Штрафбат 999

Хайнц Конзалик



Юлия Дойчман в то утро решила заняться внешностью — ведь женщине ухоженной куда охотнее доверят секрет, чем какой-нибудь убитой горем замухрышке. Впрочем, ей и не пришлось особенно колдовать над собой, несмотря на тени под глазами — следствие бессонной ночи — и бледные губы. Слегка подвести брови, чуть-чуть помады на губы, немного пудры, как следует пройтись щеточкой по волнистым волосам, не знавшим ни гребенок, ни заколок, — вот, пожалуй, и все. Подчеркнуто скромный костюм по фигуре, и в тон ему туфли на высоком каблуке. Надевая туфли, Юлия вспомнила, что именно Эрнст раздобыл их тогда для нее. Она замерла, воспоминание, на мгновение осветив ее лицо, тут же померкло. Юлия выпрямилась и, в последний раз посмотревшись в зеркало, вышла из дому.

Часовой у здания ОКВ1ОКВ — das Oberkommando der Wehrmacht — Верховное главнокомандование вооруженных сил в гитлеровской Германии. (Здесь и далее примечания переводчика.)в Берлине на Бендлерштрассе долго и придирчиво изучал предъявленное ему краткое официальное письмо, всего-то три строчки — безликое и сухое приглашение явиться на прием к генералу фон Франкенштайну.

У главного входа ее встретил адъютант, молодой лейтенант. Едва завидев Юлию, он молодцевато щелкнул каблуками и разлюбезным тоном вызвался препроводить ее на третий этаж. У огромной дубовой двери в конце коридора они замедлили шаг: казалось, за ней начинался другой мир. Тот, где решалась участь Эрнста, — чужой, неведомый, полный загадок.

У дверей на стене на прямоугольной табличке значилось:

БОДО ф. ФРАНКЕНШТАЙН.

Лейтенантик поклонился, правда, несколько скованно, напомнив Юлии молодого человека из студенческой корпорации, и предупредил:

— Герр генерал примет вас без промедлений. Я доложу о вас. Могу я взять у вас приглашение, сударыня?

Юлия отдала ему письмо. Лейтенант с нежным лицом и мечтательным взглядом исчез в соседней комнате. Но тут же вернулся — уже другим: более строгим, официальным, сдержанным и, как показалось Юлии, не таким самоуверенным.

— Подождите еще минуту. Вас вызовут.

Повернувшись на каблуках, офицер исчез, поскрипывая начищенными до блеска сапогами. Ни «до свидания», ни «сударыни». Вот так всегда и бывает, стоит назвать фамилию Дойчман, и все вокруг каменеют. Она уселась на неудобную скамейку в коридоре и стала ждать. Лишь полчаса спустя открылась тяжелая створка и Юлия увидела молодую секретаршу.

— Фрау Дойчман?

— Да, — вставая, ответила Юлия.

— Герр генерал просит вас.

Когда Юлия вошла в просторный кабинет, генерал, поднявшись из-за стола, сделав ровно три шага, внезапно остановился, словно механическая кукла, у которой вдруг кончился завод, и кивнул:

— Фрау Дойчман?

— Да, герр генерал.

— Вы подавали ходатайство о помиловании вашего мужа?

— Да.

— На каком основании?

На мгновение Юлии почудилось, что скрипучий голос генерала до ужаса напоминает скрип сапог встретившего ее лейтенанта.

— Он… — запинаясь, стала отвечать она, — …его арест — недоразумение. А потом его осудили и отправили в штрафной батальон. И… я… я не знаю, где он сейчас и что с ним.

— Это не недоразумение, — проворчал генерал.

— Но…

— Прошу простить, что вынужден перебить вас, — с легким поклоном ответил генерал: как-никак старая прусская выправка, еще когда он был в юнкерах, крепко-накрепко вдолбили, что, мол, с дамами будь вежлив всегда и везде, — традиция, ничего не попишешь.

А что Юлия относилась именно к числу дам, сомнений быть не могло, невзирая даже на своего пропащего мужа Эрнста Дойчмана. По ней сразу было видно. Это по молодости любая особа женского пола кажется тебе дамой, в особенности если еще и недурна собой. Но не когда тебе сильно за шестьдесят, хоть и есть еще порох в пороховницах, причем его достанет, чтобы при случае дать сто очков вперед безбородым лейтенантикам. И плотно сжатые губы генерала изобразили подобие улыбки — генералам ведь смеяться не к лицу, самое большее улыбнуться.

— Вы ведь врач, сударыня, — продолжал он, — и наверняка понимаете что к чему. Это не могло быть недоразумением. И я исхожу не из собственных домыслов, а из фактов, из результатов объективных научных анализов квалифицированных специалистов. Как вы понимаете, сам я полнейший профан в упомянутых вопросах. Мы отнюдь не легкомысленные люди, сударыня. Легкомыслие претит самой сути вермахта. Мы тщательнейшим образом изучили случай вашего мужа, и результат однозначен: членовредительство путем введения себе инъекции ста… стафи…

— Стафилококков, — подсказала Юлия.

— Верно! — язвительно бросил генерал.

Повернувшись, он проследовал к массивному письменному столу. Когда он проходил сквозь косо падавший из-за гардин солнечный луч, его лампасы на мгновение вспыхнули ярко-алым. Зайдя за стол, генерал Франкенштайн, чуть ссутулившись, уперся костяшками пальцев в столешницу. Взгляд Юлии блуждал по усеянным пигментными пятнами запястьям старческих рук, светло-серому мундиру, Железному кресту 1-го класса времен Первой мировой, красным петлицам с орнаментом из стилизованных дубовых листьев, финскому кресту на шее, самой морщинистой шее и лицу — костистому, статичному, с жидко-голубыми, чуть воспаленными глазами, изборожденному глубокими морщинами лбу и неподатливой щеточке седых до белизны волос. И, заглянув прямо в эти глаза, Юлия сказала:

— Именно благодаря тому, что я сама врач и помогала ему в работе, я уверена, что это ошибка. Ведь он совершил шаг, на который отважится далеко не каждый. Из стремления помочь другим он ставил опыты на себе. Вот как все было. Но потом — потом он был арестован как преступник и отдан под суд, который и вынес этот приговор. Это и побудило меня подать прошение о помиловании.

— Все могло быть куда хуже, — нетерпеливо произнес генерал. — Послушайте, фрау Дойчман: ваш супруг — ученый, и довольно известный. Именно поэтому он и был освобожден от воинской службы, пока это было возможно. Потом такой возможности не стало, и он подлежал призыву в армию. Но призыв, вероятно, не входил в его планы — вот он и решил впрыснуть себе эти бациллы, иными словами, заразить себя. Это квалифицируется как членовредительство, и двух мнений здесь быть не может. Что же касается приговора — он был приговорен к службе в штрафном батальоне, — то и данное подразделение входит в состав германского вермахта. Какое-то время ему придется оставаться там, затем его переведут в другую часть. Должен сказать, ваш муж еще сравнительно легко отделался.

— Я слышала, — вновь заговорила Юлия, прекрасно понимая, что ей никакими доводами не убедить стоящего за письменным столом человека, — я слышала, что этот 999-й батальон…

— Что вы о нем слышали? — не дал ей договорить Франкенштайн. — Что там сплошной сброд — преступники и так далее?

Генерал властно поднял руку, упреждая ее потенциальные доводы.

— Он — солдат, — холодно произнес генерал. — И вам не следует доверяться слухам. И потом — вермахт — это не институт благородных девиц. Мы призваны сражаться. И сражаться предстоит не одному вашему мужу — миллионы людей уже не один год на фронте. Вот что я могу в этой связи сказать.

— Понимаю, — едва слышно ответила Юлия.

— Постарайтесь уяснить — ваше прошение безосновательно. 999-й батальон — подразделение регулярных частей вермахта. Как и любое другое…

— Я понимаю, — ответила Юлия.

— Ну вот, — произнес генерал, явно давая собеседнице понять, что вопрос исчерпан, после чего демонстративно захлопнул папку с бумагами, поднял взгляд жидко-голубых глаз на Юлию и снова позволил себе улыбнуться.

Все кончено, думала Юлия, покидая кабинет генерала. Выйдя в коридор, она подошла к высокому окну и оперлась на подоконник. Да, 999-й штрафной батальон — подразделение регулярных частей вермахта, как и любое другое, какое-то время ему придется оставаться там, затем его переведут в другую часть, если успеют, эх, мой милый Эрнст, мой милый Эрнст, думала она. И все эти бессчетные дни и недели отчаяния, бесплодных надежд, безрезультатной борьбы за него, эти бесконечные, полные ужаса ночи, суд, приговор, потом попытка пересмотреть судебное решение, тщетная борьба с теми, кто этот приговор вынес, с неумолимыми, как вот этот генерал, — словно изо всех сил молотишь кулаками, пытаясь пробить податливую, но непроницаемую резиновую стену, страхи, опасения, завуалированные намеки или же жестокие, грубые фразы прямо в глаза, и вот теперь конец, крушение последней зыбкой надежды, погребенной под обрушившейся на тебя лавиной пасмурно-серого снега. Она широко раскрытыми, безумными глазами смотрела на окружавший ее мир и не видела его, пытаясь вспомнить и понять — о чем все-таки говорил этот генерал?

Когда молодой лощеный лейтенант, напустив озабоченность на миловидное личико, тихо поскрипывая сапогами, что-то насвистывая про себя, взбежал по лестнице в коридор, то замер как вкопанный. Свист резко оборвался, но губы генеральского адъютанта так и оставались сложенными трубочкой. Выпучив глаза, он смотрел на нечто, неподвижно застывшее у дверей в кабинет своего шефа. Потом он зашагал, постепенно переходя на бег, прочь от лежавшей без чувств на каменных плитах пола Юлии. Из полуоткрытого рта женщины торчали лоскуты изжеванного носового платка.

* * *

На окраине Познани, там, где проходит дорога на Кюстрин, располагался лагерь «Фридрихслуст» — место временной дислокации 999-го штрафного батальона. И какому только чудаку взбрело в голову наречь это унылое скопище каменных бараков столь романтическим именем, в первую очередь вызывавшим ассоциации со звуком охотничьего рожка, с приветливыми лесами, сворами собак, беззаботными пирушками в охотничьих домиках в стиле барокко? Но именно так было написано на поблекшей от времени табличке рядом с караульным помещением и шлагбаумом, испокон веку отделявшим лагеря от внешнего мира. Стояла осень. С затянутого низкими тучами неприветливо-серого неба на землю сыпался дождь, мелкий, нудный, холодный. И в это же время, когда за много километров отсюда, в Берлине, молодой лейтенант склонился над упавшей в обморок Юлией, родная мама 2-й роты 999-го штрафного батальона — обер-фельдфебель Крюль — принимал вновь прибывших. То есть был занят тем, как он выражался, что в очередной раз «радушно встречал новичков». Это уже успело превратиться в рутину. Сначала Крюль небрежно козырял на прощание конвоирам полевой жандармерии, доставившим сюда прибывших, будто давая им понять: мол, не боись, уж я как-нибудь пригляжу за этими субъектами, получат то, что заслуживают. Потом, выстроив у караульного помещения четверку прибывших по росту, Крюль, чуточку не по уставу сдвинув на бочок пилотку, долго и въедливо вглядывался в каждого из них, сначала справа налево, от самого высокого до коротышки, потом вертикально — сверху вниз, а потом снизу вверх. Виденное удручало обер-фельдфебеля: его широкую мясистую физиономию прорезали складки озабоченности, совсем как у малыша, вот-вот готового разреветься, толстая нижняя губа выпятилась, Крюль многократно кивнул, словно горестно осознавая, что оправдываются его наихудшие ожидания.

— Имя? Фамилия? — спросил он крайнего слева и самого высокого.

— Готфрид фон Бартлитц, — ответил седоволосый человек с усталым взглядом глубоко посаженных глаз и с прочертившимися от носа до узких, бескровных губ глубокими складками. Его слишком просторный, не по росту, заношенный мундир промок до нитки, по лицу струилась влага.

— Ага, — ответил Крюль. — Уж не генерал ли?

— Рядовой, — ответил высокий.

— А может, и я тоже — рядовой? — вкрадчиво осведомился Крюль.

— Никак нет, вы — обер-фельдфебель.

— Верно. Обер-фельдфебель и к тому же ваша мама родная. Только что ею стал. А что есть вы? Как вас называть?

Последнюю фразу Крюль уже почти выкрикнул, разинув рот и прижав руки по швам. Выкрик обер-фельдфебеля прорезал сгустившийся от влаги воздух, негромким эхом отдавшись от длинных барачных стен по ту сторону обширного, политого дождем двора.

— Рядовой Готфрид фон Бартлитц, герр обер-фельдфебель, — невозмутимо ответил высокий.

— Ложись! — приказал Крюль, снова перейдя чуть ли не на шепот, будто смачно сплюнув в физиономию стоявшего перед ним солдата, словно выстрелив в него, и когда рослый человек лег на землю, обер-фельдфебель молча обошел его и ногой прижал его каблуки поглубже в лужу, потом секунду или две оглядев лежавшего, неторопливо направился к остальным троим.

— А вы? — спросил он второго слева.

— Рядовой Эрнст Дойчман, герр обер-фельдфебель.

— Специальность?

Дойчман медлил с ответом.

— Врач, герр обер-фельдфебель.

— Доктор, значит, верно?

— Так точно, герр обер-фельдфебель!

Обер-фельдфебель Крюль уставился на худощавого мужчину, высоколобого, с изжелта-бледным лицом и беспокойным, затравленным взглядом, потом поднялся на каблуках, сплюнул и, наконец, произнес:

— Фу-ты ну-ты! И чего только не услышишь на старости лет! Доктор по специальности!

Покачав головой, Крюль снова что-то прорычал; он всегда рычал перед тем, как скомандовать «Ложись!».

— Доктор там или кто — теперь вы — рядовой. По профессии и по призванию! Ложись!

И рядовой Эрнст Дойчман, доктор медицины, биохимик, приват-доцент Берлинского университета, видный ученый, автор многих серьезных опубликованных трудов, вывернув пятки внутрь, лег ничком на землю.

— Рядовой доктор! — услышал он голос обер-фельдфебеля. И тут же:

— Рядовой Эрих Видек, герр обер-фельдфебель!

Потом обер-фельдфебель что-то неразборчиво пробормотал, потом снова взревел, Дойчман так и не понял что — преодолевая дурноту, он лежал, уткнувшись лицом в сложенные вместе руки, ледяные капли дождя покалывали затылок, мягко падали на спину, его бросало то в жар, то в холод, прямо перед глазами лежал кругленький, блестящий от дождя камешек, по которому обреченно взбирался тоже промокший, неизвестно откуда взявшийся муравей, вот он замер на мгновение, потом повернул назад, и Дойчман подумал: нет, должно пройти какое-то время, пока я буду здоров. И тут он услышал, как рядом улегся ничком третий по счету из их группы прибывших. Теперь обер-фельдфебель стоял перед последним, четвертым.

Тот был среднего роста, широкий в плечах, ничуть не уже, чем сам обер-фельдфебель. Но если Крюль выглядел так за счет жира, то четвертый из новичков — из-за мышц, внушительно перекатывавшихся под плотно сидевшей, латаной-перелатаной, промокшей гимнастеркой. Казалось, мышцы четвертого по счету подопечного Крюля жили своей, особой жизнью, отдельно от их обладателя. Грудная клетка могуче вздымалась над впадиной живота, покоившегося на кривоватых, мощных ногах. Лицо новичка будто было слеплено из глины, да и то кое-как — как был ком, так и остался: низкий лоб, увенчанный черными, коротко стриженными волосами, приплюснутый нос и подбородок убийцы. Новичок ухмылялся, его косоватые темные глаза, тускло глядевшие в никуда, ничего не выражали, ни дать ни взять пара стеклянных шариков.

— Черт подери, ну и физиомордия у тебя! — констатировал Крюль.

— Выиграл конкурс красоты, второе место после вас, — не моргнув глазом ответил вновь прибывший. — А вообще-то меня зовут Карл Шванеке, у меня мерзко потеют ноги, а вы — обер-фельдфебель. А раз вы обер-фельдфебель, тогда я, пожалуй, улягусь.

И уже собрался по примеру остальных лечь на землю, но замер — ошарашенный таким поведением Крюль завопил на него, мол, стоять смирно. И Карл Шванеке встал по стойке «смирно», продолжая ухмыляясь глядеть в лицо внезапно онемевшему Крюлю.

Одному богу известно, какие мысли одолевали в тот момент обер-фельдфебеля Крюля. Скорее всего, никакие, ибо разум его был парализован. За всю свою военную жизнь он ни с чем подобным не сталкивался. Нет, бывало, конечно, разное, дурачки там, из этих, из интеллигентиков-очкариков, порой попадались и уголовники. Но никто из них, никто и никогда не осмеливался заявить такое ему — ему, обер-фельдфебелю Крюлю, что, дескать, «ноги мерзко потеют». И обер-фельдфебель впервые в жизни не знал, как ему поступить. И, взъярившись от этого, просто-напросто разразился площадной бранью. Видимо, не нашел ничего лучшего — мол, ничего, пусть послушают, может, хоть так ума наберутся. Существует некий набор ругательств, овладеть которым обязан любой уважающий себя служака-фельдфебель, Крюль же, будучи человеком внимательным и памятливым, освоил его с блеском. А если прибавить к этому и свойственную ему некую творческую жилку, и мощные голосовые данные, то все без исключения новички трепетали перед ним. Именно перечисленные достоинства, вкупе с усердием и несгибаемой волей и целеустремленностью, и превратили его в своего рода знаменитость, что обеспечило ему в конечном итоге местечко в штрафбате: ну скажите на милость, кому, если не этому человеку, можно доверить этих отщепенцев, врагов нации? Уж кто-кто, а он им покажет, где раки зимуют. Спору нет, Крюль, как никто другой, мог. Испокон веку мог. Вплоть до сегодняшнего дня, когда разум, с которым у него и без того отношения были, надо сказать, прохладные, вовсе отказал ему в поддержке, так и не присоветовав, как в этом случае поступить. Дело в том, что до последнего времени, до начала «тотальной войны», типов вроде этого Шванеке в военную форму предпочитали не одевать. Их либо совали в тюряги, либо без долгих разбирательств просто приканчивали. И вот он, многоопытный обер-фельдфебель Крюль не знал, как ему поступить с этим ублюдком. Оттого и клял всех и вся на чем счет стоит, побагровев от злости и брызгая слюной. Его рев был слышен во всех уголках территории замершего в почтительном молчании лагеря. Все уподобились полутрупам, окаменели, будто изваяния. Один только Карл Шванеке, не утратив признаков жизни, стоял как ни в чем не бывало и бесстыже скалился во весь рот, а когда Крюль умолкал на секунду или две, чтобы пополнить запасы воздуха в легких, воцарялась мертвая, почти осязаемая тишина, нарушаемая лишь шумом дождя да доносившейся издали разухабистой строевой песней — где-то за лагерем маршировали солдаты.

Именно она, эта песня, и подсказала выход Крюлю. С поразительной способностью переключаться с одного на совершенно другое — динамизм, присущий старослужащим, — он вдруг прекратил, будто топором обрубив, канонаду ругани, взглянул на часы у себя на запястье, потом сверил их с теми, что на стене караульного помещения, кивнул, приказал все еще ухмылявшемуся Шванеке лечь, после чего прошествовал к шлагбауму. Вновь прибывшие так и продолжали лежать ничком: четыре человека неровным рядком покоились на раскисшей от дождя земле, от рослого до низкорослого, от рядового Готфрида фон Бартлитца до рядового Карла Шванеке. Таким было прибытие доктора Эрнста Дойчмана в 999-й штрафбат: он лежал лицом, или, принимая во внимание здешние устои, мордой (рылом) вниз, наблюдая за заплутавшим на блестящем камешке промокшим муравьишкой, борясь с пробиравшим до костей отвратительным сырым холодом и подступавшей к горлу тошнотой, краем уха слыша строевую песню, неотвратимо приближавшуюся и с каждой секундой становившуюся все громче.

Под дождем солдаты маршировали с песней. Впереди вышагивал унтер-офицер Петер Хефе, прозванный Перебродившим2Дело в том, что «хефе» по-немецки означает «дрожжи» (die Hefe), отсюда и прозвище унтер-офицера., разозленный необходимостью маршировать вместе с подчиненными по грязи и в дождь.

Дорога извивалась, повторяя изгибы Варты3Варта — река в Польше, правый приток Одры (Одера)., среди скошенных полей, мимо печальных берез и меланхоличного вида буков вдоль песчаных берегов буровато-серой реки.

Солдаты устали, им было не до песен. Но они пели — таков был приказ Перебродившего. Под серым небом среди серого пейзажа по дороге с песней тащились серые подобия людские, с мокрыми от дождя лицами, ритмично разевая рты, устало выводя мелодии — об «Эрике», об эдельвейсах, о грозно надвигавшихся на врага танках, о трухлявых костях прежнего прогнившего мира. Их было 153 человека.

— Рота — стой! — рыкнул Петер Хефе.

Хефе обвел взором безучастно уставившихся на него, озябших, промокших, измотанных, перемазанных в грязи солдат, с явным облегчением переставших петь. Строевая песня, нечего сказать. Покойников бы этому хору отпевать, черт бы их подрал.

— Слушайте вы, дурачье! — резким, с хрипотцой голосом обратился к ним Хефе. — Послушайте, вы не поете, а воете, как пес на луну. И с ритма все время сбиваетесь — кто в лес, а кто по дрова. Услышу, что кто-то голосит не в такт, всех заставлю бегом бежать обратно, а оттуда строевым и с песней. Уразумели?

Разумеется, он не собирался гнать их бегом назад. Его самого разве что под автоматом можно было заставить повернуть назад. Да и поздновато уже для подобных экзерсисов, поэтому он не стал придираться к нестройному «Так точно!», устало прозвучавшему из 153 глоток.

— Ну так вот, — продолжал унтер-офицер Хефе. — Через пятнадцать минут входим в лагерь! С песней! И чтоб все до одного ногу и ритм держали! Предупреждаю!

— Так точно!

— А теперь — песню! Быть солдатом — прекрасно! И задушевнее, дорогие мои, задушевнее! С чувством!

И они все так же маршировали, все так же пели, все так же извивалась меж песчаных берегов Варта, все так же уныло роняли капли дождя с листьев росшие вдоль дороги березы и буки.

Строй входил в лагерь, где их уже поджидал обер-фельдфебель Крюль.

Именно в тот день ближе к вечеру Крюль измыслил новую фишку, которую впоследствии окрестил «искусством подавления».

Он был в исступлении. Вообще-то исступление для этого человека стало уже почти естественным состоянием, но в тот день из-за непокорного Карла Шванеке и припозднившейся колонны оно достигло предельно допустимой точки. Опоздать на семь минут! А командир небось стоит себе у окошка да ухмыляется, поглядывая на часики. Обязательно припомнит!

Ну ничего, я вам всем сейчас… Я вас всех… Крюль не домыслил, что все-таки предпримет в отношении «их всех», мысли отключились, вместо них теперь лихорадочно работало подсознание, именно из него и черпал армейский служака-фельдфебель вдохновение.

Шлагбаум взлетел вверх, рота, следуя слева колонной, стала заходить на территорию лагеря. Унтер-офицер Хефе, молодцевато, даже подчеркнуто молодцевато командуя, прошествовал строевым мимо застывшего, руки по швам, обер-фельдфебеля. Все бы ничего, да вот незадача — прямо на пути следования колонны лицом (мордой, рылом) к маршировавшим возлежали четверо новичков.

Петер Хефе хоть и с запозданием, но все же успел заметить их, вовремя скомандовав: «Рота: напра-во!» Колонна солдат дрогнула.

И тут щелкнуло реле в мозгу обер-фельдфебеля Крюля.

— Пря-мо! — громовым голосом скомандовал он.

Колонна была в смятении. Но тут вмешался Петер Хефе. Поняв, что на уме у обер-фельдфебеля Крюля, он принял решение. И дал соответствующую команду. В конце концов, в его планы не входило ничего, кроме того, что в них входило. Раздался его зычный командирский голос, и колонна по три, повзводно, четырьмя взводами прошла, перешагивая через лежавших, и вдобавок с песней.

Крюль прекрасно понимал, что ничем не рискует. В конце концов, расстояние между лежавшими оставалось хоть и не такое большое, но его, во всяком случае, хватало, чтобы поставить ногу. Так что, если ступать осмотрительно, никого не заденешь, даже если у тебя сапожище сорок последнего размера. Кроме того, он понимал, что никому из маршировавших и в голову бы не пришло затаптывать живых людей, пусть и лежавших на земле — ну не кони же они в конце-то концов… Зато какова воспитательная ценность подобного нововведения! Его действенность! Тут тебе и предостережение, и наказание впрок. Два в одном. Надлежало эту методу использовать и впредь, разумеется, усовершенствуя ее, можно, к примеру, уложить эдак со взвод на землю, да и заставить остальную роту пройтись маршем, чеканя шаг. А поскольку по части строевой подготовки подразделениям еще работать и работать, у его нововведения было большое будущее.

Но шедшие в строю вымотались так, что им уже ни до чего дела не было. Да и не понимали они изощренной задумки обер-фельдфебеля Крюля. Они и на десяток сантиметров ногу с трудом поднимали, а кое-кто вообще заметил лежавших лишь в последний момент. В результате задуманный обер-фельдфебелем Крюлем церемониал встречи роты у входа в лагерь обернулся для всех четверых лежавших болью, кровоподтеками, а рядовому Готфриду фон Бартлитцу — еще и раздавленным всмятку пальцем — замешкался, убирая руку.

Командир батальона гауптман Барт, стоя у окна канцелярии, наблюдал за разыгравшимся у шлагбаума действом. Когда через них перешагнули последние в колонне солдаты, когда вытянувшиеся на земле фигуры, перемазанные с ног до головы в грязи, стали хорошо видны, он отвернулся.

— Ваша рота, Обермайер? — поинтересовался Барт у стоявшего у него за спиной обер-лейтенанта. Тот кивнул:

— Так точно. Возвращаются с работ. Песчаный карьер. Удовольствие ниже среднего в такую-то погоду!

— Да, у этого Крюля не забалуешься, — отметил гауптман, снова выглядывая в окошко. И поскольку стоявший позади обер-лейтенант безмолвствовал, продолжил: — Он на своем месте. Лучшего для нас и подыскать трудно.

— Ну, не знаю, не знаю, герр гауптман, — отозвался наконец обер-лейтенант.

Рота уже выстроилась посреди двора перед обер-фельдфебелем Крюлем. Петер Хефе докладывал ему, однако Крюль слушал унтер-офицера вполуха, удовлетворенно кивая стоявшим перед ним 153 солдатам. Потом, заложив большой палец между третьей и четвертой пуговицами мундира, приступил к ежедневной приветственной речи, в которой упоминался и пикник на природе, и то, что их следовало бы за опоздание заставить побросать камешки через Варту, словом, о том о сем. Как обычно, и сегодняшнее его выступление особой оригинальностью не отличалось. Как не отличались и те, что произносились сейчас на казарменных дворах по всей Европе другими фельдфебелями перед другими солдатами, новобранцами и старослужащими. За единственным, пожалуй, отличием — этот спич предназначался солдатам штрафбата, а они еще хоть как-то, но слушали. Потому что в других подразделениях, как правило, своих фельдфебелей не слушали. Если отвлечься от деталей, различие не столь уж разительное. Хотя следует признать, что штрафбат представлял собой подразделение, состоявшее из кандидатов в смертники, точнее, из 95–98 процентов таковых. С другой стороны, кандидатом в смертники в военное время по праву мог считаться любой человек в форме, и пусть даже цифры потерь убитыми в обычных подразделениях были, как правило, не столь высоки, временами они приближалось к таковым в штрафбатах. Различие заключалось в степени изношенности и пригодности формы, в рационах питания, но прежде всего в том, что предшествовало гибели: в степени переносимых унижений, морального и физического надругательства, грызущих душу безысходности и отчаяния.

Покончив с речью, Крюль пару раз прогнал личный состав до стены лагеря, пару раз уложил их в грязь, затем, велев подняться, дал команду разойтись. Правда, на четверых новичков сие не распространялось — те так и продолжали лежать ничком.

— Представляю, какая сейчас будет драка за краны с водой в умывальнике, — произнес обер-лейтенант.

— Да ну! — решительно не согласился гауптман. — На улице ведь дождь.

— Мне пару раз пришлось наблюдать это. Воображаю, каково — отпашешь как вол десять часов кряду, да еще и напиться негде, а по пути в казарму пожалуйте и песни горланить. Нет уж, увольте!

— Ну-у, Обермайер, — иронически произнес гауптман, сунув в рот сигарету и предлагая раскрытый портсигар своему подчиненному. — С чего это вы вдруг скисли? Я-то думал, что встречу здесь своего веселого приятеля по казино, такого, как прежде, а вы вздумали на меня скуку наводить. Помнится, в Витебске вы были другим.

— Верно, герр гауптман. Там, на фронте, я был на своем месте. А здесь? Я офицер, а не тюремный надсмотрщик.

Взяв сигарету из предложенных гауптманом, он дрожащими пальцами прикурил ее. Барт с нескрываемым любопытством смотрел на него.

— Вам жаль этих ребят?

— А вам нет, герр гауптман?

— С какой стати мне их жалеть? — Гауптман, чуть склонив голову, продолжил: — Всех до одного осудили справедливо.

Фриц Обермайер затушил только что прикуренную сигарету в пепельнице.

— Вы видели мою роту, герр гауптман, — сказал он. — Сто пятьдесят три пригнанных сюда и загнанных полутрупа, которых сейчас обрабатывает наш обер-фельдфебель Крюль за то, что они, видите ли, на целых семь минут опоздали. Справедливо осужденные! Взять хотя бы того, тщедушного, в первом ряду, видите? Так вот, это подполковник Ремберг, кавалер Рыцарского креста, он одним из первых дошел до Москвы. И вот на одном из оперативных совещаний он возьми да и скажи: мол, мы пропадем в этих бескрайних российских просторах, если вовремя не уберемся, то истечем кровью. И сказал — остановитесь, пока не поздно, иначе нас ждет катастрофа. Теперь он здесь. Потому что сказал им, дескать, все, точка, я не мясник, поэтому участвовать в этом не желаю. В Ставке были очень недовольны. И вот теперь он здесь песочек лопатит.

— Ну, раз не хотел быть мясником, пусть в таком случае песочек лопатит, — невозмутимо заявил гауптман. — В конце концов, лучше все же песок перекидывать, чем угодить в покойники. Или вы придерживаетесь иного мнения, обер-лейтенант?

Но обер-лейтенант, казалось, не слышал своего непосредственного начальника.

— Или вон тот тощий, как скелет, с лысиной во всю голову и в очках. Вон он как раз идет через двор, видите?

— А это кто такой? — осведомился гауптман. — Профессор д-р Эвальд Путкамер. Майор запаса. Он сказал, что, дескать, коричневая рубашка — парадная форма нового образца для кладбищенских могильщиков.

— Недурно, — ухмыльнулся гауптман.

— И здесь полным-полно людей схожей судьбы. Впрочем, что я вам объясняю — вы и сами не хуже меня знаете.

— И уголовников тоже, разве не так?

— Да, и уголовников.

— А к чему вы мне все это излагаете? — не понял гауптман.

— К тому, что не к лицу офицеру германской армии брать на себя роль тюремного надзирателя.

Гауптман Барт улыбнулся. Усевшись в единственное кресло, он выпустил струю сигаретного дыма к низкому потолку барака. Со стороны плаца даже через закрытое окно доносился крик обер-фельдфебеля Крюля — подходило время раздачи пищи.

— Как все мерзко, — произнес Обермайер.

— Да бросьте вы, — примирительно ответил гауптман. — Война вообще мерзкая штука. Да и мир не лучше — кому мы, солдаты, нужны, когда войны заканчиваются? Вам следует быть равнодушнее ко всему, не принимать все так близко к сердцу. Вот тогда у вас еще остается шанс не сбрендить. Советую не забивать голову тем, что кто-то из них кавалер Рыцарского креста, а кто-то — светило науки, что их наш обер-фельдфебель Крюль гоняет почем зря, что вид у них — как это вы выразились? — как у пригнанных и загнанных полутрупов?

Обер-лейтенант молча кивнул.

Гауптман Барт, тяжело поднявшись, зевнул, не удосужившись прикрыть рот, потянулся и оправил чуть съехавший набок кожаный ремень. Потом поглядел на часики на запястье и снова сладко зевнул. Золотые часы крепились на изящной белоснежной накрахмаленной льняной ленточке, поговаривали, что Барт ежедневно менял ее, чтобы постоянно оставалась белоснежной. Вполне могло быть, что все так и было, хотя, откровенно говоря, не очень-то вязалось с верзилой Бартом. Скорее уж это подошло бы командиру 1-й роты и дамскому угоднику обер-лейтенанту Вернеру. Барт, взглянув на своего подчиненного, вдруг увидел, как тот застыл перед ним по стойке «смирно».

— Прошу вас, герр гауптман, ходатайствовать перед вышестоящим командованием о переводе меня в действующую часть на фронт!

— Ах вот, значит, как? — насмешливо произнес в ответ гауптман. — Глядите-ка, оказывается, среди нас есть и герои! Ничего, сейчас убедитесь, что все ваши заявления в духе древнегерманских эпосов, как говорится, излишни.

Гауптман не торопясь залез в карман, достал оттуда напечатанный на машинке приказ и положил его на стол к другим документам.

— Вашей роте, 2-й роте 999-го батальона, в ближайшие дни предстоит переброска в Россию.

— В Россию?

— Именно. А за ней с интервалом в два дня последуют и остальные роты. Я прибуду вместе с последней, то есть с 1-й ротой. Удовлетворены?

— Никак нет, герр гауптман.

— А что же вас не устраивает, черт вас возьми?

— Статус подразделения. Обращаясь к вам с просьбой перевести меня на фронт, я имел в виду службу в обычном подразделении. Что я стану делать с ними там, в России? С этими ходячими трупами? Уж не с ними ли нам выигрывать войну?

— Выигрывать войну? Обермайер, вы неразумный мальчуган! — натянуто улыбнулся Барт. — Ладно, подойдем к этому по-другому: вам будет поставлена совершенно потрясающая задача. И тут уж вы докажете всем свою готовность к самопожертвованию. Приказ этот к такому и такому-то сроку должен быть выполнен. В противном случае — трибунал.

— В чем же заключается эта ваша потрясающая задача?

— Придет время, и вы все узнаете, — ответил Барт и, подойдя к окну, посмотрел наружу.

На плацу Крюль гонял кого-то из солдат туда-сюда, заставляя его петлять как зайца.

— А этот кто такой? Что он натворил? Вы же знаете все наперечет биографии.

— Обер-лейтенант Штубниц, — ответил Обермайер.

— Рядовой Штубниц, — поправил его гауптман. — Так что он натворил, этот Штубниц?

— Запустил водочным стаканчиком в портрет фюрера, прокричав: «Да здравствует Август!» Это произошло в Дортмунде.

— Идиот! — констатировал гауптман.

— Он был пьян, — уточнил обер-лейтенант.

— Значит, пьяный идиот. А почему бы вам не вмешаться? Почему бы не прогнать в шею этого Крюля? У вас есть все основания накатать на него рапорт за издевательство над личным составом.

— И что дальше? Недолгое разбирательство — вопрос: что за подразделение? Ответ: 999-й штрафбат. Что вам вменяют в вину, обер-фельдфебель? Я, действуя в рамках устава, попытался одернуть нерадивого солдата. Прекрасно, обер-фельдфебель, продолжайте в том же духе! А я же кругом виноват!

— Все верно, господин мечтатель, — согласился гауптман. — Оказывается, вы не такой уж простачок. И все же к лучшему, что нас перебрасывают в Россию. Там у вас не останется времени на размышления о смысле жизни.

— Почему вы так думаете?

— Потому что там, — медленно и раздельно ответил гауптман, словно гвоздями вколачивая в стену каждое слово, — потому что там пару недель спустя от вашей роты останутся рожки да ножки.

Долгая пауза. А некоторое время спустя гауптман, будто желая сгладить тягостное впечатление от сказанного, продолжил:

— Те, четверо, что сейчас валяются в грязи, — ваши. Они вам на замену. Любопытный народец — как раз идеально подходят для вашей коллекции. Первого зовут…

Барт шагнул к столу и открыл принесенную с собой папку.

— …Готфрид фон Бартлитц, бывший полковник, кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями, командующий дивизией, ныне — рядовой. После Сталинграда он был сыт по самую глотку, а знаменитый приказ об отступлении добил его окончательно. Судя по всему, и он не захотел выступить в роли мясника. Второго зовут Эрих Видек. Бывший ефрейтор, крестьянин из Померании, решил самовольно продлить отпуск — видите ли, собирал урожай. Так, во всяком случае, он утверждал. Третий? Карл Шванеке, бывший рабочий верфей, где, правда, трудился время от времени, а в основном асоциальный тип, недочеловек, если можно так выразиться. А вот четвертый, доктор Эрнст Дойчман — фамилия-то, фамилия! — так вот, этого Эрнста Дойчмана обвинили в членовредительстве. Все рассчитал до мелочей, но все же его раскусили. Вот так-то. Что на это скажете, Обермайер?

— Как зовут того… первого? — запинаясь, произнес обер-лейтенант.

— А что такое? Он вам знаком?

— Как его фамилия?

— Готфрид фон Бартлитц. Так вы все-таки знаете его?

Обер-лейтенант кивнул.

— Когда-то он был моим командиром батальона, — нехотя ответил он.

— Вот оно что! Оч-чень интересно.

Гауптман снова вернулся к окну и выглянул на плац, словно не успев насмотреться на вышагивающего и орущего Крюля.

— Как оно иногда бывает, — задумчиво произнес он, не глядя на своего подчиненного. — Сегодня ты вон как высоко, а завтра, глядишь, и лежишь на земле. Хорошо, если еще на земле. А не в ней. Так что, обер-лейтенант, оставайтесь на ней, это самое важное. А важнейшее, я бы сказал, все же не застревайте надолго на самом низу, попытайтесь вскарабкаться повыше. Но не заноситесь слишком высоко. И забудьте о том, кем эти люди были в свое время. Забудьте, иначе вас ожидает та же участь. У этих людей больше нет прошлого. Они — рядовые штрафбата. Солдаты без права носить оружие. Своими проступками они лишили себя этого почетного права. И теперь им остается лишь одно — погибнуть с честью. Рядовые 999-го штрафного батальона, — медленно повторил он, точно смакуя каждый слог. И тут, резко сунув руки в карманы галифе, гауптман Барт подтянулся: — Выжить, остаться на земле, но не в ней, не превратиться в идиота. У вас найдется что-нибудь выпить?

— «Хенесси», если желаете? — осведомился обер-лейтенант.

— Давайте! — оживился гауптман.

* * *

Надежда — она как кукла-неваляшка. Даже в минуты беспросветного отчаяния мы внезапно замечаем крохотную искорку надежды, сначала едва заметную, потом она растет, превращаясь в яркий луч солнца. Спору нет, временами надежда эта призрачна, она — плод наших жгучих желаний, наших представлений, не имеющих касания к действительности. Но нам это не столь важно: она окрыляет нас, придает нам силы, помогая преодолеть чувство безысходности, и в конце концов заставляет нас углядеть хоть крохотную, но возможность отыскать выход. Так было и с Юлией Дойчман. Лучом надежды, блеснувшим было после унизительного и бесплодного визита к генералу фон Франкенштайну, был доктор Альберт Кукиль. Довольно странно: доктор Кукиль представлял экспертное заключение на процессе над Эрнстом. Это был человек холодного, трезвого интеллекта, заключения которого отличались остротой и неизменно попадали в точку. Не будь доктора Кукиля, Эрнст был бы оправдан. Генерал сказал: «И я исхожу не из собственных домыслов, а из фактов, из результатов объективных научных анализов квалифицированных специалистов. Как вы понимаете, сам я полнейший профан в упомянутых вопросах». Следовательно, оставалось лишь убедить упомянутых специалистов в их неправоте, считала Юлия. То есть самого доктора Кукиля, эксперта. Если доктор Кукиль признает свою неправоту, тогда станет возможным пересмотр приговора, тогда Эрнста вытащат из этого 999-го штрафного батальона. Она понимала, что все будет непросто. Будучи врачом, Юлия знала многих коллег, но лишь считаные единицы из них были готовы признать допущенную ошибку. Ей казалось, что и доктор Кукиль принадлежал к их числу. И она уговорит его, отыщет верный подход к нему, сумеет подобрать правильные слова, если будет действовать умно и осмотрительно, короче говоря, это была единственная возможность помочь Эрнсту.

И вот она вечером того же дня, когда состоялась встреча с генералом Франкенштайном, стояла у ворот виллы доктора Кукиля и, собрав в кулак все мужество, собралась нажать на кнопку звонка. Юлия не могла предупредить заранее о своем приходе — горничная или секретарша доктора Кукиля наверняка сказали бы, что, мол, доктора Кукиля нет, что он якобы уехал по делам, стоило ей только назвать себя. Ей оставалось явиться внезапно, свалиться как снег на голову, не дав ему возможности отговориться. И вот она стояла перед ним.

Доктор Кукиль был одет в элегантный двубортный костюм, седые волосы были гладко зачесаны назад, его узкое лицо несло в себе черты отдаленного сходства с хищной птицей, исподволь выслеживающей жертву. Сходство усиливал суровый и самоуверенный взгляд серых глаз.

Увидев Юлию, доктор Кукиль сумел подавить растерянность. Даже если бы он испытывал чувство вины перед ней, вернее, перед ее мужем Эрнстом Дойчманом, то сумел бы скрыть и его. Ну разве мог терзаемый чувством вины источать подобную самоуверенность? Юлия почувствовала себя беззащитной.

Доктор Кукиль поздоровался с ней за руку, как с доброй знакомой. И улыбнулся, эта улыбка враз стерла его прежнее высокомерие и настороженность, а стоило ему заговорить на своем очаровательном венском диалекте, в полной мере используя все интонационные оттенки своего непередаваемого голоса, как он становился всемогущим. Этот человек мастерски использовал голос как инструмент, с его помощью он мог все: и рявкать, и ледяным тоном поучать, и, проникая в самую душу, околдовывать.

— Вероятно, вы догадываетесь, почему я здесь? — спросила Юлия, про себя благодаря полумрак в передней, скрывавший и отвратительно трясущиеся руки, и раскрасневшееся от волнения лицо. И хотя она заставила себя сохранять спокойствие, голос предательски дрожал.

— Я могу догадаться, сударыня, вернее, коллега. Мы ведь с вами коллеги, не так ли? Но что же мы стоим здесь? Прошу вас, проходите. Какой бы вопрос нам ни пришлось обсуждать, все же лучше делать это усевшись поудобнее.

Распахнув дубовую дверь, он провел ее в роскошно обставленную гостиную, окна которой выходили в сад. Через огромное, почти до потолка, окно, по сути стеклянную стену, был виден огромный, скорее напоминавший парк сад, над которым спускались сумерки. Сквозь листву рододендронов и кусты сирени поблескивала водная гладь бассейна.

Доктор Кукиль, включив свет, задернул тяжелые гардины и с улыбкой жестом предложил ей усесться в глубокое кресло с лимонно-желтой обивкой.

— Прошу вас, садитесь.

Юлия села. «Как это ему удается улыбаться, вести себя так непринужденно? Ведь он прекрасно знает, почему я здесь!»

— Мне хотелось бы еще раз обо всем поговорить, — начала Юлия.

Она уже чувствовала себя вполне спокойно и уверенно. Тот, кто сейчас откинул стенку встроенного в стену домашнего бара, — ее враг. Враг, одолеть и загнать в угол которого можно, только лишь прибегнув к холодному расчету.

— Не представляю, какой смысл в этом, — произнес он, поворачиваясь к Юлии. — Но, ради бога, скажите, что вы пьете? Коньяк? Есть арманьяк 1913 года. Я держу его для избранных гостей.

Юлия не уловила ни в его словах, ни в тоне, каким они были сказаны, ни малейшей иронии.

— Да, пожалуйста, — ответила Юлия.

Доктор Кукиль зажег свечу, над ее трепещущим пламенем нагрел две объемистые, сужавшиеся кверху пузатые коньячные рюмки, потом примерно на палец наполнил их золотистой жидкостью.

— Есть люди, — беспечным тоном продолжал доктор Кукиль, — которые готовы поставить мне в вину и этот дом, и даже этот коньяк тридцатилетней выдержки. Мол, сейчас не те времена, чтобы роскошествовать. А какие, собственно, времена уместны для роскошествований? Если верить исследованиям, то продолжительность жизни современного европейца не превышает 66 лет. Думаю, что нынешняя война отнюдь не способствует ее увеличению. Завтрашний день имеет все шансы стать последним в жизни. И что же нам остается? Сидеть и дожидаться смерти?

— Знаете, об этом я как-то не задумывалась, — ответила Юлия.

— Ну не будьте вы такой! — вновь улыбнулся доктор Кукиль и, усевшись, поднял рюмку, поднес ее к пламени свечи, окинул ее оценивающим взглядом, после чего повернулся к Юлии: — Давайте выпьем — ваше здоровье!

— Я не знаю, что вы за человек, — продолжила Юлия, сделав глоток — Может, вы ничего, кроме этого, вокруг себя не замечаете.

Она обвела рукой гостиную, сад, коньяк на столе.

— Просто вам дела нет до того, что происходит за этими стенами.

— Едва ли это так, — улыбнулся доктор Кукиль.

— Но ведь и за ними кое-что происходит, — продолжала Юлия, не обращая внимания на слова собеседника. — Вчера, например, был авианалет, многие погибли, и сегодня тоже будут нас бомбить, и погибнет еще больше людей, есть ведь еще и Россия, есть Италия, и постоянно гибнут люди, но есть и мелочи, правда, это мелочи лишь на первый взгляд, но для некоторых они — цель жизни, все, ради чего они живут.

— Вы имеете в виду вашего мужа, как я понимаю, — сухо произнес доктор Кукиль.

— Да, — ответила Юлия, глядя ему прямо в глаза. — Поймите меня, я… я не знаю никого, кроме вас, к кому еще обратиться. Все было просто цепью трагических обстоятельств.

— Выражаясь юридическим языком, да. Мы же попытаемся выразиться проще: это было ошибкой. Ведь именно это вы хотите сказать?

— А вы? Что вы можете сказать по этому поводу?

Выпятив нижнюю губу, доктор Кукиль стал сосредоточенно разглядывать свои узкие холеные руки.

— А если это на самом деле была ошибка?..

Юлия невольно вскочила.

— И это говорите вы? Вы? Тот, чье экспертное заключение погубило Эрнста! Именно на его основании и был вынесен этот приговор! А вы сидите здесь и со спокойной душой заявляете: да, ничего не поделаешь, это была ошибка!

— Прошу вас, успокойтесь! Сядьте, пожалуйста! Мое заключение должно рассматриваться исключительно в научном аспекте. Оно было обоснованно и верно с точки зрения современной науки. Будучи экспертом, представляющим суду заключение, вы не имеете права оперировать домыслами, предположениями и гипотезами.

— Но мы ведь добились неплохих результатов…

Движением руки доктор Кукиль остановил Юлию:

— Сколько всего экспериментов проведено вами?

— Около тридцати.

— И вы считаете это неплохими результатами? Вы? Врач? Впрочем, оставим это. Как все выглядит или — точнее говоря — как все выглядело?

Сложив руки, он задумчиво посмотрел на Юлию. Этот разговор мало занимал доктора Кукиля — так или иначе, судьба Эрнста была решена. Ему уже ничем не поможешь. Так что эта беседа изначально не имела смысла. И он какое-то время даже думал: к чему эта пустая трата времени? Но — она ведь симпатичная и, должен сказать, мужественная женщина. Более того: она красива. От нее исходит особое, только ей свойственное очарование, такое не у каждой красивой женщины встретишь, это некое сочетание ума, целеустремленности, воли и беспомощности. Чего большего может желать мужчина? — размышлял доктор Кукиль, испытывая невольную зависть к Эрнсту Дойчману. Что ждет ее, если он вдруг пропадет в этом штрафном батальоне? И, подыскивая нужные слова, чтобы объяснить этой женщине всю бессмысленность и бесперспективность ее хлопот, он невольно отметил про себя, насколько же красивой и обаятельной вдовой уготовано ей стать. Но отнюдь не веселой. Ведь, чего греха таить, ее уже можно считать вдовой.

— Видите ли, — начал он, — попытайтесь взглянуть на ситуацию с нашей точки зрения. В день, когда ваш муж получил призывную повестку, он внезапно заболевает. Некоторое время спустя выясняется, что он сумел раздобыть гной смертельно больного пациента и скрытно от всех ввести его себе в организм — мол, якобы из стремления испытать на себе воздействие изобретенного им препарата, сыворотки. Дело в том, что выздоровление от стафилококковой инфекции — речь идет ведь о Staphylokokkus aureus— дело не одного года, что, в свою очередь, влечет за собой непригодность к службе в армии.

Последние слова он произнес медленно и с нажимом. Поскольку Юлия продолжала молчать, доктор Кукиль продолжил:

— Он это знал. Но и мы знаем: заражение такими инфекциями в большинстве случаев означает смертельный исход, в ходе войны мы уже потеряли десятки тысяч людей. Не хочу приписывать вашему мужу попытку свести счеты с жизнью. Вполне возможно, он всерьез верил, что откроет сыворотку против этой инфекции. И что он, как многие ему подобные фанатики от медицины или герои — назовем их так, — решил опробовать свое открытие на себе. Вот почему я считаю его осуждение ошибочным: ошибка в том, что его никак нельзя обвинить в членовредительстве ради того, чтобы избежать призыва в армию, тут мы имеем дело скорее с прискорбным фактом научного промаха. Однако военный трибунал не принимает во внимание подобные факты. Факт остается фактом — ваш муж предпринял попытку членовредительства. Именно это и определило исход процесса.

— Но я… я ведь хорошо помню, что буквально не отходила от него, я знаю, что он был на верном пути. Ведь времени у нас почти не оставалось, мы вынуждены были так спешить…

— Я принимаю во внимание и это тоже. Только вот судья не принимает. Я ведь уже говорил вам — пока что эффективных средств против этого вида инфекции не существует. И сомневаюсь, что ваш муж при всей его одаренности способен в одиночку подарить миру гениальное открытие, совершить которое на протяжении многих лет тщетно пытаются десятки и сотни ученых многих стран. Именно это я и изложил суду. Таково мое глубочайшее убеждение. И какой для меня резон способствовать тому, чтобы ваш муж оказался в штрафном батальоне? Кстати, вы подавали ходатайство об обжаловании?

— Подавала, — ответила Юлия.

— И что?

— Мне сказали — это был офицер СС — мне сказали, что… — запинаясь, объясняла Юлия, будто страшась того, что сейчас выскажет или же вспомнит о том самом офицере СС, — …что если дело Дойчмана будет пересмотрено, то финалом нового процесса будет вынесение смертного приговора.

Наступила томительная пауза. Доктор Кукиль закурил сигарету.

— А почему офицер СС? — спросил он.

В ответ Юлия лишь пожала плечами.

— Что теперь вы намерены предпринять?

Она посмотрела на своего собеседника. На доктора Кукиля глядели широко раскрытые, темные глаза.

— А разве ничего нельзя сделать? — дрожащим голосом едва слышно спросила она. Поднявшись, женщина обошла столик и схватила доктора Кукиля за рукав. Он беспомощно продолжал сидеть, не в силах противостоять этому напору воли, энергии и отчаяния.

— Вы можете сделать, вы можете предпринять, несомненно, можете. Прошу, умоляю вас, сделайте — ведь все зависит от вас и только от вас, я знаю, чувствую это! К кому еще мне обратиться, как не к вам? Вы можете сколько угодно говорить, что, мол, это ошибка, что он вернется, но — сделайте хоть что-нибудь! Пожалуйста!

Он попытался успокоить Юлию, но понимал, что все это без толку, что она отказывалась верить в то, что Эрнсту конец, что ничего для него уже сделать было нельзя после того, как за ним захлопнулся шлагбаум штрафного батальона. И они стояли друг против друга, и он сказал, что, дескать, ничем не сможет помочь ее мужу, тут же вновь подумав о ее красоте, той красоте, которой не наслаждаешься, а почитаешь, которую боготворишь, красоте, которая в горести не увядает, а, напротив, расцветает, — и тут мелькнула едва заметная, но цепкая мысль: ему уже оттуда не вернуться. И тогда…

— Нет, — сказала Юлия после паузы и стала смотреть на него, сквозь него, для нее уже не было ни этой гостиной, ни сидевшего здесь человека, вдруг напряженно подавшегося вперед и вперившего в нее странно-взволнованный взор. — Нет, — повторила она, — возможность есть. Я ведь не пропустила ни одного его опыта. И у меня остались все его записи. Я продолжу начатое им. Повторю все эксперименты. И, если потребуется, я готова повторить эксперимент на себе. Я…

Но она же обрекает себя на верную гибель!

— Ради всего святого! — воскликнул доктор Кукиль. — Я… я докажу, что он был прав. И тогда можно будет вытащить его оттуда, и он сможет продолжить работу. Потом…

Осекшись, доктор Кукиль в ужасе посмотрел на стоявшую перед ним женщину.

— Прошу извинить, но я лучше пойду, проводите меня, — сказала Юлия.

В тот вечер, когда Юлия Дойчман чуть ли не бегом, словно за ней гнались, ворвалась к себе домой, сбросила на спинку кресла пальто, второпях прошла в расположенную в смежном помещении лабораторию мужа, накинула на себя белый халат и стала приводить в порядок разбросанные записи, в лагере «Фридрихслуст» под Познанью, месте постоянной дислокации 999-го штрафного батальона, происходило следующее.

Обер-лейтенант Вернер, командир 1-й роты, верхом на лошади скакал по плацу: уныло-темный силуэт всадника в накинутом на плечи форменном дождевике. Конские копыта поскрипывали по гравию. Вернер собрался к своей приятельнице — польке немецкого происхождения и владелице имения, несмотря на молодость, уже вдове: муж ее погиб во время польской кампании.

Обер-фельдфебель Крюль в каске шагал через казарменный двор, перемахивая лужи или вдруг останавливаясь и глазея на небо. Скорее всего, он собрался в спальные помещения рот — предстоял еще один каждодневный спектакль, их осмотр.

Обер-лейтенант Обермайер, проводив его взглядом, отвернулся, опустил светомаскировочную штору, на ощупь пробрался через комнату, зажег свет и секунду или две стоял, щурясь. Потом налил себе полстакана крепкого коньяку и одним глотком выпил. Обермайер решил в этот вечер напиться. А в спальных помещениях дожидались прибытия дежурного унтер-офицера, пытаясь угадать, какой кубрик у него на очереди.

Как, впрочем, и следовало ожидать, выбор обер-фельдфебеля Крюля в тот вечер пал на кубрик, где разместилась четверка вновь прибывших.

Крюль начал с того, что обнаружил на полу под последней койкой камешек, вернее, просто довольно крупную песчинку. Зажав ее между большим и указательным пальцем и брезгливо оттопырив при этом остальные, он без слов бросил ее на пол. Никаких комментариев не последовало — обер-фельдфебель словно воды в рот набрал.

Затем он, поставив перед одной из тумбочек табуретку, несколько раз повозил пальцем сверху по тумбочке, но пыли на ней не обнаружил. Обнаружить ее удалось только на потолочной балке и на оконной раме. Подойдя к вытянувшемуся в струнку дневальному — им был экс-обер-лейтенант Штубниц, которому уже сегодня досталось от Крюля на дворе, — он грязным пальцем прочертил у него на лице несколько аккуратных квадратиков — на щеках, на лбу, на носу. И все это проделывалось молча. В кубрике царила тяжкая, напряженная, парализующая тишина, был слышен лишь звук шагов обер-фельдфебеля Крюля да его презрительное фырканье. Никто не решался даже пальцем пошевелить — двадцать два человека лежали на койках, если можно так выразиться, по стойке «смирно» — руки по швам, натянув отсыревшие одеяла до подбородка и дожидаясь неизбежного. Из угла доносилось хриплое надсадное дыхание астматика рядового Райнера, некогда доктора Фридриха Райнера, мюнхенского адвоката, с 1939 по 1943 год — заключенного концентрационного лагеря Дахау, с весны 1943-го помилованного и переведенного в 999-й штрафбат. Убедившись, что дневальный разрисован вполне достойно, Крюль приступил к осмотру тумбочек. Из первой он выбросил на пол только нательное белье, из второй все, что было внутри, третья и четвертая остались в неприкосновенности, из пятой на пол полетело снова нательное белье, шестую постигла участь второй. Все описанные действия совершались без единого комментария. Седьмая тумбочка принадлежала новичку Карлу Шванеке. Открыв ее, Крюль невольно отпрянул: внутри царил хаос. Катастрофа. Единственное, что размещалось в жалком подобии армейского порядка, так это фотографии обнаженных девиц изнутри на дверце.

Подавив любопытство, Крюль мельком взглянул на них, после чего заставил всех подняться с коек — ему вздумалось проверить, вымыты ли ноги у личного состава, — перед задуманной им вечерней «зарядкой» на казарменном дворе ступни должны быть непременно чистыми. Но в тот вечер он отчего-то решил не заниматься этим, ограничившись тем, что строевым прогнал обитателей кубрика мимо распахнутой тумбочки Шванеке, отдав команду «равнение налево».

Потом выгнал всех во двор казармы. «Зарядка» продолжалась минут тридцать. Нелепо и абсурдно выглядевшие солдаты в коротеньких ночных сорочках, в деревянных шлепанцах на ногах подпрыгивали сначала, как зайцы, потом как лягушки, а после этого отрабатывали утиную походку.

К концу трое солдат едва не свалились от сердечного приступа: астматик Фридрих Райнер, Эрнст Дойчман и фон Бартлитц. Да и остальные выглядели немногим лучше — побледневшие, забрызганные грязью, шатающиеся полумертвецы. Все, кроме Шванеке, — этому новичку, казалось, все было нипочем, ухмыляется себе да поругивает втихомолку мучителя Крюля. Это ему даром не обошлось — обер-фельдфебель подкинул ему в нагрузку сделать пару кругов бегом по двору. Но и это не стерло ухмылку с физиономии Шванеке, казалось, она намертво и навек припечаталась к ней.

Потом, наверное, с час все отмывались и отскребались от грязи, после этого вылизывали кубрик и где-то уже в начале двенадцатого им было милостиво позволено улечься спать в надежде, что среди ночи их, скорее всего, все же не поднимут.

Эрнст Дойчман навзничь лежал на койке, усилием воли заставляя себя дышать глубоко и размеренно. Сердце выпрыгивало из груди. Постепенно ему стало лучше, головокружение прошло, оставив лишь отвратительную слабость, когда все тело словно наливается свинцом.

Рядом на койке лежал Видек, крестьянин, с которым он познакомился еще в военной тюрьме во Франкфурте-на-Одере. Они сидели в одной камере. Видек особой разговорчивостью не отличался — всегда был мрачен, замкнут, немногословен. Они и двух слов не сказали друг другу за все время пребывания — ни в камере, ни на прогулке, ни в тюремной мастерской, где гвоздями приколачивали каблуки и подошвы к солдатским сапогам. Сдружились они, лишь когда одному фельдфебелю не понравилась физиономия Дойчмана и он во время перерыва на обед вывалил на пол целый ящик сапожных гвоздей, приказав Эрнсту Дойчману собрать их. Тогда Видек вызвался ему помочь и, оставаясь замкнутым и молчаливым Видеком, недовольно сопя, ползал вместе с Эрнстом по полу.

— Как ты? — донесся до Эрнста Дойчмана шепот Видека.

— Вроде получше, — прошептал он в ответ.

Пауза.

— Свиньи поганые! — шепотом выругался Видек.

— Не обращай внимания, — проговорил Дойчман.

И снова пауза.

— О чем ты думаешь? — какое-то время спустя спросил Видек.

— О Юлии, — ответил Дойчман.

— А я об Эрне. У тебя есть дети?

— Нет.

— А у нас двое, нет, погоди, уже трое.

— Заткнитесь вы там! — раздался чей-то голос неизвестно откуда.

Но Видек стал рассказывать о своей жизни Эрнсту — шепотом, надолго умолкая, неотесанным языком, часто с трудом подбирая нужные слова. Но невзирая на это, перед мысленным взором неподвижно лежавшего Дойчмана развернулся целый мир, до сей поры совершенно ему незнакомый. Он больше не слышал ни надсадного дыхания астматика Райнера, ни храпа Шванеке. Стены душной, просмердевшей потом и кислятиной казармы будто раздвинулись, открывая перед ним бескрайние зеленеющие поля Померании.

История того, как бывший обер-ефрейтор и кавалер Железного креста 1-й степени, награжденный серебряным значком за ранение, серебряным значком за участие в рукопашном бою, двумя полосками за подбитые танки, которого прочили в унтер-офицеры, попал в 999-й штрафной батальон, была такова.

Это произошло около полудня. Над полями под Мельховом дул легкий ветерок. По сельским дорогам двигались тягачи. На тряских повозках сидели стриженные наголо мужчины в изорванной в лохмотья одежде, женщины и девушки в ярких платках молча тащились вслед ползущим повозкам. Пригнанная из России рабочая сила — бывшие колхозники из Украины, с Кавказа, из Белоруссии, еще недавно трудившиеся на полях под Минском, на усеянных подсолнухами полях под Запорожьем, которых среди ночи выволокли из родных хат и, рассовав по скотским вагонам, доставили в Германию спасать урожай, а урожай, как известно, это победа.

Видек перетирал пальцами колосья ржи, толстые, переспевшие, с крупными зернами — самое время начинать жатву. Такого обильного урожая не было уже много лет. Хлеб на полях сгибался под тяжестью колосьев: все 80 моргенов4Морген — земельная мера в Германии, равная 0,25–0,36 га.. Рожь, пшеница, овес, картофель, ячмень, сахарная свекла.

Он посмотрел на въезжавшие в деревню тягачи и сидевших на них улыбавшихся русских. Была суббота. Конец рабочей недели. Погода как на заказ. Череда солнечных погожих дней. Нет, не успеть, думал Видек, ни за что не успеть. Народу — всего ничего: парочка русских женщин, пара тракторов — нет, урожай осыплется, сгниет прямо на полях, если за него не взяться сразу. А Эрна, мелькнула у Видека мысль, как раз на сносях — недели через три разрешится, живот вон какой вымахал, нагнуться толком и то не может, а уж о работе на поле и думать нечего. И он смотрел на поля, на море колыхавшейся под ветром ржи, прикидывая, сколько дней и часов понадобится для уборки этого невиданного урожая, а тянуть с ней больше было нельзя — погода может и перемениться, зарядят дожди, и тогда все, конец.

Когда он после полудня пришел домой, в дверях стояла Эрна.

— Где тебя только носит? — обеспокоенно спросила она. — До поезда два часа.

— Да вот походил, поглядел, что и как, — ответил Видек жене и, поглядев, еще раз поразился: ну и пузо!

— Пшеница вон какая высокая, — сказала Эрна, снимая фартук. — Сядь хоть поешь. Я пирог испекла, возьмешь с собой в дорогу.

— А кто будет ее убирать? — спросил Видек Эрну.

— Что убирать?

— Да пшеницу…

— Кто-кто? Я буду.

— Ты?

— Я. Вместе с этими троими русскими. Когда они закончат у Пильхов, помогут и нам. И сноповязалка у них есть.

— Все равно не успеть, — с досадой произнес Видек, взглянув на небо. Солнце уже больше недели не сходило с неба. Если только пойдут дожди, все зерно сгорит.

— Ладно, пошли, — Эрна, взяв мужа за рукав, потащила его в дом. — Иначе никак не получится. Сколько успеем, столько и уберем. А остальное…

Эрна сокрушенно махнула рукой.

— Когда-нибудь эта война все же закончится, вот тогда и у тебя время появится.

— Никуда не годится, если урожай пропадает, — упрямо произнес Видек.

Усевшись за кухонный стол, он стал смотреть в окно. Потом снова повернулся к Эрне, стоявшей у плиты, — жена готовила кофе. Настоящий. Сколько же она откладывала его по зернышку, сейчас настоящего кофе даже по карточкам было почти не достать. Специально для него откладывала, когда в отпуск придет. Кухня наполнилась ароматом свежемолотого кофе. А на столе стоял пирог с изюмом. Даже белую салфеточку вокруг повязала, будто сегодня у него день рождения или еще какое-нибудь торжество. А рядом поставила в вазочке букетик полевых цветов — видно, на поле собрала. Видек снова стал смотреть в окно на поля.

— Не поеду я, — пробурчал он.

— Что? — не поняла Эрна.

Поставив на стол кофейник, она присела рядом:

— Что ты сказал?

— Говорю тебе: я никуда не поеду.

* * *

— Ну я и решил остаться, — рассказывал Эрих Видек своему товарищу, казарменной темноте, да и себе тоже. Он и разговорился-то только потому, что в темноте никто не мог разглядеть его повлажневших глаз. — Объяснил ей, что, мол, добился, чтобы мне продлили отпуск, и что я смогу остаться, пока не соберу весь урожай. Но я не только из-за урожая остался. Доктор сказал, что перед родами ей необходимо поберечь себя, понимаешь? А если я уеду? Ведь ей все равно пришлось бы самой всем заниматься. А если бы она не смогла работать? Что тогда? Что им есть? Ведь после сдачи зерна государству вообще ни крохи бы не осталось. Понимаешь теперь, почему я решил остаться?

— Понимаю, — ответил Дойчман.

— Ну я и остался и весь урожай собрал. Пахал, как скотина. Почти не спал, с утра и до позднего вечера корячился, а потом еще и по дому ей помогал. И… — тут в голосе Эриха Видека зазвучали победные нотки, — все же собрал этот урожай. Весь до последнего колоска. И каждый день ждал, что эти цепные псы набросятся на меня. Об одном только жалею…

Видек внезапно замолчал.

— О чем? — спросил Дойчман.

— О том, что еще не остался. Не дождался, пока она родит. Может, у меня даже сын родился. Как ты думаешь, может такое быть?

— Разумеется, может, почему нет, — попытался успокоить Видека Дойчман.

— Я ведь мог, мог задержаться. Но потом, когда урожай уже был собран, я просто побоялся еще остаться. И поехал. Мои девочки, обе, провожали меня на вокзале, сама Эрна не поехала, не могла. Старшей пять лет, ее зовут Дорота, а младшей, Эльке, — три годика. Когда я уезжал, сказал им: будьте поласковее с мамой, ей скоро нелегко придется, они пообещали мне, что запомнят, что я им сказал, я верю им, они у меня хорошие, славные девочки. Если бы только знать… Как ты думаешь, роды у Эрны прошли благополучно? — вдруг дрожащим голосом спросил Видек, думая, наверное, что Дойчман как врач обязан знать решительно все на свете, что так или иначе связано с медициной, что непременно должен убедить его в том, что все его старания не прошли даром.

— Конечно! — убежденно произнес Эрнст Дойчман. — Какие тут могут быть сомнения?

— Нет, все равно, мне следовало задержаться еще денька на два, — устало пробормотал Видек. — Тогда я бы точно знал, что и как. Только вот…

«Только вот… — подумал Дойчман. Извечное наше „только вот…“. Сделай я так, или не поступи я так, все было бы по-другому. Только вот…

Теперь-то я хорошо понимаю: чудо, что я вообще еще жив. Сыворотка в ее нынешнем виде — неэффективна. Я допустил ошибку. Не следовало так торопиться. Необходимо было все как следует рассчитать и продумать. Тогда ничего этого не было бы. Только вот…»

— Спокойной ночи! — тихо произнес он.

— Да-да, — отозвался Видек.

Большего и не скажешь. Он плакал.

На следующий день после работы всему батальону позволили написать письма. Старослужащие поговаривали, что это наверняка неспроста — предстоит нечто весьма важное. Не исключено, что их направят в Россию.

Дойчман писал своей жене Юлии:

«У меня все хорошо, Юльхен. Еды хватает, да и остального тоже. Вот только тебя мне не хватает, моя кареглазая. Представить себе не можешь, как мне тебя не хватает! Так хочется видеть тебя — но пока что это не выходит за рамки благих пожеланий. Не тревожься за меня, думай о себе, в особенности сейчас, когда участились вражеские авианалеты. Прошу тебя, будь осторожна, кареглазая, когда вернусь, я хочу видеть тебя живой и здоровой.

Целую, твой Эрнсти».

Эрих Видек писал следующее:

«Дорогая Эрна!

Мне до сих пор ничего не известно о том, как прошли роды, здорова ли ты и кто у нас родился — мальчик или девочка. Напиши мне, пожалуйста. Если родился мальчик, назови его Вильгельмом, в честь моего отца. Если девочка, то ее назовем Эрной, в честь тебя. У меня все хорошо, вот только волнуюсь, как ты там с детьми, но мы надеемся на бога, который все повернет как лучше, и я смогу вернуться домой. Привет тебе и детям.

Твой муж Эрих».

Оба письма вышли на несколько слов длиннее, чем это было предписано. Но в преддверии того, что предстояло батальону, командование решило проявить снисходительность.

А то, что подразделению предстояло нечто особое, и слепому было видно. Рота Обермайера, прервав работы, осталась в лагере. Кроме того, прибыл новый адъютант для гауптмана Барта. Барт вначале с явным недоумением вертел в руках приказ о направлении, присланный ему командованием штрафных подразделений.

— К нам сегодня прибывает новый товарищ, — сообщил он Обермайеру и Вернеру. — Обер-лейтенант. Его зовут Фриц Беферн. Он из Оснабрюка. Как я понимаю, человек достойный: был фюрером в гитлерюгенде, отец — окружной руководитель НСДАП, военное училище на «хорошо» и «отлично», блестяще политически подкован. Крест за боевые заслуги 1-го класса, Железный крест 1-й степени с Дубовыми листьями.

— Нам это весьма кстати. Давно искали кого-нибудь в этом роде, разве нет? — вздохнул лейтенант Вернер.

— Вполне может быть, что он приятный парень.

Гауптман Барт положил приказ в портфель:

— Поживем — увидим. Во всяком случае, у меня теперь будет адъютант. Неплохо, а? Как-никак, все же подмога, больше времени можно будет уделять личному составу. Вот только опасаюсь, что он скоро окажется здесь лишним.

— Загадками изъясняетесь, герр гауптман, — сказал Вернер.

А Барт усмехнулся:

— Чем он будет здесь заниматься? Чем, если недели через три мы уже будем в России?

— А вы, оказывается, пессимист, герр гауптман. Разрешите идти?

— Лошадь готова? — лукаво осведомился Барт.

— Уже час как готова.

— Всего наилучшего. А вы, Обермайер, останьтесь здесь, так сказать, мне в поддержку.

Беферн прибыл в роскошном лимузине, на восьмицилиндровом «хорьхе», некогда принадлежавшем владельцу какого-то имения. Когда новый адъютант, выйдя из автомобиля, пружинящей походкой направился в барак командира, все вокруг невольно ахнули. Еще бы — новенькая, с иголочки, идеально подогнанная форма, начищенные до блеска сапоги, светло-серые лайковые перчатки, изящная кожаная кобура, лихо заломленная фуражка. Словом, образцовый офицер, как на картинке. Манекенщик на демонстрации моделей форменной одежды: вот так должен выглядеть настоящий офицер вермахта, форма повседневная для строя.

Барт закурил сигарету. «Ну и как мне теперь вести себя с этим выряженным обезьянцем?» — в ужасе спросил он себя. Бог ты мой, он же пилкой ногти будет полировать, когда нас заставят шлепать по русской грязи! Но Барт ошибся. Фриц Беферн без промедлений перешел в наступление, едва представившись, когда они уселись выпить по рюмке красного вина.

— По пути в лагерь, — начал он, отхлебнув от бокала, — у лагерных ворот околачивался какой-то субъект с метлой в руках. Я сначала подумал: может, русский? Нет, господа, это был немецкий солдат! На самом деле! Я велел остановить машину, пригляделся к нему, но этот дегенерат даже не соизволил отдать честь. У него вид недочеловека. И что же вы думаете? Он запускает палец в нос и ковыряется в нем. Вот уж бесстыдство! Я спросил у него, кто он такой. И как вы думаете, что он мне ответил?

— Что же? — спросил заинтригованный Барт.

— «Ха!» — вот что он мне ответил!

— Как вы говорите? «Ха»? Неслыханно!

— А как его фамилия? — спросил Обермайер.

Беферн, расстегнув пуговицу нагрудного кармана, достал листок бумажки, потом аккуратно застегнул пуговицу и прочел:

— «Карл Шванеке, 2-я рота». И мне пришлось попотеть, чтобы вытянуть из него даже фамилию и номер подразделения. Этот тип явно туговат на ухо.

— Что? — не понял Барт, невольно улыбнувшись.

— Туговат на ухо.

— У этого экземпляра слух лучше, чем у нас троих вместе взятых, — с самодовольным видом заявил Барт.

Беферн был явно сбит с толку, а Обермайер усмехнулся.

— У него слух лучше, чем… — озадаченно повторил Беферн.

Барт кивнул:

— Ко всему иному и прочему он специалист по кражам со взломом, грабежам и растлитель малолетних. Когда-то был ефрейтором и, судя по всему, не из трусливых.

— Завтра с утра займусь им, — порозовев от негодования, пообещал Беферн. — Неслыханное нахальство!

— Надеюсь, вы его приведете в чувство, — сказал Барт, выпуская струю синеватого дыма к потолку.

— Так ведь без этого не обойтись, разве не так?

— Вам уже приходилось служить в такого рода подразделениях?

— Нет, до сих пор я решал несколько иные задачи, герр гауптман, — ответил обер-лейтенант Беферн, скрестив руки на груди.

— В таком случае вам предстоит слегка перестраиваться, дорогой мой. Причем в ваших же интересах. Это вам не просто подразделение, каких сотни. Это штрафбат.

Последнее слова Барт произнес неторопливо, точно смакуя — чуть ли не по слогам.

— Здесь, — продолжал он, — тон задают люди типа этого Шванеке, не признающие никаких авторитетов, кроме собственных инстинктов и желаний. Заметьте, никаких, а уж о званиях я не говорю. Здесь вам предстоит столкнуться с теми, кто признает лишь собственные идеалы, которые находятся в полном противоречии с вашими… простите, я хотел сказать, с нашими идеалами. Как, например, этот Шванеке, движимый лишь преступными инстинктами. И не пытайтесь нагнать на них страху, опираясь на свой авторитет, — и они поведут себя так же, как этот Шванеке. Есть здесь и третья группа: это те, кто так и не понял, как здесь очутился, таких, по-видимому, здесь подавляющее большинство. Среди них присутствуют и разновидности — от тех, кто будет выгибаться перед вами в три погибели, до тех, кто готов стену лбом прошибить.

— Выходит, нам ничего не остается, как поднять руки вверх? — с отчаянием в голосе спросил Беферн.

— Я этого не говорил — я сказал «перестроиться», — серьезным тоном произнес Барт. — Взять, например, обер-лейтенанта Обермайера. Его отец был офицером. Как и его дед. Прадед его служил гвардейцем у короля-солдата. А он? Бывалый фронтовик, прошедший все, что можно, Железный крест 1-й степени, Германский крест в золоте и так далее. Однажды его фамилия прозвучала даже в сводке ОКВ. И когда он прибыл сюда, не сомневался, что и здесь будет все, как и раньше. Прошла неделя, и он места себе не мог найти. Правда, теперь вроде бы отыскал.

— Как бы то ни было, я на первом же построении все равно врежу этому Шванеке так, что у него мозги из задницы полезут. Хотя бы устрашения ради.

— Вы изъясняетесь на удивление образно, — вежливо заметил Обермайер. — И где вы только этому учились? По-видимому, освоили учебник новейшего армейского жаргона под редакцией обер-фельдфебеля Крюля с пометкой «для унтер-офицеров». Верно?

Явно довольный Барт хохотнул.

Беферн гневно молчал. «Ну и банда! — мрачно подумал он. — Тюфяки! Расписаться в своей беспомощности перед этими подонками, которых только из милости не вздернули. Перестроиться! Смех, да и только!» Он посмотрел в окно. 2-я рота занималась строевой подготовкой. Призраки с дырами вместо глаз, с озлобленными харями и в стоящей колом от грязи форме.

Беферн тут же отвел взор. Ему было противно. Расстрелять всех, подумал он. Это было бы лучшим выходом.

Вечером, когда Обермайер отправился в город, в кино, когда Вернер сидел у своей приятельницы — владелицы имения — и размышлял, то ли ему поесть, то ли лечь спать, а гауптман Барт, сидя у радио, наслаждался Бетховеном, обер-лейтенант Беферн обходил бараки и таким образом представлялся батальону. Сначала ему повстречался обер-фельдфебель Крюль. Тот возвращался с очередной инспекции — повторно заставил Дойчмана отдраить сортир, поскольку отхожее место показалось Крюлю недостаточно чистым. Какое-то время он стоял, заложив руки за спину и наблюдая, как ученый возится с ведром и тряпкой, но в конце концов это ему опостылело, и он отчалил, заверив Дойчмана, что явится полчаса спустя.

— И если к тому времени туалет не будет выглядеть, как операционная, вам, главный чистильщик сортиров, придется вашим интеллектуальным язычком все здесь вылизывать, понятно?

И вот на пике эйфории Крюль попался Беферну.

— Ваша фамилия, обер-фельдфебель? — фамильярно поинтересовался обер-лейтенант.

— Обер-фельдфебель Крюль, герр обер-лейтенант!

— Ах, так это значит, вы и есть обер-фельдфебель Крюль, — удивленно ответил Беферн.

— Так точно, герр обер-лейтенант! — ответил явно польщенный Крюль.

Значит, его слава докатилась и до этого новенького! Но обер-фельдфебель был бы явно разочарован, знай он, что на уме у этого вновь прибывшего лейтенантика. А тот решил просто-напросто сорвать злость, охватившую его после разговора с Обермайером, и не на ком-нибудь, а на легендарном обер-фельдфебеле Крюле.

— Каков ваш вес? — осведомился Беферн.

Крюль насторожился. Уж не сбрендил ли часом этот обер-лейтенант, мелькнула у него мысль.

— Не могу сказать, герр обер-лейтенант!

— Зато я могу. Вы весите 190 фунтов5Фунт — зд. немецкая мера веса, равная 500 граммам., обер-фельдфебель.

— Мне кажется, все же меньше… — попытался возразить Крюль, но обер-лейтенант Беферн перебил его.

— Так вот, вы весите 190 фунтов, разве не так?

— Так точно, герр обер-лейтенант!

— То есть как минимум на 40 фунтов больше, чем следовало бы.

— Так точно, герр обер-лейтенант!

— Надо бы их сбросить, обер-фельдфебель.

— Так точно, герр обер-лейтенант!

Сбитый с толку Крюль был почти уверен, что на этом обер-лейтенант поставит точку. Но он заблуждался. Напротив, новичок и не собирался закрывать тему. Самое интересное было впереди. Строго говоря, Крюлю следовало бы знать, что его подход к подчиненным отнюдь не уникален.

— Вот сейчас мы этим и займемся, обер-фельдфебель, — сообщил Беферн. — Кругом! — металлическим голосом скомандовал он. — Вперед марш!

Крюль выполнил команду — он взад и вперед бегал по плацу. Разинув рот и с раскрасневшейся физиономией. Такое происходило впервые за пять лет. Нательная рубаха прилипла к телу. Он не мог взять в толк, что все это происходит с ним, причем наяву. Непостижимо: до сего момента Крюль не сомневался, что между ним и офицерским составом стоит знак равенства. А теперь эта лощеная макака доказала ему, что, дескать, нет, герр обер-фельдфебель Крюль, ошибаетесь — мы одно, а вы — другое. Крюль почувствовал, что задыхается. А пронзительный голос офицера командами ввинчивался в мозг:

— Быстрее, обер-фельдфебель, быстрее, не лентяйничать! Это весьма полезно для организма! И для бронхов! Кругом марш!

В конце концов, пытка все же завершилась — когда Крюлю милостиво позволили перейти на шаг, он уже думал, что вот-вот свалится.

Но для обер-лейтенанта Беферна это было всего лишь началом. Прикончу всех этих идиотов, разъяренно думал он, отпустив Крюля, сам толком не понимая, кого именно имеет в виду. Им всем крышка, втопчу их в грязь, раздавлю сволочей! Солдат, унтер-офицеров, всех скопом. Неплохо было бы и этих приспособленцев-офицеров. Всех разом! В том числе Обермайера и Барта!

В бараке № 2, где размещалась 2-я рота, Беферн увидел нечто такое, что лишило его дара речи. То есть он испытал примерно те же чувства, что и за пару дней до этого обер-фельдфебель Крюль. Обер-лейтенант Беферн увидел те же фривольные картинки рядового Шванеке.

Шванеке он застал как раз за тем, когда тот прилаживал фотографии к передней спинке кровати. Обер-лейтенант Беферн подошел поближе.

— Снова вы мне попадаетесь! — громогласно произнес он за спиной Шванеке.

Тот обернулся. На физиономии сияла все та же неизменная улыбка.

— Герр обер-лейтенант, так и до смерти напугать недолго! Ну как они вам? Правда, милашки?

— Подождите… — начал было Беферн, но Шванеке не дал ему и слова сказать.

— Нравятся они вам, герр обер-лейтенант? Вот эта блондиночка — она из Берлина. С ума сойти, правда? Если изъявите желание…

Тут Шванеке наклонился к офицеру и зашептал, словно решив доверить страшную тайну.

— Так вот, если надумаете, герр обер-лейтенант, могу вам и ее адресок подкинуть. Будете в Берлине, заглянете. Не пожалеете, самый прожженный е…рь мальчишкой себе покажется, поимев с ней дело.

Беферн невольно поежился. У него перехватило дыхание. Он хотел что-то сказать, но смог лишь нечленораздельно прошипеть в ответ.

— Что это с вами? Уж не прихворнули ли вы, герр обер-лейтенант? — озабоченно спросил Шванеке.

После этого Беферн полчаса гонял Шванеке по двору казармы. Пока не охрип и не устал. А Шванеке хоть бы хны — знай скалит зубы. Разве что вспотел немножко.

— Да, герр обер-лейтенант, у вас получается почти так же, как у моего самого первого фельдфебеля, у которого я еще в новобранцах бегал, — признался он Беферну. — Ну а насчет адресочка той крали…

— Замолчите! — фальцетом выкрикнул Беферн.

После пятидесяти приседаний Шванеке мог идти отдыхать. Колени жутко тряслись, но виду он не подавал. Нет, думал он, слабоват ты, дорогуша. Ну ничего, я тебе еще кровушку попорчу, можешь быть уверен.

Тем временем туалет, где Дойчман наводил порядок, был готов. Дойчман тоже.

До сих пор юмор висельника кое-как выручал его. Но теперь перестал — он был слишком измотан, унижен, раздавлен, чтобы всерьез воспринимать брань Крюля и других унтер-офицеров. Тяжелое заболевание, нервотрепка следствия и суда настолько доконали этого человека, что он был почти готов отдаться на милость пытавшемуся изничтожить его окружению. Ни гнева, ни ожесточенности он больше не ощущал, только усталость, чудовищную усталость. И вот он, поставив куда положено ведро и швабру с выжатой тряпкой, на излете сил дотащился до спального помещения с одной-единственной мыслью: выкурить сигарету и тут же улечься спать. И проспать день, два, неделю, лишь бы только тебя не тревожили. Невыносимо болела левая рука — та, куда он впрыснул инфекцию. Исхудавшую конечность покрывали шрамы.

Горевшая вполнакала голая лампочка распространяла отвратительно унылый свет. За длинным, грубо сколоченным столом посреди прохода между койками кое-кто из личного состава резался в карты, но большинство уже заняли горизонтальное положение на койках. На другом конце стола бывший полковник пристально разглядывал перебинтованную руку. Бывший майор обреченно подметал пол — ему сегодня выпало дежурство по кубрику.

Дойчман, подойдя к тумбочке, достал из дальнего угла портсигар. Портсигар был изящный, из черной кожи, с его монограммой в нижнем углу — подарок Юлии. Сев за стол, он вынул сигарету, закурил, а портсигар положил перед собой.

— Ну что, небось Крюль заставил попахать? — осведомился один из игроков в карты, небольшого росточка, тщедушный человечек с крысиным лицом. Осклабившись, он выставил напоказ пожелтевшие зубы. Когда-то в Берлине он промышлял как сутенер, не брезговал и мелкими кражами. Дойчман безразлично кивнул. Не было сил на разговоры.

В этот момент в кубрик ввалился Шванеке, как всегда с улыбкой до ушей.

— Ух, — доложил он, едва захлопнув за собой дверь, — он, наверное, думает зае…ть. Раньше сам зае…тся.

— А где он сейчас? — спросил игрок в карты.

— Умаялся. Пошел спать. Пес вонючий. Нет уж, это мы еще поглядим, кто кого, — произнес Шванеке. — Еще не родился на свет тот, кто доведет до ручки Карла Шванеке.

— Сыграешь? — обратился к нему картежник.

— Погоди.

И в этот момент он заметил за столом ссутулившегося Дойчмана.

— Что там с тобой стряслось?

Эрнст Дойчман никак не отреагировал. Тогда Шванеке подошел к нему и снова спросил:

— Какие проблемы? Может, кто обидел, а? Профессор?

Дойчман потянулся к портсигару и стал нащупывать сигарету. И тут увидел, как толстая волосатая лапища Шванеке с короткими ногтями с траурной каймой ухватила вещицу. Дойчман невольно поднял взор.

Шванеке, повертев портсигар, уважительно покачал головой, потом, поднеся к носу, принюхался, вынул сигарету и закурил.

— Отдайте мне портсигар, пожалуйста, — едва слышно произнес Дойчман.

— Неплохая штучка, — оценивающе произнес Шванеке. — Сколько хочешь за нее?

— Отдайте мне портсигар!

— Вот что, даю тебе за него две фотографии. Сам выберешь, какие.

Дойчман вскочил и попытался вырвать портсигар из рук у Шванеке. Тот, попятившись, сунул портсигар в нагрудный карман и, не вынимая горящей сигареты изо рта, застегнул пуговицу.

— Пусть он побудет у меня, пока ты не решишь, что за него хочешь, — невозмутимо ответил он, прищуриваясь от попавшего в глаза дыма. — Так и быть — три фотки. Усек?

И решив таким образом вопрос об обмене, повернулся и шагнул к столу, за которым сидели четверо игроков. Дойчман бросился за ним, сначала зажмурился, потом открыл глаза и, задохнувшись от охватившего его возмущения, выкрикнул:

— Портсигар… Верните мне портсигар!

В этот момент поднялся высокий полковник.

— Кто сдает? — как ни в чем не бывало осведомился Шванеке у крысомордого и, ногой подвинув табурет, собрался сесть. Но тут, почувствовав у себя на плече чью-то руку, резко обернулся. Оказывается, к столу босиком подошел Эрих Видек. Его крестьянская физиономия пылала гневом.

— Сейчас же отдай ему портсигар, свинья! — негромко произнес он.

— Эй, ты, поосторожнее! И руки убери! — огрызнулся Шванеке.

Шагнув к столу, Дойчман схватил Шванеке за плечо. Тот сделал едва уловимое движение, словно сгоняя досадливую муху, и Дойчман тут же рухнул на стоявший позади табурет, здорово ударившись затылком о тумбочку, и сполз на пол.

— Ах ты свинья! — прошипел Видек и ухватил Шванеке за грудки.

Тот нанес ему резкий короткий удар в солнечное сплетение. Видек, ахнув, скрючился, но Шванеке вторым ударом в челюсть сбил его с ног. Видек спиной грянулся о дверцу тумбочки и с остекленевшим взором стал сползать вниз. А Шванеке, улыбаясь во весь рот и попыхивая сигаретой, созерцал поверженных соперников.

— О-го-го! Довоенная школа, — уважительно оценил крысомордый, отвратительно облизнув губы.

— Ну? Может, еще кто-нибудь желает попытаться? — пробурчал Шванеке.

Он стоял, чуть согнувшись, его мускулистое тело излучало энергию, он был в любую секунду готов словно кот броситься на жертву.

— Еще кто-нибудь? — повторил он, улыбаясь до ушей.

— Да брось ты, Карл! — бросил кто-то из игроков в карты. — Ты что, не видишь? Они же в штаны наложили! Бабьё!

— Давай присаживайся и сыграем, — угодливо предложил крысомордый.

Но тут к столу молча подошел высокий полковник. Не дойдя пару шагов до Шванеке, он остановился и выпрямился. Видек в этот момент попытался подняться, но, застонав, снова упал ничком на пол и остался лежать.

— Чего тебе? — грубо спросил Шванеке полковника.

— Сию же минуту верните портсигар! — спокойно произнес полковник.

Крысомордый откровенно загоготал, один из игроков в карты неторопливо поднялся и, опершись локтями о стол, многозначительно посмотрел на смельчака.

— Ладно, — бросил Шванеке. — Так вот, ты, дылда, полковничек недорезанный, слушай меня внимательно: ты тут не важничай, слышишь? Забудь, кто ты и что ты! Здесь ты такое же говно, как и я, усек? А сейчас отваливай, пока цел! Слышишь, вали отсюда!

Полковник с каменным лицом выслушал этот монолог. Но когда Шванеке отвернулся, он, повысив голос, повторил:

— Отдайте доктору Дойчману портсигар и извинитесь перед ним и Видеком! Вы поняли меня?

Шванеке резко повернулся к нему. Рассвирепев, он прямо на пол бросил сигарету.

— Заткнись, говорю тебе! — заорал он. — Держи язык за зубами, вонючий «фон». Вы, «фоны» проклятые, у меня в глотке сидите! От одного вашего запаха на блевоту тянет! Господа! Вы ведь всегда «господа»!

И внезапно тихо, едва ли не шепотом продолжил:

— Слушай и запоминай, ты, «господин». Надо мной всю жизнь такие вот как ты измывались, заставляя выгибаться в три погибели. Только «Так точно!», «Есть!», господин такой-то. Говорю тебе, я тебя одним пальцем пришибу, вонючка поганая. Полковник засраный!

С этими словами он, схватив полковника за ворот, размахнулся для удара. Улыбка впервые исчезла с физиономии Шванеке.

— Раздавлю, как гниду, если ты мне не скажешь: так точно, господин Шванеке! Ты меня понял? Так точно, господин Шванеке!

— Отпустите меня! — хрипло произнес полковник.

— Не отпущу, пока не услышу «так точно, господин Шванеке!». А нет — прикончу тут же! Прикончу, попомни мое слово!

В кубрике повисла настороженная тишина. Никто не сомневался, что Шванеке слов на ветер бросать не собирался и никакая сила в мире не заставила бы его отказаться. Высокий бледнолицый мужчина, бывший полковник, командующий дивизией и удостоенный Железного креста с Дубовыми листьями, ныне рядовой Готфрид фон Бартлитц в 999-м штрафбате олицетворял для Шванеке всю несправедливость этого мира, всех тех, перед кем он вынужден был сгибаться, кто его вечно преследовал, заставляя его прятаться, скрываться, как загнанного пса, жить впроголодь, проклиная всех и вся, включая и родную мать, которая произвела его на этот окаянный свет. И все же у него не хватало духу придушить втихомолку кого-нибудь из жандармов или полицейских, когда он был в бегах. Потому что Карл Шванеке прекрасно понимал, что это могло означать для него лишь одно: погибель. У него не хватало решимости превратить эту жирную скотину, обер-фельдфебеля Крюля, в колыхавшийся кусок мяса, он не мог переломать хиленькие косточки этой спесивой обезьяне обер-лейтенанту Беферну, выбив из него все живое, — за этими людьми стояла власть, имевшая в распоряжении гильотину. Но вот здесь, в казарме, сыскался один такой, правда, бывший. И вот его Шванеке мог схватить за грудки, не опасаясь, что ему ответят тем же. Он мог изувечить его, превратить в кровавое месиво эту напыщенную физиономию, заодно показав всему паршивому бараку, кто здесь главный. И все потому, что они с этим экс-полковником оказались по одну сторону баррикад. Кто здесь помнил сейчас полковника фон Бартлитца?

— Так вот, считаю до трех… Раз…

— Довольно, малыш, — не дал ему договорить чей-то вкрадчивый, спокойный прозвучавший из угла кубрика голос. К столу, шлепая босыми ногами, подходил довольно молодой, русоволосый приземистый солдат, с виду совершенно незаметный. Шванеке, не обратив на него внимания, продолжал считать:

— …два, три, а теперь…

— Повернись! — чуть громче произнес подошедший солдат.

Шванеке только сейчас услышал, что к нему обращаются, бросил недоуменный взгляд искоса на незнакомое существо, осмелившееся перечить ему, и снова устремил взор в полковника. Левая рука его сжалась в кулак.

— Ты на меня, на меня смотри! — крикнул молодой солдат.

Натренированным движением перемахнув прямо через стол, он схватил изумленного Шванеке и оттолкнул его от полковника.

— Разберись с ним, Шванеке! — проверещал крысомордый, вскакивая из-за стола.

Его примеру последовали и другие игроки в карты, явно собираясь вмешаться. Правда, не успели.

Потом все происходило с поразительной быстротой. Впоследствии никто толком и не мог сказать, как все было. Да и трудно было поверить, как тщедушного вида солдатик смог расправиться с громилой Шванеке. Сцепившись, оба повалили стол, было слышно, как в ярости бранится Шванеке, потом он, охнув, внезапно издал совершенно не вязавшийся с его внешностью жуткий крик боли.

Молодой солдат, тут же проворно вскочив, некоторое время стоял рядом, присматриваясь к лежавшему на полу противнику, потом выпрямился и пригладил коротко стриженные волосы.

— Вот так-то, — произнес он.

Шванеке, лежа навзничь и не в силах пошевельнуться, остекленевшим взором уставился в потолок. Потом медленно закрыл рот и в отчаянии скрипнул зубами.

— Что это? Как это ты меня… — пробормотал он.

— Бог ты мой! Что вы с ним сделали? — изумился полковник.

— Да, так, ничего особенного. Сейчас оклемается. Один нехитрый приемчик джиу-джитсу. Через полчаса снова будет человеком. — Вставай! — обратился молодой солдатик к Шванеке.

Тот сначала непонимающе уставился на него, потом во взгляде появилось подобие осмысленности. И страх. Кряхтя, он стал подниматься, пару минут, мотая головой, постоял на коленях, потом, ухватившись за перевернутый табурет, с грехом пополам встал на ноги. Скрючившись от боли, он стоял перед своим противником, толком не понимая, как тот его столь молниеносно обработал.

— Портсигар верни, — спокойно произнес молодой солдат.

Еле-еле волоча ноги, словно таща на плечах неимоверно тяжелый груз, Шванеке подошел к Дойчману и протянул ему портсигар.

— Сигарету тоже, — напомнил молодой солдат.

Шванеке извлек из нагрудного кармана сигарету и отдал Эрнсту. Тот медлил.

— Берите, берите, — сказал солдат.

Дойчман последовал его совету.

— А теперь извинись, — не отставал солдат.

— Ладно, чего не бывает. Виноват, — сипло проговорил Шванеке.

— Благодарю вас, молодой человек. Вы весьма своевременно вмешались, — поблагодарил солдата полковник.

Тот медленно повернулся к нему и долгим взглядом стал смотреть на полковника.

— Вам ни к чему меня благодарить, — спокойным, чуть дрожащим голосом ответил он. — Я не из-за вас вмешался. Если бы речь шла только о вас, поверьте, я и пальцем бы не шевельнул. Вы — офицер. Поэтому сами виноваты, что оказались здесь и терпите унижения от вот таких субъектов.

Он многозначительно кивнул в сторону Шванеке, без сил сидевшего на табурете.

— Вы сами не раз играли на руку тем, кто потом упрятал вас сюда. Почему? Да потому, что вы не предприняли ничего против них, а у вас ведь была такая возможность, и не раз. Более того — вы их поддерживали — вы, офицеры!

Теперь в голосе солдата звучали металлические нотки. Шагнув к оторопевшему полковнику, он отвесил ему наигранно-почтительный поклон и сказал:

— Знаете, почему я здесь? Потому что кулаками проучил одного скота — тоже офицера, который вел себя также, как и он. А тот, поверьте, тот заслужил куда большего, чем простой взбучки. Нашему Шванеке я просто показал, что не желаю смириться с тиранией озверевшего хама, как, впрочем, никогда не смирюсь и с тиранией офицерства. С ним проще — он усвоил полученный урок, а вот с вами потруднее будет. Вы ведь покоя не знаете, пока вас личиком в грязь не ткнешь.

Бесцеремонно, даже с какой-то брезгливостью, солдат отстранил бледного как смерть полковника и подошел к Шванеке.

— Ну как здоровье? — дружелюбно, почти ласково спросил он.

— Ну и ну!

Шванеке смог наконец встать на ноги. Теперь вид у него был, как у затравленного пса.

— Как это ты сумел? Нет, ты уж меня поднатаскай, пожалуйста. Ты первый, кто меня вот так сшиб с копыт.

— Знаешь, я, пожалуй, воздержусь. И вот что, помоги-ка прибрать здесь — не дай бог Перебродивший заявится.

* * *

Юлия Дойчман, сидя за столом мужа, писала ему:

«Дорогой мой Эрнст!

Знаю, что это письмо никогда не дойдет до тебя. И все же решила сесть и написать — просто хочется поговорить с тобой, высказать все, о чем сейчас думаю, что чувствую, как живу. Конечно, лежащий передо мной лист бумаги — не самая лучшая замена личному общению. Но я, закрыв глаза, пытаюсь представить твое лицо — и ты появляешься передо мной, высокий, худой, с длинными, неуклюже повисшими вдоль туловища руками, высоким лбом и серыми, вечно изумленными детскими глазами. И все же тебя со мной нет, я все время пытаюсь удержать твой образ, но он ускользает, медленно и неудержимо расплывается… Несколько дней назад я возобновила „ночные бдения“, хочется поскорее еще раз прогнать все, что мы с тобой начинали, все сделанное за эти два года, пока тебя не забрали. Иногда мне удается с головой уйти в работу и хоть на время избавиться от непреходящего, докучливого, вытесненного из сознания страха — нет, я делаю что-то не так, нет, у меня не получится, нет, я не смогу тебе помочь, упустила, поздно, слишком поздно. Но тут вдруг перед глазами возникает результат работы — цельное, завершенное здание, сложенное из наших с тобой идей. Какими же счастливыми были для нас эти последние два года, счастливыми, несмотря на войну! Только мы этого не понимали. Или не всегда понимали из-за ежедневной рутины — доставания карточек, усталости, раздражения по поводу неудавшихся экспериментов, неверных путей, зря потраченного времени. Понимаю, бывало, что я проявляла нетерпение и даже сварливость, вечно придиралась к мелочам. То, что это были мелочи, я поняла только сейчас, тогда до меня это не доходило. Господи, что я отдала бы сейчас за то, чтобы вновь хоть раз собрать твою раскиданную по всей квартире одежду, когда тебе вдруг ни с того ни с сего ударило в голову переодеваться! Поверь, я все отдала бы за то, чтобы ты снова сидел за столом напротив меня и, орудуя ложкой, торопливо поедал суп, словно участвуя в состязании кто быстрее доест! Как бы я была счастлива снова уютно устроиться в нашем уголке, и чтобы ты на все мои вопросы отвечал бы своим извечным аханьем! Боже, как меня раздражали тысячи мелочей! Как я бесилась, когда ты вдруг позабыл день нашей свадьбы — точнее, как ты его постоянно забывал. А как убивалась по поводу того, что ты явно недооцениваешь мою работу, которую я считала ничуть не менее важной, чем твоя.

Эрнст, мой любимый Эрнст, каким же смешным, детским и пустяковым кажется мне все это теперь! Только сейчас я начинаю это понимать. Сегодня я готова это признать. Сегодня я понимаю, что единственно важно то, кто ты есть! Что ты сделал? Важна наша любовь, как важно и то, что я сделала для тебя и кем я для тебя являюсь. Важно осознать свое место и задачи, которые предстоит решить.

Нет, не подумай только, что я вообразила себя второй мадам Кюри. Но я стремлюсь соответствовать месту, которое заняла. Сегодня я понимаю, что не мне бегать с тобой наперегонки, а вот помогать тебе я должна. А мой первейший долг сейчас — сберечь тебя не только ради себя самой, но и для других, ради твоей же дальнейшей работы, ради воплощения твоих идей в жизнь, ради всего того, что ты успел совершить, и ради того, что тебе еще предстоит совершить в будущем.

Свой путь я вижу.

Я сознаю всю опасность того, чем занимаюсь, но я не вправе отказываться от этого. Если бы только у меня было больше времени! Если бы я знала, как у тебя дела и где ты! Стоит мне только подумать о тебе, мой Эрнст, как я снова все та же, жаждущая любви девчонка, которая, глядя на звезды, мечтает о том, кому хотела бы принадлежать. Я принадлежу тебе, вся без остатка, ты живешь во мне, мы долго и все же до ужаса мало пробыли вместе, и все же мне так хочется отыскать на небе звездочку, пускай совсем крохотную, но нашу с тобой. Пусть она будет едва заметной, почти невидимой глазу, но она будет принадлежать нам и только нам. И тем лучше — никто ее не заметит и не отнимет у нас.

Сейчас уже поздно. Доброй ночи тебе, мой Эрнст, я закрываю глаза и все время думаю только о тебе, может, еще когда-нибудь ты снова поцелуешь меня на ночь — в губы, в глаза, а потом и в кончик носа…»

Юлия отложила ручку, откинулась на спинку стула и, прикрыв глаза, улыбнулась. По щекам сбежали быстрые, блестящие слезы.

* * *

В среду, то есть в день прибытия в лагерь, Шванеке довел обер-фельдфебеля до того, что Крюль какое-то время даже не знал, как поступить. И в субботу Шванеке вновь удалось поставить обер-фельдфебеля в полнейший тупик, чего не удавалось никому из подчиненных с самого начала карьеры Крюля в статусе младшего командира.

Шванеке сподобился на самый настоящий шедевр. Позади второго барака, где размещались 1-й и 2-й взводы 2-й роты, неизвестно откуда появился ящик. И в этом ящике сидел кролик. Сначала Крюль, проходя мимо, не обратил на ящик внимания, хотя этому предмету здесь было явно не место. Слишком уж обер-фельдфебель «был поглощен эпизодом с обер-лейтенантом Беферном и устроенным им курсом похудения. Но, пройдя пару метров вперед, до него вдруг дошло — что-то не так. Обер-фельдфебель, остановившись, резко повернулся, будто ужаленный. Сомнений быть не могло: это был действительно ящик, в котором расположился вполне упитанный и жизнерадостный кролик.

— Чье это животное? — вне себя завопил Крюль и стал вглядываться в солдат, только что закончивших приводить в порядок территорию и стоявших в последних лучах низкого осеннего солнца. — Дойчман, кому принадлежит это животное?

— Не могу знать, герр обер-фельдфебель, — рявкнул Дойчман в ответ.

Он уже усвоил, что в рапортах и командах самое главное вовремя налечь на голосовые связки. Чем громче, тем больше пользы. Чем горластее солдат, тем выше его ценит начальство.

— Мне, — ответил Шванеке, сделав два шага вперед.

Крюль ахнул.

— Так точно. Я большой любитель животных, герр обер-фельдфебель, — с сияющим лицом доложил Шванеке Крюлю. — Прямо места не нахожу, если рядом нет какой-нибудь милой животинки.

— Откуда оно у вас?

Крюль, нагнувшись над ящиком, разглядывал откормленного кролика. Откусив кусок от морковки, животное испуганно забилось в угол ящика. Обер-фельдфебелю не давали покоя три вопроса — первый: откуда взялось животное, второй: откуда взялся ящик? И третий: откуда взялась морковь?

— Просто прибежал к нам, — пояснил Шванеке.

Обер-фельдфебель без единого слова повернулся и зашагал прочь. У барака, где располагалась канцелярия батальона, он повстречал обер-лейтенанта Обермайера, который как раз собрался уезжать из лагеря, и тут же доложил ему о неслыханном происшествии. Но офицер вполуха выслушал Крюля.

— Порадуйтесь беззаботной казарменной жизни, насладитесь ею! — только и ответил он, дружелюбно похлопав стоявшего навытяжку обер-фельдфебеля по плечу. — Немного осталось, вот перебросят нас в Россию, там все будет по-другому.

Обермайер ушел, оставив Крюля стоять на плацу, раздумывая о последней фразе офицера. От одного слова „Россия“ в дрожь бросало. Но поскольку Крюль обладал способностью мгновенно забывать о неприятных вещах, ибо чего толку впустую ломать себе голову над тем, чего ты не понимаешь или не знаешь, он с энтузиазмом вернулся к вполне рациональной проблеме — рядовому Шванеке и его кролику. И размашистой походкой отправился назад к бараку.

— Кролик похищен! — тоном, не терпевшим возражений, заявил он Шванеке. — А вы утверждаете, что, мол, просто прибежал. Скажете, и ящик тоже прибежал? По воздуху прилетел сюда — раз, и тут!

— Так точно, герр обер-фельдфебель!

При этих словах Крюль с шумом втянул воздух через ноздри, казалось, он вот-вот лопнет, как передутый воздушный шар.

— Вокруг плаца бегом марш! — взревел он. — Быстрее! Быстрее!

Шванеке, ухмыльнувшись, трусцой побежал вокруг плаца.

— Еще круг! — приказал Крюль, и Шванеке выполнил распоряжение своего командира.

Потом вдруг, будто опомнившись, остановился перед Крюлем.

— Вы похитили его!

— Ну как вы можете подумать обо мне такое, герр обер-фельдфебель! Кролик просто прибежал к нам откуда-то.

В этот момент Крюль дал слабину. Не говоря ни слова, он повернулся и уже собрался уйти, как тут налетел на незаметно подошедшего обер-лейтенанта Беферна. Оказывается, тот уже довольно давно наблюдал за происходящим. Крюль тут же принялся было рапортовать, но Беферн досадливо отмахнулся. Медленно, постегивая по голенищу сапога хлыстиком, он подошел к Шванеке.

— Стало быть, вы у нас крупный специалист по кроликам? — дружелюбно спросил он.

— По самцам.

Дойчман отвернулся. Не мог больше смотреть на это. Боже мой, думал он, он снова нарывается! Ну и экземпляр!

Беферн удивленно взметнул брови:

— Что значит „по самцам“?

— А я изучаю их, герр обер-лейтенант. Как-то одна деваха сказала мне, что я, дескать, совсем как дикий кролик. Вот я с тех пор и приглядываюсь к ним, но вот только никак не могу уразуметь, что она имела в виду.

— А тут, откуда ни возьмись, он. Просто так, взял да примчался к вам.

— Так точно. Уселся передо мной на задних лапах. И я сразу понял, что это самец.

— Почему?

— Крольчиха не стала бы садиться на задние лапы, все-таки как-никак баба, герр обер-лейтенант.

Потом на плацу произошло нечто такое, отчего даже гауптман Барт не выдержал. Распахнув окошко, он решил положить конец этой комедии:

— Прекратить!

Шванеке было приказано лечь на пузо и проползти до конца плаца и обратно. По пыли, по кухонному мусору, по проистекавшим из отхожего места 1-й роты лужам. А обер-лейтенант Беферн свистками задавал темп. После трех ходок и прозвучало спасительное „Прекратить!“ гауптмана Барта.

Беферн, даже не удостоив взглядом продолжавшего лежать в грязи Шванеке, пружинящим шагом направился в офицерский барак.

— Что это все означает, герр обер-лейтенант? — возмущенно потребовал отчета Барт, едва Беферн переступил порог его кабинета.

— Вынужден был доказывать нашему Шванеке, что человек произошел от земноводных.

— Чушь!

Беферн невольно стал по стойке „смирно“.

— И вы рассчитываете этими приемами выиграть войну?

Гауптман Барт презрительно махнул рукой. Это означало: можете идти. Или: убирайтесь отсюда к дьяволу, дерьмо собачье! Беферн все понял и стал уходить. Но уже взявшись за ручку двери, он услышал голос Барта:

— На вашем месте я не стал бы превращать этого типа в своего врага. Нам предстоит отправка в Россию… А теперь идите!

Шванеке, пошатываясь, кое-как поднялся. На перекошенном от злости и перенесенных мук лице комьями налипла грязь, на него было страшно смотреть. Тяжело дыша, он привалился спиной к стене барака.

Дойчман, сбегав куда-то, принес в кухонной миске воды. Потом стал расстегивать мундир на груди у Шванеке. Тот безучастно взирал на действия доктора, потом стал жадно, большими глотками пить воду. Недопитые остатки вылил себе на голову.

— Обер-лейтенант Беферн… — не то прошипел, не то пробормотал он.

Дойчман похолодел. Боже мой, подумал он, не хотелось бы мне сейчас оказаться на месте этого Беферна.

— Хочешь еще воды? — спросил он Шванеке.

— Благодарю, дружок, хватит. Сигарету дать?

И в ту минуту благовоспитанный и неконфликтный доктор Дойчман восхитился прожженным уголовником Карлом Шванеке. В тот момент ученый, интеллектуал до мозга костей, и преступник по структуре личности ощутили взаимную симпатию, внезапно со всей остротой осознав, что у них — да и у всех здесь присутствующих — лишь один враг, что лишь углубляло эту внезапно проявившуюся симпатию.

Инцидент с кроликом мгновенно стал достоянием всего батальона. Узнал об этом и обер-лейтенант Обермайер. История не оставила его равнодушным.

— Хотелось бы обратить ваше внимание, друг любезный, что все-таки не вы, а я — командир 2-й роты, — довольно резко заявил он Беферну. — Вам же, как адъютанту командира батальона и не обладающему соответствующими властными полномочиями, остаются лишь связующие функции.

— Этот недочеловек… — начал было Беферн, но тут Обермайер бесцеремонно оборвал его:

— Но вы, зная, что он в моей роте, тем не менее допустили в отношении его самое настоящее безобразие!

— Уж не намереваетесь ли вы ознакомить меня с моей должностной инструкцией? И проинструктировать меня, как мне ее соблюдать? — перешел в контратаку Беферн. — Ваша рота — навозная куча, дружище!

— Я передам ваши слова командиру батальона, — холодно ответил Обермайер. — И постарайтесь запомнить — я вам не „дружище“ и запрещаю вам обращаться ко мне в подобной форме. Не будь мы сейчас на войне, я просто-напросто отхлестал бы вас по физиономии!

— Господин обер-лейтенант! — выкрикнул побелевший от возмущения Беферн.

Но Обермайер, резко отстранив его, прошел мимо, оставив его стоять.

Беферн, вернувшись к себе, достал из шкафчика тонкую папочку и раздраженно черканул в ней крестик напротив фамилии обер-лейтенанта Обермайера. Ничего, ты у меня еще попляшешь, думал он, я тебе покажу! Со мной твои приемчики не пройдут, ох, не пройдут. Кипя от ненависти, он захлопнул папку.

* * *

Обер-лейтенант Беферн не просто так оказался в штрафном батальоне. Его прислали сюда именно для того, чтобы докладывать обо всем, что здесь происходит. И в первую очередь брать на заметку политическую благонадежность служащих — как офицеров, так и унтер-офицеров.

На следующий день на утреннем построении солдатам было объявлено, что два дня спустя батальон перебрасывают в Россию. Обер-фельдфебель Крюль узнал об этом еще предыдущим вечером. И по этому поводу срочно напился. Сидел у себя в комнатке и хлобыстал. Нормальный человек просто пьет, иногда стакан за стаканом, иногда глотками, маленькими или большими, с большим или меньшим интервалом.

Но обер-фельдфебель был исключением из перечисленных правил. Что бы он ни пил — пиво, шнапс или вино, — он просто подносил к губам емкость, из которой приходилось пить, и в один присест заглатывал содержимое, причем так, что даже кадык не дергался. „Ну, шланг, прорва, ни дать ни взять“, — так характеризовал способ пития Крюля унтер-офицер Хефе. „Вот пьет так пьет! И как у него только из задницы не выливается!“ В германском вермахте существовало не одно предписание касательно употребления спиртных напитков, однако обер-фельдфебель Крюль, в целом следовавший предписаниям, именно их отчего-то игнорировал. А если уж приходил в ярость, тут для него пределов не существовало — нализывался до чертиков, а на следующий день изнемогал тяжким похмельем.

В тот вечер он как раз был взбешен. И снедаем страхом. Взбешен он был выходкой Шванеке, придирками Беферна, отношением к себе Обермайера, поведением солдат его роты, да и других тоже. Всех рот на всем земном шаре. И вообще мерзкой, отвратительной жизнью. Что же касалось страха, то причиной его была Россия. Его передергивало от одного только названия этой страны, не говоря уж о том, что там его поджидало. И дело было не только в том, что русские тоже умели неплохо стрелять и вполне могли попасть и в него. Самым ужасным было то, что солдатам штрафного батальона вполне могли выдать оружие. А что стоило в таком случае типу вроде Шванеке пустить пулю не в русского, а, скажем, в него, в обер-фельдфебеля Крюля? Бог ты мой, лучше уж об этом не думать.

Банда, одно только можно сказать про них. Мерзкая, вонючая банда! Поставить бы их к стенке и… Вот тогда бы он обрел покой на вечные времена.

И обер-фельдфебель Крюль пил, пил и пил, время от времени устремляя остекленевший взор в окно, за которым виднелся огромный темный плац.

— Дерьмо! — выкрикнул он. — Россия!

И чуть помедлив:

— Конец!

У него не было ни женщины, ни друзей, так что годами копившуюся злобу изливать было не на кого. Разве что на горстку солдат, находившихся в его подчинении и ненавидевших его.

Маловато, черт возьми, маловато. Крюль, понимая это, все пил и пил, пока не свалился замертво.

* * *

В кубрике 2-го взвода 2-й роты Шванеке предупредил всех:

— Держите ухо востро — в ближайшие дни что-то затевается!

— С чего ты это взял? — не понял Дойчман.

— Нутром чуешь такие вещи, — пояснил крысомордый.

— Думаешь, отправят нас куда-нибудь? — спросил Дойчман.

— Ага, отправят. К мамочке, — хихикнул крысомордый.

— Заткнись! — одернул его Шванеке.

Крысомордый, вздрогнув, умолк.

— Нет, правда, я чувствую: вот-вот нас отсюда погонят. И — могу на что угодно спорить — погонят в Россию.

— А что мы там забыли? — недоумевающе спросил лежавший на койке Видек.

— А тебе непонятно? — ухмыляясь, переспросил Шванеке.

— В Россию, — тихо произнес Дойчман.

— В эту проклятую страну! — подхватил крысомордый.

— Не боись, профессор! — ободряюще произнес Шванеке, осклабившись.

И, по-дружески ткнув в бок Дойчмана, добавил:

— Не все так плохо. Одно тебе могу сказать, — тут Шванеке перешел на шепот, — там для нашего брата будет куда больше возможностей. Куда больше! Ты только держись ко мне поближе!

— Что вы имеете в виду? — не понял полковник.

Однако Шванеке предпочел пропустить его вопрос мимо ушей. Прищурившись, он продолжал, обращаясь к Дойчману:

— Вот увидишь, профессор, я старый фронтовик и знаю что к чему. Так что там будет масса возможностей. Мы сумеем там все так повернуть, что у тебя глаза на лоб полезут, не будь я Карлом Шванеке! Или, может, ты думаешь, что Шванеке готов героически пасть на поле битвы, сражаясь за фюрера, народ и фатерланд?

* * *

Юлия Дойчман работала быстро, увлеченно, заставив себя сосредоточиться на работе, и только на ней — только это позволит ей повторить заново всю многомесячную работу Эрнста.

Так день за днем протекала ее однообразная жизнь, до ужаса напоминавшая жизнь дезертира, оказавшегося в тылу: в постоянном напряжении, в постоянной опасности, в постоянном осознании не успеть, промахнуться, недоглядеть в этом быстротечном и вместе с тем до ужаса медленно тянущемся времени. Она работала ночами напролет, отсыпаясь днем, а в последнее время разница между днем и ночью исчезла, растворилась — она работала до тех пор, пока мысли не начинали путаться, и голова Юлии бессильно падала на недописанный лист бумаги. Почувствовав голод, ела второпях, не обращая внимания на то, что именно ела, лишь бы избавиться от неприятной пустоты в желудке. И однажды вечером, когда Юлия, сидя в пустой квартире затемненного войной, отчаявшегося города, намазывала на черствые, тонко нарезанные ломтики хлеба маргарин, она вдруг поняла, что означает для нее скромность, уважительность и преданность идее осуществить, казалось, неосуществимое.

Жуя отвратительный на вкус хлеб с маргарином и потягивая жиденький мятный чай, она ощутила, как на нее нисходит безмятежность. Когда она убирала посуду со стола, раздался вой сирен. Несколько минут спустя начался воздушный налет.

Одна-одинешенька сидела Юлия в подвале дома, переживая ад вокруг — пальбу зениток, разрывы бомб, от которых ходуном ходили стены, заходясь кашлем в сухом, пыльном воздухе. Но даже здесь она сохраняла спокойствие, словно заручившись некоей гарантией Того, кто был сильнее бомб, сильнее любой стихии, в том, что с ней ничего не случится. И она, напряженно застыв, едва заметно шевеля губами и сложив на коленях руки, воздавала Ему безмолвную молитву.

Ей повезло. Несколько домов по соседству оказались разрушены. На стенах ее комнаты трепетали отсветы близких пожаров. Закрыв окна, Юлия задернула светомаскировочные шторы. Часть стекол выбило взрывной волной. И когда она сметала осколки стекла в совок, зазвонил телефон.

Удивленная, она даже не сразу сообразила, что это телефон — настолько отвыкла она от телефонных звонков, тем более поздних. Юлия сняла трубку. Это был доктор Кукиль.

— Я позвонил просто убедиться, что с вами все в порядке, — доложил он.

Говорил он отрывисто, быстро и как-то неуверенно.

— А к чему вам это? — спросила Юлия.

И в этот момент ощутила, что ей в некотором смысле было даже приятно слышать его голос: человеческий голос в этом призрачном безмолвии, нарушаемом лишь отдаленным треском горевших зданий. И лишь потом, не сразу, постепенно до нее дошло, что она разговаривает с тем, кто разрушил, разбил вдребезги ее счастье, что именно по его милости она теперь и пребывает в состоянии перманентного кошмара, вечной ночи без всякой надежды вновь увидеть свет в конце тоннеля.

— Такой ужасный налет! В общем, я рад слышать, что с вами все хорошо, коллега.

Доктор Кукиль, судя по всему, преодолев неуверенность первых секунд, вполне освоился, посему избрал непринужденный, ни к чему не обязывающий тон, будто Юлия была его давней и доброй знакомой.

— Ваш дом не пострадал?

— Да нет, выбило парочку стекол, а в остальном ничего.

— Ну, это еще не самое страшное. Утром пришлю к вам человека, он вам вставит новые. И все же рекомендовал бы вам во время воздушной тревоги уходить в бомбоубежище. Знаете, это все-таки куда безопаснее.

— Ничего со мной не случится.

— Могу я завтра утром видеть вас?

— Не понимаю, зачем.

— Так я могу?

— Извините, нет — я сильно занята.

— А чем вы заняты? Уж не…

Пауза.

— Совершенно верно. Я ведь говорила вам.

И тут тон доктора Кукиля изменился — теперь в нем звучала мольба.

— Не делайте глупостей, только не делайте глупостей. Ничего необдуманного. Вы же понимаете, насколько все это опасно. И как мне только удержать вас от этого?

— Думаю, что вам нет смысла удерживать меня.

Юлия отстраненно улыбнулась, проговорив эту фразу. Нет, этот разговор на самом деле обретал черты нереальности, сам факт его шел вразрез со здравым смыслом, и в какой-то степени он был даже смешон. Тот, о ком она без ненависти не могла думать, тот, кто подготовил ставшее роковым для Эрнста экспертное заключение, теперь печется о ней, заклинает быть осмотрительной, прекратить работу. К чему это? Ради чего? А может…

И тут Юлия положила трубку, невзирая на продолжавший изливаться из нее искаженный мембраной, взбудораженный голос. И тут же направилась прямо в лабораторию. К счастью, там оконные стекла остались целы. Она зажгла свечу и уселась за письменный стол. Впереди была долгая и, хотелось думать, спокойная ночь — во всяком случае, вероятность повторного налета почти исключалась. В других районах Берлина бушевали пожары…

* * *

Возвращаясь из кухонного барака, куда его направили на чистку картофеля, Дойчман упал в обморок. Приступ слабости накатился внезапно, когда он проходил через казарменный двор, — перед глазами вдруг заплясали разноцветные точки, кружки, пятнышки, он изо всех сил старался раскрыть глаза как можно шире, но тут ослабевшие ноги подогнулись, и он удивленно спросил себя, что же это. И вдруг все вокруг завертелось вихрем, на него, погребая его под собой, повалились бараки, деревья. По-видимому, он недолго пролежал без чувств. Когда поглотивший его мрак чуть рассеялся, когда перед глазами вновь возникли светящиеся, мерцавшие точки, когда он удивленно раскрыл глаза, прямо перед собой обнаружил лужу. И почувствовал влагу на лице. Дойчман все еще не мог разобраться, что с ним произошло. Пораженный, однако с долей равнодушия, он спросил себя: где я и как здесь очутился. Как это меня угораздило шлепнуться лицом в лужу и почему так трудно встать?

Эрнст попытался подтянуть ноги под себя, но не смог — по телу волной прошла дрожь. И тут послышались чьи-то торопливые шаги.

Над неподвижно лежавшим Эрнстом Дойчманом склонился Эрих Видек.

— Эрнст! — испуганно произнес он. — Эрнст, что с тобой стряслось?

Повернув Дойчмана на бок, Видек стал расстегивать пуговицы форменной гимнастерки. Дойчман неподвижно взирал на него, словно не понимая, что происходит. Он попытался что-то сказать, но язык не повиновался ему. Видек, недолго думая, подхватил его на руки, подивившись, как такой рослый мужчина может быть таким легким.

Видек отнес его к стоявшему чуть в стороне от остальных бараку, где располагался батальонный медпункт. Ничего страшного. Просто легкий обморок. К полудню Дойчман уже ходил. Когда он, все еще не оправившись полностью от слабости, поднялся на ноги и по узкому и длинному коридору направился к туалету, он увидел, как внизу распахнулась дверь. Двое солдат кряхтя стали втаскивать носилки. За ними семенил перепуганный санитар Кроненберг. Дойчман, прижавшись к стене, пропустил их. На носилках лежал солдат с посиневшим лицом. Больной пребывал в сильном возбуждении: рот его судорожно открывался, а руки пребывали в постоянном движении, теребя область груди, тело периодически выгибалось, словно он собирался подняться с носилок и бежать от нехватки дыхания.

— Главного нет на месте! Что делать? Что делать? Где главный? — в панике бормотал Кроненберг.

— Ты — санитар и должен знать, что делать! — бросил ему несший носилки солдат.

Дойчман последовал за ними и вошел в кабинет врача. Кроненберг, обычно никого не пускавший на „его территорию“, будто сторожевой пес, на сей раз не отреагировал на вторжение Дойчмана. Ему было не до того — суетливо бегая по кабинету, он понятия не имел, что предпринять. Что с него взять? За плечами у Кроненберга был лишь „ускоренный курс подготовки санитаров“. А доставленный сюда солдат, которого сейчас заботливо укладывали на белый клеенчатый диван, похоже, страдал от острейшей дыхательной недостаточности. „Вследствие чего?“ — машинально задал себе вопрос Дойчман. Черт знает, вследствие чего, во всяком случае, вид у него был такой, что он вот-вот скончается.

— А где врач? — спросил солдат.

— Уехал он, уехал, — пролепетал в ответ Кроненберг. — Не знаю куда…

— Так сбегай и найди его!

— Где мне его искать?

— Что с ним? — вмешался Дойчман.

Подойдя к лежащему солдату, он наклонился к нему.

— А ты что, кумекаешь в медицине? — с надеждой в голосе обратился к нему Кроненберг.

— Слегка, — ответил ему Дойчман.

— Что с ним?

— Откуда я могу знать?

— Парень, ты как-никак санитар, — продолжал солдат.

— Ты ведь какой-то укол ему делал! — добавил его напарник.

— Что за укол? — насторожился Дойчман.

— Да так, ерунда, это не от укола — я сделал ему противостолбнячный укол, — пояснил Кроненберг. — Он напоролся на ржавую колючую проволоку и…

— Немедленно ампулу адреналина и шприц! — властно произнес Дойчман. — И побыстрее, пока не поздно!

В эту минуту Дойчман стал тем, кем был всегда, — врачом, в привычном мире пропахшего медикаментами, дезинфектантами и болезнями кабинета, у топчана, на котором этот солдат, теперь уже его пациент, сражался со смертью. Дойчман враз позабыл и о недавнем обмороке, и о слабости, и о беспомощности. Он словно вернулся в свои первые после получения диплома годы, когда он работал в одной из берлинских клиник, где ставил на ноги больных, боролся за их жизнь, там, где познакомился с Юлией и полюбил ее.

Кроненберг, не скрывая изумления, послушно выполнил его требование — принес все необходимое: ампулу адреналина, стерилизатор, а в нем сверкавший никелем шприц и иглы. Дойчман, закатав больному рукав гимнастерки, ощупал пульс. Пульс был едва заметный, нитеобразный, прерывистый, с пугающе долгими паузами.

— Бензин! — велел Дойчман.

Оба солдата продолжали стоять, глядя на него, как обычно глядят на работу врача люди непосвященные: с любопытством, страхом, благоговейным трепетом.

Дойчман стянул жгутом руку пациента поверх локтя — выступили и набухли голубоватые вены. Смоченным в бензине ватным тампоном он протер кожу и уверенно ввел в вену иглу.

— Шок! — констатировал он.

— Отчего шок, разве… — начал Кроненберг, но Дойчман негромко велел ему не мешать и, осторожно надавливая на поршень, стал вводить в вену адреналин.

— Дело в том, что у него непереносимость к противостолбнячной сыворотке.

— Выходишь его? — спросил один из солдат.

— Думаю, да, — ответил Дойчман.

И он спас пациента. После томительно долгих минут ожидания, после того, как Дойчман предпринял все необходимое в таких случаях, с лица больного стал исчезать синюшный оттенок, дыхание становилось ровнее, пульс обрел лучшее направление, хотя по-прежнему оставался слабым.

— Все нормально, — заключил Дойчман. — Худшее позади.

— Откуда ты все это знаешь? — спросил пораженный Кроненберг.

Он был безмерно благодарен этому взявшемуся словно из ниоткуда специалисту. И имел все основания для этого — только сейчас до него дошло, что этот солдат был на волосок от гибели, причем по его, Кроненберга, вине. Не кто-нибудь, а он, санитар Кроненберг, всадил ему двойную дозу противостолбнячной сыворотки, мол, „надежности ради“.

— Иного выхода у меня не было, — с улыбкой ответил ему Дойчман. — Я как-никак врач.

— Врач?

Кроненберг даже присвистнул от удивления. По его широкой, откормленной физиономии было заметно, что он над чем-то раздумывает. Но санитар решил промолчать. Он был вообще из тех, кто не высовывает язык зазря, пока все досконально не взвесит. И вечером, когда Дойчман уже лежал на койке, к нему явился Кроненберг и затащил его в свою каморку рядом с кабинетом врача.

— Вот что, — начал он, усадив Дойчмана на единственный стул. — У меня тут возникла одна идея. Но сперва давай-ка дернем по стаканчику. Ты не против?

Дойчман кивнул. Он был не против. Кроненберг, пошарив в тумбочке, извлек из дальнего уголка заветную бутылочку. У Дойчмана глаза на лоб полезли: французский коньяк. Видя его удивление, Кроненберг ухмыльнулся:

— Это от Старика, понимаешь? От штабсарцта. Душа-человек! Я из него веревки вить могу, если понадобится.

Они выпили, и уже после пары глотков мир вдруг показался Дойчману вполне переносимым, чуть ли не приятным. Он вмиг позабыл и об обер-фельдфебеле Крюле, и об унтер-офицерах, и о своей болезни, об обмороке, об отчаянии, о беспросветности бытия в штрафбате, обо всем, через что ему выпало пройти; ему и Юлии, ему и остальным — Видеку, Бартлитцу, Шванеке… да-да, и Шванеке, одним словом, всем… Усевшись поудобнее, он с нетерпением ждал, что же намерен сказать ему Кроненберг.

— Послушай, — начал тот. — Я понимаю, что вот там, — Кроненберг выразительно ткнул большим пальцем в затянутое светомаскировочной шторой окно, — там хорошего мало. Понимаешь, что я имею в виду?

Дойчман кивнул. Он понимал, что Кроненберг имел в виду.

— Так вот, у меня есть к тебе предложение. Мне позарез нужен помощник. Санитар, понимаешь? Тогда ты распрощаешься со всей этой компанией — с Крюлем и так далее, никто здесь тебя не достанет, и мы с тобой будем жить припеваючи.

— А каким образом ты думаешь все организовать? — помедлив, спросил Дойчман.

Идея представилась ему абсурдной, совершенно нереальной. Он, доктор медицины Эрнст Дойчман, приват-доцент — и вдруг помощник санитара! Бред какой-то! Не окажись он в штрафбате, он бы уже год спустя ходил бы в штабсарцтах. Но — с другой стороны — а почему, собственно, нет? В армии издревле повелось: если нужно было срочно перетащить, скажем, рояль, то какой-нибудь там фельдфебель отыскивал музыкантов, мол, у них это лучше получится, если унтер-офицеру перед проверкой потребовалось до блеска отдраить спальное помещение, он отыскивал непременно пловцов — мол, они воды не боятся. А если Кроненбергу срочно понадобился помощник, почему бы не взять приват-доцента Эрнста Дойчмана.

— Это уж мои заботы! — заверил его Кроненберг. — Я же тебе говорю, мы с главным живем душа в душу, соображаешь?

— А что мне нужно будет делать?

— Да ничего особенного, иногда вынести пару горшков, вставить в задницу пациенту термометр, и всего дедов. Да ты и сам все понимаешь. И потом — в России — черт его знает, как там все обернется! Но тут уж ничего не попишешь! Согласен?

— Гор-шки! — по складам задумчиво произнес Дойчман.

— А что? Может, тебе не нравится? Тогда прошу — ты уже оклемался, так что твой друг Крюль ждет не дождется тебя!

— Можно еще выпить? — попросил Кроненберга Дойчман.

Необходимо выдержать паузу. „Горшки!“ — с содроганием подумал он. И термометры в анус, тут уж ничего не попишешь.

— Ладно, — опрокинув еще рюмку, согласился Дойчман. — Горшки так горшки.

На следующее утро он уже помогал санитару Кроненбергу измерять температуру и выносить и ополаскивать горшки. С некоторой озабоченностью Дойчман заключил, что Кроненберг был не прочь почесать языком, но не поработать. Но в остальном это был человек добродушный, приятный в общении, никогда не орал, не рычал, короче говоря, с ним можно было вполне сносно сосуществовать. Не говоря уже о том, что в медпункте было куда спокойнее, чем сносить издевательства Крюля на плацу. Причем выигрывали оба: Дойчман наслаждался покоем медпункта, Кроненберг был избавлен от досадной необходимости опорожнять ночные вазы, заполучив к тому же в качестве помощника настоящего, квалифицированного специалиста. Кем был он, Кроненберг? Несмотря на ускоренные курсы санитаров, он как был, так и оставался ремесленником из Вестфалии, каких тысячи и который, в принципе, мог все, если требовалось поработать руками. Что же касалось серьезных заболеваний, на этот случай наготове был доктор Дойчман.

Вечером Кроненберг переговорил с штабсарцтом д-ром Бергеном. Будучи человеком хитроватым, он решил начать издалека.

— Как я понимаю, герр штабсарцт, тот сердечник из 3-й палаты — случай серьезный?

— С чего бы это?

Доктор Берген оторвал взгляд от пачки карточек. Он педантично представлял ежедневный рапорт, который, конечно же, никто не читал и который потом пылился в шкафу среди других никчемных бумажек.

— У него снова приступ? В таком случае дайте ему миокардон.

— Так точно.

Кроненберг взглянул на записи. Так, аппендицит в 4-й палате. Перевод в госпиталь в Познани по поводу эктомии.

— Да, герр штабсарцт, тут есть еще один вопрос.

— Слушаю вас.

— Рядовой Эрнст Дойчман как нельзя лучше подошел бы нам. Нам необходим еще один человек. Так сказать, вспомогательный персонал. Вы же видите, что к нам постоянно поступают все новые и новые больные из рабочей команды. Скоро уже класть некуда будет. И мне одному…

Тут он осекся и стал оправдываться:

— Разумеется, я в состоянии и сам справиться. Но иногда, если случай безотлагательный, приходится разрываться. К тому же теперь, когда нас перебрасывают в Россию…

О том, что Эрнст Дойчман — врач и опытный специалист, Кроненберг благоразумно умолчал.

— Хорошо. Я поговорю с командиром. Из какой он роты?

— Из 2-й, герр штабсарцт.

— Ладно. А теперь прошу вас оставить меня в покое, Кроненберг!

Доктор Берген снова склонился над рапортом, а Якоб Кроненберг, молодцевато откозыряв, удалился. Правда, только после того, как убедился, что доктор Берген сделал карандашом пометку: „Эрнста Дойчмана из 2-й роты помощником санитара“.

— Надо уметь подойти к людям, — хвалился потом Кроненберг в разговоре с Дойчманом. Они сидели у окна, и санитар медпункта посвящал своего помощника в таинства игры в „двадцать одно“.

— Я так и сказал ему: „Дойчман переходит к нам, герр штабсарцт. Или я ухожу от вас!“ Так и заявил.

Тут Кроненберг выразительно поглядел на своего визави, чтобы убедиться, возымела ли его фраза действие. Дойчман, как и положено, изобразил удивление.

— И он тут же согласился! — добавил Кроненберг.

И пару минут спустя со вкусом щелкнул картами по столу.

— Двадцать одно!

В общем, вечер удался.

На следующий день 1 — я и 2-я роты паковались. Приказ так и не претерпел изменений — сначала 1-я и 2-я роты, пять дней спустя — 3-я и 4-я, штаб батальона и медпункт, получивший теперь куда более солидное название „госпиталь“. Эрнст Дойчман, новоиспеченный помощник санитара, продолжал числиться во 2-й роте, что обер-фельдфебель прокомментировал следующим образом: „Каков субчик! Успели научиться, как отвертеться от настоящей службы! Но ничего, вы у меня еще попляшете!“

На что Дойчман, который на самом деле схватывал тонкости армейской жизни на лету, спокойно ответил:

— Смею вам напомнить, герр обер-фельдфебель, что отныне я подчиняюсь непосредственно герру штабсарцту и герру командиру батальона.

— Довольно языком трепать! — рявкнул в ответ Крюль.

Но этим и ограничился, поскольку, с одной стороны, Дойчман был прав, с другой — потому что предстояла отправка в Россию. Чем черт не шутит, может, именно этому паршивому интеллигентишке придется накладывать ему, Крюлю, первую повязку и впрыскивать противостолбнячную сыворотку. Или выносить с поля боя! Во взводе же „повышение“ Дойчмана восприняли неоднозначно. Кое-кто завидовал, другие желали ему удачи, а Шванеке заявил следующее:

— Лихо ты вертанул хвостом. Очень хорошо поступил. Это здорово повышает наши шансы, вот что я тебе скажу!

— То есть? — не понял Дойчман.

Но Шванеке решил промолчать, лишь загадочно ухмыльнулся и подмигнул ему. Якоба Кроненберга пока что оставляли при медпункте, он отправлялся через пять дней. Штабсарцт д-р Берген ежечасно названивал в санитарное управление в Познани и требовал соединить его с самим генералом медслужбы.

— Мне необходим ассистент! — разорялся он. — Что мне, в России одному придется со всем справляться? До сих пор под моим началом был всего лишь медпункт, а на фронте? Когда начнут поступать раненые? В таких условиях я не могу гарантировать надлежащее медицинское обслуживание без помощника!

В Познани, судя по всему, понимали и пообещали д-ру Бергену ассистента. Но штабсарцт чувствовал, что это пустые обещания, как бывало не раз. И пока что канцелярия укладывала личные дела, солдатские книжки и другие важные документы в огромные обитые жестью ящики. Кое-что упаковывали в деревянные и картонные ящики, которые потом перевязывали толстым шпагатом и делали на них пометки тушью. В канцелярию зашел обер-лейтенант Обермайер.

— Ну, что новенького, Крюль? — спросил он.

— Нет, все по-старому, герр обер-лейтенант. Подготовка к отбытию идет по плану и к 20.00 будет завершена.

— В 19.00 получение боеприпасов. Все унтер-офицеры и фельдфебели получат пистолеты, патроны, кроме того, на каждый взвод полагается по два автомата. Нам предстоит проезжать контролируемый партизанами участок. Чего это вы так покраснели, Крюль. Что с вами?

— Нет, ничего, герр обер-лейтенант, ничего.

Писари ухмыльнулись. Унтер-офицер Кентроп многозначительно потирал нос. Но Крюль ничего этого не заметил, поскольку последние несколько дней жил словно в тумане.

Помощник санитара Эрнст Дойчман занимался упаковкой санитарной сумки. Кроненберг помогал ему, советуя, куда что положить, а потом сунул ему бутылочку коньяка.

— Всякое бывает, может, тебе плохо станет. Очень помогает при болях в желудке. Например, если вдруг нашему Крюлю живот сведет — а с похмелья у него всегда его сводит, — тогда выдашь ему столовую ложку „супергастрономита“.

— Супергастрономита? — не понял Дойчман.

— Это я так называю касторку, — пояснил Кроненберг. — Крюль очень уважает это средство. И свой понос потом объясняет плохим качеством шнапса.

Дойчман, с улыбкой сложив в стопку перевязочные пакеты и бинты, поместил их в большую кожаную сумку, потом пересчитал ролики пластыря, пинцеты и ножницы. Покачав головой, он вспомнил об инструментах и оборудовании, некогда бывших в его распоряжении в Берлине. Разве в серьезных случаях эти безделушки помогут? В этот момент в медпункт прибыл штабсарцт д-р Берген.

— У вас все готово? — осведомился он у Дойчмана.

— Так точно, герр штабсарцт.

— Как только прибудем на место, сразу же займитесь поисками подходящего помещения для госпиталя.

— Если только герр обер-фельдфебель позволит.

— Обер-фельдфебель?!

Берген с достоинством выпрямился:

— Считайте, что вы получили официальный приказ подыскать помещение для госпиталя. Вы только числитесь во 2-й роте, а подчиняетесь непосредственно мне. И все приказы получаете только от меня. Кстати, кто вы? Я имею в виду, кем вы были до службы в армии?

— Врачом, — ответил Дойчман.

Доктор Берген резко повернулся.

— Врачом? — изумленно переспросил он. — Как же… Как же так?

И вмиг превратился в беспомощного ребенка.

— И вот теперь я здесь, — суховато произнес Дойчман.

— Да-да, теперь вы здесь, здесь, — рассеянно повторил доктор Берген и тут же опомнился, в одно мгновение преобразившись в собранного, подтянутого и холодно-отстраненного штабсарцта, каким все его знали. — Значит, мы договорились, вы подыскиваете помещение.

— Так точно, герр штабсарцт.

Едва Дойчман вернулся в кубрик, как ему пришлось на деле доказывать свою переподчиненность штабсарцту. Достав из сумки бутылку коньяка, он решил угостить своих товарищей — Видека и Шванеке. Но в этот момент откуда ни возьмись в кубрике появился и Крюль. Увидев, как они все трое устроились за столом перед бутылкой коньяка, обер-фельдфебель сначала непонимающе заморгал — вероятно, желая убедиться, что все это происходит наяву. Верно — на столе красовалась бутылка коньяка.

— Рядовой Дойчман, что это у вас такое? — заорал он. — Что это?

— Коньяк, герр обер-фельдфебель.

— Конь…

Крюль невольно шагнул к столу и уставился на бутылку. И верно — коньяк! И не какая-нибудь суррогатная бурда, а коньяк „три звездочки“! И эти подонки сидят и в открытую хлещут его! Коньяк в 999-м штрафбате!

— Откуда он у вас? — стал допытываться возмущенный Крюль. — Выкладывайте начистоту, где вы его взяли? Может, это Шванеке где-нибудь стащил? Я тут же напишу на вас докладную!

Крюль протянул руку за бутылкой, но Шванеке опередил его. Выхватив коньяк из-под носа у обер-фельдфебеля, он передал бутылку Дойчману, который тут же сунул ее к себе в сумку.

— Эта бутылка коньяка числится за медпунктом, герр обер-фельдфебель, — пояснил Дойчман. — Меня срочно вызвали к… к рядовому Шванеке. У него полуобморочное состояние. И коньяк в таких случаях — лучшее лекарство.

— Немедленно отдайте мне бутылку! — покраснев от гнева, прошипел Крюль.

Но Дойчман решил идти до конца. Глядя обер-фельдфебелю прямо в глаза, он заявил:

— Разрешите вновь напомнить вам, герр обер-фельдфебель, что я лишь числюсь в роте, а подчиняюсь непосредственно штабсарцту герру доктору Бергену. Таково категорическое требование доктора Бергена.

Произнося эту тираду, Дойчман даже испугался: и откуда только у него столько смелости взялось говорить в подобном тоне с Крюлем. Он уже был почти готов замолчать и отдать эту бутылку взбешенному обер-фельдфебелю, но не замолчал, а продолжал говорить, будто не сам, а кто-то за него.

Шванеке с неприкрытым изумлением смотрел на Дойчмана, будто желая сказать: „Ну, парень, ты даешь! Никогда не ожидал от тебя ничего подобного! Снимаю шляпу!“

А Крюль? Тот надулся, словно перекачанный воздушный шар — вот-вот лопнет. Он мог сколько угодно орать, рычать, придираться, но давить на этого подчиненного не мог. Не имел таких прав. И обер-фельдфебель был вынужден пойти на попятный. Он ни за что бы не уступил этой троице, прогнал бы их сейчас ползком пяток раз через плац, и все. Но… Не мог он сейчас заставлять их ползать на брюхе — предстояла отправка в Россию. Поэтому он предпочел повернуться и без слов уйти, оставив Дойчмана, Видека и Шванеке наедине с этой непонятно откуда взявшейся бутылкой коньяка.

В 19.00 унтер-офицеры получили пистолеты и карабины, и на каждый взвод было выдано по два автомата. Выданные боеприпасы трижды пересчитали и трижды оформили соответствующие расписки. Кроме этого, каждой группе выдали и по ящику ручных гранат, 12 штук. Унтер-офицер из службы вооружения только покачал головой, собрав расписки о получении.

— Как будто с этим можно расправиться со всеми партизанами! — иронически заметил он.

Унтер-офицер побывал на передовой — имел два Железных креста 1-й и 2-й степеней, был четырежды ранен и в конце концов был переведен в тыловые структуры — выдавал оружие резервным батальонам.

Петер Хефе, попавший в Познань из райских кущ Франции, настороженно оглядывал разложенное на столах оружие — матово поблескивавшие, отменно вычищенные и смазанные пистолеты и автоматы.

— А пулеметы нам тоже полагаются?

Унтер-офицер из службы вооружений шумно проткнул дыроколом собранные расписки и вставил их в скоросшиватель.

— По два на роту, — ответил он. — Но содержать их положено только под замком. И использовать в крайнем случае. К чему пулеметы, если вы на фронте только и будете заниматься тем, что грязь грести?

— То есть что-то вроде стройбата? Только получше?

— Хорошо бы, если получше! — ответил унтер-офицер. — Только от того, что предстоит вам, все стройбаты враз разбежались бы.

Петер Хефе и остальные подавленно молчали. Слова унтер-офицера к веселью явно не располагали, тем более, что он успел побывать в России. Слышал их и Крюль, забредший в оружейку на поиски младших командиров.

— А мне что полагается? — спросил он.

— 08-й и 50 патронов к нему.

— 50 патронов? Да вы в своем уме? Это же капля в море!

— Вот что, — ответил на это унтер-офицер, подвигая Крюлю пистолет в кобуре и патроны, — вполне возможно, что и эти не успеешь расстрелять до того, как русские тебя на небеса отправят.

Обер-лейтенант Обермайер изучал маршрут следования. Рядом с ним стоял командир 1-й роты Вернер.

— Сначала на Варшаву, — пояснил Обермайер, водя по карте пальцем, — потом в Белосток и Барановичи. В Барановичах два дня и разгрузка. Потом пойдем дальше на Минск и Борисов.

— Это тот Борисов, что на Березине? — стал вспоминать обер-лейтенант Вернер. — 26 ноября 1812 года Наполеон перешел Березину. Я всегда имел пятерку по истории.

— Ну а 999-му штрафбату предстоит перейти ее 10 ноября 1943 года. Так и отметь это знаменательное событие в своих мемуарах. „По следам Наполеона“…

— Хочется надеяться, что его участь нас не постигнет, — со вздохом произнес Вернер.

Обермайер, ничего не ответив, вновь углубился в изучение карты.

— Из Борисова дальше до Орши. Там окончательная разгрузка.

— Надеюсь, туда мы доберемся.

— Бесспорно доберемся. По всему участку пути охрана из болгарских частей в пулеметных гнездах. Неприятности начнутся за Оршей. Там Советы постоянно проникают через нашу оборону, да и партизаны прибавляют головной боли. В лесах в районе Горок действует партизанское соединение, хорошо вооруженное и численностью до батальона. Кстати — ты ничего не слышал о предстоящем нам загадочном задании?

— Понятия не имею. Барт словно воды в рот набрал. Хотя, скорее всего, он и сам ничего не знает.

Обер-лейтенант Вернер одернул щеголеватый, ладно сидевший на его образцовой фигуре френч.

— „Не торопись познать ужасы“, — процитировал он неизвестно кого. — Так когда мы все-таки выступаем?

— Согласно самому последнему приказу — завтра в 7 утра, — с улыбкой сообщил Обермайер. — Так что если еще не попрощался со своей вдовушкой, поторопись. Или уже попрощался?

— И да и нет. После нее у меня долго никого не будет, как мне кажется, — недовольно проворчал Вернер.

Но решил остаться и даже явился на построение своей 1-й роты.

Это построение было воспринято всеми как последний довод в пользу того, что все очень и очень серьезно. Обер-фельдфебель Крюль ровно в 20.00 появился перед выстроившейся 2-й ротой. На поясе висел только что полученный „08“, сам он был в каске и брюках, заправленных в высокие надраенные до блеска сапоги. В общем, вид у Крюля был воинственный.

Рота выстроилась походным порядком: при ранцах, одеялах и палатках в скатку. Вместо оружия, правда, у каждого на поясе висела лопатка. На мундирах — ни погон, ни петлиц. Серая, обезличенная масса, выстроившаяся в три шеренги. При команде „Равнение — на-лево!“ все синхронно повернули головы в нужную сторону.

— 2-я рота в составе 24 унтер-офицеров и 157 рядовых, шестеро в медпункте, трое откомандированы, построена, — крикливо отрапортовал обер-фельдфебель Крюль. Обер-лейтенант Обермайер, отдав честь, оглядел выстроившихся.

Стоявший в первой шеренге рослый полковник фон Бартлитц был бледен, лицо как всегда неподвижно и безучастно. За ним стоял майор — как же его фамилия? — смельчак, каких мало, кавалер Рыцарского креста, сделавший молниеносную карьеру. Шванеке и Видек стояли с равнодушным видом, как почти все остальные. Большей частью рота состояла из людей опытных и обстрелянных. Они все прекрасно понимали, им было крайне трудно запудрить мозги. Они понимали, куда и на что шли, и никаких иллюзий на этот счет не питали. Однако и в них, как в каждом, где-то глубокоглубоко тлела едва ощутимая искорка надежды: а вдруг пронесет… Где-то на левом фланге чуть ли не самым последним стоял Эрнст Дойчман, на руке повязка с красным крестом, у ног медицинская сумка. Врач в роли помощника санитара! И перед тем, как обратиться к солдатам роты с краткой речью, обер-лейтенант Обермайер вдруг со всей отчетливостью осознал всю абсурдность происходящего: опытные высокопоставленные офицеры, знавшие куда больше, чем нынешние выскочки, зачастую командовавшие армиями, ждали здесь отправки на фронт в статусе солдат штрафбата, а по сути — пушечного мяса. А ведь специалистов их уровня отчаянно не хватало. Но им отвели роль преступников, непригодных ни для одной армии мира. Врач с санитарной сумкой, и это в период острейшей нехватки квалифицированного медперсонала. В чем же все-таки дело? Что-то явно не стыковалось, но что?

Но Обермайер заставил себя сосредоточиться.

— Солдаты! — во весь голос обратился он к роте. — Вы все знаете, что нам предстоит переброска в Россию. Думаю, мне нет нужды объяснять вам что к чему. Но мы с вами выполним свой долг везде, где бы нам ни пришлось оказаться. Завтра утром в 7.00 мы выступаем. Первым выступает 3-й взвод. Его задача — подготовить товарные вагоны до прибытия остальных. Кроме того, мне потребуется два человека в вагон-кухню. Бартлитц и Феттеринг, выйти строя!

Гауптман Барт, наблюдавший за построением на плацу из окна канцелярии, отошел в глубь помещения. Перед выстроившейся 1-й ротой подобную речь держал обер-лейтенант Вернер. Как всегда элегантный, подтянутый он, хорошо поставленным голосом вдохновлял на подвиги вверенное ему подразделение. В лучших армейских традициях. Что значит добрая юнкерская выучка! А этот Обермайер, подумал Барт, слишком много думает. Чего стоит эта его очередная выходка с отправкой Бартлитца и Феттеринга на кухню! Будто рассчитывает таким образом избавить их от пули на передовой! Самая настоящая дурость! По плацу потянулись первые грузовики с обозом батальона, направлявшиеся к железнодорожной станции.

* * *

Михаил Старобин сидел у заснеженной землянки, выщипывая блох из меха тулупа. Светило солнце, искрился снег, на фронте стояло затишье. Был погожий, солнечный день. Вокруг зеленели хвоей тихие леса. Даже волки и те потянулись куда-то дальше на восток, поближе к Монголии и Уралу. И там, где еще недавно хозяйничали они, орудовали солдаты, и земля дыбилась от разрывов снарядов. Изгнанные с насиженных мест волки, пригнув головы, сощурив желтые глаза, высунув языки, трусили прочь, наперекор ветру, задувавшему через бескрайние равнины России. Далеко позади осталась их вотчина — скованные морозом непроходимые лесные чащобы, над которыми нынче пронеслась война. Теперь в них обитали новые хозяева — люди в серых шинелишках, проворные, как белки, суетливые, пронырливые и кровожадные — ни дать ни взять волки, только во сто крат опаснее. В лесах под Горками и Большими Шарипами кипела своя, едва заметная снаружи жизнь — обмениваясь новостями, едой, махоркой, люди сновали от землянки к землянке, от шалаша к шалашу.

С наступлением темноты через кустарник сновали похожие на огромных, закованных в броню муравьев призраки, направлявшиеся к опушке леса — в Бабиничи, к реке Городня. И тогда ночную тьму отовсюду прорезало пламя — гибельное, сеющее смерть, нарушавшее вековую лесную тишь. Тут и там раздавались вскрики, люди вопили, стонали, отрывисто выкрикивали команды, вспыхивали фары, чтобы тут же погаснуть под шквалом пуль, на белом фоне словно из ниоткуда возникали тени, чтобы тут же исчезнуть в спасительной лесной глуши. Потом падал снег, прикрывая пушистыми хлопьями следы ночных событий. И на следующий день солнце озаряло лишь невысокие холмики с торчащими нелепо искривленными руками, ногами в грубых кирзовых сапогах или отрешенно выглядывавшими мертвенно-бледными лицами. Иногда можно было заметить и людей, медленно и неуклюже, на локтях ползущих по снежной пороше, волоча за собой занемевшие, отбитые ноги, криками взывавших о помощи…

— Аннушка, к немцам пополнение прибыло, целый батальон, — сообщил Михаил, еще раз как следует встряхнув полушубок — Не знаешь, старший лейтенант в курсе?

Анна Петровна Никитина, выбравшись из землянки, нагребала снег в помятый котелок. Анна отличалась грубоватостью, характерной для крестьянок средней полосы России, но длинные иссиня-черные волосы придавали ей сходство с азиаткой.

— Сергей уже в Орше, — ответила она. — Черт принес туда этих немцев! Они точно схватят Сергея!

Поднявшись, Михаил Старобин набросил полушубок. Это был рослый и крепкий мужчина, сильный как медведь, с чуть раскосыми глазами, окладистой бородой и сильными, привычными к многочасовому хождению по глубокому снегу ножищами.

— Он сейчас у Тани, своей зазнобы.

Анна Никитина усмехнулась.

— Причем какая-то непонятная часть прибыла, даже номер неизвестен, — добавил Михаил.

Анна что-то пробормотала про себя, подвешивая котелок над костром.

Когда растает снег, она положит в воду немного капусты, кусочек мяса — пару крылышек и грудку вороны.

— Дай бог, чтобы у Сергея все получилось, — не дают мне покою эти вновь прибывшие, кто знает, к чему их сюда прислали.

Если уж Михаил Старобин упомянул бога, то дело явно пахнет керосином. Анне казалось, что таким здоровякам, как он, вообще неведом страх, так думала она, помешивая никак не желавший таять снег. Сюда, в леса под Горки, немец не суется. Бывало покрутится вокруг, да и уйдет подобру-поздорову. Чему удивляться — в волчьем краю и людям ничего не грозит.

Из лесной чащи выбрался низкорослый кривоногий человечек в бараньем тулупе до пят и покрытой снегом меховой шапке-ушанке. Завидев Анну и Михаила, он, неловко шагая по снегу, направился к ним.

— А, это ты, Петр! Здорово, братец! — широко улыбнулся Старобин. — Как там в колхозе дела? Под немцами колхоз оказался?

Мужчины неловко обнялись.

Петр Тартюхин сощурил и без того маленькие, хитроватые глазки. Вылитый монгол, даже кожа и та желтая, словно пергамент, на круглом лице с приплюснутым носиком. Длиннющие руки неловко болтались, словно этот человек не знал, куда их деть. Зато плечи Тартюхина были непропорционально широки.

— Вокруг немцы шныряют! — сердито сказал он. — А вы тут костры раскладываете!

Подойдя к костру, Петр ногой стал подгребать снег на уголья, которые, зашипев, погасли.

— Совсем одурели — дым ведь вон откуда видно! Ничего, и сырая капуста тоже полезет с голодухи!

Анна Петровна, сняв котелок с толстой ветки над погасшим костром, кинула его в землянку.

— Они побоятся в лес заходить. Много ты их видел?

— Их немного, но стоит им дым заметить, как они сразу догадаются, где мы.

Петр провел загрубевшей ладонью по лицу:

— Старший лейтенант велел передать, что сегодня ночью сбор.

— Ох, черт возьми! — вырвалось у Михаила. — Говоришь, сегодня ночью? Надо срочно выяснить, что за номер у этой части. На них даже погон нет, никаких знаков различия вообще. Кто знает — может, это зондеркоманда какая прибыла? Может, против нас карательный отряд решили бросить, чтобы с нами разделаться?

— Ерунда!

— Да они прямо из Германии к нам присланы, молодые, здоровые. Но есть и постарше. Сергей сказал, что непонятная какая-то часть. И оружия при них не особо много.

— И ты еще говоришь, что они с нами разделаются!

При этих словах Михаил басисто расхохотался:

— Да у них, дурья твоя башка, секретное оружие! Сергей говорит, они еще покажут нам, где раки зимуют.

Подув на руки, Тартюхин поднял повыше воротник тулупа.

— Где остальные? — спросил он.

— Где могут быть остальные? — вопросом на вопрос ответил Михаил, разводя руками. — В лесу, где им еще быть. Так что, братец, давай туда, и ты их там отыщешь.

Чертыхнувшись, Тартюхин зашагал по снегу и тут же исчез с глаз в непролазном кустарнике. Время от времени раздавался шелест — с веток деревьев опадал снег. Потом вновь наступила тишина.

— Сегодня ночью, Аннушка, — тихо сказал Михаил Старобин, будто опасаясь, что их здесь кто-то может подслушать, — так вот, сегодня ночью, если повезет, закусим с тобой тушеночкой и печеньицем.

* * *

В Орше старший лейтенант Сергей Петрович Деньков, сидя у печки, пролистывал доставленные Таней бумаги. Среднего роста, худощавый, смуглый точно кавказец, он был одет в замызганную, латаную-перелатаную крестьянскую одежду — ни дать ни взять застигнутый оккупацией колхозник, вынужденный влачить в своей хатенке жалкое существование. Татьяна Сосновская же будто сошла с иконы какого-нибудь древнерусского мастера. Воронова крыла волосы были гладко зачесаны назад, чуть выступавшие скулы и большие темные глаза на узком лице придавали девушке загадочность бескрайных российских далей. На ней была шерстяная кофта, подчеркивавшая округлость форм грудей, и толстые ватные штаны, заправленные в мягкие юфтевые сапожки.

Старший лейтенант Деньков невольно засмотрелся на нее:

— Ох и красивая ты, Танюшка…

— Ты лучше прочти бумаги, Сережа.

Раздув в плите огонь, она повернулась к нему:

— Сейчас заварю тебе крепкого чаю.

Лицо девушки раскраснелось от огня.

— Когда тебе надо уходить?

— Через два часа.

Деньков накрыл узкой ладонью исписанные листки:

— Как тебе удалось их раздобыть?

— В комендатуре. Меня взяли туда уборщицей. И вот один фельдфебель зазвал меня к себе в комнату, а сам решил сходить за шнапсом и вином. Его довольно долго не было, вот я и списала эти бумажки, а потом тайком вынесла и сохранила у себя. Вот здесь, — улыбнулась она, показав на грудь. — Я не стала его дожидаться, взяла и ушла. А что, в них какие-нибудь ценные сведения?

— Еще и сам не знаю. Речь идет о новой немецкой части. Вот только почему тут ни номера, ничего. К тому же на них нет погон. Представляешь, вообще без погон. Очень все это непонятно…

Поднявшись, Деньков подошел к Тане:

— Вот тебе, девочка моя, и предстоит это выяснить. Но только без помощи фельдфебеля!

— Ты сегодня на ночь останешься здесь, Сережа? — тихо спросила Таня.

— И хотел бы, да не смогу. Меня ждут в лесу.

Еще час, и ему придется прошмыгнуть незамеченным через немецкие посты охранения. Нищему оборванцу, который с хлеба на воду перебивается, предстояло пешком топать по снегу к затерявшейся в лесной глуши хатенке. Немецкие постовые у деревянного моста через Днепр, как обычно, окликнут его:

— Стой! Куда тебя несет, черта хромого?

А он, заискивающе улыбнувшись, ответит:

— Домой, домой — живу я там.

Постовой кивнет, как это уже не раз бывало, — что взять с этого нищего полудурка в идиотском треухе?

За Оршей его поджидали сани, запряженные двумя лошадьми, — Федя приехал. Они стремглав понесутся окружным путем мимо Бабиничей к Горкам. Слишком уж обширная местность здесь, за всей не углядишь — маловато у немцев народу. И тут подступил лес, темный, грозный, протянувшийся до самого горизонта. „Волчьим краем“ прозвали его крестьяне из Горок и Больших Шарипов. Правда, теперь там было куда больше людей, чем волков. Впрочем, и их можно было считать волками — сталинскими волками — вторую партизанскую роту под командованием старшего лейтенанта Красной Армии Сергея Петровича Денькова.

— Чай готов, — негромко сказала Таня, вырвав Денькова из раздумий.

Она решила вскипятить воду прямо на огне в ковшике — ставить самовар пришлось бы долго, а времени не было.

Усевшись рядом с Сергеем, она стала смотреть, как он потягивает из блюдца горячий зеленоватый чай.

— Они даже предлагали мне в переводчицы идти, потому что чуть-чуть говорю по-немецки. Как думаешь, Сережа? Соглашаться?

— Конечно! Что тут раздумывать? Соглашайся! — оживился он. — Ты же тогда все будешь знать.

— А ты… Ты чаще будешь приходить?

— Может быть…

Он посмотрел прямо в большие карие глаза. Смеркалось, в сгущавшейся темноте хаты белели очертания ее узкого личика.

— Красивая ты, — повторил он. — Тебе придется от них отбиваться…

— Сережа! Если бы ты знал, как я их ненавижу!

— Но они-то — как раз наоборот.

— Никогда! Не бывать этому.

Отведя взор, девушка посмотрела на пламя печи. Сергей машинально последовал за ее взглядом. За печкой в специальном углублении в стене лежал заряженный и снятый с предохранителя армейский пистолет.

— Через полгода Витебск и Орша будут наши, — произнес Сергей хрипловатым от возбуждения голосом. — И мы поженимся с тобой, Танюшка. Каких-нибудь полгода… Ничего, выдержим!

Таня мужественно кивнула и, смахнув слезу, улыбнулась.

— Уходишь?

— Ухожу.

Сергей поцеловал ее на прощание в холодные губы.

— Ну, с богом, — прошептала она.

Быстро выйдя из дома, Сергей перемахнул в темноте двор. С богом, повторил он про себя, чего это ей вздумалось упоминать о боге? Ему бы и в голову не пришло. Сергей был большевиком, и дела до бога ему не было никакого. Его богом была партия, Россия и смертельная ненависть к немецким оккупантам. Именно они и заполняли его жизнь, всю, без остатка, и богу в ней места не оставалось.

* * *

Гауптман Барт явился с докладом к военному коменданту Орши. Пожилой майор, похоже из запасников, чувствовавший себя явно не в своей тарелке в русской глухомани, просмотрев документы Барта, поднял на него поверх очков взгляд водянистых глаз.

— 999-й, говорите? Батальон? А какого полка, дивизии?

— Дело в том, что 999-й батальон — отдельное подразделение. Это штрафной батальон, герр майор.

— Штрафной?

— Так точно, герр майор.

— Гм.

Пожилой майор смерил гауптмана Барта недоверчивым взглядом. Явно из кавалеристов, мелькнула у Барта мысль. Так осматривают жеребца, который вдруг стал прихрамывать. Но я на него не в обиде. Чем я для него лучше концлагерного надзирателя?

— А вы, как я понимаю, командир этого батальона?

— Так точно, герр майор. Мое подразделение переброшено сюда, в Оршу, на испытание фронтом.

— На испытание фронтом? Да-да, конечно.

Майор вновь критически оглядел Барта:

— В общем, мы с вами еще увидимся. Или же у вас есть какие-либо особые задания?

— Так точно. Батальон будет использован в ходе операций на тыловых участках фронта. В первую очередь для выполнения спецзаданий, лежащих вне пределов компетенции других частей, — чуть иронично уточнил Барт.

— Понимаю.

Майор даже не счел необходимым скрыть охватившую его брезгливость. Взглянув на орденские планки Барта, он выпятил нижнюю губу:

— Так вам уже довелось повоевать?

— С первого дня. Польша, Франция, а с 1941 года и по нынешнее время Россия. Я был среди тех, кто своими глазами видел башни Москвы.

— А теперь в 999-м батальоне?

— Так точно, герр майор. Добровольно.

— Добровольно?

Военный комендант Орши стал подчеркнуто тщательно укладывать документы в портфель, словно пытаясь скрыть охватившее его смущение.

— Был бы рад встретиться с вами в один из ближайших вечеров, герр гауптман. За бокалом доброго грога. Я пришлю к вам своего денщика.

— Весьма благодарен, герр майор, — с едва заметной улыбкой ответил Барт.

Значит, старик проглотил наживку. Или — выражаясь на кавалерийской фене — конь непокорно бьет копытом, но стоит чуточку взнуздать его, и он как шелковый. Никогда не знаешь наперед, что к лучшему, а что нет…

* * *

Пока гауптман Барт докладывал коменданту о прибытии в Оршу батальона, Дойчман сидел в своем временном пристанище и писал письмо Юлии. Полуразрушенная крестьянская хата едва освещалась парой свечей. Стоило кому-нибудь распахнуть дверь, и пламя их трепетало, грозя вот-вот погаснуть. То резкие, то вновь расплывавшиеся тени плясали на закопченных бревенчатых стенах, забегая и на лист бумаги, на который ложились ровные строки.

„Моя дорогая Юлия!

Наверное, уже и забыла, когда в последний раз получала от меня письмо, кареглазая моя. Или все же недавно? Хотя лично мне кажется, что с тех пор, как я писал тебе с прежнего места дислокации, успела миновать вечность. Тогда мы были в Европе, а теперь в России. Я даже знаю название города, где мы находимся, его можно увидеть на географических картах. Но это совершенно иной мир, все здесь настолько до ужаса необычно и непривычно, что я иногда невольно спрашиваю себя: а действительно ли я здесь или же мне все это только снится? Понятие „раньше“ исчезло из сознания: образы, всплывающие в моем воображении, стоит мне подумать о том, что было „раньше“, поблекли, лишились привычных четких очертаний. Лишь тебя, тебя одну я вижу ясно, как прежде. Более того: сильнее, ощутимее, чем прежде, я слышу твой голос, острее чувствую твое дыхание на щеке…“

Оторвавшись от письма, Дойчман невольно взглянул на скрипнувшую дверь. В хату ввалился унтер-офицер Хефе, или же Перебродивший, как окрестили его солдаты батальона.

— Видек, Шванеке, граф Гуго, быстро подъем! Мы отправляемся на ликвидацию группы диверсантов!

— Двадцать одно! — объявил Шванеке.

Они резались в карты с Видеком и графом Гуго фон Зимсбургом-Вельхаузеном, которого все называли просто Гуго. Сначала Шванеке сделал вид, что не замечает Хефе, потом медленно повернулся к нему.

— Что там такое стряслось? — невозмутимым тоном спросил он. — Куда мы отправляемся?

— Группа диверсантов противника нарушила связь.

— Опять начинается, — пробурчал Шванеке, неторопливо вставая из-за стола.

— Хотелось бы знать, существует ли вообще в этой проклятой стране такое понятие, как „нормальная связь“.

Первым о повреждении телефонной линии связи с находившейся в Бабиничах 1-й ротой узнал обер-фельдфебель Крюль.

— Какой идиот прокладывал телефонную линию? — разорялся он в более-менее прилично сохранившейся хате, где и расположилась канцелярия.

Повсюду на жестяных и картонных ящиках были расставлены свечи.

— Вот же кретины, даже простой телефонной линии, и то проложить не могут! Дверь закройте, вы, недоумки! — выкрикнул он, почувствовав холодное дуновение сквозняка на вспотевшем затылке.

Но тут пришлось вытянуться в струнку — оказывается, недоумком был не кто иной, как обер-лейтенант Обермайер.

— Герр обер-лейтенант, нарушена связь с 1-й ротой! — доложил Крюль. — Неплохо для начала.

Впрочем, признаки пресловутого „неплохого начала“ Крюль успел заметить еще в Барановичах, когда рота вынуждена была срочно пересаживаться в другие вагоны, потому что поступило распоряжение отцепить большую часть вагонов и отдать их под погрузку артиллерийских снарядов. Пришлось в темпе распихиваться по немногим остававшимся вагонам, человек по 40 на каждый. А тут еще этот Шванеке в своем репертуаре! Приволок три банки тунца и мешочек галет.

Крюль перестал задавать Шванеке вопросы „Откуда?“. Потому что ответы этого солдата неизменно отличались расплывчатостью и комичной двусмысленностью, в результате чего вся рота потешалась. В тот раз он просто предупредил его: „Малейший сигнал о том, что принесенное вами в роту где-нибудь похищено, и я велю привязать вас к хвостовому вагону!“ Естественно, никаких сигналов не поступило. Шванеке, ухмыляясь, пояснил Дойчману:

— Кто там станет сигнализировать? Они ведь все это сами стащили!

Обер-лейтенант Обермайер решил лично убедиться в отсутствии связи. Пару раз крутанув ручку полевого телефона, он стал вслушиваться в трубку. Никаких признаков жизни.

— В батальон вы дозвонились? — спросил он.

— Никак нет, герр обер-лейтенант. И с батальоном нет связи.

— Значит, это диверсанты. Они обнаружили нашу линию и перерезали ее.

Обер-фельдфебель Крюль тяжко вздохнул — раз диверсанты, то бороться с ними — дело унтер-офицеров.

И унтер-офицеру Хефе вместе с шестью бойцами пришлось тащиться по снегу в поисках места обрыва вдоль дороги на Бабиничи.

Шванеке, как самому здоровому, взвалили на спину моток провода. Видеку достался контрольный телефонный аппарат, рядовой Лингман, экс-фельдфебель и не дурак выпить, а когда выпивал, то поливал грязью всех и вся, включая непосредственное начальство и даже „имперское руководство“, тащил оба ящика с инструментом. В хвосте их небольшой растянувшейся колонны шагал по снегу Гуго, или граф фон Зимсбург-Вельхаузен. Это был незаметный, тихий человек, всегда готовый помочь и тащивший свой тяжкий крест наравне остальными. В его личном деле было указано, что граф фон Зимсбург-Вельхаузен был приговорен к отправке в штрафной батальон за попытку государственной измены, подстрекательство к актам саботажа и порче принадлежащего вермахту имущества. На самом же деле он в начале 1943 года, когда 6-ю армию Паулюса собирались отдать на заклание, собрав вокруг себя нескольких здравомыслящих офицеров, стал вдохновлять их на неподчинение командованию и к началу мирных переговоров с русскими. Мол, время еще терпит и взятую в железные клещи армию еще можно уберечь от гибели. Но очень скоро в группе появился предатель. То, что графа Гуго фон Зимсбург-Вельхаузена не вздернули на виселице как заговорщика, саботажника и пр., объяснялось лишь тем обстоятельством, что родной брат графа, проживавший в Испании и работавший на абвер, к тому же располагавший неплохими связями в весьма влиятельных кругах Нью-Йорка, мог наговорить массу лишнего, в случае если братца все-таки решили бы повесить… Замыкал колонну Петер Хефе с автоматом в руках.

Ночь выдалась морозная и непроглядно-темная. Оба солдата, шедшие вдоль линии, время от времени останавливались и, пританцовывая на месте, пытались согреться. От холода не спасали даже надетые по этому случаю валенки — ноги коченели и в них. Местами дорога была заметена снежными сугробами. Ориентироваться приходилось только по редким телеграфным столбам.

* * *

Неподалеку у кустов стояли Михаил Старобин и Петр Тартюхин. Соорудив из веток подобие преграды для ветра, они, спрятавшись за ней, лузгали семечки и поглядывали в темноту.

— Ты надежно перерезал линию? — негромко спросил Тартюхин. — Они давно уже должны поднять тревогу и прислать сюда кого-нибудь. Рота немцев без телефона — как ребенок без мамкиной сиськи.

— Тише ты! — прошипел Михаил. — Слышишь?

Оба прислушались. Ничего, только ветер завывает. И вдруг послышался едва различимый звук — это пару раз лязгнул моток телефонного провода на спине у Шванеке. Еще раз, и еще. Лязганье приближалось, потом донесся чей-то голос. Кто-то кого-то звал.

Выплюнув шелуху, Старобин схватился за лежавший тут же автомат.

— Интересно, откуда они идут? Из Горок или из Бабиничей?

— Я пока что никого не вижу.

— Неужели не слышишь?

— Теперь слышу! Помолчи!

Тартюхин, шлепнувшись в снег, залег. Михаил подал ему второй автомат.

— Вон они, смотри! — прошептал Тартюхин. — Из Горок идут!

— Сколько их?

— Не могу сказать точно. Не вижу я их, не вижу, и все!

В следующую секунду до них донесся голос унтер-офицера Хефе.

— Как там у вас дела? Все в порядке? — выкрикнул Хефе.

Гуго, шедший в хвосте колонны, ответил:

— Все нормально.

На задубевшей от мороза физиономии Тартюхина проступила и замерла кривая улыбка.

Немцы уже почти добрались до места обрыва линии. Старобин осторожно положил автомат на заметенный снегом холмик и, прижав приклад к плечу, стал прицеливаться. На дороге застыла группа из нескольких немцев.

— Ага! Нашли все-таки.

И верно, один из немцев поднял руку. Шванеке, поправив висевший на спине моток телефонного провода, поспешил к нему, машинально отирая вспотевший, несмотря на жуткий холод, лоб.

— Оборван?

— Похоже, что да.

Лингман поставил на снег ящик с инструментом, а Видек, присев на корточки, стал подсоединять к оборванному кабелю аппарат.

— Давай побыстрее, а то здесь сдохнуть можно от этого холода! — поторопил его Гуго.

— Знаешь, у меня пальцы не гнутся, — ответил Видек.

— Давайте, давайте, нечего рассиживаться, — потребовал Петер Хефе. Но Шванеке чувствовал, что-то здесь не так. Он своим звериным чутьем осязал висевшую в воздухе опасность. Не нравилось ему это все. Черт возьми, подумал он, а если вдруг…

— Так что там с проводом? — нетерпеливо спросил он.

— Перерезан, — ответил Видек.

Он уже успел подсоединить контрольный аппарат. Крутанув ручку, он стал вслушиваться в трубку, и несколько секунд спустя его лицо осветила довольная улыбка — на другом конце послышался голос Крюля.

— Ну что, нашли наконец? Что там случилось, вы, недоумки?

— Провод был перерезан, — ответил Видек.

Из трубки послышался квакающий голос Крюля. Обер-фельдфебель бранился на чем свет стоит. Тут, плутовато улыбнувшись, унтер-офицер Хефе взял из рук Видека трубку.

* * *

Тартюхин и Старобин переглянулись, и Петр прошептал:

— Ты — слева направо, а я справа налево… так мы их с двух сторон…

Тартюхин крепче прижал приклад автомата к плечу.

— И старайся попасть им в пузо! — шепотом добавил он. — Я скажу, когда открыть огонь…

Голос Тартюхина звучал едва ли не ласково.

* * *

Карл Шванеке встал на колени рядом с Видеком, взяв провод в руки, стал его рассматривать, потом ощупал его. И вдруг, резко обернувшись, бросился в снег с криком:

— Ложись!

Буквально в одну секунду все лежали ничком в снегу. И в тот же момент затрещали автоматы Тартюхина и Старобина. Стреляли из кустов неподалеку от дороги. Еще падая в снег, Гуго ощутил тупой удар в левое плечо, тут же онемевшее. Странно, но боли он не почувствовал и так и не понял, что произошло. Не сразу и ощутил, как по спине стекает тепловатая жидкость. Только тогда он сообразил, что ранен.

— Черт, меня подстрелили, — с каким-то даже удивлением простонал он.

Рядом, вжавшись в снег, лежал Видек. Услышав Гуго, он повернулся к нему и спросил:

— Куда попали?

— В плечо.

— Вот же дьявол — если бы мы хоть могли открыть ответный огонь! А то ведь нечем! — в отчаянии пробормотал Видек.

На всю их группу был единственный автомат, из которого сейчас вовсю палил залегший в снежной ложбине унтер-офицер Хефе. Откуда именно их обстреляли, он понять не мог, но палил наугад, решив прочесать местность.

Тартюхин со Старобиным, словно лисы, затаились за снежным бугром. Но пули свистели далеко в стороне и выше. Оба вновь дали несколько очередей. Шванеке подполз к Петеру Хефе.

— Провод был перерезан! — с искривленным от досады лицом доложил он. — И если бы не ты, нас бы давно перещелкали, как козлят.

Унтер-офицер Хефе чуть приподнял голову, но тут же вынужден был снова вжаться в снег — одна очередь русских прошла чуть выше их голов, вторая взметнула снег в полуметре впереди. Не целясь, Хефе нажал на спусковой крючок и длинной очередью прошелся по кустам.

— Дай-ка лучше мне, так не стреляют! — сердито произнес Шванеке.

Он уже трижды побывал в России, он знал противника, знал хорошо, не хуже себя самого.

Петер Хефе без разговоров отдал ему автомат, будто был рад отделаться от этой штуковины. Ощутив прикосновение холодного металла, Шванеке сразу почувствовал себя другим человеком, он как бы слился с оружием, к которому успел привыкнуть за годы войны, сжиться с ним, будто и на свет появился с автоматом в руке. Пока подтягивались остальные, собираясь группой — Видек тащил раненого Гуго, — Шванеке перекатился за сугроб и стал методично простреливать каждый куст, потом, сменив обойму, продолжил прицельный огонь. Он, как и Тартюхин с Михаилом Старобиным, был теперь в своей стихии. Реакция его была молниеносной — совсем как у дикого зверя. О грозившей ему опасности в этот момент он не думал, а думал о том, как побыстрее уничтожить своего противника.

Шванеке прекратил огонь. Смысла нет тратить патроны, если не видишь врага. А заснеженная дорога лежала перед ними, словно ничего не происходило. На горизонте темнел лес, грозный, таинственный, полный опасностей. Петр Тартюхин и Михаил Старобин неподвижно лежали за своим сугробом, а Шванеке — за своим. Противники, стараясь ничем не выдать себя, даже дышать боялись. Тартюхин осторожно повернул желтое лицо к Михаилу. Последняя автоматная очередь прошла буквально впритык, заставив их насторожиться. Теперь уже стрелял человек опытный, знавший, как верно распределить огонь.

— Этот уже имел дело с нами! — прошептал он, остро ощутив исходившую от невидимого противника опасность. — К ним прибыло подкрепление, так что давай-ка убираться отсюда подобру-поздорову!

Тут напряженную ночную тишину прорезал резкий звонок полевого телефона. Голос из другого мира. Тартюхин, осторожно приподняв голову, стал всматриваться туда, откуда донесся звук. Эрих Видек, лежавший рядом с аппаратом, дотянулся до него и взял трубку.

— Тише вы там! — прошипел он в микрофон.

Но трубка не унималась — оттуда сыпалась брань обер-фельдфебеля Крюля.

— Идиоты! Где связь с 1-й ротой?

— На небесах! Мы попали под обстрел. Партизаны! Рядовой Зимсбург ранен…

И тут снова застрочил автомат Тартюхина. Он бил наверняка — туда, откуда послышался звонок. Швырнув трубку прямо в снег, Видек вжался в продавленную им в снегу ложбину.

* * *

Обер-фельдфебель Крюль, замерев, сидел на жестяном ящике, тупо уставившись в пространство. Сначала он не мог, отказывался осознать произошедшее. Потом до него постепенно дошло, что он на Восточном фронте, в этой проклятой стране, которой он пуще чумы боялся. И осознание этого, которое он все эти дни старательно вытеснял из разума, вмиг превратило его в трясущееся от ужаса подобие человека.

— Они попали под обстрел! — пролепетал он.

В трубке он действительно услышал несколько выстрелов, потом раздался щелчок, и все стихло.

— Попали в аппарат!

Крюль, словно ожегшись, бросил трубку, словно пули через нее могли добраться и до него сюда. Побледнев, он весь колотился от страха, даже не замечая этого.

— Их обстреляли партизаны… Зимсбург ранен…

— Вот так и бывает на войне, обер-фельдфебель! — многозначительно резюмировал Обермайер.

И тут же, повернувшись к Кентропу, скомандовал:

— Берите 12 человек и туда! Быстро! И поосторожнее там, ни к чему зря терять людей. Гранаты с собой возьмите! И санитара — Дойчмана — тоже!

— Какая свинья! — в ярости пробормотал Шванеке. — Дрянь паршивая!

Встав на колени, он стал стрелять по двум петлявшим как зайцы, удалявшимся темным фигуркам, то исчезавшим за кустами, то вновь появлявшимся. В конце концов они растворились во тьме.

Михаил, тяжело дыша, бежал за ловко маневрировавшим среди низких деревьев Тартюхиным. Злобное тарахтенье немецкого автомата вселяло страх». Упругие ветви кустарника царапали в кровь лицо, но он, невзирая на них, мчался вперед, пока, споткнувшись обо что-то, не упал лицом в снег.

— Бог ты мой, ну и дела!

Низкорослый азиат молчал. Разорвав зубами индивидуальный пакет, он стал перевязывать левую руку. Михаил недоверчиво взглянул на него:

— Тебя что, зацепило?

Тартюхин, гневно прищурившись, продолжал молчать. Наскоро перевязав руку, он не обращал внимания на постепенно охватывавшую всю руку до плеча боль. Гнев бушевал в нем словно лесной пожар.

— Я его убью! — сквозь стиснутые зубы наконец прошипел он. — Он первый, кто ранил меня. Понимаешь, первый! И покоя мне не знать до тех пор, пока он по земле ходит. Либо он меня прикончит, либо я его!

* * *

— Как мне кажется, вы уже давно нигде не были. Или я ошибаюсь? — произнес доктор Кукиль.

— Нет, не ошибаетесь, — ответила Юлия.

— О, тогда вам наверняка понравится, если мы… Словом, вы знаете боснийский погребок?

— Нет.

— Небольшой, но весьма уютный, — непринужденно болтал доктор Кукиль, управляя машиной в оскудевшем транспортном потоке. — Я заказал там столик, подумал, что вам вряд ли придется по душе ужинать в каком-нибудь огромном, как дворец, ресторане, где сплошь военные. Я не заблуждаюсь?

Юлия кивнула.

— Я довольно хорошо знаю владельца этого погребка. Можно сказать, мы с ним друзья. Насколько это возможно с владельцем заведения. Похоже, у него недурные связи — что и говорить: уроженец Балкан. У него есть даже то, чего днем с огнем не найдешь, и там, где вращаются, так сказать, «самые-самые». Естественно, для лучших друзей. Увидите, каков оригинал этот человек.

Слова легко слетали с языка доктора Кукиля, говорил он не слишком громко, но и не слишком тихо, ровно настолько отрегулировав силу звука, чтобы его речь не заглушал шум двигателя, и ничуть при этом не напрягаясь. Время от времени он поворачивался к Юлии и улыбался. На стеклах его очков мелькали синие сполохи ламп маскировочного уличного освещения.

Юлия сидела, прижавшись к дверце, вполуха слушая доктора Кукиля. Большую часть его болтовни она просто не воспринимала, словно привычный шум, вроде журчания ручья, если сидеть на его берегу достаточно долго. В последние дни доктор Кукиль почти беспрерывно названивал ей, иногда и по два раза на дню. Но не из-за главного. И каждый раз, когда в квартире раздавался резкий звонок, она думала: вот-вот, сейчас. За этим «сейчас» скрывалось ожидание того, что должно было произойти, что непременно произойдет, это могла быть весточка от Эрнста либо кто-нибудь от него. Или — более того — он сам. Юлия понимала всю тщетность ожиданий, иллюзий, надежд. Но что ей оставалось кроме них? Плохо, очень плохо, когда в тебе угасает последняя искорка надежды.

И Юлия жила в постоянном ожидании. Что-то непременно должно произойти, так дальше продолжаться не может, должно прозвучать спасительное слово, иначе ей не вынести этого затянувшегося напряжения, в котором она жила. Но кроме доктора Кукиля никто ей не звонил. И ей начинало казаться, что те, кто прежде, до ареста и осуждения Эрнста часто бывал у них, никогда не существовали на этом свете. Друзья… Стоило ей мысленно произнести это слово, как по ее лицу пробегала едва заметная грустная усмешка. Друзья… И она задумывалась, насколько все же истинно утверждение о том, что стоит тебе оказаться в беде или, того хуже, — угодить в черный список врагов нации, как вокруг тебя мгновенно образуется вакуум. Прежде она не хотела верить в подобные вещи, вероятно, оттого, что Юлия, как и Эрнст, всегда и независимо от обстоятельств была готова прийти на помощь тем, с кем была связана узами дружбы. Однако теперь приходилось убеждаться, что их былые «друзья» придерживаются несколько иного мнения на этот счет. Горько и печально было осознавать это. Доктор Кукиль давно и упорно атаковал ее, склоняя сходить с ним куда-нибудь посидеть.

— Вам просто необходимо вдохнуть струю свежего воздуха, сударыня, — постоянно повторял он по телефону. — Не сидеть же вам бесконечно в четырех стенах, думая о том, чего вы не в силах изменить. Так недолго и дойти до ручки, уж поверьте мне!

В конце концов она подчинилась. Доктор Кукиль, вне сомнения, был тем, с кем ей менее всего хотелось «сходить куда-нибудь посидеть». Но Юлия приказала себе позабыть обо всех антипатиях: именно доктор Кукиль вопреки всему мог и организовать пересмотр своего экспертного заключения, и, соответственно, настоять на реабилитации Эрнста. Посему не следовало лишний раз задевать его за живое своими отказами. Во всяком случае, надо было хоть изредка уступать. Уступать? Но насколько далеко заходить в пресловутых уступках? Присутствие этого человека изначально вызывало у нее отвращение, физическое отвращение. Однако в последнее время она стала ловить себя на мысли, что даже ждет его очередного звонка. И при этом в ее отношении к доктору Кукилю ровным счетом ничего не изменилось. Напротив, к отвращению прибавился страх, ибо она понимала, что он никогда не станет делать что-то ради нее из чистой симпатии. Он вожделел ее. Женщина до мозга костей, Юлия не могла этого не замечать. И недалек день, когда он напрямик ей об этом заявит…

Свернув с Курфюрстендамм на одну из боковых улочек доктор Кукиль припарковал машину у неприметного здания. По тротуару сновали изнуренные жизнью, бесцветные, закутанные с ног до головы призраки. Берлин на пятом году войны. Казалось, этого веселого легкомысленного города, жизнелюбивого Берлина предвоенных лет, никогда и не существовало.

Судя по всему, гардеробщица знала доктора Кукиля. Она была сама предупредительность, в нынешние времена постепенно превращавшаяся в раритет. Подобным же образом вел себя и официант, встретивший их в полумраке зала и через заднюю дверь и длинный коридор проводивший в отдельный кабинет, который держали здесь, по-видимому, для особ посвященных. Помещение было небольшим, с увешанными яркими ковриками стенами, крохотными столиками на две персоны, покрытыми белоснежными скатертями. Отовсюду струился мягкий свет. Здесь даже сохранились салфетки.

— Первым делом необходимо взбодрить аппетит, — бодрым тоном произнес доктор Кукиль, кивнув обслуживавшему их официанту.

Тот принес две пузатые рюмки, наполненные золотистой сливовицей, словно зная наперед вкусы доктора Кукиля.

— Это не шнапс, сударыня, во всяком случае, не совсем обычный, — витийствовал Кукиль, поднеся рюмку к носу и блаженно закрывая глаза. — Невольно думается, что балканские крестьяне, делая сливовицу, умудряются каким-то образом сохранить впрок аромат нагретой солнцем, свежевспаханной земли, травы и домашней сливы. И как только это им удается?

Лицо Кукиля разгладилось, размягчилось, утратив прежнюю, привычную отстраненность, сухую, официальную. Он расслабился и, казалось, был безмерно счастлив. Ни слова об Эрнсте, об экспериментах Юлии, о ее самоубийственной идее последовать примеру мужа и опробовать на себе воздействие вакцины. Но Юлия ни на минуту не забывала, что Кукиль готов предпринять все, что было в его силах, чтобы воспрепятствовать ее усилиям. Понимая это, она ничуть не сомневалась, что такой человек не остановится ни перед чем ради достижения своих целей. Мешкать ей было нельзя. Кто знает, на что он способен. Ей надо было торопиться, работать, а она сидела в этом экзотическом кабаке, потягивая сливовицу, слушая его болтовню и комплименты в адрес боснийцев и их способности — как это он выразился? — ах да, вот: «сохранить впрок аромат нагретой солнцем, свежевспаханной земли, травы и домашней сливы». Скрывать нетерпение стоило ей колоссальных усилий. И это не ушло от его цепкого внимания. Втуне он посмеивался. Дескать, все равно затащил ее сюда, вот она сидит передо мной и пьет со мной. Добился, что она уже не видит во мне зверя, как это было несколько дней назад. И это только начало. Я все равно выбью у нее из головы этого проклятого Дойчмана. Боже, как она хороша… И все же исхудала. Но это ничуть не подпортило ее красоты, напротив, бледность и печаль придают ее лицу особую прелесть, в особенности когда она улыбается. Я…

Обрубив мысль, доктор Кукиль сказал:

— Попытайтесь забыть обо всем, хотя бы ненадолго, и поверьте, я ничего не собираюсь вам внушать и ни от чего отговаривать…

— Именно это вы все время и делаете…

— Уже нет, — ответил доктор Кукиль. — Скажу вам только, что, если вы иногда хоть на несколько часов станете отключаться от вашей работы, это будет ей во благо. Потому что придаст вам сил.

— Возможно, вы и правы, возможно, мне и в самом деле следует иногда давать себе отдых, — сказала Юлия, понимая, что именно такого ответа ждет от нее Кукиль.

— Вот и правильно. А теперь выпейте, вам определенно понравится. А потом мы чего-нибудь съедим — нет-нет, без всяких там продуктовых карточек и прочей ерунды, и немного потанцуем. Вы согласны?

— Потанцуем? К чему это, я думала, что…

— Да-да, здесь еще и танцуют, хотя официально танцы в рейхе запрещены. Так вы согласны?

— Нет, думаю, что лучше не надо.

— За ваше здоровье! Возможно, вы еще перемените мнение…

* * *

Рядовой Гуго Зимсбург был доставлен в полевой госпиталь в Оршу. Он оказался первым раненым из 999-го штрафбата. Непроникающее пулевое ранение плечевого сустава с раздроблением левой лопаточной кости. Зимсбургу на всю жизнь грозило остаться косоплечим, что, в свою очередь, не позволяло ему носить ранец…

— Что ж, удружили вам русские — теперь вас ждет отправка домой, — так комментировал обер-фельдфебель Крюль, когда Зимсбург доложил ему о предстоящей отправке в госпиталь. — Надо же — едва высунул нос на мороз, а тут бац! И вот — снова домой!

— В следующий раз обязательно прихватим тебя с собой, — язвительно пообещал унтер-офицер Хефе. — Что-что, но такое ранение я тебе гарантирую.

Даже недолгие дни, проведенные в России, явно ослабили царившую до этого в батальоне зверскую муштру. Но это было обычным для Восточного фронта явлением, и 999-й штрафбат не был в этом смысле исключением из остальных частей и подразделений германского вермахта, сражавшихся на необъятных просторах России. Нередко дисциплина уступала место глубокому и сильному чувству товарищества, что случается только в условиях постоянной смертельной опасности, но часто случалось и так, что верх брали вульгарное упрямство и эгоизм, когда каждый думал только о себе и о том, как бы пережить жуткие времена.

Впервые в ту ночь медицинской сумке Дойчмана нашлось применение. Крюль с явным недоверием взирал, как Дойчман, сняв наскоро наложенную на поле боя повязку, тщательно и умело обрабатывал раны Гуго. Покончив с этим, он профессионально перебинтовал плечо Зимсбурга, пропустив бинт под мышкой и закрепив его специальной защелкой. Крюль невольно скривился — ведь теперь на первом плане красовался этот докторишка Дойчман, а он, обер-фельдфебель, вынужден был отступить в тень.

— Целых четыре повязки! А не пахнет ли это перерасходом материала?

— Если выйдет так, что перебинтовывать придется вас, я непременно учту ваши пожелания и ограничусь двумя, герр обер-фельдфебель, — холодно ответил Дойчман, делая Гуго противостолбнячный укол.

Недовольно ворча, Крюль отчалил. Жизненный уклад во 2-й роте в эти первые два дня в ближнем тылу представлял собой чистейшую импровизацию. Подразделение расположилось в снежной пустыне на подступах к Горкам, понятия не имея о поставленной ему задаче. Непосредственно фронт проходил в семи километрах отсюда, восточнее леса. Но и там в тот период наблюдалось затишье, будто даже войну и ту сковали морозы. Время от времени проезжали санные поезда, доставлявшие боеприпасы. Ненадолго появился командир расположенного на соседнем участке пехотного батальона засвидетельствовать почтение Обермайеру. Но едва узнав, что, оказывается, поблизости от них обосновался штрафбат, поспешил откланяться.

— Можно подумать, мы зачумленные! — в сердцах бросил Кентроп.

Похоже, о том, что неподалеку находится штрафной батальон, стали распространяться слухи. Сначала изредка, а потом все чаще и чаще в 999-й стали наведываться офицеры, счетоводы, фельдфебели, а однажды пожаловал даже полковник — командующий 26-й пехотной дивизией — проездом в Оршу, решив, так сказать, своими глазами взглянуть на «кучку смертников». Поначалу все были разочарованы. В здешней роте, как и в роте, дислоцированной в Бабиничах, где сидел и кис обер-лейтенант Вернер, которому не давали покоя воспоминания о еще недавних визитах в имение вдовушки под Познанью, шла обычная служба, поначалу сводившаяся к поддержанию в чистоте и порядке мест расквартирования, очистке от снега подъездных путей и умеренному безделью. Батальон ждал приказов. Ведь и дураку ясно, что их пригнали к Днепру не для того, чтобы бездельничать. Шванеке чуял неладное.

— Знаешь, это спокойствие, — признался он как-то Дойчману, — большое дрянцо. Что-то серьезное заваривается, поверь мне. И если здесь начнется, мы окажемся по уши в дерьме, вот что я тебе скажу. Придет время, и мы тут кое-что предпримем…

Рядового Зимсбурга вместе с санным поездом отправили в Оршу. Сопровождал его Дойчман, кроме того, ему, помощнику санитара, поручили забрать у гауптмана Барта кое-какие документы.

Строго говоря, этим следовало бы заниматься Петеру Хефе, но, поскольку Дойчман все равно ехал в Оршу, гауптман Барт высказался по телефону так.

— Почему бы роль курьера не взять на себя санитару?

Крюль на прощание заявил ему следующее:

— В общем, отваливайте, рядовой! Если по пути вас обстреляют, вы уж постарайтесь пониже пригнуть башку. Так будет лучше и для вас, и для меня!

Поездка в Оршу прошла без происшествий. По пути часто попадались оборванные, укутанные в тряпье русские крестьяне.

— Бедняги, — сказал при виде их унтер-офицер, ехавший на санях, — пытаются спасти свои хаты, если, конечно, есть что спасать. Их всех так подчистили в свое время, что они безмерно рады, что сейчас нет колхозов. Многие добровольно помогают нам осуществлять войсковой подвоз. Партизаны, те выглядят по-другому!

Когда они проезжали Бабиничи, стоя у дороги, какой-то оборванец стал махать им.

— Доброе утро, папаша! — крикнул ему унтер-офицер.

В ответ старший лейтенант Сергей Петрович Деньков широко улыбнулся.

— Доброе утро, братишка, — ответил по-немецки с ужасающим русским акцентом «папаша» и помахал рукой на прощание. И побрел дальше через Бабиничи, мимо дома, где разместился обер-лейтенант Вернер, направляясь к темневшему на горизонте лесу…

В Орше гауптман Барт вручил Дойчману толстенный конверт.

— Это приказы о выступлении. Так что смотрите не потеряйте! — сказал он в напутствие.

Отдав честь, Дойчман отбыл. Он шел по запущенным улицам разбросанного городка, бывшего советского райцентра. До вечера у него было свободное время. На командном пункте батальона он узнал, что следующий санный поезд будет только к вечеру. И решил сходить в госпиталь, разместившийся в одном из немногих кирпичных домов городка, здании бывшей школы. Надо было справиться, как там дела у графа Зимсбурга. Гуго тем временем сделали перевязку и первым поездом собирались отправить в Борисов — в Орше отсутствовал рентгеновский аппарат, а ему необходимо было сделать снимки.

— Если повезет, мою лопатку склеят, — грустно улыбнулся Гуго фон Зимсбург. — Многое ведь зависит от хирурга. Здесь поговаривают, что врач из Соколова творит чудеса. Это бывший главный врач институтской клиники. Но к нему меня, как бойца 999-го штрафбата, явно не направят…

— Даже если вы — граф? — попытался пошутить Дойчман.

Зимсбург широко зевнул. Ему сделали успокаивающий укол, боль утихла, и его стало клонить в сон.

— Даже если я граф. Время графов миновало, — пробормотал он. — Но ты мне вот что скажи, поскольку сам врач, — можно ли в принципе меня как полагается подштопать?

— Я мало смыслю в хирургии, но, насколько мне известно, при желании можно сделать так, что ты потом вообще позабудешь, что когда-то был ранен.

— Хотелось бы надеяться, — ответил Зимсбург, — хотелось бы. Ты что, уже собрался идти? Может, еще придется свидеться когда-нибудь?

Дойчман бродил по обледенелым и занесенным снегом, почти непроходимым улицам. Спустившись к Днепру, он остановился поблизости от деревянного моста, где позже предстояло дождаться унтер-офицера на санях. По темной воде бежали волны, разбиваясь о железные шипы, которыми саперы защитили мост. Неподалеку он заметил девушку с корзиной дров. Время от времени она останавливалась, ставила корзину на снег и, передохнув, продолжала путь к небольшому, полузанесенному снегом домишке на самом берегу Днепра.

Дойчман, какое-то время понаблюдав за девушкой, неторопливо спустился по отлогому берегу, собравшись помочь ей донести дрова. Ее волосы черным лаком блестели на солнце. Она не слышала, как подошел Дойчман. Она уже собралась поднять корзину, как вдруг на плечо ей легла чья-то рука. Резко выпрямившись, она с испугом посмотрела, кто бы это мог быть. Увидев Дойчмана, девушка покраснела и, прижав руки к груди, уставилась на него. В ее темных глазах застыл страх.

— Испугалась? — спросил он. — Дай-ка мне твою корзину, а то тебе ее не дотащить до дома. Я помогу.

— Нет! — решительно покачала головой девушка.

В глазах ее уже не было страха. Она даже улыбнулась.

— Я… сама… донесу, — подбирая слова, ответила она по-немецки.

— Оказывается, ты говоришь по-немецки?

Девушка кивнула.

— Немножко, — ответила она с акцентом.

Взглянув на Дойчмана, она заметила, что он в шинели без погон. Сергей ей говорил что-то об этом. О каком-то там секретном оружии. Таня лихорадочно соображала. Что предпринять? Необходимо было разговорить его, удержать… Но как? Обычные солдаты не разгуливают в шинелях без погон.

— Ты… уже давно в Орше? — спросила она.

Вместо ответа Дойчман нагнулся и взял корзину с дровами.

— Ты иди вперед, а я донесу корзину до дома.

— Спасибо, солдат…

И ноги Тани в стеганых штанах, заправленных в сапоги гармошкой, бодро зашагали вперед. От внимания Дойчмана не ушла ее ладная, стройная фигура и почти осиная талия. Прежде он представлял русских женщин совершенно по-другому — низкорослыми, коротконогими и жирными. Но вот эта девушка…

— Не тяжело? — спросила Таня, повернувшись к Дойчману.

— Нет, не очень.

— Для мужчины не тяжело, — с улыбкой произнесла она, продемонстрировав ослепительно белые крепкие зубы.

Молнией Дойчмана пронзило воспоминание о Юлии. На мгновение со всей отчетливостью возникнув перед его мысленным взором, она тотчас же исчезла. Тяжелая корзина давила на плечо. Он был не приспособлен перетаскивать тяжести. Девушка толкнула дверь хаты, Дойчман втащил ношу внутрь и, облегченно вздохнув, поставил ее у весело пылавшей печки.

— Не обращайте внимания, — негромко сказала девушка. — Война — она и есть война, так что всегда беспорядок.

Дойчман зачарованно слушал ее мягкий, мелодичный голос, сильный славянский акцент делал его еще более привлекательным. Ему не раз приходилось слышать, что немецкий язык в устах русских женщин обретает особую окраску. И вот теперь убеждался, что это на самом деле так. Он уселся на стул, на котором обычно сидел Сергей, и стал рассматривать потемневшую от времени и копоти икону в углу хаты.

— Казанская Божья Матерь, — заметил он.

— Ты и это знаешь, солдат?

— Дойчман улыбнулся.

— Сколько тебе лет? — по-русски спросил он.

— Девушка, резко повернувшись, испуганно уставилась на него.

— Двадцать, — тоже по-русски ответила она.

— Совсем молодая и очень красивая, — сказал он.

— Эрнста охватило странное, неведомое ему легкомыслие, ему вдруг стало совершенно безразлично, каков будет исход этой неожиданной встречи.

— Ты знаешь русский? — спросила она.

— Ровно столько, сколько ты немецкий.

На лице Дойчмана отразился красноватый отблеск пламени печи.

— Кто ты? — спросил он. — Как тебя зовут?

— Таня, — ответила девушка.

— Таня. Красивое имя. А что ты здесь делаешь? Ты одна живешь? Совсем одна?

— Одна.

— И не боишься? Я имею в виду: войны, нас?

— Боюсь. Конечно боюсь. И войны, и вас. Почему ты помог мне донести корзину?

— Хотел помочь тебе. Тяжело ведь тащить ее. Дойчман поднялся.

— Но, Таня, или Та-ню-шка, — по слогам произнес он, — ничего не поделаешь, мне пора идти.

— Куда?

— Как куда? К моим товарищам.

— Это там, у леса?

Повернувшись, Дойчман настороженно посмотрел на нее. Но Таня в ответ невинно, словно ребенок, улыбнулась. На ее лице не было ни следа тревоги или недоверия, черные волосы искрились в свете пылавшего в печи огня.

— Откуда тебе это известно?

— Да это все знают. Потому что все ваши войска всегда идут на Бабиничи и на Горки.

— А ты сама не из Орши?

— Нет, а почему я должна быть из Орши?

— У тебя лицо особенное. Откуда ты родом?

— С Волги… Знаешь Волгу?

— Нет.

— Волга — очень красивая река, чудесная-чудесная. Раз увидишь, и уже не забыть…

— Ты сама чудесная, — не дал ей договорить Дойчман.

Таня засмеялась, переливчато, непринужденно.

— Поесть хочешь? — спросила она.

— Тебе и самой, наверное, есть нечего. Нет, я не голоден.

— У нас, у русских, такой обычай. Если ты пришел в дом, значит, ты гость. А гостю надо предложить поесть. У меня есть мясо и хлеб.

Дойчман, не в силах возразить, молча кивнул — это был сон, сон, и ему отчаянно не хотелось просыпаться. Подойдя к нему, Таня ласково провела пальцем ему по щеке, он взял ее руку в свою и поцеловал. И эта ее миниатюрная ладошка так не вязалась с этой лачугой, с убожеством, царившим здесь, впрочем, как и облик самой девушки. Удивительной девушки по имени Таня.

— Как тебя зовут?

— Дойчман…

— Ох, ну и имя! Злое какое-то. Неприятное. Постараюсь позабыть его. Нет, ты Михаил, это имя светлое, героическое…

— Да… — только и смог произнести в ответ Дойчман.

Он чувствовал, как его охватывает дрожь, и он ничего не мог с этим поделать. Не мог он противостоять исходившим от этой девушки незащищенности, доброте.

— Ты — красивая, — прошептал Дойчман, — ты просто чудо…

Усевшись за столом, Дойчман ел предложенные ему Таней мясо, хлеб, яйца, масло. Таня, стоя у плиты, зажарила на большой чугунной сковороде яичницу. За окном над Днепром сгущались сумерки. Было слышно, как потрескивают ударявшиеся об опоры моста льдины. Где саперы взрывали что-то — доносились глухие звуки разрывов. Таня, стоя рядом с Дойчманом, смотрела в окно на реку. Он обнял девушку за плечи, усевшись рядом, она послушно прильнула к нему, словно пытаясь обрести защиту у этого большого, странного незнакомца, так не походившего ни на Сергея, ни вообще на всех тех мужчин, с которыми ей пришлось познакомиться, ни на немецких солдат, с которыми она ежедневно сталкивалась. Дойчман чувствовал у себя на щеке ее гладкие волосы.

— Мне на самом деле нужно идти, — наконец произнес он.

Таня, подняв голову, посмотрела на него.

— Поцелуй меня, — едва слышно произнесла она.

Он поцеловал девушку в мягкие и холодные губы.

— Таня… — шептал он. — Таня…

Что это? Что с ним? Как такое могло произойти? Где-то далеко-далеко от Германии, в неведомой российской глуши он обнимал хрупкое, податливое девичье тело, и ничего больше не существовало — только этот миг странного единения и эта тишина. Лучи установленных на мосту прожекторов беспокойно обшаривали водную гладь Днепра. По бревенчатой поверхности моста, гудя моторами, проходила автоколонна. Надо идти. Бежать отсюда. Но Эрнст Дойчман не находил сил уйти. Юлия…

Дойчман резко поднялся.

— Пока, — хрипло произнес он.

— До свидания, Михаил…

Девушка, стоя у распахнутых дверей, провожала его взглядом, пока он не исчез во тьме.

* * *

Его ждали. Мотосани были наготове. Унтер-офицер стал выговаривать Дойчману за опоздание, но тот его не слушал, а без единого слова уселся на неудобное жесткое сиденье. Уставившись в темноту, невзирая на мороз, на тряскую дорогу, он думал о Тане, о Юлии, потом снова о Тане…

Между Горками и Бабиничами они обогнали старые, скрипучие, запряженные полудохлой клячей сани. Возница — Сергей Деньков — с довольным видом помахал им.

Но и этого Дойчман не заметил. Он был далеко. Перед ним стояли глаза Тани, в ушах звучал ее приятный мелодичный говор. Ласковый, успокаивающий. Может, так поет южный ветер над Волгой?

* * *

Обер-лейтенант Обермайер просмотрел доставленные Дойчманом из Орши приказы. Потом перечитал их снова, уже более внимательно, потом еще раз и еще. Потом подошел к телефону и велел соединить его через 1-ю роту с командиром батальона в Орше. Но перед этим решил, что надо выпроводить обер-фельдфебеля Крюля.

— Вот что, отправляйтесь-ка на полевую кухню и проследите, чтобы все было в порядке. И раньше чем через полчаса не возвращайтесь.

Оскорбленный до глубины души Крюль убрался из канцелярии. С гауптманом Бартом обер-лейтенанта соединили довольно быстро.

— Приветствую, приветствую вас, Обермайер, — раздался дружелюбный голос Барта. — Как там у вас дела?

Обермайер откашлялся. Он так и не смог понять, то ли Барт на самом деле настроен дружелюбно, то ли гонит картину. И так было всегда, сколько Обермайер помнил.

— Вот, герр гауптман, только что получил переданные вами приказы, — доложил он.

Рука, в которой он держал документы, едва заметно подрагивала.

— Вот и хорошо. Вы рады?

— Ну, радоваться или нет — это как посмотреть, герр гауптман. Что значит: «данным планом предусмотрено прорытие системы окопов на участке между Бабиничами и Горками»? Это ведь куча работы. Вы ведь сами говорили, что речь пойдет о другом…

— Все меняется, Обермайер, меняется. Вы же понимаете, как это бывает: сегодня одно, завтра другое. Левая рука не знает, что делает правая, новая метла по-новому метет… Хотите продолжу?

— Когда нам приказано начать?

— Завтра.

— Да, но земля промерзла на метр с лишним. Она как камень. И вдобавок на ней слой снега сантиметров под семьдесят.

— Ну и что? Есть ведь кирки, ломы, а уж если совсем невмоготу, то и использовать подрывников.

— Кроме того, в районе Горок кусок территории примерно в полтора километра контролируется неприятелем. Что же нам, на глазах у врага оборудовать позиции?

— Послушайте, Обермайер! — Голос Барта обрел официальную сухость. — Вы слишком много думаете. И слишком много рассуждаете. Приказ таков: «прорытие системы окопов на участке между Бабиничами и Горками», следовательно, это распространяется и на упомянутый вами участок территории! Значит, придется работать либо по ночам, либо ранним утром. В ОКВ считают, что после холодов, то есть где-то к концу февраля, русские непременно начнут контрнаступление и направление главного удара на Смоленск будет сужено. Витебск в опасности. Там снега почти нет, раскисшие по осени дороги скованы морозом и представляют собой идеальные пути для русских танков. На южном направлении — под Киевом — русские наступают через крупный изгиб Днепра, пытаясь сокрушить наш фланг. Под угрозой весь фронт, Обермайер! И здесь предполагается соорудить тыловые рубежи, от наличия и качества которых зависит очень многое. И не случайно поэтому вас перебросили почти вплотную к линии фронта. Речь идет о рокадной дороге, дорогой мой. И войска, оттесненные противником от Смоленска, должны иметь здесь надежные, хорошо оборудованные позиции. Вот поэтому, черт возьми, нам и придется долбить эту земельку! Пусть даже у врага на глазах!

Обермайер положил стопку бумаг рядом с аппаратом:

— Так ведь в этих условиях мы погубим половину роты! — Обер-лейтенант Обермайер был в шоке.

— Если не две трети роты! Но на фронте есть батальоны численностью в два-три десятка человек плюс молоденький лейтенант, который ими командует. Как мне кажется, вы до сих пор не улавливаете сути.

— Иными словами, смертный приговор, но в смягченной форме. — Обермайер попытался произнести эту фразу с иронией, но у него не вышло. Вместо иронии звучали страх и обреченность.

— Боже мой — смертный приговор! Да вы неисправимый романтик. Знаете, отбросьте эти высокие словеса! Вы получили четкий и ясный приказ, и все. Думаете, Вернеру легче придется? Ему предстоит из спиленных деревьев сооружать снегозащиту вдоль дороги на Оршу, чтобы она оставалась проезжей. Так вот, днем они навалят деревьев, а за ночь партизаны все разберут. А прошлой ночью их роту обстреляли. Результат: 14 человек убиты, а 34 — ранены. Целый партизанский отряд, надо сказать, блестяще организованный и управляемый, устроил настоящее сражение, используя станковые пулеметы и минометы. Желаете еще что-нибудь услышать от меня, Обермайер?

— Никак нет, герр гауптман.

Обермайер положил трубку, а потом долго сидел, безучастно уставившись на расставленные по жестяным ящикам оплывшие свечи.

Снаружи разорялся Крюль. Он застал Шванеке, Видека и Дойчмана, когда они на костре пытались сварить бульон из кубиков.

— Они из посылки, присланной мне невестой, вы разве не знаете? — оправдывался Шванеке.

То, что никакой посылки ни от какой невесты он не получал, было ясно как божий день. Бульонные кубики он стащил еще в Орше во время двухчасовой остановки на посту Красного Креста.

— Банда! — вопил взбешенный Крюль. — Каким избавлением было бы для меня, если бы вы геройски пали в бою!

Обермайер, выйдя из хаты, знаком подозвал к себе обер-фельдфебеля.

— Сегодня 25 человек направить в Бабиничи за инструментом. На трех санях. С завтрашнего дня приступаем к рытью окопов.

— К рытью окопов?

На жирной физиономии Крюля отразилось изумление. Еще раз окинув взором заснеженные поля, он скривился.

— Где? Здесь?

— Где же еще?

— Э-ге-ге!

Обермайер с отвращением посмотрел на Крюля:

— Оставьте при себе ваши дурацкие комментарии, обер-фельдфебель! Насколько мне известно, вы палец о палец не ударили за все это время. Вон какую физиономию наели! От нее не убудет.

Ночью в Бабиничи отправилась группа из 25 человек. Возглавляли ее унтер-офицеры Кентроп и Бортке. Надо было доставить шанцевый инструмент, перевезенный туда транспортниками из Орши. На первых санях за пулеметом «МГ-42» сидел Шванеке и, прищурившись, осматривал заросшие кустарником придорожные поля. Под одним из кустов затаился старший лейтенант Сергей Деньков. Его не заметил даже зоркий взгляд Шванеке. Рядом с Деньковым притаился и Тартюхин с раненой рукой на перевязи.

До Бабиничей санный караван добрался без происшествий. Расположение 1-й роты очень напоминало поселок лесорубов. Повсюду лежали свежеспиленные ели с густыми кронами, которые мотосанями предстояло растащить и уложить вдоль дороги. Потом группы по 5–8 человек поднимали их и втыкали в отрытые в мерзлой земле глубокие лунки. Елочка к елочке, а в промежутках — сложенные в штабели стволы деревьев. Снегозащитная полоса. Чтобы потом не приходилось чуть ли не ежедневно расчищать дорогу от снега.

Командир 1-й роты обер-лейтенант Вернер с недовольным видом сидел в натопленной хате и строчил похоронки родным некоторых из погибших. Он полагал, что таким образом хотя бы формально отдаст долг вежливости. Среди погибших были бывший майор, два известных юриста и один писатель, книги которого числились в проскрипционных списках Геббельса. Только когда Вернер вывел на бумаге фразу «Пал за Великую Германию!», тут даже ему стала ясна вся абсурдность ее. Вместо этого он решил написать: «До последней минуты выполнял свой долг», присовокупив после: «Гибель стала избавлением и вечным утешением для него». Вот это было уже вполне к месту. Утешением. Для них война закончилась, подумал Вернер.

Процедура передачи шанцевого инструмента и саперных зарядов для подрыва особо твердого грунта прошла быстро и оперативно. Вскоре санная колонна уже направлялась обратно в Горки. Мотосани неслись по дороге, оставляя за собой длинные белые шлейфы. Деньков и Тартюхин, сидя в засаде, внимательно следили за их приближением.

— Давай! — скомандовал Тартюхин, злорадно усмехнувшись.

Оба неотрывно смотрели на одно место на дороге. Так, первые саночки… Вторые…

— Ч-черт! — прошипел Тартюхин.

Сергей стиснул зубы, и на скулах заиграли желваки. Третьи сани… Ничего!

Тартюхин здоровой рукой хлопнул по снегу. Его желтоватое лицо перекосилось от злости. Вот так! И только когда третьи сани были уже довольно далеко от нужного места, ночную тьму прорезало оранжевое пламя, сопровождаемое оглушительным взрывом. Комья мерзлой земли, взлетев на несколько метров вверх, градом обрушились на землю.

— Детонатор сработал с запозданием! — упавшим голосом произнес Сергей и в ярости сплюнул.

После этого мгновения, когда, казалось, ад на секунду разверзся, снова наступила тишина. Колонна отделалась легким испугом, если не считать нескольких комьев земли, шлепнувшихся в ехавшие последними сани, где сидел унтер-офицер Кентроп. Он, машинально поддав газу, рванул сани вперед и через несколько метров остановился.

Словно призраки, солдаты стали выскакивать из саней на снег и залегли — к чему быть легкой мишенью для невидимого противника? Дальше всех расположился Шванеке со своим «МГ-42». Унтер-офицер Бортке дополз до пулеметчика и, чуть приподняв сползшую на лоб каску, сообщил:

— Мина. И еще какая! На бронепоезд бы хватило!

Они быстро осмотрели местность. Куст за кустом, выемку за выемкой.

— Погодите.

Шванеке в раздумье уставился на островки кустов. Он чуял, что опасность исходит именно оттуда. Внутренний голос подсказывал ему, что те, кто подложил мину, неподалеку. Уперев приклад в плечо, он дал короткую очередь сначала чуть выше кустов, потом прочесал ветви у самой земли. Тарахтенье пулемета все восприняли чуть ли не как избавление. Туг и там залегшие в снегу солдаты стали поднимать головы, подползать друг к другу, собираясь в группы.

* * *

Тартюхин с Деньковым лежали, зарывшись в снег. Пули Шванеке свистели в считаных сантиметрах над их головами. Тартюхин снов сощурил свои и без того узкие глаза.

— Это он! Снова он! Я чувствую, что это он! По тому, как он стреляет! — бормотал Петр.

Свистя, пули срезали обледенелые ветки и уносились прочь.

* * *

— Никого! — заключил Бортке. — Я же говорил, они убрались.

Подняв руку, унтер-офицер скомандовал:

— Всем собраться! На сани!

Темные фигуры, выбравшись из снега, метнулись к саням. Тут же в ночной тишине зарокотали двигатели. Кентроп вместе со Шванеке прошлись к месту взрыва. Шванеке шел, повесив ручной пулемет на шею, готовый в любую секунду дать очередь. Воронка разверзлась по всей ширине дороги — зияющая, темная яма.

— Да, этого нам с лихвой хватило бы! — заключил Кентроп. — Снова повезло!

* * *

Тартюхин тем временем во все глаза смотрел на человека с ручным пулеметом, и чем пристальнее всматривался, тем сильнее ощущалась дрожь, охватывавшая его широкоплечую и приземистую фигуру. Желая успокоить его, Сергей положил руку на плечо товарищу:

— Уймись!

— Но товарищ старший лейтенант! Это ведь он! Он! — прошептал в ответ Петр.

— Ничего-ничего, мы еще до него доберемся, Петр, это я тебе обещаю. Дай только срок.

Они видели, как отъезжали сани, вскоре тарахтенье моторов затихло вдали.

— Я возвращаюсь в Оршу, — сообщил старший лейтенант. — Передай товарищам в лесу, чтобы пока отдыхали. Через три дня я вернусь с новыми приказами. Я встречаюсь с товарищем генералом.

— А где тебя искать в случае чего?

— У Тани.

Тартюхин усмехнулся и прицокнул языком. Сергей свирепо взглянул на него, но промолчал. Выбравшись из кустов, он зябко поежился и похлопал себя по бокам, чтобы согреться.

Небо над лесом едва заметно светлело — занималось утро.

Сергей шел по дороге. Дойдя до воронки, он на секунду задержался и, окинув огромную яму взором, пожал плечами:

— Не вышло! Ну ничего, в следующий раз определенно выйдет!

И торопливо зашагал в сторону Бабиничей.

По полю тащились грубо сколоченные сани. Федя, сержант Красной Армии под видом нищего крестьянина, помахал ему рукой.

— Что нового?

— Никаких новостей, товарищ старший лейтенант.

— Давай прямо в Оршу. В Бабиничи заезжать не будем.

По пути к Днепру им не попалось ни одного немецкого солдата. Сергей улыбнулся про себя.

— Эти просторы — их погибель, — медленно произнес он. — Ну как, скажи мне, как несчастное суденышко, жалкая скорлупка может считать открытый океан своей вотчиной?

* * *

В Бабиничах обер-лейтенант Вернер не поверил глазам — сюда пожаловал Фриц Беферн собственной персоной. Этот визит воспринимался как явление из другого мира. Вернер в этот момент еще лежал в постели.

— Доброе утро, герр Вернер! — приветствовал его нежданный гость, лихо щелкнув каблуками. Вернер, взглянув на часы, убедился, что стрелки показывают четыре утра.

— Здравия желаю! — упавшим голосом ответил он, гадая, какого черта понадобилось этому проныре здесь, да еще ни свет ни заря. Накинув мундир, Вернер провел ладонью по взъерошенным волосам.

— Я здесь по службе. Как представитель командира батальона. Осмотреть, как обстоят дела на вашем участке, — подчеркнуто официальным тоном сообщил Беферн.

— Милости просим.

Вернер поднялся:

— Время, надо сказать, вы выбрали для этого самое подходящее… На час ночи у нас было трое убитых и семеро раненых. Сколько их на данный момент, сказать пока не могу — не знаю.

— Партизаны?

— Нет, на этот раз не они. Если бы партизаны, я бы уже…

Вернер недоговорил. Усмехнувшись, он уселся на постели, взял в руки дымящуюся чашку с чаем.

— Теперь это были уже регулярные войска. Мои люди задействованы на оборудовании позиций на участке шириной 12 километров, причем в зоне видимости противника. Иногда наша активность начинает действовать русским на нервы, вот они и наносят нам шумные визиты. Чтобы лишний раз напомнить нам — мол, вы не особенно зарывайтесь — мы пока что здесь, неподалеку.

— Да, все это весьма неприятно.

Беферн, усевшись, огляделся:

— У вас есть карта? Должна быть, и с нанесенным на нее вверенным вам участком.

— Да-да, конечно, карта у меня есть. Только к чему она? Давайте сейчас выйдем на свежий воздух, и вы собственными глазами осмотрите все. Уже светает, впрочем, здесь и не темнеет-то по-настоящему.

— Вы говорите — в зоне видимости противника? — помедлив, переспросил Беферн.

— Ну а что, собственно, такого? Мои люди работают, мы с вами спокойно можем взглянуть на них, — ответил Вернер.

— Не забывайте — все они законно приговорены к пребыванию в штрафном батальоне.

— А мы с вами, будучи офицерами, обязаны служить им примером, — невозмутимо произнес Вернер.

Беферн бросил искоса взгляд на руки Вернера:

— Хорошо, идемте!

Позже они, чуть отойдя за Бабиничи, оглядели в бинокли линию обороны русских и рывших окопы солдат штрафбата. Все они были в русских шинелях и шапках, снятых с погибших русских. Эти серые шинели были в 999-м штрафном батальоне в большом почете — теплые, не продуваемые морозным ветром. Вернер воздержался от визита к уже прорытым траншеям будущей тыловой позиции. Не следовало лишний раз привлекать внимание русских артиллеристов и провоцировать противника. И дело, разумеется, было не в драгоценной особе Беферна, просто лишние потери в роте были явно ни к чему.

— И какова ежедневная норма выработки? — спросил Беферн, опуская бинокль.

— Как и предусмотрено распоряжением свыше.

Обер-лейтенант Вернер поднял воротник шинели. Холод проникал через тонкую ткань, добираясь до самых костей.

— А у Обермайера?

— Как я полагаю, та же. Ему еще тяжелее приходится. У него по фронту русские минометчики, кроме того, его участок в зоне обстрела полевой артиллерии русских. У них там целый дивизион. И, надо сказать, они в полной мере используют свои преимущества. Не упускают возможности поддать ему жару…

Обер-лейтенант Беферн удовлетворенным взором окинул бескрайнее заснеженное поле. Фронт! Какое же все-таки непередаваемое чувство — ты на фронте! Ты — солдат фюрера! Защитник Германии от нашествия азиатов! Откуда было знать этому зеленому, восторженному офицерику, что ему оставались считаные дни быть солдатом фюрера. Разве мог он догадываться, что в последние мгновения жизни он будет думать не о своем фюрере, не о Германии, не о воинской славе и не о наградах, а о матери — женщине, всегда представлявшейся ему старомодной мещанкой, которая, к его великому огорчению и злости, мало что могла понять в высоких идеалах своих мужа и сына…

* * *

Юлия Дойчман писала:

«Мой дорогой и любимый Эрнст!

Пишу тебе уже пятое письмо. Уже пятое по счету из тех, которые я так и не брошу в почтовый ящик. Мечтательные девчонки в молодости пишут дневники. Если их спросить почему, они утверждают, что, дескать, пишут для себя, мол, им так нравится, и все. Те, которые чуть поумнее, говорят, что это помогает им обрести стройность мысли. Но всех их объединяет одно — вести дневник для них самоцель. Однако на деле выходит так, что каждая их строчка посвящена кому-то. Не конкретному мужчине или юноше, а некоему принцу, появления которого они ждут — вот настанет день, и придет он, единственный, который возьмет меня за руку и поведет туда, где плещет волнами океан любви… Я уже не молоденькая девушка и не жду принца на белом коне, как это случается в 16–17 лет. Никаких принцев нет в природе. Но есть одно, что меня роднит с той, семнадцатилетней Юлией: сердце мое наполняют любовь и ожидание. Ты — мой принц, и эти письма к тебе — мой дневник. Если говорить откровенно, ты временами был весьма невнимательным, рассеянным принцем, на которого нередко нападало дурное настроение, иногда ворчливым брюзгой, иногда ершистым, и я не верю, что ты когда-нибудь станешь другим. Но что стоила бы любовь, если бы мы не любили человека просто так? Независимо от его слабостей и добродетелей? Ты всегда считал меня уверенной в себе, энергичной. Боюсь, иногда даже синим чулком. Вероятно, не без оснований. Но теперь, теперь я уже не та. Теперь я беспомощная, истосковавшаяся, боязливая, мне внушает страх и настоящее, и будущее, как ближайшее, так и отдаленное…

Пару дней назад доктор Кукиль решил вывести меня в свет: представляешь, тот самый доктор Кукиль, который и вынес тебе окончательный приговор. Мне кажется, он понимает, что к нему ничего, кроме ненависти и презрения, не испытываю, но ведет себя так, будто ничего не произошло. Я почти уверена, что он не может не задумываться о той роли, какую сыграл в судилище над тобой, и о той весьма неблаговидной роли, которую продолжает играть и поныне, — вынужден играть, как он утверждает.

Он пригласил меня в какой-то боснийский подвальчик, а потом ему вздумалось тащить меня еще и на танцы. Разумеется, я отказалась. И спросила его, как он может танцевать с той, чей муж по его милости оказался в штрафном батальоне. Что он мне ответил, я уже не помню, да это меня и не интересовало — просто мне было тошно глядеть на его откормленную, лоснящуюся физиономию. Как тошно глядеть на все эти гладкие, ничего не выражающие лица кругом, лица тех, кто делает вид, будто ничего не происходит, будто ежедневно не гибнут сотни и тысячи людей, будто не существует узаконенного убийства миллионов и миллионов, будто нет войны и всех ужасов, которые она несет с собой. Раньше я думала, что этот человек способен хоть что-то сделать для нас с тобой, помочь нам. Сейчас я уже так не думаю. Понимаю, что с моей стороны было легкомысленно и безответственно принять его приглашение, но я все же спросила его, как ему удается сидеть со мной в этом погребке с таким видом, будто вокруг сплошной рай, потягивать вино, болтать о всяких безделицах, в открытую охмурять женщину, чтобы побороть ее ненависть к нему и овладеть ею, и это когда неправедное правосудие ежеминутно осуждает на муки и гибель десятки людей. И, конечно же, и на этот раз на его физиономии не отразилось ничего: она так и осталась бесстрастной, неподвижной, непроницаемой. Правда, после он признался, причем таким тоном, какой услышала от него впервые: я очень одинок по ночам. И сны мои отнюдь не всегда легки и прекрасны… А с какой стати, позвольте спросить? Может, все же сподобился почувствовать вину? Осознать ее?

Сама не знаю, как это произошло, но в ту секунду мне стало его почти жаль. Вопреки всему. Разве зря нас, женщин, упрекают в неразумности? Стоит нам усмотреть в мужчине некое тайное горе или даже просто беспомощность, как взор наш тут же замутняют слезы сострадания. И мы готовы помогать ему, поддержать его; даже не удосужившись спросить себя, а достоин ли он нашей помощи и поддержки. Общение с этим человеком ума мне не прибавило. Иногда я задаю себе вопрос, неужели он на самом деле так самоуверен и самоупоен, так независим и тверд, каким пытается подать себя окружающим? Или же это просто безликое орудие в руках сильных, человек, который не в силах отыскать выхода из тупика, в который его завели тщеславие, алчность, властолюбие и стремление ни от кого и ни от чего не зависеть? Как бы то ни было, какие мысли меня ни одолевали бы, главного я никогда не упускаю. А главное для меня: вытащить тебя оттуда и добиться хотя бы твоего перевода в обычные части. Нет, зря я себя укоряла: мол, я забываю о миллионах других женщин, чьи мужья сейчас на фронте. Я не хочу быть исключением, хотя я, как и любая другая женщина, страстно желаю, чтобы эта война поскорее кончилась и чтобы ты снова был рядом. Но я никогда не смирюсь с навешенным на тебя ярлыком уголовного преступника, потому что уверена, что тебя осудили только за твое стремление помочь другим. Должна сказать, что в последние недели я не сидела сложа руки. Я повторно проделала всю твою работу с грибными культурами. Все шло быстрее, чем раньше, — не пришлось повторять всех прошлых ошибок, отнявших у тебя тогда столько драгоценного времени. Мне удалось вырастить несколько культур актиномицетов. Сейчас я занимаюсь тем, что пытаюсь изолировать наших с тобой старых знакомых — загадочных „убийц микробов“. Когда у меня будет достаточно „актинового материала“, больше чем тогда, когда ты предпринял ставший роковым для тебя эксперимент на себе, то последую твоему примеру. Уверена, что на этот раз он окажется успешным, потому что тогда у нас с тобой не было достаточно материала для эффективной терапии. Я твердо знаю, что ты сумел открыть мощное средство против возбудителей инфекции, гибельной для сотен тысяч людей в условиях войны. И поверь, уверенность моя основана не на любви к тебе. Это было бы слишком примитивно. Я в этом смысле человек неподкупный. Но чем чаще я над этим задумываюсь, тем сильнее моя уверенность в том, что мы с тобой на правильном пути. И если мой эксперимент окажется удачным, то тебя непременно выпустят.

А в остальном все как прежде: бомбежки, страхи, длиннющие очереди у продуктовых магазинов, осунувшиеся, печальные лица, голод, безнадежность и жалкие остатки пресловутой „воли к победе“, которую обязана демонстрировать наша германская нация. Между тем, что ежедневно видишь своими глазами, и тем, что пишут в газетах и о чем кричит радио, — настоящая пропасть. А я по-прежнему люблю тебя и страшно по тебе тоскую. Эрнст, я ни на минуту не забываю о тебе, думаю о тебе постоянно. Мысли и воспоминания о тебе придают мне сил, помогают преодолевать беспомощность и отчаяние, нередко готовые утопить меня. Ох, если бы ты только был рядом, если бы я могла прикоснуться к тебе, погладить тебя, провести пальцем по твоей небритой и жесткой, как щетка, щеке. Раньше я терпеть не могла твоей рыжей щетины, а теперь… Можешь вообще поставить крест на бритье. Можешь разбрасывать одежду по всей квартире, оставлять недопитые чашки кофе где угодно, хоть на полу. Можешь вообще вести себя как угодно, меня больше не будет злить то, что злило раньше, только, пожалуйста, оставайся рядом, не уезжай никуда, мой Эрнст… Доброй тебе ночи!»

* * *

Восемь дней спустя после прибытия батальона на место до Орши добрался и госпиталь. Авангард составил Якоб Кроненберг с еще четырьмя солдатами. И сразу же отправился на поиски Эрнста Дойчмана. Ему было сказано, что Дойчман в составе 2-й роты находится под Горками. Явившись для доклада о прибытии к гауптману Барту, Кроненберг пережил небольшой шок.

— Хорошо, что медики наконец прибыли! Госпиталь будет располагаться в Борздовке, на берегу Днепра. Оттуда удобнее охватывать все роты батальона. Пока что у нас 17 человек убитыми и 36 ранеными.

Якоб Кроненберг покидал штаб батальона не в самом лучшем расположении духа. Он был весьма обеспокоен тем, что госпиталь решили разместить бог ведает где, а не в самой Орше. Впрочем, в глубине души он ожидал подобного — в конце концов, это все-таки штрафбат, — но когда его поставили перед фактом, Кроненберг расстроился вконец. Как только на следующее утро штабсарцт батальона доктор Барт на вспомогательном санитарном поезде прибыл в Оршу, Кроненберг незамедлительно связался с ним. Доктор Барт как раз дожидался транспорта, чтобы погрузить на него медикаменты, койки и другое госпитальное оборудование. Доктору Бергу все же удалось выбить себе ассистента, молодого младшего врача. Новичок был по специальности хирургом, но никакого опыта военно-полевой хирургии не имел, как и фронтового опыта. Чему удивляться — он был на должности ассистента в тыловом варшавском госпитале. Это был узкогрудый, ничем не примечательный человек, хрупкий, как девушка. Впечатление беспомощности усиливалось длинными ресницами и смущенным выражением лица. В общем, доктор Берген был не в восторге от своего нового помощника. В госпитале его присутствие почти никак не ощущалось. Лишь раз он решил выбраться из бесцветной анонимности. По пути на фронт они на один день задержались в Борисове. И на одном из городских перекрестков стали свидетелями аварии: грузовик, перевозивший боеприпасы, столкнулся с небольшим вездеходом. Из превратившегося в груду металла вездехода вытащили молодого лейтенанта, левая нога которого выше колена представляла собой окровавленные лохмотья. Из разорванной артерии ритмичными толчками хлестала кровь. И, надо сказать, новичок не растерялся: произвел ампутацию прямо там же, на перекрестке, рядом с искореженным вездеходом. И с того дня доктор Берген резко изменил к нему отношение, в душе восторгаясь находчивостью и собранностью новоиспеченного ассистента. Якоб Кроненберг вернулся из поисков грузовиков на оршанский вокзал. Санитарный поезд все еще стоял на запасном пути. Младший врач доктор Хансен — так звали ассистента доктора Бергена, — развернув в вагоне для перевозки скота импровизированный полевой госпиталь, занимался осмотром пострадавших от всякого рода несчастных случаев, произошедших в районе вокзала: ушибы, вывихи, растяжения связок, порезы и т. п. А штабсарцт тем временем пытался разыскать в здании вокзала ответственного дежурного по перевозкам. Вопреки своему в целом спокойному нраву, доктор Берген стал, что называется, качать права. В конце концов, мы на фронте, а не на курорте.

— Ну что? Нашли транспорт? — поинтересовался доктор Хансен, перебинтовывая какому-то солдатику перебитую руку.

Якоб Кроненберг стоял у путей и потел, невзирая на распахнутый тулуп.

— Они прибудут только к вечеру, герр младший лекарь. Командир сказал, что днем нечего и думать ехать — «иваны» палят по всему, что движется. И красные кресты на борту их не удерживают.

Кроненберг, усевшись на пустую бочку, отер пот со лба.

— Проклятый гадючник! — презрительно бросил он.

На нежно-девчоночьей физиономии младшего военврача заиграла улыбка:

— Мне казалось, что вам в России нравится, Кроненберг.

— Почему?

— Ну, вы ведь тот, кого принято называть старым фронтовым волком. Вам часто приходилось бывать здесь?

— Уже в четвертый раз.

— Говорят, что немецкий солдат, побывавший на фронте, во время перебросок чувствует себя не в своей тарелке. Но стоит ему оказаться на передовой, как он приходит в себя и буквально расцветает. Нынешний немецкий солдат. Это правда?

Якоб Кроненберг, закурив сигарету, посмотрел вслед солдату строительного батальона, трусившему через пути к своим. Его товарищи были заняты тем, что меняли изувеченные взрывами бомб рельсы и приводили в порядок стрелки.

— Не знаю, может, и так, — буркнул он в ответ.

Осознание того, что он снова в России, приводило его в уныние. И все-таки, стоит сюда явиться, и тебе уже кажется, что ты вроде как домой вернулся. Чистейший вздор — разве ты можешь чувствовать себя в России как дома.

— А почему может?

— Ну как почему? Эти унылые пейзажи тоску наводят смертную. И потом еще местные. Днем они с улыбкой помогают тебе погрузить боеприпасы на грузовики, а ночью этот же грузовик где-нибудь по дороге в пункт назначения благополучно взлетает на воздух.

— Но не могут же все русские пойти в партизаны!

— Все, конечно, не могут, но почти все, это точно. Во всяком случае, их больше, чем нам кажется, — авторитетно произнес Кроненберг, не вынимая сигареты изо рта.

— Нас направляют в Борздовку, — сообщил Кроненберг. — В деревню на берегу Днепра. Ужасная дыра!

Щелчком пальца отправив окурок подальше, он поднялся с бочки. Откуда-то налетел холоднющий ветер, и Якобу Кроненбергу пришлось запахнуть тулупчик.

— Вы-то прибыли из Варшавы, герр младший лекарь. И не понимаете здешней ситуации… да… но ничего, в один прекрасный день освоитесь. Мне иногда кажется, что мы для русских — глиняные голуби, мишени, на которых они осваивают стрельбу без промаха. Без работы вам сидеть не придется.

— Кроненберг, но ведь и мы тоже умеем бить без промаха, как вы думаете?

Его собеседник удивленно посмотрел на Хансена.

— Да-да, конечно, — согласился он. — На то и война. Мы должны уничтожить большевизм, а большевики стремятся уничтожить национал-социализм, и те и другие считают, что правы…

— А кто, по-вашему, прав?

Сплюнув, Кроненберг решительно заявил:

— Мы, конечно, герр младший военврач, кто же еще?

В этот момент через наваленные грудой рельсы перебрался штабсарцт доктор Берген и зашагал к санитарному поезду. Доктор Хансен, соскочив на землю, направился ему навстречу.

— Что-нибудь удалось, герр штабсарцт?

Тот в ответ мрачно кивнул:

— Я убедился, что здесь у нас образцово действующее, почти как в мирное время, управление. То есть я имею в виду, что никто ни за что не отвечает. Толпа офицеров, прорва кабинетов…

Доктор Берген устало махнул рукой:

— Гауптман Барт обещал к ночи дать грузовики.

Доктор Хансен опустил на уши клапаны пилотки.

— Какой все-таки резкий ветер, — сказал он.

— Если все будет нормально, послезавтра в Борздовке будем в полной готовности.

Грузовики пришлось ждать до сумерек. Когда бесцветное небо сначала посерело, а потом потемнело, к поезду, надсадно кряхтя, стали подбираться два грузовика. Преодолев пути, они остановились у санитарного поезда. К доктору Бергену с докладом подошел какой-то обер-фельдфебель. Штабсарцт критически оглядел два трофейных грузовика:

— Ехать на этих развалюхах?

— А почему бы и нет? На них чего только не приходилось возить! — стал оправдываться обер-фельдфебель.

Кроненберг отвел его в сторону:

— Он впервые в России. Так что придержи язык и делай, что считаешь нужным. Когда приедем, он еще будет удивляться, как хорошо мы доехали до Борздовки.

— Если только дадут доехать.

— Партизаны?

— Именно. Под Горками черт знает что творится!

Обер-фельдфебель жестом велел водителю грузовика подъехать к грузовой платформе, где стояли коробки с перевязочным материалом, хирургическими инструментами и койки-раскладушки.

— Сколько вы пробудете в этой Борздовке?

— До окончательной победы над врагом, — ухмыльнулся Кроненберг.

* * *

В Борздовке их ожидал помощник санитара Эрнст Дойчман и несколько человек из 2-й роты. Снег на дороге через полуразрушенное село был убран, линии связи проложены. Убрали и большой сарай, и просторную крестьянскую хату, отведенные под госпиталь. Когда их небольшая колонна въезжала в деревню, у первой хаты в лучах фар мелькнула фигура — приземистый, широкоплечий и кривоногий русский. Он, оскалившись в радостной улыбке, замахал руками и побежал впереди грузовиков, показывая дорогу к месту, где их дожидались Дойчман и остальные. Эрнст Дойчман загодя развесил в сарае и хате несколько фонарей, работавших на аккумуляторах. Продрогший до костей Кроненберг, выбравшись из кабины, несколько раз присел, чтобы хоть как-то разогреть ноги.

— Добрый вечер! — с сильнейшим акцентом приветствовал его русский.

Кроненберг кивнул в ответ.

— Эй ты, пес хромоногий, подойди-ка сюда! Ты не из вспомогательного отряда?

— Да.

— Тогда отправляйся вон туда к герру штабсарцту и помоги разгрузить машины. Понятно?

— Да.

— Катись отсюда!

Петр Тартюхин с улыбкой затопал валенками к сараю, возле которого доктор Берген руководил разгрузкой.

Эрнст Дойчман и Кроненберг, обменявшись улыбками, похлопали друг друга по плечу. Дойчман не брился вот уже несколько дней, его задубевшее от холода лицо раскраснелось.

— В обморок больше не падаешь? — с ноткой озабоченности спросил Кроненберг, доставая из кармана тулупчика непременную бутылочку шнапса.

— Нет. Похоже, воздух России пошел мне на пользу.

— Все зависит от того, как переносишь витамин «СВ», — усмехнулся Кроненберг.

— Какой-какой витамин? — не понял Дойчман.

— Витамин «СВ» — витамин «свинец». Его в местном воздухе хоть отбавляй.

Оба, расхохотавшись, по очереди отхлебнули из бутылочки.

— А как там этот недоносок Крюль?

— Наружу не вылезает. Все ждут не дождутся, когда он наделает в штаны.

— А остальные? Бартлитц, Шванеке, Видек?

— Бартлитц заделался поваром. И преотличным. А остальные… Знаешь, они лучше других выдерживают эту каторгу — я имею в виду рытье траншей.

— А Обермайер?

— Отличный парень! — воскликнул Дойчман. — Всегда с нами, пока мы роемся в земле. Всегда при нем шнапс, всегда нальет нам, хоть это и запрещено. Даже думать не хочется, если с ним что-нибудь случится…

В темноте раздался зычный голос доктора Бергена, требовавшего к себе Кроненберга. Санитар, ткнув большим пальцем назад, откуда раздался рык, иронично усмехнулся и поспешил сделать глоток шнапса.

— Слышишь? Стоит мне только на пару минут отойти, как старик становится беспомощным, как грудной младенец!

Доктор Берген стоял у ящика, который уронил Тартюхин.

— Ух, тяжело! — отдуваясь, произнес русский, растерянно пожав плечами.

Узкими, как у монгола, глазами он разглядывал выпавшие из разбитого ящика на снег индивидуальные пакеты. Бинты, упаковки ваты… чего только здесь не было! Как бы пригодилось все это в лесу под Горками! Там, чтобы перевязать рану, приходилось разрывать собственную рубаху. Кроненберг, придя, тут же изгнал прочь Тартюхина.

— Убирайся отсюда к чертям, без тебя обойдутся! — рявкнул он на русского. — Давайте тащите остальные ящики в хату, а соломенные тюфяки и койки — в сарай. А с грузом, что на втором грузовике, поосторожнее — там стекло!

В свете фонарей разгрузка продолжалась. В хате спешно оборудовали временную операционную. Доктор Хансен лично установил раскладной операционный стол, помог собрать шкафчик для инструментов, в общем, подготовил помещение для проведения несложных хирургических операций. Поднявшись на стремянку, кто-то уже прилаживал у потолка большую лампу для освещения операционного стола. Оба окна завесили светонепроницаемыми шторами — яркий свет неизбежно привлек бы внимание русских ночных бомбардировщиков: легких бипланов, прозванных «швейными машинками». Со стороны дороги на Горки доносился гул. Кроненберг, стоявший у входа в сарай вместе с Дойчманом и Тартюхиным, поспешно спрятал сигарету.

— Кто это там пожаловал? Сани?

Дойчман кивнул:

— Из 2-й роты. Привезли доски, будут сколачивать шкафы и койки.

Из темноты показались очертания больших мотосаней, медленно, словно жук, ползущих по снегу. Сани, объехав стоящие грузовики, остановились у сарая. Из кабины выскочила закутанная фигура с автоматом в руке. Взмахнув оружием, прибывший бросился к Кроненбергу.

— Ах ты старый черт!

— Шванеке? Ты? Еще живой?

— Меня так просто не свалишь! — ухмыльнулся Шванеке.

Стоявший чуть поодаль Тартюхин прислонился к стене сарая. По телу его прошла дрожь. Его желтая азиатская физиономия вдруг налилась кровью и словно окаменела. Раненую левую руку он предусмотрительно спрятал в рукаве тулупа. Он до боли стиснул зубы, однако сейчас, в этот момент, боль была ему нипочем — его сейчас можно было порубить на куски, он и не пикнул бы.

Ага, значит, тебя зовут Шванеке, заключил Тартюхин. Он медленно закрыл глаза. Бог ты мой, думал он, глотку-то как перехватило! Словно удавкой стянуло! Нет, ни в коем случае нельзя этого показывать, ни в коем случае! Нужно вести себя так, будто ничего не произошло. И терпеть. Я твердо знаю: я успокоюсь только тогда, когда отправлю на тот свет тебя, Шванеке. Если я тебя укокошу, тогда и Россия выживет. Мысли, стремглав проносившиеся в голове, действовали на него, как крепкий самогон. Колени дрожали, и Тартюхин опасался, что его злоба, его безграничная, добела раскаленная ненависть выплеснется наружу. Но откуда она? Отчего он так возненавидел этого солдата? Только ли от раны, полученной от него? Или здесь замешано что-то другое?

Его привел в чувство мощный удар кулаком в солнечное сплетение. Открыв глаза, он увидел вплотную перед собой Шванеке. Тот стоял так близко, что Тартюхин в свете фонаря, который держал Кроненберг, успел разглядеть даже трехдневную щетину у него на подбородке. Жестокое, отталкивающее лицо. Лицо дикаря, не ведающего пощады. Убийцы. Маленькие, вездесущие глазки, широкая улыбка без тени радости. Тартюхин, сумев овладеть собой, часто-часто задышал, чтобы боль в животе утихла. Сейчас самое главное проявить выдержку, не броситься на него, не вцепиться зубами ему в глотку, не сдавить мертвой хваткой эту короткую мерзкую шею и не отпускать ее, пока эта зловещая улыбка не превратится в смертельный оскал. Пальцы, невольно сжавшиеся в кулаки, снова разжались.

— Послушай, ты, обезьяна желторожая, — произнес Шванеке, — давай к саням и разгрузи доски. И побыстрее!

Схватив Тартюхина за воротник тулупа, он ткнул его к саням, поддав пинка под зад. Петр растянулся на снегу в нескольких метрах от саней, но тут же, по-кошачьи ловко, вскочил и, изображая покорность, направился к саням. Ничего, тебе еще это горько отрыгнется, придет время, и я с тобой разделаюсь. Или я не Петр Тартюхин. Если есть бог, он мне простит. Тяжелее минуты, чем эта, в жизни Тартюхина не было. Когда он, подхватив несколько досок, бежал с ними через дорогу, Шванеке заливался хохотом. Кроненберг выключил фонарь.

— С этим вы не скоро подружитесь! — сухо бросил он.

— А я ни к кому в друзья не лезу, а уж к этому…

Шванеке, откупорив протянутую ему санитаром бутылочку шнапса, сделал внушительный глоток.

— Откуда он вообще здесь взялся? — спросил он Кроненберга, глядя, как Петр сгружает в снег доски.

Он чувствовал ненависть, исходившую от этого низкорослого человечка, видом напоминавшего азиата.

Дойчман покачал головой:

— Из вспомогательных, как и остальные. Похоже, ему крепко досталось при Советах, живет в какой-то конуре, да во все тяжкие бранит Сталина, Советы, да и нас заодно. Мечтает слопать целую миску щей. Понять не может, за что весь мир так окрысился на него — каждый норовит пнуть под зад, как только что ты.

— Так ты сам должен уже понимать — не первый день в армии! — не без издевки заметил Шванеке. — Да, кстати, мне велено тебя забрать с собой — у нас кое-что случилось, дорогой герр доктор.

— Когда? — спросил Дойчман. — Если днем, не выйдет — в светлое время дня по дороге не проедешь.

Шванеке, доложив о прибытии доктору Бергену и Хансену, стал помогать обустроить госпиталь. Тем временем небо на востоке светлело, освещаемые первыми лучами солнца деревья сбрасывали с себя ночной покров. Нет, днем нечего и мечтать ехать в Горки — семикилометровый участок дороги постоянно простреливался партизанами. Русские артиллеристы били без промаха — привыкли. И Шванеке пришлось полдня проторчать в госпитале, а остальные полдня он обходил крестьянские хаты в поисках того, что плохо лежало. Добрался он и до жилища Петра Тартюхина. Это была сложенная из толстых бревен хата с сараем и колодцем с полусгнившим журавлем. Распахнув ударом ноги дверь, Шванеке вдруг увидел сидящего у печки Тартюхина. Азиат курил цигарку. Он даже не пошевелился, когда немец ворвался в комнату с низким потолком — Шванеке чуть ли не упирался головой в него. Будто дожидался этого визита. Узкими словно щели глазами Тартюхин смотрел на немца.

— Махорка? — спросил Шванеке.

— Да.

— Из «Правды» сворачиваешь?

— Нет-нет, не из «Правды». Этот немецкий газета… «Правда» лучше, — на ломаном немецком пояснил Петр Тартюхин.

Шванеке, не отрывая взгляда от русского, ногой захлопнул за собой дверь.

— Значит, не нравится тебе немецкая газета, так? И вообще немцы не нравятся. Не любишь ты их? Да и за что тебе их любить — чуть что не так — и пинок в задницу. Так ведь?

Тартюхин улыбнулся Шванеке, и тому в этой улыбке почудились все тайны Востока. Шванеке почувствовал, как похолодело сердце. И еще лыбится, еще лыбится, даже получив крепкого пинка под сраку! Как это ему удается? И тут взгляд Тартюхина словно опалил его жгучей ненавистью. Это была не просто ненависть русского к немецкому солдату-оккупанту. Это была не ненависть униженного, раздавленного жизнью человека, любящего свою Родину, к тому, кто в чужой форме явился в его страну. Эта была ненависть личного характера. Смертельная, всесокрушающая ненависть, конец которой могло бы положить лишь одно — либо этот желтолицый азиат прикончит меня, либо я, Шванеке…

…Шванеке невольно отступил на шаг и нагнулся, словно готовясь к броску.

— Понимаешь? — спросил Тартюхин.

— Понимаю, — ответил Шванеке.

Молчание.

— Ладно, давай, чего уж там! — прошипел Шванеке. — Я знаю, чего ты хочешь.

— Нет, так не пойдет, — перекореживая немецкие слова, не согласился Тартюхин. — Не теперь. Теперь ты меня просто прибьешь.

— Верно, прибью, — ответил Шванеке.

Тартюхин снова улыбнулся, и улыбка эта никак не желала сходить с его словно вылепленного из глины по образу и подобию китайских божков лица.

— А зачем, братец? — негромко спросил он. — Я ведь кто? Я нищий без гроша в кармане, и дом у меня пустой, как видишь… Ничтожество я…

— Точно! Ты — нищий, и дом твой пустой, ты ничтожество. Все так. Но ты — не ничтожество.

Тартюхин, вскочив с грубо сколоченного табурета, семенящими шажками прошелся по хате.

Шванеке опустил автомат. Ведь если я его сейчас пристрелю, думал он, мне ведь ничего не будет. Так и так, мол, набросился на меня ни с того ни с сего. Вскочил с табурета и набросился, я и нажал на спуск, это была необходимая самооборона. Да и не спросит меня никто. Какое им дело до этого таракана? Одним больше, одним меньше — какая, к дьяволу, разница? Тем более что он, может, и партизан. А он точно партизан, это я знаю, нутром чую. И мне скажут: молодец, Шванеке, не растерялся, этих собак здесь вообще всех перевешать да перестрелять надо. Всех их до одного, Шванеке!

Тартюхин, подойдя к столу, взял кисет с махоркой и протянул его Шванеке.

— Чего же ты не стреляешь? — спросил он.

Шванеке не в силах был вымолвить ни слова.

— Махорочки не желаешь? — осведомился Тартюхин.

— Желаю. Давай.

Сам не понимая, как это могло произойти, Шванеке вдруг взял из кисета щепоть табаку, ловко отхватил от газеты кусок и, лихо свернув цигарку, провел языком по краю бумаги. После этого, бросив Тартюхину кисет, стал дожидаться, пока тот свернет самокрутку. Стол разделял их, словно баррикада. Оба закурили.

В неубранной, полутемной хате повисло тягостное молчание. В воздухе отвратительно запахло паленой газетой и ядреным русским самосадом. Почему я не стреляю, спросил себя Шванеке, будь я трижды проклят, почему, почему я не пристрелю эту мразь? Ведь не пристрели я его сейчас, он обязательно пристрелит меня. А этот, похоже, бьет без промаху. Этому со ста шагов ничего не стоит монетку продырявить. И хотя в ту минуту Шванеке ни на самую малость не сомневался, что стоявший перед ним в этой хате и дымивший самосадом человечек — его смертельный враг, с которым только и можно было, что сойтись в не знавшей пощады схватке — либо ты его, либо он тебя, либо оба друг друга, хотя понимал, что отныне ему, Шванеке, не будет здесь, в этой округе, покоя, пока жив этот приземистый, широкоплечий, узкоглазый азиат, тем не менее он не мог выстрелить. Что-то непонятное, непостижимое удерживало его от этого. Что же это было? Поразительное спокойствие, даже равнодушие Тартюхина к смерти? Оно мешало Шванеке нажать на спусковой крючок и вогнать в хозяина дома короткую очередь? Излучаемый им фатализм, его обреченность, готовность подчиниться неумолимому ходу судьбы, то спокойствие, с которым этот невзрачный человечек готов был принять уготованное ему фортуной и ожидал теперь следующего мгновения, которое может стать для него и последним? Шванеке не убивал сейчас этого азиата оттого, что это было бы слишком легко и просто. Внезапно он заметил, как дрожат его пальцы, сжимавшие цигарку. Взбешенный своей нерешительностью, идиотски-непонятной мягкотелостью, ни с того ни с сего накатившей на него, дрожью в руках, он смял недокуренную самокрутку и швырнул рассыпавшийся искрами комок в угол хаты.

— Иди! — глухо, но решительно проговорил Шванеке.

— Идти? Куда?

Мутновато-апатичный взор Тартюхина оживился.

— Откуда мне знать, куда? Уходи отсюда, исчезни, валяй туда, откуда пришел, к твоим…

— К моим?

— Не прикидывайся дураком! — злобно бросил Шванеке. — Думаешь, я не знаю, кто ты и откуда?

— Знаешь, — кивнул головой Петр Тартюхин. — Только почему не убьешь меня?

— Убью, богом клянусь, убью! Но… не теперь. Не сейчас. И не здесь!

Шванеке молниеносно метнулся к столу, схватил Тартюхина за грудки, с нечеловеческой силой перевалил его через стол и пнул к дверям.

— Иди! — заорал он. — Слышишь? Убирайся отсюда! Но мы еще с тобой встретимся!

Азиат молча поднялся с земляного пола, не глядя на Шванеке отворил дверь и вышел на мороз. Побледневший Шванеке застыл в неподвижности, привалившись к столу. Какое-то время он слышал поскрипывавшие на снегу валенки русского, потом, подняв голову, увидел сквозь распахнутую дверь, как тот вставляет концы валенок в самодельные лыжные крепления — примитивные, какими пользовались с бог ведает каких времен степные жители, чтобы бороздить просторы снежных океанов Азии. Потом скрип лыж стал удаляться, а некоторое время спустя пропал вовсе.

Шванеке обнаружил Кроненберг. Он с шумом ввалился в хату, таща за собой мешок картошки, обнаруженный им в одной из хат под соломой.

— Карл, дорогой, что с тобой? — заахал санитар.

Шванеке, подняв голову, непонимающе уставился на невесть откуда взявшегося здесь Кроненберга.

— Что ты сотворил с этим «иваном»? Он как угорелый промчался мимо меня, спрашиваю, что случилось, он ни слова в ответ, только дунул прочь, будто на своих двоих в Москву собрался.

Отдуваясь, он положил мешок у дверей и вошел в хату. Там по-прежнему смердело еще не успевшим выветриться самосадом, Кроненберг едва не поперхнулся.

— Вы что с ним здесь, трубку мира раскуривали?

Шванеке поднялся, молча прошел мимо Кроненберга, ногой отпихнул загородивший проход мешок и вышел на улицу. Светило зимнее солнце. День уже клонился к вечеру. Вокруг было белым-бело от отливавшего синевой снега, Шванеке даже зажмурился. По деревне сновали грузовики, а вдали через поле с рокотом катились мотосани. Наверное, первых раненых доставляют, отрешенно подумал Шванеке.

Кроненберг, подхватив мешок, попытался нагнать Карла Шванеке.

— Объясни, что с тобой? — с тревогой продолжал расспрашивать санитар. — Грусть-тоска накатила?

Не оборачиваясь, Шванеке сквозь зубы послал Кроненберга подальше и, ускорив шаг, исчез за углом крестьянской хаты.

— Нет, утонченность этому человеку не грозит, — со вздохом заключил Кроненберг, отирая со лба пот. — Даже если до конца дней своих будет зубрить поэтов-классиков…

* * *

В госпитале доктор Хансен стоял у операционного стола. Ассистировал ему Эрнст Дойчман. Оба работали молча, сосредоточенно, проворно, словно уже не один год трудились вместе. Когда закончили с последним раненым — проникающее осколочное ранение в области бедра — осколок мины прошел буквально в нескольких миллиметрах от кости, они решили перекурить. Устало вытянув ноги, они долго просидели на деревянных ящиках, не говоря ни слова, только выпуская дым.

Доктор Хансен попытался разговорить немногословного, довольно пожилого человека, своего ассистента, однако мешала врожденная стеснительность.

— Хочу вам сказать одну вещь, герр младший врач, — поняв, в чем дело, пришел Хансену на помощь Дойчман.

— Да-да, я понимаю… Вы… вы хотите мне сказать, что вы… в общем…

Молодой хирург не договорил.

— Да-да, именно это я и хочу вам сказать, — суховато продолжил Дойчман. — Я — врач.

— Понятно. И… как вы… оказались здесь?

— Я должен ответить на этот вопрос? Это приказ? — осведомился Дойчман.

— Нет, разумеется, нет, — ответил явно смущенный доктор Хансен. — Знаете что, давайте позабудем, что я для вас начальство.

Какое-то время оба молчали.

— А теперь вы — помощник санитара… — наконец прервал молчание Хансен.

— Так точно.

— Если хотите, то есть я имею в виду так было бы куда лучше для нас обоих, я имею в виду для госпиталя, я мог бы переговорить с доктором Бергеном, чтобы он оставил вас здесь. Мы ведь так быстро успели сработаться… Как вы думаете?

Тон Хансена был почти умоляющим. Дойчману показалось, еще немного, и этот молодой хирург брякнется перед ним на колени.

— Поймите, здесь вы могли бы работать с полной отдачей, не то что там, у себя… Я был бы весьма рад, если…

— Спасибо, — ответил Дойчман. — Но мне кажется, что мне лучше будет остаться на старом месте. Вы уж не взыщите. Я ведь не хирург, и вместо меня вполне справится и Кроненберг. А что до меня — мне все же лучше будет там.

Эрнст Дойчман кивнул на окно, за которым погромыхивала русская артиллерия. Сказано это было не терпящим возражений тоном, он и сам не понимал, почему он так цеплялся за роту. Ведь здесь, в этом пусть импровизированном и временном, но все же госпитале, у него было куда больше шансов уцелеть, чем там, в двух шагах от передовой. Но отчего-то ему было совершенно все равно, и Дойчман чуть удивленно спросил себя, а действительно, почему его так тянет туда. Вроде никаких особых причин и нет, но тем не менее…

— Нет-нет, поймите, вероятно, с вашей точки зрения я поступаю необдуманно, но по-другому, увы, не могу. Там мои товарищи… Впрочем, дело не только в них…

Он отчаянно пытался подобрать нужные слова, и не мог.

— Мне кажется, я вас понимаю, — задумчиво произнес доктор Хансен.

— Ну вот и хорошо, — улыбнулся Дойчман.

Оба поняли друг друга, и Эрнст Дойчман вдруг понял, что здесь у него есть друг, человек, на которого он может положиться. Поднявшись, он стал приводить в порядок забрызганную кровью и усеянную обрезками некогда живой плоти операционную.

На краю Борздовки стоял Шванеке, неотрывно наблюдая за медленно ползущей через белое от снега поле к темневшему на горизонте лесу крохотной черной точкой. За Тартюхиным. Точка все уменьшалась, а потом, нырнув в ложбину, исчезла, будто ее никогда и небыло. Уже начинало смеркаться. Шванеке, сплюнув, повернулся и решительно зашагал к деревне. Пора было ехать восвояси. У хаты, служившей операционной, он увидел Дойчмана. Тот, бледный, стоял в дверях, опершись о косяк. Рот был озабоченно сжат. Он был без шинели, но, похоже, ему было наплевать на мороз.

— Время ехать, — напомнил ему Шванеке.

Дойчман кивнул, продолжал стоять.

— Что-нибудь случилось?

— Да нет, ничего.

— Ты слишком впечатлительный, дружище, — усмехнулся Шванеке. — Слишком-слишком. Это ни к чему хорошему не приведет. Отключись, вот что я тебе скажу!

— Трое умерли на столе, а двоим пришлось ампутировать ногу, — как бы про себя произнес Дойчман.

Шванеке пожал плечами:

— И что с того? Когда мы шли в атаку под Орлом, рядом со мной бежал один. Понимаешь, осколком ему снесло полбашки, а он бежит с криком «ура». Бежит, кровища хлестает с мозгами вперемешку, а он бежит и орет «Ура!». Потом свалился, конечно. Так вот, нам тогда даже поблевать некогда было. Мы атаковали. Когда идешь в атаку, уже ни о чем не думаешь. Так что, приятель, отключайся.

— Это всегда удается?

— Учись! Вот что я еще тебе скажу: ты не был на фронте, вот поэтому тебя так и пробирает, хотя ты и врач и, насмотревшись на всякое, вроде бы должен и привыкнуть. Оно и понятно: здесь, на фронте, все по-другому, не так, как в больнице. Поверь мне, если я начну обо всем задумываться, мне только и останется, что пустить себе пулю в висок. Пару минут назад я задумался. И что? Это куда хуже, чем лежать мордой в грязи под ураганным огнем русских. И я дал себе зарок: никогда и ни о чем не задумываться, братец! Ладно, ты давай одевайся, и поехали… Домой, так сказать…

Чему-то усмехнувшись, Шванеке побрел к саням: широкоплечий, а сейчас в этом тулупе квадратный почти. Дойчман посмотрел ему вслед, и по лицу его мелькнула едва заметная, нерешительная улыбка. «Домой…» — подумал он. Вот когда я вернусь к Юлии, тогда и скажу, что я вернулся домой. А теперь? Домой? К кому? К Крюлю? Не задумываться ни над чем… Отключаться… Как это — отключаться? Человеку в двух шагах от тебя сносит полчерепа, он бежит с криком «ура», а ты должен об этом не задумываться? Не замечать этого?! Шванеке вот задумался, и выяснилось, что для него это хуже, чем лежать под ураганным огнем. Как эти люди будут жить безногими? Как жить, если ты даже ходить по-человечески не можешь? Домой… Куда? К Юлии? Или к Крюлю? Бред. Вернувшись в хату, Эрнст стал готовиться к отъезду «домой».

* * *

Обер-фельдфебель Крюль был по уши в работе. Перед ним на столе были разложены схемы траншей, которые предстояло вырыть, и он занимался тем, что отмечал красным цветом уже готовые участки. Карта была масштабом 1:2000. В результате его дотошных расчетов выяснилось, что 2-я рота прорыла на целых пятьдесят метров меньше положенного. Следовательно, план был недовыполнен несмотря на то, что всем были выданы кирки, лопаты, даже взрывчатку и ту использовали. Даже невзирая на 10-часовой рабочий день. В глазах Крюля это выглядело невыполнением поставленной задачи, чуть ли не вредительством. А с кого спросят? С него, с Крюля, разумеется. Пятьдесят метров недокопа! Он пересчитал все снова, но эти злополучные полсотни метров как были, так и остались. Судя по всему, оберлейтенант Обермайер пока что был не в курсе. И Крюль живо представлял, как явится пред светлые очи своего непосредственного начальника. Но сначала Крюль, как и все командиры его ранга, призвал к себе старших групп. И поскольку заодно решил пропесочить их и за неуклонно падавшую воинскую дисциплину, приказал всем одеться по форме: ну, там, при ремнях, в одежде по форме, при касках.

Перед тем как войти, унтер-офицер Петер Хефе, многозначительно посмотрев на своих коллег унтер-офицеров Кентропа и Бортке, покрутил пальцем у виска.

— Он сегодня явно в ударе, ребятки! Так что держите ухо востро — наверняка отправит нас потом сортиры драить!

Войдя в канцелярию, все трое, как полагается, доложили о прибытии сидевшему за столом обер-фельдфебелю Крюлю. Перед ним были разложены на столе схемы траншей.

— Ага! — звучно произнес Кентроп.

Крюль тут же взвился:

— Именно «ага»! Наверное, придется всю 2-ю роту распихать по богадельням. Вечно тащится в хвосте. Наверное, думают, что русские будут сидеть и дожидаться, пока 2-я рота изволит прорыть траншеи! Вот здесь…

Крюль кулаком стукнул по одной из схем.

— Вот здесь я все точно рассчитал — на целых 50 метров меньше положенного!

— А ты случаем не ошибся? — вкрадчиво осведомился Бортке.

Обер-фельдфебель побагровел:

— Вы не в кабаке, унтер-офицер Бортке, а на службе! И я требую…

— Заткни глотку! — рявкнул Петер Хефе, которому надоело это представление.

Сняв каску, он уселся на ящик и взял со стола Крюля несколько схем:

— Вот этот кусок можно рыть только по ночам. Когда светло, он у русских как на ладони.

— Ну и что?

Крюль выхватил листок из рук Хефе:

— Вон люди на передовой! Живут ведь как-то! И никто не обсирается от страха!

— На передовой они живут, уже зарывшись в землю. А мы еще только зарываемся.

— Но здесь не курорт!

— Не курорт, это точно. Зато мы для «иванов» — живые мишени. И легкие к тому же. День-деньской роем, роем, роем на глазах у них.

Бортке, по примеру Хефе, тоже снял каску:

— Может, ты как-нибудь сам выберешься к нам да поглядишь что к чему?

— Что-что?

Обер-фельдфебель даже невольно отпрянул, услышав такое.

— Отвечают за все старшие группы, — едва ли не ласково проговорил он.

Но над предложением Бортке призадумался. Да, с этими старшими групп нужно держать ушки на макушке.

— Если батальоном будут недовольны наверху, тут черт знает что начнется!

— Так пусть эти, что наверху, спустятся вниз и поглядят, в каких условиях приходится работать батальону, — недовольно произнес Хефе.

— Ладно, не будем спорить, а то ерунды наговорим, — примирительно произнес Кентроп. — Но сам подумай, кто-нибудь из командования батальоном хоть раз побывал здесь? Может, у тебя есть на этот счет вразумительная идея? — напрямик спросил он Крюля.

Кентроп единственный из всех продолжал стоять, причем даже оставив каску на голове. И спокойно, чисто по-служебному, официально смотрел на обер-фельдфебеля Крюля.

И подчеркнутая официальность Кентропа, причем без намека на подхалимаж, возымела действие. Крюль, лишь мельком взглянув на Кентропа, ничего ему не ответил и тут же повернулся к Хефе:

— Мы должны попытаться работать и в светлое время суток. Кровь из носа, эти пятьдесят метров необходимо нагнать. Вон на передовой наши товарищи ежедневно рискуют жизнью, а мы что? В прятки с русскими играть должны?

— Вот это верно! — произнес незаметно вошедший обер-лейтенант Обермайер.

Он пробрался сюда через боковую дверь из разрушенной части дома. Все вытянулись по стойке «смирно», но Обермайер махнул рукой. Подойдя к столу, он взял схемы.

— Аккуратная работа, обер-фельдфебель, ничего не скажешь.

— С точным соблюдением масштаба, герр оберлейтенант. Так мы можем ежедневно контролировать объемы проведенных работ.

— На самом деле?

— Так точно, герр обер-лейтенант.

— Из-за письменного стола?

Обер-лейтенант Обермайер положил схемы на стол Крюля:

— Но вы же наносили все данные на карту не на местности, а здесь. Кто может быть уверен, что в ваши расчеты не вкралась ошибка? Что эти пятьдесят метров никуда не делись? Лучше будет, обер-фельдфебель, если вы завтра с утра на месте проверите верность своих расчетов. Вместе с ротой выйдете на место работ, там обойдете все прорытые траншеи и согласно масштабу сверите их с картой. Тщательнее всего проверьте именно те участки, которые находятся в пределах видимости противника.

Крюль не нашелся, что ответить. Он явно не рассчитывал, что все так обернется. Даже сердце заколотилось от страха. Он чувствовал, что побледнел как смерть, потому что унтер-офицеры, глядя на него, невольно улыбнулись.

— Вам все ясно, обер-фельдфебель?

— Так точно, герр обер-лейтенант.

Накрепко засевшая в нем исполнительность все же привела его в чувство.

— Значит, завтра с утра. Когда вы отбываете, Хефе?

— В половине шестого, герр обер-лейтенант.

— Вот и отлично. Прихватите с собой обер-фельдфебеля.

— С удовольствием, герр обер-лейтенант!

Тут Обермайер резко повернулся:

— Оставьте при себе ваши комментарии и намеки! Война — не развлечение, и никогда таковым не была. Вы представляете себе: участок под обстрелом, и с обер-фельдфебелем что-нибудь произойдет. Вы можете мне гарантировать, что с ним ничего не произойдет?

— Никак нет, герр обер-лейтенант!

— Вот видите, — произнес в ответ Обермайер, повернувшись к телефону.

Крюль словно издалека слышал эту перебранку, толком не понимая ее смысла. Он чувствовал, как ноги отвратительно немеют. Удержавшись за край стола, он, чтобы хоть чем-то отвлечься, уставился на схемы. Потом до него донесся голос Кентропа:

— Не сомневайтесь, герр обер-лейтенант, — мы все не пожалеем и жизни, чтобы выручить герра обер-фельдфебеля, случись что, не дай бог. Если сразу не выручим, то уж к ночи точно.

Обермайер ничего не ответил. Глядя в стену, он крутанув ручку полевого телефона, вызвал 1-ю роту. Крюль, медленно подняв голову, увидел ухмылявшиеся физиономии своих подчиненных.

— Ладно, — с трудом выдавил он, — сегодня вечером я отправлюсь с вами. Чтобы с утра уже быть на позициях, а днем все как полагается осмотреть. — Но… — тут его голос обрел прежние, угрожающе-агрессивные нотки, — если только выясню, что этих полета метров на самом деле не хватает, тогда держитесь!

Резко повернувшись, он почти бегом покинул канцелярию. У всех троих унтер-офицеров глаза на лоб полезли, все пристыженно молчали. Впервые на их глазах Крюль одолел себя, посрамив их иронию.

— Что вы стоите? — спросил Обермайер. — Из Бабиничей как раз привезли доски для опалубки.

Унтер-офицеры в явном замешательстве вышли. У хаты они остановились и увидели, как Крюль срывает зло на тех, кто разгружал мотосани с досками.

— Снова в своем репертуаре, — заметил унтер-офицер Хефе.

— Нет, честно говоря, такого я от него не ожидал, — признался Бортке.

— Вы особенно не заблуждайтесь, — скептически произнес Кентроп. — Или вы всерьез думаете, что он смельчак из смельчаков?

— Никто этого и не говорит, — буркнул Хефе. — Пересрать каждый может. Вот только у Крюля это получается с запашком. Во всяком случае, до сих пор получалось. Посмотрим, на самом ли деле он способен на что-то.

Рядовые Эрих Видек и Кацорски, тот самый крысомордый, вползли через только что отрытую траншею в небольшую землянку, одну из тех, которые обустраивали через каждые 50 метров линии траншей. И тут, пригнувшись, к ним подбежал Эрнст Дойчман. Тяжело дыша, он привалился к замерзшей земле.

— Смотрите-ка — какие люди в гости к нам! — комментировал крысомордый, оскалив почерневшие корешки зубов.

— Что-нибудь стряслось? — спросил Видек.

— Да ничего такого, — пожал плечами Дойчман. — Просто вот сижу и жду, когда что-нибудь случится. Для этого я и здесь.

— Ничего, недолго ждать осталось, — бросил крысомордый.

Ночью по снегу доставили доски для землянок. С рассветом начали обшивку ими стенок. На день в траншеях осталось около трети роты, остальным было приказано отдыхать. Время от времени раздавался взрыв, осыпая работавших комьями мерзлой земли. Раз в несколько минут раздавался свист, он постепенно нарастал, переходя в вой. Все поспешно прижимались к стенкам траншеи и с ужасом ждали, где упадет снаряд. А падал он чаще всего совсем рядом, буквально в нескольких шагах, сотрясая землю так, что их подкидывало в траншеях, и обрушивая на них окаменевшие комья земли, льда и снега. С воем разлетавшиеся осколки, упав в снег, шипели.

— Этот совсем близко упал, — отметил Видек.

— Хочется думать, что следующий шлепнется подальше, — дрожащим голосом проговорил крысомордый.

После очередного залпа они, пригибаясь, перебежали в следующую землянку. Одним махом одолев несколько ступенек, все трое бухнулись на сложенные доски и столбы. Видек закурил, угостил и Дойчмана. Крысомордый, будучи некурящим, обменивал полагавшееся ему табачное довольствие на хлеб, масло и колбасу.

— Если так пойдет и дальше, они перемешают позицию с землей, не успеем мы ее достроить, — с досадой произнес Видек.

— Это как та дура-швея: днем шьет, а по ночам снова раздирает сшитое за день, — сравнил крысомордый.

— Не так, — вмешался Дойчман.

— Или как тот германец, который втаскивал каменюгу на гору, — упрямо гнул свое крысомордый.

— Это о царе Коринфа, которого звали Сизиф, — поправил Дойчман.

— Ты в школе никак отличником был, — с издевкой заметил крысомордый. — Куда уж нам, неграмотным, до тебя!

— Им надо было начинать сооружать эти позиции подальше, западнее.

Дойчман прислонился к еще не обшитой досками земляной стенке. Его небритое, узкое лицо похудело, черты заострились. Повязку с красным крестом он решил снять: какой смысл? Русские валили всех без разбора, в том числе и санитаров. Да и немцы отвечали тем же.

— Какой прок от запасных позиций, если они расположены всего в километре от передовой? Случись наступление, этот километр погоды не сделает.

— Генерал из тебя вышел бы отменный, — сыронизировал крысомордый.

Видек торопливо, глубокими затяжками курил. С тех пор, как у него родился ребенок, он не имел из дому вестей. Все его письма оставались без ответа, он начинал сомневаться, что их вообще пересылали жене. Неведение для солдат штрафбата было естественным состоянием. К тому же каждый знал — они служат здесь без права переписки. Это распространялось и на посылки. И на обычные, положенные солдату вермахта рационы. И на такие товары, как табак, шоколад, спиртные напитки. Они были изгоями, которых все должны были чураться, словно прокаженных, уголовными преступниками, которым вместо формы полагались чуть ли не лохмотья, да и те не по росту, их пригнали сюда, чтобы выжать из них максимум, а потом поступить, как с отработанным материалом. И никто ничего не мог изменить, ни обер-лейтенант Обермайер, ни гауптман Барт. Обермайер однажды по телефону поинтересовался у Барта: мол, когда солдаты будут получать письма из дому.

— Письма? — искренне удивился Барт. — Вы, что ли, ждете писем из дому, Обермайер?

— Не только я. Мои люди не в курсе, как там дома дела, в особенности те, у кого жены в Германии остались.

— Вот уж кому повезло так повезло! Передайте своим людям, что они должны радоваться, что не в курсе всего, что творится дома. Поверьте, дорогой мой, так куда спокойнее. А вообще вся почта поступает на познанский адрес штрафбата. Там есть такой майор Крацнер, он сейчас там командует. Я слышал, при золотом партийном значке, а перед этим преподавал в каком-то национал-социалистическом учебном заведении. Так вот, сейчас в Познани такие же морозы, как и здесь. И у Крацнера есть возможность спастись от холода — можно письмами печки топить.

— С письмами придется пока подождать! — Только это и приходилось слышать и Видеку, и всем остальным. И сам Обермайер по примеру своих подчиненных мало-помалу впадал в состояние индифферентного фатализма — а, дьявол с ним со всем — будь что будет! Артобстрел? Ну и что с того? Погибшие? Так войны для того и придуманы, чтобы убивать. Работа до изнеможения? Так привыкнуть можно. Жизнь? Скотская, согласен. И поэтому сказал своим:

— Наплевать, километр, десять или сто — будем рыть дальше!

— Впрочем, какая разница — все равно здесь все до единого околеем! — бросил крысомордый.

— Не надо так, — возразил Дойчман.

Тут Видек криво улыбнулся Эрнсту:

— А ты что, всерьез веришь в эту бодягу? В «испытание фронтом»? Что нас всех после этого помилуют? Согласен — может быть, Шванеке или вот его…

Видек кивнул на крысомордого.

— Их, возможно, и помилуют. Потому что они — хоть и отпетые, но уголовники.

— Подумать только! — вставил явно задетый крысомордый.

— …помилуют, — не обращая внимания на его колкости, продолжал Видек. — Чтобы потом вздернуть при случае. Может, и у меня крохотный шанс остается. Я ведь просто деревенщина. Но ты, или там этот… Какого? Полковник Бартлитц? Или остальные политические? Их когда закопают, тогда и помилуют.

— Ничего, я скоро отсюда выберусь, — многозначительно изрек крысомордый.

— Никому отсюда не выбраться, — отрезал Видек.

— Плевать мне на вас, все видите в черном свете.

Крысомордый, поднявшись, направился к выходу из землянки:

— Вот попомните мои слова — выберусь! И скоро. Приеду в Берлин, усядусь у «Кранцлера»6«Кранцлер» — старинное и известное берлинское кафе в районе Курфюрстендамм. Существует и поныне.и буду себе кофеек попивать. Так и быть, вам черкну пару строк. Спорим?

Полуобернувшись к ним, рядовой Кацорски осклабился и стал выбираться из землянки в траншею.

— Что тут скажешь — рехнулся человек, — заключил Видек.

Дойчман выглянул из землянки. У входа белела куча снега — импровизированный бруствер. Погромыхивала артиллерия. Огонь с рассеиванием, по площадям.

— Ты своей жене никогда не изменял? — помолчав, спросил Дойчман Видека.

— Чего? — выпучил глаза тот.

— Ты когда-нибудь изменял жене? — повторил вопрос Дойчман.

— Вот смех! К чему мне ей изменять? — недоумевал Видек — А ты что? Успел изменить?

— Да нет.

— А мысли такие в голову приходили?

— Кому они не приходят? А почему ты спросил?

— Так просто, — ответил Эрнст.

— Так ты ей изменил? — допытывался Видек.

— До недавнего времени только в мыслях.

— Ну и нервы же у тебя!

— Предал я ее, — обреченно произнес Дойчман.

— Предал? Как это? Изменил, что ли? С кем же? Уж не с какой-нибудь там русской? И где ты ее здесь откопал?

— В Орше, — ответил Дойчман.

— Слушай, а они здесь вообще водятся? Мне казалось, что люди только выдумывают эти истории.

— Водятся, водятся, — заверил его Дойчман. — Так вот, она попросила меня остаться здесь. Сказала, что мне, мол, нечего домой возвращаться. И я, понимаешь, и сам теперь не знаю, как быть, если… Если…

Тут Дойчман беспомощно развел руками. Что должно было означать это «если», он и сам толком объяснить не мог. Вероятно, если вдруг наступит мир и всем позволят остаться там, где они захотят; если бы он с математической точностью проанализировал бы свои чувства к Юлии и Татьяне, если…

— Так вот, я ее предал, — продолжал Эрнст. — И не знаю теперь, как быть. Представления не имею. Понимаешь, все вот это, наш штрафбат, там Юлия, здесь Таня, вообще не могу разобраться — заплутал.

Они замолчали. Снаружи тарахтели автоматы, в промежутках между очередями завывали выпущенные русскими легкие мины, а еще несколько секунд спустя слышались глухие разрывы.

— Опять началось, — констатировал Видек.

И тут же перескочил на другое:

— Знаешь, а если на самом деле устал как собака, тогда дрыхнешь даже под обстрелом.

Тут раздался душераздирающий вой и где-то совсем рядом рвануло, да так, что землянку тряхнуло, и Дойчман, не успев понять, что произошло, оказался на земляном полу. Поднимаясь, он стал стряхивать со спины прилипшие к ней перемешанные со снегом коричневатые комья земли. И вдруг сквозь вой и разрывы ему послышался человеческий голос. Голос показался ему знакомым, но Эрнст не мог понять, кто это — настолько мало голос этот походил на человеческий, скорее он мог принадлежать зверю, внезапно обретшему дар речи и решившему сообщить миру о переносимых муках.

— Бог ты мой! Бог ты мой! Бог ты мой! — монотонно и жутко бубнил кто-то, ненадолго замолкая, вздыхая, вскрикивая, вереща, шепча. — Бог ты мой — что же это?

И потом снова: «Бог ты мой, бог ты мой…» И так до бесконечности.

— Да это же наш крысомордый! — воскликнул Видек.

Перемахнув через лежавшего Дойчмана, он стал выбираться наружу. Дойчман видел перед собой подошвы его сапог, машинально отметив, что на них в нескольких местах не хватает гвоздей, потом подошвы исчезли из виду. Эрнст сам, встав на четвереньки, стал подбираться к выходу. Ползти мешала оказавшаяся между ног санитарная сумка, раздраженно перебросив ее на спину, он выполз в траншею и в нескольких шагах услышал жуткое бормотание.

В нескольких метрах от них, привалившись к стенке траншеи, сидел крысомордый. Лицо его посерело, черты заострились, в особенности отливавший мертвенной желтизной, казавшийся вылепленным из воска нос. Не разжимая губ, рядовой Кацорски продолжал бормотать, уставившись на лежавшее напротив окровавленное нечто. Присмотревшись, Дойчман узнал оторванную по самое плечо руку крысомордого. Из раны на плече хлестала кровь, окрашивая снег в грязновато-красный цвет и собираясь в лужицу в углублении на промерзшем дерне, где сидел несчастный Кацорски. Но тот уже не обращал внимания ни на что, кроме как на отторгнутую от его тела конечность, пальцы которой конвульсивно сжимались и разжимались. В этот момент крысомордый, побелев, вздрогнул и завалился на бок, в последний раз пробормотав, словно заклинание: «Бог ты мой».

Дойчман, отстранив позеленевшего от ужаса Видека, подполз к телу крысомордого, стал было раскрывать сумку, но вдруг замер, поняв, что она уже ни к чему…

Рядового Вернера Кацорски похоронили позади одной из хат-развалюх, на участке, отведенном для погибших из 2-й роты. Так вышло, что могила Кацорски оказалась чуть поодаль от двух первых рядов. Увенчивал ее куцый березовый крест с приставшими к коре льдинками. Дело в том, что Кацорски погребли в воронке — шальная мина, упав в считаных метрах от импровизированного свежего погоста, оставила после себя отличную воронку. И грех было не воспользоваться ею — кому охота ковыряться в окаменевшей земле даже ради того, чтобы вырыть могилу? Вот двое русских из добровольных помощников и решили воспользоваться уже готовой ямой. Вообще похороны рядового Кацорски вышли скромными, безо всякой шумихи. Стояла ночь, и рота, как всегда, занималась рытьем траншей. И у неглубокой воронки-могилки собрались лишь немногие из работавших в дневную смену, они понуро и беспомощно взирали на погибшего, к тому времени уже окоченевшего, который с раскрытым словно в ухмылке ртом покоился на куске брезента из-за отсутствия гроба. Оторванную руку уложили на живот, почерневшие ошметки на плече подернулись чуть розоватым инеем.

— Ладно, — обратился к русским добровольцам Видек, — чего уж там — давайте заканчивайте.

Русские, подхватив лежавшее на брезенте тело, осторожно опустили его в воронку, после чего извлекли брезент — хоронить убитых на брезенте строжайше воспрещалось. Разве можно транжирить на подобные пустяки такой драгоценный в военное время материал? Категорически нельзя — он еще и живым пригодится. А мертвым, тем все едино.

Со стороны передовой видны были непрерывные вспышки. Ухали взрывы, в паузах тарахтели пулеметы: немецкие исступленно, беспорядочно, русские — методично, весомо, степенно. Один из хоронивших слазил в воронку-могилу и повернул голову Кацорски так, чтобы покойный смотрел прямо в начинавшее темнеть небо. Потом его забросали комьями мерзлой земли. Ни речей, ни салютов. Единственно возможный шаг для увековечения памяти павшего Кацорски предпринял Эрнст Дойчман, чернильным карандашом начертав на деревянной табличке следующее: «Ряд. Вернер Кацорски. 1912–1943», и ниже второпях дописал буквами помельче: «Уповаем, что сейчас ты в лучшем мире».

* * *

В Бабиничи снова пожаловал обер-лейтенант Беферн. Что ему там понадобилось, об этом Вернер с Обермайером могли лишь догадываться. Вернер тут же вызвонил Обермайера, чтобы сообщить эту новость, а сам стал наблюдать за обер-лейтенантом Беферном: вот он выбирается из саней, вот неторопливо застегивает шинель, потом с достоинством принимает рапорт унтер-офицера, благодушно бранит последнего за пренебрежение такой важной на войне вещью, как каска, а после чуть ошалело пялится вслед Ванде, личной переводчице обер-лейтенанта Вернера, как раз проходившей мимо. Несмотря на скрывавшие фигуру шубу и валенки, просто нельзя было не заметить, до чего же хороша эта чертовка.

— Ну и экземпляр! — обреченно пробормотал адъютант гауптмана Барта, тут же подумав, что надо бы прочесть личному составу лекцию на тему «Подрыв боевого духа немецких солдат вследствие общения с русскими женщинами».

Вернер, положив телефонную трубку, усмехнулся про себя.

— Ясно. Беспокойная ночь тебе сегодня гарантирована, — злорадно заметил он.

Сидевший тут же фельдфебель только хмыкнул.

— Ну не каменный же он, герр обер-лейтенант, — как бы в оправдание произнес подчиненный оберлейтенанта Вернера, выходя из помещения.

Странный был этот фельдфебель. Совсем не типичный — очкарик, смахивавший на институтского преподавателя. И вдобавок изъяснялся высоким штилем, если, конечно, не был взбешен на солдата.

Беферн с Вернером обменялись рукопожатиями.

— Вот я и снова здесь, герр Вернер! Вас это не удивляет?

— 'Почему это должно меня удивлять? — пожал плечами Вернер. — В конце концов, если ты на войне, тут уж поневоле приходится рассчитывать на всякого рода неприятные сюрпризы.

— Благодарю.

Хороша встреча. Как говорится — мордой об стол. Однако по недолгом раздумье он все же решил не заострять на этом внимание и самому предпринять первый шаг к примирению. Ну, если не к примирению, то, по крайней мере, попытаться сознательно избежать открытой вражды. И потом, о каком примирении может идти речь, если они, собственно говоря, и не ссорились? Нет-нет, офицерский корпус должен оставаться монолитным во все времена, в особенности в нынешние, надо признать, нелегкие времена.

— Почему вы так негативно настроены ко мне? — не принимая враждебного тона Вернера, спросил Беферн. — Смотрю я на вас и думаю — неужели я появился на этот свет исключительно ради того, чтобы раздражать обер-лейтенанта Вернера? Нам следует сплотиться, мы ведь, в конце концов, все в одной лодке.

— Верно. Вот только вы гребете не туда, — неприязненно ответил Вернер.

— Вы несправедливы ко мне. Я просто выполняю свой долг.

Вернер снова уселся.

— Понятно, — сказал он. — Просто выполняете свой долг. Пусть так. Но вот только почему вы три дня назад, например, забрали из госпиталя в Орше всех отпускников, кроме того, находящихся на излечении в нашем временном медпункте в Борздовке, и решили устроить им марш-бросок? Это тоже часть вашего долга, герр Беферн?

Последнюю фразу он произнес с нажимом, раздельно.

— Раненых, которых в регулярных частях положено отправлять на полтора месяца домой, — добавил Вернер. — Знаю, знаю, — отмахнулся он, видя, что Беферн пытается возразить, — мы — не регулярные части, и у нас никаких отпусков не положено. Только отдых, так сказать, при части, то есть в оршанском госпитале. Смех да и только! Но даже оттуда вы выдергиваете людей, причем кое-кого с незажившими ранами, и устраиваете им марш-броски? Три-четыре, и вперед с песней! Шагом марш! Бегом марш! И так далее! С теми, кто и на ногах едва стоит!

Обер-лейтенант Беферн уставился в окно.

— Закалка! — помолчав, непреклонным тоном пояснил он. — Армия, война — это не прогулка к морю в теплые края. И потом, чуть-чуть размять кости — это только на пользу.

— Ну, об этом следовало бы спросить того, кто больше нас с вами в этом понимает. Врачей, например.

— Да бросьте вы! — презрительно отмахнулся Беферн.

— Знаете, как все это называется? Садизм, герр Беферн.

— Можете называть это как вам будет угодно. Ни в одном уставе не записано, что с выздоравливающими надлежит обращаться, как с гражданскими лицами. Кто-то считается выздоровевшим, кто-то выздоравливающим, но и те и другие были и остаются солдатами! Надеюсь, вы все же понимаете, герр Вернер, что пока что нам очень нужны солдаты, не изнеженные нытики, а солдаты, закаленные и привычные ко всему, не знающие пощады к врагу. Вы ведь офицер, неужели вы этого не понимаете? Поймите, герр Вернер, нам предстоит суровая борьба, и долгий путь к окончательной победе над врагом…

— Да перестаньте вы поучать меня! Слушаешь вас, и такое впечатление, что вы как заезженная пластинка — окончательная победа, окончательная победа, окончательная победа…

Тут Беферн почуял, что поймал своего оппонента.

— Вы что же, сомневаетесь в нашей окончательной победе? — угрожающим тоном спросил он.

— Я? — искренне изумился Вернер. — Да что вы? Ничуть.

И подумал про себя: «Какой же ты все-таки напыщенный идиот! Подловить меня вздумал!»

— Ваши высказывания…

— Вот что, Беферн, у меня есть все основания привлечь вас к ответственности. Вы приписываете мне то, что я не говорил и не скажу даже в бреду. И если вы не в состоянии понять, что я хотел сказать, это говорит не в пользу ваших умственных способностей. А говорю я следующее: к чему без конца повторять одно и то же, если всем все и так ясно? Поймите, слова от частого их употребления к месту и не к месту имеют способность обесцениваться. А такое понятие, как «окончательная победа», — свято для нас.

Оглушенный Беферн молчал. Он всего мог ожидать, но не такого. Сжав руки в кулаки в карманах шинели, он, помолчав, произнес, причем просто ради того, чтобы не молчать:

— Ну, хорошо, хорошо. Если в этом мы с вами едины — почему, скажите мне, почему вы так упорно дистанцируетесь от меня?

Вернер, поднявшись, вплотную подошел к Беферну и немигающим взглядом посмотрел на него.

— Наша идеология помимо прочего включает и уважение к человеку, герр Беферн. Вы — плохой национал-социалист. Я не состою в партии, но все же никогда не позволил бы себе того, что позволяете вы. Вы мне отвратительны. То, как вы поступаете с теми, кто был ранен, кто пролил кровь за Германию, пусть даже будучи в штрафбате, мягко выражаясь, подлость. И мне стыдно носить ту же форму, что и вы. Но вы не только никуда не годный национал-социалист. Вы просто свинья, садист и свинья!

Побелев как мел, обер-лейтенант Беферн без единого слова вышел из хаты, а выйдя, какое-то время стоял, пытаясь осмыслить произошедшее. Его трясло. И это он услышал от Вернера? От чуть ироничного, но никогда не выходившего за рамки Вернера. Да его устами сейчас говорил Обермайер! Он рассуждает в точности так же, как все эти проклятые трусы, те, из-за которых германский вермахт утратил непобедимость первых лет. Уж не разваливается ли офицерский корпус на куски? Как это он сказал? Никуда не годный национал-социалист? И это мне? Мне?! Назвать никуда не годным национал-социалистом меня? Того, кто торчит в этом аду под Оршей? Кто ни на минуту не усомнился в правоте нашей идеи? Кто… Откуда эта пропасть между нами?

Подавленный происходящим, Беферн медленно побрел назад к саням. В нем зрела решимость доказать свою преданность идее национал-социализма. Он понимал, что он был не одинок, что за ним стояли сильные люди, и был готов всего себя бросить на чашу весов победы, истинной, конечной победы не только над внешним, но и над сумевшим внедриться в собственные ряды внутренним врагом.

— В батальон! — срывающимся от злости голосом скомандовал он водителю.

* * *

Вернер тут же связался по телефону с Обермайером и рассказал о случившемся. Обермайер молча выслушал своего товарища, потом Вернер услышал в трубке искаженный треском голос:

— Да ты рехнулся, Вернер!

— Фриц, я больше не мог этого выносить!

— Послушай, Вернер, мы обязаны сохранить трезвую голову, мы не имеем права давать волю эмоциям. Что будет с нашими подчиненными, если нас с тобой вдруг… Если мы с тобой в один прекрасный день тоже окажемся на их месте в каком-нибудь из штрафбатов?

— Знаешь, если об этом постоянно думать… — с трудом сдерживаясь, произнес в ответ Вернер.

— Но как мы можем забывать об этом?

— Я еле сдержался, чтобы не врезать ему по физиономии.

— Клянусь, это я как раз могу понять. Успокойся… Ты сегодня ко мне не собираешься?

— Посмотрю.

— Ну тогда до скорого. Ничего, мы что-нибудь придумаем. В конце концов, с этим недоноском мы уж как-нибудь разберемся!

Положив трубку на аппарат, Вернер задумчиво посмотрел в окно на уже исчезавшие из виду сани.

* * *

Сани мчались через темноту. Повалил снег, мокрые хлопья превратили все вокруг в темно-серое месиво, сквозь которое с трудом проглядывали темные очертания поднимавшегося на горизонте леса. По правую сторону от дороги через большие интервалы мелькали припорошенные снегом столбики, по которым был проложен телефонный кабель, ежедневно обрываемый диверсантами противника. Шванеке обеими руками уперся в ручку, стараясь удержаться и время от времени бранясь вполголоса. Сани немилосердно трясло на снежных ухабах, казалось, еще один такой ухаб, и они развалятся. Висевший на шее у Шванеке автомат молотил его по животу. Двигатель под сиденьем завывал как бешеный. Сколько он еще выдержит все это? Внезапно впереди мелькнул чей-то силуэт. Низкорослая, укутанная в тулуп фигура, очень похожая на него самого, неясно вырисовывалась в снежной мгле. Когда сани приблизились почти вплотную, человек поднял руку. Шванеке притормозил, потом выключил двигатель. Сани, пройдя несколько метров юзом на скользкой дороге, остановились. Шванеке выбрался наружу и, на ходу снимая автомат, неторопливо побрел к дожидавшемуся его незнакомцу. Но тут, узнав, кто это, замер на месте как вкопанный. Подняв автомат, он навел его на темный силуэт.

Петр Тартюхин стал поднимать руки вверх, желая засвидетельствовать, что, мол, безоружен.

— Вот и ты! — злобно сузив глазки, прошипел он.

По спине Шванеке поползли мурашки, и он невольно стал озираться. Вокруг лежали бескрайние, покрытые снегом поля. Тартюхин ухмыльнулся.

— Никого, кроме нас, братец… Одни мы с тобой здесь, — произнес он, подтвердив сказанное жестом. — И никто нас здесь не увидит…

— Ладно, — кивнув, ответил Шванеке.

Собственный голос вдруг показался ему чужим. Он понимал, что предстоит схватка, он был готов к ней, давно готов. Как понимал, что одним лишь нажатием на спуск мог запросто отделаться от своего врага. Но — нет. Это было бы слишком легко. Нет, здесь нужно было действовать по-другому. И Шванеке чуял, что и Тартюхин не ждет от него просто пули в живот.

— Ну, валяй, выкладывай, что там у тебя на уме! — с насмешкой бросил ему Шванеке.

Из дебрей тулупа Тартюхин извлек пару коротких, слегка изогнутых кинжалов. Даже в темноте Шванеке смог разглядеть причудливую резьбу на их рукоятках.

— Ничего штучки. Продаешь? Почем? — усмехнулся Шванеке.

— Ты или я? — спросил Тартюхин.

— Я бы взял, ты мне их со скидкой уступи, — продолжал издеваться Шванеке.

Улыбка Тартюхина застыла:

— Выбирай — все равно какой, оба одинаковы.

Шванеке, сняв варежку, ощупал лезвие. Как бритва, отметил он про себя.

— Ничего…

— Ага, — подтвердил Тартюхин. — И полушубок твой не поможет…

Шванеке, взяв один из кинжалов, прикинул его на вес, подбросил, ловко поймал на лету и тут же проворно отскочил назад.

— Какие полушубки, ты, обезьяна желторожая?

Держа в одной руке автомат, он стал скидывать с себя белый полушубок из бараньей шкуры. Потом, поставив автомат на предохранитель, положил его поверх.

— В аду нам с тобой никакие полушубки уже не понадобятся, так что давай начинай!

Тартюхин раздумывал недолго. Скинув тулуп, он бросил его на снег. Оба противника, дрожа от холода, начали сходиться. На востоке небо уже занялось первым светом нового дня.

— Ну давай, выродок, чего ждешь? — прошипел Шванеке.

Сделав нырок, он чуть вытянул вперед руку с ножом.

Тартюхин пружинисто присел. Лезвие кинжала матово блеснуло в темноте.

Противники выжидали. Внезапно Тартюхин, испустив не то вздох, не то боевой клич, ткнул кинжалом в сторону Шванеке. Тот молниеносно увернулся и в ту же секунду заехал коленом в живот Тартюхину. Азиат взвыл, как подстреленный волк. Согнувшись, он не отрывал взгляда от своего противника. Шванеке, изловчившись, попытался нанести удар рукояткой кинжала по метавшейся перед ним словно призрак в кошмарном сне мерзкой, узкоглазой морде, но Тартюхин успел увернуться. Резкий поворот кругом, и Шванеке летит по инерции мимо него. Обжигающая боль пронзила правое бедро немца, и тут же он почувствовал, как по ноге побежала липкая, отвратительно-теплая струйка.

— Ах ты пес паршивый! — хрипло выругался он, пытаясь отскочить.

Но не смог — правая нога не слушалась. Тартюхин, словно волк, стал обходить его кругом. Бросив короткий взгляд на клинок и убедившись, что на нем кровь врага, он удовлетворенно хмыкнул. Кровь! Кровь! Сама мысль о том, что он пустил кровь своему заклятому врагу, пьянила его.

— Я убью тебя! — сдавленно выкрикнул он. — Убью! Убью! Убью!

Шванеке не отвечал. Правое бедро горело огнем. Он уже не испытывал ненависти к Тартюхину, им руководило лишь холодное как лед, рассудочное желание сокрушить противника. Им овладело спокойствие. И боль куда-то исчезла, отстранилась, будто поняв, что главное сейчас не мешать ему сосредоточиться на главном — на том, как повергнуть противника, уничтожить его. Он видел, как кружится перед ним искаженное злобой лицо, и двигался в такт с ним с кинжалом в вытянутой руке. И вдруг, словно выброшенный вперед незримой катапультой, бросился на азиата. Прыжок этот был настолько внезапен, спонтанен и бесшумен в своей холодно-расчетливой первозданной дикости, что Тартюхин не успел должным образом отреагировать. Сбитый с ног, он упал навзничь в снег, выставив вперед зажатый в руке кинжал. Но промахнулся. Он с поразительной отчетливостью видел перед собой лицо этого немца, каждую щетинку его давно не видевшей бритвы кожи, каждую складку на ней: холодно-неподвижный, будто окоченевший лик, не дрогнувший, даже когда кинжал Тартюхина с размаху вонзился в спину немца.

И в следующую секунду мир рухнул: Тартюхин почувствовал, как в его плоть вонзается короткое лезвие кинжала — один раз, другой, третий… И, дико отбиваясь, закричал, завопил. В этом вопле прозвучал страх, отчаяние от вплотную подкравшейся смерти. Взвыв, как подстреленный зверь, он рывком отшвырнул Шванеке, перекатился, и оба в одно и то же мгновение снова были на ногах. И тут Тартюхин, увидев протянувшуюся к нему руку с зажатым в ней кинжалом, разом лишился и воли, и сил. Повернувшись, он с криком бросился прочь — прочь отсюда, только бы не видеть, не слышать, не ощущать близости этого демона, исчезнуть, раствориться в белесой предутренней мгле, занимавшейся над деревьями. Вслед раздавался хохот, громкий, безумный. С залитым кровью лицом, обезумев от боли во всем теле, азиат, пошатываясь, продолжал бежать. И плакал, хрипло бормоча бессвязные обрывки фраз: «Он… сильнее, сильнее меня! Я испугался, это волк… одинокий, ужасный волк… Зверюга…»

Тартюхин даже не заметил, как упал на четвереньки и пополз к лесу, оставляя за собой кровавую полосу на снегу, словно раскатывая багровую нить из клубка своего гудевшего нечеловеческой болью тела. Умереть… умереть, без конца повторял он про себя. Только не жить — умереть, он отнял у меня все — мужество, волю, силы, он всего лишил меня… Но он продолжал ползти, поднимаясь, вновь падая и вновь поднимаясь. Повинуясь звериному инстинкту, он уползал в лес, останавливаясь лишь на миг, чтобы зачерпнув горсть снега, приложить ее к пылавшему лицу.

Едва Тартюхин исчез в снежной пелене, Шванеке упал на колени. Он продолжал хохотать, но уже по-другому. В нем не было радости только что одержанной победы, она сменилась отчаянием, вызванным страшной болью. Вся правая сторона словно онемела, горячей болью наливалась спина, будто кто-то сыпанул на свежую рану горсть соли. Сунув голову в снег, Шванеке ощутил благодатную прохладу. Нет, нельзя… нельзя сейчас… На коленях он добрался до саней, кое-как взобрался на сиденье и без сил рухнул на баранку. Нет, нельзя здесь оставаться, нужно ехать… ехать нужно… Каждая минута промедления здесь приближала его к гибели, а погибать он не хотел. Нащупав ключ зажигания, он повернул его, двигатель, чихнув, знакомо и привычно зарокотал, неровно, успел застыть на морозе. Сиденье завибрировало. И сани, тронувшись с места, с воем съехали с дороги, потом, перевалившись с боку на бок, словно лодка на волнах, опять вернулись на нее и секунду спустя уже на предельной скорости помчались в Борздовку.

Шванеке, лежа на баранке, кое-как, будто в полусне въехал в Борздовку. В тот момент весь мир для него замкнулся на чудовищной боли. Сани на дороге мотались из стороны в сторону, и уже у самого медпункта их занесло, и Шванеке с размаху врезался в сугроб.

Шванеке, не желая сдаваться на милость природы, попытался удержаться, но медленно повалившись на бок, упал в сугроб.

Там его вскоре и обнаружил Якоб Кроненберг. Шванеке был без сознания.

* * *

Берлин.

Доктор Франц Виссек, хирург клиники «Шарите»7«Шарите» — название университетской клиники в Берлине., всегда считал себя счастливчиком. Такая уж была его природа — другой бы на его месте счел себя невезучим — еще бы: одноногий, да вдобавок все тело в шрамах — тяжкое наследие 1941 года.

Однако подобная философическая самооценка — если приглядеться — имела рациональное зерно. В 1939 году его, полного самых оптимистичных надежд молодого хирурга, призвали в армию. Сначала его направили в Польшу, потом во Францию, потом на Балканы и в конце концов в Россию, где он и потерял ногу. В 1941 году во время контрнаступления русских его медпункт оказался смят противником, потом доктора Виссека случайно обнаружили в каком-то окопе, причем он каким-то образом сумел сам сделать себе перевязку тряпкой, висевшей на мышцах раздробленной ноги. Которую, кстати, в тот же день и отняли. То есть любой на его месте имел бы все основания впасть в хандру. Но такое состояние, как хандра, было абсолютно несвойственно Виссеку: он с жаром доказывал всем, что, дескать, ему еще крупно повезло, ибо все его товарищи полегли под артогнем русских, а он уцелел. Кроме того, ежедневно на фронтах гибли сотнями, а то и тысячами, он же вопреки всему был жив и здоров. Ну скажите, разве он не счастливчик? Одноногий или нет, это другой вопрос. В конце концов, и одноногому вполне можно оперировать, причем ничуть не хуже, чем нормальному, двуногому. А если к этому добавить, что его коллеги-ортопеды за годы войны выдумали такие потрясающие протезы, то и говорить нечего. Можно радоваться жизни и с одной ногой и сидеть и киснуть, имея в распоряжении обе. Тут следует отметить, что это было вполне справедливо в отношении доктора Виссека — весьма симпатичные особы, к которым он питал страсть, воспринимали его вполне как мужчину, невзирая на одноногость.

В точности так же беззаботно, как к своим физическим недостаткам и вызываемым ими страданиям — дело в том, что во время так называемых «постоялок» в операционных залах его донимали жуткие боли, — доктор Виссек напрочь игнорировал как всякого рода стадные предрассудки тех времен, так — что куда важнее — и потенциальные угрозы для себя, из них проистекавшие. Перед тем как Эрнст Дойчман загремел в штрафбат, доктор Виссек был другом Юлии и Эрнста. И продолжал оставаться таковым после вышеупомянутого события.

Юлия Дойчман, завершив подготовку к эксперименту на себе, направилась к нему в «Шарите». Высокий, с вечно взъерошенными волосами, доктор Виссек вышел к ней, чуть подавшись вперед и тяжело припадая на здоровую ногу. Его веселые серые глаза как всегда приветливо глядели на старую знакомую.

— Девочка моя, сколько же мы не виделись? Уж и не припомню, — сказал он, и Юлия, для которой последние месяцы были ужасом в чистом виде, с удивлением отметила, что безумно рада видеть этого человека, и даже спросила себя: почему я не искала встречи с ним раньше, не вытащила его куда-нибудь посидеть за кружечкой пива или проехаться на яхте, к примеру, по озеру Ванзее. Но тут же одернула себя — дескать, и к лучшему, потому что в свое время этому взрослому мальчишке ничего не стоило вскружить ей голову. Как, впрочем, доброй паре десятков других ее коллег — и до, и после нее. Тогда он даже поговаривал о свадьбе, однако Юлия — и не без оснований — подозревала, что подобное приходилось слышать от него не ей одной. Ну выйдет она за Франца, и что потом? Ревновать его к каждой встречной? Вскоре на горизонте появился Эрнст, и вопрос за кого выйти — за «Франци», как все называли доктора Виссека, или же за Эрнста, — отпал сам собой.

— Мне нужно попросить тебя об одной вещи, — напрямик заявила она. — Не сомневаюсь, что ты мне поможешь.

Доктор Виссек, взяв ее под руку, потащил куда-то вдоль коридора.

— Ты же знаешь, девочка, ради тебя я готов на все. Пойдем-ка в мою каморку, у меня как раз сейчас выдалась свободная минутка, пропустим с тобой по рюмочке и вспомним старые времена. Хорошие были времена, разве нет?

— Очень даже неплохие, — согласилась Юлия.

Протез звучно постукивал по плиткам пола, и Юлия подумала, как же нелегко приходится теперь этому жизнелюбу, человеку молодому и здоровому, отчаянному сердцееду и спортсмену примириться со своим увечьем, хоть он и демонстрирует всему миру, что, мол, оно касания к нему не имеет. И тут же подумала о том, о чем собралась попросить Франца Виссека, и о том, удастся ли ее затея.

Несмотря на отчаянную нехватку помещений в клинике «Шарите», доктор Виссек все же сумел выбить для себя персональный закуток на самом верхнем этаже, хотя располагал огромной квартирой в Далеме.

— Иной раз просто необходимо местечко, где можно отсидеться. Не видеть эти отвратные начальственные морды, — пояснил он, поднимаясь с Юлией на лифте. — И где время от времени просто отдыхаешь от людей… Например, чтобы медитировать.

В клинике были осведомлены о том, что доктор Виссек имел обыкновение «медитировать» на пару с какой-нибудь хорошенькой особой.

В каморке он предложил Юлии усесться на единственный стул, а сам опустился на обычную госпитальную армейскую койку и извлек из висевшего на стене шкафчика бутылку коньяка и два стакана, из каких обычно пьют воду.

— Это способствует беседе, — улыбнулся он Юлии, плеснув в стаканы коньяку.

Юлия, улыбнувшись про себя, в очередной раз убедилась, что мало на свете женщин, способных противостоять обаянию и непосредственности этого ветрогона.

Едва они выпили, как Виссек вновь налил.

— К чему? Хватит пока. Или ты собрался споить меня? — недоумевала Юлия.

От выпитого по телу стало разливаться приятное тепло, Юлия почувствовала, как запылали щеки.

— А ты по-прежнему красавица, — негромко отметил Франц. — Даже похорошела.

— Слушай, давай поговорим о более серьезных вещах, — с напускным равнодушием произнесла Юлия.

Но ей было приятно сидеть с этим человеком, пить коньяк, пусть даже из стаканов, из которых перепило уже бог знает сколько его подружек и приятельниц.

— Ладно, выкладывай, что там у тебя стряслось?

— Ну, ты знаешь, что Эрнст занимался актиномицетами, лучистыми грибами… И сумел добиться успехов, пока не… Пока не начался этот кошмар…

— Не волнуйся, продолжай, — коротко бросил доктор Виссек.

— Так вот. У нас не хватило времени для завершения экспериментов. Но мы не сомневались, что идем верным путем.

— Насколько я знаю Эрнста… Вероятно, все так и было.

— Короче говоря, будь в нашем распоряжении еще чуточку времени, мы могли бы заняться и стрептококками, и стафилококками, и возбудителями тифа. Нам удалось — и это нечто совершенно новое — выделить вещество, способное быстро убивать микробы, понимаешь, они просто исчезали без следа. Если бы ты видел…

Когда Юлия заговорила об этом, ее охватывало волнение, передавшееся и Виссеку.

— Подожди-подожди, ты хочешь сказать, вы выделили вещество, которое без следа уничтожает бациллы… из лучистых грибов? — изумленно переспросил Франц Виссек, даже вскочив от неожиданности.

— Именно.

— Да ты понимаешь, что говоришь?

— Разумеется, понимаю.

— Да это ведь… Это просто великолепно! Девочка моя, если все, что ты мне рассказала, имеет место быть, это на самом деле великолепно! Если бы ты только знала, какая гадость возиться с этими нагноениями, с… Ладно-ладно, потом, продолжай, прошу тебя!

Снова усевшись, Виссек залпом выпил коньяк и снова налил.

— Ты же меня знаешь — я ради красного словца не стала бы тебе этого говорить, — серьезно произнесла Юлия.

— Знаю-знаю, что ради красного словца ты никогда не… — улыбнулся Франц.

— Мне не до шуток. Значит, мы выделили вещество, а потом Эрнст решил испробовать его на себе.

Теперь Юлия говорила неторопливо, размеренно, вдумчиво. Она не имела права ошибиться. Ей во что бы то ни стало нужно было добиться от него задуманного — пусть даже ценой маленькой лжи.

— Незачем ему было идти на такое, это было преждевременно, — продолжала Юлия. — И вот теперь его нет, а я одна. Что я могу? Я попыталась продолжить нашу работу и даже получила совсем немного этого вещества, мы дали ему название «Актин Р», и собралась провести парочку экспериментов на животных. И вот я хочу просить тебя предоставить мне пациента, страдающего стафилококковой инфекцией, лучше всего Staphylokokkus aureus8Staphylokokkus aureus — золотистый стафилококк.. У тебя таких, должно быть, хоть пруд пруди — пиодермия, фурункулез…

— Тебе нужен подопытный кролик? — с сомнением спросил доктор Виссек и очень серьезно посмотрел на нее.

— Да, нужен, — ответила Юлия, выдержав этот взгляд.

Сердце редко и весомо отсчитывало секунды. И с наигранной беспечностью — так удающейся женщинам, если они поставили целью непременно добиться желаемого, — добавила:

— Кого же еще? Так есть у тебя подходящие пациенты?

Доктор Франц Виссек знал Юлию не первый год. В его глазах она была женщиной целеустремленной, осмотрительной, умевшей настоять на своем. Естественно, то, чем она сейчас занималась, было небезопасно. Но в одном он был уверен: Юлия знала, что делает и к чему стремится. И что же оставалось ему? Ставить ей палки в колеса? Осложнять ее и без того непростую задачу? С какой стати? С другой стороны, ему было приятно хоть в чем-то помочь этой женщине, причем не только потому, что когда-то он мечтал заполучить ее в жены, а еще и потому, что она была женой оболганного и гонимого д-ра Дойчмана, человека, чью фамилию кое-кто из его коллег ныне и помянуть избегал, хотя еще совсем недавно все они с гордостью утверждали, что, мол, на дружеской ноге с ним.

— Ладно, — ответил Виссек, — подыщем тебе кролика. Всегда пожалуйста. Кстати, у меня сейчас есть один больной. Очень занимательный случай. Фурункулез в области лица. Не уверен, что нам удастся его выходить.

— Вот он мне и нужен. Пойдем, покажешь мне его.

— Стоп-стоп! Так быстро дела не делаются. Сначала допей коньяк. По-моему, ты даже не оценила этот чудо-напиток. С барского плеча — получил в качестве презента от одного из наших партийных бонз в благодарность за то, что я его избавил от одного весьма досадного недуга.

Франц Виссек улыбнулся во весь рот.

— Да-да, подобные вещи происходят, хочешь верь, хочешь нет.

— Так у тебя кое-кто лечится частным образом?

— Вообще-то подобные вещи не дозволяются, но, может быть, ты мне объяснишь, как прожить на продуктовые карточки? Время от времени ко мне заходят… дамы и господа… Можешь себе легко представить, о чем меня они просят и что за это предлагают.

— Карточки, карточки — только о них и слышишь на каждом шагу. Впрочем, ты и раньше пользовал больных втихомолку… Ладно, пошли наконец.

— Хорошо-хорошо, сейчас идем, — ответил доктор Виссек, поднимаясь.

Пациентом оказался мужчина лет сорока с почти полностью забинтованным лицом. Молча, деловито и очень сноровисто доктор Виссек снял повязку. Увидев это лицо, Юлия невольно поежилась: отекшее, глаз почти не видно, губы воспалены, а у носа огромный, сочащийся гноем нарыв.

— Ну что я могу сказать? Кое-какие улучшения есть.

Юлия поняла, что эти слова Франца обращены не к ней, а к больному. Пациент попытался что-то сказать, но слышно было лишь невнятное бормотание. Как же он страдает, мелькнуло в голове у Юлии, какая это жуткая боль!

— Ничего страшного, мы только сейчас возьмем у вас пробу гноя — вон какой у вас чудный нарывчик, такие, знаете, не грех и изучить. Пусть в лаборатории попотеют.

Сказано это было непринужденно, добродушно, он хочет успокоить больного, подумала Юлия, да, Франц — врач от бога, на себе испытавший боль, тот, кому ежедневно приходилось пересиливать себя, тот, кто полностью осознавал свой долг я здесь, чтобы облегчить ваши страдания, утешить и подбодрить вас.

Доктор Виссек осторожно соскоблил лопаточкой гной и поместил его в фарфоровую чашечку для проб.

— Этого, думаю, будет достаточно, — заверил он Юлию, когда они вышли в коридор. — Парочка миллионов стафилококков, никак не меньше. Наш бактериолог гарантировал, что это чистейший Staphylokokkus aureus. Так что твоим подопытным мышатам туго придется. Ты ведь с мышами работаешь?

— С мышами, с мышами.

— Я могу как-нибудь забежать к тебе?

— Разумеется. Но не раньше чем все прояснится!

— А когда это будет? Знаешь, ты меня не на шутку заинтриговала.

— Через несколько дней. Ну, дней через пять, от силы через шесть.

— Хорошо, я позвоню.

— Позвони, я буду ждать.

* * *

Эрих Видек сидел в недостроенной землянке и курил — последнюю из остававшихся у него сигарет. Узкий вход закрыла чья-то фигура. Приглядевшись, Видек едва не вставил сигарету горящим концом в рот — никак Крюль?

— С ума сойти! — обронил Видек, поднимаясь.

— Ну что, пьянчуги? Сачкуете? А-а, ты тут один. А где остальные?

— Кто?

— Кто-кто? Остальные. Или тебе одному эту землянку отвели?

— Просто тут кое-что доделать надо, — попытался объяснить Видек.

На самом деле он спрятался в этой землянке за полчаса до конца работы, так измотался, что хоть в снег заваливайся и спи, а в землянке, хоть и незавершенной, было по крайней мере тепло. Куда уютнее, чем снаружи, где ледяной ветер кидает тебе в морду острые льдинки.

— Ну, не знаю, в целом очень даже и ничего здесь. Что нашему брату-солдату нужно? Да немного. А я вот здесь, чтобы проверить, куда делись пятьдесят метров траншей. А вы, вместо того чтобы копать, здесь отсиживаетесь. Вот пришлось самому сюда выбираться, будто мне делать нечего.

Эрих Видек задумчиво задавил окурок, потом бережно уложил его в нагрудный карман и снова уселся. Крюль, поглядев на него, вдруг как рявкнет:

— Ну-ка, подъем! Кирку в руки, и работать!

— Не-е, — ответил Видек — Нас уже вот-вот сменят. Я здесь уже десять часов, с самой ночи. И не жравши все это время, и без отдыха. Так что всё, кончай работу!

— Без отдыха, говоришь? А что, разве вермахт — санаторий? — продолжал вопить Крюль.

Он вдруг будто обрел прежнюю важность. Еще бы! Им с Хефе и Кентропом пришлось засветло выехать сюда из Горок целой колонной — на четырех мотосанях, у врага на виду. Только враг на них не обратил никакого внимания. Что навело Крюля на мысль, что все эти слухи о том, что, дескать, русские палят по всему, что движется, не больше, чем слухи. И распускают их те, кому не хочется расстаться с тылом. Да, но откуда тогда столько убитых и раненых? Впрочем, этим лучше голову не забивать. Может, и самострелы. Бог ты мой, за этими негодяями нужен глаз да глаз!

Едва добравшись до уже прорытых траншей, Крюль решил отправиться на разведку. Но вместо работавших в поте лица землекопов обнаружил сидевших в землянках и на дне траншей продрогших и смертельно усталых людей, с нетерпением дожидавшихся, пока их сменят. Так он и набрел на недостроенную землянку, где укрылся Видек.

И, надо сказать, в этой землянке было не так уж и плохо. Стены обшиты досками, толстые подпорные столбы, ниши, где можно сколотить нары, а на них потом уложить соломенные тюфяки. Полный армейский комфорт. Впрочем, у него еще будет время осмотреться. А пока что надо послать отсюда ко всем чертям этого упрямца Видека. Он уже открыл рот, чтобы рявкнуть на солдата, но в этот момент прогремел отдаленный взрыв. И тут же раздался вой, потом грохнуло — раз, другой, третий… Раз восемь подряд. Пол и стены землянки задрожали мелкой дрожью, словно больной в жару. Крюль, ухватившись за подпорный столб, невольно втянул голову в плечи. Его сытая физиономия приобрела землистый оттенок и, невзирая на холод, покрылась бисеринками пота.

— Что это? — непонимающе спросил он, когда залпы отгремели.

— Русские, — устало ответил Видек.

Он так и продолжал сидеть на сложенных в стопку досках. Даже не шевельнулся. Как сидел, скрючившись, упершись локтями в колени, так и сидел.

— Русские? — переспросил Крюль. — Это их…

— Это их артиллерия. Я думал, вы уже знаете, что это такое. Или вы еще ни разу не были здесь?

— Заткнись! — тут же обозленно рыкнул обер-фельдфебель Крюль.

Видек, сам того не желая, наступил на любимую мозоль. Если верить бумажкам, Крюлю уже довелось понюхать пороху в 1939 году в Польше, и в 1940-м — во Франции. А то, что его подразделение числилось и пребывало в резерве, за десятки километров от передовой, где посвящало себя в основном добыванию кур, яиц, вина, одним словом, жратвы, и другим, не менее приятным занятиям, об этом вовсе не обязательно было знать остальным, тем более подчиненным. Позже Крюль занимался набором молодого пополнения, то есть был опять же в тылу, а еще позже ему поручили морально и физически готовить солдат штрафбатов к отправке на передовую, под огонь вражеской артиллерии, и так далее. И так вышло, что этот единственный и непродолжительный залп русских был первый, который пришлось услышать Крюлю вблизи за всю свою военную карьеру.

— И что, часто они так? — уже вполголоса поинтересовался он.

— Раз русские видели, как вы сюда прибыли, стало быть, так просто и легко не отстанут. Придется здесь оставаться, — равнодушно произнес Видек — Вы ведь вместе со сменой прибыли?

— Да, конечно, с кем же еще?

— Черт, мне нужно торопиться!

С этими словами Видек поднялся, пристегнул фляжку к ремню, надел каску. Натянул капюшон маскхалата на голову, стянул у шеи завязками и покосился на Крюля, так и стоявшего вцепившись обеими руками в деревянную подпорку.

— Вы остаетесь здесь, герр обер-фельдфебель?

— Да-да, конечно! — нерешительно произнес Крюль, напрочь позабыв и о недисциплинированности Видека, и о том, что собирался его наказать. Он страшно завидовал тем, кто собирался на отдых после работы, и мучительно подыскивал благовидный предлог, чтобы убраться отсюда подальше вместе с ними. Но как? Командир роты четко и ясно распорядился, чтобы он, Крюль, произвел все необходимые замеры, причем именно в светлое время суток. Какой же я безмозглый идиот, проклинал себя Крюль. Как я мог… Как я мог?.. Но оставаться здесь одному явно не светило. Да и кто станет от него требовать отчета? Он просто возьмет и отправится вместе с Видеком, а там посмотрим. Но только не застрять здесь одному! Еще один русский снаряд, истошно воя, пронесся над землянкой и ухнул где-то совсем неподалеку. Нет, ни в коем случае не оставаться здесь!

— Куда это вы собрались, Видек? — хрипло спросил он.

— Так к месту сбора. Они там меня дожидаются.

Видек стал выбираться из землянки, Крюль торопливо последовал за ним. Сгущались долгие русские сумерки, мрачный, серый зимний день заканчивался.

— Самое время, лишь бы только без меня не отъехали, — бормотал Видек.

Он боялся пропустить отбытие своей смены, так что следовало не мешкая направляться к месту сбора, иначе еще сутки проторчишь здесь — днем нечего и пытаться перейти по этим полям, тут же пришьют, и мокрого места не останется.

И тут началось.

Со стороны передовых позиций русских раздался грохот. Словно небеса раскололись. Потом вокруг завыло, засвистело, заскрежетало, загремело. Ослепительные вспышки взрывов слились в непрерывное, трепещущее зарево, а впереди, там, где располагались передовые позиции немцев, буйствовал огненный шквал.

Видек, глянув на съежившегося в комочек Крюля, который в ужасе прижался к стене траншеи, крикнул:

— Давайте-ка отсюда, герр обер-фельдфебель, и побыстрее! Если хотите успеть убраться отсюда! Пока можно, потом уже не прорваться — русские откроют заградительный огонь, мы и пошевелиться не сможем.

Так выглядел рутинный обстрел ураганным огнем тяжелой артиллерии Советов, предварявший танковую и пехотную атаку, которые последуют ранним утром. Это не был заурядный беспокоящий огонь, а увертюра к заранее подготовленному массированному удару по всему Восточному фронту. В этот момент на сотнях участков творился ад, предваряя ужасный и ставший последним для сотен и сотен солдат день. И это был еще умеренный по интенсивности артобстрел. Во всяком случае, он недотягивал до всесокрушающей мощи артподготовки, всегда предшествовавшей крупным наступательным операциям Красной Армии. Однако для тех, кто под него угодил и лежал сейчас, прижавшись к земле и больше всего на свете желая врыться в нее на несколько метров, он означал преисподнюю. Не говоря уже о тех, кто был на передовой. Но это был еще не сам ад, а лишь преддверие такового. Ад для немецких войск, в том числе и для солдат штрафбата, разверзнется уже скоро. В том числе и для обер-фельдфебеля Крюля, который и в страшном сне ничего подобного увидеть не мог. Нет, он, разумеется, знал, что на войне иногда погибают. Но гибель на поле битвы была и оставалась для него чем-то возвышенным, она ассоциировалась с героизмом и, что самое главное, происходила безболезненно и к нему прямого отношения не имела. Дескать, другие ладно, а вот я… А происходившее сейчас совершенно не вязалось с его представлениями ни о войне, ни о героической гибели, почерпнутыми из пропагандистских брошюр и книжонок сомнительных авторов. Скорее, с заурядным, массовым и безвестным убоем. И погибельный вал неумолимо приближался, грозя вот-вот раздавить, изничтожить его, превратив в жалкое подобие человека, жаждавшего единственного — остаться в живых, уцелеть любой ценой. И когда русские снаряды стали разрываться в опасной близости от траншеи, где укрывались они с Видеком, и когда Крюль понял, что Видек на самом деле собрался бежать из этого раздираемого в клочья снарядами и осколками мира, он утратил последние остатки самообладания. Он и хотел бежать отсюда, и боялся сдвинуться с места, но еще больше его страшило остаться в одиночестве. Вцепившись Видеку в рукав, он запричитал:

— Останьтесь… Не уходите! Останьтесь! Только не уходите!

— Черт возьми, да отвяжитесь вы от меня! — выкрикнул ему в лицо Видек, пытаясь высвободиться.

Но обер-фельдфебель Крюль мертвой хваткой вцепился в него, пытаясь удержать.

— Пусти ты! — вне себя от злости и страха заорал Видек, тут же присев: взрыв прогремел в нескольких метрах, чудом не задев их.

— Не могу я тут… Одному… Не могу! — бессвязно верещал Крюль.

— Так бежим со мной! — хрипло бросил ему Видек.

— Видек… — придушенно умолял обер-фельдфебель, — мы ведь с вами боевые товарищи, послушай, не бросай меня здесь одного, останься, поможешь мне обмерить все!

— Что я, не в своем уме?

— Видек! Эрих!

— Насрать мне на это!

Он снова попытался вырваться и уже стал перебираться через бруствер, как Крюль рванул его на себя, и, скатившись на дно траншеи, они прилипли к земляной стенке, так и не расцепившись, сидя на корточках.

— В последний раз говорю тебе — отцепись. А не то башку снесу! — угрожающе-спокойно произнес Видек.

Он пока сдерживался. Но только пока. Скоро его терпение иссякнет. Ему уже приходилось видеть, как человек превращается в мокрицу перед лицом гибели. Но то были его товарищи, настоящие боевые товарищи. А этот… Эта мразь, эта гадина, изувер, который только и может, что орать на тебя ни за что ни про что… Нет, от него надо отделаться, или…

— Ты же не бросишь своего товарища в такую минуту под обстрелом! Они же обстреливают нас! — с посеревшим лицом бормотал Крюль.

По его подбородку мутноватой струйкой стекала слюна. Воплощение смертельного страха. Не следовало Крюлю говорить таких слов. Услышь их Видек от кого-нибудь еще, он бы понял, он бы стерпел. Но не от обер-фельдфебеля Крюля. Размахнувшись, он изо всех сил ударил в ненавистную морду, раз, другой, третий… Крюль тут же обмяк, даже не пискнув. Но Видек, ухватив его за грудки, приподнял и еще несколько раз заехал крестьянским кулачищем в рожу упекшегося ему до смерти непосредственного начальника.

— Товарищ?! Это ты — мой товарищ? Да, русские палят по нас, это ты верно заметил! — прошипел он. — Война это, усек? Война! Давай, насри полные штаны и подыхай геройской смертью, пес паршивый! Вонючий, поганый пес! Прибить бы тебя!

И вдруг на Видека волной накатило отвращение к этому мозгляку. Вдруг ему стало наплевать на него. Он заехал ему еще разок на прощание, и Крюль головой ударился о стенку траншеи. А Видек тем временем сломя голову помчался по траншее, время от времени бросаясь на дно, чтобы уберечься от осколков очередного разорвавшегося снаряда, потом поднимался и продолжал бежать туда, где должно было располагаться место сбора.

Добежав до угла системы окопов, он увидел, что никого там нет. Один только утоптанный подошвами сапог снег да позабытая второпях кем-то лопата. Где-то довольно далеко бухала кирка — там копали, скорее всего, те, кто прибыл им на смену работать днем.

Русская артиллерия тем временем перенесла огонь в тыл передовых позиций немцев. Еще немного, и они огонь перенесут как раз туда, где находился сейчас Видек.

Он отер выступивший на лбу пот. Да, значит, остальные успели убраться. Это означало, что ему целый день предстояло проторчать здесь. Так что времени на раздумья и прикидки не было — нужно было срочно отыскать землянку. Впрочем, та, прежняя, была наилучшей из всех. И самой надежной, если теперь вообще уместно было говорить о надежности. Но там оставался Крюль… И Видек помчался назад.

Вернувшись, он застал обер-фельдфебеля Крюля на том же месте и в том же положении — скрючившись, весь в земле и снегу, он сидел на дне траншеи. Почувствовав, как Видек слегка ткнул его носком сапога, он повернулся и тут же с испугом и с благодарностью посмотрел на него.

— Ты вернулся? — проверещал он, будто не веря, что теперь он уже не один в этой проклятой траншее, не один на один с ощерившимся на него миром, в любую секунду готовым стереть его в порошок.

— Никого там уже нет, все убрались. И все ты! Ты ведь меня не пускал. Вот теперь и сиди здесь до самого вечера. Ладно, пошли-ка лучше в землянку.

Ненависти к Крюлю больше не было, она исчезла, растворилась, ее сменило равнодушие и брезгливое сочувствие.

— Еще целый день здесь околевать, — бормотал Крюль, вслед за Видеком забираясь в землянку.

Он понимал, что вел себя недостойно, но ни капли не стыдился этого. Что делать — героизма в приказном порядке не существует. И он не из героев. Так какого черта это скрывать? Дрожащими руками он вытащил из кармана шинели пачку сигарет, раскрыл ее и предложил закурить Видеку. Тот, не взглянув на Крюля, взял сигарету. Не мог он смотреть на этого типа сейчас.

— Ну так как? Пойдешь замерять траншеи? — с нескрываемой издевкой спросил он. — Мне Хефе говорил, что ты вроде пятидесяти метров недосчитался. Мол, все с точностью пересчитал, а их и нет, этих пятидесяти метров. Слушай, у меня идея — когда «иваны» утихомирятся, мы с тобой пойдем и все промерим. Ты замеряешь, я — записываю. Если, конечно, нас там не придавят.

— Что ты хочешь сказать?

— Слушай, ты, пес вонючий, ты что же думаешь, русские зря столько палили? Что они на месте сидеть будут? Да они сейчас пойдут в атаку! Ты что, не слышишь ничего?

Со стороны немецкой передовой отчетливо доносился вой минометов и разрывы, тарахтение пулеметов, сухие щелчки винтовочных выстрелов. Потом Видек, прислушавшись, уловил сначала едва различимый, а потом нарастающий гул двигателей.

— Танки, — определил Видек — Молись, чтобы наши их задержали и не дали сюда прорваться.

Крюль, в ужасе выпучив глаза, молча смотрел на него. В его взгляде была беспомощность необстрелянного рекрута, новичка. Если бы не его жирная физиономия, этот взгляд мог бы внушать даже сострадание. Но Видеку было не до копаний в ощущениях обер-фельдфебеля Крюля.

— Будем надеяться, что ребята на передовой все же не дадут им прорваться, — сказал он, помедлив. — И мы сможем все замерить. Тебе ведь Обермайер приказал, да?

— Положил я х… на этого Обермайера, — вырвалось у Крюля.

— Ну и ну! — делано возмутился Видек — А кто нам вколачивал в мозги про дисциплину? Ты! Или, может, не ты?

Тут поблизости глухо рвануло.

— Совсем рядом, — невозмутимо констатировал Видек.

Крюль, так и не разогнувшись, сидел на земле. Во рту у него разливался отвратительный привкус желчи, даже в глотке першило. Нет, он здесь долго не выдержит. Ему было невмоготу сидеть и дожидаться русских танков. Надо было что-то делать, что-то предпринять! Бежать из этой крысоловки подальше!

Внезапно он вскочил и, пошатываясь, шагнул к выходу из землянки.

— Стой! Куда тебя черт понес?

Видек успел ухватить Крюля за маскхалат.

— Куда ты собрался, идиот несчастный?

— Пусти меня! — заорал Крюль. — Пусти! Я не могу больше сидеть здесь! Я пойду!

И кулаками стал отбиваться от Видека. Теперь уже в глазах не было ни детского испуга, ни удивления, ни беспомощности. Лицо Крюля перекосилось от злобы.

— Танки… Я не хочу оставаться здесь! — рычал он.

С огромным трудом Видек все же умерил пыл обер-фельдфебеля. Вскоре Крюль растянулся на досках, негромко бормоча про себя непонятно что.

— Да возьми ты себя наконец в руки! — вспылил Видек — Ей-богу, хуже бабы ведешь себя!

— Уходить отсюда надо! Уходить! — едва не пища, умолял Видека Крюль.

Тут Видек заметил, как обер-фельдфебель потянулся к кобуре. Но не успел он достать свой «вальтер», как Видек одним ударом успокоил его и отобрал оружие.

Снаружи раздался непрерывный вой, и тут же земля затряслась от разрывов. Понятно! В ход пошли знаменитые «катюши».

Видек, проверив, есть ли патрон в патроннике, поставил пистолет на предохранитель:

— Где еще обоймы?

— Зачем тебе? — раздраженно спросил Крюль.

— Дай мне обоймы, — словно не слыша его, потребовал Видек.

Крюль протянул ему четыре обоймы. Ерунда, капля в море. Но все же лучше, чем ничего. Если русские все же прорвутся, будет, по крайней мере, чем отбиваться. Он сунул пистолет за ремень.

— Ладно, Крюль, пошли отсюда!

— Куда?

— На свежий воздух. Давай, давай!

И Видек ринулся прямо в гущу взрывов, Крюль за ним, Видек знал, что обер-фельдфебель тенью последует за ним. В несколько прыжков он добежал до углубления в снегу — там кончались запасные позиции. Крюль, пыхтя, бежал следом. Без каски — он где-то потерял ее, увидев, что Видек рухнул в снег, он тут же последовал его примеру и вскочил, едва вскочил Видек, который несся, петляя как заяц.

И вот за эти немногие минуты обер-фельдфебель Крюль пережил свое крещение огнем. Подобно миллионам солдат он перешагнул через водораздел. Нет, он каким был, таким и остался — себялюбивым, вздорным, ограниченным фельдфебелем. Но вот постыдный, гнусный, гаденький страх спадал с него. Он снова обрел уверенность в себе, снова видел мир в привычных и знакомых категориях. То есть это был прежний, привычный мир, только теперь в нем рвались снаряды, свистели пули и осколки, тряслась земля… Разумеется, страх присутствовал в нем, но это был обычный страх, свойственный всем солдатам на передовой, под бомбежкой или артобстрелом. Такой, как у Хефе, у Кентропа или Дойчмана…

Так Крюль спустя не один год в военной форме все же превратился в солдата, вмиг осознав, что именно этот безотчетный, панический страх смерти и приводит к гибели тех, кто не в состоянии его преодолеть. Как тот, который безраздельно овладел им там, в землянке, когда Видеку пришлось прибегнуть к кулакам, чтобы привести его в чувство, не дать ему побежать под русские снаряды и погибнуть.

Собственно, именно Видек и спас его от верной гибели. Но не это занимало Крюля сейчас, да и впоследствии. Просто Видек поступил так, как в будущем поступит и сам Крюль. В отношении любого человека в военной форме, с которым они, так сказать, в одной упряжке. Самовлюбленный эгоцентрик и индивидуалист, Крюль стал человеком, который, не перестав быть таковым, все же сумел вписаться в окружение, с которым он уже не один день разделял смертельную опасность.

Они переждали артобстрел в одной, уже полностью готовой землянке. Бойцы передовой и на этот раз сумели сдержать русских. Когда все стихло, Крюль все же выполнил приказ Обермайера — провел необходимые замеры. Видеку он приказал оставаться в землянке. И когда полчаса спустя явился солдатик и принес ему горячего кофе, ломоть хлеба и немножко шнапса, передав, что, мол, все это ему прислал обер-фельдфебель Крюль, ошеломленный Видек спросил себя, что же за метаморфоза произошла с их обер-фельдфебелем. Но пожевывая хлеб и запивая его жидким кофе, он понемногу стал понимать что к чему. Видек был не первый день на фронте и в свое время сам пережил нечто подобное. Хочется думать, что Крюль не погонится после всего этого за Железным крестом. Сейчас он вполне может выставить себя как «героя-солдата», вполне в духе безмозглого пропагандистского репортажа, без каких теперь не обходится ни одна немецкая газета. А Крюль в образе «героя-солдата» будет куда опаснее прежнего…

* * *

Сани, подпрыгивая на ухабах, сквозь темноту неслись к Орше. Клюя носом, Дойчман сидел рядом с водителем. Доктор Берген отправил его в Оршу за медикаментами. Просто некого было послать, кроме него, — Кроненберг вместе с другими санитарами батальона по горло был в работе — был большой наплыв раненых. За Дойчмана во 2-й роте был другой помощник санитара — то есть организовывал их транспортировку в Борздовку. «Знаете, вы все-таки разбираетесь в медикаментах, да и во всем остальном, что нам необходимо, — признался ему доктор Берген. — Так что отправляйтесь туда, список я вам дал, и сражайтесь с этими складскими крысами. Только пока все не получите, не возвращайтесь. Я-то хорошо знаю, что у них этого на складах хоть завались».

Дойчмана этот приказ испугал. Мысль о поездке в Оршу внушала беспокойство — хватит ли у него силы воли не искать встречи с Таней? Сумеет ли он не поддаться порыву и не пойти в эту хатенку на берегу Днепра у моста? Он страшно хотел этой встречи, жаждал вновь увидеть Таню, это милое, узковатое личико, хрупкую фигурку, ему хотелось раствориться в серо-зеленоватых глазах Тани, ощутить исходившее от нее тепло и участие.

На заметенной снегом, обледенелой дороге сани то и дело подпрыгивали на ухабах. Дойчман, крепко держась за борт, поглядывал на водителя — обер-ефрейтора, непрерывно чадившего набитой махрой странной формы трубкой. Едкий дым выедал глаза. Отвернувшись, Эрнст уставился на белые поля, на покрытый льдом, извивавшийся в сосняке Днепр. Обер-ефрейтор дружески ткнул Дойчмана локтем в бок.

— Ну как ты?

— Да, ничего.

— Я слышал, ты из этого, ну… из 999-го? Еще то сборище, да?

— Можно и так выразиться, — неопределенно ответил Дойчман, понимая, что имел в виду водитель.

— Вас там хоть кормят?

— Жить можно.

— Но не разжиреешь?

— А разве здесь вообще где-нибудь разжиреешь?

— Нет, это уж точно. Я слыхал, что всем вам сначала смертные приговоры объявили, а потом помиловали и сунули сюда. Это так?

— Кое-кому да.

— А тебе?

— Мне тоже.

Обер-ефрейтор приумолк, отчаянно дымя трубкой.

— Что же ты такого натворил? — помолчав, стал допытываться он.

— Разве это так уж и важно?

— Да я так просто, из чистого любопытства, — оправдывался обер-ефрейтор.

Он явно смутился, потому снова довольно надолго умолк. Потом, не выдержав, снова заговорил:

— Мой двоюродный братец тоже в таком подразделении лямку тянет, — признался он. — Язык у него длинноват, слишком много говорил о том, о чем молчать положено.

— Тогда ты все должен понимать, — ответил Дойчман.

Обер-ефрейтор, сплюнув через борт саней, замолчал. Вдали показался Днепр. Перед ними раскинулась Орша. У реки, рядом с мостом, Эрнст успел разглядеть знакомый домик. Над крышей из трубы вился дымок. Сердце Дойчмана пропустило удар. Ему ничего не стоило попросить сидевшего за рулем обер-ефрейтора остановить сани, выйти и пойти прямо к Татьяне, она наверняка дома, постучаться или вообще ввалиться без стука, тихо войти в ее хатенку, она как раз будет стоять у плиты и не услышит, как он войдет, а он, тихо подкравшись, закроет ей глаза ладонями… И она сразу же поймет, кто это, повернется к нему и крепко-крепко его обнимет…

— Сейчас уже приедем, — объявил обер-ефрейтор.

— А когда мы возвращаемся? — спросил Дойчман.

— Завтра утром.

— А сегодня не получится?

— Хотел бы посмотреть на того идиота, который ночью попрется через контролируемый партизанами район!

Ага, значит, завтра утром, отметил про себя Дойчман. Значит, ночевать придется здесь. Можно и к ней пойти на ночь. Можно и…

Они ехали мимо жалких лачуг окраины города.

— Далеко еще? — спросил Дойчман.

— Да нет, пара-тройка улочек, и мы на месте.

Возня с накладными, получение всего необходимого и погрузка на сани заняли несколько часов. Все оказалось не так-то просто, впрочем, именно на это ему и намекал доктор Берген — штрафной батальон не числился ни в одном списке. Только когда Дойчман обратился к командиру 999-го батальона гауптману Барту, который отрядил вместе с ним своего писаря, предварительно облаяв кого-то из снабженцев по телефону, все пошло как по маслу.

— Ладно, я в солдатскую гостиницу, — заявил обер-ефрейтор, как только с делами было покончено. — Ты тоже?

— Нет, я туда не пойду, — наотрез отказался Дойчман.

— Да брось ты! Пошли, я скажу, что ты со мной. Там нормально, есть пара бабенок, довольно ничего, пивка попьем, и вообще…

— Нет, спасибо. Пивка мы с тобой выпьем в другой раз.

Дойчман уже принял решение. Собственно, оно было принято, как только он услышал от доктора Бергмана о предстоящей ему командировке в Оршу. Желание увидеть Таню перевесило все опасения. И он по опустелым темным улицам городка торопливо направился к Днепру, а завидев вдали ее домик, припустил чуть ли не бегом. Часы показывали около одиннадцати часов вечера, когда Дойчман стоял у толстой дощатой двери хаты. Из трубы в ясное ночное небо тонкой струйкой, поднимался дым — очевидно, огонь в плите не угасал никогда. Было холодно. Дойчман чувствовал, как мороз обжигает лицо, забирается под шинель, в сапоги. Он медлил. В окнах света не было, Таня наверняка уже спит. Вокруг ни души. Днепр снова сковал лед. Завтра саперов вновь погонят сюда взрывать его… В конце концов он нажал на дверь. Она оказалась не заперта, на секунду мелькнула мысль о том, что в русских деревнях вообще редко встретишь дверь на запоре, и о том, как уклад жизни здесь, в этой необозримо-огромной стране, разнился от Германии.

Дверь со скрипом поддалась, он шагнул в красноватый от пламени печи полумрак. В плите потрескивали толстые поленья. Дверь в комнатку Тани была приоткрыта. Притворив за собой дверь хаты, Дойчман, тяжело дыша, так и продолжал стоять у порога освещаемой лишь пламенем печи большой комнаты. И тут до него сквозь потрескивание дров донеслось дыхание Тани. Девушка спала. По скрипучим доскам Дойчман медленно направился к серевшему в темноте прямоугольнику — двери в комнату, где спала Таня. Остановившись на полпути, он снял с себя шинель, пилотку с опущенными клапанами, рукавицы. И сразу же почувствовал, как его обволакивает приятное тепло натопленной хаты. Сделав несколько шагов к кровати Тани, он остановился. Медленно, словно боясь разбудить спавшую девушку, Эрнст опустился на колени, почти вплотную приблизившись лицом к ровно дышащей во сне Тане. Рот девушки был полуоткрыт, черные волосы разметались по подушке. И тут она внезапно проснулась.

— Таня… — прошептал Дойчман.

Он заметил, как в багровом полумраке блеснули ее широко раскрытые глаза, а на губах появилась улыбка, не улыбка даже, а след ее. Или это ему почудилось? Может, это все — плод его разгоряченной фантазии? Может, он напридумывал себе, что осчастливит Таню, ввалившись к ней среди ночи? Но едва услышав ее голос, понял, что нет, не напридумывал, что она на самом деле счастлива видеть его.

— Михаил… — выдохнула она, и ее обнаженные руки сплелись у него на затылке. Девушка, проведя ладонью по волосам Эрнста, прижала к себе его голову…

* * *

…Проснувшись, Дойчман быстро взглянул на часы. Было без нескольких минут шесть.

— Скоро уже надо будет идти, — сказал он.

— Когда? — спросила Таня.

— Через час.

— Тебе обязательно нужно идти?

— Ну конечно, а как же еще? Если я останусь здесь, меня мигом хватятся и найдут.

— Оставайся здесь… Я… я спрячу тебя… Ты можешь оставаться здесь сколько хочешь… Пока не наступит мир.

Девушка вцепилась в рукав Эрнста, не желая отпускать его от себя, словно это была их последняя в жизни встреча.

— Я люблю тебя… Люблю! — страстно шептала она. — Люблю больше жизни, ты самый дорогой для меня человек, ты мне дороже России, дороже матери, отца, дороже всех, всех, всех… Не знаю, что со мной творится, не понимаю… Но я так, так люблю тебя!

Дойчман, пораженный этим всплеском чувств, не в силах был вымолвить ни слова, а Таня продолжала говорить, она рассказывала ему о том, что она словно перенеслась в будущее, в котором места не было ни ей, ни ему, да и не могло быть: в чем в чем, но в этом Дойчман не сомневался ни на минуту.

— Когда кончится война, мы будем жить, Михаил, я пойду за тобой куда угодно… Да, я люблю свою Родину, но теперь моей Родиной стал ты, ты стал для меня всем на свете, всем на свете…

Когда Дойчман, собираясь уходить, стал одеваться, события нескольких минувших часов показались ему грезами, сном, долгим и прекрасным. Этого не могло быть. Это было сновидение, и стоит ему пробудиться, как все станет на свои места: штрафбат, Обермайер, Крюль, Шванеке, Видек, изувеченные окровавленные обрубки тел и вечный страх погибнуть. А все остальное — сны, иной раз посещающие солдата, когда он ненароком прикорнет в грязном сыром окопе или землянке, пока вокруг вновь не забушует смерть и не пробудит его. Реальностью были мысли о Юлии, об их с ней прошлом, хотя временами они уносились вдаль, и в такие минуты Дойчману казалось, что ничего этого не было вовсе, как не было, не могло быть минувшей ночи.

Таня заварила чай. Завтракали они молча, каждый был погружен в раздумья. И все же Дойчман понимал, что и он, и Таня думают сейчас об одном и том же: о близости, той степени абсолютной близости, которая только может возникнуть между двумя людьми. Может, оттого, что и для них с Таней настоящее воплощалось лишь в мгновениях, которым не было места в будущем? Может, оттого, что оба пытались втиснуть упущенное в прошлом и невозможное в будущем счастье в эту одну-единственную ночь и серое, едва брезжившее за окном утро?

— Ешь, Михаил, — услышал он.

Подняв голову, он увидел, как Таня улыбается ему, эта обычная фраза вместила в себя целый мир любви и стремление всю себя без остатка отдать ему.

* * *

Сергей Павлович Деньков, толкнув дверь, вошел в хату. Ни Эрнст, ни Таня не слышали, как он подошел. Его шапка, мех полушубка, брови побелели от инея. Захлопнув ногой дверь, он молча пустым взглядом уставился на сидевших за столом Таню и Дойчмана. Не отрывая от них взора, он стянул с головы меховую шапку и бросил ее на табурет. Потом улыбнулся, и у Дойчмана от этой улыбки похолодела спина: это была улыбка человека, которому явно не до улыбок, злая, ожесточенная, угрожающая.

— Доброе утро, — помедлив, произнес Дойчман.

— Доброе утро, — с сильным акцентом хрипло ответил пришедший Сергей.

Он смерил взглядом Эрнста — ни погон, ни знаков различия, ни оружия. Сразу после прибытия этого непонятного батальона в Оршу он радировал об этом в Москву и получил ответ: мол, речь идет о батальоне штрафников. Сергею были известны аналогичные подразделения Красной Армии. Они рекрутировались из отъявленных негодяев: преступников, убийц, врагов социализма. В мирное время они валили вековые деревья в сибирской тайге, работали на шахтах. Когда пришла война, им доверили защищать Родину, если, конечно, у них еще оставались силы держать оружие.

Посмотрев на Таню, он увидел лишь ее горящие глаза на побледневшем лице. Их взгляд объяснил Сергею все. Заметив темные круги под ними, он лишь горько усмехнулся в душе. Тут уже вопросы были неуместны — он понял, что между ними произошло…

Таня поднялась.

— Это Сергей, — ломким, придушенным голосом, едва слышно произнесла она. — Он крестьянин, живет в Бабиничах.

И тут же, повернувшись к Сергею, произнесла чуть громче:

— Это Михаил.

Сергей какое-то время молча продолжал смотреть на нее, а потом буднично, без эмоций бросил ей, не заботясь о том, что сидевший тут же «Михаил» поймет:

— Сучка ты!

И тут же, круто повернувшись, шагнул к двери. Дойчман вскочил. Растерянность первых секунд миновала.

— Стой! — решительно произнес он.

Это был уже не робкий, застенчивый и беспомощный Эрнст Дойчман, каким его знали все, в том числе и Таня. Неторопливо обойдя стол, он остановился перед Сергеем, холодно взиравшим на него.

— Чего надо? — недружелюбно бросил Сергей.

— Кто ты такой? — спросил его Дойчман.

Тот ухмыльнулся.

— Чего надо? — повторил он.

— Ты где живешь?

— В лесу, — медленно произнес в ответ Сергей.

— Так я и знал, — тихо сказал Дойчман.

— Что ты знал?

— Значит, ты…

— Что ты знал? — упрямо допытывался Деньков.

Секунду или две оба молча приглядывались друг к другу, потом Сергей кивнул:

— Да. Я — партизан.

Дойчман услышал, как стоявшая за его спиной Таня негромко ахнула, но поворачиваться не стал. Он неотрывно глядел в глаза Сергею, тот не отводил взора. Как же так? Этот неведомо откуда взявшийся русский открыто признался ему, немецкому солдату, в том, что на самом деле партизан. Что за история здесь разыгрывалась? И где — в немецком тылу? А может, все было вообще не так, как представлял себе Дойчман? А может, его заманивали в ловушку? Кто знает, может, он явился сюда не один, может, у дверей ждали сигнала еще с десяток товарищей Сергея? Нет, такого быть не могло — со стороны Днепра доносился грохот: саперы приступили к подрыву сковавшего реку льда. Занималось утро, оживлялось движение на мосту — глухо постукивая колесами по бревнам, двигались колонны войскового подвоза. С наступлением дня немецкие солдаты были повсюду. А перед ним стоял партизан, и, похоже, присутствие немцев его нисколько не пугало.

— Я — офицер Красной Армии, — пояснил Сергей.

И, помолчав, так и не дождавшись реакции Дойчмана, вдруг заговорил на безупречном немецком:

— Дело в том, что я пришел к Тане. Она — моя невеста. И вот я прихожу сюда и убеждаюсь, что эта верная мне девушка повела себя, как последняя сучка. Я с вами сражаюсь, а она…

Сергей не договорил. Голос его звучал бесстрастно, словно речь шла не о нем и его отношениях с Таней, а чем-то совершенно обыденном. И, повернувшись к Тане, он прошипел ей по-русски:

— Блядь!

Потом Дойчман уже не мог внятно объяснить свой поступок. Такое с ним происходило впервые в жизни, даже мальчишкой он не переживал ничего подобного. Размахнувшись, он изо всех сил залепил Сергею пощечину. Тот даже не шелохнулся. Дойчман повторил, сопровождая оплеухи криком:

— Два! Три! Четыре! Пять!

Ударив еще раз, Эрнст опустил руку и в отчаянии замотал головой.

— Всего, значит, шесть. Ладно, будем считать, что за каждую пощечину я уложу по одному немецкому солдату.

Дойчман отступил на шаг, и вновь на него нахлынуло чувство нереальности. Таня стояла, прижавшись щекой к беленной мелом поверхности печи, ее спина вздрагивала. Девушка плакала. Дойчман исподлобья посмотрел на Сергея. Тот продолжал:

— Я ненавижу ее. Я мог бы забить ее до полусмерти, но она того не стоит. Теперь в ней чужая кровь. Я сейчас уйду, а ты… Ты сейчас не станешь мешать мне. Я ведь понимаю, что у тебя на уме. Но ты этого не сделаешь. Не выдашь меня вашим жандармам. Побоишься. У тебя первым делом спросят: а как ты вообще оказался у этой русской? У партизанки? Ты, солдат штрафбата? Так что в глазах своих ты — предатель!

Повернувшись, Сергей взял лежавшую на табурете шапку, нахлобучил ее и вышел, захлопнув за собой дверь.

Какое-то время оба молчали. Потом Дойчман глухо произнес:

— Ладно. Мне пора. Я еще приду к тебе, — пообещал он.

С криком Таня бросилась ему на шею:

— Я так боюсь за тебя!

— Я же сказал, — прошептал он, — что обязательно приду.

— Я так боюсь!

— Понимаю. Но что поделаешь? — развел руками Дойчман. — Но обещаю тебе — я приду.

Вдруг Эрнст ощутил чувство бессилия. Разумеется, он ничего поделать не мог. И все же… Теперь Тане определенно будут мстить — она ведь изменница в глазах своих. Переспавшая с врагом изменница.

— Ничего-ничего, все будет хорошо, — прошептал Дойчман, зная наперед, что лжет.

Ничего хорошего уже не будет, и быть не может. Ночь, которую они провели вместе, разверзла перед ними врата ада, она сулила беспросветное отчаяние и безнадежность. Он ушел.

Сначала не спеша, потом ускоряя шаг, Дойчман стал подниматься по склону к городу, туда, где его дожидался водитель и нагруженные медикаментами и врачебным скарбом сани. Он и так уже опаздывал. У въезда на мост суетились постовые, какой-то фельдфебель из полевой жандармерии орал на шофера грузовика, у которого прямо на дороге сломалась ось. Машина перегородила все движение. Потом Дойчман чуть ли не бегом бежал по каким-то узеньким улочкам, подальше от Тани, Сергея Денькова, навстречу новому дню в штрафбате.

Сергей Петрович Деньков не ушел прочь, он остался, укрывшись за забором. Дождавшись, пока Дойчман, выйдя из хаты, направился в город, он медленно зашагал к домику Татьяны. Войдя, он увидел, как она по-прежнему стоит посреди комнаты. Увидев Сергея, девушка испуганно прижала ладони ко рту и отступила к печке, за которой лежал заряженный пистолет.

— Не трогай его, пусть лежит, как лежал, — властно произнес Сергей. — А не то мне придется тебя убить. Я тебя убью, но не сейчас.

— Что тебе от меня надо? — со страхом прошептала Таня.

— И ты еще спрашиваешь!

— Что ты хочешь от меня? Что? Лучше уходи! Уйди прочь!

Последние слова Таня чуть ли не прокричала в лицо Сергею, буравившему ее из-под надвинутой на лоб шапки полным надменности холодным взором.

— Хорошо, я уйду, — негромко ответил он. — Уйду и больше не вернусь. До тех пор, пока немцев отсюда не прогоним. А когда их прогоним, вернусь и убью тебя. Это я тебе обещаю. И даже не пытайся скрыться — я все равно тебя разыщу. Из-под земли достану. Мы будем следить за каждым твоим шагом. А убив тебя, соберу всех и скажу: «Вот, посмотрите, это Татьяна Сосновская. Вернее, когда-то была ею. А теперь это ее труп. Когда-то она была одной из наших. А потом спуталась с немцем. Предала нас. И так будет с каждым, кто предаст нас…»

Прижав дрожащую руку к шее, Таня бессильно привалилась к печи.

— Уходи! — простонала она. — Ты — дьявол!

— Я, значит, дьявол, вот оно как, А что, дьявол и потаскуха, разве мы не пара?

Говоря это, он стал приближаться к девушке, потом, протянув руку, ухватил ее за подбородок и устремил в нее полный ненависти взгляд.

— Слушай, ты, блядь, нет-нет, ты смотри мне прямо в глаза! Так вот, знаешь, что ты натворила? Ты что же, позабыла все, что между нами было?

— Я… я люблю его, — прошептала Таня.

— Сука! — с болью и яростью выкрикнул Сергей и, отступив на шаг, с размаху ударил ее по лицу, потом еще раз и, утратив над собой контроль, продолжал бить. Девушка упала на колени, но Сергей, не в силах остановиться, осыпал ее ударами. Девушка не кричала, а только, постанывая, пыталась защитить лицо руками и молча принимала удары до тех пор, пока не потемнело в глазах. Сергей, выпрямившись, ткнул сапогом ей в спину и стал терпеливо дожидаться, когда Татьяна придет в себя. Девушка открыла глаза. Убедившись, что она в сознании, видит и слышит его, Сергей пообещал:

— Я вернусь и прикончу тебя!

Выйдя, он тщательно прикрыл за собой дверь и угодливо кивнул саперам, шестами толкавшим льдины к берегу. И, продолжая подобострастно кивать попадавшимся ему навстречу немецким солдатам, он засеменил вдоль берега и вскоре исчез среди полуразрушенных домов окраины Орши. Только в чудом уцелевшей бане он вместе с тулупом сбросил с себя личину стремящегося угодить новой власти полудурка и подхалима. Тулуп полетел в угол бани. Секунду или две Сергей оставался в неподвижности как изваяние, а потом, в отчаянии хлопнувшись лбом о бревенчатую стену, он сквозь стиснутые зубы простонал:

— Дай мне силы вынести все это! Боже, не дай мне сойти с ума!

Впервые в жизни Сергей Деньков обратился ко Всевышнему. И даже сам того не заметил, потому что ничего в ту минуту, кроме страшной, жгучей, нестерпимой боли, не ощущал.

* * *

В ту же минуту, когда Дойчман, пропуская мимо ушей брань заждавшегося его — полчаса проторчал на холоде, чуть яйца себе не отморозил! — водителя, забирался на сиденье мотосаней, на ближнем к передовой участке запасных позиций, где вкалывала 2-я рота, появился хоть укутанный с ног до головы, но неизменно молодцеватый офицерик: сюда пожаловал собственной персоной обер-лейтенант Беферн. Он прибыл сюда с участка оберлейтенанта Вернера: проверив, как идут дела у 1 — й роты, он направился во 2-ю.

Первым, кто нарвался на Беферна, был Видек. Деловито приставив кирку, которой безуспешно долбил окаменевшую землю, к стенке траншеи, он без излишней ретивости отдал честь и доложил:

— Рядовой Видек, занимаюсь рытьем окопов. Никаких особых происшествий нет.

— Рота? — стал возмущенно допытываться Беферн. — Так, по-вашему, рапортуют офицеру? Вы что, яму под отхожее место выкапываете?

— Так точно, герр обер-лейтенант!

Беферн выпучил глаза:

— Что это значит?

— Так точно, герр обер-лейтенант!

Что оставалось делать Беферну? Так точно, так точно. Беферн понял: какой бы вопрос он сейчас ни задал этому тугодуму, тот будет отвечать: «Так точно!» Бесполезно пытаться чего-то добиться от него, по крайней мере, не сейчас и не здесь.

— Ладно, Видек, мы еще с вами побеседуем, — только и сказал Беферн, — обязательно побеседуем!

И, кипя от ярости, зашагал дальше по траншее, мимо солдат, которые, завидев его, вытягивались в струнку и горланили так, что их рапорты, наверное, и в Орше были слышны. Видимо, специально, чтобы услышали их товарищи. В другой траншее измотанные за смену солдаты 2-й роты спали вповалку. Они работали в ночную смену и вот уже два дня отдыхали прямо на позиции — поступило распоряжение ускорить работы. Надо сказать, все были только рады, что не приходится добираться до места расквартирования на отдых. Дело в том, что в ближний немецкий тыл каким-то образом сумели пробраться русские снайперы и вовсю стреляли, едва завидев подобие цели. Замаскированы они были безукоризненно — на их обнаружение и ликвидацию отправили целый взвод, но солдаты вернулись ни с чем. Бороться с ними было невозможно. Лес был огромен, в нем при желании могла бы укрыться дивизии, не то что кучка снайперов. Причем вражеские снайперы представляли опасность не только для и без того истончившейся немецкой передовой, но и для солдат штрафбата. Просьбу обер-лейтенанта Обермайера и гауптмана Барта, заключавшуюся в том, чтобы вооружить взвод — или даже роту — солдат штрафбата и направить их на ликвидацию русских снайперов, до сих пор удовлетворить не торопились. В результате за три дня Обермайер недосчитался шести человек, а Вернер — пятерых. Все одиннадцать человек получили пулю в лоб.

Чтобы хоть как-то обеспечить непрерывность работ, Обермайер и Вернер решили выставить посты в лесу, им было приказано, заметив что-то подозрительное, открывать огонь из пулемета на поражение. Но вышло так, что именно посты и стали легкой добычей снайперов. Уже в самый первый день пришедшие постовым на смену обнаружили двоих солдат за пулеметом — у каждого на каске как раз по центру темнело маленькое аккуратное входное отверстие пули.

— Банда недоумков, — ворчал Беферн, обойдя несколько землянок — Спят, как сурки! И это на войне!

Скрючившись в три погибели — обер-лейтенант Беферн был осведомлен о русских снайперах, хоть и не особенно верил в их опасность, — он прошел по траншее дальше в тыл проверить пост в лесу. Последние метры пришлось одолевать на четвереньках, так он и добрался до окопчика, где, подобрав под себя ноги, дремал солдат. Сначала Беферн подумал, что это ему померещилось, — как так, сон на посту?! Широкий воротник тулупа был поднят так, что и лица его не было видно, только верхняя часть каски. Солдат мерно дышал, в такт дыханию подрагивали покрывшиеся инеем шерстинки воротника тулупа. Руки в рукавах, ноги в валенках. Ничего страшнее и постыднее Беферн и вообразить себе не мог — сон на посту! И когда он, стоя на коленях, присмотрелся к уснувшему часовому, ощутил нечто похожее на удовлетворение: все же не зря сюда добирался, застал на месте преступления. Вот только жаль, что нет никого из свидетелей. Впрочем, не столь важно, и без них обойдемся. Слово офицера пока что имело вес. Возымеет и тогда, когда этого субчика будут допрашивать перед тем, как примерно наказать. А как именно? Расстрел, вот как. Поставят его к стенке, а остальные задумаются.

Беферн обвел взором наваленные друг на друга мешки с песком, между которыми был пристроен пулемет. Оставлена была лишь узенькая бойница. Надо сейчас его растолкать. Только вот неудобно как-то получится, если он разбудит его, сидя на корточках. Не подобает офицеру такая поза, уж больно унизительна. Нет, надо подняться во весь рост и крикнуть. Неторопливо, стараясь не шуметь, обер-лейтенант Беферн, не отрывая взора от спящего, поднялся и выпрямился. В случае чего мешки защитят от пули, вон такие толстые, так просто не прострелишь. Да и кто здесь заметит, если он на пару секунд высунет голову? Но обер-лейтенант Беферн не заметил главного — тело спящего едва заметно шевельнулось. И когда он, опустив взгляд, уже раскрыл было рот, чтобы заорать во все горло, то увидел, как его прищуренным взглядом изучает внезапно проснувшийся часовой. Это был Шванеке. Последствия его дуэли с Тартюхиным оказались достаточно серьезны, но не смертельны. После того как его обнаружил Кроненберг и перевязал ножевые раны, Шванеке на пару дней остался в медпункте. Вот тогда-то и произошла их первая с Беферном встреча.

— Этот субъект ничем не болен, — заявил он Кроненбергу. — А чтобы сачковать, времена не те. Обеспечьте, чтобы этот Шванеке завтра был в подразделении и приступил к работам…

Шванеке вскипел от охватившей его ярости.

— Проснитесь! — выкрикнул Беферн, не подумав о том, насколько несерьезна ситуация, пропустив единственно уместный ответ Шванеке мимо ушей. В ту минуту Беферн думал только об одном: и все же я сцапал тебя! И теперь тебе никакие отговорки и отмазки не помогут. Можно считать, что ты уже на том свете. И к лучшему. Как к лучшему и то, что это оказался именно Шванеке, а не кто-нибудь еще.

— А я и не сплю! — возразил Шванеке.

— Встать!

Шванеке, потягиваясь, не спеша, поднялся и сладко зевнул.

— Некстати вы пришли, — позевывая, объявил он. — Я как раз…

— Вы спали!

— Вот об этом я и хотел рассказать. Да, я немного размечтался, и представилось мне, что я в Гамбурге с одной блондинкой. Доложу вам: баба — первый сорт. Не поверите, что у нее за ляжки. А тут вы…

— Вы спали! Признайтесь, ведь вы спали!

— Ясное дело! Но услышал вас, еще когда вы были вон там.

Шванеке показал рукой вдаль.

— Не учли военной хитрости, герр обер-лейтенант! Так на войне не подкрадываются!

Шванеке улыбался, но как-то странно: рот растянулся чуть ли не до ушей, голос звучал смешливо, а глаза… Глаза его оставались холодными, безжизненными, словно пара стеклянных шариков.

— Понимаете, что это значит? — с нетерпением спросил Беферн.

— Нет. А что это значит?

— Вы спали на посту в непосредственной близости от противника… — раздельно произнес обер-лейтенант.

— Ах, так вот вы о чем! Ну и что же дальше?

— Дальше трибунал, — спокойно пояснил Беферн. — И состоится он здесь, у нас. Так что собирайте вещички, и пойдемте.

Беферн чувствовал железное спокойствие — пусть себе плетет что хочет, это ему не поможет. С какой стати тратить нервы, если с этим типом все ясно.

— Не могу, герр обер-лейтенант! Не имею права покинуть пост, пока меня не сменят, — наотрез отказался Шванеке. — Согласны составить мне компанию? Мы с вами можем поговорить. Начистоту, герр обер-лейтенант. Как насчет разговора начистоту? Мы тут с вами одни, и какое-то время никого здесь не будет, кроме нас… Ну и, так сказать, как мужчина с мужчиной…

Прежняя самоуверенность Беферна дала трещину. Суть сказанного Шванеке постепенно начинала доходить до него, и в конце концов обер-лейтенант Беферн понял, что тот имеет в виду. По спине поползли мурашки, он невольно попятился, будто пытаясь убежать от этого странного солдата, хотя бежать было некуда. А Шванеке неторопливо протянул руку, ухватил его за отвороты шинели, притянул к себе и уселся так, чтобы не дать своему собеседнику сбежать.

Обер-лейтенант Беферн не сопротивлялся. Происходившее казалось ему галлюцинацией, бредом наяву. Быть такого не могло! Но всмотревшись в физиономию Шванеке, он понял, нет, это не сон, и не бред, а явь. И тут Шванеке заговорил, слова его, словно живые существа, проникали в Беферна, добираясь до каждой клетки организма.

— Трибунал, говоришь? Расстрел? Трах-бах, и нет Шванеке? Ты был бы доволен, да? Шванеке покойник, а Беферн — или как там тебя? — жив, здоров и на коне?

— Ну-ка, пропустите меня сейчас же! — прошипел Беферн.

— Тихо, тихо! Не сразу! Мы же договорились поговорить по-мужски, ты, свинья поганая! Что, уже забыл? А нам о многом с тобой поговорить надо. Нет, уж ты пистолетик пока убери! А то, не дай бог, пообломаю тебе ручонки! Раз — и нет их!

Рука Беферна, скользнувшая было к кобуре, вновь бессильно опустилась.

— Что вы задумали? Знаете, что это такое? Оказание сопротивления командиру…

— Заткни пасть!

Шванеке отер с бровей и ресниц иней, теперь он уже не улыбался, и Беферну показалось, что он уже бог знает где, как тот, кто напряженно что-то обдумывает. Но тут Шванеке, опомнившись, вновь заговорил. Вполне серьезно:

— Ты — мразь, свинья несчастная, я тебя сейчас прикончу. Можешь себе представить, как все будут этому рады? Избавятся от тебя наконец! Весь батальон упьется на радостях! Трибунал? Ты, кажется, что-то там бормотал о трибунале? Нет, это тебя зароют в мерзлую землю, не меня.

— Вы! Вы! — срываясь на дискант, заорал Беферн с перекошенным от страха и возмущения лицом.

И тут попытался позвать на помощь, но кто мог услышать его здесь? Это был конец, тот, кто сидел перед ним, сейчас убьет его. И никто ему не поможет. Беферн понимал это и продолжал вопить уже не столько ради того, чтобы кто-то пришел ему на выручку, а от того, что стремился этим криком избавиться от охватившего его животного страха, он обращался к единственной на свете женщине, у которой мы по привычке ищем защиту, — к матери. Той самой тихой, незаметной женщине, которую когда-то презирал за мягкотелость, за непонимание и неприятие его идеалов, и он в ту минуту призывал не только мать, он призывал все, что олицетворяло это слово, всех матерей мира, готовых прийти на помощь своим сыновьям, избавить их от неминуемой гибели. И тут Шванеке нанес удар. Беферн, обмякнув, умолк. Теперь действовать нужно было быстро, и Шванеке действовал, будто все это было рассчитано уже давным-давно. Вскинув автомат, он выпустил в лесную гущу несколько коротких очередей — он знал наверняка, что лес не пуст, что там укрылись как минимум двое, а может, и трое русских снайперов. Еще раз ударив Беферну ребром ладони по сонной артерии, он подхватил вдруг потяжелевшее тело обер-лейтенанта под мышки и, оттащив его к пулеметной амбразуре, приподнял его над мешками с песком.

Ждать пришлось недолго. Минуты две спустя, может, чуть больше он почувствовал, как тело Беферна дрогнуло, и тут же из лесу донесся сухой треск выстрела. Он бросил тело и осмотрел его. На самой переносице темнело идеально круглое небольшое отверстие, а сзади на каске — рваная дыра, оставленная прошедшей навылет снайперской пулей. Да, мрачно усмехнулся про себя Шванеке, бывает, что даже из войны можно извлечь пользу. А эти ребята, русские, стреляют что надо…

После этого он бросился к пулемету и открыл беспорядочный огонь длинными очередями по лесу, нажимая и нажимая на спуск, пока не истощилась лента. Шванеке заправил новую и вновь продолжал прочесывать лес, чувствуя, как молотит в плечо приклад. Глаза его горели безумно-веселой яростью.

— Ну вот, — процедил он, — хватит пока.

* * *

Гибель обер-лейтенанта Беферна была воспринята в батальоне весьма сдержанно.

Его фамилия появилась в соответствующих документах. Гауптман Барт сообщил по телефону Обермайеру:

— Он всегда был очень порывистым молодым человеком. Такие встречаются, и нередко.

А Вернер, для которого с гибелью Беферна разом отпали все проблемы, с оттенком простодушия произнес:

— Бедняга! Отправился на тот свет, даже не переспав ни с одной девчонкой…

Вот только Крюль впал в задумчивость. Надо сказать, что батальон не скорбел по героически павшему от злодейской пули русского снайпера, нет. Напротив, подразделение вздохнуло с облегчением, в особенности его тыловые службы, к которым покойный Беферн так трепетно относился. И Крюль, понимая, какую ненависть этот обер-лейтенант вызывал решительно среди всех солдат, да и не только солдат 999-го штрафбата, невольно задумался и о своей участи. И хотя после знаменательного эпизода в траншее и выхода из-под обстрела русских отношение солдат к нему изменилось в лучшую сторону, Крюль все же не мог гарантировать, что и с ним в один прекрасный день не обойдутся подобным же образом. В конце концов, к чему в армии фельдфебель? Чтобы отравлять жизнь солдату.

Дня рядового же Шванеке история не закончилась скромными похоронами обер-лейтенанта на солдатском погосте за хатами Бабиничей.

Первым, кто стал расспрашивать его о деталях, причем еще на похоронах, был унтер-офицер Хефе.

— Его снайпер снял! — кашляя, объяснял Шванеке.

Будучи непревзойденным актером, Шванеке следил, чтобы голос его звучал как можно правдоподобнее.

— Где это произошло?

— Там, где я был на посту, у самого леса.

— Ах так… — протянул Хефе, искоса поглядев на Шванеке. — Впрочем, туда и дорога этой скотине. А кто еще был при этом?

— Никого. Я да он.

— Выходит, ты — единственный свидетель?

— Выходит.

— И ты не помешал этому идиоту, когда тот высунул башку из окопа?

— Разве можно указывать офицеру?

— Ты хоть его предупредил?

— Ну конечно.

Разговор с Обермайером оказался посложнее. Этот долго и нудно выспрашивал обо всех подробностях.

— Сколько времени пробыл обер-лейтенант Беферн у вас на посту?

Шванеке задумчиво уставился в потолок:

— Да минут, наверное, с пять, не больше.

— И что вам говорил обер-лейтенант Беферн?

— Ну, когда увидел меня, он сказал: «Ты — свинья тупая!»

Обер-лейтенант внимательно посмотрел на руки стоявшего перед ним Шванеке. И хотя он не испытывал ни малейшей жалости по поводу героической гибели ненавистного адъютанта батальона, этот инцидент показался ему подозрительным. И его долг офицера — да и не только офицера — состоял в том, чтобы всесторонне изучить обстоятельства гибели Беферна. С другой стороны, Обермайер готов был верить в то, что это была трагическая случайность, и на этом закрыть дело. Но ни одного свидетеля у Шванеке не было, кроме его самого, разумеется, размышлял Обермайер, так что этот Шванеке вполне мог и насочинять. В таком случае последствия могли бы быть чудовищными. Все было слишком запутанно, чтобы провести мало-мальски объективное расследование, и все же… И все же, в лице Шванеке мы имеем дело не просто с каким-то там солдатиком, а с уголовным преступником, стоит только взглянуть ему в глаза, и ты сразу понимаешь, что такой человек способен на что угодно, вплоть до преднамеренного убийства.

— Как это случилось?

— Ну говорю вам: прошу прощения, герр обер-лейтенант, там залегли стрелки-сибиряки, а он мне: «Вы что же, перепугались, болван вы этакий!» Я ему: «Но они бьют без промаха!» А он мне: «Ерунда!», а сам возьми да высунись, и тут бац, и он падает. Вот так все и было. Герр обер-лейтенант, я и оглянуться не успел, а он уже лежит… Ему всегда хотелось всем доказать, что он…

Обермайер махнул рукой:

— Ладно-ладно, можете идти. Доложите обер-фельдфебелю Крюлю.

Вздохнув с облегчением, Шванеке отбыл, оставив Обермайера наедине со своими мыслями. Шванеке забрел в канцелярию, увидев там пару знакомых лиц, поздоровался. После этого отправился на доклад к Крюлю. Шванеке считал, что все позади — кто что может сейчас доказать? Обер-лейтенант грозился передать дело в трибунал, да вот не успел — погиб геройской смертью. К стенке меня поставить хотел, со злостью подумал Шванеке, но сам отправился на тот свет от пули в лоб. Вот тебе и трибунал… Дьявол тебя забрал к себе поближе, продолжал рассуждать про себя Шванеке, предупреждал я тебя — со мной такие дела не проходят, с кем угодно, но не со мной!..

Когда Шванеке без стука вошел, обер-фельдфебель Крюль удивленно поднял голову. Откинувшись на стуле, он скрестил руки на груди и покачал головой:

— Ну разумеется, кто же еще так мог впереться. Только невоспитанный хам, чуть ли не половой преступник и бандит!

— «Чуть ли не» спокойно можете опустить, — ухмыльнулся Шванеке.

— А как насчет «убийцы»? Если бы я сказал «чуть ли не убийца»?

Шванеке злобно прищурился, лицо его перекосилось. Нахлынувшая жаркой волной злоба едва не поглотила рассудок, который всегда оставался начеку.

— И до вас тоже очередь дойдет! — прошипел он.

Крюль даже вскочил.

— Что значит — «тоже»? — взвизгнул он.

— «Тоже» означает, что и вы, как любой из нас, не заговорен ни от чего.

К Шванеке вернулась его всегдашняя осмотрительность.

— Знаешь — это можно по-разному понимать. Не считай меня круглым дураком! — хрипло произнес в ответ Крюль.

Он поймал себя на мысли, что боится этого коренастого здоровяка, стоявшего перед ним безо всякой боязни, не говоря об учтивости, и вперившего в него свой рыбий взор.

— Можно, — невозмутимо согласился Шванеке.

Крюль почувствовал, как похолодела спина, и его затрясло — первый признак того, что необходимо было срочно излить накопившуюся злобу на кого-нибудь.

— Вот что я тебе скажу, малыш… И ты можешь быть уверен, что я с тобой шутить не намерен.

Крюль ритмично мотал толстой головой из стороны в сторону, как всегда, когда он обдумывал или вещал что-то важное.

— Так вот, заруби себе на носу, малыш: в тот день, когда тебе отсекут башку, я надену парадную форму и вдрызг налижусь!

Шванеке в ответ молчал. Но выходя из каморки Крюля, не мог отказать себе в удовольствии смачно харкнуть в угол.

* * *

Час спустя в хату, превращенную Обермайером в «командный пункт», явился штабсарцт доктор Берген.

— Ну, теперь на неделю, а то и больше мы обеспечены перевязочным материалом и всем необходимым, — устало поделился он. — Ваш Дойчман блестяще со всем справился. Через неделю надо будет еще раз послать его в Оршу… На склады должна прибыть очередная партия материалов. Похоже, что-то затевается…

— Я уже давно удивляюсь, что «иваны» затихли. Поля как камень, снега не очень много… Что лучшего желать для танков. Думаю, что уже скоро они полезут.

— Постучите по дереву, Обермайер, чтобы этого не произошло!

Усевшись, доктор Берген опрокинул рюмку шнапса, предложенную Обермайером.

— Но я не за этим к вам пришел… Если начнется, так начнется — первыми об этом узнаем. Хоть я на фронте без году неделя, но все равно чувствую, что все это… Как бы поточнее выразиться — затишье перед бурей. Так что хотел вам сказать?… Ах да, доктор Хансен кое-что обнаружил. И доложил мне об этом. Кроме того, составил протокол по всей форме… Речь идет о Беферне. Впрочем, ознакомьтесь сами.

И с этими словами подал Обермайеру листок бумаги, а сам пригубил шнапса.

— Ох и язык же у вас, медиков! Пока разберешься что к чему, — вздохнул Обермайер.

— Хорошо-хорошо, я все вам объясню: на теле обер-лейтенанта Беферна помимо входного и выходного пулевых отверстий обнаружены ссадины на подбородке и, что еще важнее, кровоподтеки в области шеи. Это говорит о том, что они были еще до того, как он погиб от попавшей ему в голову снайперской пули. У вас есть на этот счет объяснение?

— То есть?

— Ну сами посудите: вполне может быть, что Беферн, обходя траншеи, мог поскользнуться и упасть, ударившись лицом обо что-нибудь. Иными словами, ссадины на подбородке вполне объяснимы. Хотя вполне может быть, что речь идет о рукоприкладстве, попросту говоря, о драке.

— Трудно предположить подобное, — ответил Обермайер.

— Ну, это не суть важно, ссадина и ссадина. Но как вы объясните кровоподтеки на шее? Они никак не могли быть следствием падения. Знаете, я не один год проработал судмедэкспертом, хотя и довольно давно. Подобные кровоподтеки возникают лишь после нанесения удара тупым предметом. Толстой палкой, к примеру, или еще чем-нибудь…

И доктор Берген рассек ладонью воздух.

— Вы имеете в виду — удар ребром руки? — растерянно произнес Обермайер.

— Не исключено… — пожал плечами доктор Берген. — Такой удар, если он достаточно силен, может оказаться и смертельным.

— И вы предполагаете…

Доктор Берген отмахнулся:

— Нет-нет. Беферн погиб от пули снайпера, в этом нет никаких сомнений. Крохотное отверстие спереди, огромная рваная рана на затылке — вы же знаете современное оружие, мощность заряда, скорость вылета пули. И Беферн стал жертвой именно такой пули. Но — и об этом следовало бы задуматься — удар в области шеи мог лишить его сознания. А нанесен он был, судя по всему, незадолго до гибели. Я не детектив, не следователь, как я понимаю, вы тоже. Но вы — командир роты. И произошло это на вашем участке…

Молчание.

Минуту или две спустя Обермайер медленно, с трудом произнес:

— Если я верно понимаю вас, некто — не будем пока что называть фамилий — сначала привел обер-лейтенанта Беферна в бессознательное состояние, а потом застрелил его.

Штабсарцт отпил еще шнапса:

— Хансен установил, что выстрел был произведен с большого расстояния. Стреляли не в упор. Для нас, медиков, не составляет труда установить это. Скорее всего стрелял именно русский снайпер. Я не склонен к безапелляционности, однако то, что вы только что сказали, вероятно, весьма близко к истине.

— Вот что: давайте называть вещи своими именами: Шванеке — а никто другой, кроме него, быть не может — сначала нанес обер-лейтенанту Беферну удар кулаком в подбородок, потом ребром ладони в области шеи, отчего Беферн потерял сознание, а после всего этого пустил в ход оружие. Либо каким-то образом дал возможность русскому снайперу выстрелить в обер-лейтенанта Беферна. Такое вполне осуществимо, если… Если понимаешь в этом толк…

— Разумеется, речь идет о Беферне, а он…

— Да-да, я хорошо понимаю вас. И я думаю, мне не остается ничего, кроме как ознакомить с этим протоколом гауптмана Барта, — заверил доктора Бергена Обермайер.

Штабсарцт допил шнапс. Мерзкое на вкус пойло, но оно хоть расслабляло, помогая пережить ужасы. Вообще все, что происходило в этом штрафбате, было ужасом, кошмаром, не укладывавшимся в голове.

— Пусть этот Беферн и был порядочной свиньей… Убийство есть убийство, и неважно, кто убит.

— Я сейчас же — сейчас же прикажу арестовать этого Шванеке и еще раз допрошу его.

* * *

Доктор Кукиль тщетно пытался дозвониться до Юлии Дойчман. Поскольку после очередного налета британской авиации линии были повреждены, он решил поехать к ней в Далем, движимый до сих пор не испытанными чувствами: обеспокоенностью и неведением, постепенно перераставшими в страх, что Юлия все же отважится испытать на себе вакцину, повторив чудовищный эксперимент своего мужа, Эрнста Дойчмана. Вилла в Далеме была на замке — он ехал сюда зря. Жалюзи, местами разорванные выбитыми взрывной волной стеклами, были опущены до самого низу. Подождав некоторое время, доктор Кукиль все же отворил калитку и обошел дом. Он казался необитаемым, угрюмым и брошенным. Выходившая в сад дверь в кухню тоже была заперта. Юлия наверняка уехала куда-нибудь из города. Странное дело — она и словом ему не обмолвилась о подобных планах. И он тут же со всей отчетливостью понял, что да, все вполне логично, что как раз ему она и не стала бы ничего говорить. Ни о том, что собирается уехать, ни о… Эта женщина ненавидела его. И как он мог оказаться таким глупцом, что поверил, что она забудет своего Дойчмана и с распростертыми объятиями бросится к нему? Интересно, а куда она могла поехать? Что ни у Эрнста Дойчмана, ни у Юлии родственников не осталось, было ему известно. Может, что-нибудь стряслось с доктором Дойчманом? Может, он погиб в России?

Нельзя сказать, что мысль эта, в последнее время все чаще и чаще посещавшая доктора Кукиля, была ему неприятна. Однако теперь она вызывала совершенно иные эмоции, в первую очередь странное, щемящее чувство неуверенности. Или вины? До сих пор подобные переживания были ему совершенно не свойственны. Прежде все было легко и просто: он жаждал обладать Юлией, и несокрушимо верил в то, что это возможно. Он просто должен был заполучить эту женщину, а ее строптивость лишь подливала масла в огонь, превращая желание обладать ею в идею фикс, разновидность паранойи. Ведь до сих пор он всегда получал желаемое. С какой стати с Юлией должно было быть по-другому? Самым сложным было наличие живого и здорового д-ра Дойчмана. Погибни он, и Юлия, разумеется, спустя какое-то время, по завершении периода скорби, сама упадет ему в ладони, как перезрелый плод. Что будет потом, как он ею распорядится, этим доктор Кукиль предпочитал не забивать голову. Однако в последнее время все вдруг изменилось, прежней ясности не было. Да, желание обладать Юлией не исчезло, вот только приобрело несколько иной оттенок. Теперь доктор Кукиль уже не мог сказать с определенностью, желает ли он гибели Дойчмана. Границы понятий и представлений размылись, утратили четкость, ощущения невероятно и необычно усложнились — прежде ничего подобного с ним не происходило. Что же это было? Уж не любовь ли? Если да, то любовь — весьма странная вещь…

Перед тем как идти к машине, доктор Кукиль немного постоял в саду, изучая дом. В груди болезненно заныло, и физическая боль была трудноотличима от психического страдания. На мгновение он подумал, что готов пожертвовать всем на свете, даже карьерой, только вот чтобы прямо сейчас распахнулась дверь и к нему выбежала радостная Юлия. Но дверь была заперта, а покинутый дом безмолвствовал. Он побрел к автомобилю, сел за руль и уехал. Ничего, он и завтра приедет сюда, и будет приезжать постоянно, до тех пор, пока не застанет ее. Он будет искать ее повсюду, он обязательно увидит ее, пусть даже ради того, чтобы перекинуться с ней парой слов на банальные темы или просто помолчать, когда она была рядом.

А Юлия тем временем украдкой наблюдала за ним из-за гардин и покосившихся жалюзи окна гостиной.

Она увидела совершенно другого Кукиля, не того, кого она знала прежде. Теперь это уже не был холодный расчетливый судебный медэксперт, знающий специалист, баловень партии и женщин. Теперь он напомнил ей того Кукиля, который как-то признался ей, что очень одинок по ночам и что сны его отнюдь не всегда легки и прекрасны. И было что-то еще в его позе и жестах, какая-то странная аура, окружавшая его. Но Юлия так и не смогла понять, что именно, а когда он уехал, предпочла не раздумывать об этом. Усевшись за стол Эрнста, она заставила себя не думать о нем. И доктор Кукиль быстренько отступил на задний план.

Потом, если опыт удастся, от него потребуется пересмотр судебного решения. Но это потом, и лишь в том случае, если опыт окажется успешным.

Стол был завален черновиками, тетрадями для записей, отчетами о циклах экспериментов Эрнста и ее самой. Рассеянно отодвинув все это в сторону, Юлия, взяв большой лист бумаги, стала писать:

«Мой самый любимый!

Это письмо будет коротким — вполне возможно, оно мое последнее. На прощание не следует быть многословным, многословие лишь делает миг прощания еще мучительнее, более того, оно крадет у тебя остатки мужества, так необходимого мне для осуществления задуманного. Но нет — не хочу быть пессимисткой. Кажется, я немного переутомилась, а если ты устал, для тебя даже самые важные вещи вдруг утрачивают смысл, а сложные еще более усложняются.

Недавно я вдруг поймала себя на том, что становлюсь тщеславной. Едва ли не с гордостью я задумалась над тем, что проделанная мною работа и в самом деле не пустяк. Проделанная ради тебя. И тут же с удовлетворением отметила, что лишь женщина способна на такое из любви. Теперь кажусь себе почти героиней. Или не почти? Как видишь, любимый мой, даже в таких ситуациях порой весьма трудно бывает избавиться от слабостей, подкарауливающих нас на жизненном пути. Потом, чуть погодя, я спросила себя, часто ли случается, когда люди, совершившие нечто из чистого тщеславия, способны честно признаться в этом себе или даже другим? Я спросила себя, какова толика тщеславия или даже самовлюбленности в человеке, который — назовем это так — совершил подвиг, внешне кажущийся результатом преодоления врожденного эгоизма, свойственного всем без исключения, или даже инстинкта самосохранения? Вот чем занята сейчас моя голова… Но, как я уже предупредила тебя, это письмо не будет слишком длинным. И вот что я еще хотела сказать: невзирая ни на сложность нынешнего периода жизни, ни на то, как нелегко мне бывает временами, вернее, почти всегда, я сумела приобрести новые знания и выработать новое видение событий. Я стала другой, но не в том смысле, как принято считать: мол, ты страшно изменилась, нет. То, о чем я еще недавно только смутно догадывалась, я теперь знаю наверняка, и начинаю догадываться о том, что прежде казалось мне книгой за семью печатями. Вероятно, это можно назвать „развитием“. Когда допишу это письмо, решусь на эксперимент. Ой, дорогой мой Эрнст, если бы ты знал, как я боюсь этого! Может, это письмо выйдет не таким уж и коротким — пойми, каждой его строчкой, каждым словом я пытаюсь оттянуть мгновение, которое решит все.

Скорее всего тебе так и не узнать обо всем этом. Во всяком случае, если эксперимент не удастся. А если он не удастся, нам никогда уже не быть вместе, и некому тебе будет рассказать об этом. Но даже если мне на роду написано выжить сейчас, я уже с трудом верю, что ты уцелеешь на этой войне, которая неведомо сколько еще продлится и которая пожирает людей будто ненасытное чудовище, в особенности тех, кто приговорен к отправке в штрафные батальоны. И нам с тобой уготована участь оказаться всего лишь парочкой среди миллионов и миллионов жертв этой войны, парочкой безымянных, отданных ей на заклание, растворившихся среди других, чьи судьбы ничуть не легче, чем наши с тобой.

Останется лишь историческая категория под названием „война“. Останется отвратительное слово, значимость и важность которого недоступны тем, кто не пережил ее, а всем безымянным жертвам суждено исчезнуть, потеряться в этом собирательном понятии. Еще несколько минут, и я закончу писать. А спустя 10–12 часов я уже буду знать, верны ли наши догадки насчет актиновых культур или же ошибочны. Обещаю тебе не трусить… Попытаюсь не трусить. Но на всякий случай хочу с тобой попрощаться. Силюсь улыбнуться, пока пишу эти строки, и не разреветься. Пытаюсь вспомнить все самое хорошее, что было тогда между нами, а не ужасы, наступившие потом. И желая тебе всего хорошего на прощание, хочу сказать, что у меня за плечами хоть и недолгая, но полноценная жизнь.

И все же, несмотря ни на что, надеюсь, что мы встретимся вновь, что ныне оба мы шагаем во мраке ночи, за которой непременно наступит утро. Целую тебя, как тогда, когда ты мне сказал: „Бог создал мир, а с ним и тебя“. Тогда я была очень благодарна тебе за эти слова, но по-другому, не так, как сейчас. Сейчас мне хочется сказать эти же слова тебе.

Твоя Юлия».

Не перечитав, Юлия положила письмо в стопку других подобных писем, потом защелкнула портфель, где они хранились, а портфель сунула в чемодан, который тщательно заперла. Потом пошла в лабораторию, распахнула дверцы деревянного шкафчика, где стояли две небольшие колбы с мутноватой жидкостью. Недрогнувшей рукой Юлия наполнила ею два шприца. Все ее движения были точными, упорядоченными, рациональными.

Было 11 часов 17 минут утра.

Раскрыв тетрадь, она записала дату и время, потом стала описывать ход эксперимента:

«11.19 утра. Первая инъекция. 2 ccm Staphylokokkus aureus, внутримышечно, musculus vastus lateralis».

Перед тем как сделать себе укол, Юлия тщательно протерла кожу спиртом, И тут же, поняв всю бессмысленность этого акта, усмехнулась. Стерилизовать кожу перед тем, как впрыснуть себе гной! Что поделаешь — сила привычки. Второй укол она сделала в области кисти. И тут же записала в тетрадь: «11.22. Инъекция № 2 в musculus flexor digitorum profundis. После этого прерываю эксперимент и жду результатов». Поставив на 21.00 вечера будильник, она прилегла на старый кожаный диван. На нем Эрнст любил пару часов поспать после бессонной ночи. Гардины на окнах были задернуты, в лаборатории царил полумрак, отчего все предметы казались странными, не похожими на себя. Рядом с диваном стоял столик, а на нем — телефон. Тут же лежал листок бумаги, на котором были записаны номера доктора Виссека, рабочий и домашний.

О чем только не думала Юлия перед тем, как приступить к этому опыту над собой. В записях было отражено все до мельчайших подробностей. Она все тщательно собрала, как утомившийся от жизни старик в преддверии скорого конца. Даже написала письмо доктору Кукилю, и невольно упрекнула его уже в первых строках: «Если бы вы как судебный эксперт руководствовались бы тем, что вам подсказывают совесть и опыт, а не так называемым „велением дня“, иными словами, предрассудками, все было бы по-другому и вам не пришлось бы читать сейчас это письмо…»

Свершилось. Юлия, успокоенная, как после таблетки снотворного, лежала на видавшем виды кожаном диване. Лицо ее побледнело, а глаза были прикрыты. Она думала об Эрнсте, о суровой русской зиме, о которой ей столько приходилось слышать. Есть ли у него теплое обмундирование? Получил ли он посылку, куда я положила теплые варежки, носки и шарф, и еще домашнего печенья, пару пачек сигарет и еще кое-какие мелочи? Есть ли у него валенки? Или, может быть, им даже выдали меховые унты? Это было чисто женское беспокойство бытового характера, тревога жены о муже, матери о сыне. Днем — она посмотрела на часы: было 14.16 — к дому вдруг подъехал автомобиль. Судя по звуку мотора, это был доктор Кукиль. Какое-то время она не слышала ничего, потом до нее донесся скрип гравия, гость решил обойти вокруг дома. Потом в передней раздался звонок, один, другой, третий. Какое-то время Юлия противостояла соблазну встать и отворить дверь, рассказать Кукилю все, попросить его помочь, пока не поздно. Но она, зажав уши ладонями и повернувшись к спинке дивана, продолжала лежать. Некоторое время спустя до нее снова донесся негромкий звук запускаемого мотора, а еще через несколько секунд он затих. Доктор Кукиль снова уехал ни с чем. Тишина, усталость, полумрак лаборатории нагоняли дремоту и в конце концов сморили ее — Юлия заснула. Ее разбудил резкий телефонный звонок прямо над головой. Но она не сняла трубку. Наверняка это снова доктор Кукиль, а она не могла говорить с ним.

18.47. Юлия внимательно осмотрела места инъекций. Кожа вокруг следа от иглы в верхней части бедра покраснела — крохотный багровый кружок. На кисти пока что ничего подобного не было. Юлия записала результаты наблюдений в тетрадь, смерила температуру. Примерно в 20.30 она, не дожидаясь, пока подаст сигнал будильник, позвонила в «Шарите» доктору Виссеку. Ее вдруг охватило беспокойство, совладать с которым она не могла, ей казалось, что она задыхается.

— Добрый день, девочка, как там наши дела? Что я могу для тебя сделать? — услышала она в трубке добродушный голос старого друга.

В трубке раздавалось шипение, напоминавшее морской прибой. Приложив ладонь ко лбу, Юлия невольно вздрогнула. Лоб вспотел и был горячим.

— А как у тебя дела? — с трудом спросила она. — Работы много?

— Как обычно. Я уже скоро себе койку в операционной поставлю.

— Франц, у меня к тебе есть одна… просьба.

— Выкладывай. Считай, что она уже исполнена!

— Кое-кого нужно устроить в больницу.

— Сюда? В «Шарите?» Исключено! Юлия, дорогая, пойми… Ну как ты себе это представляешь? — попытался доктор Виссек сгладить неприятное впечатление от категорического отказа. — У нас больные вповалку лежат, даже в бомбоубежище. Это срочно?

— Это очень срочно, иначе я не стала бы тебя беспокоить.

— О ком все-таки речь?

— О золотистом стафилококке. Инфекционное заболевание. Кисть руки и верхняя часть бедра, — задыхаясь проговорила Юлия.

— Сложный случай?

— Довольно сложный.

— То есть имеется вероятность ампутации. Кто же это такой?

— Я, — ответила Юлия.

Секунду или две в трубке царило молчание. Потом раздалось характерное шипение — словно собеседник на другом конце провода, набрав в легкие побольше воздуха, шумно выдохнул. Потом раздался его голос, другой, растерянный, беспомощный.

— Юлия… Юлия… Ну как же так? Что ты натворила? Что случилось?

— Просто я повторила эксперимент Эрнста.

Юлия заставляла себя говорить спокойно, хотя помещение вдруг зашаталось, ей казалось, что она пьяна.

— Единственная возможность… это… при помощи актинного вещества Эрнста… Послушай, Франц можешь сейчас приехать и забрать меня? Я в лаборатории, лежу на диване. На столе найдешь актинное вещество и руководство… по применению.

Она еле выговорила последнее слово, сухой, шершавый, словно наждачная бумага, язык с трудом повиновался ей.

— Делай все… так, как сказано в руководстве… Иначе… все впустую… Ты понял меня?

— Да-да, конечно, но…

— Я больше не могу говорить. Всего хорошего, Франц, и…

Она хотела сказать «до свидания», но вдруг позабыла эти слова. Медленно, с трудом Юлия положила трубку и снова упала на диван. А все это продолжается, и миллионы и миллионы бацилл размножаются, и будут без конца… размножаться… Вот их уже целый… миллиард…

* * *

Могло показаться, что обер-фельдфебель Крюль обрел новое увлечение — делать обходы уже вырытых и еще не законченных траншей. Ему доставляло несказанное удовольствие видеть изумленные лица солдат, и это чувство пересиливало даже страх перед артобстрелом противника. К тому же в последние дни на фронте воцарилось странное затишье, то самое, которое, по мнению бывалого солдата, ничего доброго не предвещает. Так что риск получить русскую пулю был весьма умеренным. Возможно, Крюлю хотелось и себе лишний раз доказать, что после крещения огнем он теперь не ведающий страха вояка. И вот однажды вечером обер-фельдфебель уже в третий раз отправился проконтролировать ход земляных работ. Но на сей раз все шло не так гладко, как в предыдущие разы.

Когда команда землекопов проезжала мимо лесной опушки, ее внезапно обстреляли партизаны. Нельзя сказать, что сильно, так себе, пустяк, если говорить откровенно, об этом благополучно позабыли бы, если бы не Крюль. Обер-фельдфебель Крюль получил первое на войне и в жизни ранение.

В Борздовке дежуривший в медпункте Кроненберг едва в обморок не упал, увидев, как к нему пожаловал не кто иной, как обер-фельдфебель Крюль. Бросив перевязывать какого-то легкораненого, санитар бросился к Крюлю и не сразу сообразил, что тот передвигается с большим трудом, опираясь на палку.

— Не может быть… — вырвалось у Кроненберга.

— Что с тобой, сынок?

— Вы… Вы не ранены?

Кроненберг все еще никак не оправился от шока.

— Если это вас успокоит — да, меня чуточку задело. В жопу.

— Как-х?! — ахнул Кроненберг и судорожно сглотнул.

И тут же молнией пронзила радостная мысль: это мой звездный час!

— Как, как вы сказали? В…

— Да-да, именно туда — причем в левую ягодицу. На долю секунды запоздал, не успел пригнуться вовремя.

— И тогда — бац! И…

Крюль перекосился. Боль вновь напомнила о себе, и Крюлю было явно не до шуток.

— Кроненберг, — медленно произнес он, — если вы рассчитываете устроить из этого цирк, то ошибаетесь! Куда мне лечь? На какую койку?

— Вопрос о направлении в госпиталь целиком в ведении герра штабсарцта. Если еще койки остались. Герр обер-фельдфебель, все зависит от величины раны… Вполне возможно, что придется ограничиться амбулаторным лечением. Такое уже случалось.

Кроненберг обошел Крюля:

— По-моему, ничего страшного.

— Я, как человек воспитанный, сменил штаны.

— Ого! Уже во второй раз за год! — выкрикнул кто-то из глубины сарая.

Тут же последовал взрыв хохота. Кроненберг украдкой улыбнулся.

— Да не слушайте вы их, герр обер-фельдфебель! Им бы только повод найти зубы поскалить, — извиняющимся тоном произнес Кроненберг.

— Идиоты! — презрительно крикнул в ответ Крюль.

Тут в дверях появился доктор Хансен. Он был в белом халате и забрызганном кровью длинном резиновом фартуке. Крюль по всей форме доложил о случившемся. Бледный, страдая от боли, он тем не менее стоически переносил комизм ситуации. Хансену стало почти жаль его, он положил обер-фельдфебелю руку на плечо:

— Пройдемте со мной, обер-фельдфебель, я должен осмотреть вас. Вам уже сделали противостолбнячный укол?

— Так точно, санитар Дойчман сделал мне укол.

Крюлю было неприятно вспоминать об этом. Когда Видек с Хефе доставили его на санях в Горки, Дойчман тут же уселся рядом и стал пересчитывать пакетики с бинтами.

— Всего 17 штук осталось, — с сожалением покачал он головой. — Герр обер-фельдфебель, вы как-то говорили об экономии, помните? Когда я потратил четыре пакетика на рядового Зимсбурга. Ну а вам могу выделить не больше двух…

— Хватит пороть чушь, Дойчман! — простонал в ответ Крюль.

Рана болела так, что он с трудом сдерживался, чтобы не завопить. Левая нога онемела. Вот так и умирают, мелькнула ужасная мысль.

— Первым делом укол!

Дойчман ножницами распорол брюки, а потом отодрал прилипшие к ране окровавленные подштанники. Крюль взвизгнул. Рана была, в общем, пустяковая: обычное ранение мягких тканей, автоматная пуля вошла в мышцу неглубоко и засела под кожей.

— О-го-го, — с деланным сочувствием комментировал Дойчман, — ползадницы вам оторвало.

— Лучше заткнитесь и делайте свой укол! — морщась от боли, посоветовал Крюль.

— Сию минуту!

Дойчман достал из стерилизатора шприц, выискал иглу потупее, наполнил шприц и по-отечески хлопнул Крюля по ягодице:

— Секундочку терпения — сейчас укусит комарик, и все!

— Ой! — вскрикнул Крюль.

Дойчман медленнее, чем следовало, стал вводить иглу в ягодицу и не спеша впрыснул сыворотку. Вынимая иглу, он откровенно сожалел, что не затянул процедуру еще на несколько секунд.

— Все? — нетерпеливо осведомился обер-фельдфебель.

— Нет-нет, нужно еще промыть и перевязать рану.

— Здесь? А может, уместнее будет заняться этим в тылу?

— Иногда приходится заниматься этим и здесь. Я как-никак врач, кое-чему учился.

— Вы… будете под наркозом все это делать?

— Ну сами посудите — какой тут наркоз? В вашем случае обойдемся и без него. Вы ведь хорошо переносите боль?

— Ну а потом?

— Потом посмотрим, что скажет герр обер-лейтенант.

— Когда вы отправите меня в Борздовку?

— Думаю, нет необходимости торопиться. Туда отправляют только тяжелораненых, вы еще сами советовали…

— Да, но у меня случай тоже серьезный… Рана большая. Чем черт не шутит — может и газовая гангрена начаться… И потом, шрам ведь большой останется.

— Ну вы же не танцовщица в кабаре, герр обер-фельдфебель! Вам-то что от этого шрама?

Перевязка обернулась муками, ничуть не меньшими, чем укол. И Крюль, стиснув зубы, терпел, пообещав себе при первой возможности отомстить этому костоправу Дойчману.

Только поздним вечером его доставили в Борздовку. Поглазеть на отбытие в госпиталь обер-фельдфебеля Крюля высыпали все свободные от службы. Подъехали сани, и Крюль, с перекошенной физиономией, кое-как взобрался на сиденье и в весьма неудобной позе уселся. Когда сани отъехали, все в голос запели шуточную песенку. Обер-фельдфебель поплотнее закутался в тулуп. Его переполняла злоба и внезапное осознание того, что он в этом подразделении, по сути, совершенно один, что у него нет друзей среди сослуживцев. Вот, думал он, стоят и смотрят, и наверняка каждый в душе жалеет, что мне ноги не оторвало…

* * *

Около одиннадцати часов вечера доктор Кукиль вновь подъехал к вилле Дойчманов в Далеме. Он еще несколько раз звонил Юлии, но, так и не дозвонившись, решил приехать. Не мог он больше выносить этой неопределенности. У него в голове вертелись фразы Юлии, как ему казалось тогда, ничего не значащие, однако теперь они обрели совершенно иной, куда более зловещий смысл. Она сказала тогда: «О моем эксперименте на себе не узнает никто, пока он не завершится». Или: «Вам меня от этого не удержать». Или: «Я всем докажу, что Эрнст пострадал ни за что».

На этот раз доктор Кукиль не стал просто заглядывать в окна в надежде заметить, как шевельнувшаяся гардина или какой-нибудь шум выдадут присутствие в доме Юлии. Направившись к задней двери, он несколько раз громко постучал в нее, потом, не дождавшись ответа, отошел к окну и, нажав на раму, распахнул его и, вскарабкавшись на подоконник, залез в кухню. Там царила стерильная чистота. На плите стояла кастрюля с фасолевым супом.

— Юлия! — громко позвал доктор Кукиль. — Юлия! Где вы? Зачем вы от меня скрываетесь?

Никакого ответа. Голос его эхом отдавался в пустом доме. Внезапно Кукиль осознал всю неуместность своего визита сюда. Никого, вилла была пуста. Он торопливо прошел в гостиную, в рабочий кабинет Эрнста Дойчмана… Ни души.

Распахнув тяжелую дверь в лабораторию, он, как пригвожденный к полу, замер. Обширное помещение с опущенными светомаскировочными шторами на окнах было ярко освещено. На кожаном диване валялся скомканный шерстяной плед. Тут же на столике стоял телефон, а рядом белел конверт. Письмо!

Медленно, будто нехотя, доктор Кукиль подошел поближе. Письмо было адресовано ему. Его внимание привлек подсунутый под телефонный аппарат листок: «Д-р Франц Виссек, клиника „Шарите“». Имелся и телефонный номер. Не отрывая взора от листка, он разорвал конверт.

«Если бы вы, как судебный эксперт, руководствовались бы тем, что вам подсказывают совесть и опыт, а не так называемым „велением дня“, иными словами, предрассудками, все было бы по-другому и вам не пришлось бы читать сейчас это письмо. Я твердо намерена повторить этот эксперимент. И когда вы будете читать эти строки, меня или не будет в живых, или я все же докажу, что вынесенный моему мужу приговор — ошибка.

Не пытайтесь видеть во мне героиню. Я страшно боюсь того, что мне предстоит. Но иного способа доказать, что Эрнст невиновен, у меня нет. Я должна продолжить начатое им, то, во что мы оба верили…»

Доктор Кукиль заставил себя прочесть это послание до конца. Строчку за строчкой, вчитываясь в каждое слово. Именно потому, что Юлия не обвиняла его, а лаконично, деловито, собранно ставила его в известность обо всем, он ощутил гнетущее чувство вины. Мысль, высказанная Юлией в первой строке, была абсолютно верна. Но ладно, это потом, где она? Где Юлия сейчас? Может, воспользоваться указанным на листке телефоном? Ну конечно, надо позвонить в «Шарите»! Этому доктору Виссеку, наверняка она там… Доктор Кукиль, ощутив внезапный прилив энергии, быстро снял трубку и дрожащими от волнения пальцами стал набирать номер университетской клиники.

Соединяли его ужасно медленно, потом пришлось ждать, пока Виссека позовут к аппарату. Сначала в трубке послышались приближавшиеся шаги, спустя секунду или две мужской голос произнес:

— Доктор Виссек.

— Юлия, фрау Юлия Дойчман у вас?

Доктор Кукиль изо всех сил старался говорить спокойно.

— А кто это говорит?

— Кукиль, доктор Кукиль — ответьте мне, пожалуйста, молодой человек! У вас сейчас Юлия?

— Да, у нас. А почему вам понадобилось наводить о ней справки? Что вы хотите?

— Умоляю вас, не расспрашивайте меня сейчас ни о чем! Я просто хочу знать, каково ее состояние?

— Плохое. Общее заражение крови…

— Плохое?

— Весьма.

Тут доктору Виссеку показалось, что говоривший с ним мужчина всхлипнул. Нет, такого быть не могло, ему определенно послышалось. Молодой врач знал доктора Кукиля. Кто его не знал? Он представить себе не мог этого человека расчувствовавшимся до слез. Абсурд какой-то…

— Я сейчас же выезжаю к вам! — донеслись после паузы слова Кукиля.

Трубку положили. Несколько мгновений Франц Виссек стоял в растерянности, потом тряхнул головой и сказал в трубку телефонистке:

— Если не ошибаюсь, кого-то сейчас здорово припекло!

А в это время в небольшой, расположенной чуть в стороне от остальных палате Юлия Дойчман боролась со смертью. Доктор Бургер, которого Виссек срочно вызвал к ней, буквально подняв с постели, сделал больной третью инъекцию культуры актинов, выделенной доктором Дойчманом. Чтобы ускорить воздействие препарата, укол был сделан внутривенно.

Юлия пребывала в коматозном состоянии. Бледная, с ужасно заострившимся носом на осунувшемся лице, она неподвижно лежала на узкой больничной койке.

— Не знаю, имеет ли вообще смысл, — проговорил доктор Бургер, прижимая ватный тампон к вене. — В таких тяжелейших случаях обычные средства уже не помогут. А в эту актинную сыворотку я не верю. Я уже сумел отучить себя верить в чудеса.

Доктор Виссек кивнул.

— Да, кстати, только что звонил доктор Кукиль, — как бы невзначай сообщил он. — Скоро он будет здесь.

— А ему что здесь понадобилось? — ошеломленно спросил доктор Бургер.

— Он показался мне очень взволнованным, — ответил Виссек.

— Да? Ну, значит… Впрочем, подобного можно было ожидать… В конце концов, именно он… Вы не знаете эту историю?

— Это подлость, — категоричным тоном заявил доктор Виссек.

Профессор Бургер ничего на это не ответил. Приподняв веки Юлии, он осмотрел глазные яблоки. Взгляд был неподвижным, остекленевшим.

— Ей делали кардиазол? — Да.

Профессор поднялся.

— Оставайтесь с ней, — велел он. — Если что-нибудь произойдет, немедленно сообщите мне.

Доктор Виссек закивал головой. Говорить он не мог — в горле застрял отвратительный комок, и он, как ни силился, не мог проглотить его.

— Не хочется мне встречаться с этим… с этим Кукилем, — бросил на прощание профессор Бургер и без слов вышел из палаты.

Взяв белый больничный табурет, доктор Виссек придвинул его к койке и сел. Он работал весь день. Механически он протянул руку и проверил пульс Юлии. За этим занятием его и застал доктор Кукиль.

Это был совершенно не тот доктор Кукиль, которого Виссеку доводилось видеть и слышать прежде на конференциях, приемах и всякого рода публичных мероприятиях. В палату ввалился взъерошенный мужчина без пальто в съехавшем набок галстуке, взмокший от пота. Он ничем не напоминал напыщенного, спесивого эксперта, представившего суду заключение в ходе процесса над Эрнстом Дойчманом. Сейчас это был постаревший на десяток лет мужчина, от былой самоуверенности которого и следа не осталось. Едва взглянув на Виссека, он бросился к лежавшей на койке Юлии.

— Зачем, зачем ты сделала это? — охрипшим от волнения голосом спросил он.

Францу Виссеку показалось, что вопрос лишь формально был обращен к Юлии, а на самом деле он хотел спросить себя: зачем, ну зачем все так обернулось? По воле какого злого рока эта цветущая женщина должна сейчас страдать, балансируя на грани смерти?

— Добрый вечер, коллега Кукиль, — негромко приветствовал его доктор Виссек.

Произнесено это было не без сарказма.

— Что? — не понял Кукиль.

На мгновение повернувшись к нему, он обвел его рассеянным взглядом, потом снова обеспокоенно стал смотреть на Юлию.

— Сколько актинного вещества вы ей ввели?

— Два раза по 5 кубиков.

— Боже! А это не много?

— А разве есть смысл опасаться чего-либо? — пожал плечами доктор Виссек.

— А что еще вы предприняли? Сульфонамид?

— Мы все предприняли.

Доктор Кукиль пощупал пульс Юлии, потом, как и профессор Бургер, встав на колени, приподнял ей веки и стал изучать зрачки.

— Каково ваше мнение? — спросил он Франца Виссека, поднявшись и по-прежнему не отрывая взора от Юлии.

Впрочем, мнение Виссека интересовало его мало. Он и сам отлично понимал: шансы почти равны нулю. Повернувшись, доктор Кукиль медленно направился к дверям, казалось, каждый шаг стоил ему неимоверных усилий.

Доктор Виссек посмотрел ему вслед. Ненависти к этому человеку он больше не испытывал.

* * *

В Борздовке царил большой переполох. И не только потому, что обер-фельдфебель со своей раненой ягодицей стал центром всеобщего внимания: ввязался в продолжительную дискуссию с Кроненбергом по поводу смены повязки, да и вообще лез ко всем по всякому поводу и без. Внес свой вклад и Шванеке. И второй, и третий допросы, проведенные обер-лейтенантом Обермайером, как и первый, оказались безрезультатными. Шванеке напрочь отрицал свою причастность к гибели Беферна. Действовал он как человек, искушенный в таких делах, и почти убедил Обермайера, что, мол, все подозрения в отношении его беспочвенны.

— Дело ясное, иногда такие мыслишки приходили мне в голову, мол, взять да и… Ну, словом, вы понимаете, о чем я… Но кому из солдат они не приходят? Скажите, герр обер-лейтенант, какому солдату они не приходят в голову, если твой начальник… Вы понимаете меня! Но решиться на такое? Да боже избави! Вы же сами сказали, просто так это не бывает — нужно все продумать и подготовить. А у меня и времени на это не было. Посудите сами — сначала я валялся в госпитале, потом меня прямиком на пост отправили. Откуда мне было знать, что именно тогда обер-лейтенант Беферн заявится именно ко мне с проверкой? Все было так, как я рассказывал: значит, говорю ему: «Вы там поосторожнее, герр обер-лейтенант! Там засели снайперы!» А обер-лейтенант мне и говорит: «Пересрал небось, говнюк?» И возьми и высунись, а тут хлоп! И конец. Вот так все и было!

Протоколы допросов вместе с рапортом доктора Хансена Обермайер передал гауптману Барту и вдобавок имел с ним телефонный разговор. Каким-то образом линия уцелела, и связь оставалась сносной.

— Все это лишь предположения… — высказался Барт. — Ничего вам этому субъекту не доказать. Никто ничего не видел…

— Так как мне с ним быть? — недоумевал Обермайер. — Посадить под арест?

— Нет, это незачем.

— Но ведь он может…

— Вы хотите сказать — он может дать деру? Куда? К партизанам? Ему отлично известно, что партизаны пленных не берут. А через передовую к русским ему не пробраться. Нет-нет, держите его в пределах досягаемости. Пристройте его где-нибудь при штабе, он малый сообразительный. И ни в коем случае не давайте ему понять, что вы до сих пор его подозреваете. Да, вот я еще о чем хотел вас спросить… Почему вы вообще столько внимания уделяете этому якобы убийству? Если мне не изменяет память, вы и сами этого Беферна недолюбливали.

— Тут дело в принципе, герр гауптман.

— Мой дорогой Обермайер. Вы когда-нибудь здорово поскользнетесь на своей принципиальности. Прислушайтесь к моему совету… Кому-кому, а мне известно, что такое игра в принципиальность.

В результате Шванеке остался в Борздовке при штабе. Однако всем, кто его знал до сих пор, бросалась в глаза произошедшая с ним перемена. Он стал еще ворчливее и замкнутее, а отвечая на вопросы любопытных, просто отбрехивался. И все время пребывал в странном беспокойстве, даже по ночам спать перестал. Словно зверь в клетке, он не находил места — то отправится кружить вокруг Борздовки по снегу, то пойдет по дороге на Бабиничи, то в сторону Горок или Орши…

Дело было не в Беферне. Если для кого-то эта история не кончилась, Шванеке давно поставил на ней жирную точку. Он искал встречи с Тартюхиным. Правда, Шванеке и предполагать не мог, что между Оршей и их прежним лагерем под Познанью шел оживленный обмен сведениями, касавшимися его и обер-лейтенанта Беферна. И хотя прямых улик против Шванеке не было, прежние его делишки были как на ладони. И будь даже его биография первозданно чиста, как только что выпавший снег, он был и оставался под подозрением. А если ты под подозрением, да еще солдат штрафбата, тут… Стишком долгое пребывание под подозрением стоило головы и людям из обычных подразделений вермахта.

Штабсарцт доктор Берген решил вновь послать помощника санитара Эрнста Дойчмана в Оршу.

— Вы этого типа с аптечного склада знаете, вам и карты в руки, — заявил ему доктор Берг, подавая Дойчману длинный список всего того, что позарез было нужно госпиталю. — Если вы хоть четверть из этого добудете, мы будем распевать от счастья.

Чем ближе мотосани подъезжали к Орше и к берегу Днепра, тем сильнее росла взволнованность Дойчмана. Он не сомневался, что сумеет урвать время для встречи с Таней. Он снова явится к ней, когда девушка будет спать, снова обрадует ее, как и в прошлый раз… Снова станет на колени у постели, возьмет ее голову в ладони, и снова окажется вне прошлого, вне настоящего, вне воспоминаний, в новом мире, где нет места ни Юлии, ни Берлину, ни доктору Дойчману из Далема, ни той жизни, из которой он оказался столь стремительно вырван. Он будет просто Дойчманом, рядовым 999-го штрафбата, солдатом из 2-й роты, помощником санитара, которого погнали выбивать для госпиталя бинты, вату, морфий, кардиазол, противостолбнячную сыворотку, эвипан. Никем и ничем больше: номером в длиннющем списке личного состава вермахта, именем в череде миллионов имен. И еще: счастливым человеком. Тем, кого не грызет раскаяние за мгновения забытья, кто не в состоянии осмыслить того, что изменил той, которая была сейчас где-то далеко-далеко, настолько недосягаемой, что от нее в памяти остался лишь прекрасный образ, который он когда-то с восхищением и страстью долгое время созерцал и который безраздельно принадлежал ему.

Но на деревянном мосту было полным-полно полевой жандармерии, проверявшей документы, командировочные удостоверения, пропуска и так далее. Вполуха слушая разговоры вокруг, рассеянно отвечая на вопросы о цели прибытия, Дойчман не спускал глаз с домика на берегу Днепра. Там ничего не изменилось: те же сложенные у входа дрова, та же покосившаяся дверь на скрипучих петлях, та же ведущая к ней протоптанная в снегу тропинка…

— Останься! Хоть на часок, понимаешь! На один час! — умоляла она.

— Не получится. Мне нужно идти.

— Мы никогда больше не увидимся! — выкрикнула Таня. — Я знаю, знаю, я чувствую это. Ты пришел, а теперь ты уходишь. Уйдешь, и больше не вернешься. Я люблю тебя… И никуда не пущу тебя, никуда!

Взяв кружку с крымским вином — Таня достала вино откуда-то из своих припасов, — Эрнст сделал большой глоток.

— Я убью тебя, только попробуй уйти, — едва слышно произнесла Таня.

Дойчман молчал.

— Михаил, ты останешься здесь, со мной, — еще тише сказала девушка и шагнула к печи.

Дойчман отрицательно покачал головой:

— Опомнись, Таня! Очнись! Мы не имеем права терять голову!

— Весь мир с ума сошел, рвет себя на части, убивает себя, а ты призываешь меня не терять головы! Вы, немцы, никогда не теряете головы! Останься со мной! Будешь жить у нас, я спрячу тебя, а когда вы… Когда немецкие солдаты уйдут, я всем скажу: «Вот это Михаил, которого я люблю!» Оставайся!

— А потом ваши поставят нас с тобой к стенке и расстреляют, — уставившись в пол, пробормотал Дойчман.

— Михаил! — изменившимся голосом позвала его Таня.

Подняв голову, Эрнст оторопел — в руках у Тани был пистолет. Советского производства. Она навела оружие на него.

— Оставь эти глупости! — едва ли не с досадой произнес он.

— Только уйди, слышишь? Только попытайся — и я убью тебя! — с угрозой произнесла Татьяна.

Посмотрев на нее, Дойчман заметил в глазах Татьяны пугающий, холодный огонь — она на самом деле убьет меня, мелькнула мысль. Нагнувшись, будто поправить сапог, он внезапно бросился на нее, толкнул к стене и вывернул руку с оружием. Пистолет с глухим стуком упал на деревянный пол. Отбросив его ногой к двери, Дойчман пытался заслониться от обрушившихся на него ударов девушки.

— Собака! — вне себя кричала она, отчаянно молотя кулаками по его лицу. — Ты… Ты просто собака, вот ты кто! Ненавижу тебя! Убью! Ненавижу! Ненавижу! Убью!..

И вдруг, всхлипнув, беспомощно опустилась на пол. Спина ее конвульсивно вздрагивала.

— Оставь меня! — успокоившись, попросила она.

Поднявшись, Таня, не глядя на Дойчмана, прошла мимо и рухнула на постель.

Эрнст не знал, как быть. Утешить? Разве это поможет сейчас? Постояв минуту или две, он подошел к лежавшей на одеяле девушке и неловко погладил ее по спине. А потом направился к дверям. Перед тем как уйти, он поднял с пола пистолет и положил на стол.

— Таня! — позвал он.

Никакого ответа. Беззвучно рыдая, девушка лежала на кровати.

— Таня! — позвал Эрнст еще раз.

— Уходи! — сквозь плач устало пробормотала она.

— Ты, пожалуйста… Знай и помни, что я люблю тебя… Ты… ты подарила мне новый мир, целый мир… Я никогда тебя не забуду.

— Уходи!

— Хорошо, я уйду.

Таня ничего не ответила, и он вышел из хаты. Закрывая за собой дверь, он вдруг понял, что больше сюда не вернется. Еще один прожитый кусок жизни.

А Таня, лежа на постели, плача гладила углубление на подушке — место, где только что рядом лежала голова ее Михаила.

— Ох, Михаил, как я тебя люблю! Если бы ты только знал… Я… ненавижу их… Всех, всех… Не-на-ви-жу!

* * *

Берлин

В Берлине шел снег. Огромные мокрые хлопья, спадавшие с помрачневшего неба, таяли, едва упав на каменные плиты террасы. Доктор Кукиль стоял у окна, уставившись на голые ветви деревьев сада, тоскливо маячившие во мгле долгого зимнего рассвета. На его побледневшем хищном лице застыло спокойствие. Взгляд широко раскрытых глаз был устремлен вдаль, словно он пытался сосредоточиться на чем-то, лежавшем вдали. В конце концов он повернулся, задернул тяжелые гардины и, поеживаясь, прошел к письменному столу, уселся и стал писать.

«Уважаемый коллега доктор Дойчман!

Скорее всего это письмо запоздает к вам. Во имя любви к вам, чувства, заставляющего меня склонить голову и совершенно непостижимого для такого человека, как я, ваша супруга Юлия повторила на себе тот самый эксперимент, который в свое время был вменен вам в вину как попытка членовредительства. Ею руководило стремление доказать вашу невиновность и объяснить неудачу вашего первого эксперимента малой эффективностью выделенного вами вещества — вакцины. Судя по всему, ваша жени ввела себе значительную дозу золотистого стафилококка; профессор доктор Бургер, доктор Виссек и я склонны полагать, что в настоящий момент нет средства для ее спасения.

Тогда во время подготовки экспертного заключения для предстоящего процесса я исходил из существующего состояния медицины и на основе чисто умозрительных заключений взял на себя смелость оспорить ваш научный подход, ибо предпринятое вами и вашей супругой было настолько невероятно, даже фантастично, что трезвый рассудок отступил. Однако теперь мне совершенно ясно, что я заблуждался. Согласно поступившим из Англии сведениям, тамошним ученым удалось получить результаты, которые стремились получить вы. Но в данный момент не это суть важно. Понимаю, каким ужасным ударом для вас окажется это известие, тем более что вы сейчас не в силах что-либо изменить. Поверьте, я целиком и полностью разделяю ваше чувство утраты супруги и всего, что с ней связано, ибо я сам — не могу не признать этого — проникся чувством глубочайшего уважения к этой женщине.

Сейчас, когда жизнь ее принесена в жертву самоотверженной любви к науке, я заверяю вас в том, что предприму все, что в моих силах, чтобы вытащить вас из штрафного батальона. Не сомневаюсь, что единственное утешение для вас — ваша работа, и со своей стороны обещаю вам всестороннюю поддержку. Вы услышите обо мне уже скоро, несколько дней спустя; я убежден, что пройдет не так много времени и вы вернетесь в Берлин. Я с чувством горечи признаю свою ошибку. И спасти вашу супругу было бы для меня наивысшим благом. Ваш вечный должник.

Доктор Кукиль».

Он тут же запечатал письмо и написал на конверте адрес. Поднявшись из-за стола, доктор Кукиль несколько секунд постоял, будто раздумывая о чем-то, потом вышел из дому.

Еще до полудня он отнес письмо в ОКВ на Бендлерштрассе — его широкие связи не подвели его и на этот раз: его письмо было отправлено в Оршу с пометкой «весьма срочно». Около полудня доктор Кукиль вновь позвонил в клинику «Шарите». С каменным, еще сильнее побледневшим лицом он потребовал к телефону доктора Бургера.

— Как самочувствие Юлии? — без долгих предисловий осведомился он.

— Это вы, доктор Кукиль?

— Да, это я. Каково состояние Юлии Дойчман? Exitus9Exitus (точнее, Exitus letalis, лат.) — смертельный исход, смерть.уже…

— Нет-нет. Прошу вас подождать, сейчас я дам вам доктора Виссека, он провел с больной всю ночь.

Доктор Кукиль терпеливо ждал. Невыносимо медленно тянулись минуты, потом в трубке раздался усталый голос доктора Виссека.

— Как ее состояние? — повторил вопрос доктор Кукиль.

— Несколько лучше. Пульс стал ровнее и утратил нитеобразный характер. Дыхание стабилизировалось. Мы даем ей кислород. Но больная все еще в глубокой коме…

— Дыхание стабилизировалось?

Кукиль невольно оперся о стол, почувствовав слабость в ногах.

— Стабилизировалось, — повторил он. — То есть можно говорить о некотором улучшении?

Последние слова он едва не выкрикнул.

— Ничего определенного пока что сказать не могу. Но, судя по всему, актинная культура начинает оказывать воздействие. Мы ввели ей еще 5 кубиков…

— Такую большую дозу?

— Поймите, мы вынуждены были пойти на риск, и…

— Понимаю, понимаю — необходимо использовать все возможные… средства… Подождите… я… я сейчас приеду, — запинаясь, произнес доктор Кукиль и тут же положил трубку.

Обеими ладонями он отер вспотевшее лицо.

— Лишь бы только… — пробормотал он, — Юлия, если все будет так, если все удастся, я непременно его вызволю оттуда… Обещаю тебе… Если бы только… — продолжал бормотать Кукиль, надевая пальто. И тут же вспомнил о письме Дойчману. Какое-то время он стоял в нерешительности, положив ладонь на ручку двери, потом решительно шагнул к телефону и велел соединить его с курьером, которому утром лично вручил свое письмо.

Когда офицер подошел к аппарату, доктор Кукиль сухо и деловито потребовал отозвать письмо. Он снова превратился в собранного и уверенного в себе чиновника, бледности на лице как не бывало. Однако он опоздал — полчаса назад письмо оказалось на борту курьерского самолета, регулярно совершавшего рейсы на Восточный фронт…

* * *

По Борздовке пронесся слух о том, что обер-лейтенанта Обермайера нежданно потребовал к себе в Оршу гауптман Барт.

— В воздухе запахло жареным, — заключил Видек — Вроде и шнапс завезли интендантам. Это мне знакомо… Если уж до шнапса дело дошло, жди беды.

— Может, в обычных войсках и так — но как бы то ни было…

Бартлитц разрезал на кусочки краюху хлеба, намазал их повидлом и один за другим стал отправлять в рот. Посмотришь: точь-в-точь утонченный аристократ вкушает изысканный завтрак.

— Вы что же, думаете, нам тут начнут подносить шнапс?

— А почему бы и нет? Чудеса все-таки иногда, да случаются, — вмешался Дойчман.

— Какие там чудеса! Чудес на свете не бывает! — отрезал Видек. — Если нам выдадут шнапс, считай, вот-вот поступит приказ… Сам знаешь какой. Тот приказ, выполнять который лучше под хмельком, иначе ничего у тебя не выйдет. Батальон смертников. Вот так-то. Или по-другому?

— Все возможно, — уклончиво ответил Бартлитц. — Хотя должен заметить, что этот способ ведения войны весьма далек от того, каким мы намеревались провести эту войну.

— Как вы намеревались? — спросил Дойчман.

— Нет, я хотел сказать — как нас этому учили.

— Учили — не учили, теперь все равно до лампочки, — вставил Видек — Я считаю, что так воевать нельзя, и точка. Но это уже неважно. Одно могу сказать: попахивает гарью!

Но ничего определенного никто из них сказать не мог. Потому что никто ничего не знал. Все ждали возвращения обер-лейтенанта Обермайера из Бабиничей. К тому же он должен был привезти и почту — первую за все это время. Что было даже важнее шнапса или добавки к хлебному пайку — ломтю полусырого, больше напоминавшего глину хлеба.

Мотосани неслись через светлую от снега ночь. Обер-лейтенант Обермайер, клюя носом, сидел рядом с водителем, ефрейтором из старослужащих. Внезапно двигатель басовито зарокотал, и сани замедлили ход. Обермайер вздрогнул и взглянул на ефрейтора — тот уставился перед собой, пытаясь что-то разглядеть. На обочине лежала лошадь. Жалкая гнедая кляча. Глаза ее превратились чуть ли не в лед, шкуру подернул белесый иней. Издали казалось, что она почти занесена снегом. Солдаты из 1-й и 4-й рот вечером очистили дорогу от снега, навалив его у телеграфных столбов, которые словно зловеще-указующими перстами поднимались ввысь.

Чуть в стороне от лошади за сугробом залег старший лейтенант Сергей Петрович Деньков. В руках у него был автомат с большим круглым диском. Он внимательно следил за приближавшимися санями.

— Что это такое? — недоумевал Обермайер.

Ефрейтор, снизив скорость, подъехал к темной массе.

— Кажется, лошадь, герр обер-лейтенант.

— Опомнитесь! Откуда ей здесь взяться?

Но приглядевшись, Обермайер убедился, что ефрейтор прав — на дороге действительно лежала лошадь. Мертвая, судя по всему. Но ефрейтор был иного мнения на этот счет:

— Наверное, измоталась, вот и решила прилечь передохнуть. И кто только мог ее здесь бросить? Может, остановимся поглядим?

В ефрейторе вдруг пробудился вестфальский крестьянин, который не мог просто так равнодушно проехать мимо попавшего в беду полезного животного. И, не дожидаясь согласия офицера, затормозил и остановил сани.

Сергей осторожно снял оружие с предохранителя и чуть приподнял ствол. Их всего двое, заключил он. Ладно. Сегодня двое, завтра еще столько же, послезавтра тоже… Глядишь, так и взвод скоро наберется. Он будет убивать их, пока они ходят по этой земле. Его земле. Закусив губу, он положил палец на спусковой крючок.

— Сходите и взгляните, что с ней, — велел Обермайер.

Ефрейтор, выбравшись из саней, зашагал к лошади — прямо под огонь Сергея Денькова.

Обермайер, подумав, тоже решил вылезти и уже ставил ногу на снег, как вдруг кляча с поразительной проворностью вскочила, словно насмерть перепугавшись направлявшихся к ней двоих незнакомцев. Сергей, тоже вздрогнув от неожиданности, невольно нажал на спуск.

— Ложись! — скомандовал Обермайер и бросился в снег рядом с санями.

А ефрейтор замешкался, но потом все же последовал приказу и уже на лету ощутил страшный удар в голову. На мгновение все вокруг вспыхнуло ослепительно-белым светом, и он, рухнув на дорогу, раскинул руки и судорожно задвигал ногами, пятками сапог выбивая из нее льдинки. Несколько секунд спустя он застыл в неподвижности. Лошадь, вздыбив гриву, понеслась прочь по дороге. Сергей чуть отполз назад, потом в сторону и укрылся за телеграфным столбом. Минуту или две спустя он, осторожно высунув голову из-за сугроба, посмотрел на стоявшие сани. Одиночный выстрел прорезал ночную тишину, и рядом с Деньковым взметнулся белый фонтанчик. Противник открыл ответный огонь. Деньков снова сменил позицию — прополз еще дальше и, выглянув из-за сугроба, посмотрел туда, где мог находиться противник. Никого. Ни звука. Но отсюда до саней было метров тридцать, и Сергей с трудом различал их и темневшее рядом на дороге тело. Старший лейтенант Деньков выжидал. Ничего, ты еще покажешься, никуда тебе не деться. А терпения ему хватит.

Ничего, вылезешь. Ты же немец. Небось в герои метишь. Все немцы, которым не терпится стать героями, торопятся. Это их и подводит.

Сергей ждал, не зная о том, что Обермайер был не из тех, кто лез в герои, а всего-навсего человеком в немецкой военной форме, которому терпения тоже было не занимать. И он выжидал удобный момент, чтобы прикончить противника.

Наверное, с час лежали они, ничем не выдавая друг друга. Когда ночь стала незаметно переходить в серый, мглистый рассвет, Сергей понял, что противника ему не достать. Он не мог больше ждать. Скоро эта дорога оживет — по ней поедут немцы. Патрули или же колонны войскового подвоза. Если его заметят здесь, ему конец. А вскоре развиднеется совсем, и уже не убежать. Немец заметит его, не успеет он добраться до кустарника и деревьев. Ладно, одного я шлепнул, успокаивал себя Сергей, когда, окоченев от холода, скрючившись, пробирался за наваленным вдоль дороги снегом. Сегодня один, завтра будет больше… А пока… обойдемся и одним.

Убедившись, что он достаточно далеко, Сергей свернул вправо и под прикрытием кустарника побежал через поле к лесу. В этот момент беглеца разглядел Обермайер, но до него было слишком далеко. Впрочем, будь он и поближе, Обермайер все равно не попал бы в него: о какой прицельной стрельбе можно говорить, если ты продрог до костей, еле шевелишь онемевшими руками и ногами? Кряхтя, обер-лейтенант с трудом поднялся, а потом, собрав все силы, помчался к саням. Еще долго он не мог согреться и принялся растирать замерзшие руки и ноги, пытаясь таким способом отогреть их. Он ощутил покалывание в руках и ногах, поняв, что чувствительность возвращается. Тогда он кое-как подтащил погибшего ефрейтора, усадил его рядом с собой, а сам сел за руль. Но прежде чем ехать, снова оглядел унылый, занесенный снегом пейзаж. Начинался новый день. Нет, эта страна ненасытна, она, словно губка воду, способна вобрать в себя все человечество, размышлял он, и все равно место бы осталось. Пошел снег, мелкие холодные хлопья неприятно щекотали лицо.

Сани тронулись с места и, загудев, стали набирать ход.

В Борздовке обер-лейтенанта встретил штабсарцт доктор Берген. Чуть поодаль Обермайер заметил стоявшего обер-фельдфебеля Крюля. Они уже добрых два часа дожидались прибытия саней и даже собрались послать в Бабиничи группу бойцов разузнать, что с ним стряслось. Берген и Крюль молча наблюдали, как Обермайер, с трудом разгибая окоченевшие от холода члены, выбирается из саней.

— Убит? — осведомился доктор Берген, кивая на покоившегося на заднем сиденье ефрейтора. Его вопрос прозвучал бессмысленно, стоило лишь взглянуть на неудобную позу несчастного, и становилось понятно, что это мог быть лишь труп.

— Кто это? — спросил обер-фельдфебель Крюль.

Он боролся с засевшим в горле комком, мешавшем говорить. Крюль почувствовал, как его охватывает озноб. И не холод был тому причиной.

— Ефрейтор Ломанн. Распорядитесь, чтобы его отнесли, куда полагается, — распорядился Обермайер.

— Идемте, идемте, обер-лейтенант, сейчас вам просто необходим глоточек шнапса, — торопил его доктор Берген.

Офицеры молча направились в кабинет доктора Бергена, оставив Крюля. Тот, широко раскрыв глаза, глазел на погибшего водителя мотосаней.

Весть о гибели ефрейтора Ломанна мгновенно стала всеобщим достоянием, долетев даже до команд, занимавшихся земляными работами, и на какое-то время затмила собой даже такое важное событие, как прибытие почты из дому. Обычно молчаливый и в последнее время часто брюзжавший Видек заметно оживился — еще бы, впервые за столько времени получить весточку из дому.

— Эрна определенно напишет, — утверждал он. — Мне бы только узнать, как там дела у нашей малышки. Да кончится, черт побери, когда-нибудь этот день?!

Бывший полковник Бартлитц, которого на кухне сменил легкораненый боец, тихо и задумчиво сидел в недостроенной землянке, попивая кипяток, считавшийся здесь чаем. Воду приходилось кипятить на небольших костерках, разложенных в траншеях. Бартлитц размышлял. Что могла написать ему Бригитта? Хоть она и была генеральской дочерью, ее отец пал в Первую мировую, она мужественно перенесла, когда его, полковника Бартлитца, понизили в звании и отправили сюда, на Восточный фронт, рядовым. Ей разрешили встретиться с ним еще во время пребывания Бартлитца в следственной тюрьме. Она тогда еще сказала ему спокойно, без истерик и слез: «Выше голову, любимый! Вспомни Наполеона! И потом — это надолго не затянется!» Слава богу, дежурный фельдфебель, тюремщик, понятия не имел, кто такой Наполеон… При воспоминании об этой сцене Бартлитц едва заметно улыбнулся. Бригитта обязательно напишет, причем не одно письмо. И как это нередко бывало в последние недели и месяцы, он обратился к Всевышнему: Боже, не дай ей погибнуть во время бомбардировки, позволь мне вернуться и вновь встретиться с ней…

Съежившись в углу землянки, бывший полковник Бартлитц с кружкой кипятку, зажатой в дрожащих руках, взывал к богу, умоляя его проявить милосердие к его жене.

В медпункте в Борздовке обер-фельдфебель Крюль уже успел просмотреть поступившую почту и отложил несколько писем — адресованных Шванеке, Дойчману, Кроненбергу и нескольким другим любимчикам обер-фельдфебеля. Пуще всего его раздражало письмо Дойчману.

На конверте было написано: «Герру доктору Эрнсту Дойчману». Так в штрафных батальонах к солдатам не обращаются. Вооружившись красным карандашом, Крюль перечеркнул «герра доктора», вписав вместо этого «рядовому Э. Дойчману».

После этого он с письмами явился к Обермайеру, который сидел в каморке доктора Бергена, и выложил перед ним почту.

— И Шванеке тоже написали, — злорадно отметил Крюль. — Мне сразу отдать ему письмо, герр обер-лейтенант? Не проверив, что в нем?

Обермайер кивнул:

— Да, отдайте ему письмо. Впрочем, нет, дайте его мне, а я сам ему вручу.

— А рядовому Дойчману?

— А в чем дело? Вы что, не разглядели пометку «срочное»? К тому же письмо сугубо служебное. Не задавайте глупых вопросов, а лучше пойдите и раздайте письма находящимся здесь солдатам. И поскорее!

Взбешенный Крюль вышел. Вечно эти исключения из правил, раздраженно думал он. «Срочное», видите ли, и вдобавок «сугубо служебное»! Какие уж срочные и сугубо служебные послания могут приходить этому ничтожеству? А они, между прочим, заодно с ним. Неважно, что один офицер, а другой рядовой. Видимо, оттого, что этот вшивник, видите ли, из образованных. И ко всему иному и прочему доктор. «Доктор»! Что такое «доктор» здесь? В штрафбате?

— Вот вам, «герр доктор», посланьице неизвестно откуда и от кого — срочно-служебное письмишко! — злобно прошипел Крюль, бросив Дойчману конверт, словно псу объедки. — Ловите! Оп!

Дойчман намеренно не принял навязываемую ему игру и не стал ловить конверт с письмом на лету. Нагнувшись, он спокойно подобрал его с пола. Крюль, убедившись, что его маневр не удался, отбыл по своим делам. Ни гордости, ни достоинства, думал он, мразь паршивая. Шванеке, тот по крайней мере обложил его такими словечками, что… А этот? Не солдат, а одно название!

Дойдя до своего закутка в сарае, Эрнст Дойчман уселся на грубо сколоченный табурет и достал из кармана конверт. Сначала он подумал, что письмо от Юлии, и сердце у него сжалось. Он даже ощутил, как лицо заливает краска стыда. Но когда он увидел подпись доктора Кукиля, его охватило разочарование. Почему не написала Юлия? Значит, что-то произошло. Какое дело до него этому Кукилю? Может… бомбежка?! Может, он хочет сообщить ему что-нибудь о Юлии? Нет, не хочется и думать ни о чем таком!

Эрнст Дойчман неторопливо разорвал конверт, достал вложенный в него исписанный лист бумаги и стал читать.

После первых строк его лицо посуровело, но по мере того, как содержание послания доктора Кукиля доходило до него, на нем стала проступать растерянность, а когда он добрался до конца, Дойчман превратился в сломленного жизнью старика, немощного и беспомощного. Невероятным усилием воли он все же заставил себя прочесть его целиком: фразу за фразой. Потом он аккуратно сложил лист, не спеша положил его в карман. И какое-то время молча сидел: ссутулившись, с какой-то противоестественной невозмутимостью, как тот, кто решил похоронить в себе ужасную правду, куда более ужасную, чем если бы ему сообщили о просто случайной гибели жены в результате очередной бомбардировки, как тот, кто внезапно оказался один на один с собой, в один миг осознав собственную низость, подлость, как тот, кто вынужден был сказать себе: да, я ради пустячной интрижки очернил всю свою прежнюю жизнь, растоптал, испакостил ее. И — что еще хуже — как тот, кто вынужден был признать, что другой человек принес ради него в жертву самое дорогое, а он недостоин не только такой великой жертвы, но даже и плевка в свою сторону. Словно пытаясь усилить и без того обжигавшую его боль, Дойчман мысленно повторял: она добилась этого, она пошла на это, пошла ради него, а он… Он предал ее!

* * *

В то же утро Карл Шванеке стоял перед обер-лейтенантом Обермайером.

Стоял навытяжку, руки по швам, вобрав живот и выпятив грудь. Строго по уставу! Так должен выглядеть немецкий солдат, стоящий по стойке «смирно».

— Шванеке, вам письмо из дому.

На лице Шванеке отразилось искреннее удивление:

— Письмо, герр обер-лейтенант? Мне еще никогда не приходили письма из дому.

— Тем не менее оно пришло.

— Тогда в нем ничего хорошего быть не может, герр обер-лейтенант.

— Почему вы так считаете?

— Кто может посылать мне письма ради чего-нибудь хорошего? То есть…

Шванеке запнулся, беспомощно махнул рукой, но тут же, вспомнив, где он и перед кем, снова встал руки по швам.

— Так что вы хотите сказать? Что никаких добрых вестей из дому быть не может?

— И да и нет, герр обер-лейтенант. Видите ли… Моя мать… Она сейчас живет в Гамбурге, а там, я слышал, что ни день — авианалет. Но до этого она еще ни разу не писала мне, такое на нее не похоже… Скорее уж кто-нибудь еще написал бы мне, если бы… ну, с моей матерью что-нибудь стряслось, понимаете, о чем я? Все-таки она мне мать…

Подняв голову, Шванеке заметил в глазах обер-лейтенанта изумление и ухмыльнулся. Но эта ухмылка была растерянной, беспомощной.

— Нет, тут вы не поймете, герр обер-лейтенант, — сказал он. — Моя мать всегда говорила мне: «Нету у меня сына. А ты — не сын. Ты подонок, преступник». Вот так мы и жили, герр обер-лейтенант. Живешь-живешь, словно крыса. Пока тебя не придавят. Как крысу. Такие вот дела, герр обер-лейтенант.

— Мать написала вам, — откашлявшись, повторил Обермайер.

— Мне? Моя мать?

Шванеке стал протягивать руку, но тут же отдернул ее.

— Мать? — повторил он.

И тут Обермайер увидел нечто такое, во что не поверил бы никогда, расскажи ему об этом кто-нибудь еще: на суровом, непроницаемом лице Шванеке вдруг затрепетала ласковая, радостная улыбка, а его обычно безжизненные, похожие на свинцовые шарики глаза радостно заблестели. Он вдруг стал похож на ребенка.

— Это правда, герр обер-лейтенант? Вы меня не разыгрываете? Прошу прощения, герр обер-лейтенант, но…

Тяжелой, огрубевшей ладонью Шванеке рассеянно провел себя по лицу, словно желая смахнуть с него все накопившиеся за жизнь неприятности.

— Никто вас не разыгрывает. Письмо действительно адресовано вам. Вот оно.

Взяв конверт со стола, он подал его Шванеке.

Конверт был обычный, голубоватый, неровными рядами вдоль него тянулись неуклюже выписанные буквы. Отерев вспотевшую ладонь о штаны, Шванеке неуверенно протянул руку за письмом.

— Ладно, давайте забирайте его! — строго произнес Обермайер. — А теперь идите, сядьте где-нибудь и спокойно прочтите его.

Выйдя от Обермайера, Шванеке направился в сарай и уселся там на свою койку.

Кроненберг с Крюлем, заметив, как он вертит в руках конверт, решили подойти поближе.

— От Гретхен, Анни, от Лизль или еще от какой-нибудь зазнобы? — спросил Кроненберг.

— От мамочки, — ухмыльнулся Крюль.

— Отвалите отсюда! — взвился Шванеке.

— Да вы о хороших манерах, видно, и слыхом не слыхали. Так к старшим по званию не обращаются! — назидательно произнес Крюль.

— Так точно! — тихо произнес Шванеке и поднялся.

Крюль, случайно встретившись со Шванеке взглядом, предпочел удалиться.

— Ты тоже! — спокойно обратился Шванеке к Кроненбергу.

Дождавшись, пока оба уберутся, он аккуратно и неторопливо надорвал конверт. Первое письмо за пять лет! Мать не писала, когда он находился в следственной тюрьме, не писала ему в ни тюрьму, ни в концентрационный лагерь Бухенвальд, где он оказался по милости СС. Она не напоминала ему о себе, когда он ишачил в каменоломнях Тюрингии — голыми руками ворочал каменюки в центнер весом и долбил киркой базальт. Ни одного письма не прислала она ему и когда его перебросили в Россию вместе с этим батальоном конченых.

А теперь вот соизволила!

Можно как угодно относиться к матери, можно клясть ее во все тяжкие за то, что она родила тебя на этот свет, но — что бы там ни было — мать есть мать. И стоило прийти письму от нее, как все вмиг было позабыто, как ты снова почувствовал себя мальчонкой, которому где-то крепко поддали и который прибежал искать утешения у матери. Почувствовать, как ее ласковая рука гладит тебя по голове, поплакать ей в подол, пока тебе вдруг на самом деле все покажется не таким уж и страшным. «Солдату Карлу Шванеке» — было выведено на конверте. Солдату!

— Черт возьми! — выругался Шванеке.

Это следовало понимать таю ничего-ничего, мама, я — солдат, занятие это хуже некуда, но и другим не легче, так что вообще-то жить можно. Как-нибудь выдюжу. Солдат всегда и все выдержит. Главное, что ты все-таки написала мне!

«Дорогой Карл!

В четверг, это значит две недели тому, был террористический налет, ничего не осталось, одни только камни. Наш дом разбомбили, все сгорело, твоя сестра Ирена как раз была дома, когда бомба попала. Она умерла не сразу, так кричала, что ужас, а вытащили ее из-под развалин уже мертвую. Какой ужас кругом! И за что это нам все??? Мне не дают квартиры, мол, везде все и так забито, люди уже на вокзале спят, хотя вокзала уже нету — и его разбомбили. И еще говорят, мол, твой сын — враг нации, преступник, и вам квартир не положено. Что делать, уж и не знаю. Проклинаю день, когда ты родился, я тогда, тебя рожая, чуть не подохла!!! Живу теперь в какой-то лачуге из досок, холодина ужасная, угля нет, все время бомбят — скорее бы уж на тот свет! И все из-за тебя! Для Ирены мне даже гроб выдать отказались — ее фамилия ведь тоже Шванеке! Ну а раз Шванеке — нет, и все тут. Для них Шванеке — хуже дьявола! Но мне теперь уже все равно. Жизни больше нет, а так хочется покоя. Наверное, только когда помру, успокоюсь.

Привет тебе от твоей матери Герты Шванеке».

Шванеке медленно прочел письмо, слово за словом, чуть ли не по складам. Дочитав до конца, он стал читать сначала, будто задумал выучить его наизусть. Он читал и читал, шевеля губами, как будто молился, как тот, кто глубокомысленно и отрешенно читает молитвенник. И по мере того, как он читал, лицо его менялось: бледнело, ожесточалось. Наконец он, подняв голову, бессмысленно уставился в пространство. Глаза под кустистыми бровями загорелись недобрым огнем.

— Что это с ним? — негромко спросил Кроненберг Крюля.

— Ну и что там тебе настрочила твоя мамочка? — выкрикнул из угла сарая Крюль.

Шванеке этого не слышал. Единственное за пять лет письмо. И о чем? «…разбомбили», «…Шванеке — хуже дьявола!», «…только когда помру, успокоюсь».

— Гады! — вдруг заорал Шванеке.

Подскочив, он, откинув голову, стал вопить.

— Гады! Гады! Гады проклятые! — кричал он, сжав кулаки. Потом, скомкав письмо, бросил его в угол сарая и стал словно безумный расхаживать взад и вперед. — Мать! — орал он. — Мать… Да они все гады ползучие! Все!

Кроненберг с Крюлем поспешили к нему. Тут Шванеке в исступлении стал ногами и руками ломать, крушить дощатые нары. С перекошенным до неузнаваемости лицом он переламывал о колено доски.

— Уйдите! — вопил он. — Все уйдите! А не то сейчас всех вас прибью!

Кроненберг с Крюлем переглянулись. Все ясно: припадок неконтролируемой ярости. Попытавшись унять Шванеке, они кинулись на него, но не вышло — Карл Шванеке разбросал их как котят. Только когда на помощь пришли еще трое, им впятером удалось уложить его на превращенные в груду досок нары и связать.

Привлеченные шумом, примчались доктор Берген, доктор Хансен и обер-лейтенант Обермайер. Кроненберг озабоченно ощупывал начинавший уже заплывать левый глаз.

— Он спит, — сухо доложил Кроненберг. — Получил письмо из дому, видимо, там что-то случилось. Вот он и взбесился. А может, просто за пять лет читать разучился, поэтому и озверел, — ядовито добавил он.

— Оставьте при себе ваши дурацкие предположения, Кроненберг! — рявкнул на санитара Обермайер.

Подойдя к нарам, он взглянул на избитое, посиневшее лицо Карла Шванеке:

— Я заберу его к себе в Горки — вы тоже поедете, Крюль.

— Но ведь я ранен, герр обер-лейтенант… — попытался возразить обер-фельдфебель.

— Мне сказали, что ваша задница в полном порядке. К тому же не она меня интересует, а ваши руки, а они, сдается мне, тоже в полном порядке. Или вы только что не ими Шванеке охаживали, а задницей?

— Никак нет, герр обер-лейтенант.

— Значит, сегодня в час ночи у дома, где операционная.

— Так точно!

— А партизаны? — встревожился доктор Берген.

— Ничего страшного, герр доктор, но нам необходимо ехать.

Крюль беспокойно вертелся на нарах. Снова на фронт, думал он. Опять вся эта дрянь: пределы видимости противника, атаки, обстрелы, партизаны. Вот же зараза! Угораздило меня попасться ему на глаза.

Доктор Берген сделал Шванеке укол морфия.

— Не разбушуется? — спросил Обермайер.

— До ночи проспит. А когда проснется, надеюсь, ничего подобного не повторится.

— Что тут случилось? — обратился Обермайер к Кроненбергу.

— Да вот… письмо из дома получил. Читал, читал, а потом как вскочит. И давай все крушить.

— Где письмо?

Отыскав лежавший на полу скомканный листок, Кроненберг разгладил его и подал обер-лейтенанту. Пробежав его глазами, Обермайер нахмурился, потом, аккуратно сложив, молча вышел.

— Что уж там такого она ему написала, если он так взбесился? — недоумевал Кроненберг.

— Кто знает, что. Просто есть письма, которые лучше не отправлять, — уходя, высказал мнение доктор Хансен.

В час ночи Крюль и Шванеке стояли у временной операционной. Шванеке с мрачным видом стоял, опершись о стену. Очнувшись и сообразив, что связан, он сначала долго истерически хохотал.

— Да не буду, не буду вас приканчивать, идиоты! — сквозь смех успокоил он всех. — Где мне потом скрываться в этой окаянной стране?

— Ну знаешь, посмотрел бы на себя! Только и осталось, что связать по рукам и ногам, — ответил Кроненберг.

Спрятав за спиной руку со шприцем, он сидел у изножья нар Шванеке, готовый в любую минуту впрыснуть Шванеке лошадиную дозу успокаивающего, если тот надумает вновь буянить.

— Ты только на шаг отошел бы, как тебя СС тут же и сцапали бы и вздернули на первом суку. Так что только и оставалось бы, что перебежать к «иванам» — те, может, подумав, оставили бы тебя в живых.

Наступив на ногу санитару, Крюль грубо предупредил Шванеке:

— Тебе ребра вытянут поштучно, если смоешься.

Когда сам штабсарцт доктор Берген выписал Крюля как выздоровевшего и теперь путь к подвигам вновь был открыт, поскольку рана в заднице ничуть не препятствовала, обер-фельдфебель буквально на глазах пришел в себя. Уже четверть часа спустя он гонял взад и вперед по сараю кого-то из легкораненых только за то, что тот, видите ли, проявил небрежность, приветствуя его, обер-фельдфебеля Крюля.

— Я вас приведу в чувство! — разорялся Крюль. — Вы здесь только пузо греете, а мы по снегу ползаем! С сегодняшнего дня я лично буду контролировать всех, кто попадает в госпиталь!

— Свинья собачья! — отчетливо произнес кто-то.

Крюль резко повернулся. На временных койках лежали исключительно тяжелораненые, на нарах и соломенных тюфяках те, кто получил легкие ранения. Лежали и ухмылялись.

— Кто это сказал?

Откуда-то из темного угла донеслось:

— Ветер донес.

Кроненберг хихикнул. Но Крюль сделал вид, что не заметил, — ни к чему с санитарами портить отношения. И только молча сжал кулаки.

— Ничего, наступят другие времена! — грозно предупредил он.

Кроненберг энергично закивал:

— Хочется надеяться. Мы все этого ждем не дождемся…

— Что вы имеете в виду?

— То же, что и вы, герр обер-фельдфебель.

Так и прошел вечер. Но ночью, когда они стояли на холоде у операционной, Крюль притих, было видно, что его гложут мысли. Он думал о неумолимо приближавшемся фронте, о партизанах, вовсю хозяйничавших поблизости, причем как раз в том районе, миновать который им предстояло сейчас, о минометных обстрелах во время земляных работ на подготавливаемых ими запасных позициях, о беспощадном артогне русских. О таившем в себе смутную угрозу будущем, о пока что едва ощутимых, однако верных признаках грядущей катастрофы.

Крюль не понимал, откуда взялись дурные предчувствия. Они возникли у него, как и у остальных, совершенно внезапно, почти незаметно, крадучись, проникли в душу и теперь уже, по-видимому, навсегда поселились в ней.

И вот он стоял, опершись о заиндевелую бревенчатую стену, позабыв даже о стоявшем рядом Шванеке. Ему было даже наплевать на то, что промаршировавшая в двух шагах рота так и не удосужилась приветствовать его. Наконец появился обер-лейтенант Обермайер. На голове у него была ушанка, лицо повязано теплым шарфом, будто офицер собрался к зубному врачу избавляться от флюса.

— Все понятно, обер-фельдфебель?

— Так точно, герр обер-лейтенант!

— С нами пойдет и Дойчман. Сейчас он будет здесь.

— А чем он так занят? — довольно бесцеремонно осведомился Шванеке.

— Доктор Хансен готовит для него перевязочные материалы, — машинально пояснил Обермайер, но, спохватившись, что отчитывается перед рядовым, уже раскрыл рот, чтобы отчитать не в меру любопытного Шванеке, но отчего-то сдержался, только молча посмотрел на него. Карл Шванеке выдержал взгляд Обермайера.

— Шванеке…

— Понимаю, понимаю, герр обер-лейтенант. Можете не напоминать: за попытку к бегству расстрел на месте. Сотни раз мне это говорили. Вот это у меня уже где сидит!

Шванеке сделал многозначительный жест.

— Вот и не забывайте. Послезавтра вас направляют в Оршу.

— Зачем это?

— Вы знаете зачем.

— Направляют так направляют…

Показались запряженные парой лошадей сани. Подъехав к сараю, остановились. Вожжи держал закутанный, словно мумия, солдат, казавшийся пришельцем из неведомого мира. Отдавая честь, он кое-как поднес ладонь к меховой шапке, которую стащил с головы у кого-нибудь из местных мужиков. Из хаты, где размещался госпиталь, неторопливо, точно лунатик, вышел Дойчман. Он шел ссутулившись, ни на кого не глядя. Обермайер уже во второй раз спросил его, что все-таки случилось. Дойчман никогда не отличался словоохотливостью, однако успел привыкнуть и к военной форме, и к подразделению. От этого человека всегда исходило странное спокойствие, даже безразличие — как будто он уже заранее свыкся со всеми неприятностями — прошлыми, настоящими и грядущими. Однако с того момента, как сегодня утром Обермайер вручил ему это непонятное послание, из Дойчмана словно воздух выпустили. Сейчас это был онемевший зомби, ходячий покойник, лишь по необходимости реагировавший на вопросы и указания, действующий как автомат.

Крюль первым забрался в сани. Потом потащил за собой Шванеке и, усадив его рядом, всем своим видом показывал, что, мол, тот под его охраной. Дойчмана же обер-фельдфебель демонстративно игнорировал.

Из своей хаты выскочил доктор Берген и крикнул Обермайеру:

— Только что звонил Вернер. Русские на тридцать километров прорвались в районе Витебска. Он считает, что следующий их удар придется на наш участок.

Потом, вплотную подойдя к Обермайеру, вполголоса добавил:

— Знаете, может, мы с вами видимся в последний раз. Так вот, знайте — вы один из немногих порядочных людей здесь… А я… я…

Не договорив, Берген повернулся и, торопливо перепрыгивая через сугробы, бросился к себе. Посмотрев ему вслед, Обермайер покачал головой, затем сел в сани рядом с Крюлем.

— Поехали!

— Русские прорвались? — испуганно спросил Крюль.

— Похоже, так.

— И что теперь — на нашем участке их ждать?

— Вполне вероятно.

Крюль судорожно сглотнул.

— А что делать, когда здесь начнется заваруха, герр обер-лейтенант? У нас же ничего нет. На целую роту всего три пулемета, четыре автомата, десяток карабинов, пять пистолетов. И больше ничего. И этим мы должны сдержать натиск русских?

— И опять вы правы, Крюль.

Эти слова обер-лейтенанта вызвали у Шванеке кривую улыбку.

— Сейчас завоняет, герр обер-лейтенант, — с издевкой предупредил он Обермайера. — Вы бы от него отодвинулись на всякий случай, у него уже штаны полные…

Но Крюль пропустил мимо ушей издевку Шванеке, продолжая во все глаза смотреть на обер-лейтенанта.

— Они ведь как зайцев перебьют нас, — дрожащим голосом произнес он. — Разве мы можем позволить им?

— А почему бы и не позволить?

Обермайер потер застывшие руки.

— Как вы думаете, для чего мы здесь? Именно для этого.

Когда сани въезжали в Горки, уже брезжило утро. Они остановились перед командным пунктом роты. Йенс Кентроп, в отсутствие Обермайера и Крюля исполнявший обязанности командира роты, выскочил из дома и доложил обстановку. Унтер-офицеры Хефе и Бортке были на рытье траншей и передали ночью по проложенной ими телефонной линии, что русские обстреляли рабочую колонну в немецком тылу. Поскольку из оружия имелось лишь три карабина и два пистолета, рота понесла серьезные потери: семеро убитых и тринадцать человек раненых. Лишь по прибытии подкрепления с пулеметом и двумя автоматами русские были вынуждены отойти, оставив троих убитых.

Обер-фельдфебель Крюль, слышавший доклад Кентропа, вдруг почувствовал, что мир вот-вот рухнет и погребет его под обломками. Именно этого он больше всего и страшился.

Обермайер молчал, потом кивнул Кентропу и, опустив голову, направился в хату. Кентроп, повернувшись к Крюлю, озабоченно произнес:

— В общем, дела ни к черту. А это только начало. В расположении 1-й роты сегодня ночью тоже была жуткая стрельба.

Дойчман слышал все, словно уши у него были заложены ватой. Ему ни до кого дела не было. Все с тем же отсутствующим видом, не покидавшим его с тех пор, как он прочел письмо доктора Кукиля, он тоже прошел в хату, где уселся в своем закутке, в котором обычно спал. Роковое послание зловеще похрустывало в левом нагрудном кармане. Пока они добирались до Борздовки, Дойчман ни слова не проронил, хотя и Крюль, и Шванеке пытались разговорить его. Юлия умерла. Это прочел между строк. Это произошло на глазах у доктора Кукиля. Она принесла себя в жертву ради него, Эрнста Дойчмана. Она хотела доказать, что он невиновен. Она верила в него, в его работу, доверяла ему — но актины не спасли и ее. И какой теперь смысл в том, что доктор Кукиль просил его выслать ему формулы, отчеты об экспериментах, обобщения? Какая разница, что теперь он верит в эффективность актиновых веществ, что, видите ли, сожалеет, сочувствует, раскаивается, что обещает добиться его реабилитации? Все это вещи второстепенные, суть маловажные. Важно одно — Юлии больше нет, она умерла, пока он тут с Таней забавлялся… Эрнста это мучило, и ни конца этим мукам, ни выхода из них не было. Он до конца дней своих обречен корить и ненавидеть себя за это. Сидя на санях, уставившись вперед, он ощущал, что он, именно он один повинен в смерти Юлии. И никакая сила на земле не могла снять с него эту вину. Достав письмо из кармана, он разорвал его на мелкие клочки и втоптал их в земляной пол. А может, мелькнула безумная надежда, а может, все-таки Юлия выжила? Ведь Кукиль писал, что она в тяжелом состоянии, о смерти же в письме ни слова. Может, может она каким-то чудом, но все же оправилась от болезни, как и он сам? Может… Может… Вздор все это, и ничего больше. Вздор!

Он рассеянно провел рукой по лицу. Глупо верить в чудеса. Не было их и нет — Юлия умерла.

Сняв шинель, он хотел положить ее на деревянные нары и вдруг застыл и стал озираться. Нет, все же было нечто такое, что он обязан был предпринять… Нет, это не только он один повинен в смерти Юлии… Нет, не он один. А почему он, собственно, торчит здесь? В этой грязной, завшивленной норе? К чему вообще это все? Как он мог спутаться с этой Таней? Да, ему хотелось утешения, он стремился хоть как-то отгородиться от царившего вокруг кошмара, забыться… А виноват во всем был не он, Эрнст Дойчман, а тот, кто накатал ему это послание. Доктор Кукиль. Если бы не этот злосчастный доктор Кукиль, он бы сейчас жил в Берлине, работал вместе с Юлией. С его красавицей Юлией, милой Юлией, которая была ему не только женой, но и другом, товарищем по работе, единомышленницей…

Дойчман торопливо стал отрывать куски картона, которым снизу были обшиты нары, потом, положив картон на колени, взял карандаш и стал писать:

«Доктор Кукиль!

Я получил ваше письмо. Вероятно, вам будет малоинтересно, если я примусь описывать, какое омерзение вызвал у меня ваш жалкий лепет. Но я все же решил ответить вам. В первую очередь хочу сказать, что уловил между строк то, что вам сейчас не дает покоя чувство вины. Но этого мало, герр доктор Кукиль. Я готов поверить, что седых волос на вашей голове от этого не прибавится, — вы, насколько я вас знаю, не принадлежите к числу тех, кто способен сострадать, сочувствовать людям, на долю которых по вашей милости выпали муки. Если бы я мог сейчас — а я от всей души сожалею, что такой возможности не имею, — я бы избил вас и выкрикнул прямо в вашу бесстыдную физиономию, чтобы вы наконец поняли: „Вы, вы во всем виноваты!“ В том, что Юлии нет, в том, что… ее нет, что она… умерла… умерла…»

Карандаш выпал из пальцев. Горящими, сухими глазами Дойчман уставился в пол и долго сидел так, не шевелясь. Как сейчас хорошо было бы расплакаться… Разрыдаться. Но — не могу, и все. Боже мой, если бы этот человек вдруг оказался бы здесь! Погруженный в размышления, Дойчман даже не заметил, как открылась дверь каморки и кто-то вошел. Это был Шванеке.

— Что у тебя приключилось? — спросил он, садясь рядом с Дойчманом на нары и глядя ему прямо в глаза.

— Ничего не приключилось. А чего ты пришел? — спросил Дойчман.

— Понимаешь, профессор, ищу себе компанию, — ответил Шванеке. — Пока мне не отсекли башку…

Дойчман молчал, смысл слов Шванеке не сразу дошел до него.

— Башку? — недоуменно спросил он. — Тебе? За что? Ты с ума спятил!

— Я-то нет, зато вот другие точно спятили. Они уже точат топорик для меня, можешь мне поверить. Или веревочку мылят. Сперва они сунули меня в штрафбат, сказав на прощание: эй, парень, когда отправишь на тот свет достаточно русских, тогда ты снова наш. А тут вышла эта идиотская история с этим недоумком…

— С Беферном?

— Ну а с кем еще? С ним.

— Но ты же его не убивал! У них же нет никаких доказательств!

— А может, это я его и кокнул… — оскалился Шванеке.

Дойчман невольно отпрянул и стал смотреть на сидящего рядом и улыбавшегося во весь рот Шванеке.

— Так… ты его и правда?.. — пробормотал Дойчман.

— Да брось ты, шучу, как всегда… Но все складывается так: стоит тебе раз вляпаться, и тебе уже нет веры. Тут хватит и подозрения. Были они с ним в окопе? Были. Никого, кроме них, не было? Никого. Мог он его шлепнуть? Мог. Ну, раз мог, так и шлепнул. Чего тут спорить? Все именно так и было — это если по-ихнему рассуждать. Кто мог прикончить Беферна, кроме Шванеке? Ну кто, скажи мне? Ведь все до одного верят, что это я убил его. Вот только жаль, что не я…

— А может, все-таки ты?

— Куда там! Теперь мне грозит петля. Еще бы — враг нации! Таких не в тюрьму, на гильотину, и только. Гильотинка! Бац! И репу твою с плеч долой. И германский народ вздохнет с облегчением — покончили с Шванеке!

— Какой же все-таки это ужас, — негромко пробормотал Дойчман.

— Ужас, говоришь? Да брось ты. Столько людей гибнет… А сейчас скажу тебе одну вещь, которую еще никому не говорил: наверное, они все-таки верно поступают. Я имею в виду… Я… если говорить как на духу — я ведь негодяй, каких мало. Бывало, увижу девчонку — ну и сразу тут же ее и завалю. Увижу, к примеру, сейф — тут же его и вскрою! Могу понять, что я им всем так упекся. Но пойми, я все-таки понял это теперь, мне кажется, может и… пойми, я узнал тебя, профессор, Видека, Бартлитца, вы ведь — отличные ребята, черт бы вас побрал, вы на самом деле отличные ребята, и вот я думаю — может, мне все-таки дадут шанс… Хотя куда там… конец мне, конец, дьявол бы их всех побрал!..

Закрыв лицо руками, Шванеке заплакал. А вот это уже ни в какие ворота не лезло. Дойчман ожидал чего угодно, только не слез Шванеке. Он сидел, не в силах утешить рядового Карла Шванеке, не в силах даже шевельнуться. Но в конце концов не выдержал. Протянув руку, он положил ее Карлу на плечо.

— Может, может… все еще образуется. Может…

— Да ты что? — ответил Шванеке.

В его воспаленных глазах Дойчман разглядел нечто, что заставило его содрогнуться.

— Никаких «может» уже не осталось. Если только я сам себе на выручку не приду, вот и все.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Что хочу сказать? Глупый вопрос! Смоюсь, и все дела.

— Смоешься? То есть — дезертируешь?

— Ясное дело.

Дойчман побледнел:

— Да ты просто сбрендил! Если тебя схватят, даже Обермайер без колебаний самолично поставит тебя к стенке и прикажет нам расстрелять тебя!

— Почему меня непременно должны сцапать? Не сцапать им меня! И никому не сцапать, если я этого не захочу.

— Как ты собираешься пройти через передовую?

— Парень, да ты просто не знаешь, что я на своем веку прошел огонь, воду и медные трубы. Я все ходы и выходы знаю. И вот я что еще тебе скажу, так что выслушай.

Поднявшись, Шванеке немигающим взглядом посмотрел Дойчману прямо в глаза.

— Профессор, ты всегда был порядочным парнем. Ты — врач. Скажи, объясни мне — что ты здесь вообще забыл? Эти козлы измываются над тобой без конца. А ты терпишь и торчишь здесь! Хочешь со мной — пошли! Я тебя не брошу, слово даю!

Дойчман покачал головой. А Шванеке не отставал:

— Не будь дураком, профессор, если пойдешь со мной, обязательно выживешь. Я тебя точно выведу куда надо. Это я тебе обещаю. Прихвати только с собой повязочек с красным крестом. Одну тебе, другую мне. И все. Мы, мол, ищем раненых — и наши так подумают, и русские. И мы с тобой прямиком через позиции и двинем.

— Я не могу!

— Почему?

— Это было бы подло. Красный Крест, и все такое…

— Ну ты и экземпляр, должен сказать! Сколько же дури в твоей умной башке! А война разве не подлость? Отправить на убой стольких людей — это не подлость? Подожди, и до нас с тобой очередь дойдет. А пробраться через передовую, видите ли, подлость! И потом — при первом же наступлении русских тебе здесь так и так каюк. Чем, скажи на милость, ты собираешься отстреливаться? Да они нас всех перещелкают, мы для них мишени на белом снегу, русские устроят на нас занятия по огневой подготовке. Гарантию даю — вот-вот они нагрянут сюда, это уж поверь мне. Я нутром чую, что нагрянут. И тогда здесь никому не поздоровится. А ты завел шарманку — подлость, подлость. Останешься — погибнешь, пойдешь со мной — уцелеешь. И красный крест как раз пригодится — доброму делу послужит, хоть нас с тобой спасет.

— А остальные?

— Какие остальные?

— Остальные наши товарищи. Что будет с ними? Как быть им?

— А я скажу тебе, что будет с ними. Они скажут: черт возьми, а молодцы эти двое. Ума, по крайней мере, у них хватило, чтобы вовремя дать деру отсюда. Дай бог, чтобы у них все получилось. Вот что они скажут. Да проснись ты наконец! Неужели не видишь, что за каша здесь заваривается? Бойня, самая настоящая бойня. Всех перебьют, и тебя в том числе. Неужели ты на самом деле этого не понимаешь? Если мы окажемся там, у нас хоть какой-то шанс останется. Знаю, это не игрушки — идти к русским сдаваться в плен, они покажут нам, где раки зимуют, но у нас с тобой будет шанс 50 на 50. Останешься здесь, твой шанс будет 1 к 100. Кто ты такой? Штрафбатовец! А там они могут и так на нас с тобой посмотреть: мол, эти пострадали за то, что были против Гитлера, — да здравствует Шванеке, слава герою Дойчману! Вот вам и пожрать, и выпить! Слушай, подумай как следует, и пойдем со мной!

— Нет!

— С повязкой и с флагом Красного Креста мы перейдем как нечего делать!

— А минные поля?

— Ты до сих пор не понял, что я в этом кое-что понимаю. Я за полета метров мину учую! Никак в толк не возьму, чего ты кочевряжишься. Я должен уйти. Мне здесь ничего не светит, кроме того, что башку снесут, так что сидеть и ждать мне явно ни к чему.

— Ты иди, но я воздержусь.

Шванеке, повернувшись, подошел к единственному оконцу и выглянул на улицу. Крюль стоял чуть ли не по колено в снегу с поднятым воротником шинели и орал на какого-то солдата. Это был щуплый, исхудавший человечек, бывший профессор, которого использовали в роте только на легких работах. Он убрал снег с дороги и на пару минут оперся на лопату передохнуть. Тут его и застукал обер-фельдфебель Крюль, делавший обход. И отвел душу — выпустил всю накопившуюся за последнее время злобу. Пока он гонял, можно было забыть обо всех докучливых вопросах, не дававших ему покоя, и дурных предчувствиях.

— Эх вы, академик! — рычал он. — Просидели не одну пару штанов в своих университетах, небось все философией башку забивали. А вот снег как следует убрать, это мы не хотим. Это не для нас! Ну ничего, герр профессор, а теперь три раза вокруг канцелярии бегом марш!

Профессор, подхватив лопату, словно боевое копье, бросился выполнять команду. Бежал он, задыхаясь, прижав ладонь к левой стороне груди. А Крюль, стоя посреди дороги, командовал:

— Быстрее! Быстрее! Ноги должны летать! Выше голову! Осанка, осанка! Эх вы, зануда философская! Сократа вспомните, небось тоже был вашей породы! Или Канта, берите с него пример, тот хоть в бочке спал на свежем воздухе! А вам здесь свежего воздуха сколько угодно! Еще кружочек! Раз-два! Раз-два! Раз-два!

Профессор, шатаясь, вдруг выронил лопату и, неуклюже замахав руками, ничком повалился в снег. Он лежал, уткнувшись лицом в обледенелую дорогу, словно большая седоголовая тряпичная кукла.

Крюль недоуменно поглядел на лежавшего и покачал головой.

— Ну и дела! — равнодушно произнес он, затем повернулся и стал звать Дойчмана.

Шванеке, выглянув в окно, чертыхнулся.

— Иди, иди. Тебя вызывают. Один из твоих боевых товарищей довел профессора до ручки. Беги, скоро и до тебя очередь дойдет!

Не взглянув на Эрнста, Шванеке повернулся и вышел. Дойчман устремился вслед.

Крюль, расставив ноги, стоял над лежавшим профессором. Когда Дойчман с санитарной сумкой подбежал ближе, он чуть озабоченно поинтересовался:

— Укол поможет?

— Сейчас посмотрим.

Дойчман присел на корточки и повернул лежавшего. На лбу у профессора багровел шрам, кровь застывала на морозе. Дойчман приподнял ему веки — глаза закатились.

— Уж, не околел ли часом? — допытывался Крюль.

— Пока что нет. Сердечный приступ.

— Яснее, если можно!

Крюль носком сапога ткнул в сторону лежавшего без чувств профессора:

— Что с ним?

— Корь! — рявкнул Дойчман и больше не обращал внимания на обер-фельдфебеля. Оглядевшись, он увидел Шванеке, стоявшего у стены дома и безучастно созерцавшего сцену.

— Подойди сюда, поможешь! — крикнул Дойчман, подхватывая профессора под мышки.

Шванеке нехотя подошел.

— Пусти, — бросил он и, взяв профессора на руки, отнес его в медпункт.

Там они уложили его на соломенный тюфяк, Дойчман тут же расстегнул мундир и стал массировать впалую грудь пожилого человека. Профессор постепенно приходил в себя, раскрывал и закрывал рот и едва разборчиво хрипел:

— Дышать… Дышать нечем…

И снова потерял сознание.

— Воды! — крикнул Дойчман.

Шванеке бросился в угол, наполнил котелок водой, принес его, а потом сам принялся массировать грудь больного. Дойчман ладонью несколько раз шлепнул профессора в кардиальной области.

— Сделай ему что-нибудь от сердца! — попросил Шванеке.

— Да нет здесь ничего, только симпатол.

— Так дай ему симпатол.

— От него никакой пользы.

— Неважно. Может, хоть как-то поможет. Мы должны его спасти. Он выкарабкается. Эх, если бы не эта скотина Крюль!

Дойчман извлек из сумки флакончик и накапал пятнадцать капель в чайную ложку. Шванеке толстыми пальцами раздвинул больному губы и раскрыл ему рот. Дойчман осторожно вылил жидкость в рот, потом они продолжили массаж груди.

— Может, шнапса раздобыть? — спросил Шванеке.

— Нет, не поможет.

— Он выкарабкается, — упрямо повторил Шванеке. — Какая все-таки сволочь этот Крюль! Ну ничего, я еще доберусь до него…

— Он все же придет в себя, во всяком случае, ему лучше, — смахивая со лба пот, проговорил Дойчман.

Дыхание профессора стало ровнее, он тихо постанывал. Но пока что не пришел в себя.

— Ну так как? Идешь со мной или нет?

Дойчман молчал.

— Хочешь здесь подохнуть? Как вот он?

Он ткнул пальцем в профессора.

— Пусть он даже и придет в себя сейчас, все равно рано или поздно ему здесь придет конец. Русские прорвутся и пристрелят его — им наплевать, кто он, профессор или нет.

— Помолчи! — попросил Дойчман.

— Ладно-ладно, молчу. Дело ваше — хотите подыхать, подыхайте. Мне все равно.

Оба молча приводили профессора в чувство. Когда ему стало лучше, его накрыли двумя теплыми одеялами. Потом, усевшись по обе стороны лежавшего, Дойчман и Шванеке задумчиво уставились в пол. Оба молчали. О чем было говорить, все уже было сказано. Или не все? А может, Шванеке все же прав, спросил себя Дойчман. Что его здесь удерживает? Почему он не решается сказать Шванеке, что готов пойти с ним? Какой-никакой, а все-таки шанс…

При появлении Обермайера оба даже не поднялись, так были погружены в раздумья. И заметили офицера, только когда он подошел вплотную к соломенному тюфяку, на котором лежал профессор.

— Крюль? — коротко спросил обер-лейтенант.

Дойчман кивнул:

— Нужно же ему чем-то заниматься.

Мельком взглянув на него, Обермайер, побледнев, выскочил из медпункта.

На следующую ночь Крюль бушевал, как никогда раньше, а потом вдруг притих и стал ходить от хаты к хате. Судя по всему, обер-лейтенант Обермайер устроил ему за профессора хорошую взбучку. Но Крюль за годы службы твердо усвоил правило: получил нагоняй, тут же забудь. Нет, настроение у обер-фельдфебеля упало совершенно по другому поводу — Обермайер приказал ему отправиться на позиции и произвести замеры траншей.

— Вы, как я понимаю, спец у нас по этой части, обер-фельдфебель, — язвительно произнес Обермайер. — Или это не так?

Крюль, естественно, разубеждать его не стал.

— Так точно, герр обер-лейтенант.

И это лаконично-уставное «так точно» возымело для него такие последствия, что он мгновенно перенесся из состояния исступления в горестное, полное сомнений молчание.

* * *

В тот же вечер в Орше гауптман Барт получил боевой приказ по дивизии. Догадки Видека в связи с прибытием партии шнапса, опасения Крюля и остальных — все подтверждалось, реализовавшись в кратком служебном документе и телефонном звонке. Гауптман Барт прочел приказ один раз, потом другой, потом какое-то время сидел в неподвижности и чуть погодя вызвал штаб дивизии. Он попросил к телефону адъютанта, тут же трубку передали какому-то гауптману.

— Ах, Барт, это вы, — бодро-радостным тоном проговорил адъютант командующего. — Я как раз только что вспоминал вас и, откровенно говоря, ждал вашего звонка.

— Прошу прощения, вы понимаете, о чем мне хотелось бы поговорить с вами?

— Разумеется, разумеется.

— Как вы вообще все это себе представляете? Почему это решили поручить именно нам?

— И вы еще спрашиваете? Хотя и не принято поручать подразделениям вашей категории проведение столь щекотливых акций, но герр генерал полагает, что все-таки можно сделать исключение. Видите ли, Барт, скрывать не стану: акция чрезвычайно опасна. И вы, и мы это понимаем. Но что поделаешь? Русские перешли в наступление под Витебском, у нас же пока что спокойно. Спрашивается в задаче: почему? Штаб армии тоже недоумевает — грунт промерз, для танков лучшей погоды не придумаешь. Но на той стороне тишина, хотя русские прекрасно знают, что путь на запад им открыт. И у нас возникли серьезные подозрения, что русские что-то замышляют. Силами воздушной разведки мы попытались установить, что именно, но вследствие низкой облачности мы уже потеряли два самолета-разведчика. Вопрос: что там затевается в тылу у русских? Чтобы это выяснить, предполагается разбить на группы вашу 2-ю роту, по причине ее удобной дислокации, и отправить их в тыл к русским посмотреть, что там у них делается.

— Но роте уготована роль смертников, если называть вещи своими именами. Сомневаюсь, что кто-нибудь вернется живым, — медленно произнес Барт.

— Ну, кто-нибудь да вернется. И если этот «кто-нибудь» добудет ценные сведения, то пользы от этого будет куда больше, чем от целого полка. Но я вот почему хотел с вами переговорить. Барт, мы оба хорошо понимаем, что среди ваших людей немало таких, кто при первой же возможности перебежит к противнику. Пожалуй, только это и смущает нас. Мы идем на риск. Но мы постараемся его минимизировать — мы в письменном виде оформим гарантию того, что каждому участнику акции, выполнившему поставленную задачу, будет предоставлено право вернуться в прежнюю часть с сохранением звания и должности. Это послужит мощным стимулом для них.

— Я не считаю это столь уж мощным стимулом.

— Понимаю, что вы подразумеваете под этим. Они окажутся перед соблазном раз и навсегда покончить для себя с войной, как только окажутся на территории противника. Однако и вы, и мы — я имею в виду старых, искушенных фронтовиков — понимаем, что это не так-то просто. Русские явно не ждут их с распростертыми объятиями. Так что тут не угадаешь. И, с другой стороны, здесь их примут как героев, если они вернутся…

— Вот именно: если вернутся…

— Будьте благоразумны, Барт… Мы ведь по-другому не можем, регулярные части нужны для того, чтобы задержать наступление русских. Вы же понимаете, какова сейчас нехватка личного состава.

— А мой батальон понадобился, так сказать, для списания в расход. Раз — и никаких проблем!

— Почему вы так строите нашу с вами беседу, Барт? Все верно, однако, если посмотреть на это с другой стороны, ваши люди получают хоть какую-то возможность. Удастся этот рейд в тыл противника, вернее, разведывательная операция, и люди будут реабилитированы, а это уже не совсем пустяк. Впрочем, война есть война. Не мы с вами ее начинали.

— Нет, — согласился Барт, — это уж точно — мы с вами ее не начинали.

— Ну что же? В таком случае мне остается только пожелать вам ни пуха ни пера, как говорится. График у вас есть. Он хоть и довольно плотный, однако придерживаться его следует неукоснительно. Так что вашим людям мешкать не придется. Ждем вашего доклада. Всего хорошего вам и вашему подразделению!

— Ну вот и все, — устало произнес гауптман Барт, положив трубку.

* * *

Таня исчезла. В Орше ее не было. Когда Сергей вечером постучал в дверь ее домика, никто не отозвался. Он приналег на нее плечом и вошел внутрь. В хате никого не было. Он стал расспрашивать соседей, крестьян и переодетых крестьянами партизан, он отправил на поиски Тартюхина и его самых опытных помощников — безрезультатно. Таня словно в воду канула. Однако Сергей Деньков не прекращал поиски: она не могла уйти далеко, а если решила укрыться в какой-нибудь из соседних деревень или близлежащих городков, он ее непременно найдет. Никому еще до сих пор не удавалось затеряться в этой местности. Злой и расстроенный, Сергей вернулся в лес — в свой волчий край, как величали леса местные жители. Он и сам теперь мало чем отличался от волка — кровожадного, мстительного, беспощадного. Неподалеку от Борздовки, чуть в стороне, кучкой стояли крестьянские полуразвалившиеся, вросшие в землю хатенки. Жили в них старики, которые даже под угрозой расстрела не хотели сниматься с насиженных мест. В одной из этих хат жила Марфа, старуха, ей уже перевалило за семьдесят. Марфа держала козу, снабжавшую ее молоком, и целыми днями, сидя у мутного окошка, наблюдала за передвижением немецких частей и колонн войскового подвоза. А по ночам к ней в хату через заднюю дверь входили непонятные, закутанные с ног до головы фигуры, о чем-то расспрашивали и, получив ответ и обогревшись, быстро исчезали, передвигаясь огородами, столь же внезапно, как и появились. Это были переодетые в местных крестьян партизаны.

И вот в одну из морозных, ясных ночей в хату к Марфе постучалась Таня.

— Ах это ты, Танюша, — обрадовалась хозяйка, глядя на девушку бесцветными старческими глазами. — Давно ты ко мне не заходила.

— Как ваши дела?

— Да ничего, доченька.

Старуха провела костлявой ладонью по старому, латаному-перелатаному платью.

— Чего тебя сюда занесло?

— Да вот, хотела у тебя остаться.

Марфа понимающе кивнула. Расспрашивать не стала, и Таня, скинув полушубок, стала укладывать сено в углу. Старуха молча смотрела, как в печи пляшут синевато-красные языки пламени.

Таня чуть успокоилась. Отсюда, если залезть на чердак, через прорехи в соломенной крыше можно было видеть всю Борздовку. Там был ее Михаил, непонятный, молчаливый Михаил, успевший за такое короткое время стать для нее самым дорогим на свете человеком, за которым она была готова пойти хоть на край света. Может, ей повезет и она увидит его издали. А может, даже сумеет подойти к нему и поговорить, она расскажет ему, как тоскливо и одиноко ей без него, как ждет его каждую ночь, как решилась прийти сюда, чтобы быть поближе к нему. И еще она расскажет ему, что решила порвать с прошлым ради него, чтобы всегда быть с ним, чтобы без остатка принадлежать ему…

* * *

Как снег на голову в Борздовку явился гауптман Барт. Но обер-лейтенант Обермайер ждал прибытия командира батальона — его успел предупредить из Бабиничей Вернер.

Едва козырнув вытянувшемуся в струнку обер-фельдфебелю Крюлю, Барт тут же направился к Обермайеру. Тот сосредоточенно изучал разложенные на грубо сколоченном столе схемы запасных позиций, исчерченные зелеными, красными и желтыми полосами.

— Вы пока отложите это хозяйство, — произнес Барт после взаимных приветствий. — Больше оно вам не понадобится. Во всяком случае, пока не понадобится.

— Вы имеете в виду…

— Угадали. Сегодня во второй половине дня все и начнется. Вчера вечером мне собственной персоной позвонил герр генерал и растолковал мне все в деталях. Видимо, высокое начальство придает этому огромную важность.

— И решило поручить эту важную операцию не кому-нибудь, а нам?

— Так точно. Разве это не большая честь для нас?

— Ну, это как посмотреть…

Гауптман Барт извлек из полевой сумки карту окрестностей Горок и разложил ее на столе:

— Вот примерно здесь проходит линия фронта. Тут русские, а у них в тылу с большой долей вероятности расположилась крупная группировка танковых сил, готовых перейти в наступление. Только здесь противник предпочитает действовать втихомолку, не то что под Витебском, где черт знает что творится. Однако в нашем Генеральном штабе почти уверены, что именно здесь противник нанесет еще один мощный удар. Воздушная разведка мало чем может помочь — метеоусловия неподходящие, облачность и так далее. К тому же вам хорошо известно, что русские — непревзойденные мастера по части маскировки.

— Что-что, а это мне действительно хорошо известно.

— Выходит, что единственная возможность — это проведение пешей разведки в районе сосредоточения противника. То есть широкомасштабной разведывательной акции, иначе говоря, рейда в тылу противника. А положение у нас сложилось критическое. Наша линия обороны тонка до безобразия. Все регулярные части предполагается бросить на то, чтобы сдержать продвижение русских. Ну а что будет с ними потом… Короче говоря, мы не располагаем никакими значительными резервами, и поэтому нет никакой возможности изъять из регулярных частей людей и направить их на проведение упомянутого рейда. Вот и решили вспомнить про нас…

— Воистину гениальная идея! — вырвалось у Обермайера. — Не правда ли?

— Итак, у нас есть боевой приказ, группами перейдя нашу линию обороны, миновать линию обороны русских, воспользовавшись контролируемым партизанами лесом у Горок, где, кстати говоря, мы также предполагаем наличие сил противника, в первую очередь минометчиков и легкой полевой артиллерии. Вы ведь понимаете, какую опасность представляет полевая артиллерия русских. Вы со своей 2-й ротой должны проникнуть в тыл к русским и выяснить там обстановку. Вот и все.

— Ясно. Скажите, а вы верите, что кому-то из нас удастся вернуться живым?

— Вы хотите сказать… То есть вы опасаетесь, что ваши люди десятками повалят в плен к русским?

— Если даже этого и не произойдет, то… Ведь это… по сути… здесь шансы мизерные… практически никаких. Русские просто будут хватать нас по очереди и…

— Хоть один человек да вернется, говорю вам. А для того, чтобы отбить у ваших людей охоту перебежать к противнику, скажите им следующее: все, кто, выполнив задание, вернется, будут восстановлены в прежних званиях и должностях и будут направлены в прежние подразделения. Иными словами, штрафбат можно будет благополучно позабыть. А что до остального… Поверьте, я отдаю себе отчет в том, на что иду. Мы оба понимаем, что русские — отнюдь не дураки. И не слепцы. Но в вашей роте есть надежные, опытные солдаты, фронтовики, которые не станут строить иллюзий и которые выпутаются из любой ситуации. Не сомневаюсь, что большинство их погибнет. В первую очередь те, кто не был на фронте, необстрелянные, а также самые физически слабые, неподготовленные. Тут уж нам с вами ничего не изменить. Самое главное, как я уже говорил, чтобы хотя бы несколько человек, на крайний случай, хотя бы один вернулся с докладом об обстановке.

— Знаете, герр гауптман, стоит мне об этом задуматься, то вижу себя мясником, который гонит стадо на мясокомбинат.

— Ну-ну, Обермайер! Как вы можете сравнивать своих солдат со стадом скота? В конце концов, мы на войне, а на войне приходится выполнять разные приказы.

Склонившись над картой, Барт провел кончиком карандаша по красной линии.

— Таков общий план, обер-лейтенант. Вам предстоит разделить роту на десять групп, которые будут действовать совершенно обособленно друг от друга. Каждая группа на период проведения операции получит соответствующее вооружение. Вам будет выдано 10 легких «МГ-42», то есть это лучшее из лучших, 10 автоматов, остальные получат карабины. И еще ручные гранаты — самый ходовой тип. У вас в роте достаточно людей, умеющих обращаться с «МГ-42»?

Обермайер кивнул.

— Ну, значит, тогда все. Как только кто-нибудь вернется со сведениями, вы тут же докладываете мне из Борздовки.

— Вот этого обещать не могу, — сухо ответил Обермайер. — Дело в том, что вместо меня на период моего отсутствия обязанности командира роты будет исполнять унтер-офицер Вегнер.

— Вегнер? Не знаю такого. Кто это? И почему именно он?

— Потому что я тоже буду участвовать в рейде.

Бросив карандаш на стол, Барт уставился на Обермайера:

— Обермайер, что с вами? Не говорите ерунды. Вы остаетесь здесь!

— Прошу вас, герр гауптман, не отдавать такого официального приказа.

Барт вперил в Обермайера долгий испытующий взгляд:

— Что за этим кроется, Обермайер? И почему именно Вегнер? Снова сентиментальные экскурсы в прошлое? В герои угодить хочется? Этот Вегнер — у него хоть есть семья? Дети?

— И не один ребенок, герр гауптман, а пятеро, — пояснил Обермайер. — Но вы не думайте, я не поэтому… И в герои, как вы изволили выразиться, я не мечу. Просто хочу быть вместе с ротой, и в этом нет ничего плохого, как я понимаю.

— Послушайте… Знаете, а вы ведь правильно поступаете, Обермайер. Рейд — не прогулка. Но вы и мне нужны, поймите… Вы только представьте себе — явится вместо вас сюда какой-нибудь сопляк, как Беферн, к примеру… А это, между прочим, вполне правдоподобный вариант.

— Ничего, герр гауптман, вы уж ему сумеете дать окорот. И потом — я, вообще-то говоря, твердо рассчитываю вернуться. И вернусь. Можете мне поверить. В конце концов, и я все эти годы в тылу не отсиживался и кое-что понимаю.

Гауптман Барт задумчиво пожевал губами. Как показалось Обермайеру, командир батальона был расстроен. Он мельком взглянул на Обермайера, потом отвел взгляд.

— Ну что же, ладно! — негромко произнес он. — Ладно… Вот только мне жаль… Мы с вами, невзирая ни на что, отлично понимали друг друга… Вы мне всегда импонировали, Обермайер…

Барт подтянулся.

— Ладно-ладно, не будем впадать в сентиментальность, — с улыбкой сказал он. — Так уж и быть — не буду, не буду вам отдавать официального приказа остаться.

* * *

Пока в Борздовке Обермайер и Барт обсуждали детали предстоящего разведывательного рейда 2-й роты, доктор Кукиль в Берлине вот уже пятый час пытался дозвониться до Орши.

Он стоял у коммутатора вместе с группенфюрером СС10Группенфюрер — генеральский чин в СС, соответствовавший генерал-лейтенанту вермахта., близким приятелем, которого вызволил из одной весьма пикантной ситуации.

— Связь с Оршей есть, так что дозвониться можно! — сообщил группенфюрер сидевшему у коммутатора телефонисту. — Мне там быть не довелось, однако эта дыра играет серьезную роль на Восточном фронте.

И тут же решил успокоить доктора Кукиля, который, куря одну сигарету за другой, нервно мерил шагами помещение коммутатора.

— Ничего-ничего, все равно дозвонимся, герр доктор! Но на все требуется время. Подумайте только, через сколько промежуточных станций мы подсоединяемся. Но мы дозвонимся, обещаю вам!

И группенфюрер дружески ткнул в бок Кукиля.

— От души надеюсь, что не опоздаем, — озабоченно морща лоб, буркнул доктор Кукиль.

Усевшись рядом с обер-ефрейтором-телефонистом, он напряженно вслушивался в раздававшееся в наушниках потрескивание.

— Четыре часа, подумать только! Мне необходимо узнать у него дозировку… Нет у нас времени на эксперименты…

— Боже мой, герр доктор, сколько вас знаю, таким еще никогда не видел! — покачал головой эсэсовец.

— Орша на связи! — доложил обер-ефрейтор.

Кукиль резко повернулся к нему:

— Давайте!

Но телефонист тут же разочарованно махнул рукой:

— Говорят, они еще дальше — в каких-то Бабиничах или… как это? В Борздовке. Придется еще немного потерпеть.

— Бог ты мой! Бог ты мой! Сколько же еще терпеть?

— То, что мы дозвонились до Орши, — еще полдела. Дозвонимся и до нужного места. Все-таки в нашей организации кое-что возможно, — уверенно произнес группенфюрер.

— На проводе еще четверо или пятеро, — нервно доложил телефонист.

Этот штатский, у которого явно шарики за ролики зашли, да еще эсэсовский генерал! Как они осточертели! Пятый час покоя не дают… И все из-за какой-то дыры невесть где… Черт бы их всех побрал!

— Кто-то ответил, но в линию влезли еще несколько человек!

И телефонист стал орать в раковину микрофона гарнитуры:

— Алло! Алло! Орша? Штаб дивизии в Орше! Да разъедините вы их — мешают! Срочное сообщение из Берлина. Дайте Бабиничи — Борздовку! Да, гауптмана Барта. Говорю вам, разъедините их…

Доктор Кукиль машинально отер вспотевший лоб. Группенфюрер зажег новую сигарету. Оба ждали.

И тут обер-ефрейтор громко спросил в микрофон:

— 999-й батальон? Гауптман Барт? Алло, это гауптман Барт? Это Борздовка — гауптман Барт?

Взглянув на Кукиля, телефонист закивал головой, тот немедленно схватил вторую трубку.

— Кто это? Гауптман Барт? Командир батальона? Это Берлин, алло! Гауптман Барт, вы слышите меня?

В Борздовке гауптман Барт сидел, прижав трубку полевого телефона к уху.

— Берлин? — выкрикнул он. — Что это за дурацкие шутки? Какой идиот на линии? Да, это гауптман Барт.

— Это доктор Кукиль! Из Берлина! — кричал Кукиль в трубку. — Попросите к аппарату рядового Дойчмана, поняли — рядового Дойчмана! 2-я рота!

— Дойчмана? — переспросил Барт, изумленно взглянув на Обермайера. — Что они там, с ума посходили, что ли? Требуют рядового Дойчмана к телефону. Представляете себе — нашего Дойчмана вызывает Берлин!

— Так точно, все понял, немедленно посылаю за рядовым Дойчманом! Еще пять минут!

И завертелось-закрутилось: от одной хаты к другой по команде стали передавать: «Дойчмана к гауптману Барту!» Наконец добрались и до землянки, где Дойчман как раз перевязывал одному из бойцов ушибленную руку.

— Дойчмана к командиру! — рявкнул кто-то, просунув голову в землянку.

— Через десять минут, я накладываю повязку.

— Тебе из Берлина звонят, дубина!

— Из Бер…

Эрнст Дойчман вскочил, тут же позабыв и о повязке, и раненом.

— Я… я через пять минут вернусь, потерпи пока… А то там Берлин… моя жена… придерживай пока повязку!

И Дойчман помчался по скользкой улице, перемахивая сугробы.

— Смотри-ка, а он у нас еще и бегун! — донесся до него голос Крюля, но Эрнст даже не взглянул в его сторону. Берлин, вертелось у него в голове, Юлия! Юлия!

Задыхаясь, он ворвался на командный пункт. Барт сидел, прижав к уху трубку, а Обермайер нагнулся к нему, тоже слушая.

— Герр гауптман! — выдохнул Дойчман.

От быстрого бега не хватало дыхания, страшно кружилась голова.

Барт жестом велел обождать.

— Да-да! Рядовой Дойчман уже здесь. Берлин? Где Берлин? Ну так держите связь, идиот вы эдакий!

Пришлось ждать. Вскоре в трубке раздался квакающий голос. Барт молча передал трубку Дойчману.

— Это Дойчман! Рядовой Дойчман! — бесцветным голосом произнес в трубку щуплый, трясущийся человек.

Ему ответил телефонист, сообщив, что, мол, связь с Берлином прервалась и пояснив, что с ним хотел говорить какой-то доктор — то ли Крумбиль, то ли Килиль.

— Доктор Кукиль, — хрипло пояснил Дойчман.

— Да-да, он самый — Кукиль. Он еще что-то говорил про какую-то сыворотку и про женщину по имени Юлия, но я не совсем его понял, и о том, что вроде кто-то там умирает. Может, догадаешься, в чем там дело?

— Да-да, я все понял.

Дойчман положил трубку на аппарат и, глядя перед собой, отрешенно проговорил:

— Я понял, я все понял — Юлия умерла.

Гауптман посмотрел на сидевшего напротив Обермайера и пожал плечами. Он не мог знать деталей телефонного разговора, но понял, что этому бледному, щуплому человеку только что сообщили о смерти его жены Юлии. Верно, в личном деле Дойчмана упоминалась его жена по имени Юлия…

У человека горе. Ничего не попишешь. По своему опыту гауптман Барт знал, что лучшее утешение в подобных случаях занять человека. Но бог мой, в этом случае ему ни решать ничего не приходилось, ни изобретать. 2-й роте будет чем заняться в ближайшие дни!

Гауптман Барт посмотрел на часы.

— Через час выдвинуться на исходные рубежи, герр обер-лейтенант, — официальным тоном произнес он. — У вас есть вопросы, рядовой Дойчман?

— Никаких, герр гауптман.

— Я сочувствую вам, — неловко пробормотал Барт, — мои вам искренние соболезнования. Если я верно понял… Словом, выражаю вам мои соболезнования…

— Благодарю вас.

И Дойчман вышел, даже не козырнув. Он стоял на морозе без головного убора, в расстегнутом мундире — в том же виде, в каком выскочил из землянки. Навстречу ему шел Шванеке. Заметив Дойчмана, он тут же шагнул к нему и запахнул мундир.

— У тебя вид как у утопленника. Что стряслось? Чего они от тебя хотели в Берлине?

Дойчман молчал.

— Чего они к тебе пристают? Парень, смываться, смываться надо отсюда! — оглядевшись, громко прошептал Шванеке. — Сегодня же ночью, это будет проще… И никаких флажков с красным крестом больше не понадобится… Просто отстанем от них, и все. Этот рейд в тыл врага — сущий подарок нам. Так ты идешь или нет?

Дойчман по-прежнему молчал. Шванеке тряхнул его за плечо:

— Что за дела? Ты меня слышишь? Оглох, что ли? Что случилось?

— Юлия умерла, — прошептал Дойчман.

— Чего?

Шванеке даже невольно отпрянул.

— Ну тогда… — пробормотал он, явно сбитый с толку, — ступай подальше, а то, не дай бог, смерть накличешь. Ты все собрал? Погоди, я тебе помогу. Да, парень, раз такие дела…

Дойчман, словно механическая кукла, последовал за Шванеке.

— Вот такие, значит, дела… Хуже некуда… Будь все проклято! — продолжал бормотать Шванеке, и в его охрипшем голосе было сочувствие к семенившему за ним доходяге, который, похоже, пуще всего на свете обожал страдания.

* * *

Едва начало темнеть, 2-я рота стала выдвигаться к передовой. Над бескрайними белыми полями, над темневшим на горизонте лесом сгущались сумерки. Обер-фельдфебелю Крюлю было поручено командовать отделением управления роты. Он понимал, куда предстоит идти, и предпочитал об этом не задумываться. К чему? Разве что-нибудь можно изменить? Машина запущена, и ты перед этим бессилен. И он покорно брел вперед, словно скотина на бойню.

* * *

День уже клонился к вечеру, когда Татьяна увидела, как из Борздовки выходит большая группа немецких солдат в белых маскхалатах. Они направлялись к лесу под Горками. Девушка и не догадывалась, что среди них был и Дойчман…

Эрнст Дойчман одним из последних покидал Борздовку, неся на плечах две объемистые сумки с перевязочным материалом. Перед ним шагал Видек с надраенным до блеска пулеметом «МГ-42».

— Как в старые времена, — бросил он через плечо. — Хоть мне и неохота во все это ввязываться, но лучше все-таки вот с этой штуковиной, — он кивнул на пулемет, — и пусть даже вокруг только и шныряют русские. Не то что с лопаткой.

— Через пять-шесть часов мы еще поговорим, — пообещал шедший впереди Видека Шванеке.

Карлу выдали автомат и несколько гранат.

Но Видек, похоже, не обратил внимания на его намек.

— Эрнст, если только все у нас выгорит, — рассуждал он, — считай, с этой помойкой покончено. Думаешь, мне большая радость служить здесь?

— А кому радость? — с издевкой спросил Шванеке.

— Могу тебя понять, — ответил Дойчман, просто чтобы не молчать.

Ему казалось, что он идет сквозь полупрозрачный и чистый туман, и в этом тумане все вокруг обретало удивительную четкость, и в то же время представлялось далеким, нереальным. Он заставлял себя перестать думать о Юлии, старался вдумываться в то, что говорил Видек И с удивлением отметил, что даже понимает его: как бы там ни складывались внешние обстоятельства, штрафбат оставался штрафбатом, то есть подразделением, состоявшим из тех, кто преступил закон. Во всяком случае, так считал Видек А что может для честного, трудолюбивого крестьянина быть хуже, чем оказаться причисленным к преступившим закон? Разве мог он помыслить о том, что кто-то из его детей назовет его преступником? Да он сгорел бы со стыда! Как мог он требовать от своих детей всегда и во всем оставаться честными людьми, если сам… То, что отнюдь не все в штрафбате были уголовниками, сути не меняло. Но здесь было достаточно субъектов вроде этого Шванеке, которые получили по заслугам, попав сюда. Впрочем, Шванеке не такой уж и плохой парень, на такого всегда можно положиться. Но не он ли и ему подобные определяли лицо батальона? Странный, непостижимый мир!

— Если все выйдет, как задумано… — фантазировал Видек, — тогда вернемся туда, где служили раньше, и…

— И ты в это веришь? — не скрывая иронии, спросил Шванеке.

— А почему бы и не поверить? Ты что же, считаешь, Обермайер вешает нам лапшу на уши?

— Он-то как раз нет, — ответил Шванеке. — Но не он один решает!

— Если бы он не знал определенно, он ни за что бы не стал ничего обещать! — убежденно заявил Видек.

Если такие офицеры, как Обермайер, начнут лгать тебе в глаза, до чего мы дойдем? Нет, такого быть не может! Видек верил, твердо верил, что все кончится благополучно, верил, что вернется к прежнему месту службы, что настанет день, когда он обретет свободу. Свободу… Ну, получит отпуск, съездит домой на побывку, встанет у двери в дом… В мундире, при погонах, при всех знаках различия… Интересно, на кого похож их младшенький? И он повторил про себя слова Обермайера, обращенные ко всем солдатам штрафбата, когда подразделение выстроилось напротив канцелярии.

— Солдаты! — обратился к ним Обермайер.

Он только что вышел из канцелярии и выглядел так, как все, — в белом маскхалате, с автоматом на плече, гранатами за поясом.

— Солдаты! Наше подразделение — 999-й штрафной батальон. И скоро нам предстоит доказать, на что мы на самом деле способны. Нам предстоит рейд в тыл противника. Рейд опасный, я сознаю это. Командиры групп введут вас в курс дела. Я же хочу сказать вам следующее: каждый, кто вернется после выполнения задания, будет немедленно переведен в прежнюю часть, ему будет возвращено прежнее воинское звание и все награды. И наш штрафной батальон, наш штрафбат, как вы его называете или — если быть честным до конца — как все мы его называем, перестанет существовать как воинское подразделение. Понимаю: не всем нам суждено вернуться с этого задания. И не будем закрывать на это глаза. Но насколько велики будут наши потери, в огромной степени зависит и от нас. Думаю, мы поняли друг друга. Я добровольно решил взять на себя руководство операцией, поскольку не могу отделять себя от вас. И никаких сомнений здесь быть не может. И я вернусь, вернусь живым, в этом можете быть уверены. Надеюсь, что уже послезавтра мы с вами выстроимся вот здесь, как сейчас. И мы с вами выпьем — и не по одной — в честь благополучного возвращения и на прощание!

— Отличный он парень! — заключил Видек.

— Кто?

— Обермайер.

— Смотри, не ошибись… — буркнул в ответ Шванеке, но потом все же заставил себя улыбнуться ему через плечо. — Вообще-то ты прав. Он малый что надо.

Да, думал Шванеке, Обермайер был парнем что надо. Вполне надежным. Вот только если бы все они были такими… И если он, Шванеке, не всегда находил общий язык с обер-лейтенантом, то уж не по милости Обермайера. И вдруг — как это уже не раз случалось в последнее время — Шванеке вновь со всей остротой ощутил себя изгоем, который вынужден был видеть во всех порядочных людях, в том числе и в Обермайере, своих потенциальных врагов. А они были его врагами — и от этого никуда не деться, — что оборачивалось вечным проклятием Шванеке. Как здорово было бы, если бы все они были бы заодно — он, Обермайер, Видек, Дойчман. Будь все трижды проклято, думал Карл Шванеке… Поздно, слишком многое упущено!

И 2-я рота, позвякивая оружием, двигалась навстречу спускавшейся ночи, словно фантомы, почти сливавшиеся с серо-белым окружением.

Впереди рядом с унтер-офицером Хефе шел обер-лейтенант Обермайер. Во главе второй группы — обер-фельдфебель Крюль. Потом унтер-офицер Кентроп, потом остальные, длинной-предлинной колонной. Вот бывший полковник Бартлитц. Вот бывший майор. Вот учитель музыки. Адвокат. Карманный вор. Учитель гимназии. Архитектор. Потом снова адвокат. Сексуальный преступник. Сутенер. Гомосексуалист. Строительный рабочий. Мясник. Правительственный чиновник. Квартирный вор. Бывший окружной руководитель НСДАП. Врач…

Где-то впереди в темноте лежала линия обороны. Оттуда не доносилось ни звука, разве что время от времени взлетала вверх ракета. Но вот вдруг заговорил пулемет. Таня, стоя в это время на чердаке, продолжала смотреть вслед уже скрывшейся из виду колонне. Потом она бросила взгляд на Борздовку, и на лице ее промелькнула едва заметная, грустная улыбка.

— Спокойной ночи, Михаил! Спи спокойно… спокойно!

Когда они прибыли на передовую, Обермайер обменялся несколькими словами с молодым лейтенантом. Лейтенант был в курсе. Еще раз сверив часы, они долго молча смотрели туда, где располагалась линия обороны русских.

— Вы не боитесь, что половина ваших перебежит к ним? — в конце концов спросил лейтенант.

— С чего вы взяли, что они перебегут?

— Ну, знаете, все-таки преступные элементы… Коммунисты…

— По-видимому, вы лучше меня обо всем осведомлены, — бросил в ответ Обермайер таким тоном, что лейтенантик тут же умолк.

— Остается двадцать секунд, — некоторое время спустя предупредил Обермайер угрюмо сопевшего рядом Крюля.

Обер-лейтенант не отрывал взора от фосфоресцирующего циферблата.

— Пятнадцать… Десять… Пять… Вперед!

Бруствер бесшумно перемахнули первые фигуры. Первая группа прошла. Пауза. За ней вторая, потом третья, четвертая, пятая, шестая…

— Ни пуха ни пера, — шепнул Обермайер унтер-офицеру Кентропу.

— Вам того же! — улыбнулся в ответ Кентроп и тут же растворился в темноте вместе со своей группой.

Теперь настала очередь Обермайера.

— Вперед! — негромко произнес он, глянув через плечо на сбившихся в кучу и напряженно ждавших команды бойцов.

— Будут нам и пух, и перья, — как бы размышляя, добавил он, проворно вскочив на бруствер, вслед за исчезавшими по одному во тьме солдатами.

— Лучше бы их не было, — задумчиво пробормотал молодой лейтенант, видя, как Обермайер белой тенью метнулся вперед.

— Да, не хотелось бы мне сейчас оказаться на его месте, — качая головой, признался он стоявшему рядом унтер-офицеру…

Когда группы 2-й роты, рассеявшись по нейтральной полосе, пробирались между немцами и русскими, немецкая артиллерия провела отвлекающий маневр — непродолжительный артобстрел соседнего участка противника. Партизанский отряд под командованием Сергея Денькова был поднят по тревоге. Партизаны заняли позиции у лесной опушки как раз напротив 2-й роты. Путь для ближе всех подобравшейся к лесу группы 2-й роты был свободен. Обермайер со своей группой, Крюль с управлением роты и унтер-офицер Хефе с десятью бойцами без передышки передвигались по пояс в снегу, чертыхаясь и обливаясь потом, несмотря на мороз. Только старшие групп иногда останавливались, чтобы сверить по компасу направление, потому что заплутать в этом лесу было равносильно гибели. Они уже были в тылу у русских и в любую минуту могли нарваться на врага — именно здесь располагался район сосредоточения частей противника. Так прошло несколько часов, люди были на пределе сил — и вдруг вышли на самую опушку леса.

Обермайер машинально взглянул на часы. Был час и двенадцать минут ночи. Перед ним раскинулась кое-где поросшая кустарником и редкими деревьями равнина, за ней были различимы очертания деревенских хат. А между ними и только что обнаруженной деревней огромными тенями чернели на снегу танки. Этих замаскированных ветвями и лапником бронированных колоссов было много, невероятно много.

— Вот это дела! — вырвалось у Шванеке. — Тут их целая армия! «Т-34»! Ну, если эти на нас двинут…

— …если они полезут, тут уж дай бог, чтобы хватило времени унести ноги, — договорил за него Видек — И сумки твои уже не помогут, — усмехнулся Шванеке Дойчману.

— Заткнитесь вы там! — раздался раздраженный шепот унтер-офицера Хефе.

— Да не кипятись ты по пустякам, — миролюбиво произнес Шванеке. — Весь вопрос в том, как нам теперь быть. Ну, увидели то, что было приказано обнаружить. Что теперь?

— В целом, верно, — согласился с ним Видек.

— Значит, пора возвращаться, — решил Шванеке.

Он на самом деле все решил для себя, а теперь был как раз самый удобный момент. По пути назад он просто отстанет от своих, потом испарится, будто его и не было, а выждав, прямиком направится к русским. В общем, ситуация непростая — все может обернуться и так, что с ним, как с единственным сдавшимся в плен, русские не станут церемониться. Очередь из автомата, и делу конец. Чего возиться с этим фрицем, тащить его в тыл, и так хлопот полон рот. Но, с другой стороны, поскольку немцы русских добровольной сдачей в плен не баловали, они вполне могут им заинтересоваться. А там, глядишь, отправят его куда-нибудь подальше в тыл. Впрочем, у него еще будет время обмозговать все. Под маскхалатом у него были спрятаны неплохие припасы жратвы, загодя «заготовленные». Он имел возможность действовать с оглядкой, а не бросаться очертя голову в рискованное предприятие, тем более что от желанной цели его отделяли считаные метры.

И вот как раз когда Шванеке был всецело поглощен мыслями о побеге, над полем вверх взметнулись одна за другой три зеленые ракеты, осветив пейзаж и лица бойцов их группы мертвенно-зеленым светом. И в тот же момент стальные громадины зашевелились, задвигались, словно огромные растревоженные муравьи. Взревели запускаемые двигатели, гул нарастал, проникая повсюду, заполняя собой все вокруг. Вот первые машины неторопливо, словно нехотя тронулись с места, скрежеща застывшими на холоде гусеницами, чихая выхлопами не успевших прогреться двигателей. На снег полетела маскировка — ветви, лапник. Враг сосредоточил здесь как минимум пятьдесят машин. И танки, ускоряя ход, двинулись вдоль леса, мимо впавших чуть ли не в ступор бойцов группы 2-й роты, беспомощно глазевших на шествие бронированных чудищ.

— Вот это да! — пробормотал Шванеке. — Угодили в самое пекло!

— То есть? — не понял его Дойчман.

— Ты что, не видишь? Они же идут прямо на наши позиции. Стоит им вынырнуть из лесу, как они сомнут их в одну минуту. И мы застряли здесь, как раз в самой гуще заварухи.

— Что же делать, что делать? — растерянно повторял перепуганный насмерть Хефе.

— Сейчас и пехота двинется, — с затаенной радостью заверил Шванеке.

— Откуда тебе это известно?

— Каждому известно, что за танками обычно следуют пехотинцы. И если они нас здесь прищучат…

— …тогда только богу молиться останется, — договорил за Карла Видек.

— В общем, командир, ты давай приказывай! — посоветовал Шванеке унтер-офицеру Хефе.

Но тот, выпучив глаза, наблюдал проезжавшие мимо «Т-34». Унтер-офицера словно разбил паралич, разум отключился: ничего подобного ему видеть не приходилось. Вот она какая, Россия! Во Франции все было не так, совсем не так. Если тебе во Франции попадался на глаза французский танк, это было событием, да и сами их танки не шли в сравнение с этими, французские танки ничего не стоило подбить чуть ли не из карабина. А эти… Словно издали до него донеслись слова Видека:

— Уходить! Уходить отсюда надо!

С величайшим трудом оторвав взор от колонны, унтер-офицер Хефе вскочил и бросился наутек. За ним остальные. Теперь нужно было снова миновать этот лес, и поскорее. Теперь это будет проще — они, по крайней мере, хоть протоптали тропу в снегу. Но и тут их подкарауливал сюрприз — как ни крути, а русские танки все равно обгонят их, выехав раньше на лесную дорогу, а выехав из лесу, тут же на ходу перестроятся в боевой порядок и обрушатся на немецкие позиции. И теперь бойцам 2-й роты предстояло вклиниться между танками, мало того, как-то исхитриться проскочить незамеченными мимо битком набитых личным составом позиций русских и успеть к своим. А эта задумка изначально была обречена на провал. Но они, задыхаясь от разрывавшего легкие холода, спотыкаясь о торчавшие из снега сучья, сломя голову неслись к своим, не раздумывая о том, что их ждет по другую сторону этого проклятого леса. Пока что не раздумывая. Как, впрочем, и бойцы остальных групп 2-й роты, оказавшиеся в той же ловушке.

К рассвету они все же добрались к своим позициям, выйдя к участку, расположенному как раз напротив леса. Почти одновременно с группой Хефе стали прибывать и другие группы. Солдаты, еле дыша, без сил валились в снег. Все происходило в полном соответствии с прогнозами: русские танки обогнали их и теперь, развернутым боевым порядком, выстроились на открытом участке местности между лесом и немецкими оборонительными позициями!

Обер-лейтенант Обермайер вместе с Бартлитцем, засев в полузанесенной снегом ложбине, наблюдали за русскими танками. Внезапно откуда-то на позиции немцев хлынул ослепительный свет прожекторов, выхватывая из предрассветной мглы беспорядочно метавшиеся силуэты тех, кто в отчаянии пытался зарыться в снег. Но не успел…

— Это наши, — доложил Бартлитц. — Точно они! Они направлялись к нам!

— Боже мой, ну почему они так мечутся, почему запаниковали? — простонал Обермайер.

— А они по-другому не умеют! Откуда им знать, как вести себя в бою, да еще в России? — с неожиданной жесткостью произнес бывший полковник — Их что, учил этому кто-нибудь?

Со стороны леса показались еще силуэты. Увязая в снегу, неловко переваливаясь с боку на бок, укутанные, словно мумии, бойцы бежали к своим, мертвой хваткой вцепившись в автоматы с круглыми, точно консервные банки, магазинами.

— Русские… — ровным голосом произнес Бартлитц.

Где-то поблизости глухо зарокотал немецкий пулемет.

Пытаясь укрыться от огня, русские стали падать в снег, а те, кто не успел, валились навзничь.

— И они еще пытаются стрелять! Идиоты! — выругался Обермайер.

Один из танков, замедлив ход, развернул башню в сторону немецких позиций, и в следующую секунду глухо застучал крупнокалиберный пулемет, заглушая короткие очереди немецкого, который вскоре умолк. На фоне яркого света прожекторов обозначились силуэты немецких солдат с поднятыми руками, но, видно, пулеметчику русского «Т-34» было невдомек его пулемет продолжал гулко тарахтеть. Стали подниматься русские пехотинцы, и к тяжелому размеренному ритму пулемета прибавился сухой треск автоматных очередей. Немецкие солдаты, вздрогнув, валились в снег.

— Боже мой! Боже мой! — стонал Обермайер.

— Теперь понятно, чего следовало ожидать, — вполголоса произнес Бартлитц. — Мы должны попытаться, должны прорваться дальше. Сейчас сюда нагрянут пехотинцы. И схватят нас… Вы же видели, как они действуют!

А буквально в полусотне шагов от Обермайера и Бартлитца в этот момент Видек убеждал унтер-офицера Хефе:

— Поймите, мы должны, должны перебраться туда. Пока еще темно, но вот-вот развиднеется. Где остальные?

Видек огляделся:

— Дойчман, Шванеке, Мёльдерс…

— Откуда мне знать? — вспылил Хефе. — Они точно остались там, черт их знает…

Его больше не волновало, где остальные и что с ними, сейчас Хефе занимало одно: выбраться из этого ада, проскочить за немецкие позиции, бежать, бежать отсюда! Но как?

— Может, мне все же пробежать вперед? — спросил Видек.

— Да-да, беги! Попытайся.

Но не успел Видек и шага сделать, как увидел, что к ним со стороны Горок длинной цепью приближаются русские пехотинцы. Все! Раздумывать было некогда. Одновременно снова тронулись с места русские танки. Из траншей поднимались солдаты противника, победно крича, они хлынули на линию обороны немцев. Фронт уподобился преисподней. Открыла огонь немецкая артиллерия: затявкали противотанковые орудия, еще темное небо прочертили огненные строчки трассирующих пуль. Вот подбит один танк, нет, уже четыре… Семь! Машины загорались, подрывались на собственном боекомплекте, но их были единицы, остальные, надсадно гудя, ползли дальше, зловеще вращая башнями с длинными орудиями, выплевывавшими смертоносное пламя.

В нескольких десятках метров от лесной опушки в ложбине за упавшим вековым деревом залегли Дойчман и Шванеке. Оба сквозь редкие деревья видели, что происходит на примыкавшем к лесу открытом участке местности.

— Пока не подойдет пехота, мы здесь в безопасности, — успокоил Шванеке Дойчмана.

Тот трясся от охватившего его ужаса.

— Танкам нас здесь не достать.

— Но они уже на наших позициях! — прошептал насмерть перепуганный Дойчман.

— А чего ты хотел? Разве такую армаду остановишь двумя-тремя пушечками?

— Что нам теперь делать?

— Прежде всего спокойствие! Поверь старику Шванеке. И для тебя, и для меня война, считай, окончилась. Это последняя наша с тобой заваруха!

Обер-фельдфебель Крюль вместе с унтер-офицером Кентропом тоже лежали в неглубокой выемке на лесной опушке. Крюль, вжавшись в снег, дрожал от страха и холода. Это был конец, он чувствовал это. Как, как они могли прорваться так быстро? Все!

— Вот что, толстячок! Приди в себя, не волнуйся! — попытался утешить обер-фельдфебеля Кентроп.

— Все! Все! Конец! — скулил Крюль.

— Да возьми ты себя в руки, черт бы тебя побрал! Лежи и жди! Выжидай, понимаешь?

Но Крюль как заведенный продолжал пищать:

— Все! Все! Это конец!

Видек первым выскочил из своего укрытия и помчался к позициям своих.

Русские куда-то убрали свои прожектора, очевидно переместили их дальше вперед, все вокруг окутала серая, предрассветная тьма. Видек бежал словно одержимый. Увязая в глубоком снегу, он вспоминал Эрну, детишек, а потом уже ничего не вспоминал и ни о чем не думал, кроме одного: вперед, прочь отсюда, вперед и только вперед. Сердце у него бешено колотилось, казалось, оно вот-вот выскочит из груди. Мысли Видека вновь вернулись к семье… А я ведь так и не увидел своего младшенького…

Хефе, дождавшись, пока метавшаяся фигура Видека исчезнет во тьме, выскочил из ложбины и помчался вперед.

* * *

— Не уходите никуда, герр Бартлитц, а я сейчас попробую прорваться вперед, — предупредил бывшего полковника Обермайер.

— Нет, герр обер-лейтенант, разрешите я побегу первым, — не соглашался Бартлитц.

— Отставить! Первым бегу я! И… мне очень жаль…

— О чем вы сожалеете?

— Что мы здесь… вот так… Словом, мне очень жаль, герр… оберст, что вы оказались в штрафбате…

— Э, бросьте, обер-лейтенант. Вы прекрасно понимаете, что никакой я больше не оберст, откровенно говоря, у меня нет никакого желания вновь им стать.

— Я ценил… ценю вас… Я…

Бартлитц печально улыбнулся.

— Будь все офицеры такие, как вы, ничего бы подобного и произойти не могло, — твердо произнес он. — Но вы только что обратились ко мне «герр оберст». Вы что же, на самом деле воспринимаете меня как старшего по званию?

— Так точно! Вне всяких сомнений!

— В таком случае слушайте мой приказ: бежать после меня. Вы же знаете, как раньше было в армии, в тойармии: впереди только старшие офицеры. Всего тебе наилучшего, мальчик, — ты можешь, конечно, бежать и первым. Но только не забывай: хоть один-единственный из нас, но он должен вернуться. Хотя бы один! Вот так-то!

По-дружески потрепав по плечу Обермайера, Бартлитц, рванувшись вверх, выскочил из ложбины и, пригнувшись, побежал через заснеженное поле, петляя, размахивая руками, — человек, осознавший всю бессмысленность попыток уйти от судьбы. Обермайер выжидал. Русские танки, пробив линию обороны немцев, уже ползли где-то в тылу противника. Сейчас русские пехотинцы вместе с партизанами наверняка прочесывают возведенные 2-й ротой запасные позиции. Пленных не брать! Да и кого там в плен брать? Некого! Все, кто стоял на ногах, давным-давно сделали ноги, прекрасно понимая, какая участь их ждет, попади они в руки партизан. Обермайер, покинув временное укрытие, как бегун на короткие дистанции, бросился через поле, маневрируя среди тел погибших и еще дымившихся подбитых танков.

Обер-лейтенант Обермайер несся вперед так, как еще никогда в жизни. Разум подсказывал ему, что живым до своих ему не добраться. Но все же… А если попытаться? Пока еще не рассвело окончательно, крохотная возможность оставалась. Хотя бы один должен вернуться, хотя бы один. Внезапно он заметил, как откуда-то сбоку вынырнул темный силуэт — танк! Надсадно воя, машина повернулась, вспыхнул свет прожектора, и Обермайер оказался в центре ослепительно-белого круга. Секунду или две он стоял как изваяние, раскинув руки, словно собираясь прыгнуть с обрыва в воду, но, вовремя опомнившись, отскочил в сторону.

Петляя, как заяц, он бросился в гущу деревьев, слыша позади монотонное уханье тяжелого пулемета. Яма! Только бы найти хоть крохотную, но ямку, сверлила мозг единственная мысль. В ней спасение! Воронку, хоть от мины, от гранаты…

* * *

Видек заметил одиночный танк, видимо, оставленный русскими для тылового прикрытия. Тут же упав в первую попавшуюся воронку, он осторожно поднял голову. Здесь какое-то время можно и переждать. Во всяком случае, никто из экипажа машины его не заметит. Первый участок пути он одолел, сейчас он находился уже на нейтральной полосе. Внезапно на него упало чье-то тело.

— Кто ты? Убирайся к чертям! — выкрикнул Видек.

— Не бойся, это Бартлитц, — задыхаясь, проговорил нежданный гость, поворачиваясь на бок — А ты Видек? Подвинься чуть! Тут места хватит на двоих. Лишь бы они нас с тобой не заметили.

Минуту или две спустя в воронке появился и третий. Рухнув на обоих, он тут же прижал вниз голову Видека, попытавшегося определить, кто к ним пожаловал.

— Головы не высовывай! — прошипел знакомый голос.

— Герр обер-лейтенант! — радостно воскликнул Видек.

— Да-да, это я… Только тише, ради бога!

— Ну вот и снова вместе… — пробормотал явно обрадованный Бартлитц.

— Тише!

Все трое, тесно прижавшись друг к другу, лежали в небольшой воронке и, выжидая, прислушивались. Откуда-то совсем рядом доносилось лязганье гусениц, луч прожектора беспокойно метался по деревьям и внезапно замер на спине Обермайера.

— Все, он нас засек! — негромко отметил обер-лейтенант.

— Конец нам… — пробормотал Видек.

— Не совсем, — успокоил его Обермайер. — Стрелять он в нас не будет. К чему? Он раздавит нас гусеницами. Как только он подъедет вплотную…

Обермайер не договорил, но все и так отлично поняли, что имел в виду их командир. Гусеницы скрежетали уже в считанных метрах от их убежища.

— Давайте! — скомандовал офицер, и все трое, подскочив, бросились врассыпную. Танк, переехав воронку, остановился, потом повернулся на месте. В следующую секунду открылся башенный люк, и показалась голова. И сразу же ударил пулемет.

Первым упал Бартлитц. Остановившись как вкопанный, он, даже не крикнув, осел на снег.

Потом пули настигли Видека. Упав ничком, он некоторое время конвульсивно дергался, потом замер.

«Куда? А, некуда!» — обожгла Обермайера страшная мысль. И он бросился прочь, молясь на бегу. Вокруг него, срезая ветви, взметая снег, визжали пули. Он бежал со всех ног. Пулемет замолк, но в следующее мгновение прогремевший в нескольких шагах взрыв сбил его с ног. Однако, тут же поднявшись, он побежал снова. Снова разрыв, и тут же странная, тупая боль в руке. Русские били по нему из орудия. Отчего бы не позабавиться — этот одуревший от страха, метавшийся по снегу немец был прекрасной целью…

Третий по счету снаряд оказался прямым попаданием.

* * *

Берлин

Вопреки ожиданиям выделенная доктором Дойчманом актиновая культура возымела эффект. Юлия Дойчман медленно приходила в себя, сердечная деятельность стабилизировалась, состав крови неуклонно улучшался. Профессор Бургер и доктор Виссек с изумлением, не веря себе, наблюдали за процессом выздоровления, вынашивая планы на будущее, пытаясь предугадать, какое значение приобретет открытие доктором Дойчманом актиновой сыворотки. Какое же благо сулило это изобретение для сотен и сотен тысяч раненых! Отныне загноившиеся раны перестанут быть смертным приговором! Они излечимы!

Доктор Кукиль все эти дни не отходил от постели Юлии. И первое, что увидела Юлия, очнувшись ненадолго, было его изможденное лицо. В самый последний момент ему при помощи широких связей удалось приобрести через Швейцарию новый англо-американский препарат под названием «антибиотик» и, применив его, продолжить процесс излечения. Актиновая сыворотка закончилась, обыскали весь дом Дойчмана, чтобы найти хоть какие-то записи, чтобы получить ее, но безрезультатно. В связи с этим всем стало ясно, что Дойчмана надо срочно переправлять в Берлин, — только он мог продолжить опыты с тем, чтобы в будущем обеспечить промышленное производство препарата. Он и Юлия. Но на Юлию нечего было рассчитывать и еще долго не придется рассчитывать. Слава создателю, что ее удалось вырвать из лап смерти, однако успокаиваться было рано — в любой момент мог последовать рецидив. Одним словом, выздоровление ее затянется на недели, а может, и месяцы.

Какие удивительные возможности открывало выделенное Дойчманом вещество! Пусть даже наладить производство сыворотки удастся через год, пусть даже через два, оно, тем не менее, означало значительный прогресс в борьбе с инфекционными заболеваниями. В первую очередь, она служила незаменимым средством для раненых фронтовиков, страдавших от разного рода гнойных осложнений. Ведь теперь все мыслили исключительно категориями войны и военно-полевой медицины.

Придя в себя, Юлия увидела склонившегося над ней доктора Кукиля. И в ее измученном, пустом взоре появилось что-то похожее на осмысленность. Губы Юлии беззвучно шевелились, Кукиль, затаив дыхание, вслушивался, но так и не смог разобрать, что она пыталась сказать. Он склонился к ней еще ниже.

— Что… произошло… Где… я… нахожусь…

— Вы были серьезно больны, — успокаивающим тоном произнес Кукиль. — А теперь вам лучше. Прошу вас, Юлия, вам сейчас нельзя говорить. Попытайтесь уснуть.

В ее глазах мелькнуло воспоминание, медленно, очень медленно Юлия вспомнила о том, что произошло. Она попыталась сесть в постели, но ее истощенное тело лишь судорожно вздрогнуло, отказываясь повиноваться.

— Разумеется… это…

— Да-да, ваш опыт удался. А теперь, пожалуйста, успокойтесь!

— Вы… вы… Эрнста…

— Конечно, конечно, — ответил доктор Кукиль, — обещаю вам доставить его в Берлин. Я уже предпринял все необходимые шаги. Так что беспокоиться вам не о чем. А теперь спать. Потом я сообщу вам нечто, что вас наверняка обрадует.

— Что… что… это?

— Я разговаривал с вашим мужем, — солгал он. — Нет-нет, не лично. Он пока что находится в России. По телефону. Мне удалось связаться с его подразделением. У него все хорошо, и он сказал мне, что… что рад скорому возвращению и…

— Он… знает об… этом?

— Нет.

И тут же быстро добавил заранее заготовленную порцию лжи:

— Я просто не хотел его беспокоить. Еще успеем ему обо всем сказать.

— Прошу… — с трудом произнесла Юлия, потом закрыла глаза. Она пыталась что-то говорить, но доктор Кукиль слышал лишь нечленораздельное бормотание. Секунду или две спустя Юлия Дойчман открыла глаза и с неожиданной ясностью сказала, глядя прямо в глаза Кукилю:

— Прошу вас, позвоните ему еще раз и передайте, что я очень счастлива, так и скажите ему — она очень счастлива, очень…

— Да, — с усилием произнес он, — да, я непременно позвоню. Позвоню и обязательно передам ему.

Но Юлия уже не слышала, что он ответил. Она провалилась в сон.

* * *

На этот раз все оказалось куда быстрее. Доктор Кукиль вновь связался со своим приятелем из СС, тот провел его на главный коммутатор связи сухопутных войск. Уже спустя полтора часа им дали Оршу. Но там они и застряли. После долгих упрашиваний удалось выяснить, что на тамошнем участке большие неприятности и что штаб дивизии готовится к переброске на новое место. Дескать, прорвались русские, и потом, какого черта Берлин вдруг заинтересовался каким-то там Дойчманом, сидевшим бог знает в какой глухомани, которая к тому же уже в руках русских? Ах, 999-й штрафной батальон? Какова его судьба? Какого дьявола Берлин вдруг заинтересовался этим? Нет больше этого штрафбата в помине. Стерли его в порошок. Уничтожен. И не только он один, а вместе с кучей других батальонов и полков! У нас в Орше, знаете ли, другим сейчас голова занята. Да-да, вы все верно поняли — уни-что-жен! Кто в живых остался? Да никого. Так что конец связи.

Стало быть, уничтожен, мысленно повторил доктор Кукиль, положив трубку. Раз батальон уничтожен — есть два пути: на тот свет или в плен. Что, впрочем, одно и то же. Он не знал, что и думать. Единственное, что ему было предельно ясно, это то, что об этом не должна была узнать Юлия. По крайней мере, до полного выздоровления. А там посмотрим. Ладно, во всяком случае, он предпринял все от него зависящее, чтобы вызволить Дойчмана. И он не лгал себе. А если все так, как… Если Дойчман действительно погиб, то уже не по его вине. А… а Юлия сумеет одолеть горе. Вероятно, не сразу, вероятно, год или больше она будет скорбеть по погибшему мужу, Однако нет таких ран, которые бы не залечивало время. Надо просто набраться терпения и дождаться. Он возьмет на себя роль участливого, внимательного, доброго друга, который поможет ей справиться со всеми тяготами. А потом… Потом она скажет ему, что, дескать, раньше не понимала его, и…

— Хорошо, мы можем идти, — сказал он группенфюреру, который, расставив ноги в начищенных до блеска сапогах, сидел на вертящемся стуле.

— Ну и как там? — поинтересовался он.

Доктор Кукиль пожал плечами:

— Их батальон уничтожен. Скорее всего.

Группенфюреру не надо было объяснять, что означает «уничтожен».

* * *

По Борздовке мчались русские танки, только что прорвавшие линию обороны немцев. Со стороны леса на деревню наступал партизанский отряд Денькова. В их числе был и Тартюхин. Штабсарцт доктор Берген вместе с Кроненбергом сумели вовремя вместе с частью раненых отойти в тыл. Они отъехали на последних грузовиках, когда вокруг рвались снаряды русской артиллерии. Не впервой приходилось им срочно эвакуироваться, когда враг наступал на пятки. Ну прорвались русские, ну и что? Приятного, конечно, мало, но… Навстречу из немецкого тыла срочно подтягивались в спешке набранные резервы. И доктор Берген, когда их грузовик оказался оттеснен их колонной на обочину, вглядываясь в суровые лица солдат, которые, зажав между колен оружие, тряслись в кузовах, вдруг почувствовал себя неловко: а был ли оправдан их срочный отход в тыл, по сути, бегство? И тут же сам ответил себе: был!

Русским хоть и не удалось прорваться дальше Борздовки, но и этого было достаточно. Нетрудно было предположить, какая участь ждала их временный госпиталь, если бы туда нагрянули русские, в особенности опьяненные жаждой мести партизаны.

Его заместитель доктор Хансен остался в Борздовке вместе с группой нетранспортабельных раненых. К раненым бойцам штрафбата прибавились и люди из других подразделений, пехотинцы, позиции которых подверглись танковой атаке русских. В общем, сарай был набит до отказа — люди лежали чуть ли не друг на друге, с ужасом глядя на широкую дверь, через которую в любую минуту могли ворваться русские. Доктор Хансен обходил их, успокаивая, делая обезболивающие уколы и перевязки. Над входом висел большой белый флаг с красным крестом. Вдруг снаружи донесся гул двигателей, лязг гусениц и одиночные выстрелы. Потом послышались голоса, рубленые фразы приказов, сменившиеся взрывами хохота.

Кивком дав понять раненым, чтобы они не беспокоились, доктор Хансен медленно направился к двери.

Первым, кого увидел Тартюхин, был врач в белом халате. Сначала он остолбенел от неожиданности, но быстро пришел в себя и, подняв автомат, дал короткую очередь над головой Хансена по флагу с красным крестом. Потом ухмыльнулся, но, увидев, что в сарае полным-полно раненых немецких солдат, посерьезнел. А может, и ОН, его злейший вражина, тут, среди них? А что, если он его здесь найдет? Что, если свершилось чудо и его ранили?! А что, если он сам пальнул себе в руку или ногу, чтобы не сложить башку на передовой? Ну а если его здесь не окажется, он выместит злость на остальных. Тоже мне, раненые… Скольких наших братьев они погубили до того, как их ранили?! И теперь… теперь они поплатятся за все сполна…

Набычившись, Тартюхин поднял автомат и уже собрался пройти в глубь сарая, как тут доктор Хансен загородил ему дорогу.

— Отойди! — сквозь стиснутые зубы прошипел Тартюхин.

— Так это ты… — удивленно протянул Хансен, узнав в партизане их прежнего угодливого помощника, но тот оборвал его:

— Прочь с дороги! Давай вали отсюда, пока цел!

— Нет! — решительно произнес врач в ответ.

Тартюхин внезапно понял, что этот врачишка, этот щуплый пацан, сопляк уступать ему не собирался.

— Не уйдешь? — переспросил Тартюхин, и лицо его исказила кривая усмешка. — Не уйдешь, значит? Ну ладно.

Неторопливо, но весьма решительно — доктор Хансен видел это — русский партизан поднял автомат, уперев ствол прямо в грудь врачу.

— Не уйдешь? — еще раз спросил он. — Значит, не уйдешь?

Никаких сомнений быть не могло — Тартюхин выстрелит, если врач не уступит ему дорогу. Но доктор Хансен стоял не шелохнувшись. За эти несколько мгновений этот молодой, на вид хрупкий врач стал другим человеком. Его обуял страх, смертельный ужас, от которого похолодело сердце, но он ничем не выдал своего состояния. Спокойно, решительно и даже чуточку снисходительно он взирал на кипевшего от ярости Тартюхина, физиономия которого растягивалась в злорадной усмешке.

— Подожди-ка! — донеслось сзади.

Улыбка мигом исчезла с лица Тартюхина, он повернул голову и недовольно посмотрел через плечо на дверь.

В сарай медленно вошел Сергей Деньков с автоматом в руке.

— Что это ты задумал? — спросил он Тартюхина.

Тот в ответ лишь пожал плечами.

— Я тебя спрашиваю: что ты задумал?

Теперь в голосе Денькова отчетливо прозвучали металлические нотки.

— Этот вот не пропускает меня, — ответил Тартюхин, стволом указав на доктора Хансена.

— И ты собрался его уложить, как я понимаю.

— Ну и что? Это ж немец, — стал оправдываться Тартюхин.

— Ты его знаешь? — вполголоса спросил Деньков, не отрывая взора от Тартюхина.

Тот замялся.

— Ты его знаешь, я тебя спрашиваю?

— Ну, знаю.

— И кто он?

— Немец.

— Идиот! — прошипел Деньков. — Чем ты лучше немцев? Что он тебе сделал? Или кому-нибудь из нас? Чем он нам навредил? Ничем! Он вон крестьян наших выхаживал, больных лечил. Забыл, как он тебе однажды руку перевязал? А ты собрался пустить его в расход! Убирайся отсюда. Убирайся, слышишь?!

Тартюхин с недовольным видом повернулся и с перекошенным от злости лицом вышел из сарая.

— Благодарю вас, — вздохнув с облегчением, произнес доктор Хансен.

— Не за что, — ответил Деньков, все еще не оправившись от охватившего его возмущения. — Пропусти меня.

— Что вы хотите?

— Чтобы ты меня пропустил.

Доктор Хансен посторонился.

— Если бы не вы… — со вздохом признался Хансен.

Деньков, остановившись, повернулся и долго смотрел на него. Потом сказал:

— …то он всех бы их… прикончил. Это ты имел в виду?

Хансен, помедлив, кивнул.

— Так вот, партизаны тоже бывают разные. Как и немцы. Пошли со мной!

* * *

Все раненые были взяты в плен. Во главе с доктором Хансеном.

* * *

Война не обошла стороной и хату Марфы. Танки длинной колонной прогрохотали мимо. Таня, стоя у окна, невидящим взглядом смотрела на бронированные машины. Они забрали у меня моего Михаила, думала она, и от тоски сжималось сердце. Как же я… ненавижу вас… всех!

Непонятно было только, кого именно она ненавидела. Немцев? Русских? Войну? Выпавшую на ее долю участь? Ее слабость? Ее любовь к немецкому солдату?

Услышав, как за спиной со скрипом распахнулась дверь, Таня не обернулась. Потянуло холодом. Она знала, кто пришел. И ни секунды не сомневалась, что это он. Услышав голос Денькова, Таня поняла, что все ее надежды скрыться от него были обречены на провал.

— Ты? — хрипло спросил Деньков.

Прижавшись лбом к холодному стеклу, Таня молчала.

— Повернись!

— А зачем? Ты ведь явился убить меня. Пришел, так убивай!

— Чего это ты прибежала к немцам? — дрожащим голосом спросил Деньков.

Таня по-прежнему не оборачивалась, но почувствовала, как он подошел к ней сзади. Схватив девушку за плечо, он с силой повернул ее.

— С каких это пор Марфа — немцы? — насмешливо спросила Таня.

Деньков молчаливо вперил в нее злой, жесткий взгляд.

— Давай, делай, что задумал! Чего ходить вокруг да около?

— Ты сюда ради него прибежала! Ведь ради него! Ты его к себе в постельку пустила, а мы…

С силой тряхнув Татьяну, он заорал ей прямо в лицо:

— Зачем?! Зачем ты так поступила?! Зачем?

— Я люблю его, — просто ответила Таня.

И, закрыв глаза, шепотом добавила:

— Неужели ты не можешь этого понять?

Деньков молчал, раздумывая. Он не знал, как быть. В деревню с радостными криками входили его товарищи. Они фанатично ненавидели оккупантов и сейчас искали здесь спрятавшихся немецких солдат. Сейчас Деньков почти ненавидел их, как ненавидел и то, что вынужден командовать этими людьми. Он ведь не был партизаном, он был офицером Красной Армии. Да, нужно уметь ненавидеть немцев. Чтобы поскорее изгнать их с родной земли. Но ведь всегда и во всем необходимо оставаться человеком. Тот, кто действительно повинен в зверствах, того к стенке без долгих разговоров, но ведь существует еще и воинская честь. Виновных… Но ведь и Таня была такой! Она — виновна!

Дверь, громко заскрипев на ржавых петлях, вновь распахнулась, и в хату ввалился великан — Михаил Старобин.

— Товарищ лейтенант, — широко улыбаясь, объявил он. — С немцами покончено! Все! Конец! Можно выбираться из леса!

Только теперь он заметил Таню и, раскрыв рот от изумления, застыл на месте.

— Ты? — произнес он, опомнившись.

Когда Таня услышала это «ты», у нее по спине поползли мурашки. То, каким тоном Старобин обратился к ней, как произнес это «ты», означало не только гибель.

— Ну и как ты с ней намерен поступить, товарищ лейтенант? — спросил Старобин, отирая рукой вспотевшее лицо.

— А как мне с ней поступать? — вопросом на вопрос ответил Сергей.

— Она — предательница! — вдруг заорал Старобин, однако остававшиеся рассудочно-холодными глаза говорили о том, что возмущение его наигранно.

— Да… — с усилием произнес Деньков, — да…

— Вот что, ты отдай ее мне! — предложил Старобин.

Таня бессильно привалилась к бревенчатой стене. Эти четыре глаза, уставившиеся сейчас на нее, были самым страшным, что ей приходилось видеть в жизни.

— Не-ет! — в ужасе прошептала она. — Лучше уж сразу убейте, но только не это!

— Так отдаешь мне ее? — повторил Старобин вопрос. — Чего там, давай ее мне — к чему огород городить, предательница, а с предателями разговор короткий.

— Да, огород городить ни к чему, — медленно проговорил Деньков, после чего повернулся и вышел из хаты.

* * *

И в эту минуту немцы попытались нанести контрудар. Сил у них было маловато, зато ненависти и злобы в избытке. Как и инстинктивного стремления выжить, уцелеть. Несколькими зенитными и противотанковыми орудиями, самоходными артиллерийскими установками, связками гранат и в спешке собранными резервами они решили атаковать русских. Всем и каждому было ясно: если позволить русским на этом участке углубиться и дальше, то под угрозой окружения окажется значительная группировка немецких сил, что, в свою очередь, отразится и на всем фронте в целом. Пехотинцам в поддержку прислали даже силы люфтваффе: пикирующие и обычные бомбардировщики, истребители.

Советы отступили. Несколько их танков горели. Остальные вынуждены были отползти назад, еще раз подмяв под себя позиции немцев, потом они исчезли в лесах, из которых появились. Разгорелись ожесточенные бои за потерянные населенные пункты, бились не на жизнь, а на смерть, за каждую улицу, за каждый дом. Смелые и мужественные, однако совершенно необученные для уличных боев партизаны отряда Денькова несли тяжелейшие потери. Пока вновь не обрели безопасность, рассеявшись в непроходимых чащобах горкинского леса. Группа Старобина уцелела, уйдя за прежние позиции русских, они забрали с собой Таню.

Утраченные немецкие рубежи были вновь отбиты у русских. И все события последних дней представлялись просто кошмарным сном: появились откуда-то танки, пехотинцы врага, завязались бои, и вот их снова нет, исчезли, растворились в серой мгле наступившего дня, оставив после себя в качестве напоминания о битве лишь обгорелые бронированные чудища.

Крюлю повезло.

К началу контрудара немцев он лежал в мелкой снарядной воронке на нейтральной полосе. До этого он медленно пробирался вперед, где ползком, где короткими перебежками, согнувшись в три погибели, одолевая метр за метром, пока не нашел для себя подходящего укрытия. И, надо сказать, проявил недюжинное терпение и осмотрительность, причем исключительно вследствие страха. Он не решался и головы поднять, не то что броситься бежать наугад вперед, по примеру других. Нет, подобные жесты отчаяния были совсем не в его духе — он полз, замирал, снова полз. И это спасло ему жизнь. Когда русские танки и пехотинцы под натиском немцев стали отходить к себе в тыл, он просто-напросто в нелепой позе улегся в своей воронке, притворившись убитым. Время от времени до него доносились шаги, скрип снега и обрывки разговоров на непонятном языке. Но он лежал не шевелясь, он выдержал даже тогда, когда буквально в полуметре от него, лязгая гусеницами, проехал русский «Т-34», хотя готов был вскочить и броситься куда глаза глядят. Даже вопил от страха. От того самого страха, который парализовал его, глубоко засев в нем. И когда гул двигателей и лязг металла затих вдали, Крюль на самом деле мало чем отличался от настоящего убитого в бою солдата: маскхалат весь в крови, но это была не его кровь, а унтер-офицера Кентропа. Когда заговорила немецкая артиллерия, у Кентропа по зловещей иронии судьбы немецким снарядом вырвало половину грудной клетки, чуть ли не разорвав надвое. И он из последних сил все же сумел проползти несколько метров до воронки, в которой расположился Крюль, решив сделать привал после очередного этапа своего ползучего марафона. Крюль взгромоздил еще живого Кентропа на край воронки и некоторое время оставался в ней, прикрываясь мертвым телом унтер-офицера, потом, выждав некоторое время, пополз дальше.

И только когда русские наконец убрались и наступила долгая-долгая тишина, он решился поднять голову.

Над безлюдным полем спускались сумерки. Крюль, дождавшись ночи, пополз дальше. Боли в онемевших ногах не было, а еще за час до этого она казалась невыносимой. Теперь он был спокоен, страх уже не изводил его. Однако даже теперь не осмеливался подняться и добежать до первых немецких окопов. Он полз — и в конце концов добрался до них. А когда оставшиеся в живых бойцы штрафбата попытались его поднять, он не сумел устоять на ногах. Крюль не чувствовал ног.

— Что? Что же это такое? — выпучив глаза, бормотал он.

— Да ничего особенного, ты снова у своих, дружище! — успокоил его один из бойцов, поднося к его губам фляжку.

Отпив глоток, он понял, что это не вода, а шнапс. Огонь быстро растекся по жилам, и он снова попытался встать на ноги. Но они не держали его. Сутки — день и ночь — Крюль провел на холоде, и когда снова добрался к своим, оказалось, что он отморозил их. Да так, что впоследствии одну ногу даже пришлось ампутировать.

Уцелели и Дойчман со Шванеке.

Когда русские танки скрылись из виду, уйдя в направлении Борздовки, когда русские пехотинцы волна за волной устремлялись на запад, оба забрались в глубь леса и спрятались в довольно глубоком овражке, предварительно очистив его от снега.

— Ну вот, — отметил Шванеке, — дело сделано. Здесь можно будет и отсидеться.

— Сколько?

— Всю жизнь.

Шванеке пожал плечами:

— Сколько, сколько… Пока опасность не минует. Ты же видел, что русские прорвались, если будут действовать умно, то дойдут до Берлина…

Шванеке хихикнул.

— Мне не смешно!

— А на что ты рассчитываешь? Ну, конечно, не до самого Берлина, — поправил себя Шванеке. — Наши не настолько глупы, да и русские не гении, так что… Пойми, русские неплохие вояки, но вот здесь…

Карл Шванеке выразительно постучал пальцем по лбу.

— …здесь у них иногда жуткая каша. Они могут идти напролом, не страшась никого и ничего, невзирая ни на какие потери, переть грудью на орудия и танки, гибнуть тысячами, и это там, где какой-нибудь наш умненький генералишка мигом бы сотворил кольцо окружения. Понимаешь, что я имею в виду?

— Я не генерал, — мрачно бросил в ответ Дойчман.

Меньше всего ему хотелось сейчас трепать языком, а этот говорун, похоже, скоро не остановится… Почему он здесь? С ним?

— Нет, генералом тебе точно не быть, — глубокомысленно произнес Шванеке. — Самое большее, толковым профессором, ну там лекции всякие читать, но генералом? Никогда!

— Меня это вполне устраивает.

Дойчман, нащупав в кармане сигареты, достал одну и стал прикуривать. Но тут же сильный удар лапищи Шванеке выбил у него и сигарету и спички.

— Ты что? — прошипел перепуганный Шванеке. — Сбрендил совсем? Курить здесь?

— Подожди, подожди… — попытался объяснить ему Дойчман, но Шванеке и слушать его не стал.

— Заткнись!

В неловком молчании прошло несколько минут. Первым заговорил Шванеке:

— Вот поэтому тебе и не быть генералом, хотя и придурков среди них хоть отбавляй. Во начни ты сейчас здесь дымить, и что?

— Да-да, ты верно рассуждаешь, — согласился Дойчман. — С этим все понятно. Но что дальше?

— Дальше выжидать, — лаконично ответил Шванеке. — Вот отойдут русские подальше, тогда за ними двинутся колонны войскового подвоза, понимаешь? Тыловики двинутся, старичье, всякие там очкарики и прочие убогие. Им-то что до нас? Расстреливать нас они, во всяком случае, не станут. Ненависти к нам у них нет. Не то что у этих чертовых партизан! Выждем, посмотрим что к чему, а потом «руки вверх». Сдадимся. Как ты думаешь, будет почет какому-нибудь тыловому солдатику, если он притащит командованию сразу парочку пленных немцев? Ты «Интернационал» знаешь как петь?

— Нет. А зачем тебе?

— Я помню слова, но не все. Это нам здорово поможет. Только представь: мы с поднятыми руками идем к русским и поем «Интернационал». Эти ребята сначала вылупятся на нас, а потом станут в струнку. «Не стреляйте, товарищи!» и все такое.

Дойчман не смог удержаться от улыбки.

Однако уже пару часов спустя обстановка коренным образом переменилась. Со стороны фронта стала доноситься стрельба, она приближалась. Снова послышался лязг танковых гусениц.

— С ума сойти! — обескураженно произнес Шванеке. — Это что же такое получается? Наши организовали контрудар?

— Судя по всему, организовали, — сухо констатировал Дойчман.

Шванеке сходил на опушку леса разведать обстановку. И тут же примчался — русские пехотинцы поспешно отходили назад. Тут уж даже он забеспокоился.

— Бегут, — бросил он. — Нужно сниматься с места и уходить подальше в лес, а не то они нас тут сцапают, и это добром не кончится. Тем более что они сейчас злы как собаки — шутка сказать, погнали их. И кто бы мог подумать!

В лесу было тихо, снег до пояса. Сюда шум боя доносился будто из другого мира. Начинало смеркаться.

— Стой! — вдруг скомандовал шедший впереди Шванеке и как вкопанный замер на месте.

— Что такое?

— По-моему, парочка хат впереди, — шепотом сообщил Шванеке и стал медленно опускаться на колени. Дойчман последовал его примеру и тоже увидел сквозь ветки темные очертания нескольких полузанесенных снегом лачуг на небольшой лесной прогалине.

— Живет здесь кто-нибудь?

— Откуда знать? Надо проверить…

— Ну так давай проверяй, чего стоишь! — нетерпеливо потребовал Дойчман.

Шванеке лишь изумленно посмотрел на обычно робкого «профессора», но ничего не сказал. Оба ползком добрались до края прогалины. Отсюда были хорошо видны четыре хаты.

Никаких признаков жизни. Тишина, да такая, что оба слышали собственное дыхание.

— Может, там и пожрать найдется? — предположил Шванеке.

— У нас еще кое-что осталось.

— Ничего, запас никому еще не повредил.

— Да откуда здесь еда? Неужели ты думаешь, что…

— Ну, знаешь, всякое бывает… Если нет, то хотя бы…

— Что «хотя бы»?

— Хотя бы переночевать можно будет. Ну, не знаю, не знаю… — неопределенно пробормотал Шванеке.

— Что же по-твоему — в снегу ночевать? Обморозимся к чертям. Давай войдем.

Состояние летаргии, в котором пребывал Дойчман с минувшего дня, куда-то исчезло. Усилием воли он пытался прогнать мысли о смерти Юлии. И сумел. Надо думать о том, как выжить. Теперь он осознал свое нынешнее положение — да, Юлия умерла, ее нет больше, но ее смерть обязывала его ко многому. Теперь он втройне обязан продолжить начатое. В память о ней. Он во что бы то ни стало должен выжить, уцелеть в этой бойне, а потом, когда-нибудь, он продолжит прерванную работу. Пройти через плен будет нелегко, но сейчас ему казалось, что плен даст ему куда больше, чем возвращение к своим. Сколько его товарищей погибло? От этой мысли Дойчман невольно поежился…

Осторожно, стараясь не задеть веток, он стал продвигаться на поляну, таща за собой единственную оставшуюся у него санитарную сумку. Одну он выбросил в панике, когда они убегали в лес. Карл следовал за ним с автоматом наготове.

Когда они подошли к дверям первой хаты, Шванеке вдруг замер на месте.

— Тут кто-то недавно побывал, — убежденно произнес он, принюхавшись. — Часа назад, от силы два.

— Как? Как ты определил?

— По запаху, — просто ответил Карл Шванеке. — По запаху, — повторил он.

Между тем сумерки сгущались. Когда они, обшарив первую хату в поисках съестного и ничего не найдя, вышли, очертания трех остальных были уже едва различимы. Во второй хатенке под пеплом еще дотлевали угли, но и здесь было хоть шаром покати, разве что пара рваных мешков из-под зерна.

Обойдя третью и самую большую хату и оказавшись у входа, они кое-что обнаружили. Но не еду.

Шедший первым Шванеке вдруг странно охнул.

— Бог ты мой — тут кто-то лежит, — прошептал он, повернувшись к Дойчману.

Подойдя поближе, Эрнст с трудом различил лежащее ничком на грязном, истоптанном снегу у запертой входной двери тело.

— Послушай… — пробормотал Шванеке. — Послушай, доктор, это… это ведь женщина…

Длинные черные волосы убитой резко контрастировали с белевшей даже в полумраке шеей. Женщина лежала с вытянутыми по бокам руками, пальцы которых были скрючены, словно она в последние мгновения жизни пыталась за что-то уцепиться. Поперек телогрейки на спине темнели четыре небольших отверстия — след автоматной очереди.

Шванеке опомнился первым. Склонившись над телом женщины, он осторожно, будто опасаясь причинить убитой боль, взял ее за плечи и перевернул на спину.

Дойчман невольно пошатнулся. Подойдя вплотную, он понял, кто это. Перед ним лежала Таня. Выражение знакомого лица было странно-застывшим, мертвым, но Дойчману показалось, что Таня улыбается. Ужасал контраст иссиня-черных волос с восковой мертвенной бледностью лица. Полные, чувственные губы были полуоткрыты, будто перед тем, как умереть, девушка шептала что-то, имя того, о ком думала последние дни жизни: Михаил.

— Таня! Танюша! — с трудом переводя дыхание, хрипло простонал Дойчман.

— Как? Ты ее знаешь… знал?

Дойчман кивнул.

— Так это…

— Да, это она.

— Брат! — только и произнес Шванеке. — Что тут… что тут скажешь…

Поднявшись, Дойчман продолжал стоять как изваяние. Потом медленно отошел и по складам прочел нацарапанные по-русски слова на прибитой ржавым гвоздем к спине девушки чуть пониже дыр от пуль бумажке: «НЕМЕЦКАЯ СУКА».

— Ах, свиньи, твари паршивые! — ошеломленно пробормотал Шванеке. — А что тут написано? Ты понимаешь по-русски?

Он вопросительно посмотрел на Дойчмана.

— Эй, доктор, что за дела?

Дойчман взял себя в руки. Тело его словно онемело, члены налились свинцом. Стоило пошевельнуться, как их пронзала острая боль… Но… нет, нельзя… Он не имел права раскисать сейчас… не мог… не должен был…

— Пошли, — сказал он таким тоном, что даже у видавшего виды Шванеке похолодела спина. — Идем!

И Карл Шванеке понял, что от него хотят, и, прислонив автомат к деревянной стене, повиновался Дойчману. Они взяли девушку и осторожно отнесли ее в хату. Смерть наступила, по-видимому, недавно, во всяком случае, признаков трупного окоченения пока не было.

— Не могу на это смотреть… Не могу… — сдавленно бормотал Шванеке. — Вот же скоты! Скоты окаянные!

Они похоронили Таню прямо в хате, вырыв могилу в земляном полу единственной случайно обнаруженной заржавевшей лопатой. Копать пришлось по очереди, и только часа три спустя могила была готова. За все это время они и словом не обменялись.

* * *

Берлин

Снова началась воздушная тревога, и больных пришлось срочно переносить в подвал, служивший бомбоубежищем. Доктор Кукиль постоянно оставался у носилок Юлии, склонившись над ней, он изучающе смотрел ей в лицо.

— Вы передали ему? — не открывая глаз, прошептала Юлия.

— Пока нет, — ответил доктор Кукиль. — Я попытался дозвониться до них, но связи не было. Это очень далеко…

Раздался чей-то стон. Подвал убежища был переполнен, в воздухе стоял запах лекарств, дезинфекции, гноя. Между временных коек сновали медсестры, прижавшись к стене, рядком сидели ходячие больные. Время от времени, когда бомбы падали где-то неподалеку, стены подвала сотрясались. Люди сидели, уставившись перед собой, некоторые шептали слова молитвы.

— Вы еще раз попытаетесь? — спросила Юлия, открывая глаза.

— Попытаюсь, — ответил Кукиль. — Вам не следует много говорить. Попытайтесь заснуть.

— Мне сейчас гораздо лучше, — ответила Юлия, посмотрев ему прямо в глаза. — Намного лучше. Он ведь уже скоро вернется, герр Кукиль?

— Скоро, — ответил доктор Кукиль. — Уже скоро.

* * *

Они сидели в хате, стоявшей ближе всех к лесу. Костра не разводили из опасений, что неприятель может заметить огонь. Было холодно, но все равно не так, как снаружи. Или им это просто казалось? Шванеке, положив автомат на колени, любовно полировал его куском тряпки, хотя в темноте трудно было разглядеть даже собственную руку. Время от времени он поглядывал на сидевшего в стороне Дойчмана.

— Надо бы вздремнуть хоть немного, — сказал Шванеке. — Сколько это мы уже глаз не смыкали?

— Да вот уже вторую ночь, — ответил Дойчман.

Голос его звучал отрешенно, но бодро.

— А тебе не хочется поспать?

— Нет, не хочется. А ты поспи, я могу и посидеть. Все равно не засну.

И когда Шванеке тут же смежил веки, проваливаясь в благодатное небытие сна, Дойчман как бы про себя произнес:

— Дальше тебе одному придется идти. А я возвращаюсь.

Шванеке так и подскочил:

— Что ты городишь?

— Повторяю: я возвращаюсь.

— Это из-за…

— В том числе из-за этого.

— Понимаю, — покорно ответил Шванеке. — Понимаю тебя, приятель.

— А ты спи, спи.

— Да-да, уже сплю. Но я тебя доведу, дружище.

— Куда?

— Ах, какие гады! — пробормотал Шванеке. — Нет, я тебя доведу до места, откуда ты уже сам сможешь добраться.

— Незачем.

— Да ты и шага здесь не сделаешь! — буркнул Шванеке, уже засыпая. — И… до опушки не доберешься. Провожу тебя, а ты: рот на замок! Слышишь? Никому ни слова!

И заснул.

Всю ночь и весь следующий день они просидели в этой хате. После полудня немного поспал и Дойчман, сон был тяжелый и не освежил его. В самой большой хате они случайно нашли мешок семечек Шванеке, устроившись с автоматом у окна, осуществлял дозор, лузгая семечки и сплевывая шелуху прямо на пол. Иногда он поглядывал на Дойчмана, который, словно покойник, лежал на полу, укрытый мешками. Шванеке поднялся, подошел к Дойчману и с неуклюжей заботливостью натянул один из мешков повыше, до самого подбородка Дойчмана.

— Бедняга, — бормотал он, — несчастный ты человек, профессор, какой же ты несчастный…

Когда начало темнеть, они отправились в путь.

Передовые позиции русских были заняты неплотно. Было очень холодно, и они заметили лишь несколько редких постов боевого охранения. Опасаться было некого — в такой холод немцы не полезут. Только русские могут атаковать в лютый мороз. Да и когда немцы вообще в последний раз атаковали по собственной инициативе? Да, если русские наносили удар, они его отражали, но атаковать? Маловато было у них силенок для атак и наступлений. Очень даже мало! Куда же подевались их несметные армии первых лет войны, когда они перли и перли на восток?

Нынче германец был безмерно счастлив, если его просто не трогали…

* * *

Прижавшись друг к другу, Дойчман и Шванеке лежали в воронке.

— Вон там, видишь танк? — спросил Шванеке.

— Вижу. Ты имеешь в виду подбитый танк?

— Его. Так вот, этот подбитый танк, считай, уже на ничейной земле. Вот туда я тебя и проведу. А там уже сам будешь добираться.

— Понятно.

— Ну, давай, вперед. Ползком, ползком, задницу не поднимать — ясно?

— Ясно, ясно.

И оба, как пресмыкающиеся, бесшумно стали ползти мимо траншей противника, к темневшему вдалеке силуэту подбитого русского «Т-34».

Снег здесь был утоптан сотнями ног, мороз такой, что и дохнуть было больно, и все же Дойчман исходил потом — пот заливал глаза, тут же замерзая. Вот и траншеи русских.

Они отыскали место, где стенки траншей были продавлены гусеницами танков, и там буквально сантиметр за сантиметром перебрались на другую сторону. Метрах в двадцати в стороне они заметили темный округлой формы предмет — голову русского из боевого охранения. Время от времени на ее фоне вспыхивала красная точечка. Курит, засранец, подумал Шванеке. Курит, стоя ночью в боевом охранении! Ах ты сукин сын, подобраться бы сейчас к тебе, и… ты бы даже не понял ничего…

Позади, тяжело дыша, шаркал телом по снегу Дойчман. Казалось, звук этот слышен за километр. Но русский постовой хоть бы хны — стоит себе и коптит махрой. Вскоре он вообще исчез за бруствером, а они ползли и ползли, медленно, сантиметр за сантиметром, спешить некуда, размышлял Шванеке, мне ведь еще возвращаться, ну ничего, это недалеко…

До темневшего танка оставалось еще метров пятьдесят, не больше. Потом сорок Шванеке, замерев, прислушался и стал дожидаться своего товарища — Дойчман чуть отстал. Когда тот был рядом, Шванеке прошептал ему в самое ухо:

— Могут быть мины. Смотри в оба. От меня не отставать. Усек?

Дойчман, прерывисто дыша, кивнул в ответ.

— Тогда вперед!

И они стали ползти дальше. Шванеке, протянув руки перед собой, осторожно ощупывал землю впереди. Здесь пока ничего, мин нет. Но метром-двумя дальше вполне могут быть. Вон тот бугорочек! Нет уж, лучше обойти его. И вообще надо бы помечать путь, которым они сюда добираются, — ведь ему предстоит возвращаться. Помечать и запоминать. Все, каждую выемку, каждый бугорок, каждый ком вывороченной снарядами земли. Может, когда он поползет назад, и времени не будет на ориентирование. И на поиски мин.

Есть! Вот она!

Снова дождавшись, пока Дойчман вползет на небольшую возвышенность, Шванеке прошептал:

— Вон там — мина!

И провел рукой поверх едва заметного снежного бугорка, на первый взгляд ничем не отличавшегося от других.

— Пойми — я чую их, чую! Вон и справа тоже она. Осторожно проходим между них… Вперед!

Двадцать пять метров.

Вот разбитые в щепы столбики и прорванная, перепутанная колючая проволока — остатки проволочного заграждения.

— Не трогай! — яростно шептал Шванеке. — Ни в коем случае не прикасайся!

Но Дойчман не слышал его. Сердце колотилось где-то в глотке, заглушая все вокруг. Впереди ритмично двигались подошвы сапог Шванеке, иногда исчезая в темноте, тогда Дойчман на миг зажмуривался, а потом быстро открывал глаза, обретая таким образом ночное зрение. У танка передохнем, подбадривал себя он, сколько еще до него? Последние несколько метров казались вечностью.

Ткнувшись лицом в холодную колючую проволоку, он невольно отпрянул. Он не разглядел ее, внезапно до него дошло, что вот уже несколько секунд он ползет на ощупь в кромешной тьме. Нет, надо взять себя в руки, стиснув зубы, говорил он себе, спокойствие прежде всего, надо…

Шванеке извивавшейся тенью вилял между сбившейся в комья проволоки, иногда зацепляясь за торчавший из снега обрывок повернувшись, он улыбался, и во тьме белели его зубы, потом снова полз, и Дойчман видел, что танк близко, до него совсем ничего, всего с десяток-полтора метров. И тогда желанный отдых. Он почувствовал, что ногой зацепился за проволоку, по привычке нетерпеливо дернул ногой и тут же услышал, как звякнули развешанные по колючей проволоке пустые консервные банки. В следующую секунду ночь прорезали сухие винтовочные выстрелы.

— Тише ты, идиот! — прошипел Шванеке.

Но Дойчман не слышал его, он отчаянно пытался сорвать впившуюся в ткань штанов зловредную колючую проволоку, и чем сильнее дергал ногой, тем громче бряцали окаянные консервные банки. И тут линия обороны пробудилась от чуткого сна.

Застучал русский пулемет, траншеи ожили, послышались неразборчивые, хриплые окрики, по мерзлой земле тяжело забухали сапожищи. Огонь усиливался, теперь уже стреляли отовсюду. Провыла выпущенная из миномета мина. К небу с шипом вздымались ракеты, озаряя предполье ослепительно-белым светом. Переполошилась и немецкая сторона, из землянок выбегали солдаты и бросались в окопы и траншеи — эта сцена зримо возникла в воображении Шванеке.

— Без паники! Только не паниковать! — прошептал Шванеке. — Сейчас угомонятся. Они ведь нас не видят. Так что спокойно!

Над ними протянулись, уносясь вдаль, трассирующие пули немецких пулеметов, несколько мин разорвались совсем близко, взлетели и несколько ракет, но чувствовалось, что огонь, как ни интенсивен он был, все же идет на убыль.

— Говорю тебе — не паниковать! — убеждал Шванеке прижавшегося ничком к земле Дойчмана. — Сейчас успокоятся…

У танка они были бы в безопасности. Вот только до него надо еще добраться.

Но огонь вдруг вновь усилился, стреляли интенсивно, остервенело, издали громыхнули первые выстрелы артиллерийских орудий. Видимо, русские все же заметили их, потому что сосредоточили огонь именно там, где пытались укрыться Дойчман и Шванеке. Считанные секунды — и пули врага настигнут их. Шванеке, повернувшись к Дойчману, крикнул:

— К танку! Бегом!

Вскочив, он в несколько прыжков одолел расстояние до танка и бросился в снег. Тяжело привалившись к броне поверженной машины, он судорожно хватал ртом воздух, понимая, что здесь все же куда безопаснее. Тут уж надо бить прямой наводкой, чтобы прикончить его.

Осторожно выглянув из-за танка, он стал искать глазами Дойчмана. Тот, пригнувшись, петляя, неуклюже бежал к нему через мелькавшие полосы трассирующих, чудом уворачиваясь от рвавшихся в нескольких метрах мин, вот он уже почти у цели, пара метров отделяют его от танка и…

Шванеке совершенно отчетливо увидел, как красноватый след горящего фосфора на уровне глаз задел голову Дойчмана, он видел, как тело «профессора», уже занесшего ногу, чтобы шагнуть, вдруг подбросило вверх, как это всегда происходит при ранениях в голову, и тут же одновременно вблизи рванула мина, окатив Дойчмана и Шванеке перемешанным с землей снегом.

Карл Шванеке протер глаза, в отчаянии мотнул головой и стал звать:

— Эрнст! Эй, Эрнст, эй, профессор? Где ты там?

Ни слова в ответ.

Шванеке пополз назад, уже не обращая внимания творившийся вокруг ужас.

До него донесся стон, потом нечленораздельные звуки.

— Карл!.. в голову… меня… глаза… Карл! — только и смог разобрать Шванеке.

— Да здесь я! Здесь! — выкрикнул он и в ужасе увидел превратившуюся в кровавое месиво верхнюю часть лица Дойчмана. Ни носа, ни глаз, ни надбровных дуг не было — кровь, ошметки мышц и отломки костей…

Шванеке беспомощно огляделся, но тут же взял себя в руки. Подхватив Дойчмана под мышки, он стал тащить его к танку, на противоположную от русских сторону подбитой машины.

Дойчман страшно кричал, и крик этот острым ножом вонзался в мозг Шванеке. Тут взгляд его случайно упал на ноги Дойчмана — бог ты мой! И это еще вдобавок!

Левая нога Дойчмана бессильно волочилась по снегу и казалась длиннее правой. Ниже колен она была раздавлена всмятку и страшно кровоточила.

— Доктор, я дотащу тебя! Дотащу, слово даю! Не бойся, только дотерпи!

— Нога-а! Моя нога! — продолжал вопить Дойчман.

— Ладно-ладно, зацепило чуток! — попытался успокоить его Карл.

— Но-га-а-а! Я… Я…

Шванеке проворно расстегнул ремень Дойчмана и крепко перетянул им изувеченную ногу выше колена. Потом разорвав штанину, осмотрел рану. И содрогнулся: левая нога Дойчмана висела на тонких ошметках мышц и сухожилиях. Ладно, голова подождет, это не так страшно. А вот нога… Он же кровью изойдет…

— Дотащу тебя, профессор, дотащу, никуда не денусь! Все не так страшно, поверь!

— Ты… ты… брось… иди… не возвращайся… из-за меня все…

— Ладно, помолчи!

Перевязочные пакеты! Где они?

— Сильно болит, профессор?

— Да… Глаза…

Огонь русских сосредоточился на танке. Но Шванеке не обращал на это внимания.

— Глаза болят от давления воздуха, пойми, профессор, это же понятно, мы с тобой люди ученые!

Шванеке лгал напропалую, лишь бы только успокоить Дойчмана, а сам тем временем извлек из кармана складной нож, который он стащил в хозподразделении, занимавшемся плотничьими работами. Он пристально смотрел на то, что осталось от ноги Дойчмана.

— А сейчас сделаем перевязочку, — сообщил он. — Не дрейфь, профессор, я мигом, а потом потащу тебя к нашим…

— Глаза… Глаза, — продолжал стонать Дойчман.

— Да-да, сейчас, — бросил Шванеке и, раскрыв нож быстро отхватил обрывки кожи, мышц и сухожилий, на которых висела раздробленная голень.

Дойчман закричал. Такого крика Шванеке в жизни не слышал.

— Ничего, ничего, все позади, пойми, это были только куски кожи, пойми… тут уж… Все, все, больше не будет больно.

— Да, да, но… глаза, — вопил Дойчман.

Шванеке, ловко перевязав культю ноги, вытащил свой перевязочный пакет и стал накладывать повязку на обезображенное лицо Дойчмана. Кровотечение почти остановилось. Сомнений не оставалось — Дойчман ослеп, ему с корнем вырвало глазные яблоки, раздробило нос, надбровные дуги, зато каким-то чудом не задело лобную кость и мозг, но, может, еще рана на лице и не такая глубокая, думал Шванеке, это только сразу после ранения все выглядит жутко, а потом, когда хирурги залатают и заштопают, глядишь, и терпимо…

Покончив с этим, Карл Шванеке, чуть приподнявшись, повернулся к немецким позициям и заорал что было мочи:

— Не стрелять! Свои! Не стреляйте, вы, идиоты! Слышите? Не стреляйте!

Он кричал и кричал до тех пор, пока огонь со стороны траншей немцев не прекратился. После этого он крикнул:

— Прикрывайте нас! Слышите — прикрывайте!

Их стали прикрывать.

Взвалив бесчувственное тело Дойчмана на спину, он, чуть присев, подхватил оторванную голень «профессора» и, зажав ее под мышкой и пошатываясь, побежал к позициям своих. Уже на полпути в воздухе зашипела осветительная ракета, потом еще одна, еще… Он не сразу понял, что огонь прекратился. Позиции погрузились в тишину, лишь кое-где глухо хлопали выстрелы ракетниц. Вот и хорошо, нормально, а теперь не торопясь. Шаг за шагом он приближался к позициям, краем глаза видя свою странную, колыхавшуюся, бесформенную тень на снегу. Мины? Дьявол с ними, с минами, иногда ему даже казалось, что наступи он сейчас на мину, и это было бы избавлением. Он понимал, куда возвращается. Понимал, что его там ждет, но упрямо шел вперед. Несмотря на то, что почти не верил в то, что Дойчмана спасут. Может, он уже мертв, кто знает? Как и зажатая под мышкой оторванная нога. Но он пообещал ему, дал ему слово, что дотащит до своих. «Я дотащу тебя, профессор» — ведь это были его, его слова! Никто его за язык не тянул! И он дотащит его, дотащит, невзирая ни на что, живого, мертвого — неважно, пусть даже ценой собственной жизни.

У бруствера к нему бросился какой-то молодой лейтенантик. Их уже ждали двое санитаров с носилками. Шванеке сам, не позволяя им, бережно уложил Дойчмана на носилки и только после этого выпрямился.

Над Дойчманом склонился один из санитаров.

— Живой? — спросил лейтенант. Шванеке пожал плечами.

— А это к чему?

Лейтенант глазами показал на обрубок ноги Дойчмана у Шванеке под мышкой.

— Ах да! — спохватился Шванеке и положил его на носилки.

— Поймите, я не мог и ее там просто так бросить. Я его решил целиком дотащить, понимаете, всего целиком.

— Он еще жив! — доложил санитар.

— Тогда поторопитесь! — ответил лейтенант.

И спросил Шванеке:

— А откуда вы? Из какого подразделения?

— Мы — оттуда! И из 999-го штрафбата, понятно? На экскурсию нас туда отправили.

— Понимаю, понимаю, — закивал лейтенант.

Он был наслышан о трагической судьбе 2-й роты этого штрафного батальона. Пока что только один вернулся, да и то с отмороженными ногами. Оказывается, и эти двое тоже… Ужас!

— Я отправлю вас к своим. А пока что отдохните. Думаю, вы заслужили это.

Дойчмана срочно отправили куда-то через Бабиничи. Врач полевого госпиталя, впрыснув ему противостолбнячную и противогангренозную прививки, только покачал головой, когда один из санитаров вопросительно посмотрел на него.

— Оба глаза, да еще нога, — вполголоса произнес он. — Не думаю, что… Впрочем, никогда не знаешь, как повернется. Вколите ему морфий. Ампулу.

Штабсарцт центрального эвакогоспиталя также постарался побыстрее избавиться от Дойчмана.

— Вас переправят в Оршу, уважаемый коллега, в настоящий госпиталь. А там уже посмотрят, как с вами быть дальше.

Дойчман пытался ощупать глаза, но каждый раз под пальцами оказывалась толстая повязка.

— Что у меня с глазами и… с ногой? Помню только…

— Ногу пришлось ампутировать.

Врач изо всех сил пытался произнести эту страшную фразу как можно беззаботнее. Взяв руку Дойчмана, продолжавшего пальцами теребить повязку на голове, он положил ее на одеяло.

— Что же касается глаз, тут все не так страшно. Подправим что можно, судя по всему, глазной нерв не задет, именно это главное.

— Знаете, мне в свое время тоже приходилось лгать примерно в вашем духе, — прошептал Дойчман.

Штабсарцт пристыженно умолк.

— А что с Шванеке?

— С каким Шванеке?

— С тем, который… С которым мы вместе добрались…

— Ах вот вы о ком. Он жив и здоров, насколько мне известно.

— А его не…

— То есть?

— Где он сейчас?

— Скорее всего, среди тех, кому посчастливилось уцелеть.

— Понятно, — ответил Дойчман. — Я… — начал он и тут же замолчал.

Да и что было говорить? Шванеке дотащил его до позиций, чем обрек себя на гибель. Сколько же на его, Эрнста Дойчмана, совести человеческих жизней? Нет, он их, разумеется, не убивал — ни Таню, ни Юлию, ни Карла, но…

Неподвижно лежа на койке, он молился. Он взывал к богу, моля его ниспослать ему смерть, он проклинал его за каждое прожитое мгновение жизни, он просил его, умолял, проклинал, но без толку.

* * *

Шванеке доставили в ближайшую роту штрафбата. Это была 1-я рота обер-лейтенанта Вернера. Русские нанесли ей удар во фланг, подразделение понесло серьезные потери, но она не была уничтожена целиком, как 2-я рота Обермайера. Вернер в окно увидел, как какой-то пехотный унтер-офицер сопровождает к нему Шванеке. Вернеру уже сообщили по телефону о трагедии на ничейной полосе, и он попросил лейтенанта лично доставить к нему рядового Шванеке.

— Почему непременно лично? — недоумевал лейтенант. — Этот парень что-нибудь натворил?

— Натворил.

— Выдержки ему не занимать, должен сказать.

— Охотно верю.

— Странная вы компания, — со вздохом произнес лейтенант-пехотинец в трубку. — Так и быть, пришлю его к вам в сопровождении унтер-офицера.

И вот Вернер, стоя у окна, видел, как, раздавая улыбки направо и налево, к нему направляется рядовой Шванеке.

Из 2-й роты выжили трое: слепой, уголовник и трусишка, о котором рассказывали, что он чуть ли не пел от радости, что ему оттяпали отмороженную ногу — ведь теперь ему было гарантировано и возвращение домой и непробиваемая броня против любого призыва. Кроме того, государство выплатит ему кругленькую сумму за потерянную на фронте ногу, да и… Впрочем, фельдфебелю, строго говоря, не обязательно быть двуногим, чтобы вполне успешно изводить личный состав.

В дверь постучали.

— Войдите! — отозвался Вернер.

В хату медленно вошел Шванеке.

Завидев Вернера, он улыбнулся своей обычной улыбкой до ушей. Он даже не соизволил доложить о прибытии по всей форме, а просто стоял и скалил зубы, глядя на Вернера. Что у него на уме? Вернер поспешно отпустил унтер-офицера, доставившего Шванеке. И избегал смотреть на его заляпанный кровью маскхалат, на бурые от запекшейся крови руки. Да и физиономия была перемазана кровью.

— Я… я слышал, — внезапно охрипшим голосом заговорил Вернер, — вы проявили себя с самой лучшей стороны — вы спасли рядового Дойчмана…

Улыбка Шванеке стала еще шире.

— Мне очень нелегко, но у меня приказ из Орши… Я должен арестовать вас и препроводить туда. Если вы вдруг появитесь. Что вы по этому поводу скажете?

Шванеке ничего не сказал по этому поводу. Просто пожал плечами и, склонив голову чуть набок, улыбнулся. Вернер стал взад и вперед расхаживать по хате, потом вдруг резко повернулся и вперил в Карла серьезный взгляд.

— Какого черта вы вообще вернулись? Вы ведь знали, что вас здесь ожидает, не так ли?

— Ясное дело, — коротко бросил Шванеке.

— Так зачем вы возвращались?

— По вас соскучился, герр обер-лейтенант, — ответил Шванеке.

Но Вернер пропустил мимо ушей шутку рядового Шванеке.

— В живых из всей 2-й батареи осталось только трое — вы, Крюль и Дойчман. Остальные… включая и обер-лейтенанта Обермайера…

— Крюль? — переспросил удивленный Шванеке. — Так он жив?

Улыбку его словно ветром сдуло.

— Жив. И лежит в Орше в госпитале.

— Говно не тонет!

— Шванеке! Крюль все-таки обер-фельдфебель.

— Ну и что с того? Разве обер-фельдфебель не может быть говном?

Вернер молчал. Что можно было на это ответить? Конечно, он мог бы сейчас прочесть этому Шванеке лекцию о том, что, мол, зарываться недопустимо, но что толку? В конце концов, этот парень совершенно прав. Но — прав он или нет, положено наорать на него, выгнать к чертям собачьим, посадить под арест… Но Вернер не собирался ни орать, ни арестовывать Шванеке. Он понимал, что подобным типам все проработки — как с гуся вода.

— Что вы там натворили? Я имею в виду инцидент с обер-лейтенантом Беферном? — спросил он.

Шванеке пожал плечами.

— Или же речь идет о применении закона о тяжких преступлениях?

Никакого ответа.

— И что мне только с вами делать?

Шванеке, проведя ладонью по лицу, откашлялся и снова улыбнулся до ушей. Вернер окончательно растерялся. Как может он сейчас веселиться? Воистину юмор висельника! Но ведь он спас Дойчмана, своего боевого товарища, а мог ведь спокойно дать деру к русским и потом им такое насочинять — мол, меня преследовали по политическим мотивам, я, дескать, коммунист, да здравствует Сталин… Но ведь не удрал, а… Какой смысл был ему возвращаться?

— Ладно, на ночь я вас посажу под замок, — наконец решил Вернер. — А утром в Оршу поедем. А потом…

И пожал плечами, будто говоря: «А что, собственно, потом? Что я могу сделать? Ничего. Да, спору нет, мне жаль тебя, но кто я такой? Я тоже выполняю приказы!»

— А если