Счастливчики

Дмитрий Светлов

Эта книга не является историческим исследованием и не содержит реальных фактов.

Любое совпадение имен и названий является случайным. Все написанное в книге всего лишь результат фантазии автора.



Пролог

Барон Бреда закончил доклад и вернулся в свое кресло. Он потратил год на детальное изучение всех островов архипелага. Мерзкий климат утомил экипажи кораблей. Четыре месяца мелкого моросящего дождя переходили в период ливней и гроз, который завершался сезоном тропических ураганов. С точки зрения климата обследованный район имеет только одно, но неоспоримое преимущество. В тех краях дует юго-восточный пассат, что вынуждает вражеские корабли идти вдоль архипелага. Острова покрыты сосновыми и дубовыми лесами. С холмов стекают многочисленные реки. Но там нет подходящих заливов, вообще нет никаких удобных стоянок для кораблей. Крошечные бухточки не в счет, в них могут укрыться один-два корабля. Барону поставили задачу найти гавань для полноценной эскадры.

Он нашел подходящее место для создания военной базы. В архипелаге выделялись три самых больших и ровных, как стол, острова. Они возвышались над океаном всего на тридцать сантиметров и являлись продолжением обширных отмелей. Глубоководное побережье находилось со стороны океана. Там же был вход в прекрасные гавани, где можно разместить не одну эскадру. Песчаное дно гарантировало надежную якорную стоянку. В обширном лиственничном лесу с красивыми зелеными полянами преобладали дубы и клены. Несколько озер могли обеспечить водой моряков и жителей города. Но пресная вода оказалась только на одном острове.

Из всего архипелага лишь это место отвечало всем требованиям, которые выставил граф. Подветренное расположение гавани позволяло кораблям выходить в море под полными парусами. Близость к основному проливу позволяла держать вражеские корабли под постоянным прицелом военной базы. За естественным волноломом, рядом с единственным входом, находится маленький островок, где барон Бреда поставил мощные пушки. Тем самым береговая батарея надежно блокировала ворота порта. Сама береговая батарея получила стопроцентную неуязвимость. Низкое расположение пушек, волнолом и узкий пролив исключали даже случайное попадание от залпов вражеских орудий. Океанский прибой делал невозможным высадку десанта. Шлюпки перевернет задолго до берега, солдаты выберутся на сушу без какого-либо оружия. С другой стороны острова на сотни километров протянулось мелководье и рифы. Лучшего места нет и не может быть. Обнаруженную гавань барон назвал в честь графа, сам остров получил название Удача.

Присутствующие смотрели на графа. Он организовал и финансировал экспедицию, он должен сказать заключительное слово. После этого малый совет примет окончательное решение. Но граф смотрел в окно. Не знающие его люди могли подумать о безразличии или апатии военного министра. Но таковых в кабинете не было. Более того, все напряглись, долгое молчание всегда заканчивалось неожиданным решением. Члены малого совета знали о недовольстве военного министра. Он неоднократно обвинял парламент в недальновидности. Требовал увеличить финансирование и покончить с выжидательной политикой. Его слова «обороняющийся не может победить» давно стали расхожей фразой.

Граф действительно был очень зол. Но не на барона Бреду, барон как раз все сделал правильно и своевременно. Граф был зол на малый совет и выполняющий решения совета парламент. Только силами флота в войне не победить. Эскадра адмирала Велюве заперла Великую армаду в Средиземном море. Эскадра адмирала Ван Рибека перекрыла выход из Атлантики в Индийский океан. Эскадра адмирала Ван Роэ перекрыла выход из Атлантики в Тихий океан. Манхеттен послал эскадру под командованием адмирала Гудзона к берегам северной Америки. Задача адмирала Гудзона исследовать побережье на предмет северного прохода из Атлантики в Тихий океан.

Такие меры могут повредить Нидерландам, для испанцев это меньше чем соринка в глазу. Неизбежно наступит момент, когда Испания помирится с Францией и ударит в полную силу. Против испанской армии ему нечего выставить. Десять тысяч обученного ополчения испанцев не остановит. Граф просил у малого совета денег для найма пятидесяти тысяч ландскнехтов. Высадив такой десант в Ла-Корунье, можно быстро добиться мирного договора. Но совет предложил нанять более дешевых датчан. Насмешка! Викинги воюют толпой, испанская кавалерия сходу сметет всех в море. Против кавалерии нужен четкий пехотный строй, лошади перед линией пикинеров остановятся сами.

Граф вышел на середину кабинета:

— Господин барон Бреда, примите мою искреннюю благодарность за отличное выполнение порученного вам задания.

Барон встал и поклонился.

— Господа, — продолжил граф, — я возлагаю большие надежды на новую базу нашего флота.

— Эта база бесполезна! Мы попусту потратим деньги своих граждан.

— Мы получили отличную возможность нанести Испании действительно ощутимый урон.

— Опомнитесь, граф! Какой урон мы сможем нанести?

— Коль скоро барон Бреда назвал гавань моим именем, я, граф Нассау, беру порт Нассау под свое попечительство.

Присутствующие зашумели.

— Я посылаю к Багамским островам личную эскадру из тридцати кораблей. Любой торговый дом может добавить свои корабли. Кабала1Кабала — от испанского слова алькабала. Означает налог или пошлину. В Испании в эпоху Великих открытий налог составлял два процента, что стимулировало как промышленность, так и стремление к освоению новых заморских территорий.собираться не будет!

— Вы хотите сказать, что все трофеи останутся собственностью торговых домов?

— Именно это я и сказал!

В данном варианте малому совету добавить было нечего. Никаких решений принимать не надо. Остается только проинформировать торговые дома и вольных капитанов.

Впоследствии эту войну назовут «Столетней войной». Испанская армия разгромила рыцарскую кавалерию немецких баронов. Зеленые поля Нидерландов были усеяны трупами немецких и швейцарских наемников. Разгром завершила присоединившаяся Франция. Нидерланды исчезли с карты Европы. Нор — Па-де-Кале, Люксембург, Артуа и Бельгия отошли к Франции. Над остальной территорией, от Северного моря до Арденн, поднялся испанский флаг. Только корабли у Багамских островов продолжали громить врага. Их по праву назвали пиратами. Это была эскадра государства, которого нет. В знак траура по захваченной родине эскадра подняла черный траурный флаг. Испанцы и французы неоднократно пытались захватить Нассау, но каждый раз были биты.

Настал день, когда капитаны кораблей сложили вместе все свои деньги. Джентльмены с острова Удача отправились в Англию, где наняли армию для освобождения своей Родины. Эту армию возглавил Вильгельм граф Нассау барон Бреда, праправнук основателей на Багамских островах порта Нассау. Но это случится через сто лет, сейчас все не столь печально.



1

«Удачный день»

Братья вошли в лифт, чуть ли не подпрыгивая от радости, их мечта начинала сбываться. Во всяком случае, первый этап «стратегических» планов уже выполнен. На радостях решили перед сном немного прогуляться, подышать свежим воздухом, выплеснуть свои эмоции. Вова приложил палец к сенсору с надписью «Main deck», и лифт бесшумно заскользил вниз. От мостика до главной палубы девять этажей. Шесть месяцев назад, улетая на контракт, они даже не подозревали о разнице между судами XXI века и теми, что видны на Неве. С одинаковым успехом можно сравнить «жигули» пятой модели с новеньким BMW. Десять часов вечера, уже темно и палуба залита ярким светом желтых ламп. Хотя название «палуба» — это дань обычаю, никакой палубы нет. Узкий коридор вдоль борта, над головой двадцатиметровый штабель контейнеров. Пошли на корму, где возле швартовых лебедок достаточно просторно и можно спокойно погулять, полюбоваться океаном.

* * *

Братья Скопины, Владимир и Александр, никогда не мечтали связать свою жизнь с морем. Жизнь сама вывела близнецов на эту дорогу. Все началось, когда им было тринадцать лет. В ту субботу они приехали из Выборга на дачу и сразу побежали к соседу. Дядя Денис собирался на ночную рыбалку и без уговоров согласился взять мальчиков с собой. Уговаривать пришлось родителей, и отец, и мать были категорически против. Осень, конец сентября, на лодке, на ночную рыбалку — нельзя! Дети простудятся и заболеют. А если лодка перевернется, то сразу утонут! Помог дядя Денис. Он объяснил родителям, что на лодке они переплывут на другую сторону озера, где стоит маленький дом с печкой. Дети спокойно переночуют в тепле, на рассвете пойдут ловить рыбу со специально оборудованных мостиков. В домике газовая плита, горячая еда детям гарантирована.

Рыбалка выдалась удачной, хороший клев позволил наловить целый мешок карасей и красноперки. Счастливые от своих успехов мальчики вместе с уловом вернулись на дачу. Точнее, рыбу нес дядя Денис и заодно должен был отчитаться за детей. Родителей нашли в спальне уже холодными. Они на ночь затопили печь и не проверили дымоход. В результате умерли во сне от отравления угарным газом. Летом в дымовой трубе вороны свили гнездо. Так ребята неожиданно осиротели. Сестра не могла взять братьев к себе. Она недавно вышла замуж и строила свою семью. Регулярно ездить из Петербурга в Выборг — слишком тяжело и дорого. Братьев отдали в детский дом.

* * *

Дети, не знавшие родителей с рождения, встретили «маменькиных сыночков» суровой «дедовщиной». Близнецам пришлось отбиваться как морально, так и физически. Только через полгода детдом признал в них «своих пацанов». За это время братья сильно изменились, и внутренне, и внешне. Необходимость отстаивать свои интересы заставила регулярно качать мышцы. В детском доме был отлично оборудованный спортзал с современными тренажерами. Зал обычно использовался как арена для драк и прочих междусобойчиков. Ежедневные занятия уже через два месяца отразились рельефными мышцами. Дальше — больше, близнецы пошли в секцию самбо, в движениях появилась пластика, улучшилась координация.

Сестра о братьях не забывала, навещала более или менее регулярно. Если с мужем, то вместе ехали в Петербург, если одна, то в дом родителей. В девятом классе детей начали готовить к взрослой жизни. Детдомовцев вывозили на экскурсии по различным заводам и профильным ПТУ. Но большинство подростков ждали главного события. С окончанием ПТУ они должны получить ключи от своей квартиры. То, что в большинстве случаев это оказывалась комната в общежитии, никого не смущало. Все стремились к долгожданной «вольной» жизни. Перед Владимиром и Александром такой проблемы не стояло. В Выборге за ними осталась четырехкомнатная квартира родителей. Будущая профессия для братьев становилась определяющим дальнейшую жизнь фактором.

На семейном совете выбрали профессию сварщик-судосборщик. Выборгский судостроительный завод заманивал высокой зарплатой. Профильное ПТУ понравилось, но экскурсия на Адмиралтейские верфи разочаровала. Заработок высокий, но условия работы выглядели отталкивающе. Решение пойти в мореходное училище пришло неожиданно. Они встретили Новый год у сестры и третьего января собрались в Выборг. Возле Финляндского вокзала увидели двух пьяных подростков в морской форме. Несчастные «моряки» явно перепили в какой-то малознакомой компании. Они сидели в грязном снегу и пытались сориентироваться. Яркую надпись «Финляндский вокзал» и вход в метро не видели в упор. Близнецы решили помочь, спросили адрес и с трудом доставили пьяных «мореманов» на место.

В общежитии мореходного училища познакомились с другими курсантами. Поговорили «за жизнь» и решили податься в моряки. Директор детского дома не возражала, данное учебное заведение отвечало всем требованиям для детей-сирот. Сдав несложные вступительные экзамены, Скопины, Владимир и Александр, были зачислены на первый курс. Через четыре года будущие капитаны получили дипломы и повестки в военкомат. Близнецов направили в танковую часть, что находится рядом с Выборгом. Такое распределение откровенно удивило — они готовые дипломированные специалисты и на службе в ВМФ могли принести реальную пользу, но начальству виднее. Служба в армии пролетела как один день. Дембеля распрощались с сослуживцами, поклялись никогда друг друга не забывать и вернулись в Выборг.

* * *

Квартиранты заблаговременно съехали, квартира встретила чистотой и уютом. Соседка тетя Тоня отдала ключи и пачку денег, плату за квартиру. Наступила пора самостоятельных решений. Первым делом парни навестили сестру, привезли подарки двум племянницам. Поговорили о дальнейших планах, но сестра и ее муж ничего дельного подсказать не смогли. Стройка, милиция, торговля или работа в офисе на должности подай-принеси близнецов не привлекали. Тут Саша и Вова вспомнили о своих морских дипломах и пошли искать работу по специальности. Здесь оказалось все совсем не просто. Штурманы без опыта работы никому не нужны, в то же время матросских вакансий на любой вкус, только давай документы.

Снова препятствие: у них учебные дипломы, для трудоустройства требуются рабочие дипломы и целая пачка всевозможных сертификатов международного образца. Прежде чем получить документы, необходимо пройти всевозможные курсы, от оказания первой медицинской помощи до способов выживания в море. Обучение платное, требует немалых денег. Документы можно просто купить, но тогда придется платить намного больше. Для начала в Выборге устроились на работу, где их взяли матросами на портовый буксир. Режим работы — сутки через трое — позволял находить время для прохождения различных тренажеров и сдачи квалификационных экзаменов.

Наконец настал долгожданный момент, Саша и Вова снова пришли в агентство по найму моряков, но уже с полным пакетом требуемых документов. «Если вы согласны работать матросами, то отправим хоть завтра». Братья были согласны, но «завтра» не получилось. Ждали не долго, за месяц им оформили все визы и вручили билеты в Нью-Йорк. На прощанье предупредили: «Хотите работать штурманами, привозите от капитана рекомендацию». Совет приняли к сведению, разумеется, это было сказано не от любви к начинающим морякам. Зарплата работников агентства напрямую зависела от зарплаты подписавшего контракт моряка.

* * *

Контейнеровоз впечатлил и своими огромными размерами, и обилием различной электроники. Преподаватели мореходного училища даже не догадывались о существовании подобных приборов и устройств. Короткие стоянки в порту сменялись короткими океанскими переходами. Крейсерская скорость контейнеровоза шестьдесят километров в час, что выше боевой скорости авианосца. Высокая механизация портов позволяла за восемь часов перегружать более четырех тысяч контейнеров. С первого дня близнецы взяли за правило ежедневно подниматься на мостик и осваивать новое для себя оборудование. Каждый вечер, день за днем. Через месяц полностью освоились с обязанностями вахтенного штурмана.

Судно под итальянским флагом, капитан и старший механик — итальянцы, остальной экипаж интернациональный. Юноши довольно быстро заметили, что капитан не доверяет третьему штурману — филиппинцу, потому что во время его вахты непрерывно находился на мостике. Капитан тоже обратил внимание на старательность молодых моряков и начал уделять им свое время. Вскоре выяснилось, что дядя капитана живет в России. Во время войны умирающего от голода пленного подобрали сердобольные крестьяне. К концу войны итальянец женился и остался жить в России. Но самое интересное, что он и сегодня живет на берегу Волги в окружении детей, внуков и правнуков. Смешно, жизнь за границей привлекает только тех, кто этой жизни совсем не знает.

Со временем близнецы оказались под патронажем капитана. Они начали учить итальянский язык и осваивать работу с документами.

И вот сегодня их посадили около компьютера связи и приказали открыть почтовый ящик E-mail. Среди ушедших сообщений Саша и Вова увидели самое желанное для них письмо. Капитан отправил в компанию рекомендацию, выдвигая братьев на должности третьих помощников.

— Спасибо, сэр! Мы очень признательны за оказанное доверие, — сказал Владимир.

— Благодарим вас, сэр, за вашу науку и потраченное на нас время, — добавил Александр.

— Не стоит благодарности, вы заслужили это своим трудом. Возьмите мою визитку, приедете на собеседование в Триест, сразу позвоните.

— Разве решение будет приниматься не в Петербурге?

— В обычном варианте решение за Петербургом, но вы хорошо освоили итальянский язык.

— Мы будем сдавать квалификационные экзамены в Италии?

— У нас острый дефицит морских специалистов. При хорошем знании итальянского языка вы через шесть лет станете капитанами.

Братья недоверчиво переглянулись.

— Я не обманываю, более того, со знанием итальянского языка вам открыта дорога в главный офис.

— Но почему мы получим предпочтение? Есть вы, есть много других итальянских капитанов.

— В Италии давно нет морских училищ. Я, как и остальные капитаны итальянского торгового флота, бывший офицер ВМФ.

— Ну и что? Вы капитан и можете занять в офисе достойное место.

— Нет, господа, у меня нет базовых знаний моряка торгового флота. Примите мои поздравления и не забудьте позвонить перед поездкой в Италию.

* * *

Братья вышли на корму к швартовым лебедкам.

— Ты прочитал электронный билет?

— Вылет из Нью-Йорка послезавтра, в половине четвертого по местному времени.

— Надо позвонить сестре.

— Я перед сном позвоню по спутнику, она как раз будет собираться на работу.

— В агентство пойдем сразу или немного погуляем?

— Лучше сразу использовать свой шанс.

— Согласен, затягивать не имеет смысла. Придем через два месяца, а поезд уже ушел.

— Тем более что оформление визы и прочие процедуры могут затянуться на несколько месяцев.

Братья замолчали, под ногами подрагивала палуба, за кормой шумел и бурлил водоворот. Дизель в семьдесят две тысячи лошадиных сил крутил винт, который выбрасывал широкую, покрытую пеной кильватерную струю.

— Смотри… — Вова показал рукой вверх.

Саша подошел к брату и посмотрел в указанном направлении. По небу быстро перемещался большой яркий шар.

— Самолет или вертолет, береговая охрана патрулирует на предмет защиты окружающей среды.

— Мы еще не вышли из зоны Багамских островов, американцы начнут летать ближе к Бермудам.

Вова пожал плечами, продолжая следить за самолетом или вертолетом.

— Он кого-то ищет, прожектор светит на воду.

— Здесь часто теряются яхты, в Нассау свободная таможенная зона. Яхтсмены наберут дешевого пойла и не выходят на связь по нескольку дней.

— Потом их отлавливают, и бедолаги оплачивают свою спасательную операцию.

— Американцам выгодно, совмещают тренировки береговой охраны с неплохим заработком.

Братья засмеялись. Это они хорошо знали, автоматический приемник ежедневно распечатывает десятки листов с подобной информацией. Сообщения приходят через спутник и по радиоволнам. «Пропадают» яхты, катера и прочая мелочь. Через неделю приходит оповещение об отмене поисковой операции.

* * *

Большое световое пятно приближалось к контейнеровозу. Яркий луч заскользил по штабелю контейнеров. Братья перегнулись через фальшборт, захотелось помахать пилоту рукой. Вдруг все померкло, закружилось, словно на карусели, возникло ощущение полета. От неожиданности они закричали и оказались в воде. Отплевываясь, близнецы отчаянно матерились. Затем первый эмоциональный всплеск сменился недоумением. Они не увидели ярких огней своего судна, на небе не было видно огней вертолета. По ощущениям прошло всего несколько секунд, судно должно быть рядом. Однако вокруг ни единого огонька, никаких звуков, кроме тихого шелеста волн.

— Как это нас угораздило оказаться за бортом? — нервно спросил Саша.

— Ничего не понимаю! Сквозь фальшборт пройти не могли.

— Я грудью на планширь не наваливался, никто меня не толкал в спину и не тянул вниз.

— Меня тоже, какая-то мистика!

— «Мистика», конец нашей рекомендации! Падение за борт нам не простят!

— И в агентство сообщат, больше не видать хороших контрактов, — уныло ответил Вова.

— Но мы не виноваты! Хорошенько вспомни, может, тебя подхватили за ноги?

— Слушай, похоже, так и произошло! Когда мы отвлеклись на вертолет, кто-то подхватил нас за ноги!

— Да! Кому-то на судне очень не понравилась полученная нами рекомендация.

— Ты прав! С нами попросту решили свести счеты.

— Но мы никому не насолили и не перешли дорогу.

— Откуда нам знать? Экипаж разделен на национальные группки.

— Мы не знаем, что о нас думают и как к нам относятся.

— Хотя обычно все вежливые и улыбчивые.

— Ладно, давай по очереди отдыхать. Все равно раньше утра нас не хватятся.

Помогая друг другу, братья сняли джинсы, завязали штанины и, взмахнув, как сачком, резко опустили в воду. Получилось нечто похожее на надувную подушку, Вова лег на спину и закрыл глаза, Саша поддерживал голову брата и следил за импровизированными спасательными жилетами.

Необходимо держаться на одном месте. Утром на судне обнаружат пропажу двух человек и сообщат спасателям. Весь путь судна сохраняется в электронном виде, погрешность плюс-минус пять метров, запись на носитель каждые две секунды. Поисковый вертолет повторит маршрут, «потеряшек» найдут быстро. Акул близнецы не боялись, нет, они не были смелыми до безумия. Просто акул уже не осталось, хотя борцы за сохранение природы отчаянно бьются за спасение этих рыб. Массовое уничтожение началось после фильма «Челюсти». От Нью-Йорка до Аргентины вдоль берега летают вертолеты и убивают акул. Всех без исключения, больших и маленьких, безобидных и опасных. Такая же охота ведется и в других океанах. Их непрерывно уничтожают везде, где есть пляж и прибрежная гостиница. Морские чудища остались только в памяти любителей специфических фильмов. Во время Второй мировой войны в воды океанов и морей были сброшены миллионы тонн глубинных бомб. В сегодняшнем мире гидролокаторы подводных лодок и кораблей пронзают воду мощными импульсами. От гидроакустического удара вскипает вода, рыбы и морские животные выбрасываются на берег.

С восходом солнца близнецы начали посматривать на время. «Командирские» часы сестра подарила им еще перед призывом в армию. В восемь утра на судне обязательно обнаружат пропажу двух человек, еще полчаса уйдет на суетливые поиски. Учитывая их местоположение, вертолет следовало ожидать после девяти часов. Полагаться на помощь проходящего мимо судна бессмысленно. Скорее, дальнобойщик на трассе заметит мышь на обочине. На современных судах визуального наблюдения практически нет. В нашем веке все контролируют только приборы. Специальных устройств, предназначенных для поиска людей, на обычных судах тоже нет.

* * *

После полудня юноши начали нервничать, прошло слишком много времени, их уже давно должны были хватиться. Кроме того, появились дождевые облака и начали затягивать небо.

— Если снова зарядит моросящий дождь, поиски могут затянуться.

— Вертолет ищет через тепловизор. Температура воды двадцать пять градусов, на этом фоне нас сразу увидят.

— Ага, увидят! По расписанию судно подходит к причалу в восемнадцать часов. Предлагаю после полуночи плыть к берегу.

— Нам пять дней плыть!

— Это лучше, чем бессмысленно барахтаться на одном месте.

Братья приуныли. Четырнадцатичасовое купание не способствовало хорошему настроению.

— Смотри! Яхта! — радостно крикнул Саша.

— Где?!

Вова посмотрел в указанную сторону. На горизонте виднелись паруса. По положению мачт братья определили направление движения и быстро поплыли на пересечение курса. Яхта двигалась медленно, но братья не успевали, маленький кораблик должен пройти мимо примерно в километре. Вова начал свистеть, Саша замахал над головой своей футболкой. Свист слышно очень далеко, и движущийся объект человеческий глаз заметит намного быстрее.

Тут братья увидели, как яхта, хлопнув парусами, изменила курс. Через десять минут с палубы полетели выброски2Выброска — тонкая веревка с плетеным шариком на конце. Бросается с корабля на корабль или на берег для того, чтобы что-то взять или передать., близнецы быстро обвязались, и их вытащили на палубу. Первым делом надо реабилитироваться, для этого необходимо срочно отправить E-mail. Электронные адреса судна, компании и агентства ребята хорошо помнили. Поблагодарив спасателей, незамедлительно пошли на мостик. Капитан стоял рядом с рулевым, а вот мостика не было. Вообще ничего похожего на мостик или штурманскую рубку. То, что яхта является реконструкцией какого-то старого корабля, братья сразу определили. Можно понять отсутствие современных навигационных приборов. Но современные средства связи должны быть. Без этого никакую самую совершенную реконструкцию в море не выпустят. Правила по охране человеческой жизни на море обязательны для всех.

В дополнение к отсутствию связи разочаровал и капитан. Он совсем не говорил по-английски. Люди на палубе говорили на каком-то корявом диалекте английского языка. С трудом, с помощью этих переводчиков, Вова и Саша смогли объяснить капитану свою историю. Они с итальянского судна, ночью их столкнули за борт, необходимо срочно послать сообщение на судно, судовладельцу и агентам. Капитан выслушал юношей, сочувственно покивал головой и предложил располагаться в свободной каюте. Предложенная каюта находилась рядом с капитанской. Юношей проводили, принесли сухую одежду, затем еду и кувшин сухого вина.

Первым делом братья переоделись, отдали свою мокрую одежду кому-то из экипажа, затем принялись за еду. Чувство голода проснулось только за столом, они жадно набросились на принесенную пищу. Поднос с жареной рыбой быстро превращался в поднос с рыбьими костями. Наевшись, братья начали искать салфетки или полотенце и не нашли ничего похожего. Выйдя на палубу, они попросили матроса провести их к месту, где можно вымыть руки и лицо. Вскоре вокруг собрался почти весь экипаж. Братьев спрашивали, переспрашивали, но никак не могли понять сути вопроса. Наконец нашелся догадливый матрос, который бросил за борт ведро. Вытащив его обратно на палубу за шкертик3Шкертик — обычная веревка, применяемая на судне в бытовых целях., молча поставил перед братьями. Они умылись, вытерлись предложенными вместо полотенец тряпицами, поблагодарили и вернулись в каюту.

Столь спартанские условия начали раздражать. Любителей исторической реконструкции хватает во всем мире. В родном Выборге по нескольку раз в году проводят всевозможные баталии и сборища. Попадаются энтузиасты поиграть вообще в дохристианские игры. Но мыло, шампунь, туалетную бумагу и зубную пасту никто не забывает.

— Ты обратил внимание, что на этой яхте нет даже электричества?

— Нет электричества! Ходовых огней и то нет! Наша «Серебряная звезда» раздавит этих придурков и не заметит! Не любители старины, а сборище самоубийц.

— Туалет видел?

— Видел, чисто и стопроцентная реконструкция.

— Кто такую яхту в море выпустил? Ни в одном порту мира не могли дать разрешения.

— Может, они выскользнули как пираты?

— Незаметно выйти из порта не составляет проблем, только в порту назначения обязательно повяжут.

— Они не могут этого не знать. В Европе законопослушание базируется на астрономических штрафах.

— Послушай, а если они собираются на исторический фестиваль?

— Не знаю. Историю завоевания Америки я не помню.

— И я не помню. Но если они идут на какое-то свое сборище, то обязательно рядом должен быть военный корабль сопровождения.

— Правильно! Он обеспечивает и связь, и безопасность.

— Недешевое удовольствие! Наши имена правильно записаны?

— Я сам вписывал в судовой журнал, капитан никак не мог понять на слух, а на столе ни клочка бумаги, ни записной книжки.

— Название нашего судна записал?

— Записал. Ты представляешь, капитан пишет гусиным пером!

— Ух ты! У тебя получилось?

— Получилось, даже не ожидал от себя таких талантов.

Постепенно разговор угас, усталость взяла свое, братья уснули.

* * *

Капитан «Разящей стрелы» тоже думал о неожиданных пассажирах. Он не был выходцем из торгового дома. Подниматься по жизненной лестнице приходилось самому. В четырнадцать лет Жак Вольфганг Дагер пришел наниматься на работу в порт города Дордрехт. Уже тогда в Нидерландах был острый дефицит моряков. На голландских кораблях матросами работали в основном англичане. Лорды привозили крепостных крестьян. Бедные британские дворяне нанимались штурманскими учениками. Флот Нидерландов насчитывал более пяти тысяч кораблей. Торговцы возили товары со всех стран света, даже из далекой Японии. Особые специи с тропических островов Индийского океана приносили баснословные барыши. Жители Нидерландов ходили в кашемире и шелках. Амстердам и Антверпен стали центрами ювелирного искусства и торговли драгоценными камнями. Алмазы и рубины, сапфиры и изумруды обрабатывались сотнями килограммов. Дантисты ставили золотые зубы и серебряные пломбы.

С работодателем повезло. Жака взял к себе вольный капитан, который ходил в Индийский океан. Указал в контракте и срок обучения, согласно которому через два года Дагер должен сдать экзамен и получить патент подшкипера. Жак Вольфганг Дагер очень старался, работал честно, добросовестно выполнял все приказы капитана. Через два года получил патент подшкипера, а капитан купил еще один корабль. Теперь Жак командовал кораблем. Маленькая эскадра отвозила на острова Индийского океана изделия из железа, простенькие ткани и стекляшки. Обратно возвращались с грузом специй. Согласно законам Нидерландов, офицеры корабля имели право использовать десять процентов грузоподъемности судна. Один процент отводился боцману и один процент остальным морякам. Юный Дагер регулярно использовал свою долю. Не пытался разбогатеть в одночасье, не брал кредитов и не ввязывался в махинации. Честолюбивым планом и мечтой являлось создание собственного торгового дома. Поставленной цели следовало достичь к сорока годам.

Когда объявили о строительстве военной базы на Багамских островах, Жак был дома в Делфзейле. Условия реализации трофейных грузов выглядели привлекательно. Денег на покупку океанского корабля у него было недостаточно, но на покупку морского судна хватало. Капитан Дагер остановил свой выбор на люгере4Люгер — тип трехмачтового парусного судна.. Быстроходный и маневренный корабль способен стать хорошим охотником. Подходящее предложение нашлось достаточно быстро. Крепкий дубовый корпус за двадцать лет стал как железный. На судне оборудовали артиллерийскую палубу на сорок пушек под десятикилограммовые ядра. Затем Дагер купил в Кале шестнадцать английских рабов и отправился в Манчестер. Рядом, в деревушке Свансии, купил у местного лорда еще семьдесят крестьян. За время океанского перехода капитан Дагер планировал обучить набранную команду. Но его ожидало фиаско. Новобранцы неплохо управлялись с парусами и хорошо стояли на руле, но вместе с тем оказались не в состоянии освоить оружие. Бывшие рыбаки и земледельцы категорически отказывались подходить к пушкам, которых панически боялись. Стрельба из ружей могла только насмешить врагов и убить друзей. Новоиспеченные моряки в момент выстрела зажмуривали глаза, некоторые даже бросали ружья на палубу. Хуже всего обстояло дело с поисками кандидата на должность командира артиллерийской палубы. В Нидерландах свободные канониры требовали за контракт слишком высокую премию. Столь больших выплат Дагер не мог себе позволить, да и денег практически не осталось. В Англии ожидала аналогичная проблема, в Европе война, артиллеристы нарасхват. Среди набранного экипажа о кандидатах в канониры не могло быть и речи. Абсолютно все неграмотны, здесь не поможет даже виртуозное умение стрелять.

Неожиданная находка вселяла надежды. Молодые люди явно дворянского сословия, внешне выглядят уверенными бойцами. То, что их ночью выкинули за борт, ни о чем не говорит. Подобные случаи происходят сплошь и рядом. Здесь важнее другой факт — на их теле нет ран или следов драки. Виновных в разбое или другом злодеянии без синяков и ран за борт не выкинут. Юноши сказали, что были на итальянском судне, значит должны уметь стрелять из пушек. Есть в этой новости другая важная деталь, о которой надо сообщить капитану порта. Венецианцы ограничены турками, им позволено плавать в Адриатическом и Черном морях. Генуэзцы блокированы алжирским флотом. Если один корабль смог вырваться в океан, то могут быть и другие. Жак Дагер решил с утра поближе познакомиться со своими неожиданными пассажирами. В первую очередь следует проверить их профессиональные навыки. Если это подшкипер и канонир, то парней необходимо уговорить остаться на «Разящей стреле». Придется приложить все усилия и последние деньги, юноши не выглядели бедными. Дорогая одежда, золотые крестики на золотых цепочках изящной работы, золотые браслеты на левой руке — все говорило о немалом достатке. На подобные вещи последние деньги не тратят.

* * *

Братья проснулись до рассвета, позевывая, вышли на палубу, с неба сыпал моросящий дождь. На мачте тускло горел масляный светильник. Несколько босоногих матросов стояли у борта. Подошли поближе, оказывается, народ ловил рыбу. От нечего делать они решили присоединиться. Им дали примитивную снасть, и близнецы приступили к рыбалке. Вскоре на палубе забились первые трофеи. Совсем не мелкая макрель охотно шла на «самодур».

— Сюда бы блесну или мормышки, вмиг натаскаем мешок рыбы.

— Зачем тебе мешок рыбы?

— Насолим, навялим, накоптим…

— И выбросим.

— Ты прав, не нужна нам эта рыба.

Вытащив на палубу еще с десяток крупных рыбин, братья положили снасти на место и вернулись в каюту. На столе стоял знакомый поднос с рыбой и кувшин с вином, с утра вина не хотелось, даже сильно разбавленного водой. По утрам они привыкли пить какао, но положение незваных пассажиров не позволяло капризничать. Принесли вино, значит вино. Пить или не пить — это их дело. Однако жаренная на оливковом масле рыба потребовала жидкости.

После завтрака снова вышли на палубу. Дождь окончился, на небе появились голубые просветы. Подошли к рулевому, матрос, поглядывая на паруса, уверенно держал курс.

— А компаса-то нет.

— Зачем рулевому на яхте компас?

— Курс держать, зачем же еще!

— На яхте курс держат относительно ветра, чтобы паруса хорошо работали.

— Тогда компас должен быть в штурманской рубке, которой нет.

— Штурманской рубки нет, карта и компас в каюте капитана, я вчера видел.

— Забавно все это!

— Ты о чем?

— Да об этом смешном кораблике, и люди здесь какие-то серьезные.

— Я тоже заметил, смеха и шуток нет, никто не напевает веселых песенок.

— Создается впечатление, что работать им тяжело.

— Будто они на каторге.

— Ты устройство парусника хорошо помнишь?

— Как я могу помнить? У нас была получасовая обзорная лекция по парусным кораблям.

— Я не об этом, мы же на паруснике «Мир» практику проходили.

— Какая там практика! Из Питера в Калининград и обратно, вот и вся практика.

— Ты что-нибудь запомнил? Лично я смутно помню.

— Здесь главное понять принцип парусного вооружения. Дальше все просто. Веревки с нижних рей и парусов ближе к мачте, с верхних дальше.

Задрав головы, братья пошли по палубе. Парусное вооружение оказалось примитивным. Все три мачты без салингов5Салинг. Высокие мачты составляются из нескольких частей, которые называются стеньгами. Место соединения называется салингом., каждая несла два прямых паруса. Все очень просто и функционально.

Закончив экскурсию, парни вернулись на корму, где увидели капитана.

— Хорошо ли отдохнули, господа? — спросил через переводчика капитан.

— Спасибо, все было хорошо.

— Вы умеете стрелять?

Братья переглянулись и засмеялись:

— Разумеется, умеем.

— Из какого оружия?

— Из любого, можно из пушки или пулемета, можно из охотничьего ружья. Мы сержанты и были командирами танковой башни.

Переводчик запнулся, затем нашел подходящие слова, из которых капитан понял, что перед ним офицеры, которые владеют всеми видами огнестрельного оружия и раньше командовали особыми артиллерийскими батареями. Выезжать на охоту предпочитают с ружьем.

— Прошу меня подождать, я быстро вернусь.

Вскоре капитан принес два ружья и сумки.

— Покажите свое умение стрелять из ружья.

Близнецы взяли музейные экспонаты. Такого они не видели даже в Выборгском замке на ретроспективных баталиях. Ружья не имели курков! Заметив удивление на лицах юношей, заволновался и капитан. Жак Вольфганг Дагер в военном деле не разбирался. Оружие покупалось в арсенале, но и там могли обмануть или напутать. Вова засунул в ствол палец, оружие не чищено, ствол полон нагара. Открыли сумки и разложили содержимое. Порох, мерный стакан, пули, картечь. Дальше коробочка с носиком, ага, служит для подсыпки пороха на полку. Пакля и что-то вроде клизмы. С «клизмой» разобрались быстро. Маленькая керамическая бутылочка с маслом и фитилем служила для поджигания пороха.

Разобраться что к чему достаточно просто, если знаешь общие принципы огнестрельного оружия.

— Это зачем?

Саша взял в руку напоминающую кастет рифленую железяку. Вова нашел в своем комплекте аналогичную хреновину, покрутил в руках.

— Похоже на кресало.

— Ты прав, а это кремень, — показал на другую железяку с зажатым камнем.

— Начнем?

Взяли шомпола и принялись чистить ружья. Удовлетворившись результатом, прочистили запальное отверстие. Вокруг близнецов собрался весь экипаж.

— В цирке показательные выступления, — пошутил Вова.

— А мы в роли клоунов, — поддержал брата Саша.

Засыпали порох, оторвали клочки пакли и плотно забили в ствол. Затем забросили пули и снова забили пыж.

— Помнишь дедово ружье?

— Помню, отдача меня на зад посадила, потом дед добавил за то, что ружье уронил.

— У меня синяк на плече неделю не сходил.

— Куда будем стрелять? — Саша развернулся в поисках подходящей мишени.

— Давай глянем за борт, здесь должно плавать много мусора.

Близнецы подошли к корме и обомлели — за судном, лениво пошевеливая хвостовыми плавниками, плыли три акулы.

— Можно от страха икнуть? — попытался пошутить Саша.

— Можно, каждая не меньше четырех метров, — озадаченно ответил брат.

— Я беру левую, ты правую.

— Каждый стреляет по готовности.

Вернулись к разложенному снаряжению. Дружно ударили кресалом по кремню, полетели снопы искр. Юноши раздули фитили, которые быстро заалели, как зажженная сигарета.

— Достаточно просто и надежно.

— Только не пойму, как стрелять, левой рукой оружие держать, правой фитиль подносить?

— По-другому не получится, еще приклад неудобный.

— Этот приклад надо брать под мышку.

— Верно, иначе стрелять невозможно, я видел рисунок первых ружей, там приклад ложился на плечо.

— При прицеливании учитывай преломление воды.

Братья подсыпали на полку порох и разошлись по своим местам. Выстрелили практически одновременно. Дружный вопль экипажа подтвердил: они попали! Сами братья ничего не увидели. Клубы черного дыма закрыли весь обзор.

Капитан сиял, как будто выиграл на игровом автомате горсть жетонов. Он подошел к братьям:

— Прошу вас, покажите свое умение стрелять из пушки.

— Можем показать, — пожал плечами Саша.

— Самим интересно посмотреть на вашу пушку, — добавил Вова.

— Пушка-то где спрятана?

Но капитан уже спускался через палубный люк.

Палубой ниже ожидал сюрприз, вдоль бортов ровными рядами стояли бронзовые пушки.

— Сорок две штуки, двадцать одна с каждого борта.

— Береги голову! Между палубами метра полтора.

Братья пошли осматривать «корабельную артиллерию».

— А пушки совсем новые! — удивился Саша.

— И ружья не выглядят украденными музейными экспонатами.

В первую очередь открыли лючок пушечного портика. Затем раскрепили пушку, набросили на рым6Рым — кольцо.гини7Гини — система блоков для перемещения тяжелых грузов.и вытянули пушку на середину. Вова выбил заглушку и засунул руку в ствол, Саша проверил запальное отверстие.

— Пушка ни разу не стреляла, ствол не литой.

— Как это не литой? — не понял Вова.

— Внутри канавки, похожие на работу сверла.

— Интересный компот, пушки бронзовые или латунные, этот сплав легко отлить.

— Здесь я не силен.

— Во время экскурсий надо было внимательно слушать.

— Пойдем искать крюйт-камеру8Крюйт-камера — помещение для пороха на судне..

— Зачем искать? Вот люк в палубе.

— Не то, люк широковат и над ним еще люк. Это должен быть трюм.

Долго искать не пришлось, крюйт-камера располагалась рядом с грот-мачтой. Спустились вниз, бочки с порохом, цилиндрические сетки со свинцовыми и чугунными шариками картечи, ядра и книппели9Книппель — две половинки ядра, соединенные полуметром цепи. Применяется для разрушения корабельного рангоута и такелажа.. Осмотрев крюйт-камеру, братья достали жаровню, банник и запальный штырь на длинной деревянной ручке.

— Не спеши, порох в пушку закладывают в мешочках.

— Твоя правда, пушечный ствол вверх не задерешь. Есть, нашел мешки, да они шелковые!

— Пыжи поищи.

— Нету, только пакля в мешках, держи мешок.

Начали готовиться к выстрелу. Как и в случае с ружьями, вокруг собралась толпа любопытных. Заряженную пушку вернули на исходную позицию. Орудие выплюнуло на десять метров пламя вместе с искрами непрогоревшего пороха. Яхту заволокло клубами черного дыма. Ядро футбольным мячом запрыгало по волнам, сделав не менее десяти «блинчиков». Саша начал убирать инвентарь, Вова принялся чистить ствол банником.

— А я понял, почему эту штуку прозвали банником.

— Почему?

— Посмотри на пушку, она горячая, как камни в парилке.

— Вроде после выстрела пушки охлаждают водой с уксусом.

— Попробуй полей, паром ошпарит!

— Надо взять у капитана инструкцию. Там должна быть прописана методика охлаждения.

— В обязательном порядке, иначе структура металла может измениться.

Закончили чистить пушку, все расставили по местам и закрепили по-походному.

— Надо посмотреть карту.

— Зачем? — удивился Вова.

— Прикинуть время прихода в Нассау.

Братья поднялись на палубу, где царило детское ликование. Выстрел пушки поднял настроение экипажа, как праздничный фейерверк.

Капитан «Разящей стрелы» Жак Вольфганг Дагер раздумывал в своей каюте. Молодые люди подтвердили его предположения. Получить сразу двух опытных офицеров — это большая удача. Осталось подыскать правильные слова и соблазнить их деньгами. К сожалению, молодые дворяне не планируют оставаться на его судне. Они с первых слов потребовали сообщить о происшествии сразу по трем адресам. Придется жертвовать своей долей, здесь деваться некуда. В Нидерландах нет деления на военный и торговый флот. Корабли принадлежали парламенту, объединенным торговым домам, просто торговым домам и вольным капитанам, и все хорошо вооружены. Беда в том, что Жак за всю жизнь ни разу не применял оружие. Баталии прошли стороной. Из различных рассказов и специальных инструкций он знал, как вести морской бой. Но это теория, практически с оружием он никогда не сталкивался.

Капитан вышел на палубу, он хотел пригласить братьев в каюту, но действия юношей заставили остановиться. Один из них стоял на бушприте, откуда что-то бросал за борт. Затем давал отмашку рукой, и оба синхронно смотрели на свои браслеты. Затем второй на корме давал отмашку, после чего делал какие-то записи. Закончив непонятные манипуляции, братья подошли к капитану:

— Господин капитан, позвольте посмотреть на карту.

— Зачем вам карта?

— Мы хотим рассчитать время прихода в Нассау.

— Вы понимаете в навигации? — почти шепотом спросил капитан.

— Мы штурманы.

Вот как! Офицеры, артиллеристы, да еще и штурманы! Жак даже не мог надеяться на такую удачу. Он поднимет их долю до максимума, через год сможет выводить свою эскадру в три корабля. Если они согласятся объединиться в компанию, то эскадра будет создана раньше. Близнецы быстро закончили расчет времени прихода. Капитан посмотрел на хронометр и протянул им секстан. Братья опять посмотрели на свои браслеты.

— Позвольте спросить, что вы делали на палубе и почему смотрели на браслеты?

— Пожалуйста. — Вова протянул капитану часы. — Мы бросали кусочки угля и по времени определяли скорость.

От неожиданности Жак Дагер сел, неслыханная и очень дорогая вещь, он держал в руках крошечный хронометр. В Амстердаме самый простой хронометр стоит двести тысяч гульденов. Высокая цена определяется не только сложностью в изготовлении, но жизненной важностью самого прибора. Погрешность в две минуты приводит к ошибке в пятьдесят километров. Корабль с неточным временем рискует бесследно исчезнуть в океанских просторах. Стоимость хронометра равна цене четырех кораблей. А тут сразу два, и они их небрежно носят на руке!

* * *

Секстан оказался такой же исторической реликвией, как и все на этой яхте. Время близилось к полудню. Братья за сорок минут взяли три линии и вернулись в каюту капитана. Однако вместо «Морского астрономического ежегодника» получили простенькую таблицу с ежесуточным склонением солнца. Подобное составит любой третьекурсник, наклонение земной оси помнит каждый школьник.

— Мы вчера брали солнце, а вечером звезды. Давай вспоминать табличные данные.

— Вечером определялись по Сириусу, Спике и Альтаиру.

— Скорость у яхты маленькая, погрешность получится незначительной.

— Тем более с таким примитивным секстаном.

— Ты посмотри! Нулевой меридиан проходит не через Гринвич.

— Не выдумывай, — небрежно бросил Саша.

— Правда! Меридиональная сетка начинается от Амстердама.

— Вот придумали! На фига им это?

Братья сели за расчеты, без калькулятора пришлось считать вручную. Закончив работу, нанесли на карту место яхты. Впрочем, оно не сильно отличалось от счисления. Однако капитан был ошарашен, он не верил своим глазам.

Дагер действительно от удивления потерял дар речи. Сначала маленькие хронометры на руке, потом неведомый способ определения места по солнцу. Ни в одной великой морской державе не знали таких астрономических методик. Моряки Испании, Нидерландов и Португалии определяли время прохождения солнца через зенит. В этот же момент секстаном брали высоту солнца. Разница часовых поясов и минут определяла долготу судна. Высота солнца минус суточная поправка на склонение давала широту судна. Погрешность в пределах двух километров. Более чем достаточно при океанском плавании.

Капитан отошел от шока, прочистил горло — незачем откладывать разговор:

— Господа, предлагаю работать на меня. Ваша доля составит по двадцать процентов каждому!

Братья переглянулись, Вова отрицательно покачал головой.

— Выше поднять не могу, на мне еще содержание судна.

Саша взял брата за руку.

— Какие должности вы предлагаете?

— Будете служить как штурманы, помощники капитана, и офицеры-канониры.

— Другими словами мы займем одновременно две должности.

— Да! Именно так я предлагаю составить контракты.

Вова снова отрицательно покачал головой. Капитан достал два кожаных мешочка, килограммов на пять каждый, внутри глухо звякнули монеты.

— Ваша премия за подписание контракта. Из выплат по контракту никаких вычетов не будет, — торжественно произнес капитан.

— Не спеши, брат, у нас появился хороший шанс! — Саша удержал брата от поспешного ответа.

— Чем же он хорош? Сначала упали за борт и попали в задницу, сейчас подпишем контракт на дикой яхте.

— Ты головой подумать не хочешь?

— Чего тут думать! Прыгать отсюда надо, быстрее и дальше.

— Мы вернемся домой с сомнительной историей, где нас выбросили за борт.

— Правильно, братик! — Вова наконец уловил основную мысль.

— Если подпишем контракт с этим чудиком, вернемся домой штурманами с опытом работы.

— Молодец, Саша! Я действительно не додумал. История нашего падения за борт окажется закрытой другим контрактом.

— Господин Дагер, вы должны оформить все документы у капитана порта, только в этом случае мы согласны выполнять условия контракта, — почти хором заявили братья.

— Контракт сроком на один год, — добавил Вова.

Капитан сел за стол писать бумаги. Близнецы открыли мешочки и с удивлением рассматривали странные монеты.

— Это шутка, да? Ты посмотри, два с половиной талера! Вот монета в пять талеров, в Европе давно перешли на евро.

— Давай не будем спешить с выводами. На яхте явно не беженцы из дурдома.

— Выполняем правило номер семь: «Не делай выводов на основании неполной информации».

— Господа! — Капитан поднял голову, оторвавшись от бумаг. — В каком городе вы родились?

— В Выборге.

— В каком государстве находится Выборг? — равнодушно спросил капитан.

— В России.

— Россия? Не знаю такой страны. Как называется ваша столица?

— Москва.

— Москва? Московия! Руссия, так и запишу, Выборг в Московской Руссии.

— Необходимо послать запрос на наше прежнее судно, там остались дипломы, паспорта и сертификаты.

— Я доложу губернатору, это вопрос его компетенции.

Капитан положил перед братьями контракты, по два экземпляра каждому. В одном контракте братья принимались на службу в должности штурман-подшкипер с оплатой в десять процентов от дохода. Вторая бумага гласила, что они приняты на службу в должности офицера-канонира, командира артиллерийской палубы, с оплатой в десять процентов от дохода. Третья бумага — полюбовное соглашение, каждый из них не претендует на долю выше двадцати процентов. Кроме того, им давалось право самостоятельно реализовывать свою часть товара, если они уверены, что смогут продать его по более выгодной цене.

Братья внимательно прочитали бумаги, возражений не было. Им полагалась почти половина дохода от деятельности яхты. Осталось только понять, каким образом будут зарабатываться деньги. Объяснений они не поняли, но не волновались. Капитан порта не подпишет бумаги на незаконное предприятие. Неловко покрутили между пальцами гусиные перья и решительно скрепили подписями свои экземпляры, затем все шесть листов подписал капитан. Расплавил сургуч, капнул им на каждый лист и вместо печати приложил свой перстень. Покопавшись в сундуке, достал две желтые кожаные тубы, вложил туда бумаги и протянул братьям:

— Поздравляю! — Капитан не скрывал своего удовлетворения.

Бывшие сержанты по-военному отдали честь:

— Спасибо, господин капитан. — Затем поклонились и пошли к двери.

— Погодите, погодите! Я не настолько беден, как вам могло показаться.

Он откинул крышку сундука, достал два отделанных серебром пояса, следом две шпаги. Ножны с золотой и серебряной инкрустацией, на рукояти крупные сапфиры.

— Отныне вы мои офицеры, сражайтесь во славу Нидерландов и на свое благо! — с пафосом произнес капитан и протянул братьям оружие.

Юноши растерялись, подобного поворота они не ожидали и не знали, что ответить. Первым нашелся Владимир и гаркнул:

— Рад стараться!

Следом эту нелепицу повторил и Александр. Тем не менее Дагеру ответ понравился:

— Каюта, что рядом с моей, предназначается для командира артиллерийской палубы. Подшкипер живет на баке. Кто где поселится — разбирайтесь сами.

Он достал из стола ключи и повел братьев в носовую каюту.

— Посмотрите эти сундуки. — Капитан протянул ключи. — Здесь основной арсенал.

— Все корабельное оружие находиться здесь?

— Нет, только часть. Но этого достаточно для всего экипажа.

— Где находится остальное оружие?

— У меня в каюте.

— С приходом мы обязаны сообщить об оружии портовым властям? — осторожно заметил Саша.

— Зачем прятать? Портовые власти должны об этом знать.

— Какие у нас обязанности?

— Вы ведете корабль к месту назначения. При необходимости меняете галсы10Галс — курс парусника относительно ветра. Идти галсами (лавировать) — когда ветер дует с неудобного направления, парусник для достижения заданного места вынужден часто менять свой курс., вся работа с парусами лежит на вас.

Братья переглянулись, парусных навыков у них никаких.

— Ваша главная задача в кратчайшие сроки подготовить экипаж. Удачи, и обращайтесь ко мне в любое время.

Капитан вышел, а через несколько минут в каюту робко вошли два матроса:

— Мы ваши слуги.

— Как вас зовут?

— Сэр, я Оскар, сэр.

— Сэр, я Тиль, сэр.

— Тиль, я Александр, будешь моим слугой.

— Оскар, я Владимир, будешь работать у меня, до обеда свободны.

Мужчины поклонились и выскользнули из каюты.

Слугам братья не удивились, традиции торгового флота сохранили эту должность до сегодняшнего дня. Они снова достали контракты и принялись повторно изучать их строчка за строчкой. Знание итальянского языка позволяет быстро осваивать другие европейские языки. Но за сутки выучить голландский язык невозможно. Тем не менее, основной смысл ясен и соответствует словам капитана. Непонятные слова достаточно легко додумывались и не допускали двусмысленности. Напрягало наличие оружия. В каюте лежали восемьдесят ружей и восемьдесят алебард. Арсенал дополнялся двумя сотнями топоров. Ближе к двери стояли четыре бочонка с порохом и корзины с пулями и картечью. Одним словом — полный комплект древнего оружия.

— Ты обратил внимание на эту хрень? — Саша ткнул пальцем в контракт.

— Что ты там увидел?

— Число, месяц и год, рядом с сургучной печатью.

— Там нет даты.

— Посмотри внимательнее.

— Уже смотрел, цифры видел, больше ничего.

— Здесь написано: тысяча пятьсот тридцатый год.

— Тысяча пятьсот тридцатый год закончился пятьсот лет назад. Не мучайся дурью, лучше скажи, что делать с этими железяками.

— Капитан же ясно сказал: «Главная задача в кратчайшие сроки подготовить экипаж». Пообедаем, затем часок отдохнем и начнем курс «молодого бойца».

— Будем учить работать с парусами? — съехидничал Вова.

— Не, это они лучше нас могут. Начнем с простого, как держать ружье, как целиться и так далее.

— Чему здесь учить? Верх примитивизма!

— Вот и будем учить, пока не скажут хватит.

В каюту вошли слуги и поставили поднос, полный жареной рыбы. Рядом разместился кувшин вина и две кружки. У дверей о палубу грохнуло ведро воды.

— Что с ней надо делать? — спросил Вова, разглядывая клинок шпаги.

— От мух отбиваться.

— Я серьезно.

— Посмотрим на других и сделаем то же самое.

— Вдруг у этих яхтсменов особый ритуал?

— Их особый ритуал — это их проблемы. Захотят, чтоб выглядело красиво, сами и научат.

— У нас от ежедневной рыбной диеты жабры не вырастут?

— Надоела рыба? — Саша сочувственно посмотрел на брата.

— Пить после жареной рыбы хочется.

— Пей, на столе постоянно стоит полный кувшин вина, сейчас уже в двух каютах.

— Не жизнь, а мечта алкоголика, так и спиться недолго.

— Не пей, я в этой каюте останусь.

— Рядом с порохом интересней?

— После обеда лень далеко идти.

— Двадцать пять метров далеко? Просто пушек боишься.

— Пушки, конечно, жуткие, но бояться незачем, учить новобранцев вдвоем будем.

— Инструкция к пушкам смешная, рекомендуется поливать водой через полтора часа после выстрела.

— Ничего смешного, английские пушки шестнадцатого века делали один выстрел в сутки.

— Так долго остывали! Наверно слишком толстые стены или поганое литье.

— Для литья из цветного металла надо знать несколько нюансов, помнишь, на заводе «Арсенал» объясняли?

Братья закончили обед и через час собрали на палубе весь экипаж. Сначала убрали из строя всех рулевых, марсовых11Марсовый матрос — хорошо умеет работать с парусами.матросов, камбузный персонал и слуг. Осталось семьдесят четыре человека. Трое на каждую пушку, и в строю осталось одиннадцать человек.

— Из этих одиннадцати делаем снайперов ружейного салюта.

— Предлагаю с них и начать.

Час общей разминки пролетел быстро. После этого братья посадили новобранцев чистить ружья, а сами занялись спаррингом. Вдосталь накувыркавшись, решили провести короткий бой на шестах. За неимением подходящих палок, взяли алебарды. Через пять минут прекратили глупую затею. Оружие есть оружие. Несколько раз чуть не нанесли друг другу раны. Попробовали «помахаться» с ружьями, но и эта забава не понравилась. Ружья слишком тяжелые, быстрого удара не получается. Самбо рассчитано на человека европейского телосложения. В удар или бросок вкладывается вес и динамика тела спортсмена. Прием завершается нанесением удара, после которого противника уже нет. Тяжелые ружья замедляли движение, приводили к «провалу» или «зависанию».

Новобранцы смотрели на своих наставников, раскрыв рты. Вова проверил результаты чистки оружия, Саша бросил на палубу мешки пакли. Приказали стрелкам накрутить запас пыжей, после чего отправились мучить толпу артиллеристов. Час учили крепить и раскреплять пушки, откатывать и закатывать на место. Затем разожгли похожую на мангал жаровню, куда сложили запалы, больше походившие на пожарные багры. Новобранцы трясущимися руками засыпали в мешочки порох. Заготовив картузы на сотню выстрелов, начали крутить пыжи. Насупил последний момент, пушки левого борта заряжены и готовы к выстрелу.

— Vuur! — скомандовал Саша.

Братья захохотали. Одни моряки с зажмуренными глазами куда-то тыкали своими пальниками, другие пытались одновременно работать пальником и зажимать руками уши. Самые отчаянные отошли от пушек и издали боязливо тыкали своим шестом. Все вместе они напоминали двухлетних детей в песочнице. Смех смехом, но так не далеко и до беды.

— Может изготовить запальные шнуры?

— Никакого толку, с факелом в руках и закрытыми глазами они сожгут яхту.

— Смирррна! Пальники на жаровню!

Артиллерийские расчеты суетливо затолкались.

— Как говорил наш майор, «толковый сержант и кота лаять научит».

— Придется, — вздохнул Саша. — Где этих яхтсменов набрали?

Началась «экзекуция». Расчеты выстраивались вдоль правого борта. По команде вставляли пальник в отверстие. После этого бегом на палубу, через другой люк вниз — и так до одурения. Через час рекруты познали коварство своих офицеров. Очередное построение получилось у левого борта. Привычно прозвучала команда «пли». Новоявленные пушкари достаточно сноровисто вставили пальники. Грянул залп из двадцати одной пушки.

Но братья не дали и минуты на проявление эмоций. Новобранцев снова погнали на палубу. Капитан Дагер не ожидал столь быстрого результата. Слитный залп пушек левого борта убедил его в правильности сделанного выбора. «Вероятнее всего, эти братья из Венеции. Там отличные специалисты в артиллерийских делах», — подумал капитан. Новобранцы-пушкари еще час бегали вверх — вниз. Двадцать минут отдыха, после чего начали заряжать пушки правого борта. Затем пробанили пушки левого борта — и снова бегом. Когда глаза будущей корабельной элиты стали стеклянными, снова последовал «подлый» прием, который завершился залпом орудий правого борта.

— На сегодня все, пушки банить и крепить, портики закрыть, осторожнее, не обожгитесь, очень горячие.

Братья прошли по орудийной палубе, похлопывая по плечам «героев» и пожимая руки измученным пушкарям. Судя по лицам и спинам, новобранцы изрядно устали. Везде нужен навык и тренировка. Крестьянин от восхода до заката легко отработает с косой. Цирковой гимнаст и часа не продержится на сенокосе.

Саша и Вова вышли на палубу, где их поджидал капитан.

— За один день вы сделали невозможное. Я два месяца безуспешно бился, никаких результатов.

— Все так плохо?

— Хуже некуда! Неграмотные крестьяне и рыбаки, ничего не умеют и всего боятся.

— Неужели вы не смогли набрать толковых добровольцев? Наверняка нашлись бы желающие прогуляться из Европы в Нассау и обратно.

— Обратно не все вернутся. Пусть они неграмотные, но это хорошо понимают. Большинство желает работать на кораблях, идущих в Индию.

— В Индию? Там ничего хорошего нет.

— Для вас, возможно, и нет, другим Индия сулит хорошие деньги и безопасность.

Братья пожали плечами, «в каждой избушке свои погремушки». Солнце уже коснулось горизонта.

— Господин капитан…

— Обращайтесь ко мне «шкипер Жак».

— Хорошо, тогда и нас называйте по именам.

— Договорились, что вы хотели спросить?

— Нам нужен секстан.

— Зачем? Солнце уже садится.

— Мы хотим взять звезды.

— Какой смысл брать Полярную звезду? Днем вы проделали хорошую работу.

— Спасибо, но мы хотим определиться по Сириусу, Спике и Альтаиру.

— Возьмите, секстан всегда хранится в одном и том же месте.

Еще один сюрприз, капитан никогда не слышал о таких способах астрономических определений.

Управились за час, вернули секстан на место, нанесли на карту положение судна и отправились ужинать. На столе стоял поднос с «любимой» рыбой. На этот раз матросы наловили трехкилограммовых окуней.

— Что скажешь?

— Муть какая-то! Капитан говорит, что это крестьяне и рыбаки. Не верю! Никогда не служившие в армии тридцатилетние мужики.

— Ты обратил внимание на артиллерийскую палубу?

— Конечно! Они живут и спят на артиллерийской палубе. Развели там настоящий свинюшник!

— То-то и оно, по поведению в строю — конторские мыши от компьютера, по бытовому укладу — бездомные бомжи.

— Ладно, не будем делать поспешных выводов. В любом случае завтра будем в Нассау.

— Ага, и попадем на шабаш любителей поиграть в пиратов.

— Игры в войнушку всегда под контролем полиции и военных.

— Или на фестиваль старинных костюмов и кораблей.

— С пушками, ружьями и топорами? Да с такой ловкостью и навыками они не друг друга, они сами себя поубивают!

— Почему нам слуг дали?

— Положено по штатному расписанию. На «Серебряной звезде» трое было.

— Там трое на трех старших и пять младших офицеров, здесь трое на трех офицеров. Ладно, мы слуг не требовали.

Братья вышли на палубу, посмотрели на море, на паруса. Ярко светили звезды, на горизонте ни огонька. Восемь часов вечера, а экипаж уже спит.

Утро снова встретило моросящим дождем. Сначала присоединились к рыбакам. В слабом свете масляной лампы рассмотрели пойманных рыбин. На крючки энергично шла сабля по два — два с половиной метра длинной. Вкусная рыба, хороша во фритюре. Когда небо начало сереть, приступили к гимнастическим упражнениям. Но мышцы сильно не разогревали, незачем такое делать с утра. На завтрак принесли нечто необычное. Непонятную еду долго рассматривали и обнюхивали. Наконец поняли, на подносе лежали кальмары горячего копчения.

— Я никак не мог понять, что за запах на палубе, — принюхиваясь к тарелке, заметил Саша.

— Вкусно! Молодец повар!

— Сэр, разрешите обратиться, сэр, — неожиданно заговорил Тиль.

— Говори.

— Матросы просят их больше не гонять. Они обещают правильно выполнять ваши приказы.

— Ты говоришь о пушкарях?

— Да, сэр.

— Пушкари под опекой сэра Александра. — Вова хитро посмотрел на брата.

— Почему это моя епархия?

— На нашем лайнере не может быть бардака. Люд должен знать, к кому по какому вопросу обращаться.

— Если так, то всегда пожалуйста.

— Тиль, передай пушкарям. Делаем два залпа, если правильно выполнят команды, то сегодня выматываем душу у стрелков из ружей.

После завтрака подготовили и зарядили пушки с обоих бортов. Матросы стояли с решимостью гладиаторов перед схваткой с тиграми.

— Левый борт, товсь! Пли! — Дружно грянул залп.

— Правый борг, товсь! Пли! — Снова слитный залп.

— Молодцы! Пушки чистить и крепить по-походному, на сегодня хватит.

Братья взялись за «мушкетеров». Гоняли до седьмого пота, пока не добились построения в ровную линию и четкого выполнения команд. После чего начали учить стрелять. Первоначально все действия отрабатывались на незаряженном оружии. Затем вдвоем брали в оборот одного измученного стрелка. Долбили его, добиваясь осознанного выстрела. Стреляли в кусок парусины, вывешенный с противоположного борта. Расстояние всего восемь метров, но большинство не могло попасть в мишень. Почти все в момент выстрела уводили оружие в сторону. Время приближалось к обеду, братья начали походить на ротвейлеров. Первыми успехами в обращении с оружием могли похвастаться только пять человек.

— Ты куда в бою будешь стрелять с закрытыми глазами? — брызгая слюной, кричал Вова.

— Твой враг, глядя на тебя, смеяться не будет, он тебя убьет, — добавлял Саша.

На их счастье замордованные «мушкетеры» поняли свой единственный шанс. Наконец последний рекрут попал в кусок парусины. Вова посмотрел на сложенную у мачты гору ружей.

— Молодцы! Спасибо за усердный труд! После обеда оружие вычистить и отнести ко мне в каюту.

— Жуть! — возмущался Вова по дороге в каюту. — Довели до того, что я о войне заговорил.

— Хуже! Ты обратил внимание на бессловесность? Ни одного возражения, хлопают глазами да пожимают плечами.

— Наши новобранцы уже бы наплели, только уши развесь.

— Среди наших еще поищи не умеющего стрелять.

Странные матросы на яхте, или специально разыгрывают.



2

Наемники республиканского флота

После обеда капитан пригласил братьев в свою каюту. На карте лежали листочки с картинками.

— Это виды на порт Нассау с различных направлений. Мы должны подходить к входу в гавань, согласно инструкции, к виду номер один.

— Зачем все это надо? — удивился Саша.

— Вы идете в порт Нассау в первый раз?

— Да, мы здесь никогда не были.

— И я никогда не был. Такие рисунки помогают морякам, когда они в первый раз идут в порт.

Братья вспомнили морские лоции. Там иногда встречались похожие рисунки или фотографии. Они еще смеялись над подобными пояснениями. Размеры и скорость судна не давали возможности искать на берегу приметные ориентиры. Шли только по приборам и электронной карте, иначе можно устроить катастрофу.

— Нам знакома такая методика, вы командуете, а мы будем учиться.

Пододвинули рисунок и приступили к внимательному изучению ориентиров, стараясь запомнить как можно больше деталей. Капитану понравился ответ и добросовестный подход к делу. Он еще раз поздравил себя с удачной находкой.

Когда снова вышли на палубу, порт и город были достаточно близко. Но город выглядел крошечным, а порт заполнен только ретро флотом.

— Здесь точно собирается фестиваль, — глядя на перспективу гавани, заметил Вова.

— Угу, судя по подготовке, еще с реконструкциями былых сражений.

— Воевать придется за Нидерланды.

Саша посмотрел на корму, где подняли огромный шелковый флаг Голландии. Только верхняя полоса была не красной, а оранжевой.

— Противниками будут или англичане, или немцы.

— Немцы на Багамские острова не ходили, в это время они дрались между собой и с поляками за серебряные рудники Рура, Саксонии и Силезии.

— Тогда французы.

— Могут быть и французы. Чего гадать, зайдем в порт и по флагам все увидим.

— Без двигателя до темноты заходить будем.

Братья замолчали, капитан начал отдавать первые команды — надо учиться парусному делу.

— Марсовые к вантам! Убрать фок12Фок — название первой мачты парусного судна., грот13Грот-мачта — так называется вторая мачта.и бизань14Бизань — название последней мачты парусного судна..

Засвистели блоки, огромные реи поползли вниз. Матросы сноровисто разворачивали рангоут вдоль корпуса, одновременно подбирая парусину. Судно осталось только под марселями15Марсель — второй снизу парус. На кораблях типа люгер на мачтах только два прямых паруса. Например фок и фок-марсель или грот грот-марсель.. Близнецы встали позади капитана, стараясь вникнуть в команды и их последствия. Ловко вошли в гавань и направились к берегу, где стоял дом с башенкой. Над домом развевался голландский флаг. Рядом с волноломом, на небольшом острове стояли огромные латунные пушки. На высоком флагштоке развевался еще один флаг Нидерландов. Наконец капитан приказал спустить последний парус. Затем последовал приказ отдать правый якорь. Яхта встала в тридцати метрах от берега. Юноши усвоили первый урок кораблевождения под парусом. Собравшиеся на берегу моряки могли сказать, что кораблем управляет опытный капитан.

От маленького причальчика отошла шлюпка. Через несколько минут три портовых инспектора поднялись на палубу. В первую очередь поговорили с капитаном. Жак Дагер с судовым журналом спустился в шлюпку и отправился на берег. Визитеры попросили Вову показать крюйт-камеру, Саша показал трюм. Затем портовые власти бегло осмотрели остальное оружие и моряков. Капитан вернулся с наступлением темноты. Первым делом он вручил близнецам по три кожаные тубы и приказал сниматься с якоря. Матросы поставили весла, яхта медленно двинулась во внутреннюю гавань. После часа маневрирования по акватории порта нашли удобное место в одном из многочисленных рукавов. Все, океанское плавание закончено. Матросы в предвкушении отдыха толпились вдоль борта. Братья вернулись в каюту и вытащили из кожаных футляров дипломы. Именно так назывались эти бумаги. В них было написано, что благородные господа Владимир Ван Скопин и Александр Ван Скопин являются дипломированными подшкиперами. В другом комплекте документов говорилось о дипломированных офицерах, командирах корабельной артиллерии. Внизу стояла подпись: губернатор Нассау барон Бреда. Рядом с подписью был пришит красивый бантик из ленточки цветов флага Нидерландов. В третьей тубе находилась бумага под названием «паспорт». В паспортах было написано, что благородные господа Владимир Ван Скопин и Александр Ван Скопин уроженцы Выборга, что в Московии. Указанные господа находятся на добровольной службе флота республики Нидерланды. Братья плюнули и пошли спать, утро вечера мудренее.

Завтрак поднял настроение, подали жареные яйца и целую утку. Вместо вина принесли кувшин молока. Собирались не торопясь. Раньше девяти ни один офис не откроется. Надели джинсы, кроссовки и футболки. Вышли на палубу, решили полюбоваться на Багамские красоты и определиться с направлением.

— Что ты на это скажешь?

— Что на фестиваль собралось чуть больше десяти яхт, я ожидал сотни. Сейчас много любителей поиграть в старину.

— Я говорю о городе.

— Город где-то рядом, после захода солнца вокруг было темно.

— Не совсем темно, я насчитал более сорока масляных ламп.

— Таких же ярких, как на нашей палубе.

— Ничего, сойдем на берег и спросим дорогу.

— Капитан зовет!

У борта стоял капитан. Он раздавал членам экипажа мелкие монетки. Увидев направляющихся к нему братьев, сказал:

— Собирайтесь, пора ехать!

— Мы готовы.

— Готовы? Почему без шпаг и без денег? Я за вас платить не буду!

Сам капитан был во всем черном. Черные полусапожки без каблука, черные узкие штаны, черный камзол с затейливым золотым шитьем. На голове непонятная шапочка, к поясу пристегнут палаш. Весь костюм оттеняла белая шелковая рубашка и белый шелковый шейный платок. На груди массивная золотая цепь с золотым медальоном. На медальоне изображение золотого парусника. Ребята сбегали в каюту, быстро пристегнули шпаги, затем насыпали в карманы тяжелые монеты.

Лодка уткнулась носом в песок, юноши спрыгнули следом за капитаном и пристроились чуть сзади. Вдоль береговой линии шла неширокая дорога. Дома выходили фасадами на дорогу и гавань. Редкие прохожие обходили вооруженную троицу стороной. Прошли мимо нескольких баров, где рядом на травке спали ночные гуляки.

— Капитан Жак, почему в гавани так мало кораблей?

— Не понимаю вашего вопроса. Корабли в море, здесь только ремонт или небольшой отдых.

— А когда будет фестиваль?

— Фестиваль? В разных странах это слово имеет свое значение. Для нас фестиваль начнется через час. Надо поторапливаться.

Дорога перешла в улицу с двухэтажными домами. Все задания оштукатурены и покрашены в яркие веселые тона. Разноцветная гамма розовых, желтых, салатных и прочих расцветок создавала праздничный настрой. Капитан что-то спросил у прохожего, и вскоре они вошли в магазин. Снова короткий деловой разговор капитана с продавцами. Юношей начали быстро и профессионально обмеривать. Из смежного помещения вынесли готовую одежду.

Близнецы, обмениваясь шутками, разглядывали друг друга и крутились перед зеркалом. Вова красовался в ярко-синих штанах и темно-синем камзоле с золотым шитьем. На ногах — короткие черные полусапожки без каблука. Сашу нарядили в кроваво-красные штаны и желтые полусапожки. Камзол отличался только шитьем, красивые завитушки были вышиты серебром. Вид довершали белые шелковые рубашки на завязочках и шейные платки. Карнавальные костюмы близнецам понравились. Они были выполнены в стиле шпаг и древних парусников. Остался вопрос с головными уборами. На стенах магазина висели различные образцы. Колпаки, панамки и многие другие варианты изощренной фантазии работников швейной промышленности. Но и здесь им не дали права выбора. Братья получили широкополые шляпы с огромными перьями. У Вовы шляпа с ярко-синей лентой, у Саши лента кроваво-красного цвета. Одна шляпа украшена брошью в виде серебряного парусника, другая — маленькой золотой пушкой. Вытряхнув из карманов горку монеток, капитан с хозяином магазина приступили к своим расчетам и обсуждениям. Братья подпоясались, нацепили шпаги и снова повертелись перед зеркалом.

Новый внешний вид пришелся им по вкусу.

— Надо обязательно купить фотоаппарат и сфотографироваться.

— Здесь туристический центр, должны быть уличные фотографы.

— Я догадался! — воскликнул Саша.

— Давай, выкладывай свою мысль. — Вова повернулся к брату.

— В Нассау полно туристов, мы будем выполнять ту же роль, что делают в Петербурге у Петропавловской крепости!

— Точно! И в Петергофе, и в Царском Селе. Везде полно ряженых.

— Плюс стилизованный парусник. А наш капитан не дурак!

— И не жадина, по двадцать процентов нам отвалит.

Капитан Жак закончил разговор, отсчитал из кучки несколько монеток и отдал хозяину магазина:

— Забирайте деньги, нам пора идти.

Братья растерянно захлопали руками по одежде, карманов не было. Хозяин магазина достал с полки два «патронташа» и протянул близнецам:

— Подарок от магазина, заходите еще, всегда будем рады услужить.

Юноши натянули кошельки из красной кожи на ремень. Удобно, под рукой и не мешают. Непривычно одно, вместо кнопок или застежки вставлен грубый кожаный шнурок. Зато сам кошелек из толстой кожи, такой не срежешь, не подрежешь, не сорвешь. Вышли из магазина и сразу почувствовали преимущество новых нарядов. Шпага перестала вертеться пропеллером. Камзол прижимал оружие к бедру.

— Капитан Жак, почему вы не носите шляпу?

— Я не дворянин, у меня не может быть шляпы и шпаги.

Капитан откинул полу камзола, к поясу была пристегнута короткая сабля, морской палаш.

Следующий визит — в парикмахерскую, где братьев сноровисто побрили. Юноши сидели в кресле, зажмурив от страха глаза. Не хотелось смотреть, как тебе по шее водят острым ножичком. После бритья лицо пропарили горячим полотенцем, затем помассировали с ароматным маслом. Процедуру завершил слой ароматного талька. Проследив глазами за капитаном, они дали парикмахеру мелкую монетку и получили сдачу большими тяжелыми медяками.

— Поторапливайтесь, уже подходит время.

Но идти осталось не более десяти шагов. Перед ними стоял тот самый дом с башенкой и голландским флагом. Прошли через небольшой вестибюль.

— Вам туда. — Капитан указал на ближайшую дверь. — Меня найдете в зале.

Близнецы открыли дверь, за столом сидел клерк и вопросительно смотрел на посетителей.

— Мы братья Скопины.

Чиновник взял одну из многочисленных конторских книг, нашел нужную запись и сказал:

— С вас двенадцать гульденов и семьдесят пять центов.

Юноши начали считать монетки.

— С каждого по двенадцать гульденов и семьдесят пять центов, — последовало уточнение.

Пересчитав выложенные деньги, канцелярский служащий достал другую книгу, вписал туда имена братьев.

— Расписывайтесь. — Худой прокуренный палец ткнул в нужные графы.

Они расписались напротив своих имен. В это время клерк открыл массивный сундук и достал четыре медальона.

— Поздравляю, служите честно. — И протянул медальоны братьям.

Два серебряных медальона на массивной серебряной цепи, на голубой эмали силуэт парусного кораблика. Два других выполнены из золота с золотой пушкой в центре.

— Полагаешь, это натуральное золото и серебро?

— Маловероятно, но очень красиво.

Братья встали лицом друг к другу, отдали честь, надели медальоны, снова отдали честь.

— Удачи, братик. — И пожали друг другу руки.

— Спасибо. — Снова пожали друг другу руки, затем отдали честь клерку и пошли искать своего капитана.

Зал находился в конце короткого коридора. Успели вовремя. В центр зала вышел коренастый дяденька и произнес речь минут на пятнадцать. Общий смысл сводился к войне и коварству испанцев. Невозможно за два дня полноценно освоить чужую речь. Выручало созвучие основных слов с итальянским или английским языками. Кроме того, вся русская морская терминология состоит из голландских слов. Закончив инструктаж, дяденька поклонился и ушел. Капитан «Разящей стрелы» Жак Вольфганг Дагер заметался по залу. Он подходил то к одному, то другому капитану. Но было видно, везде его ожидал отказ.

— Вы с «Разящей стрелы»?

Братья повернулись, к ним обращался сорокалетний мужчина с медальоном артиллериста.

— Я Альфредо Ненни, канонир с «Быстрого облака», родом из Генуи.

Говорить по-итальянски оказалось намного легче.

— Браться Скопины, Владимир и Александр, родом из России.

— Стрелять учились в Генуе или Венеции?

Альфредо Ненни указал на золотые медальоны канониров. У него на груди был серебряный медальон с серебряной пушкой.

— Сначала шведов били под Полтавой, потом случайно Пизанскую башню завалили.

— Золотые медальоны дали за то, что Сфинксу нос отстрелили, — добавил Саша.

Альфредо Ненни засмеялся:

— Молодцы, так и надо. Я воевал за Оттоманскую империю и видел вашего безносого Сфинкса.

— Почему ушли? Мало платили?

— Нет, платили как раз хорошо. Жизнь без вина очень тяжелая. Мы в Генуе с детства вместо молока пьем вино.

— Объясните, пожалуйста, принцип медальонов. Мы первый раз здесь.

— Я тоже первый раз, принцип медальонов очень прост. Серебряная пушка — самый низший ранг, командир батареи из нескольких пушек. Вас интересуют мои навыки?

— Нет, нам действительно хочется понять смысл медальонов.

— Золотая пушка на серебряном медальоне — командир артиллерийской палубы.

— Непонятно! Тогда что означает золотая пушка на золотом медальоне?

— Командир артиллерии на многопалубном корабле. У голландцев на караке16Карака — самый удачный тип боевого корабля. Отличается высокой маневренностью и хорошей скоростью. До XIX века оставался единственным проектом с тремя артиллерийскими палубами. С появлением стальных тросов, проект был изменен, начали строить линкоры и клиперы.пушки стоят на трех палубах. Вы, действительно, этого не знали?

— Серьезно, мы не шутим, — ответил Саша.

— Вы где служили до «Разящей стрелы»?

— На «Серебряной звезде», построен в Ливорно, приписан к Триесту.

— Никогда не слышал о хороших кораблях из Ливорно. Впрочем, я не моряк, все может быть.

— Каков принцип других медальонов?

— Очень простой, штурман, подшкипер и шкипер. Если по итальянской терминологии, то палубный офицер, старший офицер и капитан.

— Вы давно здесь? Хороший заработок? — забросил удочку Вова.

— Два месяца — и никакого заработка. Вместо экипажа стадо английских баранов. Это быдло ничего не умеет, один раз умудрились уронить пальник в погреб.

— Ого, круто! — Братья нервно переглянулись.

— Я уже с жизнью распрощался! Через час на шлюпке вернулся на корабль. Оказывается, пальник упал на металлический лист под люком, повезло.

Братья удивленно посмотрели на «героя».

— Я всю палку обломал о спину этих кретинов, никакого результата.

— И так два месяца? — не поверил Саша.

— Да! Три корабля от нас ушли, четвертый утонул.

— Утонул? Такого не может быть! — недоверчиво воскликнули братья.

— Я рассчитал точный залп, все ядра попали в борт. Этот испанец, недоумок, перегрузил свой корабль железом. Он у нас под носом камнем ушел на дно.

— Экипаж спасли?

— Зачем? Вы их будете кормить-поить, за свой счет в Голландию отправите. В итоге придется долго ждать выкуп. Вам это надо?

— В Нассау еще итальянцы есть?

— Насколько я знаю, здесь семь итальянских канониров.

— Остальные кто?

— В основном нищие англичане. Голландцев очень мало, но у всех золотые медальоны. Вон посреди зала один стоит. Но не подходите, он ни с кем не разговаривает.

— Среди штурманов и подшкиперов кого больше?

— Половина голландцев, половина англичан. Голландцы предпочитают набирать англичан, дешевле нигде не найти.

Братья еще раз осмотрели зал. Их капитан разговаривал то с одним капитаном, то с другим. Саша и Вова присоединились к общему движению. Начали знакомиться с «коллегами», но расспросы быстро прекратили. Фантазийное хвастовство их не интересовало, других разговоров никто не вел. Через час, перезнакомившись со всеми, братья отошли в сторону.

Вскоре к ним подошел капитан:

— Пошли обедать, там и поговорим.

Буквально в пятидесяти метрах от дома с башенкой находился приличный ресторанчик. В нем было чисто и аккуратно. Интерьер стилизован под старину. Заказали суп и свинину с рисом, попить попросили апельсиновый сок.

— Апельсиновый сок? — удивилась конопатая официантка. — У нас такого нет.

— Что вы даете посетителям?

— Вино или пиво.

— Посетители пьют только вино?

— Конечно! Что же еще пить!

— Молоко есть? — спросил Вова.

— Молоко? — Официантка еле сдерживала смех. — Вы хотите молока?

— Да, мы еще маленькие, старшие дяди и тети нам не разрешают пить спиртные напитки.

Капитан Жак уже не мог удержаться и ржал во все горло.

— Господа офицеры желают пить молоко? — похрюкивая от сдерживаемого смеха, уточнила официантка.

— Вы нас правильно поняли.

Девушка умчалась пулей. Капитан утирал слезы и держался за живот.

— Спасибо, господа! Я давно так не смеялся.

Принесли фасолевый суп на нежных телячьих ребрышках. Затем отлично пропеченную свинину с хрустящей корочкой. Но великолепную еду было тяжело запивать. Молоко оказалось непривычно жирным. Юноши, наслаждаясь ароматной едой, слушали главные новости. Со слов Жака Дагера выходило, что эскадры графа Нассау и барона Бреды игнорируют вольных капитанов. Торговые дома патрулируют только своими эскадрами. Попытка договориться с другими вольными капитанами не дала результата. Каждый хочет иметь преимущество и не соглашается на равные доли.

— Представляете, они считают количество пушек и количество моряков. Если у нас выходит преимущество, то прибавляют свой опыт.

— У нас нет никаких шансов? Неужели Нассау и Бреда не принимают вольных капитанов?

— Только когда идут в набег. Последний раз взяли пятнадцать вольных капитанов. Но всех пустили в первой линии. В результате корабли получили большие повреждения.

— Но деньги заработали?

— Доли разделили честно по числу кораблей. Только ремонт долгий, экипажи надо снова набирать и учить. Такие шансы лучше пропускать мимо.

— Вы нашли решение?

— Да, будем действовать в одиночку. Я пойду договариваться о снабжении на три недели. На завтра закажу воду и вино. Отход послезавтра, перед восходом солнца.

— Что делать нам? — спросил Саша.

— Отдыхайте. Завтра вечером проследите за доставкой вина. Матросы сегодня пропьют все деньги и обязательно попытаются добраться до корабельных запасов.

— Неужели такое возможно? — удивились братья.

— Не вешать же их. Вино вылакают, потом в море начнут причитать, что пьют затхлую воду.

Капитан закончил с обедом и ушел. Братья еще немного посидели, попытали официантку на предмет десерта. После того как убедились в отсутствии оного, а также чая, кофе или какао, решили прогуляться по «потешному» городку.

Прогулочным шагом двинулись по улице. Вскоре выяснили, что в городе всего три улицы, которые лучами расходятся от дома с флагом, и почти в каждом доме магазин. От нечего делать начали заглядывать во все магазины подряд, рассматривали окружающие дома. Строительный материал — только ракушечник или кирпич. Крыши крыты черепицей или непонятным пластиком, похожим на свинец. Никаких деревянных строений или открытых навесов. Неожиданно город закончился, близнецы оказались в заброшенном парке. Во всяком случае, открывшийся вид больше походил на парк с редкими тропинками, чем на лес. Довольно скоро тропинка вывела братьев к озеру. Юноши разделись и упали на песок. Говорить не о чем, пройдет два дня, будет и тема для разговоров.

Вода в озере оказалась родниковой. Поплескавшись, братья вышли на берег, хорошенько размялись, потом сошлись в спарринге. Соскучились по твердой земле, поэтому работали долго, почти до полной потери сил. Наконец, на подгибающихся ногах добрели до воды и рухнули на мелководье.

Небо снова затянуло облаками, скоро дождь, надо уходить.

— Браво, господа воины!

Из-за деревьев выехала молодая всадница.

— Сначала подумала, что вы деретесь насмерть.

Братья изобразили низкий поклон в стиле мушкетерских фильмов.

— Мы деремся насмерть только ради прекрасных дам.

Девушка фыркнула и ускакала в парк.

— Пошли, надо зайти в парфюмерный магазин, — глядя на сгущающиеся тучи заметил Саша.

— Лосьон, крем, мыло и прочие туалетные принадлежности.

— Надо бритвы купить, мне больше не хочется встречаться с этим жутким брадобрейным ножичком.

Они оделись, привели себя в порядок и пошли обратно.

— Ты приметил хоть один парфюмерный магазин?

— Надо спросить аборигенов, пока я насчитал шесть оружейных магазинов.

— Не забудь напомнить о постельном белье и полотенцах.

— Надо потихонечку спускать полученные деньго-жетоны.

— Не спеши, контракт на год, — Саша урезонил брата.

Снова вышли на улицу. Окраина города выглядела непривычно. Самый обычный дом неожиданно оказался на улице последним. Не было никаких трущоб, заброшенных зданий или развалин. Спросили у прохожего про парфюмерный магазин. Получив разъяснения, двинулись в нужную сторону.

Магазин больше напоминал лавку алхимика или безумного аптекаря. Полки заставлены всевозможными стеклянными сосудами. Причем все из мутного стекла. Никакой рекламы, пояснительных табличек или ценников. Причина оказалась проста. Братья объяснили свои желания, продавец показал мензурки с образцами. Долго выбирали и нюхали, наконец пришли к единому мнению. Продавец записал требуемое количество и обещал завтра все подготовить. Братья дали задаток и повернулись к выходу, но у дверей стояла давешняя всадница с подружкой. Юноши сняли уже реальные шляпы и, отставив ногу, повторили мушкетерский поклон.

— О, прекрасная амазонка, позвольте упасть к вашим ногам. Меня зовут Александр, я рад вас лицезреть.

— Меня зовут Владимир, ваша красота лишила меня речи.

— Я Оливия Сплитхоф, моя подруга Анна Хапаг.

Девушки ожидали какой-то реакции, но юноши только улыбнулись и заверили:

— Нам очень приятно с вами познакомиться.

— Вы недавно прибыли в Нассау?

— Сегодня утром.

— Из Нидерландов?

— Сожалеем, но мы никогда не были в этой стране.

— Как же вы сюда попали? — удивилась Анна.

— Прилетели на самолете.

Девушки засмеялись шутке.

— Решили купить своим дамам духи?

— Мы заказали лосьон для себя.

— Вы пользуетесь парфюмерией?

— Вам нравятся мужчины, от которых пахнет потом, вином и табаком?

Девушки сморщили носики и отрицательно закачали головками.

— Это ужасно, особенно запах табака.

— Идемте ко мне, — сказала Оливия, — у нас сегодня не очень много гостей.

— Танцы будут?

— Будут!

Вова подал руку Оливии, Саша подал руку Анне.

* * *

Вова ожидал брата в ресторанчике. На завтрак он заказал яичницу и сладкие булочки. Посередине стола стоял большой кувшин молока. Звякнул колокольчик, и рядом сел Саша.

— Ну как?

— Со мной ночью чуть не случились истерика. Хорошо, что рядом лежала эта красотка. Все эмоции достались ей.

— Я спросил о господине Сплитхофе.

— Утром отрабатывал на мне взгляд товарища Берия.

— Ты ничего не ляпнул? — встревоженно спросил Саша.

— Попробуй, ляпни, сразу на площади сожгут.

— Господин Хапаг утром распрощался весьма любезно.

— В любом случае нам не стоит рассчитывать на свадьбу с этими девушками.

— Слишком разные весовые категории. И дорогие подарки делать не будем.

— Лучше быть богатым женихом, чем щедрым, но бедным любовником. Вполне вероятно, что у них уже есть женихи.

— Про такие вещи нам никто не скажет. Прикидывал возможные выгоды от знакомства?

— Сам говорил о разных весовых категориях. В ближайшей перспективе знакомство с представителями влиятельных торговых домов нам ничего не даст.

— Пошли в казарму?

— Здесь недалеко, напротив береговой батареи.

Братья вышли из ресторана. Вчерашний вечер прошел на славу. Собралась дюжина местных девушек приличных семей. Мужская часть кроме братьев была представлена офицерами одного из кораблей господина Сплитхофа. Капитану и артиллеристу было за тридцать, штурман не достиг и двадцати лет. Много танцевали и играли в незатейливые игры. Родители принимали в играх активное участие, но вместе с тем не мешали молодым, вовремя оказываясь где-то в уголке. Все было просто великолепно. Но…

Братья узнали, что сейчас 1530 год. Нет никакого розыгрыша, эти люди живут и радуются жизни в 1530 году.

До казармы, как и до любого другого места в городе, было рукой подать. Спросили шерифа Эриха Меркс, после чего из ворот вышел широкоплечий сорокалетний мужчина. Он посмотрел на братьев и демонстративно уставился на медальоны.

— Господин шериф, мы хотим научиться бою на алебардах.

— Зачем благородным господам алебарды?

— Есть непреодолимое желание остаться в живых.

Шерифу ответ понравился. Он искренне отсмеялся и пригласил во внутренний двор. По пути приказал солдатам принести оружие. Вынесенные алебарды озадачили внешним видом. Колющая и режущая кромки закрыты кожаным чехлом, просто и надежно. Можно вполне безопасно тренироваться, максимальный ущерб возможен только от ушиба. Шериф показал на Сашу. Встали напротив, Эрих сделал резкий выпад. Саша уклонился, крутанул свою алебарду и обратной стороной древка ударил снизу под лезвие. Алебарда рыбкой выскользнула из рук шерифа. Продолжая движение, Саша нанес удар лезвием в бедро и закончил атаку, зафиксировав удар древком между ног. У стоящих вокруг солдат отвисли челюсти. Шериф невозмутимо показал на Вову. Снова колющий выпад. Вова подцепил алебарду за лезвие и выдернул ее из рук шерифа. Приседая, развернул свое оружие, одновременно сбрасывая чужую алебарду с крюка. Толчок древком в грудь — и атака зафиксирована ударом лезвия по шее. Эрих Меркс потер ушибы.

— Вы забавно обращаетесь с этим оружием, для строя так не годится.

— Мы понимаем, поэтому пришли учиться.

— У вас все новобранцы англичане?

— Именно так.

Шериф построил десяток солдат.

— Коли!

Шеренга сделала выпад, острые пики стремительно ушли на два метра вперед.

— Это базовый удар всех пикинеров мира, спасения нет. Отвод в сторону приведет к удару в грудь товарища.

Братья встали перед застывшим строем. Острия алебард смотрели прямо в живот. Бессмысленно уводить алебарду вверх или вниз, удар придется в голову или ноги.

— Сколько у вас времени?

— Завтра на рассвете уходим, — ответил Вова.

— Отрабатывайте первое упражнение, вернетесь — продолжим.

Строй солдат показал все детали базового удара. Юноши поблагодарили Эриха Меркса за науку.

— Это только начало, постепенно всему научитесь. Взамен покажете свою технику боя.

— Без проблем, обмен опытом приносит только пользу.

— Вы не забываете об основном оружии абордажного боя?

— Каком? — озадаченно спросил Вова.

Шериф засмеялся.

— Почему-то новички считают топоры простейшим оружием. Никто не задумывается, почему на каждого матроса приходится три топора.

— Мы действительно не видим сложности во владении топором.

— Боевой топор и топор дровосека — абсолютно разные вещи. В абордажном бою не надо вкладывать в удар всю силу, при этом открывая врагу свою грудь.

Эрих Меркс взял два топора и подошел к вкопанному бревну на расстояние вытянутой руки. Заработала «мельница», в разные стороны полетели щепки.

— Бить необходимо в плечи и руки. Не надо вкладывать в удар всю силу. Важно не убить врага, а вывести его из строя.

— Зачем третий топор?

— Перед вами стоит строй пикинеров, вы бросаете топоры и прыгаете следом. Пока солдаты прикрываются алебардой от летящего топора, вы уже рядом.

— Вот оно как! Совсем не ожидали.

— Вы очень правильно поступили, что пришли учиться. Большинство сразу стремится в бой и возвращается с половиной экипажа.

— Нам бы еще научиться и этому. — Саша постучал ладонью по шпаге.

— Оружие благородных изучайте у господина Ван Дейфла.

Шериф послал солдата за лейтенантом, сам отошел в сторону, желая посмотреть на тренировку.

Долго ждать не пришлось. Из казармы быстрым шагом вышел сухощавый мужчина лет тридцати.

— Лейтенант Байрн, юноши просят уроков! — отрекомендовал близнецов шериф.

Комендант осмотрел шпаги и остался доволен.

— Шпага не годится для боя в строю, это оружие индивидуального фехтования. Следующий раз приходите с чехлами.

Байрн Ван Дейфл показал основную стойку и как правильно держать оружие в руке. Вскоре прибежал солдат с двумя учебными шпагами.

— Учиться надо на своих шпагах. Рука привыкнет, дальше все движения будут автоматическими. Шпага намного легче сабли или меча, удары могут чередоваться.

— Как это чередоваться?

— Одни удары наносятся с вложением инерции движения тела. Другие наносятся только силой руки или движением кисти.

Лейтенант показал несколько «па» из танца с саблями. Особенно впечатлили колющие удары в «противоход», когда сам человек отступал, а острие шпаги неожиданно уходило вперед.

— Возьмите тренировочное оружие, я хочу увидеть ваше умение двигаться.

Первым вышел Вова. Прямой выпад отбил вправо, снова выпад, но он заметил изменение положения локтя. Обманным движением имитировал попытку отбить вправо, но, подхватив клинком шпагу противника у гарды, отвел руку лейтенанта вверх. Шаг вперед — и лезвие легло на шею Байрна Ван Дейфла.

— Отлично! Просто великолепно! Теперь ваш брат.

Саша встал с немного опущенным вниз клинком.

Лейтенант сделал прямой выпад, Саша кистевым движением поднял кончик шпаги. Быстрое движение руки — и его шпага начала давить сверху на шпагу Байрна. Не давая и мгновения на оценку ситуации, юноша качнулся вперед, одновременно взмахнув шпагой вверх. На камзоле лейтенанта отчетливо проявилась вертикальная полоса.

— Все, будем тренироваться. Я сейчас напишу записку в магазин «Смертельное оружие».

Вскоре лейтенант вернулся из казармы с листочком бумаги:

— Вы бойцы с прекрасным потенциалом, я учу вас базовым навыкам, вы учите меня сражаться.

Братья пригласили шерифа и лейтенанта в ресторан. Время обедать, но это только повод. Для полноценного вступления в неведомую жизнь надо собрать как можно больше информации.

За столом, не спеша, перемыли косточки всем жителям. В городе обосновались представительства восемнадцати торговых домов. Их эскадры насчитывали от четырех до десяти кораблей. Количество было непостоянным, по мере сбора трофеев часть кораблей возвращалась в Нидерланды. Склады размещались рядом с особняками, в которых жили представители торговых домов. Вольные капитаны находились в самом невыгодном положении. Товары скупались дешево, продавались дорого. Кроме этого, в городе располагался гарнизон наемников графа Нассау. Торговые дома требовали создания городского совета. Но граф поставил одно условие: хотите совет, берите содержание города на свой счет. Некоторые торговые дома были согласны, но большинство желало управлять городом и не нести расходов.

С женщинами проблем не было. Привозя из Англии рабочую силу, не забывали привозить и женщин. Публичные дома не испытывали дефицита «рабочей силы». Добровольцев из Англии разбавляли пленницы с испанских кораблей и разграбленных городов. Публичные дома за женщин платили мало, но платили. Магазины, рестораны и прочие заведения содержали «приблудные» хозяева. Одни приехали из Нидерландов в поисках легких денег, другие по этой же причине из Англии. На юго-восточной окраине города расположилось несколько мастерских и кузниц. Общее количество жителей не превышало двух тысяч. Вопрос о национальном составе поставил собеседников в тупик. После некоторого размышления они сошлись на тысяче коренных нидерландцах. Кроме того, на острове попадались негры. Сердобольные капитаны иногда забирали их с захваченных кораблей работорговцев. Но где живут негры и чем занимаются, никто не знал и не интересовался. Живут на острове, ну и пусть живут. Места хватит всем. Сельским хозяйством занимались хозяева ресторанов и продовольственных магазинов. В городе действовало только одно правило: делай что хочешь, но другим не мешай.

* * *

Тепло распрощавшись с новыми знакомыми, братья пошли по магазинам. Решили начать с магазина «Смертельное оружие». Хозяин, прочитав записку, положил на прилавок длиннополый камзол из толстой некрашеной кожи. Затем принес кожаные чехлы для шпаг. Завершили экипировку перчатки-краги и шлемы с лицевой сеткой. Посовещавшись, братья взяли по две пары перчаток. Решили посмотреть на кожаную кирасу с трабаданом. «Современные» специалисты утверждали, что лучшей защиты нет. Броня из кожи в два раза дороже стальной кирасы, но существенно легче и надежней. Продавец положил на прилавок синий камзол. Первоначально они не поняли, для чего он предназначен, а когда разобрались, начали тщательно изучать. Броня была собрана из кожаных сегментов, причем в некоторых местах вставки достигали пятисантиметровой толщины.

— Надевай! — скомандовал Саша.

— Тяжело, килограммов десять потянет.

— Попробуй сделать несколько резких взмахов, надо понять, насколько кираса затрудняет движения.

Вова станцевал подобие «казачка».

— Нормально, общий вес чувствуется, но не сковывает, берем.

— Интересное решение, смотрится как обычная одежда, а пуля не возьмет.

— Полы до колен и с хорошим усилением, надо высокие сапоги купить.

«Отоварились» всем необходимым, не забыли взять два десятка чехлов для корабельных алебард. Затем отправились в магазин, где накануне купили себе «современную» одежду. Однако вопрос с одеждой решить не смогли, хозяин магазина утверждал, что молодым господам больше ничего не надо. Настаивать не стали, для начала следовало найти капитана Дагера и выяснить суть его разговора с владельцем лавки. Второй нерешенной проблемой осталось постельное белье. Маленький словарный запас не позволял толком объяснить суть желаемой покупки, посему взяли с собой посыльного, дабы показать на месте.

Экипаж «Разящей стрелы» выглядел тоскливо. От всех несло перегаром, лица перекошены от головной боли. Братья еще в детском доме насмотрелись на последствия пьянства. Вид человека после перепоя — самое лучшее профилактическое средство от тяги к спиртному Какой смысл в кратковременном удовольствии, если за него приходиться платить многочасовым мучением. А «лечение» синдрома самым коротким путем приводит на помойку.

Войти в каюты оказалось проблематичным, они были завалены различными, но необходимыми вещами. Стало понятно утверждение хозяина магазина одежды, что молодым господам ничего не надо. Действительно ничего не надо. Близнецам привезли все, от ночных колпаков и шелкового белья до дождевых накидок и глубоких шляп. Посыльному из магазина на примере объяснили понятие «постельное белье». Он сразу уловил суть требования господ, поклялся, что к вечеру все доставит, с этими словами радостно помчался назад.

К удивлению братьев, Тиль и Оскар оказались трезвыми. Вова воспользовался удачным обстоятельством и забрал слуг с собой в город. Попутно надо купить столовые приборы. Есть руками неприлично, это они помнили с детства. Кроме того, следовало добрать некоторые упущенные мелочи. Саша пинками согнал матросов и повел за город. По дороге каждый получил по стакану сухого вина. Начинающие алкоголики благодарно падали на колени. До захода солнца все было готово. На палубе горкой лежало несколько десятков бревен. Матросы, отошедшие от похмелья после тяжелой физической работы, устало сидели вдоль фальшборта. Братья любовались видом на океанский пляж. Волны прибоя шумно накатывались на белый песок. Ветер расчесывал пальмовые листья.

— Хорошо бы найти сок и набирать с собой, не хочу привыкать к вину с водой, — мечтательно произнес Вова.

— В следующий приход найдем поселение негров и купим кокосов.

— Остров за день не обойти.

— Попросим милых дам научить нас верховой езде.

— В любом случае придется учиться, тут нет ни машин, ни велосипедов. Или ты верхом, или на тебе верхом.

Подошел капитан:

— Зачем притащили бревна?

— Трудотерапия.

— Объясните понятнее, — нахмурился капитан.

— Надо учить новобранцев работать с оружием. Какой толк махать впустую топором или алебардой. С бревном легче отрабатывать удар.

Капитан удивился необычной, с его точки зрения, методологией тренировок, но разрешил оставить бревна на палубе.

С берега примчались счастливые слуги и быстро вернулись с подносом. На ужин подали цыпленка, омаров и молоко.

— Что ты помнишь про тысяча пятьсот тридцатый год? Надо напрячь мозжечок, постараться вспомнить по-максимуму.

— Господин Сплитхоф жил в Москве. Говорил, что сейчас правит царь Иван.

— Да, если бы не он, мы бы уже горели на костре. А Иванов много было, пять или шесть. Среди них был еще Грозный.

— А когда совместили летоисчисление России и Европы? Мы-то долго упирались со своим две тысячи десятым годом, все на нас таращились, а Сплитхоф смеялся.

— Чего попусту говорить, Россия далеко, Выборг под шведом.

— Дорога в Новгород перекрыта крепостью на Неве.

— А говорил, что не помнишь, — ковыряясь ножом в тарелке буркнул Вова.

— Это любой помнит. Действительно, надо вспоминать всю возможную информацию.

Братья закончили ужин, в каюту робко заглянули слуги.

— Тиль, ты чего такой счастливый прибежал?

— Сэр, как не обрадоваться, сэр? Благодаря вашей милости мы научились парикмахерскому искусству.

— Еще не научились, только начали учиться.

— Будете каждую стоянку туда ходить.

— Пока не научитесь волосы завивать и массаж делать.

— Покажете хорошую работу, еще и шитью научим.

Переполненные благодарностью слуги упали на колени и стукнулись лбами о палубу.

— Не надо спешить, для начала освойте первое задание.

Но тридцатилетние мужики чуть ли не плакали от счастья.

— Чего это они? — спросил Саша, когда за слугами закрылась дверь.

— Возможно, сбывается мечта всей жизни.

— Работать парикмахером или портным?

— Много мы знаем об этой жизни?

— Ты прав, ничего не знаем.

Братья разошлись по каютам. Необходимо помочь слугам разложить и развесить покупки. До отхода каждая вещь должна найти свое место.



3

Первые победы

Восход солнца встретили в море. Капитан решил бросить якорь возле острова Кошка. Остров и правда напоминал лежащую кошку. Причудливые холмы повторяли силуэт ленивого домашнего любимца. Братья дали экипажу возможность до обеда привести корабль и себя в надлежащий вид. После «адмиральского часа»17Адмиральский час — так во всех флотах мира называют час послеобеденного отдыха. До революции в русском флоте требовали, чтобы этот час матросы спали в своих койках.построили экипаж:

— Вы хотите вернуться домой здоровыми и богатыми? — прокричал перед строем Вова.

В ответ послышалось невнятное бормотание.

— Не слышу ответа! — гаркнул Саша — Хотите жить, или вам безразлично будущее?

— Хотим жить! — раздался нестройный ответ.

— Для этого надо уметь убить врага раньше, чем он убьет вас. Враг должен упасть раньше, чем сможет дотянуться до вашей груди или груди вашего товарища.

Начались тренировки с топорами и алебардами. Раздельная и залповая стрельба из ружей. Ежедневно с восхода до заката братья учили моряков и учились сами. Понимая преимущество своего возраста и физического развития, они давали экипажу необходимое время на отдых. Но сами всегда ходили кожаных кирасах. Пока усталые матросы сидели на палубе, близнецы отрабатывали приемы рукопашного боя. До седьмого пота укрепляли базовые навыки фехтования. Доводили до автоматизма метание топора.

Вскоре пришлось применить навыки на практике. «Разящая стрела» стояла на якоре у самого берега. Силуэт корабля терялся на фоне холмов. Испанское судно слишком поздно заметило притаившегося врага. Капитан Жак заблаговременно приказал поднять якорь. Когда ветер наполнил паруса, испанцу уже некуда было бежать. Восемь пушек против сорока двух, но испанцы готовились к бою. Капитан красиво «подрезал» им корму, раздался залп пушек левого борта. С жужжанием злого шмеля книппели полетели во врага.

— Чистить стволы! — скомандовал Саша.

Вова убежал на корму посмотреть результат залпа. Два попадания получились удачными. Сбили марсель на бизани и перебили верхний рей на гроте. Дырки в парусах и порванные снасти не в счет. Однако противник спустил паруса и флаг. Вполне благоразумно, шансов нет, дальнейшее сопротивление принесет еще большие повреждения. Все это ставит под угрозу жизнь всего экипажа.

Капитан грамотно подвел судно к корме жертвы. Вова с абордажным десятком перепрыгнул на чужую палубу и согнал хмурых испанских моряков в страховочную сетку под бушпритом. Быстро осмотрели трюм. Медь, сахар и никель. Матросы приняли никель за серебро и радостно завопили. Попытки разъяснить заблуждение только усилили недоверие. Испанское судно было в два раза больше. Из груза решили забрать всю медь и догрузиться сахаром. Матросам разрешили забрать любое количество никеля. В каюте капитана нашли около двухсот килограммов серебра в слитках. Вынесли штурманские карты и инструменты. Перегрузили все оружие, пушки и крюйт-камеру, забрали даже одежду и еду. Перегруженная сверх всякой меры «Разящая стрела» развернулась в Нассау. Саша с тревогой спросил:

— Не утонем? От артиллерийской палубы до воды и пяти сантиметров не будет.

— Придется регулярно заглядывать между пушками и бортом.

— Выкинем часть груза, если вода начнет просачиваться.

— Попробуй выкинуть! У моряков глаза горят, столько халявы нахватали.

— Расскажи свои впечатления об испанском корабле.

— Самый радушный прием, готовы разорвать голыми руками.

— Еще бы, люди тихо-мирно возвращаются домой, вдруг слышат: «сарынь на кичку».

— Все намного хуже, — уныло ответил Вова.

— Я видел, ты и компас принес. Опытные моряки без компаса пересекут океан, мимо Испании не промахнутся.

— Упавшая рея убила капитана, штурмана и двух матросов.

— В книгах о войне парусников на Черном море я читал о специальных сетках над головой.

— До войны на Черном море еще триста лет. На что сетку натягивать? Покажи, я не вижу.

— У Ивана Грозного какой номер был?

— Не помню, наверно Иван Третий.

— Иван Третий назывался Темным.

— Сам ты темный, был Василий Темный, отец Ивана Васильевича.

— Ладно, незачем пузыри пускать, ни хрена мы не помним.

— В каком году Казань взяли?

— В четырнадцатом году взяли Париж, в пятнадцатом, нагрузившись аннексией и контрибуцией, вернулись домой.

— После чего англичане высадились во Франции.

— Захватив Наполеона под Ватерлоо, позорно бросив все пушки и захваченные крепости, бежали на остров.

— «Казань брал, Шпака нет, не брал».

— В Россию хочешь?

— Ага, будем сеять коноплю и есть лебеду.

— Почему капитан испанское судно бросил? Ремонта на три дня.

— Внимательнее посмотри! Ванты перебиты, им теперь на веслах до острова грести.

Братья пошли к матросам, которые спорили о месте размещения клеток с живностью. Среди трофеев оказались две козы, десять свиней и четыре десятка кур и уток.

— Чем кормить будешь? — спросил Вова у кока.

— Рыбой, можно мелко порубить сырую, можно давать отварную.

— Козы сырую рыбу едят?

— Козы все едят, матросы принесли мешки с зерном и сеном. Не волнуйтесь, милорды, скотинку обиходим, сделаем в лучшем виде!

Саша ехидно смотрел на брата, живой уголок пристраивали рядом с его каютой. Как выяснилось впоследствии, возня животных спать не мешала. Утром вставали рано, сами будили недовольного петуха. Солнце садится в шесть вечера, встает в шесть утра. К восьми часам вечера на судне бодрствует только вахта. Один матрос на руле, другой сидит на баке около бушприта.

В Нассау снова бросили якорь возле дома губернатора. Капитан с судовым журналом под мышкой спрыгнул в подошедший ялик:

— Как только портовый инспектор уйдет, сразу снимайтесь с якоря и идите на старое место.

Чиновники внимательно осмотрели захваченный груз. С братьев и двух матросов сняли свидетельские показания. Все дружно сказали:

— Клянусь, что находящийся на борту груз захвачен на судне под испанским флагом.

Клятву заверили своей подписью, матросы рядом с именами поставили крестики. Закончив формальности, портовые клерки вернулись на берег, матросы начали расставлять весла. Выбрали якорь, размеренно заработали веслами. Три шага вперед, подняли весла, три шага назад. Сидя гребут только на лодке. Бросили якорь и подтянулись бортом как можно ближе к берегу.

С утра, взяв слуг, пошли в казарму в сопровождении десяти матросов. Шериф Эрих Меркс возражать не стал, более того, приветствовал такое служебное рвение. Чем больше опытных воинов, тем спокойнее жизнь в Нассау. Моряки поступили в распоряжение гарнизонного сержанта. Братья помассировали друг другу плечи, затем надели кожаные камзолы. Пора приступать к растяжкам и разминке. На тренировку надо выйти с хорошо разогретыми мышцами. Слуги уже сверкали пятками в сторону парикмахерской. Тренировка прошла с взаимным удовлетворением. Юноши усвоили первые навыки владения современным оружием. Их наставники растирали потянутые суставы. Но наибольшее удивление вызвал вид бросившихся купаться юношей. Здесь так не принято! Нет, люди заходят в воду, некоторые окунаются с головой. Но вот так, голышом, с громкими воплями. Братья долго нежились в теплой океанской воде. Небольшие волны проходили через ворота гавани и нежно ласкали тело.

Обедали в ресторане. Шериф и лейтенант расспрашивали о захвате испанского судна. Братья выспрашивали городские сплетни. Договорились о лошадях, Байрн Ван Дейфл обещал научить основным принципам верховой езды. Потом оплатили в ресторане обед и ужин для своих матросов и отправились в конюшню. Лейтенант вывел лошадей, с полчаса они покружились под присмотром наставника — и в дорогу.

— Заедем к нашим девушкам?

— Обязательно, пригласим на прогулку, быть может, они знают местонахождение негритянской деревни.

Но ни Оливия, ни Анна поехать на прогулку не могли. Девушки пригласили юношей прийти вечером в дом господина Ульриха.

Конная прогулка по лесу принесла массу положительных эмоций. Братья не могли предположить, насколько поднимает настроение простая верховая езда. Негритянское поселение искали долго. Нашли, когда уже собирались возвращаться назад. Деревушка расположилась на противоположной стороне острова. Аккуратные глинобитные хижины стояли примерно в пяти километрах от стоянки кораблей. Негры сразу согласились снабдить юношей молочными орехами. Более того, они предложили апельсины и лимоны. Затруднение вызвала оплата. Негры не хотели никаких денег, в то же время не могли объяснить свои желания. Наконец договорились взять с собой одного человека и отправились на судно. Выборный посланец «черной» деревни сразу указал на топор в руке одного из матросов. Получив топор, он попросил проводить его до леса. Только оказавшись на достаточном удалении от города, негр сложил лодочкой ладони, поклонился и побежал домой. Когда братья слезли с лошадей, ноги гудели, как после утомительного лазания по горам.

Незаметно пролетели четыре дня. Каждое утро братья отводили к казармам два десятка матросов, где их брали в оборот более опытные соотечественники. До обеда юноши тренировались с оружием. Сами показывали своим наставникам нехитрые приемы и удары. Саша и Вова уже сделали основной для себя вывод: наставники значительно уступают им в физическом развитии. Не хватает ловкости, замедленная реакция. Тем не менее, и шериф, и лейтенант владели холодным оружием значительно лучше. За обедом говорили о городских событиях и сплетнях. Иногда переходили к обсуждению «глобальных новостей». Однако эти новости приходили как минимум с двухмесячной задержкой. После обеда братья не менее часа посвящали верховой езде. Затем возвращались на корабль и до вечера отдыхали. Девушки отказывались составить компанию во время верховых прогулок. Но каждый вечер братьев ожидали азартные танцы, а ночи проходили в пламени взаимной страсти.

В один из дней братья увидели под навесом припортового трактира молодого штурмана. Они познакомились с Ицхаком Нейманом в свой первый вечер в Нассау. Он тогда пришел в дом господина Сплитхофа вместе со своим капитаном. Ицхак с несчастным видом ковырялся в своей тарелке. Братья подошли и поздоровались.

— Ты почему здесь сидишь? Твоего судна в порту не видно.

— Меня выгнали, я теперь безработный.

— Как выгнали? За что?

— Господин Сплитхоф сказал, что в районе Багамских островов иметь на корабле штурмана непозволительная роскошь.

— Они разорвали с тобой контракт?

— Нет, мой контракт был на месяц с правом автоматического продления.

— Это форменное жульничество! — воскликнули братья.

— Иди и скажи ему это сам, — уныло ответил Ицхак.

— Что же ты будешь делать, здесь не просто найти работу.

— Господин Сплитхоф возьмет меня обратно со ставкой ниже корабельной крысы.

— Ты сколько лет плаваешь?

— В море с двенадцати лет.

Братья искренне посочувствовали парню, распрощались и пошли дальше. Они ничем не могли ему помочь.

Вечером четвертого дня к ним в каюту зашел расстроенный капитан.

— За груз дают смешные деньги, за хронометр и навигационные инструменты предлагают десять процентов амстердамской цены. Песок в реке Маас дороже сахара! — Капитан от избытка эмоций ударил кулаком по столу. — За серебро дают тридцать процентов от веса серебряного талера. В Амстердаме, на обмене испанских денег, самый жадный меняла не берет более пяти процентов. Здесь берут пятьдесят. — Жак Вольфганг Дагер горестно вздохнул. — Завтра начнем выгружаться, после следующего захвата придется идти в Глазго или Манчестер.

Братья переглянулись.

— Капитан Жак, есть другой выход.

— Полагаете, что господа Сплитхоф или Хапаг дадут больше? Я надеюсь, вы не строите иллюзий по поводу их дочерей?

— Мы о «Быстром облаке», они уже два месяца безрезультатно болтаются вдоль архипелага.

— Результата нет и не может быть! Какая охота может быть на флейте18Флейт — трехмачтовое судно. Отличается высокой грузоподъемностью, которая уже в XVI веке доходила до трех тысяч тонн.? Спасибо за хорошую идею, я смогу договориться с капитаном.

— Со следующего трофея снимем паруса и укроем ими груз на берегу. Для охраны оставим нескольких матросов.

— Вы правы, молодые люди, это лучший выход.

— Свои долю мы согласны взять серебряными брусками.

— Вы на это согласны? — Капитан даже привстал. — Спасибо! Вот порадовали!

— Поговорим с экипажем, возможно, сможем их убедить взять слитками.

— Матросам-то какой с этого прок?

— Меньше пропьют, больше домой привезут.

Капитан стремительно вышел из каюты и вскоре притащил тяжелый кожаный мешок с серебряными слитками. Доля братьев за проданный груз.

— Это ваша премия.

С этими словами Жак Дагер положил на стол перстень, снятый с пальца убитого испанского капитана. Большая печатка с изображением парусника и буквой «R» весила не менее тридцати граммов.

— Завтра зайдем к ювелиру и попросим сменить изображение.

— Предлагаю пушку и трезубец.

— На фоне якоря, а посередине буква «С».

— С серебром ты правильно сказал, до приезда в Европу деньги нам не потребуются.

— Зато в Европе получим в три раза больше.

На первый взгляд может показаться странным, что капитан с радостью отдал слитки серебра без видимой для себя выгоды. Но это только на первый взгляд. Одно дело вынужденно обменять серебро на деньги, другое дело вообще ничего не обменивать. В этом варианте, при желании, он может принести только один слиток. Здесь всегда хороший шанс выторговать для себя более выгодный курс. Его не будут давить обязательства перед другими людьми. Хочу — меняю, не хочу — не меняю, до свидания.

Утром, во время завтрака, юноши попросили слуг передать экипажу их предложение взять долю не деньгами, а слитками. Объяснили причину, менялы дают деньгами меньше трети от веса серебра. К удивлению, согласие экипажа получили практически сразу. По дороге в казарму зашли к ювелиру и объяснили свою мысль с перстнем. После тренировки взяли вьючных лошадей и поехали в негритянскую деревню. Их ждала гора корзин с кокосами, апельсинами и лимонами. Пришлось сделать три ходки. Повар быстро разобрался с цитрусовыми, на кокосовые орехи его фантазии не хватало. Кое-как срубили топором «попку» кокоса, вылили в миску молоко и предложили коку попробовать. Сок понравился.

— Сок кокосового ореха всегда холодный. Кроме того, ты можешь вымачивать в нем мясо. Новый вкус жаркого тебе понравится.

Трофейные испанские пушки выгрузили в последнюю очередь, после чего начали готовить корабль к отходу.

* * *

Снова встретили рассвет на выходе из порта. Тренировки экипажа не выглядели как беготня первоклассников с палками за шальной мухой. Появился осознанный строй, во владении оружием просматривалось осмысленное нанесение удара. Тренировки с топорами у бревна перестали напоминать попытку садомазохиста отрубить себе ноги. Общение с земляками во дворе казармы позволило матросам понять конечную задачу тренировок. Пушечные расчеты разделились по номерам. Прекратилась суета, каждый пушкарь усвоил свои обязанности. Взаимодействие номеров позволило значительно ускорить подготовку к залпу. Тем не менее, занятия не прекращались. Матросы ежедневно отрабатывали необходимые движения, доводя выполнение приема до автоматизма. Робкие намеки на то, что «мы все освоили и хорошо выполняем свое дело», братья пропускали мимо ушей. Это воинская служба, где тренировки и учения заканчиваются со смертью или увольнением.

Встали на якорь в прежнем месте. Иногда за день не было ни одного судна, иногда проходило несколько больших групп. Но им требовался одиночный корабль. Однажды во время обеда слуги попросили господ офицеров дать им на время два серебряных слитка. Вова без раздумий протянул брусочки. Через несколько минут слуги принесли две горки талеров. За шесть килограммов серебра шесть килограммов талеров.

Тут и думать нечего, на борту только один умелец на все руки.

— Позови матроса по кличке Бэби, — приказал Вова.

В каюту вошел щупленький матрос с детским выражением лица.

— Ты понимаешь, что за это тебя сразу повесят? — Саша показал на свежеизготовленные монеты.

— Почему меня будут вешать? — Матрос наивно захлопал глазами. — Это не олово19Оловянные монеты. Фальшивомонетчики чеканили деньги из олова, поэтому в Европе монету всегда пробовали на зуб. Мягкое олово легко прокусывалось. В России не было олова, как и не было своего серебра., чистое серебро.

— Городские власти меняют серебряные слитки на деньги по весу меньше трети. Ты вытаскиваешь у них из кармана семь талеров из десяти.

Бэби сразу въехал в тему.

— Не извольте беспокоиться, милорды, я людям все объясню.

— Зачем чеканишь монеты по десять талеров? Простои матрос с такими деньгами сразу приметен.

— Я понял, милорды. — Моряк склонил голову.

— Портовые власти видели на корабле ящики с никелем. Если в городе заметят хоть одну никелевую монету, сразу придут сюда.

— Висеть тебе на площади через двадцать минут, — добавил Саша.

Лицо Бэби стало похоже на лицо плачущею ребенка.

— Большое спасибо, милорды, за науку, я все учту.

— Что скажешь об этом перстне?

Саша снял с шеи кожаный шнурок, на котором висело ювелирное изделие. Получив его у ювелира, братья наотрез отказались платить за работу. Более того, они потребовали у ювелира вернуть стоимость испорченного перстня. После шумного скандала каждый остался при своем. Испорченный перстень было жалко, возможно, корабельный умелец сможет помочь. Матрос долго рассматривал печатку, где пушка была похожа на свиное рыло. Вместо якоря вперед выпирали бивни мамонта. Трезубец превратился в букву «Ш», под которой скромно пряталась буква «С».

— Легче новый перстень отлить.

— Подождем, захватим испанское золото, тогда и заказ тебе дадим.

Бэби низко поклонился и вышел из каюты. С этого дня слуги ежемесячно брали два серебряных слитка и возвращали равнозначный вес талерами.

Послышался сигнальный свисток вахтенного, близнецы выбежали на палубу. Большой корабль шел из Испании. Сосчитали орудийные портики, по шесть пушек с каждого борта. Снялись с якоря и в дрейфе дождались удобного момента. Наконец команда:

— Поднять паруса!

Судно начало быстро набирать ход.

— Идет на Кубу, загружен максимально. — Капитан передал Вове подзорную трубу.

Испанцы заметили врага, но никаких действий не предпринимали.

— Отчаянные ребята, видят безвыходное положение, решили биться до конца.

— У них есть шанс? — тревожно заметил Саша.

— Шанс есть у всех и всегда, но мы не дадим его использовать.

Корабли быстро сближались, пушки заряжены, артиллеристы на «товсь». Вова стоял рядом с капитаном, Саша на артиллерийской палубе.

— Право на борт! — скомандовал капитан.

Корабль накренился и начал быстро разворачиваться. Марсовые работали со шкотами, держа паруса по ветру. Испанцы не поняли маневр и проиграли. «Разящая стрела» развернулась на двести семьдесят градусов, за это время испанский корабль приблизился на расстояние залпа. Вова сбежал вниз на артиллерийскую палубу. Залп. Удачный залп вдоль вражеского судна, когда эллипс поражения накрывает все мачты. Вниз полетели реи, ванта левого борта срезало как ножом. Испанцы быстро спустили паруса, все, теперь корабль стал плавучей мишенью.

— Пушки банить!

Вова остался на артиллерийской палубе, Саша побежал наверх.

— Ты посмотри, флаг не спускает! У нас картечи достаточно? — спросил капитан.

— Больше некуда! Крюйт-камеру этого корабля продавать придется.

— Выкатывайте книппели и заряжайте картечь второго номера.

Открыли артиллерийский погреб. Снизу подавали железные сеточки с готовыми зарядами чугунной картечи, сверху возвращали книппели. Капитан Жак Вольфганг Дагер аккуратно расстреливал испанское судно. Он подводил свой корабль поочередно то к носу, то к корме. Выходили на выгодный ракурс, после чего давали залп. От испанского корабля летели щепки, но флаг они спустили только после пятого залпа.

Причину безрассудного упрямства выяснили уже на борту испанского корабля. Кроме груза они перевозили три сотни солдат и семьдесят офицеров. Среди офицеров было много знатных дворян, которые не желали позора пленения и предпочли смерть. Вольному воля, чужое решение надо уважать. Из почти пятисот человек в живых осталось не более тридцати и около двух сотен раненых. Добыча досталась очень даже богатая. Двенадцать сундуков испанских денег, включая два сундука золотых дублонов. Корабельная и армейская кассы добавили еще три сундука. Почти тысяча сундуков личных вещей господ офицеров. Огромное количество всевозможного оружия. Восемь пушек, огромных пушек береговой артиллерии под стокилограммовые ядра. Трюмы загружены различным инструментом для шахтеров и земледельцев. Много литейного и кузнечного оборудования. Несколько десятков прессов для выжимки сока из сахарного тростника. Всевозможные чаны, котлы и прочее снабжение для развития колониальных земель. Большие деньги сулила фарфоровая и стеклянная посуда. Ящики столового серебра, различных бытовых безделушек, гобеленов и картин. Все это дополняли тюки шелка, бархата, парчи, батиста и простой хлопчатобумажной ткани. Тюки сукна привлекали намного меньше внимания. Это была самая расхожая ткань в Европе.

Братья контролировали перегрузку и попутно вынесли из капитанской каюты все карты и навигационные инструменты. Довольные матросы перенесли даже убитую скотину. Перед поваром лежала внушительная гора свежей свинины, птицы и прочего мяса — на обратную дорогу гарантирован праздник живота. Саша наблюдал, как матросы со смехом ловили разбежавшихся цыплят и кур. Спасаясь от преследователей, домашняя птица, роняя перья, сама перелетала на их корабль. Из артиллерийского погреба забрали только порох и картечь. Но и для этого в крюйт-камере было недостаточно места. Загрузились свыше всяких разумных пределов. Заполнили не только трюм и артиллерийскую палубу, трофеями завалили даже верхнюю палубу. Матросы с сожалением смотрели на оставленные кирки, кувалды и мотыги. В расстроенных чувствах выбрасывали за борт помятые испанские кирасы. Разумом они понимали, что грузить больше некуда. Мешки сахара для них — абстрактные мешки с абстрактными деньгами. Здесь они видели понятные вещи с реальной ценой.

Наконец отдали концы и отправились в обратный путь. Моряки собрались между пушками и бортом, думая, что спрятались от глаз офицеров. Судя по веселым крикам и запаху, они утаили несколько бочонков мускателя. Сейчас «снимали пробу» и делились впечатлениями. Капитан с мостика грустно смотрел на гору товаров, которая мешала работе с парусами. Братья еще раз обошли корабль, остановились около счастливого повара, который нежно протирал ручную мельницу.

— Спасибо, милорды! Совсем новая мельница, можно помол регулировать.

Юноши подошли поближе, Вова показал в сторону мачты, где было свалено несколько десятков таких мельниц.

— Есть чем муку молоть. У нас рейсы короткие, вода не успевает затухнуть и вином не разбавляется. Экипаж давно просит хлеба, будет им хлеб, сладкие булочки тоже будут.

Слуги, прислушиваясь к пьяным крикам, разделывали убитую птицу и туши животных. Такова судьба камбузного персонала. Пьяным тоже требуется еда. Когда протрезвеют, первым делом схватятся за ложку.

Братья закончили обход и вернулись на мостик. Печально, сейчас их корабль может захватить обычная лодка. До захода в Нассау «Разящая стрела» представляет собой беспомощную добычу.

На обратном пути близнецы внимательно изучали трофейные карты, стараясь найти основную цель флотов графа Нассау и барона Бреды. Их корабли всегда возвращались с богатой добычей, но где патрулировали эскадры, никто не знал. Вольные капитаны и торговые дома имели свои любимые места. Одни патрулировали вдоль архипелага Багамских островов, Кубы или Флориды. Другие уходили к Эспаньоле20Эспаньола — сейчас этот остров называют Гаити.или Ямайке. Кораблей графа Нассау и барона Бреды нигде не видели. Вошел капитан:

— Изучаете карты? Что вы хотите найти?

— Не можем понять, куда уходят эскадры графа Нассау и барона Бреды.

— Никогда не задумывался. Появились идеи?

— Идей нет, необходимо поговорить с испанским капитаном.

— Откуда испанцу знать о наших эскадрах?

— Испанские капитаны должны иметь информацию, где чаще всего можно встретить корабли Нидерландов.

— Что вам даст такая информация?

— Прямой ответ на вопрос о местонахождении больших флотов.

— Умно! Никогда бы не додумался до такого хода. Почему изучаете карту?

— Такие районы могут предварительно нанести на карту. Кроме этого, по отметкам на карте видно, в какие порты судно чаще всего заходит.

— Хитрецы! Ну да ладно, я вам еще две шпаги принес, держите!

Шпаги выглядели богато. Ножны слоновой кости со сложным позолоченным узором. Драгоценные камни украшали золотую гарду и рукоять. Вдоль клинков травлением нанесен изящный узор.

— Я приказал матросам отнести вам все сундуки с одеждой.

— Вы делаете дорогой подарок!

— Такие шпаги и одежду дорого покупать, а продать вообще невозможно.

— Почему невозможно?

— Эх вы, иностранцы! Ничего вы о нас не знаете. Мы пуритане, вычурная одежда, украшения и разукрашенное оружие для нас неприемлемы.

Он с удовольствием посмотрел на вытянувшиеся лица близнецов.

— Свой дом изнутри хоть золотом покрывай, но на улице надо выглядеть скромно. Некоторые даже свою печатку на шее носят, как ты. — Капитан показал на Сашу. — Держите по-настоящему дорогой подарок.

Капитан протянул две подзорные трубы. Да, действительно дорогой подарок. Братья уже знали цену подзорных труб. Впрочем, они знали, что в захваченных сундуках лежало не менее сорока таких труб. Даже планировали взять две как часть доли. Но это подарок, и подарок от чистого сердца.

К полудню бросили якорь у дома губернатора. Капитан взял судовой журнал и спрыгнул в подошедший ялик.

— Как закончите формальности, сразу ищите удобное место.

Портовые инспекторы с изумлением разглядывали гору товаров на палубе.

— Как вы дошли, счастливчики?!

— Сами удивляемся, спать от страха не могли.

Инспекторы попытались досмотреть трофеи. Но в связи с полной невозможностью добраться до трюма, ограничились осмотром сундуков с дублонами. Традиционную клятву заверили своими подписями и двинулись во внутреннюю гавань. Подходящее место долго искать не пришлось. Экипаж сноровисто подтянул корабль к берегу. Братья разметили место для хранения трофеев. Сначала расстелили трофейные паруса, затем приступили к разгрузке.

Убедившись в том, что процесс налажен, Саша и Вова направились в губернаторский дом. Разрешение на строительство двух домов с магазинами, одного дома с кузницей и склада получили без проволочек. Им вручили план города с отмеченным местом для строительства домов. Предложили на выбор два десятка типовых проектов. Не раздумывая, братья выбрали проект самого большого дома. По аналогичной схеме прошел процесс с кузницей. Карта с местом для кузницы и домом для кузнеца, затем пачка типовых проектов. Здесь, также не заморачиваясь, выбрали наибольшее. Со складом вышло иначе.

— Покажите на карте место будущего склада.

Близнецы нашли место, где в настоящий момент стояло судно, и ткнули пальцем:

— Здесь будет склад.

Клерк посмотрел на карту города:

— Склад за границей города, разрешение не требуется.

— Настанет время, когда город приблизится к месту стоянки кораблей.

— Если вы настаиваете… — Делопроизводитель вздохнул и выписал еще одну бумагу: «Большой склад для товаров рядом со стоянкой кораблей».

Заплатили градостроительную пошлину, взяли адрес единственного в городе подрядчика. Составление договора на строительные работы не заняло много времени. Полноватый хозяин строительной бригады отметил на своей карте места новых строений. Рядом написал номера типовых проектов.

— Сначала строим кузницу, потом дом кузнеца. — Вопрос прозвучал утвердительным тоном.

Братьям оставалось только подтвердить.

— Хотите все сразу и быстро?

— Быстро и как вам удобнее. Мы в строительстве слабо разбираемся.

— Разумно мыслите. Через три месяца можете заселяться. Завтра подойду смотреть место под склад.

— Мы будем ждать в три часа.

— Договорились, держите калькуляцию. Все дома стандартные, и цены давно просчитаны. При оплате авансом скидка двенадцать процентов.

Юноши посмотрели итоговую сумму и высыпали талеры на стол. Требуемая сумма у них была с собой.

— По складу будут особые пожелания?

— Да. С торцов склада жилые помещения для складских служащих.

— Как скажете, хотите жилые помещения — будут жилые помещения.

Хозяин строительной бригады составил необходимые бумаги и проводил будущих домовладельцев до двери.

Братья быстро направились обратно на корабль, выгружался слишком разнородный груз. Неразумно надолго оставлять работы без контроля. К сожалению, уже не раз приходилось сталкиваться с примитивными решениями и непродуманными действиями экипажа. Идея построить дома с магазинами пришла в голову близнецов после подарка в семь с лишним сотен сундуков с одеждой. Во-первых, на корабле для хранения такого количества сундуков просто-напросто нет места. Во-вторых, столько одежды им не надо. Обсуждая тему магазина одежды, вышли на тему оружия и доспехов. Оптовая закупочная цена была ниже смешной. На всех кораблях этого добра в избытке. Оружие и доспехи только продавали. Покупали их случайные люди или новобранцы. Во время обсуждения различий испанских и нидерландских ружей и пистолетов у братьев возникла идея.

— Как ты думаешь, вот здесь можно закрепить курок?

— Курок проще закрепить по центру, боек вынести сбоку.

— На полке под боек наклепать зубчики.

— Согласен, искра будет сильнее. А если колесико, как на зажигалке?

— Колесико для мягкого кремня.

— Как это для мягкого?

— Ты никогда не задумывался, почему в Англии делали колесико, в Европе боек, а в России долго применяли фитиль?

— Зачем мне задумываться, это ты с дедом с пяти лет на охоту ходил.

— В Англии мягкие кремни, они от удара раскалываются, поэтому и ставили колесико.

— С твоих слов получается, что в России супермягкие кремни?

— В России кремня никогда не было и до сих пор нет.

— Понятно, нет кремня, нет почвы для изобретения. Погоди, а как огонь разводили?

— Использовали кварц, но от него искра слабая. Приходилось долбить по несколько раз, пока искру вышибешь.

— Откуда знаешь такие тонкости?

— Мы сколько раз были в Артиллерийском музее?

— Не помню, примерно пять раз.

— «Не помню!» А что помнишь? Нас всегда экскурсовод водил!

— Ракеты на первом этаже, такие огромные! Под стеклом реконструкция штурма Казани. Деревянные стены, между бревнами насыпана земля. Под стены проведены подкопы.

— Где расположена эта реконструкция? Я такого не видел.

— На первом этаже. Рядом стенд с башкирским луком. Экскурсовод говорил, что такой лук стрелу на километр бросит, а лук совсем тоненький.

— Лады, строим кузницу и сажаем Бэби за работу.

— Погорим на его страсти к деньгам.

— Оформим на Бэби аренду. Выпишем лицензию частного предпринимателя. Если попадется, будет висеть без нас.

По дороге на судно решили поужинать в трактире. Мясо на корабле уже не то. Три дня хранения, даже в бочках с вином, качества парного мяса не улучшает.

За столом уныло сидел Ицхак Нейман.

— Ицхак, у нас для тебя есть работа. — Саша положил на стол талер.

— Что надо сделать?

— Мы начали строить два магазина и кузницу. — Вова протянул полученные бумаги.

— Твоя задача проследить за качеством работы.

Безработный штурман просмотрел бумаги.

— Согласен, талер в месяц.

— По рукам! Ты можешь разузнать, где патрулирует корабли графа Нассау и барона Бреды?

— Всем давно известно! Вдоль Новой Испании21Новая Испания — название территории от юга США до Панамы.и Новой Гранады22Новая Гранада — сегодня это Венесуэла и Колумбия.— основное направление большинства испанских судов.

— Спасибо, Ицхак! — Саша положил еще талер.

— Не за что. — Талер вернулся обратно к Саше. — Вам там нечего делать. Испанцы ходят эскадрами не меньше пяти кораблей.

— Бери талер, наши жизни дороже.

Настроение молодого штурмана заметно улучшилось. За едой юноши поговорили о морской жизни. Обсудили преимущества и недостатки различных типов кораблей. На прощание Ицхак поздравил новых друзей с удачными трофеями. Выйдя из трактира, они сразу увидели капитана, который быстрым шагом возвращался на судно.

— Вы что здесь делаете?

Братья рассказали о начале строительства двух магазинов и полученном разрешении на строительство склада.

— Хотите с меня деньги брать за хранение груза на вашем складе?

— Это вы чересчур! Как можно с вас брать деньги? Деньги за склад получим, когда другие вольные капитаны пойдут по вашему пути.

— В сезон ураганов или ливней без хорошего склада не обойтись, — добавил Саша.

— Задумка с магазином мне понравилась. Покупателей будет мало, но будут. Я отдам вам свою долю на реализацию.

— По рукам!

— У меня хорошие новости: губернатор, не торгуясь, купил испанские пушки. Собирается строить еще одну береговую батарею.

— Мы снова возьмем свою долю слитками, весь экипаж согласен на слитки.

— Спасибо за понимание моей проблемы, но на вашу долю слитков не хватит.

— Возьмем дублонами.

— Мне и так все завидуют, говорят об удачном выборе офицеров. Если узнают о вашем сотрудничестве в бизнесе, вообще обзавидуются.

— Мы не заслуживаем такой похвалы.

— Теперь о «Быстром облаке». Они стоят на якоре возле острова Маленькая ящерица. Плохо стоят, мачты видны очень далеко. — Капитан Жак раздраженно махнул рукой и продолжил: — Я оставил в канцелярии портовой инспекции письмо для капитана, думаю, он согласится на мои условия.

За разговором подошли к судну. На расстеленных парусах выросла гора трофеев, но до трюма еще не добрались.

— Сообщите экипажу, что отход через три дня, быстрее закончат — больше погуляют.

Обещание встретили на «ура». Матросы сразу организовали две бригады, что позволяло работать круглосуточно, в две смены.

Эта стоянка отличалась от предыдущей только тем, что братья ходили в казарму без своих матросов.

* * *

— Привет, счастливчики! — Такими словами шериф встретил юношей. — В городе только о вашей удаче и говорят. Месяца не прошло, как вы появились в Нассау, а добычи на сотню тысяч талеров набрали.

— Повезло.

— Об этом и говорят, другие поймают трофей, потом месяц на ремонте стоят. Вам известно, сколько стоит замена одного ванта?

— Нет.

— Лучше никогда не знать. Такелаж и рангоут здесь стоят бешеных денег, в Амстердаме на новое судно хватит.

Саша и Вова быстро вошли в стояночный режим. Казарма с тренировками до изнеможения. Затем конная прогулка, во время которой братья уже пробовали ездить рысью. Отдых и танцы завершались ночным сладострастием.

Выбрав свободный день, близнецы взяли две вьючные лошади и отвезли в негритянскую деревню всевозможный инвентарь. Данный товар вообще не подлежал продаже. В Нассау он никому не нужен, отвозить обратно в Европу было бы глупо и смешно. Погрузили на лошадей несколько корзин. Однако негры никак не хотели принимать подарки, категорически отказываясь от котлов, кастрюль и ножей. Никого не заинтересовали даже ручная мельница и кузнечный набор. Под конец, устав от ненужного разговора, негры демонстративно отвернулись. Братья сбросили подарки посреди деревенской площади и уехали. Перед отходом вернулись в деревню за орехами и апельсинами. Их ждали полные корзины, но подарки продолжали лежать на прежнем месте. Сначала нагрузили вьючных лошадей, затем Вова подозвал одного из мужчин и сделал вид, что бросает мотыгу в море. Затем знаками показал, что они могут все бросить в море или в хижины. После этого моряки сели на лошадей и поехали на корабль.

* * *

На берегу возвышался солидный штабель груза. Все аккуратно уложено и заботливо укрыто парусами. Корабль разгрузили до необходимого минимума. Даже порох оставили только на пять залпов. Для охраны груза выделили четырех матросов. Восход солнца снова встретили в море. На ужин, на подносе, вместе с жареными цыплятами и вином, принесли десять талеров. Братья решили не выяснять причин, это в равной степени окажется платой соучастникам, покровителям или благодарностью за повышенный «тариф» заработка. В дальнейшем они регулярно получали свой бонус.

Встали на якорь на своем «счастливом» месте. На этот раз не везло, шли дни — и ни одного одиночного судна. На шестой день капитан не выдержал и вызвал братьев на мостик:

— Посмотрите! — Он указал на три крупных корабля.

Братья взяли свои подзорные трубы:

— Два на восемь пушек, один на десять, все полностью загружены и идут в Испанию.

— Я предлагаю взять один.

— Капитан Жак, как это взять один? Они на нас набросятся втроем.

— Правильно, набросятся. Но мы сшибем мачты только первому, остальных угостим ядрами.

— Поняли вашу мысль!

— Пушки зарядить только порохом. С какого борга будет залп книппелями, узнаем во время маневрирования.

Капитан немного выждал, потом приказал сняться с якоря. Наконец настал момент, когда первое судно прошло мимо. Последовал приказ поднять паруса.

Им повезло только частично. На первом судне проморгали выход нидерландского корабля. Упустив драгоценное время, транспортное судно слишком поздно развернулось на помощь своим товарищам. В итоге корабль был вынужден идти к месту схватки галсами. Но два оставшихся судна почти одновременно повернули на «Разящую стрелу».

— Капитан Жак, что будем делать?

— У нас выше скорость, для начала начнем выходить на ветер. Скоро они начнут мешать друг другу.

— Тот, что справа, будет нашей первой мишенью.

— Правильно мыслишь, юноша.

Корабль сделал поворот вправо, испанские транспорты в свою очередь сделали поворот влево. Как и предсказывал капитан Жак, вскоре суда начали друг другу мешать. Первый залп задел такелаж ближайшего судна, но без серьезных повреждений. Затем Жак Вольфганг Дагер допустил ошибку. Желая побыстрее вывести флейт из боя, он развернул «Разящую стрелу» на сто восемьдесят градусов. Удачный залп с маленькой дистанции снес две первые мачты торгового судна. Однако крутой разворот резко снизил скорость люгера. Второй испанский флейт оказался в непосредственной близости и дерзко пошел на абордаж.

После залпа Вова вышел на палубу, вид надвигающегося бушприта не требовал разъяснений складывающейся ситуации.

— Абордажная команда! Приготовить алебарды! Проверить топоры! При сближении идем на абордаж!

Это было единственно правильным решением. Прорыв испанской абордажной команды приведет к захвату судна. Другого способа не допустить испанцев на палубу «Разящей стрелы» нет и не могло быть. На дрейфующем в трех сотнях метров паруснике сноровисто ставили весла. Против двух судов они, возможно, и отобьются. Но третий флейт не так уж и далеко. Капитан Жак смог увернуться от тарана, но испанцы успели забросить абордажные кошки. Два парусника сошлись бортами. Испанский корабль намного больше, его пушечные портики возвышались над бортом люгера.

— Рубить концы! На абордаж через пушечные портики!

Вова встал на планширь и запрыгнул через портик на артиллерийскую палубу К нему метнулись трое канониров с пальниками в руках. Он сделал выпад, пика пробила грудь среднего артиллериста. Обратным движением, резко, с поворотом, ударил второго канонира в голову. Увидев упавших товарищей, последний канонир попытался бежать, но удар в спину уложил его рядом с соратниками. Вова выбежал на палубу. Сорок испанских моряков, практически весь экипаж, стояли у борта. Половина из них отбивала алебардами попытки абордажной команды прорваться на борт. Вторая половина спешно заряжала ружья. Рядом, крича и ругаясь, стоял офицер. Все были увлечены начинающейся схваткой с абордажной командой голландцев. Вова подцепил крюком алебарды шею офицера и дернул на себя. Офицер сделал два шага назад и завалился на спину Из пробитого горла фонтаном брызнула кровь. Последовали два сильных коротких укола в спины матросов с ружьями. Затем, с широким замахом, режущий удар по бедрам. Раздались крики боли, испанцы поспешили развернуться к нежданному врагу. Но новый секущий удар вдоль строя, на уровне глаз, заставил испанцев отшатнуться. Абордажная команда «Разящей стрелы» воспользовалась замешательством. Колющие удары снизу достигли своей цели. Вова нанес еще один колющий удар кому-то в пах, затем сделал шаг вперед с разворотом алебарды и ударил комлем в лицо ближайшего моряка. Завершил комбинацию ударом лезвия в ногу другого испанца. Настал черед сражаться в стиле боевого шеста, и он перехватил оружие за середину. На врагов посыпались частые короткие удары, испанские матросы бросились врассыпную. Боковым зрением Вова заметил, что «Разящая стрела» получила движение и начала уходить. Абордажные кошки успели перерубить вовремя, корабль освобожден. Сохраняя короткую дистанцию, Вова резкими и болезненными ударами погнал толпу матросов к баку. Навстречу, из палубного люка артиллерийской палубы показались моряки его абордажной команды.

Ударом пики в бок замешкавшегося испанца, юноша прекратил свою атаку. На мостике, рядом с рулевым, стояли капитан и офицер. Оба держали в руках пистолеты и внимательно следили за происходящим на палубе. Пять матросов с алебардами преграждали доступ на мостик. Вова шмыгнул носом и пошел на врага. Сейчас в него никто стрелять не будет, далековато для пистолетного выстрела. Пуля-то долетит, да не факт, что в цель, можно убить своего матроса. За пять шагов до шеренги он резко махнул алебардой на уровне глаз. При этом в последний момент выпустил алебарду из рук. Сам скользнул под ноги врага, одновременно вытаскивая из петель абордажные топоры. «Обманка» сработала, почти вся шеренга подняла свои алебарды. Оказавшись под ногами солдат, Вова начал работать топорами. Посыпались удары в колени, бедра и ступни. Стараясь не задерживаться на одном месте, он перекатился за спины испанцев. Продолжая рубить топорами, встал на колени. Ровная шеренга с алебардами стала напоминать школьниц, у которых под ногами бегает мышь. Только вместо визга раздавались вопли боли. Вова выпрямился во весь рост, буквально наваливаясь грудью на противника, не прекращая наносить Удары топорами, прорвался к трапу на мостик. Почти одновременно бросил оба топора в капитана, сам рванулся в сторону, оставляя рулевого между собой и офицером. Такая позиция лишает офицера возможности выстрелить. Оба топора попали в цель, убил — не убил — не имеет значения. Главное — вывести противника из боя. В низком прыжке ударил рулевого ногой в грудь, матрос неловко взмахнул руками и упал на офицера. Вова выхватил из ножен шпагу и одним движением отсек офицеру обе руки. Сам виноват, нечего вытягивать руки перед собой. Потом поднял пистолет и подошел к ограждению мостика.

Палуба была залита кровью в прямом смысле этого слова. В неловких позах лежали убитые, раненые пытались оказать самим себе первую помощь. Несколько человек бились в предсмертных конвульсиях. Абордажный бой вступил в завершающую фазу. Десяток испанским моряков с алебардами стоял против десятка его абордажной команды. Вова постучал кончиком шпаги по шлему ближайшего испанца и свистнул. Все подняли головы.

— Конечная остановка, бросай оружие!

Испанцы облегченно вздохнули и бросили свои алебарды. Все верно, никто не хочет умирать, более того, побежденные оказываются даже в выгодном положении. Капитан и офицеры убиты, пираты все не заберут, и оставшаяся часть груза достанется им на законных основаниях.

Абордажная команда погнала пленных на бак. Вова осмотрелся по сторонам, «Разящая стрела» кружилась вокруг последнего торгового судна. Опытный испанский капитан умело подставлял борт, грозя залпом своих пушек. Почти невероятный случай: тяжелый океанский корабль успешно противостоял легкому люгеру, надо идти на помощь. Вова свистом подозвал своих абордажников, моряки развернули потерявшие ветер паруса и спустили флаг Испании. Спуск флага заметили на последнем судне и незамедлительно последовали их примеру. Неравный бой выиграли! Сумели захватить три судна, причем два судна взяли без нанесения боевых повреждений. В экипаже никто не погиб, восемь человек получили ранения различной тяжести. Вова даже не поцарапался, но его кираса требовала ремонта. Во время боя он не почувствовал ни одного удара однако декоративное покрытие кирасы оказалось рассеченным в шести местах.

Трюмы захваченных судов оказались загружены оловом, свинцом, сахаром и медью. На одном из флейтов Саша увидел отливающий зеленоватым цветом металл.

— Вова, посмотри на мою находку!

— Не вижу ничего необычного, обычные слитки железа.

— В шестнадцатом веке железо бывает в кусках, а не в слитках. Это ванадий!

— Ванадий так ванадий. Ты электрические лампочки собрался делать?

— В лампочках вольфрам. Дело не в этом, испанцы знают никель и ванадий!

— Ну и что?

— Металлургия у них высоко развита, вот что!

— Сейчас никто не знает сталелитейной технологии. Нет литья, нет легирования.

— Легировать можно на уровне кузнеца.

— Не морочь мне голову, полезли на разбитый флейт, надо весь такелаж снять.

— Не хочешь спросить, какие взяли трофеи?

— Уже спрашиваю.

— Почти тонну серебра и двести килограммов золота.

— Золота? Ты спросил у капитана, в каком порту взяли золото?

— Не успел. Ты его раньше убил. Не расстраивайся, у матросов узнал. На Эспаньоле, рядом с портом Санто-Доминго есть река Хайна.

— Какой груз выгружали?

— Они привезли из Испании шахтное оборудование, по дороге взяли в Африке рабов.

— Ты не спрашивал, много ли испанских кораблей возят рабов?

— Спрашивал. Рабов возят португальцы, для этого у них есть специальный «пассажирский» флот. Иногда с рабами приходят англичане.

— Капитаны что-либо интересное сказали?

— Сказали. Сам не желаешь с ними переговорить?

— Есть интересные новости?

— Им хочется на тебя посмотреть и спросить, как ты с десятью матросами судно захватил. Причем почти весь экипаж в одиночку убил.

— Слабаки. В плотном контакте никто не пытался ударить кулаком или ногой. Запомни, это теперь наш главный козырь!

— Все так слабо?

— Ниже самого низкого уровня. Очень неповоротливые, топчутся на месте, друг на друга глядят. «Обманки» ловят, как маленькие дети.

— Но лейтенант Байрн Ван Дейфл со шпагой ловок.

— Мы со своим дилетантским умением не раз его подлавливали на заученных движениях. В сегодняшнем бою ни капитан, ни офицер даже с места не сдвинулись.

— Не пытались тебе помешать себя убить?

— До последнего момента стояли с протянутыми руками. Держали пистолеты и запальные фитили.

Флейт с разбитыми мачтами вычистили подчистую. «Разящая стрела» и два захваченных флейта загрузились «по самое не могу». Капитан Жак с удивлением наблюдал, как его офицеры снимают с разбитого судна такелаж. Потом догадался, молодцы, такой запас существенно поможет, если его корабль получит боевые повреждения. Но зачем сняли якоря, понял только в Нассау.

Приход в Нассау вызвал ажиотажный интерес. Вражеские корабли захватывали и раньше. Но никогда один корабль не захватывал в одном бою сразу два вражеских трофея, такое случилось впервые. По этому случаю капитан Жак Вольфганг Дагер со своими офицерами были удостоены аудиенции. Губернатор вполне профессионально интересовался проведенным боем. Задаваемые вопросы говорили о большом личном опыте морских боев. Братья ожидали чисто формальной аудиенции, как знака внимания или поощрения. На поверку вышло совершенно иное. Они увидели обычный обмен опытом между заинтересованными профессионалами. Более того, губернатор подсказал некоторые приемы тактического маневрирования.

Трофейные якоря братья приказали вкопать рядом со складами. Подход к берегу значительно облегчился. Швартовые тросы крепили к якорю, после чего подтягивали корабль к берегу. Бэби в первую очередь сбегал к строящейся кузнице. Вернулся со счастливым видом. Сразу доложил, что фундаменты под кузнечное и литейное оборудование заложены. Сама кузница подведена под крышу. В своей доле братья получили и серебро, и золото. Решили заказать у Бэби два перстня. Попросили сделать четкий, рельефный рисунок с одним изменением, добавить их инициалы. При этом Бэби остается в Нассау, он должен проследить завершающий этап строительства кузницы и установку оборудования. Матрос упал в ноги и долго благодарил, клянясь в своей вечной признательности. Позже они узнали, что раньше Бэби был крепостным. По приказу своего лорда изготавливал фальшивые деньги и драгоценности. Когда в графстве начали искать банду фальшивомонетчиков, лорд немедленно повесил их наставника. Остальных отвез в Нидерланды и продал в матросы капитану Жаку Вольфгангу Дагеру.

На следующий день братья выписали патент на имя кузнеца Грегори Брега. Затем оформили у нотариуса договор аренды их кузницы. Сияющий от счастья Грегори Брег поставил в указанных местах крестики, затем, прижимая к груди полученные бумаги, побежал в недостроенную кузницу. Причастность к изготовлению фальшивых талеров не вызывала у юношей мук совести. Бэби прав, он делает деньги из настоящего серебра. Другое дело власть имущие, они не просят ни единого потерянного цента. Поразмыслив, братья решили оформить бумаги еще на одну кузницу. Пока клерк готовил бумаги, они смотрели предлагаемые варианты проектов. Неожиданно наткнулись на проекты ружейно-пушечного цеха.

— Господин делопроизводитель, нам позволительно начать ружейно-пушечное дело?

— Да, здесь, в Нассау, вы можете открыть такое дело. Но в Нидерландах вы должны вступить в гильдию «Оружейных мастеров».

— Просим вас переделать бумаги на ружейно-пушечный цех с литьем железа и меди.

Клерк пожал плечами и внес необходимые изменения. Строительство ружейно-пушечного цеха заказали в самую последнюю очередь, после завершения склада. Проплата авансом отдаленного строительства позволила получить двадцатипятипроцентную скидку.

Капитан Жак дал десятидневный отдых. Место засады уже известно испанцам, они неизбежно примут необходимые меры для защиты своих кораблей. Кроме этого, капитан искал штурмана на трофейные корабли. Даже при стоянке в гавани на кораблях должен быть штурман. Братья сразу вспомнили об Ицхаке Неймане, который сразу свел капитана Дагера со своим товарищем по несчастью. Оба пострадали от произвола, царящего в торговом доме Сплитхофа. Во время очередной верховой прогулки заехали в негритянскую деревню. Привезенные скобяные изделия так и лежали брошенной кучей. Единственное изменение заключалось в том, что все убрали с центрального места. Озадаченные братья переговорили со всеми своими знакомыми и выяснили причину. Оказывается, у негров нет понятия «подарок». Пока братья не объявят своего желания, все вещи останутся лежать в целости и сохранности. На нет и суда нет.

— Почему нет? Мы имеем к ним просьбу.

— Что еще тебе надо?

— У нас переизбыток скотины, отдадим им часть свиней, птицы и коз. Они кормят и ухаживают, мы забираем часть провизии на свои нужды.

— Одна проблема с твоей идеей, чем они будут кормить нашу скотину.

— Рыбой.

— Ты у них хоть одну лодку видел?

— На брошенных кораблях возьмем.

— Ловить будут руками?

— У нас тонны тросов, отдадим несколько обрывков и научим плести сеть.

— Если ты хочешь иметь головную боль, то я не против.

Идея прошла, с трудом, но прошла. Основной проблемой было непонимание, зачем белым людям все это надо. Однако несколько матросов загорелись предложенной идеей. Даже научили негров делать козий сыр. Кроме этого, неграм понравилось разрешение забирать часть яиц и пить молоко. Достаточно быстро сплели десятиметровый невод. Первый улов сломал последние сомнения чернокожих консерваторов. Матросы сами разобрали улов, показали неграм, какую рыбу можно коптить, какую надо вялить. Не откладывая дело в долгий ящик, сразу сложили коптильню.

Отход, снова встретили восход солнца в океане. Капитан решил идти на юг и встать на якорь у берегов Кубы. Место оказалось не хлебным. После обязательных тренировок матросы занимались рыбалкой и рассматривали пасущиеся на берегу стада коров. Почти идиллия, но дважды мимо прошел военный корабль. Количество пушек не превышало огневую мощь «Разящей стрелы», но бой с патрульным галеоном не входил в планы. Да и добыча с военных будет минимальна. Только в конце второй недели увидели два пинаса23Пинас — тип торгового корабля. Отличается от флейта некоторыми конструктивными деталями форштевня., которые, прижимаясь к берегу, шли в Гавану. Быстро снялись с якоря, подняли паруса и взяли курс на перехват. Но перехвата не получилось, при виде голландского корабля оба транспорта незамедлительно выбросились на берег. Глубины позволили люгеру подойти вплотную к беглецам. Матросы высадились на берег, догнали и обобрали испанских моряков. Решили перегрузить часть груза на себя. Затем снять корабли с мели и увести трофеи в Нассау.

Для начала подошли к корме первого пинаса. Планировали после частичной перегрузки стянуть неудачного беглеца на глубоководье. Задача несложная, капитан Жак полагался на мощь своей лебедки. Затем операцию повторят с другим судном. Пока матросы готовились к работам, братья высадились на берег. Решили прогуляться, заодно определиться на предмет возможного возвращения испанцев с подкреплением. Отошли от корабля на пятьсот метров и начали присматривать удобное для караула место.

— Что решил? Закажешь у Бэби новый перстень?

— Ты знаешь, не вижу принципиальной разницы. Ну хотели мы пушку на перстне, а получили кабана.

— Я пришел к аналогичному мнению, рисунок перстня для нас не имеет значения. Пушка, кабан или русалка, мне без разницы.

— Главное, что красиво, настоящий мастер своего дела.

Получив перстни, братья опешили. С огромной печатки, граммов на пятьдесят, на них смотрела злобная морда кабана с огромными клыками. Кроваво сверкали рубиновые глаза. Изящными завитушками расположились три буквы. В верхней части перстня буква «Ш», слева буква «С», справа буква «А» для Саши или «В» для Вовы. Работа выполнена изумительно, перстни поражали мастерством исполнения. Убедившись в произведенном впечатлении, Бэби протянул братьям испанские шпаги. Ножны слоновой кости получили золотые накладки. Чеканка по стилю совпадала с резьбой, но была дополнена рубинами и изумрудами. Накладка в верхней части получила инициалы братьев. Золото и драгоценные камни красиво подчеркивали первую букву имени. Гарда дополнилась кабаньей мордой, защитная дуга для пальцев состояла из красивой вязи букв «ШСА» или «ШСВ».

Бэби сообщил, что камни он снял с трофейных кубков для вина, все равно половина камней заменена на стекляшки. В ювелирном деле братья не понимали, отличить стекляшку от драгоценного камня не могли.

— Нашим шпагам место в музее.

— В музей еще рано, но на королевском приеме покрасоваться можно.

— Кто тебя к королю пустит, без рода, без племени, без дома.

— Обустроимся, найдем место для дома, повесим шпаги на ковер и внукам покажем.

— Мне не хочется жить в нашем «райском уголке».

— Вот она, Куба, покупай землю и рабов, выращивай сахар и расти детей.

— Ага, сейчас пойдем к губернатору и купим! Ты кто?

— Никто!

— Понимаешь! В Россию ехать надо.

— Нас там встретят с распростертыми объятиями.

— Во всяком случае, там мы дома.

Братья вздохнули и замолчали. В это время затрещал кустарник, и к ним вышел мужчина:

— Бояре, возьмите меня с собой, я слышал, вы про Русь говорили.

— О! Ты откуда взялся?

— Когда ваши люди налетели, я с товарищами в кустах спрятался. Как услышал родную речь, сразу решился выйти.

— Далеко от дома забрался.

— По малолетству и неопытности. Я родом с Колы, с отцом и братьями били зверя у Нарвика. Потом отправились в Берген продавать добычу, там и попался.

— Попался? За что попался?

— Пошел смотреть большой корабль, а меня в нем закрыли. Хотели в Амстердаме продать, я убежал. Прибился во Франции, там меня хотели забрать в солдаты.

— Так и добегался до Америки?

— В Испании на костре хотели сжечь как еретика. Насилу убежал, в Бильбао на корабль записался.

— Не маленький, как же тебя на корабле закрыли? Пьяный был?

— Какой там пьяный! Мне тогда двенадцать лет было.

— Сейчас сколько?

— Тридцать один.

— Двадцать лет по морям бродишь?

— По морям только восемнадцать лет, здесь все испанские порты облазил. Так возьмете? Но в матросы больше не хочу.

— Если согласен, до Нассау возьмем, дальше сам добирайся.

— А товарищей моих возьмете?

— Что за товарищи?

— Один из Венеции. Горшечником был.

— Зови, пусть свою историю расскажет.

История горшечника оказалась проста. Работал на хозяина в гончарной мастерской. Утром проснулся от крика, убили хозяина. Рядом со своей кроватью увидел окровавленный нож. Делать нечего, подался в бега. Во Франции прибился к банде разбойников, но все имеет свой конец. Банду разбили, ему повезло с частью разбойников бежать в Испанию. Там снова принялись за разбой. Только он не хотел во второй раз испытывать судьбу. Выбрал подходящий момент и сбежал в Барселону, где записался на корабль. Проплавал год, сейчас решил вернуться в Европу.

Третий парень — долговязый и худой немец лет сорока — работал в Гамбурге письмоводителем в городской ратуше. Попутно занимался подделкой документов. Когда арестовали его подельников, решил не дожидаться своей очереди. Подался в порт, где нанялся матросом на испанский корабль. Прошло два года, дело о фальшивых документах наверняка уже забыто, значит, пора возвращаться.

Братья повели беглецов к кораблям.

— До Нассау довезем, оттуда корабли ежемесячно ходят в Европу. Дальше свою жизнь устраивайте сами.

— Вы поберегитесь, бояре. Капитан с матросами побежали за подмогой. Здесь четыре мили до деревни.

— Четыре мили? Минимум через полтора часа вернутся, спасибо.

Близнецы взяли с собой сорок моряков, каждому дали по два ружья и алебарду. Заставили надеть доспехи и шлемы. Доспехи трофейные и совсем не те, что показывают в кино и на картинках. Они напоминали фартук от подбородка до середины бедра. Широкие, на всю грудь, стальные пластины собраны по принципу «раковой шейки». Подобная защита для абордажного боя непригодна, но для пехотного строя то, что надо. Шлемы матросы взяли разные, одни предпочли испанские, другие голландские. Разница была в козырьке. Испанский козырек требовал в бою низко опускать голову. Только так можно защитить лицо от пуль. А голландский козырек требовал в бою против кавалерии высоко задирать голову. Одним словом — шлемы на любителя. В испанском и голландском снаряжении поражало то, что стальные доспехи сделаны штампом. Выходит, что Испания и Нидерланды в своем развитии значительно ушли вперед. Обогнали другие европейские страны как минимум на сотню лет.

Через полчаса вышли на дорогу, долго подыскивали удобное для засады место. Наконец выбрали на склоне холма густой, но невысокий кустарник. Спрятаться легко, стрелять удобно, противнику придется атаковать из неудобного положения. Самим не составит труда сбежать вниз. Братья осмотрели место засады и сели на землю рядом с матросами. Ждать пришлось долго, испанцы появились только через три часа. По дороге пылила большая колонна, человек двести, не меньше. Впереди четверо всадников, за ними двадцать воинов в доспехах и с ружьями. Следом чуть меньше сотни моряков. За матросами шагало вооруженное ополчение. По-видимому, ополчение взяли для собственного успокоения. Простые крестьяне держали в руках свой традиционный рабочий инвентарь. Юноши показали на всадников и солдат — первый залп туда. Второй залп по обстоятельствам. Подготовили фитили, дали залп, когда колона поравнялась с засадой. Подождали, когда легкий ветерок снесет в сторону черный дым, затем дали второй залп.

После первого залпа ополчение побежало обратно. Второй залп достался испанским морякам.

— С алебардами, вперед!

Но атаковать было некого, все, кто мог бежать, уже бежали в деревню, и весьма резво. Моряки попросили разрешения «размяться на земле». Братья отпустили два десятка с алебардами. Остальные собирали и переносили на корабль трофеи. Один пинас уже покачивался на волнах, перегрузка другого подходила к концу. На захваченных судах традиционный набор груза, медь и сахар. В каютах капитанов серебро и несколько брусочков золота. Второй пинас стянули на глубоководье перед заходом солнца. К этому времени вернулась «партизанская бригада». На повозках прикатили добро с четырех «фазенд». Непонятно по какой причине, может, от простого озорства, пригнали коров и лошадей. Привезли десяток молодых женщин. Капитан Жак не возражал. Дополнительную добычу погрузили уже в темноте. Маленькая эскадра взяла курс на порт Нассау.



4

Реалии новой жизни

Братья заподозрили неладное в первый же вечер. Приторно ласковые подруги предложили отдать на хранение все свои деньги и драгоценности.

— На корабле с вашими сундуками может произойти все что угодно. Скоро начнется сезон ураганов, вдруг ваш корабль выбросит на рифы?

— Все ваши вещи погибнут, вы останетесь голыми. Наши отцы хранят деньги торгового дома. Им будет нетрудно поставить рядом и ваши сундуки.

— Спасибо, милые, за такую заботу, обязательно принесем.

Они принесли по сундуку, только вместо денег забросили туда скобяные изделия. Бэби гарантировал надежность замков и петель.

— Не волнуйтесь, милорды, я все предусмотрел. Даже через донышко не доберутся. Самому приятно ворье проучить.

Капитан Жак ходил мрачнее тучи, корабли в море не выпускали. Груженый караван из четырех кораблей приказано задержать в порту. Капитан «Быстрого облака» каждый вечер напивался в трактире. Он сразу согласился на предложение коллеги. Но вместо спокойного плавания через океан вынужден торчать в этом порту. За три месяца патрулирования у Багамских островов он смог ограбить только один испанский корабль. Походы в Индию или к островам Тимора значительно выгоднее.

Только матросы радовались продолжительной стоянке. После традиционной тренировки в казарме часть моряков уходила в кузницу. Основная группа отправлялась на другую сторону острова, к неграм. Все награбленное бытовое хозяйство моряки погрузили на телеги и отвезли в негритянскую деревню. На Кубе матросы ловко разобрали реквизированные телеги на составные части и без проблем разместили на палубе. У братьев появились собственные лошади. Каждое утро матрос подгонял к кораблю двух оседланных скакунов. Верхом дорога от склада до казармы занимала считаные минуты. Они стали единственными жителями города, которые постоянно ездили верхом. Сама негритянская деревня разительно изменилась. Бывшие крестьяне разбили поля и огороды. Построили хлев и курятник. Похоже, они отчаянно тосковали по прежней жизни. Рыбаки наплели сетей для всевозможных вариантов лова.

— Милорды, позвольте взять еще одну лодку.

— Разве для невода двух лодок не достаточно?

— На горизонте несколько холмистых островов, хотим туда сплавать и осмотреть.

— Зачем?

— Вы на Кубе горшечника подобрали, так он желает глину найти.

— Вам мисок не хватает?

— Мисок и кружек достаточно, кирпича нет.

— Говорите прямо. Кирпич в городе есть, половина домов сделано из кирпича.

— За тот кирпич платить надо. У нас и у негров нет денег на кирпич.

— Объясните толком, зачем вам кирпич?

— Дома строить и ограду вокруг деревни.

— С домами все ясно. Зачем ограду вокруг деревни городить? Здесь бандитов нет, никто на деревню не нападет.

— Так положено, чужой человек не должен видеть хозяйскую землю. От бандитов ограда не поможет, против них нужна стена с солдатами.

— По поводу лодок выясним, но легче сделать самим, поставьте парус с мачтой и гоняйте по всем островам.

— Деревья слишком большие, доски рубить слишком тяжело.

— Мельницу сможете поставить? Денег на мельницу дадим.

— Поставим, это мы умеем. Только мельница без пользы. Здешняя земля зерна не даст.

— От ветряка приводом деревья пилить. С Бэби насчет пил договоримся. Мельнице не забудьте съемные крылья поставить, иначе ураганом унесет.

Братья поехали в кузницу.

— Зачем тебе эта пилорама? Одна регулировка подачи бревна под ход пилы голову задурит.

— Догадайся с одного раза.

— Предлагаю строить шхуну на три мачты и пятьдесят пушек.

— На мостике и на баке поставим съемные картечницы, вместо абордажной схватки достаточного одного залпа.

— Начнем с малой флотилии со съемной мачтой.

— Мачтами, строим двухмачтовые шхуны, не меньше, и с пушками.

— Пушки самим придется отливать.

— Ясное дело, ставим бронзовые подпятники и яхтенные лебедки — легко опустил, быстро поднял.

Бэби со своей бригадой что-то мудрил над тиглем. Потный матрос качал мехи.

— Бэби, такого мы не ожидали, неужели трудно привод от ветряка поставить?

— Не разрешают в городской черте, уже спрашивал.

— Мы сколько лошадей привезли на остров?

— Понял, ваша милость! Мне одной лошадки хватит.

— И для молота?

— Милорды, прошу вас, научите меня! Я никогда механического молота не видел.

— Научим. Еще покажем, как прокатывать железо в стальной лист. Пилы нужны.

— Милорды свой корабль решили построить!

Жизнь стала более насыщенной. Кроме тренировок и развлечений появились новые обязанности.

Обычные житейские заботы прервал капитан Жак:

— Идите в канцелярию и получите капитанские медальоны, вот ваши капитанские патенты.

Братья сели на лошадей и рысью отправились к дому губернатора.

— Мы отправляемся в Европу! Мысли есть?

— Нет. И шансов никаких нет.

— Согласен, для европейских приключений мы еще не созрели.

Получив медальоны, братья отправились на корабль за инструкциями капитана.

— Я получил согласие губернатора на выход «Разящей стрелы». Кораблю разрешено двухнедельное патрулирование, — объявил он.

— Куда пойдем? Вдоль северного побережья Кубы в одиночку не повоюешь.

— Сами решайте, я остаюсь в Нассау под залог своего слова и четырех кораблей с грузом.

— Вы отсылаете на охоту нас одних?

— Боитесь?

— Боимся, за вашей спиной спокойнее.

— Ваша доля увеличивается до половины, это уже общее правило. Хозяин корабля получает половину добычи, вторая половина экипажу.

— Нам дали две недели, от какого дня?

— От сегодняшнего.

Братья спешно приступили к подготовке корабля и восход солнца встретили в море.

— Посмотри на Нассау! — Саша дернул брата за руку.

Вова навел на город подзорную трубу — все как обычно. Внимательно рассмотрел корабли, береговую батарею, казарму — ничего нового. Наконец, увидел явные сигналы для находящихся в море кораблей. Над зданиями всех представителей торговых домов были подняты черные шары.

— В Нассау эпидемия?

— Больных не видел. Нечего волноваться, перед контрактом нам всадили прививки от всех возможных зараз.

— Сейчас я понял, почему в порту нет кораблей торговых домов.

— Для них подняли предупредительные сигналы, но почему?

— По той же причине, что и наши деньги взяли на хранение.

— Осталось узнать саму причину.

И братья решили идти в Бермудский треугольник, к тому месту, где их подобрали из воды.

Но не судьба, возле острова Большая черепаха они увидели мачты. Большое четырехмачтовое судно стояло у самого берега. Транспорт бросил якорь с обратной стороны острова. Его успели заметить в тот короткий промежуток времени, когда проходили ложбину между «панцирем» и «головой» черепахи. Сейчас странный визитер Багамских островов скрылся за большим холмом.

— Идем?

— Идем, если это военный корабль, то успеем затеряться между островами.

В пушки заложили только порох, заряд определит встреча с врагом. Когда вышли из-за мыса, корабль по-прежнему стоял на якоре у самого берега. На песчаном берегу, выстроившись в ряд, лежали корабельные шлюпки. Вова лихо подвел «Разящую стрелу» к беспечному испанцу, абордажная команда полезла по высокому борту. Сюрприз! На палубе десантников встретил растерянный капитан и два матроса. Остальной экипаж находился на берегу. Впрочем, высадившиеся на берег испанцы о себе уже напомнили. Моряки собрались у кромки воды, что-то гневно кричали и размахивали руками. На войне как на войне. Вова подвернул «Разящую стрелу», за маневром последовал залп картечью. Убили меньше половины, остальные скрылись в ближайших зарослях. Вова развернул корабль другим бортом к берегу, Необходимо в корне пресечь любые ответные действия.

Абордажная команда высадила на берег горестно вздыхающего капитана с двумя последними матросами. После этого на берегу собрали трофеи и отбуксировали корабельные шлюпки. Захваченную практически без боя каравеллу24Каравелла — французский симбиоз караки и галеона. Взяв все лучшее из двух проектов, французы начали строить океанские суда с заурядными качествами. Не надо путать с каравеллой Колумба или так называемой «Средиземноморской каравеллой».снимали с якоря в приподнятом настроении. Этот корабль шел из Испании. В трюме находились различные металлоизделия, бочки с вином, мешки с зерном, большое количество дорогих и дешевых тканей, домашняя утварь и безделушки. Но основным грузом был скот. Коровы, лошади, свиньи и домашняя птица. Этот скот и послужил причиной якорной стоянки. Опасаясь штормовой погоды, капитан провел свое судно слишком близко к штилевой зоне. В результате закончилась вода и пришлось срочно становиться на якорь у ближайшего острова.

Капитан Жак Вольфганг Дагер подпрыгивал возле дома губернатора как маленький мальчик. Со дня основания Нассау в гавань вошел первый крупный трофей. К борту подошел ялик, Вова взял судовой журнал и сказал матросам:

— Как только инспекторы покинут корабль, идите к нашему месту. После постановки на якорь берите две шлюпки и помогите буксировать трофей.

— Сделаем, ваша милость, скотинку жалко. Надо ее побыстрее выгрузить и отвести в деревню.

Капитан Жак обнял и поздравил Вову. Они вдвоем зашли в кабинет главного инспектора. Там проверили записи в судовом журнале, сделали необходимые выписки, которые капитан Владимир Скопин заверил своей подписью. Некоторое время они разговаривали па отвлеченные темы. Вдруг в кабинет вошел губернатор:

— Рассказывай, счастливчик, как такой корабль захватил.

— Случайно, у них на борту много скота, вода закончилась. Встали на якорь у маленькой речки, там мы их голыми руками и повязали.

— Случайно можно пулю в лоб поймать, вражеский корабль случайно не захватывал еще никто! Молодец! О твоем геройстве отпишу графу.

На прощание барон Бреда подал Скопину руку.

Капитан Жак почти бежал, ему не терпелось поскорее осмотреть захваченный корабль. Он даже не поинтересовался грузом на борту трофейного судна, когда Вова спросил:

— Что делать с захваченной скотиной?

Капитан Жак лишь отмахнулся:

— Что хотите, то и делайте.

На взгляд братьев, захваченное судно было слишком большим. Такие размеры хороши для океанского плавания в Индию или Японию. Но для боевых действий у архипелага Багамских островов корабль не годился. Слишком тяжелый и неповоротливый. Однако по приказу губернатора с трофея выгрузили весь груз. Гавань постепенно наполнялась кораблями вольных капитанов. Пришли эскадры графа Нассау и барона Бреды. Отсутствовали только корабли торговых домов. Назревали какие-то события.

По этому поводу братья не переживали. Их мнения никто не спрашивал, они не могли ни на что повлиять. Живи и радуйся жизни. Саша и Вова продолжали свои ежедневные тренировки да водили в казарму матросов. Как-то незаметно матросы приучились ходить строем Они уже не выглядели дикой толпой пятиклассников. Опасения, что матросы тайком доберутся до трофейного вина, оказались беспочвенными. Созданная своими руками ферма привлекала людей намного больше. Бывшие крестьяне окунулись в привычную сельскую жизнь. Более того, начали строить себе дома. Практически весь экипаж с утра до вечера находился в негритянской деревне. Ветряную мельницу поставили за десять дней. Точнее не мельницу, а ветряк с приводом для лесопилки. В ожидании пил для пилорамы люди подготавливали место для строительства первых баркасов.

Две недели отдыха пролетели быстро. В гавани собрался флот из сорока трех кораблей, из которых двадцать семь принадлежали к эскадрам графа Нассау и барона Бреды. Остальные принадлежали вольным капитанам. Настал день, когда капитанов пригласили в дом губернатора. Никаких речей и планов операции. Простой и доходчивый приказ, все корабли идут в порт Пуэрто-Плата на острове Эспаньола (Серебряный Порт на острове Гаити). Отход сегодня до захода солнца. На подходе к вражеской гавани вольные капитаны спускают шлюпки и атакуют береговую батарею на шесть пушек. Эскадра поддерживает атаку с моря, после чего входит в порт. Трофейная каравелла капитана Жака Вольфганга Дагера идет с эскадрой. Однако, в связи с некомплектом экипажа, в порт ее будет буксировать «Разящая стрела». Братьям предписывалось вместе с шестьюдесятью матросами штурмовать береговую батарею. Вольные капитаны начали материться, для чего перешли на английский язык, который очень богат на самые вычурные выражения ненормативной лексики. Близнецы не могли не согласиться с такой оценкой будущих событий. Десант потеряет не меньше половины своего состава. Капитанам придется возвращаться в Европу для набора новых моряков. Хотя все равно придется идти в Европу. В Нассау о выгодной продаже трофеев не могло быть и речи.

* * *

Каравелла легла в дрейф. Вова и Саша неторопливо прошли вдоль строя моряков. Проверили крепление доспеха и наличие на поясе ножа.

— Во время высадки на берег испанцы будут нас ждать. В бой вступим с ходу, времени на доспех не останется.

— Если шлюпку разобьет — первым делом резать ремни доспеха. Плывем на правый мыс, собираемся между скалой и пальмами.

Братья решили следить за направлением береговых пушек, такая тактика, по их мнению, давала шанс не попасть на линию огня. Десант в пятьсот моряков высаживается на двадцати ялах. Барон Бреда предупредил, что испанцы смогут сделать только три выстрела картечью. Другие три пушки должны быть на «товсь» с ядрами для отражения атаки кораблей. Береговой батарее не хватит времени на охлаждение и перезарядку своих орудий. Матросы спустили две двенадцативесельные шлюпки, подобрали буксирный трос и направились к «Разящей стреле». Капитан Жак ловко подвел свой корабль, принял буксирный трос и пожелал всем удачи.

Два десятка шлюпок с десантом держали курс на береговую батарею. Пятьсот человек приближались к берегу в ожидании орудийного залпа. Шлюпки близнецов быстро догнали основной десант. Саша приказал немного изменить курс, держа направление на вход в бухту. В результате чего их шлюпки начали постепенно отходить в сторону. Выстрел первой пушки прозвучал неожиданно. Эллипс свинцовой картечи накрыл сразу шесть шлюпок. Четыре из них разнесло в щепки. Десант увидел свой шанс. Гребцы налегли на весла, ялы почти выстроились в линию, стремясь быстрее войти в пораженную зону. После выстрела береговая пушка еще долго будет горячей. У моряков появилась реальная возможность добраться до берега живыми. Вова и Саша приказали сменить гребцов, у берега не должно быть уставших. Почти одновременно бухнули оставшиеся две пушки. В результате еще шесть ялов превратились в щепки. Половины десанта уже нет. Оставшиеся в живых моряки налегли на весла, они стремились как можно быстрее добраться до берега.

Близнецы сохранили прежний курс, надо обойти холм, на котором находилась батарея. Атака со стороны гавани казалась более перспективной. Сам холм не высок и возвышался над океаном всего на десять метров. Саша оглянулся назад. Корабли графа Нассау подняли паруса и медленно приближались к береговой батарее. В это время шлюпки с «Разящей стрелы» вошли в гавань и повернули к берегу.

— Почему испанцы вышли на внешнюю сторону бруствера? На артиллерийской площадке их труднее достать.

— Там сотня испанцев. Они прикончат десант несколькими ударами пик. Солдаты уже приготовились для атаки.

Шлюпки уткнулись носами в берег.

— В линию! Не спеша поднимаемся вверх!

Братья вместе с отрядом на четвереньках карабкались по крутому откосу. Необходимо сосредоточиться у каменного бруствера, затем ударить в тыл испанцам.

— Стоять! Оправить доспехи!

Предстоял штурм батареи. Саша осторожно выглянул из-за откоса. Испанцы стояли к ним спиной и с методичностью сенокосцев работали алебардами. На бруствере, за спинами солдат, командовали четыре офицера. Они следили за ходом боя и отдавали необходимые распоряжения:

— Тихо заходим на артиллерийский дворик, строимся в линию, по приказу вперед.

Стараясь не шуметь и не лязгать железом, матросы перебрались через бруствер на выложенную камнем площадку. Сноровисто разобрались и выстроились в линию.

— На врага бегом! Коли!

Испанцы слишком поздно заметили опасность, некоторые даже не успели обернуться. Некоторые, желая уйти от удара, сделали шаг назад и покатились вниз. Бегущие по краям шеренги братья сделали отвлекающие взмахи шпагами на уровне глаз. Естественная защита солдат — поднять алебарды — стоила им жизни. Пара минут — и живых защитников батареи не осталось.

Из шлюпочного десанта на артиллерийскую площадку поднялись меньше сотни моряков. Они с радостным воем бросились в город:

— Стоять! Всем стоять на месте!

Но остановились только моряки с «Разящей стрелы».

— Сэр! Там же город, сэр!

— И думать забудь! Испанцы батарею так просто не отдадут!

— Пушки разворачиваем, ставим на колеса и подкатываем на городскую сторону.

Матросы приступили к выполнению приказа. Вова засунул руку в ствол заряженной пушки. До ядра не достать — и шут с ним. Ядро весит не менее сорока килограммов, выкатить не хватит сил. Саша осмотрел пороховой погреб, потом побежал к зданию казармы. От батареи расходились две улицы. Десантники разбегались по ближайшим домам, откуда уже слышались вопли и визг. Моряки «Разящей стрелы» с завистью посматривали на убегающих товарищей. Тем не менее, приказ выполнили, пушки развернули и зарядили. Четыре орудия навели на улицу, в конце которой виднелась церковь. Две пушки смотрели вдоль соседней улицы. Закончив с подготовкой орудий, принесли из казармы найденные ружья. Половину зарядили пулями, в остальные засыпали картечь. Эскадра барона Бреды под всеми парусами спешила в гавань. Вова спустил испанский флаг и помахал кораблям рукой.

Контратаки долго ждать не пришлось. Испанцы вышли на обе улицы ровными колоннами. По команде офицеров солдаты разделились на десятки, началась безжалостная резня — то, что делали испанские солдаты, другим словом не назвать. Небольшие группы мародеров оказались не способны организовать даже символическое сопротивление. Экипаж «Разящей стрелы» побледнел, моряки увидели свой возможный конец.

— Всем спрятаться за бруствером, заряженные пулями ружья держать под рукой! Алебарды положить на бруствер!

Первый корабль эскадры вошел в гавань. Испанский офицер увидел чужие паруса и указал на батарею. Сотня солдат с тремя офицерами побежала к пушкам. Саша проверил наводку и кивнул брату, два пальника синхронно вошли в отверстия. Залп. Огромные ядра прошли сквозь бегущих солдат и футбольными мячами поскакали к церкви. Вова сунул пальник в третью пушку, еще одно ядро полетело по соседней улице. Испанцы мгновенно сориентировались. На обеих улицах быстро построились колонны. Топот сапог и мерное покачивание алебард сообщили о начале атаки на батарею. Колонны не видели друг друга и подходили не одновременно. Саша выждал, пока дистанция сократится до ста метров — выстрел. Семьдесят килограммов свинцовой картечи смели всю колонну, на улице остались лишь кровавые тряпки. Вова выстрелил почти в упор, с пятидесяти метров. Второй корабль вошел в гавань, по улице к батарее бежала еще одна рота солдат.

— Возьмем на испуг, строиться! Ружья к ноге!

Матросы выстроились рядом с батареей. Вдоль этой улицы стрелять было невозможно, обе пушки горячие, но после выстрела дымила только одна. Когда до солдат оставалось двести метров, Саша выстрелил вдоль безлюдной соседней улицы. После выстрела подошел к матросам с пальником:

— Зажечь фитили!

Услышав выстрел, испанцы остановились. Трупы, крики раненых, спокойный строй врагов и человек с пальником около пушки. Третий корабль прошел мимо батареи, со стороны причала раздался залп корабельных орудий. Офицер принял верное решение, колонна развернулась и пошагала из города.

Первая часть задания выполнена, они в городе. Саша снял с убитого офицера сумку с подзорной трубой, затем поднялся на наблюдательную вышку. Вова отправил моряков собирать трофеи. Сбор трофеев быстро превратился в мародерство. С убитых и раненых снимали все ценное, а оружие и доспехи в Нассау не в цене. Корабли эскадры чуть ли не толпой входили в гавань.

— Поднимись ко мне! — крикнул Саша брату — Посмотри на дороги из города!

Вова взял подзорную трубу, по идущим из города дорогам уходили отряды моряков с кораблей эскадр графа Нассау и барона Бреды. Братья сбежали вниз.

— Собирайтесь! Все в шлюпки! — скомандовал Вова.

— Погоди, спешить с умом надо.

Саша подозвал группу матросов, что-то объяснил и показал на робко выглядывающих из-за бруствера негров. Затем побежал в казармы и вскоре вышел с несколькими листочками бумаги. Матросы рассаживались в шлюпках, попутно показывая братьям особо богатые находки. В основном это были золотые крестики на золотых цепочках. Некоторые показывали мешочки, заполненные золотыми серьгами и кольцами. Другим повезло снять перстни или срезать серебряные пуговицы. По команде быстро разобрали весла и погнали шлюпку на другую сторону бухты. К выбранным братьями дорогам отряды губернатора доберутся еще не скоро.

Сейчас стал понятен смысл слов барона Бреды. Перед выходом из Нассау он сказал: «Городскую и гарнизонную казну, товары со складов и захваченные в порту суда разделим поровну между всеми кораблями эскадры. Остальная добыча достается тому, кто взял». Это послужило причиной бездумного грабежа, который устроили десантники после захвата батареи.

— Колись, какую авантюру с неграми затеял? Что за бумажки им дал?

— Жалко все просто так бросить, много добра осталось в казармах и других местах.

— Ты их уболтал на сбор трофеев?

— Да. Дал листочки бумаги, где написал: «Разящая стрела», капитан Жак Вольфганг Дагер.

— Ох, хитрован! Что обещал этим рабам?

— Ничего конкретного, просто обещал расплатиться.

Шлюпки уткнулись в берег, матросы взяли оружие и колонной пошли по дороге в горы. Через семь километров вышли к руднику. В отдалении развлекались беззаботные негры, некоторые даже танцевали. Начальник шахты и литейщик курили на скамейке.

— Ваши негры выглядят сытыми и счастливыми, — заметили они. — И на рабов совсем не похожи.

— Молодые сеньоры покупают корову и доят, пока та не сдохнет? Или коров кормят, за ними ухаживают, лечат? — ответили братья.

Такое объяснение оказалось неожиданным. Оно не увязывалось с расхожими штампами о несчастной доле раба. В плавильне лежала горка готовых слитков весом примерно в тонну.

— Богатые вы люди! Каждый день тонна серебра!

— Богатые, обзавидуешся! Нам ежедневно четверть дублона на всех полагается, богатство девать некуда!

— Четверть дублона за тонну серебра! Послушайте, мы платим два дублона и оставляем четырех матросов.

— Договорились! Идите по этой тропинке, здесь недалеко другая шахта.

Отряд вернулся в Пуэрто-Плата вечером второго дня. До встречи с «конкурентами» они нашли одиннадцать шахт. Две золотые, пять серебряных и четыре свинцовых. «Разящая стрела» и каравелла стояли у причала. Рядом с кораблями негры разбили свой лагерь на тысячу человек. Братья пошли выяснять отношения, однако условия негров были просты:

— Господа хорошие, заберите нас отсюда.

Увидев на причале близнецов, подошел капитан Жак:

— Как вы смогли с ними договориться? Они уйму разной всячины притащили, от сковородок до золотой и серебряной посуды.

— Негры просят забрать их с собой.

— На палубе места хватит, тем более что барон Бреда сразу купил все шесть пушек. Он благородный человек, снова заплатил полную цену.

Саша и Вова обрадовали негров, сами пошли на корабль. По дороге капитан сообщил главную новость. Корабли будут стоять в порту до подхода крупных испанских сил из Санто-Доминго.

— Завтра утром идем в ратушу, барон Бреда обещал вас наградить за захват береговой батареи.

Капитан Жак горестно вздохнул.

— Я уже распрощался с вами. Думал, во время штурма все погибнут. Сколько шахт захватили? Второй день серебро тоннами везут.

Братья рассказали о результатах экспедиции и о договоренности с управляющими шахт.

— По два дублона в день за золото и серебро, дублон за свинец. Хорошая цена, но вы не сидите, поговорите с рабами, они могут подсказать другие места.

Барон Бреда обнял вошедших братьев и усадил в кресла:

— Я не могу найти слов благодарности! Вы спасли жизни сотням наших матросов! Еще никогда не удавалось с ходу захватить береговую батарею.

Братья стояли по стойке смирно.

— Нам помогла хорошая выучка матросов, которых обучил шериф Эрих Меркс.

— Он мне говорил, что вы единственные из всех эскадр и вольных кораблей, кто уделяет должное внимание подготовке своих матросов.

Барон подошел к столу:

— Я нашел для вас награду. Что это такое, не знаю, но золота и драгоценных камней здесь очень много. Берите, заслужили по праву.

Барон протянул две массивные широкие золотые цепи. На них висели подобия орденов, только размером с чайное блюдце. Огромная, многолучевая звезда. В центре крест с распятием, и обилие рубинов и алмазов. Близнецы поблагодарили барона и низко поклонились.

— Погодите, это не все. В городе три богатые церкви. Мы протестанты и пуритане, такое церковное имущество для нас неприемлемо и бесполезно. Это все ваше!

— Спасибо! — растерянно сказали братья.

— Просьбы есть?

— Господин барон, строительство наших домов в Нассау подходит к концу…

— Согласен, я распоряжусь, ратуша, генеральский дом и любые другие дома ваши. Берите все, что хотите, и сколько хотите.

— Спасибо.

— Вы первые, кто понял смысл захвата вражеских городов. — Барон Бреда улыбнулся: — Удачи вам и спасибо.

Братья вышли на улицу, где их ожидали матросы, и показали полученную награду. Матросы радостно завопили, будто награду дали им. Хотя они были правы. Награду заслужили моряки, только вручили ее офицерам.

Эскадра простояла в порту две с половиной недели. Саша и Вова разделили свободных матросов на две группы. Сначала ежедневно совершали набеги на ближайшие фермы. Затем уходили все дальше и дальше. Каравелла осела почти до артиллерийской палубы. Больше грузить нельзя. Вернулись дозоры. Испанцы собрали две тысячи солдат и стояли в дневном переходе от города. Отход наметили ночью. Гонцы умчались на рудники забрать последнюю добычу. Всего с рудников набрали более семидесяти тонн серебра и почти сто пятьдесят килограммов золота. Со свинцом выручила каравелла, весь свинец смогли погрузить только благодаря ее размерам. Остальное место заняли сахар и табак с разграбленных ферм. На общую добычу места не хватило, но было достаточно неудачников, которые не пошли дальше примитивного грабежа городских кварталов. Кроме этого на такие корабли догрузили захваченный скот, телеги и прочий инвентарь. Никто не возражал и не завидовал, даже не спрашивали о причинах. Захотел капитан Дагер взять скотину и сковородки — это его дело. Интересные они пуритане, искренне помогают друг другу. Даже снятые церковные алтари и колокола без лишних вопросов аккуратно разместили на палубе.

Братья стояли на мостике каравеллы и смотрели на палубу соседнего корабля. Пленная женщина в безумной истерике бросалась на моряков. Ее отталкивали и смеялись, иногда хлопали по заду или задирали подол. Несчастная пленница неожиданно вцепилась ногтями кому-то в лицо. Это стало концом забавы, женщину подхватили за руки, за ноги и бросили за борт. Оказавшись в воде, она сначала выкрикивала проклятия и грозила расправой. Потом успокоилась и заплакала. Мимо проплывали корабли, одни матросы кричали сальные шутки, другие пугали акулами. Наконец до женщины дошло, в каком положении она оказалась. Начались мольбы о помощи и жалобные причитания. Но корабли равнодушно шли мимо. Сжалились на одном из последних. Капитан подвернул, матрос обвязался веревкой и прыгнул за женщиной. Мокрая и испуганная пленница плакала навзрыд. Ее о чем-то спросили, она утвердительно кивнула головой.

— Бэби сможет делать медные трубки? — поинтересовался вдруг Вова.

— Спросим, но в самогонном аппарате смысла нет, нужен трактир, — ответил Саша.

Напротив стоянки корабля, за складами, построим сразу пять трактиров.

— Многовато для простых трактиров, в одном сделаем кабаре, орган лежит в трюме.

— Научим девочек танцевать канкан, танец простой, мелодия примитивная.

— На втором этаже балкон с кабинетами.

— Двухэтажная пристройка с комнатами для проституток.

— В другом крыле комнаты для постояльцев.

— Один из трактиров сделаем африканским, разукрасим под джунгли.

— На сцене пляшут девочки из деревни, некрашеного белого шелка много.

— Согласен. Нужен еще один ресторан рядом с домом губернатора.

— Правильно! Ставим второй орган, у нас море дорогой мебели.

— Кабинки для приватных разговоров за обедом.

— Необходимо поэкспериментировать со смесью вина и самогона.

— Сухое вино, вода, самогон и сахар, два стакана — и аут.

— Воды не надо, на острове много кокосов, апельсинов и лимонов.

— Поищем добровольного дегустатора.

На четвертый день показался Нассау, корабли без остановки пошли на внутренний рейд. Вова с Сашей оценивающе посмотрели на береговую батарею. Позади основных орудий размещалась дюжина мобильных пехотных пушек.

* * *

Братья отправились обживать свои дома. Телеги с мебелью и имуществом уже уехали. Вдоль дороги сидело более сотни растрепанных женщин. Порванные платья, синяки и разбитые в кровь губы лучше всего говорили о недавних издевательствах. Хитрые владельцы трактиров отказались покупать пленниц. Молодые женщины с тоской и надеждой смотрели на проходящих моряков. Кусок хлеба сломит любую гордыню. Близнецы остановили лошадей, выбрали на свой вкус по три служанки и четырех швей для магазина одежды. Остальным дамам велели догонять стадо домашнего скота. Негры их не съедят, более того, работы и пищи в деревне хватит на всех. Новоселье решили отметить по-семейному, пригласив только капитана Жака и капитана Ицхака Неймана. Они скоро отправляются в Европу, вообще все, кроме кораблей торговых домов, уходят в Европу. Вова и Саша оформили у нотариуса договор с капитаном Жаком на пятьдесят процентов добычи. По договору нотариус определяет цену доставленных трофеев. Молодые капитаны вправе определить, что оставить хозяину, что взять себе, что пустить в оплату расходов на корабль и экипаж.

Разрешение на строительство ресторана рядом с домом губернатора получили без проблем. Там же взяли разрешение на строительство трактиров. Клерк только пожал плечами: «это за границами городской черты, но раз господа просят, пожалуйста». Лесопилка уже работала, негры очень просто решили проблему подачи бревна под пилы. Бревно шло по роликам, негры подталкивали торец поперечным брусом. Надежно и никакой высшей математики. Матросы начали собирать первые баркасы под косой парус. После этого решили строить шхуны грузоподъемностью по двадцать и сорок тонн. Магазины постепенно обретали нормальный вид. На удивление проблем с рабочими руками не возникло. Вольные капитаны перед возвращением в Европу выгнали со своих кораблей оставшихся в живых матросов абордажной команды. Братья переговорили с экипажем. Часть матросов ушла в бригаду Бэби, часть на пилораму с малой верфью. Кто-то изъявил желание работать в магазинах. Организовалась бригада добровольцев в литейно-ружейный цех. Добровольные гончары ожидали поставок глины. Фермеры закладывали первые сыры и ковырялись на огородах и полях. Новобранцев отправили на учебу в казармы.

Новоселье решили отметить за день до выхода эскадры. В дом шли все вместе, желая еще раз насладиться чувствами собственников. Это того стоило. Первый этаж занимал магазин с прилегающими помещениями для прислуги. На втором и третьем этажах — просторные и удобные жилые комнаты. За время строительства проекты получили только одно изменение — вместо черепицы на крыши пустили свинцовые листы. Увидев на складе огромное количество свинца, хозяин строителей буквально потребовал изменений. Свинец намного надежнее и долговечнее. Саша и Вова возражать не стали, да и откуда им знать о подобных нюансах. Внутри ковры, гобелены и картины, шикарная мебель и дорогая посуда. Служанки явно знали толк в том, как сделать жилище приятным и уютным. Братья не спрашивали бывших пленниц о прошлом. Зачем травмировать и напоминать о произошедшей трагедии. Назад не вернуться, жить надо будущим. Единственное, что они сделали, это показали килограммовые цепи с «орденом». Ответить смогла только одна. Цепи с «орденами» были подарками для епископа, который должен прибыть с караваном кораблей «золотой эскадры». Сейчас подарки уже не нужны, после разграбления города «золотая эскадра» пройдет мимо. Все приготовленное к погрузке золото и серебро уже уплыло в Нассау.

Скромный праздник прошел на славу. Вкусно поели, вкусно выпили, на десерт девушки подали шоколад. Капитан Жак рассказал о своих планах, из чего выходило, что его надо ждать не раньше, чем через семь месяцев. Флейты и пинасы после выгрузки вернутся в Нассау, где возьмут новую партию трофейных грузов. И только после этого, вторым рейсом из Европы, капитан Жак вернется в Нассау. Ицхак Нейман, в свою очередь, дал братьям много добрых жизненных советов. Взялся за выполнение нескольких поручений. С наступлением темноты хозяева проводили гостей и расположились в гостиной Сашиного дома. Они каждый вечер обсуждали варианты предстоящего самостоятельного патрулирования. Привезенный с Кубы русский матрос Никифор рассказал много интересного об испанских портах Карибского моря. Каждый порт находился рядом с золотыми или серебряными рудниками. Сопутствующими грузами были свинец, медь и драгоценные камни. Братья отметили на карте все интересные места и поразились объему богатств, которое тысячами тонн поступает в Испанию. При этом оказалось, что в России вообще нет ни золота, ни серебра. Медь, олово и свинец закупается за границей.

С помощью Никифора разобрались с границами Новой Испании и Новой Гранады. Его наблюдения о грузах в портовых складах оказались ценной информацией. Бывший помор охотно рассказал о том, как испанцы привозят с рудников золото и серебро. Где и как хранятся эти сокровища до прихода кораблей. Нарисовал планы многих портов. Отметил расположение береговых батарей. В результате разъяснились многие вопросы. Так Новая Испания оказалась не только Мексикой, как первоначально полагали братья. Территория вице-короля простиралась до Панамского перешейка. Серебро из портов Мексиканского залива вывозили тысячами тонн. От полуострова Юкатан до Панамы серебра вывозили мало, зато везли много золота. Что ценного грузили в Новой Гранаде, Никифор не знал. Из металлов видел медь, свинец и олово. Еще видел сахар и хлопок. Однако ввоз товаров из Испании говорил о большом финансовом потенциале местных конкистадоров.

На основании полученной информации составили несколько планов. Приняли вариант боевых операций с разделением на два этапа. Сначала уходят на патрулирование к Эспаньоле. В этом случае они будут находиться внутри Бермудского треугольника. Вместе с тем линия патрулирования совпадет с путевым маршрутом испанских кораблей из Испании в Эспаньолу. После готовности шхун на острове Кошка оборудуют временную базу с пушечным прикрытием. Оборудованная база позволит доставить захваченные корабли к временному укрытию. Недостаток в том, что пленных испанских коряков придется отвозить на Кокосовые острова. Иначе пиратскую базу слишком быстро обнаружат. На оборону острова у братьев просто не хватит сил.

Неоспоримым преимуществом временного лагеря являлась возможность полноценного использования «Разящей стрелы». Шхуны, пусть и маленькими партиями, но постоянно вывозят трофеи в Нассау. «Разящая стрела» не отрывается от «промысла» и все время находится в патрулировании. Испанцы начнут искать пропавшие суда не раньше, чем через полгода. К этому времени временную базу свернут. Придумают приемлемый способ известить испанцев о месте, где «загорают» пропавшие моряки. Кокосовые острова для этого подходят идеально. Обширное мелководье богато рыбой. Суда физически не могут пройти близко и случайно увидеть какой-либо сигнал с берега.

* * *

Эскадра уходила в Европу. Корабли один за другим выходили из гавани, увозя в Нидерланды испанское золото и серебро. Следующим по цене товаром были сахар и медь. На борту одного из кораблей находились шестеро матросов «Разящей стрелы». Они решили вернуться домой в Англию. Братья не возражали. Нынешний экипаж корабля составлял немногим более двухсот человек. Пополнение брошенными моряками значительно улучшило возможности десантных операций. Наступила очередь отхода «Разящей стрелы». Легкий люгер под всеми парусами вышел из порта. Обгоняя груженый караван кораблей, они пошли к острову Кошка. Курс держали на небольшую удобную гавань, в которой решили создать свою временную базу. К острову пришли на рассвете и сразу приступили к разгрузке. С собой привезли не только необходимый инструмент, но и домашний скот. Вода на острове есть, значит, будут свое мясо, молоко и яйца. На прикрывающих вход мысах подыскали подходящее место для установки пушек. Деревья срубили, но кустарник оставили. Нет смысла рекламировать позицию береговой батареи. Пусть это и подветренная сторона острова, но случайные корабли могут ее заметить.

Оставили сотню матросов, сами пошли дальше, в Бермудский треугольник. Ночные бдения и тщательный инструктаж вахты никаких результатов не дали. Никто не видел странных огней. В небе изредка вспыхивали падающие звезды, больше ничего. На пятую ночь увидели огонек. При сближении опознали испанский торговый галеон на двадцать пушек. Пошли на пересечение курса и дали залп книппелями вдоль корпуса. Такелаж и рангоут получил повреждения, но испанцы погасили масляную лампу и попытались скрыться в темноте. Бесполезно. Силуэт галеона хорошо просматривался с низкой палубы люгера. Пришлось «подрезать» корму и дать еще один залп картечью. Враги спустили флаг и остатки парусов. На борту находился стандартный набор груза из Испании в Эспаньолу. Сначала сняли пушки и все самое ценное. Трофеи выгрузили на острове, затем вернулись к беспомощно дрейфующему галеону. Экипаж уже уплыл на шлюпках, поэтому решили полностью выпотрошить судно. Для вывоза груза и прочих полезных вещей сделали пять рейсов. Теперь временная база выглядела обжитой и надежно защищенной.

Снова вернулись в Бермудский треугольник. На рассвете второго дня увидели паруса двух галеонов. Немедленно развернулись и пошли в сторону своей временной базы. Но испанцы заметили нидерландских пиратов. Корабли без промедления изменили курс и начали преследование. Галеоны уверенно догоняли, даже ночью не бросили погоню. С рассветом подкорректировали свой курс, сближение неотвратимо продолжалось. Два торговых галеона, один на двадцать пушек, другой на восемнадцать. Они не дадут шанса использовать преимущество в маневре. Зажмут с двух сторон и просто утопят. Спасение только в островах, там можно пройти по мелководью и спрятаться в удобном месте. Ближайший остров — Кошка, где братья надеялись подстроить ловушку, если для этого хватит времени. Когда подходили к острову, до ближайшего преследователя было меньше километра. Вова прижал «Разящую стрелу» к берегу, до песчаного пляжа оставалось не более десяти метров. Один из матросов разбежался и прыгнул за борт. С испанских кораблей послышался свист и хохот. Матрос быстро выбрался на берег и скрылся за деревьями. Братья переглянулись.

— Должен успеть.

— Здесь до противоположной стороны немногим более километра.

— Добежит за десять минут, дистанция по силам любому пятикласснику.

— Нам до пушек два часа, достаточно времени для подготовки к залпу.

— Лишь бы испанцы за два часа нас не догнали.

Не догнали, но были очень близко, что, впрочем, сыграло на руку братьям. Испанцы настолько увлеклись погоней, что забыли об элементарной осторожности. Галеоны шли слишком близко к берегу. Восточная батарея дала залп картечью сверху вниз с дистанции в сто метров. Западная батарея ударила ядрами по второму галеону. Испанский капитан благоразумно выбросил корабль на берег.

Два больших корабля с грузами из Европы! Только одна беда, их «секретная» точка уже известна испанцам. Военный галеон с десантом наведет здесь покой и порядок за один день. Для начала решили перевезти основные грузы в Нассау.

— У нас есть выход, предлагаю высадить пленных в устье Миссисипи.

— Две недели потеряем, высадим на Кокосовых островах, может, обойдется.

— Не обойдется! Они в любом случае вернутся на Эспаньолу, даже через год, а губернатор не потерпит вражеской базы рядом со своим островом.

— В твоих словах есть резон. Властям Новой Испании далекая база не интересна. Жаль, что много времени потеряем.

— Не потеряем! После этого пойдем в Новую Испанию.

— С нашими возможностями?

— Помор говорил о маленьком городке Корпус-Кристи. По его словам гарнизон не более пятидесяти человек.

— Где вход в реку защищает одна пушка?

— Да, с его слов из порта вывозят много серебра, золота и серы.

— Вспомнил! Шахты далеко в горах, почти в ста километрах.

— По времени все ожидают «золотую эскадру», хороший шанс захватить богатую добычу. Туда-сюда — за месяц управимся.

— Галеон возьмем?

— Только в набег на Корпус-Кристи, не лежит у меня душа к таким кораблям.

— Солидарен и поддерживаю. В набеге я буду на галеоне.

В Нассау братьев поздравили с очередной удачей, но для выхода в море потребовалась регистрация трофейного корабля. С помощью нотариуса зарегистрировали галеон на капитана Жака Вольфганга Дагера. Галеону дали имя «Солнечная стрела», при желании хозяин всегда сможет изменить название. За время разгрузки договорились с неграми и набрали еще три десятка моряков.

* * *

Корабли легли в дрейф в трех километрах от устья Миссисипи. Спустили две шлюпки, вполне достаточно для оставшихся в живых испанцев. После залпа картечью от двух экипажей уцелело всего тридцать восемь человек. Но это их проблемы, сами бросились в погоню. Вова положил на стол карту побережья Новой Гранады. Около устья реки Ориноко поставил крестик и написал сегодняшнее число. Маленькая хитрость дезориентирует испанцев, заставит их стремиться на запад. Ориноко и Миссисипи имеют сильно разветвленную дельту. Обман задержит моряков на два месяца только в устье реки. В целом братья рассчитывали на шестимесячную фору. В каюту вошли оба капитана со своими офицерами. Первым делом профессионально посмотрели на карту. Удивленно вскинули брови — необычный район.

— Господа, шлюпки уже спущены, там оружие, включая десять ружей, порох, пули, картечь. Продуктов на пять дней. В устье реки очень много крокодилов.

— Почему вы пришли сюда?

— Мы идем в набег, решили вас высадить по пути.

Капитаны и офицеры понимающе переглянулись. Недалеко от дельты Ориноко испанский порт Кумана, одно из первых поселений в Новом свете.

— Вы не боитесь, что мы расскажем о вашей базе на острове Кошка?

— Нет. К тому времени база перестанет существовать.

— Компас не дадите?

— Зачем вам компас в реке?

Испанцы проверили оружие и продукты, оттолкнулись от борта и погребли в реку.

Со слов мурманского зверобоя выходило, что от входа в лагуну до устья реки, примерно двадцать километров. Во избежание случайных встреч, в лагуну вошли вечером и к утру прижались к прибрежным зарослям. До города оставалось еще пять километров. После обеда десант в сто пятьдесят человек на пяти ялах медленно двинулся вдоль берега лагуны. Непуганые пеликаны шипели и норовили клюнуть. Постепенно берег начал повышаться, появились скалистые обрывы. Укрылись в самой реке, буквально под носом у одинокой пушки. С заходом солнца почти открыто вышли к казарме. Никаких часовых, полнейшая беспечность. От казармы к городу вела извилистая дорожка. Вова с частью солдат перекрыл этот путь, Саша начал готовиться к атаке. Неожиданно послышался топот копыт, из ворот выехали два всадника, впереди с фонарем шел солдат. Вова дал знак рассредоточиться. Когда солдат поравнялся с деревом, за которым стоял один из матросов, Вова махнул рукой. Древко алебарды ударило солдата по ногам, тот взмахнул руками и с матюгами рухнул на дорогу. Фонарь запрыгал по ухабам и потух. В свете звезд сверкнули алебарды. Тихо, никто не встревожился. Вова приказал своему отряду подойти поближе к воротам казармы. Снова голоса и топот сапог, из казармы вышла группа солдат. Воины направилась в город, шли с шутками, в предвкушении скорых развлечений и выпивки. Слаженным ударом с двух сторон уложили половину гарнизона, в казарме осталось менее двадцати солдат. Саша поражался такой беспечности. Буквально в сотне метров убивают солдат гарнизона, а в казарме царит покой. Заглянули в окно, несколько человек играли за столом в кости. В стороне сидела большая группа, где солдат рассказывал занимательную историю. Судя по выражению лиц слушателей, рассказ был увлекательным. Мирную идиллию нарушала стремительная атака в абордажные топоры, ударам которых остатки гарнизона ничего не могли противопоставить. Город остался без защиты.

Для начала братья прочитали матросам короткую лекцию о вреде беспечности, которая значительно сокращает срок жизни. Четырех матросов отправили на шлюпке к кораблям, десять человек оставили в казарме. Остальные, не скрываясь, пошли по дороге в город. После очередного поворота открылся вид на причалы, где стояли три галеона. Удача! В таком большом городе, как Пуэрто-Плата, у причала захватили только два судна. Первым делом направились в порт. Тихо разделились на три группы, поднялись на палубу и дружно навалились. Короткий и беспощадный бой завершился почти бесшумной победой. В ближайших домах продолжали укладываться спать. На кораблях оставили десяток солдат, для охраны вполне достаточно. Прежде чем продолжить дальнейшие действия, надо разобраться с планировкой города. Центральная площадь с ратушей и церковью. Между ними приземистый дом с маленькими зарешеченными окошками. Напротив четыре солидных двухэтажных дома. Две улицы, одна таверна, несколько складов. Из города выходит только одна дорога.

Снова разделились, но уже на четыре группы. Быстро захватили дома на ратушной площади. Во избежание переполоха женщин били сильно, отправляя в беспамятство с одного удара. Из мужчин пытались сопротивляться мэр, казначей и начальник городской стражи. Четвертым оказался портовый начальник. Нашли ключи от хранилища казначейства, где и заперли всех пленных, сами легли спать в захваченных домах. С первыми лучами солнца перекрыли дорогу из города и приступили к планомерному грабежу. В хранилище золота и серебра обратили внимание на несколько десятков запечатанных кувшинов. Открыли один, плеснули содержимое в плошку. Красная ртуть блеснула серебристыми шариками.

— Красная ртуть! Она радиоактивна!

— На уроках надо учиться, а не тупо сидеть за партой. Это руда ртути. Тебя не удивляет цвет железной руды, почему удивляет цвет руды ртути?

— Берем, все берем! Ртуть стоит хороших денег.

— Если в Европе знают свойства этого металла.

Спросили. Да, руду ртути разрабатывали недалеко от свинцового рудника. Но что с ртутью делают, никто не знал. Вывозят в Испанию, этого достаточно для портовых чиновников.

В обратный путь тронулись на шестой день. Один корабль загружен серой, один свинцом, два медью и оловом. «Разящая стрела» осела под грузом золота и серебра. Одного золота взяли двадцать семь тонн. Город буквально вычистили, забрали церковную казну, сняли все иконы, алтарь и орган. По-видимому, моряки решили, что церковная утварь очень важна для братьев. Кто знает этих русских! В лагуне встретились с военным кораблем, который шел в Корпус-Кристи. Караван из четырех галеонов и люгера испанцы приняли за своих. Залп «Разящей стрелы» с пятидесяти метров заставил забыть обо всем. Надо бороться за свою жизнь, лагуна буквально кишела акулами. Обобрав полузатонувший корабль, нахальная эскадра направилась в Нассау. Над волнами Карибского моря разносились радостные крики пьяных матросов и визг пленных женщин. Братья на это не обращали внимания. Или живи согласно с общепринятыми обычаями, или живи изгоем. Один против всех обречен изначально. Они предпочли сделать шаг в сторону. Сами в этом безобразии участия не принимали, другим не мешали.

Барон Бреда ждал братьев в кабинете портового чиновника.

— О ваших подвигах по городу уже ходят легенды, счастливчики.

Братья пожали плечами:

— Мы как все, ничего особенного не делаем.

— Месяца не прошло, как захватили галеон. Сегодня еще три галеона привели.

— Еще военный корабль утопили.

— Не врете?

— Вот его судовой журнал.

Барон взял судовой журнал, клерк сверху положил лист бумаги. Губернатор прочитал титульный лист, затем просмотрел последнюю заполненную страницу.

— Молодцы! Вы лучшие капитаны нашей базы.

Барон вернул журнал на стол и начал читать поданный лист. Его глаза полезли из орбит.

— Где вы взяли столько золота и серебра?

— Захватили город Корпус-Кристи.

— Двумя кораблями? То-то я видел толпу женщин на палубе! Рассказывайте!

Братья рассказали о своем походе, о ночном штурме, об обманутых и высаженных в устье Миссисипи испанских моряках. Барон то смеялся, то недоверчиво качал головой.

— Ночью, тайком захватить казарму и город! Я до этого не смог бы додуматься! Берегитесь, если вице-король объявит за «Разящую стрелу» награду, вам конец.

— Почему? Мы уйдем в другое место.

— Награда всегда очень высока. Многие капитаны бросят торговые дела и начнут искать только вас.

— Море большое, найти не так уж и просто.

— Очень просто. Среди нанятых по договору капитанов есть англичане и генуэзцы. Они вас за деньги продадут, уже были случаи.

— Мы не видели этих капитанов. Почему они не ходят в зал капитанов?

— Наемные капитаны торговых домов не имеют права входить в зал капитанов. Вместо них заходят представители торговых домов.

— Когда капитан Жак Вольфганг Дагер получит лицензию главы торгового дома, то и мы не сможем заходить в зал капитанов?

— Вы уже получили капитанские медальоны, лишить их вас никто не имеет права, удачи!

Барон Бреда пожал братьям руки и вышел из комнаты.

Близнецы пошли в свои конюшни, к месту стоянки кораблей отправились верхом. Похоже, весь город уже знал о богатой добыче. Люди специально выходили из домов, чтобы поприветствовать дерзких победителей. Даже служанки вечером поздравили братьев. Но такая победа принесла и проблему, Огромное количество золота и серебра оказалось уже невозможно хранить в собственном доме. Пошли к строителю, тот неожиданно предложил построить рядом еще один дом с обширным подвалом.

— Городские дома буквально рядом с берегом, океанская вода зальет подвал.

— Город стоит на известняковой плите бывших кораллов. Никакой фильтрации нет.

— Спасибо, сейчас сходим в канцелярию губернатора.

— Я сам договорюсь с градостроительным управлением и подготовлю специальный проект с большим хранилищем.

— Мы очень вам благодарны.

— О чем вы говорите? Вы наши герои! Все понимают, что добычу вам некуда вывозить. Но дом получится очень широким.

Тут близнецы поняли, почему у губернатора и представителей торговых домов такие большие дворцы.

Морякам дали три дня «оттянуться» от тягот. Сами же братья за это время осмотрели свои владения. Негритянская деревня с фермами, огородами и полями произвела впечатление. За высокой кирпичной оградой, продолженной частоколом бамбуковых стволов, вырос еще один город из добротных кирпичных домов. Маслобойня, сыроделы, коптильня — везде шла интенсивная трудовая жизнь. Только Бэби снова шокировал юношей. В кузнице открыто чеканили деньги.

— Бэби, тебе очень хочется оказаться на виселице?!

— Не извольте беспокоиться, милорды! Посмотрите, это английские шиллинги!

— Догадайся с одного раза, что сделает барон Бреда, когда увидит это производство?

— Ничего не сделает, это английские деньги, его такие дела не касаются.

— Нет, Бэби! Тебя закуют в кандалы и отправят в подарок английскому королю. Вместе с тобой пошлют один шиллинг, остальное барон заберет себе! Понятно?!

Подобного сценария фальшивомонетчик не ожидал. Он был свято уверен в полной безнаказанности.

— Сэр, спасибо, сэр! Но что мне делать? Серебра очень много, жалко, если пропадет или другим достанется!

— Для начала пожалей свою голову! Хорошо, внутри негритянской деревни сделай кузницу и рядом с ней монетный двор.

— Спасибо, милорды! Век не забуду вашей доброты!

— Не спеши! Вокруг деревни высокий забор, только ворот нет.

— Сегодня же будут ворота!

— Закрытые ворота! Охрана у ворот только из негров! Кто спросит — они белых боятся, вас пускают из благодарности за то, что сородичей с Эспаньолы привезли.

Бэби даже растерялся от такого хитрого хода.

«Разящая стрела» разбойничала около острова Кошка три месяца. Разбив врагу такелаж и рангоут, корабль брал свою жертву на абордаж. Затем подходила шхуна, куда ссаживали экипаж и увозили на Кокосовые острова. После этого подходила африканская пирога на пятьдесят гребцов, жертву брали на буксир и отводили в гавань с обратной стороны острова. Выбранная тактика дала хорошие результаты. В районе патрулирования не оставалось никаких следов пиратского рейдерства. Транспортные суда Испании продолжали прокладывать свой курс вблизи острова Кошка. Саша и Вова использовали любую возможность для выхода в район Бермудского треугольника. Однако блуждающих огней так и не встретили, зато транспорты из Испании попадались регулярно. Шхуны не справлялись с вывозом трофеев. Пришлось вывести из Нассау галеон, «Солнечная стрела» превратилась в линейный транспорт. Вова и Саша по очереди гоняли галеон, вывозя с острова горы захваченных грузов.

Вступили в строй трактиры и ресторан. Ром и испанское вино в популярности значительно уступили вину под названием «Солнечный дар». Этот напиток пользовался огромным спросом — дешево и сердито. Всем интересующимся происхождением лидера продаж выдавали тайну: «Это вино из Италии, привозят по особому заказу». Ресторан рядом с домом губернатора вскоре стал популярным местом отдыха уважаемых горожан. В субботу и воскресенье здесь собирались семьями. За десертом с чашкой сладкого какао вели чинные беседы «за жизнь». Два ресторана-кабаре приобрели невиданную популярность. В «Амстердаме» под звуки вывезенного из церкви органа девушки лихо, с визгом отплясывали канкан. В «Райском уголке» под бой тамтамов азартно плясали негритянки.

Бэби закончил разработку механизма спускового устройства, после чего цех приступил к переоборудованию ружей и пистолетов. Новые образцы решили не выставлять на продажу. В деньгах нужды нет, «сиротская доля» талеров от Бэби намного перекрывала все житейские потребности. Магазин оружия и доспехов окупал свое существование с трудом. Зато процветал магазин одежды. Здесь определяющим фактором оказался неограниченный выбор тканей. Бархат, шелк, кашемир, хлопчатобумажные и прочие ткани всевозможных расцветок и оттенков послужили для местных дам главной приманкой.

Основную прибыль приносили трактиры и рестораны. На первый взгляд простенькие заведения, люди едят и пьют, а каждое утро казначей принимал килограммы талеров. Выручка резко увеличилась, когда в оплату начали принимать дублоны. Несмотря на сохранение официального обменного курса, люди намного охотнее тратили дублоны. Никто не жалел испанских денег. Следом ввели новшество по примеру голливудских фильмов о золотоискателях. В трактирах поставили весы и начали принимать в оплату слитки.

Столь большая популярность новых трактиров и ресторанов вызвала негативную реакцию «старожилов» питейного бизнеса. Четыре трактира располагались вдоль дорожки, от стоянки кораблей до города. Заведения братьев были прямо напротив кораблей. Желающие выпить моряки выбирали более короткую дорогу и более приемлемый метод расчета. Основной причиной открытой вражды стали проститутки. Близнецы напрямую не вмешивались в дела этих дамочек. Девочки снимали комнаты и платили «квартплату». Других взаимных обязательств не было. Неожиданно две женщины из кабаре купили билет на корабль. Они решили вернуться в Европу, имея для этого достаточно денег. После прощального девичника, проститутки конкурентов пришли к Саше, который в это время выгружал свой галеон. Понятное дело, ничего конкретного Саша обещать не мог.

— Милые женщины, я ничего не имею против. Вы можете переехать в свободные комнаты, но на всех места не хватит.

— Спасибо, милорд, мы сами между собой договоримся. Главное — вы нас к себе берете.

В этот момент пришли разъяренные владельцы трактиров. Они начали с угроз, обещая расправиться с «сопляком», прирезать ночью, а трактиры сжечь. От такого злобного напора несчастные женщины сникли, но не Саша.

— Вы слышали угрозы в мой адрес?

Женщины закивали головами.

— Пошли со мной, будете свидетелями.

В окружении толпы добровольных свидетельниц Саша пошел в казарму, где нашел шерифа, рассказал об угрозе и попросил женщин подтвердить эти слова. Затем предъявил шерифу бумаги на трактиры и рестораны, сделав упор на то, что остальные питейные заведения никаких разрешительных документов не имеют. В свою очередь проститутки пожаловались на свое положение рабынь, в то время как любая форма рабства в Нидерландах запрещена. Действия шерифа были быстрыми и решительными. Владельцев трактиров заковали в кандалы и с первым кораблем отправили в Европу. На дверях трактиров появились надписи «имущество конфисковано». Увидев надписи, Саша решил не дожидаться новых конкурентов и все скупить оптом. Навестил чиновника, где недорого приобрел конфискованные трактиры. Счастливые девицы вернулись на прежние рабочие места. Моряки заметили только одно изменение — «Солнечный дар» продается во всех трактирах. Пропить дублоны и слитки стало возможным в любом трактире.

Модернизированные ружья и пистолеты стали временно складировать, полагая в таком варианте получить большую выгоду. Модифицированное оружие решили отвезти в Европу, где продать большой оптовой партией. В качестве арсенала построили склад на территории негритянской деревни. Кроме ружей, туда свезли снятые с трофейных транспортов пушки, алебарды, доспехи и прочую военную амуницию. Хранилище для пороха также разместили в негритянской деревне. Портовый склад несколько освободился, но ненамного. Проблему решили кардинально, продолжили строить склады до границы города. Благо разрешение на строительство прямо гласило: «Склады от границы города».

* * *

Из Европы начали возвращаться корабли, прибыли соблазненные легкой добычей новички. В Нидерландах пошли разговоры и слухи об удачливых моряках Бермудского архипелага. Неожиданно из Англии вернулись матросы с «Разящей стрелы».

— Почему вернулись, не можете жить без моря? — удивленно спросил Вова. Он встретил бывших товарищей по оружию на берегу, где обычно стояла «Разящая стрела».

Все оказалось намного хуже.

— Сэр, возьмите нас обратно, сэр!

— Вы сумели так быстро пропить свое серебро?

— Сэр, не смейтесь над нами, сэр!

— Объясните спокойно и с расстановкой, что с вами случилось?

— Сэр, мы высадились в городке Саутпорт, графство Кливленд. Остановились в местном трактире, приказали хозяину найти для нас карету и телегу для багажа.

Матрос заплакал как ребенок.

— Нас арестовали! Хозяин трактира заявил лорду, что мы бандиты! Стражники забрали все деньги и вещи, нам велели сидеть в своих комнатах и ждать суда.

Ну и порядки! Развели несчастных моряков как последних лохов.

— Ночью мы бежали в Манчестер, где сели на первый корабль в Нассау.

— Согласно с законом, кому достанутся ваши деньги?

— Четверть трактирщику, четверть стражникам и лорду, остальное имущество и деньги отойдут графу.

— Это по суду, но суда не было, по закону вы бросили деньги и убежали.

— Четверть страже, остальные деньги заберет лорд.

Только сейчас матросы поняли элементарный обман, причем обманули дважды.

— В Манчестере вы подписали контракт с капитаном?

— Нет, договорились, что до Нассау будем работать за еду.

— Друзей уже видели?

— Зашли на кузницу, но там работают новые люди. О Бэби ничего не знают.

— Хорошо, помогайте разгрузить галеон.

Тридцатилетние мужики, вытирая сопли и слезы, побежали к незнакомому кораблю, где к своей радости увидели лица старых друзей.

С приходом эскадры капитана Ицхака Неймана решили сворачивать временную базу на острове Кошка. На складе скопилось слишком много грузов. Особую проблему создавали товары из Испании, которые практически стали обычным неликвидом. Ицхак привез письмо от капитана Жака и патенты с золотыми медальонами мастеров гильдии оружейников. Передал сундук талеров — доля братьев за проданные товары.

— Ицхак, почему нам выдали медальоны мастеров? Мы только владельцы производства.

— Почти все мастера в самом производстве ничего не понимают. Они, как и вы, только владеют цехами и заводами.

— С торговыми домами аналогично?

— Да, хозяева торговых домов, как и оружейные мастера, умеют дешево купить и дорого продать. Других знаний им не надо.

Ицхак окунулся в проблемы компоновки грузов для следующего рейса в Нидерланды.

Письмо капитана Жака являлось отчетом с инструкцией. Подробно описывались цены на биржах Амстердама и Антверпена. Давались указания по различным видам грузов. В Нидерланды выгодно везти медь и сахар, олово и свинец значительно дешевле. Оружие и вино стоит очень дешево, привозить ткани и другие колониальные товары вообще не имеет смысла. Это монополия Ост-Индийской компании, которая покупает по мизерным ценам. Продавать куда-то помимо Ост-Индийской компании невозможно. Такая сделка приравнена к контрабанде и карается весьма сурово. Эскадра привезла слишком много серебра, закупочная цена упала до семидесяти пяти процентов от веса денег. Упал и обменный курс дублона к талеру. Как резюме — серебро и дублоны оставляйте себе. За время погрузки кораблей близнецы успели вывезти с острова последние остатки трофейных грузов. Пушки, оружие и прочую мелочь шхуны доставили прямиком в деревню. Остров Кошка не трудно защитить, достаточно пушек и людей, хватит для отражения атаки с любой стороны. Только в этом нет смысла, один военный галеон способен блокировать остров. Никого не подпустит и никого не выпустит. Кому нужна такая база?

* * *

Несколько дней братья ходили по складам вместе с Ицхаком. Матросы перетаскивали с места на место различные тюки. Хранимые грузы разделялись по видам и датам привоза. Ицхак становился все мрачнее и мрачнее:

— Слишком много всего, господа, слишком много.

— Ты видел, мы строим дальше. Скоро линию складов доведем до границы города.

— Дело не в этом, я с восемью кораблями не смогу вывезти даже ходовой товар. Перекупщики сразу собьют цену.

— Зайди во Францию и продай дорогие ткани.

— Французы не дружат с испанцами, но меня в момент к ним отправят. Товары и корабли оставят себе.

— Почему?

— Обвинят в пиратстве и все получат даром.

— Продай в Англии.

— Деньги только у короля, остальные нищие. Мне или голову отрубят, или в тюрьму посадят, товары заберут себе.

— Как это нищие?

— Вы только что с луны свалились? Там совсем недавно гражданская война закончилась, дворян перебили, имущество забрал король.

— Ну, ты загнул! У кого матросов покупаем? У лордов!

— У новых лордов! Они только что купили титулы и земли, сейчас используют любую возможность пополнить кошелек.

— Торговля не может прекратиться. Самим лордам надо продавать урожай и покупать необходимые вещи.

— Вы говорите об обычной торговле. Для торговли заморскими товарами сначала надо купить местного лорда.

— Продай немцам или датчанам.

— Немцы без перерывов бьются между собой за серебряные рудники Силезии, Рура и Саксонии. Для охраны товаров придется нанимать тысячную армию.

— Отвези в Польшу.

— Поляки ограбят. Их князья или с немцами за серебряные рудники бьются, или своих сограждан и купцов грабят.

— Где же выход?

— Если найдете этот выход, я к вам слугой пойду.

Братья никак не ожидали подобного расклада во «внешней торговле» шестнадцатого века. Ицхак увел восемь кораблей в Амстердам. Близнецы собрались на рассвете уходить в патрулирование.

* * *

Решили снова вернуться в Бермудский треугольник. Товаров для отправки в Амстердам хватит на полгода. Перехват кораблей из Испании даст ружья, которые после переделки можно продать с большой выгодой. Сопутствующее вино, ткани и инструменты не являются скоропортящимся товаром. Могут подождать на складе до лучших времен. Для обеспечения путей бегства от галеонов решили тщательно исследовать еще не отмеченную на карте Серебряную банку. Желательно найти несколько рифов и использовать их как ловушки. «Разящая стрела» безопасно проскользнет, а преследователь распорет себе брюхо. Есть в этом одна проблема, без гидролокатора детальное исследование не сделать. Остается большая вероятность во время бегства поймать риф собственным днищем.

Во второй половине дня подошли к Кокосовым островам, где отдали одну шлюпку испанским робинзонам. С рассветом подошли к Серебряной банке, обогнули район выступающих над водой рифов и приступили к промерам глубин. Провозились полную неделю, но нашли три подводные гряды. В местах безопасного прохода поставили неприметные вешки. Чужой не поймет, а для них вполне достаточно. После окончания промеров пошли искать испанские корабли, но попались сами. На рассвете, буквально в десяти километрах увидели три галеона из Испании, которые без промедления пошли на перехват. «Разящая стрела» развернулась в сторону Серебряной банки. С таким ветром братьям надо продержаться всего четыре часа. Каждый галеон на сорок пушек, если не успеют к рифам, печальный конец гарантирован. Участившиеся потери в Карибском море заставили испанских торговцев усилить вооружение своих кораблей.

Первый барьер рифов прошли все, оно понятно, здесь нет сплошной гряды с единственным проходом. Если фортуна останется на стороне преследователей, то после третьей пары вешек придется поворачивать на север. Там песчаная коса с крошечным островком на двести метров. «Разящая стрела» получит шанс уйти по недоступному для галеонов мелководью. Ловушка сработала, два галеона, ломая мачты, плотно сели на рифы. Однако последний преследователь не отставал. Испанский капитан решил наказать голландских пиратов, но не учел разницы маневренных возможностей на мелководье. После третьей гряды Вова приказал положить руль на левый борт. Галеон начал повторять маневр, но слишком медленно. Залп левого борта сбил грот-мачту, змеями взвились перебитые ванты. Люгер продолжил разворот для выхода на залп правым бортом. Испанцы спустили флаг и паруса.

Абордажная команда поднялась на палубу испанского корабля, «Разящая стрела» вернулась к сидящим на рифах галеонам. Экипаж уже спустил шлюпки и пытался убежать подальше. Беглецов догнали в сумерках, вычистили карманы, затем вернулись к последнему трофею. Саша предложил отогнать корабль к острову Кошка. Возражений не было, две оставшиеся мачты позволят управлять кораблем. Вова вернулся к полузатопленным галеонам, где начали «сбор урожая». В первую очередь капитанская каюта за сундуком «королевского груза». На каждом корабле из Севильи в Америку отправляли как минимум один сундук с деньгами. Кроме этого в капитанской каюте обычно находился сундучок или сундук с ювелирными украшениями. По Нассау упорно ходили слухи о захваченных сундуках с драгоценностями для вице-короля. Вполне возможно, у братьев был уже не один килограмм всевозможных золотых безделушек.

Каюту капитана Вова всегда вычищал сам. Забирал не только карты и навигационные инструменты. Забирал все книги, различные конторские папки, бумажки и даже письма. С помощью служанок близнецы неплохо освоили испанский язык, с тех пор начали интересоваться деловыми бумагами и почтой. Такие бумаги иногда давали весьма полезную информацию. Они стали владельцами двух купчих на сахарные плантации и одной купчей на серебряный рудник. Патрулирование в Бермудском треугольнике убедило братьев в бесполезности своей попытки найти дорогу назад. Пиратская жизнь не только озорство и богатая добыча, в первую очередь, здесь присутствует реальная возможность примерить на шее «испанский галстук».

«Семейный совет» признал необходимым подготовить пути отхода. Вова нашел в Нассау привезенного с Кубы немца. Услышав вопрос, беглый специалист по поддельным документам взялся помочь. В свою очередь бывший зверобой согласился выступить в роли доверенного лица. Никифор отдохнул, отъелся, его снова потянуло на авантюры:

— Я с детства мечтал хоть немножко пожить как бояре.

Йохан, гак звали бывшего письмоводителя из Гамбурга, составил фальшивые доверенности. Когда начали готовить шхуну для нелегальной высадки своего управляющего, к делу неожиданно подключились негры. По непонятной причине они попросили взять с собой шестерых в качестве рабов. В вечерних сумерках маленький парусник высадил всадника в сопровождении слуг и две вьючные лошади. До полуночи путники должны выйти на дорогу из Санто-Доминго в Сан-Кристобаль.

* * *

Загрузившись по самые орудийные портики, пошли в Нассау, где, в первую очередь, сообщили на шхуны о двух застрявших галеонах. На вывоз грузов потратили целый месяц. Но добыча этого стоила, арсенал в негритянской деревне получил более трех тысяч ружей. Еще пистолеты, алебарды, доспехи, одежда для солдат. Различный инвентарь и инструменты. Пять тысяч бочек вина, ткани, пшеница и крупы. Бэби со слезами благодарности увез три токарных станка. Гончары увезли свои трофеи. Братья не подозревали, сколько в мире полезных, но незаметных вещей. Например чернила. На галеонах нашли сотню медных пятидесятилитровых бочек с обычными чернилами. Десять бочек чернил в подарок губернатору сделали Сашу и Вову лучшими друзьями всех клерков. Захват галеонов позволил обеспечить ресторан «Цветочный канал» фаянсовой посудой, стеклянными бокалами и графинами. Новая сервировка подняла престиж ресторана еще на одну ступень.



5

Охота и охотники

Барон Бреда пригласил братьев к себе в кабинет и протянул им лист бумаги, точнее, маленький плакат. Типографский рисунок довольно точно изображал их корабль. Текст сообщал, что за уничтожение пиратского корабля «Разящая стрела» вице-король назначил награду в полмиллиона дублонов.

— Наш корабль стоит как два галеона!

— Два полностью снаряженных галеона, еще останется на безбедную жизнь.

Губернатор прервал пустую болтовню братьев:

— Запомните мои слова, в первую очередь опасайтесь своих.

— Спасибо за добрый совет, господин губернатор, мы учтем.

— Лучше всего на год уйти из Карибского моря.

— Нет, господин губернатор, мы продолжим свое дело. Решение за капитаном Дагером.

Близнецам следовало хорошо продумать дальнейшие действия. Во-первых, непонятно в какой форме выразится предательство. Испанцам могут передать место патрулирования «Разящей стрелы». Этот вариант не очень опасен, остается много способов для адекватного противодействия.

После долгих раздумий решили устроить засаду и ловить на живца. На юго-восточной оконечности Большой Багамской банки находится остров Челюсть. Точнее, это была цепь невысоких островов, которая на карте выглядела как пасть крокодила. Вот в одном из проливов решили поставить батарею. Хитрость заключалась в том, что пролив был узким и извилистым. Если преследователей будет несколько, то задние корабли не смогут определить, что залп сделан с берега. Еще одной изюминкой являлся скрытый проход у последнего, покрытого низким кустарником островка. При разрыве с преследователем в триста метров можно повернуть в этот проход и снова выйти на глубоководье. Преследователю будет казаться, что беглец прошел все острова. В попытке догнать он выскочит в бухту с глубинами, как в чайном блюдце.

Это место исследовали месяц назад на предмет создания новой временной базы. Совсем недалеко расположен остров Маленькая ящерица, мимо которого регулярно проходят испанские корабли. Но в дальнейшем от идеи временной базы на острове Челюсть отказались. Низкорослый кустарник, редкие дубы, клены и прибрежные пальмы не смогут скрыть скопление трофейных судов. Базу легко обнаружить, тогда она потеряет свое значение. Более удобным вариантом выглядела северная часть островов, но подходы преграждали многочисленные мели и рифы. Шхуны исследовали мелководье более месяца, но удобного прохода так и не нашли.

Приняв решение, отправились к Маленькой ящерице. По пути зашли на остров Челюсть, где установили засаду в шесть пушек. Место патрулирования оказалось удачным, за месяц отловили три транспортных корабля. Трофеи отбуксировали на северное мелководье, откуда шхунами вывезли грузы в Нассау. Наступил день, когда сами нарвались на засаду. С противоположной стороны Маленькой ящерицы неожиданно появились паруса.

— Ого! Сразу два галеона, сматываемся!

— Это торговые галеоны с дополнительно прорезанными пушечными портиками.

— Нам от этого не легче, шестьдесят пушек на каждом.

— Хорошо, что мы без груза, иначе не убежать.

Повернули к спасительному проливчику, галеоны имели значительное превышение по скорости и заметно приближались.

— Мы нарвались на знаменитых «охотников за головами».

— Я помню рассказ капитана Ханса Рорберга, галеоны с облегченным корпусом.

— Мачты и реи увеличены, еще никто не смог от них убежать.

— Мы не планируем убегать.

— Какие у них пушки?

— Не знаю и не хочу знать.

«Разящая стрела» на всех парусах буквально влетела в узкий пролив. До ближайшего преследователя было не более пятисот метров. Галеоны неотвратимо догоняли.

— У нас проблема.

— Видел, у каждого на палубе не менее двух сотен вооруженных матросов.

Люгер пронесся мимо спрятанной батареи и повернул в скрытый проход. Первый галеон попался на «обманку». Корабль с ходу попал в «ласковые объятия» песчаного мелководья. Капитан и экипаж показали отличную выучку. Практически мгновенно опустили паруса, что спасло мачты от неминуемого повреждения. Сзади слаженно бухнул залп.

— Разворачиваемся, готовим оба борта на картечь.

— Четыре сотни головорезов, точнее наводи на залп.

Саша нырнул в люк артиллерийской палубы, моряки разносили картузы с порохом и мелкие сетки, где в льняных мешочках лежали плотно стянутые заряды свинцовой картечи.

Братья вовремя вернулись к засадной батарее. Капитан второго галеона показал класс профессионала. Корабль с тремя дырами по ватерлинии был грамотно посажен на берег. Батарею спасло незнание испанцами географии маленького архипелага, они оказались уже на другом острове. Атака морской пехоты на скрытые пушки привела к проливу. Залп картечью из двадцати пушек прошил островок до другого берега. Снова разворот, теперь уже на веслах «Разящая стрела» вышла к мелководной бухте. Десант на шести шлюпках спешил на помощь своим товарищам. Снова залп, на этот раз из десяти пушек. Зеркальная гладь воды покрылась пеной свинцового дождя. В щепки разнесло не только шлюпки, но и весла. Вернулись ко второму галеону и «обрадовали» испанцев новым залпом. Солдаты слышали второй залп и были уверены, что нидерландский корабль разрядил все свои пушки. Когда «Разящая стрела» вошла в протоку, испанские десантники приготовились к ружейной стрельбе. Спокойно выжидали приближения пиратского корабля на уверенный выстрел, для охлаждения пушек требуется долгое время. Залп десяти пушек лишил оставшихся в живых последней иллюзии.

Испанцы спустили флаги до захода солнца. Немногих моряков и двух капитанов посадили в трюм. К удивлению братьев, на галеонах их ожидала очень богатая добыча. Из капитанских сундуков и сундуков матросов выгребли более миллиона талеров!!! Плюс испанские дублоны, обилие драгоценностей, разукрашенное золотом оружие и богатые одежды. Впрочем, в сундуках братьев денег находится ничуть не меньше. Разница только в одном — заветные сундуки в надежном подвале. Тщательно обобрали галеоны и отправились в Нассау. Надо купить шлюпки и высадить полторы сотни оставшихся в живых матросов. Решили идти к устью Миссисипи, место знакомое.

Бросили якорь у дома губернатора, Вова отправился к портовому чиновнику Тот взял судовые журналы испанских кораблей и, сметая стулья, выбежал из кабинета. Буквально через минуту вошел губернатор:

— Мне сказали, что вы захватили корабли капитанов дона Хаэна и дона Липареса?

— Все правильно, галеоны на нас напали, в результате боя мы их захватили.

— Где сами капитаны?

— В трюме.

— Прикажите шерифу Мерксу немедленно забрать пленников, — сказал губернатор чиновнику, затем повернулся к Вове: — Отводите корабль на стоянку счастливчики, потом оба возвращайтесь ко мне.

— Господин губернатор, у нас на борту нет груза, только полторы сотни пленных матросов. Мы хотим купить шлюпки и высадить испанцев в устье Миссисипи.

— Если так, то заканчивайте дела — и сюда. Я вас жду.

Садясь на ялик, близнецы увидели шерифа, который вместе со стражей уводил пленных капитанов к казармам. Матросы грузили в корабельные шлюпки сундуки, другая группа направилась к купленным десантным шлюпкам. Вова и Саша проследили исполнение приказов, собрали нужные бумаги и вернулись к губернатору.

— Забирайте, это ваше. — Барон Бреда указал на горку кожаных мешков, затем положил перед братьями два листа бумаги: — Расписывайтесь!

На маленьких плакатах были изображены галеоны. Текст под картинками гласил, что за уничтожение испанских пиратов дона Хаэна, на другом плакате дона Липареса, назначено вознаграждение триста тысяч талеров. Барон Бреда с удовольствием смотрел на вытянувшиеся лица близнецов.

— Вот ваша премия. Она не делится с хозяином корабля и экипажем. Пленников отправим в Амстердам.

— Зачем?

— Сначала их осудят, потом обменяют на наших капитанов. После этого наши капитаны заплатят вам выкуп за свое освобождение. Но это будет не скоро.

Расписались прямо на плакатах, затем Саша достал специально отобранные трофейные бумаги. Еще раз проверил на предмет случайных дополнений и протянул губернатору. В каютах испанских пиратов среди прочих бумаг нашли бумаги с захваченных нидерландских кораблей. Здесь были банковские поручительства, векселя, купчие, различные имущественные поручения и обычные письма. Барон быстро разложил документы на три стопки.

— Вот эти бумаги я отправлю в Амстердам, оттуда вам пришлют премии. За спасенные письма, — указал на вторую стопку, — от лица горожан выражаю вам свою признательность.

Барон по очереди обнял братьев за плечи.

— Последнюю стопку позвольте оставить у себя. Торговые дома обязательно постараются вас обмануть. От меня они никуда не денутся, заплатят по полной.

— Мы предпочтем получить серебряными слитками по установленному в городе курсу.

— Правильно, в Московии серебра нет, для вас это самый выгодный вариант оплаты.

Барон пожал героям руки.

— Кстати, почему вы снимаете весь груз с трофейных кораблей?

— Как же иначе? — удивились близнецы. — Все стоит денег, и не малых.

— Ваши склады, наверное, забиты под крышу? — усмехнулся губернатор.

— Есть такая проблема, — не стали скрывать братья.

— Никогда не интересовались ходом дел в торговых домах?

— Ну, вольные капитаны берут деньги, золото, серебро и прочие ценности. Накладно отвозить сахар, больше потеряешь, чем получишь.

— Правильно. Транспорты торговых домов везут в Европу сахар и хлопок, иногда медь. Вы же гребете все подряд. Зачем?

— Даже солдатские сапоги стоят денег. Продадим, если не сейчас, то впоследствии.

— Ах вот оно что! Я не подумал о подготовке каравана в Московию. Железо и кожу вам не продать, за остальные товары получите хорошие деньги.

Саша и Вова переглянулись и потащили мешки с талерами домой. До этого никто и никогда не напоминал им о русском происхождении.

В море вышли, когда солнце уже опустилось за горизонт. Весть о захвате испанских пиратов быстрее молнии облетела небольшой город. Горожане шли в дом братьев, просто поздравить и пожать руку. Каждый житель в той или иной мере был связан с морем или морским бизнесом. Захват испанских пиратов касался всех. Близнецы стоически выдержали поток поздравлений и добрых пожеланий, после чего вернулись на корабль. Судя по пьяным крикам на артиллерийской палубе, экипаж уже получил свою долю признательности. Высадка пленных испанцев прошла по предыдущей схеме. В этот раз не осталось живых офицеров. В каюту капитана вошли два боцмана и один старший матрос, без интереса посмотрели на карту, серьезно восприняли предупреждение о крокодилах, поблагодарили за оружие. Испанцы дружно налегли на весла, десантные шлюпки ходко пошли в устье Миссисипи.

* * *

На обратном пути практически непрерывно лил проливной дождь с сильными грозами. В результате корабль выскочил на берег. От кораблекрушения спасла незначительная скорость, шли под штормовыми25Штормовые паруса. Каждый парусник имеет комплект парусов для штормовой погоды. Такие паруса прочнее и втрое меньше Они дополнительно снабжены несколькими рядами рифов. Все это позволяет паруснику сохранять свой курс при любом состоянии погоды.парусами не быстрее пяти километров в час. Пришлось барахтаться в воде двое суток, наконец, смогли завезти якоря. С помощью якорной лебедки, прибрежного течения и матюгов стянули корабль на глубоководье. Устав донельзя, встали на якорь в крошечной бухточке. Посовещавшись, Саша и Вова решили дать морякам сутки отдыха. Матросы немедленно спустили шлюпку и ушли на берег. Во время спасательных работ они приметили за прибрежными холмами дома. Получив свободное время, моряки бросились грабить. К ночи притащили на корабль груду ненужных вещей и сообщили «радостную» новость. Корабль стоит на якоре рядом с Гаваной. Пришлось срочно сниматься с якоря и уходить подальше от беды.

Пошли прямо к засадной батарее. Артиллеристы уже куда-то убрали подбитые галеоны, саму батарею увеличили до двадцати пушек. Экипаж целый день отдыхал и отсыпался, с рассветом ушли к Маленькой ящерице. К острову подходили осторожно, с опаской. Совсем не хотелось встретить друзей плененных капитанов. Но пронесло. На второй день сбили рангоут торговому флейту. Подобные корабли чаще всего встречаются у голландских и португальских купцов. Своеобразный симбиоз океанского судна и магазина позволял заниматься мелкой прибрежной торговлей без необходимости выискивать в трюме нужные товары. В данном случае на борту находился коктейль из европейских и колониальных грузов. Отбуксировали трофей на мелководье Большой Багамской банки и за четыре рейса перевезли захваченный груз в Нассау. После отдыха решили вернуться к Маленькой ящерице. Как-никак, а засадная батарея придавала уверенности.

С выходом из Нассау за «Разящей стрелой» увязались три гукера26Гукер — тип корабля на основе шлюпа. Отличается очень длинным бушпритом, достигающим трети длины самого корпуса.из торгового дома Рейнольда. Сразу заподозрили неладное. Каждый преследователь на тридцать шесть пушек, у «Разящей стрелы» нет шансов даже при атаке двух кораблей. Не поднимая паники, прямиком направились к месту засады. На этом галсе гукеры не «ходоки», в результате сильно растянулись, что давало возможность проверить возникшие подозрения. Недалеко от острова Челюсть «Разящая стрела» развернулась и пошла обратно, ну, не совсем обратно. Корабль пошел к месту артиллерийской засады. На палубе матросы занимались своим делом, никакой тревоги, никакой суеты. Только марсовые изготовились к маневру. Зато на ближайшем преследователе явно царило напряжение, но пушечные портики были закрыты.

— Сколько проходит времени от открытия портиков до залпа?

— Для нашего корабля одна минута, максимальная задержка три минуты.

— Успеем увернуться?

— Нет, несколько ядер в корму обеспечено.

— В корму нельзя, разобьют руль — и нам хана.

— Предлагай другое решение.

— Поворот на него, капитан резонно испугается, что мы снесем его длинный бушприт, он резко закрутит руль от нас.

— Хорошо, мы подрежем ему корму и отблагодарим. Оба борта заряжены?

— Самые лучшие книппеля вложили, бархоткой паль вытерли.

Преследователи подняли красные флаги27Красный флаг — морской сигнал, предлагает другому кораблю сдаться. Одновременно угроза открыть огонь., начали открываться пушечные портики. Вова приказал положить руль лево на борт. Раздался визг шкотовых блоков, создалось впечатление, что «Разящая стрела» пошла на таран. Залп ближайшего гукера получился неудачным. Опасаясь тарана, капитан сделал слишком резкий отворот. Артиллеристы дали несинхронный залп, ядра веером запрыгали по воде. Одно попадание все же получили. Скользящий удар сломал несколько досок, появилась течь. Ответный залп «Разящей стрелы» пришелся вдоль корпуса пирата и смел все мачты. Это далеко не победа, оставшиеся корабли имеют стопроцентные шансы выполнить поставленную цель. Без затей снова повернули на вход в пролив, полагаясь на единственный шанс спасти корабль и себя. Выбранный курс для гукеров оказался неприятным. Слишком большая парусность в носовой части постоянно уводила корабли под ветер. Преследователи отчаянно «рыскали», но продолжили идти на перехват.

— Они это место не знают, иначе бы разделились.

— Если один уйдет между островов, а другой продолжит преследование, придется на ходу заниматься изобретательством.

— Или новенькие, или патрулировали в другом месте.

— Говорят у побережья Ямайки очень удобное место. И где там прятаться? Остров испанский, прижмут и расстреляют.

— С коллегами надо больше общаться! Юг центральной части острова, почти все торговые дома имеют там временные базы.

— Ловко! Не боятся, что испанцы прочешут побережье?

— Испанцам не хватает кораблей, с Ямайки вывозят только сахар.

— Барон Бреда для своих кораблей сделал базы на полуострове Юкатан. Прямо под носом у основных золоторудных шахт.

— В тех краях не только золото, много и серебра.

— Про серебро вообще сказки рассказывают.

— Ты про сказки о галеонах с полным грузом серебра?

— Помнишь рассказ господина Сплитхофа? Его корабль шел с Ямайки к Тампико и захватил галеон серебра.

— Я спрашивал у лейтенанта Ван Дейфла, он подтвердил этот факт, но я не верю.

— Расскажи еще одну версию.

— Корабль попал в ураган, его снесло на юг к Панамскому перешейку. С улучшением погоды пошли к району своего патрулирования и увидели галеон без мачт.

— Где это случилось?

— Ты не слышал? Я сказал у Панамского перешейка. Галеон имел на борту восемьсот семьдесят тонн серебра из Колорадо.

— Жалко было бросать остальное серебро?

— Ничего не бросили, капитан пошел на временную базу, что на Ямайке. Вернулись всей эскадрой, под метелочку вычистили.

— Значит, правда.

— Ты в Корпус-Кристи о ртути беспокоился, а я о серебре спрашивал.

— Решил собрать разведданные по максимуму?

— Каждые три недели из Корпус-Кристи в Тампико вывозят двести тонн серебра, груз берет военный галеон.

— Который мы утопили в лагуне.

— Повторяю, двести тонн из одной маленькой деревни!

— Хватит разговоры разговаривать, мы успеваем, до ближайшего преследователя будет меньше полукилометра.

— Не важно, главное успели.

«Разящая стрела» вошла в узкий пролив, гукеры неотступно преследовали. Они уверены в своей победе, жертва не имеет даже призрачных шансов на спасение. Еще два-три часа погони — и полмиллиона дублонов у них в кармане.

Когда проходили мимо спрятанной батареи, над кустами поднялись пальники — преследователей ждут. Вскоре послышался пушечный залп, «Разящая стрела» повернула на выход через другой пролив. Сначала надо закончить с первым противником, артиллеристы хорошо оборудовали свое логово. Пушки с двух галеонов надежно защищали от возможных атак десанта. При подходе к беспомощно дрейфующему гукеру увидели, что благоразумный экипаж сам решил проблему. Капитан и два офицера были привязаны к мачте. Трофейный корабль быстро разграбили, впрочем, личные вещи экипажа не тронули. В нападении на «Разящую стрелу» их вины нет. За невыполнение приказа капитана кара одна, вот она, рея. Фал может временно послужить для другой цели. Узел под названием «Испанский галстук» завязать не долго. Вернулись к «секретной» батарее, здесь грабеж уже закончили. Осталось снять трофейные пушки, для чего необходима помощь «Разящей стрелы».

Бросили якорь рядом с домом губернатора. Закованные в кандалы капитаны и офицеры стояли на палубе. Гарнизон показал налаженную службу. Шлюпка с шерифом отошла от причала казармы едва ли не раньше ялика портовых властей. Шериф Эрих Меркс задал только один вопрос:

— Они на вас напали?

— Втроем, недалеко от острова Маленькая ящерица. Что делать с остальным экипажем?

— Они сопротивлялись или нападали на вас?

— Экипаж не поддержал своих капитанов.

— Прикажите идти к казарме, где они выступят как свидетели. Удачи, счастливчики!

Стражники отсоединили цепь от мачты и повели арестованных в шлюпку. В кабинете портового чиновника ждал губернатор:

— Рассказывайте, счастливчики, как смогли отбиться от троих пиратов.

— Ваш совет помог, они ждали нас недалеко от Нассау. Потом пошли следом и напали между островами Маленькая ящерица и Челюсть.

— Первый раз вижу капитанов, сумевших отбиться сразу от трех кораблей.

— Это не совсем так. Мы сбили мачты только одному кораблю, остальных подвели к спрятанной в кустах батарее.

— Вы еще скажите, что батарея появилась сама по себе и помогает всем нуждающимся! Нет, господа, здесь только ваша заслуга, никакой случайности нет.

Корабль поставили поврежденным бортом к берегу. Надо приступать к ремонту. Что и как надо делать, юноши не имели ни малейшего понятия. В судоремонте братья не сильны, тем более предстоял ремонт старинного деревянного кораблика. Однако дальнейшие события повели совсем в другую сторону. Сначала прибежал человек от торгового дома Рейнольда и пригласил к губернатору. В кабинете кроме барона Бреда сидели еще четверо. Представитель торгового дома, начальник портовой канцелярии и два нотариуса. Один из нотариусов представлял интересы капитана Жака Вольфганга Дагера. Предстояло обсуждение компенсации за нападение.

— Господа Скопины, торговый дом предлагает мировое соглашение с компенсацией в один миллион талеров каждому.

Хочешь миллион! Даааа!!! Хоти дальше.

— Какие ваши условия?!

— Вы никогда, нигде и ни при каких условиях не скажете о причастности торгового дома Рейнольда к нападению на вас и «Разящую стрелу».

— Факт нападения уже не скрыть.

— Сам факт нападения не надо скрывать, в соглашении речь только о торговом доме Рейнольда.

— Нападение было не столько на нас, сколько на «Разящую стрелу». Мы не можем принять решение за капитана Жака Дагера.

— Капитан Жак Вольфганг Дагер, как хозяин корабля, является отдельным вопросом соглашения. Сейчас разговор только о вас двоих.

— Если вы выплатите по одному миллиону талеров каждому, мы согласны не разглашать причастность вашего торгового дома.

Нотариус протянул бумаги, которые братья внимательно прочитали, подвоха не было. Подписали соглашение, после чего представитель торгового дома показал на два сундука. Их еще поднять надо!

— После завершения формальностей наши люди доставят деньги в ваши дома.

— Спасибо, одной проблемой меньше.

— Торговый дом предлагает капитану Жаку Вольфгангу Дагеру мировое соглашение с компенсацией в двести тысяч талеров.

Нотариусы обменялись соответствующими бумагами и подписями.

— Торговый дом берет на себя обязательство устранить все повреждения за свой счет в течение семи дней.

Одной проблемой меньше, ремонтом займутся другие. В то же время появилась возможность получить опыт, увидеть технологию ремонта. Братья пошли к месту стоянки корабля.

— Торговый дом Рейнольда попал на очень серьезные деньги.

— Слишком легко и слишком много они заплатили за свое честное имя.

— Мы не знаем обстоятельств устройства жизни и бизнеса в Нидерландах.

На следующий день состоялась казнь английских капитанов и их офицеров. На берегу, между домом губернатора и казармами, установили девять виселиц. Глашатай зачитал собравшейся публике обвинение и приговор. Казнь свершилась, публика еще с полчаса потолкалась, обсудила факты и процесс повешения, после чего начала расходиться. Братья были в первом ряду. Они не собирались приходить на казнь. Смерть не являлась поводом для праздного или досужего любопытства. Однако лейтенант Байрн Ван Дейфл пришел к ним домой и быстро нивелировал все эмоции. Присутствие обязательно. Они сами и весь город должны видеть торжество справедливости. Неявка на казнь расценивается как факт ложных показаний с их стороны.

Свершившееся наказание оставило неприятный осадок. Никаких чувств о справедливом возмездии или заслуженном отмщении не возникло. Присутствовавший на казни губернатор позвал братьев в свой кабинет.

— Месяц назад в гавань пришло четыре вооруженных английских корабля. Капитаны просили разрешение поднять флаг Нидерландов, но я отказал.

— Неужели вы не заинтересованы в усилении флота?

— Заинтересован, но не имею права разрешить поднять наш флаг.

— В чем причина? За ними тяжкие грехи или существует запрет для иностранцев?

— Нет, запрета нет. Вы можете зарегистрировать корабль и поднять флаг Нидерландов.

— Какова же разница между нами и прибывшими англичанами?

— Они не входят в нашу гильдию капитанов.

— Вы это говорите в связи с сегодняшней казнью?

— И с этой проблемой, и с возможными другими. Я разрешил англичанам заходить в Нассау, совершать торговые сделки и ремонтировать корабли.

— Мы ничего не имеем против англичан или против торгового дома Рейнольда. С равным успехом на нас могли напасть и русские.

— Хорошо, что вы это понимаете. Жадность и предательство не имеет национальности. Присмотритесь к новым капитанам, любая информация будет полезной.

— Почему вы обратились к нам?

— Не только к вам, это касается абсолютно всех. За вами присматривали полгода.

— В чем основная цель такого контроля?

— Излишняя жестокость, жадность, издевательства, унижение других. Все это послужит причиной для наказания или запрета заходить в Нассау.

— Понятно, у нас остался вопрос по поводу такой высокой компенсации за моральный ущерб.

— Вы о двух миллионах от торгового дома Рейнольда? Обычная практика и обычная сумма.

— Не верится, что два миллиона могут быть обычной суммой.

— Тем не менее, это так. Подвергшийся атаке капитан получает два миллиона компенсации. Вас двое, поэтому получили по миллиону на нос.

— Но для торгового дома это слишком тяжелый урон.

— Торговые дома совсем не бедные. Не смотрите на скромные одежды их представителей. Обвинение в пиратстве автоматически ликвидирует торговый дом.

— Круто! Ради такого последние штаны продать не жалко.

— Последние штаны! — Барон засмеялся. — Один корабль специй — и миллион в кармане! До последних штанов никогда не добраться.

— Выходит, что четыре английских корабля стали первыми ласточками откровенного пиратства.

— Далеко не первыми и не последними.

— Другие тоже есть?

— Сейчас только один испанец, прибыл четыре месяца назад.

— Испанец? Он решил заработать денег на крови сограждан?

— Насколько я понял, он дворянин, его сильно обидели или унизили. Он жаждет мщения и денег для этого мщения.

— Удача сопутствует этому наивному человеку?

— Он не наивен, он очень горд и переполнен дворянским кодексом чести.

— С таким багажом трудно жить. Весь экипаж из испанцев?

— Небольшой галиот28Галиот — тип парусного судна для закрытых морей.на двадцать пушек. С ним восемь личных слуг, остальной экипаж набран в Англии.

— Патрулирования успешны? На таком корабле трудновато догонять врага.

— Ежемесячно он приходит в Нассау с сахаром. Патрулирует у берегов Кубы.

— Интересно будет с ним познакомиться.

— Я ему передам вашу просьбу. Кстати, зачем вы притащили столько разбитых кораблей на отмель с противоположной стороны острова?

— Мы ничего не тащили. Что делать с битыми кораблями? Дока нет, кранов нет. Даже печей нет, и на дрова не распилить.

— Мне сообщили рыбаки, они ловят тунца и макрель с той стороны. Я проверил, более двух десятков кораблей стоит напротив негритянской деревни.

— Разберемся. Был приказ убрать с временной базы все захваченные корабли. От островов Маленькая ящерица и Челюсть тоже убрать.

— Кому отдавали приказ?

— Приказывали командиру временной береговой батареи. Дали совет договориться с неграми, их много, и они охотно помогают.

— Интересно, сначала я не мог понять, чьи корабли. Только сосчитав количество галеонов, вспомнил о вас.

— Вам они нужны?

— Нет, вы совершенно правильно сказали. Дока нет, стапелей и кранов нет, в Нассау ремонт невозможен. До свидания, господа, у меня еще много дел.

Братья вернулись домой, полистали конторские книги с отчетами ресторанов, трактиров и магазинов. Нет, это не для них, бухгалтерию они не знают и не понимают.

Взяли лошадей и поехали к кораблю. Как объяснили рабочие, шпангоуты целы, ремонт много времени не займет. Пошли на склады, больших изменений нет. За последнее время добавился сахар и немного меди.

— Вова! Посмотри на эти мешки!

— Хороший подарок, нашим кухаркам привезем по мешку.

— Пошли, спросим, откуда взялась картошка, пятьдесят мешков с неба упасть не могло.

Пошли искать кладовщика этой секции.

— Пятьдесят мешков с торгового флейта. На том судне было много различных товаров. И европейские, и местные.

— Береги мешки, смотри, чтоб крысы не погрызли.

— Крыс нет, в каждой секции собаки-крысоловы. Еще кошки птиц разных гоняют. Порядок у нас.

— Позови матросов, по мешку к нам домой да два мешка в негритянскую деревню.

Близнецы вслед за телегой направились в деревню.

— Земля вроде подходящая для картошки.

— Сезоны здесь отсутствуют или нет?

— Пойдем к Панамскому перешейку, сделаем налет на Колорадо, вместо золота-серебра нахватаем индейцев.

— Мне твоя мысль нравится. Пятьдесят мешков картошки нам за год не съесть.

— Надо определиться с ремонтной базой, если все трофейные корабли перетащили сюда, то надо ремонтировать.

— Подскажи, как. Ицхак Нейман горькими слезами плачет, когда видит оставляемые товары.

— Возьмем шхуну и в удобном месте поставим ряж с грузовой стрелой, через месяц все корабли получат новые мачты.

— Осталось понять, что такое «ряж».

— Не знаешь, что такое ряжи, которыми Петр Первый опоясал залив у Котлина?

— Слово знакомое, но смысла не знаю.

— Ты даешь! Сам хвастал про артиллерийский музей. Там детальные макеты ряжей.

— Ближе к делу, объясняй.

— Обычный деревянный дом видел? Точно так укладывают венцы на воде, конструкция под собственным весом тонет. Вовнутрь засыпают камни и глину. Готово!

— Через несколько лет сгниет и развалится.

— Триста лет форты на ряжах стоят, да еще с мощными стенами и пушками.

— У нас холодно, здесь могут быть злобные жучки-червячки. Каждое бревно медью не обошьешь.

— Ничего не надо! Всякая живность эти камни лучше бетономешалки скрепляет.

— Ладно, мне без разницы, что здесь будет через триста лет. Ты все знаешь, ты и командуй. Кстати, а почему бетоном не залить?

— Цемент видишь? Как увидишь, сразу меня зови.

— Цемент обязателен? Делай бетон на извести.

— Интересный вираж мыслительного процесса. Надо попробовать.

В деревне отдали мешки, объяснили, как сеять, предупредили о ядовитой ботве. Затем отправились к судоверфи. Долго говорить о ряжах не пришлось, смысл уловили сразу. Один из корабелов работал на строительстве доков в Кентербери, где использовали аналогичную технологию.

— Так ты с опытом строительства кораблей?

— Ваша милость, мы все здесь умеем строить корабли, но таких больших, как наша «Разящая стрела», никогда не делали.

— Сможете сделать корабль подобных размеров, только поуже?

— Ваша милость, мы таких больших кораблей не делали.

— Я это уже слышал. Сможете сделать?

— Ваша милость, мы не знаем как.

— Не мучай людей, нарисуй чертеж и отдай. Не можешь подготовить чертеж, не приставай к добрым людям.

— Помоги, вдвоем быстрее сделаем. Ты чертишь сверху, я снизу. Посередине сойдемся. Не ехидничай.

— Сначала объясни, что задумал.

— Шхуну на три мачты и сорок пушек. Быстроходную, способную уйти от любого галеона.

— На подводных крыльях, угол атаки семь градусов!

— Я серьезно!

— И я серьезно, ты проектированием деревянных кораблей занимался?

— Мы теорию устройства судна изучали.

— Много запомнил? Ладно, братик, время есть, давай излазаем нашу «Разящую стрелу», потом стоящие с этой стороны корабли.

— Надо рулетку взять.

— Совсем ополоумел? Здесь на пяди меряют.

— Как чертеж делать? В натуральную величину?

— Тебе только сейчас человек три раза сказал, что все делают на глаз и на нюх.

— Необходим мерительный инструмент.

— Сделай.

— Как? Взять с потолка сантиметр?

— Можешь с потолка, можешь с пола.

— С ремня! В моих джинсах ремень длиной восемьдесят пять сантиметров.

— Флаг в руки. Не отлынивай, полезли изучать древнее кораблестроение.

Три дня братья лазали по «Разящей стреле», которую решили взять за основу нового проекта. Самым удачным измерительным инструментом оказалась простая веревка. На ней делали узелки-метки. С помощью узелков набросали на песке чертеж в натуральную величину. Вбили колышки, которые выполняли назначение основных опорных точек. Корабелам такой подход понравился, все понятно. Непонятные нюансы разбирали на примере существующей конструкции или рисовали палочкой на песке. Использовали несколько конструктивных решений, увиденных на трофейных галеонах и флейтах. На десятый день заложили два киля.

Досужее развлечение со строительством двух полноразмерных шхун прервал капитан Жак. Утром в приподнятом настроении братья поехали на причал проверить завершающий этап ремонта «Разящей стрелы». Напротив портовых таверн у берега стояли две караки на шестьдесят пушек каждая.

— Ты смотри! — воскликнул Саша. — Серьезное пополнение у барона Бреды.

— Что за удача! — раздался знакомый голос. — Вы в Нассау!

Первое время братья и слова не могли сказать. Перед ними стоял капитан Жак, на лице довольная улыбка, на шее медальон главы торгового дома. Последовала радостная встреча с объятиями и сбивчивыми словами. Не виделись полгода, каждому было что рассказать. Близнецы передали лошадей слугам трактира и повели своего капитана в ресторан «Цветочный канал».

Удобно устроились в одном из лучших кабинетов и приготовились слушать новости. Капитан Жак рассказывал обо всем подробно и обстоятельно, часто повторяя «мой торговый дом», поглаживая при этом висящий на шее медальон. Оформление торгового дома потребовало от Жака Дагера уйму времени и денег. Основным препятствием послужил сбор необходимых бумаг. Потребовались многочисленные характеристики, начиная от самого первого капитана, где юный Жак начинал свою морскую карьеру. Далее шли поручительства трех торговых домов и одного банка, договор на обслуживание и защиту интересов со стороны адвокатской конторы. Пройдя девять кругов канцелярских кабинетов, капитан Жак получил патент главы торгового дома и немедленно внес вступительный взнос в Ост-Индскую компанию. Затем отправил караван в Индию, куда помимо трофейной каравеллы вошло три корабля. Выполнив первостепенные дела, он привел в Нассау две караки с тремя капитанами.

— Господа, я решил открыть в Нассау представительство торгового дома и предлагаю вам возглавить его.

— Капитан Жак, мы не имеем понятия о работе торговых домов. Спасибо за предложение и доверие, но мы не справимся.

— Скромность является добродетелью, недооценка своих возможностей является злом. Ваша задача помогать капитанам кораблей.

— Новые капитаны на десять лет старше, нам учиться у них надо!

— Учиться всегда надо, я прошел по складу и могу сказать, что вы многому способны научить любого капитана в Нассау. Вы настоящие герои.

— Какие мы герои!

— Кто охотников за головами поймал?

— Случайно вышло. Страшно за ответственную работу браться, вдруг не получится, мы вас подведем или разорим.

— Не подведете и не разорите, я вас хорошо знаю и уверен, что с тремя кораблями вы справитесь.

— Не с тремя, одних галеонов шесть штук, еще флейты и пинасы.

— Откуда они? В списках захваченных кораблей этого нет.

— Мы наняли негров и матросов, все захваченные корабли притащили к берегу, Сделаем грузовую стрелу и начнем ремонт.

— Смешные вы, — засмеялся капитан Жак, — не знаете элементарных морских законов. Добыча принадлежит вам.

— По контракту мы ваши работники.

— На корабле — да, сомнений нет. Если я попытаюсь оформить приведенные вами корабли на свое имя, меня обвинят в жульничестве.

— Какое жульничество? Мы сами отдаем корабли!

— Просто так отдать нельзя, можно продать, причем по оценке морской администрации. — Жак Дагер с улыбкой посмотрел на братьев: — Предлагаю выход из ваших сомнений. Берем нотариуса и идем к губернатору. Оформлю вас своими компаньонами.

— Какие из нас компаньоны?

— Хватит плакаться, как дети, и прятаться за спины взрослых, за вашей спиной флот больше моего.

— Тогда объясните, почему вы не хотите остаться в Нассау?

— Я же говорил о вступлении в Ост-Индскую компанию.

— Неужели канцелярские дела столь волокитные?

— Непростые, я так скажу. На вступительный взнос пришлось потратить все свои и часть ваших денег.

— С деньгами проблем нет, можем подождать. Неужели членство в компании требует вашего присутствия в Амстердаме?

— Не требует. Компания сама оперирует флотом, покупает и продает товары. Все решения принимает совет директоров.

— Зачем вам ехать в Амстердам?

— Здесь склад забит колониальными тканями. Как член Ост-Индской компании, я имею право самостоятельно продавать свои товары.

— Прибыль увеличится?

— Значительно! Торговля в Москве дает тысячекратную прибыль! За штуку шелка я получу корабль соболей.

— Еще в Новгороде можно торговать.

— Дорога в Новгород перекрыта датской крепостью. Корабли выгружаются в Риге или Полоцке, дальше в Москву.

— Расходы большие.

— Тысячекратная прибыль с учетом всех этих расходов. Викинги прекратили свою войну, север и юг разделились. Одни назвались шведами, другие датчанами.

— Швеция на севере.

— Северяне торгуют хорошим мехом, есть золото и серебро. Очень хорошая прибыль за колониальные товары.

— Вы хотите начать торговлю с теми странами?

— Да! В первую очередь надо найти человека для филиала торгового дома в Москве. Соглашайтесь на компанию.

Братья примолкли, ехать в Москву и сидеть в конторе не хотелось.

— Мы согласны.

Нотариус за день свел баланс, посчитал стоимость кораблей и товаров по складу. Получилось сорок семь к пятидесяти трем в пользу братьев, без учета сундуков в подвалах. Повторили, перерасчет подтвердил первый результат. Сомнения разрешил капитан Жак. Оказывается, он купил в Амстердаме большой дом для своей семьи. Кроме того, открыл магазины в Антверпене, Амстердаме и Делфзейле.

Сложив документы, пошли на подпись к губернатору. Барон Бреда бегло ознакомился с дополнением к патенту на торговый дом, после чего поставил свою подпись. Клерк ловко пристегнул к бумаге бантик, капнул жирную кляксу сургуча и прижал губернаторскую печать.

— Поздравляю, вы все сделали правильный выбор! Трудитесь на благо Нидерландов. Бумаги отправлю с первым кораблем.

Вова и капитан Жак приступили к подготовке кораблей к первому совместному рейду. Снова на первое место вышла проблема подготовки артиллеристов. Из пушкарей «Разящей стрелы» собрали тренерскую команду. Вывезли с острова Челюсть засадную батарею. Эскадра в три корабля не нуждалась в дополнительной страховке. Никто не рискнет связываться с двумя караками, люгер пресечет попытки сбежать на мелководье.

Пока суд да дело, Саша нашел для себя новую забаву. Он решил сделать болты, самые обычные болты с гайками. Среди прибуксированных галеонов два корабля имели сломанные шпангоуты. Такая силовая деталь конструкции корпуса не ремонтируется, ее надо заменять. Работы по замене потребуют не меньше года. Саше пришла мысль вырезать и заменить поврежденный участок, затем сделать дополнительное усиление с помощью латунных дублеров на болтах. Но болтов и гаек еще не знали. Винтовые конструкции широко применялись в прессах, но как силовой болт не годились. Винтовую конструкцию нельзя зафиксировать, она быстро дает слабину. Саша додумался сделать только одну «нитку» резьбы. Используя гипс, он изготовил подобие болта и гайки. Начались творческие мучения, литье не получалось, резьбу надо нарезать, для чего требуются специальные знания, которых нет. Вот Саша и увяз в «кулибинских» идеях. Зато Вова влёт решил проблему с метром. Увидев страдания брата, который пользовался восьмидесятипятисантиметровым ремнем, как мерой длины, спросил:

— Ты хочешь точно воссоздать сантиметр или создать метрическую систему?

— В любом случае нужно начинать с сантиметра.

— За образец возьми свой ноготь.

— Но мой ноготь может быть больше или меньше сантиметра.

— Какая разница? До метрической системы еще двести лет. Я покажу Бэби, как сделать эталонный метр, эталоны килограмма с прочими граммами.

— Как ты придумаешь эталон килограмма?

— Мозги кипят от задумки с болтами? Кубик воды. Десять на десять сантиметров, вот тебе и килограмм.

— Вспомнил! Я вспомнил, почему система называется метрической!

— Уже легче, ладушки, оставь в покое свой ремень и занимайся болтами. Я схожу к Бэби и озадачу его изготовлением эталона метра и килограмма.

Бэби воспринял идею метрической системы с неподдельным интересом. Выслушав пояснения Вовы, уже на следующий день принес готовые эталоны. Причем один эталон был с разбивкой на миллиметры.

Пока Саша бился со своей проблемой, Вова с утра до вечера готовил артиллеристов. Неожиданной проблемой стали командиры артиллерийских палуб. Братья были уверены в талантах командиров пушечных батарей. Моряки не раз выручали своими точными залпами. Они не единожды спасли «Разящую стрелу», и у острова Кошка, и у острова Челюсть. Но на артиллерийской палубе поднимались суета и крики. Сам залп получался синхронным, но залп — это финальная стадия. До залпа пушкари должны слаженно подготовить пушки. Именно одновременная подготовка всех орудий и является первостепенной задачей командира артиллерийской палубы. Пришлось делить занятия на разные этапы. Сначала подготовка орудийных расчетов, потом обучение командовать расчетами. Шаг за шагом, день за днем, обучение продвигалось вперед.

Капитан Жак Вольфганг Дагер принял из ремонта «Разящую стрелу». Поврежденные доски обшивки были заменены по всем правилам кораблестроения. После осмотра строящегося здания для торгового дома, капитан Жак пошел к братьям.

— Можно увидеть господ Скопиных? — спросил он у стройной служанки с красивыми серьгами на длинной цепочке.

— Вы капитан Дагер? Проходите. — Не дожидаясь ответа, девушка впустила гостя.

У братьев сидел гость, важный сановитый господин в дорогих одеждах. Саша поспешил навстречу своему капитану:

— Знакомьтесь, у нас с визитом капитан дон Хуго Циснерос.

Незнакомец встал и, улыбаясь, поклонился капитану Дагеру. Они быстро нашли общий язык. Обсуждали проблемы неустойчивой погоды. Делились наблюдениями о замеченных маршрутах торговых судов Испании. Никто не интересовался решением испанца пиратствовать против Испании. Капитан Дагер говорил только о своем торговом доме, рисовал радужные перспективы и сманивал Дона Хуго, обещая ему хороший корабль. Но больше говорили об Испании. Братьев буквально распирало от любопытства. Им вспоминались различные книги и фильмы и, как следствие, возникали глупые вопросы. Дон Хуго Циснерос откровенно смеялся, лукаво подмигивая стоящим у дверей служанкам, и с гордостью рассказывал о своей стране. Между братьями и испанским капитаном быстро возникла взаимная симпатия. Капитан Хуго Циснерос оказался всего на год старше братьев. При расставании он сказал:

— Значит, решено: мы друзья!

Близнецы предложили заходить почаще, тем более что они скоро осядут на берегу.

На другой день к близнецам пришли молодые венецианцы, братья Антонини и Лоренцо Треви. Юноши предложили им свои услуги в качестве корабельных канониров. Контракт позволял им беспрепятственно уйти с кораблей торгового дома. Оставив брата потеть над болтовым соединением, Вова с претендентами отправился на караки. Венецианцы показали себя хорошими специалистами в своем деле. Затем они пришли на склад, где капитан Жак изучал сложенные товары.

— Проблема с артиллеристами решена, господа Антонини и Лоренцо Треви продемонстрировали хорошие навыки, — сообщил Вова.

— Отлично, сегодня вечером выйдем на «Разящей стреле» в море, проверим состояние корабля. Если все нормально, начнем совместное патрулирование.

— Мы выйдем одни?

— «Разящая стрела» полностью готова, каракам на экипировку требуется еще два дня.

— Сходим к проливу и обратно?

— Зачем попусту бродить по морю. Пойдем к острову Кошка, давно там не был, уже соскучился.

С заходом солнца вышли в море и сразу повернули к острову Кошка. Вдоль борта тихо шумела вода, яркими огнями вспыхивал планктон. С бака тянуло табачным дымом, многие моряки уже привыкли к местной заразе. Пришлось оборудовать место для курения. С первыми лучами солнца подошли к острову и в этих солнечных лучах увидели поднимающий паруса галеон на шестьдесят пушек. Засада! Охотник за головами! «Разящая стрела» развернулась к Большой Багамской банке. Путь к спасению только один — уйти на мелководье. Кто первый налетит на риф, покажет лотерея «госпожи удачи». Галеон быстро приближался, капитан Жак попытался делать хитрые маневры, желая вывести галеон носом на ветер. Это резко снизит скорость испанского корабля и даст «Разящей стреле» шанс уйти. Но им противостоял опытный капитан и опытный экипаж. Шансы на спасение таяли с каждой минутой.

— Господа, готовьте оба борта к залпу книппелями.

— Испанцы будут стрелять ядрами, что позволит открыть огонь с большой дистанции, когда мы их еще не достанем.

— Это наш единственный шанс, я поверну на него и сделаю циркуляцию29Циркуляция — разворот на 360 градусов.. Борт галеона намного выше, его ядра пройдут у нас над головой.

— Понятно, мы ему засадим в мачты с обоих бортов и уйдем под корму.

— Именно так, затем решим: или топим, или добиваем картечью.

Вова с Сашей прошли по артиллерийской палубе, проверили установку пушек и готовность расчетов. Все хорошо понимали неравенство предстоящего боя. Галеон имел преимущество не только в количестве пушек. Более крупный корабль имел возможность установить более мощные пушки.

«Разящая стрела» резко повернула на контркурс. Маневр застал испанского капитана врасплох. Он опоздал со своим маневром и дал шанс на победу. Саша махнул рукой: «Залп»! Люгер продолжил начатый поворот. Вова выскочил на палубу для оценки результатов, но тут же спрыгнул обратно:

— Ложись!

Саша сначала упал, потом подумал: «Зачем»? Корабль содрогнулся от встречи с ядрами, все вокруг заволокло пылью. Галеон хоть и с запозданием, но ответил залпом. Саша поднялся, увидел встающего брата. Оба с ужасом посмотрели на разрушения. Правого борта не было, солнце сверкало на ряби Карибского моря. Взглянув на пушечные портики левого борта, они поняли: пора! «Разящая стрела» выходила на залп левого борта.

— Приготовиться!

И никакого шевеления, на артиллерийской палубе живых нет! Залп буквально проломил борт люгера. Ядра выбили десятки квадратных метров корпуса и влетели на артиллерийскую палубу вместе с досками и брусьями. Артиллерийская палуба от носа до кормы оказалась без правого борта. Верхняя палуба перекосилась и просела почти до пушек. Но самое страшное заключалось в том, что этими досками и брусьями убило всех артиллеристов. На артиллерийской палубе в живых остались только братья. Вдвоем так вдвоем. Саша и Вова подхватили пальники, нестройный залп ударил громовым рокотом.

Вдвоем они выбежали на палубу посмотреть результат. Галеону снесло две мачты, только фок торчал одиноким коротким обломком. Посмотрели на мостик — пусто, никого нет. «Разящая стрела» продолжала поворот, марсовые растерянно смотрели на братьев. Они рванулись на мостик, от рулевого остались только ноги. Вместо марсовых бизани сплошное кровавое месиво. Чуть в стороне на палубе лежал капитан Жак, вернее верхняя половина капитана. Все, что ниже туловища, улетело вместе с ядром в море. Вова поставил руль прямо и посмотрел на палубу. Осталось семь матросов, мачты целы. Саша, осматривая повреждения, пробежал по перекошенной палубе. Заметил, что из грот-мачты выбит большой кусок.

— Спустить паруса грота, четверо к фок-мачте, трое к бизань-мачте, паруса на ветер, уходим.

— Саша! Спустись в трюм, проверь водотечность.

Расчет капитана Жака почти подтвердился. Залп первой артиллерийской палубы галеона прошел через артиллерийскую палубу «Разящей стрелы». Ядра второй артиллерийской палубы прошли выше, но убили моряков на мостике и полубаке. Водонепроницаемый корпус люгера не пострадал. Зато их книппели лишили испанский корабль всех парусов.

Вова отвел корабль в сторону, где они спустили паруса и легли в дрейф. Надо детальнее разобраться в повреждениях и уходить в Нассау.

— Сэр, смотрите, сэр! — тревожно закричал один из матросов.

Галеон спускал шлюпки, испанцы решили взять разбитый корабль на абордаж.

— Бой не закончен, еще посмотрим, чья взяла! Все на артиллерийскую палубу, банить пушки!

Саша и оставшиеся в живых матросы начали готовиться к новому залпу. Вова сам поднял бом-кливер. Корабль медленно двинулся за корму галеона, восемь шлюпок уверенно шли к «Разящей стреле». Наконец пушки остыли, Саша сам заложил картузы, затем сеточки со свинцовой картечью.

— Сможете выстрелить? — спросил он.

— Да, сэр, не волнуйтесь, сэр. Не подведем! Отомстим за погибших товарищей!

Услышав доклад о готовности, Вова плавно, почти незаметно, подворачивал корабль на удобную позицию.

— Левый борт, товсь! Огонь!

Залп накрыл абордажный десант, семь шлюпок разлетелись в труху.

— Марсовые, к вантам! Поднять фок, поднять бизань! Приготовится к повороту!

Корабль развернулся левым бортом.

— Огонь!

Одиночный выстрел разнес последнюю шлюпку десанта. Люгер повернул на галеон, но там сразу спустили флаг.

С высокой палубы галеона «Разящая стрела» выглядела жалкой кучей строительного мусора. Глядя отсюда, не верилось, что корабль жив и способен воевать. Саша подошел к капитану, рядом с которым стояли офицер и пятнадцать матросов. Капитан и офицер протянули свои шпаги:

— Ваш капитан убит?

— Да. Капитан «Разящей стрелы» Жак Вольфганг Дагер погиб.

Испанец повернулся к остаткам своего экипажа, желая убедиться, что эти слова услышали все. Его право.

— Я, капитан дон Картаго Богасес, поздравляю вас с победой. Ваш капитан подготовил достойную смену.

Два полуразрушенных корабля добирались до Нассау за восемь дней. Братья были злы, очень злы. Не радовал почти миллион талеров в сундуках испанского капитана. Оставляли равнодушными сундуки с дублонами и ювелирными украшениями. Ценные бумаги бросили в сундук, отложили только те, что связаны с Нидерландами. Их необходимо отдать барону Бреде.

Два корабля, впереди «Разящая стрела», за ней трофейный галеон, медленно подходили ко входу в гавань. Навстречу вышла вереница десантных шлюпок, с которых подали буксирные тросы. Моряки навалились на весла, буксируемые корабли вошли в Нассау. Еще до постановки на якорь к борту подошел ялик губернатора. Барон Бреда, разглядывая ужасные разрушения, поднялся на мостик к Вове.

— Где брат?

— Управляет галеоном.

— Что случилось с капитаном «Разящей стрелы»? Где Жак Вольфганг Дагер?

— Погиб, ядром разорвало пополам.

Барон понимающе кивнул, сам не раз видел подобную картину.

— Сколько человек осталось в живых?

— Семеро, мы вдевятером взяли этого гада на абордаж!

— Вот как? Сколько человек было на борту галеона?

— Экипаж в двести сорок пять человек под командованием капитана дона Картаго Богасеса.

— Где испанский капитан?

— Здесь, в трюме «Разящей стрелы».

Губернатор подошел к борту и крикнул:

— Вызовите шерифа со стражей, захвачен испанский пират дон Картаго Богасес.

У берега собрались толпы горожан и моряков. Нечасто увидишь корабль с такими ужасными разрушениями. Про факт захвата галеона и говорить нечего. Теперь можно всю жизнь рассказывать историю, свидетелем которой оказался сам. Бой между люгером и галеоном закончился взятием на абордаж испанского галеона. Восемьдесят героев победили двести пятьдесят испанских моряков. Шлюпку шерифа с капитаном доном Картаго Богасесом на берегу встретили свистом и непристойными выкриками.

— Как вам посчастливилось остаться целыми?

— Упали за пушки.

— Вы оба были на артиллерийской палубе?

— Я с кормы, Саша командовал в носу, мы не успели увернуться. Очень опытный капитан, хорошо подготовленный экипаж. Они не оставили нам ни единого шанса.

— Не могу представить! Корабль разрушен в хлам, экипаж погиб, а вы берете галеон на абордаж!

— Отошли на милю в сторону, легли в дрейф. Проверить водотечность, освободить проходы, разобраться с такелажем.

— Понимаю, после такого удара надо осмотреться, поверить в то, что сам остался жив.

— Они спустили десантные шлюпки и почти всем экипажем направились к нам. Зачем направлять весь экипаж? Не понимаю.

— Запомни, если вражеский корабль разбит и тонет, всегда отправляют как можно больше моряков. Людей успеешь спасти, больше трофеев собрать.

— Пока пушки остывали, мы медленно отходили под одним кливером. Потом утопили десант. Капитан сам флаг спустил.

— Поздравляю с победой! Самый дорогой испанский пират пойман! Семьсот пятьдесят тысяч талеров заслуженно ваши!

Губернатор вернулся на ялик, у берега ловко спрыгнул на прибрежный песок и обратился к жителям города с речью. Слова губернатора несколько раз прерывались радостными криками. Но братьям было все равно, нелепая гибель капитана Жака требовала отмщения.

В этот же день братья вышли в море на двух караках. Без раздумий повернули к острову Кошка, но нашли только караван из пяти торговых судов. Испанцы послушно спустили флаги. Высадили экипажи на шлюпки и отвезли трофеи в Нассау. Без задержки снова вышли в море. На этот раз решили пройти через Бермудский треугольник и дойти до пролива Сомбреро. План прервался с обнаружением двух торговых галеонов из Испании. Галеоны беспрекословно спустили флаги. Снова короткий заход в Нассау, на этот раз повернули в другую сторону. Решили идти к берегам Новой Испании, как цель выбрали порт Тампико. Встречные суда поворачивали в лагуны или выбрасывались на берег. Десант выгребал все ценное, после чего продолжали поиск. Наконец встретили военный галеон, но и здесь боя не получилось. Галеон покорно спустил флаг, капитан и офицеры отдали шпаги. На борту нашли тридцать тонн серебра.

Вспомнили слова капитана Циснероса. Решили проверить торговый путь южнее острова Ямайка. Довольно быстро догнали караван из семи судов под охраной военного галеона. Снова покорность слабого перед сильным. Но братья успокоились. Причиной послужили не богатые трофеи. Восемнадцать тонн золота, почти триста тонн серебра. Медь, свинец, олово и прочие трофеи радовали только капитанов и экипаж. Горечь от гибели капитана Жака вылечило время и новые заботы. Они получили огромный караван трофейных кораблей, который надо было привести в Нассау. Элементарно не хватало людей. На флот в одиннадцать единиц, кроме братьев два капитана, два штурмана и артиллеристы братья Треви. Из рядового состава всего четыреста матросов. При этом четыре корабля должны сохранить полную боеспособность. Второй в этом году поход «золотой эскадры» подходил к завершающей стадии. Существовала большая вероятность встретиться с кораблями сопровождения «золотых» галеонов.

Взяли курс на Нассау, где предстояла новая встреча с капитаном Ицхаком Нейманом. Его караван в ближайшее время должен был вернуться из Европы. Снова предстояли нудные хлопоты по отбору товаров для Амстердама. В обратную дорогу через океан Ицхаку придется вести уже двадцать кораблей.

— С возвращением в Нассау тебе надо закончить свою идею с болтами, — напомнил Вова брату.

— Тебя болты заинтересовали, почему?

— Необходимо восстановить «Разящую стрелу», без болтовых усилений корабль не восстановить.

— Правый борт от артиллерийской палубы до верхней палубы необходимо сделать в четыре раза тоньше.

— Верно, моряков поубивало не ядрами, а досками.

— Толстые доски хорошая защита от картечи.

— При столь низкой интенсивности ведения боя всегда можно заранее спуститься в трюм, где никакая картечь или ядра не возьмут.

— Меня все время поражает непонимание нашими товарищами очевидных истин.

— Когда я крикнул «ложись!», ты сразу упал за пушку. Я тоже упал, смотрю, остальные медленно поворачивают головы.

— Не забывай, мы с тобой почти на пятьсот лет старше. То, что для нас привычно, остальным еще предстоит познать.

— А в физическом плане? Наше превосходство в реакции, выносливости, простой мускульной силе.

— Вспомни слова тренера, помнишь, что он говорил о первых Олимпийских играх?

— Помню, он сказал, что рекорды первых чемпионов сегодня легко повторит любой школьник.

— Люди меняются, сами того не замечая.

— Только одни деградируют, другие уходят вперед.

На исходе шестого дня эскадра из пятнадцати кораблей вошла в гавань Нассау Моряки не смогли удержаться и перехватили у Кубы еще четыре корабля с сахаром.

Портовые инспекторы поднялись на борт и в первую очередь обратились к братьям:

— Губернатор ждет вас, просит безотлагательно прибыть к нему.

Надо так надо. Братья сели в ялик вместе с капитанами. Барон Бреда ожидал их в своем кабинете.

— Господа, почему вы забросили свои дела? Вы должны быть здесь, а не в море вместе с капитанами!

Близнецы потупились, говорить об истинной причине, по которой они ушли в море, не хотелось.

— Воевать надо, какой смысл сидеть дома у окна.

— Сегодня вечером в Амстердам уходит конвой, — предупредил барон. — Быстро оформляйте документы на свой торговый дом.

— Почему это «наш» торговый дом, у капитана Жака Дагера есть наследники.

— Вот именно, наследники. Они не являются и не могут являться членами торгового дома.

— Почему? А жена, родители, сестры?

— Да, они наследники. Но членами торгового дома могут быть только мужчины, причем только капитаны.

— Не похоже, разве в Нассау все представители торговых домов в прошлом капитаны?

— Во-первых, иметь капитанский диплом с медальоном и быть капитаном совсем не одно и то же. Во-вторых, представитель торгового дома самый обычный клерк.

— Понятно, каковы наши действия?

— Нотариус вашего торгового дома и мой нотариус давно все подготовили. Сумма подлежащего к выплате наследства подсчитана.

Барон Бреда положил перед братьями бумаги.

— Расписывайтесь и приносите деньги для отправки в Амстердам. Не задерживайте отход кораблей.

— Получается, что торговый дом капитана Дагера стал нашей собственностью?

— Да, торговый дом Дагера теперь ваш. Близнецы просмотрели бумаги и удивленно воскликнули:

— Почему мы должны выплатить так мало денег?

— Мало? После вашего вступления в торговый дом доля погибшего не изменилась. Ваша доля увеличена на три галеона и пять торговых кораблей.

— Однако не посчитаны доли по товарам на складе.

— Товары на складах до продажи по долям не делятся.

Губернатор достал из книжного шкафа свод правил торговой палаты.

— Читайте. Если добавить сегодняшние трофеи, то доля капитана Дагера становится мизерной.

— Вступая в торговый дом, мы внесли товар на складе как взнос, а сейчас он снова наш. Так не честно!

— Читайте свод правил торговой палаты! Это весьма разумные законы, деление непроданного товара дает много поводов для обмана.

Саша и Вова подписали необходимые бумаги, затем зашли к нотариусам. Считать деньги пошли вместе. Взгляд на сундуки и кожаные мешки с талерами, подверг братьев в уныние. Они знали, что денег у них очень много. Но сколько это «очень много», они осознали только сейчас.

Пока помощники нотариусов звякали монетами, близнецы решили уточнить у нотариусов причины столь несправедливого пересчета наследства. Все оказалось просто. Расчет опирается на заявленный при подписании договора капитал. Самим капиталом считаются деньги в сейфе торгового дома, корабли, склады и здания. Близнецы увеличили количество кораблей на свое имя, но не изменили заявленный капитал. Автоматически доля капитана Дагера уменьшилась.

— Мы обязаны заявить об увеличении своего капитала? — поинтересовались они.

— Сейчас в этом нет смысла, торговый дом Дагера перестал быть совместной компанией. Это ваш собственный торговый дом.

— Это никак не повлияет на членство в Ост-Индийской компании?

— Если вы увеличите свою долю, кораблями, пушками, деньгами или другим имуществом, Ост-Индийская компания пересчитает ваше долевое участие.

Братья тупо смотрели на стопки серебряных монет, эта сторона жизни оставалась для них непостижимой тайной.

— Если хотите, я напишу письмо своему отцу в Амстердаме, — сказал нотариус. — Он возьмет на себя защиту ваших интересов.

— Да, пожалуйста, просим вас сделать это.

— Не волнуйтесь, письмо в Амстердам я отправлю этим конвоем. После завершения процедуры с деньгами для наследников, мы поднимемся наверх, где я возьму образцы ваших подписей.

— Кому могут понадобиться наши подписи?

— Наивные молодые люди! Вы беретесь за дело с миллионными прибылями и не понимаете важности своей подписи?

— Нам с парусами и пушками возиться привычней и понятнее.

— Самая простая, но необдуманная подпись может сделать вас нищими.

— Интересное объяснение, значит, нам даже контракты подписывать нельзя?

— Ни в коем случае! Вы теперь обладатели большого флота, доверьте мне составление и подписание контрактов.

— Хорошо, но мы хотим внести некоторые изменения в стандартный контракт.

— Я вас слушаю.

— Капитан берет на себя снабжение корабля, если он поручает другому капитану доставить в Нассау трофеи, то оплачивает услугу сам.

— Разумно, насколько я знаю, таких оговорок нет ни в одном контракте.

— Временную базу капитаны создают сами и за свой счет. Но сама база переходит в собственность торгового Дома. Мы вправе отправить туда своего представителя. У нас будут возражения против этого пункта. Направив представителя, мы берем на себя доставку трофеев.

— Правильно, это заставит капитанов строить базы настаивать на приезде ваших представителей, — подтвердил нотариус.

— Да, все контракты заключаются на год с правом продления и правом отпуска по взаимной договоренности.

— Как это «отпуск»? — удивился нотариус. — Не понятно.

— Выполнив условия контракта, моряк имеет право съездить домой, после чего может вернуться на службу.

— А в чем смысл такого права?

— Человек получит право выбора и уверенность в завтрашнем дне.

— Выглядит заманчиво и ни к чему не обязывает. Рекомендую сходить к господину губернатору. Он поможет с набором экипажей.

— Разве уже есть желающие?

— Вы только прибыли и не обратили внимания. В гавани стоит восемь готовых галеонов, кандидаты с нетерпением ждут вашего прибытия.

Нотариусы опечатали сургучом кожаные мешки, помощники вместе с матросами вынесли этот тяжелый груз из подвала.



6

Золотая лихорадка

Братья вернулись в кабинет губернатора.

— Я уже видел, как шлюпка повезла денежные мешки, споро управились.

— Господин губернатор, у нас сформировано только три экипажа. Нужны кандидаты на девять галеонов.

— У вас две караки и десять галеонов, ваш флот начинает дышать мне в затылок, — с улыбкой сказал барон Бреда и позвонил в колокольчик.

В кабинет вошел секретарь. Барон черкнул что-то на листе бумаги и передал секретарю:

— Перепиши для господ Скопиных.

Секретарь поклонился и вышел.

— Как планируете распределить корабли?

— Никак не планируем. Капитаны сами заинтересованы в деньгах, район знают лучше нас. Не думаем, что они нуждаются в советах.

— На первом этапе вы правы, потом появятся другие мысли. Не желаете повторить набег на «жирный» порт.

— «Золотой флот» уже уходит, больших прибылей не получить.

— Смотрите сами, появится дельная мысль, заходите, обсудим, можем организовать совместную экспедицию.

— Почему не захватить Эспаньолу?

— Захватить можно, на острове не более трех тысяч солдат, но через полгода Испания высадит десант в двадцать или тридцать тысяч.

— Перебросьте войска из Нидерландов.

— Где взять эти войска? Вся наша армия вместе с резервом не превышает десяти тысяч.

В кабинет вернулся секретарь и положил на стол готовые бумаги.

— Держите, этот лист с именами капитанов, второй с именами штурманов, третий с именами артиллеристов. Удачи!

Братья вышли из кабинета и попросили писарей сделать несколько копий. Они решили вывесить эти бумаги во всех ресторанах и трактирах. Однако первый экземпляр отнесли нотариусу.

— Ваши поступки и решения часто удивляют весь город, но они всегда верные, — заметил нотариус. — Почему вы вывесили списки в людных местах?

— Среди моряков, как и среди других людей, есть взаимные симпатии и антипатии.

— Хм, вы правы. Посмотрев списки, остальные решат, куда надо поспешить устроиться, какой корабль обойти стороной. Разумно!

— Дружный экипаж — это половина победы.

— Подписывайте бумаги на судовые билеты для галеонов. Три галеона на восемьдесят пушек, семь галеонов на шестьдесят пушек.

— Регистрацию кораблей вы оформите сами?

— Да, вы уже подписали все необходимые доверенности. Говорите названия кораблей.

— Придумайте сами. Пусть в каждом названии будет слово «мечта». К примеру «Золотая мечта» или «Карибская мечта».

— Забавные у вас идеи, но мне нравится. Не будете возражать против названия «Благородная мечта»?

— Зачем возражать, от корабля с таким названием всегда приятно получить залп в борт. — Нотариус засмеялся.

Саша и Вова сели на лошадей, надо проверить разгрузку кораблей и осмотреть склады. За время их отсутствия ничего не произошло. Захваченные корабли были в полной исправности и в разгрузке не нуждались. На складе добавились грузы только с двух галеонов из Испании. Увеличилась гора серебра, этот вид добычи братья не собирались продавать в метрополию. Как и не собирались платить морякам серебряными слитками. Запасы талеров гарантировали все возможные выплаты на многие месяцы. Вопрос с «изобретательством» болтов и гаек оказался успешно решенным. Бэби сам доработал идею Саши, и отремонтированные галеоны уже стояли в гавани. С завтрашнего дня начнут формировать экипажи, после чего корабли выйдут в море. Корабелы обещали через месяц завершить постройку обоих кораблей.

* * *

Побежали дни. До прихода конвоя капитана Ицхака Неймана братья проводили новые корабли в рейд и даже успели получить два трофея. Увидев готовые к отплытию корабли, Ицхак ахнул:

— Такими темпами вы весь Амстердам завалите товарами.

— Разве это возможно? — переглянулись братья.

— Нет, я пошутил, но продажные цены можете сбить.

— Ицхак, по этому поводу мы хотим с тобой договориться.

— Договориться? Всегда пожалуйста!

— Нам необходима помощь, мы не справляемся со всей работой. Даже отчеты ресторанов не можем проверить.

— Чем же я могу помочь?

— Найди в Амстердаме надежных людей, тебе самому будет легче. Не стоит забывать про Ост-Индскую компанию.

— Я могу подыскать надежных людей.

— Мы решили отправлять корабли из Нассау по расписанию, два раза в месяц. Для этого необходимы склады не только в Амстердаме, но и в Антверпене.

— Хорошее предложение, вы привлечете к себе много клиентов. Со своей стороны я все сделаю.

— В следующий приход ты останешься здесь и возьмешь на себя всю конторскую работу, дом для тебя мы уже заложили.

— Вот даже как! Умеете соблазнить бедного моряка.

— Подыщи надежного человека в Москве.

— Зачем вам Москва?

— Торговать, там цены очень выгодные.

— С Москвой ничего обещать не буду, надо в Амстердаме разобраться.

Ицхак и братья с головой погрузились в компоновку грузов. Казалось бы несложная задача на практике грозила перерасти в серьезную проблему. Сначала тщательно рассчитали возможности реализации. Затем долго подбирали сопутствующий товар.

Когда провожали эскадру Ицхака, обратили внимание на два корабля под английским флагом, которые вошли в гавань.

— Новые работорговцы в пираты решили податься.

— Торговля африканскими рабами дает большие деньги, но нажива с грабежом испанских кораблей намного больше.

— Кроме англичан, кто еще работорговлей занимается?

— Португальцы, в этом бизнесе они лидеры.

— У англичан большой флот?

— В Англии еще нет флота.

— Как нет? Это чьи корабли? Английские!

— Это старые голландские корабли, на которых английские капитаны подняли свои флаги.

— Какая разница!

— Никакой, но Англия и Франция будут иметь свой флот только через сто пятьдесят лет.

— Корабли под английским флагом есть, мы захватили построенную во Франции каравеллу, а флота у этих стран нет. Темнишь.

— До Петра в России и корабли были, и верфи были, а флота не было. Так и здесь.

— Почему флот появился? У них свой Петр был?

— Проще, после оккупации Нидерландов Ост-Индская компания перебралась в Англию. На захваченной французами территории оказалось много торговых домов.

— Перебежали, что ли?

— Нет, Фландрия стала французской и торговые дома тоже.

— Какая связь между торговыми домами и флотом?

— Когда Нидерланды освободились, сразу начали бить конкурентов. Вот англичане с французами и были вынуждены создать свой флот.

— Создали свой флот и начали бить голландцев?

— История не знает ни одного поражения флота Нидерландов. Они били всех, и вместе, и порознь. Не спьяну же Петр Первый поехал учиться в Голландию?

— Он и в Англии был, историки пишут, что пил много.

— В Англию его звали для заключения военного соглашения для войны против Испании.

— На хрена нам эта война?

— Петр поступил умнее, заключил союз с Испанией и Францией, да еще денег вытряс на войну с Турцией, после чего вернулся в Голландию.

— Где ты это вычитал?

— «История мирового флота» тысяча девятьсот пятьдесят третьего года издания. У нас в детдоме много старых книг было.

— Директор говорила, что когда при Хрущеве воинские части расформировывали, то в детдом книги из полковых библиотек самосвалами привозили.

— Богатая библиотека в детдоме. Мы тогда вместе книги взяли, ты «Историю русского оружия» мне обещал дать и забыл.

— Я тогда взял «Русские оружейники» тысяча девятьсот пятьдесят первого года издания. Понравилось, взял «Историю оружия» тысяча девятьсот сорок девятого года.

— Да не о чем теперь вспоминать. «Золотой флот» идет в Пуэрто-Плата.

— И что? Предлагаешь всеми кораблями атаковать? Я против! Из нас адмиралы, как из самураев верхолазы.

Близнецы уселись под раскидистым дубом и начали разрабатывать план против самой мощной эскадры Карибского моря. Придуманная затея обещала, по меньшей мере, веселое развлечение.

* * *

У восьми шхунах установили по одной пушке на поворотном лафете. Эскадра диверсантов спряталась в крошечной бухточке под скалами. Буквально рядом с Пуэрто-Плата, всего в трех километрах к западу. Место очень удобное, корабли невозможно заметить ни с моря, ни с берега. Только рыбачьи лодки могли обнаружить притаившихся моряков. Но рабы туда не ходили, рыбы хватало и в гавани. За тунцом уходили мористее, к Серебряной банке. Никто не обратил внимания на самую обычную рыбачью лодку, которая крутилась рядом с причалами. Никто, кроме рабов. Черные грузчики разглядели белого человека рядом с двумя черными гребцами. Они окликнули гребцов, затем поговорили о чем-то и разошлись. Вернулись рабы только через час и указали на галеон, который стоял на якоре вместе с основным флотом «Золотой эскадры». Лодка подошла к указанному кораблю и прицепилась к борту. Рыбаки опустили ловушки для лангустов. Ярко светило солнце, но было не жарко, не более тридцати градусов. Рыбаки дремали, в лодке сидели только двое, но кто считает чернокожих рыбаков?

Вова отдышался и снова нырнул под корабль. От коловорота к лодке шла тонкая веревка, что облегчало ныряльщику работу с выступающим дубовым килем. Наконец работа закончена, в киль ввернут надежный рым. Второй рым, полегче, установлен ближе к носу, он нагрузку нести не будет. Закончив установку рымов, Вова снова вернулся к лодке. Необходимо отдышаться, желательно закрепить тросы с первого раза. Вода в бухте теплая, очень теплая, но его могут случайно заметить. Не хотелось завалить практически готовое дело. Он сделал глубокий вдох и с тросами в руке поднырнул под корпус галеона. Быстро вставил в рым большой крюк и зафиксировал его стопором. Дальше пошло легче, через меньший рым уже проведена тонкая веревка. Негры бесшумно столкнули в воду большой кусок паруса, затем начали выбирать веревку. Парусина быстро ушла под корпус. Вова привязал парусину к рыму, убедился в надежности крепления. Плавучий якорь30Плавучий якорь выглядит как обычный парашют, который бросают в воду. Появился в незапамятные времена вместе с морскими кораблями. Применяется в штормовую погоду, когда существует опасность быть выброшенным ветром на берег. Течений на берег не бывает, морские течения, как и речные, всегда вдоль берега.не должен слишком рано оторваться от первого рыма. Нельзя дать капитану шанс вернуться обратно в порт. Все, сделано, негры быстро втащили в лодку уставшего «боевого пловца», ловко прикрыли тряпками, корзинами и прочими снастями. На вышедшую из гавани лодку никто не обратил внимания. Ближе к вечеру в гавань зашло еще несколько лодок. Гребцы приткнулись к берегу прямо под пушками береговой батареи. Несколько негритянских семей с детьми перебрались к рыбакам и дружно налегли на весла. Беглецы скрылись за ближайшими скалами под равнодушный стрекот цикад.

Четыре дня досужей рыбалки с перерывами на тренировки по рукопашному и оружейному бою. На пятый, с первыми лучами солнца, галеоны начали выходить из гавани. Восемь маленьких парусов не привлекли внимания испанцев. Даже если это чужаки, что они смогут против галеона? Эскадра «Золотого флота» построилась в колонну, корабли окутались облаками парусов, флагман гордо вышел вперед. Величественная картина демонстрации военно-морской мощи самой сильной державы шестнадцатого века. «Золотой флот» возвращается в Испанию.

— Фантастика, по десять тысяч тонн золота и серебра два раза в год!

— За такие деньги можно купить всю Россию от Балтики до Урала.

— Нужна им Россия! Сам видел, как здесь одеты, роскошные дома грабил. Гобелены, картины, изящная Мебель, золото, фарфор, стекло.

— О сегодняшней России ничего сказать не могу, не видел.

— Ладно, замнем. Уже многое на практике выглядит совсем иначе.

— Ты это о чем?

— Хотя бы о пиратстве! Никаких «Веселых Роджеров», обычная война с обычным грабежом побежденных.

— «Прелесть» разнузданного пиратства наступит через полторы сотни лет, когда сюда придут англичане.

— Лучше скажи, контрольная веревка оторвется или твой галеон привезет плавучий якорь в Севилью?

— Установил без часового механизма, но в течение недели оторвется.

— Ну и шутки у вас, товарищ сержант.

«Золотой флот» величественно прошел мимо маленьких шхун. На горизонте просматривались вершины гор Эспаньолы. Взятый на аркан галеон шел последним, не в состоянии держать общую скорость конвоя. Так и должно быть, плавучий якорь еще не раскрылся, но ухудшил скорость корабля. Шхуны продолжили движение в общем направлении конвоя. Следующим утром на горизонте едва виднелись паруса, за ночь галеоны заметно ушли вперед.

Раскрытие плавучего якоря произошло перед обедом. Даже с такого большого расстояния хорошо заметили перестроения кораблей. К галеону подошел военный корабль, какое-то время они шли рядом, затем военный галеон ушел к основному конвою. Жертву догнали на другой день с первыми лучами восходящего солнца. Шхуны волчьей стаей окружили свою добычу. Саша подвел маленький кораблик практически вплотную к корме галеона, многозначительно похлопал рукой по пушке и крикнул:

— Спускайте флаг!

— Что вы с нами сможете сделать? У вас всего восемь пушек!

— Начнем расстреливать с кормы до тех пор, пока бушприт не отвалится.

— Долго стрелять придется!

— Мы не спешим, умирать вам!

Испанцы совещались достаточно долго, наконец, пришли к согласию и спустили шлюпки. Отошли недалеко, видимо собирались сопровождать ставший вдруг таким медлительным корабль. Под прикрытием шхуны Вова поднырнул под корпус. Из черной многокилометровой глубины жуткими щупальцами поднимались тросы плавучего якоря. Быстро отсоединил крюк и, сдерживая страх перед бездной, вернулся на шхуну. Моряки уже поднялись на корабль и отчаянно орали при виде захваченный трофеев. Золото, золото, золото!!! Как потом выяснили при выгрузке, они захватили сорок девять тонн золота в слитках и триста восемьдесят одну тонну серебра. В каюте капитана стояли несколько сундуков с почтой и различными документами. Это разберут позже, братья уже ориентировались в реалиях современного делопроизводства. Некоторые бумаги давали десятки, а порой и до сотни тысяч дублонов.

Ушли скрытно, без рекламы быстрого «излечения» галеона. Шхуны отправились напрямик через мелководье. Трофейный корабль поднял паруса ночью. Повернули в Бермудский треугольник, планируя вернуться в Нассау через Большой Багамский пролив. По дороге встретили еще один галеон на тридцать пушек. Корабль шел из Испании, увидев красный флаг, капитан благоразумно спустил паруса. Только на первый взгляд оба корабля находились в равных условиях. Разница в экипажах, на торговом корабле не более сорока человек. Они не смогут противостоять абордажной команде в две сотни врагов. В приз получили три сотни пушек, гору ружей, алебард и солдатской одежды. Об этом непременно надо доложить барону Бреде. Большая поставка оружия и амуниции говорила о скором увеличении гарнизона Новой Испании. Именно туда направлялся захваченный галеон. По пути в Нассау братья рассуждали на тему золота и серебра:

— В Испанию ввозится просто колоссальное богатство, а по истории никаких великих дел за испанцами нет.

— Как это нет? Кто по-твоему завоевал Америку?

— Нет, кроме Америки.

— Смешной ты. Зачем им желать чего-то большего?

— А науки, всякие там инженерные достижения?

— Страна переполнена деньгами, дворяне нежатся в роскоши, бедные идут в конкистадоры и оседают в Америке.

— Но влияние Испании среди европейских стран снизилось.

— С чего ты взял? Во время войны за испанское наследство они дали всем по ушам. Затем начали жить в свое удовольствие.

— Ты хочешь сказать, что они наплевали на остальную Европу?

— Правильное замечание. Сытый пес лежит на диване, голодный рыскает по помойкам.

— Почему же они потеряли свои колонии?

— Ну ты даешь! Наполеон, революция в Испании, конкистадоры немедленно подняли флаги независимости.

— Ленивые испанцы не могли отстоять свои земли!

— И сколько своих земель они потеряли? Или ничего не потеряли?

— Но американские колонии потеряли.

— С какой стороны посмотреть. Поступление денег в казну не уменьшилось. Торговля осталась на прежнем уровне.

Постепенно разговор перешел на отношения с Оливией и Анной. Братья практически прекратили с ними общение, зато девушки воспылали к ним пламенной любовью. При встречах страстно жали руки и подставляли для поцелуя губы. Однако юношам вполне хватало отношений со своими благородными и рассудительными служанками.

* * *

Посмотреть на разгрузку «золотого» галеона собрался весь город. Смотрели с обычным любопытством, никто не завидовал, никто не выказывал алчности. По списку губернатора набрали еще два экипажа, начали переделывать артиллерийскую палубу для установки дополнительных пушек. Уже весь город называл братьев не иначе, как счастливчики. Захват «золотого» галеона войдет в историю Нассау. К информации о захваченном оружии губернатор отнесся очень серьезно.

— Господин барон, почему испанцы ввозят оружие отдельно от солдат?

— Солдаты в Новую Испанию приплывают вместе с оружием.

— Тогда для кого предназначалось захваченное оружие? Здесь его некому продать.

— Испанцы формируют полки из местных жителей.

— Они доверяют аборигенам?

— Что вас так удивляет? И для испанцев, и для нас, человек есть человек. Принимай христианство — и можешь идти в солдаты.

— Даже рабы?

— Любой черный христианин может стать солдатом. Но такое случается очень редко, негры не любят ружья и пушки.

— Следовательно, в Новой Испании формируются полки из аборигенов.

— Именно так. Испанцы относятся к аборигенам как к равным себе. Местных вождей приравнивают к дворянам. Вы еще это увидите.

— Где?

— Начнете захватывать вражеские города. На месте все и увидите.

Барон Бреда рассказал много интересного из своих наблюдений за жизнью в Новой Испании. Слова губернатора никак не укладывалось в привычные стереотипы о конкистадорах. В испанской Америке не было никакой расовой сегрегации.

* * *

На захваченных кораблях среди пленных оказалось три француза. Осмотревшись в Нассау, они изъявили желание остаться здесь. Два дворянина-артиллериста решили испытать свою удачу на кораблях под флагом Нидерландов. Третий, молодой ресторатор из Тулузы, мечтал открыть свое дело и разбогатеть в краю Эльдорадо. Этот юноша, по имени Николя Сульт, пришел к братьям на второй день:

— Господа, я уже разузнал положение дел с ресторанным бизнесом в Нассау. У меня нет никаких шансов открыть здесь прибыльное дело.

— Чем мы можем помочь? Вы просите высадить вас на другом острове?

— Нет, что вы! Я прошу место в одном из ваших ресторанов. Мне очень понравилось, как вы все устроили. За вашими идеями большое будущее.

Братья переглянулись. Вакансий в ресторанах или трактирах нет и не будет. В городе достаточно много желающих работать в этих заведениях.

— Можем предложить место управляющего всеми ресторанами и трактирами. Вы отвечаете за все, включая финансовую отчетность.

Николя Сульт растерялся, что сразу понравилось братьям. Человек, в первую очередь, увидел не деньги, а ответственность.

— Я согласен, но прошу познакомить меня с теми, кто поставляет продукты.

— У вас есть претензии к качеству продуктов?

— Претензий нет, но предварительная подготовка и раздел не верны. Кроме того, необходимо согласовать цены, особенно на рыбу и лангусты.

— Вы умеете ездить верхом?

— Я не дворянин, но с верховой ездой знаком.

— После обеда ждите нас у трактира «Зеленый попугай». Продукты и рыба поставляются из нашей деревни бесплатно.

Таким образом, братья избавились от своей самой больной проблемы. В дальнейшем Николя Сульт не раз доказал свою полезность, улучшая и расширяя бизнес. С первых дней он открыл еще два питейных заведения. Под временным навесом, буквально рядом со стоянкой кораблей появились столы и лавки с дешевым пойлом и простенькой закуской. Как оказалось, чем гаже заведение, тем выше прибыль.

Строительство шхун подходило к стадии завершения. До спуска оставалось совсем немного времени, после чего установят пушки и мачты. Произошли изменения на самой верфи, бригада значительно увеличилась. Теперь работало более ста человек. Причем основное увеличение произошло за счет негров.

— Как смогли уговорить негров? Они обычно не принимают участия в работах, не связанных с едой, — удивился Саша.

— Сами пришли. Сначала пришли двое добровольцев, потом еще и еще, — ответил бригадир.

— Вы пытались выяснить причины?

— Конечно, спрашивали. Говорят им нравится такая работа, работают старательно, вникают во все детали строительства.

— Очень хорошо, у нас появилась возможность заложить еще две шхуны.

— Завтра заложим кили, за месяц соберем еще два корабля.

— Так быстро?

— Знакомое дело пойдет намного быстрее. Ничего не надо придумывать, сборка всех узлов отработана на первых кораблях.

— Ряжи вдоль складов сможете сложить?

— Почему нет, сможем. Завтра посмотрим и начнем, двадцать человек на строительство причалов отправим.

— Причалы нужны, выгрузка и погрузка прямо с берега неудобная и долгая.

— Грузовые стрелы ставить?

— Ставь, только учитывай длину кораблей.

— На какой глубине ряжи ставить?

— Галеон и карака требуют пять метров, с таким расчетом и делай.

— Доки заложить не хотите?

— Хотеть-то хотим, да не знаем, не учили нас сухие доки делать.

— Я строил сухие доки, был простым рабочим, но запомнил.

— Начни один сухой док для ремонта кораблей. Получится, построй еще два.

— Сначала место подобрать надо, нельзя где попало сухие доки закладывать.

— Подыщи сам, здесь мы не советчики.

Само собой сложилось, что деревня считала Скопиных своими хозяевами. Братья для этого не приложили никаких усилий. Деревня кормила продуктами весь город. Братья только поставляли необходимый инструмент и животных. Они делились долей добытых трофеев, получая взамен реальные деньги.

* * *

После выгрузки «золотого» галеона и галеона с оружием, решили повторить аналогичную операцию в Санто-Доминго — это основной порт в Эспаньоле — с большой вероятностью «зацепить» торговый галеон с золотом или серебром. Дома снова встретились с доном Хуго Циснеросом. Испанский пират доставил очередной трофейный груз. Сейчас, ожидая прихода братьев, он коротал время в разговорах со служанкой. Друзья радостно обнялись, последняя встреча была более месяца назад. Им было о чем поговорить, что вспомнить, какой информацией поделиться. Но первые слова дона Циснероса поставили близнецов в тупик. Он просил руки их служанки, которая оказалась не просто привычной Евгенией, а донной Эухенией Авалудо. Саша даже побледнел от неожиданности. Евгения, теперь уже донна Эухения Авалудо, каждую ночь прибегала на часок к нему в спальню. Последний раз она была этой ночью. Нет, никто не был против и не мог быть против. Но все произошло как-то неожиданно.

— Какое может быть разрешение? Я рад вашей любви и вашему решению! Примите мои искренние поздравления! — проблеял Саша.

Произнесенные слова вывели из тупика. Довольно много мужчин в сладких снах видят себя в объятиях нескольких женщин. Почему женщина не может мечтать о нескольких мужчинах? Неприлично? Но аналогичные поступки мужчин в равной степени неприличны. Армейская жизнь сводила братьев с такими женщинами. Не надо глупых иллюзий и ханжества.

— Спасибо, мои друзья! Мы уже договорились венчаться в это воскресенье. Ждем на свадебные торжества.

Саша продумывал в голове монолог. Надо найти слова для донны Эухении, он не хочет быть любовником жены своего друга.

Свадебные торжества прошли красиво, но без роскошества. В качестве подарков близнецы выбрали одну из разукрашенных трофейных шпаг и роскошное ожерелье и в ту же ночь ушли на своей маленькой эскадре. Санто-Доминго оказался большим городом и портом. К неожиданностям можно было отнести отсутствие якорной стоянки. Большие глубины начинались в нескольких десятках метров от берега. Все причалы занимали торговые суда. Ожидающие своей очереди корабли дрейфовали в нескольких километрах от берега. Вход в порт защищала батарея из двенадцати пушек. Мощные орудия под семидесятикилограммовые ядра гарантировали безопасность горожан и складов. Вот только произвести «диверсию» оказалось крайне затруднительно. По акватории порта в поисках креветок шастало более десятка рыбачьих лодок. Остальные занимались ловом вдоль берега.

Гребцы подошли прямо к причалам. Снова разговоры, затем ожидание. На этот раз результат получили быстрее, грузчики указали на торговый галеон, который дрейфовал на внешнем рейде. Налегли на весла, через полтора часа подошли к борту указанного корабля. Сразу стало ясно, что экипаж ударился в загул, с палубы доносились пьяные выкрики и невнятное бормотание. Вова забросил абордажную кошку, некоторое время выждал. Какое там! Никто не обратил внимания на этот звук, все были заняты более интересным процессом. Ловко поднявшись наверх, Вова сразу присел у фальшборта. Звуки пьянки раздавались из капитанской каюты. Второй центр подготовки к океанскому плаванию находился под навесом, впереди фок-мачты. С таким экипажем легко расправится в одиночку Вернувшись на лодку, Вова объяснил неграм ситуацию, затем снова поднялся на палубу. Лодка пошла к месту стоянки шхун, подкрепление подойдет не раньше позднего вечера.

Вова решил не терять попусту время, для начала желательно выяснить состав груза. Спустился на артиллерийскую палубу, взял в каморке боцмана масляный фонарь. Теперь можно отправляться на инспекцию трюма. Грузчики не обманули — золото, серебро и медь. Конечно не «золотой» галеон, но достойная добыча. До прихода шхун Вова в одиночку повязал весь экипаж. Одни так и не поняли, что случилось, другие спьяну посчитали себя великими и непобедимыми воинами. Перед рассветом капитан относительно протрезвел. Перед его носом поводили кружкой с вином, после чего получили необходимую информацию. Они ждут еще два флейта, которые к полудню должны выйти из порта. Далее корабли пойдут в порт Изабелла, что западнее Пуэрто-Плата. Там стоит еще один галеон с золотом, серебром и свинцом. Далее все вместе пойдут через океан. Хозяин кораблей в каких-то родственных отношениях с командиром гарнизона, что дает возможность подобрать остатки после «золотого флота».

Захват флейтов не составил проблем. Выйдя из порта, корабли ошвартовались к галеону. Три экипажа посадили в трюм на одну цепь. Золото, оно и есть золото. Без раздумий отправились в порт Изабелла, капитан не обманул, не успел караван лечь в дрейф, как один из стоящих на рейде галеонов поднял паруса. Братья приказали поднять все паруса и повернули в сторону острова Кошка. В итоге галеон с хозяином кораблей оказался в роли догоняющего. Такое положение должно разозлить главу испанского торгового дома. Так оно и получилось, хозяин достаточно быстро догнал небрежно ползущую эскадру с полощущимися на ветру парусами. Его корабль поравнялся с галеоном.

— Капитана срочно на мостик! — раздался гневный крик.

Палуба оставалась пустой, одинокий рулевой безмятежно крутил штурвал. Неожиданно корабль вильнул на курсе, создавая опасную ситуацию. Галеоны реально могли сцепиться рангоутом. Но хуже того, дверь капитанской каюты открылась, чья-то рука запустила в хозяина кувшин с вином. Кувыркаясь и разбрызгивая вино, «подарок» перелетел на другой галеон и разбился о палубу, брызги намочили одежду хозяина. Крики перешли в визг и мат. Несколько матросов вышли на палубу, покачиваясь и сплевывая за борт, взялись за фалы. Затем демонстративно повернулись к хозяину спиной. Почесываясь, небрежно опустили паруса. Корабль с хозяином коршуном вцепился в борт разгильдяйского судна. Два офицера перепрыгнули через фальшборт, с руганью попытались войти в каюту капитана. Сильные удары уложили обоих перед порогом. Нокаутированных офицеров за ноги втянули в каюту. Это был перебор, больше не требовалось команд и проклятий хозяина. На своем судне делай все, что тебе нравится, но чужих не трогай. Матросы разъяренной стаей бросились выяснять отношения. Часть из них побежала в каюту капитана, основная масса решила почесать кулаки на артиллерийской палубе. Но что могут сделать сорок злых матросов против двух сотен вооруженных воинов? Только поднять руки.

На подходе к острову Кошка «подцепили» зазевавшийся флейт. Бросили якорь напротив дома губернатора, чиновник портовой администрации попросил сразу зайти к барону Бреде.

— Здравствуйте, счастливчики, сколько золота взяли?

— Всего семнадцать тонн.

— Так «мало»? Большинство капитанов за несколько лет и одной тонны не взяли.

— Мы в этом не виноваты.

— Согласен, — хохотнул губернатор. — Я пригласил вас по другому поводу.

С этими словами губернатор протянул лист бумаги, где был список из десяти кораблей. Названия трех кораблей были вычеркнуты.

— Это список десяти испанских пиратов, за которых парламент назначил премию.

Предложение не могло не заинтересовать братьев. Они владельцы торгового дома, более десяти кораблей патрулируют Карибское море с проливами. Встреча с сильным противником их кораблям не нужна. На первом месте стоял галеон «Золотая рыбка». Премия за уничтожение галеона составляла восемьсот тысяч талеров. Если при этом будет предъявлена голова капитана Дона Балеграно Торкуато, премия составит один миллион двести тысяч талеров золотом.

— Почему такая большая разница в премии?

— Вы об этом садисте? Он убивает капитанов захваченных кораблей. Мучает безвинных пассажиров, суд Амстердама приговорил его к смерти.

— Постараемся помочь, но наши корабли еще не готовы.

— Вы же не на лодках выходите патрулировать.

— На лодках, у нас нет других кораблей.

— Не шутите? Четыре галеона и флейт взяли на лодках?

— На лодках только первый корабль, дальше легче.

— Не верю, никто не поверит, взять галеон на лодке невозможно.

Братья не стали переубеждать губернатора, еще четыреста лет люди будут уверены, что чем больше корабль, тем легче одержать победу. Впрочем, у братьев оставался еще один вопрос:

— Господин губернатор, почему со стороны Испании практически нет боевых кораблей вольных капитанов или торговых домов?

Барон Бреда удивленно посмотрел на братьев:

— Если человек может нанять сотню солдат и купить корабль, он высадится в Америке и захватит богатую золотом или серебром землю.

— Однако пираты есть, вы только что сами дали список.

— Затрудняюсь ответить, лично я выбрал бы путь конкистадора. Спросите дона Хуго Циснероса, почему он выбрал такой путь.

Ни Саша, ни Вова как-то не задумывались о совсем иных возможностях испанцев. Слова губернатора вполне логичны. Зачем рисковать своей жизнью в море, если есть более надежный способ обогащения.

Снова начались приятные заботы по выгрузке трофейных кораблей. Галеоны поставили на переоборудование артиллерийских палуб. Кораблям было необходимо добавить пушки. Работы по строительству причалов и сухого дока шли полным ходом. Рабочих оказалось очень много, более пяти сотен человек пилили, рубили и таскали бревна. Удивленные братья нашли своего «прораба».

— Где столько рабочих набрали?

— Это матросы, которые ждут вакансий на кораблях. Мы их три раза кормим. Не волнуйтесь, ваша милость, они хорошо работают.

Но братья не волновались, а удивлялись. Раньше они как-то не задумывались, откуда берутся матросы. Вот корабль, вот список офицеров, офицеры формируют экипаж, корабль уходит в патрулирование. Сейчас они воочию увидели этих людей, готовых за тарелку супа работать с утра до вечера.

— Вова, надо разобраться с матросами.

— У нас Килиманджаро, золото и серебро негде хранить, рядом сотни людей без куска хлеба.

— Продумаем тему серьезно, люди сейчас при деле, не стоит пороть горячку.

— Договорились, поехали смотреть новые шхуны.

По дороге вспомнили слова губернатора.

— Ответь, почему мы гребем добычу лопатами, а некоторые капитаны не могут заменить медные листы на днище.

— Наше злато-серебро добыто другим путем, до этого никому не додуматься.

— Но мы берем хорошие трофеи с первого дня, когда еще плавали под командой капитана Дагера.

— Ты на многих кораблях был?

— Говори без предисловий.

— Я тебя ясно спрашиваю. Мы под пушки подкладываем клинья, поднимая или опуская ствол. Ты подобное видел на других кораблях?

— Ясно дело, что нет. Вертикальная наводка наш секрет.

— Корабли идут с ветровым креном, противник спокойно реагирует на наш маневр, ибо пушки направлены в воду или смотрят в небо, а мы бац книппелями по парусам. Сюрприз.

— Ну да, я как-то разговаривал с одним капитаном, он все выспрашивал тайну наших побед, а сам пальнет раз картечью и идет на абордаж.

— Вот-вот, и я об этом. Практически все приходят с дырками в борту. У некоторых заплатка на заплатке и половина шпангоутов переломана.

Постепенно разговор перешел на обсуждение различных вариантов боя. Плавно перекинулся на описание достоинств своих служанок. Затем началось вялое обсуждение двух французских каравелл, которые недавно пришли в Нассау. На обоих кораблях пушки стояли на верхней палубе, для Карибского бассейна это явный недостаток. Частые дожди, особенно ливни, создадут для артиллеристов серьезные проблемы.

* * *

К стапелю приехали в разгар жаркого спора. Строители спустили шхуны на воду, оба корпуса стояли под грузовой стрелой. Решался вопрос с пушками. По «проекту» надо поставить сорок четыре пушки, но они не помещались. При ширине палубы в пять с половиной метров пушки длиной в два с половиной метра никак не желали найти свое место. Тем более что во время выстрела пушку сносит назад на полтора метра. Устанавливать меньшие пушки не хотелось. Борт галеона выполнен из пятнадцатисантиметровых дубовых досок. Слабые пушки потребуют в бою сократить дистанцию. Компромисс нашел Саша, он предложил сдвинуть пушки одного борта. Размещение орудий в шахматном порядке позволило найти место для сорока пушек. Оставшиеся четыре пушки разместили попарно на носу и корме.

— Здравая мысль, убегая, можно попортить кровь преследователю. Догоняя, можно быстрее убедить сдаться.

Строители приступили к установке пушек. Через три недели обещали закончить оснащение кораблей. Вторая пара шхун довольно быстро обрастала обшивкой.

— Закладываем третью пару?

— Закладываем, но сначала определимся с количеством кораблей.

— Берем пример с барона Бреды.

— Флот из пятнадцати карак и галеонов, три галеона держим в резерве.

— Зачем нам резерв?

— Вернется корабль с боевыми повреждениями, и что?

— Умница, резервный флот весьма кстати.

— Две шхуны нам, три пары поставим на сопровождение трофеев из временных баз.

— Нашу старую базу на острове Кошка уже восстановили, но капитаны молчат.

— Ходят слухи, что капитан Ван Дейк нашел удобное место рядом с проливом Сомбреро.

— Все испанские корабли на Новую Гранаду и обратно идут через этот пролив.

— Осталось найти базу для кораблей, контролирующих пути в Новую Испанию.

— Барон Бреда и граф Нассау держат базы на полуострове Юкатан.

— Опасно, испанцы там усиленно рыщут. Ты сам видел, как барон встрепенулся, когда мы сказали о захваченных пушках, ружьях и амуниции.

— Остается Куба, на юге острова одни сахарные плантации.

— Разберемся со списком испанских капитанов и погуляем по острову.

— Лады, поехали вдоль берега, надо найти поселок матросов.

История появления поселка оказалась проста. Отправляясь в Европу, торговые дома и вольные капитаны высаживали свои абордажные команды на острове. Новые корабли всегда набирали экипажи в Англии. Кроме этого, как в Новую Испанию и Эспаньолу, так в Нассау приезжали различные искатели приключений, Так появилось довольно большое поселение безработных моряков.

Само поселение нашли в лесу, на берегу дальнего озера. Большой палаточный городок на тысячу жителей выглядел весьма тоскливо. Мужчины и женщины жили под обрывками парусов, теша себя надеждой найти работу. С питанием проблем не возникало. Обширное мелководье обеспечивало рыбой и лангустами. Лангустов продавали в городе. Деньги требовались лишь на одежду. Братья сразу повернули к самой большой палатке, где чувствовались порядок и организация. Рядом на поляне два юноши фехтовали на шпагах. Заметив всадников, они прекратили тренировку и представились:

— Эрик фон Хаген.

— Роланд фон Хаген.

Братья представились в свою очередь и переглянулись: решение найдено!

— Господа, вы сможете сегодня уделить нам время?

— Предупреждаем сразу, с нами десять человек, или мы наймемся вместе, или разговора не будет!

— Господа, вы сможете сегодня прийти в трактир «Кровавые паруса»?

— Мы обладаем уймой свободного времени. Назначьте час встречи.

Вова глянул на часы:

— В шесть часов вечера.

Близнецы пришли на полчаса позже. В это время исполнителям их плана подали несколько сытных блюд за счет заведения. Не желая смущать немецких дворян, Саша и Вова решили дать им время для спокойного ужина. Вероятнее всего, тем уже давно не удавалось нормально поесть. Все получилось как нельзя лучше, извинившись за опоздание, братья присоединились к совместному десерту.

— Какую работу могут предложить владельцы этого трактира? Если надо убить вашего конкурента из соседнего трактира, мы не согласны.

— Вы имеете боевой опыт?

— С пятнадцати лет воюем, наш родовой замок захвачен, отец убит. Решили искать счастья здесь, да ошиблись. Следовало ехать в Новую Испанию.

— Обращаться с пушками умеете?

— У отца была одна пушка.

— Сможете из толпы, что живет около озера, создать нормальных воинов?

— Тысяча человек! Где вы возьмете столько оружия?

— Так сможете обучить или нет?

— Сможем, если вы найдете гору оружия.

— Идемте на склад, посмотрите на оружие.

Склад находился через дорогу, напротив таверны.

Братья фон Хаген ахнули. Штабеля алебард, длинные ряды ружей, аккуратно сложенные доспехи. Посередине гора полевых пушек, правда, без лафетов.

— Сколько же тут оружия? Это городской арсенал?

— Здесь оружия на пять тысяч солдат.

— Это что такое? — Эрик фон Хаген недоуменно рассматривал курок. Но быстро разобрался, взвел курок и нажал на спусковой крючок. Ярко брызнул сноп искр. — Смотри-ка! Хорошо придумано! А это что такое? — Он крутил в руках чехол с короткой шпагой.

Саша вынул из ножен непонятную шпагу и надел на ствол ружья.

— Это штык, оружие ближнего боя стрелков.

— Чрезвычайно удобная вещь, стрелкам не надо таскать и ружье, и алебарду.

— Идемте на соседний склад.

В другом помещении стояла гора сундуков. Кладовщик открыл несколько из них.

— Подбирайте для себя одежду.

Эрик и Роланд, не стесняясь, зарылись в сундуки. Вскоре возле них выросла горка одежды. Вова протянул по талеру:

— Вот ваше жалование за месяц. Подготовленных солдат присылайте на этот склад. Здесь они получат солдатскую одежду. Жалование им будет положено наравне с матросами.

— С нами десять опытных солдат, мы хотим сразу взять одежду и для них.

— Берите, — хмыкнул Саша.

Братья фон Хаген снова рванулись к сундукам.

— Здесь одежда для офицеров. Одежда для солдат в сундуках у стены.

Кладовщик указал на подобие египетской пирамиды. Молодые офицеры с немецкой основательностью приступили к исследованию содержимого. Снова выросла гора одежды.

— Не избалованы достатком, каждую вещь выбирают с откровенным удовольствием.

— Со временем будем точно знать, сколько у нас куриных яиц.

— Не смейся, ребята прошли суровую школу выживания.

— Мы сами могли попасть в схожую ситуацию, спасибо капитану Жаку.

— Дважды нас спас, а своей гибелью фактически подарил торговый дом.

— Будем в Амстердаме, обязательно навестим и отблагодарим его родственников.

Братья фон Хаген аккуратно складывали выбранную одежду в тюки. Вова и Саша наблюдали, как четыре тюка вырастают до угрожающих размеров. Наконец немецкие дворяне закончили и подошли для дальнейших указаний.

— Завтра привезут кирпич, одновременно приедет строитель. Он покажет, как подготовить фундаменты для строительства зданий.

— Будем строить казармы?

— Для офицеров и семейных солдат строим жилые дома, для остальных казармы.

— Где получить продовольствие?

— Рыба в океане. Вы организуете снабжение лагеря продовольствием, чистоту и порядок. На первом месте обучение воинскому делу.

— Организацию лагерной жизни мы знаем.

— Через полтора месяца сделаем первую вылазку.

— Нападем на испанский гарнизон?

— Если нападете на испанский гарнизон, то у вас никого не останется в живых.

— Нападем на аборигенов?

— Ваша цель напасть на испанскую деревню, противодействие окажут не более пяти дворян и двадцати солдат.

— Хотите проверить боевые возможности?

— Мы высаживаться не будем. Ваша задача собрать как можно больше скота. Затем все погрузить на корабли.

— Только скот?

— Можете брать все, что угодно. Но задача собрать максимальное количество скота.

— Каким может быть это максимальное количество?

— Не менее пяти сотен коров, сотня лошадей, три сотни свиней…

— Богатая добыча, можно неплохо продать.

— Это минимальная добыча, ничего продавать не будем. Или вам нравится каждый день есть рыбу?

— Какова наша доля?

— На всех офицеров двадцать процентов, на всех солдат один процент.

— Разве будут другие офицеры?

— Вы вдвоем сможете справиться с двумя тысячами солдат? Сколько солдат было у вашего отца?

— Пятьдесят стражников и две сотни ополчения.

— Ополчение это крестьяне с вилами?

— Почему с вилами, им дали топоры и пики.

— Один офицер на пятьдесят солдат, в противном случае армия будет неуправляемым стадом.

— На сорок офицеров всего двадцать процентов — это мало.

— Идемте, посмотрите на «мало».

Все перешли в соседний склад, и гора золотых слитков лишила братьев фон Хаген речи. За блеском золота они даже не видели серебра, которое полностью заняло огромное помещение.

— Здесь городская казна? — сиплым голосом спросил Роланд фон Хаген.

— Здесь наша личная доля.

Эрик фон Хаген дрожащей рукой погладил слиток.

— Я никогда не дотрагивался до золота.

— Научите солдат — будете золото мешками таскать. Поставленную задачу поняли?

— Поняли! Где вас найти? Могут возникнуть различные вопросы.

— Спросите любого жителя города, вам скажут, где мы находимся.

— Любого? — недоверчиво спросил Роланд фон Хаген, затем посмотрел на гору золота и добавил: — Понятно.

— Сейчас мы редко бываем в городе. Рутинные вопросы сможет решить этот человек. — Саша указал на кладовщика. — Его имя Йохан.

Вышли из склада, Йохан указал братьям фон Хаген на стоящих в стороне лошадей. Дворянам по определению положены лошади, но в сегодняшнем случае животных нагрузили тюками.

* * *

Шхуны держали курс к острову Эспаньола. Шли напрямую, через Большую Багамскую банку. Согласно приложенной к списку пиратов записке, «Золотая рыбка» чаще всего патрулировала пролив между Эспаньолой и Кубой. Перед отходом к братьям пришли еще четыре офицера. Три французских дворянина, которые безуспешно пытались устроиться артиллеристам и один венецианский артиллерист. Венецианцу пришлась не по нраву морская жизнь, он ждал удобного случая для возвращения в Европу. Слухи о формировании братьями Скопиными сухопутных частей моментально разлетелись по городу. Кстати, Скопиными их уже не звали, жители города обращались к ним как к владетелям торгового дома Дагера, а за глаза прозвали счастливчиками. Близнецов это не смущало и не обижало, в некотором роде даже импонировало обращение «Ван Дагер».

Опасаясь нарваться на патрулирующий галеон, под берег Эспаньолы перешли ночью. С рассветом, прижимаясь к скалам, пошли по прибрежному мелководью. «Золотую рыбку» увидели в заливе, где она терялась на фоне прибрежных холмов и откуда хорошо просматривался весь Наветренный пролив. Готовый к бою корабль дрейфовал с опущенными парусами. Быстро подготовили три лодки, которые сразу направились к кораблю. Однако экипаж начал со злостью отгонять «рыбаков» от борта. Подобная возможность была предусмотрена, лодки принялись кружить вокруг галеона. Вова опустился в воду под кормой и незамедлительно принялся за работу. Скрывать плавучий якорь не имело смысла. Они не собирались давать шанс спустить шлюпку и перерезать тросы. Тем не менее, Вова закрепил крюк примерно на метровой глубине. Он успел вовремя, с палубы корабля раздались выстрелы, лодки испуганными тараканами метнулись в разные стороны. В то же время негры не забыли про «диверсанта», быстро выхватили Вову из воды и торопливо огребли к берегу. Залп пробил борт шлюпки, одному из гребцов выстрелом зацепило бедро. До возвращения а шхуны пострадавшего перевязали. У негров оказались с собой даже необходимые сушеные травы.

— Ты что-нибудь знаешь о лечебных травах? — спросил Вова, перебираясь на шхуну.

— Коноплю знаю.

— Я серьезно, они стреляли и ранили одного гребца.

— Подорожник и плесень с теста.

— Сухой подорожник годится?

— Я на бабку-травницу похож или нет?

— Или нет. Надо учиться, вдруг ранят, что тогда делать?

Братья задумались, еще одна проблема, аптек нет, просто так лекарств не купишь.

* * *

Шхуны дружно отошли от берега и открыто направились к галеону, но их появление игнорировали. Саша подвел шхуну под борт галеона. Он решил выстрелить под грот-мачту, где должен находиться пороховой погреб. Выстрелили с двадцати метров, ядро пробило корабль насквозь. Легкий ветерок выносил из дырки пороховую пыль. Испанские моряки перегнулись через фальшборт, но были встречены дружным залпом. С палубы послышались крики и проклятия. Галеон поднял паруса, но двинулся вперед не быстрее сухопутной черепахи. Матросы вторично попытались перегнуться через фальшборт, новый залп подтвердил смертельную опасность подобного любопытства. Через несколько минут заметили людей в артиллерийском погребе. Несколько выстрелов убедили испанцев убраться на палубу. Пушки галеона ничего не могли поделать с нахалами. Маленькие кораблики подошли к борту слишком близко.

— Что вы хотите? — На корме галеона появился капитан.

— Закинуть факел к вам в артиллерийский погреб.

— Мы сдаемся! Пусть ваш капитан возьмет мою шпагу.

Со шхуны забросили на борт абордажные кошки, Вова начал готовиться к спуску в воду. Надо только дождаться, когда галеон опустит паруса.

Саша перешел со шхуны на галеон через дырку в борту. Вместе с тридцатью матросами вышел на палубу, где без оружия собрался весь экипаж. В центре, со шпагами, стоял капитан и его офицеры.

— Я предлагаю вам поединок чести, — сказал капитан, — возьмите эту шпагу.

Вот в чем соль! Любитель позабавиться! Большинство голландских капитанов не являлись дворянами. Они никогда в жизни не держали в руках шпаги. Саша взял протянутую шпагу, ничего особенного, шпага как шпага. Только несколько коротковата, посмотрел на оружие в руках испанского капитана. Он держал в руках очень длинную шпагу, это он зря, в данном конкретном случае это минус. Длинная палка нужна боязливому мальчику при встрече со змеей. По реалиям новой жизни шпаги значительно отличались от оружия киношных мушкетеров. Они фактически являлись облегченными саблями с прямым длинным клинком. Саша расставил ноги на ширину плеч:

— Я готов!

Испанский капитан хмыкнул, стал в стойку.

— Начали?

— Начали.

Испанец короткими лягушачьими прыжками двинулся навстречу. Кончик его шпаги описывал сверкающую на солнце горизонтальную восьмерку. Все ясно! Саша подцепил своей шпагой клинок противника. Увел движение руки капитана дона Балеграно Торкуато за предел хода вправо. Делая рывок вперед, заблокировал шпагу противника. Затем резким движением вниз рассек лезвием правую руку врага. Левой рукой выдернул за гарду клинок из раненой руки капитана. Продолжая сближение, развернулся и сильно ударил пяткой между ног. На тренировке от такого удара семидесятикилограммовый боксерский мешок подскакивает на полметра. Дон Балеграно Торкуато хрюкнул и упал — это болевой шок. Когда очнется, долго будет сучить ножками и выть.

Саша повернулся к офицерам и матросам, которые стояли с вытянутыми лицами. Они привыкли к продолжительным спектаклям, сейчас увидели мгновенную расправу. Большинство даже не поняло, почему упал их капитан.

— Прошу ваши шпаги, всем за борт, берег близко. Спустить паруса!

Экипаж торопливо спрыгнул в воду, где моряки шхун проверили пловцов на предмет цепочек, сережек и перстней. Пленному пирату перевязали руку и приковали его к мачте. Со шхун закрыли парусиной дыры в борту. Вова закончил с плавучим якорем. Снова подняли паруса и направились в Нассау. Осмотр корабля вызвал настоящий шок — почти сотня пленных женщин, причем часть из них были испанками. В трюме клетки с мужчинами и детьми. Захваченные офицеры и просто пассажиры держались на борту в качестве заложников. Огромное количество денег, как талеров, так и дублонов. Что самое интересное, триста двадцать тонн золота. Откуда это золото? Кроме Испании, в этих краях никто золото не добывал. Огромная коллекция золотых украшений и арсенал оружия с дорогой отделкой.

Шериф Эрих Меркс забрал испанского капитана еще до постановки на якорь. Портовая инспекция, увидев бывших пленников, забыла о своих обязанностях. Все бросились на берег за шлюпками и лекарем. Губернатор тоже не заставил себя ждать. Заметив через окно необычную суету, он немедленно отправился на корабль. Вид изможденных людей заставил барона Бреду побледнеть. Многих он знал и обнимал со слезами на глазах. Лично проследив за отправкой бывших узников на берег, дружески обнял близнецов.

— Сегодня вечером в большом зале я дам ужин в вашу честь. Вы этого заслужили, все формальности к этому времени успеем закончить.

Губернатор изъявил желание осмотреть бывшие узилища. От вида многочисленных клеток его глаза засверкали от гнева.

— Прошу вас до окончания ремонта оставить здесь все как есть. Жители города должны увидеть такую жестокость. — Барон тяжело вздохнул и продолжил: — Показывайте золото.

Перешли в другой отсек трюма, губернатор с масляным фонарем в руках несколько раз обошел сложенное золото. Взял несколько слитков, после чего поднялся наверх. Еще раз внимательно осмотрел слитки при дневном свете, затем вернул золото братьям.

— Он нападал на свои корабли, на слитках клеймо Маракайбо. Наши корабли в тех краях не бывают.

— Почему не бывают?

— У входа в залив всегда патрулируют два галеона. Чужим туда не прорваться.

— Можно сначала атаковать галеоны, после чего взять город.

— Нет смысла. Достаточно другой, более доступной добычи.

— Если пират перехватил много наших кораблей…

— Никто не перекрывает путь из Маракайбо к проливу Сомбреро. И потом я взял слитки в разных местах штабеля, клеймо одной партии.

— Если по этому маршруту возят большие партии золота, есть смысл выслать патруль.

— Далеко от Нассау, возвращаться надо вдоль берегов Пуэрто-Рико, Эспаньолы и Кубы.

Весомые аргументы, барон Бреда прав, достаточно более легкой добычи.

— В каюте капитана нашли много бумаг?

— Четыре полных сундука, видно несколько лет собирал.

— Занесите завтра. Что еще интересного?

— Очень много талеров, среди них два сундука с золотыми талерами.

— Талеров много не бывает, в любом случае это ваша законная добыча, счастливчики. До встречи.

Губернатор спустился на ялик, корабль поднял якорь, пошли на ремонт к одному из построенных причалов. Пирата повесили на центральной площади под гневные крики горожан. Приговор привели в исполнение за полчаса до захода солнца.

* * *

Саша и Вова явились в дом губернатора в капитанских камзолах. Они были смущены, взволнованы, чувствовали какую-то неловкость. В своей одежде находили изъяны, даже изящные полусапожки казались помятыми. Собирались долго, служанки весело щебетали, поправляя манжеты и жабо, недовольно сетовали на строгость нравов, запрещающих надевать перстни и цепи, коих в сундуках хранилось великое множество. Братья попытались было взять шпаги и чуть не получили по рукам. Приходить с оружием на приемы считалось верхом неуважения и даже оскорбительным. Горожане стоя приветствовали своих героев.

Состоялся обычный скромный ужин без излишнего винопития. Губернатор произнес короткую благодарственную речь. В частности сказал, что лично напишет письмо вице-королю Новой Испании, где перечислит факты ужасных злодеяний пирата. В этом же письме «порадует» обнаруженным золотом из города Маракайбо. Близнецам казалось, что они являются свидетелями какого-то спектакля, что вот-вот должна открыться дверь — и неведомый руководитель произнесет: «Хватит, не пора ли нам хорошенько выпить и закусить».

Увы, следом за губернатором, с небольшими интервалами, пошли приветственные выступления представителей торговых домов. За ними начали говорить обычные жители. Близнецы поскучнели, вместо предполагаемого ужина с танцами они попали на аналог официального приема. Все прекратилось после того, как Саша после особенно трогательной речи одной из горожанок встал и произнес ответные слова благодарности. К нему присоединился Вова, в результате получилась длинная совместная речь, в которой они выразили признательность за столь лестную оценку своих трудов. Сразу после ответного слова бесшумно открылась боковая дверь и в зал вошел клерк в сопровождении городских стражников. Солдаты внесли кожаные мешки и поставили в центре, развязали и открыли так, что все присутствующие могли увидеть золотые талеры. Выждав некоторое время, губернатор еще раз зачитал решение парламента, после чего предложил братьям поставить под ним свои подписи. Близнецам стало грустно и тоскливо, бормоча слова благодарности, они расписались. Все как по команде встали и начали прощаться. Все, торжественный банкет окончен.

* * *

На другой день, по дороге на тренировку которую они ежедневно выполняли в казарме, братья зашли к губернатору.

— Расскажите, как вам удалось захватить «Золотую рыбку»? — поинтересовался он.

— На мелководье атаковали на рыбацких шхунах.

— Шхуны вооружены?

— Одна пушка на шхуну, всего восемь шхун, на борту двести человек.

— Но абордаж почти невозможен, слишком большая разница в высоте борта и скорости.

— При отказе сдаться, мы его просто взорвали бы.

— Как? Я видел дыру в крюйт-камере, кто забросит факел, тот неминуемо погибнет сам.

— Есть более безопасный вариант. Заряд пороха в пушку без пыжа, ядро в жаровне разогревают докрасна, прямой выстрел — и конец котенку.

— Вы меня часто удивляете необычными решениями. Откуда вы знаете про стрельбу раскаленными ядрами?

— При осаде крепостей пушки перебрасывают раскаленные ядра через стены. Город горит, жители требуют открыть ворота.

— Варварская тактика, в Московии города деревянные. В морском бою такие ядра бесполезны, ядро пойдет рикошетом от воды и сразу остынет.

— Эта методика для навесной стрельбы.

— В море навесом стрелять бессмысленно, из ста выстрелов в корабль можно попасть только один раз.

Губернатор взял со стола лист бумаги:

— Держите, среди спасенных вами людей находятся шесть человек, которые ехали на службу в торговые дома. Большая задержка привела к потере места.

— Большое спасибо, господин губернатор, помощь специалистов крайне необходима.

— Как я понял, вы готовите отряд для десанта. Когда планируете начать?

— «Золотой флот» вернется через четыре месяца, три месяца на подготовку у нас есть.

— Я вас приглашу на обсуждение операции. Возьмите еще один список, здесь имена дворян, которые ехали искать службу.

— Спасибо, весьма благодарны за вашу заботу.

— Делаем одно дело, до свидания, счастливчики. Удачи.

Но начали братья совсем с другого дела, пошли к управляющему «общепитом». Ресторатор Николя Сульт внимательно выслушал предложение хозяев, которое пришлось ему по душе. Услуги по доставке готовых обедов и обслуживанию званых вечеров обещали принести хорошие деньги. На следующий день, после появления рекламы, по городу забегали рассыльные с укутанными в толстое сукно судками. Новшество прибавило работы кузнецам, которым пришлось готовить медные кастрюльки новой формы.

Разговор с профессионалами торгового дела снял последние страхи по поводу ведения дел в незнакомом бизнесе. Двое из них внесли неожиданное предложение. До этого они работали представителями торгового дома в Ост-Индской компании. После совместного обхода складов, они предложили отправить караван в Индию. Там высокий спрос на различный инструмент, который пыльной горой лежал на складах братьев. Для Ост-Индской компании достаточно отправить подробный перечень груза. При этом компания посчитает стоимость по ценам Амстердама. Охота за кораблями с грузом из Испании перешла в разряд очень прибыльных торговых дел. Решили, что один из специалистов уезжает в Амстердам, другой вместе с караваном отправляется в Индию. Еще одним предложением было втихаря провести переговоры по закупке ружей. Все торговые дома имели большие запасы этого «неликвида». С установкой курков стоимость ружей обещала удвоиться по ценам Амстердама. Последним было предложение сдавать складские помещения в аренду взимать плату за пользование причалами. Только за один час первого заседания специалисты заметно встряхнули вялотекущий процесс обогащения братьев Скопиных. Это без учета их обещаний ознакомиться с ведением дел в негритянской деревне.

Беседа с дворянами была более лаконичной. Сорок два человека, все французы. Из общей массы выделялся французский генерал. Их ангажировали конкистадоры Картахены для обучения своих войск. Губернатор Новой Гранады начал притеснять первопроходцев и настойчиво требовал присоединения богатого города к короне. Кроме противодействия проискам королевских ставленников, отряд должен был перейти на Тихоокеанское побережье и отправиться на юг. Основной задачей было завоевание южной части американского континента. Для плавания в порт Картахена, что недалеко от Панамского перешейка, конкистадоры наняли французский корабль. Так они вместе с женами и детьми попались в сети «Золотой рыбки». Профессионалы военного дела к поставленной братьями задаче отнеслись серьезно. Надо подготовить две тысячи солдат? Подготовим. Боевая задача высадиться на берег, захватить и разграбить город? Нет проблем, такая тактика не нова. Только один вопрос вызвал отторжение. Ночью не воюют, порядочные люди ночью спят.

* * *

Следующие два пиратских корабля было решено искать в Большом Багамском проливе. Вероятное место их базирования в Санта-Лусии или Ира Белле. Оба порта во Флориде, самые близкие к проливу. Кроме того, в Санта-Лусию свозят золото с приисков Флориды. Наиболее удобное место для засады возле острова Черепаха.

— По-моему лидер негритянской деревни Мгикассо затевает какую-то авантюру, — поделился Вова с братом.

— Ты о желании негров обучиться стрельбе из пушек?

— Сначала решили помогать нам в строительстве кораблей, сейчас пушки. Все это не так просто.

— Он не глуп. Захват острова им ничего не даст, испанцы быстро всех переловят и отправят на свои плантации и шахты.

— Вероятнее всего, они хотят вернуться домой.

— Домой — это куда? Через океан им не перейти, а если перейдут, то несколько лет будут искать свою реку.

— Я с ним говорил, он рассказывал, что родом из племени Мали.

— Мне название Мали ничего не говорит. Думаю, что такого государства на побережье Атлантического океана нет.

— Давай сделаем для них луки.

— Сделай, а я посмотрю, что из этого получится.

— Очень просто, по принципу автомобильной рессоры.

— Из дерева?

— Нет, конечно, из железа. Набор тонких пружинящих пластинок, все заклеено в деревянном корпусе.

— В свободное время что хочешь, то и делай. Лично я рассчитал по десятичной системе вес золотого и серебряного талера.

— От нечего делать?

— Хочу озадачить Бэби чеканкой золотых и серебряных рублей.

— Какой смысл в этой затее?

— Вернемся в Россию и купим Выборг.

— Неожиданное предложение, а дальше что?

— Будем спокойно жить, денег у нас хватит.

— Не удивлюсь, если сегодня в Выборге не больше двадцати домов.

— Дешевле купим.

— Через год придут новгородцы, или немцы, или еще кто, захватят Выборг со всеми нашими деньгами и спасибо не скажут.

— Но ты не против чеканки рублей? Нет, в любом варианте обмен денег выгоднее продажи слитков. Делаем луки?

— Рожай технологию. Вооружим и будем использовать негров в своих планах. Они к ночным операциям отнесутся без глупых условностей.

— Хочешь подготовить спецназ?

— Почему нет? Ребята толковые, годятся для войны без барабанного боя с построением в колонны.

— Поиски двух галеонов могут затянуться.

— Уходить на маленьких шхунах в Бермудский треугольник нельзя.

— Нарвемся на плохую погоду и найдем себя у Гренландии.

— Посидим у Черепахи две недели, потом заглянем в Санта-Лусию и Ира Белле.

— Заодно посмотрим на возможности этих городов.

Рейд у острова Черепаха был пуст, кораблики разошлись в разные стороны для обследования берега. Нашли несколько временных стоянок, две из которых показались наиболее обжитыми. Рассредоточили шхуны вдоль всего берега. Вова со своими «диверсантами» расположился между двумя обжитыми стоянками.

Десять дней занимались ничегонеделаньем. «Инквизитор», один из двух галеонов, что патрулируют в Большом Багамском проливе, вошел в залив с последними лучами солнца. Корабль опустил паруса и встал на якорь. «Диверсанты» сели в лодки, до галеона было не более десяти минут. Две лодки подошли к борту, Вова привычно спустился в воду под кормой. Наработанные навыки позволили быстро закрепить плавучий якорь. Шхуны отошли от берега на рассвете. Маленькие кораблики направились к галеону стараясь выйти к носу и корме. «Инквизитор» снялся с якорной стоянки, но через несколько минут плавучий якорь зацепился за камни. Открылись пушечные портики, испанцы пугнули незваных гостей несколькими пушечными выстрелами, после чего начали спускать шлюпки. Опасаясь, что плавучий якорь обнаружен и со шлюпок быстро перережут тросы, шхуны со всех сторон бросились к галеону На шлюпках поставили паруса и, в свою очередь, пошли наперехват. Как выяснилось после захвата, капитан полагал, что корабль сел на мель, поэтому и направил своих моряков отогнать докучливых рыбаков. Его решение сыграло на руку, шхуны «растащили» корабельные шлюпки по всему заливу. Затем прозвучали восемь пушечных выстрелов. Свинцовая картечь хорошо выполняет свое дело.

Вечером того же дня захваченный галеон бросил якорь рядом с домом губернатора. Шериф Эрих Меркс забрал пленника в воротах порта. После завершения портовых формальностей и встречи с губернатором братья передали премию своему казначею и поехали в негритянскую деревню, где их ожидали готовые шхуны. Красавцы! Узкий, хищный корпус с высокими мачтами обещал высокую скорость. Мощные пушки позволяли смело идти против военного галеона. Для начала корабли надо было перегнать в Нассау, подняли паруса и… перевернулись. Шхуна легла на воду. Братья выбрались на достроечный причал и тупо смотрели на то, как народ торопливо заводит к мачтам тросы и ставит упоры. К вечеру корабль поставили на киль.

— Привозим со склада свинец и укладываем как мертвый балласт.

— Сколько тонн?

— Подскажи, если такой умный.

— Был бы умный, шхуна не лежала бы на воде.

— Есть универсальная таблица зависимости периода качки с метацентрической высотой.

— Ну и что? Ты можешь сделать теоретический расчет остойчивости для нашего творения?

— Лучше ответь, пушки не сдвинулись? Ты же заглядывал через палубный люк, я видел.

— Я хотел определить водотечность пушечных портиков, вода не поступает на артиллерийскую палубу. А пушки… вроде все стоят на местах.

— Будем определять практическим путем.

— Сначала полностью загрузим, затем начнем помалу выгружать.

К братьям подошел строитель, суть проблемы ясна всем, метод решения проблемы найден.

Решили попусту не ждать, и через три дня снова отправились к Черепахе. Надо поймать «Стальной перст», последний испанский корабль в этом регионе. Братья задумались.

— Ты много испанских кораблей засек вдоль берега Флориды?

— Часто ходят, почти ежедневно мелькают паруса.

— Капитаны говорят, что это самая популярная дорога для кораблей из Тампико и Гаваны.

— Почему не перехватывают?

— Испанцы сразу выбрасываются на берег.

— Время есть, пошли по мелководью, посмотрим берег вблизи.

— Через сколько дней корабль замоет песком?

— За двенадцать часов стянем на глубокую воду.

— Есть мысль?

— Берем трофейный якорь побольше, на берегу в районе патрулирования держим конный отряд.

— Маленькая шхуна бросает якорь, шлюпка передает трос на берег, запрягаем лошадей.

— Приз перед нами, а кавалеристы на берегу обирают моряков.

— У Флориды болотистый берег, засада может быть только напротив Черепахи.

— Количество кораблей увеличим?

— Нет, ничего не будем делать. Нельзя объять необъятное.

Шхуны подошли к берегу Флориды, и братья начали высматривать удобные лагуны. Утром встретились со «Стальным перстом». Галеон целый день гонял маленькие шхуны. Догонялки ничем не кончились, шхуны не покидали мелководья и не убегали от галеона. Перед заходом солнца корабль попугал орудийными выстрелами и повернул в океан. Шхуны нахально бросились в погоню, но капитан «Стального перста» не оценил нависшей опасности.

Ночью «Стальной перст» вошел в Большой Багамский пролив и лег в дрейф. Шхуны сильно отстали и нашли галеон ближе к рассвету. Сразу спустили одну лодку, в которой Вова отправился на дело. Работать ночью было жутковато, все время казалось, что вот-вот кто-то схватит за ноги. Вернулся он на лодку с облегчением, после чего одна из шхун всадила ядро в артиллерийскую палубу. Следом вторая шхуна добавила заряд картечи. Разозлив врага, мелкие разбойники ушли на безопасную дистанцию. Первоначально испанцы попытались наказать нахалов. Но шхуны продолжали маневрировать под носом и кормой галеона. Выходя на дистанцию выстрела, раз за разом посылали заряд картечи. Безнадежность своего положения испанцы поняли только с рассветом. Если в темноте они считали возможным расправиться с надоедливой мелюзгой или скрыться в Ира Белле, то после восхода солнца иллюзии исчезли. Корабль практически стоял на одном месте. Капитан, матерясь, приказал спустить флаг.

Шериф Эрих Меркс забрал пленного, губернатор в очередной раз поздравил победителей, затем его казначей принес положенную премию. Дома служанка переела записку из негритянской деревни. Корабли готовы! Юноши бросили все дела, оседлали лошадей и на рысях поскакали на верфь. Сдерживая внутреннее волнение и неуверенность, с нарочитой медлительностью обошли оба корабля. Строители постарались на славу, сработано было добротно, даже с некоторым изяществом. Десантные шлюпки взяли на буксир обе шхуны и повели по мелководью вокруг острова. Буксировка по извилистому фарватеру закончилась перед заходом солнца. Уже в сумерках провели опытные стрельбы, начали с одновременного залпа обоими бортами, после чего проверили состояние палубы и подпалубных бимсов. Пока все осматривали, наступила тропическая ночь, юстировку пушек отложили на следующий день. На самом деле, это очень важная деталь, корабельные орудия надо выставить на различные варианты боя. Например, залп бортом посылает ядра веером, или, наоборот, на удалении в пятьсот метров ядра ложатся в одну точку. Братья разработали много схем артиллерийской стрельбы и откровенно удивлялись беспечности других в столь важном вопросе.

Острый форштевень разрезал лазурные воды Карибского моря. Быстроходные корабли показали отличную маневренность и простоту работы с парусами. На юстировку пушек потратили три дня, но выполненная работа стоила затраченного времени. Братья построили не шхуны, а настоящих «убийц галеонов». Плохо одно, великолепные мореходные качества и мощное вооружение достались слишком высокой ценой. Грузоподъемность корабля составила всего семьдесят тонн. Придется придумать новый вариант патрулирования. Захватывать вражеский корабль ради такого мизерного количества груза не имеет смысла. Их красавцы предназначены для морского сражения или конвойного сопровождения. У достроечного причала стояли два следующих корпуса, на стапеле собиралась третья пара. Всего будет восемь быстроходных шхун. Первую пару решили назвать «Балтийский ветер» и «Северный ветер».

Губернатор встретил шхуны на подходе к воротам порта. Его настолько заинтересовала необычная конструкция кораблей, что он попросил разрешения сам испытать их возможности. Сначала осторожно завел «Балтийский ветер» в гавань, затем лихо развернулся и вывел корабль в море. Барон Бреда испытывал корабль до позднего вечера. Проверил мореходные качества на всех галсах, провел артиллерийские стрельбы по сброшенной в море бочке, после чего дотошно облазал весь корабль от киля до клотика. Вернувшись в порт, попросил братьев прийти к нему завтра, сразу после обеда. Поскольку весь город знал, что братья с утра ходят в казармы на тренировку, а потом вместе с шерифом и лейтенантом обедают в ресторане.

После завтрака братья забежали в здание своего торгового дома. Надо определить стоимость нового корабля. Служащие, не поднимая голов от бумаг, дружно ответили: не менее восьмидесяти тысяч. Без пушек, свинца и навигационных инструментов. Цена полностью оборудованного корабля составит четыреста тридцать тысяч талеров.

— Полностью оборудованная карака стоит пятьсот тысяч! С этим ценником нас засмеют.

— Готовьте третий стапель, заказы не закончатся, пока не придумаете новый проект.

Новый проект! Попробуй придумать новый проект, этого надо как минимум разбираться в парусных кораблях. Их проект опирался на разбитую «Разящую стрелу». Они заузили корпус и поставили парусное вооружение шхуны, подобное «изобретение» знает каждый школьник двадцать первого века.

Барон Бреда задал ожидаемый вопрос, а названная цена его не удивила, и братья почувствовали себя дураками. По-видимому, в Нассау любая домохозяйка способна с первого взгляда определить достоинства и цену любого корабля.

— Какие возможности у вашей верфи?

— Через два месяца можем продать три шхуны.

— Скажите вашим людям, пусть подготовят договор на двадцать четыре корабля.

— Спасибо за заказ, господин губернатор. Все необходимые документы завтра будут у вас на столе.

— Тут для вас письмо. — Барон Бреда протянул пакет.

— Письмо? От кого?

— Один из наших кораблей шел у берегов Эспаньолы. Местные рыбаки передали этот пакет. Удачи, счастливчики.

Прежде всего решили не суетиться. Точно определить возможности строительства на четырех стапелях. Проверить наличие пушек и узнать, где их можно раздобыть. Если на складе было достаточно свинца, то пушки кончатся очень быстро. На верфи сообщение братьев встретили с гордостью и воодушевлением. Еще бы! Одно дело строить корабли для собственных нужд, другое дело, когда твоя работа ценится профессионалами, тем более губернатором. Места для закладки новых стапелей было предостаточно, узким местом являлась заготовка пилолеса. Дуба много, при желании не составит проблем послать лесорубов на другие острова, только лесопилка может захлебнуться от напряженной работы. Решено, ставим еще два ветряка, и вопрос решен в корне.

Другой проблемой обещали стать пушки. Новые корабли отличаются мощными орудиями, имеемый на складе запас обеспечит потребности своих кораблей. Для выполнения губернаторского заказа потребуется еще более тысячи. Где их взять? Близнецы давно уже обратили внимание, что в вопросе пушек нет не только понятия стандарта, нет даже примерного единообразия. Разномастная артиллерия встречалась даже на одном корабле. Тем не менее, если делать, то делать хорошо, надо организовывать литье, для чего придется разбивать на куски хорошие пушки. Однако служащие торгового дома проблему решили в момент. Они скупили все пушки в Нассау.

— Зачем нам все пушки? Что мы с ними будем делать? — удивились братья.

— Мы скупили пушки оптом по цене металлолома, включая пушки с трещинами.

— Логика есть, но где выгода?

— Оптовая закупка обошлась в двадцать раз дешевле, чем покупка только необходимых орудий.

На такие масштабные авантюры братья были неспособны. Хорошо иметь умных и ловких помощников. Но проблема корабельных орудий требовала принципиального решения.

* * *

Письмо было от Никифора. Авантюра с сахарными плантациями и серебряным рудником удалась на сто процентов. Правда, по причине долгого отсутствия хозяина все рабы разбежались, но денег, которые Никифор взял с собой, оказалось вполне достаточно для покупки новых работников. Сахарная плантация дала первый урожай и приличную прибыль. Никифор на свой страх и риск докупил земли, что привело к неожиданным последствиям. При переоформлении документов на одну большую плантацию возникла возможность получить обратно прежние фальшивки, которые он тут же сжег. Большой запас дублонов, которые дали ему братья, позволил повторить хитрый ход с серебряным рудником. Никифор купил два ближайших подготовленных к разработке участка. Сейчас общая добыча составляла почти шестьсот килограммов серебра в день. Установить первоначальный подлог невозможно, в канцелярии губернатора и на руках у Никифора только новые документы. Далее он описывал благоустройство виллы, какие рядом соседи, природу и погоду. К письму был приложен почтовый адрес виллы и схематичный план относительно северного берега Эспаньолы.

Рискованная попытка обернулась очень даже выгодным делом. Братья обрадовались:

— Ты говоришь Выборг? Вот тебе вместо Выборга тихое, спокойное место.

— Мы развлекаемся на Багамах, рабы зарабатывают нам деньги.

— Морской прибой, пальмы, разноцветные птички.

— «Золотая рыбка» и прочие радости. Хватит мечтать, пошли за сундуками с другими испанскими финансовыми документами.

— Наши топ-менеджеры найдут им правильное применение.

— Когда напишем ответ?

— Перед набегом, придется менять планы, искать поселение с почтой.

Сундуки с испанскими деловыми бумагами вызвали у управленцев ажиотажный интерес. Живущие в мире торговли, сделок и различных деловых операций, они сразу почувствовали запах легких денег. Поскучав с полчаса среди бумаг, векселей, закладных и купчих, братья направились в свой оружейный цех, где было единственное на весь город литейное оборудование. Рабочие занимались переделкой ружей под ударный механизм. Тема литья пушек рабочих не удивила, к ним достаточно часто обращались с подобным вопросом. Но никто из работников не знал литья и не собирался браться за неизвестное дело.

— Придется самому экспериментировать, — заявил Саша.

— Не спеши, выпишем специалиста из Амстердама или Венеции.

— Выпишем, через год приедет. Зачем столько ждать? Основная проблема литья в воздушных пузырях. Я кое-что знаю о литье.

— Откуда?

— Мы вместе, братик, были на Северной верфи, и не раз. Мне литейный цех нравился.

— Берись за дело.

— Ага, «берись». Здесь важно температуру выдержать. Подскажи, где термометр взять?

— Современное определение температуры ограничивается понятиями холодно, тепло и горячо.

— Сколько у нас кувшинов с рудой ртути?

— Много, еще несколько десятков прибавилось. Осторожней с очисткой ртути, и где ты найдешь стеклодувов?

— Как ноль выставить? В Канаду за льдом неохота ехать.

— Захотелось меня посмешить? Температура тела тридцать шесть и шесть, кипения — сто градусов, деления в линейной зависимости.

— Только я не возьмусь изобретать новую пушку.

— Литьем пушек надо озадачить корабельных канониров.

— Проще найти сведущего человека.

Братья пошли в канцелярию губернатора. Надо было подать заявку на специалиста по литью пушек. Среди жителей города есть люди всевозможных специальностей. В канцелярии узнали, что губернатор уехал в тренировочный лагерь.

— Пошли, заодно сами посмотрим на результаты тренировок в лагере «новобранцев».

В лагере нашли губернатора, который вместе с шерифом наблюдал за подготовкой будущих воинов. Учеба шла по всем направлениям, пушкари перетаскивали с места на место орудия. Пехота училась маршировать и перестраиваться. В стороне отрабатывали приемы с алебардами. На берегу стреляли из ружей, обычная жизнь учебного лагеря. От озера лучами расходились улицы, где полным ходом шло строительство жилых домов и казарм.

— Хорошо организовали военный лагерь. И вашим солдатам удобно, и городским жителям не будут мешать.

— Мы попытались предупредить любые неприятности. На поперечной улице строим магазины и таверны.

— Где решили поселить офицеров?

— Дома для офицеров строятся между лагерем и городом.

— Умная мысль, солдаты в сторону офицерских домов не пойдут. Снабжения хватает?

— Закончим поиск по вашему списку и сделаем пробный набег.

— Удачи!

— Подождите, господин губернатор, у нас просьба. — Саша протянул полученные у Бэби деньги.

Барон Бреда удивленно рассматривал монеты, у которых с одной стороны была злющая кабанья морда, с другой — номинал с надписью «рубль».

— Что за деньги? Откуда?

— Эти монеты мы хотим чеканить в своей кузнице.

— В Московии денег нет, они вместо денег используют кусочки кожи с клеймом.

— В России нет ни золота, ни серебра, нет сырья для денег. Мы хотим чеканить свои собственные деньги.

Губернатор еще раз посмотрел на кабанью морду.

— Ваш князь отрубит вам голову.

— Наш город под властью шведов, на свои деньги наймем армию и вернем город. Для этого и собираемся чеканить монеты.

— Вдвоем против короля? Наивные молодые люди! Хотя… У вас на севере бардак почище, чем в немецких княжествах. Каждый сам за себя.

Барон начал перебирать монеты, десять и двадцать пять рублей золотом. Серебряные монеты в пять, три, два и один рубль. Копейки в пятьдесят, двадцать, десять и пять, тоже из серебра. Из меди три, две, одна, половина и четверть копейки.

— Чеканьте свои деньги, не возражаю. Извините, но мне пора идти.

Губернатор вернул деньги и направился к своей лошади.

После ухода губернатора к братьям подошел черный вождь Мгикассо. Его сопровождали три негра с луками. Предстояли первые испытания нового оружия. Немного в стороне стояли трое кузнецов, изготовители хотели увидеть результат своими глазами. Вся компания направилась в сторону учебных стрельб, где привлекла внимание братьев фон Хаген, которые презрительно посмотрели на луки.

— Разве это оружие? Лучше потратить деньги на арбалеты.

Вова и Саша не собирались вступать в дискуссию. Законы физики способна обойти только магия. «Тяжелый» арбалетный болт немецкого воина по весу легче «легкой» стрелы татарского кочевника. Французы к лукам отнеслись с уважением. Они своей грудью проверили эффективность турецких стрел. На учебный Столб повесили испанскую кирасу, негры отошли на Двести метров. Натянули на луки тетиву, затем с безразличным видом занялись специальными перчатками лучников. Братья вспомнили недавний разговор с Мгикассо, когда вождь чернокожего племени буквально кричал, что лучники никогда не надевают перчатки. Братья предложили вождю выстрелить из лука. Кровь на обеих руках послужила лучшим аргументом. Тетива лука бьет сильнее любого хлыста. Это не трехметровые гнутые оглобли, которые называются «английскими луками».

Тема лука на самом деле не так однозначна, как ее представляют многие люди. Большинство знает эпизод из «Путешествия Одиссея», где говорится о способности героя в одиночку натянуть тетиву своего лука. Этот факт переносят на особые качества лука, а не на самого Одиссея. На самом деле боевой лук без тетивы выглядит зеркально своему рабочему состоянию, другими словами, он вывернут наизнанку. Тетиву не натягивают, а вставляют, и всегда двое. Один человек садится на землю, руками берется за дуги, ногами упирается в середину, После того как он выгнет лук на себя, второй человек вставляет в пазы концы тетивы. Столь же ошибочны представления о самой тетиве, она всегда шелковая и без петель. Любой рыбак знает, что узел на леске обязательно перережет снасть, аналогично и с тетивой. В ее концы вплетены костяные шарики, которые вставляются в специальные пазы на концах лука. В завершение о воловьих жилах, кои никогда не служат тетивой по причине схожести своих свойств с резиной. Воловьи жилы режут на тонкие пластины и оклеивают деревянные части лука. Подобная мера служит для предохранения от намокания. Лук не боится воды, а вот арбалет под дождем теряет свои качества на треть.

Негритянские стрелки вышли на позицию с более легкими и удобными луками башкирского образца. По их поведению сразу стало понятно, они уже стреляли, и не один раз. Освобожденная тетива запела струной виолончели. Все три стрелы пробили кирасу, Саша и Вова пошли к лошадям.

— Послушай, давай присядем, раскинем мозгами, вдруг сделаем «карманные» арбалеты?

— Ты совсем плохой, да? Витая пружина в соотношении «вес — рабочее усилие» в три раза тяжелее плоской пружины.

— По пружине автомобильной подвески не скажешь.

— Вспомни диаметр той пружины. Кирпич за пазухой полезнее такого «карманного» арбалета.

— Не будем спорить, давай попробуем.

— Из каких разделов состоит теоретическая механика?

— Статика, динамика и кинематика, почему спрашиваешь?

— Лучше сделай аналог дедова ружья.

— Капсюля нет… Но у нас есть ртуть! У нас есть лак! Сделаю!

— Только где-то подальше от города, не надо пугать нормальных людей. Директор детдома до сих пор, наверное, вспоминает твои «бомбочки».

— Совсем не мои, их Валерка Тарасов делал, остальные помогали. Дядя Женя, кочегар из котельной, потом говорил, что такие «опыты» каждый год устраивают.

— Тяжкая доля у директора детского дома.

— Хватит вспоминать, пошли проверять готовность кораблей, завтра в море.

Братья вздохнули и пошли к лошадям. Столько дел надо одновременно отслеживать. Но бросать начатое хотелось. Дело не в жадности, жалко не денег, жало вложенные силы, вместе с тем появилось желание видеть результат своих начинаний.

* * *

Острые форштевни шхун разрезали мелкие волны, брызги летели на палубу. Ощутимо чувствовалась скорость кораблей. Они шли к полуострову Юкатан, где патрулировали корабли испанских пиратов. Последние четыре корабля из списка губернатора защищали порты Новой Испании от набегов флота барона Бреды и графа Нассау. Сначала подошли к Тампико, затем повернули к городу Вилла Хермоза. После этого направились к городу Сисал, где через сутки увидели паруса четырех больших кораблей. Несомненная удача, поиск последних испанских пиратов завершился менее, чем через месяц. Словно желая избежать опасной встречи, братья развернули свои корабли и имитировали бегство. Испанцы заметили чужаков, началось преследование. Определив, что дистанция увеличивается, братья немного подобрали паруса для сокращения дистанции. Оставалось подгадать удобный момент и разобраться с преследующими кораблями.

Разглядывая испанских пиратов в подзорную трубу, Вова еще раз с благодарностью вспомнил предупреждение Ицхака Неймана. Плавание в этом районе таит верную гибель для одиночных кораблей. Эскадра преследователей состояла из двух галеонов на восемьдесят пушек и двух карак на сто двадцать пушек. Мощная эскадра и наличие в строю двух трофейных карак говорили о богатом опыте капитанов и их экипажей. Сократив расстояние до дистанции выстрела, шхуны неожиданно разошлись в стороны. Ясно дело, бегство в разные стороны дает шансы одному спастись. Испанцы разделились на пары, желая догнать и уничтожить обоих голландских нахалов. Стараясь не отрываться от преследователей, через некоторое время шхуны начали сходиться, затем пересекли друг другу курс. Такой маневр привел к чрезмерному сближению испанских кораблей. Опасаясь столкновений или навалов, они начали отворачивать друг от друга.

Вот он, удобный момент, и надо его использовать на все сто процентов. Обе шхуны резко повернули на врага, нагло подрезали нос и дали почти синхронный залп книппелями. Два корабля испанских пиратов поручили серьезные повреждения такелажа и спустили паруса. Еще бы, на неказистых с виду корабликах стояли пушки помощнее, чем на галеонах. Оставшаяся пара погналась за кораблем Саши. Не тут-то было. Вова ловким маневром вышел в корму ближайшей караке. Открылись носовые портики, два ядра проломили транец испанского корабля. Вместе со щепками на поверхности моря закачались обломки руля. Курс корабля можно держать с помощью различных манипуляций с парусами. Но поддерживать направление движения и маневрировать в бою — совсем разные вещи. Карака спустила паруса и флаг. На последнем корабле капитан умел не только побеждать, но и признавать силу других.

Братья только собрались приступить к осмотру первой пары захваченных кораблей, как неожиданно из-за островов показались новые паруса. Обе шхуны отважно пошли на перехват, чем-то напоминая мопсов в попытке отстоять свою добычу. При сближении опознали корабли графа Нассау. Как выяснилось впоследствии, весь бой проходил буквально рядом с временной базой его эскадры. Два нидерландских капитана проявили благородство, они взяли на борт испанские экипажи с обещанием высадить моряков вблизи порта Веракрус. На самом деле пленников необходимо было увезти подальше от места боя, высадка на берег в районе прошедшего сражения неизбежно повлечет обнаружение временной базы. Моряки графа Нассау завели трофейные корабли в скрытую холмами гавань, где оказали помощь с ремонтом корпуса и такелажа. В Нассау братья вернулись через три недели. Они не скрывали своей гордости, поручение губернатора выполнено менее чем за четыре месяца. Кроме премиальных захватили сундуки с талерами и дублонами. Десятки килограммов золотых украшений, ворохи ценных бумаг испанских и нидерландских торговых домов. По мнению управляющих, торговый дом был обеспечен наличными деньгами на три года. Но самое важное — районы патрулирования освобождены от опасных противников.



7

Кладоискатели

Наконец на острове Кошка появилась официальная база торгового дома Дагера. Братья изначально отказались от понятия «временная». Сейчас они способны защитить остров. Две батареи береговой артиллерии расположились на прежнем месте, у входа в маленькую гавань. Третья батарея перекрыла пути в случае высадки десанта с другой стороны острова. Построили дома для постоянных жителей, два трактира и склады для добычи других вольных капитанов. Корабли их торгового дома приводили призы практически без боевых повреждений, что позволяло сразу конвоировать трофеи в Нассау. На остров отправили гарнизон с двумя офицерами. Управленцы нашли человека, который стал официальным представителем торгового дома. Две новые шхуны приступили к сопровождению трофейных судов с острова в порт Нассау. После некоторого раздумья, братья повесили над базой бело-сине-красный флаг с клыкастой кабаньей мордой посередине.

Настал день отправляться в первый набег для проверки боеспособности десантного отряда. Подготовили пять транспортных кораблей, целью выбрали ближайший городок на Кубе. Разведка с рыбачьей лодки сообщила, что вход в гавань защищает обычная полевая батарея из трех пушек. И хорошо, и плохо. Против корабля такая батарея не устоит. Но при штурме со стороны суши принесет много бед. Для гарантии решили напасть ночью силами африканского «спецназа». Вова и Саша разработали общую идею операции. Дальнейшее руководство передали профессионалам, для себя оставили визит на почту. Надежнее и спокойней самим подбросить на почту письмо. За ходом операции следили со своих шхун, одновременно обеспечивая безопасность со стороны моря. С восходом солнца увидели своих негров, которые мирно сидели около захваченных пушек. В гавани пусто, кораблей нет. На улицах первые прохожие идут по своим делам, первые рыбаки выходят на лодках в море. Генерал подал сигнал к атаке, торговые суда с десантом подняли паруса и направились в гавань. При виде пиратских кораблей в городе поднялась суета, в панике забегали люди. Десантники, как и ожидалось, рванулись в ближайшие дома.

Братья сошли на берег после обеда и сразу направились на почту. Пусто, все служащие сбежали из города. Бесцеремонно выломав дверь, братья начали осматриваться. Они впервые увидели почту шестнадцатого века. В ближайшем помещении, под защитой зарешеченной двери, стояли готовые к отправке в Испанию мешочки с золотом и серебром. Колонисты заботились о своих далеких родственниках и регулярно посылали денежные переводы. Мешочки были аккуратно опечатаны сургучными печатями, на кожаных тесемочках висели ярлычки. Неплохая добыча, более пятидесяти килограммов золота и серебра. Нашли письма на отбавку, проверили служебные отметки, после чего поставили похожие закорючки на свое письмо. Затем все высыпали на пол и затоптали сапогами. Поступившей почты не нашли, на всякий случай забрали учетные книги да прихватили два бочонка чернил. Ценность чернил для клерков Нассау они уже знали, появились свои служащие и делопроизводители.

Что-то похожее на организованный грабеж вышло только на следующий день. Еще через день перекрыли выход из города. В итоге на пятый день пошли обратно. Плохо, очень плохо. Братья так и сказали в лагере, продемонстрировав удивленным десантникам мешочки золота и серебра.

— Собирая сковородки и старые подштанники, вы выпустили из города все деньги. Завалили на кровати немощных старух, а девицы разбежались.

— Затем пошли пить в брошенные трактиры, а из соседних деревень жители не только убежали, но и унесли все самое ценное.

— На один золотой дублон здесь можно месяц пить, причем самое лучшее вино. Вы вернулись без денег, без добычи и без удовольствия.

— Это была учебная высадка. В настоящих высадках умелые солдаты приносят тонны золота и серебра. Неумехи и новых штанов найти не могут.

— Через десять дней в набег пойдет новая группа.

Завершив короткую речь, близнецы вынуждены были сделать замечания офицерам за слишком вялое руководство солдатами. А перед уходом добавили:

— При входе в город совершенно забыли про пушки. После захвата города не только забыли про пушки, забыли про боевое охранение.

— Забыли выслать разведку, двадцать испанских солдат всю эту «армию» могли палками перебить.

— Поверьте, мы видели в деле испанцев. Это хорошо обученные и дисциплинированные солдаты.

— Последнее. Вы строите себе дома, но никто не догадался вывезти для себя мебель и прочее имущество. Заказ из Парижа придет через полтора года.

Из лагеря братья направились в негритянскую деревню. Предстояла более приятная миссия, надо похвалить спецназовцев. Осмотр батареи и казарм показал высокий уровень подготовки. Они все сделали тихо, захват города был заслугой только черных воинов.

Обе шхуны без задержек перешли к проливу Сомбреро. Затем повернули на юг и вошли в Карибское море. По курсу появился гористый остров, тщательное исследование побережья подтвердило: остров необитаем. Под базу решили выбрать очень удобную бухту с западной стороны. С этого острова просматривается весь пролив, никто не сможет пройти незамеченным. Но и укреплять надо серьезно. Вход в гавань легко перекроет одна батарея. Но гавань почти кольцом окружена высокой горой. Для защиты от десанта на горе придется устанавливать две батареи.

— Здесь можно организовать чудесный центр отдыха.

— Я уже обратил внимание на микроклимат, совсем нет духоты.

— А я на вершину горы поднимался, чудесный вид, а температура воздуха не выше двадцати градусов.

— Делай термометр, начнем писать путевой дневник.

— Реки видел?

— Те, что впадают в бухту, не видел. Зато на южной стороне острова две шикарные речки, удочки так просятся в руку.

— Я место для аэродрома нашел, взлетно-посадочная полоса на пять километров.

— Нам до самолетов не дожить!

Найденное место понравилось, решили незамедлительно поставить привезенные с собой пушки. Мастер по литью латунных пушек нашелся неожиданно быстро. Им оказался первый знакомый в городе Нассау, артиллерист Альфредо Ненни. Оказывается, венецианец начинал свою карьеру с литья пушек, потом решил зарабатывать на жизнь как канонир. В итоге эта жизнь подсказала, что работа в литейном цехе намного безопаснее для здоровья. Альфредо Ненни отливал пушки любого размера и отличного качества.

— Если захотите, я вам отолью пушки на двухсоткилограммовые ядра, — хвастался Альфредо.

На новой батарее подняли флаг Скопиных и отправились в Нассау. Временная база капитана Ван Дейка не понадобилась.

Решили выйти через пролив Сомбреро в режиме патрулирования. Далее следовать по Бермудскому треугольнику до острова Кошка. Для подготовки к новой десантной операции еще было достаточно времени. В проливе перехватили корабль из Испании. Затем недалеко от Серебряной банки перехватили еще два корабля. Здесь пришлось пострелять, два торговых галеона решили показать, «кто в доме хозяин». Они грамотно встали в линию, тем самым страхуя друг друга и лишая шхуны возможности подрезать нос или корму. Братья, по своему незнанию канонов морского боя шестнадцатого века, сначала разошлись в разные стороны, затем Саша вывел «Балтийский ветер» перед галеонами, а Вова пристроился сзади. Трудно сказать, о чем думали испанские капитаны, вероятнее всего, недоумевали по поводу странных действий голландских пиратов. Дальше события развивались стремительно и обидно для испанцев. Саша резко выкрутил «борт», залп сбил переднему галеону мачты, после чего другой корабль благоразумно спустил паруса и флаги. В этом бою впервые показали свои навыки новые канониры, вернее, стрелял только Ежи Лесенок.

Барон Бреда первоначально смотрел на походы шхун без канониров с молчаливым неодобрением, затем начал делать вежливые замечания. Перед этим выходом в рейс близнецы решили больше не испытывать терпение губернатора и взяли двух недавно прибывших волонтеров. Два друга, два восемнадцатилетних шляхтича Ежи Лисовский и Ежи Ковалевский уже успели повоевать против турок. В последнем бою из всей европейской артиллерийской прислуги в живых остались только они. Получив несколько серебряных монет в качестве жалования и премиальных, они решили податься за океан. Молодых людей подвело незнание географии, в результате чего они сели на голландский корабль и оказались на Багамских островах, а не в Новой Испании. При более близком знакомстве выяснилось, что оба из полесья, никаких владений за душой у них нет, а фамилии родителей Лесенок и Коваленок. В принципе это не важно, близнецы не страдали национальными предрассудками, а между собой прозвали канониров Ежиками.

Наличие полезных грузов, в первую очередь, пушек и ружей, вынудило тащить поврежденный галеон на остров Кошка. Кроме оружия и доспехов трофейный корабль оказался загружен сукном. Другой галеон вез сукно и вино, что в складывающихся обстоятельствах было для близнецов совсем не маловажно. Они создавали армию голодранцев, которую в ближайшее время требовалось одеть и обуть. Качество солдата, в первую очередь, определяется его внешним видом. Сытый, одетый и уважающий себя воин заставит уважать себя окружающих его людей. Голодранец и в глазах пленного будет выглядеть голодранцем. На Кошке взяли с собой готовые к отправке суда и в итоге пришли в Нассау с караваном в восемь трофейных кораблей.

Дома удалось отдохнуть всего два дня. Новая партия обученных десантников с нетерпением ожидала набега на городок Евангелиста. Операцию провели по прежней схеме, но большинство ошибок снова повторилось. Хотя офицеры и старались изо всех сил, солдаты просто теряли рассудок. Они хотели «здесь и сейчас», помутневший от сиюминутного всесилия разум не воспринимал никаких команд.

— Что делать, Вова? Ума не приложу, — с грустью в голосе спросил Саша.

— Сам не понимаю. Не поверю, что наши солдаты хуже тех ребят, с которыми мы высаживались в Пуэрто-Плата.

— Мы все делали в первый раз, и наши моряки столкнулись с врагом впервые, но результат совершенно иной.

— Вот именно! Ты прав! Дело в офицерах!

— Брось ерунду говорить, это настоящие профессионалы, нам до них никогда не дотянуться.

— Они профессионалы этого времени, мы дилетанты своего. Идем в новый набег из расчета на одного офицера — один солдат.

— Командовать будем сами, возможно, ты прав.

Сказано — сделано, образцово-показательный грабеж прошел как по нотам. Повторили еще раз и передали бразды управления господам офицерам.

Сделав нужные для себя выводы, они самостоятельно провели новую серию десантных операций. Осмысленно прогнали по деревушкам и городкам все полторы тысячи солдат. Десантники перестали бросаться на первых встречных женщин, не стремились схватить любую тряпку. Рядом с лагерем выросли фермы, появился табун лошадей. Рацион питания отошел от рыбной диеты. В последних налетах солдаты уже осмысленно искали скот и продовольственные склады. Перестали равнодушно проходить мимо мешков сахара. Братья отработали высадку десанта через линию прибоя. Научили солдат быстро разбирать и собирать орудийные лафеты. Десант без пушек очень уязвим, тащить орудийный лафет образца шестнадцатого века совсем не просто. Облегченный вариант одного пушечного колеса весит пятьдесят килограммов.

* * *

Избавившись от необходимости контролировать учебные десанты, братья занялись новой идеей. На стапелях для строительства мелкого флота сделали для себя некое подобие яхты. Маленький быстроходный кораблик немногим больше рыбацкого баркаса. Для получения богатой добычи необходима качественная разведка. Съемная мачта делала кораблик неотличимым от любого рыболовного суденышка. Пользуясь маленькой осадкой, близнецы ходили напрямую через мели, рифы и банки. Однажды обратили внимание на торчащие из воды мачты. На песчаном грунте лежал испанский корабль с креном на левый борт. Сразу вспомнились рассказы о затонувших галеонах с золотом и другими сокровищами. В голове роились мифы об эскадрах, с золотом в трюмах, которые погибли на рифах. Но среди мифов есть и правда. Не зря каменная гряда рядом с Эспаньолой впоследствии названа Серебряной банкой. Маленькая глубина позволила Вове и Саше не только нырнуть, смогли даже заглянуть в трюм и каюту капитана. Нашли и деньги, и золото, и серебро, основной груз составляла медь. Бросать такую находку не хотелось. Но для подъема груза необходимо водолазное снаряжение. Тем более что негры, увидев заинтересованность братьев, начали наперебой рассказывать о других затонувших кораблях.

Комплект аквалангиста-любителя купить было негде, все пришлось делать самим. За плечами близнецов был только курс легководолазного обучения. Как все курсанты морских училищ, они прослушали тридцать часов теории и прошли десять часов практики. Вернувшись в Нассау, засели за воспоминания далекого будущего. Вспомнили расставленное в кабинете водолазного дела оборудование. Вдоль стен стояли различные учебные экспонаты, в том числе и самые примитивные. Например, ручной насос для подачи воздуха. Но одно дело видеть учебное пособие, другое дело знать его устройство. Снова принялись изобретать, что только ухудшило настроение. Водолазный шлем можно склепать из меди, но где взять стекло? Воздушный насос сделать не проблема, но где взять шланги? Костюм водолаза прост, как варежка, но где взять резину? Многочисленные соединения требуют герметизации, но чем? С каждым шагом количество вопросов возрастало в геометрической прогрессии.

Тем не менее, появился прогресс. Венецианский специалист по керамике знал технологию изготовления стекла. Сам Пьер Каносса никогда стекло не делал, но видел, как делают другие, поэтому и взялся. Возможно, какие-то тонкости процесса прошли мимо, но результат оправдал ожидания. Более того, появление стекольщика вызвало лавину заказов от городских жителей. Братья неожиданно для себя вспомнили экскурсию в музей Ломоносова. Экскурсовод рассказывала об опытах русского ученого по созданию мозаики. Близнецы вспомнили о простых добавках, которые придают стеклу различный цвет и структуру. В мельницу для песка подсыпалась железная руда, соли меди или свинца. Наибольший эффект дало изготовление зеркал. Здесь уже встрепенулись собственные менеджеры и потребовали ограничить продажу зеркал в Нассау. По их пояснениям, такую продукцию следует отправлять в Амстердам. Следом начали упаковывать в ящики и готовить к отправке посуду из цветного стекла.

Наконец решили проблему шлангов, свитую в спираль проволоку обмотали лентой из льняной ткани, пропитанной рыбьим клеем. Решился вопрос с самим водолазным костюмом. Вспомнился примитивный костюм первых подводников, который применялся для выхода из затопленной подводной лодки. В такой костюм легко забраться без посторонней помощи. Столь же просто самому герметизировать. Первый спуск в воду происходил рядом с достроечным причалом в окружении любопытствующей публики. Казалось, все население деревни, и черные, и белые, собрались поглазеть на спуск человека в неведомые глубины. По заранее приготовленной лестнице Вова спустился в воду с торца причала, где глубина не превышала двух метров. Сначала побродил вдоль берега, где его шлем порой показывался над поверхностью воды. Затем осмелел и перешел на внешнюю сторону причала. Наконец испытания закончились, водолаз поднялся на поверхность, демонстрируя в одной руке лангуста, другой показывал большой палец. Тут же у кромки воды собрался совет водолазов-спасателей и постановил приступить к подъему меди после изготовления трех водолазных комплектов.

* * *

В ожидании изготовления водолазного снаряжения близнецы ежедневно крутились под ногами у Альфредо Ненни. Литейщик снисходительно взирал на попытки своих работодателей изучить процесс изготовления пушек. Поучиться было чему. Братья так и не смогли понять, как венецианец выбраковывает купленные орудия. Постучал молоточком, послушал звон и сделал заключение. Большинство купленных в торговых домах пушек оказались хорошего качества, арсенал братьев превышал все разумные пределы.

— В России сейчас каждая пушка имеет собственное имя, — сокрушался Саша, — у нас они свалены горой.

— Тебе же умные люди объяснили, что в Голландии артиллерия укомплектована, в других странах на покупку просто нет денег.

— Нам ничего не стоит отправить в Москву даром.

— Конечно, напишем адрес: «На деревню дедушке».

— Не вижу ничего смешного, открой любую книгу, везде русские князья бьются с татарами.

— Ага, получат пару сотен наших пушек и начнут биться между собой.

Саша вместо ответа тяжело вздохнул: брат прав, не зная броду, не лезь в воду. Спонсорская помощь в никуда вероятнее всего приведет к непредсказуемым последствиям. Братья направились к берегу моря, где готовили к разделке одну из выбракованных пушек. Рабочие щедро засыпали порох, подожгли запальный шнур и разбежались. Выстрел, пушка, поднимая клубы пара, буквально нырнула в море. Рабочие неторопливо обвязали «утопленницу» и вытащили на берег. Резкое охлаждение сделало металл хрупким, под сильными ударами кувалд начали отваливаться крупные куски. Альфредо Ненни внимательно слушал и смотрел, он определял пропорции необходимых добавок. Впрочем, в основном новые пушки отливали из собственных запасов меди и олова. У причала углежогов возвышалась солидная гора древесного угля.

Негры оказались пионерами водолазного дела. Они сами изготовили с десяток водолазных комплектов и первыми освоили водолазное снаряжение, но совсем для других целей. Чернокожие плотники смастерили деревянные ящики, где вместо торцевой стенки установили стекло. Рыболовецкие шхуны с «водоскопом» плавали по Большой Багамской банке в поисках лангустов. Где совсем мелко, в воду прыгал ныряльщик, где глубоко, опускали водолаза с сачком. Братья не возражали, зачем? Черное население деревни давно стало частью их собственных интересов. Многие вопросы могли решить только они. В негритянском поселении возникло уже несколько производств, где участие африканцев было основополагающим. В тоже время негры продолжали отказываться от любых видов оплаты, включая золото. Вероятнее всего, на родине они жили в системе «первобытного коммунизма».

Выгрузка меди с затонувшего судна едва не закончилась трагедией. Работы начали с подъема корабельных орудий. К ним привязали кожаные мешки и наполнили воздухом. В таком положении пушки отбуксировали в деревню. Затем водолазы цепляли крюками связки меди и подавали сигнал наверх. Два катамарана с грузовыми стрелами поднимали медь на поверхность, грузили в шхуны, которые отвозили добычу на склады при негритянской деревне. На второй день затонувший корабль неожиданно всплыл. Если водолазы отделались только испугом, то один катамаран разбило бушпритом «утопленника». К счастью, все обошлось только ушибами, но народ сильно перепугался.

— Совсем забыли, что дерево обладает плавучестью! — ворчал Саша.

— Лучше ответь, почему на кораблях нет водонепроницаемых переборок?

— Еще двести лет не будет.

— Почему двести лет?

— Ты на лекциях спал или слушал? Вопросы непотопляемости и обеспечения плавучести начали решать в восемнадцатом веке.

Пока «утопленника» буксировали к берегу, братья прихватили «водоскоп» и отправились исследовать другие корабли. Выбрали корабль, который шел из Новой Испании. Обследование показало наличие золота серебра, свинца и олова. Основным грузом был свинец. В водолазных костюмах забрались в капитанскую каюту, в сумеречном освещении отыскали и подняли на поверхность все сундуки.

— Этот корабль легко поднять.

— Пробоина видна, на нее можно положить кусок паруса и прибить гвоздями. Но что дальше?

— Грузовой люк в носу закрыт, герметизируем его парусиной и крепим гвоздями, в кормовой люк опускаем деревянный короб.

— Молодец! Герметизируем нижнюю часть, сверху вставляем шланги и откачиваем воду.

— От люка до поверхности воды всего четыре метра. Надо на катамаран поставить насос с приводом от ветряка.

— Конструкцию унесет ветром, ветряк начнет работать как парус.

— Не бойся, не унесет. Привяжем к битенгу31Битенг — название поперечной балки силового набора корпуса деревянного корабля. Кроме этого используется для швартовки корабля.топляка, никуда ветряк не денется.

Юноши объяснили свою идею бригаде добровольных водолазов, которая в основном состояла из негров. Самим предстояло совершить первый настоящий набег за реальной добычей.

* * *

Вождь чернокожих беженцев организовал разведку по всему побережью Карибского моря. Вероятнее всего, Мгикассо искал своих родственников, но братья никогда не поднимали эту тему. Тем более что, несмотря на общее дружеское расположение, негры никогда не переступали определенной черты откровенности. Братья отдали вождю несколько испанских морских карт. Дали компасы, научили, как всем этим пользоваться. Близнецы в неменьшей степени были заинтересованы в разведке испанских городов и портов. Сообщение Мгикассо о больших богатствах в городе Картахена сомнений не вызывало. По его словам, в Новую Гранаду свозили добычу с Тихоокеанского побережья. Гарнизон города состоял из двухсот семидесяти солдат. Береговая батарея насчитывала только три орудия.

К операции решили привлечь все свободные корабли. Для обеспечения безопасности лучше всего подходила временная база на западе Кубы. Базу нашли негры Мгикассо — небольшая удобная бухта в окружении невысоких гор и холмов. Разведчики вождя в своих неведомых поисках обнаружили здесь более трех сотен сбежавших рабов. Такой факт показался братьям наилучшей гарантией скрытности. Часть рабов осталась вместе с моряками, остальных вывезли к проливу Сомбреро. База на острове требовала продуктов, для чего завезли скот и птицу, что, в свою очередь, потребовало людей. Чернокожие поселенцы ловили рыбу и пасли скот. Их обязанностью являлась регулярная поставка продуктов для солдат и моряков. Солдаты устроили коптильни, где готовили окорока, колбасы и прочую снедь.

Перед отходом Саша и Вова устроили сами себе торжественный ужин. Отметили первую годовщину новой жизни. В гости пригласили Альфредо Ненни, своих артиллеристов — Ежиков и Ицхака Неймана, который накануне привел караван из Амстердама. С караваном кроме набранных моряков и прочих полезных специалистов, прибыло пополнение из пяти сотен викингов. В свое время, когда оговаривали наем датчан, ни Саша, ни Вова не имели понятия о существовании собственной «биржи труда». Собрались просто, без чинопочитания и намека на официоз. Служанки пригласили своих подружек и сами садились за стол, создавая тем самым забытый всеми домашний уют или иллюзию оного. Что ни говори, но Нассау для всех был чужой землей, большинство оказалось здесь помимо собственной воли.

— По какому поводу праздник, господа работодатели.

— Год назад капитан Жак Вольфганг Дагер вытащил нас из воды.

— Извините, мы слышали вашу историю, но как-то не подумали, что это может быть поводом для ужина.

— Не надо, прошедшее не вернуть и не изменить. Ицхак, расскажи подробнее о своем человеке в Москве.

— Мой родственник живет в Москве десять лет, зовут его Баркхоб Нейман, русские прозвали Борисом.

— Чем занимается?

— Некоторые торговые дома держат своих представителей в Москве. Троюродный дядя скупает у них нераспроданные товары, потом продает.

— На корабли нет денег. Купленные товары он отсылает в Ригу, где живет другой родственник.

— Для ведения дел с Москвой нужны корабли.

— Подучусь у специалистов и возьму на себя доставку товаров из Амстердама в Ригу. Не возражаете?

— Зачем возражать? Ты человек проверенный, твое предложение отвечает нашим общим интересам.

— Люди говорят, что вы еще один большой дом заложили. Это первый торговый дом в Нассау, которому для ведения дел не хватает двух зданий.

— В старом здании решили открыть свой банк.

— Банк? Объясните мне, кого вы собираетесь здесь.

— Будет банк, будут желающие засунуть свою голову в долговую петлю.

— Поосторожней с торговыми домами. Здесь простаков нет, большинство сотни лет этим делом занимаются.

— Господа, достаточно о делах и деньгах. Рядом с рами сидят дамы.

Вечер прошел в веселье с танцами. На рассвете две шхуны подняли паруса, основная эскадра уже была на пути к временной базе на Кубе.

На Картахену вышли восемнадцать кораблей в сопровождении четырех шхун. С Вовой на шхуне было полторы сотни многократно проверенных десантников. С Сашей плыло полторы сотни негритянского «спецназа». Вторую пару шхун временно сняли с кубинской базы. Около полуночи шлюпки высадили десант в четырех километрах южнее города. Саша повел свой отряд к батарее, Вова отправился искать дороги. По данным черной разведки, из Картахены было два пути, одна дорога вела к реке Магдалена, по которой в город поступали основные товары. Вторая дорога шла среди лугов и пастбищ к побережью Тихого океана. Во время захвата города жители побегут по обеим дорогам. Следовало заранее найти удобные места и перекрыть беглецам путь. Кроме этого, по обеим дорогам могут идти караваны, которым ни в коем случае нельзя дать возможность повернуть назад.

Казарму, как и в случае с Корпус-Кристи, захватили быстро и бесшумно. Набегов на Картахену никогда не было, что совершенно расслабило гарнизон. Выполнив задание, часть негров ушла по своим делам, остальные вернулись на побережье. В их задачу входило вернуть на шхуны десантные шлюпки. В казармах остался один Саша, он немного побродил по помещениям и складам, затем запер ворота и лег спать. Вова прошел вдоль городских окраин, нашел первую дорогу, по которой отправил пятьдесят человек. Ближе к рассвету нашел вторую дорогу, по которой отправил еще пятьдесят человек. С последней полусотней направился в порт, где стояли шесть торговых судов. С первыми лучами солнца в гавань начали заходить корабли пиратов. К появлению неизвестных кораблей жители отнеслись безразлично. Но когда по улицам побежали чужие солдаты, раздались вопли ужаса. Народ в панике заметался, пытаясь спасти свое имущество и жизни.

Генерал Мартен де'Тер принял у командира гарнизона шпагу после чего приступил к энергичному руководству грабежом.

— Господа Дагер, рад вас приветствовать!

— Взаимно, господин генерал, каковы ваши впечатления от захвата города?

— Великолепно! Я никогда не ожидал, что в одном месте может быть сосредоточено столько богатств!

— Хранилище казначейства уже вывезли?

— Да! Сто тридцать тонн золота в слитках и сорок тонн золота в изделиях аборигенов.

— Серебро начали грузить?

— Никогда бы не поверил, что серебро будут хранить на обычном портовом складе.

— Сколько всего серебра на складе?

— Три с половиной тысячи тонн. Я перестал сомневаться в своем выборе. Моя доля более двух тонн золота!

— Надеемся, что остальные офицеры поняли, что двадцать шесть тонн золота и семьсот тонн серебра — это совсем не мало.

— Вы бы посмотрели на немцев! Эрик и Роланд фон Хаген до сих пор не в состоянии закрыть рот!

— В домах много драгоценностей?

— У всех много денег и очень много изумрудов, церковные иконы просто усеяны драгоценными камнями.

— Желаем удачи, и не забудьте сменить заграждение на дорогах. Солдаты простояли всю ночь.

— Будет исполнено, господа!

Братья пошли на почту корреспонденцию следовало тщательно проверить. Вопрос не только в денежных переводах, которые осуществлялись физической перевозкой денег. Разборка старых запасов, которую закончили менеджеры их торгового дома, сделала братьев намного богаче.

— Ты посмотри! Наши «старики» опять царские ворота и иконы несут. Снова в церкви голые стены останутся.

— Плохо, что опять почту стороной обошли! Вообще-то надо отдать приказ о почте.

— Что еще придумал?

— Первым в здание почты может войти только руководитель набега.

Близнецы выбили дверь, сегодня они должны выполнить задание Йохана. Предстоит забрать все штампы и печати. В итоге разбирались с городской почтой до позднего вечера. Для выноса кожаных мешочков с деньгами и драгоценными камнями пришлось подогнать телегу с осликом. Молодцы негры! Никто в Нассау слыхом не слыхивал, что в Картахену свозят изумруды, никто не знал, что этот район Анд изобилует драгоценными камнями.

Корабли грузились восемь дней, но это была рекордная по темпам работа. Пираты сказали местным жителям, что уйдут сразу после окончания погрузки. Чем быстрее погрузятся корабли, тем скорее уйдут. Население города работало добровольно и круглосуточно. Весь город желал побыстрее избавиться от нежеланных гостей. Вывозили очень много меди и очень много серы. Забрали и прочие товары, в том числе доставленные из Испании. Город вымели под метелочку, включая имущество граждан. Мебель требовалась не только господам офицерам.

— Господа, господа! — Генерал Мартен де'Тер буквально влетел к братьям. — Перехвачен караван со стороны речного порта.

— Отлично, солдаты поняли смысл дозорной службы.

— Вы не понимаете, господа! Два ослика, а на них четыре сундука первоклассных изумрудов!

— Сопровождающих уже допросили?

— Нет, десять испанских солдат оказали сопротивление и были убиты, гражданские разбежались.

— Жаль, поздравляем вас, господин генерал, с отличной добычей!

Тяжелогруженые корабли направились в Нассау. У всех было отличное настроение, даже строгий запрет на спиртное люди восприняли с пониманием. Они везут огромные богатства, а вокруг только вражеские корабли. Вот вернутся в Нассау тогда можно похвастаться добычей и отпраздновать удачный набег.

Добытые трофеи вывозили в лагерь две недели. Мебель, ковры и гобелены, всевозможные тазики и кастрюльки. Причина задержки была только в одном: полторы тысячи солдат и офицеров получили аванс с набега. Деньги жгли руки, народ дружно бросился в трактиры, и талеры покатились обратно в сундуки торгового дома Дагера. На следующий день Саша и Вова пригласили в свое хранилище губернатора. Без предисловий открыли все двадцать два сундука. Без малого полтонны драгоценных камней, плата сеньоров за то, что в упор не замечали своих чернокожих рабов.

— Вот они где! Картахена, Новая Гранада! У меня были данные, что испанцы вывозят оттуда изумруды. Больше, чем мы с португальцами.

— Разве Нидерланды вывозят из Америки изумруды?

— Я говорю о копях в Индии и на Цейлоне. Вы позволите мне совершить в одиночку набег на Картахену?

— О чем речь! За шесть месяцев мы найдем другое вкусное место.

— Спасибо! В набег на Пуэрто-Плата пойдем только двумя эскадрами. Все шахты распределим до начала операции.

— Спасибо, господин губернатор!

— Расскажите о городе, как взяли и какие потери.

— Потеряли двух солдат, одного убил топором муж, когда солдат насиловал его жену. Второго убила женщина кухонным ножом, когда тот снимал штаны.

— Это не боевые потери, такое случается каждый раз. Сколько раненых?

— Одному солдату женщина ногтями вырвала левый глаз.

— Не могу понять солдат! В Нассау нет проблем с женщинами. Ваши корабли привезли пятьсот датчан, следом из Картахены корабли привезли три сотни женщин.

— Сами удивляемся таким поступкам. Вы пришлите к генералу Мартену де'Теру своего офицера. Генерал подготовит все схемы и планы.

— Вы где открываете банк?

— Начнем отсюда, потом переберемся в новое здание.

— Готовьте документы, я подпишу заявку на банк и отправлю ее в Амстердам. Ваши изумруды перекрывают финансовые требования по созданию банка.

Губернатор в сопровождении братьев вышел на улицу.

— Забыл спросить, вы вывозите трофейные инструменты в Индию?

— Да, дальнейшую судьбу груза решает Ост-Индская компания.

— Умное решение, другие торговые дома имеют собственное производство инструментов. Им не выгодно снижать закупочные цены.

— Мы не знали об этом!

— Не волнуйтесь, никто вам слова не скажет, даже цены в Нассау не поднимут.

— Почему? Если все знают, что груз идет в Индию и нам это выгодно.

— Вы вправе диктовать свои цены в Нассау Ваш торговый дом не связан договором с гильдией кузнецов.

— Так много различных нюансов!

— Вы только входите в бизнес, не скоро узнаете все тонкости. Мне сказали, что вы объявили расписание выхода кораблей из Нассау в Амстердам.

— Мы гарантировали безопасный отход каждые три недели.

— Даже так? Зачем?

— Кто заранее забронирует место на корабле, тот получит скидку, Выгодно нам, выгодно и грузоотправителям.

— Согласен. Есть выгода, когда заранее планируешь дату отправки своих товаров. А как обеспечиваете безопасность?

— Двумя новыми шхунами. Одной командует капитан Дон Хуго Циснерос.

— Интересное начинание, в то же время весьма обещающее. Удачи и до свидания, счастливчики.

Решение испанца быть рядом с женой послужило на руку братьям. Никто не соглашался на простую работу без шанса получить проценты за трофей. Вместе с тем нанятые для трансатлантических перевозок капитаны выставили вполне обоснованное требование. Или торговый дом Дагера обеспечивает охрану каравана, или капитаны при встрече с испанскими пиратами сразу спускают флаг. Две шхуны вполне способны обеспечить безопасность каравана. Бой у полуострова Юкатан показал, что одна шхуна способна противостоять четырем галеонам. Тем более если бой идет на уничтожение противника. Одного залпа в борт более чем достаточно.

* * *

Пересчет добычи из Картахены закончился через девять дней. Французы изъявили желание получить свою долю дублонами. Во Франции дублоны и луидоры имели равноценное хождение. Солдаты получили талеры, только братья фон Хаген попросили золотые слитки. Каждый вечер немцы разглядывали и гладили благородный металл. Возможно, они строили планы найма армии и возврата потерянного замка. Но данная тема была вне обсуждений, настоящей причины никто не знал. Генерал Мартен де'Тер вместе с офицерами перепроверил все расчеты. После этого долго пересчитывал сундуках деньги и, убедившись в точности выданного жалования, попросил встречи со своими хозяевами.

— Господа, я прошу провести смену гарнизонов на островах Кошка и Передовой, а также не забудьте временную базу на Кубе. Все должны участвовать в набегах.

— Справедливое желание, составьте график ротации гарнизонов. Людей меняйте по мере прихода шхун сопровождения.

— Новобранцы из Дании буквально взбесились, когда увидели привезенные трофеи. Они требуют участия в новом набеге.

— Этот вопрос решаете только вы. Все хорошо помнят первые набеги на бедные поселения и результаты таких набегов.

— Когда следующий набег?

— Во всех городах наибольшая концентрация золота и серебра ко времени прихода «Золотого флота». Испанская эскадра придет через месяц.

— Могу я узнать следующий город?

— Мы ждем результаты разведки. Смело рассчитывайте на три рейда с богатой добычей. Затем перерыв на четыре месяца.

— Я могу самостоятельно планировать и осуществлять набеги во время перерыва?

— Конечно! Вы военный человек, ваши способности в военных делах намного выше наших дилетантских навыков.

— Но я еще недостаточно освоил специфику таких рейдов. У вас очень много «неправильных» действий.

— Эти, как вы выразились, неправильные действия являются основным методом ведения войны против Испании.

— Новые пушки, которые мы получили из вашего литейного цеха, в два раза короче обычных.

— Так и планировалось. Они для боевых действий в черте города или из засады. Дальнобойность нашим пушкам не нужна.

— Понятно! Мы провели испытания, залп картечью не уступает обычной пушке, только ядро летит не так далеко.

— Нам не придется штурмовать крепостные стены. Требуется разогнать защитников города.

— Хорошая идея, они в два раза легче, и лафет легко собрать. Для десанта весьма удобны.

— Сколько пушек получили?

— Шестнадцать штук, полностью сформировали четыре батареи. Спасибо, господа, вы разъяснили все вопросы.

Братья ожидали новых сведений от Мгикассо, но негритянский вождь не сообщил даже предполагаемого дня возвращения своих людей.

* * *

Снова вернулись к кладоискательству. Чернокожие водолазы уже подняли корабль и притащили его под разгрузку к причалам деревни. Более того, водолазное дело им понравилось. В результате добровольной инициативы были подняты еще два торговых корабля. Сама работа вышла несложной, в обоих случаях привезли бочки с сахаром и цветные металлы. Водолазы отработали надежную схему. Сначала сняли пушки, затем с помощью наполненных воздухом мешков подняли наверх бочки с сахаром. Следом всплыли и сами корабли. С возвращением братьев негры показали особую находку. Галеон лежал на грунте недалеко острова Большая ящерица. Водолазы утверждали, корабль полон золота. Вова и Саша промерили глубины и задумались. Палуба галеона находилась на глубине восемь метров. С их снаряжением опускаться глубже десяти метров опасно для жизни. Если водолазы утверждают, что корабль полон золота, то надо попытаться его поднять.

Братья отправились надевать водолазное снаряжение в сопровождении трех негров. По заранее закрепленному проводнику спустились на палубу галеона. Свинцовые подошвы, пугая стайки рыб, гулко топали по деревянной палубе. Оба люка на артиллерийскую палубу оказались открыты. Судя по следам, их открыли совсем недавно, значит, это работа водолазов. Осторожно заглянули вниз, увидели черные зевы открытых люков с артиллерийской палубы в трюм. Еще можно спуститься палубой ниже, но дальше нельзя. Негры знаками предложили следовать за ними — если зовут, надо идти. Спустились на артиллерийскую палубу, где увидели натянутый трос. Черные водолазы здесь основательно поработали. В потемках, держась руками за трос, пошли вперед. У люка в трюм их уже ждали. У одного из водолазов в руках был шест с подобием Грабель на конце. Саша взял в руки шест и принялся шарить в трюме. Почти сразу натолкнулся на препятствие, завозился, пытаясь захватить невидимый груз, наконец подцепил и осторожно вытащил. В тусклом свете отчетливо просматривался слиток золота.

Затем осторожно прошли вдоль борта и сосчитали пушки. Двадцать шесть орудий вдоль одного борта. Галеон на пятьдесят две пушки. Нестандартное вооружение может принадлежать только «Золотому флоту». Осторожно вернулись на палубу и поднялись на поверхность. Надо думать! Выуживать слитки поштучно можно до бесконечности. Единственный путь — это поднять весь галеон. Но как? Дабы не терять время, начали с подъема пушек, этот этап надо пройти в любом случае. Братья задумались.

— Что ты читал о подъеме кораблей?

— Пару обычных книг, ничего особенного, что могло бы помочь. Ты сам много читал про затонувшие испанские галеоны с золотом.

— Такая же муть. Написано интересно, но для нас неприемлемо.

— Рассказывай, вдруг выглянет умная мысль.

— Когда испанцы решили поднимать золото с затонувших галеонов, сначала применяли водолазный колокол.

— Ныряльщики из колокола в галеон и обратно?

— Именно так, полгода на один галеон, пока тот сам не всплывет.

— Хилая мысль, нам такое не подходит.

— Затем придумали подобие водолазного шлема. На голову надевали деревянный бочонок со стеклом. Уже был шланг и воздушный насос.

— Стрёмно, так и погибнуть недолго.

— Наоборот, надежнее колокола. Лямки под мышки, на ногах груз. Легко освободиться и вынырнуть.

— Это похоже на снаряжение современных ныряльщиков.

— Да, снаряжение дайвера-туриста для глубин в один метр. Но это проблемы Красного моря.

— Не густо, выдай еще мысль.

— Дальше неинтересно. Поднимая золото погибших галеонов, испанцы додумались при постройке делить трюм на несколько водонепроницаемых отсеков.

— Это я знаю, потом научились математически рассчитывать непотопляемость. Все не то, что нам надо.

Рядом с их катамараном забурлила вода, на поверхности моря появились два кожаных мешка, под ними на тросах висела пушка.

— А если так попробовать? — Вова показал на мешки.

— Ты с ума сошел! Какое водоизмещение у галеона.

— Серийного производства в Испании нет. По нашим с тобой наблюдениям — до двух тысяч тонн.

— Где ты возьмешь две тысячи мешков? К чему ты эти мешки привяжешь?

— Между прочим, тысяча мешков у нас уже есть. Внимательнее надо быть.

— Предлагаешь ради галеона зарезать еще тысячу свиней и коров?

— Для начала стоит узнать, сколько скотины ежедневно забивают на острове. Мы даже не имеем понятия, сколько на острове скотины.

— Я не знаю, сколько у нас скота. Все равно надо искать другое решение.

Братья перебрались на свою яхту, подъем пушек с затонувшего корабля займет не один день. Вернулись на остров, для начала надо проверить свои возможности по заготовке шкур.

Решение пришло неожиданно, во время церемонии укрытия своего банка. Изначально братья хотели создать обычное хранилище для чужих денег. Нечто среднее между камерой хранения и залами для банковских ячеек. Попутно в подвалах хранить собственные капиталы. Собственно в банк эта идея превратилась с подачи губернатора. Сами новоявленные банкиры в сути финансового бизнеса ничего не понимали. Их знания ограничивались только тем, что банк дает в долг тысячу рублей, а возвращать приходится пять тысяч. Но если губернатор подписал бумаги на банк, пусть будет банк. Последовало торжественное открытие, затем обязательный фуршет со сладким испанским вином, фруктами и сладкими булочками. Гости отведали первые плоды бананов, спасибо неграм, откуда-то привезли банановые пальмы. С их слов выходило, что банановые пальмы растут только в Африке. Во время церемонии открытия господа Сплитхоф и Хапаг вручили близнецам их собственные сундуки. Тем самым хозяева банка становились и первыми клиентами.

— Я придумал! — Саша толкнул брата локтем.

Когда гости поели, попили и разошлись по своим делам, Саша повел брата на склады, в отсек старого корабельного имущества. Прошли между бухт с такелажными тросами, различными канатами и кучами блоков.

— Смотри! — Он указал на горы старых парусов.

— Действительно, все очень просто. Сошьем мешки и промажем рыбьим клеем или жиром.

— Причем заранее сможем рассчитать подъемную силу.

— Только приблизительно, но в любом случае лучше, чем никак.

— Надо звать капитана Эрлиха Ван Дейка и генерала.

— Зачем?

— Отправим в набег, нам не успеть и здесь и там.

Близнецы послали шхуну с письмом для капитана Эрлиха Ван Дейка, а сами отправились в негритянскую деревню, в которой всегда находили помощь и поддержку для решения своих необычных дел. И на этот раз Мгикассо без лишних вопросов приказал женщинам разобрать привезенные паруса и сесть за работу. Шхуна с капитаном Ван Дейком вернулась через пять дней. Братья собрали «военный совет» и поставили задачу: одновременный налет сразу на три города в Новой Испании. В набег взять двадцать кораблей и четыре шхуны. Десант высаживать с пушками, которые нужны только для тренировки. В каждом из портов не больше полутора сотен испанских солдат. Больших запасов золота и серебра нет, поэтому налет сразу на три места. Целью являются города Лимон, Сан-Хуан-дель-Норте и Рио-Гранде.

— У вас имеются схемы расположения пушек и примерные планы гавани и строений? — спросил Ван Дейк.

— Держите, здесь вся необходимая информация в двух экземплярах. Половина вам, половина нам, общее руководство за капитаном Ван Дейком.

— По какой причине вы не идете с нами?

— Неотложные дела в Нассау продержат нас не менее двух недель, а через месяц придет «Золотой флот».

— Понятно, после ухода «Золотого флота» набеги на города теряют смысл. Денег наберем не больше, чем с захвата обычного корабля.

— Когда уходим в набег? — спросил генерал.

— По готовности, старайтесь не затягивать время. Впереди еще два набега.

После ухода капитана и генерала братья вернулись к обсуждению проекта размещения воздушных мешков. Часть решили разместить под верхней палубой, затем крепить к носовым и кормовым битенгам. Каждый шаг проверяли на одном из галеонов, что стояли у причала. Было много сомнений, палуба не рассчитана на нагрузку снизу. Ее может просто оторвать от корпуса, битенг рассчитан на поперечную нагрузку. Ошибки в распределении воздушных мешков могут привести к разрушению корабля. Тогда вместо галеона на поверхность моря всплывет куча досок и брусьев. Беда в том что невозможно завести тросы под киль. Затонувший корабль плотно лежал на песке. Самым удобным местом является крепление вант к корпусу. Но здесь элементарно не хватало места. Даже с разносом по высоте получалось только по шесть мешков на каждую мачту.

К работам приступили через неделю. Достаточно быстро заполнили воздухом мешки под палубой, затем остальные мешки. Галеон слегка шевелился от подводных течений. Но тросы под корпус было не завести. Что дальше? Надо добавлять мешки, но куда? Привязали мешки к бушприту и наполнили их воздухом. Нос корабля немного приподнялся. Завели тросы под корпус, еще добавили мешков. Корабль еще приподнялся, но корма упрямо лежала на грунте. Надо поднимать корму, но как? Ни одной мысли в голове. Проломить борт, через дыры завести еще тросы? Легко сказать, да попробуй сделать. У галеона обшивка из пятнадцатисантиметровых дубовых досок. Попробуй, проруби дыру, да еще под водой! К мачтам ничего не прикрепишь, мачта просто вставлена в гнездо. Любое усилие вверх порвет ванты и выдернет саму мачту. Затащили три мешка в каюту капитана, заполнили воздухом, шевеление корабля стало заметнее, но и только.

Надо думать, хорошо и быстро. Корабль с нагрузкой на кормовую часть киля в любой момент может элементарно развалиться. Это железо способно деформироваться, менять свою форму, дерево просто ломается.

— Придумал, зови водолазов!

Саша взял грифель и быстро начертил на палубе схематический чертеж галеона.

— Заводите трос под кормовой скос и выводите концы перед бизанью.

— Молодец! Диагональная нагрузка не выдернет трос.

Водолазы согласно кивнули кучерявыми головами и полезли в воду. Быстро завели трос, привязали и заполнили воздухом мешки. Но, увы. Галеон упорно не хотел всплывать, а мешки кончились.

— Что делать? У нас осталось хоть что-то, имеющее хорошую плавучесть?

— Ничего нет! Все мешки под водой.

— Господин, бочки пригодятся?

— Бочки, конечно, хорошо. Только как их засунуть в воду?

— Зальем водой.

— А под водой выльем? Нужна вторая дырка с дренажным клапаном.

— Послушай, Мопти, — обратился Саша к старшему водолазу, — на твоих кораблях свинца много?

— Зачем господину свинец?

— Обвяжем бочку, привяжем свинец и опустим водолазам.

Негры невозмутимо приступили к работе. В воду ушла одна бочка, затем вторая, третья.

— Сколько у нас бочек?

— Ты спрашиваешь о бочках с питьевой водой?

— Тоска… Этот галеон, что, прилип к грунту?

— Хуже будет, если резко всплывет.

— Почему?

— Читал, что топляки часто буквально выпрыгивают из воды, обвязка понтонов рвется, и корабль падает обратно на дно.

— Этот дубовый сарай не выдержит такой нагрузки.

Под водой что-то крякнуло, затем раздался звук отрывающихся ржавых гаражных ворот. На поверхности воды, в обрамлении мелких воздушных пузырей, появились черные мешки.

Братья непроизвольно встали. Они боялись даже дышать, столь хлипкой казалась собственная судоподъемная конструкция. Они подняли корабль на пять метров!

— Только бы не развалился, только бы не оторвался какой-нибудь трос!

Негры продолжали сохранять полное спокойствие. С двух сторон к галеону подошли катамараны с грузовыми стрелами. Водолазам подали корзины, закипела работа. Одновременно спустили водолазов к месту пробоины. Наложили и прибили кусок паруса. До захода солнца успели выгрузить примерно сто тонн. Маленькие шхуны брали по десять тонн груза, поэтому считать было просто. Братья всю ночь не могли спать, все время подскакивали от любого звука. Им казалось, что поднятый корабль вот-вот снова уйдет под воду. Это был не страх лишиться денег, не желание набрать как можно больше золота. Волновались за сам процесс, они впервые придумали и осуществили подъем затонувшего корабля. Только чернокожие водолазы спали тихо и спокойно. Кто сможет понять, о чем они думают, к чему стремятся?

Выгрузка галеона возобновилась с первыми лучами солнца. Корабль медленно поднимался из воды. Постепенно, один за другим, убирали ненужные воздушные мешки. Из деревни привезли насосы для откачки воды. Наконец парусину придавило к пробоине. Явный признак того, что давление воды снаружи больше, чем изнутри. Немедленно установили насосы и начали откачивать воду. Пятидесятивесельный «буксир» подал на галеон трос, бывший утопленник продолжил прерванное плавание. Но это был не конец операции, негры завели драги32Драга — ящик из тяжелой металлической сетки, одна сторона которого открыта. Применяется для лова моллюсков и прочих обитателей морского дна.и начали тралить место кораблекрушения.

В результате до конца дня собрали еще более двадцати тонн золота, которое рассыпалось во время гибели галеона. Подсчеты, которые сделали помощники Бэби, впечатлили бы любого монарха. С корабля выгрузили тысячу сорок восемь тонн золота. Разные клейма на слитках говорили о том, что груз взят в разных городах. Следовательно, юноши подняли галеон «Золотого флота» Испании.

* * *

Негры с утра начали теребить братьев, они спешили показать еще один корабль. Судя по всему, чернокожим водолазам понравилось работать под водой. Но близнецы пошли к нотариусу.

— Чем могу быть полезен господам Скопиным?

— Мы решили создать настоящий банк, для этого нам нужны специалисты.

— Почему вы решили обратиться ко мне, а не к своему персоналу?

— Торговый дом и банк не должны быть одним целым. У банка свои задачи, у торгового дома свои.

— Разумная мысль. Большинство торговых домов держат банки как приложение к собственной бухгалтерии.

— По нашему убеждению, банк главнее торгового дома. Банк держит деньги, с помощью которых торговый дом осуществляет свою деятельность.

— Вот как? Радикально мыслите, молодые люди, будет главный офис вашего банка?

— В Амстердаме.

— Я рад за вас, такое здравомыслие вызывает уважение. Какой начальный капитал вашего банка?

— Только в талерах более десяти миллионов. Все продажи в Амстердаме без вывоза денег в Нассау.

— Сколько талеров скопилось в Амстердаме?

— Точных данных нет, но более половины этой суммы.

— Сегодня подготовлю необходимые документы бумаги. Кстати, среди наших давних клиентов есть некий Патрик Маджоре, рекомендую.

— Он банкир?

— Был банкиром, родительский банк перешел ему по наследству. Патрик со средним братом взяли свою долю, после чего открыли собственное дело.

— Он прогорел?

— Не спешите, Патрик открыл банк на границе Польши и Венгрии, в городе Митра. Город процветал на богатых серебряных рудниках и обещал процветание банку. Но город захватили турки.

— Они потребовали принять мусульманство?

— Намного проще, его лишили имущества! Патрик с семьей бежал к брату в Севилью, где сейчас работает клерком.

— Круто! Почему не остался со старшим братом?

— Старший брат обижен разделом имущества. Банк потерял многих клиентов. Приходите вечером, я подготовлю необходимые бумаги. Через год ждите его старшего сына.

— Почему через год?

— Два месяца до Амстердама, два месяца до Севильи. Если они будут торопиться, что вполне вероятно, ждите через восемь месяцев.

— У нас есть возможность отправить почту из Санто-Доминго или Пуэрто-Плата.

— Даже так! У вас есть связь с Эспаньолой! Каким образом?

— Мы владеем на острове сахарными плантациями и серебряными рудниками. Дела ведет доверенный управляющий.

— Вы совсем не просты! Вот как дело провернули, даже за свой сахар и серебро двойную цену берете!

— У нас много испанских закладных, платежных документов и поручений. Одних банковских векселей на шесть миллионов дублонов.

— Несите немедленно! Это необходимо как можно скорее отправить в Севилью.

— Без проблем, документы рассортированы, нам надо только зайти в свой офис.

— Если Михаэль, так зовут старшего сына Патрика Маджоре, приедет на вашу виллу, вы сможете его безопасно перевезти в Нассау?

— Разумеется! Зачем рисковать здоровьем нужного нам человека?

— Вы очень разумные молодые люди. Мало кто поднимается выше элементарного грабежа.

— Но есть же удачливые капитаны?

— Случается, затем начинается беспробудный праздник. Вольный капитан Мартин Вестраад перехватил галеон с полутора тысячами тонн золота. Денег хватило на три месяца, затем губернатор отправил его за свой счет домой в Эйнсхед.

Через два дня маленькая шхуна легла в дрейф под прикрытием береговых скал. Шлюпка высадила негра, который неторопливо поднялся в гору с двумя тяжелыми пакетами. Гребец подождал, когда с горы спустится другой человек, после чего они вдвоем налегли на весла.

В это время Вова в водолазном снаряжении осматривал еще один галеон. Корабль лежал на боку пробоиной вверх. Пушки оставались на своих местах, но груз в трюме ссыпался на один борт. Водолазы собирали там на ощупь различные предметы. Находки перервали через открытый люк другим водолазам. Дальше по эстафете трофеи уходили в корзины и поднимать наверх. Решив, что собрано вполне достаточно, Вова дернул сигнальный фал. Заканчиваем, всем пора подниматься на поверхность. Ценность найденных предметов определим при солнечном свете. В первую очередь Вова проверил судовой журнал, последняя запись не указывала причину гибели, значит, все случилось неожиданно. Размер пробоины впечатлял: дыра пять метров на два метра. Проломленный борт скалился обломками досок и брусьев. Виновница трагедии находилась в пятидесяти метрах. Содранные водоросли и поломанные кораллы на одинокой подводной скале давали однозначный ответ о причинах гибели военного галеона.

Эти пятьдесят метров Вова прошел по песку. Он не искал выпавшие сокровища, просто хотел подумать в морском безмолвии. Галеон надо поднимать, и не ради груза. Груз доступен, и его не много, можно выгрузить за десять дней. Нужен сам галеон, тем более что это военный галеон. Испанские корабли уступали каракам по всем боевым параметрам. Голландцы строили свои океанские корабли для плавания по всем океанам, при любых погодных условиях. Они совершали регулярные рейсы в Японию, Китай, Малайзию и прочие страны во всех океанах. Нидерланды строили лучшие корабли шестнадцатого века. Тем не менее галеон имел одно неоспоримое преимущество. Он спроектирован для конкретных условий плавания в тропических пассатах между Испанией и Новой Испанией. Когда в Англии начали строить свои океанские корабли, то без раздумий скопировали галеон. Французы придумали свой вариант, создав каравеллу, симбиоз караки с галеоном.

Прогулка под водой навела на некоторые мысли. Вова поднял голову, лодка с воздушным насосом, который подавал ему воздух, была над головой. Три раза дернул за фал, гребцы шустро подняли его на поверхность. Водолазное дело по непонятной причине стало популярным среди негров. Возник свой водолазный клан, все члены которого жили в лодках. Понять взаимоотношения внутри клана, как и взаимоотношения с живущими в деревне, братья не смогли. Любой желающий мог договориться с деревенскими специалистами и получить полный комплект водолазного снаряжения. Но дальше происходило нечто непонятное. Одних людей сообщество водолазов принимало, других не принимало. В первом случае к плавучей деревне присоединялся еще один водолаз со своей шхуной и домочадцами. Во втором случае на берегу оставалось брошенное снаряжение. Такое снаряжение, по приказу братьев, уносилось на склад, но никто и никогда его не требовал и не просил вернуть обратно. Новые водолазы всегда приходили с новым снаряжением. Водолазный клан, как и остальные жители деревни, отказывался от какой-либо формы оплаты.

Выбравшись из водолазного костюма, Вова вздохнул полной грудью. С неба снова сыпалась дождевая морось. Легкий ветер нес дождевые облака к Гольфстриму. Подошла лодка водолазного «старшины», можно отдавать распоряжения.

— Отправляй народ снимать паруса, разоружать такелаж и рангоут.

— Будем поднимать корабль?

— Галеон пригодится для нашей эскадры. Хороший корабль, он заполнен золотом. Куда сложили поднятый груз?

— Садись в мою лодку, я тебя туда отвезу.

Вова перебрался в лодку Мопти, по дороге объяснил план подъема галеона. Люки в трюм закрывают и герметизируют кусками снятых парусов. Досками зашивают пробоину и герметизируют парусиной. Со стороны пробоины остается небольшое отверстие. В этом месте строят деревянный короб, через который опускают шланг и откачивают воду.

— Хороший план, корабль быстро всплывет. Но как его развернуть мачтами вверх?

— Он сам должен встать на ровный киль.

— Почему корабль под водой лежит, а на воде стоит?

Вова задумался, ну как объяснить неграмотному человеку основы теории остойчивости?

— Откачаешь воду, и морская волна сама толкнет его в борт.

Подошли к шхуне, на палубе которой сверкали разложенные золотые изделия. Вова сразу вспомнил свои ощущения, когда в темноте выносил это к люку. Военный галеон вез добычу конкистадоров, вот что они нашли! Ровными рядами лежали примитивные статуэтки, посуда, горшки, совершенно непонятные фигурки. Золотые изделия без чеканки, только первобытное литье. Простая чаша по толщине не уступала работе неумелого гончара. Среди поднятых трофеев нашлись предметы, инкрустированные драгоценными камнями. Огранка камней не отличалась изяществом. Неровные линии и волнистая поверхность, полированные изумруды и рубины неправильной формы.

Разглядывая сверкающие на солнце камни, Вова вспомнил о стекольном производстве. Они делали на продажу вазы, бокалы и прочую посуду, в том числе и цветную. При этом совершенно забыли об обычных бусах, которые должны оценить как женщины Нассау, так и женщины негритянской деревни.

— Я возвращаюсь, тебе двух дней хватит?

— Три дня, господин, приезжай через три дня.

Первым делом Вова направился в стекольную мастерскую, по дороге поймал мальчишку и отправил за вождем. Пьер Каносса сразу понял смысл предложения.

— Собрать новые печи для изготовления бус несложно. По моему мнению, лучше всего построить отдельное производство, и в стороне от нас.

— Не вижу причин для разделения.

— Изготовители бус быстро освоят работу. Начнут нас таскать готовые смеси.

— Хорошо, начнут брать смесь из общей кучи, но сами привезут еще больше.

— Не понимаешь ты, хозяин! Для нашего производства необходимо готовить очень чистую смесь, без единой соринки. Для цветных бус можно брать песок из-под ног.

— Понял, извини, я этого не знал.

Пришел вождь, в ожидании остановился в стороне, не вмешиваясь в разговор белых людей. Весь его вид говорил: «У вас своя жизнь, у нас своя».

— Пошли, Мгикассо, сейчас тебе покажут, как изготавливать украшения.

— Нам не надо золота, у нас нет болезни белых людей.

— Не торопись, у тебя будет время сказать «да» или «нет».

Они подошли к горну. Пьер с ловкостью фокусника быстро изготовил несколько десятков красных, зеленых, синих и белых шариков, успевая практически незаметно проделывать дырочки. Также ловко все собрал на общую нить, надел на шею вождю и подвел его к зеркалу:

— Посмотри на себя!

Мгикассо дернулся и зажмурился:

— Что это?! — Голос вождя дрожал.

— Это ты, точнее твое отражение в зеркале.

Вова встал рядом с вождем.

— Открой глаза, не бойся, я рядом.

Мгикассо осторожно открыл глаза, посмотрел в зеркало, где рядом с ним, улыбаясь, стоял Вова.

— Ку-ку! — Вова помахал изображению рукой.

Закатывая глаза, вождь подрубленным деревом нападать на зеркало. Его едва поймали и подтащили к дверям. Вова вышел из мастерской и подозвал детишек:

— Идемте в цех, я покажу вам сюрприз!

Дети осторожно переступили через вождя:

— Где сюрприз?

Вова встал так, чтобы можно было увидеть его отражение в зеркале:

— Смотрите сюда! — И указал на зеркало.

Детишки осторожно приблизились, ойкнули и со смехом начали корчить друг другу рожицы. В это время сбежались женщины, причитая и ахая, принялись приводить своего вождя в чувство. Окликнули шалящих детей, но заинтересованные их ответом, сами подошли к зеркалу. Проблемы вождя были забыты в одно мгновение. Когда тот оклемался, толпа соплеменников жарко обсуждала достоинства зеркала. Вождь есть вождь. Во всяком случае, решение он принял весьма радикальное. Почти все население деревни начало строить новые стекольные цеха. Пригодного для стеклодувов песка натащили не меньше горы Килиманджаро. Пьер Каносса, вспоминая матерные слова на всех известных ему языках, выталкивал добровольных учеников за двери. В мастерской было просто не протолкнуться от желающих научиться делать зеркала и бусы.

Вернулся от Эспаньолы Саша, братья еще раз перечитали письмо от Никифора. Приятно, когда все идет по задуманному направлению. Вечером они сели на маленькую шхуну и отправились к месту подъема корабля. Галеон уже всплыл, Мопти ждал дальнейших указаний. Шланги уже не доставали до воды в трюме. Увиденная картина впечатляла, корабль напоминал болтающуюся в городском канале пивную бутылку. Он всплыл почти вертикально, но оставался на боку. Корма галеона приподнялась от грунта на полметра, зато нос поднялся на метр от воды. На лодке обошли вокруг корабля, пытаясь сообразить о возможных действиях. Но ничего путного в голову не приходило.

— Неужели тебе нечего предложить? Должен же быть выход из этой дурацкой ситуации.

— Дружно залезем на бушприт и попрыгаем.

— Умная мысль, но я видеокамеру в каюте забыл.

— Надо протащить его метров пятьсот к северу, там мельче.

— Дальше что делать? Протащим и будем смотреть?

— Заведем за корму воздушные мешки.

— Трос проскользнет в нос, если якорь завезти вперед?

— В таком положении? Якорь ни отдать, ни выбрать.

— Заделываем технологическое отверстие в борту, затем буксируем галеон на мелководье. Снова затопим и придумаем другой вариант.

Запрягли «буксир» на пятьдесят весел, картина напоминала карикатуру, но было не смешно. К заходу солнца корма корабля начала чертить на песке полосу. Затем встали, работа гребцов не приносила результата. Решили подождать до утра. Ночью отчетливо слышались удары кормы галеона о грунт.

— Меня этот бум-бум сведет с ума, все время кажется, что следом раздастся треск.

— Спи, завтра с утра напрыгаемся.

Однако выспаться не удалось, среди ночи послышался звук почище шума Ниагарского водопада. Затем раздались истошные вопли негров. Разбрасывая тонны брызг, корабль встал на ровный киль и выпрямился. Ну почти на ровный киль и почти выпрямился. Сместившийся груз изменил дифферент и создал большой крен. Но это уже мелочи.

Галеон потащили в Нассау, где уже был готов сухой док. Для установки на кильблоки, корабль должен быть на ровном киле. Пришлось сначала ставить его к причалу под выгрузку.

На другой день пришел губернатор, он сначала обошел трофей на шлюпке, после чего поднялся на причал. На досках расстелили паруса, и на них из трюма высыпали груз. Бэби со своими помощниками выбирал трофеи с драгоценными камнями. Остальное сваливали в кожаные мешки. Братья не видели в добытом золоте никакой исторической ценности. В уродливых фигурках и посуде нет и намека на роскошные экспонаты Зимнего дворца. Все пойдет на переплавку, монетный цех превратит металл в золотые рубли.

— Здравствуйте, счастливчики, где поймали такую знатную добычу?

— Здравствуйте, господин губернатор, недалеко от острова Длинный.

— Ваша эскадра приводит знатные трофеи. Морская пехота в набег ушла, а вы отдельно решили повеселиться?

Близнецы пожали плечами, говорить о своих подводных достижениях они не собирались. Кто знает, чем могут закончиться такие откровения. Лучше промолчать, чем найти на свою голову лишнюю головную боль.

— Знатно ему борт разворотили. Долго с мели снимали?

— Неделю потели, — со вздохом ответил Саша.

— За одну неделю управились? Пробоина качественно заделана, хорошие у вас ныряльщики.

— Тренированные, сами с ними занимаемся и помогаем при необходимости.

— Я прочитал его судовой журнал, вместе с экипажем было восемь пассажиров, среди которых один генерал. Вы всех отпустили?

— Когда подошли к кораблю, никого из испанцев уже не было.

— Жаль, мне хотелось с ними поговорить. Среди груза нашли что-либо интересное?

— Только сейчас начали разбирать, сами все в первый раз видим.

С очередной партией золота из трюма достали побитый сундук, в котором находились различные украшения. Серьги и ожерелья, диадемы и пояса. Все было сделано из золота с огромными, грубо обработанными драгоценными камнями.

— Могу порекомендовать хорошего огранщика, — заметил барон.

— Откуда в Нассау огранщик? — удивился Саша.

— Из Амстердама, у нас лучшие в мире огранщики драгоценных камней.

— Почему лучший в мире огранщик бросил работу и приехал воевать?

— Он не бросил свою работу Когда в Амстердаме получили сведения об изумрудах из Америки, он сразу приехал со своей семьей.

— Надеялся увидеть в Нассау горы драгоценных камней?

— Не повезло, для него у нас никакой работы нет.

— Почему сразу не вернулся обратно?

— Продолжал надеяться. Вы вот привезли изумруды, а огранщика не ищите.

— Зачем нам огранщик? — Братья недоуменно посмотрели на губернатора.

— Не скажите, цена драгоценных камней после огранки увеличивается десятикратно. А если камень в готовом ювелирном изделии, то цена может вырасти до баснословной.

— Почему вы его нам предлагаете? Через шесть месяцев сами привезете гору необработанных камней.

— У меня в Амстердаме хватает собственных огранщиков. Обрабатывают камни из копей Индии и Цейлона.

— Спасибо, господин губернатор! Где найти огранщика?

— Вон он, с утра на причале стоит, да подойти к грозным братьям боится. Его зовут Франк Лейден.

— Почему мы стали «грозными»?

— Как же! Никто за год столько добычи не взял. В письмах из Амстердама вас прозвали Грозой Испании.

— Надо же, никогда за собой таких качеств не замечали.

— На какой город делаете набег?

— На три города сразу, Лимон, Сан-Хуан-дель-Норте и Рио-Гранде.

— Кораблей для вывоза трофеев взяли достаточно?

— Восемнадцать кораблей и четыре шхуны охранения.

— Мало кораблей! Такой флот необходим только на один город. Сера, медь, свинец, в Лимоне горы этого груза. А у вас еще Сан-Хуан-дель-Норте!

— Маленький порт, больших дивидендов не обещает.

— Меня прежде надо было спросить! В этот «маленький порт» через озеро Никарагуа свозят все грузы Тихоокеанского побережья.

— Мы не знали.

— Теперь знайте, я в Новой Испании все города не раз проверил. Вот Новую Гранаду вы первые проверили.

— Что в реке Ориноко?

— Ничего, испанская экспедиция по реке прошла, но городов или крепостей не заложили.

— Южнее Ориноко есть испанские города?

— Согласно указу Римского папы, южные земли отошли к Португалии. Ушло несколько португальских экспедиций.

— Много городов построено?

— Мне известна только крепость Рио-де-Жанейро. Она намного южнее экватора.

— За сорок лет только одна крепость?

— Португальцы что-то не поделили с аборигенами. В результате получили жестокую войну.

— Спасибо за помощь, господин губернатор!

— В следующий раз обязательно согласовывайте свои действия. До свидания, счастливчики.

Распрощавшись с губернатором, братья пошли с Франком Лейденом к нотариусу Действительно, глупо держать огромное количество изумрудов и не пытаться превратить их в ювелирные изделия. Придется напрячь Бэби, свои ювелирные таланты он уже доказал. Настало время подыскивать помощников и садиться за благородную работу.

До возвращения эскадры капитана Ван Дейка с генералом де'Тером успели поднять еще один корабль. Работа прошла по простой схеме, сначала сняли пушки, затем частично разгрузили. После всплытия корабль отбуксировали на мелководье и поставили у ремонтного дока. До готовности второго сухого дока еще два месяца.

Эскадра набега вернулась в отличном настроении, Добыча превзошла все надежды. Кроме своих восемнадцати кораблей привели еще дюжину трофейных. Но даже такая огромная флотилия не смогла вывезти и половины. Губернатор оказался прав, в городах находилось очень много груза. Большинство торговых домов и почти все вольные капитаны не понимали действий Торгового дома Дагера. Зачем затрачивать столько усилий на вывоз из испанских городов серы, свинца, меди и прочего? Намного проще ограничить свою добычу золотом и серебром. Но братья уже сделали экономические расчеты. Содержание складов, экипажей кораблей, доставка грузов в Европу и предпродажное хранение — все скрупулезно подсчитали. В сравнении с прибылью от продаж, расходы оказались до смешного мизерными. Подобный анализ позволил разделить товары по уровню доходности.

* * *

Десантникам снова дали две недели отдыха, требовалось время для расчета призовых денег и ротации гарнизонов. Саша и Вова нанесли визит к губернатору и рассказали о своих планах. Барон Бреда откровенно удивился:

— Почему вы решили разграбить Маракайбо?

— Получили данные о хранении изумрудов в городском казначействе.

— Сколько возьмете с собой кораблей?

— По-прежнему восемнадцать транспортных судов.

— Не много? Насколько мне известно, в тех краях нет металлов.

— По нашим сведениям, в порту большие склады.

— Как бы не пришлось гонять порожние корабли.

— Если такое случится, на обратном пути зайдем на Ямайку. Догрузимся в Порт-Антонио или Порт-Мария.

— Зачем возиться с сахаром? Ладно, это ваше дело. Зря планируете набег на Куракао, там точно ничего нет.

— По нашим сведениям, склады в порту еще больше, чем в Маракайбо.

— Опять хотите загрузиться сахаром?

— Точных данных о товарах на складах нет. В пятидесяти километрах от порта находится большой город Валенсия.

— Планируете налет на Валенсию? Смело!

— В городе совсем маленький гарнизон, не более ста человек.

— Удачи вам, счастливчики, будет интересно посмотреть на результаты.

От губернатора братья отправились в лагерь. Им не терпелось узнать результаты первого дня работы казино. Когда они пришли к губернатору с просьбой разрешить открыть игру в трактирах и ресторанах, барон Бреда просто пожал плечами:

— Это ваше право, никто не запрещает посетителям играть в питейных заведениях.

Быстро изготовили рулетки, игровые столы для игр в кости и карты. Начали с трактиров и ресторанов в лагере. Если ожидания оправдаются, то сегодня же их установят в остальных заведениях. Ожидания оправдались по самой высокой шкале. Вполне оправданное недоверие к сдающему карты соседу за обычным столом полностью исчезало, когда игру вел человек со стороны заведения. С такой выручкой в море выходить не надо. Грабеж по высшему разряду, и вполне законный.

Водолазный старшина Мопти прислал гонца. Он всегда так поступал, если находил дорогой груз или сложный вариант судоподъема. На этот раз получили и то и другое одновременно. По утверждениям Мопти, лежащий на песке галеон загружен серебром. Корабль явно попал в ураган, на пеньках от мачт были отчетливо видны следы топора. Братья уже знали смысл команды «рубить мачты». По этой команде сначала подрубали мачты у палубы, затем рубили ванты. Лишившись вант, мачта под давлением наполненных ветром парусов сразу ломается. Самое опасное, если она сломается под палубой, тогда кораблю конец. Комель разрушит палубный настил, вода начнет поступать внутрь терпящего бедствие судна. Для того чтобы поднять или опустить паруса, на мачту никто не лезет. Все операции с парусами выполняются с палубы, но при сильном ветре человеку не хватит сил справиться со шкотами и фалами.

Подобная авария может произойти только в случае неожиданного усиления ветра. Само «неожиданное» изменение погоды возможно, если экипаж не смотрит вокруг или пьян.

Причина гибели данного галеона братьев не интересовала. Следовало определить возможность подъема или разгрузки конкретного корабля. По словам Мопти, носовая часть верхней палубы лежала на глубине в тридцать метров, кормовая часть находилась на глубине двадцать метров. Корабль нельзя ни поднять, ни разгрузить — у них просто нет таких возможностей. Кормовой люк трюма небрежно открыт. Похоже, Мопти сорвал закрытие с помощью кошки, затем исхитрился достать образцы груза. Саша и Вова надели водолазное снаряжение и повисли на отметке в десять метров. Лодки медленно обошли вокруг галеона. Нет, ни малейшей зацепки они не нашли. Существующее снаряжение и оборудование не позволяло поднять или разгрузить этот корабль. Уставшие близнецы лежали на палубе, Саша задумчиво смотрел на облака, Вова глядел, как негры ловят макрель.

— Саш, а Саш, я придумал, но ты не смейся, ладно?

— Говори, у меня в голове только одна мысль — про водолазный колокол.

— Посмотри туда. — Вова показал на одного из водолазов, который, напрягая мышцы, тащил здоровую рыбину — Заведем проводник.

— Что с этим проводником сделаем?

— Кольцевой трос с драгой, через носовой люк опускаем, через кормовой поднимаем.

— За неделю управимся.

— Мопти, ты носовой люк открыть сможешь?

— Сейчас открыть надо?

— Нет, время есть, надо поймать акулу метра на полтора и посадить ее в железную корзину.

— Такой корзины нет.

— Посади в драгу для сбора слитков.

Неожиданная идея пришлась водолазам по душе. Поймали несколько акул, долго спорили, какую из них выбрать на роль ныряльщика. Сама операция прошла на удивление гладко. Акуле через жабры завели проводник, после чего опустили в трюм, где открыли дверцу железной клетки. Словно понимая свою задачу, рыбина шустро выскочила через второй люк и устремилась поверхности моря. Здесь ее тормознули, обрезали и подняли наверх проводник, с его помощью завели кольцевой трос. Дальше пошла неспешная рутинная работа. Грузовые стрелы поочередно опускали и поднимали драгу, висящие на десятиметровой отметке водолазы контролировали рабочий процесс. Галеон всплыл после выгрузки двухсот семидесяти тонн серебра. Бэби только довольно крякнул, когда увидел во дворе «монетного цеха» новую гору серебра.

* * *

Когда привели поднятый топляк в Нассау, портовый инспектор сходу сообщил, что «Золотой флот» вошел в Карибское море и направился в Гавану. Значит, через полтора — два месяца он выйдет из Пуэрто-Плата на Севилью, надо спешить. Капитан Дон Хуго Циснерос напросился в десантную операцию. Возражений было, для сопровождения трансатлантических кораблей уже нашли капитанов из Амстердама. Непыльная работа с возможностью подзаработать в перерывах между конвоями привлекла двух опытных шестидесятилетних капитанов. Захотел в набег и капитан Эрлих Ван Дейк, его просьбу выполнили с уважительным согласием. Рано или поздно наступит тот день, когда братья покинут Нассау. Глупо бросать на произвол судьбы раскрученное дело. Капитан Эрлих Ван Дейк безусловно являлся наилучшей кандидатурой для управления всем флотом. Другого такого опытного и отважного капитана им не найти.

Перед озером Маракайбо обе шхуны ушли вперед. Заметив пиратов, патрульные галеоны пошли на перехват, не ожидая встретить достойного противника. Расправа получилась быстрой. Саша на «Балтийском ветре» подрезал нос ближайшему кораблю и выверенным залпом снес две мачты. Попытка галеона повернуть и ответить «ядерным» ударом закончилась провалом. Быстрая и маневренная шхуна ловко ушла из зоны поражения. Одновременно Вова на «Северном ветре» выполнил успешную атаку на второй галеон. Он повернул под корму испанца, вынуждая противника заворачивать для бортового залпа. В это время первый корабль лишился части мачт, испанский капитан прекратил боевое маневрирование с Вовой и поспешил на помощь своему товарищу. «Северный ветер» без промедления пристроился в кильватер, залп из носовых пушек разнес в щепки руль и транец галеона. Испанцы не признали своего поражения, экипажи приготовились сражаться дальше. Саша подвел шхуну к корме ближайшего корабля и спросил:

— Нам продолжать обстрел картечью? Или вы спустите флаг?

Капитаны приняли единственно верное решение.

Бой с галеонами предусматривался изначально, поэтому на одном из транспортных кораблей везли запасные мачты, рангоут и такелаж. Захваченные галеоны поставили на якорь, закипели восстановительные работы. Вова и Саша на своих шхунах возглавили отряд десантных кораблей, составив ударную группу по захвату порта. В Маракайбо их ожидал неприятный сюрприз — еще один военный галеон, который зашел туда для отдыха экипажа. Испанский капитан нашел единственно верный способ противостоять прорыву пиратской эскадры. Он поставил свой корабль на якорь поперек фарватера, перекрыв путь к причалам и угрожая утопить врага залпом своих пушек. Шхуны, в свою очередь, преградили выход из гавани, а братья поприветствовали друг друга с показной серьезностью. Они предвидели подобный вариант развития событий. Конечно же, никто не ожидал трех галеонов, но полагали возможным увидеть в порту оба патрульных корабля.

Десант высадился на берег озера с обеих сторон от подхода к причалам. Первая волна морской пехоты побежала перекрывать выходы из города. Вторая волна десанта вошла в город, где столкнулась с испанскими солдатами. Несмотря на явное численное превосходство пиратов, гарнизон собирался оказать сопротивление. Братья с нескрываемым интересом следили за развитием событий через подзорные трубы. Они никогда не видели классические действия пехоты. Защитники города построились на центральной площади перед красивой церковью. Две идеальные шеренги солдат поставили перед собой алебарды, затем положили на них свои ружья. Подобные действия близнецы видели не раз на учениях собственных солдат. Пехотные ружья намного больше, их не удержать в руках, как короткоствольное оружие моряков. Действия пиратов разочаровали испанцев, никто не собирался их атаковать, напротив, враги разошлись по другим улицам, откуда вскоре начали доноситься вопли несчастных горожан. Пока командир гарнизона обдумывал ответные меры, начали открываться окна окружающих площадь домов. Пираты прошли через внутренние дворики и сейчас нахально кривлялись на глазах испанцев. Прозвучали команды офицеров, солдаты построились в походную колонну. Действия гарнизона вызывали уважение, жаль, что генерал де'Тер все равно не даст им уйти. Выходы из города уже перекрыты, причем заслоны предусмотрительно усилены пушками.

Галеоном занялась третья волна десанта. Пока капитан и экипаж с волнением наблюдали за ходом захвата их города, десантники выкатили на причалы пушки. Испанцы сразу поняли последствия такого маневра. Как корабль ни разверни, он остается под ударом без возможности постоять за себя. Капитан приказал спустить флаг. Пираты показали возросшие навыки грабежа. Городские дома вычищали основательно, без суеты. Повторили опыт Картахены, в результате жители быстро собрались на причале. Они буквально горели желанием в кратчайшие сроки перегрузить все товары с городских складов в трюмы пиратских кораблей. Количество транспортных кораблей соответствовало ожидаемому грузу. Из новых товаров нашли хлопок, какао и кофе. Кроме этого, обнаружили большие запасы черного дерева, которое еще называют «железным». Ценные трофеи традиционно хранились в городском казначействе. Нашли около тонны различных золотых изделий аборигенов и драгоценные камни — сапфиры, желтый корунд, гранат, сердолик и прочие камни, названий которых братья не знали. Не забыли нанести визит на почту, разорили канцелярию губернатора, прибрав к рукам все печати и штампы.

Капитан Дон Хуго Циснерос остался ждать завершения ремонта трофейных галеонов, остальные поспешили в Нассау. Действительно надо спешить, не далек день разграбления Пуэрто-Плата. Но до этого времени следует разграбить Куракао. Барон Бреда сдержал свое обещание и пришел посмотреть на разгрузку кораблей. Захваченные драгоценные камни привели его в восторг. Из остальных трофеев он оценил какао, кофе и хлопок, прочее не произвело впечатления. Наблюдая за выгрузкой, барон не сдержался при виде огромного количества мебели, ковров, гобеленов и картин:

— Зачем вы все это тащите? Ваши склады переполнены различной домашней утварью.

— У нас более двух тысяч офицеров и солдат, им требуется элементарное домашнее имущество.

Братья не хотели говорить основной причины. Впереди возвращение домой, где нет ни мебели, ни гобеленов, ни картин. Даже кроватей нет, до Петра Первого в России бытовало суеверие, что лежат только покойники. Все спали сидя, для чего изготавливались специальные сидячие постели. Даже через многие годы после Петра Великого на русских кроватях лежала гора подушек. Много чего из привычных для европейца вещей не существовало в России. Отсутствовало не только золото и серебро, отсутствовали драгоценные камни. В свое время, разглядывая шапку Мономаха, братья с удивлением узнали, что русские, за неимением драгоценных камней, использовали уральские самоцветы. Это и было причиной, по которой братья отставили сундуки с изумрудами «на потом». Сундуки планировалось привезти в Россию.

* * *

Подготовка похода на Куракао потребовала всего одну неделю. Минимальное время на ротацию гарнизонов и выгрузку кораблей. Гонец от Мопти терпеливо ждал, когда на него обратят внимание. Братья, не откладывая дело в долгий ящик, отправились на свое судоподъемное хозяйство. Новая проблема возникла на Серебряной банке, старшина водолазов утверждал, что корабль полон серебра. Осмотр галеона позволил сделать вывод, что корабль затонул после боя. Мачты «сбиты» и упали на палубу, загородив доступ к носовому люку. Кормовой люк открыт, как на артиллерийскую палубу так и в трюм. В корпусе много пробоин, но все пробоины закрыты кусками парусов. До последнего момента корабль дрейфовал на плавучем якоре, что и позволило до него добраться. Брезентовый парус зацепился за риф, в результате чего нос остался на пятиметровой отмели, корма практически висела над тридцатиметровой пропастью. Мопти ждал указаний, все предыдущие уроки он усвоил на «отлично». Это подтверждала настоящая свалка кораблей напротив деревни. Выуженные из воды корабли стояли вдоль берега в самых живописных видах. Негры вытаскивали остатки груза через самые неожиданные места в корпусах кораблей.

— Что ты придумал на этот раз? — поинтересовался Вова у брата.

— Ничего, весь груз сместился в корму, любое неправильное действие разломит корабль.

— У меня есть предложение, я долго обдумывал ту ситуацию, когда корабль всплыл почти вертикально.

— Рассказывай, нет, погоди, надо позвать Мопти.

Начальник отряда судоподъемных работ почтительно пристроился рядом с братьями и приготовился слушать новые указания.

Самой тяжелой частью операции по подъему этого корабля оказалась операция по затаскиванию под киль лап якорей. Братья придумали подцепить киль в кормовой части якорями, как рыболовными крючками. Не имеет значения, что корпус галеона получит дополнительные повреждения. Корабль уже не подлежит ремонту, в бою получено слишком много повреждений. После четырех дней подготовительной работы приступили к наполнению воздушных мешков. На пятый день корма затонувшего галеона начала подниматься. Водолазы хотели начать разборку завала из обломков мачт и рей, но братья запретили. Пришлось долго объяснять Мопти реальную опасность запутаться среди обрывков тросов и вант. Негры решили сделать по-своему, завели кошки и с помощью грузовых стрел расчистили верхнюю палубу. Как только корма вышла на десятиметровую отметку, без промедлений приступили к подъему пушек. Дело шло быстро, привычная работа спорилась, поскольку все этапы подъема корабельных орудий были давно отработаны. Ко времени готовности к новому набегу, с затонувшего галеона привезли первые десятки тонн серебра.

К набегу на Куракао снова присоединились Дон Хуго Циснерос и капитан Эрлих Ван Дейк. Переход проходил при плохой погоде, сильные ливни и грозы сделали неразличимыми день и ночь. Братья заволновались:

— Можем растерять корабли и сорвать всю операцию.

— На испанских картах, восточнее Маракайбо, отмечены острова Арубо, назначим сбор на якорной стоянке южного острова.

Шхуны отправились оповещать корабли эскадры. Принятое решение облегчило положение, напряжение спало. Капитанам не надо было стараться одновременно подойти к месту назначения. Две шхуны ушли к месту сбора, другая пара шхун продолжила патрулирование для обеспечения безопасности транспортных кораблей. Назначение точки сбора кораблей ускорило морской переход. Кораблям конвоя не требовалось держать скорость самого тихоходного корабля. Тихоходы же получили возможность выбора наиболее благоприятного галса.

После двухдневного отдыха эскадра взяла курс на Куракао. Последние семьдесят километров пути прошли ровным строем военных колонн.

— Барон Бреда как всегда прав, — отметил Вова. — Он предупреждал о слишком большом количестве кораблей.

— Есть правда в его словах, — согласился Саша. — Жадность никогда до добра не доводила.

— Причем здесь жадность? Когда в России сахар узнали?

— Картошку Петр Первый привез, помидоры при Екатерине Второй попробовали.

— У нас все возможности познакомить Россию с этими продуктами уже сейчас.

— Если только познакомить, продать не сможем.

— Почему не сможем?

— Денег в России еще нет.

— Соболями расплатятся.

— Цены на меха в Москве уже знаешь, никакие там цены. Или ты сахар продашь в десять раз дешевле, чем в Амстердаме?

— Здесь не поспоришь. Мы способны весь годовой торговый оборот России купить.

— За часть нашего серебра, причем за маленькую часть.

— Но сахар не испортится, с затонувших кораблей бочки подняли, и ничего.

— Даже удивительно, не размок, только слежался в камень.

— Сахар надо рафинировать.

— Не пугай меня незнакомыми словами.

— Размешать в воде, процедить и выпарить.

— Делать тебе нечего, зачем головную боль себе искать?

— Сколько еще ждать письма из Москвы?

— Я не гадалка, если нотариус обещал банкира из Севильи через год, то письмо из Москвы раньше не придет.

— Банкир раньше будет.

— Давай готовиться к десанту, в городе наши корабли увидели.

Десантные шлюпки направились к берегу, обходя береговую батарею с двух сторон. Морские пехотинцы выстраивались в колонны и шли в глубь материка, начавшаяся в городе суета быстро перешла в панику. Бежать некуда, а вражеские солдаты прибывают и прибывают. Вот на берегу появились пушки, которые начали устанавливать вокруг города.

Командир гарнизона и мэр вынесли ключи от городских ворот. Эскадра вошла в гавань, где у причалов толпились нетерпеливые горожане. Груз в складах оправдал полученные от Мгикассо сведения — горы хлопка, корзины с кофе и какао. На складах нашли много товаров из Испании. Конкистадоры спешили освоить богатства Новой Гранады, но завоз грузов превосходил возможности его распределения внутри страны. Захватили богатый арсенал оружия, которое закупалось конкистадорами для продолжения экспансии в глубь южной Америки. Серебра практически не было, набрали около пятидесяти тонн золота в виде изделий местных индейцев. На четвертый день пришли первые обозы из Валенсии. Разграбление города принесло еще сто тридцать тонн золота и сотню килограммов изумрудов и прочих драгоценных камней. Учитывая состояние погоды, груженые корабли отправили маленькими группами к временной базе на Кубе. В порту осталась только шхуна братьев.

Последние сундуки с ювелирными изделиями загрузили уже в шхуну, которая сразу вышла из Куракао. Оставшиеся на причале жители плакали или от бессильной злобы, или от радости. Вова и Саша занялись разборкой бумаг из разграбленного губернаторского дворца и почтовой конторы. Вдруг Саша встрепенулся:

— Посмотри на этот пакет, это что-то новое!

Вова взял из рук брата пачку бумаг. Да, здесь была элементарная афера двух высокопоставленных чиновников королевства. Губернатор Новой Гранады посылал своему мадридскому покровителю взятку в обмен на молчание о новых изумрудных копях. Далее махинаторы сговаривались утаить от учета десять тысяч квадратных километров хорошо исследованных земель. В письме подробно описывались достоинства этих земель. В горах месторождение золота и изумрудов, в долине плодородные земли, где можно выращивать сахар и хлопок. Описанные земли находились в верховьях реки Ориноко, практически в предгорьях Анд.

— Беремся за это дело?

— Разумеется, к чему упускать такую возможность.

— Мы ввязываемся в аферу, жульничество чистой воды, и весьма крупное.

— Закопаем господина губернатора, долгое время некому будет смотреть за порядком.

— Подкинем пакет в Санта-Доминго.

— Губернаторы между собой всегда грызутся. Владыка Эспаньолы с удовольствием утопит сотоварища из Новой Гранады.

Братья продолжили выбирать из почты подходящие для компромата бумаги.

* * *

Барон Бреда снова лично осмотрел добытые трофеи. Как и прежде, пренебрежительно отнесся к общим грузам, но внимательно оценил все драгоценные камни. Опытным глазом прикинул вес золота в слитках.

— Свои корабли по пути не растеряли? Слишком далеко ушли по такой погоде.

— Собрались у островов Арубо, нашли удобное место для временной базы.

— Мои корабли к себе пустите?

— Мы решили бросить базу, не осилим одновременно столько мест.

— Странное решение, кораблей много, солдат много. Почему не хотите создать еще одну временную.

— Недостаточно опыта, больше потеряем, чем найдем.

— Золото там есть, не много, но есть. Местные прииски не могут похвастаться большой добычей.

— Почему вы уверены, что слитки не из изделий аборигенов?

— Никто не будет переливать изделия индейцев в слитки.

— Почему? Так легче доставить в Европу.

— С точки зрения доставки особой разницы нет. Нельзя переливать золото из изделий в слитки.

— Почему? Золото оно и есть золото.

— Ваша наивность порой меня поражает. В золотые изделия всегда добавляют другие металлы — медь, олово, свинец.

— Зачем? Это портит золото.

— Подмешивают для того, чтобы из небольшого количества золота сделать много украшений.

— Фальшивки заметят.

— Это не фальшивки, все украшения с примесями. Золотые изделия не деньги, это к золотым монетам относятся строго.

— Мы думали, что все эти чаши и фигурки из чистого золота.

— Можете сходить к специалисту, он еще всякие золотые безделицы изготавливает. Ювелир из него никакой, но примеси в золоте определяет хорошо.

Губернатор подсказал дельную идею. По неопытности братья были близки к тому чтобы самим себе начеканить фальшивок. Также он предупредил о предстоящем налете на Пуэрто-Плата. Предстояла тщательная подготовка к новой операции. Систематические налеты на город и порт заставят испанцев быть начеку. Нужно подготовиться заранее, усилить свой гарнизон. Согласно своим планам, близнецы приказали побыстрее освобождать транспорты. Для выполнения замыслов необходимо подготовить не менее сорока транспортных судов. Такого количества не набрать, не сожалеть же о недавно посланных в Индию галеонах с сельскохозяйственным и шахтерским инструментом? После долгих заседаний и расчетов ожидаемой прибыли, генеральный штаб торгового дома Дагера составил перечень желательных трофеев и перечень того, что брать ни в коем случае нельзя. Близнецы повздыхали, им претила необходимость бросать дармовое богатство.

* * *

Жители Пуэрто-Плата увидели паруса голландских кораблей вместе с первыми лучами солнца. Причем корабль Вовы успел всадить в батарею залп правого борта еще в предрассветных сумерках. Бегущих к орудиям артиллеристов обдало каменной крошкой разбитого ограждения. Залп с пятидесяти метров не мог быть фатальным для тяжелых береговых орудий, но орудийная прислуга и офицеры понесли урон. Солдаты начали готовить орудия для ответного залпа, в это время на убойную дистанцию вышла вторая шхуна. Еще один залп практически в упор, только это был смешанный залп. Половина пушек была заряжена ядрами, половина картечью. Когда восемь новеньких пушек были готовы к ответному удару, шхуны ушли за пределы досягаемости орудий. На границе поражения шрапнелью дрейфовали два десятка десантных шлюпок. Испанцы сделали выводы из прошлого захвата города. Из казарм стройными рядами подошло с полтысячи солдат. Они выстроились на восточном краю батареи, готовые в любой момент нанести смертельный фланговый удар по прорвавшимся десантникам. Увы, их ожидал неприятный сюрприз, еще вечером, западнее порта, в маленькой бухточке высадился десант в тысячу солдат с пушками. В настоящий момент, разделившись на отряды, солдаты бодро шагали к серебряным шахтам. Основные силы с пушками должны были к полудню войти на окраины города.

Неожиданно, с востока, прямо по линии прибоя к батарее пошла шхуна. Испанцы это направление никогда не прикрывали. Какой смысл поворачивать пушки на восток? Вход в гавань с запада от батареи, десант за прибой никто в здравом рассудке высаживать не будет. Шхуна в ста метрах сделала «борт», залп картечью практически в упор смел солдат и артиллеристов. Шхуна лихо повернула на север, оставшиеся в живых увидели приближение второго корабля. Ловить грудью свинцовый дождь никто не хотел, солдаты побежали прочь. На флагманской караке барона Бреды взвился сигнал: «Восхищен вашими отважными действиями!». Шхуна нахально повернула в гавань, шлюпочный десант налег на весла. Следом за шхуной в гавань колонной потянулись остальные корабли. Когда корабль ткнулся бортом о причал, Саша со своей сотней уже бежал к центральной площади. Надо успеть снять самые жирные сливки. На кораблях барона Бреды народ опытный, они лучше его знают, что и где надо искать в этом городе.

Захват города прошел намного быстрее, чем ожидалось. И трофеев братья захватили намного больше, чем прошлый раз. Не только благодаря честному разделу казначейства и портовых складов или равному распределению прилегающих шахт. Саша пришел в город на полчаса раньше первого корабля барона и в результате успел снять хороший куш с городских правителей и владельцев шахт. Даже успел первым войти в здание почты. Барон Бреда пришел на почту через десять минут после Саши.

— Молодец, прошел всего год, а ты уже освоил все тонкости нашего дела.

— Учитель хороший, всегда готов помочь и подсказать.

Барон засмеялся:

— Отсортируй для меня всю деловую и личную переписку, тебе она не нужна.

— Сделаю, зачем вам деловые и личные письма?

— Прочитаю, потом в Амстердам отправлю. В таких письмах много полезной информации. Война есть война.

— Могли бы и раньше сказать, через наши руки столько писем прошло.

— Кто знал, что вы сами до почты додумаетесь. Обычно мимо почты проходят.

В порту стояло только одно торговое судно с грузом из Испании, барон не возражал против передачи его братьям. Награбили много, но в лимит уложились. Когда дозор доложил, что в одном дневном переходе от города встали лагерем испанские полки, корабли начали покидать гавань.

Барон Бреда сразу заметил, что корабли с десантом и часть шхун поворачивают на восток.

— Куда это вы собрались?

— В Санто-Доминго.

— Вот хитрецы! Я понять не мог, почему в Нассау вы подготовили двадцать кораблей, а здесь загрузили только восемь вместе с трофеем. Где остальные корабли?

— Ждут за островом Лангуст, в сотне километрах от города.

— Справитесь?

— Солдаты со всего острова стоят перед Пуэрто-Плата. Достаточно захватить береговую батарею — и Санто-Доминго наш.

— Береговая батарея там мощная, хотя, если придумали новую хитрость, возьмете. Неприступных крепостей не бывает.

— Есть придумка. Нет желания в лоб на пушки идти.

— Это война, для победы чаще всего надо идти в лоб на пушки. Кто первый дрогнет, тот и проиграл.

Из книг и фильмов братья знали, что безжалостная тактика ведения войны продержалась до появления пулеметов. Тупо, строем, четко печатая шаг, на пушки врага. Кто первый испугался, тот проиграл сражение, логика двадцать первого века отторгала данный метод ведения войны. Но отвергая одну тактику, надо предложить другую, лучшую. На данный момент ничего, кроме использования черного «спецназа», они не придумали и не могли придумать. В военных училищах не учились, военной теории не знали, историю военных сражений не изучали. Взяли только то, что лежит для любого человека на поверхности.

— Как вы додумались идти на шхуне прямо по линии прибоя? Это почти стопроцентная вероятность быть выброшенным на берег.

— Проверили во время ходовых испытаний, в прибойной волне шхуна устойчиво держит курс.

— Не рискуйте, никакая добыча не стоит шанса оказаться на виселице. Испанцы скоры на расправу со своими врагами. — Барон укоризненно посмотрел на братьев, пожал им руки и пожелал удачи.

Ночью, западнее Санто-Доминго шхуны высадили негритянский отряд и сотню морской пехоты. Вторая сотня сошла на берег восточнее города. Негры и десант захватят береговую батарею, после чего черный «спецназ» выведет полусотню на единственную дорогу. Из города шла только одна дорога. Дальше негры уходили по своим делам, морская пехота блокировала дорогу. Согласно разведданным, в Санто-Доминго имелись конюшни. По плану, один из отрядов генерала де'Тера садился на лошадей и уходил в Сан-Кристобаль От этого города до столицы Эспаньолы всего двадцать пять километров. Рядом с Сан-Кристобалем находились золотые рудники, которые желательно полностью разграбить. В обязанность конного отряда входил и дозор — нельзя пропустить возвращение испанских войск из Пуэрто-Плата.

Восход солнца вызвал панику, как у жителей города, так и у экипажей трех кораблей, которые ожидали своей очереди для постановки к причалу. В порту нахально швартовались голландские корабли с десантом на борту, морская пехота организованными отрядами выходила в город. Испанские моряки, обгоняя отряды пиратов, разбегались в разные стороны. Губернатор несколько минут не мог осмыслить слова своего адъютанта. Однако когда осознал опасность, принял верное решение. Через пятнадцать минут его карета с домочадцами, под охраной адъютанта и секретаря, на рысях выехала из города. Бегство закончилось за первым же поворотом. Карету и сопровождающих всадников остановил отряд морской пехоты. Беглецов обобрали до нитки, сняли даже камзолы с золотыми и серебряными пуговицами. Право на грабеж веско подтверждала стоящая посреди дороги пушка. Обиженных и униженных беглецов отпустили, только уже пешком. Не прошло и получаса, как унылую процессию обогнал конный отряд нидерландских пиратов. Пропал смысл бежать из города, зачем прятаться в другом городе, если враг там хозяйничает. Повернули обратно, на пути встретили еще один отряд. Пять сотен вражеских солдат бодро шагали в Сан-Кристобаль.

* * *

Губернатор ежедневно приходил на причал, где внимательно проверял списки выгруженных трофеев. Новых или необычных грузов не привезли. Золото и серебро, сахар, свинец и никель. Товары из Испании барона Бреду не интересовали. Он обходил стороной горы ковров и гобеленов, сундуки с ювелирными украшениями и дорогой одеждой. После окончания разгрузки кораблей, барон пришел к братьям.

— Поздравляю с успехом, счастливчики, вы оставили без груза почти два галеона «Золотого флота».

— Спасибо, господин губернатор, нам досталась действительно богатая добыча.

— По слухам, захват города прошел без потерь.

— На весь город губернатор оставил только десять стражников. Всех отправил в Пуэрто-Плата.

— Вы хорошо рассчитали свои действия, сколько дней вам дали испанские солдаты?

— Три недели, в Пуэрто-Плата разбежалось много рабов, местные власти отправили солдат на поиски беглецов.

— Одним словом, ваше появление в Санто-Доминго явилось для всех полной неожиданностью.

— Абсолютно верно, после того как мы перекрыли дорогу из города, жители впали в состояние полной апатии.

— Через полгода пойдем в совместный набег?

— Конечно! Дорожка протоптана, по своим следам идти всегда легче.

— Есть заказ для вашей верфи от графа Нассау. Он заказывает три десятка шхун, прикажите нотариусу приготовить документы.

— Странно, почему не построить шхуны в Нидерландах?

— Сулейман Великолепный осадил Вену. Венгрия оккупирована, Польша потеряла свои причерноморские земли.

— Печальные новости, но как это связано с кораблями?

— Мы покупали дуб для строительства кораблей в Польше и Венгрии. Пройдет много времени, пока поляки освоят новые дубовые леса.

— Строительство кораблей в Нидерландах прекратилось?

— Строительство продолжается, цены на корабли поднялись в два раза. Французы требуют очень большие деньги за свой дубовый лес.

— В два раза? Карака стоит миллион?

— Не совсем так, выросла стоимость только корпуса корабля. Новая карака стоит семьсот девяносто тысяч талеров.

— Парламент не может повлиять на цены?

— Нет нужды, большинство судостроительных верфей принадлежит торговым домам. У графа Нассау пять собственных стапелей.

— В таком случае мы заложим еще один стапель.

— Спасибо за почту из Санто-Доминго, много интересных новостей. На этот раз «Золотой флот» зайдет во все порты. В Испании не хватает золота и серебра.

— Куда больше! Не едят же они свое золото! Страна полностью себя всем обеспечивает.

Барон Бреда только пожал плечами, от Нассау до Испании очень далеко. Собственно, и братьев экономическая и политическая обстановка в Испании не волновала.

* * *

Расклад политических сил в Испании волновал губернатора Эспаньолы. Разгром двух городов и столицы был губернатору на руку. Свои потери он компенсировал за счет чужих рудников. Никто не сможет проверить, чье золото и серебро забрали пираты, а чьи запасы остались в сохранности. Более того, он сможет взять для восстановления городов любое количество денег. Некому проверить реальный ущерб от захвата города. Епископ без сомнения будет на стороне губернатора. Пираты обчистили не только церковную казну резиденцию епископа. Они вычистили все церкви до голых стен. Протестанты и безбожники! В своей стране строят церкви с голыми стенами и здесь пакостят. Разграбление города дало возможность потребовать денег на строительство городских стен. Чем выше стены, тем больше денег. Большая стройка по определению дает большие возможности.

Пираты сделали еще одно полезное дело. Они разграбили и напакостили в канцелярии губернатора. Унесли не только его казну, они привели в негодность большинство документов. Учетные журналы бесследно исчезли. Большинство печатей утеряно вместе с документацией. У клерков появилось широкое поле деятельности, и ему перепадет немаленькая доля. Уже готово особое подношение для благодетеля в Мадриде. Разбойники разграбили городскую почту, где больше изгадили, чем украли. Разгром почты принес губернатору неожиданную радость. Во время наведения порядка, сотрудники почты не смогли определить адресата одного из пакетов. Этот пакет до такой степени был истоптан ногами, что на нем смогли разобрать одно слово «губернатор». Пакет доставили в канцелярию, а секретарь немедленно принес его на стол губернатору. Сейчас неожиданный подарок лежал в особом сундуке. В неизменном виде пакет доставят в Мадрид, где нужные люди дадут нужный ход всем находящимся в нем документам. Вопрос не честности и порядочности, вопрос беспредела и откровенного воровства. Воруют все, немного для себя, побольше для своего благодетеля. Аппетиты губернатора Новой Гранады и его покровителя вышли за все разумные рамки. Перестановка сил около трона сменит не только губернатора Новой Гранады. В данном раскладе тот второстепенная фигура. Пакет послужит поводом для усиления позиций благодетеля губернатора Эспаньолы.



8

Футбольные страсти

Вова и Саша занялись изобретательством. Саша решил воссоздать по памяти дедово охотничье ружье. Вова взялся построить паровую машину. «Золотой сезон» братья закончили на «отлично». В гавани Пуэрто-Плата грузчики показали нужный галеон, под днищем которого Вова закрепил плавучий якорь. Два корабля Нидерландов сопровождали «Золотой флот» на значительном удалении. Но когда один из транспортных кораблей резко уменьшил ход, шхуны начали приближаться. Военный галеон вернулся к отставшему кораблю. Неизвестно, о чем говорили капитаны, но идущие на всех парусах шхуны заставили поторопиться. Экипаж перешел на борт военного корабля, после чего корабль открыл пушечные портики, явно готовясь утопить брошенный транспорт. Победило благоразумие, желание сохранить собственные жизни. Если утопить «золотой» галеон, то пираты неизбежно догонят и расправятся с военным кораблем. Самый отважный и благородный рыцарь бросит своего верного коня на растерзание волкам. Ибо это единственный шанс на собственное спасение. Пусть волки насыщаются верным боевым товарищем, рыцарь использует шанс для спасения своей жизни.

В военном лагере царило веселье, и солдаты, и офицеры имели возможность развлечься на любой вкус. У каждого достаточно денег для удовлетворения любых желаний. По утрам из ресторанов, трактиров и казино привозили полные сундуки с ночной выручкой. Самую большую прибыль после казино давал ресторан под названием «Ночной клуб». Ночью данное заведение всегда было переполнено. Среди серебра ежедневно привозили золото. Даже барон Бреда заинтересовался новым рестораном. Во время одной из встреч с братьями, губернатор спросил:

— Скажите, как вам удалось уговорить таких красивых женщин публично раздеваться перед мужчинами?

— Очень сложно и очень дорого. Отобранные женщины себя высоко ценят.

Можно подумать, что женщина не хочет раздеться перед толпой исходящих пеной мужчин. Эти дамы получают искреннее удовольствие от вида массового мужского оргазма. Кроме удовольствия они получают еще хорошие деньги. Иллюзия недоступности всегда ценится выше любой красоты.

* * *

Водолазный отряд Мопти постепенно переходил к лову омаров. Затонувшие корабли обобрали и бросили у берега. Сейчас они стали добычей углежогов, иногда к ним наведывались и судоремонтники из сухого дока. Им порой требовалась хитрая деревянная конструкция, которую легче снять с поднятого корабля, чем сделать самим. Братья решили использовать временное затишье в своих целях. Саша уже давно задумал создание удобного оружия типа простого охотничьего ружья. Несколько дней он пытался сделать закалку ствола.

— Вспомни еще раз, как мы на заводе закаливали свои ножи? — спрашивал он брата.

— Я хорошо помню, как мы эти ножи от милиции прятали.

— Пошли со мной в мастерскую, попробуй сам сделать закалку. У меня где-то ошибка, ствол после закалки не чернеет.

— Лучше ответь, почему паровая машина не работает, все же просто. Пар подается, на холостом ходу вертится. Но под нагрузкой не работает.

— Сто раз тебе сказано, поршень с цилиндром изобрели на две тысячи лет раньше паровой машины.

— Это я от тебя много раз слышал, почему не работает?

— Ты когда садишься в машину, что делаешь с двигателем?

— Ничего не делаю, я в кабине, двигатель под капотом. А, ты про педаль газа!

— Именно про педаль газа. Здесь должен быть свой карбюратор, который увеличивает или уменьшает количество пара.

— Как он выглядит?

— Я не знаю, его придумают через двести пятьдесят лет.

— Послушай, если подачу пара регулировать обычным вентилем?

— Между изобретением парового насоса с прямой регулировкой пара через вентиль и первого парового двигателя более ста лет. Помоги с закалкой стволов.

Вова грустно посмотрел на действующую модель парового двигателя. Простенький механизм из-за отсутствия балансировки исполнял на земле забавный танец. Медная трубка подачи пара от вибрации обломилась, игрушка встала. Вова тяжело вдохнул, снял с огня кастрюлю и пошел с братом к горнам.

Еще курсантами мореходного училища, во время очередного визита к друзьям по детскому дому, они вместе с Артемом пошли на завод делать ножи. Сами ножи изготовили быстро. Затем Артем предложил применить особую закалку, делающую металл очень прочным. Процесс закалки показал один из рабочих кузнечного цеха. Клинки следовало нагреть, потом постепенно охладить в кузнечном горне. Особый процесс изменения структуры металла заинтересовал Вову. Хотя он уже изменил свое желание стать кузнецом и решил стать моряком. Закалка ствола удалась с первого раза.

— Покажи еще раз, я не все запомнил.

— Сначала сделай термометр, запиши интервалы времени и температуру каждого шага. Или ты лично каждую деталь хочешь делать?

Саша был вынужден согласиться с доводами брата. Переполненный энтузиазмом, он принялся за изобретение термометра. Вова сидел на одном из дубовых бревен и смотрел, как негритянские детишки с криком носятся между домами.

* * *

Футбол, вот чего всем не хватает! Люди прекратят бессмысленную пьянку. Что солдатам в лагере, что матросам в порту, всем нечем себя занять. Или пьют, или проигрывают свои деньги в казино. Утром Вова принес к сапожнику готовую матрицу мяча, которую скроил из кусочков парусины. После этого сел за изобретение камеры. Но все варианты выходили непригодными. То сосок для закачивания воздуха обрывался после нескольких ударов ногой. То рвалась ткань, из которой была сшита камера для воздуха. Но главное — не годилась обработка самой ткани. Рыбный клей не являлся герметичным покрытием. В воде он хорошо держал воздух, но через сухую ткань воздух быстро просачивался.

Вова пошел в порт, где у причала стояла новая шхуна. Правильное название нового типа корабля будет бригантина. Они укоротили корпус серийной шхуны на треть. Сделали мачты еще выше, для увеличения прочности новых мачт добавив краспицы33Краспица — поперечная распорка на мачте. Дополнительные ванты создают ромб, что обеспечивает всей конструкции повышенную прочность.. Две мачты на первой прямые паруса от фока до бом-брамселя. Вторая мачта с парусным вооружением шхуны. Между мачтами добавили стаксели. На бушприте сделали набор парусов от кливера до бом-брам-кливера. Вооружили судно двадцатью пушками, оба борта по девять пушек в шахматном порядке. Одна пушка в носу, одна в корме. Пушки поставили даже мощнее, чем на шхунах. Сделали тщательную пристрелку, стараясь уменьшить эллипс поражения цели. В связи с основным ядром в тридцать килограммов, придумали несколько подкалиберных вариантов. В крюйт-камере хранились сетки с ядрами на любые варианты боя.

Братья тщательно продумали оборудование жилых помещений для экипажа. В результате получился корабль, во всех отношениях пригодный для плавания в южных и северных широтах. После укладки свинцового балласта определили грузоподъемность, которая составила тридцать тонн. Совсем не плохо, учитывая то, что новый корабль изначально не готовили для перевозки груза. Провели весь комплекс ходовых испытаний. Полученные результаты были выше всех похвал. Скоростной, маневренный, хорошо вооруженный, мелкосидящий. Новому кораблю достаточно глубины в два с половиной метра. Барон Бреда самолично протестировал корабль и в заключение сказал:

— Всем хорош, но мал. Этот корабль для вашего Балтийского моря.

Возвращаться на Балтику еще рано, появляться там «никем» близнецы не собирались. Корабль планировали для своих собственных интересов. Они уже «обросли» штатом помощников, способных самостоятельно решать любые задачи и проблемы.

Вова отобрал несколько матросов и приказал готовить корабль. Выход в море по готовности, с абордажной партией в десять человек, так, для страховки. Следующий визит — к Мгикассо. После истории с зеркалом, вождь сильно изменился. Показная независимость уступила место уважению. Распространялось это уважение на всех белых или только на них, братья не знали.

— Будь здоров, вождь, у меня к тебе просьба.

— Здравствуй, господин, говори, что тебе надо.

— Дай мне бусы и зеркала.

— Сколько надо?

— Сколько сможешь дать, столько и возьму.

— Зачем так много? Мы каждый день относим бусы и зеркала в твой магазин. Твои люди совсем мало берут.

— Это не для магазина. Я на корабле отправляюсь на юг, на большую реку. Бусы нужны для обмена на золото.

— Золото, золото. Белые люди готовы свою жизнь на золото обменять. Моих людей с собой возьмешь?

— Возьму, пусть покатаются по реке, дай им две свои лодки.

— Лодки дам, самые лучшие, бусы и зеркала дам.

— Но эта река не в Африке, твоих соплеменников берегах реки нет.

— Ты не можешь знать, где моя родина.

— Точный адрес не скажу, но примерно знаю.

— Покажи, где Африка и где эта река.

Вова посреди хижины нарисовал ножом западный берег Африки, потом восточный берег Америки. Отметил Багамские острова, Амазонку и Нигер.

— Мы с тобой сидим здесь, корабль пойдет в эту реку, а ты родом с реки, которая в Африке.

— Крокодилы в твоей реке есть?

— В реке нет бегемотов, на берегу нет слонов.

Пришлось потратить некоторое время на согласование терминов «бегемот» и «слон».

— Если ты знаешь о бегемотах и слонах, значит, знаешь, где наш дом.

Вова пожал плечами, одно дело знать, где Африка, видеть африканских зверей в зоопарке, другое дело знать, откуда родом Мгикассо.

Вова пошел к брату, который возился с конструкцией ружья.

— Когда сделаешь свое супероружие?

— Процесс пошел, приходи завтра после обеда. Сделаем эталонные записи термообработки стволов.

— Приду. Я в Амазонию собрался.

— Какую Амазонию?

— Исследовать самую большую в мире реку, которая называется Амазонка. Или еще не называется?

— С чего это вдруг тебя туда понесло? Или вспомнил книгу о Миклухе-Маклае?

— В футбол хочу поиграть, а резины нет.

— Ты уверен, что резиновые деревья растут в Южной Америке?

— Каучуковые деревья. Вроде здесь растут. Где-то читал, что американские индейцы делали себе из каучука обувь прямо на босую ногу.

— По-моему, каучук из Индонезии. Когда корабль будет готов?

— Сегодня начали экипировку, дня четыре потребуется для загрузки пороха и боеприпасов.

— Вместе отправимся.

— Боишься, что я потеряюсь?

— Боюсь, мобильные телефоны в каютах остались.

— Чем могу помочь с ружьем? Или не успеем до отхода сделать первый экземпляр?

— Два приклада в работе, закалку второго ствола сам завтра сделаешь. Остается проблема с патронами, но тут ты не помощник.

— Почему не помощник, я помогал деду заряжать гильзы.

— Проблема в самих гильзах, ты умеешь делать гильзы?

— Понятия не имею.

— Аналогичная история со мной, на токарном станке точим.

— Стенки получатся толстые.

— Уже есть. Изготовление медленное, качество паршивое.

— Много гильз сделал?

— Очень много, семь штук. Посмотрим сегодняшний результат.

— Чем заряжаешь?

— Половину гильз пущу на картечь, вторую половину заряжу турбинками34Турбинка — охотничья пуля с косой насечкой в головной части. От воздушного потока пуля начинает вращаться, что увеличивает дальность и точность выстрела..

— Турбинки с умом делать надо, недолго и напортачить.

— Проверил через простое ружье.

— Два выстрела сделал?

— По десять выстрелов каждым вариантом. Восемь вариантов сделал.

— Восемьдесят выстрелов? Плечо не отвалилось?

— Все намного проще! Шестнадцать солдат по пять выстрелов со ста метров.

— Молодец! Я бы не догадался.

— Ты о чем с губернатором говорил? Он, как барбос, вокруг бригантины бегал.

— Его интересовала причина такого количества рей. У караки на мачте два паруса, а на бригантине пять парусов.

— Как объяснял? Говорил об аэродинамике?

— Для меня что аэродинамика, что космонавтика, знания одинаковы. Сказал о возможности плавно регулировать нагрузку на мачту.

— Рассказал о том, сколько мы мачт на испытаниях сломали?

— Зачем? В вопросах теории он намного слабее нас.

— Ладно, теоретик, пошли собираться, заодно план похода составим.

План похода получился простым и наивным, корабль идет к устью Амазонки. Вход в реку отмечен на карте только вопросительным знаком. Надпись на карте честно предупреждала: «Положение приблизительно». Береговая линия южнее реки Ориноко на карте была отмечена пунктирной линией.

— У нас хороший шанс повторить подвиги испанцев, которых мы высадили у Миссисипи.

— Перепутать устье самой большой реки в мире с обычной речкой? Амазонка доступна для океанских судов на протяжении шести тысяч километров.

— На берегу нас ждет табличка с надписью «Добро пожаловать в Амазонку».

— Таблички нет, аборигены есть.

— Местные ребята тебе дорогу укажут или обстреляют стрелами с ядом куру-муру.

— Кураре, хватит без толку теоретизировать. С нами будут люди Мгикассо и бусы с зеркалами.

— Эти бусы с зеркалами и в Москве нарасхват пойдут.

— Есть одна маленькая разница, здесь ты за это получишь золото, в Москве ничего не получишь.

— Не сгущай краски, дадут воз конопли или льна.

— Для определения Амазонки есть один козырь, по основному руслу глубины до Перу более ста метров.

— Откуда знаешь?

— Лоцию читал, в канцелярии капитана есть полка с лоциями на итальянском языке. Я у него книгу для развития языка попросил, капитан дал лоцию реки Амазонка.

— Тогда немного проще.

— Проще, но не намного. Кто знал, что сюда занесет?

Четыре дня пролетели в хлопотах по подготовке к экспедиции. Неожиданную помощь оказал барон Бреда. Он провел подробный инструктаж об основных методах работы экспедиции первооткрывателей. Обучение навыкам «что такое хорошо, что такое плохо» принесло понимание степени риска задуманного путешествия.

* * *

Бригантину назвали «Варяг», на корабле подняли бело-сине-красный флаг с мордой кабана. По этому поводу губернатор заметил: «Не забывайте, Московия не воюет с Испанией». Но именно опасения оказаться в ловушке испанского или португальского флота заставили братьев поднять этот флаг. Корабль вышел из Нассау с последними лучами солнца. Решили идти вдоль архипелага до пролива Сомбреро, после чего взять курс на устье Амазонки. На траверзе Виргинских островов нарвались на засаду пиратов. Неожиданно на фоне островов появились паруса. В нападавших сразу опознали трех английских работорговцев, которые просили разрешение у барона Бреда на базирование в Нассау. На всякий случай подготовились к бою. На таком расстоянии пираты могут ошибиться в опознании их бригантины. Если подойдут ближе и отвернут, то все нормально, если продолжат движение на перехват, значит, пираты.

Для упрощения развития событий уменьшили паруса, динамика сближения улучшилась. Вот пираты разделились для охвата бригантины с двух сторон, на мачтах появились красные флаги. Саша спустился на артиллерийскую палубу, Вова встал позади рулевого. Пора. Бригантина резко повернула влево, рассчитывая подрезать курс ближайшему кораблю. Английский капитан вовремя изменил курс, в новом взаимоположении бригантина попадет под удар вражеского правого борта. Не доходя до дистанции залпа, бригантина развернулась на контркурс, затем неожиданно повернула вправо и вышла в корму пиратскому кораблю. Теперь любой поворот пирата приносил только призрачную надежду, он не успевал выйти из-под удара. Залп правого борта снес пирату все мачты.

«Варяг» продолжил движение в прежнем направлении. Сейчас Вова угрожал подрезать нос второму пирату, который, в свою очередь, начал свой поворот влево. Английский капитан, двигаясь по малому радиусу поворота, старался держать бригантину под прицелом своих пушек. Третий английский корабль, ранее ушедший в сторону для охвата бригантины в «клещи», уже спешил на помощь блокированному товарищу. Он не успевал, это понимали все. Второй корабль в своем крутом повороте вышел на ветер, потерял инерцию и остановился. Вова довернул бригантину, залп со ста метров не просто сбил мачты, остатки рангоута улетели за борт вместе со щепками. Хорошо иметь на корабле мощные пушки.

Последний корабль пустился наутек. Это он зря, шансы сбежать от бригантины были равны нулю. Артиллеристы вышли на палубу, пушки еще горячие, жара внизу, как в парилке. Полтора часа можно и отдохнуть, но Вова показал на носовую пушку. Саша вздохнул, взял одного пушкаря и пошел вниз. Выстрел носовой пушки оказался для англичан неожиданным и смертельным сюрпризом. Прошедший вдоль корпуса книппель снес одну рею и порвал несколько фалов. На первый взгляд незначительный урон, но реально «заполоскало» треть парусов.

На трофее выгребли все золото и серебро, после чего пошли к первой паре английских пиратов. Тогда же увидели паруса галеона, который шел со стороны пролива Сомбреро. Испанцы спустили свои шлюпки, когда «Варяг» заканчивал сбор добычи с последнего корабля. Дальнейшие события показали бесхитростную жестокость шестнадцатого века. Испанский десант даже не поднялся на борт обоих пиратских кораблей. Морская пехота бросила на палубу факелы, после чего шлюпки пошли к бригантине. В то же время галеон направился к последнему пирату.

— Здравствуйте, дон капитан, ловко вам удалось отбиться от трех пиратов.

— Они понадеялись задавить нас числом и позволили нам побить их поодиночке.

— Почему не сожгли пиратские корабли?

— Мы не военный корабль, карательные функции выполнять не можем.

— Что за флаг? Вы откуда?

— Из Московии, мы русские.

— Неужели в Московии не наказывают бандитов?

— Не приходилось с ними встречаться.

— Вот как! Мы своих преступников вывозим сюда, на свинцовые рудники.

В это время рванули пороховые погреба, лишив английских моряков последнего шанса на спасение. Вова приказал поставить паруса и держать курс на галеон.

— Испания обладает куда большими возможностями, чем мы.

— Да, рудников у нас много, людей не хватает, приходится привозить рабов из Африки.

— У нас вообще нет ни одного рудника.

— Совсем нет рудников?

— В Москве и Туле железо лежит неглубоко, для добычи руды просто копают ямы.

— Где вы берете золото, серебро, медь и другие металлы?

— Покупаем у голландцев или поляков.

— Поздновато сюда пришли, здесь все земли принадлежат Испании.

— Мы подняли флаг на двух островах, сейчас держим курс на Амазонку.

— Так это ваши флаги на Курином острове и острове Креста?

— Мы назвали острова Кошка и Передовой.

— Бесполезные места, ничего там нет.

— На Передовом посадили сахарный тростник.

— Не смешите, сколько там земли для плантаций?

— Земли мало, согласен, но корабли Нидерландов активно с нами торгуют.

— Они грабят наши корабли, потом продают награбленное вам. Эти базарные торговцы потеряли последние остатки совести.

— Нам своих проблем хватает.

Экипаж галеона закончил развешивать англичан по реям и теперь лежал в дрейфе, в ожидании шлюпок с десантом. Вова простился с офицером и взял курс на остров Передовой. Они опрометчиво поступили, когда подняли на двух островах свои флаги. Декларируя принадлежность территории к зарождающемуся Российскому государству не следует забывать о внешней политике.

* * *

Гавань их собственной базы разительно изменилась. Были построены причалы для шести кораблей. На южном склоне окружающей бухту горы, выросли разноцветные двухэтажные кирпичные дома. Управляющий провел братьев по складам, показывая товары, которые скупил у вольных капитанов. Беглые негры обжились на новом месте. Они уже не чурались жителей зарождающегося городка, но и не пытались сблизиться. Продолжали жить своей непонятной жизнью, сытые и довольные. Договоренность о снабжении города продуктами добросовестно выполняли. Береговая батарея и батарея на горе надежно защищали базу. Изменения производили хорошее впечатление. Встреча с галеоном напомнила о необходимости принимать во внимание политику.

Управляющий внимательно выслушал все доводы братьев и был вынужден согласиться. Но заметил:

— Изменение статуса островов может не понравиться барону Бреде.

— Назовите причину, по которой новый статус острова ущемит интересы Нидерландов.

— Испанцы потребуют вывода с острова наших кораблей.

— Для такого требования сначала надо приехать в Москву, за это время можно создать новую базу. Вокруг много островов.

— Вы правы, с вашим флагом мы получаем больше плюсов, чем минусов. Новую инструкцию с первым конвоем отошлю на Кошку.

— Надо создать органы власти, полицию, городской совет.

— Не волнуйтесь, для этих целей на острове достаточно людей.

После согласования вопросов о новом статусе двух островов, бригантина отправилась дальше.

— Ты уверен в правильности принятого решения? — сомневался Саша.

— Правильно — неправильно, — отмахнулся Вова, — зато через пятьсот лет можно будет ездить в отпуск на тропические острова.

— Если эти острова раньше не оттяпают.

— Кому они нужны? Германия пришлет сюда свой флот?

— Почему сразу Германия. Англичане или французы.

— Россия с ними воевала только один раз, потом снова дружба и Антанта. Нет, за эти острова никто с нами не затеет войну.

За десять дней они дошли до места, которое можно было принять за вход в реку. Бригантина двигалась вдоль берега, к вечеру показалась прибрежная возвышенность. Место выглядело удобным не только для ночевки, но и для строительства крепости. Там и решили остановиться до полудня следующего дня. Полуденные астрономические расчеты оставались единственным способом определения своих координат. Для памяти поставили на видном месте крест, на котором вырезали «Варяг, 1531 год, Россия». Координаты места вырезали там же, на кресте.

Дальнейшее плавание сопровождали планшетными записями, которые впоследствии помогут начертить русло реки. Саша непрерывно вел дневник, куда записывал данные о береговом рельефе и окружающей растительности. Подходить к берегу опасались и днем, и ночью, несмотря на то, что северный берег был не только сухим, но и холмистым. В памяти живо воскрешались разные ужастики о змеях, пауках и прочей гадости. Нашли они Амазонку или нет, еще непонятно. Но бригантина идет по очень широкой реке, которая течет почти по экватору. На пути никто не встречается, не видно лодок аборигенов, нет огромных змей, злобные пираньи не запрыгивают на палубу. В свою очередь, почти непрерывная рыбалка давала на камбуз обычную рыбу. Утром десятого дня путешествия по реке нашлось подходящее место, где решили поставить второй крест со своими данными и координатами.

* * *

Негры незамедлительно убежали на разведку, им можно. Братья никогда не были в Африке, но полагали, что местная природа и джунгли ничем не отличаются от африканских пейзажей. Разведка вернулась после полудня, вместе с собой негры привели нескольких аборигенов. Индейцы, когда увидели белых, облегченно вздохнули. Они почему-то очень испугались негров. Самих «спецназовцев» веселил столь откровенный страх. Братья решили переночевать у берега. Разговоры с аборигенами шли очень тяжело, они не понимали вопросов. А не понимая вопроса, нельзя дать правильного ответа. Взаимопонимания достигли только на тему меновой торговли. Из-за торговли решили переночевать. Утром поняли, что на ночевку остались зря, изделия аборигенов могли заинтересовать только самих аборигенов.

Двадцатый день пути принес сомнения, основное русло реки повернуло на север. Снова встали к берегу и поставили крест с координатами. Амазонка не должна поворачивать на север, для собственного спокойствия решили послать негров на разведку. Они на лодках разведают оба русла реки на три дня пути. Пока ожидали разведчиков, снова встретились с аборигенами, и снова меновая торговля оказалась безрезультатной. Никому не нужны шкуры рептилий или веники из непонятных растений. Неожиданно один из индейцев вызвался на роль проводника. Он предлагал провести белых людей к нужному месту. Что это за «нужное место», он внятно объяснить не мог. Вообще весь разговор выглядел забавно. Десяток европейцев и десяток индейцев, издавая звуки бабуинов, размахивали руками и корчили физиономии. На этом «языке» ответ добровольного проводника выглядел, как закатывание глаз к небу, после чего тот становился на цыпочки и показывал что-то высокое.

Решили не привередничать, еще один человек на корабле не в тягость. Наконец вернулся негритянский спецназ, оба отряда уверенно показали одно направление. Осталось только назвать обнаруженный приток Амазонки. В общем-то, название само просилось на язык, воды этой реки имели коричнево-красный цвет. Реку назвали Красной, имя вписали на карту. Путешествие продолжили с утра, проводник вел бригантину ближе к северному берегу. Стало хорошо видно, что берег имеет ярко выраженный холмистый рельеф. Еще через два дня ширина реки уменьшилась до пяти километров. Корабль шел достаточно близко от берега. Можно было любоваться пышными шапками цветущих кустарников. Еще через день приблизились к северному берегу до сотни метров, среди ярких розовых, желтых, алых и белых лепестков начали просматриваться устрашающие шипы и колючки. Оружие самозащиты прибрежного кустарника достигало десяти сантиметров длиной. Река постепенно принимала привычный «речной» вид, появилась возможность определить ширину русла, рельеф берега приобретал равнинный характер. Вместе с тем изменился и климат, к жаре добавились высокая влажность, что давало ощущение бани.

* * *

На берегу все чаще и чаще встречались маленькие поселения. Самих хижин среди листвы не было заметно, но на берегу стояли люди и лежали пироги.

— Как ты думаешь, о чем они думают?

— Предлагаю два варианта ответа. Гадают, вкусные мы или нет, второй вариант — съесть сейчас или на обратном пути.

— Давай спросим.

Бригантина повернула к первой же деревушке. Аборигены сбежались на прибрежный песок, с открытым любопытством разглядывая пришельцев. Появление негров вызвало крики ужаса, индейцы бросились в разные стороны. Относительное спокойствие наступило только на другой день. На рассвете негры настреляли обезьян и с явным удовольствием принялись поглощать любимое лакомство. К бригантине постепенно сходились осмелевшие аборигены. Вопрос меновой торговли сразу поднял тонус общения, удача улыбнулась братьям. Среди первых же предметов на обмен принесли комки янтарного каучука. В свою очередь матросы в кучках предлагаемого на обмен мусора нашли изумруды и сапфиры. Завязалась оживленная беседа, в которой проводник играл главную роль. Он же знал несколько русских слов, главными из которых были «надо» и «не надо».

Поставленная экспедиции задача достигнута, они нашли каучук! С этим утверждением не согласился только проводник. Он упорно утверждал «надо» и показывал вверх по течению Амазонки. После чего добавлял «не надо» и протягивал руку в сторону далекого океана. К проводнику присоединились аборигены, но здесь братья подозревали меркантильный интерес. За время продолжения путешествия жители деревни смогут заготовить дополнительное количество каучука. Куда потом этот каучук девать? Они же набрали каучуковой массы на сотню футбольных мячей.

— Мы никуда не спешим?

— Тебя заинтересовало столь упорное предложение?

— Удивительно единодушное предложение продолжить плавание по реке. Постарайся вспомнить, что там может быть?

— Нельзя вспомнить то, чего не знаешь.

— Такое упорство не может быть беспричинным.

— Пока очевиден только один факт, индейцы знают о белых людях и первый раз видят негров.

— Послушай, вдруг они предлагают нам поход в духе Франциско Писсарро, он прошел по Тихоокеанскому побережью, мы по континентальной стороне.

— На солнце не перегрелся? За конкистадорами стоит государство, за нами барон Бреда.

Утром тронулись дальше, через день увидели цель, куда их настойчиво вели индейцы. Ближе к вечеру косые лучи солнца окрасили облака в иные цвета. Небо в западной части горизонта неожиданно стало фиолетовым, алым и даже красно-коричневым. Потребовалось некоторое время, прежде чем братья осознали: впереди горы!

— Мы вышли к Андам! Мы первые европейцы, которые увидели эти горы с востока!

— Если вспомнить, в каком году ты родился, то мы далеко не первые.

— Хватит придираться, сколько на палубе европейцев, все они первооткрыватели.

К братьям подошел довольный проводник и выдал фразу;

— Хорошо, надо! Давай, давай! Вперед!

Затем подошли моряки:

— Милорды, что это за горы? Они такие огромные!

— За этими горами Тихий океан.

Матросы притихли, но не от осознания важности открытия. В Нассау ежедневно говорили о походах Писсарро, Кортеса и Бальбоа. Перед глазами моряков блестело золото и драгоценные камни.

* * *

На другой день достигли конечной цели. Это оказалось огромное торжище, где собралось не менее тысячи индейцев различных племен и народностей. Сколько лет существует «Амазонская свободная экономическая зона»? На этот вопрос никто не смог ответить. Судя по окружающим постройкам, ответ «торговля здесь ведется всегда» был самым правильным. Первым делом определили координаты и вкопали крест. Поход по бескрайнему рынку добавил массу впечатлений и вместе с тем сильно утомил. Торговые ряды разделялись не по видам предлагаемых товаров, а по племенам и деревням. Один взгляд на берег мог подтвердить догадку о бесчисленности таких племен и деревень. На прибрежном песке лежало множество лодок, которые заметно отличались раскраской. Повторение красок и узоров на нескольких пирогах могло говорить о принадлежности к одной деревне или племени.

Саша и Вова неделю бродили и переписывали виды предлагаемых к продаже товаров. Можно было смело сказать, в это место по притокам Амазонки свозилось все, что можно найти в южной Америке. Торг заинтересовал не только моряков, но и негров, последние с искренним воодушевлением погрузились в атмосферу купи-продай. Достаточно быстро выяснилось, что аборигенам известны интересы белых людей. Перед бригантиной выстроились деревянные плошки с золотым песком. Бесформенные слитки серебра соседствовали горками драгоценных камней. Пошла бойкая торговля, во время которой разобрались с ценами, медная кастрюля оценивалась тройным весом серебряных мисок. Правда, серебряные кухонные изделия по своему качеству просились в переплавку. С рынка смели все золото, серебро и драгоценные камни. Договорились о встрече через полгода.

* * *

Двадцать три моряка отказались уходить с кораблем. Они просили оставить им одну шлюпку с оружием и боеприпасами. Добровольные первопоселенцы обещали через шесть месяцев прислать на это место своего гонца. Воспитание двадцать первого века ставит на первое место личные интересы, братья не возражали. Бригантина повернула в обратный путь. Зашли в деревеньку, где догрузились каучуком. Братьям захотелось посмотреть на каучуковое дерево, узнать процесс сбора такого важного в будущем сырья. Индейцы не возражали, договорились о совместном походе в джунгли. Опасаясь различных тварей типа змей и ядовитых пауков, Саша и Вова надели кожаные штаны и куртки. Высокие сапоги и широкие шляпы. Не забыли натянуть на руки перчатки-краги, которые надевают при сабельном бое. Благодаря своей одежде, они очень скоро взмокли и с завистью смотрели на голых аборигенов и негров. Индейцы бесстрашно шагали по лесу, именно по лесу. Ожидаемые жуткие джунгли на самом деле оказались обычным лиственным лесом. Разве что в этом лесу росли огромные деревья, вот и вся разница. Каучуковое дерево добавило разочарований. Своим внешним видом оно напоминало обычный тополь или осину. Абсолютно ничего экзотического, если только название, индейцы назвали каучуковое дерево гевеей. Срезы на коре напоминали сбор сосновой смолы, только здесь по срезу стекал белый и липкий сок, как у молочая.

Отсутствие экзотики в джунглях и каучуковом дереве сбило настроение. Сами «огромные и ужасные» джунгли на поверку ничем не отличались от заброшенного парка в Выборге. Если только размерами стоящих или упавших деревьев. Никаких болотистых низин с огромными крокодилами и удавами. Никто не охотился на людей, не было жутких и злобных тварей, пытавшихся напасть и укусить. Все выглядело слишком прозаически, совсем не страшно. Обратно пошли в сопровождении негров, которым выход на природу пришелся по душе. Они умудрились несколько раз обнаружить семейки обезьян. По-охотничьи спокойно настреляли любимую дичь. Со слов чернокожих охотников выходило, что мясо у обезьян очень хорошее, по вкусу напоминает курицу. Нежелание белых есть обезьян, крокодилов и змей, негров совершенно не волновало. Не хотят — и не надо, нам больше достанется. На обратном пути охотились, поэтому шли намного дольше.

Продолжение плавания назначили на утро, а вечером устроили совместные прощальные посиделки, выставили бочонок испанского мускателя, после перового стакана градус общения значительно повысился. Утром жители деревни принесли подарки, несколько корзинок с кореньями и сушеную рыбу. В ответ им подарили еще один нож и топор, к ним добавили кусок старого паруса. Добровольный проводник снова удивил. Он изъявил желание остаться на корабле, после чего был торжественно наречен Иваном Сусаниным. Домой решили идти вдоль берега Южной Америки, после устья реки Ориноко повернуть на Нассау. Саше захотелось исследовать побережье и возможные реки. Почему нет? Время позволяет, впереди нет никаких срочных дел.

* * *

До океана дошли, по-прежнему придерживаясь северного берега. Широкая и глубокая река не добавила новых эмоций. Настал день, когда паруса бригантины наполнились океанским ветром.

— И зачем ты набрал столько каучука? — ворчал Саша.

— Не выбрасывать же, люди собрали в надежде получить оплату. Жизнь у них страшнее некуда.

— Не живут, а выживают, никакого просвета.

— Ты так и не объяснил принцип работы парового двигателя. Почему моя модель не может работать?

— Не знаю я принципа работы. Знаю, что должен быть дозатор подачи пара, вот и все.

— Но ты говорил об автомобильном карбюраторе.

— Не говорил, а сравнивал.

— Давай приделаем карбюратор к паровому двигателю.

— Совсем очумел! Я не знаю устройства карбюратора, эта хрень дозирует подачу бензина в двигатель, вот и все.

— Так я об этом и говорю! Если он дозирует топливо в бензиновый двигатель, то сможет дозировать и пар для парового двигателя.

— Повторяю для особо одаренных, я не знаю устройства карбюратора. В карбюраторе дозатором вроде бы поплавок служит. Как поплавок будет работать в среде пара?

— Ты уверен? Я про поплавок, дедушка какой-то жиклер чистил.

— Я уверен в одном, своими знаниями мы техническую революцию не совершим.

— Плохо, на какие нужды пустим наш каучук?

— Ты его набрал, ты и думай. Хоть имеешь понятие, как делают резину?

— Вулканизацией, еще зачем-то сажу добавляют.

— Вот и развлекайся, пока я придумаю способ изготовления гильз.

— Я уже придумал, тянешь трубку, донце с канавкой, вальцовка и пресс.

— Точно! Ты молодец! Пошли к Ивану Сусанину, видишь, он стоит белее мела.

* * *

Индеец выглядел очень испуганным, его пальцы судорожно вцепились в ванты. Наполненные ужасом глаза неотрывно смотрели в океанский простор. Братья отвлекли индейского путешественника и первооткрывателя от вида безбрежного океана. Перевели его к другому борту, где совсем недалеко виднелась поросшая тропическим лесом холмистая земля.

В конце второго дня по изменению цвета воды обнаружили устье реки, на обследование которой потратили три дня. Через день еще река, потом еще, и нашли золото. Точнее, нашли не само месторождение золота — местные индейцы для меновой торговли предложили примитивные золотые изделия и золотой песок. Экипаж повеселел, моряки внимательно высматривали признаки впадающих в океан рек. В результате охватившей экипаж «золотой лихорадки», обследовали все реки до устья Ориноко, в четырех случаях индейцы предлагали на обмен примитивные золотые изделия или пригоршни мелких самородков и крупинок. Войти в Ориноко оказалось проблемой, сделали четыре попытки и четыре раза возвращались в океан. Дельта реки насчитывала множество рукавов, которые впоследствии оказывались мелководными ловушками. После раздумий, пошли вдоль дельты к северному берегу. С этой стороны удалось найти глубоководный проход и войти в реку. На второй день пути Иван Сусанин неожиданно попросил подойти к берегу. Он даже указал конкретное место, где должна встать бригантина. Опустили паруса, корабль, двигаясь по инерции, приткнулся к берегу. Проводник ловко перебрался на берег и исчез среди прибрежной зелени. Негры пытались последовать за ним, но братья не разрешили, приказав ждать на берегу.

Ждали почти до захода солнца, уже начали волноваться. Вова и Саша почти переругались, сетуя друг на друга за то, что запретили неграм сопровождать Ивана. На закате солнца проводник вернулся вместе с местными индейцами. Причиной длительной задержки оказались банальные разговоры и обмен мнениями. Внеплановая остановка перешла в долговременную стоянку очень занимательным получилось новое знакомство На берегах реки жили карибы, которые от своих беглых соплеменников узнали о плохих белых людях. Испанцы устроили на островах Карибского моря тотальные облавы. Пойманных аборигенов свозили в Новую Гранаду где отправляли работать на сахарные плантации или рудники. Физически слабые карибы быстро умирали, не выдерживая ежедневного труда, это братья помнили по урокам истории. Опасаясь попасть в руки испанцам, аборигены ушли с северного берега Ориноко и основали новые поселения вдоль южного берега реки с таким расчетом, чтобы их хижины не смогли увидеть с проходящих кораблей.

Дальнейшее общение с аборигенами привело к заключению «пакта о защите». Индейцы показали известные им места золотых приисков, залежи меди, серы. Особое впечатление произвели несколько мест с россыпями аквамарина, сапфиров и изумрудов. Саша и Вова никогда не думали, что разные драгоценные камни «живут вместе». Смысл взаимного соглашения заключался в обязательстве не пускать сюда испанцев. За это предлагалось безвозмездное право пользоваться местными ресурсами. Легко сказать «не пускать испанцев», как это сделать? Первым делом составили договор, согласно которому индейцы продавали все земли южнее реки Ориноко. Приобретенные владения на западе ограничивались горами, на востоке океаном. По совместному соглашению указанные земли переходили в собственность братьев Скопиных, представляющих интересы российского государства. Сам договор составили на трех языках, русском, испанском и фламандском.

Для сбора подписей всех местных вождей потребовался месяц. За это время на южном берегу реки заложили два маленьких форта. Третий форт заложили в самом устье, на северном берегу реки, где нашли единственное возвышенное место. Этот холм взяли за основу третьего форта, тем более что возвышенность выходила к самому берегу. С бригантины сняли девять пушек, последние остатки экипажа пожелали остаться рядом с сокровищами. Возвращались в Нассау с тремя моряками и полусотней негров. Отчет исследователей неведомых земель вызвал интерес всех торговых домов. По совету губернатора, золотой песок и драгоценные камни оставили в большом зале его дворца. За сохранность беспокоиться не приходилось, воровство в городе отсутствовало. Посторонние не имели доступа в большой зал. Что можно узнать, разглядывая золотой песок, братья не имели понятия. Если о драгоценных камнях они слышали, что они бывают «чистой воды», еще там цвет, размер, то золотой песок он и есть золотой песок. Однако умного совета послушались, если не понимаешь, то послушай других людей.

Договор с индейцами губернатор зарегистрировал с видимым удовольствием. Появление в регионе третьей силы отвечало интересам Нидерландов. Нотариус губернатора снял с договора копии, которые с ближайшим конвоем отправятся в Европу. Несколько дней братья провели в канцелярии губернатора, нанося на его карту русла исследованных рек. Опорные точки отмечали крестиком и давали им различные имена, после завершения работы, измерили расстояние от последней опорной точки до гор. Получилось двести километров. Братья засомневались, горы они отчетливо видели. Сомнения развеял барон Бреда, оказывается в этих краях высота Анд более шести километров. Закончив картографические работы, близнецы заказали у клерков две копии для своих нужд. Изготовлением карт занимались специально обученные профессионалы, чья работа не шла ни в какое сравнение с творчеством юных первооткрывателей.

* * *

Генерал Мартен де'Тер готовился к освоению новых земель. Более чем двухтысячную армию разделил на четыре части. Одна часть осядет в гарнизонах прибрежных крепостей, вторая часть пойдет по реке Ориноко. Третья часть отправится вверх по Амазонке, с выходом на Тихоокеанское побережье. Последняя часть останется в Нассау для налетов на испанские города. Братья опасались возможных конфликтов с Испанией, но генерал сразу внес ясность. Россия и Испания не воюют, самому Мартену де'Теру нет никакой выгоды от военного конфликта. Конкистадорам не выгодно противостояние в Америке с третьей силой, губернаторы тоже всеми путями постараются избежать военной конфронтации.

— Почему? — удивлялись братья. — Здесь уже построены испанские города, в которых находятся гарнизоны. В случае войны у испанцев хорошие шансы захватить наши земли.

— Вы глубоко ошибаетесь, уважаемые господа, что для вас простительно. Вы не знаете политики короля в отношении колоний.

— Господин генерал, разъясните подробнее.

— Конкистадоры сидят на своих землях как короли. Из аборигенов создали свою армию и опираются на местную знать.

— Вы говорите о губернаторах?

— Я говорю о конкистадорах. Губернаторы их боятся и не трогают, в противном случае начнется война с аборигенами.

— За счет чего живут конкистадоры? Им неизбежно потребуется оружие и снабжение из Европы.

— Конкистадоры вывозят в Испанию золото, серебро и драгоценные камни. За эти деньги покупают все необходимое.

— Король в любой момент может перекрыть это снабжение.

— Не выгодно, конкистадоры повезут свои богатства во Францию, Англию или Нидерланды.

— У короля нет сил прижать конкистадоров?

— Король, как и губернаторы, не хочет конфликта с аборигенами. В такой войне Испания больше потеряет, чем выиграет.

— Все равно не понятно, богатая страна, сильная армия, а боятся каких-то дикарей.

— Посмотрите на Португалию. Они затеяли войну с этими «дикарями» и на сегодняшний день смогли построить только две крепости.

Братья озадаченно примолкли. Все это никак не вписывалось в истории о безжалостных завоевателях. На поверку конкистадоры свергли местных царей и живут с индейцами в мире и дружбе. Более того, «завоеватели» дали аборигенам современное европейское оружие.

Надо разработать свою собственную колониальную политику. При этом постараться сохранить за территориями статус русских земель.

— Следовательно, экспедиция оказывается между двух огней. С одной стороны конкистадоры, с другой стороны губернаторы.

— Здесь вы сильно сгущаете краски. Губернаторы сами связываться не будут, им уже взятый кусок никак не прожевать.

— Уже легче, остается опасность со стороны конкистадоров.

— Конкистадоры не опасны. Это бывшие простые солдаты или даже тюремные заключенные. У них примитивное мышление.

— Но это мышление не помешает послать своих солдат против нас.

— Послать-то могут, только аборигены воевать не будут. Какой смысл идти на смерть ради непонятной цели. Они не признают новых границ, установленных конкистадорами.

— Аборигены придерживаются границ между своими племенами? Откуда вы все это знаете?

— Это основная причина, по которой нас наняли воевать в Америке. Наш наниматель хотел свернуть шею нескольким своим соседям.

— В нашем случае это не сработает, мы не испанцы, возникнет международный скандал.

— Для всех вы те же конкистадоры. Если мы сомнем несколько конкистадоров и поднимем русский флаг, король и губернаторы вам спасибо скажут.

— За что? Мы заберем богатые золотом и серебром земли, а нам спасибо?

— Они не платят налогов, казна ничего не потеряет. Гибель нескольких конкистадоров заставит остальных обратиться к королю за помощью.

— Вот именно, и армия навалится на нас.

— Нет, никто не тронет ни вас, ни нас. А самозваные корольки начнут платить налоги и распустят свои армии.

— Где находятся земли конкистадоров?

— Между Новой Испанией и Новой Гранадой и дальше на юг, к побережью Тихого океана.

— Подождите, а Картахена и Санта-Марта? Уже Новая Гранада или нет?

— Это земли конкистадоров, но трогать их нельзя. Через эти порты идет торговля большинства конкистадоров. Мы обидим сразу многих людей.

— Здесь нужен тонкий политик и интриган.

— У меня есть такие люди, мы не просто так в Америку собирались. Заказчик ставил перед нами конкретные задачи.

— Через какой порт на Тихом океане идет груз на Картахену и Санта-Марту?

— Корабли выгружаются в Буэнтавентура, затем пятьсот километров по суше. Но и здесь трогать нельзя, снова обидим многих людей.

— Ваши слова очень убедительны, теперь о возможностях экспедиции.

— Здесь все просто, у нас стопроцентные возможности. Две тысячи хорошо обученных европейских солдат. Аборигены даже не подумают преградить нам дорогу.

— Кого вы нам оставите?

— Двух итальянских артиллеристов и двух немцев со своими унтер-офицерами. Новое пополнение из четырех сотен солдат прошло первичную подготовку.

— Неплохо, что вам надо с собой?

— Сотня ваших десантных пушек нас вполне устроят. Для береговых крепостей позже довезете крепостные орудия.

— Нет вопросов, через десять дней пушки и лафеты будут готовы.

— Наши условия мы изложили на бумаге. Все доходы с открытых вами земель принадлежат только вам. С земель, завоеванных нами, половина доходов ваша.

— А если возникнет противодействие официальных испанских властей? Мы не хотим войны с Испанией.

— Сначала начнется выяснение отношений, что мы берем на себя. Вы обязаны поставлять нам необходимое снабжение, рабов и деньги в обмен на золото и серебро.

— Зачем вам рабы?

— Как зачем! Кто будет работать на фермах и шахтах! Наша сила в добрых отношениях с аборигенами. Начни мы заставлять их работать — и все, конец.

— Понятно. Сколько денег вам сейчас надо?

— Вы с собой привезли русские деньги?

— В нашем банке есть русские деньги.

— Наберете четыре миллиона?

— Такая сумма у нас есть.

— Вот наш договор, деньги и расписку подготовьте на день отхода конвоя.

— Вам хватит две недели на подготовку?

— Вполне, я могу это объявить своим офицерам?

— Да, готовьтесь, господин генерал.

После ухода генерала Мартен де'Тера, братья некоторое время приходили в себя. Они сдвинули с места камни, которые могут вызвать лавину с непредсказуемыми последствиями. Первым делом они помчались к нотариусу и передали ему договор с французским генералом. Здесь очень важен юридический анализ бумаги. Затем направились в оружейный цех. Альфредо Ненни должен немедленно приступить к литью десяти пушек в день. Затем на рысях помчались в негритянскую деревню к изготовителям лафетов. В последнюю очередь в банк, где приказали подготовить четыре миллиона рублей. Из банка направились в порт, надо подготовить двадцать транспортных кораблей.

Мелкие заботы как-то уложили мысли, по дороге домой братья фантазировали над вариантами освоения богатств Южной Америки. В гостиной их ожидали визитеры, пятеро человек из различных торговых домов. Новость о договоре с генералом уже облетела весь город. Первая пятерка добровольцев бралась за организацию торгово-перевалочных баз на Амазонке и Ориноко. Что здесь можно сказать? Только спасибо, и отправить к нотариусу для заключения договора.

— Слушай, а мы не нарвемся на скандал с другими.

— Земли наши, кто помешает строить торговые посты, или, как здесь называют — фактории.

— Да нет, я о претензиях по сманиванию чужих клерков.

Близнецы сразу озадачили своих добровольцев подготовкой и погрузкой кораблей первого каравана. На первый взгляд, молодые клерки спешат снять жирные сливки. Но это только на первый взгляд. На самом деле добровольцы стремились сделать карьеру. Приступив к работе в зарождающейся торговой точке, они имеют хороший шанс стать региональными представителями торгового дома. Утром явились новые визитеры, десять офицеров пришли просить места в десантном отряде. Все верно, французы уходят, нужны новые офицеры. Рассказы об удаче и богатой добыче братьев давно у всех на слуху. Братья поехали в лагерь, надо посмотреть на подготовку к колонизации Америки.

— Ты уверен, что мы занялись правильным делом?

— Чего теряем? Четыре миллиона самозваных рублей? Нам и без них деньги девать некуда.

— У России нет выхода к морю, и ждать Петра еще две сотни лет.

— Собственно, и России еще нет, только Московское царство. Ты хоть помнишь названия стран, какие собрались приватизировать?

— На юге Бразилия. Я точно помню, Амазонка в Бразилии. На севере или Колумбия, или Венесуэла.

— Я о том же! Ни хрена по географии не помню, аналогичные знания по истории.

— А я помню! Со стороны Тихого океана Чили, где много меди и серебра.

— И много-много диких обезьян. Чили южнее, здесь Боливия и Эквадор, Эквадор на экваторе.

— Не напрягай мозжечок.

— Надо куда-то пристроить Ивана Сусанина. Болтается без толку человек.

— С кузнецами он, в кузницу вместе со мной увязался. Сначала к стенке жался, потом освоился. Сегодня на обратном пути зайдем, спросим об успехах.

— Какие могут быть успехи? Человек три дня как из лесу — и сразу в кузницу.

— Размышления генерала мне показались весьма разумными. Вдруг ему удастся выйти к Тихому океану?

— Зачем догадки строить, придет время, и увидим результат.

— Новая тема, золото Северной Америки и Восточной Канады.

— Нам имеющееся золото и серебро девать некуда! Вся горная гряда от Антарктиды до Арктики полна золотом, серебром, медью и прочими полезностями.

— Помнишь письмо Артема Найденова, он Светке Сажиной из Канады прислал?

— Где хвастался, что хорошую работу на свинцовом руднике нашел? Помню, Светку к себе в Канаду звал.

— Он писал, что на северном и южном берегах Святого Лаврентия много рудников, и медь, и золото, и серебро.

— По карте эти места плюс-минус сто километров, а признаков залегания руд мы не знаем. Или предлагаешь рыть тысячекилометровую траншею?

— Рабов еще искать надо. Лучше посмотри на довольные физиономии новых конкистадоров!

И верно, лица готовящихся к отъезду офицеров и морских пехотинцев лучились от счастья. Лагерь напоминал детский сад перед новогодней елкой. Братья поговорили с ними на общие темы, предупредили генерала и офицеров о том, что завтра они должны подписать договор у нотариуса.

Действительно, вопрос с рабами требовал решения. По захваченным на пиратских кораблях картам они определили места вывоза рабов. Но самим ввязываться в работорговлю не хотелось. Здесь на первом месте была даже не этическая сторона дела, хотя и это имело место. Они просто не могли бросить все свои дела в Нассау и мотаться через океан за рабами. Пошли за советом к губернатору.

— Надо закруглять все дела и ехать в Россию за подмогой.

— Купить пятьсот крепостных крестьян и начать освоение Америки?

— Крепостных еще нет, пятьсот монахов или священников больше помогут.

— Объясни!

— Надо церкви строить, сначала в торговых центрах, потом в самых людных городах.

— В твоих словах есть логика и смысл, религия сможет стать цементом для нового государства.

— До революции не было понятия русский — не русский. Люди делились на православных и неправославных.

При виде братьев, губернатор отложил свои рутинные дела.

— Подготовьте рапорт, где подробно опишите действия испанского корабля.

— Вы об английских пиратах?

— Да, экипаж не может отвечать за своего капитана. Испанцы не имели права их вешать и бросать на съедение акулам.

— Хорошо, завтра вечером принесем рапорт. Мы пришли по поводу рабов для работы на плантациях и рудниках. Нам потребуется много рабов.

— Легко решаемый вопрос, дайте указание своим управляющим, через шесть месяцев корабль с рабами будет в указанном месте.

— Кто привезет нам рабов?

— Обычно доставкой рабов занимаются англичане и португальцы, это имеет для вас значение?

— Нет, простое любопытство. Спасибо за совет, господин губернатор.

— Не спешите уходить, торговые дома проявили интерес к вашей колониальной экспансии. Они хотят заключить с вами договор.

— До реальных дел еще больше года.

— Так и до первых кораблей из Нидерландов больше года.

— Мы не возражаем, чем чаще будут заходить корабли, тем больше выгоды для нас.

— Молодцы, правильно понимаете бизнес. При заключении договора обязательно укажите, что торговля только через факторию торгового дома Дагера.

— Где здесь изюминка?

— Вы сами определяете места стоянки кораблей и дома для торговых представителей.

— В любом случае это будет решаться через нас.

— Не скажите, в противном случае торговые дома смогут договориться с любым из ваших французов. Вы знать не будете, что творится за вашей спиной.

— Почему наши управляющие об этом не предупредили?

— Вы когда последний раз с ними разговаривали? На минутку заскочите — и снова на лошадей, по острову кататься.

Возразить было нечего, барон прав. Кто-то занимался их делами, но не они сами. Братья дали друг другу слово каждое утро уделять час делам своего торгового дома и уже после этого ехать в казарму на тренировку.

Саша и Вова снова отправились в деревню, надо переговорить с вождем по поводу специалистов по сахарным плантациям. На взгляд близнецов все десять рек между Ориноко и Амазонкой хорошо подходили под посадки сахарного тростника. Только как это делается, они не знали, само название «сахарный тростник» подразумевало заросли тростника вдоль берегов рек. Возникло решение обратиться за помощью к Мгикассо. Дело даже не в том, что гонцы вождя постоянно курсировали на Кубу, в Эспаньолу и более далекие места. Вождь помог черным поселенцам острова Передовой, куда его люди доставили рассаду и провели там курс обучения новому земледелию.

Мгикассо сидел посреди центральной площади своей деревни. Он всегда так делал, когда хотел поговорить с братьями. Саша и Вова дружески приветствовали вождя, после чего попросили его немного подождать. «Монетный двор» готовился к расширению производства. Появление «своего государства» уже потребовало введения в оборот собственных денег. Требовалось увеличить объем изготовления монет, в первую очередь, мелких номинаций. Вместо медных монеток выпустили медноникелевые, благо с никелем проблем нет. Если до сегодняшнего дня изготовление рублей было просто способом перевести золото и серебро во что-то дельное, то сейчас появилась настоящая потребность в деньгах. Близнецы осмотрели подготовительные работы по монтажу еще четырех прессов. Новое подкрепление позволит значительно ускорить чеканку денег. До сих пор поступление золота и серебра опережало изготовление монет. К такому положению вещей относились безразлично. Отсутствовала потребность как в самопальных деньгах, так и в самом драгоценном металле. Сейчас положение изменилось. К счастью, созданная без определенной цели производственная база помогла быстро исправить положение.

Автором и изготовителем нового оборудования по-прежнему оставался Бэби. Вот только перейдя в ранг ювелира, бывший фальшивомонетчик как-то быстро округлился, приобрел манеры зажиточного горожанина. Забылась старая кличка, сейчас его называли только господин Грегори Брег. Осмотр готовых ювелирных изделий, которые складировались в хранилище банка, вынудил братьев навестить ювелирное производство. Если до этого они просто знали, что у них есть такое производство, где сидит специалист по обработке драгоценных камней и умелец по части выполнения гонких работ, то увиденные готовые изделия заставили обратить на ювелиров особое внимание. Понятно, что ни Саша, ни Вова не разбирались в ювелирных изделиях. Впервые в жизни они надели злотые перстни здесь, в Нассау. А до этого дня даже никогда не заходили в ювелирные магазины.

Готовые драгоценности, разложенные на покрытых бархатом рамках, могли произвести впечатление на кого угодно. Во всяком случае, братьев готовые ювелирные изделия впечатлили. Массивные золотые перстни, браслеты и ожерелья поражали тонкой чеканкой и узорами. Украшающие их драгоценные камни сияли разноцветными лучами преломленного света. Пораженные великолепием готовых ювелирных изделий, братья сразу вспомнили Зимний дворец. Возникло желание поделиться идеями, не своими, а тех мастеров, чьи изделия выставлены в Зимнем дворце.

Визит в ювелирную мастерскую еще раз напомнил братьям о необходимости внимательнее относиться к своим обязанностям хозяев фирмы. Вместо ожидаемого специалиста по огранке драгоценных камней и примкнувшего к нему Бэби, они увидели настоящий цех. Тридцать семь человек, склонившись над верстаками, что-то точили, ковыряли и полировали. Франк Лейден провел братьев по рядам мастеров, объясняя различные этапы изготовления ювелирных изделий. Затем показал украшения разной степени готовности. Было видно, что мастер гордится своей работой. Надо отдать должное, все сделанное под его руководством заслуживало похвалы.

Завершив обзорную экскурсию, Франк Лейден задал дежурный вопрос:

— Не хотят ли господа хозяева заказать для себя что-нибудь особенное?

— Спасибо, уважаемый мастер, нам не нужны украшения. Но почему вы делаете только тяжеловесные украшения с большим количеством золота?

— Иначе нельзя, золото является показателем благополучия и богатства. Тоненькие колечки с маленькими камушками не имеют спроса.

— Посмотрите на такой вариант украшения.

Вова нарисовал грифелем веточку с листиками и ягодками.

— Что это? Поясните ваш рисунок.

— Брошь, которую женщина приколет булавкой себе на грудь. Изумрудные листочки, ягодки из рубина или топаза.

— Какое правильное французское определение — брошь.

— Можно сделать паука, подобрать сапфиры, корунд, гранат, мелкие камни пойдут на изготовление небольших деталей, например, глаз.

— Вы обладаете ювелирным вкусом, подобных украшений никто не делает! Я немедленно начну готовить эскизы. Подумать только, дополнительное украшение на булавке!

— Точно так можно делать перстни. Не просто камень, а камень в виде ящерицы или насекомого. Это Можно продавать вместе с брошью.

— Точно! Вы абсолютно правы! Вместе с тем мы сможем пустить на украшения мелкие сколы, которые остаются после обработки камней.

— В хранилище лежит много самоцветов…

— Самоцветы не пользуются большим спросом, у нас слишком много драгоценных камней. Нет смысла тратить время на самоцветы.

— Предлагаю выточить из самоцвета яйцо, инкрустировать его золотом и камнями. Наверху поставить крестик. Вовнутрь можно спрятать перстень.

— Гениально! Лучшего подарка на Рождество не придумать! Вы предлагаете создать невиданные украшения!

— Последнее предложение. Ваши украшения просто великолепны, но им не хватает оформления.

— Зачем им добавлять дополнительное оформление, такой подход ухудшит внешний вид изделия.

— Мы о другом, каждое украшение должно лежать в отдельной лакированной шкатулке. Посмотрите на складе образцы красного и черного дерева.

— Далеко не каждое украшение будет смотреться на фоне дерева.

— Положите внутрь хлопок и оклейте бархатом или шелком, в зависимости от украшения. По ткани можно пустить золотую нить.

— Да! Подобная комбинация только подчеркнет красоту изделия и повысит продажную цену! Спасибо вам, не ожидал от таких молодых людей столь утонченного вкуса.

Переполненный эмоциями и зарождающимися идеями Франк Лейден забыл о своих хозяевах. Ноги сами понесли его к столу, где он немедленно принялся рисовать эскизы новых украшений.

* * *

Подготовительные работы для монтажа новых станков по чеканке денег успокоили юношей. К их удивлению, созданная сеть ресторанов, трактиров и игровых залов работала как насос по откачиванию талеров. Все торговые дома, даже губернатор, регулярно покупали талеры в их торговом доме. В результате такого круговорота денежной массы происходило значительное накопление золота и серебра, в первую очередь серебра. Братья сравнили килограммы серебра ежедневной выручки, и сколько килограммов ежедневно пропускает пресс. Установка новых прессов существенно не изменит динамику накопления металла. Причина в необходимости чеканки мелких серебряных и медноникелевых монет. Придется расширять монетный двор, основной проблемой которого стал механический привод для пресса. Таким приводом являлись ветряк и вращающая колесо лошадь.

— Саш, давай я сделаю паровой молот?

— Технический прогресс не дает тебе покоя?

— Согласись, для парового молота никаких хитростей не надо. Котел, подача пара в цилиндр и ручка управления.

— В общем-то, ты прав, а как же с футбольным мячом?

— Параллельно сделаю, пока скорняк кожаные мячи сошьет, я изготовлю сотню камер.

— Давай, думай, твое предложение принесет ощутимую пользу.

— Поэтому и предлагаю, пошли к Мгикассо, он уже заждался нас.

Братья вернулись на деревенскую площадь, по пути строя различные предположения о причинах, по которым вождь захотел встречи.

Как обычно, все началось с традиционного кокоса. Саша и Вова привыкли к не совсем обычной процедуре выражения гостеприимства. Гость или гости должны прийти в центр деревни, поприветствовать жителей и ждать ответного приветствия. После чего один из негров влезает на пальму и срубает кокос. Дальше кокос вскрывается и преподносится гостям, каждый из которых должен сделать глоток, затем похвалить как жителей деревни, так и качество кокосового молока. После установления «дипломатических» отношений, такая процедура неукоснительно выполнялась только в отношении братьев. Причем исключительно в тех случаях, когда вождь хотел с ними встретиться. В иные дни юноши оставались как бы незамеченными вождем. Возможно, существовали другие традиции и обычаи, которых они просто не знали. Люди двадцать первого века все больше и больше отметают прежние традиции, многие прекратили здороваться и прощаться.

После завершения ритуала, перешли в «зал заседаний», который в данный момент представлял собой обычный навес. Если остальные дома негров были адаптированы к сезону тропических ураганов, то «зал заседаний» упорно восстанавливался как обычный навес со съемными стенами. Стены представляли собой плетеные из сизаля циновки, которые развешивались по периметру во время дождя. Вождь занял свое традиционное место спиной на север, братья сели напротив.

— После вашего путешествия по великой реке, наше племя раскололось, некоторые люди не хотят возвращаться домой. Им понравились земли у реки.

— Мы начнем осваивать найденные земли, создадим сахарные плантации, построим шахты. Только земли вдоль большой реки останутся прежними.

— Они пойдут работать на ваши плантации и шахты. Немного поработал, тебе за это готовую еду принесли.

— Ты хочешь сказать, что твои люди согласны уехать на наши земли?

— Не все, только часть. Некоторым нравится бездельничать здесь, рядом с вашим городом. — Мгикассо тяжело вздохнул и грустно посмотрел на братьев. — Ручная скотина, в море много рыбы, вы научили сажать растения. Никакого труда.

— Мы узнали место, откуда привозят рабов.

— Нас обратно отвезете?

— Тебе придется подождать, через десять дней мы повезем своих воинов на новые земли. Только после этого сможем отвезти тебя и твоих людей.

— Вам потребуются рабы?

— Да, хотим мы того или нет, но для освоения земель нам потребуются рабы.

— Предлагаю договор, вы даете мне десять пушек и инструменты, которыми строите свои корабли, я даю вам бесплатно рабов и золото.

Забавная логика, берет без оплаты пушки и инвентарь, взамен без оплаты отдает золото и рабов. Но это традиционное соглашение друзей, с друга нельзя брать деньги, можно только адекватно отблагодарить.

— Где ты возьмешь рабов?

— Где все берут, нападу на чужие деревни и возьму людей в плен. Сам так сюда попал.

— А золото? Ты всегда утверждал, что вас золото не интересует.

— Могу снова повторить. Много, много лет назад люди вывозили из наших земель золото, много, много золота. У нас много золота и много красивых камней.

— Тогда ты родом из другого места. По карте от места вывоза рабов до земель белых людей очень далеко.

— Отцы отцов наших отцов говорили, что золото отвозили к людям, которые живут рядом с великими пирамидами. Еще они брали в наших землях прозрачные камни.

— Зачем им прозрачные камни?

— В эти камни собирали солнце, потому что солнце их бог.

— Откуда ты это знаешь? Разве люди вашего племени жили рядом с пирамидами?

— Нет, они брали наших людей к себе, некоторые возвращались обратно. Вот, возьмите себе. — Мгикассо протянул прозрачный кристаллик длиной в сантиметр.

Братья покрутили кристалл в руках, после чего Вова положил подарок за обшлаг рукава. Слова вождя вызвали недоумение. Как империя, Египет перестал существовать после римской оккупации.

— В каком году римляне захватили Египет?

— Спроси учителя истории, мне откуда знать?

— Согласись, после смерти Клеопатры прошло не менее полутора тысяч лет, негры должны забыть о пирамидах.

— Вероятнее всего, о тех временах напоминают сохранившиеся шахты.

— Полторы тысячи лет? Столько времени ни одна шахта не простоит.

— Не знаю, выдумать пирамиды он не мог.

— Египтяне могли оставить более значимые следы, например, местных сфинксов.

— Главное заключается в другом, Мгикассо никогда не врет. Отвезем его в Африку, рабы нужны в любом случае.

— Хорошо иметь в Африке своего человека, здесь золото и сахар, там рабы.

— Договорились. — Саша обратился к вождю: — Мы отвезем тебя и твоих людей в Африку. Только будь очень осторожен с золотом.

— Мы знаем, что в золоте много зла.

— Разговор о другом, как только белые люди узнают, что у тебя много золота, твоим землям сразу наступит конец.

— Но вы не расскажете другим о моем золоте?

— Тайна станет достоянием всех белых людей после первого корабля с твоим золотом. Мы не сможем закр