприобретённым зрением. Глянь на свою кожу." Он провёл пальцами по моей щеке. "Притягивает."

"Это и всё, что тебе дозволено, приятель."

Кости его легонько стукнул, оттолкнув его на шаг назад. Хуан даже не перестал усмехаться.

"Я должен поблагодарить тебя за многое, но в особенности за это. Ты сделал женщин ещё более привлекательными для меня, ах, их запах. Их сердцебиение. И их вкус..." Он прикрыл глаза. "Восхитительный."

Я переметнула не верящий взгляд на Кости. "Ты обратил его в нечто худшее, чем свинья!"

Кости пожал плечами. "Он просто немного перегружен всеми новыми ощущениями. Он привыкнет к ним. Или его кастрируют, если он забудется и хотя бы подумает погладить твою задницу, ты думаешь я слепой? "Он ударил по руке шарящей с притворной невинностью около моего бедра. "Контроль, амиго. Учись."

"Милая." Хуан поцеловал меня в щёку, на этот раз уважительно. "Я не одержим голодом, и я могу бороться. Он дал мне силы... и я не хочу промотать их."

Одна из девушек, которые смотрели телевизор, с заигрывающим хихиканьем вышла в коридор, глядя на двух мужчин. Хуан пришёл в состояние полной боевой готовности, морща нос и сверкая зеленью глаз.

"К слову о не растрачивании..." Он в последний раз быстро поцеловал меня и последовал за ней, ухмыляясь.

"Блондиночка, пожалуйста... подожди. Я жажду и очень падок на лесть... Ты можешь уговорить меня на что-угодно..."

"Слишком много для хорошей драки," сухо заметила я. "Он за неделю обзаведётся целым гаремом."

Кости проследил за удаляющимся Хуаном, который ткнулся носом в шею блондинки таким образом, что это говорило не только о голоде. "Он - хороший парень. Он научится."

"Научится чему?" В конечном итоге, он не может подхватить или передать какую-то заразу, подумала я. Это одно из преимуществ для женского пола обращения Хуана в вампира.

Кости обнял меня, когда мы направились восвояси с этого праздника плоти. "Он узнает, что может удовлетворить множество женщин за короткий промежуток времени, но когда он влюбится, лишь одна навсегда будет иметь для него значение."

Я бросила в его в сторону взгляд "Пытаешься соблазнить меня?"

Его губы обещающе искривились. "Однозначно."

Мои пальцы переплелись с его. Да, так много плохого было в нашей ситуации. Кто-то, кому мы доверяли хотел его смерти, и это было только начало наших проблем. Тем не менее, жизнь была растрачена на тех, кто живет в отведенное им время, будь то человек, вампир, или упырь. Или причудливая смесь и того и другого, вроде меня.

"Хорошо".



ГЛАВА 28

Ожидание добивало меня.При других обстоятельствах, проведение большей части моего времени с Кости за закрытыми дверями, было бы для мня каникулами.Но пожирание людей вокруг меня подозрительным взглядом, всякий раз когда мы выходили из спальни не доставляли мне удовольствия расслабиться.И я знала, что для Кости это было еще хуже.По крайней мере у меня не было эмоциональных приложений к тому. кто был предателем.

Сегодня утром за завтраком, Кости повысил ставки. Когда я жевала французский тост, он мимоходом упомянул Зеро, что в Рино должны ощущаться приятные изменения температуры по сравнению с здешней, в Уистлере, Британская Колумбия. Все наши подозреваемые были достаточно близко, чтобы услышать. Тут я подумала, что потеряла ход мыслей. Был ли это Зеро в кухне с мобильным телефоном, или Док в гостиной с пистолетом?

К слову о Доке, он вёл себя странно. Несколько раз мы замечали его ошивающимся возле коридора, где держали Тейта, его пушки были при нём, а сам он пожёвывал не зажжённую сигарету и осматривал всё вокруг с повышенным вниманием. Казалось, он следовал за мной по пятам, бесшумно, словно тень, когда Кости не было рядом. Когда появлялся Кости, он отходил на вежливое, но продуманное расстояние, по-прежнему оставаясь в непосредственной близости.

Это настораживало меня.

Кости не беспокоился о нем, но, как бы то ни было, без необходимости не нарывался на Дока и не показывал, что это его беспокоило. Вместо этого, он улыбался и говорил что-то вроде "Ой, вот ты где, браток," в таком свежем, простом тоне, что едва ли не аплодировала. Может быть через несколько веков, если я проживу так долго, я приобрету такие же хорошие актерские способности.

Тик-Ток и Ратлер, два других подозреваемых, пошли по своим делам в таком веселом расположении духа, что я мысленно поставила их ниже на тотемном столбе. Во всяком случае, они, казалось, чувствовали мой дискомфорт рядом с Доком и пытались увести его каждый раз, когда Кости не был приклеен к моему бедру. Я взяла за привычку носить ножи под своей одеждой, хотя с ними не было достаточно комфортно. С той сверх быстротой, с которой Док обходился с оружием, я бы была напичкана пулями, прежде чем хотя бы получила шанс бросить один.

Вскоре после сообщения Рено, Кости пошел за своим утренним напитком. Я бродила снаружи на крыльце. Вампиры традиционно ненавидели мороз, не имея внутренней системы отопления, которую имел человек. Менчерес выбрал отсиживание в канадских горах в декабре не по собственной прихоти. Он знал, что это место немертвые обычно избегают. В это время года, Флорида была полна посетителей без пульса. Куда не плюнь, всюду натолкнетесь на кого-то без сердцебиения.

Я почувствовала легкую тревогу, когда увидела одинокую фигуру в деревьях как раз слева от того места, где была я на изогнутом крыльце. Я тут же узнала эту фигуру. Высокий, худой и смертоносный. Что-то блеснуло, и внезапный холод, который я почувствовала, заставил воздух снаружи казаться в сравнении с ним мягким. Это было отражение солнца от металла.

Без очевидной спешки, я повернулась и направилась к двери, сосредоточив всю волю на то, чтобы не допустить ускорения пульса. Такой звук для вампира все равно что крик от страха. Пока я шла, я задумалась, смогу ли я уклониться от пуль достаточно быстро, чтобы избежать попадания в какие бы то ни было жизненно важные органы. Но скорее всего, Док будет целится мне в голову. Зачем ему целиться в что-то другое?

Дверь отворилась прежде, чем я дошла до неё, и с моей стороны дверного проёма возник Влад, как раз на пути любых встречных выстрелов. Не припомню, когда ещё я была столь рада его видеть.

Спасибо, послала я ему, воздержавшись от последнего взгляда через плечо, хотя мне этого хотелось.

"Снаружи подмораживает," сказал он, насмешливо скривив губы. "Замёрзнешь насмерть."

"Держись от Дока подальше, Котенок", начал Кости, как только мы оказались в нашей комнате и я рассказала ему, что произошло.

"Ты должен просто схватить его и выпытать всё, что он знает," прошептала я, злясь на себя за то, что выставила себя прекрасной мишенью.

"Да, ну, это заняло бы больше времени, чтобы пытками вытрясти это из него, чем быть терпеливым и ждать пока он сам проболтается," сказал Кости с обдуманной угрозой. "Поверь мне, если бы это был вопрос предпочтений, ты знаешь мой ответ.

Да, у меня есть очень хорошая идея. Если у меня не разыгралось воображение, то я была уверена, что он мог бы организовать демонстрацию для того, чтобы это впечаталось в мою память. Всякий раз, когда мы покидали эту комнату, он представлял свою маску веселого забвения во всей красе. Оказавшись внутри, он шарахался от Кости как от прокаженного. Он тер висок почти с нетерпением. Однако каким бы головорезом он ни был со мной, безусловно это было хуже для него же самого.

"Ты должно быть сходишь с ума, желая хотя бы минуту покоя и тишины,"- сказала я." Я имею ввиду, что для тебя никогда не бывает тихо, правда? Или ты слышишь шум от людей которые тебя окружают, или загаженный грохот в моей голове".

Он улыбнулся с оттенком горечи.

"Не волнуйся, любимая. Я уже получил немного полной тишины не так давно. И заплатил за неё чрезмерно высокую цену, если тебе интересно."

Он сел в кресло с высокой спинкой, стоящее возле кровати. Красный бархат, красное дерево, позолоченная резьба - вероятно, подлинный Людовик Восемнадцатый. Кости хорошо в нём смотрелся, так же красиво и изящно сложенный.

Я села на пол и положила голову ему на ноги. "Это не твоя вина," сказала я мягко и вслух, чтобы он мог услышать и слова, и интонацию.

Он вздохнул. "В таком случае, чья она, Котёнок?"

Все, что я могла бы ответить просто вылетело из моей головы. Кости повалил меня на ковер и накрыл меня прежде, чем мое сердце издало хотя бы один удар. Нет, это произошло не от переизбытка страсти. А из-за внезапной вспышки выстрелов.

Он потащил меня в ванную, рявкнув перед этим, "Оставайся здесь", и исчез в расплывшемся пятне. Его быстрота на самом деле заставила меня дрожать с секунду, прежде чем я проигнорировала его указания и последовала за ним. Ни в коем случае я не стану отсиживаться в ванной и надеяться на лучшее. Док использует только серебряные пули. Это будет столь же опасно для Кости, как и для меня.

Не утруждая себя спуском по лестнице, я перепрыгнула три этажа вниз и последовала по направлению за другими проносящимися телами, не говоря уже о шуме. Пролетел еще один ряд пуль, слишком быстро для меня, чтобы посчитать, сопровождающихся выстрелами, которые оторвали мои ноги от земли, и я нырнула вперед. Шум шел из подвала ниже, и голос, который издавал крики, был голос Тейта.

Я пронеслась мимо других вампиров, мчащихся по узкому коридору, и проникла через разрушенную дверь, мчась прямо на человека, который поднял нож, когда я врезалась в него. Сила моей скорости откинула нас обоих на стену сделанную из бетона. Прежде чем я позволила себе подумать, я вонзила один из моих серебряных ножей в фигуру, карабкающуюся прочь. У меня не было времени подумать, какую его часть я пронзила, или какого черта он не Док, потому что он выдергивался. Также быстро мои ноги были вытащены, и меня выдернули из новой дыры в стене.

Сквозь панические вопли Тейта: "Кэт! Кэт!" я слышала холодный голос Влада.

"Ты держал взаперти не того человека, Кости, и обязан Кэт своей жизнью."

"Котенок, ты в порядке?"

Кости и Док схватились таким образом, что я потеряла дар речи. Или, может быть, всему виной было это запоздалое головокружение от столкновения моей головы с монолитным бетоном. Я ощутила немного крови из моего лба и взялась за руку Спейда, который помог мне встать на ноги. Небольшая комната была плечом к плечу с людьми.

"Я в порядке" выдавила я. "Он собирался заколоть тебя."

"Нет, Док собирался снова подстрелить Рэттлера, не так ли, приятель?"

Кости спросил с ласковой угрозой, когда он крепче его сжал. Я вздрогнула и инстинктивно выпрямила свой позвоночник. Док не мог: он согнулся в противоположном углу. Кости сложил его как двусторонний бутерброд.

"Кости!" Он поднял глаза от резкости моего тона. "Рэттлер собирался ранить тебя."

"Она права," сказал Тейт, натягивая кандалы. "Он нанес удар Аннет, она в порядке?"

"Она у меня:" ответил Менчересс с наружной стороны решетки. "Зеро, сходи за людьми. Ей нужна кровь. Аннет, не шевелись. Будет больно ..."

На фоне остального шума ее низкий, болезненный голос глубоко трогал. Это была неясная речь, но слышимая, и все замолчали, тогда ее слова стали ясны.

"... Криспин ... это был Рэттлер...а-а! Господи, это мучительно ... Док выстрелил в него ... когда тот ударил меня ... чертов клинок еще там, Менчерес, я не могу вынести это, чтобы посмотреть ... "

Кости выпустил Дока. Влад держал Рэттлера крепкой хваткой, одна рука была на серебряном ноже, что я засадила ему в грудь, который находился очень близко его сердцу. Кости проталкивался через людей в ограниченном пространстве, пока не оказался в коридоре, стоя на коленях перед съежившейся фигурой Аннет.

Не двигайся, сладкая," сказал он с успокоительной интонацией , как ребенку. " Вот, чувствуеш мою руку? Все почти закончилось, сожми её покрепче..."

С аккуратной деликатностью, Менчерес потянул нечестивого вида серебряный нож из груди. Лазерный луч должен был быть неспокойным. Причина его осторожности была очевидна - она была проткнута прямо в сердце и любые движения прикончили бы ее. Я задерживала дыхание, пока не был преодолен последний дюйм груди, потому что несмотря ни на что, я восхищалась Аннет. Когда нож был вынут, и она вскрикнула от боли, садясь, я снова вдохнула. Казалось, что тоже сделали даже те, кто не дышит.

Зеро вернулся, ведя под мышкой подростка с широко раскрытыми глазами. Кости передвинулся, чтобы молодой человек мог расположиться рядом с ней, и в следующий момент Аннет прильнула ртом к нему. Ее рука все еще была переплетена с рукой Кости, и он поднес ее к губам, прежде чем оставить ее, и встал с мрачным намерением.

Док также сейчас стоял, его позвоночник уже исцелился в этот промежуток времени. Он подошел к Аннет, которая только что выпустила подростка с последним облизыванием ее губ. Зеро поддержал его, когда тот рванулся прочь. Я надеялась, что они имели хороший запас железосодержащих таблеток здесь.

Док выпрямился и его спина издала слышимый хруст.

"Думаю последний из позвонков стал на место. Кости, не пытайся опять играть со мной в мануального терапевта. В конце концов, я единственный профессионал в этой комнате с медицинским сертификатом."

"Ты был чертовым стоматологом, и хреновым, как я слышал. Тем не менее, ты без сомнения, самый быстрый стрелок, которого я видел где бы то ни было в какой-либо эпохе, и я буду благодарен тебе до конца моих дней." Затем Кости посмотрел на Влада. "Вытащишь этот нож из Рэттлера только тогда, когда моя жена будет вне пределах его досягаемости." Спейду он просто сказал: "Освободи Тейта."

Теперь, когда Спейд освобождал Тейта от оков, лязг железа был единственным звуком. После того, как освободился, Тейт выпрямился в той же манере, что и Док, только с гораздо меньшей любезностью за грубое обращение с ним.

"Говорил же тебе, что это не я."

"Я знал, что ты подозреваешь меня," сказал Док. "Извини, если я заставил тебя чувствовать себя не комфортно сегодня утром, Кэт, но Рэттлер прятался за домом следя за тобой. Он знал, что я видел его, и это довело его до отчаяния. Я последовал за ним сюда как раз вовремя, чтобы увидеть как он наносит удар Аннет. По крайней мере, мои пули удержали его от того, чтобы прикончить ее.

Кости положил руку на плече Дока. “Забери Аннетт отсюда, и еще раз, я глубоко тебе благодарен."

После того, как они оба ушли, Кости обратился к Владу с холодной улыбкой. "Пожалуй стоит заполнить это вакантное место на стене, не так ли?"

Появилась соответствующая улыбка на устах бывшего князя, когда они приковали Рэттлера в те же кандалы, которые удерживали Тэйта.

"Ты должно быть голоден", сказала я Тейту, который пошел в мою сторону, как только был освобожден. "Здесь еды полно, поверь мне. Пусть кто-нибудь покажет тебе."

Тейт потер руки, будто до сих пор чувствовал те кандалы, въедающиеся в них. "Это подождет. У тебя рана на голове кровоточит."

" Я о ней позабочусь."

Связав Рэттлера, Кости подойшел ко мне, прижавшись губами к ране у моей короны.

“Ты, возможно, расколола свой череп как яйцо, разбив о ту стену, уже не говоря о риске быть застреленной. Тупоголовая женщина, по крайней мере оказалось, что твое упорство хорошо защищено толстым слоем кости. Благодарить ли мне тебя за твое опрометчивое игнорирование моего приказа остаться наверху?”

"Нет," сказала я с лёгкой улыбкой.

Кости поставил меня обратно, вытягивая нож из штанов. "Я буду. Обещаю."

Он порезал ладонь и положил её на мою голову. Кожа начала покалывать, и в одно мгновение рана зажила. Он чмокнул меня и отпустил, затем повернулся к вампиру, который был в центре внимания.

"Почему?"

Вопрос был задан с нотками угрозы наказания и болью от предательства. Раттлел потупил взгляд.

Спейд настолько сильно ударил Раттера локтем в грудь, что половина руки в ней изчезла.

"Тебе задали вопрос, Вальтер!"

Уолтер, он же Раттлер кричал от боли даже тогда, когда Кости положил руку на Спэйда.

"Все нормально, приятель. У него будет шанс сознаться во всем даже без кровопотери." Потом он обратился к Раттеру с гораздо низким тоном.

“Ты знаешь, как это делается. Независимо от того, каким храбрым ты себя мнишь, каждый ломается в конечном счете. Поэтому ты или подробно рассказываешь когда, почему, и как ты вступил в компанию к Патре со всеми твоими конечностями и кожей, присоединенными … или с новыми частями, отрастающими с такой же скоростью, с какой мы сможем отрывать их.”

На этот раз подобное мрачное заявление не заполняло меня ни малейшим граммом сострадания. Это было все, что я могла сделать, чтобы не кинуться на Рэтлера и начать разрывать его на части только для явного удовольствия от этого.

"Это было из-за денег?" шипела я. "Всё, что она обещала - золото и славу? Если это так, то ты просто жадный?"

"Мне плевать на деньги." Не понятно, к кому из нас с Кости он обращался; Рэттлер смотрел на нас обоих. "Я сделал то, что сделал, ради любви."

"Ради любви?" переспросила я. "Ты влюблён в Патру? Тогда ты тупой, как вы%банная дырка от жопы."

"Не в Патру. В Вивьенн."

"Патра убила Вивьенн, зачем ты-" начал Кости и замолк. Он покачал головой со звуком, который был слишком бездушным, чтобы называться смехом.

"Ааа, понял. Всё это время? Ты мне сказал, что Вивьенн была убита несколько месяцев назад. Я горевал вместе с тобой, мерзавец, и всё это время ты выжидал, когда тебе подвернётся шанс!"

Все стало на свои места. Я вспомнила взрыв в доме Менчереса, вызванный вампирами, которые превратили себя в ходячие бомбы и все ради тех, кого Патра похитила заранее. Оказывается, Патра сделала то же самое с Рэтлером, похищая кого - то, кого он любил, чтобы заставить его предать Кости. Каким действительно мерзким человеком была Патра. Если такое возможно, я возненавидела ее еще больше.

"Как ты узнал, что Вивьенн до сих пор жива?" спросил Кости.

Казалось, Рэттлеру ещё больнее, чем было тогда, когда Спейд избил его.

"Потому что каждую неделю Патра звонила мне... и давала послушать её крики."

Кости стал вышагивать короткими, мелкими шагами.

“Я только сказал ей о поезде,” продолжал Рэтлер. “Я не имею никакого отношения к нападениям на твою жену. Ранее я собирался схватить Кэт и угрожать убить ее, если ты не убил бы себя на моих глазах, но Док видел меня, и я знал, что он застрелит меня прежде, чем я смогу захватить ее. Поэтому я пришел туда, где ты держал другого единственного человека ради которого Жница подвергнет себя опасности, но я проиграл. Я знаю, что ты накажешь меня как пример, но все же я прошу …”

"Как ты смеешь о чём-либо меня просить?" Резко.

"Я не уповаю на мягкость. Я знаю, какая участь меня ждёт, но прежде, чем ты это сделаешь... Кости, родитель мой, прошу тебя простить меня."

Кости остановился. Повисла тишина. Затем он встал напротив Рэттлера.

"В 1867-м я стал твоим другом. Пять лет спустя я обратил тебя, и как называется худшая вещь, которую ты сделал за свою бытность вампиром?"

Рэттлер отвёл взгляд. "Измена своему родителю."

"Правильно. Ты совершил худший из всех возможных в глазах нашего народа поступков, и ещё просишь у меня прощения. Знаешь, что я тебе на это скажу, Вольтер Танненбаум?"

Кости все еще заканчивал, и это должно было стать моим предупреждением. Возможно это были последствия того, что я пробила головой твердый бетон, которые замедлили меня, или, возможно, он двигался слишком быстро, обгоняя даже Спейда и Влада, поскольку они пробовали блокировать его.

"Ты его получил."

Нож, которым он рассёк свою ладонь, по-прежнему был в его руке. В ожесточённом провороте он вошёл в сердце Рэттлера, пока Кости произносил те слова.

На долю секунды их глаза встретились, я бесполезно повисла на руке Кости и крики протеста, доносящиеся от зрителей, затем я поклялась бы, что видела улыбку Рэтлера. Она умерла в следующий момент вместе с ним. Его тело резко упало, и на моих глазах его кожа начала увядать.

"Зачем, Кости?"

Теперь я была той, кто задал ему этот вызывающий вопрос. Он повернулся ко мне лицом.

"Затем, что на его месте я бы поступил так же, и теперь у него есть моё прощение."

В неудобный момент повисшего молчания я заговорила. "А моего - нет."

Только боль в его голосе не дала мне закричать на него. Вместо этого, как раз в его манере, я стала спокойнее.

“Я слышала, как сука смеется, когда она сказала мне, что убила тебя. Затем видела ее лицо, когда она благодарила меня за то, что все это моя ошибка. Разве я не достойна какого-нибудь возмездия? Разве моя рана не кровоточит наравне с Рэтлером? Это, возможно, было милосердно, но это было неправильно, Кости. Ты учил меня этому. Независимо от того, насколько ты сочувствовал Рэтлеру, ты не должен был убить его. Я отдала тебе Макса. Ты должен был дать мне Рэтлера.”

И с этими словами я покинула тесную комнатку, другие вампиры расступились, давая мне пройти.



ГЛАВА 29

Так как Кости симулировал слабость до обнаружения предателя, он не проводил много времени с заключенным, хотя он помогал захвату в засаде поезда Анубуса, заместителя командующего Патры. Фактически, Анубус пришел в негодование из-за возвращения Кости, хотя я уверена, что он не жаловался на нехватку его внимания. Фактически, он почти казался удивленным увидеть кого-то в своей клетке.

Я также видела его впервые, так как не учитывала тот первый раз, когда Ян, Родни, и Спейд вернулись с ним и без Кости. Анубус был высок для египтянина, более чем шесть и три, у него были длинные прямые волосы и явное хвастовство своего наследия. Его отношение было далеко от отношения заключенного, ждущего беспощадного приговора. Он казался почти расслабленным, даже при том, что был вварен в стальную стену, с которой он свисал.

Его мрачный взгляд оценивал меня так же, как и мой оценивал его. Холодно. Первые проблески смущения пришли, когда я отошла в сторону, позволив ему увидеть человека, который шел позади меня.

«А, привет, Анубус. Вот это да, в последний раз мы с тобой виделись лет так пятьдесят назад. Помнишь, я как раз встретил ту очень современную девчонку, которая пригласила меня к себе и была такой скучной в постели, что чуть не довела до импотенции. Не смотрите так, за все время она двинулась подо мной только один раз, а мы занимались сексом часами, не так ли? Если бы в матрасе была дырка соответствующего размера, то готов поспорить, что мы с моим «дружком» провели бы время куда более интересно…»

Что было дальше мы не услышали – слова утонули в гневном рыке. Я

сдерживалась, чтобы на лице не было заметно все, что я думаю о словах Кости. Кости предупредил, какие методы он будет использовать, чтобы понукать Анубусом, поскольку он считал Патру богиней, но я настояла на своем присутствии. И представьте себе, он не шутил, когда говорил, что это будет достаточно красноречиво, чтобы сломать вампира.

“Заткнись, мразь! Я не могу поверить, что ты все еще жив, но это не на долго. Весь огонь ада - больше чем ты заслуживаешь.”

«О, нет,» - расхохотался Кости. «Она что за все это время даже не дала тебе попробовать себя на вкус? Это к лучшему, дружище, уж поверь мне. Посредственность – это самое лестное описание, которое я могу дать тому, что находиться между ног у этой женщины. Это заставляет меня задаваться вопросом, почему Менчерес оправдывал такую фригидность у женщины, но думаю любовь может быть слепа ко всему. Я бы наверное свихнулся, если бы это была моя жена. У меня есть настоящая женщина, во всех смыслах этого слова.» Кости выдвинул меня вперед. «Даже во сне она более чувственна, чем эта глыба египетской глины, которой вы поклоняетесь. Патра знает, что рядом с ней, она просто бледнеет. Разве не поэтому, она так старательно пыталась убить мою жену? Не потому ли, что она знала, никто не пойдет за ней, если рядом появиться Кэт?»

“Вы все умрете,” рычал Анубус. “Патра - перевоплощение Айсис и богини этого мира. Она правила в течение более чем двух тысяч лет и она не может быть остановлена насекомыми, которые ничтожнее саранчи!”

«Тебе нужно прилечь, приятель,» - любезно заметил Кости. «Она ведь даже не позволяла вам ублажать себя, не так ли? Она хочет, чтобы ее стражи были чистыми и прочая подобная фигня, правильно? Твои раздувшиеся шарики сильно давят на мозг, а? Когда ты в последний раз видел голую женщину? Это было до или после того, как перевоплатили Константина?»

Такое вербальное сдирание кожи было достаточно необычным занятием, но он сказал, что это будет того стоить. Ян, Родни и Спейд уже испробовали другие средства, и не одно из них нельзя назвать приятным, но Анубус утверждал, что он не знает ничего, что могло бы быть полезным для них. Думаю, что для него описанный секс с Патрой из уст Кости был равносилен тому, как кто-нибудь будет рассказывать Папе Римскому о том, как он отжарил Деву Марию. Патра определенно не была целомудренной, но если у нее и был секс, кроме известного мне - с Кости например - то она это не очень-то афишировала. Она была известна тем, что объявила себя божеством. Многие из ее людей буквально поклонялись ей. И Анубус определенно подпадал под эту категорию.

«Ты еще не вспомнил? Мои руки на Патре, мммммм, как много раз по утрам

ты себе это представлял? Лежать с открытыми глазами, желая убить меня за это, и спустя все это время, осознать, что для меня это значило…ровным счетом ничего.»

О да, мы полностью завладели его вниманием. Глаза Анубуса сверкали

зеленым. «Ты даже не достоин того, чтобы тебя принесли ей в жертву.

Патра легла с тобой, чтобы тебе вынесли смертный приговор, но Менчерес и в этом ее подвел. Она должна была позволить мне еще той ночью убить тебя, как того хотел я.»

Кости снова засмеялся, но тише.

"Думаешь, она была первой женщиной, которая соблазняет меня в надежде, что это приведет к моей гибели? Даже и близко нет. Этой хитростью меня пытались взять и раньше, и потом. Так что нет, прости, это не причина того, почему Патра была никакой в постели. Это потому что она мошенница, подделка, и самое глупое в её лжи - и одежде - она не представляет из себя ничего, кроме гадкой девчонки с манией величия с такими же идиотами, которые её окружают."

"Смерть идёт за тобой," взревел Анубас, теряя всё самообладание. "Она призвала это, и это найдёт тебя и поглотит в неутолимом голоде-"

И тут он умолк. Мне не нужно было видеть улыбку Кости, чтобы почувствовать её. Он выпрямился и вся насмешливость слетела с него. Лицо Анубаса снова стало пустым, но было уже слишком поздно. Тебе пи%дец, дружок, и ты это знаешь.

"А сейчас, приятель," сказал Кости, подходя к Анубасу и без видимых усилий втыкая палец тому в лицо. "Что ты хочешь этим сказать?"

"Откроем шампанское или подождём, пока мальчики закончат?" спросила Дэниз.

Мы сидели в гостиной, оформленной с использованием тонов земли и позолоченных частей антикварной мебели. Массивный стол казался вырезанным из цельного огромного дерева. Его украшали различные блюда, расположенные на медных и серебряных подносах, но никто не притронулся к еде. Я барабанила пальцами по полированной поверхности стола, подняв взгляд после её вопроса.

"Хммм? Ааа, продолжай, хлопни пробкой. Они скоро подойдут."

Причин, по которым я находилась здесь, а не внизу, было две. Первая заключалась в моём нежелании оставлять Дэниз и маму на празднике в окружении незнакомцев, а вторая - хоть Кости и не попросил меня уйти, я знала, что он не хочет моего присутствия внизу. Поскольку теперь они знали, что Анубас что-то скрывает, а не просто выказывает неосведомлённость, нужно было вывести его на чистую воду. Меня беспокоило то, что Кости, казалось, всё ещё думал, что мои чувства к нему изменятся из-за того, что я вижу его таким, а я не хотела, чтобы он отвлекался на меня. Не тогда, когда наши жизни могут зависеть от того, как быстро он получит от Анубаса информацию.

Дэниз налила шампанского. "Эта дрянь бесподобна," восторгалась она. "Подруга, это офигенное место. Ты видела весь выбор бренди? Мне понадобится новая печень, если мы останемся здесь надолго!"

Её жизнерадостное настроение заставило меня улыбнуться, но слегка вымученно. Нет, она даже не подозревала, какие отвратительные вещи сейчас происходят внизу. Хотя, если вы будете долго находиться среди вампиров, то, думаю, узнаете. Это не только веселье и марочные вина.

Вместо этого я сказала, "Наливай. Два часа до полуночи, можем начинать вечеринку. В последнем докладе Зиро поведал, что процесс пошёл, что бы это ни значило."

Пока Кости, Менчерес, Спейд, Влад, Родни и Ян развлекались внизу, Так-Так и Зиро были нашей охраной. Чёрт побери, мы даже не можем ушибить палец без того, чтобы один из них не прыгнул, чтобы предотвратить это.

"Снег перестал идти," заметила моя мать. "В конце-концов, вам это видно из окна. Жду-не дождусь уйти из этого скучного места - и, к слову, я не хочу ждать дольше."

Ох, опять она за свое. Некоторые новогодние желания никогда не сбываются.

Я вздохнула. "Если тебе не нравится находиться среди вампиров и гулей, то представь, как тебе не понравится находиться среди вампиров и гулей Патры".

"Я не ребенок, Кэтерин", резко ответила она, как обычно. "Не надо так со мной разговаривать".

Напряжённость предыдущих дней настигла меня, даром что я узнала всех людей лучше.

"Ты не ребенок? Это новость, учитывая, что большую часть моей жизни ты ведешь себя именно, как ребенок".

В ответ на мою реплику у Дэниз отпала челюсть. Она выпила шампанского, усаживаясь обратно на стул, чтобы лучше видеть.

"Ну, все", гневно заявила моя мама. "Я ухожу!"

Ну почему я просто не могу научиться держать язык за зубами? Со смирением я последовала за ней, когда она прошествовала ко входной двери, схватив пальто.

"Мам, будь благоразумной. На улице около минус пятнадцати, замёрзнешь насмерть. В любом случае, куда ты собираешься?"

"С меня достаточно всего этого", выпалила она. "Иди сюда, делай это, стой смирно, глупая маленькая смертная, уловки для детей! Ну, меня таскают за собой из чувства вины."

Говоря эту тираду, она оттолкнула меня и пошла на газон. Я не остановила её, потому что не хотела, чтобы она мне врезала, а также чтобы наш разговор не получил огласки. Гостинная определенно была не местом для семейных разборок.

"Ты ошибаешься, мама," сказала я, пытаясь не обращать внимание на пронизывающий ветер. Я даже не потрудилась одеть пальто, и холод пронизывал меня через мой свитер и брюки. "Можешь ли ты быть занозой в заднице? Да. Хочу ли я, чтобы тебя не было в моей жизни? Конечно нет. Теперь, давай вернемся, правда, здесь холодно..."

"Пойду к ближайшему дому, улице, городу, да чему угодно," огрызнулась она, всё никак не успокаиваясь.

Мы дошли до деревьев. Выпавший снег серебрился в лунном свете. Мое дыхание превращало воздух в шлейф дыма. "Вокруг нас пустошь, по крайней мере, миль так на двадцать", спокойно сказала я. "Поверь мне, я знаю. Менчерес разумно выбрал это место. Ты не можешь пойти прогуляться, потому что вернулась назад из-за гипотермии уже к 5-ти. Мы в центе жопы, и поверь мне, здесь вокруг ничего нет..."

И потом я остановилась, застыв на месте, но не от температуры. Моя неожиданная уступка помешала ей сделать ещё один шаг. Она сердито посмотрела на меня перед тем, как на моем лице вообще исчезли все эмоции.

"Что?" прошептала она.

"Шшш."

Она едва могла это услышать, но для меня это было слишком громко. А затем опять: наши сучарые гости на последних пятидесяти ярдах вели себя не очень тихо. На таком расстоянии шаги были неслышны, но их шума хватило, чтобы они растревожили ночную тишину.

Я прищурила глаза, сосредотачивая всю свою энергию на тех звуках. Никакого биения, никакого дыхания, но также и никакого чувства вторгающейся власти. Они двигались медленно. Целая адская партия. Почему я ничего не чувствовала? Каждый вампир или гуль излучали ауру власти, но не было ничего. Чем нах%й они были?

Не дожидаясь ответа, я подхватила её на руки и побежала к дому. Зиро и Тик-Так уже были в дверях, предчувствуя проблемы из-за моего быстрого темпа.

"Бегом все вниз," рявкнула я, подталкивая свою мать в том направлении для убедительности. "Что-то идёт."

"Что?" начала Дениз, вставая с кресла.

Рэнди оказался быстрее, подходя к ней и поднимая её. Зиро указал на лестницу, как всегда вежливо, но быстро.

"Поторопитесь, пожалуйста."

Когда моя мать не сдвинулась с места, я стрельнула в неё взглядом. "В сознании или нет, ты идёшь с ними."

Она что-то пробормотала, но пошла за ними с расправленными плечами.

"Тик-Так," выдохнула я, по-прежнему напряжённо прислушиваясь к этим силуэтам. "Найди Кости и остальных."

Через две минуты пришёл Кости в сопровождении Спейда и Родни. Я проигнорировала покрывающие его разводы и указала на окно.

"Ты их слышишь? Я ничего не чувствую, но их там много. И направляются они прямо сюда."

Кости прищурился, глядя в темноту, его глаза мерцали зеленью. Через несколько секунд он хрюкнул.

"Тоже не могу ничего почувствовать, Котёнок, но топчутся они как стадо слонов. Чем бы они не были, но это не люди. Чарльз?"

"Понятия не имею, Криспин. Ни малейшего."

Родни окинул Спейда мрачным соглашающимся взглядом. "Поддерживаю."

"Хорошо." Кости хрустнул пальцами, его глаза стали сплошь зелёными. "Давайте встретим их. Нам потребуются ножи, мечи, арбалеты, пушки... и быстро. Некоторые из них звучат так, будто возглавляют стаю. В ближайшее время мы узнаем, как это называется."

"Почему бы нам просто не слинять?" спросила я по дороге в арсенал.

"Потому, что вертолётов на всех не хватит, а если взять машины, можно угодить в засаду. Мы дадим отпор, любимая. Обманем их ожидания. На данный момент, у нас есть готовый к вылету вертолёт, просто на всякий случай. При необходимости, можно вывезти в безопасное место тебя, твою маму, Дэниз и Ренди."

"Я не оставлю тебя," сказала я. "Ни по какой причине."

Кости издал успокаивающий звук, в то время как надевал около двадцати килограммов серебра. "А теперь, Котёнок, они люди, и поэтому их легче убить. Остальные из нас способны-"

"Х%й тебя, даже не надейся." Тем же рассудительным тоном, что и он. "Хуан умеет управлять вертолётом, и я сильнее его, поэтому он будет лучшим выбором, если их эвакуация станет необходимостью. И если ты всё ещё подумываешь о том, чтобы вырубить меня и погрузить в вертолёт, я вернусь к работе на полный день, на таких условиях, что ты поседеешь ещё больше."

Кости поцеловал меня быстро и неистово.

"Чёртова женщина. Придумала, как самой читать мысли, да? А теперь, переоденься в подходящую одежду. Твой свитер слишком сильно сковывает движения."

Я просто сняла его, оставшись в лифчике, моих тренировочных штанах и кроссовках. У меня просто не было времени пойти наверх и найти удобную кофточку. Я начала пихать в ремень серебрянные ножи, крепить их на бедра, талию, а на руки прикрепила ножи, с повышенной метательной скоростью.

"Ты не собираешься прислушаться к тому, что я сказал, не так ли?" спросил Кости, отдав мне меч. "Только знай одно, мы не знаем что мы собираемся убить, так что серебро может и не сработать. Ты собираешься замерзнуть как тогда, Котенок."

"Разве это не те проблемы, которые должни волновать тебя в последнюю очередь?" произнесла я смеясь, но получилось слишком напряженно. "Теперь я восстановилась, и это самое главное."

"Ты права." Кости стянул с себя свой свитер и бросил его на землю рядом со мной. Большинство вампиров и упырей последовали его примеру. Как только все приладили к телу оружие, при свете люстры обнаженные торсы начали блестеть. Даже когда мы это сделали, звуки шагов говорили, что они все ближе и ближе.

Менчерес спустился вниз. Я до этого его ещё не видела, но он, очевидно, услышал что происходит, потому что на нем было больше оружия, чем общей площади поверхности кожи.

"Идем на лужайку и начинаем с внешнего периметра, в случае необходимости - отступаем," сказал Кости. "Зиро, ты собирешь людей, и ведешь их в камеры в подвале, так как в них им будет безопаснее. Не стесняйся, можешь использовать физическую силу против тех, кто будет сопротивляться, особенно её матери."

Я бы ответила как-нибудь неприлично, но на это у нас не было времени. Мы вышли и распределились по всему периметру дома. Когда мы были на улице, то использовали ручные сигналы, вампиры и упыри двигались с такой скоростью, что любой военный предводитель желал бы заполучить их в свою команду. Конечно, они были умнее многих военных лидеров. Практика постоянно усовершенствовала их навыки.

Я дрожала из-за холодного ветра. Да, было очень холодно, но мороз не убьет меня, и о переохлаждении мне стоило не волноваться. Я же полукровка, так что моя кровь не должна замерзнуть. Однако, это не остановило меня от сожаления, что мне могло быть вообще пофиг, как моим товарищам, если бы я была вампиром. Возможно, вампирам и упырям холод не нравился, но я была одна из всей компании, у кого стучали зубы.

"Все нормально, Пушистик?"

Кости задал этот вопрос, не отводя взгляда от деревьев перед собой. Мы находились в мёртвой зоне перед домом, и надеюсь, что название не окажется пророческим.

Я всё-таки сжала челюсти. "Это пройдёт, когда всё начнётся."

Что-то двинулось ко мне. Не говоря ни слова, Тейт скользнул ко мне, отодвигая плечом Спейда.

"Оставь его," вмешался Кости, когда Спейд уже было оттолкнул его обратно. "Для этого он хорош."

Вероятно, Тейт собирался что-то ответить, я этого никогда не узнаю. Его рот открылся... но когда первое из таинственных очертаний показалось между деревьями, его реплика так и не прозвучала. Кости застыл, став таким же холодным и твёрдым, как любая из сосулек на крыше. Спейд тихо зашипел, а кто-то бормотал что-то, напоминающее молитву.

"Боже милостивый," прошептала я, леденея изнутри. "Что это?"

Ответил Менчерес, подходя сзади и повышая голос, чтобы быть услышанным на фоне внезапного рычания существа, когда то побежало, бесстыдно щёлкая пастью из-под полусгнивших губ.

"Это," ответил он, "смерть."



ГЛАВА 30

В старых фильмах зомби выглядят почти комично. Более новые фильмы показали их лучше — безумно выпучинные глаза и плоть, висящая на разлагающемся каркасе скелета, скрученном от голода. Некоторые были более расчленены чем другие, в некоторых местах виднелись кости, поскольку они продвигались вперед. Но всех их объединяло одно: они были голодны, а мы были пищей.

Когда стал виден первый из них, лицо Менчереса стало ошеломленным, как и у всех нас. Однако, после его загадочных слов, он начал изрыгать проклятия в манере, столь непохожей на него, что тем самым отвлек мое внимание от орды, надвигающейся на нас.

"Никогда в своем грязном воображении я не представил бы, что она сделает это," закончил он. "Она заплатит за это, возможно не мне или вам, но однажды, ей придет счет за этот поступок."

Это прозвучало не в очень хорошем тоне. Фактически, это походило на эпитафию.

Кости с усилием пожал плечо Менчереса. "У нас нет времени обсуждать план мести. Их..." - короткий кивок в сторону толпы, которая была от нас в двух десятках метров. "... можно убить?"

Стекляное выражение глаз и жесткие черты Манчереса пропали. Он накрыл своими руками руки Кости.

"Нет."

Единственное слово было произнесено без каких либо эмоций. Менчерес выглядел потерянным даже когда сжал руку Кости, а после - отпустил.

"Их нельзя убить," продолжил он, вынимая из ножен саблю. "Они не чувствуют боли и им не нужны глаза, чтобы видеть нас. Они найдут нас, подчиняясь её воле."

Он шагнул вперед, скомандовав, чтобы все держались позади. Существа, стоявшие в нескольких футов от него, двигались с ужасающей скоростью. Казалось, чем ближе он к ним, тем быстрее они росли в теле. От них шел ужасный звук хрюканья.

"Их подняли из земли," продолжил Менчерес, обходя одного, "и они не вернутся назад, пока заклинание не будет снято. Мы не можем убежать. Каждая могила в радиусе ста километров пуста, потому что все мертвые пришли за нами, и они будут убивать всех на своем пути."

Его меч двигался так быстро, что я не могла за ним уследить. С недоверием я заметила, что существо прыгнуло к нему с почти такой же скоростью. Где же их ёб%ная шаркающая походка? Вот дерьмо!

Менчерес рубил эти самые неясные очертания. Куски зомби начали летать во всех направлениях, так как его лезвия неожиданно догоняли их в невероятном темпе. "Мы должны сдержать их и найти объект, который она использовала для этого заклинания", - продолжил он в том же духе. "Это должно быть что-то ее, возможно, один из заключенных несет или Раттлер. Если мы найдем это и уничтожим, они погибнут. До тех пор, независимо от того, какой ущерб им нанесут, они не могут упокоиться".

То, что он имел в виду, с тошнотворным видом предстало, как он и говорил. Матерь Божия, даже конечности, которые он разорвал, ползли в нашу сторону. Обезглавленное тело споткнулось, и неприкрепленный череп стал жевать с демоническим упорством ногу Менчереса, пока он не пнул его прочь. Вот это было страшно. И все же, существа были, безусловно, менее опасные, когда они были расчленены. Может быть, у нас есть шанс.

"Отправь троих обратно в дом для поиска", - выкрикнул Менчерес, кружась для перехвата нескольких фигур по мере их приближения. "Вероятно, это будет что-то маленькое, что легко упустить. Нужно уничтожить это любыми способами".

"Тик-Так, Аннетт, Зиро, бегом," приказал Кости, махнув головой, вытаскивая свой меч.

Они бросились обратно в дом без промедления, все кроме Аннет. Я видела, как она остановилась и пристально посмотрела на Кости прежде исчезнуть в доме. Я посмотрела на него по той же причине, что и она. С мыслями о том, что это последний раз, когда я его вижу.

"Если бы я подумал заранее, ты послушалась и пошла бы внутрь", - он чуть вздохнул. "Все же я лучше знаю. Я люблю тебя, Котенок. Нет ничего на земле или под ней, что могло бы это изменить".

У меня не было времени ответить ему, да и это было и не так важно. Каждая фибра во мне кричала вернуться к нему, когда он громким голосом обратился к сорока десяткам человек, что бы те тоже использовали свои мечи.

"Патра послала смерть идти на нас, друзья. Давайте вернем ей её с нашими поздравлениями!"

Кости шагнул вперед размеренным, смертоносным шагом навстречу новой волне мертвенно-бледных захватчиков. Четыре десятка против неисчислимых сотен? Я знала каковы наши шансы выжить.Это знали все, кто схватил клинки и двинулись с ним вперед, и я в том числе.

"Мы не беспомощны." Голос Кости никогда не был более контролируемым. Если бы я не знала его лучше, то сказала бы, что он бодрый. "Много раз в нашей жизни, мы были бессильны, но не в эту ночь. Прямо сейчас у нас есть право выбирать, каким образом мы умрем. Если ты не был хозяином ни чему другому на протяжении всех твоих дней, теперь ты хозяин этого момента. И я, например, дам такой ответ на это оскорбление, что другие будут дорого сожалеть, что увидят это, не будучи на моей стороне!"

Кости убивал с ревом, который был подхвачен каждым горлом. Мы дрожали в полуночном воздухе, обуреваемые яростной местью, и вдруг я перестала чувствовать холод. Или боятся. Я смотрела в лицо смерти раньше, черт, даже к ней стремилась. Теперь бок о бок с Кости, у меня был шанс исправить каждое плохое решение, каждое проявление трусости, и все годы сожаления. Все остальное сейчас не имело значение. В этот момент, я стала тем человеком, которым всегда хотела быть. Сильная. Бесстрашная. Верная. Кем-то, кем даже я могла бы гордиться.

Первое существо вскочило на меня, и мой меч блеснул в ответ,мои волосы развивались, так как я увернулась и разрубила.Зеленое свечение высадились на его неправильное лицо, и я смеялась, светилась от жестокого счастья.

"Видишь это? Мои глаза светятся, и я собираюсь показать тебе, что ещё у меня есть..."

Мой первый бой не на жизнь, а на смерть был, когда мне было шестнадцать. Все, что у меня было это серебряный крест с тонким прикрепленным к нему кинжалом, и я даже не знала убьет ли это вампира. Это очевидно убило его, и с тех пор я продолжала убивать. Я побывала в сотнях битв с той поры первой битвы, но ни одна из них, ни одна, никогда не была такой.

Слава Богу было темно. Светящиеся зеленым глаза вампира сделали их отличными от зомби, которые продолжали струиться из леса во всех направлениях. Упырей было немного сложнее отфильтровать, но впрочем их здесь было лишь около десяти. Вы просто не представляете, как чередующаяся фигура может появятся за следующей, когда твой взор был постоянно забрызган кровью, мясом, или летящими кусками сгнивших конечностей. И конечности были везде, отвратительные части ползали по земле, одинокие пальцы извивались, как пиявки на теле, или все еще украшали монстров, которые продолжали выходить из лесу.

Я была в безумном бешенстве от убийств, рубая по всему, что продвигалось мимо меня. Наступило психическое онемение, заставляя меня забыть о моих собственных ранах. Мои руки, плечи, ноги - все части моего тела были прожеванными. Я даже не был уверена, была ли я все еще одета; все, что я видела, было красным от гнева и крови в моих глазах. Поэтому соответствующие изумрудные огоньки, исходящие от моих товарищей были так полезны. По крайней мере, когда я увидела их, я знала, что я была не одна. Я, конечно, чувствовала себя одинокой, окруженной лишь обезумевшими зомби, крики смешивались в сплошной белый шум, а также непрерывное рассекание моим мечом незыблемой силы ходячих мертвецов.

У Влада было преимущество. При достаточном времени, он мог схватить зомби и испепелить их. Они бегали вокруг, как ужасные факелы, что впрочем от них и осталось. Тем не менее, казалось, ему необходимо было сдерживать их с минуту, чтобы сжечь до менее вредного состояния, что означало, что это был не самый продуктивный способ борьбы с ними.

Тем не менее, время от времени, краем глаза я видела оранжевые вспышки, слышала неописуемые крики и знала, что Влад был еще жив. Еще более важным было то, что периодически, я слышала английский акцент поверх звуков смерти и боли, призывающий всех, дразнящий существ с радостным презрением. Кости также был еще жив. Не учитывая этого, я не знала, кто был вокруг меня.

"Отступаем, отступаем!" Раздался крик. Передо мной вдруг что-то раскололось на две половины прямо по центру. Среди падающих форм показался Кости, почти неузнаваемый по внешнему виду, и я остановила свой меч на расстоянии миллиметра от него, чтобы не отрубить ему голову.

"Идём со мной," проворчал он. Он потянул меня за руку, а затем выронил её, дико ругаясь.

"Черти зло%бучие! Какого ты не позвала на помощь?"

Я не знала, что он имел в виду, и спорить было не вариантом, так как он дернул меня к груди одной рукой и начал беспорядочно рубить все, что было около нас. Мои ноги едва касались земли в раскачивающейся походке, когда я начала чувствовать тошноту. Мой взгляд перестал быть таким затуманенным, и когда мы вошли в дом и сразу пошли вниз по лестнице, я снова могла ясно видеть.

Все в доме было разгромлено. Я была смущена, так как главное сражение разворачивалось снаружи, и тогда это бы имело смысл. Не зная, что это был за таинственный объект, Аннет, Тик Ток и Зиро уничтожали все, что могли. Не осталось даже мебельного каркаса, и оставшиеся вампиры и гули проносились сквозь разгром, оттесняя омерзительных захватчиков, которые продолжали прибывать. У этого дома было три подземных уровня и только два входа в них. Дом плюс боковая пристройка. Иными словами, это значило, что у нас нет никакого выхода.

Кости передал меня на руки Тейту, который возник из кровавых останков. «Отнеси ее на самый нижний уровень», рявкнул он и отвернулся. « Мне нужно прикрыть отступление.»

"Кости, нет!" - закричала я протестующе, но оба меня проигнорировали, а Тейт схватил меня и бросился бежать вниз по лестнице. Он распихивал встречающихся людей, бормоча что-то типа «твоя рука, твоя рука».

Мы прошли дверь, где внутри, несколько напуганных лиц уставились на нас. Дети, поняла я. Они боятся. Возможно это не было обрисовано в общих чертах в брошюре «Стань закуской для вампира».

“Освободите немного места,” гаркнул он им, они мгновенно расступились, то ли испугавшись его внешности, то ли тона, которым это было сказано. он хватал им, и страх или от его внешности или от его тона сделал их быстрыми, чтобы ответить. Они толпились вместе, поскольку Тейт опустил меня на пол и вытащил нож.

“Выпусти меня, я должна вернуться туда—” начала я , и затем замолчала. О. Неудивительно, что двое из них так на меня смотрели.

“Дай мне немного крови в рот, так ты сможешь сэкономить её,” было тем, что я сказала вместо этого, поскольку я увидела свою руку. Хорошо, что это левая. Всегда левая рука, размышляла мрачно беспристрастная часть меня. Сначала её жёг Макс, теперь это. Если бы она могла бы говорить, то никогда не прекращала бы скулить.

Она висела несколькими упрямыми связями, но большую часть из этого жевали почти до крайности. Теперь я напоминаю зомби, мне пришло в голову. Некоторые из них были точной копией этого.

"Будет больно, когда излечишься," прошипел Тейт, прижимая нож и мой рот к своему горлу. "Пей больше. Я восстановлюсь."

При обычных обстоятельствах я не пила бы из него, очень или нет, но они не были нормальными обстоятельствами. Практический результат был, я должна буду быстро вернуться к борьбе быстро, потому что снаружи не делали перерыв. С этим в памяти, я зажала свои зубы к надрезу,сделанному на шее Тейта, и начала пить, кусая, чтобы держать рану открытой.

Раздался шум, и, кажется, я знала, что это, но все же отказывалась признаться себе в этом. Прохладная кровь заполнила мой рот, я глотала, чувствуя тянущую боль в руке. Верхняя часть моего тела просто завладела им, отталкивая назад, я пила кровь все сильнее. После четвертого глотка рука все еще разрывалась от боли, но уже после шестого я чувствовала просто резкое покалывание. После девятого я уже могла оттолкнуть его назад обоими руками, задыхаясь, мне уже хотелось большего, еще и еще.

Глаза Тэйта горели зелёным, когда я посмотрела на него, и это заставило меня отодвинуться от него, потому что его выражение сказало, что они были освещены не от сражения.

Я вскачила на ноги, наблюдая в изумлении, поскольку кожа повторно росла на моей руке , срастаясь назад как в сцене из кино в жанре научной фантастики.

Новая кровь, текущая в моих венах, заставила меня ощущать себя более дикой, менее человечной. Учитывая, сколько крови я уже потеряла, сейчас, вероятно, во мне играла смесь с соотношением сорок к шестидесяти, в пользу немёртвой составляющей.

"Перестань, боец," сказала я. "Нам надо убивать."

Без оглядки я кинулась вверх по ступеням, приближаясь к звукам жестокой схватки.

Вампиры были сгруппированы по залу перед посадкой, как мертвых строй. Каждый нечестивый кричал, пытаясь прогрызть себе путь закрывающийся со всех сторон. До сих пор оборона держалась, но нужно взглянуть мрачной правде в лицо . Эта баррикада не продержится достаточно долго. Все больше и больше существ все приходили.

Я бежала, чтобы присоединиться к схватке, когда столкнулась с Анетт. Её глаза были широко распахнуты и светились безумием, не видя меня, в то время как она бросилась крушить статуэтку об стену. Когда ничего не произошло, кроме образования груды битого стекла, она дико и отчаянно взвыла и вновь приступила к поиску.

"Анетт!" мне пришлось встряхнуть её, чтобы она обратила на меня внимание. "Где Тик Так и Зиро?"

Она указала в неопределенном направлении. "Тик Ток в другой части дома, Зироу пошел к Анубису, чтобы попытаться выбить из него ответы, я видела, что шестеро из тех...созданий последовали за ним и были уничтожены! Я слышала крик Зироу и попала сюда. О, Кошка, я не могу найти, не могу!"

Было и так понятно, о чём она говорила. Это место трещало по швам.

"Просто сосредоточься на этом, Анетт, мы это найдём, чем бы это ни было. Мы удержим их-"

Она толкнула меня. "Ты не понимаешь. Это во всех новостях. Могилы пусты, останки просто выбираются из них... все движется в этом направлении. Мы находимся в изолированном месте, но не полностью. Разве ты не понимаешь? Патре не нужны все они, чтобы убить нас, очень скоро она точно будет знать, где мы, потому что каждый из зомби - очеень приметный знак, указывающий на место!"

Вот де%мо! Неужели это никогда не кончится? Наше положение из ужасного становится бензнадежным. На удивление, я была более зла, чем когда-либо. Эта с%ка не должна победить. Мы - не святоши, но она во много раз хуже.

Позади меня послышался шум, исходящий из подвала. Вопли, Боже, ещё вопли. И звуки разрушения чего-то. Это оно, дошло до меня. Конец. Нет, мне этого не остановить, но зато я могу выбрать, как его встретить.

С ещё большей решимостью я протянула ей меч. "Ищи, Анетт, не важно что. Я буду убивать. Если эта бл%дь хочет нас, пусть приходит и попробует взять."

"Двигаем в нижние комнаты, братцы!" прозвучал громкий приказ. Две дюжины бойцов, оставшихся от нашего войска, начали отступать. Я пробивалась вперёд, видя, как Кости и Менчерес прикрывают отступление. Оба они рубили и полосовали в головокружительном проявлении жестокости, из-за чего они казались превратившимися в роботов. Я всегда подозревала, что Менчерес, если отбросить его вежливое обхождение, будет пугающе смертоносным. И я не ошиблась. Он выглядел, как оживший ночной кошмар.

Влад схватил меня, оттесняя назад. Его руки ощущались горячими, а не холодными, чего следовало ожидать, учитывая мороз снаружи.

"Пойдём, они присоединятся к нам вскоре," рявкнул он, толкая меня всем телом.

"Нет, я пойду туда!" Вопила я, пытаясь вырваться.

"Он один из руководителей своей линии, поэтому он там, где должен быть," последовал ответ. "Но ты пойдёшь со мной."

Его кулак нанёс твердый сильный удар по макушке моей головы. Среди внезапно появившихся звезд я нырнула под его рукой и покачнулась вперед, но он быстро ухватил меня за волосы.

Внезапно, все, казалось, стало перемещаться в замедленном движении. Влад держал меня, мои ноги выскользнули из-под меня, и прежде всего я слабо услышала другой шум, мстительный, удовлетворенный смех.

Я видела, как шесть этих существ гнались за ним, они прорвались! Сказала Анетт. И я слышала его крик...

Она говорила про Зиро, который направлялся к клетке Анубаса. Но с тех пор никто его не видел и не слышал, а Анубас ехидно посмеивался. Анубас. Цел и невредим, не смотря на то, что прикован к стене в окружении полудюжины хищных созданий, которым не составило бы труда сожрать его. Как такое возможно? Я могла придумать только один способ.

"Влад, тебе нужно прикасаться к кому-нибудь, чтоб сжечь его?"

Вопрос поразил его настолько, что он перестал вести меня. "Я должен прикоснуться к нему заранее, и это займёт больше времени, также как и усилий, чтобы поджечь кого-то, кого я не держу."

"Сложно," выдохнула я. "Но возможно?"

"А почему бы и нет?"

"Это Анубас." Я повысила голос из-за резкого скачка адреналина. "Предмет Патры на самом деле не предмет. Понимаешь? Он - натуральный троянский конь, и Кости чуть его не прикончил! Она хотела избавиться от Кости, напав из засады - когда часть наших припозднилась из-за того, что мы повезли Анубаса обратно домой. Патра знала, что мы не убьём его, кто ж избавляется от своих ценнейших заложников?"

Влад заулыбался. Он отпустил меня и развёл руки, поднимая их над головой. Кругом царил хаос.

"Он слишком далеко от меня, чтобы я мог предупредить его об ударе, но давай-ка посмотрим, что в моих силах."

"Продолжай," ответила я, уворачиваясь, чтобы освободить пространство вокруг него. "Удиви меня."

Его руки начали светиться, не красным, а голубым. Они залили прихожую жутким тёмно-фиолетовым светом. Искры посыпались с его рук, попадая мне на волосы, пока я продолжала кромсать надвигающихся зомби.

Кто-то кричал, звук был высокий и агонизирующий. Я безжалостно усмехнулась Владу, когда узнала голос.

"Ты привлёк его внимание, Драк."

"Он силён," ответил Влад напряжённо. Теперь его руки были полностью охвачены пламенем. "Должен ли я ещё раз тебе напомнить тебе своё имя?"

"Ты надменная..." всаживая в пузо щёлкающего зубами зомби, проворачивая и используя всю свою силу, чтобы разрубить его пополам, "... позёрствующая ..." не получается, оно царапает клинок, и Боже мой, эти создания такие крепкие, "... показушная дряхлая летучая мышь..." Хрясть! Это был звук удара моей головы об стену. Если мой череп не треснул, я удивлюсь. "Чего же ты ждёшь? Разве ты не крут? Это не ты та легенда, которой обещают отдать на съедение детишек, если они не будут слушаться?"

Ещё парочка зомби проскользнула мимо Кости и Менчереса, которые теперь спина к спине пытались сдержать их.

"Давай, Влад, возроди репутацию! Если ты не можешь сжечь одного египетского вампира, прикованного к стене, то как тогда тебе удалось выпроводить турок из Румынии?"

Послышался громкий раскатистый треск, какой бывает, когда коротнёт силовой трансформатор, на фоне которого нападавшие зомби попадали на пол. На них, всё ещё сохраняющих свои очертания, начала проступать грязь, покрывая их целиком, разрушая тела этих существ, пока от них не осталось ничего, кроме куч грязи. Из земли они были призваны, подумала я, в исходное состояние и вернулись.

"Получилось," выдохнула я, роняя меч и убегая в противоположном от него направлении.

"Ну конечно," услышала я его ответ, когда сильные руки подхватили меня и прижали обратно к окровавленной груди. "Я - Влад Тепеш, чего же ты ожидала?"



ГЛАВА 31

Около тридцати секунд я обнимала Кости, чувствовала его рот, прижатый к моим волосам, его руки, обхватывающие мою спину, и была по-настоящему счастлива. Затем раздался звук, глухой стон, который я услышала, несмотря на крики ликования других вампиров. Он, казалось, исходит из самых моих клеток и он, странным образом, имел смысл.

"Мама."

Я бросилась прямо по коридору в обратном направлении, как будто меня потянули за веревочку. Кости последовал за мной, но он был не так быстр, как я; не в этот раз. Я упала на колени, когда увидела ее на коленях у Дениз, которая прижимала свои руки к ее животу. Рядом с ними лежал зомби, представлявший из себя теперь только кучу грязи, и моя мать бледная как смерть.

"Нет!"

Он вырвал меня, так как я действовала, не задумываясь, беря один из моих ножей и рассекая им запястье, запрокидывая ее голову, чтобы моя кровь попала ей в рот. Лезвие проникло вплоть до кости, и красная жидкость захлестнула ее губы.

Она заткнула рот однажды и слабо глотнул, пузыри, тянущиеся вне ее рта. Я зжала ее челюсть, вынуждая ее глотнуть снова.

Дениз плакала и молилась. Кости отттолкнул её в сторону, чтобы сесть на корточки над моей матерью. Он взял тот же нож, которым я порезала себя, рассек свое запястье и поднес его к её рту, а мне поручил начать делать непрямой массаж сердца, чтобы помочь его крови распространиться по её телу.

Ослепленная слезами, я усиленно давила на её грудь. Её сердце перестало биться как раз тогда, когда Кости дал ей свою кровь. Снова и снова я давила ей на грудь в то время как Кости делал ей искусственное дыхание.

"Оно вошло в комнату," Дениз задыхалась, она тоже была ранена. "И она сразу прыгнуло на неё! Я пыталась оттолкнуть его, но оно был настолько сильное... Ну, Джастина, не сдавайся!"

Дениз так громко говорила, что мне понадобилась секунда, что бы услышать мягкое биение под моими руками. Как только моя мама закашляла, я села и слезы застилали мои глаза.

"Блудливая... тварь... отвали... от меня," прохрипела она Кости.

Я смеялась, как раз когда Кости фыркнул и откинулся назад, делая паузу только чтобы разрезать свою ладонь и хлопнуть ею по порезу на моем запястье.

"Здравствуй, Джастина. Это значит, что мы всё ещё не избавились друг от друга."

Дэниз тоже рассмеялась, а потом вытерла глаза и оглянулась вокруг.

"Где Рэнди? Разве он не с вами?"

Моя улыбка потухла. Запоздало я поняла, что Рэнди не было в комнате со всеми остальными. Отвлеченная на мать, истекающую кровью, я и думать забыла еще о чем-либо. Я взглянула на Кости, который нахмурился и уставился себе на ноги.

"А почему он должен быть с нами?" резко спросил он у Дэниз. "Было решено, что Ренди останется здесь."

Теперь и Дэниз тоже поднялась, её лицо побледнело. "Он хотел помочь отыскать то, что использовала Патра. Он сказал, что не покинет дома. Его нет около двадцати минут..."

Кости развернулся и вышел из комнаты. Я подошла к Дэниз и взяла её за руки. Даже несмотря на все перенесенные мною кровопотери, мои руки были теплее.

"Ты остаешься здесь," сказала я ей. "Мы найдем его."

Карие глаза Дэниз встретились с моими, и их выражение заставило меня отступить.

"Ни х%я," сказала она, отталкивая меня.

Я позволила ей идти, чувствуя себя немного одурманенной теперь, когда адреналин сражения оставлял меня. Моя мать сидела, уставившись на кровь и порванную одежду вокруг ее живота, где была та смертная рана.

"Мам," начала я.

"Не беспокойся обо мне," отрезала она. "Присмотри за Дэниз."

Я окинула ее благодарным взглядом и ушла, двигаясь через руины дома намного медленнее, чем прежде. Не прошло и минуты, как я услышала крик Дениз - громкий и пронзительный. Это заставило меня бежать, несмотря на пятна, начинающие танцевать в моих глазах.

Кости стоял на коленях на полу кухни с Дениз на руках. Было что-то красное и грязное как раз рядом с ними …

"Иисусе," прошептала я.

"Верни его!" кричала Дэниз, колотя Кости по спине. "Верни его, верни его, ВЕРНИ ЕГО!"

Это было невозможно. Моя мать ещё цеплялась за жизнь, когда мы с Кости дали ей кровь, поэтому её целебные свойства проявились. Тело Рэнди лежало ошмётками, покрытыми грязью, которая была тем или теми зомби, которые растерзали его.

"Он мёртв, дорогая," сказал Кости, обращаясь к Дэниз, оттаскивая её от жуткой картины, которой являлся её муж. "Мне очень жаль."

Я и не думала, что Дениз его слышит. Она продолжала кричать и рыдать, колотя Кости кулаками. Я подошла к ней, тщетно пытаясь успокоить ее, хотя понимала, что чтобы я не сделала, я не смогу избавить ее от боли.

Спейд угрюмо вошёл на кухню и опустился на колени рядом с нами.

"Криспин, я заберу Дэниз отсюда. Тебе нужно увести Кэт и остальных в безопасность. У нас не так много времени."

Кости кивнул, не произнеся ни слова. Спейл осторожно принял Дэниз из рук Кости и вынес её из кухни.

Каждый все еще продолжал стоять в ступоре, ркруженный телами умерших и застывших в оцепенении живых. Нам всем нужно было убираться отсюда, как можно быстрее, прежде чем Патра придет добить нас.

Кости взял меня на руки, и я даже не стала возражать, что могу идти. По-правде сказать, я не была уверена, что могу. Поскольку он проходил через разгромленный дом, я с удивлением увидела, что один из телевизоров все еще работал.

“… три … два … один … С Новым годом!” объявил Дик Кларк, в сопровождении обычного шума вечеринки, фейерверка, и начала “Доброго старого времени.” Казалось невозможным, что так много случилось только за два часа.

Возможно, у меня что-то было со зрением из-за потери крови, потому что, когда я моргнула в следующий раз,мы были уже не на лужайке. На фоне грязного снега и груд мусора четко выделялись тела. То, что когда-то было вампирами и гули, сейчас было просто высыхающими останками. Я почувствовала облегчение, увидев слоняющегося вокруг Тейта, и взмолилась, чтобы Ян и Дейв тоже были где-то поблизости.

Ян упал на колени, его каштановые волосы позволяли узнать его даже со спины. Его плечи тряслись.

Кости усадил меня и бысто пошёл вперёд. Его перехватил Менчерес, его лицо было мрачным.

"Сколько?" спросил Кости хрипло.

Взгляд Менчера скользнул к нескольким грудам сморщившихся конечностей.

"Пока не ясно."

Кости опустился на колени рядом с Яном. "Ян, друг, нам нужно забрать их и уходить. Никого их них уже не волнует будем ли мы убиты над их телами, потому что были не в силах уйти. Патра забрала слишком много сегодня ночью. Мы не можем позволить ей получить ещё."

Через серую дымку, застилающую глаза, я видела, как трое из них начали собирать остатки того, что когда-то было их друзьями.



ГЛАВА 32

Лицо Дэйва было первым что я увидела когда открыла глаза. Он улыбался

" Привет, Кэт. Ты голодна? Хочеш пить?"

"Пить хочу," прохрипела я, заливая в себя воду, которую он мне передал. "Где мы?"

Он забрал стакан обратно. "Мы сейчас в Южной Дакоте, пока все объединяются."

Взгляд налево запечатлел яркий свет, проглядывающий через плотные шторы.

"Боже мой, который час?"

"Около трех часов. Ты потеряла очень много крови и пришлось сделать тебе два переливания. Поэтому, Кости не хотел тебя будить раньше времени, и поэтому дал тебе одни из тех снотворных таблеток, которые приготовил для тебя Дон. Ты не помнишь, как ругалась с ним и пыталась их выплюнуть?"

Не совсем. Я села, заметив, что кровь больше не течёт, и что я переодета в чистую футболку.

"Для Дона прошлые несколько часов были чертовски тяжелыми.", продолжил Дейв. Ему пришлось все контролировать, конфисковывать отснятый материал про пустые могилы и перемещения мертвецов, а также успокаивать ту бурю, которую произвел весь этот цирк, который развернули СМИ. К счастью, Канадское правительство тоже не хочет, чтобы его люди верили в существование зомби, поэтому они сотрудничают".

Я застонала. Тяжело было представить то, как трудно Дону все это замять.

"Какова его точка зрения?"

"Как прикрытие, они придумали историю про небольшое землетрясение и лавину, которые разрушили некоторые могилы, но таблоиды все еще пестрят скандалами. В конце-концов мы находимся в отдаленном регионе, если бы это произошло в большом городе, не было бы никакого шанса на то, что Дону удастся замять этот скандал."

"Землетрясение и лавина? Так он сказал?"

Дейв пожал плечами. "Вероятно, это лучшее, что он мог состряпать за столь короткое время. Это хоть как-то объясняет разгромленные кладбища.А потом он добавил, что некоторые из зомби были всего лишь шокированными выжившими, одетыми в грязную одежду и растерянно блуждающими. Ты знаешь, как это бывает. Люди не хотят верить в то, что они видели, было правдой. Среднестатистически человек живет гораздо счастливее, веря в то, что ничего сверхъестественного не существует."

"Где Дэниз?" Бедный Рэнди. Он бы не был в этом замешан, если бы не я.

"Она спит. Спейд дал ей более слабую версию твоего транквилизатора. Сейчас сон - лучшее для неё."

"Дэйв... кто ещё не пережил этого?"

Его лицо помрачнело. "Ты знаешь о Рэнди. Зиро также погиб, как и Тик-Так..."

Он продолжал, и каждое новое имя больно ударяло по мне. Некоторых из них я знала, некоторых нет. Каждый из них - невосполнимая потрея. К тому времени, как Дейв закончил перечислять, я насчитала плюс-минус 18 вампиров и гули. Еще четверо людей также были убиты, помимо Рэнди. Должно быть, Кости очень плохо.

"Где Кости?" спросила я, спуская свои ноги с кровати.

"Внизу. Но сначала, ты наверно хочешь надеть пару штанов"

Я посмотрела вниз, заметив то, чего не замечала раньше, находясь под одеялами. "О, прости, я как-то..не заметила"

Он слегка улыбнулся. "Не волнуйся, ты мне как сестра. И, поскольку я твой друг, то должен тебе сказать... почисти зубы. У тебя ужасно пахнет изо рта".

Следуя совету Дейва, я почистила зубы, умылась и напялила побольше одежды. Обуть мне было нечего, т.к. я не потрудилась поискать туфли. Дейв проводил меня к закрытым дверям гостиной и исчез.

Кости подошел ко мне и я надолго обняла его. Говорить "мне жаль" было просто бесполезно.

Джен тоже был там. Он не искупался и не переоделся после сражения, был без рубашки, грязный, выпачканный останками зомби.

"Было бы неплохо, если бы ты догадалась раньше, Смерть", сказал он горько. "Довольно поздно ты это сделала, около половины наших людей мертвы".

Я растерянно мигнула, пораженная его враждебностью. Кости, долго не рассуждая, вцепился ему в горло, прежде чем я смогла что-нибудь сказать в ответ.

"Еще хоть одно плохое слово в ее адрес, яи я потеряю остатки своего терпени", гпркнул он. "Если бы не она, мы бы все сейчас были мертвы, или ты забыл об этом?"

Бирюзовые глаза Яна вспыхнули изумрудами.

"О чем я не забыл, так это о том, почему все мы оказались втянуты в эту войну. Все из-за нее! Ее рану залечили, Криспин, но с нашими друзбями в соседней комнате уже ничего нельзя сделать, не так ли? Сколько еще должно погибнуть, чтобы отомстить за оскорбленную гордость одной-единственной женщины?"

" Кости, нет!"

Менчерес очень вовремя возник из ниоткуда. Раздался треск, промелькнуло пятно, и кости отлетел назад, потеряв руку. Я закричала как раз тогда, когда вовремя возник Спейд, чтобы заметить это.

Ян тупо уставился на руку, все еще прижатую к его горлу, которая уже начала сжиматься. Я метнулась к Кости, но он обошел меня и двинулся прямо на Менчереса.

"У вас есть причина, которая предостережёт меня от замалчивания этого оскорбления, Прародитель?"

Теперь напряглось всё моё тело. Если Кости и Менчерес прибегнут к этому, весь ад сорвётся с цепи.

"Ты собираешься снести Яну голову", ответил Менчерес. "Позже, по многим причинам, ты об этом пожалеешь, и я считаю, что не стоит убивать самим кого-то из своих, так как Патра уже и так празднует свою победу".

Ян казался слегка ошеломленным последними событиями. Он тряс головой, словно стараясь избавиться от наваждения, потом уставился на меня и Кости с неопределенным недоверием.

"Ради всего святого, Криспин, я не знаю, что на меня нашло", захрипел он. "Я и не собирался что-то говорить. Простите меня, оба".

Кости попытался провести рукой по его волосам и остановился, недоверчиво хмыкнув, когда увидел, что оторванная рука выросла только наполовину.

"Эта рука была со мной 247 лет. Я и не думал, что потеряю ее, пытаясь снести тебе голову.Чертов пид%%с, я должен вернуть ее."

"Теперь, больше чем когда-либо, мы должны быть вместе", согласился Менчерес.

"Да", сказал Кости, уставивишись на него так, что волосы у меня на затылке встали дыбом. "Особенно вы, Прародитель, потому что это будет конец".

В комнату вошел Влад. Осмотревшись вокруг, он заметил напряжение между Кости и Мерчересом.

"Я знаю, о чем вы думаете", мрачно сказал Менчерес. "И я вам скажу, что не могу этого сделать".

Кости молниеносно возник перед ним. "Действительность состоит в том, что вы или она очень скоро будете мертвы. Независимо от того, что для вас приготовила Патра, независимо от того, что для вас напоследок припасла судьба, - вы знаете лучше других людей. Вы говорили мне никогда не сомневаться в ваших видениях, вы же задержались здесь в недежде, что были неправы. Вы не правы, вы должны довести дело до конца, потому что вы несете ответственность перед людьми своей линии, как и я перед людьми своей."

Я была смущена. Насколько я знала, Менчерес не прятал Патру в задней комнате, и как же он мог закончить все это, как говорил Кости? Влад наклонился вперед, поняв о чем я думаю. "Разве ты не понимаешь, Кэт? Когда Патра заманила вас в смертельную ловушку, кто знал как вырваться из нее? Прошлой ночью во время атаки зомби, кто знал, что единственным способом избавиться от них, было убить их ходячий маячок?" Менчерес. Если он знал как разрешить ту проблему, то знает как и вообще выпутаться из этой передряги".

Один взгляд на посеревшее лицо Менчереса, и я уже была прямо перед ним.

"Ты должен. Она не остановится! Ты хочешь, что бы все вокруг тебя погибли? Потому что, именно так и будет, если ты не сделаешь что-нибудь".

"А ты смогла бы?" бросил мне Менчерес. "Если бы мы говорили о Кости, смогла бы ты принести ему смерть? Смогла бы так легко отправить его в могилу?"

Он остановился, открывая свои чувства еще больше, чем когда либо, и это поразило меня. Не смотря на все, что она сделала, он все еще любит ее. Бедный ублюдок.

Я осторожно подбирала слова. "Я понимаю, как тебе тяжело, Менчерес, и если бы это был Кости, я тоже разрывалась бы на части. Но" - я сделала паузу и посмотрела на мужчину, которого любила - "если ты когда-нибудь зайдешь так далеко, попытаешься убить - и преуспеешь в этом - тех, кого я люблю, совершенно четко дашь понять, что не успокоишься, пока я и все кто мне дорог не умрут, тогда да. Я убью тебя".

Кости оглянулся на меня и слабо улыбнулся. "Это - моя женщина".

Потом он сосредоточился на Менчересе. "Я не могу обещать вам что-либо, кроме одного - быстрая смерть для Патры. Она не заслужила этого, а я пообещал уничтожить всякого, кто пойдет против моей жены, убивая долго и мучительно, но ради Вас нарушу свое слово. Если вы сделаете сейчас то, что должны."

Глаза Менчереса полыхали зеленью, и из них струилась такая сила, что я вздрогнула. "Ты мне угрожаешь?

Кости даже не пошевелился. " Я - соправитель вашей линии, и я озвучиваю свои намерения относительно врага, который уничтожил наших людей. Вам нужно вспомнить, на чьей вы стороне. Разве вы не видите, что Патра превознесла свою жизнь выше того, что возможно?

Менчерес не сказал ни слова в ответ. Взгляды всех находящихся в комнате были прикованы к нему. Наконец он поднялся, яростные волны власти бурлили вокруг него, как будто птица взмахнула крыльями.

"Да будет так. Прошлой ночью Патра извергла на нас содержимое могил. Сегодня ночью ее настигнет возмездие".



ГЛАВА 33

Звезды мигали на фоне глубокого темно-синего неба. Менчерес был в центре лужайки. Мы очистили снег до земли, для того чтобы лежащая здесь большая скатерть не промокала. Менчерес сидел по-турецки перед ней, и я не могла не думать, что с его расположением в центре, с приблизительно дюжиной вампиров на заднем плане … и с костями, выстроенными в линию на белом полотне, это выглядело как адская версия Последнего Ужина.

Никто из нас не знал, что должно произойти. После загадочного заявления Менчерес просто сказал, что бы все были одеты к бою на закате, а затем отправился в свою комнату. Меня наполовину интересовало,не сможет ли он совершить побег через окно верхнего этажа, но Кости казался довольным, что Менчерес сдержит свое обещание, и он был здесь.

Чуть раньше я позвонила Дону, чтобы сказать ему, что кое-что намечается сегодня вечером. Возможно будучи настороженным, он был бы в состоянии придумать лучший заголовок таблоида чем лавины и мини-землетрясения. Проблема была в том, я не могла сказать ему, где этот случай будет иметь место. Или во сколько. Или что именно это будет. Или любые другие полезные детали, которые позволили бы ему минимизировать человеческое вмешательство и предотвратить полномасштабный слет СМИ, как он зло сказал мне.

Что ж, у меня не было тех деталей, и поэтому я только могла передать то, что знала. Расстройство Дона было понятно. Я также предупредила его, что вторую ночь подряд немертвые использовали все средства, включая атаку черной магии, но я не знала, будут ли тела выползать из могил — или падать с неба. Дон имел повод капризничать, уверенна. Что до меня, у меня были другие проблемы помимо сохранения тайны вампирской жизни. Я должна был остаться в живых. Поэтому я приготовилась к сражению, надев традиционный черный спандекс из разной ножи; взяв меч, несколько пистолетов с серебряными пулями и даже несколько гранат.

"Я не хочу слышать ни одного слова от тебя," сказал Манчестер впервые с тех пор как он сел перед Кости. " Ни одного пока я не закончу."

"И как мы должны узнать это?"Подумала я. "Когда ты поклонишься? Когда земля вскроется и из нее полезут твари? Воспоминание о тех ужасных гниющих существах промелькнуло в моей голове, и я вздрогнула. Эх, когда бы я не увидела одного из них еще раз, это было бы слишком рано.

Что-то изменилось в воздухе, опять заставив сосредоточить мое внимание на египетском вампире. Его голова была опущена, длинные волосы скрывали выражение лица, но через черные пряди я видела, что его глаза пылали зеленым. Рядом со мной дрожал Кости, и я бросила взгляд на него. Он казался загипнотизированным Менчересом. Я взяла его руку — и почти уронила ее от электрического разряда, пронзившего мою плоть. Независимо от того, что Менчерес делал, это также затрагивало и Кости. Очевидно тот обмен властью между ними двумя все еще имел связь. Это тревожило меня, хотя я не могла сказать почему.

Внезапно кости людей,убитых вчера вечером, поднялись над скатертью. Они парили в воздухе, формируя круг над Менчересом, и кости начали циркулировать вокруг него.

Сначала они кружились медленно, как бы свисая с невидимых струн, но затем их скорость начала расти. Они кружились вокруг Менчереса все быстрее, и вскоре было трудно выделить какую либо их частицу, кроме черепов, болезненно ухмылявшихся своими челюстями, качающимися в воронке потока воздуха. Волосы Менчереса взлетели вокруг него, и у меня возникло ощущение, будто по мне ползают миллионы невидимых муравьев. Мощь лилась из него с невероятной силой, до тех, пока я не была удивлена, увидев удар молнии в месте, где он сидел.

С треском кружащиеся кости группировались вокруг него, окуная Менчереса в прекрасном белом облаке. Я схватила руку Кости, не заботясь об иссушающем напряжении, которое, казалось, простреливало мою руку, и смотрела в недоверии на порошкообразные останки его друзей. Прах к праху, думала я оцепенело. Менчерес только смешал все, что осталось от тех храбрых мужчин. Зачем? Зачем он делал все это?

Не поднимая головы, Манчестер вытащил из колена нож. Затем он нанес удар прямо в сердце.

Я задержала дыхание, в скептицизме с открытым от удивления ртом, так как он прокрутил лезвие. Должно быть это сталь, не серебро, подумала я. Или он был бы столь же мертвым как гранулированные остатки тех мужчин, облепившие его подобно сероватому снегу.

Темная кровь лилась из раны, да так обильно, как будто его сердце все еще билось. Она покрыла нож, его руки и одежду темной бардовой жидкостью. Однако скоро я не только уставилась на это. Я смотрела с растущим непониманием как красновато-мазавшееся порошкообразное вещество, которое было костями умерших мужчин, начало отделяться, расширяться … и затем формироваться в фигуры.

“Madre de Dios,” пробормотал Хуан, нарушая приказ Манчестера о молчании.

Моя собственная мысль была менее религиозной: Что, черт возьми, происходит?

Перед моим взором привидения обретали формы, окутывая Менчереса. Он бормотал что-то на языке, который я даже не могла определить, и этих расплывчатых теней становилось все больше. Они росли, и пока выглядели как ожившие тени, потому что я все еще могла видеть сквозь них, но, отлично, они были трех мерными.Трехмерными непрозрачными голыми мужчинами. Один из них обернулся и Кости тихо застонал. Ренди, думала я в состоянии шока. Это Ренди!

Все больше из них формировались из костной пыли, покрывающей Менчереса. Он держал нож в своей груди, рана продолжала кровоточить, пока я не задалась вопросом, откуда у него в запасе столько жидкости. Но чем больше он кровоточил, тем менее туманными становились фигуры, пока я не смогла различить каждого похожего на привидение человека. Здесь был Тик Так, а несколько в стороне Зеро, и, о Боже, Ренди …

Только тогда, когда все двадцать три человека, убитые в прошлую ночь, стояли вокруг него, Менчерес выдернул нож и заговорил.

“Они не наши друзья. Они не узнают ни одного из вас, у них нет никаких воспоминаний об их прежних жизнях. Они - бессмысленный гнев, который задерживается в остатках всех убитых людей, и я сдернул тот гнев из костей и дал ему форму. Они будут преследовать своего убийцу с настойчивой целью отомстить. Все, что мы должны сделать, как только я освобожу их … - следовать за ними. Они приведут нас прямо к Патре независимо от того, где она скрывается.”

Едва я успела осмотреться вокруг, как Менчерес произнес незнакомое слово и привидения взлетели в ночи, как-будто были выпущены из призрачных орудий. Ух ты, они быстрые. Как мы должны следовать за ними?

Менчерес встал, развёл руки - и я закричала. Земля была в двадцати футах... тридцати... пятидесяти... ещё дальше...

"Нам нужно спешить" Я услышала его слова в своей пораженной голове, посмотрев вокруг, увидела, что каждый, стоящий на лужайке, сейчас был в воздухе и несся в ночь как-будто невидимым водным потоком. "Они найдут ее в ближайшее время"

Патра жил и скрывался в заброшенном отеле, около 80 километров по прямой. Или в данном случае,нежил. Кости позволил мне схватить его,но в этом не было необходимости,так как Менчестер все еще подпитывал нас своей энергией,которая поистине ошеломляла. Даже в самых моих смелых мечтах,я не и не могла вообразить,что вампир способен на такое,но сейчас здесь,мы следовали окутанные магическими силами Менчестера,позади,исполненных местью призраков,которых он поднял. Позже я сделала акцент на этом.Люблю писать свои отчёты Дону, а потом наблюдать, как он обмирает, читая их.

Отель находился в центре городских трущоб. Судя по звукам, не так уж много людей жили здесь. Фактически, в ближайшее время это место будет разрушено для нового строительства, потому что я заметила бульдозеры и другое подобное оборудование, стоящее вокруг. Менчерес привел нас ниже от отеля примерно на сто ярдов. Откуда он знал, где находилась Патра? Потому что привидения направились прямо в отель,проходя через стены, как- будто их там не было. Отличный трюк.Конечно, нападать нужно с лестницы.

"Ты должен убрать ее людей" говорил он Кости, указывая на здание. "Я не могу пойти с тобой. Если меня убьют, то приведения исчезнут, а они единственные кто помешают Патре бороться с вами."

Я знала что они были уверены в том что делают. Спустя несколько моментов после того как они вошли в гостиницу, раздались от туда раздались ужасные, оглушительные крики.

"Почему бы тебе просто не убить её самостоятельно?" выпалила я. "Если ты можешь призывать духов мщения и переместить по воздуху два десятка человек почти на восемьдесят миль, то сделать это с ней тебе должно быть проще простого."

Менчерес, казалось, осел на тротуар. “Я не могу,” шептал он. “Даже теперь я не могу.”

Краткая волна жалости заполнила меня прежде, чем я уничтожала ее. Он мог все еще любить Патру, но она не любила его в ответ, и мы все будем мертвы, если та женщина не будет в земле.

Кости послал ему холодный, быстрый взгляд. “Я сдержу свое обещание. Мы приведем вас, когда все закончится. Хуан, Дейв, вы остаетесь с ним. Удостоверьтесь, что никого нет поблизости.”

Хуан начал было протестовать, но предупредительный ослепительный блеск отрубил его. Затем Кости сломал суставы его пальцев и повернулся к отелю.

"Всё в порядке, приятели. Давайте покончим с этим."

У Патры, возможно, было несколько охранников вокруг периметра гостиницы. Возможно, некоторые были в окнах, на крыше, в основании, и укреплённый личным составом вход. Но если ничто иное, имея 23 обозленных привидения, гостиница сделанная для адского отвлечения(???)В дополнение к непрерывному крику Пэтры — что они делали с ней? - были взбирающиеся звуки многократных людей, бегущих вверх по лестнице, новые крики, вспышки выстрелов, и нескольких неровных выстрелов. Я бросила взгляд на Кости и подумала, Ха? Вызванные гневом привидения не были даже твердыми, что они могли делать, казалось, что там началась мировая война.

Кости пожал плечами. "Есть только один способ выяснить это."

Как только мы достигли входа здания, независимо от того, были ли там охранники, они ушли. Спейд нахмурился, встряхнув головой. "Западня", сказал он. Я сняла четыре гранаты с пояса, вытянула чеку, и затем бросила внутрь. Секунду спустя вылетело стекло и здание встряхнуло, поскольку оно взорвались. Кто бы, возможно, ни ждал нас, их теперь там не было.

Мы кинулись внутрь, вампиры разлетелись в стороны. Кости и я держались низко, но он побежал вперед. Эти крики и ужасные звуки несколько этажей вверх становились все громче. Наконец, мы увидели около десятка вампиров после взрыва, около парадной лестнице. Они спускались вниз под градом серебра.

"Где все?" прошептала я Кости. Не смотря на эту жалкую десятку, этаж казался шокирующе пустым.

Кости поднял его голову. "Я слышу что их наверху намного больше. Каким-то образом они шевелят ногами. Это должно быть привидения, но я не могу вообразить как."

Я согласилась, что это походило на полный беспорядок наверху. Люди кричали, шаги гремели, и было больше тех, шумов, которые не походили ни на что, что я услышал перед ними. Независимо от того, что продолжалось, Патра была все еще жива. Она была той, что кричала громче всех.

Кости поднял три пальца, показывая что группе нужно разделиться. Восемь из нас возьмут лестницу, еще восемь заберутся по фасаду здания, а остальные восемь поднимутся по лифтовым шахтам. Это означало, что главная опасность была возле девятого этажа, в верхней части здания, так что мы были во главе.

Мы были на третьем этаже, когда небольшая группа вампиров сорвалась вниз по лестнице. Они были покрыты кровью, их одежда разорвана, и они едва смотрели в нашу сторону, но это не остановило меня от освобождения моего М-16 от патронов с серебром. Они рухнули, их сердца были изрешетены серебром из моего ружья и оружия мужчин, бывших на моей стороне. Конечно, моими любимыми были ножи, но это было удобно когда речь шла об убийстве на расстоянии.

Борьбы было больше на этаж выше нас. Что-то вызывало полную панику. Несомненно это мог быть не только вид приведений? Я имею в виду, да, они были страшного вида, но это не было ночным девичником, благодаря грохоту. Это был вампир Мастер, который был рядом, когда Иисус ходил по земле.Можно подумать, немертвые будут немного более хлипкими.

"Это почти слишком легко," прошептал Ян повторяя мои мысли.

Влад стрельнул в него критическим взглядом. " Никогда не стоит недооценивать способности Патры выкрутиться из положения ".

" Заткнитесь", сказал Кости. " Что бы не происходило, смысл происходящего там. Давайте присоединимся к вечеринке".

Было еще две компании вампиров на нашем пути вверх по лестнице. Они каждый бежали, как будто от ада, который сделал это больше кровопролитием, чем борьбой, чтобы взять их внизу. Чем ближе мы подходили, тем громче шум звучал над нами. Наконец мы достигли этажа, где шум был самым громким, и следовал за теми ужасными криками к комнате, из которой они были слышны

Около двери не было охранника, она была открыта. Влад послал вперед огненный шар, но в этом не было необходимости.Мы вошли в комнату и никто не выскочил на нас, и как только оказались внутри, я остановилась и увидела.

Патра, чью такую элегантную, импозантную фигуру я видела раньше, корчилась на земле. Кровь сочилась из ее носа, рта, глаз и других частей тела. Вокруг нее - Боже, через нее витали призраки. они обвивались вокруг ее тела как серые змеи, хлыстали ее, проникали через нее насквозь и делали это снова и снова. Она продолжала кричать о помощи на разных языках, что звучало одинаково.

Даже когда мы смотрели, с горящими глазами вампира, который не мог быть старше 15, когда он был изменен, был отброшен от нее без обеих рук. Призрак ближе к нему, Зеро? Нырнул вглубь его груди, пока не исчез полностью. Вампир кричал, а потом был выстрел, и он сломался. Его голова, ноги и торс полетели в разные стороны. Призрак появился из-под обломков тела, завис на секунду, а затем вернулся к Патре, пока он ничем не отличался от других серых форм окутавших ее.

Все вокруг нас было усыпано телами ее поверженных охранников. Их было очень много, и было похоже на то, что они взорваны изнутри. Их куски, одежда и оружие были разбросаны повсюду. Те смертоносные тени, совершившие эту удивительную резню, игнорировали нас и продолжали безжалостно истязать Патру.

Она корчилась в агонии, ее кожа лопалась каждый раз когда кто-нибудь из них проходил сквозь нее. Я была уверена, что ее внутренности похожи на пюре. Увиденное что они сделали с ее охранниками подсказало мне, что они могли бы убить ее, если бы хотели. Тот факт, что она жива, заявлял, что их идея мести была куда более зловещая, чем просто смерть.

Кости протянул руку. "Все назад," сказал он и схватил нож.

Я бросила неистовый взгляд опустошенной охране. "Если вы сейчас пойдете за ней, то те приведения разорвут вас на части!"

Он коснулся моего лица. " Не меня. разве ты не видишь? Менчерес знал, что все придет к этому, вот почему он он выбрал меня, чтобы поделиться своей силой. Это по-прежнему объединяет нас, так что я единственный человек, которому они не повредят. Я чувствую их... и так как они не могут повредить ему, они не могут причинить мне боль."

Он опустил руку и подошел к Патре. Не думаю, что она подозревала об этом. Она как-будто не хотела ничего знать, хотя ее глаза были открыты. Кровь продолжала струйкой стекать с нее как когда она была осаждена беспощадными, неутомимыми останками мужчин, убитых ее заклинаниями прошлой ночью.

Одна из серых фигур отделилась от нее и потянулась к Кости, когда он приблизился на дюжину футов. Я шагнула вперед, но его хлесткий голос остановил меня.

"Оставайся сзади!"

Я была не единственной, кто остановился. Так сделало то, что я с болью узнала как Тик Тока. Или что было им раньше. Все, что от него осталось, теперь было тенью, наполненной яростью. Но он застыл, оставаясь на месте, хотя, по тому что он дрожал, я догадывалась о его противоречивом желании атаковать.

Кости прошел вперед. Я схватилась за ножи и отпустила их в отчаянии - не много полезного они могут сделать против обозленных призраков! Другие призраки вскоре замедлили свои атаки на Патру, глядя в направлении Кости. Он протянул к ним руку точно так же, как несколько минут назад протягивал к нам.

"Оставайся. Сзади."

Кости пробормотал эти слова, и я почувствовала, как тяжело ему произносить каждый слог. Привидения в ответ отступали с каждым его сделанным шагом. Вскоре они уже не касались Патры, но были готовы к нападению на нее на том же месте, где она лежала.

Спустя несколько секунд, Патра перестала бешено биться в конвульсиях, и бесчисленные рубцы на ее теле начали заживать. Ее глаза, эти большие, прекрасные очи потеряли часть своей бессмысленной паники, а потом расширились, когда она увидела, кто стоял теперь над ней.

“Ты мертв!” воскликнула Патра, как будто это высказывание станет реальным, если его произнести вслух. Она начала отодвигаться от него подальше, но остановилась, когда увидела, что медленно приближается к тихо рычащим привидениям, и затем огляделась в поисках помощи.

"Нет, дорогуша," сказал кости со спокойной мрачностью. "Ты."

Я видела, как осознание возрастает на ее лице, когда ее взгляд охватил тела ее павших охранников, нас, стоящих в дверях с многочисленным оружием на изготовку, и привидения, формировавшие непреодолимый барьер позади нее. Если когда и был какой-нибудь человек в ловушке, то это была она, и она это знала. Патра откинула назад голову и испустила крик ярости.

"Будь ты проклят, Менчестер! У вас нет ни капли милосердия?"

Я поразилась ее нраву. После всего что она сделала она ожидала что Менчерес заступится и спасет ее? Зная что она снова попытается убить его, как только бы он это сделал?

.

Кости схватил ее, когда она пыталась умчаться прочь. Она дергалась назад, пытаясь увернуться от ножа в его руке... и тогда Менчерес стал проталкиваться через Спэйда.

В течении следующих секунд Патра замерла. Ее пристальный взгляд был полон отчаянной мольбы встречаясь с его. Блеск его глаз был полон цветных слез. Я напряглась, я задалась вопросом должна ли я на прыгнуть на него чтобы препятствовать ему вмешаться, вдруг он склонил свою голову.

"Прости меня"прошептал он.

Кости пробил ножом грудь Патры, резко повернул его, тем самым успокаивая ее. Ее глаза все еще были сосредоточены на Менчересе, болезненное выражение недоверия застыло на ее лице. Тогда же, неизбежно, как само время, ее черты начали сжиматься. Ее кожа потеряла свое медовое сияние, а когда Кости положил ее на пол, она уже начала ссыхаться.

Над ее телом подул невидимый ветер. Все двадцать три приведения растворились в воздухе, пока не осталось ничего кроме серого вещества на земле. Кости сделал длинный вдох.

"Мои друзья,теперь вы сможете отдохнуть. Когда-нибудь,я надеюсь, мы встретимся снова."

ЭПИЛОГ

Мы похоронили Ренди спустя неделю.Дон подделал документы, что бы казалось, что Ренди стал жертвой трагической автомобильной аварии.И добился похорон в закрытом гробу.Денис оставалась со мной и Кости из-за моей настойчивости.Она обвиняла себя в том, что не вынудила Ренди остаться с нею, вместо того что бы покинуть комнату и помочь нам.Я пыталась успокоить ее,но по правде, я была безпомощьна.Не было ничего что я могла сделать, я просто была с ней.Я не могла сделать многого, но я могла сделать это.

Манчерес сам похоронил Патру.Где, я не знала.Кости так же не знал и не заботился узнать это.Она была мертва, и ему этого было достаточно.

Этого было достаточно для остатка людей ее линии.Некоторые искали убежище у других Владельцев линий.Некоторые вышли и стали самостоятельными, некоторые связывались с Кости прося его о защите.В зависимости от их места в ее иерархии он предоставлял ее.В конце концов, Патра создавла свой круг долгое время, и убийство каждого остающегося в ее линии человека могло стать массовым убийством в эпическом масштабе.

Некоторые из них должны были следовать за ней, таким образом у них не было другого выбора, Кости договорился с ними о перемирии. Они рассказали ему все детали ее состояния, и дал им право жить не смотря их поступки. Кости не вел переговоры с теми кто был выше в линии Патры. Нет, он использовал поражение и богатство Патры, чтобы не пощадить их. Наемники, как говорится в общеизвестной пословице начали работу по дереву, чтобы выследить какую цену давали за их головы.

Мы не видели Менчереса с той ночи, когда он забрал тело Патры и уехал. Это было более двух месяцев назад. Он поддерживал контакт по телефону, но скрывался где-то. Кости не давил на него, хотя он сказал мне, что не может понять что, спрашивается, заставило Менчереса любить Патру сначала, уже не говоря о том, после того, как она все это сделала. Я тоже не понимала, но любовь иногда не имеет никакого смысла. Гадать "почему" было бесполезно.

Пока не было никаких последствий использования Менчеросом запретного волшебства.Некоторое вампиры Мастера собственной линии были недовольны, но с тех пор как Патра тянула не один - и не два, не было никого кто хотел что-то предпринять. Или они боялись Менчереса, так как он был один из не многих достаточно стар чтобы знать эти заклинания - и достаточно силен чтобы воплотить их. Возможно они опасались что они будут следующими. Я знала что была весьма рада, что после всего что я видела, Менчерес выбрал хорошую сторону. Мысль что в один прекрасный день Кости тоже овладеет такой силой, беспокоила меня. Некоторые вещи не должны стать возможными, но когда нибудь станут и это пугало.

Но сейчас,я не собиралась волноваться об этом.У меня был мужчина которого я любила и была моя лучшая подруга которой я должна помоч в ее горе.Будущее должно само о себе позаботиться.

* * ** * ** * ** * *
Поделиться впечатлениями