Полет в двадцатый век

Павел Кучер



Павел Алексеевич Кучер

* * *

Серия "Россия от полюса до полюса"

* * *

Полет в двадцатый век

* * *

1644 год от Р. Х. или 7152 год от С. М., август, Северная Евразия

* * ** * ** * ** * ** * *

Нам нет преград ни в море, ни на суше,

Нам не страшны ни льды, ни облака!

Пламя души своей, знамя страны своей,

Мы пронесем через миры и века!

Все же интересно устроен мир... живешь себе, живешь и однажды – раз, и вокруг ничего знакомого. Чужие люди, чужой язык, чужой мир... Страх.. Мамочка, роди меня обратно!

Тут наоборот. Видно, уже впадаю в детство. Накатило радостное, беззаботное чувство... Давнего, казалось навсегда забытого, лета 1988 года. Старенький Ан-24, прыгая на воздушных ухабах, везет к морю толпу ребятишек из далекого северного гарнизона. Я совсем большая - уже десять лет, не сижу, как прочие, пристегнутая в кресле, а гордо стою в проходе рядом со стрекочущим кинопроектором - подаю отцу бобины с пленкой. На туго натянутом поперек салона экране бессмертный мультфильм Уолта Диснея "Золушка". Сказка. Про бедную маленькую девочку, ставшую принцессой... Кто тогда мог подумать, что это про меня?

Как говорится, за что боролись - на то и напоролись! Заряжайте бобину, товарищ ваше величество... Императрица Восточной Сибири, блин... Сегодня в нашем летающем балагане аншлаг! Снова та же "Золушка", и простенький кинопроектор, и тугая крахмальная простыня в проходе, и усыпанное звездами ночное небо августа за иллюминаторами, и качаются на воздушных волнах четыре десятка детских душ, жадно ловящих каждый звук и каждый жест на экране. Всем от десяти до двенадцати лет. Все смотрят мультики первый раз в жизни...

* * *

Уф-ф-ф! Схлынуло... Господи, как хорошо, что тебя нет! Сказала бы я тебе всё-всё, что думаю, прямо при детях, не постеснялась. Ну и что, если они совсем маленькие, как я тогда? Ну и что, если тут одни девочки? Бл...! С чего ты взял, старый бессмертный хрыч, что они девочки? Это я, я в их возрасте была неверящей в бога девочкой-пионеркой! А они в тебя верили всем своим маленьким сердцем и до сих пор верят!!! Хотя ни одной девочки среди них нет... зато у половины - положительная реакция Вассермана, у доброй четверти разрыв влагалища, у всех полная икебана прочего. О пороге дистрофии и следах побоев молчу...

Нет, это не самые больные – это, наоборот, самые здоровые... в Северной Европе. Если хорошо постараться, можно вытянуть. Почти полностью... хотя бы телесно. Предварительную терапию провели, швы наложили, антибиотики прокололи. После ударной дозы пенициллина бледной спирохеты в выделениях нет, можно везти вместе с остальными. В одном салоне... Интересно, какой такой Парацельс придумал, что застарелый сифилис проходит сам(!) после дефлорации трех малолеток? Это не черная медицинская шутка, говорю вполне серьезно... Местные фармацевты на рецепте настаивают! Чудесное исцеление от злейшей венерической болячки... Можете спросить барышень - подтвердят... Как раз ими и лечились. Зла не хватает! Так бы и сдала этих эскулапов живьем в анатомичку, для опытов. А как славно начиналось...

* * *

***

* * *

Остров, База... не торжественное построение, но близко к тому. Я - лицо официальное. Вроде генерального инспектора. Министр медицины, угу. Строй на плацу, воспитанники и несколько преподавателей. Почти пять сотен подростков и спортивных парней улыбаются и "едят глазами". Не столько даже меня (что им молодящаяся тетка на пятом десятке), сколько Фатиму с Маринкой. Почетный эскорт. Девчата хороши - синие комбинезоны в обтяжку, легкие шнурованные сапожки, белые водолазки, ветер ерошит короткие, до плеч, прически. Торжественная передача первой партии будущих "смолянок". Вот и они. Стайка малявок в одинаковых цветных платьицах. Глазастые, худенькие, милые, угловатые. Тоже смотрят на своё будущее... лет через пять-семь. Только вчера приплыли с материка. Сильно штормило...

Почти неделю ждали погоды у местного хуторянина. Двое сопровождающих прибалтов мнутся рядом. Эти, не отвлекаясь, жадно разглядывают мою особу. Надо подойти, милостиво поблагодарить... пересчитать, хотя все 40 в наличии... Ещё раз. Что-то зацепило! Ну и дела! Это ещё кто? Выпученные бессмысленные глаза, развитый висячий зоб... Базедова болезнь, последняя стадия, кретинизм... Нехватка йода дает о себе знать... Но, откуда?! Они же тут отборные, прошли все тесты, Карпинский по радио расхваливал, какие наши новые барышни умницы и красавицы. Особенно рыжая егоза с ослепительной щербатой улыбкой, вылитая Пеппи-Длинный-Чулок... Ну, и кто тут у нас рыжая? Нет такой... Снова считаю... Сердце пропустило удар... Нету... русые, темные... Уже вслух, громко:

- Где рыжая девчонка?!!

Черт! Настроение резко сменилось. У сопровождающих забегали глазки... Фатима лихо трещит по-немецки, спрашивает у девочек про рыжую. Молчат... Молчат!!! Косятся в испуге. Аборигены уже не стоят - висят, взятые за грудки, в руках дюжих парней, еле касаясь земли... Да, была... Да, похожа на ведьму... хуторянин предложил заменить на свою падчерицу и даже заплатил серебряную монету. Разве госпоже колдунье не всё равно, кого принести в жертву? Вашу мать, с кем мы связались? Свисток, топот... К горизонту потянул пенный шлейф катер.

Сколько ждать? Час-полтора? Ладно, время есть. Но торжество смято, все разбрелись кучками, курсанты отправились на занятия... Фатима врубила обаяние на полную катушку и малышки разговорились... Про губастого дядьку, который увел с собой рыжую Гретту, про крики каждый день... каждую ночь... про строгий запрет кому угодно говорить о подмене. На меня они теперь поглядывают украдкой, со страхом, как на настоящую колдунью... Мерзость!

* * *

Вернулся катер. Идут. Впереди, совершенно спокойно, почти по-хозяйски, одутловатый литовец, тот самый хуторянин. Совершенно не боится, уже привык к вежливому обращению. Сзади играют желваками двое курсантов, один одет по форме - куртка и тельняшка, второй в одной куртке на голое тело. Третий несет на руках завернутый в одеяло сверток. Уф... жива! Хуторянин, небрежно поклонившись, на ломанном русском начинает живенько объяснять, что вовсе не хотел обидеть госпожу... он готов заплатить ущерб за испорченное имущество. Все соседи знают, он честный человек! Но жена умерла... и бес попутал. Матка Бозка, не утерпел!

- Покажите!

Парень осторожно ставит сверток вертикально, раскрывает одеяло в стороны. В спину дышат любопытные. О-о-о! Качаясь на подламывающихся ножках, перед нами стоит невообразимое существо в висящей до колен тельняшке. Она была рыжая? У существа седые всклокоченные волосы... Была ослепительная улыбка? За разбитыми губами больше нет зубов. Синяки, ссадины, синяки... Старые, пожелтевшие и совсем свежие. Везде. На лице, на ногах... Плюс особые, на видимом через вырез тельняшки, худеньком предплечье - черные следы жадных и уверенных мужских пальцев... С трудом открываются заплывшие веки, гримасой обнажаются распухшие десны. Слабый, с придыханием, радостный шепот: "Экчеленца?!" Из-под тельняшки, друг за другом, медленно падают на песок крупные кровавые капли...

Наверное, у меня что-то стало с лицом... Поворачиваюсь к продолжающему бормотать литовцу - он озадаченно замолкает... Ну я тебе сейчас! Не успела... Да-да-да-да-да!! Справа и слева длинные, на полную обойму, очереди из "Стечкиных". В ушах заложило! Короля, увы, играет окружение. Княгиню тоже... Девочки опять, и раньше меня, прочли мои мысли... с довеском. Честное слово, я хотела сволочи только рожу начистить... Опоздала... Рожи больше нет... обе ноги валяются отдельно - первые выстрелы пришлись в пах и таз... Экспансивные пули. Опытная партия наших пистолетных патронов под автоматическое оружие. Впечатляет! Барышни-то мои - бр-р-р! Снайперы-пилоты-санинструкторы. Специально же так целились... До благостных сестер милосердия им, как до Луны и ещё дальше. Хоть бы побледнели ради приличия. А малявка-то - еле на ногах стоит, но зеленые глазищи аж светятся. Язык показала! Шепелявит что-то торжествующее... Безо всякого перевода понятно, что "Сдохни, сволочь!"

Повезло тебе девонька, причем крупно... Не сломалась после шести дней кошмара. Мы успели. А если через ещё столько же, наступает адаптация, уже навсегда. Проверено. Именно потому курс молодого бойца дольше двух недель, а солдатикам срочной службы всегда дают отпуск меньше, на 10 дней, иначе чуть привыкнут дома и убегут... ищи их потом, суди... Эх! Как тебя колотит! Ну, иди сюда... прижалась... вцепилась... Злыдня не испугалась, а своих боишься? Своих?! Ребенка насиловали несколько дней подряд! Любого мужчину она сейчас боится смертельно... А я тут вообще единственная, кто похожа на женщину... потому что в длинном плаще. Барышень в штанах и с пистолетами, она точно никогда не видела. Кроме как на Острове, в Европах такие пока не водятся... Чудовищный ситуационный стресс...

Вот, поймала мысль! Все наши малышки не просто боятся незнакомых людей, они же мужчин боятся! Потому и вокруг меня жмутся. Что бы это значило?

- Фатима! Марина! Быстро проверьте, нет ли ещё у кого вот такого? Есть? Ещё есть? Свежие... и у всех... Загрызу! Ганс, отдай одеяло! Где эти г... провожатые?! Обоих сюда, немедленно!

Мало, что одну продали? У воды, значит, быть, да и не напиться? Малинник себе устроили, педофилы? Типа, всё равно девчонок к чужакам на растерзание везем или колдунья (это я) их на зелья пустит... Да я вас самих... Нет, пора мне учиться за лицом следить, тишина вокруг звенящая... Княгиня в гневе! Хоть подобие величественности надо изобразить... Ага, привели!

- Эй! Убрать... вот это... дерьмо!

Смотри-ка, понятливые. Каждый сноровисто взял в одну руку по ноге, другой рукой подхватил тушку хуторянина... Потащили... к помойной яме. Сержант удивленно смотрит. Все на меня смотрят с немым вопросом. Как, и это всё? Руку вперед, кулак сжать, большой палец вниз! Понятно? Дружный выдох. Здоровяк кивает. Знают любимый жест римских патрициев в цирке? Откуда? Ах да, мы же им привезли новый фильм, свежепереснятый с компа на пленку - "Спартак"... Эрудиты.

Финита ля комедиа! Огромный Ганс педалью распахивает крышку над выгребной ямой, шагом в сторону пропускает наивных вперед и резко бьет сразу обоих под основание черепа. Хрясь! Парочка, взмахнув на прощанье своими и чужими ногами, исчезает... Пульх! Бульк!

* * *

Ненавижу эти официальные визиты! То и дело приходится изображать из себя невесть кого... феодальную владычицу... Так, оглядеться, пока все смотрят мимо меня... Вроде бы пронесло! На лицах даже проступает уважение - своя... Строгая, но справедливая! А иначе никак нельзя, я представитель высшей власти. И высшей справедливости. На том стоим... За изнасилование наказание одно - смерть... Немедленная. Публичная. Так надо, понятно?

В начале 90-х годов, в той прошлой, далекой "демократической России", утонувшей в потоке либеральной "чернухи", довелось мне пообщаться с занятным стариком. Ровесником века. Даже у Колчака писарем успел послужить. По малолетству поддела дедулю. Зачем же вы слушали красную пропаганду? Дед усмехнулся, объяснил: "А не было никакой пропаганды! Вообще... Агитировали не словом, а делом. Через деревню, как саранча, перли всякие. Белые, зеленые, чехи, японцы... Власть за три года поменялась раз пятнадцать. Но каждая брала харчи, отнимала лошадей, уводила парней-рекрутов, насиловала... Иногда, от отчаяния, родня приходила жаловаться командирам. Командиры хохотали - право сильного! Только красные не стали смеяться. По указке пострадавших дернули насильников из строя, да и шлепнули... Без речей о Мировой Революции... Война сразу и закончилась. Стало ясно - пришли свои."

Вот, пригодилась наука.

- Запомните, малышки, вокруг - свои. А вы все теперь - наши! Конец церемонии. Всех немедленно в лазарет! Марина, Фатима, у нас много работы...

* * *

***

* * *

А праздник, назло врагам, состоялся. Через три дня. В санчасти. Когда "смолянки" чуть-чуть отошли... Плевался паром гигантский латунный самовар, двухведерный, крупнейший в Европе... Даже у датского короля Христиана IV он меньше, но зато серебряный... И был торт. И ведро мороженого. И все перепачкались, как маленькие свинюшки. Трех лежачих мы кормили с ложечки. Мне, уже привычно, досталась Гретта... "хвостик"... Там она первый раз улыбнулась... Гвозди бы делать из этих детей! Ведь ни одна не заплакала... ни разу. Вот же, подрастут и достанутся кому-то, стервочки. Но, сначала карантин... и надо попасть домой...

И ещё было. Совет командиров Острова (с большой буквы, просто название не в чести), преподаватели, начальник Базы (тоже с большой буквы) и пяток старших парней... На столе в высоком зале ярко горит единственная лампа. Подобие антуража из "Педагогической поэмы" Макаренко, впрочем, и её потрепанный томик лежит на виду - для справки... Лица мрачные, неудобно... за себя, передо мною... Перед малышками просто отчаянно стыдно - их глупо не уберегли. На повестке дня вопрос "Как жить дальше?" Первыми, как и положено в армии, высказались самые младшие. Имя-отчество выговорить удается не всем, но я не придиралась. Потом разговор пошел совершенно откровенный, без чинов...

* * *

- Откуда вы взяли этих ублюдков?

- Дарья Витальевна, других тут нет - это самые лучшие! Правда-правда... не сомневайтесь. Разбойники, извращенцы, но не религиозные фанатики, по крайней мере. Честное слово! А другие... малышек уморили бы прямо на месте, как будущих ведьм... Жмудины - народ темный и в католицизме усердный до крайности... Двоеверам-то по-другому нельзя. Или сами бы в жертву принесли. Идолы деревянные с губами, вымазанными человеческой кровью, тут в любом лесу, возле любого поселка. А есть колдуны... Хуторянин, которого девчата шлепнули, точно себя черным магом считал, как овдовел, так жил с черной козой... Верно понимаете, в буквальном смысле. Не иначе, мечтал в инферно подняться.

- Страшное дело, оказаться в разрыве цивилизаций. Ни чести, ни веры, ни морали - всё держится на страхе или жадности. Их и крестили всего-то триста лет назад, да на скорую руку. Чтобы грабить было удобнее. Без шибеницы на каждом перекрестке - не вера, а видимость одна. Сейчас они типа паписты, а ещё их отцы - социанисты, лютеране, кальвинисты и чистые сатанисты (ага, те самые, которые кровь пьют и оргии устраивают). Даже гуситы были!

- Приспособленцы, холуи, бандиты... Анархия - мать порядка... Шляхта польская, шляхта литовская, шведы, иезуиты всякие... Мы для них не люди, а так, нечто вроде ходячих трупов. Общаться боязно, обидеть страшно, но обмануть - даже не грех. Реально сидим в блокаде... Если бы не самолеты, задавили бы нас сразу по прибытии, в первый же год. А так ничего, крепко держимся. Планы строим, сухой док, сами строимся... Гешефты крутим всякие...

- С материка снабжения нет, ярмарка кормит. Бойко идут швейные иглы, перец, краски, червонцы ангарские само собой. Только монеты наши живут до первого ювелира, золота в них многовато... Попы за владение анафемствуют в открытую... Что местные, что польские, что православные русские... "Человеческие руки не могут изготовить металл такой чистоты!"

- Личные отношения завязать? Кому и с кем? Втереться в "шановную тусовку" невозможно... Навыки не те! Кто из наших умеет хорошо ездить на лошади, фехтовать на шпагах, знает хоть зачатки латыни – типа, образован... или французского - хоть где-то бывал при дворе? Белые вороны мы, а не аристократы. Вот вы - княгиня, а умеете, например, бить морду прислуге? Не ланцетом ткнуть, не челюсть своротить, а лениво и элегантно? Зато местные - легко...

Тут он прав... Достаточно вспомнить печально известную недавнюю экспедицию нашей усиленной артиллерийской роты и царского войска на Вторую Ливонскую войну... Не столько было сражений, сколько брани и разборок... пополам с доносами... А почему энти в Церкву Божию, к причастию не ходят? Да разве боярский сын тот, перед кем холопы вовсе шапку не ломают? И морды у них босые и наглые... За всю компанию(!) ни одного раза(!) не удалось добром получить провианта из царских магазинов - отказывали принципиально. Под любым предлогом. Пришлось покупать еду и фураж за наличные, на месте. Кабы не полевые кухни да концентраты, пропали бы мужики... Одна радость, за всю компанию не получили ни одного "двухсотого". Только вшей нахватались и кишечных паразитов. Чужаки мы, демоны...

* * *

- Какие конструктивные предложения?

- Да бросить эти политесы и жить, как сами хотим. Вон польские паны своего короля в упор не видят - чуть что, объявляют "рокош"... Во всех их Pacta Conventa главный пункт - de non praestanda obedientia (о праве неповиновения). Чем мы хуже? Будем дружить с кем нужно и всех остальных - куда подальше.

- Парни, а не послать ли нам катер за Бароном? О, это, Дарья Витальевна - фрукт.

- Вам надо встретиться лично! Что вы скажете?

- Натюрлих!

- Я-я, экселенца!

- Да, барон - правильный человек!

- Решено. Пригласим! На прощальный прием по случаю вашего отбытия, он как раз поспеет... Пора обустраиваться тут всерьез...

- Кто лучше всех знаком с Бароном?

- Что?

- Сначала нужно задать вопрос.

- Хорошо!

Минутная заминка... Видно, что проблема обсуждалась давно, ждали только случая... Наши замолчали, а курсанты смотрят пристально. Светлые северные глаза, викинги... тип нордический... подросли вчерашние ребята, возмужали. Ну же?!

- Экселенца, скажите правду, зачем вам эти девочки? Они уже заколдованы?

Вот это да, в мотивах усомнились! Впрочем, чего я хотела от суеверного XVII века? Слова о человеческих жертвах наверняка им запали в душу... Причем, заранее согласны с любым(!) моим ответом. Готовы хоть убивать за него! Жестокий мир, они его сыны. Попробую возразить...

- Ребята, откуда этот бред?

- Таких девочек просто не бывает, экселенца - они, как одна... будут очень красивые... А ещё, в первый день им было плохо, но они совсем не жаловались и ничего не просили... вообще ничего, даже воды. Почему? Гретта, которая поседела... она же до самого конца не сдалась и дралась бы до смерти... за что ей все зубы выбили... только ведьмы это умеют.

М-м-м, озадачил! На провокационные вопросы должна отвечать не слабая я, а прожженный циник, вроде Матусевича. Методику отбора кандидатур в наши учебные лагеря и тесты на психологические реакции в разном возрасте расписывал как раз он сам. Сочно, убедительно, с кладбищенским юмором. Любимая фраза: "У станового хребта нации должны быть крепкие нервы!" Косточка от косточки недалеко падает... и ребята почуяли. Но не поняли... Ладно, держитесь, мыслители! Взгляд в упор.

- А вы сами были обычными детьми?

- Нет, экселенца, но нас же сюда отбирали, как в гвардию. Только самых лучших!

- Да? А с чего вы решили, что ваши невесты будут хуже? - ага, задумались! Просияли... Добавляю мягко, - Здесь девочкам пока слишком опасно. Вот поэтому нам не нужны случайности.

Парни явно смущены, они не ждали прямого ответа. Снова долгое молчание...

- Экселенца позволит рассказать это остальным?

- Да сколько угодно!

- Барону тоже можно про это знать?

- Естественно! Тоже мне, секрет полишинеля...

- Но, значит, ваши фрейлины тоже не дворянского рода?

Ох, такого хохота, надо думать, стены этого замка не слышали уже давно... Эхо уносится в готическую высоту и мечется под сводами... Браво, Ватсон, вы умеете мыслить логически! Мужики ржут с откровенным удовольствием, парни стесняются меня, хмыкают в кулаки. Приятно, черт возьми, говорить правду... не про себя.

- Теперь понимаете?

- Натюрлих, экселенца! К демонам местных! Своими силами найдем надежных людей, пути и укрытия... Навербуем посредников... - ну вот, сели на любимого конька, стратеги. Загорелись! Не моё...

- Так, и что с бароном? Он всё ещё нужен?

- Непременно, Дарья Витальевна, через него светит прямой выход на орден Иисуса. Это, если по ситуации, нам очень на руку. С волками жить - по-волчьи выть! Увидите - сами поймете.

- Вопрос закрыт?

Другой парень ухмыляется...

- Экселенца, фы не догофорили! - ну почему меня так легко читают?!

- Хорошо... Вам давали "Основы психологии"?

- Натюрлих!

- Опыт с утятами показывали? Когда пушистым комочкам, после выхода из яйца, вместо мамы-утки показывают курицу или просто мячик? Именно первый подвижный предмет маленькие утята принимают за маму. Импритинг! Знайте, и у человека есть подобная слабость. Между 12 и 14 годами, на пороге отрочества, словно бы открывается окно, и те места, где ребенок живет, он запоминает, как Родину, Фатерлянд. Самую любимую землю. Навсегда. Или не запоминает, если постоянно кочует с места на место, как цыган. Таких людей греки называли апатридами и не давали гражданских прав. Хотите, чтобы девочки считали своим Фатерляндом казарму? Мы не можем вернуть им родителей, но можем подарить родную страну! Ту, что сами сейчас строим, своими руками, - тишина... Что, съели? Мыслят.

- Дарья Фытальефна, изфините, кто это придумал - отшень умный и жестокий тшеловек. Но, мы фам благодарны...

* * *

***

* * *

Прощальный прием в настоящем средневековом замке - проходы, залы, своды, факелы. Даже когда скромно, для своих - феерия. Жду.

А барон - тип... полезный. Весной привез нам сюда знакомого живописца, позавчера музыканта. Месяц назад, на заказ, даже мастера по струнным инструментам. Того и гляди, сделает гитару, похожую на настоящую. Или рояль... Маэстро был мне представлен, но сегодня не трудоспособен - футурошок. Второй день сидит в радиорубке и слушает музыку по трансляции. Наушники он не признает, а хороший живой звук из динамиков есть пока только там...

С наглядной агитацией дело значительно лучше. Печатаньем "прелестных листов" в Европе занимаются двести лет. Но традиции церковной гравюры или русского лубка не отвечают, так сказать, возросшим потребностям. Алло, мы ищем таланты! Кажется, нашли. Рисуют все! Подвал увешан картинами разной тематики...

Ну-ка, оценим творчество нового художника-оформителя... Говорят, мэтр родился во Флоренции, итальянская школа графики... Мне обещана новинка. Отдергиваем занавеску, из дубовой рамы, затянутой снежно-белым полотном, на меня глядит... Да-а-с! Если бы Густав Доре рисовал свои гравюры в стиле "манга", вдохновляясь примером агитационного арта и популярных фильмов ХХ-ХХI века... Но талант, этого не отнять. В центре композиции я, грозная, как снежная королева, в царственной позе. Резким жестом, ага, тем самым - рука вперед, кулак сжат, большой палец вниз... направляю. Плащ распахнут, экспрессия... Рядом, задрапированная в одеяло, словно в римскую тогу, храбрым маленьким воробушком, напряглась давешняя Грета с синяком под глазом и высунутым языком... Стайка перепуганных девчонок в платьицах выглядывает из-за моей спины... целомудренно скрыв модельно стройные ноги Марины и Фатимы (девушки в штанах пока слишком явно нарушают канон). Впрочем, туго обтянутые комбинезонами, бюсты валькирий компенсируют потерю... Из стволов пистолетов вьется дымок, лица плакатно красивые и презрительные... На переднем плане двое злобных вырожденцев, один похож на тигра Шерхана из мультфильма про Маугли, второй на шакала Табаки, тащат третьего с простреленной головой, зажимая подмышками ноги, прилагаемые в комплекте к тушке. До ямы с неким гнусным содержимым им остался шаг. Могучая фигура Ганса сзади и ехидная ухмылка Терминатора на его саксонской физиономии не оставляют сомнений - маршрут будет пройден до конца. Вокруг плаката, виньеткой с традиционными листьями и лентами, изгибается длинная, в духе времени, пояснительная надпись "Лета 7152 от Сотворения Мира, августа десятого дня, Великая Княгиня Дарья Витальевна сотоварищи, указывает ливонским блудникам дорогу на йух". Крупной кириллицей по-русски, мелкой готикой - по латыни. Лубок, модерн! Надо понимать, готово к тиражированию.... Здорово... На грани фола, но не придраться... Хочу большую копию - Вячеслав обхохочется!

Идем дальше... Угум, скандально знаменитый "Облом"... Высочайше неодобряемый к распространению. Оригинал, значит, сохранили в целости, карбонарии... Полный заголовок: "Года 1644 от Рождества Христова, июля седьмого дня, король Датский Христиан IV узнает, что у русских в армии, во время приема пищи не подают команду "Смирно!"" И мы не знали, что в Дании иначе... У короля лицо обиженного ребенка. Не уважают... Жалобно смотрит он на сидящих(!) за столами курсантов с ножами и вилками в руках... среди хрусталя и белых салфеток. Говорят, ножи-вилки его особо доконали. Простолюдины так не могут! Блажен, кто верует... Удачно, что мы разминулись. Великосветская дама из меня - обнять и плакать.

А вот другой пример казуса ассоциаций. Мир Русии не знал Второй Мировой войны. Зато художников в группе Миронова оказалось много - парни Матусевича вообще умеют хорошо рисовать все поголовно. Они-то этот агитпроп и предложили. Как своё послезнание. От княжества Сокола, как выяснилось, сохранилась масса графики. Собственно, только благодаря сотням тысяч рассеянных по просторам Сибири листков с черно-белыми картинками (инструкциям, учебным схемам, страницам из букварей) уцелела и сохранилась беспощадно истребляемая память о нашем "историческом эксперименте". Из них развился особый "Байкальский лубок". Четкие гравюры без растушевки, с живой эстетикой фотографии и обязательной надписью. Легко тиражировать, легко перерисовывать, интересно смотреть. Народное просвещение, плюс ненавязчивая пропаганда! Взялись азартно, с душей... Продавили особый раздел - именные плакаты. Первых лиц государства должно и важно знать в лицо. Для достоверности за основу брали обычные фото. Ретушировали их до черно-белого состояния, тиражировали, пачками-сборками рассылали во все концы. И доигрались...

Помню, сидим мы эдак вечерком на веранде, после совещания чаек попиваем, слушаем рассказ в лицах о похождениях Амурской интербригады. Как раз принесли свежую подборку графики - хиты сезона. Рекорд по популярности у офорта "Даешь Третий Рим!" Художник из Русии, смущаясь, разворачивает оригинал. Мама дорогая! У наших дружно отваливаются челюсти, местные и мироновцы в полном восторге. Посреди наступившей тиши вскакивает товарищ Ахинеев, браво щелкает каблуками, вскидывает руку и, дурашливо тараща глаза, ревет на всю округу: "Яволь, майн фюрер! Даешь Третий Рейх! Зиг-хайль!" Немая сцена. М-м-дя...

На листе ватмана - постройка моста. Вячеслав азартно машет лопатой. Демонстрирует пример трудового энтузиазма... Рядом дымит печь, смолят сваи, катают тачки... Все чумазые. У моего благоверного тоже потные волосы сбились на бок, а под носом пятно сажи. Угум... Догадались? Вот именно, крепкий мужик на шестом десятке, в военном кителе с накладными карманами, челка и усики - ремейк знаменитой фотографии Адольфа Гитлера... Обалдеть! А вернуть плакат на переделку уже нельзя. Тираж 50 тысяч экземпляров разошелся на ура. Да-с... Нарочно не придумаешь. И ведь не объяснить посторонним... Договорились просто молчать. Охальник Ахинеев, правда, добавил, что лично проследит, не стал ли натурщик под шумок вегетарианцем, а то водки он уже не пьет и вообще.. Пригласил на шашлык. Посмеялись...

* * *

***

* * *

Так, кажется, ведут Барона. Ну, зовем мы его так - полное имя не выговорить. В проходе шаги, голоса и свет факелов. Приготовились... Раз-два-три, контакт! Под сводами подземелья вспыхивают электрические лампы. Аудиенция почти секретная, можно и нужно слегка нажать на психику собеседника. Решили, актовый зал для этого отлично подойдет. По оформлению. На единственной ровной стене - карта мира, вдоль остальных и на всех опорных столбах - картины, плакаты, фотографии, трофеи. Смесь музея с картинной галереей. У камина столик на двоих, кресла для высоких договаривающихся сторон и табуреты для девочек. Ждем-с...

Входят. Щурятся оба от неожиданно яркого света... Сопровождающий курсант, словно заправский мажордом чеканит: "Барон Михель Карл Фердинанд!" Ну, хоть не Мюнхгаузен... Помесь немца с французом, жил в Италии, воевал в... да везде воевал. Черный камзол, шпага, усы, аккуратная бородка, мясистый нос и хитрый пронзительный взгляд солдата и сердцееда. Этакий Мефистофель в отставке... Много мне про него рассказывали, но уже ясно, что не всё.

Точно! Вопреки этикету снимает шляпу левой рукой(?), четко замирает по стойке смирно и, коснувшись открытой ладонью правой груди у сердца, вдруг резко выбрасывает её вперед. Аве Цезарь! Проклятье, они сговорились?! На автомате, рефлекторно, отдаю честь: "Вольно!" За спиной движение. Как бы девы не пристукнули второпях этого шутника! Обошлось...

Барон уже перехватил шляпу правой рукой и вполне галантно обметает ею носки ботфортов. Говорит, говорит, говорит... Комплименты... И не мне одной. Фатима, вон, уже румяная, как наливное яблочко. И Маринка тоже... Так! Прерываю славословие движением руки. Кивок... Потрясающее самообладание - настоящий, матерый авантюрист. Всё понимает с полунамека. Курсант у дверей восторженно улыбается - явно ждал выходки. Отсылаю его за дверь. Итак?

- Экселенца, простите мою дерзость, но я должен был убедиться! О, такое невозможно подделать, привычки Вечного Города! - это уже на латыни и обращаясь только ко мне. - Я постиг тайные намеки древних. Близок конец бессмысленного хаоса, герои снова вернулись! Как это символично!

Ясненько... Позитивист... Энтузиаст возрождения Римской Империи в первозданной красе и мощи. Проверял мою реакцию, вместо поклона отдал "римский салют". Большая зига! А я, словно дома (спасибо Ахинееву за дрессировку), ответила жестом малой зиги. Как подобает супруге императора при исполнении. Вдобавок латынь... не отвертеться! Видит же, что его понимаю. Ой, я круглая дура! Хотя, если хорошенько подумать... Кажется, девочки не видят ничего особенного. Надо же, какая в головах каша. Но, почему бы нет? Не спешите объяснять людям намерения, они сами вам их объяснят. Удачно все же я прихватила диктофон, пригодился. Так... и ответить латынью: "Довольно, барон, говорите по-немецки!"

Пока Фатима переводит очередной всплеск красноречия, наш герр Мефистофель жадно озирается по сторонам... ему же интересно! Мощные синюшные лампы, витрины, стеллажи, и разумеется, картины. Вот и славно, подведем поближе... как любезная хозяйка дорогого гостя. Нарвалась! На изображение собственного подвига. Придется слушать дифирамбы... Негодяй! По лицу читает настроение. Про меня пара слов, про девочек тоже, вся поэма белым стихом посвящена малышке Гретте. Оказывается, она - воплощение истинного духа возрождающейся Империи, аллегория и символ природного благородства, скрытого от глаз непосвященных... А вот тут помедленнее. Ребята ему наболтали лишнего? Нет, непохоже... Вот это интуиция!

"Доктрина Матусевича" в средневековой интерпретации! Оказывается, мы тут заняты поиском безвестных потомков великих родов, сохранивших драгоценную кровь и гордый дух в скудости нищеты. Ибо подлинное происхождение не скроет жалкое рубище и не порочит бедность. Дать несчастным крошкам достойное воспитание - гениальное озарение в стиле Сулеймана Великолепного. Если турки сходным методом спасли Блистательную Порту от внутренних катаклизмов, подарив стране железный остов янычарской системы, то что мешает так же поступить добрым христианам? Многозначительная пауза... Тупые магометане, они не сумели довести дело до конца. Ограничились парнями и забыли о прекрасной половине рода человеческого. А если соединить части вместе, закалив умы и тела, подобно героям Эллады... Поперхнулся на полуслове... Оборачивается ко мне от очередного плаката...

- Экселенца, вы сами были там? Нет?

Ага, мы дошли до перерисовок из кинофильмов и графики из компов. Отличное цветное изображение гладиаторских боев на арене Колизея... И дальше сплошные цветные репродукции фотографий. Из нашего мира, из параллельного, из фантастических... Высадка международной экспедиции на Марс в мире Русии, Нейл Армстронг на Луне и так далее... Для него это одна реальность, для нас - как разные страницы общей книги... Вроде бы понимает. Ссылается на неисповедимость божьего промысла... И замер, потрясенный... Несколько шагов назад, вперед, вбок...

- Дас ист этвас! Это где? И кто это?!

Добела освещенная южным солнцем, к выгоревшему степному небу вздымает длинный кавалерийский меч гигантская фигура женщины. Призывно вытянута левая рука, в яростном крике распахнут рот. Высота статуи 52 метра, длина меча 29 метров, вес 8000 тонн. Всё помню! Скульптор Вучетич. Мамаев курган. "Родина-Мать зовет"... Символ великой победы и великого подвига великой страны. Ни разу не христианской, уж тем более, не католической. Не хочу я ничего объяснять, просто тычу в карту. Это здесь! На водоразделе Волги и Дона... Точка, где сила сломила силу, за 140 суток боя оставив после себя нашпигованную железом мертвую землю и два миллиона трупов. Вот там я была... Действительно была в 1995 году... Долго ходила одна по безлюдному мемориалу, слушая раскаты гулкого эха между бетонных монументов... Что они все в нем нашли? Художники из Русии, рисуя плакат, тоже меня очень дотошно выспрашивали. Подробности и впечатления... И этот не сводит глаз... Буквально впился взглядом...

- Экселенца, там сражались христиане?

- Ну, разумеется, и христиане тоже... с обеих сторон сразу, и ещё десятки религий и сотни народов... Пик второй мировой войны...

- Эта битва была давно?

- Трудно сказать, другая ветка времени, но не менее трехсот лет от нас...

- Это была битва за веру?

- Для нас это была битва за право существовать, за саму жизнь.

Пауза...

- Это был Крестовый поход?

- Да.

- Куда зовет ваша богиня войны?

- На запад!

- Как далеко продвинулись подвластные ей народы?

Рукой перечеркиваю Европу от Дании до Адриатики. Шок...

- И чем же всё закончилось?

- Это был, барон, ваш последний Крестовый поход. Вообще последний...

Приуныл.

- Мне позволят снять с этого шедевра копию?

- Ваша копия, барон, уже готова! - у нас этого добра...

Не ждал! Я сама догадалась, но зачем? Надо же, заволновался...

- Вы, - ... широкий жест... - привыкли и не замечаете суровой простоты истинного величия. Идею Империи, её душу, очень трудно описать словами, почти немыслимо представить... А тут она видна! Братья должны знать, это возможно!

Так, проговорился...

- Тогда прошу к столу! И пожалуйста, не надо притворяться... Сами знаете: "Весь мир театр и люди в нем актеры".

* * *

Фатима сидит на табуретке, Маринка разливает кофе. Гость его пьет по-турецки. Итак!

- Скажите, неужели, блестяще окончив Collegium Germanicum, вы сами ещё верите, что можно вернуть былое величие Рима, опираясь на христианство? Ведь чем больше страна, тем больше народов. Больше народов - больше религий. Только мыслящие люди могут заново построить Империю. Вы пробовали воспитать рабов своей церкви. Сделали в Польше опыт. Нравится? Прошел почти век! Где результаты?

Ого, маска спала, барон злобно сверкнул глазами!

- За кого, экселенца, меня принимают? Я дворянин!

- Тогда я - колдунья... А принимают вас за професса Ордена Иисуса, желающего познакомиться с путешествиями во времени и пространстве... Генерал разрешил вам встречаться с ведьмами?

- Хо! Экселенца шутит - он мне приказал! Ваше появление и ваши действия столь необычны, что все запреты утратили смысл. Поручено пригласить Вас посетить Рим, ещё передать Вам личное письмо. К великому сожалению, сам генерал не может покидать папский престол. Кстати, Папа ещё ничего не знает...

Молодцы! Чемпионы двоемыслия! А сами-то клянутся в верности понтифику! Оруэл вам рукоплещет...

- Именно меня? Однако! В каком качестве и каким образом? Прямо вот взять и посадить самолет перед замком Святого Ангела?

- Ну, можно представить, как чудом спасшихся из Рима эпохи Цезарей! Выдать вас за примерных христианок не вижу возможности... А ваш супруг наверняка откажется... Я слышал, что после печального прошлогоднего инцидента он резко не одобряет Католическую церковь...

Не одобряет? Это ещё мягко сказано! Как и она его...

* * *

Эпидемия чумы прошла по Европе полосой, словно удар плети. Цепочка очагов по пути миграции каких-то грызунов. К сожалению, след "божьего бича" краем зацепил Остров. Как только появились первые слухи, объявили осадное положение. Оповестили все хутора. Ввели патрулирование берега... и стали готовиться к худшему. Спешно переделали VIP-самолет в санитарно-эвакуационный... Выгребли наличные запасы вакцины... После подтверждения я прилетела сама. Привезла 20 000 ампул, 10 резиновых противочумных костюмов и инъекторы.

Самой же и пришлось вкалывать. Древнее суеверие, что коронованные особы исцеляют болезни одним прикосновением руки, сработало. На пользу и во вред. Вашу мать! Трое суток! Как вспомню, так вздрогну. Площадь перед ратушей озаряют костры и факелы, вереница людей всех возрастов с обнаженными руками надвигается заводским конвейером... Прижать инъектор, нажать: ш-ш-ш-чпок! Следующий... Прижать, нажать... Прижать... Бургомистр с видом мученика, входящего в клетку со львами, подставил своё плечо первым. Больше ничего не помню, даже лиц. Фотографии потом разглядывала, как посторонняя... Звякает дурацкий качающийся колокол - свою лепту в бедлам вносят прихожане кирхи. Двери там открыты и служба тоже идет круглые сутки... по-немецки, по-шведски, по-датски, на латинском... Дымят полевые кухни, вдоль очереди курсанты бесплатно разносят воду и еду... Многие пришли издалека, без ничего. У стен на соломе лежат старики. Вперед никто не лезет. Все честно ждут своей очереди. Ни криков, ни стонов, ни разговоров, тихо бормочут молитвы. Пресловутая протестантская этика. Запах страха, чувство общей беды, духота... шорох сухой листвы...

Говорят, на крыше, сменяя друг друга, постоянно дежурили стрелки - прикрывали меня от нападения фанатиков. Пронесло. Зато к вечеру первого дня собралась в отдалении толпа. Эти уже получили свою дозу вакцины и просто смотрели... Два часа на сон, и всё по новой... Утром второго дня весь город шептал, что я, ради защиты от чумы, впрыскиваю каждому каплю своей крови... На исходе третьих суток это стало походить на правду. Больше шести килограммов веса, как корова языком... И сутки потом спала, и руки дрожали почти неделю...

Католический прелат, отец Антоний, исчез из города в первый день. Через четыре дня с дальнего хутора привезли тело мальчика с отрубленной рукой и грубо обработанной культей. Несколькими днями позже стало известно, что детям, которые получили прививки, после его проповедей суеверные хуторяне рубят "члены, зараженные скверной". А ещё через неделю с материка хлынули беженцы. Несколько пустых сараев отдали под карантин. Пятого сентября к берегу прибило первые лодки с трупами. Бригада в противочумных костюмах вытащила их кошкой на пляж, обложила сушняком и сожгла. Следующие лодки, с ещё живыми людьми, от берега отгоняли выстрелами... В карантине заболевших не оказалось. Много дней на море не было видно парусов. А потом к городской заставе приковылял покрытый чумными бубонами человек с вытекшим глазом. Он назвал хутор, где прятались непривитые упрямцы. И умер...

Меня на Острове уже не было, но я читала отчеты и видела снимки, а Вячеслав там был. Когда стало ясно, что молитвы не спасли, и чумой заболели все, кроме детей с отрубленными руками, то их, как "принявших в себя дьявола", убили. Отец Антоний с монахами заперся в отдельном доме, запретив остальным приближаться. У них были запасы еды, воды и хорошие шансы отсидеться до первых заморозков. Но фанатик поверил в собственный бред и, глядя на вымирающую снаружи паству, решил подстраховаться. Самолично выкопал из могилы одного из привитых ребятишек, приволок его в укрытие... А где-то по дороге подцепил заразу...

Когда спецкоманда, в противогазах и защитных костюмах, прибыла на место, они были ещё живы. В рясах, с крестами на груди, святые отцы сидели вокруг стола с лежащим на нем полуразложившимся трупом, пятнистыми от внутренних кровоизлияний руками рвали его на куски и пихали в рот. Никто не молился.

Дом забросали бутылками с зажигательной смесью... Вячеслава на материке за это официально прокляли. Что сказал он сам, повторять стыдно...

* * *

В местные разборки мы не вникали, но к Новому году ни одного литовца на Острове не осталось. Часть нанялась на корабли, прочие сбежали на материк. Герцог Курляндский из них, говорят, создал отряды для разборки вымерших от болезни домов. Зимой работа спорилась... К весне трупный яд с нежеланием мыть руки перед едой и гадить в отхожем месте, своё дело сделали. А у нас теперь остров Чумы... и по церковному проклятию, мы - ожившие мертвецы.

- Экселенца, Папа готов снять обвинения. Мы согласны признать привилегии "последних римлян". В дунайских княжествах снова появилась "Черная смерть"...

Так бы сразу и сказал!

- Мы бессильны, барон... Просто не успеем, да и не можем. Как не могут наследники римских цезарей встречаться с погонщиком рабов, живущим в бывшей гробнице императора Адриана. Аристократов очень жалко, но чудесного средства от болезни нет. Лечить и учить надо сразу всех, невзирая на происхождение, и бесплатно. Пока ваша церковь по произволу отказывает одним в причастии вином, другим в праве жить своим умом, третьим - зваться людьми, её дело обречено. Вы меня понимаете?

Барон думает о чем-то своем... неожиданно поднимает взгляд.

- Скажите, а на болезни ваш принцип "отсутствия благородства" тоже распространим?

Марина задирает левый рукав блузки и показывает предплечье со шрамами от прививок. Их там десятки. Эпидемиологическая обстановка в Сибири - не фонтан. Колем много и всем подряд. Невзирая на осложнения. Барон потирает своё предплечье.

- Ну, это уже не служение, а простое ремесло! Экселенца, вы же не работали, а служили? - значит, он меня тогда видел на площади, с инъектором... и тоже получил дозу. - Так и знал, что вы поклоняетесь Левиафану!

Дочь степного гуртовщика Фатима презрительно щурится и чеканит любимое изречение из учителя Конфуция: "Знать и не размышлять - глупо, а размышлять, не зная - смертельно опасно!" По-немецки, по-французски, по-итальянски, по-латински... И её достал!

Ладно, посмотрим письмо... и конец аудиенции... Чем вскрыть конверт? Вот ножичек со стола в самый раз... Краем глаза замечаю быстрое движение... Вскрик! Барон уже принял боевую стойку, шпага обнажена, а у нас-то и оружия никакого нет - экспонаты в витринах. Моя ошибка! Сама дала повод. Письма генерала Ордена тут не читают на коленке... Этикет! Послание с сюрпризом. Он это знает и готов прорываться с боем...

- Эй, девочки, не калечить!

О времена, о нравы! На безоружных женщин с длинным посеребренным клинком... наивный чукотский мальчик! Опомнись, дяденька... куда тебе рыпаться, на пятом-то десятке, против гибких двадцатилетних фурий? Скорость реакции выше вдвое, а точность движений втрое... Здоров ли ты головой? Похоже, только срочный сеанс ударотерапии поможет этому пациенту! Получил? Шпага… или палаш? Короче, железка... летит в сторону... Выбивает искры из гранитной плиты... Хирургически верный тычок девичьих пальчиков в солнечное сплетение. Доктор сказал: "Не дышать!.." Ап-ап-ап... Вяло сопротивляющегося вояку пихают обратно в кресло. Жертва эмансипации силится перевести дух. Здесь ему не "Кухе, Кирхе, Киндер"! Обиженное негодование на смуглом южном личике выглядит потешно.

- Замри, тля! Глаз на жопу натяну! - Фатиму сгоряча пробило на лексикон базарной цыганки, которой попытались всучить фальшивую сторублевку. Медной латынью фраза звучит веско.

Иезуит верит сразу... Сидит неестественно прямо, нянчит ушибленный ударом ноги правый локоть. Лицо каменное. Вытряхиваю содержимое конверта на стол. Шантажисты... Даже текст на русском языке...

"В случае отказа подчиниться воле Святой Церкви..." Тонко! Оригинал исходного лубка висит в кабинете бургомистра Города (тоже с большой буквы, он на острове единственный). "Лета 7151 от Сотворения Мира, августа четвертого дня, Великая Княгиня Дарья Витальевна сотоварищи, спасает ливонских бюргеров от чумы". Мне холст не глянулся - избыток готики и показного драматизма. Густые тени от факелов. Луна в просвете облаков. Небо было ясное! Когда отлеживалась, видела! А святым отцам, значит, понравилось... И они добавили малость хоррора - голодным вампиром, я сама впиваюсь клыками в очередного несчастного! Сзади прислужник. Вместо заправленного инъектора держит глубокую чашу. То ли плевательницу, то ли с запасной челюстью. Черный пиар. Идеологическая война. Марина за спиной канючит:

- Дарья Витальевна, а давайте мы из него чучело набьем? - и мечтательно добавляет. - Заживо...

- Вам не стыдно, барон? После того, как всё видели собственными глазами?

На бледном лице страдальчески кривятся губы...

- Скажу больше, экселенца, я сам это придумал! В камере смертников, ожидая, в какое чудовище меня превратит ваше колдовство... А бежавшим от вас жмудинам специально позволили грабить имущество умерших, ожидая, когда подействует на обращенных упырей краденное серебро. Воины Христовы не могли бездельно ждать развития событий! Почему вы смеетесь?

- Потому, что мне грустно... Девочки, суньте клинок обратно в ножны. Протокол беседы и мой ответ Генералу вам принесут утром. До завтра, барон...

* * *

***

* * *

За что я уважаю моряков, умеют люди организовать быт! Почему моряков? А откуда, спрашивается, взялись наши авиаторы? Пара самодельных дельтапланеристов и пяток бойцов из десанта, они просто летали сами. Десять инженеров могут соорудить хоть звездолет, но где взять экипажи? Вот морячки с БДК и пригодились. Пароходов на всех не хватило, ползать под парусом для механика-дизелиста нонсенс. А самолеты - это тоже круто! Плавали, знаем! Дальний воздушный флот! Уже пять бортов... А они притащили флотские привычки-словечки. Думаете, откуда сейчас доносится аппетитный запах свежих оладий? Вот именно, с камбуза! Он же машинное отделение. На кожухе парового котла турбины - плита. Рядом... а вот и нет! Не кок, а стюардессы! Ибо на корабле женщине не место. Хорошо устроились! И так везде...

Вместо звукового сигнала - бронзовая рында. Главный капитан (это святое), но есть первый и второй пилоты... и вахты. Полеты-то многодневные! В хвосте, как вы уже сами понимаете, гальюн. Рядом с рубкой импровизированная душевая. Сток - решетка прямо над бомболюком. Удобно, кстати! И крайне необходимо. Без санобработки, мойки, дезинфекции в XVII веке никуда... Экипажи в тельняшках... Обошлось, правда, без якорей, спасательных кругов и бескозырок. Но зато, за неимением палубы, они драят-чистят фюзеляж и крылья! На каждой стоянке. До гладкости и зеркального блеска. Хоть смотрись, хоть брейся. Пастой и меховыми швабрами-полировальниками из некондиционных песцовых шкурок. На плоскостях ни одной трещинки... Огромный "рояль" со струнами внутри... Действительно струнами - внутренний каркас пронизан растяжками из стальной проволоки. В ХХ веке такую называли рояльной... Если прислушаться, самолет тихонько звенит. Музыка сфер...

Динь-ди-линь! Кушать подано... По рельсовым направляющим катится переделанная из бомбосбрасывателя кухонная тележка. Как в хорошем вагоне-ресторане, мимо коек-банкеток, в девичестве - кассет для фугасок и зажигалок. "Смолянки" изволят пить вечерний чай с оладьями, вареньем и медом. Стаканы из драгоценного "рубинового стекла" в серебряных(!) подстаканниках. Знай наших! Затмили летуны "водяных моряков"... Обосновали, однако, железно. Стекло и драгметалл на борту - валютный резерв. Кто знает, где придется идти на вынужденную посадку? Какие там ходят деньги? Зато стильно... Посуда номерная... Может, когда-нибудь по предметам сервиза на пятьдесят персон, будем задним числом определять судьбу потерянного борта и экипажа. Стук-стук по дереву... не хотелось бы... Данный борт представительский! Для военных советов, дипломатических визитов и "пускания пыли в глаза"... VIP-пассажирский. А по факту - летающий госпиталь. "Неотложка" с крыльями...

Ликвидность тары проверена! Двух из этих чаевниц выменяли за единственный стакан с подстаканником... Им про то знать необязательно. Как и торгашам, что бросового кварцевого песка со следами золота (сырья для варки "рубина") у нас целые горы... Себестоимость оконного стекла, цена - по весу серебра, меняем один к одному...

Какая прелесть... Малявки прилежно обезьянничают, "мы большие"... Чинно черпают свернутыми оладьями мед и варенье, аккуратно прихлебывают. Всего-то вторая неделя пошла. А ведь поначалу... деликатно выражаясь, они любую еду глотали прямо на лету... не жуя, крупными кусками.... Зато теперь... Бумажными салфетками сами уже практически научились пользоваться, скоро до ножей с вилками дело дойдет. А там, хоть ко двору... Воспитаем! Пока же, бессмертный "Мойдодыр" - это наше всё. Мойте руки перед едой! Мойте ноги перед сном! Надо-надо умываться по утрам и вечерам!

* * *

Поразительно, как лихо построила всю эту ораву "Мама Валя". Авторитет у атаманши... ах простите... капитанши - непререкаемый. На земле детишки капризничали, а после взлета, будто подменили. Или харизма сработала? Полное взаимопонимание установилось мгновенно, хотя и на бывалых людей этот конопатый вихрь в черном кожаном комбинезоне и ярко-алой бандане поверх буйных кудрей, действует ошарашивающее.

Она же ничего особенного не сделала! Влетела в салон, где, во избежание случайностей, девочки пристегивали оцепеневших от беспокойства пассажирок к лежанкам, вкусно доедая яблоко (парни подарили мешок на дорогу)... Метко запулила огрызок в люк... Улыбнулась во все тридцать два зуба. Весело спросила: "Ну что, ведьмочки, полетели?" По-немецки, кстати. И море ответных улыбок. И дружное "Jawohl!" Хором. Без вопросов, куда летим - участвовать в шабаше на Лысой горе или к черту на рога. Сразу ясно, для Святой Католической Церкви эти дети потеряны навсегда.

- Тогда уговор, при взлете громко кричим: "Поехали!" Ну-ка, все разом!

Хотя, чему удивляться? Она их чувствует! Сама была такой же голодной замарашкой. Десять лет назад... Разведчики привели из рейда совершенно запущенное создание. Сироту бортника... Кто напал на его семью, почему не вступились односельчане, осталось тайной. Круговая порука! Изба сгорела целиком, несмотря на дождь, а сарайчик на отшибе уцелел... Дверь была подперта снаружи. Узкое оконце, едва протиснуться человеку, загорожено дубовым брусом. От медведей... По летнему времени, кроме кадки с водой, никаких запасов там не было. Ни еды, ни инструментов. Вокруг тайга. Звать на помощь девчонка остереглась, вдруг её крики услышат душегубы? За несколько дней потихоньку перегрызла препятствие и выбралась сама. Деревенская родня подвиг не оценила, к себе не приняла. Позорная кличка к будущей бесприданнице пристала намертво... и дерзкий независимый характер отталкивал.

Как она проникла на первое, полуподпольное, заседание самодельного аэроклуба, неведомо. Теперь о нем рассказывают легенды.

- Ты кто такая есть?

- Валя (на самом деле Варя-Варвара, но с дикцией проблемы), дочь Степанова, по плозвищу, - горькое шмыганье носом, - Глызодуба...

Вау! Вы ещё не верите в переселение душ? Вы ещё сомневались в женских летных экипажах? Даже моряки не нашли аргументов "против"... Будущих "если вдруг пацанов" Валентина, кстати, угрожает назвать Юра и Герман. Продолжает традицию или творит судьбу?

- Кто боится высоты?! А чего там бояться?!

Давит рычаг... Вжи-ик! Раздвигаются створки главного бомболюка. Прямоугольная дыра два на четыре метра, закрытая крупной решеткой. Ой, спасибо, что меня предупредила заранее, а то бы завизжала в унисон со всеми. В салоне словно пропал пол! Чистый воздух... на километр вниз! Дорожки вдоль бортов кажутся опасно узкими. Хотя, по этой же решетке при плотно закрытом люке ходила без опасения...

- Ахтунг! Кто хочет леденцы "Взлетные"?

Ну да, Валентина лакомством подманивает малышню пройти по ограждению, над пустотой... Экстремалка! Ну разумеется, помчались... вприпрыжку! Наперегонки... Без тени сомнения... Похоже, так и надо?

* * *

Говорят, можно бесконечно долго смотреть на горящий огонь, текущую воду и чужую работу. По опыту добавлю, а ещё на проплывающую внизу землю. Не надоедает. На первых бомбовозах Сикорского имелся балкончик для желающих в полете выйти подышать свежим воздухом. С нашими скоростями, открытый бомболюк вроде окошка в автомобиле. Хочешь, высунь голову, хочешь руку... Наружу торчат ноги. Много. Десятки чисто отмытых мозолистых пяток, никогда не знавших обуви, болтаются между прутьев рамы. Будущие ведьмочки входят в роль... Мне бы тоже так понравилось! Сколько раньше летала, ни фига же в иллюминаторы не видно! Сплошные облака сверху и снизу... А пейзажи интересно разглядывать с высоты птичьего полета!

Валя смеется - штуку с люком придумала заранее. Попробуй-ка за всем уследи! А так, до темноты довольно смирно просидели. С перерывом на сон и обед. Забавно. Вероятно, воображают, что летят сами, на помеле. Грязь, голод, инквизиция остались внизу. Туда щедро сыплются яблочные огрызки... Закрыть глаза - полное впечатление экскурсии в хорошем междугороднем автобусе. Мягко подрагивает корпус... Посмотрите налево... посмотрите направо... Мы пролетаем над дворцовым комплексом Московского Кремля XVII века. Вчера пролетали...

С земли столица смотрится красивее, сверху - интереснее... Есть вещи, которые не меняются. Будущая "не резиновая", она и четырьмя веками раньше такая же - смесь роскоши, нищеты и торжествующей безалаберности. Узкие улицы городов Европы или Азии хоть чуть оправданы - места мало. Но отечественные дорожные петли посреди просторов... Сбросили посольским дипломатическую почту. В пустом корпусе от малой фугаски, с тормозным вымпелом...

Кончился ужин, собрана посуда, погасли потолочные лампы. Совершенно жуткий свет, мертвенный, но яркий... Химики говорят: "не можем подобрать нужный люминофор". Оттого в жилых домах и в цехах корявые газосветные трубки не прижились. В авиации, однако, без электрического света никуда - кругом дерево. Уж какой есть... Привыкли... Вторые сутки в воздухе... Побалтывает всё сильнее.

- Девочки, пристегните ремни!

С подвесных гамаков вдоль бортов недолго и загреметь, особенно с третьего яруса... Хотя, не думаю, наши гостьи даже по деревьям в платьях(!) лазают, как мартышки... Смешно, плацкартный самолет со спальными местами. Интересно, когда будут купейные? Большинство уже сладко уткнулось в подушки... Прогуляюсь сама, проверю руками, как у них застегнуты пряжки... В темноте... Маленькая лапка хватает за руку. Опять Гретта! Чуду не спится...

- Экчеленца, вас ис дас?

Ну-ка, что там она высмотрела в иллюминаторе? Ух ты, на это стоит поглядеть! Вдоль кромки крыла, как елочная гирлянда, горят на разрядных остриях синеватые электрические хвосты. Огни Святого Эльма... Значит, грозовой фронт совсем близко... Может, успеем проскочить? Рывок вверх-вниз... ещё раз... пошли на снижение... Проснулись все! И прилипли носами к стеклам. Крестятся, тихонько шепчут молитвы. Да-а-а... Сияние на задней кромке сливается в сплошную дрожащую бахрому, даже здесь слышно тихое потрескивание. Электризация! Длинные крылья из пропитанной бакелитовым лаком фанеры в сухой атмосфере насыщены статическим электричеством. Трибоэффект вызывает коронный разряд... Зато как красиво!

Хватка Гретты становится судорожной, у её соседок дрожат озаренные холодным огнем губы, клацают зубы, малышки на грани паники... Проблема! Не объяснять же им второпях, как разделяются в восходящих воздушных потоках заряды, откуда берется молния и гремит гром... Только сильнее напугаются. Надо придумать что-то понятное и весёлое. Попробуем...

- Фатима, Марина, скорее бегите сюда, у нас гости! Воздушные огоньки! Им с нами по пути!

Если Фатима лингвист от бога, то в Маринку периодически вселяется великий конферансье, только подставляйте уши, и лапши хватит каждому! Задачу поняла с полуслова... Страхи подавлены в зародыше... малявки засунуты под одеяла... ремни подтянуты... Драматическим голосом опытной пионервожатой, прерываемым синхронным переводом Фатимы, она выдает, сочиняя прямо из головы, прелестную сказочку. Даже я слушаю, разинув рот. О маленьких ангелах, помогающих Святому Эльму. Воздушных духах, спешащих навстречу грозе и беде, несущих отчаявшимся людям знак надежды, веру в удачу...

- Мы летим, куда надо, и "эльмы"... присели на крыльях отдохнуть, они устали...

Для XVII века гениально! Понятно и в тему. Много ли детям надо? Постепенно к шуму воздуха и электрическому потрескиванию добавляется мирное посапывание. Уснули...

* * *

Толстый пушистый кот дефицитной полосатой масти осторожно пробирается к камбузу вдоль нижнего ряда коек... Второй день ищет пятый угол, спасаясь от беспощадной ласки десятков цепких ручек. Больше суток, как истинный джентльмен, он стойко терпел вал обожания малолетних дам и только нервически дергал хвостом, даже никого не оцарапал. Но сегодняшним утром с диким мявом вырвался из объятий и до темноты глухо затаился в неприступном гостям хвостовом отсеке. Впрочем, сердобольная Маринка, улучив момент во время ужина, сунула усатому затворнику теплый оладушек. Теперь он явно рассчитывает на продолжение банкета...

Без кошек летать на деревянных самолетах немыслимо. Это стало ясно почти сразу... Первенца нашей пароавиации мыши и бурундуки прогрызли до дыр за месяц, прямо в ангаре. Заселили герметичные отсеки крыльев, устроили гнезда в укромных уголках корпуса, съели кожаную облицовку кресел. Идею пропитать части конструкции ядом задробили простым соображением: грызун-то, чтобы отравиться, должен сперва их сожрать. Для аварии хватит. Тогда зачем всё? Следующие самолеты сознательно конструировались в расчете на полную "кошкопроникаемость". Недоступных, закрытых для доступа мест просто нет. Лючки, ради свободного хождения по всем отсекам в каждой переборке. В результате сквозняки... и запахи. Весь самолет пропитан терпким ароматом лесопилки и сосновой смолы от налитых скипидаром топливных баков в крыльях. Надо! А чтобы кошкам служба медом не казалась, действует строгий приказ "В полете зверя не кормить!" Но нарушают... сам экипаж... злостно. Сомневаюсь, что кот нагулял жирные окорока, питаясь тощими лесными мышками...

Славно-то как, целых несколько часов можно спать! Горизонтально, не пристегиваясь... В роскошном ложементе... для 500 кг фугаски. Таких суперлежбищ четыре, по числу членов экипажа. Амортизаторы, мягкие кожаные подушки - роскошный ортопедический диван. Ух! Почувствуйте себя бомбой системы "Кузькина мать"! И они у нас есть... Со "слезогонкой". В XVII веке - "вундерваффе". При отсутствии у противника системы гражданской обороны, вполне себе "ядрён батон". На войне, как на войне. Врагов несравнимо больше, мы лучше вооружены. Баланс... Пока в силе булла Иннокентия VIII "Summis desiderantes" от 5 декабря 1484 года, пока горят в городах Европы костры аутодафе... будет так и никак иначе. Dixi!

* * *

***

* * *

С бароном расстались на удивление мирно... Поразительно обаятельный мерзавец! Как ни в чем не бывало, осыпал девочек комплиментами. Проводили до катера, поднесли багаж... Ручка ещё бо-бо! Ответный подарок генералу Ордена - упаковка с ампулами "на дегустацию" и пачка пояснительных картинок.

На лубках первый и последний опыт союзных действий с московским войском. Подпись: "Солдаты Великого князя Вячеслава Андреевича, милостиво, милосердно, без пролития крови, убедили врагов покинуть осажденную крепость". Плачущие враги, в спешке топча друг друга, массой рвутся наружу через открытые ворота и проломы в стенах. С другой стороны от крепости улепетывают стрельцы (а мы не виноваты, типа ветер переменился, лошади понесли... кавалерию и обоз... и пехота побежала сама... ля-ля-ля...). Над стенами вьется пар. Залп шести 120 мм мин с хлорпикрином дал зубодробительный эффект. Кроме десятка неудачников, насмерть затоптанных в проходах своими же, гарнизон потерь не понес... Комендант пытался отсидеться на верхушке донжона... При виде горстки парламентеров в противогазных масках спрятался в пустой зарядный ящик. Счел чертями... Нашли, представились, коньяком склонили к капитуляции - переписать вверенное имущество на неведомого доселе князя Сокола... О чем доложили последнему... Банкет шел двое суток...

К исходу третьих в воротах нарисовались царские воеводы и хором объявили победу неправильной. Однако, в каждом проломе стены уже стояла пушка (четырех как раз хватило), донжон сторожил миномет, а догадливый комендант давно убыл с копией акта восвояси... На вопрос "Кто и с кем тут ещё хочет воевать?" внятного ответа получено не было. Цензурного... Послы были посланы по ещё более удаленным адресам... Матерный лай (устно и письменно!) длился всю зиму. До окончания компании. Наши имели фору - трофейный склад продуктов. А московиты побирались в разоренных окрестностях... Отношения с тех пор лучше не стали...

* * *

Из уважения к реальному статусу гостя, сама поплыла с иезуитом до "Вонючего маяка", где начинаются нейтральные воды. Оказывается, лицемер сносно говорит по-русски...

Вдоль берега тянутся помидорные поля... Учебно-тренировочный самолетик защитной окраски тянет над плантацией белесый шлейф распыляемого химиката... Коварный план Белова "подсадить Европу на кетчуп" близок к осуществлению. Южный овощ в Прибалтике зреет плохо, но у других-то помидоров тут нет вообще. А соваться с корейским перцем на биржу пряностей в Голландии - только сбивать цену. Пробную партию кетчупа, невзирая на 100% королевский акциз, в Дании оторвали с руками... Вот заработает гончарный заводик... Расфасуем продукт по банкам и задавим монопольным промышленным выпуском...

У каменной башни на островке пришвартован очередной "клиент"...

- Смотрите, барон! Транзит, трехмачтовый купец, по пути в Швецию проходит фумигацию. Блокада крепка, ага.. Что, ваша Святая Инквизиция не знает? Оказывается, никто не любит спать с клопами... даже грязнули-моряки. А ребятам надо где-то тренироваться брать суда на абордаж. За умеренную плату натурой мы эти вещи совмещаем. Команда гуляет по берегу, а тем временем трюм и надстройки "штурмует" дежурный взвод. Слышите хлопки газовых гранат? Внимание, фокус-покус! - палуба зерновоза покрывается шевелящимся серым ковром. Крысы... Бросаются в воду и пытаются плыть... До берега далеко, а газ силен... - Заметьте, их не трогали, они тонут сами! Люди, любой крепости веры, ведут себя точно так же... или падают замертво.

- В ампулах пробные дозы препаратов. Рекомендую генералу понюхать лично - терпеть резь невозможно. Жидкость (хлорпикрин) на открытом месте выветривается через 6 часов... Порошок (хлорацетофенон, любимая народом "Черемуха") в холодный сезон года испаряется неделю. Если ваша Церковь объявит нас врагами, то мы вас назначим крысами. И загоним в катакомбы! Как римляне на заре веков... Ради повышения градуса святости... Сомневаетесь? Пять грамм хлорпикрина на кубометр смертельны для постельного клопа. Для разгона Рима хватит 2-3 тонн, один самолетовылет. Передайте это генералу!

- Прощайте, экселенца...

Жалко мужика... Начальство не любит плохих новостей. Опять, небось, сунут в каталажку...

* * *

***

* * *

- Дарья Витальевна... Дарья Витальевна... - бубнит под ухом динамик. - Владиангарск в зоне приема, ваша вахта!

Жму кнопку подтверждения сигнала... Подъем... Как внештатный член экипажа, я формально не обязана вести самолет... но должна! Четвертый час ночи. Бр-р-р! Умываюсь ледяной водой, иду в носовой отсек. Останавливаюсь, привыкая к темноте...

Внизу проплывает почти невидимая в сумраке земля, только бесчисленные озера и речки отражают частые зарницы... Выше, кажется достать руками, тянутся струями тумана низкие облака... А между ними тихонько, как диковинное рыжее привидение, скользит туша нашего самолета. Молнии бьют позади, мы опережаем грозовой фронт уже на пару часов. Похоже, долетим без особых проблем. Будь иначе, Валентина бы меня не позвала...

Тур Хейердал писал, что только плавая по океану на плоту или парусной лодке, можно увидеть его потаенную жизнь. На моторных судах моря вульгарно пересекают. Могу от себя добавить: только летая на планерах, воздушных шарах или паровых самолетах можно лично почувствовать небо... ощутить сам полет. Под неслышимый свист воздушных винтов... Есть и обратная сторона. Тот же Тур Хейердал сравнивал плывущий "Кон-Тики" с затерянным в океане норвежским сеновалом. Настолько комедийно он смотрелся со стороны. Аналогично! Фонарь пилотской кабины похож на застекленную веранду деревенской избы. По углам висят пучки травяных сборов. От мух, от комаров, от гнуса. Под ногами вязаные из тряпочек чистые половики. Точно такие же плела моя бабушка. За зеленым стеклом радиостанции горит пламя электрической дуги. Выше, как икона святого угодника над неугасимой лампадой, радостно улыбается из гермошлема Гагарин. Ещё выше озадаченно скалится трофей, голова медведя.

Успела сложиться традиция, что перед первым полетом экипаж должен испытать судьбу самолета на земле. Если охота не удалась (как если бы не разбилась бутылка шампанского о нос корабля), искать дефект в конструкции. Говорят, что увидев решительную Валентину, поднятый из берлоги зверь, вместо атаки, сразу кинулся наутек. Но от судьбы не уйдешь!

- Дарья Витальевна, я ещё чуть порулю, определите координаты.

Дурное дело нехитрое. Где наш резиновый компьютер? Столик навигатора посередине, чуть впереди кресел пилотов. Сажусь поудобнее, надеваю наушники, берусь за ручки радиокомпаса... Настройка на частоту средневолновой станции Мироново. Трещат помехи... Есть! Теперь аккуратненько крутить... где-то над головой плавно поворачивается рамочная антенна. Замирание! Новая настройка, на Владиангарск... замирание... есть! Включаю подсветку. В лист карты на панели планшета забиты шпильки. Накидываю на них резинку... Цепляю осью транспортира, оттягиваю. Углы между меридианом и азимутами совпали. Прижать транспортир к карте... Убрать... Остается кружок с точкой... Готово! Пунктир таких же кружков, тянущийся к обрезу листа, стал чуть длиннее.

- Кажется, нас сносит на юг...

Валентина, сбросив с головы шлем, одним струящимся кошачьим движением выскальзывает из кресла.

- Точно, есть немного! - поправляет курс...

Бесхозный штурвал сам собой покачивается в пустоте. Классическая схема. Без усилий пилота самолет держит направление и угол атаки. Для меня это счастье, даже самые грубые ошибки управления сходят с рук... Для Валентины - повод к раздражению. Корыто... "Летающий сарай"... То ли дело, штурмовик! Пока были на Острове, она из его кабины не вылезала. Но дальняя авиация - как первая любовь, как книжка про доктора Айболита, "...где гуляет Гип-по-по по широкой Лимпопо". Опять мурлычет под нос переделанный шлягер 50-х годов "...Нам нужен и берег турецкий и Африка тоже нужна!". Чучела крокодила под потолком для букета ей не хватает. Магазинку "Ангарка-Магнум" с дульным тормозом, девайс "для стрельбы по низколетящим бегемотам" припасла. А через океан, в стране Бразилии, много-много диких инквизиторов...

Забираюсь на ещё теплое место первого пилота... Сподобилась на старости лет... Валя дает последние указания:

- Горючки у нас валом, жмите полный газ и держите курс прямо на радиостанцию. Облачность низкая, шестой эшелон - самое то. Часов через пять будем дома... Сейчас настрою высотомер...

За что не люблю ночные вахты, летать приходится "на слух", буквально, как летучие мыши. Приборов-то нет! Ни вычислителей, ни светящихся экранов локаторов, ни мудреных цифровых индикаторов со столбиками диаграмм. Одни наушники... Ти-та-ту... Ти-та-ту... Первый и третий писки контрольные, для сравнения. Второй - измерительный. Биения между исходным и отраженным от поверхности радиосигналом... На барометрический высотомер надежды мало. Транспортное плечо огромное, тысячи верст, промежуточных метеостанций - пересчитать по пальцам. С высотомером-локатором вернее. Ти-та-ту...

Обидно. Держать на радиостанцию, как на радиомаяк, значит, собственно передачи и не слышать. Две рамочных антенны с чуть разведенными осями, каждая работает на свой наушник. При точном наведении антенны на источник сигнала звук полностью замирает. Погрешность в пределах 1-го градуса... Если в одном ухе запело, крути баранку, это отклонение. До утра разрешается только смотреть... в темноту... на звезды... Ти-та-ту... Ти-та-ту...

* * *

Валентина сворачивает планшет, освобождает круговой обзор с места командира. Сонно зевает. И ловким движением выхватывает из-за спины барахтающееся чадо в ночной сорочке. Разговора между ними я не слышу... Короткий беззвучный спор заканчивается неожиданно. "Мама Валя" хозяйским жестом сажает Гретту в кресло второго пилота... Захотела - получи! Очередной всплеск общения... Словарный запас кончился и стороны перешли на язык жестов. Тут и мне понятно... Раз она (потешно же меня обозначила) управляет на слух, то и я хочу! Безобразницы обе, однозначно. Я тут княгиня или мимо проходила? Однако, субординация... Капитанша затягивает ремень поперек тощего тельца и нахлобучивает на пепельные патлы шлем. Звук в наушниках там полноценный - по трансляции. Зачем мучить ребенка загадками? Ликующий вопль прорывается сквозь звукоизоляцию.

- Ich Nacht Hexe! (Я ночная ведьма!)

- Тихо, вы! Всех разбудите!

Валентина цветет, показывает мне большой палец - наш человек! Летим, внизу плывет бесконечная сибирская тайга... Ти-та-ту... Ти-та-ту... На горизонте разгорается утренняя заря. Можно понаблюдать за Гретой.. Интересно, что она там услышала? Мордашка серьезная до жути, одной рукой осторожненько придерживает штурвал, другая на рычаге бомбосбрасывателя... Ну-ка, чуть вильнем в сторону от курса... Уникальная запись!

* * *

Надежда - мой компас земной!

И удача - награда за смелость.

А песни довольно одной,

Лишь только б о доме в ней пелось...

* * *

По-немецки Анна Герман пела эту песню редко... Совпадение. Удача. Там же половина слов и понятий - дикость для немецкого ребенка этого времени. Но зацепило! После церковных псалмов и кабацких куплетов открылся другой мир. "Хвостик" туда рвется всей душой...

* * *

Очень вероятно, таков ответ на вопрос, всё чаще всплывающий в наших "внутренних" обсуждениях, застольях и совещаниях. Задача "выжить" выполнена. Задача "продлить род" тоже, и успешно. Что остается? Жить для себя... Или пытаться "совершить невозможное"... Создавать чудеса, тешить самолюбие, творить добро? Какой смысл снова запускать прогресс? Зачем?

Возможно, чтобы под переливы аргентинского танго (запись концерта 1975 года филармонического оркестра Восточного Берлина) кружилась на гранитной брусчатке площади средневекового балтийского городка полная тезка Валентины Степановны Гризодубовой, дочь сибирского мужика из XVII века, в обнимку с полковником КГБ Павлом Граулем из Люблина семьдесят второго века ненашей эры. Чтобы смотрели на их танец, бал под открытым небом, каменные химеры из-под сводов мрачного католического собора... ярко освещенного лучом зенитного прожектора с крепостной башни. Чтобы, мирно сидя за столиком ночного кафе за кружкой кумыса (насчет пива в Европе полный порядок, но кумыс не пробовали), бургомистр-протестант с "Острова Чумы" мог сочувственно объяснить собутыльникам, капитану шведу и профессу Ордена Иисуса: "Господа, мы в России! У них даже мыло не воняет... дикари-с..." И обреченно зарыться носом в пену... Чтобы окружающий мир стал хоть чуть-чуть лучше. Ха!

Грауль под расписку(!) приносил мне подшивку отчетов от "Датского посольства". Это пример реакции свежих людей на реалии повседневного быта Западной Евразии. Кто, как и на что обращал внимание. Разброс мнений колоссальный! То ли слепота, то ли атрофия совести. Северная Европа охвачена безумием доносов. Во славу Церкви, из личной зависти, в силу злобного невежества. Минимум, каждую неделю на площади любого городка тут кого-нибудь казнят церковным судом за отступничество... за ведовство... за колдовство... за чтение... за разговоры... за косой взгляд или просто непонятное окружающим... Теперь я знаю многое...

Они жгут не колдунов. Зверски пытают и страшно убивают всех, кто не боится боли или смерти. Специально для того, чтобы показать остальным: палач любого заставит кричать, он каждого может замордовать до животного состояния! Кто не боится умереть, тот не уверует. Кто не уверует, тот враг Церкви! Не потому даже, что христианство - религия запуганных рабов, а потому, что только ничего не боящийся человек способен свободно мыслить...

А Белов, например, про казни в отчете не писал. Вообще ничего. Искренне счел зверства сами собой разумеющимися. Милым местным обычаем. Толерантность, господа! Нас это не касается. Воспитание-с. Неприятные вещи, которые меня не беспокоят, допустимо считать несуществующими. В захлебнувшейся от страданий и ужаса Европе он практически прижился. Виселиц на перекрестках и человеческих костей под ногами не замечает... Высоко взлетел...

А милейший Смирнов, свет Андрей Валентинович, исподволь уже ввел в Новоземельске моду кланяться и ломать шапки. Крепко задружил со ссыльными аристократами. Постоянно заводит разговоры о введении для "попаданцев" наследственного дворянства, их интеграции в "элиту России". У Вячеслава был по этому поводу какой-то серьезный спор с Матусевичем. В результате служба безопасности по факту осталась без руководства. Павел Грауль почти безвылазно сидит на крайнем Западе, а у Игоря, скоро год как, перманентная командировка на Дальний Восток.

Профессор Сергиенко частным образом просил меня разузнать, правда ли, что московский царь поставил жесткое условие: ликвидировать нашу авиацию вообще или забыть о свободном проезде в Москву. Потому как Православная церковь очень озабочена... Трогательное единодушие, правда? Римская курия о том же самом хлопочет... Сговорились?

Роберт Хайнлайн в далеком, затерянном для нас мире, когда-то писал: "Нет разницы между магией и наукой, отличается отношение людей к чужой способности творить новое. Неспособные считают способных магами. Злыми волшебниками. Боятся и ненавидят". Точно! Особенно за то, что пресловутая магия (сиречь способности) не наследуется, как титул...

А вот я до сих пор люблю песню из детского мультика про крокодила Гену. "Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете..." Хотели! Покрасить самолет в голубой цвет, ан не вышло. От фенол-формальдегидной смолы краска отскакивает... И с вертолетом не вышло... Приходится летать на оранжевых дальних бомбардировщиках... Я не волшебница, я только учусь... Учиться мне всю жизнь... Как там писали про "Княжество Сокола" в учебниках по истории в мире Русии? А! "Они никому не кланялись и никого не боялись..." Добавлю: никого и ни о чем не просили. Всё делали и брали у судьбы сами... за что и подверглись... гм...

Позади мир Греты. Принцип "Всяк сверчок знай свой шесток" отлит в бронзе и от употребления не стирается... Впереди, в "Рашке Федерашке" образца 2008 года, ту же гнусь ввели заново. Поделили товарищей на холопов и господ... Нам с тобой, девочка, в этих мирах делать нечего. Мы летим в ХХ век. Навстречу солнцу нового дня... Без спроса!


Поделиться впечатлениями