Поединок на атолле

Сергей Жемайтис



Коралловый остров

Мы пили чай из медного бабушкиного самовара.

Вначале мне показалось, что это происходит на палубе затонувшего корабля: волны перекатывались под ножками стола и банок, на которых мы сидели. Приглядевшись, я увидел песок, струящийся золотистый песок, уносимый водой.

«Наверное, риф или коса»,- решил я и стал рассматривать столешницу из тикового дерева с углублением посредине. Прежде этот стол стоял в матросском кубрике. Свободная вахта била по нему костяшками домино.

Вокруг расстилалось тусклое, оловянное море. Было душно и жарко, как перед тайфуном, и так же томительно тяжко. Напротив меня сидели капитан «Ориона» Ласковый Питер и чернобородый матрос-рулевой, рядом со мной – кок дядюшка Ван Дейк. Все мы пили чай из высоких стаканов. Возле самовара стоял юнга, необыкновенно похожий на меня словно мое отражение в зеркале. Юнга налил стакан из самовара и подал капитану. Ласковый Питер посмотрел чай на свет и молча бросил стакан в юнгу. Я почувствовал на лице обжигающую влагу и нисколько не удивился, что стакан, брошенный в юнгу, попал в меня. Потому что я и был юнгой. Видно, раздвоение личности здесь являлось обычным делом. Стакан не разбился. Я налил его снова. Капитан вышиб у меня его из рук и уставился на меня черными глазницами. Глаз у него не было.

Мной овладела тоска. Я понимал, что сейчас он меня убьет. Сколько раз он говорил об этом. И в самом деле, в руках у Ласкового Питера невесть откуда появился немецкий автомат. Раздались гулкие, совсем орудийные выстрелы; у меня заныла грудь и спина. Самовар поднялся со стола и полетел над морем, слепя глаза своим ярко начищенным боком…

Я проснулся от страшного грохота. Песок подо мной вздрагивал от ударов волн. Спина нестерпимо болела: я лежал на остром куске коралла. Поняв это, я сел, потер спину. В лицо ударили лучи утреннего солнца. Оно только что поднялось из воды – большое, медное, как пузатый бабушкин самовар. Я сидел, глубоко дыша, улыбаясь солнцу и океану. Все тело ныло, но голова была ясной и свежей. Мне сразу припомнилось все, что произошло в прошедшую ночь.

С вечера ничто не предвещало беды. Волны мерно покачивали наш «Орион», шхуна бежала по синей воде тропического моря, похожая на пиратскую бригантину. Шли мы только на одном дизеле, в расчете прибыть к месту назначения на рассвете. Что это за место, никто из команды не знал, кроме Ласкового Питера – нашего капитана, да У Сина – штурмана, и еще, пожалуй, меня. Принося кофе и виски в рубку, я искоса поглядывал на карту, приколотую кнопками к штурманскому столику, и видел на ней тонкую карандашную линию курса, проложенную к группе атоллов, затерявшихся среди просторов Тихого океана. Шторм налетел внезапно, как часто случается в этих широтах. Шторм как шторм, которых было немало с начала плавания на «Орионе». И на этот раз все бы обошлось хорошо, не подвернись нам коралловый риф.

Меня швырнуло с койки вскоре после начала первой вахты. Сразу погас свет, видно, острые зубья кораллового рифа просадили днище в машинном отделении, и оно быстро заполнилось водой. Замолчал дизель. Страшная это штука, когда в бурю замолкает уверенный стук машины и слышен только вой ветра, плеск волн да стоны смертельно раненного корабля.

В коридоре я налетел на чью-то широкую теплую спину. Это оказался наш кок – голландец дядюшка Ван Дейк. Я окликнул его.

– Это ты, Фома? – отозвался он и схватил меня за руку.- Не падай духом, мой мальчик. Ты надел пояс? – Он ощупал меня.- Нет? Надень! Или возьми буй. Дело серьезное. Ты выплывешь! Выплывешь? Недалеко остров… Проклятый капитан, хотел больше заработать…

Треск корпуса, рев бури заглушили его слова, я только расслышал:

– Прилив… плаваешь хорошо… не бойся…

Вода хлынула по коридору и отбросила меня от дядюшки Ван Дейка. Больше я не видел его. В кромешной тьме, прорезаемой вспышками молний, все, кто еще держался на палубе, пытались спустить шлюпки. Две с правого борта были разбиты в щепки. С левого борта наконец удалось спустить одну шлюпку, но ее накрыло волной и унесло. Осталась последняя. Матросы, обезумевшие от страха, стали драться возле шлюпки, вместо того чтобы общими силами попытаться спустить ее на воду. Я тоже хотел пробиться к шлюпке, но кто-то так толкнул меня, что я чуть не угодил за борт. Раздалось несколько хлопков, будто вылетели пробки из пивных бутылок. Полоснула зеленая молния, и я увидел капитана с пистолетом в руке.

Матросам наконец удалось спустить шлюпку. Она то проваливалась в черную пропасть, то подлетала выше борта. В нее бросались матросы, но мало кому удалось остаться в ней. Я видел, как поднялась на волне шлюпка, по ее бортам, ухватившись за планшир, свешивались два человека, голые по пояс, а капитан колотил по их рукам рукояткой пистолета. Когда шлюпка опустилась, я прыгнул в нее. И тотчас же полетел за борт, получив удар в живот. Удар был не особенно сильным, не то мне не пришлось бы рассказывать эту историю. Ласковый Питер, наверное, уже устал к тому времени, он просто столкнул меня со скользкой банки, и я полетел вниз головой в черную воду.

Я порядком наглотался соленой воды, пока выбрался на поверхность, но, и вынырнув, не ощутил особой радости, так как понимал всю безнадежность своего положения. Один в океане, без спасательного пояса (в сутолоке я так и не смог выполнить наказ дядюшки Ван Дейка), да еще ночью и в бурю. И все же я не верил, что утону, уж очень это мне казалось нелепым. Погибнуть ни с того ни с сего не входило в мои планы. Я столько перенес! Несчастья и злоключения закалили меня. А в ушах звучали успокаивающие слова, полные веры в мои силы: «Ты выплывешь! Выплывешь!» – сказанные на прощанье коком Ван Дейком.

Прежде всего я повернулся спиной к ветру: пусть он будет моим союзником, а не врагом. Сразу стало легче держаться на воде. Иногда меня накрывало волной, я затаивал дыхание и через несколько секунд выныривал и плыл куда-то в неизвестность. И все-таки мне вряд ли удалось бы добраться до берега, не подвернись под руку обломок шлюпки.

Грохотал гром, молнии вспыхивали и гасли над озверевшим океаном.

Мне было страшно, очень страшно. Я не знал, куда меня несут ветер и волны. Что, если куда-нибудь в сторону от островов? Да и острова не сулили мне особой надежды. Возле них множество рифов, понастроенных кораллами, они окружают атоллы непроходимыми барьерами. Наверно, приходили мысли и об акулах. Не помню сейчас. Но я боролся с волнами и ветром и не думал сдаваться.

Обломок шлюпки оказался очень вертким, он выскальзывал из рук, и я, захлебываясь, ловил его в темноте. Мне везло. В конце концов я крепко ухватился за шпангоут. Несколько раз, при свете молний я видел шлюпку на гребнях волн. Но я не кричал, не просил о помощи, зная, что это бесполезная трата сил.

Наверное, прошло много часов, пока в шуме дождя, свисте ветра и плеске волн я услышал глухой рокот. Молния осветила океан, и за это мгновение я увидел фиолетовую полосу прибоя.

Сидя утром на берегу, я посмотрел на риф, и дрожь побежала у меня по спине. Оттуда и сейчас, в полный штиль, доносился такой грохот, что казалось, океан задался целью разбить, стереть эту преграду и посылал на нее бесконечные гряды гигантских валов. На добрую сотню метров взлетала к небу водяная пыль, и в ней дрожала яркая радуга.

Видимо, я перелетел через риф на гребне девятого вала.

Возле берега, слегка покачиваясь, плавало несколько досок, большой ящик, спасательный буй да обломок шлюпки, спасший меня от гибели. И это было все, что осталось от нашего «Ориона». Положение мое было гораздо хуже, чем у Робинзона Крузо, которому достался корабль, набитый добром. К тому же Робинзон был человеком с большим жизненным опытом, мне же за неделю до катастрофы пошел семнадцатый год. Но в те минуты я не думал о преимуществах своего предшественника. Я просто был счастлив, что сижу на сахарно-белом песке, что над моей головой шелестят своими жесткими листьями кокосовые пальмы. Мне сильно захотелось пить. Я встал, прошел несколько шагов и увидел кокосовый орех, он был очень большой, с глянцевитой коричневой кожурой. Я по привычке сунул руку в карман и вытащил нож – подарок дядюшки Ван Дейка. Каким то чудом он уцелел во время моего плавания по бурным волнам. Это был отличный нож из лучшей нержавеющей стали. Стоило нажать на пружину, как он со звоном выскакивал из рукоятки, острый, как бритва.

Орех оказался очень легким. Кто-то высверлил в нем аккуратную круглую дырочку и выел все содержимое. Еще несколько орехов, которые валялись неподалеку, тоже были пустыми. Только после долгих поисков мне попался целый орех, я срезал у него макушку и стал было пить сок, но тут же выплюнул кислую, неприятную жидкость. Видно, за хорошими орехами надо было забраться на пальму, но я чувствовал, что не смогу этого сделать, пока не напьюсь и не поем. Наконец мне посчастливилось найти орех с необыкновенно приятным соком, по вкусу напоминающим лимонад, было в орехе и очень вкусное ядро. Я не успел покончить со своим завтраком, как зашуршал песок: огромный краб тащил волоком кокосовый орех. «Не он ли просверливает дырочки»,- подумал я. Краб подтащил орех к норе шагах в десяти от меня. Вокруг норы было много волокна с кокосовых орехов и скорлупы. Остановившись, краб начал клешней, как ножницами, срезать волокнистый панцирь. Делал он это быстро и сноровисто. Освободив орех от значительной части волокна, краб оставил его на песке, а сам задом полез в нору. На острове водилось множество крабов, и возле каждой норы я видел волокно и скорлупу, но ни разу мне не удалось подглядеть, как этот краб-«стригун» вскрывает жесткую скорлупу. Много позже я догадался, что эту работу он оставляет жаркому солнцу. Оно так высушивает скорлупу, что та лопается.

Я поднялся на берег, чтобы оттуда осмотреть береговую полосу в надежде увидеть еще кого-нибудь из команды шхуны. Мой остров, как и все атоллы, мимо которых мы проходили на «Орионе», был низкий, поднимался над водой всего на пять-шесть метров. С такой высоты не очень уж большой обзор, надо было подняться на пальму. Мне приходилось видеть, как это делают жители островов, и самому взбираться на пальмы. Это легче, чем лазать по канату: на стволе у пальмы есть круговые наросты и на них можно ставить ноги, как на ступеньки. Конечно, нужен навык. Лучше всего влезать на пальму, когда щиколотки соединены кольцом из веревки, чтобы ноги не разъезжались, но под руками у меня не было такого приспособления.

Чем выше я поднимался, тем сильней посвистывал в ушах пассат. На вершине пальмы уже находились верхолазы – несколько огромных крыс, они напугали меня страшно, когда с писком бросились навстречу и стали спускаться по стволу. Как они попали на этот необитаемый остров? Наверное, тоже спаслись с какого-нибудь корабля? Оказалось, что это они просверливают дырочки в орехах: на пальме больше половины орехов были с такими дырочками. Ухватившись за жилистые черенки листьев, я стал осматривать атолл. Он оказался сравнительно небольшим, вытянутым с запада на восток кольцом, поросшим кокосовыми пальмами и кустарником. Пальмы поднимались и прямо, как колонны, и торчали вкривь и вкось. Посредине кольца сверкала голубая лагуна. На востоке, в самом тонком месте атолла, океан промыл довольно широкий канал.

Я долго просидел на вершине, напрасно вглядываясь в голубоватый песок островка и принимая кусты и длинные утренние тени от стволов пальм за одного из своих товарищей по несчастью.

А вокруг расстилался бесконечный, унылый океан. Где-то в непомерной дали от островка находилась Москва, моя родина, мой дом. Там, может быть, еще ждут меня мама, отец, брат. Ребята вспоминают меня. Вот уже скоро будет два года, как я стараюсь добраться домой, а получается так, что чужие ветры все дальше и дальше уносят меня от родных берегов.

Далеко, у самого горизонта, я увидел островок. Он показался мне таким маленьким, затерянным среди океана, что у меня невольно сжалось сердце, должно быть потому, что и я в эту минуту показался себе таким же крохотным, затерянным среди необъятного мира.

Невзгоды научили меня прогонять приступы уныния.

Мне ведь так повезло, стал утешать себя. Остров что надо. Еды здесь сколько угодно. Правда, у меня нет спичек, чтобы жарить рыбу, но я видел на мелководье множество съедобных ракушек. Буду пить кокосовый сок, есть ядра кокосовых орехов. А если мне удастся смастерить острогу, то у меня всегда будет свежая рыба. Ее здесь так много, что невозможно промахнуться, только бросай острогу в воду, и она кого-нибудь да наколет. Так, по крайней мере, мне тогда казалось. Рыбу можно будет солить: я заметил кристаллики соли на шероховатых коралловых глыбах, или вялить, как это делают рыбаки в Сингапуре. А там приедут сборщики копры. Дядюшка Ван Дейк говорил, что все эти необитаемые островки раза три в год посещают жители больших островов, что у каждой пальмы есть хозяин. Созрев, орехи падают на землю, их собирают, раскалывают, выковыривают белую сердцевину – это и есть копра, из которой выжимают кокосовое масло. Сборщики должны приехать очень скоро, так как на песке лежало множество орехов. А вдруг со сборщиками копры приедет на катамаране дядюшка Ван Дейк! Ведь он мог доплыть до того крохотного островка. Я верил, что если ему это удалось, то он станет разыскивать меня…

Мир снова показался мне удивительно хорошо устроенным для таких неунывающих людей, как я.

Прежде чем спуститься на землю, я с большим трудом срезал несколько самых крупных орехов, они падали вниз, как бомбы, поднимая сверкающие фонтанчики песчинок. Прилив только начался, и между барьерным рифом и берегом острова местами было довольно мелко. Из воды поднимались красные, серые, пестрые глыбы кораллов. Они были удивительно красивы на фоне белого прибоя и синей воды. Я стал бродить по воде, подсучив свои полотняные штаны. От меня шарахались в стороны стайки разноцветных мальков. Крабы, заслышав мои шаги, бочком удирали в щели или заросли водорослей. Стайка крохотных рыбок метнулась в сторону и застыла между длинными колючками колонии ежей. Тут они были в полной безопасности: ни одно живое существо не рискнет сунуться в этот ядовитый частокол. Однажды, еще во время первого рейса на «Орионе», когда мы ходили на Соломоновы острова, на одной из стоянок я наступил на такого ежа и неделю ковылял по палубе с распухшей ногой. Спасибо дядюшке Ван Дейку, он вылечил меня каким-то местным средством.

Я стал осторожно ступать ногами, обходя ежей, трещины и особенно густые водоросли. Мне посчастливилось найти с десяток жирных улиток. Это был сносный завтрак в моем положении. Морские улитки напоминают устриц, и их можно есть сырыми. Позавтракав на глыбе коралла, я пошел по берегу, намереваясь обойти весь остров. В воде, у самого берега, лежала раковина необыкновенной красоты --золотистая в черных крапинках. Полюбовавшись находкой, я сунул ее в карман. Вскоре я заметил в воде спасательный круг с нашей шхуны, он был мне совсем не нужен, но недалеко от него плавал обломок реи с остатками паруса. Вот это-то могло пригодиться. Клок парусины оказался порядочным, из него выходила палатка и оставалось еще для одеяла- и в тропиках бывают прохладные ночи. Разостлав мокрую парусину на песке, я направился дальше, и не нашел больше ничего, кроме пустой клетки, в которой мы держали на баке кур. Дверцы у нее были выбиты, и, видно, курами давно полакомились акулы. Подумав об этом, я невольно вздрогнул, представив себе участь своих несчастных товарищей. Все они, кроме капитана, относились ко мне очень хорошо, особенно дядюшка Ван Дейк.

– Не вешай носа, парень,- говорил он мне,- ты своего добьешься. Настоящий человек всего добьется.- Он лукаво щурил глаза, подмаргивал: -Даже может стать английским королем. Все дело, парень, во времени и в упорстве. Главное, не поддаваться ни судьбе, ни противнику, будь то хоть сам дьявол. Ты вот улыбаешься: почему, мол, сам, старый дельфин, не стал королем? Вижу по глазам, что так думаешь… Я, парень, тоже не так прост, как кажусь с виду. Вот еще годик похожу на этой бригантине и подамся домой, буду выращивать тюльпаны и рассказывать внукам разные истории. Это, брат, лучше, чем сидеть в Лондоне в королевском замке…

Западная часть у атолла была самой широкой – метров полтораста от берега океана до лагуны. Здесь пальмы росли гуще и прямей.

Я облюбовал место для своей палатки на берегу лагуны. Было видно по закопченным глыбам коралла, что здесь останавливаются сборщики кокосовых орехов. Тут валялись несколько пустых банок из-под консервов, осколки бутылок. К тому же довольно высокий берег и пальмы защищали это местечко от постоянно дующего ветра. Когда я вернулся за обрывком паруса, он уже высох и побелел от жаркого солнца и выступивших крупинок соли. Размочалив волокно кокосового ореха, я смел всю соль в кучку, ее оказалось очень мало, не больше наперстка.

* * *

Но теперь я мог ее добывать сколько угодно. Соль я ссыпал в обрывок парусины и спрятал в карман.

Перетащив парусину на облюбованное место для лагеря, я ножом выкроил из нее полотнище для палатки, и, как и предполагал, у меня остался еще большой кусок, чтобы укрыться им ночью. На берегу, со стороны барьерного рифа, нашлось несколько бамбуковых палок, кусок веревки – все это помогло мне установить палатку. Из сухой морской травы и кокосового волокна получилась великолепная постель.

Оборудовав свое жилище, я собрал с десяток кокосовых орехов и сложил их возле палатки, затем стал исследовать лагуну.

Местами берега лагуны круто обрывались. Я ложился на шершавые глыбы кораллов и смотрел в чистую, необыкновенно прозрачную воду. Поверхность воды у берега была ровной и только чуть приподнималась и плавно опускалась под напором океана. Можно было наблюдать жизнь лагуны на глубине двадцати метров – солнце стояло над головой, и каждая водоросль, и каждый коралловый куст были залиты ярким светом. В щелях между глыбами застыли омары, высунув для чего-то из своего укрытия полосатые усики. Пестрые, как бабочки, рыбки стайками вились возле огромных анемонов, похожих на яркие цветы, что-то склевывали с ветвей голубых кораллов, носились, как будто играли в пятнашки. Проплывали ярко-желтые рыбы, раскрашенные черными полосами, голубые с желтыми головами и плавниками. Мне были неизвестны их названия, но вот показался и знакомый – огромный окунь, мелочь метнулась под защиту коралловых ветвей, окунь, даже не взглянув на мелюзгу, подплыл к колонии морских ежей и стал обкусывать и выплевывать колючки с одного из них. Когда осталось круглое тельце без единой колючки, он его съел и принялся ощипывать другого ежа. Пронеслась золотистая макрель, потом показалось противное извивающееся существо, похожее на налима, только длиной метра в два. Проплыла акула, с таким видом, будто ее совсем не интересует вся эта разнообразная живность.

Глядя на стаи рыб, я пожалел, что в кубрике «Ориона» остался мой берет, в подкладке которого было три рыболовных крючка. Но тут мне снова пришла мысль об остроге. На берегу я видел тонкий ствол бамбука с пучком желтых листьев на макушке – его принесло сюда течением с какого-то острова.

«Если его заострить, выйдет подходящая острога»,- размышлял я, направляясь к берегу океана. Когда, захватив ствол бамбука, я возвращался к палатке, то, не веря глазам, увидел на мокром песке следы больших подошв. Кто-то недавно прошел в ту часть атолла, где я выбрался из воды. Человек тоже ел улиток: раздавленные их домики валялись на песке. Я побежал по следу, стал кричать, но прибой на барьерном рифе заглушал мой голос, похожий на крик серой чайки. Скоро я потерял след. Человек вышел на сухой песок, и пассат успел заровнять его следы.

Но я ликовал. Теперь у меня был товарищ, вдвоем куда легче будет коротать дни на необитаемом острове. Я стал припоминать, у кого на шхуне были такие огромные ступни. У негра Чарльза? Да. Но тот на шхуне всегда ходил босиком и только в порту надевал гигантские лаковые туфли. Большая нога была и у рулевого Нильсена, высокого молчаливого человека с глазами навыкате, дядюшка Ван Дейк тоже носил сандалии чуть поменьше туфель Чарльза. Подойдя к каналу, соединяющему лагуну с океаном и не найдя никого, я повернул назад и, наверное, часа два потратил на безуспешные поиски, обойдя весь атолл.

Когда я вернулся к своему жилищу, то увидел, что из палатки торчит пара босых ног, а на песке валяются желтые сандалии. Как хорошо я знал эти проклятые сандалии, сколько раз человек, которому они принадлежали, бил меня ими по лицу!



Поединок

Все эти часы, проведенные на острове, где-то в глубине души я надеялся, что дядюшка Ван Дейк тоже спасся, и я встречусь с ним. И вот вместо доброго, милого для меня человека, в живых остался злой и жестокий.

В первый день плавания капитан позвал меня к себе в каюту. Он сидел, развалясь в кресле, привинченном к палубе, вытянув ноги так, что я остановился в дверях у порога.

Так ты, оказывается, русский?

– Да, я русский.

– Проклятый кок не сказал мне об этом, а то бы тебе пришлось подыхать с голоду на берегу.- Он смотрел на меня ледяными глазами.

Я стоял, переминаясь с ноги на ногу, поняв, что, сам того не желая, подвел дядюшку Ван Дейка.

– Кок не знал, что я русский.

Капитан усмехнулся.

– Тебе не удастся его выгородить. Но ты не думай, что он взял для тебя билет на прогулочную яхту. Капитан сбросил с ноги сандалии.- Надеюсь, ты знаешь, что с ними надо делать. Или в красной России каждый сам себе чистит обувь?

– Да, там каждый сам чистит обувь.

– Заткни свою глотку! Говори, «есть капитан»- и все! Понял?

– Хорошо. Есть, капитан!

– Пошел вон!

Когда я принес ему вычищенные сандалии, он повертел их в руках, улыбнулся, поманил меня к себе пальцем. Когда я, обрадованный, что все-таки растопил его черствое сердце, подошел, он размахнулся и ударил меня подошвой по щеке. Это несправедливое наказание так ошеломило меня, что я застыл, держась рукой за щеку.

Капитан улыбнулся и спросил таким тоном, будто ничего особенного не случилось:

– Ты знаешь, за что я тебя ударил?

Я покачал головой:

– Нет, капитан.

– Исключительно с педагогической целью, чтобы ты знал, что в любой момент я могу оторвать тебе голову или просто швырнуть за борт акулам – они это сделают гораздо лучше. Можешь идти и, учитывая мое сообщение, исполняй свои обязанности. Думаю, ты понял как. -На его полном добродушном лице светилась такая добрая улыбка, было такое участие, что я подумал: не показалось ли мне все это? Но тут я встретился с его глазами, холодными, чужими на этом лице-маске, и все мои сомнения рассеялись.

Когда я вернулся на камбуз и рассказал о своем первом знакомстве с капитаном, дядюшка Вал Дейк подергал себя за серьгу в ухе, потом сказал, поглаживая бородку:

– Не думал я, что так получится. Все-таки, он мне казался не таким подлым человеком. Наверное, и правда, что он служил у нацистов, тут ходят слухи. Эти выродки ненавидят вас, русских. Вы им уже, судя по газетам, повыщипали перья, и то ли еще будет! Но ты не вешай носа на фальшборт. Вот пойду сейчас и скажу ему, чтобы он не особенно разводил волну в тихую погоду. Но ты тоже не слишком задирай нос. Ну, если получишь пару оплеух, пустяк. Мне тоже влетало по первое число, когда был юнгой. Морская служба – это тебе не воскресная школа.

Я мыл посуду, а он рассказывал, как служил юнгой на пароходе, который доставлял в Китай контрабандой опиум, и какой зверь был у них старший помощник.

– Он тоже грозился сбросить меня за борт. Но видишь, ничего не получилось,- заключил он и похлопал меня по плечу.- Все же будь начеку. Не давай ему никаких поводов.- Он вытащил карманные часы.- Ого, пора нести сэндвичи и виски. Постой, я это сделаю сам.

Вернулся кок с подбитым глазом.

– Ничего, парень. Я его предупредил, что акулы едят не только матросов и юнг… Глаз – это пустяк, он просто смазал меня так, ну, чтобы поддержать свое звание. Все-таки капитан.- Помолчав, дядюшка Ван Дейк сказал мечтательно: – Кончим этот рейс, получишь ты свои деньги. Насчет этого не беспокойся, рассчитается пенни в пенни. Я тоже кончаю болтаться в этом парном море. Поедем вместе ко мне домой. Погостишь, а потом и подашься на родину…

Проходили дни и ночи на «Орионе». Я старался вовсю. Капитан улыбался и говорил ласково:

– Из тебя мог бы выйти неплохой матрос, если бы…- При этом он кивал за борт и улыбался…

– От его улыбки прямо мороз по коже,- говорили в матросском кубрике.

– Такой из костей родного отца домино сделает.

– Ты, парень, не особенно задирай форштевень,- учили меня старшие товарищи,- на море капитан выше самого господа бога. Бывали случаи, когда днем был человек, а ночью – весь вышел…

– Таких надо в тюрьму сажать,- сказал я.

Матросы захохотали, а когда смех стих, кто-то с верхней койки сказал:

– Эх, бедняга, ты совсем не знаешь жизни. Разве можно идти против капитана? В лучшем случае, останешься без работы, а ему все равно ничего не будет…

Я стоял и смотрел на желтые, потерявшие блеск, сморщенные теперь сандалии. Все кипело во мне. Припоминались все обиды. Я решил, что больше не буду подчиняться ему, и даже скажу, чтобы убирался из моей палатки. Тут я вздрогнул: в палатке зашуршала морская трава, затем я услышал протяжный зевок и голос. Он говорил так, будто ничего не изменилось.

– Эй, кто там?

Я промолчал.

– Ты что, глухой, скотина!

Я не отозвался и на этот раз.

Он сел и высунулся из палатки. За ночь лицо его осунулось и обросло ярко-рыжей щетиной. Увидав меня, капитан усмехнулся:

– Фома! Вот радостная встреча! Мне показалось, что мое предсказание сбылось, ты, наконец-таки, попал в брюхо к акулам, как твой покровитель Ван Дейк. Не горюй, это от тебя не уйдет.-Он помолчал, насмешливо рассматривая меня ледяными глазами, потом спросил: – Ты что, забыл свои обязанности? Вода прополоскала твои мозги? Ну, живо! Туфли!

Мне стыдно вспомнить про эти позорные минуты.

Вся моя воля, решимость куда-то делись. Или это сказалась сила привычки, но я нагнулся, веял сандалии и подал их ему.

Он сказал:

– Мне плевать на то, что ты думаешь обо мне; Но ты – мой слуга, и я научу тебя подчиняться! Этот паршивый остров остается для тебя кораблем, а я капитаном. Запомни это! Подойди ближе! Ну! – Он размахнулся сандалией.

Я отскочил.

Тогда он сказал, надевая обувь:

– В следующий раз получишь вдвойне. А теперь пойди и принеси мне завтрак, я не ел весь день. Пару орехов. Лучше всего, если ты сорвешь вон те. Да поищи, чем их вскрыть. Погоди! – сказал он, застегивая пряжки сандалий. В его голосе была непоколебимая уверенность, что я со всех ног брошусь исполнять его приказание.- Тут недалеко у берега лагуны, возле камней,- продолжал он,- я чуть не напоролся на гвозди, торчат из шпангоута. Гвозди медные, выдерни, будут вместо ножа, а шпангоут убери с дороги. Кто-то до нас лет за пятьдесят тоже потерпел здесь аварию, теперь не делают таких- гвоздей. Ну, живо!

И я пошел, вытащил длинный медный гвоздь из трухлявого шпангоута. Там оставалось еще несколько гвоздей. Не зная сам для чего, я спрятал шпангоут между камнями, а нож сунул в трещину самого большого камня и засыпал песком. От глаз капитана не укрылось бы, что он у меня в кармане. Я действовал, как после болезни, куда-то исчезли и моя энергия и радость, вызванная опасением. Волоча ноги, я ходил между стволами пальм, выбирая орехи, прокалывал скорлупу гвоздем, пробовал сок. Все попадались перебродившие, с горьковатым соком. А на пальму забираться мне не хотелось. Просто я до того вдруг ослаб, что не смог бы этого сделать без риска свалиться с нее.

«В конце концов, что он мне может сделать,- робко думал я.- Вот возьму эту пару орехов, пусть сам лезет, если ему не понравятся».

Ласковый Питер посмотрел на орехи, брошенные мною на песок к его ногам, потом на меня. И я принялся распарывать волокно на макушке, потом выдолбил большую дырку и подал сидящему на песке капитану.

Ласковый Питер сказал, печально улыбаясь:

– Как быстро забывается добро, Фома. Я знаю, о чем ты думал, разгуливая между пальмами: «Не послать ли мне к дьяволу своего капитана?» Но я рад, что благоразумие у тебя взяло верх. Продолжай и дальше развивать эту спасительную для тебя мысль. Ну хорошо, мы еще поговорим об этом.

Он жадно припал к ореху, глаза его дико сверкнули, и орех просвистел у меня над ухом.

– Кормить гнильем! – наконец заревел он, вскакивая, в руке у него появился парабеллум.- Убью!

Черное отверстие ствола прыгало у меня перед глазами.

Он сунул пистолет за пояс.

– Давай второй, да прежде попробуй сам… Второй раз я тебе этого не прощу. Слышишь?

Я молча поднял второй орех, продолбил в нем дырку, налил немного сока на ладонь, попробовал, сок отдавал прогорклым маслом.

Меня охватило отчаяние. В эти минуты я готов был умереть, чтобы покончить с унизительной жизнью слуги. На корабле еще хоть было какое-то оправдание тому, что я выносил издевательства этого негодяя. Там я находился на службе, впереди была свобода и меня поддерживал дядюшка Ван Дейк, а здесь я становлюсь просто невольником. Я медленно протянул ему орех, чувствуя холодную решимость что-то предпринять, как-то ответить ему на новое оскорбление.

Внезапно меня пронзила сумасшедшая мысль: отнять у него пистолет. Я, не раздумывая больше, подошел к нему и, подавая орех левой рукой, правую быстро протянул к поясу, но получил такой удар в лицо, что едва не полетел в лагуну. Орех покатился по песку. Он поднял его и сказал совсем спокойно, с нотками печали в голосе:

– Видно, с каких-то пор все стали считать меня слюнтяем и рохлей. И знаешь почему? Потому, что я стал слишком мягок и доверчив. Допустить, чтобы корабль разбил о рифы предатель У Син! Я верил ему, верил тебе. Как я был рад, увидав моего юнгу, которого уже оплакивал. Он же хотел застрелить меня из моего же револьвера… Ну вот что, запомни! Покушение на капитана карается смертью. Пока я откладываю приговор. И от тебя зависит добиться смягчения наказания. Но помни: при второй сумасшедшей попытке я вынужден буду, как мне это ни тяжело…- Он положил руку на пистолет и, выразительно подмигнув, щелкнул пальцами.- Поэтому, чтобы не подвергаться риску, советую не подходить ко мне ближе чем на десять метров.

– Могу совсем не подходить.

– Нет, почему же. Когда прикажу. Не знаю почему, но мне трудно без твоего общества.

– Я это почувствовал сегодня ночью, когда вы сбросили меня за борт.

– Разве? Не может быть. Было так темно, и все эти негодяи чуть не перевернули шлюпку. Тебе не встречался У Син? Счастливец. Отделался легкой смертью. Капитан усмехнулся и, не спуская с меня холодных, белесых глаз, поднес орех ко рту.

К моему немалому удивлению, он выпил весь сок и даже похвалил:

– Приятная влага, принеси еще и подумай о более питательной пище для своего капитана. Проклятье, забыл в каюте зажигалку. Если бы нам добыть огонь. В процессе цивилизации мы утратили много полезных навыков. Хотя я слышал, в России еще до сих пор добывают огонь путем трения двух кусков дерева. Тебе не приходилось таким способом добывать огонь? Молчишь? Видимо, не приходилось, так придется. А пока отправляйся на поиски пищи, только учти, что сырыми я могу есть на этом проклятом острове только устрицы да еще содержимое орехов.

Я ушел на берег океана, сел на песок и погрузился в невеселые думы. Каким радостным было мое пробуждение на берегу, но вот прошло несколько часов, и все подернулось печальной пеленой.

«Он не может, не имеет права так с тобой обращаться,- говорил во мне возмущенный голос.- Ты должен высказать этому фашисту все, что о нем думаешь».

«Но у него пистолет»,- возразил другой голос, более благоразумный.

«Пусть! Лучше погибнуть, чем быть рабом».

«Зачем погибать! Надо победить. Воспользуйся своим положением. Ты ему нужен, сделай вид, что смирился со своей участью, дождись удобного случая и только тогда, действуя наверняка, сможешь захватить оружие».

Я стал упиваться своими мечтами. И уже видел поверженного, жалкого врага, просящего пощады. Я еще не знал, что сделаю с ним. По крайней мере мне казалось вполне справедливым унизить его так же, как он унижал меня. Тлетворное влияние этого человека сказалось и на мне. Жестокость и несправедливость заразительны.

«Он будет приносить мне устриц, лазать на пальмы за орехами, а жить станет вон в тех камнях, как павиан в зоопарке». Я захохотал, представив его оборванного, заросшего рыжими волосами, грязного, прыгающего на четвереньках среди камней.

За спиной хрустнул песок, я вскочил. Ласковый Питер подкрался ко мне под шум прибоя и стоял в трех шагах:

– Устал? – спросил он с фальшивым участием.- Не мудрено. Ночь была нелегкой.

– Не очень, я уже хорошо отдохнул,- ответил я, вскакивая.

– Вижу. Тебе даже смешно. Это хорошо. Не будем падать духом, мой мальчик.

– Не будем, герр капитан.

– Похвально… похвально. Постой. Все-таки в чем причина твоего веселья?

– Я смеялся над собственной глупостью.

– Нет, нет, постой. Устрицы подождут. В чем же ты находишь ее… свою глупость, в данное время?

– Я хотел отнять у вас пистолет.

– Да, это покушение с негодными средствами, и если ты так думаешь, то здесь нет глупости, а только благоразумие. Ты радуешь меня, Фома. Все же представ, что твой план удался, что бы ты сделал со мной? А?

– У меня не было никакого плана. Просто мне стало обидно, и я подумал, Что, если бы «вальтер» был у меня, вы бы не так грубо обращались со мной.

– Так, так. Возможно, у тебя и не хватило бы духу продырявить меня, но могли случиться непредвиденные обстоятельства, и дырки появились бы в твоем черепе. Ха-ха-ха! – Он захохотал так добродушно, что невольно улыбнулся и я.- Хватит веселиться, надо подумать и о хлебе насущном, в данном случае – об устрицах. За дело, Фома!

Я брел по колено в воде. Жизнь кишела у меня под ногами. Мелкие крабы сновали по дну, мальки хватали за икры, все камни были густо покрыты водорослями и раковинами разных видов и окраски. Здесь были двустворчатые и спиралевидные моллюски, морские звезды, но устриц не попадалось. Я медленно двигался, стараясь не наступить на морского ежа.

Ласковый Питер шагал по берегу, наблюдая за, мной и что-то недовольно ворча себе под нос. Наконец он остановился и, повелительно махнув рукой, спросил:

– Долго мы так будем бродить? Неужели в этом аквариуме не найдется дюжины приличных устриц?

Я ответил, что пока не встретил ни одной.

– Ты или лжешь, как всегда, или задумал уморить меня голодом, или понятия не имеешь об устрицах.

Держась своего плана, я как можно хладнокровней описал ему внешний вид и вкусовые качества этого моллюска и в заключение предложил перенести поиски в лагуну.

– Хорошая мысль. Но не уходить же нам отсюда с пустыми руками. Давай, что там есть.

Я стал бросать ему мидий, гроздья морских желудей, улиток. Улитки ему понравились. Разбив хрупкие раковины, он проглотил несколько жирных слизняков и сказал:

– Вполне съедобное блюдо, хотя улиткам далеко тдо устриц. Идем к лагуне и не забывай про дистанцию. Закон остается в силе. Первый закон белого человека на этом паршивом острове. И надо сказать, что он принес свои первые благотворные результаты.- Он подмигнул и осклабился.- Законы определяют права и обязанности членов общества. С виду ты как будто понял свои обязанности – служить мне, и только мне. Что же касается твоих прав, то… Я еще подумаю над этой проблемой. Ты почему не смотришь мне в глаза? Все еще не выкинул из головы бредовую мысль укокошить меня?

– Мне это еще не приходило в голову.

– Не может быть. Хотя это вполне логично. Несмотря на всю мягкость, с которой я относился к тебе, ты должен был сделать попытку, жалкую притом, разделаться со мной. Ничего не поделаешь, такова природа человека, даже такого неполноценного, как ты. Ну что стал! Брось камень. И запомни, тебе не разрешается брать в руки тяжелые предметы – ни камни, ни палки, конечно, без моего разрешения. Ну что стал! Марш!

Я побрел, как невольник. Он шел за спиной и бубнил, явно стараясь запугать меня, лишить силы к сопротивлению. Все это стало для меня ясным много позднее, но тогда, чувствуя дуло пистолета, направленное мне в спину, я пережил скверные минуты.

– Запомни раз и навсегда,- говорил он тихим, зловещим голосом,- тебе никогда не одолеть меня. Даже не будь у меня оружия. Я убью тебя ударом кулака. Задушу.

Несколько шагов он прошел молча, затем, вздохнув, продолжал:

– Не знаю, что удерживает меня всадить тебе пулю в затылок и раз и навсегда избавиться от тревог и волнений. Может быть, ты ответишь мне на этот загадочный вопрос?

– Вам невыгодно меня убивать.

– Почему?

– Тогда вы останетесь без устриц и будете есть гнилые орехи.

Он захохотал и сказал:

– Проклятый щенок, ты близок к истине. Но помни, что твоя жизнь в хрупком сосуде и ты держишь его в руках, смотри не споткнись.

Предупредив меня, Ласковый Питер сам грузно шлепнулся о землю. Я стоял и, забыв об опасности, смеялся, глядя, как он силится освободить ногу от цепкого корня кустарника. Был миг, когда он в ярости рвал корень и рукоятка пистолета была обращена в мою сторону. Несколько секунд решительности, и все бы изменилось. Мне тогда не надо было бы вскорости рисковать жизнью, но смех расслабил мою волю, уж больно комичен он был в своей нелепой ярости : рыжий, грязный, трясущимися руками рвавший корень, когда можно было просто вытащить из-под него ногу.

Вскочив, он набросился на меня и ругал до самой лагуны.

Сколько мы ни бродили по берегу лагуны, нам не удалось обнаружить устриц. Дул ветер, поверхность воды сморщилась, и только временами удавалось разглядеть дно.

– Проклятые моллюски, они уморят меня с голоду,- ворчал капитан. Внезапно он остановился, поднял раковину. Внутренняя ее часть была покрыта розовым перламутром.- Жемчужница! В этой луже есть жемчуг. Как ты смотришь на то, чтобы заняться ловлей жемчуга? В этих местах попадаются экземпляры стоимостью в несколько десятков тысяч долларов. Ты не против заработать одну-другую тысчонку? Деньги тебе нужны. Имея тысячу долларов или фунтов, ты можешь начать своё дело в Австралии, Южной Америке или здесь в Океании! Откроешь торговлю каким-нибудь барахлом для туземцев или лучше всего бар. Пиво здесь пьют все. Эх, выпить бы сейчас бутылочку из холодильника. Проклятый У Син! Негодяй, все отправил на дно.- Капитан побагровел, воспоминания о штурмане всегда приводили его в ярость.- Ну, раздевайся – и за дело. Сезон добычи жемчуга уже начался; ни сегодня-завтра сюда могут нагрянуть банды промышленников, и они все выудят у нас из-под носа. Выбирай раковины побольше, ну, с богом, мой мальчик, ты получишь приличную долю из доходов нашего предприятия.- Он оживился, глазки его засверкали. И странное дело, его азарт передался и мне. Конечно, я не думал о наживе, мне просто, захотелось достать раковину с жемчужиной, по крайней мере, величиной с крупную горошину. Я стоял и смотрел в глубину, представляя, как я орудую там, на дне. Я еще думал, что добыча жемчуга притупит его осторожность, и тогда…

Мое раздумье капитан расценил по-своему:

– Я не думал, что ты так труслив. Боишься нырнуть на какие-то пять-шесть метров?

Глубина была гораздо больше, я это видел, нырять я умел и любил плавать в глубине с открытыми глазами. И все же первая попытка не удалась, наверное, я сильно волновался и, едва коснувшись дна, задыхаясь, стал подниматься на поверхность.

– Неплохо для первого раза,- оказал капитан, изобразив на лице улыбку,- совсем неплохо, мой мальчик. Отдохни пару минут, затем несколько раз поглубже вдохни и вот возьми камень, с ним ты без труда достигнешь дна, так поступают все ловцы жемчуга. Не надо тратить лишних усилий. Затем камень оставишь там, а взамен оторвешь пять-шесть раковин. Все довольно просто. Здесь дети ныряют на большую глубину. Пора!

Он подал мне ноздреватую глыбу известняка.

С грузом я довольно быстро достиг дна и, ухватившись за пук водорослей, стал искать жемчужницу. Глаза разъедала соленая вода, грудь давило. В считанные секунды, которые я провел на дне, мне запомнился рак-отшельник, полосатые рыбы, огромный красно-бурый еж. Воздуха не хватало, я уже чуть не выпустил из рук водоросли, как прямо перед главами увидел полураскрытую раковину. Ухватившись за нее обеими руками, я еле отодрал ее и, отчаянно гребя одной рукой, и помогая ногами, понесся вверх. Вынырнув недалеко от берега, я стал жадно глотать воздух. Голова у меня слегка кружилась, в глазах плыли разноцветные круги, в ушах покалывало, лежа на спине, я с каждым вдохом восстанавливал силы, крепко держа раковину в правой руке.

Ласковый Питер исходил от нетерпения.

– Плыви к берегу, нашел время валять дурака! Давай сюда жемчужницу! Ты выронишь ее! – кричал он, стоя у самой кромки берега.

Как только я подплыл, он вырвал у меня раковину и, рассматривая ее со всех сторон, говорил;

– Чем мы ее, проклятую, теперь раскроем? Ждать, пока моллюск сдохнет? Вот бы нож Послушай, у тебя ведь был нож? Где он? Ну, живо!

Я чуть было не припустился за ножом, да вовремя одумался и протянул ему медный гвоздь. С проклятьями, поранив руку, он стал вскрывать раковину, я, не отходя от него, наблюдал за его работой и снова упустил случай завладеть пистолетом, хотя он у него чуть не вываливался из-за пояса.

Раковина хрустнула под его короткими, сильными пальцами, поросшими рыжими волосами, Мы наклонились над ней, касаясь лбами. На розоватой пульсирующей подушечке лежала жемчужина больше самой большой горошины, какую мне приходилось видеть. Она была совершенно круглая и вся светилась нежными красками неба и моря.

Мы долго так стояли, забыв обо всем на свете, кроме этого маленького чуда. Меня распирала гордость, что именно я, а не кто другой, достал со дна моря такую красоту. Капитан взял себя в руки первым. Он схватился за пистолет и медленно отошел, поглядывая на меня с недоброй улыбкой. Когда я сделал попытку приблизиться к нему и еще раз взглянуть на свою жемчужину, он предостерегающе поднял руку:

– Остановись! Нам все-таки лучше держаться на некотором расстоянии. Для твоей же пользы. Жемчуг никогда не был источником хороших отношений, между мужчинами, конечно. Боюсь, что ты полагаешь, что добыл настоящее сокровище. Шарик не совсем правильной формы, тускловат. Будем надеяться, что там ждет нас кое-что получше.

Он сел на землю и, косясь на меня, стал точить кончик гвоздя о камень, затем с величайшей осторожностью надрезал мясо вокруг жемчужины, отделил ее от раковины и стал разглядывать ее со всех сторон, плохо скрывая свое восхищение. Налюбовавшись, вытащил из кармана носовой платок и стал трясти его, говоря:

– Жемчуг требует тонкого обращения, одна царапина, и цена упадет. Ну, кажется, хранилище чисто.

Он положил ее в центр платка, скатал его трубочкой и завязал узлом.

– Теперь она в надежном хранилище. Что ты так на меня уставился? Твоя доля тоже пока здесь, продадим и получишь; к сожалению, я не могу выдать тебе расписки, но мое слово – надежная гарантия. Не так ли?

Я спросил, сколько стоит жемчужина.

– Какой-нибудь пустяк. Но это не твоя забота. Ты получишь свои деньги в любой валюте. Вот за эту безделицу я заплачу тебе пятьсот марок.

– Марки здесь не имеют цены,- сказал я.

– Ну тогда получишь франками, долларами, фунтами стерлингов по курсу. Скажем, двадцать долларов! Неплохая цена за работу в течение минуты.

Мне стало смешно, что мы торгуемся о цене, не зная, удастся ли нам выбраться отсюда. Возможно, остров забыт и на нем никогда не бывают местные жители, о приходе корабля нечего было и говорить: вряд ли кто рискнет пройти между рифами, да и зачем?

– Ты что скалишь зубы? Тебе мало?

Я помотал головой.

– Вот и отлично. Сто жемчужин – и полторы тысячи долларов в кармане. Ну, мой мальчик, за дело! Несколько раз вдохни поглубже – дольше пробудешь под водой и больше соберешь раковин.

Капитан оказался прав – мне удалось взять три раковины, одну я выронил из рук, а две благополучно передал в жадные руки капитана. Жемчужин в них не оказалось.

– Не стоит отчаиваться,- сказал капитан, кисло улыбаясь,- завтра ты сплетешь себе сетку из отрывков такелажа, она необходима, кроме того, тебе надо будет сделать что-то вроде ножа. Там плавают обломки моей шлюпки, мы найдем скобу, наточим ее и тебе будет легче отрывать раковины от камней, А пока попытаем счастья с голыми руками.

Нырнув в третий раз, я выпустил из рук груз, не добравшись до дна, так как заметил акулу – она проплыла совсем близко от меня.

– Акулы – постоянные спутники ловцов жемчуга, мой мальчик,- сказал капитан.- Стоит ли их бояться! Ты же храбрый мальчик. Ну, еще всего один раз. Сегодня счастливый день, и давай используем его на все сто процентов.

Я наотрез отказался. Появилось еще несколько акул, они совсем близко проплыли возле берега.

– И все-таки тебе придется достать ещё пару раковин. Запомни, Фома: кому суждено быть повешенным, тот не утонет.

– Вот вы и ныряйте.

– Что ты сказал? Немедленно в воду! – Он еще попробовал уговорить меня, изменив повелительней тон на приторно-ласковый: -Ну, смелее, мой мальчик. Мне тоже приходится рисковать, и не малым. Потеряв тебя, я быть может, лишаюсь миллионов. Признаюсь тебе, что не умею нырять даже на такую пустяковую глубину, а самые ценные раковины находятся на глубине пятнадцати – двадцати метров. Ну, смелей!

Я стал одеваться.

Ласковый Питер побагровел.

– В лагуну, или!

Я оделся и стоял, не двигаясь, глядя в его белесые змеиные глаза, и во мне что-то твердело, исчезли страх и осторожность, вдребезги разлетелся мой план захвата пистолета путем лжи и угодничества. Ну хорошо,- сказал он примирительно, мы сегодня устали. Оба провели ужасную ночь. Давай отдохнем немного. Акулы уйдут к вечеру. Пока же раздобудь еды. В горле пересохло. Пару орехов. Вон с того дерева.- Он подбросил на руке парабеллум.

Наверное, в тот миг я хотел умереть, петому что сказал:

– Я тоже устал и не полезу за орехами.

– Нет, полезешь!

– Нет… Не будет больше ни орехов, ни жемчужин. Все!

– Бунт? Ха-ха! Ты сошел с ума. Я же убью тебя. Нет, я буду стрелять в живот, затем спихну в воду, вон той красавице.- Гладкую поверхность лагуны разрезал острый плавник акулы.- Последний раз предлагаю: или ты будешь служить мне, как собака, или…- Он направил на меня пистолет: – Подойди, получишь пару затрещин в наказание, и мы покончим на этом. До него было не больше пяти шагов. Потупясь, я стал подходить к нему.

– Ну вот, и уладили восстание на атолле,- Он стал снимать сандалию.

В это время правой ногой я пнул его во руке с пистолетом. Вернее, хотел пнуть, да промазал: он разгадал мой замысел. С необыкновенной быстротой Ласковый Питер откинулся в сторону, упал, вскочил, хотел нанести мне удар в лицо, я также увернулся, и он, потеряв равновесие, чуть не угодил в лагуну. Он стоял, вскинув руку с пистолетом, балансируя на одной ноге на глыбе коралла, и смотрел в воду. Я увидал на его лице ужас. К берегу плыла акула, ее можно было разглядеть всю, словно отлитую из меди, подвижную, верткую; казалось, и она смотрит на Ласкового Питера и ждет. Мне стоила только чуть-чуть подтолкнуть его. Но я не сделал этого. В те несколько секунд, глядя на его искаженное страхом лицо, я даже испугался за него и даже протянул было к нему руку, чтобы поддержать его. Но в это время он поборол силу, толкающую его в пасть к акуле, и спрыгнул на песок.

Тяжело дыша, капитан поспешно отошел от воды. Пот каплями катился по его побелевшему лицу.

– Ты действительна становишься опасен,- сказал он, целясь мне в живот, и нажал на спусковой крючок. Я видел, как напряглись его пальцы, но пистолет не стрелял.

Он выбросил патрон. И опять выстрела не последовало, только что-то скрипнуло в пистолете. Бормоча ругательства, он стал вытаскивать обойму, -Я нагнулся, схватил горсть песку и швырнул ему в глаза. Он закрыл глаза рукой и старался снова зарядить обойму, а я все швырял и швырял ему в лицо белый коралловый песок. Все-таки ему удалось справиться с обоймой, и опять пистолет не выстрелил. Видно, заржавел спусковой механизм или в него набился песок. Поняв это, капитан стал гоняться за мной вокруг палатки и между пальмами. Но тут преимущество было явно на моей стороне. Я легко увертывался от него, и несколько раз угодил в него кусками коралла. У него был рассечен лоб и щека. Наконец он остановился, тяжело дыша и пожирая меня ненавидящим взглядом.

Так мы стояли с минуту, отдыхая и оценивая силы друг друга. Конечно, он был сильнее меня, пока не выдохся, и мне пришлось бы худо, попадись я ему тогда в руки, но сейчас, пожалуй, я справился бы с ним. На «Орионе» я часто боролся с матросами и нередко выходил победителем, умел и боксировать. Но о честной драке с ним не приходилось и думать, и я с опаской поглядывал на его волосатые руки.

Он уже дышал ровно и зловеще улыбался. Теперь силы были опять на его стороне. И он, понимая это, стал медленно подходить ко мне. Только тут я понял, в каком трудном положении оказался: позади меня была лагуна, слева коралловые глыбы, уйти я мог, только бросившись прямо на противника, а он уже замахнулся «вальтером», целясь мне в голову.

– Ну вот тебе и крышка! Теперь ты не уйдешь! – злорадно шептал он, подступая ко мне.

Как быстро работает голова в такие минуты! У меня появилось с десяток вариантов, как прорваться из этой ловушки, но все они никуда не годились. И тут я вспомнил про нож. Он же лежал в трещине коралловой глыбы. Она за моей спиной. Я стал лихорадочно шарить по ноздреватой поверхности камня. Трещины не было, а он подходил не спеша, зная, что бежать мне некуда. На лице его не отражалось ни гнева, ни жестокости, и я знал, что мне приходит конец. Такие деловые, равнодушно-скучающие лица я видел у эсэсовцев, когда они убивали наших людей или готовились убить их.

И тут я вспомнил, что трещина не с этой стороны, надо зайти справа, к воде. Да, нож лежал в узкой щели под тонким слоем песка. Я схватил его. Щелкнула пружина, выбрасывая лезвие.

Он остановился, как только увидал в руке у меня нож. Теперь мы поменялись ролями. Я стал наступать на него, а он пятился, тараща глаза, и говорил свистящим шепотом:

– Ты сошел с ума! Тебя же повесят за это! Убийство капитана! Уйди! Хватит. Я погорячился. Я же знал, что пистолет испорчен. Только хотел тебя напугать.- Глаза его стали обыкновенными, человеческими, умоляющими.

Он врал, я чувствовал, что он врет, но у меня не поднялась рука на него- жалкого, трясущегося от страха.

– Бросьте пистолет!

– Пожалуйста. Сейчас им только заколачивать гвозди или разбивать улиток.- Он бросил «вальтер» себе под ноги.- Бери, если хочешь. Я дарю тебе его. Ты держался совсем не плохо. Я не знал, что ты такой. Давай жить, как добрые соседи, как достойные белые люди. Вот,- он отступил на полшага, и протянул руку,- давай скрепим нашу дружбу крепким пожатием!

У меня хватило ума не пойти на его предательскую уловку. Мне дядюшка Ван Дейк показывал этот прием. После такого «дружеского пожатия» можно было остаться без руки и оказаться в лагуне, не помог бы и нож.

– Ну, дай же мне твою руку! – Он чуть подогнул ноги, готовясь к прыжку.

Я сказал:

– Ничего у вас не выйдет, я и этот прием знаю. Можете только получить нож в бок.

Он оперся руками о колени и укоризненно покачал головой.

– Нехорошо не верить честным намерениям.

Теперь он замышлял что-то новое, хотел припомнить какой-то незнакомый мне прием. Я сказал:

– Если вы прыгнете, то нож войдет вам в брюхо.

Он усмехнулся:

– Ты не терял время на «Орионе». Но что же мы будем делать? Вот так стоять по целому дню?

– Как хотите. Но если вы нападете, то пощады не будет. Это знайте!

– Хорошо, мой благородный друг. Я учту это.- Он поднял пистолет и сунул в задний карман шорт.-Все-таки надо бы позавтракать. У меня закружилась голова с голоду. Как насчет орехов? Давай устроим пиршество по случаю перемирия!

– Пируйте один.- Я подошел к палатке и сорвал ее с кольев, взял и «одеяло».

– Ты уходишь? – спросил он, и желваки заходили на его скулах.- Чем тебе не нравится это прелестное место?

– Тем, что вы здесь.

– Окончательный разрыв?

– Да! И попробуйте только сунуться на мою сторону!

– Так, так…- Он стал ругаться, угрожать.

Посматривая на него, я сворачивал парусину.

Ласковый Питер передохнул, помолчал и сказал с возмущением:

– Но мне будет холодно ночью! Вдруг пойдет дождь.

– Не мое дело,- сказал я и швырнул ему «одеяло».

Удалялся я от него, переполненный гордостью и радостью победы. Как бы я хотел, чтобы дядюшка Ван Дейк видел наш поединок!



Под чужими звездами

Как хорошо мне было шагать по берегу океана, держа в одной руке палатку, в другой бамбуковый шест, найденный мною для остроги. Возле воды песок был влажный, утрамбованный волнами, и кусочки коралла и острые обломки раковин не резали подошвы моих босых ног.

Солнце давно перевалило через атолл и готовилось опуститься в синюю воду. Я спешил уйти подальше от своего первого лагеря и выбрать место для ночлега. Мне очень хотелось есть, надо было сорвать пару кокосовых орехов до того, как солнечный диск коснется воды. В тропиках почти не бывает сумерек. Скроется солнце, запылает небо алыми и золотыми красками. Небесный пожар быстро гаснет, воздух сереет, будто все предметы заволакивает дымкой, зажигаются звезды, и внезапно наступает черная тропическая ночь.

Чтобы как-то излить радость победы, все еще бурлившую во мне, я стал насвистывать залихватский мотив песенки, которую в веселые минуты распевал Чарльз, аккомпанируя себе на банджо. Песня была про жестокого капитана, с которым расправились моряки. Все, что в ней говорилось, как нельзя лучше отвечало моему настроению, и я запел:

Много раз плясали мы на рее,

С пеньковым галстуком на шее.

Пусть теперь попляшет он, ребята,

Вздернем мы сегодня старого пирата!

Перед самым моим носом просвистел орех и шлепнулся о песок. Я отскочил и поднял голову. Из кроны пальмы вылетел второй орех и упал рядом. Орехи были на подбор, большие, спелые. Кто же их срезал? Именно срезал! Я видел, что срез на толстой плодоножке был косой и гладкий.

Опять сердце у меня застучало тревожно и радостно: «Неужели еще кто-то спасся?»

Я стал кричать какую-то мешанину из слов на разных языках, все, что застряло у меня в голове при общении с китайцами, индонезийцами, малайцами, полинезийцами, неграми, французами и англичанами. Здесь были и «здравствуйте», и «добрый вечер», и «как вы поживаете» – словом, выложил все свои скудные знания языков, а когда остановился передохнуть, то из кроны пальмы вылетел еще один орех и шлепнулся у моих ног.

Наконец показалось и существо, швырявшее орехи. Оно поспешно спускалось вниз головой по наклонному стволу пальмы. Это был краб – кокосовый вор, точь-в-точь, как тот, что повстречался мне утром. Подняв пару орехов побольше, довольный, что не надо взбираться на пальму, я пошел дальше и скоро выбрал место для ночлега.

Для лагеря мне приглянулось местечко в кустарнике. Отсюда хорошо был виден противоположный берег лагуны. Солнце, коснувшись краем воды, казалось, все свои лучи направило на Ласкового Питера, он сидел на глыбе коралла и ритмично поднимал и опускал руку. Над водой разносились глухие удары.

Это он готовит ужин. И мне стало весело, когда я представил себе, как он, размочалив кокосовый орех, будет есть кашицу, смешанную с волокном – ведь и нож, и медный гвоздь лежали у меня в кармане!

«Вот что значит всю жизнь сидеть на чужой шее и получать все готовенькое»,- думал я, срезая ножом макушку у своего ореха. В нем оказалась мякоть, напоминающая вкусом яблоко.

Песок был теплый. Бамбуковой палкой я вырыл в нем углубление, расстелил в ямке парусину и разлегся, глядя в потемневшее небо. Там, между лохматыми, медленно покачивающимися кронами пальм, вспыхивали, как светильники, крупные, разноцветные звезды. Посвистывал никогда не отдыхающий пассат, на той стороне лагуны урчал прибой. Пищали крысы. Краб волочил по песку орех к своей норе. Глаза у меня слипались. Я уснул, как провалился в бездонную яму.

Проснулся я от «холода». Было, наверное, не меньше двадцати градусов по Цельсию, но за месяцы моих скитаний в тропиках я привык к жаркому солнцу, и теплая ночь казалась мне прохладной. Завернувшись поплотней в парусину, согрелся, но сон больше не шел ко мне. В голову полезли безотрадные мысли, навеваемые темнотой и одиночеством.

Прямо над головой переливалась звезда, напоминавшая мою жемчужину. В тропиках звезды кажутся необыкновенно большими. Млечный путь был похож на барьерный риф, о который разбиваются невидимые волны, и брызги от них горят и переливаются на черно-синем океане. Но это были чужие звезды, чужое небо. Как мне хотелось в ту ночь увидеть наше русское летнее небо, когда на нем всю ночь тлеет заря и оно само и голубое и нежно-зеленое, а звезды какие-то особенные, теплые и ласковые.

Последний раз я видел такое небо, когда был с ребятами в ночном. Мы пасли одного-единственного коня, которого удалось уберечь от гитлеровцев. Днем мы его держали в ельнике, а ночью выводили на луг к речке, спутывали, и наш Громобой наедался до отвала сочной травой. Сеня Лягин, Петя Козлов и я коротали ночь возле крохотного костра в густом ивняке, делясь новостями. Шел третий год войны, я тогда уже немного знал немецкий язык и подслушивал разговоры немецких солдат о положении на фронтах. Сеня был связным у партизан и когда возвращался из леса, то передавал нам выученные наизусть сводки Советского информационного бюро.

В ту ночь Сеня Лягин говорил:

– Досидитесь вы до того, что кончится война, и никто из вас пороху не понюхает. Шли бы в партизаны, пока не поздно. Может, медаль или орден тоже бы заработали. Мне дядя Левашов обещал. Я, говорит, уже на тебя реляцию написал.

– А что это такое – реляция? – спросил Петя.

– Бумага, где все мои подвиги расписаны.

– Тебе хорошо,- сказал Петя,- у тебя родня в отряде, дядя. Мы к нему вот с Фомкой сунулись в прошлом месяце, так он нас так наладил, чуть без ушей не остались.

– А вы в другой отряд. Мало ли у нас отрядов.

Петя предложил самим создать партизанский отряд и для начала взорвать понтонный мост через Припять.

– Неплохое дело,- сказал с грустью Сеня,- да командир даст мне такого моста. Уж лучше вы вдвоем действуйте, а я вам взрывчатку достану и бикфордова шнура метра три-четыре…

Так и не удалось нам взорвать мост через Припять. Утром, когда мы после бессонной ночи спали под тулупом у потухшего костра, на нас наткнулись немецкие солдаты из цепи, посланной прочесать лес и выловить партизан. Нас вместе с Громобоем привели в деревню, не в нашу, а в соседнюю, там на площади возле церкви было много и ребят и взрослых, окруженных автоматчиками. Голодные, мы стояли там до вечера, к нам никого не подпускали. Взрослых по одному уводили в школу на допрос. В толпе я видел маму и бабушку. В то лето мы с мамой и братишкой Владькой гостили у бабушки. Мы к ней приезжали каждое лето и жили до пятнадцатого августа, а потом уезжали к папе в Воронеж.

На площади стоял глухой шум. Я, не отрываясь, смотрел на маму. Она что-то говорила эсэсовцу из конвоя, он оттолкнул ее, а когда она схватила его за руку, то наотмашь ударил автоматом по лицу.

Часов в семь вечера из школы вывели шесть стариков колхозников, учительницу и высокого молодого человека в очках, поставили к церковной стене и расстреляли. Потом нас заставили сесть в грузовики и куда-то повезли. Я ехал один с незнакомыми людьми, Сеня с Петей попали в другую машину. И на первой же остановке они решили бежать. Сене удалось скрыться, а Петю убили. Он лежал возле дороги, мертвый, с окровавленным лицом. Над Петей бесшумно проносились стрижи.

К Пете подошел фашистский офицер, пнул мертвого ногой и стал говорить, мешая русские и немецкие слова, что за побег каждый будет наказан, как Петя. Говорил эсэсовец так, будто был огорчен тем, что Петю пришлось наказать. Эсэсовец много раз беззлобно повторял это слово «наказать», словно за непослушание собирался поставить нас в угол или оставить без обеда. На моих трудных дорогах встречалось много плохих людей, и все они чем-то напоминали того эсэсовца. Был похож на него и Ласковый Питер. Вероятно, все плохие люди похожи друг на друга, хотя разобраться в них и нелегко.

Машины покатили по Минскому шоссе, а Петя остался один на пригорке у дороги.

Утром нас набили в товарные вагоны и повезли в Германию. Страшный этот путь окончился невольничьим рынком. Помню, как я смахивал слезу, читая «Хижину дяди Тома», и вот теперь меня самого осматривал и ощупывал бауэр, худенький, седенький старикашка. Он взял меня батраком, видно, из тех соображений, что ходить за скотиной он заставит меня, как взрослого, а кормить будет, как мальчишку.

Так оно и получилось. Через месяц я убежал от него. Сначала я пошел на восток, но один военнопленный, работавший на свекольном поле, посоветовал пробираться во Францию.

– Сейчас на востоке плотный фронт, прибьют, как муху, а не то в лагеря попадешь, там хуже смерти. Иди-ка ты, брат, к французам. Франция, мне один из наших говорил, отсюда не больно далеко, ты же мальчишка, да и по-немецки немножко балакаешь, может, и выйдет дело. Ты к морю норови, может, в Англию попадешь, а там уж дело другое. Только действуй смелей. Эх, мне бы твои года!..

Военнопленный был уже пожилым человеком, взяли его раненым под Минском. Солдат дал мне вареную брюкву и кусочек хлеба, видно, весь свой обед.

Мне сильно помогало знание немецкого языка. Моя мама преподавала немецкий в школе, и я учил его лет с шести. Говорил все же я не настолько хорошо, чтобы меня можно было принять за немца.

Мне везло. В дни моих скитаний по Германии союзники сильно бомбили немецкие города, масса беженцев устремилась в деревни и к более безопасным западным границам рейха. Километров двести мне удалось проехать в вагоне с беженцами, и мои спутники чуть было не выдали меня железнодорожной полиции. Меня предупредил мальчишка лет пяти, он сказал, толкая меня в бок и тараща злые глазенки:

– Вот погоди, сейчас придет жандарм и тебя заберет.

Мы вдвоем с ним стояли в тамбуре вагона. Я спросил, как он узнал об этом.

– Дедушка сказал, и еще фрау Эльза, и мама, и Карл. Все говорят, что ты подозрительная личность. Или чех, или русский.- Выпалив это, он, насупившись, ждал ответа.

В тамбур заглянула женщина и схватив мальчишку за шиворот, неприязненно оглядела меня с ног до головы.

Я не стал дожидаться развязки событий. К счастью, уже стемнело и поезд шел на подъем. Я спрыгнул с подножки вагона и покатился по насыпи, отделавшись только царапинами.

Я шел ночами, питаясь яблоками в садах, брюквой. Стояла осень.

Безрукий лесник выследил меня с собакой – огромным сенбернаром – и привел к себе в сторожку. Я прожил у него три дня. Он сделал вид, что поверил моим фантастическим рассказам. На четвертый день вечером вывел меня на опушку леса, пожал руку и сказал:

– Иди вон на ту звезду, там Франция. Старайся не показываться днем. Сейчас в Германии люди потеряли понятие о добре и зле. Здесь немного хлеба и эрзац сала.

Чем-то лесник напоминал дядюшку Ван Дейка.

И еще одна встреча в Германии помогла мне на моем пути к необитаемому острову.

Никогда не забуду я своего сверстника Вилли Крафта. Познакомились мы с ним недалеко от французской границы. Я шел всю ночь, а на день устроился в его саду. Была осень. Я наелся яблок и лег спать в малине у изгороди. Ночью малинник мне показался довольно густым, и я надеялся проспать в нем весь день. Проснулся я в полдень. Меня разбудил Вилли.

– Простите! – сказал он,- не лучше ли вам пройти в дом. Земля уже довольно сырая…

В доме нас встретила мать Вилли; увидав меня, она всплеснула руками и заплакала.

– Боже мой, боже мой,- повторяла она, торопливо накрывая на стол,- что же происходит на свете! Что происходит!

За обедом я все рассказал им.

– Мама! – Вилли оглянулся по сторонам и прошептал.- Мама, что, если мы скажем, будто к нам приехал Отто?

– Надо подумать. Надо подумать, мой мальчик.

Вечером Вилли влетел в мансарду, где они укрыли меня, и, ликуя, сообщил:

– Ты остаешься, Фома! Мама почти согласна! Сейчас я все расскажу тебе про Отто и его родных и знакомых. Он отличный парень, этот Отто. К счастью, он не был у нас лет семь. Его никто из соседей не помнит. Я же только вернулся от них…

Я не мог остаться. Перед моими глазами стояли Петя, Сеня, отец. Никто из них не одобрил бы мой трусливый поступок. Я сказал об этом Вилли.

– Да, да, я понимаю тебя.- Он стиснул мою руку.- Так поступил бы и я!

Весь вечер и следующий день мы намечали маршрут моего путешествия, используя для этой цели путеводитель по Франции и школьные карты. Когда мы смотрели на эти карты, то мир казался не таким уж большим, а мой план легко осуществимым.

Вилли был очень практичным мальчиком, он заставил меня записать все города, через которые мне надо было проехать, стоимость железнодорожных и автобусных билетов. На прощанье он сказал:

– Как жаль, Фома, что я не имею возможности совершить с тобой это небольшое путешествие. Видишь ли, я дал маме слово не предпринимать опрометчивых поступков. Ты в лучшем положении. Во- первых, не связан словом, во-вторых, обстоятельства способствуют тебе. Не потеряй деньги, записную книжку, немецко-французский разговорник и постарайся запомнить мой адрес. Так после войны, как договорились! Ты приедешь ко мне? Нет, лучше я к тебе!..

Милый, славный мой товарищ Вилли Крафт!

…Под монотонный свист пассата и урчание прибоя я вспоминал скитанья, которые привели меня на этот остров.

Как я брел по осенним дорогам Германии, Франции, трясся в кузовах грузовиков, ехал на угольных тендерах паровозов. Меня влекло к морю. Море мне казалось такой широкой, такой доступной дорогой, ведущей на Родину. Уже в самом конце своих скитаний по Франции, я ехал в переполненном вагоне. На меня никто не обращал внимания. Вдруг в непонятной речи французов я уловил тревогу. Началась проверка документов. Сидевший со мной рядом молодой человек в сером плаще что-то мне сказал, улыбнулся и мигом исчез под скамейкой. Немецкий офицер и солдат проверили документы у всех в нашем купе, я сидел ни жив ни мертв. Наконец, офицер обратился ко мне по-французски. Я ответил по-немецки, что плохо знаю французский язык.

– Ты немец? – спросил офицер.

– О да,- соврал я.

– Ты не заметил здесь человека лет тридцати в сером плаще?

Я покачал головой.

– Нет. Здесь не было никого в сером плаще.

– Ну-ка, загляни под скамейку!

Я охотно выполнил его просьбу и сказал, что там ничего нет, кроме газет и пыли.

– Если заметишь кого-либо в сером плаще, то немедленно сообщи в первый вагон.

Я пообещал.

Когда патруль ушел, то все бросились пожимать мне руку, что-то взволнованно говорили

Из-под лавки вылез молодой человек в сером плаще и тоже что-то сказал мне и стал трясти руку. Пожилой человек отдал ему свой черный плащ, и он сел рядом со мной, все улыбался и похлопывал меня по колену. На первой же остановке он, кивнув, ушел.

Через несколько дней я снова встретился с этим человеком. Случилось это в маленьком городке в Бретани, недалеко от моря. Мои ботинки совсем развалились, денег не было, и я, кажется, заболел или ослаб от голода, так что еле передвигал ноги. А море было совсем близко, что-то около сорока километров. Я стоял на автобусной остановке под недоверчивыми взглядами крестьянок, тоже ожидавших автобуса. И тут подошел мой сосед по купе, он не сразу узнал меня, а узнав, потащил в ближайшее кафе.

Поль помог мне добраться до рыбачьей деревушки, где группа антифашистов-беженцев из Германии с минуты на минуту ожидала сигнала с моря.

И вот мы идем на яхте, в тумане, под парусами, чутко прислушиваясь. Несколько раз совсем близко проносились сторожевики. Через две недели мы вошли в Лиссабонский порт. Я мог остаться в Португалии до конца войны. Мои спутники уговаривали меня не делать опрометчивых шагов и обещали помочь. Я же все дни проводил в порту среди грузчиков. Один из них оказался русским, сыном эмигранта.

У причала под погрузкой стоял большой норвежский корабль «Осло».

– Вот, Фома, самый подходящий лайнер для тебя,- сказал мой знакомый.- Хочешь, спрячем? Он идет в Норвегию, матросы говорили. А Норвегия рядом с нашей Россией. Отправляйся, раз есть такая возможность. Чужбина, брат, не сладкая штука…

Двое суток я просидел в трюме, среди ящиков и тюков, воюя в кромешной темноте с крысами. А когда вылез, то узнал, что «Осло» идет в Сингапур.

Моряки сочувственно отнеслись ко мне. Меня не укачивало, и это сильно подняло меня в глазах моряков. Я не боялся никакой работы, помогал коку – высокому, мрачному человеку с добрыми глазами. Управившись на кухне, шел к матросам. Они учили меня сращивать концы канатов, плести маты, красить. Мне их работа нравилась больше, чем стряпня и мытье посуды.

Из Сингапура «Осло» отправлялся в Рио-де-Жанейро. Капитан предложил мне остаться юнгой. Но я не согласился. Родина, казалось, так близко, прямо рукой подать. Я великолепно помнил школьную карту.

В Сингапуре я прожил около месяца, проводя дни и ночи в порту в надежде найти попутное судно. Два раза я пробирался на японские торговые корабли, и каждый раз меня высаживали на берег. И здесь у меня появились приятели, такие же бездомные мальчишки, они не дали мне умереть с голоду. Но это было тоже трудное время, как и после побега от немецкого кулака. Я чувствовал, что слабею с каждым днем, чашки риса и пары бананов мне было мало, а больше мои новые друзья, китайские ребята, дать мне не могли. Мелкая, грошовая работа попадалась очень редко, и ее надо было брать с бою, потому что таких, как я, безработных было множество.

Однажды я сидел, свесив ноги с причала, и смотрел на гавань с множеством торговых и военных кораблей. Вся эта армада застыла на переливающейся всеми красками тяжелой, маслянистой воде. Пыхтели буксиры, швартуя морских скитальцев к свободным причалам или провожая в дальний путь. Между кораблями сновало множество маленьких пассажирских джонок. Ими управляли полуголые люди – водяные рикши. Стоя на корме, они, налегая грудью, толкали вправо и влево длинное весло, и суденышки с десятком пассажиров быстро мчались в разные концы бухты.

Среди разноголосого гула порта я расслышал непонятные слова, и мне показалось, что они относятся ко мне.

Я поднял голову и увидал улыбающееся лицо. Такие лица я видел раньше только на иллюстрациях в книгах о пиратах.

Я сказал по-немецки, что не понимаю его. Тогда он, обрадовавшись, ответил тоже по-немецки:

– А мне показалось, что ты англичанин. По правде говоря, я не особенно силен в английском. Вот хорошо, что мы нашли общий язык. Ты что это все сидишь? Нос повесил! Я уже к тебе дня три присматриваюсь. Поднимайся, парень. Пойдем поговорим за кружкой пива. Проклятый климат, будто тебя выжимают весь день и выжать не могут. А пиво, оно как- то освежает. Здесь неплохое пиво.- Он протянул широкую жесткую, как кора, руку.

– Ван Дейк. Не слыхал? Был такой художник, мой земляк, тоже толковый мужик. Сейчас его картины стоят чуть не миллион гульденов! Как-то в Антверпене я пошел посмотреть на его картины. Люди у него, как живые. Не видал? Ну прямо только не говорят.

Я помотал головой, рассматривая этого удивительного человека.

– Увидишь еще. Может, ты сам художник? Не мотай головой. Прихожу я в галерею. Стою, смотрю, удивляюсь. Ты думаешь, чему?

– Красиво!

– Да, и это. Но главное – другое. Понимаешь, картина – метр полотна, красок разных не больше фунта, рама, правда, хороша, но цена всему – гульденов сто, не больше, а стоит миллион! Спросил я одного старикашку, из тех, что приглядывают, чтобы кто не увел какую картину по рассеянности. И знаешь, что он мне ответил? Ни за что не догадаешься.

Остальное – за талант! О! У тебя, случаем, нет никакого таланта?

Мне так захотелось обнаружить у себя хоть какой-нибудь небольшой талантишко, что я даже покраснел от напряжения.

Он похлопал меня по плечу.

– Талант – это непонятная штука в человеке. Пока человек живой, дьявол его знает, какую он может выкинуть штуку. Вот я плавал с одним французом. Прозвали мы его Зеленый Гастон. Такой был замухрышка. Чуть шторм, он уже позеленеет, как древесная лягушка, но не ложится. Шатается, а стоит. К чему это я тебе говорю? Не качай головой! Знаю, что не знаешь. Говорю я это к тому, что тот француз стал писателем. Сам читал в журнале его рассказ. И подписался, проклятый, Зеленым Гастоном. Нам сюда… Тут в баре что-то вроде холодильника. И хозяин талантливый человек, как он готовит креветок!

Так я познакомился с дядюшкой Ван Дейком. У него был великий талант везде находить друзей, которые нуждались в его помощи.

…Над головой переливались звезды, пассат ворошил жесткие листья кокосовых пальм. Взошел тонкий, нежный серпик месяца, предвещая близкое утро. Мне захотелось спать, как в ночном. Свернувшись калачиком, я уснул.



Выстрел

Проснулся, весь обливаясь потом. Солнце стояло высоко и обдавало меня жаром, как из печи. Вскочив, первым делом я осмотрел противоположный берег лагуны, где находился лагерь моего противника.

Там не было заметно никакого движения. Капитан или еще спал, или рыскал по берегу океана в поисках пищи.

Выкупавшись в колдобине на мелководье, я решил позавтракать припасенным с вечера орехом, но его и след простыл. Должно быть, его стянул один из крабов, поступив со мной так же, как я поступил с его собратом. В этом мире, где каждый боролся только за себя, надо было не зевать.

Выбрав пальму с большущей гроздью орехов, я стал взбираться на нее, осматриваясь по сторонам. Конечно, в первую очередь все мое внимание было обращено на другую сторону лагуны. И я увидел капитана. Ласковый Питер, видно, только что поднялся и тоже собирался позавтракать. Вот он подошел к пальме, потрогал ее рукой, затем концом веревки, который я оставил на площадке, связал себе щиколотки ног. Он полез тяжело, неуверенно. До половины ствола дело у него шло неплохо. Но вот он остановился и, наверное, посмотрел вниз. Новичку этого делать не следует: сразу охватывает страх, сердце холодеет, тут надо взять себя в руки и тогда уже подниматься выше.

Ласковый Питер внезапно поехал вниз и метров с трех полетел на песок. Он долго лежал и, должно быть, посылал проклятья всем атоллам и кокосовым пальмам на свете. Наконец он поднялся и, прихрамывая, пошел от лагуны к берегу океана.

Я благополучно забрался на пальму, срезал несколько орехов и, устроившись на черенках листьев, с надеждой стал осматривать океан. Мне все верилось, что я увижу парус или дым из трубы парохода, а передо мной расстилалась водяная пустыня, без конца и края.

Далекий островок не вселял никаких надежд. Мне казалось, что он как-то неуверенно покачивается среди синих холмов и вот-вот скроется навсегда в океанской синеве, до того он был маленький и жалкий, похожий на кустик в цветочном горшке.

Внизу показался капитан. Остановившись на берегу на укатанном волнами песке, он вяло помахал руками, несколько раз присел. Проделав зарядку, он приступил к завтраку – стал бродить по мелководью и есть какую-то морскую живность.

Сидя на макушке пальмы, раскачиваемой ветром, я ощутил такое одиночество, что даже испугался, когда Ласковый Питер вдруг куда-то скрылся. «Что, если он вздумает купаться или промышлять еду среди водорослей,- с тревогой думал я,- там его может разорвать барракуда или укусить ядовитая мурена!»

Мне даже пришла нелепая мысль, что он изменится, станет другим человеком, мы с ним подружимся и заживем припеваючи.

Вот он показался между стволами пальм, в белой разорванной на груди рубашке, что-то разглядывая у себя на ладони, и шагнул в сторону.

Спустившись на землю, я напился кокосового сока, съел ядро, напоминающее творог, посыпанный ванилью. Остальные орехи я, наученный горьким опытом, завернул в палатку и бросил в колючий куст. Теперь можно было приниматься за изготовление остроги. Меня так и подмывало заняться охотой на бесчисленных обитателей лагуны. Но я решил в начале сплести себе обувь, так как сильно поранил подошвы ног о кораллы и обломки раковин. На корабле у норвежцев, а затем на «Орионе» я учился плести маты и даже заслуживал скупые похвалы матросов.

Мне нужна была прочная веревка с мизинец толщиной. Конечно, ее нельзя было найти на острове, но там было много кокосового волокна, его настригли крабы – кокосовые воры. Из него можно было свить веревки. Я стал собирать старое, вымоченное дождями, растрепанное ветром волокно. Из него, с грехом пополам, мне удалось навить веревок, не очень красивых, но прочных. С плетением сандалий я справился довольно скоро. Сандалии получились, может быть, некрасивые, зато прочные и довольно удобные; теперь я мог ходить и по суше и по воде, не так уж пристально поглядывая под ноги.

На изготовление сандалий у меня ушло все время до полудня. Солнце стояло почти над самой головой и нещадно палило. Я вспомнил, что на Родине сейчас зима, стоят февральские морозы! Ребята катаются на коньках, ходят на лыжах. Может, уже окончилась война. Мы победили!

Правда, скупо, но и на «Орион» проникали сведения с фронтов войны. Военные новости сообщал мне штурман У Син. Вначале я остерегался его, не верил ему, думал, что он зло смеется надо мной, сообщая о победах Советской Армии. Уж очень он был загадочным человеком. Обыкновенно У Син молчал, чему-то улыбаясь уголками губ. Однажды капитан плеснул мне в лицо кофе, он показался ему недостаточно горячим, и тут У Сину изменило хладнокровие, он резко сказал что-то по-английски и вышел из каюты капитана. С тех пор я стал относился к нему иначе.

Новости я получал от него, когда приносил ему на вахту кофе. У Син с суровым видом, будто выговаривая за провинность, сообщал о положении на фронтах и в заключение неизменно повторял: «Правда и мужество победят».

В рубке был приемник. Однажды У Син настроил его на одну из наших радиостанций, и я услыхал голос русского диктора, передававшего сводку информбюро. Советские армии уже подходили к границам фашистской Германии. Почти все наши города были освобождены. О ходе войны я еще узнавал по лицу Ласкового Питера. Последнее время он был особенно мрачен. За несколько дней до крушения я подслушал его разговор со штурманом. Вернее, говорил один капитан, а штурман, по обыкновению, молчал и загадочно улыбался. Я видел это в иллюминатор.

– Что бы ни произошло там, война будет продолжаться здесь.- Капитан расхаживал по своей каюте.- Мир горит, и мы будем долго греться у огня. По крайней мере, нам с вами невыгодно гасить это пламя. Мы сделаем еще не один рейс с нашим грузом.- Он взглянул на иллюминатор, и мне пришлось улепетывать на цыпочках.

На камбузе я спросил у Ван Дейка, что мы везем в тех ящиках, что лежат в трюме.

Он выглянул за двери и прошептал:

– Оружие. Только – молчок.

– Кому?

– Не наше с тобой дело. Тем, кто его покупает. Не все ли равно, что и кому мы везем. Был бы фрахт, будет и заработок. Мы работаем на честной шхуне. Это не «Лолита». Вот на ней, говорят, ходят настоящие пираты. Хотя, по правде сказать, я не особенно- то верю этим россказням. Ты знаешь, что моряки любят выдумывать истории. А нам они ни к чему. Выкинь, Фома, из головы этот балласт, нам с тобой не найти лучшей работы и лучшего корабля…

Когда разговор заходил о заработке, то кок сразу становился другим человеком. Он сам работал, честно выполняя свои немудреные обязанности, и ему не было дела до других.

– Нам с тобой мир не исправить,- сказал он мне в утешение,- а вот без куска хлеба мы оказаться можем. Ты знаешь, что это за штука?

Я знал. Все же, не мог с ним согласиться и начал было спорить, да он послал меня на палубу чистить рыбу.

…Надев сандалии, я прошелся в них нарочно по самым острым кускам кораллов, которые теперь только хрустели под моими ногами. За работой я порядочно проголодался и решил съесть содержимое одного из моих орехов. Развернув парусину, я с криком отскочил в сторону, так как оттуда выпрыгнули две крысы. Пока я сапожничал, они успели прогрызть палатку и высверлили дырочки в кожуре орехов возле плодоножки. Противные животные, сколько неприятностей они причиняли мне на острове! Один из орехов был не тронут, и я пообедал удивительно вкусной мякотью. Затем, прислушиваясь, не скрипит ли песок под ногами капитана, я принялся за изготовление остроги. В начале я просто заострил бамбуковую палку. Подойдя к берегу лагуны, я выследил там небольшого тунца и бросил в него гарпун. Но мое оружие не годилось для охоты, оно как пробка выскакивало из воды. Тогда я отправился на берег и стал рыться в водорослях. Мне удалось найти тяжелую палку с палец толщиной и метра два длиной – это был побег какого-то тропического дерева. Затем в камнях я разыскал шпангоут с медными гвоздями. Несколько часов ушло у меня на то, чтобы слегка расплющить самый большой из гвоздей, ударяя по нему камнем, а потом ножом надрезать и отогнуть небольшие бородки. Гарпун вышел грубый, некрасивый, но это было уже настоящее оружие. Для веревки я не пожалел часть парусины, нарезав ее тонкими длинными лентами и свив их вдвое.

И вот я стою на берегу и, держа в руке гарпун, выслеживаю добычу. Глаза у меня разбегаются при виде множества диковинных рыб. Как я жалею в эти минуты, что вместе со мной нет никого из моих друзей. И еще мне почему-то становится обидно, что, когда я буду рассказывать о необыкновенном мире лагуны, ребята не поверят мне.

Не так легко выбрать подходящую рыбу, прежде чем нанести первый удар. Дядюшка Ван Дейк говорил мне, что не каждого обитателя тропических морей можно есть. Многие из них ядовиты или неприятны на вкус.

Показалась густая стайка голубоватых рыб с продольной коричневой полосой посредине туловища от головы к хвосту. Это были знакомые уже мне рыбы, я их часто жарил на «Орионе».

Я метнул гарпун, заранее торжествуя победу. Да не тут-то было. Промах! Пришлось вытащить гарпун. Напуганная стая умчалась от берега. Но я не особенно горевал, мне казалось, что если буду бросать гарпун наудачу и с закрытыми глазами, то и тогда попаду в какую-нибудь рыбу. Мое внимание привлекла морская черепаха, она быстро двигалась среди цветущего подводного сада. Вот черепаха сделала рывок и, наверное, проглотила одну из зазевавшихся рыбок-бабочек. Черепаха уплыла. Улегся переполох, поднятый появлением хищницы. В подводном саду, залитом солнцем, воцарились мир и спокойствие. Остались только те из рыб, которые, видимо, сжились друг с другом, и каждая занималась своими мирными делами.

Из сумрачной синевы ущелья показалось семейство осьминогов. Один большой, щупальца у него были с метр длиной, и штук восемь совсем крохотных. Они остановились над зеленой лужайкой, большой повис над ней, а мелюзга опустилась на полянку; они там стали копаться своими щупальцами, смешно подпрыгивали, будто забавлялись веселой игрой, а мать благосклонно наблюдала за ними.

Осьминоги все время меняли цвет. На зеленом фоне они сразу зеленели, на желтом – желтели, один осьминожек остановился над алой морской звездой и тотчас же сам покраснел.

Я не видел, как откуда-то из засады метнулась барракуда – морская щука. Взрослый осьминог был начеку. Он куда-то мгновенно исчез, оставив вместо себя темное облачко туши. Скрылась и мелюзга.

Все, что я увидел в этом прекрасном, но обманчивом мире, невольно навело меня на мысль, что и у меня есть враг ,возможно, он подкрался и готовится к прыжку. Я быстро обернулся и с облегчением вздохнул. Только редкие стволы пальм были за моей спиной.

Мне удалось наколоть на острогу небольшую макрель. Я попробовал есть ее сырой. С трудом проглотив пару кусков, стал подумывать, а не попробовать ли мне добыть огонь. Но как? Я вспомнил о подарке отца – замечательной лупе в черной пластмассовой оправе. Сколько костров я разжег ей, сколько узоров выжег на тальниковых палках…

Если бы у меня была лупа!

Мои мысли о добывании огня прервал выстрел. Стреляли на противоположной стороне острова. Там, на берегу, стоял Ласковый Питер и потрясал правой рукой с поблескивающим в ней «вальтером». Капитан явно хотел привлечь мое внимание. Пока я мастерил острогу, он исправил пистолет или просто вычистил его. Первый раз капитан поступил честно, предупредив, что окончено перемирие. Или, быть может, ему хотелось напугать меня. Я посмотрел на свой жалкий гарпун, потрогал в кармане нож. Силы были явно не на моей стороне.



Игра в прятки

Ширина канала, соединяющего лагуну с океаном, достигала около восьмидесяти метров. Здесь водились акулы, но для задуманного Мною плана надо было переправиться на другой берег. Только так я мог очутиться в тылу у своего врага, дождаться ночи, незаметно подкрасться к нему и захватить оружие. Моя затея казалась не такой уж трудной. «Вальтер» он носит в правом заднем кармане шорт, надо был только неслышно подкрасться к спящему и вытащить у него пистолет. Если мне это удастся, а я почему-то был уверен в этом, то на острове будет царить мир и спокойствие, как после нашей последней драки.

Палатку я оставил в своей «спальне» между кустами, накрыв ею постель из кокосового волокна. Штаны и рубашку, порядком потрепанную, я снял, на мне остались только красные купальные трусики с карманом на застежке «молния». В карман я положил нож. А все вещи, в том числе и острогу, спрятал в трещине и завалил камнями. Время близилось к вечеру, когда я, полный решимости, подкрался к берегу канала.

Прежде чем прыгнуть в воду, я внимательно осмотрел канал – не покажется ли где плавник акулы.

Из океана в лагуну входил косяк какой-то серебристой рыбы, он шел плотной массой. Если бы здесь сторожили акулы, то они давно бы накинулись на такую лакомую добычу. Я прыгнул и поплыл, часто опуская голову под воду и озираясь по сторонам. Мимо меня проносились рыбы, иногда задевая скользкими боками.

Отдохнув на другой стороне, я стал, крадучись, пробираться от дерева к дереву. Иногда, услыхав шорох, падал или прижимался к стволу пальмы. Моя кожа сильно загорела и сливалась с коричневатой корой кокосовых пальм, только волосы выгорели почти добела.

Внезапно я чуть не наткнулся на капитана. Ласковый Питер сидел в десяти шагах от меня возле норы кокосового вора и с жадностью выедал содержимое ореха, лопнувшего от солнечного жара. Видимо, капитан сильно проголодался, он урчал, как обезьяна, да и сам он был похож на человекообразного: весь заросший рыжими волосами. С видимым сожалением он отбросил пустую скорлупу и заглянул в нору, сунул туда руку, но тут же молниеносно выдернул ее и замахал в воздухе. Видно, краб тяпнул его за палец.

Ругаясь, он прошел совсем недалеко, с пальца у него капала кровь. Стоя спиной ко мне, он оторвал ленту от полы рубахи, замотал палец и пошел, пристально заглядывая в каждое углубление. Ему удалось найти орех, он пошел с ним к воде и там разбил его о кусок коралла. Из ореха брызнул сок, и он с жадностью припал к скорлупе.

Я наблюдал издали, как он побежал, припадая на левую ногу, остановился и стал подпрыгивать на месте. Потом нагнулся и поднял раздавленного краба, посмотрел на него и бросил в сторону. Разделавшись с крабом, полез в карман и вытащил пистолет. Над мелководьем между рифом и островом летало множество чаек, между ними иногда проносились гигантские фрегаты, выбирая в воде добычу покрупнее. Один такой фрегат пролетал над головой Ласкового Питера. Капитан вскинул руку, раздался выстрел, и фрегат упал в воду. Глядя на убитую птицу, он осклабился и сунул пистолет в карман.

Я почувствовал холодок между лопатками, хотя в спину мне палило заходящее солнце.

Ласковый Питер, глядя в землю и чему-то улыбаясь, пошел к берегу лагуны. Я стал красться за ним следом. Надо сказать, что у меня к тому времени сильно поубавилось уверенности, что мой план пройдет без сучка, без задоринки. Но теперь мне еще ясней стали его намерения и укрепилось убеждение, что во что бы то ни стало надо захватить оружие. Либо мне удастся обезвредить врага, либо надо будет покорно склонить голову, сдаться в плен на милость победителя, стать его рабом, что для меня было хуже смерти.

Как пригодились мне сандалии – я нарочно не снял их, рискуя утопить, зато теперь почти неслышно подкрадывался по выветренной поверхности острова, усеянной острыми скрипучими обломками раковин и коралловой галькой.

Ласковый Питер сидел у плоской, как стол, глыбы и собирал с нее патроны для пистолета, обтирал рубахой и вставлял в обойму.

Вложив обойму в рукоятку пистолета, он залез на камень и долго разглядывав мою сторону лагуны.

Наступил вечер. Второй вечер на этом острове. Солнце садилось в лиловую тучу. Пассат почти совсем стих, только прибой яростно грохотал на рифе.

Когда стемнело, послышался кашель и скрип песка. Осторожные шаги удалялись. Я пересек площадку и стал красться за Ласковым Питером.

Иногда он останавливался, тогда и я замирал на месте; постояв с минуту, он двигался дальше. Опять я с гордостью подумал о своих сандалиях на мягкой толстой подошве – моих шагов почти не было слышно. Я крался, как тень. Осмелев, я подошел так близко, что едва не налетел на него. В это мгновение он споткнулся и помянул дьявола.

У меня не оставалось сомнений, что он охотится за мной, предательски хочет напасть в темноте.

Зачем он это делал? Наверное, боялся, что я зарежу его во сне или всажу нож в спину, выскочив из-за пальмы. Будь он на моем месте, то наверняка сделал бы это, не колеблясь. И еще, мне кажется, он не мог смириться с тем, что я, мальчишка, человек низшей расы, как он считал, отказался ему повиноваться, поднял бунт и даже принудил его сдаться.

Вот он остановился, видно, прислушиваясь, затем, крадучись, пошел по берегу. Его расплывчатый силуэт мелькнул на фоне лагуны, усеянном отражениями звезд, и скрылся в кромешной тьме. Я стоял, прижавшись в темноте к стволу пальмы, и прислушивался к скрипу песка под ногами моего врага, сжимая в руке нож.

Ласковый Питер минут пять кружил возле моей постели, наконец наткнулся на нее, упал, поднимаясь, громко выругался. В голосе его слышалось злорадное торжество. Он пнул мою постель и сказал:

– Можешь не подниматься. Тебе придется долго спать. Молчишь? И правильно делаешь. Ты проиграл. А проигравший платит!

Затем один за другим прогремели три выстрела

– Ну вот и все,- сказал Ласковый Питер с видимым облегчением.- Надо отдать тебе должное, ты держался молодцом. Может, поэтому я и отправил тебя к праотцам. Мне все казалось, что ты стоишь у меня за спиной со своим ножом. Я возьму его на память. Ты не возражаешь? Не помешает мне и палатка.

Зашуршала парусина.

– Проклятый щенок!..- прошептал он.

Этот бандит был явно разочарован. Он сопел, сидя на моей постели, наверное поняв, что поменялся со мной ролями. Теперь ему надо было прятаться. У меня был нож, и он ждал удара, наверное вращая головой, как сова.

Неподалеку зашуршал песок, должно быть, краб тащил орех. Тотчас же сверкнуло красное пламя, и грохнул выстрел. Он еще несколько раз стрелял во все стороны. Наконец встал и пошел. Я нащупал под ногами кусок коралла и запустил ему вслед. В ответ он выстрелил и побежал, время от времени стреляя в темноту.

Я не выдержал и закричал:

– Удрал, удрал! Трус несчастный! Фашист проклятый!

Наверное, он не слышал меня, потому что затихший было ветер, завыл, засвистел в ушах. Стал накрапывать дождь. Когда он хлынул водопадом, я уже лежал на своей постели, с головой накрывшись палаткой. Буря бушевала вовсю, ветер пытался сорвать с меня парусину, да я подоткнул ее под бока. Палатка в начале пропускала теплую дождевую воду, но потом набухла, и вода стекала с нее под мою постель. Но слой кокосового волокна был толстым, и мне было не так уж плохо. Засыпая, я старался сосчитать, сколько выстрелов сделал Ласковый Питер. Получалось, тринадцать или четырнадцать. Выходило, что если у него были две полные обоймы, то осталось не больше пяти-шести патронов. Я заснул, хоть под боком уже хлюпала вода.



Последний выстрел

Атолл, промытый ливнем, сверкал в утреннем солнце. Пар курился над влажным еще песком. Переплыв канал, я опять занял свой наблюдательный пост в кустах недалеко от логова Ласкового Питера. Мой противник тоже проснулся, а возможно, и вообще не ложился, судя по его усталому лицу. Он сидел за плоским камнем с пистолетом в руке и клевал носом. Иногда он вскидывал голову и ошалело смотрел по сторонам. Он и впрямь считал, что я поступлю с ним так же, как он хотел поступить со мной: подкрадусь и убью его сонного.

«Что, если мне самому подкрасться и трахнуть его по голове вот этим кораллом, оглушить и обезоружить? Ведь с таким противником иначе нельзя. И ничего ему особенно не будет, только оглушу его…»

Мои мысли прервал его голос:

– Ну, где ты, где? – орал он.- Чтоб тебя сожрали акулы! Думаешь, я не вижу! Трус! Выходи!

Я спрятал голову в расщелину.

– Выходи, или!..

Он выстрелил. Подождав немного, я выглянул. Он клевал носом, сидя на камне. У него явно сдавали нервы.

Мне в голову пришла отчаянная мысль. Наверное, у меня в ту пору тоже сдали нервы, я чувствовал, что не выдержу, если он будет вот так охотиться за мной.

Я думал: «Сейчас он устал, ночью его промочило насквозь, и он не спал. Теперь ему уже не попасть в летящего фрегата. Руки у него дрожат, глаза слезятся…»

Он вскинул голову, что-то пробормотал и опять заклевал носом.

И я решился. Вылез из своего укрытия. Схватил камень, размахнувшись, бросил в него. Камень попал ему в грудь, он повалился набок, спросонок подумав, не ударил ли я его ножом, потом вскочил.

Я побежал. Он выстрелил. Пуля чиркнула по песку сбоку от правой ноги. Я припустился к каналу, виляя из стороны в сторону, как один из героев, не помню какого фильма или книги. Он выстрелил еще. Я не услышал полета пули. В ушах свистел ветер. Оглянувшись, я увидел своего преследователя метрах в ста. Он бежал, согнувшись почти до земли, опустив руку с пистолетом. Еще выстрел, и крошки коралла брызнули из глыбы впереди и чуть левей от меня. Все-таки он стрелял здорово, и если бы я не менял направления, то он убил бы меня. Но в те мгновенья я не думал об этом, я летел, едва касаясь ногами земли. Не помню, как слетели у меня сандалии, я не чувствовал порезов от острых, как бритва, осколков раковин и только считал выстрелы.

«Вот теперь у него остался только один патрон, не больше»,- думал я, заранее торжествуя победу.

Он не стрелял больше, приближаясь ко мне медленным упорным шагом убийцы. Я же стоял на берегу, чтобы хоть немного отдышаться, прежде чем плыть на другую сторону.

Он помахал рукой и что-то крикнул. Тут я прыгнул в воду и поплыл, часто оглядываясь. Я был уже та середине канала, когда он показался на берегу. Присев, он ждал чего-то. Я плыл изо всех сил, часто ныряя. И ждал, что в меня вопьется пуля. Именно вопьется. И только то, что он может меня убить и я пойду ко дну, как-то не приходило мне в голову.

Он выстрелил, когда я вылез из воды, но раньше, еще до того как я услышал выстрел, что-то обожгло мне плечо. Я упал, вскочил, метнулся в сторону и спрятался за глыбу кораллов, совершенно обессиленный. Мне казалось, что мое сердце сейчас разорвется.

Отдохнув, я поднялся. Ласковый Питер все еще стоял на берегу.

– Стреляй! – закричал я.- Ну, что же ты не стреляешь? Ага, кончились патроны! Все! Восемнадцать штук! – орал я, приплясывая.- Вот теперь есть чем колоть орехи!

Он тоже что-то закричал в ответ, сунул пистолет в карман и остался стоять у самой воды.

Рана у меня оказалась пустяковой. Пуля только сорвала кожу с плеча. Подождав, пока подсохнет кровь, я оделся, взял гарпун и, не оборачиваясь, пошел от берега под ненавидящим взглядом, как мне казалось, побежденного врага.

С каким аппетитом я съел содержимое кокосового ореха, напился кокосового сока!

Стоя на берегу лагуны, я почувствовал себя настоящим хозяином острова. Пассат неудержимой, невидимой рекой ровно нес свои освежающие струи, насыщенные ароматами океана. Напевая песенку негра Чарли, я стал устанавливать палатку; покончив с этим, приготовил в ней великолепную постель из морской травы и кокосового волокна.

Один выход у палатки смотрел в океан, а другой а лагуну. В ней было прохладно, как может быть прохладно в тропиках под тентом, продуваемым свежим ветром. Правда, палатку прогрыз, и в нескольких местах крысы, и Ласковый Питер прострелил се, но и это имело свою положительную сторону: у меня теперь были смотровые щели справа и слева.

За работой быстро летит время, я понял это давно. Работа отвлекает от грустных, тяжелых мыслей.

Поставив палатку, я решил попробовать добыть огонь. Эта мысль не покидала меня все утро. Я представлял себе, как сижу у костра рядом с палаткой и жарю на вертеле рыбу. Топлива на острове было сколько угодно – сухое кокосовое волокно и ореховая скорлупа. Оставалось только добыть огонь!

Не откладывая дела, я нашел на берегу два сухих куска дерева и, став на колени, стал тереть один о другой. Дерево нагрелось, даже запахло горелым, но дальше этого дело не пошло. Измученный, весь в поту я сидел на берегу и вспоминал все знакомые мне способы добывания огня. Да так ничего и не придумал,-«Попробую есть сырую»,- решил я и взялся за острогу. У берега появилась стайка синей макрели. После нескольких промахов мне удалось наколоть одну из рыб. Я выпотрошил ее, содрал кожицу, нарезал ломтиками розоватое мясо. Вспомнил про соль, которую я собрал с высохшей парусины. Узелочек лежал в моем кармане. Осторожно, будто там хранились драгоценности, я развязал тряпочку, посолил блюдо. Попробовал. В таком приготовлении сырая макрель оказалась вкуснее улиток. По крайней мере, мне так показалось в начале обеда.

В самый разгар моего пира я услышал хруст раковин. Ко мне подходил капитан. Увидев в моей руке нож, он остановился в пяти шагах и сказал, не скрывая удивления:

– Ты поймал рыбу? О, да у тебя острога! Великолепная макрель! И даже соль! Откуда на этом острове этот съедобный минерал?

– Из океана.

Я стал усиленно работать челюстями и даже попытался изобразить на своем лице, как вкусна сырая рыба, хотя мне теперь хотелось ее выплюнуть.

Лицо его исказила судорога, он спросил, давясь голодной слюной:

– Неужели ты съешь всю эту макрель? Смотри не заболей! Здесь нет лекарств. А я почти ничего не смыслю в медицине.

Мне пришла на ум сказка о Красной Шапочке. Этот волк прикидывается добряком. Я видел по его глазам, что если представится случай, то он швырнет меня в лагуну, а сам набросится на еду, но я был начеку.

– Не беспокойтесь о моем здоровье,- сказал я, опуская недоеденный кусок в воду.

Он проводил взглядом этот лакомый кусок и сказал, будто подумал вслух:

– Почему все-таки я не убил тебя? Сколько представлялось случаев, но я щадил тебя. Почему, спросишь ты. Отвечу тебе прямо. Что-то в тебе всегда мне нравилось. Какой толк в человеке, который,- он посмотрел вверх,- который качается под ветром судьбы из стороны в сторону. В тебе же есть эта твердость. Откуда она? Может быть, один из твоих предков был тевтоном-немцем? Все может быть.- Он проглотил голодную слюну.- Мне всегда хотелось помочь тебе в жизни, сделать из тебя настоящего парня. Ведь так? Ты наконец понял?

– Никого в нашем роде не было из немцев. И вы все врете.

– О, глупец! Ты, видимо, думаешь, что я не смог попасть в тебя, когда ты, неуклюже виляя, бежал к этой канаве? Я мог убить тебя первой же пулей и ночью и сегодня. Странно, но мне было жаль тебя. К тому же ты мне нужен. У тебя золотые руки. Со временем, под моим руководством, ты сможешь стать капитаном. Хочешь стать капитаном? По глазам вижу, что хочешь. Ты хватаешься за плечо, о, да тебя кровь! Задел об коралл? Надо быть осторожным, мой мальчик.- Он протянул было руку к рыб и отдернул ее, увидев, как я вскочил с ножом в руке.

– Ты спрячешь этот проклятый нож?! – заорал он.

Я покачал головой. -

– Ну хорошо,- он попытался улыбнуться.- Хочешь мира?

– Нет. С вами – нет. Уходите!

– Хорошо, уйду, но ты дашь мне кусочек рыбы! – В голосе его зазвучали прежние повелительные нотки.

– Ничего вы не получите!

Лицо у него побелело от приступа ярости, волосатые пальцы судорожно сжимались и разжимались, как щупальца актинии. Все же он овладел собой и сказал устало:

– Только кусок рыбы и соли. Ты не откажешь умирающему с голоду человеку, своему капитану.

Снова передо мной стоял жалкий человек и смотрел умоляющими глазами.

– Ладно. Жрите! – сказал я по-русски, протягивая остатки макрели.

Он высыпал на рыбу почти всю мою соль и стал есть, брезгливо морщась и ворча.

– Ничего не ел противней. Полинезийцы едят это сырье с лимонным соком. У тебя, конечно, нет лимонов? – говорил он, обгладывая остов макрели.- Вот так обедом ты меня угостил. Нет! Лучше я буду есть орехи.- Он швырнул голову и хребет в лагуну и приказал :

– Принеси орех позеленей, с этой противной рыбы так захотелось пить. Ну, живо!

– Возьмите у знакомых крабов,- ответил я.- Теперь уходите. Если вы будете хорошо вести себя, то я буду кормить вас сырой рыбой, а вы – собирайте соль.

– Я буду собирать для тебя соль? Наглец!

– Не будет соли, не будет и рыбы. Для себя я добуду сам.

– Ах, вон в чем дело! Разделение труда. Как в нормальном цивилизованном обществе! Покажи, где ты ее собирал.

– Соль можно найти на камнях. Сметайте ее кисточкой из волокна.

– Но это дьявольская работа! Собирать микроскопическую пыль!

– Как хотите.

– Ну, я подумаю над твоим предложением.- Зловеще скривив рожу, он пошел на свою половину острова.

К вечеру он все-таки собрал соли, в ней было на три четверти песку. Я добыл две макрели, одну дал ему. На этот раз мы сидели поодаль друг от друга на коралловых глыбах и ужинали. На его зубах скрипел песок. Моя соль была совсем чистая, я добывал ее так: обмакну рубаху в лагуну, высушу, а потом потру в руках, и кристаллики соли падают на кусок парусины. Так я выпарил граммов десять соли.

– Где ты берешь такую прекрасную соль? – не выдержал Ласковый Питер.- У меня – чистый песок. После этого острова мне придется ставить золотые коронки на все зубы.

Но соли у меня он не попросил, а стал сдувать песок с мяса, посоленного своей смесью.

После ужина, развалясь на песке, он пустился в рассуждения:

– В этом мире должны жить только сильные люди. Все остальные или работают на них, или уничтожаются. Как в лагуне! Там сильный, наделенный преимуществами, побеждает слабого.

Я невольно посмотрел в прозрачную воду, как будто освещенную из глубины зеленоватым светом. Пронеслась небольшая акула, разогнав рыб-попугаев, двухметровая барракуда ухватила желтую рыбу и скрылась в расщелине.

– Такова жизнь,- сказал Ласковый Питер, кивнув на воду. В глазах у него я увидел жесткий блеск, рука его сжала кусок коралла и как бы с сожалением отбросила в сторону.

Я молчал в замешательстве. Я понимал, что он не прав, что люди не должны относиться друг к другу, как звери, но не мог найти подходящих слов, чтобы убедительно возразить ему. И тут я вспомнил свою вожатую из воронежской школы Валентину Николаевну, и ее слова:

«Пионер, ребята,- это человек, который борется за самое хорошее на земле. А хорошее – это правда, дружба, равенство всех людей. Нелегко бороться за наши идеалы. На земле появились страшные звери – фашисты…»

И я подумал: «Вот он сидит с тобой, этот фашист, ест твою рыбу! и хочет из тебя сделать такого же фашиста».

Ласковый Питер спросил:

– Я вижу, что ты начинаешь понимать меня?

– Да. Мне надо было убить вас в первый же день!

– Тогда была честная борьба, и ты был бы прав. Правда, я несколько погорячился. Пойми сам, потерять такой корабль, столько денег! Проклятый штурман! Он посадил на камни мой «Орион». Счастье этого негодяя, что он утонул, а не то перед тем, что его ожидало, зубы акулы показались бы ему щетками для массажа. Мне приходилось видеть, как за меньшую вину с таких молодцов, как У Син, сдирали кожу.

– Напрасно вы так на У Сина. Он был хороший человек!

– Ты в этом уверен?

– Да! Он не стал бы губить столько людей и такой корабль. Зачем это ему было делать?

– Ты не знаешь красных. Ах, я и забыл, ты ведь тоже такого же цвета. Мне передавали, что он шептался с тобой. Интересно, о чем это? – Он помолчал, насмешливо глядя на меня, затем, вздохнув, продолжал: – Мне давно было известно, что вы оба красные, но я щадил и его и тебя. И вот к чему привела моя доверчивость. Особенно тяжело мне, что я встречаю такую черную неблагодарность. И со стороны кого? Своего юнги! Которого я намеревался сделать человеком и любил, почти как сына, в душе, конечно. Не хмурься, мой мальчик, я прощаю тебя. А сейчас следует подумать и о ночлеге. Я думаю, что сегодня, после такого мирного ужина, мне не следует оставлять тебя одного. Советую прогуляться перед сном и принести мое одеяло, оно пригодится тебе ночью.

Я схватил острогу и стал перед палаткой.

– Уходите! – крикнул я.- Вы все врете! Я не верю вам. Уходите лучше!

Он поднялся, с опаской обошел меня. Остановился, недобро усмехаясь.

– Ты опаснее, чем я думал. Только помни, за меня ты поплатишься головой. Тебя, в лучшем случае, повесят, как пирата.

– Никто не узнает. Акулы спрячут вас в своем брюхе.

– Ты положительно делаешь успехи.- Он пошел, время от времени оглядываясь и чему-то усмехаясь.

И все-таки в тот день мне удалось добыть огонь Произошло это совершенно случайно, без каких-либо усилий с моей стороны.

Увидев, что капитан «Ориона» бродит возле канала в поисках орехов, я, крадучись, отправился на его территорию. Там я оставил очень красивую раковину – золотисто-желтую с черными пятнышками, я нашел ее в первый день на мелководье, и она должна лежать где-нибудь возле коралловой глыбы.

Раковину я так и не нашел – наверное, Ласковый Питер запустил ее в лагуну,- зато захватил несколько осколков стекла, чтобы отшлифовать древко остроги. Среди этих стеклышек было выпуклое донышко бутылки или баночки из очень чистого стекла. Вернувшись на свою половину острова, я стал скоблить древко остроги, радуясь, что дерево становится красивым и гладким. Донышком скоблить было неудобно, и я хотел было его разбить на несколько частей и, примеряясь, как бы это лучше сделать, неожиданно вспомнил о лупе – подарке отца лупа была немного больше, чем это донышко, но почти такой же формы.

«А что, если?..» – подумал я, повернув осколок к солнцу, на штанах появилось ослепительное пятнышко, скоро от него пошел дымок тлеющей ткани

Редко в своей жизни, полной случайностей, я чему-нибудь радовался больше, чем этой дырке на своих единственных штанах.

Недолго думая, я собрал ворох кокосового волокна, скорлупы – и костер запылал.

Я сидел у огня и пировал. У меня на «столе» была жареная рыба и кокосовый сок, по вкусу схожий с лимонадом.

Внезапно мой ужин нарушило появление Ласкового Питера. Он появился, еле переводя дух. Отдышавшись, сказал, не скрывая досады и зависти:

– Мне показалось, что приехали за нами!

– Никто не приезжал.

– Как же ты добыл огонь, неужели трением? Этого не мог сделать еще ни один европеец!

– Трением,- ответил я, прикладываясь к ореху и не спуская глаз с Питера.

– Удивительно, как это тебе удалось. Надеюсь, ты покажешь мне на досуге.- Он такими глазами смотрел на жареную макрель, что я протянул ему шашлык.

Наевшись и напившись, этот человек, не сказав ни слова благодарности, набрал полную скорлупу горячих углей и быстро зашагал восвояси. В этот вечер У него долго горел костер, он что-то жарил и ел, наверное, улиток или мидий. А я при свете костра осторожно обкалывал и обтачивал куском коралла острые кромки своей лупы, прикидывая, что буду делать завтра. Но долго ничего интересного придумать не мог, кроме рыбной ловли и приготовления пищи. Я стал жалеть, что мне попался такой крохотный островок, на котором за час с небольшим можно пересчитать все пальмы. Вот если бы остров был как остров, то тогда можно было бы отправиться в поход, заняться охотой… В лагуне плеснула рыба или кальмар. Я поежился, представив себе, какая жуткая темнота стоит сейчас там, какие страшные чудовища Поднялись из глубины, выплыли из расщелин и непроглядных зарослей.

Сколько в лагуне хранится удивительных тайн – и никто никогда не узнает о них, если не найдется исследователь. Если бы у меня была лодка! Но ведь можно сделать плот! С плота даже удобней заглядывать в глубину…



Остров, где ты?

Утром, выкупавшись и позавтракав, я пошел бродить по берегу в поисках материала для плота. Плот был необходим не только для моих наблюдений за жизнью в воде. С плота я мог с большими удобством охотиться на рыб, заглянуть в любой уголок лагуны или переплыть ее, не тратя сил на ходьбу по вязкому песку. Наконец, на плоту не надо было опасаться каждую минуту, что тебя ударят куском коралла по голове. Я принялся за дело: перетащил на берег лагуны обломок реи, на ней был кусок отличного линя, нашел полузасыпанный песком ствол пальмы, сухой и легкий. Это была не кокосовая пальма, а какая-то другая, принесенная издалека. Остров омывало течение, и оно доставляло сюда все, что попадало в него по дороге к атоллу.

Я нашел ящик из-под апельсинов. В шпангоуте разбитой шлюпки, из которого я выдернул гвозди для «ножа» и наконечника остроги, оставалось еще несколько гвоздей, и я вытащил их, гордясь своей предусмотрительностью: не спрячь я их, и они бы оказались в руках моего врага.

Несколько раз я видел капитана: он бродил мелководью в поисках пищи, делая вид, что не обращает на меня никакого внимания. Но я не верил его кажущемуся равнодушию и держался начеку.

Плот получился неуклюжий, у меня не было пилы, чтобы сравнять рею и ствол пальмы. Эти главные детали своего плота я скрепил с обломками корабельных досок, использовав для этого медные гвозди и веревку, свитую из полос, оторванных от палатки. Раму застлал досками от ящика из-под апельсинов и пальмовыми листьями. Плот хорошо выдерживал меня и вполне годился для плавания по лагуне.

Бросив последнюю охапку листьев, мне захотелось немедленно испытать свой первый корабль. Предусмотрительно забрав все свое имущество и запас кокосовых орехов, я пустился в плавание.

С гарпуном в руке я стоял на краю плота и смотрел, как под моими ногами проплывают горные хребты, заросшие диковинными растениями, открываются затененные или залитые солнечным светом долины; в глубине стоял сумрак, и мне чудились там какие-то таинственные сооружения. На ярко освещенном песке лежали пунцовые морские звезды, крабы торопливо перебегали эти поляны, как пешеходы – площади в большом городе. И над всем этим фантастическим миром проносились стаи фантастических рыб. Показалась акула. Как она была красива злой, страшной красотой хищника! Она обошла мой плот, видно, стараясь определить, что это за существо появилось в лагуне. Затем подплыла совсем близко, и я метнул в нее острогу; наконечник чиркнул по ее жесткой коже, не причинив ей никакого вреда. Акула испугалась и скрылась в глубине. Потом я стал охотиться на макрель и еще на каких-то коричневатых рыб, и все очень неудачно, рыба успевала уйти от гарпуна. Ветер медленно гнал плот к выходу из лагуны; здесь было довольно глубоко, я лег на плот и, свесив голову, с трудом различал смутные, расплывчатые очертания неровного дна. Опять показалась акула, за ней – другая. В тени плота стояла большая рыба, таращила на меня выпуклые глаза и шевелила губами, будто что-то спрашивала. Рыба была толстая, с большими плавниками, вся усыпанная пестрыми пятнышками. Чтобы набрать воздух, я поднял голову над водой и увидел капитана.

Ласковый Питер стоял на берегу канала, махал руками и что-то радостно кричал мне.

«Что с ним происходит? – подумал я.- Может он увидел парус или дым корабля и, забыв о нашей вражде, хочет поделиться со мной радостным событием?»

Я тоже замахал в ответ рукой и потряс над головой копье отвечая, как мне показалось, на его проявления мира и дружбы.

В какой раз я попадался на эту удочку! И все- таки во мне всегда оставалась вера в добрые чувства человека, пусть крупинки этого чувства, но должны же они быть человеке! Ведь у каждого была мать, школа, товарищи, хорошие книги, и я думал, что не могло так случиться, чтобы все это забылось и вчерашний мальчишка стал полным негодяем…

Я стал до боли в глазах вглядываться в слепящую синеву океана. Нет там ни дыма, ни паруса, только пена на бурунах да морские птицы мелькали перед глазами.

Между тем отливное течение внесло плот в канал. И только теперь я понял, в какую беду попал. Плот несло очень быстро, шест не доставал дна. Оставить плот я не мог, потому что появились акулы – или они специально сопровождали меня, рассчитывая на поживу – и теперь с десяток их вертелось вокруг плота. И все же я еще не мог причалить к берегу, до него было метров пять. Чуть не падая в воду, я протянул шест капитану, он пнул его ногой и сказал, улыбаясь:

– Кому суждено быть съеденным акулами, того не берут пули. Ну, что же ты стоишь? Прыгай! Они ждут!

Плот вышел из канала.

Ласковый Питер крикнул:

– Счастливого пути, мой мальчик! – и захохотал.

Мне показалось, что и чайки, и океан, и волны, разбиваясь о рифы, тоже хохочут над моим несчастьем.

Плот стал поскрипывать на волнах. Справа и слева вода кипела на рифах. К счастью, не было сильного прибоя.

Остров уплывал от меня все дальше и дальше, то показываясь, то скрываясь за вершинами водяных бугров. Наконец, пальмы совсем утонули в воде. Пассат еще долго доносил до моих ушей слабый гул прибоя, как прощальный голос земли. И он замер, как последняя надежда.

Над океаном стояла тишина, изредка нарушаемая плеском летучих рыб. Они выпрыгивали из воды и, сияя плавниками-крыльями, парили над водой. Наверное, за ними охотились тунцы или акулы: плавники акул то и дело показывались недалеко от плота.

Может быть, это провожатые из лагуны? – думал я.- Они плывут, ожидая, когда развалится мой плот…

Только по чудесной случайности я мог пристать одному из атоллов, а их было не так много в той части океана. Даже на морской карте они нанесены виде редких точек на огромном белом поле. Но когда ты здоров и силен, то мысли о смерти кажутся нелепыми. Я, как мог, стал раздувать огонек надежды. придумывая варианты спасения, один невероятнее Другого, старался, как мог, прогнать непрошеные сомнения.

Хорошо, что я захватил с собой несколько кокосовых орехов, при большой экономии у меня на три – четыре дня были еда и питье. Я утешал себя еще тем, что буду добывать рыбу. Чтобы не откладывать дело, я решил немедленно заняться охотой, но как не вглядывался в глубину, там были только темнота пустота бездонной пучины. Даже акулы куда-то скрылись.

Пока я переходил от надежды к самым мрачны предположениям, кончился и этот день, зашло солнце, расцветив небо закатным фейерверком.

Я лежал посредине плота. Небо качалось надо мной. Звезды по краям небесного круга скрывались в черной бархатистой воде и появлялись вновь еще более яркие, лучистые, они как будто отряхивались, окунувшись в воду.

Дул пассат, океан катил гряды своих волн, увлекая куда-то мой плот. Вот когда я испытал жуткое чувство одиночества. Как мне хотелось вернуться на свой остров! Я стал упрекать себя за то, что не рискнул броситься в воду канала и не попытался выбраться на берег – ведь не всегда акулы нападают на человека. Внезапно от неприятных мыслей меня отвлек свет – вода вокруг плота светилась. Свет шел из глубины, будто там вспыхивали и гасли зеленые и голубые лампы. Плот окружило множество медуз. Они казались стеклянными елочными украшения с хорошо запрятанной лампочкой внутри и заводной пружиной, которая то сжимает, то раздувает их шелковую оболочку, отделанную снизу разноцветным бисером. Свет, исходящий от медуз, почему-то подействовал на меня успокаивающе. Ровные волны: ритмично покачивали плот, навевая сон. Низко опустились звезды. Мне почудилось, что они не так уж холодно и безразлично смотрят на меня.



Непомерно длинный день

С утра, кое-как, с помощью веревок из парусины удалось установить древко остроги, прикрепить к ней остаток ткани – все-таки сказалась моя матросская выучка,- и ветер надул мой небольшой парус. Длинная рея служила рулем. За кормой появился след, проутюженный моим кораблем.

Это еще одна победа!

С ремонтом и оснасткой плота я провозился часа три. Солнце уже высоко стояло над головой.

Я позавтракал одним из кокосовых орехов. По правде сказать, захотел есть еще сильней, но я не мог себе позволить излишества, а даже подумал, следующего дня надо будет сократить рацион до одного ореха в сутки, сегодня же впереди ждали меня обед и ужин.

«На первых порах следует сохранять силы, решил я,- возможно, покажется остров и надо будет плыть к нему» – такой аргумент показался мне очень убедительным. Хотя остров мог показаться завтра, и послезавтра, а скорее всего…

Я старался не думать о плохом конце, а, стоя во весь рост и приставив ладонь козырьком к глазам, осматривал ровно очерченный круг горизонта. Мне показалось, что на западе чернеет дым парохода. Возможно, там шел один из военных кораблей, или целая эскадра японцев или американцев. Дым превратился в тучу и пропал, рассеянный ветром.

В начале дня парус давал небольшую тень от мачты, но скоро солнце стало почти прямо головой, и ни по ту, ни по другую сторону от мачты тени не стало. От жары и жажды почти не хотелось есть. Я где-то читал, что купанье даже в соленой воде несколько умеряет жажду. Сбросив с себя свое легкое одеяние, я прыгнул «за борт». Акулы поблизости не показывались, я осмелел и стал плавать вокруг плота. Нырнув, я увидел незнакомых рыб, их было множество – верткие, с голубыми спинками и светлыми брюшками, наверное какая-то разновидность макрели.

Косяк плыл в том же направлении, что и мой плот. Я пожалел, что не смогу поохотиться, так как древко моего гарпуна служило теперь мачтой. Рыбы подплывали совсем близко от меня, словно не замечая. Стали попадаться и другие рыбы, уже знакомые мне; я обрадовался, подумав, что, наверное, близко остров, раз показались рифовые рыбы.

Поспешно забравшись на плот, я во все глаза тщетно смотрел по сторонам и, палимый солнцем, опять прыгнул в воду, поняв, что просто иду по мелководью.

Стоило мне нырнуть с открытыми глазами, и подо мной на небольшой глубине раскинулся причудливый коралловый лес. Со дна океана поднимался остров или барьерный риф. Пройдет сотня-другая лет и здесь появится коралловое кольцо или гребень рифа, закипит прибой, загорланят чайки. А пока крохотные полипы трудятся над созданием каменной твердыни.

Чтобы как-то убить время, я стал плести из пальмовых листьев большую конусообразную шляпу, что-то вроде зонтика, не забывая поглядывать по сторонам.

Часов около двух впереди и в стороне, справа, забелели буруны, там уже коралловые полипы выбрались на поверхность. Я заметил, что мой плот идет довольно быстро, вероятно, здесь, на мелководье, течение было сильнее. За бурунами показался риф, окруженный сверкающей пеной. Я стал рукой подгребать в его сторону. Напрасная трата сил – меня пронесло мимо, совсем недалеко от этого кусочка суши, да и сушей-то его назвать было нельзя, так как брызги волн перелетали через него. Все же меня так тянуло к нему, что я чуть было не бросился вплавь, да благоразумие взяло верх. Что бы я делал на нем? Уж здесь-то наверняка не проходят пути кораблей. Впереди оказались еще рифы, а слева вершины пальм. Они еле виднелись из воды. Нет, туда мне не добраться. А вот впереди что-то поменьше, правда без пальм.

Мне пришлось «рубить» мачту и с ее помощью швартоваться к «острову» под возмущенные крики морских птиц.

С невообразимым гамом птицы носились на мной, будто предупреждая о серьезных последствиях, если я вздумаю высадиться. Но мог ли я пройти мимо? Ведь передо мной была настоящая твердая земля!..

Чем ближе я подходил к берегу, тем сильней поднимался переполох среди пернатых. Они стали пикировать на меня, стараясь долбануть клювом или ударить крылом. Среди нападающих были огромные серые чайки и фрегаты с оранжевыми ногами.

Пришлось пустить в ход древко остроги, но что тут поднялось! Птицы приняли вызов. Не знаю, как у меня уцелели глаза. Все-таки я высадился на берег и сразу понял, чем вызвал враждебные действия пернатых. Остров был густо заселен. Птенцы разных возрастов таращили на меня глаза, угрожающе раскрывали клювы. Гнезд не было, птенцы и яйца лежали прямо на покрытой пометом земле. Махая над головой палкой и закрыв лицо рукой, я нагнулся, схватил несколько яиц и стал отступать.

Торжествуя победу, хозяева острова долго провожали меня, грязного, истерзанного, но довольного сражением и запасом продовольствия, взятого с бою. Кроме того, большой остров и рифы вселяли в меня надежду, что где-то недалеко есть еще острова.

Рифы медленно уплывали от меня. После схватки с птицами я почувствовал свирепый голод и предвкушал удовольствие перед сытным обедом. Но все яйца оказались насиженными. Пришлось довольствоваться орехом. У меня их осталось всего пять. А впереди расстилалась щемящая душу водяная пустыня. К тому же еще стих ветер. Я стоял в своей шляпе- зонтике из пальмовых листьев посредине плота и смотрел, то теряя надежду, то вновь загораясь ею. Дошло до того, что мне стали казаться паруса катамаранов, пароходы, даже шлюпки с гребцами, шедшие, чтобы спасти меня, и вдруг исчезавшие в волнах.

В конце концов у меня затекли ноги, заломило поясницу. Я сел и закрыл глаза. Волны так осторожно поднимали и опускали плот, будто боялись, что он вот-вот расползется в разные стороны. Меня охватило какое-то безразличие ко всему на свете, а затем напала дремота и стало чудиться, будто я с ребятами ловлю угрей на Припяти. Вокруг тишина, аисты бродят по болоту или стоят на одной ноге, застыв, как изваяния. Затем просыпаюсь, смотрю сонными глазами на жирную, слепящую пленку на воде и опять погружаюсь в забытье.

…Сверкает бабушкин медный самовар. Сама бабушка, подперев подбородок, сидит напротив меня за столом и печально слушает. Я ей рассказываю о Ласковом Питере, жемчужине, рифовых рыбах.

У бабушки вдруг из глаз льются слезы, и она говорит:

– Ох и врать же ты стал, Фомушка. Нехорошо это, милый…

Я тоже заплакал от обиды и проснулся с сильной головной болью, потому что во сне сбросил шляпу, и она плыла возле плота; в ее тени застыли две рыбки, похожие на окуньков, только очень нарядно раскрашенных. Я вытащил острогой шляпу, и окуньки ушли в глубину.

Заканчивался второй день моего плавания на плоту. Я со страхом ждал ночи. Перед самым закатом надо мной пролетела стая птиц, они скрылись на северо-востоке, как раз в том направлении, куда увлекало меня течение.

Как я мечтал о крохотном птичьем островке или камне, торчащем из воды, где бы можно было прикорнуть до утра. Я готов был снова сразиться с птицами и отвоевать у них место для ночлега.

Отпылал закат, малиновое солнце опустилось в воду. Усилился ветер, дул он ровно, без порывов. Все же я не стал ставить свой жалкий парус. Всю ночь я не смыкал глаз. Да и спать не хотелось, так как я отдохнул днем.

Светилось море. С плеском вылетали из глубины рыбы и кальмары. Один, очень большой, пролетел вблизи плота, заслонил собой звезды и с сильным плеском ударился об воду.

Что, если бы такой кальмар упал на плот…

Я бил по воде острогой, отпугивая глубинных чудовищ, пока не обессилел.

В остальном ночь прошла спокойно, и я даже уснул на заре и проспал восход солнца.



Катамаран

Потянулся третий день моего плавания на плоту. Опять погода благоприятствовала мне. Старик океан явно пребывал в хорошем настроении. Правда, волны стали выше, наверное, где-то далеко прошел сильный шторм, а может быть, промчался ураган, и отголоском его были могучие валы. Они размеренно подбрасывали меня к палящему небу и осторожно опускали вниз. Плот ходил ходуном под ногами. Я изорвал на ленту уже всю свою парусину, крепя углы рамы плота, и гнал от себя навязчивые мысли о том, что буду делать, когда плот развалится.

Только остров или корабль могли спасти меня.

Я поднимался на носки и даже подпрыгивал, когда плот оказывался на гребне, чтобы увидеть как можно дальше. Но сегодня даже птицы не попадались на глаза. Только иногда проносился, чуть не задевая крыльями воду, буревестник – чем хуже погода, тем она приятней для него. Появление буревестников не на шутку испугало меня: что, если погода испортится?..

Невдалеке прошло стадо касаток. Острый плавник одной из этих хищниц я принял за парус и чуть не вскрикнул от радости. Промчались касатки, и я, не веря своим глазам, увидел парус. Ошибиться было нельзя, мой путь пересекал катамаран – лодка с противовесом. Я стал кричать. И скоро понял, что меня никогда не услышат, ведь до лодки было около километра. Тогда я сорвал рубаху, надел ее на шест и стал махать над головой.

Лодка легла на другой галс и стала быстро приближаться ко мне.

В катамаране было четверо смуглых людей. Мужчина управлял суденышком, впереди него сидела женщина в ярком платье, двое мальчишек в трусиках стояли возле мачты, махали руками и что-то кричали на незнакомом языке.

«Это, наверно, семья островитян-полинезицев»,- подумал я и оказался прав.

Когда до плота оставалось метров двадцать, рулевой подал команду, и мальчишки быстро опустили парус. Катамаран покачивался рядом с плотом. Я видел, что встреча со мной произвела на полинезийцев очень сильное впечатление. Мальчишки быстро говорили оба разом, отчаянно жестикулируя; их слова заглушали степенную речь мужчины, но я понимал по его лицу, что он осуждает мой сумасбродный поступок, только женщина сочувственно улыбалась и покачивала из стороны в сторону головой.

Мои спасители не могли понять, как здравомыслящий человек мог отправиться в плавание на таком хлипком сооружении. Они видели на плоту зеленые листья пальмы, мои запасы продовольствия и, конечно, решили, что я обдуманно пошел на такое рискованное предприятие.

Я только улыбался и разводил руками.

Покричав пару минут, мальчишки прыгнули в воду, и вот они уже рядом со мной на осевшем плоту. Ребята весело улыбались и пританцовывали, вероятно, океан не часто устраивал им такие забавные встречи. Мальчишки чуть не перевернули плот, но отец прикрикнул на них и жестом пригласил меня в лодку. Лодка была длинная, узкая, заваленная мешками, сетями, циновками и разным скарбом – видно, эти люди ехали куда-то надолго, а может быть, и совсем переселялись на другой остров.

Я перебрался в лодку, ставшую бортом к плоту.

Тем временем мальчишки предали полному разорению и осмеянию мой плот, сбросив с него настил из пальмовых листьев. Глава семьи сказал что-то в мой адрес, покрутив пальцем возле виска, чем вызвал смех всего семейства, да и я, безмерно счастливый, хохотал вместе с ними.

Ребята ловко взобрались в лодку, и мы втроем подняли парус. Катамаран вздрогнул, наклонился и, набирая скорость, стал удаляться от жалких обломков дерева и пальмовых листьев.

Катамаран очень низко сидел в воде, почти черпая воду бортом. Вначале мне казалось, что его вот- вот зальет водой, но в самую последнюю минуту суденышко встряхивалось, как утка, и грозная волна прокатывалась под ее днищем.

Мальчик постарше, его звали Тави, широким тяжелым ножом срубил макушку у одного из моих орехов и подал его мне. Остальные орехи они поделили между собой. Впоследствии я с удивлением узнал, что, отправляясь в плавание, эти беспечные люди не взяли с собой продуктов. Так как, по их понятиям, путешествие было небольшим, всего каких-нибудь сто – двести миль.

Подкрепившись, мы стали объясняться главным образом с помощью мимики и двух десятков слов на жаргоне, принятом среди моряков, плавающих в этих водах. Я узнал, что семейство отправилось заготовлять копру. Отца звали Сахоно, мать – Хуареи, старшего сына, как я уже сказал, Тави, а младшего – Ронго. К моему удивлению, они уже знали о гибели «Ориона». Как только я назвал шхуну, Сахоно закивал головой, печально поджал губы и выразительно перевернул руку ладонью вниз.

Они шли всю ночь и тоже видели зарево на небе и слышали грохот боя, но, как мне показалось, никто из них не представлял, что там происходило, да и знали ли они, что почти весь мир воюет? Сюда война, наверное, докатывалась только непонятным грохотом и странными небесными явлениями.

Среди слов, произнесенных Сахоно, я уловил имя шхуны «Лолита». Он говорил о ней и показывал рукой по курсу катамарана. О «Лолите» ходили рассказы среди матросов, как о настоящем пиратском судне. Пользуясь военным временем, пираты грабили торговые корабли.

Так «Лолита» была здесь! Не с «Лолитой» ли должен был встретиться «Орион» и передать ей оружие?

«Но сейчас все это меня нисколько не касается,- думал я.- «Орион» на дне, Ласковый Питер один на острове, подольше бы к нему никто не приезжал. Я же буду жить с этими людьми до тех пор, пока не появятся скупщики копры, и тогда наймусь на их корабль. Они наверняка увозят копру в Австралию, а там должен быть советский консул». «Жарь прямо к своему консулу,- вспомнил я слова дядюшки Ван Дейка.- Только бы нам зайти на денек в порт, где есть твои соотечественники…»

Я размечтался о том, как в конце концов доберусь до родных берегов, как встречусь с родными и друзьями. Мне захотелось каждому из них что-нибудь привезти и подарить. Хотя бы по коралловой веточке или по раковине. Какие раковины я видел на дне лагун!..

Заметив, что я задумался, Тави и Ронго стали о чем-то вполголоса разговаривать, поглядывая в океан. Сахоно мурлыкал какую-то протяжную, мелодичную песню, а его жена взялась за прерванную работу: стала приметывать рукава к синему платью – видно, она была большая модница.

Вскоре после полудня из колеблющейся поверхности океана показались кроны пальм и донесся шум прибоя.

Стоял прилив, и почти все рифы были закрыты водой. Сахоно мастерски вел свой корабль, меняя галсы; мы шли против ветра. У самого берега Тави и Ронго убрали парус, и катамаран, увлекаемый течением, вошел в канал: вода теперь вливалась в лагуну.

Я с удивлением озирался по сторонам. Все здесь было знакомо мне: стволы пальм, очертания коралловых глыб, песок на берегу, какого-то особого голубоватого оттенка.

«Ну конечно, это мой остров! – подумал я.- Не хватает только Ласкового Питера».

И в этот миг, словно для того, чтобы рассеять мои последние сомнения, на берег лагуны из-за стволов пальм вышел рыжебородый человек в лохмотьях и остановился, расставив циркулем ноги и держа руки в карманах шорт.

Сахоно направил катамаран прямо к моему первому лагерю. Я не ошибся, когда предположил, что там останавливаются сборщики копры.

Тави и Ронго с радостными возгласами попрыгали в воду и наперегонки поплыли к берегу.

Я кричал им, чтобы они вернулись.

– Акула! Акула! – тщетно взывал я.

Отец и мать только улыбались моему волнению. Ни тени беспокойства не было на их лицах, даже когда мимо лодки действительно пронеслась небольшая акула и, как мне показалось, погналась за ребятами. Это была, как я узнал много позже, «разнозубая» акула, у нее тупые «дробящие» зубы, она питается двустворчатыми моллюсками и крабами.

Пловцы благополучно добрались до берега и разглядывали Ласкового Питера.

Меня он встретил добродушнейшей улыбкой и словами:

– Мой милый мальчик, как я счастлив видеть тебя! – Тем же тоном продолжал: -Ты, мерзавец, вероятно, имеешь какой-то талисман. Будь на твоем месте нормальный человек, он уже сто раз мог бы отправиться дьяволу в пасть. Все же не падай духом и помни: кому суждено быть повешенным, тот не утонет! – Он захохотал так заразительно, что вся семья полинезийцев тоже покатилась со смеху.

Мне было не до смеха, я сказал:

– Вешают только пиратов.

– Я позабочусь, чтобы на этот раз сделали исключение.

– На «Орионе» вы хотели меня списать за борт, здесь – застрелить. За что? Что я сделал вам плохого?

– За то, что я видел тебя насквозь, за то, что ты отказался повиноваться мне! За то, что ты отравил мне жизнь на этом прелестном острове! За то, что ты мешаешь мне! Надеюсь, этого достаточно, чтобы и не только такого щенка отправить на тот свет. Я дал слово убить тебя, и сделаю это.- Он, улыбаясь, добавил : – Ну зачем ты вернулся, у тебя был единственный шанс, и ты не воспользовался им?

Мне стало страшно от этой холодной, беспощадной ненависти, я сжал рукоятку ножа в кармане и сказал:

– Нет, это вас повесят, когда узнают, что вы доставляете оружие пиратам «Лолиты»!

Он пристально посмотрел на меня.

– О, да ты был связан с У Сином. Только он да я знали об этом. Но хорошо, можешь не отвечать мне, кто сообщил тебе эту тайну. Ответишь на «Лолите». Там долго церемониться не любят. Ты доставишь им небольшое развлечение. Как это пел негр Чарли: «Пусть теперь попляшет он, ребята. Вздернем мы сегодня старого пирата». Не так ли? – Он прямо-таки нежно шлепнул меня по спине.

Полинезийцы улыбались, не понимая ни слова, они думали, что я встретил друга, который безмерно рад моему спасению.

Под вечер на остров пришли еще три катамарана с заготовителями копры. Остров ожил. Запылали костры, зазвучала непонятная речь полинезийцев.

Я остался с семьей Сахоно.

У Ронго и Тави были замечательные гарпуны, древко каждого покрывала затейливая резьба, изображающая сцены из жизни островитян. Как они ловко пользовались этим оружием! Редко-редко гарпун не попадал в цель. Я потихоньку спрятал свой неуклюжий гарпун в камнях. Ребята сделали вид, что не замечают моей пропажи. Втроем мы охотились двумя гарпунами и за полчаса натаскали столько рыбы, что Сахоно укоризненно покачал головой и велел часть улова отнести соседям.

Допоздна мы сидели вокруг костра, жарили и ели какую-то необыкновенно вкусную рыбу. Ласкового Питера я не видел в тот вечер, а утром он ушел на одном из катамаранов.

Сахоно махнул рукой в океан и сказал:

– «Лолита» капитан!

Я понял, что Ласковый Питер нанял катамаран и отправился на «Лолиту», которая находилась где- то поблизости. Как легко мне сразу стало! Я радовался, что навсегда избавился от своего смертельного врага, не подозревая, сколько мне еще придется перенести от этого человека. Но пока я мог наслаждаться безмятежной жизнью среди замечательных людей, принявших меня в свою семью, как родного.



Охота на осьминогов

Заготовка копры очень несложное дело. Тави Ронго и я собирали с земли опавшие орехи, затем топориками разрубали их на две половинки. Caxoно и его жена складывали половинки одна на другую выпуклостями кверху, в красивые пирамиды. Когда мякоть орехов, продуваемая ветром и палимая солнцем, высыхала, мы выковыривали копру из скорлупы кривыми ножами и складывали в мешки.

Полинезийцы работают легко, стараясь не переутомляться. Все равно копры не соберешь больше, чем ее есть в орехах нескольких десятков пальм, принадлежащих семье. Поэтому мы занимались копрой часа три-четыре в день, а остальное время купались, ныряли за раковинами, охотились с гарпунами на рыб и лагуне, и у барьерного рифа.

Когда наступал отлив, часть барьерного рифа выступала из воды, издали походя на спину гигантского морского зверя, который вылез понежиться на жарком солнце. Вблизи коралловый риф представлял из себя сложное сооружение из невообразимого переплетения каменных ветвей.

Ходить по битому стеклу менее опасно, чем по рифу. Острые, как бритва, грани кораллов, ядовитые колючки морских ежей, панцири крабов, тоже нередко утыканные шипами, были замаскированы в траве и водорослях и подстерегали на каждом шагу А Ронго и Тави ходили босиком, правда, тоже с некоторой опаской. Я сплел себе новые сандалии и ходил довольно уверенно по рифу.

В отлив на рифе оставались лужи, кишевшие рачками, крабами, мальками и еще невесть какими существами. Со стороны острова, где на рифе удерживался песок, густо росла черепашья трава. Там паслись морские черепахи. В трещинах, наполненных водой, прятались морские звезды. Лучи их часто выглядывали наружу и шевелились, припекаемые солнцем. В воде на кораллах распустили свои предательские лепестки анемоны – морские цветы. В школе у нас висели таблицы с анемонами и другими животными, похожими на растения, а здесь они встречались на каждом шагу. Однажды я увидел на песчаном дне лагуны заросли цветов, похожих на хризантемы, а когда достал один такой «цветок», то он оказался червем.

Особенно привлекали меня рыбы самых фантастических форм и окраски. Они деловито сновали между ветвями кораллов, сверкая и переливаясь, как драгоценные камни. Рыбки-клоуны, названные так за свой необыкновенно яркий наряд, вьются возле актиний. Эти хищницы почему-то не трогают клоунов, хотя любая другая рыба, с которой может справиться актиния, сразу оплетается щупальцами, и ей приходит конец.

Клоуны же копаются в венчиках актиний, подъедая остатки пищи, и чувствуют себя среди ядовитых «лепестков», как дома.

В коралловом лесу с невероятной скоростью проносились губаны. Иглобрюхи с комичной серьезностью почему-то ходили по кругу. Сарганы, похожие на карандаши, соревновались в скорости с губанами. Под желтой веткой кораллового куста две рыбы с колючками на спинах, казалось, вели очень содержательный разговор, жестикулируя плавниками.

Рыбы, круглые или похожие на серебряный ремень, изящные красавцы, расписанные желтыми, черными, оранжевыми полосами или похожие на перламутровые безделушки, роились в необыкновенно прозрачной воде, пронизанной лучами солнца.

Наблюдая жизнь океана, я забывал обо всем на свете. Мне хотелось разобраться в этом пестром, чужом, захватывающе интересном мире. Узнать названия рыб, растений, понять их странные отношения.

Меня поразили рыбы с клювом попугая. Чтобы лучше их рассмотреть, я опустил голову в воду и услышал хруст. «Попугаи» грызли своими клювами ветви кораллов! Никогда бы не поверил, что есть на свете существа, которые едят камень!

Рыба-собака, спасаясь от врагов, раздувалась, как шар, и все ее иголки топорщились, как у ежа. В таком виде она не могла плыть, а переворачивалась вверх брюхом, и ее несло течением. С таким вооружением можно безопасно жить даже в океане. Или еще одна рыбка. Я чуть было не схватил ее за хвост. Она стояла в тени кораллового куста. К счастью Тави вовремя остановил меня, затем концом гарпуна ткнул ее, и тотчас из хвоста у нее выскочили колючки, похожие на перочинные ножички.

Однажды я оступился, нога ушла между кораллами, и большой палец правой ноги пронзила резкая боль.

«Морской еж,- мелькнуло в голове,- проткнул палец, вот не было печали».

Тави и Ронго подхватили меня под руки и со смехом вызволили из беды, а вместе со мной большую зеленоватую губку: она болталась на большом пальце. Ребята покатывались со смеху и что-то кричали перебивая друг друга. Мне же было не до смеха – губка, видно, намеревалась отгрызть мой палец. Со слезами на глазах, я хотел оторвать ее и накололся на острые шипы, торчавшие из губки. Видя мои страдания, братья сжалились надо мной. Тави схватил губку и сорвал ее с колючего панциря краба с оранжевыми клешнями – одной из них он и держал меня за палец. Видно зная повадки этого существа, Тави отрезал клешню и бросил краба на риф. Краб боком заковылял, грозясь единственной клешней, его глазки-бусинки сверкали. Он скрылся под водой, наверное не столько расстроенный потерей клешни, сколько губки: клешня вырастет новая, да и вторая – хоть куда, губку-то надо еще найти, а за это время не оберешься неприятностей. В лабиринте рифа жило множество осьминогов и невесть каких еще хищников, от которых единственная защита – маскировка под несъедобные вещи.

На мелководье мое внимание привлек движущийся букетик из водорослей. Оказалось, что он прицеплен за колючки краба. Причем впереди над головой колыхалась самая высокая водоросль наподобие султана. Когда Ронго сорвал с него водоросли, он тут же, не теряя времени, стал снова украшать себя растениями, срезая их клешнями и нацепляя на колючки, и опять самая высокая водоросль очутилась у него на голове. Мои товарищи, видимо, вначале были удивлены, что меня привлекают такие обыденные вещи, и они, наверное, не поверили, если бы я им сказал, что никогда не видел ничего подобного. Для них все красоты океана были привычными. Братья считали себя совсем взрослыми людьми, и единственное, что их интересовало в океане,- пища. Они поставляли к столу рыбу, моллюсков, крабов.

Вначале я подмечал в их глазах насмешливые искорки: такой большой, а интересуется такими всем известными пустяками. Затем я стал подмечать плохо скрываемое любопытство, живой интерес: оказывается, и они многого не знали. Например, я обратил их внимание на большую рыбу, которая неподвижно стояла в воде, в то время как другая рыбка, напоминающая речного налима, заплывала ей в широко раскрытый рот и выплывала через жаберные щели. Что происходит? Почему большая рыба позволяет маленькой так бесцеремонно вести себя? И даже не делает попытки проглотить нахального налима. Мы не знали, что наблюдаем одно из удивительных явлений природы – содружество двух существ разного вида. Причем маленькая рыбка оказывает жизненно важную услугу большой – очищает ее жабры от паразитов.

Или как-то Тави принес огромный живой шар темно-коричневого цвета, покрытый бородавками, Это был один из видов галатурий, или морских огурцов. Тави надавил на шар ногой, и из него вместе сo струей воды выскочила шустрая рыбешка. Наверное она жила в «огурце» или укрывалась в нем от врагов.

Таких загадок было множество.

И вот мы втроем усаживались на обрывистом берегу лагуны или ложились животами на шершавые камни рифа и подолгу наблюдали, что творится на глубине этого необыкновенного аквариума. Времени у нас было сколько угодно. А не то прыгали в воду и плавали среди рыб.

В лагуне нашлась небольшая отмель, где водились устрицы, было их там немного, одни пустые раковины; до нашего появления там на колонию устриц напали морские звезды и почти полностью уничтожили.

Я попытался было увлечь своих товарищей на ловлю жемчуга. Они с неохотой согласились, видно, чтобы не обидеть меня. Мы достали десятка два

раковин и принесли Сахоно. Отец моих друзей нахмурился, взял раковины и бросил в лагуну, затем долго бранил сыновей и обращался ко мне со смущенной улыбкой. Я догадался, что мы нарушили какой-то закон или обычай. Видимо, в одиночку, без участия всего племени, нельзя заниматься ловом, а время для этого еще не пришло. Выходило, что мы поступили, как браконьеры.

На третий день Сахоно разбудил нас на заре. Ребята вскочили. Я тоже нехотя поднялся, хотелось спать, к тому же я не знал, зачем подниматься в такую рань.

Сахоно многообещающе подмигнул мне и стал что-то объяснять на своем певучем языке. Я понял одно: предстоит что-то необыкновенно интересное, и с готовностью закивал головой. Сахоно, довольный моей понятливостью, хлопнул меня по плечу и снова улегся на циновку, а мы отправились по сонному острову. Дорогой Тави и Ронго дополнили рассказ отца, шевеля пальцами, сутулясь и строя страшные рожи. Выходило, что они хотят познакомить меня с каким-то интересным обитателем океана. Что же, я был согласен. Сон прошел. Всходило солнце. Океан переливался, как перламутровая раковина, и манил в свое теплое лоно.

Мы плыли вдоль рифа. Была самая крайняя точка отлива, разноцветные скалы, обросшие водорослями, торчали из прозрачной голубоватой воды. Мои товарищи то и дело погружали головы в воду, Из любопытства и я, затаив дыхание, стал следовать Их примеру. Солнце только поднялось и косыми лучами пронизывало воду до самого дна. Под нами проплывали причудливые коралловые кусты, скалы, Подводные леса водорослей. Множество рыб начали свой большой день. Тут были уже знакомые мне существа, такие пестрые, яркие, словно модницы, хвастающиеся своими обновами. Попадались и незнакомцы. При виде двух-трех рыб мне вдруг стало не по себе. Одно губастое страшилище метров трех длиной почему-то плыло чуть ниже и пялило на меня круглые фиолетовые глаза.

Если бы не мои спутники, я мигом повернул бы к острову – соседство таких чудовищ было не очень- го приятным. Но ребята плыли как ни в чем не бывало, и мне было стыдно отстать от них.

Внезапно Тави поднял руку и нырнул. До дна было метра три. Я видел, как он проплыл над трещиной, вынырнул, засмеялся, сказал что-то брату и опять нырнул. Ронго и я держались на месте, следя за Тави. На этот раз он опустился ниже и остановился над трещиной. Из темноты протянулись зеленоватые веревки и обвились вокруг груди мальчика Я увидел большие выпуклые глаза осьминога и его отвратительный клюв. Осьминог оплел Тави щупальцами. Я чуть не глотнул воды от ужаса и, подняв голову, встретился со смеющимися глазами Ронго. Он набрал воздух и нырнул к брату. Я нырнул следом. Ронго сделал мне в воде знак не мешать ему. Все-таки я не послушался и чуть было не испортил все дело. Я схватил Тави за руку и рванул к себе, а как я узнал после, человека-приманку следует очень осторожно тащить вверх, тогда осьминог отпускает те щупальца, которыми он держится за скалу, стараясь не упустить добычу. При сильном рывке он может еще крепче уцепиться за камни, и тогда его никакой силой не оторвать от них.

На этот раз все обошлось хорошо. Тави в объятиях осьминога всплыл на поверхность, и тут я увидел заключительную часть охоты. Ронго схватил морду осьминога, оторвал его клюв от груди брата

и… меня замутило от страха и отвращения. Этот мальчишка впился зубами в хрящ между огромными глазами страшилища. Мгновенно щупальца осьминога отстали от тела мальчика, и Тави поплыл к берегу, часто оглядываясь и разговаривая с братом, как будто ничего особенного не случилось. Эти ребята всегда вызывали во мне чувство завистливого восхищения. Они плавали, как рыбы, акулы были для них вроде злых собак, от которых не так уж трудно отбиться или перехитрить их. А победа над осьминогом неизмеримо подняла Тави и Ронго в моих глазах.

Отдохнув на рифе, братья поплыли опять на розыски.. На этот раз приманкой был Ронго. Так, чередуясь, они добыли еще двух небольших осьминогов. Когда мы в третий раз вылезли на риф отдохнуть, Ронго ткнул меня пальцем в живот и, скаля белые зубы, показал глазами на воду. Брат его стал что-то быстро объяснять мне, наверное уверяя, что ничего страшного и опасного нет в этой пустяковой охоте.

Я кивнул, давая понять, что сам проделывал не такие шутки, и как можно беззаботней улыбнулся, хотя мне было, по правде сказать, не до улыбок. Живой осьминог, выглядывающий из своей засады, был так мало похож на тех оранжево-серых существ, что безжизненными комочками лежали у наших ног!

Тави и Ронго, издав радостные крики, попрыгали в воду и принялись за поиски. Они, как мне показалось, необыкновенно долго разыскивали подходящий экземпляр, совещаясь и отвергая мелочь. Им хотелось найти для меня достойного противника: ведь я был больше их ростом и казался сильнее.

Эти подводные егеря выследили, наконец, нужную дичь и, одобрительно улыбаясь, кивали головами, сидя на рифе. Они уже разозлили осьминога, проплыв несколько раз над трещиной. Пришел мой черед. Все было необыкновенно просто, по их понятиям, каждый мальчишка на островах проделывал это несчетное количество раз просто так, для забавы.

Я нырнул к расщелине, закрыв глаза и прикрыв их рукой, как делали Ронго и Тави. Возле самого дна что-то туго, как резиновым жгутом, перетянуло мне руку повыше локтя, затем сдавило шею, грудь. Я испугался до ужаса. Не прошло и нескольких секунд, а мне уже не хватало воздуха, я задыхался. Схватив ногу спрута, я попытался ее оторвать, а она придавила мне пальцы к ребрам так, что что-то хрустнуло во мне. Потеряв счет времени, закусив губы, я вырывался. Одну руку мне удалось немного освободить, я ухватился за что-то скользкое, плоское. Попав в объятия осьминога, я закрыл глаза, теперь же я открыл их и увидел отвратительную голову с огромным клювом и большими человечьими глазами. Чудовище смотрело на меня пристально и насмешливо.

«Что, попался!» – говорил этот взгляд.

Нащупав ногой скалу, я стал отталкиваться от нее, но осьминог так сдавил меня, что я едва не раскрыл рот, чтобы закричать в воде. А Тави и Ронго все не было. Я чувствовал, что теряю сознание, что сейчас мои легкие наполнятся водой.

Осьминог беззвучно хохотал мне в лицо, нагибаясь все ниже, ниже…

Больше я ничего не помню.

Очнулся я на рифе. Как из непроглядного мрака возникли передо мною две коричневые фигурки. Они застыли, стоя надо мной. И вдруг запрыгали, захохотали, стали меня тискать, поднимая на ноги. Но я еще долго лежал и кашлял, выплевывая горько-

соленую воду, и жадно дышал и не мог надышаться

чудесным воздухом, насыщенным запахами моря, солнца, водорослей.

Тави протянул мне осьминога. Страшное чудовище, чуть не убившее меня, оказалось на суше таким жалким, маленьким, щупальца у него безжизненно повисли, только глаза казались живыми и смотрели зло, враждебно. Почему-то мертвый спрут напоминал мне капитана. У того также была страшная мертвая хватка, когда он был уверен в своей силе, и также он выглядел хилым и слабым, оказавшись побежденным.

Ребята нанизали весь улов на острогу, взяли ее на плечи. Прыгая с камня на камень, мы отправились к острову. Возле хижины братья разыграли перед родителями целое представление, изображая охоту на осьминогов. По тому, как они часто выкрикивали мое имя и тыкали в меня пальцами, я понял, что они сверх меры превозносят меня как выдающегося охотника за осьминогами. Тави упал на песок и, весь извиваясь, стал изображать мою борьбу с осьминогом. Выходило, что я разделался с ним еще под водой. Ронго прыгал вокруг и выкрикивал недостающие пояснения.

Родители ахали, качали головами и одобрительно улыбались. Мне кажется, все это делалось для того, чтобы сгладить мою неудачу.

На ужин Хуареи подала щупальца осьминогов, сваренные в морской воде. Хозяева ели с аппетитом розоватое мясо. Взял и я кусочек, стал вяло желать, вспомнив клюв и огромные глаза, насмешливо-глядящие на меня. Все-таки я съел кусок и потянулся за вторым – мясо осьминога напоминало ножки белых грибов.



Тигровая акула

После обеда к нашей хижине подошло несколько приятелей Сахоно, каждый принес с собой пучок кокосового волокна, вымоченного в морской воде и расчесанного, похожего на лен. Мужчины сели в кружок и стали с необыкновенной быстротой вить пряжу, наматывая ее на клубок. Делали они это очень красиво, ловко, приятно было смотреть, как пушистое волокно под их пальцами скручивалось в тонкие нити. Текла неторопливая беседа. Один мужчина пришел с грудным ребенком, он держал его на коленях и тоже вил пряжу. Ребенок заплакал, тогда отец зачерпнул из лагуны чашкой, сделанной из скорлупы кокосового ореха, воду и стал поливать плачущего. Мальчишка замолчал.

Мужчины напомнили мне далекую бабушкину деревню, к ней вечерами собирались соседки и вот так же пряли или вязали, ведя бесконечные разговоры…

Между тем женщины собрались на берегу, среди них была Хуареи, в одной руке она держала длинную острогу, в другой – мертвого осьминога, одного из добытых нами утром. Две ее подруги были также вооружены острогами. Женщины перебрасываясь короткими фразами, деловито шли по берегу лагуны. Я увязался за ними, хотя Тави и Ронго давали мне понять, что ничего интересного меня не ждет, да, видимо, считалось и не совсем приличным навязываться в компанию к женщинам, и тем более проявлять любопытство.

Три женщины и две девочки-подростка с плетеными сумками уверенно шли по берегу. У того места, где я добывал жемчуг, они остановились и стали смотреть в глубину, опершись руками о колени.

Хуареи радостно вскрикнула и стала медленно опускать осьминога, привязанного за голову на длинную веревку, делая мне знаки, чтобы я подошел поближе. Подруги Хуареи подняли остроги, похожие на копья. Хуареи задержала осьминога под расщелиной, из нее высунулась большая клешня, затем спряталась. Одна из женщин опустила в воду острогу и подтолкнула осьминога глубже между камнями; тогда оттуда вылетел лангуст, и пока он парил, опускаясь на дно, его пронзила острога худенькой белозубой рыбачки. Лангуст был зеленовато-серый, с длиннющими усами и весил он не меньше двух-трех килограммов. Девочки деловито сняли добычу с остроги и, ловко избегая грозных клешней, положили ее в сумку.

– Хорошо! – сказала Хуареи. Она запомнила это единственное русское слово и любила его повторять. Девочки тоже крикнули: «Хорошу!» – и звонко засмеялись.

Охота продолжалась. Я вспомнил, что в обрывистом береге возле камней видел усы и клешни гигантских раков, и повел туда рыбачек.

Хуареи передала мне свою острогу, и женщины, одобрительно кивая, дали понять, что предоставляют мне возможность наколоть на острогу очередного лангуста. К великому своему огорчению, я промазал и раз и второй.

Гигантские лангусты, видимо, были глуповаты, они смертельно боялись своих беспощадных врагов и, не различая, жив ли осьминог или нет, «теряли голову». Стоило им увидеть обмякшее тело крошечного осьминога, почуять его запах, как они бросали надежное убежище и выскакивали под удар остроги.

После моих промахов девочки радостно взвизгивали и стали повторять нараспев, притопывая ногами:

– Хорошу! Хорошу! Хорошу!

Женщины снисходительно улыбались, и они были в душе довольны, что представитель сильного пола оказался не на высоте.

– Нет, не очень хорошо,- сказал я.- Даже очень плохо.

– Хорошу! Хорошу! – кричали девочки…

Я не буду ничего говорить о вкусовых качествах лангуста, потому что передать это словами невозможно. За ужином Хуареи подчеркнуто подавала мне самые большие и, видимо, самые вкусные куски с гарниром из нежных водорослей, похожих на вермишель.

На следующий день я предложил Тави и Ронго самим заняться охотой на раков. Братья смущенно заулыбались. Я понял, что это занятие считалось немужским делом.

У островитян строго определился круг занятий для каждого члена семьи. Наверное, у них были веские основания считать охоту на лангустов женским делом. Может быть, потому, что это не требовало больших усилий, а мужчинам отводились дела посерьезней. Хотя, по правде говоря, меня сильно смущало, что за маленькими детьми ухаживают главным образом мужчины и делают это с необыкновенной любовью и завидным уменьем. Вообще мои новые друзья очень хорошо относились к своим детям. Ни Сахоно, ни Хуареи ни разу не повысили голоса, разговаривая с сыновьями или поручая им какую- либо работу. То же самое я наблюдал и в других семьях. Жаль, что мне пришлось так мало пожить на атолле. Новые события уже подступали к синей лагуне, и мне, помимо воли, пришлось принять в них участие.

Первым злым вестником, нарушившим нашу счастливую жизнь, была тигровая акула. Появилась она в лагуне утром. Стояла очень тихая погода, на небе клубились облака. Я полез на кокосовую пальму за сладким соком из ее соцветий – этот приятный напиток заменял молоко для малышей, да и мы с удовольствием пили его. За ночь на дереве набиралась полная чашка нектара. Вылив сок в калибасовую бутылку, я хотел спускаться вниз, где меня ждал Ронго, как раздался пронзительный крик. Кричала женщина, стоя на берегу лагуны. Тотчас же ее крик подхватили все жители нашего маленького поселка. Скоро раздались удары в тазы и кастрюли.

С высоты я видел всю лагуну. По ее ровной синей поверхности плыли к берегу двое мальчишек. Один из них был Тави, а второй – семилетний сынишка наших соседей. Они заплыли на самую середину бухты, а теперь что есть силы рвались к берегу. Тави плавал лучше, но почему-то держался позади, хотя невдалеке поверхность лагуны чертил плавник акулы. Хищница или была сыта, или ее напугал плеск пловцов и шум, доносящийся с берега; она описала круг возле мальчиков и, начав второй, стала приближаться к ним.

Ребята плыли кролем, сильно вспенивая ногами воду. Им на помощь шел под парусом катамаран. Успеет ли?

Застыв от ужаса, я следил за трехметровой акулой; с высоты мне было видно, как она летела, именно летела, рассекая зловещим плавником поверхность бухты. Хищница явно готовилась к нападению. Она прошла в нескольких метрах от ног Тави, на повороте блеснуло ее светлое брюхо. Отойдя метров на двадцать, она развернулась и ринулась в новую атаку, но в это время катамаран достиг пловцов и сильные руки выхватили мальчишек из воды. И вовремя: акула прошла под катамараном. Опоздай спасители на несколько секунд – и было бы поздно.

Когда я спустился на землю, мужчины стояли на берегу и что-то обсуждали, кивая на лагуну. Акула курсировала взад-вперед против хижины, видно учуяв запахи пищи. Мальчишки и девчонки швыряли в нее обломками кораллов.

Ко мне подбежал возбужденный Тави и стал, волнуясь, говорить и показывать знаками то на акулу, то на взрослых, в довершение он изобразил пальцем крючок и, прищелкнув языком, сунул этот крючок себе в рот. Было ясно, что намечалась охота на тигровую акулу. Только мне не верилось, что такую рыбину можно поймать на крючок. Да и где взять такой крюк и леску, чтобы вытащить акулу длиной в три метра? И тут я вспомнил о деде Игнате. До войны мы вместе с Сеней Лягиным и Петей Козловым частенько бывали у него на пасеке. Дед был маленький, розовощекий, носил соломенную шляпу и очень белые холщовые штаны и такую же рубаху. Он смеялся тоненьким голоском и все подмигивал, выбирая пчел из бороды и выпуская их на волю. Пчелы его не кусали. Он угощал нас медом и рассказывал удивительные истории.

«Вот вы все поди вьюнов промышляете? – спросил он, с удовольствием наблюдая, как мы уписываем деревянными ложками мед, налитый в большую миску.- Вьюн разве рыба! Да какой теперь вьюн? Мелюзга. А вот, помню, прежде ловилась рыбка, да какая! – Он закрыл глаза и покачал головой.- О! На этом столе не поместится!

И думаете, где водилась та самая гигантская рыба? Смешно сказать. Да там, где вы сейчас, задрав штаны, в тине вьюнов ловите. Что, не верится? Да там же плотина стояла и мельница была. А у плотины омут, никто дна достать не мог. Вот это была глубина – метров двадцать, а то поболе. Сейчас все тина покрыла. Так вот там водилась рыбка. И что вы думаете, вдруг исчезла. Нету ее. Если бы подохла, то видать было б, а то кончилась вся. Только один сомяра остался. Стало быть, он ее всю и поел, включая сбою бражку, сомов, значит, и детей и родственников. Такая кровожадная да ненасытная скотинка! Прямо акула! Уток стал промышлять. Загогочет, бывало, кряква, крыльями захлопает и уйдет задом в воду. Купаться боялись в речке.

Говорят, что это он Мартына Кашкина на дно уволок, был у нас такой пьяница, непутевый человек. Ловить того сома-убийцу пробовали, да разве такую леску найдешь! Крючки тоже, или ломались или разгибались. И вот что я придумал! – Дед засмеялся, лучась детской радостью.- Как это мне в голову пришло! Сварил я пшенной каши в котле, да горячую ее, кипящую в мешочек наложил, да потуже завязал, и в омут. Жду, что будет. Неужели, думаю, мысль моя впустую сработала? И что вы думаете! Прошло минут двадцать, а может, с полчаса, всплыл мой рыбий генерал-убивец. Внутренность у него вся спеклась от сильного жару…»

«Почему бы мне не применить способ дедушки Игната,- подумал я.- Вот только где взять пшена?»

Кроме рыбы, моллюсков, морских водорослей и прочих даров океана здесь ели кокосовые орехи, плоды хлебного дерева и бататы. Как раз в тот день Хуареи разжилась у соседки парой круглых плодов хлебного дерева, нарезав мелкими кусочками в котел, поставила варить. Густая масса пузырилась и булькала.

«Все равно каша»,- решил я. К тому же она подгорела, хозяйка забыла про нее, громче всех проклиная акулу, а сейчас что-то горячо обсуждает с соседками возле последней хижины. Вот она, вспомнив про обед, громко смеясь, бежит к очагу.

Мне и в голову не пришла простая мысль, что эти, люди не захотят жертвовать обедом. Кроме кипящей каши мне еще надо было достать мешочек. Для этой цели мог вполне сойти яркий платок Хуареи, он как раз висел на колышке перед хижиной.

Я был уверен, что мои друзья по достоинству оценят мой замысел, и ждал одобрений. Действительно, как только я с помощью главным образом жестов дал понять Тави и Ронго, что ждет акулу, когда она проглотит огненную кашу, те пришли в восторг. Правда, их мать было запротестовала, но что она могла сделать против трех парней, решивших удивить мир.

Особое впечатление на ребят произвели мои приготовления. Когда я расстелил на песке платок и придавил уголки камнями, мальчишки замерли с полураскрытыми ртами. Должно быть, они подумали, что я приступаю к магическим заклинаниям, и боялись только одного, что я попрошу их удалиться на то время, пока буду беседовать с духами океана. Но я оставил их возле себя, и радость, перемешанная с гордостью, разлилась по их лицам.

Когда я вывалил содержимое котла на платок, Хуареи издала легкий стон и кинулась было ко мне, но сыновья, громко убеждая мать, повисли у нее на руках.

Мои таинственные приготовления и особенно крики Тави и Ронго привлекли к нам все население атолла. Мужчины оставили приготовление снасти для ловли акулы, женщины – очаги, а ребятишки были рады новому событию.

Мужчины молча наблюдали за мной, на их смуглых лицах я не мог прочесть ни порицания, ни одобрения; женщины без умолку переговаривались шепотом, ребята замерли, пяля глазенки.

Тави подал мне бечевку, и я туго перетянул ею узелок с кашей. Передо мной расступились, давая дорогу к воде.

Плавник акулы двигался к нам, от него под острым углом расходились волны. Сердце у меня заколотилось, я понимал, что сейчас решится моя участь хитроумного охотника на акул. Слава или позор ждали меня. Я бросил кашу впереди плавника, по моим расчетам – перед носом хищницы. Акула метнулась в сторону, вернулась, устремилась за кашей и проглотила узелок!

Что тут поднялось! Все закричали, засмеялись, махая руками. Тави и Ронго подошли вплотную ко мне: ведь они были моими первыми помощниками и вправе были делить со мной славу.

Сахоно подошел ко мне и что-то сказал с неопределенной улыбкой. В ответ я самодовольно улыбнулся. У меня и сомнений не было, что акула вот-вот Появится на глади лагуны брюхом кверху.

Правда, меня несколько кольнуло, что Сахоно и его два приятеля как ни в чем не бывало принялись за прерванное занятие.

Один рыбак, с черной бородкой, все время подмигивал и улыбался, в верхнем ряду у него не хватало четырех зубов. Щербатый с ужимками точил о коралловый оселок жало огромного крючка, то и дело пробуя его на заскорузлой коже большого пальца ноги. Сахоно и третий отец семейства, молчаливый, с мечтательными глазами, сращивали концы тонкой веревки в длиннющую «леску».

Я попытался прекратить это «бесполезное» занятие и долго объяснял им, что акула скоро всплывет кверху брюхом, и труды их пропадут даром, и если удочка понадобится, то уже для другой хищницы, когда мне придется оставить их гостеприимный кров.

Акула долго не показывалась, но вот ее плавник высунулся из воды и стал чертить лагуну, туда и сюда мимо нашего поселка. Она терпеливо ожидала подачки с берега.

– Ну и брюхо же у этой акулы,- сказал я, стараясь скрыть стыд и смущение,- прямо луженое брюхо.

Тави и Ронго отошли от меня, словно их отнесло ветром. Я нисколько не виню их. Каким вралем я показался этим милым ребятам! Скормить акуле котел великолепной каши из последних плодов хлебного дерева, да еще с материнским платком в придачу. Смех на всю Океанию! С атолла на атолл теперь поплывет печальная слава о хвастуне – ловце тигровых акул.

Одолеваемый невеселыми мыслями, я стоял в сторонке и наблюдал, как Сахоно привязал один конец лески к стволу пальмы, чернобородый с ужимками и причитаниями надел на крючок огромный кусок мяса тунца, пойманного утром в лагуне. Ронго посмотрел на меня с сочувствием, что-то сказал и кивнул на щербатого, дескать, так надо было и тебе поступить, но ты не знал «настоящих» слов. Только «настоящие» слова могли погубить акулу. В следующий раз мы скажем эти слова над горячей кашей…

Человек с мечтательными глазами раскрутил крючок с наживкой и бросил метра на два впереди акульего носа.

Линь с шуршанием устремился в лагуну. Вырвался мощный вздох из всех грудных клеток.

Рывок!

С пальмы упали три ореха, но, к счастью, никого не задели. Акула то бросалась к берегу, то рвалась в стороны, линь со звоном резал воду.

Островитяне вели себя, как зрители на футболя ном матче, следя за поведением рыбы. Я скоро забыл все свои огорченья и присоединился к «болельщикам». Но скоро мне пришлось стать и рыбаком. Когда «леска» ослабла, все мужчины взялись за нее и потянули из воды. Женщины и дети отошли в сторону и поощряли нас криками.

Акула внезапно рванулась, и линь, обжигая руки, потянул всех нас в воду. Пришлось его бросить, а затем браться снова. Так повторялось несколько раз. Наконец мы выволокли ее на песок. Сахоно перерубил ей позвонок около головы, и все-таки тело ее было живое: двигались плавники, хвост, а когда Сахоно острым, как бритва, ножом вспорол ей брюхо и стал вынимать внутренности, то сердце у нее билось, судорожно сокращалось оно и в руках и, брошенное на песок, долго еще пульсировало, пока высохло на солнце.



«Лолита»

Необыкновенно быстро летели дни. сказочной жизни на коралловом острове. Просыпаясь с восходом солнца, мы бросались в лагуну, прохладная вода прогоняла остатки липкого сна. Затем, вооружившись гарпунами, отправлялись на рыбную ловлю. Скрипел под ногами голубовато-белый песок – перетертые волнами кораллы, панцири крабов, створки раковин. Мы приносили к завтраку золотистую макрель или серебристую рыбу с коричневыми продольными полосами, иногда лангуста, чаще двустворчатых моллюсков. Хуареи готовила завтрак. Ослепительное солнце не спеша взбиралось к зениту. Здесь никто не торопился. Перед беспредельным океаном все дела казались мелкими, неважными, только он один исполнял за всех все, что нужно и когда нужно: создавал и разрушал острова, растил мириады живых существ, гневался или замирал в ленивой истоме.

Сбор копры подходил к концу. Вообще все работы давно можно было закончить, но островитяне не спешили. Мужчины часами сидели на корточках, глядя на лагуну или в океан. Молчали. Или вели бесконечную беседу на своем журчащем музыкальном, как источник, языке.

Иногда и я садился возле них, и тогда мне казалась вся эта жизнь нереальной, похожей на сон или на кинофильм, который я смотрю и в то же время участвую в нем…

Еще несколько раз мы втроем отправлялись на риф охотиться за осьминогами. Я уже довольно смело бросался в объятия спрутов, но никогда это не доставляло мне особого удовольствия. Но как мальчишке, мне не хотелось отставать от товарищей и тем более выказать трусость. Но в этой игре-охоте я всегда оставался «наживой» и не мог убить осьминога, перекусив его переносицу зубами. Ронго и Тави посмеивались над моей непонятной брезгливостью и с видимым удовольствием приканчивали довольно- таки безобидных осьминогов.

Однажды мы выкопали из песка сотни полторы черепашьих яиц. С превеликим удовольствием мои товарищи ели их сырыми. И я снова осрамился, решив приготовить жаркое из рыбы, залитой яйцами морской черепахи. Меня стали отговаривать, когда поняли мой замысел, затем махнули рукой, видно решив уважить гостя с причудами.

Рыба у меня горела на сковороде, а яйца не свертывались, они плавали на сковородке противной слизистой жижей. Пришлось «блюдо», на радость морским обитателям, вывалить в лагуну. Оказывается, черепашьи яйца нельзя ни сварить, ни сжарить вкрутую, они так и остаются жидкими…

Прошло с полмесяца после моего возвращения на остров. Погода стала портиться. Небо подернулось оловянной дымкой, ветер стих, только прибой на барьерном рифе загрохотал сильней. Где-то недалеко бушевал ураган. Сахоно покачивал головой и подолгу стоял со своими соплеменниками, видимо обсуждая, будет или не будет буря. В конце концов они, наверное, решили, что ураган пройдет стороной. Это было видно по их поведению: никто из них не стал убирать копру в мешки, не укреплял стены хижин, построенных из тростниковых циновок и пальмовых листьев. Женщины весело судачили, собравшись возле костра наших соседей. С Ронго, Тави и другими ребятами мы охотились на морских черепах в лагуне. Нам удалось загнать в сеть черепаху килограммов на сорок. С криком и смехом мы выволокли добычу на песок и перевернули на спину. В это время кто-то из ребят крикнул и показал рукой в океан.

К острову приближался большой трехмачтовый корабль с убранными парусами. Он шел очень быстро, видно, на нем стояли мощные двигатели, и вел его между рифами очень опытный лоцман… Минут через двадцать корабль уже вошел в лагуну. Низко сидящий в воде, выкрашенный под цвет океана, он был очень красив со своими гордо откинутыми назад мачтами. Бушприт поддерживала статуя женщины. На носу была надпись золотыми буквами: «Лолита».

«Лолита» неслась прямо на нас. Внезапно мачты у нее задрожали, и она остановилась метрах в ста от берега, в клюзах загрохотали цепи, и в воду полетели сразу два якоря.

Я рассматривал шхуну, стоя на коралловой глыбе…

Так вот какая она, «Лолита»! Никогда бы не подумал, увидев в порту этот красивый корабль, что на нем плавают морские разбойники.

Но никого похожего на пирата, я пока не видел. По палубе пробегали матросы в серых робах, крепили снасти и выполняли еще какую-то будничную работу. Наконец, палуба опустела, осталось только несколько матросов, да вахтенный штурман в белом костюме расхаживал по крылу низкого мостика. К штурману подошел матрос и тотчас же опрометью бросился к рынде – колоколу, висевшему сбоку рубки. Над островом разнесся тревожный звон, и на палубу высыпала команда, очень многочисленная даже для такого большого корабля. Над фальшбортом мелькали темные лица, бескозырки с белыми чехлами. Матросы строились на шканцах – посредине корабля. Засвистел боцман, и матросы замерли, повернув головы в сторону рубки. Оттуда шел низенький офицер, смуглый, во всем белом, с золотыми нашивками капитана на рукавах, похожий на японца, а рядом с ним вышагивал Ласковый Питер. На нем была белая рубаха и красные шорты. Он также увидел меня, наклонившись, что-то сказал капитану «Лолиты», затем помахал мне рукой, провел пальцем по шее и, улыбаясь, показал на рею грот-мачты.

Из шеренги вышли четыре кучерявых, бородатых матроса и бросились к шлюпбалкам, расчехлили шлюпку, быстро спустили на воду и сами соскользнули в нее по талям. Вскоре спустился за ними и пятый, невзрачного вида малаец с боцманской дудкой на груди. До берега было совсем близко – несколько взмахов весел, и шлюпка с разгона вылетела носом на песок. Бородатые матросы, это были тораджи – представители знаменитого племени пиратов, много веков занимающихся разбоем в южных морях, выскочили в воду, помогли выбраться из шлюпки боцману, и все направились ко мне.

Мелькнула мысль: «Бежать!» Но куда? Да было уже и поздно. Тораджи окружили меня, скаля зубы. С виду они выглядели вполне простодушными парнями. Боцман подошел почти вплотную ко мне, сказал что-то на непонятном языке и выжидающе замолчал. Лицо его показалось мне усталым и чем-то недовольным, как у капризного ребенка, и сам он весь мало походил на мужчину, да еще на пирата. Он повторил фразу детским голоском и, повернувшись, зашагал к шлюпке. Из-под рубахи у него виднелась кобура, а из нее торчало дуло пистолета.

Два тораджа взяли меня под руки и с хохотом по тащили вслед за боцманом. Я не сопротивлялся. Что я мог сделать один против четырех здоровенных моряков?

На «Лолите» меня встретил Ласковый Питер.

– Добро пожаловать, мой мальчик! Не скучал без меня? Ну конечно, нет. Такова людская благодарность…

Фальшивые словоизлияния Ласкового Питера прекратил капитан «Лолиты», прикрикнув на тораджей. Они быстро провели меня перед строем и остановились на правом фланге. Матросы вытягивали головы, чтобы посмотреть на меня, над палубой стоял разноязычный гул. Внезапно все стихли и головы повернули в сторону бака. Оттуда два матроса с автоматами, висевшими у них на шее, волокли по палубе полуголого истерзанного человека со связанными впереди руками. Лицо связанного показалось мне знакомым. Он торопливо вертел головой, будто искал кого-то, чтобы позвать на помощь.

«Да это же наш штурман с «Ориона», У Син! – узнал я наконец человека со связанными руками.- Бедняга, он тоже доплыл до одного из островов и его схватили сообщники Ласкового Питера. Что они хотят с ним сделать?»

Мне припомнился весь разговор с капитаном, обвинявшим его в гибели «Ориона». Наверное, штурман что-нибудь подстроил, чтобы корабль пошел на дно с грузом пиратского оружия? А может быть, нас снесло на рифы ветром и течением? Все равно нельзя так мучить человека. И такого хорошего человека!

«Правда и мужество победят!» – говорил, он. Какая же это правда?!

У Сина поставили рядом со мной. Он сказал:

– Не надо отчаиваться, по крайней мере, тебе.

У тебя есть шансы на жизнь. Даже я не считаю, что все погибло.- Он улыбнулся кровоточащими губами.- Правда и мужество победят!

К нам подошли японец – капитан «Лолиты» и Ласковый Питер. У японца было полное лицо и золотые зубы. Он улыбался, но в узких глазах его не было улыбки, от них веяло холодом, жестокостью, властью. Японец и немец говорили по-английски. Я не понимал ни слова, только догадывался, что речь шла о нас с У Сином.

Они разговаривали несколько минут, затем Ласковый Питер сказал:

– Ну вот, Фома, наконец исполняется мое предсказание – сейчас тебя повесят вместе с твоим другом. Он признался, что сообщил тебе о своем замысле потопить «Орион». Ты же, зная об этом, умолчал.

– Ложь! – тихо сказал У Син.- Человек, не достойный видеть солнце, зачем ты лжешь мальчику?

Ласковый Питер наотмашь ударил штурмана по лицу и, если бы не тораджи, он бы упал.

У Син, повиснув на руках матросов, тяжело дышал, опустив голову.

Ласковый Питер продолжал:

– Этот негодяй, неизвестно из каких соображений, выгораживает тебя, но это ничего не даст. У тебя нет шансов так же, как и у него. И можешь верить, мне жаль тебя. Так бесславно окончить жизнь! Среди этого черномазого сброда. Бр-р! Не завидую тебе, мой мальчик.- Он умолк на несколько секунд, придав своему лицу ханжески скорбное выражение, затем, будто осененный внезапной мыслью, схватил меня за плечо.- Есть выход! Ты сейчас выйдешь перед этим сбродом и неважно, что они ничего не поймут, все же скажешь, что знал замыслы У Сина, но не мог сказать мне, связанный клятвой. Вот и все! Жизнь тебе на какой-то отрезок времени будет гарантирована. Слово немецкого офицера!

У Син поднял голову:

– Ты можешь сказать все, что хочет этот негодяй, чтобы спасти себе жизнь. Мне теперь не повредит уже ничто. Я прощаю тебе все, что ты скажешь, так как чувствую, что ты способен на лучшее.

– Он дает тебе дельный совет.

Ласковый Питер перевел японцу, тот показал свои золотые зубы и одобрительно кивнул мне.

– Ну, Фома! – Ласковый Питер подтолкнул меня в спину.- Как видишь, все это простая формальность. По их дурацким законам, чтобы повесить человека, нужен кроме обвинителя еще хоть один свидетель. Пустая формальность. Должен тебе сказать, что все на «Лолите» держат пари – одни за то, что ты, спасая свою шкуру, будешь благоразумен, вторые почему-то уверены, что ты поступишь, как идиот. Между прочим, я держу пари с Симадо-сан.

Японец прислушался, бросил взгляд на Ласкового Питера и улыбнулся мне.

– Ты, надеюсь, понимаешь, что элементарная порядочность не позволяет мне сказать тебе, за какой вариант я держу пари.

Я видел золотые зубы капитана «Лолиты», настороженные лица пиратов, тораджи как-то по-иному смотрели на меня, видно, я пробудил в них любопытство. Все будто ждали, как поступлю я. А я молчал. Ветер свистел в снастях, навевая погребальные мелодии. «Только скажи ложь – и ты будешь жить,- проносилось у меня в голове.- Ты все разно не спасешь его». «Пустая формальность…», «Спасай свою шкуру…»

Цена слова! Никогда прежде не приходило мне в голову, что от одного только слова зависит жизнь и смерть человека.

А как прекрасен был синий океан, пальмы, шуршащие листвой, небо, белый песок. Хуареи моет в лагуне котел и что-то напевает. Тави и Ронго вьют из кокосового волокна веревку, она необходима для ловушки на лангустов. Сегодня вечером мы собирались поставить ее вон там, у камней с коричневыми прожилками. Нам хотелось поймать живого рака и посадить в садок из камней…

– Время истекает,- объявил Ласковый Питер.- Осталась одна минута.- Он приподнял руку и стал смотреть на циферблат часов.

Я еще не знал, как поступлю, что скажу, но какой-то туман временами стал застилать мне глаза,

и нехорошая томительная слабость разливалась в руках и ногах. То же самое я чувствовал, когда смотрел на убитого фашистом Петю.

Ласковый Питер толкал меня в спину, и я шел, не чувствуя ног. Остановился перед шеренгой людей в серых робах.

– Ну, выкладывай, и ты свободен,- услышал я далекий чужой голос.- Время.

И я стал «выкладывать» все, что думал о подлом предложении негодяя, я ругал его на всех языках, на каких ругались матросы и которые я у них позаимствовал.

Ласковый Питер несколько раз порывался заставить меня замолчать, угрожал пристрелить меня, не дожидаясь «суда». Не знаю, о каком суде могла идти речь. Каждый раз его резко останавливал капитан «Лолиты».

Я сказал все, вернее, прокричал, к удовольствию большинства команды, все, что думал о своем командире и его подлом судне. В такие минуты забываешь об опасности. Не знаю, как я бы вел себя дальше, но я не признал своей вины и, как мог, выгораживал У Сина. Во время своей сумбурной защитной речи я ловил на себе его удивленный благодарный взгляд.

Я замолчал, усталый, опустошенный – все свои силы, мужество я истратил в эту последнюю минуту.

Ласковый Питер вытащил из кармана пригоршню бумажных денег, кажется долларов, и протянул улыбающемуся капитану Симаде.

Среди матросов тоже начался расчет, послышались смех и ругательства.

Расплатившись с капитаном «Лолиты», Ласковый Питер снова подошел ко мне и сказал устало:

– Ты опять выкрутился. Я начинаю верить в счастливую звезду. Но всему бывает конец. Твоя рея ждет, и будь уверен – дождется тебя!..

Я плохо понимал, что он говорит, но его тон и огорченный вид вернули мне силы. Словно среди ночи вдруг радостные волны света хлынули на палубу, все засверкало, заискрилось, бодро загудел прибой. Только растерзанная фигурка У Сина печалила лучезарный день. Но я почему-то был уверен, что и ему сейчас развяжут руки и скажут, что произошла страшная ошибка. И «Лолита» совсем не пиратский корабль. Разве могут быть морскими разбойниками эти славные, веселые моряки…

Словом, я ошалел от счастья и плохо вникал в слова Ласкового Питера, а он говорил:

– …Если бы я не проиграл тебя в карты этому японцу, то ты бы скоро болтался на рее. Вот мне действительно не везет. Какая-то полоса невезенья. Потерять корабль, деньги, и вот вчера вначале я выиграл две тысячи долларов, а затем все спустил, и тебя в придачу, а сегодня, поставив последние деньги на твое благоразумие, лишился и этих жалких грошей.- Он засмеялся дребезжащим смешком и спросил : – Ты что так весел, ты что, не понимаешь, что отныне стал рабом этого пирата? Скоро ты еще вспомнишь обо мне.

Капитан «Лолиты» резко крикнул, глядя на нас. Ласковый Питер перевел:

– Новый хозяин приказывает тебе покинуть эту пиратскую бригантину. Убирайся отсюда ко всем чертям. Что эта образина намерена сделать с тобой? Думаю…

Я не стал больше слушать его болтовню, а бросился к свободному фальшборту и под гогот матросов вскочил на него и прыгнул в воду.

До сих пор меня жжет стыд за то, что я тогда забыл про У Сина, не простился с ним, не пожал ему руки. Как в такую минуту я мог забыть о нем? Нет, наверное, я не забыл, а просто струсил, боялся, что японец примет меня за сообщника штурмана. Легко быть храбрым во время душевного подъема, под влиянием товарищей, а быть храбрым, мужественным, настоящим мужчиной, быть им всегда, в любых условиях – это совсем другое дело.

Все эти мысли пришли мне в голову много позже, а пока я плыл к берегу, работая руками и ногами так, будто за мной гнались акулы. Сто метров до берега отняли у меня все силы.

Я лежал на песке, тяжело дыша, весь во власти блаженного состояния, которое охватывает после сильного душевного потрясения, когда все уже позади.

Внезапно меня насторожили тревожные голоса. Я вскочил. Все семейство Сахоно стояло возле меня и, тихо переговариваясь, наблюдало за палубой «Лолиты». А там происходило вот что. У Сина подвели к грот-мачте и привязали к ней. Капитан остановился, быстро прошел перед шеренгой матросов посреди строя и стал выкрикивать что- то хриплым, отрывистым голосом, показывая на У Сина. Когда он замолчал, из строя вышел матрос, похожий на гориллу. У него были непомерно широкие плечи, маленькая голова и руки ниже колен. Эта «горилла» в матросской форме быстро, как заправская обезьяна, забралась на нижнюю рею грот- мачты и перекинула через нее линь с петлей на конце. У Сина отвязали от мачты и поволокли к петле. Собрав последние силы, он успел что-то крикнуть. В его голосе не было мольбы о пощаде, он, видно, бросал какие-то справедливые, гневные слова в лицо капитану «Лолиты» и Ласковому Питеру, потому что они закричали в ответ, замахали руками. Матрос-горилла набросил петлю приговоренному на шею и вместе с автоматчиками потянул за другой конец веревки.

Тави и Ронго стояли, полураскрыв рты. В их глазах застыл ужас. Сахоно дышал так, будто только что спасся от барракуды. Жена его сидела на корточках, закрыв лицо руками.

Ветер раскачивал повешенного.

По свистку боцмана матросы расходились по кубрикам. Ласковый Питер крикнул мне, остановившись у фальшборта:

– Эй, мой мальчик! Видел, как пляшут на рее?..

Надо было бежать с этого острова куда угодно, как угодно.

Я схватил Сахоно за руку и стал упрашивать его, умолять сделать это немедленно. Как ни странно, Сахоно понял мою странную смесь слов, скорее догадался, что мне тоже грозит смерть от этих людей, если я останусь здесь, и стал говорить что-то успокаивающее, похлопывая меня по ладони руки.

Я подбежал к лодке, но Сахоно осторожно взял меня за плечи и показал глазами на небо и море. Я понял, что выйти из лагуны сейчас нельзя. Лодку разобьет в щепки в полосе прибоя или перевернет вдали от острова. Небо приобрело сизый цвет, над горизонтом нависло тяжелое, серое облако. И океан изменил свой привычный цвет, стал серо-зеленым и, несмотря на слабый ветер, бросал на барьерный риф чудовищные волны.

Ветер потянул сильней, зашуршали кроны пальм. Ветер стал порывистым, сильным. Затем стих совсем.

Сахоно покачал головой и вздохнул, давая понять, что все идет так, как он и предполагал, и словно в подтверждение на нас обрушился ветер такой силы, что туча песка закрыла и «Лолиту», и всю лагуну. Нашу хижину подняло, словно рукой, и растрепало в воздухе. Пальмовые листья, бамбуковые палки от нашего жилища улетели далеко в лагуну.

В высоте парила чья-то циновка. Сахоно бросился к лодке.

Разговоры о погоде, приход «Лолиты», а затем казнь У Сина отвлекли главу семейства от насущных дел. Теперь он наверстывал упущенное время.

Напрягая все силы, мы вытащили до половины лодку на берег, привязали ее концом к ближайшей пальме.

Ветер снова внезапно стих, и я, несмотря на протесты хозяина, стал перетаскивать его мешки с копрой под защиту коралловой глыбы. Мне помогали Тави и Ронго. Когда мы перетащили все мешки, Сахоно иронически улыбнулся. Нашу работу он считал попросту ненужной, видно рассуждая, что если мешки снесет в лагуну, то копра ведь не утонет, и утром ее можно спокойно выловить, к тому же мешки с метками.

Мы очень удобно устроились за глыбой. Я удивился беззаботности своих хозяев. Сахоно уже улыбался, рассказывая что-то смешное, а жена и сыновья покатывались со смеху. Затем все их внимание перешло ко мне. Я понял, что они успокаивают меня, говорят, что такого человека, как Ласковый Питер, мне бояться не следует, а наказан, наверное, очень плохой человек. В конце концов улыбнулся и я, чем вызвал общий взрыв восторга.

Затишье скоро кончилось. Предупредив о себе два раза, ураган принялся за дело всерьез. Он с ревом и свистом кидался на наш крохотный островок. Орехи, как пушечные ядра, проносились над нами и падали в побелевшую от пены лагуну. «Лолита» приплясывала на мелкой волне, металась из стороны в сторону, сдерживаемая двумя якорями.

Я смотрел на шхуну и желал ей всяческого зла. Как мне хотелось, чтобы не выдержали цепи и ее бы вынесло в океан, как мой плот, только разбило бы на рифах.

Словно в ответ на мои мысли из выхлопной трубы на корме шхуны показался дымок, заработали дизели, помогая пиратскому кораблю увереннее держаться против ветра.

Огибая глыбу, в лагуну полилась вода. Как же была велика волна, если она перекатилась через рифы, и у нее еще хватило силы захлестнуть остров!

Скоро полил тропический ливень такой силы, что водяные струи закрыли все вокруг, превратив день в кромешную ночь.

Буря продолжалась часа четыре. Ветер стих так же внезапно, как и налетел. Улеглись волны в лагуне, на ее свинцово-серой поверхности плавали кокосовые орехи, немудреный скарб полинезийцев и множество белых кусочков копры: кто-то из земляков Сахоно понадеялся на авось и не спрятал урожай от ветра.

Перед заходом, низко над гребнями волн расходившегося океана, показалось солнце, пообещав назавтра хорошую погоду.

Неунывающий Сахоно послал своих сыновей на пальмы, и вниз полетели гигантские листья для постройки новой хижины. Мы соорудили ее быстро. В одном из мешков было кокосовое волокно, из него получилась хорошая сухая подстилка, и все улеглись на ней. Семья полинезийцев быстро уснула, только мне не спалось. Я смотрел на силуэт корабля и со страхом думал о завтрашнем дне. Почему меня не повесили, как несчастного штурмана? Почему капитан «Лолиты» предоставил мне свободу? Надолго ли?

Вдруг он прикажет доставить, меня на «Лолиту» и зачислит пиратом? Что тогда? Неужели и вправду я стал рабом этого Симады? И еще сотни вопросов роились в моей голове, и почти ни на один из них у меня не было правильного ответа.

Несмотря на пролетевший шторм, прибой опять гудел ровно, успокаивающе, звуки волн как бы смывали усталость с души. В конце концов мне стало казаться, что дела мои не так уж плохи. По крайней мере, не хуже, чем в фашистском плену, а ведь я избавился от него. Здесь у меня больше друзей. Если меня еще не хватятся завтра, то в следующую ночь мы бежим отсюда. Сахоно возьмет такой курс, что никакой Симада не найдет нас в океане.

Звонко разнеслись над островом звуки рынды. Двенадцать часов: вахтенный отбивал конец последней вахты. Я приподнялся на локте. Все огни на «Лолите» были погашены, только светилось несколько иллюминаторов. Послышалась джазовая музыка, потом проигрыватель замолчал, и кто-то хриплым голосом запел на чужом языке унылую песню под аккомпанемент банджо. Жутко было слушать этот невеселый мотив и видеть, как на рее чернеет мертвый штурман У Син.



Магнитная мина

На следующее утро, так же, как и после первого небольшого шторма, над островом сияло солнце, на небе не было ни облачка, и только прибой напоминал о пронесшемся урагане.

На «Лолите» утром шла уборка, ее мыли и скребли, подкрашивали борта. Еще уборка не кончилась, как раздались частые, тревожные удары в рынду. Серые люди заметались по палубе, занимая места по боевой тревоге. Неизвестно откуда, в руках у каждого появились автоматы, на баке, возле брашпиля оказалась пушка, на крыше рубки – крупнокалиберный пулемет.

Учения продолжались минут пятнадцать. Ласковый Питер стоял возле пушки и подавал команды.

После отбоя «боевой тревоги» с «Лолиты» спустили, баркас, затарахтела лебедка, и в баркас стали грузить длинные ящики. Загруженный баркас с десятком пиратов направился к берегу. Затем были спущены на воду четыре шлюпки, которые до отказа заполнили матросы. Они пошли вслед за баркасом. Пристали все они неподалеку от нашей хижины.

Нечего и говорить, что все, кто был на берегу, махнув рукой на свои дела, смотрели, что делается на шхуне, а потом пошли смотреть на пиратский десант.

На берегу матросами командовал вчерашний малаец с боцманской дудкой – боцман. Вначале казалось непонятным, как этот хилый человечек управляется с бандой таких разбойников? Но скоро эта загадка разрешилась.

Говорил боцман вполголоса, прохаживаясь в разноязыкой толпе, и каждое его слово мгновенно исполнялось. За ним, как собака, двигался человек, похожий на гориллу. Вот боцман сказал что-то вьетнамцу, пившему сок из кокосового ореха, вьетнамец кивнул и продолжал пить; тогда боцман мигнул «горилле», и тот ударил человека с орехом в лицо своим пудовым кулаком, и вьетнамец полетел в лагуну. Этого, казалось, никто не заметил. Я подал ему руку. Он выбрался на берег, кивнул мне, улыбнулся и стоял, сплевывая кровь.

Матросы разгрузили ящики и стали их открывать. В одном лежали немецкие автоматы. Видно, ящик побывал в воде, потому что вороненую поверхность автоматов покрывала рыжая ржавчина.

В другом ящике оказались коробки с патронами, в третьем были пистолеты. Матросы подходили к бидону с оружейным маслом, наливали его в кокосовую скорлупу и уносили к ящикам с оружием.

Меня сразу заметили. И я почувствовал, что они не только принимают меня, как равного, но даже стараются выделить из своей среды, подчеркнуть всем, чем могут, свое «доброе расположение» к моей особе. Не знаю, чем я был обязан такой «славе»: вчерашним ли своим выступлением или покровительству их капитана. Но мне улыбались, похлопывали по плечу, угощали табаком и искренне удивлялись, когда я отказывался. Даже боцман подошел ко мне и, пробормотав незнакомую фразу, показал черные зубы. Только человек-горилла посмотрел на меня равнодушным, тупым взглядом. У этого слабоумного была, видно, одна привязанность – хилый боцман, он все время старался поймать его взгляд и выполнить все, что прикажет малаец.

Вначале я хотел было не показываться им на глаза, в надежде, что меня забудут и оставят в покое, но затем благоразумие взяло верх – я подумал, что стоит только показать этим разбойникам, что ты их боишься, и тогда – пропал.

«Хорошо бы стащить пистолет,- думал я, расхаживая среди пиратов,- или автомат и коробку патронов в придачу. Я засяду среди коралловых глыб возле канала, пусть тогда подойдут ко мне. Эх, если бы со мной были Петя с Саней…»

Я размечтался, представляя, как мы, захватив оружие, ведем бой, топим в лагуне «Лолиту» и забираем в плен пиратов, оставшихся в живых…

– Ты что ходишь, как оптовый покупатель в оружейном магазине? – услышал я немецкую речь.

На меня пристально смотрел сидящий на песке странный тип с облупившимся носом. На его красном потном лице клочками торчали сивые волосы, рот у него был немного перемещен влево и губы подергивались.

– Садись, парень. Ты что, не узнаешь меня?

Я покрутил головой:

– Мы никогда не встречались с вами.

Я присел возле него на корточки.

Он подмигнул:

– Короткая у тебя память. В Сингапуре я заходил на ваш злосчастный «Орион», ты подавал еще мне тогда кока-кола. Конечно, я тогда был одет несколько иначе. Мы оформляли вот этот груз.

Он подбросил на руке какой-то металлический предмет, похожий на круглую буханку хлеба. Такие же «буханки» были и в руках у других матросов, они терли их масляными тряпками и, перебрасываясь словами, с любопытством поглядывали на нас. Был среди этой группы матросов и маленький вьетнамец, которого ударил человек-горилла. Мне показалось, что он особенно внимательно слушает и приглядывается ко мне.

Краснорожий сунул мне в руки металлическую «буханку».

– Бери клочок кокосового волоса и три маслом с песком, он здесь, как наждак. Если бы этот песочек вывозить в Европу, можно было бы заработать на хлеб с маслом.- Он вздохнул и спросил: -Знаешь, что это за штука?

– На железную булку похожа…

Он захохотал, откинувшись на песок.

– Пропади ты совсем со своими булками,- сказал он, вытирая на глазах слезы.

– Я говорю, они только похожи на булки,- поправился я,- наверное, морские буйки.

– Попал пальцем в небо. Это, брат, такие буйки и такие булки! Ну, ну, пошевели мозгами. С виду ты умнее.

– Похожи еще на мину.

– На какую мину? – оживился он.- Ну, ну!..

– На противотанковую.

– Почти угадал. Это, молодой человек, морская магнитная мина. Не слыхал о таких? Да где тебе!

– Слыхал.

– Не может быть. Разве в России есть магнитные мины?

– Есть, и получше этих. Наши партизаны прицепят парочку таких к фашистскому поезду с танками или еще с чем, и все летит к дьяволу!

– Ха-ха! Да ты партизан! К дьяволу! Это верно! Все летит к дьяволу от этой булки с медом. Надо только поставить детонатор вот сюда и сунуть в трюм к борту, застучат часики, и через определенный срок-«случайный» взрыв в океане. Ха-ха-ха! Словом, несчастный случай. Никаких хлопот. А то надо команду высаживать на шлюпки или топить обычным способом вместе с коробкой. Не совсем приятное занятие, а главное – о нас начинает идти дурная слава, в то же время, мы совсем не плохие ребята. Мы тоже партизаны. Ха-ха-ха! Что, не веришь? Поживешь с нами и увидишь, что мы за парни. А ты вчера здорово выкрутился! Молодец! Хотя я и проиграл на тебе пять английских фунтов. Как ты узнал, что наш капитан держит пари с твоим? Кто-нибудь шепнул?

– Никто мне не шептал.

– Ну, ну. Дураков нет на свете. Кто же это полезет в петлю просто так, из любопытства? Ха-ха-ха! Купил ты нашего японца. У него слабость к ребятам, у которых гайки туго подкручены. Молчишь? Ну и правильно делаешь. Язык – ненадежный прибор. Я тоже не из разговорчивых. Ха-ха-ха!

Я стал тереть корпус мины масляной тряпкой и слушать болтовню краснорожего пирата.

– Как вы допустили, что У Син помог отдать концы вашему «Ориону»? Больше всех виноват, конечно, ваш капитан, как это вы его зовете? Ах, да! Ласковый Питер! Здорово придумали! Говорят, что он проиграл тебя нашему японцу? Все-таки это лучше, чем валандаться с таким несамостоятельным типом. Наш японец толковый мужик. Ты с ним поладишь. А твоему бывшему шефу надо было меньше доверять черномазым, и тогда нам с тобой не пришлось бы отскребать ржавчину в воскресенье. Все добрые христиане сегодня молятся богу, прощают грехи ближним своим. Хе-хе. А мы, вместо молитвы, должны готовить для ближних вот эти подарочки. Ха-ха- ха! Задал же нам работы ваш проклятый У Син. Пришлось сгонять целую флотилию ловцов жемчуга и вытаскивать эти игрушки. Хорошо, хоть на мелком месте затонула шхуна. Выловили почти все. «Орион» был хорошим судном, и ход имел приличный. Команда же доброго слова не стоила. Не то что наши молодцы! Ха-ха-ха! Ты не особенно ее три, да не вздумай крутить там, сбоку,- предупредил краснорожий.- Погладь немного, смажь, и все. Им ржавчина нипочем, да наш боцман любит порядок. Смазывай погуще и опять заворачивай в бумагу.

Я вытер и смазал несколько мин, слушая не умолкающего ни на секунду краснорожего, хотя мне поскорее хотелось подсесть ко второй кучке пиратов – там вместе с ними сидели на корточках все перемазанные в масле Тави и Ронго и усердно оттирали ржавчину с пистолетов. С помощью ребят не так уж трудно было стянуть пару пистолетов. Но разговорчивый пират толкнул меня в бок:

– Ты что, хочешь от меня улизнуть? Не получится. Сиди. Я месяца три не говорил на человеческом языке, у нас, сам знаешь, объясняются на каком-то винегрете из английского, французского, китайского, японского и еще черт знает какой-то тарабарщины, настоящий обезьяний язык. Правда, что ты русский? Ласковый Питер говорил, да я не особенно этому верил. Думал, норвежец. Но теперь, когда ты рассказал о партизанах, приходится согласиться, что ты русский. Между прочим, когда прошел слух, что ты русский, многие из команды поставили на тебя. Только я дал маху. Пять фунтов – немалые деньги. Вчера я подумал, что ты немножко свихнулся. Как ты им выдавал! У нас еще не было ни одного русского. Есть француз – артиллерист, он сейчас на вахте, вот та «горилла», кажется, голландец или швед, а русского нет ни одного, остальные, сам видишь, черные и шоколадные ребята, но дерутся, как дьяволы. Ты все-таки зачем поссорился с Питером? Зря, парень, ты это сделал. Он здесь имеет вес. Если ты ему нужен, он станет за тебя горой. Ах да, ведь ты с ним расстался, да все равно у нас у всех дорожки тесно переплелись. Поговаривают, что твой бывший Питер станет капитаном «Беги», и ты можешь опять угодить к нему в лапы. Счастье – штука переменчивая. Лучше всего тебе наладить с ним отношения. Скажи, так и так, виноват, гepp капитан. И все. Ну, даст пару раз по роже, на этом и дело кончится. В противном случае я за твою голову не поставлю даже оккупационную марку. На «Лолите» все поговаривают, что ты на самом деле был связан с У Сином. Японец еще может вернуться к этому делу. Потопить корабль – это, брат, не разбить бутылку из-под шнапса. Я не совсем верю, что ты виноват, да у нас, сам знаешь, только пусти слух – и от парня останется одно воспоминание. Так что ты подумай. Советую. Мы ведь с этим Ласковым Питером пришли сюда на одной подводной лодке. Уж я-то его знаю хорошо. Я доволен, что вылез из этого железного гроба. Работа здесь получше, да и больше шансов уцелеть. Вот только плохо, что потею я здорово в этих тропиках,- он вытер лицо грязным серым платком,- зато, скоро придет время, буду весь день пить пиво со льдом и вот такой черномазый будет меня,- он пошевелил пальцами руки – обмахивать веером. Эй, ты! – Он спросил что-то у вьетнамца, тот закивал и улыбнулся распухшими губами.

– Соглашается, мерзавец, но я вот на столько ему не верю, И ты не верь. У них у всех что-то на уме против нас, поэтому всем нам, белым, надо держаться вместе. Вот улыбается, подлец, а сам, наверное, красный, или какой-нибудь голубой, или синий, только и думает, как бы нам перерезать горло. Но не на тех напал. Мы наведем здесь наш, новый порядок. Не так давно все эти острова были наши, да в четырнадцатом году их захватили англичане и австралийцы. Вот тоже страна, Австралия, вроде Америки. Доберемся мы и до нее. Как видишь, здесь настоящему парню есть где применить свои руки и голову. Мы тебе подыщем подходящую работу, если, конечно, японец замнет твое дело. Все равно, носа не вешай. Если придется отправляться туда,- он поднял палец,- то покажи, как отдают концы настоящие белые парни. Не люблю, когда пускают слезу или начинают клянчить. Портится все впечатление…

Боцман и его телохранитель куда-то ушли, и сразу почти все матросы бросили работу. Из ящиков они устроили столы, по доскам застучали костяшки домино, зашлепали карты. Китайцы собрались в кружок и стали выдергивать из бамбукового пенала тонкие палочки – это была тоже какая-то азартная игра. Несколько человек стали купаться. Здоровенный негр, сидевший рядом со мной, положил мину под голову и тотчас же захрапел.

Разговорчивый немец зевнул, потянулся.

– Пожалуй, есть смысл вздремнуть и нам с тобой.- Он стал прилаживать мину под голову.- Проклятая жарища, а жестянка прохладная. Ты далеко не уходи, через часок мы продолжим наш разговор. И мне и тебе это полезно,- он подмигнул,- нам есть смысл держаться вместе.

Я задумался над своей судьбой, безучастно наблюдая живописную картину отдыхающих разбойников. Ко мне подскочил Тави с пистолетом в руке. Я взял у него «вальтер» и стал вертеть в руках, думая, как бы оставить его себе. Тави понял кои мысли и, подмигнув, повернувшись, закрыл меня спиной, а я сунул пистолет сначала за пазуху, а потом в карман. Этого никто не заметил, только вьетнамец понимающе посмотрел и опустил глаза, продолжая медленно тереть глянцевитую поверхность мины. Внезапно у меня мелькнула мысль: «Вот бы знать, как устроена эта штука, как она взрывается».

Краснорожий внезапно проснулся, сел, зевнул Осмотревшись по сторонам, сказал:

– А я заснул и даже видел сон: трех белых пуделей. Хороший сон. Когда мне снятся собаки, то обязательно будет удача. Ну, а ты что нос повесил? Хочешь, возьму тебя в свою десятку. У нас самая приятная работа! Мы во время операции берем у пассажиров ценности на хранение. Ха-ха-ха! Ты думаешь, что мы обыкновенные пираты? Нет, парень, и здесь мы сражаемся за фюрера, за новый порядок Ты знаешь, сколько мы пустили на дно английских и американских коробок? Ни один линейный корабль не сделал того, что сделали мы! – Он полез в карман.- Давай хоть закурим, раз выпить нечего Голова трещит со вчерашнего. Справляли поминки по твоему штурману, а сегодня утром, вместо того чтобы опохмелиться, капитан устроил генеральную уборку и чуть не морское сражение. Хоть и не ариец наш капитан, а молодец, не уступит и немецкому офицеру.

Он протянул мне пачку английских сигарет:

– Закуривай! На той неделе прислали дальние родственники, прямо из Лондона. Ха-ха-ха!

Я сказал, что не курю.

– Зря, а я вот курю и пью. В меру, конечно, и особенно если и то и другое – чужое. Ха-ха-ха!

Прикурив от зажигалки, он хлопнул меня по спине.

– Чем-то ты нравишься мне, парень, а вот как тебя звать, до сих пор не знаю.

– Фома.

– Что?

Я повторил.

Он поморщился.

– Никуда не годится. У нас не любят такие тусклые имена. Фома! Что за имя для флибустьера! Так, кажется, называли нашего брата прежде. Помню, читал в книжках. Здесь, как в монастыре – там монаху дают другое имя, и у нас тоже. Видишь вон того красавца с автоматом,- он показал пальцем на тощего высокого негра,- так этого «крошку» зовут Дохлым Кашалотом, а того толстомордого молодца, что стоит под пальмой и что-то жрет, Сопливой Медузой. Есть имена и поприличней, например, вон тот молодец, что играет в кости, ну, с физиономией дохлой рыбы, так его зовут Веселым Принцем. Совсем неплохо для такой образины. У каждого свой псевдоним, как у артистов оперы и балета или у писателей.

– Вот меня,- он шлепнул по своей мокрой, волосатой груди,- меня все зовут Розовым Гансом. Красочное имя! А? Ха-ха-ха! Не беспокойся и ты. Здесь мастера на прозвища. Кстати, кое-что уже сделано. Знаешь, как тебя назвал Ласковый Питер? Он говорит: «Присмотри, Ганс, на берегу за этим белоголовым дикообразом». Неплохо! Только длинновато. Я думаю, за тобой останется один Дикообраз. Ха- ха-ха!

Мне порядком надоела болтовня Розового Ганса. Слушая его, я краем глаза следил за вьетнамцем с разбитыми губами. Что-то в нем привлекало и в то же время настораживало меня. Вдруг он скажет, что я взял пистолет? Но он и виду не подавал, сверх моры увлеченный чисткой мины. Только еще раз он бросил на меня короткий взгляд – в нем было предостережение и сочувствие.

«Смотри, будь осторожен, а я не выдам тебя»,- говорили его черные, как тушь, глаза.

Внезапно на берегу поднялась суматоха, игроки спрятали карты, задремавшие садились и с показным стараньем брались за работу.

Появился боцман. Все взгляды обратились на него. Я почему-то посмотрел на вьетнамца и заметил, как он быстрым движением руки сровнял песок между колен. Мина, которую он так тщательно чистил, исчезла. Я хорошо видел, что он не передавал ее Розовому Гансу и не клал в ящик.

Боцман исподлобья, ничего хорошего не обещающим взглядом посматривал на своих работничков. Его телохранитель шел ссутулясь, скаля желтые собачьи клыки, руки его, как две дубины, висели без движения, только волосатые пальцы судорожно сжимались и разжимались.

Боцман подходил к нам. Розовый Ганс окинул начальственным взглядом чистильщиков мин – все были на местах: два китайца, тощий бородатый индиец, японец и еще пятеро, национальностей которых я не знал, терли или заворачивали в бумагу вычищенные мины. Вьетнамец взял из ящика мину и стал сосредоточенно счищать с ее корпуса пятна ржавчин. Только негр храпел, растянувшись на песке. Боцман сказал что-то Розовому Гансу, тот подошел и несколько раз пнул спящего ногой. Негр открыл глаза, сел и так ловко дал подножку Розовому Гансу, что тот растянулся на песке. Все побросали работу, лица пиратов оживились. Боцман остановился, подбоченясь, его гориллоподобный телохранитель беззвучно смеялся, раскрыв рот до ушей и подергивая плечами. Чувствовалось по всему, что назревает драка.

Розовый Ганс и негр стали друг против друга в позе боксеров, пританцовывая на песке. Боцман свистнул, подавая сигнал к началу боя.

Противники пошли по кругу, прощупывая друг друга короткими ударами.

Зрители покрикивали, подзадоривая бойцов. Негр был опытнее, он провел серию быстрых резких ударов, и физиономия Розового Ганса стала пунцовой, со скулы сочилась кровь.

Матросы взревели, приветствуя успех негра. Розовый Ганс тоже успешно треснул противника в подбородок, и тот пошел вкось по кругу на голых пятках. И одобрительный вой снова разнесся над островом.

На ногах у Розового Ганса были надеты тяжелые башмаки на толстой подошве, подбитой гвоздями с коваными шляпками. Изловчившись, он пнул негра в бок. Такой удар восторженно приветствовала толпа. Видно, здесь были свои «правила» бокса. Негр перегнулся весь и стал отступать, ловко избегая ударов. Ободренный удачей, Розовый Ганс повторил удар ногой, но на этот раз противник принял контрмеры – поймал его за ногу и швырнул в лагуну.

Пираты неистовствовали. Человек-горилла, приседая, бил себя кулачищами по коленям и верещал тонким голосом.

Мокрый Розовый Ганс вылез на четвереньках из воды и как бык ринулся на хохочущего негра.

Тави и Ронго подпрыгивали на месте и орали пронзительными голосами вместе со всеми. Все жадно наблюдали за бойцами. Воспользовавшись этим, я запустил руку в коробку с патронами, взял пригоршню, высыпал в карман.

Ощущая в кармане тяжесть оружия, я почувствовал себя уверенней. Теперь, по крайней мере, я мог постоять за себя. Так мне казалось.

Медленно, чтобы не вызвать подозрения, я пошел прочь, хотя мне было интересно досмотреть, кто кого отлупит, хотелось, чтобы это был негр, как человек оскорбленный. Но я боялся, что как только окончится драка, у меня отнимут пистолет.

Стоя у хижины Сахоно и глядя на беснующуюся толпу, я увидел маленького вьетнамца он стоял на том же месте, где закопал магнитную мину, и тоже кричал и размахивал руками, хотя ничего не видел в кругу, так как находился позади и был ниже ростом.

Мне показалось, что я разгадал его замысел: сейчас должна взорваться мина, и вся эта орущая толпа взлетит на воздух. У этого загадочного человека какие-то счеты не только с боцманом и его адъютантом-гориллой, но и со всей командой. Странным было только одно: почему он сам решил погибнуть вместе с ними?

На всякий случай я крикнул Тави и Ронго, они: прибежали ко мне. Я пытался растолковать им, главным образом с помощью мимики и восклицаний, что нечего смотреть на это противное зрелище. Ребята насупились, но отец прикрикнул на них, и они полезли на пальмы, возле нашей хижины, чтобы оттуда досмотреть поединок.

Матросы под командой боцмана нагружали баркас ящиками с вычищенным оружием. Драка давно закончилась полной победой негра. Розового Ганса положили в шлюпку и увезли на шхуну. За это время я еще раз попробовал уговорить Сахоно убраться с острова. Сахоно вздыхал, показывал на океан, ровный и спокойный, разводил руками – словом, отнекивался, не имея на то никаких причин. Наконец, смущенно улыбнувшись, он пошел к соседней хижине.

Баркас отошел вместе с боцманом и большей частью команды. У берега осталась шлюпка, а на берегу человек десять. Несколько из них взобрались на пальмы, и вниз полетели орехи.

Видно было, что им не в диковинку это занятие. Поглядывая на них, я тщетно пытался найти еще один путь избавления от неволи, если Сахоно и на этот раз откажется бежать с острова. Он до сих пор не представлял себе, в каком отчаянном положении я находился, считая, что у меня наладились отношения с Ласковым Питером и с командой «Лолиты». Я ругал себя за то, что не попытался стянуть пару магнитных мин. Что бы я с ними стал делать, мне тогда не приходило в голову. Видно, одно обладание ими, так же как и пистолетом, имело для меня моральное значение. Мне тогда не на кого было опереться, я был совсем одинок, и только оружие делало меня сильнее, вселяло хоть какую-то уверенность, что я постою за себя в трудную минуту. Тут я вспомнил про исчезнувшую мину. Взгляд вьетнамца. Может, мина еще в песке. Или мне показалось, что он зарыл ее? Словно разгадав мои мысли, ко мне неслышно подошел маленький вьетнамец и неожиданно заговорил по-немецки. Немецкий он знал хуже меня, часто останавливался, подыскивая нужное слово, не найдя – заменял его французским. Все же я понял его. Он говорил:

– Не должен никто знать, что я говорю по-немецки. Мне известно, что ты видел, как я закопал это в песке. Я тоже видел,- он кивнул на мой карман.- Наша жизнь в большой опасности. У нас с тобой одни враги. Надо с ними бороться, уничтожать их или стать такими же, как они все!

Этот человек звал меня к борьбе, о которой я все время думал, но так же, как и я, не в силах был ничего сделать один против доброй сотни вооруженных людей. И я поверил ему сразу, не задумываясь, может быть, потому, что во всем его облике было что- то располагающее. На моих глазах его чуть не убил человек-горилла. Я видел, как он спрятал мину. Все это подготовило меня к признанию в нем друга, а не врага.

Я задал ему целую кучу вопросов:

– Вы хотели их взорвать? Мина не сработала?- Вы умеете обращаться с ней! Почему вы стояли на мине? Решили тоже погибнуть? Почему?

Он покачал головой:

– Совсем нет. Этого я не хотел. Стоял так, потому что ее могли разрыть ногами, песок рыхлый. Не будем сейчас об этом говорить. Скоро ты все узнаешь.- Он посмотрел по сторонам, зашептал: – Я надеюсь на твою помощь. Мы должны поговорить. Только не здесь. Можешь ты взять лодку?

Я сказал, что можно хоть сейчас отправиться на рыбную ловлю.

– Нет, нет! Несколько позже, надо, чтобы ушла шлюпка с орехами.- Он все время улыбался, но глаза его были необыкновенно строги, губы дрожали.- Я останусь. Не знаю, как я все скажу тебе, я так плохо знаю немецкий, лучше французский. Я приду, когда они уедут. Зови меня Жак.- И он поспешно ушел.

Я разыскал Тави и Ронго и знаками показал, что неплохо бы порыбачить. Ребята охотно согласились.

Шлюпка, нагруженная орехами и остатками пиратов, отошла от берега. Вскоре после этого пришел Жак. Он был в трусиках и держал в руках свернутую одежду. Когда он клал ее в лодку, то послышался глухой удар о днище. Затем он бросил в лодку несколько коралловых глыб килограммов по восемь – десять.

Когда мы отошли от берега, Жак сказал:

– Мы вместе с У Сином учились в Шанхае. Он в морской школе, а я в школе права. Он окончил я – нет…- Он пристально посмотрел на меня.- У Син сказал, что я могу положиться на тебя. Мне удалось с ним поговорить, очень недолго. Я был сторожем возле него вместе с тем негром, что побил фашиста. У Син знал, что ему ничем уже нельзя помочь, и думал только об отмщении. Он сказал: «Если за мной уйдут все эти твари, будем считать, что я прожил не зря. На земле станет немного чище, меньше горя». Какой это был человек! – Жак опустил голову и прошептал несколько слов по-вьетнамски. Не знаю, молился ли он или повторял клятву погибшему другу. Лицо его было строгим, сосредоточенным. Когда он поднял на меня глаза, я спросил, что он думает делать.

– Хочу взорвать это пиратское плавучее гнездо. Мы отомстим не только за У Сина. Ты видишь страшный корабль с красивым именем. Его команда ограбила и потопила два транспортных судна, десять джонок скупщиков копры и торговцев. Они тоже погибли, взорванные вот такими минами. На одном корабле команде разрешили сесть в шлюпки, а потом расстреляли из пушки. Сколько я ждал этого момента! И вот – сейчас или никогда!

Я схватил его за плечи и сказал:

– Мы отомстим! Правда и мужество победят!

– Да, это наш девиз! Только не надо слишком горячиться, на нас смотрят. Твой дружеский жест они истолкуют нам во вред. Ты умеешь глубоко нырять?

– Да. Я доставал со дна жемчужные раковины,- ответил я не без гордости.

– Очень хорошо. Ты поможешь мне установить «сюрприз». Это потом. Сначала, чтобы не было подозрений, займемся добычей жемчуга.

Я сказал, что хозяева острова не разрешают в это время ловлю жемчужниц.

– Но ведь мы пираты,- сказал он с грустной улыбкой,- нам все можно. К тому же потом мы сбросим улов на дно, даже не открывая раковин.

Тави и Ронго успешно гарпунили обитателей лагуны. С десяток плоских, причудливо раскрашенных рыб-попугаев и одна с черной и серебряной чешуей лежали на дне лодки.

Жак знал язык островитян. Его предложение заняться ловлей жемчужных раковин братья приняли без особого восторга, но положили гарпуны и один за другим бросились вниз головой в воду.

Ныряльщики, покрытые серебристыми пузырьками воздуха, стремительно опустились на дно. Оторвав от скал по паре жемчужных раковин, они всплыли и, бросив раковины в лодку, остались в воде, держась за борт. Жак тоже нырнул и достал три раковины.

– Теперь ты,- сказал он мне, видно желая убедиться, как я держусь под водой.

Я нырнул. До дна было метров пятнадцать. Мне уже не раз приходилось опускаться на такую глубину. Тави и Ронго были хорошими учителями плавания. Я не достал ни одной раковины, но зато отломил веточку от кораллового кустика необыкновенной красоты. Братья схватили ее, стали рассматривать, причмокивая языками. Видно, и для этих мест, где щедрый океан не скупится на свои дары, такие кораллы были редкостью. Веточка, казалось, была пропитана густым алым светом, и этот свет сочился из нее, окрашивая руки.

Жак сказал, взяв веточку коралла:

– Пусть она напоминает нам кровь наших друзей.

Я спросил, почему мы ныряем попусту и что он хочет делать с миной.

– Вначале необходима тренировка. Теперь мне ясно, что ты поможешь мне.

Я стал его торопить, так как нас очень близко поднесло к «Лолите».

– В таком деле нельзя спешить,- остановил он меня.- Сейчас мы вместе проплывем под днищем и осмотрим его внимательно. Надо найти место, где нет раковин. Удалять раковины нельзя, шум будет услышан. Нужна осторожность, большая осмотрительность. Один неверный шаг, и…

Я осматривал днище с левой стороны, он – с правой. Наверное, «Лолита» потеряла в скорости не меньше пяти узлов, потому что все ее днище густо заросло ракушками, только кое-где краснела обшивка, выкрашенная свинцовым суриком, но такие чистые площадки были с ладонь, не больше. Я вынырнул, поплыл к лодке. Жак продержался под водой еще с полминуты.

Забравшись в лодку, он сказал:

– С моей стороны есть удобное место, как раз там, где машинное отделение. Немного отдохнем и…- он улыбнулся, глядя, как Тави и Ронго опять взялись за гарпуны. Лодку окружила стайка макрели, и они довольно безуспешно пытались наколоть увертливых рыб.

Мы проходили по корме «Лолиты». Жак несколько раз глубоко вздохнул, затем поднял со дна лодки плоский камень, под ним была мина, и с этим грузом прыгнул за борт. Я нырнул следом, но не мой поспеть за ним, так как с грузом он опускался быстрее. Я первым подплыл к красной плешине среди черно-бурых зарослей ракушек. На красном «островке» держалась прилипала. Мне стало ее жаль, и я попробовал потянуть ее за хвост, но без всякого результата – наверное, она скорее бы перервалась пополам, чем оставила удобное местечко.

Подплыл Жак с миной в руках. Я задыхался, мне еще ни разу не приходилось так долго находиться под водой.

Жак стал прилаживать мину, она, щелкнув, стала намертво рядом с прилипалой. Я не понимал, зачем я понадобился Жаку, когда он и без меня справляется с установкой мины, я только мог ему помешать. Установив мину, он попробовал оторвать ее и так же безуспешно, как я прилипалу.

Наконец Жак оттолкнул меня плечом, и я, отчаянно работая руками и ногами, стал выкарабкиваться из-под днища.

Прежде чем забраться в лодку, я долго держался за противовес катамарана и жадно глотал воздух. Скоро показалась черная голова Жака. Он улыбнулся и, тоже не в силах забраться в лодку, схватился за противовес.

Отдышавшись, он сказал:

– Как будто хорошо, но следует еще раз проверить. Ты еще сможешь?

Я кивнул, но, видно, по моему лицу он понял, о чем я думаю, и сказал:

– Конечно, все можно было сделать одному, только одному трудней. Я мог выронить ее, и тогда ты или бы поймал, или заметил, куда она опустилась. Четыре глаза, четыре руки и две головы – надежней в важном деле. Вдвоем уверенней себя чувствуешь, а уверенность тоже прибавляет силы. Не так ли?

Мы еще раз нырнули под шхуну, мина была почти незаметна, она прилипла к стальному корпусу под правым дизелем. Жак задержался подле мины, ощупал ее и даже приложился ухом к ее корпусу, не на шутку испугав меня, так как мне показалось, что мина должна от этих прикосновений неминуемо взорваться.

В лодке я спросил его:

– Работает?

– По-моему, работает.

– Когда?

– Я поставил взрыватель на предельный срок. Может, через несколько часов, может, через день. Точно не могу сказать. Мне не удалось достать инструкцию. Это новинка. Будет очень плохо, если она сработает в лагуне. Надо, чтобы это случилось вдали от суши.- Веточка коралла алела среди рыбьих спин, Жак поднял ее, с трудом отломил один отросток и сказал: -Если мы останемся живы, то это будет память. Возьми и ты. Это очень редкий коралл. У нас на родине, да и во всем мире из таких кораллов делают украшения. Когда у тебя будет жена, закажи ювелиру для нее ожерелье из этого алого камня. Когда наступят лучшие времена, напиши мне в Сайгон. Тебе ответят, если я уже не смогу этого сделать.- Жак назвал адрес и заставил меня повторить его.- Вот и все, Фо-о-ма! Так тебя зовут эти мальчики, так буду звать я и вспоминать о Фо-о-ма!

Лодку медленно несло на середину лагуны. Братья чистили рыбу и бросали внутренности за борт. Вода вокруг лодки кипела от множества обитателей лагуны, желающих поживиться на даровщинку. Приплыли даже две песчаные акулы и морская черепаха.

Я предложил Жаку бежать вместе со мной.

– Не могу. Мне нельзя.

– Боишься, что нас заметят? Не бойся, нас завалят мешками с копрой.

– Вы отойдете, когда станет темно, с началом отлива. Я не могу уйти с вами по другой причине. Я, как это говорят?.. Да! Я на посту, часовой! Часовому нельзя бросать свое место. Правильно? Правильно я говорю?

Я кивнул, начиная понимать, что Жак и У Син не случайно оказались среди пиратов. Шла борьба в этом непонятном еще для меня мире. Борьба не на жизнь, а на смерть, и я невольно стал участником этой борьбы.

Жак говорил:

– Сахоно хотел уходить днем, он не знал, какие люди вокруг него. Когда я ему все рассказал, он тоже стал просить меня отправиться с вами. Я отказался. Ему я не мог объяснить причину, тебе скажу. Если меня не будет на «Лолите», то может возникнуть подозрение. Обыщут весь корабль, даже могут спустить водолазов. Капитан умный, дальновидный японец. Могут и не догадаться произвести осмотр. Тогда будут меня искать. Найдут и казнят. Можете пострадать и вы все. Здесь жестокие законы. Нельзя подвергать риску наше дело. Удача приходит так редко.

– Какая же тут удача, раз ты погибнешь вместе с ними? – сказал я, потрясенный тем, что он совсем не думает о себе.

– Ну нет. Я буду в самом выгодном положении, стану поменьше ходить на ют. Приготовлю пробковый пояс.

– Ты сам сказал, что удача обманчива.

– Постараюсь ее подольше держать в руках. «Лолита» утонет не сразу. У меня будет время для спасения.

Он шутил и смеялся, помогая нам грузить вещи и копру.

На «Лолите» из иллюминаторов капитанской каюты доносилась музыка. Недалеко от нашей хижины горел костер, оттуда слышались пьяные возгласы.

– Очень хорошо, что ты уходишь. Там, на «Лолите», и здесь, на берегу,- банкет. Завтра ты будешь далеко.

Весь груз находился уже в катамаране, экипаж его тоже занял свои места. Мы с Жаком вдвоем немного задержались на берегу. Он еще несколько раз повторил адрес, по которому я мог написать ему «в лучшие времена».

Сахоно нетерпеливо кашлянул.

Жак сказал:

– Пускай вода и небо помогут вам. Правда и мужество победят!

Я пожал его маленькую, сильную руку.



Необдуманный шаг

Бывают такие периоды в жизни человека, когда все у него складывается так удачно, будто кто-то помогает ему в этом. Полоса везенья началась у меня, как только я попал на остров. Здесь я добился свободы, отстоял свою жизнь во время путешествия на плоту, спасся от верной смерти на «Лолите», встретил друзей и, наконец, успешно вступил в борьбу с коварным и сильным врагом. Мне казалось, что и дальше меня ждут только одни победы. Взорвется и пойдет на дно «Лолита», все мои недруги будут уничтожены или обезврежены, и путь на Родину откроется для меня.

Тогда я еще не понимал, что без помощи других мне никогда бы не пришлось писать эти строки. Вилли, Поль, дядюшка Ван Дейк, Сахоно, Жак и еще много-много других хороших людей приняли участие в моей судьбе в эти тяжелые дни.

Нашему бегству помогала непроглядная ночь. В этом случае нам действительно повезло. Надо добавить, что и ветер дул ровный, без порывов и не особенно сильный – тоже не малая гиря на весах удачи, особенно при плавании в океане на таком утлом суденышке, да еще ночью.

Вода слегка светилась, а на рифах белела, показывая опасные места. Нас никто не окликнул. На «Лолите» все еще гремела музыка, когда мы выходили из канала. Вместе с нами покидали остров два других семейства.

Когда светящиеся рифы остались позади, ощущение движения прекратилось. Будто мы стояли, покачиваясь на одном месте перед черной стеной, но стоило опустить руку за борт или посмотреть за корму, на голубой след, и лодка наша как бы устремлялась вперед, в неизвестность.

Пассат легко, без порывов летел над океаном, увлекая нас за собой.

Иногда Сахоно издавал протяжный душераздирающий вопль, ему откликались таким же воплем с других катамаранов. Или Сахоно сам, как эхо, повторял сигнал товарища.

Не видя друг друга, не имея навигационных приборов, даже простого карманного компаса, шкиперы катамаранов не рыскали по сторонам, а держались на тех же интервалах, как и при выходе из лагуны, об этом я догадывался по голосам, прилетавшим из тьмы: все время они звучали с одинаковой силой.

У ног Сахоно сидела его жена и без умолку что- то рассказывала, коротая мужу часы бессменной вахты. Тави и Ронго похрапывали среди мешков с копрой. Я тоже уснул возле них сладким сном человека, избежавшего смертельной опасности. Да только очень скоро, как мне показалось, меня разбудили громкие голоса. Светил подросший месяц. Недалеко от нас покачивалась лодка. Сахоно и Хуареи вели с ее хозяевами оживленный разговор. Я разглядел в неясном лунном свете еще несколько катамаранов, похожих на рыб, поднявшихся из глубины вод.

Ночь в океане тише, чем в пустыне. Там зашуршит песок, обваливаясь с крутого склона бархана, зазвенит под ветром сухая былинка, и снова тишина, а здесь в безветренную ночь тишина еще полнее, еще торжественнее. Пассат в ту ночь еле дышал.

Неторопливый разговор людей на незнакомом певучем языке, легкое поскрипывание противовесов только сильнее подчеркивали тишину и покой, царящие под этими звездами.

Вслушиваясь в тишину, я ловил каждый звук и, глядя на север, ждал, что там сверкнет вспышка и потом докатится гулкий взрыв.

«Взрыв под водой можно и не услышать,- думал я,- и пожара могло не возникнуть. Просто трахнула мина, и «Лолита» тихо пошла на дно. Спасся ли Жак?..»

До утра мы простояли на якоре среди целой флотилии катамаранов. Сюда для чего-то собрались ловцы жемчуга. Утром в соседней лодке я заметил свинцовые грузила на длинных веревках, сетки и корзины для раковин. Меня удивило, почему они собрались в открытом океане. Дядюшка Ван Дейк рассказывал мне, что жемчужные раковины добывают в лагунах, где нет особенно сильных течений, да и сам я убедился в этом, доставая раковины для Ласкового Питера.

Все объяснил Сахоно. Ткнув пальцем за борт, он сказал:

– «Орионо»!

Я понял, что под водой лежит наша шхуна. Мы находились на банке. И действительно, иногда в ложбинах между пологими волнами просвечивали скалы, поросшие косматыми водорослями.

На западе виднелся остров.

Один из трех катамаранов нашей флотилии уходил дальше, какие-то более серьезные дела ждали его на родном атолле, и Сахоно дал мне понять, что я могу отправиться с попутчиком, а они пробудут здесь еще день. Я отказался, думая, что опасность уже осталась далеко позади, и я никогда больше не увижу ни Ласкового Питера, ни «Лолиту». Мне не хотелось расставаться с гостеприимным семейством, да и, по правде говоря, хотел посмотреть, что осталось от нашего «Ориона». Если бы я только мог предвидеть все последствия своего необдуманного шага!

Все семейство Сахоно, включая и его самого, стало нырять с лодки. Они не принимали участия в работах по спасению груза, а поднимали со дна вещи, которые могли пригодиться в хозяйстве или имели какую-либо ценность. Самой лучшей ныряльщицей оказалась Хуареи, она дольше всех оставалась под водой и никогда не показывалась на поверхности с пустыми руками.

Я несколько раз проплыл под водой от кормы до носа «Ориона».

Корабль лежал боком, сильно прогнувшись посредине, на глубине восьми метров. Мачты у него были снесены. Наверное, его несколько раз перевернуло, пока он навечно улегся среди скал. Пробоины в корпусе темнели рваными ранами. Больно было смотреть на корабль, который был все-таки моим домом, и где, несмотря на тяжелую службу, я пережил много хороших, светлых минут, где встретил и потерял друга – дядюшку Ван Дейка.

Часам к девяти утра к нашей флотилии со стороны острова подошел паровой катер.

В воде шныряло множество пловцов, нанятых для подъема груза, и просто любителей, действующих на свой страх и риск, вроде нас. Ныряльщики со всех сторон осматривали корпус погибшего корабля, каменистое дно и даже проникали в жилые помещения. Когда я подплыл к разбитому иллюминатору матросского кубрика и хотел заглянуть в него, меня страшно напугал один из таких смельчаков. Он появился в иллюминаторе, держа в руке резиновый сапог.

Хуареи каким-то непостижимым образом проникла на камбуз дядюшки Ван Дейка и достала много металлической посуды, ножей, вилок и банок десять мясных консервов. Совершив этот подвиг, Хуареи надела свое яркое платье и стала кормить нас и всех, кто подплывал к лодке, трофейными консервами из «новой» посуды.

Мы уписывали консервы и смотрели, как из-под воды Лебедка поднимает длинный ящик. Это был всего второй ящик за все утро. Работа была трудной и опасной. Ныряльщикам приходилось в темноте, на ощупь просовывать канаты под тяжелый груз. При подъеме ящики задевали за борта, срывались, и все начиналось снова.

Сыновьям Сахоно, да и мне, надоело нырять, и мы поплыли на катер. К тому же мне хотелось разузнать, нельзя ли добраться на нем до большого населенного острова.

Вся команда на катере состояла из японцев. Я пробовал заговорить с ними по-русски и по-немецки, они улыбались, что-то вежливо отвечали, занятые своим делом. Самым приветливым человеком на катере оказался машинист. Мы спустились к его пышущей жаром шипящей машине, смотрели, как он подбрасывает уголь – машинист совмещал и должность кочегара,- подламывает длинным ломом шлак. У него был чайник и маленькие чашечки. С каким удовольствием я выпил, обливаясь потом, несколько чашечек крепкого, горьковатого чая и съел сладкую рисовую лепешку!

Когда я вышел на палубу из машинного отделения, то нос к носу столкнулся с Розовым Гансом. Я стоял и смотрел на него, как на выходца с того света.

– Что, не узнаешь? – спросил Розовый Ганс.- Вчера только расстались, и уже забыл? Ха-ха.

Вместе с Гансом на палубе находились еще два бородатых тораджа с автоматами, висевшими у них на шее.

– Понимаю, понимаю, ты думал, что смоешься от нас. Я ведь говорил тебе, что дороги здесь переплелись, дьявол его знает, по какой бежать. Ха-ха! Ну, что молчишь?

Я действительно лишился дара речи, увидев в придачу ко всему еще и баркас у борта катера, где сидело десятка полтора знакомых пиратов, и особенно меня потрясло, когда я, повернув голову, увидел невредимую «Лолиту», кабельтовых в десяти.

Розовый Ганс все это время силился улыбнуться и корчил страшные рожи. Улыбка давалась ему с трудом, так как вся его багровая физиономия была разукрашена полосками клейкого пластыря. Правый глаз совсем закрывал фиолетовый «фонарь» Глядя на него, я невольно фыркнул, хотя на сердце у меня скребли кошки.

Розовый Ганс сказал мрачно:

– Победа далась мне нелегко. Хотя мне этот бой был так же нужен, как тебе наша красавица «Лолита»! Ха-ха. Проклятье, совсем не могу смеяться. Как я рад, что встретил тебя, неуловимого Дикообраза. Питер уже объявил премию за твою поимку. Вчера ночью, когда ты удрал из той лужи – не люблю я эти озера посреди воды, на кой они дьявол? зачем? почему круглые? Но это научный вопрос. Как нибудь я займусь им. Так вот, когда тебе казалось, что ты всех обвел вокруг своего носа, то в это время,- проклятье, всю рожу стянуло,- он подмигнул здоровым глазом,- погоди смеяться, так вот, тебя капитан Симада проиграл Ласковому Питеру. Я думаю, что он сделал это для смеха. Симада знал, что ты навострил лыжи. У нас службу несут правильно. Ты играл когда-нибудь в кошки-мышки? Ха-ха. Надеюсь, ты догадался, кто кошка, а кто – мышь? С выигрыша твой любимый капитан объявил за твою поимку премию в пятьдесят английских фунтов. Здесь, как ни странно, еще ходят эти бумажки. Так что мы с тобой заработали малость. Я не жаден. Пять фунтов можешь считать своими. Ха-ха… Конечно, если ты не будешь выкидывать своих фокусов. По-дружески советую, Фома, оставь на время, не стоит. Просто не выгодно для тебя самого. Ты только посмотри на рожи этих чернобородых разбойников! Отца родного прикончат, да еще спляшут на его могиле, если не съедят, чтобы не тратиться на похороны. Ха-ха. Потомственные пираты. Тораджи… да буги – знаменитый народ. Все у них в роду живут разбоем с незапамятных времен.

Розовый Ганс подозвал тораджей-автоматчиков и, подмигнув мне, спустился в баркас.

Тораджи не отходили от меня ни на шаг, пока Ганс со своими молодцами грузили в баркас ящики с оружием.

Тави и Ронго поняли, что я попал в беду и не вернусь на их катамаран. Они сплавали туда и возвратились с моей одеждой. Я не стал ее надевать, нащупав в кармане штанов пистолет. Опытный глаз матроса с «Лолиты» сразу бы отгадал, что у меня там находится. Сверток с одеждой я держал в руках. Мне хотелось что-нибудь оставить на память моим товарищам. Я решил подарить им свое увеличительное стекло. Тем более, что ребята приходили в восторг от его чудесного свойства собирать солнечные лучи и служить зажигалкой. Получив выпуклое донышко бутылки, они тут же прожгли шляпу, оставленную на палубе кем-то из команды. Тораджи смотрели на это чудо, вытаращив глаза и раскрыв рты. Один из них протянул руку Тави, и когда тот прижег ему ладонь так, что задымилась кожа, тораджа замотал рукой, лизнул обожженное место языком, но остался очень доволен. Его напарнику тоже захотелось испытать силу волшебного донышка бутылки,- Тави и ему с удовольствием прижег руку и изрешетил шейный платок. Тораджа захохотал от восторга и хотел завладеть стеклом, да Тави ловко передал его Ронго, и тот прыгнул с ним за борт.

Последний раз я видел ребят, их отца и мать, когда баркас направился к «Лолите». Все семейство посылало мне приветствия, стоя в своем катамаране.

Между тем Розовый Ганс говорил:

– Зря все-таки ты задумал бежать. У нас здесь везде свои люди. Твоя голова дикообраза очень заметна. Пожалуй, стоит назвать тебя Белоголовым.

Приличное имя. Приметное и не оскорбительное. Самое большее через неделю тебя бы схватили и держали до нашего возвращения из рейса. Радист говорил, что недалеко появился жирный английский «гусь». Ха-ха. У тебя есть возможность отличиться. Хотя нежелание работать с нами может отразиться на твоей карьере…

Под его болтовню и скрип уключин баркас быстро приближался к борту корабля. Глядя на «Лолиту», я повторял про себя в такт гребцам: «Сегодня или завтра, сегодня или завтра…» А может быть, сейчас, как только подойдем к борту. Шлюпбалки баркаса как раз над машинным отделением…



Юнга на «Лолите»

– Видишь, как тебя встречают,- сказал Розовый Ганс.- Не каждый удостаивается такой чести. Даже капитан на шканцах и твой старый хозяин с ним! Он так страдал, бедняга, этот сердобольный Питер, когда узнал о твоем бегстве. Ты теперь стал вроде валюты – тебя игроки ставят в банк наравне с долларами, фунтами и золотом. Потерять такого золотого мальчика – чистое разоренье. Смотри-ка, и все наши матросы разглядывают тебя, как девушки оперного певца. Ты становишься знаменитостью. Ха- ха! Проклятые пластыри, стянули весь циферблат.- Он, кряхтя и ругаясь, стал тискать свое изуродованное лицо.

Баркас подходил к «Лолите», и, действительно, весь экипаж стоял у фальшборта и пялил на меня глаза.

На палубе, куда мы забрались по штормтрапу, стояли капитан Симада и Ласковый Питер. Команда

столпилась вокруг молчаливым полукругом. Среди них я увидел Жака и не мог прочесть на его лице ничего, кроме любопытства.

Два моих «хозяина» улыбались. Со стороны могло показаться, что меня действительно встречают, как дорогого гостя. Симада рассматривал меня с нескрываемым интересом и что-то говорил по-английски Ласковому Питеру. Затем посмотрел на меня строго, без своей всегдашней улыбки, нашел глазами боцмана, тот без слов понял его, подал команду, и зрителей как ветром сдуло. Все разбежались по своим местам. Капитан Симада тоже зашагал быстрой, семенящей походкой на ют. Мы остались вдвоем с Ласковым Питером.

– Ну, опять мы вместе. Запомни, что мы связаны таинственной силой. Как бы ты ни старался избавиться от меня, мистическая сила снова приведет тебя ко мне.- Лицо Ласкового Питера стало строгим. Или он дурачил меня, стараясь этой чертовщиной подавить мою волю, добиться моей покорности, а возможно, что он искренне верил в то, что говорил, как и в свое неоспоримое превосходство над всеми людьми неарийской крови.

Не глядя на нас, быстро прошел Жак, остановился возле грот-мачты и стал укладывать в бухту канат.

– Тебе, наверное, уже сообщил Ганс, что ты снова моя собственность. Теперь уже навсегда. Я отыграл тебя в карты. Достали мой сейф с «Ориона», так что у меня появились оборотные средства, и первое, что я сделал,- это вернул тебя, мой мальчик.- Он поглядел на меня белесыми, змеиными глазами.- А ты все еще сомневаешься в моих к тебе добрых чувствах. Но хватит нежных объяснений, ты все-таки вернулся не на собственную яхту, а на корабль, где все люди заняты делом. Для тебя тоже кое-что найдется, а скоро я заберу тебя отсюда и сделаю главным стюардом на своем новом судне… Эй ты! – Он подозвал Жака.- Отведи этого парня к боцману переодеться, а затем на камбуз. Ну, что уставился? Не понимаешь?

Но Жак испугался, что сопровождать меня поручат другому, и, забормотав: «Боцман, боцман, камбуз», увлек меня за собой.

– Да, да, боцман все знает,- крикнул вслед Ласковый Питер.

По дороге Жак шепнул:

– Старайся меньше быть на корме. Когда это произойдет, надо быть вместе.

– У меня нож и пистолет,- сообщил я ему шепотом,- вот здесь,- и передал ему штаны и рубашку.- Спрячь.

Он взял одежду. Улыбнулся:

– Все это может пригодиться. Сначала идем в кубрик, потом к боцману.

Мы спустились по трапу в большое низкое помещение. За длинным столом пираты резались в карты и кости. На столе кучками лежали деньги, кольца, часы. Негр с рассеченной бровью, тот, что вчера дрался с Розовым Гансом, играл на банджо, второй негр подпевал басом, притопывая по палубе голой пяткой. Жак провел меня между двухэтажными койками в самый конец кубрика, быстро и ловко вытащил из карманов оружие, как фокусник, куда-то быстро и незаметно его спрятал и громко сказал на морском жаргоне, что верхняя койка в левом ряду отныне принадлежит мне.

– Хорошее место.- Он хлопнул рукой по матрацу и тихо добавил: – Но спать здесь не следует, надо быть всегда на палубе.

Он ждал взрыва с минуты на минуту и не хотел, чтобы я в это время находился в помещении с узкими дверями.

– А теперь идем к боцману, в его модный магазин, и я покажу тебе корабль.

Кубрик боцмана находился над помещением палубной команды. Дверь в него была открыта и заклинена деревянным клинышком.

Справа койка, похожая на ящик, крохотный стол, под иллюминатором полка с гнездами, а в них цветущие растения. Ниже – крохотный алтарь, там чернела статуэтка Будды и еще каких-то крохотных божков. Курились свечи, наполняя кубрик ароматным синеватым дымом.

На столике в специальном гнезде стоял чугунный чайник. Боцман, сидя на единственной табуретке, намертво принайтованной к палубе, пил чай из синей китайской чашки с черными иероглифами. На полу, у его ног, скорчившись сидел человек-горилла и в своих огромных лапах держал железную кружку. На его лице разливалось блаженство.

Увидев нас, боцман, ни слова не говоря, бросил Жаку ключи и пробормотал несколько слов. Человек-горилла насторожился, как собака при виде чужого, но, поняв, что его хозяин не питает к нам явной неприязни, со свистом втянул в себя чай из кружки.

В полутемной подшкиперской стояли бочки и банки с краской, олифой, лежали канаты, висели на бимсах связки кистей, а по углам лежали еще всякие принадлежности, необходимые для ремонта корабля и поддержания на нем чистоты.

Из вороха одежды на одной из полок Жак подобрал для меня штаны, рубаху и бескозырку с надписью «Лолита». Пока я одевался, Жак поделился со мной своими тревогами. Он шептал, поглядывая в раскрытую дверь:

– По-моему, она должна была уже сработать. А может, это затяжного действия, я не знаю, чему равно деление на шкале установки на время. Все равно, это случится. Будь все время наготове. Сразу беги на бак, там я тебя буду ждать – у меня там, в рундуке, приготовлены пояса. Продукты в непромокаемом мешке, теперь у нас есть и оружие. Оно пригодится для акул, а может… В шлюпку не пытайся садиться. У нас их мало, и там будет убийственная, драка за место… Боцман!..

Я был уже одет и, перешагнув порог, предстал перед критическим оком боцмана. Покосившись на меня и не сказав ни слова, боцман закрыл подшкиперскую и прикрикнул на Жака. Тот поклонился и побежал к трюму, откуда доносилась протяжная песня, похожая на нашу: «Раз, два, взяли!» Там перекладывали какие-то тяжести в трюме.

Оставшись один, я подошел к матросам, тянувшим тали ручной лебедки. Делали они это дружно и умело, как заправские моряки. Мне хотелось тоже взяться за канат, да вспомнив, кто они, эти моряки, я пошел бродить по палубе, стараясь не пересекать границу, на которой стояла фок-мачта. Там была зона поражения.

Меня удивил образцовый порядок на палубе. Все концы лежали, свернутые в щегольские бухты. Закончив работу, подвахтенные бегом пробежали к своему кубрику. Вахтенные матросы коротали время по своим местам. Палуба была выскоблена добела, швы между досками недавно залиты варом, несколько матросов красили стенку рубки. Попав на этот корабль случайно, никто бы и не подумал, что очутился среди настоящих пиратов.

Мы шли полным ходом на юго-запад, делая не меньше двенадцати узлов.

Вот сейчас трахнет взрыв, полетит в воздух рубка, баркас разлетится в щепки, повалятся мачты и от этой красоты ничего не останется. Опустится «Лолита» на дно, как «Орион», и станет жилищем рыб и осьминогов».- В голову мне лезли эти невеселые мысли, но я не думал отправляться вместе с «Лолитой» на дно и на всякий случай присмотрел рундук, где лежали спрятанные Жаком спасательные пояса.

У меня уже был опыт кораблекрушения, и не в такую хорошую погоду, а в шторм и ночью. И я тогда не знал, что случится несчастье, и то смог выкрутиться, а теперь у меня было время подготовиться. Как только взорвется мина, можно будет, не теряя времени, надеть пробковый пояс. Жак прав, сесть в шлюпку не удастся. Их всего три и баркас, а народу больше сотни; надо облюбовать подходящий обломок, а их после взрыва будет достаточно…

Занятый своими мыслями, я чуть не столкнулся с боцманом. Он обходил палубы в сопровождении «гориллы». Боцман поманил меня к себе и стал что- то внушать на пиратском жаргоне. Сообразив, что я не понимаю его, он крикнул, этот возглас подхватили матросы, и он разнесся по всему кораблю. Скоро к нам подбежал Розовый Ганс. Выслушав боцмана, он перевел мне:

– Не смей ходить без дела по палубе. Здесь военные порядки. Живо загремишь в канатный ящик, или эта обезьяна проучит тебя так, что никогда не забудешь. Твое место на камбузе. Идем, я тебе покажу, где у нас камбуз, и познакомлю с коком. Ха-ха. Не так давно этот кастрюльник одного парня отправил в лазарет. Взял да и плеснул ему в рожу кипятком. Другого бы, в лучшем случае, посадили в канатный ящик или отдали на расправу этому симпатичному парню,- он кивнул на «гориллу»,- кстати, его зовут Тони. Запомни на всякий случай.

Тони стоял потупясь, и с любопытством следил за огромным тропическим тараканом, бежавшим по черному шву, как по пешеходной дорожке. Услышав свое имя, Тони поднял голову, оскалился и, с видимым удовольствием раздавив таракана ногой, поплелся вслед за боцманом.

Розовый Ганс повел меня к корме, продолжая рассказывать:

– Твоему коку все это сошло с рук. Капитан запретил его трогать. И знаешь почему?

Я признался, что не знаю.

– Да потому, что такого кока выпустили в одном экземпляре. Этот китаец – занятный тип, попал к нам как трофей после одной операции. Ну и мастер своего дела, я тебе скажу! Как он, подлец, готовит свинину с капустой и еще с какой-то ерундой! Можно собственную голову проглотить с таким гарниром. Вот и его нора. Ты учти, что я люблю пожрать. Тут одно удовольствие – немного выпить, набить брюхо да отложить деньги на будущие времена. Ха-ха- ха.- Розовый Ганс пнул двери ногой. Через порог перескочил большой сиамский кот, сел на палубу, почесал за ухом, презрительно глядя на нас ясными голубыми глазами. Издав неприятный гортанный крик, кот важно пошел к мачте.

– Этого кота мы захватили вместе с коком. Матросы из черных считают его чем-то вроде кошачьего бога, а мне так и хочется взять его за хвост и списать за борт. Не люблю я кошек, каждый раз проклятые перебегают дорогу. Скажешь, предрассудок, суеверие. Брось, братец, нести ерунду, я знаю тысячу случаев, когда кошки накликали смерть, пожар, взрывы, удары ножом, списанье за борт и еще черт знает какие каверзы на голову вполне стоящих людей. Ты тоже, я смотрю, кошатник? Или, может, договоримся? – Он подмигнул и показал глазами за борт. -А?

В это время почему-то кот вернулся и, перебежав дорогу краснорожему, юркнул в камбуз.

– Видал? – Розовый Ганс попятился, посмотрел по сторонам.- Не есть мне сосисок и не пить пива, если этот подлец не слышал нашего разговора!

Немец разразился страшными проклятиями по адресу всех котов и кошек на свете и их хозяев. Если бы он знал, что на этот раз примета и впрямь может сбыться, и очень скоро!

– Надо подождать, пока следы остынут и их сдует ветром,- совершенно серьезно сказал Розовый Ганс.- Запомни это. Я так всегда делаю, может, поэтому все и обходится для меня. Ха-ха.

Я заглянул в двери. Половину камбуза занимала плита, заставленная шипящими сковородами и булькающими кастрюлями. По стенам сверкала медью и никелем кухонная утварь. Да здесь, пожалуй, сверкало все, начиная от стен и кончая коком. Очень толстый, в белых трусах, он стоял к нам спиной и вертел над головой пучок тонких и белых веревок. Раскрутив его, кок неожиданно хлестнул им себя по спине с оттяжкой. Раз, другой… Встряхнул пучок, повертел его перед собой так быстро, что веревки образовали японский фонарь. Потом принялся раскатывать этот пучок на столе, посыпанном мукой, и снова крутить и хлестать по спине.

Розовый Ганс сказал с оттенком уважения:

– Как лапшу делает, собака! Я нигде не ел такой лапши. Метров по двадцать длиной. Нашел конец в чашке и втягивай, как змею! К лапше он подает какой-то дьявольский соус. Проглотишь – и пожар в брюхе. Неплохо будет, если принесешь мне две порции.- Он скорчил гримасу, заменяющую ему теперь улыбку.

Кок будто не замечал нас. Покончив с лапшой, он раскрыл одну из кипящих кастрюль, быстро обмакнул в кипяток палец, сунул его в рот, задумчиво почмокал губами, снял с полки банку и бросил в суп пригоршню соли. Приподнял крышку у другой кастрюли, понюхал ароматный пар и закрыл. Он открывал и закрывал еще несколько кастрюль, заглядывал в духовку.

– Мне можно уже шагать через проклятые кошачьи следы,- сказал Розовый Ганс, подмигнул и «храбро» направился к боцману, который поманил его к себе пальцем.

Я тоже довольно решительно перешагнул порог камбуза: все-таки отсюда до машинного отделения было не так уж далеко. На очень чистой палубе, между плитой и столом, я заметил луковую шелуху и несколько зерен риса.

Я взял веник с длинной бамбуковой ручкой и стал подметать палубу. Только тогда кок улыбнулся. У него было добродушное, очень усталое лицо. Неожиданно кок сказал по-русски:

– Тебе молодеца! Я на тебя давно посмотри. Когда ты была на берегу, капитан сказал, что ты русская человека. Потом ты здесь был, когда У Син контрами. Тебе тогда хорошо кричал. Я понимай, его хотела тебя тоже контрами. Ты ему прямо сказала, что иво хунхуза. Очень хорошо говорила! Потом я думал, ты совсем убежала. Сегодня посмотри – тебя опять везут. Ничего! Всякая штука бывает на этом свете. Я тоже немножко пострадала.- Он говорил с видимым удовольствием, нещадно коверкая слова, но я чуть не разревелся, услышав родную речь. Он потряс над головой поварешкой: – Иво здесь кругом хунхуза-разбойника, я не хунхуза. Еще У Син тоже был не хунхуза, его контрами. Я плен попал. Раньше служил Харбин, русика купеза. Потом Шанхай, русика ресторан, потом парахода ходи, там был русика капитан. Хунхуза парахода контрами! Все люди контрами. Только я живой. Я понимай, что так худо. Но што можно делать? Вода кругом. Люди хорошей нету. Только тибе хороший люди и моя – хороший люди. Я русика китайза.- Он хлопнул себя по груди.- Меня Ван Фу звать, по-русски – Ваня. Тебя как?..

Рассказывая и спрашивая, он ни на минуту не забывал плиту, громыхал крышками кастрюль, помешивал в жаровнях. Несколькими ударами ножа превратил жгут из полосок теста в лапшу необыкновенной длины и бросил ее в кипящий котел. Вдруг, спохватившись, стал кормить меня креветками в остром соусе и еще чем-то необыкновенно вкусным и в довершение налил в пиалу крепкого чая.

– Тебе надо много кушай. Когда кушай – силы много.

Уписывая за обе щеки, я думал, как предупредить кока о взрыве. Не верилось, что он может предать. Но опыт научил меня, что нельзя раскрывать душу перед первым встречным. Я решил посоветоваться с Жаком. Было странно, что эти два человека, так ненавидящие пиратов, не знают друг друга. Мне захотелось немедленно идти разыскать Жака и сказать ему, что я нашел единомышленника, что он с радостью нам поможет в трудную минуту. И этот человек может погибнуть, потому что не знает о мине…

Разнесся медный перезвон рынды. Вахтенный матрос отбил четыре двойных удара, оповестив, что окончилась третья и началась четвертая вахта.

Кок заторопился. Вытащил из стенного шкафа большой черный поднос.

– Надо нести кушать капитана, немножко быстро. Если быстро нету, иво серчай, шибко серчай! Пожалуйста, немножко быстро.



Пятьсот долларов

Я шел на корму с тяжелым подносом, еле передвигая ноги. Мне казалось, что вот-вот ударит взрыв, и я вместе с подносом полечу за борт. Навстречу мне показался Жак с ведром в руке. Проходя мимо, он шепнул:

– Назад, быстро!

Поднос чуть было не выпал из моих ослабевших рук.

Каюта капитана находилась недалеко от машинного отделения. Я спустился по узкому трапу. У дверей каюты стоял часовой с немецким автоматом на груди. Он молча открыл двери. Я очутился в прихожей, освещенной красным светом. Пахло сандаловым деревом и дорогим табаком. Одна полуоткрытая дверь вела в ванную из голубого кафеля, за второй дверью слышались глухие голоса. Я открыл дверь коленом и очутился в ярко освещенной гостиной. За полированным столом из красного дерева, в кожаных креслах сидели капитан «Лолиты», Ласковый Питер и играли в карты.

На столе стояла бутылка виски, стаканы, сифон и блюдо из дымчатого стекла с ломтиками ананаса, рядом лежали деньги.

Когда я подходил к столу, Ласковый Питер швырнул карты на пол, а японец, ухмыляясь, пододвинул к себе кучу бумажек. Это были доллары, английские фунты и еще какие-то деньги. На столе перед Ласковым Питером тоже лежало довольно много денег. Он смотрел алчным взглядом на руки японца, загребающие банк, потом повернул голову ко мне, и на лице его появилась всегдашняя фальшивая улыбка.

– Мой мальчик! Вот мы и встретились, ставь поднос, Симада-сан любит креветки, лапшу и что там еще?..- Он заглянул в чашечки, соусники и потер руки.

Я хотел уйти, но Ласковый Питер сказал:

– Постой, некуда спешить, мы и так давно не виделись с тобой. Собери карты, это последняя колода. Возьми в буфете еще бутылку, эта пуста: мой партнер, несмотря на небольшой рост, пьет, как слон… Ну, как тебе понравилось это милое суденышко? Прогулочная яхта, не правда ли? Ты что так бледен? Не рад, что увиделся со своим капитаном? Или взволнован встречей? Мне же всегда приятно тебя видеть. Как это ни странно, ты принес мне счастье. За четыре дня я спустил Симаде все, что удалось выудить из сейфа «Ориона» – десять тысяч семьсот двадцать три доллара и восемьдесят центов. И представь себе, мой великодушный партнер предложил сыграть на тебя, моего верного юнгу, оценив твою персону в пятьсот долларов. Ты, вероятно, никогда не думал, что стоишь так дорого? За такую цену в Африке не так давно можно было купить пару здоровых негров! Положи-ка мне побольше креветок. Нет, братец, у тебя все из рук валится. Уйди! Нет, не совсем. Ты понять не можешь, как мне приятно видеть тебя – основу моего богатства. Ха-ха.- В это время он стал удивительно похож на Розового Ганса.- Как хорошо, что я не убил тебя, а Симада-сан не повесил. Он прогадал на этом.- Уписывая креветок и запивая виски с содовой водой, он говорил: – У карт миллион причуд. Отыграв почти все, я все же ухитрился тебя потерять. Почему-то Симада-сан воспылал к тебе нежными чувствами. Или он понял, что в нашей игре победа будет за тем, у кого будешь ты. Симада не хотел играть, если я не поставлю тебя в банк, и выиграл. Но то было когда-то, а сегодня мы снова вместе. Фома, ты взволнован тем, что мог расстаться со мной? Но успокойся, я отыгрался на эти пятьсот долларов и выиграл тысяч тридцать. Что же ты не радуешься вместе со мной? Что топчешься, как на раскаленных углях?

Действительно, слушая его пьяную речь, я не находил себе места и потихоньку пятился к дверям, прижимая к груди пустой поднос. Каждый толчок волны, крен воспринимались мной, как начало взрыва. «Вот так,- думал я,- толкнет, накренится, а потом как трахнет!»

Единственное, что почему-то задело меня в те напряженные минуты, была сумма, в которую оценили меня игроки. Уж очень она показалась мне обидно мизерной.

Симада-сан со знанием дела работал бамбуковыми палочками, причмокивая от удовольствия, слушал, улыбался и косился на меня.

Как мне хотелось в эту минуту крикнуть им в лицо, что скоро их пиратское судно взлетит на воздух! И в лучшем случае, они будут барахтаться среди акул и топить друг друга, вырывая из рук обломок деревянной обшивки или пробковый буй. Почему-то мне все время думалось, что мы с Жаком находимся куда в лучшем положении, зная, что «Лолита» неминуемо погибнет.

Наконец, выскочив из каюты, я побежал на камбуз, ища глазами Жака. Матросы обедали, рассевшись на палубе. Жак сидел на корточках у стены камбуза и ел в одиночестве из большой пиалы. Мне не терпелось поделиться с ним всем увиденным и услышанным за последние полтора часа.

Он сказал, широко улыбаясь:

– Говори очень тихо и очень весело. Здесь любят, когда люди веселы.

И мы стали беседовать «очень тихо и весело», так что со стороны, наверное, казалось, что мы говорим о смешных пустяках.

– Так долго находиться там нельзя,- сказал Жак и очень естественно засмеялся.

Я стал ему торопливо рассказывать, тоже пытаясь выглядеть как можно веселее, объясняя, почему задержался у капитана.- Жак, нагнувшись над чашкой, сказал:

– Пятьсот долларов! Не каждый оценивается так высоко. Здесь люди дешевы. И на самом деле, они не стоят дороже. Здесь много дорогих вещей, созданных настоящими людьми. Как мне жалко, что погибнет так много ценностей. Здесь много золота, денег. Какой красивый корабль! Сколько мог принести добра людям. Можно на нем ловить рыбу, изучать океан…

Я перебил его и стал рассказывать о коке. Жак согласился, что его следует предупредить, но так, чтобы он не догадался, что мы подложили мину, и в час опасности держаться всем троим вместе.

Я решил не откладывать этого дела и вошел на камбуз. Ван Фу отвел меня к иллюминатору и спросил, косясь на двери:

– Тебе думай, этот Жак хороший люди?

– Очень хороший. Он не пират, не хунхуз.

– Я тоже так подумай. Его боцман обижай и эта облизьянка, шимпанзе. Только я не понимай, почему Жак суда попади? Тебе не знай?

– Нет, не знаю.

– Ну, хорошо. Потом все будет понятно. Ты что хотел мне рассказать? Я по глазам вижу.

– Видишь ли, Ваня,- начал я, стараясь как можно осторожней предупредить его об опасности.- Скоро,- я постучал по настилу,- скоро наша шхуна утонет.

– Это очень хорошо! Прямо прикрасно!

– Ты не боишься?

– Я?! – Он презрительно фыркнул.- Если можно, я сам дырка делай, пускай вода бежит.

– Дырка скоро будет,- пообещал я.- Большая дырка.

– Большая дырка – это хорошо.- В голосе его послышалась легкая неуверенность.

Я сжал ему руку.

– Когда будет тонуть, нам надо всем быть вместе. У тебя есть пояс?

– Зачем пояс?

– Чтобы не утонуть.

– Пробка пояс?

– Пробочный пояс или буй.

– Надо поискать.- Он стал пристально глядеть мне в лицо.

– Надо будет взять и вот это,- я снял со стены два ножа, похожие на самурайские мечи,- от акул отбиваться, и если хунхузы нападут.

Он усмехнулся, подмигнул, толкнул меня в плечо.

– Ты хочешь немножко испугнуть? Да?

– Нет, Ваня, дело серьезное. У тебя есть пистолет? Или лучше автомат? Тр-р-р,- я приставил поварешку к животу и повел ею по сторонам.

– Зачем стрелять?

– Если полезут. У них же автоматы, а у нас…- я показал ладони рук,- или найдется всего какой-то один пистолет.

– Пистолет? Ты хочешь войну делать?

– Нет, зачем же, мы только будем отбиваться, если они нападут.

– Ты смешной мальчишка. Здесь нельзя играть. Посмотри! Кругом вода, кусуча рыба, акула. Сразу буль-буль. Надо подождать, когда будет земля, порт. Тогда можно потихоньку уходить.

– Мы не дойдем до порта. Сегодня к вечеру, а может, сейчас, пойдем ко дну.

Поняв, что я не шучу, он прошептал, заметно бледнея:

– Где хочешь ломать дырку?

– В машинном отделении.

– Машину ломать – это плохо,- сказал он со вздохом, вытер пот с лица,- шибко плохо, прямо неприятности.- Он смотрел на меня испуганными глазами, силясь улыбнуться.

Надо было как-то выходить из неприятного положения, и я сказал первое, что пришло в голову:

– Паруса останутся, дырку заткнем и доберемся до какого-нибудь острова.

Он покачал головой:

– Зачем паруса, когда большая дырка? Тогда наша фангули перевернется, все мы буль-буль. Хунхузы буль-буль. Ты, я – буль-буль. Жак – все пропадут. Это нехорошо,- он прищурился и потряс толстыми щеками,- даже совсем плохо. Надо капитану говорить.

Я испугался и стал его успокаивать.

– Зачем идти к капитану? Ведь дырки еще нет, а если будет, то заткнут чем-нибудь.

– Ты шибко хитрый, ты сказал большая дырка!

Какая большая? Эта кастрюлька? – Он показал на жерло котла, в котором варил еду для всей команды.

– Не бойся, Ваня, это я сам хотел пробить дырку.

– Ты! – он просиял.- Тогда ничего. Я сразу подумал – ты немножко обманываешь. Даже просто шанго, по-русски – хорошо, когда так обманывают. Только пока,- он лукаво подмигнул,- пока давай не надо. Когда будем в порту, тогда будем думать. Шибко думать. Поспешать давай не надо. Ух ты! – спохватился он, снимая кастрюлю, в которой что-то подгорело.- Чуть совсем не пропади мясо. Тогда неприятности. Капитан любит такое мясо.

Я смотрел на кока и думал с облегчением, что не раскрыл ему нашу тайну: как видно, бедняга оказался не храброго десятка.

«Лолита» легко бежала по лазурному океану. На горизонте показался из воды островок и скрылся. Я стоял у фальшборта, вспоминая дни беззаботного житья на атолле. С какой бы радостью я вернулся туда и даже на этот, тоже, наверное, пустынный клочок земли, что мелькнул только сейчас вдали.

Затем я стал думать о преимуществах людей, которые не знают, что с ними случится через минуту, через час, через день. Кок Ван Фу, добродушно посмеиваясь, разговаривал по-китайски с сиамским котом и рубил овощи. Возле фок-мачты негр и малаец боролись. С бака доносилась разухабистая песня под аккомпанемент банджо, удары в ладоши и стук пяток о палубу.

В воде возле борта я увидел несколько акул, они плыли, как привязанные к борту, ожидая, когда Ван Фу выбросит за борт что-нибудь из съестного. Внезапно акулы исчезли, и я увидел веселую стаю дельфинов, они на огромной скорости стали выпрыгивать высоко из воды, несколько пристроились в пенистых волнах возле форштевня и купались в них, поворачиваясь с боку на бок. Неожиданно хлопнул выстрел, другой, автоматная очередь ударила в уши. Стреляли в дельфинов с мостика – старший помощник, широкоплечий, высокий, похожий на сильно загорелого англичанина, и еще один из штурманов, кажется третий помощник, по виду тораджа.

Дельфины скрылись, скоро опять акулы заняли свое место возле борта.

Настоящие моряки никогда не делают вреда дельфинам, они относятся к ним с любовной почтительностью, как к существам безобидным и веселым. Дельфины радуют глаз моряка в пустынном однообразии моря. Существует много легенд о дружбе дельфинов с людьми, о спасении дельфинами погибающих моряков; дельфины отгоняют акул от потерпевших кораблекрушение. Как же человек, жизнь которого связана с морем, еще полным загадок, может посягать на жизнь его хозяев, может быть таких же разумных существ, как и человек, и потому питающих к людям нескрываемую симпатию. Как можно платить злом за добро?

Дельфины немного отвлекли меня от безрадостных мыслей о неминуемой катастрофе, акулы вернули к действительности. Я стал изыскивать способы, чтобы избавиться от посещения капитанской каюты.

Не сказаться ли мне больным! Упаду и схвачусь за живот. Или порежу руку так, чтобы нельзя было носить поднос. Пока «все не уладится». Нет, все это не годится. Я не смогу притворяться. Ни Ван Фу, ни тем более Симаду с Ласковым Питером не провести, а рука мне еще так может пригодиться. Порез в тропиках очень опасен, даже царапина может свалить

надолго в постель. И даже если мне удастся их всех провести, то тогда Ван Фу придется за меня прислуживать в капитанской каюте. Я не могу послать на смерть человека, который так хорошо встретил меня. Это будет предательством».- Мои невеселые мысли прервал голос кока:

– Фо-му, давай поспешать!

На этот раз я помогал старшему стюарду-негру сервировать стол и подавать блюда в кают-компании.

Кают-компания помещалась в палубной надстройке, слева по борту, под штурманской комнатой, и на довольно большом расстоянии от машинного отделения. В случае взрыва, если не разнесет всю корму, можно было выбежать на палубу. Я надеялся, судя по величине мины, что она не нанесет сразу таких серьезных повреждений.

За длинным столом кают-компании, как и на всех кораблях, сидели по строгому, раз навсегда заведенному порядку. Капитан – во главе стола, остальные – по старшинству. На другом конце восседал старший механик и его штат. Как матросы «Лолиты», так и ее командный состав представляли самую пеструю смесь национальностей: китайцы, японцы, индийцы, негры, малайцы. Старший механик был французом, и, мне кажется, подчеркивал свои хорошие манеры среди остального сброда. Ели много и молча. Только капитан и Ласковый Питер перебрасывались короткими фразами. Я менял тарелки, по знаку стюарда ставил бутылки с вином, уносил грязную посуду. Уносил на камбуз очень быстро, а возвращался как можно медленней, за что получил затрещину от стюарда.



«Лолита» спешит

К концу дня на «Лолите» поставили паруса. Выбеленный солнцем холст наполнился свежим ветром. «Лолита» слегка накренилась на правый борт.

Что может быть прекрасней на темно-синей, бескрайней глади океана, чем парусный корабль! Никогда человек не создавал ничего более совершенного по красоте линий, по мысли и духу более близкого морю. Парусный корабль как бы рожден морем и так похож на живое существо, когда, распустив все паруса, бесшумно летит по волнам.

Дизели работали, крутя гребной вал так, что «Лолита» делала не меньше восемнадцати узлов. Она спешила. Куда? Зачем?

Мне вдруг стало жаль это обреченное прекрасное существо. Его еще можно было спасти. Только сказать капитану, и через пятнадцать минут корабль ляжет в дрейф, и, наверное, найдется способ снять мину или хотя бы вывернуть у нее взрыватель. А потом? Будет растерзан Жак, или погибну я сам, если не выдам его. А кровь У Сина и еще сотен, а может быть, тысяч погибших людей и тех, кто будет еще убит? И куда сейчас спешит «Лолита»? Какое новое преступление задумали капитан Симада и Ласковый Питер – Шварц?

«Нельзя распускать нюни,- стал убеждать я себя,- вспомни, что говорил Жак о потопленных кораблях, о погибших людях. «Лолита» – красивое орудие в подлых руках. Если бы можно было сохранить ее, очистив от пиратов! К несчастью, этого сделать нельзя. Прочь жалость!»

Я стоял на своем облюбованном местечке, в углу между стенкой камбуза и фальшбортом, когда подошел Жак и сказал:

– Я ничего не понимаю. Неужели плохой запал? Будем ждать. В случае полной неудачи с этой «булкой», достанем другую, когда я буду на вахте. Мы часто перекладываем груз в трюме, он плохо уложен и сбивается в одну сторону.- Жак озабоченно посмотрел на меня и спросил: – Тяжело переносить такое ожидание?

Я признался, что нелегко.

– И я чувствую себя плохо, но, правда и мужество победят!

– Победят!

– Значит, все будет хорошо.- Он улыбнулся и ушел.

Вскоре после ухода Жака пробили боевую тревогу. Все стали по своим местам. На баке орудийный расчет снял брезент с пушки. Раздавались слова команд. Матросы поднялись по вантам. Свернулись паруса. Мы шли полным ходом. Судя по выхлопам, дизелям прибавили обороты. Когда паруса убрали, то с правого, подветренного, борта я увидел трехмачтовую океанскую джонку. Громоздкая трехмачтовая деревянная посудина с высоко приподнятой кормой, распустив все свои прямоугольные паруса, натянутые на множество бамбуковых палок, тщетно пыталась уйти от быстроходной «Лолиты». Вооруженные матросы стояли возле расчехленных, готовых к спуску шлюпок.

На баке возле пушки, среди орудийного расчета я увидел Жака.

Резко ударил в уши орудийный выстрел. Перед кормой джонки поднялся столб воды. Тотчас же самый большой парус со средней мачты пополз вниз. И скоро, убрав все паруса, джонка остановилась, тяжело покачиваясь на волнах. «Лолита» подошла к ней на расстояние кабельтова. Шлюпки с матросами спустили на воду, и они помчались к беззащитному кораблю. Грабители пробыли там не больше получаса и вернулись по сигналу с «Лолиты».

Все это время я стоял возле камбуза, глядя, как разбойники расправляются с командой джонки, бросают в шлюпки тюки с товарами. Едва только шлюпки подошли, их подцепили талями, шхуна дала полный вперед, шлюпки поднимали уже на ходу. «Лолита» спешила на новый грабеж.

Джонка не успела скрыться за горизонтом, как над водой раскатился взрыв. На ее месте осталось только облачко черного дыма.

Я подбежал к Розовому Гансу, он стоял у фок- мачты и, давясь от смеха, рассказывал что-то французу-артиллеристу, мрачному человеку с черной бородой.

Веселый немец, увидав меня, сказал, показывая на француза:

– Артиллерия недовольна, что я подсунул в это корыто парочку мин, не тех, что ты чистил на том паршивом островке,- у нас для такого хлама есть попроще, но тоже, как видишь, вполне надежные штучки. Да, француз недоволен. Ха-ха. По его мнению, парусник надо было расстрелять из пушки. Он жалуется, что последнее время у него совсем нет тренировки, команда разболталась. Я пытаюсь ему объяснить, что незачем палить среди белого дня в парусник, когда с этим делом не хуже справится «несчастный случай». Ха-ха! Чисто сработали мои сувениры!

– Надо вернуться, спасти их,- сказал я.- Там люди гибнут!

– Пустое дело: здесь кишат акулы,- Розовый Ганс махнул рукой,- да жалеть их нечего, это же были китайцы. Они могли сообщить о нас. Дьявол их знает, может, у них была радиостанция. Вызвали бы английские миноносцы, а те могли сорвать наше свидание с «Мельбурном». Теперь никто не помешает нам. Ха-ха…

Когда я вернулся на камбуз, кок сказал печально:

– Так они каждый раз убивают бедных людей.

Я не поверил в искренность слов Ван Фу, он показался мне тогда не только трусом, но и лицемером, хотя эти черты характера очень тесно связаны.

Парусов больше не ставили. «Лолита» бежала, чуть вздрагивая, по вечернему океану. Конец дня ознаменовался необыкновенным закатом. Огромное малиновое солнце, как всегда, торжественно опустилось в розовую воду, прошло несколько секунд и оттуда, где спряталось солнце, ударили в него столбы пламени, будто светило взорвалось или упало в расплавленную лаву и брызги ее взлетели на сотни километров. Огненные языки превратились в перья гигантских страусов и растаяли, оставив после себя серебристый пепел, а из-за горизонта уже поднимался золотой город невиданной архитектуры, с дворцами, башнями, мостами.

Я заметил, что закатом невольно залюбовались все, кто был на палубе.

– Хорошо! Красота! – проникновенно сказал Ван Фу.- Почему его так? А?

Я не знал почему и только пожал плечами. Кок многозначительно усмехнулся:

– Никому ни знай, только я знай. Там, на небе, кок тоже ужин богу готовит…

Между тем город расплавился и образовал горный кряж из кармина и золота, а из-за гор волнами поднимался сиренево-серый занавес. Казалось, что этот гигантский занавес что-то закрывает, наверное, самое чудесное, что создало солнце на прощанье. И действительно, занавес тяжелыми складками упал на горы, открыв повисший в небе атолл. Сиреневые пальмы на перламутровой раковине. И атолл растаял, оставив алмазную пыль.

На небе уже загорались первые звезды, оно темнело, приобретая бархатистый оттенок. Все больше звезд, все темнее небо, и вот уже ночь погасила последнюю искорку света там, где только что буйствовали краски заката.

– Фо-му, ужин неси давай! – Голос кока оторвал меня от созерцания качающегося над головой неба.

Когда я принес ужин в капитанскую каюту, то Симада-сан, сидя за столом, неторопливо разглаживал доллары, фунты стерлингов, иены, франки и раскладывал их в разные кучки. Он улыбался, скаля крупные золотые зубы, и что-то бормотал себе под нос. Ласковый Питер, бледный, осунувшийся, как после болезни, нервно грыз потухшую сигару и с плохо скрываемой ненавистью следил за толстыми пальцами японца.

Увидав меня, он скривил в улыбке тонкие губы.

– Поздравляю. Теперь твоим хозяином опять стала эта желтая обезьяна. Он убил мою карту двадцать раз подряд. Ты не находишь, что твой новый хозяин шулер? Как я не завидую тебе, Фома!

Не ответив, я стал хватать с подноса и расставлять по столу, свободному от денег, принесенные блюда, чтобы поскорей вырваться из каюты.

Симада-сан поднял голову и сказал на довольно чистом немецком языке, обращаясь ко мне:

– Бой! Твой бывший хозяин настолько взволнован проигрышем, что высказывает вслух недозрелые мысли. Нам остается только сожалеть об этом.

Ласковый Питер, выронив изо рта сигару и сосредоточенно помолчав, промямлил:

– Я не предполагал, что вы так хорошо знаете мой язык.

– Что вы, совсем плохо. Но не настолько, чтобы не понять, когда меня оскорбляют.

– Должен заметить, что нечестно скрывать знание языка от друга.

– Так же, как говорить гадости о друге, думая, что он не понимает, о чем идет речь. Тем более о хозяине дома, чьим гостеприимством друг пользуется…

Я не стал дожидаться конца ссоры, опрометью бросился вон из каюты.

Ночь мы с Жаком провели на баке, расстелив на палубе два матраса, набитые пробковой крошкой. В кубрике было душно, и почти все матросы вышли на палубу, так что на нас никто не обратил внимания. К счастью, рядом с нами разлегся негр, с трудом говоривший на пиратском жаргоне, так что нам с Жаком удалось излить друг перед другом душу. Жак пришел к выводу, что, видимо, он поставил на мину плохой запал и надо раздобыть другую мину. Если завтра его назначат на работу в первый трюм, где лежат боеприпасы, то он попытается стянуть еще одну мину. Мы оба пожалели, что на атолле не припрятали вторую мину.

– Я растерялся, когда заметил, что ты все видишь,- сказал Жак.- Трудно сразу довериться незнакомому человеку. Завтра я попытаюсь, ждать больше нельзя. Рулевой сказал, что мы должны встретить «Мельбурн» – австралийский транспорт. Надо не допустить встречу. Я, кажется, понял, как теперь надо устанавливать взрыватель.

– Как же мы ее поставим на ходу?

– Так же, как они поставили в джонку. Я брошу ее в водяную цистерну.

О ссоре в салоне он заметил:

– Подрались два шакала. Очень хорошо! Вражда в лагере врага всегда на пользу. Ты не огорчайся, что перешел опять в руки японца, скоро мы будем свободны. Даже если мы вместе с пиратами высадимся на остров или нас подберут, что мало вероятно, и доставят в один из портов, то мы убежим вдвоем. Но скорее всего, нам придется добираться вплавь, вокруг довольно много мелких островов…

Поведение кока его вначале насторожило, затем он сказал:

– Ван Фу хороший человек. Он не выдаст.

– А если?

– Прошло уже больше семи часов. Предатель так долго не раздумывает. Нам надо выспаться, скоро полночь, а завтра у нас должно быть много сил.

Пошла крупная зыбь. В темноте вспыхивали барашки на гребнях волн. Нос «Лолиты» высоко взлетал и гулко шлепался, подымая фонтаны брызг.- Ночь была жаркая и душная, только приятно освежал «душ». Я стал думать о стае акул, которые, наверное, и сейчас плывут возле борта. Неприятная штука – полететь за борт в кромешной тьме, вдали от земли. Жак думал о том же, потому что толкнул меня в бок и сунул в руку пакетик, на ощупь – из прорезиненной ткани.

– От акул, отпугивающее средство. Надо потянуть за тросик… Надень на шею.

Сон долго не приходил. Качка усилилась. Казалось, что низкое небо мечется над головой, стряхивая в океан звезды.



Скользкая палуба

Утром я принес завтрак в салон капитана. Ласковый Питер находился там. Мрачный, с отекшим лицом, в одних трусах, он сидел на ковре и раскладывал пасьянс. Он даже не поднял головы при моем появлении, а продолжал сосредоточенно раскладывать карты на черном ковре с красным узором. Капитан Симада стоял, заложив руки за спину, и глядел в большой открытый иллюминатор. Играла музыка. Она лилась из резного ящика, стоявшего возле буфета. У меня защипало в глазах: какой-то, наверное знаменитый, пианист исполнял любимый папин этюд Рахманинова.

Симада повернулся ко мне, спросил:

– Ты любишь музыку?

– Да.

– Очень любишь?

– Очень.

– Постой. Не надо спешить.- Он смотрел на меня почти добрыми глазами.- Тебе нравится у нас?

– Ничего…

– Вижу, не нравится. Напрасно. Человек твоего склада должен любить войну. Только война возвышает человека над жалким миром посредственностей. Ты еще полюбишь «Лолиту» и нас – рыцарей моря.

– Вас называют также пиратами,- выпалил я и испугался своей ненужной резкости. Чего я этим мог добиться? Ареста? Меня могли посадить в карцер на корме или бросить в канатный ящик и забыть там. Когда отдадут якорь, меня разорвет цепью на куски. Таких ужасов я наслышался на «Орионе».

Симада долго молчал, прихлебывая кофе, затем спросил все еще сидевшего на полу Ласкового Питера:

– Ваш воспитанник действительно смелый мальчик или глупец?

– Вышло, черт возьми. Пасьянс «Адольф Гитлер». Вы только посмотрите, Симада-сан.

– Поздравляю. Теперь, надеюсь, судьба повернется к вам лицом.

– О да! – Сияющий Ласковый Питер осторожно перешагнул через разложенные карты и сел за стол.- Вы что-то говорили о моем воспитаннике, дьявол бы его взял к себе юнгой. Что еще выкинуло это славянское дитя? – спросил он, набрасываясь на рыбу, зажаренную в яйцах.

– Назвал нас пиратами.

– Это в его стиле. Не обращайте внимания, он еще и не то может выкинуть. Скоро вы поймете, сколько терпения и выдержки мне надо было иметь, чтобы сохранить его для вас целым и невредимым.

– Я признателен вам за это. В конце концов он поймет свои заблуждения. Все мы прошли через это. Юношей я даже увлекся учением Толстого. Юнга, ты знаешь Толстого?

Я сказал, что Толстой давно умер, но я читал его книги.

– Существенная поправка. Ты не так глуп, как показался мне вначале. Скорее дерзок. Последнее не поощряется на морской службе. У нас есть много способов исправить некоторые шероховатости, недостатки в характере. Я намерен дать тебе сегодня один совет, не потому, что ты не нуждаешься во многих советах. Много хороших советов одновременно не приносят пользы. Мудрость дается по крупицам. Я намерен посоветовать тебе никогда не говорить правду лицу, стоящему выше тебя, если эта правда касается жизни этого лица, потому что нет ничего неприятней правды. Хорошо будет, если ты запомнишь, что «Лолита» – торговый корабль. Мы скупаем копру, перламутр, жемчуг.- Он вытащил из кармана небольшую кожаную коробочку, раскрыл ее. На малиновом бархате лежала моя жемчужина.- Да, жемчуг,- повторил он,- а также прочие дары моря. Теперь можешь идти.- Все это он сказал очень тихо и на очень правильном немецком языке. Ласковый Питер как завороженный смотрел на жемчужину и комкал в руках салфетку так, что у него побелели суставы пальцев.

Я выскочил на палубу, обливаясь потом.

На камбузе Ван Фу сидел на корточках и разговаривал с сиамским котом. Увидав меня, кок встал и сказал, показывая на внимательно слушающего кота:

– Иво очень умный. Все понимает, только говори не могу. Я иво спроси: «Чен, ты почему такой невеселый?», а она посмотри на хунхуза, у которого мордашка сюравно свекла, вот она! – мимо прошел Розовый Ганс.- Эта хунхуза все время хочет Чена контрами, акулам бросай. Я сказал: «Чен пропади, тебе тоже пропади. Какой люди!» – Ван Фу стал рубить капусту. Кот потянулся, смерил меня презрительным взглядом и прыгнул на плечо своего хозяина.

Я подошел к двери, весь еще под впечатлением неприятных минут, пережитых в салоне капитана. Мне стало ясно, что Симада имеет какие-то виды на меня. Этот бывший толстовец, а теперь морской разбойник, хочет сделать из меня своего послушного слугу, сообщника. Пока он снисходителен, пытается повлиять на меня словами, и не только словами – он как бы дает мне возможность самому выбирать, но так, что я все время должен чувствовать дуло пистолета, прижатое к затылку.

Боцманский свисток созвал подвахтенных к первому трюму. Среди них я заметил и Жака. У меня сжалось сердце: в первом трюме мины, неужели Жак на виду у всех украдет мину? Только случай или необыкновенная ловкость могут помочь ему выполнить смертельно опасное дело.

В поле моего зрения появились Розовый Ганс, боцман и его адъютант – гориллообразный Тони; подошел к трюму и второй помощник капитана.

Ван Фу окликнул меня и, показывая ножом на сиамского кота, все еще сидевшего на его голом плече, стал рассказывать о своем друге, умершем или убитом, я так и не понял. Друга звали Чен. В день его смерти кошка у соседей родила пятерых котят. Одного из них, когда они подросли, Ван Фу купил и назвал Ченом, в память друга. С тех пор Ван Фу мучает мысль, а не вселилась ли душа умершего в кота. Сейчас он уже почти уверен, что это так и есть, потому что сиамский кот очень нежно любит его и каким- то непонятным путем узнает о грядущих опасностях. В день их пленения пиратами кот не отходил от Ван Фу ни на шаг, зная, что они могут расстаться навеки. Сейчас Чен настроен хорошо, и никому из нас не грозит опасность.

Кок спросил, что я думаю о невероятных способностях Чена и верю ли в переселение душ.

В другое время я, конечно, постарался бы разубедить этого суеверного человека, но сейчас был всецело поглощен тем, что делалось на палубе, и потому отделался только пожатием плечами и междометием. Ван Фу так принялся рубить капусту, что она полетела во все стороны; успокоившись немного, кок, продолжая работу, стал рассказывать о ростовщике, которого он знал лично. Не было алчнее и безжалостнее человека в городе Чи-Фу. После смерти ростовщика душа его переселилась в москита. Весь город знает об этой поучительной истории. И не надо смеяться над тем, чего не понимаешь. (Я улыбнулся, увидав, как Тони разлил жестянку с маслом, которую ему передали из трюма, и, получив пощечину, плача, закрыл руками лицо.) Ван Фу передернул плечами и прикрикнул (Чен стал точить когти о его шею). Когда кот послушно спустился на землю, Ван Фу погрозил ножом и предрек, что все хунхузы после своей смерти вселятся в клопов, змей, акул, москитов, крокодилов и крыс.

Пока Ван Фу рассказывал о переселении душ, в первом трюме заканчивались работы, и матросы поднимались на палубу. Вышел из трюма и Жак, он заковылял к трапу матросского кубрика, сгорбившись, держась рукой за бок. «Есть! – подумал я.- Она у него на животе, рубаха обвисает, и ничего не заметно. Сейчас только бы в кубрике не узнали».

Жак шел, думая только о том, чтобы не заметили мину, и совсем забыл, что надо глядеть и под ноги. Хотя он знал, что палуба ровная, как стол, да иногда и на ровном месте можно ногу сломать. Масло, пролитое Тони, подтерли, да плохо, видно, из тех соображений, что все равно скоро палубу надо будет скоблить и смывать из шланга.

Сделав несколько шагов, Жак наступил на один из масляных ручейков, поскользнулся, взмахнул руками и упал навзничь. Из-под его рубахи выскользнул большой диск и со звоном покатился к ногам боцмана.

Все замерли, поглядывая то на мину, то на Жака. Немая сцена продолжалась всего несколько секунд, но какими долгими они показались мне, а Жаку, наверное, и того длинней. Жак стал медленно отходить к баку, но все, видно, думали, что участь его решена, и потому дали ему подойти к трапу. Возле трапа к нему подскочил невесть откуда взявшийся торадж с автоматом в руке и схватил за плечо. Из-за тораджа протягивал свои ручищи Тони. Я видел только непомерно широкую спину человека-гориллы, заслонившую Жака. Внезапно боцман издал резкий, повелительный крик, приказывая скорее взять Жака.

Крик еще звучал, как раздались один за другим, почти слившись, два выстрела. Торадж и Тони упали. Жак молниеносным движением поднял автомат, держа его в левой руке, стоя спиной к трапу, стал подниматься, на этот раз с необыкновенной осторожностью, потому что знал: поскользнись он еще раз, и его растопчут пираты. В левой руке у него был автомат, в правой – мой пистолет. Он был на четвертой или пятой ступеньке, когда боцман, оборвав крик, выхватил из кобуры пистолет и тут же упал, сраженный третьей пулей.

Неожиданно Жак спрыгнул с трапа и, поводя автоматом, подошел к боцману, рывком пригнулся, поднял пистолет и снова вернулся к трапу среди опешившей толпы. Из кубрика на выстрел выскакивали матросы и останавливались, парализованные неожиданным зрелищем.

Все это произошло так неожиданно и настолько ошеломило пиратов, привыкших к строжайшей дисциплине, что Жак, воспользовавшись их замешательством, в несколько прыжков очутился на баке, спрятался за пушкой и дал оттуда над толпой короткую автоматную очередь. Пираты, давя друг друга, бросились назад, в кубрик. Некоторые попадали и стали ползти к корме, попрятались за мачтами, бухтами тросов. Только один смельчак в расчете на немалую награду бросился было на бак, да щелкнул выстрел, и он, пригнувшись и держась за пробитое плечо, побежал на корму.

В эти минуты Жак был хозяином положения, и он воспользовался этим, сбросил чехол с пушки и раз вернул ее дулом в сторону кормы.

Я видел, как многие, прячась за мачты, шлюпки, поглядывали в сторону бака, качали головами, перешептывались друг с другом. На их лицах был суеверный ужас. Только безумец мог вытворить такое.

На мостике ударили боевую тревогу. Но матросы лишь вяло перебегали от укрытия к укрытию. Из кубрика, где находилось большинство команды, по казалось было несколько человек. Жак дал автоматную очередь над их головами; «смельчаки» скрылись и больше не показывались. Каждый понимал, что человеку, убившему боцмана и еще двоих в придачу, терять нечего.

С мостика раздался пронзительный голос. Капитан или кто-то из его помощников кричал в мегафон, видимо стараясь уговорить Жака сдаться.

Жак выслушал и выстрелил в ответ из пистолета. Он понимал, что судьба его решена. У него оставалась единственная надежда, что вот-вот взорвется мина, и тогда в панике появятся хоть какие-то шансы на спасение.

А мина все медлила.

Кок втолкнул меня в камбуз, а сам остался за дверью. Я услышал топот ног, отрывистые голоса, несколько выстрелов из пистолета, резанула автоматная очередь. Все эти звуки покрыл орудийный выстрел, треск падающей мачты и рвущихся снастей.

В камбуз влетел кок, а за ним Розовый Ганс. Увидав меня, Розовый Ганс сказал срывающимся голосом:

– Он с ума сошел, фугасным снарядом срубил мачту! Слышишь? Дал опять очередь из автомата. У него там целый арсенал: снарядов штук сто, все приготовлено для операции, и, как говорит француз, два автомата и пятьсот патронов. По-моему, достаточно, чтобы разнести все на палубе.

По стальной стенке камбуза стучали пули.

– Как на Восточном фронте,- сказал Розовый Ганс.- Что он хотел сделать с этой миной? Возможно, взорвать всех нас с потрохами, тогда для чего он вынес ее из оружейного погреба? Приложил бы к борту – и все. Проще простого. Может быть, ему хотелось ее разобрать и заглянуть, как там все устроено? Мне самому не раз хотелось это сделать. Ну сказал бы, и, конечно, получил, что положено, а то положил трех в ряд. Эх, Тони, Тони, казалось, из пушки тебя не убьешь, а сковырнулся от маленького кусочка свинца.

Розовый Ганс разразился страшной руганью в адрес Жака, а затем продолжал:

– Теперь я ему не завидую.- Выглянув из камбуза, он тотчас же спрятал голову под защиту стальной стенки.- Начисто срезал фок. Представляю, какой у нас вид со стороны! Теперь к нему не подойдешь. Он, дьявол, может всех нас утопить. Есть только одно средство – это забросать его гранатами. Надо взять ключи у боцмана… Отдал дьяволу душу, мерзавец. Ха-ха. Теперь меня могут поставить на эту должность.- Несколько пуль мягко шлепнулись в стенку камбуза.- Розовый Ганс спросил, нервно передернув плечами: – Что, этому сумасшедшему нет больше целей?

Дверь камбуза распахнулась, и к нам ворвался Ласковый Питер с пистолетом в руке. Он набросился на Розового Ганса:

– Ты почему здесь околачиваешься? Что тебе было приказано, мерзавец? Захотел в канатный ящик или за борт? Укрылся здесь, как в бункере, и сидишь. Трус проклятый, пули испугался!

– Я еле нашел его,- стал врать Розовый Ганс, кивнув в мою сторону.- Я ему передаю приказанье, а он пускается в разговоры.- Он схватил меня за руку и, подмигнув, закричал: – Пошли, буду я еще из-за тебя получать неприятности. Приказ есть приказ!

– Оставь нас, сын свиньи и шакала. Я поговорю с ним здесь.- Ласковый Питер взял меня под руку.

Розовый Ганс замялся у двери.

– Вон! – тихо сказал Ласковый Питер, прислушиваясь к звукам за стенами камбуза.

– Может, у вас будут приказания, так я здесь нужней.

– Вон! И раздобудь гранат. Это на тот случай, если у Фомы дрогнет рука, тогда мы забросаем бак гранатами.

Ганс юркнул за двери.

– Видали подлеца! То же самое бывало с ним и на фронте. То проявит отчаянную смелость, а иногда становится последним трусом. Оставим на время этого негодяя. Я еще доберусь до него… Вот что, Фома, мой мальчик. Запомни крепко. На этот раз ты или подчинишься мне, или тебя ждет участь У Сина. Нож с тобой?

– Нет.

– Врешь! – Он ощупал карманы.- Странно, не соврал. Вот что. Я говорил о тебе с капитаном. Капитан согласен отправить тебя на Родину на свой счет и выдать еще тысячу долларов, на пятьсот больше, чем ты стоишь. Но я шучу, ты стоишь гораздо больше. И все это за небольшую услугу. Ты храбрый парень. Тебе это ничего не будет стоить.

Я слушал его, вначале ничего не понимая. Он вытащил из кармана небольшой нож в желтых кожаных ножнах, отделанных медью.

– Возьми вот. Спрячь. Это настоящая финка. Потом можешь взять этот нож себе на память. Ты сейчас пойдешь туда. Он тебя не тронет. Не бойся. Сделаешь вид, что заодно с ним, и, выбрав момент, всадишь финку ему между лопаток. В этом твое спасение и спасение всего корабля. Он сумасшедший. Не жалей его. Пожалей себя. Только себя. Ты слушаешь меня? Он уже убил десять человек. Его песенка спета. Эти несчастные трусы боятся к нему подойти. Они сумасшедшего считают чуть ли не святым. Прирезав его, ты окажешь неоценимую услугу всей команде и этому безумцу. Должен сказать тебе еще, но под большим секретом.- Глядя на испуганного Ван Фу, он доверительным тоном сказал: – Прикончив болвана, ты тем самым реабилитируешь себя. Есть сведения, что ты был с ним связан и, может быть, вся эта операция с миной задумана вами сообща. Все это, конечно, домыслы, но здесь каждый домысел очень скоро может стать неоспоримым фактом. Человек здесь сознается во всем и, как милости, просит смерти, когда ребята, вроде Тони, возьмутся за допрос. Ты меня понимаешь?

Я кивнул.

– Вот и хорошо. Иди! Смелей! От этого зависит твоя жизнь и будущее.

У меня не было выхода, я взял финку и сунул ее в карман.

Все это время кок молчал, неодобрительно поглядывая на нас, особенно на меня. Теперь же он спросил меня по-русски:

– Ты хочешь его убивать?

– Нет,- ответил я, зная, что Ласковый Питер не понимает ни слова по-русски.

– Тогда ты хочешь помирать?

– Нет, не хочу.

– Тогда моя голова сюравно кастрюлька – ничего не понимай. Лучше тебе не надо ходить.- Он сокрушенно покачал головой, не обращая внимания, что из духовки потянуло гарью.

Силясь выдавить у себя на лице улыбку, я сказал, что не идти к Жаку я не могу – меня тогда убьют. Я не мог сообщить ему, что пуще всего в ту минуту боялся, что меня потащат к капитану и там- то я наверняка взлечу на воздух. Кажется, в ту минуту, если бы мне предложили на выбор – броситься за борт или идти на ют, я бы выбрал первое, тем более что на шее у меня висел мешочек с порошком, отпугивающим акул.

Ван Фу сделал вид, что не заметил моей протянутой руки, решив, что я иду убивать Жака.

– Прощай, Ван Фу,- сказал я.- Ты скоро узнаешь, зачем я туда иду.

– Очень худо узнаешь,- как эхо, ответил кок и отвернулся.

Ласковый Питер сказал:

– Кок напуган до смерти. Но ты наконец-то взялся за ум. Я предвидел это, сохранив тебе жизнь. Не медли, мой мальчик, помни, что ты идешь спасать и себя, и еще многих достойных людей.

Когда я вышел на палубу, Жак стрелял из автомата одиночными выстрелами, но увидев меня, прекратил огонь. Фок-мачта, срезанная на высоте полутора метров от палубы, навалилась на грот, готовая рухнуть за борт, но ее не пускала оснастка и еще умелая рука рулевого. «Лолита» шла малым ходом, и рулевой держал ее поперек пологой волны, не давая особенно раскачиваться из стороны в сторону.

– Жак, не стреляй! – крикнул я, подняв обе руки.

Он ответил:

– Перейди на левый борт! Быстро!

Я бросился к левому борту, и Жак дал очередь из автомата. Пригнувшись, я побежал, запнулся за убитого, упал и прополз на животе последние пять метров до трапа, хотя мог их преспокойно пройти.

Когда я очутился за щитом, Жак, ничего не спрашивая, сунул мне в руки автомат и проговорил совсем спокойным тоном:

– Стреляй! Теперь уже скоро. Отодвинь предохранитель. Не показывай голову. Укройся за брашпилем, там лучше обзор правого борта, и стреляй но всех, кто покажется, патронов у нас много. Ты не боишься?

Конечно, я боялся. От страха цепенели руки, кружилась голова, но я сказал:

– Нет, ничего не боюсь.

Он понял мое состояние и со своей всегдашней улыбкой сказал:

– Немножко бояться можно, даже необходимо, много нельзя. Тогда – гибель.

Мы дружно застрочили из автоматов по палубе – он по левому борту, я по правому, не целясь, просто, чтобы к нам не могли подойти.

Когда у меня кончились патроны, Жак бросил мне запасной магазин.

В нас не стреляли, видно что-то замышляя. Вдруг я увидел руку на планшире фальшборта: к нам подкрадывались под его прикрытием. Я крикнул Жаку, мы открыли огонь, и два пирата полетели за борт. Их никто не стал спасать.

Когда мы переставали стрелять, Жак подбадривал меня:

– Честь и мужество победят, Фома…

На наше счастье, основные силы команды находились в матросском кубрике, и мы никому не давали из него высунуться. Большая часть вахтенных матросов, которым было приказано атаковать Жака, были убиты или ранены. Потерпели неудачу наши враги, когда хотели обстрелять Жака из крупнокалиберного пулемета. Он разгадал их замысел. Пулемет стоял на крыше рубки, замаскированный чехлом под компас. Но оттуда мачты мешали вести огонь по баку. Пулемет стали быстро переносить на крыло мостика, Жак сбил из пушки и пулемет, и часть мостика. Мне было и страшно и в то же время радостно от сознания, что я не оставил товарища в беде, что я сражаюсь за правое дело против фашистов и что мы держим в страхе такую банду головорезов…

И все-таки мы чуть было не сложили головы на баке «Лолиты». Наверное, Розовый Ганс откуда-то достал гранаты, но только не из оружейного погреба, к нему мы никого не подпускали. Внезапно гранаты стали рваться на палубе, но, к счастью, перед нашим укрытием. Щит пушки и брашпиль надежно защищали от осколков. Какой-то головорез бросал гранаты с грот-мачты. Жак снял гранатометчика автоматной очередью.

У меня не замолк еще гул в ушах от взрыва последней гранаты, как мы покатились по палубе, сбитые резким толчком. Фок-мачта с треском полетела за борт, лопались снасти, что-то трещало, ухало. Когда мы с Жаком поднялись, то увидели, как из кубрика хлынули матросы, сшибая друг друга, топча ногами упавших. Они бросились к шлюпкам. Напрасно капитан, надрываясь, кричал в мегафон и рында призывала занять места по водяной тревоге.

«Лолита» медленно кормой оседала в воду.

Одна шлюпка, набитая до отказа, отходила от борта. И все же в нее еще прыгали, прямо на головы сидевших в шлюпке, их сбрасывали за борт. За планшир шлюпки держалось множество рук, по ним били чем попало. Один из шлюпки бил каблуками, и сам вылетел за борт. Стоял невообразимый вой обезумевших от страха людей, знавших, что в шлюпках не хватит мест для всех.

По какой-то случайности на корме при взрыве мины уцелел баркас, и на него шла посадка. Автоматчики – тораджи и буги – сдерживали напор обезумевшей команды.

Среди них яростно пробивался Розовый Ганс; несколько раз его отбрасывали назад, сбивали с ног, топтали, он вскакивал, врезался в ревущую толпу, нанося удары вымбовкой по головам матросов. Внезапно я потерял его из виду.

Яростная ругань и драка за места шла во второй шлюпке, третью шлюпку раздавила в щепки упавшая фок-мачта…

– Стреляй в них! – закричал я Жаку.- Стреляй из пушки,- и навел свой автомат. Жак пригнул его дулом к палубе.

– Нельзя. Если мы разобьем шлюпки, то они тогда убьют и нас. Нам не выбраться. Пусть только отплывут! Матросов стрелять не надо, многие из них попали сюда не по своему желанию. Надо в баркас! В баркас, там главари…

Из камбуза показался кок и, озираясь по сторонам, сначала шел медленно, а потом побежал к нам.

– Тебе все живой! – радостно закричал он, увидав нас с Жаком.- Как хорошо, что живой. Я думал,

все помирай.- Присев возле нас, он сказал: – Нам не надо поспешать. Они могут стрелять. Когда уедут, тогда мы поедем. Я уже погибал. Я знаю, как надо не погибать.

Я увидел третье превращение Ван Фу за день. Перед нами находился совершенно другой человек, как хороший актер, снявший грим. Его плутовское лицо стало тверже, решительней. Он был совершенно спокоен, как может быть спокоен очень храбрый человек в таких обстоятельствах. Он всячески старался нас ободрить, переходя с пиратского жаргона на русский язык:

– Зачем бояться? Если дело худо – все равно,- он выразительно развел руками,- будут неприятности.

Жак выстрелил из пушки по баркасу, на котором уходили Симада-сан, офицеры, Ласковый Питер и отборная свора пиратов.

Промах!

Я подал Жаку снаряд, он зарядил пушку, но в это время баркас скрылся от нас, зайдя за корму «Лолиты».

– Нет, они не уйдут, не уйдут! – повторял Жак, не отходя от прицела.- Они вспомнят еще У Сина,когда будут барахтаться среди акул.

Стаи этих прожорливых тварей носились вокруг тонущей шхуны.

Ветер медленно разворачивал тонущий корабль. Прошло несколько минут, и мы увидели баркас, удирающий от нас под всеми парусами.

Жак приник к прицелу.

Выстрел! Перелет.

Разрыв второго снаряда закрыл баркас водяным столбом – это был недолет. Жаку, наверное, удалось бы потопить баркас, да «Лолита» внезапно вздрогнула и осела, изменив угол наклона пушки. Снаряд разорвался где-то у горизонта. Пока Жак менял прицел, корму опять занесло, и мы только увидели, как мелькнул белый парус наших врагов. Они уходили живые и невредимые. Когда «Лолита» опять повернулась на одном месте, баркас уже был далеко, и все же, кажется, шестой, снаряд накрыл пиратов, потому что парус вдруг исчез.

Ван Фу сказал печально:

– Это настоящая война. Иво пропади. Хорошо. Такой люди надо пропади. Но нам не надо пропади. Надо делать, что плавает, как иво…

– Плот! – подсказал я.

– Вот-вот. Надо очень скоро делать.

Две шлюпки медленно удалялись от нас, взяв курс на юго-восток. Мы втроем смотрели им вслед. И странное дело, корабль тонул, может быть, нас ожидала страшная участь, но ни у меня, ни у моих товарищей – я видел это по их лицам – не было страха. Мы испытывали радость победы, и все невзгоды, ожидающие нас впереди, казались пустяками после всего пережитого.

– Как я боялся, что мина не взорвется…- Жак хотел еще что-то добавить, но кок неожиданно накинулся на нас, заставляя немедленно строить плот.

Мешкать было опасно. «Лолита» низко осела, задрав нос, и застыла в таком положении. Вздрагивая и потрескивая, она боролась с водой, разрывавшей переборки. Никто не мог сказать, на сколько времени еще хватит у нее сил продержаться на поверхности.

* * *

Кок выбросил из дверей камбуза топор, пилу и нож, похожий на самурайский меч. Мы с Жаком стали снимать лючины – толстые доски, которыми закрывают трюмы, и бросать их в воду между мачтой и бортом «Лолиты». Ван Фу стаскивал в кучу матрасы, набитые пробковой крошкой, спасательные пояса, концы манильского троса.

Сооружению плота сильно мешали акулы. Когда мы с Жаком спустились на фок-мачту, плававшую возле борта, акулы устроили такую пляску вокруг нас, что о работе нечего было и думать.

Жак выпустил в акул целую обойму из «вальтера», они исчезли, но через минуту появились опять.

– Так дело будет худо,- сказал Ван Фу, глядя на нас с палубы.- Это пух-пух не годится. Я сейчас другой пух-пух буду давать.

Он опустил нам в мешке из-под сухарей автомат и с десяток магазинов к нему. Мне приходилось почти беспрерывно стрелять, оберегая товарища от обнаглевших акул. Я предложил было использовать противоакулий пакет, да Жак сказал, что пока акулы нам не угрожают, а пакет может еще пригодиться в более трудную минуту.

Жак укладывал доски одним концом на мачту, другим на рею и прикручивал манильским тросом. Работал он удивительно ловко и споро. Когда он соорудил площадку, Ван Фу стал бросать на нее матрасы, спасательные пояса, весла, шесты, брезент, ящики, банки и коробки с продуктами, автоматы, патроны. Неожиданно Ван Фу исчез и долго не показывался. Я поднялся на палубу и увидел, что он тащит волоком Розового Ганса.

– Моя Чена искала. Чен, наверное, пропади. Смотрю, эта собака живая. Что будем делать, куда иво девать? – В голосе Ван Фу звучали виноватые нотки.

Я предложил оставить его на тонущем корабле. Не знаю, откуда у меня появилась такая жестокость, вероятно, жизнь на «Орионе», а затем на «Лолите» не прошла для меня даром.

Жак сказал:

– Хотя он бы нас не взял, все равно мы должны оставаться людьми при всех случаях жизни.

Ван Фу, видимо, согласился с таким решением, хотя не выразил никакого сочувствия краснорожему пирату. Он даже подчеркнул, что не он, а мы с Жаком решили взять с собой раненого негодяя, сказав:

– Я так и знала, что вы ему не дадите пропадать. Вот,- Ван Фу поднял палец,- хороший люди пропади, худой – живи, почему так?..

С большим трудом нам удалось спустить на плот Розового Ганса. Как только он очутился на пробковых матрасах, то сразу сел и спросил голосом умирающего :

– Что случилось, где я? Бедная «Лолита»,- и упал, закрыв глаза.

По дальнейшему поведению Розового Ганса можно было сделать вывод, что он ловко провел далеко не простодушного Ван Фу, притворившись тяжело раненным. Видимо, его просто кто-то трахнул по голове, и он уже пришел в себя, когда в кают-компанию зашел кок. Со звериной хитростью он разыграл сцену беспомощного, брошенного всеми на смерть человека. И поймал на эту удочку сердобольного китайца, оплакивавшего сиамского кота.

Будь Розовый Ганс на ногах, вряд ли мы его сняли бы с гибнущего корабля. Хотя здесь и мало логики, но так, наверное, и случилось бы.

В чреве корабля что-то треснуло. Мы отрубили ванты, связывающие корабль с нашим плотом, и стали отталкиваться от борта веслами и шестом. Грузный плот еле двигался, к счастью, помог ветер, и мы отошли на безопасное расстояние, когда нос «Лолиты» скрылся под водой и стали медленно уходить в глубину две оставшиеся мачты.

На гибель судна было так же тяжело смотреть, как на кончину живого существа.

Чуть посвистывал пассат, еще больше подчеркивая траурную тишину, стоящую над океаном.

Неожиданно все мы вздрогнули от хриплого крика: кто-то остался на корабле и взывал о помощи.

Ван Фу ахнул, протянул руку к тонущему кораблю и сказал со слезами в голосе:

– Посмотри там Чен сидит! Сичас иво пропади! Как иво спасати?

По кончику бизань-мачты поднимался сиамский кот и орал так, будто исполнял свою предсмертную песню.

– Он нас просит спасать, как будем делать? – простонал Ван Фу и, не дожидаясь ответа, закричал коту: -Зачем плакать, сейчас будемо спасати! Чен пропади нету! – и перевел эту ободряющую фразу на китайский язык.

Кота чуть было не затянуло в воронку, он скрылся совсем под водой, но вдруг вынырнул и под наши ободряющие крики поплыл к нам. Как мы боялись, что его проглотит акула! Одна из них заметила легкую добычу слишком поздно. Мокрого кота Ван Фу уже прижал к груди, когда она пронеслась мимо плота, и Жак пустил в нее автоматную очередь.

Гладя кота, кок стал пояснять мне поведение своего любимца:

– Чен шибка боялся. Кругом кричи, бах-бах! Изо не любит, когда война. Чен ночью крыса лови, днем спати на мачте. Там, где парус. Какой кошачий люди, так совсем можно голова потерять.- Он обратился к дрожащему коту: – Тебе всегда надо посмотри кругом, как дела. Все время спать – худо дело!

Думаю, что с этого памятного дня вера Ван Фу в переселение душ сильно поубавилась, кот оказался не на высоте и как предсказатель, зато у кока не было существа дороже, чем этот забавный зверек.

Еще несколько часов ушло у нас на доводку нашего суденышка. Чтобы плот был более мореходным, Жак предложил обрубить концы мачт, утяжелявшие его. Мы это и сделали, а обрубки подвели под плот и надежно закрепили. Теперь нам был не страшен свежий ветер или даже небольшой шторм, а главное, можно было поставить парус. Что-то похожее на мачту мы соорудили из весел и шестов, а парус из брезента. Я вспомнил свое первое плавание на плоту. Насколько тогда мне было тяжелей одному!

Все время, пока мы возились с плотом, Розовый Ганс лежал, притворившись спящим. Лучшего он ничего не мог придумать, потому что страсти у нас еще были накалены, и начни он вмешиваться в наши дела, ему бы не поздоровилось. А так он нас полностью обезоружил. Вскоре он и на самом деле захрапел, да так, что сиамский кот, сидя на плече у Ван Фу, вздрагивал и посматривал недобрым взглядом на спящего пирата.

– Мы движемся! – воскликнул Жак.- И совсем неплохо!

– Как черепаха,- добавил Ван Фу. Теперь у нас повышались шансы встретить корабль или пристать к одному из коралловых островов. Словом, надежда подняла нас на своих крыльях. В довершение к нашим удачам, в одном из картонных ящиков оказались баночки с ананасным соком, а в другом – печеночный паштет.

Как только банки были раскрыты, храп мгновенно прекратился. Розовый Ганс сел и жадно втянул носом аппетитные ароматы.

– Я, кажется, уснул? – спросил он голосом

смертельно больного.- Как меня треснули по балде! – Он осторожно ощупал голову и заявил, как о ценном открытии: -Цела! От такого удара голова слона могла разлететься на четыре части, а у меня – только трещит.- Позвольте! Да вы собираетесь обедать? Ну и молодцы, как вы здорово подготовили ананасный сок! – Он схватил банку и, наверное, осушил бы ее всю, да Ван Фу отнял у него и прочитал длинную нотацию.

Розовый Ганс только усмехнулся и обратился ко мне:

– Этот цветной еще будет меня учить!

Вмешался Жак. Он сказал:

– Мы спасли тебя не для того, чтобы ты портил нам жизнь. Слушай внимательно наши условия. За нарушение их мы сбросим тебя за борт.

Розовый Ганс опешил, услышав из уст Жака немецкую речь, все же выдавил:

– Что еще за условия?

– Во-первых, я здесь капитан. Все мои приказания – закон. Их будет немного. Первое – всеми продуктами распоряжается кок, он будет выдавать каждому паек. Второе – ты не имеешь права дотрагиваться до оружия. Третье – ты не будешь нести вахту.

– Почему?

– Я и мои друзья не можем доверить тебе свою жизнь.

– Ну а если я нарушу эти ваши условия?

– За борт!

– Вот теперь мне все ясно. Буду наслаждаться плаванием, как на лайнере.

– Боюсь, что не всегда. Ты наравне со всеми, а иногда и по моему приказанию, будешь выполнять аварийные работы.

– Так, понятно – я буду вроде подвахтенного на этом вшивом поплавке.

Пока Жак оглашал законы и объявлял нашему пассажиру его обязанности, Ван Фу разделил паштет на пять частей, пятая, поменьше, предназначалась для сиамского кота.

– Как это тебе нравится,- говорил Розовый Ганс, уписывая паштет,- нам придется, может быть, хлебать соленую воду, а этой паршивой кошке мы скормим все запасы.

Пират явно искал моего расположения, он надеялся, что расовые чувства во мне перетянут и мы с ним объединимся, как белые против двух цветных. Он не мог себе представить, что людей с разным цветом кожи могут связывать дружеские чувства. Когда я ему не ответил, он понимающе подмигнул: дескать, поговорим при более удобном случае, а пока пошевели мозгами.

Чен с аппетитом съел паштет. Не отказался он и от ананасного сока. Пообедав, долго умывался, сидя у ног хозяина, затем заснул у него на руках. Ван Фу нес первую вахту, стоя возле мачты. Мы с Жаком сидели на пробковых матрасах. Розовый Ганс разлегся поперек плота.

Вахтенный крикнул:

– Дым! Параходи ходи!

Мы с Жаком вскочили, Розовый Ганс остался лежать.

– Иво далеко ходи,- печально сказал Ван Фу,- ничего не видно, только дым.

* * *

Дым держался, как облако. Ветер стих. Улеглась зыбь. Вода стелилась голубовато-серой гладью, как на большом озере. Мне еще никогда не приходилось наблюдать такую гармоничную тишину в океане. Всегда он волнуется. Даже в полный штиль идут и

идут пологие волны. Ко всему, в воздухе стояла золотистая дымка, которая смягчает очертание предметов и невольно настраивает на романтический лад. Казалось, океан отдыхал или задумался.

Дым давно осел за ровной чертой горизонта, а мы все стояли, глядя вдаль. Задумчивую тишину нарушил голос Розового Ганса.

– Это «Мельбурн» протопал. Счастливый для него денек: не подложи вы мину, пускать бы ему сейчас пузыри.

Я спросил, откуда ему известно про мину. И почему он молчал, если знал об этом.

– Думаете, мне, честному солдату, не надоело плавать на этой разбойнице! Я бы сам…

Но тут Жак сказал:

– Не лги. Лучше будь самим собой. Мы знаем, кто ты такой. Скажи лучше, как ты догадался, что «Лолита» потоплена миной.

Розовый Ганс сорвал один из пластырей со своей физиономии, подвигал челюстью и с усмешкой ответил:

– Как же не догадаться. Младенец поймет, кто долбанул по корме.- Он подмигнул Жаку.- А сам- то ты разве не раскрыл свои карты? Как только японец узнал про мину, то приказал проверить все судно. Да легко было приказать. Ха-ха. Ловко взяли вы всю команду в шоры! Ну а потом, когда она сработала, я сразу понял, в чем дело.

– Да, мы взорвали ваш пиратский корабль,- неожиданно признался Жак.

Розовый Ганс сел на своем матрасе и уставился на Жака, полураскрыв рот. Видно, он не особенно верил в свою версию гибели «Лолиты», и теперь признание Жака сбило его с толку.

– Как же это удалось? – спросил он с живым интересом.- Значит, на самом деле еще была одна?

– Ты очень догадлив,- усмехнулся Жак и, как его ни расспрашивал Розовый Ганс, больше не сказал ни слова.

Нас несло течением и слабым ветерком на юго-запад, возможно, мы делали узла полтора-два. Все- таки не стояли на месте.

Тихо подошел вечер. Опустившись за горизонт, солнце выбросило на небо золотые и багряные полотнища очень нежных, пастельных красок. Не было на небе ни кипящего огня, ни марсианских городов, ни эффектных фейерверков. Закат был выдержан в строгих тонах всего вечера и необыкновенно красив, напомнив мне картины золотой осени у нас под Воронежем.



Огонь в океане

Казалось, что наш плот замер под спокойными звездами. Звезды почти совсем неподвижны – редкая вещь на море. На зыбкой палубе всегда кажется, что и звезды качаются над головой.

Ван Фу отстоял свою вахту; у него были часы, он передал их мне и с ворчаньем улегся возле Розового Ганса.

Я то садился, то вставал, чтобы оглядеть призрачную даль, залитую лунным светом .Лунные лучи, казалось, проникали в глубину дальше солнечных и освещали там смутно мерцающие существа – какие-то расплывчатые шары стремительно проносящихся рыб. Иногда мне казалось, что какое-то чудовище смотрит на меня из бездны огромными зеленоватыми глазами, тогда между лопаток пробегал холодок, и я подальше отходил от края плота.

Жак тоже спал тревожным сном, ворочался, что- то бормотал. Проснулся он за полчаса до своей вахты.

– Я все еще сражаюсь на баке,- сказал он.- Какая хорошая ночь. Мне снилось, что мы с тобой, расстреляв все патроны, решили отправиться пешком по морю. И отправились. Кок со своим котом тоже. По воде оказалось идти так же трудно, как по мелкому песку, когда нога тонет в нем. Я проснулся совсем измученным. Лучше посижу с тобой.- Он сжал мое плечо.- Правда и мужество победили! Как хорошо, что мы встретились! Мы втроем: У Син, ты и я уничтожили два корабля пиратов.

Я догадывался, что У Син имел какое-то отношение к гибели «Ориона», но ведь «Орион» не был пиратом, на нем погибло много отличных моряков, и в числе их дядюшка Ван Дейк. Я все это высказал Жаку.

– Вы не знали, что «Орион» входит в состав пиратского флота как вспомогательное, транспортное судно – он снабжал оружием и продуктами такие суда, как «Лолита», «Мэри», «Полина» и другие, поменьше, просто под номерами, под видом рыболовецких судов, снующих в этих широтах.

– Он должен был предупредить нас.

– Не мог, было уже поздно. Да, он проложил курс на рифы, когда ничто не предвещало шторма. Обычно в эти месяцы здесь стоит хорошая погода. У Син рассчитывал, что вся команда спасется на шлюпках. На «Орионе» имелось достаточно спасательных средств. Шторм налетел внезапно, когда вы были со всех сторон окружены рифами. У Син пытался спасти в ту ночь «Орион». Но выхода не было. Война! Мы ведем беспощадную войну, как русские партизаны.

– Кто же вы?

– Патриоты! Мы боремся за независимость своей родины, против империалистов.

– Мне кажется, Симада, Ласковый Питер – просто бандиты, морские разбойники!

Он покачал головой.

– Те и другие тесно связаны. В тропическом лесу на гниющих деревьях растут ядовитые лианы и грибы. Все в жизни тесно связано. Пираты помогают угнетать народ. У них целая армия убийц, шпионов, они проникают везде, выслеживают и убивают патриотов. До войны они делали рэкет.

– Что это такое?

– Шантаж. Занимались вымогательством. Рэкетеры говорят: плати деньги, иначе – смерть. Смерть кораблям, смерть людям. Они брали много денег. Им все платили. Деньги давали пароходные компании, торговцы, а в конечном итоге за все отдувались бедные люди, потому что это были их деньги. Пираты вначале разбойничали в наших водах, а когда разгорелась война, то захватили все дороги южных морей. Сейчас они тоже работают на войну. Они помогают колонизаторам, фашистам.

В наших водах всегда было много морских разбойников. Давно пиратство в наших краях не достигало такой силы. И вот мы решили уничтожить эту заразу. Она мешает нашей борьбе за свободу и независимость, помогает черным силам угнетать народ. Может, мы поступили неправильно, надо было вначале добиться свободы, а потом покончить с пиратством? Но У Син погиб не напрасно. И наша смерть была бы оправданна. Но мы остались живы! Как хороша жизнь! Смотри, какое прекрасное небо! Какое море!.. Будто на кем никогда больше не будет горя и смерти. Обманчивая красота, и обманчивая тишина, а надо готовиться к новым схваткам. Погибли только корабль и десятка четыре бандитов, остальные живы. Борьбе еще не видно конца. Пиратство пустило очень глубокие корни, и многим «порядочным» людям невыгодно их вырывать. Ты видел на «Лолите» бугов и тораджей?

– Да, эти люди из племен, которые занимаются пиратством. Мне говорил о них Ван Дейк.

– Правильно, но он не сообщил тебе, что они занимаются этим уже сотни лет. Эти два воинственных племени когда-то превратились в профессиональных убийц. Они обитают на труднодоступных островах, прилегающих к Сулавеси-Целебесу. У них до сих пор процветает рабство, захваченные ими люди исчезают бесследно в пещерах острова. Поэтому тораджи и буги так ценились на «Лолите». Они не знают жалости, убить человека для них – профессиональная обязанность. Как воспитывают ребенка на тех островах, чтобы из него получился убийца? Мы с У Сином хотели пробраться к бугам, чтобы понять их общественный уклад. Да все изменилось…

Из воды выпрыгнул небольшой кальмар и, пролетев с десяток метров, шлепнулся, подняв фонтан голубых брызг.

Жак помолчал, затем продолжал:

– Прежде чем приступить к борьбе, мы изучали историю пиратства. Она уходит в далекое прошлое. И точно нельзя сказать, когда появилось это страшное, позорное ремесло. В очень древних китайских, греческих, индийских книгах есть много упоминаний о морских разбойниках. Ты, наверное, читал «Илиаду» и «Одиссею» Гомера?

Покраснев, я признался, что пробовал читать, у отца были эти книги, да бесконечные, длинные стихи показались мне скучными, и я одолел не больше десятка страниц в «Илиаде», а «Одиссею» только полистал.

– Следующий раз будь терпеливей, истина и красота открываются не сразу, познание требует труда. Эти книги об удивительных приключениях древних греков, о их богах и богинях, которые любили вмешиваться в дела людей.

Там боги и люди участвуют в жестоких битвах. В этих книгах много примеров высокой дружбы, героизма и самой низкой измены. Читая размеренные стихи Гомера, невольно приходит мысль, что за тысячелетия люди мало изменились.

И мы сейчас, также как Одиссей, плывем по воле ветра и волн…

Жак открыл банку с сигаретами и стал чиркать колесиком зажигалки.

Мне понравилось сравнение с Одиссеем, но я не мог согласиться с Жаком, что мир не изменился за тысячелетия.

Вспыхнул голубоватый язычок пламени. Запахло пряным дымом.

Жак сказал:

– Не пойми меня буквально, конечно, многое стало иным в мире, и, хотя зла стало не меньше, появилось больше надежд, есть ясная цель у человечества. Твоя страна первой стала на солнечный путь. Поэтому бешеные шакалы хотели уничтожить вас, а правда непобедима!

Мы отклонились в сторону. Я хотел привести примеры пиратства из Гомера. Так вот, когда греки обманом захватили Трою и с награбленной добычей и пленными возвращались в Грецию, Одиссей со своими соратниками напал на мирный город Исмаром, перебил мужчин, а женщин взял в плен.

Один из героев «Одиссеи» – спартанский царь Минелай хвастается своими пиратскими набегами и захваченной добычей.

В древних греческих легендах рассказывается о пиратских набегах, как о героических подвигах. Тогда на морской разбой смотрели, как на почетное дело, требующее смелости, риска и приносящее немалую пользу своей стране.

В древних Афинах пираты находились под покровительством государства. Пираты должны были пополнять флот во время войны, им даже оказывалась денежная помощь для постройки и оснащения кораблей. В мирное время, грабя чужие суда, они обязаны были охранять своих купцов на морских дорогах.

Еще в древности стали возникать целые пиратские царства. Одно из таких царств возглавил Поликрат Самосский. Этот разбойник безнаказанно грабил средиземноморские острова. Ты из истории знаешь о норманнских викингах?

Я кивнул.

– Так вот, викинги были одними из самых страшных пиратов, разорявших берега Европы.

С развитием судоходства в древности ни один корабль не уходил в море, не подготовленный к обороне против более сильного противника и к захвату слабого. В конце концов от пиратов не стало житья, и те государства, которые поощряли морской разбой, стали с ним бороться. В Афинах был создан особый морской корпус, который нес службу в прибрежных водах.

Греки издали закон, по которому на торговых кораблях число команды не должно было превышать более пяти человек. Только эти меры давали очень мало. Пираты свирепствовали на Средиземном море. В те времена из-за опасности нападения пиратов города в Греции строились на некотором расстоянии от моря, с таким расчетом, чтобы разбойники не могли напасть врасплох.

Беспощадную борьбу с пиратами повели римляне. Они объявили морских разбойников врагами общества и распинали их на крестах. Пиратов не убавилось. Во времена господства Рима появилось новое пиратское царство. Целые эскадры под черным флагом рыскали по Адриатическому морю. Римлянам потребовался флот из двухсот кораблей, чтобы разбить главные силы пиратов.

Проходили столетия, пираты не исчезали, они стали неизбежным злом. В одни годы их было меньше, в другие больше. Меньше, когда наступал мир и государства могли выделять корабли для охраны торговых путей и уничтожения баз разбойников. Но мир между народами наступал не часто. Почти беспрерывные войны велись в средние века, и тогда пиратство достигло небывалой силы. Опять стали появляться пиратские царства. Таким царством долгое время был Алжир. Большой, по тем временам, город- порт – сотни судов, десятки тысяч людей – жил грабежом, торговлей рабами, в которых превращали команды и пассажиров захваченных судов. В Алжире несколько лет в пиратской неволе проживал Сервантес.

– Автор «Дон Кихота Ламанчского»! – воскликнул я, радуясь, что в свое время прочитал эту замечательную книгу.- Неужели и его захватили пираты?

– В те времена это было обычным явлением. Существовали общества, которые были посредниками между пиратами и остальным миром, с их помощью выкупали невольников.

С пиратами заключали военные союзы. Турецкие султаны всячески поощряли развитие пиратства на

Средиземном море и получали доходы от пиратского грабежа. От магометан не отставали и христианские страны – Испания, Португалия, Франция, Голландия, Англия. Они всячески поощряли морской разбой, если он велся против их военных противников. Короли и римские папы выдавали специальные свидетельства о праве заниматься морским разбоем. Таких «узаконенных» пиратов стали называть корсарами и каперами.

В XVII-XVIII веках войны не затихали, и, можешь себе представить, сколько появилось каперов и корсаров.

Французский король Людовик XIV издал закон, по которому капер признавался хозяином любого имущества, если оно находилось у него в течение суток.

Быть корсаром стало делом выгодным и почетным. Английский корсар Дрейк, разграбивший города Южной Америки и доставивший в Англию награбленные богатства, был посвящен королевой Елизаветой в рыцари.

С открытием Америки пираты перебрались туда. Я говорил тебе о Дрейке, но помимо него было еще множество морских разбойников. Своей базой американские пираты избрали Карибское море. Там много островов и островков, и в те далекие времена, когда не было точных морских карт, легко было прятаться от преследователей.

В XVII веке на Карибском море печальную славу приобрел остров Тортуга – черепаха, так как имел очертания, напоминавшие морскую черепаху. Остров принадлежал Франции. На нем была французская администрация. От имени французского короля губернаторы Тортуги торговали каперскими свидетельствами и смотрели сквозь пальцы на то, что остров стал пристанищем для беглых преступников, авантюристов, которые пополняли ряды пиратов. На Тортуге образовалась своеобразная пиратская республика с выборным вожаком. Морские бандиты с Тортуги стали называть себя флибустьерами – свободными мореплавателями.

В 1667 году пираты Тортуги набрали своим главой Джона Моргана. Жестокий, волевой Морган прославился налетами на испанские колонии. В конце концов Морган возглавил целый пиратский флот из тридцати семи судов, на которых было две тысячи матросов и офицеров. Командуя этой эскадрой, Морган объявил себя адмиралом и вместо черного пиратского флага поднял на флагштоке своего флагманского галиона «Юнион джек» флаг Великобритании… Джон Морган основал династию американских миллиардеров.

Много имен и много позорных и страшных дел оставили истории пираты. Их потомки, как и семья Морганов, занимают сейчас руководящие посты во многих странах, особенно в Америке…

Низко над водой пролетела какая-то птица, изредка доносились ее стонущие крики. Она держала курс на северо-восток, где находились ближайшие острова.

Жак умолк, прислушиваясь к голосу ночной странницы, затем продолжал:

– Когда появились паровые суда и пушки, стреляющие на много километров, пиратам пришлось плохо. Их, в который раз, объявили врагами общества. Пиратские суда стали топить, а самих разбойников вешать на реях.

В Средиземном море и на больших океанских дорогах пиратов почти не стало, но у нас, в азиатских морях, морские разбойники остались, как ты убедился, до наших дней. Они хорошо организованы, у них современные корабли, снабженные радио и самыми лучшими навигационными приборами, оружием. Их агенты проникают всюду, они находятся во всех азиатских портах и сообщают о выходе в море судов с ценными грузами. Сейчас, когда идет война, они действуют безнаказанно и даже сами принимают участие в военных действиях – и как шпионы, и как боевая сила.

Я спросил:

– Кто главный у пиратов?

– Китаец Вонг Кунгкит. Страшный человек. Совсем недавно он был чиновником у Чан Кай-ши и тайно руководил небольшой кучкой бандитов, теперь в его подчинении сотни пиратов, и он бросил службу у Чан Кай-ши.

– Вот его и надо было утопить! – сказал я.

– Мы и хотели это сделать. Одно время он был на «Лолите», потом на «Орионе». Иногда он сам участвует в грабежах. Недавно Вонг командовал отрядом пиратских джонок. Все это мы узнавали после того, как он уже находился в другом месте. У них умеют хранить тайну, иначе – смерть…

Проснулся Ван Фу. Полежал немного, поглядывая на нас. Ему тоже хотелось поговорить, но из деликатности он молчал, поглаживая спящего кота. Жак умолк на секунду, и кок, воспользовавшись случаем вставить словечко, обратился ко мне:

– Ты почему все не спишь? Все говори, говори.- Он ткнул пальцем в Жака.- Иво вахта. Спать надо. Где часы? – Поднес циферблат к глазам.- Ну, конешно, скоро и Жака вахта кончай, я буду не спати. Но ты спи!

Я сказал, что спать не хочется, высплюсь днем.

– Нехорошо. Надо порядок делать. У нас плохая гостья. Наша днем спи, а его пистолет цап! Пах, пах, и плохая положенья.

Все это было вступлением к основной теме.

Ван Фу перевел дух и неожиданно выпалил:

– Я тебе давно хотела сказать, что ты, Фо-му, дурака.- Он сделал паузу и, насладившись произведенным впечатлением, продолжал: – Глупая мальчишка. Ты не понимай?

– Нет, Ван Фу, не понимаю, почему я дурак.

– Скоро будешь понимать. Как можно сказати чужой люди, что у тебя тута,- он звонко похлопал себя по лбу.- Так нельзя. Разве тебе меня знал? И сразу: «Давай «Лолиту» на дно пускать». Так нельзя. Ты меня послушай, я немножко умный люди. Надо, как Чен. Что думает, никому не известно. На камбузе покушает, крысу покушает, потом – спать на мачту. Сам себе капитан. Вот так надо жить! – Посмотрев на меня лукаво, добавил: -Нет, не надо жить, как кошка, надо жить, как люди, хорошие люди.

Мы стали вспоминать подробности боя. Правда, было одно неудобство, так как мы с Жаком говорили на немецком языке, а Ван Фу со мной – по-русски, а Жак с Ван Фу на пиратском жаргоне. Но времени у нас было достаточно, и третий почти всегда терпеливо ждал перевода.

Недавние события казались нам уже далекими и почему-то воспринимались иронически. По сути дела, все мы были обречены, как только Жак очутился за щитом орудия. Не сработай вовремя минный запал – и нам не пришлось бы плыть на плоту.

Много позже Жак признался, что в критическую минуту он намеревался взорвать «Лолиту», направив фугасный снаряд в первый трюм, где хранились боеприпасы, в том числе и ящики с минами.

Ван Фу, давясь от смеха, рассказал, как перед самой катастрофой к нему на камбуз вполз один из страшных тораджей с карабином и хотел через дверную щель стрелять в нас с Жаком. Ван Фу помешал ему сделать первый выстрел, подтолкнув под локоть, за что получил удар прикладом в грудь. Кок с гордостью показал черный кровоподтек. К счастью, в это время сработала мина, и снайпер угодил на раскаленную плиту.

– Я знал этого пирата,- сказал Жак.- Он убивал птиц на лету…

Проснулся Розовый Ганс. Встал, посмотрел на нас невидящим взглядом. Мы притихли, наблюдая за ним. Он постоял так с полминуты – и вдруг неожиданно шагнул с плота. Ганс не утонул только потому, что на нем был спасательный жилет. Оказывается, этот пройдоха предусмотрительно надел его под рубаху, как только Жак сбил мачту и дело запахло катастрофой.

Мы, покатываясь от смеха, с трудом втащили его на плот. Он долго плевался водой, кашлял и изрыгал проклятья. Наконец спросил:

– За что вы хотели меня утопить?

Вначале мы все опешили. Затем последовал взрыв негодования. Особенно горячился Ван Фу, намереваясь и в самом деле сбросить Розового Ганса с плота. Мы с Жаком успокоили не в меру расходившегося кока, и Жак спросил неблагодарного пирата:

– Если мы хотели тебя утопить, тогда зачем спасли?

– Мне это тоже приходило в голову. Да я подумал, может, в вас пробудилось раскаяние, совесть. Ведь сбросить сонного в воду – это не шутка.

– А взорвать джонку с людьми? – спросил я.

– Так в ней были одни китайцы,- простодушно ответил Розовый Ганс.- Так вы не бросали меня? Тогда это дело проклятой луны.- Он погрозил полной луне своим кулачищем.- Двадцать лет, как не трогала меня, и вот снова вспомнила, нашла время. Спасибо жилету. Теперь мне ночью нельзя спать. Или на пальму залезу и грохнусь с нее, или вот так, как сейчас…

– Огонь! Огонь, прямо по носу! – тихо, взволнованно сказал Жак, прервав словоизвержения Розового Ганса.

Милях в двух от нас из воды поднималось пламя, узкое, высокое пламя костра.

– Там земля, люди! Это полинезийцы справляют какой-то свой праздник,- сказал я.

– Огонь хорошо…- каким-то неопределенным тоном сказал Ван Фу.

Мокрый Розовый Ганс отряхнулся, как собака, и злорадно буркнул:

– Дикари здесь не жгут таких костров.

– Он прав,- подтвердил Жак.



Остров двадцати пальм

Сомнений не было, мы подходили к острову. Костер вырос, различались стволы пальм и фигурки людей на фоне огня, доносились голоса.

Течение отклонялось вправо, видимо встретив барьерный риф, и наш плот стал отдаляться от костра, огибая остров с запада.

Жак распределил между нами оружие. До этого автоматы, завернутые в брезент, он держал возле себя, и у нас с ним были только пистолеты. Ван Фу он поручил патроны, Розовому Гансу брезентовый мешок с продуктами, на нашу долю остались автоматы.

Плот остановился, прижатый к рифу, выступающему из воды.

Мы «срубили» ненужный теперь такелаж и взялись за весла и шесты. Над рифом стояло не больше метра воды, и мы вначале легко погнали плот к берегу острова. Коралловый песок искрился на нем, как наш русский снег, но было жарко и душно. Иногда плот садился на камень, и всем приходилось слезать в воду. Розовый Ганс ворчал и спускался последним.

На берег мы высадились необыкновенно удачно. Будь в эту ночь нормальный прибой и ветер, плот наверняка разбило бы о риф. Разгрузив плот, мы стали совещаться и решили, что одному из нас следует отправиться на разведку. Розовый Ганс вызвался первым, но его кандидатура была единогласно отклонена. Меня ждала такая же участь.

– Пойду я! – сказал Жак.

Но тут мы с Ван Фу воспротивились. Если возле костра находились пираты, то ни мне, ни Жаку нельзя было и близко подходить к костру, тем более, что остров был голый. Тогда Ван Фу сказал с видимой неохотой:

– Наверно, я надо ходить. Мине кок. Воевать я не воевал. Скажу – спасался сам. Потом назад ходи. Я сичаса.- Он стал искать кота. Как только Ван Фу ступил на сушу, Чен спрыгнул с его плеча и скрылся. Ван Фу позвал его, смешно причмокивая губами, и верный Чен скоро появился с крысой в зубах. Ван Фу что-то добродушно сказал ему по-китайски, отнял крысу и забросил ее в лагуну. Жак отвел Ван Фу в сторонку и долго шептался с ним. Затем, поручив Чена мне, Ван Фу тяжелым шагом уставшего человека пошел к догорающему костру. Немного погодя Жак сказал мне:

– Ты оставайся и карауль Ганса, а я стану на пост вон в тех кустах. Предосторожность необходима в наших условиях.

Когда Жак ушел, Розовый Ганс сказал, подходя ко мне:

– Зря вы послали китайца. Они не отпустят его. И вот-вот сюда нагрянут. Плохи ваши дела. Судя по шуму и песням, они кого-то встретили из своих. Наверное, спиртное раздобыли. Эх, пропустить бы стаканчик! Ха-ха!.. Ну что ты все наставляешь на меня автомат?

– Буду стрелять, если сделаешь еще полшага ко мне.

– Верю,- сказал он со вздохом.- После всего, что произошло на «Лолите» – бедный корабль! – всему поверю. Два сопляка, один русский, другой черный, взорвали судно и заставили бежать команду. Что-то неладное творится на свете, если такое возможно.

Я заставил его замолчать и сесть на песок подальше от вещей. Он безропотно повиновался и стал сосредоточенно ковырять болячки на лице.

Чен никак не хотел сидеть у меня на руках, его манили шорохи, запах земли, крысы, которых здесь было, наверное, хоть отбавляй. Кажется, они уже добрались до наших вещей. Получив изрядное количество царапин, я выпустил Чена и заметил, что Розовый Ганс как будто отодвинулся от меня на несколько метров. Меня стало клонить в сон, да так, что я стал засыпать на ходу. Ноги подкашивались, автомат вываливался из рук и мотался на шее. Это длилось какую-то секунду, другую, после этого сон чуточку отступил, чтобы, выждав немного, снова отуманить голову. Я стал ходить по песку у воды. Затем, после очередного приступа, решил намочить голову водой. Перед тем как нагнуться к воде, я видел Розового Ганса, а когда поднялся, то его уже не было.

Вернувшийся Жак отнесся к побегу пирата довольно равнодушно.

– Меня больше беспокоит судьба кока. Хотя я его просил ничего не скрывать, если наткнется на кого-нибудь. Пусть знают, что мы вооружены и нас не взять. А Ганс только развязал нам руки. Ты перенеси вещи вон туда, за камни. За ними можно укрыться в случае нападения. У них может быть оружие. Надо это сделать скорее. Я буду караулить. Там тихо. Это нехорошо…

Не успел я перетащить патроны, продукты и половину нашего скудного скарба, как меня остановил голос Жака, окликавшего кого-то. Ему никто не ответил. Я стал всматриваться. В обманчивом свете за метил, как от куста к кусту метнулась тень, и выстрелил туда. Жак поддержал меня длинной очередью. Нам не отвечали.

Когда мы уже сидели в укрытии за глыбами кораллового известняка, Жак прошептал:

– Ты правильно сделал, что стрелял в них. Я видел двоих. Их, наверное, больше. Они продолжают ползти к нам или лежат, дожидаясь предутреннего часа – тогда кинутся все сразу. Давай обстреляем все кусты вокруг. Патронов у нас много.

Минут десять мы палили во все подозрительно черневшие предметы, наконец Жак положил руку на мое плечо.

– Пока довольно. Постарайся не спать.

Сон у меня прошел, голова была ясной. Мы сидели молча, спиной к воде.

Теперь к нам трудно было подкрасться. Мы ничем не выдавали себя, прислушиваясь к шорохам крыс и крабов. Иногда в тишине слышались хриплые крики морских птиц, гнездившихся где-то неподалеку, и снова наступала тяжелая тишина.

Близился рассвет. Оранжевая луна низко повисла над тускло светящимся океаном. Подул ветер, песок зашуршал, улетая в лагуну. Заурчал прибой на рифах. Меня опять стало бросать в сон. Чтобы избавиться от этого наваждения, я тянул себя за волосы, щипал щеки, наконец, когда все эти меры не помогли, до боли прижался головой к шероховатому камню, решив, что вот теперь-то не засну ни за что. Но, видно, камень чудесным образом превратился в пуховую подушку. Не знаю, долго ли я проспал. Разбудил меня треск над ухом.

Опасность подкралась с самого, казалось, неуязвимого направления – со стороны лагуны. Только необыкновенная выносливость моего товарища, его сознание ответственности, все качества воина спасли нас от неминуемой гибели.

Два пирата застыли в десяти шагах, уткнувшись в камни.

Выждав с полчаса, Жак пополз к убитым и вернулся с двумя пистолетами и ножом. Второй нож я нашел утром, он провалился между камнями.

– Один буг, второй – китаец, они спали в одном ряду со мной,- сказал Жак.- Очень храбрые и жестокие люди, из-за денег готовы на все. Китаец остался мне должен тысячу иен. Он все проигрывал в карты. За наши головы ему пообещали много денег, вот он и пошел на смерть. А буг был самым лучшим пловцом. Он не знал, что спорт мог ему принести больше, чем разбой.- Жак помолчал, прислушиваясь, осмотрел тусклую поверхность лагуны, темный песок с черными кустами.- Теперь до утра не появятся. Можно спать по очереди. Я не хочу. Выспался на плоту, я привык мало спать. Ты ложись первый.

Мой великодушный товарищ сам падал от усталости и все-таки ни за что не согласился отдохнуть первым. Наверное, он боялся, что я засну на посту. До сих пор мои щеки горят от стыда при воспоминании об этом позорном случае…

Он должен был разбудить меня через час, проспал же я до восхода солнца, и спал бы дольше, если бы Чен не лег мне на грудь и не положил рядом полуживую крысу. Крыса-то и прервала мой сон. Спасаясь от своего смертельного врага, она полезла ко мне за пазуху.

Я заорал на весь остров, вскочил на ноги и стал вытряхивать из-под рубахи противное животное. Чен подхватил на лету свою добычу и юркнул в расщелину между камнями.

Жак сказал улыбаясь:

– Какое неприятное пробуждение. Я бы не хотел быть на твоем месте. Пригни голову, они стреляют. Я тоже им ответил несколько раз. Подходить близко боятся. Кроме баркаса здесь стоит небольшая шхуна скупщика копры, они, наверное, захватили ее и вчера справляли победу. Торговцы берут с собой много вина и пива для обмена. Хорошо, что жители островов – мирный народ, и торговцы не берут для них оружия.

Теперь при солнечном свете, выглядывая из-за камней, я мог рассмотреть остров. Он был почти такой же, как и первый атолл, только почти совсем лишен растительности. Ураган, пронесшийся здесь, поломал и вырвал с корнем почти все кокосовые пальмы. Уцелела только небольшая рощица из двадцати деревьев на противоположном берегу лагуны. Там у берега стояли шхуна и баркас. По берегу ходили люди. Доносился звук ударов топора о сухой ствол пальмы. Дров здесь было много. Там и сям из песка выглядывала коричневая кора деревьев, торчали высокие пни с надломленными засохшими стволами.

В пятидесяти метрах на песке лежали два трупа и два – на камнях.

– Надо их убрать,- сказал Жак,- не бойся, это не опасно. Следи за противником. Я один…

Он стащил убитых в лагуну.

Мы позавтракали банкой паштета и манговым соком. К завтраку появился Чен и потребовал свою долю. Видно, крыс он не ел, а охотился на них только как спортсмен.

Наконец Жак уснул, а я остался нести вахту. День выдался серый и еще более душный, чем ночь.

Нам досталась лучшая позиция на острове для обороны. Днем мыши трудно было подобраться к нам незамеченной. Я коротал время, наблюдая за жизнью пиратов. Кто-то ловил рыбу, наверное взяв удочки на шхуне, несколько человек стали купаться, да очень скоро с криком выскочили на берег, наверное заметив акул.

Я искал глазами толстую фигуру Ван Фу. На берегу его не было. Завтрак готовили два совсем малоприметных пирата.

От шхуны отошла шлюпка. Я радостно вскрикнул, увидав там толстого кока. На берегу все приехавшие в шлюпке отошли в сторонку, постояли несколько минут, посовещались, затем Ван Фу и еще кто-то, тоже очень знакомый с виду, направились по берегу в нашу сторону. Второй размахивал белым платком.

«Розовый Ганс!» – узнал я наконец второго парламентера.

Я только дотронулся до плеча Жака, как он вскочил.

– Делегация! – сказал он, улыбаясь.- Знакомые парни. Это хорошо! Поговорим, получим информацию.

Еще издалека Ван Фу закричал:

– Стреляй не надо, своя люди! – И для верности повторил то же самое на жаргоне. Подойдя поближе, крикнул, жив ли Чен. Он почти бежал, далеко опередив Розового Ганса. Сиамский кот спал на солнцепеке и только приоткрыл глаза, когда хозяин взял его на руки. Только после этого Ван Фу виновато сказал:

– Я не могла убежать. Но ничего, там наша шибко боятся. Больше никому не хочет сюда ходить.

Подошел Розовый Ганс и, остановившись перед камнями, спросил дружеским тоном:

– Вы не очень на меня сердитесь, что я вчера смылся?

– Не очень,- ответил Жак.

– Я так и знал.- Он вздохнул с притворным облегчением.- А то чувствую, дело порохом пахнет, чего, думаю, буду мешать ребятам, и смылся потихоньку, у меня это случается иногда. Ха-ха. Ну, а сейчас я вернулся как парламентер для переговоров. Там тоже понимают,- он кивнул в сторону пиратского лагеря,- что вся эта стрельба сейчас ни вам, ни нам не нужна. Давайте договоримся о мире.

– Мира у нас не будет,- ответил Жак.

– Ну, тогда перемирие. Завтра мы смываемся и оставляем этот прекрасный остров в полное ваше распоряжение. Ха-ха. Ну как, согласны? Имейте в виду, у нас тоже есть пара автоматов!

– Но нет патронов.

– Пара магазинов наберется. При удаче – это кое-что. Не все же время вам так дьявольски будет везти. Ну как, согласны?

– С условием, что завтра вы уходите.

– Как исправят мотор на шхуне. Ну а если задержимся еще на денек, так я еще приду. Договорились?

Мы посовещались с Жаком и решили принять перемирие, но установить границы. Порешили, что пираты не должны подходить к нам по суше ближе, чем на четыреста метров, а по воде – на один кабельтов.

Перед уходом Розовый Ганс сказал:

– Незавидное у вас положение, ребята. Тут нет воды. Кокосы все сняли с этих паршивых пальм. Сюда не заглядывают и туземцы. Голландского купца наши сюда на буксире затащили, болтался возле рифов без машины. Штиль. Еще бы немного – и крышка ему. И еще одна новость, тоже не совсем приятная для вас: ближайший атолл в двухстах милях отсюда. Ваш крейсер не дотянет до них и за тысячу лет.- Он подмигнул.- Вот какие дела. Фортуна, видно, поворачивается к вам спиной. Ну, я пошел.- Он стал звать Ван Фу.

Кок замотал головой и заговорил быстро-быстро, жестикулируя свободной рукой, второй он прижимал к себе спавшего Чена. Наконец, плюнул в сторону Розового Ганса и пошел к нам.

– С ума сошел проклятый китаец,- искренне удивился Розовый Ганс, обращаясь ко мне,- остается на верную гибель с вами вместо того чтобы через неделю блаженствовать в порту. Ну, я пошел. Так договорились – никакой стрельбы. Мир подписан. Ха-ха.- Он подмигнул левым, затем правым глазом.

Мы с Жаком крепко пожали честную руку Ван Фу. Кок был растроган не меньше нас своим великодушным поступком.

– Как можно назад туда ходить,- сказал он мне,- тогда сибе в глаза посмотреть нельзя. Тогда все люди скажут: Ван Фу плохой люди. Нет, так делать нехорошо.

Затем Ван Фу рассказал сначала мне, потом Жаку о посещении лагеря пиратов. Ласковый Питер лежит в каюте на шхуне, его ранило осколком снаряда в ногу. Симада тоже выглядит больным человеком, ходит желтый и злой. Ван Фу он расспрашивал, как мы спаслись и, выслушав подробное сообщение, стал кричать на своего старшего помощника и топать ногами. Тот возражал ему, и Симада схватился было за пистолет, но потом вышел из каюты и разговаривал с Ван Фу уже на палубе шхуны. Японцу очень не понравилось, что у нас так много оружия и особенно патронов. Кока он похвалил и сказал, что считает его преданным себе человеком, будет продолжать с ним плавание и в скором времени, когда закончит дела на море, возьмет его с собой в Японию.

Когда Ван Фу передал свое сообщение и на другом языке, Жак обратился ко мне:

– Фома, нам нельзя ждать, пока они уйдут из лагуны. Могут пройти годы, пока сюда заглянет катамаран или шхуна торговца копрой, чтобы отстояться в шторм.

По лагуне точно в кабельтове от берега проходил баркас. Гребцы и рулевой смотрели в нашу сторону.

– Нам необходима эта большая шлюпка,- сказал Жак.



Ночной рейд

В четыре часа ночи Жак разбудил меня, прошептав:

– Пора, раздевайся.- Он уже снял с себя всю одежду и был почти невидим в темноте.

Скоро и я стоял перед ним в таком же «наряде».

– Где пакет? – спросил Жак.

Я снял с шеи шнурок и подал ему прорезиненный пакет с порошком от акул. Он разорвал его и стал им натирать мою спину, потом остатки отдал мне и велел хорошенько натереть руки, грудь и ноги. Затем протянул пояс, на нем я нащупал нож в ножнах и кобуру с пистолетом.

– Надень вот это и берет.

Я туго затянул жесткий ремень и напялил темный берет, чтобы закрыть свои выгоревшие на солнце волосы.

Ван Фу молча наблюдал за этой почти невидимой сценой. А когда мы направились к воде, шепнул мне:

– Если чего там, тебе кричи, я скоро приходи с этой – тра-та-та! Ладно, Фо-му?..

План захвата баркаса мы обсуждали весь остаток дня. Вначале хотели предъявить им ультиматум: баркас, или мы нарушим перемирие и атакуем их всеми огневыми средствами. Но тогда они могли просто отойти от берега и там закончить ремонт. Признали несостоятельным и план внезапной атаки. Кого-нибудь из нас могли убить или ранить в бою. Да и внезапной атаки все равно бы не получилось. Их посты зорко наблюдают за нами. К баркасу остался путь только водой, через лагуну, где рыскали тигровые акулы-людоеды, пришедшие сюда вслед за баркасом. Несколько штук из них весь день шныряли возле нашего плота. В лагуне мало было для них поживы, их, наверное, приманила сюда «живая крупная дичь», сидевшая в баркасе, а сейчас разгуливавшая по берегу. Больше всех из нас о жизни акул и их повадках знал Жак, и он сказал, что еще ни разу не слыхал, чтобы акулы нападали ночью на людей. Они и днем- то не особенно хорошо видят, а находят добычу главным образом по запаху. Следовательно, ни мне, ни ему особенно бояться не приходится: у нас у обоих очень темная кожа – у него от природы, а у меня от загара. Если же мы применим противоакулий порошок, «то хищницы бросятся вон из лагуны».

За неимением ничего лучшего, мы приняли «водный» план, и уже беззвучно спускаемся с плота в воду. Она очень теплая, теплей парного молока, от нее исходят терпкие запахи рыб, медуз, водорослей, крошечных живых существ, что насыщают всю воду в лагуне и светятся сейчас призрачным голубоватым светом.

На противоположной стороне лагуны горит костер. Слабый ветер приносит оттуда запахи дыма и жареной рыбы.

Наш путь пролегает через центр лагуны, мы должны бесшумно переплыть ее от берега до берега.

Все благоприятствует успеху задуманного нами дела: и небо, затянутое облаками, и шум прибоя – он заглушит неосторожный плеск рукой, и то, что у нас оказалось средство от акул – мы не знаем еще, как к нему отнесутся сами акулы, но верим в него, хотим верить.

Первым плывет Жак. Я совсем не вижу его, а ветер, дующий в лицо, мешает расслышать его дыхание. Я опускаю голову под воду и вместо расплывчатого светящегося пятна, каким обыкновенно демаскируется пловец ночью, передо мной угольно черная жидкость.

Противоакулье средство – тончайшая краска; растворяясь в воде, она создает непроницаемое облако, нечто вроде красящего вещества, выбрасываемого осьминогами, кальмарами, каракатицами. Наверное, на этом и основано действие нашей краски: темное облако пугает акул…

Незаметно я беру немного правей, перегоняю Жака и слышу предупредительное, еле слышное похлопывание ладонью по воде: «не спеши»-сигналит Жак.

Он догоняет меня. Мы плывем рядом, слышим дыхание друг друга. Это ободряет нас.

Впереди уже нет непроницаемой черноты, краска остается позади или она уже растворилась, и мы выплыли из темного облака. Но уверенность, что мы надежно защищены, остается. Я вижу след от ладоней, разгребающих воду. Внизу тускло рдеют медузы, кто-то стремительно, как метеорит, проносится на глубине нескольких метров, оставляя гаснущий след. Я вспоминаю, что отец рассказывал мне о рыбах, которые всю жизнь движутся, не останавливаясь ни на секунду, день и ночь. Они должны с определенной скоростью прогонять воду через жабры, иначе – смерть. Значит, это не акула, а скорее всего та рыба, кажется, тунец…

По бедру прокатывается упругий шар, и тело в этом месте горит, как от ожога крапивой. Пустяк – медуза. Скоро пройдет, и я уже забываю об этом. Мы одолели уже больше половины пути. Костер совсем близко.

Слышится тягучая песня. У певца хриплый, но приятный, убаюкивающий голос, мелодия простая,

как вой ветра, бесконечно повторяется, как и слова. Чувствуется простой, бесхитростный характер певца. Что привело его сюда? Наверное, не добрая воля. А может, поет торадж или буг. Трудно разобраться в человеке…

Уже виден темный расплывчатый силуэт шхуны, где-то здесь, ближе к берегу, и баркас. Но вначале следует отдохнуть. Мы возле борта шхуны. Вот и корма, руль, он зарос тонкими, как мох, водорослями; мы хватаемся за него руками и стараемся дышать глубоко, полным ртом, беззвучно. Как колотится сердце! От усталости или от страха? Конечно, от усталости. Бояться нечего. Все тихо, баркас на том же месте, привязан длинным канатом к пню пальмы, он стоит кормой к берегу, а с носа сброшен якорь на тот случай, если ветер изменится, чтобы не продырявило бок о коралловые скалы.

Не хочется оставлять руль. Жак дотрагивается холодным пальцем до плеча: «пора». Я плыву к носу шлюпки, Жак к корме: так мы условились заранее. У меня пустячная работа, совсем неопасная, даже если подбросят в костер дров, вспыхнет пальмовое волокно и осветит баркас, то меня трудно заметить, другое дело у Жака. Он должен перерезать манильский трос чуть не в руку толщиной на виду у постового, в том месте, где канат особенно сильно провисает. А что, если он сейчас натянут, так что до него не дотянуться?

Трофейный пиратский нож остр, как бритва. Я легко перерезал якорный канат и жду. Будто прочитав мои мысли, постовой подбросил в костер ворох кокосового волокна. Язык пламени копьем ударил в черное небо. В колеблющемся красном свете появилась шхуна. Я нырнул, держась за конец, закрепленный на носу баркаса. То же самое пришлось проделать и Жаку. Он с минуту пробыл под днищем баркаса.

Когда я осторожно высунул голову из воды, пламя уже опало, но на берегу стоял и смотрел, как мне показалось, прямо на меня высокий негр. Я узнал, что это негр, не видя его лица, только по росту, он был выше всех на «Лолите», тот самый негр, что отколотил Розового Ганса.

Я почувствовал, что шхуна внезапно пошла к берегу. Значит, Жак перерезал береговой канат, нас понесло ветром. Никакого движения! Мы должны замереть и ждать, пока баркас будет посреди лагуны. Если, конечно, ничего не случится. Ведь у них есть еще шлюпка. Может быть погоня.

Баркаса хватились, когда нас отнесло уже довольно далеко от берега. Негр-боксер дико завопил и, наверное, охапками стал бросать в костер кокосовое волокно, потому что почти вся лагуна осветилась. На шхуне забили в рынду.

Жак забрался в баркас. Там его кто-то окликнул сонным голосом. Жак ответил так резко, таким to- ном, что я вздрогнул в теплой воде. Баркас накренился: с правого борта в воду бросилось несколько человек, один из них с диким криком перелетел через мою голову.

Жак помог мне перелезть через высокий борт и сунул в руки валек весла.

– Не жалей сил, Фома,- услышал я его взволнованный голос.- Слышишь?

Над водой разносились гулкие удары: погоня прыгала с борта шхуны в шлюпку.

Перед тем как сделать первый гребок, Жак выстрелил в воздух: сигнал для Ван Фу, чтобы он зажег на берегу костер, иначе мы могли кружить по лагуне в темноте.

Теперь все зависело от наших мускулов и от того, сможет ли один Ван Фу отбить атаку пиратов, если они очертя голову бросятся на штурм нашего лагеря. Мы обсуждали и этот вариант. В случае нападения на лагерь, кок должен был палить из автоматов и пистолетов, не жалея патронов, все оружие было приведено в полную боевую готовность, и даже мы с Жаком преподали ему урок меткой стрельбы.

– Ничего,- сказал Ван Фу,- я буду стрелять. Ночью не видно, есть попади или нету. А сиравно иво будет бояться.

Я греб сильнее Жака, и потому баркас немного уходил вправо от маяка, зажженного Ван Фу. Скоро я приноровился, и баркас пошел ровно на огонек.

Они явно нагоняют нас. На ходкой шлюпке шесть гребцов. Все явственней зловещий скрип уключин, удары лопастей о воду и лающий голос рулевого, отсчитывающего такт.

Костер совсем близко. Ван Фу посылает в кого-то короткие очереди, но я не могу понять, отвечают ли ему. Кажется, хлопнул пистолетный выстрел, и опять автоматная очередь со стороны камней.

Неожиданно лагуну залило лунным светом, ущербная луна смотрела на нас из трещины в густых облаках.

Я почему-то не видел шлюпку, а только мелькающие лопасти весел, отражающие лунный свет. До них не более пятидесяти метров. Столько же и до берега, но они догонят нас. Обязательно догонят. Если…

– Греби один,- сказал Жак и, сунув мне рукоятку весла, стал стрелять, посылая пули с большими интервалами. На шлюпке, кажется, перестали грести, но нет, это только показалось. Если бы Ван Фу прикрыл нас автоматным огнем… Нет, он хорошо выполняет наш наказ: строчит и строчит по наземным целям. Луну мы не учли, и прикрытие огнем тоже.

Автомат захлебывается где-то за моей спиной. Внезапно одно весло взлетает у меня вверх, а второе щукой уходит в воду. Жак что-то кричит мне, падает на днище. Я стараюсь вытащить весло, ставшее стоймя. Жак хватает меня за плечи, и мы оба падаем через банку.

Все-таки Ван Фу нарушил инструкцию и открыл огонь по лагуне. Разнес в щепы мое весло, кое-что из его очереди, видно, перепало и пиратам.

Мы лежим на мокрой рыбине. Луна спряталась. Стало еще темнее. И полная тишина. Ни треска автомата, ни скрипа уключин, ни ритмичного лая рулевого.

Какой музыкой прозвучал в этом мертвом молчании голос Ван Фу:

– Тебе живой? Почему не кричи?..

Я отозвался, обозвав его старым ослом.

Ван Фу радостно крикнул:

– Тогда ложись шлюпка, я еще хунхуза стрелять буду,- и разрядил автомат до последнего патрона.

Баркас уперся бортом в берег. Ван Фу перегнулся через борт:

– Тебе где? А, тута! Я бояться стал. Ну, думаю, все пропади…

Жак сказал, не давая мне подняться с рыбины:

– Сейчас будем уходить. Оставаться нельзя ни минуты. Если разыграется шторм, баркас разобьет. У нас нет якоря. Надо уходить. Грузите вещи.

Он застонал, когда я, вставая, оперся о его плечо.

– Ты ранен?

– Задело мякоть, рука работает.

– Наверное, Ван Фу!

– Какое это имеет значение…

Жак не дал себя перевязать, пока мы с Ван Фу не перетащили весь наш скарб в баркас. В первую очередь кок принес сиамского кота в чехле из-под матраса. Он посадил Чена туда еще с вечера, опасаясь, что кот удерет, услышав выстрелы.

Когда все лежало в баркасе, Жак приказал отойти от берега. Мы с Ван Фу сели на весла и гребли, пока не скрылись в темноте очертания берега.

В кормовом рундуке нашлась аптечка и бинты. Ван Фу умело перевязал руку раненому и сказал мне виноватым тоном:

– Жака хунхуза стреляй, я иво стреляй нету. Как тебе подумал?

Я успокоил его, сказав, что, наверное, он прав и Жака ранили пираты.

Кок облегченно вздохнул и спросил:

– Жак тоже так подумал?

– Да, он уверен в этом.

– Тогда просто хорошо!

Я помог Жаку пройти на корму. Там отныне было его место кормчего и капитана нашего суденышка. На корме перед широкой банкой для рулевого стоял деревянный нактоуз – тумба для компаса. Жак пошарил рукой сбоку, щелкнул выключатель, и картушка компаса осветилась зеленым светом.

– Надо уходить,- прошептал Жак,- нам поможет отлив. Канал здесь прямой и глубокий. Автоматы положите возле себя. Стрелять только по моей команде. На весла!

Костер в лагере пиратов погас. Берег потонул в темноте, только смутно обозначалась рощица из двадцати пальм. И было очень тихо.

У меня мелькнула мысль, что наши враги неспроста погасили огонь. Или они готовятся к новой атаке, или настолько испугались нас, что решили тихонечко посидеть без света.

Мы тоже не стремились привлекать внимание на берегу: в гнезда уключин налили воды, весла опускали и поднимали осторожно.

Мы прошли канал, все время ожидая, что по нас из засады откроют огонь. Противник вел себя совсем непонятно – он дал нам живым и невредимым выскочить из западни.

Начался короткий тропический рассвет. Облака на востоке запылали, окрасив воду в багряные блики. Низкий остров скоро скрылся, утонул, только букет из пальм еще долго выглядывал из воды, но и он наконец скрылся в утреннем море.

Мы с Ван Фу подняли парус и кливер. Парусина надулась, и баркас ходко побежал к пустынному горизонту.

Жак оказался не прав, предсказав бурю. Грозовые облака скрылись за горизонтом, день обещал быть ясным, ветреным. Пассат, отдохнув, ускорял свой бесконечный бег вокруг земли.

Еще до завтрака Жак заставил меня обыскать все рундуки и посмотреть, нет ли там карт. Карты нашлись. Они лежали в выдвижном ящике под аптечкой, там оказался и секстант, и запасной компас, два хронометра, примус, шлюпочный лаг, фонарь, клубок шпагата и коробка рыболовных крючков.

– С таким навигационным оборудованием можно отправляться в кругосветное плавание,- сказал Жак и попросил меня развернуть карты.

Тем временем Ван Фу, исследовавший носовую часть, издал крик удивления и скоро повернулся к нам, держа в руках небольшой черный радиоприемник японского производства, работавший на сухих батареях.

За завтраком мы слушали музыку и обсуждали события минувшей ночи, удивляясь, почему пираты не предусмотрели наш ночной побег и не устроили засаду на берегу канала.

Мы с Жаком считали, что противник израсходовал почти все патроны, да и потери его были очень велики, к тому же после стольких неудач дух пиратов настолько был подорван, что Симада не мог идти на новый риск без того, чтобы не вызвать открытого возмущения у своих подчиненных.

Выслушав меня, Ван Фу снисходительно улыбнулся и помотал головой:

– Ну нет. Ты и Жак ничего не понимай. Иво потому вчера молчи, что все пропади. Я вчера шибко стрелял, и земля и вода. Иво все помирай. Остался сама капитана. Вот почиму вчера иво больше не стреляй.

Мы не стали его разубеждать. Действительно, вчера Ван Фу так много сделал для победы. Второй раз в жизни взяв в руки оружие, он дрался, как старый солдат.

После завтрака Жак созвал нас на совет. Надо было окончательно определить, куда плыть. Штурман успел взять карты с проложенным курсом злосчастного рейса «Лолиты». Я развернул карты на разостланных матрасах. На плотной бумаге, наклеенной на батист, расстилалась ровная гладь океана, перечерченная ровными квадратами меркаторских проекций. Только кое-где, небольшими пятнышками, а то и просто точками, обозначались атоллы. Больших островов на наших картах не было. Судя по ровной прямой, нанесенной на первой карте хорошо заточенным карандашом, «Лолита» начала свой злосчастный рейс где-то в голландских колониях – на Целебесе или Яве.

Жак передал мне румпель и, сидя на корточках, показывал островки, где «Лолита» проводила день или два, места ее пиратских нападений на другие суда. Наконец, уже на четвертой карте мы увидели точку, где взрыв мины отправил ее на дно. От этого места, уже грубой, жирной линией, проложен курс к островку с маковое зерно – острову двадцати пальм. Мы прошли уже около пятнадцати миль и находились в пустынном месте океана, вблизи небольшой гряды рифов.

И все же Розовый Ганс соврал нам, сказав, что до ближайших островов – двести миль. Как раз мы находились в местах, довольно богатых сушей. И на западе, и на востоке, и на юге реденькими точками лежали острова, только на север вел широкий безжизненный коридор пустынного моря. Ближайшая группа островков лежала в пятидесяти милях к востоку.

Жак сказал, что туда нам идти нельзя, так как эти островки, по всей вероятности, посетит Симада, разыскивая нас. Если же мы уйдем оттуда до прихода Симады, то пираты легко могут проследить нас, расспрашивая островитян. И тогда мы погибнем, так как в открытом море наше преимущество в вооружении теряет всякую силу. Автоматы не причинят вреда большой шхуне. Симада протаранит нас, если мы не сдадимся и предпочтем пытки и виселицу – воде и акулам.

Жак провел пальцем за кромку карты, на юго- восток.

– Здесь Австралия,- сказал он, ткнув в дальний конец матраса.- За две-три недели мы будем в австралийских водах и там можем рассчитывать на помощь. Это самый спокойный район. За исключением Кораллового моря. Но думаю, что на нас не обратят особого внимания ни японцы, ни американцы.

Ван Фу предложил было идти к берегам Китая, но Жак убедил его, что там сейчас очень неспокойно и Симада может передать по радио своим людям о нас.

Кок тряхнул головой и, плюнув за борт, сердито замолчал, давая понять, что он вынужден согласиться с таким решением.

Итак, мы взяли курс на Австралию, полные радостных надежд. Австралия особенно устраивала меня: там я мог встретить советских людей. Ван Дейк говорил, что в Австралии есть наши представители, а может быть, и консул.



Хорошие вести

Сидя рядом с Жаком, я вертел ролик настройки у радиоприемника. Это была, видно, очень дорогая новинка, мне не приходилось еще видеть таких маленьких и таких чувствительных приемников. У нас дома стоял громоздкий ящик, о котором папа говорил, что он «супер» и самая последняя модель. «Супер» часто выходил из строя, и папа с удовольствием копался в нем, паял, менял лампы, конденсаторы…

Из ящичка у меня на коленях лилась музыка, стучала морзянка, дикторы на разных языках что-то рассказывали. Я нашел французскую станцию. Передавали последние известия. Жак стал слушать, а мы старались по его лицу определить важность сообщений. Но лицо Жака было непроницаемо. Когда началась музыка, Жак сказал, что передавали о крупных победах советских войск и войск союзников. Фашистская Германия доживает последние дни.

Вот бы это известие послушали Ласковый Питер и Розовый Ганс!

Затем Жак слушал японскую станцию на английском языке и австралийскую. Первая передавала о камикадзе – летчиках-смертниках, потопивших американский крейсер, и очень глухо о положении в тихоокеанском бассейне. Австралийцы же передали о разгроме японской эскадры в Коралловом море и сводку о наших победах на западе.

Жак сказал:

– Мы правильно выбрали путь. В Голландской Индии, на Филиппинах, у берегов Китая и Индокитай идут последние бои, наверное, самые жестокие. К сожалению, мы не сможем принять в них участие. Одна война очень скоро окончится, и начнутся другие войны.

– Что ты, Жак! – воскликнул я.-Будет мир, вечный мир на всей земле!

– О нет, Фома! Наша страна многие годы находилась под игом французов. Вьетнам будет независимым! Такие же проблемы в Голландской Индии, в Индии, Китае, Бирме, на Филиппинах. Везде будет продолжаться борьба за независимость.

Наша маленькая группа борцов расчищала путь для этой борьбы. Мы учились борьбе. Погибали, но живые пойдут вперед к цели.

Правда и мужество победят!

За полную победу всех свободолюбивых народов мы распили банку ананасного сока. Затем я спросил Жака, почему все-таки он решил идти в Австралию, когда в его стране зреют такие события. Может, это из-за меня?

– Не всегда короткий путь – самый близкий,- сказал он, неопределенно улыбаясь.

Слушая радио и разговаривая, мы совсем забыли, что за нами, может быть, уже начата погоня. Я стал на банку и, приложив руку козырьком, оглядел горизонт по всему кругу. Только море и вода.

Ван Фу спал, развалившись на матрасе поперек баркаса. Верный Чен примостился у него на груди. Жаку тоже следовало отдохнуть. Он был бледен, щеки ввалились. Я же, не знаю почему, чувствовал себя необыкновенно бодрым и сильным.

Жак согласился передать мне управление, но сначала заставил взять рифы. Ветер усилился, и надо было уменьшить площадь парусов, особенно учитывая мой опыт кораблевождения. Впервые мне пришлось познакомиться с настоящим парусным кораблем при переходе из Нормандии в Испанию. К концу рейса мне доверили штурвал, конечно, под присмотром опытного моряка. Я нес вахту с Марселем Анго. У него была седая голова и молодое лицо с черными веселыми глазами.

Баркас шел, почти не рыская по сторонам, управлять им было одно удовольствие. Когда-то, давным- давно, начитавшись Стивенсона и Жюля Верна, я мечтал стать моряком и именно ходить в тропиках, открывать неизвестные острова, находить сокровища и драться с пиратами. Отец, посмеиваясь, говорил:

«Какие теперь пираты, какие сокровища! Ты лучше учись, и, может быть, когда-нибудь побываешь в жарких странах с научной экспедицией, если станешь ученым, ну, ботаником или астрономом».

Почему-то отцу хотелось, чтобы я стал астрономом.

Началась война, я забыл о своей детской мечте, и надо же было случиться так, что она забылась вопреки моей воле и желанию.

Я думал об этом, поглядывая на паруса и на компас да оглядываясь назад. Моя вахта протекала спокойно. Солнце поднялось уже в зенит и нещадно палило мне макушку, иногда я зачерпывал за бортом горстью воду и мочил голову.

Слева из глубины с легким плеском стали выпрыгивать летучие рыбы и, распластав радужные плавники-крылья, планировали над водой. Их было множество. Они пролетали метров по сто – двести. Одни опускались, и вместо них из воды выскакивали другие, а может быть, и те же самые, взяв разгон, продолжали путешествие по воздуху. Одна из них налетела на парус и, отскочив, упала в баркас. Чен мгновенно проснулся, и не успел я прийти на помощь рыбе, как он, урча, схватил ее и, тараща свои чистые голубые глаза, пошел в носовую часть, где скоро раздался хруст костей.

Летучие рыбы исчезли в золотистом сиянии, разлитом над водой. Ветер развел довольно большую волну. Она была попутной, создавалась иллюзия, что и волны помогают нам в нашем беге к Австралии.

Наш учитель географии Анатолий Петрович Круг ликов, маленький, шустрый, в больших выпуклых очках, говорил нам на уроке: «Нашу землю неправильно назвали Землей. Посмотрите на эту карту, какая же это Земля? Вода, почти одна вода! Семьдесят пять процентов поверхности нашей планеты занимает вода! Надо было назвать ее Аквасфера – Круглая вода – или как-нибудь в этом роде.- Он поворачивался от карты и спрашивал: – Надеюсь, вы понимаете меня и согласны со мной?

Мы понимали его и соглашались с ним, и звали его Аквасферой.

Налетел порыв ветра, я нетвердо держал руль, и волна окатила меня с головы до ног.

Жак и Ван Фу только вздохнули, приняв теплый душ, и продолжали сладко спать.

Аквасфера очень любил путешествия, он говорил о Магеллане и Колумбе, с благоговением и с такими подробностями описывал путешествия великих мореплавателей, будто сам был их соратником. И все же когда мы слушали его и смотрели, как его желтый от табака палец пересекает Тихий океан или огибает мыс Горн, скользя по изодранной карте, то все это не казалось таким уж великим подвигом. Невозможно было представить себе все величие Земли, необъятность ее океанов, глядя на глобус или школьную карту.

Я долго вспоминал школу, учителей, ребят, и мне так захотелось домой, что я чуть не заплакал, а может быть, на моем лице в самом деле были слезы, а не морские брызги. И я их вытер рукавом рубахи.

«Сколько же сейчас времени у нас в Москве,- стал думать я,- если на часах Ван Фу – два? Наверное, разница часов в десять-одиннадцать». Я включил приемник и стал искать Москву на коротковолновом диапазоне. Москвы я так и не услышал, зато поймал Владивосток. Мне достался только конец сводки последних известий. Австралийцы говорили правду: мы крушили фашистов на всех фронтах, далеко от своих границ, «в логове врага», как сказал диктор, и стал перечислять захваченные трофеи.

Жак открыл глаза, бросил взгляд на паруса, прислушался к непонятной русской речи, спросил:

– Москва?

– Нет, Владивосток.

– Тоже хороший город.

– Я в нем не был, но, наверное, хороший.

– У вас все хорошее – и города и люди.- С горячим убеждением сказал Жак и спросил: – Какие новости?

Я стал перечислять захваченные нашими войсками трофеи.

Жак слушал, улыбался и, покачивая головой, повторял: «Ой-ой-ой». У него была привычка всякую хорошую новость встречать этим восклицанием.

Пощелкивал лаг, накручивая мили. Баркас шел очень хорошо. Мы делали до двенадцати узлов. Совсем неплохо для такого суденышка, если учесть, что он все время шел на зарифленных парусах. Идти с полной парусностью при свежем ветре было опасно, так как у нас не было балласта, если не считать вес нашей маленькой команды. Баркас мог перевернуться при сильном порыве ветра.

К вечеру лаг показывал сто двадцать четыре мили. Мы все дальше убегали от опасной встречи. Жак обошел сторонкой несколько атоллов, чтобы окончательно замести след. До следующего острова, лежащего на нашем пути, было сто десять миль.

Ночь прошла спокойно. Ночные вахты мы с Жаком несли по три часа. Ван Фу никогда не ходил под парусами, и мы могли доверить ему руль только днем. Но он помогал раненому Жаку управлять фалами.

Я уже хорошо справлялся один, но только наш капитан приказал мне в ночное время брать еще один риф…

Прошли сутки нашего счастливого плавания.

Утром, выбрасывая за борт жестянку из-под консервов, Жак увидел акулу. Проглотив банку, она пристроилась в кильватер, а иногда, осмелев, подходила к самому борту. Это была тигровая акула около пяти метров длиной, наверное, она сопровождала нас от самой лагуны.

Ван Фу взял автомат и, когда акула проплывала недалеко от нас, выпустил в нее очередь. Акулу будто стегнули бичом, она ударила по воде хвостом и помчалась прочь. Ван Фу захохотал, а потом что-то насмешливо прокричал ей вслед по-китайски.

Эта огромная акула больше не показывалась, зато помельче изредка появлялись и тоже в страхе улепетывали, напуганные выстрелами Ван Фу.

При подходе к острову, где мы решили пополнить запасы воды и продуктов, метрах в тридцати от баркаса показалась гигантская рыба, в ней было не меньше двадцати метров длины. Кок взялся было за автомат, затем положил его, сказав мне!

– Иво нельзя стрелять.

– Почему? – спросил я.

– Шибко большой. Эта пуля иво не боится. Рыба гуляй, нас посмотри. Если наша худо иво делай, то рыба серчай.- Он многозначительно поджал губы и подмигнул.- Лучше не надо, чтобы такая рыба серчала. Могут быть неприятности.

Действительно, удар хвостом такой рыбы мог нам дорого обойтись. Жак поддержал благоразумного кока, сказав:

– Это китовая акула. Самое добродушное и миролюбивое существо в море. Она питается планктоном. У нас есть легенда, как такая рыба спасла десять рыбаков: она разрешила им сесть себе на спину и приплыла с ними к самому берегу.

Акулу, видно, разбирало любопытство, и она все ближе подходила к нам, двигаясь на глубине не более полутора метров, а иногда поднималась так близко к поверхности, что из воды торчал ее спинной плавник.

– Чего тебе надо? – спросил обеспокоенный ее близостью Ван Фу.- Посмотри немножко и иди гуляй. Пожалуйста, мадама рыба.

Акула подплыла еще ближе, ее кожу покрывали пятна, как солнечные блики. Вблизи она мало напоминала обыкновенную акулу, особенно ее голова. Толстогубый рот у нее был расположен не на брюшной стороне ниже носа, а как у обыкновенной рыбы. Подплыв почти вплотную к корме, гостья полураскрыла пасть, словно удивилась, разглядев баркас и наши головы над планширом. Вид у нее был добродушный, простецкий.

Ван Фу обратился к ней по-китайски, а она жевала губами и как бы понимающе кланялась, покачиваясь на прозрачной волне.

– Его все понимай,- прошептал мне Ван Фу.- Теперь его домой ходи. Нет, нет, куда тибе!

Неожиданно рыба нырнула под баркас, киль заскрипел, как по гальке. Жак взял право руля, и баркас соскользнул с ее спины.

Больше мы ее не видели – миролюбивая рыба ушла в глубину.

Ван Фу, подождав несколько минут, сказал, весело сверкая глазами:

– Что я тибе говорила! Иво, как чушка, спина почеши и домой ходи.

Памятная встреча произошла в десяти милях от острова, где мы сделали первую остановку, чтобы запастись водой и кокосовыми орехами. На острове жило пять семей полинезийцев. Они искренне обрадовались нашему приходу. Наверное, не так часто посещали их гости. На острове нашлась вода, немного солоноватая, но вполне пригодная для питья,

Жак спросил:

– Тебе не кажется странным, что в пористом, как губка, коралловом известняке, пропитанном горько-соленой водой, и вдруг – пресная вода?

Я сказал, что как-то не думал об этом, но действительно странно получается.

– Дело в том, что дождевая вода, проникая в почву, почти не смешивается с соленой, она легче и держится на поверхности. Если бы не эта особенность, то где бы доставали пресную воду кокосовые пальмы и вся растительность на таких островах?

Мы заполнили свои анкерки. Жители острова устроили в нашу честь ужин. Мы ели жареную рыбу, кашу из плодов хлебного дерева, запивая душистым вином из слегка перебродившего сока кокосовых орехов, смешанного с нектаром пальмовых цветов.

Наутро гостеприимные хозяева набросали в баркас сотни четыре орехов и огромный кусок тунца, чему Ван Фу очень обрадовался: как настоящий мастер своего дела, он истосковался по работе. Получив такое филе, он потер руки и полез в свой широкий пояс за деньгами (у него одного были кое-какие деньги), но хозяева, мне кажется, слегка обиделись и денег не взяли.

– Так даже лучше,- сказал Ван Фу, пряча деньги.- Я бы тоже не взяла. Раз мы гости – какие деньги?

Но чем-то надо было отблагодарить этих милых людей. Жак оглядел наше жалкое имущество и остановил взгляд на матрасах, набитых пробковой крошкой. У нас их было целых четыре.

– Брось один в лагуну,- сказал Жак, а сам об ратился к молчаливо стоящим ребятам. С криком и гамом они бросились в лагуну и начали игру, вроде нашей в «царя горы», стараясь забраться на матрас и удержаться на нем несколько секунд. Наверное, к вечеру от матраса ничего не останется, но ребята долго еще будут вспоминать о «щедрых мореплавателях». Когда мы были уже в баркасе и готовились в путь, самый старший и, видимо, уважаемый всеми человек с двумя ожерельями из раковин каури на шее, сказал прощальную речь.

Жак перевел ее содержание:

– Он желает нам пристать благополучно к другому берегу, здоровья в долгом пути. А также предостерегает против рифов при выходе из лагуны…



Штиль

Ветер неожиданно стал стихать и через несколько часов прекратился совсем.

Жак сказал:

Штилевая полоса. Может пройти много времени, пока ветер подует снова. Надо браться за весла.

И мы с Ван Фу взялись. Жак все еще не мог работать раненой рукой, хотя рана затянулась.

«Маленькая Лолита» еле плелась по глади уснувшего океана. И все-таки мы делали миль по десять – пятнадцать, от восхода до заката, делая большой перерыв в самую жаркую пору. Дело пошло лучше, когда Жак предложил идти ночью, а днем отдыхать.

Несколько раз до нас долетал гул коротких морских сражений. Наверное, это были последние схватки между японцами и американцами за господство на Тихом океане.

Однажды на закате прошли три эсминца. Темные силуэты кораблей четко выделялись на алом небе.

Они промелькнули, не заметив или не обратив на нас внимания.

Я пожалел, что у нас нет ракетницы, а то бы нас могли подобрать военные моряки и, может, нам пришлось бы участвовать в морском бою.

– У тебя плохо варит эта штука,- Ван Фу постучал себя по лбу,- тебе мало войны. Хочешь еще?

Жак поддержал его:

– Не стоит жалеть об этом. Здесь война идет не за наши интересы. Дерутся два хищника, кто бы из них ни победил, он останется нашим врагом и прольет еще много крови лучших людей.- Жак помолчал и сказал печально:

– Здесь войну ведут те же пираты, только у них больше кораблей и матросов, они заставляют миллионы людей обеспечивать войну всем необходимым. Каждая воюющая сторона говорит, что только она дерется за правое дело. Неправда! Только ваша республика ведет справедливую войну с фашистской Германией.- И, как всегда, если разговор заходил о борьбе за справедливость, он закончил своим девизом: – Правда и мужество победят!

На третий день штиля Ван Фу, обладавший удивительной дальнозоркостью, заметил справа по борту небольшой скалистый островок. Решено было отдохнуть на нем день-другой в ожидании попутного ветра.

Мы стали грести, как на гонках, по крайней мере, вкладывали не меньше сил и старания, хотя наша «крейсерская» скорость была чуть выше черепашьей.

Неожиданно Ван Фу опустил весло и, показав пальцем на небольшую возвышенность, сказал:

– Там военны люди. Японски солдаты!

Как он рассмотрел на таком расстоянии солдат японского гарнизона!

Тотчас же мы развернули баркас на сто восемьдесят градусов и стали удирать. Вот тут мы с Ван Фу, наверное, показали настоящий класс!

С берега начали стрелять, сначала из пулемета, затем из мелкокалиберной пушки. То ли на острове были плохие стрелки, то ли они, рассмотрев нас в дальномер, решили просто «позабавиться», трудно сказать, но пули и снаряды ложились довольно близко.

Много лет спустя я читал о японце, который остался один в живых на таком вот островке. Прошло пятнадцать лет после окончания войны, а он, как истинный самурай, верный долгу и присяге, все еще охранял бетонные казематы и ржавые орудия. О нем забыли, а он все еще считал, что идет война, и ждал, что, как только она окончится, сам Микадо пришлет за ним.

Наверное, этот самурай в конце концов помешался, потому что стрелял в любой корабль, который хотел подойти к островку. Может быть, к тому самому островку?

Однажды после захода солнца к нам в баркас запрыгнул кальмар. Ван Фу хотел было приготовить его по-китайски и стал горевать, что нет необходимых приправ, но Жак сказал, что этого небольшого кальмара можно обменять на большую рыбу, и тут же приступил к делу: стал потрошить еще живого кальмара. К своему удивлению, я увидел, что внутренности моллюска фосфоресцируют, как стрелки у папиных часов.

Я принес крючки и леску – довольно толстый шпагат, таким можно было вытянуть и небольшую акулу. На конце лески был стальной поводок.

Жак привязал крючок, наживил на него мясо кальмара, а кусочек светящихся внутренностей прикрепил к леске на полметра выше крючка с наживой. Затем он подал мне приготовленную снасть.

– Опускай! Так ловят у меня на родине. Свет подманивает рыбу к наживе, она ее хватает, вот и вся хитрость.

Ван Фу загремел примусом. Действительно, не прошло и пяти минут, как леску с такой силой потянуло вниз, что она обожгла мне пальцы, и если бы Жак не догадался ее закрепить за «утку», то мы бы простились с ней навсегда. Бечева звенела, разрезая воду. Баркас явно стал двигаться.

– Зачем ты ловил такую рыбу? – спросил Ван Фу,- как ее теперь таскать?

Внезапно на длину лески вылетело что-то большое и с сильным плеском шлепнулось в воду. Леска лопнула.

Ван Фу пробормотал что-то по-китайски, наверное, благодарственную молитву богу моря.

Один я горевал. Жак тоже довольно равнодушно отнесся к потере марлина или, может быть, гигантского тунца. Он сказал, что нам такая рыба пока не нужна, и уже привязывал другой крючок. Также снабдив «фонариком», бросил хитроумную снасть за борт.

Очень скоро опять клюнуло, но не с такой силой, и мы с Ван Фу, мешая друг другу, вытащили небольшого тунца, килограммов на пять весом…

На шестой день, с полудня, наконец-то подул ветер, и какой! После изнуряющей гребли мы блаженствовали с Ван Фу, развалясь на матрасах, слушали радио и комментировали события, происходящие в мире.



Остров Святой Маргариты

Этот небольшой островок, наверное, назван был так именем корабля, который впервые вошел в его лагуну, а может быть, погиб на рифах при подходе к нему. На пустынном берегу торчали из песка шпангоуты вельбота старой конструкции. Дерево от времени приобрело серо-серебристый цвет, медные гвозди отливали густой зеленью и ломались в руках, только в середине на изломе поблескивала еще червонная медь. Сколько лет тому назад причалил сюда этот вельбот, если даже медь превратилась в прах!

Мы очень устали, да и запасы наши были на исходе. Здесь решено было отдохнуть дня три-четыре. На острове росло несколько сотен кокосовых пальм. Я, как «опытный» заготовитель копры, сразу увидел, что здесь уже несколько месяцев не было людей. Повсюду на берегу валялись орехи и немало их виднелось в темно-зеленой листве пальм.

Пустынный остров облюбовали морские птицы. Встретили они нас довольно недружелюбно. Только мы подошли к берегу, как Ван Фу отправился собирать топливо для костра.

Он грозился, еще при подходе к атоллу, как-то по-особому приготовить рыб-попугаев, ловлю которых мы с Жаком взяли на себя. Через несколько минут он прибежал, отплевываясь и ругаясь на всех известных ему языках. Я подошел к нему и отпрянул: так от него скверно пахло. Все его лицо и одежда были в белесой слизи.

Ван Фу погрозил кому-то кулаком и крикнул:

– Я тебе покажу, как плеватися.- Он стал яростно мыть лицо, затем полоскать рубаху и штаны.

Выяснилось, что кок наткнулся в кустарнике на больших голошеих птенцов, которые его заплевали с ног до головы.

Я побежал, на свою беду, посмотреть на этих птенчиков и поплатился. Как я ни был осторожен, какой-то «стрелок» за несколько метров влепил в меня струю вонючей кашицы.

Мы хорошо приметили «детский садик», где воспитывались птенцы с такими неприятными для окружающих наклонностями. В других птичьих колониях нас встречали тоже не особенно приветливо, да мы старались не разгуливать по острову, а больше всего времени проводили на берегу, возле баркаса и в лагуне.

На третий день нашего пребывания на острове Святой Маргариты, около полудня в лагуну вошли два катамарана, загруженные так, будто сюда прибыли переселенцы на вечное жительство и, рискуя жизнью, захватили все свое движимое и недвижимое имущество. В первой лодке на ворохе вещей вертелась черная собачонка и нетерпеливо тявкала, глядя на берега бухты. Иначе себя повели поросята, я не заметил, из какой лодки они выскочили и теперь, пофыркивая, плыли к нам.

Ван Фу сказал со вздохом:

– Иво шибко вкусно…

Катамараны пристали к берегу недалеко от нашего лагеря. Мы как музыку слушали неторопливую речь полинезийцев, смех детей.

Остров словно ожил, приобрел новые, приветливые краски с приходом катамаранов.

Я с удивлением увидел, что наши соседи захватили с собой разборные тростниковые хижины и сейчас устанавливают их между пальмами.

Мы с Жаком отправились поздравить соседей с благополучным прибытием и выведать новости. Нас встретили вежливыми улыбками, но без особой теплоты, присущей этим приветливым людям. Но после нескольких фраз Жака лед начал таять. Скоро все взрослые, включая женщин, побросали работу и уселись в кружок, оживленно разговаривая. Я тоже очень скоро нашел общий язык с ребятами. Для этого было достаточно нескольких слов, которые я запомнил, живя в семье Сахоно. Мальчишки, их было пятеро, разных возрастов, устроили рыбную ловлю с помощью большого бумажного змея замысловатой формы. К змею они привязали длинную леску с крючком и наживой и запустили его над лагуной, следя, чтобы нажива волочилась по воде. Очень скоро попалась первая рыба.

Я так увлекся этим необыкновенным способом лова, что не заметил подошедшего Жака.

– Неприятные новости,- сказал он,- где-то поблизости находится шхуна, которую захватил Симада. Возможно, там его уже нет, сам он мог высадиться на одну из своих баз, а своим людям приказал догнать нас. Он не успокоится, пока не расправится с нами. Мы не только нанесли ему огромный убыток, но и подорвали его репутацию, престиж, что для такого разбойника не менее ценно.

Я предложил переждать опасность на острове.

– Нельзя. Шхуна обязательно зайдет сюда, они обыщут все острова по нашему курсу. Кто-то им сообщил, куда мы идем. Наверное, те японцы, что обстреляли нас. Мы можем остаться здесь только до вечера. К тому времени подойдут еще лодки сборщиков копры, и, может быть, мы еще что-нибудь разузнаем.

Ван Фу произнес какое-то сложное проклятье на китайском языке и полностью согласился с предположением Жака.

Около пяти часов вечера в лагуну вошли еще два катамарана. На одном из них полинезийцы привезли Розового Ганса. Пышущий жаром, с багрово-синим лицом, он лежал в тени хижины на тростниковой циновке. У него не было ступни на левой ноге.

Он слабо улыбнулся, увидев нас, и, с трудом приподнявшись на локте, посмотрел на побуревшие от крови тряпки, обмотанные вокруг культи.

– Проклятая акула, оттяпала ногу. Чистая работа. Да все это пустяки: у нас делают такие протезы, что лучше любой ноги. Голова что-то…- Он упал на циновку и долго лежал с закрытыми глазами.

Жак, расспросив полинезийцев, узнал, что они заметили Розового Ганса несколько часов назад в море, и когда втаскивали в лодку, то вывернулась акула и откусила ему ступню. Ему наложили шину, перевязали. Ганс открыл глаза.

– Вы все еще здесь? Не удрали опять? Не стоит, ребята, зря силы тратить – от нас еще никто не уходил. Ха… Голова трещит. Нет ли у вас спиртного?

Ван Фу захватил с «Лолиты» бутылку виски. Я сбегал за ней. Выпив, Розовый Ганс сказал:

– Вот теперь я быстро встану на ноги. Нет лучшего лекарства, чем пара глотков шнапса. Он подмигнул.- Приятная встреча! Я их ищу по всем островам и рифам, а они меня ждут не дождутся вот где! Ха-ха. Между прочим, я сюда завтра собирался заглянуть, а попал сегодня. Знаете, кто устроил эту радостную встречу? Не ломайте голову, ни за что не догадаетесь. Да тот проклятый негр, с которым я честно дрался на том берегу, где вы стянули первую мину. У меня котелок работает. Ха-ха. Ночью столкнул меня за борт. Опять спас жилет. Советую завести. Надежная штука.- Он болезненно поморщился.- Нога у акулы в брюхе, а большой палец ноет, я его на днях порезал о раковину. Как вам это нравится? Все-таки я очень рад, что мы встретились здесь, и совсем не потому, что Симада назначил за голову каждого из вас по двести долларов. Дешево? Ха-ха…

Он стал бессвязно бормотать, ругаться, наконец, впал в забытье.

Ван Фу брезгливо поморщился:

– Иво скоро пропади.

– Гангрена,- сказал Жак,- нога почернела.

Мы не ушли вечером, а прожили еще целые сутки на острове. Розовый Ганс умер на следующий день. Мы похоронили его по морскому обычаю: завернули в парусину, привязали к ногам камень и опустили с баркаса в самое глубокое место лагуны. Когда над телом сомкнулась водная гладь, Жак сказал:

– Скверно, когда, провожая человека в последний путь, нельзя сказать о нем ничего хорошего. Ведь когда-то он был ребенком, родители смотрели на него с надеждой, прочили ему, если не славную, то честную, достойную жизнь.

Мне было искренне жаль Розового Ганса, хотя с виду он был законченным негодяем. Но иногда в голосе его слышались нотки сожаления, что он ведет такую жизнь. Его тянуло к дому, к земле, к тихой жизни. Мне кажется, что от природы он был совсем не злым человеком, его сделали таким, вбив ему в голову, что он ариец, стоящий неизмеримо выше всех славян, негров и прочих народов «низших» рас. И он этому поверил. Я сказал об этом Жаку.

– Может быть,- ответил Жак,- но мы судим о человеке не потому, каким он мог быть, а каким стал.

Ван Фу сказал мне, кивая за борт:

– Один – мало, надо чтобы все хунхуза туда ходи.

На второй день после похорон Розового Ганса мы заметили на горизонте дым. Прямо на нас шел лайнер, он поднимался, как из-за бугра. Нас заметили. Лайнер сбавил ход, а потом и совсем остановился в полумиле, похожий на многоэтажный дом. На его палубах виднелись любопытные лица пассажиров, они махали нам руками и что-то кричали. Скоро к нам подошел вельбот. Моряки, говорившие по-английски, весело гогоча, помогли нам перебраться в шлюпку, а баркас взяли на буксир.

Среди этой шумной и веселой ватаги я заметил белобрысого курносого матроса. Он тоже смотрел на меня и, улыбаясь, сказал по-английски, а потом по- русски :

– Ты совсем похож на русского парня.

– И вы также! – ответил я.

– Да я же и есть русский, самый настоящий русский!

Он необыкновенно обрадовался, узнав, что я из Советской России. Вся команда вельбота смотрела на меня с недоверчивым восхищением – это были австралийские моряки. Им казалось невероятным появление советского мальчишки в Коралловом море. Досталось моей спине и рукам от дружеских шлепков и пожатий. Вместе со мной незаслуженную славу разделял Ван Фу, он без устали повторял:

– Моя русика китайза, моя рашен! – и счастливо смеялся, прижимая к груди сиамского кота.

Разобрав весла, матросы стали грести к теплоходу.

Мой земляк сидел загребным, занося весло, он рассказывал нам с Ван Фу:

– Наши бьют фашистов уже в Германии. Сегодня передавали военные новости. И здесь дела идут на ять!

– Что такое «ять»? – спросил я.

– Была такая буква в старом русском алфавите… Как же тебя занесло сюда?

Сбивчиво я стал рассказывать. Когда дошел до событий на «Лолите», он недоверчиво улыбнулся, покачал головой:

– Ты, видно, парень, начитался приключенческих книг. Помнишь «Остров сокровищ»? Вот настоящая книга для мальчишек! Лет пять-шесть назад я тоже подумывал: а не махнуть ли мне в Карибское море и не заделаться ли пиратом? Да отец вовремя высек меня. Боюсь, что и тебе влетит, когда ты вернешься домой после этого маленького путешествия…

Мы обходили корму теплохода. Я прочитал название: «Мельбурн». Может быть, это был тот самый «Мельбурн», на свидание с которым спешила «Лолита».



Вместо эпилога

Мы стояли с капитаном на крыле ходового мостика. Это был совсем еще молодой человек, высокий, белозубый, с решительным взглядом голубых глаз и твердым, волевым ртом. Облокотясь на перила, он сказал, по привычке вглядываясь в пустынную даль воды и неба:

– До сих пор мне памятно спокойное плавание на «Мельбурне». Иногда приятно чувствовать себя пассажиром, но не надолго,- он улыбнулся,- я предпочитаю другие отношения с морем. Собственно, на этом кончается первая часть моих приключений. Мы благополучно добрались до Сиднея. К тому времени уже окончилась война… Затем путь домой. Встреча с родными… Ученье… И вот я опять в тех же водах, под тем же солнцем…

Помолчав, он продолжал:

– Как память о далеких днях, у меня дома, во Владивостоке, хранится алая веточка коралла. Когда я смотрю на нее, то в моем сознании с необыкновенной яркостью возникают лица Вилли, Тави, Ронго, Ван-Дейка, У Сина, Жака, кока Ван Фу, Ласкового Питера, капитана Симады, Тони, Розового Ганса – лица друзей и врагов. О врагах тоже не следует забывать… Смотрите, островок.- Капитан подал мне бинокль, и я увидел полосу прибоя. Вода взлетала к небу, кипела, пенилась на рифах. За рифами сверкал и переливался белый коралловый песок, в дрожащем воздухе плавали стволы кокосовых пальм, их косматые кроны трепал ветер.

– Вот на такой островок меня выбросило,- сказал капитан.

– Может быть, на этот самый?

– Нет, до него отсюда миль пятьсот к юго-западу. А похож,- сказал он, взяв у меня бинокль,- очень похож. Хотя все атоллы похожи, как близнецы. Сейчас бы побродить по нему, искупаться в лагуне, выпить прохладного кокосового сока.

Мы смотрели на крохотный атолл, пока он не утонул в океане, пылающем синим пламенем.


Поделиться впечатлениями