Отзыв на книгу «451 градус по Фаренгейту», Рэй Брэдбери

Рэй научил меня словам: будто, как, словно.

Вадим Ерофеев «451 градус по Фаренгейту», Рэй Брэдбери 10.08.2013 | 20:56
+50 Полезный отзыв? Да / Нет

С первых слов любого его романа тебя больше нет. Ты уже не тот, что прежде. Вместо тебя, сидящего на диване, промявшемся от вечерних посиделок, бегает юный парень по лугу, едут машины, растут цветы,­­­­­­­- кипит жизнь. Вот ты идешь на работу, а вот лезешь по дереву, пытаясь достать самое красное яблоко и насладиться его облачным соком. Будь это чернила на бумаге, либо пиксели на мониторе, они все равно оживают в твоих глазах.

Отличительная черта – красота речи. Постоянное употребление сравнений, метафор, - все это вводит читателя в своеобразную атмосферу. Наверное, когда Рэй был ростом не больше пары своих книг, поставленных друг на друга, его первое слово было «будто». В его произведениях это слово звучит вкуснее, чем во всех остальных, оно словно свежий вишневый пирог, который только что достали из духовки. От него веет теплым и мягким ароматом, ты вкушаешь его кусок за куском.

Историю Бэдрери можно узнать, прочитав его «Вино из одуванчиков». Это вино очень сладкое и совсем не сухое, даже наоборот сочное и ты отнюдь не пьянеешь с него, а просыпаешься от дурмана повседневной серости. В этом произведении Рэй описал свое детство, описал все до мельчайших событий. «Вино из одуванчиков» - большая история, разбитая на несколько маленьких, как бутылка вина, разлитая по бокалам. Из каждой истории ты извлекаешь огромный опыт, познаешь много нового, познаешь себя. Весь роман – зеркальное отражение внутреннего мира писателя, его душевного состояния. Казалось бы: как в таком взрослом и серьезном человеке, похожим на большого американского начальника, сидящего в кабинете на кожаном кресле, может жить хрупкая и невинная душа маленького мальчика? Но в этом весь Брэдбери.

Свою антиутопию Рэй назвал научной фантастикой и уточнил, что она именно «научная», что она вполне реальна. «451 градус по Фаренгейту» - температура горения бумаги. Эту температуру ты ощущаешь на протяжении всего произведения, она обжигает тебе кончики пальцев, пробирает до мурашек. Эта книга похожа на печку: она долго нагревает температуру, но потом ты в один миг загораешься, вспыхиваешь, как спичка. Но ты не сгораешь, ты горишь, светишь или как написал сам Брэдбери: «Этот огонь ничего не сжигал — он согревал». На страницах романа ты становишься главным героем: начинаешь мыслить как он, действовать. Понимаешь, что мы утонули в этом бесконечном потоке информации, что мы настолько упростили себе жизнь, что от ее легкости подступает рвота. Весь твой прежний порядок мыслей переворачивается с ног на голову. Все это время ты нагревался в огромной печи, пылающей ярко-красным огнем. И вдруг «БАХ!» - на тебя сбрасывается бомба, ты уже не можешь спокойно следить за событиями, тебе становится не по себе и начинаешь понимать, что если не сможешь ничего предпринять, то останешься бедной Милдред с её «родственниками».

Гений пера, чувствующий каждую секунду, каждый миг жизни…